Вы находитесь на странице: 1из 23

В недорогом ресторане за круглым столиком расположились двое людей.

Смотря на эту пару, можно было сразу понять, что один из них работодатель, а второй
– исполнитель. Работодатель был одет в серый деловой костюм и потягивал сигарету
«Мальборо», стряхивая пепел лёгким движением пальцев. Его собеседник, напротив,
по одежде больше походил на среднестатистического менеджера и не особо отличался
от других посетителей кафе: рубашка, чёрные брюки – ничего лишнего.
⎯ Тут, понимаешь, какая ситуация… Я хочу добить его, чтобы он
окончательно упал во всех смыслах, чтобы стал простым работягой: слесарем,
живущим где-то между дном и вершиной, чтобы он жалел, что ушёл. У него не так
много связей, но он цепляется за каждую ниточку, как клещ.
⎯ В чём проблема? Перекрой ему кислород окончательно.
⎯ Скажи, ты когда-нибудь пытался удержать в руках хищника? Бешеного,
который будет бороться до последнего? Даже если я постараюсь перекрыть ему
кислород, это будет всё равно, что пытаться запретить алкоголь: все начинают гнать
самогон. Кого-то ловят, наказывают, но люди продолжают. Так и с ним – даже если я
перекрою ему где-то кислород, он найдёт другие пути. Когда убиваешь у человека
желание жить, когда обвешиваешь его чувством вины перед самыми близкими,
любымими, он ломается.
⎯ Дай угадаю, ты хочешь затронуть святое? Родителей?
⎯ Нет… - Мужчина опустил взгляд на пепельницу, и прижал к стенке
тлеющую сигарету. Его взгляд был полон задумчивости. Покрутив сигарету в руке, он
раздавил её и вернул взгляд на собеседника. – Нужно похитить Совинскую Юлию. –
Затушив сигарету, он окончательно принял решение добить этого парня. Ему
оставалось совершить последний шаг: точно также, как он раздавил сигарету,
раздавить и пацана. – Знакомая личность?
⎯ Да. Опасная работа: говорят, за ней приглядывают по его заказу.
⎯ Не набивай себе цену, нужно похитить простую деревенскую бабу, за
которой приглядывает какой-то подросток. Она не прячется, а его вычислить тебе
труда не составит.
⎯ Ага, только вот готовил этого парня лично Грузин. Кто знает, чему он его
научил? Я готов с этим справиться, однако, риски велики.
⎯ Сколько ты хочешь? – В ответ исполнитель взял салфетку и написал на ней
несколько цифр. Развернув её двумя пальцами к собеседнику, он поднял на него
взгляд, вальяжно откинувшись на спинку деревянного стула. Собеседник ответил
молчанием и испытывающим взглядом. Поразмыслив пару минут, он тихо и ровно
подвёл итог разговора:
⎯ Чёрт с тобой! Половину получишь сейчас, остальное – по факту, девку
передашь там же.
⎯ С Вами приятно работать, Николай.
⎯ Пошёл ты, Алексей. – Также тихо произнёс мужчина в сером пиджаке по
имени Николай Савичев.
Дождавшись ухода собеседника, он закурил ещё одну сигарету и поджёг
салфетку. Рассматривая тлеющую бумагу, он вслух успокоил себя: «Оно того стоит».

***
⎯ Здарова, Лёх. – Протянул руку парень, запрыгнув в припаркованную ауди.
Он был одет в куртку какого-то дорогого бренда и синие джинсы. По его одежде
можно было понять, что его доход позволяет ему менять «айфоны» при выходе новой
модели.
⎯ Здравствуй. – Ответил рукопожатием водитель. – Расскажи мне всё про
девушку Грузина. – Пассажир с опаской посмотрел на Алексея.
⎯ А что тут говорить? Во-первых, не девушка она ему: он за ней пробегал
больше года и попал во «френдзону». Во-вторых, последнее время она встречается с
другими на его глазах. Живёт она в Питере, сама деревенская, учится в том же
колледже, где он – там и познакомились. Когда нет парня, в деревню ездит каждые
выходные, если есть – гораздо реже. Грузин раз через раз тоже там бывает… -
Собеседник задумался. – Ты мне лучше скажи, какая именно информация нужна тебе –
я найду, а то копаться в их нездоровых отношениях я желанием не горю. Что
конкретно тебя интересует?
⎯ Я же сказал: всё – начиная от её передвижений, заканчивая её внутренним
миром.
⎯ Влюбился что ли? – с лёгкой ухмылкой спросил рассказчик. –
Передвижения: от дома до колледжа, от колледжа до дома, либо гулять с парнем, редко
– с подругами. Любит… Хрен знает, что она любит. Вроде тащится по своей
профессии – программирование, но вообще она большую часть времени тратит на
поиск парня или общение с имеющимся. Не знаю, почему Грузин это терпит. Залезь в
её «контакт», почитай переписки – многое поймёшь и узнаешь.
⎯ А где она живёт-то?
⎯ Где-то на Ломоносовской.
⎯ Грузин за неё сильно печётся?
⎯ Ещё как. Даже ходят слухи про личную охрану.
⎯ Ничего себе! – Алексей изобразил удивление.
⎯ Ну да, а что ты хотел? Он же параноик, хотя вроде и есть чего бояться: на
него же много кто зуб точит за его любовь доставать оружие раньше других.
⎯ А что там за охрана вообще? Не ЧОПовцев же он нанял?
⎯ Нет, какие ЧОПовцы? У него там пацан вроде какой-то работает. Их видели
пару раз. Я не знаю, какие там отношения, но вроде он ему знатно башляет.
⎯ Ты можешь мне организовать встречу с кем-то, кто знает более конкретную
информацию?
⎯ А что случилось-то?
⎯ Мне не сказали, попросили собрать информацию. – Уверенно соврал
Алексей, доставая сигарету.
⎯ Ты с этого что-то имеешь?
⎯ Конечно. И за конкретную информацию ты тоже поимеешь.
⎯ Понял тебя, я позвоню.
Собеседники пожали руки, и пассажир вылез из дорогого салона ауди. Когда
ауди отъехала на приличное расстояние, пассажир направился ко входу в метро.
Спускаясь на эскалаторе, он отправил СМС на номер, который набрал по памяти.
Текст сообщения был коротким и простым: «Надо встретиться». Сразу после отправки,
он удалил сообщение с телефона, прекрасно зная, что это не панацея от слежки –
сообщения проходят через шлюз оператора сети, который, в свою очередь, видит
сообщение в открытом виде – это позволяет перехватывать содержание любых
сообщений, а также местоположение отправителей и получателей. В любом случае,
если за ним следят настолько тотально, то его встречу с адресатом тоже будет сложно
скрыть.
Поезд с грохотом остановился на станции. Толпа людей вышла из вагона,
словно косяк рыб в океане, спасающийся от акулы. Информатор по имени Виктор
неторопливо зашёл в крайнюю дверь вагона и занял место у выхода. Вертя свой
телефон в руках, он дождался ответного сообщения с указанием места встречи. Состав
вёз пассажиров по тёмным тоннелям со сбойками, какими-то дверями и, разумеется,
железнодорожными светофорами, подключёнными к АЛС. Вертя в руках свой
телефон, Виктор осматривал всех пассажиров вагона, стараясь не поворачивать головы
– это дежурная мера безопасности, чтобы не притащить за собой хвоста. Ведение
двойной игры – очень высокое искусство, связанное с опасностью. Одна ошибка – и ты
безработный хромой калека, в лучшем случае. Безусловно, стоявший пассажир
понимал, что Алексей не станет посылать за ним слежку, но и не исключал этого. Тут
он встретился взглядом с каким-то мужчиной кавказской национальности с очень
сильным пристальным взглядом, который пронизывал насквозь. «Нет, это не за мной»
- подумал информатор про себя, продолжая искать слежку.
Спустя несколько станций, из динамика раздалось: «Проспект Просвещения…»
- информатор вышел из вагона в открывшиеся двери и быстрым шагом направился к
выходу, прорываясь сквозь толпу. Успев одним из первых придти к эскалатору, он
поднялся все 120 ступеней пешком. Затем, он окинул взглядом эскалатор, запомнил
всех, кто был за ним и пошёл к выходу.
Серое небо, серый город с мерцающими вывесками, сотни идущих куда-то
людей. Тротуар усыпан торгашами, в толпе мелькают менты. Асфальт разрисован
трафаретными граффити с рекламами «девушек» и «соли». В воздухе веет запахом
пирожков, шавермы, а толпа уставших людей всё также тянется, каждый по своим
делам.
Подходя к кафе, информатор ещё раз оглянулся и взглядом снова попытался
засечь слежку, высматривая в толпе кого-нибудь из метро. Не найдя никого, он
поднялся по ступенькам и зашёл в маленькое недорогое кафе, напоминавшее
шаурмечную. За одним из столиков, расположенных у стенки, он приметил парня
невысокого роста, и сразу сел к нему.
⎯ Салам.
⎯ Валейкум салам – они пожали руки.
⎯ Под Юлию копают. – Глаза собеседника насторожились. – Сейчас я могу
сыграть двойную игру, и ты мне будешь должен.
⎯ Базару нет, рассчитаемся. Что хочешь?
⎯ Ну, я могу сыграть двойную игру в твою пользу и получить с тебя 40
кусков, либо пойти и слить всю информацию. Хотя, мне итак пришлось немало
рассказать про неё, но только то, что можно легко узнать.
⎯ 40 кусков, и ты даёшь им дезу? Дешёво как-то.
⎯ Нет, 40 кусков за то, что я даю им информацию с запозданием, а тебе
сливаю информацию об их планах.
⎯ Ты же понимаешь, что ничего конкретного тебе не скажут? Все прекрасно
понимают, кто ты и что ты. Ты меня на бабки выставить пытаешься? Так хотя бы факт
нашей встречи уже здорово подрывает твою репутацию.
⎯ Да ты…
⎯ Тише, тише! – Свои слова он подкрепил лёгким «охлаждающим»
движением руки сверху вниз. – Ты получишь свои бабки, но обороты по цене сбавь.
Понял? – Парень отхлебнул глоток чая из стаканчика. Информатор не знал, что
сказать, в его глазах зажигалась злость из-за манеры общения. – Послушай, я
действительно ценю то, что ты сейчас здесь, искренне ценю и понимаю твои риски, но
также я понимаю, что от тех, кто замахнулся на это, ты получишь достаточную сумму
за ту информацию, которую тебе даже искать не придётся. – «Любитель чая» с каждым
словом сбавлял тон, успокаивая Виктора. – Я предлагаю тебе другой вариант: я даю
тебе всю нужную информацию, за исключением каких-то моментов, а ты за это
отдаёшь мне всю информацию, какую получаешь от них. Хотя, по твоим вопросам
итак будет понятно, что они делают. Если готовая информация на блюдечке тебе не
интересна, то я готов заплатить тебе десятку за то, что ты будешь сообщать какую
информацию ты им отдаёшь. – Он отхлебнул ещё один глоток чая.
⎯ Грузин, ты пойми, я готов работать, но ты сам обороты в разговоре сбавь:
некрасиво получается. Я к тебе приезжаю, сообщаю то, что ещё не знает никто, а ты со
мной так говоришь.
⎯ Согласен, перегнул. Ты сам понимаешь, как она мне дорога. Какая инфа
тебе нужна и какую ты уже дал?
⎯ Передвижения без адресов, ну, и про то, что… Как тебе сказать… про ваши
отношения… - Грузин опустил взгляд, пытаясь совладать со внутренним
огнедышащим драконом, терзавшим его изнутри. – Сообщил я её исполнителю
неплохого уровня. Если не он, то привлекают гос. структуры, зовут Алексей.
⎯ Какая нужна?
⎯ Адреса перемещений: дом, не дом. Видимо, они не хотят светиться со
слежкой. Ну, и неплохо было бы что-то про твоего пацана сказать. Ещё зачем-то
спросили про её внутренний мир: может для отвода глаз, чтобы нельзя было понять,
что готовят?
⎯ Не факт… Может к ней подкатит кто-нибудь, а во время прогулки сунет в
багажник… А чтобы легче было подмазываться, нужно знать про её интересы и всё
остальное. - Задумчиво произнёс «защитник», крутя в руках стаканчик чая.
⎯ Неплохая задумка, однако.
⎯ А главное – беспроблемная. Не надо ни выслеживать, ни выбирать момент,
никакой спешки. В нужном месте крутишь её в багажник и всё. – Рассуждал эксперт,
проворачивавший такое не раз.
⎯ Удобно. Думаешь, они пойдут таким путём?
⎯ Зависит от сроков и информации, которую они получат по её охране.
Разумеется, тебя подставлять не буду: скажу как есть – он владеет короткоствольным
огнестрельным оружием, понимает, как сбрасывать хвост и растворяться в толпе.
Неплохо ориентируется в городе и умеет быстро запоминать карту. По текущей
инструкции он не должен вступать в прямой контакт даже при похищении, однако,
инструкция может меняться, о чём знаем только мы с ним. Сдавать его самого я тебе
не стану, сам понимаешь. – Грузин подтвердил своё суждение, посмотрев на
собеседника.
⎯ Да. Продолжай.
⎯ Ну, сама Юлия живёт с бабушкой на Тельмана, дом 14, квартира 99.
Квартира второй бабушки коммунальная, адрес точно не помню, но в районе улицы
Савушкина, ближе к окраине города – там она бывает очень редко. Деревня под
Волосово. – Продолжал сливать инфу Грузин, понимая, что это наилучший вариант
для её спасения. – Внутренний мир… Любит тюльпаны, ценит в людях душевность,
типа выслушивать её и понимать. – Тут он тяжело вздохнул и вернул свой
пристальный взгляд в глаза информатору. – Парень обязательно должен быть выше её
самой.
⎯ Так вот, чего у тебя с ней не идёт.
⎯ Да чёрт её знает.
⎯ Ты, Саша, скажи честно, она нужна тебе? Может просто умоешь руки?
Пусть её похитят в надежде на что-то, а в итоге сядут в лужу, узнав, что тебе плевать.
⎯ Да я много раз думал об этом, но понимаю, что из-за меня никто не должен
страдать: что близкие, что абсолютно чужие люди.
⎯ Да… Ты точно под Мать Терезу косишь.
⎯ Ещё что-то нужно?
⎯ Пока нет.
⎯ Хорошо, тогда жду от тебя звонка. – Грузин достал из рюкзака, стоявшего
под стулом, маленькую коробочку, в которой лежали сим-карты с бумажками, на
которых были мелким шрифтом напечатаны номера. Кончиком ногтя он извлёк одну
из них на стол. – Мой телефон там под номером один.
⎯ Рано прощаешься. – Сказал информатор и убрал сим-карту в карман.
В ответ на вопросительный взгляд, Виктор достал мобильник, набрал номер
Алексея и наклонился к середине стола. Саша тоже наклонился к середине стола,
чтобы слышать разговор. Когда монотонные гудки сменились голосом, Александр
невольно дрогнул. Всё, что касается близких, Сашу напрягало очень сильно, об этом
знал и Савичев Николай, принявший решение добить своего бывшего исполнителя.
⎯ Алло, Алексей. У меня есть её питерский адрес, информация по интересам и
кратенько о пацане, который за ней по пятам ходит.
⎯ Замечательно. Я сейчас в центре, через час могу подъехать к тебе.
⎯ Можем, конечно, встретиться, но я тебе итак могу её продиктовать всю.
⎯ Ну что же, давай запишу тогда. – В трубке раздались шорохи.
⎯ Пишешь? Улица Тельмана, дом 14, квартира 99 – там она живёт с
бабушкой. Номер телефона нужен?
⎯ Да, не помешает.
⎯ Найду.
⎯ А что по охране?
⎯ Говорят, пацан, в принципе, не опасен: знает пару штучек, но не больше. В
прямой контакт входить не станет, однако, максимум о ситуации сообщит оперативно
– это та информация, которую мне сообщил Иуда из окружения нашего «друга»
Грузина.
⎯ Видимо, не только мы на него зуб точим, раз предатели появились, не
хочешь присоединиться? Он всё таки заслуживает этого.
⎯ Я тоже так считаю, но меня в это не надо впутывать. Конечно, любопытство
требует знать, что ты делаешь, но впутывать меня в это не надо: ты платишь – я даю
инфу.
⎯ Ладно. Что по интересам?
⎯ По интересам: любимые цветы – тюльпаны, предпочитает душевных,
понимающих людей. Ну, знаешь, такие типа до чёрта внимательные со всеми этими
соплями. Остальные интересы я тебе уже говорил.
⎯ Хорошо, как нароешь что-то ещё, встретимся, заодно оплачу.
⎯ Понял, до встречи. – На протяжении всего разговора Грузин сверлил
взглядом Витю, отвечавшего коротковременными взглядами в область переносицы.
Сбросив звонок, он полностью направил свой взгляд на защитника. – В общем, ты сам
всё слышал. Вся эта история происходит из ненависти к тебе, догадываешься, кому из
твоих врагов хватает денег на оплату Лёшиных услуг?
⎯ Догадываюсь… - со злобой в голосе процедил Александр.
⎯ Вот теперь прощаюсь – произнёс Витя и протянул руку. Сразу после
рукопожатия он удалился, посмотрев в окно перед тем, как выйти.
Александр тоже не сидел без дела и отдал «охраннику» команду о постоянной
слежке с привлечением других людей, чтобы не засветиться. А сам стал чаще бывать
рядом с Юлей, несмотря на наличие у неё парня. В такие периоды они обычно
общались реже, но не в этот раз.
«Одно из самых надёжных решений – спрятать её, но это подстава для
информатора: так быстро слухи до меня дойти не могли, поэтому нужно просто
выжидать момент, когда появится хоть какая-то заметная причина, например, наличие
слежки, которую заметит «охрана». Только вот если её хотят убить, то охрана не
поможет ничем. С другой стороны, на этот шаг Савичев не пойдёт, он знает, что мне
будет нечего терять, и я сделаю всё, чтобы отомстить. Остаётся вариант с
похищением… или изнасилованием.» - размышлял Александр, допивая чай – «Зачем
ему это? Хочет мстить? Или заставить что-то сделать?». Он поставил пустой стаканчик
на стол, схватил рюкзак и быстрым шагом, переполненным злостью, удалился из кафе.

***
Небольшой кабинет был заполнен сигаретным дымом. На столе был ворох
папок и различных бумаг с гербом ФСБ в шапке. Среди этого вороха вырастал
широкоформатный монитор, а где-то под документами прятались клавиатура с
мышью. На тумбе справа стоял внутренний телефон. Окруженный этими бумагами на
кожаном кресле сидел Савичев и тянул очередную сигарету, стряхивая продукты
горения в пепельницу, стоявшую на плотной красной папке. Из окна открывался вид
на соседнее здание постройки девятнадцатого века и сновавший поток машин.
В кабинет вошёл молодой лейтенант и, нехотя вдохнув в себя дым, спросил:
⎯ Вызывали?
⎯ Вызывал, проходи. – Спокойным размеренным тоном произнёс Савичев.
Лейтенант приблизился к столу, а Николай отложил сигарету в пепельницу и
написал на маленькой бумажке фамилию, имя, отчество и год рождения. Протянув
этот лист подчинённому, он продолжил:
⎯ Мне нужен мониторинг местоположения и прослушка всех телефонов этого
человека, его родственников, а также доступ к перепискам в соц. сетях.
⎯ Простите… Я так понимаю, что это не официально?
⎯ Да. – Кивнул Николай и снова взял сигарету.
⎯ Будет сделано. Разрешите идти?
⎯ Иди. – Произнёс начальник и хотел было взяться за бумажную работу, но
окликнул выходившего сотрудника отдела ЦИБ. – Постой. Какое защищённое
средство связи ты бы выбрал, будучи знающим компьютерщиком?
⎯ IP-телефонию, а если из популярных – Telegram – не задумываясь ответил
сотрудник.
⎯ Насколько сложно вычислить по местоположению абонентов и прослушать
их?
⎯ Касательно просмотра – сообщения в телеграмме можно, но объект об этом
моментально узнает, а вот с ip-телефонией сложнее. Хотя, если выслать нашу бригаду,
то они просто будут слушать его микрофон на устройстве. А вот выявление по
местоположению – гораздо сложнее.
⎯ Нет, бригаду высылать мы не будем. Всё, иди. – Задумчиво протянул
Николай.
⎯ Есть.

***
Осеннее солнце опускалось за городские высотки, забирая свои лучи с крыши,
на которой сидел Грузин с большим стаканом кофе из кофейни «Cup’n’Cup» в руках.
На ветру планировали чайки, в окнах домов зажигался свет. Парень задумчиво глядел
вдаль на остатки уходящего солнца, когда рядом присел его исполнитель:
⎯ Здарова! – Устраиваясь поудобнее, гость протянул руку.
⎯ Здарова. – Усталым голосом ответил Грузин и пожал руку.
⎯ Пацанов организовал, подрядил на слежку. Сейчас ходит Кирилл. Помнишь
такого?
⎯ Не особо. Это один из той компании, что сидела перед подъездом?
⎯ Да. Хороший парень, я в нём уверен. Когда мы Ярослава успокаивали в
отношении меня, ему даже объяснять не пришлось.
⎯ Хорошо. Смотри, как красиво… - Грузин кивнул в сторону заката.
⎯ Да… Ты мне скажи: тебе опасность угрожает?
Наступила пауза. Александр действительно не знал ответа на этот вопрос,
потому что не понимал целей Савичева. Конечно, вся эта каша могла быть заварена не
Савичевым, однако, никому больше не хватит средств и характера на такой дерзкий
шаг.
⎯ Я не знаю. То, что под Юлю копают, я знаю точно. Остальное – «х/з».
⎯ А как ты это узнал?
⎯ Ко мне информатор приехал, сказал. Сошлись с ним на том, что я сам ему
буду сливать всю нужную информацию, а он мне, если ему что-то скажут.
⎯ Опасная игра…
⎯ Это точно, хотя теперь мы знаем, что вероятность похищения возросла.
⎯ Об убийстве не думал?
⎯ Сплюнь! – Повысил голос Саша, его глаза загорелись злостью. Скорее, даже
яростью от бессилия, невозможностью противостоять ситуации. Он выдохнул,
выпустив из себя всё это, и, переключив себя на более позитивные варианты, снова
заговорил тихо: – Думал… Я надеюсь, Савичев понимает, что мне будет нечего
терять, и я сделаю с ним тоже самое. С другой стороны, я не понимаю, что он затевает.
⎯ Прогнуть он тебя хочет: либо от обиды, либо для дела.
⎯ Башлять информаторам, исполнителям, ради мести? Если бы я просто
много знал, и он хотел бы меня убрать, мог бы просто всадить ночью пулю, пырнуть
ножом… Да и что за дело такое может быть, которое он хочет поручить именно мне?
Чушь какая-то, это слишком сложно.
⎯ Ты знаешь, если у него денег достаточно, как ты говоришь, то ради мести и
своего имени он может достаточно заплатить.
⎯ И то верно. В общем, будьте особо внимательны и осторожны.
Информатора всё равно не посветят в планы, остаётся только гадать по запрашиваемой
информации. Кстати, про то, что есть ты, уже знают, но кто ты конкретно – знает
только Савичев, ты в него тогда за гаражами стрелял.
⎯ Это он Сову похитить хочет?
⎯ Мне кажется, что других вариантов нет.
⎯ Ты хочешь в одиночку вытащить её, если всё случится?
⎯ Не знаю.
⎯ Отобрать у него будет невозможно, ты же сам понимаешь.
⎯ Понимаю. Я буду стараться предотвратить похищение. Дай Бог,
исполнители окажутся не настолько крутыми, как мне рассказал информатор. Он
сказал, что после них обращаются только к гос. структурам – если совсем никто не
может справиться. В любом случае, если информатор не окажется сукой, то о нашей
готовности, они не узнают – это нам на руку.
Двое товарищей наблюдали за остатками заходящего солнца, уносившими за
собой сегодняшний день, который был полон неприятных новостей. «Пусть вся эта
дрянь уйдёт с сегодняшним днём…» - произнёс Грузин, продолжая задумчиво
смотреть на небо. Оставалось только ждать…
Придя домой, Александр открыл на компьютере папку со всеми фотографиями
и стал пересматривать фотографии с Юлей, затем он закрыл папку и вышел на балкон.
Достав из кармана пачку сигарет, он взял сигарету и, покрутив её в руках, как бы
решаясь закурить или нет, со злостью убрал пачку и достал зажигалку. Сделав первую
затяжку, вместе с дымом он выпустил и накопившуюся злость. Никотин проникал в
лёгкие, вызывая выброс адреналина и кальция в голову, а процесс курения вызывал
спазм головных сосудов – всё это ненадолго вызывало чувство спокойствия.
На телефон и на компьютер пришло уведомление от программы «Телеграмм» о
новом сообщении. Александр достал телефон из кармана и, выдыхая очередную
порцию дыма, прочитал сообщение: «Она дома. Вокруг чисто». Пальцем правой руки
он напечатал: «Ок» и нажал на иконку бумажного самолётика, которая дала
приложению команду отправить сообщение.
По специальному алгоритму сообщение было зашифровано в
последовательность байт, которая была подставлена в сетевой протокол – эта
последовательность данных была обёрнута в ещё несколько протоколов и отправлена
через wifi-антенну телефона. Затем пакет данных прошёл через wifi-маршрутизатор
Саши, коммутаторы и маршрутизаторы провайдера, после чего через интернет дошёл
до серверов телеграмма, откуда прошёл обратный путь до адресата, где распаковался
до исходного зашифрованного сообщения на телефоне. Сообщение было
расшифровано по тому же специальному алгоритму.
Докурив сигарету, он лёг спать. Как обычно, заснуть было очень трудно –
мысли так и лезли в голову. Вся эта каша так и не отпускала внимание, все мысли,
попытки найти адекватное решение не приводили ни к чему, это просто загружало.
Посмотрев на время, он снова встал. Взяв потрёпанную тетрадку и ручку он принялся
«выпускать» мысли из головы, просто записывая их на бумагу. Почерк скакал туда и
обратно: словно волны в море при постоянной смене погоды. Каждая болезненная
мысль заканчивалась чередой огромных букв, разраставшихся до пяти клеток в высоту.
На протяжении десяти минут, он продолжал это упражнение. Каждое написанное
предложение словно забирало с собой часть боли и страха, мешавших спать. Саша
почувствовал, что всё как рукой сняло – он зевнул и лёг спать, не забыв спрятать
тетрадь подальше. Ему удалось заснуть спустя пять минут.

***
На следующий день в коридоре колледжа Александр встретил проходившую
мимо Совинскую Юлию:
⎯ Привет, надо поговорить. Это важно и точно не для ушей колледжа. Сходим
на обеде куда-нибудь? – Девушка была немного поражена.
⎯ Привет. А может там после пар или… я могу на третьей…
⎯ Поверь, это важнее даже тебе, чем мне. – После этих слов девушка
напряглась ещё сильнее.
⎯ Что случилось?
⎯ Всё на месте скажу. – Торопя голосом, продолжал Грузин. – Давай, на обеде
всё узнаешь!
⎯ Ну… ладно… - Протянула девушка, опуская глаза и мысленно отказывая
своим подругам и друзьям в совместном обеде.
⎯ Тогда маякни, как освободишься. Я скажу, где пообедаем. И эт… Не
придумывай себе там ничего, я тебе всё скажу, Юль.
⎯ Не смогу не придумывать… - Девушка была готова заплакать.
⎯ Юль… Ну, хватит уже. Ты же не пятилетняя девочка? – Давя на гордость,
пытался её успокоить Грузин. – Давай, до обеда. – Не будь сейчас этот вопрос связан с
его «работой» - он бы снова терпел её нытьё, успокаивал и т.д., однако, «работа»,
видимо, была единственным противовесом его любви. Правда и любить он особо не
умел.
На обеде они встретились в непопулярном кафе достаточно удаленном от
колледжа. Девушка, в отличие от утренней бодрости, выглядела очень уставшей.
⎯ Итак, что же случилось?
⎯ Как бы тебе сказать… - Неуверенно начал «читать» из головы
заготовленную речь Грузин. – Я сейчас попал под удар, на меня хотят надавить. – Он
поднял глаза, и их взгляды встретились. Он разглядывал её карие глаза, продолжая
речь. – И, к сожалению, так сложилось, что главным инструментом сего мероприятия
будешь ты. Убивать тебя точно никто не станет, а вот… - Александр изо всех сил
удержался от долгой паузы, которая так и нависала, потому что ему не хватало
решительности это произнести. – Похитить вполне могут.
Девушка слегка покраснела и потеряла дар слов, в её глазах читались
смешанные эмоции: страх и злость, скорее даже ненависть. Саша очень надеялся, что
эта ненависть не в его адрес.
⎯ И ты, разумеется, будешь меня прятать где-то у себя? – Спросила девушка,
надеясь, что это лишь предлог сблизиться, а не реальная угроза. Она искренне
надеялась, что нет никакой опасности, а у Саши просто в очередной раз сдали нервы от
безответных чувств, поэтому он решил сделать такой «ход конём». Может даже она и
не отказала бы ему сейчас, будь это так, но…
⎯ Нет, и менять своего образа жизни не надо, иначе убьют того, кто
предупредил меня о предстоящем.
⎯ Ты отдашь меня им? Почему ты не можешь сделать то, что они хотят?
Зачем на тебя давить? Ты просто меня подготовить решил к этому, да? Это просто
данность? – Чуть ли не закричала девушка. «Не зря я выбрал безлюдное место» -
подумал про себя Александр, слушая рождающиеся всхлипывания.
⎯ Нет, нет, послушай… - Тихий успокаивающий голос прервал
начинавшуюся истерику, а для усиления эффекта этого голоса, руки Грузина нежно
обхватили её запястья. – Я хочу предотвратить похищение, понимаешь? И для этого
тебе не нужно чего-либо шпионского делать. Просто пара простых правил. – Девушку
это разозлило, она всё ещё не до конца верила в то, что Саша не использует это, чтобы
сблизиться или отвадить её от новых знакомств.
⎯ Первое: с кем бы ты ни гуляла, избегай безлюдных мест. Второе: маршрут
прогулки с кем-либо старайся строить сама. И вот ещё… - Грузин достал из кармана
телефон размером меньше ладони и протянул его девушке. – Прячь его как можно
глубже и никогда не забывай. Это будет маячок на случай похищения.
⎯ Может ты ещё со мной телохранителя отправишь? – Неудачно пошутила
девушка и тут же начала кусать губы, осознав глупость.
⎯ Уже полгода, если не больше, за тобой приглядывают.
⎯ Что?! – Закричала во весь голос девушка, а после её гнев сменился слезами.
⎯ Не веришь? Твой нынешний парень – Михайлов Сергей, приехал в Питер из
Красного села, работал на заводе «Красный выборжец». Для тебя не опасен,
отношения к криминальным элементам не имеет. - Она зарыдала ещё сильнее.
⎯ Почему… почему ты мне не говорил об этом?!
⎯ Потому что я просто не хочу тебя тревожить, и этой охраны было вполне
достаточно от всяких дилетантов, а сейчас за дело взялись профессионалы.
Понимаешь?
⎯ Да… - Девушка продолжала плакать. Слёзы падали в тарелку достаточно
дорогой по студенческим меркам еды. Саше приходилось смотреть на вытекающие из
её красивых карих глаз солёные капли. Они спускались ниже по румяным щекам и,
ненадолго задерживаясь, пускались в свободное падение с подбородка. Теперь в её
взгляде читалось ещё больше боли.
⎯ Не переживай, я сделаю всё, чтобы предотвратить его… Я не знаю с какой
целью на меня давят, если бы я знал, я бы уже давно сделал, что они хотят. - Но эти
слова пронеслись мимо Юли, не оставив и следа, тогда он решил попытаться «влезть
ей в голову»: - Что ты сейчас чувствуешь? – В ответ она подняла успевшие опуститься
глаза и коротко отрезала:
⎯ Всё в порядке. Я верю. – А затем, пытаясь отвлечься, приступила к еде,
пожелав аппетита пропадающим голосом.
За свою «карьеру» Александр успел пообедать на разных встречах, он
встречался с торговцами людьми, оружием, наркотой – с последними у него был
достаточно серьёзный конфликт, однако, этот обед оказался для него одним из самых
тяжёлых за всю жизнь. Жареная картошка с любимым острым соусом никак не лезла в
горло, вилка дрожала, издавая громкие звуки при столкновении с тарелкой.
Юле от такого объёма новостей тоже досталось: она и сама не понимала, какая
из новостей её задела сильнее: о слежке или о возможности похищения. Факт слежки
обрушал её фантазии о том, что самый близкий друг ничего не знает о парнях, а про
факт возможного похищения итак всё ясно. Ей очень хотелось выговориться, но сейчас
для этого у неё существовал парень, да и с Сашей они не наедине были, так что она изо
всех сил подавляла в себе эмоции и отвлекалась на что угодно.
Когда трапеза была окончена, они спустились по ступенькам из кафе, и Юля
спросила: «Ты в колледж?» - На что получила отрицательный ответ. Сейчас внутри
Александра творился такой хаос, что он вряд ли был готов ей чем-то психологически
помочь по пути, потому что с одной стороны мешалась злость: «Если ты не моя, то
какого чёрта я не тащу твоего парня этим заниматься?» - а с другой внутренняя «Мать
Тереза»: «Никто из-за меня не должен страдать». «Когнитивный диссонанс, мать
твою» - подумал про себя Александр и направился в парк.
Сидя на скамейке, он пытался отвлечься, но, как на зло, в голову залезли
воспоминания совместной работы с Николаем, который никак не может угомониться.
Этот случай происходил на складской площадке одной из крупных промзон
города. Площадка была окружена высокими ангарами и складами, на улице уже давно
наступила холодящая ночь. Тихо падал снег, на него падали лучи фонарей. Николай
сидел в своей машине абсолютно один. Бандиты на встречу подъехали на двух дорогих
автомобилях.
Люди вышли из автомобилей и сошлись на середине. Старший говорил с
Савичевым достаточно долго, судя по всему, они торговались. Перекрестие
оптического прицела гуляло по торсу бандита. В итоге, лидер махнул своим рукой и с
заднего сидения силой вывели девушку. Она была вся заплаканная, на
подкашивающихся ногах в грязном платье с короткой юбкой – страшное зрелище.
Перекрестие прицела переместилось на того широкого и жилистого лба, что держал
девушку. Разговор явно шёл не в то русло, в которое Савичев хотел его направить,
поэтому он потянулся в карман за пачкой сигарет. По этому сигналу в складской
тишине раздался щелчок предохранителя, а указательный палец снайпера лёг на
спусковой крючок. Однако, вместо пачки сигарет Николай выхватил пистолет и
приставил ко лбу лидера ОПГ. Другие бандиты зашевелись, доставая оружие, но
предупредительный крик Савичева их остановил.
Несмотря на это, тот мужик, державший девушку, незаметно достал пистолет,
но не успел направить его на заложницу: молодой пятнадцатилетний мальчик нажал на
спуск. Готовясь продолжить стрельбу, он быстро перевёл перекрестие на второго
бандита, но остановился.
Главарь и вся малочисленная ОПГ расходились по машинам, занося своего
товарища на место той девушки. Освобождённая, пошатываясь из стороны в сторону,
подбежала к своему спасителю и повалилась головой на его плечо. Слёзы счастья
текли ручьём, белый снег продолжал падать на её голову. Они сели с Николаем в
машину и уехали.
«Красиво, Грузин! Молодец, ты справился!» - похвалил его Савичев, когда они
встретились.

***
Чёрный «инфинити» подъехал к ресторану, парковка перед которым пустовала
в такое раннее время: на часах было 7 утра – всего пара дорогих машин украшали и без
того богатое место. Мужчина из «финика» быстрым шагом зашёл в ресторан и на долю
секунды замер на входе. Человек, ожидавший за столиком, пронзил Савичева взглядом
– это повергло его в шок. Стараясь не показывать этого, он тем же уверенным шагом
дошёл до своего места и присел.
⎯ Ты завтракаешь тут каждый день, решил составить тебе компанию.
Здравствуй, Николай. – Собеседник протянул руку, поглядывая на левое плечо
собеседника. Николай осторожно пожал руку, постепенно выходя из «шокового»
состояния.
⎯ Признаться, неожиданно. С чем пришёл?
⎯ Да. Я и сам не ожидал. Решил, так сказать, мосты сжечь, грехи исповедать.
Давай нормально разойдёмся, как люди. Смысл нам воевать? – Тут Николай
рассмеялся.
⎯ Ты думаешь, у тебя есть шансы?
⎯ Шансы есть у всех, Николай, но я не хочу этого делать. Ты прекрасно
знаешь меня, знаешь насколько у меня радикальные меры, видел, как я довожу до
конца, и я больше не хочу. Всё, что мне нужно – это достичь взаимного согласия по
всем вопросам.
Подошёл официант, Николай сделал заказ и продолжил разговор:
⎯ Расплатившись с долгами по кредитам, человек всё равно не сможет взять
новых. Убив, нельзя смыть кровь с рук – это клеймо. Репутация – это как волосы на
голове, если отрежешь, обратно не пришьёшь! Чего тебе надо?
⎯ Ну, для начала, давай разберёмся с деньгами. У нас с тобой была
договорённость про ремонт машины в обмен на услуги, оказываемые мною. –
Собеседник замолчал и слегка наклонил голову вперёд, пристально смотря Савичеву в
глаза.
⎯ Машины у тебя нет, ремонтировать нечего.
⎯ Именно поэтому я хочу денег за всё, что я сделал. Я понимаю, что это
меняет условия договора, и именно поэтому я не говорю о всей сумме, а лишь о ста
тысячах рублей.
⎯ А с чем ещё ты разобраться хочешь?
⎯ Есть тут ещё пара моментов, но чего туда-сюда прыгать? Давай сначала с
финансами разберёмся.
⎯ А что тут разбираться-то? За что ты просишь сто штук? Что ты такого
сделал?
⎯ Мне тут всё по пунктам перечислять? Ты вроде итак всё знаешь, сам же
задания давал. – После таких вопросов нежданный гость слегка насторожился,
появилось подозрение о наличии диктофона под столом.
⎯ Перечисли. Мне не понятно, откуда тут сто тысяч.
⎯ А сколько ты видишь?
⎯ Вижу… Ничего я не вижу после твоих действий. Ты мне конкретно можешь
назвать за что ты хочешь сто штук?
⎯ За всю работу, которую я сделал за все годы, что работал с тобой, за все
годы, что выполнял твои задания. – Чуть повысив тон, ответил собеседник.
⎯ Допустим, я тебе дам деньги, а что ещё ты хочешь?
⎯ Так всё таки ты отдашь мне заработанное?
Официант принёс заказ и быстро удалился, пытаясь не мешать гостям.
⎯ Ты знаешь, мне не хотелось бы этого делать, потому что ты ушёл. И уж тем
более, ты должен быть мне благодарен, что я тебя не убрал за то, что ты много знаешь.
⎯ А это справедливо, ты считаешь? Какой смысл мне приходить и говорить с
тобой о деньгах, если бы я собирался пойти сдать тебя твоим же коллегам?
⎯ А справедливо ли ты поступал с теми против кого работал?
⎯ Это была моя работа, за которую я хочу получить свои деньги.
⎯ Вот видишь… Ты не готов отвечать за свои действия. Точно также и я могу
сказать: не заплатить тебе – это моя работа. Будь тут не я, а кто-нибудь попроще, ты
бы уже давно покрыл меня матом, а вечером караулил с оружием. Только вот тут я, и
ты прекрасно понимаешь, что сто штук не такая большая сумма, чтобы умирать за неё,
иначе ты бы попытался так поступить. Вспомни, как ты поступал с моими
должниками: маленький худенький мальчик втирается в доверие, а в гостях достаёт
ствол и кладёт всех лицом на пол, забирает все ценности и несёт их барыгам.
Помнишь?
⎯ Помню, только вот должники они твои, я лишь исполнял – и среди них я не
помню ни одного бедного человека, у которого забрал бы последнее, все они были
зажравшимися свиньями, которые пытались кинуть сами не зная кого.
⎯ А помнишь того мужика, которого ты завалил на стрелке? У него, между
прочим, была семья.
⎯ Тут либо он, либо я.
⎯ Видишь, у тебя на всё аргументы есть – ты так хорошо оправдываешь себя
перед самим собой, но правда ли всё это? Может быть был другой вариант с каждым
из этих людей? Может быть ты мог обойтись без агрессии? И сейчас ты просишь
деньги за то, что кидался на людей с агрессией, ломал им жизни, стреляя в конечности
боевыми.
⎯ Хорошая речь. Ты ещё долго отпираться будешь? Не хочешь бабки
возвращать – так и скажи, чего вилять-то? Тебе меня убрать ничего не стоит, хотя из-за
ста штук, я думаю, ты тоже не пойдёшь. Надеюсь, вторую мою просьбу ты можешь
мне обеспечить: я хочу знать, что ни я, ни мои близкие не будут больше затронуты по
твоему приказу.
⎯ Грузин, иди к чёрту. Ты и сам прекрасно понимаешь, что я таких уходов не
прощаю. Я до сих пор не уверен, что ты не работаешь против меня сейчас, поэтому
убирайся прямо сейчас, пока не загремел на пятнадцать суток в пресс-хату.
⎯ Козёл. – Отчётливо произнёс Александр Козлов по кличке «Грузин»,
вставая из-за стола. – До встречи.
Попробовать встретиться было очень опасной затеей, но ничего не оставалось,
как сделать именно это. Теперь Грузин чётко знал, что действует Савичев, также он
чётко понимал, что цель тут всего одна – ударить по больному ещё раз. В голову
приходила только одна мысль: «Чтобы Савичеву не пришлось меня бить Юлей, нужно,
чтобы это было не больно, однако, Савичев в это не поверит. Вариант скрыться из поля
зрения, чтобы было некого бить не поможет, он знает, что я всё равно всё узнаю.
Остаётся пытаться остановить эту тварь» - дальше в голову лезло только обилие
нецензурной лексики. «На таких уродов тоже есть управа, к сожалению, мне не по
карману» - по одному из жизненных принципов Александр никогда не брал денег в
долг, что достаточно сковывало его в решении подобных вопросов.
Злость снова выходила из него вместе с сигаретным дымом, который
развеивался над рекой Невой. Недалеко от здания ФСБ Грузин наслаждался сигаретой,
смотря в бегущую воду. Он пытался разглядеть в мутных гребешках решение
возникшей проблемы, которая никак не вписывалась в его планы: сейчас он спокойно
должен был заниматься вопросом по поиску сбежавшей из дома девки, которая вертела
шуры-муры с одним из наркоманов района. Родители этой дурочки обратились к Саше,
потому что менты, кроме оформления бумаг, не сделали ни единого действия.
«Правильно он сказал: будь на его на месте любой другой, я бы вечером добился
неприкосновенности своих близких и забрал бы всё заработанное» - мыслил Грузин,
жалея, что не имеет достаточных возможностей по обеспечению защиты близких – «С
другой стороны после этого разговора у меня есть хороший повод спрятать Юлю».

***
Стрелки на часах отсчитали уже несколько часов с момента утреннего завтрака
в компании с Сашей. Рабочий день шёл по плану за исключением внезапной
вынужденной встречи в ресторане. Тихая мелодичная музыка успокаивала Савичева,
чашка натурального кофе оставляла приятный привкус во рту, а сама атмосфера всеми
силами превращала предстоящую встречу в обеденный перерыв. Однако, спокойствие
было нарушено влетевшим быстрым шагом Алексеем.
⎯ Слушаю. – Не успев проникнуться атмосферой, спросил Алексей.
⎯ Быстро доехал, однако. Сколько штрафов собрал?.. – Ухмыльнулся
Савичев, а собеседник с нетерпением посмотрел на него. Он летел на бешеной
скорости ради какой-то срочной встречи, чтобы услышать комплимент? – У меня для
тебя новость. – Тихо и размеренно продолжил Николай.
⎯ Плохая?
⎯ Ну, ты и пессимист. Сложно сказать: хорошая или плохая – это как Робин
Гуд, вроде хороший, а вроде преступник. Только что Грузин звонил Юле: в субботу он
её спрячет. Они договорились встретиться в одиннадцать утра перед её домом.
⎯ Думаешь, он настолько тупой, чтобы сказать это по телефону? Нужно
успеть до вечера выбить его из игры.
⎯ Я рад, что ты проникся ходом его мыслей. Это говорит, что шансы всё
провернуть у тебя есть. Его задержат «до выяснения обстоятельств», продержать его
получится максимум 48 часов.
⎯ Нам хватит и трёх, «для установления личности».
⎯ Тогда я пошёл организовывать его задержание, а вы подсаживайтесь на
хвост. Её мобильник сейчас в колледже в северном крыле.
⎯ Хорошо, как только ты его упекаешь, мы начинаем захват. Жду звонка.
***
В пышной зелёной листве заливались пением птицы, из кроны каждого дерева
раздавалась приятная мелодия. Солнце пробивалось через пышную листву и согревало
тропинки, скамейки и гулявших людей. На одной из таких скамеек сидел невысокий
парень в кепке, закрывавшей лицо от солнца. Поношенная куртка казалась чуть
маловатой, как и джинсы, пребывавшие в худшем состоянии. Среди всего этого
выделялись только почти новые кроссовки. Двое мужчин в форме полиции сразу же
приметили парня, для верности один из них набрал на своём телефоне номер. В
порванном кармане зазвонил телефон, ленивая рука достала полезла в карман. Нехотя
приподняв кепку, он посмотрел на номер и сбросил звонок.
Полицейские, убедившись в своём выборе, приблизительно схожим с
описанием, подошли к скамейке и предъявили гражданину удостоверения, уведомив, о
том что он, Козлов Александр, задержан. В дальнейшие планы никак не вписывалось
пребывание в отделении, поэтому парень сорвался в побег.
Полицейские гнались за ним через весь парк: всеми тропинками, болотистыми
зарослями, перепрыгивая через все канавы. «Так, по парку они рано или поздно
нагонят, надо выбегать ко дворам» - подумал гражданин и свернул на широкую
дорожку, по которой гуляли кучи людей. Прорываясь сквозь ряды людей, оббегая
детей, уворачиваясь от велосипедистов, он бежал к выходу из парка. Сотрудники МВД
не отставали, они упорно продолжали погоню. По дороге один из них успел вызвать
подкрепление, с которым беглец столкнулся, выбегая на узкую улочку.
В лучших традициях под крики: «Я ни в чём не виноват, что вы делаете?» - его
положили на раскалённый асфальт и скрутили. Накинув браслеты, его увезли в
отделение.

***
В прокуренной комнате стоял стол с расстеленной картой. За столом сидело
четверо людей, во главе стоял координатор Алексей. Бойцы пока ещё не смотрели на
карту, а слушали своего координатора.
⎯ Товарищи, планы изменились. Взять её нужно прямо сейчас, пока её не
спрятали. Хоть боем, хоть как. Грузин её точно спрячет, нам дали три часа на захват,
он сейчас задержан. Наша наружка сейчас едет с ней в автобусе до Волосово, который
отъехал от Питера. В автобусе Грузина не замечено.
⎯ Стоп! В этом замешан Грузин?! Это его баба?! – Прозвучал удивлённый
возглас.
⎯ Да, поэтому работаем осторожно, но и иллюзий не питаем: не таких имели.
⎯ Ты предлагаешь налететь без подготовки и тащить в багажник эту девку?
⎯ Он в ментуре, сейчас снимаем её с автобуса на загородном шоссе и всё! –
Массивный палец с грохотом приземлился на шоссе между деревнями, нарисованное
на карте белым цветом. – Работаем, как обычно, быстро и качественно, а главное –
уверенно. Если в автобусе и будет его человек, он ничего не должен успеть сделать.
Помните: его человек это не сам Грузин.
⎯ Слушай, Лёх. У меня очень плохое предчувствие.
⎯ Брось. – Заговорили коллеги. – Что такого? Неужели мы не можем взять
какую-то девку, пока её защитник сидит за решёткой? Что, ты никогда не останавливал
автобусов?
⎯ Напомню, наша задача – отработать чисто, никого не убивая. Собираемся,
через пятнадцать минут выезжаете. Бронежилеты, балаклавы, автоматическое оружие.
Едете на двух внедорожниках. Я на связи.
⎯ Есть! – Почти хором ответил «взвод».

По просёлочному шоссе нёсся синий автобус. Сиденья в автобусе были


расставлены рядами по четыре, посередине этот ряд разделялся узким проходом, где
помещался всего один человек. Пассажиры находились гораздо выше водителя, как в
экскурсионном автобусе: в принципе, автобус и был разработан для таких целей:
комфортный, экскурсионный, использовавшийся для перевозки пассажиров за 100
километров от города.
Он был заполнен дачниками и деревенскими, которые возвращались домой из
крупного города. Среди них сидела и Юлия. Её место было в задней половине автобуса
с правой стороны, ближе к проходу, погруженная в книгу.
Солнце слегка мешало пассажирам, сидевшим в левой половине, согревая всё,
что попадало под его горячие лучи. Внезапно автобус начал вилять, пассажиры
взволновались, стали высовывать головы в проход, чтобы посмотреть на дорогу через
лобовое стекло. Чёрный внедорожник спереди тормозил под нос автобусу, объехать
его было невозможно, потому что второй внедорожник активно прижимал автобус к
обочине. Водитель автобуса сдался в этой битве, потому что не мог рисковать
пассажирами и машиной – автобус полностью остановился на обочине. Из
внедорожников выбежали четверо людей вооружённых автоматами Калашникова
людей в масках одетых в гражданскую одежду. Они приказали водителю пустить их
внутрь. Двое из них вошли.
«Уважаемые пассажиры! Работает спецназ! Сохраняйте спокойствие, мы
заберём преступницу и уйдём – никто не пострадает»
Один взял водилу на прицел, второй неторопливо пошёл по салону, разглядывая
пассажиров. Он прошёл до середины автобуса и гораздо осторожнее продолжил
движение. Он пытался найти не только девушку, но и охрану. Казалось, она одна, но
чутьё говорило об обратном. С каждым пройденным метром мужчина шёл всё
медленнее. На помощь в автобус поднялся ещё один автоматчик, догнал своего
товарища и также медленно двинулся по узкому проходу. Расстояние между
мужчинами сохранялось около пяти шагов. Оба боевика уже заметили напуганную
девушку, но не торопились её брать. Первый боец прошёл мимо молодого
неприметного пассажира в серой поношенной куртке и кепке с козырьком,
скрывавшим половину лица, а затем замер. Он не успел развернуться и поднять
тревогу – пассажир вскочил между боевиками с двумя пистолетами и совершил по два
выстрела из каждого пистолета: одному – в упор в спину, другому – с расстояния
нескольких шагов. Оба боевика начали валиться на пол автобуса, пугая пассажиров, а
Грузин выбросил один из пистолетов и взвалил на себя тело боевика в качестве щита.
Не оценивая ситуацию, он просто инстинктивно совершил три выстрела в третьего.
Падая на пол, боевик разрядил как минимум половину рожка в потолок автобуса.
Александр с большим трудом сбросил с себя полумёртвое тело, держать которое не
хватало сил. Целясь на лобовое стекло, Александр медленным приставным шагом
направился к выходу из автобуса. Он понимал, что уже рискует жизнями всех
пассажиров, потому что четвёртый может открыть подавляющий огонь и зацепить
кого-нибудь. Оставалось три патрона. Чем больше он приближался к выходу, тем
страшнее становилось: он ждал пулю не только из лобового стекла, но и сбоку,
поэтому он пытался поглядывать и туда, не отвлекаясь от точки прицеливания.
Надвигавшуюся тишину разрушил треск зеркала от попадания в него пули. Подходя к
ступенькам, которые простреливаются с трёх сторон, он просочился между ногами
шокированных пассажиров и спинками сидений, чтобы максимально осмотреть
площадку вокруг выхода. Он был на 100% уверен: если не ступеньки, то выход под
прицелом.
Аккуратно спустившись к водителю, он оглядел всё вокруг и никого не увидел –
вероятнее всего, боевик прижимался к стенке автобуса или оббегал с другой стороны.
«Хорошо было бы поехать, но нельзя рисковать водителем.» - подумал Грузин и
машинально бросил взгляд в сторону, где сидела шокированная Юля с пустым
взглядом. Он вернул взгляд к выходу и мысленно отмахнул только что увиденное из
сознания. Три патрона. Грузин очень медленно спустился по ступенькам к водителю
спиной, целясь на выход и постоянно оборачиваясь на левое водительское стекло.
Затем он прижался спиной к стенке, отделявшей пассажиров на переднем сидении от
нижнего «этажа». Он махнул водителю рукой, указывая на салон. Водитель тихо
поднялся в проход к пассажирам, а Грузин, взяв пистолет левой рукой, развернулся и,
прижавшись животом к стенке, высунул руку, направленную туда, где
предположительно стоял противник. Он совершил два выстрела. Услышав
неестественный звук падения, Александр убрал руку и вздохнул, делая вид, что всё
закончено, чтобы выманить боевика. Не сводя прицела со входа, он спрятался за углом
стенки. Патроны кончались, поэтому мизинцем и безымянным пальцем левой руки
защитник достал запасной магазин, продолжая правой рукой целиться. Отогнув
большим пальцем защёлку боевой пружины, он достал пустой магазин и вставил
новый. Чтобы не ударять по магазину, который, как обычно, не хотел заходить на своё
место, Грузин опёр пистолет на стенку и левой рукой надавил сверху. Если бы в
проходе сейчас кто-то появился, Грузин обжёг бы себе ладонь левой руки выстрелом.
Понимая, что противник тоже не поверил в «конец», Александр начал разыгрывать
сцену, якобы он извиняется перед пассажирами. Он очень громко заговорил, не
спуская прицела: «Уважаемые пассажиры! Сейчас, когда всё закончилось…» - ко
входу подкрался боевик и сразу же получил свою порцию свинца, пролетевшую сквозь
обшивку и открытую дверцу автобуса. Грузин поставил пистолет на предохранитель,
свалился на ступеньки и выдохнул.
Немного отдышавшись, пассажир в поношенной куртке вытянулся в проходе
перед всеми пассажирами и, проводя своим до смерти уставшим взглядом по другим
пассажирам, заговорил:
⎯ Все целы? – В ответ прозвучала тишина. – Ну что? Тогда щас вот этих горе-
террористов выложим на улицу и поедете спокойно дальше. Мужики, помогите, они
тяжёлые всё таки.
⎯ А как же скорую вызвать? – Завопила одна из женщин преклонного
возраста.
⎯ А разве террористам скорую вызывать надо? – Парировал Александр,
понимая, что сдаёт позиции.
⎯ Слышь, а ты сам-то кто? Перестрелял их тут всех, а они ведь говорили, что
своё заберут и уйдут.
⎯ Забрать они, уважаемый, хотели ни в чём не виновную девушку. Впрочем,
как хотите. – Александр подошёл к Юле, аккуратно взял её за руку, смотря в
испуганные глаза и произнёс: - Пошли, Юлия. Я довезу тебя до дома.
Девушка долго смотрела в глаза своему спасителю и не знала, что сказать. Весь
автобус обернулся на сцену между двумя молодыми людьми. Интуиция Грузина
заставила повернуть голову и окинуть взглядом всех смотревших: он приметил одного
с виду неприметного мужчину лет тридцати. Саша смотрел ему в глаза, в них читалось
что-то не то – это был не просто пассажир. Рука, державшая пистолет напряглась,
готовясь «выброситься» в сторону этой загадочной личности, что напугало
пассажиров, но мужчина просто ухмыльнулся и отвернулся. Ступор не позволял
девушке адекватно принимать решения, но всё же она переборола своё состояние и,
собрав ручную кладь, встала. Её рука выскользнула из руки Саши, и они направились к
выходу. Вокруг поднялись шепот и возгласы, но Александр пропускал всё мимо ушей,
ему было важно увести девушку. По пути к выходу он поднял свой второй пистолет и
продолжал поглядывать на смутившего его мужчину. Выходя из автобуса, он крикнул
в салон: «Спасите девушке жизнь, не говорите про второй джип». Водитель
согласился.
Чёрный внедорожник нёсся по шоссе в сторону дома Юли, она сидела с
потерянным взглядом.
⎯ Ничего, Юль! Ты сейчас окажешься дома, в дом к тебе я никого не пущу.
⎯ Ты что, будешь жить со мной? – Возмутилась девушка.
⎯ Нет.
⎯ А как тогда? – Спросила девушка.
⎯ Неважно. – Саша достал телефон, нажатием «горячей» клавиши набрал
номер и произнёс: - Привези мне плётку и весь комплект. А ещё наших ИРП. –
Услышав утвердительный ответ, он убрал телефон в карман.
⎯ Плётку? Куда мы едем? – Завопила девушка так, что в ухе зазвенело.
⎯ Юля, это снайперская винтовка на жаргоне. Пожалуйста, не волнуйся! Я
везу тебя домой к твоим родителям. – Девушка продолжала впадать в панику.
⎯ Саша… Пожалуйста… Я боюсь… - Заплакала девушка.
⎯ Юль, тише, тише, тише. – Старался успокоить девушку Саша, не отвлекаясь
от дороги. – Мы едем к тебе домой, там безопасно. Всё будет хорошо, ты в
безопасности! Слышишь?
⎯ Да, да! – Захлёбываясь слезами, и, задыхаясь, произнесла девушка, борясь с
собой.
⎯ Веришь? – С надеждой в голосе продолжил Саша.
⎯ Да. – Вздохнула девушка и опустила голову. Слёзы из её глаз текли ручьём.
⎯ Смотри, как красиво! – Он показал на небо и, дождавшись реакции,
продолжил. – А помнишь, как мы ездили на залив? Помнишь, как там было красиво?
⎯ Да… Там было замечательно! – С выдавленным наслаждением произносила
девушка.
⎯ Помнишь тот лес, ту дорогу, где мы с тобой играли в догонялки?
⎯ Да…
С грехом пополам они доехали до её дома, Саша отогнал внедорожник и хотел
вместе с ним исчезнуть, но девушка пригласила его домой. Для него было достаточно
тяжело находиться в гостях у её родителей после случившегося. Чувство вины сжирало
изнутри, а Юля не торопилась объяснять причин своего зарёванного лица. Родители
ждали ответа от Саши, и у него был выбор: сказать правду или соврать про ссору с
парнем. Второе было гораздо проще, но не позволяло влиять на процесс, да и разговор
в открытую ему гораздо приятнее, потому что этих людей он любил – иногда он даже
мечтал, чтобы они оказались его родителями, приняли в свою семью, но сейчас
сыпались вопросы о произошедшем.
«Люди адекватные, наверное всё поймут» - Подумал Саша и заговорил: «Да вы
не волнуйтесь, всё в порядке» - само вырвалось изо рта Саши. «Её всего лишь
пытались похитить. Я такое стабильно раз в неделю исполнял» - саркастично подумал
он и продолжил: «Она просто с парнем поссорилась, а я приехал её поддержать, и мы
доехали до Вас». На лице женщины появилось раздражение, заметив это, Александр
продолжил говорить:
⎯ Вы на неё не злитесь, влюблённость и любовь – они такие: всегда
высасывают из человека все соки, как только что-то идёт не так.
⎯ И что? Это разве повод ныть и жалеть себя? – Дочка посмотрела на мать и
огорчилась, слыша полное нежелание понимать.
⎯ Нет, но чтобы держаться нужна поддержка, особенно родительская. –
Этими словами Александр, как ему казалось, поставил точку и убедил женщину.
Все присели за стол, а девушка по велению мамы сделала всем чаю. Гостю
удалось отвести разговоры в нужное русло, но он замечал, что Юля продолжает
волноваться. Затем она буквально вскочила из-за стола и быстрым шагом ушла в
ванную. Пробыв там около минут двадцати, она вышла на шатающихся ногах, чем
очень сильно насторожила маму. Саша быстро догадался, что произошло и подошёл к
пошатывающейся девушке, которая машинально посторонилась его. Ко всему
происходящему добавился звонок на маленькую нокию, звонил информатор.
⎯ Да. – Коротко ответил Грузин и отошёл в дальний угол.
⎯ Жди удара, они получили от меня точный адрес деревни. – Чётко
рапортовал Виктор.
⎯ Понял, спасибо. – Также коротко, как предыдущий, прозвучал ответ.
⎯ Сань, у меня выбора не было.
⎯ Да всё понимаю. Давай. – Гораздо мягче сказал Грузин и убрал телефон в
карман.
Изо всех сил стараясь скрыть напряжение, он подключился к попыткам матери
успокоить свою дочь. Пока он говорил, девушку уже успели усадить на диван.
Александр предвидел такую ситуацию и, достав из нагрудного кармана ампулу
лекарства, протянул её матери:
⎯ Вколите ей в вену. На один раз поможет.
⎯ Что это?
⎯ Сильный седативный препарат. Врач сказал, что ей можно. Прошу
прощения, мне надо ехать. – Затем он посмотрел девушке в глаза. – Ксюха, держись,
всё будет хорошо, я обещаю тебе!
⎯ Постой. – Задержала мама.
⎯ Мам...
⎯ Колите! – Повысил тон Грузин.
⎯ Не уходи, надо поговорить.
⎯ Ладно. Колите и пойдём, ей это нужно сейчас! – Александр уже настроился
на разговор в открытую.
Когда мама ввела дочери лекарство, они с Грузином вышли на крыльцо.
⎯ Саша, что произошло?
⎯ Татьяна, всё, что я Вам сейчас скажу, должно остаться между нами. Если
Вы хотите это услышать, то Вам придётся слушать меня и сделать то, что я Вам скажу.
– Женщину эти слова разозлили, но Саша поднял свой тяжёлый взгляд на её
переносицу и твёрдо задал вопрос. – Слушаете?
⎯ Да.
⎯ Как Вы могли догадаться, я занимаюсь незаконной деятельностью, и у меня
есть свои враги. Когда я встретил Юлю, я окончательно решил с этим завязать, и я это
сделал. Я сделал это максимально деликатно и никому не объяснял причин, однако,
информация – она такая. Очень многие люди рано или поздно узнали о моей любви к
ней, пусть и безответной. Тогда одного человека разозлило, что я ушёл из-за неё, и он
решил меня за это наказать. Сегодня её пытались похитить. На глазах всего автобуса я
застрелил четырёх подготовленных похитителей. – Слова постепенно топили женщину
в шок. Она закурила. – Сейчас готовится второй удар. Они приедут сюда, но к дому я
их не подпущу – либо они успокоятся, либо отправятся двухсотым. Юля всё это
понимает, поэтому у неё случилась паническая атака. Без успокоительного она не
справится. То, что Вы сейчас услышали, не говорите никому, а тем более мужу – он
ринется защищать семью, но его просто застрелят. Я не хочу больше смертей, я сделаю
всё сам! Простите, что ввязал вас в это. И да. Вам нужно сейчас… – Грузин очень тихо
отдал приказ и, не слушая ничего, пошёл к выходу с участка.

***
Солнце поливало пустырь, заросший сухой полевой травой, рассекаемый
просёлочной дорогой, на которой был припаркован «инфинити». Лучи скользили по
крыше и багажнику иномарки, небо постепенно розовело.
Николай, держа свой взгляд на подходящем закате, наслаждался сладким
ожиданием: он уже рисовал фантазии о том, как Александр умоляет его отпустить
девушку, смотря на видеозапись её страданий. Никакого грубого насилия: всего лишь
она на камеру будет умолять её спасти, для пущи верности можно добавить немного
садистских наклонностей, пригласив какую-нибудь «Госпожу» из соответствующего
заведения, которая повторит всё ещё раз, но уже на глазах у Грузина. Всё сделанное,
всё потраченное, все погибшие в перестрелке бойцы – всё это действительно стоило
того, чтобы видеть Сашино лицо бессильным, сдавшимся. Да он сам застрелится после
этого, сделав всё, чтобы обойти внушённый психический барьер, защищающий его от
суицида.
Сладкие фантазии были оборваны подъехавшей «ауди», откуда вышел Алексей.
⎯ Здравствуй, Алексей. Покажи же мне её скорее! – Улыбка расплывалась на
лице заказчика.
⎯ Слышь, Савичев, он перестрелял четырёх моих бойцов! Один в тяжёлом
состоянии, двое в коме, а один… погиб! – В ответ взорвался Алексей.
⎯ Я слышал про перестрелку, но до последнего надеялся, что это не повлияло
на результат операции. Ты уверен, что это был он? Его же отпустили пару часов назад.
⎯ Не того повязали, походу! Или это у него ученики такие спецы? У меня в
автобусе свой человек, который видел, что это именно он. Какие документы были при
задержанном?
⎯ Телефон был при задержанном, но это неважно. Важно, что ты аванс
получил, операцию сорвал, даже девушку не привёз. Зачем ты приехал? –
Невозмутимо говорил Николай.
⎯ По твоей вине их положили. Твои люди ошиблись!
⎯ Это вообще не мои проблемы, я решил помочь общему делу, а то, что ты
понёс потери – не моя проблема, это твоя группа стрелять не умеет, раз их кто-то
перестрелял в одиночку. Да, Грузина должны были задержать, но, как видишь, он тебя
переиграл. Если бы не моя помощь, до попытки захвата дело бы и не дошло: он бы её
спрятал, а сам бы засел с винтовкой напротив её дома в деревне. Ну как, приятно со
мной работать? – С лёгкой саркастичной ухмылкой закончил Николай.
⎯ Отлично! – Раздался крик. – Что мне делать с этим бешеным псом? –
Продолжал кричать координатор поверженной группы.
⎯ По-своему он правильно поступил, он пошёл за близкого до конца. Я
соболезную тебе и твоим ребятам, но то, что ты облажался – это твоя проблема. Аванс
я тебе оставляю в качестве компенсации, о задании можешь забыть. Один вопрос:
девка всё это видела?
⎯ Да! – Алексей выдохнул. – Так что ты с ним сделаешь? – С надеждой
спросил исполнитель.
⎯ Ничего. Он получил своё. Теперь она к нему ни на шаг не приблизится, а
его руки снова в крови. Этого хватит.
⎯ Ты даже не закроешь его? Тебе же это раз плюнуть!
⎯ Нет. Дело уже возбудили из-за бойни, которую вы устроили. А дальше
зависит от его профессионализма: либо его запомнили и составят фоторобот, либо нет.
⎯ Я убью его!
⎯ Это будет уже твоё дело, не моё. Я своего добился. – Также невозмутимо
произнёс Савичев. – Только вот не советую я тебе лезть на него, он просто пристрелит
тебя. Ты правильно сказал: он – бешеный пёс. И за хозяина до смерти биться будет и за
себя. – Алексей ничего не сказал, он просто уехал.

***
Несясь на своей «ауди» загород к дому Совинской, Алексей пытался принять
решение: «А нужно ли мне это? Может быть действительно Грузин не стоит моей
жизни? Команда командой, всякое бывает – это просто расходный материал, который
изжил своё. Хотя, всё таки мне хочется посмотреть ему в глаза.», «Или предложить
ему работу?» - подсказал внутренний голос.
Ауди проносилась мимо всех деревень на большой скорости – ярость всё ещё
сидела в водителе, теперь в нём включился предприимчивый бизнесмен, который
волновался за репутацию. В голову так и лезла мысль о попытке убрать причину
падения репутации. С другой стороны, слова Савичева, засевшие в голове убеждали
отказаться от этой идеи: Савичев прав, он действительно бешеный пёс, который
завалит меня ещё в ту секунду, когда моя рука совершит неверное движение. Послать
вторую бригаду? Толпу вооружённых бойцов, которые перетрясут всю деревню?
Полями подойти к соседскому дому, заползти на участок к «Сове», а затем схватить её
и заставить Грузина выйти под вторую бригаду? Красиво выглядит, особенно если
просто прострелить ему обе ноги, а затем привезти Николаю их обоих.
Приятная фантазия заставила сбавить скорость, потому что занимала не меньше
половины внимания координатора, однако, в голове вспомнилась очень старая встреча,
на которой ему показывали группу беспризорников, обучаемых владению оружием и
шпионажу. Некоторым из них ставили психологический барьер на суицид, а затем
готовили. Готовили не хуже армии. Инструктор рассказывал про какого-то особенного
парня, которому здоровье не позволяло полноценно заниматься, но «руководство» что-
то в нём разглядело, поэтому его готовили по индивидуальной программе. Его
результаты значительно уступали результатам других детей только в рукопашке, но
значительно превосходили в некоторых других дисциплинах.
За поворотом показалась деревня, на краю которой стоял домой с сараем и
лошадью на заднем дворе. Приехал. Автомобиль остановился, не доехав пятьдесят
метров до дома «простой деревенской бабы». В голове снова прозвучали слова
Николая, но уже с первой встречи, где он говорил, что ничего сложного не будет.
Алексей вышел из машины и закурил, не сомневаясь, что он уже обнаружен.
Облокотившись на водительскую дверь, он стоял и ждал, желание встретиться с тем,
кто перестрелял одну из его бригад, было непреодолимым – это был первый прокол за
несколько лет не всегда безупречной, но успешной работы.
На чердаке одного из деревенских домов уже занял позицию человек,
«построив» из старой тумбы и подушки упор под винтовку. Деревянный приклад
плотно прилегал к плечу стрелка, наблюдавшего за мужчиной через прицел. Хозяйка
дома до сих пор находилась в огороде и даже не подозревала, что на чердак через
разбитое окно мог кто-то залезть. Человек передал по гражданской рации:
⎯ Подъехал автомобиль «Ауди», номера Ольга Михаил Ольга семь два ноль,
семьдесят восьмой регион. Остановился метров за сто от деревни. Вышел мужчина и
курит. Приём.
⎯ Принял, продолжаю наблюдение. Приём.
С чердака открывался потрясный вид на поле, находящееся за домами на
противоположной стороне. Безусловно, имелась небольшая слепая зона, которая
просматривалась вторым человеком, сидевшим где-то в куче сена у чужого забора.
Мужчина продолжал стоять в ожидании встречи, а засада продолжала ждать
очередной бригады.
Саша понимал, что совершает глупый поступок, что в попытке защитить дом
просто погибнет, но другого варианта он не видел: нужно было как-то закрыть этот
вопрос, чтобы Юля могла полноценно жить дальше, а не бегать по городам с
поддельными документами, которые достать будет достаточно сложно в свете всех
последних событий.
Солнце забирало последние лучи с неба, большая его часть уже потемнела, а
гостей так и не было, поэтому было решение двигаться. Между заборами на
противоположной стороне промелькнул тот самый человек из кучи сена. Он побежал
глубже в поле, чтобы, оставшись незамеченным, обогнуть автомобиль и выйти к
небольшой полосе кустов и валунов, расположившейся вдоль шоссе. Он залёг между
камней так, чтобы его не было видно ни с дороги, ни с поля. В такой, казалось бы,
защищённой позиции были проблемы с обзором, который удалось решить,
извернувшись в очень неудобную и неустойчивую позу: опорой для большей части
корпуса являлась рука, плотно стоявшая на одном из валунов. Оказавшись гораздо
ближе к противнику, человек перевернулся между валунами и очень тихо передёрнул
затвор, чтобы не издать никаких звуков. Выпрямившись в полный рост и держа
пистолет наготове, он медленно направился к мужчине на ауди, который прождал
больше двух часов. Вокруг не было замечено никакого движения, поэтому человек,
выходя из лесополосы надеялся, что никаких снайперов нет. Вполне возможно, что
кто-то мог лежать в багажнике, к этому был подготовлен снайпер. В принципе, всё
идеально. Человек молча подошёл к Алексею и встал рядом.
В темноте Алексею не удавалось разглядеть лица, но интуиция подсказывала,
что это желанный гость.
⎯ Ну, здравствуй, Грузин. Не волнуйся, я один.
⎯ Ну, здравствуй, Алексей. – Раздалось от силуэта, стоявшего на безопасном
расстоянии, не позволявшем нанести удар.
⎯ Ты знаешь, мне не верится, что я сейчас стою с тем, кто перестрелял одних
из лучших бойцов.
⎯ Они не были готовы, что там буду я. Меня же взяли мусора, поэтому твои
поздно меня засекли. Я бы на их месте вывел всех пассажиров из автобуса.
⎯ Да… - Алексею было больше нечего сказать.
⎯ Это был Савичев? – Прозвучал выдавленный вопрос.
⎯ Он самый. – Вздохнул координатор. – И он же наверное спас тебя от
гибели. Я ехал сюда, чтобы тебя убить… Но приехал, чтобы просто посмотреть на
тебя. Знаешь, как было бы хорошо, если бы ты не оказался в автобусе? Команда бы
сейчас праздновала очередное выполненное задание, а я бы привёз девушку Савичеву.
⎯ А он потом заставил бы меня быть его щенком, держа ствол у её головы. Он
бы издевался над ней на моих глазах. – Ответил Грузин и понял, что начинает терять
контроль над эмоциями, поэтому резко «отшагнул назад». – Но к чёрту эту лирику!
Что случилось, то случилось. Пообещай мне, что больше к ней не приблизишься!
⎯ Да успокойся ты, обещаю, обещаю. Задание закрыто, бригада убита,
репутация…
⎯ Репутацию другими делами восстановишь, только мой совет тебе: не
вписывайся в такие истории. Со стороны Савичева – это беспредел, а ты его
исполняешь.
⎯ Скажи, как ты узнал, когда и где всё случится?
⎯ А я не знал. Я понимал, что никто не поведётся на утку с телефонным
разговором. Я убедился, что чей-то телефон слушают, когда повязали парня, похожего
на меня. И да, я ждал, что сейчас ты приедешь с бригадой в двадцать человек трясти
эту деревню…
⎯ Савичев сказал, что добился своего. Она ведь действительно больше не
будет с тобой общаться, будет бояться тебя, а ты будешь себя винить – он этого и
хотел. Он дал мне задание похитить Юлию, чтобы раздавить тебя и сломать твой дух.
⎯ Собственно, ты посмотрел на меня. Прощай.
⎯ Думаешь, не встретимся больше?
⎯ Нет. Я уже давно завязал со всем этим. Порой помогаю с поиском людей, не
более.
⎯ Ладно… Стой. Почему «Грузин»?
⎯ За особую любовь к Грузинской культуре. Прощай.
Грузин медленно направился к полю, а когда автомобиль удалился на
достаточное расстояние, аккуратно перебежал дорогу и пробрался на чужой чердак,
где его ждал напарник.
Он опрокинул полбутылки воды, выпив её с огромным наслаждением и только
после этого тихо заговорил с напарником:
⎯ Спасибо тебе.
⎯ Не за что. Теперь-то признайся, что мы всё таки друзья.
⎯ Ты прав. Мы ими давно уже стали, но я не хотел втягивать тебя, поэтому
пытался держать дистанцию.
⎯ Слушай, я прошёл по твоим стопам, но ты провёл меня лучшей тропинкой,
чистой от грязи. Ты заставил посмотреть меня на этот мир по-другому. О чём вы
говорили?
⎯ Да ни о чём, по факту. Моя паранойя подсказывает, что это – отвлекающий
манёвр, а душа – что всё кончилось.
Они быстро поели, и Грузин сменил напарника, который рядом лёг спать. В
голову так и лезли мысли о том, что сказал Алексей: «… добился своего… Она ведь
действительно больше не будет с тобой общаться, будет бояться тебя, а ты будешь
винить себя…» - чувство вины действительно постепенно подходило, и единственным,
что его останавливало, была чёткая установка, что он сею секунду «работает». Пустые
поля, растворявшиеся во тьме, пустое шоссе, по которому редко проезжал автомобиль
– всё это заставляло вспоминать те приятные моменты в гостях у любимой. Силы воли
уже хватало только, чтобы эти воспоминания оставляли хоть какую-то долю внимания
для наблюдения. Пытаясь отвлечься от них, он с особой внимательностью осматривал
все потенциальные снайперские позиции, но прицел постепенно возвращался к её
дому, где в воспоминаниях было тепло и хорошо. Сейчас ни в одном окне дома не
горел свет, потому что Грузин тогда буквально приказал матери собраться и увезти
семью на несколько дней.
Боль заполняла каждую вену и растекалась по всему организму даже после
пересменки. Спать хотелось очень сильно, но мысли побеждали в битве с этим
желанием и никак не позволяли отправиться в царство Морфея, тогда Грузин из того
же нагрудного кармана достал победоносную таблетку, которая помогла заснуть.

Вам также может понравиться