Вы находитесь на странице: 1из 5

Евменова Юлия, 5к, 19гр

Эссе на тему:
«Культурно-исторический метод анализа произведения Юй
Хуа «Десять слов про Китай»»
В Китае есть такая поговорка « 宝剑配英雄,红粉送佳人 » (меч для
героя, а румяна красавице – перевод мой, Евменова Ю). В области
академических исследований мы можем добиться удивительного успеха
только в том случае, если будем придерживаться конкретного анализа,
конкретных проблем, откажемся от заблуждения «один размер подходит
всем» и будем выбирать правильные методы исследования в соответствии с
объектом этого исследования. История современной китайской литературы,
являясь продолжением древнекитайской литературы и этапом ее развития,
насчитывает менее века, и результаты ее исследования все еще очень
ограничены. Однако с 1980-х годов западные литературные теории и методы
исследования стали широко заимствоваться и использоваться в области
изучения китайской современной и новейшей литературы.
Психоаналитическая теория, структурализм и формализм, архетипическая
критика, новый историзм, феминизм, постколониализм, экокритика и другие
западные теории и аналитические методы постепенно внедрялись в изучение
современной китайской литературы, что в определенной степени
способствовало прорыву результатов исследований в современной китайской
литературе.
Исторические исследования являются традиционным методом
исследований в Китае, а позитивистский подход в китайской литературе
можно проследить от филологической школы царствований под девизами
Цяньлун и Цзяцин (乾嘉学派) во времена правления династии Цин ( 清朝).
Современный китайский филолог Ван Говэй ( 王 国 维 )был приверженцем
позитивизма. Его подход был довольно строгим, он неоднократно
подчеркивал важность « 多 闻 阙 疑 » (быть хорошо информированным и не
выносить суждений по вопросам, вызывающим сомнения – перевод мой,
Евменова Ю).
Культурно-исторический западный метод был сформирован на базе
позитивизма во второй половине XIX века, поскольку в Китае также бы
последователи позитивизма, считаю уместным использовать данный метод в
анализе произведения Юй Хуа «Десять слов про Китай». Западные
позитивисты и Ван Говэй выступали за факты, которые можно было бы
проверить. Филология, как наука, должна систематизировать их, а не
объяснять, ведь гипотеза – это субъективное, а не научное. Культурно-
исторический метод в филологии сформировался в работах Ипполита Тэна
(«Философия искусства», 1865г). Тэн считал, что на формирование
литературного произведения влияют три фактора: раса, среда и историческая
обстановка. Спроецируем это на китайскую литературу.

1
Один из факторов – раса. Тэн связывал его с понятием национального
характера. В долгой истории развития современной литературы в Китае
влияние и изменения, вызванные притоком различных литературных
направлений из западной культуры, были огромны. Многие писатели
учились за рубежом, изучили и освоили многие западные литературные
теории и творческие приемы. Известный поэт Сюй Чжимо (徐志摩) учился в
Кембридже и написал свое знаменитое стихотворение «Прощание с
Кембриджем» (再别康桥), чтобы выразить свою любовь к университету. Ба
Цзинь, родившийся в бюрократической семье, также отправился учиться во
Францию, в это время он написал свою влиятельную трилогию
«Стремительное течение» (激流三部曲), обвинительный акт против пороков
старой феодальной семьи, а также торжество роста нового поколения и
поощрение его активного сопротивления. Это показывает, что творчество
современных китайских писателей соотносится с традиционной литературой,
и что они отразили в созданных произведениях весь блеск западной
литературы, при этом полностью сохранив свою этническую
принадлежность.
Еще одним фактором выступала историческая обстановка – любое
литературное произведение имеет связь с конкретным историческим
моментом. Возникновение и развитие современной литературы Китая
происходило в особый исторический период, период смешанных
междоусобиц по всем фронтам, противостояния коммунистической партии и
государства, и в то же время защиты страны от вторжения иностранных
государств, с переплетением национальной вражды. В третьем десятилетии,
например, в рамках темы сопротивления и спасения, геополитическая
культура, сложившаяся во время войны, была мощным ограничителем
развития и стиля литературы. В широком смысле, литературу того времени
можно разделить на следующие регионы: литература зоны под контролем
Гоминдана ( 国 统 区 文 学 ), литература зоны освобождения ( 统 区 文 学 ),
литература оккупированых районов ( 沦 陷 区 文 学 ) и литература
изолированного Шанхая (上海孤岛文学).
Разобравшись с тем, насколько западный культурно-исторический
метод подходит для исследования современной китайской литературы,
можно приступить и к самому анализу произведения. Я выбрала «Десять
слов про Китай» Юй Хуа, так как считаю его абсолютно подходящим к
данному методу.
Китай в 10 словах обращается к запрещенным темам, таким как
демонстрации на площади Тяньаньмэнь в 1989 году и резня четвертого июня,
связывая воедино прошлое и настоящее, новости и личную историю, чтобы
создать нюансированный портрет. В каждом из десяти сочинений книги
рассматривается слово или имя: «Народ», «Вождь», «Чтение», «Творчество»,
«Лу Синь», «Революция», «Неравенство», «Корешки», «Липа», «Мухлёж».
Четыре из этих терминов являются знакомыми политическими терминами
коммунистического Китая («Народ», «Вождь», «Революция»); три относятся
2
к литературной культуре («Чтение», «Творчество», «Лу Синь»), а последние
(«Неравенство», «Корешки», «Липа», «Мухлёж») взяты прямо из настоящего
духа времени. Хотя только последние четыре пункта относятся к настоящему
моменту, очерки Юй Хуа показывают, как каждый из десяти терминов имеет
отношение к Китаю сегодня. На 2 курсе я писала курсовую по данному
произведению, еще тогда я нашла удивительным то, что Юй Хуа не только
непосредственно обсуждает запрещенную тему четвертого июня, но и
посвящает ей целую главу книги. В прошлом он использовал юмор, чтобы
отклонить сложные политические вопросы, и эта вновь обретенная
откровенность поразительна, но он, тем не менее, вовлечен в тонкий баланс.
В этих очерках Юй Хуа проводит связь между Китаем культурной
революции и рыночным Китаем эпохи экономических реформ после Мао. В
какой-то момент он обращается к этому напрямую: «Почему, обсуждая
сегодня Китай, я всегда возвращаюсь к культурной революции? Это потому,
что эти две эпохи настолько взаимосвязаны: хотя состояние общества сейчас
сильно отличается от того, некоторые психологические элементы остаются
поразительно похожими. Например, после участия в одном массовом
движении во время культурной революции мы сейчас заняты другим:
экономическим развитием».[1] Хотя он пишет о преемственности, автор в
равной степени обеспокоен изменчивостью современных китайских историй
- можно сказать, что изменчивость была постоянной. Как отмечает Юй в
«Народ»: «Легким движением руки китайская история полностью изменила
свой цвет лица, так же как актер в сычуаньской опере меняет одну маску на
другую. За тридцать лет Китай, управляемый политикой, превратился в
Китай, где деньги – король». [1] Подлинность демонстраций на площади
Тяньаньмэнь восходит к идеализму детства Юй Хуа, в отличие от грубого
клейма партийно-государственного капитализма.
Во втором эссе с политическим словом «Вождь», Юй Хуа начинает с
того, что разбирает значение этого термина в маоистские времена, далее
подробно рассказывает о разведении и передаче «лидерства» в
фрагментированной и коммерческой культуре современного Китая. Данная
глава является одной из самых противоречивых во всём произведении. С
одной стороны, автор отмечает, что Мао являлся вождём в полном смысле
этого слова, он являлся лидером. Слова автора наполнены тоской по
прошедшим временам, он приводил в пример различные истории из детства,
чтобы обозначить то, какое отношение у людей, у народа было к своему
вождю (к примеру, история о том, как соседский мальчик год не мыл руку,
которую на 4 секунды пожал Мао). С другой стороны, он рассказывает и о
фанатизме, национализме, которые господствовали в те времена. Фанатизм и
национализм, поиск контрреволюционеров доходили до абсурда, что не раз
подтверждает сам автор своими детскими воспоминаниями: «У нас была
второклассница, которую заклеймили как «контрреволюционный элемент
младшего возраста» за то, что она сложила портрет председателя Мао

3
вчетверо и у него на лице появилась крестообразная морщина. На митинге
она перед всей школой рыдала и каялась в своем ужасном преступлении». [1]
Снова и снова Юй Хуа соединяет прошлое с настоящим.
Революционное насилие Культурной революции имеет современные аналоги
в самых разных ситуациях. Примеры Юй включают насильственное
присвоение официальных печатей бандитскими бизнесменами
(разновидность кровавых сражений Красной гвардии за тюленями) и
насильственное выселение жильцов и домовладельцев жадными
чиновниками (оформлено как недавний повтор жестокости эпохи 1960-х).
Одна из самых острых виньеток в коллекции касается отца одного из
одноклассников Юй Хуа, который стал объектом политических
преследований, когда Юй учился в первом классе. Этот человек всегда был
добр к Юй Хуа, но, когда началось преследование, его тепло исчезло. Юй
Хуа цитирует свою последнюю встречу с этим человеком как «[подводящую
итог] для меня красоту человеческого характера» [1]: накануне самоубийства
этого человека Юй видел, как он идет со своим сыном, выглядя спокойным и
беспечным. Такая милость под давлением – это качество характера, которым
Юй Хуа восхищается, но фон жестокости делает этот момент болезненно
острым.
Китай Юй Хуа, в частности в его воспоминаниях, является культурой
противоречия. С одной стороны, время, которое он часто затрагивает в своих
произведениях – это относительно спокойное время, с другой стороны
беспокойное (митинги, события 4 июня). В большинстве своём,
воспоминания автора наполнены тоской и ностальгией по прошедшим
временам, к примеру, автор отмечает, что лидеров как таковых не осталось,
существуют только руководители, однако он бы не хотел возвращаться в те
времена. Конечно, в большинстве своём, Китай для Юй Хуа – это прежде
всего китайский народ, именно поэтому в повествование вплетен
калейдоскоп характеров, однако, он не раз отмечал, что народ времён
волнений демонстраций не тождественен понятию народ в современности.
Народ того времени – это тысяча голосов переплетённый в один, который
находится в постоянном поиске.
Острый глаз и слова Юй Хуа, словно скальпель с острым лезвием,
рассекают плоть и кровь современных экзистенциальных проблем Китая,
делая признаки болезни Китая очевидными для читателя. Рожденный
китайским писателем и китайским народом, Юй Хуа использует
откровенный и открытый подход к Китаю двадцать первого века, задавая
вопросы о человечности, выживании и продолжающемся внутреннем
беспорядке, скрывающемся за десятью словами боли. Он рассказывает свою
собственную историю, с юмором, комментируя каждое слово. Он пишет о
чужих историях, опираясь на старый и новый Китай, уравновешивая наше
видение. Юй Хуа, китайский писатель с лучшими навыками повествования и
глубочайшим пониманием Китая, пишет яркими словами о Китае, которого
вы никогда не знали! Часто существует двусмысленность между тем, что

4
другие люди пишут о Китае, но только те, кто действительно живет на
китайской земле, могут честно написать о настоящих мыслях и чувствах
китайского народа. Как говорит Юй Хуа: «Когда я писал о боли Китая в этой
книге, я также писал о своей собственной боли. Потому что боль Китая - это
и моя личная боль».
Список использованных источников:
1. Юй Хуа. Десять слов про Китай / пер. Р. Г. Шапиро [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: https://www.e-
reading.club/bookreader.php/1031346/Hua_-
_Desyat_slov_pro_Kitay.html#1
2. 黄修己.中国现代文学研究方法论集。- 北京:首都师范大学出版社,
1994 年 。 ( Хуан Сюйцзи. Сборник методологических эссе по
современной китайской литературе. – Пекин: Столичный
педагогический университет ) . [Электронный ресурс]. – Режим
доступа: https://www.deliwenku.com/p-1195296.html
3. 王 国 维 的 “ 阙 疑 ” 精 神 . (Дух «открытого вопроса» Ван Говэя)
[Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.qdjxjx.cn/3580.html
4. Тэн И. Философия искусства. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
http://biblio.imli.ru/images/abook/teoriya/Ten_I._Filosofiya_iskusstva._199
6.pdf
5. Тэн И. О методе критики и об истории литературы. [Электронный
ресурс]. – Режим доступа:
https://viewer.rusneb.ru/ru/000199_000009_003676822?
page=3&rotate=0&theme=black

Вам также может понравиться