Вы находитесь на странице: 1из 6

Права человека и их универсальные проблемы.

Свободу делает возможной понимание того, где лежат её границы. Улучшение


жизни невозможно без некоторого ограничения индивидуализма. Фрэнсис
Фукуяма.
История человечества – это история борьбы за свои права. Уверен, эту фразу мы
слышали и употребляли огромное количество раз будь то на уроках либо же в
диалогах с друзьями или коллегами по работе. И как подтверждение своих
слов, мы всегда приводили в довод такие документы как Великую Хартию
Вольностей 1215-го года, Декларацию прав человека и Гражданина 1789,
Американскую конституцию, Всеобщую Декларацию прав человека 1948го и
отказываемся от взгляда на обстоятельства созданий и принятия, а также на
смысл этих документов в рамках тогдашних обстоятельств. Например, Великая
хартия вольностей было итогом не народного триумфа, а итогом слабости
короля которой очень активно и незамедлительно воспользовались лишь
самые богатые слои общества, которые несмотря на создание так называемых
консультативно-народных собраний в любом случае активно пользовались
джерримендерингом для победы уже в заранее подготовленных «народных»
представительствах, что означало не демократию и радость выборов (в те
времена далеко не все имели право голоса, что сразу же отрицает свою
причастность к победе прав человека) а откровенную плутократию, где лишь
избранные имели какие либо права, и естественно отстаивали эти права, ради
спасения своего имущества.
Декларация прав человека и гражданина 1789го, в нашей голове снова
появляются прекрасные и величественные картины взятия Бастилии, триумфа
народных сил над угнетениями короля. Но и тут, проведя краткий исторический
анализ правления Людовика 16го, то мы обратим внимание, что это скорее
последствия политического кризиса и неспособности Короля удержать власть в
своих руках, а также последствия просто небывалого неравенства и бедности
обычных граждан. Естественно, представляя голод и бедность царившие в
правления Людовика 16го, представляя толпы бедняков по всей стране которые
видели в каком ажуре проживает элита приблеженная к королю, люди
естественно были озлоблены и желали отомстить за эту несправедливость.
Беря в расчёт эту ситуацию, становится ясно, с каким настроением была
воспринята народом (в большинстве своём неграмотном) данная декларация.
Несмотря на теоретическо-философский идеализм документа, реальность для
триумфаторов оказалась плачевной. Многие восприняли падение короны и
принятие этого документа, как вседозволенность, которой у них никогда не
было и с которой обычный люд не знал как вести себя. Этот хаос
вседозволенности привёл к созданию персоналистской диктатуры Робеспьера и
к рекам крови против мирного населения. Беззаконие и анархия породило у
людей нужду к предсказуемости будущего и к контролю за социальным
порядком, и подавив силой силу, к власти вновь на волне поддержки свободы
равенства и братства пришел Наполеон, став и вовсе Императором, а его
попытки навязать чуждую для многих европейских политических образований
идеалы свободы равенства и братства были восприняты как прямое
вмешательство в культуру жителей, и как итог, эти идеи мало где прижилось
после ухода наполеона. То есть, люди в этот период напрямую столкнулись с
базовой необходимостью их свободы – создание чётких границ этой свободы
для каждого гражданина в рамках интереса монарха, а не с необходимостью
той свободы, какой изначально её представляли инициаторы этой декларации.
Черты государственного контроля и нежелание отдавать обычному населению
политических прав мы также можем увидеть в переписках Гамильтона в
сборнике Федералист, где Гамильтон явно переживает за то, что обычные люди
не будут способны правильно пользоваться своими политическими правами, но
даже несмотря на принятие конституции США где ясно прописаны все
постулаты и идеалы европейских либеральных философов, рабство в Америке
было отменено лишь спустя 100 с лишним лет…
И конечно же апофеозом борьбы за права человека стала принятая ООН 10го
декабря 1948го года Всеобщая Декларация Прав человека, которая практически
весь оставшийся 20й век не была ни общей, и вовсе не борьбой за эти права, а
осталась по сути декларативной установкой стран мира, придерживаться и
стремиться, как сказано в самой декларации, к соблюдению этих целей. Но
позже, эта идея волшебным образом превращается в Casus-Beli Белого Дома
против стран, к которым у них появились определённые вопросы, но эти
вопросы по «волшебным» причинам могли быть решены в более явной форме
лишь в странах западного полушария, входящие в доктрину Монро. Но уже
после падения Биполярного Мира и установления временной монополярности,
защита прав человека возымела масштабный характер и стала причиной
множества интервенций как военных, так и культурных в менее развитые
страны, которые для многих тогда и сейчас считались колыбелью регресса. И
отсюда мы бы смогли теперь рассмотреть главную тему моего выступления.
После достижения многополярного мира, мы получили ситуацию, когда
гибридная тактика ведения военных действий, а также нетрадиционные
методы пропаганды, стали новой реальностью и новыми инструментами этих
военных действий. Сегодня в войне побеждает тот, кто побеждает в
телевизоре, к сожалению, такова реальность эпохи пост-правды. Но, а что, если
у страны, на которую нацелен такой удар не имеется достаточно телевизоров и
жители такой страны живут по своим нормам, установленным тысячи лет назад
и не имеют представления что на них пытаются возыметь какое-то влияние, а
вот третьи страны таких конфликтов, имея для своих граждан достаточно
телевизоров, вдруг неосознанно становятся союзниками нападающей стороны?
В такой ситуации, естественно будут активные попытки нападающих и их
союзников после первой волны информационного нападения перейти к
физическому взаимодействию через различные мероприятия и акции
освещения тем, которые смогут им помочь захватить умы граждан этой страны.
Но к своему сожалению, они видят, что эффекта практически никакого нету,
потому что населения не принимает и не понимает их позицию которая
становится назойливой и начинает население раздражать и вызывать
неприязнь. Что в итоге получится? Широкое присутствие во всех больших
областях их быта вызывает отторжение и также понимание, что против их
привычной жизни началась некая война, которую они неспособны выиграть
против могущественных нападающих стран. В таком случае, единственной
победной тактикой является пример афганских талибов, которых, кстати, во
время афганской войны активно поддерживали соединенные штаты, является
терроризм, включающий в себя идеалы джихада и самопожертвования.
Если вы не понимаете, как обычные для нас вещи могут вызывать какие-то
радикальные мысли, представьте, что завтра, к нам начнут активно каждый
день приезжать представители мусульманской культуры со своими
программами по распространению и поддержке ислама в нашей стране. Везде
начнут появляться фильмы, театры, вывески на арабском языке, какой
социальный эффект такие перемены возымеют? Ответ – посмотрите на
крупнейшие западные страны, как описанная выше ситуация привела к смене
политического ландшафта стран и росту право-популистских радикальных
партий. Также, опросы общественного мнения довольно чётко отражают ту
неприязнь к представителям восточных культур со стороны коренного
населения этих стран, ведь большинством поддерживающих правые партии,
являются именно коренные жители.
Уверяю вас, что те же эмоции испытывают и люди живущие по ту сторону
занавеса всеобщих ценностей, только ответной реакцией на эти эмоции у них
является жёсткая агрессия которая позже и приводит к террору против
захватчиков, а со всё большей интегрированностью стран в общие мировые
системы, в странах ближнего востока замечается всё большее присутствие
различных неправительственных организаций, растёт число программ по
обмену для студентов, рабочих и других категорий граждан, с целью приобщить
жителей данного региона, путём их прямого участия, к демократическим
институтам и всеобщим правам. Многие из приезжающих участников не
возвращаются, немногие уезжают, но самым интересным в этом процессе
является тот факт, что чем более остаются представители данных культур в
странах западных идей, тем менее они ассимилируются, более изолируются, а
итогом изоляции, становится их радикализация (примером могут служить те,
кто уехал служить за игил).
Их радикализация основана на отвержении западных идей о правах человека,
как источнике разврата и испорченности что естественно вызывает в людях
благородные «» намерения об остановке данных процессов, кстати в их
собственных семьях анахронизмы социально групповых структур живут
процветают и укрепляются. Итогами таких благородных позывов становятся к
примеру следующие акты: (слайды с террористическими актами). Интересно то,
что большинство из террористов являлись гражданами ЕвроСоюза, а также из
Ирака, Сирии, Афганистана.
Может быть какие то позитивные моменты мы можем найти в их родных краях,
связанные с развитием демократических прав? Ну или может какая то
пресловутая перманентная борьба людей за свои права? Нет. Важным
доказательством этого является факт того, что большинство совершенных
террористических актов, было совершенно в странах ближнего востока а также
в странах с мусульманским населением. Здесь главной идеей является не то,
что мусульмане террористы, а то, что ислам в связке с бедностью и
анахронизмом приводит к жёсткой радикализации и терроризму, поэтому,
когда мы в очередной раз пытаемся «благородно» навязать или доказать
жителям этих стран, то что они не прав в том как они живут, они еще сильнее
уверяются в обратном. Кстати, интересным моментом в данной карте является
тот факт, что в странах с наибольшими числами терактов, за последние 10 или
20 лет, проходила какаая либо западная операция по установлению
верховенства прав человека и демократизации.
И снова же, когда мы видим совершение очередного теракта, мы начинаем
либо гневно либо равнодушно относитя к представителям ислама, но никто по
какой то причине не пытается найти в чём заключается главный корень
проблемы. Некоторым же, кажется что главный корень проблемы в отсутствии
инклюзиного характера у национальных структур той или иной страны, после
чего начинаются определённые методы развития в этих странах позитивной
дискриминации, и как итог, действительно больше мигрантов меняют свой
образ жизни, но с тем, число еще более уверенных ретроградов растёт, а
позитивная дискриминация в долгосрочной перспективе на 5-10 лет снижает
возможности уже коренного населения, что создаёт некий эффект сансары. А
ретрограды возвращающиеся домой на время или на дольший срок, после
увиденного в странах пребывания еще сильнее стараются оберегать свои
национальные ценности и традиции воспитывая своих детей в том же духе, а
это приводит к дальнейшей плотной и повсеместной оппозиции этих людей к
новым идеям «гуманного» характера, а всякое их навязывание путём
информационных набегов, создают в головах этих граждан некую идею о
кольце врагов вокруг их страны, и заставляют их защищать своё ядро
идентичности любой ценой. И именно здесь и кроется наша наибольшая
проблема. Мы считаем, что наша культура, наши взгляды, наши ценности
превосходят их аналоги, и мы из каких то помыслов, стараемя, пытаемся или
желаем продвинуть данные идеи в этих обществах, или стараться развивать
какие то там институты демократии или тому подобного, не беря в расчёт то,
что в той или иной стране неекоторые традиции сохранились на протяжении
тысяч лет и мысли о том, что мы можем людям помочь обойти процесс
философской эволюции и итогам борьбы идей, не более чем извращенная
фантазия. Нам не стоит забывать то, что развития обществ всегда без
исключения основываются нас своих национальных традициях, способностях,
интересах и предрасположенностях, именно поэтому мы не видим на мировых
пьедесталах сборной по хоккею Бразилии и сборной по футболу Лаоса.
В заключении хотелось бы подчеркнуть главные идеи выступления а именно,
Изречение о истории человечества как о постоянной борьбе людей за свои
права, является не более чем фикцией, так как все принятые памятники
считающиеся источником борьбьы за эти права, являлись чисто политическими
документами, написанными либо аристгократией, либо философами чьи
работы уже использовала аристократия или группа тех кто желал захватить
власть в свои руки. Я считаю, что борьба за права человека роидлась в идеях
социализма и основные действия в этом направлении начались именно после
зарождения социалистической идеологии.
Права человека это не что-то что можно передать, другим странам или
обществам с уверенностью что это заработает. Права человека это продукт
философской эволюции идей и идеологий прошедшие долгий путь
компилирования и замен, мутаций, имеющих чёткие ответы на вопросы:
почему, для кого, для чего и зачем. А те страны которые еще не могут отвечать
на такие вопросы самостоятельно на уровне обыкновенных жителей,
нуждаются не в принятии их, а в разработке и адаптации, в ином случае
происходит отрицание тех или ииных инструментов созданных во благо.
Пытаясь донести ту или иную позицию из наших обществ, в другие общества,
мы должны либо расчитать культурную разницу обществ, адаптировать идеи,
либо же не влезать, чтобы не создать хаос и тероризм.
Права человека, должны стать инструментом, или же набором инструментов
которые каждое государство должно добровольно заимствовать в своих
интересах, а не быть навязанным действием.
И самое главное, права человека как и демократия это не итог или цель – это
процесс, который может быть только поддержан, ведь все участники
международного права обязуются уважать суверенитет других стран и уважать
их желание к развитию.

Вам также может понравиться