Вы находитесь на странице: 1из 18

Math-Net.

Ru
All Russian mathematical portal

V. I. Arnol’d, First steps in symplectic topology, Uspekhi Mat. Nauk, 1986,


Volume 41, Issue 6(252), 3–18

Use of the all-Russian mathematical portal Math-Net.Ru implies that you have read and agreed to these
terms of use
http://www.mathnet.ru/eng/agreement

Download details:
IP: 144.122.128.125
November 19, 2021, 16:41:32
1986 г. по поръ—декабрь т. 41, вып. 6(252)
УСПЕХИ МАТЕМАТИЧЕСКИХ НАУК

УДК 515.165
ПЕРВЫЕ ШАГИ СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ1)
В. И. А р н о л ь д
СОДЕРЖАНИЕ
Введение 3
§ 1. Существует ли симплектическая топология? 4
§ 2. Обобщения геометрической теоремы Пуанкаре 5
§ 3. Гиперболическая теория Морса 6
§ 4. Пересечения лагранжевых многообразий 8
§ 5. Лежандровы подмногообразия контактных многообразий 9
§ 6. Лагранжевы и лежандровы узлы И
§ 7. Две теоремы Гивенталя о лагранжевых вложениях 12
§ 8. Нечетномерные аналоги 13
§ 9. Оптические лагранжевы многообразия 15
Список литературы 17

Введение
Под симплектической топологией я понимаю науку, находящуюся в та­
ком же отношении к обычной топологии, как теория гамильтоновых дина­
мических систем к общей теории динамических систем. Соотношение здесь
похоже на соотношение между вещественной и комплексной геометрией.
Комплексное линейное пространство можно рассматривать как четно-
мерное вещественное, снабженное дополнительной структурой (операцией
умножения на i). Однако комплексификация теории не сводится к уменьше­
нию запаса пространств и добавлению новой операции: новый смысл при­
обретают все понятия. Например, комплексные подпространства или опера­
торы — не то же, что подпространства или операторы в подлежащем вещест­
венном пространстве. В этом смысле комплексная геометрия — аналог веще­
ственной, а не ее частный случай.
Точно так же симплектическая геометрия может рассматриваться,
конечно, как обычная геометрия в присутствии дополнительной структуры.
Но возможна и другая точка зрения, при которой симплектическая геомет­
рия рассматривается скорее как равноправный аналог обычной геометрии.
Например, симплектическая группа может рассматриваться не как под­
группа группы матриц четного порядка, а как простая группа Ли Ck, имею-
х
) Помещаемые в этом номере статьи В. И. Арнольда, А. Н. Дранишникова,
Е. В. Щепина и В. В. Федорчука являются изложением пленарных докладов, прочитан­
ных 27—29 мая 1986 г. на «Александровских чтениях» (совместном заседании Москов­
ского математического общества и общемосковского топологического семинара
им. П. С. Александрова (топологический кружок) и посвященных 90-летию со дня рож­
дения П. С. Александрова. (Прим. ред.)
1*
4 В. И. АРНОЛЬД

щая равные с группой невырожденных матриц Ak права, не менее замеча­


тельную систему корней и т. д.
Вопросы симплектической топологии, о которых идет речь дальше, мож­
но рассматривать как вопросы обычной топологии в присутствии дополни­
тельной структуры. Однако наиболее интересным мне представляется не
использование обычной топологии для исследования объектов симплектиче­
ской геометрии, а угадывание симплектических результатов посредством
«симплектизации».
Симплектизация преобразует не только исходные объекты (многообра­
зия, отображения...), но и всю теорию. Например, понятия границы и тео­
рии гомологии в симплектической топологии вовсе не сводятся к обычным.
Размерность «симплектограницы» должна быть не на одну, а на две единицы
меньше размерности исходного многообразия (снижение размерности в сим­
плектической геометрии всегда проводится в два этапа, один из которых
сечение, а другой — проектирование).
Я не собираюсь здесь формализовать эти туманные идеи х ), а перехожу
к конкретным гипотезам, к которым они привели (пропуская довольно длин­
ные промежуточные рассуждения).
Некоторые из опубликованных в 1965—1976 гг. гипотез такого рода
([9] — [12]) недавно доказаны Конли, Цендером, Сикоравом, Громовым и др.,
причем была развита новая мощная техника. Мне кажется, теперь стоит
вернуться и к другим гипотезам этого типа, а может быть, и ко всей программе
симплектизации.
Нечетномерные варианты (связанные с контактной топологией) также
обсуждаются ниже.
Автор благодарен А. В. Алексееву, М. Л. Вялому, В. А. Васильеву,
A. Б . Гивенталю, В. Л . Гинзбургу, В. В. Козлову, В. П. Колокольцову,
B. П. Маслову, Дж. Наю, С. П. Новикову, Л . В. Полтеровичу, Д. Б . Фуксу,
Ю. В. Чеканову, А. И. Шнирельману, Е. В. Щепину, Я . М. Элиашбергу за
многочисленные полезные обсуждения.

§ 1. Существует ли симплектическая топология?


Симплектической структурой на многообразии называется замкнутая
невырожденная 2-форма. Простейшим примером симплектического многооб­
разия является плоскость; симплектическую структуру задает элемент пло­
щади (о риентиров анной).
Симплектическим диффеоморфизмом (или симплеккьоморфизмом) назы­
вается диффеоморфизм, сохраняющий симплектическую структуру. Ясно,
что это условие накладывает топологические ограничения на диффеоморфизм.
Например, область конечного объема не может перейти при симплектическом
диффеоморфизме строго внутрь себя, так как симплектический диффеомор­
физм переводит любую область в область такого же объема.
Более содержательный пример —«геометрическая теорема» Пуанкаре
(доказанная Биркгофом), согласно которой сохраняющий площади диффео­
морфизм кольца, сдвигающий граничные окружности в разные стороны,
имеет не менее двух неподвижных точек. Упомяну еще теорему Н. А. Ники­
шина [13]: сохраняющий ориентированные площади диффеоморфизм двумер­
ной сферы имеет не менее двух неподвижных точек.
Таким образом, топологические свойства общих и сохраняющих объемы
(площади) диффеоморфизмов различны. Но имеют ли симплектические диф­
феоморфизмы специфические свойства, выделяющие их из сохраняющих

г
) По поводу симплектограниц см. теорию лагранжевых кобордизмов в [1] — [7];
комплексификация понятия границы — дивизор ветвления, %2 переходит в %, классы
Штифеля — Уитни — в классы Чженя и т. д. (ср. [8]).
П Е Р В Ы Е Ш А Г И СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ 5
объемы? Этот вопрос был формализован Я. М. Элиашбергом следующим
образом:
Всякий ли сохраняющий объемы диффеоморфизм симплектического мно­
гообразия размерности, большей двух, можно топологически (С0) аппроксими­
ровать симплектическим диффеоморфизмом?
Если бы это было так, то устойчивые топологические свойства сохраняю­
щих объемы диффеоморфизмов были бы такими же, как у симплектических.
В последнее время Громов доказал «теорему существования симплекти-
ческой топологии», также высказанную Элиашбергом:
Т е о р е м а [14]. Если предел равномерно (С0) сходящейся последователь­
ности симплектоморфизмов является диффеоморфизмом, то он симплек-
тический.
Типичным, вопросом, показывающим отличие симплектической геомет­
рии от геометрии сохраняющих объем диффеоморфизмов, является следую­
щая задача, также проанализированная Элиашбергом и Громовым: может ли
симплектический верблюд пройти сквозь игольное ушко?
Имеется в виду следующее: можно ли симплектической изотопией пере­
тащить шар, лежащий в левом полупространстве четырехмерного стандарт­
ного симплектического пространства, в правое через сколь угодно малое отвер­
стие в разделяющей оба полупространства плоскости!
В классе сохраняющих объемы диффеоморфизмов такая изотопия, оче­
видно, существует. Громов доказал, однако, что симплектической изотопии
нет: пройти через малое отверстие симплектическому верблюду мешают его
«симплектические ребра»— своеобразный нелинейный аналог неравенств
Релея — Фишера — Куранта.
Из нерешенных задач геометрии симплектических диффеоморфизмов
упомяну еще следующую: ограничен ли диаметр группы симплектических
диффеорморфизмов шара с левоинеариантной стандартной метрикой!
А. И. Шнирельман доказал ограниченность диаметра группы сохраняющих
объемы диффеоморфизмов трехмерного шара [45]. Предположительно дале­
кими симплектическими диффеоморфизмами являются те, к которым ведут
пути с положительно закручивающими гамильтонианами (ср. [31], [33]).

§ 2. Обобщения геометрической теоремы Пуанкаре

Рассмотрим симплектический (сохраняющий площади) диффеоморфизм


двумерного тора на себя, гомотопный тождественному преобразованию.
Такой диффеоморфизм называется гомологичным тождественному (или сохра­
няющим центр тяжести), если он задается таким отображением накрываю­
щей тор плоскости х t—> х + f(x), для которого среднее значение периодиче­
ской вектор-функции / равно нулю.
Диффеоморфизм, гомологичный тождественному, можно соединить с тож­
дественным однопараметрическим семейством симплектических диффеомор­
физмов так, что производная по параметру будет гамильтоновым векторным
полем с однозначным гамильтонианом, и обратно, все соединяемые таким
образом с тождеством симплектоморфизмы гомологичны тождеству. Диффео­
морфизмы, гомологичные тождеству, образуют группу (коммутант связной
компоненты единицы в группе всех симплектических диффеоморфизмов, см.
[15]).
Геометрическая теорема Пуанкаре (о диффеоморфизмах кольца) обоб­
щается следующим образом (гипотеза [9], [10], доказанная в [19]) г)

г
) Гипотетическое прямое обобщение теоремы о кольце указано в [10] (условие
сдвига краев в разные стороны превращается в зацепленность сферы S71'1 — края диска
в слое Г*М П — с ее образом в универсальной накрывающей расслоения сфер, Т*Мп).
Оно, кажется, не доказано.
6 В. И. А Р Н О Л Ь Д

Т е о р е м а . Гомологичный тождественному симплектоморфизм тора


имеет не менее 4 неподвижных точек (если считать с кратностями) и не менее
трех геометрически различных неподвижных точек.
Теорема Пуанкаре о преобразованиях кольца получается отсюда так:
тор склеивается из двух симметрично преобразующихся колец, соединяемых
переходными кольцами, сдвигающимися вдоль себя в разные стороны. Регу­
лируя ширину переходных колец, можно добиться чтобы полученный диффео­
морфизм тора сохранял центр тяжести. Половина его неподвижных точек
(т. е. не менее двух неподвижных точек) находится в исходном кольце.
Следующее многомерное обобщение теоремы Пуанкаре было сформули­
ровано в [11], [12]:
Г и п о т е з а . Симплектоморфизм компактного многообразия, гомоло­
гичный тождественному преобразованию х ), имеет по меньшей мере столько
неподвижных точек, сколько критических точек имеет гладкая функция
на многообразии.
(Имеется в виду либо в обоих случаях число геометрически различных
точек, либо алгебраическая сумма кратностей.)
Эта гипотеза доказана в следующих случаях:
1) для двумерных поверхностей ([17], [18]);
2) для 2гс-мерного тора со стандартной симплектической структурой
([19], [20], [21]);
3) для СР П со стандартной структурой [22];
4) для многих кэлеровых многообразий отрицательной кривизны ([18],
[23]);
5) для диффеоморфизмов, С°-близких к тождеству [24].
Оценки, доставляемые гипотезой, достигаются на диффеоморфизмах,
С 1 -близких к тождественному преобразованию (полученных интегрированием
гамильтонова поля за малое время). В простейших случаях минимальные
числа критических точек следующие:

Многообразие с с
а ё

Окружность 2 2
Двумерный тор 4 3
Поверхность рода g 2g + 2 3
2?г-мерный тор 2271 2гс + 1
СРП п+1 71 + 1

Для симплектических отображений, не ГОМОЛОГИЧНЫХ тождественному


(но лежащих в той же компоненте связности группы симплектоморфизмов),
число неподвижных точек, по-видимому, оценивается снизу числом крити­
ческих точек замкнутой 1-формы на многообразии (неравенства теории Морса
заменяются неравенствами Новикова [25], [26]).

§ 3. Гиперболическая теория Морса


Новая техника, на которой основаны доказательства сформулированных
результатов,— своеобразный вариант вариационной теории Морса для не­
ограниченных с двух сторон функционалов. Обычная теория Морса положи­
тельных функционалов основана на редукции задачи к конечномерной за
счет того, что по направлениям «высоких гармоник» (ряда Фурье) функцио­
нал быстро растет: он ведет себя на бесконечности по этим направлениям как
положительно определенная квадратичная форма. Фиксируя конечномерную
г
) Соединимый с одним однопараметрическим семейством симплектоморфизмов
с однозначным (но зависящим от времени) гамильтонианом.
П Е Р В Ы Е Ш А Г И СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ 7
информацию (значения «коэффициентов при младших гармониках»), мы рас­
слаиваем функциональное пространство на подпространства конечной кораз­
мерности. Ограничение функционала на такое подпространство имеет един­
ственную точку минимума, гладко зависящую от точки (конечномерной) базы.
Дальнейший выбор настоящих экстремалей из многообразия найденных
условных экстремалей — уже конечномерная задача, решаемая конечно­
мерной теорией Морса, т. е. исследованием функций на конечномерном мно­
гообразии. Это многообразие условных экстремалей можно получить гра­
диентным спуском вдоль описанных выше подпространств конечной кораз­
мерности.
Таким образом, в основе вариационной теории Морса лежит структурная
устойчивость линейно притягивающих положений равновесия. Основная
идея новых методов состоит в том, что вместо притягивающих положений
равновесия можно воспользоваться гиперболическими, которые также яв­
ляются структурно устойчивыми (теоремы Гробмана — Гартмана, Аносова).
Гиперболичность понимается здесь в смысле теории динамических си­
стем, а не в смысле теории уравнений с частными производными: соответ­
ствующая квадратичная форма имеет бесконечное число квадратов как
с плюсами, так и с минусами.
Для применимости этих методов нужно, чтобы изучаемый функционал
обладал свойством гиперболичности (на подмногообразиях конечной кораз­
мерности, полученных фиксацией «коэффициентов при младших гармони­
ках»). Примером является функционал действия \ р dq — Н dt. Рассмотрим
для простоты случай одной степени свободы, когда функционал определен
на кривых [0, 1] —>-(R2 = {(р, q)}. На петлях кривых, вращающихся вполо-
жительную сторону, интеграл р dq положителен, а в отрицательную —
отрицателен. Если z = р + iq, то z = elht вращается в одну сторону при
положительных / с и в другую — при отрицательных.
Таким образом, возникает высокочастотная гиперболичность: гармоники
с большими | к | образуют пространства, где функционал действия квадра­
тично растет или убывает (в зависимости от знака к). Интеграл от Н dt,
играющий роль возмущения, не нарушает этого вывода.
Предположим, что Н — периодическая функция р, q и t, и рассмотрим
наш функционал на замкнутых кривых. После редукции задачи к конечно­
мерной получается функция на пространстве конечномерного векторного
расслоения над изучаемым многообразием, которая на каждом слое ведет
себя на бесконечности как невырожденная квадратичная форма (сигнатуры
нуль). Оценка числа критических точек такой функции проводится при
помощи обобщения конечномерной теории Морса, так называемой теории
«индекса Конли» [27].
В результате мы получаем оценку снизу для числа критических точек
действия, т. е. для числа замкнутых траекторий уравнений Гамильтона,
а значит, и для числа неподвижных точек симплектоморфизма, осуществляе­
мого решениями этих уравнений за период. Наконец, любой симплекто-
морфизм, гомологичный тождеству, можно получить таким способом из
периодического по времени однозначного гамильтониана. Таким методом
Конли и Цендер [19] и доказали обобщенную геометрическую теорему Пуан­
каре (для многомерного тора со стандартной симплектической структурой).
Впоследствии Шаперон [21] разработал симплектический вариант теории
ломаных геодезических Морса, основанный на технически более удобной
конечномерной аппроксимации (ломаные вместо рядов Фурье). За последние
годы появилось множество работ, использующих и развивающих этот метод,
например [18] — [24], [16].
В работе Сикорава [28] отброшено условие сохранения центра тяжести —
Б этом случае число неподвижных точек оценивается снизу числом критиче­
ских точек замкнутой 1-формы (минимум по всем формам оценен С. П. Но-
8 В. И. АРНОЛЬД

виковым [25], но для торов эти оценки пусты). Остается, однако, неизвестным^
имеет ли три разных неподвижных точки гомологичный тождеству сим-
плектоморфизм четырехмерного тора с произвольной симплектическои струк­
турой.
§ 4. Пересечения лагранжевых многообразий
Один из общих принципов симплектическои геометрии выразительно*
сформулирован А. Вейнстейном [29] так: «все на свете — лагранжевы мно­
гообразия».
Лагранжевы подмногообразия симплектического многообразия — это под­
многообразия наибольшей размерности, на которых обращается в 0 сим-
плектическая структура (эта наибольшая размерность равна половине раз­
мерности объемлющего многообразия).
Симплектоморфизмы можно рассматривать как лагранжевы многообра­
зия. Действительно, график симплектоморфизма (Мъ сох) -> (М2, со2) являет­
ся лагранжевым подмногообразием произведения Мг X М2, снабженного
симплектическои структурой п*^ — л*со2 (где пг и п2 — канонические*
проекции произведения на первый и второй сомножители). Обратно, диффео­
морфизм с лагранжевым графиком является симплектоморфизмом.
Лагранжево подмногообразие произведения, не являющееся графиком
диффеоморфизма, определяет симплектическое соответствие — многозначное
обобщение симплектоморфизма (или «канонического преобразования» клас­
сической механики).
Неподвижные точки симплектоморфизма — это точки пересечения era
графика с диагональю. Для оценки числа неподвижных точек симплектомор­
физма достаточно поэтому оценить число точек пересечения двух лагранжевых
многообразий: графика и диагонали. Условие сохранения центра тяжести
превращается при этом в условие гамильтоновой гомологичности: лагранжевы
подмногообразия гамилътоново гомологичны, если одно из них можно полу­
чить из другого при помощи фазового преобразования гамильтонова век­
торного поля с однозначным гамильтонианом (зависящим от времени).
Таким образом, получается еще одно гипотетическое обобщение гипо­
тезы Пуанкаре:
Число точек пересечения симплектсссответствия с гамильтонсео гомо­
логичным ему не меньше минимального числа критических точек функции на
нем {считая те и другие точки либо алгебраически, с кратностями, либо гео­
метрически).
Простейшие случаи этой гипотезы обсуждались уже в 1965 г. [9]. Рас­
смотрим в качестве симплектического многообразия пространство кокаса-
тельного расслоения Г*5 многообразия В (т. е. фазовое пространство с кон­
фигурационным пространством В), снабженное стандартной симплектическои
структурой «dp dq», а в качестве лагранжева подмногообразия L — нулевое
сечение. Например, если В — окружность, то Т*В — цилиндр, а L —
экватор.
Некомпактность фазового пространства заставляет уточнить определе­
ние гамильтоновой гомологичности: лагранжево многообразие предпола­
гается компактным, а гамилътоново поле — финитным (равным нулю вне
некоторого компакта).
Т е о р е м а [30]. Число точек пересечения нулевого сечения простран­
ства кокасателъного расслоения с гамилътоново гомологичным ему многообра­
зием не меньше суммы чисел Бетти многообразия (если считать точки с крат-
ностями) и больше когомологической длины.
Гамилътоново гомологическая центральной окружности кривая на ци­
линдре — это вложенная в цилиндр замкнутая кривая, обходящая вокруг
цилиндра один раз, и такая, что ориентированная площадь между ней и эква­
тором равна нулю. Очевидно, такая кривая имеет не менее двух точек пере­
сечения с экватором (именно это соображение было исходным и в попытках.
П Е Р В Ы Е Ш А Г И СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ

Пуанкаре доказать свою «геометрическую теорему», и в доказательстве Бирк-


гофа).
Окрестность лагранжева многообразия в симплектическом всегда сим-
плектоморфна окрестности нулевого сечения пространства кокасательного
расслоения [29].
Поэтому из оценки числа точек пересечения нулевого сечения кокаса­
тельного расслоения с гамильтоново гомологичным ему лагранжевым мно­
гообразием следует такая же оценка для числа точек пере­
сечения любого лагранжева многообразия с любым гамиль­
тоново гомологичным ему (в достаточно [малой окрестности)
многообразием. В частности, получается оценка числа не­
подвижных точек симплектоморфизма, который соединяется
с тождественным диффеоморфизмом таким путем, что про­
изводная имеет однозначный гамильтониан, а траектории
точек достаточно малы.
Если лагранжево многообразие — ^г-мерный тор, то чи­
сло точек пересечения не меньше 2П (считая с кратностями),
в том числе не меньше п + 1 геометрически различных то­
чек.
Такие оценки не могут иметь места для лагранжевых
Рис. 1. Точная
иммерсий: на рис. 1 изображена иммерсированная в T*SX лагранжева им­
окружность, гамильтоново гомологичная [нулевому сечению мерсия, не пе­
в том смысле, что их разность является границей цепи площа­ ресекающая ну­
ди нуль, и, тем не менее, не пересекающая нулевое сече­ левое сечение
ние (этот эффект обсуждался уже в [9]).
Условие, при котором лагранжевы иммерсии имеют не меньше точек
пересечения, чем вложения, недавно указано Ю. В. Чекановым. Его фор­
мулировка требует простейших понятий контактной геометрии.

§ 5. Лежандровы подмногообразия контактных многообразий


Контактное многообразие — это нечетномерное многообразие, снабжен­
ное максимально невырожденным полем гиперплоскостей. Типичным при­
мером является трехмерная сфера £ 3 , которую мы будем считать границей
шара в С2. Касательные комплексные прямые образуют на Ss поле двумер­
ных плоскостей (их можно определить еще как нормали к слоям расслоения
Хопфа 5 3 -+-S2). Таким же образом определяется стандартная контактная
структура на любой нечетномерной сфере большей размерности. Все кон­
тактные многообразия одной размерности локально контактноморфны.
Эталонный пример — многообразие 1-струй функций. 1-струя (отрезок
ряда Тейлора степени 1) функции п переменных задается набором 2п + 1
чисел х = (#х, . . ., хп) (точка прообраза), у (значение функции), р =
= (р ь . . ., рп) (частные производные). Естественная контактная структура
определяется условием dy = р dx. Пространство 1-струй функций на мно­
гообразии расслоено над пространством его кокасательного расслоения (при
помощи отображения забывания значения функции, JX(B^ R) ->• Т*В).
Подмногообразие контактного многообразия называется лежандроеым,
если оно интегральное и имеет максимально возможную размерность (п в мно­
гообразии размерности 2п + 1)- Примером может служить 1-график функции
(у = fix), р = df/dx).
Вложение лежандрова многообразия в пространство 1-струй функций
на нем называется квазифункцией, если оно регулярно гомотопно 1-графику
функции в пространстве лежандровых вложений 1 ).

х
) С (^-топологией: вложения считаются близкими, если близки не только значе­
ния, но и производные.
10 В. И. АРНОЛЬД

Естественная проекция 1г(В, R) ->- Т*В (забывание значения функции)


локально диффеоморфно отображает лежандровы многообразия на иммерси-
рованные лагранжевы. Каждый росток лагранжева многообразия в Т*В
получается этой конструкцией из локальной квазифункции (ибо у = \ р dx
восстанавливается по лагранжеву многообразию). Эта квазифункция опре­
делена однозначно, с точностью до аддитивной постоянной.
Точка квазифункции называется критической, если ее проекция в про­
странство кокасательного расслоения принадлежит его нулевому сечению.
Т е о р е м а (Чеканов). Квазифункция имеет по меньшей мере столько
критических точек, какова сумма чисел Бетти многообразия {если учитывать
кратности), в том числе геометри­
чески разных критических точек
больше, чем когомологическая длина.
П р и м е р . На рис. 2 изобра­
жены две лагранжевые иммерсии
окружности в T^S1. Обе они явля­
ются проекциями лежандрово вло­
женных окружностей в Z 1 ^ 1 , К)
(т. е. фр dx—0). Но эти вложения
Рис. 2. Квазифункция и неквазифункция
не регулярно гомотопны в классе
лежандровых вложений.
Действительно, левой лагранжевой кривой отвечает квазифункция
(лежандрова кривая, регулярно гомотопная 1-графику в классе лежандро­
вых вложений). Ибо эту лагранжеву кривую можно продеформировать в се­
чение в классе лагранжевых иммерсий с ®р dx = 0, не создавая лежандро­
вых самопересечений.
Правой лагранжевой кривой отвечает лежандрово вложение окружности,
не являющееся квазифункцией: оно не регулярно гомотопно 1-графику
в классе лежандровых вложений (хотя и регулярно гомотопно в классе всех
вложений). Ибо если бы оно было регулярно гомотопно 1-графику в классе
лежандровых вложений (короче, лежандрово гомотопно), то его лагран­
жева кривая пересекала бы нулевое сечение в двух точках (по теореме Че­
канова), а это не так.
З а м е ч а н и е . Числа точек пересечения в теоремах Лауденбаха —
Сикорава и Чеканова можно оценить снизу «стабильным минимальным чис­
лом критических точек» функции на изучаемом многообразии. Это число
определяется так: рассматривается векторное расслоение над этим многооб­
разием со слоем размерности 2N и функции на нем, совпадающие вне труб­
чатой окрестности нулевого сечения с квадратичной на каждом слое формой
сигнатуры N — N. Минимальное число критических точек таких функций
(по всем расслоениям) и служит оценкой снизу числа пересечений.
Кажется неизвестно, совпадает ли это число с минимальным числом
критических точек функций на многообразии. В примерах — для поверх­
ностей, торов, проективных пространств и т. д.— оба числа обычно совпадают
и оба равны сумме чисел Бетти (если считать точки с кратностями) или оба
равны категории Люстерника — Шнирельмана (если считать геометрически
различные критические точки).
Неизвестно также, можно ли оценить число точек пересечения снизу
минимальным числом критических точек функции на самом исходном мно­
гообразии в теоремах Чеканова и Лауденбаха — Сикорава, т. е. верно ли,
что число критических точек квазифункции не меньше, чем у функции.
Остается открытым вопрос и о обобщении теоремы Чеканова на замкну­
тые 1-формы (с заменой теории Морса теорией Новикова [25]).
П Е Р В Ы Е ШАГИ СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ 11

§ 6. Лагранжевы и лежандровы узлы


Под лагранжевым (лежандровым) узлом я понимаю компоненту связности
пространства лагранжевых (лежандровых) вложений в фиксированное сим-
плектическое (контактное) многообразие х ).
П р и м е р 1. Рассмотрим лежандровы узлы в сфере Ss с ее стандартной
контактной структурой. Вложение S1 ->- Ss определяет узел в обычном смыс­
ле. Для каждого узла в обычном смысле можно выбрать изотопное лежандро-
во вложение (это легко следует из классических теорем Каратеодори или
Рашевского — Чжоу). Однако эти вложения, определяя один и тот же обыч­
ный узел, могут .определять разные лежандровы узлы. Что это так и есть,
можно убедиться, например, при помощи «индекса Маслова», определяемого
здесь следующей конструкцией (ср. [31]).
Рассматривая Ss как границу шара в С 2 , снабдим каждую точку вложен­
ной кривой ортом внешней нормали и ортом касательной. Условие лежан-
дровости кривой означает в точности, что эти орты эрмитово ортогональны.
Репер определяет отображение вкладываемой окружности в унитарную
группу. Вместе с определителем оно задает отображение ориентированных
окружностей
,£/(2) ,
det

S1 -> Si .
Степень этого отображения и называется индексом.
Т е о р е м а (А. В. Алексеев) 2 ). Индекс является единственным инва­
риантом лежандровой иммерсии окружности в Sz: все лежандровы иммерсии
одного индекса регулярно гомотопны в классе лежандровых иммерсий и все
значения индекса реализуются на лежандровых вложениях из С0-окрестности
любого отображения S1 ->- S3.
В частности, имеется бесконечное число лежандрово не гомотопных
лежандровых вложений, незаузленных в обычном смысле: они различаются
значениями индекса. Лежандровы узлы, незаузленные в обычном смысле,
назовем чисто лежандровыми.
Пример 2. В трехмерном пространстве JX(R, К) — {{х,у, р)}
с контактной структурой dy = p dx рассмотрим лежандровы кривую [R ->-
— > / \ совпадающую вне единичного шара с центром в нуле с вложением
оси х.
Такой кривой можно реализовать любой узел в [R3. Даже если эта кривая
незаузлена в обычном смысле, она может быть чисто лежандрово заузлена,
как показывает пример рис. 2. Этот пример показывает, по-видимому, что
разных лежандровых узлов в Ss больше, чем просто обычных узлов, снаб­
женных индексом Маслова.
Многомерный аналог приведенной конструкции определяет «гауссово»
отображение лежандрова подмногообразия L n _ 1 с : 5 ,2п ~ 1 в лагранжево мно­
гообразие Грассмана Ап = U(n)/0(n). Для п = 2 это многообразие является
пространством нетривиального расслоения сфер над окружностью [33] (оба
доказательства тривиальности в [34] ошибочны).
Для лагранжевых вложений К2 —>- [R4 (совпадающих с вложениями
плоскости р = 0 вне некоторого шара в стандартном симплектическом четы-

г
) Можно было бы взять за основу диффеоморфизмы или изотопии объемлющего
пространства или дополнения к подмногообразию, сохраняющие соответствующую струк­
туру (можно еще потребовать однозначности гамильтониана изотопии).
2
) Это — частный случай общей теории Алексеева иммерсий в пространство с него-
лономным распределением, обобщающей теорию иммерсий Смейла [32].
12 В. И. АРНОЛЬД

рехмерном пространстве) неизвестно ни одного заузленного примера. Здесь


открыты оба вопроса:
1) всякий ли узел в обычном смысле реализуется лагранжево (неизвестно
даже, существует ли хоть одно лагранжево вложение, заузленное в обычном
смысле, т. е. не гомотопное вложению плоскости в классе не обязательно
лагранжевых вложений);
2) существуют ли чисто лагранжевы узлы, т. е. лагранжевы вложения,
гомотопные плоскости в классе всех (не обязательно лагранжевых) вложений,
но негомотопные в классе лагранжевых вложений?
З а м е ч а н и е 1. Приведя гомотопию лагранжева вложения в общее
положение в классе вложений, мы получим серию метаморфоз каустик вло­
жений. Локально каждая типичная каустика или типичная метаморфоза
каустики на плоскости реализуется как каустика или метаморфоза лагран-
жевой поверхности. Поэтому вопрос сводится к исследованию препятствий
к глобальной реализации каустики и ее метаморфоз как линии критических
значений вложенной лагранжевой поверхности. Для иммерсий здесь препят­
ствий нет (А. В. Алексеев).
З а м е ч а н и е 2. «Лагранжев узел» Кп -> К2п определяет элемент
гомотопической группы пп(Ап) лагранжева многообразия Грассмана. Неиз­
вестно, может ли этот элемент быть нетривиальным и позволяют ли харак­
теристические классы, происходящие из когомологий лагранжева грассма-
ниана, различать чисто лагранжевы узлы.

§ 7. Две теоремы Гивенталя о лагранжевых вложениях


Рассмотрим вложение Кп ->- Г* Кп, полученное из вложения нулевого
сечения симплектической изотопией с компактным носителем. Проектиро­
вание лагранжева подмногообразия на базу расслоения называется лагранже-
вым проектированием. Рассмотрим регулярное значение лагранжева проек-
о

Рис. 3. Индексы точек для лагранжева вложения и для


иммерсии

тирования. Все его прообразы — регулярные точки. Индекс Маслова регу­


лярной точки определяется как индекс Маслова кривой, ведущей из беско­
нечности в эту точку по нашему лагранжеву многообразию (индекс пересе­
чения с многообразием особенностей, подробнее см. [31]). На рис. 3 у каж­
дого прообраза написано значение индекса Маслова.
Т е о р е м а (А. Б. Гивенталь). Над каждым регулярным значением есть
прообраз индекса нуль.
Эта теорема была сформулирована в качестве гипотезы, а в одномерном
случае и доказана В. П. Колокольцовым. Для иммерсий утверждение тео­
ремы неверно (рис. 3, справа).
Вторая теорема получена при попытке симплектизировать тот факт,
что вложение Мп с-> Nn индуцирует вложение в гомологиях.
Лагранжево подмногообразие пространства кокасательного расслоения
называется точным, если оно является проекцией лежандрова подмногообра­
зия пространства 1-струй функций. Иными словами, если «производящая
функция» & р dq однозначна.
П Е Р В Ы Е Ш А Г И СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ 13
п с n
Т е о р е м а . Точное лагранжево вложение М -* T*N компактного
многообразия продолжается до симплектического вложения Т*Мп с - * T*Nn
{исходное вложение реализуется нулевым сечением).
З а м е ч а н и е . Обратно, для всякого вложения пространства кокаса-
тельного расслоения существует лагранжево сечение, образ которого точен
(ибо существует замкнутая 1-форма с любыми периодами). Таким образом,
теорема означает, что точное лагранжево вложение существует тогда и только
тогда, когда существует симплектическое вложение пространства кокаса-
телъного расслоения.
Д о к а з а т е л ь с т в о . Рассмотрим эйлерово поле в слоях кокасатель-
ного расслоения. Это поле а равно нулю на нулевом сечений и удовлетворяет
условию LyCo = di9(u = со, где со — симплектическая структура.
Окрестность вложенного лагранжева многообразия М симплектоморфна
окрестности нулевого сечения в пространстве кокасательного расслоения
Г * М [29]. Поэтому в указанной окрестности определены два эйлеровых поля:
а0, эйлерово для T*N, и а, эйлерово для Т*М.
Рассмотрим их разность, w = а — а0. Это поле в окрестности гамильто-
ново: LW(U = О, iwa> = dH. Гамильтониан И однозначен, если вложение
точное. Действительно, для замкнутых путей, лежащих на М, Д # = Ф iw(u =
= Ф ^о00» поскольку а на М равно нулю. Последний же интеграл на лагран-
жевом многообразии равен приращению «производящей функции», и на
точном подмногообразии равен нулю. Итак, Н — однозначная на подмно­
гообразии, а значит и в его окрестности, функция. Продолжим Н на все
пространство T*N так, чтобы в окрестности бесконечности Н = 0. Поле
э = э0 + w, где ic> гамильтоново с гамильтонианом Н во всем пространстве
T*N, совпадает с а в окрестности вложенного многообразия, а на бесконеч­
ности совпадает с а0. Решения уравнения z = a(z) продолжаются неограни­
ченно и задают симплектическое вложение Т*М с -* T*N на объединение
начинающихся вблизи образа М траекторий.
3 а м е ч а н и е. Из теоремы Гивенталя следует, что для доказательства
несуществования точных вложений достаточно доказать следующее:
Гипотеза Г и в е н т а л я . Для точного лагранжева вложения
существует такая точка, что все траектории эйлерова поля э (построенного
в доказательстве), начинающиеся в этой точке, уходят на бесконечность.
Более того, гипотетически таким свойством обладают почти все точки.
Из гипотезы следует, что симплектическое вложение Т*М^-+ T*N
{М компактно, dim М = dim N = п) индуцирует изоморфизм тг-мерных
групп гомологии. Ибо если все выходящие из точки в М траектории уходят
на бесконечность, то они образуют тг-мерный некомпактный цикл, пересе­
кающийся с фундаментальным с индексом 1.
С л е д с т в и е 1. Никакое компактное многообразие не допускает точ­
ного лагранжева вложения в T*Rn со стандартной симплектической структурой.
Эта давно обсуждавшаяся гипотеза (ср. [35]) недавно другим способом
доказана Громовым [14].
С л е д с т в и е 2. Образ нулевого сечения в Т*М под действием гомоло­
гичного тождественному симплектоморфизма пересекается с нулевым сечением.
Иначе получилось бы точное лагранжево вложение двух непересекаю­
щихся экземпляров М в Г * М , переводящее фундаментальный класс раз­
ности в 0.
§ 8. Нечетномерные аналоги
Теоремы о неподвижных точках симплектоморфизмов и о пересечениях
лагранжевых многообразий можно переформулировать как утверждения
о замкнутых фазовых кривых и о лежандровых зацеплениях в специальных
14 В. И. А Р Н О Л Ь Д

контактных пространствах. Переходя к более общим контактным многооб­


разиям, мы получаем много новых гипотез.
Предположим, что контактная структура задается как поле нулей
1-формы. Все такие контактные 1-формы различаются не обращающимся
нигде в 0 множителем. Выбор контактной формы а определяет поле характе­
ристических направлений (ядер da), всюду трансверсальных контактным
плоскостям а = 0.
Если интегральные кривые поля ядер образуют расслоение, то его
база — симплектическое многообразие и применима предыдущая теория.
Однако при изменении множителя в форме а поле меняется и расслоение
исчезает. Симплектические результаты, сформулированные без упоминания
расслоения, и служат контактными гипотезами.
П р и м е р . Рассмотрим замкнутую лежандрову кривую (скажем, в S3
со стандартной контактной структурой). Для стандартной 1-формы харак­
теристики — слои расслоения Хопфа Ss -+S2. Проекция лежандровой кри­
вой на S2 — иммерсированная в двумерную сферу кривая, ограничивающая
цепь площади 0(mod 4я).
Кривая площади 0 имеет точку самопересечения. Получается
Г и п о т е з а . Всякая замкнутая лежандрова кривая в S3 со стандартной
контактной структурой имеет при любом выборе контактной 1-формы
характеристическую хорду (пересекает дважды некоторую интегральную
кривую поля ядер формы da).
Из таких же соображений для всякой иммерсии лежандрова многообра­
зия (скажем, в S2n+1 или в R2n+1 со стандартной контактной структурой)
при любом выборе контактной 1-формы, для любой С°-близкой лежандровой
иммерсии должен найтись отрезок характеристики, начинающийся на одном
вложенном лежандровом многообразии, а кончающийся на другом (и, более
того, число таких отрезков должно оцениваться снизу неравенствами типа
Морса).
В этом направлении доказан лишь следующий аналог геометрической
теоремы Пуанкаре.
Рассмотрим расслоение со слоем ориентированная окружность;
p. £2n+i __^# 2п . Пусть со — замкнутая невырожденная 2-форма на простран­
стве расслоения. Мы скажем, что со сохраняет центр тяжести, если ее класс
когомологий [со] £Н*(Е) поднят с базы (принадлежит р*Н*(В)), т. е. если
интегралы со по вертикальным циклам равны нулю.
Теорема (В. Л . Гинзбург). Если характеристическое поле (поле
ядер) сохраняющей центр тяжести формы ^-близко к полю направлений
слоев расслоения, то число замкнутых характеристик, близких к один раз
пройденным слоям, не меньше суммы чисел Бетти базы (если характеристики
невырождены или считаются с кратностями), в том числе геометрически
различных замкнутых характеристик этого вида не меньше, чем категория
базы при лг = 1; при г г > 1 число характеристик ^ v(p).
З а м е ч а н и е , ^-близость можно здесь заменить С°-близостыо (как
в теореме о неподвижных точках симплектоморфизмов, контактизацией
которой получен этот результат), а может быть и еще более слабым условием.
Если не требовать сохранения центра тяжести, то неравенства типа Морса
следует заменить неравенствами типа Новикова [25].
П р и м е р . Рассмотрим движение заряженной точки по римановой
поверхности рода g в поперечном не обращающемся в 0 магнитном поле Н.
Из теоремы следует, что если величина начальной скорости v0 достаточно
мала, то существует (с учетом кратности) не менее 2g + 2 замкнутых
траекторий (кривых предписанной геодезической кривизны к(х) = H(x)/v0).
Здесь Еъ с : Т*М - многообразие уровня энергии, со — сумма ограни­
чения симплектической структуры и поднятия с М 2-формы Н dS. В этой
ситуации предположительно 2g + 2 замкнутых кривых есть на любом уровне
энергии (ср. [25], [26], [36]).
П Е Р В Ы Е Ш А Г И СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ 15

§ 9. Оптические лагранжевы многообразия

Лагранжево подмногообразие пространства кокасательного расслоения


называется оптическим, если оно лежит в трансверсальной слоям гипер­
поверхности, пересечения которой со слоями квадратично выпуклы в каждой
точке (по отношению к естественной аффинной структуре слоя).
П р и м е р . Решение уравнения эйконала (dS/dq)2 = 1 определяет
оптическое лагранжево подмногообразие р = dS/dq гиперповерхности р 2 = 1.
Всякая устойчивая лагранжева особенность локально реализуется как
особенность проектирования оптического лагранжева многообразия (и даже
многообразия предыдущего примера) на базу [37].
Однако свойство умещаться в целом в выпуклую по
импульсам гиперповерхность фазового пространства
накладывает ограничения на сосуществование осо­
бенностей. По этой же причине в классе оптических
лагранжевых особенностей реализуются не все ло­
кальные метаморфозы каустик (рождающиеся при ме­
таморфозе особенности могут оказаться несовмест­
ными для оптической каустики). Рис. 4. Летающее блюд-
Первые примеры этого рода обнаружил Дж. Най ц е ~~ неоптическая кау-
[38], безуспешно пытавшийся реализовать при по­
мощи лазера бифуркацию рождения «летающего
блюдечка» и доказавший затем ее нереализуемость в оптике. Общая теория»
изложенная ниже, принадлежит Ю. В. Чеканову [39].
Рассмотрим многообразие критических точек проектирования лагранже­
ва многообразия на базу кокасательного расслоения. Для лагранжевых
многообразий общего положения (неважно, оптических или нет) это крити­
ческое подмножество лагранжева многообразия является в нем гиперповерх­
ностью (задается в нем одним уравнением). На этой гиперповерхности есть
особые точки, образующие в ней множество коразмерности 2 (подобно вер­
шине на поверхности конуса). Мы предположим сейчас, что лагранжево
многообразие оптическое и общего положения.
О п р е д е л е н и е . Характеристическим направлением гиперповерх­
ности в симплектическом пространстве называется косоортогональное допол­
нение к ее касательной гиперплоскости (т. е. направление гамильтонова
поля, гамильтониан которого постоянен на гиперповерхности).
Теорема (Чеканов). Характеристическое направление послойно-
выпуклой гиперповерхности, содержащей оптическое лагранжево многообразие,
не касается множества критических точек его проектирования (даже в особых
точках этого множества).
С л е д с т в и е . На неособой части критического многообразия определено
гладкое поле направлений, совпадающее с полем ядер лагранжева отображения
в точках, где ядро одномерно и касается критического многообразия.
Это поле высекается двумерной плоскостью, натянутой на ядро и харак­
теристическое направление послойно-выпуклой гиперповерхности.
С л е д с т в и е . Эйлерова характеристика гладкого компактного опти­
ческого критического многообразия равна нулю.
В частности, отсюда следует невозможность оптической реализации
метаморфозы рождения летающей тарелки (рис. 4; «блин» по терминологии
Зельдовича [40], [41], «губы» по терминологии Тома [42]): %(S2) =£= 0.
В [39] указана формула % + 2(^fDl -f ф/)£Д) = 0, выражающая эйле­
рову характеристику компактного двумерного критического многообразия
через числа особых точек типа Dk (в оптическом случае различаются не два,
как обычно, а три варианта Z)4, соответственно трем типам омбилических
точек).
В пространстве любой размерности не реализуются как оптические все
метаморфозы типа «губы» или «блины» (всех сигнатур). В трехмерном случае
16 В. И. А Р Н О Л Ь Д

не реализуется также метаморфоза D\ (рождение двух пирамид); все осталь­


ные метаморфозы* (Ak, Аь, D\, D5) реализуются оптически и наблюдаются
в экспериментах.
В оптической ситуации следовало бы повторить конструкции комплексов
Васильева, алгебраизующих соотношения примыканий особенностей, и вы­
числения колец лагранжевых и лежандровых кобордизмов (ср. [1] — [7]).
Теории лагранжевых и лежандровых узлов (см. выше § 6) также приобретают
в оптическом случае своеобразный вид теории оптических узлов. Оптическое
лагранжево многообразие инвариантно относительно соответствующего га-
мильтонова потока (для которого послойно-выпуклая гиперповерхность —
поверхность уровня функции Гамильтона). Поэтому глобально оптические
многообразия, как правило, жестки (как колмогоровские торы) на фиксиро­
ванной поверхности уровня функции Гамильтона. Поэтому при определении
гомотопий оптических многообразий естественно допускать деформации
объемлющей гиперповерхности (оставляющие ее выпуклой).
Некоторые лагранжевы узлы могут априори не допускать оптических
реализаций. Некоторые лагранжево регулярно гомотопные оптические
многообразия могут быть оптически негомотопными (развязывание лагран-
жева узла может априори потребовать выхода за пределы класса лагранже­
вых многообразий, вкладываемых в выпуклые гиперповерхности).
Отмечу интересное свойство, доказанное пока для лагранжевых мно­
гообразий гиперповерхности кокасательных ортов риманова тора:
Т е о р е м а ( М . Л . Вялый, Л . В. Полтерович [42]). Лагранжево сечение,
принадлежащее указанной гиперповерхности, заполнено поднятиями в фазовое
пространство геодезических, минимальных между любыми своими точками
на накрывающий тор плоскости', обратно, инвариантный тор, геодезические
которого обладают этим свойством минимальности, обязательно является
сечением.
По-видимому, аналогичная теорема верна не только для геодезических
потоков, но и вообще для оптических лагранжевых многообразий.
Доказательство можно было бы провести довольно просто, если бы было
можно соединить изучаемый тор с сечением непрерывным семейством опти­
ческих лагранжевых торов (деформируя вместе с тором и содержащую его
выпуклую гиперповерхность): минимальность препятствует рождению кау­
стики.
Именно этот анализ зависимости характера экстремума вариационных
принципов для колмогоровских торов от их расположения в пространстве
кокасательного расслоения привел автора и Е. В. Щепина к задачам о ла­
гранжевых и лежандровых узлах.
З а м е ч а н и е . Лагранжево вложение Т2 с - Т*Т2 не может реализовать
более чем однократную образующую группы двумерных гомологии фазового
пространства.
Действительно, в противном случае, перейдя к g-листному накрытию,
мы получили бы q попарно непересекающихся лагранжевых вложений. Каж­
дое из них получается из другого симплектоморфизмом с однозначным га­
мильтонианом (индуцированным сдвигом базы). По теореме Сикорава (§ 4)
многообразия обязаны пересекаться.
Вообще же двумерное подмногообразие в Г* Г 2 может накрывать базу
с любой кратностью. Таким образом, лагранжевость накладывает глобальное
ограничение на вложение. Многомерные обобщения очевидны.
Поучительно, что такие естественные задачи и теоремы симплектической
топологии, как проблема лагранжевых узлов и теорема Чеканова о тополо­
гических свойствах критических множеств обобщенных решений уравнений
Гамильтона — Якоби с выпуклым по импульсам гамильтонианом, были
обнаружены лишь в результате экспериментов в лазерной оптике [28] и ана­
лиза вариационных принципов Персиваля, Обри и др., связанных с теорией
ржавления ([43], [44]).
ПЕРВЫЕ ШАГИ СИМПЛЕКТИЧЕСКОЙ ТОПОЛОГИИ 17

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
[I] А р н о л ь д В . И . Лагранжевы и лежандровы кобордизмы//Функцион. анализ и его
прил.—1980.— Т. 14, вып. 3.— С. 1—13; вып. 4.— С. 8—17.
[2] В а с и л ь е в В. А. Характеристические классы лагранжевых и лежандровых
многообразий, двойственные к особенностям каустик и волновых фронтов//Функцион.
анализ и его прил.— 1981.— Т. 15, вып. 3.— С. 10—22.
[3] В а с и л ь е в В. А. Самопересечения волновых фронтов и лежандровы (лагранже­
вы) характеристические числау/Функцион. анализ и его прил.—1982.— Т. 16, вып. 2.
— С. 68—69.
[4] Е 1 i a s h b e r g Ja. M. Cobordisme des solution des relations differentielles.— In:
Seminaire Sud-Rhodanien de Geometrie, I. Traveaux en Cours, Paris: Herman, 1984.
[5] A u d i n M. Quelques culcules en cobordisme lagrangieney/Annales Inst. Fourier.—
1985.— V. 35.— P. 159—194.
[6] A u d i n M. Cobordismes d'immersions lagrangiennes et legendriennes.— These,
Universite Paris-Sud Centre d'Orsay, 1986.
[7] О д е н М. Кобордизмы лагранжевых иммерсий в пространстве кокасательного рас­
слоения многообразия//Функцион. анализ и его прил.—1987.— Т. 21.
[8] А р н о л ь д В. И., В а р ч е н к о А. Н., Г у с е й н - З а д е С М . Особенности
дифференцируемых отображений, т. I.— M.: Наука, 1982 (см. с. 224).
[9] A r n o l d V . I . Sur une propriete topologique des applications globalement canoniques
de la mecanique classique//C. R. Acad. Sc. Paris.—1965.— T. 261.— P. 3719—3722.
[10] А р н о л ь д В. И. Проблема устойчивости и эргодические свойства классических
динамических систем.— Труды международного конгресса математиков (Москва
1966).— М.: Мир, 1968, с. 387—392.
[II] А р н о л ь д В. И. Комментарий к «Об одной геометрической теореме».— В к н . :
А. П у а н к а р е . Избранные труды.— М.: Наука, 1972, т. II, с. 987—989.
[12] A r n o l d V. I. Fixed points of symplectic diffeomorphisms.— In: Mathematical deve­
lopments arising from Hilbert problems//Proc. Sympos. Pure Math. Amer. Math. Soc —
1976.— V. 28.— P. 66.
[13] Н и к и ш и н Н. А. О неподвижных точках диффеоморфизмов двумерной сферы,
сохраняющих ориентированную площадьу/Функцион. анализ и его прил.—1974.—
Т. 8, вып. 1.— С. 84—85.
[14] G г о m о v M. Pseudoholomorphic curves in symplectic manifolds /^Inventiones
M a t h . - 1 9 8 5 . - V. 82, № 2 . - P. 307-347.
[15] B a n y a g a A. On fixed points of symplectic maps^Invent. Math.—1980.— V. 56,
№ 3.— P. 215—229.
[16] C o n l e y С C . , Z e h n d e r E. Morse type index theory for flows and periodic solu­
tions for Hamiltonian equations//Comm. Pure and Appl. Math.—1984.— T. 34.
С 207—253.
[17] Э л и а ш б е р г Я. М. Оценка числа неподвижных точек преобразований, сохра­
няющих площадь.— Сыктывкар, 1978.
[18] F 1 о е г A. Proof of the Arnold conjecture for surfaces and generalizations to certain
Kahler manifolds//Duke Math. Journ.—1986.— V. 53, № 1.— P. 1—32.
[19] C o n l e y G. C , Z e h n d e r E. The Birkhoff—Lewis fixed point theorem and a con­
jecture of V. I. Arnold//Invent. Math.— 1983.— V. 73.— P. 33—49.
[20] C h a p e r o n M. Quelques questions de geometrie symplectique/'Asterisque.—
1983.— V. 105/106.- P. 231-249.
[21] C h a p e r o n M. Une idee du type «geodesiques brisee» pour les systemes hamiltoniens
//C. R. Acad. Sc. Paris.—1984.— T. 298, № 13.— P. 293—296. \
[22] F o r t u n e В., W e i n s t e i n A. A symplectic fixed point theorem for complex
projective s paces.—Berkeley, 1984.
[23] S i с о r a v J. С Points fixes d'une application symplectique homologue a l'iden-
tite//J. Diff. Geom.—1985.—V. 22. P. 49—79.
[24] W e i n s t e i n A. C° perturbation theorems for syplectic fixed points and Lagrangian
intersections//Lect. Notes of the Amer. Math. Soc. summer institute on nonlinear fun­
ctional analysis and applications, Berkeley, 1983.
2 Успехи мат. наук, т. 41, вып. 6
18 В. И. АРНОЛЬД

[25] Н о в и к о в С. П. Гамильтонов формализм и многозначный аналог теории Морса//


УМН.—1982.— Т. 37, вып. 5.— С. 3—49.
[26] Н о в и к о в С. П., Т а й м а н о в И. А. Периодические экстремали многозначных
или не всюду положительных функционалов//ДАН СССР.—1984.—- Т. 274, № 1.—
С. 26—29.
[27] С о п 1 е у С. Isolated invariant sest and the Morse index//CBMS Regional Conf. Se­
ries in Math. Amer. Math. Soc—1978.— V. 38.
[28] S i c o r a v J. С Une probleme de disjonction par isotopie symplectique dans un fibre
contangent//Preprint U A 41169 CNRS, Universite de Paris— Sud., 1985.
[29] W e i n s t e i n A. Lectures on symplectic geometry/^CBMS Reg. Conf. Series, Amer*
Math. Soc—1977.— V. 29.
[30] L a u d e n b a c h F., S i c o r a v , J. С Persistance d'intersection aves la section
nulle au cours d'une isotopie hamiltonienne dans un fibre contangent/^Invent. Math.—
1985.— № 2.— P. 349—358.
[31] А р н о л ь д В. И. О характеристическом классе, входящем в условия квантования
/^Функцион. анализ и его прил.— 1967.— Т. 1, вып. 1.— С. 1—14.
[32] S m a l e S. The classification of immersions of spheres in Euclidean spaces//Ann. of
Math.—1959.— V. 69.— P. 327—344.
[33] А р н о л ь д В . И . Теоремы Штурма и симплектическая геометрия/^Функцион. ана­
лиз и его прил.—1985.— Т. 19, вып. 4.— С. 1—10.
[34] Г и й е м и н В., С т е р н б е р г Ш. Геометрические асимптотики.— М.: Мир,
1981.
[35] А р н о л ь д В. И. Особенности систем лучей//УМН.—1983.— Т. 38, вып. 2.— С.
77—147.
[36] К о з л о в В. В. Вариационное исчисление в целом и классическая механика//
УМН.—1985.— Т. 40, вып. 2.— С. 33—60.
[37] G u c k e n h e i m e r J. Caustics and nondegenerate hamiltonians//Topology.—
1974.— V. 13.— P. 127—133.
[38] N y e J . F . H a n n a y J . H . The orientations and distortions of caustics in geometri­
cal optics//Optica Acta.—1984.— V. 31.— P. 115—130.
[39] Ч е к а н о в Ю. В. Каустики геометрической оптики//Функцион. анализ и era
прил.—1986.— Т. 20, вып. 3.— С. 55—59.
[40] Z e l d o v i c h Ya. В. Gravitational instability: An approximate theory for large-
density perturbations//Astron. Astrophys. 1970.—V. 5.— P. 84—89.
[41] A r n o l d V. I., S h a n d a r i n S. F., Z e l d o v i c h Ya. B. The large scale stru­
cture of the universe, I//Geophys. Astrophys. Fluid. Dyn.—1982.— V. 20.— P. I l l —
130.
[42] В я л ы й М . Л . , П о л т е р о в и ч Л. В. Геодезические потоки на двумерном торе
и фазовые переходы соизмеримость — несоизмеримость//Функцион. анализ и его
прил.—1986.— Т. 20, вып. 3.
[43] P e r c i v a l I. С. Variational principles for invariant tori and cantori//Symp. on
Nonlinear Dynamics and Beam-Beam Interactions, Edited by M. Mouth and J. С Her-
rava, Amer. Inst, of Physics Conf. Proc—1980.— № 57.— P. 310—320.
[44] A u b r i S . , l e D a e r o n P. Y., A n d r e G. Classical ground-states of a one-di­
mensional model for incommensurate structures//Preprint 1982.
[45] Ш н и р е л ь м а н А. И . О геометрии группы диффеоморфизмов и динамике идеаль­
ной несжимаемой жидкости//Мат. сб.—1985.— Т. 128 (170), вып. 1 (9).— С. 82—109.

Московский государственный Поступила в редакцию


университет им. М. В. Ломоносова 4 сентября 1986 г.
1986 г. ноябрь—декабрь т. 41, вып. 6(252)
УСПЕХИ МАТЕМАТИЧЕСКИХ HAVE

УДК 517.95:532.51.5
КОГЕРЕНТНЫЕ СТРУКТУРЫ, РЕЗОНАНСЫ И АСИМПТОТИЧЕСКАЯ
НЕЕДИНСТВЕННОСТЬ ДЛЯ УРАВНЕНИЙ НАВЬЕ-СТОКСА
ПРИ БОЛЬШИХ ЧИСЛАХ РЕЙНОЛЬДСА
В. П. М а с л о в
СОДЕРЖАНИЕ
§ 1. Введение. Турбулентность и резонансы . . . 19
§ 2. Самоподобные осциллирующие решения 20
§ 3. Ячеечные структуры, многоструйные решения, сильно когерентные структуры 25
§ 4. Неединственность асимптотических решений уравнений сжимаемой жидкости 30
§ 5. Смешанная задача (задача с начальными и граничными условиями) . . . 32
Список литературы 34

§ 1. Введение. Турбулентность и резонансы


Знаменитый специалист по турбулентности Карман при открытии
в 1961 г. в г. Марселе «Института статистической механики турбулентности»
сказал, что когда он, наконец, предстанет перед создателем, то первое,
о чем он попросит, будет раскрытие тайны турбулентности.
«Турбулентность,— говорит Г. Моффат на одной из последних конферен­
ций в Марселе (1981),— явление, которое встречается, хотим мы того или
нет, в чрезвычайно разнообразных условиях как в прикладных (например,
в аэродинамике, гидравлике, военноморском деле и химическом производстве),
так и в естественных ситуациях (в геофизике, особенно в метеорологии и океа­
нографии и в астрофизике). Во всех таких случаях велико число Рейнольдса
Re, составленное с помощью масштабов, характеризующих подвод энергии
к системе (типичная величина Re равна 10 6 и более), и потому естественным
и неизбежным следует считать турбулентное, а не ламинарное состояние.
В свете этого не являются неожиданными огромные усилия, уделяемые
во всем мире фундаментальным исследованиям турбулентности. Достигнуты
замечательные успехи как с экспериментальной стороны (особенно в выявле­
нии «когерентных структур»), так и с вычислительной стороны (прямое чис­
ленное моделирование турбулентности). Однако с чисто теоретической сто­
роны исследователи столкнулись с исключительными трудностями. В течение
этих 25 лет возникло понимание того, что проблема турбулентности, всегда
считавшаяся трудной, в действительности чрезвычайно трудна».
И до сих пор существуют различные и даже противоположные точки
зрения на теорию турбулентности. Например, Жан Лере высказывал точку
зрения, что турбулентность есть следствие неединственности и ветвления
решения (единственность сильного решения в трехмерном случае до сих
пор не доказана). «Без теоремы единственности — пишет Бай Ши-И — беспо­
лезно пытаться сделать следующий шаг и в построении разумной статисти­
ческой теории турбулентности по аналогии с классической статистической
2*

Вам также может понравиться