Вы находитесь на странице: 1из 21

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение


высшего образования
«Московский государственный технический университет
имени Н.Э. Баумана
(национальный исследовательский университет)»
(МГТУ им. Н.Э. Баумана)

ФАКУЛЬТЕТ «Социальные и гуманитарные науки»

КАФЕДРА «Философия»

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

К КУРСОВОМУ ПРОЕКТУ

НА ТЕМУ:

Язык как знаковая система.

Студент ________________ _________________ ____________________


(Группа) (Подпись, дата)
( И.О.Фамилия)

Руководитель курсового проекта _________________ ____________________


(Подпись, дата) (И.О.Фамилия)

Консультант _________________ ____________________


(Подпись, дата) (И.О.Фамилия)

Москва

2019
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования
«Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана
(национальный исследовательский университет)»
(МГТУ им. Н.Э. Баумана)

УТВЕРЖДАЮ
Заведующий кафедрой __________
(Индекс)
______________ _______________
(И.О.Фамил
ия)
« _____ » ____________ 20 ____ г.

ЗАДАНИЕ
на выполнение курсового проекта
по дисциплине ЛОГИКА

Студент группы _______________

________________________________________________________________________________
(Фамилия, имя, отчество)

Тема курсового проекта ___________________________________________________________


________________________________________________________________________________
________________________________________________________________________________

Направленность КП (учебный, исследовательский, практический, производственный, др.)


________________________________________________________________________________
Источник тематики (кафедра, предприятие, НИР) _____________________________________

График выполнения проекта: 25% к ___ нед., 50% к ___ нед., 75% к __ нед., 100% к ___ нед.

Техническое задание ____________________________________________________________


_______________________________________________________________________________
_______________________________________________________________________________
_______________________________________________________________________________
_______________________________________________________________________________
Оформление курсового проекта:
Пояснительная записка на _____ листах формата А4.
Перечень графического (иллюстративного) материала (чертежи, плакаты, слайды и т.п.)
_______________________________________________________________________________
_______________________________________________________________________________
_______________________________________________________________________________
_______________________________________________________________________________
Дата выдачи задания « ___ » ____________ 20__ г.

Руководитель курсового проекта _________________ ____________________


(Подпись, дата) (И.О.Фамилия)

Студент _________________ ____________________


(Подпись, дата) (И.О.Фамилия)
Содержание……………………………………………………………………стр.

Введение. ………………………………………………………………………...хх

1. Знак……...……….………………………………….………………………....хх

1.1 Виды знаков………………………………………………………………….xх

1.2 Знаковая ситуация ..…………………………………………………………хх

2. Язык……………...........................................................................…………….хх

2.1 Свойства и функции естественных языков….……………………………..хх

2.2 Искусственные языки…………….……………………………………….....хх

3. Специфика языка как знаковой системы...………………………………….хх

4. Аналитическая философия …...……………………………………………...хх

Заключение. ……………………………………………………………………...хх

Список литературы………………………………………………………………хх
Введение

Язык — это инструмент, с помощью которого люди чаще всего


осуществляют коммуникацию, но далеко не единственный. Подобные
инструменты называют знаковыми системами, которых существует великое
множество.

Главной составляющей таких систем являются знаки. Знаки — это объекты


реальности, которые, будучи представлены нам, содержат значение. Оно даёт
нам представление о референте (объекте, который закреплён за знаком).
Именно благодаря этому репрезентативному свойству знаков мы можем
передавать другим людям информацию о мире. Но оно же составляет и
главную проблему знака, ведь за одной знаковой единицей в определённой
среде может быть закреплено несколько значений, в таких случаях
информация искажается и теряется смысл знака.

Так как мы воспринимаем мир через знаки, то важной оказывается наука,


изучающая их - семиотика. Множество учёных начиная со средневековья и
заканчивая современностью внесли вклад в развитие этой дисциплины.
Одним из таких исследователей был Чарльз Ульям Моррис. Он предложил
три аспекта семиотики: синтактику, семантику и прагматику. Семиотика
определяет своим предметом смысловое содержание знака, синтактика
заведует отношениями между знаками, а прагматика отношением между
знаками и пользователем.

В начале XX века британский философ Бертран Рассел создал свою


философскую школу логического анализа языка, в последствие она стала
школой аналитической философии, но он был не единственным, кто
занимался в то время проблемами языка. Лингвистический поворот в
философии отразился на всей европейской мысли того времени. Философы
Германии, Франции и Англии будут на протяжении всего XX века копаться в
языке или, как выразился бы Хайдеггер, расчерчивать его, проводить
борозды, пытаясь то создать единый точный язык, то всеобъемлющую
языковую игру. Всё это лишь подтверждало важность языка для человека,
его силу и тотальность.

1. Знак

Определение знака выводится из определения знаковой системы. Если


знаковая система есть материальный посредник между двумя другими
материальными системами, то таковым будет и знак в элементарном случае.
Заметим, что в развитых знаковых системах – языках – знак имеет более
сложное устройство. Усложнение заключается в том, что некоторые части
обеих систем непосредственно контактируют со знаком, а также
контактируют друг с другом, и все три системы образуют своеобразное
триединство, треугольник. Это определение принадлежит известному
немецкому логику и математику Готлобу Фреге.

Рис. Строение знака – треугольник Фреге

I. Предмет, вещь, явление действительности, в математике – число и т. д.


Иное название – денотат, Иногда этой вершиной треугольника обозначают не
саму вещь, а ее восприятие или представление о ней, словом ее отражение в
сознании человека, называя это сигнификат(означающее). Сущность схемы-
треугольника от этого не изменится.

II. 3нак: в лингвистике, например, фонетическое слово или написанное слово;


в математике – математический символ; иное название, принятое особенно в
философии и математической логике, – имя.

III. Понятие о предмете, вещи. Иные названия: в лингвистике – десигнат, в


математике – смысл имени, или концепт денотата.

Эта схема, однако, определяет такой общий случай, в котором свойства знака
взяты в полном объёме, а вместе с тем и жестко фиксированы, как это и
имеет место в хорошо развитых естественных и искусственных языках.
Следовательно, для общей семиотики это не достаточно общий случай, и его
требуется еще обобщить, что мы сделаем следующим образом.
Между элементами, обозначенными цифрами I–II– III, имеют место
следующие отношения: отношение II–I, т. е. знака к предмету, или денотату,
называется словом «обозначать», или, в частных случаях, словами
«называть», «именовать»: знак обозначает предмет; отношение II–III, знака к
понятию, или десигнату, называется словосочетанием «иметь десигнат» или
словом «выражать», последний частный случай имеет место в особенности в
математике, там выражаются так: «знак выражает смысл»; отношение I–Ill не
имеет общего обозначения, в частном случае, в математике, говорят так:
«концепт денотата определяет денотат».

Ясно, что отношения между указанными тремя элементами I–II–III


рассматриваются в каждой отдельной области знания несколько различно, в
лингвистике не совсем так, как в математике, в обычной жизни не так, как в
лингвистике, и обозначаются эти отношения разными словами и терминами.
Кроме того, эти отношения рассматриваются и в разном направлении: от II к
I, от I к III, от II к III.

1.1 Виды знаков

Из отношения между знаком и обозначаемым выделяют следующие их виды:


знаки-копии, знаки-индексы, знаки-сигналы и знаки-символы.

Знаки-копии — это знаки, которые по своей форме в разной степени похожи


на обозначаемый объект. Такими знаками являются фотографии,
реалистические картины, знаки рисуночного письма, географические
картины, чертежи, схемы и т.п.

Знаки-индексы — это знаки, связанные с репрезентируемым объектом


причинно-следственными отношениями. Знак в таком случае порождается
своим значением. Так, к примеру, наличие дыма служит знаком огня.

Знаки-сигналы — это знаки, которые связаны со своим значением


ситуационно, т. е. являющиеся знаками только в некоторой ситуации,
оповещая нас о её наступлении. Соответственно этому, звонок, раздавшийся
в школе в определённое время, извещает нас о начале или окончании
занятий, а прозвеневший в театре, он будет ознаменовывать начало
спектакля.
1.2 Знаковая ситуация

Знаковая ситуация (семиозис) возникает при взаимодействии знака и


интерпретатора. Основная функция знака состоит в том, чтобы
репрезентировать некоторый предмет для интерпретатора. Получается, что в
знаковой ситуации содержится три компонента: интерпретатор, знак,
значение.

Из данной модели становится понятным, что именно интерпретатор придаёт


знаку значение, в его отсутствии знак перестаёт быть знаком. Для
интерпретатора множество значений существует благодаря семантической
составляющей знаковой системы.

2. Язык

Язык — это знаковая система, предназначенная для фиксации, переработки и


передачи информации от одно субъекта к другому.

Существует разделение на несколько видов языков. Во-первых, все языки


подразделяются на искусственные и естественные. Естественными считаются
прежде всего язык мимики, жеста, танца, этнические устные и письменные
языки. Естественные языки возникли эволюционным путём, как средство
общения между людьми, формировались они весьма длительно и стихийно,
поэтому содержат в себе историю этноса, культурные особенности и
специфику мышления.

В противовес естественным, искусственные языки несут на себе отпечаток


человеческого рационализма, так как создаются для решения конкретных
поставленных задач. Примерами искусственных языков являются язык
шахматной нотации, язык химических формул, язык дифференциального и
интегрального исчисления в математике, языки программирования, язык
эсперанто и многие другие.

Существуют специальные языки для хранения информации, так называемый


научный язык, письменная и устная ипостаси национального языка. Научным
языком называется разграниченная область в языке, в которой фигурируют
только определённые понятия. Он требуется для того, чтобы свести к
минимуму недопонимания.

Вышеупомянутый Бертран Рассел ставил задачей своей философии создание


такого языка, на котором бы могли общаться учёные всего мира без потери
информации.

Необходимо упомянуть и о метаязыках, которые нужны для того, чтобы


изучать языки. Чаще всего в качестве языка-объекта и метаязыка выступает
национальный язык, это происходит в процессе обучения детей грамоте, что
на данный момент является мировой практикой.

Метаязыки содержат в себе и особые метазнаки, как например


“прилагательное” или “мужской род”. Подобные знаки требуются для
разграничения языка-объекта. Для описания же метаязыка используют
метаметаязык. Этот абзац можно считать написанным на метаметаязыке.

2.1 Свойства и функции естественных языков

Основными функциями, которые выполняют естественные речь и письмо


языка, являются:

1. Информационная функция - язык выступает в качестве средства


фиксации, а часто и хранения информации о мире: о предметах,
событиях, явлениях, процессах, ситуациях.
2. Коммуникативная функция - с помощью языка осуществляется
общение между людьми.
3. Познавательная функция - язык выступает как средство познания.
4. Экспрессивная функция - язык используется для выражения наших
мыслей, чувств, душевных состояний и переживаний, посредством
языка мы оказываем воздействие на других людей.
Свойства присущие естественным языкам:

1. Универсальность, то есть посредством естественных разговорных и


письменных языков, обогащённых, может быть, специальной
терминологией, выразима любая информация;
2. Многозначность, то есть отсутствие за словами и словосочетаниями
естественных языков каких-либо жестко закреплённых значений.
3. Грамматическая неоднозначность, то есть отсутствие крепко
зафиксированных правил образования значимых выражений.
4. Семантическая замкнутость, то есть отсутствие разделения на
объектные языки и метаязыки, а также языки разных порядков.
2.2 Искусственные языки

Искусственные языки разделяют на:

1. Языки программирования и компьютерные языки — языки,


существующие для автоматической обработки информации на ЭВМ.
2. Информационные языки — языки, используемые в различных системах
обработки информации.
3. Научные языки— языки, предназначенные для символической записи
научных фактов и теорий математики, логики, химии и других наук.
4. Языки несуществующих народов(артланги) — это языки, выдуманные
человеком в развлекательных целях, например: эльфийский язык,
придуманный Дж. Толкином, клингонский язык, придуманный Марком
Окрандом для сериала «Star Trek», а также язык даэдрик, придуманный
для серии игр “ The Elder Scrolls”.
5. Международные вспомогательные языки — языки, создаваемые из
элементов естественных языков и предлагаемые в качестве
вспомогательного средства межнационального общения.
Идея искусственного стала продолжением идеи о идеальном языке. В
Средние века наука была стезёй монахов и чудаков, что делало её весьма
клерикальной, поэтому главным вопросом зарождающейся лингвистики стал
вопрос и протоязыке. Считалось, что таковым является древнееврейский
язык, но были и критики такой теории. Из оппозиционных фигур стоит
выделить Григория Нисского, который иронизировал по поводу
представления о Боге как о школьном учителе, показывающего
первопредкам буквы еврейского алфавита. Но в целом эта вера сохранялась в
Европе всё Средневековье.

Первый по-настоящему искусственный язык был придумал в XII веке


католической аббатисой Хильдегардой из Бингена. До нас дошло описание
из 1011 слов, которые даются в иерархическом порядке (в начале следуют
слова для Бога, ангелов и святых). Ранее считалось, что язык задумывался
автором как универсальный. Ещё один «ангельский» язык описали в 1581
году оккультисты Джон Ди и Эдвард Келли. Они назвали его енохианским
(от имени библейского патриарха Еноха) и описали алфавит, грамматику и
синтаксис этого языка в своих дневниках. Скорее всего, единственное место,
где он употреблялся — это мистические сеансы английской аристократии.
Совсем иначе дело обстояло всего пару веков спустя.

С началом Нового времени идея о совершенном языке переживает период


подъёма. Теперь его уже не ищут в далёком прошлом, а пытаются создать
самостоятельно. Так рождаются философские языки, которые имеют
априорную природу: это значит, что их элементы не основываются на
реальных (естественных) языках, а постулируются, создаются автором
буквально с чистого листа.

Ещё один проект по созданию философского языка был задуман Лейбницем


— и в итоге воплотился в языке символической логики, инструменты
которой используются до сих пор. Но на звание полноценного языка он не
претендовал: с его помощью можно устанавливать логические связи между
фактами, но не отражать сами эти факты (не говоря уже о том, чтобы
использовать такой язык в повседневном общении).

Эпоха Просвещения вместо религиозного выдвинула светский идеал: новые


языки должны были стать помощниками в налаживании отношений между
нациями и способствовать сближению народов. Пазиграфия Ж. Мемье (1797)
ещё строится на логической классификации, но категории здесь выбраны по
признаку практичности и удобства. Проекты новых языков разрабатываются,
но предложенные нововведения часто ограничиваются упрощением
грамматики уже существующих языков, чтобы сделать их более
лаконичными и ясными.

Самые успешные проекты лингвоконструирования были предназначены не


для постижения божественных тайн или устройства мироздания, а для того,
чтобы облегчить общение между народами. Сегодня эту роль узурпировал
английский. Но не ущемляет ли это права людей, для которых этот язык не
является родным? Именно с этой проблемой столкнулась Европа к началу
XX века, когда международные контакты усилились, а средневековая латынь
давно уже вышла из употребления даже в учёных кругах.

Первым таким проектом был волапюк (от vol «мир» и pük — язык),
разработанный в 1879 г. немецким священником Иоганном Мартином
Шлейером. Спустя десять лет после публикации по всему миру
насчитывается уже 283 клуба волапюкистов — успех, ранее невиданный. Но
вскоре он улетучился.

Самым растиражированным искусственным языком был и остаётся


“эсперанто”. Проект этого языка опубликовал в 1887 г. польский окулист
Людвик Лазарь Заменгоф под псевдонимом д-р Эсперанто, что на новом
языке означало «Надеющийся». Проект был опубликован по-русски, но
быстро распространился сначала по славянским странам, а затем и по всей
Европе. В предисловии к книге «Международный язык» Заменгоф говорит,
что создателю международного языка надо решить три задачи:

I) Чтобы язык был чрезвычайно легким, так чтобы его можно было изучить
шутя. II) Чтобы каждый, изучивший этот язык, мог сейчас же им
пользоваться для объяснения с людьми различных наций, всё равно, будет ли
этот язык признан миром и найдет ли он много адептов или нет. <...> III)
Найти средства для преодоления индифферентизма мира и для побуждения
его как можно скорее и en masse начать употреблять предлагаемый язык
как живой язык, а не с ключом в руке и в случаях крайней надобности.

Теперь, имея исторический базис, перейдём к целям создания искусственных


языков, которые различают подобным образом:

1. Философские и логические языки — языки, имеющие четкую


логическую структуру словообразования и синтаксиса: ложбан,
токипона, ифкуиль, илакш.
2. Вспомогательные языки — предназначены для практического
общения: эсперанто, интерлингва, словио, словянски.
3. Артистические или эстетические языки — создаются для творческого и
эстетического удовольствия: квенья.
4. Также язык создается для постановки эксперимента, например для
проверки гипотезы Сепира-Уорфа (о том, что язык, на котором говорит
человек, ограничивает сознание, загоняет его в определённые рамки).
По своей структуре проекты искусственного языка могут быть разделены на
следующие группы:

 Априорные языки — созданные на основе логических или


эмпирических классификаций понятий: логлан, ложбан, ро, сольресоль,
ифкуиль, илакш.
 Апостериорные языки — языки, основанные преимущественно на
интернациональной лексике: интерлингва, окциденталь.
 Смешанные языки — слова и словообразование частично
заимствованы из неискусственных языков, частично созданы на основе
искусственно придуманных слов и словообразовательных элементов
куда можно отнести волапюк и эсперанто.
3. Специфика языка как знаковой системы
Язык образует наиболее сложную и развитую знаковую систему. Он обладает
как невероятной сложностью строения и огромным инвентарём знаков
(особенно назывных), так и неограниченной семантической мощностью, то
есть способностью к передаче информации относительно области любых
наблюдаемых или воображаемых фактов. Любая информация, переданная с
помощью неязыковых знаков, может быть передана посредством языковых
знаков, но всё же обратное часто оказывается невыполнимым.

Для структурной лингвистики, принимающей во внимание возможность


описания языка как имманентной, замкнутой в себе системы, которая влияет
сама на себя изнутри, принципиально важное значение имеют некоторые
свойства языкового знака:

1. его дифференциальная природа, делающая каждый языковой знак


достаточно автономной сущностью и не позволяющая ему в принципе
смешиваться с другими знаками того же языка; это же положение
распространяется и на незнаковые элементы языка (образующие план
выражения знаков фонемы, силлабемы, просодемы; образующие план
содержания знаков значения / семантемы);
2. вытекающая из парадигматических противопоставлений между
знаками возможность отсутствия у знака материального означающего
(т.е. существование в рамках определённой парадигмы языкового знака
с нулевым экспонентом);
3. двухсторонний характер языкового знака (в соответствии с учением Ф.
де Соссюра), что побуждает говорить о наличии того или иного
языкового значения только при наличии регулярного способа его
выражения (т.е. устойчивого, стереотипного, регулярно
воспроизводимого в речи экспонента), а также о наличии у того или
иного экспонента стереотипного означаемого;
4. случайный, условный характер связи означаемого и означающего;
5. Невероятная устойчивость во времени и вместе с тем возможность
изменения либо означающего, либо означаемого.
Именно опираясь на последние из указанных свойств, можно объяснить,
почему разные языки пользуются различными знаками для обозначения
одних и тех же элементов опыта и почему знаки родственных языков,
восходящих к одному языку-источнику, могут отличаться друг от друга либо
своими означающими, либо своими означаемыми.

Можно языковые знаки разбить на классы знаков полных, т.е.


коммуникативно завершённых, самодостаточных (тексты, высказывания), и
знаков частичных, т.е. коммуникативно не самодостаточных (слова,
морфемы). Языкознание традиционно концентрировало внимание на знаках
назывных (словах). Новейшая семиотика сосредоточивает своё внимание на
высказывании как полном знаке, с которым соотносится не отдельный
элемент опыта, а некая целостная ситуация, положение дел.

Наиболее близкой к языку знаковой системой оказывается письмо, которое,


взаимодействуя с исконно первичным звуковым языком, может служить
основой для формирования письменного языка как второй ипостаси данного
этнического языка. Для лингвиста первостепенный интерес представляет
звуковой человеческий язык.

Человеческий язык как знаковая звуковая система возникает в процессе


становления общества и проистекает из его потребностей. Его генезис и
развитие обусловлен соц. факторами, но вместе с тем он также обусловлен и
биологически, то есть его происхождение должно быть сопряжено с
определённо ступенью развития анатомического, психологического и
нейрофизиологического механизмов, возвышающих человека над животным
и качественно отличающих человеческое знаковое общение от сигнального
поведения животных.

С позиции структурно-лингвистической (а также лингвосемиотической)


могут исследоваться, с использованием языковедческого исследовательского
инструментария, не только письмо, но и другие параллельные системы
коммуникации человека (языки жестов, в том числе системы коммуникации
между глухонемыми - sign languages, системы звуковых сингалов и т.п.; на
рис. изображён акт коммуникации на American Sign Language). В результате
каждая из таких систем может быть представлена инвентарём своих знаков и
инвентарём правил их использования.

4. Аналитическая философия

Решение проблем языка непростая задача, для которой потребовалось


создание новой дисциплины. Так, аналитическая философия предложила
вместо, предметного обсуждения научных или политических проблем
заняться их синтаксической и семантической значимостью. Многие
расценили это как уход от существа дела. Но, в процессе обсуждения той или
иной политической или научной программы, целесообразно установить
смысл и значение употребляемых понятий, необходимо добиться консенсуса
относительно постулируемых утверждений, без чего невозможно строить
логически обоснованные выводы. Между прочим, положительная функция
скептицизма состоит в том, что он подвергает проверке на прочность
наиболее фундаментальные предпосылки познания. Разве что, скептики
порой доходят до крайности, считая, что недоказуемые утверждения следует
отбросить. На самом деле для достижения консенсуса они не жертвуют
основополагающими понятиями и принципами, а обосновывают их
практическими потребностями. Наиболее эффективно такой подход
применялся по отношению к философским проблемам, возникающим в ходе
обоснования знания.

Сохраняя старое предубеждение профессионалов против обыденной речи,


представители аналитической философии использовали технику построения
искусственных формализованных языков. Однако со временем стало ясно,
что язык науки, обладающий преимуществами точности,
непротиворечивости, ясности, всё же не лишен недостатков. В частности, вся
мощь математического аппарата оказалась малопродуктивной в решении
специфически философских проблем, возникших в процессе обоснования
математики. В рамках этой строгой науки также обнаружились недоказуемые
обычным принятым в науке способом предпосылки философского характера.
В несколько лучшем положении оказались естественные науки, где во
многих случаях удалось посредством применения соответствующего
математического аппарата добиться существенного успеха. В некоторых
случаях с помощью математики были выявлены закономерности, верность
которых была подтверждена экспериментами лишь впоследствии. Ярким
примером такого рода являются уточнения механики Ньютона, в ходе
которых Герц и Мах пытались устранить метафизические понятия
пространства и времени.

Это заставило заняться вопросом о том, правильно ли сформулирована та


или иная теория, не содержит ли она непроверяемых опытным путем
философских допущений. Таким образом, кроме экспериментаторов,
осуществляющих проверку истинности знания, появилась потребность в
специалистах по анализу смысла и значения терминов и высказываний. Эту
новую нишу и заняли представители аналитической философии. Перед ними
открылись две возможности. Во-первых, опереться на лингвистику и логику.
Язык содержит явные (грамматические) и неявные (глубинные) структуры,
разрушение которых приводит к бессмыслице и непониманию. Типичным
примером такого рода ошибок является фраза "Она приехала в машине и в
слезах", которое можно истолковать несколькими вариациями. Условием
правильных умозаключений являются правила логики, несоблюдение
которых ведет к противоречиям.
Обычно мы часто утверждаем то, что воспринимаем, и именно эти прямые
утверждения легче всего проверить: "На улице идет дождь", "Этот потолок
белый", "Температура за окном 26 градусов". Эти высказывания являются
истинными, если они соответствуют тому, о чем идет речь, то есть
действительному положению дел. Однако при ближайшем рассмотрении
теория соответствия сталкивается с той трудностью, что, строго говоря, мы
не можем сравнить высказывания с действительностью. Они слишком
различны, чтобы быть похожими. Более того, "сама реальность" не дана нам
непосредственно. Если пока не принимать во внимание, что так называемые
факты являются продуктами селекции и интерпретации опыта, то, по
меньшей мере, реальный мир дан нам в форме чувственных представлений.
Таким образом, в поле анализа оказываются уже три различные системы:
внешний мир, представления о нем и высказывания. Однако все они
настолько различны, что между ними не может быть никакого
взаимодействия.

Проблема разделения реального мира, нашего представления о нём и того,


что мы говорим до сих пор является актуальной для философии. Ведь связь
реального мира и того, что мы чувствуем и представляем, словом опыта, не
вполне очевидна. Эту проблематику разрабатывал Давид Юм, а вслед за ним
пробудился “ото сна” Иммануил Кант, который, казалось бы, разрешил
проблему, написав в предисловии ко второму изданию “Критики чистого
разума”:

Нельзя не признать скандалом для философии и общечеловеческого разума


необходимость принимать лишь на веру существование вещей вне нас (от
которых мы ведь получаем весь материал наших знаний даже для нашего
внутреннего чувства) и невозможность противопоставить какое бы то ни
было удовлетворительное доказательство этого существования, если бы
кто-нибудь вздумал подвергнуть его сомнению.

В своей статье от 1939 года, озаглавленной “Доказательство внешнего мира”,


Дж. Э. Мур, один из основателей аналитической школы, предоставил весьма
оригинальное доказательство существования мира вне нас и его связи со
внутренним миром.

Думаю, Кантово мнение об одном-единственном возможном


доказательстве существования вещей вне нас – его собственном – отнюдь
не истинное. Уже сейчас я готов привести множество других абсолютно
строгих доказательств, а в будущем – еще больше. Можно доказать,
например, что две человеческие руки существуют. Как это сделать? Я
показываю две мои руки и говорю, жестикулируя правой: “Вот – одна рука”
и, жестикулируя левой рукой, добавляю: “А вот – другая”. Если я ipso facto
доказал существование внешних вещей, то понятно, что возможны и
многие другие доказательства: нет нужды умножать примеры.

С языком дело обстоит гораздо сложнее, потому как вне его невозможно
мышление как таковое. Мы не имеем ни малейшего шанса сказать о языке
того, что он сам в себе не содержит. Бертран Рассел так высказался об этой
проблеме:

В обыденном языке мы не расположены толковать о солнце, почему и как


оно всходит и заходит. И все-таки астрономы находят, что лучше другой
язык, и я также утверждаю, что в философии предпочтительнее другой
язык.

Его книга “Принципы математики” представили огромный интерес для


философии, по крайней мере, по двум причинам: а) в работе доказано, что
математика, всегда считавшаяся самостоятельной дисциплиной, в
действительности является разделом логики; б) Рассел утверждает также, что
базовая структура повседневных или “естественных” языков, таких, как
английский или русский, подобна структуре “Принципов математики”. Но
хотя естественные языки и похожи в этом отношении на “Принципы
математики”, они (языки) непригодны для философского анализа, поскольку
более “расплывчаты”. В соответствии с этим в работе выражено убеждение,
что математическая логика могла бы дать философии отточенный до
совершенства инструмент для выделения значений предложений любого
естественного языка. Это, в свою очередь, дает основание надеяться, что,
наконец, философские споры можно будет подвергать строгой логической
проверке.

Что понимается под “базовой структурой” предложений какого-либо


естественного языка? Прежде всего, Рассел проводит различие между тем,
что он называет атомарными высказываниями и высказываниями
молекулярными. Молекулярные высказывания строятся из атомарных при
помощи того, что Рассел называет связками, — слов, таких, как “и”, “или”,
“если... то”. Например, “Джон и Мэри собираются в кино” — молекулярное
высказывание, состоящее из двух атомарных. Любое молекулярное
высказывание можно разложить на набор атомарных высказываний и
логических связок.
Рассел показывает, что “Принципы математики” сообщают нам знание о
действительном мире. В них утверждается, что мир состоит из “фактов” и
что все эти факты имеют атомарную природу, т.е. что каждый факт может
быть описан некоторым атомарным высказыванием. В природе не
существует молекулярных фактов, поскольку каждое молекулярное
высказывание может быть переведено или представлено набором атомарных
высказываний и логических связок, таких, как "и", "или", "если... то" и
других. Сами связки, конечно, в мире ни к чему не относятся, это —
языковые средства, которые позволяют нам комбинировать атомарные
высказывания различными способами. То есть их использование, считает
Рассел, носит чисто "синтаксический" характер. Также здесь подчеркивается,
что в мире не существует никаких "общих" фактов. В мире нет факта,
соответствующего общему высказыванию "Все люди смертны", поскольку
это высказывание опять-таки сводится к множеству атомарных
высказываний типа "Джон смертен", "Джеймс смертен" и т.д. для каждого
отдельного человека, который является смертным. Конечными элементами
мира являются "факты", а каждый отдельный факт состоит из отдельного
предмета и его индивидуальных характеристик.

Предполагается, что в "Принципах математики" представлен набросок


совершенного языка; этот язык совершенен, поскольку он отражает
структуру действительного мира. Если предложение с обычного
естественного языка "перевести" на этот совершенный логический язык, то
становится полностью ясным значение этого предложения. Если окажется,
что после такого преобразования предложение не обретает субъектно-
предикатной формы, это значит, что не существует такого объекта, к
которому непосредственно относился бы грамматический субъект
(грамматическое подлежащее), поскольку в структуре этого совершенного
языка каждый субъект-термин обозначает некоторый действительный объект
мира, а каждый предикат-термин — какую-нибудь реальную характеристику
этого объекта.

Наиболее известный учение Рассела Людвиг Витгенштейн, являющейся


одним из самых выдающихся и оригинальных философов XX века, развил
идеи своего учителя в “Логико-философском трактате”. Единственная его
книга, изданная при жизни, произвела фурор в философской среде 20-ых
годов. Витгенштейн утверждает, что от обсуждения объектов нужно перейти
к обсуждению фактов. В начале он даёт такое резюме:

1. Мир есть все то, что имеет место.


2. То, что имеет место – факт, – есть совокупность позиций.

3. Логической картиной фактов служит мысль.

4. Мысль есть суждение, наделенное смыслом.

5. Суждение – функция истинности элементарных суждений.

(Элементарное суждение есть собственная функция истинности.)

6. В общем виде функция истинности представляется как

Такова общая форма суждения.

7. То, о чем нельзя сказать, следует обойти молчанием.

Витгенштейн признаёт за языком способность конструирования реальности,


утверждая тем самым свою концепцию как отчасти солипсистскую. С
помощью негативной логики он ограничивает область мира в пространстве
мистического.

6. 52. Мы чувствуем, что, если бы и существовал ответ на все возможные


научные вопросы, проблемы жизни не были бы при этом даже затронуты.
Тогда, конечно, больше не остается никаких вопросов; это как раз и есть
ответ.

6. 522. Есть, конечно, нечто невыразимое. Оно показывает себя; это –


мистическое.

В своих поздних работах Витгенштейн отрекается от своей ранней


философии, открывая для нас пространство языковых игр. Уникальные
реальности языка для каждого сменяются более масштабными
конструкциями. Когда мы учимся языку, мы ограничиваем себя его
структурой, как бы принимая правила игры. Для того, чтобы понять это
Витгенштейн несколько лет работал учителем младших классов в Альпах.
Правила, которые мы постигаем для того, чтобы правильно пользоваться
определенными терминами, аналогичны в функциональном плане тем
правилам, которыми мы овладеваем, когда учимся, скажем, играть в
шахматы. Затем, чтобы проиллюстрировать, как философами искажаются
обычные выражения, Витгенштейн, разрабатывая различные языковые игры,
показывает, что действительные правила использования этих выражений
заключаются в том, что они разрешают и чего не разрешают нам делать с
этими выражениями. В свете подобных описаний (заменяющих объяснения)
он получает возможность точно определить те отклонения от правильного
использования, которые приводят к концептуальной путанице, — той
путанице, которая возникает, когда, как он выразился, "язык пущен на
самотек".

Заключение

Язык тотален, многогранен и непостижим. Без языка невозможно


функционирование общества также, как без языка невозможен и сам человек.
“Язык - дом бытия”, - как однажды высказался Мартин Хайдеггер, потому
как только через него возможно познание. Знаки - не просто объекты
реальности, но её составляющие и проводники.

Язык как наиболее изощрённая и сложная система знаков за долгие годы


существования цивилизации не растерял своей мистической составляющей.
Так, Жак Деррида утверждал, что в “апокалипсисе” содержится не описание
конца света, но описание конца языка, что при определённом контексте
можно назвать эквивалентными утверждениями.

Исследование параметров языка, их трактование и выстраивание общей


системы знаний приобретает большую актуальность в рамках развития
технологий, в частности искусственного интеллекта. Разработчикам важно
научить машину понимать смысл высказываний, что станет возможным,
только на новом витке понимания языка.

Кроме того, познание языка - есть познание себя самого. В нём отражена
природа нации, этноса, социума, человека. Знание неисчерпаемо и живо как
никогда, в том числе и знание о языке. Поэтому изучение языка -
необходимо, актуально и захватывающе, равно как и путешествие в глубины
космоса или океана.
Список литературы

1. Бочаров В.А., Маркин В.И. «Введение в логику: учебник» М.: ИД


«ФОРУМ»: ИНФРА-М. 2008. — 560 с.

2. Грязнов А.Ф. «Аналитическая философия» М.: Высшая школа, 2006.—


375 с.

3. Витгенштейн Л. «Логико-философский трактат» М.:ИД АСТ,2018. —


160 с.

4. Сусов И.П. «Введение в теоретическое языкознание» М.: Восток ‒ Запад,


2006. — 382 с.
5. Степанов Ю.С. «Семиотика» Монография. — М.: Наука, 1971. — 168 с.

Вам также может понравиться