Вы находитесь на странице: 1из 44

АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Институт истории, археологии и этнографии им. А. Допита


РГ8 ОД

На правах рукописи

Д О Д Х У Д О Е В Л ЛАРИСА НАЗАРОВНА

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА КНИГИ


СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИНДИИ
XVI-XIX ВЕКОВ
(по материалам рукописных собраний
Академии наук Республики Таджикистан)
Специальность-Исторические науки -07.00.09
Историография, источниковедение
и методы исторического исследования

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора исторических наук

Душанбе
1998
Работа выполнена в Институте истории, археологии,
этнографии им. А. Дониша Академии наук
Республики Таджикистан

Научный консультант: доктор исторических наук, академик


Академии наук Республики Таджикистан Р. М.. Л\асов

Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор О. Б. Бакиев
доктор искусствоведения, профессор М. М. Ашрафи
доктор исторических наук, профессор Э. М. Исмаилова
Ведущая организация: кафедра социально-гуманитарных
дисциплин Российско-Таджикского Славянского Университета

Защита состоится в часов на


заседании диссертационного Совета'л013.05. 01 по заигите
диссертации на соискание ученой степени доктора историчес­
ких наук в Институте истории, археологии и этнографии им.
А. Дониша Академии наук Республики Тадл^икистан (734025,
Душанбе, пр. Рудаки. 33)

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной науч­


ной библиотеке им. Индиры Ганди Академии наук Республики
Таджикистан

Автореферат разослан

Ученый секретарь
диссертационного Совета
доктор исторических наук, профессор М. НАЙМОВ
ОБЩАЯ ХАРА1СГЕРИСПНСА РАБОТЫ

I-IACS мно5кес1векности культур и дискретности исторического процесса


является од!!Ой из главных в современном обществ».. Происходящие ныне
цивилизац!».онкые процессы во многом актив из гфовали интерес научной
мысли к проблеме взаимовлияния н взаимодополняемости "граяициокяых
культур, нх исторической эволюции в различные периоды. Вместе с тем
диалогизм культур - это фундаменталвный принцип их жизнедеятельности
и культурно-исторического процесса в целом. Данное положение требует в
наши дни расширения границ нсследоваикя, культуры Востока,
углубления ее проблематимг, не асозанной рамками лишь одного региона.
Осознание роли рукопис1!ой книга з развитии национальной культуры
позволяет значительно схоррястирозать пончглание худс-кестпеннсго
нас1едд!Я Средней Азии и Индии, его значения в формировар.ии исхоннон
связи с. траднцней, новой мснтальиости, своего места в мировом
сообществе. В то же время проблема рукописной книга и, в частости
восточной, трансформируется з проблему экологии культуры. В этом
аспекте особенно важное значение отводится развитию книги Средней
Азии и Индия XVI-XIXBB., история которых является своего рода
иоле.'лга взаимосвязей и партнфствз ку.тьтур.
В системе кульг>рь! рукописной книге была предопределена роль
посредника в много)'ровнезых цивнлизациониых процессах, прозодника
реяпгиозных к этических норм, ндeoлoп^чecкиx и философских воззрений,
нзобразительныт. канонов, художественного свшя и хранительницы
основной содержательной тематики. Широкая ' Ц1фкуляцня и
функцнонированне культурных влияний по каналам письменной
информации стали важными факторами эволюции художественной
культуры книги. Синтез исзсусств находит полное отражение в •
оформлении письменных памятников, ибо они s своей типологической
основе, предстают как проекция архитектурных форм, живописных
.систем, декора, искусстЕа[ каллиграфии. Это позволяет рассматривать
книгу ка;с важнейшее связующее звено между рахчичными видами и
жанрами нсхусстза. как своеобразный аккумулятор идей и
изобразительных норм своего времени.
Акт\'аяьность, чау'чная значимость проблемы. Проблема взаимосвязей и
преемственности культур Средней Азии . и Индий - одна из
основополагающих в современной отечественной науке. Важным условием
ее решения является осмысление значения книжного искусства того иди
иного региона в исторической эволюции, ибо эстетичесхиг концепции,
объединяющие или разъединяющие две культуры, напластовывались на
те, что существовали издргвле.Важное значение в развитии взаимосвязей
Средней Азии и Индии играла культура Ирана, что достаточно широко
освещено в современной научной литературе.В соответствии с этим*в
данном исследовании будут сознательно вычленены из конгломерата
многочислишых культурных обменов связи Средней Азии и Индии, а
общность наследия Мавераннахра и Ирана специально не будет
оговариваться
.Художественная культура книги Средней Азии и Индии ХУ1-Х1Х вв.
остается до настоящего времени малоизученной облестъю, н лишь сейчас
она постепенно станов!-ггся объектом пристального внимания
иссяедователей.Решение настоящей проблемы неразрывно связано с
задачей изучения и публикации образцов рукописной орнаментики и
миниатюрной живописи из разных собраний. Среди них коллекции
восточных рукописей Академии наук Республики Таджикистан остаются
практически неизвестными исследователям. Между тем здесь хранится
немало памятников, которые могут послужить ценными культурно-,^
историч:схими документами при рассмотрении данного вопроса. Все это
настоятеньно требовало введения в научный оборот их лицевых
рукопис:й, и халлиграфичесхих образцов (китъа), созданных в Индии н
Средней Азии в Х\1-Х1Хвв. Столь же важной представляется изучение на
данном материале типологии оформления книжного блока в контексте
общего стиля эпохи.
В рукописной книге параллелизм развития всех видов творчества
ощутим наиболее сильно. Именно последнее обстоятельство позволяет,
опираясь на закономерности и типологию развития художественной
традиции в средневековье, провести сравнительный анализ тех процессов,
которые проксходати как в литературе, так и в изобразтсльном искустве
Иьдии- и Средней Азии XVI-XIXBB. Предпосылкой для подобной
постановки проблемы явилось определенное сходство ситуаций в культуре
даул регионов, их взаимосвязь в XVI-XIXBB. И очев1Щное своеобразие их
искусства,
В целом сфера наук, згчимающаяся проб:.емамн художественной
культуры средневековой книги, находится ныне перед вступлением в
особый этап развигия, отличительной чертой которого является новое
понимание проблемы взаимодействия Ивдии и Средней Азии в XVI-
Х1Хвв.,.ках важного межцнвилизацнонного процесса.
Комплексное исследование типологии художественной . культуры
:»алоизвестньк па--чттцсов письменноС1И из собрания Академии наук
Республики Таджикистан в их тесной связи с культурным и социальным
развитием Индии и Средней Азии XVI-XIXBB., общим стилем эпохи,
нашедшим отражение во всех областях художественного творчества,
позволяет реконструировать отдельные моменты эво;поции
межцивилизоваиного взаимодействия, его результаты, генезис отдельных
изобразительных форм и типов, теоретически разработать и осмыслить
полученные данные.
Цель и задачи работы определены характером исследования,
рассматривающего художественную культуру книги как самостоятельный
тип средневекового творчества, обладающего специфическими чертами и
в силу своих возможностей способствующего дналогнзму культур, их
обмену.
Цель настоящего исследования состоит в попытке . рассмотреть на
основе ранее неизученного материала традицию как основную
"организующую схему", которая способствовала сближению книжной
культуры двух регионов при условии сохранения своих авюхтонных черт
и творческой переработки внешних влияний, что представляет собой
важный аспект истории культуры. Получег)иые результаты легли в основу
обобщагаи(его исследования по данной проблематике. В то же время автор
стремится к правильной постановке основных вопросов, привлечению
jwmamm исследоватеяей к новым, ранее не разра6отаннь1м аспектам
данной темы
В соответствии с этим в работе ставятся следующие задачи:.
- постановка ряда проблем методологического характера, связанных с
исследованием данной темы; '
- проведейие источниковедческого исследования с целью классификации
и атрибуции ранее неизвестных источников, выявление мгры их
информативности в контексте рассматрнвасмой темы;
- определение конкретных взаимосвязей книжных культур Средней
Азии и Индия на основе их общей содержательной тематики, жанрово-
стнлевых и формально-смысловых особенностей каллиграфия,
рукописной орнаментики и миниатюрной живописи;
- анализ функциональной и смысловой нагрузки изобрайсения в книге,
соотношение визуальных и рербальных средств живописи Ц литературы;
- рассмотрение эволюции отдельных' • устойчивых' образов • и
иконографических приемов, изменение их смысдовой напош1еиности в
разных м1фовоззренческ1« и стилистических системах; •
- обоснование типологического единства оформления памятников
письмеяности, архитектуры и прикладного искусства, в которых
преобладшш универсальные структуры;
- выявление характера, соотношения и степени взаимозависимо'ети
мивду литературным И художественным стилем;
- определение места книги в духовной жизни общества через анализ ее
функционирования в различных социальных слоях.
Источниковедческая база исследования включает в себя 573 китьа
(образцов ка^ипцрафического письма) и 25S художественно оформленных
рукописей Средней Азии и Индии XVI-XIXBB. из собрания Академии наук
Республики Таджикистан, которое состоит из двух коллекций. Первое
древлехранилище принадлежит Институту письменного наследия, другая
коллекция была собрана выдающимся ученым, академиком А.Семеиовым
к хранится в его Доме>муэее, одном из подразделений Института истории,
археологии и этнографии имЛ.Доннша.
Эти два совершенно разньи по своему характеру и объему собрания
обладают весьма ценными и важными материалами по истории книжной
культуры Средней Азии и Индии XVNXIXBB. И пре|фасно дополняют друг
друга. Однако до настоящего времени их изучение еще не приняло
характера широкого, многоаспектного исследования, что позволило бы в
П0Л1.0Й мере ^дить об особенностях, достоинствах, своеобразии и
значении каждой коллекции в цепом, ввести их в полном объеме в
научный оборот.Настоящее собрание - валяется достаточно
нетрадиционной и'точниковедческой базой для понимания не только
элитарной профессиональной школы, но и массоаой книги.Этот низовой
пласт выражая собственные интеллектуальные запросы, что представляст
' богатый материал для научных обобщений.
В настоящей исследовании .автором использованы материалы,
собранные им в процессе работы в Музее народов Востока в г.Москве,
Российской Национальной библиотеке, Институте востоковедения и
Гс;7Дзрственном Эрмитаже в г.Санкт-Пстербурге, в Музее им.Низами в
г.Баку, Национальной библиотеке в Париже, Британском музее и
Британской библиотеке, в библиотеке Индиа Оффис, музее Викторин н
Альберта, коллекции Кейра в Лондоне, частных собраниях.
Историография вопроса, Вся обширная литература, посвященная
развитию рукописной книги Средней Азии и Индии ХУЬХ'Хвв.,'
применительно к разрабатываемой нами теме, можст служить в качестве;
информационного и дополннтельчого материала, позволяющего решать'
проблемы прякл^чтого характера, в частностк атрибуционного или
сопоставительного плана, . поскольку авторы работ в основном
ограничивались упоминанием или общими выводами по поводу
рассматриваемой проблемы. В основном накопленный материал
свидетепьСгаует о том, что исслсаователям удалось прэвестн
предварительную реконструхцию/ развития миниатюрной живописи
Средней Азии ХУ1-Х1Хвв. Значительный вклад в систематизациго
выявленного материала и публикацию новых памятников внесли В.Блоше,
Т.Мартин, Л.Сакисиан, Л.Биньон, Б.Грэй, Б-М-Денике, А.А.Семенов,
Б.Ро6ннсон, Г.А.Пугачеякова, О.Ф.Акнмушкин, А.А.Иванов,
Н.В.Дьяконова, М.М.Ашрафи, Р.Скеятон, Б.В.Веймарн, О.И.Галеркина,
З.Г.Долинская, Н.Титли, Э.М.Исмаилова, К.Рюряанц и др.
Несмотря на отсутствие единства в теорегико-методолоп1ческих
установках труды таких ученых как Д.Биньон, И.Браун, У.Арчер,
А.Коомарасвами, Д.Баррет, Б.Грэй, Р.Этйшгаузен, Р.Кришнандаса, А. и
С.К.Уэлч, Р.Схэлтон, Н.Титля, М.Бич, Л.Лич, М.Зембровски, стили
осно9ополага!ощими в нсрледованйн проблем книжной культуры Индии.
С.Н.Тюляев, О.С.Прокофьев, Т.И.Грех, А.Т.Адамова, О.И.Галеркнна,
Р.Амирбекян внесли весомый вклад s изучение нндийской живс лиси в
собраниях СНГ;
Поспеяние два десятилетия наблюдался определенный подъем в.
исследовании историко-культурного наследия Cpetoeft Азии и Индии, их
культурных контактов, что нашло наиболее полное отражение в
фундаментальных работах известгных археологов М.Б.Беленицкого,
Б.Я.Ставиского, Б.А.Литвинского, Т.И.Зеймаль, Б.И.Маршака,
Г.А.Пугаченкозой, Э.В.Рпвепадзе И многих других. Взаимодействм
культур двух регионов XVI-XIXBB. В свете поставленных авторами задач
рассматривали Г.А.Пугаченкова, И.О.Галеркина, О.Ф.Акимушкйн,
А.А.Иванов.М.М.Ашрафм, Б.Робинсон, М.Бич, Л.Лич, Н.Титли,
Р.Скелтон, Э.И.Исманлова, К.Рюрданц, Н.Низамутдииов, А.Мадраимов и
Яругие.Ряд работ посвящен рукописной орнамент-лке, каллиграфии, их
синтетическому единству" (Р.Эгп{гаузен, А.Ю.Казиев, О.А.Акимушкин,
А.А.Иванов, Ш.М.Щук>'ров, Э.М.Исмакяова),
В области юучения культуры двух регионов вполне отчепшво
обозначилась потреб1!ость в теоретическом осмыеленни накопленного
материала. Ранее рассматривались уже те или иные вопросы данной темы
в философском клн художественных планах (Т.Каптереза,
А.Пападопоуло, Т.Бурхардг, Л.С.Айии, Л.И.Ремпв1ь, Д.Б.Фарес,
ЛА.Лепеков, В.Алн). Ш,М.Шу1суров, Е.А;По:ш:ова, Э.М.Исмаилова,
М.А.Назарли, Р.Хвдоятова. в саоях работах попытались «одерниз1фовать
сложившуюся к тому времени методику изучения материала, развить ее в
культурологическом аспекте, основываясь на- паралеллиэме,
взаимодействии процессов в различных культурах, внедрить новые
методы аналитической интерпретации памятников.
Среди работ, в которых решаются отдельные вопросы данной
проблематики, следует упомянуть публикации Б.Ал-Байати,
К.Гандельмана, ?/1.У.Хасана, «А.Пармаиа, С.Н.Соколова-Ремизова,
Г.К.Вагнера, Г.Блюма. Особый интерес представляет книга В.И.Головина
"Скульптура и хшвопись итальянского Возрождения: влияние и
взаимосвязь". (198Sr.}, в которой он обосновал единство художественных
принципов оформления памятников и сравнительное изучение отдельных
композиций S различных видах изобразительного искусства. Кроме того
решение многих проблем возможно только при условии рассмотрения
огдсльных процессов в их социальном контексте, о чем достаточно
интересно -заявлено в публикациях Н.Рэя, Е.Э.Бсртельса, Ф.Броделя н
других. Необходимость использования адекватных методов при
исследовании нвстоящей проблемы потребовало привлечения работ
истор|;чссхого, филологического и философского плана. .Среди
исторических исследований ' прежде всего необходимо упомянуть
фундаментальные публикации С.Ф.Ольденбурга. к.А.Антоновой,
К.З.Ашрафян, ' С.А.Азимджановой, Ф.Броделя, А.Бэшема,
Б.И.Иехандарова, М.А.Олимова.
Существующий ныне исследовательсхнй материал по проблемам
культурной идентччности народов Средней Азии, в частности
таджикского, заключен в известных трудах В.В.Блртольда, Б.Г.Гафурова,
Р.М.Масова, Н.Н.Негматова, А.М.Мухтарова, О.Б.Бокиева и
' других.Важные моменты литературных стилей персоязычной литературы
затронуты В: публикациях. Е.Э.Бертельса, А.М.Мирзоева,
Н.И.Пригариной, , А.Азиза, Н.М.Османова, А.Хабибова,
А.Ал>1мардонова, Ш.Нуритдинова, А.Афсахзода, И.Ь.Стеблевой,
МЛ1уллоахмедова, А.Суворовой Л.Саломатшаевой, Ш.Пулатовой и др.
История архитектурного наслед>1я и прикладного искусства Средней
Азии и Индии отражена в многочисленных исследованиях по тем или
иным вопросам пх развития и типологии. В целом в настоящее время
история изучения взаимосвязей Индии и Средней Азии не может считаться,
законченной, поскольку в ней до сих пор существуют многочисленные'
проблемы, требующие всгсгороннего исследования. К тому же памят»тки
художественной культуры книги, хранящиеся в различных коллекциях,
ОСТ1ГОТСЯ в большинстве своем неопубликованными и малоизученными,
что и делает настоящую проблематику весьма актуальной.
Методология и меюды исследования основаны на аналитической
многосторонней парадигме, включающей в себя разнообразие подходов и
их пос11едовательное использовабие в контексте решаемых проблем. Это
было вызвано характером многоуровневого изучения материала,
подразделявшегося на изыскание, атрибуцию неизвестных руконисных
источьиков, системный анализ и обобщение собранной информации с
позиш<и комг.зративистского историко-культурного метода.
Широкое использование компаративистики литератур, религай,
эстетических норм, стилей, различных видов искусства позволило лыявить
достаточное количество соответствии, параллелей между разнообразными
областями творческой деятельности, отделииыми памятниками н указать
на соотнесенность каждого явления с его коренной средой,
Использование мскдисциплинарного подхода обосновано сме^хным
матери,тлом многих рассматриваемых проблем, актуальных для различных
облаете!? творческой мысли, а также синтетическим характером книжной
культуры. Без использования позиционных подходов -истсмно-
тнпологичесхого метода, невозможно проведение любого исследования в
области культуры на современном этапе. Постепенное лх внедрение в
методологию востоковедения и искусствоведения Востока, позволяет
значнтельчо пшре представить картину взаимодействий явлений в
вертикальных, горизонтальных к временных связях.
Вертикальный срез выявляет структуру, в данном случае книги, как
обший синтез подсистем: кзллпгоафии, орнаментики, живописного образа
и т.д., которые в свою очередь могут быть дифференцированы • при
анализе. Горизонтальный срез системы прсдсгавля^т взаимодействие
различ|гых видов искусств; литературы, живописи, архитектуры,
приклад|:ого искусства, которые в свою очередь могут модифицироваться
в жанрах и формах. На горизонтальном уровне культурные традиции
разных стран взаимодействует друг с другом в своем видовом
многообразии. Бстесгвенно, что временные' связи позволяют в
значительной мере конкретизировать различные явления и рассмотреть их
в эволюционном процессе. Таким образом, системный подход не
ограничивается выявлением структуры и функций конкретного объекта, а
предполагает объяснение генезиса и репюнапьных потоков системы.
Существующие методы стилевого анализа позволяют отнестись к стилю
как к историческому источнику, т.к. он отражает сисгему определенных
взглядов и мироощушений в конкретную . эпоху. Возможности
ш
иконологического метода в достаточной степени остаются действенными,
т.к. позволяют определенным образом соотиесги разные лудожествеииые
явления со време1:ем их возникновения.
Научная новизна работы состоит в особенностях проведенного
исслч.'Дования, которое даст возможность вскрыть закономерности
(рормирования художественной культуры книги Средней Азии и Индии
XV]-XIXBB., ее типсв, проследить пути ее распрос-ранення. Наиболее
сущесгвеиные результаты, полученные в ходе анализа материала у их
научная новизьа состоят в следующем:
- проведено комгиексное источниковедческое исиедование ранее
неизученного материала из собрания Академия наук Республики
Таджикистан м введено в научньй! оборот 255 .художественно
оформленных рукописей и 573 кнтьа (каллиграфических образцов)
впервые ранее неизученный материал объединен в единый свод и
систематиз1фован,проведена его зтрибуиионная классификация и научная
интерпретация в контексте изучаемых проблем
- обосновано использование в изучснш! художественной культуры ,
кингн системного подхода, ставящего своей целью исследование
рукописной книги в ее связях с другими регионами н областями
художепвенного творчества
- исследована взаимосвязь текста и его воплощения в шшюстрациях на
основе суммирования обширною исторнко-искусствовс.дческого
материала
- проведено типологичекое изучение художественного образа книги
и выявлены формально-смысловые взаимосвязи всех составляющих ее
компонентов
• - определены взаимосвязи между литературным и живописным стилями
- на конкретном фактическом материале показано как отображается
картина мира, сложившаяся в обшесгвениом сознании конкретииго
социума
-jaccMOTpcHbi возможности развития культуры книги в процессе
художественной и ремесленной практики.
Таким образом с помощьк» проведенного знал;1за показаны системный
характер и природа художественной культуры книги. Это позволило
углубить, расширить сложившиеся представления об истории
взаимосвязей и преемстаенности книжных кулыур Средней Азии и
Индии.ХУ!-Х!Х вв.
Теоретическое и практическое •:!чачение . В процессе исследования
выявлен обширньй ранее неизвестный материал. Сравнительный анализ
II

кнсжкых культур двух регионов позволил определить общие направления


н особенности их развития. Эта смтуация воссоздана автором в процессе
осмысления истоков и традиций, их взаимодействия между собой в
средневековье и новом времени, в ходе изучения крупных стилевых
течений в литературе, как HanjrtiMcp, стиля ''сабки хинди", охватившем
разные виды творческой деятельности и вызвавшем к жизни живописный
стиль "дехли калам". Именно сейчас, когда накоплено много новых
сведений и фактов, неизвестный ранее источниковедческий мззсриал
способен в новом свете представить "культурную память" народов
Средней Азии и Индий, в чем назрела крайняя необходимость,
способствовать формированию повой оценки данных коллекций,
расширенггю систсматизаииоиной деятельности и использованию
функционального подхода к письмошым памятникам. Вместе с тем
данная работа пархлу с публикациями подобного рода может послужить
основой для выявления • интеграционных процессов в общемИ|УОвон
информационной системе, связанной с проблемазикой рукописной книги.
Обоснованный автором подход к оценке научного потепци;ша
рукописного собранил Акадсппш наук Республики Таджикиста;. не через
измерение накоштениых ресурсов, а с точки зрения его художественной
ценности может быть использован при осмыслсни.1 и изучении
классического наследия Цешралшой Азии, идеи синтеза и культурного
плюрализма, которая столь последовательно осуществлялась в истории
контактов двух репюиов. ,
Теоретические разработки, полученные в ходе исследования и
обобщения достижений в дайной области,могут быть использованы при
создании и подготовке различных трудов по истории цивилизаций
Центральной Азии, учебников и образовательных программ длч ВУЗов.
Результаты исследования вошли в многотомное издание "История
тадж11ксгого народа", различные отечественные и зарубежные
энциклопедии. Они были нслользованы при создании документальных
фильмов посвященных культурным традициям народов Средней Азии и
Иншш (студия "Таджикфильм"), при проведении различных выставок, при
разработке эскиза герба и флага Республики Таджикистан, подготовке
образовательных проектов Фонда Агахана.
Апробация работы. Диссертация прошла обсуждение в Институте
истории археологии и этнографии Академии наук' Республики
Таджикистан. Отдельные ее положения обсуждались в Институте
письменного наследия Академии наук Республики Тяд;кикистан; Основная
12

концепция исследования бьиа отражена в докладах автора на


конференциях, симпозиумах и семинарах по проблемам:
- Творчество Низами Ганджави и изобразительная традиция. (Санкт-
Петербург, 1980г.), Азербайлжзнская культура ХЬХПвв. и творчество
Низами Ганджави. (Баку, 198Эг.), Искусство и культура Монголии и
Центральной Азии. (Москва, i981r.), Бакзрия-Тохариетан на древнем и
средневековом Востоке. (Москва, 1983г.), Взаимодействие и
взаимовлияние цивилизаций и культур на Востоке. (Душанбе, 198'?г.),
Исследование, консервация н рссгаврация средневековых памятников.
(Москва, 1989г.), Джамн и мировая культура. (Душанбе, 1989г.), Историко-
культурные контакты и ду.човное общение между Западом н Востоком.
(Ташкент-Душанбе, 1990г.), Борбад и художественная традиция народов
Центральной Азии: история и современность. (Душанбе, 1990г.), Книга в
развитии культуры народов Востоиа: история и современность. (Душанбе,
1990г.\ Средняя Азия и мировая цивилизация. (Ташкент, 1992г.), Вклад
иранских народов в мировую цивилизацию. (Душанбе, 1992г.), "Шахнаме"
Фирдоуси - вашчайшес художественное творение в истории мировой ,
цивилизации. (Душанбе, 1994г.), Ислам i: этноконфессиональныс
отношсиня в меняющемся мире. (Москва, 1995г.), Памятники духовной,
материальной и письменной культуры древнего и средневекового Востока
/создание банка данных/. (Москва, 1995г.), Народы Центральной Азии.
ПРООН. (Анкара, 1995г.), Ресурсы изобразительного искусства и
архгтскзу;)Ы ислама в Центральной и Восточной Европе, Центральной
Азии. (Мафрак, Иордания, 1996г.), Лвсста. (Душанбе, 1996г.), Рукописная
традиция Центральной Азии эпохи ислама. <;>ра1Н(узскнй инсппуг
исследований Центральной Азии в Ташкете. (Ташкент, 1997г.).
Структура диссертации. Работа состоит из ввс.дения,четырех глав,
закл'очения и списка использованной литературы. Приложение включает
илиострации кнтьа, переплетов, миниатюр, унванов, сарлаухов рукописей
из собраний Академии наук Республики Таджикистан.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введечни обоснована актуальность исследуемой темы, раскрывается


степень и уровень ее разработанности в научной литературе, определяется
нау':ная иовизча, теоретическая и практическая значимость исследования,
его цель, методология и решаемые проблемы.

ГЛАВА 1 .МАТ-^РИАЛЫ ПО ИСТОРИИ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ


СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИНДИИ XVI-XIXBB. В СОБРАНИЯХ АКАДЕМИИ
13

HAVi< РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН включает в себя два раздела, в


которых рассматриваются образцы художественно оформленных
рукописей Института письменного наследия и Дома-музея академика
А.А.Семенова в Институте истории, археологии и этнографии
им.А.Дониша.
Выдающимися образцами художественной культуры книги Средней
Азии и Индии в собрании Института письменного наследия являются
"Байаз" (№657), переписанный знаменитым каллиграфом Махмуд б. Исхак
аш-Шихаби во второй половине XVIB. рукописи "Гулипан" Сзади 1648г.,
копированная известным каллиграфом Насираддином Китабдаром по
распоряжению Абдалазизхана (№929), "Равзат-ас-сафа" Мнрханда,
начатая по распоряжению Субханкулнхана при содействии ханского
библиотекаря Хаджи Мухаммад Йакуб китабдара каллиграфом Мухаммад
Гаии б. Мулла Хаджи Хаджа Бухари в 1686г. (№(519), "Диван" Хафиза,
законченная калллграфом Мухаммад Нзджибом в царствование
Аврангзеба Аламгира 1683г, (№1600) "Маснави" Джалалладдина Руми,
копированная Расул Баба-катиб Кашмнри в 1813г.(№1869) и многие
другие. Среди иллюстрированных списков особое внимание притекают
бухарские миниатюры 11 половины XVIB. "Йусуф и Зулейха" Джами
(№1872), кашмирские композиции к этому же со'-ннению начала
Х1Хв.(№466). и мервские иллюстрации 1775г. к позме Фузули "Лайли и
Маджнун" (№932), кашмирские списка "Хосров и Ширин" Низгми 1829г.
(№753), а также серия мусульманских святынь в рукописях'"Футух ал-
харамайн" XVI-XIXBB. (№№684, 1959, 21 (111, 3045, 994, 497, 1121)
"Далайил ал-хайрат" ас-Симлали конца Х1Хв. (№230), выполненные в
Средней Азии, и ряд других. Следует вьщелить несколько, китьа
легендарного каллиграфа Хорасана и Мавераннахра XV-XVIBB. Мнрали
Харави (Ns3913/1-4), придворного катиба Аштарханидов Мир Мухаммеда
Мунши (3913 /1-52), и Миракшаха (№3913-1-87), а также произведения
учеников малоизвестной бухарской школы письма конца Х1Х-ХХвв.
Бабабек Иш'.абира. '
Рукописное собрание Дома-музея академика А.А.Семе1юва хранит
такие уникальные рукописи как прижизненный список Мушфики "Диван"
1584г. (№94), "Рнсала-и махдум-и Азам" 1729г., копированный Мухаммад
Исхак б. Мухаммад Хаджа Джуйбарн (№79) кашм5фский манускрипт
"Толковый словарь дари" 1784-85гг. (№114) с декоративным лаковым
переплетом, "Хамла-и Хайдари" 1853г.-, созданный в хивинской кйтабхане
Мухам(«ая Рахима Бахадурхана (№55) и многие другир.
В целом художественно оформленные списки "w китьа из коллекции
Академии наук Республики Таджикистан представляют достаточно
14

широкий временной диапазон и позволяют составить определенную


ретроспскт1<ву развития стяля письма, миниатюрной живописи,
рукописной орнаментики и переплетного искусстза Средней Азии и
Индии XVI-XIXBB. ЭТО .:обранне важно для разработки и интерпретацнн
многих проблем, в том числе связанных с вопросами среднеазиатско-
И1щийских связей, рукописной продукции Хивы, Насафа, Хнсара, Мсрвг
XVII-XIXBB., памятников которых известно чрезвычайно мало, для
изучения образцов хорасано-мавсраинахрского круга 70-80-х гг. XVIB,,
кашмирской школы, а также многих других проблем.

ГЛАВА П. ИЛЛЮСТРИРОВАННАЯ КНИГА СРЕДНЕЙ АЗИИ И


ИНДИИ XVI-XIXBB.: СОДЕРЖАНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ ЭВОЛЮЦИИ. С
XIVB. многие аргбо-персоязычные источники мусульманской литературы
становятся общими как для Средней Азии, так и Индии. Ислам во многом
определил общую идеологическую направленность тематики всех видов
искусства'двух регионов, в частности миниатюрной живописи. Индийские
сюжеты за редким исключением почти не .иллюстрировались в Средней'
Азии, хотя н они оставались источником для определенных
заимстзований. Суфийская темашка нашла разнообразное претворение в
живописи Индии и Средней Азии, сю была пропитана вся иллюсгратвная
традиция.

.{•/. Cniath "c<wKt4 хинди" в системе киилсшш культуры Cpeibieu AJUU и


ИнОии XVI-XJXee.
До настоящего времени проблема связ»! литературного сгилл "сабкн
хинди" с современной ему книжной культурой и изобразительным
•искусством не привлекала BHHMainie исследователей. Настоящий раздел
мол.ег рассматриваться как первая посильная попытка сравнительного
анализа литературного и художественного процессов, имевших место в
культуре Индии и Средней Азии XVI-XIXBB.
Если до XVB. фарсиязычная поэзия Индии ориентировалась на
персчдско-талжикскую в тематике, в стиле, то со второй полоаины XVJB.
она стала постепенно удалэться от ее главного направления. Развиваясь в
истинно ннднйском культурном контиииуме, литерагура на фарси.
естественно не могла не претерпеть изменений и обрела свое новое лицо в
прсизведениял стиля "сабки хинди".
В это же время возникает сходное определение в живописи - "дехли
калам"-,позволявшее отличать стиль персидско-таджикской
изобразительной культуры "ирани калам" от мОгольскогого искусства.
15

Вероятно, в более широком смысле можно сказать, что стиль "дехли


калам", обозначавший ничто иное как могольск)-» живопись,
соответствовал в современной ей литературе Индии стилю "сабки хикди".
Поэзия стиля "сабки хинян" предпочитала такие формы словесного
искусства как газель, маснав1«; и представляла собой не столько
лирическую, сколько философскую поэзию. В ней достаточна доля
мистицизма, ибо, по мнмино А.Лзиза, "сабки хинди" - это стиль суфизма,
уходяший своими корнями в ислам, во многом навеянный буддизмом,
индуизмом, а так>;се христианством, т.е. он являлся синкретическим
явлением в истории культуры Востока. Этот стиль стал - явлением не
географическим, не национальныу- а в известной степени социальным ибо
ознаменовал собой продвижение поэзии по социальной лестнице
(Е.Э.Бергельса).
Конкретизации спвля "сабки хинди",- во многом способствовал город,
вся его городская культура. Воздух города был необходим и для
могольского изобразитстьпого искусства, рукописной книги, которая, как
известно, являлась продуктом городской культуры. Этому определению
созвучно утверждение Н.Рэя подобным же образом охарактеризовавшего
направленность могольской живописи Индии, секуляризация которой
имела социальное значение и соотвегствовала могольской страсти быть
ближе, как только это возможно, к жизни. Секуляризации книжной
ку.)ьтуры Индии, 8 ко горой до принятия ислама превалировала
религиозная ориентация, способствовало, возможно, и, заимствование
иранского насталнка, так как существует мнение, что скоропись (курсив,
мелкое, беглое письмо) являет собой переход от религиозного письма к
светскому. (Н.Федоров).
Творчество Бсдиля (1644-1721 гг.) считается высшей ступенью стиля
"сабки хинди". Он нередко пренебрегал традиционной символикой и
образами фарсиязычной поэзии, в чем исследователи видят причину его
непопулярности в Иране, Но в Мавераннахре его произведения владели
умами поэтов, его идеи разделяли многие любители словестности. В XIX-
в. в Бухаре, Самарканде, Коканде, Ура-Тюбе и Ходженте литература все
еще была охвачена "болезнью подражания стилю Бедиля", хотя поэзия
Восточной Бухары была много свободнее от его влияния.
Если тематически поэзия XVIIB. стала по большей части "зеркалом
индийской денствитслькостн", то в вопросе языка, и формы бна оказалась.
более консервативна. Повествуя об индийской жизни поэты пользовались
приемами, традиционной символикой, характерной для персидско-
таджикской поэзии.Аналогнчиые процессы . происходят и в
16

изобразительном искусстве, где заметна так же тендениия к


материализации и конкретизации образов. Природа ныне связывается с
человеком, имеет особое смысловое и эстетическое значение, играет
важную роль в раскрытии его духовного мира. Многие человеческие
эмоции, переживания героя проецируются на окружающий мир,
В XVIII-XIXBB. взаимосвязи между Средней Азией и Ираном несколько
ослабевают, но Индия в этот период переживает напротив новый подъем в
отношениях как с тем, так и с другим партнером. С середины XVlIe. стиль
"сабки ;?инди" клон1ГГСЯ к закату. В Иране, например, его сменил другой
литературный стиль "Бозгашт", полностью обращенный к собственному
классическому наследию. При этом он оставался в конфронтации к
"индийскому стилю", ибо первоначально возник как своеобразное
противоядие этому синкретическому, несколько эклектическому
направлению, в;.е больше удаляющемуся от своих истоков. Стиль "сабки
хинди" демонстрирует сращивание определенных свойств культуры двух
страи.их умение заимствовать.что по мнению С.Ольденбурга, является
доказчтедьетвом силы самостоятельного-творчества. Наиболее ярким
выразителем этого синтеза в л>пературе Индии стал стиль "сабки хинди",
который в полной мере может рассматриваться как всеобший стиль
фарсиязычной мусульманской культуры XVI-XVHIB. ЕГО отражением в
изобоазйтельном искусстве явился стиль "дехли калам", который
сформиро8ал''я в самостоятельное направление.

!,2. Вогословская и раяигиозная литература, паломнический цикл


миниатюр.
Богословская и религиозная литература ислама в Индии нашла •
• достаточно благодатную почву. При создании подобных книг в основном
здесь следовали. выработанным теологами канонам и не подвергали
ках«1м-либо коренным изменениям типологию, оформления. Этому
способствовало и то обстоятельство, что в Индии не существовало
традиции оформления мусульманских богословских текстов, хотя
собственные религиозные сочинения здесь иллюстрировали вплоть до Х1в.
В моТольскоЛ живописи религиозные сюжеты ислама приобрели ряд
нгхарахтерных для H:IX черт, которые больше согласуются с локальной
культурной традицией. Этим определялось одно из направлений в,
истории индийской живописи, другое было ближе персидской традиции,'
когда ^ортодоксальные черты превалировали над характерной для:
искусства Индии той поры зклетикой.
17

Паломнический цикл миниатюр • это особая группа изображений в


нстории миниатюрной живописи Индии и Средней Азии XVI-XIXBB.
анализ которых достаточно наглядно способен представить все изменения
со временем художественного стиля. Списки "Футух ал-харамайн" Мухийи
Лари в основном содержат от 10 да 19 изображений, которые, если можно
так выразиться, представляют собой средневековую архитектурную
тематику. Лишь отдельные рукописи, оформление которых не завершено
полностью, имеют две-три миниатюры. К этому циклу иллюстраций
примыкают аксономк-трические изображения "благословенной" Мекки и
"лучезарной" Медины из-списка богословского сочинения конца Х1Хв.
"Далайил ал-хайрат ва шаварик ал-анвар фи зикр ас-салават ила ан-наби
ал-мухгар" Абу Абдаллах Мухаммед б.Сулайиан 6.Абубакр ал-Джаэули
ал-Симлали.
Точного соответствия натуре и тождественности миниатюр др>т другу
не найти ни в чертежах, ни в аксонометрических изображениях святынь.
Условность композиций, паломнического цикла предполагала строгую
канонизацию форм и вместе с тем широкую вариативность их отдельных
черт. Точность изображения всегда была относительной и потому, то оно
подвергалось сильной геомегризации.Геометрия выполняла в культуре
ислама упорядочивающую и иконографическую функции, выражая собой
идею гармонии. Здание рассматривалось как геометрическая структура,и
оно должно было выглядеть "геометрическим" по характеру и
пластическому решению.(Ь.Оо1отЬек, D.Wilber).
Использованная художником бухарской рукописи "Даланл ал-хайрат"
система построения изображения способствовало тому, что в сравнении с
плоскими, •• чисто умозрительными рисунками других списков этого
сочинения и "Футух ал-харамайн" его миниатюры представляются более
светскил:и по своему характеру. Вместе с тем надо признать, что их автор
далеко не последовэтслен в соблюдении принципов перспективного
сокращения, и' средневековая символика, как и культ геометрии,
оставались дня него определяющими моментами при ИJo6paжeнии "святых
Mtef. Не случайно и то, что главным выразителем нового понимания
првстранства здесь стало изображение архитектурных Обьектов, ведь
"име)««о архитектура была проводником перспективного видения".
(С.Л,Мочалов}.

§3. fierrmpwecnue хроники, офшршльиый портрет, энциклопедии.


Имперзтбрм Бабур, Хумаюн, Акбар уделлли историографии большое
значение, сггяуя традициям своих предшесгвенникЬв. Бабур, как известно,
18

задумал создать собетаеяную родословную, доступную для придворного


круга, что было наилучшим способом передать через серию
иллюстрзтимых текстов законность своего восшествия на престол.
Тематтжа нсторичесхих иллюстраций преясгавляет тот расклад
сюжетов, коюрый был интересен для знатоков, особ императорской
семьи. Больше всего в этих списках военных эпизодов. За ними следуют
исторические собыг1Я, бытовые сценки, изображения животных и птиц,
пейзажей, расштельногти, различных увеселений, охоты. Если же
сравнить эта. изобразительный ряд с миниатюрами Мавераннахра к
историческим хроникам, то увидим, что и здесь внимание заказчиков
сосредоточено на тех же сюжетах, за исключением изображения животных
и птиц, которые стречаются весьма редко, Но мемуары Бабура никогда не
иллюстрировались в СреШей Азии.
Главной отличительной особенностью миниатюр, предсгавляющих
празднества и приемы, являлись парадность и цсремониальностъ
изображения. М.Бзхтмн верно заметил, что "официальные праздники в
сущности смотр&яи только назад, в прошлое, и этим прошлым освящали,
су1дестгующий настоящий строй". Официальный праздник освещал
неравество и иногда вопреки сббствениой идее утверждМ стабильность,
неизмечыость и вечность всего сушестаующего ' мнрополобия,
суще;.твующей иерархии, существующих религиозных, политических и
моральных ценностей, норм и запретов.
Эпоха Тимуридов для Моголов являлась своеобразной точкой отсчета,
блеск и великолепие империи своих предков они всячески пытались
прославить. Неслучайно к произведениям, повествующим об истории
Тимуридов -"Зафарнаме", "Матла ас-садайн ва маджма ал бахрайн" Лбд
ар-Разака Самарханди- в Индии относились с особым внимакнем. Эгот
интерес сказался и в том, как читали м иллюстрировали подобные
игторические труды. Например, Акбара привлекали в труде Рашияаддина
"Джами ат-таварих" в основном главы, повествующие о монголах ,
сведения о которых были важны для доказательства jt^esHero
происхождения его рода и законности правления Моголов в Индии.
Эта власть идеи стала основопо.тагающей. Прсемпнки Тимура правили
в рамках исламских традииин, продолжая воспевать свою тюрко-
монгольскую культуру, уделяя особое внимание утверждению идеи
династического превосходства в своих собственных интересах. В этом
симбиозе культурно-исламского и тюркско-монгольского прсисхождения
фигура Тимура наряду с Чингизханом занимала центральное место.
19

(B.Manz). Моголы сохранили наследие своих предков, придав ему новый


облик, подходящий для управления инокультурным населением.
Несомненно, что хроники первых индийских Гимуридов можно
рассматривать как свидетельства нового понимания истории,
основывающейся на средневековой историографии иранских народов. В
тоже время стоит ли повторять известный факт о том, что мемуары Бабура
значительно изменили прежний взгляд на мир. Реалистичность,
наглядность, достоверность в описании событий и лиц при
сохраняющейся в средневековом обществе идеализации правителя, теперь
ценятся больше, чем прежде. Это наблюдается и в живописных версиях.
Исторический жанр способствовал развитию еще одного вида
миниатюрных произведе»шй портрета и живописных генеалогий, которые
также создавались с целью абсолютизации монарха.
Иран и Средняя Азия явились донаторами жанра исторической
хроники в Индии, которому здесь всегда отдавали предпочтение. В
области политического утверждения своей власти Шейбаниды
предпринимали те же шаги, что и правители Индии. Будучи пришлыми
монархами, как и Бабурнды, они спешно пытались обосновать зак7Ниость
своего восшествия на престол и с этой целью использовали пропаганду
своей политики и идеологии всеми доступными средствами, в том числе и
посредством распространения рукописной продукции. Как и Бабуриды
Шейбаниды подвергли большое количество исторических, источников
своеобразной ревизии, выделив т них главным образом только те факты
и свидетельства, которые являлись доказательствами законности их
пришествия к власти. В Мпвераниахре помимо фарсиязычных тарихов
начали создавать совершенно новые хроники, переводить на узбекский
язык такие выдающиеся памятники персидско-таджикской
историографии, как "Зафариаме" Шарафидпна Йазди, "Тарихн Табари" в
обработке Балами и другие. С целью скорейшей ассимиляции в новой для
узбекских правителей культу^эной срсле и превращения их в законных
Преемников великого прошлого Мавсраинахра, Шейбаниды пытались
создать свою линию в истории, иша в ней факты, подтверждающие их
преемственность династии Тнмуридов( 0,И. Галсркина)
Хотя правители Индии и Средней Азии преследовали одинаковые
политические цели, возможности, миропонимание, осмысление и способы
претворгния в жизнь новых идей и доктрин были порой различны.
Соотношение политической масштабности дяух государств также нашло
отражение в характере композиций исторических сочинений.
20

Шейбаннаов, как и Моголов, бодьше интергср»али не подвиги


яегендарнык героев, а военные победы конкретных праяителей.
Что же уасается исторических портретов в виде "Воображаемых бесед
императоров со своиъи предками", которые могольская хитабхане
поставляла в большом количестве и весьма разнообразно, то в Средней
Азии это направление не получило широкого распропранения.
В историческом и портретном жанре Индии и Средней Аши XVI-XIXB.
главным героям всегда оставался монарх, образ которого, согласно
этикету, был нормативным. Чаще всего он представал > двух главных
ипостасях: богатырь-полководец, приближающийся к обрззу эпического
героя, и богомольный праведник, близкий к образу святого. Тот или
другой эталон использовался в зависимости от сбстоятепьств.
(Е.А.Полякова).
Идеальный образ царя был несоизмерим ни С каким образом
смертного. Согласно иерархической стр^хтуре средневекового общества
ои всегда являлся олицетворением правопорядка и высшей власти.
Монарх как в художественном воплощении, так и в зрительском'
восприятии всегда оставался в ореоле славы. Эта регламентация царского
образа нашла самое яркое воплощение в миниатюрных портретах.
Изобразительно фигура царя была ведущей в композиции, не только
благодаря своему расположению в ней, но подчас и масштабу,
значительно превосходящему размеры дфугих персонажей. Исторические
сюи еты it лица а миниатюрах воспринимались в единстве читаемого,
вншмого и знаемьго о них. Это было выражением особого типа
историзма, поскольку в средневековье знание сюжета как бы
предполагалось • самом читателе, а исторические события всегда
'ассоциировались с событиями, современными автору произведения.
(Д.СЛихачев).
Если же провести параллели между историческими списками,
выполненными в Средней Азии и Индии, то заметим, что вначале сильная
иллюстративная традиция не существовала в могольской китабхане. Лишь
позднее при Акбаре особенно к 80-м г. XVla. нарастает интерес к
хроникам, и миниатюрная живопись вместе с историографней в Индии
достигает расцвета. Впоследствии исторические сочинения, как и
иллюстрации к ним, приобретают черты развлекательного жанра и
становятся банальными и переотипными . В Средней Азии в I половине •
XyiB. складывается особая традиция исторического жанра,' главным
образом в живописных школах Самарканда и Шахрухийа, гда прозаизм,
- внимание к дета;И.., реальным людям и событиям Начинает преобладать.
21

В области оформления .научно-популзгрных энциклопедий в Индии


прослеживаются.как бы две традиции, одна из них связана с исконным
наследием и следует повествовательной трактовке текста, находящей даже
в самом прозаическом, содержании пищу stu воссоздания занимательных
композиций. Другая определепа HpaH0'M8Bq>aHHaxpcKHM началом,
значительно регламентирующим бытописательство. -

§4. Классическая персидско-гтдзкихская поэзия.


Поэма Фирдавси "Шахнаме" посвященная истории нранскт царей, в
контексте иных культур, например индийской н тюркской занимала
достаточно важное, хотя и не глааенствующее положение и
способствовала формированию и расцвету собственных литературы и
искусства. Эпопея Фирдавси не содержала дчя Моголов той исторической
важности, какую она имела, например, для Ирана или Меаераннахра, тах
как являлась источником по древней нетории другого региона. Основной
интерес Бабурнды .сосредоточили на историографии своих
непосредственных предшественников Тнмурвдов, Л потому поэма
"Шахнаме" перестала быть ориовньтм источником илшостгчтивпой
традиции, утратила свое превосходство над другими сочинениями. Этому
способствовало и еще одно обстоятельство: со второй половины XVIB.
^ литература Индии уже перестает ориентироваться на персидско-
таджикскую классику в плане тематмщ и стиля.
Узбекские правители упорно, как и Моголы, пытались утвердить свою
преемственность от рода Тимуридов, и поэтому в Средней Азии несколько
ослабевает в XVIB. интерес . к 1фанскому национальному эпосу,
предпочтение отдается хроникам, посвященным Тимурйдам и
шейбаяидским ханам. Изменение вкусов сказалось и в стиле миниатюр,
которые постепенно теряют свои эпический, монументальный характер.
В Средней Азии поэма "Шахнаме" переписывалась не только на фарси,
но и на тюркских языках. Весьма показательно, что большая часть
списков "Шахнаме" Фирдавси была проиллюстрирована после XVIB. в
Самарканде, в стиле которого с начала XVIB. преобладача.тяк называемая
"демократическая струя" и где питали особый интерес'к оформлению
исторических сочинений. .
В индийской живописи XVI-XIXBB. сюжеты Низами Ганяжави стали
ведущими темами не в пример Мавераннахру, гре после середины XVIB.
стали' все реже обращаться к его поэмам. По мнению исследователей а
литературах народов Востока наибольшое количество произведений
22

написано на тему легенды о Лайли и Мзджнунс. Этот пр1!стальнын


интерес к поэме замез ен и в миниатюрной живописно!) Индии.
В культуре Мявсраннахра и Индии широкое распространение получили
суфийские мотивы. Тем,1 осуждения мира и социального зла в системе
1денностей средневекового общества вела к отказу от дсГштвитатьности,
уходу в себя, что получило наиболее яркое воплощение в образе
отшельника. Возмохою, именно поэтому вплоть до XI.XB. В ИНДИИ и
Средней Лзни из всех позм "Хамсе" Низами особой популярностью
пользовмось маснави о Лайли и Ма.1жиуие. По мысли И.И.Притариной
представления о поэте, Маджнуне и газели, аскезе взгнмосвязаны в
поэтической традиции мусульманского Востока. По сугн эти понятия
неразрывны и в чекотором роде опюнимичны. Газель бьиа широко
распространена,!: весьма подходяща ддя культа суфизма. Воображение
поэта-газслиста являлось дзя него величайшей реальностью, его сердце
было подобно зеркалу, а сам он предсгавлял себя цснзром вселенной. Все
эю подз'верждаст высказывание Х.Кабира о том, что искусство,
завезенное Бабуром в Индию, вдсчно.влялось ярко выраженным'
индивидуализмом. И в этом смысле образ Ма;1жнуна был, возможно,
наиболее оптимальным кзобразнгсльным, смыстовым и поэтическим
эквивалентом полобны.\ представлений.
В целом иконография живописных версий позм Иизами Ганджавн на
протяжс1И1И XVI-XJXBB. весьма активно и шюдотворно разрабатывхчась
сов. ICCTHO иранскими, мавераннахрскими, индийскими мастерами, в сапу
чего постепенно CTujnt утрачиваться рамки канонических прототипов,
размываться границы между традиционны.м изобра-жснисм сюжетов н
нововводимымн мотивами.
• Сочинения Лбдуррахмана Джами "Йусуф и Зулейха", "Тухфат ал-ахрар"
вне всякого сомсния были излюблсиыми прошвсдсниямн бухарских
читателей и живописиев.Создаиные к ним 1иш.ч1сграции пр'^воеходят по
своему количеству мшшатюры к другим пронзиедсниям. ( М.Лшрафи)
Сходство композиций наволш' на мысль о том, что их создание было
юспвлсгю HP поток, в то время нетория о Йусуфс в нзло»:ении Мазима
Харави оставалась весьма популярной в горных районах Средней Азии.
Со временем интерес к произведению "Тухфат ал-ахрар" ослабевает, и в
последующее время подобные композиини становятся редкостью в книга.х.
В Ьндии эта iiOTna не пользовалась таким успехом как в Мавсраинахрс.
Напротив к легенде об Йусуфе и Зулейхе здесь, как и в Бухаре, обращались
с завидным постоянством в XVI-XIXBB., что приводило порой к созданию
массовой продукции. В испом в столичной школе Моголов интерес к
23

поэмам Джами был не так силен как в Кашмире. Иштюстрации к ним


создавались в придворной кптабхапс довольно редко и, как правило,
являлись лишь живописными вфсияии HiBCwTHbtx персидских прототипов.
Памятники свндстеяьсгауют, что позмы Низами представляли ujv
Моголов более увлекательное чтй1ие, тогда как для правителей и ряловых
читателей Мавераниахра сочинения Джами являлись настольной книгой.
Стихотворные сборники Сзади и Хафиза достаточно редко
иллюстрировалась в Мавсранпахрс и Индии. В Кашмире.живописная
школа которою вссгдя отличалась iipstCTpacnieM к
нлл10страл<виости,умсли всякий используемый поэтом мотив, фразу,
иамск или упоминание воплототь в конкретной сцеке, не прибегая к
ассоциативному рс'пскию композиций.Здесь сочинения классиков
псрсидско-таджккской иоззии вызывали пристальный интерес.
Сохранивитсся м.ъпюсзрнрованпые рукописи Маверпшшхра
свидсте.пьсзвуют о том,' что Шенбаниды были весьма увлечены
произвсчеинями 11:шон, что нашло от1)а;кен11е в деятельности нх
ктайханы как в Шахрухння, так и в Бухаре. Интерес узбекских
правителей к поэмам г;р:пского мастера был вызван не только тем
обсюязельстиам, что cto произведения были пописаны на тюрки, но, по
всей Bq)Ofl3H0CTii, ннспирировзи духовным влнянисм змигриитов из
Хорасана, часть которых представляли собой интеллектуальую элиту
Герата.
Следует заметить, что в Индии также как и в, Masepainiaxpe
прототипами миниатюр к произведениям Навои служапи прежде всего
гератскпг произведсиия.исполнегтые при жизни ' самого поэта.
Несоми'-йно оин являлись кипоннчсскнмн образцами для всех мастеров,
обращавшихся к сочинениям узбекского классика. Однако свободная
HHTt-pripcraiUfR известных тем позволяла мастерам разных художественных
орнентацин и творческих манер создавать различные композиции в духе
своего времени.
fi Отдельные миниатюры. Интерес к камерным мотзгвам,
нзолнровашши предметам и явлениям вызвал к жизни, многочисленные
композииии,которые наряду с каллиграфическими образцами в Индии и
Средней Лзии собир;;.п1сь в альбомы. Эти станковые произведения -
свидетельства того как средневековое искусство ия протяжении XVI-
XIXBB, пыталось преодолеть регламентацию чиуто книжного искусства.
Стабильный период развития Индии н Средней Лзпи, наступнвщип с
приходом к власти императора Джахангнра, вызвал, к жнз1П1 новую
тематику:батальпые, охотничьи звериные бои'сменнлись изображениями
24

диспутов, поэтических состязаний, любовными сиенами и камерными


портретами. Император и его окружение, городское сословие
коллекционировали отдельные станковые композиини, где их досуг был
запечатлен хотя и идеализировано, но с достаточной долей достоверности
и правдивости.
Индийский портрет отличался от ереднеазиатсхого особой
разработанностью ч^овеческих тппов.художсетвенных приемоз, включал
в себя изображение погрудное, поясное, а также в полный рост. В Средней
Азии всегда избегали фрагментарности и в большей степени стремились к
типизации натуры. Зухурудднн Бабур саонми мемуарами во многом
способствовал развитию традиции более реалистического и даже отчасти
психолотческого портрета, используя для этого порой внутренний
монолог. Этот интерес к воспроизведению достоверных деталей
"демократизации тематики" нашел отражение во многих индийских
миниатюрах, а также в живописи Магераннахра. Стоит лишь вспомнить
страстные ликп в композициях Мухаммад Мурада Самарканд»
ГШахнаме"ФирдаЕСИ начала XVIIB). - >
Весьма важно, что в могольских миниатюрах именно городская н<изнь,
идеалы городской культуры становятся объектами изображения и
живописной интерпретации, что самдетельствует о широкой
распространении мусульманской циаилнзацни с се урбанизмом и
эстетикой, а также о переносе интереса с отвлеченной мифологической
символики на современные события. Чаще всего эти изображения
принимали театрал, но-зрелнщные формы, создавая спеинфнчсский тип
образности, характерный Д.1Я той или иной локальной традхцни.
По MHCHiRo А.Пападопуло эротизм в Индии всегда контрасзироват с
'мусульманским искусством, где тсчо постоянно скрывалось. Влюбленные
в жчвописи Средней Азия предельно типизируются и различия между
мужским и женскими персонажами сводятся лишь к костюму н прическе,
что было обуслоалсно эстетикой ислама, где первообраз всегда оставался
невыразим, укрыт и потаен (М.Шукуроа), а также характером суфийской
поэзии, стремившейся к чистоте объекта .тюбви. Преобладание
материально-телесного начало как первоосновы всей изобразительной
традащии Индии п}1Ивело к тому, что в произведениях се мусульманских
школ произошла как бы "реабилитация плоти" (термин М.Бахтина). В
Сргтней Азии существовало несоответствие между видимым (захир) и
скрьггым (барин), в го время как согласно древней индийской эстетике
тождества изображаемый образ всегда оставался идентичным скрытому
соьершенному.
25

Расцвет жанрз цветов н птиц » мнниаттариой живописи


Индин.Ираиа.отчасти Маверанналрь закономсрешвнимаиие к подобной
тематике харпхтеризует тенденцию распада прежнего универсального
мировосприятия. Интерес к флоре и фауне возрастает нарзшу с paasimieM
образа человека и конкретно-иллюзорного воспроиззедения натуры.

ГЛАВА III. РУКОПИСНАЯ КНИГА СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИНДИИ


XVI-XIXBB. КАК СИНТЕЗ ИСКУССТВ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. Книга
оказалась той областью, где последовательно осуществлялась идея синтеза
искусств и производства, искусства и литературы, изобразительного
искусстаа (иллюстрации) н неизобраз1ггельного (архптехтлзной
конструкции книги), где решены были важнейшие пластические проблемы
времени, найден стиль эпохи (Н.Розаиова).

.^7. Жанпоно-апилш тическив особенности кал'гаграфияескогп искусапеа.


Эстетическую форму книш и Kim,a определяет пре:!ще зссго ценность
слова. Его содержание было подчинено законам н особеинос.т)м р83»1гп1я
литературы в целом. Типология китьа. каллиграфического образца способ
его создания и сфера бытования - все говорит о том, ••гго китъз вышел из
рукописной книги, и стал подобно ей одновременно частью письменной
культуры и изобразительного искусства средневекового мусульманского
Востока. С книгой китьа родн1гг многое: прямоугольный формат, наличие
унзана и колофона, подстрочного бордюра, крапа, однотипные элементы
орнаментальных украшений, конечно литературное содержание и
каллиграфическое письмо. Поэтому с полным травом можно утверждать,
что подобно рукописной книге китьа был поро;хдепием чисто городской
культуры, поскольку имешю в городе были сосредоточены тс социальные
слои, которые создавали книгу и обеспечивали спрос на книжн>та
продукцию. ,
В содержании н оформлении Kim.a, этого памятника материальной
культ>'ры ма.7ых форм, проявились со всей ' отчетяивосттю все
особенности, характерные как для литератур!.!, искусства, так и
письменной культуры мусульманского средневековья. Прежде всего он
сохранил ряд признаков каионизиро1>а1шого стихопирного жанра,
широко распространенного в арабской.персидско-таджикской поэзии.
Если же сравнить раз!говидность н разнообразие целевых установок
литературных китъа с содержанием н назначением стихотворных
отрывков, которые становились основой каллиграфических образцов, ясна
будет их общность во всем и прежде всего п тематике. Достаточно лншч
26

сказать, что и в литературе, и в художественном письме преобладали одни


и теже виды стихотворных фрагментов: китьа-пансгерик, кигьа-эпястола,
открытое письмо, бытовая записка; кнгъа-назиданне, притча, басни;
китьа-сзречсние, иногда лаконичное как афоризм или эмоциональное как
восклнцамне; китьа-повсствование и описание, китьа-злсгия; лирическое
кигьа, китьа-сатира; китьа-прошсние и т.д. Главное же различие
литературного н каллиграфического кигьа состоит в величине
стихотворного фрагмента; первый мог насчитывать от одного до двух
десятков бентсв (двустиший), тогда как второй - в основном
ограничивался четверостишием.
Такая форма была предопределена не только законами китьа как жанра
поэзии ' и каллиграфии, но и особенностями развития персидскс-
таджикской литературы в целом, где двустишие имело соОствснную
значимость и представляло собой художественную замкнутость,
способную вести самостоятельную литературную жизнь. В речевой
культуре Ирана, согласно характеру и закономерноггям развития
средневековой эпохи вообще, было ярко выран;спо тяготение к
афористическим формам мышления и согласно этому умение создавать
афористические формулы для того или иного жизненного явления или
образа, ценилось особенно высоко (З.Вороженкина).
Насталик в с»шу своих графических особенностей чрсзьычайно
наглядно выделлл рифмы и редифы (повторы в ритмах позтически,'. сфок),
благодаря чему окончания строк производили впечатление графически
абсолютно совпадающих{0,Акимуик1И1), т.е. а композиции были
расставлены своеобразные акценты через определенные интервалы. Те.м
самым указывалась повторяемость близких по очертаниям форм через
некий пространственный ряд и как бы ритмически подчеркивались витки
спиралевидной структуры текста.
Помимо написания этот порядок акцентировался звуча1Н1ем стиха, так
называемой "звукозаписью". Метр четверостишья (д^оайти) в свою
очередь организовал и усиливал этот выбранный метрический порядок.
Ритмические ряды в звучании стиха, его построении и написании таким
образом строились наподобие витков, повторяющихся через временной и
пространственный промежуток. Эта жесткая система была как бы
,;мягчена в рисунке подстрочного бордюра, также соединяющего строки в
единое образное движение упирали.
Как в композиции, тексте кигьа, так и в структуре его орнамента
(арабески), украшавшем унван и колофон, лгжала форма многовитковой
спирали, которая в каждом случае иным образом развисалась в
27

пространстве. К тому же они были разновелики. Если в орнамстгге


спираль развертывалась параллельно плоскости листа, то в письме она
казалась более спрессованной по рисунку, и, пружиня, как бы врезалась а
плоскость вокруг диагонали, связывающей правый верхний и левый
нижний углы кигьз. Эта структура vuicbNten задавала свойственную
именно хитьа мстричмость и являлась способом усиления эстетического
впечатления на читателя. Взгляд зрителя, следуя за тсхсго>.1 от начгиа до
конца строфы и X началу новой,' невольно совершал действие как бы по
замкнутой геометрической кривой. Графически его можно было бы
изобразить в виде своеобразной спирали, где каждый виток представлял
собой законченную фигуру. Эту спиралсзиянузо форму своим ритмом
noдчq>к)Iвaл подстрочный бордюр, соединяя в отдельных местах строки
текста в единую композицию.
3 этой с?я1и рождение китьа именно е хуложестаенной среде
средневековья кажтся Золее чем закономерным. Этот вид художественного
творчества, выступавший одновременно как жанр позтичсской
словесности и каллиграфии, орнаментального искусства, отвечая вкусам
эпохи, зсгетичсским запросам обшсства.
Кт-ьа из собрания Инсгктута письмешгого наслслия Л?садемин наук
ТхтА'Икистана написаны разными почерками и посвящены различной
тематике, однако болыиую часть их составляют образцы лирического,
философско-дилактз1ческого н рслипюзиого содержанпя, а также те, что
посЕяшсны искусству каллиграфии.

,12. иконо.'рафическис функциирукописыпй орнаментика.


В своем классическом варианте орнамент ислама и прежде всего его
символ и абрсвиатура арабеска моделирует мироздание с позицчй
философско-религиозных доктрин, являясь одновременно воплощением
традициокнмх п^тнциноа искусства. В своей основе арабеска имела
р.чсунок спирали. 11змсне1П1я мировоззренческих концепций и набора
главных изобразительных мотивов оказали влияние на постепсиную
метаморфозу системы декора, в часпюсзи рукописной книги.
В тексте и в орнаменте рукописи спираль развивалась п еяшюм
пропранствениом слое. Эффект особой .динамики н кру,.ч-ення спирали
письмен возникал благодари тому, что она была более мощной, «рупноЯ,
рзспо.чагалась в центре композиции и очерчивалась мысленно вокруг
точки, на диагональной прямой. В то время \лх спираль в.орнаменте
унвана и колофона имела рисунок ее среза в виде перетекающих одна а
другую незавершенных окружностей.
28

Круговое, ритмическое движение однотипных элементов в китьа


создавали ощущение вращения и бесконечной устремленности от начала
(унван) к завершению (колофон) и обратно. Арабеска же, выражающаяся
идею бесконечности мира, являлась и определенным способом решения
пространства. Посредством ее достигалась иллюзия некой глубины и
емкости пространственного слоя, определенная динамики форм,
утверждалось декоративное начало, которое было возведено в культуре
ислама в вбсошот. (B.Fares). ^
Гибкая форма спирали оказалась наиболее пригодной формой для
композиции в силу ряда причин. Преимущества ее рисунка заключается в
компактности, динамичности и ясности форм, многообразных
комбинаторских способностях. В силу этого для композиции,
располагавшейся на небольшой по размеру площади листа, она была
исключительно подходящей структурной схемой.
Спираль, как известно, - патриарх форм жизни и различных
художественных форм. Она способна рождать неожиданные образные
ассоциации и структуры, имеет исключительно высокие комбинаторские
возможности в образовании наиболее гибких и эффектных мотивов.
Замечена некая коррелятивная связь между взлетами в человеческой
культуре и интересом к спирали как ктсу^южественной форме.
Расттггсльный мир всегда служил вдохновляющим источников для
изобразительного искусства Средней Азии и Индии. Воссозданный в
орнаменте он обладал большой свободой и динамичностью изображения,
что весьма отличало его от геометрического декора. К одним из
универсальных его мотивов, особо актуализированным в орнаментике
XVI-XIXBB., относится тема букета и цветка (стебля или куста), связанная
с СИМ.ВОПИКОЙ древа жизни. В средневековье, как и в дфевности, она
оставалась одной из универсальных главных концепций, и ее семантика
была весьма широка,' поскольку включала в себя представление о миро"ой
оси, о творении, воскресении и спасении души, т.е. олицетворяла
взаимосвязь вечных и всеобъемлющих категорий жизни.
, Далеко не случайно, что среди исключительно разнообразной
экблематики "древа жизни" композиция "ваза-растение" (ваза-букет)
являлась одной из основных. С этой тематикой смыкался и культ сосуда,
ко'орый выражал идею плодородия, почитался как источник жизни.
Сосуд (ваза) с вырастаюишми из нее растениями символизировал
живительную силу соков, содержащихся в нем. Эмблема "вазарастение"
являлась ве;дущей и потому, что на Востоке композиция была важнее
29

составляюшил ее мотивов, именно она несла основную смысловую


нагрузку. (ЛЛелеков).
До сереяины XVIB. линейная конфигурация ислимн, как и букета, в
памггниках архитектуры я изобразительного искусства Средней Азии
сохраняла главное значение. Все элементы рисунка как бы были
разложены в единой - плоскосги. ио не способны были развиваться в
глубину. Подчас и сюжетные, фигуративные кляюстрации Среш!ей Азии ,
напоминали ковровую плоскость, столь велика в них была сращенность
изобразительных и декоративных мотивов.
В построении орнаменгов XVI-XIXBB. основными элементами служили
стебли как правило, нмеюшие спиралевидный рисунок, а цветы и sswn» •
дополнительными. Узор композиции создавался прежде всего из основе
констру>;ции стеблей, которые служили костяком композиции.
Помимо геометрических орнаментов, выполнявших в унванах и
сарла^'хах роль ограждающих и разделительных полог, в арсенале
художников Средней Азия и Хорасана XVI-XIXBB. были достаточно
оригинальные приемы использования листочно-лелестковых мотивов в
качкпе рамы. Особенно широко использовался декоративный ряд,
состоящий из слегка наклоненных двух листьев н. одного лепестка,
рисунок которых на стыках в углах рамок нередко образовывал форму
трехлопастной пальметты.
Первый интерес к воссозданию объемного тображення флоры и
фауны, похвившийся в эпоху Лкбара (1556-1605гг.). в период правления
Джагьигира (1605-1627гг.) значительно укрепился, поскольку к тому
времени были восприняты уже многие черты европейской живописи. При
Шахе Джахане (1628-1658гг.) натуратизацня могольской школы достигла
своего апогея. И, если в начале его прав-аекия-весьма популярными
продолжают оставаться изображения плотных' букетов в вазах, столь
часго встречаюи(нсся в рукописной орнаментике и роспнсн жилых
архитектурных ссор)'ЖсниЯ Средней Азии н Индии, то позднее цветочная
лскорацня полей, алентнчная орнаментации Тадж.Махала, стаьов»ггся
стаидарлюй для асей могольской книжной npoijicunH, ejTb то имперский
маиускрнпт кли же провинциальный список.
Развитие темы букета и uacnta в искусстве Средней Азии к Индии XVI-
XIXBB. характеризуется постепенной утратой интереса к магнч(Хкому
смыслу древа жизни, ибо "астетический момент" со временем берег' верх, и
теперь рисунок цветов больше прнзва:! радовать глаз, нежели
воспроизводить систему макрокосма и его вечности. (Л.Ремпель). Его
осмысление претерпевает знач1ггсльные изменения в своей
30

содержательной я пластичеосой трактовке. Многозначность лапидарного


иэображеяия растения сменяется вкусоы к натуралистически-иллюзорному
рисунку конкретного кветха, что положило начало развитию так
называемого 'садового стиля".
По мнению И.1Цухина, начиная с XVIIB. художники стремились
имитировать натуру, переоавать рельефность изображения. Поэтому с
этого периода в миниатюре стали сосуществовать три основные
концепции: декоративная, :>связанная с каслеоием Среднего Востока,
импрессионистическая, вызванная к жизни искусством Китая, и
реалистическая, навеянная европейскими прототипами. В искусстве
Средней Азии, на наш взгляд, сильнее проявилось влияние Ирана и
Индии,которые восприняли от Европы не только объемность, но и
смогли создать ижий синкретизм нового направления с
одухотворенностью природы, - кч)актерной для древнеиндийского
наследия. Наряду с орнаментированными фитоморными мотивами в
декоре книг XVIIB. появляются изображение кустов, цветов, бутонов -и
стеблей с натуралистически выполненными деталями. Появление
"садового стиля' в вегетативном жанре индийской и среднеазиатской
живописи иожн.; рассматривать как изменение не столько эстетических
вкусов, сколько тфежде всего отношею^ к окружающему миру, а вместе с
тем м метода изображ»>ия, ныне ориентрированного на реальность.

§3. Обрсаио-смьияовые фующии .•шншгтю1яиЛ живописи.


Главные юфахтсрнстнкн книжной культуры ислама составляют
структуры, которые основаны на повторах, круговых движениях, что
наиболее ярко отразилоо, в повторениях единообразного мотива в письме
и декоре. Иллюстрация - миниатюра в свою очередь была подчинена этой
же формальной традиции, поскольку выступала как иеотьемяимая часть
той поверхности, на которой располагались каллиграфия
(сопроводительный текст) и орнамент, включенный в ее композицию и
обрамляющий, ее в раме. Цслькосгь книжного блока могла быть
^оюстигкута таким образом при условии соблюдения единых
архитектоннчесчих принципов всех элементов книги. Поэтому следует
рассматривать (зожетную мусульманскую ЖИВОПИСЬ, сохранившуюся за
pwiKHM исключением лишь в рукописной книге, как часть того -
однородного сформированного организма, каким вообще является
рукопись.
' Культ ф<ц»ш, сочетающийся с относительным безразличием к
разнообразию содержаг эстетика деталей, прохладное отношение к
If

вымыслу - этим чертам суждено было стать определяющими в творчестве.-


Новизна же смысла заключалась в выделении кахого-то определенного
признака из традиционной структуры, смысловой неисчерпаемости
сюжета (Г.Грюнебаум). Служебная подчиненная роль миниатюры в тексте
влияла несомненно на ее образный строй и художеств^енную стилистику.
Воспроизведение литературного сюжета предопределяло отражение а
ней не реальных ситуаций, а описанных. в конкретном литературном
источнике. О.Ф.Ахимушхин достаточно полно указал на основные
средства изменения текста памятников при их создании, которая
существовала и в гфугих культурах. Под редакцией подразумевается
сознательное вмешаге.1ьство в текст памятника, произведенное как самим
автором, так и любым другим лицом с целью: изменить его
идеологическое содержание и идейную орнентаци1о; осовременнить (либо
архаизировать) его лексический состав, когда зто действие носит не
случайный, а последовательно преднамеренный характер и проводится в
значительных объемах (если не от начала и до конца) с явной задачей
приведения . памятника я соответствие с требованиями литературного
этикета эпохи; увеличить объем сочинег.ия за счет значительного
количества новых данных, которые не были представлены в авторском
варианте и которые существенно изменяют или расширяют предмет, тему
либо сюжет данного памятника (вариант • сокращение текста). Подобное
стремление к необычной трактовке сюжетов и их редакции приводило к
появлению дополнительных функций и иллюстраций: историко-
документальноГ!, социально-политической, р&шгиозно-философскай и др.
В этом смысле можно говорить о тотальной интерполированности всякого
нового текста и живописных композиций, поскольку со временем в
иллюстрациях производилась кардинальная смена как основных героев
так и литературных сюжетов.росло количество внефабульных сцен в
зависимости от популярности в данное время тех или. иных идей
(М.Назарли).
Воздействие мусульманской эстетики привело к утверждению в
индийской живописи вертикали и нространственности с помощью
изменения формата самой книги, выбору светских сюжетов для
иллюстрирования, а также постановке и решению новых художественных
задач. Соответственно минчатюра из "инфокой" выросла л "высокую"
(В.Зуммер).
Развит;«е темы букета и цветка в орнаментике и миниатюрной живописи
XVII-XIXBB. свидетельствуют о том, что природа остается средой в
изображаемом действии, но вмес.-р с тем каждый ее-отдельный фрагметгг
32

способен стать темой самой картины, переплета, частью унвзна. Эстетика


фрагмента, в большей мере присущая живописи Ирана и Индии XVII-
XIXBB.. В принципе отражает перекос интереса с крупных общезначимых
панорам, характерных для эпохи Акбара, на их часть, которая теперь мало
связана с целым, ей больше присуща иэломаиность форм н конкремость.
В подобных изображшиях внимание как бы пероипочается с центра на
периф^>и11>, происходит сознательная ориентация на биоморфиость форм,
которая выражается в повышенной шюстнчности их трактовки, В более
общо* смысл» миниатюрная живопись начинает тяготеть к ;фо6ности,
корпусхулярности. Заметным становится пренебрежение х содержательно'
тематическим аспмтам и смешение поисков от этической, эмоциональной
задачи к декоративности, эстетизации форм. Все это приводит к отказу от
монунентяяиэма, большей усложненности .объемов и живописному
видению структуры всей композиции.
Перспектива в индийско!;! ис1^сстве приближается к линейной
перспективе западно-европейского искусства, т.к. художники брали >а
основу линию горизонта, но в отличие от европейского мастера
индийский размещал на ней не одну, в несколько точек схода.
Оо-чалось, что в индийской композиции существовали сразу несколько
линий горизонта. Среднеазиатский,- i^ax и ирзносий, мастер выбирал
самые выразтельиые проскшш прАфметов и представлял их на одной
плоскости в непростраиствемной глубине. В картоне одновременно
параллельно сосуществоваяи веосояько проекций и отсутствовала точка
схода. С индийской комлозицвеб ее роднит подвижность точки зрения,
но в первой взгяад зрнши устремлен к различным линиям горизонта или
расположенным на ней различным точкам схода, в среднеазиатской и
иранской - взгляд совершенно свободен и скользит по поверхности листа
свободно- Поэтому в могольской живописи меньше используется
чертежных методов'и наблюдается более • живописная и лредметчая
трактовка всех элементов, тогда как в мавераннахрской значительным
стаиовится м^ггод импровизаций с цепью создания художественно
завершенной картины (А.Бахнаси).
!,Главные отличия индийской живописи состоят в менее условной
аередцче окружающего мира, в отсутствии интереса к декоративно-
насыщенной трактовке образа природы и человека, во внимании х'
источникам света, пфспективной и тональной разработке композиции.
Бее эти приемы получили наиболее яркое воолошение в отдельных
мяяиатторах, исполненных на основе живого наблюдения и не столь
осованных сюжетом, кал1И1рафическим, орнаментальным обрамлением,
33

что наб-тюдается в книге. Исконная генетическая связь живописи Средней


Азии с письменностью и орнаментом не позволила в той мере же развить
подобные качества изображения, хотя они и получили опредеяе|1ную
направленность в искусстве XVIIB.
Исследователями выявлено несколько способов так называемого
свободного построения пространства, в основе которых лежит главным
образом форма спиралевидной, реже волнистой изогнутой структуры. В
том случае, если было необходимо углубить просграиственнуто еикость
композиции, мысленно как бы затягивали внутрь 1(арп1ны виток спирали,
благодаря чему ее рисунок врезался в плоскость листа. В этом стучае
элементы композиции располагались не параллельно картинной
поверхности и друг другу, а под углом, в ракур-ге, тем самым создавая
ощущения определенной глубины.
Таким образом форма спирали, как было указано з предыдущих
разделах, была "внедрена" во все области оформления книжного блока.
Она лежала в основе расположения письмен на сгранице, являлась
определяющей етрукт>'рой в рукописной орнаментике и миниатюрной
живописи. Эта форма предоставляла мастфам большую свободу в
решении композиции, в придании ей изящества, зстстической
завершенности и остроты.
Использование спирали в качестве важного архитектонического
принципа помогало наполнить произведение особым философским
смыслом, так i iK а ее рисунке слились воедино теоло1Ичесхое содержание,
геометрическое упорядочивающее начало и предстааленке о прекрасном.
Недаром восточные мистики особенно благоволили к ней и избратн ге
символом божественной бесконечности и вечного движения.
Ясно проыеживасмая математическая соразмерность всех элементов,
составляющих книгу, использование в их построснин единых фигур
свидетельствует об иконографической функции геометрии в
мусульманском искусстве, которая помогала упорчдочить композицию
книги и служила формой достижения гармонии.

5V. Симаолика света и цвет л книжной культуре Средней Азии и Hiidtni


XVl-XIXee.
Символика света служила ключом к пониманию проблемь. колорита в
средагевековье. Она возникла на основе весьма древних • представлений
иранской и индийской мифологии, мнопи положений ислама'и суфизма,
которые сыгралг определяющую роль в установлении связи ме;кду
34

религиозным сознанием и использованием драгоценного металла в


художественном творчестве.
Идея света составляла главную особенность мусульманской культуры, и
золото всегда являлось наглядным воплошением ее сущности. Виртуозное
использованне золота в книжном блоке предполагало существование
традиции, уходящей своими корнячи в глубокую древность. Упоминание
о свеге, блеске и сверкающем металле во множестве встречающиеся в
сборнике "Ригведа" и "Авеста", представляет особый интерес. Мифология
света-искусно использовалась в различных древних источниках, Библии и
Коране, но наиболее яркое выражениг она получила в религиозно-
философском учении Шихабуддина Сухраварди "Хикмат ал-
ишрак"" ,
Наличие золота идеализировало пространство композиции, оно
определяло такой характер колористических решений, когда отсутствовал
всякий интерес к естсствешюму цвету предметов. Со временем связь между
пространивом и колоритом в миниатюрной живописи меняется, так как
природа все чаще становится соперником золота.
В оформлении рукописных книг Индии и Средней Азии XV1-X1XBE.
золото выст;'пало в качестве образного и формообразующего средства. По
мысли И.Хёйзинга, для объяснсяня прекрасного в средневековье не идут
дальше того, что заменяют его понятиями меры, изящества, порядка,
величия II целесообразности, но более всего понятиями сияния, света. И
золото в этом смысле явилось универсальным средством при рписнии
идейных, пространственных, временных, ритмических и колористических
задач.
Для выражения сложной прирохил средневекового образа были
использованы все формальные возможности золота, одновременно
обладающего прочной кроющей способностью и рефлектирующей
поверхностью, свечением. Реальность изображения света и его источников
не имела принципиа.чьного значения, поэтому свет стал смысловой
функцией- золота, замещая собой как каргинный свет, так и его
символическую суихноеть (И.Котаджян).
В древности правитель ассоциировался с солнцем, блеск и яркость
которого не позволяли смертному взглянуть в лицо своего повелителя. Эта
символика сохранилась и в индийской живописи эпохи ислама, где
золотистые нимбы maxcjB призваны были передавать исходящее от них
сияние, их величие и божественное происхождение. Вместе с тем ореол
пр1ЗДаЕал могольским правителям значение символа, а не реального
33

существа. В XVHB. мтб, раньше приличествующиП только монар\у,


появляется II в портретах придворных.
В Нндми и Средней Азии золото со временем будет вытеснено
светоносным и золотоподобныч жсстым цветом, основная символика
которого положительна. И произошло это по нескольким причинам.
Прежде всего введением жсттой краски пмттлнсь "noracim." звучность и
напряженность золота, исходя из изменения той религиозной платформы,
которая ставила золото во главу угла колорита. (М.Соколов).
Существовали и причины чисто экономического порядка, з результате
чего с конца XVIHs. на смену золоту приходит бронза, которая находит
весьма широкое применение в книжном оформлении из-за своей
доступносп!.
Золото рыступато тем средством и материалом, которое содействовало
сближению различных видов исхуства между собой, ибо одинаково
широко использовалось в украшении ювелирных изделий, архитектурного
декора, книжного блока, текстиля и др. произведений.

ГЛЛВЛ1У. РУКОПИСНАЯ КНИГА В СИСТЕМЕ


ИЮБ1'Л1ИТ1и1ЬНОГО ИСКУССТВА СРЕДНЕЙ АЗИИ И ИНДИИ
XVI-XIXBD. В культуре XVI-XIXBB. сохраняется средневековый характер
тесных ззаимосаязей между различными областями творчества, что
выражалось в однотипности, иснодьзованин единых изобразительных
мошаоа и схем, пзра.'-лельносги развития всех видов художественной
деятелькостп. Рашичные искусства были связаны между собой общей
идеологией и традицией, зсгетячсскон коицеппией, художественной п
ремесленной практикой.
По чнеиию В.Фаворского бумага имеет много общего со стеной, а
книга - с архитектурой. Разнообрашые примеры из истории не только
искуссиа Востока, но и других "регионов саидстельствутот о том, что
художественное оформление рукописных книг всегда было неразрывно
связано с развитием архитектуры, прикладного искусства, литературы.
Стсдоватсчьно, рассмазт>нвагь типологические основы оформления книги
сле.чусг лишь в соответствии с особенностями стиля других видов
художественного творчества.

,^7. Типологическое единство памятников архитектуры, письменности,


прикладного искусства и других форм творчества в культуре. Индии и
Средней А лш XV!-MXвв.
36

Инерция сохранения типологической близости искусств обеспечивала


ту легкость, с которой происходили взаимовлияния, а с другой -
необходимость поиска мовых форм, соответствующих данной эпохе.
Автономизируясь кахсцый вид сохранял границы своих возможностей,
специфику присущих именно ему средств художественного выражения,
вступая одновременно в своеобразное соревнование с другимим жанрами.
(В.Головин).
Решение одной художественной задачи, например, создание
архитектурного сооружения, книги или целого ансамбля в интерьере
сближало живописцев, каллиграфов, архитекторов, позолотчиков,
ремесленников, предоставляло возможность заимствования форм и
средств, технологии или даже прямого переноса не только мотивов, но и
целых композиций из одного искусства в другое.
Архитектурные формы и орнаментика всегда являются основными
приметами искусства конкретного исторического периода. Это положение
особенно важно, если учесть, что на мусульманском Востоке синтез
искусств осуществлялся преимущественно соединением архитектуры с
различными видами прикладного искусства и прежде всего с
орнаментальной декорацией и каллиграфией. Более того архи ектурная н
рукописная орнаментика били всегда тесно связаны типологической
общностью, единой ико.Юфафией и содержанием. Достаточно вспомнить,
что нередко изображение одного предмета становатось украшением
другого или же тот факт, что ранний орнаметг обладал удивительным
свойством перерабатывать в узор архитектурные мотивы (В.Воронина).
Интерьер оставался наиболее значительной частью зодчества ислама. И
это было обусловлено не только тем, что наружные плоскости имели
скромный убор, но и характером интерьера, всегда остававшегося
средоточием основного декоративного убранства сооружения. Более того
отдельные исследователи склонны думать, что арабеска, этот символ
ислама, впервые появилась именно во внутренней декорации здания
(R.Sarkar). Подобный принцип оформления бьш сохранен в книжном
^локе, чей основной живописно-орнаментальный комплекс бьи скоыт под
ббложкой.
На примере ряда рукописей из собрания Академии наук Таджикистана
показано, что архитектурные и письменные памятники, выполненные в •
одно время художниками Сухары, имеют совершенно аналогичные
изобразительные мотивы. Между собой они весьма схожи, что достигнуто
путем переноса отдельньа мотивов из одного материала в другой, из
37

одной техники в другую. Причем в данном сяучае. как всегда, архитектура


выстунает главным свячующнм звеном между другими искусствами.
Например, нзображскня Симурга в миниатюрах, сарлаухах рукописей и
тимпанах зданий могут быть иносказательно истолкованы как
представление правителя во славе. Само изображение птицы уснливадо
социально-политическое значение памятника. Поэтому далеко не
случайно, что все приведенные примеры являются образцам!' придворного
чскусства.
Лналогичнуто картину можно наблюдать в различных пластах культуры
XVIIB. Семь мнкиатюр рукописи "Хамсе" Низами, псрепнсанной
калтиграфом Мухаммзд Сайд ал-катибом в 1651г. (Ннсзитут письмсгнюго
нас1сл11я Лкалсмии наук Таджикисгаиа) идснтичнм настенным росписям
медресе Лбдулазнзхана в Бухаре <1551-52г.) автором которых, по мнению
отдельных ученых являлся .Мухаммад Лмин. И в пись»!снном, н а
архитекзутнюм памят^шках много общего, включая просгранствснные
взаимоотношения, трактовку растигельносп! и сами мотивы. Считайся,
что росписи медресе Лбдулазнзхана есть результат ассимиляции
могольсхих тра.яиций в кульзуре Маверан'гахра. Сильное индийское
в-зиянне ощущается и в миниатюрах "Хамсе" Низами !651г., в которых
преобладают ннлн11ские коспомы, Селомрачорные паяшьоим и пишется
тилйка на лбу героини,
Таким образом • произведения монументально»! настеиппй и
миниатюрной живописи, созданные одновременно в 1651-52гг., связывает
прежде всего сд;шая худпжссгаснная система, лежа1»ая в их основе. Если
бы рукописи и архитектурные сооружения_ ие донесли бы до нас дат своего
создания, можно б1йло бы без труда утверждать, что они являются
памяпшками одного времени и одной школы.

.f2 В)014мчсаял искусства Jfnduu и Средней Азии Xl'1-XlXtie. « процессе


.xyi)o3H:eaniieiiiii>u и р^-мс'сгсипой практики. ,
В авторитарных культурах социологизация творчества всегда особенно
ощутима. В XVI-.XIXaa. прослеживается разделение общего развития
искусства Индии и Средней Азии на два направлсння, первое из которых
представляло собой традши»! профессиоиальногс» искусства,
продолжави1се культивнров.-'ться при дворах феодальной зьази. Другое
направление сформировалось в соответствии с притоком в город
большого количества мастеров, представи.елей средних н низших
сословий, выходцев из сельской местности. Их произведения были
рассчитаны на вкусы и запросы средних слоев насслення, и в первую
38

очередь в своем творчестве они отражали идеалы той среды, т которой


вышли сами.
То обстоятельство, «.то с конца XVB. городская ремесленическая среда
начала пополняться не только производителями художественных
ценностей, но из нес вьщелн.<}псь определенные слои, которые стали
активными потребителями этих духовных ценностей, не мОгло не
сказаться на развитии культуры Средней Азии и Индии. В оформлении
архитектурных памятников, рукописей, изделий прикладного искусства
появляется много мотивов, которые восходят своими истоками к древним
архетипам.
В Индии существовала как бы два типа патронажа в области книжной
культуры: со стороны мусульманско)! знати и индийской элиты. Правда '
последние предпочитали поддерживать и развивать исконные индий£кие
традиции. Могольский двор часто передвигался, рекрутируя художников в
разных областях и районах И1Щостана, Мастера сопровождали своих
правителей во время различных военныг. компаний, вояжей, путешествий.
Когда династы находились далеко or своей столицы, они создавал» новые
художественные ателье на месгах, впоследствии послужившие основой
возникновения и развития так называемого провинциального могольского
стиля. '
Переход от религиозного патронажа к светскому в Индии обусловил
появление большого жанрового многообразия и разделение труда внутри
художественного процесса. Происходит персрориентация всей
художественно-экономической жизни. Господствующий вкус начика(т
определяться не анонимным рыноч>1ЫМ потребителем из общины, а
конкретными меценатами, предоставляющими индивидуальный заказ. В
этом процессе важно то обстоятельство, что, благодаря подобным
изменениям, м'^няется и сам художественный стиль, который становится
рафинированным, изысканным по технике исполнения и соответственно
возрастает цена произведений. Словом, смена патронажа является оштм
из определяющих факторов развития художественной жизни, и в
lacTHOCTH, производства рукописной книги.
Сферой, в которой происходило утверждение нового понимания
искусс1ва, его художественных цепей и возможностей, стала область
профессиональных сенов мастерства - техники и технологии живописи,
копирования образцов, а*гакже изменения светотеневых характеристик,
, использование валеров к т.д.
Чисто практически связи между различными областями искусства
осуществлялись поср(у^сгаом участия художника в создании произведений
39

самых разнообразных видов и жанров. Например, мастера калача часто


являлись блестящими музаххибами, иахкошами, были авторами
эпи1рафических надписей для архитектурных сооружений, вышивок,
изделий из художественного металла, керамики, они также псреписываан
книги и кигьа. ELIHHCTBO и взаимосвязь книжного убранства и дехора
архитектурных памятников, изделий прикладного искусства было
обусловлено и самим типом художественного творчества средневековья,
которое вкшочало в себя практику использования канонизированных
трафаретов из альбомов (нусха).
Наряду с шедеврами профессионального каллиграфического искусства
особую познавательлую ценность имеют анонимные или по.дпнсные
работы любителей, так как в них собрано и зафиксировано то, что
нравилось данному кругу » определенный момент. В них отражены
художественные, литературные и эстетические вкусы, идеи, властвовавшие
умами людей разных сословий.
Единство и взаимосвязь книжного убранства и декора, памятнчков
других искусств бьшо обусловлено согрудмичеством мастеров и самим
типом художественного творчества срелневековья, при котором
условности мастерства каждый художник всегда
культивировал(В.И.Головин). В пределах каждого вида искусства
происходит постепенное размежевание стиля, что было обусловлено
активным участием широких городских слоев а худо-жертвенном процессе,
трансформацие.! канонов, усш:снием фольклорного начала в
произведениях отдельных школ. Вместе с тем, проявляется некий историзм
сознания, новое отношение ко времени.. Работы художников начинают
явственно рахпичаться по своей индивидуальной манере, позволяющей им
наряду с "коллективной" традицией выражать собственное сзремяеннг к
более натуралистическому формоподражанг.ю. Однако в культуре XVU-
XtXBB, традиция по-прежнему превалировала над новацией.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данном исследованнии рассмотрены отдель»1ые аспекты сложных


многоуровневых связей, в которых книга выполняла особу» культурную
функцию как хранительница духовной памлтн поколений. Прсдст-вленная
историческая эволюция фадициоиных культур двух регионов на ;
протяжении XVI-XIXBB. показала, что обе они не могут быть рассмотрены
изолировано дру.- от друга. Результатом их встречи стало не просто
количе<п-веииое накопление новьа иконографических мотивов, форм или
40

технических приемов, но прежде всего обоюдное изучение друг друга и


духовное обогаг'сние собстеснных культур чужеродными влияниями,
расширение ЭСТСТИЧРСКОГО ПОЛЯ, что в свою очередь явилось бгимулом для
их развития и прогресса.
Различия кулыурно" исторического процесса в целом', достаточная
географическая удаленность Индии и Средней Азии изначально
определили неоднородность воззрений, изобразительных канонов,
самостоятельность художественных культур, питаемых как местными, так
и при'внесеннымн траднинями. Наряду с этим распространение
мусульманских религиозных, философских и этических доктрин,
утверждение норм ислама в социуме, интерисламской образности в ареале
дар- ал-ислам. объединило эти культуры и способствовало их'
определенной интеграции.
Общая картина развития художествепной культуры книги с ее сложной
взаимосвязью форм и функций, всех составляющих, закономерностью
формообразования показывает, что она бьша организована в стронкую
систему, благодаря сравнительно небольшому набору универсальных
композиций и выразительных приемов, которые обеспечивали, однако,
при высоком уровне профессионального исполнения стилевое единство
всех ее компонентов. Именно этА система безхрапичной вариации
трактовок традиционных тем обеспечивала взаимосвязь памятников
материальной культуры всех стран мусульманского Востока, их
интерисламскую образность.
Архитектонический тип всякого произведения XVI-XIXns. представлял
собой сложившийся традиционный образец пространственной,
кэлорисгичсской, линеарных структур, способный всегда быть
прйс.юсобленным к определенному назначе»н1ю, идейным концепциям.
Легко адаптируемые к требуемым условиям эти типовые универсальные
структуры в силу их гибкоои и приспособляемости приобрели характер
как бы вневременных, стабильных типов, способных существовать в
различных "видах художественной деятельности. Именно данные их
качества легли в основу генезиса и эволюции художестественных форм в
культуре Индии и Средней Азии. В контексте идейного конвергентного
развитая оба региона двигались по пути сближения, приобретения общих,
сходаых признаков. Их локальные традиционные типы
преобразовывались и сливались в общую для них интерисламскую
, образность, приобретая идентичное строение и функции, наследуя в то же
самое время самобытные характеристтжи собственной культуры.
41

Сояеряание диссертации отраяено в следующих публикациях:


Обпбщатщгк исследования
1. Поэмы Низами в сред!1евековой миниатюрной живописи. - М: Наука,
1985. -19,5 пл.
Рецензия на книгу: Robinson В, - Oriental art ,- vol.XXXl. /&4-19 -
1995/1996 - p.440; Ruhrdanz К. - Bibliotheca Oricnlalis • vol.XLIII (МЯ2) -
1986, p.240-242: Brenties B. - Central Asiatic journal - №326(3-4) - 1988 -
р.287Исмаилова Э.М.,Рахимова З.Низомий ва шарк
Миниатюраси/Узбехистонн санъати. - №1 - с.23-24.
2. Каталог художественно оформленных восточные рукописей
Академии наук Таджикской ССР. - Душанбе: Дониш, 1986. IZ5 njt.
Рецензия на книгу: С.Мухияинов. Библиография миниатюры древнего
Востока//Памир.-№6. -1991. - с.152-154.
3. История искусства таджикского народа XVI-XIXBB. //История
таджикского народа. Т.П1/в печати', б пл.
4. Восточная каллиграфия в собрании Академии наук Республики
Таджикистан (совместно с М.Шарифоэым) - Душанбе. Дониш/ /в печати/ -
16п.л.
5. Миниатюрная живопись Востока в собрании Академии наук
Республики Таджикистан/в печати/- 3 пл., 100 илл.
6. Коллекция восточных рукописей Дома-музея академика
А.А.Семенова (совместно с Лолой Додхудоевой) /в печати/ 8 пл., 80 илл.
Статьи, доклады:
7. Стихи Низами в миниатюрах //Азербайджанская культура XI-XI1BS. И
творчество Низами Гянджави. Материаям международной конференции, -
Баку: Элм, 1980-с.47-48.
8. Образцы хашмирскоП.миниатюриой живописи в собрании Академии
наук Таджикской ССР.//Изв. АН Тадж. CCF. Отд-нне обществ, наук -1981.
-№2-6.(7-23. . • .
9. Литературный васф и его живописные соответствия //Письменные
памятники и проблемы пстории культуры народов Востока. - М.:Наука,
1982 - 4.2. - с.32-34.
10. Декоративные мотивы Хорезма и Согда в рукописной орнаментике
Мавераннахра и Хорасана XVI-XVIIBB. /("Хорезм и Мухаммед ал-Хорезми
в мировой истории и кульг^^е - Душацбе: Дониш, 1983 - с. I24-129.
П. Коллекция восточных миниатюр Академии наук Таджикской ССР-
Изв. АН Тадж. ССР Отд-ние обществ, наук - 1983 - №11 - С.83-Й8.
42

12. О соответствии в оформлении рукописных книг и молитвенных


ковров //Гез. докл. Международного симпозиума по искусству восточных
ковров. - Баку:Элм, 1983. - с.84-85.
13. Отдельные прототипы рукописной орнаментики Мавераннахра и
Хорасана XVI-XVIIBB.//Бактрия-Тохаристан на древнем и средневековом
Востоке. Мат^)иалы конференции. - М.:Наука, 1983 - е.37-38.
14. Бухарская рукопись Тулисган" Саади 1648г. //Творческое наследие
пародов Срещней Азии в памятниках искусства, архитектуры, археологии.
Материалы международной конференции. - Ташкент, I9SS - C.4S-46.
15. Иллюминированные рукописные книги средневекового Востока в
собрании АН Тадж. ССР //Федоровские чтения - М., 1985 - с.49-55.
16. Художественное письмо Средней Азии XVI-XIXBB. в истории
письменной культуры и искусства Востока //Взаимодействие и
взаимовлияние цивилизаций и культур на Востоке. Материалы
, международной конференции. - М, 1988 - с. 18-20.
17. Золото как средство художественного оформления рукописных книг
Средней Азии XVI-XVIIIBB. //Исследование, консервация и реставрация
средневековых рукопитых памятников. Материалы международной
конференции. - М, 1989 - с.25-26.
18. Образ Борбада в миниатюрной, живописи Бшгжнего н Среднего
Востока //Борбад, Эпоха, традиция, культура. - Душанбе: Дониш, 1989, -
C106-I24.
19. Неизвестный список поэмы Джами "Тухфат ая-ахрар" с
миниатюрами //Чоми ва робитахои адаои. - Душанбе: Дониш, 1989 - с.14б-
154. (совместно с О.Зиевиддиновой).
20. Художественный декор рукописных книг XVIIB. как часть
изобразительной культуры Средней Азии //Книга в развитии культуры
народов Востока. Материалы международной конференции. - Душанбе:
Ирфон, 1990-СЗЗ-34.
21. Кигьа как вид художественного творчества средневековья //Восток,
199! - №5 - с64-71. (совместно с М.Шгрнфовьш).
22. Стиль "сабки хинди" как отражение особого типа культурных
:6заимосвязей Средне Азан н Индии в XVI-XVIIBB. //Восток. Прошлое к
будущее ка;к1Дог. Матфнаяы IV всесоюзной конференции востоковедов в
Махачкале. - М.. 1991.-C.107-I08.
23. СпмЕОлккз золота в |у<нжнсй культуре ислама: Индия и Средняя
Азия ХГУ-Х1Хвв. //Ислам и проблемы межцивилизованного
взаимодействия - М., 1992. -с.75-84.
.43

24. Книасная культура Средней Азия и Индии как историков


художественная проблема //Средняя Азия и мировая цивилизация.
Материалы конференции. - Таижент, 1992. - с34-35.
25. Иранская концепция света и книжная культура ислама //Вклад
иранских народов в развитие мировой цивилизации: история и
современность. Материалы меящунвролной конференции. - Душанбе:
Дониш, 199Z-C21-22.
26. Иллюстрированные тюркские переводы поэмы ЧЦвхиамс" Фирдзвси
//Мирас-Казань, 1993 - №6 - с.68-73 (совместно с Р.ИслаМовым)
27. Поэма Фирдавси в контексте турецкой книжной культуры //Изв. АН
ТаджССР. Серия: востоковедение, история, филология. - 1994 - №2 - с.45-
52.
28. Искусство Индии и Центральной Азии, XVI-XIXBB.: истоки и
метаморфозы //Ислам и зтиохонфессноналъныс отношения в меняющемся
мире-М., 1995-с.74-81
29. Каталогаэация как "прикладная служба" рукописных собраний
//Памятники духовной, материальной и письменной культуры /февнего и
средневекового Востока (создание Саз данных). Материалы
международной конференции. - Москва, 1995 - сЗО-З!.-
30. Стиль "сабки хинди" и книжная культура Бухары XVI-XVIIBB. //Из
истории культурного наследия Бухары - Бухара, 1994 - c.I43-t5Z
31. Книга Индий и Средней Азии в. контексте научных исследований
академика Б.1 .Гафурова //Академик Б.Г.Гафуров - исследователь истории
и культуры народов Центральной Азии • Душанбе, 1997 - с.54-67.
32. Изобразительное искусство Таджикистана до начала ХХи,
//Энциклопедия литературы и искусства Таджикистана, Специальный
выпуск посвященный 1100-летию династии Саманидов - Душанбе, 1997. - 3
пл. (в печати} , _
33. Праздники при дворе Моголов и Аштарханидов //Гуманистические
традиции музыки народов Востока в контексте мирового художественного
процесса. Материалы международной конференции. - Душанбе. 1997 -
с.73-74. " .
34. Sujets der Роете Nizamis and Ihre wildespiegdung in der
Miniaturimalerei Irans und Miltelasien //Mittelalterliche Matsrei im Orient -
Halle. 1982-№22-p.51-58.
35. Rare Oriental manuscripts in the Tajik SSR Academy of Sciences //ApoUa
-1989-May-p.332.-336.
44

36. Book illustration in what is now Soviet Central Asia and Indian:
Traditions and adoptions //33 international Congress of Asian and North
African studies - Toronto, ! 990 - p.89,
37.4ndian illustrated manuscripts in the collection of the Tajik SSR Academy
of sciences //Interactions between Indian and Central Asian science and
technology - New Delhi, 1990 - p.254-263.
38. Fjrdawsi and His Shahnameh in Tajik Representational art //Firdawsi's
Shahnameh: 1000 years after - Dushanbe, 1994 - p.l89-i97 (совместно с
М.Шарифовым).
39. The Famous Scriber Mir Imad /«imorgh - 1994 - voI2 - p.235-242.
(Farsi).
40. Written Heritage of Tajikistan: Collection of the Tajik Academy of
sciences //Simorgh - 1994-1995 - voll. - p.376-386 (Farsi).
41. The art of the Khujundi epoch //Kamal Khujundi epoch and its
importance in the history of Centra! Asian Civilization - Dushanbe, 1996. -
p.150-159.
42. Art of Tajikistan //Arts and Islamic World - London, 1997 (в дсчати) 0,5
пл.
43. Gold as a pictorial language of Central Asian and Indian Miniature
Painting //Studies in Persian Painting. Festshrift in Honour of B.Robinson -
London, i 997 - p.89-95.
44. Islamic art heritage in the collection of the Tajik Academy of sciences
//5th Intemationai Seminar on Islamic art and architecture - Mafraq, Jordan,
1997,-0,5 (в печати).
45. Gold as a Symbol of light in Central Asian and Indian Miniature
//Oriental studies in the 20 century: achievements and prospects //35th
International Congress of Asian and North African Studies - Moscow -
Budapest, 1997-voll-p.97-98.
46. 2x!roastrian elements in Islamic art and artefacts // Research in
ancient Iran and Avests - Paris-Vincennes, 1997, p.690-700. ( Farsi),
-Рецегатв; - .
I 47. JIJ^fiKH "Искусство Cpejuieii Азии эпохи Авиценны" //Советское
йскуствознавие - 80 - М., 1982 - часть II - с.245-253.
48. Art et societe dans le raonde Iranien - Paris - 19S2 - Изв. AH Тадж. ССР
Отделение обществ, наук. - 1984 - №2 - с.85-89 (совместно с
М.Мамадназсровьш). »
49. 111.Шукуров "Искусство средневекового Ирана. Формирование
принципов изобразительности//Памир, 1990 -№12 -с. 54-59.

Вам также может понравиться