Вы находитесь на странице: 1из 408

И.

А Н Д Е Р С С О Н

И стория
Шв ец и и
И . Л Н Л Е Р ССОН
—5 ?

Перевод с шведского
Н. А. К А Р И Н Ц Е В А

Под редакцией и с предисловием


Я. Я. 3 У Т И С А

‘И здательство иностранной литературы


Ж О С К В А
1<)б1
In gvar Andersson

SVERIGES HISTORIA
STOCKHOLM

1943
П РЕД И С Л О В И Е

История ш ведского народа, одного из ближ айш их соседей


народов С С С Р, представляет д л я нас значительный интерес.
В XVII в. побереж ье Финского зали ва, территория Эстонской
С С Р и северная часть Л атвийской С С Р находились под
властью шведских завоевателей, а некоторые районы К арело­
Финской С С Р, район В ыборга и Таллин с северной частью
Эстонии были захвачены ш ведскими ф еодалам и ещ е раньш е.
Изучение этого периода в истории народов Восточной П ри б ал ­
тики немыслимо без учета внутренней истории Ш веции. Б ез
этого так ж е невозмож но изучение истории меж дународны х от­
ношений н а севере Европы, в которых Ш веция всегда играла
известную роль б лагодаря своему географическому п олож е­
нию на Б алтийском море.
В этой связи весьма поучительными являю тся уроки исто­
рии. Ш ведские ф еодалы и здавн а стремились к господству на
Балтийском море, которое они хотели превратить в шведское
озеро. В этих целях они неоднократно пытались преградить
великому русскому народу доступ к Б алтийском у морю,
в этих ж е целях они предприним али многочисленные акты
военной агрессии против прибалтийских народов — эстов и
латыш ей. Н о агрессия на востоке приносила лиш ь вред
ш ведскому народу. Ш веция — страна с редким населением и
скудными экономическими ресурсами, не о б л ад ал а достаточ­
ными средствами д л я реали заци и широко задум анного ш вед­
ским дворянством плана военных захватов на востоке. Уничто­
жение А лександром Невским в 1240 г. шведской армии, послан­
ной против России, и военные неудачи в XIV в. привели
Ш вецию к К альм арской унии с Д ан ией и экономическому з а к а ­
балению страны северогерманскими ганзейскими городами, по­
ставили Ш вецию перед угрозой потери национальной н езави­
симости. Н есмотря на чрезвычайное напряж ение всех сил м а­
ленького народа, успех военных захватов в н ачале X V II в. был
недолговечен и господство Ш веции на Балтийском море о к а за ­
лось непрочным. А вантю ризм ш ведских ф еодалов привел Ш ве­
цию к новому военному разгром у во время Северной войны
в н ачале X V III в. В продолж ение X V III в. и в н ачале XIX в.
реванш истски настроенные круги ш ведского дворянства искали
сою за с Англией и Ф ранцией, но антирусская политика неиз-
6

беж но приводила Ш вецию к потере самостоятельности во внеш ­


ней политике и к подчинению ее политики интересам А нглии
или Ф ранции; за военные авантю ры в н ачале XIX в. Ш веции
приш лось расплачиваться окончательной потерей Финляндии.
Эти уроки были учтены французским марш алом Бернадот-
том, которы й в 1818 г. стал ш ведским королем К арлом XIV.
Традиционной политике военных авантю р он предпочел поли­
тику добрососедских отношений с Россией. П олитика мирного
сотрудничества с Россией ослабила напряж енность м еж д уна­
родных отношений в районе Балтийского моря и пошла на
пользу самой Ш веции. Но уж е в 50-х годах XIX в. Ш веция о тк а­
зал ась от друж ественной политики по отношению к России и во
врем я Крымской войны открыто присоединилась к англо-ф ран­
цузскому лагерю , надеясь при помощи «западных» союзников
вернуть утраченную колонию — Ф инляндию. Н а почве антирус­
ской внешней политики Ш веции вырос «скандинавизм»
К ар л а XV (1859— 1872), мечтавш его стать королем всех трех
скандинавских государств. Ш ведские политические деятели
хотели, чтобы военно-политический союз Ш веции, Н орвегии и
Д ан ии при поддерж ке Англии и Ф ранции был направлен по
видимости против Пруссии, а на деле против России. Но и на
этот р а з о казалось, что, хотя А нглия и Ф ранция, к ак всегда,
охотно использую т скандинавские государства и идею скан ди ­
навизм а в своих внеш неполитических целях — к ак дип лом ати ­
ческое средство борьбы з а влияние на Балтийском море, — они
не ж ел аю т и не могут о казать серьезной поддерж ки скан ди ­
навским странам .
При О скаре II (1872— 1907) ш ведские правящ ие круги
в своей антирусской политике стремились использовать ан гло­
русские противоречия, а так ж е столкновение на Б ал к ан ах поли­
тических интересов России с интересами Австрии и Германии.
П редп олагаем ая война м еж ду великими д ер ж авам и о тк л а­
ды валась, и поэтому Ш веция бы ла вы нуж дена придерж иваться
нейтралитета. О днако вынужденный «нейтралитет» не поме­
ш ал Ш веции ориентироваться на империалистическую Г ер м а­
нию. П равд а, в кругах ш ведской бурж уазии накануне первой
мировой войны очень сильным оказалось так ж е англофильское
течение, представители которого вели себя более сдерж анно
в проявлении антирусских настроений, так к ак Р оссия являлась
союзницей Англии. В общ ем ж е накануне первой мировой
войны все бурж уазны е партии считали Россию «наследствен­
ным врагом» Ш веции, не считаясь с тем, что их антирусская
политика способствует потере Ш вецией ее самостоятельности.
Ш ведская социал-дем ократия присоединилась к общему
реакционному хору. Ш ведские империалисты, всячески р а з­
д у вая ненависть к России, носились с планами захвата
П редисловие 7

Ф инляндии и восстановления великодерж авной Ш веции за счет


прибалтийских губерний России. Во врем я первой мировой
войны ш ведская бурж уази я н аж и вал ась за счет военных поста­
вок России, Германии и Англии, политика нейтралитета счита­
л ась самой доходной и соответствующ ей «национальным инте­
ресам» отечественного капитала; и тем не менее так назы вае­
мые «активисты» требовали вооруженного выступления Ш ве­
ции на стороне Германии против России д л я зах в ата Ф инлян­
дии и других территорий царской империи *.
О бзор истории ш ведско-русских отношений показы вает, что
правительства и господствующие классы Ш веции — феодалы
в средние века и бурж уази я в новое врем я — в своих дей­
ствиях в основном руководствовались ставш ей д л я них тради ­
ционной «восточной политикой», то есть агрессивной полити­
кой, направленной против русского н арода и других народов
Восточной Европы. Д ругой вывод, к которому приходит исто­
рик, внимательно изучаю щ ий ш ведско-русские отношения
в прошлом, можно ф ормулировать следующим образом: поли­
тика военных захватов на востоке неизбеж но наносила ущ ерб
экономике Ш веции, подры вала ее мощь, а в дальнейш ем при­
вела ее к потере самостоятельности в области внешней поли­
тики, сделав ее орудием политики, чуж дой интересам ш вед­
ского народа, но выгодной Англии, Ф ранции и Германии, то
есть великим д ер ж авам , стремивш имся использовать С канди­
навию в качестве плац дарм а д л я нападения на Россию.
В еликая О ктябрьская социалистическая революция, раско­
ловш ая мир на две системы и полож ивш ая начало новой эре
в истории человечества, вы зы вала и вы зы вает лю тую нена­
висть шведской бурж уазии, как и всего капиталистического
мира. Б у р ж у ази я Ш веции опасалась, что под влиянием победы
социалистической революции в России начнется подъем рево­
люционной волны в самой Ш веции; она была взбеш ена тем,
что С оветская Россия предоставила независимость Финляндии,
которая издавна явл ял ась объектом захватнических стремле­
ний шведских правящ их кругов. П оэтому ш ведская бурж уазия
боялась новой Советской России и ненавидела ее. Вместе
с тем она реш ила, что граж данская война и начавш аяся интер­
венция в России устранили все препятствия д л я восстановления
шведского господства на Балтийском море. Хотя подъем рево­
люционного движ ения и сопротивление ш ведского пролета­
риата сорвали планы открытого вм еш ательства Ш веции

1 В дополнение к сказанному о русско-шведских отношениях в прошлом


отсылаем читателя к «Истории дипломатии», т. I— II (1941— 1945).
См. также Б. Поршнев, «Густав Адольф и подготовка Смоленской войны»
(Вопросы истории. 1947, № 1 ); Е. Тарле, «Карл XII в 1708— 1709 гг.»
(Вопросы истории, 1950, № 6).
8

в граж данскую войну в России, ш ведская бурж уази я активно


пом огала белофиннам и другим контрреволю ционерам оружием
и «добровольцами». По ж елезны м дорогам Ш веции перебра­
сы вались отряды контрреволюционных войск из Германии
в Финляндию. П ом огая белофиннам и оказы вая поддерж ку
контрреволю ционным бурж уазны м правительствам Эстонии и
Л атвии, ш ведские империалисты стремились оттеснить С овет­
скую Россию по возможности дальш е от берегов Балтийского
моря.
П риш едш ее в начале 20-х годов к власти социал-дем ократи­
ческое правительство Б ран ти н га прилож ило все усилия для
опасения классового господства ш ведской бурж уазии в годы
послевоенного кризиса. С оциал-демократическое правитель­
ство продолж ало антисоветскую политику предш ествовавш их
ему бурж уазны х кабинетов и только в 1924 г. установило
дипломатические отношения с С С С Р. Н о и после этого в р а­
ж д еб н ая Советскому Союзу политика не п рекращ алась. При
помощи и содействии ам ериканских и английских империали­
стов шведские реакционеры пытались организовать «Северное
Л окарно». П роект «Северного Л окарно» ф ормально предусм а­
тривал заклю чение договора о ненападении и нейтралитете
м еж ду балтийскими и скандинавским и государствам и и П оль­
шей, но на деле это д олж ен был бы ть союз, направленны й про­
тив С С С Р.
П осле первой мировой империалистической войны зн ам е­
носцем ш ведского «великодерж авного» империализм а выступил
И вар К рейгер, который в озглавлял ш ведский спичечный трест
и контролировал больш ую часть спичечной промышленности
во всем мире. К рейгер, один из воротил меж дународной ф инан­
совой плутократии, связанны й с ам ериканскими монополистами,
смертельно ненавидел Советский Союз и принимал активное
участие во всех антисоветских махинациях. Он предоставлял
займ ы прибалтийским бурж уазны м правительствам , требуя от
них проведения активной антисоветской политики; он финанси­
ровал ш ведских «активистов», считавш их мировой экономиче­
ский кризис подходящ им условием д л я организации нового
военного похода против С С С Р. К рах концерна К рейгера и
самоубийство в 1932 г. самого К рейгера несколько ослабили
деятельность ш ведских «активистов». О днако с приходом к в л а ­
сти Г итлера эта деятельность вновь усилилась. «Активисты»
стали ориентироваться на фаш истскую Германию , хотя попреж-
нему п родолж али пользоваться так ж е и поддерж кой Англии
и СШ А.
Во врем я войны Ф инляндии против С С С Р в 1939— 1940 гг.
Ш веция, оф ициально оставаясь нейтральной, придерж ивалась
политики, враж дебной Советскому Союзу. Ш веция оказы вал а
П редисловие 9

Финляндии помощь, сн аб ж ая ее артиллерией, самолетами,


посы лая «добровольцев» и т. д.
П осле вероломного нападения на С С С Р гитлеровской Гер­
м а н и и — аван гар д а меж дународной реакции — Ш веция оф и­
циально п р одолж ала считаться нейтральной страной, но, не­
см отря на это, она уж е с самого н ачала второй мировой войны
прямо пом огала Германии. Р еакци он ная ш ведская б урж уази я
считала, что настало врем я д л я выступления против первого
в мире социалистического государства, и требовала усиленной
гонки вооружений, чтобы, вы ж дав удобный момент, объявить
войну С СС Р. Вся экономика страны бы ла перестроена на воен­
ный л ад и поставлена на служ бу Германии. Со второй поло­
вины лета 1941 г. по ж елезны м дорогам Ш веции перевозились,
в Ф инляндию германские воинские части. С разреш ения п р а­
вительства в Ш веции формировались отряды «добровольцев»,
отправляем ы е в германскую армию. Только пораж ение герм ан­
ской армии под М осквой заставило ш ведских империалистов,
отлож ить объявление войны С С С Р, а после С тали нграда и по­
следовавш их затем ударов, нанесенных Советской Армией
фаш истским бандитам , ш ведская п р ав ящ ая клика реакционной
бурж уази и окончательно убедилась в неизбеж ности разгром а
гитлеровской Германии и стал а поэтому с 1944 г. придерж и­
ваться другой внешнеполитической ориентации. П равящ ие
круги Ш веции стали проводить политику все больш их и боль­
ших уступок усиливавш имся требованиям ам ериканских под­
ж игателей войны. Этой политикой уступок ам ериканскому н а­
ж и м у было обусловлено присоединение Ш веции к плану М ар ­
ш алла, который нанес прямой ущ ерб экономике страны. С ей­
час СШ А требую т от Ш веции присоединения к агрессивному
Северо-атлантическому блоку. П равящ и е круги Ш веции, забы в
уроки истории, готовы последовать за м агнатам и США в воен­
ной авантю ре, которую те готовят против С С С Р и стран н а­
родной демократии. Но ш ведских прихлебателей американских
зап рави л о ж и д ает плачевная судьба. А мериканским п одж и га­
телям войны противостоит могучий л агерь мира во главе
с С С С Р. Ш ведской б урж уази и и лакействую щ ей перед ней
ш ведской социал-демократии не удается обм ануть и народные
массы своей страны, которые убеж даю тся в миролюбии внеш ­
ней политики С С С Р , в его стремлении сохранить мир во всем
мире. Н ародны е массы в Ш веции убеж даю тся, что сталинская
политика мира отвечает жизненны м интересам свободолю би­
вых народов всех стран. Об этом рассказы ваю т члены много­
численных делегаций ш ведских рабочих, побы вавш их в С С С Р
и убедивш ихся в колоссальны х успехах мирного строительства
социалистического общ ества. В Ш веции получило больш ое
распространение движ ение сторонников мира. В Стокгольме
10 П редисловие

представители сторонников мира вы работали Стокгольмское


воззвание о запрещ ении атомного оруж ия. 3 м арта 1951 г.
в С токгольме откры лся «риксдаг мира» (конференция сторон­
ников м и р а), на котором представлены многие массовые о р га­
низации Ш веции, поддерж иваю щ ие движ ение за мир.
К нига И. Андерссона «И стория Ш веции», и здаваем ая
в русском переводе, ознаком ит советского читателя с основ­
ными ф актам и из истории Ш веции. И. Андерссон — современ­
ный ш ведский бурж уазны й историк, автор ряда работ по
истории Ш веции 1. В советской литературе имеется ряд общих
обзоров истории Ш в е ц и и 2. В них д ается периодизация исто­
рии Ш веции и приводятся общие данны е по социально-эконо­
мической и политической истории этой страны с древнейш их
времен д о второй мировой войны. Но в советской исторической
литературе ещ е нет курса истории Ш веции. Книга И. А ндерс­
сона, конечно, ни в коей мере не мож ет зам енить такого курса.
Н о по сравнению с имею щ имися многочисленными обзорам и
истории Ш веции, написанными бурж уазны ми историками,
книга И. Андерссона имеет некоторые преимущества.
К нига отличается богатством фактического м атери ала как
по средневековой, т а к и по новой истории Ш веции. Автор
уделяет больш ое внимание вопросам экономики — развитию
торговли в средние века, развитию промышленности в новое
время. Говоря об экономическом развитии страны, автор
подробно останавливается и на вопросах социальной истории.
Н есм отря на утверж дение автора, что прогресс в истории
Ш веции обусловливался сотрудничеством м еж ду классам и,
он зачастую бы вает вынужден показы вать отдельные этапы
борьбы классов в истории Ш веции и приводит немало инте­
ресных и важ ны х фактов, свидетельствующ их об этой борьбе.
Больш ое внимание Андерссон уделяет внешней политике Ш ве­
ции, причем, в отличие от больш инства бурж уазны х историков,
он показы вает тесную связь внешней политики с внутренней,
говорит об экспансионистских устремлениях ш ведского дворян ­
ства и об их пагубны х последствиях. Н есмотря на ошибочную
в общ ем оценку русско-ш ведских отношений, И . Андерссон
часто признает, что экспансия на Восток в конечном счете
бы ла вредна д л я интересов Ш веции.

1 «Исследование источников шведской истории 1230— 1236 гг.» (1928),


«Эрик XIV» (1935), «История Швеции на протяжении веков» (1941), «История
Сконе» (1943) и др.
2 См. книгу Д . Страшунского «Швеция» (М., 1940), сборник «Сканди­
навские страны» (ОГИЗ, 1945) и Большую советскую энциклопедию (т. 62),
а также статьи А. Аничковой «Положение Швеции» («Мировое хозяйство и
мировая политика», 1942, № 8 ) и Я- Сегал «Швеция в годы войны» (там же,
1944, № 12).
П редисловие 11

Но в то ж е время книга Андерссона стр ад ает целым рядом


существенных недостатков. Ошибочные полож ения автора
оговорены в примечаниях к тексту книги. Мы остановимся
здесь только на основных методологических пороках его исто­
рической концепции.
И. Андерссон уделяет чрезмерно больш ое внимание отдель­
ным историческим деятелям, преувеличивая их влияние на
историю Ш веции. Так, говоря о Густаве Адольфе, представи­
тел е агрессивной политики, приведшей Ш вецию на грань
катастрофы , он изображ ает дело так, будто только его таланты
•способствовали успехам Ш веции, а после смерти Густава
А дольф а его менее талантливы е преемники погубили его дело.
Н а деле упадок Ш веции в XVII в. начался уж е при Густаве
А дольф е и был соверш енно неизбежен вследствие гигантского
п еренапряж ения сил н арода, которому приходилось расплачи­
ваться за авантю ристические планы своего правителя. П ри
изложении истории XIX в. Андерссон пы тается изобразить рост
влияния риксдага как следствие неспособности королей, в то
врем я как действительная причина его политического усиления
зак л ю ч ал ась преж де всего в росте экономической мощ и бур­
ж уазии , представленной в риксдаге.
В противовес точке зрения Андерссона м арксистская наука
исходит из того, что «развитие общ ества определяется в ко­
нечном счете не пож еланиями и идеями выдаю щ ихся лично­
стей, а развитием м атериальны х условий сущ ествования
общ ества, изменениями способов производства материальны х
благ, необходимых д л я сущ ествования общ ества, изменениями
взаимоотнош ений классов в области производства м атериаль­
ных благ, борьбой классов за роль и место в области произ­
водства и распределения материальны х б л а г » 1.
И з ошибочной исторической концепции вы текает и непра­
вильное освещ ение И. Андерссонбм истории крестьянства.
И. Андерссон, касаясь полож ения крестьянства, не сумел осве­
тить основные проблемы аграрной истории Ш веции, пред­
ставляю щ ей значительный научный интерес, ибо Ш веция, по­
добно Норвегии, принадлеж ит к тем немногочисленным с тр а ­
нам, которые в средние века не знали развитого крепостного
п рава — такова особенность феодального развития этих стран.
По поводу Н орвегии имеется указан ие Ф. Энгельса, что
«норвежский крестьянин никогда не был крепостным, и это
д ает всему развитию , — подобно тому, как в Кастилии, —
совсем другой фон» 2.
Отсутствие крепостного права в средневековой Норвегии
Ф. Энгельс объясняет отсталостью страны.
1 История В К П (б), Краткий курс, стр. 15.
2 К. М аркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 74.
П редисловие

Только в южной части С кандинавии (С коне), в средние


века входившей в состав Д ан ии , сущ ествовало крепостное
право. В средние века экономическая отсталость скан ди н ав­
ских стран вы р аж ал ась в медленных темпах развития зем ле­
делия. В большей части Норвегии и Ш веции из-за неблаго­
приятных природных условий зем леделие не стало основным
занятием сельского населения. В аж ны м источником средств
сущ ествования д л я сельского населения Ш веции были в зав и ­
симости от местных условий скотоводство, охота, рыболовство
или горная промышленность. В таких районах страны обычно
отсутствовали условия д л я возникновения крупных ф еодаль­
ных хозяйств с обш ирными господскими полями, д л я об ра­
ботки которых потребовались бы барщ инны е работы кре­
постных крестьян. В больш ей части Ш веции ф еодальная
эксплуатация сводилась к той форме феодальной ренты, кото­
рую М аркс н азы вает продуктовой рентой (оброк в виде опреде­
ленной части у р о ж ая или определенного количества н атурал ь­
ных платеж ей в году, взим авш ихся независимо от полученного
урож ая).
Ф еодальные отношения в Ш веции окончательно слож ились
в XIII-—X IV вв. П р еж н яя всеобщ ая военная обязанность
д л я крестьян, ж ивш их на государственных или королевских
зем лях, зам енялись натуральны ми п латеж ам и в пользу короля.
Н а зем лях светских и церковных м агнатов крестьяне так ж е
сохраняли личную свободу, а их ф еодальная зависимость вы­
р аж ал ась в том, что натуральны е платеж и с них поступали
в пользу ф еодала, наделенного иммунитетом, то есть осво­
бождением от налогов или других платеж ей в пользу короля.
Со временем так ж е и судебная власть над крестьянами пере­
ш ла в руки феодалов. Зн ачительн ая часть крестьянства по­
терял а п рава на землю , которая так ж е д осталась феодалам.
Во время К альм арской унии в XV в. ш ведские магнаты при
содействии датских властей пытались н асаж д ать крепостниче­
ство по образц у Д ании, но этому пом еш ало мощ ное крестьян­
ское восстание 1434— 1436 гг., в котором руководящ ую роль
играли рудокопы Д ал екар л и и под предводительством Энгель-
бректа Энгельбректссона, принявш ее характер национально­
освободительной борьбы против ига датчан и союзных с ними
шведских феодалов. Н ачавш ийся было процесс закрепощ ения
крестьян был приостановлен в самом начале; в 1435 г. был
созван риксдаг, в котором н аряду с сословиями феодалов,
духовенства и горож ан впервые появилось четвертое сосло­
вие — представители крестьянства от коронных земель.
Н а дальнейш их этап ах борьбы с датчан ам и ш ведское ряд о­
вое дворянство и горож ане могли отстоять политическую не­
зависимость Ш веции, только прибегнув к помощи вооруженных
13

с и л крестьянства. Густав В аза в 1523 г., опираясь на м елко­


поместное дворянство и города, а так ж е используя поддерж ку
со стороны крестьянства, восстановил независимое ш ведское
государство. Ц ентрали зован н ая ф еодальн ая монархия урезал а
права феодальной аристократии, секуляри зовала церковные
богатства и захвати ла общинные земли, что привело к обо­
гащению господствующего класса — дворянства. Крестьян,
живш их на коронных (государственны х) зем лях, облож или
новыми налогами и податями, которые в конечном итоге обо­
гащ али тех ж е дворян. О крепш ая д ворянская монархия
жестоко расп р авл ялась со всеми крестьянскими восстаниями.
К середине XVII в. в Ш веции и Ф инляндии насчитывалось
свыше 83 тыс. дворянских имений, освобожденных от налогов
и прочих повинностей в пользу государства. •
С уменьшением' количества коронных зем ель вследствие
захвата их дворянам и уменьш алось так ж е количество налого­
плательщ иков, и налоговое бремя с тем большей тяж естью
лож илось на плечи государственных крестьян. К роме того,
в политике господствующего класса снова усилились тенден­
ции к закрепощ ению крестьян. Н о ш ведское крестьянство
а союзе с горож анам и добилось редукции имений, то есть воз­
вращ ения государству земель, переш едш их в руки дворянской
знати. В этом отношении аграрное развитие Ш веции пошло
по иному пути, чем в Англии, где крестьянство было уничто­
жено, а государственные, церковные и общинные земли р а з­
граблены. Ш ведские горожане, как указы вает К. М аркс,
соединившись со своим экономическим оплотом — крестьян­
ством, поддерж ивали королей, насильственно отбиравш их
у аристократии награбленны е ею коронные земли (начиная
с 1604 г. и затем позднее, при К арле X и К арле X I)» 1.
Таким образом, ш ведское крестьянство в напряж енной
борьбе с ф еодалам и сумело отстоять личную свободу и зав о е­
вать некоторые сословные п рава, например право коронных
крестьян посы лать своих представителей в риксдаг. О тсут­
ствие крепостного права и сословная монархия с участием
представителей крестьянства в риксдаге составляю т отличи­
тельные особенности шведского ф еодализм а. Но, кроме Ш ве­
ции, крепостное право в развитом виде не имело места так ж е
в истории Норвегии, Ф инляндии п северной части Европей­
ской России (бывш. А рхангельская губ.) н в Сибири. Х арактер­
ное для феодального способа производства и эксплуатации
внеэкономическое принуждение, как указы вает В. И. Ленин,
осущ ествляется не только в форме крепостного права. «Формы
и степени этого принуж дения могут быть самы е различные,

К. Маркс.. Капитал, т. I, М., 19 49, стр. 738.


14 П редисловие

начиная от крепостного состояния и кончая сословной не­


полноправностью крестьянина» 1.
К особенностям ф еодального развития Ш веции мож но при­
числить ещ е весьма устойчивые ф ормы сущ ествования ш вед­
ской крестьянской общины, сы гравш ей в деле защ иты крестьян­
ских интересов более видную роль, нежели представительство
крестьян в риксдаге. И. Андерссон посвятил немало страниц
своей книги средневековой крестьянской общине, но, не по­
ним ая роли классовой, борьбы в истории ф еодального общ е­
ства, он не мог оценить значения общины в истории борьбы
шведского крестьянства против политики закрепощ ения, про­
водивш ейся господствующим классом. Ш ведская крестьянская
общ ина уцелела во время событий реформации, сопровож дав­
ш ейся секуляризацией церковных земель, но погибла в период
разлож ени я феодального способа производства. Этот процесс
н ачался в истории Ш веции во второй половине X V III в.
«Зем ельная реформ а», н ач атая ещ е в 1765 г.. п родолж алась до
второй половины 20-х годов XIX в. Сущность ее сводилась
к разделу общинных зем ель и округлению земельны х участков
в интересах кулачества и мелкопоместного дворянства; беднота
вы теснялась на худш ие земли. Вследствие реформы в деревне
усилилась социальная диференциация. П оявились беззем ель­
ные крестьяне — батраки и так назы ваем ы е торпари, которые
за арендуемые мелкие участки земли вынуждены были о б ра­
баты вать поля помещ иков и фермеров капиталистического-
типа. Таким образом , отработочная м елкая аренда, или отра­
ботки, характерное явление д л я России и других стран при
переходе от крепостничества и барщ инного хозяйства к капи­
тали зм у в земледелии, появляется такж е и в истории Ш ве­
ции при переходе к товарном у производству в сельском хо­
зяйстве.
О бнищ ание и пролетаризация основной массы крестьян­
ства привели к тому, что во второй половине XIX в. б атраки
составляли 19% всего сельского населения. К ним примыкали
«усадебники», то есть поденщики, лесорубы и другие рабочие,
арендовавш ие избу с участком огородной земли. Они состав­
ляли около 12% всего сельского населения; торпари состав­
ляли около 8% . В 1870 г. различны е группы сельского
пролетариата, вклю чая торпарей, составляли 738 тыс. человек,
или около 58% всего сельского населения. У словия жизни и
оплата труда часто сохранялись почти неизменными с ф ео­
дальной эпохи. В этом отношении аграрное развитие Ш веции
в новое время уж е ничем особенным не отличается от р азв и ­
тия капитализм а в сельском хозяйстве в других странах.

1 В. И. Ленин. Соч., изд. 4-е, т. 3, стр. 159.


15

Автор в своей книге не показы вает этого расслоения


крестьянства. Он не говорит о формировании и росте значения
рабочего класса, об изменении соотношения классовых сил
в стране в результате появления значительных м асс рабочих.
М ежд у тем все реформы XIX и XX вв. в значительной степени
были следствием борьбы рабочего класса, хотя он сначала
не выступал в качестве самостоятельной силы. К огда ж е
рабочий, класс все ж е выш ел на арену самостоятельной поли­
тической борьбы, бурж уази я прилож ила все усилия, чтобы
подкупить его вождей и свести его с пути социальной рево­
люции на путь социальной реформы. С ледует подчеркнуть, что
д аж е бурж уазны й историк Андерссон признает, что ш ведская
социал-демократия о тказал ась от м арксизм а, от теории к л ас­
совой борьбы (стр. 382). Но история Ш веции, как и история
других стран, показы вает вопреки тому, чего хочет добиться
автор, что всех успехов, как бы незначительны они ни были,
рабочий класс добился только путем ожесточенной классовой
борьбы. К числу других существенных недостатков книги при­
надлеж ит попытка автора объяснить при помощи реакционного
мальтузианства некоторые особенности развития Ш веции
(см. прим. на стр. 286), преувеличение роли варягов в истории
Киевского государства (см. прим. на стр. 36), защ ита агрес­
сивной идеи «скандинавизм а» (см. прим. на стр. 342) и другие.
Ввиду того что методологические рассуж дения автора не
представляю т д л я советского читателя никакого интереса,
редакция произвела в отдельных местах значительные сокра­
щ ения текста.
Я. Зутис.
Глава I

О Б РА ЗО В А Н И Е С К АН ДИ Н АВСК О ГО ПО ЛУОСТРОВА
И ЗАСЕЛЕНИЕ ШВЕЦИИ
(до 500 г. до н. э.)

О древнейшем прошлом шведской страны и шведского на­


рода нам говорят наслоения земной коры и геологические
находки. Раскрыть смысл их свидетельств стоило ученым
много времени, труда и усилий мысли.
До этого была распространена легендарная история
Швеции. Еще в XIII в. исландец Снурре Стурлассон подробно
рассказывал о переселении Одена и асов 1 из Азии и с берегов
Дона в долину Меларн; там якобы Оден занял землю, дал
народу законы и религию. После этого будто бы захватили
власть Ниорд и Фрей, прибывшие с Оденом из Азии. После
Фрея (он же Иигве) королями в Упсале были его потомки
(династия Инглинга).
В своем повествовании Снурре частично использовал зна­
менитое сказание IX в. норвежца Тиодольфа и з Вина о дина­
стии Инглинга — «Инглингаталь», по прибавил к нему немало
своих вымыслов.
Это была не единственная легенда о происхождении Шве­
ции. К концу средних веков была создана другая, еще более
фантастическая версия о первоначальных судьбах Швеции:
Проживавшие в областях Вестерйётланд и Эстерйётланд ёты 2
безоговорочно отождествлялись с известными в эпоху пере­
селения народов готами. Был создан бесконечный ряд леген­
дарных шведских королей. Этот ряд королей был смело связан
с Ветхим заветом, благодаря чему можно было «проследить»
историю шведских монархов вплоть до «всемирного потопа».
Теперь, когда эти вымыслы отброшены, появилась возмож­
ность изучить еще более ранние периоды истории страны, чем
те, о которых писали Снурре Стурлассон и шведские ученые

1 Асы — боги древн ей скандинавской религии; О ден — верховны й бог,


Ниорд — бог воздуха и ветров, Ф рей — бог солнца и дож дя. — П рим . ред.
2 Еты — одно из главны х плем ен древней Ш веции. — П рим . ред .

2 Анперссон.
18 Заселение Ш веции

XVI в. Удалось действительно дойти д о большого «потопа»,


но не библейского, а просто до великого таян и я льдов, про­
долж авш егося тысячелетия, освободивш его от ледяного по­
крова значительную часть С кандинавского полуострова и
послуживш его одной из причин образования огромного числа
его ледников, ручьев и рек, впадаю щ их в море. Следы, оста­
вленные этими ледяными потоками на ш ведской земле, весьма
интересны, и д л я истории их истолкование имеет большое
значение.
Это геологическое событие осветил в своих трудах ш вед­
ский геолог Герард де Геер. Геологи уж е д авно знали, что
Северная Европа десятки тысяч лет н азад была покрыта гро­
мадным слоем льда, толщиною возмож но до километра. Знали
так ж е о том, что было несколько периодов оледенения и т а я ­
ния льдов. П о слоям почвы, по валунам и по бороздам, остав­
ленным громадными массами льд а на склонах гор, можно
восстановить в общих чертах ход событий. Д е Геер приш ел
к мысли о возможности точно установить, когда и с какой
скоростью происходили процессы постепенного отступления
льд а на север под растущ им воздействием солнца за послед­
ний период таяни я льдов. К огда южный край ледяного мас­
сива под влиянием повышения температуры стал отступать
с каж ды м годом все дальш е на север, ледниковы е ручьи от­
клады вали каж дое лето слой глины и ила поверх прежних
наслоений, причем один годовой слой можно было ясно отли­
чить от другого (как годовые кольца на д ереве); каж дый слой
начинался несколько севернее предыдущего.
Н е все годы были одинаковы по температуре; в одни из
них отложений было больше, в другие — меньше. Отметки,
остававш иеся после прохождения льдов, имели малозаметны е
отличия друг от друга, но отдельные слои отложений можно
легко распознать. Если раскопать все эти слои глины, то мы
сможем ясно видеть все годовые отлож ения, которые являю тся
как бы записью годов д о таяния льдов. С помощ ью этих отло­
жений по шведской «геохронологической системе» де Геера
можно с совершенной точностью установить на целые ты сяче­
летия надежную хронологическую схему.
Т аяние льдов происходило, как уж е говорилось, неравно­
мерно. В определенные годы лед прочно удерж ивался, а когда
он отступил до Северной Ш веции, то крепко д ерж ался там
в течение долгого времени. Но, наконец, тепло снова победило,
и с тех пор отступление льда на север происходило с гром ад­
ной скоростью — в иной солнечный год южный край ледника
отступал на 400 м. В конце концов пояс холода отступил до
своих нынешних границ. Этот естественный процесс продол­
ж ал ся очень долго. По слоям глины видно, что великое таяние
Д о 500 г. до н. э. 19

чьдов началось в Ю жной Ш веции за 12 тыс. лет до н. э. и еще


продолж алось в Средней Ш веции приблизительно за 9 тыс.
лет до н. э.
Под давлением огромных масс материкового льд а южные
части С кандинавского полуострова опустились значительно
ниже поверхности Балтийского моря. Затем освобож даем ая
постепенно от этих миллиардов тонн льда зем ля стала под­
ниматься из морских глубин — сначала на юге, а затем и
дальш е к северу, по мере таяни я льда. Д ольш е всего льды
держ ались на востоке, вдоль побереж ья ледяного моря; в про­
должение тысячелетий Зстерйётланд, С ёдерм анланд и У планд
представляли собой только узкую полосу зем ли или архипелаг
в море, покрытом льдом. Н а юге, напротив, поднятие суши
после таяния льдов соверш алось настолько бурно, что высту­
пило из моря д аж е нынешнее дно проливов Сунд и Бельт.
Нынешняя Ш веция таким образом была соединена с д а т ­
скими островами и Ю тландией, а следовательно, и с евро­
пейским континентом. Балтийское море в этот период было
внутренним морем, и воды его стекали через большие реки
(«река С веа») в Северное море, которое в свою очередь боль­
шой дугой простиралось до современного озера Венерн. К о­
нечно, этот шведский континент не имел ничего общ его со
Ш вецией наших дней ни по климату, ни по протяж ению , ни
по географическим границам. Поэтому естественно, что, говоря
об этом периоде исторического развития, историки рассм атри­
вают С кандинавию к ак одно целое, не р азл и чая ещ е ее отдель­
ных частей, оформивш ихся только в более позднее время.
В поисках удобной д л я обитания земли человек часто про­
двигался по следам отступаю щ его ледника, засел яя постепенно
освобож давш иеся ото льда земли. К ак только ф лора тундры —
ива и карликовая береза — и представители ее фауны — север­
ный олень и песец — достигли теперешних южных земель
Швеции, там появился человек. Постепенно климот см ягчался,
стало тепло и сухо; появились береза, сосна и позднее ореш ­
ник; страна покрылась лесами. П ервы е следы человека об н а­
ружены у озера Ринг в Сконе и у С ан дара в пределах границ
современного Гетеборга. Человек появился в С кандинавии при­
мерно за 6 тыс. лет (или более) д о н. э.
Только ли здесь человек впервые достиг территории ны­
нешней Ш веции? Н а этот вопрос трудно ответить определенно.
Повидимому, на северо-западном и северном побереж ье С кан­
динавии человек ж ил в течение всего ледникового периода.
Возможно, что эти области были свободны ото льд а д аж е
в самые холодные периоды, и ж ивш ие здесь северны е племена
«зимовали» в течение тысячелетий п о краям великого ледника,
находившегося внутри страны, подобно эскимосам, живущ им
2*
20 Заселение Ш веции

на берегах Гренландии. В таком случае возможно, что заселе­


ние ш ведской земли, освобож даем ой ото л ьд а, соверш алось и
с севера и с северо-запада. М ного древних, с трудом поддаю ­
щ ихся датировке следов первобытной человеческой культуры
найдено та к ж е в самой северной части Ш веции и д а ж е у озера
Торнетреск в Л апландии. У же очень д авно человек-охотник
каменного века с юга и ю го-запада стрем ился к северу, вплоть
до Б м тланда. Но все это ещ е пока лиш ь догадки. Возможно,
что новые находки на далеком севере со временем дадут более
точные данные.
В то врем я как в северной части Ш веции ещ е происходило
таяние льдов и постепенное повышение суши, ю ж н ая часть,
наоборот, н ачала пониж аться, опускаясь под поверхность
моря. М асса теплой и соленой воды Атлантического океана
влилась в Балтийское море. П роливы Сунд и Бельт наруш или
связь Сконе с датскими островами. К лимат Ш веции стано­
вился более мягким и влаж ны м . Н а протяжении этого периода
в таких благоприятны х природных условиях и происходило
передвижение охотничьих и рыбачьих племен по Ш веции.
Вдоль южного и зап адн ого побереж ья, то есть в пределах ста­
рых датских и норвежских провинций, селились люди, воору­
женные каменными (главным образом кремневыми) орудиями,
силками и орудиями д л я рыбной ловли. В то врем я лю ди уж е
знали гончарное искусство. С побереж ья они продвинулись по
рекам и озерам в глубь страны; это были уж е не спорадиче­
ские набеги, а настоящ ее расселение. Л ю ди или пересекали
всю Ш вецию, или же шли к северному побережью по восточ­
ному берегу, линия которого тогда проходила значительно
западнее, чем теперь (вся та территория, которая позднее
об разовала долину М еларн, находилась ещ е под водой).
Н аиболее известны плем ена, обосновавш иеся у Л имхамн в з а ­
падной части М альм е и возле юго-западной части зали ва
Ш ельдер.
Д л я того чтобы восстановить подлинную историческую
картину первых тысячелетий жизни страны , геологи и архео­
логи С кандинавии проделали большую работу. М ногочислен­
ные археологические находки очень трудно было располож ить
в хронологическом порядке. Больш ую пользу в этой работе
принес так назы ваемы й типологический метод, разработанны й
шведскими учеными Х ансом Х ильдебрандом и О скаром Мон-
телиусом, их датским коллегой Софусом М ю ллером и многими
их учениками в скандинавских странах. Н а основании пред­
ставления о том, как, например, один тип кремневого топора
развился из другого, можно было ясно установить хронологи­
ческую последовательность создания различных типов орудий
производства, определить, какое из них относится к более
Д о 500 г. до н. э. 21

древней эпохе, какое — к более поздней. Хотя потом поняли,


что различные типы орудий долгое врем я использовались
одновременно и поэтому их хронологическая последователь­
ность не всегда ясна, все ж е сравнительная типология сы грала
большую роль в исторических изысканиях.
Д ругое крупное завоевание шведской науки, которое дало
возможность исследовать вопрос о связи истории человече­
ского труда с большими изменениями клим ата и естественных
условий, — это анализ пыльцы растений. Этот метод р азр аб о ­
тан шведскими и датскими учеными, в том числе геологом
Л еннартом1 Постом. П ы льца цветов древесны х пород ,в начале
каждого л ета лож ится на поверхности воды и земли, образуя
своего рода отложения. Т ак как частицы пыльцы не гибнут во
влаж ной земле, микроскопический ан али з мха показы вает, к а­
кая растительность сущ ествовала в лесах Ш веции во время
образования в нем отложений пыльцы. Т ак можно проанализи­
ровать слой за слоем, начиная с древнейш их времен, посте­
пенно сменявш ие друг друга виды ш ведской флоры, а вместе
с тем и изменения клим ата Ш веции, и таким путем получить
«диаграм м у пыльцы» интересующего нас слоя мха. Анализ
частиц пыльцы в археологических находках м ож ет позволить
нам ещ е точнее определить время образован ия этой раститель­
ности. Путем параллельного ан али за пластов земли на месте
находки, путем исследования самой находки и ан ал и за при­
ставш их к ней частиц пыльцы можно получить ответ на вопрос
о природных условиях, сущ ествовавш их в период, когда упо­
треблялось то или иное орудие.

* * *
Д о развития зем леделия и скотоводства заселение терри­
тории Ш веции носило примитивный и случайный характер.
Лю ди жили, с трудом д обы вая средства пропитания, в по­
стоянной жестокой борьбе за свое сущ ествование. Умерших
хоронили поблизости от ж илья. Все это изменилось, как только
человек познакомился с зерновыми злакам и и отдельными
видами домаш него скота, преж де всего с рогатым скотом и
свиньей. Только теперь человек стал хозяином естественных
ресурсов и мог начать регулярно делать запасы , только теперь
он мог прекратить постоянные поиски новых мест д л я рыбной
ловли и охоты. Зан и м аясь земледелием и скотоводством, он
мог начать на постоянном месте собирать запасы продоволь­
ствия на год вперед — запасы «живого мяса» и зерна. Эта но­
вая ф орма хозяйственной культуры утвердилась в Ш веции
примерно за 3 тыс. лет до н. э. О на произвела огромный все­
сторонний переворот в условиях сущ ествования человека.
22 Заселение Ш веции

Э та новая ф орм а культуры в Ш веции мож ет быть «карто­


граф ирована» б лагодаря появлению новых типов кремневых
орудий, хорошо приспособленных д л я выкорчевки лесов и
отш лифованных с большим искусством. Об этой новой форме
можно судить так ж е по зам ечательны м могильным пам ят­
никам первых земледельцев, свидетельствую щ им О возникно­
вении новых представлений о загробной жизни и новых
религиозных верований вообще. Зем ледельческая культура
раньш е всего утвердилась в тех частях Ш веции, которые перво­
начально были датскими: в Сконе через Зеландию и на за п а д ­
ном побереж ье через север Ю тландии. В этих областях
сохранилось наибольш ее количество древнейш их могильных
памятников — дольменов. В следующую эпоху, когда курган­
ные гробницы с крытым ходом становятся обычным типом
могил, земледельческие племена продвинулись дальш е:
в Ф альбю где, в средней части В естерйётланда, имеется настоя­
щий город курганов с крытыми ходами, имеющий более д вух­
сот могил н а территории, не превыш аю щ ей 9 кв. км. Помимо
этих мест, такие курганы найдены ещ е и на Эланде. Заселение
Ш веции земледельческими племенами происходило очень
медленно: во многих местностях обж иты е ими места чередо­
вались с девственными лесами.
Сущ ествует мнение, что зем леделие и скотоводство про­
никли в Ш вецию не путем «культурной связи», но благодаря
переселению в Ш вецию другого народа или, вернее, других пле­
мен, через современную Д анию . П реж де всего речь идет о той
части Ш веции, которая до 1658 г. была датской. Н а этот спор­
ный вопрос, повидимому, ещ е нельзя д ать окончательный
ответ.
В ажнейш ими путями, по которым шли земледельцы и р ас­
пространялось земледелие, были, повидимому, пути внутрь
страны вдоль рек и озер, а так ж е пути вдоль восточных бере­
гов страны. Постепенно в позднейший период каменного века
это продвижение достигло С ёдерм анланда, где за последнее
время были сделаны археологические находки, которые трудно
точно датировать, указы ваю щ ие на наличие поселений зем ле­
дельцев, возделывавш их пшеницу и рожь. В те д алеки е вре­
мена климат этой части Ш веции был гораздо мягче соврем ен­
ного и благоприятствовал развитию новых видов зем ледель­
ческих культур. Н о первобытные земледельцы не об рабаты ­
вали земли тех обширных земледельческих областей, которые
имеются в современной Ш веции. П лодородны е земли, которые
при обработке современными сельскохозяйственными методами
даю т высокие урож аи, не были пригодны д ля земледельцев
каменного века, в лучш ем случае располагавш их простой со­
хой и слабы ми быками: тогда не дош ли ещ е д о мысли об
Д о 500 г. до н. э. 23

осушении сырых мест. П ервы е ш ведские земледельцы искали


«легкой» и сухой почвы и селились всюду, где они ее нахо­
дили и где имелись хорошие пастбищ а. Культурный уровень
земледельческого населения был значительно выше культур­
ного уровня охотничьих племен. К ремневы е орудия производ­
ства земледельческих племен свидетельствую т о техническом
искусстве, а могильные памятники — о значительной способ­
ности к организации труда и об определенных, хотя и трудно
поддаю щ ихся истолкованию представлениях о загробной жизни
как продолжении земной.
Эти земледельческие племена не были, однако, единствен­
ными и бесспорными обитателями страны . Р ядом с ними
сохранялись ещ е охотничьи и рыбачьи племена с прежним
образом жизни, которые относились очень недоверчиво,
а часто д аж е враж дебно к новому образу жизни. К роме того,
в шведско-датской области и в Средней Ш веции, как и в са­
мой западной части Д ании, в Ю тландии, в районе «одиночных
могил», в ранний период каменного века получили распростра­
нение новые формы материальной культуры, может быть,
свидетельствую щие о появлении нового народа. Это был народ
со своеобразной формой погребений (одиночные неглубокие
могилы, без огромных каменных блоков и без больших зем ля­
ных насыпей, с отш лифованным особым образом каменным
оружием — «топорами для тесания л о д о к » ), ж ивш ий сначала
обособленно от поселений первых земледельцев. По некоторым
признакам можно предположить, что здесь мы имеем дело
с переселением какой-то народности, вышедшей из Средней
Европы и прибывшей в Ш вецию с юго-востока или с востока.
Трудно сказать, что это была за народность. Возможно, это
было какое-либо кочевое племя или племя всадников со
своими особыми представлениями и своим особым образом
жизни, отличным от земледельцев. Этот народ, повидимому,
вступил на шведскую землю приблизительно за 2 тыс. лет до
и. э. Он быстро расселился, и отдельные его ветви достигли
даж е самого севера Ш веции 1.
Обо всех столкновениях и мирных связях, наложивш их
свой отпечаток на ж изнь в эти века и внесших больш ие и зм е­
нения в ведение хозяйства, мы мож ем судить лиш ь по д огад ­
кам. Происходивш ие тогда столкновения и заклю чавш иеся
между племенами союзы привели в конце каменного века

1 Термин «народ», применяемый автором в отношении групп населения


каменного века, совершенно ненаучен. Народ как таковой появляется
только в классовом обществе. Употребление антинаучной терминологии
объясняется стремлением автора отыскать этнические основания для вся­
кого нового явления в истории материальной и духовной культуры,
связывая его с появлением нового «народа». — П рим. ред.
24 Заселение Ш веции

(характерны м материальны м памятником которого является


погребение в ящ иках из каменных плит) к важ ном у результату.
Охотничьи племена, земледельцы и народ с «топорами д ля
тесания лодок», видимо, постепенно слились в единый народ,
который с тех пор заселяет уж е самые различны е области
Ш веции. Н о основными местами заселения остаю тся в эту
эпоху все ж е так назы ваемы е «датско-ш ведские» области, осо­
бенно Сконе с его богатыми зал еж ам и кремня — товара, кото­
рый тогда очень ценился во всей Ш веции. Н едалеко от М альм е
найдены целые кремневые «рудники» периода каменного века.
Там возник настоящ ий «горный промысел», своего рода
кремневая промышленность. Н е раз находили, часто д а ж е на
далеком севере, орудия, сделанные из сконского кремня;
сам ж е кремень — драгоценная порода кам ня эпохи каменного
века — в других частях страны встречается редко. Н а юге Ш ве­
ции были так ж е найдеры изделия из меди и бронзы, свидетель­
ствующие об оживленных торговых сношениях с другими
частями Европы. Именно здесь, в Ю жной Ш веции, широко
разви лась обработка бронзы. Эта отрасль рем есла напоминает
нам датское рем есло того времени. «Д атско-ш ведские» области
с их обширными связями посредничали в распространении
больших достижений культуры д алеко на север.
Но культура давно проникла и в самы е глухие и пустын­
ные области Ш веции. Ч асти Ш веции, которые в дальнейш ем
стали Средней Ш вецией, такж е начали подниматься из моря —
повышение суши продолжалось. Поселений стало больше, они
стали располагаться ближ е д руг к другу, хотя все ещ е долгое
время оставались маленькими островками среди бесконечных
лесов и болот.
В сам ом начале та:к назы ваем ого «бронзового века» кре­
мень все ещ е продолж ал оставаться основной «почвой» куль­
туры, а более тонкое или более пышное бронзовое искусство
было ее цветком. Л ю ди достигли очень высокого искусства
литья из бронзы различны х предметов утвари, украшений,
оруж ия, д аж е рож ков, в которые трубили во врем я неизвест­
ных нам религиозных церемоний.
М аленькие изображ ения, вылитые из бронзы, заставляю т
предполагать, что имелись огромные изображ ения богов, вы ­
резанны е из дерева.
Д уховная ж изнь этого периода, насколько можно ее пред­
ставить, в значительной степени отличалась от жизни предш е­
ствующей эпохи. К ак и для более раннего периода, мы узнаем
об этом из погребальных сооружений. Больш ие каменные по­
гребения и одиночные могилы исчезли. Вместо них появились
огромные зем ляны е или каменные курганы, где хоронили по­
койников вместе с их украш ениями и прочими предметами.
Д о 500 г. до н. э. 25

Вскоре затем появился соверш енно новый способ погребения—


сож жение трупов. Этот новый способ был следствием целого
переворота в представлениях людей о загробной жизни. Д л я
этой эпохи (приблизительно за 1500— 500 лет до н. э.) мы
располагаем ещ е одним зам ечательны м источником, язы к
которого ещ е не полностью изучен, освещ аю щ им ряд черт
д у х о в н о й культуры того времени. Н а гладких ск ал ах часто
встречаются вырезанны е загадочны е изображ ения людей,
топоров, пастуш ьих рожков, кораблей, плугов и быков, солнца
и следов ног. Эти вырезанны е на ск ал ах рисунки особенно
часто встречаю тся в Бохусе, Эстерйётланде и Сконе, но попа­
даю тся так ж е и в Н орланде. Н е всегда м ож но точно сказать,
что изображ ено на этих рисунках: заклинание, поклонение
богам или просто рассказ, но ясно одно, что они отображ аю т
религию солнца и плодородия «бронзового века».
П ервобытные зубры, болотные черепахи, благородны е
олени с огромными рогами — все эти животные д авно вы ­
мерли. Северный олень уш ел на крайний север, резко изме­
нился растительный мир Ш веции, но человек прочно обосно­
вался на шведской земле. В борьбе за сущ ествование человек
с помощью огня, кремня, глины, первых металлов, домаш него
скота и злаков одерж ал реш аю щ ую победу. Н о многие дары
шведской земли нужно ещ е было у нее взять.
Г л а в а II

Ж ЕЛЕЗН Ы Й ВЕК И ПОДЪЕМ ДО Л И Н Ы МЕЛАРНА


(500 г. до н. э. — 800 г. н. э.)

В торой большой переворот в жизни первых шведских посе-


ленцев произвело открытие ж елеза и найденная вскоре
после этого возможность использовать новые богатства недр
ш ведской земли: болотную руду и болотный ж елезняк, а зн а ­
чительно позж е и горные руды.
С тары е поселения, богатые кремнем, исчезают, и вместо
них постепенно выдвигаю тся на первый план новые поселения,
богаты е железом. «Ж елезны й век» начинается приблизительно
за 500 лет до нашей эры.
Эта новая эпоха может быть н азван а «эпохой рж и, ж елеза
и штанов». Количество археологических находок, относящ ихся
к этой эпохе, очень незначительно.
К лим ат в тот период стал более холодным и сырым;
человеку нужны были более стойкие злаки и теплая
одеж да.
О бщ ее поднятие Скандинавского полуострова над поверх­
ностью моря повлекло за собой появление новых территорий
вдоль восточного побережья. Б л агод аря этому увеличивалось
количество земли, пригодной для использования человеком.
Зем леделие и скотоводство, постепенно приспосабливаясь
к меняющимся условиям природы, естественно, испытали
«технический прогресс», как вы разился датский ученый Гуд-
мунд Хатт. Его слова применимы и к шведским поселениям.
Ч еловек той эпохи стал, например, употреблять более мощный
плуг, даю щ ий больший производственный эффект. В то время
как зем леделие, таким образом, все более соверш енствовалось
и постепенно принимало новые, устойчивые формы, первые
слухи о далекой северной зем ле стали доходить д о народов
юга — греков и римлян. Б л агод аря им мы и получили не­
которые сведения о жизни Скандинавии в эпоху, приблизи­
тельно соответствующую началу нашей эры.
500 г. до н. э. — 800 г. н. э. 27

В представлении древних греков и римлян на огромные,


почти необъятны е пространства вокруг стран, находивш ихся
в центре известной тогда небольшой части суши, простирался
Океан. Считалось, что от Геркулесовых ст о л п о в 1 зем ля дугой
уходила к северу и югу. А там , д алеко на севере, в таинствен­
ной, сказочной стране находились знамениты е Рифейские горы,
откуда будто бы б рала свое начало река Танаис (Д о н ), кото­
рая текла на юг и вп адал а в Эвксинское (Ч ерное) море. О том,
что берега Европы простираю тся далеко на север, об остро­
вах, полуостровах, проливах, озерах народы, населявш ие
средиземноморские страны, долго ничего не знали. П рибли­
зительно в 300 г. до н. э., то есть уж е в более поздний период
«ж елезного века» в С кандинавии, грек Пифий отправился на
паруснике из М ассилии (М арселя) на север вдоль западны х
берегов Европы. Трудно точно установить, как д алеко у д а ­
лось ему зайти, но он оставил интересный рассказ о своих
странствиях. Так, Пифий наш ел ту страну, «где солнце уходит
на покой» и «где ночь очень коротка; в некоторых местах она
продолж ается д ва часа, а в некоторых — три, так что солнце
вскоре после своего захода снова поднимается». Д ал ее он
рассказал о некоей Фуле — стране, расположенной к северу
от Британии, неподалеку от застывш его моря, где ночь про­
долж ается полгода, о болотистых зем лях и островах, куда
море вы брасы вает дивный янтарь, и об огромном острове,
леж ащ ем среди моря. Во времена императора Августа, при­
близительно в сам ом начале нашей эры, берега Северного
моря были более тщ ательно исследованы, и уж е несколько
десятилетий спустя Плиний старш ий впервые упомянул С кан ­
динавию и другие о с тр о в а 2, леж ащ и е в Северном море,
а такж е реку Вислу, которая впадает в это море. Рим лян
привлекал к этим далеким легендарны м странам янтарь;
между римлянами и С кандинавией возникли оживленные
торговые сношения через леж ащ и е меж ду ними страны.
В те времена в Римской империи никто еще не слыхал
о шведских племенах. О днако скоро возникаю т рассказы о них.
Выдающийся римский историк Корнелий Тацит в своем зн ам е­
нитом труде о Германии, написанном в 98 г. н. э., впервые упо­
минает о племени свионов, живш их дальш е лугиев, готонов,
ругиев и лемовиев. Вот что пишет Тацит о евионах: «Отсюда
(на север) на самом О кеане живут племена свионов, которые
сильны не только пехотой и вообще войском, но и флотом.
Ф орма их кораблей отличается тем, что с обеих сторон у них
находится нос, что дает им возмож ность когда угодно

Древнее название Гибралтарского пролива.— П рим. ред.


Древние римдяне считали Скандинавию островом. — П рим. ред.
28 Ж елезны й век и подъем долины М еларна

приставать к берегу; они не употребляю т парусов, а весла не


прикрепляю т к бортам одно за другим; они свободны, как это
бывает на некоторых реках, и подвижны, так что грести ими
мож но и в ту и в другую сторону, смотря по надобности. Б о ­
гатство у свионов в чести, поэтому ими повелевает один (чело­
в ек), без всяких ограничений, а не с условным правом на
повиновение. О руж ие у них не находится на руках у всех, как
у остальных германцев, но заперто и стереж ется, именно р а ­
бом; это делается потому, что внезапному нападению неприя­
телей препятствует О кеан, а кроме того, праздны е руки воору­
женных людей (легко) переходят границы дозволенного; и
действительно, не в интересах короля поручать надзор за
оружием кому-нибудь из знати или из свободных и д аж е из
вольноотпущенников».
« З а свионами, — повествует далее Тацит, — находится дру­
гое море, тихое и почти неподвижное; что это море опоясывает
и зам ы кает земной круг, удостоверяется тем, что последнее
сияние у ж е заходящ его солнца продолж ается до восхода, и н а­
столько ярко, что помрачает звезды. В оображ ение прибавляет
к этому, что, когда солнце выплы вает из воды, слышен шум и
видны очертания лош адей и лучи вокруг головы. И только до
сих пор продолж ается мир, и молва об этом справедлива» 1.
Тацитовских свионов, живш их у самого О кеана и о б лад ав­
ших могущественным флотом и сильными бойцами, историки
обы чно отож дествляю т со свеями, населявш ими область Ме-
ларн в Ш веции. Н ет никаких сомнений, что такое отож дествле­
ние правильно. Н о как отделить правду о т ф ан тазии в расска­
зах Т ацита о народе, ж ивущ ем у сам ого края мира, около того
места, где колесница бога солнца поднимается из ледяного
моря? П ока можно лиш ь сказать кое-что в пользу достовер­
ности одной детали в описании Тацита, что стало возможным
вследствие одной значительной археологической находки на
датской земле — судна из Ю ртспрингкоббль на острове Альс.
Это — изящной формы деревянный бот со штевнем на обоих
концах, без уключин для весел, но с довольно большим числом
не прикрепленных к бортам легких двухлопастных весел,
найденных около судна. Тацит говорит о гребных судах именно
того типа, который был найден на острове Альс. М ож ет быть,
это судно и не из земли свионов, но оно, несомненно, принад­
леж и т к области культуры, с которой они были связаны , и
остатки этого судна, относящ егося к периоду, близкому к н а­
чалу нашей эры (возмож но, за триста лет до нее), целиком
соответствуют описанию Тацита и первом веке нашей эры.

1 Перевод С. П. Моравского, сборник «Древние германцы», М., Соц-


экгиз, 1937, стр. 79—80. — П рим. ред.
500 г. до н. э. — 800 г. н. 5. 29

Одним словом, благодаря сообщениям римлян свеи прочно


пошли в историю, и мы мож ем, таким образом, предположить,
что, н аряду с прежними южными областями Ш веции, зан и м ав­
шими до того центральное место в жизни страны, заметную
роль начинаю т играть и новые области. О коло 150 г. н. э. уче­
ный грек Птолемей из Александрии начертил первую, в основ­
ном правильную, карту географического располож ения стран,
прилегающих к Балтийском у морю. Н а этой карте Ш веция по­
казан а как самый восточный и самый большой и з четырех ост­
ровов, расположенных «в германском океане», и носит н азв а­
ние Скандии, что соответствует Сконе и С кандинавии. П о сло­
вам П толемея, на этом острове ж ивут goutai, то есть ёты;
однако северная часть этого острова осталась неизвестной П то­
лемею, и он не знал, что С кандинавия — полуостров, п ротя­
нувшийся далеко на север.
В то время, когда Пифий соверш ал свое путешествие на
север, сношения скандинавов с югом, насколько мож но судить,
были не очень ож ивленными. Но, когда в последние 50 лет
до нашей эры между римлянами и континентальными герм ан­
цами начались оживленные снош ения, носившие то д руж е­
ский, то враж дебный характер, их влияние косвенно р ас­
пространилось и на Ш вецию. Археологи назы ваю т первые века
нашей эры «римским железны м веком». По торговым путям,
шедшим вдоль больших германских рек, римская культура д о ­
стигла и Скандинавии. Среди археологических находок, отно­
сящихся к той эпохе, много стеклянных кубков, чаш, ваз, кув­
шинов, бронзовых сит для вина, которые вы делы вались искус­
ными римскими мастерами той эпохи. Бы ло найдено много
римских серебряных монет, преж де всего на Готланде; эти н а­
ходки свидетельствую т об интенсивных экономических связях
между Римом и С кандинавией. Рунический шрифт, возникший
на основе классического римского капитального ш рифта и
раньше всего появившийся дальш е к югу, дошел и д о С кан ­
динавии, и шведы постепенно научились записы вать рунами
на камне ф ормулы заклинаний и имена. Готский историк
Иордан в VI в. уж е дает описание северных стран, в кото­
ром мы можем распознать ряд наименований сконских и хал-
лаидских племен, а так ж е ётов и свеев. Он пишет: «Здесь
ж ивет народ su ehans, который, подобно тюрингам, обладает
замечательными конями. Некоторые из этого н арода путем
торговли, через бесчисленные другие народы, поставляю т
римлянам сапфировый мех, знаменитый своей лоснящ ейся
чернотой... З а ним идет много разны х народов — theustes,
vagot, bergio, hallin, lio th ida. . . З а ними.. . f innaithae, fervir,
g a u th ig o th , сильный народ, всегда готовый к бою».
30 Ж елезны й век и подъем долины М еларна

Здесь «suehans» озн ачает «свеи», «hallin» и «bergio» свя­


заны с Х алландом и уездом Бьере, «finnaithae» — с Финнведе-
ном, « g au th ig o th » — с Ё таландом .
В V в. и в начале VI в. Ш веция была богата золотом и д р а ­
гоценностями. Торговля и пиратские набеги принесли ш ведам
их долю в той огромной добыче, которую германские племена
в это время стали захваты вать в распадаю щ ейся Римской им­
перии. Н о этот период был не только периодом обогащ ения
Ш веции, совпадавш им по времени с великим переселением н а­
родов на материке: он был так ж е периодом постоянной тре­
воги, и междоусобиц. Это подтверж дается различны ми наход­
ками, относящ имися к IV и V вв. н. э.
Б огато украш енное оружие, военные трофеи победителей,
найденные в земле клады золотых монет и слитков, которые
богачи того времени зары вали в землю, боясь войны и грабе­
жей, — все это говорит о неспокойном времени, соответствую­
щем по характеру бурной эпохе великих переселений воин­
ственных народов Европы и падения Римской империи. Об
этом неспокойном времени свидетельствую т сохранивш иеся до
сих пор в Ш веции многочисленные (около 500) примитивные
укрепления, в которых, (видимо, могло укры ваться сравнительно
больш ое количество местных жителей. Такие крепости воздви­
гались во многих областях Ш веции, но особенно много их было
в Ц ентральной Ш веции и на двух крупных островах Б ал ти й ­
ского моря. Те ж е опасности, которые заставляли богачей за ­
ры вать свои сокровищ а в землю , заставили людей собираться
в этих огромных укреплениях, воздвигнутых в неприступных
горных местах или среди бездонных болот.
П риблизительно с 500 г. н. э. выдвигается новая централь­
ная область Ш веции — У планд. П очва в этой области подня­
лась до такой степени, что внутренние ее долины — преж де
заливы — превратились в плодородные пастбищ а и большие
охотничьи угодья. Именно отсюда стал вывозиться из Ш веции
в другие страны, м ож ет быть, самый ценный экспортный товар
того времени — драгоценны е меха редкого блеска, описанные
И орданом. Д о сих пор вблизи Старой Упсалы и Венделя вы­
сятся курганы, отмечаю щ ие места погребения местных князей.
К ак здесь, так и в других местах (В альсйерде) вблизи водной
системы Фюрисо знатные люди погребались в своих кораблях.
Вместе с людьми в кораблях погребалось и имущ ество, кото­
рое по своей роскоши, богатству и изящ еству не имело себе
равного во всей тогдаш ней С кандинавии. Ш лемы и оружие
были украш ены зам ечательны ми изображ ениями, воспроизво­
дившими сцены из жизни богов и героев. Именно к этому вре­
мени относится повествование И ордана о многих племенах
500 г. до н. э. — 800 г. н. э. 31

Швеции; некоторые из них, как, например, племя, живш ее


Упланде,
в достигали большой мощи и богатства.
Но не только рассказы народов, населявш их берега С реди­
з е м н о г о моря, проливаю т свет на глубокий мрак, окуты ваю ­
щий тогдашнюю Ш вецию. Песнь о Беовульф е, зам ечательны й
памятник древнеанглийского эпоса, говорящ ая главным об ра­
зом о д ан ах и «геатах», мимоходом упоминает такж е о воен­
ных столкновениях м еж ду свеями и геатами, что заставляет
относить описанные события приблизительно к началу VI в.
Среди скандинавских историков вопрос о том, кого понимать
под «геатами» — «ётов» или «ю тов»— классический спорный
вопрос. Различны е подробности в поэме позволяю т вы сказать
и то и другое предположения. П ервое толкование более
соблазнительно для историка Ш веции. Бы ть может, наиболее
простое и правдоподобное объяснение этих противоречий
можно найти в том, что автор поэмы объединял в своих
«геатах» предания, которые относились и к «ётам» и к «ютам».
Если мы д а ж е примем более осторож ное толкование слова
«геаты» как «юты», то и тогда песнь о Беовульф е д аст нам зн а ­
чительный м атериал для освещ ения древней шведской истории.
В песне о Беовульф е рассказы вается, как Беовульф , опекун
короля геатов Х еардреда, принимает при своем дворе изгнанни­
ков, сыновей короля свеев О тера, враж дую щ их с братом их
отца Онелой, «прославленным князем, первым из всех морских
владык, который р азд ав ал сокровищ а в держ аве свеев». М еж ду
Онелой и Хеардредом вспыхнула война. А когда впоследствии
Беовульф стал королем геатов, он поддерж ал сына О тера—
Эадгильса, снабдив его «оружием и воинами для борьбы за
широким морем». Эадгильс одерж ал такж е победу над узурп а­
тором в Ш веции и стал королем этой страны. С тары й король
свеев Онгентеов, отец враж дую щ их О тера и Онелы, так ж е всту­
пает в борьбу против геатов и в конце концов гибнет от их
руки.
Конечно, во всем этом древнем эпосе мож но почувствовать
только очень туманный нам ек на д ер ж аву свеев, о которой
свидетельствуют могильные курганы и пышные погребения
в кораблях. Но упомянутые в древнеанглийском эпосе Анган-
тир, Але, О ттар, А дильс — так будут звучать эти имена, если
мы сведем древнеанглийские формы к их шведским соответ­
ствиям, — все ж е первые в истории Ш веции, которые известны
нам по имени. В древности думали, что имя само по себе есть
что-то великое и полное силы, тесно связанное с человеком,
который его носит, и первые имена людей в летописях Ш веции
свидетельствуют о склонности к фантазии и обладаю т особен­
ным очарованием. Н о вопрос заклю чается в том, являю тся ли
ш Ж елезны й век и подъем долины М еларна

все эти герои эпоса, короли свеев, только легендарными героями


или они в действительности сущ ествовали и царствовали.
О твет на этот вопрос отчасти мож ет дать уж е упомянутая
поэма Тиодольфа «С казание об Инглингах». В длинном ряду
упсальских королей, которых поэт воспевает в своем сказании,
образы старейш их поколений, правда, в значительной степени
проникнуты духом мифа и саги; но затем в этом творении Тио­
дольф а появляется ряд знаком ых имен и образов: это те ж е
имена и образы , которые мы у ж е встретили в неясных местах
«Песни о Беовульфе».
Тиодольф не упоминает Ангантира, но об О ттаре и Адильсе
он сообщает. М ы приводим ниж е строфы эпоса Тиодольфа,
в которых они упоминаются. Эти строфы, если передать их со­
держ ание менее зам ы словаты м языком, просто говорят о том,
что Оттар погибает в бою с датскими вож дями, а Адильс уми­
рает, упав с лош ади.

Оттар пал храбро от меча данов,


став добычей орлов.
Коршун-стервятник на поле Венделя
впился в его труп кровавой лапой.
Так, я слышал, свеи долго
помнили деяния Вотра и Фасте:
князья острова Фрод е —
убийцы господина.
Еще я слышал, чары ведьмы
зло накликали на жизнь Адильса;
насмерть разбился знаменитый властитель,
упав с коня.
С галькой смешался
сок мозга потомка богов.
В Упсале недруг Але
встретил смерть, предначертанную роком.

Эти два источника — древнеанглийский эпос и песня


исландца Тиодольфа — происходят из мест, далеко отстоящих
друг от друга, и нельзя думать, что какое-либо указание одного
из них покоится на данных другого. Они частично подтвер­
ж даю т д р у г друга. Отсю да неизбежен тот вывод, что совпа­
даю щ ие имена королей свеев, названны е в обоих источниках,
п ринадлеж ат лю дям, действительно сущ ествовавш им.
П риблизительно к этому ж е эпическому периоду истории
ш ведского н арода надо отнести и древнейш ие рельефные
изображ ения на камнях, воспроизводящ ие мотивы легенд и ми­
фов из жизни героев ранней Ш веции. Н еясны е сведения об
этом ж е периоде времени, возможно, содерж атся такж е и
500 г. до н. э. — 800 г. н. э. 33

в обширнейшей и своеобразнейш ей из всех северных руниче­


ских надписей на кам нях — надписи в Р ёке в Эстерйётланде,
над разгадкой которой долго бились археологи всей С кандина­
вии; эта надпись относится, вероятно, ко временам викингов.
В стихотворной ее части содерж атся некоторые сведения о ко­
роле Тиодрике (возмож но, это сам Теодорих Великий, король
остготов). Н екоторые строки этой надписи напоминаю т нам об
эпохе переселения народов:
На готском коне
властитель мерингов
сидит теперь вооруженный,
со щитом на ремне.

В рунических надписях, найденных в более южных об ла­


стях, мы так ж е встречаем указан ия на связь событий в С кан ­
динавии эпохи викингов с великим переселением народов. Ви­
зантийский историк VI в. П рокопий упоминает о племени геру-
лов, ж ивш ем к северу от Д у н ая меж ду М архом и Эйпелем. Это
племя, рассказы вает Прокопий, напало на своих соседей лан го­
бардов, но потерпело пораж ение и «вынуждено было уйти со
своих унаследованны х от отцов мест». Часть герулов пересели­
лась в Иллирию , находившуюся в пределах границ римского
государства.
«Д ругая часть, — р ассказы вает далее Прокопий, — в по­
исках новых мест поселения пы талась обосноваться в самых
северных областях обитаемого мира. П од предводительством
многочисленных членов своего королевского рода они прошли
сначала одну за другой все славянские земли, попали затем
н простирающуюся на огромное расстояние бесплодную
пустыню и наконец добрались до народа по имени «варны».
Затем они поспешно миновали земли, заселенные данами, при­
чем эти варвары не причинили им никакого вреда. Потом они
достигли О кеана, переплыли его, направились далее в сторону
острова Ф уле, где и обосновались». В дальнейш ем Прокопий
более точно определяет их местопребывание: «рядом с ётами».
К концу этой замечательной эпической эпохи наблю дается
такж е проникновение ж ителей Восточной Ш веции и Готланда
в юго-восточную часть побереж ья Балтийского моря. К л ад ­
бище в нынешней Л атвии, у Гробиня подле Л епаи, — яркое и
несомненное свидетельство среднеш ведского и готландского
влияния. Старейш ие из этих шведских гробниц в Л атвии архео­
логи относят ко второй половине V II в.
Тесные связи с Европой времен переселения народов, огром­
ные богатства, ничем не ограничиваемая страсть к роскоши
господствующей группы населения Ш веции, а помимо этого,
состояние постоянного беспокойства и междоусобиц — вот что
34 Железный век и подъем долины Меларна

нам известно о жизни шведской страны и ее обитателей n VI в.


и в эпоху, следующую за ним. Торговля дорогими мехами и
благородными металлами, пиратство и колонизация земель за
морем выявляют другую сторону жизни Швеции в это время.
К концу этого периода наиболее передовыми племенами на
территории Швеции оказываются два племени — свей и гот­
ландцы.
Но за эти столетия в Швеции произошло еще одно событие,
может быть, более важное, чем иные внешние события, каж у­
щиеся более значительными.
Д л я того времени мы располагаем новым источником, д аю ­
щим возможность по-новому объяснить одну из важней­
ших страниц шведской истории. Это — наименования местно­
стей, к которым последние поколения исследователей относи­
лись с особым интересом. Д ля их изучения была создана целая
наука, о них существует обширная литература. Эти старейшие
материалы, сохранившиеся на шведском языке, дают много
нового по сравнению с изучавшимися ранее рассказами ино­
странцев и тем, что в дальнейшем удалось разыскать археоло­
гам и геологам. Ранее считали, что ныне существующие назва­
ния местностей возникли еще в каменном веке; более критиче­
ские новейшие изыскания относят эти старейшие названия
именно к той эпохе, которую мы здесь описываем. Старейшие
названия местностей принадлежат к типу Odensy/, Skate/oy,
Gud hem, Ull luna, Svar tinge, Agn esta(d)t Stig lomla. Or by,
Torsa/era и т. д. По различным причинам, в частности потому,
что они связаны с языческими именами богов или людей, на­
звания этих местностей могут быть отнесены к тому языче­
скому времени, о котором здесь идет речь. Эти языковые па­
мятники свидетельствуют прежде всего о том, что уже тогда
все названия местностей давались на «svensk tunga» (швед­
ском языке). Шведский язык, в то время, конечно, значительно
менее отличавшийся от других северных языков, имел право
гражданства в Швеции уже в период, к которому относятся
первые языковые данные, дошедшие до нас с территории Шве­
ции. Один датский ученый верно отметил, что все .вышеприве­
денные окончания в названиях местностей, обозначающие р аз­
личным образом понятие дома (hem), местожительства, де­
ревни, поля, свидетельствуют об упорной и ожесточенной
борьбе крестьянина за свое независимое существование.
Топонимисты и археологи в самое последнее время пришли
к той мысли, что приблизительно в середине первого тысяче­
летия нашей эры среди шведского крестьянства установился
тот вид оседлого образа жизни, который затем господствовал
более тысячелетия: создавалась крестьянская община с крепко
500 г. до н. э. — 800 г. н. я. 35

слаженным единым хозяйством и с тесным сотрудничеством


между дворами в деревнях и в поле. Естественно, что такая
крепкая форма организации возникла в период внешних смут
и коренной ломки хозяйственной жизни. Тесная сплоченность
и общий труд создавали более эффективные формы земледе­
лия и скотоводства; это давало возможность общими усилиями
вспахивать плугом земли более тяжелые, но могущие дать в ко­
нечном счете более богатый урожай. Полагают, что именно
п этот период начали распахивать в широких масштабах це­
лину, п в дальнейшем распахивание новых земель получило
постоянный характер, о чем свидетельствуют старейшие назва­
ния деревень. К этому следует добавить, что в результате про­
должавшегося в течение первого тысячелетия нашей эры под­
нятия почвы в распоряжении человека оказались новые отлич­
ные пастбища. К торговле, морским походам и колонизации,
которыми занимались высшие классы населения, прибавилось
теперь наличие крестьянской общины и заселение новых обла­
стей. Без сомнения, это был замечательный период в истории
Швеции, хотя детали его еще неясны и неточны.
Логическим следствием внутренней реорганизации страны
явились в ближайшие столетия — IX и X вв. — походы викин­
гов, предвестники экспансии в юго-восточной части побережья
Балтийского моря. Во времена викингов Швеция стала единым
государством; первые указания .на зачатки такого единого
государства мы встречаем уже у Тацита в его описании
свионов эпохи императора Траяна 1.

1 И звестн ы е ф акты общ ественной ж и зн и С кан д и н ави и показы ваю т, что


к этому врем ени наблю дается расп ад родового строя, переход к сельской
соседской общ ине, но нет оснований согласи ться с мнением автора, кото­
рый считает возм ож ны м говорить о сущ ествовани и ш ведского государства
во врем ена Т ацита (то есть у ж е к концу I в. н. э .). — П рим . ред.
Г л а в а III

ШВЕДЫ ВО ВРЕМЕНА В И К И Н ГОВ 1


(800—1050 гг.)

Ж ители Бохуслена, Х алланда, С конеи Б лекивге вместе с д а т­


чанами и норвежцами часто уходили на зап ад в походы
против жителей больших и малы х островов Атлантического
океана, франков и других более отдаленных народов. Н о чащ е
они предпочитали походы на восток: шведские викинги продол­
ж али, но только в более грандиозных разм ерах, разбойничьи
набеги V II и V III вв. Стимулом д л я этих крупных предприятий
были завязавш и еся ещ е в прош лом торговые снош ения ш ведов
с народами Востока, усиливш аяся концентрация власти знати
и более эф ф ективная организация общин. Теперь проводились
крупные торговые экспедиции, и, так как одним и з важнейш их
товаров были рабы , эти торговые походы, естественно, комби­
нировались с пиратством.
Через Россию шли пути, соединяю щ ие Северную Европу
с Востоком: здесь можно было обменять товары С евера и рус­
ских областей — меха, рабов и многое другое — на сокровищ а
Востока.
Д ревнейш ая славянская летопись, известная под названием
«Летописи Н естора», в выразительной форме рассказ ы вает
о появлении в этих далеких стран ах скандинавов — варягов.
Хронология летописи Н естора ошибочна, и большие хозяй­
ственно-политические связи, на фоне которых происходят опи-

1 Глава III при переводе подвергнута сильному сокращению. Автор,


по принципу других буржуазных историков, придерживается норманской
теории с ее домыслами о роли варягов в Восточной Европе и о варягах
как об основателях русского (Киевского) государства, хотя ряд фактов
в других местах книги И. Андерссона свидетельствует о политической
отсталости скандинавских племен в IX—X вв., не имевших прочной поли­
тической организации. К этому времени, как показали исследования акаде­
мика Б. Д . Грекова и других советских историков, Киевская Русь достигла
высокого уровня развития материальной и духовной культуры. Новгород
и Киев оказывали большое влияние в этот период на скандинавские пле­
мена. — П рим. ред.
800— 1050 гг. 37

санные у него события, незаметны в его рассказе. О днако мы


увидим их совершенно ясно, как только посмотрим, куда стре­
мились скандинавы . Н овгород л еж и т в устье реки Волхов при
'выходе ее из озера Ильмень. Отсю да идет больш ой речной и
морской путь к Л адоге, Н еве и Финскому заливу. И зборск
леж и т на несколько километров южнее Чудского озера, откуда
ведет второй путь к Финскому заливу по реке Н арве. Город
П олоцк контролирует третий путь к Б алтийском у морю — по
реке Д вине. Б елое озеро располож ено у скрещ ения рек и озер,
которые связы ваю т Л адогу с Волгой через Свирь, Онегу и не­
сколько маленьких рек. Н а верхнем течении Д непра, там , где
оно б ли ж е всего п одходит к рекам, текущим на север, распо­
ложен нынешний Смоленск, который как бы связы вает всю
водную систему этого района. В районе С моленска археологи
обнаруж или огромное кладбищ е с многочисленными наход­
ками, свидетельствую щ ими о ранних связях славян с С е в е р о м 1.
Киев господствует над средним течением Д непра. Ко всем
этим важ ны м пунктам, ключевым позициям бесконечных рек
русской равнины, устремились завоеватели. Викинги были
хорошо знаком ы со шведскими реками, научились перетаски­
вать корабли на катках и перегруж ать товары на водоразде­
лах. Ш ведские корабли, видимо, строились специально с уче­
том особенностей такого транспорта, и греческие писатели
отмечаю т в своих рассказах, что шведские суда могут
плавать д аж е на очень мелководных реках. Свои путешествия
на восток викинги начали уж е в начале IX в., раньш е, чем об
этом рассказы вает летопись Н естора. Торговля товарам и скан­
динавских и русских областей — дорогими мехами и рабам и —
принесла варягам большие богатства. Поток серебра из стран
Востока полился в Россию и Скандинавию . И сследователи эко­
номической истории той эпохи утверж даю т, что варяги, контро­
лировавш ие удобнейш ие торговые пути на Восток, оказались
в чрезвычайно выгодном положении и окончательно вытеснили
франкскую д ерж аву как посредника в торговле меж ду Восто­
ком и Западной Европой. Об экономическом процветании
тогдашней Ш веции можно судить не только по монетам,
найденным в Ш веции и на Готланде, но и по другим

1 В результате ряда археологических раскопок советские археологи


с полной убедительностью доказали, что в славянских курганах около
Смоленска и других городов нет никаких следов материальной культуры
парягов-скандинавов. Это еще раз подтверждает то положение, что ва­
рягов на Руси было чрезвычайно мало и они не могли играть в ее жизни
какой-либо заметной — хотя бы в незначительной степени — роли. Тем бо-
лее не могли они играть роли в образовании древнерусского государства,
которое, как каждое государство, возникло в итоге внутренних противо­
речий, а не в силу воздействия какого-либо внешнего фактора. —
Прим. ред.
38 Ш веды во врем ена викингов

признакам: на одном из островов в озере М еларн вырос


зам ечательны й город Б ирка, куда приезж али фризы и другие
мореплаватели со всех концов Западной Европы и который
в течение IX и X ib b . стал центром североевропейской торговли.
Город Б и рка, леж авш ий на острове Б ьёркё на озере М еларн,
сейчас у ж е не существует. Он пришел в упадок уж е приблизи­
тельно в XI в. Но зем ля — красноречивый свидетель того, чем
он когда-то был. «Ч ерная зем ля», как назы ваю т об разовав­
шиеся здесь наслоения, скры вает в себе тысячи могил, остатки
домов, монеты, украш ения и всевозмож ны е предметы обихода
и роскоши. Укрепленный вал окруж ал город со всех сторон; не­
подалеку от этого вал а находился замок. Д о сих пор ещ е со­
хранились в различны х м естах на берегу озера сваи — остатки
когда-то сущ ествовавш ей гавани. Если вся эта местность будет
когда-нибудь полностью археологически изучена и описана,
перед нами воскреснет целый погибший мир.
Н а большом пути, соединявш ем Восток и З ап ад , который
шведские викинги в России и купцы в Ш веции стремились
целиком захватить в свои руки, следующим важ ны м этапом
был датский, ещ е более крупный торговый город Хедебю,
у Слиена, в южной части Ю тландии. В те времена купцы с юга
не очень охотно предпринимали рискованные путешествия
с драгоценными товарам и к северу от Ю тландии, а предпочи­
тали производить перегрузку товаров во внутренней части
С лиена, где вырос город Хедебю, или пользоваться н ад еж ­
ным путем через южную часть Ю тландии и дальш е плыть по
морю. Поэтому соверш енно логичным был следующий этап
шведской экспансии, когда ш ведские викинги отправлялись
в завоевательны е походы против района Хедебю. Подобно
тому как варягам удалось захватить все важ ны е экономиче­
ские и стратегические пункты на русских торговых путях, ш вед­
ский морской конунг захватил торговые центры в Ю жной
Ю тландии. В этих походах, предпринимавш ихся с целью тор­
говли и завоеваний, зам етна больш ая целеустремленность, хотя
и н ельзя ещ е с полной уверенностью утверж дать, что за
всеми этими экспедициями стояло единое государственное
руководство 1.
О своеобразной шведской династии викингов, которая
утвердилась в Хедебю, в Ю жной Д ании, мы находим некото­
рые сведения в двух рунических надписях, найденных там.
1 Пиратские набеги и походы викингов не были результатом наличия
единого государственного руководства, которого в Швеции еще ire было
и не могло быть в это время, когда в этой стране только зарождались
первые политические объединения; они были вызваны процессом распада
общины. Часть племенной знати, терпевшая поражение в борьбе за
власть, выбрасывалась со своими дружинами за пределы страны и по­
полняла ряды морских пиратов. — П рим. ред.
800— 1050 гг. 39

В этих рунах мы встречаем имена короля Гнута, его жены ко­


ролевы Асфриды и их сына Сегтрюгге, в пам ять которых воз­
двигнуты памятники. Д а ж е Адам Бременский, написавший
в 70-х годах XI в. историю Д ан ии по рассказам короля Свена
Эстридсена, слы ш ал от него о держ аве шведов у Слиена. Эта
д ер ж ава достигла расцвета в первой половине X в., но о к а за ­
лась недолговечной. Н а севере создавалось датское государ­
ство, а с юга н а важ нейш ие позиции Хедебю наступала
восточнофранкская д ер ж ава. В ласть шведов в Ю жной Ю тлан­
дии п ал а, вероятно, около 30-х годов X в.; о ее границах в годы
короткого периода расцвета говорит руническая надпись из
Сединге в Л оланде.
Н о не только эта династия шведских викингов обращ ала
свои взоры на Зап ад. Повидимому, многие ш веды отправлялись
на свой страх и риск в западны е страны, особенно в конце X в.;
по преимуществу, они поступали на служ бу к тем вож дям , ко­
торые в то время заним ались главны м образом тем, что гр а­
били Англию и облагали ее жителей данью . Это были
люди вроде У лава Трю ггвасона из Норвегии или Свена Чугу-
ш егга (Д вадцатибородого) из Д ании. Теперь все чащ е встре­
чаю тся камни с рунами, в которых повествуется об участии
шведов в походах викингов на Зап ад. Так, например, в одной
руне мы читаем о походе Ульфа из Оркеста в Упланде, кото­
рый «три р аза собирал датские деньги в Англии», находясь на
ж аловании по очереди у вождей Тосте, Торкеля и Кнута. М о­
ж ет быть, этого Кнута следует отождествить с известным в исто­
рии датским королем Кнутом Великим. И м я этого короля при­
ходит на память при чтении и других рунических надписей,
найденных в Упланде, вроде следующей: «Стеркер и Ю рвард
велели воздвигнуть этот камень в честь своего отца Гейре, вхо­
дившего в общину на западе. Господь да упокоит его душу».
В третьей надписи говорится о сёдерм анландце, сыновья кото­
рого воздвигли камень в память о Гудвире, «бывшем на з а ­
паде, в Англин, и получившем свою долю добычи». Д а л е е стих
гласит, что «он усиленно ш турмовал крепости в стране саксов».
Н а востоке Ш веции остались многочисленные руны, свиде­
тельствую щие об участии шведов в больших набегах датчан
на Англию. Н о шведы ещ е и д о этого времени бывали на З а ­
паде; мы находим их, например, среди первых скандинавов,
колонизировавш их И сландию , хотя они прибыли туда кружным
путем, через Англию. Вся С еверная Европа со всеми грани­
чащими с ней областями на зап ад е и востоке л е ж а л а в то
время открытой перед ш ведами, и они хорош о использовали
имевшиеся у них возможности. Сбор «датских д е н е г » 1
1 Дань, вносившаяся английским народом датчанам в качестве откупа
'ч их набегов. — П рим. ред.
40 Ш веды во врем ена викингов

в Англии был для шведов доходной статьей; до сих пор


в Швеции находят большие клады серебряных монет.
З а каких-нибудь д ва века, в то время как шведы в зап ад ­
ных походах викингов следовали за датскими королями
в Англию, положение в России значительно изменилось.
Небольш ие колонии варягов растворились среди многочислен­
ного русского населения. С вязь меж ду этими ш ведами и их ро­
диной либо прекратилась, либо изменила свой характер. О б­
становка на Востоке так ж е изменилась, а вместе с этим изме­
нились и торговые возможности варягов. Ю жные страны по­
степенно вытеснили Россию и С кандинавию как посредников
в торговле между Европой и Востоком, и Ш веция снова
оказалась в тени. Хотя скандинавы продолж али ездить в рус­
скую д ер ж аву и Константинополь, но теперь они служ или там
в качестве «варягов», личных телохранителей византийских
императоров; в XI в. один шведский варяг вы резал знам ени­
тую руническую надпись на мраморном льве в П ирее у Афин.
В самой России, в Киеве и в других местностях, варяги к тому
времени были уж е поглощ ены славянами. Процесс их ассими­
ляции в России остается для историка ещ е м ало известным.
Впрочем, ш ведам удалось еще один раз в XI в. (около
1040 г.) предпринять большой поход на территорию России,
«в великий Свити-од». Путешественник И нгвар со многими
людьми, набранными им в различны х областях Ш веции, отпра­
вился на восток. Многие участники похода остались там , о чем
свидетельствую т многочисленные надгробные памятники с ру­
нами в Ш веции, которые могут рассказать о многом-: эти ко­
роткие и скупые надписи часто даю т очень выразительны е
картины шведской жизни X и XI вв. Н а -одном из камней
в Туринге мы находим описание какой-то знатной семьи из
С ёдерм анланда. Р ечь идет о нескольких братьях, из которых
один, Торстен, погиб в России.

Братья были
лучшими людьми
дома, на земле
и вне дома, в сражениях.
Они содержали своих
хускарлов1 хорошо.
Погиб в бою (Торстен)
на востоке в Гордарике
вождь войск,
лучший из соотечественников.

1 Хускарлы — бойцы личной дружины знатных шведов. П озж е это


слово получило значение «гвардия». — П рим. ред.
800— 1050 гг. 41

И деал героя в эпоху викингов, воплощ авш его в себе три


добродетели: «быть властным зем левладельцем, храбры м
воином и щедрым хозяином-вождем друж ины , связанной с ним
союзом непоколебимой верности», ярко вы раж ен в этой корот­
кой надписи.
Ж и зн ь этой эпохи, полная борьбы и приключений, нередко
трагических, выступает перед нами в рунической надписи на
камне в Эстерйётланде у Хёгбю, которая так ж е мож ет слу­
жить в качестве перечня походов героя. Торгерд поставил этот
камень в память своего дяди со стороны матери — Ассура, ко­
торый погиб в далекой Греции.
Пять сыновей родил
Добрый Гулле.
Знаменитый Асмунд
пал при Фюрисе.
Ассур нашел
конец в Греции.
Хальвдан был убит
на островной дороге.
Каре умер дома.
Мертв и Буи.

Д ругую сторону жизни раскры вает ещ е одна руническая


надпись на камне из Седертелье: «Хольмфаст велел проложить
дорогу и построить мост в память о своем отце Гейре, который
ж ил в Несбю. Б ог д а спасет его душ у». Ещ е одну дорогу Х ольм­
фаст велел пролож ить в пам ять «своей доброй матери Ингегерд».
Н а одном из камней руна гласит, что камень этот долж ен
стоять «меж ду деревнями». Д еревни, усадьбы знати, дороги,
прокладываемы е м еж ду деревнями, — вот что мы встречаем
в Ш веции в эпоху викингов. Те экономические возможности,
которые Ш веция получила в результате своей торговли с Р о с­
сией, несомненно, способствовали мирному труду. П род олж а­
лась разработка земли, строились новые деревни, ф орм ирова­
лись общественные и трудовые порядки общины.
О политической обстановке в стране в эту эпоху мы знаем
очень мало. Известно, что в начале IX в. в Бирке правил ко­
роль, но у нас нет сведений о том, как велико было его госу­
дарство. Зато мы знаем, что народ на «тингах» 1 пользовался
большой свободой.
Во второй половине IX в. некий норвеж ец Вульфстан р ас­
сказы вал А льфреду Великому, королю Англии, что он узнал
о Ш веции во время своего плавания по Балтийском у морю.
Он отплыл на восток из Хедебю. С правой стороны у него все

1 См. примечание на стр. 42. — П рим. ред.


42 Ш веды во врем ена викингов

врем я л е ж а л а зем ля вендов, с левой находились владения


датчан — Л ангеланд, Л олан д, Ф альстер и Сконе; д ал ее Б орн ­
хольм со своим собственным королем и, наконец, Блекинг,
Мере, Э ланд и Готланд, принадлеж авш ие свеям. В ульфстан,
очевидно, хорошо зн ал географию тех мест, по которым про­
езж ал , и политическую обстановку того времени. Его словам,
мож ет быть, и не безоговорочно, все ж е мож но верить. И з
этого источника мы узнаем впервые о сущ ествовании по край ­
ней мере одного восточнош ведского государства, распростра­
нившего свою власть на чрезвычайно важ ны е д л я мореходства
большие балтийские острова. Таким образом, шведские
области объединились в то время, когда купцы и воины за
пределами Ш веции добы вали ей богатство и славу.
С оставляли ли тогда З а п а д н ая Ш веция и В сстерйётланд
часть этого восточнош ведского государства? Н аш источник не
д ает ответа на этот вопрос; нет ничего, что говорило бы об
этом с полной достоверноствю. Некоторые ученые заклю чаю т
из рунической надписи, сделанной около 800 г. на камне у Спар-
лёсы в Вестерйётланде, что король Альрик из Упсальского
рода, сын короля Эрика Упсальского, в то время правил
в Вестерйётланде. Если мы осмелимся принять это толкование
руны, то долж ны будем признать, что уж е за 100 лет до Вульф-
стана в Ш веции намечались тенденции к объединению. Тут
возникает вопрос: когда были определенно и окончательно
объединены средне- и восточношведской д ерж авой остальные
области Ш веции? Н а этот вопрос чрезвычайно трудно ответить,
но, вероятно, в н ачале XI в. уж е сущ ествовала ш ведская д ер­
ж а в а '. П ервы м, наиболее известным нам правителем этой

1 Андерссон прав, говоря, что внутренняя жизнь Швеции до X в. мало


изучена. Однако известно, что к этому времени большая часть областей
Южной, Средней и часть Северной Швеции были заселены, ио население
было очень немногочисленным; масса земель, особенно занятых лесами, оста­
валась невозделанной. Численность населения едва ли превышала 300 тыс.
человек при общей территории в 330 тыс. кв. км. Население жило сельскими
общинами. Жители шведских деревень собирались на судебные собрания
(тинги) сельских общин, сотен (херады) и более крупных округов, полу­
чивших название ландов. Позднее в Швеции было не менее 16 таких окру­
гов, сохранивших до XIV в. свое обычное право со следами родового быта.
Военно-земледельческая аристократия, владевшая посаженными на
землю рабами и подчинившая своему влиянию свободное крестьянство,
возглавлялась королями (конунгами). М ежду этими конунгами в Швеции
шла постоянная и долгая борьба. В конце концов выделяются два круп­
ных королевства: одно к северу от больших озер Средней Швеции,
собственно Швеция (Svealand) с центром в Упсале, другое — к югу от
озер, Еталанд. Военно-торговая связь с Востоком, плодородные земли,
близость хорошо защищенных заливов — все это поставило Упсальскую
область в центр развивающейся политической жизни страны. Упсальские
короли объединили под своей властью мелких государей и стали возглавлять
экспедиции на Восток. Южная Швеция (Ёталанд) была больше связана
800— 1050 гг. 43

объединенной Ш веции был (около 1000 г.) король Улоф Ш ет-


конунг, сын легендарной Сигриды Стурроды, участник битвы
при «С,волдерне» (в Эресуиде), воспетый впоследствии
в исландских сагах. В то время, когда ш ведское государство
н ачало вести единую д л я всей Ш веции внешнюю политику,
оно устанавливает отношения преж де всего с Д анией и
Норвегией. З а время приблизительно с 995 до 1060 г., то есть
в течение нескольких десятилетий, когда в Ш веции правили
Улоф Ш етконунг и его сыновья, в Норвегии — У лав Х аральдс-
сон и его преемники Свен Чугуш егг, Кнут Великий и другие
короли, вплоть д о С вена Эстридссна, а Д ан и я бы ла связана
то с одним, то с другим государством, впервые были опреде­
лены и границы между скандинавскими государствами.
Одно время после своей победы над норвеж цами и шведами
при Хельгео в 1028 г. датский король Кнут Великий правил
сразу Д анией, Норвегией, «частью свеев» и Англией. Это была
первая, продолж авш аяся очень недолго, попытка объединить
в одно целое три только что образовавш ихся, ещ е мало ста­
билизовавш ихся государства. О днако центробеж ные тенденции
были тогда сильнее центростремительных, так как эти госу­
дарства объединились совсем недавно и не имели большого
опыта во внешней политике. Ш веция осталась обособленной
страной.

с югом — с Данией и Германией. Южиошведскне короли, опираясь на


чужеземцев датчан, вели упорную борьбу с упсальскими королями. Побе­
дителями в этой борьбе в X—XI вв. оказались упсальцы, которые и стали
играть руководящую роль. К началу XI в. относится первая попытка
объединения страны, но процесс образования феодального государства
растянулся на ряд столетий и был завершен лишь в XIII в.-— П рим. перев.
Г л а в а IV

НАЧАЛО ПРОПОВЕДИ ХРИСТИАНСТВА В ШВЕЦИИ


(830— 1100 гг.)

О 829 г. франкский монах Ансгар отправился в путешествие


на север из Хедебю, куда он прибыл ранее из каролингской
держ авы . Он ехал в Бирку, широко известный торговый город
того времени в области М еларн в Ц ентральной Ш веции,
с целью распространения среди шведов христианства в интере­
сах ф ранкского государства и католической церкви. К роме
того, тут сы грала роль и забота о христианских купцах, посе­
щ авш их Бирку, и о христианах, уведенных в рабство, как это
б ы ло в 'Обычае в С кандинавии. С ам король Бирки предлож ил,
чтобы в Бирку бы л послан миссионер.
В те времена не одни только путешествующие купцы, но и
ученые географы Европы уж е имели некоторое представление
о С кандинавии. Переселение народов и начало походов викин­
гов привели к установлению разного рода связей меж ду хри­
стианскими народами Ю га и С кандинавией, и на Ю г стали по­
ступать в большом количестве сведения о странах Балтийского
моря. П ридворный летописец К ар л а Великого и Л ю довика
Благочестивого Эйнгарт сделал д а ж е попытку дать подробное
описание Скандинавии. Но Ансгар, осущ ествляя свое пред­
приятие, конечно, основывался только на неверных слухах
о Скандинавии. Б ез сомнения, чтобы реш иться в таких усло­
виях на поездку, необходимо было обладать смелостью.
Б иограф , д руг и последователь Ансгара, Рим берт, оставил
нам описание этой поездки в неизвестную страну морских пира­
тов. Рим берт рассказы вает, что сначала путешественники
плыли по морю на одном из купеческих кораблей. При Ансгаре
был другой монах, по имени Витмар. Во время плавания по
Балтийскому морю они встретили морских пиратов-викингов.
«Купцы, которые ехали с ними (то есть с м он ахам и ), —
рассказы вает Римберт, — защ ищ ались храбро и в первой
схватке одерж али верх, но в следующем сраж ении с теми же
830— 1100 гг. 45

самыми пиратами потерпели поражение, и пираты отобрали


у них корабль и имущество; им едва удалось добраться до бе­
рега и уйти пешком. Таким образом, они потеряли те королев­
ские дары , которые везли с собой к свеям, и все, что имели
с собой, за исключением немногого, что они сумели захватить,
когда оставили корабль. И все ж е они не пож елали отка­
заться от своего предприятия. Они продолж али пешком свой
трудный и бесконечный путь, переплы вая на лодках встречав­
шиеся им по пути озера; в конце концов они прибыли в гавань,
которая назы валась Бирка, здесь их очень милостиво принял
король по имени Бьерн».
М иссионеры объяснили королю цель своего приезда
в Бирку. Король, выслуш ав мнение своих приближенных, р а з­
решил миссионерам остаться в его государстве и свободно про­
поведовать их учение. Один из приближ енны х короля, по
имени Херигар, фогт города и член королевского совета, осо­
бенно благосклонно отнесся к проповеди монахов, одарил их
землей и выстроил д л я них церковь. М иссия б ы ла очень
успешной. Она п родолж алась до 831 г.
Вернувш ись из Ш веции, Ансгар получил за свои заслуги
епископство во вновь учрежденной епархии в Гамбурге. После
А нсгара в Ш вецию отправился с миссией епископ Гаузберт,
родом тож е из франкской держ авы , но к тому времени язы ч­
ники в Ш веции начали борьбу против христианства, и он был
изгнан. А в это время Ансгар в Гамбурге тож е испытал силу
сопротивления язычества. В 845 г. на Гамбург напали славян ­
ские племена и сож гли город, вследствие чего епископскую
резиденцию временно приш лось перенести в более надежны й
Бремен. И все ж е Ансгар, через тридцать лет после своей пер­
вой опасной поездки, отправился на север, ибо не наш лось ни­
кого другого, кто согласился бы поехать в Бирку. Бы ло из­
вестно, что за это время одного миссионера изгнали из города,
другого убили, третий ж е, бывший раньш е миссионером-от-
шельником, снова остался в одиночестве, после того как умерли
последние из немногочисленных членов христианской общины
в Бирке. Ансгар снова организовал там общину, которая про­
сущ ествовала несколько лет. Но так как в этот период шведы
больш е думали о торговле с Россией, с которой они находи­
лись в оживленны х торговых сношениях, они мало интересова­
лись христианством.
В рассказах и повествованиях о жизни Ансгара и его по­
мощников оставило свой след легендарное представление о ве-
лийой борьбе добра и зла. Н о все ж е в более достоверных со­
чинениях Ансгар выступает как человек очень своеобразный,
и д а ж е традиционная схема, в которую втиснуто его ж и зн е­
описание, не мож ет скрыть его подлинного об р аза, образа
46 Н ачало проповеди христианства в Ш веции

человека с беззаветны м стремлением к откры тиям, которое


непреодолимо влекло его в неизвестные страны , на край земли,
с даром организатора и большой силой воли.
С тарания Ансгара ввести в Ш веции христианство в то
время не могли увенчаться успехом, ибо Ш веция бы ла тогда
мало заинтересована в связях со странами, леж ащ им и к югу
от нее. О на была связан а главным образом со странами, р ас­
полож енными на востоке и ю го-востоке1. Таким образом , мис­
сия Ансгара осталась в истории Ш веции эпизодом, достойным
упоминания преж де всего потому, что в его биографии как-то
освещ ается ж изнь крупного торгового центра в долине М еларн
в IX в. Таким ж е эпизодом осталась н вторая миссионерская
попытка, предпринятая архиепископом Унни из Гамбурга
в 30-х годах X в. и окончивш аяся его преждевременной смертью
в Бирке
Сведения, полученные нами о периоде этих неудачных по­
пыток миссионеров и о периоде, непосредственно последовав­
шем за этими попытками, п озволяю т нам составить некоторое
представление о состоянии в этот момент язы чества, с кото­
рым христианским проповедникам было так трудно бороться.
Таинственные обряды, представления о богах — солнца, грома
и творения, — которые сущ ествовали в доисторические эпохи,
теперь были частично приведены в порядок, и из них сф орм и­
ровалась мифология, правда, ещ е несоверш енная. Мир мифов,
который сохранился для нас в западноскандинавском варианте
Эдды, с асами и ванами, мифами о сотворении мира, о колес­
нице Р ан гн ар а, о В а л г а л л е — ж илищ е погибш их бойцов,
о страш ном обиталищ е Хели — все это имело свои соответ­
ствия и у ш ведских племен времен викингов. Различны е н азв а­
ния местностей в Ш веции, как и в других скандинавских стр а­
нах, напоминаю т о языческих богах. Такие н азвания местно­
стей, как О денсви, Т орсхарг, Ф риггерокер и Ф речуна, свиде­
тельствую т как о поздно появивш емся главном боге, боге войны
Одене, так и о более близких народу богах и богинях. Д а ж е
такой бог, как Улль, играющий в Эдде совсем незначительную
роль, представлен в шведской топонимике (ср., например, н а­
звание местности Ультуна) и пользовался большим почетом
в Ш веции. В период оживленных сношений меж ду римлянами
и германцами образовались германские названия дней недели,

1 Объяснение автора остается малоубедительным, ибо на Востоке, то


есть среди восточных славян, <к тому времени уж е распространялось хри­
стианство. В Швеции, как и в других странах, распространение и торжество
христианства связаны с зарождением и развитием феодальных отношений.
То обстоятельство, что в Швеции христианство окончательно утвердилось
лншь в XIII в., указывает на чрезвычайно медленные темпы ее феодального
развития в средние века. — П рим. ред.
830— 1100 гг. 47

стоявш ие в прямой зависимости от римских. Так, напри­


мер, дню М еркурия соответствовал день О дена (onsdag,
среда), день Ю питера соответствовал дню Т ора (torsdag, чет­
верг), день Венеры соответствовал дню Фреи (fred ag , пят­
ница). Германские н азвания перешли затем к ш ведам. Люди
в те времена верили так ж е в различны е одуш евленные силы
природы, добры е и злы е, и все это вместе с древними мифами
плодородия ж и л о в сознании шведского крестьянина ещ е очень
долго после введения христианства, вплоть до эпохи развития
в Ш веции промышленности — спустя тысячу лет.
А м еж ду тем в легендах об Ансгаре почти нет упоминаний
о языческих богах. Один только раз говорится о каком-то ум ер­
шем шведском короле Эрике, который был унесен богами.
Впервые более или менее ясное представление о характере
шведского язы чества мы встречаем у А дама Бременского, зн а­
менитого автора написанной на латинском язы ке первой исто­
рии гамбургских архиепископов, значительная часть которой
посвящ ена истории С кандинавии. Адам писал, что в его время,
в 70-х годах XI в., в главной области тогдаш ней Ш веции —
долине М еларн — сущ ествовал важ ны й языческий религиоз­
ный центр — широко известный храм в У псале. Это святилищ е
шведского народа, как передает Адам Бременский, было рас­
полож ено недалеко от Сигтуны, пришедшей на смену Бирке
в качестве торгового центра Ш веции и леж авш ей на северном
берегу М еларнского залива. Адам Бременский пишет:
«Это святилищ е все украш ено золотом, и в нем н арод мо­
лится перед изображ ениями трех богов: Тор, могущественней­
ший из них, возвы ш ается на своем троне посреди храм а, а по
обеим сторонам его — Б одан (О ден) и Ф рикко (Ф рей). О тли­
чительные черты этих богов следующие. Тор, как говорят,
является властелином воздуха. Он уп равляет громом и мол­
нией, бурей и дож дем и хорошей погодой д л я урож ая. Оден
(что означает ярость) — бог войны. Он наделяет мужчин храб ­
ростью в бою с врагами. Фрей гюсылаег людям мир и сладо­
страстие. Оден выступает вооруженным, как у нас М арс, а Тор
со своим скипетром (гут речь, очевидно, идет о молоте бога
грома. — И. А. ) похож на Ю питера. К аж ды й из этих богов
имеет своих особых жрецов, которые принимают от народа
жертвы. К огда угрож ает болезнь или голод, приносят жертвы
богу Тору, если угрож ает война — Одену, перед празднова­
нием свадьбы — Фрею. К аж ды е девять лет в упсальском
храме обычно устраивается один общ ий д л я всей Ш веции тор­
жественный праздник в честь трех богов, и никто не может
быть освобожден от участия в этом празднестве. Все, начиная
от короля и кончая самым простым и бедным крестьянином,
посылают в этот день дары в Упсалу, а те, кто уж е принял
48 Н ачало проповеди христианства в Ш веции

христианство, долж ны присылать выкуп за освобождение от


упсальской церемонии.
Д л я жертвопринош ения от всего ж ивого берется по девять
ж ертв муж ского пола; их кровь служ ит д л я умилостивления
богов. Т ела умерщ вленных долго после жертвопринош ения
висят на деревьях в свящ енной роще, недалеко от храм а. О свя­
тости этой рощи язычники такого высокого мнения, что счи­
таю т каж дое дерево в ней божественным. Рядом с людьми
здесь висят так ж е трупы собак и лош адей; один из христиан
рассказал мне, что он сам видел на деревьях священной рощи
семьдесят д ва таких трупа, висящих друг подле друга». -
Рассказчик, Адам Бременский, вообще говоря, хорошо осве­
домлен о Ш веции: в приведенной цитате он ссылается на од­
ного анонимного автора-христианина; в другом месте он у к а­
зы вает как на источник полученных сведений на С вена Эстрид-
сена из Д ан ии , который долго ж ил в Ш веции, а так ж е на путе­
шественников из Гамбурга. Зам ечательны й храм в Упсале, ко­
торый он описы вает — подлинные остатки его сохранились, —
был центром шведского язы чества, и не только д ля М еларна,
но такж е и для других шведских «королей и народов», то есть
для многочисленных племен, населявш их Ш вецию, и их вож ­
дей, имевших связую щ ий центр в упомянутом святилищ е и об­
щую культовую организацию , о которой говорит Адам Брем ен ­
ский. Упсальский храм стал центром сопротивления новым по­
пыткам включить Ш вецию в д ерж аву католической церкви.
О коло 1000 г. эти попытки участились, они начали стано­
виться все более упорными; в различны х местах возникали
один за другим новые очаги христианства, они как бы окру­
ж али главные центры язы чества. Весь XI век в истории Ш ве­
ции наполнен ещ е плохо известной, но ясно зам етной борьбой
меж ду язычеством и христианством. Только с помощью ан ал о­
гии и фантазии мы можем получить некоторое представление
о тех личных, экономических, политических, организационных
и религиозных конфликтах, которые имели место в Ш веции
в те отдаленные времена. Р ассказы позднейших исландских
авторов и назидательны е христианские писания не могут нам
здесь помочь. Почему старое вероучение в Ш веции проявило
большую силу сопротивления новому, христианскому учению,
чем во всех других странах Скандинавии? Ответить на этот
вопрос определенно мы не можем.
Мы можем установить здесь лиш ь некоторые основные мо­
менты распространения христианства. В течение XI в. ориен­
тация внешней политики Ш веции изменилась. Если р'аныие
Ш веция поддерж ивала более тесные связи с Востоком, то те­
перь она ориентировалась на Юг, и это, конечно, сы грало свою
роль при введении христианства. С табилизация германского
830—1100 ее. 49

государства и его все возрастаю щ ее влияние увеличили такж е


значение миссионерской деятельности Гамбурга. Во главе
гамбургско-бременского архиепископства стояли очень умелые
церковные деятели. Больш ую роль сы грало введение христиан­
ства в странах, граничащ их со Ш вецией. Это было время уси­
ленного распространения христианства. К ороль Улоф Ш етко-
нунг, союзник короля С вена Чугуш егга в борьбе против короля
У лава Трю ггвассона, принял сторону христианства, хотя был
не в силах бороться с влиянием языческого храм а в Упсале.
В Сигтуне начальник монетного двора, англичанин, чеканил
монеты со знаком креста; английское влияние сказалось такж е
на архитектуре старейш их церквей в Сигтуне. Миссионеры
прибывали в Ш вецию и из Норвегии (норвежские короли н а­
чали реш ительно поддерж ивать христианство) и из Д айии,
ставш ей к тому времени полностью христианской. По некото­
рым данны м, миссионеры прибы вали в Ш вецию так ж е с во­
стока, из православной России; к концу XI в. д аж е ф ранцуз­
ские миссионеры нашли сюда дорогу.
Но самое больш ое влияние в Ш веции все ж е оказы вали
гамбургские миссионеры. Они создали опорные пункты хри­
стианства в Ш веции — один в уж е ранее принявшем христиан­
ство селении С каре в Вестерйётланде, другой — в Сигтуне,
всего в нескольких километрах от самого упсальского храма.
Сын короля У лофа Ш етконунга, Анунд Якоб, сраж авш ийся
в 1028 г. с королем Д ан ии Кнутом Великим в Сконе при реке
Хельге, под непосредственным воздействием гамбургской мис­
сии перешел, как и его отец, в христианство, за что его похва­
лил Адам Бременский. Об успехах нового вероучения свиде­
тельствую т такж е руны, вырезанные на камнях, относящиеся
к XI в., — они носят все более открыто христианский х ар а к ­
тер. Если раньш е в надписях призывали Тора, то теперь упо­
миналось имя христианского бога.
Язычники, однако, не прекращ али борьбы, и эти разн огл а­
сия наш ли свое отраж ение так ж е и в политической истории
XI в., в междоусобных войнах и столкновениях разны х претен­
дентов на престол.
В след за Улофом и его сыном Анундом Якобом приняли
христианство (в 60-х годах XI в.) король Стенчиль и целый ряд
его последователей; в награду за это им была оказан а сильная
поддерж ка со стороны ставш его ранее всех христианским
В естерйётланда. Но и на стороне язычников боролись отдель­
ные короли и престолонаследники. Ревнители старой веры ока­
зывали христианству энергичное сопротивление и д аж е вели
наступление на католическую церковь.. Так, в 60-х годах XI в.
язычники изгнали из Сигтуны епископа. То ж е самое произо­
шло и в С каре. Судя по всему, язычники, боровш иеся против
So Н ачало проповеди христианства, в Ш веции

христианства, собирались на происходившем раз в девять лет


великом празднике жертвопринош ения в Упсале.
И з всех христианских проповедников и церковных органи­
заторов на протяжении всего периода суровой религиозной
борьбы в Ш веции (XI в.) нет ни одной такой яркой фигуры,
как Ансгар. Л егенды, которые были много позж е сочинены
победившей церковью о святом Зигф риде или святых Эскиле
и Ботвиде из С ёдерм анланда, или д а ж е о Д ави д е М ункаторпе
из В естм анланда, даю т о них мало точных сведений. Об Эскиле
сохранились ещ е следы в легенде о Кнуте англо-датского мо­
наха Эльнота, относящ ейся к началу XII в. Этот монах расска­
зывает, что Эскиль прибыл в Ш вецию из Англии, здесь он про­
поведовал христианство каким-то диким племенам и в конце
концов был убит. Д ругих подробностей о его миссионерской
деятельности мы не знаем. Все, что нам достоверно известно
о знаменитом Зигф риде, деятельность которого позднейшие
авторы легенд приурочили к- С моланду, чрезвычайно незна­
чительно. Все известия о королях, вож дях и миссионерах этого
периода борьбы в Ш веции очень туманны.
Уже упомянутый нами Эльнот кое-что слы ш ал об этой то
разгоравш ейся, то утихавш ей борьбе язычников с христианами
в Ш веции. Он попытался д аж е осветить и объяснить отдельные
факты в следую щ их наивных словах:
«Свей и сты, когда все идет хорошо и согласно их ж е л а­
ниям, на словах сохраняю т христианскую верность. Н о когда
на них обруш иваю тся неудачи — в виде неурож ая, засухи,
бури или непогоды, нападения врага или пож ара, — то они
преследуют почитание бога, которого они на словах чтили, и
мстят всем оставш имся верными христианству, которых они
стремятся соверш енно изгнать из своей страны».
Слова Эльнота в некоторой мере дополняю т характеристику
этого важ ного и м ало изученного периода шведской истории.
В конце концов сопротивление язычников было сломлено.
Упсальский языческий храм пал, его боги были низвергнуты и
уничтожены, и на развали н ах языческого святилищ а была по­
строена церковь. Н асколько недостаточно нам известен этот
период, мож но судить по тому, что мы не можем д аж е у ста­
новить дату этого важ нейш его события. В ероятнее всего, р аз­
рушение храм а произош ло в конце XI в., приблизительно при
жизни датского короля К нута Святого. Вскоре после этого
прекратилась власть гамбургского архиепископа н ад церковью
в С кандинавии, и христианская церковь в Ш веции попала
в подчинение вновь учрежденному архиепископству в Л унде.
Это произош ло около 1103 г.
Конечно, глубокого, всестороннего изменения в образе
мыш ления в Ш веции не произош ло непосредственно после, так
830— 1100 гг. 51

сказать, официального падения язы чества. Ещ е на протяж ении


всего X II в. язычество встречало немало приверж енцев на д а ­
леких окраинах Ш веции, но Рим мог уж е включить эту отд а­
ленную страну в число стран, находивш ихся под его влиянием.
В Ш веции повсюду началось строительство церквей; это были
пока ещ е только деревянные церкви, построенные по типу,
принятому в Норвегии; образцы таких церквей имеются в В е­
стерйётланде и на Готланде. Н ачали рукополагать свящ енни­
ков; вокруг каж дой церкви был образован приход; епископства
приобрели постоянный характер, вокруг них вы растали боль­
шие христианские общины, возникали города нового типа.
О коло 1120 г. нам известно шесть ш ведских епископских
кафедр в городах С каре, Линчёпинге, Эскильстуне, Стренгнесе,
Сигтуне и Вестеросе. В Сигтуне до настоящ его времени сохра­
нились величественные развалины каменной церкви древней­
ших христианских времен, построенной в романском стиле;
церковь эта, несомненно, д олж н а бы ла казаться каким-то чу­
дом скандинавам , никогда не видевшим на своей зем ле таких
зданий. Здесь следует отметить, что в то время ю жные провин­
ции —■В естерйётланд и Эстерйётланд — имели к а ж д а я лиш ь
по одному епископу, в С каре и Линчёпинге. З а то в М еларне и
Ельмарне, стары х важ ны х областях Ш веции, было четыре епи­
скопа, так как римская церковь считала эти области беспокой­
ными. В 30-х годах X II в. епископская резиденция бы ла пере­
ведена из Сигтуны в С тарую Упсалу, где раньш е находился
знаменитый языческий храм, к тому времени разруш енный до
основания. Т ак закончилась эпоха миссионерства.
Г л а в а V

ОТ РО ДА И ОБЩИНЫ К ЕДИНОМУ ГОСУДАРСТВУ


(1050—1250 гг.)

/Ц е н о в о й общественного строя Ш веции времен викингов и н а­


ч ала христианства был род. В еликолепно описанным в ис­
ландских сагах родовым войнам соответствовали в Ш веции те
споры из-за прав собственности и вопросов чести, которые н а ­
руш али мирный труд населения на полях и л угах и во время
которых часто разруш ались усадьбы вождей и крестьянские
поселения.
Рунические надписи на кам нях часто содерж ат намеки на
обман, убийство, осуществленную месть или стремление к ме­
сти, как, например, руна на камне в Рёке; эта сам ая боль­
ш ая — и сам ая загадочная — надпись из всех сохранившихся
старых надписей (на втором месте стоит известная уж е нам
В естерйётландская руна) расш ифровы вается как некая м аги­
ческая формула, охраняю щ ая честь рода и обеспечиваю щ ая
осущ ествление родовой мести. Некоторые зачатки примитив­
ных правовы х норм, которые регулировали отношения между
людьми и отдельными родами, можно встретить в древнейш ем
юридическом фрагменте, который сохранился в Ш веции, —
в так назы ваемом «языческом законе» о правилах ведения
поединка:
«Если муж скаж ет бранное слово мужу: «Ты не равен мужу
и не муж сердцем», а другой скаж ет: «Я муж , как и ты», —
эти двое долж ны встретиться на перепутье трех дорог. Если
придет тот, кто сказал слово, а тот, кто услы ш ал, не придет, то
он — тот, кем его н азвали, он больше не способен к клятве и
не годится в свидетели ни по делу мужчины, ни по делу ж ен ­
щины. Если же, наоборот, придет тот, кто услы ш ал, а тот, кто
сказал слово, не придет, то он три р аза крикнет: «Злодей!» и
сделает отметку на земле. Тогда тот, кто с к а з а л ,— хуж е него,
так как он не осм еливается отстоять то, что сказал. Теперь оба
долж ны драться всем оружием. Если упадет тот, кто сказал
1050— 1250 гг. 53

слово, — оскорбление словом хуж е всего. Я зы к — первый


убийца. Он будет леж ать в плохой земле».
М агическое значение слова, всепобеж даю щ ая сила «чести»,
личная ф изическая сила как реш ающий фактор в единобор­
стве ■ — все это ярко рисует общество, в котором драматлче-
ские конфликты, подобные описанному, были обыденными
явлениями. Н о сущ ествовали такж е и правила д л я искупления
убийства, как свидетельствуют уж е эти постановления. А одна
из зам ечательны х рунических надписей в Эстерйётланде на
камне О клунда свидетельствует о том, что лица, которым угро­
ж а л а кровавая месть на почве родовой враж ды , могли об ра­
щ аться к защ ите языческих святилищ. Эта руническая надпись
вы резана на горе, очевидно, вблизи древней свящ енной рощи,
и ее толкую т следующим образом>: некто п о имени Гуннар
беж ал от преследования родственников человека, которого он
убил; ему удалось скрыться в свящ енной роще «Ви», и под ее
защ итой (здесь мож но вспомнить об описании Адамом Брем ен­
ским «божественности» упсальской рощи) он добился примире­
ния, скрепленного жрецом этой священной рощи, Ви-Финном.
М есть — ответ и быстрый и эффективный —■ проводилась
в ж изнь отдельным лицом при помощи рода, но и здесь уж е
с раннего времени было возможно регулирующее влияние
общ ества, создавш его специальные нормы права. Применение
этих норм было делом тинга, то есть собрания вооруж ен­
ных свободных людей; по мере надобности создавались и
новые правила д л я «ланда» (области) под руководством
лагм ана.
Д а ж е меньшие территориальны е единицы, так н азы вае­
мые сотни — херады, или хундары, — которые, мож ет быть,
получили свою организационную форму именно около
этого периода, имели свои тинги. Об этих собраниях р ас­
сказы вается и в легенде об Ансгаре и в хронике А дам а Б р е­
менского.
Классическое изображ ение подобных собраний и их лагм а-
нов д ал уж е известный нам исландский скальд Снурре С тур­
лассон в своей новелле о лагм ане Торгни, который от имени
всего народа вел процесс против короля свеев У лофа Ш етко-
нунга. Но, как п оказали исследования, на самом' деле эта
новелла изображ ает Исландию в эпоху Снурре. Все, что мы
действительно знаем о тинге, известно нам на основании пред­
писаний областны х законов, которые были записаны позж е. Но
даж е в этих м атери алах и записанны х нормах права, относя­
щихся в основном уж е к христианской эпохе, мы ещ е встречаем
формулы присяги, которые прямо напоминаю т языческие
нравы, например: «Так истинно д а будут боги милостивы ко
мне, как я говорю истинно».
54 От рода и общины к единому государству

О жизни знатных людей и крестьянства в это древнее время


мы мож ем получить лиш ь неполное представление, так как
наши материалы ненадеж ны и часто получены, так сказать,
из вторых рук. Походы викингов даю т лиш ь внешнюю сторону
событий, а богатые торговые центры, предш ественники
позднейших городов, — места, как Б и рка и Сигтуна, ■ — при­
шли в запустение либо соверш енно исчезли с лица земли
и были обнаружены только в результате раскопок археоло­
гов XIX в.
К аж дое поселение той эпохи ж ило своей особой жизнью , и
настоящ ую связь меж ду этими поселениями и отдельными об­
ластям и создавали только торговые и военные походы викин­
гов и купцов, общ ая военная организация и уж е упоминав­
шийся нами праздник жертвопринош ения в Упсале, повторяв­
ш ийся каж ды е девять лет. Д а и этот праздник с распростране­
нием христианства прекратил х в о е сущ ествование. Тем не ме­
нее некоторые описания ш ведской ж изни, современные пере­
ломной эпохе XI в., сохранились. Н а первом месте среди них
стоит рассказ А дам а Бременского, опиравш егося главным
образом на свидетельство С вена Эстридсена. Его рассказ об
упсальском храм е мы уж е приводили. Вот что пишет Адам
Бременский о ш ведах:
«Ш веция — очень плодородная страна. Ш ведская зем ля —
обильная хлебом и медом — и в отношении скотоводства пре­
восходит все прочие страны в м и р е .. . Все, что относится
к пустому тщ еславию — пышность, золото, серебро, великолеп­
ные лош ади, бобровые и куньи меха, — то, что мы обож аем до
безумия, д л я них ровно ничего не значит. Только в вопросе
о ж енщ инах они не знаю т меры: каж ды й швед, смотря но
своему состоянию, имеет двух или трех ж ен или больше. Б о га ­
тые и вожди обладаю т несчетным числом ж е н .. . Хотя все
гиперборейцы 1 отличаю тся гостеприимством, особо следует
отметить гостеприимство шведов. И бо д л я них отказать стран­
нику в приеме — самый больш ой позор; они д аж е усиленно
соревную тся м еж ду собой в том, кто из них более достоин при­
нять у себя го сте й .. . Подобные хорошие обычаи наблю даю тся
у них».
Адам дает своеобразное описание диких и пустынных скан ­
динавских земель со слов С вена Эстридсена:
«К ороль данов рассказал, что там ж ил народ, который ч а­
сто спускался с гор в долину. Они были невзрачны на вид, но
своей силой и ловкостью были очень опасны д л я шведов. Н е­
известно, откуда эти люди приходили, — говорит Свен Эстрид-
сен, — они появлялись соверш енно внезапно, иногда каж ды й

1 То есть жители Скандинавии. — П рим. ред.


1050— 1250 гг. 55

год, а иногда раз в три года. Если им не оказы вали сопро­


тивления, они опустошали и грабили страну, а затем уходили
обратно».
П ограничные земли, которые простираю тся еще дальш е
на север, к Л апландии, и больш ие области Н орланда, ко­
торые теперь п ринадлеж ат к числу богатейших и важнейш их
областей Ш веции, в ту пору ещ е не были шведскими
землями.
Мы имеем и другое свидетельство о тогдашней Ш веции,
п ринадлеж ащ ее современнику событий н ачала XI в. Это при­
дворный скальд и диплом ат У лава С вятого — Сигват. Он дал
в поэтической форме знаменитое описание своего путешествия
по шведской земле с политическим поручением.

Во двор я пришел к вечеру.


Двери были на запоре, но, наклонившись,
я попросил впустить меня;
смело я просунул нос свой в щель.
Короткий ответ получил я на мой вопрос:
язычники сказали,
что место это священно, и прогнали
меня прочь. Я просил тролля убрать и х ...
«Не подходи, — воскликнула женщина, —
несчастный юноша, не приближайся!
Я боюсь гнева Одена.
Мы почитаем старых богов!»
Отвратительная женщина хотела,
подобно ненавистному волку, прогнать меня
со двора, сказала, что она
готовится к жертве эльфам.

Ц ерковной организации приш лось вступить в непосредствен­


ную борьбу со старым мировоззрением. Р од овая солидарность,
проявлявш аяся в родовом праве, относилась не только к з а ­
щите чести, но и к защ ите собственности, а церковь учила, что
одно из лучш их средств для того, чтобы спастись, — дари ть и
завещ ать свое имущество церкви. Ц ерковь пы талась регулиро­
вать брачные обычаи, что раньш е было делом* рода. Приход
долж ен был содерж ать за свой счет свящ енников и церковь;
церковь требовала введения повсюду одинаково организован­
ного взимания налогов, способствовала более прочному о б ъ ­
единению отдельных областей.
В начале XII в., когда религиозные и церковные споры вре­
менно прекратились, королем был избран представитель одного
из знатнейш их шведских родов нз Эстерйётланда — Сверкер.
Сверкер был в хороших отношениях с церковью и совместно
56 Ст рода и общины к единому государству

с архиепископом Эскилем из Л ун да поощ рял строительство


цистерцианских монастырей в Ш веции (30-е годы XII в.). Р ези ­
денция и двор С веркера находились на его родине, в Альвастре,
вблизи Веттерна. Теперь в жизни страны начинает играть ве­
дущ ую роль новая область, в центре которой были располо­
жены плодородные поля и обильные пастбищ а Силу рекой р ав ­
нины на ю го-западе. Она вытесняет окончательно М еларнскую
провинцию, где больш е уж е не праздновались большие то р ж е­
ства с жертвопринош ениями.
Но борьба за престол еще не кончилась. О коло 1156 г. С вер­
кер был убит людьми, подосланными М агнусом Хенрикссоном,
потомком датского короля Стенчиля; в этот ж е период высту­
пил другой, малоизвестный, но впоследствии воспетый в л е­
генде претендент на престол — Эрик Святой, который вскоре
был убит. В осторж ествовавш ий на короткое время сын С вер­
кера, К арл, вскоре так ж е был >убит сыном Эрика, Кнутом
(1167). Этот Кнут был, по многим свидетельствам, энергичным
правителем. Он сломил сопротивление своих соперников,
претендовавш их на престол, и основал на том месте, где
теперь Стокгольм, крепость д л я защ иты М еларна от морских
пиратов.
В стране наступило временное успокоение. В этот период
было урегулировано монетное дело. Ц ерковь получила благо­
д а р я поддерж ке короля устойчивую организацию . Н о через
несколько десятилетий, с 1196 г., снова начались беспрерывные
споры меж ду членами двух постоянно сменявш их друг друга
династий — наследниками С веркера и Эрика, — которые про­
долж али сь вплоть д о середины X III в. К акова бы ла подоплека
этой борьбы, совпавшей с периодом' могущ ества королей
В альдем аров в Д ании, — мало известно, и никакого убеди­
тельного объяснения ее не было дано. Политические группи­
ровки этих лет выходили за границы страны. В междоусобной
борьбе шведских королей живейш ее участие уж е давно прини­
мали д атск ая знать и короли Д ании. Зеландский >род Сунессо-
нов с н ачала X III в. поддерж ивал С веркера М ладш его, внука
первого короля этой династии. Членов рода Эрика поддерж и­
вал датский король В альдем ар П о б ед и тел ь '. Эти распри и
кровавы е столкновения между династиями и королями, принес­
шие столько горя и несчастий народам Ш веции и Д ании, нашли
отклик и в народной поэзии. Н еудача С веркера М ладш его и
Сунессонов в боях с Эриком Кнутссоном у Л ены (1208) и
Гестильрена в Вестерйётланде (1210) н аш ла свое отра­
жение в народной песне, которая бы ла известна в Д ан ин и

1 Вальдемар Победитель — Вальдемар II, датский король, правивший


с 1202 по 1241 г. — П рим. ред.
1050— 1250 гг. 57

в Ш веции. Эта песня кончается строфой о горе по поводу по­


раж ен ия при Л ене:
Жены сидят в высоких теремах,
они ждут, что их господа приедут.
Кони, покрытые кровью, вернулись,
седла были пустые.

Согласно норвежскому сказанию ,


. . .видели самого Одена,
как он шел в Швецию к месту сражения.

Т ак как отдельные королевские роды и крупные феодалы вели


меж ду собой постоянную борьбу, можно подумать, что в тот
период в стране царили смуты и беспорядки. Но на деле
в эпоху С веркеров и Эриков в Ш веции происходили события
большого значения, имевшие реш аю щ ее влияние на будущее
всей страны. В 1164 г. страна получила собственного архиепи­
скопа с резиденцией в Упсале, король Эрик, родоначальник рода
Эриков, был объявлен святым покровителем Упсалы, а затем
всей Ш веции. В стране было организовано пять епископств —
в Линчёпинге, С каре, Стренгнесе, Вестеросе и Вексиё, не считая
архиепископства, а потом прибавилось ещ е и епископство
в Або, в Финляндии. В середине XII в. в Ш вецию пришли
цистерцианцы, основавш ие несколько монастырей в плодород­
ных долинах: А львастру у О мберга, Борнхем в долине около
Внлингена, Н ю далу в Смоланде. Ц ерковь получила свое
право суда в соответствии с каноническим правом. К роме того,
церковь теперь взим ала с населения особые подати в свою
пользу. Все особые права церкви обеспечивались королевскими
привилегиями, и короли стали стремиться получить санкцию
своей власти от церкви через церемонию коронации; первым
королем, которого церковь короновала, был, повидимому, Эрик
Кнутссон (1210).
В этот период начала проявлять себя знать, выш едш ая из
старых крестьянских родов; хотя знать доставляла королям
с самого начала много затруднений, вскоре она образовала
единый д л я всей- страны институт, чье участие в управлении
государством приняло форму совещ ательного органа при ко­
роле, где знатнейш ие зем левладельцы страны сидели рядом
с высшими представителями духовенства. Это собрание осу­
щ ествляло опеку над последним королем из династии Эриков
в период его несоверш еннолетия. Вместе с личными слугами
короля эта ф еодальная и церковная знать постепенно станови­
лась тем зерном, из которого затем возникло и выросло все
ш ведское мирское дворянство («fralset» или «adeln»). Это
дворянство наряду с вышеупомянутым советом д а еще
58 От рода и общины к единому государству

с церковью образовали единую силу, сыгравш ую большую


роль в сплочении страны *.
В Ш веции в этот период сущ ествовало уж е высшее д о л ж ­
ностное лицо, компетенция которого распространялась на всю
страну. Р ечь идет о долж ности ярла, выше которого был только
один король. Обычно титулом ярл а ж аловались лица из высших
кругов шведской знати. Виднейшие ярлы первой половины
X III в. принадлеж али к роду, который позж е ошибочно назы ­
вали Ф олькунгами. Т акие люди, как, например, Биргер
Б роза и его младш ий родственник ярл Биргер, были чем-то
вроде майордомов при короле. В аж нейш ей обязанностью ярлов
была, повидимому, организация сухопутного и морского опол­
чения восточной части страны, которое было обычным уже
с давнего времени, и ком андование им. Это ополчение собира­
лось весной, если давал ся приказ д л я похода за море. При
помощи этих походов, которые были орудием внешней поли­
тики Ш веции, в описываемое врем я стал проводиться в ж изнь
план расш ирения шведской держ авы на востоке, где проходили
торговые пути, б лагодаря которым Ш веция во времена викин­
гов стала богатой и сильной страной. Попытки провести
в ж изнь этот план часто приводили к бедствиям, но шведы
возобновляли их вновь и вновь. Ц ерковь п оддерж ивала пред­
приятия королей на востоке под тем предлогом, что это были
походы против язычников. Это были «крестовые походы» про­
тив финнов, эстов и р усски х2.
Войны на востоке были настоящим лейтмотивом этого д о­
вольно смутного периода шведской истории. Сверкер воевал
против русских, говорится в одной русской летописи, и сн аря­
дил ш естьдесят кораблей для похода на восток. Л егенда,
написанная много позже, сообщ ает о том, что Эрик Святой
предпринял «крестовый поход» против Финляндии, но неиз­
вестно, какое событие отраж ено в этом сообщении. Во всяком
случае, вся ю го-западная часть Финляндии уж е д авно входила
в шведскую церковную организацию, а в начале X III в. в Або
было уж е учреж дено собственное епископство. О шведских
походах на Л адогу рассказы вает хроника 1164 г.; в 1220 г. ко­
роль Ю хан, сын С веркера, и ярл К арл во главе сильного воен­
ного ф лота направились к берегам Эстонии. Здесь шведы

1 Главную роль в объединении Швеции сыграли экономические связи


между отдельными областями страны. Именно это экономическое объеди­
нение способствовало созданию единого дворянства и прочной королевской
власти. — П рим. ред.
2 Русские раньше шведов приняли христианство, по католическая
церковь, организуя «крестовые походы», обычно приравнивала русских
к язычникам, чтобы оправдать военные походы шведских, датских и гер­
манских феодалов против Новгорода, Пскова и Полоцка. — П рим. ред.
1050— 1250 гг. 59

хотели опередить датчан, экспансия которых в то время такж е


бы ла направлена против Эстонии. Но «крестовый поход» на
этот р аз окончился катастрофой С тары й торговый путь
в Россию теперь находился всецело под контролем готландцев
и немцев, которые из Л ю бека ездили в торговый центр Северной
России — Новгород. Е диная внеш няя политика была одним из
факторов, способствовавш их в это смутное врем я постепенному
превращ ению Ш веции в более прочно спаянное государство.
К ороль, ярл, крупные феодалы и церковь — все они, каж дый
по-своему, были связаны с начавш ейся экспансией на востоке.
М еж доусобица при последнем короле из рода Эриков,
Эрике XI Эрикссоне (1226— 1250), на некоторое время погло­
тила все силы ф еодалов и королевской власти, но к середине
Х Ш в. они вернулись к прежней политике.
Ведущую роль в шведской политике в этот период играл
уж е упоминавш ийся нами ярл Биргер, виднейший представи­
тель феодальной знати из так назы ваемого рода Фолькунгов.
Он был ж енат на сестре бездетного Э рика XI, и его сыновья
были, согласно установивш емуся обычаю, ближ айш им и претен­
дентами на королевский престол. К ак ярл он стоял во главе
крестового похода в Т авастлан д (Ф инляндия), окончившегося
завоеванием и этой части Финляндии. Позиции Ш веции были
укреплены, территория, принадлеж авш ая Ш веции в этом рай ­
оне, расш ирилась по ту сторону Ботнического залива. 75 лет
спустя этот «крестовый поход» был воспет в первой большой
поэме шведского средневековья — хронике Эриков (о которой
подробнее речь идет ниж е).
И тогда было поднято оружие, и они сошлись
в смелом и дерзком бою.
Шлемы, шиты и латы
во множестве были изготовлены и розданы тогда.
Каждый готов был в своем городе
и охотно делал все, о чем просил король,
и заботились о ладьях и быстробегущнх судах.
Много больших мешков с деньгами
было тогда развязано, и (деньги были) розданы тем,
кто должен был расстаться со своим домом
и не знал, когда вернется обратно.

1 Катастрофа, о которой говорит автор, заключалась в следующем:


стремясь расширить свои владения за счет эстов, финнов и русских, швед­
ские феодалы при Эрике XI, продолжавшем «предприятия» Юхана,
пришли в столкновение с Великим Новгородом н в 1240 г. потерпели жесто­
кое поражение на Неве от новгородского князя Александра Ярославовича.
Начатое же шведами еще в 1157 г. завоевание Финляндии затянулось и
было завершено лишь в 1362 г. королем Магнусом Эрикссоном. —-
П рим. перев.
60 От рода и общины к единому государству

Заломленные руки и громкий плач


тогда были обычны для многих женщин.
Но все же радовались они, что божья слава
возрастет благодаря этому походу.
В те дни много древннх отцовских мечей
было снято с гвоздей,
на которых они висели много дней.
За ними друзья шли до берега,
они поклонились и пожали друг другу руки.
Были тогда запечатлены поцелуи на многих алых устах,
которые после того уже никто от всего Сердца не целовал,
ибо многих из бойцов никогда больше не увидели.

Анонимный поэт поспел этот эпизод в высокопарном ры цар­


ском стиле и создал высокохудожественную композицию. Но
фактически это был эпизод из традиционной и очень реальной
экспансии на восток.
Вместе со всей страной росло шведское крестьянство,
важ нейш ая основа нового государственного порядка и проч­
ного единства государства '. Об этом росте косвенно свиде­
тельствую т н азвания местностей: как во времена викингов, так^
повидимому, и в раннем средневековье значительная часть
деревень вы растала за пределами древнейш их поселений.
К этой эпохе топонимисты относят возникновение местностей,
названия которых оканчиваю тся на to rp (изба), hult (лес),
sa te r (вы гон), ryd (п о л ян а), m ala (собрание) и др. Интересно
отметить, что такое ж е явление мы наблю даем в это ж е время
и в шведской части Ф инляндии. О значительном экономическом
благосостоянии того времени свидетельствует возведение в д е­
ревнях тысяч каменных церквей, дош едш их до нас 2. Это был,
возможно, период наиболее интенсивного строительства в
Ш веции в средние века. Новые населенные пункты по рекам
и долинам все дальш е проникали в область, занятую большими
лесами.
0 жизни, которой ж и ла ш ведская деревня в те времена,
мы можем судить преж де всего по тем постановлениям и з а ­
конам, которые регулировали, д аж е в мелочах, все важнейш ие
стороны быта и труда. Хотя эти постановления и законы были
записаны только в изучаемый период, они, несомненно, явл я­
лись неписаными правилами общ еж ития и в более ранние

1 С развитием феодальных отношений шведское крестьянство попадало


в зависимость от феодалов, то есть развитие крестьянства шло в направ­
лении, обратном тому, которое изображает автор. — Прим. ред.
2 Вопреки мнению автора, строительство церквей свидетельствует как
раз об обратном — об усилении феодальной эксплуатации, последствием
которой всегда нанялось обеднение крестьянства. — Прим. ред.
1050— 1250 гг. 61

времена. Они регулировали жизнь, полную упорного повсе­


дневного труда, междоусобиц и драм родовой мести. Ц ерковь
и государство обеспечили крестьянину относительную б езоп ас­
ность, но зато ему пришлось платить налоги, неизвестные
в более ранний период
К ак недостаточны наши сведения о важнейш их событиях
древней истории Ш веции, можно судить по тому, что до сих
пор ещ е не удалось определить систему зем лепользования
в шведской деревне того времени. Мы не знаем, где и в какой
связи было введено трехполье, которое впервые внесло твер­
дый порядок в зем лепользование, не знаем , как об разова­
лись в деревнях усадьбы и каковы были другие формы смены
культур. Ясно одно: уж е в то время, о котором идет речь, сущ е­
ствовала организованная крестьянская община. Об этом сви­
детельствую т законы страны. Землю сообщ а возделы вали и
засевали, сообща собирали урож ай. К рестьянская общ ина
ввела точные п равила д л я всей общественной ж изни. «Если
на земле пасется лош адь или копается свинья, владелец
долж ен платить ш еп п у 2 с того урож ая зерна, что он соберет
на своем поле, за каж дую третью лош адь или за каж дую
третью свинью» — гласил древний общинный закон, регулиро­
вавш ий разм еры податей на светские н у ж д ы 3. Древний
вестйётский закон, ныне известная редакция которого Отно­
сится к концу описываемого периода, приводит немало

1 Автор явно затушевывает классовые противоречия в феодальном


обществе. В XIII в. христианство в Швеции стало господствующей религией.
Королевская власть и военно-земледельческая аристократия нашли в церкви
сильнейшего союзника в деле подчинения народных масс. Значительная
часть крестьянства потеряла собственность (общинную) на свои земли и
цопала в феодальную зависимость от светских и духовных магнатов, полу­
чавших от короля иммунитеты (освобождение от повинностей). Военная
обязанность всего населения была вытеснена феодальной рыцарской
службой, а для крестьянства заменена натуральными платежами. Суд все
в большей степени переходил в руки феодалов. Однако обилие незанятых
земель создавало еще возможности для ухода крестьян, или так называе­
мой крестьянской колонизации, и в Швеции удерживался значительный
слой свободного крестьянства. Феодально-зависимое крестьянство также
не потеряло личной свободы, но экономически это «свободное» крестьян­
ство находилось не в лучшем состоянии, чем крепостное крестьянство
в Западной Европе. — Прим. перев.
2 Шеппа (нем. — шеффель) — мера сыпучих тел, около 17 л . — Прим.
ред.
3 Община в тот период была далеко не единой: если были крестьяне,
платившие шеппу за третью лошадь или свинью, то были и такие, которые
платили несколько шепп, так как у них было не три лошади, а значи­
тельно больше, а также и такие, которым не приходилось платить ничего,
так как у них ничего не было. Из первой группы выросла зажиточная
верхушка, пополнившая даже ряды дворянства, а последняя группа мало-
помалу превращалась в безземельное, хотя и «свободное» крестьянство. —
Прим. перев.
62 От рода и общины к единому государству

подробностей такого рода. ‘В нем видно сознательное стремле­


ние к сохранению мира, несмотря на самы е разнообразны е при­
чины д л я враж ды . О мире и справедливости заботились при
всех обстоятельствах, д аж е когда кто-либо лом ал изгородь,
д а ж е когда скот соседа топтал урож ай. О траж ение этого
идеала нетрудно найти в текстах законов; часто этот идеал
вступал в конфликт со старым. Принципы мира и справедли­
вости, однако, получили полное признание; весьма многозначи­
тельно в этом отношении введение к уж е упомянутому нами
вестйётскому закону.
Д ревний вестйётский закон н ачала X III в. содерж ит такж е
древнейш ее из сохранивш ихся положений о государственном
устройстве Ш веции:
«Свей могут принимать и свергать короля. В зяв от них
залож ников, он [король] приедет и в Эстерйётланд. Тогда он
пош лет людей сюда, на тинг всех ётов. Тогда лагм ан [ётов]
обменяется [со свеями] залож нйкам и, двум я с юга области и
двум я с севера области. П осле этого четырех других мужей
области посылаю т с ними; они поедут на съ езд у Ю набека.
Залож ни ки эстйётов долж ны проследовать туда и свидетель­
ствовать, что он [король] местный ж итель, как этого требует их
закон. Тогда тинг всех ётов снова назовет его, когда он при­
дет в тинг. Тогда он верно поклянется перед всеми ётами, что
он не будет преступать закон в нашей стране. Только тогда
лагм ан присудит ему титул короля . . . »
М ногое здесь неясно, но из этих положений со всей очевид­
ностью следует одно, что в Ш веции в те времена короля вы би­
рали; вопрос о том, кто будет править государством, реш ался
по воле народа ’; первыми вы сказы вали свою волю свей, но
затем их выбор подтверж дался тингами других краев страны.
Ясно такж е, что кр ая еще не окончательно слились в государ­
ство; поэтому избранник свеев был чужеземцем д л я других
краев страны. Д ревняя рознь меж ду отдельными краям и н а­
лож и ла свой отпечаток и на другие разделы древнего вестйёт-
ского закона, а именно на ту его часть, где говорится об убий­
стве.
«Если они [родственники убитого] возьмут ш траф , тогда
[убийца] заплатит девять м арок ш траф а наследникам и д вен а­
дцать марок — в пользу всего рода [если убитый — вестй ёт]. . .
Если убью т шведского или смоландского м уж а, но не вестйёта,
в пределах королевства, тогда ш траф составит восемь эр ту го в 2
и тринадцать марок, а роду не вы плачивается н и ч его. . . Если

1 Речь идет, конечно, не о народе, а о феодальной верхушке отдельных


областей. — П рим. ред.
2 Эртуг — древняя шведская монета. — П рим. перев.
1050— 1250 гг. 63

убью т датчанина или норвеж ца, ш траф составит девять м а­


рок . . . »
Ц ерковь в Ш веции ещ е в середине X III в. бы ла не очень
прочно связан а с римской церковью. Д о этого времени для
шведских крестьян их приходская церковь была ближ е и в аж ­
нее, чем епархия, а тем более — Рим. Но вскоре полож ение
начало меняться. К концу правления последних Эриков (Эрики
Эрикссоны — Ш епелявый и Хромой) ш ведская церковь окон­
чательно превратилась в одну из .провинций римской церкви.
Реш ение об этом было принято на соборе в Ш еннинге в 1248 г.,
где присутствовал папский легат Вильгельм д а Сабини. В связи
с этим решением собора в 1250 г. бы ла издана папская булла,
согласно которой в Ш веции вводилось безбрачие духовенства;
духовенство получило твердый устав, и свящ енникам предпи­
сывалось изучение канонического права. С этого ж е времени
в стране были введены монаш еские ордена.
Первый этап в развитии шведской церкви был пройден.
Г л а в а VI

ДИНАСТИЯ ФОЛЬКУНГОВ. КОРОЛИ И ФЕОДАЛЫ


(1250— 1363 гг.)

П оспе смерти Эрика XI Эрикссона королем был избран его


племянник, старший сын ярл а Биргера, В альдем ар (1250).
Т ак было полож ено начало правлению рода, который был
назван (ошибочно) Ф олькунгами. Ф еодалы восстали против
В альдем ара, но были разбиты. В альдем ар правил с помощью
отца до его смерти (1266), а потом стал управлять едино­
лично. Его младший брат М агнус получил титул герцОга,
а вместе с ним и герцогство, и по традиции стал ярлом. Но
меж ду братьями началась борьба, в результате которой потер­
пел поражение М агнус, пользовавш ийся поддержкой из Д а ­
нии; впоследствии, став королем, М агнус правил в Ш веции до
конца жизни (он умер в 1290 г.).
Четыре десятилетия, прошедшие со дня избрания В альде­
м ара на престол до смерти М агнуса, были важ ны м периодом
в истории Ш веции. Многие источники свидетельствуют о том,
что уж е В альдем ар проводил мероприятия, способствовавшие
укреплению централизованной власти короля и боролся с ф ео­
д алам и. Но у нас имеется больше сведений о подобных меро­
приятиях и действиях в более поздний период — в годы п рав­
ления М агнуса. В неш няя политика этого периода шведской
истории отличается усилением связи Ш веции с двум я другими
скандинавскими государствами. Усиление связи выразилось
в том, что Ш веция заклю чала союзы попеременно то с одной,
то с другой страной, часто между представителями королевских
домов; назовем хотя бы браки меж ду ярлом Биргером и вдо­
вой короля Абеля, меж ду В альдсмаром и Софией, дочерью
Э рика Плугпеннинга, и имеющие особенно важ ное значение
браки между Биргером, сыном М агнуса, и М артой, сестрой
Э рика М енведа, а такж е между самим Эриком М енведом и
дочерью М агнуса, Ингеборг. Последний брак был типичным
династическим союзом между Ш вецией и Д анией против
1250— 1363 гг. 65

Норвегии и мятежных датских феодалов. П равители Ш веции


временно отказались от традиционной шведской политики
экспансии на восток, если не говорить о стремлении М агнуса
утвердить власть Ш веции на Готланде. В это врем я внутрен­
ние д ел а требовали гораздо больше внимания, чем все внеш не­
политические события.
Ход этих внутренних дел был уж е заранее предопределен
событиями предш ествовавш их правлений. Это касается прежде
всего роста влияния церкви, ставш ей вернейшим и важнейш им
союзником короля. М агнус Л адулос особенно часто опирался
при решении самых разнообразны х вопросов на церковь. Ц ер­
ковь помогала М агнусу упрочить его власть. В благодарность
за это М агнус, в свою очередь, наделил церковь широкими
привилегиями, п родолж ая политику предыдущего века, и рас­
ширил налоговы й иммунитет земельных владений церкви.
Д ругим свидетельством роста могущ ества церкви было ш иро­
кое строительство соборов, развернувш ееся в этот период.
В 80-х годах X III в. был залож ен знамениты й Упсальский
кафедральны й собор; отсюда начало распространяться почита­
ние короля Эрика как святого покровителя государства;
в 1273 г. его останки были перевезены из Старой Упсалы в но­
вую резиденцию архиепископа. Епископы были теперь зн ат­
ными господами и имели больш ую вооруженную свиту.
К оролевская власть так ж е укреплялась при поддерж ке
церкви. К ороль теперь был чем-то большим, чем просто
представительным лицом и военачальником; налогооблож ение
было упорядочено и расш ирено в связи со все увеличиваю щ и­
мися потребностями центрального правительства: уж е с сере­
дины X III в. основные повинности и «естнинг» были заменены
денежной податью. Новым важ ны м источником доходов яви ­
лось так ж е введение пошлины. М иновало время, когда считали,
что король долж ен довольствоваться доходами со своих корон­
ных угодий — «U p p sala od».
П оявились новые законы и постановления, которые, в отли­
чие от прежних, выросших на основе требований повседнев­
ной жизни общины, издавались центральной властью д л я удо­
влетворения своих текущих нужд. Примером тому является
закон об охране мира.
Развитие королевской власти в Ш веции проходило, как мы
уж е отмечали, в своеобразной связи с развитием класса свет­
ских ф еодалов. У ж е в предыдущей главе было отмечено, какое
большое значение имел класс феодалов д л я объединения
страны. Этот класс представлял собой единое целое, не разд е­
ленное на группы. Возвыш ение его происходило то в союзе
с королевской властью , то в борьбе с ней. В этом отношении
типичным примером может служ ить правление М агнуса.
66 Династия Ф олькунгов. К ороли и феода пы

И менно в его правление произошли столкновения короля


с некоторыми знатными родами, например со знаменитой
вестйётской семьей Альготссонов, заключивш ей союз с Н орве­
гией и с мятежными датскими феодалами. Уже в процессе этой
борьбы ясно обнаруж илось стремление М агнуса привлекать
к себе на служ бу людей, не принадлеж авш их к старым ф ео­
дальны м родам. Н о как раз в царствование М агнуса старое
сословие ф еодалов получило новую организацию и слилось
с непосредственными слугами короля и с ры царями, которые
несли служ бу у крупных феодалов и князей со своим конем и
полным вооружением. Т ак образовалось светское, свободное от
податей (ф рельзовое) сословие — дворянство, получившее от
короля значительные привилегии и прежде всего освобождение
от налогов 1, согласно закону, принятому в Альснё 2. Д во р ян ­
ство в большей, чем раньш е, мере начало привлекаться к коро­
левской службе. В аж ны м прказателем сотрудничества между
королевской властью и дворянством служили появившиеся
в это время общ егосударственные долж ности; рядом с сохра­
нивш ейся с более раннего времени долж ностью канцлера по­
явились долж ности д р о т с а 3 и м арш ала. Одновременно пере­
стали зам ещ ать долж ность ярла. -
М еж ду борьбой дворянства и королем и их сотрудниче­
ством' сущ ествует только внешнее противоречие. Ф еодализм
(хотя в Ш веции никогда не было ф еодализм а в той форме,
в какой он сущ ествовал на европейском континенте) и коро­
левская власть, несмотря на все разногласия м еж ду ними, шли
в то врем я рука об руку 4. В том, что именно новые и мощ ­
ные династии, как династия В альдем аров в Д ании, Сверре
в Норвегии и Ф олькунгов в Ш веции, залож или основы ф еода­
л изм а в скандинавских странах, не было ничего удивитель­
ного.
В описываемый период наблю дается такж е мощный рост
городов и горнозаводских поселений. Я рл Биргер продолж ал
поддерж ивать по примеру прежних правителей Ш веции, и осо­
бенно К нута Эрикссона, тесные связи с торговыми городами
Германии. П олож ение немецких иммигрантов в Ш веции было
урегулировано и упрочено. Вскоре бы ла создана столица —
Стокгольм — с королевским зам ком, церквами и монастырями,
1 Отсюда и это название «фрельзовое», то есть свободное, освобожден­
ное от налогов. — Прим. перев.
2 В 1280 г. — П рим. ред.
3 Д р о т е— высший судебный чиновник в Швеции феодального пе­
риода.— П рим. ред.
4 Для буржуазного историка И. Андерссона феодализм — не особая
социально-экономическая формация, а всего лишь политическая категория
или особая форма государственной власти; поэтому он и утверждает, что
династия Фолькунгов в Швеции заложила основы феодализма. — Прим. ред.
1250— 1363 гг. 67

вокруг которых расселялись горож ане; сам М агнус Л адулос


д ерж ал свой двор то на острове Визингсё, который был р ас­
полож ен в центре путей, связы вавш их меж ду собой населен­
ные пункты Ю жной Ш веции, то на острове Альснё, на озере
М еларн, где он построил себе дворец в готическом стиле. Но
и в Стокгольме, как рассказы вает хроника Эриков, по приказу
М агнуса бы ла построена и украш ена церковь францисканских
монахов — Р иддархольм счурка. Бы стро разви вал ась и внеш ­
н яя торговля при активном содействии со стороны правитель­
ства, которое получало, как мы уж е говорили, значительные
доходы от этой торговли в виде пошлин на ввозимые товары.
Если при В альдем арах рынки Европы были завоеваны д а т ­
скими товарам и, то теперь появился большой спрос на ш вед­
ские товары. Помимо масла, кож и мехов, Ш веция экспорти­
ровала сокровищ а своих недр — металлы (серебро, ж елезо
и м едь). Ш ведский горный промысел был, как мы уж е у к а ­
зы вали, известен ещ е с древних времен, но теперь в Ш веции
были введены новые немецкие методы добычи полезных иско­
паемых. Помимо болотной и озерной руды, теперь начали
разраб аты вать рудные залеж и в Бергслагене, в Средней Ш ве­
ции. Немцы предоставили свои капиталы и свою технику. Т а ­
ким образом была создана старейш ая отрасль промышленности
Ш вец и и — горная промышленность. Особенно большую роль
в посредничестве меж ду Ш вецией и Германией, повидимому,
играл немецкий торговый город Л ю бек. Король, церковь и
богатые дворяне в Ш веции были одинаково заинтересованы
в процветании горного дела. Н алоги, взимаемые с владельцев
горнопромышленных предприятий, несомненно, в значительной
степени способствовали укреплению королевской власти в этот
период. Новые селения новых общественных групп отличались
от преж них населенных пунктов: вместо прежних поселков
вокруг ярмарочны х площ адей и церквей появились города на
побережье, население которых вело оживленную внешнюю тор­
говлю, в горных областях возникали металлургические заводы ,
а рядом с приморскими и внутренними крупными городами
короли и ф еодалы строили свои зам ки и дворцы. Страна
ж ила оживленной культурной жизнью . В елась запись и пере­
работка законов; среди дворянства, организованного как сосло­
вие при М агнусе Л адулосе, началось распространение _про­
свещ ения в духе европейского ры царства; шведские студенты
появились в П ариж ском университете. Н емалы м ш агом вперед
в развитии общественных отношений было так ж е и постепен­
ное уничтожение рабства, окончательно закрепленное актом
1335 г. В ремена работорговли, процветавш ей при викингах,
уже прошли; более эффективными оказали сь другие формы
эксплуатации.
68 Династия Ф олькунгов. К ороли и феодалы

К огда умер М агнус Л ад улос (1290), королевская власть,


Церковь и светское дворянство переж ивали подъем. В то время
эти три силы находились в состоянии равновесия. Н о уж е
в следующем десятилетии феодальное дворянство добилось
перевеса. Старш ий сын М агнуса Биргер в 1290 г. был несовер­
шеннолетним. Руководство страной взял в свои руки государ­
ственный совет. Это учреж дение возникло ещ е раньш е, но
проявляло себя очень мало; в описываемый ж е период оно
представляло собой прочно организованную корпорацию,
в которую входили знатнейш ие дворяне государства. Светские
ф еодалы в совете получили перевес над представителями
церкви. Во главе дворянства стоял м арш ал Торгильс Кнутссон,
о котором мы, несмотря на скудость дошедших д о нас сведе­
ний, можем составить соверш енно ясное представление. Во
внутренней политике Кнутссон показал себя как руководитель
мощной группы феодалов, йрый противник церкви; во внеш ­
ней политике это был упорный защ итник политики экспансии
Ш веции на восток, заглохш ей со времени ярла Биргера.
П редприняв, начиная с 1293 г., несколько «крестовых похо­
дов», Торгильс Кнутссон расш ирил границы государства на
востоке. Он залож и л город Выборг неподалеку от важнейш их
торговых путей в Россию через Финский залив; его войска
проникли на Л ад о ж ско е озеро и на Неву. По дипломатическим
мероприятиям ганзейских купцов мы можем судить о том, н а ­
сколько угрож аю щ им им казалось это стремление Ш веции
захватить контроль н ад путями на восток; торговля с Россией
в то время была одним из основных источников их доходов.
М ож но оказать определенно, что Торгильс Кнутссон в своей
внешней политике, пусть бессознательно, продолж ал традиции
викингов. Б лестящ ее описание «крестовых походов» Кнутсеона,
как и более ранних походов ярла Биргера, д ает нам аноним­
ный автор хроники Эриков, который жил спустя несколько
десятилетий после походов и слы ш ал рассказы о сраж ениях
меж ду ш ведами и несметными силами русских, о защ ите ш вед­
ских крепостей в К арелии и на Н е в е '. Значительную часть
завоеваний Кнутсеона Ш веция сохраняла за собой в течение
ещ е целого века.
Торгильс Кнутссон ещ е некоторое время после коронования
Биргера М агнуссона (1302) сохранял значительную часть
своего влияния, хотя оно проявлялось в иной форме; пере­

1 Хроника Эриков составлена в глубоко националистическом духе и


рисует захватнические войны шведов как борьбу христиан с язычниками.
Она изображает события так, будто шведам приходилось защищать свои
крепости и свою армию от русских сил. Однако, как не раз указывает
и сам И. Андерссон, эти крепости были воздвигнуты шведами на террито­
риях, захваченных у русских шведской армией. — П рим. перев.
1250— 1363 гг. 69

мены во внешней политике, судя по источникам, не произош ло.


Первые признаки смуты появились тогда, когда младш ие
братья короля, Эрик и В альдем ар, получивш ие герцогские
титулы и герцогства, попытались при поддерж ке группы д во ­
рян проводить свою собственную политику. М еж ду королем и
его братьями произош ел разры в, и обоим герцогам пришлось
беж ать в Норвегию (1304), где норвеж ский король отдал им
в ленное владение южную область нынешнего Бохуслена —
К унгахеллу. О днако вскоре после этого и Эрик и В альдем ар
помирились с братом и вернулись в Ш вецию. Эрику д а ж е у д а­
лось получить от датского короля в ленное владение северный
Х алланд с городом В арбергом и тем самы м значительно упро­
чить свое могущество. Эрик часто играл главную роль в слож ­
ных перипетиях борьбы, которая велась из-за устья реки Еты
между Ш вецией, Д анией и Норвегией.
Вскоре после возвращ ения герцогов на родину в Ш веции
од ерж ала верх новая политическая группа. Крупные церков­
ные магнаты, могущ еству которых Торгильс Кнутссон давно
нанес сильный удар, получив поддерж ку части дворянства и
герцогов, отстранили м арш ала. Он был лиш ен власти, аресто­
ван, а вслед за тем' и казнен, повидимому, как враг церкви,
так как сн ачала его д аж е не похоронили на освящ енной земле.
Король Биргер возобновил политику своего отца, благоприят­
ную для церкви, д ар о вал церкви новые большие привилегии
в виде т ак назы ваемой «льготной грамоты». Н о в это время
герцог Эрик уж е подготовил государственный переворот, к о то ­
рый привел его к сласти: осенью 1306 г. он вместе с Вальде-
маром арестовал короля в Хотуне («хотунская ш утк а»).
Хроника Эриков рисует герцога Эрика как человека, наделен­
ного всеми рыцарскими добродетелями. Н а самом ж е деле это
был на редкость беспринципный карьерист. Теперь он зан ял
первое место в государстве.
Н ет никакой возможности проследить все перипетии
борьбы, развернувш ейся в течение следую щ их десяти лет
между Эриком и вскоре освобожденным Биргером. В этой
борьбе герцог благодаря своему блестящ ему дипломатическому
таланту часто склонял на свою сторону Д ан ию и Норвегию,
а иногда успешно боролся против них обеих. О днако во всех
этих случаях датский король Эрик М енвед в общем сохранял
верность Биргеру. Д оговоры , переговоры, военные походы
в быстром темпе сменяли друг друга, а в это время герцог
Эрик н а основе своих владений по обе стороны устья реки
Ёты создал новое феодальное государство, которое террито­
риально выходило за границы всех трех скандинавских госу­
дарств, хотя и не было сплочено каким-либо идейным началом.
В 1310 г. шведское государство было разделено на два
70 Династия Ф олькунгов. К ороли и феодалы

крупных королевства. Биргер получил в свое владение боль­


шую- часть Восточной Ш веции, остров Готланд и Выборг
в Восточной Финляндии. Герцоги захватили западнош ведские
области В ермланд, Д а л ь и Вестерйётланд, а так ж е имевшие
больш ое оборонное и торгово-политическое значение зам ки на
востоке с .принадлежавш ими им ленами (Стокгольм, К альм ар
и Боргхольм ) и большую часть Финляндии. П озднее герцоги
поделили м еж ду собой свою часть, и Эрику достались З а п а д ­
н ая Ш веция, Северный Х алланд, Ю жный Бохуслен и К альм ар
с принадлеж ащ им ему леном. Таким образом, «скандинавское»
государство Эрика было, как казалось Эрику, наконец,
создано. О его династических планах мож но судить по его
браку с Интеборг, дочерью норвежского короля.
Это был, несомненно, критический период в истории Ш ве­
ции. С охранится ли государство единым или начнется период
феодальной раздробленности? Этот вопрос реш ила страш ная
трагедия, разы гр авш аяся в декабре 1317 г.
Король пригласил герцогов в гости в свой зам ок в Нюче-
пинге, в С ёдерманланде. П осле пирш ества герцоги были ночью
захвачены в своих покоях и брошены в тюрьму. К ороль попы­
тал ся сразу завоевать всю страну. Эрик и В альдем ар погибли
в тю рьме — неизвестно, умерли ли они от голода или были
умерщ влены, — но их сторониики-феодалы взялись за оружие,
и вскоре больш ая часть шведского дворянства бы ла охвачена
мятежом. Хотя Биргер и получил помощ ь от Эрика М енведа,
он вынужден был .в 1318 г. беж ать из Ш веции в Д анию , а его
сын, М агнус, был захвачен в плен и спустя некоторое
время казнен. Биргер умер в изгнании и был похоронен в Д а ­
нии. В ласть в Ш веции захватило высшее дворянство. В поли­
тической жизни стал играть большую роль дроте М ате
Кеттильмудссон вместе со вдовами обоих герцогов.
Н ачался период власти дворянства. П оследнее вовсе и не
собиралось отменять королевскую власть. Но феодалы стре­
мились обеспечить свое господство и укрепить принцип, что
Ш веция — государство не с наследственной династией, а с вы ­
борным. королем. Д ворянством был уж е намечен кандидат на
престол — М агнус Эрикссон, юный сын Эрика от брака с д о ­
черью норвеж ского короля. В июле 1319 г. в Упсале на
собрании знатнейш их людей страны и представителей крестьян­
ства М агнус был выбран в ш ведские короли. Н езадолго д о
этого М агнус получил п о наследству и норвежский престол.
Одновременно с избранием был обнародован замечательны й
документ, представлявш ий собой попытку наметить основы
шведской конституции. Этим документом закреплялись приви­
легии дворянства и церкви, укреплялось полож ение государ­
ственного совета, давали сь гарантии, ограничивавш ие право
1 2 5 0 -1 3 6 3 гг. 71

короля единолично распоряж аться налогооблож ением; теперь


на .каждый новый налог требовалось согласие государствен­
ного совета и народа. Авторы документа энергично подчерки­
вали, что Ш веция — государство с выборным., а не .наслед­
ственным королем, в противоположность тенденции Ф олькун­
гов, ж елавш их установить твердый порядок наследования
престола. Т ак аристократия взял а власть в свои руки и
использовала тринадцать лет правления при несоверш енно­
летнем. короле д л я того, чтобы значительно упрочить свое
полож ение ‘.
Н уж но так ж е указать, что в Ш веции издавна установилась
традиция привлекать заж иточные крестьянские роды в каче­
стве лагм анов (судей-старейш ин) при отправлении правосу­
дия. Эта старая традиция сохранилась и теперь: крестьяне
сотрудничали в редактировании законов свеев. В середине
90-х годов X III в. было создано Уплаидское уложение,
а в 1327 г. — С ёдерманское уложение. Именно этой р ед ак ­
ционной работе лагм анов мы обязаны в значительной степени
и тем, что можем восстановить картину ш ведского общ ества
времен Ф олькунгов. Эти законы , как эстйётские, так и вестйёт-
ские, преж де всего, как у ж е указы валось, даю т нам ж ивую
картину жизни крестьянства в средние века; с точки зрения
филологической, они п ринадлеж ат к ценнейшим м атериалам
д л я .изучения средневекового шведского язы ка.
И м ея дело со сложными проблем ами внешней политики во
время междоусобных распрей Ф олькунгов, ш ведская аристо­
кратия накопила в этой области большой опыт. О на познако­
милась так ж е с жизнью и идеалами дворянства и ры царства
своего времени, о чем свидетельствует хроника Эриков, напи­
санная в период несоверш еннолетия М агнуса.
С особенным успехом этот ведущий в то время класс общ е­
ства 2 действовал на протяжении первых десяти лет после

1 В феодальном государстве, политическая власть всегда принадлежит


классу феодалов или дворянству, независимо от формы организации госу­
дарственной власти. В данном случае феодальная аристократия добилась
ограничения королевской власти с целью обеспечения самостоятельности
крупных феодалов. Подобное ограничение власти короля — частое явление
в истории феодального государства, ничего общего не имеющее с консти­
туционной монархией, которая является особой формой буржуазного госу­
дарства. И. Андерссон не понимает качественного отличия феодального
государства от буржуазного, и поэтому для его книги характерна чрезвы­
чайная путаница в терминологии. Так, в пределах данной главы речь идет
не о шведской конституционной монархии в XIV в., а, по сути дела, о воз­
никновении сословной монархии как особой формы феодального государ­
ства. — П рим. ред.
2 «Ведущий класс общества» в формулировке автора означает в дан­
ном случае не весь господствующий класс феодалов, а лишь феодальную
верхушку. — П рим. ред.
72 Династия Ф олькунгов. К ороли и феодалы

избрания М агнуса королем. В Ф инляндии М ате Кеттильмудс-


сон защ и щ ал Выборгский лен, граничивший с Россией, отно­
ш ения с которой были надолго урегулированы мирным
договором в Н отеберге в 1323 г. К огда вдова герцога Эрика,
И нгеборг, и ее второй муж, дворянин Кнут Порее, по рож д е­
нию датчанин, попытались проводить свою собственную поли­
тику, регентское правительство быстро вмеш алось и предотвра­
тило втягивание страны в довольно неприятные конфликты. Но
некоторые идеи авантюристической супружеской четы прави­
тельство все-таки использовало. К огда в 20-х годах XIV в.
Д ан и я п ереж ивала острый период смуты, герцогиня Ингеборг
воспользовалась этим в н ад еж д е упрочить свое влияние
в Д ании. И нгеборг и ее м уж у удалось захватить Ю жный Хал-
лан д и области в Зеландии. У них были планы завоевания
Сконе, которые стало проводить в ж изнь ш ведское п равитель­
ство. В 1332 г. М агнус Эрикссон был провозглаш ен государем
Сконе, а затем , на условиях уплаты Ш вецией выкупа, это при­
соединение было признано графом Иоганном Голштинским,
владевш им в то время Сконе. В 1335 г., когда М агнус Э рикс­
сон о б ъ езж ал свои владения, где по старом у обычаю его
долж ны были провозгласить королем, эти владения были
самыми большими, какие до тех пор зн ал а С кандинавия:
в них входили Ш веция и Ф инляндия, Сконе, Блекинг (С евер­
ный Х алланд) и Н орвегия. Эти владения расш ирились ещ е
больше, когда В альдем ар А ттердаг Д атский в начале 40-х го­
дов XIV в. продал М агнусу Ю жный Х алланд. П осле этого
Сконе уж е с полным основанием осталось за М агнусом.
Чрезвы чайно большое значение д л я объединения страны
имело принятие во врем я царствования М агнуса Эрикссона,
около 1350 г., общ его «закона страны». «Королевский раздел»
«закона страны» содерж ит первую шведскую конституцию,
согласованную с идеями, которые ш ведское дворянство вы­
рази ло при избрании короля в 1319 г. В «королевском р а з­
деле» ясно говорилось, что Ш веция — государство с выборным
королем, с той лиш ь оговоркой, что короли долж ны были
избираться предпочтительно из королевских сыновей. Старый
обычай, по которому король долж ен был объезж ать разны е
области страны, чтобы быть избранным ими, остался в силе.
Отношения меж ду королем и народом 1 вы раж ались в сле­
дующих точно сформулированных присягах, которые обе сто­
роны долж ны были принести друг другу.
П рисяга короля: «Он долж ен любить бога и святую цер­
ковь, соблю дать ее права, так ж е как все королевские права,
1 Речь идет, конечно, не о пароде, а о господствующей феодальной
верхушке, которая фактически и пользовалась правом выбора короля,
выступая от имени народа. — П рим. ред.
1250— 1363 гг. 73

п рава государства и всего народа Ш веции. Он долж ен соблю­


дать справедливость и правду, любить и охранять их и всякую
несправедливость и неправду уничтож ать, основываясь на
праве и своей королевской власти. Он долж ен быть верен
своему народу и не причинять никакого ущ ерба ни ж изни, ни
гелу ни богатого, ни бедного, за исключением тех случаев,
когда кто-либо законны м образом уличен, как говорят закон
и право государства; он ни в коем случае не долж ен отбирать
у кого-либо его имущество, кроме случаев, когда это делается
по закону или законному приговору, как уж е бы ло сказано.
Он долж ен управлять своим государством — Ш вецией— и п р а ­
вить вместе со своими соотечественниками, а не с чуж езем ­
цами, к ак это издавна гласят старый закон и право государ­
ства. ..»
П рисяга н арода: «Весь народ, живущ ий в Ш веции, долж ен
принять его как короля, укреплять его власть и его королев­
ское право. Мы долж ны ем у повиноваться, выполнять все его
приказания во всем, за что он отвечает перед богом и людьми;
его дело — приказы вать, а н аш е — исполнять. Мы долж ны
быть ему верными и добрыми слугами, особенно в военных по­
ходах на границы страны, чтобы защ ищ ать с ним государство
и страну. Н арод, как это издревле было, облагается податью,
он обязан уплачивать королю все свои еж егодны е и уста­
новленные законом повинности и будет делать это по доброй
воле, без всякого непослушания».
«Королевские статьи» были положены в основу шведской
конституции и определили ее содерж ание н а много веков впе­
ред. П озж е был опубликован новый закон о городах, предо­
ставивший значительные права немецкой прослойке ’, о б л ад ав ­
шей больш им влиянием.
1 Города получали от королей грамоты, дававшие им известные права
самоуправления, в городах образовались купеческие гильдии и ремесленные
цехи. Но и купцы и ремесленники были в то время в Швеции еще немного­
численны и небогаты. Большую и влиятельную часть городского населения
составляли все же иностранцы, главным образом немцы и датчане, которые
получили в Швеции исключительные торговые права. Приблизительно в это
время начал возвышаться Ганзейский торговый союз, включивший в свою
торговую сеть все важнейшие пункты Балтийского моря. Немцы проникли
во многие области народного хозяйства Швеции. Они же положили начало
и развитию шведской горной промышленности. Однако шведское купече­
ство, интересы которого страдали от этого, вступило в борьбу с Ганзой.
Дворянство (не родовое, а среднее и низшее) и верхушка свободного кре­
стьянства поддержали купечество в его борьбе за «национальную» поли­
тику. И здесь снова столкнулись две силы: с одной стороны — низшее дво­
рянство и крупное крестьянство, стремившиеся усилить централизованную
королевскую власть, с другой — крупные феодалы и магнаты церкви,
жаждавшие политической самостоятельности. Это столкновение на данном
этапе окончилось победой крупной земельной знати и поражением короля
Магнуса Эрикссона. — Прим. перев.
74 Династия Ф олькунгов. К ороли и феодалы

Что касается внешней политики ш ведского правительства


при М агнусе Эрикссоне, то она определялась главным обра­
зом его экспансионистским стремлением на восток, проявив­
шемся в неудачной д л я Ш веции войне с Россией. Следует
отметить так ж е заклю чение уж е упоминавш ейся выше личной
унии с Норвегией; впоследствии, когда в Норвегии вместе
с королем стал править его младш ий сын Хокан, в договор
об унии были внесены некоторые изменения. Н о все ж е основ­
ной проблемой правления М агнуса оставались взаимоотнош е­
ния Ш веции с Д анией. Энергичные усилия В альдем ара Аттер-
дага Д атского восстановить порядок в стране вскоре привели
его к конф ликту со Ш вецией. Уступки, сделанны е В альдема-
ром Ш веции в начале 40-х годов, явились только временным
компромиссом'.
С датской проблемой переплелись и внутренние распри
в Ш веции. К ак только М агцус Эрикссон попы тался усилить
королевскую власть в соответствии со старыми традициями
Ф олькунгов, он вступил в конфликт с крупными феодалами.
М агнус добился признания своего старш его сына Эрика коро­
лем (то есть фактически престолонаследником), что было ш а ­
гом к установлению наследственной королевской власти.
С амым выдаю щ имся помощником' короля в его деятельности
по укреплению централизованной власти был Бенгт Альготс-
сон, получивш ий от короля титул герцога; дворянство нена­
видело Альготссона, как верного друга короля. Ф еодалам
удалось привлечь на свою сторону молодого короля Эрика,
а так ж е зятя М агнуса, немецкого герцога Альбрехта М еклен­
бургского, ловко использовавш его смуту в скандинавских
странах в своих личных интересах. М агнус был вынужден
изгнать Бенгта Альготссона и раздели ть государственную
власть с сыном.
Но, несмотря на эти неудачи, М агнус не собирался так
легко сдаваться. Он заклю чил союз с В альдем аром Аттерда-
гом; в 1359 г. этот союз был скреплен чрезвычайно зн ам ен а­
тельным' в истории скандинавских стран династическим обру­
чением сына М агнуса Хокана Н орвеж ского с дочерью
В альдем ара Д атского М аргаритой. П осле этого собы тия начали
развиваться с поразительной быстротой. В том ж е 1359 г.
молодой король Эрик умер, и М агнус снова стал единовласт­
ным правителем. И вот тут-то он сделал очень важ ны й шаг:
он созвал в К альм аре риксдаг с участием представителей от
всех сословий.
В обращ ении короля к участникам риксдага предписы ва­
лось, «чтобы четыре человека из народа в каж дом судебном
округе и выборные люди от каж дого торгового города, д ва
каноника со своим епископом от каждой соборной церкви,
1250— 1363 гг. 75

а так ж е все люди из числа наш их людей и жителей страны,


которые захотят приехать, явились в К а л ь м а р ...» Отныне
в государстве будут действовать «такое управление и такой
суд, чтобы каж ды й ж ил по своему праву: государство — по
своем у праву и чести, церкви и монастыри — по своему,
крестьяне, простой люд, купцы — все по своему п р а в у ...»
Мы не знаем , состоялось ли это собрание риксдага, но
важ но отметить, что в самом обращ ении М агнуса Э рикссона
уж е зал о ж ен а идея сословного риксдага; позднее эта идея
бы ла осущ ествлена, что привело к чрезвычайно важ ны м по­
следствиям.
Все шло, казалось бы, хорошо, как вдруг В альдем ар Аттер-
д аг переменил фронт: в 1360 г. он овладел Сконе, а вслед за
тем завоевал д а ж е Г отланд (см. гл. V II, стр. 82). Тем не
менее М агнус возобновил свой союз с ним. Это случилось
уж е после брака Х окана с М аргаритой, когд а аристократия
возобновила свои происки против короля. И тут на политиче­
ской арене в Ш веции появилось новое действую щ ее лицо. Это
был Альбрехт, сын сестры М агнуса Эрикссона и Альбрехта
М екленбургского. Осенью 1363 г. он отправился с флотом и
армией в поход на Стокгольм. К рупные ш ведские феодалы о к а­
зали ему поддерж ку, надеясь найти в его лице более сговорчи­
вого короля, чем! был М агнус Эрикссон, которого они изгнали
из пределов страны '. П равда, М агнус ещ е удерж ивал за собой
в течение некоторого времени часть Западной Ш веции, а его
сын Хокан (норв. — Хакон) продолж ал оставаться королем
Норвегии; но их попытки вернуть всю Ш вецию, в которых им
несколько р аз оказы вал помощь войскам и В альдем ар Аттер-
даг, не привели ни к каким результатам. Сильное экономиче­
ское и культурное влияние Северной Германии, которое было
заметно в Ш веции при Ф олькунгах, получило теперь свое
политическое выражение; в Ш веции произош ло приблизительно
то ж е самое, что и в Д ан ии за сорок лет до того, при гол­
штинских граф ах. В ремена Ф олькунгов миновали. Ш ведские
монахи в монастыре В адстена записали в своей летописи:
«Тогда хищные птицы опустились на вершины гор» — символ
несчастья, заимствованный из Ветхого завета.
Эпоха Ф олькунгов была мрачным периодом' в истории
Ш веции. П ервы е годы их правления ознаменованы кровавыми

1 Альбрехт Мекленбургский получил корону из рук шведской аристо­


кратии, дав заверения государственному совету, что будет править исклю­
чительно в интересах крупного дворянства и церкви. Начался период
жесточайшей эксплуатации крестьянства, а вместе с тем и усиленного про­
никновения в городскую и промышленную жизнь Швеции немцев; послед­
нее обстоятельство составляло предмет постоянных забот курфюрста
Мекленбургского. — П рим. перев.
76 Династия Ф олькунгов. К ороли и феодалы

внутренними распрям и, а последние — пораж ениям и и униж е­


нием. В середине XIV в. Ш веция, .как и вся остальная Европа,
пострадала от уж асной эпидемии — «большой смерти», кото­
рую в соответствии с представлениями того времени рассм а­
тривали как ниспосланное богом н аказание за грехи. В своей
внешней политике Ф олькунш так ж е .потерпели целый ряд
неудач. Н о Ш веция все росла, и труд народа восстанавливал
то, что уничтож али войны и болезни. П родолж алась зап аш ка
целины. В Вестерйётланде, С м оланде и других областях по­
явилось много новых деревень, заселенны х арендаторами,
в новых поселках процветало скотоводство. Заселяли сь так ж е
северные области Ш веции и ранее пустовавш ие земли Ф ин­
ляндии. В древней крестьянской стране начинает создаваться
обособленное сословное общ ество, напоминаю щ ее континен­
тальны е европейские государства того времени. П опреж нему
в значительном количестве экспортировались масло и металлы.
Конституционализм и абсолютизм вели между собой упорную
борьбу, которая в течение долгого времени явл ял ась лейт­
мотивом истории Ш веции '. Кроме того, как ни велико было
немецкое влияние, в это время были залож ены основы ш вед­
ской средневековой культуры, переживш ей власть М екленбург­
ской династии. По оставленному им культурному наследию!
XIV век зан и м ает в истории Ш веции особое место. Именно
в этот век появились и лучш ие поэтические произведения
шведского средневековья, хроника Эриков и общ егосудар­
ственный свод законов, определивш ий на много веков х арак­
тер правовой и политической культуры Ш веции.

1 См. о конституционализме прим. на стр. 71. — П рим. ред.


Г л ав а VII

ВИСБЮ И ВАЛЬДЕМАР АТТЕРДАГ


(до 1361 г.)

Известный датский автор псалмов Томас Кинго в своем сти­


хотворном описании острова Г отланд посвятил знам ени­
тейш ему в средние века на севере городу Висбю следующие
торж ественны е строки:
Хочу отправиться в путь, хочу попрощаться,
иду в Висбю, который в древние времена был
таким прекрасным торговым городом, богатым зданиями
и большим,
как никакой другой город на всем севере...

И Кинго бы л прав. Ни один город Ш веции — ни Бирка и


Сигтуна, ни Стокгольм, «и епископские и торговые города,
возникшие в стране в годы раннего средневековья, не могли
сравниться с Висбю. О былой величественной красоте Висбю
свидетельствую т ещ е и теперь многочисленные средневековые
здания, развалины его некогда великолепных церквей и его
могучие городские стены со старинными воротами и башнями.
Все это д елает Висбю одной из главнейш их достоприм ечатель­
ностей С кандинавии.
У ж е в древнейш ую эпоху переселения народов, а так ж е
при викингах остров Готланд играл значительную роль и
в торговле и в войнах, которыми была так богата история
скандинавских стран. И впоследствии . ж ители острова очень
долгое время п родолж али плавать вдоль южных и западны х
берегов Балтийского моря и соверш ать поездки в Россию, что
подтверж дается найденными на острове монетами: более поло­
вины всех куфических (араб ски х), англо-саксонских и немец­
ких монет IX— XI вв., обнаруж енны х в Ш веции при раскопках,
открыты археологами на острове Готланде. Важный торговый
путь, который вел из Н овгорода в России в Хедебю в Д ании
и по которому русские меха и другие товары доставлялись
76 Висбю и В альдем ар Аттердаг

на мировые рынки, шел через Готланд: в те времена было


широко распространено каботаж ное плавание. Торговля на
Балтийском море бы ла тогда сосредоточена в руках купцов
и шкиперов из крестьян — ж ителей многочисленных портовых
поселений, расположенны х на берегах Готланда. Города Висбю
тогда ещ е не сущ ествовало, « о н а территории будущ его города
уж е имелись селения. В течение XI и X II вв. немецкие п ере­
селенцы с за п ад а стали продвигаться вперед по южному п о­
береж ью Балтики, где в то время ж или венды и другие с л а ­
вянские племена. Здесь, на берегах Балтийского моря, немцы
осели и основали ряд больших колоний. Б л аго д ар я этим
колониям перед германскими купцами откры лись новы е в о з­
можности. Р ан ьш е их путь к Балтийском у морю шел только
через датские и славянские земли, теперь ж е они могли про­
никать в богаты е русские торговые области у ж е по .балтий­
ским путям. Н а нижнем течении реки Т раверс в 1143 г. возник
новый немецкий торговый центр, Л ю бек, имевший сильного
покровителя — Генриха Л ьва. Обосновавш ись на побережье
Балтийского моря, немецкие купцы напучили возможность
п лав ать на собственных кораблях, тогда как раньш е они
долж ны были пользоваться для торгового плавания датскими
или готландскими кораблями. Они .не замедлили использовать
новый путь д л я установления непосредственной связи с Н ов­
городом через Балтийское море. С этого времени началась
конкуренция меж ду немецкими и готландскими купцами из-за
торговли с Россией. Немцы быстро оценили исключительно
благоприятное полож ение Готланда. Н а этом острове поспе­
шили укрепиться различны е торговые компании, возникшие
в Л ю беке и в западногерм анских областях. Центром, где
они начали вести свои дела, стало место, на котором впослед­
ствии был залож ен нынешний Висбю. В удобной, хорошо
защ ищ енной природой гавани постепенно вырос, в упорной и
■постоянной борьбе между старыми купеческими династиями
готландцев и немецкими купцами на Готланде, новый город,
похожий по типу н а Л ю бек.
Немцы, появивш иеся в Висбю, делились на две группы:
часть их осела в городе на постоянное ж ительство, а прочие
только н аезж ал и из больш их северо- и западногерм анских
городов и вели торговлю с Россией через Готланд. В этом
городе было множество контор, магазинов, больших товарных
складов, принадлеж авш их как местным купцам, т а к и купцам,
наезж авш им из других городов и имевшим экономические
интересы в Висбю и в Новгороде. П риезж ие немцы имели
в Висбю своих представителей. С лучалось, что купцы разны х
городов Германии поддерж ивали между собой связь через
своих агентов, торговые конторы и магазины в Висбю.
В исбю до 1361 г. 79

Торговля с Россией и вообщ е с Северной Европой была


д л я этих купцов чрезвычайно выгодной. Быстрый расцвет этой
торговли создал особо благоприятны е условия для роста
Висбю, являвш егося ее Центром. «Объединение едущих на
Готланд» нуж далось в строительстве домов, постоялых д во­
ров, церквей и помещений д л я складов. С конца X II в. исклю ­
чительный расцвет Висбю можно без труда проследить по
сохранивш имся архитектурным пам ятникам того времени.
Ч асть этих зданий перестраивалась в более позднее время,
часть представляет собой развали н ы . Н ем ецкая церковь
св. М арии в Висбю была освящ ена в 1225 г. Д остоверно не­
известно, когда бы ла зал ож ен а крепостная стена, но в X III в.
строительство крепостного вал а было у ж е закончено.
Висбю стал важнейш им городом области Балтийского
моря. Н аселение этого города составляли преж де всего пере­
селенцы из Северной и Западной Германии — особенно много
было вестфальцев, — но значительную группу составляли сами
готландцы. Мы можем определенно утверж дать, что начиная
со второй половины X III в. в Висбю сущ ествовали и немец­
кая и готландская общины, а в более поздних источниках
говорится о «двух язы ках» города.
Висбю был своеобразным городом ещ е в одном отнош е­
нии: он входил в состав Ганзейского сою за, но все ж е призна­
вал власть ш ведского короля и входил, как и весь остров,
в состав шведского государства.
Один из немногих сохранивш ихся образцов народного
эпоса раннего средневековья, похожий по стилю на исланд­
ские саги, был создай на острове Готланде. Это так назы вае­
мая «С ага о Готланде», последняя известная нам редакция
которой относится к X III в. — эпохе расцвета поэзии исланд­
ских саг. «С ага о Готланде» начинается с мифологического
рассказа о том, как сила огня заставила остров, еж едневно
уходивший на дно морское, оставаться на своем месте. Д ал ее
сага повествует, как регулировались взаимоотношения между
Готландом и Ш вецией.
С литературной точки зрения, «Сага о Готланде» — в выс­
шей степени интересный документ.
И сторические судьбы Готланда известны нам очень хорошо
б лагодаря исключительно богатому археологическому м ате­
риалу ц целой серии достоверных документов.
Возвышение Готланда объясняется преж де всего его чрез­
вычайно благоприятным местоположением. Но история этого
острова богата трагическими и жестокими конфликтами.
Быстрый расцвет Висбю, относящ ийся приблизительно
к 1170— 1270 гг., вы зы вал зависть и неприязнь со стороны как
близких, так и далеких соседей. С тары е купеческие династии
80 В исбю и В альдем ар Аттердаг

Готланда, потомки крестьян, ещ е в X III в. заним авш иеся про­


даж ей английскому двору русских драгоценных товаров —
мехов и в о с к а ,— .не могли равнодуш но смотреть на немцев и
готландцев, живш их в Висбю.
С ущ ествовал глубокий конфликт между купцами и ш кипе­
рами из крестьян, придерж ивавш имися своего «стиля тор­
говли» с традициям и времен .викингов, с одной стороны, и
горож анам и, представителям и торговой культуры позднего
средневековья, — с другой; в 80-х годах X III в. м еж ду этими
двум я группами возникла откры тая война; победа осталась
за горож анами, укры вавш имися в городе, окруженном мощ­
ным кольцом стен. Ш ведский король М агнус Л адулос
поддерж ал их в благодарность за то, что они признали его
власть и, кроме того, стали платить в его казну постоянные
налоги. Висбю зан ял, таким образом, бесспорно господствую­
щ ее полож ение н а острове. Н о теперь появились другие со ­
перники, более далекие. Купцы, ездивш ие раньш е из Север­
ного моря в Балтийское через Готланд, стали искать других
путей. Они отказались от пути через Ю тландию , по узкому
переш ейку меж ду Эльбой и Л ю беком, требовавш его пере­
грузки товаров, и с середины X III в. д елали попытки пройти
морем севернее, в обход Ю тландии. У самого входа в Б а л ­
тийское море они неож иданно наш ли новый источник дохода —
соленую сельдь, поставлявш ую ся сконскими ры бакам и.
Немецкие ганзейские города, и преж де всего Л ю бек, полу­
чили больш ое влияние на островах С канер и в Фалстербу.
Вендские города так ж е стали отп равлять свои товары в Се­
верное море, минуя Готланд. Все это привело к тому, что
господствую щ ая роль в торговле на Балтийском море переш ла
от Висбю к Л ю беку, купцы которого не брезгали д л я зав о ев а­
ния господства никакими средствами. В 1299 г. было решено
прекратить применение в Висбю печати «объединенных куп­
цов»; это реш ение как бы символизирует перемещ ение центра
североевропейской торговли. П обереж ья Балтийского и С е­
верного морей слились в единый торговый район, в котором
Висбю как в географическом, так и в экономическом и поли­
тическом отношении оказался периферией.
О днако период расцвета Висбю ещ е не миновал, хотя он
и утратил полож ение «главного города» Ганзы. Теперь это
был крупный местный центр в великом торговом Ганзейском
союзе, сохранявш ий значение важ ного промеж уточного пункта
на пути в Новгород. Хотя в товарообороте позднего средне­
вековья участвовала сравнительно небольш ая масса това­
ров, эти товары п ораж али своим разнообразием. Сохранились
счета больших поминок по лагм ану Биргеру Перосону из
Финста о т 1328 г. Товары, закупленны е д л я этих поминок,
В и сбю -д о 1361 г. 81

были привезены издалека: ш аф ран — из Испании или Италии,


имбирь — из Индии, «райское зерно» — из Западной Африки,
корица — с Ц ейлона, перец — с М алабарского берега, мин­
даль, рис и сахар — из Испании, вина — из Остзейской об ла­
сти и из Бордо. Торговля этими товарам и все ещ е приносила
Висбю больш ие доходы, равно как и торговля шведским и
русским сырьем, сукном, солью и пивом из Германии и стран
к зап аду от нее. Н едаром лю бекская хроника середины X III в.,
написанная Д етм аром , приводит популярную в то время пого­
ворку, что в Висбю «всегда много золота» и что там «свиньи
едят из серебряных корыт». В это время Висбю и Готланд не­
ожиданно- начали играть большую роль в важных политиче­
ских переговорах между Д анией, с одной стороны, и Ш вецией
и Ганзой — с другой.
Отношения меж ду Ш вецией и Д анией около 1360 г. до сих
пор ещ е во многом неясны. К ак мы уж е говорили, В альдем ар
А ттердаг и М агнус Эрикссон то воевали друг с другом, то з а ­
ключали союзы, и Сконе в 1360 г. снова переш ло к Д ании.
В то ж е время оставалось ещ е несколько нерешенных вопро­
сов в области взаимоотношений Д ании с ганзейскими горо­
дами, особенно по части торговых привилегий. Д атский ко­
роль требовал уплаты очень большой суммы за возобнов­
ление привилегий, данны х Д ан ией Ганзе, но ганзейские
купцы оказались на этот раз несговорчивыми. К ороль решил
проучить их, а кстати и Ш вецию. В его распоряж ении была
хорош ая армия ландскнехтов, с помощью которых он н а ­
деялся захватить большую добычу. Весной 1361 г. В альдем ар
Аттердаг закончил подготовку к военному походу, цель кото­
рого бы ла известна лиш ь узкому кругу людей. Н адвигались
самые драм атические собы тия во всей средневековой истории
Висбю.
Ф лот В альдем ара н аправился сначала к острову Э лапд и
взял там крепость Боргхольм. Затем В альдем ар отплыл на
Готланд и во второй половине ию ля высадился на западном
берегу этого острова. Здесь он встретил сильное сопротивле­
ние, повидимому, со стороны наспех собранного ополчения.
Сообщения об этом походе сходятся на том, что именно гот­
ландские крестьяне вы держ али ряд жестоких сражений с хо­
рошо вооруженными войсками В альдем ара. С охранились све­
дения о трех таких сраж ениях; последняя отчаянная битва
произош ла уж е непосредственно под стенами Висбю. Об этой
битве сообщ ает древняя надпись, сохранивш аяся на так н азы ­
ваемом Корсбетнингене (братской могиле). К раткий, но очень
выразительный текст на латинском язы ке в переводе гласит
следующее: «В 1361 г., во вторник после дня св. И акова
(27 ию ля), готландцы пали в бою с датчанам и у ворот Висбю.
85 Висбю и Вальдем ар Аттердаг

Здесь они похоронены. М олитесь за них!» В документе, близ­


ком по временам к этим' событиям, упоминается о д вух тысячах
павших крестьян; запись в Висбю назы вает цифру в 1800 че­
ловек; лю бекская хроника говорит в общей форме о кро­
вавом поражении и о том, что крестьяне не имели оруж ия и
не были подготовлены к бою.
В н ач ал е XX в. археологи случайно наш ли под Висбю не­
сколько братских могил, где были погребены после сраж ения
павш ие в бою воины. Зам ечательное оруж ие, уж е зар ж ав ев ­
шее, отрубленны е части тел, пронзенные стрелами черепа,
ещ е одетые в шлемы, — все эти огромные груды человеческих
костей и доспехов представляю т наглядную картину средне­
векового сраж ения. А нализ содерж имого братских могил
позволил воспроизвести в точности весь ход этого крово­
пролитного сраж ения. В борьбе с ландскнехтами В альдем ара
готландское крестьянское ополчение, конечно, было обречено
на гибель. Остров не мог защ ищ аться. П рям о из своих домов
лю ди шли в последний бой. Среди скелетов мож но видеть
остатки костей, принадлеж авш их лю дям всех возрастов, есть
кости детей и калек. Д а ж е женщ ины участвовали в этом
беспощадном бою.
Теперь, когда мы познакомились с характером этого ср а­
жения, мы можем зад ать себе вопрос: какова бы ла роль ж и­
телей Висбю в сраж ении? Точных сведений об этом мы не
имеем, но последую щ ие собы тия даю т нам любопытный м ате­
риал, помогающий ответить на этот вопрос. Вскоре после
катастроф ы ж ители Висбю открыли перед победителем ворота
города, причем сделали это, как сообщ ает источник того вре­
мени, «добровольно». В сообщ ениях ф ранцисканских монахов
из Висбю отмечается, что капитуляция явилась результатом
переговоров. Д в а дня спустя В альдем ар А ттердаг издал гра­
моту о привилегиях, гарантировавш ую жителям «все права
и свободы, которыми они пользовались издревле». Тот факт,
что отдельные участки городской стены Висбю сложены иначе,
чем вся стена, объяснялся средневековым военным обычаем,
согласно которому победители входили в побежденный город
через бреши, пробитые ими в городских стенах. В озможно,
что т а к было и в Висбю. Город сдался. Это показы вает, что
горож ане заняли соверш енно иную позицию по отношению
к В альдем ару А ттердагу, чем крестьяне. Они вели переговоры,
чтобы укрепить положение Висбю как торгового города п о ­
средством новых привилегий. Ещ е раньш е, говоря о средневе­
ковой истории Г отланда, мы указы вали на противоречия
между деревней и городом, характерны е, повидимому, для
всего этого времени — как д л я древнейш его периода сущ ество­
вания Висбю, так и д л я эпохи междоусобных войн при М аг­
В и с б ю 'д о 1361 г. 83

нусе Л аду лосе. Н екоторы е современны е исследователи пы ­


таются доказать, что эти противоречия меж ду крестьянам и и
горож анами на Г отланде — только каж ущ иеся. О днако внима­
тельное изучение событий, имевших место во время наш ествия
В альдем ара А ттердага на Готланд, показы вает, что эти про­
тиворечия сущ ествовали и на деле.
Ж ители Висбю, защ ищ енны е крепкими городскими сте­
нами, имели возможность вести переговоры о капитуляции,
между тем как открытые для врага села и деревни были
лишены этой возможности. Ж ители Висбю, повидимому,
рассудили, что для торгового города гораздо выгоднее
сдаться на милость победителя, чем терпеть бедствия, св я­
занные с осадой и штурмом и с их последствиями. К реш е­
нию капитулировать жителей Висбю могли побудить разли ч­
ные причины: легкая победа В альдем ара над неорганизован­
ным крестьянским ополчением; кровавая резня, учиненная на
глазах горожан, которые могли наблю дать сраж ение с кре­
постных стен; возможно, так ж е ненадеж ность городских
валов и недостаток оборонительных сил. Н о как бы то ни было,
несомненно одно: В альдем ар вступил в город. Висбю долж ен
был платить за то, что король согласился заклю чить с ним
договор.
М ного было написано по поводу контрибуции, налож енной
на Висбю, причем, как это нередко бывает, в этих писаниях
содерж ится немало фантастики. Но, если д а ж е отбросить все
преувеличения, у нас останется достаточно м атериала, позво­
ляю щ его судить, что получил В альдем ар в результате своей
победы. В городе находились в тот момент больш ие запасы
товаров, принадлеж авш их купцам из других ганзейских горо­
дов. Ж ители Висбю позднее писали, что им приш лось ради
сохранения чуж ого имущ ества поступиться своим собствен­
ным. Видимо, они надеялись таким образом убедить чуж е­
земных купцов взять на себя часть убытков. Н о, как бы то ни
было, купцам Висбю пришлось расстаться с частью своих со­
кровищ.
Золото, серебро, меха, приобретенные на русских рынках,
н много других ценностей было передано победителям, для
которых война с Висбю о к азал ась выгодным и прибыльным
предприятием. Н о Висбю не был полностью разграблен: ведь
этот богатый торговый город мог представлять большой инте­
рес и в будущем. Н екоторы е позднейшие историки пытались
приурочить н ачало упадка Висбю к знаменитому поражению
в битве с датчанам и, поддерж ивая популярную версию, будто
бы датский король ограбил город дочиста и увез с собой
в Д анию все его несметные сокровищ а. Н о это — соверш енно
ошибочное мнение. Свою ведущую роль и свое стратегическое
84 Висбю и Вальдем ар Аттердаг

полож ение города, господствующего над всей Балтикой,


Висбю утратил уж е раньше.
Но готландские крестьяне действительно получили в это
время такой удар, от которого с трудом можно было опра­
виться.
П оход на Готланд и взятие Висбю были политическим м а­
невром, направленны м и против Ш веции и против несговор­
чивой Ганзы, — для обеих Готланд и Висбю были самы м
уязвимым местом. П о отношению к Ш веции В альдем ар зан и ­
мал теперь в Балтийском море выгодную стратегическую п о­
зицию, что значительно улучш ило его внешнеполитическое по­
ложение. Впрочем, остров Готланд вплоть д о середины XVII в.
оставался яблоком раздора меж ду скандинавскими государ­
ствами.
Глава VIII

КАЛЬМАРСКАЯ УНИЯ И ЕЕ ПРЕДПОСЫЛКИ.


МАРГАРИТА, ЭРИК ПОМЕРАНСКИЙ И ЭНГЕЛЬБРЕКТ
(1363—1434 гг.)

Когда немецкие ландскнехты


покончили с Ф олькунгами,
Альбрехта М екленбургского
мож но было ож идать, что
немцы немедленно начнут эксплуатировать Ш вецию. Аль­
брехт вовсе не был слабы м и малоспособным правителем, как
его и зображ али противники (этот образ стал традицион­
ным): он добился довольно значительных внешнеполитических
успехов, в частности временно захватил у Д ании Сконе; госу­
дарственный совет вел с ним постоянную борьбу и одерж ивал
над ним верх с большим трудом.
Одно время наиболее влиятельный член государственного
совета Бу Юнссон Грип, дроте, то есть самый высокопостав­
ленный чиновник при короле, собственник крупнейших ленов,
был сильнее А льбрехта. Н о когда Бу Юнссон умер (1386), ко­
роль, повидимому, реш ил осущ ествить большие реформы.
М еклснбургско-ш ведское правление А льбрехта становилось
все более опасным д л я дворянства и д ля других общ ествен­
ных групп. Снова вспыхнула борьба м еж ду королевской
властью, стремивш ейся к абсолютизму, — на этот раз при
сильной поддерж ке иностранцев — и той частью ш ведского об­
щ ества, которая оберегала конституционные свободы.
В течение XIV в. военное дело в Ш веции быстро разв и ва­
лось в направлении, намеченном еще при Ф олькунгах. П о­
всюду возводились мощные зам ки, особенно при Альбрехте,
который ещ е у себя на родине оценил их военное значение.
Эти зам ки служ или одновременно и центрами управления: все
прилегающие к ним земли передавались крупным ф еодалам
в лен на различны х условиях (служ ебны й лен, подответствен-
ный лен, лен под залог). Н овы е владельцы несли ответствен­
ность за порядок на пож алованной им зем ле и за ее военную
охрану, получив взамен право взимания податей в данной
■местности.
86 К альм арская уния. Энгельбрект

В озможно, иноземцы, придворны е А льбрехта, ввели новы е


правила управления леном. Н едаром памфлеты того времени,
направленны е против А льбрехта, с особой ненавистью клеймят
зверские методы взим ания податей. М ного крупных зам ков и
ленных владений попало в годы правления А льбрехта в руки
его отца и других мекленбурж цев. П оэтому естественно, что
центральным вопросом в борьбе м еж ду королями и ш вед­
скими ф еодалами, с особой силой разгоревш ейся в конце
1380 г., был вопрос о владении зам кам и и ленами. К ороль
непосредственно контролировал лиш ь очень незначительную
часть своей страны ; он хотел во что бы то ни стало вернуть
те земли, которые в свое время были отданы на правах лена
под залог Бу Юнссону и другим феодалам.
В этой обстановке шведские феодалы обратились в 1388 г.
с просьбой о помощи к М аргарите, королеве Д ан ии и Н орве­
гии, дочери В альдем ара А ттердага и вдове короля н орвеж ­
ского Хокана, сына М агнуса Эрикссона. В ф еврале 1389 г.
при Осле в Вестерйётлапде войска М аргариты одерж али по­
беду над войсками А льбрехта; сам а М аргарита была объявлена
«полноправной госпожой» Ш веции, и ей достались все оста­
вленные мекленбурж цами зам ки и лены.
Н о на этом борьба с немцами ещ е не кончилась. В С ток­
гольме летом 1389 г. немцы, оставш иеся верными Альбрехту,
убили многих известных горож ан во время резни в Чеплинге.
Сторонники Альбрехта — виталийцы — разбойничали на Б а л ­
тийском море. М аргарита взяла Стокгольм только в 1398 г.,
а остров Готланд — в 1408 г.; сын Бу Ю нссона, Кнут Буосон,
ф ормально состоявший на сл уж б е у А льбрехта, сохранял свою
независимость в Финляндии вплоть до 1399 г. Ф актически же
три скандинавских государства — Ш веция, Д ан и я и Н орве­
гия — получили в лице М аргариты одного правителя и
объединились теперь в личной унии. П олитика М аргариты
с сам ого н ачала была отмечена печатью династических инте­
ресов. Н о скандинавские народы были близки друг к другу
по крови; кроме того, Ш вецию и Д анию объединяла общ ая
непосредственная борьба, которую они вели против сильного
немецкого влияния.
Н о если королева М аргарита ж ел ал а превратить случай­
ные династические связи меж ду трем я скандинавскими госу­
дарствам и в прочный союз, ей надо было подумать о буду­
щем. Т ак как Улоф, единственный сын ее и Хокана М агнус -
сона, умер, она реш ила сделать своим преемником сына своей
племянницы Э рика П омеранского. Е щ е в 1388 г. Эрик был
избран наследником норвеж ского престола, а в 1396 г. ему
присягнули на верность Д ан и я и Ш веция. В середине лета
1397 г. в крупнейшем городе Ю жной Ш веции — К альм аре,
1363— 1434 гг. 87

неподалеку от датской границы, представители датской, ш вед­


ской и норвежской знати долж ны были принести ему присягу
и короновать его. Н а это торж ество съехались из Ш веции,
Д ании и Норвегии члены государственны х советов всех трех
стран, ры цари, епископы и прелаты .
Подробного описания того, что происходило в К альм аре,
у нас нет, но в нашем распоряж ении имеется один документ,
составленный, очевидно, в то время. С помощью этого
документа мы можем1 почти полностью восстановить ход
событий.
Эрик был коронован королем Д ании, Ш веции и Норвегии
в троицын день. П рисутствовавш ие при этой церемонии пред­
ставители всех трех государств, каж ды й от имени своего госу­
дарства, поклялись в верности новому королю. Все это было
излож ено в основной грамоте, написанной на пергаменте, и
скреплено печатями присутствующих. Д окум ент этот, безу­
словно подлинный, рисует только внешнюю сторону событий.
Он не дает возможности проникнуть во все тайные переговоры,
споры, интриги, которые, несомненно, имели тогда место. Тем
более интересным и д а ж е интригующим представляется нам
другой, составленный там ж е, документ, комментировавш ийся
рядом шведских и датских ученых — П алудан-М ю длером,
Рю дбергом, Эрслевом, Вейбуллем, К арлссоном и многими
другими. В этом документе, хранящ ем ся в датском госу­
дарственном архиве, затронут, между прочим, вопрос об
общей для всех трех государств конституции, которая долж на
была регулировать важ ны е государственные вопросы. Эрик
П омеранский долж ен был быть королем пожизненно, и после
него все три государства долж ны были иметь одного общего
короля и никогда н е разделяться. Изубирать короля пред­
писывалось из числа прямых потомков Эрика. В случае,
если бы таковых не оказалось, короля долж ны были вы брать
«по совести, в тесном согласии друг с другом» члены
государственных советов всех трех стран. Б ы ла провозгла­
шена до известной степени единая внеш няя политика: в слу­
чае если война или агрессия со стороны чужеземцев угрож ала
одной стране, это касалось всех трех; д авал и сь общие
директивы для внешних переговоров с иностранными госу­
дарствам и; преступники, изгнанны е из одной страны, изгоня­
лись из всех трех, а все опоры, распри и недоразумения,
имевшие место до тех пор м еж ду трем я государствами, от­
ныне считались аннулированными и никогда более не долж ны
были возобновляться. И в то ж е время каж д ое государство
сохраняло свои внутренние законы , свое цраво и свою форму
Управления.
88 К альм арская уния. Энгельбрект

Это была попытка установить раз навсегда тесное полити­


ческое сотрудничество под единым руководством, иными
словами, создать унию, но с сохранением политических т р а ­
диций, законов и прав каж дой страны. Конечно, вы разить идею
такой унии в простой, ясной и не допускаю щ ей кривотолков
форме трудно. Н е вполне удалось это и авторам документа.
И тем не менее этот документ является образцом тонкой по­
литической мысли и вообще высокой политической культуры.
«Это гениальное государственное мышление, отличаю щ ееся
широтой, чувством нового и умной сдерж анностью », — так
характери зует этот докум ент один из шведских историков
Относительно ценности этого документа не может быть двух
мнений. Но смысл его толкуется по-разному, и иногда расхо­
ждения во мнениях очень значительны. Бы л ли этот документ
действую щим актом об унии или только проектом такого
акта? Чьи интересы он вы раж ал: королевы или ее против­
ников? 2 '
Д окум ент об унии отличается рядом поразительны х осо­
бенностей. В наруш ение имевш егося предписания в отноше­
нии важных законодательны х актов он был написан не на
пергаменте, а на бумаге. Вообщ е он носит характер наброска.
Печати, которые в средние века играли роль нынешней под­
писи, стоят непосредственно на бумаге, причем буквы на них
так слились, что исследователи проявили незаурядны е способ­
ности, когда разбирались в этих плохо сохранивш ихся кусках
воска. И з перечисленных в н ачале грамоты лиц, присутство­
вавш их при скреплении документа, а именно — семи шведов,
шести датчан и четырех норвежцев, являвш ихся наиболее
важ ны ми сановниками соответствующих государств, только
семь шведов и трое датчан приложили свои печати; печати
1 И. Андерссон является апологетом идеи «скандинавизма», то есть
политического объединения трех северных государств под руководством
шведского монополистического капитала. Этим объясняется отношение
автора к Кальмарской унии, в которой он видиг прообраз своего полити­
ческого идеала, хотя в этой унии господствующее положение занимала
Дания и сама уния возникла на основе военно-феодальной агрессии. —
Прим. ред.
2 В дальнейшем автор все же уклоняется от прямого ответа на эти
вопросы. Кальмарская уния трех скандинавских государств таила в себе
ряд существенных противоречий, которые вскоре вылились в открытую
борьбу между Швецией и Данией. Для Швеции эта уния была результатом
компромисса между «национальными» кругами и феодальной знатыо. но
выиграла от нее только последняя. Это сказалось на всем дальнейшем ходе
событий. Почувствовав себя гегемоном на Балтийском море, Дания, опи­
раясь на шведскую знать, подчинила Швецию своей торговой политике.
Феодальная знать попыталась установить в Швеции датскую феодальную
систему с крепостническими традициями. Эта попытка вызвала волну
крестьянских восстаний, во главе которых стоял рудокоп Энгельбрект
Энгельбректссон. — Прим. персе.
1363— 1434 гг. 89

остальных трех датчан, а так ж е всех норвеж цев отсутствуют.


Повидимому, эти представители не получили определенных
полномочий от своих правительств. Б олее того, в грамоте ск а ­
зано, что она будет переписана в шести экзем плярах, на пер­
гаменте, в таком виде, «как здесь выше написано», однако
этого сделано не было. Д остоверно лиш ь одно: здесь речь не
идет о каком-то неизменном решении, о настоящ ем акте унии.
С оглаш ение меж ду трем я государствами после коронования но­
сило временный характер; ©но было в силе д о смерти
Эрика Померанского. Это реш ение так никогда и не было
зафиксировано «навечно», в форме официального документа.
Сохранивш ийся акт свидетельствует лиш ь о больших зам ы с­
лах, о серьезны х планах и переговорах.
Но как бы то ни было, уния сущ ествовала — пусть вре­
менно — ,в период правления М аргариты и Эрика. Сторонники
унии имелись во всех трех странах. Д л я ф еодалов, которые
владели наследственными или благоприобретенными землями
в двух и более странах — а таких феодалов было м н ого,—
этот акт представлял несомненные выгоды. Н о стоял серьезно
вопрос, окаж ется ли прочным это сотрудничество при р а з­
личии интересов трех стран, при различии их внешнеполи­
тических традиций (Д ан и я больш е дум ала о Юге, Ш веция
издавна больш е интересовалась В остоком). Конечно, в усло­
виях усиленного натиска немцев на Ш вецию в конце XIV в.
сотрудничество было возмож но и д а ж е необходимо. Н о со­
хранится ли этот союз и тогда, когда этот натиск ослабнет?
-Могла ли в рам ках унии прекратиться или хотя бы стихнуть
давняя в р аж д а между королем и аристократией? Все это
зависело от того, какой путь изберет в своей дальнейш ей
деятельности наследник Ф олькунгов и В альдемнра.
В своей внешней политике М аргарита стрем илась прежде
всего изгнать немцев из С кандинавии и расш ирить границы
Д ании к югу. Что- касается внутренней политики, то М ар га­
рита стремилась укрепить государство и навести финансовый
порядок с помощью системы управления местных фогдов, не­
посредственно подчиненных центральной власти. Именно
этого в Ш веции так и не смогли добиться М агнус Эрикссон и
Альбрехт. М аргарита проводила свои планы с большой после­
довательностью , и благодаря гибкой политике ей удалось
избеж ать столкновений с высшей шведской знатью. Ещ е тогда,
когда Ш веции грозила опасность со стороны М екленбурга,
знать пош ла на больш ие уступки королеве — в 1396 г. в Ню-
чёппнге. Теперь, воспользовавш ись этими уступками, М ар га­
рита провела в Ш веции фактическую «редукцию» (возвращ е­
ние в казну феодальны х земель), осущ ествив таким образом
программу, которую безрезультатно пытался осущ ествить
90 К альм арская уни я. Энгельбрект

Магнус Эрикссон. В особенно тяж елом полож ении оказалось


духовенство, так как редукцией его зем ель зан и м алась под
контролем М аргариты верхуш ка ш ведских феодалов. М арга­
рита, о б л ад ав ш ая удивительной способностью проводить свои
планы без излиш них трений, старал ась не д ав ать шведских
зам ков иностранцам. К оролева подолгу ж ила в Ш веции:
в период с 1398 по 1412 г. она провела там , вероятно, значи­
тельно больш е времени, чем в Д ании. К ороль Эрик раза два
посещ ал Финляндию. М аргарита очень искусно в оздей ство
вала на общ ественное мнение Ш веции, ум ело используя при
этом влиятельный монастырь Вадстену, основанный в 1346 г.
Биргиттой (1300— 1373).
М аргарита ум ерла в 1412 г. П осле ее см ерти единственным
правителем остался Эрик Померанский. О днако у него не
бы ло ни той способности привлекать на свою сторону общ е­
ственное мнение, какая была у покойной королевы, ни ее
огромного авторитета, укрепленного быстрыми успехами. Он
энергично и .в общем успешно проводил ее программу во вну­
тренней и внешней политике, но из-за своего резкого и негиб­
кого характера постоянно наж и вал себе врагов. Н е помогали
ему и частые поездки в Ш вецию его жены, королевы Ф и­
липпы ■— сестры Генриха V Английского, которая д а ж е не раз
совещ алась с членами государственного совета. М еста фогдов
стали заним ать преимущ ественно д атчане и немцы, и ш вед­
ские крупные феодалы чувствовали себя оттесненными на з а д ­
ний план, тем более, что в их распоряж ении находилось с р а в ­
нительно небольш ое количество зам ков и земель. К роме того,
они не имели большого влияния на управление страной:
Эрик — это было очевидно для всех — стремился к неограни­
ченной власти. Он вм еш ивался в назначение кандидатов на
церковные долж ности, не считаясь со стремлением церкви
к самоуправлению . Особенно острый характер имело его столк­
новение с церковью в 1432 г., во время выборов архиепископа
в Упсале.
Н едеш ево обходилась Ш веции и внеш няя политика Эрика,
стремивш егося к зах вату зем ель на юге; эта политика вела
к непрерывному росту налогов. П опы тка Эрика увеличить
доходы государства путем реорганизации налоговой системы,
т ак ж е как и его д ен еж н ая политика, возбудила острое недо­
вольство среди крестьян. Вообщ е сознательное стремление
Э рика п ревратить свое государство в монархию с едино­
властным правителем встретило упорное сопротивление,
а его экспансия по отношению к герцогству Голштинии,
вовлекш ая Ш вецию в длительную и дорогостоящ ую войну,
имела хотя и косвенные, но очень серьезны е последствия для
Ш веции.
1363— 1434 гг. 91

Основными предметами шведского экспорта в то время


были ж елезо и медь Бергслагена. Вывоз этих товаров нахо­
дился в руках ганзейских купцов, которые издавна были з а ­
интересованы в добыче и обработке ш ведских руд. Война
Эрика с Голштинским герцогством п ривела в конце концов
к тому, что Г анза присоединилась к врагам Э рика (1426).
Ганзейские купцы прибегли к своему традиционному методу
ведения войны: они блокировали всю торговлю в странах,
управляемы х Эриком. Таким образом, прекратилась доставка
в Ш вецию соли и других необходимых продуктов: особенно
■пострадали при этом горные районы Бергслагена, продук­
ция которых лиш илась рынков сбы та. П олож ение бы ло
тяж елое.
В 30-х годах началось движ ение недовольства среди горня­
ков, в связи с чем в объединенном государстве Эрика произо­
шли крупные изменения. Ведущую роль в политической жизни
Ш веции начинаю т играть новые провинции; если ранее эта
роль прин адлеж ала областям У планда, Ётским областям
(особенно Эстерйётланду) и долине М еларна, то теперь,
как бы в результате мощного взры ва, на историческую
сцену Ш веции выступаю т жители области В естм анланда и
Д алекарлии.
Бергслаген, единственный «промышленный край» Ш веции
в это время, естественно, был передовой в экономическом
отношении областью . П оэтому здесь более остро, чем в чисто
земледельческих районах, ощ ущ ались резкие экономические
сдвиги. О собая организация этой области и многочисленное
свободное сословие горнорабочих налагали на Бергслаген
своеобразный отпечаток, делавш ий эту область похожей
на городские общины континента. Во время кризиса 30-х го­
дов XV в. эта область выдвинула из своих рядов собствен­
ного вож дя, страж н ика Энгельбректа Э н гел ьбректссон а .
Старинный род свободных рудокопов, к которому принадлеж ал
Энгельбрект, происходил из Германии, но уж е несколько
поколений этого рода ж ило в Ш веции — в последнее время
в ж елезорудном районе Нурберг. О ранних годах жизни
Энгельбректа мы знаем очень мало. Н еизвестно д аж е , сколько
ему было лет, когда он неож иданно появился на историче­
ской сцене.
В Бергслагене население уж е д авно ж аловал ось на ж есто­
кость фогдов, представителей централизованной власти Эрика.
Особенно бесчеловечным был фогд Ёссе Эриксоон из Вссте-
роса, которому подчинялись области В естм анланд и Д ал екар -
лня. Н аселение его1 лена и совет добились его ухода ещ е до
начала восстания. Но устранения ф огда оказалось недоста­
точно для того, чтобы ликвидировать взры в недовольства; для
92 К альм арская уния. Энгельбрект

этого недовольства имелось много глубоких и веских основа­


ний, о которых мы говорили выше.
В 1432 г. Эрик П омеранский заклю чил перемирие с Ган-
зой, но брожение в Ш веции не улеглось и после этого. В н а ­
чале лета 1434 г. вспыхнуло восстание. Толпы крестьян окру­
ж или усадьбу ф огда в Борганесе, в Д алекарлии , и захватили
ее. Отсюда восставш ие двинулись на Чёпинг, овладели его
крепостью и направились к Вестеросу. Затем движ ение пере­
кинулось на основные районы Бергслагена, и именно в этот
момент во гл аве восставш их встал Энгельбрект. К движению
крестьян присоединились ры цари и низшее дворянство
(свены '), а так ж е крестьяне других областей и горняки. Вос­
ставш ие захватили Вестерос, и крепость бы ла передана од­
ному из самых знатны х участников движ ения — упландскому
лагм ану, рыцарю Нильсу Густавесову (Боту). Д ал ее восстав­
ш ие направились через У планд к У псале и к Стокгольму.
Д ви ж ени е перекинулось так ж е и йа побережье Н орлан да, на
А ландские острова и в Финляндию.
С охранилось первое описание армии восставш их и ее руко­
водителя в тот период, когда восставш ие стояли под стенами
С токгольма. Это краткое описание основано лиш ь на поверх­
ностных сведениях, но все ж е оно является документом боль­
шой ценности. Некий купец из Д ан ци га, по имени Б ерн ард
О зенбрю гге, находивш ийся в конце июля в Стокгольме, отпра­
вил 1 августа муниципальному совету Д ан ци га письмо, в ко­
тором писал:
«Здесь находится человек по имени Энгельбрект Энгель-
бректссон, швед, родившийся в Д алекарлии , где добы ваю тся
медь и ж елезо. Он собрал вокруг себя 40— 50 тысяч человек,
и если бы захотел, то мог бы собрать ещ е больше. Эти лю ди
захватили в свои руки и сож гли много городов, зам ков и д е­
ревень. К огда они подошли к Стокгольму и располож ились
лагерем , подобно тому как гуситы у Д анцига, город и кре­
пость муж ественно приготовились к защ ите. О днако штурма
не п о сл ед о в ал о ... Д алекарлий ц ы хотят лиш ь одного: иметь
собственного короля в Ш веции и изгнать датского короля из
всех трех государств, они хотят сами быть господами.
И вместе с тем они хотят восстановить в Ш веции старые
порядки, сущ ествовавш ие ещ е при короле Эрике, который
теперь здесь почитается как святой. В его время не взи­
малось пошлин, налогов или поборов с крестьян, как теперь;
поэтому они хотят теперь иметь те ж е права, что и в п реж ­
ние дни».

1 Свены — дворяне, не принадлежавшие к рыцарскому сословию. —


Прим. перев.
1363— 1434 гг. (й

Косвенным доказательством правильности этого сообщения


о программе Энгельбректа в отношении налогов и пошлин
служ ит найденная в Линчёпингском приходе церковная запись
на латинском языке, где говорится, что крестьянство совер­
шенно отказалось от уплаты части церковных податей «после
правления Ангильберта».
Войскам Энгельбректа так и не уд алось зан ять Стокгольм;
но он заклю чил с наместником Эрика Померанского в С ток­
гольме, начальником гарнизона крепости Гансом Крепелином,
перемирие д о ноября месяца. С ам Энгельбрект вместе со
своими главными силами двинулся дальш е, сначала по н а­
правлению к Эребру. Здесь было заклю чено соглаш ение, по
которому крепость д олж н а была сдаться Энгельбректу, если
к осаж денны м не подоспеет помощь в течение шести недель.
И з Эребру Энгельбрект пошел на Нючёпинг, где заключил
точно такое ж е соглаш ение с фогдом Нючёпингского округа,
после чего двинулся далее, в Эстерйётланд. Э то направление
Энгельбрект избрал, несомненно, с соверш енно определенной
целью: в Вадстене в то время собрался государственный совет
Ш веции д л я обсуждения различны х важ ны х дел, и народный
вождь хотел установить контакт с членами государственного
совета. Все действия Энгельбректа до сих пор сводились
главным образом к отмене налогов. Силы восставш их непре­
рывно увеличивались. Но д л я того чтобы их усилия принесли
какие-то результаты , восставш ие войска и их вож дь хотели
войти в соглаш ение с опытными в политике государственными
деятелями Ш в е ц и и '. Уже та борьба, которая разгорелась
в Упсале в связи с выборами архиепископа, повидимому, по­
к азал а Энгельбректу, что д аж е среди высшей шведской знати
были противники стремления Эрика П омеранского к неогра­
ниченной власти. Оппозиция церкви бы ла, правда, сломлена:
за год до этого три шведских епископа, находившихся
в Д ании, под влиянием серьезных угроз короля отправили
римскому папе письмо, в котором признавали себя сторон­
никами Э рика; правда, впоследствии они от этого письма
отказались.
В начале церковь н азы вала движ ение Энгельбректа
«дьявольским огнем» и сравнивала его с движ ением гуситов —
именно т ак писали в своем письме из Д ании летом 1434 г.
епископы Сигге и Томас. Но эта точка зрения церкви вскоре
сменилась противоположной ввиду того, что у церкви и
у Энгельбректа была общ ая цель. Светские представители

1 Именно то, что восставшие заключили это соглашение, не обеспечив


соблюдения собственных интересов, было их ошибкой, которая сыграла
не последнюю роль в последующем поражении восстания. — П рим. ред.
94 К альм арская уния. Энгельбрект

феодальной знати из государственного совета, повидимому,


решили извлечь определенные выгоды из сою за с Энгель-
бректом. И когда его войска приближ ались к Вадстене, члены
государственного совета не покинули город и стали ж дать
прибытия Энгельбректа.
П осле встречи с Энгельбректом феодалы и Энгельбрект
реш или вести борьбу совместно. Ф еодальная зн ать перело­
ж и л а на восставш их ответственность за те реш ительные меры,
которые теперь принимались по отношению к королю, и
зая вл я л а, что Энгельбрект вы нуж дает ее принимать эти меры,
угрож ая в противном случае прибегнуть к насилию, подобно
тому как за год д о того король аналогичными средствам и вы­
нудил епископов пойти на уступки. Н о вскоре государствен­
ный совет составил документ, содерж авш ий подробное, юри­
дически обоснованное обвинение короля в том, что он нару­
шил «основной закон», то есть статьи государственного з а ­
кона, посвященные вопросу о наследственной власти. Т ак
объединились в борьбе против принципов единовластия цер­
ковная оппозиция, феодалы и войско Энгельбректа. Эрик
Померанский, полож ение которого ослож нялось враж дой
с голштинцами и Ганзой, испытывал больш ие затруднения.
А восстание тем временем все р азр астал о сь и охваты вал о все
новые районы Ш веции. В течение осени Энгельбректу и дру­
гим военачальникам сд авали сь крепость за крепостью, город
за городом: Р ингстадахольм и Стекеборг в Эстерйётланде,
Рум лаборг, Троллеборг и П иксборг в Смоланде. Стекехольм
и К альм ар были осаж дены , но ещ е держ ались. З ам о к Эребру
в Н ерке капитулировал и был передан в руки брата Энгель­
бректа, Н ильса. А ксвалль в В естерйётланде был окружен,
Оппенстен и Эрестен, стары е пограничные крепости в той ж е
области, пали, как и ряд других, более мелких крепостей и
городов в Д ал екар л и и и В ермланде. Д в а ш ведских полка,
один из них под водительством сам ого Энгельбректа, вторглись
в Х алланд. С ледуя по побережью Д ании, Энгельбрект про­
двинулся из В арберга далеко вперед, вплоть до Л ахольм а, и
здесь, при Л аган е, заклю чил перемирие с посланными против
него из Сконе войсками. В этих военных походах и осадах,
кроме крестьянских войск, принимали участие так ж е отряды ,
посланные шведскими епископами, и много знатны х ш ведских
феодалов. Т ак крестьянские дубины, топоры и стрелы объеди ­
нились с копьями и ж елезны ми пиками дружинников и ры ца­
рей. В этой войне к ак с той, т а к и с другой стороны приме­
нялись д а ж е пушки; впрочем, средневековая артиллерия
д ел ал а много ш ума, но причиняла м ало вреда.
В сентябре Энгельбрект прислал из А ксвалля епископу
Томасу Стренгнесскому и упландским ф еодалам письмо, в ко­
1363— 1434 гг. 95

тором настаивал на необходимости организовать оборону на


море от ож идавш егося нападения с о стороны короля Эрика.
«Я же, — писал им Энгельбрект, — с помощью бога и святого
Эрика возьм у на себя заботу об обороне со стороны суши
вплоть д о Эресуна». Результаты восстания за истекшие три
месяца были поистине грандиозны. Вопрос был в том, как на
это будет реагировать Эрик П омеранский *.

1 Сущность происходивших событий заключалась в следующем: период


Кальмарской унии, как мы видели, был периодом политического господства
Дании. Поддерживаемые феодальной знатыо, Эрик и его фогды пре­
доставляли важнейшие административные посты датским чиновникам и
проводили торговую и налоговую политику в интересах Дании. Одновре­
менно совершался процесс закабаления шведского крестьянства в интере­
сах шведской земельной аристократии. Именно на этой почве уже с самого
начала возник конфликт между шведским купечеством, мелким дворян­
ством и крестьянством, с одной стороны, и королевской властью и знатыо —
с другой; постепенно углубляясь и расширяясь, этот конфликт привел
к одному из крупнейших в истории Швеции народных движений — восста­
нию 1434— 1436 гг. под предводительством Энгельбректа Энгельбректссона.
В результате этого восстания войска короля Эрика были разбиты и сам
Эрик низложен. — П рим. перев.
Глава IX

СВЕРЖ ЕН И Е ЭРИКА ПОМЕРАНСКОЕО *


(1434— 1448 гг.)

Какстании
только д о Эрика П омеранского дошли сведения о вос­
в Ш веции, король принял меры д л я борьбы с этим
восстанием, несмотря на то, что' в течение л ета 1434 г. все его
внимание было поглощ ено переговорами с Голштинией и Гин­
зой. В октябре 1434 г. Эрик послал к Стокгольму свой флот.
Он рассчиты вал, что при непосредственной встрече с против­
ником сумеет, опираясь на находящ иеся в его распоряжении
военные силы, отстоять свою программу неограниченной в л а­
сти. М еж ду сторонами начались переговоры, в результате кото­
рых в середине ноября было заклю чено перемирие на год.

1 Для правильного понимания этой и последующей глав необходимо


сделать несколько предварительных замечаний. Восстание Энгельбректа
в Швеции открыло новый этап в развитии национального движения. Уже
в течение первых трех месяцев восстания почти вся территория тогдашней
Швеции была занята восставшими. В 1435 г. в Арбоге было созвано собра­
ние четырех сословий, причем, в отличие от прежних государственных
советов, в которых принимали участие лишь феодальные магнаты, на этом
первом шведском риксдаге присутствовали также представители низшего
дворянства, горожан и крестьян. Это собрание положило основание про­
существовавшему до второй половины XIX в. сословному риксдагу. По
настоянию крестьян Энгельбрект был провозглашен «вождем государства»
(riks hovitsmann). Из страха перед революционным крестьянским движ е­
нием дворяне объединились против Энгельбректа и принудили его разде­
лить регентство с представителем богатого дворянского рода Карлом
Кнутссоном Бунде.
В 1436 г. Энгельбрект был вероломно убит одним из представителей
крупного дворянства. Хотя это убийство и подорвало крестьянское движе­
ние, борьба между крупной земельной знатыо, поддерживаемой датчанами,
и национальными партиями всех остальных трех сословий продолжалась.
В 1442 г. шведской знати при поддержке короля удалось добиться ухудше­
ния положения крестьян — права их были значительно урезаны. Это еще
более сплотило национальные партии. Спустя 30 лет, в 1470 г., народное
движение возобновилось с новой силой. На этот раз его использовал Стен
Стуре старший для борьбы с датчанами и их союзниками в самой Шве­
ции. — Прим. перев.
1434— 1448 гг. 97

В сентябре 1435 г. долж ен был состояться специальный суд,


задачей которого было вынести окончательное решение в споре
меж ду королем Эриком и его подданными; заседателям и н азн а­
чались члены государственных советов всех трех государств.
К оролевские войска зан яли Стокгольмский зам ок, а сам Эрик
вернулся с флотом в Д анию .
Тем временем, в январе 1435 г., в Арбоге состоялось засе­
дание ш ведского государственного совета, и на нем в качестве
равноправного члена принял участие Энгельбрект. Государ­
ственный совет вынес реш ение о ф орм е государственного
управления и, главное, о руководстве армией на ближ айш ее
будущее. Энгельбрект был избран «вождем»; по всей стране
бы ло назначено ещ е шесть вождей — все из высшего дворян ­
ства. Страна была приведена в состояние боевой готовности.
К оролевская власть уд ерж и валась только в Стокгольме, Стеке-
хольме, К альм аре, А ксвалле и ещ е в нескольких зам ках.
Вскоре после этого начались переговоры меж ду воюющими сто­
ронами, которые велись при посредничестве Ганса Крепелина,
наместника Стокгольмского зам ка, и одного из представителей
прусского рыцарского ордена, находивш егося в то время
в Ш веции. Весной 1435 г. переговоры окончились перемирием
в Х альмстадте, а затем, после того к ак король осенью 1435 г.
снова вернулся в Стокгольм, был заклю чен и настоящ ий мир.
Т ак король избеж ал судебного разбирательства дела, нарушив
решение, принятое в предыдущ ем году, и все долж но было
пойти по-старому. Л иш ь в некоторых вопросах Эрику пришлось
изменить свою политику. Он назначил угодных ему лиц на
долгое время остававш иеся вакантны ми высшие государствен­
ные долж ности дротса и м арш ала, но гарантировал государ­
ственному совету известное влияние при назначении фогдов
во всех областях Ш веции (за исключением С токгольма, Нючё-
пинга и К ал ь м ар а). Одну из богатейших областей страны,
Эребру, Эрик п ож аловал в лен Энгельбректу. Он смягчил
такж е брем я налогов. В свою очередь король настоял на воз­
мещении убытков, которые он понес в связи с походом Э нгель­
бректа в Х алланд, и на восстановлении пош атнувш егося авто­
ритета королевской власти. В результате такого компромисса
шведский государственный совет превращ ался в орган, бывший
противовесом королевской власти. Энгельбрект получил высо­
кий государственный пост. Но этот компромисс так и не р а з­
решил вопросов, из-за которых разгорелась борьба.
В высшей степени произвольно толкуя полученные им п р а­
вомочия, Эрик назначил преданных ему людей фогдами в горо­
дах восточного побереж ья — Стекеборге и Стекехольме. Н о­
вый м арш ал, К арл Кнутссон Бунде, первое лицо в государстве
во время отсутствия короля, зан ял довольно двусмысленную
98 Свержение Э рика Померанского

позицию. В дальнейш ем ем у и Энгельбректу предстояло играть


главную роль в государственных делах Ш веции.
Волнение в стране все усиливалось. П оследнее перемирие,
заклю ченное с королем Эриком, в глазах простого народа было
поражением, хотя государственный совет и получил некоторые
конституционные гарантии. И деальны е порядки эпохи Эрика
Святого установлены не были. Вскоре д а ж е государственный
совет и м арш ал убедились в том, что между положением
вещей, которое долж но было бы сущ ествовать на основании
соглаш ения, заключенного в октябре 1435 г., и действительным
положением вещей в Ш веции сущ ествует огромная разница.
К оролевские фогды прочно сидели на своих м естах в важ н ей ­
ших зам ках и городах страны ; с другой стороны, Энгельбрект
Энгельбректссон и его верный помощник Эрик П уке говорили
м арш алу «нем ало горьких истин» о том, как народ относится
к происходящему.
Уже в начале ян варя 1436 г., ровно через год после зас ед а­
ния в 1435 г., в А рбоге состоялось новое больш ое заседание
государственного совета. Королю были направлены новые
ж алобы и обвинения, д л я которых истекший период, а осо­
бенно последние д ва месяца, дали особенно много поводов.
Снова Э рику угрож али сверж ением с престола, если он не
изменит своей политики. А Энгельбрект и Кнутссон непосред­
ственно после заседан ия совета захватили столицу (правда,
стокгольмская крепость оставалась в руках королевского н а­
местника). М ожно сказать, что положение восставших было
теперь примерно таким ж е, как и в первые месяцы движения,
но с некоторыми существенными отличиями. Д л я нового вос­
стания требовалось найти руководителя. В Стокгольме
в доминиканском монастыре собрался д л я выборов совет
из тридцати дворян. В результате выборов м арш ал Кнутссон
получил д вадц ать пять голосов, Энгельбрект — три, Эрик
П уке — два.
Такой исход выборов позволяет судить об изменении
общего полож ения в стране со времени эпизода в Вадстене
в августе 1434 г., несмотря на все каж ущ ееся сходство меж ду
этими двум я периодами. Д ействительно, выборы означали
преж де всего усиление враж ды к Энгельбректу со стороны
определенных кругов шведского дворянства. Но на сей раз
очень скоро было восстановлено положение, сущ ествовавш ее
до выборов. Энгельбрект попрежнему оставался вож дем наряду
с марш алом. Вскоре он отправился в новый военный поход.
Весной 1436 г. арм ия Энгельбректа быстро прош ла почти по
всему ю жному побережью Скандинавского полуострова. Она
миновала сн ачала К альм ар, где ее пыталось остановить войско
датского правителя этой земли Ёнса Грима, далее прошла
1434— 1448 гг. 99

в Блекинге, оттуда двинулась к Л ахольм у в Ю ж ном Х алланде


и лиш ь затем — в северо-западное Сконе, где снова было
заклю чено перемирие. Н аконец, из Сконе арм ия направилась
вдоль всего Х алландского побереж ья. М арш рут этого похода
свидетельствует о сущ ествовании сознательного стратегиче­
ского плана; план этот заклю чался в том, чтобы захвати ть
устья всех рек, протекавш их почти на всем своем протяжении
в пределах тогдаш них границ Ш веции, и только в нижнем
своем течении — по датским прибреж ны м провинциям. Именно
поэтому Эрик П омеранский выстроил в этих местах свои укреп­
ленные зам ки, обеспечивающие безопасное плавание по Эре-
суну, и, назначив преданных ему наместников, позаботился
об укреплении своей власти над всем восточным побережьем
Ш веции. О ба противника прекрасно понимали политическое и
стратегическое значение всего этого побереж ья и ведущих
к нему путей.
Э нгельбрект не смог лично довести поход до конца. Он
заболел, каж ется, ревматизм ом и удалился в свой зам ок
Эребрухус. В Э ребру в это время находились д ва его личных
закляты х врага: ры царь Бенгт Стенссон (из рода, носящего
имя «Ночь и день») — лагм ан в районе Н ерке и его сын
М агнус Бенгтссон. Выяснить причины их враж дебного отно­
шения к нему довольно трудно. Согласно рифмованной хро­
нике, Бенгт захватил когда-то лю бекокое торговое судно,
а Энгельбрект вместе с Эриком П уке в свою очередь завл ад ел
ленным поместьем Бенгта — Тельехусом. Б ы ло постановлено,
что государственный совет рассмотрит этот спор и вынесет свое
решение в начале весны.
В конце апреля или в начале мая Энгельбрект, несмотря на
свою болезнь, отправился из Эребру в Стокгольм на заседание
государственн ого' совета. Он переправился в лодке через
Ельмарское озеро и остановился на ночлег на маленьком
острове, неподалеку от зам ка Ексхольма, принадлеж авш его его
врагу, Бенгту Стенссону. Бы ло холодно. Спутники Энгель­
бректа разож гли костер. При свете костра они увидели прибли­
ж аю щ егося на лодке М агнуса Бенгтссона в сопровождении
свиты. М агнус соскочил на берег и с топором в руках бросился
на стоявш его тут ж е на костылях Энгельбректа (по сообщ е­
нию рифмованной хроники, Энгельбрект направился к озеру,
чтобы встретить М агн уса). Энгельбрект упал; тело его было
пронзено тучен стрел. Убийство народного вож дя на острове
в Е льм аре вы звало в Ш веции крупные изменения. С конца
зимы К арл Кнутссон вновь стал и грать руководящ ую роль,
а крестьянское движ ение осталось без вож дя, лиш ившись един­
ственного человека, который мог бы придать ему силу и создать
нечто подобное армии.
100 Свержение Э рика П омеранского

В ближ айш ие месяцы после смерти Энгельбректа произо­


шел целый ряд важ ны х событий. В октябре государственный
совет вы дал убийце Энгельбректа М агнусу и его отцу Бенгту
Стенссону охранную грамоту. А когда старый соратник Энгель­
бректа Эрик П уке несколько месяцев спустя окончательно
порвал с К арлом Кнутссоном и встал во главе не п рекращ ав­
шегося в областях Ш веции — В естм анланде, Н ерке и Д а л е к а р ­
лии — движ ения, он был схвачен (при обстоятельствах, сильно
компрометирующ их К ар л а К нутсеона), осуж ден и затем
казнен; ещ е до того многие из его сторонников были сож жены
на костре, якобы за государственную измену, или понесли
другие наказания. П редпосы лок д ля совместных действий вос­
ставш их и государственного совета уж е не было.
В гл азах друзей и сторонников Энгельбректа он вскоре
превратился в мученика, подобного сказочным героям библии;
тело его, пронзенное пятнадцатью стрелами, напоминало
о мученичестве святого С ебастьяна. Немецкий летописец Гер­
ман Корнер из Л ю бека, города, где, по вполне понятным при­
чинам, проявляли живой интерес к знаменитому шведскому
рудокопу с немецким именем', так рисовал об раз Энгель­
бректа:
«М уж большого ум а и энергии, свободный ш вед по имени
Энгельбрект поднял восстание против короля Эрика, не ж елая
более терпеть невыносимых злоупотреблений, которым подвер­
гались горож ане, крестьяне и весь ш ведский народ со сто­
роны датских фогдов, военачальников и короля. М ож ет быть,
господь избрал его и д ал ему силу, как С аулу, защ итить свой
народ и покончить с противниками справедливости. Энгель­
брект взялся за оружие, конечно, не из какого-либо высоко­
мерия ума и не из ж елан и я властвовать, но исключительно
из сочувствия к страж дущ им».
Д л я крестьянства средней Ш веции и д а ж е для горож ан он
вскоре стал святым — .к его могиле в Э ребру соверш ались
паломничества, как к могилам Эрика Святого в Упсале и
Биргитты в Вадстене.
Государственный совет и К арл Кнутссон, являвш ийся
в нем наиболее видной фигурой, реш или теперь продолж ать
борьбу с Эриком П омеранским, который вновь пы тался вос­
становить неограниченную власть. Э та борьба н ачалась
ещ е в январе 1436 г. П ервы м ее выраж ением были письма
к королю и военные походы Энгельбректа весной этого года.
В разгаре л ета спорящ ие стороны — король Эрик и государ­
ственный совет Ш веции — снова встретились в К альм аре.
Там ж е собрались в качестве посредников м еж ду спорящ ими
сторонами государственные советы Д ании и Норвегии, а
такж е представители Ганзы. Д лительному обсуждению под­
1434— 1448 гг. 101

вергся вопрос первостепенной важности: останется ли за коро­


лем право по своему усмотрению н азначать представителей
центральной власти наместниками в зам ках Ш веции или он
долж ен будет признать требование ш ведов, чтобы, согласно
старому ш ведскому праву, наместники назначались только из
их среды.
Король, понимавш ий, что его централистские стрем ле­
ния выгодны для его датских и немецких слуг, рассчиты вал
на поддерж ку датского государственного совета. Но и шведы
со своей стороны постарались заручиться поддерж кой датчан:
они обещ али, что, в случае если требования шведов будут
удовлетворены и уния сохранена, датское дворянство получит
право зал о га зем ель в Ш веции, а датчан ам будут возвращ ены
наследственные земли, отобранные у них при Энгельбректе.
Ввиду своеобразия и сложности имущественных взаимоотно­
шений м еж ду шведским, датским и норвежским дворянством,
это обязательство Ш веции имело нем аловаж ное значение.
По сущ еству король п редлагал датским представителям
только лиш ь перспективу владения ленами в Ш веции, ш вед­
ский ж е государственный совет п редлагал им нерушимое
право собственности на землю . Государственный совет Д ании
оказал поддерж ку ш ведам, и в результате осенью 1436 г.
было заклю чено соглаш ение на основе конституционной про­
граммы ш ведского государственного совета. Королю пришлось
уступить. Таким образом, для всех стало совершенно ясно,
что борьба велась не м еж ду тенденциями к объединению
Ш веции и Д ании и стремлением сохранить их обособленное
сущ ествование, а меж ду стремлением короля к монархическо-
абсолютистской власти и стремлением государственного
совета сохранить старые политические традиции.
Все как будто бы снова вош ло в норму, и в стране — уж е
в третий р а з — восстановился порядок. Теперь всюду намест­
никами в центральны х крепостях ленов были назначены
шведы, а страной уп равлял К арл Кнутссон вместе с дротсом
Кристером Нильссоном (В азе). К рестьянские волнения не пре­
кращ ались, но их подавляли силой оруж ия и с помощью
новых законов и распоряж ений. Но Эрик Померанский,
несмотря на то, что ему приш лось пойти на временные
уступки, вовсе не склонен был отказаться от своих намере­
нии. Он зам ы ш лял новое выступление и года через два уже
был готов к действиям. В 1438 г. он без согласования с госу­
дарственным советом наделил своих померанских друзей
ленными владениями в Д ан ии и пытался д аж е, в соответ­
ствии с прежними планами, сделать одного из них, герцога
огислава, регентом. С ам он поселился на острове Готланд,
представлявш ем собой выгодную в стратегическом отношении
102 Свержение Э рика П омеранского

позицию д л я наблю дения. П ереехав на Готланд, Эрик снова


попы тался вернуть себе свое прежнее положение в Ш ве­
ции. В ответ на это государственные советы обеих стран
в результате переговоров, проведенных без участия Эрика,
вновь подтвердили унию. Они считали, что союз государств
обладает достаточной внутренней силой, чтобы преодолеть
«свидетельство о собственной неспособности» династии, кото­
р а я первоначально играла роль объединяю щ ей силы. Н а п ред ­
стоявш их выборах короля полномочные представители обоих
государств долж ны были обсудить, нужен ли им один король
или два. Эрик же окончательно выбыл из игры.
Осенью 1438 г. К арл Кнутссон был избран правителем
ш ведского государства. В Д ании считали, что королем дол­
жен стать племянник Эрика П омеранского, герцог Кристофер
Баварский; последний обратился так ж е к ш ведскому совету
с просьбой п оддерж ать его кандидатуру. В случае избрания
королем он обещ ал ш ведам быть «справедливым правителем».
В июне 1439 г. д атчане отказали в верности и повиновении
Эрику П омеранском у и фактически регентом стал герцог
Кристофер. Теперь возник вопрос, станет ли он регентом и
в Ш веции. Н а это у него были больш ие ш ансы, так как он
обещ ал ш ведам, в случае если его назначат регентом, строго
соблю дать их конституционную программу.
Тем временем Эрик П омеранский, попрежнему находив­
шийся на Готланде, предпринял попытку вернуть себе Ш вецию.
В стране продолж ались волнения крестьян и беспорядки;
междоусобные войны светских и духовных феодалов на личной
и экономической почве не прекращ ались. П о приказу К арл а
Кнутсеона был захвачен и брошен в тю рьму дроте Кристер
Нильссон. Впоследствии он д ал обещ ание никогда больш е не
выступать против Кнутсеона, за что получил в ленное влад е­
ние Выборг в Финляндии. Среди врагов К ар л а Кнутсеона вид­
ную роль играли ещ е три б рата из рода «Ночь и день» —
Бенгт Сгенссон, отец убийцы Э нгельбректа, вместе с Н ильсом
и Бу Стенссонами. В марте 1439 г. м еж ду Н ильсом Стенссоном
и Эриком П омеранским завязал и сь переговоры. Эрик произвел
Н ильса в м арш алы и поручил ему вести королевские войска
в Ш вецию. Одновременно он опубликовал ловко составленное
обвинение против руководителя ш ведского государственного
совета К арла Кнутсеона. Т ак появилась ещ е одна партия, или,
вернее, родственная группировка, боровш аяся в Ш веции за
короля Э рика и враж д еб н ая правителю.
А между тем перед советом стояли большие задачи: необ­
ходимо было изгнать из пределов Ш веции войска Эрика и
Н ильса Стенссона н ответить на попытки Эрика привлечь
народ на свою сторону. Д л я этого надо было найти имя, кото-
1434— 1448 гг. 103

рос привлекло бы народ; такое имя было найдено. Это было


имя народного вож дя и народного святого — Энгельбректа,
который, таким образом, и после своей смерти не перестал
играть большую политическую роль в жизни своей страны.
В ответ на призывы короля Эрика епископ Томас из Стренг-
неса написал поэму об Энгельбректе, К арле Кнутссоне и сво­
боде. Эта поэмд до сих пор является одним из лучших п ам ят­
ников средневековой шведской поэзии. Это древнейш ее ш вед­
ское поэтическое произведение доныне ж иво в народной памяти.
Епископ Томас ярко описывает тиранию короля Эрика:

Чужеземцы правили Швецией тогда,


и в государстве не могло быть хуже.
Они правили играной и владели крепостями.
Шведы жили в страшной нужде,
они предпочитали умереть,
чем дольше терпеть таких гостей...
Народ Израиля при фараоне
не испытывал больших бедствий,
чем пришлось испытать шведам.
Нет такого мудрого мужа,
который мог бы в письме или книге
описать давившую их нужду.

Тогда, по словам поэта, бог послал Энгельбректа помочь


угнетенным, а после смерти Энгельбректа дело его продолж ал
К арл Кнутссон, который выведен в поэме как второй великий
политический борец против короля Эрика, всеми средствами,
вплоть до насилия, осущ ествлявш ий ту ж е программу. П оэт
увещ евает народ Ш веции не прекращ ать борьбу против короля
Эрика, войска которого под предводительством Н ильса Стенс-
сона вторглись в пределы Ш веции.

О благородный швед, ты стоишь теперь прочно,


прочнее, чем когда-либо раньше,
п тебя нельзя сбить с пути.
Ты рискуешь своей шеей, а также рукой
ради свободы твой родной страны.
Бог да утешит и благословит т еб я .. .
Свобода — лучшее из всего,
что можно найти на свете,
свобода приносит счастье.
Если хочешь быть благословенным,
люби свободу больше, чем золото,
ибо за свободой следует честь.
104 Свержение Э рика Померанского

Эрик был разбит, свобода восторж ествовала. Э та свобода,


однако, не противоречила унии Ш веции с Д анией; ее вполне
можно было отстаивать против притязаний неограниченной,
абсолютной власти и в рам ках унии, по крайней мере, если
понимать эту свободу и эту унию так, как понимали их епископ
Томас и шведский государственный совет. Их мнение победило,
и осенью 1439 г. Эрик был окончательно отрешен от престола.
Выборы нового короля произошли не на основе заранее
согласованны х избирательны х формальностей, так как датчане
поторопились вы брать в короли герцога К ристофера (в 1440 г.).
Н о в это время шведский регент К арл Кнутссон слож ил с себя
высокое звание, и шведский государственный совет в 1441 г.
такж е признал королем К ристофера. К ак отнесся бывший
регент к этому событию, трудно ск азать, так как никаких све:
дений об этом до нас не дошло. Он получил большой лен
в Финляндии и оттуда следил за^всем, что происходило в Ш ве­
ции. Резиденцией своей он избрал зам ок в Выборге, основан­
ный еще Торгильсом Кнутссоном. Д о К ар л а Кнутсеона этот
зам ок был леном таких выдаю щ ихся лиц, к ак М ате Кеттиль-
мундссон, Б у Юнссон Грип и Кристер Нильссон (В азе). Выбор
этого места д л я ж ительства свидетельствовал, во всяком слу­
чае, об оживлении интереса к восточным областям Ш веции и
к областям, пограничным с Россией, о чем свидетельствую т
такж е столкновения Ш веции с Н овгородом в 1440 г. 1 Но
в кругу К ар л а Кнутсеона в праздничны е вечера рассказы вали
за круж кой пива забавную историю о маленьком короле
Кристофере, а несколько лет спустя, когда полож ение К арла
Кнутсеона совершенно изменилось, хронист, писавший по пору­
чению К арла, сочинил анекдот о торжественном вступлении
короля в Стокгольм, где ш веды оказали ему больш ие почести:

Епископы, прелаты и клирики


падают ему в ноги.
Потом они отправляются в город.
Короля вел туда под руку маршал,
и, когда видели, как они идут вместе,
народ уныло говорил:
«Пусть бог накажет тех, кто это сделал
и разлучил нас с маршалом.
Он больше достоин носить корону,
чем король быть его слугой».
Однажды король должен был идти в церковь.
Он сказал маршалу:

1 Разумеется, Карл Кнутссон интересовался не восточными областями


Швеции, а подготовкой новой агрессии против русских земель.— П рим . ред.
1434— 1448 гг. 105

«Вы не должны идти так близко от меня ■ —


И з-за вас я терплю большой стыд:
Народ в городе говорит, что вы
больше достойны носить корону,
чем мы — быть вашим слугой».
Маршал ответил ему на это:
«Глупец может говорить, как он хочет.
Милостивый господин, пусть бы лучше они молчали,
чем говорить подобную глупость.
Ведь каждый добрый человек может понять,
что по красоте я не могу с вами равняться».

Уния м еж ду тем п родолж ала сущ ествовать. Она была скре­


плена гарантиям и, обеспечивавш ими конституционную свободу
в рам ках программы государственного совета. Это была
победа аристократического конституционализма. К ороль К ри­
стофер д ал торжественное обещ ание беспрекословно подчи­
ниться программе совета. В добром согласии с государствен­
ным советом он правил вплоть до 1448 г. При нем был издан
новый вариант государственного улож ения, получивший н азв а­
ние «Закон а Кристофера». Он не оставил наследников, и после
его смерти снова встал вопрос о выборах короля для унии.
В связи с этими новыми выборами вновь возник конфликт,
на этот раз имевший значение не только для Ш веции, но и для
всей С кандинавии. Вторично появился на политической арене
К арл Кнутссон, человек богатый и знатный, всем хорошо
известный, с большим политическим опытом и с накопивш ейся
за последние годы огромной ж аж д о й деятельности. Здесь
в историю Ш веции вплетаю тся новые нити, которые через
обоих Стенов Стуре ведут к Г уставу Вазе.
Г л а в а X

П РАВЛЕН И Е КАРЛА КНУТССОНА.


СТЕН СТУРЕ СТАРШИЙ И БИТВА ПРИ БРУНКЕБЕРГЕ
(1448— 1471 гг.)

После смерти К ристофера было_ немало кандидатов на ш вед­


ский престол. Эрик Померанский, все ещ е находивш ийся
на Готланде и промыш лявш ий морским разбоем, поставленным
им на широкую ногу, имел своих сторонников. Д в а брата из
упландского рода Уксенш ерна — Бенгт и Н ильс Ёнссоны —
были назначены в регенты, и возможно, что этот сильный род
предполагал выдвинуть своего претендента — одного из сыно­
вей Н ильса. Претендентом на престол мог выступить и один
из наиболее выдаю щ ихся представителей шведской аристокра­
тии — К арл Кнутссон. Общ его д л я всех трех государств пре­
тендента на трон трудно было найти, и можно было предпола­
гать, что королем всех трех стран будет тот, кто будет первым
избран в какой-либо одной из этих стран.
В борьбе за престол в Ш веции победил К арл Кнутссон,
которому помогли благоприятны е обстоятельства. Сын Бенгта
Ёнссона из рода У ксеншерна, Ёнс Бенгтссон, вскоре после
смерти Кристофера был избран архиепископом в Упсале.
Ш ведские феодалы считали, что избрание высших церковных
и государственных сановников из одного и того ж е рода слиш ­
ком наруш ило бы равновесие сил внутри страны. Поэтому
в Стокгольме избрали королем Ш веции К арл а Кнутсеона.
Вскоре после избрания он снарядил военную экспедицию на
остров Готланд, ж елая изгнать оттуда Эрика Померанского.
Он зан ял Висбю, но Эрик сохранил крепость Висборг. Тем
временем датский государственный совет избрал королем
Д ании К ристиана О льденбургского, чем на время нарушил
унию меж ду Д анией и Ш вецией. Н ачалось соперничество
меж ду двум я монархами. П реж де всего они стали спорить
из-за Готланда. В этом споре одерж ал верх Кристиан, овл а­
девший всем островом. З атем начался спор за престол в Н ор­
вегии, где партии К ристиана и К арл а Кнутсеона выдвинули
1448— 1471 гг. 107

к аж д ая своего претендента; и здесь победа осталась за К ри­


стианом. Соперничество двух королей угрож ало миру в С кан ­
динавии. В связи с этим представители государственных сове­
тов Ш вении и Д ании встретились в Х альмстадте и приняли
новое соглаш ение об унии. В случае смерти одного из двух
королей оставш ийся в живы х долж ен был стать королем Ш ве­
ции и Д ании, если умерший король в свое врем я д а л на это
согласие. Если ж е такого согласия не было, то уния мож ет
быть восстановлена после смерти другого короля. Бы ло вы ра­
ботано положение об этой будущ ей унии; шведский государ­
ственный совет о тказался в пользу К ристиана от права К арла
Кнутсеона на норвежский престол.
Теперь все зависело от того, будет ли проводить в ж изнь
это компромиссное решение К ар л Кнутссон. Н о он вовсе
не собирался надолго отказы ваться от какой бы то ни было
части своего только что достигнутого могущества. В резуль­
тате встреча в Х альмстадте привела не к восстановлению
унии, а к новой войне м еж ду королями Ш веции и Д ании.
В 1451 г. датские войска вторглись в пределы Ш веции.
В 1452 г. войска К ар л а разруш или и сож гли несколько городов
и селений в Сконе. Тогда К ристиан напал на Вестерйётланд,
бывший яблоком раздора м еж ду двум я государствами еще
со времен битвы при Л ене в 1208 г. вплоть до сраж ения-при
Озунде в 1520 г. Н есмотря на первоначально успешные дей­
ствия, Кристиану не удалось дойти до центра страны: трудно­
проходимые пустынные области м еж ду населенными пунктами
и большие расстояния были естественной защ итой Ш веции и
не р аз вы нуж дали неприятеля к отступлению. Война не д ал а
реш ительных результатов, но ведш аяся одновременно слож ная
дипломатическая игра закончилась в пользу Кристиана.
В 1457 г. К арлу Кнутссону пришлось отказаться от борьбы,
ибо в это время ш ведская аристократия под руководством
архиепиекопа Ёнса Бенгтссона подняла против К арл а Киутс-
сона м ятеж и была поддерж ана недовольным крестьянством.
Чтобы удерж аться на престоле, К арл Кнутссон прибегал к тем
ж е средствам, к каким когда-то прибегал и Эрик П омеранский
д л я укрепления центральной власти: он облагал население не­
посильными налогами, выбирал фогдов и комендантов крепо­
стей из верных лю дей и проводил в ж изнь реш ительные меро­
приятия, направленны е против церкви. П очва д л я м ятеж а была
подготовлена. М ятеж ники одерж али победу, и К арлу К нутс­
сону приш лось беж ать в Д анциг, где он провел в изгнании
несколько лет. Регентом Ш веции был избран архиепископ и
родовитый дворянин Эрик Аксельссон, из датского рода Тотта.
В ожди восстания пригласили К ристиана I в Ш вецию и провоз­
гласили его королем. Временно уния бы ла восстановлена. Но
108 П равление Кнутсеона. Стен Стуре старший

события последних л ег значительно изменили предпосылки


унии: м еж доусобная война обострила противоречия меж ду
скандинавскими странами. В начале 60-х годов XV в. в Ш веции
образовалось несколько союзов высшего дворянства, боров­
ш ихся м еж ду собой. Во главе страны стояли то Кристиан, то
отдельные шведские ф еодалы , а некоторое врем я д аж е К арл
Кнутссон. П роисходили междоусобные столкновения меж ду
группами ф еодалов из различных частей страны. Государ­
ственный совет отказался признать обоих королей, что п ри ­
вело к всеобщей смуте; случайные союзы м еж ду группи­
ровками, связанны ми узам и родства или общими интересами,
быстро сменяли друг друга. Только одно событие достойно
быть отмеченным в этом хаосе: битва у Х аракери в Вестман-
лан де в 1464 г., в которой крестьянское ополчение под пред­
водительством епископа К еттиля К арлссона (В азе) одерж ало
верх н ад регулярными войскамц короля Кристиана.
Ц ентральн ая фигура истории Ш веции XV в. К арл К нутс­
сон — один из первых деятелей ш ведского средневековья,
который известен нам довольно хорошо. Он сам содействовал
этому своими полемическими сочинениями, имеющими ярко
выраженный индивидуальный характер. В королевской канце­
лярии по его указаниям составлялись полемические тексты,
касавш иеся политических вопросов и предназначенны е д л я р а з ­
личных кругов читателей. Городам! Ганзейского союза рассы ла­
лись тексты, разъясн явш и е правильность политики К арл а
Кнутсеона. Но К арл придавал еще большее значение связям
с простыми лю дьми Ш веции и поэтому старался облечь некото­
рые свои сочинения в общ едоступную форму. Д о нас дош ло н е­
сколько образцов таких произведений, среди которых особо
следует отметить так назы ваемую «Хронику К арла», написан­
ную в стихотворной форме, в составлении которой принимало
участие несколько придворных поэтов. В своих полемических
сочинениях К арл не особенно считался с истиной. Он рисовал
самыми мрачными краскам и своих многочисленных врагов, н а­
чиная от Э рика П уке и К ристера Н ильссона (В азе) и до короля
К ристиана и Ёнса Бенгтссона Уксеншерны. С амого себя он
заставл ял и зображ ать щ едры м и богаты м государем, который
старается ввести в Ш веции моду того времени — возродить
ры царские обычаи раннего средневековья и ввести все обычаи
позднего средневековья, которые господствовали при дворе
государей Англии, Ф ранции и особенно Бургундии. Н о в дей­
ствительности ры царство в его идеализированном виде было
К арлу Кнутссону так ж е чуж до и далеко, как и всем другим
королям е Европе. Ры царский стиль был лиш ь пустой формой.
К арл Кнутссон — это в высшей степени реалистичный пред­
ставитель политики силы, смелый и находчивый, неутомимый
1448— 1471 гг. 109

и беззастенчивый; он высоко ценил свое королевское достоин­


ство, так ж е как современные ему короли на континенте. С охра­
нилась древняя скульптура лю бекского мастера Б ернта Н отке,
изображ аю щ ая К ар л а Кнутсеона. П еред нами человек с ярко
выраженной индивидуальностью , типа, излюбленного Бернтом:
костлявое, почти звериное лицо с сильно развитыми челюстями
и с некрасивым, задорно вздернутым носом. Этот портрет
неплохо гармонирует с тем образом, который возникает у нас,
когда мы знаком им ся с .политической и литературной д еятел ь­
ностью К ар л а Кнутсеона.
Историк Эрик О лаи в своей латинской хронике посвятил
первую в шведской литературе личную характеристику К арлу
Кнутссону. Х арактеристика эта носит односторонний характер,
так т а к автор ее смотрел на К арла Кнутсеона с церковной
точки зрения — как на врага церкви и архиепископа. Но все ж е
ее следует привести:
«Король К арл был человек благородной и привлекательной
наружности, лицом 'красивый (!), и весь его вид говорил, что
перед нами человек королевского достоинства. Он обладал
умом ясным и острым, был мудр в своих речах и осторожен
в ответах. В военных д ел ах он был менее опытен, чем требует
его долж ность, малодуш ен и нереш ителен; но собирать деньги
и сн абж ать самого себя он умел очень хорошо. П оэтому он
использовал все государство и все доходы и поступления
в своих личных интересах и очень редко р азд ав ал крепости и
лены д л я обеспечения обороны, за что дворянство лю било его
меньше, чем бы ло необходимо и уместно. Так к а к д атчане и
все его враги хорошо знали об этом, они изводили его постоян­
ными войнами и непрерывно беспокоили страну враж дебны м и
набегами, стремясь добиться, чтобы король, из боязни или
от усталости, отказался от престола или чтобы жители страны
почувствовали к нему недоброж елательство и ненависть или
были недовольны им».
В мире ф антастических идей позднего средневековья очень
популярно было представление о «колесе счастья», которое то
■возносит человека к верш инам славы , то низвергает его
'в пучину бедствий; этот образ постоянно встречается в поэзии
и изобразительном искусстве. История жизни К арл а Кнуте -
сона мож ет служ и ть хорошей иллю страцией этого образа.
Олаус П етри в своей хронике писал об этом короле. Он
рассказы вает, как К арл Кнутссон, дваж ды властитель, дваж ды
изгнанник, после 1465 г. заним ал долж ность наместника
Финляндии, на этой ж е долж ности он был и в молодости,
сразу после своего регентства в Ш веции, но и тогда он
не переставал составлять новые планы и обдумывать новые
комбинации, которыми мог бы воспользоваться. Он был
110 П равление Кнутсеона. Стен Стуре старший

неутомим в своих попытках использовать все возможности


д л я захвата власти. Р азн огласи я среди дворянства С кандина­
вии дали ему еще один шанс, хотя королевская власть,
которой он теперь добился, бы ла лиш ь бледной тенью того1
могущ ества, которое он пы тался завоевать в 50-х годах XV в.
М ногие скандинавские дворянские семьи в период унии
меж ду двум я государствами, как уж е сказан о выше, в л а­
дели огромными зем лями по обе стороны стары х границ. М но­
гие из этих семейств, по традиции, переходивш ей из поколения
в поколение, пользовались значительным политическим влия­
нием на государственные дела и Ш веции и Д ании, что создало
д аж е стремление к так назы ваемой «семейной политике». О со­
бенно яркими представителями этой «семейной политики»
были д ва б рата из датской семьи Аксельссонов (род Т отта),
владевш ей в 60-х годах XV в. земельными угодьями и ленами
в Ш веции и Д ании. Один из этих феодалов — не швед и
не датчанин, а скорее всего «скандинавец» — И вар Аксельссон,
владел в качестве лена островЪм Готланд, округами Герд и
В илланд в Сконе и западны м Блекинге. Он был по своему
положению и богатству действительно полусамостоятельным
феодальным князьком. Его брат Эрик, о котором мы ранее
упоминали, был больш е связан с Ш вецией и с Ф инляндией
и д аж е одно время был ш ведским регентом. К арл Кйутссон
в 1466 г. выдал свою дочь М агдалину за И вара Аксельссона.
В том ж е году меж ду Эриком Аксельссоном и Ёнсом
Бенгтссоном, представлявш ими две сильнейшие партии в госу­
дарственном совете Ш веции, произош ла разм олвка. В резуль­
тате наметилась новая политическая комбинация, которая
осущ ествилась, когда вспыхнула откры тая в раж д а между
И варом Аксельссоном и королем Кристианом (их отношения
уж е в течение некоторого времени были натянуты м и). К арл
Кнутссон, которого поддерж ивали Н ильс Буссон (С туре), а
так ж е братья Аксельссоны, был в третий раз провозглаш ен
королем Ш веции; его помощником был назначен И в ар А ксельс­
сон. Н а этот раз власть короля бы ла совершенно иллю зор­
ной, его третье и последнее п р ав л ен и е— с 1467 по 1470 г . —
было полной противоположностью тому идеалу, к которому
он всегда стремился. Все это годы К арл Кнутссон упорно
хотел осущ ествить выдвинутую им идею — идею концен­
трированной и сугубо национальной шведской королевской
власти.
Эти идеи Кнутсеона отразились на шведской политике сере­
дины XV в. Н о в ней наш ло свое отраж ение и его соперниче­
ство с датским королем, носившее чисто личный характер. Его
собственные и инспирированные им полемические произведе­
ния, выставлявш ие виновниками всех несчастий короля, помимо
1448— 1471 гг. Ill

внутренних противников, Кристиана и всех датчан вообще,


создали антидагское, сугубо националистическое настроение
в Ш веции. «Д анофобия» (ранее полагали, что она имелась
уж е тогда, когда только возникали осложнения из-за унии,
но в действительности ее тогда не сущ ествовало) бы ла
в известной степени создана королем К арлом и его придвор­
ными писателями. В 1470 г. К арл умер. Д альнейш ее развитие
событий трудно было предсказать. Семья Уксеншерна и их
родственники из рода В азе владели многими из наиболее в а ж ­
ных земель и зам ков в стране, но не менее значительное поло­
жение в Ш веции зан и м ала семья Аксельссонов с их родичами.
Многие думали, что правителем страны впредь до избрания
нового короля будет выбран И вар Аксельссои; считали воз­
можным, что он сам станет королем. Н о случилось иначе.
Своим д у ш еп р и казч и ко м 'К арл Кнутссон назначил дворянина
Стена Стуре, который обязался поддерж ивать его вдову и вне­
брачного, но узаконенного сына. Вследствие этого Стен Стуре
в качестве ленного владельц а получил много зам ков, имевших
больш ое стратегическое значение, и вскоре был выбран в ре­
генты И вар у А ксельссону пришлось примириться с проис­
шедшим, впрочем он это сделал довольно охотно, так как
Стен Стуре был ж енат на дочери его брата Оке. Но Кристиан
Д атский все еще не оставлял своих планов. В свое время он
был выбран королем Ш веции и был готов соблю дать «законы
п привилегии» Ш веции, если ему вернут то, на что, по его сло­
вам, он имел право «милостшо божией». Кристиан обратился
к ш ведскому государственному совету с требованием избрать
его королем Ш веции. В то ж е время он собрал хорошо воору­
женную армию, чтобы подкрепить силой свое требование. Эта
армия была далеко не лиш ней, так как Стен Стуре упорно
боролся за сохранение руководящ его полож ения в государстве
и ни сам он, ни Аксельссоны, которые еще находились во
враж де с королем Кристианом, не собирались возобновлять
унии с Д анией. В конце лета 1471 г. датский ф лот появился
у С токгольма; начались переговоры о признании К ристиана
королем Швеции.. Тем временем Стен Стуре вместе с бывшим
помощником К ар л а Кнутсеона Нильсом Буссоном Стуре
(из другого рода, чем Стен Стуре) начал набирать армию
в различных областях Ш веции (в Йталанде, в Ю жном Свеа-
ланде, где сам Стен руководил набором, в Бергслагене, где
набирал солдат Нильс С туре), решив изгнать К ристиана из
страны. Виднейший член совета архиепископ Якоб Ульфссоп
до последнего момента пытался добиться мирного разреш ения

1 Своих обязательств душеприказчика Карла Кнутсеона Стен Crvpe


так и не выполнил.
112 П равление Кнутсеона. Стен Стуре старший

конфликта на основе старой программы государственного


совета. Он ум олял обоих Стуре не доводить до кровавого
столкновения, «так как шведский народ и добры е люди
имеются и на той и на другой стороне. Когда меч обнажен,
победа реш ается на небе». «Если бог и даст вам победу, — про­
д о лж ал он, — война на этом не кончится. Если ж е вы потер­
пите поражение, от чего боже избави, то погибло все шведское
государство. Поэтому, дорогие господа, сначала хорошенько
подумайте».
Н о .примирение казалось теперь соверш енно невозм ож ­
ным — оба Стуре реш ительно проводили в ж изнь свою про­
грамму, а король Кристиан продолж ал широкие военные
приготовления.
Войско Кристиана располож илось в Н орм альм е, к северу
от Стокгольма, — частью на Брункебергском хребте, через ко­
торый сейчас проходит м агистраль Кунгсгатан, частью на зап ад
от Брункеберга, у ж енского монастыря св. Клары. В это войско
входили датские солдаты, датские дворяне и немецкие лан дс­
кнехты. К ним присоединились многие из тех шведских ф ео­
далов, которые во время меж доусобиц последних десятилетий
поддерж ивали датского короля, их личного суверена, некото­
рые из главны х сторонников Уксеншерны и В азе и, наконец,
воинственные крестьяне из Ф ьердхундраланда в Упланде
(«лесные старатели», как прозвали их сторонники С ту р е), кото­
рых созвали представители только что упомянутой партии
крупных феодалов. К Стену Стуре примыкали, кроме всех его
сторонников и друзей, та часть ш ведского дворянства, которая
составляла партию рода Аксельссонов, многочисленные горо­
ж ане и ж ители Бергслагена и, наконец, отряд далекарлийских
стрелков из лука, завоевавш их славу в прошлых меж доусо­
бицах. К Стуре реш ительно примкнули такж е горож ане С ток­
гольма.
Б и гва при Брункеберге описы валась различны ми авторами,
данные которых не всегда сходятся. К райне трудно проследить
за всеми деталям и боя, но некоторые его основные эпизоды и
переломные моменты можно установить. Р иф м ованная хроника
рассказы вает, что арм ия Стуре наступала. ТЕе воины были
исполнены боевого духа и пели песню времен крестовых похо­
дов о святом Георгии.
А рмия К ристиана, разделенн ая на две части, зан и м ала вы ­
годное положение. Ее позиции были укреплены. Главные силы
Стена Стуре шли с северо-востока; они получили подкрепления
с юга; в одиннадцать часов утра войска Стуре двинулись
в атаку. Ж и тели С токгольма могли наблю дать за Есем ходом
сраж ения с высоты стен, окруж авш их город. По некоторым
рассказам , шведы перешли в атаку, двинувш ись стр ех н ап рав­
1448— 1471 гг. ИЗ

лений: главные силы шли с северо-востока, затем последовал


удар из города, и, наконец, с ты ла действовал многочисленный
отряд, выш едший под предводительством Н ильса Стуре из
леса за Брункебергом. В заимодействие всех этих отдельных
отрядов было предусмотрено заранее.
Реш ительны й момент сраж ения наступил тогда, когда один
из полков Кристиана оставил свои позиции на холме.
«Н а ровной земле», как гласит хроника, встретились гл ав­
ные силы противников. П осле продолжительной и жестокой
битвы боевой порядок армии К ристиана был наруш ен; разб и ­
тые отряды, «как туча», беж али с поля битвы к своим ко­
раблям . Чтобы добраться до кораблей, беж авш ие долж ны
были перейти мост, который был уж е подрублен стокгольм­
цами. М ост рухнул в воду, и многие потонули; потери побе­
жденных, повидимому, были очень велики. Королю Кристиану
пришлось убираться восвояси. Стен захвати л вскоре зам ки, ко­
торые оставались в руках его противников; сторонникам старой
программы государственного совета во главе с архиепископом
ничего не оставалось делать, как только просить о милоеги
для крестьян из У планда, которые сраж али сь у Брункеберга
на стороне короля Кристиана.
Б и тва при Брункеберге бы ла своеобразным смотром р а з­
личных общественных групп ш ведского общ ества в конце
XV в. Влияние дворянства в Ш веции особенно усилилось после
образования крупного светского зем левладения. В беспокойные
времена XIV и XV вв. предприимчивые феодалы расш ирили
и увеличили свои владения и влияние. Многие феодалы стали
владельцам и крупных земельных угодий, хотя последние, как
правило, не представляли собой единого целого, а были р а з­
бросаны по разны м усадьбам , часто в различны х областях
страны. Д оходы с ленных зем ель ещ е больш е обогащ али их но­
вых владельцев.
Имущ ество церкви и ее доходы чрезвычайно увеличились
с того момента, как церковь в Ш веции приобрела более проч­
ную организацию , то есть с X III в. М ожно сказать, что церковь
была крупнейшим собственником в стране. Ц ерковь строила
огромные каф едральны е соборы, их украш али лучш ие худож ­
ники. Д а ж е сельские церкви получили пристройки и укр аш а­
лись пестрой стенной живописью. Епископы строили д л я себя
мощные зам ки; духовенство, церкви и монастыри владели
землями по всей стране.
Города продолж али расти, и некоторые из них стали не­
маловаж ны ми центрами торговли с зарубеж ны ми странами:
главны м центром был Стокгольм, за ним шли Сёдерчёпинг,
К альм ар и Л ёдёзе; но в больш инстве шведские города были
еще малы. Их ж ители заним ались торговлей и ремеслами
114 П равление Кнутсеона. Стен Стуре старший

в строги^ рам ках цеха, под защ итой детально разработанны х


привилегий (одна из которых состояла в том, что жители Ш ве­
ции не имели права торговать вне города). Во многих городах
были расположены королевские замки, служивш ие целям обо­
роны городов, но свобода самоуправления городов не долж на
бы ла никем наруш аться. Судебные книги шведских городов,
особенно таких, как Стокгольм, Енчёпинг, Арбога и др., пред­
ставляю т большой исторический интерес. О своеобразии Б ергс­
л аген а мы уж е говорили ранее — эту область в известном
смысле мож но сравнить с городами.
П одавляю щ ее большинство шведского населения составляли
крестьяне. В Ш веции, в отличие от всей Европы, крестьяне
в средние века не потеряли своей свободы '. С труктура и
формы трудовой деятельности крестьянских общин, создание
которых, как мы видели, восходит к VI в. н. э. (уж е в древней­
ших документах содерж атся правила, регулировавш ие их
ж и зн ь), не изменились. Главнейш им избыточным продуктом
общинного труда, повидимому, было масло. По дошедшим до
нас м атериалам о торговле Ш веции с Любеком в XIV в. мы
можем установить, что четвертую часть всего шведского
экспорта составляло масло — в балансе внешней торговли вы ­
воз м асла заним ал место рядом с вывозом металла. Н епре­
рывно строились новые селения, продолж алось заселение нор-
ландских и финляндских пустынных земель. Н аряду с этим
имеются данные о том, что X IV и XV вв. были тяжелым! вре­
менем д л я крестьян. Ц ены на продукты сельского хозяйства,
а в связи с этим и цены на землю в период унии, видимо,
упали; налоги, наоборот, значительно возросли; войны нано­
сили серьезный ущ ерб крестьянским хозяйствам. Временами
ощ ущ ался острый недостаток в рабочей силе, и тогда прави­
тельство специальным законодательством закреп ляло на р а ­
боте сельских жителей, не имеющих наделов. Крупные зем ле­
владельцы и церковь захваты вали все новые и новые земли.
И меть дело с государственным ленным управителем тож е было
нелегко. И все ж е ш ведские крестьяне сохранили свою сво­
боду, а со времен Энгельбректа вошло в обычай, что они,
наряду с горож анам и и горняками, принимали участие в полн-

1 Здесь автор говорит о личной свободе, которой шведское крестьян­


ство действительно не теряло. Однако в экономическом отношении швед­
ские крестьяне находились в такой ж е феодальной зависимости от своих
господ, как крестьяне в Европе. «Свобода» шведского крестьянства была
лишь формальной «свободой» — свободой на словах и крепостным состоя­
нием на деле. — П рим. перев. ,
1448— 1471 гг. 115

•гнческой борьбе К аж д ая из враж дую щ их партий старалась


завербовать крестьян в свои ряды, так как крестьяне знали
местность и хорошо владели оружием. Ш ведские крестьяне
черпали силу преж де всего из своей многовековой организа­
ции — крестьянской общины, которая хотя несколько и тормо­
зила развитие методов обработки земли, но зато, часто д аж е
насильно, сплачивала крестьян воедино.

1 Автор преувеличивает политическую роль крестьянства в истории


Швеции. Участие представителей государственных крестьян в риксдаге не
является еще основанием для утверждения, будто крестьяне принимали
такое же активное участие в политической жизни страны, как горожане и
горняки. Вместе с тем И. Андерссон явно недооценивает роли и значения
классовой борьбы крестьянства в истории Швеции. — П рим. ред.
Глава XI

ПРАВЛЕНИЕ ДОМА СТУРЕ


(1471— 1515 гг.)

/С р а ж е н и е при Брункеберге, принесшее победу союзу дворян,


горож ан и крестьян Ш веции, способствовало резкому
подъему национального чувства в стране. 14 октября 1471 г.
государственный совет Ш веции выпустил манифест, в котором
провозглаш алось, во изменение городского улож ения, что от­
ныне городские советы не будут состоять наполовину из нем­
цев — «впредь категорически воспрещ ается принимать или
утверж дать каких-либо чужеземцев как на пост бургомистра,
так и в качестве членов городского с о в е т а .. . каж ды й город
долж ен теперь управляться коренны м и шведами-». Настроение
победителей наш ло яркое вы раж ение в воздвигнутой в Б оль­
шом соборе в Стокгольме скульптуре в честь св. Георгия,
о котором пели бойцы Стуре, когда они шли в бой. Через
шесть лет после победы было получено разреш ение церков­
ного совета и римского папы на учреждение в Упсале универ­
ситета (S tu d iu m g en erale) по образцу славивш егося тогда
в Европе старинного университета в Болонье. Это был первый
университет в Скандинавии. С вязь между его основанием и
умонастроениями в Ш веции после Брупкебергской победы
соверш енно очевидна.
О днако прошло немало времени, прежде чем подъем н а­
ционального чувства наш ел зрелое вы раж ение в развитии
шведской культуры. К ультурная ж изнь Ш веции позднего
средневековья, по своеобразной иронии истории, характеризо­
валась сильным немецким и даж е датским влиянием на науч­
ную литературу, поэзию, искусство и образ ж изни шведов
д аж е в период максимального подъема движ ения за освобо­
ждение и национальное самоопределение. М ож ет быть, это
влияние больше всего сказалось на шведском язы ке, который
значительно изменился по сравнению с так назы ваемы м клас­
сическим древнеш ведским язы ком времен законов и хроники
1471— 1515 гг. 117

Эриков. К целому ряду заим ствований — главным образом из


латинского и греческого, — которые появились в шведском
язы ке ещ е в раннем средневековье, теперь добавилось множ е­
ство новых слов и вы раж ений датского и немецкого происхо­
ждения. И х принесли в Ш вецию иностранные горож ане, писа­
тели и ф еодалы , а многое появилось просто б лагодаря
иностранному влиянию. С ледует так ж е особо отметить, что син­
таксис литературного ш ведского язы ка стал более развитым
под влиянием средневековой латыни. Типичными заим ствова­
ниями из немецкого язы ка являю тся следую щ ие слова: bliva
(bleiben) — стать, m aste (m iissen) — долж енствовать, sad a n
(sodan n ) — тотчас, dock (doch) — однако и т. д.; из области
социальной и обыденной жизни слова: h err (H e rr) — господин,
fru (F ra u ) — госпожа и froken (F ra u le in ) — бары ш ня, stad
(S ta d t) — город и b o rg a re (B iirger) — горожанин, m astare
(M eister) — мастер и gesall (G eselle) — подмастерье, tallrik
(Teller) — тарелка и rock (Rock) — сюртук; абстрактны е поня­
тия: m akt (M acht) — власть и plikt (P flicht) — долг, av en ty r
(A benteuer) — приключение, falsk (falsch) фальш ивый и
ak ta (echt) — подлинный, adel (edel) — благородный и elan d ig
(elen d ) — ж алкий, bruka (brauchen) — употреблять и lara
(lehren ) — учить. Глаголы с префиксами be и an — немецкого
происхождения; ряд суффиксов — немецкие, как, например,
суффиксы het (heit), b ar в словах k orthet — краткость,
horbar — слышимый. Иностранное влияние содействовало обо­
гащению сам ого язы ка новыми средствами вы раж ения, но оно
такж е исказило его формы — если не окончательно, то во вся­
ком случае на продолжительный срок.
М еж ду тем после Брункебергского сраж ения в истории
Ш веции начинается новый период. Н е было сомнения относи­
тельно того, кто был побежден в этом сражении, — побеж ден­
ными были и датский король Кристиан и его приверж енцы
в самой Ш веции. Но кто же, собственно, оказал ся победителем
в этой борьбе? О бщ ескандинавская династия рода Аксельссо-
нов или национальное ш ведское движ ение, возглавлявш ееся
Стеном Стуре и его сподвиж никам и? Ответить на этот вопрос
сразу ж е едва ли было возможно. Все зависело от того, сумеет
ли Стен Стуре сохранить свое положение и см ож ет ли он найти
общий язы к со своими сторонниками, среди которых были
люди разных направлений.
Н а первый взгляд могло д аж е казаться, что наиболее обиль­
ную ж атву собрали Аксельссоны, так к ак в ближ айш ие годы
им удалось в значительной степени восстановить свое былое
ведущее положение в Д анни. Аксельссонам удалось создать
своеобразное «государство», простиравш ееся от провинции
118 П равление дома Стуре

Сконе через Готланд, принадлеж авш ий И вару, и дальш е до


финского лена Э рика и его б рата Л аурена. Союз между груп­
пой Аксельссонов и национальными городскими и крестьян­
скими политиками Ш веции во главе со Стеном Стуре имел
явно уязвимы е места, что было в значительной мере вызвано
обстоятельствами, сложивш имися к моменту смерти К арла
Кнутсеона. Но в первое время связи и владения Аксельссонов
по обе стороны государственной границы способствовали
укреплению реж им а, установивш егося в Ш веции. П ланам К ри­
стиана об обратном завоевании Ш веции не суж дено было
сбыться
П осле смерти Кристиана снова стал актуальны м вопрос об
унии, и скандинавские государства начали новые переговоры
о восстановлении «союза». Эти переговоры привели к приня­
тию определенной программы — проекта законоположений
с чрезвычайно широкими гарантиям и конституционного и адми­
нистративного порядка (знаменитый Х альмстадский протокол
1483 г., одна из зам ечательнейш их для этой эпохи попыток
создания продуманной конституции унии. Эта конституция
была признана ш ведами с некоторыми ограничениями в К ал ь­
маре в 1484 г.). Н о пока эта программа так и осталась только
на пергаменте. Стен С гуре внимательно следил за ходом пере­
говоров с новым датским королем Гансом и под предлогом
болезни глаз не являлся, когда не считал нужным, на засе­
дания совета, где обсуж дался вопрос об унии. Он неутомимо
шел к своей цели: тщ ательно организовать государственное
управление, установить непосредственный контроль над боль­
шинством ленов п создать, пусть небольшую, армию из ино-
странцев-наемников, состоявш их на его личном содерж ании, и
тем самым залож ить прочные основы централизованной власти.
В 1481 г. в Финляндии умер Эрик Аксельссон. Стен решил, что
для него настало время покончить со своими могущественными
помощниками. Он налож ил секвестр на финский лен Эрика
Аксельссона. Взамен этого лена брат Эрика, И вар, получил
Э ланд (его владения теперь образовали настоящ ее «островное
государство» в Балтийском м оре). Но вскоре обнаруж илась
ш аткость того положения, в котором ранее заклю чалась вся
сила Аксельссонов. Ч ерез несколько лет регент разделался и
с И варом , отняв его шведский лен (1487). Т ак Стен Стуре
закончил счеты с И варом Аксельссоном, с которым он начал
борьбу ещ е в 1470 г. И вару все ж е удалось сохранить Готланд
за Д анией, и надеж ды правителя Ш веции вернуть этот ж елан ­
ный остров потерпели крах. Н о династия Аксельссонов пала,
их своеобразное феодальное «буферное государство» перестало
сущ ествовать, положение в Скандинавии изменилось. М ежду
Ш вецией и Д ан ией все еще сохранялся мир, и как швед­
1471— 1515 гг. 119

ские руководители совета, так и сын и преемник датского короля


Кристиана I, Ганс, продолж али заним ать вы ж идательную по­
зицию. П равитель Ш веции, казалось, приближ ался к своей цели.
М еж ду тем ряд международных проблем, возникш их в 80-х
и 90-х годах XV в., усложнил положение в Ш веции. Мы уж е го­
ворили об одной из традиций шведской внешней политики —
экспансии на Восток, настойчиво проводивш ейся еще со времен
С веркера, ярла Биргера, Торгильса Кнутсеона и М агнуса Эрикс­
сона. Эти государственные деятели стремились укрепить обо­
рону Ш веции на востоке и расш ирить ее границы в этом н ап рав­
лении, иногда путем захвата южных берегов Финского зали ва.
Особенный интерес они проявляли к важ ны м торговым путям,
которые вели в глубь России. Ещ е К арл Кнутссон во время
пребывания в Выборге хорошо ознаком ился с положением
в России. Эрик Аксельссон Тотт был его рьяным последовате­
лем; этот шведско-финский ф еодал датского происхождения
воздвиг на скалистом холме среди бурных вод пролива Кирен-
салми при скрещении нескольких водных путей, около русской
границы, мощную крепость Улофсборг, названную в честь нор­
вежского короля О лаф а. У ж е в начале правления Стена Стуре
стало ясно, что интерес Ш веции к областям, леж ащ им к вос­
току от Балтийского моря, не заглох. Об этом свидетельствую т
сознательный захват Стеном финских владений, п ринадлеж ав­
ших Тоттам, и явно авантюристические попытки шведского'
вмеш ательства во внутренние д ел а государства Ливонского
ордена. А в это время, в конце 70-х годов XV в., происходили
чрезвычайно важ ны е и неблагоприятные для Ш веции измене­
ния в России. М осковское государство быстро развивалось.
Оно подчинило себе Новгородскую держ аву, с которой Ш ве­
ция до сих пор была в более близком контакте, чем с осталь­
ными русскими землями. Со второй половины 80-х годов XV в.
русский вопрос все больше и больш е заним ал мысли Стена
Слуре. Он попытался ликвидировать осложнения в Л иф ляндии
и послал в Выборг способных полководцев. П равитель хотел
заключить с Ливонским орденом союз для борьбы против рус­
ских. М еж ду тем в начале 90-х годов XV в. в североевропей­
ской политике возникла совершенно новая идея, сохранивш аяся
в силе в течение веков, — идея сою за Д анни и России против
Швеции. Д атски й король Ганс, считавший, что настало время
вернуть себе корону Ш веции, заклю чил союз с И ваном III для
совместных действий против Стена Стуре.
А у Стена Стуре было немало своих хлопог. П реж де всего
он хотел укрепить свою власть, все ещ е облеченную во времен­
ные формы (он был только правителем страны), и принять
меры для сохранения ее. П равда, у него были все основания
добиться успеха: у ж е с конца 60-х годов XV в. он был признан
120 П равление дома Стуре

способным военным руководителем; с течением времени он


проявлял все новые стороны своего дипломатического д ар о в а­
ния, свою способность к демагогической полемике и свою неуто­
мимость. В то ж е время там , где требовалось, он умел «быть
светлым и кротким». В своих постоянных разъ езд ах по стране
он вступал в самое тесное общ ение с крестьянством и всегда
мог рассчиты вать на поддерж ку с его стороны, в особенности
со стороны далекарлийцев. В борьбе с непокорными ф еода­
лам и из государственного совета, с архиепископом Якобом
Ульфссоном во главе, он действовал самыми различными мето­
дами. Он часто говорил о своем намерении отказаться от
управления страной (это, меж ду прочим, стало тож е одной из
традиций шведской государственной политики, развивш ейся
особенно при Густаве В азе), в ответ на что его упраш ивали
остаться у власти. Стен Стуре часто прибегал к угрозам , иногда
открытым, а порой скрывавш имся под маской угрюмой иронии.
Архиепископ сам рассказал один эпизод, характеризую щ ий
этот последний тактический прием Стена. П равителя обвинили
в том, что он якобы заявил: «Того и гляди могут подняться
двадц ать или тридцать тысяч крестьян — и на голову государ­
ства свалится новый Энгельбрект!» (здесь народный вож дь
предстает перед нами в качестве некоего политического сим­
вола) . Н а это «Стен Стуре ответил, что он говорил не больше,
чем о 7— 8 ты сячах крестьян». Этот ответ довольно характе­
рен д л я правителя. В то ж е время он обладал талантом аги­
татора и умел увлечь массы. Гибкая тактика Стена Стуре
д ав ал а хорошие результаты. Так, после смерти своего брата,
Н ильса Стуре, в 1494 г. он успешно захватил лены, законным
владельцем которых был сын Н ильса, С ванте Стуре.
Стен Стуре поощ рял развитие городов, тщ ательно контро­
лировал торговлю и ремесло. У него были верные помощ­
ники, например духовенство и среднее сословие горожан
Стокгольма. Своих фогдов он д ерж ал под постоянным над­
зором. Он береж ливо вел государственное хозяйство, о чем
свидетельствую т сохранивш иеся правительственные счетные и
налоговые книги.
К ризис в борьбе с Россией вскоре вы звал кризис внутри
Ш веции, который довольно серьезно отозвался на упрочен­
ном с таким трудом положении самого Стуре. В 1495 г. рус­
ские войска вступили в К арелию и начали осаду Выборга.
Борьба была ж естокая. Кнут Поссе, командовавш ий гарнизо­
ном В ыборга во время его осады, писал в октябре 1495 г.
о действиях русских войск:
«К счастью, всемогущий бог по своей великой милости
к нам сделал гак, что у них было много убитых и раненых и
они отступили к своему лагерю . Но едва они отступили на вое-
1471— 1515 гг. 121

токе, как с зап ад а н ачала наступать д ругая часть и стала ш тур­


мовать к р еп о сть.. . Если они снова пойдут на штурм, то один
бог знает, что будет с городом. Мы ж е будем делать все, что
в наш их силах».
Только к концу 1495 г. Стен Стуре решил направиться
в Финляндию. Он предпринял свой знамениты й «крестовый
поход» под знаменем Э рика Святого. Н о к тому времени Кнут
Поссе уж е застави л русских снять осаду. О тнош ения меж ду
правителем и государственным советом стали напряж енны ми.
Стуре считал, что совет д ерж и т его и его войска в Финляндии
только для того, чтобы он не м еш ал совету проводить в стране
собственную политику. Государственный совет в свою очередь
обвинял Стуре в том, что он не захотел бросить свои войска
в бой против русских; духовенство так ж е ж аловалось на по­
боры, взим аем ые им д л я обороны государства, и обвиняло его
в жадности. В 1496 г. С ванте Стуре захвати л и уничтожил
русскую крепость И вангород, против Н арвы , — с тех пор эти
д ва города играли значительную роль в истории Ш веции на
протяжении более чем двух веков. П осле этого меж ду ним и
правителем возникла крупная ссора. В н ачале 1497 г. был
заключен мир с русскими, однако в то ж е время назревал
внутренний кризис в самой Ш веции. Н едовольство совета
ростом влияния Стуре и его почти сам одерж авны м правлением
все усиливалось. Д атский король Ганс вооруж ал свои войска
для зах вата Ш веции. П равитель и архиепископ, игравший
в совете главную роль, начали открытые действия друг против
друга. Король Ганс со своим войском подошел к Стокгольму.
Борьба кончилась поражением Стена Стуре. К нему пришли
на помощь верные ему войска из Д алекарлии , но они потер­
пели пораж ение от немецких ландскнехтов короля Ганса
в битве при Рутебру, севернее столицы. В ы лазка самого Стуре
из Стокгольма потерпела неудачу. Н ачались переговоры, в ре­
зультате которых датский король Ганс был возведен на ш вед­
ский престол в соответствии с программой 1483 г. Стену Стуре
были оставлены в виде «пенсии» Ф инляндия и ш ведские лены.
Таким образом, снова победил конституционализм государ­
ственного совета. Н а сей раз это бы ла победа над новой
национальной централизованной властью, которую стремился
установить Стен Стуре. В 1499 г. наследником ш ведского пре­
стола был избран Кристиан И, сын короля Ганса.
П обеда государственного совета и короля Г анса была, о д ­
нако, лиш ь случайной и эфемерной. Р езко выявилось несо­
ответствие м еж ду проводивш ейся ранее прорусской полити­
кой датского короля и интересами его нового государства,
а когда Ганс потерпел в 1500 г. известное тяж елое пораж ение
в битве с дитм аровцам и, его противники воспрянули духом, а
122 П равление дома Стуре

шведские сторонники начали вы раж ать недовольство его п рав­


лением. Стен Стуре и его друзья подняли восстание. Стен
Стуре лично отправился в Д ал екарл и ю и стал р азъ ясн ять ж и ­
телям, что он затеял новую войну отнюдь «не в целях личного
обогащ ения, а для блага Ш веции». В результате победы вос­
стания Стен Стуре снова стал правителем государства, между
прочим, при поддерж ке своего бывш его врага С ванте Н ильс­
сона Стуре.
В д екабре 1503 г. Стен Стуре лично сопровож дал к грани­
цам Х алланда датскую королеву, супругу короля Ганса, в о з­
вращ авш ую ся на родину из ш ведского плена. Н а обратном
пути «правитель Ш веции умер. Возник вопрос: кто явится
его преемником? Б лиж айш ие сторонники Стена Стуре и его
вдова И нгеборг не были склонны п оддерж ивать кандидатуру
главного претендента на место Стена Стуре — его племянника
С ванте Нильссона. Н о С ванте Нильссону удалось добиться
избрания при помощи хитрого маневра, характерного как д л я
тогдаш него политического полож ения в стране, так и д л я
самого инициатора этого маневра, «выборного» линчепинг­
ского епископа Хемминга Г ад а. Г ад сопровож дал Стена Стуре
в его последней поездке. Чтобы дать С ванте Нильссону время
добиться своего избрания, Г ад подговорил какого-то торговца
перевезти тело Стена вместе с кож аными ш курами «в каче­
стве товара». Одного из слуг покойного правителя Гад
нарядил в богатое платье с золотыми застеж кам и, принадле­
ж авш ими Стену Стуре, украсил его золотой цепью и коль­
цами, и тот поехал в крытых санях, вы д ав ая себя за больного
Стена Стуре. О дновременно Гад уведомил С ванте Нильссона
Стуре о смерти Стена Стуре и о своих действиях. Этот трюк
удался, и С ванте был избран группой членов совета в качестве
правителя, а его противники, не знавш ие о смерти Стуре, были
захвачены врасплох.
Вскоре С ванте Стуре пошел по тому ж е пути, что и Стен.
Это было тяж елое время, время трудных испытаний; Ш веция
почти беспрерывно вела войны с Д анией. С ванте сд елал все
что мог для укрепления своей власти, но в стране не было
единства, крестьянство бы ло утомлено войнами и истощено
тяж елы ми налогами. П равда, в это врем я в Ш веции был най­
ден новый источник процветания и обогащ ения страны: в не­
драх земли были открыты большие запасы серебра, и н ач а­
лась разработка серебряных рудников Салы . Король Ганс
употребил в борьбе против Ш веции очень эффективное сред ­
ство н аж им а на шведское дворянство: он просто-напросто
конфисковал все наследственные поместья в Д анни, п рин ад­
леж авш ие шведскому высшему дворянству. Этим сугубо р еа­
листическим способом он пы тался внушить шведскому дворян­
1471— 1515 гг. 123

ству мысль о выгодах восстановления унии. Н о С ванте Н ильс­


сон, преодолев значительные колебания совета, помеш ал ему
признать Г анса королем Ш веции. В борьбе против Д ан ии он
привлек на свою сторону свободный город Л ю бек, жители
которого опасались, что датск ая торговая политика нанесет им
ущерб. В это время меж ду ш ведами и датчанам и происходило
много жестоких пограничных сражений.
Одним из влиятельнейш их сотрудников С ванте Нильссона
был епископ Хемминг Гад. Он умел приспосабливаться
к обстоятельствам и в своей многосторонней деятельности
руководствовался традициям и времен Ёнса Бенгтссона и Кет-
тиля К арлссона. Он вел осаду К альм арского зам ка, который,
так ж е как и Боргхольм, находился в руках Д ании. Здесь он
ср а ж ал ся с самострелом в руке, как рядовой ландскнехт, и
прибегал к язы ку духовенства, только когда «во имя распя­
того за нас Христа» вы м аливал у правителя корабли и воен­
ные припасы. Его язы к пестрит такими военными терм и­
нами, как порох, ружье, стрела, метательные камни, копье,
палица, .меч, топор. .. Д олгое время он был шведским послом
в Л ю беке, всячески чернил перед «почтенным городским со­
ветом» датчан, приписывая им сам ы е коварны е планы (но
больш ая речь против датчан, приписы вавш аяся ему, бы ла при­
дум ана впоследствии). М ного л ет он провел в Рим е, где д ер ­
ж а л д л я своего развлечения игрока на лютне, в то время как
д аж е сам Стен Стуре и С ванте Нильссон довольствовались
придворным шутом. Он любил цитировать древних авторов и
средневековых специалистов по римскому праву. Их вы раж е­
ния перемеш ивались у него с ландскнехтскнм' ж аргоном —
Гад извинял себя тем, что он долго не бывал в «женском
обществе». Но самым ценным качеством Гада в глазах Стена
Стуре был, возможно', его талант полемиста, владевш его н ар о д ­
ным языком; он часто применял его на собраниях, когда п р а ­
вителю необходимо было и злагать перед народом свою
антилатскую политику. Э та полемика, проводивш аяся особенно
активно во время правления Стена, была, возможно, важ н ей ­
шим залогом успеха государственной деятельности правителя.
«Я часто слы ш ал, — заявил Гад как-то раз, — как простые
люди в Эстерйётланде говорили, что они не могут судить, к а­
кие права имеет датский король на Ш вецию, и не знают, что
этот король имеет что-либо против них, так как никто никогда
не просвещ ал их по этому поводу». Гад реш ил, что этим д е­
лом нужно заняться. Повидимому, он действовал весьма
эффективно; д л я него было ясно, что общественное мнение —
могущественная сила. П равд а, «просветительная» деятель­
ность, которой он заним ался, отличалась весьма сомнительной
объективностью. Выступления Стена Стуре н Хемминга Г ада
124 П равление дома Стуре

перед крестьянством залож и ли основу интересной литератур­


ной или, вернее, риторической традиции в Ш веции, достигшей
вершины в обращ ении Густава В азы к н ароду и в речи
Густава II А дольфа к представителям сословий.
В начале 1512 г. умер С ванте Стуре. Ш ведский государ­
ственный совет мог теперь проводить по отношению к Д ании
политику примирения — это было, конечно, абсолю тно невоз­
можно при жизни С ванте Стуре. Сванте, как правило, пы­
тал ся сотрудничать с советом, но уж е незадолго до смерти
Сванте крупные ф еодалы хотели лиш ить его власти и имели
своего канди дата н а место правителя — Эрика Тролле, д воря­
нина из С моландской области. Р од Тролле и здавн а владел
огромными поместьями в сконских провинциях и поэтому был
всегда настроен мирно по отношению к Д ании. П осле смерти
С ванте Стуре Тролле был избран правителем, и на какой-то
момент мирная политика по отношению к Д ании победила
благодаря активному вмеш ательству совета.
Н о совет соверш енно забы л о сыне скончавш егося прави­
теля, молодом Стене Стуре, которому в то время минуло
только 19 или 20 лет. Он, однако, уж е был известен во мно­
гих ш ведских областях. Сторонники С ванте Стуре в Д а л е ­
карлии ещ е раньш е указы вали правителю , что чрезвычайно
важ н о своевременно познакомить крестьянство с юным н а­
следником, и, повидимому, меры в этом отношении были при­
няты. М олодой Стен сразу ж е после смерти отца пылко ри­
нулся в бой, вы казав необы чайно развитое чувство реаль­
ности, больш ое политическое дарование и умение рисковать.
Он немедленно налож ил секвестр на замки, рудники и лены,
которыми владели фогды его отца и его мачеха, в обращ е­
нии с которой он вообщ е не стеснялся. З атем он стал уси­
ленно привлекать на свою сторону народ, что д ал о неплохие
результаты . Совет энергично боролся с попыткой нового
государственного переворота. О днако он ничего не добился,
и ему приш лось признать смелого претендента правителем.
Юный правитель укрепил свою власть несколькими хитрыми
ходами, особенно в области распределения ленных поместий,
чему он уделял особое внимание. Он укрепил свою власть не
только в Ш веции, но и в Ф инляндии.
П одобно своему отцу, Стен Стуре младш ий имел хороших
помощников, которые содействовали успеху задум анного им
переворота. Хемминг Гад, который после смерти старш его
Стуре оставался в Л ю беке, теперь примкнул к сторонникам
его сына. Но главны м помощником Стена Стуре младш его был
стокгольмский пастор П едер Якобссон Суннанведер. С самого
начала своей деятельности Стен Стуре младш ий поставил
перед собой цель: ниспровергнуть власть средневекового со­
1471— 1515 гг. 12Г»

вета. Т ак ж е как и его отец, он пытался сосредоточить


в своих руках управление возмож но большей частью страны ,
опираясь на Стокгольм, как на хозяйственный центр. При осу­
ществлении своих целей он не стеснялся в методах, но все
ж е старался найти д л я своей политики правовы е формы.
Д вор С тена Стуре младш его стал типичным для позднего
средневековья европейским двором с преданными советниками
«секретарского» типа, верными сторонниками правителя и
предводителями вооруженных ландскнехтов. Д во р был центром
интенсивной пропаганды , которую вели Стен, его секретари
и специальны е уполномоченные на местах. В едя целеустрем­
ленную деятельность по укреплению центральной власти,
Стен С туре младший в то ж е время хотел стать королем.
Специальный уполномоченный правителя в Рим е добивался
от папы п оддерж ки его планов.
М ногие советовали правителю отказаться от неприкры­
того стремления к сам одерж авной власти, в том числе, между
прочим, старый советник более осторожного отца С тена— Хем-
минг Гад. Тем не менее Стен Стуре шел напролом, стремясь
использовать мир с Д анией, заключенный на срок до 1517 г.
Н о государственный совет, во главе которого в это время
стад очень талантливы й и способный руководитель — но­
вый архиепископ Густав Тролле, преемник Я коба Ульфс-
сона, реш ил оказать ему сопротивление. Борьба м еж ду Г уста­
вом Тролле и Стеном С туре — это ц ел ая драм а, отдельные
акты которой п ринадлеж ат к наиболее ярким эпизодам исто­
рии Ш веции. Здесь столкнулись в борьбе власть государствен­
ного совета и народная диктатура ', мощь государства и
церковь и, кроме того, две своеобразны е и энергичные лич­
ности.

1 Конечно, ни о какой народной диктатуре не может быть и речи.


Стен Стуре выступал от имени шведского дворянства и горожан, примы­
кавших к среднему н низшему дворянству. — П рим. ред.
Глава XII

СТЕН СТУРЕ И ЕУСТАВ ТРОЛЛЕ. СТОКГОЛЬМСКАЯ


РЕЗНЯ
ВОССТАНИЕ В Д АЛ ЕК АРЛ И И
(1515— 1523 гг.)

|^ о г д а престарелый архиепископ Якоб Ульфссон слож ил


с себя сан, его преемникцм был избран Густав Тролле
(в конце 1514 г.). Тролле, только что окончивший университет
в Германии, находился в то время в Риме. Вокруг выборов
Тролле и их утверж дения велись слож ны е интриги, подроб­
ности которых нам неизвестны. Повидимому, интересы п р а­
вителя Ш веции и Тролле столкнулись уж е довольно рано.
Когда Тролле вернулся в 1515 г. ка родину, он увидел, что
ленная политика Стена Стуре грозила и ему, потому что Стен
хотел лиш ить его архиепископских угодий и зам ка в Стекете,
издавна принадлеж авш их архиепископам и занимавш их клю­
чевую позицию на водной системе озера М еларн. М еж ду Сте­
ной Стуре и К арлом Кнутсооном, с одной стороны, и архи­
епископом, главны м представителем интересов государствен­
ного совета, — с другой, часто происходили столкновения.
Теперь противоречие стало очень острым, ибо ленная поли­
тика Стена Стуре м ладш его бы ла направлена против архи­
епископа не только как представителя совета, но и как руко­
водителя церкви.
Стен энергично бросился в бой, ж е л а я решить спор как
мож но скорее. Он и злагал свои воззрения на конфликт
в письмах разным адресатам , в выступлениях перед советом
и в беседах с народом на рынках и собраниях. Он и его
приверженцы нередко успешно запугивали народ угрозой з а ­
говора или восстания противной партии. Стен Стуре бросил
в тю рьму отца Густава Тролле. Архиепископ укры лся в Сте­
кете. Стен Стуре окруж ил С текет войсками. Н ачалась настоя­
щ ая м еж доусобная война. В этой борьбе Стен Стуре искал
поддерж ки во всесословном представительном собрании, кото­
рое могло бы выносить действительно обязы ваю щ ие решения.
Это был новый ш аг в политике С тена Стуре.
П р авд а, само народное представительство или, как его
с тех пор стали назы вать, риксдаг, вовсе не было д л я Ш ве­
ции новым явлением — зароды ш и его сущ ествовали ещ е
раньше. С обрания, на которых происходили выборы короля,
были настоящ ими представительными собраниями, где к а ж ­
дый участник выступал от имени какой-либо территориальной
области. М агнус Эрикссон созвал в 1359 г. представительное
собрание другого рода. С обрания, подобные тем, которые
стал созы вать М агнус Эрикссон, часто созы вал и Э нгель­
брект; со времени Энгельбректа собрания, на которых были
представлены сословия, приобрели более четкие формы, и со­
зыв на такие собрания представителей всех сословий был
тем более естественным, что представители торговых городов
и иногда вооруженные крестьяне находились недалеко от
места собраний. Н о все такие собрания созы вались лиш ь при
особых обстоятельствах и не имели устойчивой формы.
Обычно ж е все важ ны е государственные дела реш ались на
заседаниях государственного совета. Совет выступал в каче­
стве представителя различны х конкретно указанны х общ е­
ственных групп страны (сословий), которые он подробно и
точно, в полном согласии с принятой формой, перечислял
в своих грамотах. Во второй половине XV в. и особенно
в эпоху Стуре обсуждение вопросов на народны х собраниях
разного типа — в тингах и на ярм арках — начинает играть
в политической жизни страны все более и более заметную роль,
ряд примеров чему мы уже видели. Теперь оставалось сд елать
лиш ь ш аг к тому, чтобы при помощи расширенной системы
представительства, в которой принимали бы регулярное уч а­
стие горож ане и крестьянство, создать инстанцию, стоящую
над традиционным государственным советом, а иногда и вы ­
ступающую против него. У же Стен С туре старш ий выработал
такую тактику. Н о реш ающий сдвиг в истории сословного
представительства произош ел при Стене Стуре младш ем, ко­
торый очень часто применял девиз, заимствованный из доку­
ментов канонического права: «То, что касается всех, долж но
получить согласие всех». В борьбе против Густава Тролле
риксдаг имел большое значение. Важной предпосылкой этого
было хорошо организованное разъяснение политики правителя,
проводивш ееся им и его помощниками на местах.
В 1517 г., как р аз в день нового года, с Арбоге состоялось
всеш ведское заседание представителей; на этом заседании
Стен Стуре излож ил «перед дворянством, перед ж ителями
торговых городов и горнозаводских районов, перед далекар-
лнйцами и прочими крестьянами» свою точку зрения в споре
с архиепископом. Р иксдаг присоединился к точке зрения
Стена Стуре. И мея за собой поддерж ку риксдага, Стен Стуре
128 Стен Стуре и Густав Тролле

продолж ал осаду архиепископского зам ка в Стекете. А рхи­


епископ в Л ун де п редал анаф ем е всех осаж давш и х зам ок;
датский король Кристиан II двинул свои войска в Ш вецию. Но
надеж ды Густава Тролле были напрасны. Стен Стуре отбросил
датские войска от С токгольма. В ноябре того же года в С ток­
гольме состоялось заседание риксдага, на которое был д оста­
влен с охранной грамотой архиепископ. Это заседание превра­
тилось чуть ли не в настоящ ий суд над ним. Риксдаг, от лица
своих членов и всех тех, кого они представляли, а так ж е от
лица государственного совета, а значит и от лица епископов,
вынес с соблюдением всех формальностей торжественное реш е­
ние. В тексте реш ения говорилось, что Стекет, который со вре­
мен Енса Бенгтссона Уксеншерны был причиной большого зла,
долж ен быть «до основания разруш ен и уничтожен, чтобы он
больш е не мог служ ить убеж ищ ем д л я изменников родины, как
это было до сих пор, надеж дой и опорой д л я чуж еземцев и д а т ­
чан. Мы все в этом поклялись единодушно возгласам и «да» и
поднятием рук и обещ али, что никогда, п ока мы живы, не будем
иметь его (Г устава Тролле) архиепископом в наш ей стране».
И так, государство и церковь снова находились в ж есточай­
шей вр аж д е д р у г с другом. О сада зам ка п родолж алась. Вскоре
Стекет был взят и уничтожен до основания со всеми релик­
виями, заклю ченными в его стенах. Архиепископ был избит и
посаж ен в тю рьму, многие из его сторонников были об езгл ав­
лены и колесованы. Ц ерковная собственность была уп разд­
нена. Это произош ло в то самое время, когда молодой, еще
никому не известный немецкий богослов по имени М артин
Л ю тер начал свою борьбу против католической церкви.
С трасти в стране разбуш евались до предела. П равитель госу­
дарства писал:
«Я буду заботиться о благе святой церкви, покуда я жив,
со всем моим разумением. Но заступаться за тех, кто словом
либо делом хочет погубить государство или простой люд, и
защ ищ ать их я никоим образом не намерен».
К ороль Кристиан предпринял в 1518 г. ещ е один поход на
Стокгольм, но и на этот раз он, не дойдя до города, потерпел
пораж ение — у Бреннчурки. Во врем я перемирия, после д ли ­
тельных переговоров о мире, Кристиан захватил в качестве
залож ников шесть ш ведских баронов и увез их с собой на
корабль, а затем отплыл вместе с пленниками и всем своим
флотом в Д анию , расторгнув перемирие. Стену Стуре удалось
зато получить поддерж ку папского легата — Д ж а н а А нджело
Арчимбольди, который во время путешествия по Ш веции орга­
низовал торговлю индульгенциялш; в уплату за данное ему
разреш ение торговать индульгенциями он вы сказался против
Густава Тролле и Д ании. В отношениях между Ш вецией и
1515— 1523 гг. 129

Д ан ией продолж ало господствовать преж нее напряж ение:


война продолж алась с новой силой и жестокостью. П ре­
дательское поведение датского короля, увезш его шесть знатных
шведов, среди которых были Хемминг Гад и пять молодых
дворян, в том числе, один принадлеж авш ий к знатному роду
В аза, по имени Густав Эрикссон, дало Стену Стуре б лагодар­
ный материал д л я его антидагской полемики.
Кристиан снарядил хорошо вооруженное войско для нового
завоевательного похода против Ш веции. Одним из источников
средств, позволивших ему эго сделать, были собранные
Арчимбольди деньги за проданны е индульгенции. Король кон­
фисковал их, когда Арчимбольди возвращ ался через Д анию на
родину. В Ш веции короля многое прельщ ало, и преж де всего—
крупнейшие горные богатства Бергслагена. Есть указан ия на
то, что могущественный торговый дом Фуггеров, захвативш ий,
между прочим, в свои руки почти всю торговлю медью в Е вро­
пе, имел виды и на шведскую медь. Кристиан получил от
папы буллу на отлучение Ш веции от церкви за действия по
отношению к Густаву Тролле. Исполнить волю папы было по­
ручено Кристиану. О громная для того времени армия, состоя­
щ ая из ландскнехтов, набранных в Германии, Франции и Ш от­
ландии, переш ла в 1520 г. Х алландскую границу и вторглась
в пределы Весгерйётланда. Н а льду озера Осунда враж еские
войска были встречены армией Стена Стуре, состоявш ей из
солдат, дворян и крестьянского ополчения. У ж е в самом на­
чале боя правитель был тяж ело ранен пушечным ядром в ногу.
.Ш ведская арм ия была разбита и отступила к северу. К ре­
стьянство В естерйётланда сдалось Кристиану, уплатив контри­
буцию. В Тиведскнх лесах шведы были такж е разбиты, и д о­
рога в центральны е области Средней Ш веции была открыта
д л я датчан. А спустя два дня после Тиведской битвы Стен
Стуре умер во время переезда на санях через озеро М еларн
на пути в Стокгольм.
Крестьяне и горняки лиш ились своего руководителя. Н икго
не мог заменить покойного правителя; представители ш вед­
ской аристократии и церкви искали примирения с датчанам и.
Д атское командование вступило в переговоры с Густавом
Тролле, который уж е находился на свободе. Б ы ло заключено
перемирие. Государственный совет признал Кристиана королем
Ш веции, а представители Кристиана обещ али, что Кристиан бу­
дет действовать милостиво, и согласились на конституционный
образ правления. Н о Густав Тролле и Кристиан слишком рано
сочли свою игру выигранной. В Стокгольмском зам ке находи­
лась ещ е вдова Стена Стуре, К ристина Ю лленш ерна, с несколь­
кими верными друзьями. Кристина обратилась за помощью
к П ольш е и к Д ан ци гу и вместе со своими сторонниками
i30 Стен Стуре и Густав Тролле

начала отчаянную борьбу. В страстную пятницу в районе Уп-


салы произош ел бой, дливш ийся несколько часов без перевеса
на той или другой стороне. В конце концов войска Кристины
были разбиты. Но сопротивление не прекращ алось. В течение
всего лета отряды крестьянского ополчения продолж али н ап а­
дать на датские войска. В мае Кристиан облож ил Стокгольм
такж е и с моря; в н ачале сентября Кристина капитулировала.
В стране не наш лось признанного вож дя, который мог бы про­
д олж ать борьбу.
И так, К ристиан добился признания, но не как выборный,
а как наследственный король; таким образом, он покончил со
старой программой государственного совета. Н а горе Брун-
кеберг, на том самом месте, где полвека н азад дед К ри­
стиана II потерпел пораж ение, в присутствии всей датской
армии ш ведские уполномоченные приветствовали его, а
4 ноября Густав Тролле короновал его в Стокгольмском
соборе. При этом были повторены и подтверж дены обещ ания
всеобщей амнистии. Коронацйя сопровож далась торж ествен­
ным посвящ ением короля в рыцари (но его посвящ али не
ш ведские ф еодалы ), пышными пирами и различными церемо­
ниями. О днако Густав Тролле и его сторонники стремились
расправиться со своими врагам и из партии Стуре, и, несмотря
на обещ ание амнистии, им удалось при содействии короля, но
без наруш ения юридических норм, добиться того, чего они хо­
тели. Д ействия, направленны е против архиепископа и церкви,
легко можно было объявить ересью, а обещ аний, данны х ере­
тикам, не нужно было исполнять.
7 ноября в Стокгольмском зам ке в присутствии короля, чле­
нов государственного совета и других высокопоставленных лиц
была зачитана ж ало б а от имени Густава Тролле, в которой
испраш ивалась помощь короля для того, чтобы справедливо
поступить с «покойным еретиком Стеном» и его помощниками
за прегреш ения против церкви, которые расценивались в ж а ­
лобе как откры тая ересь. О бвиняемы е сослались на соглаш е­
ние, заклю ченное риксдагом в 1517 г., но это послужило лишь
доказательством их вины. Н а следующий день был проведен
допрос на церковном суде, возглавлявш ем ся самим архиепи­
скопом, в присутствии короля. Вскоре был вынесен приговор.
В приговоре устанавливалось, что подсудимые отказались
признать свое отлучение от церкви и поклялись, что архи­
епископ «никогда больш е не получит свободы и своей церкви».
Их «нечестивый союз» был со всей очевидностью направлен
против римской церкви, и на основании этого церковный суд
вынес свое решение: виновны в явной ереси. Такой приговор,
согласно каноническому праву, распространялся так ж е на
сторонников осужденных.
/5 /5 - /5 2 5 гг. 131

Ц ерковь не определяла ни степени, ни рода наказания. Это


бы ло делом «светской власти», то есть в данном случае самого
К ристиана II. Осужденных ж д ал а кровавая расправа. П о сло­
вам палача, принимавш его участие в исполнении судебного
приговора, было казнено 82 человека. В дова Стуре, Кристина
Ю лленш ерна, была брош ена в тюрьму; Кристиан объявил ее
«мертвой при жизни».
П одверглись казни все те светские ,и духовные лица, ко­
торы е когда-либо принадлеж али к сторонникам Стена Стуре,
причем на этот раз была наруш ена д а ж е видимость законных
форм, которая раньш е тщ ательно соблю далась. Д в а епископа,
несколько светских членов государственного совета, многие
из числа сторонников Стуре, принадлеж авш их к низшему д в о ­
рянству и к горож анам С токгольма, были казнены; их имущ е­
ство было конфисковано в пользу короля. В страстную суб­
боту король приказал «развести большой костер в Ю жном
предместье, побросать в огонь мертвые тела и сж ечь их.
З атем он п р и казал откопать останки Стена Стуре младш его,
уж е более полугода покоивш егося в земле. . . и сж ечь их
вместе с остальными». Н аказанием для еретиков был костер,
и закон имел силу д а ж е в отношении давно умершего
еретика. П артия Стуре, казалось, была абсолю тно уни­
чтож ена.
Трудно сказать, какова доля вины различных участников
преступления, играл ли здесь главную роль король Кристиан
и его советники или Густав Тролле и его партия в Ш веции.
Вследствие скудости м атериала на этот вопрос, повидимому,
нельзя дать окончательный ответ. Н о можно все ж е сказать,
что сила мести возрастала в геометрической прогрессии,
начиная с расправы Стена с Густавом Тролле в 1517 г. и
кончая резней, учиненной н ад сторонниками Стуре три года
спустя.
К азалось, что мечта о великой скандинавской империи
действительно близится к осущ ествлению. В одном из
королевств этой империи, в Ш веции, Кристиан уж е утвердил
свою неограниченную королевскую власть. Теперь его планы
шли ещ е дальш е. Он хотел создать скандинавское торговое
общество, чтобы при поддерж ке голландцев вытеснить Ганзей­
ский союз, и сломить воинственные настроения шведского
крестьянства соответствующими законами.
К ороль отправился обратно в Д анию через Э стерйётланд и
Смоланд, где на рож дество и в новый год была учинена крова­
вая расправа. Он полагал, что покончил со всяким сопротив­
лением, хотя в некоторых местах, главным образом в Смо-
ланде и Д алекарлии , ещ е происходили восстания под руко­
водством сторонников партии Стуре, избеж авш их резни.
132 Стен Стуре и Густав Т ролле

Фактически Кристиан вовсе не уничтожил партию Стуре.


С токгольм ская резня д ал а в руки его сторонников такой б л а­
годарный материал д л я привлечения к себе симпатии, каким
не об ладала ни одна партия в Ш веции. Ю ридические тонко­
сти допроса и суда н ад «еретиками» ничего не говорили про­
стому человеку, но о б р аз действий победителей вселял
в сердца у ж ас и страх.
Всеобщ ее .восстание назрело ', вопрос заклю чался теперь
лиш ь в том, кто его возглавит. Ещ е д о того как Кристина
Ю лленш ерна бы ла брош ена в тюрьму, она получила письмо от
далекарлийцев, в котором они писали, что им «каж ется со­
всем скверным и ж алким , что ни один добрый человек из б л а­
городных рыцарей не ж елает помочь ш ведскому крестьянству
и н ак а зат ь этих врагов, королевских слуг, которые забрались
в наш у страну, убиваю т, ж гут, г р а б я т .. . » К ристина и ее сы ­
новья были в тюрьме, их ближ айш ие сторонники н друзья из
низш его дворянства и горож ан были перебиты или изгнаны,
а высшее дворянство переш ло на сторону К ристиана. К то ж е
мог встать во главе восстания?
Ближ айш им взрослым родственником Кристины был Гу­
став Эрикссон В аза, которого Кристиан в 1518 г. в качестве
пленного увез в Д анию . К ристина Ю лленш ерна бы ла его тет­
кой со стороны матери. В азы были так ж е в родстве и со стар­
шей ветвью семьи Стуре. В 1419 г., переодетый в платье по­
гонщика быков, Густав В аза беж ал из тюрьмы в Лю бек.
Н есмотря н а требование Д ании о его выдаче, лю бекские в л а­
сти предоставили беж авш ем у приют и защ иту. В 1520 г. ему
удалось вернуться на родину, и здесь он был свидетелем
пораж ения партии Стена Стуре и стокгольмской кровавой
резни. В числе казненных были его отец и зять; его мать
и сестра были в плену в Д ании. С ам ж е он, по молодости лет,
был ещ е м ало известен в стране как политический деятель.
Тайно, прячась от людей и дневного света, он пробирался
в Д алекарлию , где сем ья Стуре ещ е сохранила свои стары е
и наиболее крепкие связи. •
Густав В аза ж а ж д ал реванш а. Он обладал горячим
характером , блестящ им дарованием оратора, и привлекатель­
ной внешностью. Больш ое значение в его успехе имели

1 Хозяйничание датской администрации, непомерные налоги и воз­


росшее стремление шведской знати ж закрепощению крестьян заставили
зажиточную часть шведского крестьянства выступить в союзе с рядовым
дворянством. Вместе с крестьянской беднотой и горнорабочими они высту­
пили против датского владычества и католической церкви, как одного из
важнейших рычагов эксплуатации шведского населения. Во главе этого
восстания встал Густав Ваза. Его союзником в борьбе против датчан был
ганзейский город Любек. — П рим. перев.
1515— 1523 гг. 133

его родственные связи со Стуре. Н икто не мог предполагать,


что этот скромный молодой дворянин станет одним из самых
блестящ их политических деятелей, каких когда-либо имела
Ш веция. О его первых ш агах в Д ал екар л и и м ало известно.
Впоследствии народная ф ан тази я и поэты создали вокруг его
имени целую героическую сагу, рассказы ваю щ ую о переоде­
том в крестьянское платье беглеце в круглой широкополой
ш ляпе. Н о в этих рассказах о его приключениях не всегда
мож но отличить правду от вымысла. Впоследствии придвор­
ные летописцы В азы d его слов записали, как, прибыв на ро­
дину, Густав В аза остановился у старого друга школьных вре­
мен, некоего А ндерса Перссона в Ранкхю тте. Его пребывание
здесь было открыто, и он снова вынужден был беж ать. Затем
он попал в область Сильян, где вел переговоры с крестьянами
из Реттвика и М оры; власти его преследовали, и он продол­
ж ал путь к границам Норвегии. С огласно написанной со слов
короля летописи П едера С варта, как только до далекарлийцев
дош ел слух о действиях Кристиана II, они немедленно послали
гонцов на розыски Густава В азы ; гонцы наш ли его в одной
из деревень у Лимы, в Западн ой Д алекарлии . Д алекарлий ц ы
избрали Густава В азу своим вождем, а в январе 1521 г. король
Кристиан, который тогда находился в С моланде, н а обратном
пути в Д анию , уж е услы хал о нем.
Вскоре восстание в Д ал екарл и и было в полном разгаре.
К восставш им присоединились горняки из .медных копей, и
уж е п о всей Ш веции, и з области в область, из уст в уста, п ере­
д ав ал ся лозунг восставш их: «Присоединяйтесь к нам, чтобы
освободить себя и своих детей, как поступали и раньш е вер­
ные люди Ш веции!» П равительство К ристиана в Стокгольме
и преж де всего Д идри к С лагхек, ёнс Андерсен Б ельденакке
н Густав Тролле были очень обеспокоены успехами Густава
Вазы. Почти вся северная часть Ц ентральной Ш веции вскоре
присоединилась к нему, и он зав язал связь с корсарам и — сто­
ронниками Стуре, которые вели в то время на Балтийском
море каперскую войну с датчанами. Весной 1521 г. восстание
охватило уж е Вестерос и У плаид. О тряды Густава В азы при­
ближ ались к самому Стокгольму. В В ермланде во главе вос­
ставших встал местный лагм ан Нильс Улофссон; к восстав­
шим вскоре примкнули и смоландцы. В начале лета к Густаву
Вазе присоединился его родственник, один из наиболее знатных
люден в Ш веции, некий Туре Биссон по прозвищ у «Три розы»
из Вестерйётланда. Туре заявил: «Лучш е быть в своем оте­
честве заодно с достойнейшими, чем просить милостыню в чу­
жой стране». П римеру Туре Ёнссона последовал в конце лета
такж е епископ Ганс Б раск из Линчёпинга, а вскоре после
этою Густав В аза был избран в В адсгене правителем Ш веции.
134 Стен Стуре и Густав Т ролле

П равительство короля К ристиана из Стокгольма переехало


в Д анию , и скоро в руках датчан оставались только столица и
важ н ая крепость К альм ар. С частье сопутствовало Густаву
В азе, и положение улучш алось с каж ды м днем. В 1522 г. он
добился нового реш ительного успеха — уговорил ж ителей
Л ю бека помочь Ш веции флотом, людьми и деньгами. Л ю бек
д авно питал враж д у к Кристиану и ж д ал времени, когда смо­
ж ет ему отомстить. Густав В аза, повидимому, имел в Л ю ­
беке прочные связи ещ е со времени пребывания в нем
в 1519— 1520 гг. События, развивавш иеся в то время в Д а ­
нии и заставивш ие К ристиана покинуть весной 1523 г. и эту
страну, благоприятствовали ш ведскому восстанию. В связи
с событиями в Д ан ии Густав В аза напечатал во многих экзем ­
плярах на немецком языке манифест, направленны й против
К ристиана. Это был первый документ, д л я обнародования ко­
торого шведское правительство использовало печатный станок.
ПОБЕДА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ НАД ОБЛАСТЯМИ
И ЦЕРКОВЬЮ
(1523— 1538 гг.)

П равитель государства Густав Эрикссон В аза был на пути


к успеш ному достижению той самой цели, к которой
стремились, но без реш ительного успеха, все Стуре. Б л аго ­
приятная обстановка — преж де всего внутриполитический кри­
зис в самой Д ан ии и реш ительная поддерж ка Л ю бека — по­
могла ему освободить Ш вецию от унии. Он, подобно Энгель­
бректу, стремился расш ирить стары е границы Ш веции и
в продолжение нескольких лет пы тался овладеть Викеном,
Блекинге и Сконе, а одно время д аж е господствовал в первых
двух из этих областей. Три важ нейш ие ш ведские крепости —
Стокгольм, К ал ьм ар и Э л ь ф сб о р г— некоторое время находи­
лись в руках датчан, и д аж е больш ая часть Ф инляндии кон­
тролировалась сторонниками Кристиана. П ри помощи денег,
судов и солдат Л ю бека вскоре стало возм ож но вернуть Ш ве­
ции и эти части страны.
Помощ ь, о казан ная Ш веции Лю беком, влекла за собой
известные обязательства. «Почтенный совет» города Л ю бека
(его городское управление), вполне естественно, ж елал ско­
рее получить возможно более надеж ны е гарантии за влож ен­
ный в скандинавскую политику капитал. Такую гарантию
могло дать только устойчивое и всеми признанное правитель­
ство; иными словами, Л ю бек настаивал на выборах короля.
В троицын день 1523 г. в Стренгнесе собрался риксдаг. Здесь,
в присутствии лю бекских делегатов, Густав Эрикссон В аза был
избран королем Ш веции. Во время торжественной церковной
церемонии, которой закончилось избрание, лю бекская д ел е­
гация сидела по правую руку от короля, на хорах собора;
вскоре '.после этого от имени Густава В азы и реорганизован­
ного государственного совета был обнародован указ о предо­
ставлении Л ю беку и его сою зникам очень выгодных торговых
привилегий. Расчеты ганзейских купцов оправдались; теперь
136 П обеда центральной власти

они надеялись найти в молодом короле, избрание которого они


поддерж ивали, послушное орудие д ля осущ ествления всех
своих намерений.
Ещ е до избрания короля д атчане очистили крепость Эльфс-
борг, а незадолго д о середины лета того ж е 1523 г. переш ла
в руки короля и столица. В вечер И вана К упалы король всту­
пил в опустошенный Стокгольм через Ю жные ворота и был
торж ественно встречен. В н ачале июля К ал ьм арск ая крепость
сдалась главному военному помощнику Густава В азы —
немецкому дворянину Беренду фон М елену; постепенно была
завоеван а и Ф инляндия. Взаимоотнош ения с Д анией и ее но­
вым королем Ф редериком I кое-как наладились; попытка
шведов захватить остров Готланд не увенчалась успехом, з а ­
хваченные Ш вецией пограничные провинции постепенно снова
отошли к Д ании; последней отош ла область Викен, которую
Густав В аза удерж ивал до н ачала 1530 г.
И так, ряд трудностей был -преодолен, положение нового
короля несколько стабилизировалось. Но все ж е Густав В аза
чувствовал себя на троне ещ е не совсем прочно. Д а ж е основа
его власти в Ш веции, а именно добровольная поддерж ка его
политики со стороны населения областей, могла легко быть
поколеблена. Д и ктатура семьи Стуре привела к развитию гру­
бого сам оуправства в областях, и те силы, которые одно время
следовали за Густавом В азой, могли пойти соверш енно по
иному пути, по мере того как менялось положение. Д ел о очень
ослож нялось тем, что король достиг усиления своего могущ е­
ства при особой поддерж ке партии Стуре. Теперь эта партия,
повидимому, приш ла к заключению, что Густав В аза, добив­
шись избрания в короли своими силами и с помощью Л ю бека,
зан ял место, которое она н ам еревалась сохранить д л я кого-
либо из молодых сыновей Стена. Н еясно было такж е, как от­
несутся в дальнейш ем к новой власти высшее дворянство и
церковь — силы, выходивш ие за рамки отдельных областей.
П олож ение короля услож нялось ещ е и тем, что он обременил
себя и государство долгами Л ю беку. Ему было так ж е трудно,
как и его предш ественникам, сводить концы с концами в своем
финансовом хозяйстве. Все эти затруднения привели к тому,
что первы е десятилетия правления Густава В азы сопровож да­
лись беспрерывно следовавш ими друг за другом кризисами.
Это было время тайных заговоров, насилий и интриг.
Первый кризис после восшествия Густава В азы на ш вед­
ский престол был связан с недовольством новым правлением
старых сторонников семьи Стуре. Самый, м ож ет быть, вы даю ­
щ ийся советник Стена Стуре, П едер Якобссон Суннанведер,
вернулся после длительного отсутствия в Ш вецию, и вскоре
м еж ду ним и Густавом Вазой произошел разры в. В начале
1523— 1538 гг. 137

1524 г. из датского плена возвратилась на родину вдова


Стена Стуре Кристина Ю лленш ерна, которая вовсе не была
склонна отказаться от политической деятельности. Вместе
с последним оставш имся верным К ристиану II в Скандинавии
союзником, неким Сереном Норбю, она н ачала плести интриги
против нового ш ведского короля, занявш его место, которое,
как она бы ла глубоко убеж дена, по праву п ринадлеж ало ее
сыновьям. В сегда беспокойные далекарлийцы ж аловали сь на
дороговизну и на недостаток соли. П едер Суннанведер,
Кристина и несколько старых слуг Стена Стуре решили
использовать это недовольство против короля. Симпатии, кото­
рые питал Густав В аза к сторонникам лютеранской реф орм а­
ции, и в особенности реф орм аторские проповеди О лауса Петри,
такж е вызы вали недовольство; эти проповеди передавались из
уст в уста в самом неблагоприятном освещении. Н а юге вы зы ­
вало беспокойство Густава В азы выступление Серена Норбю,
который в 1525 г. пытался восстановить на ш ведском престоле
К ристиана II. В доверш ение всего Густав В аза порвал и со
своим помощником — Береном фон М еленом.
И все ж е Густав В аза выш ел из тяж елого положения.
Серен Норбю потерпел поражение в Сконе, Кристина была
вынуждена уступить. П едер Суннанведер б еж ал из Д ал екар -
лни и вместе со своим помощником, магистром Кнутом,
отправился в Норвегию, а Беренд фон М елей удалился в Гер­
манию; над его солдатами учинили кровавую расправу. Д ей ­
ствуя то угрозами, то уговорами, Густав В аза на время вос­
становил спокойствие в Д алекарлии . П озж е Густав В аза
одерж ал символическую победу над партией Стуре, захватив
в плен П едера С уннанведера и магистра Кнута. Хронист короля
П едер С варт рассказы вает, как их привезли в Стокгольм:
«Н а них были надеты старые, рваны е рясы, сидели они задом
наперед на заморенны х клячах; на П едера С уннанведера была
напялена корона, сделанная из соломы, а сбоку был прикреп­
лен облом ок деревянного меча; в руках у магистра Кнута —
епископский посох из бересты». О ба они были осуж дены и
казнены.
О днако в это время в Д алекарлии и затем в В ермланде
снова начались волнения, участники которых требовали воз­
вращ ения наследников Стена Стуре. Н а этот раз во главе
восставш их стоял человек, вошедший в шведскую историю
под именем Д а л ы о н к е р а '. С ам он вы давал себя за сына
Стена Стуре — Н ильса, скончавш егося приблизительно в это
время, а Густав В аза объявил, что са м о зв ан ец — не кто иной,
как б атрак по имени Ёнс. Кто был этот мятеж ник в действи­

1 То есть «Далекарлийский дворянин». — П рим. ред.


138 П обеда центральной власти

тельности — не известно, но он д ер ж ал себя очень непри­


нужденно в высших дворянских кругах Норвегии, которые
оказы вали ему поддерж ку. Его окруж али стары е друзья
С т у р е '. Сторонники этого «Д алекарлийского дворянина»
в волостях С ильяна послали королю ж алоб у по поводу нало­
гов, нового «лю терства» и новых мод на «разрезанны е и р а з­
рубленные платья». Густав В аза ответил с присущей ему
находчивостью, что налоги собираю т для оплаты государст­
венных долгов, что от своих подданных он требует только,
чтобы они почитали слово бож ие и святое евангелие и что от
новых модных платьев страдаю т лиш ь те, кто их носит. Но, не­
смотря на остроумный ответ Густава В азы , беспорядки продол­
ж али сь и, что больш е всего беспокоило В азу, старое, сл ав ­
ное имя семьи Стуре успешно конкурировало с именем нового
короля. Восстание Д алы он кера, непокорство городов, требова­
ние Л ю бека как можно скорее оплатить долги, ещ е не очень
устойчивое внешнеполитическое полож ение Ш веции — все это
создавало большие трудности для короля. Н о он не сдавался
и смело смотрел в будущ ее. Именно в эти годы кризиса он
вместе со своими помощ никами задум ал и начал приводить
в исполнение план полной реорганизации государственного
управления и государственных финансов. Несмотря на непре-
кращ аю щ иеся волнения и заговоры , он провел мероприятия,
подготовленные ещ е семьей Стуре, по централизации уп рав­
ления, тщ ательной регламентации хозяйства, упорядочению
финансов (в первую очередь он стремился освободиться от
задолженности Л ю беку) и, наконец, п о созданию достаточного
контингента верных королю солдат. В этих д елах Густав В аза
находил помощь у бю ргерства, которому он всячески покрови­
тельствовал, у реформ аторского духовенства и, наконец,
в некоторых слоях дворянства. К роме того, не все шведские
области были такими непокорными, как Д ал екар л и я; во вся­
ком случае, они вели себя иначе, когда король удовлетворял
некоторые их экономические требования и заботился о сн абж е­
нии солью.
Ещ е за десять лет до того Стен Стуре младш ий, борясь за
те ж е цели, за какие теперь боролся Густав В аза, встретил
сильное сопротивление со стороны руководителей католиче­
ской церкви. Густав В аза встретил ещ е больш ее сопротивле­
ние — католики действовали теперь более энергично, так как
в Ш веции стало распространяться лю теранство; его проповедо­
вал а группа лиц во главе с Олаусом1 Петри, получивших о б ра­

1 В последнее время была выдвинута версия о том, что Дальюнкер


был внебрачным сыном Стена Стуре. Этой версии придерживается и Генрик
Ибсен в своей драме «Фру Ингер из Эстрота».
1523— 1538 гг. 139

зование в Виттенберге. Густав В аза ясно понял, что сущ ествует


связь м еж ду новой верой и теми государственными идеями,
которые он получил в наследство от семьи Стуре. Чтобы
покончить со сторонниками Д алью н кера и упорядочить ф инан­
совые дела государства, он долж ен был иметь право распо­
ряж аться имуществом, скопленным единственной действи­
тельно богатой корпорацией, имевшейся в стране, — католиче­
ской церковью. К концу средневековья церковь владела 21,3%
всех земельных угодий в Ш веции, дворянство — 20,7% , корона
5,6% и податное крестьянство 52,4% . С ледует при этом отме­
тить, что в Финляндии церковь и дворянство почти не владели
землей, а 96,4% всей облагаем ой податью земли принадле­
ж а л о крестьянству. Влиятельнейш ий деятель католической
церкви в Ш веции епископ Ганс Б р аск из Линчёпинга сначала
поддерж ивал Густава В азу, но вскоре отношения м еж ду ними
стали натянутыми. К ороль постоянно требовал у епископов и
монастырей ссуд и ставил у них на постой войска. К анцлер
короля, лю теранин Л аврентий Андреэ, угрож аю щ е говорил, что
скоро пройдет время тех, кто до сих пор был так могуществен.
И действительно, реш ительное время приближалось.
В самый разгар движ ения, поднятого Д алью нкером,
в 1527 г., в Вестеросе был созван сословный риксдаг. Н а
заседаниях риксдага снова присутствовала лю бекская д ел ега­
ция, которая на этот р аз прибыла лиш ь д л я того, чтобы при­
дать вес всем требованиям короля. К ороль преж де всего пред­
лож ил непокорным самим вступить в переговоры с Л ю беком
по вопросу о долгах Ш веции и посмотреть, «захочет ли Л ю бек,
чтобы ему заплатили мятежом». Затем было зачитано предло­
жение короля, в котором он заявлял, что выполнил все свои
обязательства по отношению к народу, но что народ не вы­
полнил своих обязательств по отношению к нему. Поэтому
Густав В аза вы сказы вал ж елание освободиться от бремени
правления. К ороль уверял, что доходы государства недоста­
точны для удовлетворения нуж д страны. Д ворянство, говорил
оп, ослаблено, так как больш ая часть его земельных угодий
переш ла, либо по завещ анию , либо в качестве д ара, в собствен­
ность церкви и монастырей. Чтобы поправить свои дела,
дворяне требую т от правительства новых земель. Состояние
ж е государственных финансов таково, что правительство не
мож ет удовлетворить требования дворянства. Д ел о сословий —
реш ать, как нужно поступить, чтобы преодолеть все эти
затруднения.
Выступление было чрезвычайно логично и рассчитано на
то, чтобы повести дворянское сословие, куда было угодно
королю. Государственная реф орм а, целью которой была цен­
трализация управления под прямым руководством короля,
140 Победа центральной власти

д ел ал а невозможной средневековую систему крупных ф еодаль­


ных ленов; король, правда, умолчал об этом обстоятельстве,
но он признал право ф еодалов на получение «помощи и ленов»
от государства. В речи короля был сделан осторожный, но
ясный нам ек на то, что ресурсы, которые могли помочь делу,
находились у церкви; ж елательны й ответ был подсказан дворян­
ству. К ороль ясно и логично связы вал новую систему уп равле­
ния, нуж ду казны в дополнительных доходах и высказанны е
дворянством пож елания. Пусть церковь покроет и финансовые
требования казны , и требования дворян, ж елаю щ их поместий
и ленов. Вопрос был очень удачно поставлен и решен был
именно так, как подсказы вал Густав В аза.
Д ворянское сословие составило детально разработанны й
проект отчуждения земельны х владений и доходов церкви
в пользу казны и дворянства и обещ ало королю помощь в по­
давлении мятежников. Все остальные сословия, кроме духо­
венства, которому не дали говорить, в основном присоедини­
лись к проекту, предлож енному дворянством. Этот проект и
лег в основу нового, так назы ваемого Вестеросского закона.
П о новому закону все зам ки, принадлеж авш ие епископам,
переходили в собственность короля, и король определял, какие
военные силы долж ны там находиться. Кроме того, все епи­
скопы, каф едральны е соборы и каноники долж ны были отд а­
вать в казну в форме постоянных налогов все свои излишние
доходы. М онастыри сохранялись, но монастырские земли пере­
д авались дворянству как лен. Зем ли, подаренные дворянами
церкви, начиная с XV ,в., возвращ ались на различных усло­
виях .прежним владельцам . Б олее поздний указ — Весте-
росские ордонансы •— д авал государству ещ е большую власть
над церковью и ещ е больш е расш ирял мероприятия, указанны е
в Вестеросском законе.
Густав В аза и его помощники искусными маневрами доби­
лись от сословий всего, чего хотели. П редставители церкви ока­
зались бессильны перед согласованными действиями дворянства,
горож ан и крестьян. Реш ение о широком обложении церкви
налогом могло послужить ш агом к редукции церковных угодий.
В ближ айш ие десятилетия правительство стало постепенно
осущ ествлять эту редукцию, распространяя ее на земли не
только соборных церквей, высших церковных властей и прела­
тов, но так ж е на земли сельских приходских свящ енников и
приходских церквей. П обеда над могущественным церковным
«государством в государстве» во многом облегчила Густаву
В азе достижение его цели — построение прочного централи­
зованного государства, которое долж но было прийти на смену
средневековому расплы вчатом у «союзу» родов, общин и про­
винций. Зем ельны е требования дворянства были пока удовле­
1523— 1538 гг. 141

творены за счет церкви. Густав В аза мог продолж ать свою


работу по реформе управления, не слишком опасаясь противо­
действия со стороны феодалов.
Теперь было не так трудно покончить и с Д алы онкером ;
в знак своего полного согласия с политикой короля сословия
обещ али свою полную поддерж ку и в борьбе с восстанием. Вос­
стание было подавлено. Главны е помощники Д алью н кера были
без снисхождения казнены, Д алью нкер б еж ал в Германию
и там позж е был схвачен и казнен.
В Вестеросе риксдаг так ж е вынес решение, что «слово
божие может ясно и просто проповедоваться» в Ш веции. Эта
довольно неопределенная формулировка, оставлявш ая духов­
ную сторону церковного вопроса открытой, предоставляла лю ­
теранам полную свободу проповедовать их вероучение. Тогда
ещ е не стоял вопрос о полном разры ве с папой. Н о уж е за год
до Вестеросского риксдага О лаус Петри опубликовал на ш вед­
ском я з ы к е 1 тетрадь духовных песнопений в лю теранском
духе. Многие из них вошли в переработанном В аллином виде
в современную псалтырь.
П ять лет спустя, в 1531 г., этот ж е О лаус П егри (магистр
Улоф) сформ улировал одно нз важ нейш их положений еванге­
лического вероучения: «Мы, шведы, такой ж е божий народ,
как и все остальные, и наш язы к дан нам б о го м .. .» Отсюда,
конечно, вытекало со всей очевидностью, что церковная служ ба
в Ш веции долж на вестись на шведском языке. Но магистр
Улоф в то ж е время настаивал и на принципе терпимости.
В своем труде «О причинах, по которым церковная служ ба
долж на вестись на языке, понятном простому народу», он
писал: «Никого нельзя заставить или принудить отправлять
богослужение на шведском я з ы к е .. . так же, как нельзя во­
обще заставить слуш ать слово б о ж и е .. . В сякая проповедь
только тогда приносит пользу, если ее слуш аеш ь по доброй
воле, а не по прин уж ден и ю ...» Реш ение Вестеросского рикс­
дага д о казал о со всей очевидностью, что меж ду приверж ен­
цами старой католической церкви и молодым Густавом Вазой
леж ит огромная пропасть. Это понял такж е и прежний доверен­
ный советник Густава В азы , католический епископ Ганс Браск,
который вскоре покинул Ш вецию, чтобы никогда больш е гуда
не возвращ аться.
Н есмотря на все победы Густава В азы , в стране не исчезла
почва для восстаний против идей Густава В азы и eroi королев­
ской власти. Крестьянство, в больш инстве своем всегда бывшее
консервативным, явно подозрительно относилось к церковным

1 Все службы в католической церкви совершались на латинском


языке, совершенно не понятном для народа. — Прим. перев.
142 П обеда центральной власти

новш ествам, и при умелом руководстве его, конечно, легко


мож но было поднять .на восстание '. Хотя п артия Стуре бьгла
разби та, она оставалась потенциальным руководителем такого
восстания. М ож но было представить себе, что какой-либо см е­
лый служ итель церкви попытается вернуть утраченные в Весте-
росе блага. Хотя больш ие группы дворянства поддерж ивали
новую политику короля, так как она бы ла д л я них выгодна, но
среди представителей старой шведской аристократии ещ е име­
лись лю ди, которые хорошо видели, куда в конечном счете ведет
политика короля, и потому непрочь были заклю чить с церковью
союз и попытаться о казать противодействие. Ведь те ж е методы
демагогии и использования ш ироких народны х собраний, кото­
рые применял, по примеру Стуре, Густав В аза, могли быть об­
ращ ены и против него самого.
Туре ё н с с о н «Три розы», влиятельнейш ий представитель
светской аристократии, человек с огромным опытом, приобре­
тенным за несколько десятилетий государственной д еятел ь­
ности, и епископ М агнус из С кары подняли в 1529 г. крестьян
в С м оланде и, главны м образом, в В естерйётланде на восста­
ние против Густава Вазы. М ятеж вскоре перекинулся
в Эетерйётланд и Х ельсингланд. Ц ерковная реформа д ав ал а
руководителям восстания в руки превосходный материал для
возбуж дения масс, который они могли с успехом использовать.
Был момент, когда Густаву В азе грозила очень серьезная
опасность. Н о счастье не оставило его и на этот раз. Он пода­
вил мятеж , пустив в ход силу, хитрость и искусное красно­
речие. Одни мятежники были казнены, другим удалось бежать.
Вестеросская победа была закреплена.
Вскоре после этого, по примеру Д ании, король для укреп­
ления финансов государства потребовал, чтобы каж д ая цер­
ковь сняла в пользу казны один из своих колоколов. С начала,
то есть в 1530 г., эго долж ны были сделать все городские
церкви и монастыри. В следую щ ем году их примеру долж ны
были последовать и деревенские церкви. Это было грубое н а­

1 Автор правильно указывает, что в Швеции в то время уж е была


подготовлена почва для крестьянского восстания, но он неправильно осве­
щает причины этого восстания. Дело бьио совсем не в консерватизме
крестьянства, которое подозрительно относилось к церковным новшествам.
Став королем и желая привлечь на свою сторону аристократию, Густав
Ваза предал интересы крестьянства. Проведенная им реформация имела
результатом подчинение церкви королю и раздел церковных имуществ
между королем и дворянством. Поднявшееся по этой причине восстание
крестьян Густав Ваза подавлял оружием. Переход церковных земель в руки
знати ухудшил положение крестьян вследствие роста натуральных повин­
ностей и т. д. Таким образом, усиление дворянства и эксплуатация им
крестьян — вот что в основном подготовило почву для крестьянского вос­
стания. — П рим. перев.
1523— № 8 гг. 143

рушение старой веры: церковные колокола, призы вавш ие


общину в храм и, по поверью, очищ авшие воздух от злы х духов,
играли большую роль в религиозных представлениях народа.
И когда в Д ал екар л и ю и в Бергслаген явились королевские
чиновники, чтобы снять колокола, крестьяне прогнали их прочь.
П олож ение резко осложнилось, когда, как раз в это время
(1531— 1532), Кристиан II предпринял поход в Норвегию, что­
бы вернуть себе области, в которых он когда-то был королем.
Среди приближенных К ристиана были сбеж авш ий десять лет
н азад из Ш веции Густав Тролле и избегнувшие казни главари
вестйётского восстания. П равлению Густава В азы угрож ала
новая опасность: начался четвертый по счету кризис, получив­
ший название «колокольного восстания». Восстания против
государственной политики Густава В азы с какой-то законо­
мерной последовательностью сопровож дали весь первый период
его правления. К рисгиан II попал в плен, и ничто больш е не
меш ало Густаву В азе снова, в третий и последний раз, расп ра­
виться с непокорными далекарлийцам и. Эта ж естокая расправа
произош ла в ф еврале 1533 г. у М едной горы. Густав В аза дей­
ствовал более жестоко, чем когда-либо раньше. Среди восстав­
ших были люди, помогавш ие ему в самом начале его карьеры,
например К андерс Перссон из Ранкхю ттана. Он, как и другие,
был приговорен к смерти и казнен. Сопротивление наиболее
непокорной области было окончательно сломлено.
К тому времени, когда бы ла учинена эта расправа в Бергс-
лагене и Д алекарлии , король провел самы е необходимые меро­
приятия, которые долж ны были д ать государству новую основу
вместо непокорных общин. С тарая, средневековая ленная си­
стема, не ограничивавш ая произвол ф еодалов и позволявш ая
им вести независимую политику, в значительной мере уступила
место более эффективным ф орм ам государственного устрой­
ства, за которыми наблю дали король, его канцелярия и счетная
п алата. Фогды, целиком зависимы е от центральной власти,
заняли в стране положение прежних владельцев зам ков из
знатных родов. Случайное стечение счастливых обстоятельств
и туг не р аз помогало Г уставу В азе. Его наиболее опасные
враги из высшей родовитой знати умерли в течение первого
периода его правления. Н еудача вестйётского восстания еще
больш е ослабила силы старой аристократии. Новое поколение,
которое м<5гло бы защ ищ ать интересы аристократии, еще не
выросло, а редукция церковных зем ель в общем успокоила
дворянство. Все эти обстоятельства помогли Густаву В азе про­
вести задуманную им великую государственную реформу по­
степенно и без особых кризисов.
Эту реф орму мог провести только такой человек, как Густав
В аза. Он был сам воспитан как помещик, и это зам етно по его
144 П обеда центральной власти

управлению . Его так ж е многому научили Сгуре, церковь, н а­


ведш ая порядок в управлении своей собственностью, а такж е
Лю бек. В зимание налогов было упорядочено, в частности была
достигнута ясность в вопрос^ о том, какие виды имущества
и доходов необходимо подвергать налогооблож ению . П а 1530—
1533 гг. была составлена «общ ая смета всех расходов и
доходов короны в деньгах и товарах» — явление, не имевшее
прецедентов в истории Ш веции. К ороль лично наблю дал за
всеми государственными делам и, вел выгодную торговлю по­
лучаемы ми в виде налога быками, маслом и зерном;
с помощью этой торговли он стремился обеспечить снабжение
продуктами всех областей страны и предупредить возможность
появления в тех или иных районах голода или недостатка про­
дуктов. Это, в свою очередь, содействовало устранению одной
из причин недовольства, проявлявш егося часто в мятеж ах.
У меньш алась и тяж есть налогообложении, по мере того как
король захваты вал п ринадлеж авш ие церкви земли и доходы,
что, несомненно, улучш ало 'финансовое положение короны.
К оролевская власть упрочилась, централизация росла, госу­
д арственная власть строилась и укреплялась. Рост мощи госу­
д арства проявлялся такж е во все более ясном разры ве с пап­
ской церковью, осуществленном в 30-х годах XVI в.
Не р аз в течение первых 15 л ет правления Густава В азы п о ­
лож ение было настолько напряж енны м, что можно> было
опасаться, что король сдастся. В качестве средства воздействия
на неспокойное крестьянство, с которым он вел переговоры на
ярм арках и собраниях, он часто прибегал к угрозе, что отказы ­
вается дальш е быть их королем. Н аиболее действенной эта
угроза была на риксдаге в Вестеросе ■ — она висела над его
участниками, «как дам оклов меч». В действительности Густав
В аза никогда не д ум ал осущ ествить свою угрозу — он был
связан со своим государством слишком тесными узами. Б л аго ­
приятные внешние условия д алн ему возможность частично
освободиться от власти любекских купцов. В конце первого
периода правления Густава В азы в Д ан ии назревал большой
внутренний кризис; в это время в Ш веции произош ли события,
известные в истории под названием «граф ская распря». Город
Л ю бек в этой распре встал на сторону К ристиана II, против
герцога К ристиана, будущ его датского короля К ристиана III.
Густав В аза принял сторону будущ его законного ко[1Ьля (своего
шурина — они были ж енаты на родных сестрах). Таким путем
Густав В аза нам еревался рассчитаться со своим беспокойным
помощником времен освободительной войны. П равд а, Густаву
В азе не удалось добиться всего, чего он хотел. Но неудачи
Л ю бека в «графской распре» д али Ш веции возможность з а ­
нять значительно более благоприятную позицию, чем' раньш е,
1523— 1538 гг. 145

в отношении той силы, которая гю праву привилегий 1523 г.


имела реш аю щ ее влияние н а внешнюю торговлю страны.
П равда, ещ е и теперь внеш няя торговля Ш веции велась
преж де всего с Л ю беком, но чисто политическое положение
Л ю бека было настолько ослаблено, что это соответственно
облегчило полож ение Ш веции.
Т ак ш ел Густав В аза к своей цели, преодолевая все препят­
ствия — сначала со стороны церкви, потом общин и, наконец,
Л ю бека. Реф орм а государственного управления была почти
закончена, беспорядки и волнения в стране подавлены. М ожно
было сказать, что близок к осущ ествлению идеал, к которому
стремились оба Стуре. О становится ли Густав В аза на достиг­
нутом или сможет и посмеет пойти д альш е — в этом был теперь
весь вопрос.
Гл ава XI V

ПОСЛЕДНИЙ К РИ ЗИ С ПРИ ГУСТАВЕ ВАЗЕ


И ЕГО П РЕОДОЛЕНИЕ
(1539— 1560 гг.)

В течение ближ айш их трех лет, с 1539 по 1542 г., в ряде


отраслей управления были проведены изменения, отра­
ж авш ие новые взгляды правительства. Бы ли сделаны экспери­
менты с «более современными» формами в центральном управ­
лении; результатом этого было создание «палаты ». С тарое
римское право, действовавш ее .в Ш веции, было дополнено
новыми юридическими положениями. К оролевская власть уси­
ливалась; ее влияние чувствовалось во всех сторонах жизни.
Таким путем Густав В аза стремился расш ирить свою власть,
основание д л я которой он в качестве руководителя государства
зал ож и л в течение первых пятнадцати лет своего правления.
Подобные тенденции наблю дались в это время и в других стр а­
нах Европы. Ч ерез несколько лет после «графской распри» Гу­
став В аза пригласил в Ш вецию в качестве помощников и совет­
ников нескольких опытных политических деятелей из Германии,
всецело преданных распространенной в то время идее абсолю ­
тизма в том виде, в каком этот абсолю тизм сущ ествовал в не­
мецких монархиях, а так ж е гому виду лютеранской церкви,
который был создан в Германии. Среди этих советников Гу­
става Вазы особенно выделялись ученый юрист Конрад фон
Пюхго, состоявший, меж ду прочим, на служ бе и у Габсбургов,
и теолог Георг Н орман. П оследнего рекомендовали Густаву
В азе Л ю тер и М еланхтон, как воспитателя детей короля, но
в этой долж ности П орман пробыл недолго, занявш ись ц ер­
ковно-политической деятельностью . Т яж ел ая болезнь короля,
приковавш ая его к постели, мож ет отчасти объяснить, почему
эти люди так быстро получили больш ое влияние в д елах уп рав­
ления. Во всяком случае, король стремился при их активной
помощи достигнуть возможно большей полноты власти. Этот
путь пролож ил он сам; Пюхго начертал ем у план дальнейш их
действий.
1539— 1560 гг. 147

В декабре 1539 г. Густав В аза писал упландцам:


«Всем хорошо известно, как .по-христиански и добро мы за
время нашего управления обращ ались со всеми вами и с на­
шим дорогим отечеством — так, как святой М оисей правил
детьми И з р а и л я ...» «Времена короля К ристиана были т я ж е­
лые, — пишет Густав далее, — ваши слуги, работники, батраки,
так ж е как ваш крупный и мелкий скот, с утра дотемна,
уныло бродили по земле; свои сады, дом а, поля и луга
вам приходилось оставлять без присмотра, земли по большей
части были пусты, не вспаханы и не засеяны». Теперь благо­
д ар я труду Густава все стало по-другому: «Все горы, долины,
луга и поля теперь веселы и изобильны». Н есм отря на это, его
подданные «неблагодарны и упрямы». Они недооцениваю т его
работу или не хотят понимать ее; а м еж ду тем королю они обя­
заны «всеми своими успехами».
Эти слова, которые считались характерны ми д л я Густава
Вазы, написаны на основе проекта К онрада фон Пюхю, соста­
вленного rio-немецки и дош едш его до нас. В таком духе состав­
лялись многие документы, выш едшие в то время из королев­
ской канцелярии. К рестьяне из Э ланда долж ны были под стр а­
хом денеж ного ш траф а скосить сено уж е ко дню св. Улофа и
смолотить зерно ко дню св. В арфоломея. П олож ение батраков
в областях было урегулировано, чтобы они не заним ались более
бродяжничеством. Корона взяла податное крестьянство под
свое непосредственное управление. Государство вмеш ивалось
такж е и во все отрасли торговли — как внутренней, так и внеш ­
ней. И здавн а ю жные области Ш веции вывозили мясо-молочные
продукты и другие продукты сельского хозяйства через датские
порты в сконских провинциях. Теперь это запрещ алось. Госу­
дарство отныне рассм атривалось как своего рода собственность
короны и д а ж е лично короля.
Подобные ж е тенденции наблю дались и в отношении
церкви. В 30-х годах XVI в. разры в государства с папской цер­
ковью был заверш ен. Последний католический епископ в Ш ве­
ции, архиепископ И оганнес М агнус, бывший в 1526 г. в составе
делегации в П ольш е, покинул Ш вецию и больш е туда не воз­
вращ ался. Он уехал в И талию и там начал писать свою зн а­
менитую древню ю историю Ш веции — книгу «О конунгах ётов
и свеев». П ервы м протестантским архиепископом стал Л ав р ен ­
тии Петри, брат м агистра Улофа. Н а церковном соборе в 1536 г.
в Упсале программа реф орм аторов од ерж ала реш ительную
победу, но Густаву В азе показалось, что власть над церковью
ускользает из его рук; он счел необходимым найти и на этот
раз какую-то новую форму д л я реорганизации церкви. Ему дали
совет, который и реш ил дело, его немецкие помощники. О лаус
Петри и Л аврентий А ндреэ были обвинены в измене, над ними
148 П оследний кризис при Густаве Вазе

состоялся суд в конце 1539 г. и н ачале 1540 г. О ба они были


осуждены на смерть, но затем помилованы королем. В резуль­
тате они и то течение, которое они представляли, сошли со
сцены. Ц ерковь получила новую организацию , а государство
получило преобладаю щ ее влияние в церковных делах. Этим
было заверш ено дело, начатое еще в 1527 г. на Вестеросском
риксдаге. Георг Н орман был назначен супер-интендантом;
церковь стала государственной. Закрепить все происшедшие
в церковных д елах изменения было поручено тому ж е Н орману,
который с этой целью предпринял в 1540 г. поездку по области
Ёты. П равительство отобрало у церкви все излиш нее, по мнению
государства, движ им ое имущество, как, например, драгоцен­
ные изображ ения, чаш и, блю да, брачные венцы; все это о тд ав а­
лось не без ропота со стороны свящ еннослужителей. Эта кон­
ф искация церковной утвари вы звала такое ж е недовольство,
какое вы зы вала в н ачале 30-х годов конфискация колоколов.
З а то в подвалах государствецного казначейства н акап л и ва­
лось серебро, доходы государства непрерывно росли. Р ед ук­
ция церковных имуществ выш ла д алеко за те пределы, кото­
рые первоначально все предвидели.
Все эти действия королевской власти оскорбляли в народе
чувство личной свободы и независимости. Но после подавления
строптивого далекарлийского крестьянства король уж е не ож и ­
д ал серьезного сопротивления своим действиям с чьей-либо
стороны. Его новые советники тем более не могли предпола­
гать, какой риск заклю чается в этих действиях. А риск м еж ду
тем был. Воинственное крестьянство С м оланда с особенно
большим недовольством встретило новш ества, и преж де всего
запрещ ение свободной торговли через датские границы. В мае
и июне 1542 г. до Густава Вазы дош ли слухи о том, что некий
Нильс Д ак к е поднял в С моланде восстание, быстро распростра­
нивш ееся по всей области. Восставш ие убивали дворян иф огдов.
К ороль поспешил принять все меры д л я подавления восстания.
Он пустил в ход средства убеж дения и одновременно послал
в восставш ую область войска. Н о число сторонников Д ак к е
росло с каж ды м днем; осенью того ж е 1542 г. восставш ие
нанесли в Э стерйётланде у Чисы серьезное пораж ение прави­
тельственным войскам. Своим боевым лозунгом они, подобно
мятеж ны м далекарлий ц ам , вы брали имя Стуре. Они обрати­
лись с просьбой к сыну Стена, С ванте Стуре, взять на себя
руководство восстанием и объявить себя регентом. С ванте не
пошел на эту авантю ру, но тем не менее Н ильс Д ак к е одерж ал
крупную дипломатическую победу: в результате переговоров
с представителями короля в ноябре 1542 г. он заклю чил согла­
шение, по которому военные действия временно прекращ ались
с сохранением статус-кво. Это было заключенное по всем
1539— 1560 гг. 149

правилам перемирие м еж ду восставш ими и главой госу­


д арства.
Король использовал зиму д л я того, чтобы убедить крестьян­
ство других областей Ш веции не присоединяться к восстанию.
Он о б ращ ался к народу с посланиями, которые принадлеж ат
к числу самых удачных и живы х из всех подобного рода об ра­
щений короля. В убедительных вы раж ениях он разъяснял,
как следует понимать его деятельность. Стиль обращ ений был
теперь совсем не тот, каким он был в уж е упомянутом нами
манифесте от 1539 г., — он был более народным и непосред­
ственным. В своем обращ ении Густав В аза использовал одно
место из обвинений Н ильса Д акк е, где говорилось, что все
старое н прежнее уж е не имеет силы. К ороль обратился в конце
1542 г. к крестьянам С м оланда, Э стерйётланда и Вестерйёт-
лан да, то есть к самым беспокойным и мятежным областям,
а так ж е к областям , расположенны м ближ е всех других к этим
центрам восстания, и разъяснил, чем, по его мнению, было и
что означало «старое и прежнее». «Я знаю , — писал Густав
В аза, — слож илось всеобщее мнение, что крестьянство ж елает
того, что было в старину, поним ая под этим «меньшие налоги»
и прочие льготы». О днако он предвидит, что такого рода сво­
боды принесут в конечном счете м ало пользы. Если по­
смотреть, что действительно леж ит в основе старых обычаев,
то мы увидим, что это сводится, например, к тому, что для
защ иты страны имеется лиш ь небольш ое количество солдат.
В таком случае врагу откры вается легкий доступ в страну; не­
сомненно, что следует предпочесть надеж ную оборону. О днако
это стоит денег, но крестьянство не дум ает об этом, а только
кричит все время о «старых обычаях». Иными словами,
крестьяне хотят, чтобы их защ итили от врага, но ж елаю т
нести при этом лиш ь небольшие расходы, как тот, о котором
говорит стар ая поговорка, что он хочет иметь теплый дом, но
не хочет разб и рать ш табель дров. К ороль продолж ает далее
развивать эту тему: «Раньш е корабли купцов, снабж авш их
государство солью, хмелем, сукном и другими необходимыми
продуктами, грабили; людей вы брасы вали за борт и топили,
как щенят. Если эти старые обычаи и считаю тся хорошими, то,
по моему разумению , они не могут быть д ля нас полезны».
Густав В аза д ает затем яркую обобщ аю щ ую картину того, как
вообще шли дела в стране в старое время: враги опустошали
страну, сж игали селения; убийства и вымогательства были
обычным явлением, шведы терпели пораж ения в бою с врагом,
и крестьянство вынуждено было само отвечать за защ иту
страны. «Мы предлагаем каж дом у разум ном у ш веду взвесить,
в такой ли мере были полезны все эти старые обычаи д л я
нашего отечества». Ясно, с предельной наглядностью Густав
150 П оследний кризис п р и Густаве В азе

В аза и злагал свои мысли об организации государства. В з а ­


ключение ои обещ ал 'немедленно оказать помощ ь каж дом у,
кто ж алуется на дворянина или фогда.
Д а в а я отчет о своих действиях, Густав В аза в то ж е время
особенно подчеркивал, что теперь царит мир как внутри госу­
дарства, так и за его рубеж ами, и будет царить, пока он н а­
ходится у власти; теперь ж е именно этому миру угрож али
мятежники. Ещ е зимой 1542/43 г. ему было ясно, что самое
трудное и тяж елое время ещ е впереди. М ало того, в моменты
глубокого отчаяния он д а ж е допускал, что ему придется у д а ­
литься со своими верными друзьям и и сторонниками в область
М еларн под защ иту надеж ны х стен строящ егося в Грипсхольме
зам ка. Но у Густава В азы в руках было одно чрезвычайно
сильное оружие, против которого не мог ничего вы ставить ни
один мятежны й руководитель народа. Это бы ло ясное п редста­
вление о ресурсах государства, которое он приобрел за д в а ­
д ц ать лет постоянного личного участия в управлении. Он о р га­
низовал тщ ательную блокаду С м оланда, отрезав его от всех
источников снабж ения, и одновременно направил навстречу
мятеж никам свеж ие войска. В новом году инициативу в боевых
действиях взял на себя Н ильс Д акк е. Восставш ие угрож али
крепостям К альм ару и Стекеборгу, а затем двинулись в С ред­
ний Эстерйётланд. Н едалеко от Ш еннинге восставш ие вступили
в соприкосновение с войсками короля. Но им не удалось про­
двинуться дальш е, и они отступили на юг. Д ве королевские
армии из Эстерйётланда и Вестерйётланда вступили в Смо-
ланд. В сраж ении Д ак к е был тяж ел о ранен и потерпел полное
поражение. П обедители шли все дальш е, и вскоре С моланд
вынужден был просить о милости. Д ак к е не прекратил борьбы,
но снова потерпел пораж ение и, вероятно, погиб в Блекинтских
пограничных лесах, в которых он скры вался и до восстания.
П опавш ие в плен мятежники были либо казнены, либо вы­
сланы за пределы страны, а на область король налож ил
огромный денежны й ш траф. П оследняя больш ая битва между
государством и стремящ им ися к независимости провинциями
бы ла закончена х.
В ходе этой борьбы король встретил больш ие трудности,
и он решил устранить те причины, которые вызы вали такую
реакцию со стороны народа. Уже к концу восстания Д ак к е он

1 Сущность восстания шведских крестьян в 1542 г. заключается, ко­


нечно, не в борьбе «между государством и стремящимися к независимости
провинциями», а в сопротивлении крестьянства феодальной эксплуатации,
которая усилилась с образованием централизованной монархии. Д ей ­
ствия Густава Вазы подтверждают, что дворянская монархия всегда
прежде всего служила орудием классового подавления крестьянства. —
Р рим . ред. . - -. ■
1539— 1560 гг. 151

удалил своего самого непопулярного немецкого советника,


К онрада фон Пюхю. Н орман продолж ал ещ е долго оставаться
на служ бе короля в различных долж ностях, как один из самых
испытанных слуг, но его положение стало более скромным.
Густав В аза теперь вплоть до конца своего правления был
более осторожен при проведении политики, могущей вы звать
недовольство и ропот областей. Конечно, в основном сопро­
тивление государственной реформе было сломлено, но все ж е
король помнил уроки прошлого, и диалог меж ду ним и его
подданными в последующие годы его царствования стал вестись
более спокойно. Он говорил о своей работе в гораздо, более
мягком тоне:
«Видит бог, мы не ж алеем ни труда, ни денег, дабы сохра­
нить счастье и спокойствие к ак внутри Ш веции, так и вне ее на
благо государства. Д ай бог, чтобы так было и д альш е и чтобы
мы могли пользоваться чем-то хорошим. Всюду, где возможно,
мы будем с большой охотой содействовать процветанию в а ­
шему и всего наш его о теч ества...»
К ороль теперь принялся за укрепление своей власти. П ер ­
вой его заботой было провести полную реформу в деле обороны
страны. Н ачиная с 1544 г. и до конца его правления цель эта
неотступно стояла перед ним. Реф орм а внутреннего уп равле­
ния государством продолж алась. П родолж алось и изъятие цер­
ковного имущ ества в пользу государства, правда, уж е не в та ­
кой вызы ваю щ ей форме, как раньше. Н о преж де всего Густав
В аза стремился обеспечить спокойствие на то время, когда сам
он не см ож ет больш е управлять страной. Он хотел обеспечить
своим преемникам те ж е возможности, которые он завое­
вал себе сам, и создать для них более прочные исходные
позиции.
Многие все еще продолж али смотреть на него как на узур­
патора, и ему было нелегко найти невесту княжеской крови.
Густав В аза пы тался найти ж ену сн ачала в П ольш е; этим,
в частности, долж ен был заняться поехавший туда в 1526 г.
И оганнес М агнус. Но эго с в э т о е с т в о не имело успеха. Ж еной
Густава В азы стала К атарина С аксен-Л ауэнбургская, сестра
ж ены датского короля К ристиана III. От нее у Густава В азы
родился в 1533 г. сын Эрик, получивший это имя в пам ять отца
Густава В азы — Эрика Ю ханссона, убитого во время сток­
гольмской «кровавой резни», и в честь короля Эрика Святого.
Вскоре королева К атарина ум ерла; Густав В аза вторично
вступил в брак — с М аргаритой Эриисдоттер, из шведского
аристократического рода Л ейонхувудов. От этого брака Густав
В аза имел много сыновей и дочерей. С тарш им из них был
Ю хан. Ещ е перед смоландским восстанием Густав В аза объ­
явил своих сыновей наследниками престола. П осле счастливого
152 П оследний кризис при Густаве Вазе

преодоления кризиса он окончательно ввел правило, в соответ­


ствии с которым королевская власть долж на была быть наслед­
ственной. Это было нововведением в шведском государственном
устройстве, но зачатки этого порядка имелись в Ш веции и
раньш е, ещ е во времена Ф олькунгов. В Европе почти во всех
государствах власть бы ла наследственной. Ш ведскому королю
не стоило больш ого труда получить сведения о ф ормах осу­
щ ествления этого принципа во Франции и в некоторых немец­
ких княж ествах, как, например, Браунш вейге, через посредство
Н ормана.
В 1544 г., впервые за 14 лет, в Вестеросе состоялось
собрание сословий. Н а этом собрании король д ал общую моти­
вировку своей политики, проводивш ейся им за эти годы. В з а ­
ключение король заяви л, что королевская власть, во и зб еж а­
ние дальнейш их беспорядков и д л я сохранения целостности
государства, долж на быть наследственной. Реш ение риксдага,
заранее составленное, под явным влиянием немецких образцов,
на тяж еловесном канцелярском язы ке, гласило, что сословия
«со всем могуществом, полнотой, непосредственностью и
искренностью сообща обещ аю т, обязую тся и присягаю т стар­
ш ему сыну Густава В азы Э р и к у .. . д л я всех нас п олагаю ­
щ емуся, предназначенному богом и нами чествуемому королю».
Эрику долж ны были наследовать его сыновья, а если таковы х
не окаж ется, то его браг, герцог Ю хан, и так далее. Грамоты,
содерж ащ ие эго решение, получили скрепленное печатями под­
тверж дение всего населения страны. В Ш веции, таким образом,
утвердилась новая королевская династия.
Д обивш ись признания наследственной королевской власти,
Густав В аза избавился от угрозы, о которой он никогда не
мог забы ть. Причины его опасений будут ясны, если вспо­
мнить постоянные притязания на ш ведскую корону со сто­
роны датских королей, наследников К ристиана И, и козни,
которых Густав всегда ож и дал со стороны своих врагов. В р а­
гов у него в Европе было много, начиная с лю бекского город­
ского совета и кончая его прежними помощниками, бежавш ими
в Германию, такими, например, как Б сренд фон М елен. Слухи
о том, что эти лю ди ведут против него интриги, стремясь
лиш ить его престола, беспокоили Густава В азу все время. Его
внешнеполитические мероприятия чаще всего были продикто­
ваны соображ ениями этого реального или мнимого риска, если
не торгово-политическими целями. Во всяком случае, Густав
В аза всегда воздерж ивался от внешнеполитических предприя­
тий широкого м асш таба, хотя за всем, что происходило на
арене политической жизни Европы, он все ж е всегда следил
с большим интересом. Отнош ения его к Д ании характери зова­
лись, с одной стороны, предусмотрительностью и недоверием,
1539— 1560 гг. 153

объяснявш имися юношескими воспоминаниями В азы , а с д р у ­


гой стороны — известным чувством общности интересов, ввиду
угрозы обеим странам со стороны наследников К ристиана II
и их габсбургских покровителей. Густав и К ристиан III, ж е­
натые на родных сестрах, сохранили меж ду собой мир, и при
них Ш веция и Д ан и я д а ж е заклю чили в 1541 г. в Бремсебру
союз.
К ак мы уж е раньш е говорили, Густав В аза всегда проявлял
большой интерес к внешней торговле Ш веции. Он с большим
усердием вел торговлю государственными и собственными то­
варам и, т а к как хорошо знал ещ е с молодости, какое пагуб­
ное значение могли иметь д л я правительства кризисы он
всегда вел государственное хозяйство с таким расчетом, чтобы
не допускать недостатка в товарах.
Когда в 1560 г. Гусгав В аза умер, дело реорганизации
государства было в значительной степени закончено. Более
двух третей областей государства находилось под непосред­
ственным контролем королевской палаты . Зн ачительн ая часть
уп равлялась на правах «герцогств» сыновьями короля, а почти
все больш ие дворянские лены, розданны е королем в разное
время, находились в руках друзей Густава В азы , сохранивш его
хорошие отношения с крупным дворянством. Н а королевских
«образцовых зем лях» велось крупное, организованное по новей­
шим методам хозяйство, и сам Густав В аза наблю дал за его
ведением. Пустынные земли Ф инляндии и Н орланда п родол­
ж али заселяться. П од непосредственным наблю дением Густава
В азы находилась горная промышленность, эта единственная
отрасль промышленности в шведском аграрном государстве.
И здесь он 'старался ввести новые методы, д л я чего выписывал
из Германии специалистов кузнечного д ел а, в особенности
после восстания Д акке. Ничто не ускользало от его внимания —
ни излиш няя склонность какого-либо ф огда к пиву, ни небреж ­
ное отношение крестьян к своему хозяйству, ставивш ее под
угрозу налоговые поступления короны. Если масло, получен­
ное в счет податей и находивш ееся на складе, портилось, то
его могли предназначить в пищу далекарлийцам , работаю щ им
в имениях и зам ках казны , — своеобразная благодарность
короля за далекарлийское восстание. Густав В аза заботился
о своем государстве, как о собственной усадьбе.

1 Феодальное общество основывалось на натуральном хозяйстве, кото­


рое не знало характерных для капиталистического общества периодически
повторяющихся промышленных и торговых кризисов. Перебои в средне­
вековой торговле вызывались войнами, неурожаями или финансово-налого­
вой политикой отдельных городов и государств и не вытекали нз внутрен­
них законов как это происходит при капиталистическом способе произ­
водства. — П рим. ред.
154 П оследний кризис при Густаве Вазе

Совершенно иным был король, когда дело касалось духов­


ной жизни. Система образования, создан н ая католической
церковью, бы ла уничтож ена реформацией, церковные произ­
ведения искусства были отобраны в пользу государства и ко ­
роля. П ергаментные тома, хранивш иеся в библиотеках, он
использовал д л я переплетов счетов фогдов; школы получали
недостаточное содерж ание. Д уховн ая ж изнь интересовала его
только с чисто практической точки зрения. Н о кое-что было
сделано в этой области и в его правление. П реж де всего надо
упомянуть о религиозных сочинениях реформаторов и ш вед­
ском переводе Библии в 1541 г. '. Б иблия имела больш ое зн а ­
чение не только в религиозной жизни ш ведов, но и в развитии
шведского язы ка. П ереводчикам Библии удалось в значитель­
ной мере освободиться от датского влияния, имевшего место
в последний период средних веков, и добиться некоторой устой­
чивости и порядка в грамматических формах. Они наш ли опре­
деленную поддерж ку в литературны х традициях монастыря
Вадстены. П ри помощи печатников они залож или твердую
основу д л я «старого новош ведского языка».
Среди важ нейш их литературны х произведений того времени
следует так ж е н азвать шведскую хронику О лауса П етри, не­
подкупно правдивую , проникнутую шведским здравы м смыслом
и не менее зам ечательную тем, что в ней впервые д ел ал ась
попытка беспристрастно осветить старые проблемы, бывшие
ранее предметом спора м еж ду Ш вецией и другими скан ди н ав­
скими государствами, особенно Д анией.
Очень четко вырисовы вается перед потомством облик с а ­
мого Густава В азы при чтении характеристики, которую он
с помощью хрониста П адера С варта, но в своих собственных
вы раж ениях д ал себе на последнем созванном им риксдаге
в 1560 г. Он представил себя чудотворцем и сравнил себя —
и как молодого героя дней борьбы за освобождение Ш веции,
и как патриархального отца народа — с библейским Д авидом .
Этот автопортрет Густава В азы , написанный в аспекте
последних л ет его жизни, долго ж ил в потомстве. В действи­
тельности он не д ает правильной характеристики ни его разн о­
образной деятельности, в ходе которой он преодолел много
опасностей, ни его динамического характера. Он был холери­
ком, оппортунистом, подозрительным, лукавы м и неразборчи­
вым в средствах человеком, блестящ им демагогом, умевш им
действовать с помощью как верного психологического расчета,
так и силы своего темперамента и не в м алой степени — своего
исключительного обаяния. Б л естящ ая память и необыкновен­

1 На финском языке в 1548 г. появился Новый завет в переводе


Микаэля Агриколы. ~
1539— 1560 гг. 155

ная работоспособность, практицизм, неутомимость, которая не


меш ала ему временами погруж аться в самую черную м елан­
х о л и ю ,— все эти свойства дополняю т живой образ Густава
В азы — ш веда, более известного, чем больш инство ц ентраль­
ных персонаж ей истории Ш веции, б лагодаря его разносторон­
ней деятельности и литературному наследству — письмам и
прокламациям . Д линны й диалог меж ду королем и его поддан­
ными, продолж авш ийся в течение всего правления Густава
Вазы, является к ак бы переложением в д рам у событий важного
преобразовательного периода в истории ш ведского народа.
Г л а в а XV

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ВНУТРЕННИЕ КОНФЛИКТЫ


ПРИ ЭРИКЕ XIV И ЮХАНЕ III
(1560— 1592 гг.)

D своем у ж е упоминавш емся здесь труде о легендарной и


древней истории Ш веции, основанном больше на легендах и
вымыслах, чем на действительных ф актах, И оганнес М агнус
довел до конца историческую -схему Н иколауса Р агвальд и
(с 1434 г.) и безоговорочно отождествил готов времен пересе­
ления народов с ётами, стараясь прославить свою родину. То,
чего он не сумел создать путем см елой комбинации, он просто
сочинял, л и об этом тогда не знали, и все ем у -верили, ибо д у ­
мали, что он пишет ка -основе достоверных источников. Д аж е
Густав В аза принимал его «Ш ведскую историю» как подлин­
ную (во всяком случае, ту ее часть, где она не обращ ается про­
тив него самого). Так, в одном из своих обращ ений к поддан­
ным он писал: «В древних историях и хрониках написано, что
из наш ей страны выш ло огромное число людей, звавш ихся
здесь ётами; они прош ли через всю Германию и многие другие
страны и государства и соверш или много мужественных и з а ­
мечательных п о д в и го в .. . Они были достойны всяческой по­
хвалы и в том отношении, что всегда были послушны своим
властям». Н о в основном Густав В аза не одобрял духа, кото­
рым проникнуты рассказы о подвигах ётов. Вся его политика
бы ла направлена п а то, чтобы разреш ить проблемы, возникав­
шие вследствие внешнеполитической ситуации, внутри сущ е­
ствовавш их в то врем я государственных границ Ш веции
Преемники Густава избрали, однако, другой путь.

1 Автор всячески идеализирует Густава Вазу, искажая при этом исто­


рическую действительность. Густав Ваза придерживался политики, неизбеж­
ными последствиями которой были шведская агрессия против Московского
государства и последующий захват Северной Эстонии с городами Ревель
(ныне Таллин) и Нарва. Накануне Ливонской войны Густав Ваза подгото­
влял военный союз с Ливонским орденом против Москвы, хотя подобная
политика была явным нарушением мирного договора 1537 г., по которому
Густав Ваза обязался не помогать ни Литве, ни Ливонскому ордену в вой­
1560— 1592 гг. 157

Выше неоднократно указы валось, и это надо .подчеркнуть


ещ е раз, что политико-географическая структура Ш веции в те
времена была 'Совсем иной, чем структура нынешней Ш веции.
П осле окончательного разры ва скандинавской унии труд­
ности, связанны е с полож ением страны, обострились еще
больше. С древнейш их времен территория Ш веции достигала
Северного моря только на узкой полоске земли, сж атой
с обеих сторон прибрежными владениями Н орвегии и Д ании.
П уть из центра Ш веции в Западн ую Европу, который ш ел через
Б алтийское море и его проливы, контролировался Д анией. В ру­
ках Д ании находился, возможно, важ нейш ий в Северной
Европе водный путь — пролив Эресун, приносивший Д ании
больш ие тамож енные доходы. Конечно, при таком положении
Ш веции ее легко б ы ло отрезать от всякого общ ения с З а п а д ­
ной Европой. Что ж е касается южных путей ,на континент,
которые связы вали Ш вецию с Северной Германией, то они
продолж али о ставаться под контролем Л ю бека, пока любек-
ская м орская д ер ж ава сохраняла свое преж нее выдаю щ ееся
положение.
О риентация Ш веции т о ю времени на Восток, несомненно,
была гораздо более зам етна, чем это имеет место теперь. Фин­
ляндия граничила с Россией, а северный берег Финского з а ­
лива принадлеж ал Ш веции. Н а севере русская граница прохо­
дила западнее, чем теперь, а пустынные области д ал ее к северу
не были точно разделены меж ду Ш вецией и Ф инляндией, Н ор­
вегией и Россией. Об этих границах, из-за .которых так долго
it много спорили, вообще имелось весьма смутное представле­
ние. Ш веция была легко уязвим а не только на зап аде, но и
на востоке, вследствие ес близости к России и Ливонскому
орденскому государству со столицей Ревелем — господство­
вавшим здесь торговым городом, претендовавш им и на моно­
полию в торговле с Россией. Уже во время правлении семьи
Стуре было видно, что полож ение на востоке неясно и что
там имеется ряд неразреш имых задач.
Д л я Густава В азы было естественно стремиться преодолеть
все трудности, обусловленные географической структурой

не против Москвы. В 1554 г. возникла русско-шведская война, во время


которой шведы безуспешно осаждали русский город Орешек. Густав Ваза
начал войну, рассчитывая, что главные силы московского царя заняты по­
корением татарских ханств на Волге. Кроме того, Густав Ваза надеялся на
военную помощь со стороны Литвы и Ливонии, но никакой помощи не по­
лучил, а русские ответили контрударом, направленным против Выборга.
Оставшись без союзников, Густав Ваза просил мира на условиях, угодных
варю. Таким образом, нет никаких оснований верить И. Андерссону и дру­
гим шведским историкам, восхваляющим миролюбивую внешнюю политику
Г\става Вазы. — П рим. ред.
158 Эрик X IV и Ю хан I I I

Ш веции, по возможности мирным путем. Н о можно было


п редставить себе и ещ е одно решение: устранить эти недо­
статки путем изменения политико-географических условий на
юге, зап ад е и востоке, иными словам и, вступить на путь
активной, направленной на несколько фронтов внешней поли­
тики, как это бы вало в средние века. Сыновья Густава В азы
уж е д авно проявляли намерение вступить на этот новый путь.
Герцог Ю хан получил в качестве герцогства Финляндию. О т­
сюда он е напряж енны м вниманием наблю дал, как к концу
50-х годов XVI в. начало распадаться орденское государство
и как Россия в 1558 г. овл ад ел а Н арвой и, таким образом ,
выш ла к Балтийском у морю. Герцог Ю хан хотел перейти
через Финский зали в и укрепиться в опорных пунктах на его
южном берегу. И в то ж е сам ое время наследный принц Эрик
из своей резиденции в К альм аре с беспокойством и подозре­
нием следил за датской политикой. Он хотел путем брака
с английской королевой Елизаветой получить династическую —
а вместе с тем политическую и-торгово-политическую — точку
опоры в Зап адн ой Европе. Эти планы ему, правда, так и не
удалось осущ ествить, но они типичны для позиции Эрика.
Густав В аза сдерж ивал экспансионистские стремления своих
сыновей *. После смерти отца новый король, Эрик XIV,
получил возмож ность приступить к осущ ествлению своих н а­
мерений.
Ш ведская внеш няя политика стала вестись ,в новом
«стиле», явно агрессивном, смелом, часто почти рискованном.
Н аметивш ееся в течение ближ айш их десятилетий направление
внешней политики Ш веции определило ее курс и на значи­
тельный период в будущ ем.
П редпосылкой д л я конфликтов меж ду скандинавскими
государствами при Эрике X IV и Ф редрике II Д атском было
описанное здесь географическое и политическое полож ение
в области Б алтийского моря, а вовсе не формальны е споры
о государственном гербе и притязаниях на суверенитет. К он­
фликт меж ду Д анией и Ш вецией разгорелся с особой силой,
к о г д а 'и Д ан и я попы талась захвати ть у Ливонского ордена"
опорный пункт — остров Эзель. Если бы д атч ане захватили.
э т о т , остров, они о б ладали бы в ТожиоиДчасти Балтийского
моря такой цепью стратегических пунктов, которая моглгу по­
зволить им о Г "центра страны у Эресуна через провинции
Сконе и Готланд достигнуть входа, в Финский залив. Этим
датским планам Эрик противопоставил свои равным образом
экспансионистские планы. О т своего брата Ю хана он заи м ­

1 По поводу якобы миролюбивой политики Густава Вазы см. приме­


чание на стр. 156. — Прим. ред.
1560— 1592 гг. 159

ствовал мысль о завоевании южного берега Финского залива.


« Д ля .ш ведского государства ни в каком отношении не хо­
рошо, если они (Россия или П ольш а) будут иметь такую пре­
красную гавань вблизи границ Финляндии», — писал Эрик
о Ревеле. Если Ш веция, т а к д ум ал Эрик, завою ет господ­
ство в Финском заливе, она сумеет, пользуясь гаваням и Фин­
ляндии, в первую очередь Выборгом, получить преобладаю щ ее
положение в торговле с Россией и больш ие там ож енны е д о ­
ходы от этой торговли, такие же, как те, которые, например,
имеет Д ан и я от торговли через Сунд. Но д л я этого Эрику не­
пременно надо было преж де всего установить хорошие отно­
шения с Россией. В Ливонии Ш веция сталкивалась такж е
с соперничеством Польш и, оказы вавш ей давление с юга.
Эрик начал постепенно осущ ествлять все эти д алеко иду­
щие планы. В 1561 г. он склонил Р евель вместе с прим ы каю ­
щими областями Э с тл ян д и и 1 подчиниться Ш веции. Но это
вовлекло Ш вецию в конфликт с Л ю беком, конкурентом Р е ­
веля в торговле с Россией. Л ю бек с беспокойством следил,
как Ш веция стрем илась захватить важ нейш ие пути на восток.
Изменение внешней политики Ш веции беспокоило многих.
Поэтому Ш веция долж на бы ла быть готова к военным опера­
циям. В этом отношении Эрик шел п о стопам своего отца;
в течение ближ айш их двух лет он развил лихорадочную р а­
боту по вооружению сухопутной армии и морского' флота. Его
военная подготовка в значительной степени бази ровалась на
призыве ш ведского населения.
Д ел о ш ло к войне, в этом не сом невался никто ни в самой
Ш веции, ни в Д ании, ни в П ольш е, ни в Лю беке. П олож ение
Эрика XIV ещ е больше 'осложнялось вследствие того, что его
брат Ю хан стремился захвати ть земли Л и вон скою ордена и
не собирался пож ертвовать своими планами ради выгоды
Эрика. Ещ е в самом н ачале своего правления, в 1561 г.,
Эрик пы тался реш ительно ограничить власть своего брата
(тогда были приняты так назы ваемы е Арбогские статьи), но
эта попытка н е д ал а результатов. Ю хан наш ел поддерж ку
в П ольш е и вступил в брак с сестрой польского короля К ате­
риной Ягеллончик. П ри этом он получил под свою власть
укрепленную крепость в Эстляндии, по соседству с зем лями, ко­
торыми владел Эрик. Интересы сводных братьев столкнулись.
О ба они унаследовали от отца громадную ж а ж д у власти; все
попытки помирить их потерпели крушение. М еж ду братьями
н ач алась откры тая война, и через короткое время Ю хан был
схвачен и отвезен в качестве пленника в королевский зам ок

1 Эстляндия по своей территории почти целиком соответствовала


нынешней Эстонской ССР. — П рим. ред.
160 Э рик X IV и Ю хан II I

Грипсхольм, а над его сторонниками Эрик учинил кровавую


расправу (1563). Одновременно с этим началась война с Д а ­
нией и Л ю беком (ш ведско-датская война получила название
Скандинавской семилетней войны).
Ф редрик II, воспользовавшисВ тем, что в Ш веции ш ла гр а­
ж д ан ск ая война, взял инициативу в свои руки и уж е в 1563 г.,
то есть в первые ж е месяцы войны, зан ял шведскую крепость
Эльфсборг, о трезав таким образом выход Ш веции к С евер­
ному морю. С тране угрож ала блокада. Войска обеих сторон
страш но опустош али район военных действий, что вы зы вало
озлобление по обеим сторонам границы. Опустош ения имели
свою «варварскую логику» — обе враж дую щ ие стороны стар а­
лись разорить те местности, которые враг мог использовать
в качестве базы д л я военных действий, а шведы, сверх того,
стремились п рорвать датскую блокаду. Военное руководство
обеих армий осущ ествляло эту программу с уж асаю щ ей ц еле­
устремленностью. М олодая ш ведская арм ия хорошо показала
себя в бою с наемны ми иностранными ландскнехтами Ф ре­
дрика II; но у шведов не было талантливого военачальника,
который мог бы сравниться с Д аниелем Р ан ц ау , и наиболее
Крупные тактические успехи имели датчане. О днако отдель­
ные тактические успехи, так ж е как и в средние века, не
д авали окончательны х политических результатов, а со страте­
гической точки зрения борьба долго ш ла без реш аю щ его пере­
веса д л я той или иной стороны, пока зимой 1567/68 г. датские
войска под руководством Д ан и ел я Р ан ц а у не вторглись
в Эстерйётланд. Ш веды действовали с большим успехом на
море, где с помощью недавно созданного ш ведского флота им
удалось д ер ж ать под контролем морской путь в Северную
Германию и обеспечить доставку необходимых припасов. К лас
Кристеросон Хурн одерж ал под новым боевым стягом — «зо­
лотой крест на синем поле» — не одну блестящ ую победу над
датским и любекским флотами. С ам Эрик был талантливы м
военным' организатором, способным «начальником генераль­
ного ш таба», несмотря на то, что в непосредственных столкно­
вениях с врагом нервы часто ему изменяли. Б орьба закончилась
в п ользу Д ании, так как в Ш веции началась новая меж доусоб­
ная война, и Эрик был свергнут с престола своими братьям и
Ю ханом и К арлом , вступившими в союз с дворянством (1568).
Только ценой больших экономических ж ертв Ш веции удалось
во время заклю чения мира с Д ан ией в Ш теттине в 1570 г.
спасти Эльфсборг, за который Ш веция зап л ати л а большой вы­
куп. От планов господства над торговыми путями в Россию
Ш веции приш лось пока отказаться. Д в а главны х проекта
Э р и к а — добиться выхода к Северному морю и монополизиро­
вать торговлю с Россией — пока потерпели неудачу; большой
1560— 1592 гг. 161

географическо-политический конфликт не был решен. Н ап р я­


жение сил оказалось утомительным для обеих сторон, и про­
ш ло четыре десятилетия, прежде чем они снова вступили
в единоборство.
П реемник Эрика Ю хан III не был склонен отказы ваться
от планов захвата монополии на торговлю с Россией, хотя
при заключении мира в Ш теттине он вынужден был объявить
дорогу в Н арву свободной д л я всех. Ю хан решил продолж ать
политику своего брата, постепенно снова блокировал Н арву и
продолж ал экспансию на востоке, с той только разницей, что
теперь ее острие было направлено непосредственно против
России. Ц арствовавш ий в то время в России И ван IV Грозный
считал Ю хана III своим' личным врагом. М онархи обменялись
уникальными в истории оскорбительными посланиями; одно­
временно с этим они вели войну, причиняя каж ды й страш ные
опустошения территории противника. Со шведской стороны
война велась с 1580 г. под руководством выходца из Ю жной
Ф ранции П онтуса Д елагард и , действовавш его с большим
искусством и отличавш егося широтой зам ы слов; рискованные
набеги с целью застигнуть противника врасплох, бои со зн а­
чительно превосходящими количественно русскими силами,
смелые переходы по морскому л ь д у — вот что характеризует
шведскую манеру ведения войны на востоке в те годы. Н аи ­
большего успеха Д ел агард и добился в 1581 г., когда ему
удалось захватить Н арву и И вангород, русскую гавань
в Финском заливе. Э то был эффективный способ разреш ить
спорный вопрос о блокаде Н арвы ; «по обычаю», — как вы ра­
зился Д е л а г а р д и ,— в захваченном городе было убито не­
сколько ты сяч мужчин, женщ ин и детей. Н о победа под Н а р ­
вой по целому ряду причин не принесла Ш веции того боль­
шого торгово-политического успеха, на какой та рассчиты­
вала. М еж ду прочим, к концу 50-х годов XVI в. был открыт
новый торговый путь в Россию — через Белое море; попытка
Ю хана III взять под свой контроль и этот путь не увенчалась
успехом. Н о балтийская экспансия Ш веции вскоре пошла
иными, роковыми д л я будущ его Ш веции путями; на этот
раз был использован новый метод — династические комбина­
ции Ю хана III. Этот период мож но н азвать третьим этапом
в развитии шведской политики на Балтийском море в XVI в.,
если рассм атривать завоевание Эстонии и зах в ат Н арвы как
первые два этапа.
Новый маневр начался с б рака Ю хана III с польской прин­
цессой Катариной Ягеллончик. Ю хан III хотел получить
поддерж ку д л я изолированной Ш веции у католических д ер ­
ж ав. Сын Ю хана и К атарины , Сигизмунд, носитель старин­
ного имени польских королей, получил католическое воегшта-
162 Эрик X IV и Ю хан III

ние. П осле смерти польского короля С теф ана Батория отец


выдвинул кандидатуру Снгизмунда на польский престол.
Влиятельные ш ведские аристократы , которые выставили
в польском сейме эту кандидатуру, действительно добились
в 1587 г. его избрания. М еж ду прочим, они посулили передать
Польш е, владевш ей Л иф ляйдией, все шведские владения
в Эстляндии, однако едва ли шведы думали выполнять это
обязательство, и оно никогда не было осуществлено. Во вся­
ком случае, с воцарением Сигизмунда меж ду Ш вецией и П оль­
шей была создана личная уния, и ориентация шведской поли­
тики на восток стала ещ е более заметной. Н о при проведении
политики Ш веции на востоке возникли новые проблемы. Они
появились у ж е вскоре после вступления Сигизмунда на поль­
ский престол и крайне обострились несколько лет спустя, когда
Ш веция избрала весьма неблагоприятный д л я себя путь внеш ­
ней политики. В неш няя политика сыновей Вазы, стремившихся
овладеть русскими торговыми путями, имела реш аю щ ее зн аче­
ние для всей истории Ш веции в течение последующих полутора
веков. Не меньшее значение имели внутренние события этого
периода — с одной стороны, борьба м еж ду королевской
властью и дворянством и, с другой, борьба меж ду самими
сыновьями Густава. Этот период зам ечателен красочными и
трагическими событиями, в которых участвовали братья-короли,
оригинальными людьми, к числу которых принадлеж али и
братья, сочетанием старого варварства и блеска новой куль­
туры, скандинавского своеобразия и влияний континентальной
Европы.
Эрик XIV, который и зображ ается то как нежный романтик,
то как трагический гений, то как неуравновешенный, сум а­
сбродный человек, — одна из наиболее интересных фигур среди
ш зедских правителей. Он был наделен самыми различными
талантам и и был самым образованны м в европейском смысле
слова человеком в Ш веции: он был композитор, ш ироко начитан
и хорошо знаком с астрологией, которая была модной наукой
в тот век, век Тихо Б раге. От отца Эрик унаследовал огром­
ную работоспособность и глубокий интерес к различным вопро­
сам управления. К этому следует добавить дар фантазии,
порой, однако, затемнявш ей его чувство реальности, и теорети­
ческий склад ума, который меш ал ему понять, что политика
есть «искусство возможного»; это наклады вало свой отпечаток
на его остроумные, но иногда нереальные внешнеполитические
планы. Ярко вы раж енная подозрительность — наследственная
черта цсех членов семьи В азы — у Э рика приняла характер
настоящ ей мании преследования. В результате резких перемен
в настроении он то предавался самому беззастенчивому чван­
ству, то впадал в состояние глубокой депрессии. С тары е кон­
фликты меж ду королевской властью и аристократией и меж ду
/томами Стуре и Вазы в его царствование приняли форму
кровавой драмы , известной под названием «убийства Стуре».
Эрнк XIV и его советники, в первую очередь его известный
секретарь и государственный прокурор Ёран Пересом, сын
свящ енника, всегда ставили интересы центральной власти
выше интересов чиновничества и знати и часто прибегали
к крайне реш ительным мерам. При Эрике XIV был создан
особый суд, так называемый высший королевский суд, спе­
циально д л я защ иты интересов центральной власти, который
беспощ адно действовал д а ж е против представителей ш вед­
ской аристократии, если король считал кого-либо нен адеж ­
ным или недостаточно лойяльным. Именно на таком суде
Нильс Стуре — внук Стена Стуре младш его и сын того Сванте
Стуре, поддерж ку которого Нильс Д ак к е хотел получить для
своего восстания, — был приговорен, как сорок лет тому н азад
П етер С уннанведер, к тому, чтобы бьп ь позорно провезенным
по улицам столицы. Д я д я герцога Ю хана, Стен Эрикссон
Лейонхувуд, .после возвращ ения нз датского плена находился
в течение долгого времени под строгим надзором в С ток­
гольме. Эти и нм подобные действия короля .вызывали у мно­
гих аристократов Ш веции чувство жгучей ненависти к королю
и к «выскочкам»-еоветннкам. Н еосторожны е речи дош ли до
короля; он решил, что готовится заговор аристократов. В ес­
ной 1567 г. вое подозреваемы е участники заговора были аресто­
ваны и подвергнуты строж айш ем у допросу. Бы л ли в дей­
ствительности такой заговор, осталось навсегда неизвестным,
но суд приговорил их к смертной казни за государственную
измену. Король, видимо, был убеж ден в виновности аристо­
кратов и после долгих колебаний приказал их казнить. Среди
казненных были Н ильс Стуре, его отец С ванте Стуре и другие
представители знатнейш их родов Ш веции. Сам король уча­
ствовал в убийстве — или казни, как теперь хотят представить
содерж ание этого акта. П роизош ло это в мае 1567 г. Сразу
ж е после этого бы ло обнаружено, что Эрнк XIV душ евно­
больной. Постепенно он снова обрел некоторое душевное
равновесие и д аж е ясно осознал свое заболевание. Но враж ду
■между ним и дворянством после всего случивш егося, несмотря
на формальное перемирие, у ж е нельзя было ликвидировать.
Отношения меж ду королем и знатью еще более ухудш и­
лись, когда король узаконил свою многолетнюю связь с К а ­
рин, дочерью М онса, простой крестьянской девуш кой, от ко­
торой у короля родились сын и дочь '. Во время душевного

1 Такое узаконение имеет параллель в шведской истории— то ж е


рассказывают о Карле Кнутссоне.
164 Э рик X IV и Ю хан II I

заболевания Э рика его брат Ю хан был освобожден из


тюрьмы. В 1568 г. Ю хан, вместе со своим младш им братом,
герцогом К арлом, встал во главе дворянского м ятеж а в с а ­
мый разгар войны с Д анией. Эрик был схвачен в Стокгольме,
низлож ен и заклю чен пожизненно_в ту самую крепость Грипс-
хольм, где д о него сидел Ю хан. Д ворянство и Ю хан позабо­
тились нарисовать его о б р аз д л я будущ их поколений в самы х
черных красках. В 1577 г. Эрик умер. Его смерть соответ­
ствовала ж еланиям Ю хана, хотя и н ельзя точно д оказать, что
он убил брата.
Ж есто кая борьба между братьями напоминает во многом
времена Фолькунгов. С ам Эрик проводил эту параллель.
П адение Эрика XIV означало полную победу дворянства.
Д ворянство получило от Ю хана III широкие привилегии, кото­
рые оно нам еревалось приобрести ещ е во время душевной
болезни Эрика. П р еж де всего точно форм улировался принцип
освобождения крестьян — арендаторов дворянских земельных
участков от воинской и трудовой повинности и от государ­
ственных налогов; дворянство могло использовать это освобо­
ж дение в своих интересах *. Бы ли заф иксированы различны е
торговые привилегии дворянства, среди которых особое зн а ­
чение имело право беспошлинного вывоза продуктов дворян ­
ских имений. З а дворянам и закреп лялось право быть суди­
мыми только судом равных себе, право на занятие большей
части долж ностей председателей уездных судов и т. д.
П оскольку новый король долж ен был быть утвержден в своем
сане (ибо мятеж наруш ил — в первый, но не в послед­
ний р аз — установленный Густавом В азой порядок престоло­
н аследи я), риксдаг получил право своим авторитетом санкцио­
нировать смену королей. В этих обстоятельствах мож но было
бы видеть начало новой формы «конституционализма». С иль­
ной королевской власти, созданной первыми правителями из
дом а Вазы, противопоставлялись дворянство как сословие и
риксдаг как учреждение. Королевский дом В азы все еще
сохранял свою силу, но он был уж е не тот, каким был раньше.
Р иксдаг ещ е не созрел д л я того, чтобы воспользоваться своими
появивш имися на миг в н ачале царствования Ю хана III воз­
можностями расш ирения власти, но дворянство тем временем
все более стало выдвигаться на передний план. Выросшее
за это врем я новое поколение знатнейш их родов — Брахе,
Бьелке, Банер, С парре, Л ейонхувуд —■старалось приобрести
знания и жизненный опыт. М олодые дворяне предпринимали
1 То есть вместо того, чтобы делиться с государством, как было до
этого, помещик на основании полученных привилегий целиком присваивал
себе прибавочный продукт труда крестьян, эксплуатация которых при этом
не уменьшалась. — П рим. ред.
1560— 1592 гг. 165

«паломничества» в Европу, а в Ш веции переписывались между


собой по-итальянски, чтобы никто посторонний не мог про­
никнуть в тайну их переписки. Они изучали теологию, юридиче­
ские науки и государственное право, прекрасно разбирались
в политических вопросах своего времени и были готовы бо­
роться за власть и влияние дворянства; они были полны со­
словной гордости и много говорили о древнем происхождении
ры царства. Они научились извлекать выгоды из предоставлен­
ных им новых привилегий. Экономическое положение страны
в то время (повышенные цены на продукты сельского хозяй­
ства и др.) было выгодно д л я крупных зем левладельцев.
Королевской власти дом а Вазы и «управлению секретарей»
они начали противопоставлять принцип совместного решения
государственных дел. «Аристократический конституциона­
лизм», берущий начало в средние века, снова начал про­
являться среди виднейших аристократов. Не случайно, что не­
которые из них проявляли особый интерес к истории Ш веции
в середние века. Союз, заключенный м еж ду Ю ханом III и
дворянством в 1569 г., стал менее прочным после того, как
среди новых поколений дворянства пробудилась ж а ж д а поли­
тической власти и их идеи стали более ясными. В качестве
виднейшего представителя этой группы выступал одаренный и
образованны й Эрик Спарре.
Особенно острые столкновения меж ду Ю ханом III и дво­
рянством происходили за последние три года его правления.
В 1589 г. Ю хан встретился со своим сыном Сигизмундом
в Ревеле, н ам ереваясь убедить его покинуть П ольш у и вер­
нуться в Ш вецию. Государственный совет, однако, энергично
воспротивился этому намерению короля, и это вмеш ательство
государственного совета в польскую политику короля, которую
последний считал личным делом королевского дома, полож ило
начало долгой и упорной в р аж д е м еж ду королем и советом.
Н екоторых из своих наиболее упорных противников Ю хан
посадил под страж у, и дело грозило принять такой ж е оборот,
как и при Эрике XIV. Н о темперамент Ю хана, при всей его
подозрительности и резкости, не д ав ал оснований д л я такой
развязки. П р авд а, противоречия все время были довольно
остры, а герцог К арл, младш ий брат короля, поддерж ивал
в нем неприязненное отношение к совету. Н езадолго до
смерти короля произош ло ф ормальное примирение. Н о про­
тиворечия меж ду королевской властью и дворянством не ис­
чезли. В раж да Эрика XIV с дворянством и «убийство Стуре»
были случайной и личной формой этого конфликта, но сущ ­
ность его л еж ал а, конечно, много глубже. В правление
Ю хана III внутреннее напряж ение было очень сильно, хотя
конфликт уж е не выступал открыто.
166 Э рик X IV и Ю хан I I I

С кры тая борьба велась и в других сф ерах деятельности,


меж ду прочим в церковных делах, в которых лично участво­
вал король. Ю хан имел склонность к теологии, он проявлял
большой интерес к эстетике и к истории — эта сторона его
характера вы явилась в любви к строительству и памятникам.
Огромные оборонительные зам ки, которые построил или пере­
строил Густав В аза (Грипсхольм, Вадстена, К альм ар и т. п .),
были, по настоянию иностранных архитекторов, украш ены
Ю ханом. О бе эти его черты вместе выявились в ж елании пере­
нести эстетические и исторические ценности католической
церкви в новую, лю теранскую церковь, которая постепенно
стал а господствующей в Ш веции и положение которой было
закреплено церковным уставом 1571 г. Ю хан составил текст
католизированной литургии, в которой он резю м ировал свои
религиозные взгляды (1576), и у него было нечто вроде н а­
вязчивой идеи, что во всех ш ведских церквах священники
долж ны служ ить литургию именно по его программе. Н о среди
большей части ш ведского духовенства к, этому времени уж е
прочно утвердилось ортодоксальное лю теранство немецкого
происхождения, и Ю хан натолкнулся на упорное сопротивле­
ние в известных кругах. Борьба вокруг «красной книги» (так
н азы вал ась его литургия) бы ла жестокой, свящ енники о р га­
низовали сопротивление, наш едш ее поддерж ку у герцога К арла,
который, как каж ется, был благоприятно настроен по отнош е­
нию к кальвинизму. Многим духовным лицам пришлось
беж ать из страны, король не находил достаточно суровых слов
против «грязных, нечесаных и сварливы х» священников.
В течение ряда лет Ю хан находился в тесном контакте с не­
которыми деятелями католической контрреформации, и один
из них составил грозное полемическое послание в виде
«письма сатаны к лю теранским свящ енникам», якобы написан­
ное «в сам ом густом м раке наш его Р аскаленного зам ка».
П ротестанты отвечали тем ж е оружием. Во врем я этой м еж до­
усобной борьбы церквей консолидировалось строго правовер­
ное направление в лю теранской церкви, которое со страхом
п неприязнью следило за католическим наследником ш вед­
ского престола в Польш е. Л ю теранская церковь привыкла
уже не уступать ни по одному д аж е самому незначительному
вопросу. Этот церковный конфликт в Ш веции имел в б ли ж ай ­
шие годы знаменательны е последствия.
Когда Ю хан III умер, в стране было несколько могущ е­
ственных группировок, готовых отстаивать к а ж д ая свои инте­
ресы. Новый шведский король, находивш ийся в Польш е, был
проникнут исконным стремлением королевского дома Вазы
к абсолютному господству в стране, хотя его воспитание и
опыт, приобретенный им в Ш веции, заставили его отступить
1560— 1592 гг. 167

с некоторых позиций его предшественников. Ш ведская аристо­


кратия, готовая отстаивать независимость свою и государства
против покушений Сигизмунда, м обилизовала все свои силы
в государственном совете и готовила аргументы, обосновы ваю ­
щие главенствую щ ее положение дворянства. Ш ведское духо­
венство, игравш ее важную роль благодаря своей организации
и своему влиянию на формирование взглядов народа, было
готово к борьбе против литургии и католицизма. С риксдагом,
ещ е довольно бесформенным, но приобретавш им все большее
значение после 1569 г., тож е нуж но было считаться. О днако
никто ещ е не знал, какую позицию займ ет риксдаг. С умеет ли
он сплотить в единое целое требования различны х сосло­
вий или ж е он будет использован каким-либо ловким д ем а­
гогом, как это было уж е в переломный для него период
н ачала XVI в.?
З а этими готовыми к борьбе боевыми силами вырисовы ва­
лась ещ е неясная фигура герцога К арла. Н а протяжении ряда
л ет он не переставал интересоваться государственными делами
Ш веции и особенно ее внешней политикой. И ногда он был
в раздоре с братом, королем Ю ханом, иногда выступал в союзе
с ним. К роме того, он обладал большими способностями
к управлению , подобно своему отцу, и превратил свои в л ад е­
ния — С едерманланд, Н ерке и В ерм ланд — в прочное и хорошо
организованное целое. М ожно было уж е теперь с уверен­
ностью сказать, что К арл не останется безучастным н аб лю д а­
телем тех политических событий, которые в ближ айш ем буду­
щем долж ны были развернуться в Ш веции.
ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШ НИЕ ВОЙНЫ. НОВАЯ КОАЛИЦИЯ
( 1592— 1617 гг.)

Через десять месяцев после смерти Ю хана III, в сентябре


1593 г., в Стокгольмские шхеры вошел корабль, привез­
ший из П ольш и в Ш вецию нового короля. П олож ение в Ш ве­
ции к тому времени стало немного яснее, более четко выкри­
сталлизовались некоторые п оли ти чески е' и идейные группи­
ровки. Сигизмунд прибыл на родину, нам ереваясь реш ительно
утвердить здесь сильную королевскую власть, тем более, что
в П ольш е ему пришлось познакомиться с господством дворян­
ства — конституционной формой, которая со временем выроди­
лась буквально в опереточную пародию. Вместе с группой
католических советников, среди которых особым рвением и
упорством отличался ярый представитель контрреформации
папский нунций М аласпина, Сигизмунд лелеял планы восста­
новления в Ш веции католицизма. К этому времени католицизм
опять укрепился в Польш е, хотя в середине XVI в. проте­
стантство там имело довольно большое влияние. Сигизмунд
думал, что ему удастся восстановить католицизм и в Ш ве­
ции, где простые крестьяне в изолированных друг от друга
селениях зачастую крепко держ али сь старых церковных
обрядов. В своих политических и политийо-религиозных п л а­
нах Сигизмунд рассчиты вал на поддерж ку преданной королю
части крестьянства 1 и многих верных сторонников из среды
дворянства, в особенности в Финляндии. Но, повидимому, он
рассчиты вал такж е, что встретит сопротивление, тем более,

1 Автор неправильно считает, что главной опорой католичества и коро­


левской власти было крестьянство. В действительности Сигизмунд опирался
на феодальную аристократию, на некоторые круги дворянства, оставав­
шиеся верными католичеству. Конечно, Сигизмунд и католическая церковь
в отдельных случаях использовали религиозные суеверия крестьян, но
крестьяне являлись лишь орудием в руках одной из партий господствую­
щего класса. В основной массе шведского крестьянства преобладали на­
строения, враждебные Сигизмунду и католикам. — Прим. ред.
1592— 1617 гг. 169

что преданность королю была в то время не в большом


почете.
Сопротивление Сигизмунду было оказано со стороны
самы х различны х групп, и оно было направлено против р аз­
личных сторон деятельности короля. Герцог К арл и государ­
ственный совет на время прекратили свои раздоры и были
полны решимости отстаивать свое политическое влияние
в борьбе против нового короля. Смена правления всегда б лаго­
приятствовала таким попыткам. Реш ило начать борьбу против
предполагаемого католического влияния и лю теранское духо­
венство. 300 делегатов, присутствовавш их на церковном соборе
в У псале в марте 1593 г., в энергичных вы раж ениях подтвер­
дили ортодоксальное лю теранское учение. К атолическая
литургия Ю хана III была отклонена, как суеверная и как
«корень и причина многих беспорядков». Н а этом ж е соборе
были объявлены ложными все «ужасные заблуж дения», то есть
все отличные от лю теранства вероучения. Всем после­
дователям папизм а, кальвинизм а и прочих «лжеучений»
разреш алось оставаться в стране только при условии от­
каза от публичных собраний — совершенно сенсационное тре­
бование, если мы примем во внимание, что ож идалось при­
бытие короля и его польских спутников. П остановления собора
были ш ироко распространены в списках по всей стране
для утверж дения всем обществом — государственным со­
ветом, дворянством, духовенством, городами, областями и
уездами.
Сигизмунд не мог использовать эту воинственность важ ны х
общественных групп в свою пользу — д л я этого он был слиш ­
ком мрачным и скрытным. Он унаследовал духовные интересы
своих предков из дома В аза, в особенности лю бовь к эстетике
(сам он был худож ник), но, судя по всему, он был одним из
тех в семье, кто был полностью лишен обаяния ее родона­
чальника. Сигизмунд вступил со своими подданными в ож есто­
ченную борьбу по конституционным вопросам. Б орьба н ач а­
лась в ф еврале 1594 г. во время церемонии коронования
в Упсале, на которой присутствовало множество народа.
Герцог К арл явился туда в сопровождении вооруженной
свиты? Борьба меж ду королевской властью и конституциона­
лизмом приняла здесь форму религиозной борьбы. Сущность
ее заклю чалась в следующем: удастся ли королю добиться
свободного исповедания веры д л я нелютеран, то есть преж де
всего для своих польских помещиков, или, наоборот, сосло­
виям удастся вынудить у короля заверение в том, что он при­
соединяется к их позиции в религиозном споре. Таким об ра­
зом, уж е с самого н ачала политическая и религиозная стороны
борьбы были тесно связаны и рассматривались — что х ар а к ­
170 Внутренние и внеш ние войны

терно д л я того времени — к ак разны е стороны одного и того


ж е вопроса. Королю приш лось уступить, так как сословия,
разгоряченны е и экзальтированны е, угрож али, что отступниче­
ство короля от истинной веры будет караться лиш ением прав
наследования. Д ворянство вы сказало Сигизмунду много горь­
ких истин об единовластии рода Б а з а : «Что касается того, что
наследственны е короли долж ны править самовластно, об этом
в Ш веции раньш е мало слыш али». Н аиболее выдающ ийся
деятель государственного совета Эрик С парре внес в рикс­
даг ряд заявлений о требованиях дворянства. В этих за я в л е ­
ниях подчеркивалось значение дворянства д л я прочности
общественного порядка и государственного устройства. «Ари­
стократический конституционализм» снова оформился и полу­
чил сознательное вы раж ение *.
Вскоре Сигизмунд, разочарованны й и недовольный, вер­
нулся в П ольш у; герцог К арл и государственный совет, то есть
высшее дворянство, взяли в свои руки, на время его отсут­
ствия, управление государством. По сущ еству это было лиш ь
весьма кратковременны м разреш ением актуальн ы х проблем
дня. Окончательного, ясного решения о том, каково долж но
быть государственное управление Ш веции, не было принято,
хотя проектов было очень много — преж де всего уж е извест­
ный нам проект конституции и системы управления Эрика
Спарре.

1 Автор видит в описываемых им событиях только борьбу между


королевской властью и конституционализмом, не разбираясь в сущности
борьбы между партиями и группировками господствующего класса. Сущ­
ность ж е происходившей борьбы сводится к следующему: когда Сигизмунд
занял польский престол, он дал польским дворянам обязательство — сделав­
шись шведским королем, использовать личную унию меж ду этими государ­
ствами для реализации агрессивных внешнеполитических планов Польши по
отношению к Московскому государству, в частности в Ливонин (присоеди­
нение шведской части Эстляндии к Польше). Сигизмунд также был связан
со столпами католической реакции — австрийскими, и испанскими Габсбур­
гами. Однако первые ж е попытки использовать лютеранскую Швецию как
орудие католической контрреформации и польской агрессии вызвали отпор
со стороны шведского дворянства, горожан и крестьянства. В ходе борьбы
наметились два основных течения: шведская аристократия стремилась
обеспечить себе господствующее положение при помощи государственного
совета, который при отсутствии короля, находящегося в Польше, пользо­
вался бы неограниченной властью. Часть аристократии ничего не имела
против восстановления католичества и надеялась при помощи польских
войск Сигизмунда подавить противников государственного совета. Герцог
Карл возглавлял другое течение, представленное в основном средним и низ­
шим дворянством и горожанами. Они были противниками польско-католи­
ческого короля Сигизмунда и одновременно боролись против узурпации
власти государственным советом, то есть шведской аристократией. Н е чув­
ствуя себя достаточно сильным, герцог Карл стремился привлечь на свою
сторону также и крестьянство. — Прим. ред.
1592— 1617 гг. 17!

Но пока что К ар л а и совет объединяло одно стремле­


ние — совместно стоять на страж е прав шведского государ­
ства против действительных или предполагаемы х абсолю тист­
ских или контрреформационных тенденций Сигизмунда и про­
тив польского влияния.
Е два ли можно было рассчитывать, что союз этот, вы зван­
ный к жизни крайней необходимостью, продерж ится долго.
Уже в следую щ ем году (на риксдаге в Седерчёпинге в 1595 г.)
стала обнаруж иваться слабость этого союза. Герцог, еще
больше чем совет, готов был защ ищ ать от королевских при­
тязаний самостоятельность внутреннего государственного
управления. Он добился поддерж ки низш их сословий. В ре­
зультате такой политики К арл был признан правителем госу­
дарства и добился осущ ествления своего самого большого
ж елания. К арл убеж дал крестьян никогда не отступать от раз
принятого реш ения — «ни под влиянием боязни или власти, ни
под влиянием благосклонности или неблагосклонности». По
странной случайности именно в это время, когда начались
раздоры , личная уния Ш веции с Польш ей принесла Ш веции
некоторую выгоду, а именно — заключенный Россией в мае
159£Г г. довольно выгодный д л я Ш веции мир в Т я в зи н е 1, по
которому к Ш веции отходила Эстляндия с Н арвой. Но если
для- Финляндии, истерзанной бесконечными пограничными
столкновениями, наступило успокоение, в самой Ш веции
внутренний конфликт все более обострялся. В это время
в Финляндии правил в качестве наместника преданнейш ий
сторонник Сигизмунда, м арш ал К лас Флеминг. Он реш и­
тельно отказался признать тот образ правления, который ввел
в Ш веции герцог К арл. Герцог требовал н аказан ия Ф л е­
минга, но государственный совет колебался. Эти разногласия
привели к инспирированному К арлом большому восстанию
шведских крестьян, к востоку от Ботнического залива, против
К ласа Ф леминга. Это восстание, происходивш ее в 1596—
1597 гг. и вошедшее в историю под названием «войны дуби­
нок», быстро распространилось на соседние области Финлян-

1 Тявзипскому «вечному» миру 18 мая 1595 г. предшествовало заклю­


ченное в 4593 г. двухлетнее перемирие. Швеция обязалась не чинить пре­
пятствий проезду в Московское государство иностранных купцов и масте­
ров. Кроме того, шведы возвратили Московскому государству город Корелу
(Кексгольм), по добились включения в условия мирного договора пункта
о том, что русская торговля на Балтийском море будет сосредоточена
в Выборге и Ревеле, то есть городах, принадлежавших тогда Швеции.
В ответ на эти стеснения московской торговли на Баттнйском море Москов­
ское государство усилило торговлю с Западной Европой через Архангельск,
поэтому Швеции не удалось использовать условия Тявзппского мирного д о­
говора н полностью подчинигь своему контролю русскую торговлю с Запад­
ной Европой. — Прим. ред.
172 Внутренние и внеш ние войны

дни П обедила партия короля Сигизмунда, но К арл, поста­


вив все на карту, бросил вызов совету и апеллировал к со­
словиям, которые собрались в ф еврале — марте 1597 г.
в Арбоге.
Н а это собрание сословий из всех членов государственного
совета прибыл лиш ь один. С этого момента К арл и низшие
сословия объединились для борьбы против Сигизмунда н выс­
шего дворянства. Члены государственного совета колебались,
не ж е л а я «выйти из повиновения, которое мы обязаны про­
являть по отношению к наш ему законно коронованному королю
во ьсех законных и справедливы х делах», как они вы раж ались.
Они хотели вести свою собственную политику, и это они могли
свободно делать, пока король ж ил в Польш е. Здесь напраш и­
вается п араллель с той обстановкой, которая бы ла при К ал ь ­
марской унии.
Д л я герцога К арла програм м а высшей знати бы ла так ж е
неприемлема, как и программа самого короля. В борьбе против
высшей знати и против сторонников короля К арл использовал
как в риксдаге, гак и на собраниях свое влияние на крестьян­
ство. Его весьма эффективные выступления были смесью горь­
кого презрения к лю дям и беззастенчивого использования лю д­
ских слабостей. П о психологическому воздействию на своих
сторонников он напоминает Густава В азу, но он был лишен
того обаяния, которое сохранил для потомства образ Густава;
трудно отделить в проводимой им политике ж а ж д у личной
власти от теоретической программы, то есть стремления сохра­
нить королевскую власть рода В азы во всей ее полноте. О его
методах действия на собраниях этих лет можно судить, н а­
пример, по эпизоду 1597 г., когда К арл «Кривой Иос» оборвал
одного из знатных противников словами: «Ты сам не знаеш ь,
какую плетешь чушь, — и ты сам, и те, кто идет с тобой». Эта
грубая выходка вы звала восторженный отклик у крестьян, н а ­
ходившихся в зале. «Получил!» — кричали они противнику
К арла. .
Вскоре противоречия меж ду герцогом и советом заш ли так
далеко, что многие члены совета беж али к Сигизмунду. Таким
образом, меж ду ними началась откры тая борьба. В 1598 г.
войска Сигизмунда вторглись в пределы Ш веции. Одновременно

1 «Война дубинок» — крестьянская война в Финляндии — вызвана


крепостническими тенденциями в политике господствующего класса, увели­
чением налогов и платежей в пользу землевладельцев. Распри между
Класом Флемингом и герцогом Карлом, то есть борьба между соперничав­
шими группировками дворянства, помешали наместнику подавить восстание
в начальном периоде его развития, но борьба между группировками гос­
подствующего класса никоим образом не была причиной крестьянской
войны, как утверждает автор. — П рим. ред.
1592— 1617 гг. 173

остававш ийся верным Сигизмунду военачальник в Финляндии


Арвид Столарм, преемник покойного К л аса Ф леминга, напал
на упландское побереж ье Ш веции. Войска С игизмунда про­
никли в Эстерйётланд, где встретились с войсками его дяди.
Таким образом, уж е во второй раз близкие родичи из второго
поколения дом а В азы встретились на поле битвы. П роизош ло
несколько столкновений. И сход войны был д алеко ещ е не ре­
шен, как вдруг С игизмунд уступил и вы дал дяде перебеж авш их
к нему членов государственного совета. Но затем Сигизмунд
нарушил соглаш ение и вернулся в П ольш у. Укрепленные
пункты, заняты е его сторонниками, пали один за другим, была
учинена кровавая расправа над верными королю лю дьми; так
было в К альм аре, Выборге, Або; особенно жестокой бы ла к а р а­
тельная экспедиция герцога К ар л а в Финляндию.
В 1600 г. риксдаг, собравш ийся в Линчёпинге, свел счеты
с верными Сигизмунду членами государственного совета, кото­
рых он выдал К арлу. Чрезвы чайное заседание сословного суда,
на котором герцог выступил в качестве обвинителя, признало
четырех из обвиняемых, и в том числе Э рика С парре, винов­
ными «в клятвопреступлении, в клевете, в измене родине».
Обвиняемые отказались признать себя виновными и продол­
ж али до конца настаивать на том, что их дело правое.
И так, борьба бы ла окончена, дворянский конституциона­
лизм был на время сокрушен. Н икакого сопротивления герцогу
К арлу никто в Ш веции больш е не мог оказать. Сигизмунд
тоже не мог продолж ать борьбу, так как был целиком погло­
щен польскими делам и. Уния с П ольш ей бы ла окончательно
разорван а. В этом отношении К арл целиком повторил действия
своего отца, так ж е наруш ивш его унию. Н ем ало старых врагов
К арла из числа шведских аристократов ж ило в Польш е. Они
всячески чернили правление К арл а, которое они назы вали
«скотобойней». Духовны м отцом К арл а они назы вали человека,
имя которого нередко произносилось с осуждением этим по­
колением шведских аристократов — М акиавелли. Но К арл
теперь дер ж ался крепко. В дальнейш ем он принял титул ко­
роля и актом о наследовании, принятым в 1604 г. в Норчёпинге,
укрепил будущ ее новой ветви династии. М еж ду прочим, этим
актом утверж далось такж е, при известных условиях, и право
женщ ин на престолонаследие. В 1602 г. государственный совет
был реорганизован.
Т ак К ар л IX принял наследство от Густава В азы ; он
хотел распоряж аться этим наследством в духе отца. У К арла
были хорошие идеи, хотя, как правило, ему не у д ав а­
лось их осуществить — его правление носило печать неко­
торой нервозной непоседливости. К арл IX провел большую
работу по изданию новых законов и упорядочению шведского
174 Внутренние и внеш ние войны

судопроизводства. Он проявлял такж е"ннтерес к горному делу.


Н о большую часть его времени и сил отним ала все ж е внеш няя
политика. Это было следствием того, что Ш веция в результате
разры ва с Польш ей и Сигизмундом оказал ась в тяж елом по­
ложении.
Д о этого Ш веция, как правило, йм ела одного противника на
востоке: при Эрике XIV — П ольш у, при Ю хане III — Россию.
Война с Россией закончилась миром в 1595 г. Теперь неизбежно
долж на бы ла возобновиться война с Польшей.
К арл IX реш ил первым напасть на Польшу. Он придерж и­
вался принципа: «лучш е предупредить, чем быть предупре­
жденным», или, если выразить это военным языком: «лучше
вести войну на земле врага, чем на своей»; это правило опреде­
ляло шведскую военную политику в течение ближ айш его сто­
летия. Во время кампании против Польш и, развернувш ейся
сначала в Л иф ляндии ', Ш веция потерпела много поражений;
некоторые из них были весьма тяж елы ми. П ольская конница
казал ась непобедимой. Н аиболее эффективным из военных
действий К ар л а была блокада польских портов, которую ему
временами удавалось проводить. В ходе войны появился новый
фронт. Н ачало XVII в. известно в истории России как период
«смутного времени». П осле того как стар ая династия п рекра­
тилась, в стране вспыхнули внутренняя война, восстания,
борьба партий, началась общ ая р а з р у х а 2. П ольш а про­
явл ял а большой интерес к событиям в России и поддерж ивала
ориентировавш иеся на П ольш у партии. К арл IX беззастен­
чиво использовал такое полож ение вешей; впрочем, это была
его обычная тактика. Он решил повести войну с Польшей на
русской земле. К арл з э к л е о ч и л союз с одной из русских группи­
ровок. В Россию вступили шведские войска под предводитель­
ством Я коба Понтуссона Д ел агард и , сына завоевателя Н зрвы .
В 1610 г. Д ел агар д и вступил в М оскву, но за этим последовал
ряд неудач, й борьба временами была очень тяж ела. К арл IX
нам еревался не более не менее, как посадить на царский пре­
стол одного из своих сы н овей — Густава А дольфа или К арл а
1 Лифляндия по территории в значительной степени соответствовала
нынешней Латвийской ССР. — П рим. ред.
2 В своей коротенькой фразе автор даст упрощенную и неверную харак­
теристику этого периода в истории России. В конце XVI и начале XVII вв.
в Московской Руси обострение классовых противоречий вызвало широкое
крестьянское движение и внутреннюю борьбу между различными слоями
посадских людей, дворянства и боярства. Эта борьба осложнилась появле­
нием самозванцев и борьбой с польскими и шведскими интервентами.
Последние были в конце концов разгромлены объединенными усилиями
всего русского народа. Введенный в употребление дворянскими и буржуаз­
ными историками термин «смутное время» в советской исторической лите­
ратуре заменяется точными научными обозначениями: «крестьянская война
начала XVII в.» и «польская и шведская интервенция». — П рим. ред.
1592— 1617 гг. 175

Филиппа. Если бы ш ведам удалось завоевать Н овгород и С е­


верную Россию, то был бы в новой форме осущ ествлен старый
план Э рика XIV о зах вате русских северных торговых путей.
Б орьба долго велась с переменным успехом; если бы расчеты
Ш веции не оправдались, Ш веция могла приобрести на востоке
двух врагов — Россию и Польш у.
Торгово-политические и территориально-стратегические
цели, которые преследовала эта внеш няя политика, требовали
м еж ду тем ещ е больш его расш ирения этих планов на тот слу­
чай, если упомянутая программа будет осущ ествлена. Мы уж е
говорили раньш е о появлении нового русского тортового пути,
не через Н арву и Финский залив, а через Архангельск. С чи­
талось, что дорога морем вокруг Норвегии, ведш ая к этому
новому пути, проходила через «воды датского короля», но Ш ве­
ция такж е хотела иметь право сказать слово по этому вопросу.
К арл IX лелеял мечту захватить часть северного побереж ья
Норвегии, к северу от Финляндии, омываемого Ледовитым
океаном, и отсюда контролировать северный торговый путь
в Россию. Воспользовавш ись помощью Голландии, К арл IX
залож ил на узкой полосе западного берега Ш веции новый
г о р о д — Гетеборг. Его ж ителям были предоставлены привиле-
ги-и в торговле с Л апландией, в отношении плавания к берегам
России через Белое море и ры боловства на севере. В расш и­
рении планов Ш веции можно усмотреть известную внутреннюю
логику. Получив контроль н ад нарвским торговым путем, Ш ве­
ция все ж е не добилась всего того, на что надеялась, —
отсЕода ее стремление к беломорским путям.
В неш няя политика К ар л а IX бы ла похожа на политику его
старшего брата. Она напоминала движ ение лавины , увлекаЕо-
щей за собой в своем движении все новые и новые массы. Его
политика в Северном Ледовитом океане и возобновление старых
споров м еж ду Д анией и Ш вецией по формальным вопросам
снова сделали напряженны ми отношения меж ду этими двум я
странами. Д атск и й король Кристиан IV хотел войны со Ш ве­
цией, и когда К ар л IX начал стягивать свои военные силы на
восток, Кристиан IV счел этот момент удобным д л я себя.
Д атско-норвеж ская цепь крепостей в Сконе, от Кристианополя
на востоке и до Бухуса на северо-западе, бы ла достроена,
и в 1611 г.'К р и сти ан IV переш ел в наступление. Изнуренный,
разбитый параличом , К арл IX мрачно смотрел на будущ ее.
В припадке безрассудной ярости он вы звал Кристиана на
поединок; основанием для этого поступка послужил средневе­
ковый ры царский и древний «ётский» обычай. Цо Кристиан
отверг этот вызов с безж алостной насмешкой. Вскоре датские
войска взяли важ ную крепость К альм ар. Руководивш ий обо­
роной этой крепости дворянин Кристер Соме сам отдал кре­
176 Внутренние и внеш ние войны

пость датчанам . Эго объясняется, - конечно, многими очень


сложными причинами, но одна из них — всеобщ ая ненависть
шведской аристократии к виновнику казней в Линчёпинге.
Н а риксдаге 1610 г. К арл IX не был уж е в состоянии сам
излож ить сословиям, в каком положении находятся дела.
Рядом с К арлом стоял его старш ий сын, ш естнадцатилетний
герцог Густлв Адольф. В войне с датчанам и он вскоре взял на
себя командование. Н икто в Ш веции не знал еще, см ож ет ли
этот человек справиться с трем я врагам и Ш веции. К огда ко­
роль умер (в октябре 1611 г.), ш ведская аристократия реш ила
вы ж дать время. А ристократия, согнутая, но не сломленная
преследованиями последних лет, была полна ненависти
к только что скончавш емуся королю и к его секретарям «под­
лого» происхождения, которые играли большую роль при
К арле IX, как и при его обоих братьях, — к таким лицам, как
Иран Перссон при Эрике XIV, Ю хан Хенрикссон при Ю хане III
и, наконец, теперь Н ильс Хеснекоферус. К арл IX, правда, искал
примирения с высшей знатью , но добиться этого было не
легко. П околения Эрика С парре уж е не было, но новое поколе­
ние аристократии, м олож е прежнего на 20 лет, было готово
снова начать борьбу за политические идеалы своей общ ествен­
ной группы. Ш ведская аристократия имела хорошую возм ож ­
ность д л я возобновления борьбы: по сущ ествующим законам
Густав Адольф ещ е в течение семи лет считался несоверш енно­
летним. Уже десять лет власть нерушимо находилась в руках
дома В азы ; теперь аристократия хотела, наконец, возвысить
свой голос, смолкнувший в горячем споре с герцогом К арлом
в 90-х годах XVI в. Н а риксдаге в 1611 г. этот спор идей по­
лучил непосредственное продолжение.
Ю ноша семнадцати лет, которому предстояло взять на себя
защ иту интересов королевской власти дом а В азы , был хорошо
подготовлен к своему высокому посту. Его учитель Ю хан Ш ро-
дерус, впоследствии возведенный в дворянства под именем
Ш кпте, был ученым человеком; путеш ествуя по различным
странам, он приобрел богатый ж изненны й опыт. От Шютте
герцог мог получить все сведения, которые другие молодые
дворяне приобретали во время путешествий за границей. Тео­
логия и латы нь были основными предметами обучения принца.
Д ал ее следовали риторика и диалектика, арифметика и гео­
метрия, политика, история п юридические науки. Он изучил
такж е новые языки и военное искусство, знание которого счи­
талось в то время необходимым предметом при воспитании
молодого прагнца. Знамениты й М орис Оранский, выдающ ийся
полководец того времени, был предметом интереса и прекло­
нения со стороны Густава Адольфа. Б л агод аря путешествиям
в обществе своего отца, позднее в качестве слуш ателя на засе­
1592— 1617 гг. 177

дан иях совета, а затем в качестве господина в своем герцогстве,


Густав Адольф рано приобрел опыт в своем «ремесле». Еще
подростком он следил за дипломатическими переговорами
с иностранными держ авам и.
Густав Адольф немедленно взял правление в свои руки, но
он д а л «королевское обещ ание» — документ, предоставивш ий
совету и аристократии значительное влияние на управление
государством. Это бы ла реакция после политики К ар л а IX,
который, не считаясь ни с чем, отстаивал прерогативы коро­
левской власти. Высшее родовое дворянство одерж ало круп­
ную победу. Эта победа бы ла тем более значительной, что
лидер знати в государственном совете, государственный канц­
лер А ксель У ксеншерна, был выдающ ийся, умный и, несмотря
на свою относительную молодость — ему было 28 лет, — опыт­
ный государственный деятель. В 1612 г. был издан акт о новых
привилегиях, который ещ е более укрепил позиции ари стокра­
тии. Этот акт значительно расш ирил те привилегии, которые
были предоставлены ш ведскому дворянству актом 1569 г.
П еред новым правительством встали очень серьезные з а ­
труднения, преж де всего во внешней политике. Военные
успехи Д ании не прекращ ались, датские войска в мае 1612 г.
заняли Эльфсборг. Таким образом они, так ж е как и в С еми­
летнюю войну, полностью изолировали Ш вецию от Западной
Европы. Д атский флот атаковал восточные берега Ш веции и
дошел до Стокгольмских шхер. Лучш им исходом для Ш веции
было бы заклю чение скорого мира на не слишком обременитель­
ных условиях. Мир был заключен в 1612 г. в Кнереде, Ш веция
получила обратно крепость Эльфсборг за весьма значительный
выкуп, что сильно отразилось на состоянии государственных
финансов. П ока этот выкуп не был полностью выплачен — а он
выплачивался в течение многих лет, — эта важ нейш ая кре­
пость со всей областью находилась в руках Д алии.
Одновременно Ш веция п родолж ала войну с Россией. Н а
этом фронте успехи Д елагард и сменились неудачами. М осков­
ское государство сплотилось, и шведы перестали быть сою з­
никами одной из русских партий, а стали врагам и русского
государства. С 1614 г. Густав А дольф сам участвовал в рус­
ской кампании, и с этого времени он стал хорош о разбираться
в балтийских проблемах. Н аконец, на долю шведов выпало
военное счастье. В 1617 г. они заклю чили с русскими исклю чи­
тельно выгодный д л я Ш веции Столбовский мир. Заклю чение
мира дало, наконец, тот результат, которого добивались шведы
в своей балтийской политике со времен Э рика XIV, а именно —
контроль над выходом русских торговых путей в Балтийское
море с вытекаю щ ими из этого стратегическими и торгово­
политическими преимущ ествами и перспективами, хотя от плана
178 Внутренние и внеш ние войны

К ар л а IX о захвате так ж е и северного русского торгового пути


пришлось отказаться. Д обиться этого большого успеха Ш ве­
ции помог ее новый союзник — Н идерланды . П осле окончания
К альм арской войны они помогли Ш веции покончить с внешне­
политической изоляцией, столь ’ чувствительной д л я Ш веции.
З а эти годы боев положение королевской власти в Ш веции
изменилось. Ослабленный в 1611 г. авторитет короля укрепился
и возрос. Это, мож ет быть, отчасти объяснялось тем, что за эти
годы молодой король проявил военный талант, уж е тогда вы ­
ходивший за обычные рамки. Н и один его предшественник из
династии В азы не обладал такими данны ми, как он, и во вся­
ком случае никто из этой династии не был так разносторонне
одарен в этом отношении, как Густав А д о л ь ф 1. Его характер,
созревший в течение этих лет, способность подчинять людей
своему влиянию постепенно превращ али его в выдающ егося
политического деятеля. У же в первые годы правления он осу­
ществил ряд нововведений, которые часто основывались
на планах К ар л а IX. П реж де всего следует указать на учре­
жденный им в 1614 г. придворный суд Ш веции; благодаря
созданию этого суда наконец были установлены прочные формы
высшего судопроизводства взамен средневековых судебных
учреждений. П равд а, правовую ж изнь деревни чащ е всего по-
прежнему определял древний уездный суд, где еще в X III в.
можно было столкнуться с первобытным требованием «волчьих
денег». Н о введенный Густавом Адольфом придворный суд
в очень большой степени способствовал установлению едино­
образного судопроизводства. Д ругим организационным н ововве­
дением был проект канцлера от 1617 г. о новом уставе риксдага.
К огда Густаву Адольфу было 23 года и он был коронован,
он сам д ал в риксдаге характеристику своего нового
полож ения по сравнению с тем, какое он заним ал прежде:
«Кем я был, когда принял на себя бремя правления? Р азв е
я мог тогда принудить кого-либо к повиновению? Р азв е я не
был юношей семнадцати лет, который не обладал д а ж е таким
авторитетом; чтобы заставить других что-либо сделать? К а ­
кими средствами я располагал д л я такого подчинения? Н а ка­
кие военные силы я мог рассчиты вать, чтобы принудить к по­
виновению все королевство? Н а какую иностранную помощь
и поддерж ку я мог надеяться? Поистине, я всегда рассчиты­

1 Азтор вслед за всеми остальными шведскими буржуазными истори­


ками идеализирует личность Густава Адольфа. Конечно, не его личные
качества, а то обстоятельство, что шведское дворянство боролось за созда­
ние сильной королевской власти для обеспечения дворянских привилегий,
для подавления крестьянства и для военно-феодальных захватов чужих
территорий, обогащавших шведское дворянство новыми имениями и кре­
постными, примирило господствующий класс с абсолютизмом. — П рим. ред.
1592— 1617 гг. 179

вал в своем правлении только на власть, основанную на пре­


данности шведов».
М ож но сказать, что Густав Адольф здесь сам д ает ответ на
вопрос, почему королевское обещ ание 1611 г. не привело прямо
к форме управления, при которой всем зап р ав л ял о бы высшее
дворянство — к этой давней мечте аристократии. К оролев­
ская власть дом а В аза вновь окрепла б лагодаря зам ечательной
личности молодого короля. В молодом дворянском поколении,
несмотря на продолж авш ую ся агитацию изгнанников, были
заметны только слабы е следы озлобления по отношению к д и ­
настии. О казалось, что Густав Адольф имел необычайную спо­
собность см ягчать и уничтожать старое чувство враж ды , хотя,
конечно, благотворную роль сы грали здесь и привилегии, д а ­
вавш ие больш ие выгоды дворянам .
Описанные нами годы, помимо конституционной борьбы и
внешнеполитических событий, принесли нечто новое и в других
отношениях. П овседневная ж изнь шведского крестьянства еще
сохраняла те черты, какими она отличалась при возникно­
вении сельской общины в первобытные времена; зем ля обра­
баты валась и скотоводство велось первобытными способами,
только в средние века дополненными двухпольной системой
полеводства. П лощ адь, зан и м аем ая крестьянским населением,
все расш ирялась; финны колонизировали лесные области Ц ен­
тральной Ш веции. Ж изнь шведского крестьянина в начале
XVII в. протекала, точно так ж е как и в период неолита, в тес­
нейшей связи со сменой времен года. Все продукты для своего
пропитания крестьянин получал в своем хозяйстве, за исклю­
чением соли для сохранения зимних запасов, которую он д ол ­
жен был приобретать извне. Ячмень и рож ь были главными
хлебными злакам и в его хозяйстве. Грубый черный хлеб, соле­
ное мясо или рыба с водой, молоком или пивом — вот какова
была обычная пищ а крестьянина. Эта однообразная пищ а не­
сколько улучш алась летом и во время убоя скота. О браз жизни
дворянина, за редкими исключениями, мало чем отличался от
жизни крестьянина.
В этой целиком крестьянской стране городское население
составляло всего лиш ь около 5% . Н о кроме того в Ш веции
имелись горнорудные районы, отличавш иеся своеобразными
чертами со времен средневековья. С X III в., кроме продуктов
лесного .хозяйства, зем леделия и скотоводства, Ш веция стала
располагать металлами. В конце XVI и в н ачале XVII вв. в гор­
ном деле Ш веции произошли изменения, которые в дальнейш ем
оказали очень больш ое влияние на экономическую жизнь
страны. В среднеш ведских ж елезнорудных областях стали
применяться технические нововведения, произведшие полный
переворот в добыче м еталла. В аж нейш им из этих нововведений
180 Внутренние и внеш ние войны

была кам енная доменная печь (которая тогда н азы валась


«французской печыо»), зам енивш ая деревянные и земляные
печи. При пудлинговании ж елеза стали применяться новые
способы ковки, так назы ваем ы е «валлонский» и «немецкий»,
что во много раз облегчило получение хорошего полосового
ж елеза. Но кроме того и преж де всего возрос в конце XVI в.
спрос на другой продукт недр земли, цена на который очень
сильно поднялась. Р ечь идет о меди из богатой медными ру­
дам и Больш ой М едной горы в Д ал екарл и и ; одной из причин
повышения спроса на медь был переход Испании в 1599 г. на
медную монету. Больш ое увеличение запасов добытой меди
в Ш веции дало стране возможность выкупить у Д ании свою
крепость Эльфсборг. Значительную помощь в деле реализации
меди на рынке, центром которого был Амстердам, шведское
правительство получило от Голландии. Рудны е богатства,
а так ж е безграничные запасы топлива, которыми располагала
Ш веция, благодаря ее лесам , создали новые возможности для
развития шведской экономики; эти возможности оказались
очень большими, как п оказали дальнейш ие события XVII в.
Д алекой северной страной и ее огромными, ещ е не использо­
вавш имися богатствами начали интересоваться крупные нидер­
ландские дельцы и предприниматели Г
Д л я определения численности ш ведского населения в то
время — реш аю щ его ф актора при учете ресурсов страны —
были предприняты сложны е исчисления. Н о так как они были
проведены на основе недостаточного м атериала, к полученным
результатам надо отнестись с большой осторожностью. Эти
цифры варьирую т д л я периода около 1570 г., когда мы имеем
исходную точку д л я вычислений в материалах, относящ ихся
с сбору налогов на выкуп Э льфсборга, от 427 тыс. человек (для
Ш веции в тогдаш них границах, кроме Ф инляндии) до примерно
830 тыс. К концу правления Густава А дольфа эта цифра
возросла до 850 тыс. для Ш веции и 350 тыс. д л я Финляндии.
Однако осторожнее будет признать, что на самом деле числен­
ность населения была несколько меньшей.

1 Политика Карла IX, ориентировавшегося на мелкопоместное дворян­


ство, зажиточное крестьянство и подымавшуюся городскую буржуазию,
естественно, вызвала недовольство крупных и родовитых дворян. Сын
Карла IX. Густав Адольф, сторонник компромисса абсолютной монархии
с крупными феодалами, возобновил и расширил привилегии дворян. Им
было предоставлено исключительное право занимать высшие администра­
тивные посты, право на освобождение их поместий от налогов и рекрут­
чины, право назначать в своих поместьях пасторов, привилегия подсудности
специальным дворянским судам, право выезжать за границу и поступать
на службу к иностранным державам, право вести беспошлинную тор­
говлю. — П рим. перев.
Глава XVII

ШВЕЦИЯ СТАНОВИТСЯ ВЕЛИКОЙ Д Е Р Ж А В О Й


(1618— 1632 гг.)

Х отяж алось
между Ш вецией и П ольш ей уж е несколько лет продол­
перемирие, правители Ш веции намеревались вести
войну такж е и на этом фронте. Во время войны с Россией
шведский король понял, какие огромные возможности откры ­
ваю тся перед Ш вецией на востоке и юго-востоке. В предста­
влении короля и его соратников династические, политические,
стратегические и религиозные вопросы сливались в одно це­
лое ■
— явление, чрезвычайно характерное для мыслей и пред­
ставлений тогдаш ней Швеции.
Б оязнь польского и вообщ е католического ш пионаж а и
интриг была в Ш веции необычайно сильна и приводила к ж е ­
стоким процессам по обвинению в государственной измене и
к страшной подозрительности. Этому способствовала ш ведская
церковь, проникнутая духом закостенелого правоверия и апо­
калиптическими настроениями. Н а заседании риксдага в
Эребру в 1617 г. (перед коронационным риксдагом осенью
того ж е года) разгорелись страсти; обстановка напоминала
бурную атмосферу времен герцога К арла.
Знаменитое Эребруское постановление содерж ало ж есто­
чайшие меры, каравш ие за всякую связь с Польшей. С пе­
циальным постановлением католикам было запрещ ено жить
в пределах Ш веции; протестанты, отпавш ие от своей церкви,
высылались нз страны. Опасность нападения Польши усиленно
раздувалась. «Чего нам ж д ать от короля Сигизмунда? —
заявил на риксдаге в Эребру Густав Адольф. — Он не только
сам плох, но и позволяет управлять собой дьявольской партии
иезуитов, которые были причиной самой страшной тирании
в Испании, Ф ранции и в других государствах».
Вскоре после этого разразилась Тридцатилетняя война. К о­
роль, который все больш е дум ал о том, что следует заняться
внешнеполитическими проблемами, видел связь меж ду собы­
182 Ш веция становится великой державой

тиями в Ц ентральной Европе и старой польско-шведской в р а ж ­


дой. С разу после окончания войны с Россией, в 1617—
1618 гг., ш ведское правительство провело несколько подгото­
вительных мероприятий, направленны х против Польши. Но
преж де чем всерьез вступить в войну с Польшей, правитель­
ство провело значительные п реобразования в различны х о б л а­
стях ж изни, в соответствии с планами, намеченными ещ е во
время войны с Россией. Время, когда страной правили секре­
тари, прошло; уж е несколько десятилетий у власти стояло чи­
новничество из дворян. П редставители высшего слоя ш ведского
общ ества постепенно превращ ались из мелких и крупных зем ле­
владельцев в граж данских чиновников и офицеров. Д ворянство
старого типа, по выраж ению одного автора, «сидело дома,
присматривало за ж енам и, разводило ищеек и охотничьих со­
бак, травило зайцев, расставляло западни для лис и волков».
В противоположность этому дворянству, выросло и поднялось
дворянство нового типа, прообразом которого было поколение
80-х и 90-х годов XVI в., поколение Э рика С парре. Раньш е
условием и целью сущ ествования дворянства бы ла военная
служ ба. Теперь человек мог быть дворянином по рождению и
по королевскому указу; его задачей была «государственная
служ ба».
Высшее дворянство служ ило главным образом в централь­
ном государственном аппарате. Н ачались первые эффективные
попытки преобразовать государственный совет в прочный
центр управления страной, имеющий устойчивые формы. Один
человек теперь уж е не был в состоянии наблю дать за сложной
маш иной государственного управления, как то было во вре­
мена Густава Вазы. Необходимо было дополнить единоличное
руководство определенной схемой. У ж е шведский придворный
суд был построен по коллегиальному образцу. Т ак ж е сделали
в 1626 г. с канцелярией, ,в 1618 г. — с палатой, разделенной на
счетную и казначейскую , по голландскому образцу. Д л я воспи­
тания нового поколения ш ведских чиновников был восстанов­
лен У псальский университет, которому король выделил огром­
ные средства. Одновременно были учреж дены новые придвор­
ные суды в А бо и в Д ерпте. Закл ад ы вал и сь новые города,
раздавали сь привилегии. Заверш ен а была и организация
церкви. Энергичные епископы, среди которых вы делялся И оган ­
нес Рудбекиус из Вестеросской епархии, заботились о порядке и
дисциплине, упорядочили школьное дело и проявляли интерес
к изучению теологии. П роведением этих мероприятий руково­
дил вместе с королем А ксель У ксеншерна. Так, без больших
конфликтов, ш ведская аристократия зан ял а то место рядом
с. королем, к обладанию которым стремились Эрик С парре и
его сторонники. С тары е конституционные споры, казалось,
1618— 1632 гг. 183

окончились, и на время как будто было достигнуто равновесие.


В 1617 г. аристократия получила новые привилегии. Г аран ­
тией прочности этих привилегий было разреш ение в 1626 г.
учредить рыцарство, которое сы грало немаловаж ную роль
в деле организации работы риксдага. Ш ведская аристократия
получила и немалы е материальны е выгоды, о чем речь будет
впереди.
Н аряд у с этими мероприятиями проводились и другие, не
менее серьезные, определивш ие главное направление внешней
политики в последующий период. Речь идет о реорганизации
военного дела, начавш ейся вскоре после заклю чения Столбов-
ского мира и заверш ивш ейся в середине 20-х годов XVI в. Уже
в XVI в. короли из династии В аза, в особенности Эрик XIV,
трудились н ад созданием чисто шведского метода ведения
войны. При Густаве А дольфе было проведено необычайное для
того времени мероприятие. Н аемны е войска, и свои и чуж езем ­
ные, остались, но главная масса регулярной армии, в особен­
ности пехота, пополнялась путем рекрутского набора. Н асел е­
ние долж но было выделять, по особым рекрутским спискам и
в соответствии с нуж дами государства, определенный процент
военнообязанных мужчин в возрасте от 15 до 44 лет, хотя слу­
чалось, что некоторых из младш их браковали с мотивировкой
«еще ребенок». Призывные из одного округа, как правило,
входили в одно войсковое соединение, которое и название свое
обычно получало по месту набора солдат. Такого построения
армии в XVII в. не было ни в одной другой стране; это по­
строение стало основной предпосылкой будущ ей агрессивной
экспансии Ш веции. Но рекрутская повинность в то ж е время
была для крестьянства тяж елы м бременем; при рекрутских н а­
борах в 20-х годах XVII в. происходили местные бунты. П р а­
вительство строго соблю дало порядок формального утверж де­
ния набора армии риксдагом, который в это время собирался
систематически, и новая ш ведская армия, хотя и не без з а ­
труднений, но была создана. Несомненно, эта арм ия была
замечательны м явлением. Д атский посланник в Ш веции,
Педер Гальт, довольно неблагоприятно относившийся к этой
стране, в н ачале 20-х годов XVII в. в своем отчете об армии
заявил, что королевская пехота «ловко обучена и хорошо во­
оружена».
У же в 1621 г. Густав А дольф двинул свои войска к Лнф-
лянлцю и осадил ее столицу Ригу по всем правилам тогдаш ­
него военного искусства. Здесь же, под Ригой, он получил весть
о том, что границы с Россией окончательно определены, со­
гласно Столбовскому миру. Ш веция получила И нгерманлан-
Дпю ц Кексгольм; вместе с ними под контроль Ш веции попа­
дало все течение реки Н евы от Л ад ож ского озера до Финского
184 Ш веция становится великой державой

зали ва. « З а эти вести я вас н аграж даю несколькими п о -’


местьями. Просите любые», — сказал Густав Адольф своему
курьеру Герману Ф лемингу, привезш ему королю эту радост­
ную новость. Вскоре после этого Р ига капитулировала, и в сен­
тябре состоялась торж ественная церемония въезда короля
в город. Теперь Ш веция владела уж е, помимо ранее захвачен ­
ных устьев рек в Финском заливе, цще и устьем Д вины. Р ига
исстари бы ла одним из крупнейших торговых городов на Б а л ­
тийском море, а Д ви н а была водной артерией для важ ны х
хлебных районов Л итвы , объединенной с Польшей. Густав
Адольф прекрасно видел, «какую власть получает тот, кто в л а ­
деет рекой Д виной». П осле того как в 1619 г. был заплачен
последний взнос выкупа за Эльфсборг, дорога на зап ад была
свободна. После завоеван и я польских территорий положение
Ш веции на Балтийском море значительно улучш илось. С трана,
которая влад ела Ригой, не могла не интересовать западноевро­
пейские торговые держ авы . А меж ду тем Ш веция вскоре р ас­
ш ирила свои балтийские позиции новыми форпостами.
Года д ва после этих побед царил мир. Н о затем Густав
Адольф снова отправился в Л ифляндию с выросшей и органи­
зованной за это время армией, состоявшей из шведских кре­
стьян и крестьянской молодежи. В столкновении при Валь-
гофе 1 с грозной польской конницей, нанесшей в свое время
К арлу IX тяж елое поражение, шведские войска Густава
А дольф а впервые одерж али верх, что имело большое психоло­
гическое значение. К ороль реш ил продолж ать войну, но на
новом фронте и с другой, более широкой политической п ер­
спективой.
А в это врем я Т ридцатилетняя война приближ алась к гр а­
ницам стран Северной Европы. Попытка Д ан ии в 1626 г.
активно вмеш аться в эту войну окончилась неудачно. Войска
Валленш тейна методически продвигались по направлению
к Балтийском у морю. Густав А дольф составлял планы веде­
ния кампании на ближ айш ие годы и был прекрасно осведом­
лен о продвижении В алленш тейна. Немецкие владетельны е
князья-протестанты хотели, чтобы Густав Адольф вм еш ался
в войну, но король считал их предлож ения неприемлемыми.
Он вел свою собственную войну и напал в 1626 г. на Пруссию,
которая соединяла П ольш у с морем, точно так ж е как Л иф-
ляндия соединяла с морем Литву. Прусские гавани очень инте­
ресовали шведского короля и его советников, хотя король и
ж ало вал ся (1624), что «когда он зачерпнул только ведро воды
из Балтийского моря, его заподозрили в том, что он выпил все

1 Имеется в виду сражение при имении Валлес Муйжа в Курляндии


(ныне Латвийская ССР) 17 января 1626 г. — П рим. ред.
1618— 1632 гг. 185

море». К роме всего прочего, Пруссия была прекрасным плац­


дармом д л я войны в Германии. С 1626 по 1629 г. Ш веция вела
беспрерывную войну с Польш ей на территории Пруссии. Воен­
ные действия развивались с переменным успехом, но в общем
благоприятно д л я Польши. А тем временем большой европей­
ский конфликт углублялся с каж ды м месяцем. С 1627 г.
П ольш е помогал германский император. Н емецкие им ператор­
ские войска вторглись такж е в Ю тландию и одновременно з а ­
няли больш ую часть южного побереж ья Балтийского моря.
Валленш тейн при этом совершенно недвусмысленно вы сказы ­
вал намерение утвердить власть Габсбургов на Балтийском
море и создать там свой флот. Он давно с напряж енны м вним а­
нием следил за тем, как шведский король захваты вал одну за
другой важ нейш ие балтийские гавани, начиная от устьев Невы
и Н аровы до устьев Д вины, Вислы и Н ем ана. Ш ведские поли­
тические деятели прекрасно понимали, что им не избеж ать уч а­
стия в европейской войне. «К ак только немцы покончат с Д а ­
нией, огонь перебросится к нам», — говорили они. Словом, обе
стороны одинаково ож идали столкновения. В 1628 г. Густав
Адольф писал Уксеншерне: «Д ело заш ло теперь так далеко, что
все те войны, которые ведутся в Европе, смеш ались в одну»;
и далее: «Мы тож е долж ны скоро подумать» о том, чтобы «вы ­
ступить против Валленш тейна». В том ж е году Густав Адольф
послал шестьсот солдат из норландского полка на помощь
Ш тральзунду, осаж денном у войсками В алленш тейна. Офици­
альная точка зрения Ш веции в этом вопросе бы ла сформ улиро­
вана следующим образом: «Так как Ш тральзунд всегда был
свободным торговым городом и издавна находился в друж бе и
имел торговые отношения со страной его королевского вели­
чества и его подданными, превращ ение его в гнездо разбойни­
ков и в пункт подготовки враж дебны х действий на Балтийском
море не мож ет быть терпимо». В Ш тральзундском вопросе
Ш веция эффективно сотрудничала с Д анией.
В 1629 г., б лагодаря посредничеству Франции, Англии и
Бранденбурга, Ш веция заклю чила перемирие с Польшей. З а
Ш вецией осталась вся Л иф ляндия и больш ая часть ее прус­
ских завоеваний ’. П еремирие было заклю чено на шесть лет,
в течение которых Ш веция имела право собирать с прусских
гаваней-пош лину так ж е, как и во время войны. Эти пошлины
обычно достигали суммы в 500 тыс. риксдалеров в год, а в один
из годов они достигли суммы в 800 тыс. риксдалеров. Э то были
значительные суммы по сравнению с общей суммой доходов
Ш веции: все прусские «лицензии» составляли приблизительно
1 Швеции досталась не вся Лифляндия, а лишь большая часть ее (до
реки Западной Двины): другая часть осталась за Польшей (поэтому она
называлась Польской Лифляндией, теперь Латгалия). — Прим. ред.
186 Ш веция становится великой державой

30% в приходном бю дж ете страны. А ксель Уксенш ерна писал:


«В се балтийские гавани на пути от К альм ара до Д ан ци га че­
рез Л иф ляндию и Пруссию находятся в руках его королев*
ского величества». Завоевани я Ш веции ещ е более укрепили ее
связи с Западн ой Европой; в руках Ш веции были почти все те
гавани, куда систематически заходили западноевропейские
торговые суда; Ш веция становилась держ авой, с которой
Европа вынуж дена была считаться. Завоеван и я Ш веции на
Балтийском море и наличие сильной шведской армии начали
менять соотношение сил меж ду Д ан ией и Ш вецией — косвенно,
но заметно, в особенности после неудачной попытки К ри­
стиана IV вмеш аться в войну в Германии.
Кампании последних лет были очень разорительны д ля т а ­
кой небогатой страны, какой тогда была Ш веция, несмотря на
пошлины с прусских гаваней, торговлю медью и экспорт ж е­
леза. З а четыре военных года рекрутский набор в Финляндии
и Ш веции д ал свыше 40 тыс. солдат. При незначительной об­
щей численности населения Ш веции, цифра эта по своей вели­
чине соверш енно исклю чительная. Л ю дские потери во время
войны были огромны, особенно из-за болезней, уносивших ты ­
сячи ж ертв. Н елегко было и налоговое бремя. Обычные н а ­
логи разного происхождения, восходящие к средневековью,
были при Густаве В азе упорядочены и зарегистрированы под
названием годовой ренты (позж е названной поземельной рен­
той). Помимо этого сущ ествовала десятина, которая раньш е
ш ла церкви, а при В азе стала уплачиваться государству. Госу­
дарство вводило различны е новые налоги. В зависимости от
требований момента брались подати сверх еж егодных обычных
налогов, например налог для ведения войны, д л я постройки
крепостей и т. д. Эти налоги придумывались с большой изобре­
тательностью и один за другим объявлялись постоянными.
Густав А дольф, правда, придерж ивался, по крайней мере
в принципе, того правила, что налоги долж ны утверж даться
риксдагом.
Остановится ли правительство на уж е достигнутом или
пойдет дальш е? Густав Адольф уж е давно д ум ал о войне
в Германии. В конце 1629 г. он написал Акселю Уксеншерне:
«Мы сильно колеблемся, как нам надо поступить в отношении
немецкой войны». Густав Адольф находил, что доводы
в пользу вмеш ательства в эту войну «очень вески; они ясно
убеж даю т нас в том, что если мы не продолжим наши военные
действия, то скоро будем стоять перед опасностью захвата в р а­
гом всего Балтийского моря, что приведет к господству его над
нами».
Н ачиная с 1618 г. Германия не переставала быть тем полем
битвы, на котором реш ались не только судьбы Германии, по и
1618— 1632 гг. 187

проблемы, имевшие больш ое значение д л я судеб всего мира.


С одной стороны, это была борьба меж ду католиками и про­
тестантами, с другой — меж ду князьям и мелких немецких
государств и властью германского императора. Эта борьба
услож нялась соперничеством меж ду Габсбургами и Францией,
руководимой Риш елье. Н идерланды непосредственно были в т я ­
нуты в войну. С кандинавия не могла остаться в стороне, и Д а ­
ния уж е вступила в войну. Д л я Густава А дольфа и многих из
его советников, повидимому, не было никакого сомнения в том,
что Ш веция долж на вмеш аться в европейскую войну, особенно
ввиду завоевательны х планов германского императора в от­
ношении Балтийского моря. А если война неизбежна, рассу­
ж дали в Ш веции, Toi лучш е ее вести «возмож но дальш е от
шведских границ». П о вопросу о войне Густав Адольф неодно­
кратно совещ ался с государственным советом и с представите­
лям и сословий. Д л я всех было ясно, что затеваем ая больш ая
война принесет много тяж елы х испытаний крестьянству, на
плечи которого л яж ет основное бремя. Н о Густав Адольф р ас­
считывал, что представители крестьянского сословия в рикс­
даге и на заседании комиссий пойдут за королем н другими
сословиями. И действительно, во время обсуждения вопроса
крестьяне ■— члены риксдага — часто вы раж али ту ж е точку
зрения, что й король. В озможно, что в этом вопросе крестьяне
просто следовали за своими лидерами. К рестьяне присоедини­
лись к тому мнению, что лучш е «пустить наших коней за забор
врага, чем их коней — за наш».
Весь этот важ ны й вопрос в последний раз обсуж дался вес­
ной 1630 г. в Стокгольме на заседании комиссии риксдага. Н а
этом заседании была принята точка зрения руководителей
государства на политическое положение. С обравш иеся учиты­
вали, что война сопряж ена с большим риском, что необходимо
попытаться вступить с германским императором в переговоры.
Но в то ж е время все согласились с программой действий, вы ­
двинутой королем, решив, что «лучше и благоразум нее всего
будет, чтобы его королевское величество тотчас отправился
с оружием и вел переговоры, надев шлем на голову, и не вы ­
пускал из рук того, чем его королевское величество владеет для
безопасности всех нас или что мож ет иметь больш ое значение
для военного снабж ения или как военная позиция, пока его
королевское величество не увидит, что его владения в Ш веции,
на Балтийском море н в Ш тральзунде и благо всех верующих
протестантов хорошо обеспечены».
И так, решение было принято. Х арактерно, что теперь, так
же как и пять лет тому назад, когда Д ан и я вступила в войну
в Германии, не было н речи о совместных действиях Ш веции
ч Д ании. Густав Адольф был склонен сохранять друж еские
188 Ш веция становится великой державой

отношения с датским королем, больше чем с каким-либо дру­


гим монархом, но «мне меш ает то, что он мой сосед», — вы ра­
зился он однаж ды. « *
Война, которую предстояло вести-Ш веции, была сопряж ена
с большим финансовым риском. В течение прошлых лет были
испробованы различны е методы для финансирования внешне­
политических мероприятий. К ороль пытался, по обычаю кон­
тинентальной Европы, отдать право сбора государственных
налогов на откуп богатым частным лицам, чтобы казна могла
не заним аться требовавш ей много времени и сил «реали за­
цией» натуральной подати, а прямо получала наличные деньги
взамен м асла, гусей и коров; натуральную подать можно было
превосходно использовать в государственном хозяйстве Гу­
става В азы , но нельзя было использовать д л я содерж ания его
солдат и на оплату сукна д л я армии. Н овая система взимания
налогов, которая, конечно, была более обременительна для
налогоплательщ иков, чем преж няя, долго не продерж алась, но
попытка ее ввести характерна д ля новых тенденций государ­
ства. Эти ж е требования заставляли короля продавать все
больше казенны х зем ель и отдавать все больше обычных
источников доходов в качестве оплаты или награды за
услуги. В интересах новой политики старое натуральное
хозяйство уступало место денежному. П равительство было з а ­
интересовано в косвенных налогах, в налогах на потребление,
е пошлинах. Эти налоги и пошлины приносили казне наличные
деньги, д авали государству лучший и надеж ны й источник д о­
хода. Таким образом, Ш веция вела войну с сознательной
целыо — собирать в свою пользу пошлины в городах Л ифлян-
дии и Пруссии. По мероприятиям правительства можно судить
о живом интересе правительства к городам и их торговле.
Больш ую роль н ачала играть медь, торговле которой прави­
тельство Ш веции уделяло особое внимание. Оно всеми мерами
старалось защ итить интересы шведской торговли медью на
егфопейском рынке. П равительство чеканило из всей имев­
шейся в его распоряж ении меди тяж елы е, неудобные медные
деньги, для того чтобы ее нельзя было вывозить за границу и
чтобы можно было поддерж ивать таким путем высокие цены
на медь на континенте. Ш веция вела с князем Трансильвании,
где добы валась медь, переговоры о соглашении с целью уста­
новления европейской монополии на медь. Д л я торговли
медью была организована больш ая торговая компания. М ень­
шее, но тож е важ ное значение имело производство лесом ате­
риалов и дегтя. П осле ж елеза и меди деготь был первым по
значению экспортным товаром Ш веции.
В экономической жизни Ш веции при Густаве Адольфе
большую роль начали играть нидерландский капитал и нидер­
1618— 1632 гг. 189

ландские специалисты. В аллонские кузнецы еще более усовер­


ш енствовали методы производства полосового ж елеза. Все гор­
ное дело в Ш веции — а особенно ж елезоделательная промы ш ­
ленность ■ — приняло более соверш енные формы, масш табы его
выросли. Богаты й нидерландский промышленник Л уи де Геер,
переехавший в Ш вецию и ставш ий вскоре одной из самых
ярких фигур великодерж авного периода истории Ш веции, воз­
главил работу по развитию промышленности. По способу,
рекомендованному им и его сотрудниками, в Эстерйёт-
ланде и в других областях изготовляли оружие для шведской
армии.
П редставителями нидерландского капитала были, помимо
Луи д е Геера, такие люди, как Эрик Л арссон фон дер Линде
(казн ач ей ), Спиринк (управляю щ ий прусскими пошлинными
доходами) и др. Когда солдаты Густава А дольфа вступили на
территорию Германии, они были вооружены шведским ору­
жием. Х арактерно, что именно военное производство было
первой отраслью «крупной» промышленности, которая р азв и ­
лась в Ш веции.
Таковы были экономические основы, дававш ие возможность
ведения войны в Германии. В оенная сторона дела была подго­
товлена и хорошо организована. П осле долгих споров и р аз­
мышлений Густав Адольф решил направить удар на устье
реки Одера. Весь его военный опыт говорил о том, что в ходе
военных действий большую роль играю т устья важ ны х рек.
В середине лета 1630 г. шведское войско высадилось на ост­
рове Узедом, у берегов Померании. С 1628 г. Густав Адольф
мог рассчитывать на помощь Ш тральзунда. В ремя для вступ­
ления в большую войну было выбрано удачно. К ак раз в пер­
вые, самые тяж елы е д л я Густава А дольфа месяцы войны в като­
лическом лагере произошли крупные разногласия. В конце
лета 1630 г. Валленш тейн отказался от поста главноком ан­
дующего немецкими войсками. О бдумы вая каж ды й свой ш аг
п медленно продвигаясь вперед, Густав Адольф зан ял всю ли ­
нию реки О дера. П араллельн о с военными действиями он начал
вести дипломатические переговоры. В июле 1630 г. он закл ю ­
чил союз с П омеранией, а в ян варе 1631 г. договор с Ф ран ­
цией в Б ервальде, который обеспечил ему денежную суб­
сидию.
Важ нейш им успехом противной стороны в это время было
взятие штурмом протестантского города М агдебурга (в мае
1631 г.). Этот успех, однако, был нейтрализован договором,
который Густав А дольф заклю чил с курфюрстом Б ранденбург­
ским. Густав Адольф получил возможность продвинуть свой
фронт вперед, через линию реки Гавель, вплоть до Эльбы. Н а ­
ходясь в своем укрепленном лагере в Вербене на Эльбе, господ­
190 Ш веция становится вели ко й держ авой

ствовавш ем над всем Бранденбургом, Густав Адольф успешно


боролся со знаменитым полководцем католиков Тилли, которого
он, как он вы разился, «смеш ал с грязью » своими удачными
диверсиями. Ш ведские войска д аж е продвинулись в Севернбй
Германии ещ е дальш е на запад. Н аконец, Густав Адольф з а ­
ключил союз с одним из могущественнейших протестантских
князей, курфюрстом Саксонским. Курфю рст долго предусм о­
трительно вы ж идал, но когда германский император поставил
перед ним ультиматум, он вынужден был искать поддерж ки,
где мог.
Войска лиги и императора под командованием Тилли позд­
ним летом 1631 г. вторглись в Саксонию и стояли у захвач ен ­
ного ими Лейпцига. Войска Густава Адольфа и курфю рста
Саксонского с разны х сторон подошли к позициям Тилли и
в начале сентября соединились. Ч ас реш ительного сраж ения
приближ ался.
Армия Густава А дольфа состояла из шведских полков и
наемных, главным образом немецких и ш отландских, войск.
З а последние месяцы Густав Адольф обучил эти войска р азр а­
ботанному им методу ведения войны.
Ш ведская арм ия Густава А дольфа, которой ком андовал он
лично, состояла приблизительно из 23 тыс. человек. С аксонская
арм ия насчитывала 17 тысяч. Войска Тилли насчитывали
около 32 тыс. человек. Д л я Густава Адольфа предстоящ ее
сраж ение было первой серьезной проверкой военной организа­
ции, творцом которой он был, в большой битве с самым т а ­
лантливым полководцем старой военной школы — Тилли. Гу­
став Адольф мог ввести в действие новую технику, которую он
создал .во время своих польских походов и которая была н еи з­
вестна в Ц ентральной Европе. Его войсковые соединения но­
вого типа, самым важ ны м качеством которых были подвиж ­
ность и гибкость, долж ны были здесь, у Брейтенф ельда, столк­
нуться с мощными «терциями» Тилли — компактными четы­
рехугольными колоннами копейщиков и муш кетеров, об ладав­
шими колоссальной и проверенной в боях силой при лобовой
атаке.
7 сентября войска противников сошлись. У ж е вскоре после
начала сраж ения больш ая часть саксонских войск была р аз­
громлена колоссальной ударной мощью пехоты Тилли. С а­
ксонцы в беспорядке беж али, и казалось, что исход битвы
предопределен. Но сочетание пехоты и артиллерии (только не
«кож аны х пушек, которые к этому времени были п ереж итком ),
конницы и муш кетеров, гибкость и маневренность шведских
войсковых соединений, их неож иданная, до сих пор еще не
использовавш аяся королем способность пускать в ход сокру­
шительный артиллерийский огонь в пылу схватки, а так ж е
1618— 1632 гг. 191

хладнокровие и искусство военного руководства — все это


вместе взятое круто повернуло весь ход сраж ения. Войска
Тилли потерпели полное поражение. После шестичасового боя
они были разбиты наголову, и от них почти ничего не осталось.
Результат сраж ения вы звал изумление всей Европы. Ш ведский
дипломат Ю хан Адлер С альвиус, состоявший при короле, дал
следующее, часто цитируемое описание, ярко рисующее два
враж дебны х лагеря:
«Н аш а армия, проведш ая целый год в непрерывных тяж е­
лых походах, вы глядела ж алкой, потертой и грязной по сравне­
нию с позолоченной, покрытой серебром, украш енной перьями
императорской армией. Н аш и ш ведские и финские лош адки
казали'сь маленькими по сравнению с огромными немецкими
лош адьми. По наруж ному своему виду наши крестьянские
парни сильно уступали солдатам Тилли с их римскими носами
и закрученными усами». Но сила шведских войск, считает
шведский повествователь, была в том, что они «с победами
прошли почти вокруг всего Балтийского моря». П оэтому они
стояли как стена против врага.
Это описание ярко свидетельствует о пробудивш емся созна­
нии, что Ш веция отныне вступает в число великих европейских
держ ав. Во .времена Густава А дольфа часто проводились
сравнения тогдашних шведских войск с ётами древних саг.
Густав Адольф хороню вымуш тровал и превратил в эф ф ек­
тивное военное орудие не только шведскую армию, но и наем­
ные иностранные войска. П од его знам ена стекались наемные
солдаты, несмотря на суровую дисциплину, которую король
поддерж ивал в своей армии. П од авлявш ая окруж аю щ их лич­
ность короля, частая смена его настроений — то он был резко
вспыльчив, то неотразимо привлекателен (и то и другое —
типичные черты семьи В азы ) — вообще производили сильное
впечатление, и не только на поле битвы, но и за дипломатиче­
ским столом, и при торжественных церемониях.
После победы при Брейтенф ельде политика и методы веде­
ния войны Густава А дольфа стали ещ е более смелыми. Он ре­
шил двинуться в страны Ц ентральной и Ю ж ной Германии. Н а ­
ходившееся под угрозой дело немецких протестантских князей
теперь, казалось, было спасено.
Густав Адольф двигался из Брейтенф ельда через Тюрингию
к месту впадения М айна в Рейн. Это был широкий маневр
против военных сил Тилли. Он принес так ж е и свои политиче­
ские результаты . Зимой 1631/32 г. двор Густава А дольфа н а­
ходился во Ф ранкф урте и в М айнце. В округ короля собрались
князья и дипломаты со всего континента. Весной 1632 г. ш вед­
ские войска вступили в пределы южной Германии, а в марте
состоялся торжественный въезд короля в прославленный про-
192 Ш веция становится великой державой

тестантский город Ню рнберг. В апреле Густав Адольф, после


успешного сраж ения с войсками Тилли, форсировал реку Л ех
и в мае вступил в Мюнхен. П ланы объединения всех проте­
стантов под единым руководством Ш веции, которые раньш е
едва намечались, стали теперь в высокой Степени актуаль­
ными. Но в положении Густава А дольфа были и слабы е сто­
роны. Вести войну на многих фронтах и притом на территории
большой страны было очень тяж ело. Зимой 1631/32 г. в р аз­
личных частях Германии находилось шестТ ш ведских армий
под общим командованием короля. С беспокойством наблю дал
Риш елье приближение шведских армий к границам Франции,
видел, как они овладели южно-немецкими областями, которые
Ф ранция считала сферой своих интересов. В алленш тейн снова
получил прежние полномочия в качестве генералиссимуса гер­
манского императора. Он быстро собрал новую боеспособную
армию и летом 1632 г. встретился с Густавом Адольфом
у Ню рнберга. Тут счастье впервые изменило Густаву Адольфу:
ему не удалось выбить императорские войска из их укреп­
лений. '
Хотя Густаву А дольфу грозили опасности со многих сто­
рон, его полож ение не было серьезно ослаблено этой неудачей.
Ф актически он обладал «абсолютной властью» (direktorium
absolutum ) во всех союзных с ним государствах. Он господ­
ствовал на берегах Балтийского моря, мог отовсюду требовать
возмещ ения своих военных расходов и обеспечения этих р ас­
ходов на будущ ее время. Он попрежнему строил широкие
планы. Не двинуться ли к наследственным зем лям германского
императора? Не организовать ли в Германии нечто вроде все­
общего протестантского союза, «corpus evangelicorum », под
эгидой Ш веции? Р ассказы вали , будто Густав Адольф хочет
добиться императорской короны. Ч резвы чайно трудно теперь
проникнуть во все его планы. В его неустанно работавш ем во­
ображении, контролируемом острым чувством реальности,
одни планы постоянно сменялись другими. Все зависело от н а­
строения, какое им владело в данную минуту, от обстановки,
которая его окр у ж ал а, или от ресурсов, какими он в данное
время располагал. С удя по всем данным, Густав Адольф
всегда мог легко охватить все стороны проблемы, которая его
заним ала.
И з Ю жной Германии Густав Адольф, однако, не двинулся
дальш е в Австрию, как он раньш е предполагал. У знав, что
Валленш тейн вторгся в Саксонию, он направился туда же. Под
Лютценом, недалеко от Брейтенф ельда, обе армии встрети­
лись. Ранним туманным утром 6 ноября Густав А дольф атако­
вал хорошо укрепленные позиции В алленш тейна. С раж ение
было тяж елое; Валленш тейн многому научился у шведского
1618— 1632 гг. 193

короля, и исход боя был неопределенным. Н о Валленш тейн


вскоре после сраж ения ушел из Саксонии. Этим он д ал повод
считать, что победа осталась за ш ведами.
Потери были огромны с обеих сторон, но потери шведов
были неизмеримо тяж елее потерь немцев, так как в первой ж е
рукопаш ной схватке двух конниц был убит Густав Адольф. Эта
потеря была незаменима. В незапная смерть Густава Адольфа
убедительно п оказала, как слаба была основа д л я великодер­
жавной .политики Ш веции. После битвы при Л ю тцене никто не
мог сказать, как поведет себя Ш веция: будет ли она искать
повода, чтобы как мож но скорее закончить войну, или же бу­
дет воевать, пока не получит приемлемого «удовлетворения».
Во всяком случае, все военные планы менялись или отклады ва­
лись. М ногое, конечно, зависело от того, как поведут себя бли­
ж айш ие советники короля, полководцы и дипломаты. Но еди­
ного руководства., политического и военного, уж е не было.
Г л а в а XVIII

АКСЕЛЬ УКСЕНШЕРНА И П ЕРИО Д ОПЕКИ.


ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ПОЛИТИКИ
(1632— 1648 гг.)

t f огда Густав Адольф погиб при Лютцене, его единственному


* ребенку — дочери Кристине — было шесть лет. Н икаких по­
дробны х указаний об опеке король не оставил. Аксель Уксен­
шерна находился в Германии и сразу ж е вступил в исполне­
ние обязанностей главнокомандую щ его шведскими армиями.
В Ш веции руководство принял на себя государственный
совет, немедленно объявивш ий о созыве риксдага в ф ев­
рале 1633 г.
Вопрос о форме правления вы звал много споров. О д ерж ала
верх программа Акселя Уксеншерны, которая заклю чалась
в следующем: во главе государства долж ен стоять опекунский
совет, состоящий из руководителей важнейш их государствен­
ных учреждений, организованных за последние десятилетия.
Этих учреждений было пять: придворный суд, канц еля­
рия, военная коллегия, адм иральская коллегия и камеркол-
легия '.
К аж ды м из этих пяти ведомств соответственно руководили:
государственный дроте, государственный канцлер, государ­
ственный марш ал, государственный адм ирал и государствен­
ный казначей. К моменту смерти короля не все поименован­
ные учреж дения имели своих руководителей, и потому в бли­
ж айш ие задачи государственного совета входили их выборы.
Выборы вскоре состоялись. Результаты их были поразительны.
Дротсом был избран брат канцлера Габриель Густавссон
Уксеншерна, казначеем — двоюродный брат канцлера Г аб ­
риель Бенгтссон Уксеншерна. М арш алом и адм иралом остались

1 Интересно отметить, что в 20-х годах XVII в. намечалось еще созда­


ние шестой коллегии, в сферу действия которой должны были входить
просвещение и социальные вопросы (школы, госпитали, исправительные
дома, детские приюты). В 1637 г. была создана горная коллегия, имевшая
большое значение.
1632— 164S гг. 195

занимавш ие эти посты и раньш е Якоб Д ел агард и и К арл


Карлссон Ю лленйельм. В ласть в опекунском совете сосредо­
точилась в руках одной семьи — Уксеншерна. Этот случай
не имел прецедентов в истории Ш веции со времен средне­
вековья, когда в совете правила кучка аристократов. Конечно,
для самого канцлера и д л я намеченной им политической
программы это имело громадное значение. Склонный
к спокойному и систематическому мышлению, гибкий и в то ж е
время упорный, Аксель Уксеншерна без боязни встал во главе
государства.
Н а заседании риксдага в 1634 г. стоял вопрос о «форме
правления». Т ак озаглавлен был проект, присланный Акселем
Уксеншерной из Германии вскоре после смерти Густава
Адольфа. «Ф орма правления» Акселя, как отзы вались
о проекте, имела ярко выраженный «бю рократический и ари ­
стократический характер»^ Она была построена на практике
управления, установивш ейся при Густаве Адольфе, но д ав ал а
так ж е твердые формы тому виду управления, который был
введен в результате перехода опекунской власти после смерти
короля в руки высшей знатп. В риксдаге наш лось немало лю ­
дей, неприязненно относившихся к захвату власти кучкой ари­
стократов. Но противники аристократии, заседавш ей в госу­
дарственном совете, н главным образом противники уксен-
шерновской группы не имели человека, вокруг которого они
могли бы объединиться, и их сопротивление не могло быть эф ­
фективным. Один из представителей высшей знати все ж е
заявил по поводу их поведения, что на этом риксдаге «одно из
сословий. . . подняло голову выше, чем преж де, выступало зн а ­
чительно более дерзко».
Аристократический реж им был теперь закреплен. У шести­
летней королевы не было бескорыстных помощников, а защ ит­
ники королевской власти среди ее родственников (м уж сестры
Густава Адольфа пф альцграф И оганн К азимир, сводный брат
ее отца К арл Карлссон Ю лленйельм) ничего не могли поде­
лать против первого во всех отношениях лица в государстве.
И на этот раз, как и в 1611 г., дворянство выш ло победите­
лем, и на этот р аз победа досталась ему не ценой тяж елой
борьбы, а в результате ловких маневров, счастливого стечения
внешних обстоятельств и выдаю щ ихся личных качеств самого
канцлера.
Экономическая мощь ш ведского дворянства за последние
два десятилетия очень сильно выросла, о чем мы уж е гово­
рили. Основой этого были, несомненно, те широкие привиле­
гии, которые дворянство получило еще при Густаве II Адольфе.
Д ворянские зам ки и земли вместе с их усадьбам и («меж евы е»
п «столбовые» усадьбы ) были освобождены от всяких пало-
196 А ксель Уксеншерна и период опеки

гов. Ф рельзовое крестьянство ', живш ее на дворянской земле


в пределах «льготной полосы», освобож далось от всякого рода
помочей и ердов (позднейш их государственных налогов), а
так ж е от рекрутской повинности. О стальны е ж е крестьяне,
ж ивш ие на землях, п ринадлеж авш их дворянству, платили ерды
и отбывали помочи и рекрутские повинности в половинном р а з ­
мере по сравнению с самостоятельными шведскими крестья­
нами, владевш ими клочком земли на нравах личной собствен­
ности. При этом следует отметить, что больш ая часть земель
дворянства бы ла отдана в аренду крестьянам. Крупные л ати ­
фундии встречались реж е, но с XVII в. стали появляться все
в большем количестве и увеличивались в разм ерах. О дновре­
менно возрастало количество «сетери» — дворянских поместий,
пользовавш ихся особыми привилегиями. Д ворянство пользова­
лось так ж е исключительным правом на занятие высших госу­
дарственны х долж ностей: правом быть судимым только судом
равных и целым рядом других экономических и социальных
привилегий. Ш ирокая экспансионистская внеш няя политика
шведского государства способствовала и быстрому количе­
ственному росту дворянского сословия. К ороль ж аловал д во­
рянство всем, кто отличился в любой отрасли — диплом ати­
ческой, административной, финансовой или военной. Т ак как
заслуж енны х лиц правительство долж но было оплачивать или
вознаграж дать, а в государственной казне нехватало денег для
этой цели, то правительство зам ен яло деньги другими видами
наград, о которых мы уж е говорили: либо казенны ми землями,
либо отдачей на откуп государственных налогов. П ож алований
становилось все больше, а финансовое состояние государства
ухудш алось. Все эти обстоятельства способствовали быстрому
укреплению дворянства во время Тридцатилетней войны.
О росте значения дворянства говорят такж е, меж ду прочим,
памятники ш ведской архитектуры XVII в. Если в XVI в. с а ­
мыми зам ечательны ми зданиями в Ш веции были зам ки и кре­
пости, построенные при королях из рода В аза в Стокгольме,
в Упсале, в Грипсхольме и К альм аре, то с середины XVII в.
их место заним аю т зам ки дворян — напомним о знаменитом
стокгольмском зам ке Д ел агард и , построенном в 1647 г. и из­
вестном под именем «Несравненный», о построенном В ранге­
лем в 1650 г. монастыре «Скуклостер», зам ке Уксеншерны
«Тиде», построенном в 20— 40-х годах XVII в., о зам ке Б рахе
в Визинге, строительство которого было начато ещ е в преды ­
дущ ее поколение. Те замки, которые сохранились д о н асто я­
щего времени, даю т ж ивое представление об эпохе величия
шведского дворянства; они п ринадлеж ат к зам ечательны м п а­

1 Фрельзовое крестьянство — крестьянство, жившее на земле дворян.


1632— 1648 гг. 197

мятникам истории шведской культуры и экономики. В середине


XVII в. начал строиться знаменитый Ры царский дом в Стокголь­
ме, яркий символ дворянства, под лозунгом «A rte et M arte» '.
В ы сш ая д ворянская знать уж е в те времена часто повто­
ряла, что «свободы» долж ны уступить место «общему», или
«государственному», благу. Но хотя привилегии были непо­
сильной тяж естью не только для государства как такового, но
и д л я разны х групп общ ества, дворянство ни в малейш ей сте­
пени не собиралось итти на какие-либо ж ертвы ради этих
групп. Оно считало, что привилегии были им вполне заслуж ены .
Д воряне сохранили изысканные традиции старого родовитого
дворянства и в то ж е время без предрассудков принимали
приход «нового», «ж алованного» дворянства. З а это время
шведское дворянство пополнилось такими фам илиями; как
балтийский род В рангелей, германский .р о д Кенигсмарков,
ш отландский род Гамильтонов, нидерландский род да Гееров,
и ш ведами не дворянского происхождения, как Ш ютте или А д­
лер Сальвиус.
Одним из главны х пунктов программы Уксеншерны было
довести войну с Германией до конца, но вместе с тем возм е­
стить принесенные жертвы. Д л я достижения этой цели требо­
валось больш ое напряж ение сил. Только пустив в ход все свои
дипломатические способности Аксель Уксеншерна добился
успеха. В соответствии с одним из планов Густава Адольфа
Акселю удалось заклю чить союз с протестантскими государ­
ствами Германии (в Гейльброне в 1633 г.). Н о через короткое
время положение Ш веции в Германии резко ухудшилось.
В сраж ении при Н ёрдлингене в конце лета 1634 г. шведские
войска потерпели жестокое поражение. Ч ерез год после
того, как истек срок перемирия с Польш ей, Ш веция,
чтобы избеж ать возобновления войны на этом фронте, о тка­
залась от прусских пошлин, которые с 1629 г. имели для фи­
нансов Ш веции огромное значение. Н есмотря на все это, А к­
сель Уксенш ерна не отступал. Союзники изменили, взаи м о­
отношения с Ф ранцией представляли большие трудности,
в самой Ш веции среди некоторых членов государственного со­
вета и среди сословий господствовало убеж дение в необходи­
мости заклю чить мир как мож но скорее и любой ценой. Но
канцлер не хотел, как он вы разился однаж ды , «выводить ро­
дину из войны без репутации, уваж ения, выгоды, друж бы и
всего остального». Л етом 1636 г. канцлер вернулся в Ш вецию
и силой своего личного влияния вскоре провел в ж изнь свою
программу. Осенью того ж е года главнокомандую щ ий ш вед­
скими войсками И оган Б ан ер неожиданно одерж ал победу при

1 С помощью искусства и Марса (лат.). — Прим. ред.


198 А ксель Уксенш ерна и период опеки

Витш токе в Бранденбурге над войсками германского им пера­


тора и саксонского курфю рста (последний еще в 1635 г. пере­
шел на сторону врагов Ш веции). Б ан ер был способным в о е ­
начальником. Таким образом. Густав Адольф успел подготовить
учеников, которые, будучи профессионалами-военными, воз­
можно, д аж е превосходили его самого. Спустя четыре года
ш веды добились упрочения полож ения в П омерании и в то ж е
время продолж али тревож ить своими нападениями остальные
части Германии. Вскоре после этого Б ан ер умер, но в лице
Л ен н арта Торстенссона он наш ел преемника, успешно продол­
ж авш его его дело.
Ш ведская армия, которая вела теперь войну в Германии,
бы ла во многом уж е не та, что при Густаве Адольфе. О поло­
жении в начале 30-х годов XVII в. рассказы вали, что ш вед­
ские солдаты, находивш иеся на постое во враж еских деревнях,
после обеда обычно сердечно благодарили хозяев пожатием
руки за оказанны е им услуги. Что касается шведских ветера­
нов и наемных солдат различных национальностей, с р а ж ав ­
шихся теперь под ш ведскими знаменами, то они вели себя го­
раздо хуж е по отношению к ж ителям, у которых они находи­
лись на постое. В оенная дисциплина, созданная Густавом
Адольфом, приш ла в полный упадок. Ещ е и при Густаве
Адольфе она иногда ослаблялась, что вызы валось военными
требованиями (например, при взятии какого-либо города) или
желанием короля дать испытать католическому населению з а ­
воеванных областей тяготы войны ’. Теперь уж е не было су­
щественной разницы меж ду бойцами воюющих сторон. Только
авторитет Л ен н арта Торстенссона еще поддерж ивал репутацию
шведской армии. После победы в 1642 г. при Брейтенфельде,
где Торстенссон участвовал с самого н ачала сраж ения в каче­
стве начальника артиллерии, и победы в 1645 г. при Янковице
имя Торстенссона стало известно в Европе. Он имел немалое
влияние и в области внутренней политики. Р я д ф актов свиде­
тельствует о том, что Торстенссон являлся в Ш веции некото­
рым противовесом группе сторонников Уксеншерны.
Одной из наиболее важ ны х задач, возникш их перед Тор-
стенссоном, бы ло практическое осущ ествление реш ения прави­
тельства, которое, соверш енно очевидно, было принято под
влиянием Уксеншерны. Речь идет о войне против Д ании
в 1643— 1645 гг. В результате средневековых войн, скандинав­
ской Семилетней войны и К альм арской войны отношения ме­
ж д у Ш вецией и Д анией были проникнуты взаимным недове­
рием. Некоторые общие интересы, сущ ествовавш ие между
1 И. Андерссон такими мягкими выражениями пытается прикрыть
Факты насилий и мародерства шведских войск, которые были часты как при
Густаве Адольфе, так и после него, — П рим. ред.
1632— 1648 гг. И,9

Ш вецией и Д анией в 20-х годах XVII в., не привели к какому-


либо сотрудничеству, если не считать случайного, очень непро­
долж ительного и носивш его чисто формальный характер обо­
ронительного союза. Противоречия меж ду этими странами
в последние годы Тридцатилетней войны значительно обостри­
лись. Завоевание Ш вецией владений в Балтийском море и
оккупация ею зем ель в Германии являлись источником беспо­
койства д л я Д ании. Беспокоили Д ан ию и тесные дипломатиче­
ские и экономические связи Ш веции с Голландией, которые
постепенно приняли прямо ангидатское направление, особенно
в связи с тем, что Д ан и я контролировала там ож ни в Сундском
проливе. П о мере того как Н идерланды развивали свою мор­
скую торговлю с балтийскими странами, а Ш веция овладе­
вал а на Балтийском море все большим количеством земель,
они все более чувствовали на себе тяж есть пошлин, взим ав­
ш ихся в Гельсингере Д анией с товаров, которыми они торго­
вали на Балтийском море. Ш ведское правительство возм ущ а­
лось тем, что Д ан и я контролирует пути, ведущие на юг из об­
ласти Еты. Теперь полож ение было в основном такое ж е
напряж енное и таи ло в себе такую ж е угрозу войны, как и
в середине XVI в. Но имелось и существенное различие: в ре­
зультате экспансии Ш веции на юг и юго-восток были затр о ­
нуты коммуникации, идущие от К опенгагена через Сконе, Гот­
лан д и Эзель.
В государственном совете Ш веции Д анию подозревали во
всяческих кознях и интригах против Ш веции; в н ачале лета
1643 г. в принципе было рещено открыть военные действия
против соседней страны. В Ш веции считали, что положение
шведов в Германии чрезвычайно благоприятно для нападения
на Д анию с юга — с единственного направления, откуда м ор­
ская д ер ж ава Д ан и я со своим выросшим при К ристиане IV
флотом действительно была уязвим а. Только таким образом
можно было лишить военного значения пояс пограничных
укреплений, возведенных Д анией в Сконе. С ам а мысль о по­
добном нападении часто возникала уж е во времена Густава
Адольфа. Она была естественным следствием той балтийской
политики, которая постепенно оформилась в Ш веции.
Осенью 1643 г. Л еннарт Торстенссон. согласно решению
государственного совета, повел свои войска на север из М ора­
вии, где он в то время находился, а к новому 1644 году он
был уж е в Ю тландии. Вскоре после этого Густав Хурн, ж е­
стоко опустош ая местность, вторгся в пределы Сконе и Хал-
ланда. В исходе войны большую роль сы грал видный предста­
витель нидерландского капитала Л уи де Геер, который част­
ным образоад, снарядил в Голландии д л я помощи Ш веции
флот. Окончательный результат хорошо известен. Произош ел
200 А ксель Уксеншерна и период опеки

поворот в восьмидесятилетней борьбе за власть на Б ал ти й ­


ском море. После длительных, проходивших с переменным
успехом переговоров в Брем себру были вы работаны (1645)
условия мира: Д ан и я принуждена была отказаться от островов
Готланда и Э зеля — своих стратегических опорных пунктов
в восточной части Балтийского моря; Д ан ия уступала Х алланд
на 30 лет, что откры вало перед Ш вецией многообещ ающ ие пер­
спективы зах вата морских путей. К роме того, Ш веция полу­
чила области Ё м тланд и Херьедален. Таким образом, в ре­
зультате мира, заключенного в Бремсебру, была расш ирена
б алтийская д ер ж ава, созданная Густавом Адольфом, и была
достигнута гарантия безопасности путей сообщения между
Ш вецией и Западной Европой (через Х алланд ). Т ак был на­
несен удар господству Д ании н ад выходом из Балтийского
моря.
З а те годы, когда с таким успехом проводилась внеш няя
политика Уксеншерны в Д ан ии и Германии, где победоносный
Торстенссон продолж ал вести войну, королева Кристина стала
соверш еннолетней и вступила в управление государством.
В ставал вопрос, способна ли королева противопоставить свой
личный авторитет и королевскую власть высшей аристократии,
которая более десяти лет д ерж ала в своих руках управление
страной и добилась, по крайней мере во внешней политике,
значительных успехов. М ожно было предположить, что восем­
надцатилетняя девуш ка на троне В азы будет только марионет­
кой в большой политической борьбе за власть. Ее личные
качества имели реш аю щ ее значение для ее политической
судьбы. По зам ечательном у совпадению обстоятельств здесь
повторилось то же, что произош ло при вступлении на престол
ее отца.
Кристина вовсе не была склонна делать уступки дворян­
ству. Н о ее положение было трудным. Она была молодой,
неопытной девуш кой. Н аследника по мужской линии не было,
так как государственный совет ни под каким видом не согла­
ш ался на передачу ш ведского трона сыновьям сестры Густава
А дольф а (она была зам уж ем за пфальцграф ом И оганном К а­
зим иром ). М ожно было дум ать, что ближ айш ей задачей дол­
ж но было стать зам уж ество Кристины в интересах обеспече­
ния престолонаследия и продолж ения королевской династии.
В этом случае единственной кандидатурой мог быть двою род­
ный брат королевы К арл Густав, старш ий сын И оганна К ази ­
мира. Но были и другие планы для обеспечения престолонасле­
дия и наследственности королевской власти. Они созревали
постепенно, по мере того, как К ристина приобретала опыт
в искусстве политики. У ж е в 1648 г., в последний^од Т ридцати­
летней войны, ей удалось назначить К арл а Г устава генера­
1632— 1648 гг. 201

лиссимусом шведской армии. П артии Уксеншерны и К арл а


Густава в течение многих лет находились во враж де меж ду со­
бою, скорее тайной, чем открытой. То, что Кристине удалось
добиться назначения двою родного брата, показы вает, что
теперь, через четыре года после соверш еннолетия, она действи­
тельно была правящ ей королевой.
К оролева очень ж ел ал а ускорить заключение мира. Общее
положение в стране помогло ей в этом. Простой народ нахо­
дился в бедственном состоянии. Хотя д л я ведения войны все
более ш ироко привлекались наемные войска и арм ия сод ерж а­
лась в основном за счет ресурсов Германии, бремя рекрутских
наборов продолж ало ещ е оставаться тяж елы м. Тяж ко было
для народа и налоговое бремя. П олож ение было еще терпимо
в урож айны й год, но в неурож айны е годы, которых нельзя
было избеж ать при несоверш енных методах обработки земли
того времени и при отсутствии осуш ительных работ, нужда
была очень велика. Часто во время заседаний риксдага
крестьяне вы раж али недовольство. С трана хотела мира. П е­
реговоры о нем велись в течение многих лет в вестфальских
городах О снабрю ке и Мюнстере. Успехи Торстенссона в пер­
вой половине 40-х годов несколько облегчили положение Ш ве­
ции, и его преемник К арл Густав В рангель вместе с знамени­
тым французским полководцем Тюренном соверш ил несколько
успешных походов в Ю жную Германию . В последний год
войны шведский генерал К енигсмарк обруш ился на часть
Праги, расположенную за рекой М олдавой, где находился
знаменитый зам ок Градчин и много других богатых дворцов.
В руки победителей попала богатая добыча. В числе многих
других сокровищ шведы захватили здесь драгоценнейш ую ста­
ринную библию на готском язы ке, так назы ваем ую «серебря­
н