Вы находитесь на странице: 1из 110

ББК 81.

2-4я2
Кр78
ПРЕДИСЛОВИЕ
В истории науки XX века одним из интереснейших и важней-
ших ее событий явилось, несомненно, возникновение такой новой
науки, как когнитология, или когнитивная наука. Естественно, что
возникновение каждой науки знаменует общий прогресс в познании
закономерностей мира, но появление этой науки оказалось по мно -
гим причинам особенно существенным. Во-первых, она сама посягала
на исследование исключительно сложных и важных феноменов
-ментальных процессов, которые выделили человека как разумное
существо, и на постижение результатов этой деятельности- знания.
Краткий словарь когнитивных терминов Во-вторых, вырабатывая постепенно все время усложняющуюся про-
грамму своих научных интересов, когнитивная наука объединяла
под своей эгидой все те дисциплины, которые так или иначе были
Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, связаны с изучением человеческого мозга и его работой. Она привле-
Ю.Г. Панкрац, Л.Г. Лузина кала для решения новых проблем все большее количество специали-
Под общей редакцией Е.С. Кубряковой стов разного профиля. Объединяя науки, часть из которых издавна,
а часть - сравнительно недавно тоже занимались аналогичными или
близкими проблемами, когнитивная наука вскоре приобрела меж-
дисциплинарный характер.
Названная когнитивной, эта наука, устремленная на исследо-
вание когниции познания и разума во всех аспектах его существова-
ния, - cognitio el cogitatio - сразу же попыталась объединить не две
Настоящее издание является первым в мире словарем когнитивных тер- каких-либо науки, как это уже часто происходило в XX веке, но с
минов на русском языке. Словарь дает в краткой и компактной форме самого начала своего возникновения (примерно в середине века)
стала устанавливать контакты между несколькими фундаменталь-
систематизированное описание ключевых понятий когнитивной науки, ными науками одновременно. Среди этих наук, в-третьих, оказались
а также характеристику школ и направлений, работающих в когнитивном науки как смежные, так и,вообще говоря,смежными не считавшиеся
ракурсе. Отдельными статьями в словаре выделено около 100 ключевых и лишь в последнее время демонстрировавшие тенденции к сближе-
понятий. Словарь разъясняет употребление терминов, введенных в когни- нию и совместному рассмотрению - математика и психология, лин-
тивную науку в разных когнитивных центрах, дает общее представление гвистика и моделирование искусственного интеллекта, философия и
как о становлении и развитии когнитивной науки, так и о когнитивном теория информации. Притягивая для решения своих проблем спе-
подходе в современной лингвистике. Словарная статья включает наряду циалистов в разных областях знания, когнитивная наука оказалась
с русским термином его английский и немецкий аналоги и содержит от- не просто междисциплинарной, но объединяющей или пытающейся
сылки к соответствующей литературе в общей библиографии; предметный объединить, с одной стороны, старые традиционные фундаменталь-
указатель отражает реальное количество терминов, разъясняемых в словаре. ные науки - математику, философию, лингвистику и психологию, с
другой - подключить к себе новые и даже параллельно с нею разви-
вающиеся науки и теории - теорию информации, разные методы
ISBN 5-89042-018-6 ©Филологический математического моделирования, компьютерную науку, нейронауки.
факультет МГУ им. Стремясь отразить эту изначальную сложность и разветвлсн-
М.В. Ломоносова, 1997 ность развивающейся когнитивной науки, мы представили подклю-
ченные к ней науки следующей схемой [Кубрякова 1994з]:

3
получение 1 теория математическое Дисциплины, указанные вдоль круга этой концептуальной
обработка информации моделирование биология медицина психология карты, - когнитивная психология, нейронауки, искусственный ин-
хран^и? т^оршцщ т-------------------человечеошм ммпж "
теллект, лингвистика и философия, - образуют, по их мнению, глав-
организация . жаямА н/ндимашииои I оценкаиих ные в пространстве когнитивной науки отрасли знания, две внутри
накопление ° ««Р* ------------------* / \ ------* \ осмысление расположенных окружности соответствуют двум основным этапам и
использование \ I \ / \ направлениям современных исследований - когнитивизму как тако-
• знаковых / \ философия логика вому (внутренняя окружность) и коннекционизму (окружность между
системах компьютеры \ внутренней и наружной); приведенные в схеме имена отражают тех
^ \ ученых, которые внесли наибольший вклад в развитие
семиотика лшгямстика соответствующих областей знания. Однако многие имена здесь от-
моделирование искусственного интеллекта сутствуют, и мы бы, возможно, и не стали приводить эту карту здесь,
в Предисловии, если бы схема не отражала того, что особенно нам
Схема! важно - участия разных фундаментальных наук в ее организации,
причастность к ее развитию выдающихся ученых современности,
представляющих разные школы, разные направления своих наук и,
наконец, различие самих наук.
И хотя мы считаем, что на самом деле у истоков когнитивной
Эта схема была призвана отразить многочисленные связи ког- науки стояли двое таких замечательных исследователей, как психолог
нитивной науки с другими отраслями знания и другими дисципли- Джордж Миллер и лингвист Ноэм Хомский, и хотя мы полагаем, что
нами, что, собственно, и послужило поводом называть эту науку когнитивная наука вырастает из когнитивной психологии и что
«зонтиковой». многие когнитологи (как связанные по своей первой специальности с
В еще более сложных связях и отношениях предстает когни- психологией, так и с лингвистикой) здесь незаслуженно вообще не
тивная наука в обобщающей монографии Ф.Варелы, Э.Томпсона и упомянуты (например, А.Пейвио и Ф.Джонсон-Лэрд, с одной сторо-
Элеоноры Рош [Varela, Thompson, Rosch 1993: 7]: ны, и Р.Ленекер, Ч.Филлмор, У.Чейф, с другой), в этом Предисловии
нам важно не столько отметить некоторые вехи в истории формиро-
вания когнитивной науки, сколько обосновать необходимость заду-
манного нами Краткого словаря когнитивных терминов, мотивируя
Искусственный
MMWJMntV
ее прежде всего тем, что тот, кто занимается когнитивной наукой
или хочет ею заниматься, сталкивается с самого начала с трудностя-
ми ее понимания именно из-за изобилия новых понятий, пришедших
Н«Ар«жаушн1 / / Х ^ i>***2*>-.-
«С ^\ОМ Хлап
~—.^.'• ЛРРГС ^Ч.
^™ "" ^'^Ч _ Л * Г "Зг** ЧЛм« Г% *«С-гавЛ
из разных наук и получивших здесь свою собственную интерпрета-
/^vX-M/ * ****^**«ci»if>V ^\
цию.
Задумав этот словарь, мы хотели помочь нашему читателю - в
I l^***^^****** ^^^^^ \л~*« еФ первую очередь лингвистам и преподавателям русского и иностран-
I _Джо« I
/ * вм»>_» « Tftv«Ct-»fT ных языков и, возможно, специалистам в области других когнитив-
\г~Ц г-*-* -^*7 / / ных наук - психологам, логикам, философам, а также компьютерно-
\*
\
\
\
\
ф1и#Коер

X* ^««вл^т
V_/ *
lUbilimil
*•
^/^w
, /
• Хчлмтчтл**? I
У /
го обеспечения, в чтении специальной литературы по когнитивизму.
Поэтому мы стремились предусмотреть те трудности, которые связа-
\?/!£^ ны с обращением к когнитивной литературе как на русском языке,
I O ^ ^ V M ^ ^ ^ Ф^ософ«« так и на языке оригиналов важнейших исследований в интересую-
щей нас области (в основном на английском и немецком языках), а,
МРМММ значит, и с переводом терминов с этих языков на русский. В словаре
рядом с русским термином помещены вследствие этого их англий-
Схема! ский и немецкий эквиваленты, а при необходимости даны и объясне-
ния к их переводу.

'
5
4
Несколько соображений следует привести и по поводу ото- Уже в схемах, приведенных выше, отмечено участие лингвис-
бранных нами понятий. Естественно, что мы пытались отобрать тики в становлении когнитивной науки, и, действительно, ее связи с
здесь те термины, которые вошли в обиход вместе с появлением ког- этой быстро формирующейся наукой были исключительно тесны.
нитивной науки и которые в ней чаще всего используются. Вместе с «Сложите вместе логику, лингвистику, психологию и компьютерную
тем мы стремились представить в Словаре не только объяснения науку, - писал Р.Стеннинг, - и вы получите когнитивную науку»
ключевым понятиям когнитивной науки, но и, правда, немногим [Stcnning 1988: 210]. Связь с генеративной грамматикой указывается
понятиям других наук, которые получили новую интерпретацию в в словаре по когнитивной психологии в качестве ее конституирую-
рамках когнитивной науки и которые, будучи реинтерпретирован- щего фактора наряду с изобретением компьютеров и развития ин-
ными, обогатились новыми смыслами и значениями. По большей формационно-поискового направления в самой психологии [Eysenck
части это оказались термины психологии, которые в новом словаре 1991: 66 и ел.]. На начальных этапах возникновения когнитивной
по когнитивной психологии (см. [Eysenck 199I]) оказались объяснен- науки последняя нередко отождествлялась с изучением языка в новом
ными не столь подробно и/или не в тех ракурсах, которые представ - ракурсе и существовало немало программ, в которых именно язык
лялись нам более уместными в силу общей ориентации данного сло- полагался главным объектом исследования (см. [Harman 1988: 259;
варя на лингвистов. Shepard 1988: 47-48]) и, указывая на это обстоятельство, Т.Бивер,
Приступив к составлению словника, мы опирались не столько Дж.Кэрролл и Л.Миллер вносили в программу когнитивной науки
на предметные указатели основных публикаций по когнитивной свои коррективы, указывая, что целью науки должно стать создание
науке, сколько на собственный опыт работы с этими изданиями, ннтегративной картины языка, мышления и поведение человеческих
отраженный в многочисленных аннотациях и рецензиях на эти изда- существ [Bever, Carroll, Miller 1984: 12]. Об искушении интерпретиро-
ния и в нескольких сборниках аналитических обзоров, нами опубли- вать когнитивную науку исключительно через понятие когниции
кованных в последнее время. Это прежде всего [Язык и структуры писал Г.Харман, подчеркивая тут же, что это «чересчур узкое ее по-
представления знаний 1992; Структуры представления знании в язы- нимание: с одной стороны, в центре интересов когнитивной науки
ке 1994; Демьянков 1995; Кубрякова 1991, 1994, 1995; Панкрац 1992]. находится язык, с другой стороны, взгляды на то, до какой степени
В конечном счете, думается, именно это позволило нам вы изучение языка входит составной частью в изучение когниции, рас -
брать как наиболее трудные для понимания термины, так и наиболее ходятся. Поэтому лучше говорить о том, что когнитивная наука
ярко отражающие специфику когнитивного подхода и его эволюцию включает как исследование языка, так и исследование когниции,
за примерно четыре десятилетия его развития, его интересы и его причем у этих исследований часто появляются как философские, так
исследовательские программы. Таким образом, в числе объясняемых и чисто инженерные научные аспекты» [Harman 1988: 259].
в нашем Кратком словаре когнитивных терминов оказались ключе С уточнением целей и задач когнитивной науки, с возрастаю-
вые для когнитивной науки понятия (знания, когниции, ментальной щей ее диверсификацией становилось все более очевидным и то, что
репрезентации, концепта и концептуальной системы и т.п.), а также само исследование языка, осуществляемое под эгидой когнитивной
некоторые понятия, получившие в рамках когнитивизма новые объ- науки, должно приобрести более определенные формы. Многократ-
яснения (типа понятий инференции или пропозиции). Наконец, мы но подчеркиваемая релевантность языка для процессов познания, с
считали очень важным выделить понятия, соответствующие новым одной стороны, относительная доступность анализа его поверхност-
школам, новым направлениям лингвистической мысли (например, ных структур как источника сведений не только о языке, но и об
новым типам грамматик, исходящих из когнитивных установок). описываемом на этом языке мире, достаточная изученность многих
Нам казалось, что дав, характеристики не только концептам, входя- языковых явлений, с другой - все это делало лингвистику одной из
щим в область исследования когнитивной науки (восприятию, вни- главных дисциплин когнитивной науки и помещало ее в центр вни-
манию, сознанию и т.п.), но и тем течениям когнитивизма, которые мания этой парадигмы знания; ср. [Anderson 1989: 805 и ел.; Miller
его развивают и придают ему более конкретный облик (например, 1990: 317 и ел.]. При всем при этом у лингвистики заимствовали ско-
когнитивной грамматике), мы сможем продемонстрировать более рее идеи, нежели ее терминологию, которая, по всей видимости, имела
наглядно не только преимущества и сильные стороны когнитивной все же весьма специальный характер. Будущие исследования покажут
науки в том виде, в каком она сформировалась на настоящем этапе более обстоятельно, что означало для когнитивной науки ее
развития науки в целом, но и некоторые перспективы ее будущего. сближение с лингвистикой и, напротив, для лингвистики - ее разви-
Естественно, что в силу своих собственных интересов мы более всего тие под воздействием установок, допущений и принципов когнитив-
стремились отразить то в когнитивной науке, что наиболее сущест- ной науки. Но уже сейчас можно подчеркнуть огромное значение
венно для лингвиста. . этого влияния, институционально завершившееся созданием когни-

6
7
тинной лингвистики, а терминологически означавшее проникнове- целостное; ср. [Eckardt 1993]. К тому же за годы своего существова-
ние в нее массы новых терминов. Когнитивная лингвистика как ния известная фрагментарность этой науки, размытость ее границ
«сознательное интеллектуальное движение» (см. [Langackcr 1991: IX]) не только не прекратили свое бытие, но, пожалуй, усилились и стали
не может быть понята без объяснения и интерпретации начал когни- еще заметнее [Dinsmore 1991]. Интеграция наук, выработка общей
тивной науки, и наш Словарь - это только первый шаг в этом на- или общих программ интердисциплинарного порядка и т.п. - все это
правлении и, естественно, из всего потока новых терминов мы ста- оказалось очень сложным и существующим скорее в перспективе, чем
рались выбрать лишь те, что уже стали терять их «авторский харак- в реальной научной жизни. Мудрено ли в такой ситуации, что в по-
тер» и приобрели более широкое хождение. Но относительно вы- нимании едва ли не каждого ключевого понятия существуют значи-
бранных нами терминов следует оговорить еще одно обстоятельство. тельные разночтения и что это положение дел нашло свое отражение
Конечно, в трактовке любого из них мы стремились указать на то, и в нашем Словаре?
что могло бы быть полезным для лингвиста в его теоретической или Если добавить к сказанному еще и то, что в становлении и
практической работе, что могло бы натолкнуть его на нетривиаль- развитии когнитивной науки принимали участие многие выдающие-
ное виденье проблемы, лучше сориентироваться в существующих ся умы своего времени, характеризовавшиеся оригинальностью
точках зрения на понимание того или иного концепта. И все же, мышления и новизной предлагавшихся ими подходов, нетривиально-
ставя своей целью указать в каждой словарной статье основные име- стью решений, - противоречивость мнений и их значительный раз-
на и источники, мы придерживались в разных статьях разной такти- брос по всем центральным проблемам когнитивной науки не пока-
ки: иногда делая акцент на разъяснение термина, иногда - на исто- жутся чем-то неожиданным. Написание каждой отдельной статьи
рию его возникновения и, наконец, иногда - на множество даваемых требовало по существу самостоятельного исследования, требовало
ему в настоящее время интерпретаций. Возможно поэтому, что учета разных обстоятельств и налагало свои ограничения на предла-
«анкеты» для отдельных словарных статей кажутся не всегда строго гаемую интерпретацию. Естественно также, что здесь не могли не
выдержанными или же единообразными. Но мы полагаем, что для сказаться индивидуальные особенности каждого автора, его лично-
такого решения относительно подачи материала были свои основа- стные интересы, субъективность его мнений и даже тот простой
ния. факт, что автору удалось или же не удалось достать необходимые
Во-первых, в зарубежной литературе по когнитивной лингвис- ему материалы за тот краткий срок, в течение которого авторы ра-
тике накопился огромный объем информации, и мы стремились от- ботали непосредственно над текстом Словаря.
разить более полно результаты исследований 80 - 90-х гг., которые Как мы уже сказали выше, за немногими исключениями в сло-
характеризовались сами как годы выдвижения массы новых гипотез, варных статьях приводятся данные об употреблении терминов в
концепций, еще не всегда имеющих законченную или завершенную зарубежной литературе, и авторы с сожалением отмечают, что из-за
форму. Во-вторых, в когнитивную науку пришли термины из разных этой ориентации они не смогли отдать должную дань работам оте-
наук и степень их понимания проявляет явную зависимость от того, чественных когнитологов и тем ранним версиям когнитивной науки,
из какой науки заимствован термин и насколько специальный ха- которые в нашей стране развивались прежде всего в рамках так на-
рактер он имеет. зываемого ономасиологического направления или же в рамках пси-
Ясно поэтому, что термины, почерпнутые из нелингвистиче- холингвистики и которые, несомненно, требуют отдельного иссле-
ских дисциплин, мы стремились прежде всего разъяснить, тогда как дования.
собственно лингвистические термины, знание которых в их традици- При том, что для написания словарных статей в словаре была
онном употреблении предполагалось как sine qua поп, нуждались, по использована обширная литература - в этом нетрудно убедиться,
нашему мнению, в ином. При их освещении мы старались показать, обращаясь к Библиографии использованных публикаций в конце
как изменилась их интерпретация под влиянием когнитивной науки книги, - авторы полностью отдают себе отчет в том, что в указывае-
и когнитивной лингвистики, какие конкретные новые смыслы в них мой нами специальной литературе возможны и пробелы, и лакуны и
появлялись и какое значение вкладывает в них тот или иной иссле- что, таким образом, некоторая неполнота данных не исключена. С
дователь. одной стороны, это, безусловно, объяснимо нашими собственными
Хотелось бы также подчеркнуть, что основания указанной профессиональными интересами, но, с другой стороны, теми объек-
дифференциации в представлении материала коренятся и в статусе тивными трудностями в силу сложившейся в нашей стране ситуации,
когнитивной науки, которая, по единодушному признанию совре- которые сказались и не могли не сказаться на доступе к имеющейся в
менных ученых, никак не являет собой четко выделенной самостоя- мире литературе по теме. Наконец, мы находим отчасти извинение
тельной науки и не может рассматриваться как нечто единое или за возможную неполноту данных и в том, что все-таки наше издание

8 9
задумано как Краткий словарь когнитивных терминов и мы, конеч- АКТИВАЦИЯ, АКТИВИЗАЦИЯ (activation, activization;
но, стремились отобрать из существующих источников наиболее Aktiviening) - возбуждение определенных участков мозга в актах
информативные и содержательные. Тем большую благодарность мыслительной и речевой деятельности под влиянием тех или иных
хотелось бы нам выразить тем зарубежным друзьям и коллегам, ко- поступающих сигналов или стимулов, приведение в готовность для
торые оказывали нам во время работы над словарем свою посиль- дальнейшего использования ментальных репрезентаций
ную помощь - присылкой книг и оттисков, ксерокопированием не - концептуальной системы ср. [Marslen-Wilson 1992: 275]; выведение в
обходимых материалов, личным общением и дружескими советами и осознаваемую часть текущего сознания, образов, определенных
замечаниями. структур знания и/или репрезентаций.
Авторами словаря являются Е.С.Кубрякова, В.З.Демьянков, Согласно теории А.Пейвио [Paivio 1986; Залевская 1985: 156],
Л.Г.Лузина, Ю.Г.Панкрац; он осуществлен при финансировании по система ментальных репрезентаций находится в состоянии покоя и
Соросовской программе поддержки российских гуманитариев. Руко- не функционирует до тех пор, пока какие-либо стимулы извне не
водитель работы - Е.С.Кубрякова. активируют ее, причем в качестве стимулов могут выступать как
Авторы приносят свою глубокую благодарность институту невербальные, так и вербальные, которые, в свою очередь, могут
языкознания РАН, в стенах которого осуществлялась основная часть возбуждать среди ментальных репрезентаций как образы, так и язы-
работы, а также фонду Сороса, без помощи которого эта работа не ковые репрезентации: для выполнения когнитивной задачи исполь-
могла бы быть осуществленной. В то же время два автора • зованы могут быть и те и другие. По мнению Пейвио, А. может про-
Е.С.Кубрякова и В.З.Демьянков - приносят свою благодарность и исходить на трех уровнях обработки сигналов: репрезентационном
Российскому фонду гуманитарных исследований, гранты которого (когда лингвистические сигналы возбуждают лингвистические же
(данные на другие издания) тоже позволили расширить сбор мате- < Фуктуры, а невербальные - картины или образы), референцио-
риалов за рубежом. мальном (когда вербальные сигналы активируют невербальные и,
Работа была трудной, но интересной: трудной из-за кратких напротив, невербальные - вербальные) и, наконец, ассоциативном,
сроков, из-за сложностей доступа к публикациям по теме, интерес- когда возбуждение каких-либо образов в ответ на слово и извлечен-
ной, поскольку авторы уверены в будущем когнитивной науки и ее ное из памяти название для полученных сигналов сопровождается
перспективности. Авторы надеются, что каким бы ни оказалось зда - также возбуждением разного рода ассоциаций и теми и другими; см.
ние когнитивной науки, в его фундаменте окажутся и наши кирпичи. [Paivio 1986: 67-70 и 121-122]. Легкость доступа к репрезентациям
разного типа образует сама по себе отличительную черту памяти, а
их А. начинает первую ступень обработки значений поступающих
символов. Теория двойного кодирования вносит коррективы в пред-
ставления памяти как семантических сетей в том смысле, что их уз-
им и могут равно оказаться как вербальные единицы (логогены), так и
невербальные репрезентации (имагены).
В принципе термин используется поэтому в любых сетевых
(коннекционистских) и процедурных моделях мозга, описывающих
его как сложные сети единиц и связей, узлы которых тоже находятся
в определенных отношениях или объединяются друг с другом на
основе ассоциаций разного типа. Каждый узел сети при необходимо-
сти может быть активирован, т.е. приведен в возбужденное состоя -
ние. По мере А. узла возбужденное его состояние распространяется и
на другие связанные с ним узлы, и сама активированная зона расши -
ряется. Ср. [Schwarz 1992: 20 и ел.; Collins, Loftus 1975; Ellis, Hunt
1993, 180; Rickheit, Strohner 1993: 62-63, 118]. В отдельных узлах сети
суммирование возбуждений достигает своего предела. Со временем
происходит затухание А. и ее сведение на-нет, так что возбуждения
неси сети не наблюдается. При А. мозга не исключены ошибки, т.е.
возбуждение «не тех» или «неправильных» участков; отдельные узлы
10

11
могут оказаться ошибочно возбужденными более, чем это нужно для Информационно-поисковый подход внес немало нового в по-
решения конкретной задачи, и тогда извлекается больше ментальных нимании А.К., но он тоже базировался на допущении о том, что
репрезентаций, чем это требуется, и человека захлестывает поток многие механизмы когнитивного развития являются врожденными,
ненужных ассоциаций. Очень важно знать, какие именно типы зна - -прежде всего индукция, позволяющая делать заключения о неких
ний активируются в тех или иных случаях и какие структуры созна - правилах, закономерностях, тенденциях в окружающем мире на ос-
ния (от единичных репрезентаций до таких их объединений, как новании наблюдений за регулярно повторяющимися явлениями.
фреймы, сцены, сценарии и т.п.) они вовлекают. Главными компонентами А.К. считаются обычно память и
Обычно подчеркивают А. знаний в процессах понимания речи: внимание. Входит в нее и способность человека воспринимать посту-
психологические модели восприятия текста должны объяснить роль пающий к нему опыт и все данные «на входе» в категориально ос-
отдельных единиц в этом процессе, и особенно часто обсуждают в мысляемом виде, т.е. «набрасывая» на них некую категориальную
связи с этим роль разных слов, роль пропозиций, предложений, с сетку и подводя тем самым опыт под ту или иную категорию; см.
одной стороны, и роль указанных выше типов ментальных репрезен- [McShane 199I: 38-40, 319 и ел.; Pylyshyn 1984].
таций, с другой. Но многие когнитологи указывают и на А. знаний в С распространением модулярной теории Дж.Фодора и
процессах порождения речи. В целом поэтому А. знаний выступает в Н.Хомского понятие А.К. описывается с помощью перечисления
любых процессах обработки и переработки информации. Ср. также отдельных модулей (ведь когниция связана и с восприятием, и ра-
[Langacker 1988: 69 и ел.; McClelland, Rumelhart 1981]. циональным мышлением, и с языком и т.д., а каждое из названных
Служащая этому когнитивная структура должна, по мнению явлений может, в свою очередь, считаться устроенным из своих соб-
Т.А. ван Дейка, включать как репрезентации в эпизодической и се - ственных самостоятельных модулей), а в каждом модуле должны
мантической памяти, так и стратегии использования и модификации действовать сравнительно небольшое число общих принципов и
этих репрезентаций, а также систему контроля, управляющую про- единиц, а также наличествовать особые механизмы, обеспечивающие
цессом поиска в памяти необходимых репрезентаций и активацией нормальную работу модуля. Среди этих механизмов нередко назы -
имеющихся знаний, а, возможно, и дальнейшим переводом новой вают механизмы индукции и дедукции, механизмы ассоциативного
информации в разные виды памяти [ван Дейк 1989: 145]. связывания единиц, механизмы контроля за совершаемыми процес-
Огромное влияние на всю лексическую семантику оказали сами и т.п. Модулярность мозга вполне возможна и потому моду-
мысли Ч.Филлмора о том, что «применительно к каждому слову лярное представление А.К. не лишено оснований, однако является ли
нужно знать, какая сцена или совокупность сцен активизируется им» она результатом врожденных способностей человека или же резуль-
[Филлмор 1983: 91]. татом процессов когнитивного развития и отнюдь не ее исходным
состоянием, до сих пор не вполне ясно и широко изучается [Tomascllo
Е.К. 1995: 144].
Последние годы характеризуются в познании А.К. возросшим
интересом к созданию таких моделей разума как состоящего из ог-
АРХИТЕКТУРА КОГНИЦИИ и/или РАЗУМА; (the ромного числа связанных между собой нейронов, пакеты или объе-
architecture of cognition, the architecture of mind) - этими терминами динения которых находятся во время мыслительной деятельности в
когнитологи обозначают строение, структуру и систему когнитив- возбужденном состоянии (см. активация) и передают это состояние
ных способностей человека, когнитивного аппарата его психики другим нейронам. Подобные сетевые модели оправдывают себя бо-
(иногда его также называют инфраструктурой когнитивного аппа- лее всего при анализе и описании такой составляющей А.К., как
рата - см. [Nuyts 1992]); то, что служит в мозгу человека осуществле- память; ср. [Фелдман 1987].
нию его когнитивной деятельности и т.п.; см. [Rumelhart 1989; Fodor Ю.П.
1983]. В понятие А.К. включается также представление о том, какие
механизмы обеспечивают осуществление когнитивных функций, так
что в конечном счете речь идет о моделировании человеческого ра-
зума. Многое в нем считается врожденным, но что именно существу- АССОЦИАЦИЯ (association; Assoaation) - связывание двух яв-
ет как часть биопрограммы человека, а что человек узнает благодаря лений, двух представлений, двух объектов и т.п., обычно - стимула и
научению, благодаря индукции и инференции, об этом идут непре- сопровождающей его реакции. Понятие А. было детально разрабо-
рывные дебаты, которые связывают с несколькими ранними тано в классической психологии и широко изучалось эксперимен-
работа- тальными методиками. В бихейвиористских теориях А. занимали
ми Н.Хомского. .
13
12
ключевую позицию и все поведение человека объяснялось на их ос- моторной деятельности и пр. Взамен представлений о мышлении и
нове, выучиванием того, что определенный стимул ассоциируется с ршуме как связанных исключительно с операциями абстрактными
определенной ответной реакцией, притом, что сама способность к А. . нмволами, они выступают как манипулирующие ментальными ре-
является врожденной. В когнитивной психологии основное внимание м|н юнтациями самых разных типов (образами - в том числе) и соз-
в цепочке S -> R стало, однако, уделяться тем процессам, которые днющие категории не только логического (классического) типа. На-
устанавливают А., их природе, их связи с процессами индукции и против, в своей каждодневной жизни человек руководствуется более
инференции, их отношению к каузальным, причинно-следственным подвижными, более гибкими и более простыми естественными кате-
цепочкам и т.д. Установление А. между единицами стало рассматри- i ориями, сформированными на «среднем» уровне абстракции.
ваться как общий принцип работы разных модулей. Понятие А. бы - Категории базового уровня снабжают человека достаточной
ло положено в основу многих сетевых моделей разума, по существу информацией об объекте - в концептах и названиях этого уровня
представляющих собой цепочки единиц (узлов), связанных отноше- обычно соединяются перцептуальные и функциональные характери-
ниями ассоциации разного типа. Оно также является важным поня - * тки объектов, т.е. сам уровень обладает не только лингвистиче-
тием для определения долговременной памяти, считающейся по пре- >й, но и когнитивной значимостью, причем он соответствует вы-
имуществу образованием ассоциативного характера. Подчеркивает- делению целостностей, гештальтов. Единицы этого уровня обычно
ся также значимость этого понятия для когнитивного развития ре- пиеске частотны, структурно просты и исключительно информатив-
бенка. См. [McShane 1991: 321 и ел., 38 и ел.]. ны - по мнению Э.Рош, они включают максимальное представление
о признаках, разделяемых единицей как образцом своей категории и,
Ю.П. напротив, доводят до минимума количество признаков, сближающих
их с образцами других категорий, т.е. они не только способствуют
распознанию объекта, но и его противопоставлению другим объек-
там; единицы этого уровня первыми усваиваются в онтогенезе, обра-
БАЗИСНЫЙ УРОВЕНЬ КАТЕГОРИЗАЦИИ (bade level) зуют совокупность единиц, известную большинству говорящих и т.п.
уровень, на котором в качестве категорий выступают не фундамен - См. помимо перечисленных работ, публикации, указанные в статьях,
тальные и самые «высокие» в иерархии объединения, но объедине- посвященных прототипической семантике, категоризации, концеп-
ния, в которых сконцентрированы максимально релевантные для туализации.
обыденного сознания свойства; ср. [Лакофф 1981: 357; Tversky 1986: Понятие базового уровня категоризации, восприятия и знания
64 и ел.; Lakoflf 1987: 13]. Уже Р.Браун заметил, что в выборе назва- восходят к исследованиям Б.Берлина и П.Кэя о базовых (основных)
ния для определенной вещи люди придерживаются таких стратегий, прминах цвета [Berlin, Kay 1969; Kay, McDaniel 1978] и к экспери-
которые заставляют их выбирать из целого ряда возможных имен те, ментам Э.Рош в той же области [Taylor 1989: 8 и ел.]. Оно не только
которые помещают эту вещь в категорию, используемую наиболее получило широкое распространение само по себе, но по аналогии
часто и приемлемую для описания многих ситуаций. Таким образом, ь|.|;1и введены также понятия базового объекта, базового восприятия
уже он утверждал наличие предпочитаемого для номинации уровня пространства и т.п. Утверждают, например, что мы знаем лучше
референции. В исследованиях и экспериментах Элеоноры Рош и ее ж сю о том, что относится к нашему базовому опыту и что включает
коллег понятие базового уровня категоризации приобрело термино- шания о базовых объектах и составляет, таким образом, некое базо -
логическое значение: так был назван уровень, промежуточный между вое знание; ср. [Lakoff 1987: 297-301].
самым высоким (суперординатным) и нижним (субординатным или Е.К.
субкатегориальным) в иерархии категорий. По утверждению Рош,
человек оперирует при решении многих задач (т.е. не только в акте
номинации, но и в актах классификации) концептами и названиями
на этом промежуточном уровне. Дж.Лакофф правильно отмечает тот ВНИМАНИЕ (attention, Aufmerksamheit) - одна из когнитив-
факт, что изменив.представления о сути категорий и явлений катего- ных способностей человека, ярко проявляющаяся в процессах обра-
ризации, мы меняем по существу и представление о мире [ LakoflT ботки информации и заключающаяся в возможности сосредоточиться
1987: 9], ибо начинаем понимать, как его воспринимает обыденное при этом на одном из типов поступающей информации (визуальной,
сознание, а также и такую его важнейшую черту (черту человеческо- i.(кгильной, аудиторной и т.п.) и/или определенном объекте, явле -
го интеллекта и разум а), как участие в его работе всего набора при- нии, процессе, области знания; концентрация восприятия или интел-
сущих им когнитивных способностей - восприятия, воображения, лектуальной деятельности на отдельной черте перцептуального про-
<

15
14
цесса (ощущении) или отдельной мысли, отдельной структуре созна- Думается, что когнитивный аспект рассматриваемого явления
ния, отдельном концепте; «остановка» в процессе обработки инфор- весьма важен и для когнитивной лингвистики, поскольку понятия
мации на одном из ее объектов путем фокусировки всех когнитивных топикализации, эмпатии говорящего и выбора им определенной
усилий для его выделения, опознания, описания и классификации. точки зрения на описываемую ситуацию и ее фокусировки на тех или
Такая возможность ввести в анализ действительности в качестве его иных ее деталях и т.п. - все это зависит от того, на чем именно со -
специального объекта нечто, выделяемое мыслью человека, ограни- средоточено В. говорящего и в чем усматривает он сам предмет речи
чить область или определенный аспект его рассмотрения, (а следовательно, и субъект высказывания, который может быть
поместить в центр В. из всего потока информации его определенный должным образом идентифицирован не только в силу внимания к
компонент или элемент - все это составляет предпосылки нему самому, но и в силу внимания к тому, что может знать о нем
активации талий в человеческом мозгу и способствует известной собеседник говорящего или адресат речи). Широко обсуждаемые
регуляции информации, приходящей к человеку извне, делает ее ныне явления профилирования и противопоставления фона и фигуры
обработку зависимой от воли и эмоций человека, от его установок и также должны изучаться с учетом не только теории релевантности,
предыдущего опыта, зафиксированного как в его эпизодической, но и данных о В. человека, останавливающемся на том, что ему важ-
так и в его семантической памяти. В. - выбор объекта наблюдения. но hic et nunc.
В. человека легко переключается с одной области на другую, Е.К.
что может быть объяснено как изменение в интенсивности когни-
тивных процессов, направленных на познание того или другого объ-
екта: так, человек, слушающий исполнение музыкального произве-
дения симфоническим оркестром, может направить свое В. на пар- ВОСПРИЯТИЕ (perception, Perzeption) - одно из фундамен-
тию скрипки, и хотя он по-прежнему будет слышать звучание орке- тальных понятий психологии вообще и когнитивной психологии и
стра, он сможет вынести особое суждение о том, как звучала именно когнитивной науки в частности, рассматривавшееся также и в фило -
скрипка [Langacker 1987i: 114 и ел.]. В. демонстрирует, таким обра- софии, и в физиологии, и в нейронауках и т.п., имеет длительные
зом, выбор из потока информации того, что человеку представляется традиции своего исследования, но не имеет общепринятого толкова-
наиболее существенным, интересным, важным. Подобный выбор ния. Оно охватывает широкий круг явлений и процессов, начиная от
обеспечивает обычно детализацию и спецификацию опыт, его более простого осознания человеком того, что с ним в тот или иной мо -
тонкое осознание и осмысление. мент его бытия происходит (спонтанное В.), до обобщения сенсорно-
Как указал У.Найссер, восприятие требует как стадии пред- го или чувственного опыта в виде отражения окружающей нас объ -
внимания, так и стадии внимания: особенно хорошо изучены эти ективной действительности и в образе мира и его отдельных фраг-
процессы в области зрения. Уже на первой стадии мир членится для ментов. Термин равно относится как к отдельным сенсорным актам,
человека на определенные объекты, одни из которых оказываются так и к процессам интеграции и синтеза полученных чувственных
на переднем плане и выступают в качестве фигур, а другие на данных, как к способностям человека выделять в действительности
заднем плане, выступая в качестве фона для первых. Такое воспри- признаки, качества, стороны разных объектов и процессов, так и
ятие происходит автоматически, оно не требует никаких усилий. формировать их целостный образ, а также и к способностям членить,
Напротив, на второй стадии В. принимает форму активного поиска дискретизировать и структурировать сенсорные данные - весь поток
и способствует более точной идентификации объектов, их сравнению обрушивающейся на человека информации и воспринимаемой им как
с другими объектами, их отграничению от этих объектов и i.u.; см. множество разных материальных сигналов или стимулов. Со времен
материалы исследований в [Pylyshyn 1988: особенно 30, 210, 296 и Аристотеля, который выделил основные каналы получения сенсор-
341], см. также [Miller, Johnson-Laird 1976: 131 и ел.; Pylyehyn 1984: ной информации или отдельные органы чувств - зрение, слух, вкус,
188; Величковский 1982]. обоняние и тактильные способности (позднее к ним добавили еще
В более узком смысле «...внимание • это такой процесс двигательную или моторную систему), считается, что В. совершается
выделения признаков, при котором субъект постоянно оперирует то благодаря тому, что каждая из названных систем создает свои собст-
выделенными признаками, то целым... анализ мер. i .. ш • (, •, j .с. про- венные механизмы и свою сеть рецепторов для выполнения своих
цесс установления целостностей (топиков), с которыми Moiyr быть функций. Считается также, что В. являет собой не пассивное созер -
связаны отдельные части, признаки или свойства и и i ко i ормх могут цание мира, но активное и живое взаимодействие с окружающей
создаваться новые целостности» [Брунер 1984: 26]. средой, направленное на приспособление человека к среде и его вы-

16 17
живание, а следовательно, и на извлечение из потока информации ник усваивает общественно выработанные эталоны членения сен-
необходимых и полезных сведений. < ирного опыта. Человеческое В. удовлетворяет свойствам
Указывая, что В. представляет собой отражение действитель- высших
ности в психике человека, имеют прежде всего в виду тот путь, кото- психических процессов, которые им приписал Л.С.Выготский - оно
рый проходит внешнее раздражение - какой-либо физический сигнал носит операциональный, действенный и опосредованный характер
или стимул - до центральной нервной системы; в ходе этого процесса Нинченко 1986: 290]. Важной частью учения о В. становится мысль о
формируются определенные ощущения, которые далее превращаются том, что В. проявляет новые качества, поскольку «само восприятие
в факт сознания [Запорожец 1986: 56]. Подробное описание процесса начинает действовать в системе других функций», т.е. у развитого
см. также в [Pylyshyn 1984: гл. 6; Величковский 1982]. современного взрослого человека структурация воспринимаемого и
«Перцептуальные системы, - указывают психологи, - подвер- вся его организация оказываются тесно связанными с процессами не
гаются массивной бомбардировке сигналами из окружающей среды. только бессознательной классификации сенсорных ощущений, но и с
Подобные сигналы зачастую неожиданны и непредсказуемы. И все процессами категоризации и концептуализации мира; ср. взгляды
же из этого потока непредвиденной информации выделяются звуки и Дж.Брунера на В. как на акты категоризации, согласно которым
сцены...» [Pylyshyn 1988: 4]. Отчасти такое выделение совершается
объект воспринимается только после того, как он уже отнесен к оп-
потому, что определенная дифференциация материальных форм воз-
буждения характеризует саму объективную действительность. Со ределенной категории. См. [Брунер 1977].
стороны В. это сказывается в том, что человек реально ощущает С изложенных позиций легче понять, почему в разных версиях
потоки света, видит разные формы материи и движения, слышит когнитивизма В. рассматривается то как противопоставленное ког-
разные шумы и т.п. Отсюда теория так называемого прямого В., тищи и выступающее как отдельное звено в цепочке «сенсорные
согласно которой человек «схватывает» разную информацию именно ощущения - восприятие - концептуализация (когниция)» - ср. [Miller,
потому, что оно не требует никакой конструктивной деятельности по Jonson-Laird 1976: 9], где они, правда, указывают на то, как трудно
созданию ментальных репрезентаций и не связано с обращением к провести грань между указанными явлениями, то, напротив, как
предыдущему опыту, памяти, умению делать какие-либо заключения составляющее начальный этап когниции или же, наконец, как про-
и т.п. Подобная теория подвергается критике, причем именно со цесс, который сам требует для своего осуществления совместного
стороны когнитологов, утверждающих обратное: В. тесно связано с действия памяти, способности совершать умозаключения и доби-
другими когнитивными способностями человека и .другими когни- ваться выводных знаний, внимания, воображения и т.п.
тивными процессами, а потому его и следует определить как звено Особый круг проблем выделяется в когнитивной науке в связи с
такой конструктивной когнитивной деятельности, которой является осознанием важности вопросов, относящихся к участию символи ческих
процесс обработки информации; ср. [Paivio 1971: 91-92; Pylyshyn систем в обработке сенсорных данных и, напротив, к влиянию к на строение и
1984: 179; McClelland, Rumelhart 1981]. организацию языка (последнее подчеркивается осо- IICIIHO в работах
В отечественной науке была отчетливо продемонстрирована за- Р.Ленекера, Р.Джекендоффа, Дж.Лакоффа и у других представителей прототип
висимость В. от той практической деятельности, той предметной им ее кои семантики).
активности, в которую оно вплетено. «При всем разнообразии точек Понятно, что если В. определяется также как деятельность, посредством
зрения на природу восприятия существуют две основные теоретиче- которой разум человека соотносит свои ощущения с тем,
ские линии в разработке данной психологической проблемы, - писал ц» обнаруживает в окружающем его мире, видя в нем источник и
А.В.Запорожец. - ...Одна из них - феноменалистическая - отправля- причину своих ощущений, то в исследовании В. должны быть учтены
ется от субъективных переживаний как первоначальных данных, кик физические и нейрофизиологические его аспекты (см., например,
игнорируя материальную деятельность субъекта в отношении объек- |Прибрам 1975: 128 и ел.]), так и аспекты когнитивные. К их числу,
та, в процессе которой эти переживания возникают. Другая исходи! помимо перечисленных выше, относятся в первую очередь вопрос о
из объективных условий материальной деятельности субъекта и за- внутренней организации простейших перцептуальных актов и роль в
ключается в изучении того, как в процессе этой деятельности скла- их проведении специальных проводников — трансдьюсеров , а так-
дывается адекватное отражение окружающей действительности, *г, естественно, вопросы о связи В. с мышлением, с ментальными
необходимое для успешного приспособления к ней и целесообразно- i «•презентациями, со знанием и способами его получения, ибо для
го ее изменения» [Запорожец 1986: 85]. Особенно очевидно развитие •к сх этих процессов базой является именно В. В описании актов В.
В. в онтогенезе, где оно формируется в предметно-практической со- чисто подчеркивается их физический, материальный, сенсорный ас-
вместной деятельности ребенка и взрослого и в ходе которого ребе- пект (ср.. например, восприятие речи).
Особую значимость имеют проблемы В. и для анализа человеческого
18 поведения. В новой когнитивной теории поведения человека

19
человеку инвентарем перцептуальных и интерпретирующих моде-
У.Найссер объединяет в единый узел В. н человеческую деятельность, лей» [Langacker 1987: 101]. Но такие модели характеризуют менталь-
считая необходимым отразить в своей теории принципиальное раз- ный лексикон, складываясь в процессах мышления. Они же, в свою
личие трех выделяемых им перцептивных систем. Одна из них пред- очередь, вырастают из предметно-познавательной деятельности, т.е.
ставляет собой, по мнению этого ученого, систему прямого воспри- базируются не на чувственном созерцании как таковом, но на
ятия и непосредственных реакций и действий человека, вторая - сис- действиях с предметами и всей практике человека по
тему межличностного восприятия и взаимодействия и, наконец, тре- взаимодействию с миром: В. структурируется не только потому,
тья - систему распознавания объектов и их ментальных репрезента- что органы чувств кладут определенные пределы чувственно
ций [Neisser 1994]. Подобные системы различаются, как считает воспринимаемому извне в силу своего врожденного устройства, но и
У.Найссер, и нейрологически, и психологически, и операционально.. потому, что в рамках этих пределов они должны отвечать задаче
Первая система напоминает систему прямого В. Дж.Гибсона в том «правильного» отражения объективной действительности - иначе
отношении, что здесь, действительно, человек не прибегает к репре- они не могли бы служить эффективному осуществлению
зентациям или к данным предыдущего опыта, - эта система помога- необходимой для поддержания человеческого рода предметной
ет человеку осознать непосредственно данную экологическую ситуа- деятельности, а также, по всей видимости, и потому, что
цию, в которой он находится, и действовать соответственно этой удовлетворению указанных целей начинали в эволюции человека
ситуации. Эта система фундаментальна для всего остального в пове- служить все когнитивные способности и все когнитивные
дении человека. Вторая названная система позволяет воспринимать механизмы, включая, разумеется, и те, что обеспечивались знанием
коммуникативные жесты, межличностные отношения, оценивать их; такой сложнейшей системы, как язык.
уже у грудного младенца можно наблюдать начало эмоциональных Е.К.
отношений и потребностей контакта и общения. Наконец, третья
система показывает зависимость В. от ментальных репрезентаций,
опыта и знаний.
В обычной жизни все три системы взаимодействуют, а все бо- ВЫДВИЖЕНИЕ (foregrounding) - концепт, характеризующий
лее сложные ментальные процессы проявляют зависимость от каж- важность помещения на первый (передний) план по своей значимо-
дой из них, поэтому познание не может быть рассмотрено только с IM той или иной языковой формы, которая выступает в качестве
одной точки зрения или благодаря признанию какого-либо одного поискового стимула, или «ключа» в процессах языковой обработки
фактора в качестве ведущего: как утверждает Найссер, все когнитив- информации.
ные процессы оказались и более врожденными, и более экологиче- Хотя термин В. введен в употребление в трудах представителей
ски зависимыми и более связанными с социализацией человека и русской формальной школы и пражского лингвистического кружка,
культурой, чем то считали ранее [Neisser 1994: 239]. в которых В. осмысляется как прием построения литературно-
Итак, как определение понятия В., так и рассмотрение его в художественных и поэтических текстов,он вошел также в арсенал
связи с другими когнитивными феноменами поставило перед когни- терминов когнитивной лингвистики. Для современных когнитивных
тологами множество сложных проблем. По единодушному их при- исследований характерно внимание к психологическим аспектам В.,
знанию, без обращения к В. не может быть решена по существу ни также к той роли, которую В. играет в процессах порождения и
одна ключевая задача когнитивной науки: В. мощно вторгается и интерпретации текста. Психологическая реальность концепта В.
область между мышлением и поведением человека [Johnson-Laird связывается с неожиданностью, удивлением, повышенным внимани-
1993: XI]. Возможна, однако, и иная постановка проблемы: сложив- ем [Peer van 1986]. Эти признаки отличают В. от концепта выделен-
шиеся у современного человека сознание и мышление вторгаются в ность и релевантность (salience). В специальной литературе В.
области В. и, как считал Л.С.Выготский, меняют его функции. Все определяется как неестественная выделенность [Osgood 1984],
внешние раздражители трансформируются, интерпретируясь и ос- мотивированное коммуникативное выделение [Филлмор 1981],
мысляясь согласно складывающимся эталонам и моделям опыта. Как
пишет, например, Р.Ленекер, «качество нашего перцептуального категория текста, отождествляемая с риторическим подчеркиванием
опыта зависит лишь отчасти от стимулов, воздействующих на орга- информации
ны чувств, и сигналов, вызванных непосредственно этими стимула- I Longacre, 1983], выделенность первого порядка, базирующаяся на
ми. Не менее важной оказывается при этом структура, налагаемая на непредсказуемом выдвижении информации [Chafe 1987]. В.
эти периферийные события на более высоких уровнях обработки достигается разными способами: логическим ударением в живой
данных, что сообразуется, с известными ожиданиями и доступным речи, помещением языковой формы в значимые позиции текста
(начало иликонец), отклонением от обычного словоупотребления
или за счет повтора одной и той же языковой формы. 21
20
В. связывается также с когнитивной процедурой отбора наи- контексты в соответствии с конкретной интерпретацией. От этого
более значимой в данном контексте и для данных коммуникантов контекста зависит и истинностная оценка высказываний. Так, по
информации: привлечение внимания к определенной части текста [Strawson 1964: 97], предложения типа Нынешний король Франции лыс
обеспечивает ее выдвижение на передний план в обработке инфор- допускает много истолкований относительно того, о чем они (о лы-
мации [Чейф 1983]. В. направляет интерпретацию текста, активизи- сости, о том, какие великие люди лысы и т.п.), не всегда исключаю-
рует не только знания, но и мнения, установки и эмоции, облегчает щих друг друга в конкретной ситуации. Ложным оно является, если
поиск релевантной информации, снижает потребность в больших релевантной считается «голая реальность».
объемах информации. В соответствии с максимой релевантности П.Грайса (Говори по
Л.Л. существу, т.е. только то, что относится к делу), выбор формы выра-
жения говорящим зависит от того, что считается релевантным. Не-
существенно же в особенности [Heringer 1984: 35] все, что слушаю-
щий уже знает или может узнать, исходя только из уже известного
ВЫДЕЛЕННОСТЪ vs СУЩЕСТВЕННОСТЬ (РЕЛЕВАНТ- ему, и все, что не играет никакой роли.
НОСТЬ) (salience vs. relevance) - понятия, получающие различные На основании этой же максимы можно сформулировать зако-
характеристики в разных когнитивных теориях, принимающих, что ны употребления и понимания речи. В частности, поскольку форму-
в центре внутреннего мира каждого человека находится он сам, а лировка пословиц часто звучит совершенно несвязанно с предшест-
мир воспринимается как межсубъективная действительность. вующим дискурсом, иногда даже в ином стилистическом регистре,
«Прорезь», через которую человек рассматривает «мир», также вхо- интерпретатор настораживается: раз все сообщаемое релевантно,
дит в состав «биографической ситуации», включающей запас знания значит, и эта несуразица кажущаяся и следует «копать глубже»
субъекта: что тот предполагает, какова его мотивация и само дейст- [Green 1975: 235], доискиваться до менее очевидных интерпретаций.
вие в социальном мире (т.е. в совокупности предшественников, со- В область антропологически релевантных значений входит, по
временников, «сообщников» в широком смысле слова - «consociatcs» [Ballmer 1987: 39], все, что может и должно быть выразимым языком,
- тех, с кем у человека общим является пространство и время - и пре- что задает границы выразительности человеческого языка. Это
емников), все зависит от логически увязанной системы «семантическое пространство» задает иерархию релевантности зна-
«релевантности», которой человек руководствуется в своей жизни чений. Отсюда еще одна трактовка «принципа релевантности»: чем
[Natanson 1986:8]. более «существенно» значение, тем более кратко оно выражается.
Общие принципы релевантности определяют, что является в Впрочем, при таком понимании самые релевантные значения долж-
конкретном случае существенным и/или проблематичным фактом и к ны быть и наиболее краткими, в граничном случае, равняться нулю
каким «простым» данным этот проблематичный факт должен быть -т.е. о них следует молчать. Это свидетельствует о проблематичности
сведен [Haas 1966: 116]. Действия же трактуются в соответствии с такого подхода.
различными субъективными системами релевантности. Однако до- В работе [Jucker 1995: 124] выдвигаются три положения, первое
полнительно к этому социальные действия оцениваются и в соответ- из которых лежит в основе теории релевантности, а остальные два
ствии с институционально обусловленной релевантностью вытекают из первого:
[Luckmann 1981: 521]. (О понятии релевантности в семиотике культу- 1. Значение предопределяется формой высказывания. Полный
ры см. [Есо 1981: 181], где отмечается выдающийся вклад в эту об- потенциал значений реализуется только при его интерпретации слу-
ласть Р.Якобсона, приложившего лингвистические критерии реле- шающим.
вантности к описанию музыки, фольклора, фильма и т.д.) 2. Дискурс - процесс, а не завершенный продукт и протекает
Благодаря знанию системы релевантностей мы говорим и ин- при наличии как минимум двух участников, интерпретирующих вы-
терпретируем речь, несмотря на неувязки, прерывания, поправки, сказывания друг друга и совместными усилиями разрабатывающих
комментарии в сторону: собеседники в каждый момент знают, где структуру дискурса в каждый данный момент, «договариваются»
остановились, способны восстановить неявные анафорические связи, (negotiate) о ней.
воспринимать дейксис и устанавливать степень существенности от- 3. Такие свойства дискурса, как коннекторы (союзы), сущест-
носительно того реального мира, в котором общение происходит венны при ограничении интерпретационного процесса, то есть реду-
[Polany 1985: 306]. По [Ogden, Richards 1927: 76], понятие, идея, сооб- цируют множество допустимых интерпретаций.
ражение или опыт релевантны для интерпретации, если входят в Иначе говоря [Brockway 1981: 57-68], установить, что сущест-
состав психологического контекста, соединяющего воедино другие венно, а что нет, опираясь исключительно на отдельно взятые про-

22 23
позиции, вне их структуры и иерархии, невозможно. Пропозицио - бывают более выделенными, чем имена неодушевленных или абст-
нальные содержания и мнения увязываются между собой. Обычно рактных сущностей. Есть, по [Van Valin, Foley 1980: 349], две группы
такая «увязка» является результатом совместных усилий говорящего прагматических факторов, играющих роль при этом:
и слушающего, обменивающихся мнениями по этому поводу. В каж- факторы говорящего, отражающие суждение говорящего от-
дый данный момент интерпретатор не в состоянии перед своим мыс- носительно распределения ролей в ситуации по важности;
ленным взором иметь весь спектр своих мнений. Есть иерархия суще- факторы слушающего, особенно определенность
ственности, релевантности этих мнений, сказывающаяся и на оценке (definiteness), конкретность, или специфичность (specificity) и
существенности в интерпретируемых высказываниях. «данность» givenness, главенство в дискурсе (discourse prominence).
В «теории релевантности» [Wilson, Sperber 1988: 140] принима- Эти факторы связаны с презумпциями говорящего относи-
ется следующий принцип релевантности: любое адресованное кому- тельно способности данного слушающего идентифицировать рефе-
либо высказывание автоматически сообщает некоторую презумпцию ренты именных составляющих и о том, что уже задано данным кон-
относительно своей существенности. Люди неосознанно стремятся к текстом дискурса. Эти факторы входят в представления о контек-
максимальной релевантности, т.е. к максимальному когнитивному стуализации высказываний, в терминах ситуации, в которую эти
эффекту при минимальных усилиях при переработке. Релевантность высказывания погружены.
же - относительное понятие; при прочих равных условиях: При первом упоминании в дискурсе сущность обычно иденти-
- чем выше когнитивный эффект, достигаемый в результате фицируется с помощью полной независимой именной составляющей.
переработки данного фрагмента информации, тем выше его сущест- В последующем же дискурсе это именование может опускаться, заме-
венность для «перерабатывающего» человека; няться на местоимения и т.д. Иногда этого бывает недостаточно для
- чем больше усилий затрачивается на переработку данного того, чтобы слушающий безошибочно определил, о ком или о чем
фрагмента информации, тем меньше существенность для идет речь. Тогда - в различных языках по-разному - применяются
«перерабатывающего» человека. специальные языковые средства, позволяющие избежать такой неод-
В силу универсальной тенденции, элементы, несущие контек- нозначности [Mithun 1986: 379]. (Критику общего подхода к анафоре
стообусловленную информацию, в предложении идут раньше эле- через понятие релевантности см. [Tomlin 1987: 455].)
ментов, несущих новую для данного контекста информацию. В ре-
зультате этого выделяется по меньшей мере одна именная состав - в.д.
ляющая, являющаяся прагматически наиболее выделенной. Этот
элемент образует «прагматический пик» высказывания (для языков
типа английского, немецкого и французского этот «пик» обычно
ДОСТУП (access) - этим термином обозначается обычно дос-
является подлежащим; для многих других языков такого совпадения
туп к информации, содержащейся в ментальном лексиконе, достижи-
нет) [Van Valin, Foley 1980: 338-349]. Прагматический пик обладает
мость этой информации в процессах порождения и понимания речи и,
обычно большой функциональной нагрузкой при формировании
таким образом, он относится к процессам обработки языковой ин-
связного дискурса. «Главные» участники упоминаются чаще и по-
формации и к возможности быстро проникнуть к необходимым в
следовательнее, чем остальные, высказывания группируются и свя-
этих процессах сведениям, представленным в голове человека в виде
зываются вокруг этих главных участников. По «принципу релевант-
определенных ментальных репрезентаций языковых единиц (слов и
ности» [Кееnаn 1978: 304], референция подлежащего определяет для
составляющих их морфем).
слушающего, по крайней мере частично, существенность всего того,
Поскольку в понятие знания слова входят сведения о его фо -
о чем говорится. Иначе говоря: нам достаточно знать подлежащее
нологическом устройстве, о его морфологической структуре, о его
предложения - знать, относится ли оно к индивидууму (или объекту),
семантике и особенностях синтаксического использования и т.п., в
чтобы выдвинуть ожидания о том, что из содержания речи будет для
распоряжение говорящего должны поступать любые из этих сведе -
нас существенным.
ний, т.е. в его памяти должен быть обеспечен Д. к каждой информа-
Факторы, сказывающиеся на прагматической выделенности: ции об указанных признаках. Психологические модели речевой дея-
главенство в дискурсе (discourse prominence) и фокус интереса
тельности должны, соответственно, ответить на вопрос о том, как
(предмет, именуемый выделенной составляющей и представляющий организованы в ментальном лексиконе все указанные сведения. Сре-
для говорящего наибольший интерес, т.е. находящийся в фокусе его
ди главных проблем этого рода обычно выделяют вопросы о том: 1
внимания в данный момент [Zubin 1979]). Обычно именования оду- -хранятся ли фонологические, морфологические и прочие сведения о
шевленных «участников» описываемых событий, особенно людей,
словах и составляющих их частях в отдельных субкомпонентах
24 25
(модулях) доступный человеку языковой материал определенным образом оце-
ментального лексикона, или же все сведения «записаны» при нивается и систематизируется при следовании правилам иерархии
отдельных словах; 2 - каковы сведения, хранящиеся при каждом доступности этого материала(ом.). Ср. также [Kempson 1988: 153;
отдельном слове или вхождении каждой отдельной лексической еди- Giv6n l984: 169 и др.].
ницы (entry); 3 - как можно представить себе ментальную репрезен-
тацию отдельного слова или отдельного признака слова и какому Е.К.
типу энграмм соответствуют подобные репрезентации; 4 - осуществ-
ляется ли Д. во время речевой деятельности к словам в целом или же к
их частям (морфемам) и т.п. [Emmorey, Fromkin 1988; Кубрякова ДОСТУПНОСТЬ (accessibility) - когнитивный концепт, харак-
19911]. теризующий свойства информативности отдельных составляющих
Понятие Д. является важной частью моделей обработки лекси- предложения и/или дискурса и свидетельствующий о важности дос-
ческой информации. Механизмы Д. тесно связаны с тем, в какой тупа к топикам и тематическим элементам высказывания и характе-
форме описываются в соответствующих моделях организация ризующий это явление в нескольких разных отношениях: в выборе
лексикона и такие его составляющие, как ментальные репрезентации указательных (reflerring) и анафорических выражений и в идентифи-
разного рода. Наиболее распространенными моделями считаются кации референтов в дискурсе. Теория Д. на когнитивных основаниях
модулярные и интерактивные - см. [Tanenhaus 1988: 17 и ел.; Залев- [Ariel 1990; 1991] использует данные, полученные в прагма- и психо-
ская 1985]; модели последнего типа известны также как коннекцио- лингвистических исследованиях; в последних в связи с эксперимен-
нистские.
тальной проверкой и разъяснением понятия лексического «доступа»
Вместе с понятиями припоминания, опознания, извлечения
(access) [Clark et al. 1981; Giv6n 1983; Sanford 1981].
информации и т.п. Д. входит в ряд терминов, характеризующих
главные функции ментального лексикона. Устройство лексикона В развиваемой теории Д. исходным признается предположение о
предопределяется поэтому его предназначенностью для выполнения том, что ментальные репрезентации доступны адресату сообщения в
этих функций - так, стратегии выбора необходимого слова, его по - разной степени, что, по-видимому, соответствует иерархии доступа к
иска в памяти, а также создания нового (т.е. всего того, что делает именным выражениям, предложению и тексту. С этой целью гово-
соответствующую информацию доступной для говорящего и слу- рящий производит выбор указательных выражений, маркируя Д.
шающего) связаны со способами хранения знаний о словах, а, следо- извлечения и активизации референтов в памяти адресата для любой
вательно, с упорядоченностью этой системы: неупорядоченный способ данной точки дискурса. Основная цель теории Д. заключается в объ-
хранения затруднял бы Д. к информации. Простота или трудности Д. яснении того, как не только знание обозначений, но и контекст вво -
обнаруживаются во время поиска необходимой информации, что дятся в процесс обработки предложений в дискурсе. Согласно этой
может происходить как в процессах мыслительной, так и рече- теории, указательные языковые выражения (именные выражения и
мыслительной деятельности (ср. понятие внутренней речи или внут- местоимения), осуществляющие референцию к объектам дискурса,
реннего проговаривания как мышления «про себя»). фактически являются маркерами Д., указывающими на различную
Наряду с понятием Д. в когнитивной психологии используется глубину хранения в памяти той или иной порции информации. Ос-
также понятие доступности информации, под которым имеется в новное отличие теории Д., строящейся на когнитивных основаниях,
виду то, что во время обработки речи слушающему приходится при- заключается в утверждении, что Д. информации, необходимой адре-
нимать во внимание не только поступающий поток речи, но и условия сату для идентификации референтов в дискурсе, маркируется соот-
его произнесения - слушающему доступна воспринимаемая им ветствующей языковой формой, а не указанием на источник инфор -
зрительно ситуация (положение дел); он учитывает то, что уже было мации (общие знания, перцептуальная выделенность и др.).
сказано раньше; устанавливает в силу прагматических соображений Кардинальным в теории Д. признается когнитивный концепт
анафорические и катафорические связи в воспринимаемом тексте и «Степень Д.», имеющий следующие основания: 1) при использовании
т.п. Когнитивным механизмом человека вся эта информация обраба- новой информации, не введенной в предшествующем дискурсе, реле-
тывается как доступная его интеллекту, при этом полагают, что и вантным является фактор глубины хранения информации в памяти
(долговременной или оперативной), а также субъективные различия в
оценке топиков; 2) при использовании «старой» информации, ак-
тивизирующей уже введенные в дискурсе репрезентации, релевант-
ными представляются следующие факторы: а) расстояние между по-
следним упоминанием антецедента и текущей языковой формой,
27
26
фактов, а набор сведений, объединенных в определенную упорядо -
активизирующей ту же самую репрезентацию, - более близкое упо- ченную систему.
минание оказывается более доступным, б) важную роль играет не 3. исследуется в когнитивной науке по самым разным направ-
просто физическое расстояние между антецедентом и последующей лениям и в разных аспектах его существования и функционирования, и
языковой формой, а близость/удаленность репрезентаций в зависи- среди них в качестве наиболее важных можно, по-видимому, выделить
мости от того, принадлежат ли они одному и тому же фрейму или вопросы:
другому единству (абзацу и др.); 3) при введении «новой/старой» - о том, что рождает тот или иной тип знания - объективно
информации важную роль играет степень выделенности именного существующие в мире закономерности или же субъективное виденье
выражения, активизирующего новые/старые антецеденты; с этой мира человеком [Bever, Carroll, Miller 1984: 9-10];
точки зрения более доступными представляются те репрезентации - о том, как происходит рост 3. и его прогресс;
топиков дискурса и предложения, которые касаются говорящего, - о том, какие типы 3. могут быть выделены и противопостав-
адресата, людей и событий, важных в жизни человека, так как они лены друг другу (ср. противопоставление эмпирического и рацио-
более легко активизируются в памяти; 4) взаимосвязанным с выде- нального 3., с одной стороны, процедурального и декларативного, с
ленностью является также фактор конкуренции, т.е. количество ан- другой; языкового (вербального) и неязыкового, экстралингвистиче-
тецедентов, потенциально претендующих на роль вербализованной ского, невербального, с третьей и т.д.);
именной группы - чем больше претендентов, тем меньше вероят - - о том, какие механизмы и/или процедуры характеризуют по-
ность того, что специфический антецедент, подразумеваемый гово- лучение 3. и в ходе каких процессов оно возникает (ср., с одной сто-
рящим, является единственно доступным адресату. роны, индукцию и дедукцию, умозаключения, рассуждения и т.п.; с
Устанавливаются три критерия для процессов языкового ко- другой, операции сравнения, идентификации, распознавания, кате-
дирования когнитивного концепта «степень Д.»: информативность, горизации и классификации объектов; ассоциации и ассоциативное
жесткость, ослабленность (аттеннуация) указательного языкового связывание единиц, с третьей, и т.п.);
выражения. Таким образом, являясь когнитивным концептом, Д. - о том, в каком виде, где и в каких структурах 3. репрезенти-
имеет языковые корреляты: различия в указательных выражениях ровано человеческому уму, какие системы представления 3. в нем
(определенные дескрипции, указательные и личные местоимения) существуют и как они между собой взаимодействуют (ср., например,
маркируют различия в степени Д. Определенные дескрипции марки- среди разных структур представления 3. фреймы, скрипты, сценарии,
руют относительно низкую Д., тогда как местоимения - относительно пропозиции, образы, признаки и т.д., а среди систем 3. память, мен-
высокую Д. тальный лексикон, концептуальную структуру и т.п.);
- вопрос о филогенезе и онтогенезе 3.;
Л.Л. - вопрос об использовании 3. в процессах мышления и рече-
мыслителъной деятельности и т.д. и т.п.
Высказывается мнение, что наши современные представления о
ЗНАНИЕ (knowledge; Wissen; connaisance) - понятие, широко 3. рождаются только в ходе научной революции XIX века и что
обсуждаемое во всех работах по принципиальным проблемам когни- научное исследование 3. вряд ли имеет смысл связывать с именами
тивной науки и охватывающее значительный спектр представлений, Аристотеля, Юма и даже Декарта [The Cognitive Turn... 1989: 107].
относящихся к итогам познавательной деятельности человека и ре- Из огромной литературы, посвященной 3., его истокам, функ-
зультатам осмысленного им предметного опыта; иногда 3. определяют ционированию, типам и т.п., см., например, [Клике 1983; Фрумкина,
как семантическое содержание ментальных репрезентаций или данных Звонкий, Ларичев, Касевич 1990; Петров 1990; Язык и структуры
на уровне этих репрезентаций - ср. [Pylyshyn 1984: 24, 210-211]; представления знаний 1992; Структуры представления знаний в языке
1994; Eysenck 1991].
иногда оно употребляется как синонимичное терминам
«информация», «данные», «сведения» и т.п., но термин «информация» Ю.Л.
предполагает также нечто приходящее к человеку по разным кана лам,
передаваемое и кодируемое, обрабатываемое и перерабатываемое при
поступлении в качестве разных ощущений, сигналов или стимулов в
ходе восприятия мира, что далеко не обязательно. Информация может И-ЯЗЫК и Э-ЯЗЫК (I-language and E-language) - понятия, вве-
быть связана с текущим сознанием, обработкой непосредственно денные Н.Хомским [Chomsky 19862: 3; 19911: 9] для противопоставле-
поступающих данных, 3. - то, что уже отложилось в сознании и ния интериоризованных данных о языке внешнему, экстериоризо-
составляет часть памяти. 3.,- это не собрание случайных
29
28
ванному проявлению языка, т.е. для противопоставления знаний о языке настолько важным, что с ним можно связать вторую когнитивную
реальным формам его функционирования. Уже в книге 1980 г. [Chomsky революцию [Chomsky 199h: 11 и ел.]. Следует также всячески под-
1980] лингвистика была провозглашена Хомским частью когнитивной черкнуть, что понятие И-языка и Э-языка было включено в универ-
психологии, поскольку в генеративной грамматике лингвисту следовало сальную грамматику Н.Хомского и органически вошло в концепцию
заниматься теми ментальными правилами и ментальными репрезента- принципов и параметров. Э-язык - это, по существу, набор тех кон -
циями, которые образуют в голове говорящего систему, обеспечивающую кретных реализаций, которые могут приниматься выделенными в Id-
языке параметрами (a set of parameter settings), это набор ответов на
его дальнейшую речевую деятельность: языковую способность, или ком- анкету с заданным небольшим числом вопросов о сущности пара -
петенцию говорящего - его языковые знания. По мнению Хомского, для метров; ср. [Cook 1988: 12 и ел.; Chomsky 199Ь: 41-42].
всей лингвистики требовался решительный сдвиг от изучения внешних
реализаций языка, принимавшего форму таксономического анализа, к
Е.К., Ю.П.
постулированию гипотез дедуктивного типа о том, какие ментальные со-
стояния (психические, а потому интериоризованные, внутренние) харак-
теризуют языковое (экстериоризуемое и экстериоризованное) поведение ИНТЕРПРЕТАЦИЯ (interpretation; Interpretation, Auslegung,
людей; см. [Кубрякова 1994:: 10-11]. Подобная ментальная картина языка Deutung; interpretation) - когнитивный процесс и одновременно ре-
отражала общие изменения в его понимании и соответствовала интересу к зультат в установлении смысла речевых и/или неречевых действий.
когнитивной деятельности человека вообще, в соответствии с чем сам язык Как и при анализе когнитивной деятельности, в И. выделяют
рассматривался как одна из когнитивных способностей человека и субъект, объекты, процедурный аспект, цели, результаты,
приобретал тем самым важнейшую роль в исследованиях когниции и ее «материал» и инструменты. Специфические аспекты И.:
1. И. является одновременно процессом, результатом и уста-
когнитивной «архитектуры когниции». новкой, все эти аспекты образуют единство: И. представляется как
Выделение понятия И-языка означало ограничение объекта генера- процесс, обладающий своими результатами, однако для его осущест-
тивной грамматики и способствовало концентрации усилий се представи- вления необходима презумпция интерпретируемости объекта.
телей на анализе этого объекта как особой ментальной структуры, отли- 2. И. является целенаправленной когнитивной деятельностью,
чающей человека от всех других живых существ. При изучении згой мен- обладающей обратной связью с промежуточными (локальными) и
тальной структуры и родились идеи о ее модулярном характере, о ее авто- глобальными целями интерпретатора, который далеко не всегда
номности и независимости от других когнитивных модулей, о врожденности уверен в целенаправленности действий у автора воспринимаемой
самой языковой способности человека и тд; см. [Carston 1989: 38-41]. речи. В наиболее общем случае И. состоит в установлении и/или
Разъясняя свою позицию по вопрос)' о И-языке в его отличии от Э- поддержании гармонии в мире интерпретатора, что может выра -
языка, Хомский писал позднее, что ему было необходимо терминологи- жаться в осознании свойств контекста речи и в помещении результа-
чески разграничить представление о языке как порождающем абстрактном тов такого осознания в пространство внутреннего мира
интерпретатора.
устройстве (the generative procedure) и тем, что именно оно порождает «на
3. Интерпретируемость объекта - характеристика, возможная
выходе». Он писал: «не вызывает ни малейшего сомнения, что знание языка только в рамках заранее обусловленной системы И. - набора допус-
включает внутреннюю (internal) репрезентацию определенной по- тимых видов и форм представления результата. Выражение, ставшее
рождающей процедуры, которая уточняет структуру этого языка...» объектом И., подвергается реконструкции: восстанавливается (с той
[Chomsky 1991i: 9|. Он указывал к том) же, что если понятию И-языка или иной глубиной проникновения) путь, которым было построено
может быть дано достаточно точное формальное определение, понятие Э- это выражение. Социальная и личностная мотивации автора выра-
языка, напротив, весьма расплывчато, и никто еще не охарактеризовал его жения также могут входить в эту реконструкцию.
подлинного статуса в теории языка. Более точное определение И-языка он 4. Различаются «воспринимаемые» результаты, типа ответных
расшифровывал не только посредством ссылки на его Интериоризованный статус, действий (как текст пересказа), и «невоспринимаемые»
но и на его Интенсиональный характер: порождение речи является функцией того, (умозаключения и достройки внутреннего мира интерпретатора). И.
что дано интенсионально. Точно так же в названии Э-языка зашифрована ссылка - создание значения или попытка реконструировать это создание в
не только на Экстериоризацию языка, но и на его «Экстенсию». Именно понятие соответствии с целями интерпретатора, использующего стратегии И.
Различаются также:
И-языка является главным для генеративной грамматики, и его выделение было
г

30 31
- языковое значение •- значение единиц, «хранимых» как - внутренний мир интерпретатора, в том виде, в каком, как
«неразлагаемые» (например, элементарные единицы словаря), и полагает интерпретатор, он представляется автору речи, - т.е. дваж-
- речевые значения, «вычисляемые» в результате И. ды преломленное представление интерпретатора о собственном
Смыслом выражения называется актуализированное речевое внутреннем мире.
значение в рамках сиюминутной ситуации интерпретирования. В Обоснованность ожиданий коренится в названных видах объ-
результате И. текущее высказывание обретает речевое значение, ектов - соответственно, в плоскости самого объекта (текста), внут-
которое, актуализируясь в виде смысла, дополняет, сужает или даже в реннего мира автора (по оценке интерпретатора) и внутреннего ми ра
корне меняет уже сложившийся внутренний мир интерпретатора. интерпретатора (в двойном преломлении).
Речевое значение, кроме прочего, «гармонизирует» высказывание с 7. Личностные аспекты И. характеризуют интерпретатора, вы-
предшествующим контекстом. деляют его из числа остальных носителей языка. В конкретном акте И.
5. К опорным пунктам И. относятся «вехи» (слова, конструк- различаются:
ции, мысли), на которые опираются в тексте при его И. Инструмен- - межличностность (межсубъектность): интерпретатор опери-
ты И. же бывают трех видов: рует не произвольным набором истолкований, а тем, который ему
- свойства конкретной речи (предложений или текста в их со- навязывается автором речи; сюда же относятся, кроме прочего, связи
ставных частях и отношениях); между различными интерпретаторами одного и того же объекта,
- знания о свойствах речи на данном языке или на человече- объясняющие единообразие, с которым различные индивиды вос-
ском языке вообще (в частности, презумпция интерпретируемости принимают одни и те же высказывания;
конкретного выражения); различаются локальные знания контекста - интенциональность- намерения, не только более или менее
и ситуации, импликации текста (логический вывод, полнота которо- адекватно распознаваемые, но и регулирующие ход И. (намерения
го характеризует тип И., выбираемой при достижении конкретной интерпретатора сказываются, в частности, на глубине и завершенно
цели, и регулируется избираемой стратегией решения задачи) и гло- сти И.).
бальные знания конвенций, правил общения (определяют регуляр- Две указанные стороны интенционалыюсти И. в совокупности
ность, единообразие И. близких выражений одним и тем же челове- (взаимодействие намерений интерпретатора с гипотезами о намере-
ком) и фактов, выходящих за пределы языка и общения; ниях автора речи) устанавливают шкалу оценок личности интерпре-
- стратегии интерпретирования, организующие реальный ход татора, на одном полюсе которой - те, кто легко принимают в каче-
интерпретирования и соединяющие между собой цели и средства И.; стве законных все возможные намерения автора речи, а на другом -те,
это - инструменты, использующие другие инструменты (к исполь - кто воспринимают чужую речь сверхкритично и остраненно. Со-
зуемым инструментам относятся средства речи, знания, а также дру- ответственно, эмпатия может состоять:
гие стратегии, взятые в подчинении к данным). - в принятии точки зрения говорящего взгляда на вещи
Как и обычные инструменты, инструменты И. могут меняться «чужими глазами»), принять презумпции автора, что связано с запа-
по ходу своего применения. сом знаний интерпретатора;
6. Процедура И. состоит в выдвижении и верифицировании ги- - в готовности узаконить реальные и потенциальные намере-
потез о смысле всего выражения (или текста) в целом. Каждый про- ния в чужой речи, принять намерения авторы как аксиому, что свя-
межуточный шаг связан с ожиданием - предвосхищением - и харак- зано в конечном итоге со стратегиями интерпретирования.
теризуется: О процедуре и свойствах И. см. [Демьянков 1988; 1989; 1994];
- объектами ожидания (тем, по поводу чего предвосхищения там же см. развернутую библиографию по данному вопросу.
появляются);
- основаниями ожиданий (более или менее вескими). в.д.
К объектам ожиданий относятся:
- текстовый объект последующей интерпретации- текст, кото-
рый ожидается после конкретного высказывания, слова и т.п.; ИНФЕРЕНЦИЯ (inference; Inferenz от англ. infer "выводить',
- внутренние миры автора (когда интерпретатор полагает, что 'заключать') - получение выводных данных в процессе обработки
автор искренен, такой мир один; в противном случае миров столько, информации и/или языка и само выводное знание, умозаключение,
сколько «эшелонов» намерений автора интерпретатор подозревает у -одна из важнейших когнитивных операций человеческого мышле-
автора); ния, в ходе которой, опираясь на непосредственно содержащиеся в
тексте сведения, человек выходит за пределы данного и получает
32
33
новую информацию. Типичным случаем умозаключений является выводных знаний в естественном языке могут считаться не только
получение вывода на основе силлогизма. И. рассматривается как реальные тексты или дискурс, но и концептуальная система с прави-
важнейшее условие конструктивной деятельности при понимании лами ее построения, а потому способность к И. распространяется и на
текста и построения его ментальной модели, осознания связности обычное поведение человека [JackendofT 1993: 41]. Так, сидя за рулем,
(когерентности) текста, человек может обьехать встретившееся на его пути препятствие,
ср., например: Мальчик играл мячом. резонно предположив, что по-иному его не преодолеть, но может
Оконное стекло разлетелось на тысячу осколков. остановить машину перед красным светом, зная, что значит этот
Текст является связным при понимании того, что мальчик попал сигнал. Правила И. должны входить в семантическую теорию и со -
мячом в окно, но сведения об этом прямо в тексте не содержатся - их ставить часть ее описания, поскольку особенно значима И. именно
надо вывести из него. Эти сведения и называются выводными, при обработке языковых данных [JackendofT 19931: 15-16; 19932: 11;
инферентными. Stevenson 1993].
Ср. также: - У меня кончается бензин. - Многие психологи, подобно А.Р.Лурия, подчеркивают, что
Бензоколонка за углом. операции вывода (инференции) отличают сознательную деятель -
Такие тексты требуют «достраивания» ситуации на основе ность человека от инстинктивных процессов у животных, что и обес-
знания мира и восполнения нужных логических связей, понимания печивает человеку возможность перехода от созерцательно-
того, что имплицируется (подразумевается текстом). чувственного познания к активному рациональному - см. [Жоль
«..Мы предполагаем, - писал Ю.Чарняк, - что важной чертой, 1990: 81 и 140], где также отмечается, что с помощью понятия вывода
общей для большинства случаев использования языка, является при- можно эксплицировать также понятие анализа. (См. также
менение к тексту или к отдельному высказыванию предварительно [Muesseler, Rickheit 1990: 71 и ел.; Tanenhaus 1989: 13; Johnson-Laird
накопленных знаний для выведения умозаключений» [Чарняк 1983: 1983; Manktelow, Over 1990])
173], и это свойство широко использовалось для построения моделей E.K.
обработки текста. «Без вывода умозаключений часто невозможно
разрешить лексическую и структурную неоднозначность, а также
установить референты местоимении», - указывал Ю.Чарняк, подчер-
кивая широкий диапазон действия инференции {там же 1983: 188]. ИНФОРМАЦИЯ (information; Information) - основополагаю-
Интересно, что на способности человека делать заключения на щее понятие теории И., получившее специфическую трактовку и
основе определенных текстов, специально останавливался широкое распространение в когнитивных науках вообще и в когни-
А.РЛурия: анализируя вывод из утверждений о том, что в районных тивной лингвистике, в частности, ввиду особой важности связи И. с
центрах есть почта и в N тоже есть почта, а, следовательно, N - рай - знаниями и их использованием в речевой деятельности, с источниками
онный центр, он сам отмечал, что благодаря языку мир удваивается. и обстоятельствами получения знаний. Признание важности этой
Человек на основании непосредственно наблюдаемого может благо- связи проявляется уже в том, что для когнитивных наук, поставив-
даря языку делать выводы о том, что непосредственно не наблюдае мо ших в центр внимания феномен знания, объектом исследований чаще
[Лурия 1981]. И. - механизм восстановления скрытой информации всего оказывается И., ее обработка и все виды деятельности, опера ции
[Петрова 1988: 123]. с И. Фундаментальное значение имеет и тот факт, что знание, чтобы
Изучение явлений семантического вывода принимает сегодня быть персдаш1ым другому человеку, должно концептуализироваться в
разные формы: иногда полагают, что И. происходит в опоре на языковые формы. В когнитивной лингвистике особое внимание
строящуюся ментальную модель текста, иногда - что она зависит от уделяется процессам языковой обработки информации.
того, реализацию какого фрейма, скрипта или сценария человек Термин И. относится ко всем тем данным, которые поступают к
усматривает в данном тексте и, соответственно, от того, какой слот в человеку извне по разным чувственно-перцептуальным и сенсорно-
этой единице считается еще не заполненным. Иногда большее значе- моторным каналам, а также тем данным, которые уже переработаны
ние придают знаниям говорящего/слушающего, помогающим ему центральной нервной системой, интериоризованы и реинтерпрети-
домыслить недостающие логические звенья в цепи описываемых рованы человеком и представлены в его голове в виде ментальных
событий или же распознать установки коммуникативного акта и репрезентаций.
интенции партнера по диалогу даже в том случае, когда явного язы - Ввиду широкого использования термина И. представления о
кового выражения они в тексте не получают; ср., например, [Rickheit, том, что понимается под И. существенно различаются не только в
Strohner 1993: 228-229]. Р.Джекендофф полагает, однако, что базой зависимости от того, в какой области научного знания используется

34

35
это понятие, но и от того, употребляется ли оно в специальном тер- которую Дж.Фодор определяет как «внутренний код» [Fodor 1975];
минологическом или обыденном смысле. Теория И. изучает количе- Дж.Миллер и Ф.Джонсон-Лэрд под ментальной информацией под-
ство И., которое несет какой-либо сигнал, и не имеет отношения к разумевают «концептуальную структуру» [Miller, Johnson-Laird
содержанию сигнала, если таковое имеется [Foley 1994]; в теории 1976]; Р.Джекендофф к задачам когнитивной теории относит изуче-
коммуникации И. понимается как снятие неопределенности. В иссле- ние структуры ментальной информации и принципов
дованиях естественного языка положения и понятия теории И. ис- «компьютации» (вычисления) этой информации [Jackendoff 1992i].
пользуются для моделирования передачи языкового и другого со- Ментальная информация имеет отношение к различным ментальным
держательного материала по каналам коммуникации. В этом смысле пространствам, содержание которых могут составлять как сведения о
термин И. использовался в традиционной лингвистике и в приклад- реальном мире, так и о планах, убеждениях, интенциях и т.п.
ной. В повседневном употреблении И. имеет отношение к значению Концептуальная информация рассматривается как результат
или значимости и понимается как сообщение о фактах, событиях, познавательной деятельности человека, как та содержательная ин-
процессах, обычно оформленное и переданное языковыми средствами. формация, которая уже стала продуктом человеческой обработки и
Особое значение для лингвистических исследований имела разработка структурации знаний. Концептуальная информация возникает в
подходов к семантике, основанная на широком понимании И. процессе осмысления всей поступающей по разным каналам инфор-
Семантическая интерпретация И. вообще характерна для лин- мации и может включать как сведения об объективном положении
гвистических исследований, так как в этом смысле понятие И. при- дел в мире, так и сведения о возможных мирах и положении дел в
ближено к реалиям естественного языка и потребностям лингвистики. них.
В связи с развитием когнитивной лингвистики общепризнанной В связи с построением моделей понимания текста/дискурса
становится трактовка И. как знания, репрезентируемого и переда- большое значение приобретают проблемы использования и извлече-
ваемого языковыми формами в коммуникации. ния информации в актах коммуникации: ср. разделение информации
Характерно изменение представлений об И. в исследованиях и на когнитивную (знания, убеждения, мнения, установки) и контек-
по языковой семантике. В теории семантики, построенной на прин- стуальную (речевые акты, ситуация, общение) [Дейк 1988]; данную
ципах истинности, И. отождествляется с пропозициональным содер- (известную предположительно адресату) и новую
жанием предложения, поскольку язык используется для оформления (предположительно не известную адресату) [Prince 1981]. Особое место
пропозиций, репрезентирующих информацию об окружающем мире отводится типу информации, который Г.Кларк называет «общей
(фрагменте действительности). Ограниченность пропозиционального основой» (common ground) или разделенным (наймем и который
представления информации в тексте/дискурсе стимулировала составляет общее/разделяемое знание участников коммуникации
прагматические исследования в этой области: Р.Кемпсон включает в [Clark 1992]. Этот тип информации является необходимым для про-
число основных проблем прагматической теории объяснение способов яснения того, что имеется в виду под «данной/старой» информацией,
«приращения» информации в дискурсе [Kempson 1989]. В интер- так как доступ к ее референту обеспечивает общая/разделяемая основа
претации текста обогащение собственно языковой информации знаний. Общая основа формируется необходимой для коммуника-
Р.Кемпсон связывает с привлечением контекстуальной/ситуативной и тивного взаимодействия информацией, которая расширяется, акку-
инференциальной информации. В исследованиях этого направления мулируя информацию, добавляемую каждым последующим высказы-
И. в самом общем виде разделяется на базовую, или пропози- ванием. Ментальной репрезентацией этой информации являются
циональную и прагматическую, предоставляемую дискурсом, кон- «простые инференции, базирующиеся на определенных данных и
текстом дискурса, коммуникативно-прагматическими целями и уста- предположениях» [Clark 1992].
новками говорящего/слушающего, знаниями, общими для участников Л.Л.
коммуникации. В процесс интерпретации текста вовлекается не
только базовая информация, но и вся релевантная информация, ак-
тивизируемая из общего знания или памяти, а также информация
логически или эвристически выведенная [Новиков 1982]. ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ (artificial intelligence;
Когнитивный поворот в науке поставил в центр исследователь- intelligence artiflciеllе) - раздел компьютерологии (computer science),
ских интересов прежде всего когнитивную информацию как специ- разрабатывающий «разумные» компьютерные системы, т.е. системы,
фически человеческую информацию, приобретаемую в опыте познания проявляющие характеристики разумности в человеческом поведении
мира при восприятии и обобщении этого опыта. Собственно (понимание языка, обучение, рассуждение,
предметом когнитивной науки является ментальная информация,

36 37
решение задач и т.п., а также этические аспекты) [Воrn, Воrn- стоят в установлении значений переменных, когда задан набор огра-
Lechlcitner 1987: viii]. И.И. состоит в моделировании когниции ничений. Проблема же состоит в построении алгоритмов генерации
человека [Wilks 1987: 197], в воспроизведении человеческой деятель- решений. Само же решение задач рассматривается как взаимодейст-
ности [Giorgi 1985: 225-226] и человеческой когниции в целом - под- вие фундаментальной памяти, генератора логических выводов и
ход, характерный для когнитивизма [Le Ny 1993: 13]), и опирается на оперативной памяти [Patten 1988: 6-7], использующих своеобразные
исследование биологических оснований переработки информации процедуры [Simon, Lee 1974: 109-110]:
человеком [Wilks 1973: 114; Магг 1977: 37] (при этом главной является - констатируется проблемное пространство, элементами кото-
когнитивная адекватность [Kegel 1986: 12]), на научный анализ и рого являются состояния знания;
автоматизацию интеллектуальных функций человека [Осуга 1986: - исходя из одного когнитивного состояния продуцируется но-
32]. В основе И.И. лежит убежденность в принципиальной возмож- вое когнитивное состояние;
ности моделирования механизмов человеческой обработки инфор- - когнитивное состояние сопоставляется с проблемным со-
мации на ЭВМ [Kuhlen 1986: 226], проявленная как: стоянием;
1. Понятие интеллекта как отношения между мозгом и духов- - устанавливаются процедуры, допустимые при заданном на-
ной деятельностью, как высококвалифицированной информацион- боре информации и когнитивных состояний.
ной переработки знания [Lycan 1990: 3], при которой вербальный Кроме того, накапливаются и используются «воспоминания» о
аспект играет особую роль: интеллект состоит не только в умении том, как система раньше решала поставленные перед нею задачи
пользоваться опытом, но и передавать этот опыт на языке [Schank [Habel 1984: 3-4]. Главная болевая точка И.И., по [Schank 1982: 455], -
1990: xi] (о требованиях к системам И.И., использующим естествен- проблема организации памяти.
ный язык, см. [Winograd 1977: 168; Morik 1982: 17-18]). Поэтому 3. Идея проверяемой модели, воплощающей в программе для
[Newell 1973: 2-25] И.И. иногда отождествляют с исследованием ин- ЭВМ эвристические методы решения задач, выявляемые у человека
теллектуальных функций, считая И.И. методологической дисципли- [Campbell 1986: 27]. По мере усовершенствования, внутренний меха-
ной, связанной с открытием и каталогизированием эвристических низм интеллектуальных машин постепенно будет приближаться к
методов, используемых человеком. Антропоморфизм И.И. заключа- механизмам, лежащих в основе человеческого интеллекта [Hofstadter
ется в стремлении к достижению сходства между моделью и челове- 1979: 579]. Сильная привязка существующих систем И.И. к очень
ческими процедурами. Так, по [Schank, Colby 1973: vii], поскольку частным областям - не свидетельство принципиальной ограниченности
машины и недостижимости И.И., а отражает одну из характер ных
люди являются концептуальными, интенциональными и семантич-
черт человеческого интеллекта [РареП 1988: 7]. Более того [Chomsky
ными системами, взаимодействующими в определенных обстоятель-
1982: 10] (ср. [D.Marr, Nishihara 1978]), человек легко распознает
ствах, предлагаемые модели также должны быть понятийными, ин форму и траекторию движущегося предмета, даже не владея теорией
тенциональными и семантичными - semantically-based. Однако [Jobst, этого движения; а потому при моделировании не следует
Nicr eds. 1987: 5] именно эти ожидания исследователей еще не оправ- ориентироваться именно на теоретически освоенные области.
дывались полностью. Задача И.И. - развитие, поддержка и использование формаль-
2. Понятие «вычисления» •• манипулирования физическими ного аппарата, интерпретируемого компьютером, для представления
символами [LeMoigne 1986: 16-31) как базы для всей человеческой знания [Israel 1983: 1]. Информационно-поисковая парадигма когни-
ментальности, которая и определяется через понятие «вычисления» тивных наук состоит в ориентации на ЭВМ как на инструмент ис-
(computation) [Bruner 1990: 10]; ср. мнение [Haugcland 1985: 2], что следования: моделирование (описание и объяснение, в частности,
человек - это компьютер, что мышление человека и процедуры языковых явлений) на базе теорий информации и реализация в форме
компьютера (computing) принципиально одно и то же, см. компью- работающих систем [Habel 1984: 3-4]. Как развитие теорий когни-
терная метафора. Интеллект считается [Laird et al. 1987: 58] целена- тивной переработки и эксперименты с компьютерными реализациями
правленно действующей символьной системой, обладающей единым этих теорий, И.И. основное внимание уделяет процедурной стороне
формальным аппаратом для представления декларативного знания [Schank, Birnbaum, Mey 1983: 149]. Цель И.И. - повысить эф-
(а не предписаний, принятых в большинстве процедурно- фективность использования ЭВМ, понять принципы, на которых
ориентированных языков программирования), см. также [Simon покоится человеческий интеллект [Winston 1984: 1-2], имитация
1967]. Одним из базисных языков программирования, используемых («симуляция») на компьютере разумного поведения человека - вос-
в разработке систем И.И., является проблемно-ориентированный приятия, понимания, принятия решения, обучения и т.п. - как в тео-
язык ПРОЛОГ, базирующийся на «декларировании», а не ретическом плане, так и экспериментально. Практическими реализа-
«предписании». По [Dechter, Pearl 1987: 1], типовые задачи И.И. со-
39
38
циями являются экспертные системы, построенные на основе баз 1982: 355], где дается обзор состояния разработок, в которых прини-
знаний, и системы общения человека и ЭВМ [Haton 1986: 57-58]. В мается, что в основе интеллекта лежит понимание; о прикладных
область И.И. входят разделы информатики (распознавание естест- проектах см, [Kulp 1985: 8].
венного языка, автоматический перевод, экспертные системы, распо- 4. К концу 1980-х гг. И.И. трансформировался в дисциплину, в
знавание зрительных образов, генерация доказательств в математике, центре внимания которой природа «осмысленных» объектов и сред-
управление роботами, компьютерные игры) и технические системы ства продуцирования и понимания их [Colomb, Turner 1989: 388].
решения интеллектуальных задач. Зародился и развивается в 1990-е гг. коннекционистский подход;
Классификация систем И.И., по [Поспелов 1988: 7-8]: [Bechtei 1988: 109], связанный с построением PDP (систем parallel
интеллектуальные информационно-поисковые системы distributed processing - параллельной распределенной обработки): в
(вопросно-ответные системы), обеспечивающие в процессе диалога отличие от традиционных когнитивных моделей, разлагавших задачи
взаимодействие конечных пользователей-непрограммистов с базами на правила манипулирования репрезентациями, имеется набор
данных и знаний на профессиональных языках пользователей, близких элементарных единиц, соединенных между собой и способных при
к естественному; необходимости активизировать друг друга. См. также [Rumelhart
- расчетно-логические системы, позволяющие конечным поль- 1989: 131].
зователям, не являющимся программистами и специалистами в об Направления критики И.И.:
ласти прикладной математики, решать в диалоговом режиме свои 1. И.И. покоится на гипотезе d6 аналогии знания языка и зна
задачи на ЭВМ с использованием сложных математических методов ния вообще. Знание вообще опирается на знание дискретных единиц
и соответствующих прикладных программ; и отношений. Однако знание языка не столь прямолинейно. Об этом
- экспертные системы, дающие возможность осуществить эф- свидетельствуют трудности в выражении. Языковое и внеязыковое
фективную компьютеризацию областей, в которых знания могут знания на самом деле очень различны. В частности, у знания вообще
быть представлены в экспертной описательной форме, но использо- нет «семантической структуры» [Chafe 1990: 65]. По [Herskovits 1986:
вание математических моделей, характерных для точных наук, за 193-194], никакая из предложенных концепций не объясняет, как
труднительно, а иногда и невозможно. человек использует лексические знания. Не случайно [Appelt 1985: 1]
История И.И. Хотя термин «И.И.» появился только в 1956 г., существующие системы И.И., использующие естественный язык, не
основы И.И. были заложены значительно раньше: логика Д.Буля и могут продуцировать высказывание так, как это делает человек: эти
машинное моделирование исчисления у Ч.Беббиджа подготовили системы способны только в некотором смысле «общаться» с челове-
почву для «теории вычисления» А.Тьюринга и теории коммуникации ком.
Шеннона, а затем для кибернетики Н.Винера н теории автоматов 2. Ментальность не сводится к формальной, «синтактической»,
фон Нейманна [LeMoignc 1986: 16-31]. обработке, есть еще и семантические аспекты - в этом отличие от
Исследовательская программа, инициированная Дж.Мак- компьютера. Понимание языка, в частности, основано на интерпре-
Карти, Ньюэллом и Саймоном, реализовывалась поэтапно, каждый тации символов - чего нет у компьютера [Searle 1984: 28]. По [Searle
этап занимал примерно десять лет [Dreyfus, Dreyfus 1988: 31]: 1980: 272-281], «сильный» И.И. следует отличать от «слабого», или
1. В 1955-1965 гг. в центре внимания была «когнитивная симу- осторожного подхода, для которого компьютер - главным образом
ляция», особенно - представление и поиск информации. инструмент исследования (позволяющий формулировать и проверять
2. В 1965-1975 пытались разработать модели, ориентирую- гипотезы). «Слабый» И.И. несомненно ценен. Но для «сильного»
щиеся в «микромирах»: фреймовый подход М. Минского, система И.И. компьютер - полное повторение мышления, и это-то и вызыва-
SHRDLU (ок. 1970 г.) Т.Винограда (выполнение команд по переме- ет сомнения: компьютер не обладает интенциональностью, потому
щению геометрических объектов), программа решения задач по ана- не может он обладать и пониманием. «Сильный» И.И. невозможен,
логии (Т.Эван), программа анализа сцен (Д.Валтц), извлечение поня- поскольку человек может обладать некоторой программой действий,
тий из примеров (П.Уинстон). Тогда надеялись, что в результате не будучи в соответствующих ментальных состояниях [Searle 1987:
последовательного расширения таких микромиров до целого мира 18]. См. также [Eikmeyer 1988: 51].
можно будет научиться моделировать понимание реального мира. 3. По [Karpatschof 1982: 298], обычно в фокусе И.И. – пред-
3. Начиная с 1975 г. - моделирование «здравого смысла» в от- ставление (репрезентирование) внешнего мира и внутреннего со-
влечении от реального наполнения знаниями. Эти знания стояния самой системы, а также модифицирование системы по ходу
«пристегиваются» к системе извне в виде дополнительного набора работы. Но отсутствуют черты, присущие человеческому интеллекту:
фреймов (М.Минский) или скриптов (Р.Шенк). См. [Dehn, Schank

40 41
социальность, филогенетичность, историчность и становление с воз- в аристотелевском духе, для разного понимания самого категориза-
растом, по ходу взросления человека. ционного процесса важными оказываются нетождественные аспекты и
способы его осуществления. Так, Т.Гивон указывает, например, что
ВЛ новая трактовка указанного процесса начинается работами Ч.Пирса
- см. [Givdn 1989: 21-22], который, описывая одну категорию - знак -
считал тем не менее важным выделить внутри нее три разных типа
КАТЕГОРИЗАЦИЯ (categorization; Kategorisation) - в узком знаков - иконические, индексальные и символические, как бы
смысле подведение явления, объекта, процесса и т.п. под определенную имплицируя этим, во-первых, что в составе одной и той же категории
рубрику опыта, категорию и признание его членом этой категории, но могут наблюдаться не вполне идентичные величины, а, во-вторых,
в более широком смысле - процесс образования и выделения самих что хотя принципы противопоставления и критерии различения
категорий, членения внешнего и внутреннего мира человека сообразно знаков разного типа вполне ясны, жестких границ между этими
сущностным характеристикам его функционирования и бытия, типами не существует. Как продемонстрировал далее Р.Якобсон,
упорядоченное представление разнообразных явлений через сведение отношения знака к объектам вне знака могут быть различными, а,
их к меньшему числу разрядов или объединений и т.п., а также - следовательно, как указывает Ю.С.Степанов, знакам разного типа
результат классификационной (таксономической) деятельности. К. - присущи «разные степени знаковости» [Степанов 1971: 82]. К тому же
одно из ключевых понятий в описании познавательной деятельности «каждый символический акт может содержать в себе комбинации всех
человека, связанное едва ли не со всеми когнитивными способностями трех типов отношений (иконические, произвольные и индексальные)»
и системами в его когнитивном аппарате, а также с совершаемыми в [Бейтс 1984: 79]. Очевидно, что при таком подходе к К.
процессах мышления операциями - сравнением, отождествлением, подчеркивается известная условность решений, принимаемая
установлением сходства и подобия и т.п. Хотя способность к К., а, относительно членства в той или иной категории, нерядоположность
следовательно, способность классифицировать явления и статуса этих единиц, но наличие критериальных свойств для отличе-
распределять явления, воспринимаемые как идентичные или в чем- ния одного типа от другого не отрицается. Очевидно и то, что клас -
либо сходные, в одни группировки, а также способность определять, сическому определению категории это явно противоречит: входящие в
относится ли вновь обнаруживаемая реалия к установленным прежде одну категорию единицы не могут различаться своим статусом.
группировкам, проявляется у человека очень рано, несомненно, что с Истоки нового понимания К. связывают нередко и с Л. фон
возрастом она изменяется и приобретает более совершенный характер Витгенштейном, который в своем блестящем анализе значений слова
с накоплением опыта, а, главное, с усвоением языка. Иногда «игра» пытался показать, что все подобные значения связаны лишь
утверждают поэтому, что явление К. - это лингвистическое явление, и «фамильным сходством», т.е. наличием у попарно сравниваемых
о нем следует говорить как о лингвистической категоризации; ср.
значений какого-нибудь общего признака. Это равносильно тому,
[Taylor 1989: VII]. Ее результаты отражены в полно-значной лексике, а
каждое полнозначное слово можно рассматривать как отражающее что один родственник может быть похожим на другого в силу сход-
отдельно взятую категорию со стоящими за ней многочисленными ее ства их темпераментов, а другой - из-за внешнего сходства и т.п. (см.
представителями. Не будь имен, как знали бы мы, к какому классу подробнее [Taylor 1989: 39 и ел.]) На наш взгляд, этот подход откры-
или категории относит человек, говорящий на естественном языке, вает широкие возможности для понимания того, как происходит
какой-либо объект, процесс, признак или явление. Но такое развитие процесса категоризации и подключение к ней новых ее чле-
утверждение не следует понимать чересчур буквально: ведь и нов - не благодаря буквальному повторению у него характеристик,
животные различают стимулы разной природы и по-разному на них свойственных остальным членам категории, но благодаря повторе-
реагируют [Jackendoff 1993:: 77]. Те же способности ярко проявляются нию части этих характеристик. Думается, что именно эти идеи были
и в экспериментах с маленькими детьми: не зная общих терминов для плодотворно развиты затем Дж.Лакоффом и нашли свое отражение в
называния категории (например, номинации «фрукты» или «овощи»), так называемом прототипическом подходе и прототипической се-
они тем не менее раскладывают по просьбе экспериментатора мантике. Ср. [Лакофф 1981: 356 и ел.; Лакофф 1988 и Лакофф 1987].
предъявляемые им предметы по разным кучкам. В сущности аналогичные идеи можно было бы усмотреть и в
С развитием когнитивного подхода взгляды на сущность про- экспериментах В.Лабова, когда в 1973 г., изучая процесс К. на мате -
цесса К. были подвергнуты радикальному пересмотру. Хотя в их риале обозначений домашней утвари типа чашек, пиалок, плошек и
основе лежит новое понимание категории и, следовательно, оспари- ваз, он обнаружил зависимость К. от вербальных единиц и когда он
ваются сложившиеся концепции, исходящие из трактовки категории продемонстрировал одновременно известную условность этого про-
цесса, отметив при этом, что категоризация «является таким фунда-
42
43
ментальным и очевидным фактом лингвистической деятельности, создает малоупорядоченные «кучи» - синкреты, на другой - обобще-
что сами свойства категорий обычно считаются само собой разу- ния однородных предметов - комплексы и т.д. до тех пор, пока он не
меющимися и потому не исследуются» [Labov 1973: 342]. Интересно, формирует подлинных понятий. Соотнеся этот процесс с разными
что ответить на вопрос о том, по каким признакам мы опознали типами мышления, Л.С.Выготский, открыл новый путь понимания
чашку и пр. типы посуды, в терминах аристотелевских категорий процесса К. с различением в этом фундаментальном процессе спосо-
очень трудно, тогда как реальное распознавание этих предметов, т.е. бов решения классификационных задач, зависящих от возраста ре-
их категоризация, сложности не вызывает; см. [Taylor 1989: 42 и ел.). бенка, в отличие от мотивов и причин подведения нового объекта
По единодушному признанию когнитологов, прототипический под известную ему категорию; ср. [Михеев 1989: 84; Тульвисте 1989:
подход к исследованию принципов естественной К., начинается с 91]. Учитывая эту дифференциацию, можно указать и на то, что в
работ Э.Рош, которой принадлежат наблюдения и о прототипах как анализе самой К. следует различать, с одной стороны, пути форми-
лучших образцах К., и, главное, об уровнях К. с выдсле1тем базового рования новых категорий и пути пополнения и развития имеющихся, а,
уровня категоризации как центрального для многих видов когни- с другой, исследование отношений между членами одной категории и
тивной деятельности уровня. См. [Cognition and Categorization 1978; критериев, в соответствии с которыми они считаются или не
Rosch 1973; 1975]. считаются представляющими одну и ту же категорию. Решения, при-
Огромная специальная литература посвящена и в психологии и нимаемые по этим поводам, позволяют, на наш взгляд, противопос-
в лингвистике категоризации цвета, привлекающая к себе внимание тавить естественную К. и К. научную, а также различать прототи-
ученых благодаря объективной возможности соотнести цветовые пические признаки категории и прототипические образцы в случае
обозначения со спектром цвета, который, как известно, сам органи- естественной К.; ср. также [Cruse 1990].
зован как некий диффузный континуум, границы в котором можно
установить лишь условно. Нередко утверждают, впрочем, что по- Е.К.
добно цветовой шкале организован и весь окружающий нас мир: мы
членим его только потому, что выделение в нем отдельных фрагментов
подсказано языком. КАТЕГОРИЯ - одна из познавательных форм мышления че-
Явления К. имеют давнюю традицию их рассмотрения с фило- ловека, позволяющая обобщать его опыт и осуществлять его клас-
софской точки зрения: согласно номинализму, сходство вещей и их сификацию. Учение о К. принадлежит Аристотелю, который видел в
принадлежность к одной К. определяется благодаря имени и его спо- К. наиболее общий род высказываний и утверждал, что все К.
собности относиться к классу предметов; согласно реализму, К. про- (качество, количество, действие и т.п.) - высказывания относительно
исходит в силу объективного положения вещей - некоторые явления такого подлежащего, как «сущность»; см. [Чанышев 1981: 293 и ел.].
или объекты существуют независимо от нашего сознания, а язык Каждая выделенная им бытийная К. характеризуется необходимыми и
обозначает то, что есть в мире; наконец, некая компромиссная точка достаточными для ее опознания чертами, что ведет к равноправию ее
«рения достигается концептуализмом, когда полагают, что слова и членов, обладающих всегда одним и тем же набором критериальных
единицы, к которым они реферируют, связаны между собой посред-
ством особого ментального образования - репрезентации как особой свойств. Исключительная ценность этого понятия для всех наук и
концептуальной структуры. Зная, какие концепты стоят за обозна- научного мышления не может быть поставлена под сомнения, и хотя,
чениями, говорящий категоризует нечто как собаку, а нечто - как как правильно отмечает Дж.Лакофф, «недавняя революция в
красный цвет и т.д. когнитивной психологии частично связана с изменением взгляда на
Последнее замечание связывает К. и с таким явлением, как понятие категории» [Лакофф 1981: 356]; речь шла не об отрицании
концептуализация мира, и ведет к постановке вопроса о том, как логических и построенных по принципу строгого удовлетворения
относится процесс К. к выделению отдельных концептов или их ус- требований к каждому члену К., но о пересмотре самого процесса
тойчивых объединений, т.е. проще говоря, чем отличаются друг от классификации явлении действительности в том виде, в котором он
друга процессы классификации, процессы категоризации и, наконец, происходит в повседневной человеческой жизни. Иначе говоря, ког-
процессы концептуализации. По-видимому, различие это существует и нитивная наука поставила вопрос о категоризации как вопрос о ког-
особенно четко проявляется в онтогенезе. Изучение когнитивного нитивной деятельности человека, как вопрос о том, на основании
развития ребенка демонстрирует, как это показал, например, чего классифицирует вещи обычный человек и как он сводит беско-
Л.С.Выготский, что процесс формирования понятий (концептов) нечное разнообразие своих ощущений и объективное многообразие
проходит разные качественные стадии, на, одной из которых ребенок форм материи и форм ее движения в определенные рубрики, т.е.

44
45
классифицирует их и подводит под такие объединения - классы, раз- ставляющими категории, поскольку последние, созданные номи-
ряды, группировки, множества, категории. нальным определением, не могут иметь самостоятельного существо-
Как показала Э.Рош и группа ее сотрудников, двумя цен- вания и «обобщают то, что самостоятельно не существует, а сущест-
тральными понятиями в процессе категоризации являются понятие вует лишь как то, - как это подчеркивал Аристотель, - что присуще
прототипа и понятие объекта базисного уровня, что в общем виде тому, что обобщено в категории сущности» [Чанышев 1981: 293]: К.
можно объяснить следующим образом. В отличие от научных и ло- обобщают свойства вещей.
гических К. естественная К. может объединять члены с неравным Е.К.
статусом, т.е. не полностью повторяющимися признаками. Один из
таких членов может обладать привилегированным положением, яв-
ляя собой лучший образец своего класса, т.е. наиболее полно отвечая
представлению о сути объединения и его прототипе, вокруг которого КОГНИТИВИЗМ (cognitivism; Kognitivismus) - термин когни-
группируются остальные члены К. Степень соответствия какого- тивной науки, использующийся в нескольких разных смыслах: 1)
либо объекта своей К. оказывается не функцией от наличии у него когда под ним имеют в виду возвращение к проблемам познания и
необходимых и достаточных критериев, но функцией либо от нали- познавательных процессов, ранее изучавшихся в психологии в рамках
чия у него черт по принципу их «фамильного сходства», либо функ- противопоставлявшегося бихейвиоризму ментализма ср.
цией от его близости прототипу. См. также [Cognition and [Pylyshyn 1991: 232]; не случайно атрибуты «ментальный» и
Categorization 1978]. «когнитивный» в целом ряде номинаций оказываются взаимозаме-
Образование К. тесно связано с формированием концепта или нимыми - <у> когнитивные/ментальные процессы, модели, способности
группы концептов, вокруг которых она строится, т.е. с выделением и т.п.; 2) когда под ним имеют в виду название направления,
набора признаков, выражающих идею подобия или сходства объе- тождественного всей когнитивной науке, т.е. когда термин К. служит
диняемых единиц: в естественных К. ее члены объединяются не пото- обозначением самого когнитивного направления (в этом смысле,
му, что такой набор считается обязательным для каждого члена К., например, В.З.Демьянков говорит о К. как неоднородном течении,
но потому, что эти члены демонстрируют - в большей или меньшей имеющем, по крайней мере, четыре варианта, и ссылается в их пере-
степени - некоторые типы подобия с тем членом, который выбирается числении на работу М.Ришель 1987 г. - см. [Демьянков 1992: 40;
за лучшего представителя своего класса; см., например, [Tsohatzidis Richelle 1987: 181]; 3) когда К. называют определенный этап в разви-
1990; Cruse 1990; LakoflT 1987; Taylor 1991; Craig 1986] и др. Механизм тии когнитивной науки, приходящийся на самые ранние годы ее
категоризации надо отнести к уровню концептуальной структуры, становления и сменившийся затем коннекционизмом; см. [Varela,
ибо суждения о принадлежности к одной и той же или разным К. Thompson, Rosch 1993: 7 и ел.]. В этом более специальном (третьем)
-это итоги сопоставления двух концептуальных структур, прини- значении К. и будет описан в настоящей словарной статье.
мающих форму высказывания «X - это пример категории Y». Но К. как особое направление работает с серией допущений,
поскольку ответом на вопрос о принадлежности X категории Y мо- главным из которых является констатация того, что когнитивные
жет быть не только утвердительный или отрицательный, но и ответ процессы у человека имеют всегда дело с репрезентацией внешнего и
«может быть, не вполне уверен» и т.п., ответы указанного типа носят внутреннего мира мыслящего субъекта и что поэтому изучение обра-
творческий характер. Но проблема выведения знания о типе ботки информации должно осуществляться в рамках эпистемологии
(категории) из знания об отдельных представителях (экземплярах), репрезентационализма: здесь развивают репрезентационную теорию
составляющая одну из центральных проблем когнитивной психоло- разума [Gelder de 1989: 107]. В иных терминах утверждают, что ос-
гии, до сих пор еще не решена [JackendofT 1993:: гл. 5]. Ясно, однако, новным допущением К. является положение о том, что когниция
что в этом процессе используются прежде всего основополагающие равносильна операциям с символами, она представляет собой, таким
принципы когниции и что к этому процессу самое непосредственное образом, некое вычисление, компьютацию, и должна рассматриваться
отношение имеет язык. В любом языке мира специальными обозна- именно как вычислительный процесс. Соответственно принимаемым
чениями выделены главные для него К., да и наличие подобного на- здесь взглядам, компьютер - это механическая модель рационального
именования является ярким доказательством релевантности и суще- мышления, а его деятельность вполне сопоставима с деятельностью
ственности стоящих за ним концептов и реалий. Хотелось бы в этой человеческого мозга (си. компьютерная метафора). Так как К.
связи подчеркнуть, однако, принципиальное различие самих классов базировался на идее о том, что разум манипулирует репрезентациями,
имен, одни из которых, имея экстенсионацы в виде реальных объектов описание когниции считалось возможным осуществлять не обращаясь
(жесткие десигнаторы), не могут, строго говоря, считаться пред- ни к нейробиологическим данным, ни к данным социоло-
46 47
К. демонстрировал довольно жестко ограниченную исследователь- 1991: 124 и ел.]. Но ведь сформулированные им в указанном виде
скую программу; он отчасти представлен и сегодня, хотя противо - проблемы послужили затем образцом того, какие вопросы следует
стоит довольно мощным иным направлениям когнитивной науки,
представители которых критикуют К. за 1 - само исходное допущение задать относительно знания как такового, а таким образом были
о том, что обработка информации есть оперирование символами определены центральные для всей когнитивной науки цели и задачи;
(многие когнитологи считают, что подобные операции неадекватно ср. [Schwarz 1992: 14-15]
отражают мыслительную деятельность) и 2 - за определение репре- Е.К.
зентаций как отражающих предсуществующий отражению мир
(сегодня господствуют скорее представления о том, что объективного
мира как такового, мира «как он есть», не существует - представ ления
о мире рождаются в ходе деятельности с ним, и мир может быть в КОГНИТИВНАЯ ГРАММАТИКА (cognitive grammar, (cognitive
принципе изображен по-разному; ср. [Varela, Thompson, Rosen Grammatik) - термин используется как в более широком, так и более
1993: 40-41 и др.]. узком и специальном смысле. В первом случае имеются в виду
Источниками К. считаются иногда кибернетические исследо- грамматические концепции или же грамматические модели описания
вания и в связи с этим говорят о кибернетическом этапе когнитивной языков, ориентированные, как и вся когнитивная лингвистика, на
науки, который оказался в ее развитии исключительно плодотвор- рассмотрение когнитивных аспектов языковых явлений, т.е. на их
ным: на это время приходится и распространение идей о необходи- объяснение по их связи и сопряженности с процессами познания мира
и такими когнитивными феноменами, как восприятие, внимание,
мости использования методов математического моделирования и память, мышление и т.п., ср. [Герасимов 1985 с библ.]. В этом смысле
математической логики в психологии, при изучении мышления, и термин К. Г. близок или даже синонимичен термину «когнитивная
изобретение компьютеров, и разработка теории систем и, наконец, лингвистика», и нередко предметом исследования в той и другой
создание теории информации. Очевидная новизна всего этого ставит объявляются процессы порождения и понимания языковых сообщений,
под сомнение мысли о том, что у К. были свои предтечи в картезиан- процессы категоризации и концептуализации мира и отражение их в
ской философии - современное исследование проблем когниции и языке, а, главное, проблема знаний и базы знаний, необходимых для
владения языком и его использования. У истоков К.Г. считаются тогда
знания не имеет прямых аналогий [de Colder 1989: 107]. Необходимо
стоящими такие ученые; как Рэй Джекендофф, Дж. Лакофф, Ч.
отметить, что вопрос о соотношении картезианства и К. получал в Филлмор, У. Чейф и др. В более узком смысле слова К.Г. считают,
истории когнитивной науки и другую интерпретацию и был тесно однако, детищем Рона Ленекера (в русской традиции его имя переда-
связан с обсуждением лингвистических и философских идей ется также как Лангакр), и тогда имеется в виду особый тип
Н.Хомского, который, как известно, подчеркнул в одной из своих грамматического описания языка, в котором - в противовес генера-
монографий [Chomsky 1966] в начале своей деятельности близость тивной грамматике и в отличие от нее - делается попытка дать объе-
картезианству (лингвистические исследования подтверждали, по его диненное описание лексикона и синтаксиса, предлагая для характе-
ристики участвующих в их строении единиц понятие двустороннего
мнению, рационализм и положение о врожденности языковой спо- знака, или символов. В К.Г. выделяются только три типа базовых
собности). Позднее Н.Хомского неоднократно упрекали за то, что он структур: символические структуры, семантические структуры и фо-
преувеличивал когнитивные и формальные свойства языка и т.п., но нологические структуры, причем первые из них организуются как
Хомский связывал с картезианством репрезентационную теорию биполярные, т.е. устанавливающие ассоциативную связь между оп-
человеческого разума, и именно это было ему особенно важным; ср. ределенной фонологической последовательностью и ее семантическим
[Chomsky 19911: 17-18; Leiber 1991]. Рассуждения о картезианстве, содержанием, ср. [Langacker 1987, 76 и ел.; Langacker 1988 и др.). В
часто встречающиеся в трудах Н.Хомского, позволили ему сформу- более поздних версиях К.Г. подчеркивается ее ориентация на анализ
ментальных репрезентаций языковых форм, участвующих в ког-
лировать впоследствии основные проблемы теоретической лингвис- нитивной обработке языковых данных [Langacker 1991, 511]. К
тики как вопросы об источниках лингвистического знания, его при- главным установкам К.Г. ее автор относит следующие: 1)
роде и его использовании; см. [Chomsky 19862: 3; 19882: 3; Kasher семантическая структура конкретного языка не является
I
универсальной, ибо она в значительной степени зависима от специ-
фики этого языка; она базируется на конвенциональной образности
48
49
и соотносительна со структурами знания, объективируемыми в язы- мантики дает возможность, по мнению Р.Ленекера, проведения есте-
ке; ственного и унифицированного ее описания [Langacker I987, 156].
2) грамматика (синтаксис) не образуют отдельного и/или ав- 3. Лексикон и грамматика являются хранилищами
тономного уровня репрезентации языковых форм в голове человека; «конвенциональной образности», которые различаются от языка к
грамматика знакова или символична, по своей природе представляя языку. «Если один язык вербализует нечто как cold, другой - как
собой конвенциональное отражение в символической форме опреде- have cold, третий - it is cold to me, то эти высказывания различаются
ленных семантических структур; семантически, хотя и относятся к характеризации одного и того же
3) значимого противопоставления грамматики и лексикона не опыта, так как они используют различные образы для структурации
существует, лексика, морфология и синтаксис образуют континуум одного и того же содержания» [Langacker 1987; 47]. Таким образом
символических (знаковых) структур, дифференцируемых по разным значение специфицировано в каждом языке. Полной универсально-
параметрам и включаемых в разные компоненты языка лишь услов- сти невозможно признать даже при условии, что когнитивные спо-
но. собности человека и его опыт вполне сопоставимы в различных
В целом ряде отношений К.Г. может быть сближена с другими культурах.
грамматическими и/или когнитивными концепциями, но она отлича- 4. Различия в грамматическом «поведении» языковых единиц
ется от них стремлением создать более полную картину структурации корректирует с последующими различиями и в их значении. Таким
и функционирования языковых явлений, притом такую, в которой образом, в отличие от генеративной грамматики К.Г. не рассматри-
основное внимание уделяется феноменам значения и принципам вает грамматику (синтаксис) как конструктивное средство. Любые
концептуализации мира [Langacker 1987, Введение]. К.Г. разделяет в трансформации в К.Г. рассматриваются как ведущие к разным се-
этом отношении многие установки и многие исследовательские цели мантическим или по крайней мере прагматическим последствиям
с когнитивной психологией и с моделированием искусственного ин- [Langacker 1991,53].
теллекта. Но хотя она и черпает некоторые идеи из этих областей При всей несомненной новизне К.Г. и привлекательности ее
знания, следует подчеркнуть, что лингвистика не может заимствовать общих постулатов, применение ее на практике кажется достаточно
готовых моделей и только собственно лингвистический анализ может проблематичным. Возражения вызывает несомненно и определенная
привести к адекватному представлению и лингвистических «громоздкость» и растянутый характер описания по предлагаемой
структурах. Вместе с тем такой анализ в целом ряде отношений зави- модели, части которой кажутся скорее декларативными, нежели кон-
сим от когнитивной интерпретации данных и общего понимания кретно указывающими на способы лингвистического описания, при-
когнитивных способностей человека, и именно это оправдывает на- менимые на практике
звание нового типа грамматики грамматикой когнитивной, ср., 5. В К.Г. выделяются три основных типа отношений между
[Langacker 1987,5-7]. компонентами сложной структуры. Символизация -- отношения,
1. Грамматика языка в К.Г. есть структурированный инвен- устанавливаемые между семантической и фонологической структу-
тарь конвенциональных лингвистических единиц. При этом разные рами. Категоризация - отношения, характеризуемые Р.Ленекером в
классы единиц могут иметь и различную степень конвенционально - терминах схематизации. Интеграция - отношения между компонен-
сти [Langacker 1987; 12] тами сложной структуры.
2. Значения приравниваются концептуализации, т.е. эксплици- 6. Коннекционистская модель репрезентации знании
руются как когнитивная переработка [там же; 5]. Лингвистическая оказывается наиболее близкой концепции К.Г.
семантика в концепции К.Г. имеет энциклопедический характер, так 7. Язык, в целом, не считается отдельным «модулем» в психо-
как лингвистические выражения значимы не сами по себе, а в силу логической структуре: язык вызывает другие когнитивные системы и
того, что они обеспечивают доступ к различным структурам знаний, интегрирован в более общую психологическую организацию
которые и позволяют «обнаруживать» смысл высказывания [Langacker 1988].
[Rumelhart 1989]. Таким образом в К.Г. противопоставление семан- Ю.П., Е.К.
тики прагматике (или знании лингвистических экстралингвистиче-
ским) рассматривается в значительной мере как искусственное
(неестественное). Автономность лингвистической семантики призна-
ется ошибочной, а знание значения слова в словарной статье словаря КОГНИТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (cognitive activity;
- недостаточным, узким, далеким от когнитивной реальности и даже activits cognitive) - «ухватывание» и установление смысла, вслед за
неадекватным. Энциклопедическая концепция лингвистической се- Г.Фреге рассматриваемое [Biihler 1983: 48-65] как

50 51
своеобразный когнитивный процесс установления когнитивной зна- КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА (cognitive linguistics;
чимости языкового выражения, его информативности. Смыслы же kognitive Lingustik; lingulstique cognitive) - лингвистическое направле-
выражения считаются тогда объектами когнитивной деятельности и ние, в центре внимания которого находится язык как общий когни-
когнитивных установок. Например, в концепции «игровой семанти- тивный механизм, как когнитивный инструмент система знаков,
ки» Я.Хинтикки [Hintikka 1975] смысл выражения является функцией, играющих роль в репрезентации (кодировании) и в трансформиро -
дающей множеству возможных миров некоторый экстенсионал вании информации. Эта система, в противоположность другим се-
(предложениям приписывается некоторое истинностное значение, миотическим инструментам человека, одновременно является объек-
привязанное к конкретному набору возможных миров). том и внешним, и внутренним для субъекта, конституированным
Результаты К.Д. могут связываться с образованием системы независимо от него и подлежащим усвоению в онтогенезе. Такая
смыслов (концептов), относящихся к информации относительно ак- двойственность языка отличает язык от остальных когнитивных
туального или возможного положения вещей в мире - т.е. к тому, что видов деятельности [Сагоп 1983: 17-18]. В механизмах языка сущест-
индивид знает, предполагает, думает и/или воображает об объектах венны не только мыслительные структуры сами по себе, но и матери-
действительного и возможных миров [Павиленис 1983: 102] и что альное воплощение этих структур в виде знаков со своими «телами»
входит в концептуальную систему человека. [Armstrong, Stokoe, Wilcox 1995: 34].
К.Д. как составная часть сознания человека (другие компонен- В сферу К.Л. входят «ментальные» основы понимания и про-
ты сознания: компетенция - способность генерировать акты созна- дуцирования речи, при которых языковое знание участвует в перера-
ния - и конкретное знание - результат когнитивной деятельности, ботке информации. Результаты исследований в области К.Л. дают
используемый в дальнейших когнитивных актах человека) развора- ключ к раскрытию механизмов человеческой когниции в целом
чивается в определенном культурном контексте, что сильно ограни- [Deane 1992: 1], особенно механизмов категоризации и концептуали-
чивает набор допустимых «возможных миров» [Morin 1986: 11]. В зации [Smith 1993: 531]. Поскольку в К.Л. на явления языка, особенно
частности, содержание мифов, этические нормы, политические уста- на значение и референцию, смотрят через призму когниции человека
новления, религия и др. компоненты культуры сказываются на про- [Benthem 1991: 25], лексическая структура языка трактуется как ре-
цедурах и результатах К.Д. Отсюда и представление о когнитивной зультат взаимодействия когниции человека с семантическими пара-
деятельности как о наборе процедур, переводящих одну реальность метрами, присущими данному языку [Senft 1994: 414]; ср.
человека в другую.
[Dobrovol'skij 1995:9]; см. параметризация языка.
В более широком значении К.Д. - деятельность, в результате В отличие от остальных дисциплин когнитивного цикла, в
которой человек приходит к определенному решению и/или знанию, К.Л. рассматриваются когнитивные структуры и процессы, свойст-
т.е. мыслительная деятельность, приводящая к пониманию венные человеку как homo loquens: системное описание и объяснение
(интерпретации) чего-либо. В таком случае связь К.Д. с пониманием механизмов человеческого усвоения языка и принципы структуриро-
предложений не обязательна [Pylyshyn 1984: 197-198]. Иногда поэтому вания этих механизмов [Felix, Kanngiesser, Rickheit 1990: 1-2]. Мен-
К.Д. соотносится напрямую с понятием мышления, но относится тальные процессы не только базируются на репрезентациях, но и
прежде всего к процессам, сопровождающим обработку информации соответствуют определенным процедурам - «когнитивным вычисле-
и заключающимся в создании особых структур сознания: тогда в ниям» [Eschcnbach et al. 1990: 37-38; Демьянков 1989], что ведет к
К.Д. участвуют разные системы переработки информации, а потому
постановке вопросов о числе и типе операций, совершаемых над
образуемые структуры сознания нетождественны и зависят от того,
по какому каналу пришла к человеку информация. символами.
В отличие от остальных видов К.Д., язык обладает двойствен- Центральная задача К.Л. состоит в описании и объяснении
ным характером [Сагоп 1983: 17-18]: как когнитивный инструмент языковой способности и/или знаний языка как внутренней когни-
он является системой знаков, играющих роль в репрезентации тивной структуры и динамики говорящего-слушающего, рассматри-
(кодировании) и в трансформировании информации. Это внутренняя ваемого как система переработки информации, состоящая из конеч-
сторона языка. Есть и внешняя: язык как независимый от человека ного числа самостоятельных модулей [Wunderiich, Kaufmann 1990:
объект, подлежащий усвоению: его функция репрезентирования ге- 223] и соотносящая языковую информацию на различных уровнях
нетически и функционально неотделима от функции коммуникации. [Демьянков 19942].
Существуя как новая область теоретической и прикладной
О.Д.,Л.А. лингвистики, К.Л. оказывается связанной с изучением когниции в ее
лингвистических аспектах и проявлениях, с одной стороны, и с ис-
52 следованием когнитивных аспектов самих лексических, грамматиче-
53
символическими (стоящими взамен чего-то другого), когнитивная
ских и пр. явлений, с другой. В этом смысле она занимается как ре- лингвистика имеет немало точек соприкосновения с семиотикой, а
презентацией собственно языковых знаний в голове человека и со- часть возникающих в этой связи проблем (иконичности и индек са
прикасается с когнитивной психологией в анализе таких феноменов, л biioci и знаков, соотношения тел знаков с теми концептами, передаче
как словесная или вербальная память, внутренний лексикон, а также в которых эти тела служат, различий в типах знаков, зависящих от их
анализе порождения, восприятия и понимания речи, так и тем, как и в протяженности и уровня и т.п.) затрагивают интересы обеих наук и
каком виде вербализуются формируемые человеком структуры знания, могут быть решены лишь на их стыке; ср. также [Jorna 1990]. О
а, следовательно, К.Л. вторгается в сложнейшую область иссле- разграничении областей когнитивной психологии и когнитивной
дования, связанную с описанием мира и созданием средств такого лингвистики см. также, помимо указанного выше и в статье о К.П.
описания. См. [Кубрякова 1992; Кубрякова 1994i; 1994:]. [Katz 1984]; учитывая и то, что если К.П. занимается всеми
Начало К.Л. приходится на 80-е гг. и иногда его связывают с когнитивными способностями человека и их взаимодействием, а К.Л.
симпозиумом в Луйсбурге, организованном Рейс Дирвеном в 1989 г., и - только такой когнитивной способностью, как язык, последняя все
созданием Международной Когнитивной Лингвистической Ассо- равно связана с К.П., описывающей интеракцию разных когнитив-
циации, участвующей ныне в выпуске специальных изданий по К.Л. ных способностей в разных типах деятельности человека (прежде
Ее возникновение было вызвано новым пониманием языка и подчер- всего - в коммуникативной).
киванием в нем (в тесной связи с идеями когнитивной науки( его
психического, ментального аспекта. Определение языка как явления В.Д, Е.К.
когнитивного или когнитивно-процессуального, акцент на том, что
язык передает информацию о мире [Soames 1988: 185, 202], что он
многосторонне связан с обработкой этой информации [Schwarz
1992], что он имеет прямое отношение к построению, организации и КОГНИТИВНАЯ МЕТАФОРА (спи. концептуальная метафо-
усовершенствованию информации и способов ее представления ра; cognitive/conceptual metaphor) - одна из форм концептуализации,
[П а пиление 1983: 28], что он, наконец, обеспечивает протекание ком- когнитивный процесс, который выражает и формирует новые поня-
муникативных процессов, в ходе которых передаются огромные пла- тия и без которого невозможно получение нового знания [Гелия
сты знаний и используются - не менее значительные и сложные 1988; Маккормак 1990; Теория метафоры 1990 и др]. По своему ис-
[Rickheit, Strohner 1993] - все это придало новое направление лин- точнику К.М. отвечает способности человека улавливать и созда -
гвистическим исследованиям; ср. [Nuyts 1992]. вать сходство между разными индивидами и классами объектов
Хотя область К.Л. еще окончательно не сложилась -- ср. [Арутюнова 1990: 15].
[Schwarz 1992: 37], уже сегодня в ней выделились, с одной стороны, При наиболее общем подходе метафора рассматривается как
многочисленные течения, характеризующиеся своей общей когни- видение одного объекта через другой и в этом смысле является одним
тивной организацией (ср. [Герасимов 1985]) и демонстрирующие из способов репрезентации знания в языковой форме. Метафора
проекты разных типов когнитивных грамматик, когнитивных иссле- обычно относится не к отдельным изолированным объектам, а к
дований дискурса, когнитивных лексикологии и т.п. С другой стороны, сложным мыслительным пространствам (областям чувственного или
в активно разрабатываемой области семантики предлагаются разные социального опыта). В процессах познания эти сложные непосредст-
варианты когнитивных ее версий - прототипическая семантика, венно ненаблюдаемые мыслительные пространства соотносятся через
концептуальная семантика, фреймовая семантика и др. могут считаться метафору с более простыми или с конкретно наблюдаемыми
ее интересными разновидностями; ср. [Демьянков 1992; 19943; мыслительными пространствами (например, человеческие эмоции
Харитончик 1992; Беляевская 1994 и др.]. Наконец, можно выделить сравниваются с огнем, сферы экономики и политики - с играми,
целый цикл лингвистических проблем, получающих новое освещение и спортивными соревнованиями и т.д.). В подобных метафорических
новое решение в силу их освещения с когнитивной точки зрения. Это представлениях происходит перенос концептуализации наблюдаемого
прежде всего проблемы категоризации и концептуализации, мыслительного пространства на непосредственно ненаблюдаемое,
рассматриваемые в многочисленных публикациях (см.); проблемы которое в этом процессе концептуализируется и включается в общую
языковой картины мира; проблемы соотнесения языковых структур с концептуальную систему данной языковой общности. При этом одно
когнитивными; проблемы частей речи и т.п. - все то, с чем связано и то же мыслительное пространство может быть представлено по -
освещение ментальных репрезентаций и их языковых «привязок» средством одной или нескольких концептуальных метафор.
(коррелятивных им языковых форм). Важно также отметить, что Различаются следующие основные типы метафор, задающие
поскольку репрезентации обычно считаются единицами аналогии и ассоциации между разными системами понятий и порож-

55
54
моделей текста (Джонсон-Лэрд), К.М. понимания [Дейк, Кинч 1988:
173] или К.М. обработки текста [Караулов, Петров 1989: 7-10; Дейк
дающие частные метафоры [Лакофф, Джонсон 1990; Lakoff 1987; 1989: 71-72], которые, в свою очередь, требуют построения К.М.
Lakoff, Johnson 1980; Reddy 1979; Langacker 1991]. отдельных ситуаций. Когнитивное моделирование, состоящее в по-
1. Структурные (structural) метафоры концептуализируют от строении К.М. речи, зрительного восприятия и т.д., выясняет как
дельные области путем переноса на них структурации другой облас- состав информационно самостоятельных модулей, так и механику их
ти. 2. Онтологические (ontological) метафоры катетеризуют абст- взаимодействия и «архитектуру» единой системы модулей [Altmann
рактные сущности, путем очерчивания их границ в пространстве. 1990: 1].
3. Метафора «канал связи/передача информации» (conduit metaphor) 3. Характеристика процесса категоризации в естественном языке;
представляет процесс коммуникации как движение смыслов, напр., по [Лакофф 1988: 31], выделяются четыре типа К.М.: про-
«наполняющих» языковые выражения (вместилища), по «каналу», позициональные, схематические (образные), метафорические и мето-
связывающему говорящего и слушающего. 4. Ориентационные нимические; фактически же при этом описываются механизмы мыш-
(orientational) метафоры структурируют несколько областей и зада ления и образования концептуальной системы человеческого сознания
ют общую для них систему концептуализации; они в основном свя- как той базы, на которой мышление протекает. Такое понятие
заны с ориентацией в пространстве, с противопоставлениями типа объединяет различные подходы в когнитивной науке (синонимы:
«вверх—вниз», «внутри—снаружи», «глубокий—мелкий», концептуальная область, сцена, наивная модель - «folk model») и
«центральный—периферийный» и др. Так, в английском языке соответствует структуре знания, служащей фоном для когнитивной
«счастье, здоровье, сознательное, рациональное» описывается через переработки, в частности, для выяснения значения высказывания
метафору «наверху», «сверху», «вверх» (up), тогда как «несчастье, [Rudzka-Ostyn 1993: 1]. По [Lakoff 1987: xii-xv], в рамках «реализма
болезнь, смерть» г- через метафору «внизу», «вниз» (down). опыта» («experiential realism», или experientialism), теория К.М. должна
5. Метафора «контейнер» (container metaphor) представляет смыслы использовать традиционные взгляды на категоризацию, значение и
как «наполнения контейнеров» - конкретных языковых единиц. разум для описания эмпирических данных и основана на следующих
6. Метафора «конструирование» (blockbuilding metaphor) представ- положениях:
ляет смысл крупных речевых произведений как «конструкцию» из - главная часть наших концептуальных систем непосредствен
более мелких смыслов. но основана на восприятии, на движении нашего тела и на физико-
В разных языках одни и те же мыслительные пространства социальном опыте человека;
концептуализируются с помощью разных К.М. Подробное исследо- - мысль образна: концепты, не прямо основанные на опыте,
вание таких пространств и типов метафор см. также [Heine, используют метафору, метонимию и «ментальную образность», что
Traugott eds. 1990; Hopper, Thompson 1993], в которых эти явления выходит далеко за рамки зеркального отражения, или репрезентиро
изучаются с точки зрения их значимости для процессов грамматиза- вания, внешней реальности;
ции. Под ними имеются в виду трансформации конкретных лексиче- - мысль обладает гештальтными свойствами, а потому не ато-
ских единиц (например, глаголов движения или существительных, мистична; концепты имеют общую структуру, выходящую за преде-
обозначающих части тела человека) в более абстрактные, граммати- лы простого соположения (по фиксированным правилам) понятий
ческие, средством чего оказывается метафорический перенос. ных «строительных блоков»;
- мысль - нечто большее, чем механическое манипулирование
Л.Л. абстрактными символами и обладает экологической структурой:
эффективность когнитивной переработки (например, при обучении и
запоминании) зависит от общей структуры концептуальной системы
и от того, какие именно понятия из нее задействованы в данный
КОГНИТИВНАЯ МОДЕЛЬ (cognitive model; kognitives Mod- момент.
ell; modclc cognitif) - термин, использующийся по меньшей мере в
трех значениях: В.Д., Е.К.
1. Концепция «язык есть разновидность когнитивного процес-
са». В ней язык и его познание относятся к компетенции
когнитивной науки и не является монополией лингвистики
[Герасимов, Петров 1988: 5 и ел.].
2. Модель понимания текста как результата естественной об-
работки языковых данных. Тогда говорят о построении ментальных

57
56
КОГНИТИВНАЯ НАУКА/КОГНИТИВНЫЕ НАУКИ; знания, что изучение его не может быть ограничено рамками одной
(cognitive science/sciences) - наука/науки, занимающиеся человеческим дисциплины, даже такой, которая занималась им специально - пси-
разумом и мышлением (mind) и теми ментальными (психическими, хологии [Вгипег 1988: 82; Schwarz 1992: 14; Johnson-Laird 1983: XI].
мыслительными) процессами и состояниями, которые с ними связаны - История К.Н. ярко демонстрирует и тот факт, что для исследования
см. [Виноград 1983: 126; The Cognitive Turn 1989: 72; Varela, сложных объектов ученые должны собираться в определенные научные
Thompson, Rosch 1993: 38 и др.]; наука/науки, предметом кото- сообщества - один индивид уже не в состоянии овладеть всеми
рых/которой является когниция - познание и связанные с ним струк - необходимыми данными об объекте [Giere 1989: 3].
туры и процессы - см. [Eckardt 1993: 57; Pylyshyn 1984: XI]; исследо- Какие же науки объединяет или пытается объединить К.Н.? -Не
вание феномена знания во всех аспектах его получения, хранения, вызывает сомнения, что у истоков К.Н. стояли когнитивная пси-
переработки и т.п., в связи с чем главными проблемами К.Н. счита- хология и лингвистика (или - психолингвистика); к числу когнитив-
ются вопросы о том, какими типами знания и в какой форме обладает ных наук причисляют, однако, то философию, лингвистику, антро-
человек, как репрезентировано знание в его голове, каким образом пологию и нейронауки - см. [Thagard 1989: 72], то прибавляют к пе-
приходит человек к знанию и как он его использует - см. [Schwarz речисленным дисциплинам психологию и логику [Gardner 1985: 7], то
1992: 14-15]; хотя непосредственные объекты этой науки включают в их состав моделирование искусственного интеллекта
определяются по-разному, чаще всего этим объектом оказывается (см. схему, приводимую в Предисловии), то, наконец, справедливо
информация и главное - обработка информации и ее переработка, указывают на связь К.Н., причем в самом ее зарождении, с методами
причем не только человеком, но и машиной (компьютером), т.е. все математического моделирования, теорией информации, кибернетикой
виды деятельности с информацией. Согласно более распространен-
и, конечно же, с компьютерной наукой. В европейских направлениях
ному взгляду, - указывает Р.Шепард, - К.Н. - это наука о системах
представления знании и получения информации; менее распростра- когнитивизма отмечается также связь К.Н. и семиотики, что для
ненной, но более приемлемой точкой зрения на К.Н. является ее оп- настоящего периода его развития очень существенно; ср. [Jorna 1990].
ределение как науки об общих принципах, управляющих менталь- Несмотря на исключительную престижность когнитивных ис-
ными процессами, т.е. определение, подобное тому, что дается теоре- следований и их широчайшую распространенность, несмотря на
тической физике [Shepard 1988: 45]. значительное влияние когнитивизма и на такие науки, как литерату-
Как показывают эти определения, несмотря на определенную роведение, социология, антропология и др., К.Н. не может считаться
близость в указаниях на предмет или объект исследования К.Н. - это и монолитной или же предложившей какой-либо один подход к иссле-
знание, и познание, и информация, и человеческий разум и сознание, дованию когниции и разума; см. [Jorna 1990: I I ; Eckardt 1993: 1 и 15].
и человеческий мозг как носитель соответствующих систем и их Иногда утверждают поэтому, что когнитивными называют науки,
биологическая основа и т.п., - все же в разных дефинициях К.Н. на- каждая из которых занимается когницией со своих собственных по-
зываются разные феномены, и рассмотрение каждого из них привносит зиций и применяя свои методики. Однако дело К.Н. заключается как
в науку/науки свою специфику, к тому же каждое направление по сути раз в том, чтобы интегрировать данные из разных наук под опреде -
требует своего собственного эмпирического подтверждения и своей ленным углом зрения, а для этого сформулировать известные пред -
теоретической платформы. Такая ситуация заставляет признать, что посылки исследования и его конкретные цели; ср. [Felix, KanngieВer,
скорее всего обозначение «когнитивная наука» относится к обширной Rickheit 1990].
и весьма общей программе научных исследований, объединяемых На более ранних этапах развития К.Н. говорили о двух допу -
связующим их единым объектом - когницией. Термин К.Н. следует в щениях:
связи с этим рассматривать как «зонтиковый» для объединения - человеческий интеллект может изучаться как материальная
определенного количества научных дисциплин и создания символическая система, которая понимается как «своего рода маши
междисциплинарной науки, которая вырабатывает методы и приемы, на, которая порождает развертывающийся во времени набор сим
необходимые для интеграции усилий ученых разных специальностей с вольных структур»; для человека такими структурами являются мен-
целью более адекватного и полного представления об одном из самых тальные репрезентации;
сложных феноменов природы - человеческого сознания и разума. - свойства материальной символической системы изучаются
Объединение наук в рамках когнитивизма диктуется прежде на таком уровне анализа, который позволяет абстрагироваться от
всего пониманием того, что разум - настолько сложный объект по- физической или технической стороны указанной системы, а также от
V
материальной стороны механизмов, производящих некие операции с
символами [Виноград 1983: 127]. Иными словами, хотя в когнитив-
58
59
ной парадигме когниция и связывается с определенной ее физической кущим когнитивным исследованиям и, наконец, существует уже не-
«имплементацией» (реализацией) и считается, что когнитивные про- сколько обзоров исторического характера, отражающих как предтечи
цессы протекают в том или ином материальном виде, воплощении К.Н., так и ее составляющие. Мы уже указали на эти работы в
(как в человеке, так и в машине), сами эти процессы можно полагать Предисловии. Вместе с тем необходимо отметить, что характеризуя
независимыми от этого обстоятельства и изучающимися в основном в К.Н., говорят о том, что у этой науки длительное прошлое, но весьма
их функциональном аспекте; ср. [Pylyshyn 1984; Kirkeby 1994: 593 и ел.; краткая предистория [Gardner 1985: 9]. И, действительно, человече-
Schifier, Steele 1988]. Поскольку признается также несводимость ским интеллектом, закономерностями мышления, источниками знаний
когнитивных процессов к описаниям, сделанным какой-либо одной и процессами его достижения, а также мозгом, психикой и мен-
наукой, постулируется необходимость обращения к данным разных тальными состояниями и актами - всем этим давно занимались фи -
наук и интеграции этих данных; это объясняет междисциплинарный лософия и логика, психология и биология. В философии существовал
характер К.Н. Требования этого рода подкрепляются и тем, что даже специальный раздел, посвященный теории познания, а интерес к
функционального описания ждут все когнитивные составляющие гносеологии и эпистемологии, методологии и истории науки ха-
когнитивной системы разума •- память, внимание, воображение, рактерен отнюдь не только для К.Н. И все же надо решительно под-
мышление, восприятие и т.п., а каждая такая составляющая - от- черкнуть тот факт, что в рамках К.Н. все эти и аналогичные им про -
дельный механизм обработки информации, - уже имеет собственную блемы звучат по-новому и решаются по-новому и что с самого начала
историю се изучения и может исследоваться самостоятельно. ученых, стоящих у истоков новой науки, отличала несомненная
Признается для К.Н. и другая система допущений, и хотя об- оригинальность, и что как о когнитивной революции, так и о рево -
щим для всей когнитивной программы является прежде всего попытка люции хомскианской говорят не случайно. Когнитивизм знаменовал
«функционально идентифицировать ментальные • состояния, в появление новой парадигмы научного знания, и с ним в историю
терминах их взаимодействия между собой, в абстракции от матери- науки пришло новое понимание того, как следует изучать знание,
альной реализации в мозгу» и в терминах моделей «внутренней пере- как можно подойти к проблеме непосредственно не наблюдаемого
работки» (inner processing) информации - ср. [Демьянков 1994:: 17 и -прежде всего к проблеме внутреннего представления мира в голове
ел.], в число исходных установок включают также помимо допущений человека: ключевыми понятиями для начальных периодов К.Н. ста-
об уровне ментальных репрезентаций новятся понятия репрезентаций, структур представления знаний,
- положение о том, что центральным для всей проблематики нетождественных по своей модальности, объему, близости репрезен-
является обращение к компьютеру как служащему самой наглядной и тируемому оригиналу и т.п.
самой убедительной моделью того, как работает человеческой мозг Первый этап в развитии К.Н. и был посвящен, собственно,
(си. подробнее компьютерная метафора), а также позволяющему разработке идей репрезентационализма и освещению той деятельности
имитировать на нем отдельные когнитивные процессы (например, человека, которая могла быть определена как оперирование мен-
обучения или экспертного знания и т.п.); тальными репрезентациями, выступающими прежде всего как символы
- положение о том, что сегодня можно сознательно отвлечься чего-то, находящегося «извне», в реальном или выдуманном мире, но
при изучении когнитивных структур и процессов от воздействующих всегда как стоящего взамен чего-то. «Когнитивизм - взгляд, согласно
на них эмоциональных, культурологических и исторических факто- которому человек должен изучаться как система переработки
ров, хотя и признается, что такая процедура носит методологически информации, а, поведение человека должно описываться и объяс-
временный характер; см. [Gardner 1985: 6-7]. Исследование этих и няться в терминах внутренних состояний человека. Эти состояния
тому подобных факторов входит, правда, в перспективу когнитивно- физически проявлены, наблюдаемы, и интерпретируются как полу-
го анализа [Eckardt 1993: 341], который в будущем поможет решить и чение, переработка, хранение, а затем и мобилизация информации
вопрос о том, что представляет собой мозг человека и насколько для рационального решения разумно формулируемых задач»
оправданно его определение как устройства компьютерного типа. [Демьянков 1994i: I]. Подобное определение когнитивизма означало,
В настоящее время широко обсуждаются вопросы о дате что центральной проблемой для всего этого направления оказывался
«рождения» К.Н. (здесь выдвигаются и мнения о том, что зарождение вопрос о том, в каких именно терминах следует описывать и объяс -
науки приходится на середину 50-х гг., и мнение о том, что этой датой нять все манипуляции с информацией, и ответом на этот вопрос яв-
должна быть признана организация Центра по когнитивным лялся тезис об операциях с символами и над символами
исследованиям в Гарварде в 1960 г. и даже мнение о том, что распро - (ментальными репрезентациями). Но с символами оперировали и
странение этой парадигмы знания связывается с 70-ми гг. в амери- компьютеры. Сопоставление работы компьютера и деятельности
канской науке). Много изданий и журналов посвящаются также те- мозга детерминирует основную линию анализа внутри многих на-

60 61
правлений К.Н. и предопределяет поиски решений многих когнитив- таким образом, несомненной. См. также [The Making of Cognitive
ных проблем имитацией ментальных процессов на компьютере. Со- Science 1988].
ответственно, ключевыми понятиями К.Н. становятся и такие поня- В истории К.Н. уже можно, по всей видимости, выделить по
тия как обработка знаний (processing) или их «вычисление» крайней мере два указанных выше этапа - этап узкого когнитивизма
(computation). Чем-то вроде вычисления начинает считаться и ра- (см.), который сменяется этапом все возрастающей роли таких новых
зумное поведение человека [Caplan 1989]. Но аналогия операций на моделей работы мозга, как коннекционистские (модели так называе-
ЭВМ и в мозгу человека (см. компьютерная метафора) оказывается мой параллельно распределенной обработки информации
настолько глубокой, что многие ученые начинают считать, что и Дж.МакКлеланда и Д.Румельхарта [Parallel Distributed Processing
К.Н. должна изучать не только человеческое мышление, но включить 1986]).
также в предмет своего исследования все процессы переработки зна- С широким распространением К.Н. можно связать появление
ний - как осуществляемые человеком, так и машиной. Дискуссии о разных школ и разных направлений в разных странах. В европей-
правомочности такого взгляда на веши определяют и сегодня борьбу
ских течениях К.Н. особое внимание уделяется процессам языковой
мнений о сущности когнитивной парадигмы.
обработки информации, в американских направлениях огромный
Рефлексы этой полемики особенно существенно сказываются скачок вперед сделали когнитивная психология, в которой накопи-
на втором этапе развития когнитивизма, который в Америке испыты- лись значительные массивы данных экспериментального порядка, а
вает радикальные преобразования под влиянием коннекционизма, а
в Европе сказывается на обращении к проблеме языковой обработки также нейронауки.
данных в первую очередь. Е.К.
Связь лингвистики и психологии, характеризовавшая началь-
ные этапы становления К.Н. - см, подробнее [Кубрякова 1992; 1993;
1994:], приобретает настолько тесный характер, что проблемы пони-
мания речи и порождения речи начинают ставиться в новом ключе КОГНИТИВНАЯ ОБРАБОТКА И ПЕРЕРАБОТКА
-они вызывают к жизни поток специальной литературы, направлен- (cognitive processing; kognitive Verarbeitung) - процесс переработки
ной на объяснение всей речемыслительной деятельности с когнитив- информации человеком, аналог вычислительной процедуры.
ной точки зрения; ср. [Кубрякова 199Ь; Rickheit, Strohner 1993; Выявление принципов К.П. языковых данных - восприятия и
Schwarzl992nflp.]. понимания речи -является центральной задачей когнитивной
Яркая тенденция сблизить исследование когниции с изучением лингвистики. В частности, в процедурной семантике [Miller, Johnson-
языка становится, несомненно, отличительным признаком всей К.Н. Laird 1976; Johnson-Laird 1983], а также в лингвистических теориях
«Существует искушение, - указывает Г.Харман, - определить К.Н. Чейфа и Джекендоф-фа - см. [Langacker 1990: 1], значение языковых
как представляющую собой научное изучение когниции, но это че- выражений считается результатом К.П., называемой
ресчур узкое ее понимание: с одной стороны, в центре интересов К.Н. концептуализацией. В когнитивной грамматике [Langacker 19872: 56]
находится язык, с другой стороны, взгляды на то, до какой степени подчеркивается, более того, что значение целиком относится к
изучение языка входит составной частью в изучение когниции, рас- ведению К.П., а не объективной реальности. Поэтому бессмысленно
ходятся. Поэтому лучше говорить о том, что К.Н. включает как ис - формулировать семантические описания в терминах условий
следование языка, так и исследование когниции, причем у этих ис- истинности (т.е. соответствия действительности). Выражения,
следований часто появляются как философские, так и чисто инже - описывающие «объективную» ситуацию, могут различаться по
нерные аспекты» [Herman 1988: 259]. значению, в зависимости от того, как эта ситуация рассматривается и
В словаре по когнитивной психологии отмечается в связи с «конструируется»: выражение навязывает образ этой ситуации.
этим, что К.Н. вырастет на основе трех начинаний: изобретения Конвенциональные образы, воплощенные символами языка
компьютера, развития психологии и подхода, определяемого анали- (лексическими и грамматическими единицами), предопределяют их
зом процесса обработки информации и исследованием ментальных семантическую значимость.
процессов, касающихся восприятия, памяти, языка и мышления и, Эффективность К.П. при усвоении знания и в работе памяти,
наконец, появлении теории генеративной грамматики со всеми ее по [Lakoff 1987: xii-xv], зависит от общей структуры концептуальной
ответвлениями [Eyscnck 1991: 60]. Связь хомскианской революции в системы и от того, что означают концепты.
лингвистике и когнитивного переворота в, науке представляется, Психологической реальностью обладают только те когнитив-
г ные процессы, которые выглядят как процессы «компьютации», или
вычисления (computational processes), что предполагает некоторое
62
63
посредничество репрезентациоиной системой. Эта система репрезен- шла свое выражение в языке и с помощью языковых средств, что
тации не может быть сама естественным языком- несмотря на то, что включает как анализ «готовых языковых единиц» (составляющих в
семантические свойства предиката любого естественного языка, дос- совокупности ментальный лексикон человека), так и анализ предло-
тупного для изучения, должны быть выразимы в рамках такой ре- жений, текста, дискурса, т.е. описаний, данных на естественном языке.
презентационной системы. Эту систему называют иногда языком При исследовании языковой обработки приходится всегда учитывать
мысли [Fodor 1975: 27]. Например, моделируя семантическую К.П. в интеракцию (взаимодействие) языковых структур с другими
ситуационной семантике, используют понятие «тип ситуации», от- когнитивными или концептуальными структурами. Языковые струк-
носящееся именно к ментальному метаязыку [Evans 1985: 2]. туры, подлежащие обработке, считаются репрезентирующими в па-
Само понятие К.П. - в иных терминах - присутствовало уже в мяти человека внешний мир и представляющими собой его менталь-
схоластической философии языка. Так, в понимании Фомы Аквин- ные модели; ср. [Schwarz 1992: 93 и др.].
ского К.П. - процесс естественной семиотики, связанный с общением, 80-е и. бы. in связаны с появлением разных моделей обработки
которое представляется затрудненным из-за множественности языковой информации как при порождении речи, так и при ее вос-
функций и значимостей элементов. Сообщения, которым обменива- приятии, причем особое внимание уделялось именно процессам по-
ются различные модули («способности»), функционируют одновре- нимания текста и дискурса, что вызвало к жизни поток исследований
менно как знак и как сигнал: их отправляют в качестве сигналов от по теме; см., например, [Rickhcit, Strohner 1993; Felix, KanngiеВеr,
одного модуля к другому, и в качестве таковых они являются знаками Rickheit 1990; Stevenson 1993; Сар1ап'1992и др.].
в некоторой последовательности знаков. Знание же есть необходимое Многие процессы, связанные с обработкой языковых данных
сообщение правды, естественным кодом которой является изучались издавна как в пределах психологии речи, так и - позднее -в
действительность. Означивание действительности - естественное рамках психолингвистики. Но начиная с 70-х гг. они стали важной
отношение, а коммуникация является необходимым, механическим частью когнитивной науки. С появлением компьютеров рассмотрение
актом знания, при том, что кодом является сама действительность: этих процессов приняло новую форму уже потому, что эти вы-
таким образом, естественный семиотический универсум полностью числительные машины были созданы специально для обработки и
упорядочен [Pellerey 1989: 101-104]. переработки информации и вся область ввода знаний и их фиксации в
в.д. виде банка знаний, а также операции по использованию этих знаний
стали связываться с работой ЭВМ. Рождаемое в эти годы пред-
ставление о человека как о своего рода информационно-
обрабатывающей системе, развивающееся в когнитивизме, базиро-
КОГНИТИВНАЯ ОБРАБОТКА ЯЗЫКОВЫХ ДАННЫХ; валось на сопоставлении человека и машины (см. также компьютерная
(language processing, Sprachverarbeitung) - когнитивная обработка метафора). Но в ходе этого сравнения, как и в развитии моделей
информации, поступающей к человеку во время дискурса, чтения, искусственного интеллекта, выявились не только известные черты
любого знакомства с языковыми текстами и т.п. и, таким образом, сходства при операциях с символами и над символами, но и принци-
осуществляемая как во время понимания, так и во время порождения пиальное отличие деятельности человека и компьютера - ведь в про-
речи. Нередко провозглашается центральной задачей исследования в цессах языковой обработки данных происходит не только когниция,
когнитивной лингвистике под влиянием общего определения когни- но и коммуникация, что, собственно, и делает эти процессы ситуа-
тивной науки как занимающейся процессами обработки информации тивно зависимыми и ситуативно обусловленными, интенциональны-
человеком (или машиной) во всех их аспектах; см., например, [Schifler, ми и т.п. К тому же в анализе дискурса речь идет не только о том,
Steele 1988]. Последним подчеркивается, что при анализе обработки что информация каким-то образом обрабатывается и «вычисляется»,
языковых знаний следует изучать не только те ментальные но и о том, что она как-то передается и должна интерпретироваться,
репрезентации, которые возникают по ходу обработки и/или что зависит от личности говорящего и слушающего и т.п.; ср.
извлекаются из долговременной памяти, но и те процедуры или опе- [Rickheit, Strohner 1993: особ. 9 и ел.].
рации, которые пр этом используются. Определяя лингвистику как Хотя выявившаяся возможность воспроизведения или имита-
когнитивную науку, указывают на то, что язык рассматривается при
этом как определенный когнитивный процесс, заключающийся ции процессов понимания текста и дискурса на компьютере
именно в переработке информации, заключенной в любом речевом (например, [Dinsmore 1991]) и обнаружила некоторые черты этих
произведении. Естественно, что внутри когнитивной лингвистики процессов, сходные и для машины и для человека, эксперименты
стремятся рассмотреть такую обработку информации, которая на- этого рода выявили отчетливо и те ограничения, которые характе-
ризуют работу машины по сравнению с деятельностью человека, и
64
65
напротив, которые свойственны разуму человека в отличие от искус-
ственного интеллекта. случае стали предметом анализа самой К.П. Психолингвистика с
этого времени как бы поглощается К.П.; см. [Tanenhaus 1989: 3-5].
Е.К. К.П. рождается как ветвь экспериментальной психологии, изу-
чающей протекание и специфику разных ментальных процессов в
голове человека, а также систем и механизмов, обеспечивающих их
осуществление, но с формированием когнитивной науки она сущест-
КОГНИТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ (cognitive psychology; венно меняет используемую методику этих экспериментов. Широкое
(cognitive Psychologic, Psychologic cognitive) - особое когнитивно ори- применение методов математического моделирования (например,
ентированное направление в психологии, связанное с изучением мен- кластерного анализа), использование методики и методологии теории
тальных состояний и ментальных процессов, характеризующих по- информации и кибернетики, развивавшей теорию управления
ведение человека и отличающих его от других живых существ. К.П. сложных систем, - все это радикально меняло и К.П. Представители
стояла у самых истоков когнитивной науки и обязана своим названием К.П. стали рано осознавать, что для создания новых концепций об
У.Найссеру, озаглавившему в 1967 г. свою известную книгу устройстве мозга и структуре и функциях человеческой психики не-
аналогичным образом; ср. [Neisser 1967; 1976: особенно 83 и ел.]. Зна- обходимо объединить усилия специалистов из разных сфер знания и
комый с идеями Ж.Пиаже и Н.Хомского, он был увлечен их пред- взять на вооружение новые предлагаемые ими методики и, прежде
ставлениями и креативном и конструктивном характере человеческой всего, использовать в этих целях вычислительные машины, компью-
деятельности и пытался восстановить пути, связывающие сенсорные теры. Такие психические феномены, как память, внимание, вообра-
ощущения человека с их дальнейшей обработкой и включением в жение, действие и его планирование стали изучать с применением
память. В более поздней книге, посвящаемой соотношению когниции и ЭВМ. Предлагавшиеся в К.П. когнитивные модели беспрестанно
реальности [Найссер 1976]. Нейссер говорит о К.П. как составляющей менялись и уточнялись, отдельные составляющие когнитивных систем
часть когнитивной науки и расширившей существенно область своих или когнитивной инфраструктуры человеческого мозга получали в
исследований под ее воздействием и влиянием. К.П. все более сложную и изощренную интерпретацию благодаря
Фактически когнитивный подход рождается именно в психо- массе новых открытий и экспериментальных данных. Оказалось.как
логии, где он знаменует прежде всего отказ от упрощенного понима- отмечает У.Найссер, что когнитивные процессы, здесь изучаемые,
ния психических процессов и человеческого поведения в терминах являются и более врожденными и одновременно более зависимыми
стимулов и реакций, характерных для бихейвиоризма, и означает от экологических и социально-культурологических факторов, чем то
разрыв со всем этим течением. В орбиту научных интересов К.П. полагали ранее [Neisser 1994: 225 и ел.], а признание этого факта
попадают с самого начала не только такие феномены, как научение трансформировало постоянно представления о том, чем должна за-
или обучение и память, но и такие более сложные явления, как пла - ниматься К.П. и какие конкретные задачи она должна перед собой
нирование деятельности, а, главное, виды отражения мира в мозгу ставить; ср. [Ellis, Hunt 1993; Tanenhaus 1989].
человека и формирование с этой целью разных типов его менталь- К.П. демонстрирует, как сильно менялись классические науки
ной репрезентации, всего того, что получает название под влиянием новых установок. Ведь с незапамятных времен людей
«человеческой ментальной деятельности» - human mentation. интересовало то, что происходит у них в голове и как это сказывается
Наличие специального руководства по когнитивной психоло- на поведении человека: полагали, что все поступки и действия
гии [Величковский 1982] избавляет нас от необходимости приводить человека являются результатами каких-то процессов и состояний его
данные о более специальных особенностях этой разновидности пси- психики. Вопрос о том, как человек воспринимает и осмысляет мир и
хологии, и мы останавливаемся в силу этого лишь на некоторых как это знание о мире связано с его поступками, как первоначально
важных для нас обстоятельствах ее становления и современного со- что-то входит в память человека, а затем может быть при необходи-
стояния. мости извлечено из нее, - все это и раньше входило в психологию, но
К.П. 60-х гг. трудно охарактеризовать вне рассмотрения пси- рассмотрение всех перечисленных феноменов под особым углом зре-
холингвистики, складывающейся специально для создания теории ния составило предмет К.П. лишь недавно, когда изменились, помимо
речевой деятельности и утверждающей в качестве трех своих главных всего прочего, и представления о том, как следует исследовать эти
проблем вопросы о порождении речи, ее понимании и речевом феномены. Ответ в бихейвиористской психологии на эти вопросы
общении, а также о процессах усвоения языка ребенком -- ср. был достаточно простым: все решается в ходе наблюдений за непо -
(Тарасов 1987: 8], - т.е. все те проблемы, которые с 70-х гг. во всяком средственно воспринимаемыми поступками человека, за его реальным
• поведением. Но именно этот ответ был поставлен под сомнение

66 67
допущением того, что все наблюдаемое поведение человека детерми- логии - ср. [Hornstein 1991: 114 и ел.; Matthews 1991: 182 и др.], и хо-
нируется и определяется его внутренними состояниями и ментальными, тя, естественно, этот тезис поддерживался далеко не всеми учеными,
непосредственно не наблюдаемыми, интериоризованными процессами требование сближения лингвистики и психологии продолжает широко
и механизмами. Между тем, что получает человек «на входе» (из обсуждаться (из-за неясности форм такого возможного сближения).
окружающей среды), и тем, что можно наблюдать «на выходе» (в его Чем большее распространение в когнитивной науке получал
поведении), между стимулами и реакциями, сосредоточено самое взгляд на когнитивную систему человека как на информационно-
главное - работа, которую можно описать только путем ее реконст- обрабатывающую систему, тем больше К.П. превращалась в науку о
рукции, подобно тому, как реконструируют деятельность «черного процессах обработки и переработки информации человекам (ср.
ящика». Одной из самых популярных идей К.П. становится сравнение [Tanenhaus 1989: 13]) и, естественно, что проблемы обработки языко-
деятельности мозга с деятельностью компьютера (см. компьютерная вой информации притягивали к себе все большее внимание. Но в
метафора) и сопоставление базы данных и оперативного устройства этом смысле К.П. начинала соперничество с когнитивной лингвис-
ЭВМ с памятью человека и той репрезентационной системой, какой тикой, ибо многими учеными эта последняя определялась как свя-
является это психическое образование. Понятно, почему К.П. занная с изучением того, как используется, перерабатывается и ин-
обращается в первую очередь к изучению памяти и вообще всех терпретируется информация во время речемыслительной деятельности
внутренних систем в мозгу человека, а поскольку после появления и как можно с этой точки зрения трактовать три разных процесса:
работ Дж.Фодора все такие системы рассматриваются как автономные порождение речи, восприятие речи и, наконец, ее понимание. Иногда
и независимые друг от друга системы - модули (см.), иногда ут- два этих процесса - восприятие и понимание речи - сближаются друг с
верждают, что вся К.П. может быть сведена к науке об этих моду- другом, и в таких случаях термин «восприятие речи» и «понимание
лярных системах; ср. [Gelderde 1989: 100]. речи» используются как синонимы, но в последнее время указанные
В качестве важнейшей и едва ли не центральной системы в процессы стремятся противопоставить; ср. [Flores d'Arcais 1989: 98].
системе модулей оказывается язык, и потому изучение языка стано- Все три процесса одинаково подробно рассматриваются и в К.П. и в
вится излюбленной темой в К.П. Используя терминологию когнитивной лингвистике, нередко - при неизменности ракурсов и
Н.Хомского, можно сказать, что язык изучается здесь в своей струк- аспектов рассмотрения; ср. [Rickheit, Strohner 1993; Kintsch 1984;
турной ипостаси - как И-язык, т.е. как интериоризованная система Frazier 1989; Garrett 1989 и др.]. Не случайно в этой связи, что в
знаний о языке, языковой компетенции, языковых умений и навыков, специальной литературе ставится вопрос о том, как же должны быть
нередко к тому же интерпретируемая как система врожденных знаний разграничены области исследования перечисленных наук и чем
- см. нативизм; универсальная грамматика; когнитивное развитие. На должны или же не должны заниматься лингвисты в отличие от пси-
повестку дня ставится задача создания такой когнитивной модели хологов. Ср., например [Anderson 1983; Miller 1990; Fillmore 1984;
языка и речевой, коммуникативной деятельности, которая объединила Chomsky 1991; Кубрякова 1994:: 15 и ел.]. Примечательно, что и при
бы в интегральной форме сведения о производстве или порождении обсуждении этих проблем всплывают те противоречивые установки,
речи со сведениями о ее восприятии (с чисто физической или что характерны для разных течений современной К.П.; ср. оппозицию
акустической точки зрения) и, наконец, о ее понимании; см., например, взглядов эмпириков и рационалистов, экспериментаторов и
[Laver 1993] и другие материалы [Schnelle, Bemsen 1993]. теоретиков, формалистов и функционалистов и т.п. Таким образом,
Интересно, что возврат к ментализму в К.П. З.Пылишин свя- разнообразие точек зрения в современном состоянии К.П. [Eysenck
зывает именно с осознанием того факта (он называет его открытием), 1991: 64-65] и наличие в ней разных школ и течений сказывается и в
что некоторые аспекты языковой способности человека можно понимании связей когнитивной лингвистики и К.П.
рассматривать как своего рода механизм, а не как таксономическое Е.К.
перечисление корпуса созданных человеком языковых высказывании,
а это обещает в будущем возможность создать строгую теорию
порождения и понимания речи [Pylyshyn 1991: 232 и ел.]. И хотя еще
никто не дал разъяснения тому, что же представляет собой система КОГНИТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, КОГНИТИВНЫЙ ПО-
интериоризованных правил языка или внутренних репрезентаций ВОРОТ (cognitive revolution, cognitive torn; kognitive Revolution, kognitive
языка, о которых говорит Н.Хомский - см. [Chomsky 1980; 1986:: Wcndc; revolution cognitive) - название для тех радикальных перемен,
243], все же это была гипотеза о том, что существует в голове человека, которые произошли в американской науке в конце 50-х - начале 60-х
и именно ее предстояло проверить экспериментально. Лингвистика
сама становилась, по его мнению, веткой когнитивной психо-
69
68
гг. и которые коснулись перначально главным образом психологии и антропологии и психиатрии, и именно объединение интересов спе-
лингвистики, способствуя преобразованию представляющих их тогда циалистов разного профиля способствовало приданию будущей ког-
парадигм знания и появлению общей когнитивной парадигмы нитивной науке ее междисциплинарного характера. К.Р., охватывая
научного знания. значительное число областей знания, объединяемых далее под одним
Обозначение этих перемен термином «революция» было связано «зонтиком» когнитивной науки, означала не просто постепенную
с появлением книги Т.Куна о том, как протекает процесс роста выработку неких общих программ по исследованию человеческого
научного знания и как можно охарактеризовать особенности этого разума и поведения: она интегрировала разные науки и приводила к
процесса с помощью понятий парадигмы знания и смены одной на- внедрению в методы анализа новых технологий, прежде всего связывая
учной парадигмы знания на другую - в ходе научной революции. По эти технологии с компьютерами.
мнению Т.Куна, понятие парадигмы знания, впервые введенное им в Обращаясь к этому периоду, Н.Хомский писал впоследствии,
начале 60-х гг., должно было отразить «признанные всеми научные что все направление генеративной грамматики развивалось в кон-
достижения, которые в течение определенного времени дают науч- тексте К.Р. 50-х гг., которая принесла с собой изменение взглядов на
ному сообществу модель постановки проблемы и их решений» [Кун природу и деятельность человека. «Когнитивная революция, - писал
1975: 229 и ел.]. Устаревая, научные взгляды, определяющие бытую- Хомский, - относится к состояниям разума/мозга и тому, как они
щую парадигму знания, должны подвергнуться коренной ломке и обуславливают поведение человека, особенно - когнитивным со-
уступить место новой парадигме. Революционность наступающих стояниям: состояниям знания, понимания, интерпретаций, верований и
перемен связана более всего с резким неприятием прежнего набора т.п. Подход к человеческому мышлению и поступкам в этих терминах
знаний и решений, с поисками принципиально иных подходов и делает психолопно и такой ее раздел, как лингвистика, частью
методов. Именно эта ситуация и наблюдалась в американской науке в естественных наук, занимающихся природой человека и ее проявле-
послевоенные годы. ниями и в первую очередь - мозгом» [Chomsky 1991: 4-5].
Как вспоминает один из основателей когнитивной науки Интересно, что говоря о К.Р., иногда имеют в виду революцию в
Дж. Миллер, участие в одном из математических симпозиумов сере- лингвистике и относят ее к 70-м гг., связывая ее с распространением
дины 50-х гг. впервые навело его на мысль о том, что эксперимен- взглядов о том, что в качестве типичных процессов обработки зна ния
тальная психология, теоретическая лингвистика, попытки изучать следует рассматривать процессы обработки языкового знания и что
ментальные, когнитивные процессы на компьютере - все это может при исследованнии понимания речи следует обращаться не только к
стать частями одного какого-то единого целого и что будущее - за собственно языковым (лингвистическим) знаниям, но и к знаниям о
их объединением. «Я бился над созданием когнитивной науки около мире. Как в процессах понимания, гак и в процессах порождения
двух десятилетий, - пишет Миллер, в своих воспоминаниях, - прежде речи используются и активизируются все знания, хранящиеся в ког-
чем каким-то образом назвать ее»; см. [The Making of Cognitive нитивной системе человека. Революционность такого подхода
Science... 1988: VII]. означает, что при исследовании речемыслительной деятельности
K.P. означала прежде всего разрыв с бихейвиоризмом. Центр следует учитывать взаимодействие всех типов знаний, а когнитивная
когнитивных исследований был создан в Гарварде в 1960 г. и проект лингвистика возникает только в такой ситуации, когда в число
этих исследований уже существовал у Дж.Брунера, который до этого знаний, необходимых для осуществления речевой деятельности,
читал курс лекций о когнитивных процессах. По убеждению ученых, включается и знание контекста употребления речи; см. [Rickheit,
создававших центр, одна психология не могла справиться с решением Strohner 1993: 9 и ел.]. См. также «Хомскианская революция».
вопросов о том, как люди приобретают знания и как они их ис- Фактически, однако, несомненно, что К.Р. охватила значи-
пользуют; они полагали также, что если они не знают, какие именно тельное количество областей знания, не ограничивающихся одной
идеи они будут развивать, они знали точно, против чего они все бо- психологией и лингвистикой, хотя вовлечение в когнитивную науку
ролись и почему бихейвиоризм должен был быть смененным новой всей проблематики, связанной с перереботкой языковых знаний,
системой взглядов на человеческое поведение; см. [Bruner 1989: 101- существенно обогатило не только лингвистику, но и саму когнитив-
102; Levelt 1989; Neisser 1992]. ную науку.
К.Р., тесно связанная с формированием когнитивной психоло- Начатая более четырех десятилетий тому назад, К.Р. была ис-
гии (это название впервые было использовано У.Найссером в его ключительно важна по своим последствиям - она преобразила, соб-
книге 1967 г.), происходила в атмосфере сближения и перекрестного ственно, все науки, так или иначе связанные с исследованием знаний,
влияния разных наук и разных областей знания - психологии и лин- путей его получения, мышлением, мозгом и разумом человека, со
гвистики, теории информации и методов математической логики, всей его познавательной деятельностью. Более того: наметив особые

70 71
линии исследования, она продолжается и сейчас [Varcla, Thompson, стремившихся вернуть мысль (mind) в науки о человеке - после
Rosch 1993: 6 и ел.]. «долгой холодной зимы объективизма» [Bruner 1990: 1].
Сегодня говорят иногда о двух когнитивных революциях К середине 1950-х годов появилась заманчивая перспектива
-«первой» и «второй»: первой, когда в качестве главной задачи науч- объяснить мыслительные процессы через «правила преобразования
ных исследований была провозглашена цель изучения процесса об- мысленных представлений», аналогичные трансформационным пра-
работки информации, причем как перцептуальной, так и символиче- вилам в первых версиях генеративной грамматики. Эти правила
ской, с помощью понятия ментальных репрезентаций (эта революция вырисовывались из наблюдении над усвоением языка детьми [Pinker
коснулась более всего психологии) и второй, когда и эти взгляды, в 1984: 1]: складывалось впечатление, что дети каким-то единообраз-
свою очередь, подверглись резкой критике со стороны представите- ным способом приходят к овладению своим родным языка и что этот
лей такого нового направления, как коннекционизм; см. [Gelder de универсальный «алгоритм» овладения языком состоит во введении
1989: 99 и ел.]. новых правил во внутреннюю грамматику ребенка. Обобщая эти
История К.Р. посвящены сегодня не только многочисленные наблюдения, примни к выводу о том, что эти правила очень похожи
страницы во всех публикациях о когнитивной науке, но и моногра- на все, что управляет и неречевыми видами деятельности, придает им
фии специального характера; см., например, [The Cognitive Turn...; продуктивность и выглядит иногда как непроизвольное, неконтро-
The Making of Cognitive Science; Gardner 1985; The Chomskyan Turn; лируемое поведение, отражаясь на структуре восприятия, памяти и
Otero 1994 и др.]. См. также [Величковский 1982]. даже на эмоциях [Fodor, Bever, Garrett'1974: 6-7].
Основанная на подобных соображениях когнитивистская ме-
Е.К. тодика близка по духу деятельности лингвиста, когда тот, интерпре-
тируя текст, анализирует причины правильности и осмысленности
предложений (на основе опроса информантов и/или интроспектив-
но), прибегает к гипотетико-дедуктивныым построениям [Goldman
1987: 539]. Исследование того, как человек оперирует символами,
осмысляя и мир, и себя в мире, объединяет лингвистику с другими
дисциплинами, интерпретативным путем изучающими человека и
Смена общенаучной парадигмы [Albersnagel 1987: 8], в 1956-
70-е гг. связываемая с именами Дж.Брунера, Дж.Миллера, общество.
У.Найссера, Ж.Пиаже, А.Ньюэлла, Г.Саймона и др. [Miller 1979]. К.р. была одним из проявлений общей тенденции к интерпре-
Как и «картезианская революция», К.Р. явилась результатом попыток тативному подходу в различных дисциплинах. Это стремление вы-
рассмотреть деятельность человека как работу автомата (в XX веке - явить механизмы интерпретации человеком мира и себя в мире, осо-
компьютеров) [Otero 1994а: 22]. До когнитивистов стремились бенно ярко выраженное в лингвистическом «интерпретационизме»
открыть общие логические законы, действительные для всех биоло- («интерпретирующая семантика»), в философской и юридической
гических видов, материалов, веков и стадий знания, в отвлечении от герменевтике, в литературоведческих теориях читателя (reader
содержания [Gardner, Wolf 1987: 306]. Теперь же главные принципы criticism).
привязываются к человеческой когниции. Аксиомы когнитивизма В.Д.
предопределяются междисциплинарностыо этого направления
[Gardner, Wolf 1987:117]:
1. Исследуются не просто наблюдаемые действия (т.е. продук- КОГНИТИВНАЯ СЕМАНТИКА; (cognitive semantics;
ты), а их ментальные репрезентации, символы, стратегии и другие kognitive Semantik; ssmuntique cognitive) - эксплицитная, эмпирически
ненаблюдаемые процессы и способности человека (которые и поро-
ждают действия). заземленная субъективистская, или концептуалистская теория
значения [Langacker 1990: 315], в которой принимается, что значение
2. На протекании этих процессов сказывается конкретное со выражения не может быть сведено к объективной характеризации
держание действий и процессов, а не «навык».
ситуации, описываемой высказыванием: не менее важным является и
3. Культура формирует человека: индивид всегда находится ракурс, выбираемый «концептуализатором» при рассмотрении
под влиянием своей культуры.
ситуации и для выразительного портретирования ее. Полная
Поводом для именования этого направления «революцией»
семантическая характеристика выражения устанавливается на основе
явилась антибихeйвиористская направленность когнитивистов,
таких факторов, как уровень конкретности восприятия ситуации,
9
фоновые предполо-
72
73
жения и ожидания, относительная выделенность конкретных единиц ются человеком в результате научения) и адаптируемость [Benthem
и выбор точки зрения (перспективы) на описываемую сцену. 1991: 25]. Разные К.С. объединяются в единую инфраструктуру, име-
Предполагая, что категории обладают внутренней структурой, нуемую архитектурой когниции, но сколько именно К.С. входит в нее
К.С. позволяет лингвисту детализировать семантическое описание в в качестве составляющих, до сих пор неясно.
той степени, какая достижима на данный момент его знаний об опи- В одной из концепций К.С. [Bates et al. 1979] считается, что
сываемом языке, без опасности для целостности категории. Полу- символы возникают в результате взаимодействия более примитив-
чаемая система семантических отношений может быть сколь угодно ных К.С. - так же как дети создают машины из конструктора - на-
сложной, инвариантом же остаются прототипы (играющие роль ко- бора заготовленных частей. В частности, способность именования
нечных остановок) и термины, ближайшие к прототипам [Janda 1993: покоится на различных неязыковых навыках, усвоение грамматики
6]. связано с адаптацией механизмов, используемых при построении
Как общая теория категоризации К.С. междисциплинарна, не лексикона. «Интерактивный» взгляд (особенно популярный в 1970-е
ограничивается только лингвистическим аспектом, а потому вступает гг.) состоит в предположении, что главную роль в формировании
в соприкосновение с современными эпистемологическими концеп- К.С. играет постепенное и поэтапное конструирование, а не само-
циями [Geeraerts 1993: 53], особенно с теми, где на передний план произвольное «вызревание» когниции. В 1980-е гг. и позже особый
выдвигается понятие интенциональности (как феноменология Мер- интерес вызывали те свойства К.С., которые свидетельствуют скорее
ло-Понти). Обладает К.С. и антиструктуралистской направленно - о вызревании, чем об осознанном конструировании. Так, дети по-
стью, что сближает ее [Geeraerts 1993: 72] с философским деконструк- разному, не единообразно, выучивают язык, используя (в разной
тивизмом (Деррида): мере) два различных приема: переход «по вертикали» (в полном со-
- на переднем плане находятся эпистемологические функции ответствии с теорией модульности) и по горизонтали (нарушая гра -
конкретных сущностей в рамках структуры, а не система оппозиций ницы между различными когнитивными областями) [Bates et al. 1988:
(как у структуралистов);
ix].
- познающий субъект - носитель когниции - является актив- В поздней концепции Н.Хомского [Chomsky 1994: 1] языковая
ным началом, генерирующим значения выражений, а не берущим их способность (language faculty) человека представляется как отдельная
готовыми из природы;
К.С. Задача лингвистики - в том, чтобы установить, каковы условия,
~ интерпретации выражений не равноправны, некоторые более которым языковая способность должна отвечать, чтобы взаимодей-
предпочтительны уже в силу свойств языка выбранного выражения. ствовать с остальными К.С. в мозгу/ментальности человека. В рамках
Поскольку одну и ту же ситуацию можно - в зависимости от «минималистской программы» лингвистическая теория должна
знаний и реальных интенций говорящего - описать с помощью раз- исследовать условия, налагаемые идеализированными
ных языковых форм, выбор выражения для ее отражения и понима- «совершенными» (не реальными) К.С. Только после этого можно
ния мотивов этого выбора (construal) составляет важнейшую часть надеяться ответить на вопросы, связанные с возникновением и раз-
К.С. [Langacker 1987: 128]. См. также концептуализация. витием конкретных К.С. Все разнообразие языковых явлений - ре-
В.Д. зультат воплощения очень небольшого количества принципов, реа-
лизуемых по небольшому количеству параметров в слегка разных
условиях. Наибольшие различия и «несовершенства» языка как К.С.
локализованы в лексиконе. Задача поэтому сводится к установлению
КОГНИТИВНАЯ СИСТЕМА (cognitive system; kognitives того, насколько лексикон отклоняется от магистральной линии при
System; systeme cognitіf) - компонент сознания/разума человека и его воплощении «совершенной» К.С.
общей человеческой когниции, обладающий собственными механиз- По Н.Хомскому [Grewendorf 1994: 387-391], различаются два
мами и сферами действия, характеризуемый как результат подкомпонента языка - две К.С.: хранения информации (competence)
взаимодействия определенного набора модулей. В рамках каждой и реализации (performance systems), осуществляющие доступ к этой
К.С. происходит своя «жизнь», основанная на своих принципах и информации при артикуляции, восприятии и обмене сведениями о
структурах репрезентаций и выработки ожиданий [Fischer 1987: 52]. внешнем мире и т.д. Эти К.С. развиваются в онтогенезе; есть перио -
Определяющие признаки К.С.: выразительность (вербализуемость ды зачаточного состояния К.С., созревания ее в результате взросле -
средствами системы языка), эффективность (нацеленность на бы- ния человека. Языковая способность сильно отличается поэтому от
строе и эффективное решение практических задач), алгоритмичность остальных К.С. Возможно, что некоторые К.С. (напр., математиче -
(основанность на алгоритмах), усваиваемость (эти системы усваива- ское мышление и музыкальные способности) развиваются на основе
74
75
языковой К.С. (это объяснило бы врожденную способность человека следовательно, и к роли обучения в развитии ребенка и к значимости
не только к языку, но и - как следствие - к абстрактному математи - его контактов со взрослыми и влияния социализации на овладение
ческому размышлению и к восприятию музыки). языком и знаниями о мире и т.п. Для экспериментальной проверки
Вариации на эту тему языка как К.С. очень разнообразны; см., разрабатываемых идей предлагаются интересные и эффективные
например, [Nuyts 1992]. Так, в [Ouhalla 1993: 3] выдвинута гипотеза о методики, и в целом область К.Р. - интенсивно исследуемая область
том, что вспомогательные, «функциональные» категории составляют когнитивной науки, внутри, которой особо следует отметить прове -
автономный компонент (модуль) универсальной грамматики и пред- дение работы по сопоставлению развития детей в разных группах и
ставлены отдельно от главных (таких, как имя, глагол, прилагатель - разных социальных условиях. Фундаментальные исследования этого
ное, наречие) в общей человеческой К.С. По [O'Grady 1987: 181], типа принадлежат Л.Слобину. См. [Slobin 1985; Bates, MacWhinney
грамматика образует отдельную К.С., однако категории и принци- 1989] и др.
пы, отвечающие за язык, конструируются на основе более общих Изучение К.Р. включает - под влиянием Н.Хомского и его
понятий, не собственно языковых. Определенные аспекты значения идей по поводу разума как образуемого отдельными модулями и
языковых выражений являются результатом взаимодействия языка как центрального среди этих когнитивных модулей - рассмот-
«логической структуры» (в смысле порождающей грамматики) с дру- рение онтогенеза каждого из таких модулей, что соответствует и
гими К.С. [Chomsky, Lasnik 1977: 429]. чисто практической возможности исследовать восприятие отдельно
В.Д. от памяти, память отдельно от того, как формируются концепты у
ребенка и т.п. Обычными темами исследования являются также: воз-
никновение ментальных репрезентаций и операций по оперированию
КОГНИТИВНОЕ РАЗВИТИЕ (cognitive development) - ими; соотношение слов и концептов и постижение неких структур
развитие мышления и мыслительных способностей ребенка было знания вместе со словами; освоение лексики и грамматики родного
предметом исследования, начиная с конца XIX века, но попытки языка; развитие навыков чтения и т.п. Основные руководства по
объяснить поведение ребенка с когнитивной точки зрения когнитивному развитию всегда содержат историю изучения соответ-
приходятся на 60-е гг. Поскольку очевидно, что процесс К.Р. ствующих проблем и характеристику современного состояния дел.
связан так или иначе с освоением языка, центральным вопросом всех Ср. [Mussen 1983; MacWhinney 1987].
теорий развития становится вопрос о соотношении языка и Дж.МакШейн подчеркивает, что такое обращение к отдель-
мышления. Как указывает П.Меньюк, рассматривая эту проблему, ным самостоятельным проблемам, возникающим в ходе исследова-
ссылаются на мнения трех исследователей, каждый из которых ния К.Р., оказалось довольно плодотворным, но все же наступило
выдвигает особую теорию: согласно концепции Ж.Пиаже (наиболее время создать более или менее целостную концепцию К.Р., причем,
влиятельной в зарубежной психологии), языковое развитие ребенка поскольку главными «топиками» в такой теории должны быть вос -
зависит от его поэтапного когнитивного развития, и последнее приятие, мышление и язык, вряд ли можно предполагать, что и об -
опережает первое; по мнению К.Вернера, они взаимодействуют щие принципы такой теории окажутся многочисленными; скорее
и, наконец, по мнению Л.С.Выготского, усвоение знания следует полагать, что здесь выявится зависимость теории от общих
происходит в значительной мере через язык [Menyuk 1988: 48 и ел.]. закономерностей познавательных процессов и когниции [McShane
Такое схематическое представление существующих теорий должно 1991:317].
быть дополнено указанием на роль, которую наряду с указанными Но именно в понимании сути этих закономерностей генера-
концепциями играло появление информационно-поискового подхода тивная парадигма знания противопоставлена когнитивно-
в когнитивной науке, ибо подлинно когнитивный анализ умственного функциональной - ср. [Nuyts 1992], и внутри самой когнитивной
развития ребенка формируется именно в его рамках [McShane 1991]. науки последняя получает все большее распространение и влияние;
См. также [Мооге 1973; MacWhinney 1987; Gleitman, Wanner 1982;
Byrnes, Gelman 1993]. см. [Tomasello 1995: 151]. Соответственно, меняется отчасти и изуче-
Выдвигаемые сегодня концепции К.Р. существенно зависят от ние К.Р., которое понимается как происходящее в условиях постиже-
того, изучают ли они вопрос о том, что именно развивается с взрос - ния ребенком коммуникативных способностей во всем их разнообра-
лением ребенка и какие когнитивные способности, умения, навыки и зии и под несомненным воздействием со стороны взрослых. Перед
т.п. он обретает, или же исследуют то, как и когда формируются те исследователями К.Р. стоят, таким образом, многочисленные про-
или иные способности. Различие концепции сказывается и в отноше-
блемы, связанные прежде всего с тем, как понимается ребенком кар-
нии к врожденности или же приобретаем ости знаний и/или умений, а,
77
76
строенной понятийной системой [Миллер 1990]. При этом добавле-
тина мира и как она постепенно формируется в его голове в процессе ние новой информации к уже известной составляет основу построе -
взросления. ния концепта текста в процессах его понимания и продуцирования.
Е.К. Когнитивная функция разделения информации на «данную» и
«новую» состоит в поддержке когерентности дискурса. Разделение
информации действует как механизм активизации знаний адресата, к
которым «адресована» новая информация.
КОГНИТИВНЫЕ ПРИНЦИПЫ (cognitive principles/con- Когнитивное ограничение, связанное с разделением данной-
straints) - интерпретируются как когнитивные установки и когнитив- новой информации объясняется также ограничениями на способ-
ные ограничения на организацию информации в дискурсе/тексте; ность человека удерживать в фокусе внимания определенные объемы
когнитивные основания или ограничения прагматических принци- информации [Chafe 1987]. Соответственно в оперативной памяти
пов построения текста/дискурса и распределения информации в тек- необходимо сохранять баланс между тематической информацией как
сте, последовательности ее подачи и т.п. данной отправной точкой сообщения, и рематическим материалом,
В организации дискурса как сложной когнитивной структуры который должен интегрироваться в уже установленную тему. Это
наиболее четко проявляется действие двух когнитивных ограниче- ограничение создает предпосылки для оптимальной обработки ин-
ний. Первое из них связано с «порядком упоминания», базирующимся формации в тексте.
на принципе иконичности (Haiman 1985; Orietti 1994; Giv6n 1994]. 6 Когнитивный принцип организации информации может бази-
основе этого принципа лежит отражаемое в языке соответствие роваться на перцептуальном различии «фигура—фон». Этот прин-
между представлением о мире и репрезентацией этого представления цип связан с перцептуальной выделенностью, которая лежит в осно-
в языке: если предложения кодируют хронологически упорядоченные ве интуитивно осознаваемой неравноценности разных частей текста:
события, то последовательность предложений соответствует хроно-
"щи из них выступают как более заметные, выделенные или значи -
логическому порядку событий (Пришел. Увидел. Победил.). Иконич-
ность как когнитивный принцип организации информации проявля- мые, другие как второстепенные, фоновые (см основа-
ется в изложении событий в тексте в том естественном порядке, в ние/обоснование).
каком они имели место в действительности. В крупномасштабных Когнитивные принципы организации информации связаны
текстах упорядочиваются более объемные, чем отдельные предложе- также с большей или меньшей степенью приверженности текста к его
ния, текстовые единства: в тексте-инструкции можно ожидать, что прототипическому образцу. Ориентации на текстовый прототип
информация будет организована в строгой последовательности опе- требует адресованность текста, необходимость принимать во внима-
раций по выполнению определенного действия, в научном тексте - в ние знания и предположения адресата,конвенционализированность
MI нов и жанров текстов, функционирующих в данной социокультур-
логическом порядке, в повествовании - в хронологической упорядо-
ченности событий и т.п. Пространственная, каузальная, хронологи- ной языковой общности. Данный когнитивный принцип действует в
ческая или социально обусловленная упорядоченность элементов ходе реализации плана как когнитивной структуры репрезентации
текста отражает упорядоченность восприятия реальности. знаний говорящего о типичной организации текста. Р. де Богранд и
В.Дресслер связывают традиционно различаемые типы текстов с
Второе когнитивное ограничение имеет отношение к разделе-
когнитивными структурами: описание с фреймом, повествование со
нию «данной» информации (той, которая, по предположению гово-
схемой, аргументацию с планом [Beaugrande, Dressier 1981: 88, 90 и
рящего, известна слушающему/адресату) и «новой» информации
(неизвестной адресату) [Prince 1981]. Когнитивным механизмом рас-
пределения информации на «данную» и «новую» предлагается считать Л.Л.
апперцептивный принцип усвоения знания. Старая информация КОГНИТИВНЫЙ СТИЛЬ (cognitive style; Denkstil) – первона-
может принадлежать фонду общих знаний, входить в информацион- чальнoe использование термина К.С. относится к обозначению соот-
ный тезаурус человека или же относиться к информации, переданной ветствующего понятия в психоаналитической традиции. В широком
в предшествующем фрагменте текста. Простейшим способом пере- смысле К.С. определяется «как предпочитаемый подход к решению
дать новую информацию является ее введение в отношении к чему-то проблемы, характеризующий поведение человека относительно
уже известному. Апперцепция, как пишет Дж. Миллер, используется целого ряда ситуаций и содержательных областей, не вне
как родовой термин для описания тех ментальных процессов, с по- зависимости
мощью которых поступающая информация соотносится с уже по-
78 79
от интеллектуального уровня индивида, его "компетенции"»;
[Демьянков 1994: 27], см. также [Waber 1989; Aulwin 1985]. К.С. рас-
сматривается также как стиль репрезентирования, связываемый с об общем К.С. на основе теоретическим исследований и эксперимен-
типами личности. К.С. может быть определен и как стиль подачи и тальных данных [Literary discourse... 1987]. Характерным для литера-
представления информации, особенностей ее расположения и струк- турного К.С. является готовность читателя к реорганизации дискурса и
турации в тексте/дискурсе, связанный со специфическим отбором к переключению на уровень повышенного внимания в обработке
когнитивных операций или их предпочтительным использованием в литературных текстов. Экспериментально подтверждаемое при-
процессах построения и интерпретации текстов разных типов [Leech, менение специфических когнитивных схем и структур представления
Short 1987; Beaugrande, Dressier 1981]. знаний в процессах восприятия и обработки информации текстов
разных типов также рассматривается как указывающее на существо-
В поведении человека К.С. связывается с систематическими вание общих К.С. [Beaugrande 1987].
структурными отношениями между мыслью и ощущением; для выде-
ления К.С. существенным признается не цель деятельности, а то, как Л.Л.
она достигается. Различные когнитивные структуры, используемые в
мышлении, характеризуются двойной ролью - когнитивной и аф-
фективной - и могут соотноситься с конкретными видами аффектов
и чувств. КОГНИЦИЯ (cognition, Kognition) - центральное понятие ког-
К.С. ассоциируется с особенностями характера и в этом нитивной науки, достаточно трудное для русского перевода и потому
смысле определяется как «относительно стабильное сочетание сохраняемое нами в траслитерированной форме для подчеркивания
"личностных инвариантов" у конкретного индивида» [Демьянков этого своеобразия; причудливо сочетающее в себе значения двух
1994: 27]. Различаются три вида таких личностных инвариантов: 1) латинских терминов - cognitio и cogitatio - оно передает смыслы
инварианты-модальности и инварианты-процессы в обращении с «познание», «познавание» (т.е. фиксируя как процесс приобретения
информацией, т.е. речь идет о большей или меньшей степени •знаний и опыта, так и его результаты), а также «мышление»,
эффективности, склонности выбирать определенную «размышление». Чаще всего оно обозначает познавательный процесс
последовательность операций; 2) инварианты-репрезентации, или же совокупность психических (ментальных, мыслительных)
соотнесенные по содержанию и своей структуре; 3) мотивационные процессов - восприятия мира, простого наблюдения за окружаю щим,
когнитивные инварианты, связанные с представлениями о цели категоризации, мышления, речи и пр., служащих обработке и
действия и с необходимостью стимуляции [Huteau 1987]. переработке информации, поступающей к человеку либо извне по
Когнитивное развитие человека можно также рассматривать как разным чувственно-перцептуальным каналам, либо уже интериори-
установление К.С. зированной и реинтерпретируемой человеком. К. ярко отражает
К.С. имеет отношение к принципиальной способности челове- сущность homo sapiens'a и его интеракцию, взаимодействие со средой,
ка осуществлять важнейшие когнитивные процессы, определяющие направленные на выживание человека, совершенствование его
структуру языковой деятельности человека: повествование, описа- приспособления к природе, познание мира и т.п. К. есть проявление
ние, аргументацию, экспликацию, инструкцию. В перспективе про- умственных, интеллектуальных способностей человека и включает
дуцента/автора текста К.С. свидетельствует об особенностях инди- осознание самого себя, оценку самого себя и окружающего мира,
видуального отражательного процесса, о субъективном характере построение особой картины мира - всего того, что составляет основу
его оценок, о знаниях, используемых и активизируемых в этом про- для рационального и осмысленного поведения человека.
цессе, а также об индивидуальном опыте самой текстовой деятельно- Термин К. относится ко всем процессам, в ходе которых сен-
сти. В этом смысле К.С. - это комплекс вербально реализуемых ког- сорные данные, выступающие в качестве сигналов информации,
нитивных процедур обработки знаний [Leech, Short 1981: 35], страте- данные «на входе», трансформируются, поступая для их переработки
гия обработки информации и ее оценка (Дейк 1989: 295]. С точки центральной нервной системой, мозгом, преобразуются в виде мен-
зрения адресата текста К.С. имеет отношение к осознанию того, как тальных репрезентаций разного типа (образов, пропозиций, фреймов,
изложен текст, к пониманию различий в использовании когнитив- скриптов, сценариев и т.п.) и удерживаются при необходимости в
ных процедур текста, а также к некоторой предрасположенности памяти человека с тем, чтобы их можно было извлечь и снова пус тить
рецепиента к обработке информации определенным способом, к по- в работу. В качестве когнитивных (когниции) рассматриваются не
иску и запоминанию предпочтительной информации. только процессы «высшего порядка» - мышление и речь, - но и
К.С. иногда связывают с эстетическим прочтением процессы перцептуального, сенсомоторного опыта, происходящего в
языковых произведений, о котором говорится более или менее актах простого соприкосновения с миром; ср. [Schwarz 1992: 12-13]. В
определенно как этом смысле К. соответствует как осознанным и специально проте-

80 81
кающим процессам научного познания мира, так и простому (и ино- чувства и эмоции (мнение, которое разделяется далеко не всеми - см..
гда - неосознанному, подсознательному) постижению окружающей например, [DaneS 1987]). Несмотря на то, что когнитивные способности
человека действительности. Ср. показательные в этом отношении в их реальном проявлении обнаруживают существенное варьирование
рассуждения Н.Хомского о подлинном значении английского глагола у разных людей и в разном возрасте, все же можно и нужно отличать
to cognize, в семантическую структуру которого входят как пред- нормальное поведение человека от ненормального и даже выделить
ставления о целенаправленных действиях, так и, напротив, о процес- понятие «нормального познающего» [Eckardt 1993: 54 и ел., а также 311
сах, протекающих бессознательно [Chomsky 1980: 69 и ел., 128], что, и ел.].
собственно, и противопоставляет его глаголу to know «знать». К когнитивным способностям относят обычно способность
Чрезвычайно распространено также определение К. как вы- говорить, что считается отличительной характеристикой человека в
числения (computation), как особого случая обработки информации в отличие не только от животных, но и от машины (так называемый
символах, заключающейся, собственно, в ее преобразовании и тест Декарта-Тьюринга - [Leiber 1991: 151]), а также способность
трансформации из одного вида в другой - в другом коде, в иной учиться и обучаться, решать проблемы, рассуждать, делать умозак-
структурации, что и переводит К. в иную плоскость, связывая ее лючения и приходить к неким выводным данным (см.), планировать
изучение с вопросами о том, какие именно типы информации пере- действия и вообще поступать интенционально (намеренно), запоми-
рабатываются разумом (mind), в каких типах процессов это происхо- нать, воображать, фантазировать и т.п., не говоря уж о таких спо-
дит, с какими средствами передачи информации это сопряжено и, собностях, как видеть, слышать, осязать и обонять, двигаться по
наконец, с вопросом о том, какой из типов информации (знаковый, собственной воле и т.д.
символический, индексальный, иконический и т.п.) оказывается при К. неразрывно связана с языком не потому, что она обязательно
этом самым главным; ср. [Rickheit, Strohner 1993: 13 и ел.; Pylyshyn протекает в языковой форме, но потому, что мы можем рассуждать о
1984: особ. 69-74]. ней только с помощью языка; точно так же не обязательно считать,
Хотя единой теории К. еще не существует [Jorna 1990: 11], что все результаты К. обладают языковой формой - все артефакты
предпосылки ее постепенно складываются и вырисовываются можно считать ее итогом, но с появлением языка и с возможностью
[Schwarzl992: 15]. передачи опыта с его помощью жизнь человека и его К. радикально
Разные дисциплины в составе когнитивной науки и/или отно- изменились по своему характеру. Считается поэтому, что К. лучше
сящиеся к когнитивным наукам занимаются разными аспектами К. и всего изучать, исследуя язык. Полагая, что К. = когнитивной обработке
теми формами, которые принимают связанные с нею процессы и их информации, К. можно исследовать, исследуя процесс обработки
результаты: лингвистика, например, занимается языковыми систе- информации языковой.
мами знаний; философия - общими проблемами К. и методологией В настоящее время многие когнитологи считают, что К. - это
познавательных процессов - проблемами роста и прогресса знания; сокращенное обозначение для понятия когнитивной обработки и
нейронауки изучают биологические основания К. и тех физиологи- переработки информации, но если раньше к этому добавляли, что
ческих ограничений, который наложены на протекающие в человече- этот процесс заключается только в достижении знания в виде репре-
ском мозгу процессы и т.п.; психология вырабатывает прежде всего зентаций и манипуляций с ними, то сегодня К. не сводят исключи-
экспериментальные методы и приемы изучения К. как особой когни- тельно в этим операциям и ее исследование приобретает более широ-
тивной системы со своей «архитектурой» (т.е. единицами в виде мен- кий характер. К тому же к изучению К. сегодня считают необходи-
тальных репрезентаций разного типа и широким кругом разнооб- мым привлекать факторы эволюции человека, факторы культуроло-
разных операций, или процедур манипулирования ими); такие меха- гического порядка, социальных отношений и т.п. Эти представления
низмы, как индукция, дедукция, инференция и пр. тоже связываются наши особенно широкое распространение в отечественной науке.
со строением К. как выполняющей также функцию хранения знаний и См. также [Klix 1992; Современные теории познания 1992; Carston
ассоциативного связывания знании в памяти [McShane 1991: 319 и 1989; Goschke 1990; Kintsch 1977; Pylyshyn 1984; Varela, Thompson,
ел.]. Rosen 1993].
Утверждают поэтому, что К. протекает в целом, демонстрируя Примерно четверть века тому назад У.Найссер пытался опре-
естественное разделение на разные процессы, каждый из которых делить К. как охватывающую «все процессы, с помощью которых
связан с реализацией определенной когнитивной способности или сенсорные данные на входе преобразуются, редуцируются, развива-
видом определенной когнитивной деятельности и поэтому может ются, запоминаются, вспоминаются и используются» [Neisser 1967: 4], и
изучаться по отдельности. Нередко когнитивные способности счи- хотя в общем эта дефиниция верна и сегодня, многое в ней как бы не
таются автономными и отделенными от таких явлений сознания, как упомянуто и упущено или не учтено. Как он подчеркивает сего-

82 83
дня, все названные процессы познания действительно протекают в (computation) и обработка (processing). Принимаемая многими когни-
голове человека, но ранее недостаточно принимали во внимание, что тологами, метафора базируется на определении когниции как по
все процессы протекают в определенном социальном контексте и преимуществу компьютационного (вычислительного) процесса, в
тесно связаны с реальными потребностями человека и его взаимо- ходе которого достигаются ответы на заданные человеку или ком-
действием со средой; ср. [Pick, van den Broek, Knill 1992: 3; Neisser пьютеру вопросы или решения поставленных задач. Осуществление
1992: 333 и ел.; Kintsch 1992]. процесса достигается при этом при интерпретации и ре-
Соответственно, в исследовании К. наметились следующие интерпретации исходных данных, когда такими данными являются
проблемы: символы или разные типы репрезентаций. Получение результативных
1 - какие поведенческие процессы связаны с когницией и ха- данных - компьютация - нередко считается аналогом ментальной
рактеризуют все ее аспекты, начиная от обработки сенсорного сиг- деятельности мозга - см. [Pylyshyn 1984: 43], поскольку для предста-
нала до сложнейших процессов решения проблем (ср. понятие ситуа- вителей этого направления в когнитивной науке мозг - это тоже
тивно обусловленной К. или анализ роли эмоций в когниции, - эта физическая система, для описания деятельности или функциониро-
линия исследования ярко проходила в работах Ф.Кликса); вания которой, как и для компьютера, важен, якобы, не столько фи-
2 - как организовано знание и в виде каких систем его можно зический субстрат, сколько логика операций над символами.
представить, к каким результатом и оппозициям приводит К.? Ср., с Поскольку классической системой переработки информации и
одной стороны, различение декларативного и процедурного знания, получения новой являются вычислительные машины, понимание
или «знания, что» в отличие от «знания, как»: ср., также К. в прямом человека как перерабатывающего огромные массивы информации и
и непосредственном восприятии, не требующую ментальных репре- как организма, успешно справляющегося с этой задачей, делает
зентации, но предполагающую осознание того, где человек находит вполне рациональным сопоставление машины и человека и подска-
ся, что его окружает, в какой среде он действует и т.п., в отличие от зывает один из возможных путей исследования его когнитивной
более сложной системы обработки информации с идентификацией системы. Но предположение о том, что для описания мозга важно
объектов, их сравнением и пр., что требует ментальные репрезента- понятие вычисления (компьютации), может принимать либо более
ции; см. [Neisser 1992]; слабую, либо более сильную форму. В первом случае полагают, что
3 - какие модели могут быть предложены для объяснения К. и моделирование процесса вычисления данных на компьютере важно
какие новые методики предлагаются для этого (ср., например, кон- для построения гипотез о протекании мышления и прочих мысли-
некционистские модели или гибридные интерактивно-коннек- тельных феноменов в голове человека. Во втором случае утверждают
ционистские методики); прямолинейно, что мышление и разум равны компьютации [The
4 - исследование К. и как формируемой и как формирующей Cognitive Turn... 1989]. Эти взгляды связывают с именами А.Ньюэлла и
миропонимание силы, ее многофункционального характера, ее свя- З.Пылишина.
занности с волей и творческой активностью человека, ее историче- Не вызывает, однако, сомнения, что сравнение человеческого
ского преобразования и ее эволюции как в онтогенезе, так и в реаль- разума с вычислительной машиной достаточно спорно и во многих
ном времени жизни человека; см. [Демьянков 1994: 25 и ел.]. отношениях не выдерживает никакой критики; ср. [Величковский
1982]. Отсюда, кстати, делается вывод и о том, что если некое научное
Е.К. направление некритически принимает это сравнение, оно само может
быть подвергнуто основательной критике; см. [Searle 1992: 227-228].
Сегодня поэтому все больше признается условность рассматриваемой
КОМПЬЮТЕРНАЯ МЕТАФОРА (computer metaphore) - ме- метафоры [Schwarz 1992: 17], а в качестве альтернативы понимания
тафора, сравнивающая мозг и разум человека с компьютером и человека как репрезентационно-компьютационной машины (САГ.
родившаяся в процессах интегрирования истории и философии науки с [Chomsky 1991i: 11-14]) рождаются идеи коннекциониз-ма; ср. [Goschke
моделированием искусственного интеллекта и когнитивной 1990; McShane 1991: 323 и ел.]. Подчеркивается, что отнюдь не все
психологией; ср. [The Cognitive Turn... 1989: 72]. Человеку при этом когнитивные процессы можно воспроизвести на компьютере [Schwarz
приписывается способность, подобно компьютеру, оперировать 1992: 19] и что интересно как раз то, что принципиально отличает
символьными системами и производить разные операции над человека от машины [Jorna 1990: 10]. Относительную уступку
символами, способность подвергать обработке и переработке взглядам на мозг человека как на компьютер можно, по всей
информацию, что и обозначается соответствующими терминами – видимости, усмотреть и в том, что такой компьютер, по мнению
компьютация .

85
84
Ф.Джонсон-Лэрда, не обязательно похож на реально существующие одну только деятельность материальных символических систем, как
артефакты этого типа (Johnson-Laird 1983: 12]. это представлялось прежде; см., например, [Виноград 1983].
Многие ученые подчеркивают также тот факт, что обработка Е.К.
информации человеком проявляет значительную зависимость от
условий этой обработки, т.е. от той конкретной ситуации, в рамках
которой она осуществляется (особенно это заметно в процессах ком-
муникации при обработке вербальных данных). Важно и то, что она КОННЕКЦИОНИЗМ (connedionism, Konnektionismos) на-
протекает при симультанной, а не при пошаговой переработке и правление, отчасти сменившее в когнитивной науке когнитивизм и
постоянной оценке поступающих данных - в новых моделях разума связанное с появлением новых моделей деятельности мозга, в которых
(так называемых моделях параллельно осуществляемых или распре- она описывается с помощью представления о коннекциях (связях)
деляемых процессов или распределяемых - см. [Parallel distributed нейронных обоснований, формирующих определенную сетку этих
processing... 1986; Sampson 1987] - эти обстоятельства подчеркнуты связей. Возникает в начале 80-х гг., когда Д.Румельхарт и
со всею решительностью. Отношения человека со средой есть его Дж.МакКлелланд разрабатывают первую коннекционистскую модель
взаимодействие с нею, чего нельзя никак утверждать про машину; как модель интерактивной обработки информации, происходящей при
см., также [Rickheit, Strohner 1993: 17 и ел.; Ellis, Hunt 1993: 8 и ел.; активации и распространении активации по узлам нейронной сетки.
Eckardt 1993, 97 и ел.]. Им принадлежит идея параллельно осуществляемой обработки
Суть К.М. подробно разбирается также в одном из последних информации и созданная на ее основе модель, отражающая, по их
исследований о когнитивной науке, где приводятся некоторые итоги мнению, микроструктуры когниции: в разработке модели па-
разных этапов ее развития; см. [Varela, Thompson, Rosch 1993]. К.М., - раллельно распределенных процессов обработки данных (parallel
подчеркивают авторы, - составляла главное допущение когнити- distributed processing) участвовала большая группа специалистов; ср.
визма, на смену которому в когнитивной науке приходит коннекцио- [MacClelland, Rumelhart 1981; Parallel distributed processing... 1986].
низм. Критика когнитивизма со стороны коннекционистов имеет, Коннекционистские модели как бы воспроизводят нейронную
таким образом, прямое отношение и к рассмотрению роли К.М. и структуру головного мозга, в которой нейроны тесно между собой
границ ее применения. Поскольку К.М. была тесно связана с при- связаны и способны взаимодействовать (передавать возбуждение и
знанием компьютации (вычисления) как равносильной человеческой формировать пакеты информации). Работа модели ведется не поша-
когниции, из этого следовало тоже, что компьютер должен рассмат- гово, а параллельно, т.е. с одновременным возбуждением разных
риваться как механическая (техническая) модель рационального участков нейронной сетки. Каждая единица несет информацию до-
мышления и что операции на компьютере соответствуют символического порядка и напрямую с каким-либо знаком не соотне-
(компъютационным) операциям в человеческом мозгу. Но ведь мыш- сена - ее поэтому именуют субсимволом. Информация в этой сети не
ление содержательно, значит, все эти операции должны быть тоже хранится конвенциональным способом, но существует в виде модели
связаны с выражением или передачей содержания. Однако, семанти- связи между единицами. Репрезентация какого-либо концепта здесь не
ческий уровень в машине задается ее программистами и заложен в является постоянной и «записанной» в самой сети - она возникает
программах компьютера, причем он связан в машине только с ее благодаря активации и возбуждению взаимосвязанных элементов
«синтаксисом», т.е. комбинацией знаков (символов). В человеческих (McShane 1991: 323]. Будучи активизированной, каждая единица
же процессах мышление, связанное с языком, протекает принципи- способна возбуждать или же гасить возбуждение других связанных с
ально иным образом: семантика языка не определяется одним син- нею единиц, а весь активизированный участок сетки соответствует
таксисом, а откуда «приходят» к человеку значения символов, далеко не необходимой модели или структуре знания [Stevenson 1993: 303-304].
так ясно [Указ, соч.: 40-41]. Выделяют две группы коннекционистских моделей - локалист-
Коннекционизм поставил под сомнение саму идею деятельности ские и модели параллельно осуществляемой обработки информации
мозга с символами (см. с.9) - возможно, что иное решение проблемы (Tanenhaus 1989: 19]. В локалистских моделях структуры знания ко-
связано с представлениями о деятельности мозга как распределяемых дируются напрямую: узлы связей соответствуют репрезентации от-
дельных концептов - слов или фонем [MacClelland, Rumelhart 1981]. В
очагах активности его нейронных клеток (см. с.41), а, следовательно, моделях параллельно осуществляемой обработки информации
и когнитивная наука не может быть наукой, изучающей концепты стоят не за узлами связи, а за всей моделью возбуждаемой
совокупности связей [Rumelhart, MacClelland 1986]. Последняя мо-
86
87
дель считается отражающей модель когниции вообще, но фактически до ближе «реальному» механизму функционирования нейронных
она описывает прежде всего некоторые виды лингвистической связей в голове человека, чем символические системы. Часть данных в
деятельности [Sampson 1987: 872]. Модель имитирует, например, модели Румельхарта-МакКлелланда была подтверждена экспери-
установление различных значений одного слова, разграничение пря- ментально при имитации работы модели на компьютере. К. модели
мых и переносных значений и т.п., но, главное, результаты обучения оправдывают себя, как будто бы, и при анализе структуры концептов,
каким-либо правилам (типа образование прошедшего времени анг- и при проверке гипотезы о врожденных свойствах когниции или
лийских неправильных глаголов), что и позволяло критикам К. го- отражения мира в памяти человека [McShane 1991: 324]. Целый ряд
ворить о том, что коннекционистские модели языка не работают и ученых подчеркивает, что К. модели еще только набирают силу, а
что они являют собой по существу модели механизмов обучения зна- общая их значимость для когнитивной науки несомненна.
нию [Wexler 1991: 255]. Критика К. моделей главным образом связана со скудностью
По идее коннекционистские модели противопоставлены сим- полученных данных, недостаточностью обработанных этой моделью
волическим; их различие касается самого представления семантиче- эмпирических сведений, отказом от символических способов фиксации
ских сетей с их узлами и роли ментальных репрезентаций в этих мо- данных и т.п. И все же симптоматичным является обращение
делях. В то время как в символических сетях каждый их узел демон- редакции одного из ведущих журналов по когнитологии к специали-
стрирует собой концепт, в К. моделях отдельные элементы сети ни- стам по искусственному интеллекту, лингвистике, философии, ней-
какой концептуальной интерпретации не имеют. В символических ролингвистике и т.п. с просьбой рассмотреть возможности объеди-
моделях поступающие извне сигналы возбуждают ментальные репре- нения или синтеза символических моделей с коннекционистскими;
зентации, в К. - часть возбуждений в сети вызывается извне прихо - см. [Cognitive Science 1993, vol.17, №1]. При всей действительно суще-
дящими сигналами (данными «на входе»), но часть - коннекциями ствующей разнице этих моделей они все же не кажутся взаимоисклю-
между нейронами в самой сети. Сети такого рода «обучаются», т.е. чающими, во всяком случае в отношении понимания когниции; см.,
приобретают модель особого поведения в ответ на определенные например, [Smolensky 1988; McShane 1991: 340-341; Jackendoff 1992:
раздражители. Разные элементы сети характеризуются разными 17-18]. Очевидно также, что они работают на разных уровнях абст-
квантитативными характеристиками, т.е. обладают как бы разным ракции и связаны с решением разных когнитивных проблем. Резкая
удельным весом или «мощностью» (numerical weight). В силу незна- критика в адрес коннекционизма (см., особенно [Fodor, Pylyshyn
кового характера своих элементов они в отличие от символико- 1988; Pinker, Prince 1988; Wexler 1991: 255]) не всегда представляется
репрезентационных систем называются нередко субсимволическими справедливой, и в более поздних версиях некоторые положения К.
[Dinsmore 1991: 24; McShane 1991: 323]. получают уточнения или объяснения; см., например, [Bechtel,
Еще одним важным отличием К. моделей от символических яв- Abrahamsen 1991]. Интересно отметить, что хотя появление К. моделей
ляется их способность к адаптации в условиях меняющихся связей расценивалось как революционное новшество (см. [Sampson 1987:
между отношениями и/или изменения «веса» какой-либо из связей. В К. 871]), фактически у идеи о нейронных сетях были свои предше-
моделях знание хранится и кодируется не эксплицитно, как в сим- ственники, причем в 50-е и 60-е гг. сходные предложения были вы-
волических моделях, а потому более гибко. Если в символических двинуты в связи с понятиями о перцептронах [Rieger 1991: 291]; отме-
моделях извлечение знания требует обращения к «готовой» репре- чают иногда и близость К. моделей с ассоцианизмом; ср. [Schwarz
зентации, а новые знания сличаются с уже имеющимися, извлечен- 1991:20].
ными или переведенными из долговременной памяти в кратковре- Возможно поэтому, что в будущем, действительно, наибольшее
менную, то в К. моделях модели знания как бы создаются заново. По признание получат некие гибридные модели - ср. [Stevenson 1993: 303-
мнению Д.Румельхарта и Дж.МакКлелланда, извлечение знаний в их 304], в которых будет учтен тот положительный опыт, который
модели является автоматическим следствием обработки сигнала на касается понятий ментальных репрезентаций, понятия правил и опе-
входе; ср. [Stevenson 1993: 48]. Символические модели подвергаются раций с символами, с одной стороны, и представлений о параллель-
резкой критике со стороны коннекционистов, и особенно важной ном распределении обрабатываемой информации по разным участкам
чертой их собственной концепции представляется им идея парал- нейронной сетки и о самой сети как зависящей от гибко уста -
лельной обработки взаимодействующих друг с другом элементов навливающихся связей и их силы, с другой.
сети -- признаков концептов, из совокупности которых концепт Ю.П.
«собирается»; ср. также [Bechtel, Abrahamsen 1991].
Преимуществами К. моделей считаются также то, что они
имеют аналоги в строении мозга. По уровню абстракции они гораз-

88 89

КОНЦЕПТ (concept; Konzept) - термин, служащий объяснению


единиц ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той
информационной структуры, которая отражает знание и опыт чело-
века; оперативная содержательная единица памяти, ментального
лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis),
всей картины мира, отраженной в человеческой психике. Понятие К.
отвечает представлению о тех смыслах, которыми оперирует человек в миссную точку зрения разделяют те ученые, которые полагают, что
процессах мышления и которые отражают содержание опыта и часть концептуальной информации имеет языковую «привязку», т.е.
знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и способы их языкового выражения, но часть этой информации пред-
процессов познания мира в виде неких «квантов» знания. К. возни- ставляется в психике принципиально иным образом, т.е. ментальными
кают в процессе построения информации об объектах и их свойствах, репрезентациями другого типа - образами, картинками, схемами и
причем эта информация может включать как сведения об объективном т.п. Мы, например, знаем различие между елкой и сосной не потому,
положении дел в мире, так и сведения о воображаемых мирах и что можем представить их как совокупности разных признаков или
возможном положении дел в этих мирах. Это сведения о том, что же как разные концептуальные объединения, но скорее потому, что
индивид знает, предполагает, думает, воображает об объектах мира; легко их зрительно различаем и что концепты этих деревьев даны
см. [Павиленис 1983: 101-102]. К. сводят разнообразие наблюдаемых и прежде всего образно.
воображаемых явлений к чему-то единому, подводя их под одну Не вызывает, однако, тот факт, что самые важные К. кодиру-
рубрику; они позволяют хранить знания о мире и оказываются ются именно в языке. Нередко утверждают также, что центральные
строительными элементами концептуальной системы, способствуя для человеческой психики К. отражены в грамматике языков и что
обработке субъективного опыта путем подведения информации под именно грамматическая категоризация создает ту концептуальную
определенные выработанные обществом категории и классы. Два и сетку, тот каркас для распределения всего концептуального мате-
более разных объектов получают возможность их рассмотрения как риала, который выражен лексически. В грамматике находят отражения
экземпляров и представителей одного класса/категории [Schwarz те К. (значения), которые наиболее существенны для данного языка;
1992: 94 и ел.; Ellis, Hunt 1993: 204]. ср. [Talmy 1988: 165-166].
Всю познавательную деятельность человека (когницию) можно Для образования концептуальной системы необходимо пред-
рассматривать как развивающую умение ориентироваться в мире, а положить существование некоторых исходных, или первичных К., из
эта деятельность сопряжена с необходимостью отождествлять и раз- которых затем развиваются все остальные - ср. [Павиленис 1983:
личать объекты: К. возникают для обеспечения операций этого рода. 102]): К. как интерпретаторы смыслов все время поддаются дальней-
Для выделения К. необходимы и перцептуальная выделимость неко- шему уточнению и модификациям. К. представляют собой неанали-
торых признаков, и предметные действия с объектами и их конечные зируемые сущности только в начале своего появления, но затем, ока-
цели, и оценка таких действий и т.п., но зная роль всех этих факто - зываясь частью системы, попадают под влияние других К. и сами
ров, когнитологи тем не менее еще не могут ответить на вопрос о видоизменяются. Возьмем, например, такой признак, как «красный»,
том, как возникают К., кроме как указав на процесс образования который, с одной стороны, интерпретируется как признак цвета, а, с
смыслов в самом общем виде. другой, дробится путем указания на его интенсивность (ср. алый,
Считается, что лучший доступ к описанию и определению пурпурный, багряный, тёмнокрасный и т.д.) и обогащается другими
природы К. обеспечивает язык; см. [Jackendoff 1993:: 16]. При этом характеристиками. Да и сама возможность интерпретировать разные
одни ученые считают, что в качестве простейших К. следует рас - К. в разных отношениях свидетельствует о том, что и число К. и объем
сматривать К., представленные одним словом, а в качестве более содержания многих К. беспрестанно подвергаются изменениям. «Так
сложных - те, которые представлены в словосочетаниях и предложе- как люди постоянно познают новые вещи в этом мире и поскольку
ниях; см. [Schifler, Steel 1988]. Другие усматривали простейшие К. в мир постоянно меняется, - пишет Л.В.Барсалоу, - человеческое знание
семантических признаках или маркерах, обнаруженных в ходе ком- должно иметь форму, быстро приспосабливаемую к этим
понентного анализа лексики. Третьи полагали, что анализ лексиче- изменениям» [Barsalou 1992: 67]: основная единица передачи и
ских систем языков может привести к обнаружению небольшого хранения такого знания должна быть тоже достаточно гибкой и
числа «примитивов» (типа НЕКТО, НЕЧТО, ВЕЩЬ, МЕСТО и пр. в подвижной.
исследованиях А.Вежбицкой), комбинацией которой можно описать Предметом поисков в когнитивной семантике часто являются
далее весь словарный состав языка. Наконец, известную компро- наиболее существенные для построения всей концептуальной системы
концепты: те, которые организуют само концептуальное про -
90 странство и выступают как главные рубрики его членения. Многие
разделяют сегодня точку зрения Р.Джекендоффа на то, что основными
конституентами концептуальной системы являются К., близкие
«семантическим частям речи» - К. ОБЪЕКТА и его ЧАСТЕЙ,
ДВИЖЕНИЯ, ДЕЙСТВИЯ, МЕСТА или ПРОСТРАНСТВА, ВРЕ-

91
МЕНИ, ПРИЗНАКА и т.п.; см. [Jackendoff 1990; 1992; 1993; Levin, от собственно лингвистических, прагматических и культурологиче-
Pinker 1991]. Эта точка зрения близка и тем концепциям, которые ских факторов, а, следовательно, фиксируются в разных значениях.
утверждают примат релевантности грамматических категорий для Е.К.
организации ментального лексикона, а, следовательно, и тем, что
доказывали первостепенную значимость для устройства и функцио-
нирования языка тех концептуальных оснований, что маркируют
распределение слов по частям речи и которые, по всей видимости, КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ (conceptualization) понятийная
предсуществуют языку, складываясь как главные К. восприятия и классификация [Клике 1983: 97 и ел.], - один из важнейших процессов
членения мира в филогенезе [Кубрякова 1992]. познавательной деятельности человека, заключающийся в осмысле-
Понятие К. используется широко и при описании семантики нии поступающей к нему информации и приводящей к образованию
языка, ибо значения языковых выражений приравниваются выра- концептов, концептуальных структур и всей концептуальной системы в
жаемым в них К. или концептуальным структурам - см., например, мозгу (психике) человека. Нередко К. рассматривается как некоторый
[Jackendoff I992: 195]: такой взгляд на вещи считается отличительной «сквозной» для разных форм познания процесс структурации знаний и
чертой когнитивного подхода в целом. возникновения разных структур представления знаний из неких
Но такое истолкование соотношения К. и значения не является минимальных концептуальных единиц; ср. [Концептуализация и смысл
единственно возможным. К. - это скорее посредники между словами и 1990]. Каждый отдельный акт К. представляет собой пример решения
экстралингвистической действительностью и значение слова не проблемы и в нем задействованы механизмы умозаключений,
может быть сведено исключительно к образующим его К.; ср. [Cruse получения выводных данных (инференции) и другие логические
1990: 395-396]. Правильнее было бы, наверно, говорить о концептах операции.
как соотносительных со значением слова понятиях (counterparts of Процесс К. тесно связан с процессом категоризации: являя собой
words); ср. [Соломоник 1992: 46]. Значением слова становится концепт, классификационную деятельность, они различаются вместе с тем по
«схваченный знаком» [Е.С.Кубрякова 1991]. В том же смысле мы не конечному результату и/или цели деятельности. Первый направлен на
можем согласиться с мнением А.Вежбицкой о том, что значения в выделение неких минимальных единиц человеческого опыта в их
определенном отношении независимы от языка; см. [Wierzbicka 1992: идеальном содержательном представлении, второй - на объединение
3]. Независимы от языка именно концепты, идеи, и не случайно, что единиц, проявляющих в том или ином отношении сходство или
только часть их находит свою языковую объективацию. Отношения характеризуемых как тождественные, в более крупные разряды.
между К. и значениями поэтому достаточно сложны: так, у союза и Когнитивное расчленение реальности происходит еще на до-
или но вряд ли можно постулировать значение, но концепты, которые вербальной стадии развития человека: понятийные классификации,
за ними стоят, достаточно ясны (соединения, противопоставления и возникающие в то время, оказываются более связанными с сенсомо-
т.п.). Точно так же можно предположить, что у всех людей есть общие торной деятельностью человека, нежели с его общением с другими
предсгавления о том, как реагирует человек на контакт с объектом, людьми. С формированием языка когнитивное освоение реальности
воздействующим на него своей температурой, но значения, приобретает новые формы, обеспечивая выход за пределы непосред-
зафиксированные в словах типа обжечься, сгореть, тепло, жар и пр., ственно воспринимаемого и хранение опыта в долговременной памяти
отражают лишь определенную часть этого К. и являются зависимыми человека. Ср. [Видинеев 1989: 154 и ел.].
от языка. К. может также рассматриваться как живой процесс
Думается, что в когнитивной лингвистике перспективным яв- порождения новых смыслов, и тогда в задачи когнитолога начинают
ляется то направление в семантике, которое защищает идеи о проти- входить вопросы о том, как образуются новые концепты, как созда ние
вопоставленности концептуального уровня семантическому нового концепта ограничивается уже имеющимися концептами в
(языковому). Выдвинутые М.Бирвишем и поддержанные его колле- концептуальной системе, как можно объяснить способность человека
гами, эти мысли уже нашли воплощение в так называемой двухуров- постоянно пополнять эту систему и т.п. Эти и многие другие анало -
невой теории значения - ср. [Herweg 1992; Rickheit, Strohner 1993, 157; гичные проблемы связывают исследование К. с семантикой вообще и
Bierwisch 1983; 1988; Bierwisch, Lang 1987], а также защиту иной кон- концептуальной семантикой, в частности: в ряде отношений позна-
цепции в [Levdt 1989]. Думается, что и указанная монография вательный процесс есть процесс порождения и трансформации смы-
А.Вежбицкой служит ярким доказательством того, как некие обще- слов (концептов). Для понимания сути этих процессов оказываются
человеческие (если и не универсальные) К. по-разному группируются и важными как исследования, проводимые в рамках концептуального
по-разному вербализуются в разных языках в тесной зависимости анализа, так и исследования явлений грамматизации. Если бы было
93
92
нужно назвать ключевое понятие когнитивной лингвистики - под - ким образом система информации о мире и есть конструируемая им
черкивают когнитологи, - им было бы понятие концептуализации; концептуальная система как система определенных представлений
см. [Rudzka-Ostin 1988; 1993]; ср. также [Lakoflf 1987: 303]. человека о мире» [Павиленис 1983: 101]. Как подчеркивает автор,
Е.К. конструирование системы происходит еще на доязыковой
(довербальной) стадии существования индивида и вся система при-
обретает невербальный характер [Указ, соч.: 107]. С современной
точки зрения это положение сводится к тому, что концептуальная
КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ СИСТЕМА или СТРУКТУРА - тот система должна рассматриваться в терминах ментальных репрезен-
ментальный уровень или та ментальная (психическая) организация, таций (представлений) и что недифференцированное употребление
где сосредоточена совокупность всех концептов, данных уму человека, терминов «концепт» и «ментальная репрезентация», «концептуальная
их упорядоченное объединение. Гипотеза о том, что в голове человека система» и «ментальный лексикон», «концепт» и «смысл» и т.п. должно
существует определенный уровень, на который «стекается» быть если и не преодолено (в значительной части, по всей видимости,
информация, полученная извне, и на котором перерабатываются эти термины пересекаются друг с другом и обозначают сходные и
результаты восприятия зрительного, слухового, тактильного, мо- достаточно близкие понятия), то во всяком случае специально
торного и т.п. совместно с языковым освоением этого опыта принад- оговорено. Нельзя не отметить также, что если среди ментальных
лежит Р.Джекендоффу; см. [JackendofT 1984: 54]. Резонно предполо- репрезентаций выделяются те, что отражают, с одной стороны,
жить, утверждал Джекендофф, - что существует такой уровень, на неязыковой мир, а, с другой, мир языковой, вербальный, то и способ
котором вся информация, приходящая по разным каналам и принад- представления содержания, о котором впервые специально сказал
лежащая разным модальностям, была бы сопоставимой. Следует Г.Фреге и который был в его учении связан с разграничением смысла и
также предположить, что способность к образованию концептов значения, оказывается в конечном счете не безразличным для
является врожденной, что частью этой способности является знание строения тех систем, которые отражают мир. Так, на этом пути воз-
неких правил образования концептуальных структур и что одновре- можно разграничение понятий концептуальной системы и менталь-
менно развитие этих структур зависит в определенной степени от ного лексикона, ибо последний оказывает только частью первой, в
человеческого опыта, в том числе и языкового. Интересно, что ана- которой составляющие его единицы связаны напрямую с языковыми
логичные мысли высказывал и Дж.Фодор, который, описывая язык формами как носителями определенных значений. Пересмотр учений
мысли, подчеркнул, что соответствующая ему концептуальная Г.Фреге с указанных позиций помог бы, на наш взгляд, установить
структура должна быть настолько богатой и развитой, чтобы обла - преемственность в развитии идей современной когнитивной науки и
дать возможностью манипулировать или оперировать не только с показать ее реальные истоки и предтечи. (О Г.Фреге см., например,
теми сущностями, что выразимы на языке, но и с теми, которые [Жоль 1982].)
обобщают результаты неязыкового опыта. См. [Fodor 1975: 156]. Е.К.
К началу 80-х гг. понятие концептуальной системы было пред-
ставлено не только за рубежом. Наиболее полно оно было охаракте-
ризовано в работах Р.И.Павилениса. В его концепции концептуальная
система выступает как система мнений и знаний о мире, отражающая КРИТИКА КОГНИТИВНОГО НАПРАВЛЕНИЯ. Направле-
познавательный опыт человека, притом как на доязыковом, так и на ния критики когнитивной науки достаточно разнообразны, а сама
языковом уровне, но несводимый к какой бы то ни было критика может относиться как к критике узкого когнитивизма - см.,
лингвистической сущности [Павиленис 1983: 12]. В качестве состав- например, [Nuyts 1992], так и к критике когнитивной науки в целом.
ляющей концептуальной системы рассматриваются отдельные смыс- Несмотря на то, что цели, которые ставит перед собой эта наука,
лы, или концепты, сформированные в процессе познания мира и считаются важными и актуальными, а решение задач, намеченных в
отражающие информацию об этом мире. «Еще до знакомства с язы- ней, - существенными для общего прогресса науки, указывают и на
ком, - пишет Павиленис, - человек в определенной степени знако- то, что в реализации программы когнитивных исследований ученые
мится с миром, познает его; благодаря известным каналам чувствен- нередко исходили из чересчур технократичного и даже механического
ного восприятия мира он располагает определенной... информацией о представления о том, что представляет собой человеческое познание.
нем, различает и отождествляет объекты своего познания. Усвоение В силу этого здесь неправомерно отвлекались от факторов эмо-
любой новой информации о мире осуществляется каждым индивидом ционального порядка и/или таких факторов человеческой психики,
на базе той, которой он уже располагает. Образующаяся та- как воля и интенциональность; ср., например, [Lieb 1987; Searle 1992:

94 95
глава 5]. Мало учитывается также, что когниция - это исторический повестке дня сегодня также стоят иные вопросы - и прежде всего
и социально-обусловленный процесс [Kirkeby 1994: 598]. В свои бу- вопросы о получении новой информации и таких типах деятельно сти
дущие программы когнитивная наука должна решительно включать с нею, которые и приводят к прогрессу человечества и не столько к
сведения культурологического порядка [Eckardl 1993: 341]. накоплению знаний, сколько к их принципиальным преобразованиям.
Когнитивная наука должна более точно отграничить свои за-
дачи и объекты своего анализа от того, что делает семиотика, пси - Е.К.
хология или от того, что совершается в области изучения искусст-
венного интеллекта, лингвистики, философии и т.п.; взамен широкой
и не вполне определенной программы исследования она должна МЕНТАЛЬНЫЙ ЛЕКСИКОН (mental lexicon; mentale Lexicon)
сформулировать собственную точку зрения как на цели исследова- - система, отражающая в языковой способности знания о словах и
ния, так и на методы его осуществления; ср. [Eckardt 1993: 60 и сл., эквивалентных им единицах, а также выполняющая сложные функции,
66; Jorna 1990]. Недостаточно ясными полагают иногда границы связанные не только с указанными языковыми единицами, но и
анализа языка в пределах лингвистики в отличие от когнитивной стоящими за ними структурами представления экстралингвистиче-
науки; ср. [Кубрякова 19942: 44]. ского (энциклопедического) знания. Развитие когнитивного подхода,
Особенно резкие возражения вызывает, по всей видимости, как и развитие генеративной грамматики и когнитивной лингвистики,
понимание роли компьютера в исследовании мыслительной деятель- характеризуется возрастающим интересом к этому компоненту языка,
ности человека и некритическое восприятие всей компьютерной ме- противопоставляемому обычно грамматике, поскольку, по признанию
тафоры (т.е. сравнения работы мозга и работы машины), преувели - большинства лингвистов, свойства лексических единиц оказались
ченное внимание к анализу информации и правилам ее обработки,
что часто означает на практике уход от проблемы значения и моде - гораздо более существенными для грамматики и синтаксиса, чем то
лирования человеческого сознания во всей его сложности; см. полагали ранее. Целое направление так называемых лексических
[Демьянков 19942:20-21]. грамматик (Дж. Бреснан, Р.Хадсона, Ст.Старосты и др.) исходит из
положения о первостепенной важности для порождения и восприятия
Критика когнитивного направления может, по всей видимо- речи такой единицы, как слово, признаваемой центральной единицей
сти, вестись с двух разных позиций, ибо, с одной стороны, часть ког- хранения и использования информации, доступа к ней и ее
нитологов придает чрезмерное значение данным непросредственного извлечений из памяти говорящих и т.п.; см. подробнее [Кубрякова
чувственного восприятия, считая главными познавательными про- 1991].
цессами те, что связаны с категоризацией или же концептуализацией Для обозначения рассматриваемого понятия используются не-
сенсорного опыта человека. С другой стороны, гипостазируя роль редко и такие названия как «внутренний лексикон», «словесная па-
«машинного мышления» и формализации операциональных данных, мять» и даже «информационный тезаурус человека»; см. [Залевская
когнитологи менее обращают внимание на рациональное, но не 1985]. Последнее обозначение относится, однако, к вместилищу всех
строго логическое мышление обычного человека с его простым здра- знаний человека, а, значит имплицирует объединение вербальных и
вым смыслом. В итоге мы имеем либо необоснованное решение отно- невербальных знаний о мире, что чаще интерпретируется с помощью
сительно пределов того, что может быть постигнуто в актах сенсор- понятий модели или картины мира или же понятий концептуальной
ного опыта и преувеличенное внимание к «экспериенциализму», либо системы (в отличие от ментального лексикона, отражающего знания о
увлечение разного рода формализациями, разными логиками, лексических единицах, концептуальная система трактуется скорее как
методами математического моделирования и их использованием там, совокупность концептов или ментальных репрезентаций разного типа,
где это плохо работает. Страдает же при этом исследование креа- т.е. не только репрезентаций лексем). Ср. [Агибалов 1995].
тивности и творческих начал в теоретической и научно- В центре внимания когнитивных исследований лексикона на-
познавательной деятельности человека, а также - что, несомненно, ходятся как вопросы о когнитивных функциях слова (одним их первых,
еще серьезнее - исследование направленности самих познавательных поставивших эту проблему был Р.Берд - см. [Beard 1981]), так и
процессов на преобразование мира и изменение мира, изучение дея- проблемы организации словаря, ибо на смену представлениям о лек-
тельности человека как активности самого разного рода, но актив- сиконе как неупорядоченном наборе и даже простом списке слов
ности интенциональной, целенаправленной,ориентируемой на реше- конкретного языка пришли многочисленные теории относительно
ние практических задач и выход из проблемных ситуаций и т.д. При устройства и формального и семантического строения лексикона как
всей исключительной важности вопросов об обработке информации, принимающего заметное место в обработке и переработке языковых
поступающей к человеку, и ее извлечения из разных источников, на
97
96
знаний. Для психологии эти теории обладают тоже огромной значи -
мостью, ибо они помогают понять, как соотносятся слова с объекти- ной степени врожденными. Но о том, как все-таки они репрезенти-
вацией (лексикализацией, по терминологии генеративной лингвис- рованы в голове человека и где, в какой части когнитивной системы,
тики) структур знания и как вербализуются разные концепты. В то они репрезентированы, мнения расходятся. С точки зрения
же время исследования по структурации лексикона, по типам пред- Н.Хомского, они, несомненно, являются составляющими интериори-
ставленных в нем отношений и связей, по формирующимся здесь зованного, т.е. внутреннего, ментального языка (И-языка), но про-
более крупным разрядам слов (лексическим полям, категориям, тивостоят ли они ментальному лексикону или же составляют его
фреймам и т.п.) требуют зачастую специальных экспериментов, что собственную ингеренпгую часть, достаточно неясно. Один выход из
способствует выработке совместных научно-исследовательских про- этой ситуации - противопоставить лексикону 1рамматикон (ср. ра-
грамм по изучению лексикона в рамках когнитивной науки. Ср. ма- боты Ю.Н.Караулова) или выделить знание о синтаксисе и грамма-
териалы в [The Making of Cognitive Science... 1988]. тике в отдельный модуль языковой компетенции, другой - считать,
Хотя считается, что М.Л. хранит сведения и о форме и о со- что вся информация о языке «записана» при слове и что слово про-
держании ментальных репрезентаций лексических единиц - ср. ецирует все свои, в том числе и синтаксические, свойства в форми-
[Marslen-Wilson 1992], особое внимание уделяется сегодня определе- рующееся высказывание в процессах порождения речи; ср. [Степанов
нию лексического значения и вообще семантике слов, так что много- 1989; Караулов 1987; 1992]. Можно, наконец, отнести сведения об
численные сборники и исследования разрабатывают эти проблемы операциях со словами, о схемах построения предложений и текста и
(из последних исследований см., например [Stembergcr 1985; Levin, пр. «крупных» единицах-правилах к системе ментальных репрезен-
Pinker 1991; Pustejovsky 1993, Frames, Fields and Contrasts 1992]). Вме- таций. Тогда среди разнообразных форм репрезентаций вербального
сте с тем актуальными проблемами остаются и вопросы о том, в ка- порядка надо найти место схемам реализаций пропозиций или аргу-
ком виде хранятся в М.Л. репрезентируемые в нем слова - целостно ментно-предикативных структур, которые тоже считаются состав-
или же по их частям. Особенно сложен этот вопрос применительно к ляющими репрезентационной системы в голове человек - его памяти
разного рода дериватам и композитам, ибо мнения относительно (обзоры литературы и мнений по поводу см. [Залевская 1985; Кубря-
отдельного хранения основ и аффиксов не всегда поддерживаются кова 1991]).
экспериментально. Нередко полагают, что в то время как многие Е.К.
дериваты хранятся в уже «собранном» виде, словоформы, напротив,
при необходимости, создаются заново, т.е. порождаются вместе с
порождаемым высказыванием.
МЕНТАЛЬНЫЙ ЯЗЫК (Mentalese; mentale Sprache; lingua
Многие наблюдения подобного типа заставляют поставить еще раз
mentatis) - метаязык, на котором задаются единицы концептуальной
вопрос о том, как вообще соотносится описание лексического
системы и/или описываются ментальные репрезентации для значения
компонента, данное в результате обычного лингвистического
естественноязыковых выражений. При конструировании репрезен-
анализа, с когнитивной организацией внутреннего лексикона, выяв-
тационной семантики выявляются правила, по которым каждому
ляемой в процессе специальных экспериментов, т.е. вопрос о том, в
предложению языка-объекта (напр., английского) приписывается
терминах Н.Хомского, каково соотношение Э-языка и И-языка (см.).
выражение на некотором метаязыке (который может быть, напр., как
Если рассматривать М.Л. как часть долговременной памяти
английским, так и языком логики первого порядка или специально
человека, в которой репрезентирована информация исключительно о
изобретенным для этой цели). Главное в том, чтобы систематичные
словах и их составляющих, то возникающие в связи с ним проблемы
отношения между значениями предложений (такие как идентичность,
касаются не только организации лексикона в целом и не только спо-
различие, логическое следствие и т.п.) были отражены систематич-
собов хранения (а, значит и доступа к этим единицам), но и вопроса о
ными же отношениями между метаязыковыми выражениями, кото-
том, где же сосредоточена остальная часть сведений о языке и в чем
рым и придается статус «языка мысли» (lingua mentalis) [Fodor 1985:
именно она заключается; ср. (Schwarz 1992: 99]. Еще в начале 80-х гг.
13]. Одной из первых попыток создать М.Я. был логико-
Н.Хомский говорил о языковом знании (компетенции) как о прави-
философский метаязык Лейбница. В настоящее время М.Я. в качестве
лах и репрезентациях [Chomsky 1980], притом в виду имелось в зна-
метаязыка лингвистического описания особенно активно разра-
чительной степени знание синтаксиса. С развитием генеративной
батывается А.Вежбицкой.
грамматики понятию правила, однако, оставалось все меньше места
М.Я., или язык мысли, является по [Fodor 1975: 172] средством
(ср., например, [Nuyts 1992; Cook 1989: 23]) и все большее внимание
уделялось принципам и параметрам, которые считались в значитель- для внутреннего репрезентирования психологически значимых и
выделенных человеком аспектов его окружения. Только в той степе-
98
99
ни, в какой эта информация «выразима» таким языком, она может кванторные элементы имеют статус префиксов с символами пере-
дальше подвергаться переработке процедурами, входящими в когни- менных, что позволяет наглядно задать область распространения
тивный репертуар организма: эти процедуры записаны также на кванторов во всем логическом выражении. А ведь философам до
внутреннем языке. Некоторые свойства языка мысли тоже должны этого нотационного приема пришлось додумываться очень долго,
задаваться на этом же языке, поскольку способность задолго до Фреге, предложившего такой прием. Это означает, что
репрезентировать репрезентации есть предпосылка для рациональ- разработка деталей М.Я. может превратиться в бесконечное занятие.
ного манипулирования ими. 2. Теоретическое определение понятия референции [Putnam
Естественный язык - механизм, связывающий мысли (т.е. мен- 1983: 222]: список объектов М.Я. должен быть либо таким же пол-
тальные репрезентации) с языковыми формами (т.е. репрезентациями, ным, как и мир объектов (как реальных, так и абстрактных и фик-
в конечном счете физически выразимыми как звуки). Поэтому тивных), что невозможно, - либо же столь же многозначным, как и
предложение обладает (синтаксической и фонологической) поверх- обычный язык, что также чревато трудностями.
ностной структурой, когнитивной структурой (представляющей 3. Индивидуальные различия в интеллекте между людьми свя-
мысль, которую предложение обязано выразить в замысле говорящего заны со свойствами мысли, а интеллектуальное развитие - свойство
и, в нормальном случае, в интерпретации слушающим) и - проме- механизмов, работа которых сама по себе мышлением не является.
жуточным между первыми двумя - уровнем значения, представляющим Это имеет отношение к спору о том, является ли ментальность (mind)
языковую информацию. Когнитивные структуры - не языковые процессором символов - или же символы, правила и репрезентации
репрезентации, они не принадлежат какому-либо естественному язы- являются всего лишь удобными вспомогательными понятиями, эпи-
ку, а относятся к языку мысли в смысле [Fodor 1975]. Их существова- феноменами, для лежащих в их основе сетей нейронов? Процедура
ние не зависит от того, отражены ли они какой-либо системой есте - непосредственного усвоения знаний (мышления) в результате приме
ственного языка: они могут порождаться и непосредственно системой нения некоторого алгоритма, порожденного конкретным процессо-
восприятия человека, например, зрительным аппаратом. Не обладают ром, несомненно связана с преобразованием символов. Однако неиз-
когнитивные структуры и линейностью, какая есть у есте- вестно еще, являются ли модули непосредственного задания опыта
ственноязыковых выражений. Скорее порядок следования информа- (скажем, непосредственного получения ощущений) чем-то вроде
ции, содержащейся в когнитивных структурах, соответствует страте- «коннекционистских машин». Во всяком случае ясно, что модули
гиям сканирования у наблюдателя [Stassen 1985: 260]. опираются не на тот же формальный аппарат переработки символов,
Набор правил формирования, характеризующий выразитель- что мышление [Anderson 1992: 212].
ную силу «языка мысли», аналогичен соответствующему набору 4. По [Хинтикка 1979: 336-339], «семантическая относитель-
правил для формирования синтаксических структур обычного языка. ность своим острием направлена против теорий эязыка мыслиь, т.е.
Эти правила являются объектом семантической теории в той степе ни, против тех теорий, которые постулируют существоване некоторого
в какой они существенны для описания концептуальной структуры
внутреннего языка или внутреннего метода представления фунда-
естественноязыковых предложений [JackendofF 1987: 355].
ментального языка понимания».
По гипотезе о языке мысли [Fodor 1989: 26-27], ментальные со-
стояния обладают интенциональными объектами, и те и другие яв- В.Д.
ляются сложными сущностями. В частности, пропозиции анализи-
руемы как сложные выражения. Ментальные состояния играют кау-
зальную роль, которая и позволяет функционально идентифициро-
вать эти состояния, отличать одни состояния от других по функциям. МОДУЛЬ (module; Modul; module) - одно из основных понятий
Все это составляет некоторый язык. Синтаксическая структура таких когнитивизма, относящихся к обозначению тех простейших систем
ментальных состояний отражает семантические отношения между их или частей, из которых состоит вся инфраструктура мозга / разума /
интенциональными объектами. Более того, когнитивные состояния - а языка и т.п. Модульность - представление о поведении человека,
не просто их интенциональные объекты - обычно обладают объясняющее видимую сложность как результат взаимодействия
структурой непосредственно составляющих, подобно обычным нескольких достаточно простых подсистем, называемых М.
языкам. [Демьянков 1988: 140].
Существуют трудности в построении МЛ.: К характеристикам М. относятся (особенно в отношении рече-
1. Практическое установление свойств М.Я. [Fodor 1985: 13], в вой деятельности):
частности, синтаксических. Например, в логическом метаязыке

100
101
- относительная автономность его - обмен информацией меж- пня, речи и т.п. Кроме того, аналогией с гомункулюсами обладают
ду М. слабее, чем внутри М., а связи внутри М. достаточно органич- действия периферийных М., а не центрального когнитивного
ны; «процессора»: построить общую теорию центрального процессора
- специализация модуля - каждый М. обладает своими собст- сегодня вряд ли возможно (концепция Дж.Фодора).
венными принципами функционирования, несводимыми друг к другу Обычно же мы имеем дело с синтезом этих двух подходов
или к какому- либо обобщающему принципу; (Sterelny 1989]: каждый из М. в свою очередь рассматривается как
- возможно (и здесь необходима большая осторожность), что с набор более специализированных, более простых М., и так далее, до
каждым М. связана определенная локализация или определенный тип тех пор, пока мы не дойдем до психологически примитивных компо-
связей в мозгу человека; нентов. Так, по [Raccah 1986: 103], семантика языка как отдельного
- генетическая заданность; М. когнитивной системы сама имеет модульную структуру: репрезен-
универсальность: так, определяя тот или иной уровень тация знамения, связанного с информацией об определенной ситуа-
синтаксической или семантической репрезентации, М. задают понятия ции и о мире, приводит к интерпретации смысла высказывания.
универсальной грамматики. Главным же предметом семантики является установление принципов,
Основная идея М. в когнитивизме заключается, по [Jackendoff правил и репрезентаций, регулирующих взаимодействие языковой
1994: 629-635], в следующем. Ментальность разложима на большое системы с концептуальной системой [Bienvisch 1983: 122-124].
число способностей (faculties), или М., каждый из которых специали- Различаются [Thompson, Altmann 1990: 343]:
зируется на когнитивной переработке определенного вида информации, - репрезентационная модульность - инкапсулирование
а потому на выполнении конкретных типов перцептивных или долговременной информации, поддерживающей когнитивную
когнитивных заданий (возможно, эта специализация соответствует и переработку на самых различных стадиях,
тому, как организована нейронная система связей в различных об- - процессуальная модульность - распределение обязанностей
ластях мозга). Есть, среди прочего, и М. или группа М., специализи- между различными этапами обработки информации.
рующихся на социальной копшции: задача этого М. - образование Некоторые виды знания индивида непосредственно хранятся
образа себя как индивида в обществе. В то время как фундаменталь- соответствующими М., формирующимися в результате эволюции, а
ными единицами пространственной когниции являются физические «созревание» М. (главный стимул когнитивного развития человека)
объекты в пространстве (о них человек задается вопросами типа: приводит к усилению выразительных возможностей «языка мысли»
Что это? и Где это расположено?), единицами социальной когниции (см. ментальный язык), к расширению репертуара форматов для ре-
являются личности в социальном взаимодействии, о которых спра- презентирования знаний. Индивидуальные различия в когнитивном
шивают: Кто это? и Каковы его/ее отношения ко мне и к остальным? развитии ребенка коренятся в заложенной в нем биологической про-
Концепция функциональной разложимости ментальности на грамме развития, в общем не зависящей от абсолютного времени
М. разрабатывается начиная с середины 1970-х гг.: считается, что вся [Anderson 1992, 1].
мыслительная деятельность представима как взаимодействие дис- Язык также может быть рассмотрен под таким модульным уг-
кретных и специализированных компонентов, а разумность - следст- лом зрения [Seuren 1986: 2] - отсюда концепция модульной или
вие кооперированности этих М. (как аналога гомункулюсов). Сегодня модулярной грамматики как системы правил и репрезентаций,
представление о модульности является не только центральным для разложимой на независимые взаимодействующие подсистемы
когнитивной науки [Bayer 1987: 3], но и одним из главных мето- [Farmer 1984: xv]. Эта идея о модульности языка, но в других
дологических идеалов науки в целом [Jacobs 1992: 8]. терминах, лежит уже в теории «двойного членения» языка, когда
Есть как минимум две версии тезиса о модульности [Sterelny считают, что функция единиц более низкого уровня, фонологии
1989:71]: (звуков языка) состоит
1. Каждая система восприятия представлена своим М.; есть только в комбинировании между собой для формирования единиц
еще М. управления памятью, языковой способности, зрительного и более высокого уровня - слов [Woodbury 1987, 685]. Развивая эту
пространственного восприятия и воображения и т.д. [Lycan 1990]. идею, М.Бирвиш [Bienvisch 1983: 122-124] указывает, что
2. М. автономны (каждый обладает относительно ограничен- первопричина внутренних и внешних условий, формирующих
ным доступом к информации, располагаемой другими М.); структура ментальные репрезентации, в конечном счете заключена в мате-
ментальности обладает скорее вертикальным, чем горизонтальным риальных свойствах окружающего мира. Отсюда вытекают
характером: нет общей памяти или общих механизмов решения за следующие положения: - ментальная организация имеет
дач - есть системы, специзирующиеся на конкретных областях: зре- модульный характер, т.е. различные системы и подсистемы
ментальной структуры взаимодей- 103
102
ствуют определенным образом, предопределяя способ реагирования и М. грамматики, обладают совершенно различной природой.
организма на свое окружение; Напротив: фонология и синтаксис обладают большим числом фун-
- каждая ментальная система основана на наборе принципов, даментальных формальных свойств.
приводящих, в результате онтогенетического развития, к системе Среди прочего, выделяются М. овладения языком у ребенка, в
правил или структур, предопределяющих ментальные репрезентации, соответствии с различными задачами, решаемыми человеком при
лежащие в основе соответствующего аспекта поведения; овладения грамматикой [Peizer, Olmsted 1969: 60]. А в стандартной
- системы языка и понятий являются такими ментальными «нативистской» генеративной модели (принимающей гипотезу о
системами, причем репрезентация языка отвечает за использование врожденности языковой способности) утверждается:
естественного языка, а репрезентации понятийной системы предо- 1. Мозг подразделяется на некоторое число независимых вро-
пределяют то, как концептуализируются реальные и вымышленные жденных М.
ситуации, восприятия, действия и системы убеждений. 2. Нейронные структуры, предопределяющие когнитивное по
Грамматической теории приписывается в концепции модуль- ведение человека (в частности, языковое) не подвержено дарвинско-
ности также модульный характер: она распадается на автономные му естественному отбору.
подтеории, только в своей кооперации определяющие структуру 3. Естественные М., отвечающие за язык и когницию, не созре-
предложений [Drubig 1992: 147]. Гипотеза об универсальности струк- вают по ходу онтогенеза.
туры и внутреннего устройства всех М. языковой системы не всем 4. У всех людей одинаковая языковая компетенция.
кажется правдоподобной. По [Radford 1990: 3], вряд ли все М. языко- Впрочем, критики считают, что эти последние четыре положе-
вой способности одинаковы для всех языков: М. падежной системы ния противоречат представлениям современной биологии, утвер-
языков сильно варьируются от языка к языку. ждающей прямо противоположное [Lieberman 1989: 199-204].
С развитием этих положений связана в грамматической тео- Кроме того, даже если принять только в общих чертах идею
рии последних лет и гипотеза об автономности отдельных М.: раз- модульности при объяснении феноменов усвоения языка, следует
личные типы языкового знания (семантическое, синтаксическое, лек- признать, вслед за [Wexler, Manzmi 1987: 41], что некоторые аспекты
сическое и прагматическое) образуют различные модули, взаимодей- языка и его усвоения регулируются не собственно языковым М., а М.
ствующие при использовании и интерпретации речи. Часто к этому обучения. К последнему М. относится и теория маркированности,
общему тезису добавляют еще следующие положения (объединяемые внеположенная собственно языковой теории: иерархии маркирован-
под названием тезиса о строгой автономии): ности вычисляются на основе принципов М. усвоения знаний.
- формальная различительность: формальная природа у каж- В.Д.
дого М. отлична от других М.;
- четкое разграничение М.;
- возможность подмодулей;
- простота взаимодействия М.: внутренняя механика одного НАТИВИЗМ (nutivism или inoatcncss от англ, native «природный,
М. не сказывается на внутренней механике другого; прирожденный» и innate 'врожденный') - концепция врожденности
- разделение труда между М. по функциональному принципу: языка; один из главных постулатов генеративной грамматики, свя-
М. не избыточны, а дополняют друг друга; каждое элементарное занный с признанием языковой способности и языковых структур
явление объяснимо действием только одного М. универсального порядка врожденными и входящими в биопрограмму
В то же время, можно выделить две версии тезиса о такой мо- человека, наподобие таких органов или систем, как кровообращение.
дульности, или автономности [Riemsdijk 1982: 693]: Нативизм, пришедший в когнитивную психологию вместе с учением
- внешняя автономность: грамматика в целом представляет Н.Хомского, может принимать в разных направлениях когнитивной
собой автономный когнитивный компонент, который во взаимодей- науки слабую и сильную форму, в зависимости от ответа на вопрос о
ствии с другими когнитивными компонентами определяет языковое том, какие именно языковые механизмы структуры, стратегии и т.п.
поведение; являются врожденными, а какие - благоприобретае-мыми в процессе
- внутренняя автономность: в рамках грамматики выделяются онтогенеза и когнитивного развития ребенка. Все теории овладения
Компоненты, обладающие значительной автономией друг по отно- языком и его усвоения существенно зависят от установок на
шению к другу; то есть, правила одного компонента могут получить врожденный или, напротив, на неврожденный характер возникающего
Доступ к информации других компонентов только при взаимодейст- знания языка, и полемика по этому поводу, начатая чуть ли не с 60-х
вии компонентов; однако это не 9значает, что разные компоненты, гг., продолжается и сегодня. В отечественной науке,
104 105
в традициях учения Л.С.Выготского и позднее А.Р.Лурия, принима- ОСВОЕНИЕ/УСВОЕНИЕ ЯЗЫКА, ОВЛАДЕНИЕ ЯЗЫКОМ
лась концепция исключительной важности социализации ребенка, но (language acquisition; Spracberwerb; apprentissage du langage) - эта про-
в американской психологии дебаты о врожденных структурах мозга блема, давно изучавшаяся в психологии, вошла в проблематику об-
шли не столько вокруг вопроса о врожденности языка (сами эти щелингвистического порядка лишь с появлением генеративной грам-
представления разделялись едва ли не большинством исследовате- матики Н.Хомского и когнитивной науки, когда проблема онтогенеза
лей), сколько вокруг более конкретных вопросов о том, что именно языковой способности была причислена к трем важнейшим проблемам
следует считать предсуществующим появлению первых языковых теоретической лингвистики и была указана наряду с проблемами
форм и навыков. природы языковой способности, ее использования и, наконец,
Позиция сильного нативизма была сформулирована возникновения; ср. [Chomsky 1986; 1991; Cook 1988: 56 и ел.; Nuyts
Н.Хомским; уточняя свою концепцию и указывая на таких предше - 1992: 92, 98, 149 и ел.; Beaugrande 1991: 155 и ел.]. Нередко полагают,
ственников как Платон или Лейбниц, он подчеркивал, что в более что само выдвижение проблемы О.Я. на первый план знаменовало
современных терминах эта позиция может быть сформулирована в собой важный аспект хомскианской революции; ср. [Tanenhaus 1989:
следующем виде: «мы утверждаем, - пишет Хомский, - что главные 5]. И хотя с признанием подобной значимости проблемы для лин-
свойства когнитивных систем даны в разуме врожденно (are innate in гвистики согласились бы далеко не все лингвисты, важность иссле-
the mind), это часть биологического наследия человека...», и хотя дования детской речи для решения многих общелингвистических
происходящие в онтогенезе процессы иногда существенно зависят от проблем не вызывает сомнения: ни формирование языковой способ-
окружения, оно играет роль только пускового и регулирующего ме- ности и знания языка, ни проблемы порождения речи и ее понимания,
ханизма, не более [Chomsky 199 li: 15-17]. как и связанные с этими проблемами вопросы обработки и воз-
Отвечая на возражения своих противников, Н.Хомский счита- никновения языковых данных, не могут быть освещены без обраще-
ет все состоявшиеся на этому поводу дискуссии бесплодными и счи- ния к детской речи; ср. [Кубрякова, Шахнарович 1991: с библ. по
тает, что в настоящий момент очень важные эмпирические исследо- вопросу].
вания, которые позволяли бы проверить выдвинутую им «гипотезу о Несмотря на то, что общие идеи Н.Хомского о языковой спо-
врожденности» [Chomsky 19912: 33-34]. Задачу приведения таких собности как врожденной когнитивной способности человека при-
доказательств и поставил перед собой С.Пинкер [Pinker 1994]. нимались со значительной долей скептицизма и конкурировали с
Интересно в этой связи отметить, однако, что в обстоятельной конструктивной концепцией Ж.Пиаже, - отражением различий этих
и глубокой рецензии на эту монографию М.Томазелло [Tomasello взглядов может служить публикация их полемики по данному поводу
1995] опровергает прежде всего те экспериментальные данные, кото- [Piattelli-Palmarini 1980], - фактически все рассуждения об онтогенезе
рые, якобы, свидетельствуют в пользу гипотезы Хомского. Разви- речи последних десятилетий так или иначе были связаны с указан-
ваемые им идеи могут быть определены как позиция умеренного на- ными точками зрения и служили отправными моментами исследова-
тивизма, а суть его формулируется Томазелло в следующем виде. ний не только по языковому, но и когнитивному развитию ребенка;
Врожденной является предрасположенность к овладению языком, к ср. [Dubois 1980: 48 и ел.; Menyuk 1988; McShane 1991; Pinker 1984;
усвоению языковых навыков, умений и т.д. в процессе нормальной 1994 и др.].
социализации ребенка и его актах общения со взрослыми, в ходе По мнению Н.Хомского, ребенок рождается не только с такими
обучения языку и во время определенных этапов его когнитивного органами как руки, ноги, система кровообращения и т.д., но и таким,
развития. Томазелло отмечает также, что к рассматриваемой гипотезе как язык, и в процессе взросления ребенка они растут вместе с ним.
Н.Хомский пришел в результате чистого теоретизирования и ло- Окружение ребенка и его контакты со взрослыми - это только
гических решений проблемы, а не на основании каких-либо эмпири- пусковые механизмы заложенной в биопрограмме человека
ческих данных: данные о языке, получаемые ребенком, якобы, так «универсальной грамматики» - тех общих принципов, на которых
бедны, что из них он не может извлечь сведений об абстрактной ор-
ганизации языка, а сами эти сведения настолько сложны, что по - 107
стичь их индуктивным путем невозможно. Все эти аргументы, одна -
ко, можно так или иначе опровергнуть, а предлагаемая С.Линкером
интерпретация эмпирических данных неубедительна.
Другие ученые принимают все же положение о врожденности
некоторых когнитивных структур и языка более спокойно и
«нейтрально»,хотя вопрос об этом поднимается в любых исследова-
ниях детской речи, онтогенеза, когнитивного развития ребенка и
Т.д., и он, таким образом, уже имеет особую историю своего освеще-
ния; ср. [McShane 1991; Menuyk 1988; Paivio 1986: 42^3, 84-85;
Byrnes, Gelman 1991].
E.K.
держится любой язык и которые получают характер более конкретных собов представления одной и той же ситуации, базирующийся на
параметров индивидуального языка в актах соприкосновения с ним и различении фигура—фон как когнитивном феномене [Talmy 1978;
своеобразной проверки тех гипотез, которые ребенок, овладевая Wallace 1982; Langacker 1991]. Выбор элемента (участника речевого
языком, строит о своем родном языке. См. также Параметризация. акта) в качестве фигуры связывается с его естественной выделенно-
В отличие от предыдущих концепций О.Я., рождавшихся в ходе стью (salience) и с коммуникативно мотивированным выдвижением
длительных наблюдений за развитием детей и/или экспериментальной (foregrounding). Термин О. используется также для обозначения сис-
работы, у Хомского она формулируется им как чисто логическая тематического различения выделенных (foregrounded) и фоновых
проблема, нередко именуемая проблемой Платона: как приходит (backgrounded) частей текста/дискурса; концепт О. базируется здесь
человек к таким богатым и специальным сведениям о мире и к таким на представлении о дискурсе как структурном образовании, постро-
сложным представлениям о нем, когда в его распоряжении поступают енном на взаимодействии в нем более или менее выделенных, замет-
такие скудные данные? Ср. [Cook 1988: 54; Tanenhaus 1989: 21; ных и фоновых частей и соответствующем разделении информации
Chomsky 1991i: 21; Wexler 1991]. Посылки концепции Хомского на выделенную и фоновую [Longacre 1983].
состояли в том, что разум ребенка не был в состоянии постичь такой В настоящее время проблемы О. активно исследуются на мате-
сложной и абстрактной системы единиц и правил, каковую являет риале текстов типологически разных языков; наиболее детально
собой язык, на основании той скудной информации, которую он изучены повествовательные (нарративные) тексты. Появление боль-
получает от взрослых, да еще и сделать это за такое короткое время. шого количества работ по текстовой проблематике О. обобщающего,
Остается, следовательно, предположить, что такая система является исследовательского и обзорного характера, сложившиеся к на-
врожденной (см. также Нативизм). Аргументы Хомского были стоящему времени предпосылки и направления объединяются как
положительно восприняты одними исследователями и критически - теория О. - [Coherence and grounding... 1987; Reischmann 1985; Weber
другими; ср. показательную в этом отношении рецензию 1983].
[M.Tomasello 1995] на книгу [Pinker 1994], но они послужили поводом В области изучения О. взаимодействуют лингвистический под-
для интенсивной проверки каждого их его постулатов и оказали ход, базирующийся на анализе дискурса и направленный на уста-
огромное влияние на все последующее изучение проблем О.Я. См. новление универсальных дискурсивных правил на функциональных
[Gleitman, Wanner 1982; MacWhinney 1987; Menyuk 1988; Pinker 1984; критериях, и литературный подход к анализу структурной органи -
Gleitman et al. 1989 с библ.; Bates, MacWhinney 1989]. зации нарративных текстов.
В отечественной психолингвистике (ср. [Леонтьев 1969; Тара- Общепризнанной можно считать функциональную интерпре-
сов, Уфимцева 1985: 32 и ел.; Тарасов 1987: особ. 68 и ел.; Сахарный тацию концепта О. Уже в ранних исследованиях по теории О. отме-
1989], а также вышеперечисленную литературу) теория врожденных чается взаимосвязь между функциональными различиями отношений
знаний вообще не получила признания: находившиеся под влиянием О. в организации текста и лингвистическими механизмами кодиро-
трудом А.Н.Леонтьева, Л.С.Выготского, А.Л.Лурия, А.А.Леонтьева и вания этих различий (порядок слов, морфология глагола и др.) в
других видных отечественных психологов, ученые развивали свои разных языках [Hopper 1979]. Принимая в целом функциональный
оригинальные концепции, в которых значительную роль отводили подход, некоторые ученые предлагают детализировать отношения О.
социализации ребенка, его когнитивному развитию, творческим в видах информации [Polany 1982; Tomlin 1985].
аспектам в О.Я. (ср. работы А.М.Шахнаровича, С.Н.Цейтлин, В процессах О. как базовой организации дискурса главная
Н.Ф.Уфимцевой и их учеников; ср. также [Горелов 1974]). роль отводится говорящему/пишущему, от которого в определенной
степени зависит, какая часть текста будет признана им наиболее
Е.К. значимой и потому выделенной, а какая составит для нее фон. В
этом смысле О. выступает как прагматическая функция, указываю-
щая адресату, какие части текста относятся к главным событиям в
ОСНОВАНИЕ и/или ОБОСНОВАНИЕ (grounding) - термин повествовании, а какие описывают связанные с ними факты. В ана -
когнитивной лингвистики, используемый для обозначения а) опера- лизе отношений О. устанавливается связь между макроуровнем ана-
ции установления отношений между элементами в текущем менталь- лиза текста и прагматических выборов говорящего в зависимости от
ном пространстве дискурса [Langacker 1991]; б) когнитивный меха- его предположений о знаниях адресата и оценки ситуации, с одной
низм кодирования неканонических ситуаций и альтернативных спо- стороны, и микроуровнем анализа предложения, вовлекающего в
рассмотрение О. понятия «одушевленность», «движение»,
108 «реальность» и др., т.е. категории, которые относятся к явлениям,

109
универсально воспринимаемым человеческим мозгом как наиболее 1988]. В наиболее общем представлении предлагается различать два
значимые, с другой. пша критериев: содержательные, идентифицирующие выделенные и
Известна также когнитивная интерпретация О., согласно ко- фоновые части в тексте, и лингвистические, связываемые с отноше-
торой различение выделенных и фоновых частей текста является ниями (независимости частей сложного предложения [Reinhart 1984].
лингвистическим аналогом перцептуального различия фигура - фон, Языковые рефлексы отношений О. обнаруживаются в структурной
свойственного пространственной организации визуального поля, в (синтаксической) организации текста, его информационной
терминах гештальтпсихологии [Reinhart 1984]. Основное положение динамике и в эксплицитных лексических и других маркерах; вводится
этой концепции состоит в утверждении, что различия выделенных и также понятие специфического сигнала (cue) для маркирования
фоновых частей текста в соответствии с перцептуальной организа-
цией фигура—фон обусловлены не эстетическими или субъективны- отношений О. в тексте; см. [Backlund 1988].
ми целями, а являются следствием ограничений, накладываемых че- Л.Л.
ловеческим мозгом на способы организации информации для ее об-
работки (визуальной или вербальной).
В развитии представлений об отношениях О. наблюдается от-
ход от дихотомической характеристики и распространение более ПАДЕЖНАЯ ГРАММАТИКА - это такой тип грамматики,
гибкого представления этих отношений как континуума, в котором выполненной в русле когнитивного подхода к языку, в которой
одна из пропозиций выступает в качестве выделенной, т.е. более центр описания приходится на установление семантических падеж-
близкой к топику/геме текста [Longacre 1983; Tomlin 1985]. ных отношений, их классификацию и номенклатуру, а также спосо-
Принимая во внимание сложность и многоуровневость прояв- бы их выражения в универсальной и конкретных грамматиках. Па-
ления О. в языке, лингвисты считают более адекватным использова- дежными называются отношения, устанавливаемые между глаголом
ние в этих целях термина «кластерный концепт», введенного и его сопроводителями, актантами или аргументами, реализующи-
С.Уоллесом из философии науки, где этот термин используется для мися с помощью именных групп. П.Г., как показывает ее название,
обозначения понятия, формируемого действием нескольких факто- строится на понятии падежа, которое здесь, в отличие от его тради-
ров, которые в определенных обстоятельствах могут входить в от- ционного определения через морфологическую форму той или иной
ношения оппозиции [Wallace 1982]. именной парадигмы, приобретает прежде всего содержательную
интерпретацию и фиксирует конкретные роли актантов, или участ-
Критерии определения отношений О. представляют основную ников ситуации, представленных при ее языковом описании в виде
проблему в этой области. К наиболее известным относится критерий особых аргументов при предикате предложения. См. также [Smith
динамики действия (transitivity), под которым здесь понимается об- 1993].
щая эффективность действия и вовлеченность в него тех или иных
В работах Ч. Филлмора [Fillmore 1968; 1977] впервые постули-
участников ситуации [Hopper, Thompson 1980]. Взаимосвязь динамики руется необходимость построить такую теорию глубинных падежей,
действия и отношений О. имеет вероятностный характер: чем которая могла бы объяснить, почему одни и те же функции могут
большим количеством динамических свойств обладает пропозиция, выполняться разными поверхностными падежами и почему, напро-
тем вероятнее она может интерпретироваться как выделенная. В тив, один и тот же поверхностный падеж используется для выраже-
ния различных значений. Падежи в семантическом понимании
качестве критерия определения отношений О. используются также: можно так или иначе выразить в любом языке, поэтому если их рас-
(не)принадлежностъ части текста к основной линии повествования сматривать безотносительно к способу выражения, они выступают
[Hopper 1979; Longacre 1983]; информационная значимость части как элементы некоторой системы единиц смысла. Глубинные падежи
текста как тот вклад, который она вносит в развитие темы текста в филлморовском понимании выступают как категории универсаль-
или достижение цели дискурса [Tomlin 1985]. При этом отмечается, ной системы, в которой исчислены семантические роли имен
(актантов) относительно глаголов (предикатов) и которая в каждом
что выделенность не следует отождествлять с важностью информа- конкретном языке находит те или иные формальные средства воз-
ции, так как важная для полного понимания текста информация можной реализации.
может составлять фоновый материал текста [Chvany 1985; Bdcklund Ранняя концепция П.Г. у самого Ч. Филлмора прошла доволь-
. но большой путь развития и подвергалась со стороны своего созда-
теля и его последователей значительным модификациям. От чисто
110 синтактической концепции падежной рамки, основанной на мате-
111
Выготский) - первыми появляются в речи ребенка те языковые формы,
риале одного языка (английского) здесь прошли через семантико
которые выражают значения, имеющие корреляты в структуре
-синтактическое восприятие падежных функций к
интегрированному пониманию семантических отношений во деятельности и согласующие с уровнем когнитивного развития ре-
фреймовой семантике и когнитивной лингвистике [ср. Fillmore бенка [Слобин 1984: 143; Брунер 1984: 27]. «Что действительно уни-
1977; 28-36]. Введенное при этом понятие падежной рамки версально, - писал Дж. Брунер, - так это структура человеческого
(фрейма) характеризовало некую сцену или ситуацию так, что действия в раннем возрасте, которая соответствует структуре
определение семантики глагола и всего высказывания универсальных падежных категорий» [Брунер 1984: 28]. Не случайно
связывалось с восстановлением самой описываемой ситуации. и то, что П.Г. оказалась наиболее влиятельной лингвистической кон-
Выделение такого рода фреймов как особых категориальных и цепцией в К0ГНИТИВНОЙ психологии, где специальные эксперименты
когнитивных структур объяснило как некоторые особенности преследовали цель установить соотносительную значимость воспри-
порождения высказывания, так и закономерности его восприятия ятия глаголов и связанных с ним падежей для понимания высказы-
[Панкрац 1992: 64]. Сближение теории фреймов с теорией прототи- вания и текста [Величковский 1982: 210 и ел.].
пов, развиваемых в работах Э. Рош [Rosh 1973], оказалось важным В целом благодаря глубокой аналогии между лингвистическим
следствием включения П.Г. в более широкий контекст исследовании конструктом семантического падежа и актантом ситуации достигается
по прагмалингвистике, анализу речевых актов и текста в целом естественная связь между моделью ситуации и моделью предложения
[Concepts of case 1987: 28-31]. И. Вилке [Wilks, 1987; 204] [Богданов 1982].
отмечает, что исследования в области искусственного интеллекта Расхождения между различными версиями П.Г. затрагивают
получили значительный импульс именно благодаря П.Г. следующие моменты: 1) логическую структуру предложения; 2) число и
Филлмора, которая может быть переведена в формат логики номенклатуру падежей; 3) набор допустимых падежных рамок; 4)
предикатов, столь удобный для разработки систем искусственного способы соотнесения форм посредством семантической деривации; 5)
интеллекта. использование скрытых падежных ролей; 6) выделение как пропози-
Сегодня П.Г. - это скорее семейство концепций, развивающих циональных, так и модальных падежей ср. [Cook 1979: 203-205; 1983:
исходную идею «ролевой» семантики аргументов: эта семантика 854-857]. Ср. также [Кубрякова, Панкрац 1986].
основана на «ролях», исполняемых референтами имен в прототипи- Несмотря на то, что психологическая реальность разных ролей
ческой ситуации. П.Г. нередко именуют поэтому также «ролевой», оценивалась не тождественно, виденье ситуации или сцены по тому,
поскольку понятие падежа определяется через представление о той кто делает что-то с чем-то или с кем-то посредством какого-либо
синтактико-семантической роли, которую выполняет аргумент по инструмента или средства в определенном месте и в определенное
отношению к «своему» глаголу: агента действия или пациенса, объ- время, стало основанием введения понятия падежа = роли в разные
екта или инструмента и т.д. типы иных грамматик, начиная от многих функциональных грамма-
Несомненно, что в развитии П.Г. все сильнее давали о себе тик, ролево-референциональной грамматик Фоли и Ван Валина или
знать когнитивные моменты: связь со структурой человеческой дея- же лексико-падежной грамматики С.Старосты. Еще большое распро-
тельности и ее восприятием, а далее и понимание изоморфизма меж- странение и развитие в разных разделах когнитивной лингвистики
ду структурой деятельности и способом ее расчленения и кодирова- получило понятие фрейма, испытав трансформацию от представления
ния в языке. о падежной рамке глагола до представления о сложных совокупностях.
Роль П.Г. в истории современного языкознания не может Несмотря на отсутствие надежных критериев для дифферен-
быть сведена к одному лишь «открытию» семантического понятия циации семантических падежей (ролей), несмотря на обоснованные
падежа. Именно П.Г. привлекла интерес исследователей к связи сомнения относительно возможности «создать универсальную систему
лексики и грамматики и послужила импульсом для создания
разнообразных версий так называемых лексических грамматик. По семантических амплуа, приложимую к высказываниям любой
мысли Филлмора, словарь является одним из главных средств семантики» [Арутюнова 1973, 122], «логика языка», несомненно,
задания глубинных (ролевых) структур и правил их перевода в «определяется - как отмечает Ю.С.Степанов, - системой имен, за-
поверхностные (аргументные) структуры. В связи с этим Ч. дающих классификацию объективного мира, и системой предикатов и
Филлмор предлагает значительно расширить объем помещаемой в пропозициональных функций, отражающих ситуации в голове
словаре информации при лексической единице.
Привлекает аппарат П.Г. и психолингвистов, изучающих дет-
скую речь в онтогенезе. Они склоняются к тому, что грамматика
детской речи в значительно большей мере, чем думали раньше, 113
определяется «логикой вещей» и «логикой действий» (Ж. Пиаже,
Л.С.

112
человека в виде типовых фреймов»; см. [Алешин, Аршинов, Велич- туры о П. нарастает как лавина и обзор этой литературы затрудня-
ковский и др. 1988, 62]. ется в еще большей степени. К числу причин, приведенных
А.А.Леонтьевым, добавляется еще одна - ключевое положение самого
Ю.П. понятия П. для всей когнитивной науки. И как бы ни формулиро -
вались ее конкретные цели и задачи, возникающая среди них про-
блема структур представления знаний и способов их организации
ПАМЯТЬ (memory; Gedachtniss) - когнитивная способность , (см. подробно [Язык и структуры представления знаний 1992: осо-
удерживать в голове информацию о мире и о самом себе, сохранять бенно 14 и ел.; Структуры представления знаний в языке 1993: осо -
накопленный опыт и знания в виде определенных «следов» (энграмм) бенно 10 и ел.]) неизбежно связывает когнитивный анализ с анали зом
когнитивных и ментальных репрезентаций как определенных тех или иных аспектов памяти. Как правильно указывает
структур представления знаний и оценок, упорядочивать весь этот А.А.Залевская, «внимание исследователей заострено на роли знаний в
массив знаний, чтобы облегчить легкий доступ к нему, различных познавательных процессах, в том числе и речемысли-
«складировать» и систематизировать все сведения, пришедшие к тельной деятельности, на формах представленности (репрезентации)
человеку по разным каналам и в известной мере интегрировать их в знаний в памяти и на организационных принципах, с помощью ко -
единую систему для простоты оперирования и манипулирования торых знания упорядочены в памяти, что обеспечивает доступ к ним
имеющейся информацией; едва ли не основная часть нашего сознания в случае надобности» [Залевская 1985: 150].
и разума, заключающаяся в возможности извлекать по мере не- Тот, кто интересуется П., должен ознакомиться как с общими
обходимости хранящиеся в ней воспоминания об услышанном и уви- работами о когнитивной науке, так и литературой о когнитивной
денном, прочувствованном и осмысленном, познанном за все время архитектонике человеческого сознания, а также с массой
жизни человека и т.п. Это - общий термин для способности помнить и публикаций по когнитивной и экспериментальной психологии, не
воспроизводить в актах речемыслительной деятельности прежние говоря уже о работах в специальных журналах о мозге, памяти и
впечатления и знания, мысленно или вербально ими оперировать, а т.д. (а их не менее десятка). В подавляющем большинстве
также для обозначения самого запаса хранящихся в голове сведений и публикуемых сегодня исследований о когнитивном развитии
впечатлений, функцией которого является обеспечение самых разных ребенка, о копнищи как таковой, о понимании, об обработке
процессов по обработке и переработке информации. Как сино нимы информации, о когнитивной психологии и лингвистике и т.п.
термину П. могут выступать понятия концептуальной системы (когда содержатся обязательно главы о П.; см., например [McShane 1991:
речь идет исключительно о той части П., которая содержит смыслы и 93 и ел.; Rickheit, Strohner 1993; Eckardt 1993]; см. также [Anderson
которая позволяет осуществить скачок «через чувственность за 1983; Paivio 1986; Tulving, Donaldson 1972; Kintsch 1974; 1977; Schank
границы чувственного, через сенсорные модальности к амо-дальному 1982].
миру» - [А.Н.Леонтьев 1979: 12], понятия базы знаний и ментального Сегодня большинство исследователей подчеркивает наличие в
лексикона (когда речь идет о П. вербальной, П. всех знаний о словах и П. разных видов или типов ее, поэтому конкретное изучение П. часто
их свойствах) и, наконец, понятия информационного тезауруса осуществляется в системе разных оппозиций. Так, перечисляя
человека как базы его речемыслительной деятельности [Залевская основные механизмы центральной нервной системы, Ч.Осгуд
1985]. называет среди них лексикон, оператор, буфер и собственно память,
В 1969 г., когда когнитивная наука только-только зарождается, но тут же указывает, что все эти механизмы - разные виды памяти
Дж. Миллер указывает на существование шести разных моделей П. и [Osgood 1984: 158]. Ясно, однако, что указание на механизмы
подчеркивает значимость ее изучения для психологии и психо- имплицирует процессуальное, а не статическое понимание П. Так,
лингвистики [Miller 1969; Ахутина 1981], а А.А.Леонтьев пишет в том лексикон, по его мнению, - это скорее динамический, а не
же году: «Суммировать все, что нам сейчас известно о памяти совер- «складский» тип памяти, ибо он обеспечивает при восприятии и
шенно не представляется возможным по двум причинам: громадности порождении речи процессы кодирования и декодирования
материала и невероятному разнобою в его теоретической трактовке» информации и перехода ее из одного кода в другой. Оператор и
[Леонтьев 1969: 177 и ел.]. К тому же времени относится, наконец, и буфер тоже работают в режиме кратковременной П. и только
появление первой когнитивной достаточно детальной модели П., собственно память - долговременна, т.е. предназначена для
связывающей ее с обработкой информации и новым информационно- длительного хранения познанного. Ф.Клике характеризует знания,
поисковым подходом к ее строению. С тех пор поток литера- хранимые в долговременной П. человека, как «стационарные» и
противопоставляет им знания выводимые. Получение выводных
114 знаний рассматривается им как особый процесс
115
осязал - того, что было воспринято им в его непосредственном, чув-
человеческой деятельности, анализ которой составляет одну из глав- ственно-созерцательном опыте. По мысли Э.Тульвинга [Tulving 1972;
ных задач когнитивной психологии. См. инференция [Klix 1991]. 1983], такое восприятие всегда связано со временем, тогда как семан-
Способность понять и оценить ситуацию вытекает из возмож- тическая память существует как бы безотносительно к нему. Не ис-
ности сравнить ее с соответствующими ситуациями в прошлом опы- ключено, впрочем, что и эта - вторая - оппозиция достаточно условна:
те, сличить ее с тем, что хранится в П. Отсюда - и стационарное, и обе разновидности П. взаимодействуют друг с другом и жестко не
динамическое в строении П. и выделение «своего» типа П. для раз- разграничены [Hunt, Ellis 1993: 198]. Семантическая П. определяется
ных впечатлений; ср. [Шенк, Хантер 1987: 21-22). Интересно отме- как П. о значимой для человека информации, как структурированная
тить, что на процессуальном характере П. настаивал А.Р.Лурия. определенным образом и постоянно пополняемая система хранения
«Под памятью, - писал он в 1964 г., - мы должны понимать процесс, знаний о мире и языке [Kintsch 1977: 284]. Исследование этого типа П.
который позволяет нам сохранять и воспроизводить следы прежнего есть одновременно анализ проблем знания и его репрезентации, и
опыта и реагировать на сигналы и ситуации, которые перестали активно обсуждаемый вопрос о единицах этого знания связывает
непосредственно действовать на человека» [Лурия 1964: 7]. См. так- исследования с вопросами о фреймах, скриптах, сценариях и
же [Schank 1983]. пропозициях. Интересно отметить, что нередко задаваемый в связи с
Но paccмотренную первую оппозицию в понимании П. можно этими единицами вопрос о том, являются ли они формами хранения
рассматривать как противопоставляющую организацию и функции знаний или же формой извлечения знаний - ср. [Залевская 1985: 169],
П. Другие оппозиции были введены по отдельности для сепаратного вряд ли оправдан: именно потому, что приобретаемые человеком
описания функций П. (что она делает, обеспечивает или в чем при- знания упорядочиваются в более крупные и, по всей видимости,
нимает участие) и организации (как устроена, что «содержит» и из различные структуры, доступ к этим структурам, как и поиск их в
чего состоит и т.д.). речемыслительной деятельности, упрощается и способствует,
Функциональное описание П. связывает ее с участием во всех естественно, их «извлечению». Думается, что есть основания считать,
речемыслитеяьных процессах, т.е. во время обработки информации, что сложившиеся в голове человека структуры очерчивают область
происходящей в особенно явном виде в процессах порождения и вос- активации единиц, необходимых как при порождении, так и при
приятия речи; см. [Кубрякова 199h; Rickheit, Strohner 1993; Schwarz восприятии речи, так что сама концепция расширяющейся или
1992; Слобин, Грин 1976, особенно 173 и ел.; ван Дейк 1989; Ellis, распространяющейся активации (см. [Collins, Loftus 1975: 407 и ел.])
Hunt 1993]. С другой стороны, независимо от видов П. описываются может быть пересмотрена именно за счет определения границ акти-
и такие функции ее как хранение информации (storage), распознава- вации, налагаемых возбужденным фреймом или сценарием. Они кла-
ние (recognition), извлечение из П. (recall) или нахождение нужной дут пределы ассоциациям и препятствуют возбуждению «лишних»
информации (retrieval). Все эти процессы широко изучаются в разно- цепочек связей.
го рода экспериментах, четко выявивших, кстати говоря, упорядо- Другой важной проблемой семантической П. является вопрос о
ченный и ясно структурированный характер П. (ср. материалы сб. соотнесении хранящихся в ней репрезентаций с тем, что находится за
[The Making of Cognitive Science... 1988]), а также наличие в ней раз- ее рамками. Разнообразие их типов объясняется адаптивной струк-
ных единиц; ср. например, идеи Ф.К.Бартлета о схемах [Bartlett 1932]. турой когнитивной системы в целом. В то же время оно, несомненно,
В настоящее время существует немало разных моделей организации отражает и тот факт, что часть репрезентаций фиксирует отнюдь не
П. Это и модели семантических сетей и разного рода коннек- только реальные объекты внешнего мира, но и такие сущности, как
ционистские модели - ср. [Скрэгт 1983; McShane 1991: 160 и ел.]; см. верования, мнения, планы, оценки, модели поведения и т.п. Так,
также обзор моделей в [Carston 1989; Tanenhaus 1989; Hoffmann скрипты отражают скорее именно последовательности определенных
1986; Noordman-Vonk 1979]. действий, а не репрезентации каких-либо вещей; ср. [Shank 1983;
Обычно в устройстве П. подчеркивается ее деление на эпизоди- McShane 1991:320].
ческую (событийную, или ситуативную) и семантическую, что соот- Еще одной (третьей) оппозицией является противопоставление
ветствует запоминанию отдельных эпизодов, происшествий, собы- кратковременной и долговременной П., осуществленное впервые
тий и т.п., приуроченных к определенному времени, в отличие от последовательно Д.Бродбентом в 1958 г., но систематически исследо-
того, что запоминается в качестве общих утверждений и истин, не- ванное лишь в 60-е гг.; см. [Леонтьев 1969: 184-185]. Несмотря на то,
сводимых к единичному опыту и обычно представленных в более что основания противопоставления этих видов П. считались шаткими,
абстрактном виде (например, концептов, пропозиций и т.п.). Эпизо- термины продолжают использоваться, лишь иногда заменяясь
дическая П. рассматривается прежде всего как продукт перцептив- близкими им по содержанию терминами оперативная П. или П. в
ной деятельности человека, результат того, что он видел, слышал,
117
116
текущем режиме и т.п. Представления о кратковременном хранилище ка при одной настройке параметров и суахили - при другой. Грам -
и долговременном хранилище неких структур сохранены и в концеп- матические процессы рассматриваются не как результат
ции Р.Аткинсона [Аткинсон 1980]. Его концептуальное хранилище, специальных правил, порождающих конкретные явления, а как
выделяемое в составе долговременного хранилища, близко понятию следствие взаимодействия различных автономных принципов
концептуальной системы, а используемые им понятия физических и [Ch.Bhatt
концептуальных элементов входа - понятиям смыслов. 1990: 12].
Распространено мнение о том, что исследование П. должно Исходной идеей этого подхода была мысль [Chomsky, Lasnik 1977:
проводиться не только с точки зрения представленных здесь единиц 430-431], что универсальная грамматика включает теорию
(начиная от признаков и кончая сценариями) и устанавливающихся маркированности и что есть теория ядра грамматики с ограничен-
между ними связей (в первую очередь - ассоциаций разного типа) и ными выбором средств и выразительностью, основанная на очень
т.п., но и с физиологической и нейробиологической точек зрения. небольшом наборе параметров. Системы, совпадающие с таким
Нельзя создать адекватную теорию П., «отбрасывая физиологические «ядром», представляют собой «немаркированный случай» с малым
представления о деятельности мозга» [Лебедев 1985: 27]. Нейро-иауки, (или даже нулевым) отклонением от немаркированности. Реальный
широко используя данные о патологии мозга и применяя экс- язык задается в результате фиксирования параметров этой
периментальные методики, уже внесли свой существенный вклад в «ядерной» грамматики (core grammar), которая покрывает большин-
исследование П.; ср. [Психологические и психофизиологические ис- ство конструкций языков.
следования речи 1985; Нейропсихология: разд. III]. Представляется, Позже, в развитие этой идеи, было предположено [Chomsky 1981: 7-
что именно в изучении П. когнитивная наука, имеющая междисцип - 9], что «ядерная» грамматика является результатом параметризации
линарный характер, может достичь больших результатов, соединяя в универсальной грамматики, которая характеризует исходное
единой теории П. ее биологические основания и все ее разнообразные состояние человека, еще не владеющего никаким реальным языком.
функциональные характеристики. Параметры устанавливаются опытным путем, в соответствии с
Е.К. системой предпочтений и логических отношений между параметрами
«ядерной» теории. Именно этим путем и отражается маркирован-
ность в «ядерной» грамматике. Но трудно ожидать, чтобы реальные
языки, диалекты и идиолекты очень близко соответствовали систе -
ПАРАМЕТРИЗАЦИЯ (parametri/ation; Parametrisierung; мам, получаемым в результате одной такой параметризации. Это
paramctrisation) - одно из основных понятий концепции исследования было бы возможно только в идеально однородном речевом коллек -
языка как идеализированной системы человеческой когниции тиве. Скорее всего по ходу усвоения языка происходит модификация
(«минималистская программа») в рамках подхода «принципов и полученной «заготовки» языка, когда те или иные ограничения ос -
параметров» к универсальной грамматике по Н.Хомскому [Chomsky лабляются под действием аналогии, что-то добавляется и уточняется
1994: 1-2]: у языков нет ни правил, ни конструкций (типа пассивных,
и т.д.
относительных предложений и т.п.) в обычном смысле слова, все эти
В «ядерной» грамматике правило можно считать совокупно-
понятия - изобретения исследователей. Есть универсальные принципы
стью различных измерений: одни относятся к ядру и немаркированы,
и конечный набор выборов того, какие возможности (значения
другие - к периферии и маркированы [Hirschbuhler, Rivero 1981: 592].
параметров) допустимы для конкретного языка. В этой концепции
Периферийные измерения налагают дополнительные ограничения на
универсальная грамматика представляется как система подтеорий,
ядро: только подмножество допустимого для немаркированных из-
каждая из которых обладает своим набором параметров, по кото -
мерений может быть в действительности порождено грамматикой
рым варьируются реальные языки [Chomsky 19862: 2].
конкретного языка. Периферия «подправляет» грамматику там, где
Такой подход - не простое стремление выявить систему пара-
та порождает неправильно построенные цепочки. По [ Rutherford
метров языка; ср. [Franks 1982: 151], а радикальный отход от прежнего
1984: 3], именно «ядерная» грамматика позволяет объяснять явления
генеративистского взгляда на язык как на набор правил и конст-
языковой интерференции; см. [Rutherford ed. 1984]. Иначе говоря,
рукций [Grewendorf 1994: 387-388]: по Хомскому, вместо этого теперь
«ядерный» язык появляется в результате фиксирования параметров
постулируются общие принципы языковой способности и конечный
подтеорий универсальной грамматики [Chomsky 1986?: 2]. По
набор параметров. Конкретный язык задается выбором значений для
[Chomsky 1988г: 379], в результате эмпирических исследовании
параметров. В результате можно вывести свойства венгерского язы-
обнаружилось, что можно ограничиться очень скромным
118
репертуаром типов правил, выводимых из очень общих принципов
и сравнительно мало варьирующихся – подверженных

119
параметрической вариации. Универсальная грамматика поэтом) В области фонологии [Harris 1994: 271-272] учитывается то,
может быть определена как система принципов, параметрически что главная роль фонологических репрезентаций - в задании систе-
довольно мало варьирующихся. Грамматика как система правил мы адресации для лексического хранения и поиска. Каждый язык
устанавливается в результате настройки параметров - параметриза- использует только часть возможных способов такой адресации, что
ции. Так, в английском и испанском глагол и предлог идут перед я конечном итоге предопределяется параметризацией фонологии.
объектом, а в японском - после (нет предлогов, а есть послелоги). Фонологические различия между разными языками проявляются в
Выбор того, где находится вершина - в начале или в конце состав- трех формах:
ляющей - как раз связан с параметром, по которому языки варьиру- - систематические различия, отражающие расхождения в
ются. Но сами конфигурации остаются в остальных отношениях настройке параметров,
неизменными во всех языках. В результате же параметризации уни-
- различия в выборе из ограниченного набора результатов
версальная грамматика «проецирует» систему правил непосредст-
венно составляющих на конкретный язык. Параметры - своеобраз- деривации, допустимых конкретными комбинациями настройки
ные переключатели на корпусе сложного механизма, обладающего параметров и универсальными ограничениями,
богатой структурой, скрытой от внешнего наблюдателя. Варьирова- - специфические различия в фонологической информации кон-
ние же языков - результат не только лексических различий, но и раз- кретных лексических единиц.
личной параметризации общих принципов [Rappaport 1987: 475]. 2. Типологическое исследование. Параметры связывают воедино
С параметризацией может быть связано и понятие прототипа [Seller различные, иногда очень разнородные свойства языка [Obenauer,
1993: 115-117]. Прототип подвергается оптимизации по тем или Zribi-Hertz I992: 13-14]. Напр., допустимость в языке нулевого под-
иным параметрам, относительно определенной функции, а потому из лежащего (pro-drop parameter) связана с богатой словоизменитель-
прототипизации вытекает определенная параметризация: ной глагольной системой; см. также [Gleitman et al. 1989: 186-187].
прототипизация есть результат оптимального набора выборов на Другие параметры [Geisler 1982: 16]: направление отношения детер-
основе выбора из множества параметров. Параметр - скалярное минирования (главное предшествует подчиненному или следует за
упорядочение выборов, отражающее пределы варьирования, а пото- ним в предложении), степень синтетичности языка, выделенность
му соответствует некоторому инварианту. Варьирование по некото- категории (в предложении выделено подлежащее или выделен то-
рому параметру характеризуется отношением маркированности: пик), интонационные свойства (баритонная vs. окситонная интона-
биполярным (маркировано немаркировано) или непрерывным ция). Эргативность предложения также можно рассматривать как
(возрастание - убывание маркирования относительно двух полюсов). результат взаимодействия нескольких различных параметров, свя-
Прототипизация связана с иерархией уровней категоризации и П.: с занных, в частности, с устройством категорий падежа, определенно-
подчиняющим, базисным и подчиненным. Области приложения сти/специфичности. Эти свойства логической формы отражены па-
понятия П.: раметрами синтаксиса [Jelinek 1993: 15]. В той же степени, в какой
1. Грамматическое описание, особенно в рамках 1^енеративной расстановка различных параметров взаимообусловлена, можно го-
грамматики, в которой универсальная грамматика рассматривается ворить и о степени типологической несамопротиворечивости
как совокупность неизменных принципов, встроенных в каждый (consistency) конкретного языка. Та или иная настройка по конкрет-
язык и покрывающих грамматику, звуки и значения языка [Chomsky ному параметру определяет в конечном итоге общее взаимодействие
19882: 410-411], набор подсистем, одна из которых отвечает за зна- модулей универсальной грамматики, а потому и предопределяет
чение, другая - за конструирование словосочетаний в предложении, спектр явлений, которых можно ожидать в данном языке. Гибкость
третья - за отношения между существительными и местоимениями и концепции параметризации связана с идеей обусловленного варьи-
т.д. [Chomsky 1988 к 457]. При традиционном описательном взгляде рования разных подсистем языка.
каждый язык должен описываться по-своему, в соответствии с его 3. Усвоение языка. Достаточно сравнительно небольшого коли-
собственной природой, без оглядки на структуру близкородственных чества параметров для того, чтобы охватить огромное количество
языков. Теперь же предполагается, что близкородственные языки, типологически различающихся языков, а само усвоение языка
при адекватном анализе, должны проявлять важное общее ядро ба- заключается в параметризации небольшого количества позиций
зисных свойств структуры, что сказывается как одинаковая их П. [Gleitman et al. 1989: 186-187]. Универсальная грамматика ограничи-
[Clements 1991: 58]. В этой же терминологии пытаются также объяс- вает набор допустимых гипотез, генерируемых человеком при изуче-
нить, как усваиваются знания о варьировании языка [Jaeggli, Safir нии языка (родного или неродного) [Flynn, O'Neil 1988: 9-18]. Уни-
1989: 1]. версальные когнитивные механизмы усвоения языка, по [Bates et al.
1988: ix], можно объяснить не только через набор характеристик
120 121
когнитивной переработки (что позволяет открывать свойства усваи-
ваемого родного языка, - переходить от универсального содержания к структур. Морфология играет важнейшую роль при настройке син-
универсальным механизмам переработки), но и в терминах на- таксически существенных параметров: утрата богатой падежной
стройки параметров. При усвоении языка на основе универсальной системы и разрушение глагольных классов в др.-англ. были основной
грамматики главную роль играет теория маркированности которая причиной для перенастройки параметров, приведшей к современному
Chomsky 1981: 7-9] задает структуру предпочтения для параметров и англ.
позволяет расширить «ядерную» грамматику за счет маркированной 6. Описание различных манифестаций языка, в частности [Lillo-
периферии. При отсутствии данных по поводу конкретного пара- Martin 1991: 1], языка глухонемых.
метра человек, усваивающий язык, выбирает немаркированный спо- Критика концепции:
соб настройки, - в отсутствие следующих трех видов данных: 1. По [Radford 1990: 8-14], этот подход имеет скорее методоло-
- позитивных (напр., наблюдаемый жесткий порядок слов не гическое, чем эмпирическое значение. Напр., неизвестна природа
правильные глаголы, расширяющие маркированную периферию); ранней грамматики - есть только неясные намеки на то, что пара
- прямых отрицательных данных - исправления со стороны метры (но какие?) могут оставаться неустановленными до тех пор,
языкового коллектива; ср. [Wexler, Culicover 1980]; пока ребенок не накопит достаточный лингвистический опыт
- косвенных отрицательных данных - если какие-либо сравни- (причем неясно, когда это происходит и какой опыт достаточен),
тельно простые выражения не зафиксированы по ходу усвоения язы- фактор же созревания (непонятной природы) может задержать дей-
ка там, где их естественно ожидать, то они исключаются и из грам- ствие других параметров (но неясно, каких именно и насколько).
матики. 2. Неясно, как должны выглядеть при усвоении языка фунда-
Порядок возникновения структур по ходу усвоения языка в ментальные процедуры выявления морфем в потоке звуков и иден-
общем соответствует системе маркированности, однако процессы тификации одних последовательностей морфем как глаголов, других
«созревания» могут иногда допускать определенные немаркирован- - как существительных и т.д. [Gleitman et al. 1989: 187].
ные структуры в поле зрения человека только на сравнительно позд- 3. Неясна техника установки параметров [Lightfoot 1993: 190].
них этапах усвоения языка; может сказываться и фактор относи- 4. Затруднения представляет и такой «детский вопрос» [Verrips
тельной частотности и т.д. 1990, с. 11 -14]: почему усвоение языка занимает так много времени,
Варьируется не только универсальная грамматика, но и про- если оно состоит всего лишь в фиксации небольшого числа парамет-
цедуры усвоения языка; ср. «гипотезу преемственности» [Pinker 1984] ров на основе простых данных? И почему дети идут сходным путем
Принципы также имеют свойство «созревать». На некоторых этапах при усвоении языка? Исследователи отвечают на эти вопросы, беря
развития они просто недоступны для ребенка и проявляются только на вооружение следующие дополнительные гипотезы (просто пере-
позже, но не выучиваются, т.е. не возникают в результате того что у носящие ответ в другую область):
ребенка появляются новые данные. Такое созревание интеллекта - преемственность: лексическое усвоение [Clahsen 1986], иерар-
аналогично биологическому созреванию человека [Borer, Wexler хия параметров [Roeper 1987; Weissenborn 1990]. Универсальная
1987:123-124] грамматика доступна ребенку с первых же стадий усвоения языка.
Отличие от взрослой грамматики не связано с различиями в универ-
4. Патология речи. Например [Ouhalla 1993: 3], явление аграм- сальной грамматике: детские грамматики полностью соответствуют
матизма для концепции параметризации существенно, поскольку универсальной;
демонстрирует различия в нарушениях между функциональными и - взросление, или созревание - модулей, принципов [Borer,
лексическими категориями. В результате аграмматизма структура Wexler 1987], уровней репрезентации: некоторые части универсаль
предложения обеднена, а функциональные категории (союзы и со- ной храмматики не доступны ребенку в начале усвоения языка и
юзные слова, вспомогательные глаголы, артикли, местоимения должны дозреть независимо от остальных факторов. Усвоение языка
флексии, связанные с согласованием, временем, падежом и т.п.) сопоставимо с ростом зубов и усвоением навыков ходьбы: у каждого
отсутствуют вовсе. Из этого следует, что функциональные категории нормального ребенка рано или поздно вырастут зубы, и он научится
составляют автономный компонент - модуль - универсальной грам- ходить и говорить, однако должно пройти некоторое время, чтобы
матики, обладающий своим набором настраиваемых параметров получили развитие эти органы или возможности. Хотя дети разви-
5. История языка. Например [Lightfoot 1991: ix-x], на настройке ваются индивидуально, относительный порядок созревания один.
параметров не сказываются свойства придаточных предложений
вложенных в состав более крупных структур. Именно поэтому диа- В.Д.
хроническое развитие языка не связано с переанализом сложных

122
123
ПОНИМАНИЕ (understanding, comprehension; Verstehen, Ver- а контраст модельного мира и внутренней жизни интерпретатора
standigung; comprehension, entendement) - когнитивная деятельность бывает по-разному острым.
(разновидность речевой деятельности), результатом которой является 4. Реконструкция намерений автора, в двух направлениях:
установление смысла некоторого объекта (обычно текста или дис- - установление того, что имеется в виду и, возможно, выраже-
курса). но неадекватно (напр., из-за слабой компетентности в языке, нетре-
С когнитивистской точки зрения, все многообразие концепций нированности в выражении чувств и т.п.),
П. в современной лингвистической, психологической и философской - распознавание стратегического замысла автора.
литературе, взятых на фоне классического наследия теорий языка и В обоих случаях выстраивается микротеория интерпретатора о
речи, можно свести к девяти группам, в которых тематизирована намерениях (целях и мотивах) автора, см, интенция. Характеризо-
одна из задач П., решаемая одним из модулей когнитивной системы вать П. можно с точки зрения «осгранснности» (минимальной, когда
человека [Демьянков 1983; 1989]. Элементарная процедура, выпол- интерпретатор стремится посмотреть на вещи глазами автора) и
няемая в рамках каждого модуля, условно называется интерпретацией. степени теоретичности, глубины.
Можно выделить следующие модули П.: 5. Установление степени расхождения между внутренним и мо-
1. Использование языкового знания. Переменные характеристи- дельным мирами. Легкость понимания определяется не только коли-
ки, присущие индивиду в рамках данного модуля: степень уверенно- чеством средств, затрачиваемых на ею достижение, но и задачами
сти в знании языка высказывания (не всегда адекватная реальной общения: чисто количественная сторона, определяемая «расходами»
компетентности в данном языке) и степень «языковой закрепленно- языковых средств (со стороны автора) на достижение понятности -
сти». В последнем отношении противопоставляются следующие по- рентабельность П. - определяет и границы терпимости к неточно
люса: жестко установленный код, исключающий какие-либо новые стям выражения, а также к трудностям освоить сказанное. Задача
знаки, - и совершенно неизвестный интерпретатору язык. Реальное
интерпретатора в рамках данного модуля сродни с ведением карто-
понимание совершается на одной из промежуточных ступеней.
теки.
2. Построение и верификация гипотетических интерпретаций.
Понимая речь, мы не ждем, пока закончится предложение, чтобы 6. Установление связей внутри модельного и внутреннего миров:
начать его анализировать: П. параллельно линейному восприятию конструируется поле напряжения в рамках модельного и внутреннего
речи. В силу этого, сложные отношения между членами структуры миров (на результат решения этой задачи опирается третий модуль).
(высказывания, дискурса и т.п.) подаются в «сплющенном виде», Такие отношения по-разному осознаются, «высвечиваются», в кон-
линеаризированно. Адекватное П. связано в рамках этого модуля с кретной интерпретации. В граничных случаях связи могут быть либо
распознаванием истинных иерархий в высказывании, с переосмысле- вне основного фокуса внимания- либо в самом этом фокусе. Соот -
нием ранее сказанного и понятого, а также с выстраиванием интер- ветственно, различаются переменные фон и фокус П. Фон создается в
претаций по шкале правдоподобия. Чем дольше мы «общаемся» с результате вложения с модельный мир неосознанных презумпций
автором, тем легче понимание в этом модуле, переменными характе- гаггерпретатора.
ристиками которого являются привычность и скрупулезность 7. Соотнесение модельного мира с непосредственным восприяти-
(глубина логических выводов, см. инференция). ем действительности. Такие знания меняются обычно, а не изредка.
3. «Освоение» сказанного. По высказыванию строится модел-ь Данный модуль характеризуется переменной лабильностью, под -
ный мир, для чего используются исключительно внутренние ресурсы вижностью презумпций интерпретатора как индивида. В отличие от
интерпретатора, а не элементы чужого внутреннего мира. Модель- пятого модуля, здесь интерпретатор задается вопросом о том, соот-
ный мир может существовать параллельно внутреннему миру интер- ветствуют ли истине сведения в его картотеке.
претатора (моментальному срезу внутренней его жизни), а иногда и 8. Соотнесение с линией поведения. «Невысказанный» и
полностью заполнять этот внутренний мир, когда читатель с голо «высказанный» ответы - только два из множества возможных видов
вой уходит в перипетии книги. Связи, устанавливаемые в этом мо- направленности П.; к другим видам относятся: проявление интерпре-
дельном мире, позволяют в различной степени легко и оперативно татором (в своей речи) знания обсуждаемого вопроса, способность
его резюмировать и достраивать, используя создаваемое попутно запомнить смысл обращенных к интерпретатору реплик и
«поле напряжения», отражающее иерархию его элементов. П. бывает возможность задавать вопросы. Продуктивность П. как переменная
в различной степени реалистичным (или, наоборот, фантастичным), характеристика этого модуля состоит в степени переплетения
различных направленностей в рамках одного и того же акта
интерпретации.
125
124
9. Выбор «тональности», или «ключа», П.: поскольку при П. П.С. была одновременно частным методом грамматического
модули взаимодействуют, необходим их мониторинг, соотнесение их. описания и общеметодическим подходом. В известном смысле
«Ключ» "П. обеспечивает целостность результата, определяет взаи- [Galmiche 1975: 185] П.С. довела до логического завершения идеи и
модействие модулей на протяжении отдельного эпизода П., который методы трансформационной порождающей грамматики. Поэтому,
может быть более или менее продолжительным. Так, на разных эта- по [McCawley 1979: 3], вряд ли П.С, можно охарактеризовать как
пах проникаясь согласием и симпатией к собеседнику, интерпретатор «контрреволюцию» по отношению к хомскианской революции
может обретать большую или меньшую мотивацию понять его и (вопреки мнению, высказанному в [Dougherty 1976]). Кроме того
простить неадекватности в использовании речевых средств и т.д. [McCawley 1980: 167-175], «П.С.» не следует принимать как термин
Настройка различных модулей (несмотря на то, что модули с четким значением, чтобы не создавать иллюзию, будто есть
«работают» независимо друг от друга) обычно гармонична, что яв- только очень небольшое количество принципиальных положений,
ляется следствием работы именно данного модуля, переменная ха- по которым это направление отличается от других.
рактеристика которого - степень устойчивости, постоянства то- Как частный метод грамматического описания П.С. отпочко-
нальности на протяжении некоторого временного отрезка. валась от стандартной генеративной модели [Chomsky 1965] и отли-
Взаимодействие названных модулей П. допускает повторение чалась от нее в следующих моментах [McCawley 1973] (критику кон-
в решении одних и тех же задач, параллелизм операций и диссонанс кретных синтаксических положений см. также [Newmeyer 19762]):
различных модулей, несовместимость или гармонию «стилей пони- 1. Семантические структуры в П.С. имеют ту же формальную
мания» (как частного случая когнитивного стиля человека), прису- природу, что и синтаксические структуры, а именно, выглядят как
щих или не присущих конкретной личности. П. можно определить, деревья непосредственно составляющих с метками; нетерминальные
кроме прочего, как оценочный метатермин для процесса и результата метки узлов также появляются и в поверхностной структуре.
взаимодействия этих модулей: особенно когда говорят о достиг- Поэтому [Newmeyer 1976i: с.506] П.С. можно
нутости П., о полном или неполном П. и т.п. охарактеризовать как «неавтономный синтаксис»: глубинные
Интерпретируя выражение, мы обращаемся к языковым зна- синтаксические структуры являются одновременно и
ниям, получаем модельный мир, включенный в рамки нашего внут- семантическими структурами.
реннего мира, с одной стороны, и реконструируемого внутреннего 2. Вследствие этого - отказ от понятия глубинной структуры и
мира автора речи, с другой. Так устанавливаются и (гипотетические) от разграничения между трансформациями и правилами семантиче-
замыслы автора. Модельный мир мы сопоставляем с собственным ской интерпретации. Устанавливается единая система правил, соот -
внутренним миром, в разной степени нами же осознаваемым. Мо- носящих семантическую структуру с поверхностной через промежу-
дельный мир, собственный внутренний мир и запас знаний коррек- точные этапы, являющиеся в одинаковой степени семантическими и
тируются в результате соотнесения между собой. Результат этого синтаксическими. «Трансформационные» правила могут начать
соотнесения ориентирует нас как в речевых, так и в неречевых дейст- работать над еще не завершенной семантической структурой, так
виях. Интерпретационные операции - когнитивные процедуры - вы- что весь «генеративный потенциал» заключен в семантическом, а не
глядят как построение и верификация гипотез- предвосхищений. синтаксическом компоненте [Anderson 1968; Chafe 1967; LakofT 1968;
Взаимодействие модулей и их «настрой» определяют различные то- McCawley 1968; McCawley 1973] (см. [Lyons 1970: 137]).
нальности П., регулирующие, в свою очередь, дальнейшее П. 3. Правила, необходимые для установления значения предло-
(«инерция» тональности может быть большей или меньшей). жения, также определяют и грамматичность предложения вообще.
Поэтому понятие осмысленности предложения в П.С. отождествля-
В.Д. лось с синтаксической правильностью (грамматичностью) его.
4. Грамматика порождает не множество поверхностных струк-
тур, а множество дериваций и состоит из деривационных ограниче-
ПОРОЖДАЮЩАЯ СЕМАНТИКА (generative semantics; ний, т.е. ограничений на комбинации элементов в семантической и
generative Semantik; semantiquc generative) - одно из направлений в поверхностной структурах, а также на то, в чем могут
теории трансформационных порождающих грамматик (главным различаться различные этапы деривации друг от друга.
образом в конце 1960-х - середине 1970-х гг.), ставившее своей целью Как методический подход П.С. сочетала в себе несколько
построить модель языка по схеме «от значения к тексту» и «от текста к идей, позже нашедших свое продолжение в иных концепциях:
значению». 1. Лингвистика может оперировать семантическими данными с
помощью тех же методических приемов и столь же систематично, что и
126 фонетическими [Chafe 1971: 1]. Противоположный взгляд
127
(особенно в постблумфилдианском структурализме) состоял в том,
что семантические соображения обладают всего лишь эвристической - была объективистской семантикой, т.е. опиралась на
ценностью. Иногда даже [McCawiey 1980: 167-175] П.С. характери- поня-тия логической формы в смысле теории моделей, а потому не
зуют как «антисинтаксис». была в состоянии объяснить природу базисных семантических
категорий.
2. Введение элементов и структур формальной логики в лин-
К факторам, ускорившим уход со сцены П.С. как направления,
гвистическую репрезентацию языковых выражений. Была предложе-
относятся:
на концепция «естественной логики», в которой лексическим едини-
1. П.С. претендовала на то, чтобы стать полной теорией
цам соответствуют логические предикаты или конфигурация этих
предикатов в дереве непосредственно составляющих. Например, кау- человеческой когниции, апеллировала к понятиям намерения,
зировать прийти может заменяться в результате лексической транс- эмоционального состояния, внутренней жизни и т.п. Но между
формации на лексему привести. Такой прием, названный лексической заявкой и реализацией была огромная дистанция. Удачного
декомпозицией, стал использоваться и за пределами П.С. [Marantz распределения задач в рамках П.С. произвести не удалось [Thompson
1985: 154], напр., в интерпретатнвной семантике [JackendofF 1976]. 1977: 652-653].
Некоторые контроверзы в области логической семантики между П.С. 2. Представители П.С. подспудно считали, что описываемые
и интерпретирующей семантикой остались актуальными и сегодня явления слишком разнородны, а потому не следует ожидать
(напр., соотношение логического и языкового в семантической ре- глобальных объяснений в языкознании [Chomsky 1982: 44-46].
презентации при трактовке области действия кванторных слов 3. Падение П.С. ускорил типичный для нее нарочито
[Parteeetal. 1990:334]). несерьезный стиль подачи данных, необычный для академических
сочинений, особенно отразившийся на заглавиях публикаций, на
3. Положение о самодостаточности предложения для установ- названиях правил и ограничений, а также в примерах на
ления значения: вся информация, требуемая для интерпретации английском языке.
предложения, должна, на каком-либо уровне, быть представлена в Этот стиль соответствовал юношескому энтузиазму (средний
языковой структуре этого предложения. Это приводило к громозд-
ким семантическим репрезентациям, столь типичным для работ по возраст последователей П.С. был меньше тридцати лет),
П.С. [Derwing 1980: 180]. В частности, в рамках семантической репре- импонировал студенческой аудитории, но в рамках академических
зентации стремились отразить и все прагматические аспекты значе - традиций воспринимался как оскорбление хорошему вкусу. Те, для
ния, т.е. то, что не связано непосредственно с логической истиной кого английский язык не был родным, далеко не всегда понимали
или ложностью высказывания (пресуппозицию, топик, тип речевого до конца смысл формулировок, изобиловавших сленгом и
акта, подразумевание и т.п.). Однако неясным было, как конечная требовавших слишком [ глубокого знания американской культуры
репрезентация может охватить все потенциально существенные [Newmeyer 1986i: 136-137].
прагматические условия, связанные с высказыванием предложения В.Д.
[Gazdar 1980:50]. ПРОДУЦИРОВАНИЕ, ИЛИ ПОРОЖДЕНИЕ РЕЧИ
П.С. была предвозвестником когнитивистских концепций се- (language production, language generation; Sprachproduktion; produc-
мантики, таких как когнитивная грамматика Дж.Лакоффа и tion langagiere) - один из двух главных процессов речевой деятельно-
Г.Томпсона, см. [LakofT 1987: 582-583]. Недостатки П.С. как эмпири- сти (другой - понимание речи), состоящий в планировании и
ческой теории, преодолеваемые в рамках когнитивной лингвистики:
П.С. реализации речи в звуках или графических знаках.
Моделирование когнитивной деятельности [Butterworth 1981:
- оперировала формальным аппаратом трансформационного 657; Butterworth 1980; Fletcher 1983: 3] учитывает, что П.Р.
синтаксиса, бессильного в случае конструкций типа синтаксических
амальгам; погружено в контекст и реализует коммуникативную компетенцию
человека, не просто перекодирующего информацию (ведь П.Р. - не
- зависела от теории классических синтаксических категорий и простой пересказ содержания мыслей говорящего [Merleau-Ponty
не отражала прототипических эффектов в синтаксисе, а также не 1968: 23]), но и преследующего свои цели [Rathmayr 1985: 15] (по
отражала семантической основы синтаксических категорий; [Sapir 1921: 9], П.Р. - сложная и подвижная система адаптации,
- оставляла без внимания явления синтаксической иконично- связанных с продвижением к желаемой цели в общении) и
сти и полисемии;
принимающего во внимание особенности аудитории, а также
возможный эффект, который речь может произвести на адресатов.
128 Из этого делается вывод [Zammunеr 1981: 1-5], что П.Р. - результат
взаимодействия стратегий П.Р. с тематической структурой текста
на фоне презумпций говорящего об
аудитории (говорящий всегда решает, о чем адресат может доду-
маться сам, а что следует сказать прямо [Widdowson 1978: 31]). Этим слов, производим слова, не предусмотренные никакими словарями, и,
объясняется [Giilich, Kotschi 1995: 33-34], [Dechert 1984: 212-227], что что главное и в чем, я думаю, никто не сомневается, сочетаем слова
П.Р. целенаправленно, основано на общности языка [Gadamer 1966] хотя и по определенным законам их сочетания, но зачастую самым
и интерактивно (общение - не исполнение партий говорящего и слу- неожиданным образом, и во всяком случае не только употребляем
шающего врозь: люди сотрудничают как в случае недопонимания, • слышанные сочетания, но постоянно делаем новые».
слушающий редактирует тогда план изложения, - так и при выра- Обладает П.Р. и обратной связью с понимании речи. Главная
ботке темы речи [Keenan, Schieffelin 1976: 379-389]), см. также цель П.Р. - прояснить нечто для адресата, для чего речевые средства
[Moirand 1979: 11; Wiese 1984: 11]. При П.Р. не всегда привносится и используются [Backlund 1989: 29-38]. Только если говорящий адап-
знание ситуации: речь может одновременно репродуцировать и про- тирует свою речь к тому, что, по его мнению, адресат думает в дан-
дуцировать ситуацию [Gardiner 1932: 251; Dillon 1986: 2; Thierry 1983: ный момент, общение можно считать состоявшимся [Chafe 1976: 27-
18]. 28]. Отсюда - и то, как выбираются семантический, синтаксический,
Итак, П.P. - один из биографически обусловленных модусов лексический материал и даже способ артикуляции [Cutler 1987: 23].
действия [Giilich 1933: 59-63], обладающих интенциональностью, Эта адаптация и оценивается как логичность, несамопротиворечи-
коммуникативностью, соответствием договорным обязательствам вость речи [Allwood 1986: 81].
говорящего. От оратора ожидают соответствия институциональным Для этой цели говорящему необходимо моделировать поведе-
факторам и культурному окружению, а также стремления побудить ние слушающего, а потому ему нужна информация [Bartsch 1987: 22]
аудиторию к действиям [Volmert 1989: 25] (отсюда - критерии прием- об ориентации и мотивации слушающего (что меняется по ходу
лемости речи [Sajavaara 1987: 62]); П.Р. социально и обладает творче- П.Р.), в частности, о знаниях слушающего, связанных с темой. Ино-
ским началом [O'Connell, Wiese 1987: 12]. Более того [Searie 1969], это гда слушатель узнает из речи даже больше, чем хотел сказать автор
форма поведения, регулируемая правилами. Такой социальностью [Sainsbury 1984: 415]: так, по произношению можно выяснить проис-
объясняется соотношение П.Р. с мышлением, с языком и с понимани- хождение собеседника, даже не вслушиваясь в содержание.
ем. Традиционно П.Р. разбивают во времени на стадии; см., на-
По поводу первого соотношения В.ф.Гумбольдт писал: пример, [Fromkin 1971: 49; Metzeltin 1978: 88; Catford 1988: 3-5;
«Речь, в соответствии с безграничными возможностями ее Lemme, Kuehn, Baumgartncr 1989: 2; Slama-Cazacu 1987: 17-22]. В
употребления, которые никогда нельзя точно измерить, требует модульных концепциях П.Р. предполагается, что соответствующие
соразмерных этим возможностям элементов, и потребность эта процедуры могут протекать параллельно и налагаться друг на друга
интенсивно и экстенсивно растет по мере повышения ступени, на во времени. Работа происходит на всех уровнях языковой структуры
которую она восходит, ибо на самой высокой ступени она сама параллельно, так что ограничения одного уровня навязывают реше-
становится фактором порождающей идеи, и воплощением развития ния говорящему и на всех остальных уровнях [McCawley 1980: 170].
мысли. Все развитие человеческой речи, несмотря на Такое П.Р. последовательно, интерактивно, рекурсивно и отчасти
многочисленные препятствия, направлено к этой последней цели. автоматично [Ludwig 1983: 47]. Действительно [Chomsky 1965: 197],
Поэтому она всегда стремится обрести такие языковые элементы, [Chomsky 1972: 156-157], абсурдно считать, будто сначала выбирает-
которые обеспечили бы оптимальное выражение мыслительных ся костяк предложения, который затем наполняется лексическим
форм ...» [Гумбольдт 1830/35: 126-127]. Словесная формулировка содержанием и т.д. То, как порождается предложение в грамматике,
приводит к изменению, кристаллизации идей [Gardiner I932: 55]. описывает общую языковую компетенцию (competence), а не
Кроме того [Whorf 1940: 207-213], мы анализируем природу по «исполнение» (performance) речи. Поэтому о фазах, или этапах П.Р.
линиям, проложенным для нас нашими родными языками. Эти можно говорить только условно, имея в виду возможность парал-
«линии» и проявляются при П.Р. лельной их реализации. При П.Р. моменты колебаний (hesitation)
Впрочем, П.Р. не ограничивается простым использованием связаны с выполнением разнообразных функций по планированию
структур языка, а опирается на порождение качественно нового; [Goldman-Eisler 1968; Rochester 1973]. Эксперименты показывают,
[Prideaux, Baker 1986: 14; Merleau-Ponty 1968: 33; Meltzer 1984: 170]; что речь планируется и реализуется не последовательно, предложе-
ср. [Steinthal 1851: 23]. По [Щерба 1931: 24], «хотя при процессах го- ние за предложением, а как-то иначе [Beattie 1979: 61-76].
ворения мы часто просто повторяем нами раньше говорившееся (или В интерактивной модели [McClelland, Rumelhart 1981;
слышанное) в аналогичных условиях, однако нельзя этого утвер- Stemberger 1985: 91] язык считается одной из когнитивных систем,
ждать про все нами говоримое. Несомненно, что при говорении мы компоненты которой работают с обратной связью: задействованные
часто употребляем формы, которых никогда не слышали от данных единицы каждого уровня посылают обратные сигналы к каждой
131
130
единице другого уровня, с которой они связаны. Поэтому частичке речи оставляет следы продуцирования, вот почему так трудно вос-
активируются даже единицы, не связанные с непосредственно вы- принимать транскрипцию неподготовленной речи [Blanche-
полняемой задачей. Ошибки же являются следствием того, что неко- Benvenisteet al. 1990: 17], см. также [Gregory 1967: 188]. О различиях
торая нецелевая единица нечаянно получает статус целевой. См между подготовленным, «запланированным» продуцированием речи
также [Stemberger, MacWhinney 1986: 329]. и неподготовленным см. [Ochs 1979; Giv6n 1979; Hobbs 1982; Holmes
Форму сообщения предопределяют три фактора [Garrett 1988 1984; Hoc 1987]. Одни и те же элементы речи могут одновременно
70; Sowa 1983: 41]: установить, что надо сказать, как соотнести это с выполнять несколько пунктов плана, на нескольких коммуникатив-
адресатом и как перевести это содержание в слова. ных уровнях [Appelt 1985: 1-2]. Общий замысел речи также коррек-
Обычно выделяются [Patten 1988: 2] две стадии, протекающие тируется по ходу П.Р. [Charaudeau 1983: 95].
параллельно: планирование (упорядочение концептуального содер- По ходу реализации плана меняются и ресурсы автора,
жания) и собственно генерация текста (трансформирование семанти- связанные с темой, объемом речи, характеристиками
ческой или прагматической репрезентации в естественноязыковую). потенциальных и реальных адресатов, целью, стилем подачи,
Интенциональность играет ключевую роль в теории П.Р. временем, имеющимся в его распоряжении [Brown, Burnette 1987: 3].
[Chomsky 1988: 209], хотя и является [Hovy 1987: 689-691] слабым Поскольку П.Р. как означивание руководствуется наличной
звеном в моделировании П.Р., см. также [Hovy 1988J.B основе вы- культурой, выделяются различные семиотические стили П.Р. [Hasan
сказывания лежит план говорящего достичь некоторых целей дос- 1984: 105] с различными стратегиями, их реализующими. В
тупными средствами (языковыми или иными) [Kronfeld 1990: 8]. В зависимости от выбора коммуникативной стратегии, одна и та же
частности, компоновка текста (традиционно входящая в область информация подается по-разному в разных обстоятельствах. По
риторики) состоит в мобилизации средств, оказывающих воздейст- ходу П.Р. решают, что хотят сказать или написать и как это
вие на план [Nystrand 1982: 5]; о когнитивистской трактовке стадий подать наиболее эффективно, отказавшись, где необходимо, от
порождения, преобразования идеи, продуцирования и редактирова- излишеств, чтобы интегрировать информацию, в наибольшей
ния текста см. [Bruce et al. 1978; Hayes, Rower 1980]. степени относящуюся к делу, в связное целое. У разных людей свои
Автор речи обладает коммуникативными намерениями: пере- излюбленные схемы изложения. Упорядоченность информации в
дать определенные события, описать определенные положения ве- нашей памяти и при нашей подаче в тексте могут радикально
щей, аргументировать свою позицию и т.п., рассчитывая на опреде - различаться [McKeown 1985: 19].
ленную реакцию со стороны адресата. Говорящий может быть про- К модулям П.Р. относятся генераторы и артикуляторы сооб-
стым «озвучивателем», может всего лишь компоновать и структури- щения. В работе модулей нет никакого внутреннего общения. Но
ровать элементы высказывания, а может быть и действительным есть еще «надзирающий» компонент, выявляющий неуместный и
автором речи, тем центром, с которым соотносятся слова. Все это ошибочный материал, участвующий в анафорических процессах и
входит в формат П.Р. [Goftrnan 1981: 226]. Выделяются два типа ак-
тов П.Р. [Widdowson 1984: 49]: главные (выражение фактической т.п. [Levelt 1983: 278-283]. Линеаризация речи (установление того,
стороны) и вспомогательные (функция которых - предвосхитить что и когда сказать) не только основана на содержании сообщения,
реакции адресата). но и зависит от культурной традиции («естественная последователь-
ность» изложения меняется от культуры к культуре и связана со зна-
Поскольку говорящий по ходу П.Р. может оценивать реакцию нием коммуникантов в обществе) и от требований к сложным ин-
слушателя, планирование речи и реализация плана протекают почти формационным структурам, предъявляемых обработкой создаваемого
параллельно [Rehbein 1987: 104]. Человек не всегда знает заранее, что текста (говорящий должен следить за тем, что говорит и что ему еще
скажет дальше: одна фраза или одно слово непосредственно вынуж - предстоит сказать). Из экспериментов вырисовываются определенные
дает сказать другое и т.д., - но под надзором «грамматического мо- принципы линеаризации [Levelt 1983, 278-283]: новые единицы по
ниторного устройства» (monitoring). При этом допустимо и исполь- мере необходимости вводятся на основе уже установленной связи с
зование заготовок фраз или отдельных словосочетаний
последней упомянутой единицей; чем позже нечто упомянуто, тем
[Householder 1982: 272-283], даже стратегий номинации, и привлече-
лучше это помнят; нагрузка на память должна быть минимальной.
ния внимания, позволяющих избежать неоднозначной референции в
П.Р., особенно текста, подчиняется не только семантическим,
рамках эпизода речи [Tomlin 1987: 455 и ел.; Delcambre 1983: 38].
морфологическим и грамматическим законам, но и правилам изло-
Планирование может затрагивать речь, уже прошедую процедуры
морфемной организации (о чем свидетельствуют неудачи при произ- жения. Схемы изложения событий [Apostel 1980: 224] весьма различ-
несении скороговорок [Schourup,1973: 592]). Спонтанность устной ны. Текст развивается в соответствии с ожиданиями о связи
132 событий. 133
То, что в ожидания не укладывается, в лучшем случае воспринимает- П.М. [Stevenson 1993: 106], в силу того, что П. структуры отражают
ся как комментарий [Riffaterre 1979: 236]. не только лингвистические знания и их организацию, но и структу-
П.Р. рекурсивно, т.е. состоит из циклов, включающих рацию визуальной информации [Badecker 1991; Canseco-Gonzalez et
такие подзадачи, как добавление, удаление и переупорядочение. al. 1990]. Выдвижением П.М. подчеркивается то обстоятельство, что
Приступая же к генерированию речи, обычно имеют только типы информации, обработанные разными когнитивными системами
смутную идею [Prideaux, Baker 1986: 11-12]. Только после этого (зрением, языком и др.) проявляют сходство общих принципов
возникает проблема «выбора» слова, «муки слова» [Звегинцев 1973: организации разной информации [Badecker 1991: 373].
230]. И то не всегда: иногда тематизируется именно трудность в Обращение к вопросу о формах репрезентации мира в голове
выражении чувства; в одних стилях нарочитая неряшливость человека, а следовательно, проблема выяснения места пропозиции
выражения подается как признак глубины, а в других (напр., у среди других форм представлений о мире в памяти человека стал в
Флобера) - как решение сложной интеллектуальной задачи, при последние годы основным вопросом, ответ на который разводит
котором незримо присутствует адресат, ср. [Culler 1974: 13]. Самый ученых по диаметрально разным позициям. Одни считают, что все
же обычный случай - пополнительное (incremental) П.P. [Pechmann хранимые в памяти типы информации (как языковые, так и неязыко-
1989: 80], когда время артикулирования начальных частей вые) репрезентируются в человеческой памяти единой пропозицио-
используется для обработки дальнейшей информации, которая нальной формой. Другие склоняются к мнению о возможности и
затем и внедряется в высказывание. Есть множество стилей непропозициональных форм хранения информации и подчеркивают
редактирования, по-разному уместных в различных риторических важность образной и гештальтной форм хранения знаний в памяти;
ситуациях: в одних условиях предпочитают что-то недосказать, а ср. разные точки зрения [Залевская 1985: 159-170]. Ученые, защи-
в других - добавить от себя [Sommers 1985: 151], см. также щающие первую точку зрения, подчеркивают, что вся информация
[Gebhardt 1985]. При такой «конденсации» и усложнении текста поступает в память в виде наборов П.М. Считая предикацию веду-
П.Р. также проходит несколько стадий [Lang 1977: 82-83]. щей функцией языка, а отношения между субъектом и предикатом
Факторы, препятствующие полному воплощению авторского -отражающими способ, посредством которого человек познает окру-
замысла, не ограничиваются дефицитом времени, сил и памяти: пол- жающий мир [Anderson, Bower 1973]. Логика их рассуждений такова: до
ный контроль автора над П.Р. невозможен в принципе. Поэтому поступления в мозг и для такого поступления информация должна быть
обычно основные усилия авторы сосредоточивают на текущей фоку- обработана в форме пропозиционального типа. Память хранит
сировке внимания [Rabinowitz 1987: 50-51]. пропозиции и потому, что опыт поступает в память в этой форме
Об истории и направлениях исследования П.Р. см. [Кубрякова утверждений о мире. Но чтобы признать эту позицию правильной,
1986; 1991; Dittmann, Blanken, Wallesch 1988; Butterworth 1980; надо исключить поступление в память чувственного опыта еще не
Shapiro, Thompson 1994; Ruder, Finch 1987; Crompton 1981; Dittmann организованного в некие «утверждения» и тем более не имеющего (не
1988].
воплощенного) в субъектно-предикатную конструкцию. К тому же
В.Д. рассматриваемая точка зрения как бы исключает возможность
ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ/СТРУКТУЫ включения в память нерасчлененного образа, картинки, что вообще
(prepositional models/structures) - Наиболее популярными представле- нереально [Панкрац 1992: 17].
ниями знаний являются в настоящее время сетевые П.М., в которых Иногда П.М. трактуются как целостные образования, как ба-
каждый отдельный узел сети являет собой пропозицию, отражающую зисные элементы значения, воспринимаемые и воспроизводимые как
в отдельном виде отношения, характеризующие объекты и события. единое целое независимо от того, как много аргументов они вклю-
По мнению Андерсона и Бауэра [Anderson, Bower 1973], слова могут чают. Но тогда становится неясным различие между гештальтом
взаимоассоциироваться лишь при условии, что соответствующие им (целостностью) и пропозицией («расчленяемой целостностью»). Да-же
понятия входят в закодированные в память пропозиции. С когни- если рядом ученых допускается, что информация может быть из-
тивной точки зрения долговременная память человека представляет начально представлена в других формах, все равно высказывается
собой огромную сеть взаимопересекающихся пропозициональных уверенность в том, что даже эти формы должны трансформироваться
деревьев, каждое из которых включает некоторый набор узлов памя - далее в пропозиции [Norman, Rumelhart 1975: 8; Fodor 1980; 1983;
ти с многочисленными связями. Целый ряд экспериментальных ис- Кempson 1989: 139-140]. В числе аргументов в пользу этой точки
следований продемонстрировали ««психологическую реальность» зрения обычно называют существование такой формы репрезентации
знаний, которая «не зависит от специфики естественного языка и
134 позволяет аналогичным образом представлять и использовать во

135
всех ментальных процессах информацию, полученную как через Abelson 1977; Anderson 1983]. П.М. занимают центральное место при
язык, так и через перцепцию, независимо от первоначального источ- изучении способов «решения проблем» [Anderson 1983].
ника информации» [Залевская 1985: 156]. Г.В.Чейз и Г.Кларк пока- Ю.П.
зывают, что картина получает такую же семантическую интерпрета-
цию как и предложение; в обоих случаях интерпретация носит форм ПРОПОЗИЦИЯ (proposition). Понятие П. в специальной литературе
пропозициональной структуры тем более, что всегда имеет место трех последних десятилетий является одним из наиболее часто
сравнение. Все это свидетельствует, по их мнению, о сложности раз - употребляемых терминов когнитивной науки вообще и когнитивной
граничения этих двух форм репрезентации [Chase, Clark 1972: 46-48]. лингвистики в частности, используясь здесь для обозначения особой
Другой точки зрения придерживается ряд ученых, среди которых оперативной структуры сознания и/или особой единицы хранения
особо выделяется А.Пейвио [Paivio 1971; 1978; 1986], который знаний в голове человека. Широко применяемое в школе логического
защищает гипотезу двух форм кодирования информации ( dual
coding), согласно которой невербальные, образные -знания и языко- анализа, хорошо известное в компьютерных моделях познания и в
вые знания трактуются как перерабатываемые двумя раздельными, пнформационно-процедуральных моделях, моделях по искусствен-
но взаимосвязанными системами. «Функционально, подсистемы ному интеллекту и психологии, оно продуктивно в сфере лингвистики,
независимы в том смысле, что каждая из них может быть активизи- ибо в целом ряде моделей порождения и понимания речи понятие • П.
рована независимо от другой или они могут быть активизированы является ключевым [Anderson, Bower 1973; Kintsch 1974; Norman,
параллельно. В то же время они функционально связаны таким об - Rumelhart 1975; Anderson 1976; Johnson-Laird 1983; Paivio 1983; 1986;
разом, что активизирующее начало одной подсистемы может быть Giv6n 1984; Pylyshyn 1984; Gardner 1985; Ellis, Hunt 1993; Stevenson
инициатором активизации другой подсистемы» [Paivio 1986: 54]. 1993]. Но в каждом из этих направлений понятие П. получает свое
Образная форма репрезентации знаний, - по мнению А.Пейвио,
собственное определение и свою собственную интерпретацию, сводясь
является независимой, непропозициональной, однако это не исклю-
чает, что и образная форма может интерпретироваться в пропози - то к утверждению об истинном положении дел в мире, то к
циональных терминах [Paivio 1986: 31]. Таким образом, речь идет о внутренней непротиворечивости каких-либо высказываний. Пони-
своеобразной «взаимопереводимости» этих форм представления зна- мается оно иногда и как некое концептуальное объединение, некое
ний. Симптоматичным является также и компромиссная позиция, к содержательное целое с определенными компонентами этого целого,
которой приходят Дж.Андерсон и Д.Кирас. Не отказываясь от за- причем целое «амодальное», т.е. не связанное напрямую с модусом
щищаемой гипотезы, согласно которой пропозициональная форма его существования в голове человека; между частями П. существуют
представления знаний имеется в памяти и для языковой и для неязы - определенные связи или отношения, трактуемые обычно как отно-
ковой информации, они по существу делают таг навстречу сторон- шения функции к своему/своим аргументам, или же как отношения
никам гипотезы двух форм кодирования, подчеркивая, что сущест -
вуют не одна и та же, а разные П.М. репрезентации для языковой и четырех главных типов - идентификации и тождества, номинации и
неязыковой информации [Kieras 1978; Anderson 1983; Kosslyn 1980; характеризации [Арутюнова 1976].
Pylyshyn 1984]. Широкое распространение получили и представления о том,
что П. формирует каркас будущего предложения и что все возмож-
Важным преимуществом П.М. является продуктивность их ис- ные его трансформации определяются меняющимися формами объ-
пользования при компьютерном программировании, тле. многие ективации и вербализации одного и того же неизменного и
компьютерные языки используют процедуру исчисления предикатов
или компьютерной обработки информации [Hasemer, Domingue инвариантного содержания, отраженного в самой П.
1989]. Когнитивный подход позволяет уточнить понятие П. за счет
более полною вовлечения в сферу анализа принципов восприятия
Так П.М. находятся в центре исследовательской парадигмы мира: все внешние события, объекты, явления и т.п.
когнитивной науки. Имплицитно или эксплицитно они признаются воспринимаются в их взаимодействии, взаимоотношениях, т.е. в
в концепциях ученых, стоящих на противоположных позициях в их связях. Эти связи и отношения имеют место между разными
рамках самых разных когнитивных теорий. В порождении и воспри- сущностями, а представления о связях или отношениях между
ятии речи П.М. используются для репрезентации концептов глаголов объектами формируются наряду с представлениями о самих
и имен [Norman, Rumelhart 1975]. При исследовании организации объектах и порождают особый тип репрезентации знаний -
памяти П.М. являются важнейшим средством репрезентации семан- пропозициональный [Norman, Rumelhart 1975].
тической памяти, схема, скриптов и других структур знаний
[Shank,
136 137
Представляется важным проследить за историей развития и нимании предложения [Жоль 1990]. Оно позволило увидеть в строе-
становления этого понятия, тем более, что оно демонстрирует значи- нии предложения реализацию определенной логической формулы .
тельные изменения в своем содержании в разных науках. f(x) или же f(x,y), а далее считать именно константность этой форму-
В логике этот термин был отнесен к семантической константе, лы условием родства единиц, созданных на ее основе при заполнении
необходимой в логических операциях по образованию предложений. формулы тождественными лексическими единицами. Учение Фреге|
Он обозначал то общее, что существует между данным предложени- давало возможность развивать его идеи по двум направлениям. Од-
ем и его переводом на другие языки или его внутриязыковыми пери- но из них, по сути своей логическое, развивает ту часть учения Фре-
фразами. Под П. или логическим суждением подразумевалась опре- re, которая касается соотнесения пропозициональной функции с
деленная форма мысли, утверждающая или отрицающая нечто о представлениями некоторой предметной области, обеспечивающего
предметах действительности. Однако, как пишет Н.Д.Арутюнова, истинность или же ложность формируемого таким образом выраже-
получив семантизирующий импульс, П. стала постепенно освобож- ния.
даться от категории субъективной модальности, передвигаясь тем Другое, гораздо более связанное с лингвистическим аспектом
самым в направлении от утверждения о событии, или положении дел, формирования предложения и других лингвистических единиц, на-
к обозначению того, что происходит в мире. Понятие П. прошло правление касается а) путей реализации формулы f(x,y) и ее возможных
следующие этапы развития (Арутюнова I976J: 1) сначала оно соот- вариантов за счет заполнения ее частей разными единицами языка, а
ветствовало целостному суждению как определенной форме мысли, значит и б) тех отношений, которые усваиваются между функцией и ее
состоящей из модуса утверждения и диктума; 2) затем оно было оп- аргументами в случае такого заполнения и, наконец, в) тех реальных
ределено как «объективное» содержание мысли, отдельное от субъек- языковых единиц, которые - как имена - могут быть сформированы на
тивной модальности и непосредственно соотнесенное с «обозначае- основе определенной конкретизации пропозициональной функции.
мым» положение дел; 3) наконец, термин П. был применен к значе- Если первое направление в развитии концепции Г.Фреге отражается в
нию той части любого предложения, той семантической структуре, многочисленных версиях логических сем антик (ср. работы [Арутюнова
которая способна соединяться с любым «модусом коммуникативной 1976; Kempson 1989] и др.), то второе направление представлено - и
цели», т.е. с глаголами, выражающими целенаправленность речевого тоже в формах, далеких от единообразия, - в тех школах современной
акта. Во многих современных концепциях разные понимания П. со- лингвистики, которые занимаясь функтивно-аргументным анализом
храняются и сегодня. Они сосуществуют, и единства в понимании П. такой единицы как предложение, развивают идеи о глаголах как
нет до сих пор. В наиболее общем виде многие ученые разделяют носителях конкретных пропозициональных функций, требующих в
определение П. как отражающей некие онтологически существую- своем использовании реализации при них аргументов, обладающих по
щие отношения между предметами или предметом и его свойством и своему числу или характеру такими свойствами, которые позволяют
осмысленные как таковые в голове человека [Кубрякова 1986]. им удовлетворять требованиям «своего» глагола [Reichl 1982]. Именно
Связанные первоначально с логическим анализом предложе- в рамках второго на-I правления в фокусе внимания исследователей
ния, понятие пропозициональной функции было введено Г.Фреге для оказывается не столько логический анализ языка, сколько когнитивный
характеристики языковой конструкции, содержащей переменную. и собственно лингвистический анализ [Арутюнова 1973; Богданов
Эта конструкция при подстановке взамен переменной (аргумента) 1977; Филлмор 19811; Чейф 1983; Залевская 1985; Караулов 1987;
конкретного предметного значения превращается в содержательное Кубрякова 1991; Панкрац 1992; Cook 1979 etc.]. В голове человека
выражение, имеющее истинностный или ложный характер (ср. под- некоторые сущности действительно связаны определенными
становку в выражении «X - это дерево» аргумента «вишня», при отношениями благодаря предметно-практическому опыту человека,
котором оно превращается в истинностное утверждение, или же под- повторному осмыслению мира и т.д. Возможно, однако формирование
становку аргумента «фиалка», при котором утверждение становится пропозиций и другого типа, когда человек связывает сущности
ложным [Жоль 1990]. Элементарное высказывание базируется, таким воображаемого, фантазийного мира. П. поэтому формируются не
образом, на элементарной пропозициональной функции f(x,y), где только в ходе практической деятельности, научения и т.п. Они могут
функция равносильна указанию на свойство некоторого индивида, а быть «истинными», но могут быть и ложными: и те и другие, однако,
переменные (аргумента х, у) - конкретного индивида. Возможность могут получить языковую объективацию, притом в разных единицах
истолкования предложения не только в рамках субъектно- языка. Трактовка П. в работах по порождению речи и по
предикатного противопоставления, т.е. чисто лингвистического фе- осуществлению речемыслительной деятельности человека созвучны
номена, но и в рамках противопоставления функции и аргументов, когнитивной науке, в которой П. рассматривается в качестве
т.е. феноменов логики, знаменовало значительный шаг вперед в по- структуры сознания, единицы хране-
138
139
ния знания, единицы, репрезентирующей мир и выступающей в виде В теории прототипов, трактующей представление о функцио-
определенной формы его репрезентации. нальном и когнитивном пространствах естественного языка, как у
Ю.П. позднего Виттгенштейна [Wittgenstein 1969], принимается, что кате-
гории языка не всегда, а возможно, и редко, определяются в терминах
одной или нескольких (немногих) отличительных особенностей,
необходимых и достаточных в качестве критерия именования. Кате-
ПРОТОТИПИЧЕСКИЙ ПОДХОД (prototype theory; Proto- гории в рамках континуума формируются как пересечения некоторого
typentheorie; theorie des prototypes), или теория прототипов - новый числа «характерных» или «типичных» свойств -признаков, корре-
подход к явлениям категоризации, к понятию как к структуре, со- лирующих с уместностью именования соответствующих предметов,
держащей указания на то, какие элементы понятия являются прото- но эти данные не бывают абсолютными. Континуум категорий об-
типами [Akmajian et al. 1984: 528]. В отличие от философского струк- ладает двумя различными градациями:
турализма, в котором предполагалось, что значимость индивиду- - все свойства-признаки имеют некоторый вес (в соответствии
альных знаков в рамках системы производна от системы оппозиций, со своей важностью, или значимостью) в установлении типичности
теория прототипов утверждает, что множество оппозиций зависит объекта;
от сигнификативного содержания индивидуальных знаков [Geeraerts - все члены категории обладают определенным рангом, соот-
1993:72-73]. ветствующим количеству у них характерных свойств данного прото-
Различаются [KJeiber 1990к 9] три различных концепции П.П.: типа.
-собственно семантика прототипов (главным образом, это Языковые единицы в П.П. организуются в семантические сети,
психологический и антропологический подходы в духе Э.Рош), основанные на прототипах [Rudzka-Ostyn 1993: 1]. Имеется
- семантика стереотипов (Х.Патнам) и [Weissenborn 1981: 256] функционально обусловленная иерархия ста-
концепция фамильного (семейное сходство; го) сходства бильности и единообразия в отнесении объектов к тому или иному
Л. Витггенштейна. прототипу. Элементы лексикона образуют естественные категории,
Есть два вида прототипов [Holenstein 1985]: подверженные эффектам прототипичности [Rice 1980: 202].
- единица, проявляющая в наибольшей степени свойства, об- В отличие от Виттгенштейна, сторонники теории прототипов
щие с другими единицами данной группы, принимают еще постулаты о группировке (clustering) представителей
- единица, реализующая эти свойства в наиболее чистом виде естественных категорий (биологических, когнитивных, поведенче-
и наиболее полно, без примеси иных свойств [Giv6n 1986: 195]. ских и др.) внутри пространства категорий, на определенной дис-
Продолжая феноменологическое положение о «двояком реа- танции от прототипа - т.е. от категориального среднего. Виттген-
лизме» [Husserl 1966: 206-207], утверждают, что различные сегменты штейновская концепция «семейных сходств» предсказывала бы еди-
опыта обладают различной значимостью и в рамках разных языков, нообразный разброс всех элементов категории относительно такого
и при сравнении внутри одного и того же языка. Никакое описание пространства: каждый элемент считался бы (хоть и в разной степени)
не может покрывать все случаи употребления конкретной языковой представителем каждой категории. «Платоновский» подход скорее
единицы, поскольку не все члены категории прототипичны [Bakker связал бы все элементы каждой категории с одной и той же точкой на
1988: 18]. непрерывном отрезке категориального пространства: члены одной
П.П. - подход к проблеме категорий, компромиссный между категории из этого пространства не могли бы являться предста-
платоновским и виттгенштейновским fGiv6n 1984: 14]. вителями иной категории из того же пространства. В Т.П. отказы-
Платоновский взгляд состоит в положении о строгой катего- ваются от обеих крайностей: имеет место скорее сгущение, группи-
ризации языка - лексических единиц, морфем, синтаксических кон- ровка предметов вокруг каждого из прототипов, но большинство
струкций и правил, регулирующих их употребление в коммуникации. этих предметов с самим прототипом не совпадают [Giv6n 1984: 15-
В этой «списочной» (checklist) концепции слово либо обозначает 16]. Прототипичность проявляются в том единодушии, с которым
данную вещь, либо нет. Категории дискретны и основаны на группи- носители языка характеризуют значение языковых единиц
ровках свойств, внутренне присущих (ингерентных) представителям (например, отдельных слов) в отрыве от контекста. Например, ха-
соответствующих категорий. Виттенштейновский взгляд связыва- рактеризуя значение предлога НА, показывают на поверхность
ют, напротив, с положением о недискретности, размытости границ, [Taylor 1994: 19]. Такое значение демонстрирует лучший образец
непрерывности и случайности в определении вещей и их именовании. категории.

141
140
Развивалась П.П. одновременно в нескольких дисциплинах до достаточно гибко трактовать случаи подобные следующим [Fillmore
некоторого времени почти независимо друг от друга: в когнитивной 1975: 128-129]: сколько лет должно быть неженатому лицу мужского
психологии, в этнолингвистике, в теоретическом языкознании и в пола, чтобы его можно было назвать холостяком? (Младенец и
философии. Корни ее лежат в феноменологических философских подросток явно не годятся для такого именования.) Может ли
концепциях - в работах К.Штумпфа, Э.Гуссерля, М.Мерло-Понти монах называться холостяком? Может ли называться вдовой
[Holenstein 1985: 197]. Пионерами в разработке этой теории были женщина, убившая своего мужа? Или та, которая выходила замуж
представители когнитивной психологии, см. [Posner, Keele 1968; несколько раз, но первый муж которой (в отличие от последующих)
Rosch 1973; Rosch 1975]. Понимание значения связывается с обраще- умер? Если носители языка расходятся во мнениях по подобным
нием к экземпляру или прототипу, а не с контрольным списком усло- вопросам, то следует ли считать их носителями разных языков,
вий, которым должна удовлетворять языковая форма, чтобы счи- диалектов и т.п.?
таться удачно или правильно употребленной. Этот прототип Насколько стабильны такие диалекты? Чтобы ответить на эти
заложен в человеческой мысли от рождения; он не анализируется, а вопросы, понятия «холостяк», «вдова», «диалект» должны
просто «дан» (презентирован или продемонстрирован), им можно определяться oтносительно некоторого «простого мира», в
манипулировать [Fillmore 1975:123]. Идея прототипа содержится: котором люди обычно женятся или выходят замуж, достигнув
- в концепции «открытой текстуры» [Waisman 1953]; определенного возраста, причем либо никогда вторично не
- в разграничении активирующего и иконического представ- женятся и не выходят замуж, либо только овдовев. Этот
лений памяти у Дж.Брунера [Bruner 1964]; «прототипический мир» значительно проще того, в котором мы
- в понятии «мысленная картина», в устройстве языкового живем, но помогает определить все усложнения постепенно, в
перевода и в концепциях искусственного интеллекта, а также и в результате процедуры уточнения, или аппроксимации.Обычная же,
критике искусственного интеллекта, когда говорят о «платоническая» семантика «списка значений» (checklist
неформализуемых способностях воспринимать индивидуальный semantics) пыталась бы составить список критериев, твердо
образчик как позитивный или негативный пример необходимых для того, чтобы правильно именовать объекты
парадигматического случая [Dreyfus1972];
[Fillmore 1978: 153].
- в традиционных исследованиях образного языка, фигур речи, Постулируя внутреннюю структуру категорий, когнитивная
когда свойство, рассматриваемое как типичное в одном предмете, семантика позволяет лингвисту останавливаться на той степени де -
переносится на другой предмет, называемый именем первого; тальности в описании значений, какая ему доступна на данный мо -
- в работах по нечетким понятиям (размытым множествам), в мент - не жертвуя общностью и цельностью используемых категорий.
рамках языковой категоризации [Zadeh 1965; LakofF 1972; Labov По ходу такого описания сеть семантических связей может постепенно
1973];
усложняться, то, что постулировалось раньше, может прийти в
- в антропологической лингвистике - в исследованиях катего- противоречие с более поздно указываемыми деталями, - но все спасает
рии цвета [Berlin, Kay 1969; Coleman, Kay 1981; Kay, McDaniel 1978], уже сама презумпция о том, что мы идем от более простого, более
что нашло свое развитие в психологии и в психолингвистике в связи примитивного - к более тонкому [Janda 1993: 6]. П.П. используется и
с изучением восприятия отдельных предметов [Rosch 1975; Tversky,
Hemingway 1984]; для описания фразеологии [Dobrovorskij I995].
В семантике используются следующие положения П.П. [Kleiber
- в лингвистической семантике - направление, связанное с ра- 1990: 18]:
ботами [Bolinger 1965] и [Lakoflf 1972], в которых критиковался ари- - в значении одного слова объединяются языковое и энцикло-
стотелевский подход к значению, принятый на вооружение в кон педическое знание (последнее включает представления о типичном и
цепции семантических правил Дж.Катца и П.Постала [Katz, Postal прототипичном),
1964] (см. работы Дж.Лакоффа fLakoff 1972; Lakoff 1977; Lakoff 1982; - категории обладают внутренней структурой, отношения
Lakoff, Johnson 1980], Дж.Росса [Ross 1972; Ross 1973; Ross 1975], между элементами которой проявляются по-разному в речи,
Т.Гивона [Giv6n 1982] и др.).
- есть иерархия категорий, отражающая лексическую иерар-
Семантика прототипов в концепции Ч.Филлмора [Lambert, хию.
Fraassen 1970] определяет значение определенной лексемы, считая Понятие прототипичного элементарного предложения позволяет
сначала, что существуют только типичные случаи, - но затем указы - описывать все более сложные элементы ситуации в рамках ког-
вает, что и другие объекты могут быть отнесены к той же нитивной грамматики [Cook 1993: 568]. Иногда делаются попытки
категории, хотя и не отвечают всем критериям [Fillmore 1978]. ввести функциональное измерение в П.П. [Seiler 1993: 115].
Это позволяет В П.П. считается, что категории размыты, не обладают четкими
142 границами, есть градация по параметру «принадлежность к кате-

143
гории» [Craig 1986: 1]. Слово является именованием вещи не абсо-
лютно, а лишь до некоторой степени [Coleman, Kay 1981: 27]. Люди знавании и т.п. часть (или подвид, или элемент, или подмодель) ис-
формируют конкретный или абстрактный мысленный образ пользуется вместо целой категории (к таким случаям относятся, на-
предметов, принадлежащих некоторой категории. Этот образ назы- пример, метонимические модели категоризации) [Lakoff 1986: 33].
вается прототипом, если с его помощью человек воспринимает дей- Источники этих эффектов различны [Lakoff 1986: 36-43]:
ствительность: член категории, находящийся ближе к этому образу, 1. Пучки ощущений (experiential clusters). Базисной моделью
будет оценен как лучший образец своего класса или более являются модели обычного, неметонимического типа. Обычно неко-
прототипичный экземпляр, чем все остальные. Прототипы - торое число базисных моделей при пересечении дает комплексный
инструменты, с помощью которых человек справляется с набор, психологически менее сложный, чем модели, входящие в такое
бесконечным числом стимулов, поставляемых действительностью пересечение. Примером является понятие «мать».
[Verschueren 1987: 47-48]. 2. Радиальные структуры: имеется центральный случай и его
Прототипы могут меняться с течением времени, в частности, в конвенционализированные вариации. «Центральные представители
результате метафорического употребления терминов, когда катего- категорий» и общие принципы (как в случае натуральных чисел)
рия приобретает новых представителей. Такие изменения связаны с сюда не входят. Радиальными структурами являются только те, при
переопределением набора характерных свойств и относительных которых вариации конвенционализированы и усваиваются как це-
рангов [Giv6n 1984: 19]. Именно в этом состоят диахронические изме- лое. Сюда не относятся случаи, когда центральные представители
нения лексикона, морфологии и синтаксиса. Различные люди опери- категории более общи, чем нецентральные - т.е., когда у нецен -
руют пространством этих категорий по-разному [Givon 1986: 98]. тральных представителей больше свойств, чем у центральных.
Итак, не только при усвоении языка, при эволюции и при изменени- В.Д.
ях языка, но и в индивидуальном употреблении человека проявляется
гибкость категорий (организованных вокруг прототипов), реализо- ПРОЦЕДУРНАЯ СЕМАНТИКА (procedural semantics, computational
ванная в столкновении человека с различными окружениями - лич - semantics; prozeduraJe Semantik; semantique procedurale), называемая
ностным, социальным, культурным, коммуникативным и биологиче- также иногда в русских переводах процессуальной (см., например,
ским. [Виноград 1983: 123-124]) - направление в изучении семантики языка,
Прототипическая организация пространства категорий - подчеркивающее связь между значением языковых выражений и
следствие следующих факторов [Giv6n 1986: 98-99]: процедурами их интерпретации- операциями конструирования такого
1. Количество различных контекстов потенциально бесконеч- значения. П.С. ставит своей задачей «изучение отношений между
но: нет двух абсолютно одинаковых ситуаций. языковыми объектами и психическими состояниями и процессами,
2. Ресурсы памяти человека велики, но конечны. участвующими в их производстве и понимании [там же: 126]. Под
3. Невозможно задать простым перечислением процедуры названием вычислительная, или компьютерная семантика [Чарняк 1983:
поиска, определяющие, к какой из огромного множества дискретных 171; Городецкий 1989: 10] П.С. трактуется не просто как часть
категорий следует отнести данный объект, - скажем, попарным со- когнитивной науки, но компьютерной лингвистики [Halvorsen 1989].
поставлением контекстов и объекта на фоне каждой категории.
Базисное положение: построить компилятор» для естественного языка
4. Усвоение; и интегрирование нового знания было бы невоз-
можно, если бы аналогия или сходство устанавливались в результате (автомат, «понимающий» этот язык) - значит найти семантическую
прямого сопоставления новой и старой единиц информации. теорию для этого языка [Fodor 1978, 205]. Цель П.С. состоит в
По [Lakoflf 1986], проявления прототипичности - реконструкции и моделировании динамических аспектов понимания,
«прототипические эффекты» - заключаются в том, что центральные продуцирования языка и мышления, особенно в рамках систем
члены категории (более близкие к прототипу, чем остальные) прояв- искусственного интеллекта. В П.С. используются понятия
ляют иные когнитивные характеристики, чем нецентральные: быст- программирования (особенно - понятия программы, подпрограммы и
рее опознаются, быстрее усваиваются, чаще употребляются, ускоряют процедуры) непосредственно для описания и моделирования речевой
решение всяческих задач, связанных с идентификацией, а также деятельности человека под когнитивным углом зрения. Одни
используются в логическом вычислении того, что является референ- представители этого направления (например, Р.Шенк) полностью
том для имени, - словом, используются при понимании категории в
отказываются от использования внепроцедурных средств пред-
целом [LakofF 1986: 32]. Прототипические эффекты проявлены осо-
бенно ярко, когда в рассуждении (особенно по аналогии), в распо- ставления семантики, другие (как В.Вудз) - пытаются сочетать фор-
145

144
мальный аппарат процедур с более традиционным логическим аппа - отклоняющегося от нормы употребления языка и речи. Важным раз-
ратом. Обе разновидности пессимистично оценивались представите- делом диалоговой П.С. является и установление процедур интерпре-
лями теоретической семантики, см. [Fodor 1978: 204-205]. тации, работающих в рамках конкретных типов диалога. В этом
Постулаты П.С., по [Eikmeyer 1985 : 32], включают: 1) регу- ключе исследуются:
лярность процессов восприятия речи, 2) регулярность языкового - структуры высказываний и стратегии их переработки;
употребления в различных классах контекстов, 3) субъективность, 4) - речевое взаимодействие людей;
протекание в реальном времени, 5) посегментностъ понимания, 6)
зависимость от наличной интерпретации, 7) ограниченность ресур - - знания обыденной практики и сегментов социального мира,
сов, 8) непосредственность, 9) переанализ, 10) различение локальных лежащие в основе высказываний;
и глобальных процессов анализа. Процедуры лежат в основе всех - формальные средства репрезентации для отражения динами-
процессов человеческой когниции вообще. Когниция - проявление ки протекающих процессов и взаимодействия различных процессов и
процедур, подобных компьютерным, содержащим указания на пред- структур [Metzing 1985: 68-69].
писание и на единицы, контролирующие работу системы в целом. Процедурной грамматикой, по [Eikmeyer, Rieser 1985: 86], на-
Обладая обратной связью, в зависимости от обрабатываемого в зывают набор техник, используемых говорящим при анализе речи и
данный момент текста процедура работает по-разному [Eikmeyer представляющая «новую парадигму» в теории грамматики. Бе эмпи-
1985:31]. рически существенные задачи заключаются в следующем:
Предметом П.С. являются процессы продуцирования и воспри- 1. Она должна учитывать реальное время восприятия выска-
ятия речи, т.е. процедуры понимания языка. В рамках П.С. строятся зывания.
модели, с некоторым приближением воспроизводящие начало, тече-
ние и завершение действий над текстовой информацией. Имеет место 2. Человек анализирует высказывания, опираясь на свои пред-
кооперированность этих действий и разделение труда. Подпроцессы положения о свойствах естественного языка, на своеобразный грам-
понимания языка тоже регулируются своими правилами. Принима- матический фон.
ются также следующие положения [Rieser 1985: 23-27]: 3. Реципиенты обычно обладают неполной информацией на
1. Высказывания сами по себе не обладают значениями: гово- всех уровнях грамматики, а особенно - на синтаксическом и семан-
рящие придают своим высказываниям глубоко личностные интер- тическом. Поэтому возможен переанализ и параллельная проработ-
претации. ка альтернативных гипотез.
2. Говорящие способны классифицировать различные виды 4. Поскольку понимание речи связано с внутренним освоением
своего речеупотребления по разным категориям. того, что проходит перед мысленным взором человека посегментно,
3. Понимание - процесс пошаговый, а не одномоментный. в реальном контексте, а гипотезы о структуре этих сегментов форми-
4. Интерпретируя чужую речь в предположении о недостаточ- руются только в рамках последующего контекста, - встает вопрос об
ности имеющейся информации, человек выдвигает наиболее правдо- отношении сегментов текущего контекста к последующим. Видимо, у
подобные гипотезы, «примеряемые» к контексту и к личному опыту человека есть локальные и глобальные принципы анализа, а распре-
анализа данного текста и текстов вообще. Этот процесс, вообще деление нагрузки на процедуры максимизирует организованность
говоря, не зависит от того, сколько потенциальных интерпретаций взаимодействия между этими двумя видами принципов.
есть у текста. Учесть абсолютно все такие интерпретации невозмож- 5. На понимании сказывается также постоянное межличност-
но: память одного человека ограниченна. Люди сами осознают де- ное взаимодействие говорящего и реципиента.
фицит информации, а потому выдвигают гипотезы о том, какой
должна быть отсутствующая информация, на фоне которой следует В.Д.
понимать данное выражение. При интерпретации речи имеют место ПСИХОЛИНГВИСТИКА (psycholinguistics; Psycholinguistik;
еще два вспомогательных подпроцесса: переанализ, моделирующий psycholinguistique) - наука о речевой деятельности людей в психоло-
исправление ошибочных интерпретаций, и установление относи гических и лингвистических аспектах, включая экспериментальное
тельной значимости разных процедур. исследование психологической деятельности субъекта по усвоению и
Процедурные диалоговые модели иногда связывают с рекон- использованию системы языка (langue) как организованной и авто-
струкцией - под процедурным углом зрения - соответствующих объ-
яснительных моделей в языкознании [Metzing 1985: 65]. Целью этого номной системы [Сагоп 1983: 16; Сагоп 1989: 24] (по [Fodor, Bever,
является более глубокое представление о свойствах нормального и Garrett 1974: xvii], то же, что экспериментальный ментализм). В фокусе
внимания П. - индивид в коммуникации.
146 147
Одно из основных положений П. как когнитивной дисциплины только стилистические варианты этой характеристики. П. занималась
состоит в следующем: обработка языка связана с серией психологическими процессами, связанными с усвоением, проду-
«вычислений» (computations), производимых над ментальными репре-
зентациями информации, поступающей от органов чувств цированием и пониманием языка [Fodor, Jenkins, Saporta 1967: 161],
(Дж.Фодор). П. - попытка установить временные и структурные исследовала природу языкового исполнения, в противоположность
характеристики различных типов «вычислений» и репрезентаций, формальному изучению языка как некоторой абстрактной системы
участвующих в языковой обработке [Dijkstra 1990: 11]. [Blumcnthal 1974: 1105] или исследованию процессов продуцирования и
В задачу П. входит исследование и моделирование: понимания высказываний [ibid: 1071]. Поскольку в Европе психология
- процессов планирования речи [Gies 1993: 21],
- механизмов, соединяющие воедино знание и использование речи («психология языка») зародилась довольно давно (особенно
языка - в частности, процессов (алгоритмов) восприятия и продуци- см. [Biihlcr 1934J), П. считалась частью общего такого исследования, ср.
рования речи [George 1989: 92], когнитивных процессов, взаимодейст- [Hdrmann 1967] (где не разграничиваются понятия 'Sprachpsychologie' и
вующих с языковым знанием при продуцировании и понимании 'Psycholinguistik1; в работе [Hermann 1979: 8] указывается, что П. -
языка [Caramazza, McCloskey 1982: 71; Tanenhaus 1988: 1-4]; некоторая подготовительная стадия к построению более широкой
- формы языкового знания, лежащего в основе использования
языка индивидами [Caramazza, McCloskey 1982: 71], психологии языка, 'Sprachpsychologie1).
механизмов усвоения языка по ходу развития ребенка 2. Общеметодическими факторами [Skiljan 1989: 351]. П. была
[Tanenhaus 1988: 1-4] (П. развития - 'developmental psycholinguist ics'); реакцией на структурализм, стремлением опровергнуть мнение, что
см. когнитивное развитие языка и освоение языка. структуры в основе своей неизменны. Именно в работах социолин-
П. занимается не только нормальными, но и патологическими гвистов и психолингвистов демонстрируется нарушение равновесия
состояниями типа афазии и шизофрении, что позволяет выделить языковых структур, как в индивидуальном, так и в коллективном
существеннейшие свойства устройства языка в целом. При этом опи- аспектах. Но контекст и сама деятельность в области П. также измени-
раются на методологическое положение, высказанное еще лись за период 1950-80-х гг., особенно когда появились нейролин-
И.П.Павловым, что патология разъединяет сущности, которые в гвистика, патолингвистика, педолингвистика и т.д. Наблюдается и
норме слиты и недоступны для прямого исследования [Dascal et al. рост П. вглубь: есть теоретическая П., прикладная П. и П. развития
1981:64]. ('developmental psycholinguistics'). По [Titone 1983: 274; Caron 1989: 24;
П., как и психология языка, рассматривает собственно дискурсивную Prideaux, Baker 1986: 1-14], за период 1950-90-х гг. П. развивалась
деятельность, оставляя в стороне механизм языка с его абстрактными следующим образом: 1. В начале 1950-х гг. П. занималась
и статичными структурами. Главными объектами П., по [Farmini исследованием процессов кодирования и декодирования сообщений.
1981: 55], являются: функционирование языка, продуцирование и Первым обобщением результатов в этой области была книга [МШег
репродуцирование дискурса и текста, риторика, стилистика, практика 1951] (обзор ее см. [Rubenstein 1951]), в которой рассматривались такие
перевода и преподавание языка Появление П. объяснимо: проблемы, как психологическая природа грамматических категорий,
1. Развитием специализации в описании психологии языка. психологическое определение слова и предложения, происхождение
Сотрудничество лингвистики с психологией зародилось давно, еще в языка, соотношение между грамматической структурой и
работах по экспериментальной психологии В.Вундта (подробнее об общественным фактором. О бихейвиористском подходе автора
истории П. см. [Oksaar 1983: 291-294]). Только в результате развития свидетельствовали: опора на наблюдаемое (исключение
психологии как (относительно) точной науки, в конце 1940-х гг., умозрительности), терминология (типа код, сообщение, шум,
установились столь тесные отношения между психологией и лин- избыточность и особенно информация), использование
гвистикой при обработке накопленного материала, что можно стало математического аппарата Винера-Шеннона и направленность на
говорить о рождении новой дисциплины, названной П. [Slama- эксперимент. Взгляд через призму связи «стимулуреакция» и теории
Cazacu 1983: 306]. В 1950-е гг. получил широкое распространение сам информации соединялись с лингвистическим подходом: на язык
термин «П.», обозначавший одну из дисциплин, занимающихся че- смотрят как на код (Осгуд и Себеок, Шеннон и т.д.). Структурно-
ловеческой коммуникацией, а именно, непосредственно декодиров- таксономическое понятие языка сочеталось с бихейвиористско-
кой и кодировкой, соотносящими состояния сообщения с состояния- эмпирическим подходом к речевому поведению (Блумфилд и Скин-нер).
ми общения [Osgood, Sebeok 1965:,4]. В 1960-70-е гг. мы находим В этот период спектр исследований был очень широк, от природы
психолингвистических единиц (к ним относились фонемы и морфемы)
148 и усвоения языка - до использования языка и патологии

149
речи. Несомненными считалось, что языковая структура, семантика - стратегии восприятия,
и культурные и социологические факторы играют решающую роль. - подход с точки зрения анализа предложения, с его интересом
Психолингвистический подход к языковым явлениям в эти годы был к поверхностным структурам.
основан [Saporta 1955: 25] на двух общих положениях: Все чаще стали утверждать [Fodor, Bever, Garrett 1974], что
- Язык подчинен всем общим законам благоприобретенного трансформационная модель не отражает специфики переработки
поведения. языка; см. также [Marslen-Wilson 1975: 410]. Стало общeпризнан-
- Для установления этих законов и их функционирования су- ным, что при понимании, продуцировании и усвоении языка мы не
щественно рассмотреть относительную частотность явлений. просто используем структуры языка, а создаем их. Внимание иссле-
2. В 1950-1960-е гг. доминировало рационалистское объяснение дователей переключилось на психологическую значимость
явлений языка в русле генеративной лингвистики в сочетании с t отдельных компонентов грамматики - на «исходные» структуры
когнитивистской (менталистской) интерпретацией человеческого различного вида. Именно в связи с ними тогда стали употреблять
поведения (Хомский, Миллер). Язык рассматривался как грамматика, термин психологическая реальность. Упор теперь делается на стратегии
формальной модели описания языка придавался статус психоло- «исполнения» (а не на компетенции) в рамках собственно
гической модели. В это время признавалось несомненным различение психологической (а не формальнологической) теории использования
языковой компетенции (competence) и исполнения (performance) [Fodor, языка. Переосмысляются процессы языковой переработки в рамках
Fodor, Garrett 1975: 516]; полагали, что языковые структуры, зада- порождающей семантики, на основе антропологических и
ваемые грамматикой, и на самом деле «вычисляются» слушающим по прагматических подходов к коммуникативному поведению
ходу реального понимания, чему противодействуют многочисленные (коммуникативная компетенция - Чейф, Хаймз и др.). В середине
факторы «исполнения», не имеющие отношения к этой грамматике; 1970-х гг. П. стала областью когнитивной психологии, в отличие от
см. [Carlson, Tanenhaus 1982: 43]. Идеи Хомского сформировали П. в периода 1960-х гг., когда экспериментальная психология \ и П.
трех отношениях [Tanenhaus 1989: 1-4]: избегали всяких точек соприкосновения [Kintsch 1974: 2].
- критика бихейвиористской трактовки языка и взгляды на 4. В конце 1970-х гг. роль генеративной теории оказалась еще под
цели лингвистической теории сыграли решающую роль в развитии большим вопросом: исследователи всерьез засомневались в том, что
когнитивной науки; трансформационная порождающая грамматика имеет реальное
- формулировка Хомским вопроса об усвоении языка как ло- отображение в психических процессах когнитивной переработки и в
гической проблемы; запоминании предложений. П. стала все больше отдаляться от лин-
- трансформационная модель лежала в основе эксперимен- гвистических теорий [Seidenberg, Tanenhaus 1977: 556]. Высказыва-
тальной П. лось даже мнение [Black, Chiat 1981: 3], что стремление к достижению
Распространение получили следующие положения: психологической реальности тормозит развитие П., сковывает свободу
- синтаксис играет центральную роль, действий в психологическом исследовании. К началу 1980-х гг. на
- различаются компетенция и исполнение (competence and передний план выходят социальная (социоцентрическая) контек-
performance), стуализация языка и социальные функции языковых сообщений.
- исследование того, как усваивается язык, дает возможность Личность переосмысляется в ее целостности - в поведенческом, ког-
постичь языковые универсалии, нитивном, аффективном, эгодинамическом измерениях - при общении
- порождающая грамматика является центральным компонен- и обучении общению. Прокламировались следующие методические
том языкового описания, объясняющего понимание и усвоение язы требования к П.; см. об этом [Tzeng 1990: 25-26]:
ка. - необходимо перейти от исследования языковой компетенции к
Отсюда вытекала и «деривационная теория сложности пред- исследованию языкового «исполнения»;
ложения»: существует прямое соотношение между трансформацион- - предложение следует рассматривать не изолированно, а в
ными правилами, участвующими в деривации предложения, и мен- контексте, в дискурсе, в обычном разговоре и в неречевом контексте;
тальными операциями, используемыми носителем языка при реальном - на переднем плане должна быть семантика, синтаксис должен
продуцировании и понимании этого предложения. стать более семантичным;
3. По мере того, как генеративная теория в 1970-х гг. теряла - логические, рационалистские модели языка не подходят для
популярность, на первый план выходили следующие положения: обычного языка и должны быть заменены динамическими психоло-
- декомпозиция предложений на множество пропозиций, гическими моделями.
- роль внеязыковых факторов, 151

150
- следует перейти от этнолингвоцентризма к антрополингво- которые непосредственно соотнесены с ментальной организацией
центризму; хранимых единиц. А отсюда - один шаг до того, чтобы отказаться от
- при формулировке межъязыковых обобщений следует опи- метафоры ментального лексикона как хранилища информации, к
раться на данные многих языков, а не одного (скажем, не латыни - в
которому человек обращается по методу использования обычного
большинстве традиционных грамматик, и не американского вариан-
та английского языка, в порождающих грамматиках). словаря; см. [Gunther 1989: 257-265].
5. В конце 1980-х гг., когда П. стала больше ориентироваться В.Д.
на ЭВМ, появилось больше возможностей перевести расхождения по
поводу метаязыка (у представителей различных концепций П.) в РАЗУМ, ИНТЕЛЛЕКТ, УМ* ... (mind; Veraimft) -
русло проверяемых эмпирических проблем [Tanenhaus 1989: 1-4]. поскольку когнитивная наука определяется как наука о
Возродился интерес к роли языковой структуры в языковом поведении человеческом разуме (см.), это понятие (одно из самых сложных
[Carlson, Tanenhaus 1989: 1]: к концу 1970-х гг. П. сильно ограничила понятий науки вообще) является ключевым для всего
свои связи с собственно лингвистическим теоретизированием и вошла когнитивного направления. Более того. Даже если указанную науку
в состав когнитивной психологии. Одновременно в 1980-90-е гг. П. определяют как изучающую когницию (познание) или мышление
была ориентирована на исследование коммуникативной функции: в или ментальные процессы и т.п., все эти понятия тоже
1970-х гг. в фокусе ее внимания были предложения, теперь же - пресуппонируют понятие разума (ср. [Fromkin 1991: 82]) и
тексты, раньше П. занималась исследованием систем, теперь - требуют его объяснения как исходного для всего когнитивного
анализом речи в действии. Основные черты современной [Сагоп анализа. Нередко указывают, что наука о разуме вырастает из
1989: 24]: попыток решения некоторых конкретных проблем современной
- стремление усвоить достижения когнитивной психологии, науки в рамках трех ее более старых дисциплин, - физики с ее
- от чисто синтактического подхода (говорить - значит конст- стремлением выяснить роль наблюдателя в проведении
руировать и распознавать предложения в соответствии с правилами астрономических и аналогичных им экспериментальных
языка) переходят к исследованию семантических аспектов (говорить исследований, медицины с ее направленностью на лечение безумия
- значит использовать язык применительно к контексту, к собесед- и изучением для этого физиологических основ мозга и его
нику и к целям общения). Отсюда акцент на т.н. прагматической П. состояний в норме и, наконец, философии, давно ставившей
[Kail 1985: 21-33], которая занимается коммуникативной функцией своей целью установить источники знаний; ср. [Bever, Carroll,
языка. Эта функция оставалась до сих пор в тени у психолингвистов,
Miller 1984: 4]. Фактически, однако, еще большее количество
предпочтение отдававших понятиям типа неопределенность инфор-
мации в рамках теории информации, что заставляло сводить обще научных дисциплин было занято изучением разума и немало
ние к передаче информации и выносить за скобки исследования все, специальных философских школ пытались дать ему, начиная с
что не связано с синтактикой - т.е. всю семантику и прагматику. древности, свое общее определение. Предлагают свои частные
Прежняя П. по большей части отталкивалась от генеративистских определения и логика, и теория познания, и философская школа
лингвистических моделей; на прагматическую П. лингвистические сознания, и нейронауки, и психология, и все же это понятие не
концепции оказывают значительно меньшее влияние. имеет общепринятого определения. Скорее можно говорить об
Одним из центральных понятий П. последних 20 лет является аналитических дескрипциях этого феномена, а учитывая частую
ментальный лексикон - как метафора, обозначающая обширную синонимию термина «разум» терминам «сознание» (см.), «рассудок»,
часть языкового знания, включая знание элементарных носителей «ум», «дух», «интеллект» и пр. и даже термину «мозг», нетрудно
языкового значения, их формы и ментальной организации. Особое заметить, что и эти аналитические дескрипции достаточно
внимание уделяется вопрос об использовании этого знания, о досту пе разнообразны и не всегда
к нему по ходу использования (когнитивной переработки) языка. легко сопоставимы.Интересно отметить, что основания такого
Работы когнитивного направления П. продемонстрировали недос- неразличения и смешения имеют давние традиции: так, нередко
татки тех моделей лексикона, в которых чувственные сигналы прямо указывают на то,
соотносятся с ментальными репрезентациями (особенно модели вос- * Мы уже указывали на особую трудность перевода английского тер
приятия «снизу вверх»). Было показано, что соответствующие про- мина mind на русский язык, ибо он может означать практически любой из
цессы организованы интерактивно, так что существенны только те терминов, описывающих ментальную деятельность и ментальную организа-
аспекты внутренней репрезентации воспринимаемых сигналов, ко- цию, начиная от сознания и мышления и кончая разумом, мозгом, интеллек-
том, мыслью, поэтому и здесь выбор в качестве основного термина «разум»
152 можно считать относительно условным. См. также «Сознание».
153
что «Критика чистого разума» И.Канта есть на деле трактат о соз-
нании и что сами эти понятия употребляются у него «в крайне мно-
гозначном и маловыясненном смысле» [Жоль 1990: 33]. И хотя, без- ми Н.Хомского о том, как следует изучать язык и языковые способ-
условно, когнитивная наука уже сделала немало для объяснения и ности человека - эту огромнейшую часть его когнитивной системы в
описания понятия, сделала она немало и для того, чтобы внести в целом. Теоретические проблемы лингвистики в их формулировке
дефиницию Р. еще больше сложностей. Ведь считавшееся до сих пор Н.Хомским определили не только облик всего генеративного на-
достаточным указание на принципиальное отличие homo sapiens от правления, но оказали мощное воздействие и на постановку анало-
всех иных представителей живого мира (благодаря наличию интел- гичных проблем в психологии и нейрофизиологии. Этими проблема-
лекта) и противопоставление человека машине как существа мысля- ми оказались вопросы о том, какова природа знания и как оно ис-
щего, наделенного разумом, было поставлено под сомнение новым пользуется - ср. [Carston 1989; Fromkin 1991: 78 и 84]), как
рассмотрением человека как информационно-перерабатывающего возникают некие системы знаний в голове/разуме (in the mind/brain)
устройства и мозга, оперирующего символами подобно тому, как это и как их «пускают в оборот». См. также материалы [The
делает машина-компьютер. Chomskyan Turn... 1991].
Как отмечает Б.Экардт, когнитивная наука вырабатывает Феномен интеллекта изучается тогда, когда изучают способность
сейчас нечто вроде единого подхода к исследованию разума и хотя в говорить и понимать услышанное, способность видеть и вос-
ней предполагают не столько то, что разум или сознание - это некий принимать действительность, слушать музыку, учиться или обучать-
механизм, перерабатывающий информацию, а то, что подобное ся, решать проблемы, рассуждать и приходить к определенным умо-
предположение может пролить свет на работу мозга и его надо вся- заключениям, планировать действия, вести себя намеренно, по своей
чески проверить [Eckardt 1993: 4], фактически многие исследования воле, интенционально, вспоминать и фантазировать. Нередко такие
детерминируются именно сравнением работы мозга и компьютера. когнитивные способности изучаются по отдельности, что вполне
Отсюда так называемая знаменитая «компьютерная метафора» (см.), естественно из-за исключительной сложности каждой из них, но ка-
решительно отвергаемая одними и признаваемая другими, но всегда ждое такое исследование вносит свой вклад и в понимание
рассматриваемая при рассмотрении проблем разума и мозга. интеллекта и в постижение его специфики; ср. [Eckardl 1993: 57 и ел.].
В когнитивной науке ее методологи и последователи за рубе- Очевидно, что все указанные способности интенсивно изучались и
жом признают, что главным ее отличительным признаком был отход вне когнитивном а, но именно последний внес в их анализ новый
от бихейвиоризма к ментализму, который и потребовал обращения к ракурс рассмотрения: способствовать пониманию того, как
ментальной деятельности человека и ко всем ментальным или когни-
тивным способностям, которые эту деятельность обеспечивают. Как происходит обработка и переработка информации во всех мысли-
писал позднее Р.Джекендофф, разум представляет собою объединение тельных процессах, осуществление которых приписывается психике
разных когнитивных способностей человека, связанных между собой или мозгу или интеллекту человека. Подобные процессы характери-
системой коррелирующих эти способности правил, каждое из зуются как ком пью rai тонные, т.е. сводящиеся к «вычислению»
которых имеет дело с особыми ментальными репрезентациями (компыотации - см.), обработке информации и, наконец, как мани-
[JackendofT 1992i: 366-367]. пулирующие символами или ментальными репрезентациями (см.).
По мнению Н.Хомского, когнитивная революция с середины Разум в целом определяется поэтому как материальная символьная
50-х гг. возвращала на новом витке развития науки к тем проблемам, система, и это допущение принимается как основное допущение ког-
которые вставали перед философами на рубеже XVII и XVIII веков и нитивной науки, вместе с допущением о том, что «возможно и 1гужно
которые касались природы человеческого разума и знания. Естест- изучать свойства материальной символической системы на таком
венно, что в наше время они оказались связанными с новыми техно- уровне анализа, который позволяет абстрагироваться от физических
логиями, с новыми исследованиями в разных науках, но в принципе в деталей реализации индивидуальных символов и структур, а также
фокусе внимания оказалась репрезентационно-компьютационная физических механизмов, производящих операции над ними»
теория разума [Chomsky 19911: 4 и сл.]. Как сформулировал Хомский в [Виноград 1983: 127]. Иначе говоря, здесь считается допустимым
своих лекциях, от изучения поведения человека и результатов этого говорить, с одной стороны, о функциях интеллекта и необходимости
поведения, перейти к анализу состояний мозга/разума, связанных с их изучения как отличных от архитектоники мозга, и физиологиче-
поведением [Chomsky 1988:; Schwarz I992: 13]. ских или биологических основах его, с другой, т.е.
Многие исследователи подчеркивают, что радикальные изме- противопоставлять разные уровни исследования психики; ср. [Pylyshyn
нения в исследовании интеллекта были вызваны новаторскими идея- 1984: XVII и ел.]. Такое противопоставление считается равносильным
противопоставлению для компьютера того, что он может делать,
154 тому, как он (с помощью какого материального оборудования) это
делает. Говорят также, что разум стоит между восприятием и
мышлением 155
или между трансформацией энергии в нервный импульс (чисто физи-
ческим процессом)и далее превращением его в некую символическую [Bateson 1972; 1979; Casual theories of mind... 1983; Devitt 1990; Mind
репрезентацию; см. [Johnson-Laird 1993: XI-XIII]. and cognition... 1990].
Феномен разума изучается в когнитивной науке в системе раз- E.K.
ных оппозиций: разума и созерцания, разума и сознания, души и
тела, разума и мозга и т.п. Все они подчеркивают какой-либо важ-
ный аспект деятельности разума (ментальной деятельности) и/или
особые области существования и функционирования интеллекта, но РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ, МЕНТАЛЬНАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ
единой теории разума все же до сих пор не создано. (mental representation; mcntalc Rcpr;iscntationcn) - ключевое понятие '
Дж.Серль указывает, что существуют, по меньшей мере, шесть когнитивной науки, относящееся как к процессу представления (ре-
разных теорий, объединяющих Р., но все они несостоятельны [Searle презентации) мира в голове человека, так и к единице подобного
1992: 5 и ел.]. Несостоятелен, по его мнению, и когнитивный подход, представления, стоящей вместо чего-то в реальном или вымышлен-
ибо здесь предполагают, что мозг - это машина; см. [Johnson-Laird ном мире и потому замещающей это что-то в мыслительных процес-
1993: 165-166]. Но мозг связан с сознанием, сознание человека - с сах. Последнее определение указывает на знаковый или символиче -
эмоциями, желаниями и интенциями, а, следовательно, Р. нельзя изу- ский характер Р. и связывает исследование Р. с семиотикой [Jorna
чать, не обращаясь к этим феноменам человеческой психики. Более 1990: 17 и ел.], т.е. заставляет предположить существенность для дан-
того: поскольку, как подчеркивает Серль, ментальные явления вызы- ной единицы не только ее содержания, но и способа ее представления
ваются нейрофизиологическими процессами в голове человека, они и в психике человека.
сами являются материальными процессами и свойствами мозга, и Первый период в истории когнитивной науки был особенно
отказ от анализа биологических основ разума тем самым недопустим тесно связан с полемикой о том, в какой форме «существуют» Р. в
[Searle 1992: 13-14, 225 и ся.]. памяти человека и о каких типах Р. может идти речь при их описа нии.
Но в разных версиях когнитивизма отношение к биологиче- Деятельность с использованием ментальных или внутренних структур
ским основаниям ментальной деятельности тоже различно, и в ка - долго описывалась в психологии как имеющая дело с отраженными
кой-то мере можно утверждать, что два главных течения в рассмот- языковыми (вербальными) структурами. Признание Р. другого типа -
рении разума, или, как говорят когнитологи, в образных - было связано с именем А.Пейвио, в многочисленных
рассмотрении «архитектуры копнищи» (см.) четко отражают это работах которого была выдвинута теория двойного кодирования мира;
различие. В одних моделях обработки информации см. [Paivio 1971; 1986]. Согласно Пейвио, все Р. могут быть
человеческим интеллектом принимается положение о том, что расклассифицированы на картиноподобные (когда для представления
разум - это система, манипулирующая символами и создающая чего-то используются картинки, образы, рисунки, схемы и т.п. - ср.,
символы (см. работы А.Ньюэлла и З.Пылишина). Символ - это
абстрактная характеризация для того, как репрезентирована например, Р. в голове знакомых нам лиц и предметов и даже целых
информация уму человека. Существует значительное разнообразие сцен) и языкоподобные (это все Р. языковых единиц - слов, их частей,
символьных или репрезентационных структур, по отношению к предложений, клишированных конструкций и т.п., но, главное
которым мозг совершает те или иные операции. Составляющими пропозиций). В настоящее время говорят поэтому либо об аналоговых
разума являются, таким образом, не только репрезентации Р. (тех, которые сохраняют свое подобие оригиналу) и Р.
(символы), но и процедуры их использования. Всю эту ар - пропозициональных (имеющих аргументно -предикативную
хитектонику можно, однако, изучать, не обращаясь к уровню ее фи- структуру) или пропозициональноподобных (aussageartige), причем
зической реализации (см. подробное изложение соответствующих есть и мнение о том, что именно пропозициональная форма хранения
взглядов [McShane 1991: 320 и ел.]). знаний является главной [Pylyshyn 1984], но это мнение разделяется
В другой версии когнитивизма, напротив, внимание сосредо- далеко не всеми когнитологи (см., например, об особой роли этих
точено на построении таких моделей разума, которые принимают за единиц [Eckardt 1993: 161 и ел.; ср. также [Felix, KanngieBer, Rickheit
основу нейронную организацию мозга. Это - коннекционизм и мо - 19902: 17] и др.). Пропозициональным структурам (репрезентациям)
дель параллельной обработки информации разными модулями моз- нередко приписывается при этом роль связующего звена между
га. Интересно, что, судя по последним данным, рассмотренные моде- вербальными и невербальными репрезентациями, - они считаются
ли разума не обязательно несовместимы; см. [Smolensky 1988]. устанавливающими связи между разными когнитивными системами
Исследования разума в настоящее время весьма или модальностями (зрением, слухом и т.п.) и языковым их
разнообразны и охватывают разные аспекты его* бытия и выражением. Таким образом, наряду с классификацией Р. по спо-
функционирования; ср. 156
157
собу их представления (образному или вербальному) вводится также Особое значение в анализе Р. придается их генезису и проис -
представление о «модальных» и «амодальных» Р.К первым относятся хождению у отдельного человека в онтогенезе. Когнитологи до сих
все представления о наших ощущениях (зрительных, слуховых, так- пор спорят о том, с чего начинается формирование Р. и каково то
тильных и пр.), а ко вторым - все символические, вербальные Р. По исходное состояние психики, которое характеризует родившегося и
мнению Р.Джекендоффа, все эти Р. могут быть выведены и выводятся вступающего в мир человека - tabula rasa или же некие врожденные
на один уровень - уровень ментальных репрезентаций, уровень кон- предпосылки для образования Р. или, наконец, уже сложившаяся
цептуальной структуры [Jackendoff 1993i: 17; 1984: 54], где информа- врожденная система таких Р. Ярким представителем своеобразной
ция, полученная по разным каналам - сенсорная, моторная и т.п., компромиссной точки зрения по этому вопросу был Ж.Пиаже, вы-
оказывается сопоставимой с информацией вербальной. Модально- двинувший идею о постепенном складывании разных типов Р. по
специфические Р. сохраняют перцептуальные характеристики ото- стадиям - сперва сенсомоторной, затем образной и позднее всего
бражаемого в мозгу предмета, процесса, явления [Schwarz 1992: 90 и -языковой; см. подробное изложение в [McShane 1991: 95 и ел.]; см.
ел.]. Интересно, что согласно экспериментальным данным, получен- также [Fodor 1975; 1983].
ным впервые С.М.Косслиным, ментальные операции с образными Р. Несмотря на множество исследований по когнитивному
аналогичны тем, которые совершаются с вербальными P. [Kosslyn развитию ребенка вопрос о том, как возникают «первые» Р. и как из
1980]. По всей видимости, переход от одних к другим тоже не пред- более простых Р. рождаются более сложные (ведь не могут быть у
ставляет никаких трудностей [Badecker 1991; Canseco-Gonzalez et al. младенца и школьника одинаковые представления даже
1990]. достаточно простых объектов и событий), до сих пор не вполне
Иногда различают также просто аналоговые Р., в большей ясен, и адекватная теория Р. пока отсутствует [McShane 1991].
или меньшей степени редуцированно изображающие фрагменты В одной из последних концепций по поводу Р. выдвинута
мира, и символические, условные, поскольку считается, что Р. - это идея о том, что Р., исследование которых послужило поводом для
особые когнитивные модели объектов и событий, воспроизводящие сближения разных наук (психологии, философии, моделирования
лишь часть сведений о них, иногда сведенную до искусственного интеллекта, нейронаук и формальной семантики) в
конвенционального минимума [Rickheit, Strohner 1993: 15-17]. рамках единой когнитивной парадигмы знания, до сих пор не
Понятие Р. указывает на то, что существует нечто репрезентируемое получили адекватного освещения из-за того, что рассмотрению
и нечто репрезентированное. Согласно такому взгляду, язык - особая подвергались изолированные аспекты этого феномена. Добиться
репрезентационная система, ибо он тоже кодирует в знаковой форме единой теории Р. можно, по мнению Дж. Динсмора, связывая
нечто, стоящее за его собственными пределами. Слова и прочие ментальные репрезентации с процессами понимания языка и черпая
языковые единицы - эти языковые репрезентации - активизируют о них сведения из фактов обработки языковых данных на трех
поэтому те сущности, знаковыми заместителями которых они уровнях. Главная мысль Динсмора заключается в том, что как
являются, - они возбуждают в памяти человека связанные с ними только человек начинает воспринимать языковое сообщение, он
концепты [Anisfeld 1984: 7 и ел.]. должен построить модель того содержательного (ментального)
Совокупность Р. образует то, что называется памятью, а по- пространства, в пределах которого он будет оперировать далее с
этому и в ней различают словесную и образную, или эпизодическую текстом (так, чтобы не возбуждать всей ментальной системы Р.).
(событийную) память; совокупность вербальных Р. называют мен- Дистанция между языковыми единицами и их коррелятами в
тальным лексиконом, и, наконец, совокупность всех концептуальных ментальном пространстве не должна быть очень велика, поэтому
Р. (т.е. смыслов и аналоговых, и символических репрезентаций) име- они должны обеспечить легкий доступ к ментальным Р. В то же
нуется концептуальной системой, или же концептуальной моделью время языковые единицы «беднее» их ментальных партнеров и
(картиной) мира. Всеми признается, что так или иначе все указанные более богатые ментальные Р. служат интерпретаторами
объединения тесно связаны с системами хранения знаний и языком, описываемой реальности. Ни символические модели мозга, ни кон-
а, следовательно, входят в число явлений, подлежащих исследованию некционистские модели по отдельности не смогли объяснить, как
в семантике. Вместе с тем связи между концептуальными и языковы- действует человек с такими Р., которым нет соответствий в объек -
ми единицами понимаются по-разному, а разные версии тивной действительности - с планами, убеждениями, интенциями, но
когнитивизма во многом определяются пониманием в них самих о существовании которых мы должны говорить, поскольку в языке
ментальных репрезентаций (ср. [Жоль 1990: 173-176]; ср. также может идти речь и о них. Они просто существуют в других менталь -
различение концептуального и семантического уровней в работах ных пространствах, и при восприятии речи их область активизиру-
М.Бирвиша). ется человеком так же, как и область реального мира. Это все озна-
чает, что в теории Р. должны быть пересмотрены взгляды на то, что
именно репрезентируют Р., а также и те модели, которые описывают
организацию Р. Часть такой организации была описана в терминах

159
ассоциативных сетей, часть - в терминах коннекционизма, наконец, Но и части именований (входящих в предложения), обладают
часть - в терминах фреймов, скриптов и сценариев. Но все эти опи- различными классами Р. Так, Е.С.Кубрякова указывает, что, не зная
сания охарактеризовали лишь отдельные аспекты когниции с помо- конкретного значения слова дождевик, мы не можем догадаться,
щью ментальных Р. Наступило время объединить и синтезировать идет ли речь о грибе или виде одежды, но мы можем угадать, что
эти попытки, представив более глобальную картину функциониро- речь идет о чем- то, связанном с дождем. Производные слова обла-
вания Р. в еще большем разнообразии их форм и типов [Dinsmore дают Р. опосредованно, «через установление той или иной связи
1991]. между данным предметом действительности и другими» [Винокур
Е.К 1959: 421], причем «значение слова с производной основой всегда
определимо посредством ссылки на значение соответствующей пер-
РЕФЕРЕНЦИЯ (reference; Referenz; reference) - «отнесенность вичной основы» [там же]. Такая отсылочная разновидность называ-
актуализированных (включенных в речь) имен, именных выражений ется двойной Р.: к миру (действительному или вымышленному) и к
(именных групп) или их эквивалентов к объектам действительности лексикологической системе языка [Кубрякова 1980: 87].
(референтам, денотатам)» [Арутюнова 1990: 411]; «соотнесение В центре теории Р. вопрос о Р. как когнитивной операции, в
высказывания и его частей с действительностью - с объектами, которой используются отношения между языком (или, шире, систе-
событиями, ситуациями, положениями вещей в реальном мире (и мой символов) и объектами в мире. Поскольку искусство слова и
даже не обязательно в реальном, поскольку высказывание может искусство вообще участвуют в формировании представлений о мире
относиться к миру сказки, мифа, фильма)» [Падучева 1984: 291]. Р. и о человеке - носителе когниции, - теория Р. не может обойти мол-
чанием метафорическое, экспрессивное и фиктивное употребления
является одной из важнейших предпосылок для оценки высказывания речи, не может заниматься только фактическим и описательным в
как истинного или ложного [Арутюнова 1976: 179]. Так, отсутствие употреблении языка [Elgin 1983: 5].
референта в реальном сегодняшнем мире у имени Нынешний король По [Schneider 1994: 68], есть два подхода к трактовке отноше-
Франции подлежащего предложения Нынешний король Франции лыс, ний между именами собственными и дескрипциями (описаниями)
является причиной того, что это высказывание не является ни ихреферентов:
истинным, ни ложным. Возникая с индивидуальными и каждый раз - дескрипции являются источником Р. (Стросон, Серль);
новыми референтами, Р., как правило, появляется только в момент - дескрипции задают только значение для имен, а Р. задается
продуцирования речевого акта [Падучева 1984, с.291]. Исключение самими этими именами собственными (Фреге, Расселл, в ослаблен-
составляют т.н. вечные предложения, по [Quine 1960, с. 193], не ном виде также Виттгенштейн).
содержащие дейктических элементов (Дважды два - четыре, Земля - Спектр соответствующих теорий Р. можно условно классифи-
шар), которые соотнесены с действительностью сами по себе. В цировать следующим образом - ср. [Runggaldier 1985: 340]:
зависимости от того, насколько Р. зависит от речевого и/или нерече- 1. Р. как идентификация [Strawson 1974; Dummett 1991;
вого контекста, говорят о денотативном статусе соответствующего Frege 1892; Geach 1980];
именования; см. [Падучева 1984: 293], ср. [Арутюнова 1976: 189; 1980; 2. P. как отношение выполненности, или удовлетворения
1990; Лебедева 1984]. Историю и оригинальную трактовку понятия условий [Tarski 1952; Quine 1990],
см. также [Степанов 1981; 1985]. 3. Р. как жесткая десигнация ([Kripke 1980; Donnellan
В отличие от имени, предложение как сложная сущность имеет, 1990;Putnam 1990].
по [Бенвенист 1965: 448], одновременно смысл (поскольку несет смы- Однако теории Р. развивались не по этому признаку, а в соот-
словую информацию) и референт (поскольку соотносится с соответ- ветствии с диалектическим принципом [Katz 1979: 103-104;
ствующей ситуацией). Успех общения зависит от того, обладают ли Donnellan 1990: 202; Parret 1980: 79-80; Searle 1971: 3-5]:
люди общими референтами: даже если смысл высказывания понятен, 1. Тезис - классическая теория (Фреге, Черч [Church 1964],
а референт неизвестен, коммуникация не имеет места. С другой сто- К.Льюис, [Lewis 1971], Карнап [Карнап 1959; Searle 1958]): значение
роны, имеет место двукратная Р. [Бенвенист 1974: 89], см. также является основой для использования слова говорящим, имеющим в
[Уфимцева 1980: 73]: словесный знак возникает, чтобы обозначать, виду некоторый предмет. Употребляя имена собственные, человек
узнавать, идентифицировать предметы, и затем входит в состав вы- знает необходимые и достаточные условия правильного применения
сказываний, чтобы интерпретировать их смысл. имени [Donnellan 1990: 202].
Теории соответствия исходят из того, что значение - отноше-
160 ние между символами языка и некоторыми референтами, от этого
161
языка не зависящими [Gamut 1991: 1]. Есть два варианта предложении дает картину того, как вещи организованы в мире.
«референциальной» теории значения, состоящей в отождествлении Позже Виттгенштейн отказался от этой концепции [Wittgenstein
значения символа с его P. [Elst 1982: 23]: значение 1953]: ведь если значение имени - объект, за ним стоящий, тогда,
- просто то же, что и Р.; уничтожив объект, мы должны, по идее, уничтожить и значение
- отношение между носителями значения и носителями Р. имени, что абсурдно. Кроме того, любое изменение мира можно
Для обеих разновидностей затруднения возникают из-за суще- передать словами, - а в картинной теории это исключено.
ствования слов, не обладающих вообще никакой Р. (союзы, частицы Критикуя теорию Расселла, Стросон [Strawson 1950] разграни-
и т.п.). Кроме того, в такой теории в принципе невозможен семанти- чил референтное употребление определенных дескрипций от аскрип-
ческий анализ предложений, взятых вне конкретной ситуации. А тивного. Этим вводятся критерии, связанные с миром концептуали-
ведь одно и то же предложение может менять свою Р. в зависимости зации, общих для тех, кто употребляет один и тот же язык, - что
от обстоятельств употребления. связано с общими у собеседников знаниями, желаниями и ожидания-
В «классический» период споры шли о соотношении истинно- ми. Таким образом трактуются предложения типа: Кто считает,
сти высказывания с уместностью Р. имен, в таком высказывании что Ширак - нынешний король Франции?
фигурирующих. Так, Б.Расселл [Russell 1905] полагал, что в значение Областью референтов является контекст, знание которого
высказывания Нынешний король Франции лыс входит презумпция Во предпослано употреблению термина. По [Strawson 1950], этот рефе-
Франции есть король. ренциальный контекст является презумптивным, т.е. не входит в
Кроме того, в отличие от Фреге, Расселл и «ранний» Виттген- утверждение говорящего. Утвердительное выражение может быть
штейн отвергали разграничение между смыслом и Р., считая, что осмысленным, даже не будучи истинным или ложным; истинностная
отношение между словами и миром гораздо сложнее. Позже оценка высказывания есть следствие выполненности соответствую-
Дж.Серль [Searle 1958] объявил отказ от этого разграничения ошиб- щих пресуппозиций (презумпций существования референтов у имен,
кой. Фреге утверждает, что определенные описания указывают на употребленных в этом высказывании): если эта презумпция не вы-
предметы в силу своего смысла. Расселл же считает бессмысленным полнена - выражение не выражает ни истину, ни ложь, но тем не
сам вопрос о таком соотнесении, утверждая, по существу, что ни
определенные дескрипции, ни обычные имена собственные (которые менее осмысленно.
он считает замаскированными или сокращенными определенными Доннеллан [Donnellan 1966], различая референтные и атрибу-
дескрипциями) не обладают вообще никакой Р.: они не обладают тивные употребления, тоже считал недостаточным задание условий
значением «в изоляции», а предложения с ними должны анализиро- истинности для описания Р. определенных дескрипций. Ведь можно
ваться по образцу предложений с сочетаниями типа нынешний король спросить, без риска быть неправильно понятым, находясь в некото-
Франции. Существенны только предикаты, логические константы и ром королевстве: Король уже во дворце? - даже если все вокруг зна-
выражения типа имеется, нечто, ничто, все, что угодно и т.п., не ют, что на троне - самозванец.
относящиеся к какому-либо конкретному предмету. 2. Антитезис - критика «классической» теории: теперь сомне-
Но как слова привязаны к миру, если определенные дескрип- ваются в том, что значение включает критерии уместного употреб-
ции и имена собственные не обладают Р.? Расселл отвечает так: есть ления. Крипке и Патнам показывают, что классическая теория не
класс выражений - логически собственные имена, которые просто позволяет отличить аналитическую истинность от истинности
замещают сущности, в чем и состоит их единственное значение. «случайной», вызванной случайными обстоятельствами [Donnellan
Наиболее полно этот подход реализован в «Трактате» Виттгенштей- 1990: 202]. Как осуществить Р. к имени Фалес предложением Фалес
на: «Имя означает объект. Объект есть значение имени» [Wittgenstein считал, что все является водой, но не умея отличить Фалеса от дру-
1922: 3. 03]. Элементарное предложение - простое нанизывание имен. гих людей? Теперь утверждают, что единственной функцией имен
А поскольку предложения, по Виттгенштейну, представимы в логи- собственных является Р. к их носителям: обыденные имена собствен-
ческом виде как элементарные предложения (оцениваемые как ис- ные прямо относятся к тому, что к ним отнесено, без опосредования
тинно или ложно) с логическими коннекторами, - именно эти имена смыслом, значением и т.п. (теория прямой Р.).
и играют главную роль в соотнесении слов с вещами в мире. В отли- В теории Расселла обычное имя собственное считалось сокра-
чие от списка имен, предложение дает «картину» факта. Разные спо- щенным вариантом некоторой определенной дескрипции, однознач-
собы организации предложения соответствуют разным таким кар- но задающей референта. Оппоненты же приводят контрпримеры
тинам. Если существует факт, соответствующий картине, предложе- типа: Существует ли Аристотель? Такое предложение не
ние истинно, в противном случае ложно. Итак, организация слов в равносильно вопросу Существует ли учитель Александра
Македонского? [Linsky 1977: 110-111]. Одной попыткой спасти
162 «классическую» теорию бы- 163
ла Серлевская «теория пучков» (cluster theory) [Searle 1958]: истин- - Доннеллан рассматривает каузальность скорее исторически:
ность предложения зависит от истинностной оценки пучка бытующих референт имени при конкретном употреблении - индивид, прояс
мнений об Аристотеле. Оппоненты возражали: многие расхожие няющий зарождение термина как бы с точки зрения всеведущего
мнения об Аристотеле ложны, но это не говорит о неудачной Р. в наблюдателя;
указанном примере [Linsky 1977: 110-111]. - Девитт [Devitt 1990] говорит о каузальных сетях, возникаю
Так возникла каузальная теория Р. (Доннеллан, Крипке, Пат- щих при передаче «способности к Р.» по ходу употребления имени;
нам), только на первый взгляд укладывавшаяся в «каузальную» па- см. также [Devitt, Sterelny 1987].
радигму объяснения [Davis 1983: 1]. В этой теории знание каузаль-
ных отношений возводится к первоначальной «церемонии называ- Критики полагают, что не все классы слов трактуются одина -
ния» (baptismal ceremony) и считается основой для употребления ково удачно [Unger 1983: 1]; не учитываются прагматические свойст-
слова. Представители этой концепции [Wettstein 1986: 201] стремятся ва употребления выражений и сопровождающие это употребление
учесть при объяснении Р. законы употребления языка - в частности психологические состояния [Schwarz 1981: 142-143], рассматриваются
[Linsky 1977: xv], пытаются ответить на вопрос о том, каково логиче- не проблемы употребления имен, а отношения между теориями, не
ское представление отрицательных предложений существования имеющие отношения к сути P. [Elgin 1983: 11-13].
типа Пегас не существует. 3. Синтез - в частности, «неоклассическая теория» [Katz 1979],
в центре внимания которой объяснение Р. на основе
Каузальная теория P. [Kripke 1972; Putnam 1975] (позже Пат- «семантической компетенции» говорящего, включающей разнород-
нам отказался от нее) состоит во взгляде на Р. по крайней мере неко -
ные факторы. Развивается этот взгляд с применением понятий тео-
торых именований как на функцию их истории. Употребление имени
собственного Моисей или обозначений типа вода связано с челове- рии речевых актов в рамках лингвистического описания, где [Elgin
ком, впервые введшим именование в наш язык, и зависит от намере- 1983: 17] реферирование считается действием говорящих, а не выра-
ния, сопровождавшего это нововведение. Это означает принятие жений. Р. - элементарный (речевой) акт, входящий в более крупный
социальности языка: употребляя термин, мы пытаемся не просто речевой акт - вопроса, утверждения, приказа и т.п. Теория Р. как
идентифицировать референт, но и соответствовать нормам именова- теория употребления языка связана с целевыми установками - и в
ния в обществе. В этом смысле Р. является историческим, а не просто употреблении конкретных имен, и в смысле всего дискурса. Теперь
эпистемическим, отношением. Однако это-то и создает проблемы для устанавливают, как употребляются выражения, обладающие Р. в
каузальных теорий Р. Ведь становление понятий (концептуализации) конкретном контексте, и как, при удачной Р., меняются модель мира
в истории общества протекает при участии факторов, которых про- говорящего в ментальности слушающего, а модель мира слушающе-
сто не обязан знать обычный носитель языка. Да и как можно поло - го - в ментальности говорящего [Kronfeld 1990: 2-9].
житься на творца термина, в новых условиях, особенно употребляя Отношение между словами и миром существует не в вакууме, а
термин расширительно [Elgin 1983: 11-13]? связано с интенциональными действиями говорящих, использующих
Как объясняет эта теория Р. к несуществующему? Путем ука- конвенциональные средства (слова и предложения) в соответствии с
зания на отношение между употреблением выражения и референтом правилами употребления этих средств. Если реферирование
дескрипции, приравниваемой по функции имени собственному, т.е. (осуществление Р.) - действие, осуществляемое посредством произне-
«поясняющей» это имя собственное. Если, исходя из значения деск- сения выражения с некоторым значением на основе правил употреб-
рипции, мы заходим в тупик в поисках корней Р. данного имени, ления, то ясно, что оно может быть неудачным в тех же отношениях,
значит референта у имени нет [Donnellan 1970: 356]; ср. [Travis 1981: что и действия вообще: Р. к королю Франции может быть столь же
744]. неудачной, что и попытка ударить его [Searle 1971: 3-5].
Каузальная теория не монолитна, можно выделить следующие
различия в трактовках [Schneider 1994: 112-113]. Крипке и Девитт в.д.
видят каузальные корни Р. в самом объекте; Доннеллан оставляет
вопрос открытым, просто говоря об истории зарождения конкретно-
го именования, отвлекаясь от механизма изменения именования и РЕЧЬ, РЕЧЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (speech activity) - хотя,
значения:
естественно, указанные феномены широко изучались как в
- Крипке считает, что акт первичного крещения соотнесен с лингвистике, так и в психологии речи, лишь с возникновением
актами последующего употребления имени через посредство комму- когнитивной науки и генеративной грамматики как определенной ее
никативной цепи, сохраняющей Р. неизменной; лингвистической части они стали исследоваться с новых позиций -
как известный и специфический вид обработки информации (см.
164 обработка

165
языковой информации) и потому как весьма сложный и весьма важ- зываются вовлеченными в эту деятельность. Появляются первые
ный когнитивный процесс. Включая передачу и получение описания порождающей деятельности именно в ее когнитивном ас-
информации, закодированной языковыми средствами, требуя пекте - см. [Кацнельсон 1984; Кубрякова 1984; 1986; 1991], и с этой
определенных приемов вербализации складывающегося замысла в точки зрения критически осмысляются предлагавшиеся ранее моде-
актах порождения речи и , напротив, извлечения смысла из ли.
поступающего речевого высказывания в актах его понимания, этот Нельзя не отметить в этой связи того огромного вклада,
когнитивный процесс проявляет яркую зависимость от условий его который был сделан по существу в зарождающуюся когнитивную
осуществления и от того, между какими партнерами он протекает. науку отечественными исследованиями по психолингвистике, так -
Понимание сложности этого процесса во всех аспектах его позднее - и по когнитивной лингвистике. Хотя в 60-е и 70-е гг.
реализации требовал и от ученых, его характеризовавших, ученые и не употребляли, возможно, вошедших у нас в обиход
«вторжения» в самые разные области лингвистики и психологии, позднее когнитивных терминов, настаивая на определении речевой
социологии и прагматики, нейролингвистики и логики. деятельности как РЕЧЕМЫСЛИТЕЛЬНОЙ, они совершали ее
Необходимость такого «вторжения» была осознана прежде всего в познание именно с когнитивной точки зрения и тем самым стояли
психолингвистике и, начиная со второй половины 60-х гг., уже у истоков когнитивной науки. Нельзя не упомянуть в этой связи
можно говорить о выдвижении первых моделей порождения и таких исследователей, как А.А.Леонтьев, М.Ф.Зимняя,
восприятия речи, которые имели когнитивный характер, т.е. И.Н.Горелов, Б.Ю.Норман, Л.В.Сахарный, А.А.Залевская и
учитывали ментальные состояния говорящего и слушающего, его А.К.Клименко, которые в своей деятельности опирались на
языковые и неязыковые знания, когнитивную подоплеку речевого богатейшее наследие трудов Л.С.Выготского и А.Р.Лурия,
поведения людей и разные формы его проявления. А.Н.Леонтьева и Н.И.Жинкина, а также их многочисленных
История этого психолингвистического этапа в описании учеников. А.А.Леонтьев, справедливо подчеркивая самобытность и
порождения и восприятия речи, а также история выдвижения оригинальность отечественной психолингвистики, перечисляет
моделей этих процессов в период формирования отличительные черты теории Р.Д., развиваемой у нас в стране; см.
трансформационно- генеративной модели неоднократно описана - подробнее [Тарасов 1987: 95 и сл.].
ср. [Леонтьев 1969; Тарасов 1987]; преодолены, несомненно, и В отличие от генеративных моделей, в описаниях порождаю-
многие недостатки этих моделей, постоянно подвергавшихся щей деятельности человека в отечественном языкознании уделяется
ревизии за время существования генеративного направления и его основное внимание членению потока сознания, организации
собственной эволюции. Сложились основные типы моделей Р.Д. - пропозиций и способам их вербализации, поискам необходимых
интеракциональные и автономные. Серьезному обсуждению средств номинации для объективации замысла речи, соотнесению
подверглись идеи модулярности мозга и возможности представить всех возникающих в этом процессе ментальных структур с их
всю Р.Д. как симультанную или же сукцессивную работу отдельных языковыми аналогами.
модулей, о числе и характере которых дебаты не прекращаются; К началу 90-х гг. исследования по порождению речи
ср. подробнее [Rickheit, Strohner 1993; Schwarz 1992; Frazier 1989; приобретают все более выраженный когнитивный характер, а
Tanenhaus 1989]. Предлагавшиеся модели все более принимали
задача создания реалистических моделей производства речи
формализованный характер, будучи рассчитаны прежде всего на их
использование и/или верификацию на компьютерах. Но формулируется как одна из центральных задач теоретической
представляемые в этом виде модели (с их процессорами, базами лингвистики. В отечественном и зарубежном языкознании сейчас
знаний, парсерами и пр. техническими деталями), приобретая все накоплен достаточный опыт для создания оригинальных моделей
большую «машинную» ценность, теряли другое свое качество порождения речи и моделирования разных аспектов речевой
-восстановление психологически реалистической картины того, деятельности, выполненных в русле когнитивной парадигмы
как осуществляется Р.Д. с ее постоянным круговоротом процессов [Кубрякова 1991] или же, по крайней мере, принимающих во
говорения и слушания, порождения и восприятия речи. Возможно внимание ее несомненные успехи; ср. [Кибрик 1987]. При этом
именно поэтому модели Р.Д., создаваемые в недрах становится ясным, что процессы восприятия речи не являются
отечественноей науки, оказывались столь отличными от моделей, зеркальным отражением процессов, имеющих место при 167
предлагавшихся за рубежом.
Поскольку идеи трансформационной и генеративной грамма-
тик встретили в отечественной науке достаточно критическое к себе порождении речи, а, в свою очередь, крен в пользу исследования
отношение, как и положение о языке как порождающем устройстве восприятия речи в зарубежном языкознании привел к определенным
(в математическом понимании понятия порождения), сама проблема пробелам в изучении порождения как реального производства речи.
порождения речи (порождения как реального процесса производства Другой кардинальной особенностью Р.Д. является симультанность фаз
процессов порождения, да и восприятия речи [ван Дейк, Кинч 1988:
166
163], поэтому о фазах или этапах порождения речи можно говорить
только условно, имея в виду возможность параллельной их реализации
речи) начинает решаться отлично от генеративистов (см. Порожде- [Frazier 1989; McCawley 1980: 170]. Симптоматично, что Е.С.Кубрякова,
ние речи). Опираясь на традиции отечественной психологии и учи- описывая разные модели порождения речи, их особенности и точки
тывая накопившийся к началу 80-х гг. опыт исследования, ученые соприкосновения, специально выделяет как «наиболее значимую»
предлагают новые гипотезы о том, как протекает процесс модель порождения, в которой все основано на симультанном
порождения речи, какие этапы он включает, какие механизмы ока- взаимодействии номинации и предикации [Кубрякова 1986: 129;
Sampson 1980]. Следует отметить также важность понимания СЕМАНТИЧЕСКИЕ СЕТИ (semantic nets; semantische Netze) -с
номинации и предикации как основных процессов порождения речи. В помощью этого понятия описывается одна из моделей хранения
модульных концепциях порождения и восприятия речи также знаний в памяти человека. В своей простейшей форме она представляет
предполагается, что соответствующие процедуры могут в некоторой собой ассоциативную организацию связей, точки пересечения которой
степени протекать параллельно и налагаться друг на друга во времени называются узлами. Каждый узел мыслится как представляющий, или
[McCawley 1980: 170]. Одно из основных допущений когнитивной репрезентирующий определенный концепт, поэтому С.С. именуются
модели состоит в том, что для процессов понимания и порождения нередко концептуальными сетями или сетями концептуальных
текста характерно достаточно сложное взаимодействие информации, зависимостей. Любой узел может быть связан с любым количеством
поступающей от разных уровней. Семантическая интерпретация не других узлов (в зависимости от сложности фиксируемого им понятия)
обязательно должна осуществляться только после завершения [Скрэгг 1983: 230]; ср. [Норман 1979]. «Вынутый» из своего окружения,
синтаксического анализа [ван Дейк, Кинч 1988: 163]. отдельный узел может быть изображен в виде определенным образом
Еще одним свойством протекания речи является эквифиналь- разветвленного графа, что позволяет отразить иерархию связей в С.С. С
ность процессов порождения речи [Кубрякова 1986], т.е. достижение каждым узлом С.С. в долговременной памяти человека связаны, таким
одного и того же результата вербального воплощения ментальных образом, ассоциативно с ним вместе возбуждаемые сведения (другие
репрезентаций разными путями. Так, ментальная репрезентация концепты), что придает С.С. свойство, которое Дж.Андерсоном
(внутреннее слово), от которого начинается внешнее речевое выска- именуется индексированием через понятие: если мы устанавливаем
зывание, может оказаться предикатом или одним из аргументов. место соответствующего понятия (структуры знания) в памяти, мы
Далее «от внутреннего слова могут протянуться "ниточки" к будущему одновременно вытаскиваем из памяти и все известные нам в связи с
предикату, но могут - и к субъекту высказывания, к его актантам и его ним сведения или факты [Залевская 1985: 165].
сирконстантам» [Кубрякова 1986: 133]. Разработка понятия С.С. и моделей ассоциативной сетевой ор-
Еще одной важной особенностью когнитивной модели ганизации памяти принадлежат в их компьютерном представлении
является взаимодействие различных типов знаний, активизируемых в М.Куильяну. Они были задуманы как программы ответа на вопрос, ибо
этих процессах. Сегодня такую базу знаний считают включающей, по считалось, что на некоторые вопросы человек отвечает и/или реагирует
крайней мере: 1) языковые знания, в том числе знания грамматики и почти молниеносно, а это значит, что доступ к подобным знаниям
словаря, знания об употреблении разных единиц и правилах их очень прост и что некоторые концепты явно ассоциируются с другими
комбинаторики; знания принципов речевого общения, иллокутивных (зеленая... трава, твое имя?-...); ср. [Ellis, Hunt 1993: 171 и сл.]. С.С.
сил отдельных речевых актов, знание различных типов текстов и Куильяна была иерархически организованной сеткой ассоциативно
условий их использования; 2) неязыковые знания (знания о мире): связанных концептов. Модель позволяла объяснить выводимость
знания о событиях, состояниях, действиях и процессах, адресате и т.д. знаний, непосредственно в сетке не зафиксированных (если канарейка -
[Viehweger 1987: 331-332; ван Дейк 1988: 164; Петров, Герасимов 1988: это птица, то возбуждение репрезентирующего ее понятия позволяет
7; Кубрякова 19912: 9]. установить, что она обладает перьями, клювом, крыльями и т.п., ибо
связанный с этим концептом в вершине графа концепт птицы
Ю.П. содержит знания об указанных признаках [Collins, 1972].
С.С. указывали на простейшие типы отношений между кон-
168 цептами, типа «А есть (представляет собой) В» (A IS а В) или «А
имеет В» (A HAS В) или, наконец «А находится в отношении к В», «А
связано с В» (A R В), что графически может быть отражено дугой,
связывающей А и В . Сети получили название семантических именно
благодаря тому, что они указывали на наличие значения отношений
между концептами, а минимальной единицей информации оказывалась
тройка ARB: информация, - указывал Скрэгг, -существует в самих
отношениях [Скрэгг 1983: 232].
Популярность С.С. объяснялась в итоге тем, что они указывали
на то, что способствует сохранению знаний в памяти человека, на

169
конец лингвистами. Наиболее очевидными чертами естественных тацию такого контекста, и план, по которому можно учитывать этот
категорий признаются сегодня четыре: 1 - отсутствие в их дефини- контекст в своем будущем поведении [Kruse 1986: 136]. Важным свой-
циях указания на обязательные, необходимые и достаточные при- ством С. является повторяемость слотов, ролей, единиц и т.п. [Jones
знаки; 2 - кластеризация пересекающихся признаков; 3 - разные 1977: 116], входящих в структуры текстообразования.
степени репрезентативности отдельных ее членов; размытость гра- В более поздней концепции С. не приравниваются структурам
ниц [Geeraerts 1988; Cruse 1990]. долговременной памяти [Schank 1982: 459]. Скриптоподобные пред-
Е.К. ставления строятся по мере необходимости на основе общих струк-
тур более высокого уровня, по определенным правилам относитель-
но конкретной ситуации, взятой на трех уровнях памяти: на уровнях
события, ситуации и намерения. Иногда события запоминаются в
СКРИПТ (script) - в концепции [Schank, Abelson 1977] - один терминах структуры самого высокого уровня. Базисными единицами
из типов структур сознания, вид фрейма, выполняющего некоторое памяти являются сцены - кирпичики С. [Schank 1982: 464]. С. полу-
специальное задание в обработке естественного языка [Lehnert 1980: чаются, когда сначала сообщается об одном событии, а потом на
85]: привычные ситуации описываются С. как стереотипные смены этот рассказ накладывается другое повествование, усиливающее
событий. Большинство С. усваивается в детстве, в результате прямо- области согласия и констатирующее противоречия [Schank 1982:
го опыта или сопереживания при наблюдении над другими людьми: 464].
мало кто лично участвовал в ограблении банка, угоне самолета или Позже пришли к определению С. как набора ожиданий о том,
в пытках и т.п., - но из книг, телевидения и кино почти все примерно что в воспринимаемой ситуации должно произойти дальше [Schank
представляют себе, как это делается, т.е. обладают соответствующи- 1990: 7]. Многие ситуации в жизни можно проинтерпретировать так,
ми С. как будто участники этих ситуаций «играют» свою роль, заранее
Теория С. описывает автоматичность, характерную для дейст- заготовленную в «тексте» некоторой пьесы. Официантка следует
вий человека, когда сознание (которому не все подконтрольно) от- роли официантки, клиент - роли клиента. Жизненный опыт означает
влекается от второстепенных мысленных событий. Имеет место по- часто знание того, как поступать и как другие поступят в кон-
стоянное внутреннее напряжение, эксплицитная проверка содержа- кретных стереотипных ситуациях. Это знание и называется С. Была
ния интенций или мнений, а также постоянное стремление к само- выдвинута гипотеза, что размышление и вообще мышление человека
контролю [Audi 1988: 23]. представляет собой применение некоторого С. Мы живем, следуя
Первоначально С., планы и т.п. рассматривались всего лишь своим С., или предписаниям. Чем больше мы знаем, тем в большем
как структуры данных, удобные для умозаключений, осуществляе- числе ситуаций мы чувствуем себя комфортно, т.е. способны эффек-
мых по ходу реконструкции причинно-следственных отношений, тивно играть разные роли. В большинстве случаев мышление - поиск
лежащих в основе какого-либо повествования. Но затем появилась имеющихся С. и сличение со старыми (готовыми) имеющимися, а не
надежда на то, что таким же образом можно моделировать память и порождение новых идей и вопросов. Но С. не дают полных ответов.
обработку текста [Schank 1982: 456; Schank, Abelson 1977], С. пред- В конце 1970-х гг. терминология теории С. широко использо-
ставления рассказов. Так, рассказ о культпоходе в ресторан можно валась не только в работах по искусственному интеллекту, но и в
представить через указание на С. «ресторан». Действие проглотить полуформальном анализе дискурса [Manktelow, Over 1990]. Так, счи-
мы запомним, если поймем, что проглатывание обычно встречается талось, что С. участвуют в образовании сложных синтаксических
именно в С. ресторан. По ходу чтения рассказа накапливаются мно- структур (в частности, сложноподчиненных предложений) и в таксо-
жества значений С., но запоминать нужно только необычные, вы- номиях. Внутренняя структура С. связана с «риторическими преди-
дающиеся новые сведения, а не стереотипную информацию. С. РЕС- катами» [Rhodes 1977: 50] (в смысле [Grimes 1975]): С. задает ритори-
ТОРАН (омар, Джон, «Метрополь») достаточен для того, чтобы ческую структуру текста, костяк которой отражает смену
воспроизвести простенькое повествование о том, как Джон ел омара «риторических предикаций», соответствующих семантическим от-
в ресторане «Метрополь», - если, конечно, дополнительно к этому ношениям между обычными предикациями текста. Минимум С. со-
указанию о значении параметров при С. «ресторан» не даны еще ставляют действующие лица и сюжет. Варьируясь по сложности, С.
необычные детали. С. считались разновидностью «схемы» (в смысле могут быть очень простыми - состоять исключительно из простой
когнитивной психологии), проявляющими формальное и функцио- предикатно-аргументной структуры, - и очень сложными, представ-
нальное сходство с понятием «поведенческий контекст» [Kruse 1986: ляя конфигурацию циклов, теорий, симфоний и т.п. Сюжеты могут
136]. С. может одновременно представлять и когнитивную репрезен- быть не только повествовательными (дающими развертывание ли-
172 173
нии рассказа), но и локационными (описывающими реорганизации в чем-либо, полностью укладывающемся в эти ожидания и само собой
пространстве или времени), логическими (показывающими линию разумеется. Впрочем, часто - из стилистических или иных соображе-
размышлений), процедурными, увещевающими и т.п. ний - мы говорим о вполне обыденных и очевидных вещах, чтобы
Один С. связан со стереотипизированной серией других С. с подчеркнуть эту обыденность. Это обстоятельство объяснимо тем,
общими для них участниками - деятелями [Abelson 1981; Schank, что сама обыденность является для нас неожиданностью: удивитель-
Abelson 1977]. С. позволяет понимать не только реальную или опи- ным для говорящего является то, насколько закономерен ход разви-
сываемую ситуацию, но и детальный план поведения, предписывае- тия вещей в мире, ср. [Dahl 1976: 46]: мы стремимся указывать на
мого в этой ситуации [Bellezza, Bower 1982: 2]. Есть центральные и изменения и умалчиваем о том, что неизменно. Пересказывая же
зависимые С., иерархизованные и связанные между собой. Все эти содержание С.З., мы только стремимся активизировать это знание
события группируются в сцены [Bellezza, Bower 1982: 2]. Разные люди для собеседника, удостовериться, что он «дышит одним воздухом с
(как показано в большом числе исследований) довольно единообраз- нами»; см. [McCawley 1979].
но отвечают на вопрос о том, какие события составляют данный С. С.З. - не то же, что общее знание (common knowledge). Общее
[Bower 1979; Graeser et al. 1979]. Информация, подходящая для акти- знание - то, что собеседники знали еще до конкретного акта обще-
вированного С., понимается (схватывается) [Bellezza, Bower 1981; ния в силу общности культурного фона, образования и т.п. С.З.
Den Uyl, Ostendorp 1980] и вспоминается быстрее [Anderson et al. -знание, выработанное ими по ходу конкретного акта общения с це-
1978; Bransford, Johnson 1972; Graeser et al. 1980], чем та, которая для лью дальнейшего использования в конкретном эпизоде, для эконо-
него нерелевантна. Активированный С. - обычный источник абер- мии времени и усилий при интерпретации речи [Kreckel 1981: 25].
рации памяти [Bower 1979]. Выделяются два типа С.З. [Hinds 1985: 7-21]:
Работая со С., человек заполняет пробелы. Недоконкретизиро- - С.З. о мире, его устройстве, о фактах и связанных с ними по
ванные события, лица и объекты обрастают деталями или врисовы- следствиях, позволяющие выбирать реальную интерпретацию из
ваются в ситуацию целиком, так что интерпретатору бывает трудно множества потенциальных;
вспомнить, что он знал ранее и что вывел логически [Bellezza, Bower - метаязыковое С.З. - о конвенциональном и единообразном
1982: 3]. Активация С. влияет на удельный вес различных типов вни- употреблении символов и знаков в языковой сообществе; этот тип
мания. С.З. сильно варьируется от индивида к индивиду.
в.д. В.Д.
СОВМЕСТНОЕ ЗНАНИЕ vs. ОБЩЕЕ или РАЗДЕЛЕННОЕ СОЗНАНИЕ (consciousness; Bewußtsein) - особое свойство та-
ЗНАНИЕ (shared knowledge vs. common knowledge; gemeinsames Wissen кой высокоорганизованной материи, как мозг; отличительная ха-
vs. allgemeines Wissen; connaissance communale vs. connaissance commune) - рактеристика человека как разумного существа, способного не толь-
знание, общее для автора и интерпретаторов дискурса; оно лежит в ко чувствовать и рассуждать, но и говорить об этих мыслях о ощу-
основе понимания текста [Brown, Yule 1983: 58-60] и релевантно для щениях; способность переживать и осознавать окружающую дейст-
установления референции имен. В силу принципа локальности вительность, воспринимать ее, останавливать внимание на опреде-
(предписывающего не рассматривать более широких контекстов, чем ленных объектах внешнего или внутреннего мира, возможность кон-
это непосредственно необходимо), при восприятии текста интерпре- тролировать поступление информации и оперировать ею в ходе
татор опирается на локальные контексты - т.е. тот минимум, за пре- мыслительной и вербальной деятельности, наконец, способность
делами которого начинается полная неопределенность в трактовке знать что-то и т.п.
имен, понятий и предикатов. Главной целью при этом является по- Характеризуя это понятие, надо указать прежде всего на то,
лучение достаточно определенной интерпретации. Слыша предложе- что в современной философской и когнитивной литературе понятие
ние Закрой дверь, мы ищем ближайшую к нам дверь; если она уже сознания, разума, интеллекта и мышления часто употребляются не-
закрыта, мы не ищем других дверей где-то еще. Этот принцип локаль- дифференцированно и что неразличение этих понятий и даже их
ности является частным случаем принципа минимальных усилий при прямое отождествление носит постоянный характер. Это относится и
когнитивной переработке. Другой принцип - принцип аналогии - ожи- к переводам на русский язык терминов mind и consciousness. Следует,
дание того, что общающиеся люди обладают аналогичными ожида- по всей видимости, признать, что для подобного неразличения суще-
ниями относительно хода событий, а потому не будут говорить о

174 175
ствует немало оснований как потому, что содержание всех указан- Частично это происходит потому, что язык отражает познание, вы-
ных понятий частично пересекаются и налагаются друг на друга, так ступая как основное средство выражения мысли, так что изучение
и потому, что жесткое их противопоставление отчасти невозможно. языка - это косвенное изучение познания. Возможно также, что язык
отчасти же - в работах неспециального характера - оно лишено осо- воздействует на познание, ибо влияет на то, какие есть у нее или у
бого значения. Оба термина (сознание и интеллект) относятся к обо- него понятия и какие мысли придут в голову ей или ему» [Harman
значению форм высшей нервной деятельности, оба - к обозначению 1.988: 259]. См. также [Pinker 1992: 381; Видинеев 1989: 28 и сл.;
психических, ментальных систем и когнитивных способностей Клике 1983; Leiber 1991: особ. 152].
человека, а также - к отражению его активной познавательной дея- Е.К.
тельности и восприятию мира и т.п. И все же в определенном отно-
шении и чисто интуитивно указанные понятия различаются; так,
скорее сознание представляет собой определенное состояние
человека, скорее сознание включает представления о чувствах, эмо- СТЕРЕОТИП (stereotype) - стандартное мнение о социальных
циях и ощущениях человека (хотя тоже, конечно, в репрезентирован- группах или об отдельных лицах как представителях этих групп. С.
ном их виде), скорее сознание развивается под влиянием мышления обладает логической формой суждения, в заостренно упрощающей и
и, следовательно, следуя эволюции интеллекта и т.п. Не случайно обобщающей форме, с эмоциональной окраской приписывающего
поэтому, что одни ученые настаивают на Том, что вопрос о сознании определенному классу лиц определенные свойства или установки,
надо решать в первую очередь как вопрос об осознании мира -или, наоборот, отказывающего им в этих свойствах или установках.
(awareness) или же как вопрос о соотношении сознания и материи, а Выражается в виде предложения типа [Quasthoff 1973: 28] Итальянцы
другие - как вопрос о соотношении сознания и мышления или даже
как вопрос о соотношении сознательного и бессознательного и т.п.; музыкальны, Южане вспыльчивы, Профессора рассеянны, Женщины -это
см. также [Chafe 1994]. эмоции. Подобные высказывания описывают стереотипные пред-
ставления, «расхожие истины», свойственные некоторой группе
Интересно в то же время отметить, что современных ученых -носительнице культуры [Quasthoff 1978].
характеризует разное отношение к самой проблеме сознания, ибо В лингвистических и социально-психологических концепциях
если одними исследователями утверждается невозможность решения
этой проблемы как выходящей за пределы когнитивных способно- С. трактуется как форма обработки информации и состояния знаний
стей человека, то другими, напротив, она считается одной из наибо- [Woods 1973: 39]. Функции С. [Quasthoff 1989: 40]:
лее существенных проблем не только философии, но и для предста- - когнитивная - генерализация (иногда чрезмерная) при упо
вителей самих разных конкретно-научных дисциплин - от нейрофи- рядочении информации - когда отмечают что-либо бросающееся в
зиологов до культурологов; ср. [Иванов 1994: 82] и [Horgan 1994: 94]. глаза. Например, при усвоении чужой культуры на занятиях ино
Хотя соотношение понятий сознаний, разума и мышления в странным языком приходится одни С. (регулирующие интерпрета
когнитивной науке понимается по-разному, сближение позиций цию речи) заменять другими;
можно отметить в том факте, что все указанные три феномена неиз- - аффективная - определенная мера этноцентризма в межэтни
менно изучаются по их связям с языком и что в эволюции всех трех ческом общении, проявленная как постоянное выделение «своего» в
феноменов детерминирующим фактором считается возникновение противовес «чужому»;
и/или развитие языка. У истоков такого рассмотрения стоял, несо- социальная разграничение «внутригруппового» и
мненно, Н.Хомский, который в предисловии к расширенному изда- «внегруппового»: приводит к социальной категоризации, к образо-
нию книги «Язык и мышление» [Language and mind] - впервые она ванию социальных структур, на которые активно ориентируются в
была опубликована в 1968 г. - писал, что собранные им работы соз- обыденной жизни.
даны на пересечении лингвистики, философии и психологии, а «их Важную роль играет ориентация по национальному признаку, в
главное назначение состоит в том, чтобы показать, как в общем до- наибольшей степени выражаясь (для стороннего наблюдателя, по
вольно специальное изучение структуры языка может способство- крайней мере) как предрассудки с наибольшей остротой реализуемые
вать пониманию человеческого разума»; см. [Хомский 1972: 6-7, 85]. при межэтническом общении [Dijk 1984: 37].
По крайней мере, - писали составители сборника о разуме, - одна Параметры С. [Quasthoff 1989: 46]:
программа когнитивной науки ясна: когницию следует изучать в 1. Степень необходимости в обыденной жизни: очень необхо-
облике лингвистики (см. [Bever, Carroll, Miller 1984: 12]) или, как ут- димые в быту, на одном полюсе, противопоставлены тем, которые
верждал Г.Харман, «язык - главный топик в когнитивной нау