Вы находитесь на странице: 1из 176

К. А.

А Л Л Е Н Д О Р Ф

ОЧЕРК ИСТОРИИ
ФРАНЦУЗСКОГО
ЯЗЫКА
ПОСОБИЕ
ДЛЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ

ВОЛОГОДСКАЯ
О . i V ТПАП
библиотека

ГОСУДАРСТВЕННОЕ
УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР
МОСКВА 1559
ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее пособие предназначается как для преподавателей французского


языка, ^повышающих свою квалификацию, так и для преподавателей дру­
гих дисциплин, интересующихся вопросами французского языка.
При составлении пособия автор ставил перед собой следующие задачи:
1. Несмотря на краткость изложения, дать все основные направления
языкового развития.
2. Наиболее чётко изложить' материал, который был бы вполне доступен
преподавателям, не всегда имеющим возможность пользоваться консульта­
циями. Для лучшего запоминания фактов языкового развития в конце пособия
даны таблицы развития звукового строя народной латыни и французского
языка, а также приведены образцы анализа текстов французского языка
IX—XV вв.
3. Дать периодизацию курса истории языка, которая, по мнению автора,
полнее раскрывает весь сложный путь языкового развития.
Поскольку предлагаемая автором периодизация ещ ё не применялась в кур­
сах истории французского языка, автор считает необходимым дать в настоящем
предисловии её научное обоснование.
Вопрос о периодизации является одним из наиболее сложных вопросов,
связанных с построением курса истории языка.
Большинство работ зарубежных лингвистов по истории французского языка
построено по соссюрианскому принципу деления на «внешнюю» и «внутрен­
нюю» лингвистику ’. Курс исторли языка обычно делится на две части: первая
рассматривает образование и развитие общефранцузского письменного языка
на фоне исторического развития Франции. Во второй части рассматривается
история развития отдельных языковых компонентов (фонетики, морфологии,
синтаксиса, лексики).
В основе периодизации первой части обычно лежит историческая перио­
дизация/тесно связанная с этапами развития письменного французского языка,
что соответствует пяти периодам: 1. галло-романский период — до IX в.;
2. старофранцузский — IX— XII! вв.; 3. среднефранцузский — XIV, XV, XVI вв.;
А. классический период — X V il, XVIII вв.; 5. современный период — XIX,XX вв.
Эту периодизацию некоторые авторы (Поп, Эверт) переносят и на основ­
ную часть курса, т. е. на разделы фонетики, грамматики и лексики, и таким
обрашм этапы развития отдельных языковых компонентов, большей частью
но совпадающие С историческими этапами развития французского народа,
нскусстипмю заключаются в эти исторические рамки. Некоторые авторы
(Дона, Дпрмстстер) пытаются дать особую периодизацию для развития звуко­
вой rmicMi.i, оставляя без всякой периодизации разделы морфологии, лекси­
ки, сшиаксмсл

1 См. п а п ,ю К а т а г о щ и н о й Н. А., «Некоторые вопросы построения


I»у|и ;■ не трип французского языка». Учёные записки МГПИИЯ, т. V, 1953.
’ Т л м ж о.

1
Такие авторы, как Брюно, Коэн, строят курс истории языка не разделяя
его на вводную и основную части, т. е. не придерживаясь прчнцчпа «внеш­
ней» и «внутренней» лингвистики, и для всего курса в целом применяют
обычную историческую периодизацию, в каждом из периодов рассматривая
развитие как письменного литературного языка, так и развитие отдельных
языковых компонентов. По такому же принципу построено и руководство по
«Истории французского языка» ироф. М. В. Сергиэвского.
Такое построение курса отвечает основному требованию: необходимости
изучения языка в тесной связи с историческим развитием народа. Однако
такое построение не раскрывает всей сложности языкового развития, не
способствует раскрытию этапов развития отдельных языковых компонентов,
как-то: звукового стрэя, морфологии, синтаксиса, которые не укладываются
в рамки исторических периодов.
Вопрос периодизации курса и принцшы его построения неразрывно свя­
заны с философской концепцией понимания языка и его развития. Курс исто­
рии языка должен быть построен таким образом, чтобы все основные поло­
жения, касающиеся языка и его развития, налп i в нём свое отражение.
Построение настоящего курса имает следующее обоснование.
Основное полож ение — о том, что язык — общ ественное явление и за ­
коны его развития неразр ывно связаны с законами развития общества — на­
ходит своё отражение в двухступепной периодизации курса. Исходя из поло­
жения о соответствии исторических этапов развития общества с развитием
языка, т. е. от языков родовых к языкам тем енны м , от т э м е н н ы х к языкам
народностей и от последних к яз ыкам наци i — курс истории французского
языка разбивается на два раздела (две главы), соответствующих двум исто­
рическим периодам:
1. развитие языка в период существования народности;
2. развитие языка в период существования нации.
Как известно, развитие н е в с е х язьковых компонентов н е п о с р е д ­
с т в е н н о обусловлено развитием общества; поэтому каждая глава содержит
два раздела, и в нервом разделе каждой главы рассматриваются те основные
языковые явпения, которые н е п о с р е д с т в е н н о о б у с л о в л е н ы раз­
витием данного периода. Это даёт возмэжность более рельефно выделить те
черты языка, которые характеризуют его как язык определённого историче­
ского периода.
В торое п ол ож ение — что язык развивается по законам, обусловленным
самой системой данного языка — находит свое отражение в том, что во вто­
ром разделе каждой главы рассматриваются этапы развития отдельных язы­
ковых компонентов, не обусловленные историческими периодами развития
французского народа. Этим, прежде всего, раскрывается отсутствие н е п о ­
с р е д с т в е н н о й связи этапов развития отдельных языковых компонентов
с историческим развитием общества, а затем выявляются те основные тенден­
ции, которые образуют определённый этап в развитии каждого языкового
компонента. В данном случае, принятая двухступенная периодизация даёт
возможность рассматривать отдельные тенденции, не прерывая развитие этих
тенденций рамками исторических периодов (старофранцузский, среднефран-
цузский). Все явления, отражающие определённую тенденцию в развитии
языка рассматриваются полностью, даже и в тех немногих случаях, когда эти
тенденции завершаются после XV в., т. е. в период существования нации.
Например, весь процесс монофтонгизации рассматривается в I главе, хотя
этот процесс начинается с XII в., т. е. в период существования народности,
а заканчивается в XVII в.— в период существования нации.
Т р еть е п ол ож ение — о развитии языка путём постепенного перехода
к новому качеству — находит отражение во вхиочениив курс истории фтан-
цузского языка Вводной части, где ра:смагра:5а ггся развит,и язька-основы
(латыни) в период Римской имчерии ((—V вв.) и nocie падей w Западной Рим­
ской империи, на территории бывшей Римской провинци Гал и т (V -VIII вв.).
Автор намеренной: вьп е/im и но вкчю 1нл r a n )-р jMiu:Kn:i период (V — VIII ин.)

4
в основную часть курса, так как, по его мнению, принятое им построенае
даёт более яркое представление о непрерывном и постепенном переходе на­
родной латыни в качественно новый французский язык.
Ч етвёртое п ол о ж ен и е — о неравномерности темпов развития отдельных
языковых компонентов — находит своё отражение в том, что намечающиеся
этапы их развития не совпадают: этапы, .развития грамматического строя как
компонента наиболее устойчивого, более продолжительны, чем этапы разви­
тия звукового строя. Принятое построение курса облегчало автору выявление
этих этапов развития, поскольку оно устраняло дробление курса на ряд исто­
рических периодов.
Пятое п о л о ж ен и е — о развитии языка как единой системы, а не как
суммы отдельных компонентов — находит своё отражение в том, что в каж­
дом из исторических разделов курса (т. е. в каждой главе) рассматривается
развитие языка во всей совокупности явлений. Развитие каждого из языковых
компонентов не выделено в специальный раздел, что имеет место при пост­
роении курса по аспектам, и вместе с тем каждый из них рассматривается
в своём самостоятельном ходе развития, взаимосвязанном с разЕитием осталь­
ных компонентов и о п о с р е д о в а н н о связанном с историческими усло­
виями.
В пособии сохраняется термин «старсфранпузский», но не для обозначе­
ния исторического периода (IX— XIII гв.), а как термин, Характеризующий
систему французского языка в начальный т р и о д его развития (IX, X, XI вв.).
В связи с относительно небольшим объёмом настоящего пособия в задачу
автора не входила самостоятельная разработка и углубление ряда интерёс-
нейших вопросов (например, в области исторической лексикологии и истори­
ческого синтаксиса), которые не нашли ещ ё окончательного разрешения в со­
ветской [романистике. Объём книги определил несколько элементарный её
характер в отношении углублённой разработки фактического материала1.
Автор выражает глубокую благодарность проф. Н. А. Катагощиной и
доц. Н. В. Стольнпковой, оказавшим ему большую помощь своими советами
во время его работы над книгой.

1 Для подбора фактического материала использованы главным образом


работы М. В. С е р г и е в с к о г о , «Введение в романское языкознание» и
«История французского языка», а также F. B r u n o t , Histoire de la langue
framjaise, и др.
ОБЩАЯ ЧАСТЬ

§ 1. Приступая к изучению курса истории языка, необходимо,


прежде всего, остановиться на основных положениях марксистско-
ленинского учения о языке.
Только ясное понимание сущности языка даёт возможность
понять задачи курса и методы изучения истории любого языка.
Основным исходным положением является определение языка
как общественного явления. Вне общества нет языка; но, как обще­
ственное явление, язык имеет свои специфические свойства, и ос­
новным свойством языка является его функция как орудия обще­
ния. «Подобно сознанию язык возникает лишь из потребности,
из настоятельной нужды в общении с другими людьми» \ В лю­
бом периоде своего существования язык служит средством обще­
ния людей, одинаково обслуживающим всех членов общества.
Одновременно с этим язык является средством закрепления
всей познавательной деятельности человека, обеспечивает преем­
ственность всего накопленного человеческого опыта.
Таким образом, язык неотъемлем от общества; (Поэтому язык
и пути его развития можно понять лишь в том случае, если он
изучается в неразрывной связи с историей народа. Например, фео­
дальная раздробленность французского государства в период
X—XII вв. не могла не отразиться на языковом состоянии Фран­
ции: общенародный французский язык этого периода характери­
зовался наличием большого количества различных территориальных
диалектов. Дальнейшее историческое развитие французской народ­
ности определило диалектную основу складывающегося письменного
литературного языка: историческое развитие центральной области
Франции, Иль-де-Франс, определило всё возрастающее укрепление
и развитие центрально-французского (франсийского) диалекта,
нормы которого с XIII в. ложатся в основу письменного литера­
турного французского языка, что, в свою очередь, определило
структуру развивающегося национального французского языка.
Но, учитывая неразрывную связь развития народа и языка,
необходимо помнить, что, не будучи идеологической надстройкой

1 К. М а р к с , Ф. Энгельс, «Немецкая идеология», изд. 1935 г.


стр. 20—21.

6
над базисом, язык, тем самым, не может быть классовым. Однако
классы иногда стараются использовать язык в своих интересах
и ввести в язык особые выражения и слова. Например, во Франции
XVII в., в период расцвета абсолютизма, в Париже создавались
салоны, где собирались представители аристократического общест­
ва, занимающиеся вопросами литературы и языка и стремящиеся
создать свой, особый язык, который отделял бы их от языка на­
рода. Но в таких случаях нельзя говорить о классовом языке,
это — классовые жаргоны, которые в своей основе являются тем
же общенародным языком, так как употребляемые особые выра­
жения и слова не изменяют ни его грамматического строя, ни его
основного словарного фонда. В этом состоит отличие жаргонов
и арго от территориальных диалектов, где различия затрагивают
в большей или меньшей степени самую основу языка, т. е. грам­
матический и звуковой строй.
Изучая развитие языка в связи с развитием общества, надо
учитывать второе основное положение в учении о языке: язык
развивается по законам, обусловленным самой системой данного
языка. Это значит, что развитие отдельных языковых компонентов,
как-то: грамматического строя, звукового строя, словарного состава
(словообразовательные элементы), определяется не историческим
развитием общества, а обусловлено законами, свойственными дан­
ной языковой системе в целом. Например, изменение ударных
гласных в открытом слоге в VI—VII вв.: а > ё (mare> тег),
или ё > ei ( т е > mei), или § > ie (b§ne > bien), не связано ни с ка­
кими историческими фактами Франкского государства; так же не
связаны с ними явления развития грамматического строя, напри­
мер, утрата падежных флексий во французском языке и другие
явления. Однако это не значит, что история народа не имеет
опосредованного влияния на развитие языковой структуры. Напри­
мер, исторические условия могут изменять т е м п ы развития
языковых компонентов: один и тот же язык, распространяясь
в различных областях при различных исторических условиях,
может сохранять в одной из областей более архаические черты
своей звуковой или грамматической системы, чем в других обла­
стях. Исторические условия могут также изменять направления
в развитии языковой структуры; примером может служить народ­
ная латынь, дальнейшее развитие которой при различных историчес­
ких условиях (на территории Галлии, Иберии, Дакии и др.) привело к
образованию родственных, и в то же время различных по своей зву­
ковой и грамматической структуре языков: это значит, что
язык-победитель (народная латынь) продолжая развиваться в любых
исторических условиях согласно законам развития своей системы,
в то же время видоизменял пути своего развития под действием
чисто исторического фактора, а именно: скрещивания с языками
других систем (с кельтским языком и с германским на территории
Галлии, с иберским на территории Испании и т. д.); отбрасывая
всё чуждое свогй звуковой и грамматической системе, народная
7
латынь в то же время воспринимала всё то, что ей не было чуждо.
Таким образом, направление развития системы латинского языка
пошло по различным путям (на что могло влиять не только скре­
щивание с другими языками, но и ряд других внешних факторов,
как, например, степень разобщённости между провинциями и т. д.).
Но те или иные конкретные изменения в структуре латинского
языка (в его звуковом или грамматическом строе) всегда опреде­
лялись системой латинского языка, а не историческими или дру­
гими внешними условиями, так как системой языка определялась
возможность принять или отбросить то или иное внешнее влияние.
Развитие языка идёт путём постепенного перехода к новому
качеству. Темп развития отдельных языковых компонентов разли­
чен. Самым устойчивым является грамматический строй. Словар­
ный состав языка наиболее подвижен и почти непрерывно изме­
няется.
Марксистское понимание языка и законов его развития опре­
деляет задачи курса истории языка и принципы его построения.

§ 2. Основная задача курса истории языка состоит в том,


чтобы показать на конкретном языковом материале весь сложный
и многосторонний путь развития языка. Курс истории языка дол­
жен показать неразрывную связь развития языка с историей
народа, вскрывая те явления в языке, которые непосредствен­
но связаны с определёнными историческими периодами; напри­
мер, процесс образования романских языков, образование пись­
менного литературного французского языка, складывание на­
ционального языка, характерные особенности литературного языка
в различные исторические периоды и т. д.
Курс истории языка должен дать чёткое представление о тех
постепенных качественных изменениях, которые происходят в зву­
ковом и грамматическом строе языка и в его словарном составе.
Весь исторический путь, пройденный языком, определяет его
современное состояние. Для правильной оценки и понимания це­
лого ряда явлений в современном французском языке необходимо
знать историю возникновения этих явлений; например, чередование
гласных основы в ряде глаголов французского языка (il tient —
nous tenons), или сохранение различных форм для выражения катего­
рии числа или рода (le cheval — les chevaux; sec — seche и др.), или
употребление своеобразных конструкций (se mettre au lit, aller
au Japon) и т. д.
Изучение курса истории языка должно помочь отличать в сов­
ременном языке те явления, которые являются пережиточными,
от тех, которые продуктивны и ведут язык к дальнейшему не­
прерывному развитию.
Кроме того, курс истории языка должен не только выявлять
непрерывное поступательное движение языка и смену одних от­
дельных явлений другими, но он должен дать представление об
изменении всей языковой системы в целом, т. е. в курсе должно
8
быть показано, что представлял собой французский язык в ран­
ний период своего развития и по какому пути шло развитие язы­
ковой системы. В курсе истории языка должно быть также рас­
смотрено возникновение и развитие различных языковых теорий,
связанных с условиями исторического развития общества и языка;
должны быть выявлены теории и направления, обречённые на ги­
бель, как чуждые законам развития языка, и теории прогрессив­
ные, учитывающие эти законы. Этим в курсе подтверждается
марксистское определение закона как объективно существующего,
независимо от воли людей, который может быть использован, но
не изменён.

§ 3. Принцип построения курса должен способствовать осу­


ществлению всех этих задач. Весь курс состоит из двух частей.
В первой (Вводной) части рассматриваются как исторические ус­
ловия, которые привели к образованию французской народности
и французского языка, так и явления постепенного развития строя
латинского языка. Во второй части раскрывается история раз­
вития французского языка: в период существования народности
(глава I) и в период существования нации (глава II). Как I, так и
II глава содержат по два раздела; в первом разделе каждой главы
рассматриваются исторические условия развития французского го­
сударства, отражающиеся в развитии языка, во втором — тенден­
ции и этапы развития отдельных языковых компонентов (звуковой
строй и грамматический строй), что непосредственно не обуслов­
лено историческим развитием французского народа. Большинство
тенденций развития звукового и грамматическогостроя языка завер­
шается к периоду образования нации1.

1 О теоретическом обосновании данного построения курса см. Предисло-


иие к настоящему пособию.
ЧАСТЬ I

(ВВОДНАЯ)

!. Исторические условия развития народной латыни в период


существования Римского государства и после его падения
на западе, до периода образования французской народности
(до IX в.)
§ 4. Родство романских языков. § 5. Завоевание римлянами Апеннин­
ского п-ва. § 6— 11. Романизация римских провинций. § 12. Падение
Западной Римской империи. § 13. Проблема образования романских язы­
ков. § 14. Образование Франкского государства на территории Галлии,
создавшее новые условия для дальнейшего развития народной латыни.
§ 15. Источники сведений о народной латыни. § 16— 19. Развитие сло­
варного состава народной латыни.

§ 4ЦФранцузский язык является одним из языков романской


группьу Для того чтобы выяснить почему французский язык вхо­
дит в состав языков романской группы, почему целый ряд язы­
ков объединяется в одну родственную группу языков, мы должны
остановиться на историческом развитии тех племён и народов,
которые являлись творцами и носителями я з ы р , лёгшего в основу
десяти современных романских языков. Этот^зы к-основа — язык
римлян, латинский язык, но не классическая латынь, а н а р о д -
н а я л а т ы н ь . Классическая и народная латынь — это две раз-
Личньте“7|Тбрмы "одного и того же латинского языка: классическая —■
это письменная литературная форма, народная — это устная разго­
ворная форма. Эти две формы латинского языка неразрывно связаны
между собой: классическая литературная латынь складывалась и
развивалась на основе народного разговорного языка и со своей
стороны оказывала постоянное нормирующее влияние на развитие
разговорной ре^и.^Тё* яЗыки, в основе происхождения которых ле­
жит народная латынь, и называются романскими языками (гоша-
nus — ‘римский’у-^Романские языки следующие: французский и
провансальским — на территории Франции; испанский, португаль­
ский, каталанский—-на территории Пиренейского п-ва; итальян­
ский— на территории Италии; сардинский — на о-ве Сардиния;
рето-романский — на юго-востоке Швейцарии в кантоне Граубюп-
ю
ден; румынский и м олдавский 1 — на территории Румынии и СССР,
и ныне мёртвый далматинский язык, который был распространён
на Далматинском побережье Балканского п-ваiTJ
-! !Родство языков определяется общностью их происхождения,
что выявляется в общности наиболее устойчивых языковых ком­
понентов, а именно в общности основного->-ч;ловарного фонда и
грамматического строя.
Сравним слова основного фонда:
лат . terra caelu(m) petra manu(m) pede(m) scribere
фр. terre ciel pierre main pied ecrire
исп. tierra cielo piedra mano pie escribir
порт. terra сёи pedra inao pe escrever
am. terra cielo pietra mano piede scrivere
р ум . (pamant) cer piatra mana (picior) scrie
Сравним грамматические формы:
1) Глагольные формы
Настоящее время

лат . фр. ucn. порт. um. рум .


1. canto chante canto canto canto cant
2 . cantas chantes cantas cantas canti canji
3. cantat chante canta canta canta canta
2) М е с т о и м е н и я
ego-tu-iile je-tu-il yo-tu-el eu-tu-ele io-tu-egli eu-tu-el
Рассмотрим те исторические условия, которые послужили при­
чиной образования группы родственных романских языков.
§ 5. Первоначальным носителем латинского языка было не­
большое племя италийского происхождения— латины. Они жили
н области Лациум, расположенной в устье реки Тибра. Весь Апен­
нинский п-ов в эти древние времена был заселён различными
племенами. Многие из этих племён были близки латинам по языку
п составляли вместе с ними группу италийских племён, кото­
рые заселяли главным образом всю центральную часть Апен-
липского п-ва; наиболее крупные из этих племён: умбры — жили
м области, расположенной к северо-востоку от Лациума, самниты —
к ностоку, оски — к югу от него.
К пеиталийским племенам, жившим на Апеннинском п-ве, отно-
<ились утруски, язык которых принадлежал к группе древних
( 1)с’ди к ммоморских языков. Они жили на севере Апеннинского п-ва.
Поб^рсж !.'.1 Лигурийского залива заселяли лигуры, на востоке жили.
1 Ошс.ок ;шгс|).1гуры о молдавской языке см. в разделз «Примечания» к
IUIHI0 11у |) с I»с , «Основы романского яш:<ознания>>, М., 1952, сгр. 667—
1иш
венеты, которые относились к иллирийским племенам, на ю го - е о -
стоке, в Апулии и Калабрии, жили также племена иллирийского
происхождения. Кроме того, на южном побережьи Апеннинского
п-ва находилось большое число греческих колоний. Таким образом,
этнический состав Апеннинского п-ва был очень разнообразен.
В истории Рима особое значение приобрела латинская ветвь
италийских племён. Латины, как и другие италийские племена,
сохраняли черты первобытно-общинного строя; они жили в укреп­
лённых посёлках— «городах». Федерация латинских городов соз­
далась рано; среди городов особое значение приобрёл город Рим,
основание которого относят к VIII в. до н. э.
До VI в. до н. э. господствующее положение на Апеннинском
п-ве занимали этруски. Их владения распространились почти до
самого юга Апеннинского п-ва. Но после VI в. до н. э. начинается
распад этрусской державы. Этрусская федерация никогда не была
прочной, между городами всегда было соперничество. Кроме того,
усиливалась борьба с внешними врагами: на севере пришли в дви­
жение кельтские племена, и борьба с ними очень ослабила этрус­
ков; италийские племена также начали борьбу за освобождение от
этрусского господства. Но особенно тяжела была для этрусков
борьба с римлянами, могущество которых всё возрастало.
Завоевания римлян начались уже с V в. до_ н^э. Сбросив с себя
иго этрусков, римляне в IV в. покорили италийские племена, оби­
тавшие в Лациуме, а затем вышли за его пределы, покоряя ум-
бров, осков и др. племена. В течение III в. Рим победил греков
и захватил их колонии. Таким образом, к середине III в. до н. э.
Рим стал одним из самых сйЖнЙх государств западного Среди­
земноморье. Рост римского могущества привёл к столкновению
Рима с очень сильной державой — Карфагеном. В середине III в.
до н. э. между Римом и Карфагеном возникает 1-я Пуническая
война, в результате которой Рим получает от Карфагена три
острова: Корсику, Сардинию и Сицилию. Римское влияние начи­
нает распространяться за пределы Апеннинского п-ва.
Латинский язык постепенно и неуклонно проникал в завоёван­
ные области. В течение ряда веков разговорная латинская речь,
соприкасаясь с различными другими италийскими диалектами, сво­
бод но развиЕалась. Сама ещё неустойчивая, склонная ко всякого
рода изменениям, а главное, не сдерживаемая нормами письменной
или грамматической традиции, которая в этот ранний период рим­
ских завоеваний ещё не сложилась, латинская речь в своём раз­
витии претерпевала большое влияние со стороны диалектов и язы­
ков, с которыми она скрещивалась, и это влияние было тем
сильнее, чем ближе по родству эти диалекты и языки находились
к латинскому языку. Однако, несмотря на то, что латинский язык,
в период ранних завоеваний складывалсяt и развивался под влия­
нием этих диалектов, он не терял своих основных черт и разви-
вался как язы к-победитель. Культура римлян, носителей латинского
языка, неуклонно pocJia, “крепло римское государство, и побеж­
12
дённые Римом племена и народы, культура которых была на бо­
лее низком уровне, усваивали римскую культуру, усваивали и
язык римлян, постепенно, из поколения в поколение, забывая свой
родной язык. Диалекты более мелких племён исчезали раньше,
чем диалекты более крупных племён, например, не сохранились
надписи на сабельских диалектах. Более крупные племена и на­
роды, особенно племена, имеющие письменный язык, сохраняли
свой язык дольше. По свидетельству Варрона *, оскский язык сохра­
нялся в частном употреблении ещё некоторое время после Союз­
нической войны, т. е. в I в. до н. э. Умбрский язык существовал
до II в. до н. э., о чём свидетельствует целый ряд сохранившихся
надписей на умбрском диалекте, а также так называемою Игувин-
ские таблицы, найденные при раскопках в древнем городе Умбрии
Игувии. Из семи таблиц пять более древних относятся ко II в.
до н. э. и написаны на умбрском языке, а две таблицы, проис­
хождение которых относят к началу I в. до н. э., написаны уже
на латинском языке.
Этрусский язык упоминается римским грамматистом Авлом
Геллием ещё во II в. н. э . 2
Таким образом, мы видим, как латинский язык постепенно вы­
теснял все местные языки и диалекты. Только греческий язык,
вступая в соприкосновение с латинским, не уступал ему. Когда
Рим покорил все побережные колонии греков, то часть греческого
населения покинула Апеннинский п-ов, а оставшиеся греки обра­
зовали как бы островки греческих поселений, сохранявших свой
язык и свои обычаи. Под влиянием греческой культуры, особенно
после завоевания Римом Греции во II в. до н. э., складывалась
культура Рима.
К началу II в. до н. э. Рим представлял собой могучее госу­
дарство^ во владение которого входил пе.сь—Апеннинский п-ов и
прилегающие острова — Корсика, Сардиния и Сицилия. К этому
времени латинский язык почти вытеснил все местные диалекты,
продолжая развиваться как язык-победитель. К этому же времени
сложился уже и письменный литературный латинский язык, ока­
зывавший нормирующее влияние на развитие устной народной речи.
Рим продолжал свою завоевательную политику и вышел за пре­
делы Апеннинского п-ва.

§ 6. В конце III в. до н. э., в 226 г., Рим впервые вступает


на территорию Иберийского п-ва. Юг полуострова был колонизи­
рован финикийцами, что обеспечивало господство карфагенян на
море. Начало 2-й Пунической войны с Карфагеном послужило при­
чиной завоевания Римом Иберийского п-ва. Когда Ганнибал, пред-
нодитель карфагенян, предпринял свой знаменитый поход на Рим
через Альпы, римляне, чтобы отрезать обратный путь Ганнибалу,

1 См. С е р г и е в с к и й М. В., Введение в романское языкознание, стр. 41.


* 'Г ;i м ж е , стр. 42.

13
высадили свои легионы в Иберии. Сначала в союзе с иберами они
изгоняют карфагенян, а затем начинают покорять местное населе­
ние, направляясь в глубь полуострова.
По свидетельству римских авторов, на территории Иберийского
(Пиренейского) п-ва насчитыьалось 513 различных иберских пле­
мён. В центральной и сеьеро-восточиой части п - е э жили кельти-
беры — племя, образовавшееся от смешения пришедших через Пи­
ренеи кельтов с местными иберами. Культура всех этих племён
была на различном уровне: южные племена, которые соприкаса­
лись с колонизаторами — греками и финикийцами, были носителями
более высокой культуры; горные северо-западные племена нахо­
дились ещё на очень низком культурном уроЕне. К моменту за­
воевания Римом Иберийского п-ва, племенная организация иберов
во многих областях достигла той ступени социального развития,
когда происходит распад родового строя и общество вступает на
путь цивилизации и формирования своей государственности. Вот
почему эти племена встали могучей стеной против захвата их зе­
мель чужеземцами, и это отчасти объясняет тот долгий срок, в те­
чение которого иберы сопротивлялись Риму. Покорение Иберийского
п-ва Римом длилось 200 лет (с 218 г. до н. э. до 18 г. д о н . э.).
Язык иберов относится к языкам средиземноморским, как и
этрусский. Современные баски представляют собой остаток одного
из иберских племён, сохранивших в своём языке черты иберского
языка.
На территории Иберийского п-ва латинский язык вступает в
соприкосновение с иберскими диалектами. В течение двух веков
римского завоевания местное население постепенно усваивает рим­
скую культуру и латинский язык. Если при ранних завоеваниях
Ркма борьба шла за господство Рима над остальными италийскими
племенами, то, выйдя за пределы Апеннинского п-ва, Рим борется
за захват новых территорий, за приобретение рабов, за эксплуа­
тацию завоёванных земель. Поэтому в политику Рима входит про­
ведение интенсивной романизации в приобретённых областях. Под
романизацией надо понимать не только усвоение римской куль­
туры и языка, но и социальные сдвиги, а именно, ускорение про­
цесса разложения родового строя и перехода к рабовладельческому.
Политика романизации проводилась Римом различными путями:
открытие школ, постройка сети дорог, облегчающих сообщение
со всем местным населением, раздача римским патрициям больших
участков земли, которые служили очагами романизации. Одним
из стимулов романизации местного населения была также поли­
тика Рима давать каждому возможность достигать почестей и
всякого рода привилегий наравне с римскими гражданами. Известно,
что уроженцами Иберийского п-ва были такие выдающиеся лично­
сти, как оба Сенеки, Марциал, Квинтилиан.
Для целого ряда городов Цезарь и Август дали право рим­
ского гражданства, а в 1 в. п. э., при Веспасиане, право римскою
гражданства было распространено на неё население страны.
н
К началу I в. н. э. когда Иберийский п-ов был окончательно
«-покорён, Есё население стракы было уже полностью романизировано.
[В этот период литература и культура Рима достигают своего
расцвета. [Окончательно ‘складывается письменный литературный
латинский язык, обладающий своими нормами, своими граммати­
ческими традициями и оказывающий нормирующее влияние на
развитие устной разговорной речи. Народная латинская разговор­
ная речь, соприкасаясь с местными ибе-рскими диалектами, остаётся
языком-победителем и продолжает своё развитие под нормирую­
щим влиянием литературного письменного языка]

§ 7. Одновременно с началом завоевания Иберийского п-ва


Рим приступил и к завоеванию Балканского п-ва. В результате
3-х Македонских войн Рим в 146 г. до н. э. окончательно покорил
Македонию, которая вошла в состав Римского государства, затем
покорил Грецию и все её владения на Востоке (Малую Азию,
Сирию, Палестину, Егииет и др.), а также и северо-восточную
область Балканского п-ва — Фракию. Таким образом, к I в. н. э.
почти вся территория Балканского полуострова и территория
Ближнего Востока вошли в состав Римского государства. Если
завоевание Иберийского п-ва сопровождалось постепенной романи­
зацией всего местного населения, то на Балканском п-ве о романи­
зации нельзя говорить. Здесь римляне столкнулись с народом,
культурный уровень которого не был ниже римского, а, наоборот,
на основе греческой культуры складывалась и развивалась куль­
тура Рима. Не говоря уже о самой Греции, в Македонии и Фракии
греческое влияние противостояло влиянию Рима. Греческий язык
не уступал латинскому. Большинство сохранившихся здесь надпи­
сей написаны на греческом языке. Даже на надгробных плитах
умерших во Фракии римлян часто встречается перевод надписей
па греческий язык. Латинский язык удерживается рядом с гречес­
ким как официальный язык до VI в. н. э., но с VI в. уже начинает
исчезать и воспринимается как варваризм, несмотря на то, что
правители Восточной империи продолжали называться римскими
императорами.
Однако необходимо отметить, что в тех областях Македонии
и Фракии (преимущественно в горных), куда влияние греков почти
не проникало, местное население усваивало римскую культуру
и латинский язык. Это влияние латинского языка сохранилось в
чертах.некоторых современных диалектов северной Греции.

8 . Завоёвывая Восток, Рим не прекращал своих завоеваний


и па Западе. Дальнейшем крупным завоеванием Рима была Галлия
(современная Франция). Главную массу населения ГаллшГ состатР
лили кельтские племена: на севере до ре~кТг~Се"кваньТ (Сены) жили
fkvmT, ffloRTTT'TTOT Сёкваны до Гарумны (Гаропны) жили кельты, которых
римляне п,1 и.пшли галлами. На юге от Гарумны до Пиренеев жили
илсм(,ч1.1 иГч'рскпго происхождения — аквитаны, а на юго-востоке—
15
племена лигурского происхождения. Таким образом, на юге Гал­
лии кельтское население составляло меньшинство. Южное побе­
режье Галлии, от устья Роны до Никеи (совр. Ницца), принадле­
жало греческой колонии Массалии (совр. Марсель). Хотя Масса-
лия и держала в своей власти всю область нижней Роны, ей не
подчинялись жившие в глубине страны лигурские и кельтские
племена, которые постоянно угрожали Массалии.
К ^периоду римских завоеваний кельтские племена стояли на
различном уровне культурного развития: ^.тоща_ как одни племена
сохраняли ещё черты первобытно-общинного строяГ другие- уже
переживали стадию разложения родовых порядков и образования
государства. Между отдельными кельтскими союзами происходили
постоянные войны за господство того или иного союза. Это пре­
пятствовало объединению кельтов и созданию единого государ­
ства, что, в свою очередь, очёшГ'ТтблеГчшю Риму завоевание
Галлии. — -------- ------------------- *
Впервые римляне вступили lULxei^Topmo ГмддаилЛ М ^г,, до_
jt._ э ^ д ля помощи Массалии против нападавших лигурских племён.
После упорной борьбы с лигурами, римляне одержали победу.
В 125 г. до н. э. Массалия опять обратилась к Риму за помощью,
и римляне вступили в борьбу с сильным союзом кельтских пле­
мён. В~42езультате этой борьбы .к е л ь т ы были покорены, и на этот
раз римские легионы~бСТаЯисьна территории Г аллии. В 122 г. до н. э.
недалеко от Массалии была основана римская крепость, а в 118 г.
до н. э. в старом кельтском городе Нарбонне была основана римская
колония. Вся область между Альпами и Пиренеями была покорена
Римом. Массалия потеряла свою независимость. Возникла новая
римская провинция, получившая название Нарбонской Галлии.
Сухопутная дорога, соединяющая Апеннинский п-ов с Иберийским
находилась теперь в руках римлян. В 58 г. до н. э. Цезарь пред­
принял поход в глубину Г аллии. Цезарь* вмешался во' внутренние
дела Галлии. Взяв сторону более слабых племён, римляне побе­
дили сильное племя секванов, затем покорили ряд других кельт­
ских племён и продвинулись на север. Через год были покорены
белги. Стремясь отрезать кельтам путь в Британию (совр. Анг­
лия), куда~К5льты уходили, спасаясь o if рим лян,, 11 езарь предпри­
нял в '55 г. до н. 3. поход на Британию. Во время похода Цезаря
в Британию, в Галлии’усилилось антиримское Движение. Недоволь­
ство и стремление изгнать из страны чужеземцев объединили
крльтгкир плр1\|рна. В 52 г. до н. э. вспыхнуло великое 'кельтское
восстание, во главе котбрбгсГ- встал юный талантливый вождь
Верцингеторикс] После целого рз да бИТё с переменная успехом
Верцингеторикг сдался. Единая организация кельтов распалась, и
можно считать, что в 51 г. дон. э. Галлия была окончательно покоре­
на Римом. Вся Галлия была разделена на три провинции: белгий-
ская — на севере до реки Сены, Лугдунская — от Селы до Луары
и Аквитанская — от Луары до Пиренеев. Все эти провинции на­
чали быстро романизироваться.
16
Наиболее интенсивно проходила романизация южных областей
Галлии. Со времён Цезаря Массалия окончательно теряет своё
экономическое значение, но остаётся одним из немногих оазисов
греческой культуры на Западе. Быстрая романизация южных об­
ластей Галлии объясняется тем, что сюда переселилось большое
количество италиков. Превосходный климат, благоприятные поч­
венные условия; y.nnfiHfty-aTmam пути, хппгп 6 с т в у т п1иё~тпргпв-
ле, — всё это придавало южной части Галлии огромное экономи­
ческое значение. Весь дальнейший исторический путь южной
Галлий несколько отличался от путей развития её центральных
и северных областей, что не могло не отразиться и на языковом
развитии южной Галлии. В дальнейшем здесь сложился прован­
сальский язык, близкий французскому языку, но рассматриваю­
щийся как самостоятельный романский язык (см. § 53).
Романизация центральной и северной части Галлии, как террито­
рии, расположенной дальше от Рима, проходила менее интенсивно.
Местные племена находились на пути к утрате своей само­
бытной культуры; они изнемогали под невыносимым политическим
и экономическим гнётом, о тяжести которого свидетельствует
ряд безрезультатных восстаний. Но процесс разрушения местной
Ч ф культуры шёл параллельно с усвоением римской культуры, что
ускоряло процесс образования рабовладельческого общества.
Как на севере, так и на юге романизация прежде всего рас-
пространилась среди городского населения. Кельтские города,
^ П ю с л е римского завоевания, в силу успешной романизации галль-
гч~}Ской аристократии и притока римских переселенцев, быстро пре-
вратились в центры римской литературы и щ уки. Римская обра-
з'ованность нашла в Галлии благодатную почву. Огромное значение
в распространении римской культуры сыграли школы. Ни в одной
провинции не было организовано так много рШских школ, как в
Галлии. Первое место среди галльских университетов занял город
Бурдигала (cosp. Бордо), так как Аквитания далеко опередила
в отношении образованности центральную и северную Галлию.
У галлов была большая способность и склонность к философии,
к ораторскому искусству. Тацит отмечает это и в одном диалоге
об ораторском искусстве выводит на сцену галльского адвоката
в роли защитника новейшего красноречия против почитателей
Цицерона и Цезаря.
Но_ разговорная латинская речь усваивалась не только город­
ским населением, она постепенно проникала в сельские местности
и там широко распространялась. Огромные' участки земли находи­
лись во владении римских и галльских магнатов — земля обраба­
тывалась рабами и прикреплёнными к земле колонами. В этих
поместьях работало не только местное население, но и рабы, при­
везённые из различных провинций римской империи. Чтобы пони­
мать друг друга и своего хозяина, им приходилось усваивать
латинский язык. Кроме того, общение с торговцами, судьями,
сборщиками податей, т. е. с представителями римских учрежде-
2 К. А. Аллендорф ' ..... 17
Б О Ь ; <■Д к д я
ний, также способствовало усвоению латинского языка. Но латин­
ская речь сельского населения, далёкая от влияния школы и книги
не испытывала нормирующего влияния литературной письменной
латьгтгтг, безусловно, приооретала различные' диалектные черты.
Но посколыту'ттст письменных Памятников этой "речи, то, по всей
вероятности, можно искать отражения этих диалектных черт в
дальнейших диалектных расхождениях отдельных романских языков.
Усвоение разговорной латинской речи не означало, что мест­
ное население сразу забывало свой язык. Сохранились историче­
ские документы, указывающие на то, что кельтский язык, сущ е­
ствовал как жквой язык до VI в. н. э.; лигурские и иберские
диалекты исчезли как жиьая речь значительно раньше.
Галлия была одной из тех провинций Рима, где процесс ро­
манизации протекал интенсивно, охватив все слои местного насе­
ления.

§ 9. Одновременно с завоеванием Галлии, как уже было ска­


зано выше, Цезарь предпринял завоевание Британии. Основным
населением Британии были кельты. Культура островных кельтов
была значительно ниже культуры кельтов, живших на материке.
По описанию Цезаря и Страбона, города Британии представляли
собой окружённые рвами лесные пространства, в которых были
выстроены хижины. Но многие из этих племён, объединяясь в
союзы, достигали уже своей государственности, и сопротивление
чужеземному вмешательству было огромно.
Цезарь предпринял свой поход на Британию в 55 г. до н. э.,
чтобы нарушить связь между покорёнными кельтами Галлии и
свободными кельтами Британии. Надо было покорить Британию,
чтобы она не могла служить убежищем для врагов Рима. В этом
походе Цезарь одержал победу над кельтскими племенами, высту­
пившими против него, но неблагоприятное время года заставило
его вернуться на материк. Через год, в 54 г. до н. э., Цезарь
предпринял второй поход и, пройдя в глубь страны, покорил кельт­
ские племена, которые должны были выплачивать Риму дань.
Цезарь не стремился к введению прочных военных порядков, а для
преемников Цезаря Британия была обузой. Август считал, что
нет необходимости в военном занятии Британии, так как жители
Британии не причиняли особых беспокойств на материке, а содер­
жание войск не окупалось получаемыми доходами. Поэтому только
через 1 0 0 лет римское правительство решило снова предпринять
поход на Британию, чтобы прочно утвердить там свою власть.
Этот поход был предпринят императором Клавдием в 43 г. н. э.
Римляне встретили ожесточённое сопротивление со стороны мест­
ного населения, и только в 85 г. н. э. Британия и южная часть
Шотландии были окончательно покорены Римом. Северная же
Шотландия и остров Хиберния (совр. Ирландия) так и оставались
свободными.
Политика романизации неуклонно проводилась и в Британии. ■
18
Высшее школьное образование юношества также постепенно прони­
кало в Британию. Рост и развитие городов после завоевания Брита­
нии схюсобстЕОвали распространению новой культуры. Лондиний
(совр. Лондон) становится центром римской цивилизации. Быстро
романизироьалась привилегированная часть населения. Что касается
сельского населения, то оно не было так глубоко романизировано,
как на Иберийском п-ве и в Галлии. Большинство латинских над­
писей, которые сохранились на территории Британии, отражают
военный или чиновнический быт. Кроме того, показательно, что
в глубине страны, в центральной её части, а также и в горах
Уэльса почти совсем не сохранилось письменных памятников на
латинском языке и почти нет следов римского влияния как в быте,
так и в культуре местного населения. Вот почему, когда в V в.
Рим отказался от Британии и вывел оттуда свои легионы и боль­
шая часть привилегированного романизированного населения после­
довала за римлянами, влияние романизации в стране стало быстро
исчезать, и новые завоеватели, германские племена англов и сак­
сов, не встретились с противостоящей им романской культурой.

§ 10. После завоевания Галлии и Британии Рим приступил к за­


воеванию альпийских и придунайских стран. В конце I я. до н. э.
были завоёваны области: Гелы.еция (север совр. Италии и западная
часть совр. Швейцарии), Реция (восточная часть Швейцарии и
южная часть Баварии), Норик (западная часть совр. Австрии) и
Паннония (восточная часть совр. Австрии и западная часть совр.
Венгрии). Эти области подьерглись интенсивной романизации.
Голы,сипи б ил л ласелеиа кельтами, которые так же, как и кельты
Галлии, быстро восприняли римскую культуру.
14'ЦИЮ ТМКЖС НПСГЛИ.Ш КГЛЬТЫ, к о т о р ы е ИЫТССИИЛИ бо.НЧ1 д р г и -
исс ппселеипе ил ли р и П ш 'и ; им до о т т ч п п . , ч т о по ирнми п ш т т т *
IIIDI KC.II.TOII II.I ПЧ|<‘|> ЛмгНИИНСЫП О II tut И IV М. ДО II. I. Ч1КТМ
У ф у с ы ж были ,.<!'! т у Д11 МЫ’ПЧИСИП, И У ф у с к и ПОГСЛИЛИСЬ И ort.'im'TH,
I де жили ретпйпы. Илпяппе этруском на диалекты ргтппцсп, пи-
димо, было очень силмю, так как некоторые римские авторы при­
числяли ретийцеи к племенам этрусского происхождения. В Реции
процесс романизации проходил медленнее, чем в Гельвеции: аль­
пийские племена ретийцев не подчинялись Риму и уходили в горы;
большое количество населения было уничтожено Римом при за­
воевании Реции, и после того как Реция вошла в состав Римской
империи, в её центральные и южные области переселились рим­
ские колонисты, составлявшие большинство по сравнению с со­
хранившимся местным населением.
В Норике преобладало население иллирийского происхождения.
Ко времени завоеваний Рима культура этой части населения до­
стигла уже известного уровня. Топонимика этих областей ука­
зывает на то, что здесь уже существовали города. В Норике
было государственное устройство, и население было объединено
под властью короля. Норик ещё до завоевания имел с Римом
2* 19
торговые отношения и находился под влиянием римской культуры.
После завоевания Норик быстро романизируется. Как в Реции,
так и в Норике Рим основывает города, многие из которых ста­
новятся центрами торговых отношений, например в Реции Augusta
Vindelicorum (совр. Аугсбург).
Основное население Паннонии принадлежало к иллирийским
племенам; о культуре этих племён имеется очень мало сведений.
Паннония, как и Норик, была быстро завоёвана Римом, но вслед­
ствие частых восстаний населения Риму постоянно приходилось
прибегать к оружию, и только в начале I в. н. э. Паннония была
покорена окончательно. Вскоре после покорения Паннония стано­
вится одной из самых богатых провинций Рима, о чём свидетель­
ствуют раскопки древних городов. Романизация распространилась
очень быстро. Целый ряд императоров поздней Римской империи
были родом из Паннонии.
В дальнейшем, после падения Западной Римской империи, в
Гельвецию пришло германское племя бургундов, это племя асси­
милировало и латинский язык, и римскую культуру. Что же
касается Норика и Паннонии, то под напором шедших с востока
варварских племён, большая часть населения этих провинций была
оттеснена на территорию самой Италии, а оставшаяся часть была
слишком незначительна, чтобы противопоставить пришедшим пле­
менам свою культуру и язык. Население центральной и южной
Реции, скрываясь в горах, сумело сохранить свой язык, что в
дальнейшем привело к образованию одного из романских языков,
а именно рето-романского языка.
Большая область Иллирия (примерно совр. Югославия), основ­
ным населением которой были иллирийские племена, была также
завоёвана Римом. Хотя на побережье Иллирии римляне пришли
ещё в III в. до н. э., но вся область была окончательно поко­
рена только в 59 г. до н. э. и вошла в состав Римской империи под
названием провинции Далмации. В этой провинции была проложена
с е ть ;о р о г, одни из которых соединяли Далмацию с основной до­
рогой между Римом и Грецией. Но надо сказать, что после окон­
чательного завоевания Далмации население, жившее в горах и ве­
дущее кочевой образ жизни, уходило в глубь страны, куда рома­
низация проникала с большим трудом; побережье же Далмации
богатое и плодородное, привлекало римских поселенцев, и местное
население прибрежной полосы быстро романизировалось. Здесь в
дальнейшем сложился ныне мёртвый далматинский язкк. В сре­
дние века он ещё был распространён в северной части Далматин­
ского побережья, но постепенно вытеснялся под влиянием как
итальянского, так и славянских языков. В конце XIX в. умер пос­
ледний представитель, сохранивший воспоминание об этом языке
как о живом языке.

§ 11. В этот же период, т. е. в конце I в. до н. э., вся


область между Балканами и нижнем Дунаем была покорена Римом
20
и вошла в состав Римской империи как римская провинция Мёзи
(примерно совр. Болгария). Мёзия являлась для Рима как бы
плацдармом для дальнейших военных действий против Дакии,
страны, расположенной между Тисой, Прутом и Дунаем (пример­
но совр. Румыния и Молдавия). Дакийцы, так же, каки жители
Мёзии, были племенем фракийского происхождения. Ко времени
завоевания Римом дакийцы были на сравнительно высоком уровне
культуры. Они были политически объединены под властью коро­
ля. Военная сила была хорошо организована. На высоком уровне
стояло коневодство и виноделие. Главным источником существо­
вания была добыча золота в горах Семиградья. Местная культура
дакийцев была разрушена вторжением римлян. После упорного
сопротивления в 107 г. н. э. Дакия была покорена. Это было по­
следнее завоевание Римской империи. Сопротивление дакийце} бы­
ло огромно. Войско не сдавалось; оно уничтожалось римлянами, а
те воины, которые попадали в плен, кончали жизнь самоубийст­
вом. Большинство местных жителей бежало в горы, и Риму до­
сталась почти опустошённая страна. Но богатства этой области
привлекали римских колонистов, и вскоре она вся была заселена
ими. Сюда пригонялись со всех сторон Римской империи рабы и
колоны, большинство из которых уже было романизировано. Как
и в других провинциях, романизация прежде всего распространи­
лась среди привилегированных слоёв местного населения, а вся со­
хранившаяся небольшая часть сельского населения Дакии была
ноглощена пришедшими сюда римскими колонистами и не могла
не поддаться влиянию романизации. Большое количество сохранив­
шихся письменных памятников даёт возможность составить более
или менее точное представление о политической и социальной жиз­
ни Дакии, которая мало чем отличалась от римской. Но период
нладения Рима Дакией характерен постоянными восстаниями и на­
бегами дакийцев, скрывавшихся в горах, и поэтому, когда в III в.
н. э. началось вторжение варварских племён, значение могучих
поенных оборонительных сооружений, воздвигнутых Римом, в сущ­
ности было уже подорвано внутренней освободительной войной
дакийцев. Когда в 275 г. н. э. римские легионы выводятся из
Дшсии, за ними следует и вся та часть населения, привилегии и
Ьллпшолучие которой были связаны с римским господством; то
поселение, которое ничего не теряло с уходом римлян, осталось,
н когда с гостока двинулись племена варваров, оно скрывалвсь в
м>рнх, ( тонко сохраняя усюенный им латинский ячык. В дальней­
шем пршччте ист< рического развития народов этой области, здесь
пп.шикнет румынская и молдавская народности, языки которых
in носятся к я.тыкам романской группы.
Кроткий сб.юр исторического развития римского государства
put крышк-г путь исторического развития латинского языка: его
ра< npoi трипсине iui всей огромной территории Римского госу-
лмрппп, причины сто усвоения местным населением, степень и
miTi'iii шикни, его усноснин. Изучение дальнейшего хода истори­
VI
ческих событий раскроет все те условия, которые послужили
цричиной складывания романских языков в различных провинциях
бывшей Западной Римской империи.

§ 12. Уже в III в. н. э. начинается кризис Римской империи,


что приводит к окончательному _ладению Западной Римской
империи в V в. н. э.
Буржуазные историки различно объясняют причину падения
Западной Римской империи. Но выдвигаемые ими положения, по­
строенные на основе исторических или социальных явлений, могут
скорее рассматриваться как следствия, а не как причины падения
Западной Римской империи.
Классики марксизма-ленинизма установили, что изменение и
развитие общественной жизни связаны с развитием производитель­
ных сил и производственных отношений. Античное общество было
обществом рабовладельческим, и в развитии противоречий, при­
сущих рабовладельческому способу производства, и коренится
причина гибели античного мира. Эти противоречия привели к ре­
волюции рабов, что, в свою очередь, способствовало тому, что
Рим был не в состоянии выдержать напор варварских племён,
овладевших к концу V в. всей территорией Западной Римской
империи. Переход от античности к средневековью рассматривается
основоположниками марксизма как революционный переход от од­
ной социально-экономической формации к другой.
Революционное движение рабов и колонов увеличилось начи­
ная с IV в. Рабы переходили на сторону надвигавшихся варвар­
ских племён, и одна римская провинция за другой отпадали о т
Рима. В 476 г. германский вождь Одоакр низвергает последнего
императора Западной Римской империи Ромула, и этот год счи­
тается годом падения Западной Римской империи.
Падение Западной Римской империи сопровождалось разруше­
нием производительных сил рабовладельческого общества, упадком
культуры, но в рабовладельческом обществе поздней империи
были уже заложены основы нового, более прогрессивного феодаль­
ного общества. Таким образом, феодализм в Западной Европе
складывался как исторический синтез двух источников: с одной
стороны, феодальные элементы, созревшие в недрах, рабовладель­
ческого общества, с другой — феодальные элементы, выраставшие
в результате разложения общинно-родового строя варваров.
На территории бывшей Западной Римской империи возникали новые
государства, складывались ноьые народности. Все эти исторические
события создавали совершенно новые условия для дальнейшего
развития латинского языка. Общение между римскими провинциями
было нарушено, культура римская пала, традиции классической
письменной латыни забывались, и прекратилось её нормирующее
влияние на развитие народной латинской речи. Во всех тех про­
винциях, где романизация не была интенсивной, как например в
Британии, в северной Реции и в горной части Далмации, или где
22
латинский язык встретил сопротивление со стороны греческого
языка, пришедшие племена-завоеватели не встретили противо­
стоящую им римскую культуру, и в этих провинциях не сложи­
лись романские народности. Но в тех провинциях, где романизация
прошла интенсивно, и где латинский язык постепенно вытеснил
местные языки, пришедшие племена соприкоснулись с ч высокой
римской культурой; разрушая, они воспринимали её, а также усваива­
ли и язык населения. Латинский язык, хотя и язык побеждённых,
оставался языком-победителем, продолжая развиваться по законам,
обусловленным его системой.
Каждая из бывших римских провинций жила своей обособленной
жизнью. Всё больше увеличивались языковые расхождения между
ними, и уже к IX в. эти различия были настолько велики, что
они обусловили появление различных романских языков, в основе
происхождения которых лежала народная латынь.

§ 13. Существует целый ряд теорий, посвящённых проблеме


образования романских языков. Каждая из этих теорий пытается
установить причину возникновения р а з л и ч н ы х романских языков.
Рассмотренные выше исторические условия развития латинского
языка показали, что уже к III в. вся западная часть Римской импе­
рии была в основной СЕоей части романизирована. К этому времени
разговорная народная латынь, находившаяся под нормирующим
влиянием литературной латыни, представляла собой е д и н о о б ­
р а з н у ю р е ч ь (о чём свидетельствуют сохранившиеся народно­
латинские надписи различных римских провинций). Почему же
с падением Западной Римской империи возникают различные роман­
ские языки?
Одна из теорий, объясняющая образование романских языков —
это т е о р и я с у б с т р а т а , выдвинутая немецким лингвистом
Шухардтом (Schuchardt) и развитая итальянским лингвистом Асколи
(Ascoli). По этой теории, причиной различия романских языков
является языковой субстрат, т. е. влияние тсго местного языка, на
который латинский язык накладывался (substratus — ‘подслой’). На­
пример, на образование испанского языка влияли иберские диалек­
ты, на образование французского — кельтские и т. д. Но посколь­
ку Асколи доказывал “свОН ишюжендогтлаавпым образом на мате­
риале звукового строя, то эти доказательства были недостаточны,
так как не могли вскрыть причину образования языка в сово­
купности развития всех его компонентов. Имеющиеся же сведения
о древних языках (иберском, лигурском и даже кельтском) не да­
вали возможности исследовать их влияние на развитие граммати­
ческого строя романских языков.
Немецкий лингвист Г рёбер (Grober) выдвинул х р о н о л о г и ­
ч е с к у ю т е о р и ю . Он исходил из того, что различные провинции,
усваивали латинский язык на разных этапах его развития. Напри­
мер, Сардиния была завоёвана Римом в III в. до н. э., и там
усваивалась архаическая латынь; завоевание Иберийского п-ва от­
23
носится ко II в. до н. э., и усваиваемая иберами латынь была уже
на другой стадии развития; Галлия была завоёвана в I в. до н. з.
и т. д. Эта якобы различная лЗтынь, усваиваемая-населёшём той
или 'иной провинций, в дальнейшем и выявилась в различии ро­
манских языков. Теория Грёбера могла бы быть оправдана лишь
в том случае, если бы каждая из завоёванных провинций развива­
лась изолированно, но этого не было. Единство Римского государ­
ства при постоянных сношениях между провинциями требовало
и един' т е э языка; основой этого единого языка и была латинская
народная речь, находившаяся под большим нормирующим влиянием
литературной латыни. И сам Грёбер не отрицал однородности на­
родной латыни.
Чешский лингвист Моль (Mohl) выдвинул так называемую по-
л и д и а л е к т н у ю теорию: в период ранних завоеваний на Апен­
нинском п-ве латинский язык, под илиянием родственных италий­
ских диалектов, характеризовался своей диалектностью. В
дальнейшем, когда складываются традиции литературного языка,
под его Блеянием народная речь становится всё более и более
однородной, эти древние диелектные черты как бы застывают и
не развиваются, но когда после падения Западной Римской империи
провьнции обособляются, забывается традиция литературного
языка, то харгктерьые особенности древних диалектов начинают
прояьляться, развеваться, что и прш сдит к различию романских
языков. Таксе предположение ке являстся реальным, так как трудно
объяснить, почему народная речь, кепрерьн.но развиваясь, сохра­
няет застывшими в течение многих ьеков свои диалектные черты.
Решение проблемы происхождения романских языков требует
ещё большой исследовательской работы и изучения языкового
материала, однако можно сказать, что для правильного решения
этой проблемы должны быть учтены все факторы, определяющие
развитие латинского язы к а 1: исторические, социальные, географи­
ческие условия; влияние субстрата на народную речь, особенно
среди населения, где не было влияния литературной латыни; диа­
лектные различия этой речи; фактор разобщения провинций после
падения Западной Римской империи. Лишь совокупность всех этих
факторов может объяснить происхождение различных романских
языков.
Если рассмотреть исторические условия дальнейшего развития
бывших римских провинций, то станет ясным, что каждая из этих
провинций пошла своим собственным п /тём , создавая новые раз­
личные условия для развития народной латинской речи.
Наг интересует дальнейший путь развития народной латыни
на территории бывшей римской провинции Галлии, где к IX веку
сложилась французская народность и французский я зы к 2.
М В. С е р г и е в с к и й , Введение в романское языкознание, § П'4— 125.
■ -..тот период с VI до IX в., в течение которого постепенно складывается
французская народность и французский язык, часто называется в литературе
«галл* -романский период».

24
\ / § 14. В начале V в. н. э. германское племя вестготов, пройдя
через Италию и разграбив Рим, обосновалось в южной части
Галлии, именно в Нарбонской провинции, образовав тут своё го­
сударство. В середине V в. другое германское племя бургундов,
пройдя через Рейн, заняло восточную часть Галлии и здесь обра­
зовало Бургундское государство. Центральная и северная часть
Галлии держалась дольше как римская провинция, но в конце V в.
также отпала от Рима. Эта часть Галлии была_ завоёвана в 486 г.
германским^ племенем франков. Хлодвиг, под^прёдводительством
которого франки завоевали Галлию, побеждает всех других пле­
менных вождей, становится во главе складывающегося Франкского
государства и подчиняет себе почти всю Галлию. Германская
родовая община, принесённая франками, начинает разлагаться,
уступая место индивидуальному землевладению франко-галльской
аристократии и крупной земельной собственности короля и церкви.
При распаде общинных и родовых связей свободное франкское
население становилось зависимым от магнатов и в ходе развития
феодализма всё больше и больше приближалось по своему поло­
жению к галло-римским рабам и колонам и в конечном итоге сли­
лось с ними, образуя единую массу крепостного крестьянства.
Завоевание франками Галлии привело к упадку римской куль­
туры и римской образованности. Такие научные центры, как Реймс,
Пуатье, Бордо, теряют своё значение. Разрушая римскую куль-
туру, франки в то же время усваивали и её, и народную разго­
ворную речь. Безусловно, народная латинская речь подвергалась
влиянию со стороны франкских диалектов, однако, сохраняя специ­
фику своей системы, она продолжала своё развитие как язык-победи­
тель, но уже без нормирующего влияния письменной литературной
латыни, традиции которой постепенно забывались. От этого пе­
риода (VI — VIII вв.) не сохранилось письменных памятников, по
которым можно было бы судить о тех изменениях, которые
происходили в латинском языке. Однако по некоторым сохранив­
шимся косвенным свидетельствам можно судить, насколько велики
были эти изменения, как постепенно накапливались элементы но-
ного качества. Одним из таких памятников являются «Рейхенауские
глоссы», составление которых относится к VIII в. Эти глоссы,
т. е. толкователи слов, были найдены в монастыре Рейхенау
(на Боденском озере). Они включают около 1200 слов. Изучение
этих глосс дало возможность установить, что они были составлены
на территории Франкского государства. Против каждого латинского
слова дано соответствующее слово живого разговорного языка.
Необходимость такого толкового словаря уже указывает на то,
что латинские слога не понимались населением. Постановление
церковного собора в городе Туре в 813 г. также указывает на
большие- изменения лзтит:кого язьГка. В этом постановлении
г<пюри1 о Г a -том ,“что^ШГскопы должны произносить свои пропо-
неди не на латинском языке, который непонятен населению, а на
породном — романском языке. Здесь впервые слово «романский»
25
употребляется уже в своём новом значении: не в значении гота"
я u s — ‘римский’, а в значении romanus — ‘народный’.
Языком церкви и официальным письменным языком Франкского
государства продолжал быть письменный латинский язык, однако
под влиянием живой народной речи он далеко отошёл от класси­
ческой литературной латыни. Нарушались правила латинской грам­
матики, вводились конструкции, несвойственные латинскому лите­
ратурному языку, который в то время уже становился языком
мёртьым. Недостаточное знание этого языка и приводило к его
искажению и образованию так называемой средневековой латыни,
которая во французской литературе называется «has latin».
В связи с развитием феодализма государство Франков начинает
дробиться. Власть короля становится формальной, и король
в сущности являлся лишь одним из крупных сеньоров Франкского
государства. При Карле Великом, в VIII в., Франкское государство
как бы объединяется. Карл Великий завоёвывает огромные терри­
тории; однако в этом наспех сколоченном государстве продол­
жается процесс феодализации. При ближайших преемниках Карла
Великого Франкское государство опять стало распадаться; в 842 г.
внуки Карла' Великого, два брата — Людовик Немецкий и Карл
Лысый, заключили союз в г. Страсбурге против своего третьего
брата, Лотаря, претендовавшего на императорскую корону. Ло-
тарь в битье при Фонтенуа потерпел поражение, но через год,
в 843 г., между тремя братьями был заключён договор, по кото­
рому Франкское государство распалось на три королевства: области
к Еостоку от Рейна получил Людовик Немецкий; Лотарингию,
Бургундию, Прованс и Италию получил Лотарь, а всю территорию
бывшей Галлии получил Карл Лысый. Эта часть Франкского го­
сударства и сохранила за собой название Франция (Frankia).
Так окончательно сформировалось французское государство и
французская народность.
Первый письменный памятник, дошедший до нас на народном
живом языке,— это договор составленный в 842 г. в г. Страсбурге,
так называемая «Страсбургская клятва» (Serment de Strasbourg).
Этот письменный памятник показывает, что народная латынь в сво­
ём развитии претерпела такие большие изменения, что можно уже
говорить о языке нового качества, а именно о французском языке
(см. анализ этого текста в § 179).
Выяснлв исторические условия образования и распространения
латинского языка, нам остаётся рассмотреть все те конкретные
изменения, которые претерпевали различные его компоненты. По­
скольку лексический состав языка — наиболее подвижный компо­
нент, развитие которого н е п о с р е д с т в е н н о связано с историей
развития народа, мы рассмотрим развитие словарного состава
в настоящем разделе.

§ 15. Прежде чем перейти к рассмотрению изменений как к


словарном составе латинского языка, так и в разнитии ent эпуко-
вого и грамматического строя, необходимо остановиться на тех
источниках, которые дают возможность судить об этих изменениях.
Одним из основных источников наших сведений об изменении на­
родной латыни в период до VI в. являются народно-латинские
надписи, в основном надгробные надписи, эпитафии. Эти надписи
охватывают большой период времени от древнего периода Римского
государства до поздней Империи, и относятся к различным рим­
ским провинциям. Они отражают разговорную живую речь го­
родского населения, которая находилась под нормирующим влия­
нием литературного классического языка и поэтому, как уже было
сказано выше, была характерна своей однородностью на всей
территории Римского государства. Конечно, эти надписи не могут
дать полного представления о народной живой речи, так как они
слишком отрывочны, специфичны по своему содержанию, однако
тщательный их анализ даёт ценные сведения о ходе развития
латинского языка. Например, из области фонетики: уже в древних
надписях постоянно встречались случаи написания слов без h —
ortus вместо hortus, о т о вместо homo, prendere вместо prehen-
dere, или обратное написание his (‘тот, этот’) вместо is и т. д.
Это указывает на то, что звук h в народной латыни перестал
произноситься. В области морфологии: ослабление флексий — Асс.
p i. annus вместо annos; P erf. 3 p . sing, privat вместо privavlt;
или вместо «anathema patris, filii et sanctf sp iritus»— anathema de
patre, filiu et sanctu(m) spiritu(m). Из этого примера видно, что
надежная форма accusativus с предлогом употреблялась вместо
форм родительного падежа.
К числу источников, отражающих развитие словарного состава,
относятся так называемые глоссы, т. е. толкования слов. Эти
глоссы свидетельствуют о том, что многие слова классической
латыни становятся настолько непонятными, что появляется потреб­
ность в их толковании; например, уже мало употребляющееся в
народной речи слово anser — ‘гусь’ поясняется словом народной
речи аиса, которое и вошло в романские языки (ст. фр. оие,
псп. оса, ит. оса, пров. аиса). ,
11оказания римских грамматистов также являются источником
наших сведений о народной латыни. Во многих римских граммати-
iux ;тторы приводят примеры, указывающие на отклонения живого
н илса от норм литературного языка. Давая правильную классиче­
скую форму слова, они приводили рядом слово живого языка
г укп пишем неправильности его произношения или грамматической
формы; особенно известным материалом является приложение к
пшмм.ппке Проба (Appendix Probi), включающее около 200 слов,
t Inn|tiiMi'p: nngiilus non anglus (т. e. надо произносить angtilus, a
nr mi^liis}, также:

vetiilus non veclus


virtdis non virdis
cfilida non calda и др.
27
Изучение латинских рукописей, которые переписывались раз­
личными поколениями переписчиков, также представляет большой
интерес .поскольку в них отражены те отклонения от класси­
ческой латыни, которые происходили в народном живом языке.
Все перечисленные источники и ряд других дали возможность
определить характер тех изменений, которым подверглась народ­
ная латынь. Изменения, которые происходили в народной латыни
после падения Западной Римской империи, т. е. в период, когда
бывшие римские провинции разъединились и каждая из них пошла
по собственному пути исторического развития,— изучаются по со­
хранившимся памятникам народной речи каждой отдельной провинции
(например, на территории Иберии, Италии, Галлии). Эти изменения
не были однородными, так как на развитие народной речи уже
не оказывала нормирующего влияния литературная письменная ла­
тынь, традиции которой забывались. На территории Галлии, как
было указано выше (§ 14), не сохранилось письменных памятников
народной речи этого периода. Поэтому путь развития звукового
и грамматического строя народной латыни с VI до VIII в. можно
было установить лишь сравнением надписей народной латыни
поздней Империи с первыми памятниками IX в., где народная
латынь уже преобразовалась в язык нового качества, т. е. во
французский язык.

§ 16. Как известно, словарный состав языка является самым


подвижным языковым компонентом, находящимся в процессе по­
стоянного изменения. Развитие словарного состава проявляется в
двух различных направлениях. С одной стороны, словарный состав
языка изменяется, обогащается, отражая в своём развитии условия
определённого исторического периода в развитии общества, и этм
явления не связаны непосредственно с системой языка; сюда мо­
гут быть отнесены процессы изменения значения слов 1 и обога­
щение словаря путём заимствования слов из других языков.
Кроме того, словарный состав развивается и обогащается пу­
тём образования новых слов из ресурсов самого языка, т. е.
путём различных процессов словообразования. Эти процессы на­
ходятся в непосредственной зависимости от системы данного языка.
Таким образом, в первом случае явления изменения и развития
словарного состава будут специфичны для кгждого определённого
исторического периода, независимо от системы языка, а во вто­
ром они будут специфичны для данной системы языка.
В настоящем разделе мы рассмотрим те изменения словарного
состава, которые отражают исторические условия данного перио­
да в развитии общества и непосредственно не связаны с системой
языка:

1 Изменения значения слов, безусловно, связаны и с лексической системой


языка, но эта проблема почти не исследована.

28
I. Заимствование слов.
II. Утрата слов.
III. Изменение значения слов:
1 ) полное изменение значения;
2 ) появление нового значения, выраженного той же звуковой
формой (слова-омонимы);
3) расширение значения;
4) сужение значения.
§ 17. Заим ствование слов. Говоря о заимствованных словах,
необходимо остановиться на раннем периоде развития латинского
языка, на том периоде, когда литературный язык ещё не сложился.
Мы уже говорили о том, что в период ранних римских завоеваний
на Апеннинском п-ве латинский язык соприкасался с различными
близкими ему италийскими диалектами. Сам ещё молодой и не­
устойчивый, латинский язык испытывал большое влияние со сто­
роны родственных диалектов, хотя оставался языком-победителем.
Многие слова, заимствованные из италийских диалектов, вошли
л основной фонд латинского языка.
К таким словам относятся:
lupus ‘волк’ asinus ‘осёл’
fenum ‘сено’ bos ‘бык’
casa ‘изба’ furnus ‘очаг’
colubra ‘змея’ ursus ‘медведь’
sulfur ‘сера’ и мн. др.
И этот же ранний период, при нашествии кельтов на север Апен-
пинского п-ва, латинская лексика пополнилась рядом слоз из кельт­
ского языка:
cucullus ‘капюшон’
bulga ‘кожаньм мешок’
caballus ‘лошадь’ и др.
J ^достаточная известность этрусского языка не даёт возможности
иторить об этрусских заимствованиях в латинском языке в этот
нолитературныЛ период. Что касается греческого языка, то обще­
ние. римлян с греческими колонистами на юге Апеннинского п-ва
привело также к заимствованию греческих слов:
talentum ‘талант’ grupta ‘пещера’
gubernare ‘управлять’ ballaena ‘кит’
buxus ‘бук’ и др.
II пыльнейшем, когда начала складываться римская литература
■иVi. большим влиянием греческой литературы, в латинский лите-
р.иурпый язык вошло очень много греческих слов, которые про-
>mк-л.'Iн и в разговорную речь, например:
liora ‘час’ saccus ‘мешок’
scliola ‘школа’ petra ‘камень’
callicdra ‘кресло’ и др.
29
Бывали случаи, что заимствованное слово вытесняло в разго­
ворной речи латинское слово; например, petra ‘камень’ вытеснило
латинское слово lapis; colaphus (colapus) ‘удар’ вытеснило латин­
ское ictus и т. д.
С периода, когда сложился литературный латинский язык, уже
можно говорить о заимствованиях непосредственно в народной
разговорной речи. Прежде всего, надо остановиться на заимство­
ваниях из местных языков завоёванных Римом провинций, куда
проникала народная разговорная латинская речь. Сведения об ибер-
ских элементах в латыни очень скудны, но можно отметить
такие слова, как:
tasconium ‘суглинок’
gubia ‘долото’ — фр. gouge; ит. gubbia
paramus ‘долина’ — йен. paramo
sarnam ‘чесотка’ — исп., порт, sarna
Некоторые иберские элементы сохранились в баскском языке и в
топонимике, например, на юге Франции населённые пункты: Barat-
сЬёгу— barath ‘сад’; iri (-ёгу) ‘город, местность, посёлок’; Iribar-
n e — iri-[-barne ‘глубокая местность’; Etcheverry — etche ‘дом’,
berri (verry) ‘новый’.
Нет данных, чтобы говорить о заимствованиях из языков ли-
гуров, венетов, фракийцев, иллирийцев, поскольку об этих язы ­
ках почти нет сведений. Сохранились лишь несколько лигурских
суффиксов в топонимике. Что касается заимствований кельтской
лексики, то здесь сведения гораздо богаче. Многие.^кельтские
слова вошли в основной фонд народной латыни, а затем и в ос­
новной- фонд французского и других романскихязыковГТШ^Щмер:
carrum ‘воз’ —uf>p. char
alauda ‘ж аворИ ок’ — фр. alouette
camisia ‘рубашка’ — фр. chemise
beccus ‘клюв’ — фр. Ьес
leuga ‘мера длины’ — фр. lieue и др.
Основная масса кельтских заимствований вошла в народную
латынь на территории Галлии. Как известно, в словаре современ­
ного французского языка имеется около 300 слов кельтского про-
исхождения. . ------ -
“ “■Начиная с первых веков нашей эры, можно говорить о герман­
ских заимствованиях. Торговля римских купцов с германскими
племенами, набеги римских легионов на германские области, об­
щение с германцами, служившими в римских легионах, — всё это
вело к тому, что в народную латынь вошло много германских
слов, например:
burg ‘крепость’ haring ‘сельдь’
brun ‘коричневый’ harpa ‘арфа’
gris ‘серый’ wardon ‘наблюдать’
werra ‘война’ Ьаго ‘свободный человек’ н др.
30
Эти ранние заимствования нельзя отнести к определённому гер­
манскому диалекту. Лишь позднее, уже после падения Западной
Римской империи, можно говорить о принадлежности германских
слов к определённой племенной группе.
В IV в. н. э., в связи с распространением христианства, в
лексику народной латыни вошло много слов из греческого языка,
относящихся к религиозным понятиям. После падения Западной
‘ Римской империи для развития латинского языка сложились, как
мы видели, новые исторические условия.
Каждая из бывших римских провинций пошла по своему осо­
бому пути развития. Народная латынь Галлии скрещивается с раз­
личными германскими диалектами. Лексика народной латыни Галлии
пополняется германизмами: в юго-восточной части Галлии из бур-
гундского диалекта входят такие слова, как speut — ‘копьё’ — ст.
фр. espiet, skfira — ‘защищённое место’, пров. escura, lam — ‘сла­
бый’, пров. lam — ‘хромой’; от вестготов, основавших своё госу­
дарство на юге Галлии, вошли:
raus ‘тростник’ — пров. raus
фр. roseau
stakka‘cтoлб’ — ст. фр. estache
пров. estaca и др.
От франков, завоевавших север и центральную часть Галлии, было
заимствовано очень много слов, из которых некоторые проникали
в провансальский и испанский языки:
hapja ‘топор’ — фр. hache; пров. apcha
koita ‘род одежды’ — фр. cotte; пров. cota
haga ‘изгородь’ — фр. haie
garba ‘сноп’ — фр. gerbe; пров. garba; исп. garba
и мн. др.
Таким образом, на протяжении многих столетий словарный со­
став народной латыни пополнялся новыми словами из различных
языков и диалектов, с которыми народная латынь соприкасалась.
С того периода, когда сложилась литературная латынь на основе
народной речи, многие заимствованные слова, как мы видели,
усваивались только народной речью, всё больше отдаляя её сло­
варный состав от словарного состава классшеской латыни. Одно­
временно с этим процессом проходил и другой, а именно процесс
утраты в народной речи целого ряда слов литературной латыни.

§ 18. У трата слов. Утрата слов из словарного состава языка


может происходить по разным причинам: 1 ) наличие в языке си­
нонимов, из которых некоторые перестают употребляться; 2 ) по­
явление в языке нового заимствованного слова, которое вытесняет
прежнее слово.; 3) изменение значения слова, в связи с чем ис­
чезает другое слово, выражавшее это же значение; 4) утрата слов,
иыражавших устаревшие понятия.
3!
В период развития народной речи все эти причины были на­
лицо. Прежде всего, в народной речи утратилось много слов-си­
нонимов, присущих классической латыни. Например, такие слова,
как: tellus — ‘земля’, aequor— ‘море’, sidus — ‘звезда’, vulnus —
‘рана’, ag er— ‘поле’ и мн. др., перестают употребляться, и в на­
родной речи сохраняются синонимы этих слов — terra, шаге, stella,
plaga, campus.
Также и среди прилагательных pulcher, formosus, bellus —-
"красивый’: прилагательное pulcher совсем утрачивается, formosus
сохраняется в восточных римских провинциях, bellus — в запад­
ных. Из прилагательных magnus и grandis— ‘большой’ народная
речь сохраняет grandis; magnus дольше всего сохраняется на
Иберийском п-ве; validus — ‘сильный’ уступает место fortis; orn-
nis — ‘весь, целый’ вытесняется синонимом totus. Глагол portare —
‘нести’ вытесняет ferre; ligare — ‘связывать’ вытесняет синоним
vincire и т. д.
Кроме того, утрачивались слова, вытесненные заимствованными
словами. Например, греческое слово petra — ‘камень’ вытеснило
латинское lapis; греческое слово chorda — ‘верёвка’ вытеснило ла­
тинское слово funis; colaphus — ‘удар’ вытеснило латинское ictus;
германское слово werra — ‘война’ вытеснило латинское слово
bellum. Слово avica > auca вместо значения ‘птица’ в народной
речи употребляется в значении ‘гусь’ и вытесняет слово anser.
В связи с изменениями в государственном устройстве и сдви­
гами в социальной и политической жизни романского населения,
утрачивались также слова, выражающие устаревшие понятия. Ха­
рактерным явлением народной речи была утрата абстрактных
слов, например: humanitas, substantia, innocentia и мн. др. Боль­
шинство из этих слов в дальнейшем опять заимствовались роман­
скими языками, но уже через книги.

§ 19. Изменение значений слов. Изменение значений слов мо­


жет идти в различных направлениях.
1. Слово полностью изменяло своё значение: слово, выражав­
шее одно какое-либо понятие, начинает употребляться для выра­
жения другого понятия. Например, слово focus — ‘очаг’ стало упо­
требляться в значении «огонь», вытесняя слово lgriTs^ и понятие
«очаг» постепенно перестаёт выражаться этим “ словом. Также:
testa — ‘черепок круглого сосуда’ стало обозначать «голова», вы-
TecHMB^ c a p u t ; causa— ‘причина’ приобретает значение «вещь» и
вытесняет res; bucca — ‘щека’ стало обозначать «рот», вытесняя
os; s p o n s u s — ’жених’ стало обозначать «муж», вытесняя conjux.
2. Слово, выражая новое понятие, сохранялось в языке про­
должая выражать и прежнее понятие, т. е. в лексике появляются
слова-омонимы: например, senecionem 1 — ‘старичок’ стало обозна­

1 Дана форма винительного падежа (Асс.).

32
чать и «полевую траву, цветущую белым пухом» (фр. senegon —
крестовник). В военной среде «палатки» стали называться papilio-
nem — ‘бабочка’, по аналогии с раскрытыми крыльями бабочек
(фр. pavilion, исп. pabellon).
3. Слова расширяли своё значение: например, infans, означав­
шее ‘неговорящий’, т. е. грудной ребёнок (от in for — ‘не говорю’),
в народной речи приобретает значение ребёнка вообще; panarium —
‘корзина для хлеба’ (рапеш — ‘хлеб’ -|—суфф. -arium) приобретает
значение корзины вообще (фр. panier); arrivare ‘приближаться к
берегу’ (преф. ad -j-riv a — ‘берег’) приобретает значение «прибы­
вать куда-либо» (фр. arriver).
4. Слова сужали своё значение, например: tempestas — ‘погода
вообще’ приобретает значение «непогода». Слово аиса (< avica) —
‘птица’, употребляется только в значении «гусь» (вытесняя слово
anser). Tabula — ‘гладкая доска’ начинает употребляться лишь в
значении доски, на которой едят, т. е. в значении стола (фр.
table), вытесняя слово mansa, сохранившееся на территории Дакии
(рум . masa) и Иберии (исп. mesa).
Все перечисленные здесь изменения словарного состава народ­
ной латыни происходили на протяжении многих столетий, что на
территории Галлии привело к образованию основного словарного
фонда французского языка.
Перейдём теперь к рассмотрению звукового и грамматического
строя народной латыни, развитие которых было обусловлено са­
мой системой латинского языка.

II. Развитие народной латыни в области фонетики, морфологии


и синтаксиса (II в. до н. э . — Vvb. н . э . и VI— VIII вв.)

§ 20. Общие замечания о развитии народной латыни. § 21. Ударение.


§ 22. Развитие гласных, определяющее качественно новый состав вокализма
§ 215—25. Остальные пути развития гласных. § 26. Развитие согласных,
определяющее качественно новый состав консонантизма. § 27—28. Осталь­
ные пути развития согласных. § 29. Итог звукового развития. § 30.
Рашнтие грамматического строя (общ ie замечания). § 31—32. Имя сущ е-
п школьное. § 33. Имя прилагательное. § 34—37. Местоимения. § 38. Гла­
гольная система; утрата синтетических форм. § 39. Образование новых
щпкмтольных конструкций. § 40. Новообразования в связи с тенденцией
к аналогии. § 41. Взаимосвязь звукового и грамматического развития.
$ 42 4Г>. Синтаксис. § 46—49. Словообразование. § 50. Заключение.

$ 21 ). П т» строй народной латыни на протяжении всего рас-


I'Mni pi'mini о нами исторического периода претерпевал большие
и iMi'iiriiini: jrn изменения протекали медленно, в течение многих
( in, h i ml. I lor Iсменно накапливались элементы нового качества,
что м инистом итоге привело к окончательному переходу к ка-
чгс Iпгппо |нннiMу французскому языку, связанному со строем
ЛИНИИм и о ti ii.iua чолько узами своего происхождения.
II, д. Л/1/1П 1/1"!"!' 33
Прежде чем перейти к рассмотрению основных явлений зву­
кового и грамматического развития народной латыни, необходимо
вспомнить, что до падения Западной Римской империи народная ла­
тынь развивалась под нормирующим влиянием письменной клас­
сической латыни, что обусловливало однородность развития язы­
ковых компонентов (в частности, и звукового состава) на всей
территории Римской империи. После падения Западной Римской
империи народная латынь, п р о д о л ж а я развиваться согласно
присущим её системе законам, в о - п е р в ы х , п е р е с т а ё т п р е ­
терпевать нормирующее влияние письменной ла­
т ы н и и, в о - в т о р ы х , т е р р и т о р и а л ь н о р а з о б щ а е т с я ,
поскольку бывшие римские провинции складываются в отдельные
государства. Это приводит к тому, что на тех территориях, где
народная латынь продолжает развиваться как язык-победитель,
основные тенденции её развития приобретают то или иное специ­
фическое направление, обусловленное всей суммой различных ис­
торических условий. В результате этого развития и складываются
различные романские языки (см. § 1, 13).
Рассмотрим прежде всего основные тенденции развития зву­
кового строя народной латыни в период Римской империи и про­
следим дальнейшее развитие этих тенденций на территории скла­
дывающегося Франкского государства, специфическое для данной
территории и обусловившее образование качественно нового зву­
кового состава французского языка.

§ 21. Ударение. Рассматривая ударение, можно говорить о х а ­


р а к т е р е ударения и м е с т е ударения. Вопрос о характере уда -
рения в классической латыни и о его дальнейшем развитии в народ­
ной речи ещё не нашёл своего окончательного разрешения. Не
останавливаясь на различных теориях, касающихся данного вопроса,
и не углубляя его, можно сказать, что в литературной латы и
преобладало музыкальное ударение, т. е. слог выделялся высотой
звука, а в народной речи начинает преобладать силовое ударение,
т. е. интенсивность начинает преобладать над тоном. Изменение
в характере ударения отразилось в развитии звуковой формы слов,
так как вызвало ослабление слогов, ближайших к ударному и
их последующую утрату (см. § 24, 25).
Что касается м е с т а ударения, то, за небольшим исключением,
оно осталось таким же, как и в классической латыни.
Укажем на некоторые случаи изменения места ударения:
1. В классической латыни в словах, в которы х ко втором
слоге от конца был краткий гласный в положении перед группой
согласных (сочетание взрывного и плавного г или I), ударение
обычно падало на третий слог от конца: coltibra, cathedra и др.;
в народной латыни в таких словах ударение переходило на вто­
рой слог от конца: colubra > col<?bra (фр. couleuvre); cathedra > са-
tedra (фр. chaire).
34
2. В словах с исходом на -iolum, -eolum, -ierera, -ietein в классичес­
кой латыни ударение падало на i (или е), в народной латыни ударе­
ние переходило на следующий гласный: filxolum > filioiu (фр. filleul);
lint 6 olu > linteolu; mollerem > inoliere; parietem > pariete (фр. paroi);
переход ударения в этих случаях сыграл большую роль в после­
дующем развитии согласных (см. § 24, п. 2 и § 26 п. 1 в, г, д).
3. Место ударения изменялось в формах инфинитива различ­
ных глаголов: cadere > cad^re; mordfere > raordere и т. д. (см. § 40,
п. 2 ).
4. Перемещение ударения наблюдалось также в формах 1-го
и 2 -го лица мн. ч. настоящего времени в глаголах 3-го спряжения
по аналогии с этими же формами других спряжений (см. § 40, п. 4):
perdimus > perdemos (по аналогии с laudamos)
perditis > perdetes (по аналогии с laudates).

5. Место ударения изменялось при явлениях рекомпо иции,


т. е. при восстановлении основы в спряжении сложных глаголов,
например: ^
Классическая латынь Народная латынь
сравните 1 negare — negat (3 л. ед. ч. наст, вр.) — negat
F \ renegare — renegat „ „ > rer^gat
гтнни тр / ttc e re — facit „ „ — facit
P \ deficere — deficit „ „ > defacit
и др.
§ 22. Развитие гласных. Сначала рассмотрим те тенденции в
развитии латинских гласных, которые определили качественно но­
вый состав гласных, а затем остановимся на тех явлениях, кото­
рые, изменяя З Е у к о в у ю форму латинских слов, не приводили к
изменению состава гласных. Состав латинских гласных был сле­
дую щ ий:

Простые гласные-. а а ё ё i I о б ц О
Дифтонги-, ге ое аи
Таким образом, гласные классической латыни имели количест­
венное различие по долготе (а, ё и т. д.) и краткости (а, ё и т. д.).
Качественно эти гласные отличались друг от друга. По всей ве- -
рояткости, долгие гласные (например, а, ё) произносились более
закрыто, чем соответствующие краткие (а, ё).
Одним из ранних изменений в составе гласных народной латыни
(1 — II вв. н. э.) был переход к о л и ч е с т в е н н о г о различия
гласных в к а ч е с т в е н н о е различие, т. е. гласные постепенно
утратили свои сттенки количества и стали различаться только по
качеству. Долгие гласные остались закрытыми, краткие стали от-
3* 35
крытыми1. Гласные а, а перестали различаться и поэтому не по­
лучили и качественного различия; к III в. гласный i открытый
(i) совпал с е, а гласный и открытый (у) — с о. Дифтонг ее стя­
нулся в монофтонг §; дифтонг еестянулся в монофтонг е:
классическая латынь — а а ё ё I т о о й fi se ое au
\ / I \ / I I \ / I I М
народная лат ы нь— а ? е i p о u f f au
Таким образом, состав гласных народной латыни к III в. н. э.
уже претерпел существенные изменения и представляется в сле­
дующем виде:
простые гласные — a, f е i р о и
дифтонг — au
например, fidem > fede; pedem < p?de; caelum > c?lu: florem >fl<?re
и т. д.
В конце V в. снова начинает проявляться количественное раз­
личие гласных, но уже в зависимости от положения гласного в
слоге: гласные о т к р ы т о г о с л о г а п о д у д а р е н и е м полу­
чали удлинение независимо от своего качества, например: fede >
fede; pgde>p<jde. Это удлинение ударных гласных открытого
слога не получило одинакового распространения на всей террито­
рии Римской империи, что видно из дальнейшего развития этих
гласных на различных территориях бывшей Западной Римской
империи. На территории римской провинции Галлии это явление
имело место, и в период образования Франкского государства
(после V в.) ударные гласные открытого слога продолжают пре­
терпевать дальнейшие изменения; большинство гласных переходит
в дифтонги:
VI в . — § > i e p § d e > p ie d
9 > uo bQve > buof
VI—VII вв. — e > e i fe d e > fe id
о > ou flore > flour
VIII в. -j—a > ё mare > mer
a ( -f- m, n) > ai pane > pain
а (после k, g) > ie cane > chien
Гласный «i» под ударением не изменялся: ftlu > fil.
Поскольку в .закрытых слогах гласные под ударением не пре­
терпевали удлинения, они в этом положении не изменялись. На­
пример: testa > t^ste; somma >somme.
Специфическими для народной латыни на территории Франк­
ского государства являлись также и следующие явления: в VIII в.,
независимо от своего положения, латинский гласный и стал зву­

1 Долгота обозначается знаком (е); краткость — знаком ^ (ё); закры­


тость — знаком . (е); открытость — знаком , (§).

36
чать, как й, латинский дифтонг аи стянулся в монофтонг о: tu >
tfi; аигигп > oru.
Таким образом, к IX в. н. э. состав гласных народной латыни
настолько изменился, что уже можно говорить о качественно но­
вом составе гласных французского языка:
простые гласные — а ё е ? i о ? й
дифтонги — ai ei oi iii ou ie uo

§ 23. Наряду с перечисленными звуковыми изменениями, кото­


рые приводили к качественно новому составу гласных, намечались
и другие явления и тенденции, которые, не влияя на изменения
состава латинских гласных, изменяли звуковую форму латинских
слов.
Отметим одно раннее явление, относящееся к общелатинскому
периоду, т. е. к периоду до падения Западной Римской империи
(до VI в.), когда изменения в народной латыни имели общие ха­
рактерные черты во всех провинциях Римской империи: появление
(во II— III вв.) протетического начального е в словах, начинаю­
щихся с группы согласных sk, sp, st: scribere > escrivere (фр.
6 crire); spatha > espa(t)a (фр. ёрёе); stabulum > establu (фр. etable)
и др. После падения Западной Римской империи это явление за­
крепилось на территории Галлии, что и нашло своё отражение во
французском языке.

§ 24. Очень характерной тенденцией, которая намечалась в


раннем периоде развития народной латыни (II— I вв. до н. э.),
была тенденция к редукции и утрате неударных гласных, что
вело к сокращению количества слогов в слове. Эта тенденция
тесно связана с изменением характера ударения в народной ла­
тыни. Хотя вопрос об ударении в народной латыни не нашёл ещё
своего окончательного разрешения, однако, как было указано выше
(см. § 2 1 ), есть основания считать, что в народной речи силовое
ударение начинает преобладать над музыкальным. Это подтверж­
дается и дальнейшим развитием звуковой формы слов в народной
речи: вполне очевидно, что слог, ближайший к ударному, ослабе-
нал, что постепенно вело к его утрате. Эта тенденция проявля­
лась различными путями. Особое развитие получили неударные
гласные в зиянии (т. е. в положении перед следующим гласным);
зти явления относятся к общелатинскому периоду (I—V вв.);
I. В тех случаях, когда неударный гласный (даже начальный)
находился в положении перед таким же ударным гласным, проис­
ходило слияние гласных: prehendere > preendere > prendere; cohrfr-
1c • co6 rle > corte.
Неударные гласные i, e, о, u в положении перед другими
Iлпгмыми теряли своё слоговое свойство и переходили вполуглас-
in.li', примем гласные i и е произносились, как неслоговое i, пере-
шсдпкт. :штсм и согласный j, а неударные гласные о, и в народ­
37
ном произношении стали звучать, как неслоговое ц, перешедшее
в согласный w: filia > НЦа > filja; vfnea > vinia > vinja; vacua > va-
cya >vakwa.
Но в сочетаниях i 6 , цб, yu полугласные совсем исчезали, т. е,
ie > е; цо > о; ци > и: parietem > pariete > parj£te > par^te и после
V в. на территории Галлии pareit; dormtebat > dormebat > dorm^at
и после V в. dormeI(e)t; battuo > batto > bato и после V в.— bat;
coquiis > cocus.
Развитие неударных гласных в зиянии вело не только к изме­
нению звуковой формы латинских слов (сокращение количества
слогов), но и к изменению состава латинских согласных, а именно,
появление нового согласного w и группы согласных с j, что, в
свою очередь, привело к образованию новых согласных (см. § 26,
п. п. в, г, д).

§ 25. Тенденцию к утрате неударных гласных отражает и


другое явление, также относящееся к общелатинскому периоду,
т. е. до VI в., а именно: утрата послеударных гласных в опре­
делённых положениях, например:
1) Утрата послеударного 1 между плавным (г, 1) и взрывным,
а также между носовыми или между s и t: vlridem > v£rde; cali-
dum > caldu; dom lnum > d 6 mnu; hominem > 6 mne; positum > postu.
2) Утрата послеударного u между взрывным и плавным в ис.
ходе на -ulura: o c u lu m > o d u ; angulum > anglu; arttculum > articlu.
В дальнейшем, после падения Западной Римской империи
(VI—VIII вв.) этот процесс продолжался в складывающихся роман­
ских языках, но неодинаково во всех бывших римских провинциях.
На территории Г аллии продолжался процесс выпадения не только
послеударных гласных, но и конечных и предударных (кроме на­
чальных, которые всегда сохраняли дополнительное ударение).
3) Как предударные, так и послеударные гласные в большин­
стве случаев выпадали: claritate > • clartet; d 6 bita >> debte; prende-
r e > prendre. Начальные предударные сохранялись: ferm are>ferm er.
4) Конечные гласные утрачивались, за исключением конечного
а, который, редуцируясь, переходил в е, и л ю б о г о конечного
гласного, также переходившего в е в п о л о ж е н и и п о с л е
группы согласных:
m a n u > m a in : p g d e > p ie d ; a m o > a im ;
но: p6 rta > porte; testa > teste; cantat > chantet, а также asi-
n u > a s n e ; £ntro > entre; pr^ndere > prendre.

§ 26. Развитие согласных. Рассмотрим прежде всего те явле­


ния, которые влияли на изменение состава согласных. Основной
тенденцией, определившей качественно новый состав согласных,
была тенденция к палатализации, т. е. к смягчению согласных.
38
1. Палатализация согласных шла различными путями:
а) Согласный к перед гласными переднего ряда (е, i) разви­
вается в к мягкое (к'), которое ещё в общелатинский период, до
VI в., переходило в t мягкое (('). В романский период 1 процесс
палатализации продолжался. На территории Галлии t' после VI в.
окончательно перешло в аффрикату ts: caelum > [k'glu >• k'^lu >
>■ t'flu > tsiel] — ciel.
Тот же согласный k в положении перед а в VII в. разви­
вается в аффрикату tj1: cane > [tfieri] — chien; c a r u > [ tf ie r ] — chier.
Таким образом, состав согласных пополнился к VIII в. двумя
аффрикатами: ts и t j .
б) Согласный g перед гласными е, i, а смягчался в ], которое
в общелатинский период, до VI в., переходило в d'. В романский
период, после VI в., на территории Галлии d' окончательно пе­
реходит в аффрикату ds: g e n t e m > [ j e n t e > d 'e n t e > d 3 ent] — gent;
gam b a> -[jam b a> > d 'am b a> d 3 ambe] — jambe. Таким образом, состав
согласных пополнился аффрикатой d 3 .
в) Очень существенным явлением оказалось образование но­
вых групп согласных с j (см. § 24, п. 2), что также приводило
к палатализации (смягчению) этих согласных.
Группы gj и dj ещё в общелатинском периоде произносились
как j, и затем, как d'; после V в. на территории Галлии d ' пере­
ходит в аффрикату d 3 : diurnum > [d jo rn u > d'ornu > d 3 om] — jorn.
г) Группы Ij и nj также до V в. стали произноситься, как 1
мягкое и п мягкое (Г и п'), и уже дальнейших измененийпосле V в.
не претерпевали: filja > [f il'e ] — fille; vinja > [vin'e] — vigne.
Таким образом, состав согласных пополнился ещё двумя но­
выми согласными: 1 мягким и п мягким (Г, п').
д) Группы bj, vj, pj в общелатинский период, до V в., не
изменялись, и только в дальнейшем, после V в., на различных
территориях бывших римских провинций развитие этих групп про­
должалось. На территории Галлии развитие пошло следующим
путём:
bi ) ^ а , — rabj а > [rad 3 e] — rage
vj } ^ й — c a v ja > [c a d 3 e] — cage,
т. е. это было также одним из путей образования аффрикаты ds.
Группа pj давала аффрикату tj1: hapja 2 > [hatj"e]—hache. Это был
т о р о й путь образования аффрикаты t j \
2. Следующие явления также вели к изменению состава сог-
.ч.к'пых: в VIIв. на территории Франского государства интервокальный
сомнений d стал звучать как межзубный d [$]: vide ;> [vi$e]; ко­
нечный t после гласного как межзубный t [ 0 ]: chantet > [ t / a n t e 6 ]; в
.состап согласных к VIII в. вошло, таким образом, ещё два соглас­
ных: межзубные d и t [Я, 0].

' Т о (ч п, ищ-до u .wumuisi З а н а л и о й Р и м с к о й и м п е р и и ( V I — V i H вв. и. э.)


11Слини германского хшмо.пншапни, ноагому согласный h нролзносился.

39
Подводя итог всем перечисленным явлениям, можно сказать,
ч то к VIII в. состав латинских согласных изменился, он пополнил­
ся следующими согласными:
w \ Г, n', ts, tf, ds, 0 . О,
что даёт возможность говорить о новом составе согласных.

§ 27. Рассмотрим те явления в развитии согласных, которые,


не изменяя самого состава согласных, влияли на изменение звуко­
вой формы слова.
1. Одним из ранних явлений (II в. до н. э.) является утрата
придыхательного согласного h во всех положениях: homo > о то ;
prehendre > preendere > prendere.
П р и м е ч а н и е . Это явление не отразилось в дальнейшем на изме­
нении состава согласных на территории Франского государства, поскольку
этот звук был усвоен вместе с заимствованными германскими словами и
вновь вошёл в состав консонантизма.

2. Таким же ранним явлением (III—II вв. до н. э.) была утрата


конечного m в многосложных словах: portam > porta; cantam >
canta; в односложных словах m сохранялся: rem (фр. rien).
§ 28. Кроме этих двух явлений обшелатинского периода,
можно отметить ещё следующие тенденции в развитии согласных:
1 . тенденция к упрощению групп согласных;
2 . тенденция к изменению интервокальных согласных;
3. тенденция к изменению конечных согласных.
1. Тенденция к упрощению групп согласных выражалась в сле­
дующем:
в общелатинский период (II—III вв.) утрачивался п в поло­
жении перед s: mensem > mese, consul > cosul, mansionem > masione;
в период после падения Западной Римской империи на терри­
тории Франкского государства (VI—VII вв.) этот процесс про­
должался:
а) упрощение одинаковых согласных: appellare > apeler;
б) ассимиляция согласных: debita > debta > dette_> dete; f£mi-
na > femna > femme > feme.
2. Развитие интервокальных согласных шло следующим путём.
В общелатинский период (III—IV вв.) в народной речи глухие
интервокальные согласные в р, t, к озвончались: р > b, t > d,
к > g:
ripa > riba, vita > vida, focu > fogu.
Одновременно с этим явлением в народной латыни шло и другое
явление, а именно переход звонкого интервокального b в фрика­

1 Из гласного и в зиянии (см. § 24, п. 2).

40
тивное v . habere > avere. После V в. на территории Галлии
этот процесс продолжался, и уже все звонкие интервокальные
развивались в фрикативные — b > v ; d > й (см. § 26, п. 2 ); g > h:
riba > rive; vida > vi<3e; fogu > fohu. Если принять во внимание, что
в ряде случаев эти фрикативные согласные утрачивались из про­
изношения, например, б, а также v и h в соседстве с о, u(viO e>vie;
pavone > paon; fohu > fueu > feu), и что в дальнейшем развитии фран­
цузского языка начинается процесс утраты гласных в зиянии (см.
часть II, § 73), например р а о п > р а п > р З , то можно сказать, что
развитие интервокальных согласных отражало в некоторых случаях
тенденцию, свойственную латинскому, а затем французскому язы­
ку, а именно тенденцию к сокращению количества слогов в слове.
3. Развитие конечных согласных относится к романскому пе­
риоду. На территории Франкского государства можно отметить
оглушение конечных согласных: d > t , v > f , g > k : grande > grand
> grant; vivu > v iv > v if; longu>long>lonc [lonk]. Конечный соглас­
ный t в положении после гласного развивался в межзубное t [0 ]
(см. § 26, п. 2):chantet [tJanteO].

§ 29. Подводя итог развитию звукового строя латинского языка,


надо сказать, что состав латинских гласных и согласных к IX в.
претерпел такие большие изменения, что можно говорить как о
качественно новом звуковом составе, так и о коренном изменении
звуковой структуры латинских слов (см. таблицы 1 и 2, «Разви­
тие звукового строя народной латыни»).

§ 30. Грамматический строй


Грамматический строй классической латыни являлся строем
флективно-синтетическим, с богато развитой системой флексий.
Развитие народной разговорной латыни характеризовалось процес­
сом разложения флективно-синтетического строя. Этот процесс
шёл медленно и постепенно, и ряд явлений находил своё отраже­
ние в литературном языке.
Рассмотрим эти явления, отражающие основную тенденцию в
развитии строя народной латыни, а именно — постепенный переход
от синтетизма к аналитизму. Как известно, характерной чертой
синтетического строя языка является то, что функция слова в
предложении ЕЫражается самой формой слова; например, в латин­
ском языке значение предложения «pater appellat filiuin» не изме­
нится от перестановки слов: «filium appellat pater», потому что
форма слова «pater» показывает, что это.— подлежащее (форма име-
тпельного падежа), тогда как в языках аналитического строя,
например во французском языке, перестановка слов в такого рода
предложениях вызовет изменение их синтаксической функции, а тем
| .IMMM и изменение смысла предложения (например: le soleil 6 claire
I" lerre и la terre 6 claire le soleil). В языках аналитического
> 11юн функция слона и предложении выражается не формой са­
41
мого слова, а служебными словами или местом слова в предло­
жении.
Переходя к рассмотрению развития грамматического строя на­
родной латыни, необходимо отметить следующее: в грамматиче­
ском строе, как наиболее устойчивом компоненте языка, отдельные
этапы развития значительно продолжительнее, чем это наблюдалось
в развитии звукового строя: все те изменения грамматического
строя, которые рассматриваются в следующих параграфах, про­
исходили главным образом в общелатинский период, т. е. до
VI в.; в период VI—VIII вв. эволюция форм связана, преимуще­
ственно, со звуковыми изменениями.

§ 31. Имя существительное. 1. У т р а т а к а т е г о р и и с р е д ­


н е г о р о д а . В ранний период развития народной латыни большинст­
во существительньТХТреднего рода переходят в категорию существи­
тельных ^уж ского рода. Этот процесс связан как со звуковым
развитием (совпадение- в некоторых случаях флексий мужского и
среднего рода), так и с недостаточной чёткостью понятия сред­
него рода. Таким образом, существительное vinura переходит в
категорию существительных мужского рода — vinus; cornu > cor-
nus и т. д.
У некоторых существительных среднего рода, имеющих соби­
рательное значение, форма множественного числа на -а начинает
употребляться как форма существительного женского рода един­
ственного числа: folium утратилось, мн. ч. folia употреб-
лятся как форма существительного жен; рода ед. числа (совр.
фр. la feuille). Такое существительное, как granum, дало granus,
и эта форма сохранилась в языке (фр. le grain), а форма множ.
числа grana употреблялась как существительное женского рода, и
тоже сохранилась в языке (фр. la graine).
2. С о к р а щ е н и е к о л и ч е с т в а т и п о в склонения. В народ­
ной латыни вместо пяти типов склонения сохраняются только три ти­
па. Остаётся 1-е склонение существительных женского рода н а-а:
porta, terra, arnica. Остаётся 2-е склонение мужского'рода па -us, куда
вошли и все прежние существительные среднего рода на -ипг.
amicus, murus, vinus (< v in u m ), caelus « c a e lu m ) . Остаётся также
3-е склонение, по типу которого склонялись существительные
мужского и женского рода с различными окончаниями. Существи­
тельные среднего рода, которые входили в это склонение, перешли
в категорию существительных мужского рода.
4-е склонение, в которое в классической латыни входили су­
ществительные мужского рода на -us (fructus) и среднего рода
на -и (cornu), отмирает, так как все эти существительные пере­
шли во 2 -е склонение.
5-е склонение, куда входили существительные женского рода
на -es, -ies, также отмирает, так как существительные этого
склонения на -ies давно имели в народной латыни параллельные
формы на -/«, и поэтому эти существительные перешли в 1 -е
склонение, и лишь меньшинство на -es, как res, fides, spes, пере­
шли в 3-е склонение, поскольку этот тип склонения уж е включал
существительные женского рода с флексией -es.
3. У т р а т а п а д е ж н ы х ф о р м . Одновременно с процессом
сокращения склонений_ шёл процесс утраты падежных флексий.
В классической' латыни было шесть падежей (Nom., Voc,
Gen., Acc., Dat., Abl.). ПостепенжГ"количество падежных форм
сокращалось, что отчасти было связано со звуковым совпадением
флексий (например, в 1 -м склонении Acc. terra(m) и Abl. terra),
а также со всё расширяющейся сферой употребления предлогов,
заменяющих флексии — явление, свойственное народной речи.
Из всех косвенных падежей наиболее стойкими оказался вини­
тельный падеж (Асс.), который начал употребляться с любыми
предлогами. Таким образом, в народной латыни к VII в. сохра­
нились два падежа: именительный (Nom.) и винительный (Асс.),
который при помощи предлогов стал выполнять функции всех
остальных падежей:
вместо domus patris (Gen.) — domus de patre(m) (Acc.)
вместо dico parti (Dat.) — dico ad patre(m) (Acc.) и т. д.
Система склонений приняла следующий вид:
1 -е с к л о н е н н е 2 -е с к л о н е н и е
(сущ. же н. рода) (сущ . муж. рода )
Sg. Pi. Sg- PL
N. terra terrae(e) murus muri
Acc. terra(m) terras muru(m) muros
3-е с к л о н е н и е
муж. р о д ж e h. род.
Pl. Sg. Pi.
N. canis canes flos flores
Acc. cane(m) canes fiore(m) flores

§ 32. Все перечисленные здесь явления уже ярко свидетель­


ствуют о процессе .разложения флективной системы народной ла­
тыни. Кроме того, в народной латыни сохранившиеся падежные
формы претерпели еще изменения, связанные с тенденцией народ­
ной речи к аналогии^
1. В 1-м склонении в именительном падеже множ. числа на-
р;нше с формой на -ае стали употребляться формы на -as по
.шалогии с формой винительного падежа:
о / N. terra — terra
" ®' 1 Асс. terram terra 1
р , ( N. terrae >> terras
' I Acc. terras — terras

! i vi|i;iic конечного in cm. § 27, n. 2.

43
и, таким образом, все существительные женского рода на -а уж е
в народной латыни утратили категорию падежа.
2. В 3-м склонении существительные мужского рода в имени­
тельном падеже множ. числа вместо флексии -es употребляются
с флексией -г, по аналогии с распространённым типом существи­
тельных на -us 2 -го склонения:
- / N. canis — canis D/ / N. canes > c a n i
\ Асс. c a n e m > c a n e 1 Асс. canes — „canes
о * ,.

3. Большинство существительных 3-го склонения получает в


именительном падеже ед. числа флексию -es или -is, выравнивая
основу по форме винительного падежа:
муж. род муж. род жен. род
bos > bovis ars > artis flos > flore(s)
bovera >> bove artem >> arte florem >■ flore
boves > b o v i 1 artes > a r ti 1 flores ■
— flores
Р1.{ Асс. boves — boves artes — artes flores — flores
В некоторых существительных выравнивание не коснулось формы
именительного падежа:
M у ж. р о д Же н . род
о ( N. homo >om o baro — baro soror — soror
\ Acc. hominem >< omne baronem > barone sororem > sorore
homines > -o m n i 1 barones > baroni 1 sorores — sorores
P l,{( N .
Acc. homines >> omnes barones — barones sorores — sorores
4 - ^
§ 33. Имя прилагательное. Развитие имён прилагательных,
естественно, шло по тому же пути, что и развитие существитель­
ных: утратились падежные формы, кроме форм именительного и
винительного падежей, и утратилась категория среднего рода.
В народной латыни были две группы прилагательных: у одних
прилагательных категория рода выражалась при помощи флексий —
-us (м. р.) и -а (ж. р.); другую группу прилагательных составили
те, которые не имели родового различия:
bonus (муж. р.) — bona (жен. р.) ^ Формы среднего рода
clarus „ clara „ i- (bonum, clarum...)
carus „ сага' „ ) утратились.
He имеющие родового различия:
fortis (муж. p.) — fortis (жен. p.) | Формы среднего рода (forte»
grandis „ — grandis „ ; grande) утратились,
felix „ felix „ 'j В классической латыни
sapiens „ sapiens „ ^ также не имели родопых
J различий.
см. п. 2 этого параграфа.

44
Склонение имён прилагательных шло тем же путём, что и скло­
нение существительных, с теми же новообразованиями в отдель­
ных формах:
М у ж. р о д Же н. род
Sg PI PI Sg PI Sg Pi
N . bonus boni fortis forti 1 bona bonas fortis fortes
Acc. bonu(ra) bonos forte(m) fortes bona(m) bonas forte(m) fortes
Категория сравнения имён прилагательных в народной латыни на­
чинает выражаться аналитическим путём, т. е. при помощи слу­
жебных слов, а не путём флексий, что было характерно для клас­
сической латыни:
plus ) valde |
fortis >fortis, j- fortis
magis j maxime J
Некоторые прилагательные сохранили синтетические формы
степеней сравнения: bonus — melior; parvus — minor и др.
§ 34. Личные местоимения. В развитии личных местоимений
можно указать следующие явления, которые определились к VI в.:
1. Более частое их употребление при глагольных формах (па­
раллельно с тенденцией к утрате глагольных флексий).
2. Образование местоимения третьего лица мужского и жен­
ского рода из указательного местоимения ille, ilia. В классической
латыни личные местоимения имели лишь формы первого (ego,
nos) и второго лица (tu, vos). Для выражения третьего лица упо­
треблялись различные указательные местоимения.
3. Утрата падежных форм, кроме именительного, винительного
и дательного падежей.
§ 35. Притяжательные местоимения. В развитии притяжа­
тельных местоимений можно указать лишь изменение их звуко-
иой формы, так как в своём морфологическом развитии они пол­
ностью следовали по пути прилагательных (утрата категории сред­
него рода, утрата падежных форм).
§ 36. Указательные местоимения. В классической латыни
имелись различные формы указательных местоимений:
liic, liaec, hoc — этот, эта, это;
ille, ilia, illud — тот, та, то;
is le , ista, istud — „ „
i|)se , ipsa, ipsum — сам, сама, само
is, с,'i, id — этот, эта, это; тот, та, то;
id em , е;м1е 1м, idem — тот же, та же, то же.
Д.|;н ihMuyinufi речи характерна утрата целого ряда указательных
Wei 1<mi ini I uni). ! In территории Галлии сохраняются следующие фор-

! Hit iiiiiuin; Hit I при>i.ii .i i<mi.iii.iMii тина bonus.


45
мы указательных местоимений: ille, ilia, iste, ista и форма сред­
него рода hoc. Кроме того, в народной речи употребление ука­
зательных местоимений сопровождалось усилительной частицей
ессе — 'вот’: ессе ille, ессе isle, ессе hoc. Надо такж отметить*
что ещё до V в. в народной латыни намечалась тенденция к
утрате лексического значения местоимения ille при его употребле­
нии с существительным. Местоимение ille теряло своё значение
указательное™ и воспринималось как сопроводитель имени. Эта
тенденция стала ярче выступать позднее, после V в., что и дало
в романских языках образование определённого артикля.
§ 37. Вопросительные и относительные местоимения в на­
родной латыни утратили ряд форм.
Формы вопросительных местоимений qui, que вытеснили формы
ques 'кто’ и quid 'что’. Относительные местоимения утратили
категорию числа; остались формы qui, que, а также форма да­
тельного падежа этих местоимений — cui.
§ 38. Глагольная система. Прежде всего надо указать на
утрату целого ряда флективных глагольных форм, свойственных
классической латыни как языку синтетическому.
1. Утрата синтетических форм страдательного залога. В народ­
ной латыни возникают новые формы страдательного залога из
сочетания глагола esse с причастием прошедшего времени употреб­
ляемого глагола по аналогии с уже имеющимися формами в
Perfekt, Plusquamperfekt и Futurum II \
3 л. ед. ч. К л. л а т . Нар. лат.
Pres. „ „ ainatur > amatus est
Imp. „ „ amabatur > amatus erat
Fut. „ „ amabitur > amatus erit
P erf. „ „ amatus est > amatus fuit
P lusquam p............ amatus erat > amatus fuerat
Fut. II „ „ amatus erit > amatus fuerit
2. В связи с утратой синтетических форм страдательного за­
лога происходит утрата форм страдательного залога отложи­
тельных глаголов (verba deponentia), которые, имея значение
глаголов действительного залога, спрягались как глаголы страда­
тельного залога. Например, mori в неопределённом наклонении
получило флексию-ire, mori > morire, а также:
Наст. вр. 1 л. morior > morio >- того
2 „ moreris > moris
3 „ m o ritu r> morit и т. д.,
т . е. форма глагола стала ссстЕетстЕОЕать его значению.

1 Существуют различные взгляды на причину образовании ллпиых фори


страдательного залога, но вопрос этот нельзя считать решённым.

46
3. Утрата всех форм причастия, кроме формы причастия насто­
ящего времени действительного залога и формы причастия про­
шедшего времени страдательного залога:
Прич. наст, вр.: laudans, delens legens, aud(i)ens,
П р т . прош. вр.: laudatus, deletus, lectus, auditus.
4. Утрата всех форм супина.
5. Утрата всех форм герундия, кроме формы отложительного
падежа (Abl.):
laudando, delendo, legendo, aud(i)endo.
6 . Утрата всех форм инфинитива, кроме формы инфинитива
настоящего времени действительного залога:
laudare, delere, 16gere, audire.

§ 39. Параллельно с процессом утраты флективных форм в


народной латыни шёл процесс образования новых описательных
конструкций, которые в своём дальнейшем развитии образовали
| новые формы времени:
1. Образуется описательная конструкция, выражающая про-
I шедшее дейстзие:
aveo l£ttera escripta — 'я имею написанное письмо’.
В этой конструкции глагол avere первоначально сохранял СЕОё
; значение 'иметь’, а причастие escripta употреблялось как опреде-
■ ление к прямому дополнению lettera. В дальнейшем развитии гла-
! гол avere теряет своё лексическое значение, а причастие начинает
! обозначать глагольное действие, теряя связь с дополнением:
aveo escripta (escripto) lettera;
сочетание aveo escripto к VIII в. постепенно приобретает значение
временной формы (Passe compose ко франц. яз.).
27 Образуются описательные конструкции, выражающие буду­
щее действие при помощи инфинитива употребляемого глагола и
глагслэв av 6 re, dev 6 re или volere:
dicere aveo, dicere deveo, dicere voleo.
Глаголы avere, devere, volere первоначально сохраняли своё
.ппссическое значение, но в дальнейшем их значение ослаблялось,
причем глагол avere приобрёл наиболее широкое употребление, и
уже после V н. лекеическос значение глагола avere настолько
У ф .пплоп, что он начинает восприниматься как флексия
фирмы оудущего времени (см. ч. II, § 101). Форма буду-
iih'hi нргмпш классической латыни выходит из употребления.
Io ii.u k .'пиши кис формы будущего времени от глагола esse сох-
|И1| 1Н1п' ин N иаролипм языке (его, eris, erit, erirnes, erites, erunt).
47
По образцу будущего времени в романский период V I—VIII вв.
сложилась конструкция из инфинитива употребляемого глагола и
имперфекта глагола avere, употребляемая для выражения буду­
щего действия в плане прошлого или для выражения условного
действия; эта конструкция также постепенно становится времен­
ной формой (см. ч. II, § 102).
§ 40. Кроме перечисленных явлений, в народной латыни наблю­
дается ряд новообразований в глагольных формах, связанных с
тенденцией к аналогии.
1. Неправильные глаголы esse, velle, posse получают в инфи­
нитиве обычные для латинских глаголов флексии: essere, volere,
potere (основа vol и pot по аналогии с формами перфекта — vo-
lui, potui).
2. Ряд глаголов из одного спряжения переходит в другое, что
также вызвано аналогией или сходством отдельных форм:
из 2 -го
спряжения в 3-е: ardere ]>ardere
rnordere > mordere
ridfere > ridere
из 3-го спряжения во 2-e: sapere >> sapere
cadere >■ cadere
из 3-го спряжения в 4-e: fiigere > fugi're
из 2-го спряжения в 4-е: florere >■ florire.
3. Большинство глаголов IV спряжения на ire в народной ла­
тыни начинают спрягаться в настоящем времени с суффиксом sc,
характерным для так называемых начинательных глаголов (verba
incohativa); например: floreo — 'я цвету’, — floresco — 'я зацветаю’.
Причём в народной латыни суффикс sc не придавал глаголу зна­
чение начинательности:
вместо finio — finisco.
4. В глаголах 3-го спряжения, в отличие от 1-го, 2-го и 4-го
спряжений, в 1 -м и 2 -м лице множ. числа настоящего времени
ударение падало на основу; в народной латыни в этих формах
ударение переходит нэ окончание по аналогии с остальными спря­
жениями:
vendere: vendimus >■ vendcmos
venditis > v e n d ete s.
§ 41. Заканчивая краткий обзор развития именной и глаголь­
ной системы, необходимо выявить связь явлений, происходящих
в грамматическом строе языка, с явлениями развития звукового
строя, которые, как мы видели, приводили к существенным из­
менениям звуковой формы латинских слов. Это, во-первых, даст
более чёткое представление о той т е с н о й в з а и м о с в я з и
развития отдельных языковых компонентов, которая обусловли-
плгт ри.титие ичыка как единой системы, а, во-вторых, полнее
IN
раскроет специфические черты складывающегося французского
языка.
В процессе разрушения флективной системы латинского языка
большую роль сыграла эволюция звукового строя, особенно в
VI—VIII вв. Рассмотрим с этой точки зрения развитие именных
и глагольных форм.
1. Одно из ранних явлений в развитии звукового строя народ­
ной латыни, а именно утрата конечного т в многосложных сло­
вах (III—II вв. до н. э.) (см. § 27, п. 2), привело к тому, что
большинство имён существительных и прилагательных женского
рода и многие существительные и прилагательные мужского рода
утратили категорию падежа в единственном числе:
Женский род
N. terra — terra > terre bona — bona > bone
Acc. terram > terra > terre bonam > bona > b o n e
Мужской род
N . pater > petre > pere tener >• tenre > tendre
Acc. patrem >• petre > pere tenerum > tenre > tendre
2. Утрата конечных неударных гласных (VII—VIII вв. н. э.)
<см. § 25, п. 4) привела к тому, что флексии сущгствительных
и прилагательных р а з л и ч н ы х типов склонения совпали:
II склонение
sg. ' sg.
pi. pi.
N. murus murl m urs mur
Acc. muru muros ^ mur murs
III склонение
eg. pi. sg. pi.
N. c;mls can! ^ chiens chien
Acc. nine cancs ^ chien chiens
Л. Утрпти конечных неударных гласных привела также к тому,
что флексии для иыражеиия одной и той же формы лица в гла­
голах различных спряжений совпали:
Наст, время
( v 6 deo > vei
2 -е спряж.
i. -IJv^des > veids (veiz)
( vedet > veit
( dormo dorm
4-е спряж.
С. •!
I dormis >■ dor (m) s
( d 6 rmit >> dor (m) t
и таким образом флексии 2 -го и 3-го лица -es, -et (2 -е спр.)
и -is, -it (4-е спр.) совпали (-S и 4 в обоих спряжениях). Совпали
различные глагольные формы; например, форма 1 -го лица наст,
времени индикатива глаголов 1 -го спряжения совпала с формой
1 -го лица наст, времени сослагательного наклонения:
canto > chant; cantera > cante > chant.
•4 К. А. Аллендорф 49
4. Утрата i в зиянии перед е (см. § 24, п. 2) привела к тому,
что глаголы 4-го спряжения в имперфекте сойпали по типу спря­
жения с глаголами 2 -го и 3-го спряжения:

dortnir ( dormire) — dorrniebam > dcrmea >>dormeie


dormiebas >> dormeas >> dormeies
dormiebat > d o rm e a t> dormei(e)t
aveir ( < habere) — habebam > avea > a v e ie
habebas > aveas > aveies
habebat > aveat > avei(e)t
а также совпали формы I-го липа ед. числа наст. Бремени глаго­
лов 1-го и 4-го спряжения (нулевая флексия):
cantare: canto ~> ch an t
dormire: dorinio > dormo >> dorm
5. Развитие гласных открытого слога под ударением (см. § 22)
привело к характерной черте спряжения глаголов в настоящем
времени изъявительного и сослагательного наклонений—-к чере­
дованию гласных основы:
На с то я ще е время
lavo >> lef; amo >aim
lavas > teves; arms ^>aim es
lavat levet; amat aimet
lavam es^>lav 6 ns; amames > anions
lavates ]> lavez; am ites > amez
lavant > levent; iiniant > aiment
Таким образом мы видим, что эволюция, которую прошёл латин­
ский язык, привела его к новой как именной, так и глагольной
системе, имеющей свою специфику, свои закономерности и тре­
бующей самостоятельного изучения, независимо от специфики
именной и глагольной системы латинского языка.
§ 42.Синтаксис. Различные изменения в грамматическом
строе народной латыни отражали основную тенденцию развития
языка, а именно, постепенный переход от синтетического к ана­
литическому строю. Рассмотрим какие изменения происходили в
строе предложения, в составе словосочетаний и в употреблении
частей речи.
§ 43. В народной речи употребление сложносочинённых и
независимых предложений получило широкое распространение, и
в связи с этим сократилось употребление сложноподчинённых
предложений.
Упростились формы связи сложного предложения; этот про­
цесс шёл параллельно с утратой целого ряда как сочинительных,
так и подчинительных союзов; например, сочинительный союз
50
aut — 'или' вытеснил союзы vel, sive, seu, которые постепенно
перестали употребляться; такие противительные союзы sed, at,
verum были вытеснены союзом magis (фр. mais). Наибольшее
распространение получил сочинительный союз et.
Подчинительный союз quando (фр. quand) употреблялся в при­
даточных предложениях времени, заменяя в этих предложениях
союзы «cum temporale» и «cum histoiicum». Перестал употреб­
ляться союз ut в придаточных предложениях цели, заменяясь сою­
зом quo, сфера употребления которого расширилась. Утратились
уступителы ые союзы qusmis — 'как бы ни’, e ts i— 'хотя’, quain-
quam — 'хотя, однако’ и др., и придаточное уступительное предло­
жение вводилось не этими союзами, а следовало непосредстьенно
за глэбным, сохраняя сослагательное наклонение.
Более сложные синтетические инфинитивные предложения (кон­
струкции accusativus cum infix itivo) вытеснялись в наро ной речи
соответственными придаточными дополнительными предложения­
ми, например: credo terra (m) esse rotunda (m) заменяется пред­
ложением credo, que terra est rotunda.
Упрощалась структура вопросительных предложений, переста­
вали употребляться вопросительные частг.цы ne, num 'разве, ли’,
поппе 'разве не’, и вопрос выражался интонацией, например,
вместо venit ne pater? говорили venit pater? В отрицательных
пред ложениях сохранилась лишь отрицательная частица поп 'н г \
а для усиления отрицания на территории Галлии употреблялись
ело, a mica 'крошка’ (фр. mie), passus 'ш аг’ (фр. pas) и punctu(m)
'точка’ (фр. point); все эти слова постепенно теряли своё лекси­
ческое значение, переходя в категорию частиц.

§ 44. Постепенно в народной речи утверждался новый способ


выражения отношений между словами; ьти отношения выражались
не формой сло 1 а, а служебными словами, например, вместо dico
palri — dico ad patre 'я говорю отцу’; ьместо iortior leone —
plus fortis de leone 'сильнее льеэ’; вместо pugnandi stud.urn —
studiu(m) ad pugnandu 'стремление сражаться’ и ;.p. С этим связано
расширение сферы употребления предлогов. Характерен также
пос тененный переход к HOEGMy порядку слоь: в классической
латыни обычно определяющее употребляли перед определяемым,
а в народной речи уже намечается тенденция к употреблению
определяемого, как наиболее существенной части высказывания,
перед определением (что в дальнейшем стало одной из характер­
ных черт строя романских языков), например, ьместо fratris
lite r — liber fratris (а затем и liber de fratre); также вместо de
tauro corium protulit 'ьынес кожу вола’ — corium de tauro protulit
и др.
Сочетание еувцестЕьтельных с указательным местоимением ille
получает нсвый оттенок значения: семантическое значение указа-
телвности ослабевает, и ille начинает выражать категорию опре­
делённости существительного, что привело к образованию опреде­
4* 51
ленного артикля в романских языках. Также числительное unus
в сочетании с существительным начинает употребляться не только
для выражения числа «один», но и для выражения неопределен­
ности— «некий», и это обусловило образование неопределённого
артикля в романских языках.

§ 45. Употребление именных и глагольных форм уже частично


рассматривалось в разделе развития этих форм (см. § 30—41);
постепенный переход к аналитическому строю выражался в со­
кращении многообразия форм и в отмирании флексий, как в
именной, так и в глагольной системах.
Наблюдаются изменения в употреблении различных частей
речи. Например, уже в общелатинский период (до VI в.) в народ­
ной латыни употребление личных местоимений при глаголах встре­
чалось чаще, и даже тогда, когда категория лица была выражена
флексией глагола — cum ad eum accessero, ego facia(m) — 'когда
я приступлю к этому, я сделаю’.
Вместо' притяжательного местоимения встречались случаи упот­
ребления личного местоимения с предлогом: вместо desiderium ше-
um — desideriu(m) de me 'мсё желание’, что нашло своё отражение в
старсфранцузском языке. На территории бывшей Галлии формы
дательного падежа личных местоимений ini « m i h i ) и ti « t i b i )
были вытеснены формами винительного падежа — me, te.
На территории бывшей Галлии укрепляется употребление
неопределённо-личного оборота при помощи существительного
homo— 'человек’: Ut inter tabulas aspicere homo non possit —
'чтобы не могли смотреть в таблицы’; во французском языке
существительное о т « h o m o ) преобразовалось в неопределённое
местоимение on.
Наречие eras-— 'завтра* вытеснилось существительным mane —
'утро’ в сочетании с предлогом de: de mane (фр. demain).
Сфера употребления предлогов расширяется; значение многих
предлогов становится более абстрактным. Например, предлог per,
употребляемый для выражения пространственных отношений и
для указания на средство, смешивается с близким по значению
предлогом рог « p r o ) , что отразилось в романских языках: на
востоке, в Италии и на юге Галлии (провансальский язык) одер­
жал верх предлог per, на Иберийском п-ве — предлог рог, на тер­
ритории Галлии удержались оба предлога (фр. par, pour).
В. области глагольных форм можно отметить, что глагольные
формы плюсквамперфекта сослагательного наклонения в народной
речи стали употребляться в значении имперфекта. Аналитические
конструкции, выражавшие в народной латыни действие в плане
прошлого и в плане будущего (см. § 39), к VIII в. преобразова­
лись в формы времени, что дало в романских языках, и в част­
ности во французском языке, Pass 6 compost и Futur simple.
Например, j ’ai ecrit une lettre « a v e o lettera escripta), также
je parlerai « p a r l a r e aveo). По аналогии с формой будущего вре­
52
мени, к VIII в. образуется форма Conditionnel prtsent: je parlereie
( < parler (av)eie) — фр. je parlerais.
Многие преобразования в строе народной латыни проникали в
классическую латынь, сднако в народной разговорной речи они
получили широкое распространение,- особенно после того, как
прекратилось нормирующее влияние классической литературной
латыни (после V в.), что и привело к перестройке латинского
синтаксиса.
§ 46. Словообразование. В области словообразования в на­
родной латыни произошли изменения, которые в основном шли
в следующих направлениях:
1 ) более широкое распространение некоторых суффиксов и
префиксов, уже кмегшкхся в языке;
2) за*мстЕОвание слоЕссбразовательных элементов;
3) н о ш е т ип ы слоЕссбразовательных п р о ц е с с о в .

§ 47. Еслъшсе p a c r реетранение получают уменьшительные


суффиксы; например суффиксы: -ulus, (производные^ iculus,
-^йси!иь), -ellus: hortulus 'садик’, casula 'домик’, anellus 'колеч­
ко’ . Суффикс -ellus в разговорной речи получает наиболее ши­
рокое распространение и часто вытесняет -ulus: vitellus 'телёнок’
вместо vitulus; catellus 'щенок’ вместо catulus; navicella 'лодка’
вместо navicula и др.
Во многих случаях суффиксы уменьшительного значения утра­
чивали это значение, и слоеэ с такими суффиксами не получали
значения уменьшительности, например: soliculus (от sol — 'солнце’)
употреблялось в значении sol, что дало во французском языке
soleil; avr/cula (от auris— 'ухо’) — в значении auris (фр. oreille);
genuculura (от g£nu — 'колено’) в значении g^nu (фр. genou);
также agnellus (от agnus 'ягнёнок’, фр. agneau), cultellus (от ciil-
te r — 'нсжик’, фр. couteau) и др.
Очень продуктивными были суффиксы -arius со значением
действующего лица и -arium со значением места, вместилища то­
го, что Е ы р а ж е н о с с н о е о й с л о е э , например: asinarius — 'погонщик
ослов’, a rg e n tariu s— 'меняющий деньги’ (фр. argentier), operari-
us — 'рабочий’ (фр. ouvrier), а также panariu(m )— 'корзина для
хлеба’ (фр. panier), granariu(m )— 'хлебный амбар’ (фр. grenier),
viridariu(m )— 'сад’ (фр. verger).
Большое распространение получили также суффиксы -aticum,
-atitia, -entia, например: viaticu(ra) — 'путешествие’ (фр. voyage),
coratfcu(m) — 'чувство, настроение, нрав’ (фр. courage — 'муже­
ство’), sp e ra n tia — 'надежда’ (фр. esperance), apparentia — 'види­
мость’ (фр. аррагепсе) и др.
Для сбразоЕания имён прилагательных были продуктивны та­
кие суффиксы, как -bile(m y, -ale(m), -osu(m), например: culpabile(m)

1 Приводится форма косвенного падежа.

53
(фр. coupable), mortale(m) (фр. mortel), famosu(m) (фр. fa-
meux) и np.
Из глагольных суффиксов большое распространение получают
суффиксы -are (в меньшей степени -ire), а также -iare, -icare,
например: rutare (ф> \ ruer), basslare (ст. фр. baissier, ф>р. baisser),
carricare (ст. ф>'\ chargier, фр. charger) и др.
Наиболее продуктивными были следующие префиксы: ad-,
dis- (часто заменяющий de-), ex-, in-, re-, например: adbattere
(фр. abattre); d ’svestire вместо devestire— 'раздевать’; exca'dere
(фр. echoir); invitiare (ст. фр. envoisier); reguarder (после V .в.
r e - f г е р м , заимств. wardon) (фр. regarder) и др.
Надо ещё отметить, что в народной латыни получило распро­
странение образование глаголов при помощи одновременной пре­
фиксации и суффиксации, например: от осногы ripa > riva > rive
'берег’ — ad-riv-are 'приближаться к берегу’, а затем в значении
вообще 'приезжать’ (фр. arriver); от основы ramus 'ветка’ —dis-
ram-are 'снимать ветви’; ad-rat,ion-are 'обращаться к кому-либо с
рассуждениями’ (ст. фр. araisnier) и др.

§ 48, Заимствования словообразовательных элементов.


1. К ранним заимствованиям относится суффикс -ittu s , -itta,
происхождение которого спорно. Многие суффиксы, заимство­
ванные из древних языков, видимо, не сохранились в народной
речи, поскольку не вошли в романские языки, и об этих заим­
ствованиях можно судить лишь по топонимическим наименовани­
ям, которые являются наиболее устойчивым элементом словарного
состава. Та:<, лигурский суффикс -incos встречается во многих
топонимических наименованиях на юге Франции; этот суффикс
дал различные фонетические варианты -епс, -ens, -апс и др., на­
пример: АШгпс, Lernens, Coub’anc. 40°/0 всех географических на­
именований Франции образованы при ломощи кельтского суф­
фикса -acos'^> acus, давший также различные варианты: -ay, -ауе,
-as, -at, -a, -acq, -ё, -у, например: Blanzay, Gerbehaye (< G e r-
bertiacus), Calviac, Aubiat, Montagna, Donzacq Aubigne, Char-
ly и мн. др.
2. После падения Западной Римской империи, т. е. после V в.,
на территории Галлии в народную латынь входит ряд герман­
ских заимствований: -ard -< hart; -aad <С aid w ald; -eng< ^-ing
и др.; также префикс fo r- и др.

§ 49. Новые типы словообразовательных процессов.


1. В народной латыни появляется новый тип образования иа-
речий от прилагательных при помощи сложения последних с су­
ществительным mente (форма отложительного падежа от mens
'ум, мысль,' способ’), duramente ’твёрдым образом -~ ти ёрд о\
fortamente 'сильным образом - -сильно’; с течением времени зна­
чение mente забьшается, и m e n t e ■in elil моеприиимаетсл как суф
54
фикс, образующий любое, дарение: bonamefrte > bonement; sol amen
te > seulement и др. \
2. Новым явлением в народной латыни был переход форм
страдательного причастия в категорию абстрактных существитель­
ных: .
vedtita (от ved 6 re) — ’зрение’ (фр. vue)
audita (от audire) — 'слух’ (фр. оиТе)
perdita (от perdere) — 'гибель’ (фр. perte),
а также переход причастий настоящего времени в категорию при­
лагательных и существительных:
potens — 'могущественный’ и 'могущество’
credens — 'верующий’
torrens — 'стремительный’ (о воде) и 'водопад’.
3. Процесс словосложения был мало распространён в народ­
ной речи, однако он был характерен для образования новых на­
речий и предлогов:
d e -j-a b (urn. предлог ad)
a b-j-ante (фр. avant)
de-f-rnane 'у тр о ’ (фр. deraain)
de -j- retro (фр. derriere) и др.
§ 50. Подводя итог всему обзору развития народной латыни,
можно сказать, что постепенное развитие всех языковых компо­
нентов в их теснейшей взаимосвязи привело на территории Франк­
ского государства к языку нового качества, французскому языку,
имеющему уже ярко выраженные специфические особенности и
сноп определённые закономерности развития. В этом медленном,
постепенном преобразовании не было ни резких переходов, ни
релких границ, поэтому, исходя из данных языкового развития,
трудно определить, с какого момента 5>южно уже говорить о
фршшузском языке. Но основываясь на исторических данных, а
именно на историческом факте сложившейся к IX в. французской
ипродпости, можно считать, что к IX в. сложился и язык этой
ИИродиости — французский язык. (См. Приложение II: анализ
токетн «Страсбургская клятва»— первый письменный памятник на
французском языке.)
ЧАСТЬ II

И СТО РИ Я Ф РА Н Ц У ЗС К О ГО Я ЗЫ К А

ГЛАВА I

РАЗВИТИЕ ЯЗЫКА В ПЕРИОД СУЩЕСТВОВАНИЯ


ФРАНЦУЗСКОЙ НАРОДНОСТИ (IX — XV вв.).

I. Исторические условия развития французской народности


и развитие языка, непосредственно обусловленное данным
историческим периодом.
§ 51. Общие замечания. § 52. Феодальная раздробленность Франции
§ 53. Характеристика французских диалектов периода XI — XII вв.[§ 54.1
Образование литературного письменного языка и его характерные черты.
§ 55— 56. Развитие экономики и торговли и начавшаяся в связи с этим
борьба за политическую и экономическую централизацию Франции. § 57.
Усиление тенденции к языковому единству. § 58. Складывание всех
условий для образования французской нации и французского националь'-
н ого языка. § 59—64. Развитие словарного состава. § 65. Заключение.

§ 51. К IX в. сложилась французская народность и фран­


цузский язык. Дальнейшее историческое развитие французской
народности определило путь я з ы к о е о г о развития. В настоящем
разделе будут рассмотрены те факты языкового развития, которые
непосредственно отражают историческое развитие французской
народности.
§ 52. Века X, XI и XII были веками расцвета феодальных от­
ношений во Франции. К X в. наравне с мелкими феодальными
владениями складываются и крупные феодальные объединения,
фактически не подчиняющиеся королевской власти. В начале X в.
на севере Франции образовалось самостоятельное Нормандское
герцогстно, оскоЕанное норманнами, пришедшими из Скандинавии.
Они непрерывно нападали на французские владения, но с течением
времени перешли к более мирному образу жизни, усвоили француз­
скую культуру, быт и французский язык. В середине XI в. нор­
манны начали свои завоевания в Англии, и к этому времени они
уже были настоящими французами.
Полуостров Бретань в X в. был е о владении кельтских фео­
далов. На севере сложилось могущественное графство Фландрское.
На востоке выделяется графство Шампанское. Ещё в IX в. сло­
56
жилось на юго-востоке Бургундское герцогство, а в X в. на юго-
западе— графство Анжуйское. По сравнению с этими крупными
и сильными феодальными объединениями, королевский домен не
представлял собой господствующего объединения. Король факти­
чески был одним из многих крупных феодалов Франции. Объедине­
ние Нормандского герцогства с Анжуйским создало одно из наибо­
лее крупных и сильных феодальных образований на территории
французского государства. Между отдельными феодальными владе­
ниями не было экономической связи, поскольку замкнутое нату­
ральное хозяйство не стимулировало общения.
Но к XI в. в недрах феодального строя всё интенсивнее начи­
нают развиваться ноЕые экономические отношения. Натуральное
хозяйство, присущее феодализму, перестаёт удовлетворять всё
растущие потребности. Всё больше развивается торговля, крепнут
денежные отношения. С этим связано развитие и обогащение горо­
дов. Феодальная раздробленность французского государства стано­
вится препятствием для его дальнейшего экономического развития.
Всё сильнее ощущается необходимость в экономическом, полити­
ческом и территориальном объединении Франции. Особенно интен­
сивно развивается экономика центральной области Франции Иль-де-
Франс с главным городом Парижем. Этому способствовало
исключительно удобное географическое расположение Парижа,
связанного с различными областями Франции водными путями.
С экономическим развитием Иль-де-Франса был связан и рост
политической мощи графов Парижских, один из которых, Гуго
Капет, избирается в 987 г. королём Франции. Иль-де-Франс ста­
новится центром политической борьбы с феодалами. Однако, как
уже было указано выше, королевский домен ещё долгое время
не являлся господствующим, и только к концу XII — к началу
XIII в. политическая власть королей Франции укрепляется. Прови­
нция Иль-де-Франс становится центром экономической, политиче­
ской и культурной жизни страны. Целый ряд крупных феодалов
подчиняются королю, и их владения входят в королевский домен.

§ 53. Все эти исторические условия развития французской на­


родности не могли не отразиться и на развитии французского
языка: общенародный французский язык периода до XIII в. характе­
ризуется богатством диалектов. Но прежде чем остановиться на
характеристике французских диалектов, надо рассмотреть, что пред­
ставляла собой в то время вся территория современной Франции
в языковом отношении* Ещё с дреьних времён юг римской провин­
ции Г аллии, в отличие от севера, шёл по особому пути историче­
ского развития (см. § 8 , 14), что привело к тому, что население
южной части древней Галлии уже отличалось по языку от населения
северной её части. В дальнейшем на этих территориях сложились
два романских языка — французский и провансальский,— первый
под названием Iangue d’oi'l, второй — langue d’oc, согласно произ­
ношению утвердительной частицы «да»: на севере— «oil» (совр.
57
oui) и на юге — «ос». В рассматриваемый нами период langue d’cc
характеризовался наличием близких друг другу диалектов. Вторже­
ние сюда французского языка (особенно в XV в.) не привело к их
полному исчезновению, и совокупность этих диалектов и дала
современный провансальский язык.
Что же представляли собой французские диалекты? Многочи­
сленные работы в области французской диалектологии 1 показали,
•что, несмотря на многообразие диалектов, различия между ними
не были очень глубокими и представляли собой те или иные откло­
нения от одного общего целого; это было вызвано всеми истори­
ческими условиями, поскольку все они имели одну общую основу —
народную латынь Галлии. Различие французских диалектов затраги­
вало главным образом фонетическую систему; различия морфологи­
ческих форм были в большинстве случаев также обусловлены раз­
ницей фонетического развития. В связи со всем сказанным нельзя
рассматривать старофранцузский язык как сумму различных диа­
лектов— это был единый общенародный язык, с теми или иными
характерными для каждой области чертами. Все эти диалекты
IX—XII вв. находились в периоде своего развития, и их характер­
ные черты отражались в ранних письменных памятниках. Наиболее
важными и жизненными диалектами были следующие: в централь­
ной, северо-западной и западных областях — франсийский (или
центрально-французский), нормандский 2 и группы северо-западных
и юго-западных диалектов; в северо-восточной и восточных обла­
стях — пикардский, валонский, лотарингский, бургундский, шам­
панский.
На основе общенародного языка, характеризующегося специфи­
ческими диалектными чертами, складывался письменный общели­
тературный французский язык.
§ 54. Литературный язык — это форма общенародного языка,
подчиняющаяся определённым нормам и употребляющаяся как
в письменной, так и в устной речи. Непосредственно связанный
с историческим развитием народа, письменный литературный язык
периода существования народности имеет свои, присущие ему
черты, отличающие его от литературного языка периода существо­
вания нации3. Развиваясь на основе общенародного языка, письмен­
ный литературный язык периода народности не мог иметь единых

1 А. В г и и, Parlers regionaux. Paris, 1946 и мн. др., а также, в советской


романистике Н. А. К а т а г о щ и н а, О соотношении литературного языка и
диалектов в старофранцузский период (до XIII в.). Автореферат докторской
диссертации, Москва, 1955.
2 После завоевания Англии норманнами, там сложился несколько отличный
от нормандского — аигло-нормандский диалект.
3 См. Н. А. К а т а г о ш. и н а, цитированная работа; В. В. В и н о г р а д о в ,
Вопросы образования русского национального литературного языка. Вон росы
языкознания», 1956, № 1); А. И. Е ф и м о в , История русского литературного
языка, М., 1954; М. М. Г у хм а н, От языка немецкой народности к немецкому
национальному языку, М., 1955.

58
языковых норм, так как диалекты общенародного языка в данный
период были ещё самобытны, они развивались, отражая свои харак­
терные черты в письменных литературных памятниках. Но, как
будет видно из дальнейшего изложения, к периоду образования
нации объединительная роль литературного языка всё укрепля шсь.
( В связи с переходом языка народности в язык напии усили ается
■объединительная роль литературного языка, как o c i . o b l i надиональ-
ного язьиа; изменяется соотношение общенародного языка и диа­
лектов, ибо прекращается образование новых диалектов и, благо­
даря созданию единого национального языка, начинает исчезать
диалектное дробление; создаются общие нормы языка нации, кото­
рые утверждаются прежде всего в литературном языке, базирую­
щемся уже не на диалекте, а на всем общенародном язы ке»1.
Таким образом, литературный язык периода народности, уже вы­
ступая в своей объединительной р е л ч ,в отличие от литературного
языка национального периода еще" характеризуется отсутствием
единых языковых норм.
Также характерно и то, что в данный период и круг функций
литературного языка значительно с у ж е н \ Например, во Франции
функцию официального языка (в юридических документах, в актах
и пр.) выполнял латинский язык, который был также языком науки.
Как мы увидим дальше, в национальный период литературный язык
выступает во всех сферах общественной и культурной жизни нации.
Вопрос о путях формирования французского общелитературного
языка ещё не нашёл своего окончательного разрешения. Некото­
рые исследователи * считают, что в XI — XII вв. литературный
французский язык характеризовался своей диалектностью. Другие
авторы 4 отрицают эту точку зрения, считая, что к XII в. уже
сложился определённый письменный стандарт, но и у этих авторов
нет единогласия в определении диалектной основы этого письмен­
ного стандарта (см. § 180).
Дальнейшее историческое развитие французской народности и
общенародного языка определило развитие французского литера­
турного языка по пути к созданию единых языковых норм. Как
уже было указано выше (см. § 52), к началу XIII в. в связи с
успешным экономическим развитием центральной области Франции,
Иль-де-Франс, эта область становится не только центром экономи­
ческой, но также политической и культурной жизни Франции.
Укрепляется власть французских королей и идёт успешная борьба
за господство и за политическое объединение французского госу­
дарства. Развитие и укрепление политической и культурной жизни

1 А. И. Е ф и м о в , История русского литературного языка, М., 1954,


стр. 125.
1 См. Н. А. К а т а г о щ и н а, цитрированная работа.
* G. Р а г i s, W. М е у е r-L ii b k е, F. В г и н о t.
4 G. W a c k e r , Н. и W. S u c h i e r и др.; в советской романистике
Н. А . К а т а г о щ и н а , Процессы формирования французского письменно­
литературного языка («Вопросы языкознания», 1956, № 2).

59
Иль-де-Франса отразилось и на укреплении диалекта этой области,
т. е. на франсийском диалекте. Исследование литературных памят­
ников ХШ в. приводит к единому решению данного вопроса, а
именно, что в XIII в. диалектной основой французского общелите­
ратурного языка являются нормы франсийского диалекта, что в
свою очередь определило и структуру складывающегося француз­
ского национального языка.
В связи с дальнейшим развитием общенародного языка продол­
жает осуществляться тенденция к образованию единых языковых
норм на всей территории государства.

§ 55. Крупные успехи в деле централизации королевской власти


были достигнуты в конце XIII и в начале XIV в. при Филиппе IV.
Развитие промышленности и торговых отношений вызвало усилен­
ный рост городов, а в связи с этим и обострение классовой борьбы
в городах, вследствие выделения цеховой верхушки, эксплуатирую­
щей широкие массы мелких мастеров. Если в XIII в. в своей борьбе
с феодалами король опирался на городские коммуны, то в XIV в.
картина меняется. Городские коммуны становятся источником до­
хода, так как займы, к которым раньше прибегали короли, пре­
вратились со временем в обязательные и постоянные налоги. Это
финансовое вмешательство привело к постепенному ограничению
самоуправления городов, и в XIV в. славная борьба французских
городов за свою независимость закончилась подчинением городских
коммун всё усиливающейся королевской власти.
В начале XIV в. королевская власть одержала также решитель­
ную победу над папством, которое до этого времени имело боль­
шое влияние и значение в государственной жизни Франции. Большие
площади церковных земель перешли государству.
К началу XIV в. большая часть территории Франции была
объединена под властью короля. Сохранили свою политическую
независимость только Бургундия, Бретань, а также на севере —
Фландрия и на юге — Аквитания, находящиеся во владении Англии.

§ 56. Однако экономическое развитие, которого достигла Фран­


ция в первой половине XIV в., было надолго прервано начавшейся
столетней войной с Англией (1337— 1453 гг.). Эта Еойна была очень
тяжела для Франции. Англия подчинила себе целый ряд областей
Франции. Тяжёлое положение, связанное с поражениями, усугуб­
лялось ещё внутренней бсрьбой. Политика усиления и центра­
лизации королеЕСкой власти, прСЕОдипнаяся во Франции, давно
уже Еызьшала сппсзквкю со стсрсны феодалов, которые находили
поддержку в населении городов, также недовольном политикой
королевской е л э с т и . Многие крупные феодалы, используя начав­
шуюся в ой н у, переходили на сторону Англии и в союзе с ней
боролись против короля. В ряде городов е с п ы х и в э л и восстания.
Восстаёт столбца французского государства Париж. Но глине
восстания стоит богатый купец Этьенн Марсель, власть переходит
60
в руки городской верхушки, и король бежит из Парижа. В это
же время вспыхивает на севере знаменитое крестьянское восста­
ние — «Жакерия». К крестьянам примыкают ремесленники, бедняки,
мелкие торговцы. Во главе восставших становится Гийом Каль,
который стремится связать крестьянское движение с движением в
городах. Но крестьянство было слишком неорганизовано, раздроб­
лено; в городах наёмный труд ещё только зарождался, и рабочие
не успели ещё выделиться в особый класс, который мог бы высту­
пить как руководитель движения. Поэтому все эти восстания были
подавлены. Что касается военных действий, то самое тяжёлое поло­
жение Франции наступает к началу XV в. В 1415 г. герцог Б ур­
гундский в союзе с Англией занимает Париж. Франция находилась
на грани потери своей независимости. Но в 1429 г., в знаменитой
битве при Орлеане (во главе французских войск стала Жанна д ’Арк)
англичане были разбиты, и с этого времени успех перешёл на сто­
рону французов. В 1453 г. война была окончательно закончена при
полной победе Франции. Результаты этой войны были следующие:
1 . Переход во владение Франции всех областей на её террито­
рии, принадлежавших до столетней войны Англии.
2. Окончательная победа короля над феодалами, т. е. ещё
большее укрепление и централизация королевской власти.
В конце XV в. можно уже говорить о полном территориальном
объединении Франции, так как к этому времени были присоединены
вся область Прованса, которая находилась во владении Священной
Римской империи, а также Бургундия и Бретань. 1491 г.— год
присоединения Бретани — можно считать датой окончательного
территориального объединения Французского государства.
После окончания столетней войны экономика Франции начинает
бурно развиваться, интенсивно растёт городская промышленность,
развивается как внутренняя, так и внешняя торговля. Король, опи­
раясь на верхушечные слои городского населения, стремится к
уничтожению последних феодальных вольностей. С 1469 г. во
Франции вводится и начинает распространяться книгопечатание,
что способствовало распространению культуры.
§ 57. Все эти изменения, происходящие в социальной, экономи­
ческой и политической жизни французской народности, нашли своё
непосредственное отражение в дальнейшем развитии общенародного
языка: всё интенсивнее в нём проявляется тенденция к единству
языковых норм. Усиливается объединительная роль литературного
языка, который распространяется не только территориально, погло­
щая диалекты, но постепенно расширяет и сферу своего употреб­
ления, вытесняя латинский язык в судопроизводстве, в канцеля­
риях, в административной переписке, проникая всё больше и больше
во все области жизни французского народа.
§ 58. Таким образом, мы видим, что в конце XV в. склады­
ваются все условия, характеризующие образование французской
61
нации; по определению классиков марксизма-ленинизма, нация —
это «исторически сложившаяся устойчивая общ ность людей на
основе общности язы ка, территории, экономической жизни и пси-
кического склада, проявляющегося в общности культуры».
В следующем, XVI в., можно уже говорить об образовании
французской нации и французского национального языка, имеющего
свои характерные черты.
§ 59. С ловарны й со став , Словарный состав язы ка является
тем компонентом языка, который непрерывно развигается, отражая
все изменения, происходящие в историческом развитии общества.
В настоящем разделе мы рассмотрим те изменения словерного
состава французского языка, которые, отраж ая условия истори­
ческого развития французской народности, не были непосредст­
венно связаны со спецификой лексической системы язы ка; р ас­
смотрим обогащение слсваря путём заимствования слов из других
языков, у тр ату слов и изменение значений слов.
Поскольку французский язы к, так же, как и все другие роман­
ские языки, сложился на основе народного латинского язы ка, то
его слоЕарный фонд составляли с л о е э народной латыни (см. часть I,
§ 16— 19 и § 46— 49). СлоЕарный состав французского языка
к IX в. включал Есё то лексическое богатство, которое было на­
коплено за многие столетия формирогания французской народности.
В период дальнейшего исторического развития французской на­
родности словарный состав, отраж ая это развитие, неуклонно про­
долж ал обогащ аться и изменяться. П реж де всего остановимся на
заимствованиях.
§ 60. Поскольку_в_рассматриЕаемый период л атинский язык.был
V официальным государственным-’ш ы к ом, языком_,.церкви и науки,
о п о ш л я л с я П о с т о я н ным источником.^заимствований для француз­
ского языка. Латинские с л о е э , вошедшие во французский язы к в
данный период из письменной книжной латыни, гораздо ближе по
своей звукоЕой форме к сьоему латинскому источнику, чем слова
народной разговорной латинской речи, претерпевшие к моменту
образования французского язы ка большие звуковые изменения
(см. § 22— 29). Поэтому эти «книжные с л о е э » (mots savants) всегда
можно Е ы д е л и т ь в лексике ф рп щ узского язы ка. Например: celeste <
caelestem (XI в . ) 1, diable < diabolum (X в.), elem ent < elementum
(X в.); orient <r" orientem (XII в.), calendes < calendas (XII в.).
C.iOEO claritr:te(m) вошло через народную речь ео французский
язы к в звукоЕой форме clarte(t) (см. звуковое развитие, § 25, п. 3),
а такие слоьа, как verltatem , trinitatein, е о ш л и е о французский
язы к через письменную латынь (в XI в.) в звукоЕой форме veri-
te(t), trinite(t).
По СЕоему значению книжные сл оеэ главным образом относи-
1 Примеры даны в старофранцузской орфографии и приводится дата их
появления во французском языке.

62
лись к сфере науки, религии, судопроизводства. Необходимо от­
метить, что большой прилив латинских «книжных слов» ьо фран­
цузскую лексику падает на XIV — XV ьв., особенно в период
после окончанья столетней войны, когда наблюдается большой
подъём во всей экономической, научной и культурной жизни фран­
цузского общества. В период XIV — XV вв. появляется большой
интерес к классической латинской и греческой литературе. Много
латинских и греческих произведений, как художественных, так и
научных, переводится на французский язык. Переводились произ­
ведения Тита Ливия, Августина, Аристотеля и многих других.
Эти переводы сыграли большую роль в обогащении словарного
состава французского языка. При переводах встречалось много
слов, а также научных терминов, отсутствовавших е о французском
язы.<е. В этих случаях переводчики обычно брали латинское или
греческое слово, изменяли его окончание или ударение согласно
звуковой системе французского языка и в е о д и л и его ю француз­
ский язык, например: amicalis— фр. ainical; superbus — фр. superbe;
quaestionem — фр. question, tummtum — фр. tumulte и др.
Период XIV и XV вв. характеризуется появлением во француз­
ской лексике большого количества «книжных слов» и научных
терминов, заимствованных из латинсксго и греческого языков,
поэтому данный период можно рассматривать как период с т е н с в -
ления научной французской терминологии, например: at us, college,
commerce, extm en, fabrique, existence, collecteur, anatomie, inegalite,
austral, allegorique, discuter, livide, universellenxnt и мн. другие,-

§ 61. Заимствование «книжных» латинских слов привело к ин­


тересному явлению, а именно, к появлению этимологических дубле-
т о е : наряду с заимствованными «книжными» словами были с л о е э
того же происхождения, которые уже имелись е о французском
языке, но которые е о ш л и через разговорную народную речь и
иретерпели большие звуковые изменения. Таким образом, в языке
оказы.. ались слова одного происхождения, но различной звуковой
формы и с различными оттенками значения, наиример:
fr-w.1o — ---------frele (через разг. нар. речь)
irague ■ ------- .— frap'ile
fragile ^чепез
(через книги'»
книги)
•chose (разг.)
causa cause (книж.)
ho(s)tel (разг.)
(h)ospitale(m)
hopital (книж.)
, ______ ____ meuble (разг.)
тоЫ1е(т) _— inobi]e (книж.)
л т/псжг и avoue—avocat; blam er—blaspherrer; ch erte—charite; ch6-
lif i nplif; raison—ration; poison—potion; coucher—colioquer; nag er—
scmbier—sim uler и др.
63
Такие же этимологические дублеты встречаются не только
среди слов, но и среди элементов слов, например суффиксов, ко­
торые входили во французский язык из усвоенных «книжных»
слов:

-aison (разг.)
-atione(m) -ation (книж.)
-иге (разг.)
-atura(m) -ature (книж.)
§ 62. Кроме латинских и греческих слов, заимствованных в
данный период, в лексику французского языка входят слова, за­
имствованные из тех языков, с которыми французский язык стал­
кивался. Но по сравнению с латинскими заимствованиями их было
немного. Д ля XI —XII вв. характерны заимствования из восточных
языков, что связано с крестовыми походами на Восток. Французы
знакомились с ноъъы бытом, новыми предметами, незнакомыми во
Франции, и усваивали их названия; например, из персидского:
echecs, caravane; из арабского: amiral, tasse, alchimie, algebre, jupe,
si гор и др.
Характерны заимствования из провансальского языка, связанные
с расцветом провансальской литературы в XII в. и её влиянием
на развитие французской рыцарской литературы. Много прован­
сальских слов было заимствовано из провансальского языка после
присоединения Прованса к Франции во второй половине XV в.;
в словарный состав французского языка входят слова: cabane,
abeille, salade, cap, muscade, tin, emparer, cadeau, ballade, banquette
и др. Начиная с XIV в., во французский язык проникают италь­
янские заимствования, что было связано с укреплявшимися сно­
шениями с Италией; такие слова, как bandiere, brigade, citadelle,
escadron, partisan, tribune, alarrne, bastion, canon и др. В данный
период почти не было заимствований из английского языка, не­
смотря на длительное общение с англичанами в период столетней
войны; заимствованы такие слова, как bigot, milour (milord) и не­
которые другие; из немецкого языка вошли: escrevisse, foudre,
rosse, gripper, bouter, danser, trompe, sale, breche и др.; из фла­
мандского: paletot, plaque, vacarme и др.
§ 63. Наряду с заимствованием слов наблюдается и утрата
слов; многие слова главным образом синонимы переставали упо­
требляться. Например, к XVI в. утратилось такое слово, как
flura — 'река’, вытесненное производным словом riviere; слово
ost — 'войско’ вытесняется словом armee; fevre—'кузнец’ вытес­
няется словом forgeron; mire -'в р а ч ’ — словом midecin; conil—'кро­
лик’— словом lapin; глагол ardre—'гореть’ вытесняется словом
brftler; утрачиваются такие глаголы, как esmaier—'беспокоиться,
изнемогать’; guerpir—’покидать’ и многие другие.
§ 64. Изменение значений слов шло различными путями: зна­
чение слова либо полностью изменялось, либо расширялось или
сужалось.
Приведём примеры:
И з м е н е н и е з н а ч е н и я : слово robe, имеющее значение
’добыча’, стало употребляться в значении 'одеж да’; sergent—
'слуга’— в значении 'сержант’ (homme d’arme); gaigner— 'пасти’
приобретает значение 'приобретать’ и т. д.
Р а с ш и р е н и е з н а ч е н и я : forcele — 'сосок’ приобретает зна­
чение 'грудь’; vacarme — боевой клич фламандцев — употребляется
в значении 'ш ум’ Еообще; place— 'площадь’ стало употребляться
в значении любого места, bureau— 'материя, покрывающая стол’,—
приобретает значение самого стола, и пр.
С у ж е н и е з н а ч е н и я : ramoner— 'чистить’ (от ramon— 'щ ётка’)
стало употребляться только в значении 'чистить дымоход’; sev-
rer—'разлучать’— начинает употребляться только в значении 'от­
нять ребёнка от груди матери’; viande—'пищ а’ вообще, к XVI в.
начинает употребляться как 'м ясо’ и пр.
Характерны были явления изменения значения слова вследствие
метафорических переносов, например, слово prunele— 'маленькая
слипа’ стало употребляться в значении 'зрачок’; noirte—'чернота’
употребляется в значении 'грусть’ и т. п.

§ 65. Все рассмотренные явления изменения словарного состава


•i.ibiKii не связаны непосредственно со спецификой лексической
п т ('ми языка и обусловлены историческим развитием общества,
т. с. и каждом определённом историческом периоде эти явления
имеют свою специфику: именно и с т о р и ч е с к и е у с л о в и я
обусловливают источники заимствований и характер заимствован­
ных слов, они также определяют и характер изменения значений
слои, н сни:ш с развитием мышления на данном этапе \
Что касается процесса словообразования, то его специфика
обусловлена не теми или иными историческими периодами, а спе­
цификой системы данного языка, и поэтому этот процесс будет
}»ешотрен в следующем разделе настоящей главы.

II. Основные этапы развития звукового и грамматического


строя французского языка.
§ 66. Основные черты старофранцузского языка. § 67. Развитие зву­
кового строя. Характеристика состава гласных. § 68—72. Развитие глас­
ных, изменяющее звуковой состав вокализма. § 73—74. Остальные
пути развития гласных. § 75. Характеристика состава согласных.
§ 76—77. Развитие согласных. § 78. Изменения в области ударения.
§ 79. Заключение. § 80. Грамматический строй. Общие замечания.

1 Изменения значения слов могут быть обусловлены и лексической


системой языка, но эта проблема почти не исследована.

5 К- А. Аллендорф 65
§ 81. Характеристика имён существительных. § 82. Артикль. § 83.
Характеристика имён прилагательных. § 84. Категория сравнения имён
прилагательных. § 85. Различие падежных форм имён существительных
и прилагательных. § 86. Характеристика местоимений. § 87. Общие за­
мечания о развитии именной системы. § 88. Утрата падежных форм.
§ 89—90. Выравнивание форм. § 91. Развитие категории определённости
и неопределённости имён существительных; развитие форм артикля.
§ 92—94. Развитие местоименных форм и эволюция их употребления.
§ 95. Итог обзора развития именной системы. § 96— 104. Характеристика
глагольных форм. § 105— И З. Развитие глагольных форм. § 114— 118.
Развитие средств выражения глагольных категорий. § 119— 125. Строй
предложения. § 126— 131. Словообразование. § 132. Заключение.

§ 6 6 . Прежде всего мы остановимся на общей характеристике


старо французского языка. Что представлял собой {старофранцуз­
ский язык ? 1 Каковы были его особенности по сравнению с сов­
ременным языком? Каковы были характерные черты его звукового
и грамматического строя?
Общий обзор языка в определённый период его существования
необходим прежде всего для того, чтобы получить представление
о языке как единой системе.
Основной характерной чертой строя гтарофранпузского языка
была его флективность, богатство и разнообразие грамматических
форм. По сравнению с сОвременИБга'французским языком старо-
французский язык можно рассматривать как язык, ещё богатый
чертами, характерными для языков синтетического строя.
Богатство флексий наблюдалось главным образом в глаголь­
ной системе. Такие глагольные категории, как категория времени,
лица, числа, почти полностью выражались системой флексий; на­
пример, в настоящем времени, в отличие от современного языка,
каждая форма лица имела характерную флексию:
chant (нулевая флексия) chantons (фл. ons)
chantes (фл. es) chantez ( „ ez)
chantet ( „ et) chantent ( „ ent)
Именная система была менее флективна; почти у всех существи­
тельных и прилагательных ж е н с к о г о р о д а падежных флексий
не было, и флексиями была выражена только категория числа, на­
пример: fleur—fleurs. Для большинства существительных и прила­
гательных м у ж с к о г о р о д а имелись как падежные флексии,
так и флексии, выражавшие категорию числа:
Sing. Pi.
N. murs mur
O b i.2 mur murs
1 Как уж е указывалось в предисловии, термин «старофранцузский язык»
употребляется для обозначения французского языка определённой системы,
характерной для начального периода его развития (IX, X, XI вв.).
2 oblique — косвенный падеж.

f>6
Наравне с флективностью для старофранцузского языка было ха­
рактерно богатство jrpaMMaTHnecKHx форм. Например, в именной
системе категория "падежа, числа и рода в целом ряде имён су­
ществительных и прилагательных выражалась не флексиями, а
другой формой слова, например: N. ber — Obi. baron, или N. soer —
Obi. soreur и др.; прилагательные N. beaus — Obi. bel и др.; также
ед. ч. mantel, мн. ч. manteaus; или муж. p. lone — жен. род
longe и др. Богатство форм было особенно характерно для си­
стемы местоимений; например, личное местоимение 3-го лица муж.
рода имело следующие формы: il, li, lui, le, lor, leur, eus, les, из
которых большинство сохранилось и в современном языке; у при­
тяжательного местоимения 1-го лица муж.рода имелись следующие
формы: miens, mien, mes, mon, mi; у указательного местоимения'тот’—
формы: cil, celui, cel, ceus (в соврем, языке celui и ceux) и т. д .
Богатство форм наблюдалось также и в глагольной системе. На­
пример, глагол amer в настоящем времени имел различные основы:
il aimet, nos amons; глагол laver: il levet, nos lavons и др. Чере­
дование гласного основы в настоящем времени изъявительного и
сослагательного наклонений наблюдалось у большинства глаголов..
Флективность старофранцузского языка отражалась и на строе
предложения, который характеризовался свободным порядком слов,,
поскольку функция слова в предложении во многих случаях вы­
ражалась формой самого слова; например, в предложении «Rolant
apelet Oliviers» подлежащим является «Oliviers», на что указы­
вает флексия s. Не было устойчивости и последовательности
в употреблении словосочетаний и частей речи; например, не было­
чёткого различия в употреблении самостоятельных или несамо­
стоятельных форм местоимений — li mandet—'он ему посылает’’
наравне с lui mandet; или: meie barbe— 'моя борода’ (meie = mienne)
наравне с т а barbe; личные местоимения могли употребляться и
опускаться при глаголах, также и артикль при существительных
(см. примеры в разделе анализа текстов § 180—182). Различные
причастия могли употребляться с одним вспомогательным глаго­
лом, если даже каждый из глаголов спрягался с различными вспо­
могательными глаголами. Старофранцузское предложение было
также 0огато различными своеобразными конструкциями: видовыми,
беспредложными (косвенное дополнение без предлогов), например;
«Charles est passant» (зидозая конструкция, выражающая длитель­
ность действия) или «Mandez Charlon» (беспредложная конструк­
ция— опущен предлог й) и др.
Для синтаксиса старофранцузского предложения, характерно
распространение сложносочинённых предложений; сложноподчи­
нённые предложения начинают употребляться чаще в памятниках
XII — XIII вв., причём союз que мог выражать самые разнообраз­
ные связи подчинения. Только С развитием сложноподчинённых
предложений возникают и новые различные подчинительные союзы.
Богатство звукового состава было также характерно для ста­
рофранцузского языка. В составе гласных имелось восемнадцать
б* 67
различных дифтонгов и трифтонгов. Характерной чертой была на­
зализация гласных; в составе согласных были аффрикаты и меж­
зубные звуки. Что касается звуковой структуры слова, то уже опре­
деленно намечалось преобладание слов с окситональным ударением.
Словарный состав старофранцузского языка характеризовался,
с одной стороны, незначительным количеством заимствованных,
в том числе абстрактных, слов и научных терминов, с другой
стороны, богатством слов, выражающих конкретные понятия, с яр­
кими красочными и разнообразными значениями; например, rivoier—
'marcher sur les rives’; tressuer—'etre transperc6 de sueur’; oise-
ler — *se sentir teger comme l’oiseau’; си ш ёе— 'objet de cuir’; enla-
tiner — ’instruire en latin’; venteler — 'Hotter au vent’ и мн. др.
Характерно богатство синонимики, например, для слова «Ьеаисоир»
имелись след, синонимы: ades, assez, fort, fortment, grantment,
maint, mout, trop и др.
Для старофранцузского языка вообще была свойственна воз­
можность употребления различных языковых средств для выра­
жения одного и того же значения и, наоборот, употребление од­
ного и того же средства для выражения различных значений.
Например, для выражения действия в плане прошлого могли упо­
требляться наравне форма прошедшего времени и форма настоя­
щего:
Li arcevesques les ot (present) cuntrarier,
Le cheval brochet (present) des esperuns d’or mer,
Vint (Pas. simple) tresqu’a els, sis prist (P. s.) a castier (Ch. de R.)
и обратно — действия различных планов могли выражаться одной
и той временной формой:
Dis blanches mules fist (PassS simple) amener Marsilies,
Que li tramist (P. s., но по значению = avait envoye) li reis de
Suatilie. (Ch. de R.)
Также в условных предложениях Imparfait du Subj. могло вы­
ражать как реальное, так и ирреальное условие; например: «S’i
fust li reis (Imp. du Subj.), n’i ofissum damage (Imp. du Subj.)»
(Ch. de R.) соответствовало в современном языке «Si le roi 6tait
1&, nous n ’aurions pas dommage» (реальное условие), атакже
si le roi avait 6t6 la, nous n’aurions pas eu dommage (ирреал
условие).
Временные формы сослагательного наклонения (Subjonctif) могли
употребляться для выражения условия, с чем и связано, что в ус­
ловных предложениях употреблялись времена Subjonctif.
Частица plus могла употребляться как для выражения сравни­
тельной степени, так и для выражения превосходной степени:
«Passent ces puiz et ces roches plus hautes» (Ch. de R.), где «plus
hautes» — 'самые Еысокке’. Союз que мог употребляться в значе­
нии любого современного союза: pourvu que, car, parce que и др.
Таким образом, можно сказать, что французский язык этого
раннего периода характеризуется своей выразительностью, богат­
ством грамматических форм и широкими возможностями их уиот-
68
ребления, а также богатством звукового состава и синонимики.
Если известный исследователь старофранцузского языка Ф. Брюио
и считал, что в дальнейшем французский язык теряет свою
яркость, свою красочность \ то надо сказать, что, теряя одни
качества, он приобретал другие, новые качества, развиваясь и
совершенствуясь.
§ 67. Развитие гласных. Прежде всего остановимся на ха­
рактеристике состава гласных. При этом надо отметить, что со­
став французского вокализма на самых ранних этапах развития
претерпел изменения, связанные со следующими явлениями: про­
цесс назализации гласных в положении перед носовыми согласными
( т , п) — в IX—X вв.2 и процесс вокализации 1 (IX— X вв.) в по­
ложении после гласного перед любым согласным (см. § 77, п. 1),
что привело к образованию нового ряда дифтонгов и трифтонгов
(au, ои, ieu, еаи, иеи). Учитывая эти явления, состав гласных
к XI в. был следующий:
Чистые гласные: а § е е i р о О
Назализованные гласные: ап ёп in On йп
Чистые дифтонги: ai ei oi tii ie ue * au e u 5 ou
Назализов. дифтонги: ain ein oin flin ien uen
Трифтонги: ieu eau ueu.
Характерные черты состава гласных по сравнению с составом
гласных современного французского языка следующие:
1. Наличие качественного различия только для гласных е и о;
Iласный а не имел качественного различия.
2. Отсутствие редуцированного гласного е.
3. Отсутствие гласного и (ои).
4. Отсутствие гласного о (ей).
5. Назализованные гласные как варианты чистых гласных ещё
не были носовыми, а назализировались под влиянием носового
согласного, например, слово «Ьоп» произносилось как [ЬОп], тогда
кик н современном языке как [Ьо].
(). Наличие назализованных гласных in и йп.
7. Отсутствие назализованного гласного бп.
Н. Наличие большого количества дифтонгов, "как чистых, так
и назализованных.
!1. Наличие трифтонгов.
§ 68 . Теперь рассмотрим те основные этапы развития гласных
ип фрипцуаском языке, которые приводили не только к изменению

1 I'. II г и il о t, Histoire de la langue fran^aise, v. I, p. 348.


’ 11<« (н ор м е лингвисты относят процесс назализации к VIII в.
" Дпфншги ио « р) и ои ( < о ) (см. § 22) к XI в. изменились: ^6 > цё,
"И • <’ II

69
звуковой формы слов, но и к изменению самого звукового состава
французского вокализма.
С XII в. состав французского вокализма постепенно начинает
изменяться: ярко намечается тенденция к монофтонгизации, кото­
рая завершается лишь к XVIII в.1:
XII в. ai > ei > §

„ eu> б

ue> 6

ei > 01

ieu > io > ]Q

XIII в .o i [ < e i] > 6 e > g e > u 6 > w e

„ oi > oe > оё > цё > wS

. ou>u

„ fii>tti < Щ
ueu > 6

. > je

XIV в. 1ё (после палат, со­


гласных) > е
XVI в. au > о

„ еаи > ео
XVII в. ео (< е а и )> о еаи) — еаи [ео] > [о ]
Таким образом, во французском вокализме утратились все
чистые дифтонги, сохранились лишь дифтонгические сочетания:
jo, je, i[i, we (Mathieu, pierre, fruit, avoir).
Надо отметить, что дальнейшее развитие дифтонгического соче­
тания we шло двумя путями: уже в XIII в. в некоторых отдельных
словах we стянулось в монофтонг § (в XIX в. во всех таких
словах была принята орфография ai вместо oi), например, croie
[crwe 3 > crg a] {совр. craie), foible [fw ebb > f§bta] (совр. faible);
1 Процесс монофтонгизации приводится полностью в настоящем раздело
для тою , чтобы не нарушать цельности описания единого процесса.
3 В скобках указывается развитие произношения.

70
также суффикс -ois [ w e s > ? s > § ] (совр. -ais) в окончаниях Impar-
fait и Conditionnel— dormeit [dormwe > dorm?] (совр. il dormait).
Начиная с XVI в. в народной речи w e в большинстве слов стало
произноситься как w a, например, avoir [avwer > avwar], но такое
произношение было признано нормой литературного языка только
н начале XIX в., причём в орфографии сохранилось oi.
§ 69. Назализованные дифтонги (см. § 67) также стянулись в
монофтонги или перешли в дифтонгические сочетания:
XIII—XIV вв. a i n > e i n > ? n — main [main] >[m§n]
e in > e n — plein [plein] > [pl?n]
o ln > o e n > w ? n — point [point] > [p w fn t]
Gin > qin > q?n — juin [d 3 0 in] > [зц?п]
ien>jen ~ — bien [bien]>[bj§n]
Дифтонг uen (из латинского Q -j-n) очень рано исчезает из
произношения, заменяясь on: — bon [b u en > b o n ], о т [uem >
о т > On].
Таким образом, сохраняются только дифтонгические сочетания:
we, je, цё (point, bien, juin).
§ 70. Состав чистых гласных (см. § 67) также претерпел ряд
изменений. В связи с тенденцией к окситональному ударению
(ударение на последнем слоге) единственно неударный гласный,
который сохранялся в конечном положении, а именно гласный
с и XII в. ослабевает, редуцируется, вследствие чего возникает
ионий вариант гласного, а именно редуцированное е [э]:
teste [tgste] > [tgsta]
о также редуцируется в предударных слогах и в односложных
оюнах, употребляемых обычно в безударном положении:
elieval [Xeval]>[J* 3 val]; 1е [1е ] > [ 1э]; je [dge] > [dja] > [ 5 9 ]; me
|п н '|> [ т э ] и др.
Чистые гласные пополняются ещё двумя гласными, а именно
красным б, возникшим в результате монофтонгизации дифтон-
iiiii ей и ие, и гласны ми, в о з н и к ш и м в результате монофтонгиза­
ции дифтонга ои и перехода предударного о в u (XIII в.); напри­
мер, trover > trouver; m o rir> m o u rir и др.
§71. Назализованные гласные (см. § 67) также претерпевают изме-
пгиии. Одно из ранних изменений коснулось назализованного еп, кото-
Iн.пЛ и XI в. уже начал звучать как ап, например: parent [parent]>
I|ini.liit|; позднее начинают изменяться гласные in и Cn (XIV в.
in > gn — Vin [vin] > [vgn]
f l n > o n — un [tin]> [on]
71
Таким образом, состав гласных пополнился назализованным бп
и утратил назализованные in и йп.
В XVI в. процесс назализации завершается, и назализованные
гласные становятся носовыми. Носовой согласный сохраняется
в графике только как показатель носового произношения гласного:
bon [Ь бп ]> [Ь б].
В XVII в. дезанализируются гласные в положении перед произ­
носимым носовым согласным, например: femme [fSme] > [fama];
аппёе [£пеэ] > [апеэ] > [апе].
§ 72. Все перечисленные изменения, проходившие в течение
многих веков во французском вокализме, привели в XVII в. к сле­
дующему составу вокализма (сравнить с составом гласных старо­
французского языка, § 67):
Чистые гласные: а е ? э i o p б и й
Н ос о в ы е гласные: а § 6 5
Ч и с т ы е д и ф т о н г и ч . с о ч е т а н и я : je, jo, we, iji
Н о с о в ы е д и ф т о н г и ч . с о ч е т а н и я : j?, w?, ij§
П р и м е ч а н и е . Все эти изменения в составе гласных прошли
в основном в течение исторического периода существования народности,
только тенденция к монофтонгизации закончилась в национальный период,
а именно монофтонгизация дифтонга au > о (XVI в.) и монофтонгизация
трифтонга еаи > §6 > о (XVII в.). В XVI—XVII вв., в связи с новым эта­
пом в развитии гласных, а именно с качественным изменением гласных
в зависимости от положения в слове (см. § 163), устанавливается каче­
ственное различие гласного а (а — передней артикуляции и а — задней
артикуляции) и гласного б [ог и 0 ], после чего состав гласных совпал
с составом гласных современного языка.

§ 73. Теперь рассмотрим развитие гласных, не влияющее на


изменение состава вокализма.
Во французском языке продолжалась тенденция к редукции и
утрате неударных гласных (см. часть I, § 24, 25 и § 70); утра­
чивались неударные гласные в зиянии, что опять вело к сокра­
щению слогов в слове. Положение гласного перед другим гласным
было связано в большинстве случаев с утратой интервокальных
согласных. Процесс утраты и изменения гласных в зиянии на­
чинается с XIV в. и завершается в XVI в.
1) В XIV в. гласный е в зиянии перестал произносится:
veoir [vewer] > veoir [vwer] > [vwar]
eage [еаёзэ] > eage [азэ]
seOr [sefir] > seur [sfir].
П р и м е ч а н и е . Орфография, не следуя за изменениями в произно­
шении, становилась исторической.

2) В XIV в. гласный о в зиянии не утрачивался, а переходил в и:


loer > louer; oir > ouir; aloette > alouette.
72
3) В XIV в. гласные i, и, й в зиянии переходили в лолусо-
гласные у, w, ц\
tuer [tiier > й[ёг1
nier [n ie r> njer]
ouate [uata > wata]
4) В XIV в. а перед on переходит в 3n; о утрачивается:
paon [рабп] > [pan].
В XVI в. гласный а в положении перед i образует дифтонг
a i > ei, который затем стягивается в е: traitre [traitra] > [traitra] >
[tr 6 itra] > [tretraj; в том же веке гласный а утрачивается в поло­
жении перед любым другим гласным:
aorner [aornerl > [orne(r)]
saoul [saul]> [sul]
aoust [au(t)] > [u]
§ 74. С тенденцией к окситональному ударению была связана,
как было указано выше (§ 70), редукция (ослабление) конечного е,
что привело в дальнейшем к его полной утрате; в XVI в. пере­
стаёт звучать конечный е в положении после гласных:
pensee [pasea] > [pSse]; finie [finia] > [finij;
в XVII в. конечное e перестаёт звучать также и после со­
гласных:
teste [teta]> [t§ :t]; porte [porta] > [port] и др.
Это привело тоже к сокращению количества слогов: рог | te > [port],

§ 75. Развитие согласных. Прежде всего отметим характерные


черты состава согласных французского языка XI в.:
Губные: р b m w
Губно-зубные: f v
П е р е д н е я з ы ч н ы е (зубные): t d s z n 1 r 3 6
Среднеязычные: Г n'j
З а д н е я з ы ч н ы е : k g h (последний — в заимствованных гер­
манских словах)
А ф ф р и к а т ы : ts tj 1 ds
Характерные черты состава согласных по сравнению с соста-
иом согласных современного языка следующие:
1) отсутствие согласного ц
2) отсутствие согласных X, з
Щ наличие Г
4) наличие h
Б) наличие трёх аффрикат ts, tj*, dg
Г>) наличие межзубных 3 и О
7) переднеязычная артикуляция согласного г.
§ 76. Развитие согласных шло по трём основным направле­
ниям: 1 ) тенденция к упрощению групп согласных и аффрикат;
2) развитие интервокальных согласных; 3) развитие конечных
согласных. Некоторые из этих явлений отражались на изменении
состава согласных.
Кроме этих явлений надо отметить ещё одно явление, изме­
нившее состав согласных и связанное с развитием гласных:
в XII в., с изменением звучания дифтонга fli > yi > qi (см. § 6 8 )
и назализованного дифтонга tiin > ц?п (§ 69), полугласный и
переходит в согласный ц: huit [Q it]> [qit]; juin [d 3 uln] > [зц?п].
Таким образом, состав согласных пополнился губным согласным ц.

§ 7 7 . 1. Т е н д е н ц и я к у п р о щ е н и ю г р у п п с о г л а с -
ныхиаффрикат.
1) Одним из ранних явлений (X в.) была вокализация соглас­
ного 1 : согласный 1 в положении после гласного перед любым
другим согласным переходил в 1 твёрдое, а затем в гласный и,
образуя с предыдущим гласным дифтонг: albe > tafbe > ацЬе; colp >
соцр; e ls > e y s .
Если согласный 1 находился после е открытого, то между е
открытым и вокализованным 1 возникал промежуточный звук а,
образуя трифтонг еац: mantgls > inanteaus; bgls > beaus.
П р и м е ч а н и е . Эго я в л е н н а было ( С в я з а н о с и з м е н е н и е м с о с т а в а
гласных, так как состав гласи л х чопотн длся дифтонгами au, ou (диф­
тонг ей уже был в составе вокализма) и трифтонгом еаи (см. § 67).

В положении после i и ц согласный 1 не вокализировался, а


утрачивался: nuls [niils > nils]; fils [fils > fis],
2) С XI в. начинается процесс утраты s в положении перед
другими согласными. Прежде всего s утрачивался в положении
перед плавными г, 1 и носовыми m, n: isle [ib]; blasme [ЫЗтэ].
К XIV в. s утрачивается и перед прочими согласными: teste [tgte];
beste [bgta] и др.
3) В XIII в. происходит упрощение аффрикат:
ts > s: ciel [tsjel> sjel]
c Fiien [tfjen > Xjen]
с!з > 3; gent [d 3 Snt > 3 ant].
Таким образом, состав согласных утратил аффрикаты и попол­
нился согласными J и 5 .
2. Р а з в и т и е и н т е р в о к а л ь н ы х с о г л а с н ы х . В XI в.
утрачивается интервокальный межзубный согласный d [3]:
vide > vie; veOeir > veeir; o3ir > oir и др. Это привело к утрате
из состава согласных межзубного d [б].
3. Р а з в и т и е к о н е ч н ы х с о г л а с н ы х . Начиная с XII в.
перестаёт произноситься конечное t в положении после гласного
{которое произносилось как t межзубное): chantet [tfSnteO > tJSnta];
e t [§]. Это привело к утрате межзубного t из состава согласных.
74
Затем в XIV в. намечается утрата многих конечных соглас­
ных в речевом потоке перед согласным следующего слова, нап­
ример: vi(f), cou(p), chante(r), apre(s); в паузе все эти согласные
произносились.
В XVI в. этот процесс продолжается, и многие согласные
перестают звучать и в паузе, например:
утрата t после tti, п — суфф. -raen(t); aimen(t)
d в суфф. -aud, -ard — bavar(d)
p после m — chara(p)
s во всех положениях — raur(s), porte(s ) 1
г в окончаниях инфинитива глаголов и в именном суф­
фиксе -eur — chante(r); dorrai(r); danseu(r).
В XVII в. окончательно, утрачиваются конечные р, t, k, s.
Произношение конечного г в литературном языке восстанавливается,
кроме форм инфинитива глаголов 1-го спряжения: chanter [jSte].
§ 78. Заканчивая обзор развития звукового строя французского
языка необходимо остановиться на развитии ударения. Д ля ста­
рофранцузского языка было характерно словесное ударение и,
как уже было указано выше, продолжала проявляться тенденция
к окситональному ударению слов (см. § 70 и § 74). Начиная с XIV в.
наблюдается постепенный переход от словесного к фразовому
ударению, которое окончательно устанавливается в XVI в. Пере­
ход к фразовому ударению был связан с явлениями liaison и еп-
chatneraent. Эти явления как новый этап в развитии звукового
строя, будут рассмотрены в следующей главе.
§ 79. Подводя итог развитию звукового строя, можно сказать,
что основные тенденции почти полностью завершились в рассмат­
риваемы \ исторический период, т. е. до XVI в., и только некото­
рые из них заканчивались в XVI, XVII вв. (процесс монофтонги­
зации, процесс утраты конечных согласных). (См. Приложение:
Таблицы III и IV. Развитие звукового состава французского языка.)

ГРАММАТИЧЕСКИЙ СТРОЙ

§ 80. Французский язык как язык нового качества по сравне­


нию с народной латынью, на основе которой он сложился, имел
спою специфику, свои закономерности развития как в звуковом,
I;и< и в грамматическом строе.
Взаимосвязь развития грамматического и звукового строя на­
родной латыни обусловила образование характерных черт имен­
ных и глагольных форм французского языка (см. § 41). Если сло­
жившийся французский язык по сравнению с латинским языком
уже сделал большой шаг в сторону аналитизма, то по сравнению
1 С этим связана утрата выражения категории числа формой слова;
м. § 166.

75
с современным языком старофранцузский был ещё языком с до­
вольно богато развитой системой флексии, в котором функции
слова в предложении могли быть выргжены формой самого слова.
Прежде чем перейти к изучению путей развития как именных,
так и глагольных форм, необходимо остановиться на их характе­
ристике.
ХАРАКТЕРИСТИКА ИМЕННЫХ ФОРМ

§ 81. Имя существительное. Имена существительные в старо­


французском языке имели категорию падежа (главным образом,
существительные муж. рода), категорию числа и рода; категория
определённости и неопределённости имён существительных была
ещё в процессе становления. В старофранцузском языке было две
падежных формы: именительный (Ncrainatif) и косвенный (Oblique).
Форма именительного падежа употреблялась для выражения под­
лежащего, именной части сказуемого и в обращениях; форма
косвенного падежа — для выражения прямого дополнения (без
предлогов), а также косвенного дополнения и обстоятельственных
слов с предлогами1.
В зависимости от того, как выражалась категория падежа,
можно разделить имена существительные на три группы:
1. Существительные мужского рода, выражающие категорию
падежа при помощи флексии -s как в единственном, так и во мно­
жественном числе. Эти существительные составляли самую мно­
гочисленную группу и восходили главным образом к латинским
существительным 2 -го склонения на -us и частично к существи­
тельным 3-го склонения (§ 41, п. 2).
Sg. Pi- Sg. PL S g. P i.
N. murs mur chevaus* cheval chiens chien
Obi. mur murs cheval chevaus chien chiens
2. Существительные мужского рода, оканчивающиеся на -е и
выражающие категорию падежа только во множественном числе
при помощи флексии -s. Этих существительных было значительно
меньше и восходили они главным образом к латинским существи­
тельным 3-го склонения, сохранившим в своём фонетическом раз­
витии конечное опорное е (§ 41, п. 1).
Sg. P i. Sg. P i. S g. P i.
N. pere pere arbre arbre raaistre maistre
Obi. pere peres arbre arbres maistre maistres
3. Существительные мужского и женского рода, выражающие
категорию падежа при помощи изменения самой формы слова
в единственном числе, а во множественном числе существитель­

1 О беспредложных конструкциях см. § 125.


2 Вокализация 1 перед s (см. § 77, п. 1).

76
ное муж. рода при помощи флексии -s, тогда как существитель­
ные жен. рода во множ. числе падежных различий не имели.
Их было немного, и они восходили к латинским существитель­
ным 3-го склонения, сохранившим форму именительного падежа
{см. § 32, п. 3). Это склонение не было продуктивным, и его
можно рассматривать как архаическое склонение.
Существительные мужского рода:
Sg. PL Sg. PL Sg. PL Sg. PL
N. ora ome cuens conte ber baron sire segneur
■Obi. ome omes conte contes baron barons segneur segneurs
Sg. PL Sg. PL
N. compainz compagnon emperere empereeur
Obi. compagnon compagnons empereeur empereeurs
Существительные женского рода:
Sg. P i. Sg. PL
N. suer soreurs ante antains1
Obi. soreur soreurs antain antains
Почти все существительные женского рода, за небольшим
исключением (см. п. 3), не имели категории падежа ни в един­
ственном, ни во множественном числе; одни из них оканчивались
на -е и восходили главным образом к латинским существитель­
ным на -а; другие оканчивались на согласный и восходили к ла­
тинским существительным 3-го склонения (§ 32, п. 1, 3):
Sg. PL Sg. PL Sg. PL Sg. PL
N . tere teres porte portes fleur fleurs mort morz *
Obi. „ n n n n » *
§ 82. Категория определённости и неопределенности имён су­
ществительных ещё окончательно не оформилась, но частично
находила своё выражение при помощи определённого артикля,
который восходил к латинскому указательному местоимению ille
{§ 36), и неопределённого артикля, восходящего к латинскому
прилагательному unus. Но эта категория, как будет указано дальше,
находилась ещё долгое время в процессе становления. Формы
нртикля были следующие:
M у ж. род. Ж е н . po Д.
Sg. PL Sg- PI.
N. li li N . la les
Obi. le les Obi. и я
N. uns un N. une unes
Obi. un uns Obi. n я

1 Существительные жен. рода этого типа склонения восходили к герман-


■ким заимствованиям.
* Конечное сочетание ts в орфографии передавалось через z.

77
В некоторых случаях артикль уже выступал как выразитель
категории падежа и категории числа имён существительных: li
pere (N . sg.) — le pere (Obi. sg.); le mur (Obi. sg.) — li mur (N . p i.).
В старофранцузском языке образовались формы слитного ар­
тикля и характерным было слияние артикля не только с предло­
гами а и de, но и с предлогом еп:
j a - f - le > al; le n -j-le > e l .
a -j-le s > as; l d e - | - l e s > > d e s ; (en
u -f-les > es.
§ 83. Имя прилагательное; Характерным признаком имён
прилагательных было их различие в выражении категории рода.
По этому признаку они могут быть разбиты на три группы:
1. Прилагательные, у которых категория женского рода выра­
жалась при помощи окончания -е. Эти прилагательные восходили
к прилагательным народной латыни двух окончаний (§ 33):
S g. p i. Sg- Pi. Sg. P i.
bons bon clers cler chiers chier
МУЖ- р- { о ы . bon bons cler clers chier chiers
ш. bone bones clere cleres chiere chieres
Жен. Р- i о ы .

2. Прилагательные, у которых категория женского рода не


была выражена при помощи окончания -е. Эти прилагательные
восходили к прилагательным народной латыни одного окончания,
т. е. не имеющим родового различия (§ 33):
Мужской род
Sg. PI. Sg. Pi.
N . granz grant forz fort
Obi. grant granz fort forz
Женский род
% Pi- Sg. PI-
N . grant granz fort forz
ОЫ.
П р и м е ч а н и е . Прилагательные женского рода этой группы утра­
чивали во французском языке s в именительном падеже единственного-
числа (grant вместо granz) по аналогии с формой косвенного падежа.

3. Прилагательные, оканчивающиеся на -е, не имеющие родо­


вого различия в именительном падеже единственного числа. Они
восходили к латинским прилагательным, сохранившим в процессе
фонетического развития конечное опорное е.
М у ж . род. Же н . род.
Sg. PL Sg. PL
N . tendre tendre tendre tendres
Obi. tendre tendres
78
§ 84. Категория сравнения имён прилагательных выражалась
при помощи служебных слов (см. § 33):
М . p . forz, plus forz, li plus forz 1
Ж . p . fort, plus fort, la plus fort.
Некоторые прилагательные выражали категорию сравнения
синтетически, т. е. путём изменения самой формы слова (§ 33):
bons, mieldre, li mieldre
petiz, meindre, li meindre

§ 85. Различные явления звукового развития приводили к раз­


личиюпадежных форм имён существительных и прилагательных,
что было очень характерно для старофранцузского языка. Явления
эти были следующие:
1. Согласные п (после г), m , р, k, f, v не звучали перед сог­
ласным s. Так как флексия -s, как мы видели, была очень ха­
рактерна для именных форм, то это и отразилось на различии,
падежных форм:
Sg. PL Sg. Pi. Sg. PL
N . jor(n)s jorn dra(p)s drap san(c)s sane
Obi. jorn jors drap dras sane sans
Sg. PL Sg. Pi.
N . vi(f)s vif se(c)s sec
Obi. vif vis sec ses
2. Согласный 1 вокализировался перед s (см. § 77, п. 1):
Sg. PL Sg. P i.
N . chevaus cheval beaus bel
Obi. cheval chevaus bel beaus
3. Согласный t в положении перед конечным s произносился,
инк аффриката ts, и в графике изображался буквой z:
Sg. Pi. Sg. PL
N . venz vent granz grant
Obi. vent venz grant granz
Различие наблюдалось не только в падежных формах, но также
и н формах рода имён прилагательных в зависимости от различ­
ного развития конечных гласных и согласных:
М . p . blanc sec vif lone larc
Ж . p . blanche seche vive longe large.
8 SB. Местоимения также характеризовались многообразием:
фирм. Кроме того, некоторые местоимения (личные 3-го лица и
1 I >1.1ли ш м м ож пы случаи употребления plus без артикля для выражения
|||||<1нч'ходиоИ степени.

79
указательные) сохранили форму дательного падежа. Различное
звуковое развитие местоименных форм в зависимости от наличия
или отсутствия ударения привело к образованию ударных и не­
ударных или самостоятельных и несамостоятельных форм.

Личные местоимения
Ударн. Н еуд. Ударн. Неуд. Ударн. Н еуд. Ударн. Неуд.
Sg. N . je je tu tu il il ele ele
. D. - — — lui li li li
. ObL raei ше tei te lui le li la
PL N . nos nos VOS vos il il eles eles
. D. - — — — leur lor leur lor
„ ObL nos nos VOS vos eus les eles les
Притяжательные местоимения
Ударн. Неуд. Ударн. Н еуд. Ударн. Неуд.
(S g . N . miens mes tuens tes suens ses
ObL mien mon tuen ton suen son
Муж. род. ■ mi tuen ti suen si
P l. N . mien
{ ObL miens mes tuens tes suens ses
(S g . N . meie ma toue ta soue sa
ObL я n n я »
Жен. род. tes soues ses
P l. N . meies mes toues
. Obl. я n я и я я
Ударн. Н еуд. Ударн. Неуд.

( Sg. N . nostre — vostre —


* Obl. nostre — vostre —
Муж. род. ( p l д, nostre vostre —
{ Obi. nostres noz vostres voz
( Sg. N . nostre — vostre —
Жен. род. jдг nos^res noz в '
vostres voz
( ObL ,

Д ля 3-го лица множ. числа употреблялась неизменяемая форма


leur.

У казател ьны е местомм'ения


В старофранцузском языке имелись следующие указательные
местоимения:
cil, cele — тот, та
cist, ceste — этот, эта
се — это
м
в руки городской верхушки, и король бежит из Парижа. В это
же время вспыхивает на севере знаменитое крестьянское восста­
ние — «Жакерия». К крестьянам примыкают ремесленники, бедняки,
мелкие торговцы. Во главе восставших становится Гийом Каль,
который стремится связать крестьянское движение с движением в
городах. Но крестьянство было слишком неорганизован©, раздроб­
лено; в городах наёмный труд ещё только зарождался, и рабочие
не успели ещё выделиться в особый класс, который мог бы высту­
пить как руководитель движения. Поэтому все эти восстания были
подавлены. Что касается военных действий, то самое тяжёлое поло­
жение Франции наступает к началу XV в. В 1415 г. герцог Б ур­
гундский в союзе с Англией занимает Париж. Франция находилась
на грани потери своей независимости. Но в 1429 г., в знаменитой
битве при Орлеане (во главе французских войск стала Жанна д’Арк)
англичане были разбиты, и с этого времени успех перешёл на сто­
рону французов. В 1453 г. война была окончательно закончена при
полной победе Франции. Результаты этой войны были следующие:
1. Переход во владение Франции всех областей на её террито­
рии, принадлежавших до столетней войны Англии.
2. Окончательная победа короля над феодалами, т. е. ещё
большее укрепление и централизация королевской власти.
В конце XV в. можно уже говорить о полном территориальном
объединении Франции, так как к этому времени были присоединены
вся область Прованса, которая находилась во владении Священной
Римской империи, а также Бургундия и Бретань. 1491 г.— год
присоединения Бретани — можно считать датой окончательного
территориального объединения Французского государства.
После окончания столетней войны экономика Франции начинает
бурно развиваться, интенсивно растёт городская промышленность,
развивается как внутренняя, так и внешняя торговля. Король, опи­
раясь на верхушечные слои городского населения, стремится к
уничтожению последних феодальных вольностей. С 1469 г. во
Франции вводится и начинает распространяться книгопечатание,
что способствовало распространению культуры.
§ 57. Все эти изменения, происходящие в социальной, экономи­
ческой и политической жизни французской народности, нашли свой
непосредственное отражение в дальнейшем развитии общенародного
языка: всё интенсивнее в нём проявляется тенденция к единству
языковых норм. Усиливается объединительная роль литературного
языка, который распространяется не только территориально, погло­
щая диалекты, но постепенно расширяет и сферу своего употреб­
ления, вытесняя латинский язык в судопроизводстве, в канцеля­
риях, в административной переписке, проникая всё больше и больше
во все области жизни французского народа.
§ 58. Таким образом, мы видим, что в конце XV в. склады­
ваются все условия, характеризующие образование французской
•L
Процесс утраты категории падежа начинается с XI в. и закан­
чивается в XV в. Как правило, сохраняется форма косвенного
падежа: например, Sg. mur — P l. murs; Sg. pere — P l. peres; Sg.
conte — P l. contes; Sg. b o n — P l. bons; Sg. grant — P l. granz и т. д.
Таким образом, ф л е к с и я -s с т а н о в и т с я п о к а з а т е л е м
к а т е г о р и и ч и с л а . Однако, были случаи, когда сохранялась
форма именительного падежа; это наблюдалось у имён собствен­
ных и у существительных, выражающих родственное отношение:
Jacques, Charles, Nicolas, Georges и др., а также — Sg. fils
(а не fil) — P l. fils; Sg. soeur (а не soreur) — P l. soeurs. Иногда
сохранялись обе падежные формы, но обычно при этом существи­
тельные приобретали различные оттенки значения:
Sg. chantre (форма N .) ■ ■Pl. chantres ‘певчий’
„ chanteur (форма ОЫ.)- ■Pl. chanteurs ‘певец’
„ о ш > о п (форма N .) неопред, местоим.
„ оте (форма Obl.) „ omes (hommes) ‘человек’
„ gars (форма N .) » gars ‘парень’
„ gargon (форма Obl.) „ gargons ‘мальчик’

§ 89. С XIV в. начинается процесс выравнивания именных


форм. Д о XIV в. многие существительные и прилагательные имели
различные падежные формы, что было связано с различным раз­
витием согласных в положении перед флексией s (см. § 85). Пос­
кольку сохранялись формы косвенного падежа, то различие име-'
лось только в формах числа:
Sg. sac — P l. sas S g . jorn — P l. jors
„ coup— „ cous „ hivern — „ hivers
„ vent — „ venz „ m antel— „ manteaus
„ col — . cous „ cheval— . chevaus
также и у прилагательных:
Sg. jolif — P l. jolis Sg. bel — P l. beaus
„ vif — „ vis „ fol — „ fous
Процесс выравнивания шёл или по аналогии с формой единст­
венного числа, или с формой множественного числа.
Таким образом, наблюдались следующие случаи:
1. Выравнивание шло по форме единственного числа:
Sg. sac — P l. sacs (вм. sas)
„ coup — „ coups (bm. co u s)
„ vent — „ vents ( b m . venz)
„ v if — „ vifs (bm. vis)
2. Выравнивание шло по форме множественного числа:
Sg- jo r (вм. jorn) — P l. jors
„ m an teau (вм. mantel)— „ manteaus
„ joii (bm. jolif) — „ jolis
„ hiver (bm. hivern)— „ hivers

82
3. Обе формы сохранялись, но обычно с различным значением:
Sg. col — PI. cols (вм. cous) — ‘воротник’; Sg. сои (вм. col) — PI.
cous — ‘шея’ Sg. bel (перед гласным); PI. не существует Sg. beau
(вм. bel) — PI. beaus.
4. В языке сохранялись невыравнившиеся формы:
Sg. cheval — P I. chevaus (ныне chevaux)
„ ciel — „ cieus (ныне cieux), имеется и форма ciels, но
в другом значении;
„ bosuf — „ bosufs [b o ]1
П р и м е ч а н и е . Образование множ. числа на -ей, -аих было на­
столько устойчивым, что существительные и прилагательные с окончанием
-al, в дальнейшем входившие во французский язык, образовывали форму
множ. числа при помощи флексии -аих: Sg. central — PI. centra их; S g
structural — PI. structuraux.
У имён прилагательных, также в связи с фонетическим разви­
тием, наблюдалось различие родовых форм (см. § 85, п. 3):
т lone — / longe т vif — / vive
„ larg — „ large „ chauf — я chauve
„ blanc — „ blanche
Выравнивание шло или по формам мужского рода, или по
формам женского рода:
1. По форме мужского рода: т lone (ныне long)— / longue
(вм. longe).
2. По форме женского рода: т large (вм. larc)— / large;
т chauve (вм. chauf) — / chauve; и вследствие этого ряд прила­
гательных утратил родовые различия.
3. Многие прилагательные не выравнивались:
т blanc — / blanche
„ v i f — „ vive
„ s e c — „ seche
Процесс унификации именных форм заканчивается к XVI в..
§ 90. Начиная с XIV в. прилагательные, в связи с тенденцией
к унификации форм, идут ещё по следующему пути развития: те
прилагательные, которые не имели флексии -е в женском роде
(гм. § 83, п. 2), начинают употребляться с флексией -е и таким
образом совпадают по образованию рода с большинством прила­
гательных типа bon — bone, например: Sg. / fort — PI. f forts
получает новые формы: Sg. forte — P L fortes. С л е д о в а т е л ь н о ,
ф л е к с и я -e у т в е р ж д а е т с я к а к о с н о в н о й п о к а з а т е л ь -
к а т е г о р и и ж е н с к о г о р о д а . Этот процесс завершается
и XVI в. Пережиточные формы сохранились в современном языке
и следующих словосочетаниях: grand-mere, grand-rue, grand-peur,

1 Выравнилось только в написании, но не в произношении.

И* 83
pas grand-chose, elle se fait fort de... и др., а также в именах
собственных: Rochefort, Granville и др.

§ 91. Категория определённости и неопределенности имён су­


ществительных, как уже было указано выше, долгое время нахо­
дилась в процессе становления. Определённый и неопределённый
артикли постепенно уточняют свою функцию при существитель­
ных как выразители этой категории.
В старофранцузском языке неопределённый артикль употреб­
лялся очень редко. В тех случаях, когда в современном языке
существительные употребляются с неопределённым артиклем,
в старофранцузском языке артикль вообще отсутствовал.
Сфера употребления определённого артикля была шире, чем
у неопределённого артикля, однако часто артикль опускался, на­
пример, перед абстрактными существительными и перед сущ е­
ствительными в общем (родовом) значении: quer (== car) feit i ert
е justice et amur — ‘потому что там была вера, справедливость
и любовь’. В современном языке сохранились такие конструкции
в устойчивых словосочетаниях: noblesse oblige, donner raison и др.
В редких случаях определённый артикль имел указательное зна­
чение, что было связано с его происхождением (из латинского
указательного местоимения), например: ton cheval et le Perceval,
где l e — celui или «Aucassin of les moz» — ‘Окассен услышал эти
слова’, где les = ces. В дальнейшем такое употребление совсем
утрачивается. В современном языке оно сохранилось в таких
устойчиьых выражениях, как:
Ne parlez pas de la sorte (la = cette)
Pour le coup c’est trop (le = ce).
К XIII в. сфера употребления определённого артикля расши­
ряется, также расширяется сфера употребления неопределённого
артикля, как противоположная форма выражения определённости.
С утратой падежных флексий употребление артикля становится
всё более постоянным. Артикль постепенно становится необходи­
мым сопроводителем имени, выражая как категорию определён­
ности или неопределённости, так и категорию числа и рода.
Процесс укрепления артикля перед существительным продол­
жается до XVII в В XVII в. вводятся определённые нормы
употребления артикля, уточнившие и зафиксировавшие тенденции,
которые проявлялись в языке.
С точки зрения развития форм у артикля так же, как и у су­
ществительных и прилагательных, утрачивается форма именитель­
ного падежа, остаются формы le, les; la, les; un, uns; une, unes.
Формы множественного числа uns и unes сохранялись в языке
до XVI в., постепенно вытесняясь формой des. В XVI в. ещё
встречаются формы uns, unes, но преимущественно с существи­
тельными собирательного значения: unes armes, unes lunettes
и др.
84
Формы слитного артикля претерпевают фонетические измене­
ния: al (a -f-le )> - au; as (а —|—les) по аналогии с формой au при­
нимает форму aus (ныне aux); del ( d e - j - l e ) > d e u > d u . Слитные
артикли el (еп 1е) >• ей > ои и es (en -j- les) постепенно выходят
из употребления и в XIV в. форма au часто употребляется вместо
формы ои. Употребление au вместо ои оставило следы и в совре­
менном языке в устойчивых словосочетаниях, например: se mettre
au lit (т. e. en le lit) '; partir au Japon (en le Japon); aujourd’hui,
где au = en le (jour de hui2). Форма es (en-j-les) сохранялась
дольше, до XVI в. Эта форма ещё встречается у Рабле. Однако
после XVI в. она окончательно перестаёт употребляться и в сов­
ременном языке сохранилась лишь в таких выражениях, как doc-
teur es lettres.
§ 92. Местоимения также претерпевают ряд изменений как в
области развития форм, так и в области эволюции их употребления.
В личных местоимениях (см. § 86) утрачиваются форма И
3-го* лица муж. и жен. рода и неударная форма lor. Форма 3-го
лица мн. ч. il в XIV в. приобретает флексию -s, как показатель
категории числа, свойственный всей именной системе. Формы
именительного падежа je, tu, il, которые до XIII века употреб­
лялись как при глагольных формах, так и самостоятельно, по­
степенно начинали вытесняться при самостоятельном употреблении
ударными формами косвенного падежа, т. е. raoi, toi, lui.
В XIV — XV вв. ещё можно встретить употребление без глагола
форм je, tu, il, например: «шоу et ceste petite fille» наравне с
«II et sa dame». К XVI в. употребление je, tu, il как само­
стоятельных форм окончательно исчезает. Уточняется употребле­
ние ударных и неударных форм косвенного падежа, например,
конструкция vien mei (moi) couvrir вытесняется конструкцией vien
me couvrir.
Личные местоимения всё чаще начинают употребляться при
глагольных формах, тогда как до XIII в. они очень часто опуска­
лись. Это связано с тем, что с постепенной утратой глагольных
флексий выражение категории лица и числа в глагольных формах
переходит на личные местоимения.
§ 93. В притяжательных местоимениях (см. § 86) утрачи-
иаются формы именительного падежа. С XIII в. начинается про­
цесс унификации форм. Этот процесс коснулся ударных форм
притяжательных местоимений. Наиболее устойчивой формой ока­
залась ударная форма 1-го лица мужского рода, по аналогии с
пей идёт преобразование остальных форм:
mien <— tuen «— suen
m eie •<— toue -<— soue
1 В старофранцузском языке предлог еп имел такое ж е значение, как
il dans.
2 hui от латинского h o d ie — ‘сегодня*.

85
и таким образом образуются следующие формы:
mien, tien, sien
mienne, tienne, sienne.
С развитием языка уточняется употребление ударных и не­
ударных форм. До XIII в. часто ударные формы употреблялись
в неударном положении перед существительными; например, из
«Песни о Роланде»: «Par ceste meie barbe» — наравне с употреб­
лением « т а gente sorur Aide.»
К XVI в. различие в употреблении ударных и неударных форм
устанавливается.
§ 94. В указательных местоимениях (см. § 86) также ярко
сказался процесс утраты падежных форм. Из падежных форм ме­
стоимения cii — ‘тот’ наиболее устойчивой оказалась форма да­
тельного падежа celui, постепенно вытеснявшая формы cil (N .)
и cel (Obl.); форма cil долго сохранялась в языке и окончательно
исчезла только к XVII в. Из падежных форм местоимения cist —
"этот’ наиболее устойчивой была форма cest (Obl.), которая в XV в.
вытеснила cist (N.) и cestui (D.).
В формах множественного числа этих местоимений сохранилась
форма косвенного падежа ceus (ceux) и cez (ces). В формах жен­
ского рода сохранились формы косвенного падежа celle, celles и
и ceste (cette), cez (ces).
Также происходит эволюция их употребления. В раннем пери­
оде развития французского языка местоимения cil, cele и cist,
ceste могли употребляться без всякого различия как самостоятельно,
так и при существительных, например:
cil (cist) respont — ‘тот (этот) отвечает’
cil (cist) compainz — ‘тот (этот) друг’.
Однако самостоятельное употребление cil и употребление cist
в качестве местоименного прилагательного совершенно определённо
выявляется уже в XI в. В «Песне о Роланде» на 169 случаев упот­
ребления cil, cele приходится 119 случаев его самостоятельного
употребления и на 140 случаев употребления cist, ceste прихо­
дится 9 случаев его самостоятельного употребления. С развитием
языка происходит всё большая дифференциация употребления у к а ­
зательных местоимений, к XVII в. их употребление окончательно
уточняется. Для установления отношений отдалённости и прибли­
жённости уже с XIII в. в языке начинают употребляться частицы
ci и la: celui-ci, celle-l& и т. д.
§ 95. Даже краткий обзор развития именной системы ф ранцуз­
ского языка вскрывает два основных направления этого развития:
1. Развитие именных форм в сторону отмирания падежных
флексий и различных падежных форм, а также унификации форм
по принципу аналогии, что вело к изменению самого строя фран­
цузского языка по пути к аналитизму.
т
2. Эволюция в употреблении именных форм в сторону уточ­
нения их функции в предложении. Такие же тенденции наблю­
даются и в развитии глагольной системы.

ХАРАКТЕРИСТИКА ГЛАГОЛЬНЫХ ФОРМ

§ 96. Все глаголы в старофранцузском языке по типу спря­


жения составляли три группы спряжения. Глаголы каждого спря­
жения имели в инфинитиве определённые окончания.
I -er> -ier: chanter, cerchter, восходили к латинским глаголам
на -are;
II -ir: dormir, 0 '1'r, finir, восходили к латинским глаголам на -ire;
III -eir, -re: aveir, vendre, восходили к латинским глаголам на
-ёге и -ere.
К XIV в. некоторые окончания изменились в связи со звуко­
вым развитием:
I -er: chanter, cercher (вм. cerchier), поскольку дифтонг ie после
палатальных стянулся в монофтонг е (см. § 68);
I I — осталась без изменения флексия -ir;
I I I — oir (вместо -eir); -re: avoir, в связи с развитием дифтонга
e i > o i (в произношении [we]) (см. § 68).
§ 97. Для системы старофраниузского спряжения было харак­
терно чередование гласных основы у многих глаголов в Present de
l’lndicatif, Present du Subjonctif и Imperatif, что было связано с
происхождением этих форм (см. § 41, п. 5). Следующие глаголы
спрягались без чередования:
P r e s e n t d e l ’l n d i c a t i f
chanter dormir fin ir 1 vendre
chant dorm fin-is vent
chant-es dor(m)-s fin-is venz (ds = .
chant-e(t) dor(m)-t fin-ist v£nt
chant-6ns dorm-ons fin-iss6ns vend-ons
chant-£z dorm-ёг fin-iss6z vend-ez
cha nt-ent d6rm-ent fin-issent v6nd-ent
Во всех этих глаголах чередования не было, так как гласный
основы находился в закрытом слсге. Рассмотрим глаголы, в ко­
торых гласный основы находился в открытом слоге:
amer tenir deveir
aim tien dei
aim-es' tten-s d£i(v)-s
aim-e(t) ti6n-t dei(v)-t
am-ons ten-ons dev-ons
ain-£z ten-ez dev-ez
aim-ent tien-ent deiv-ent
1 Глаголы, восходящие к латинским глаголам 4-го спряжения, спрягающи-
оси с суффиксом sc (см. § 40, п. 3).

87
Таким образом, все глаголы в старофранцузском языке, в ко­
торых гласный основы находился в открытом слоге, спрягались с
изменением этого гласного, в зависимости от того, падало на
него ударение или нет. В формах Present de l’lndicatif, Present
du Subjonctif и Imperatif ударение чередовалось, что вызывало и
чередование гласных основы.

Present.du Subjonctif

б ез чередования:
chanter dortnir vendre
chant dorm-e vend-e
chanz (t-f-s) dorm-es vend-es
chant dorm-e(t) vend-e(t)
cbant-ons dorm-ons vend-ons
chant-ez dorm-ez vend-ez
chant-ent dorm-ent vend-ent
с чередованием:
amer tenir deveir
aim tien-e deiv-e
aim-s tien-es d6iv-es
aira-t ■ tien-e(t) deiv-e(t)
am-6ns ten-ons dev-ons
ат-ёг ten-6z dev-ёг
aim-ent ti6n-ent deiv-ent

Imperatif
без чередования:
chanter dormir vendre
chant-e dorm vent
chant-ez dorm-ez vend-6z
с чередованием:
amer tenir deveir
aim-e tien d6if
am-6z ten-ёг dev-6z
П р и м е ч а н и е : Такие глаголы, как, например: laver, l^ver, trover,
plorer, saveir, v^nir и мн. др., спрягались с чередованием гласного ос­
новы. И для того, чтобы их правильно спрягать, надо знать, как изме­
няется гласный под ударением в открытом слоге (см. § 22).

§ 98. Imparfait, восходящее к латинскому imperfectum, имело


ударение во всех формах лица на окончании, и поэтому чередо­
вания гласного в этой временнбй форме не было. Окончания гла­
голов II и III спряжения были одинаковы (см. § 41, п. 4):
88
1m p a r f a i t
ашег tenir deveir
ат-ое ten-eie dev-6ie
am-6es ten-6ies dev-eies
am-o(e)t ten-eit dev-eit
am-iiens ten-ii£ns dev-iiens
а т-п ёг ten-iiez dev-iiez
am-oent ten-eient dev-6ient
Глагол estre имел форму, образованную по аналогии с осталь­
ными глаголами: est-eie, est-eies, est-eit и т. д., но, кроме того,
сохранились в языке и формы: iere, ieres, iere(t), eriiens, eriiez,
terent, которые непосредственно восходили к латинским формам
imperfectura: erarn, eras, 6rat, eramos, erates, erant.
§ 99. Pass6 simple в старофранцузском языке, было одной из
наиболее сложных временных форм, поскольку включало целый
ряд различных типов. Все эти различные типы Passe simple можно
объединить в две основные группы. В 1-ю группу войдут те
типы спряжения, где во всех формах лица ударение падало на
окончание; эти типы спряжения восходили, главным образом, к
латинским слабым perfect’aM (с окончанием 1-го лица ед. ч. -avi
или -ivi). Во 2-ю группу войдут типы спряжения, где место уда­
рения менялось; они восходили к латинским сильным perfect’aM
(в 1-м лице окончания -i, -si, -ui).'
1-я г р у п п а
chanter dormir valeir
chant-ai dorm-i val-(ii
„ as „ is „ fls
„ a(t) » i(t) .. u(t)
„ ames „ imes n times
„ astes „ Istes „ ustes
„ 6rent „ irent „ tirent
П р и м е ч а н и е : Глаголы, спрягающиеся но типу глагола valeir
(окончания -ui, -'fls, -lit и т. д.), восходили к латинским сильным перфек­
там с окончанием 1-го лица -ui, например лат. valui; но в тех глаголах,
у которых согласный основы был г или г, ударение во французском языке
переходило во всех лицах на окончание. По типу valeir спрягались такие
глэголы, как morir (лат. m6rui > morui), corire (лат. corui > corui) и др.

2-я г р у п п а — Ударение в 1-м и 3-м лице ед. числа и 3-м лице


множ. числа падало на основу, в остальных — на
окончание.
veeir venir metre aveir
vi vin mis 6i
ve-is ven-is mes-is o-fls
vi-t vin-t mis-t 6y-t
ve imes ven-imes mes-imes o-flmes
89
ve-istes ven-istes mes-lstes o-flstes
vi-rent vin-(d)rent rm's-(t)rent бц-rent
По типу venir спрягался глагол tenir (1-е лицо tin); по типу гла­
гола metre — такие глаголы, как prendre (pris), faire (fis), dire (ais),
quere (quis) и др.; по типу глагола аveir спрягались такие глаголы,
как saveir (soi, soiis и т. д.), poeir (poi, pous и т. д.) и др.

§ 100. Форма Imparfait du Subjonctif восходила к латинскому


Piusquamperfectum. В Imparfait du Subjonctif было три различных
типа окончаний, и во всех формах лица ударение падало на окон­
чание:
chanter dormir aveir
chant-asse dorm-isse o-fisse
. asses „ isses „ fisses
, ast „ 1st . fist
„ issons „ issons „ fissons
„ isstez „ issiez „ flssi^z
. assent , issent „ ussent
П р и м е ч а н и е . Для того, чтобы образовать Imparfait du Subjonctif,
надо к форме 2-го лица ед. числа Passe sim ple прибавить окончание se
например: chant-as — chantasse и т. д., vefs — v e isse и т. д., ous — otisse
и т. д., m esfs — m esisse и т. д.

§ 101. Формы будущего времени восходили к описательным


конструкциям народной латыни (см. § 39, п. 2), и поскольку флек­
сия образовалась из глагола aveir, спрягаемого в настоящем вре­
мени, то глаголы всех трёх спряжений имели одинаковые окон­
чания:
chanter dortnir vendre
chanter-ai dormir-ai vendr(e)-ai
as . as as
a » a a
(av)ons „ ons ons
(av)ez n ez ez
ont „ ont ont

Некоторые глаголы в связи с фонетическим развитием имели


формы с удвоенным г: например, глагол doner — dorrai, veeir —
verrai, olr — orrai. Глагол estre наравне с формами, образованными
по общему типу: serai, seras и т. д. сохранил формы: ier, iers,
iert, iermes, iertes, ierent, восходящие к латинским формам (см.
§ 39, п. 2).

§ 102. Форма Conditionnel Present образовалась по аналогии


с формами Futur (см. § 39, п. 2); таким образом, флексии Соп-
**)
ditionnel present образовывались также из глагола aveir, но спря­
гаемого не в P resent, а в Imparfa.it:
chanter dormir vendre
chanter-(av)eie dormir-eie vendr(e)-eie
„ 6ies „ eies „ eies
eit „ eit eit
iiens „ ii^ns „ iiens
itez „ iiez iiez
eient „ eient eient

§ 103. Формы сложных времён в старофранцузском языке уже


существовали, аналогичные современным, с той разницей, что не
было ещё точной дифференциации в употреблении вспомогательных
глаголов aveir и estre.

§ 104. К неличным глагольным формам, кроме уже рассмот­


ренных форм инфинитива (см. § 96), относятся Participe present
(причастие наст, времени), Participe passe (причастие прошедш.
времени) и Gerondif (герундий). В Participe present глаголы всех
трёх спряжений имели одинаковое окончание -ant (косв. падеж).
I — chantant; II — dormant; III — vendant.
Формы Participe present могли выражать категорию падежа,
числа и рода, т. е. были изменяемыми глагольными формами. Они
склонялись по типу прилагательных granz — grant;
Муж. род Жен. род.
Sg. PL Sg. PL
N. chantanz chantant chantant chantanz
Obi. ‘chantant chantanz
По своему употреблению они были очень близки к отглаголь­
ным прилагательным.
В формах Participe passfe были различные окончания, в зави­
симости от группы спряжения, и, кроме того, были формы с уда­
рением на окончании и с ударением на основе.
С у д а р е н и е м на о к о н ч а н и и :
Муж. род Же н. р о д
I amez amee
II dormiz dormie
III vendilz vendfle
О у д а р е н и е м на о с н о в е :
Муж. род Жен. род
faire — faiz (Obi. fait) faite
prendre — pris prise
metre — mis inise
91
Формы Participe passe также выражали категорию падежа,
числа и рода и склонялись по типу прилагательных bons— bone.
Муж. р о д Же н. род
sg. Pi. sg. Pl.
N. amez ame(t) amee amees
ОЫ. ame(t) amez « n
N. faiz fait faite faites
ОЫ. fait faiz n n
Формы Participe pass6 входили в образование сложных времен­
ных форм, но они не были так тесно связаны со вспомогательным
глаголом, как- в современном языке: Oliver est desur tin pui m on-
tet. — 'Оливьер поднялся на холм’.
Формы Gerondif совпадали с формами Participe present; гла­
голы всех трёх спряжений имели окончание -ant:
chantant; dormant; vendfnt
В отличие от форм Participe present, формы Gerondif не имели
ни категории падежа, ни категории рода, ни категории числа, т. е.
были неизменяемыми глагольными формами. В отличие от современ­
ного языка, G6rondif часто употреблялся без частицы en: AI doel
qu’il ad s’en est turnet plorant.— 'От охватившего его горя он по­
вернулся, плача’.
РАЗВИТИЕ ГЛАГОЛЬНЫХ ФОРМ
§ 105. Рассмотрев формы старофранцузского глагола, перейдём
к изучению основных путей развития этих форм. Как и в развитии
именной, так и в развитии глагольной системы наиболее ярко вы­
деляются две тенденции:
1) постепенное отмирание флексии и унификация форм по
принципу аналогии;
2) эволюция употребления глагольных форм.
Первая тенденция выявляется при анализе развития глагольных
форм, вторая — при анализе отдельных глагольных категорий.
Утрата глагольных флексий в глагольной системе французского
языка шла параллельно с процессом фонетических изменений.
И здесь мы также видим теснейшую взаимосвязь между процес­
сами развития морфологии, фонетики и синтаксиса.
§ 106. Начиная с XIV в. глаголы 1-го спряжения в 1-м лице
ед. числа в Pr6sent de l’lndicatif начинают спрягаться с окончанием
-е1 по аналогии с другими глаголами типа je entre (у которых
редуцированный -е сохранялся, см. § 25, п. 4), например: je
airae (вместо je aim), je chante (вместо je chant). Поэтому формы
1-го и 3-го лица начали совпадать, поскольку конечный t в 3-м
лице перестал произноситься уже с XII в. (см. § 77 п. 3). В XVI н.
1 В рассматриваемый период конечный е сохранялся в нрон:ш<.шсмши к;н<
редуцированный е [о] (см. § 70 и 74).

92
перестаёт произноситься конечное s (см. § 77, п. 3), т. е. уже все три
формы в ед. числе не различаются в произношении je, tu, il f/Sta].
В XVII в. перестают произноситься конечный e (§ 74) и окончание 3-го
лица множ. числа -ent. Таким образом, все формы лица, кроме
1-го и 2-го лица множ. числа, произносятся одинаково [.fat].
В XIV в. в PrSsent de l’lndicatif 2-го и 3-го спряжения в 1-м
лице ед. ч. глаголы начинают спрягаться с окончанием s по ана­
логии с глаголами типа je finis; например, je tiens (вместо je tien),
je dois (вместо je doi) и т. д. Эти формы совпали с формами 2-го
лица ед. числа: tu tiens, tu dois. Когда в XVI в. перестал про­
износиться конечный s, то совпали все три формы лица в ед. числе
je, tu, il [tjg]; je, tu, il [dwa].
§ 107. В Present du Subjonctif все глаголы 1-го спряжения на­
чинают спрягаться в единственном числе с окончаниями -е, -es, -е
по аналогии с глаголами 2-го и 3-го спряжения (см. § 97). Таким
образом, спряжение глаголов 1-го спряжения в Present du Subjonctif
совпало с формами Present 'de l’lndicatif, и так же, как в Present
de l’lndicatif, к XVII в. все формы, кроме 1-го и 2-го лица мн. числа,
перестали различаться je, tu, il, ils [Jat],
Глаголы 2-го и 3-го спряжения также теряют к XVII в. раз­
личие во всех лицах, кроме 1-го и 2-го' лица мн. ч.: je dorme,
tu dom es, il dorme, ils dorment [dorm].
Но в формах 1-го и 2-го лица множ. ч. глаголов всех трёх
спряжений окончательно утверждается к XVII в. окончание -ions,
-iez вместо -ons, -ez, и, таким образом, эти формы получают от­
личие от аналогичных форм Present de l’lndicatif.
. § 108. В окончаниях Imparfait произошёл целый ряд измене­
ний. В XII в., в связи с фонетическим развитием дифтонга ei>oi,
изменились окончания глаголов 2-го и 3-го спряжения: -eie>oie,
-eies>oies и т. д.; окончания 1-го и 2-го лица мн. ч. также пре­
терпели фонетическое изменение: iiens>ions, iiez>iez (см. § 98).
В XIV в. окончания глаголов 1-го спряжения изменяются по ана­
логии с окончаниями 2-го и 3-го спряжения.
Кроме того, в окончаниях 1-го и 2-го лица ед. числа утрачи-
нается неударное е: - o ie > - o i, -oies>>-ois, и затем окончание 1-го
лица совпало с окончанием 2-го лица: je dorrnois, tu dormois; je
cliantois, tu chantois; с утратой из произношения конечного s в
XVI в. и окончания ent в XVII в., все формы лица, кроме форм
1-го и 2-го лица множ. числа, совпали и не имели различия (je
cliantois, tu chantois, il chantoit, ils chantoient [/atw e >• J'Stgj).
§ 109. По такому же пути развития шли окончания Conditionnel
Pr6sent, потерявшие различие в формах ед. числа и 3-го лица мн.
числа: clianterois, chanterois, chanteroit, chanteroient (.fStrg).
§ ПО. В системе форм Pass6 simple (см. § 99) с XIV в. также
происходит процесс унификации. Типы Passe simple, которые мы
93
относили ко 2-й группе с чередованием места ударения, теряют
это чередование и тем самым совпадают с формами спряжения^ 1-й
группы.
vi > v i s mis > m i s oi > e fls
v e is > v is mesis>>mis oiis> efls
vit >• vit mist > init 6цГ>еШ.
В дальнейшем процессе звукового развития все эти формы^пе-
рестают различаться в произношении: mis, mis, mit [mij; efls, efls,
eOt [yj. Также совпадают в ед. числе и формы Passe simple 1-й
группы: dorrnis, dormis, dorm it [dormij; valu, valfls, valut [valy].
Только формы множ. числа сохраняют флексии. В современном
языке Passe simple, как наиболее флективная временная форма,
почти не употребляется в разговорном языке.
§ 111. В формах будущего времени (см. § 101) к"XVI в. сов­
падают формы 2-го и 3-го лица ед. ч. и формы 1-го и 3-го лица
мн. числа в связи с утратой из произношения конечного ^ и t
(tu chanteras, il chantera; nous chanterons, ils chanteront).
§ 112. В именных глагольных формах (см. § 104), как и во
всей именной системе, утрачивается категория падежа. В Participe
present и Participe passe сохраняется только форма косвенного
падежа: chantjnt (м. р.) и chantante 1 (ж. p.); aime (м. р.) и aiinee
(ж. р.). В XIV в. формы Participe present утрачивают категорию
рода и числа и становятся неизменяемой глагольной формой, совпа­
дая таким образом с формами герундия (см. § 104). В отличие от
форм Participe present герундий с XIV в. всё чаще начинает упо­
требляться с частицей еп.
§ 113. Тенденция к унификации форм ярко проявляется в гла­
гольной системе в процессе выравнивания чередования гласных
основы, характерного для Present de l’lndicatif, Present du Subjonc­
tif и Imperatif (см. § 97). Этот процесс начинается с XIV в. и за­
канчивается к XVII в. Выравнивание идёт по аналогии или с фор­
мами, где ударение падало на основу, или с формами, где ударе­
ние падало на окончание: am er — il aim e — nous amons — вырав­
нивается по форме с ударением на основе: aim er — il a im e —nous
aimons; laver: il leve — nous lav o n s— выравнивается по форме с
ударением на окончании: laver — il lave — nous lavons. Все те
глаголы, которых процесс выравнивания не коснулся до XVII в.,
так и сохранили чередование гласного основы:
tenir: il tie n t — nous tenons
devoir: il doit — nous devons
m ourir: il m e u rt— nousm our6ns и др.

’ В формах женского рода появляется окончание -е по аналогии с разви­


тием прилагательных (см. § 90).

‘И
Таким образом, постепенно унифицировалось всё многообразие
форм, столь характерное для старофранцузской глагольной систе­
мы, и утрачивалась ярко выраженная система флексии.

§ 114. Категории лица и числа. В процессе развития глаголь­


ной системы изменяется способ выражения данных категорий. Как
показала характеристика глагольных форм, в старофранцузском
языке категории лица и числа были выражены сильно развитой
системой флексий; с постепенной утратой глагольных флексий вы­
разителями этих категорий становятся личные местоимения. Если
в старофранцузском языке личные местоимения при глаголах могли
не употребляться, то постепенно их употребление становится всё
более обязательным.

§ 115. Категория времени. Для старофранцузского языка


была характерна слабая дифференциация временных отношений.
P r e s e n t могло выражать не только действие в плане настоя­
щего, но и в плане будущего, и, что наиболее характерно, также
в плане прошлого, наравне с другими прошедшими временами1.
Например: «Li arcevesques les ot contrarier, Le cheval brochet des
esperuns d’or mer, Vint tresqu’a els, sis prist a castier...» Здесь
глаголы ot (oir — 'слышать’) и brochet (brochier — 'шпорить’) стоят
в настоящем времени, тогда как vint (venir) и prist (prendre) упот­
реблены в Pass6 simple; во всём предложении план прошедшего
действия. Или:«Еп piez se drecet (Pr6s.), si vint (P. simple) devant
Charlon».
Д ля выражения действия в прошлом могли употребляться без
всякого различия три формы времени: P r e s e n t , Р a s s ё s i m p l e
и P a s s e c o m p o s t ; таким образом, Pass6 simple и Pass£ compost
также могли употребляться параллельно, например: «Li quens Ro-
lant, quant il s’oit (P. simple) juger, Dune ad parled (P. compos6)
a lei de chevaler.»
I m p a r f a i t также выражало действие в прошлом, однако упо­
треблялось в определённых значениях, уже близких к значениям
современного языка; оно выражало повторность действия, одно­
временность с другим действием, продолжительность действия,
свойство субъекта. Например: «Charles esteit es vals de Moriane»,
где esteit — 'находился, пребывал’. Д о XIII в. форма Imparfait
употреблялась очень редко, и в значениях Imparfait часто высту­
пает Pass£ simple.
P l u s - q u e - p a r f a i t n P a s s e a n t ^ r i e u r выражали действие
в прошлом, предшествовавшее другому действию в прошлом, од­
нако различия в их употреблении не было, и до XIII в. сфера
употребления Pass6 anterieur была значительно шире, чем Plus-
que-parfait.

1 В современном языке употребление Present historique имеет стилисти­


ческую окраску.
Для выражения будущего действия в прошлом употреблялась
форма Conditionnel Present:... «Cui il ot promis an plevine que il
sa honte vangeroit» — 'которой он клятвенно обещал, что отомстит
за свой позор’. При употреблении в плане настоящего, Conditionnel
Present имел модальное значение условности:... Mout volantiers li
o rro it dire... 'очень охотно она выслушала бы её’.
В процессе развития языка постепенно уточняются значения
временных форм, что определённо выявляется к XIV в. Форма
настоящего времени теряет своё значение действия в прошлом
и уже не употребляется наравне с другими формама прошедшего
времени. Укрепляется употребление Imparfait, и Passe simple пе­
рестаёт употребляться в значении Imparfait. Уточняются значения
Passe simple и Pass6 compose, с чем связано и различие их упот­
ребления: тогда как первое выражает действие в прошлом, без­
относительное к настоящему, второе выражает действие в прош­
лом, результат которого продолжается и в настоящем.
Уточняются также значения Plus-que-parfait и Passe anterieur;
последняя форма всё чаще употребляется для выражения действия
и прошлом, непосредственно предшествовлвшего другому действию
в прошлом, например: «Quant il furent parvenut si pries... li doi
escuier perchurent» (Froissart; XIV в.) — 'как только они прибли­
зились так близко..., оба оруженосца тотчас заметили’.
Всё точнее вырисовывается система согласования времён, на­
пример: «et [il] cuidierent (Pass6 simple) que ce fuissent (Imp. du
Subj.) aucunes gens d ’armes dou pays qui se fuissent la mis (Plus-
que-parfait du Subj.) (Froissart).
Этот процесс уточнения временных значений проходил непре­
рывно, и в XVII в. были установлены и закреплены определённые
нормы употребления времён.

§ 116. Категория наклонения. В старофранцузском языке пре­


обладали модальные отношения над временными. Поэтому широко
использовались времена сослагательного наклонения. S u b j o n c t i f
употреблялся для выражения не только желания, просьбы, неу­
веренности, но также и условия, воли и ряда других , начений,
которые в современном языке выражаются взаимодействием лек­
сических, грамматических и интонационных средств. Времена Sub­
jonctif употреблялись не только в зависимых предложениях, но
также и в независимых. Характерной особенностью Subjonctif была
его близость к условному наклонению. Поэтому в условных пред­
ложениях чаще встречается употребление времён Subjonctif, чем
времён Conditionnel и Indicatif. Если до XII в. в условных пред­
ложениях, выражающих реальное условие, Subjonctif чаще упот­
реблялся в придаточном предложении, тогда как в главном были
времена Conditionnel или Indicatif, то при ирреальных условиях
большей частью и в главном и в придаточном предложениях упо­
треблялись времена Subjonctif, например: «s’i fust li reis n’i oiis-
sum damage» — 'если бы здесь был король, мы не имели бы по­
.96
терь’— в обоих предложениях Imparfait du Subjonctif. В XII в. при
.ирреальном условии в главном предложении чаще начинает упот­
ребляться Plus-que-parfait du Subjonctif например: «sera’ creiissez,
venuz i fust mis sire» — 'если бы вы мне поверили, пришёл бы
мой сеньор’.
В процессе развития языка значения наклонений уточняются,
сфера употребления времён Subjonctif сужается, и в условных
предложениях к XVII в. Subjonctif окончательно вытесняется
формами Conditionnel и Indicatif. Модальные отношения начинают
выражаться не только формами наклонения, но и временными фор­
мами, принимавшими в определённых условиях модальное значение.

§ 117. Категория вида. Д о XIV в. во французском языке су­


ществовали две описательные конструкции, выражающие видовое
значение глагола. Одна из них выражала длительность действия
и образовывалась сочетанием глагола estre с Participe present упот­
ребляемого глагола. Например: «Si i ’orrat Charles ki est as porz
passant» — где est passant— 'проходит в течение долгого времени’.
«Unc nel sonast, se ne fust combatant» — 'он не трубил бы, если
б ы н е с р а ж а л с я д о л г о е в р е м я ’.
Вторая видовая конструкция выражала длительность и нарас­
тание действия и образовывалась сочетанием глагола aler и формой
G6rondif употребляемого глагола: «Pur un sul levre vait tute jur
cornant». (vait cornant — 'трубит всё сильнее и сильнее’). «La sue
raort li vait mult anguissant» (vait anguissant — 'тяготит всё силь­
нее и сильнее’).
В XIV—XV вв. во французском языке появляются ещё две
видовые конструкции. Одна выражала начинательность действия
при помощи сочетания глагола aler с инфинитивом употребляемого
глагола: «... il lui va compter comment sa femme estoit» (XIV в.)
(va compter — 'начинает рассказывать’). Другая выражала завер­
шённость действия при помощи сочетания глагола venir с ин­
финитивом употребляемого глагола: «... il vint saisir ses verges
et en sa main les tint» (XIV в.) — 'он схватил прутья и держал их
в руке’. Все эти четыре видовых конструкции употреблялись
до XVI в. В XVI в. они перестают употребляться, и в языке раз­
виваются новые способы выражения категории вида (см. § 167).

§ 118. Категория залога. Средством выражения этой категории


н старофранцузском языке, так же, как и в современном, было
спряжение глагола в активной или пассивной форме. В процессе
развития языка возникает новый способ выражения этой кате­
гории. В XIII в. начинает входить в употребление местоименная
форма и уточняется её значение, а именно выражение действия
или состояния вне связи с предметом или лицом, производящим
.шитое действие: la porte s’ouvre.
Краткий обзор развития глагольной системы показывает, что это
р.тнштие шло по тому же пути, что и развитие именной системы.
7 К . А . Аллиидорф 97
С ТРО Й П РЕД Л О Ж ЕН И Я

§ 119. П о р я д о к с л о в . Обзор именных и глагольных форм по­


казал, что в старофранцузском языке функция слова в предложе­
нии могла быть выражена самой формой слова. С этим связан и
характерный для старофранцузского языка свободный порядок
слов. Если мы возьмём главные члены предложения — подлежа­
щее (П.), сказуемое (Ск.) и прямое дополнение (Д.), то в предло­
жении они могли занимать любое место \
I (П., Ск., Д.): Li cuens Rolanz (П.) des suens i veit (Ск.)
grant p e rte (Д.)
— порядок слов, свойственный современному французскому языку.
II — (П., Д ., Ск. ): — . . . quant je (П.) vostre espee (Д.)
avrai prise (Ск.); Franc e paien (Ц.) mer-
veilus colps (Д.) rendetit (Ск.).
— порядок слов, невозможный в современном языке.
III — (Д., П., Ск.): N u le riens (Д.) je (П.) ti’i donroie (Ск.)
— в современном языке такой порядок возможен при условии, что
прямое дополнение выражено относительным местоимением (1е
livre que j ’ai lu...). В старофранцузском языке такой порядок
слов в независимых предложениях встречается редко, так как
обычно, если предложение начиналось с прямого дополнения или
с других членов предложения, это вызывало инверсию.
IV — (Ск., П., Д.): ...Ja avez (Ск.) vos (П.) atnbsdous les
bras sanglanz (Д.)
— в современном языке такой порядок встречается только в во­
просительных предложениях, а в старофранцузском — также и в
утвердительных.
V — (Ск., Д ., П.) — Ne p o t garder (Ск.) ses paroles (Д.) la
duchoise (П.)
— порядок слов, невозможный в современном языке; в старофран­
цузском встречается редко, так как при инверсии подлежащее
обычно следовало за сказуемым непосредственно.
VI. — (Д., Ск. П.) — Ombre (Д.) li f a it (Ск.) li plus biax
arbres (П.)
M u lt gra n t venjance (Д.) en prendrat (Ск.)
l ’emperere (П.)
— порядок слов, очень распространённый в старофранцузском языке
и невозможный в современном.
Очень характерным явлением была инверсия, т. е. такой поря­
док слов, при котором сказуемое (глагольное или именное) стояло
перед подлежащим:
Esclargiz est li vespres e li jorz
... clers f a t li jurz et bets f a t li soleilz
... g o d ist Rolant... и т. п.

1 Foulet, L. Petite syntaxe de l ’ancien frangais, Paris, 1930.

98
§ 120. Процесс утраты падежных флексий шёл параллельно с
постепенным установлением твёрдого порядка слов: подлежащее,
сказуемое, прямое дополнение, что отражало тенденцию француз-
ского языка ставить определяемое перед определяющим; роль
флексий постепенно переходила на служебные слова и на порядок
слов в предложении. Необусловленная инверсия встречается всё
реже. Можно считать, что в XVI в. уже устанавливается твёрдый
порядок слов, и если в литературном языке XVI в. ещё встречаются
архаические конструкции, то это скорей связано с традициями
латинской литературы, под большим влиянием которой находились
авторы XVI в. (см. гл. II, § 138 и 168).
§ 121. В старофранцузском языке вопросительные предложения
могли строиться как с инверсией, так и без инверсии, например:
«Que dit cele feme?», а также «Que vus ici nen estes?» Если же
подлежащее было выражено существительным, то также употребля­
лась инверсия: Vendra mes amis? Такая конструкция сохранялась
дО XVI в., а в XVI в. инверсия в этих случаях уже не употребля­
лась и вводилось местоимение с инверсией: Mon ami viendra-t-il?
В XV в. в язык входят описательные вопросительные конструк­
ции qu’est се que, qui est се qui: Q u’est ce que vous me dictes cy?
§ 122. В отрицательных предложениях второе отрицание могло
не употребляться: N ’i ad castel, где n’i ad = i l n ’y a pas. В даль­
нейшем употребление второго отрицания укрепляется.
§ 123. В сравнительных предложениях наравне с конструкцией
plu s que употреблялась конструкция plu s de: plus forz que son
frere и plus forz de son frere. Постепенно конструкция plus que
вытесняла конструкцию plus de. К XIV в. почти не встречается
plus de, если дальше следовало существительное; но если после
plus de следовало местоимение, то в этих случаях plu s de не
уступало и сохранялось в языке до XVI в.: plus forte de toi.
§ 124. Что касается связи предложений, то надо отметить,,
что в раннем периоде развития французского языка наблюдалось
сравнительно небольшое развитие сложноподчинённых предложе­
ний. В тех случаях, когда в современном языке мы имели бы
сложноподчинённое предложение, в старофранцузском языке были
или сложносочинённые или независимые предложения. Сложносо­
чинённые предложенния чаще всего связывались союзом et. И з
сложноподчинённых предложений наиболее часто встречались при-
дпточпые относительные, условные и дополнительные. Обычно они
сшпыиались союзом que, который мог заменять любой другой
сою:», а иногда и совсем опускался, например: Sachiez ne l’ose-
mie fere — ‘Знайте, что я не посмел бы это^го сделать’. К XIII веку
начинают всё больше развиваться сложноподчинённые предложе­
нии, и с этим было связано развитие подчинительных союзов. Новые
( ()io:u.i большей частью образовывались путём сочетания наречия или
7* 99-
шредлога с универсальным союзом que: tant que, bien que, avec ce
que, por ce que, fors que и многие другие: «... on iroit en Babiloine
por ce que par Babiloine poroient mielz les Turs destruire — и
пойдут в Вавилон, потому что из Вавилона они смогут лучше
разбить турок’.
В XIV—XV вв. под влиянием латинской переводной литературы
структура французского предложения усложняется, но в даль­
нейшем такая структура не укрепилась, как явление, чуждое основ­
ным тенденциям развития французского языка (см. гл. II, § 168).

§ 125. Происходили изменения и в характере словосочетаний:


в старофранцузском языке часто употреблялись беспредложные
конструкции, например, беспредложная конструкция при выраже­
нии отношений принадлежности ( = русскому родительному паде­
жу). Как правило, в этих случаях употреблялся предлог de: И
vaissel de Venise ‘корабли Венеции’, li baron de France, и др.; но
в тех случаях, когда приименным дополнением было одушевлён­
ное лицо, предлог de опускался: Je oi le corn Rolant — ‘я слышу
рог Роланда’; Asez savez le grant orgoill Rolant — ‘вы достаточно
знаете большую гордость Роланда’. Такая конструкция сохраня­
лась в языке до XV в.; например, в XIV в. у Фруассара: uns che­
valiers d ’Aletnagne de le route le duch de Lancastre — ‘немецкий
рыцарь из отряда герцога Ланкастерского’. В современном языке
такая конструкция сохранилась в топонимике Bourg le Due и в
декоторых устойчивых словосочетаниях: hotel-Dieu.
Отношение принадлежности могло быть выражено в старо­
французском языке и при помощи предлога а\ например в «Песне
о Роланде»: La cour au rei. Такая конструкция встречается и в
XVI в., в частности у Ронсара: l’Eglise a Jesus-Christ. В современ­
ном языке она также употребляется, но лишь при местоимениях
moi, toi, lui и т. д.: c’est un ami a moi, также в таких выраже­
ниях как un fils й papa, la vache & Colas и т. п.
В старофранцузском языке также употреблялась беспредложная
конструкция при косвенном дополнении (русский дательный падеж),
чаще после глаголов dire, confer, demander, mander: Son frere
conta bonement — ‘хорошо рассказал своему брату’ (в данном
предложении форма son указывала, что это косвенный падеж;
см. § 86); также: Mandez C harlon... — ‘пошлите Карлу’. С окон­
чательной утратой падежных флексий эта конструкция перестаёт
употребляться.

§ 126. Словообразование. Способы словообразования тесно


связаны с системой самого языка. Рассмотрим те черты морфоло­
гического словообразования, которые характерны для француз­
ского языка.
Наиболее продуктивным способом морфологического словооб­
разования в старофранцузском языке был способ аффиксации
( главным образем суффиксация).
100
Рассмотрим этот способ с точки зрения: 1) широкого исполь­
зования имеющихся в языке словообразовательных элементов и.
2) заимствования новых словообразовательных элементов.
§ 127. Наиболее продуктивными именными суффиксами, восходя­
щими, главным образом, к латинским суффиксам, были следующие:
-able (< abile): aidable, prenable (активн. знач.), soufrabk', man-
geable (пасс, знач.);
-age (< aticu): visage, ombrage, rivage (существительные с кон­
кретным значением), а также прилагательные — rivage ‘береговой’
и др.
-ier (< ariu): charnier, planchier, charbonnier.
Суффиксы, при помощи которых образовывались существи­
тельные абстрактного значения:
-ement (< mentu): assemblement, arestement, commencement
-ance (< antia, entia): abondance, venjance, delivrance
-age (< aticu): arestage, hommage, outrage
Уме ныли тельн ы е суффиксы:
-on {< ore:) tron^on, chaton
-el (< ale): fablel, ormel, chapel
-et (< ittu): oiselet, cercelet, floret(te) и 'д р.
Продуктивными глагольными суффиксами были:
-er (< are): oiseler, mercier, mesurer, noisier
-eier (< idiare): jorneier, lermeier, osteier
-ir (< ire): blanchir, largir.
Очень продуктивным суффиксом, при помощи которого»
образовывались наречия, был суффикс -ment (см. § 49, п. 1):
gran(d)ment, forment, doucement и др.
Кроме того, в старофранцузском языке образовался ряд новых,
суффиксов, главным образом путём удлинения уже имеющейся,
формы суффикса:
-erie (-er-}--ie): chevalerie, legerie
-eresse (-er-j--esse): diableresse, pigneresse
-elet (-el-j--et): aignelet, petitelet и др.
Суффиксальное словообразование было очень характерно для
старофранцузского языка. От одного корня образовызатось боль­
шое количество различных слов, каждое из которых, конечно, имело
какой-то другой оттенок значения, например, от parler образова­
лись такие существительные, как parlance, parlement, parlerie,.
parleuse и др.
В XIII, XIV и XV вв. суффиксация продолжает оставаться
продуктивным способом словообразования; многие суффиксы из­
меняют свою звуковую форму вследствие фонетических измене­
ний, иногда изменяется значение суффиксов, их употребление.
Так, суффикс -age употребляется только для образования суще-
Ю?.
ствительных; суффикс -aille приобретает значение уничижитель­
ности; суффикс -еиг расширяет сферу своего употребления: он
употребляется не только с глагольными основами (parler— parleur),
но и прилагательными (chronique — chroniqueur, а также grandeur,
blancheur и др.).
§ 128. Во французский язык входят также суффиксы, заимство­
ванные из латинского языка; эти заимствования главным образом
относятся к XIV — XV вв., они входят в язык через книги и часто
образуют этимологические дублеты: -al, -ation; -atare, -atear и д р.
(см. § 61).
§ 129. Префиксальное словообразование было менее распростра­
нено. Наиболее живые префиксы латинского образования были
следующие:
а- ( < ad): adenter ( = jeter sur les dents), ahonter, araaladirnflp.
des- (< dis): desfigurer, desrouter, desveiier и др.
es-(< ex): escasser, escharnir ( = outrager) и др.
re- (< re): reprendre, requerre и др.
fo rs - (< foris): forfaire, forligner, forbourg и др.
mat- (<m ale): malfaire, maleure и др.

§ 130. Очень продуктивным способом был способ бессуф-


фиксного словообразования, преимущественно образование с у щ е ­
ствительных от глагольных форм инфинитива:
cri (от crier); pardon (от pardoner); arest (от arester); robe (отгоЬег);
cesse (от cesser); demande (от dernander); charge (от charger) и др.

§ 131. Словосложение до XIII в. было одним из наименее про­


дуктивных способов словообразования. Оно становится более
продуктивным начиная с XIII в.: porte-hache, garde-bras, claque-
dent, garde-robe, cuevre-chief, crievecuer и ряд других. Если в XVI в.
этот способ словообразования получает широкое применение
(см. § 169), то это связано с влиянием греческого языка. Для
словообразовательной системы французского языка он оставался
чуждым и не получил широкого распространения.

§ 132. Подведём итог обзору развития французского языка в


период существования народности.
Историческое развитие французской народности, сложившейся
к IX в., шло по пути к образованию нации: от феодально-раздроб­
лённого государства к государству национальному; к XVI в. все
условия для образования французской нации были налицо. Такой
же путь развития прошёл и французский общенародный язык:
от многообразия диалектных черт — к единству языковых норм,
что находило своё яркое отражение в развивающемся письменном
литературном языке. Объединительная роль литературного языка
всё усиливалась — диалекты к XVI в. сошли на ступень говоров.
.102
Что касается системы французского языка, то к XVI в. основ­
ные тенденции развития звукового и грамматического строя почти
окончательно оформились.
Таким образом, период образования национального языка со­
впал с периодом почти окончательного оформления в языке его
основных тенденций развития.
Если сравнить французский язык X I—XII вв. (см. § 66) с фран­
цузским языком начала XVI в., то очевидным станет тот большой
путь, который был пройден языком в сторону приближения к со­
временному состоянию.
Если в XI в. звуковой строй характеризовался богатством
звукового состава — наличием большого количества дифтонгов,
трифтонгов, аффрикат и межзубных звуков, то начиная с XII в.
происходит их постепенная утрата, и уже к XVI в. звуковой
состав почти полностью совпадает с звуковым составом совре­
менного языка.
\ С XII в. начинается процесс постепенного разрушения флек­
тивной системы. XIV и XV вв.— это эпоха, когда флективная система
разрушается особенно интенсивно, когда ярко и настойчиво про­
ходит тенденция к аналогии, к унификации и к выравниванию
форм. Если в XVI в. в языке ещё сохраняются формы, не под­
давшиеся этой тенденции, то многие из этих форм так и оста­
нутся в современном языке. Изменяется вся структура предложения;
свободный порядок слов заменяется твёрдым порядком. Уточня­
ется употребление отдельных грамматических форм и словосоче­
таний, что ведёт к единообразию синтаксических конструкций.
Французский язык приближается к тому состоянию, которое нашло
своё выражение в произведениях писателей-классиков XVII в. Од­
нако в XVI в. не было ешё чёткости в употреблении языка: если,
например, твёрдый порядок слов уж е становится необходимым
явлением в связи с определённым этапом развития всей системы
французского языка, то в употреблении языка мы встретим по­
стоянные отклонения от этого. Это связано с влиянием прежней
традиции, а главное с тем, что ещё не были выработаны и не были
зафиксированы нормы употребления языка.
Осознание же языка, как языка национального, единого на
всей территории французского государства, способствовало тому,
что встала необходимость найти и утвердить нормы употреб­
ления литературного языка. Если в развитии системы языка ни­
чего не может быть изменено извне, то, наоборот, осознание
направлений развития языка, осознание того богатства, которое
накоплено языком в течение многих столетий, и направление даль­
нейшего развития по определённому, свойственному языку, руслу
ведёт к прогрессу языкового развития. Изучение тенденций раз­
вития французского языка, поиски и утверждение норм его упо­
требления и характерно для следующего исторического перио­
да — периода существования нации.

103
ГЛАВА 2

РАЗВИТИЕ ЯЗЫКА В ПЕРИОД СУЩЕСТВОВАНИЯ


ФРАНЦУЗСКОЙ НАЦИИ (XVI — XX ВВ.)

I. Исторические условия развития французской нации


и развитие языка, непосредственно обусловленное
данным историческим периодом.
§ 133. XVI в. — век образования французской нации. § 134. Образо­
вание французского национального языка. § 135. Борьба французского
языка с латынью и характер этой борьбы. § 136. Языковые теории
XVI в. § 137. Первые французские грамматики. § 138. Литературная
теория поэтов «Плеяды». § 139. Франсуа Рабле. § 140. Литературный язык
периода существования нации, его характерные черты. § 141. Укрепление
абсолютизма в XVII в. § 142. Философия Декарта. § 143. Языковые
теории Малерба. § 144. Французская Академия и её лексикологическая
работа; пуризм. § 145. Оппозиция теориям пуристов. § 146. Теории
К. Вожла. § 147. Ведущий литературный стиль XVII в. — классицизм
§ 148. Отражение лексикологических теорий пуристов в прециозном сти­
ле. § 149. Рационалистическая грамматика Арно и Лансло. § 150. Кризис
абсолютизма в XVIII в.; просветители. § 151. Дальнейшее развитие
языковых теорий в XVIII в. § 152. Учение о стилях. § 153. Издание
французской Энциклопедии. § 154. Влияние французской буржуазной ре­
волюции на лексикологические теории пуризма. § 155. Завершение про­
цесса образования французского национального языка. § 156. Дальнейшее
развитие литературного языка в XIX в. § 157— 161. Развитие словарного
состава. § 162. Заключение.

§ 133. К XVI в. сложились все условия, которые привели к


образованию французской нации (см. § 58). Быстрое развитие
экономической жизни страны, начавшееся после окончания Сто­
летней войны, продолжалось с ещё большей интенсивностью в XVI в.
С развитием промышленности было связано укрепление клас­
са буржуазии. Дворянство принимало всё меньшее участие в хо­
зяйственной жизни страны, однако продолжало занимать команд­
ные посты в государственном аппарате. Огромные участки земли
переходили из рук обедневшего дворянства в собственность всё
крепнувшей буржуазии. Для буржуазии, заинтересованной в со­
здании единого национального рынка, была выгодна всё усили­
вающаяся централизация политической власти, способствующая
104
упразднению феодальной раздробленности. Со своей стороны, ко­
ролевская власть поддерживала буржуазию, так как, во-первых,
ей был выгоден рост экономики страны, а во-вторых, она исполь­
зовала одно сословие для более успешной борьбы с другим, с
феодальным дворянством. Всё общественно-экономическое разви­
тие страны привело к неограниченной королевской власти, к со­
зданию новой, формы правления, а именно к абсолютизму.

§ 134. С образованием французской нации, в общенародном


языке всё сильнее проявлялась тенденция к единству языковых
норм, что осуществлялось объединительной ролью литературного
языка. Сложившись на основе общенародного языка, литератур­
ный язык сохранял с ним неразрывную связь, оказывая на обще­
народный разговорный язык своё нормирующее влияние'. В тех
областях и в тех слоях населения, где влияние культуры было
сильнее и куда, следовательно, больше проникало нормирующее
влияние письменного литературного языка, там речь населения
была более однородной (с точки зрения грамматических и про­
износительных норм). Среди населения, где влияние культуры
было слабее и куда, следовательно, меньше проникало влияние
литературного языка, там речь населения была менее однородной,
и в ней дольше сохранялись диалектные черты. Однако эта речь
уже не представляла собой диалектов, столь характерных для
X—XII вв., находившихся в тот период в процессе своего раз-
нития, имевших свою письменность, и на основе которых скла­
дывался общелитературный язык; в настоящую эпоху это были
говоры, характерные черты которых если ещё и были живы, то
уже были обречены на медленное исчезновение. Вот почему в
XVI в. можно уже говорить о национальном французском языке,
идущем по пути к единству норм на всей территории француз­
ского государства. Окончательное утверждение французского
ллыка, как единого языка нации, наступает после французской
буржуазной революции, когда ещё сохранившиеся к тому време­
ни отдельные говоры были обречены на полное исчезновение и
когда большинство населения Франции усвоило нормы литератур­
ного языка (см. § 155).

§ 135. Осознание французского языка как языка националь­


ною ускоряло также процесс вытеснения им латинского языка,
коюрый до XVI в. был официальным языком Франции, а также
ti п.1ком науки. Постепенное вытеснение латинского языка фран­
цузским началось уже с XIV в.; однако в XVI в., когда обра­
т и л а с ь французская нация, процесс вытеснения латинского язы­
ки шгл интенсивнее.
:-)т(п- процесс был использован королевской властью в каче-
| in с орудия ещё большего укрепления централизованной власти.

1 О дналектной основе см. § 54.

105
В 1539 г. королём Франциском I в городе Виллер-Котре (Vil-
lers-Cotterets) был издан ордонанс, предписывающий обязатель­
ное употребление французского языка в трибуналах, во всех
официальных актах, как общественных, так и в частных, в судо­
производстве, во всех административных учреждениях на всей
территории французского государства. Таким образом француз­
ский язык был введён как государственный язык, и латинский
язык был окончательно вытеснен из употребления в учреждениях
Франции.
До XVI в. латынь была также и языком науки и школы, ко­
торые в средние века были под большим влиянием господст­
вующей тогда церковной идеологии; французский общенародный
язык рассматривался как язык обыденной жизни, который менялся
из поколения в поколение, тогда как латынь была подчинена строгим,
определённым правилам. Вполне понятно, что французский язык
с трудом входил в сферу схоластической науки. Борьба с латынью
в этой области была сложнее, так как это была борьба со всей
средневековой схоластической идеологией. Однако к XVI в., с
развитием капиталистического общества, элементы новой идеоло­
гии эпохи Возрождения начинали всё сильнее проникать во все
области общественной жизни, побеждая схоластическую науку,
основанную на догматах.
Гуманисты борются за свободу личности и человеческой мысли.
Идея личности, личного просвещения разбивает традиции «сосло­
вия учёных». В 1530 г. открывается «College de France», где пре­
подавание ведётся на французском языке. Знаменитый хирург, учё­
ный Амбруаз Паре (Ambroise Раге, 1519— 1590), пишет свои трак­
таты на французском языке. Свои работы по теологии Кальвин
(Calvin) также пишет на французском языке.
Если в XVI в. ещё нельзя говорить о том, что латинский
язык был окончательно вытеснен из области науки и школы, то
во всяком случае в XVI в. латынь была уже побеждена, что
находило своё отражение и в языковых теориях этого века.

§ 136. Осознание французского языка как единого националь­


ного языка связано с возникновением интереса к его теоретиче­
скому изучению \
Теоретические работы над французским языком велись в трёх
направлениях:
1) Проблема происхождения языка и его истории.
2) Проблема норм французского язы ка— построение граммати­
ки (также проблема орфографии; см. § 176).
3) Проблема французского литературного языка.
Все эти проблемы были тесно связаны между собой. И можно
выдельть одну основную линию, связывающую эти проблемы:
1 Г у к о в с к а я 3. В., Из истории лингвистичес ких воззрений эпохи
Возрождения, Л., 1940.

106
язык рассматривался не как общественное явление, не как воз­
никающий вместе с возникновением общества, а как с о з д а в а е ­
м о е ч е л о в е к о м и с к у с с т в о . Вопрос об обогащении и развитии
языка главным образом ставился в плоскости увеличения коли­
чества слов.
Что касается первой проблемы,- то в XVI в. развивается очень
популярная теория об одинаковой ценности всех языков и о ра­
венстве языков по своему происхождению. Различие между язы­
ками в степени их совершенства объяснялось несогласием челове­
ческих желаний и усилий; это различие зависело не от врождён­
ных качеств языка, а от искусства людей, говорящих на данном
языке; поскольку язык рассматривался как продукт творчества
человека, то и ответственность за богатство языка должны были
нести творцы данного языка, т. е. говорящие и главным образом
пишущие на этом языке.
Понимание языка как продукта творчества человека сказалось
на большой близости эстетических и языковых проблем.

§ 137. Вторая проблема состояла в установлении определённых


грамматических правил как для письменного, так и для устной)
языка, в выработке норм употребления языка. С решением згщй
проблемы связано появление первых французских грамматищ Пер­
вая грамматика французского языка, написанная во Францийг~6ы-
ла грамматика Дюбуа (Dubois — латинская форма Сильвиус).
Эта грамматика была издана в 1531 г. Ж ак Дюбуа был по про­
фессии врач и, как большинство учёных того времени, хорошо
знал древние классические языки. Свою грамматику французского
языка Дюбуа написал на латинском языке, и она вся построена
по образцу латинских грамматик. Стремясь установить нормы
французского языка, Дюбуа исходил из норм латинского языка
и подгонял факты французского языка к латинским нормам. По­
этому в его грамматике было очень много искусственного. На­
пример, он устанавливает во французском языке три рода, все
латинские падежи, четыре спряжения и т. д.
В этом начальном периоде развития грамматической мысли
очень ярко выступает следующая характерная черта: с одной
стороны, молодой французский национальный язык вёл борьбу с
латынью, вытесняя её из всех сфер её применения, а с другой
стороны — он осмысляется, обрабатывается при помощи этого же
латинского языка \
По существу грамматика Дюбуа не была грамматикой фран­
цузского язы ка.] Вслед за ней в 1550 г. вышла грамматика
Луи Мегре (Louis Meigret). Мегре был тонким знатоком фран­
цузского языка, и нормы латинского языка не были для него
таким авторитетом, как для Дюбуа. Он считал, что французский

1 Г у к о в с к а я 3. В., Из истории лингвистических воззрений эпохи Воз­


рождения, Ленинград, 1940.

107
язык имеет свои нормы, из которых и надо исходить. Мегре
считал, что при составлении грамматики нельзя всё разрушать и
строить заново, следует изучать, наблюдать явления языка, при­
нимать или отбрасывать и приводить в порядок. Грамматика Мег­
ре была большим шагом вперёд, хотя, конечно, имела ещё ряд
недостатков, например, в ней совсем не затрагивались вопросы
синтаксиса. После грамматики Мегре в том же XVI в. вышли
ещё грамматики: в 1557 г.— грамматика Робера Этьенна (R. Estien-
пе), в 1562 г.— грамматика Рамюса (Ramus). Авторы этих грам­
матик были в основном последователями Мегре.
Составление грамматик, т. е. изложение правил употребления
литературного языка, сразу же столкнулось с вопросом, а ч т б
ж е считать за норму употребления. Мегре так же, как и Робер
Этьенн, и Рамюс, считал, что за норму употребления языка надо
брать то употребление, которое свойственно наиболее передово­
му и культурному слою населения («les gens bien appris»). Хо­
тя в XVI в. уже наметилось правильное направление в решении
проблемы нормирования языка, а именно, установление корм на
основе изучения практического употребления языка (usage), од­
нако не были ещё окончательно установлены ни конкретный ма­
териал исследования (где искать образец правильного употребле­
ния), ни методология исследования, и поэтому вопрос нормиро­
вания языка в XVI в. был только поставлен, но не разрешён.
Дальнейшее развитие французского общества приведёт, как мы
увидим, к разрешению этой проблемы (см. § 146).

§ 138. Третьей проблемой, занимавшей умы теоретиков языка,


была проблема французского литературного языка. Разрешение
этой проблемы в XVI в. мы находим в литературных теориях
поэтов «Плеяды», членами которой были Ронсар (Ronsard),
Дю-Белле (Du Bellay), Белло (Belleau), Дора (Dorat), Ж одель
(Jodelle), Баиф (Ba'i'f), Тиар (Thiard).
Дю-Белле в 1549 г. выпускает свою знаменитую работу
«Deffence et illustration de la langue frangoyse» («Защита и про­
славление французского языка»), в которой излагает литератур­
ные теории «Плеяды». Дю-Белле стремится доказать достоинства
и литературные возможности французского языка, который имеет
все данные, чтобы стать языком французской национальной лите­
ратуры.
Рассматривая французский язык, как равный латинскому и по
своей природе и по своему происхождению, Дю-Белле признавал,
что он всё-таки уступает как латинскому, так и греческому по
своему богатству. Но поскольку язык есть продукт человеческого
творчества, то сравнительная бедность французского языка зави­
сит от недостатка его культивирования. Поэтому необходимо ра­
ботать над языком и выработать правильные методы его усовер­
шенствования. Поэты «Плеяды» считали, что основным средством
усовершенствования французского языка является подражание
108
латинским и греческим писателям. И здесь мы опять видим, что,
с одной стороны, идёт признание французского языка как языка
национального, признание достоинств этого языка, который дол­
жен вытеснить латынь из всех областей её применения, а с дру­
гой, выдвигается мнение, что совершенствование французского
языка должно идти по пути подражания латинскому язы­
ку. Слишком силён ещё был авторитет латинского языка, и ещё
только зарождалось осознание французского языка как языка
совсем нового качества, который имеет свои нормы и свои зако­
ны развития.
Поэты «Плеяды» тесно связывали понятие поэзии и языка,
они почти не касались вопросов художественной прозы и её жан­
ров. Они считали, что творцами языка являются народ и учёные,
т. е. поэты. Народ творит по произволу, а поэты, руководству­
ясь искусством и истиной, учат народ языковому искусству.
Несмотря на ограниченность и наивность положений литера­
турной теории «Плеяды», эта теория была очень ценна с точки
зрения осознания французского языка как языка французской
национальной литературы. Стремление к усовершенствованию
французского языка было достигнуто в плане обогащения сло­
варного состава французского литературного языка.
Дю-Белле предоставлял писателю неограниченную свободу в
выборе слов и в создании новых слов. Он предлагал обогащать
словарный состав различными путями:
1) созданием неологизмов, т. е. созданием новых слов из ре­
сурсов самого французского языка, путём аффиксации, словосло­
жения и других приёмов словотворчества;
2) заимствованием слов как из классических языков, латинско­
го и греческого, так и из современных;
3) использованием наиболее ярких слов из различных диалек­
тов, которые к этому времени уж е сошли на ступень говоров;
4) использованием архаизмов, т. е. слов, устаревших и забы­
тых в данную эпоху.

§ 139. Теория поэтов «Плеяды» была широко использована


самым ярким представителем литературы эпохи Возрождения,
Франсуа Рабле (F. Rabelais), который полностью применил её в
своём знаменитом произведении «Гаргантюа и Пантагрюэль». Язык
Рабле настолько насыщен и богат, что, по словам современного
лингвиста Сенеана (Sain£an), исследователя языка Рабле, по его
произведению можно составить энциклопедию эпохи Возрожде­
ния \
Д ля выражения новых идей гуманизма Рабле безгранично поль­
зуется всеми возможными источниками родного языка; он прибе­
гает к созданию новых слов путём аффиксации: из одного корня

1 См. L. S a i n e a n , La langue de Rabelais, P., 1920.

109
он создаёт различные слова путём использования различных суф­
фиксов и префиксов, или создаёт слова путём прибавления одно­
го и того же суффикса или префикса к различным корням и т. д.
Многие из слов, созданных Рабле, впоследствии утратились, но
многие сохранились до настоящего времени, напркмер: dorainer,
jabot, marmotter, parfum, planer, p^niblement, scandaleux и д р .1.
Кроме того, Рабле использует терминологию искусства, нау­
ки. Сн вводит также диалектизмы из различных областей Фран­
ции, очень широко использует архаизмы, взятые из литературы
старофранцузского языка; например: bailer ( = danser), mire ( = т ё -
decin), ardre ( = bruler), remembrer (— se souvenir) и д р .1 Рабле
прибегает к заимствованию слов, особенно из латинского и гре­
ческого языков, например: apologle, catastrophe, sympathie, para­
site и мн. д р .1
С ловарный состав литературного языка в этот период
очень обогатился.

§ 140. Литературный язык в эпоху существования нации име­


ет свои характерные черты, отличающие его от литературного
языка эпохи существования народности. Как уже было указано
выше (см. § 134), объединительная роль литературного языка
укреплялась; его нормирующее влияние * распространялось всё
шире по всей территории Франции, что привело к тому, что ди­
алекты утратили свою самобытность и, перейдя на ступень гово­
ров, оказались под угрозой полного исчезновения. Базой дальней­
шего развития литературного языка становился общенародный на­
циональный язык, т. е. язык, единый для всей французской на­
ции. Сфера употребления литературного языка теряла ту ограни­
ченность, которая была ему свойственна в предыдущий период;
вытесняя латынь, он постепенно проникал во все области куль­
турной, научной, общественной жизни французской нации.
Нормирующее влияние литературного языка сказывалось не
только в постепенном отмирании диалектных различий общенарод­
ного языка, но также проявлялось в плане у н и ф и к а ц и и н о р м
у п о т р е б л е н и я разговорного языка: тот разговорный язык,
который в наибольшей степени был подчинён влиянию письмен­
ного литературного языка был наиболее стнороден и устойчив
(с точки зрения грамматических и произносительных норм) и пред­
ставлял собой устную форму литературного языка. Однако не
надо забывать, что в начальный период существования нации, т. е.
в XVI в. и сам п и с ь м е н н ы й литературный язык ещё не ха­
рактеризовался устойчивостью грамматических норм, поскольку
правила употребления языка ещё не были установлены и зафик­
сированы. Вот почему начиная с XVI в. проблема нормирования
литературного языка встаёт со всей остротой. Если в - XVI в.

1 См. М. В., С е р г и е в с к и й, История французского языка, М., 1947.


2 О диалектной основе литературного языка см. § 54.

110
вопрос установления норм был выдвинут, но не разрешён, то в
следующем, XVII в., вопрос нормирования языка стал основ­
ным теоретическим вопросом.
Рассмотрение дальнейшего развития теоретической мысли по­
кажет, что те теории, которые не соответствовали законам раз­
вития языка, отмирали как нежизненные, в противоположность
тем, которые служили дальнейшему совершенствованию языка,
так как были основаны на понимании и учёте законов развития
языка. Это подтверждается марксистско-ленинским определением за­
кона, согласно которому закон понимается «как отражение объ­
ективных процессов, происходящих независимо от воли людей.
Люди могут открыть эти законы, познать их, изучить их, учиты­
вать их в своих действиях, использовать их в интересах общест­
ва, но они не могут изменить их или отменить их» \

§ 141. XVII век. В конце XVI в. абсолютная власть короля


несколько пошатнулась, вследствие вспыхнувших религиозных
войн между католиками и протестантами. Под видом религиозной
борьбы велась и борьба политическая против короля, как со сто­
роны буржуазии, в своей основной массе принявшей протестанство,
так и со стороны дворянства. Уже в конце XVI в. король пере­
стал поддерживать буржуазию, которая, хотя и была бесправна
политически, уже представляла собой большую силу в хозяйствен­
ной жизни страны. Король всё больше опирался на дворянство,
не представлявшее уже опасности.
Королевская власть снова укрепилась в XVII в. при Генри­
хе IV и особенно при его преемнике, Людовике XIII. Абсолютизм
достиг своего полного утверждения, когда к власти пришёл ми­
нистр Людовика XIII, Ришелье (1624 г.). Ришелье довёл до выс­
шей точки систему государственной централизации. Он подавлял
всякое восстание, даже простое недовольство, как со стороны
буржуазии, так и со стороны дворянства. Дворянство уже не
имело ничего общего' с прежними феодалами-бунтарями. Это бы­
ли раболепные придворные, прислужники короля. В период мо­
нархии Людовика XIV (с 1643 г.) абсолютизм достигает своего
апогея. Парижский двор во главе с королём становится не толь­
ко центром политической власти, но и к р у п н е й ш и м ц е н т ­
р о м в с е й к у л ь т у р н о й ж и з н и с т р а н ы . В Париж!при­
влекаются все виднейшие писатели, поэты, музыканты, архитек­
торы, художники, которые пользуются личным покровительством
короля. В придворном обществе Парижа развивается и крепнет
интерес к вопросам литературы и языка. Вполне понятно, что как и
литература, так и искусство Франции этого периода приобретают
некоторый придворный характер, что отразилось и в ведущем ли­
тературном стиле XVII в . — классицизме.

1 «Краткий философский словарь», изд. 1954 г.; статья «Закон».


§ 142. В XVII в. продолжает развиваться новая наука и
философия, которые наносят сокрушительный удар схоластиче­
скому мировоззрению средних веков.
Большую популярность и влияние получает рационалистиче­
ская философия Декарта — картезианство (от Cartesius —1латинская
форма фамилии Декарта). Декарт считал, что истина постигается
непосредственно разумом, что достоверно только мышление, ко­
торое является надёжной опорой всякого знания. Это умовоззре-
ние Декарта нашло своё отражение в его известном высказывании —
Cogito ergo sum — «я мыслю, следовательно, я существую». Ра­
ционализм (ratio — разум, ум) Декарта имел для своего времени
прогрессивный характер, так как прославлял силу человеческого ра­
зума и уничтожал схоластику. Но в решении основного вопроса
философии — вопроса об отношении мышления и бытия — Декарт
был дуалистом. Он признавал два независимых друг от друга на­
чала — материальное и духовное. Философия Декарта имела боль­
шое влияние на развитие науки и отразилась также в теориях
языка.

§ 143. Одним из самых крупных теоретиков языка начала


XVII в. был Франсуа Малерб (Fr. Malherbe, 1555 — 1628). Он был
вождём новой литературной школы. Преклоняясь перед разумом,
он боролся со всеми проявлениями «неразумности» в поэзии, т. е.
надуманностью, искусственностью, небрежностью. Он вёл борьбу
с литературной теорией «Плеяды», которая давала писателю неогра­
ниченную свободу в выборе слов, в создании новых слов. Малерб
отрицал тяжеловесный и неясный синтаксис поэтов «Плеяды». Он
выдвигал два основных требования к языку: язык должен быть
правильным и понятным. Основное внимание Малерб сосредото­
чил на лексикологической работе. Он был против создания новых
слов, так как это нарушало понимание, он также отрицал упо­
требление архаизмов, диалектизмов и научных терминов. Выдви­
гая свои требования к языку поэзии, Малерб изгонял из поэзии
множество простых слов, которые он считал «грязными» и не­
достойными быть в «высокой поэзии» (dans la haute poesie), на­
пример, такие слова, как estomac, poitrine, cadavre и др.
Что касается грамматических теорий Малерба, то здесь его
требования выходили за пределы поэтического языка и касались
литературного языка в целом.
Малерб был глубоким знатоком французского языка, тонким
теоретиком, он точно и определённо поставил свои основные тре­
бования к языку. Он показал, что французскому языку чужды
тяжеловесные латинские конструкции. Французский язык имеет
свои нормы, которые чужды нормам латинского языка. К языку
надо подходить разумно, добиваться его ясности и правильности.
Этой установкой Малерб дал правильное направление, как для
дальнейшего развития теоретической мысли, так и для развития
литературного языка: писатель должен был добиваться ясности
112
изложения, избегать сложных, неясных конструкций предложения;
сокращение лексического запаса (осуждение неразумного слово-
тиорчества и ненужных заимствований) заставляло писателя вдум­
чиво относиться к употреблению слов; каждое слово должно бы­
ло точно выражать своё значение. Перед теоретиками языка вста­
ла задача изучать языковые явления, устанавливая правила
употребления языка согласно определённым нормам французского
языка, уточняя эти нормы, добиваясь правильности и ясности. Ма­
лерб считал, что основой, на которую можно полагаться при
установлении правил употребления языка, является usage, т. е.
употребление, в котором отражены наиболее устойчивые языко-
ные явления; для того, чтобы изучить и фиксировать эти явления,
надо было ограничить круг своих исследований и изучать речь
наиболее образованных слоев парижского общества, речь которого
пыла под наибольшим влиянием письменного литературного языка,
а следовательно, и наиболее устойчивая и однородная. В уста­
новлении норм и правил употребления языка Малерб ничего не
придумывал, а руководствовался только изучением употребления
языка. Теория Малерба сразу же приобрела большое число по­
следователей. Однако л е к с и к о л о г и ч е с к а я теория Малерба,
н которой он выдвигал требования к п о э т и ч е с к о м у словарю,
Г>ыла перенесена его последователями на литературный язык в целом;
складывалось движение за «очистку» литературного языка, что
отражало основное направление в развитии французского общест­
ва того времени: придворное общество во главе с королём, кото­
рое было центром всей культурной жизни Франции, становилось
критерием высшей культуры. Это вело к тому, что высшая куль­
тура речи также приписывалась этому слою французского обще­
ства, и утверждалось мнение, что в изысканной культурной речи
не должны употребляться «простонародные» слова, которые не­
достойны быть как в письменной, так и в устной литературной
речи. В этом уже сказывается классовое отношение к языку и
подтверждается марксистское положение, что классы не всегда
безразличны к языку.
§ 144. В 1635 г. по инициативе Ришельё была открыта Фран­
цузская Академия, членами которой были представители аристо­
кратического общества. В план работы Академии входило со­
ставление и издание грамматики, словаря, риторики и поэтики.
Издания риторики и поэтики таки не были осуществлены Академией,
первая академическая грамматика вышла только в 1932— 1934 гг.,
кис что вся деятельность Академии свелась к работе над слова-
I'i'M. Борьба за «чистоту» литературного языка велась, главным
мразом, по линии .выключения из литературного языка огромного
количества слов, которые считались «низкими» и недостойными
•нлть в литературном языке. Представители этого направления на­
чинались пуристами (от франц. слова pur — 'чистый’). Лексиколо­
гическая работа Академии полностью отражала это направление.
К . А. А лле н до рф 113
Словарь Академии был издан в 1694 г., но этот словарь не о т­
ражал всего богатства французского языка, — это был словарь,
отражающий стиль речи придворного общества.

§ 145. Уже в первой половине XVII в. поднималась оппози­


ция против пуризма: Камюс (Camus) и Ла-Мот-ле-Вайе (La Mothe
le Vayer) выступали против признания стиля речи придворно­
го дворянства за образец правильности, они выступали также про­
тив изгнания из литературного языка «простых» слов. Даже среди
членов Академии были учёные, выступавшие против теории ари­
стократического пуризма. К ним относился Антуан Фюретьер (Fu-
retiere). Он был видным представителем бытового реализма во
французской литературе. В своём известном романе «Roman bour­
geois» он описал обыденную жизнь из среды буржуазии. Но
своей главной задачей Фюретьер считал работу над своим сло­
варём «Dictionnaire universel contenant g^n^ralement tous les mots
frangois tant vieux, que modernes». He соглашаясь со взглядами
Академии, Фюретьер придерживался мнения, что словарь литера­
турного языка должен отражать всё богатство словарного состава
языка, а не определённый стиль речи. Фюретьер представил Ака­
демии проспект своего словаря. Это вызвало возмущение среди
академиков, большинство было против Фюретьера, и Фюретьер
был исключён из членов Академии без права когда-либо издать
свой словарь. Уйдя из Академии, Фюретьер продолжал работу,
но умер до издания своего словаря. После его смерти друзья и
последователи Фюретьера издали его словарь в Гааге (Голландия)
в 1690 г. Таким образом, словарь Фюретьера вышел на четыре
года раньше академического. Этот словарь является ценным ма­
териалом для изучения французского языка XVII в.

§ 146. Вторым крупнейшим теоретиком языка XVII в. был


Клод Вожла (Claude Vaugelas, 1595 — 1650). Он был членом Ака­
демии и пользовался в Академии большим авторитетом. В своей
лексикологической теории Вожла был значительно умереннее, чем
представители аристократического пуризма. Вожла считал, что нет
никаких оснований не допускать в литературный язык общеупо­
требительных слов, он писал: «Poitrine est condamne dans la prose,
comme dans les vers, pour une raison aussi injuste que ridicule. . .» \
Будучи сторонником «благородного стиля» в литературе,
Вожла однако, признавал возможность различного выбора слов в за­
висимости от стиля/ При создании новых слов Вожла требовал от
писателя использования уже имеющихся в языке слов и словооб­
разовательных элементов, и осуждал свободное словотворчество
писателя, основанное на его личной фантазии.

* С 1. V a u g e l a s , Remarques sur la langue frangoisc. (Rem. G8.) P., IG'17.

114
В своей известной работе «Remarques sur la langue frangoise»,
вышедшей в 1647 г., Вожла выступил как продолжатель идей
Малерба в плане нормирования литературного языка и изло­
жил свой основной принцип, согласно которому нормой
употребления французского литературного языка следо­
вало считать «bon usage». Под «bon usage» Вожла понимал «1а
faQon de parler de la phis saine partie de la Cour, conformSment H
la fa^on d’ecrire de la plus saine partie des Autheurs du temps»1,
т. e. речь наиболее образованной части придворного общества,
которая отражала нормы письменного литературного языка. Вож­
ла выдвинул три критерия для установления и фиксации грамма­
тической нормы: живой разговорный литературный язык, пись­
менный литературный язык и систему самого языка, и этот послед­
ний критерий Вожла называл аналогией; если, например, какое-либо
явление неустойчиво, т. е. в разговорном языке встречается различ­
ное употребление отдельных частей речи, порядка слов и т. д. («usage
douteux»), то следует обращаться к языку лучших современных
писателей, если и там нет единообразия в употреблении исследуемых
явлений, то норма может быть установлена на основе а н а л о г и ч ­
н ы х явлений, уже имеющихся и закрепившихся в языке. Таким об­
разом, Вожла чётко ограничил круг исследования и выработал мето­
дологию самого исследования. Всем тем, кто не соглашался с Вожла,
и кто считал, что абсолютное подчинение законам грамматики стес­
няет истинный талант писателя, Вожла отвечал, что чистота языка,
т. е. правильность речи не может ограничить ни свободы, ни та­
ланта писателя: «Ciceron a-t-il est6 moins estime pour avoir eu un
:,oin extraordinaire de la purete du langage»1. В период, когда фран­
цузский национальный язык почти сложился в своей грамматиче­
ской и звуковой системе, было необходимо изучить эту систему
н фиксировать нормы литературного языка, являющегося, как мы
таем, основой национального языка; нормы литературного язы­
ка становились в этот период общеобязательными. Вожла пра-
пнлыю подошёл к проблеме нормирования языка. Результат
ной большой, кропотливой работы, во главе которой стоял Вожла„
отразился в языке писателей-классиков XVII в.2.

§ 147. Классицизм вырастал на основе государственного и на'


Iтонального единства. Писатели-классики (Корнель, Расин, Мольер’
Ьулло) стремились создать монументальное, большое искусство.
Псе они были поклонниками «культа разума». Во всём должна
<>мла проявиться симметрия, гармония, единство. Всё должно было
подчиняться не субъективным эмоциям, а законам разума. Основным.
-Кипром нового литературного направления стала классическая

1 Cl. V .- i u g e l a ’s, Remarques sur la langue frangoise. P., 1647. Preface


* И учебнике проф.'М. В. Сергиевского «История французского языка»
I |ымм;ц||'к'ская теория Вожла не нашла своего отражения, и вся теоретиче-.
| кин p.ifio'ra Вожла рассматривается как имеющая классовую направленность.
I I 1
115
трагедия. Следуя языковым теориям Малерба и Вожла, писатели-
классики достигают в своих произведениях исключительной точ­
ности, сжатости, ясности и изящества языка. Они дали непревзой­
дённые образцы французского литературного языка.
Те чаяния, которые высказывали поэты «Плеяды» относительно
языка французской национальной литературы, осуществились в
XVII в.

§ 148. Если писатели-классики не следовали лексикологической


теории пуристов в плане изгнания из литературного языка обще­
употребительных слов, то эта теория не могла не найти широкого
отклика в аристократическом обществе Франции. Здесь это направ­
ление ещё больше расширило свои границы и доходило до абсурда.
Яркое отражение оно получило в так называемом прециозном
литературном стиле (precieux — изысканный). Этот литературный
стиль сложился в литературных кружках парижской аристократии.
Наиболее известный кружок образовался в салоне маркизы Рам­
булье (Rambouillet). В этом и подобных ему салонах собирались
писатели, поэты, теоретики языка для обсуждения вопросов языка
и литературы. В основе прециозного стиля лежало стремление
аристократического общества сохранить своё привилегированное
положение и отделить себя от народа. Они стремились говорить
иначе, чем говорит народ. Могли ли они создать какой-то новый
язык? Конечно, нет. Грамматический строй и основной словарный
фонд оставался тем же, они могли лишь вводить в употребление
особые слова и выражения, создавая классовый жаргон.
Излюбленным средством было употребление перифраз, заменяю­
щих самые обыкновенные слова:
Геаи — Гё1ётеп1 liquide
l’ongle — le plaisir innocent de la chair
la mort — la toute puissante \
Это направление было осмеяно писателем-классиком Мольером в
комедии «Les precieuses ridicules» («Смешные жеманницы»).
Те теории и направления, которые были чужды языковому
развитию, не могли развиваться и отмирали. Наоборот, теории,
которые отвечали тенденциям развития языка, были жизненными
и вели язык к дальнейшему совершенствованию.

§ 149. Во второй половине XVII в. возникает новое направление


в развитии грамматической мысли. Если начиная с XVI в. в основу
изучения языковых норм был положен чисто опытный критерий,
а именно, у п о т р е б л е н и е языка (usage), то с развитием рацио­
налистической философии (см §. 142) этот критерий уже не удо­
влетворял, и выдвигается новый критерий— разум. В 1660 г. выходит
грамматика совершенно нового направления. Она была составлена

1 См. М. В. С е р г и е в с к и й, История французского языка, МЛ047, стр. 165.

116
двумя учёными-отшельниками из монастыря Пор-Рояль (Port-Royal),
Арно (Amauld) и Лансло (Lancelot) под названием: «La gramraaire
g4n6rale et raisonn6e». ПодЕлиянием философии Декарта, согласно
которой разум является опорой всякого знания, Арно и ЛанСло
при составлении своей грамматики стремились дать такие положения,
которые были бы основаны на законах разума и имели бы значение
не для одного какого-нибудь языка, а для всех языков. Они счи­
тали, что поскольку любой язык есть выражение мысли, то он
не может не подчиняться требованиям логики. Впервые проводится
параллель между суждением и предложением. Соответственно
с этим впервые в грамматику вводится учение о предложении.
Грамматика Арно и Лансло носила скорее характер философии
языка, однако авторы дали много ценных наблюдений, касающихся
явлений французского языка.
Направление рационализма в грамматике особенно укрепилось
начиная с XVIII в. и имело огромное влияние на развитие грам­
матической мысли не только во Франции, но и за её пределами.

§ 150. XVIII век. К концу XVII в. уже ясно наметились черты


падения абсолютизма во Франции, что привело к окончательному
его разрушению в XVIII в. Абсолютизм становится тормозом для
дальнейшего исторического развития страны. Возрастали бедствия
народа, отягощённого непосильными податями и барщиной. Госу­
дарственная казна была в тяжёлом состоянии. В царствование
Людовика XV (1715— 1774) авторитет королевской власти всё
больше падал. Королевский двор перестаёт быть центром интел­
лектуальной и культурной жизни страны. В литературе всё больше
появляется критика существующего строя. Укрепляется класс
буржуазии, и растёт его классовое самосознание. Во французском
обществе увеличивается интерес к вопросам политики, экономики,
истории. Большие успехи, достигнутые в области науки и техники,
также привлекают всеобщее внимание. Выразителями идеологии
поднимающейся буржуазии были просветители.
Таким образом, в XVIII в. мы вступаем в новый период развития
общественной жизни Франции, который называется в исторической
н ауке эпохой Просвещения. Этот период характеризовался разло­
жением абсолютной монархии, напряжённой идейной борьбой
с политической и культурной системой абсолютизма, борьбой,
которая идеологически подготовляла страну к буржуазной рево­
люции конца XVIII в. Как уже было указано выше, носителями
идей Просвещения была буржуазия.
В XVIII в., так же как и в XVII, господствовал культ разума,
однако просветители освободили его от авторитета королевской
власти и авторитета церкви.
Исходя из материалистического мировоззрения, просветители
считали, что единственным источником знания является опыт. Они
верили в прогресс человечества, они стремились к распространению
научных знаний среди народа, и, как говорит В. И. Ленин, идеологи
117
■буржуазии «искренно не видели (отчасти не могли ещё вйдеть)
противоречий в том строе, который вырастал из крепостного»
Самыми видными представителями французского просвещения
были Вольтер (Voltaire), Монтескьё (Montesquieu), Руссо (J.-J. Rous­
seau), Дидро (Diderot), Бомарше (Beaumarchais). Они были не
только писателями-художниками, но и мыслителями, публицистами,
политиками.

§ 151. Французский литературный язык в XVIII в. получил


широкое распространение во всей Европе. Он становится языком
международной дипломатии. Ещё в XVII в. французский язык
начал распространяться в Европе как язык науки; немецкий философ
Лейбниц писал свои философские работы на французском языке,
считая, что только на французском языке можно передать все
оттенки и изгибы мысли. В XVIII в. французский язык закреп­
ляет своё господствующее положение в Европе как язык дипло­
матии, науки и философии.
В грамматических теориях XVIII в. утвердилось совершенно
новое направление: если в XVII в. основной задачей теоретиков было
изучение языковых явлений, фиксация тех явлений, которые были
наиболее устойчивы, и установление норм употребления литера­
турного языка, что дало блестящие результаты в языке писателей-
классиков XVI! в., то в XVIII в. установилось мнение, что в про­
изведениях классиков французский язык уже достиг своего совер­
шенства, и что задача теоретиков заключается в том, чтобы
сохранить язык на достигнутом им уровне; поэтому принцип
«usage», т. е. изучение языка на основе живого употребления
языка, был отвергнут, и был утверждён принцип разума, выдвинутый
в рационалистической грамматике Арно и Лансло (см. § 149).
Логика стала довлеть над языком; утвердилось мнение, что упо­
требление языка должно подчиняться законам логики; это при­
водило к тому, что явления, связанные с развитием языковой
системы, часто рассматривались как случайные, а явления пережи­
точные фиксировались как незыблемые. Влияние рационалистиче­
ской грамматики было очень велико не только во Франции, но и
за её пределами, и господствовало до начала XX в.; это направ­
ление надолго сковало грамматическую мысль в области исследо­
вания грамматической системы языка, которое так успешно про­
водилось теоретиками XVII в.
Безусловно имелись и положительные стороны этого направ­
ления: проводилась большая работа по уточнению и систематизации
грамматических и фонетических норм, выдвинутых в XVII в.;
большая работа была проведена в области синтаксиса, что было
связано со стремлением к наиболее точной и яснбй передаче
высказываемой мысли; были выдвинуты такие проблемы, как про-

1 В. И. Л е н и н , От какого наследства мы отказываемся. Собрание


сочинений, изд. 4, т. II. стр. 473.

118
блема связи языка и мышления, родства языков и др., что рас­
ширяло круг исследования.
Что касается л е к с и к о л о г и ч е с к и х теорий Академии, то
н связи со сдвигом в общественной жизни Франции всё ярче
ныступала нежизненность теории «очистки» лексики литератур­
ного языка.
§ 152. Нежизненность лексикологических теорий пуристов
сказывалась прежде всего в том, что в литературный язык XVIII в.
неё больше и больше проникали слова, недопустимые с точки
зрения блюстителей чистоты языка. В своих произведениях Дидро
употреблял большое количество технических и научных терминов,
Руссо — сельскохозяйственных; в литературном языке всё чаще
употреблялись народные слова и выражения.
Поэтому даже наиболее консервативные члены Академии вы­
нуждены были итти на уступки: было выдвинуто так называемое
учение о стилях. Литературные жанры распределялись на три
основных стиля: высокий стиль (style eleve), например, трагедии,
оды, баллады и т. п.; средний стиль (style moyen) — романы
и т. п.— и простой стиль (style simple) — комедии, басни и т. п.
Была проведена большая работа над синонимами. Все слова-сино­
нимы распределялись по различным стилям согласно принятому деле­
нию; таким образом, даже «простые» слова могли употребляться в ли­
тературном языке, если они соответствовали стилю данного произ­
ведения. Кроме того, слова низшего стиля могли употребляться
н более высоком стиле при условии сопровождения данного слова
соответствующими эпитетами. Этим учением о стилях как бы
постепенно снимались те ограничения для словарного состава лите­
ратурного языка, которые выдвигались пуристами.
§ 153. В 1751 году началось издание французской Энциклопедии.
Это явилось большим событием в развитии лексики литературного
языка, отражающим развитие французского общества того времени.
Интерес к политике, к вопросам экономики, к развитию техники,
промышленности и торговых отношений,— всё это нашло своё
отражение в Энциклопедии, включившей всё богатство как старых,
гак и новых терминов.
Инициатором издания Энциклопедии был Дидро при близком
участии крупнейшего французского математика Д ’Аламбера
j D’Alembert). Идея издания нашла широкий отклик в кругах пере­
довой буржуазной интеллигенции. Вокруг Энциклопедии сплотились
нее представители передовой науки и литературы, крупные спе­
циалисты во всех областях знания. Несмотря на страшные нападки
го стороны реакционного лагеря, в 1772 году был закончен
последний том Энциклопедии. Это издание отражало революцион­
ней рост буржуазии.
§ 154. Французская буржуазная революция 1789 года разбила
гг остатки пуристических течений в области лексики, которые
119
ещё поддерживались некоторыми членами Академии во имя тра­
диции. Академия была преобразована в Национальный Институт,
который продолжал заниматься вопросами языка, главным образом
его словарным составом. Национальным Институтом был выпущен
слсварь, который впоследствии, в период реставрации, не был
признан академическим изданием. В этот словарь входило более
300 слов, образованных в период революции.

§ 155. Революция оказала влияние на окончательное завершение


процесса образования французского национального языка, по­
скольку французский язык после революции всё глубже проникал
в народные массы. До революции крестьянство в областях и про­
винциях, далеко расположенных от городских центров, сохраняло
в своей речи ещё много характерных диалектальных черт (см. § 134).
С первых же дней после революции встал вопрос, как сделать
доступными для всего народа издаваемую революционную лите­
ратуру, все революционные постановления и законы? Поднялся
вопрос о переводе всей революционной литературы как на местные
говоры, так и на языки национальных меньшинств: бретонский,
провансальский, баскский. Но это было не всегда выполнимо, так
как большинство наречий не имело своей письменности,
да кроме того, это и не входило в национальную политику
буржуазии. В 1791 г. Талейраном был предложен проект обяза­
тельного начального обучения на французском языке. Проект был
принят, и в 1793 г. был опубликован декрет об образовании началь­
ных школ; это способствовало тому, что, хотя и не сразу, всё на­
селение Франции уже могло говорить и читать на французском
языке, и местные говоры были обречены на полное исчезновение.

§ 156. Таким образом, после революции завершался процесс


образования французского национального языка. Революция освобо­
дила лексикологические теории от умирающего направления аристо­
кратического пуризма. Однако в XIX в., в период реставрации, когда
вновь была восстановлена французская Академия со всеми её
прежними традициями, снова были сделаны попытки возродить
теорию пуризма. Академией был издан словарь, из которого были
изъяты все слова, созданные в революционный период; опять
послышались голоса за изгнание многих слов из литературного
языка, но всё это были лишь попытки, которые не могли ничего
изменить в общем ходе языкового развития. В 1830 г., после
второй буржуазной революции, когда буржуазия окончательно
добилась власти, лексикологические теории пуризма погибли, чтобы
никогда уже не возродиться вновь. Развитие лексики литератур­
ного языка шло большими шагами по пути сближения с живой
разговорной речью, свидетельством чего явились: школа романтиков
во главе с Виктором Гюго, которая провозгласила равноправие
слов; школа реалистов (Бальзак), которая, используя всё богатство
словарного состава языка, вводила в литературный язык научные
120
и технические термины, а также элементы разговорной речи;
школа натуралистов во главе с Золя, которая воспроизводила
в литературе речевые стили различных слоев общества, а также
арго и этим окончательно разбила все прежние традиции.

§ 157. Мы проследили путь языкового развития, непосредст­


венно отражающий историю развития французской нации: образо­
вание национального языка, его характерные черты; особенности
литературного языка в эпоху существования нации; развитие язы­
ковых теорий, также отражающих состояние общества, из которых
одни служили дальнейшему совершенствованию языка, другие
умирали, будучи чуждыми тенденциям его развития.
Теперь перейдём к рассмотрению развития словарного состава,
которое было также непосредственно обусловлено историческим
развитием французской нации.

§ 158. Заимствования. Словарный состав языка постоянно


пополняется заимствованными из других языков словами, однако
каждая эпоха в зависимости от исторических условий характе­
ризуется теми или иными заимствованиями. Для XVI в. характерны
заимствования слов из итальянского языка. Это связано с постоян­
ным общением между Францией и Италией. Большую роль играло
влияние итальянского Возрождения; очень много художников,
архитекторов, строителей было приглашено во Францию. С разви­
тием промышленности крепли торговые отношения с Италией.
В первой половине XVI в. постоянные военные столкновения
с Италией также являлись причиной заимстьоьания итальянских
слов. Всё это ьело к тому, что ю фракиузскьй ягь’ь 1 >с,скло
очень мкого итальянских слов самого различного значения:
из области искусства: fresque (и/n. fresco), mosai'que (am. mosaico)
belvedere (um. belvedere), balcon (um. balcone) и мн. др.;
из области финансовой системы: banque (am. banca), credit
(um. credito), bilan (um. bilancio) и др.;
из области военной техники: barricade (um. barricata), canon
(um. сапопе), soldat (um. soldato), cartouche (um. cartoccio), escad-
ron (um. squadrone) и мн. др.;
а также такие слова, как caresse (am. carezze), pedant (um.
pcdante), gazette (um. gazzetta) и др.
Иногда итальянские заимствованные слова вытесняли француз­
ские того же происхождения, например: chevalerie вытесняется
итальянским словом того же происхождения cavaierie; balzan (um.
Imlzano) вытесняет французское слово baucent и др. Много италь-
ипизмов было в речи придворного общества, особенно во времена
регентства Екатерины Медичи, против чего выступали такие т е о -4
рпики, как А. Этьенн, считая, что не к чему прибегать к помощи
чужого, когда можно использовать возможности своего родного
я )ыка.
121
В XVI в. так же, как и в предыдущие века, очень много слов
заимствовались из греческого и особенно из латинского языков.
Это было связано с тем, что французский национальный язык
проникал в область науки: вытесняя латынь, французский язык
одновременно заимствовал научные и технические термины латин­
ского языка. Много латинских слов входило в язык через пись­
менный литературный язык. Как известно, поэты «Плеяды» и их
последователи часто прибегали к латинским заимствованиям,
например: assimiler, captif, education, funebre, social, structure,
а также — acaderaie, £pithete, hypothese, sympathie и др.
§ 159. В XVII в. лексика французского национального языка
продолжает обогащаться заимствованиями из различных языков;
например, в связи с развитием торговли 'и промышленности,
в лексику входит много заимствованных слов из этой области:
такие слова, как ballast, dock — из английского языка; debet, nota,
visa — из латинского; folio, agio — из итальянского и мн. д р .1.
Однако подобная лексика по 1ти не проникала в литературный
язык XVII в., и лишь в XVIII в. в лексику литературного языка
широким потоком влилось всё накопленное богатство француз­
ского национального языка.
Для XVIII в. характерны заимствования из английского языка,
что было вызвано интересом к вопросам политики и экономики и,
в частности, интересом к государственному и политическому
устройству Англии, а также знакомством с английской филосо­
фией и литературой. Во французский язык входят такие слова,
как: gentleman, congres, club, toast, punch, whist, corporation, bud­
get, wagon, square, grog и др. Среди заимствованных слов были
слова, вошедшие в английский язык из старофранцузского, и ко­
торые вновь возвращаются во французскую лексику, но с изме­
нённой звуковой формой и с другим оттенком значения: bougette
( = petit sac)— заимствуется как budget; entrevue — заимствуется
как interview; esquerre ( = jardin carre) — как square; desport
( = jeu) — как sport и др.
С развитием колониальной политики Франции связано заим­
ствование из языков Нового Света и восточных колоний, например
таких слов, как: fakir, kiosque, liane, pirogue и др. В этот же
период впервые во французский язык входят слова из русского
языка: archine, cosaque, hetman, knout, steppe и др. Всё это свя­
зано со всё укрепляющимися связями Франции с другими странами.
В период французской буржуазной революции словарный со­
став языка очень обогатился, отражая все изменения, происходя­
щие в общественной жизни. Главным средством обогащения сло­
варя было словообразование из ресурсов самого французского
языка (см. § 169).

1 См. A. K u h n , Die franzosische Handelssprache im* XVII Jahrhundcrt*


Paris, 1931.

122
§ 160. Изменение значений слов. Этот процесс характерен
для всех периодов развития языка. Слова могут расширять, су­
жать и изменять своё значение. Эти процессы наиболее ярко вы­
ступают в периоды сдвигов в общественной жизни народа. Напри­
мер, в XVII в. слово classe употреблялось в значении профес­
сионального различия, а также в значении «класса в учебных
заведениях» и «класса растений»; начиная с XVIII в. это слово
употребляется в значении социального различия людей, и это
значение получает широкое распространение в период француз­
ской буржуазной революции1.
Слово commune — 'община’ ( = le corps des habitants d’une
v-ille, d’un bourg, d’un village) — в период революции приобретает
новое значение территориального административного деления;
comite — заимствование из английского языка в конце XVII в.
к значении 'бюро’ или 'департамент’ — употребляется в значении
'комитет’ (comit6 r6volutionnaire); republicain (в академическом
словаре значится как 'мятежник’, 'бунтовщик’) в период рево­
люции приобретает значение 'патриот’; patriote имело значение
’подданный’, в период революции — 'приверженец определённого
режима’; d6cret относилось к церковной сфере (d6cret de l’eglise) —
и период революции приобретает значение 'революционное поста­
новление’; speculer — философский термин — получает также зна­
чение в применении к торговым операциям; reaction — научный
термин — приобретает значение политического термина.
§ 161. Утрата слов. Этот процесс также характерен для всех
периодов развития языка. С историческим развитием народа утра­
чиваются различные понятия, а следовательно, и слова, выражаю­
щие эти понятия. Утрачиваются также многие синонимы. Поэтому
стремление возродить архаизмы обычно не ведёт к обогащению
словаря. Очень немногие архаизмы, введённые поэтами «Плеяды»,
сохранились во французском языке. В XVII в. утратилось очень
много слов, употреблявшихся в языке XVI в.: laidure — 'безобра­
зие’, mauvaistie — 'злоба’, suef — 'нежный’, cuider— 'заботиться,
думать’, douloir — 'страдать’ и мн. др.
В период революции утратилось много слов, связанных с преж­
ним государственным и политическим устройством: pays d’Etat,
iiitendant, bailli, sen6chauss6es, а также слова, выражающие все-
жкшожные феодальные повинности: taille, dimes, gabelle, stel-
hige и др.
§ 162. Рассмотрев развитие французского языка, непосред­
ственно обусловленное историческим развитием французской нации,
остаётся выяснить, каким путём шло дальнейшее развитие от­
дельных языковых компонентов, обусловленное системой фран­
цузского языка.
1 См. Р. А. Б у д а г о в , Развитие французской политической терминологии
. XVII! в., Л., 1940.

123
II. Дальнейшие этапы развития звукового и грамматического
строя французского языка.
§ 163. Гласные и их развитие. § 164. Согласные и их развитие.
§ 165. Явления liaison и enchamem ent. § 166. Дальнейшее развитие грам­
матического строя по пути к аналитизму. § 167. Эволюция употребления
отдельных частей речи в сторону уточнения их функции в предложении.
§ 168. Строй предложения. § 169. Словообразование. § 170. Заключение.

§ 163. Все основные тенденции развития гласных почти полно­


стью завершились в период существования народности. Лишь
процесс монофтонгизации (см. § 72) и процесс утраты конечных
редуцированных гласных (см. § 74) завершился в рассматриваемый
период; это вызывало колебания в произношении соответствую­
щих звуков, а следовательно, и затруднения в установлении норм
этого произношения в литературной речи. Лишь в XVIII в. эти
нормы окончательно были закреплены, например, было оконча­
тельно зафиксировано установившееся произношение монофтонга о
из бывшего трифонга еаи, который в XVII в. произносился как ео
и как о; в начале XIX в. было закреплено произношение w e
как wa, а также зафиксированы слова с произношением we
как § (см. о развитии этих дифтонгических сочетаний в § 68)
и др.
В XVI в. наблюдается ещё новая тенденция в развитии гласных.
Д о XVI в. качество гласных (их открытое и закрытое произно­
шение) во французском языке было связано с происхождением
этих гласных (см. § 22). Правда, наблюдались случаи, что уже
в XIII в. в ассонансах е в известных положениях совпадал с
но в XVI в. совершенно определённо выявляется тенденция к из­
менению качества гласных в зависимости от их положения (loi de
position). Гласный е, независимо от того, было ли его качество
открытым или закрытым, получал открытое качество в положении
перед произносимым согласным и закрытое качество — в исходном
положении, например: feve > f§ve, ele > ?Ие; pere > p?re; amer >
amgr; но: chanter > chante(r), bonte(t) > bonte и др. Гласный о также
начинает произноситься открыто перед произносимым согласным
и закрыто — в исходе и в положении перед z: rpbe, rpche, mprt;
но o(s), clo(s), mo(t), galo(p), а также chose, rose.
С установлением качества гласных в зависимости от положения
связано то, что гласный б, не имевший качественного различии
(о его происхождении см. § 70), также [получает качественно!.'
различие: перед произносимым согласным — открытое, в исходе -
закрытое качество: neuf [noef], boeuf [boef], soeur [soer]; но peu(x)
[po]; deu(x) [da] и др.
Гласный а в положении перед утратившимся из произношении
согласным s становится по артикуляции более задним, т. е. глас­
ный а получает также качественное различие (сравнить «х»> и
«sa(s)», «та» и «ma(t)»).
124
Таким образом, с появлением качественного различия у глас­
ных о и а, состав гласных совпал с составом гласных современ­
ного языка.

§ 164. Что касается развития согласных, то почти все тенден­


ции уж е оформились к XVI в., кроме тенденции к утрате конеч­
ных согласных, завершившейся в XVII в. (см. § 77, п. 3), что
такж е отразилось на колебаниях в произношении. К XVI в. состав
согласных был уже близок к составу согласных современного
языка, а к XVII в. он полностью с ним совпал, вследствие сле­
дующих явлений:
1) в XVI в. утратился из состава согласных звук h, который
произносился в заимствованных словах: honte [hptaj > [ptg];
Ji остаётся в орфографии как h aspire;
2) утрачивается из состава согласных 1’, произношение кото­
рого ещё с XVI в. изменилось в j, но' это произношение до XVIII в.
-не принималось как литературная норма;
3) в XVII в. изменяется артикуляция г и из переднеязычной
становится язычковой.

* § 165. В связи с переходом словесного ударения в фразовое


(см. § 78), в XVI в. наблюдаются новые явления, а именно, liaison
и enchainement. Фраза воспринимается как единое гармоничное
целое. По мнению некоторых учёных, эта новая тенденция языка
ведёт к новой форме синтетизма но, как правильно отмечает
М. В. Сергиевский*, эти интересные предположения требуют
проверки на широком материале живой речи в течение длитель­
ного времени.

§ 166. В области развития грамматических форм основные


этапы развития завершились также в период существования на­
родности. В XVII в. в глагольных формах завершается процесс
выравнивания гласных оснозы (см. § 113).
С явлениями чисто звукового порядка, а именно, с ' утратой
конечного s (см. § 77, п. 3) и э (см. § 74), связано дальнейшее
развитие грамматического строя по пути к аналитизму: в глаголь­
ных формах происходит утрата целого ряда флексий (см. § 106— 109);
в именной системе конечный s служил показателем категории числа; с
его утратой из произношения в XVI в. эта категория в большинстве
-случаев перестаёт выражаться формой самого слова, а может
быть выражена при помощи служебных слов: вместо mur и murs
как в единственном, так и во множественном числе произносится оди­

1 Ch. B a l l y , Lingulstique generale et linguistique frangaise, Paris, 1950


(русский перевод: Ш . Б а л л и, Общая лингвистика и вопросы французского
языка, 1955, стр. 216).
* М. В. С е р г и е в с к и й , История французского языка, М. 1947,
стр. 271—272.

1 2 5
наково mur [mur] и murs [miir], поэтому категория числа (за исклю­
чением случаев liaisons) могла быть выражена только при помощи
служебных слов — le mur |1э mur] и les murs [le mur], С утра­
той конечного з, что в именной системе было показателем кате­
гории женского рода, данная категория также во многих случаях
не могла быть выражена в произношении формой самого слова:
м. р. ж. р. м. р. ж. р.
joli — joli(e) mortel — mortel(e)
aime — aim6(e)
У некоторых'прилагательных типа fort — forte, grand — grande вы­
ражение категории рода сохранилось, поскольку утратились из произ­
ношения конечные^согласные в формах мужского рода, например:
м. p . grand [grad] > [gr3]
ж. p . grande [grada] > [grSd]

§ 167. Употребление отдельных частей речи эволюционирует


в сторону дальнейшего уточнения их функции в предложении.
Личные местоимения, укрепляясь как выразители категории числа
и лица, к XVII в. становятся необходимыми сопроводителями гла­
гола. Форма личных местоимений именительного падежа: je , tu, il
сохраняет за собой только функцию выражения глагольных кате­
горий и' уже не употребляется самостоятельно. В абсолютных
конструкциях употребляются формы косвенного падежа: moi, toir
lui. Притяжательные местоимения также дифференцируются к
своём употреблении. Несамостоятельные формы: топ, т а, ton, ta
и т. д. употребляются как сопроводители имени, выражая не
только категорию принадлежности, но также категорию рода и
числа имён существительных. Категория принадлежности перестаёт
выражаться при помощи личных местоимений, что было распро­
странено до XVI в.; например, вместо le pere d ’elle укрепляется
конструкция son pere.
Употребление указательных местоимений также уточняется и
фиксируется в XVII в. Формы celui, celle окончательно укреп­
ляются как самостоятельные, а се (cet), cette — как сопроводи­
тели имени существительного.
Уточняются и фиксируются нормы употребления определён­
ного и неопределённого аргикля как выразителей соответствующих
категорий. Определённый артикль укрепляется перед существи­
тельными абстрактными; сфера употребления неопределённого
артикля расширяется. Артикль становится также выразителем
категории числа и рода имён существительных и поэтому укреп­
ляется как необходимый сопроводитель существительных.
Теоретики XVII в. фиксировали не только случаи употребле­
ния артикля, но также грамматизировали случаи отсутствия
артикля при существительном; уточняли употребление партитии-
126
ного артикля. Если в старофранцузском языке для обозначения
части какой-нибудь массы или скопления предметов мог употреб­
ляться при существительном один предлог de, а иногда существи­
тельное употреблялось в этих случаях и без предлога, например
manger de pain и manger pain, то с XIV—XV вв. укрепляется
употребление предлога с артиклем: manger del (du) pain. В XVII в.
Вожла фиксирует такое употребление и устанавливает употреб­
ление предлога de без артикля лишь в определённых случаях,
например, в тех случаях, когда существительному предшествует
прилагательное-определение: de bon pain. Надо сказать, что в со­
временном литературном языке это правило соблюдается, но в
разгоьорном языке в единственном числе утвердилось употребле­
ние du bon pain.
Также обосновывается и закрепляется употребление временных
форм и форм наклонений. Если в XVI в. можно было ещё часто
встретить употребление временных форм, характерных для более
ранних периодов развития языка, то уже в XVII в. такое упот­
ребление осуждалось как неправильное. Устанавливались опреде­
лённые правила употребления времён и наклонений в главных и
в придаточных предложениях; если в главном предложении —
утвердительное высказывание, то в придаточном следовало упот­
реблять изъявительное наклонение, если же в главном предложении
высказывалось что-либо нереально существующее, то в придаточ­
ном употреблялось сослагательное наклонение. Сфера употреб­
ления времён сослагательного наклонения сократилась. В незави­
симых предложениях оно употреблялось реже и при обязательном
сопровождении que. В современном языке сохранились старые
конструкции без que в таких предложениях, как, например: «Vive
la revolution!». Употребление Subjonctif в независимом предложе­
нии закрепилось для выражения Imperatif 3-го лица, например:
«qu’il prenne се livre». Употребление Subjonctif в условных пред­
ложениях окончательно вытеснилось временами Indicatif и Condi­
tionnel.
В XVI в. перестали употреблятвся все видовые конструкции
(см. § 117), и категория вида стала выражаться или грамматиче­
скими (формами времени) или лексическими средствами.

§ 168. В XVI в., как уже было указано выше (см. § 120),
устанавливается твёрдый порядок слов; правда, в XVI в. ещё очень
часто встречались архаические конструкции, но это, во-перых,
было связано с отсутствием в тот период норм употребления
языка, во-вторых, с болвшим влиянием как греческой, так и, глав­
ным образом, латинской литературы, с характернвш для этих
языков строем предложения.
Употребление более свободного порядка слов гораздо чаще
встречалось в XVI в. у поэтов, чем у прозаиков. Однако и в
прозе встречались случаи инверсии, т. е. когда подлежащее сле­
дует за сказуемым, например: «Desja vois je ton poil grisonner
127'
en teste» ( R a b e l a i s ) , или: «Apres ces grands vaisseaux marchoient
deux colonnes ( B r a n t о m e). Ещё встречались конструкции, в ко­
торых два определения разъединялись определяемым, например:
«par се bon vin et trais» ( R a b e l a i s ) , или «Le comte de Nansau
de fort bonne raaison et grande» (B r a n t о m e).
В XVII в. Вожла осуждает такую конструкцию. Также осуж­
даются ещё часто встречающиеся в XVI в. конструкции, в кото­
рых наречие предшествовало глаголу; например: «attirer les hom­
ines a volontairement luy obeir» ( Amy o t ) .
В XVII в. закрепилась тенденция к приближению определяемого
к определяющему. Грамматисты вводят это как норму употреб­
ления, предлагая не отделять наречие от глагола, прилагательное
от существительного, зависимое слово от главного. Не рекомен­
довалось также отделять вспомогательный глагол от причастия,
например осуждалась такая конструкция: «je vous ay m’amour'
donne». Подлежащее не отделяется от сказуемого и сказуемое
от дополнения. Если прямое дополнение было выражено место­
имением, то оно должно было стоять непосредственно перед
глаголом, поэтому следовало сказать: «il me l ’a donne», а не. «il le
in’a donne» и т. д.
В XVII в. осуждались и тяжеловесные, не свойственные фран­
цузскому языку конструкции, которые употреблялись ещё в XVI в.
под влиянием латинского синтаксиса; например, абсолютные при­
частные конструкции «restant seulement une maison у mist le feu
dedant» ( R a b e l a i s ) , а также конструкции, соответствующие ла­
тинским accusativus cum infinitivo: «les Egyptiens penserent estre
nais avant tous autres», или: «J’estime celui dire le mieux qui me
loue le plus».
Также устанавливается и закрепляется оформление связи раз­
личных типов придаточных предложений; например, придаточные1
предложения времени присоединяются не только наречием quand,
но и наречием lorsque. Для придаточных предложений причины окон­
чательно укрепляется союз p a r се que, который в середине XVII н.
вытесняет pour се que. В придаточных цели перестаёт употреб­
ляться союз que, который сохраняется лишь после повелительного
наклонения: «Cache-toi que le chat ne te voye» (M a г о t), и за­
крепляются a fin que, pour que.
Таким образом, в XVIII в. уже установился строгий синтаксис,
определивший и закрепивший структуру предложений француз­
ского языка.

§ 169. В словообразовательной системе продолжает преоыт*


дать процесс аффиксации. В XVI в. особенно большое распри*
странение получают суффиксы книжного происхождения, :пнм«
ствованные из латыни, такие, как -ation, -ateur, -aiure, -istni\
-iste, -ique и др., из которых многие были этимологическими
дублетами к суффиксам, уже существовавшим во француи ним
языке, например -ation был дублетом к -aison (из л.тмшскп»
128
го -atione), -ateur — дублетом к -еиг (из лат. -atore) и т. д.
(см. § 61).
Характерно, что в XVI в. под влиянием греческого словообра­
зования было создано много слов путём словосложения,
например: homme-chien, pied-vite, rase-terre, donne-vin и др. Произ­
ведения писателей XVI в. изобилуют такими словами. Однако
этот способ словообразования был чужд французскому языку,
и в прследующие века он не был продуктивен.
В период французской буржуазной революции словарный состав
языка обогащался, главным образом, за счёт неологизмов. Эти нео­
логизмы образовались при помощи уже имевшихся в языке суф ­
фиксов и префиксов. Перечислим наиболее продуктивные из них:
Именные суффиксы:
-isme: girondisme, jacobinisme, monarchisrae, terrorisme и др.;
-iste: anarchiste, communiste, propagandiste и др.;
-in: girondin, clement in, chabotin if др.;
-ien: babeufien, thermidorien, fructidorien и др.;
-aire: suppleraentaire;
-el, -al: federal, constitutionnel, municipal;
-iqae: diplomatique, clubique, maratique и др.;
-if: agressif, fed^ratif, deputatif и др.
Г л а г о л ь н ы е с у ф ф и к с ы . Очень продуктивным был суф­
фикс -iser: d6mocratiser, patriotiser, terroriser, maratiser, girondiser и др.
Наиболее распространённые п р е ф и к с ы были следующие:
de-, des-: detroner, demoralises desanoblir и др.;
anti-: antipolitique, antisocial, antireligieux и др.;
contre-: con tre-r6 volution, contre-mouvement, contre-epreuve и др.
Поскольку словообразовательная система французского языка
ещ ё недостаточно изучена, трудно проследить последовательный
путь развития этой системы; однако можнб сказать, что для
французского языка наиболее продуктивным способом словообра­
зования является аффиксация.
§ 170. Заключение. Мы проследили долгий многовековой путь
развития французского языка как со стороны явлений, отражаю­
щих историческое развитие общества, так и со стороны явлений,
обусловленных развитием системы\ французского языка. Грамма­
тическая система французского языка, вполне определившаяся как
система аналитическая, ещё до настоящего времени сохранила ряд
синтетических черт.
Рассмотрим именную систему; в именной системе утрати­
лось выражение категории падежа флективными или синте­
тическими формами; однако различные падежные формы сохрани­
лись в формах личных местоимений: je , те (moi); tu , te (toi); il,
lUi, le , elle, la, lear, les и др.
9. К . А . А л л е н д о р ф 129
К а т е г о р и я ч и с л а выражается аналитическим путём, однако
у некоторых существительных и прилагательных сохраняются ещё
флективные формы, например: oeuf — oeufs; ceil — yeux; bceuf —
boeufs; cheval — chevaux и др.; прилагательные structural — struc-
turaux и др. В современном разговорном языке всё больше за­
мечается тенденция к постепенной утрате и этих флективных
форм.
К а т е г о р и я р о д а имён прилагательных в современном языке
в целом ряде прилагательных также ещё выражается синтетиче­
ским путём, например: grand — grande; fort — forte; gris — grise;
blanc — blanche; sec — seche; cadet— cadette; sot — sotte; bon — bonne;
fin — fine; brun — brune и т. д. Но группа неизменяемых при­
лагательных не мала. Сюда относятся все прилагательные, окан­
чивающиеся на гласный: joli — jolie; vrai — vraie; gai — gaie; bleu —
bleue; aigu — a i g ^ ; прилагательные, оканчивающиеся на произно­
симый конечный согласный: mur — mflre; moral — morale; nul —
nulle; public — publique и др., а также прилагательные, которые
и в мужском и в женском роде оканчиваются на е: pauvre, jeune,
tendre и др. Эта группа прилагательных в современном языке
увеличивается, сюда входят все новообразования с суффиксами
-able, -ique, -aire, -iste и др.
В глагольных формах флективная система оказалась более
устойчивой, хотя по сравнению со старофранцузским языком, ко­
нечно, произошёл большой сдвиг в сторону аналитизма.
Present и Imparfait относятся к временным формам, в которых
наиболее ярко отразилась утрата флексии. Passe simple — наиболее
флективная временная форма, но она почти не употребляется
в разговорной речи.
Что касается строя предложения, то, по мнению французского
лингвиста Ш. Балли, прямой, или прогрессивный, порядок слов
является характерной чертой современного французского языка;
это такой порядок слов, при котором члены предложения распо­
лагаются от известного к неизвестному, т. е. сначала подлежа­
щее, затем сказуемое и остальные члены предложения, следова­
тельно определяемое предшествует определению. С этим связано,
по мнению Балли, и стремление французского языка к соединению
тех членов предложения, которые связаны по смыслу, т. е. зави­
симого слова с главным1.
Словарный состав письменного литературного языка, который так
охранялся пуристами от «засорения», шёл быстрыми шагами по
пути сближения с разговорной речью. Если среди ряда современ­
ных теоретиков всё ещё существует взгляд, что французский
литературный язык следует охранять от проникновения новых
явлений как в области произносительных, так и в области грам­

1 См. характеристику современного французского языка в работе Ch.


B a l l y , «Linguistique generale e t linguistique frangaise» (Русский перевод
Б а л л и LLL, Общая лингвистика и вопросы французского языка, М., 1955).

130
матических норм, свойственных живой разговорной речи, поскотьку
такое проникновение может привести литературный язык к ги­
бели, то это говорит о том, что эти взгляды основаны на непра­
вильном понимании путей развития языка. Литературный фран­
цузский язы к нельзя рассматривать как что-то навсегда застывшее;
наоборот, он находится в процессе постоянного развития, и источ­
ником этого рарвития является ж ивая разговорная речь, в которой
прежде всего и отражаются тенденции развития языка.
ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение I.
ИСТОРИЯ ФРАНЦУЗСКОЙ ОРФОГРАФИИ

§ 171. В период образования французского языка орфография


была фонетической, т. е. написание слова соответствовало его
произношению; например, fleur [fleur], teste [t§ste], beaus [beaus]
и т. д.
Для данного периода можно отметить только некоторые осо­
бенности написания. Звук [к] в написании мог изображаться раз­
личными способами: через с (перед о, и), через qu, k, q; так,
наряду с написанием qui, можно было встретить написание k i,
наряду с cuetis — написание quens и т. д. Аффриката [ts] (рус­
ское [ц]) передавалась через с (перед е, г) и г (на конце слов):
ici [itsi], cel [tsel], granz [grants]; аффриката [tf] (русское [ч]) —
через ch и с (перед a): chien [t/ien], Carles [tjarlesj; аффриката
с1з] (русское [дж]) — через g (перед е, г) и j: gent [d 3 ant], je
‘d 3 e]; [Г] (мягкое л) — через il, ill: bataille [batal’e]; [n’J (мяг­
кое н) — через ign, ngn, gn: raaignes [man’es].
Ранние изменения в произношении отражались и в орфографии,
например утрата интервокального [3] (см. § 77, п. 2). В «Песне
о Роланде» (конец XI в.) написание с интервокальным [0] встре­
чается уже редко, например: «L’odide pert et la vedude tote».
В дальнейшем оно окончательно утратилось в написании. Также
отражается в написании и вокализация 1 в положении перед со­
гласным (см. § 77, п. 1); если в более ранних памятниках встре­
чается написание с I, как например altre [autre], helme [heaumc|,
то в XII в. уже утверждается написание и вместо I: autre, chaudc
и т. д. Также дифтонг [ai] передавался в орфографии XII н.
через ei п е в соответствии с изменением его произношения
(см. § 68): например, faire — feire — fere (в XIV в. установилась
историческая орфография, т. е. ai).

§ 172. Более поздние изменения в произношении перестнют


отражаться в орфографии: произношение изменяется — орфог|>и«
фия не следует за произношением и становится и с т о р и ч е с к о й
(или традиционной). Это был первый путь осложнении францу з
ской орфографии. Например с XII в. начинается процесс може
фтонгизации (см. § 68), в орфографии это не отражается: IWur
[flor], в орфографии остаётся fleur. Интересно, что прошнюшшж
132
дифтонга ei, который в середине XII в. начал звучать, как oi
отразилось в орфографии, но его дальнейшее развитие в орфогра­
фии уже не отразилось: aveir > avoir > avwer > avwar (в написании
avoir). Не отражалась в орфографии утрата из приношения [s]
в положении перед согласным (см. § 77, п. 1, 2): teste [tgta], blasuie
[Ы 2тэ]; не отражалась также утрата гласных в зиянии [см. § 73):
veoir [vwer > w a r ] , seur [siirj, paon [pS],

§ 173. В XIV— XV вв. орфография ещё больше осложнилась.


Это было связано с влиянием навыков латинского письма. До XVI в.,
как известно, официальным языком французского государства и
языком науки была латынь. Кроме того, в этот период очень по­
высился интерес к дреьней классической литературе, и с этим
связано большое количество переводов как с греческого, так и
с латинского языков.
Появляется стремление к установлению орфографических норм
для письменного французского языка. Большую роль в устано­
влении и выработке этих норм сыграли королевские канцелярии,
где письменная латынь была в большом употреблении. Под влия­
нием навыков латинского письма нормализаторы французской
орфографии гошли по неправильному пути, стремясь приблизить
орфографию французского слога к латинской или греческой орфо­
графии, в заЕиа.мости от происхождения данного слова. Таким
образом, французская орфография становилась э т и м о л о г и ч е ­
с к о й (или латинизированной) — это второй путь осложнения
орфографии. Например, в таких словах, как vois, nois, pais, конеч­
ное s заменяется в написании буквой х , поскольку в латинских
словах, к которым они еосходят, написание было vox, nox, рах,
отсюда — voix, noix, paix.
Вводится написание h: cine изменяет орфографию на homrae
(лат . homo), ostel — на hostel (лат. hospitale), i ver— на hiver
(лат . hibernu) и др.
По этимологическому принципу вводятся буквы, соответствую­
щие латинскому произношению и написанию:
вместо fait начинают писать faict (лат. factu)
doit „ „ doigt (лат . digitu)
devoir „ „ debvoir (лат. debere)
apeler „ „ appeller (лат. appellare).

Бывали случаи, что связь с латинским слогом устанавливалась


неправильно и вводились буквы, которые не были даже в этимо­
логических формах данного слова; так, глагол savoir, который
восходил к латинскому глаголу sapere, возвели к латинскому гла­
голу того же значения — scire, и орфография данного глагола
стала sgavoir; также очень часто не соответствовало этимологии
и удвоение согласных: escolle (лат . scola), parolle (лат . parabola)
и др.
133
§ 174. В XIV в. осложнение орфографии пошло и по третьему-
пути. В орфографию вводились непроизносимые буквы по анало­
гии с другими грамматическими формами данного слова, орфогра­
фия становится м о р ф о л о г и ч е с к о й , например в словах drap
(ед. ч.) и dras (мн. ч.) в форме мн. числа орфография стано­
вится— draps; cheval (ед. ч.) — chevaus (мн. ч.) — орфография
мн. числа chevauls. В 1-м лице ед. ч. Pass6 simple пишется в гла­
голах 2-го и 3-го спряжения окончание -s по аналогии с глаголами
типа je inis: je vins, je dormis, je valus и т. д.
Таким образом, начиная с XIV— XV вв. французская орфогра­
фия далеко отошла от фонетического принципа. Орфография не
только не была нормализована, но была страшно запутана. Одно и
то же слово встречается в самых различных написаниях. Написание
характеризовалось большим количеством непроизносимых букв.

§ 175. Кроме перечисленных трёх путей, по которым шло


осложнение орфографии, наблюдался целый ряд других отдельных
случаев, осложнивших орфографию ещё больше. Например, ещё
в XII в. буква х была использована для условного обозначения
конечного -us: писали chevax вместо chevaus, beax вместо beaus
и т. д. В XIV в. это забывается, и начинают писать: chevaux,
beaux, а иногда по аналогии с формами ед. числа chevaulx, beaulx
и др.
Буква г до XIV в. передавала аффрикату [ts] с изменением
этой аффрикаты в согласный [s] э га буква z стала в написании пере­
давать тот же звук [s], что и буква s, и поэтому начала употреб­
ляться в написании наравне с s: jamaiz вместо jamais, boiz вместо
bois, nez вместо nes и т. д.; написание nez так и сохранилось до
настоящего времени.
Буква у , которая передавала звук [i], в XIV— XV вз. употреб­
лялась вместо i в любом положении: je verray, lu /, j ’ay, ydole, ygno-
rance и т. д. Наречие d » — ‘там’ получает своё современное напи­
сание: «у».

§ 176. Эта запутанная орфография не могла не привлечь вни­


мания учёных XVI в. Крупный теоретик языка XVI в., Мегре
(см. § 137), разработал принцип фонетической орфографии. Мегре
считал, что если в установлении норм употребления языка нельзя
ничего разрушать, а надо только изучать и приводить в порядок,
то, наоборот, в орфографии можно всё сломать и всё построит!,
заново. Мегре предложил свою систему фонетической орфогра­
фии, но против него выступили теоретики-консерваторы, которым
и удалось отклонить проект Мегре. Орфография оставалась такой
же запутанной и сложной. Было лишь введено употребление с,
а также употребление accents для обозначения различного каче­
ства гласных.
В XVII в. члены французской Академии, принадлежавшие
к консервативному лагерю, отвергали все предложения, касаю­
щиеся хотя бы частичного преобразования орфографии. Они счи­
тали, что пусть написание слова не соответствует его произноше­
нию, но зато оно отражает его происхождение_и историю его
развития.

§ 177. В XVIII в. усиливается интерес к вопросам орфографии.


В работах по грамматике появляются разделы, посвящённые орфо­
графии. Становится необходимым установить какие-то определён­
ные правила написания и по возможности упростить орфографию.
Сохранились сведения, что не только в различных учебных заве­
дениях, но даже в различных классах одной и той же школы
существовали различные системы написания. Поступал ряд пред­
ложений, чтобы изъять из написания все буквы, введённые по
этимологическому принципу, так как для француза вовсе необя­
зательно знать латинский язык. Количество новых систем и пред­
ложений ещё больше запутывало орфографию. Надо было, чтобы
Академия взяла шефство над упорядочением орфографии. В 1740 г.
(в 3-м издании своего словаря) Академия, наконец, пошла на
уступки. Из 18 000 слов орфография 5 000 подверглась изменению.
Однако надо заметить, что принятые Академией реформы были
далеко не исчерпывающими и не были проведены последовательно.
И з орфографии были изъяты буквы, введённые согласно этимоло­
гическому принципу: было установлено написание savoir вместо
sgavoir, d it вместо diet, f a i t вместо f a ic t и др. Но последова­
тельности не было, например написание to it было восстановлено
(вместо toict), однако в слове d oigt — этимологическое g сохрани­
лось; написание- слова пи было восстановлено (вместо nud), однако
nid сохранило этимологическое d; было установлено написание
loin вместо loing, но в слове p o in g сохранилось прежнее написа­
ние. Также во многих словах было изъято незвучащее s и незву­
чащие гласные в зиянии: установилось написание ecole вместо
escole, tie вместо isle, tete вместо teste, repondre вместо respond-
re, 'Voir вместо veoir, sur вместо seur, но в формах f e u s , tu eus...
e в написании сохранилось и т. д.
В целом ряде слов были изъяты удвоенные согласные: арег-
cevoir, apaiser; однако во многих словах осталось прежнее напи­
сание: apprendre, apparattre и др.
В 4-м издании словаря (1762 г.) был введён ещё ряд реформ:
были изъяты незвучащие Ь, d, s, h, в словах греческого про­
исхождения. Было введено также написание ai вместо oi в тех
словах, где это написание соответствовало произношению [е]
(см. § 68). Были введены определённые нормы в употреблении
букв z и у .
Все эти, хотя и частичные, реформы, безусловно, упорядочили
орфографию и привели к единой системе, однако французская
орфография и по настоящее время остаётся сложной и далёкой
от фонетического принципа.

135
П р и л о ж е н и е i'.
ОБРАЗЦЫ АНАЛИЗА ТЕКСТОВ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА
(IX—XV вв.)

§ 178. П р и м е ч а н и е к а н а л и з у т е к с т о в . Подобранные
для анализа тексты расположены в хронологическом порядке, на­
чиная от первого письменного памятника на французском языке
«Страсбургская клятва» (Serment de Strasbourg) — IX в., и кончая
Villon — XV в. Все тексты, кроме отрывка из Фруассара, взяты
из хрестоматии В. Ф. Шишмарёва \ Цель настоящего разбора
заключается в подготовке учащихся к самостоятельной работе
над текстами и в практическом усвоении пройденного ими
теоретического материала.
Метод разбора «Страсбургской клятвы» отличается от разбора
последующих отрывков тем, что разбор даётся в плане сравнения
языкозых явлений данного памятника с явлениями народной л а­
тыни V—VI вв.; таким образом, основной целью анализа является
установление э в о л ю ц и и латинского языка за период V —VIII вв.
Разбор всех последующих текстов составлен в плане рассмот­
рения с о с т о я н и я языка определённого периода.

§ 179. Serm ent de S tra s b o u rg 2 (842 г.)


«Pro deo amur et pro Christian poblo et nostro comtnun salva-
ment, d’ist di in avant, in quant deus savir et podir me dunat, si
salvarai eo cist meon fradre Karlo et in ajudha et in cadhuna cosa,
si cutn oin per dreit son fradra salvar dift,. . . »
Ф р а н ц у з с к и й п е р е в о д : «Pour Г amour de Dieu et pour
le salut commun du peuple chretien et le notre, Л partir de ce jour
autant que Dieu m’en donne le savoir et le pouvoir, je soutiendrai
inon frere Charles de mon aide et en toute chose, comine on doit
justement soutenir son frer e, . . .»

Развитие звукового строя и орф ограф ия


В области звукового строя за период V—VIII вв. произошли
очень большие сдвиги, что находит своё отражение и в данном
тексте.
I. Развитие конечных гласных, а именно, их утрата или переход
в редуцированное е (см. § 25): утрата — amur вместо am ore,
Christian вместо christianu (Асс.), com m un вместо com m une (Асс.),
о т вместо о т о (N.), salvar вместо salvare и др; редукция
опорного конечного гласного после ^групп согласных: p o b lo ,

1 В. Ф. Ш и ш м а р ' ё в , Книга дтя чтения по истории французского языки,


изд. АН СССР, М., 1955.
г Там же, стр. 20; об истории происхождения этого памятника, см. также
§ 14 настоящего пособия.

136
nostro; написание в этих словах — о вместо е для выражения
редуцированного звука можно считать сохранением орфогра­
фической традиции, передающей более раннее произно­
шение ( и > о ) . Такой же орфографической традицией является
и написание а вместо е — явление, часто встречающееся в ор­
фографии ранних памятников: ajudha, cadhuna, cosa, salvarai,
dunat, fradra наравне с fradre.
2. Гласный e под ударением в открытом слоге (из латинского а)
часто встречается в написании через а, указывая, что процесс
перехода а > е относился к болёе позднему периоду (VIII в.;
см. § 22), и прежняя традиция отражалась в написании: fradre,
salvar.
3. Развитие межзубного d в интервокальном положении (см. § 26,
п. 2) находит графическое изображение через dh: ajudha,
cadhuna.
4. Отражена палатализация согласного к в положении перед
другим согласным (см. таблицу № 2): directu > drectu > dreit.
5. Отражён переход интервокального b > v (см. § 2 8 , п. 2) в гла­
голе savir: sapere > sabere > saveir (о передаче ei через i — sa-
vir вместо saveir, см. следующий пункт).
6. Написание araur, dunat, cum через и можно рассматривать как
графическое изображение очень закрытого о *; также встре­
чается написание i для передачи закрытого е, например: savir,
podir вместо saver, poder, что в дальнейшем дало saveir и
podeir; также написание in вместо en, dift вместо dev(e)t.

Анализ форм
1. Влияние традиции классической латыни.
a) Предлог pro (pro deo araur), который в народной латыни
уже принял форму рог (фр. pour); причём употребление
формы pro не соответствует нормам классической латыни,
согласно которым в данном случае должен был быть пред­
лог per.
b) Форма указательного местоимения is t (d’ist di): в народной
латыни указательные местоимения употреблялись с усили­
тельной частицей ессе-— ‘вот’, что давало eccesto > cest;
дальше в тексте мы видим такую форму cist (cist ineon
fradre).
2. Утрата падежных флексий, что уже было характерно для раз­
вития народной латыни в V в., отражена в данном тексте:
например, вместо ainore(ra) — araur, вместо christiani populi
(genetivus) — Christian poblo и др.
3. Что касается некоторых сдвигов в развитии и употреблении
форм после V в., то можно указать:

1 В. Ф. Ш и ш м а р ё в , Книга для чтения но истории французского языки,


стр. 21.

137
a) Характерное употребление формы будущего времени sa lv a ­
rai (от глагола salvare > salver), что говорит о процессе
образования новой временной формы будущего времени из
описательной конструкции инфинитива с глаголом avere
(см. § 39, п. 2): salvare aveo > salvare ауо > salvarayo > salve-
rai; классическая форма Futurum (salvabo) утрачивается.
b) Также характерно употребление формы личного местоиме­
ния те, которая окончательно вытесняет форму дательного
падежа mi (<m ihi).

Порядок слов
В данном отрывке ещё полностью сохраняется характерный
для классической латыни порядок слов, когда определяющее стоит
впереди определяемого, т. е. неизвестное впереди известного.
Тенденция к изменению такого порядка слов уже наблюдалась
в народно-латинских надписях периода Римской империи (см. § 44),
но этот процесс, связанный с изменением всего грамматического
строя латинского языка, шёл очень медленно. Кроме того, надо
учитывать, что часто в ранних письменных памятниках ещё ока­
зывала влияние традиция классической латыни; это влияние могло
отражаться не только на употреблении форм и написании слов,
но и на построении предложения.
1. deo amur — определение deo стоит перед определяемым amur
(фр. l’amour de Dieu);
2. Christian poblo — то же (фр. le peuple chretien);
3. commun salvament — то же (фр. le salut commun);
4. Christian poblo et nostro commun salvament — определения —
Christian poblo и nostro стоят впереди определяемого commun
salvament (фр. le salut commun du peuple chretien et le notre);
5. Deus savir et podir me donat — прямые дополнения sa v ir и
podir стоят перед дополняемым глаголом donat (ф>р. que Dieu
m’en donne le savoir et le pouvoir);
6. salvarai ео — сказуемое salvarai стоит перед подлежащим ео
(фр. je soutiendrai);
7. от per dreit son fradre salvar d i ft — разъединение подлежащего
от и сказуемого d i ft (фр. on doit justement sou ten i r son frere);
8. son fr a d r e salvar dift — дополнение son fr a d r e стоит перед до­
полняемым глаголом salvar (фр. soutenir son frere); дополнение
sa lva r стоит перед дополняемым глаголом dift (фр. on doit
(justement) soutenir).
Тенденция к постановке определяемого перед определением,
т. е. известного перед неизвестным, а также к соединению слои,
связанных по смыслу (например, подлежащее и сказуемое), что
является характерной чертой современного французского языки
(см. § 170), осуществлялась постепенно па протяжении штй
многонеконой истории развития языка.
Лексика
1. Изменение значения слова causa, которое означало ‘причина’,
а к IX в. утверждается в значении ‘вещь’ (chose), вытесняя
в данном значении слово res. Французское слово cause было
заимствовано позднее, через книги.
2. Новое словообразование salvam ent от основы salv (sa lv a re ,
salvus); оно употреблялось и как наречие, образованное при
помощи суффикса -ment и как существительное и сохранялось
в старофранц} зеком языке, но в дальнейшем утратилось, и
в данном значении осталось слово salat от латинского salus
(salutum ).

§ 180. Vie de S‘ A lex is1


(середина XI в.)

Как данный памятник, так и два последующие — «Chanson de


Roland» (конец X I — начало XII в.) и «Chevalier au Lion» (сере­
дина XII в.) относятся к периоду образования французского обще­
литературного языка.
Как уже указывалось (см. § 54), ряд исследователей считают,
что в данный период уже сложился определённый письменный
стандарт. Данные памятники рассматриваются как общефранцуз­
ские, поскольку их язык отражает те черты, которые нашли своё
дальнейшее развитие в общефранцузском литературном языке.
Вопрос о диалектной основе этого письменного стандарта не на­
шёл ещё единогласного решения: многие исследователи счи­
тают, Что это был франсийский диалект; согласно исследова­
ниям в советской романистике выдвигается мнение, что пись­
менный литературный язык складывался на основе норм з а п а д ­
н о й г р у п п ы д и а л е к т о в , в число которых входил и фран­
сийский диалектг.
По своему складу «Vie de S* Alexis» близок к народному
эпосу. Так же, как и поэмы народного героического эпоса, «Vie
d e S‘ Alexis» написан ассонансами, т. е. созвучием одних только
гласных (последних ударных гласных в стихе). Все стихи, связан­
ные одинаковым ассонансом, составляют строфу (la laisse). В каж­
дом стихе, как правило, десять слогов. После п е р в ы х четырёх
слогов — пауза (цезура). Перед цезурой может быть пятый не­
ударный слог, и тогда в сти х е —-одиннадцать слогов; если же
при этом и последний слог стиха неударный, то в таком стихе
будет двенадцать слогов. Таким образом, двенадцать слогов —
это то наибольшее количество слогов, которое возможно при на­
личии неударного слога перед цезурой и в конце стиха.

1 См. В. Ф. Ш я ш м а р ё в , К ю га дчл чтен >я по истории французского


языка, стр. 29.
* Н. А. К а т а г о щ и н а, Процессы формирования французского пись­
менно-литературного языка. «Вопросы языкознания», 1956, № 2.

139
В данном памятнике, так же, как и в следующем, «Chanson
de Roland», встречаются черты англо-нормандского диалекта
(см. § 53), так как самые древние рукописи этих памятников
были составлены в Англии; например, написание о вместо ие —
volt вместо vuelt, dois вместо duels, но также встречается и форма
duel; е вместо i e — например secies вместо siecles и тому подоб­
ные.
Так же, как и в «Страсбургской клятве», в большинствеслу
чаев дано написание и вместо о — например, colur вместо color.
Необходимо отметить, что гласный о в центральной области Франции
под ударением в открытом слоге развивался в дифтонг ои > ей, ко­
торый в дальнейшем монофтонгизировался в б (например fleur)
(см. § 68), но такое произношение не было повсеместным и
только после XIII в. утверждается как норма литературного
языка, когда франсийский диалект ложится в его основу.
Содержанием поэмы является древняя легенда — жизнеописа­
ние сына богатых родителей, Алексея, который по своим религи­
озным убеждениям покидает родительский дом и становится нищим.
1. Bons fut li secies | ‘ al tens ancienur2,
Quer feit i ert | e justise et amiir,
Si ert creance, | dunt or n’i at nul prut:
Tot est muez, | perdut at sa colur;
Ja mais n’iert tel | com fut as anceisurs.
Слова
li secies ( т ., N. sg.) — le siecle
tens (т ., Obi., sg.) — le temps
ancienur (adj., Obi., sg.) — ancien
quer — car
feit (f. sg) — la fol
ert — imparfait 3 p. sg. v. 6tre
or — maintenant
n ’i at — il n ’y a pas
prut ( т ., ОЫ., sg.) — le profit
est muez — est change
iert — fut, 3 p. sg. v. eire
as — aux
anceisurs (in., Obi., pi.) — les ancetres.

Правила чтения
Все пять стихов составляют строфу, так как связаны одина­
ковым ассонансом. Ассонансом является гласный о (в написании
передаётся через и). Ударение во всех стихах на последнем слоге
(мужской ассонанс). Цезура отмечена вертикальной чертой

1 Вертикальная черта указывает на место цезуры.


2 Выделены гласные ассонанса.

140
(4 слога- j- 6 слогов). В 1 - м и 3-м стихе перед цезурой неудар­
ный пятый слог, следовательно, в этих стихах одиннадцать сло­
гов. Во 2-м стихе после цезуры, вместо 6-ти слогов — 7 слогов,
следовательно, надо слить два слога в один, чтобы сохранить
размер: е — ju s — ti — s(e) e t a — m ur. Орфография фонетическая
(см. § 171).
Звуковой строй
1. Произношение назализованных гласных: bons [bons], dunt [dOnt];
e -f-n произносится как en: tens [tens].
2. Произношение дифтонгов согласно написанию: feit, iert, ancei-
surs, raais.
3. Конечное t после гласных перестаёт произноситься, например:
написание е (союз et) наравне с et: «е justise et araur».
4. Произношение аффрикат: ancienur (аффриката [ts]); justise (аф­
фриката [с1з], creance [ts], muez [ts]; ja [ds]; anceisurs [ts].
5. Обратить внимание на написание и вместо о в следующих сло­
вах: ancienur, araur, prut, colur, anceisurs, dunt. В словах fut,
justise, muez, perdut произношение современного французского
и (по происхождению — латинское и).

Анализ форм
Ярко выражена система флексий.
B o n s— прилагательное муж. р. ед. ч. им. пад.;
склонение:
Sg. Pi.
■N. bons bon
Obl. bon bons (c m . § 83) .
f u t — Passe simple, 3 л. ед. ч.
li secies (siecles) — сущ. муж. p. им. пад. ед. ч., склоняется по
типу murs:
Sg. Pi.
N . li siecles li siecle
Obl. le siecle les siecles
a l — слитный артикль a — f- le
tens — сущ. муж. p. косв. пад. ед. ч., неизменяемое
ancienur (ancienor) — прилагат. (и существ.) муж. р. косв. пад.
ед. ч. (архаическое склонение, см. § 81, п. 3.):
Sg. Pl.
N. ancien ancienor
Obl. ancienor ancienors
f e i t , ju stise , amur, creance, colur — сущ. ж. p. в функции косв.
пад. ед.ч. (категория падежа не выражена) (см. § 81)
ert — imparfait от глагола estre 3 л. ед. ч. (в 3 л. также упот­
ребляются формы eret, ere)
141
n i a t — n’ = ne; i — наречие (фр. у); at — наст. вр. 3 л. ед. ч.
глагола aveir
prut (prot) — сущ. муж. р. косв. пад. ед. ч.; склоняется по типу
murs:
S£. Pi.
N . proz prot
Obi. prot proz
est m uez — Passe comp. 3 л. ед. ч. от глагола тиег
perdut a t — Passe corap. 3 л. ед. ч. от глагола perdre
sa — притяжательное местоимение жен. р. неударная форма;
мн. ч. ses
as — слитный артикль а -f- les
anceisurs (anceisors) — сущ. муж. р. косв. пад. мн. ч.; архаич.
склонение (см. § 81, п. 3):
Sg. PL
N . ancestre anceisor
Obi. anceisor anceisors.

Синтаксис
1. Порядок слов свободный. Определение часто встречается пе
ред определяемым, сказуемое перед подлежащим, прямое до­
полнение перед сказуемым:
Bons f u t li secies — именное сказуемое bons f u t перед
подлежащим li secies; связка f u t после именной части ска­
зуемого bons;
si ert creance — сказуемое — перед подлежащим, наряду
с f e i t i ert;
perdut a t — вспомогательный глагол после причастия на­
равне с est m uez. '
2. Определённый артикль при абстрактных существительных не
употреблён: f e i t , ju stise , amur, creance, p ru t, colur.
3. Редко употреблено личное местоимение при глагольных
формах. В безличных конструкциях местоимение il также не
употреблено n’i at (il n’y a pas); com fut (coinme il у fut); n’iert
tel (il ne sera...).
4. В отрицательной конструкции не употреблено второе отрица­
ние— n ’i at (il n ’y a pas).
2. A1 tens Noe | et al tens Abraham
Et al David [ qui Deus par amat tant,
Bons fut li secies: | ja mais n’iert si vailant.
Velz est e frailes, | tut s’en vat declinant:
Sist ampairet, | tut bien vait remanant.
3. Puis icel tens | que Deus nus vint salv6r
Nostra anceisur | ourent cristientet,
Si fut un sire | de Rome le citet,
142
Rices horn fud | de grant nobilitet:
Por hoc vus di, | d’un son filz voil parler.
4, Eufemien | — si out a num li p e d re —
Cons fut de Rome, | des melz ki dune i eret;
Sur tuz ses pers | l’amat li emperere.
Dune prist muilier | vailante et honurede,
Des melz gentils | de tuta la cuntretha.
5. Puis converserent | ansemble longament,
Que amfant n ’ourent, | peiset lur en forment;
Deu en apelent | andui parfitement:
«Е! reis celestes, | par ton cumandement
Amfant nus done I ki seit a tun talent.»

Слова

2. al — au 3. icel — ce
ja mais — jamais ourent — P. simple 3 p. pl.;
vailant — de grande v. aveir
valeur citet — la vitle
velz — vieux rices (riches) — riche
frailes — frele nobilitet — la noblesse
si — et por hoc — pour cela
sist = si —
|—est d l — Pres. 1 p. sg.; v. dire
ampairet — P. passe voil — Pres. 1 p. sg.;
v. ampairier — gater v. voleir — vouloir
remanant — Gerondif du v.
remaneir — rester
4. out — P. simple 3 p. sg.; v. aveir — avoir
pedre (m., N. sg.) — le pere
cons (cuens) (m. N. sg) — le comte
melz (mielz)— mieux (здесь — le meilleur)
pers (m., Obl. pl.) — le pair
amat — P. simple 3 p. sg.; v. amer — aimer
emperere (m., N. sg.) — l ’empereur
prist — P. simple 3. p. sg.; v. prendre
muilier (f., sg.) — la femme
honurede — Part. pass6, v. honurer — honorer
cuntretha (f., sg.) — le pays, la contree
5. converserent — P . simple 3 p. pl.; v. converser — vivre ensemble
peiset — Present 3 p. sg.; v. peser — etre desagreable, chagriner
forment — fortement, beaucoup
andui — tous les deux
parfitement — parfaitement; sincerement
reis (m., N. sg.) — le roi
celestes (adj., N. sg.) — celeste
143
cumandeinent (m., Obi. sg.) — le cojnmandement, l’ordre
talent (rn., Obi. sg.) — le desir, la volonte
Правила чтения
Во 2-й строфе ассонансом является назализованный а [ап]
(Abraham и т. д.); в 3-м и 4-м стихе 2-й строфы перед цезурой —
неударный слог, следовательно, в этих стихах одиннадцать сло­
гов (5 + 6).
В 3-й строфе ассонанс е (salver и т. д.); во 2-м стихе этой
строфы перед цезурой пять слогов: N os-tra an-cei-stir, поскольку
пять слогов может быть только в том случае, если перед цезу­
рой неударный слог, то, следовательно, для сохранения размера
надо слить два слога: Nos-traJ^an-cei-sur; в 3-м стихе этой строфы
перед цезурой неударный слог — «si fut un sire», и поэтому,
хотя 5 слогов, но размер сохраняется.
В 4-й строфе ассонанс — тоже е (pedre и т. д.), но посла
него следует неударный слог (ассонанс женский), следовательно
в стихах этой строфы будет 11 слогов (4 — j—7); в 4-м стихе после
цезуры не 7, а 8 слогов, следовательно, надо слить два слога:
va-ilan-te^et-ho-nu-re-de.
В 5-й^строфе ассонанс — назализованный е [ёп] (longament и
др.), во всех стихах перед цезурой неударный слог, следова­
тельно, во всех стихах 11 слогов (5 -j- 6).

Звуковой строй
Характерные черты звукового строя см. в разборе 1-й строфы
Кроме того, надо отметить следующее:
1. Черты англо-нормандского диалекта в написании следующих
слов.
secies вместо siecles cons вместо cuens
velz » vielz inelz » rnielz
voil » vueil
2. Написание и вместо о в словах tu t, nus, vus, пит, tun (на­
равне с ton в этой же 5-й строфе), muilier, honurede, tu ta ,
cuntretha, andui, cumandement.
3 . Сохранение в некоторых случаях написания а вместо редуци­
рованного е\ nostra, tu ta , cuntretha, longam ent (но это уже
как исключение); и обратное написание — артикль 1е вместо 1а
(le citet). Также — сохранение написания d в группе d r — на­
пример, pedre вместо pere.
4. Интервокальный d ещё произносится как межзубный, что в ряде
слов передаётся в написании через th, dh; в этом отрывке сип-
t r e t pa.
Ь. Согласный 1 в положении перед согласными произносится кач
гласный и (о вокализации 1 см. § 77, п. 1), например: А1
ten s [au tens]; v e lz [vieuts]; sa lver [sauver] и др.
144
Анализ форм

2. a l — слитный артикль а -\-1 е


tens — сущ. м. р., неизменяемое
am at — P. simple 3 л. ед. ч. от глагола amer
v a ila n t — прил. м. р. ед. ч. форма косв. падежа; склоняется
как прил. g ra n z (см. § 83, п. 2)
v e lz (vielz) — прил. м. р. ед. ч. имен, пад.;форма косв. пад.
v e l (viel)
am pairet — Part, passe от глаг. am pairier; est ampairet — Pass6
com. 3 л. ед. ч.
3. v in t — P. simple 3 л. ед. ч. глагола venir
ourent — P. simple 3 л. м. ч. глагола a veir
sire — сущ. м. р. им. п. ед. ч. архаического склонения (см.
§ 81, п. 3).
rices (riches)— прил. им. п. ед. ч.
horn— сущ. м. р. им. п. ед.ч. архаич. склонения (см. § 81, п. 3)
4. li pedre — сущ. м. р. им. п. (склонение см. § 81, п. 2)
cons (cuens)— сущ . м. р. им. п. архаич. склонения (см.
§ 81, п. 3)
pers — сущ. м. р. косв. п., неизменяемое
5. p eiset — Present 3 л. ед. ч. от глагола peser (о чередовании
гласных см. § 97); здесь чередование е ei
/иг (lor) — личн. мест. 3 л. мн. ч. дат. п.
m s — сущ. м. р. им. п. ед. ч. склоняется по типу murs
se it — Subj. Pr. 3 л. ед. ч. глагола estre: seie, seies, seit,
seions, seiez, seient.
Латинизмов мало; можно отметить форму рог hoc (3-я строфа),
которая в более поздних рукописях уж з не встречается, заме­
няясь имеющимися в языке формами рог ceo, рог cel \

Синтаксис предложения
С точки зрения порядка слов можно отметить следующие при­
меры, характерные для старофранцузского языка: «v e lz e st е
fr a ile s t>, «.d’un son f i l z voil parler», «sur tuz ses pers V am at li
em perere» и др.

Синтаксис словосочетаний
Обратить внимание во 2-й строфе на характерные для старо­
французского языка видовые конструкции (см. § 117) «tut s’en
v a t declinant» и «tut bien v a ;t remanant-», выражающие нараста­
ние действия (глагол aller-f-G6rondif).

1 В. Ф. Ш и ш м а р ё в , Книга для чтения..., стр. 34.

10 К- Л. Аллендорф 1 4 5
Употребление частей речи
Отсутствие личных местоимений при глагольных формах: на­
пример, velz est (не употреблено местоим. il); «voil parler» (от­
сутствует je)\ рог hoc vos di (je vous dis) и т. д.
Обратить внимание на употребление указательного местоиме­
ния: icel tens — форма icel употреблена при существительном
(в дальнейшем только как местоимение, см. § 94).
П р и м е ч а н и е . Предлагается самостоятельно рассмотреть употреб­
ление притяжательных местоимений, а также употребление времён.

§ 181. Chanson de R oland1


(конец XI — начало XII в.)

Поэма «Песнь о Роланде» одна из наиболее известных поэм


народного героического эпоса (chansons de geste). По мнению
большинства исследователей, она была написана в конце XI или
в начале XII в. Наиболее древняя рукопись поэмы — это Оксфорд­
ская рукопись (Англия), текст которой приводится ниже и поэто­
му в её орфографии так же, как и в «Житии св. Алексея», встре­
чаются черты англо-нормандского диалекта (см. § 180).
«Песнь о Роланде» написана ассонансами так же, как «Житие
св. Алексея» (о стихосложении и о правилах чтения см. § 180).
В приведённом отрывке описывается ссора между Роландом и
Оливье: Роланд, видя, что почти все пэры Франции погибли в
неравном бою с сарацинами, хочет трубить в рог и звать на по­
мощь Карла; Оливье протестует, так как он считает, что уже
поздно. Он упрекает Роланда в том, что тот не послушался его
совета и отказался вызвать Карла до начала битвы.

CXXVIII2
1 6 9 1 1 . Li quens Rollant | des soens i veit grant perte;
2. Sun cumpaignun | Oliver en apelet:
3. «Bel sire, chers cumpainz | pur Deu, que vos enhaitet?
4. Tanz bons vassals | veez gesir par tere!
1695. 5. Pleindre poQms | France dulce, la bele:
6. De tels barons J cum or remeint deserte!
7. E! reis, amis, | que vos ici nen estes?
8. Oliver, frere, | cument le purrum nus faire?
9. Cum faitement | li manderum nuveles?»
1700. 10. Dist Oliver: | «Jo nel sai cument quere,
11. Mielz voeill murir | que hunte nus seit retraite.»

1 В. Ф. Ш и ш м а р ё в , «Книга для чтения...», стр. 35; отрывок текста,


стр. 55.
* Порндкопый помер строфы в поэме.
* Ппрнлкоиый номер стихов всей поэмы.

IKI
CXXIX
12. g o dist Rollant: j «Cornerai l’olifant,
13. Si l’orrat Carles, | ki est as porz passant.
14. Jo vos plevis | ja returnerunt Franc.»
1705. 15. Dist Oliver: j «Vergoigne sereit grant
16. E reprover [ a trestuz voz parenz;
17. Iceste hunte | dureit al lur vivant!
18. Quant jel vos dis, |n ’ en fefstes nient;
19. Mais nel ferez j par le men loement.
1710. 20. Se vos cornez, [ n ’ert raie hardement.
21. Ja avez vos | ambsdous les braz sanglanz!»
22. Respont li quens: | «Colps i ai faitmultgenz!»

CXXX
23. go dit Rollant: | «Forz est nostre bataille;
24. Jo cornerai, j si l’orrat li reis Karles».
1715. 25. Dist Oliver: | «Ne sereit vasselage!
26. Quant jel vos dis, j cumpainz, vos ne deignastes.
27. Si fust li reis, | n ’i ойьит damage.
28. Cil ki la sunt ) n ’en deivent aveir blasme».
29. Dist Oliver: | «Par ceste meie barbe,
1720. 30. Se puis veeir | ma gente sorur Aide,
31. Ne jerriez | ja mais entre sa brace!»

Слова
Li quens — ( т ., N. sg.) — conte; т и п архаического склонения (см.
§ 81, п. 3)
d es — слитный артикль de -f- les
soens — (pr. m., Obl. pl.) — siens, ударная форма
v e i t — (Pres. 3 p. sg.; veier) — voir; спрягается с чередованием
гласного осноеы е •>- ei (см. § 97)
sun — (pr. т . , ОЫ. sg.) — sen, неударная форма (им. падеж ses)
cum p a ig n u n — ( т ., СЫ. sg.) — ccmpagnon; тип архаич. склонения;
им. пад.— cumpainz
sire — (т ., N. sg.) — seigneur; тип архаич. склонения
enhaitet —(Pres. 3 p. sg.; enhaitier)— mettre en bonne humeur
v e e z — (Pres. 2 p. pl.; veeir) — voir
g esir — se reposer, etre couche, gesir
po iim s— (Pres. 1 p. pl.; poeir) — pouvoir; спрягается с чередова­
нием гласного основы р иё (см. § 97)
rem eitit — (Pr6s. 3 p. sg.; remaneir) — rester; спрягается с чередо-
нанисм гласного осноеы а ai (написание ei вместо ai, так как
изменяется произношение дифтонга a i > e i , см. § 68)
reis — (т ., N. sg.) — le roi; склоняется по типу «murs»
пеп — поп
purrum — (Fut. 1 p. pl.; poeir) — pouvoir
10* 147
fa ite m e n t — de quelle maniere
manderum — (Fut. 1 p. pi.; mander) — mander, faire savoir; (чере­
дования гласных не будет, так как слог закрытый)
dist — (P. simple 3 p. sg.; dire) — dire
sai — (Pr6s. 1 p. sg.; saveir) — savoir; спрягается с чередованием
гласного основы а е
m ielz — mieux
voeill — (Prfes. 1 p. sg.; voleir) — vouloir; чередование гласного
p -v. ue (oe)
s e itre tra ite — (passif, Pres. duSubj. 3 p. sg.; estre retrait) — etre retire
CXXIX
cornerai — (Fut., 1 p. sg.; corner) — comer
I’olifatit — (т., ОЫ. sg) — рог из слоновой кости (рог Роланда)
orrat — (Fut. 3 p. sg.; oir) — oui'r, entendre
as — a -j- les
porz — ( т ., ОЫ., pi.) — les d6fil6s
jo plevis — (Pres. 1 p. sg.; plevir) — garantir; спрягается по типу
finir (cm. § 97).
vergoigne— (f., sg.) — vergogne, honte
reprover — (m., Obi. sg.) — reproche; здесь даётся форма косв.
падежа вместо именительного (см. ниже «Употребление частей
речи»),
a l — a -J- 1е
v iv a n t — ( т ., ОЫ. sg.) — vie
j e l — je + le
nel — ne -j- le
loement — ( т ., ОЫ. sg.) — conseil
mie — la iniette; употреблено в значении отрицательной частицы
(см. § 43)
hardement — ( т ., ОЫ. sg.) — courage; hardiesse
ambsdous — tous les deux
genz — (adj. т . , Obi. pi.) — noble; vaillant

CXXX
sereit — (Cond. Pres. 3 p. sg.; estre) — etre
vasselage — ( т ., ОЫ. sg.) — prouesse; courage. Форма им. пад.
vasselages (все сущ. с суфф. -ages склоняются по типу «murs»)
deignastes — (P. simple 2 p. pi.; deignier) — consentir
oHsum— (Imp. du Subj. 1 p. pi.; aveir) — avoir
damage — (т., Obi. sg.) — dommage
deivent — (Pres. 3 p. pi.; deveir) — devoir; чередование гласного
e ei
pais — (Pr6s. 1 p. sg.; poeir — puis, puez, рце1, po6ns, po6z;
pueent) — pouvoir
jerriez — (Cond. pres. 2 p. pi.; jesir, gesir) — se reposer; 6tre
соисИё, g6sir.
148
Правила чтения
В I-й строфе ассонанс е (perte, apelet, enhaitet и т.^д.); по­
следний слог в стихе — неударный (ассонанс женский), следо­
вательно, размер — 4 -)- 7. Во 2-й строфе ассонанс — назализован­
ный a (an — olifant, passant и т. д.); последний слог стиха удар­
ный (ассонанс мужской); размер 4 — 6. В 3-й строфе ассонанс — а
(bataille, Karles и т. д.); последний слог стиха неударный (ассо­
нанс женский); р а зм е р — 4 -(-7 .
В 8-м, 13-ми 17-м стихах п е р е д цезурой 5 слогов, но поскольку
перед цезурой пятый н е у д а р н ы й слог, то размер сохраняется:
(8) O-U-ver, fre-re; (13) si l’or-rat Car-les; (17) I-ces-te hun-te.
В 3-м стихе перед цезурой 6 слогов и во многих изданиях
слово «sire» опущено.
В 8-м и 11-м стихах п о с л е цезуры 8 слогов вместо 7-ми
(при женском ассонансе), следовательно, для сохранения размера,
надо сократить один слог:
(8) cument 1(e) purrum nos faire!
(11) que hunt(e) nus seit retraite.

О рф ограф ия
1. Звук [tf] передаётся через с — (13) Carles; через k — (24)
Karles; через ch — (3) chiers.
2. Звук [k] (из латинского qu) передаётся через qu — (7) que
и через k (13) ki; звук [к] перед «и», «о» передаётся через с —
(6) сиш, (12) cornerai, а также через q (1), (22) quens — где
«ие» — дифтонг.
3. Окончание 1-го лица мн. числа настоящего и будущего
времени изъявительного наклонения и настоящего времени сосла­
гательного наклонения -ons передаётся в написании через:
-urns (oms) — (5) poiims;
-ит (от) — (8) purrum; (9) manderum1
4. Написание и вместо о в большинстве слов: (2) sun, (2) cum­
paignun, (3) cumpainz, (5) dulce, (8), (10) cument, (9) nuveles и др.
Написание и передаёт звук [и] в следующих словах:
(17) dureit, (27) fust, oiisum, (30) puis.
5. Фонетическая орфография, свойственная старофранцузскому
языку, уже начинает отставать о т произношения и становится
исторической (см. § 172)—
не отражена вокализация 1 перед согласными:
5) dulce [doutse], (22) colps [koiis], (30) Aide [aijde];
не отражён переход дифтонга a i> e i:
(3) enhaitet [anheite], (8) faire [feire] и др.
не отражён переход ё п > ап :
(10) parenz [parents], (18) nient [niant],
1 Отчасти это связано с ещ ё неустановившимся произношением окончания
О//*'.
149
(19) loeraent [loemSnt], (20) hardem;nt [hardemlnt], (22) genz
[dsants].
Но в некоторых случаях орфография отражает изменения в
произношении, например утрата конечного межзубного t после
гласных — (16) е вместо et; наравне с (2) apelet, (3) enhaitet; так­
же утрата интервокального межзубного d (см. § 77, п. 2):
(4) veez вместо vedez, (30) veeir вместо vedeir.
6. Написание п’ через ign, что характерно для старофранцуз -
ской орфографии:
(2) cuinpaignun, (15) vergoigne, (23) deignastes.
Звуковой строй
1. Диалектные черты, которые в дальнейшем не утвердились
как норма французского литературного язы:<а:
е вместо ie: (8, 10, 15, 25, 29) Oliver; (19) men, но имеется и
форма (11) inielz;
и вместо ей: (30) sorur.
2. Наличие дифтонгов: (1) quens, (11) vqMH, (7) reis, (29) meie
и др. Процесс монофтонгизации уже начинается, на что указы­
вает изменение a i> ei; это подтверждается ассонансом 1-й строфы,
где at ассонируется с е.
3. Изменение назализованного ёп > Sit; это тоже подтверждается
ассонансом 2-й строфы (grant — parenz).
4. Утрата межзубных согласных (конечного t после гласных и
интервокального d), что подтверждается написанием:
(16) е вместо et, (30) veeir вместо vedeir.
5. Произношение h в заимствованных германских словах:
(11) hunte, (3) enhaitet, (20) hardement.
Синтаксис предложения
1. П о р я д о к с л о в в предложен™ ещё очень свободный:
(2) — прямое дополнение «sun cumpaignun» стоит перед ска­
зуемым «apelet»
(4) —•прямое дополнение «tanz bons vassals» стоит перед
( сказуемым «veez».
15), (16) — «Vergoigne sereit grant e reprover» — второе под­
лежащее «reprover» стоит после сказуемого «sereit».
(22) — «Colps i ai fait mult genz» — группа прямого дополне­
ния «mult genz colps» разбита, и определяемое « c o lp s/
стоит перед сказуемым.
(1, 10, 12, 15, 22, 23, 25, 29) — сказуемое перед подлежащим:
£ о dit Rollant; dist Oliver и др.
(23) — именное сказуемое стоит перед подлежащим: Forz est
nostre batai lie.
2. Вопросительное предложение могло строиться без инверсии
и с инверсией:
(7) que vos ici nen estes?
(8) ... cument le purrum nos faire?
150
Синтаксис словосочетаний
1. В отрицательных предложениях часто опускалось второе отри­
цание:
(10) Jo nel (ne-j-le) sal . . .
(19) Mais nel ferez . . .
(25) Ne sereit vasselage . . .
(26) . . . vos ne deignastes
(28) . . . n’en deivent aveir blasme . . .
2) Встречается видовая конструкция, выражающая длительность
действия (см. § 117):
(13) . . . ki est as porz passant.
Употребление частей речи
1. В употреблении именных форм уже намечается процесс вы­
теснения формы именительного падежа формой косвенного
(утрата категории падежа):
(12, 23) Rollant вместо Rollanz — «?о dist Rollant».
(3) Bel вместо bels (beaus)
(8, 10, 15, 25, 29) Oliver вместо Olivers
(16) reprover вместо reprovers,
но эти явления встречаются ещё как исключение.
2. Категория определённости и неопределенности находится в
процессе становления: неопределённый артикль встречается
очень редко. Определённый — часто опускается и почти совсем
не встречается при абстрактных существительных:
(1) grant perte; (11) hunte; (15) vergoigne;
(16) reprover; (25) vasselage; (27) damage;
(28) blasme.
3. Личные местоимения редко употребляются при глаголах:
(2) apelet (опущено il)
(5) pleindre poGms ( „ nos)
(9) manderum ( nos)
(11) voeill ( je)
(12) cornerai ( п je) и др.
4. В употреблении притяжательных местоимений нет различия
между самостоятельными и несамостоятельными формами:
(29) par ceste meie barbe
(30) ma gente sorur Aide.
.S. H употреблении указательных местоимений тоже нет чёткого
различия, однако уже в данный период намечается, что место­
имения cil, cele употребляются как самостоятельные, a cist,
(4“ste —при существительных (см. § 94).
151
(17) Iceste hunte; (29) ceste meie barbe, но
(28) cil ki la sunt . . .
6. Употребление временных форм. В данном отрывке употреблено,
главным образом, настоящее время, но наравне с ним в одина­
ковых условиях и прошедшее (Passe simple):
P r 6 s e n t : (1) veit; (2) apelet; (5) pofims; (7) estes; (23) dit, и
наравне (10, 12, 15, 25) dist (Passe simple.) В условных пред­
ложениях употребляются времена Subjonctif: (27) Si fust (Imp.
du Sub.) li reis, n’i ofisum (Imp. du Subj.) damage; но встре­
чается и употребление времён Indicatif:
(20) se vo's cornez (Pres.), n’ert (Fut.) mie hardement
(36) se puis (Pres.) veeir . . . ne jerriez1 (Fut.) jamais . . .
Cond. Present употребляется для выражения условия:
(15, 25) sereit; (17) dureit.

§ 182. «Le chevalier au lion» или «Yvain» 8


Chretien de T r o y e s (середина XII в.)

«Le chevalier au lion» относится к рыцарским романам из цикла


«Романов рыцарей Круглого Стола». Автор романа, Кретьен де
Труа (Chretien de Troyes), большую часть своей жизни провёл в
провинции П!ампань, поэтому в его ранних произведениях наблю­
даются черты шампанского диалекта. Что касается его поздних
произведений, в том числе и «Le Chevalien au Поп», то их язык
уже отражает тот складывающийся письменный стандарт, нормы
которого нашли своё дальнейшее развитие в общелитературном
французском языке (см. § 180).
В отличие от народного героического эпоса, рыцарские романы
написаны рифмой, а не ассонансом.
По содержанию рыцарские романы отличаются своей фанта­
стикой. Содержанием данного романа является описание приклю­
чений рыцаря Ивен. В рассматриваемом отрывке приводится раз­
говор служанки с владетельницей заколдованного замка, мужа
которой Ивен убил на поединке. Проникнув в дом, Ивен влюб­
ляется во вдову убитого. Служанка подготовляет свою госпожу
к встрече с Ивеном.
1589s 1. La dameisele estoit si bien
2. De sa dame, que nule rien
3. A dire ne li redotast,
4. A quoi que la chose montast;
5. Q u’ ele estoit sa mestre et sa garde.
6. Mes por quoi fust ele coarde
1595 7. De sa dame reconforter
8. Et de s’enor amonester?

1 В других изданиях эта форма дана как «jerrez».


1 См. В. Ф. Ш и ш м а р ё в , Книга для чтения..., стр. 138.
* Порядковые номера стихов всего романа.

152
9. La premiere foiz a consoil
10. Li dist: «Dame, inout me mervoil,
11. Que folemant vos voi ovrer.
1600 12. Cuidiez vos ore recovrer
13. Vostre seignor por feire duel?»
14. «N enib, fet ele, «mes mon vuel
15. Seroie je morte d’enui.»
16. «Por quoi?»— «Por aler apres lui.»
1605 17. «Apres lui? Deus vos an defande
18. Et aussi buen seignor vos rande,
19. Si corne il est poesteis.»
20. «Ains tel man^onge ne de'fs:
21. Q u’il ne me porroit si buen randre.»
1610 22. «Meillor, se vos le volez prandre,
23. Vos randra il, sel proverai.»
24. «Fui! tes! Ja voir nel troverai.»
25. «Si feroiz, dame, s’il vos siet.
26. Mes or dites, si ne vos griet,
1615 27. Vostre terre qui defandra,
28. Quant li rois Artus i vandra,
29. Qui doit venir l’autre semainne
30. Au perron et a la fontainne?»

Слова
estoit — (Imp. 3 p. sg.; estre) — estre de = etre lie avec qn...
redotast — (Imp. du Subj. 3 p. sg.; redoter) — redouter, craindre
m ontast — (Imp. du Subj. 3 p. sg.; monter) — здесь: a quoi que la
chose montast — ‘о чём бы дело ни шло’
m estre — (f., sg.) — gouvernante, bonne
coarde — (adj. f., sg.) — lache, couarde
enor— ({., sg.) — honneur
am onester — encourager
mout — beaucoup, tres
me m ervo il— (Pres. 1 p. sg.; inervoillier) — s’emerveilier, s’etonner
ovrer — agir
cuidiez — (Pres. 2 p. pl.; cuidier) — penser, croire
recovrer — recouvrer, reprendre possession
nenil — non
mes — mais
vuel. — le desir; mon v u e l — selon ma volonte
enui — (m., Obl. sg.) — ennui, chagrin
poesteis — (adj. in., N. sg.) — puissant; N. poesteis, Obl. poesteKf
(так же, как N. vis, Obl. vif) (см. § 85, п. 1)
dei's — (P. simple 2 p. sg.; dire) — dire; более ранняя форма — desis
> dels > dis
sel — si — le; si == et
proverai — (Fut. 1 p. sg.; prover) — prouver
153
f u i — (Imperatif 2 p. sg.; fuire) — fuire
te s — (Imperatif 2 p. sg.; taire, taisir) — se taire
j a — deji
vo ir — vraiment
s 'il vos siet — s’il vous convient
si ne vos g rie t — ...ne vous en deplaise
vandra — (Fut. 3 p. sg.; venir) — venir; (vendra = viendra)
doit — (Pres. 3 p. sg.; devoir) — devoir; чередование гласного ?^-oi
« ei).
Орфография
1. Орфография в некоторых случаях ещё следует за изменениями
в произношении —
а) Неустойчивость орфографии: дифтонг ai, который в данный
период стянулся в монофтонг е [ai > ei > е] передаётся в ор­
фографии:
через ai: (23) proverai, (24) troverai; через ei: (13) feire; че­
рез e: (14) fet; (6, 14) mes, (5) mestre.
б) Назализованный ёп, который перешёл в йп, в орфографии
передаётся через ап:
(11) folemant, (17, 27) defande, defandra, (18, 21, 23) rande,
randre, randra, (17) an, (22) prandre, (28) vandra.
в) Написание дифтонга ei, который стал звучать как oi,
жается в орфографии:
(5) estoit, (11) voi, (15) seroie, (21) porroit, (24) voir, (25)
feroiz, (28) rois, (29) doit.
г) Передаётся вокализация согласного 1: (10) mout, (29) autre.
2. Орфография становится исторической: дифтонг ue монофтон­
гизировался в б, но в орфографии это не передаётся: (13) duel,
(14) vuel.
3. В написании гласный о не передаётся через и , как в предыдущих
памятниках:
(6, 16) рог, (8) епог, (11, 22, 23, 25, 26) vos;
(19) come, (21) porroit, (30) perron,
(13, 18) seignor.

Звуковой строй

1. Диалектные черты, которые не утвердились как норма во


французском литературном языке:
о вместо дифтонга еи>б:
(8) епог; (13, 18) seignor, (22) ineillor.
2. Изменения в области дифтонгов: a i > e i > e ; u e > 6 ; el > o l, что
частично отражается в орфэграфии (см. выше — «Орфография»),
3. Редукция конечного е > э : (1) daineisele, (2) de, nule dame и мн.
др. [damojzeb, da, nilta, dSma].
r>i
Синтаксис предложения
1. Порядок слов свободный:
П5) seroie je — сказуемое перед подлежащим
(18) ... buen seignor vos rande — дополнение перед сказуемым
(20) ... te l mangonge ne deis — то же
(23) — vos randra il — сказуемое перед подлежащим
(27) — vostre terre qui defandra — прямое дополнение перед
сказуемым.
2. Вопросительные предложения с инверсией:
(12) Cuidiez vos; (6) fust ele.

Синтаксис словосочетаний
Отрицательные предложения без второго отрицания:
(20) ne deis, (24) nel ( = ne -j—le) troverai.

Употребление частей речи


1. Форма косвенного падежа вместо формы именительного
в этом отрывке не встречается.
2. При существительных чаще употребляется определённый
артикль; при абстрактном существительном — (13) duel артикль
опущен, также нет артикля (18) buen seignor; неопределённый
артикль не употреблён в этом отрывке.
3. Личные местоимения при глаголах часто не употребляются:
ПО) li dist (elle), (24) nel troverai (je),
(11) vos voi (je), (25) si feroiz (vous).
Неударные формы употреблены при глаголах, ударные — самостоя­
тельно:
(16, 17) apres lui,
(22) le volez, (10) me mervoil, (20) me porroit.
4 . При существительных употреблена неударная форма притя­
жательных местоимений:
(2) sa dame, (5) sa mestre, sa garde,
(14) mon vuel.
5. Подчинительный союз que имеет универсальное значение
(см. § 125):
(5) qu’ele estoit sa m e s tre ..., где que — parce que; иногда союз
que совсем опускался:
(14, 15) mes mon vuel seroie je inorte ( — que je seroie)
155
6. Употребление времён (см. § 115, 116) — употребление
Imp. du Subj. для выражения предположения: (3) redotast, (4) mon-
tast, (6) fust. После выражения желания употреблено Cond. Pre­
sent, а не Subjonctif: (15) seroie je morte; но также и Subjonctif:
(17) an defande, (18) vos rande.
В условном предложении — времена Indicatif: (22, 23) . . . se
vos le volez (Pr^s.) prandre, vos randra il (Fut.).
Imparfait употреблено для описания свойств субъекта:
(1) La dameisele estoit si bien
(5) . . . ele estoit sa mestre . . .

§ 183. Conquete de C onstantinople1


Geoffroi de V i l l e h a r d o u i n (начало XIII в.)

Автор первой исторической хроники на французском языке


G. de Villehardouin был родом из Шампани, однако язык его хро­
ники уже ясно отражал нормы того письменного стандарта, кото­
рый лёг в основу развивающегося общелитературного француз­
ского языка.
В своей хронике автор описьшает 4-й крестовый поход (1202 г.),
участником которого он был.
В приведённом ниже отрывке даётся описание подготовки
к боевым действиям перед взятием Константинополя.

154. Li jors fu devisez quant il se recueilleroient es n6s et es


vaisiaus, por prendre terre par force, ou por vivre ou por morir; et
sachiez que ce fu une des plus doutoses choses & faire qui onques
fust. Lors parlerent li evesque et li clergiez al pueple, et lor mostre-
rent que ils fussent confez et feist chascuns sa devise; que il ne sa-
voient quant Diex feroit son comandement d’els. E t il si firent mult
volentiers par tote l’ost, et mult pitosement.
155. Li termes vint si con devisez fu; et li chevalier furent es
uissiers tuit avec lor destriers; et furent tuit агтё, les helmes laciez
et li cheval covert et ensele. Et les autres genz qui n’avoient mie
si grant mestier en bataile, furent es granz nes tuit; et les gal^es
furent arm ies et atornfees totes.

Слова
Li jors — (т., N. sg.) — le jour
es — en + les
nes — (f., pi.) — navire; sg. nef.
sachiez — (Imperatif, 2 p. pi.; savoir) — savoir; в Present чередова­
ние гласного основы: a — e.
onques — jamais (когда-либо)

1 В. Ф. Ш и ш м а р ё в , Книга для ч т е н и я . а р . 168; отрывок стр. 172.

1Б0
lors — alors
eves que — (m., N. pl.) — 6veque
fu s s e n t confez — (passif, P. simple. 3 p. pl.; estre confess£z)— fitre
confess^
devise — (f., sg.) — здесь: в значении devoir
els — eux
te r m es — (т., N. sg.) — terme
u iss ie rs — (m., Obl. pl.) — корабль для перевозки лошадей
m estier — ( т ., Obl. sg.) — mfetier
fu r e n t atornees — (passif, P. simple 3 p. pl.; estre atornez) — €tre
ргёрагё.
Орфография

1. Неустойчивость орфографии: 1) конечный согласный t, не про­


износящийся после гласных, иногда сохраняется, а иногда не
сохраняется в написании: fu (несколько раз), наравне с et;
2) вокализованное 1 ещё часто сохраняется в написании: els,
helmes, mult, но autres, vaisiaus.
2. Орфография всё больше отходит от произношения:!
1) назализованное ёп, перешедшее в ап, передаётся всюду
через en: prendre, comandement, ensele;
2) гласный е (из дифтонга ai) передаётся в написании через ai:
faire;
3) дифтонгическое сочетание w e в написании остаётся oi:
recueilleroient, savoient, feroit; [rekol’erweent, savweent, ferw6].
4) гласный б из дифтонгов ue и eu передаётся через ие, ей: pueple,
Dieus (Diex);
5) конечное сочетание us, например Dieus передаётся условно
через л: Diex.
Звуковой строй
1. Диалектные черты, которые не нашли своего дальнейшего раз­
вития:
трифтонг — iau вместо eau — vaisiaus.1
2. Дифтонг oi развивается в дифтонгическое сочетание we, что
в орфографии не отразилось (см. выше — «Орфография»).
3. Аффрикаты сохраняются.

Синтаксис предложения
1. Порядок слов свободный:
«Lors parlerent li evesque et li clergiez al pueple» — сказуемое
перед подлежащим;

1 Это может быть отнесено и к явлениям орфографии: написание 1 для


передачи неслогового е [§].

157
«feist chaschuns» — то же;
«con devisez fu» — вспомогательный глагол после причастия;
«furent tu it аггаё» — подлежащее «tuit» замкнуто внутри слож­
ного сказуемого «furent аш ё».
2. Расширяется употребление сложноподчинённых предложений.

Синтаксис словосочетаний
1. Отрицательное предложение без второго отрицания:
«il ne savoient....» ; а также с отрицанием mie (из латинского
mica — ‘крошка’) «qui n ’avoient mie».
2. Артикль не употребляется в следующих словосочетаниях:
prendre terre, n’avoient mie si grant mestier, en fcataile.

Употребление частей речи

1. Процесс утраты падежных флексий: форма косвенного па­


деж а употреблена ьместо формы именительного:
les helm es (furent) laciez ьместо li lielm e (furent) laciet; в осталь­
ных случаях форма имен, падежа сохранена.
Li jors (N. sg.), li evesque (N. pi.), li clergiez (N. sg.), chas-
cuns (N. sg.), Dieus (N. sg.), li termes (N. sg.), li chevalier (N. pi.),
destriers (Obi. pi.), les autres genz (f., pi.) Ies galees (f., pi.).
2. В большинстве случаев артикль употреблён:
li jors, li evesque, li termes и др.
3. В данном отрывке нет случаев, когда личное местоимение
не употреблено при глаголе:
il se recueilleroient,
il fusssent confez(o6paTHTb внимание, что il не имеет s), il si
firent.
4. Союз que употреблён в значении parce que:
«que il ne savoient».
5. Употребление времён: уже намечается согласование времён—
«fu devisez (passif, P. simple) quant il se recueilleroient. . . (Cond.
P r6s. — Futur dans le passe)
. . . ce fu (P. simple) une chose des p lu s.. . qui onques fust (Jmp.
du Subj.)
. . . lor mostrerent (P. simple) que il fussent confez (passif, Imp.
du Subj.)
Употребление Imparfait учащается —
que il ne savoient (Imparfait — длительность, состояние) quant
Diex feroit (Fut. dans le passe)
. . . qui n’avoient mie (Imparfait — с е о й с т е о , состояние) si grant
mestier.
158
§ 184. C h r o n i q u e s 1
J. F r o i s s a r t (середина XIV в.)

В своей «Хронике» Фруассар описывает события столетней


войны. Находясь под влиянием рыцарской литературы, Фруассар
увлекается описанием быстро сменяющихся событий.
В «Хронике» встречаются черты пикардского диалекта, так
как Фруассар был сам родом из Пикардии, однако, это только
отдельные черты, поскольку диалектная основа литературного
языка к этому периоду уже вполне определилась: с XIII в. в ос­
нову французского литературного языка легли нормы франсий-
ского диалекта.
В приведённом отрывке описывается один из эпизодов столет­
ней войны.
1 Celle matinSe, chevaugoit inessires Renaus de
2 Bollant, uns chevaliers d’Alemagne de le route le
3 duch de Lancastre; et avoit chevauciet depuis
4 l’aube crevant et tourniiet tout le pays, et n’avoit
5 riens trouvet; si s’estoit la arrestes. Li doi escuyer
6 dessus nommfet vinrent celle part et cuidierent que ce
7 fuissent aucunes gens d’armes dou pays qui se
8 fuissent la mis en embusche, et chevaucierent si
9 pries que il aviserent l ’un l’autre. Or avoient li doi
10 escuier frangois parlet ensamble et dit: «Se ce sont
11 ci Alemant ou Engles il nous fault faindre
12 de dire que nous soions Franchois; et se il sont de
13 ce pays, tant bien nous nous nommerons.» Quant
14 il furent parvenut si pries d’yaus que pour parler
15 et entendre l’un l’autre, li doi escuier
16 perchurent tantost a leur contenance que il
17 estoient estrangier et leur ennemi. Messires Renaulz
18 de Boullant parla et demanda: «А cui sont li
19 compagnon?» en langage alemant. Bridoulz de
20 Calonne respondi, qui bien savoit parler
21 cesti langage, et dist: «Nous sommes a monsigneur
22 Bietrernieu de Brues.» — «Et ou est messires Bietremieus
23 de Brues?» dist li chevaliers. — «Sire, respondi li
24 escuiers, il n’est pas lonch de chi, il est chi
25 desous en ce village.»
Слова
chevaufoit — (Imp. 3 p. sg.; chevauchier) — chevaucher
route — (f. sg.) — la troupe
duch — (m., Obl. sg.) — due
I’aube crevant — «l’aube crieve» — le jour va poindre
doi — deux
' Отрывок взят из L. С 1 ё d a t, Chrestomathie du moyen age, стр. i!H!>.

151) ,
escu y e r— ( т ., N. pi.) — ёсиуег
cuidierent — (P. simple. 3 p. pi.; cuidier) — penser, croire
aucunes— (adj. f., pi.) — quelque
dou — de -f- le, du
embusche — (f., sg.) — embuscade
pries — pres
ci — ici
fa in d r e — feindre, simuler
il nous f a u l t fa in d re de dire — il ne faut pas le dire
pries d ’ya u s — pres d’eux
perchurent — (P. simple. 3 p. pi.; pergoivre, percevoir) — apercevoir
estrangier — ( т ., Obi. pi.) — des etrangers
lonch — loin
chi — ici
О рф ограф ия
Начиная с XIV в. французская орфография ещё больше ослож­
няется, удаляясь от произношения (см. § 173, 174, 175) —
1) удвоение согласных: (1,6) celle; (2) Bollant, (25) village, (6)
nomm^t, (13) nommerons и др.;
2) написание у наравне с i : (4, 7, 13) pays; (5) escuyer (наравне
с (10, 15) escuier); (14) yaus;
3) написание s наравне с f . (5) arestes, вместо прежнего напи­
сания arestez; (7) gens вместо genz; (1) Renaus (наравне с (17)
Renaulz);
4) вводятся буквы по аналогии с другой грамматической фор­
мой слова (морфологический принцип): (1) Renaus и (17) Renaulz;
(11) fault (по аналогии с формой инфинитива faloir);
5) примеры исторической орфографии:
oi произносится как we, написание сохраняется —
(3) avoit, (5) estoit, (12) soions и мн. др.; eu, ieu произно­
сятся как б, jo , написание сохраняется —
(21) monsigneur, (17) leur, (22) Bietremieu;
конечное t не произносится после гласных, но сохраняется
в написании: (3) avoit, (3) chevauciet, (5) estoit, (10) et и мн. др.;
согласный s не звучит перед другим согласным, но в написа­
нии сохраняется: (5) estoit, (5) arestes, (5) escuyer, (17) Lestoient
и мн. др.
t
Звуковой^строй Ш" Щ'
1. В составе гласных сохраняется один дифтонг au: (7) aucunes;
(9) autre; (11) faust [fau] и др. подобные. Также сохраняется
трифтонг еаи; все дифтонги, характерные для состава гласных
XI в., или перешли в монофтонги, или образовали дифтонгические
сочетания: we — (3) avoit; je — (13) bien; j o — (22) Bietremieu.
2. Назализованный гласный i n > e n : (6) vinrent [venrant];
назализованный гласный fin > 5n: (9) un [on].
160
3. В составе согласных у трпиишп. аффрикаты:
t s > s: ( 1 ) celle fsclo|, (II) cl |,i|, ( 1 П) ce [sa] и мн. др.;
t , f>, f : (2 ) chevaliers |JV>valYr.| к яр.;
d 3 > 3 : (7) gens [ 3 3 ns], (21) 1апг,ар' ( >| и др.;
4. Согласный s не произносится перед л р у ш м пи лас там:
(5) e(s)toit, (5) are(s)tes, (5) e(s)cuycr, ( 111) !,m!u(-.)l и др.

Черты пикардского диалекта


1. Франсийскому е соответствует произношение и написание 1с:
(3) chevauciet, (4) tourniiet, (9,14) pries, (8 ) chevaui Icu nl 11 лр
(но есть формы с е — (5) trouvet).
2. Франсийскому t s > s — соответствует t,T > ,f: (24) chi | Ji| ,
(8 ) embusche, (12) Franchois, (16) perchurent.
3. Франсийский дифтонг e u > o передаётся через yau (iau) —
(14) yaus = e u s [os].
4. Конечное k передаётся через ch: (3) duch [dyk], (24) lonch [lOnk].
П р и м е ч а н и е . При чтении следует сохранять франсийские нормы
произношения.

Синтаксис предложения
1. Порядок слов: употреблена инверсия — (1) . . . chevau^oit messi­
res Renaus; (9— 1 0 ) . . . or av o ien t li doi escuier fran^ois parlet.
2. Наличие сложноподчинённых предложений (предлагается сде­
лать самостоятельный разбор).

Синтаксис словосочетаний
Беспредложная конструкция (см. § 124): (2—3) uns chevaliers
. . . de le route le duch (не употреблён предлог de).

Употребление частей речи


1. Автор сохраняет падежные флексии, хотя в живом языке они
к этому времени уже отмирали, что находит своё отражение
в ряде других литературных памятников этого же периода.
Падежные формы сохранены у следующих существительных:
(1) messires (N. sg.); (19) li compagnon (N. pl.); (1) Renaus
(N. sg.); (21) a monsigneur (Obl. sg.); (2) uns chevaliers (N. sg.);
(22) messires (N. sg.); (5) li escuyer (N. pl.); (23) li chevaliers
(N. sg.).
2. Употребление артикля перед существительными укрепляется.
3. Личные местоимения при глаголах часто опускаются: (3) avoit
chevauciet; (4) n’avoit riens trouvet; (10) et dit и др.
П р и м е ч а н и е : Обратить внимание, что местоимение й в о м н . числе
без s.
11 К. А. Аллендорф , / K il
4. Употребление формы указательного местоимения celle перед
существительными (нет ещё чёткого различия в употреблении
указательных местоимений til, cele и cist, ceste): (1) celle
matinee, (6) celle part, наравне с (13) ce pays, (25) ce village,
(21) cesti langage.
5. Употребление формы дательного падежа вопросительного место­
имения: (18) A cui s on t . . .
6. Употребление времён. В первом предложении: (1) chevaugoit
(Imparfait — неограниченная длительность действия); (3,4) avoit
chevauciet.. .et to u rn iie t.. .et n’avoit riens trouvet (Plus-que-par-
fait — действие в прошлом, предшествующее другому действию
в прошлом) (5) et s’estoit la arestes (тоже Plus-que-parfait, но
его употребление не оправдано, так как является выражением
результата предшествующих действий).
Во втором предложении: в главном предложении — vindrent
(P. simple), cuildierent (P. simple), chevaucierent (P. simple), в при­
даточном дополнительном — fuissent (Imp. du Subj. после глагола
cuidier); в придаточном определительном к первому придаточному—
fussent mis (Plus-que-parfait du Subj.— действие, предшествовавшее
другому действию в прошлом); в последнем придаточном предло­
жении следствия — aviserent (P. simple).
Таким образом, уже наблюдается согласование времён.
Imparfait употреблено в следующих значениях: (I) chevaugoit
(неограниченная длительность действия), (17) il estoient (одновре­
менность с другим действием), (20) qui bien savoit (одновремен­
ность с другим действием).
Намечается дифференциация в употреблении Plus-que-parfait и
Pass6 anterieur: ср. (9, 10) avoient parlet (Plus-que-parf.) . . . e t dit
(P. simple) и (13, 14) quant il furent parvenut (Passe ant.) si p r ie s ...
perchurent (P. simple) tantost — в последнем случае действие пред­
шествует непосредственно.

§ 185. Le (Grand) T estam ent1


F. V i l l o n (середина XV в.)

Франсуа Вийон — крупнейший поэт XV в. Его поэзия реали­


стична и полна большого темперамента. Вийон — поэт преддверия
эпохи Возрождения. Источником его творчества "была народная
поэзия, поэтому в языке Вийона много черт народной живой речи.
В «Большом Завещании» поэт критически разбирает свою жизнь,
стремясь понять себя.
1 Еп Гап de mon trentiesme eage,
2 Que toutes mes hontes j ’2 eus beues
3 Ne du tout fol, ne du tout sage,
1 В. Ф. Ш и ш м a p ё в, Книга для чтения . . . , стр. 455; текст, стр. 463.
* В рукописи, которую приводит акад. В. Ф. Шишмарёв, j передаётся в
подлинной графике, т. е. через i, a v через и.

162
4 Non obstant maintes peines eues,
5 Lesquelles j’ay toutes receues
6 Soubz la main Thibault d’Aussigny . . .
7 S’evesque il est, seignant les rues,
8 Q u’il soit le myen je le reny:
9 Mon seigneur n’est ne mon evesque,
10 Soubz luy ne tiens s’il n’est en friche;
11 Foy ne luy doy ne hommage avecque,
12 Je ne suis son serf ne sa bische,
13 Peu m’a d’une petite miche
14 Et de froide eaue tout ung este;
15 Large ou estroit, moult me fut chiche:
16 Tel luy soit Dieu qu’il m’a este!
17 Et s’aucun me vouloit reprendre
18 Et dire que je le mauldys,
19 Non fais, si bien le scet comprendre;
20 Et rien de luy je ne mesdys.
21 V oycy tout le mal que j’en dys:
22 S’il m’a est6 misericors,
23 Jhesus, le Roy de paradis,
24 Tel luy soit a l’ame^et au corps.

С л OB a
non obstant — cependant
seignant — v. seignier — signer, faire le signe de la croix
(soubz luy) ne tiens — je n’ai pas de terre
fric h e — terre en friche (целина)
je ne suis son s e r f ne sa bische — игра слов: s e r f — оленьи слуга;
крепостной.
реи m ’a — (P. comp. 3 p. sg.; paistre) — pattre, nourrir
miche — (f-,sg .)— miche, petit pain
eaue — (f., sg.) — l’eau
este — (m., sg.) — l’6t6
large — (adj.) — large, gen^reux, liberal
estroit — (adj.) — avare
chiche — (adj.) — chiche, avare
scet — (Pr6s. 3 p. sg.; savoir) — savoir

О рф ограф ия (см. § 173, 174, 175)


1. Примеры исторической орфографии:
(1) en [an], trentiesme [trantjema], eage [азэ]
(2) eus [fls], beues [byas] и т. д.
2. Примеры этимологической орфографии:
(6,10) soubz [sus] — (лат . subtus);
(19) scet [se]— (ложная этимология — глагол savoir возведён
к латинскому глаголу scire вместо sapere),
11*
(15) moult [mu] — (лат. multus),
(24) corps [cors]— (лат. corpus).
3. Примеры морфологической орфографии:
(10) tiens вместо tien — (по аналогии с глаголами II спряжения
типа finir — je finis)
(18) mauldys — (по аналогии с формой «mal»).
4. Написание у вместо i :
(8) myen, (8) reny, (10, 11, 20) luy, (11) foy, (11) doy, (18)
mauldys, (20) mesdys, (21) dys, (23) Roy.
5. Написание конечного g для указания носового произношения
гласного: (14) ung.

Звуковой строй
1. Не произносятся гласные в зиянии (см. § 73):
(1) eage (2) eus, (2) beues, (4) eues, (5) receues, (13) peu.
2. Перестают произноситься конечные согласные перед согласным
следующего слова (см. § 77, п. 3); в паузе и перед гласным
произносятся:
(2) Que toute(s) me(s) honte(s) J’(e)u(s) b(e)ues
(3) Ne du tou(t) fol, ne du tou(t) sage
(4) Non obstan(t) mainte(s) peines (e)ues и т. д.
3. s перед согласными не произносится,за исключением слов
более позднего заимствования:
(7) eve(s)que, (7) e(s)t, (14) e(s)te, (15) e(s)troit и др., но (4) non
obstant (s произносится).
4. Д и ф т о н г au и трифтонг еаи произносятся:
(6) Tbibault [tibau], (6) Aussigny [ausini |, eaue [еацэ].
5. Конечный редуцированный e [э] произносится. "

Синтаксис предложения
Порядок слов:
(2) to u tes m es hontes j ’eus beues — дополнение на первом месте;
(4) m aintes peines eues — то же; кроме того, здесь опущен
вспомогательный глагол eus (j’eus eues);
(7) s ’evesque il est — именная часть сказуемого перед подле­
жащим;
(9) m on seigneur n’est — то же;
H I) foy ne luy doy — прямое дополнение перед сказуемым:
(13) peu т ’а — вспомогательный глагол после причастия.

Употребление частей речи


1. Окончательная утрата падежных флексий: формы именительного
падежа существительных и прилагательных отсутствуют.
Употребляется ферма прилагательного (3) fol, которая в даль­
нейшем будет употребляться только перед гласным следующего
слова.
164
2. Употребление артикля укрепляется. С'ушсч тпмтслr.nt.u* Лолыисй
частью употребляются с артиклем или с местоимением:
(I) Гап, (1) шоп trentiesrae eage, (2) mes hontes, (0) In iiiiiin,
(7) les rues, (9) inon seigneur и т. д.; без артикля: (11) foy,
(II) hommage.
3. Личные местоимения при глаголе не всегда употреблены (см. (4),
(9), (11), (15), (19)).
4. Употребление времён: в первой строфе Pass6 ant^rieur: (2) j’eus
beues, (4) (j’eus) eues, и дальше Passl compost: (5) j ’ai receues;
употребление Passe anterieur не соответствует современному
употреблению.
(Предлагается разрбрать самостоятельно употребление вре­
мён во 2-й и в 3-й строфах).

П р и л о ж е н и е III.
ТАБЛИЦЫ РАЗВИТИЯ ЗВУКОВОГО СТРОЯ

§ 186. П р и м е ч а н и е к т а б л и ц а м . Настоящие таблицы


составлены таким образом, чтобы рельефнее выделить основные
тенденции развития звукового строя народной латыни и француз­
ского языка. Они должны помочь учащемуся запоминать те или
иные явления не как отдельные и случайные, а как звенья одной
общей цепи.
В таблице 1 хронологическое развитие дано по вертикали, что
позволило указать непрерывность каждого процесса, отделяя те
явления, которые были общелатинскими, от тех, которые проис­
ходили в период после падения Западной Римской империи на терри­
тории Галлии. Общелатинские явления также выделены и на таб­
лице 2, где хронологическая последовательность дана по гори­
зонтали.
В таблицах 3 и 4 выделены явления, которые происходили
после XVI в., для того чтобы учащийся яснее видел, что все
основные процессы развития звукового строя уже завершились
в период существования народности.
По специальной графе учащийся сможет проследить, как отра­
жались те или иные явления на составе гласных и согласных в
народной латыни и во французском языке.
Приведённые в таблицах примеры должны подготовить уча­
щихся к дальнейшему самостоятельному фонетическому анализу
слов.
§ 187. Таблица I
Развитие гласных народной латыни 1—VIII вв.
I. И зм енение со с та в а гласны х.

Как отражалось
Период Р а з в и т и е П р и м е р ы
на составе гласных

3 аё е I I 5 б й и U 1. Образование

4) .............................................................................................................
О
СП

О...........................................................................
гз
1. Переход дол­ ашЗге > ашаге; ferura > fqru; fgl >
гих гласных в за­ качественного > f§ l; h ab ere> avere; s e t a > seta; p lra >
крытые и кратких I в. различия гласных pera; m lttere > rnettere; vivum > vivu;
в открытые глас­ а ? ? 1 \ 9 9 il i вместо количест­ m isi > misi; nSvem > npve; sSror >
ные; монофтонги­ венного различия. > spror; honorem > onore; nep5tem >
зация дифтонгов. 2. Утрата диф­ > nepote; gula > gola; tuam > toa; nu­
II— III в. a е i р о i тонгов ге, се. dum > nudu; laetus > lejtus; foedum >
>fedu.
2. Удлинение Образование но­ a'mare > amare; f^ru > f^ru; seta >
у д ар н ы х гласных вого количествен­ > sfta ; npve > npve; опбге > onore;
в открытом слоге. V в. э 5 ? Р 9 ного различия, в
l§tu > l?tu; fedu > Ш н (но t^sta —
зависимости от по­ — tQsta; s6mma — s6mma).
ложения гласного.
3. Дальнейшее 1. Утрата долгих f^ru > fier; b r|ve > brief; { |l > fiel;
развитие ударны х ^гласных а, р, о. npve > nu6f; spror > suor; pptet >pu6t;
VI -в. 5 ie 1 uo ;
гласных в откры­ 2. Образование s f ta > s e id e ; p era> p eire; v eru > veir;
том слоге (на тер­
’0>»
VII в. / | \ [ ei ou дифтонгов 6 а, 6и,[ onore > on6ur; nepote > nev6ut; g o la >
ритории Галлии). дё, иб, ац g6iile; colore > co!6ur.
4. Монофтонги­ ё ai1 ie1 с
VIII в. 3. Утрата диф­ amZire > amer; trds > tr es; n £su>nes;
за ц и я д и ф т о н г а т о н г au: и глас­ n^ve > nef; fdrrie > faim; grdnu >grain;
О»

,аи “;развитие глас­ ного ж ". cdru > chier; cdne > c h ien ; miiru > miir;
ного „и* (на терри­ 4. Образование nullu > nfil; plus > pliis; audit > ot;
тории Галлий). гласного , 0 *. causa. > chose; clausu > clos.
состав гласных к IX в.: а ^ е 5 i р <э 0, e i 6u \ё uo 6 i2 uj2

1 & > ai — в положении перед носовыми .m * или .a*; d > i e — в положении после палатальных „к“ или »g*
* о происхождении дифтонгов 6j, iiji см. таблицу 2.
II. Т енденция к редукции и у т р а те н еу д ар н ы х гласны х.

1. Развитие неу­II—III в 1) Слияние одинаковых гласных: prehindere > prcendere > pr6ndere;
дарных гласных аа > а; ее > е; ii > i; оо > о. c66pertum > copsrtu; сббрёпге > co-
в зиянии' (в поло­ perire
жении перед дру­ 2) Развитие гласных - 1 , е, о, и в (Образование в fSlia > fplia > fplja; rati6nem > ratj-
гим гласным). неслоговые, а затем в согласные j, составе согласных o n e > ratione > tatjone; v in e a > vinga
w: i > j; g > j; е > w; и > w. нового согласного > vinja; Jenuarium > Jenuariu > Jen-
W) warju.
3) Утрата гласного i перед е; утрата paridtem > pariete > parete; — ie-
гласного и перед о: ie > | ё > е; bam > ~ jeba > ~ ёа; battuo > batto;
и б > иб > о. quattuor> quattor.
2. Утрата п осл е­ 1) Утрата послеударного i между calidus > caldus; s6Hdus > s61dus;
удар н ы х гласных сочетанием г или 1 -f- взрывные; laridus > lardus; p6situs > postus; d6-
в определённом между носовыми; между s -j—t. mina > domna; hominetn > orane; ve-
положении. 2) Утрата послеударного »u“ в ис­ tulus > vetlus > veclus; speculum >
ходе на — ulum. > sp eclu .

3. Утрата боль­ VI—VII в. 1) Утрата послеударных, но не mSnica > manche; com ite > conte
шинства п осл е­ всех конечных. camera > chambre.
ударны х, вред- 2) Утрата предударных, но не на­ civitdte > civtet > citet; ospitdle >
ударны х и конеч­ чальных. > ostel; leporariu > levrier.
ных гласных (на 3) Утрата конечных за исключением m gse > meis; ndve > nef; tniiri >
территории Галлии). любого гласного в положении после > т й г ; am o>aim ; m anu>m ain; c o llu >
группы согласных и гласного „а* во > co I.
всех положениях. t

4. Редукция неу­ 1) Конечный — а > е. p6rta > p6rte; bpna > buone; fem-
дарных гласных n a > feme; v£a > veie; im a t > aimet;
(на территории Г ал­ 2) Любой конечный гласный после entro > 6ntre; pddre > pedre > pere;
лии). группы согласных развивается в , е “. fdbru > fevre; n6stra > n6stre.
§ 188. Таблица 2

Развитие согласных народ ной латыни I—VIII вв.

I. О тдельны е явл ен и я

И— III вв. Как отражалось на


I в. до н./э. IV— V вв. VI—VII вв. Примеры
составе согласных

1. Утрата конечного рйсеш > расе; partem > parte; gentem > gente;
,m “ в многосложных murum > muru.
словах.
2. Утрата »h‘ во honorem > onore; h o s te m > o s te ; cohors > co-
всех положениях. ors > cors.
Усвоение согласно­ haunita > honte; hapia > hap]a.
го , h ‘ в заимствован­
ных германских сло­
вах

II. Т ен д ен ц и я к п ал атал и зац и и (смягчению ) согласн ы х


1. П а л а т а л и з а ц и я соглас ных п ер ед гласными

k( + e , i ) > k ’ > .... > t’ - ....—■ > ts Образование аффрикат: centu [kentu > k’entu > tsent]; cessare [kesare >
ts (рус. ц) k’esare > tseser];
g ( + e, i, а ) > ] > -■ > d’ - .... — >d3 d 3 (рус. дж) g6!u [g$lu > JqIu > d 3 iel];
k( + a )> tj t j (рус. ч). campu [kampu > tjamp]; cane [kane > tfien ].

2. П а л а т а л и з а ц и я соглас н ы x в с о ч е т а н и и с . j*

lj >l’ Образование мягкого .1* pMia [pSlja > pal’a]; f61ia [f£lja > fpl’a]; oni6ne-
nj >n’ и мягкого , п “ [onjone > on’one]; seniore > [senjore > sen’ore].
gi >] > - - > d ’> -----------> d3 Другой путь образова­ Georgius [gjorgjus> d’ord’us > djordjes].
dj > j> - - > d ’> ---------> d3 ния аффрикат: diurnu > [djornu > d’ornu > d3 orn],
b] > d3 d3, tj. rabia [rabja > rad3 e]; tibia [tibja > tidge]; leviariu
vj > d3 [Ievjariu > led 3 ier]; hapia [h ap ja> h atje); sapia
pj > 4 [sapja > sa tfe ];
(Путь образования но­ m ansione [masjone > maison]; basiare [bas]are>
?]}> '* вых дифтонгов в составе baiser]; palatiu [palatju > palais]; potione [potjone >
rj > ir гласны х: oi, ui) poison]; aria [arja>aire]; dormitoriu [dorm torju>
> dortoir].

168 16»
1 в. до н./э. II -III вв. IV—V вв. VI—VII вв. Как отражалось на
составе согласных
Пр и м е р ы

3. П а л а т а л и з а ц и я согласных перед другими согласными

к 4 - согл. > j (Путь образования но- factu > fait; fructu > friiit; npctu>nO it; negru >
g 4 - согл. > j вых дифтонгов в составе nelr; r e g d u > r e id .
гласны х: oi, iii)

III. Т ен д ен ц и я к у в роще нию групп согласны х

1. Утрата соглас- trans > iras; pensare > pesare.


ного], 11* перед ,s*
2. упрощение одина­ b e lla > b e le ; fla m m a > fla m e; m 6 tta t> m etet; ap-
ковых согласных: p eilat> ap elet.
рр > р; il > 1 и др.
3. ассимиляция со­ debta > dette > dete; escripta > escrite; capsa >
гласных: chasse; fem ua > fem e.
bt > t; mn > m и др.

IV. Р азви ти е интерво кальны х согласны х

1. Озвончение Развитие звонких


глухих согласных: фрикативные:
Р>Ь> — -------> v Образование ^межзуб­ ripa > riba > rive; vita > vida > vi3e; ved6re >
t > d > - ------ > 0 ного d(<5) ve3eir; audire > o6ir; potere > podere > po5eir; f£-
k> g > — -------> h си>Гф£и>1иоЬи.
2. Развитие звон­ habere > avere; faba > fava; d^beo > deveo.
кого ,b" в фри­
кативное ,v*.

V. Р азвитие конеч ны х согласны х

Оглушение звонких
согласных
d> t Образование межзуб­ grande > grand > grant; lavo > lev > Ief; vivu >
v> f ного согласного t [О] viv > vif; largu > larg > larc; longu > long > lone;
g>k amat > aim et > [aimeO]; et > et [ев].
t (после гласи.) > fl
(в межзубное t)

П р и м е ч а н и е . Обратить внимание, что в рассматриваемый период орф ография следовала за произношением.


170 171
/'
цузского языка IX—XVII вв.
§ 189. Таблица 3. Развитие гласных фран м оноф тонгизации
I. Т енденция к Как отражалось на
XVI в. XVII в. составе гласных
Примеры
IX в. X - X I вв. XII в. SXIII XIV в. XV в.
1. Утрата диф­ mais [ > mQs]; dormirai [ > dor-
тонга ai mir^]; maistre [ > rnqstrs]; aime
ад > <У > е [> ? т э ].
1. Утрата диф. eu, suer [ > sor]; oneur [ > onor]; ne-
ue veut [ > nevo]; geu le [ > gola]; pueple
2. Образование [>рйр1э].
бЦ ) > ----- \ глас, о
u6 > и е > ____ / 1. Утрата дифтон­ este ile [ > estoile > e s tu e la > e s t-
га ei w ela > etwals]; creie [ > croie >
2. Образование crues>crw e3>crQ 3] — craie.
e i > 6 i > 6 g > с ё > иё > we ■— дифт. соч. w e > wa.
1. Утрата трифт. mieus [ > mj6s]; dieus [ > djOs];
ieu cieus [ > sjos].
ieu>i<5 > 2. образов, дифт.
соч. jo
— wa Утрата дифт. oi dortoir [>'dorti^r > dortwer >
dortwar]; voiz [ > vuez > vw es >
6i > 6g > > иё > w e > vwa] —,voix
1. Утрата дифт. ou coup [ > kup > ku]; mout [ > mu];
2. образов, / л . и. cous [ > kus],
6u2) > u 1. Утрата дифт. Ш fruit [ > fryit> fry!]; nuit [ > nftit>
2. образование nqi].
дифт. соч. iji
Утрата трифт. ueu vueut [ > v6t > v6].
1. Утрата дифт. ie pierre ] > p jers];tied e [ > tjeds];
иёи > 6 2. образов, диф- ciel [ > sjel]; mangier [ > тЗпзег];
тонгическ. сочет. je cherchier [>.J"erJer]; chier [ > Jerj.
ie / je
\ | после
e ; палат. au>° Утрата дифт. au aube [ > оЬэ]; sauf [ > sof]; autre
\ СОГЛ. [ > otra],
gau > g6> Утрата трифт.еаи beau [> b g 6 > b o ]; manteau [> m S -
teo > m a to ]; chateau [> J ‘ateo>J'ato];
—ё 1. Утрата наз.диф. " pain [> р ё п > р ё ]; grain [> g r e n >
5in > ёп gre].
ain > en >
2. образ, нос. гл. ё
— ё Утрата наз. дифт. peine [ > рёпэ]; plein [ > p len '>
ein > ёп pie]; sein [ > sen > se].
e in > en > — we 1. Утрата назал. poing [ > poen > pwёn > pwe].
дифт. o in > wen joindre [ > dзwёndrэ > зwёdrэ].
o in > Q en > w en >
2. Образов, нос.
дифт. соч. we
— цё 1. Утрата наз. juin [ > d 3 u in > d 34l n > 34 e n > 34 e]
дифт. iiin > цёп
Ш п>ц 1п > ц ё п >
2. образ, носов,
дифт. соч. цё]
— je 1. Утрата наз. rien [> г ]ё п > rje]; bien [ > b j e n >
ien > jen > дифт. ie n > je n bje].
2. образ, носов,
дифт. соч. ]ё
слоге (см. таб. 1).

') дифтонг ou образовался путём развития о под ударением в открытом


2) дифтонг ou образовался путём вокализации согласного .1 “ (см. таб. 4). 173
172
II. Р а з в и т и е н о совы х гласных

Как отражалось на
IX в. X - X I вв. XII в. XIII в. XIV в. XV в. XVI в. XVII в. Примеры
составе гласных
1
Назализация Образование на­ main [ > main]; en [ > ёп]; via
всех глас­ зализованных глас­ [> v in ]; о т [> 5m ]; un [>Сп]; ome*
ных в полож. ных > ome]; fem e [ > fem e].
перед носов,
согласным:
а 4 - п > ап,
ai -f- a > a i n
и т. д.
ёп > Зп > -------------- ------------------ .... a en [ёа>ап]; gent [>d33nt]; vendre
[ > vandra]; fem e [> fa m a ],
1) In > ёп > = — .... ё 1. Образ, нового vin [vin > ven > ve]; matin [m a­
2) йп > On > ~~ .... б носов, гласного — tin > maten > mate]; chascun [> J a -
Развит, всех б kiin>J"ak6]; gent [ > 3 3 n t > 3 a t ] j
назализован, 2. Образ, носов, vendre [ > vandra > vadra]; mait?
гласных в глас, вместо наза­ [m ain > т ё п > т ё ] .
носов, гласн. лизованных
Деназал. fem m e [fam a>fam a]; bonne [bo;
гласных na>bona]; Iune [liina>liina].
перед
произнос.
носовым
согласн.

III. Т енденция к редукции и утр ате н еу д а р н ы х гласн ы х (см. табл. 1, п. 2)

Конечн. » е“ Утрата конеч. Утрата conte [> c o n ta > c o ta > cot]; pen-,
развивается „ э“ после конеч. see [> p3nse9> p3se]; jolie [ > 3o lia >
в редуциров. гласных , э “ после 3oli].
е (э) согласн.
Впредударн. Образование ре­ cheval [ > Javal]; petit [ > pati];
полож. и в дуцированного е (а) me [ > maj; le [ > la].
неударн. од
нослож. ело
вах е > э
шитие гласи, Утрата глас­ paon [paon > pan > pa]; eage
в зиянии: ного *а“ в [> а зэ]; seur [>sur]; eus [>iis]; oir
а + 5 > а; зиянии (во [ > ui'r]— ou'fr; loer [ > luer]; saoul

^е — утрата; всех полож.). [> su l]; nier [ > njer]; tuer [> tqer];
>u; i > ]; ouate [ > wata > wat].
u > w; й > ц.

VI. Т енденция к измене нию кач ества гласн ы х

Эта тенденция намечается в от­ Изменение Образов, качеств, pere [pera>p$ra]; amer [a m e r >
дельных явлениях изменения каче­ качества различия у гласн. aiTKjr]; bonte [bote]; soeur [seer];
ства „е* гласи, в за­ б (ее, 0); качест­ deux [d0 ]; chose [Joza]; robe [rpbaj;
висимости от венное различие ma [ma]; m§t [пи].'
положения гласного „ а \
(см. § 163)

174 17S
§ 190. Таблица 4

Р а з в и т и е со гл асн ы х ф р а н ц у з ск о го я з ы к а . IX— XVII вв.

I. Т енденция к упрощ ению групп согласны х и упрощ ение аф ф рикат (см. табл. 2. п. III)

Как отражалось на
XVII B. П ри меры
составе согласных

1. Вокализация
.1* перед со­ (Образование в со­ palme > paume; els > eus; cols >
гласными: ставе гласны х новых cous; b^ls > beaus; c h a s s is > chas-
1+ согл. > t > u дифтонгов: »au“, „ои”, teaus; vuelt > vueut; ciels > cieus;
2. Утрата .1* и трифтонгов: »еаи“, fils [ > fis]; nuls [ > niis],
перед согласн. „ueu“, ,ie u ‘ см. табл.З)
после ,1*. ,й ‘ :
1 + 1 + со гл .>
утр. 1.
1,1 +-1 -f- с о г л .>
утр. 1.
Утрата „s* estre [>Qtra]; fust |> f a t > f 0 ] ; mai­
перед со­ stre [> m stra|; respoiulre [>repondra];
гласными. escrire [ > ekrira]
Упрощение Утрата аффрикат ts , ici [itsi > isi]; cele [ts^la > sela];
аффрикат t j, d3. chien [tjien > Jjen]; cheval [tjeval >
ts> s; t ; > J Образование соглас­ Javal]; langage [!3ngad3e > lauga 3 a]
d3 > 3 ных J\ з.

И. Развитие интервокальных согласны х (см. табл. 2., п. IV)


Утрата
межзуб­ Утрата межзубного vedue [ > vefltie > veiia]; odie [ > o-
ного cl [д] согласного d [б] 3'ia>oi'a]; contrede [ > contree > cont-
rea]

III. Развитие конечных согласных (и х утр ата) ( см. табл. 2, п. V)


Утрата конеч­
ного межзуб­ Утрата межзубного pleuret [ > pl6ra]; et [ > e]; clartet
ного t[0] согласного t [6] [> c la r te ]
Утрата ко­ Утрата ко­ Утрата конечн. doucement [ > dusmS]; parleront
нечных со­ нечных: согл. р, t, к, [>раг1эгб]| bavard [> b avar]; chaud
гласных в t (после п) d[t], g [k ] после — [Jo]; champ [ > /a]; long [ > 16]; cous
речевом по­ р (после т ) любого гласного [> k u ]; murs [ > mur]; mais { > m§];
токе перед s (после лю­ и согласного les [> le ]
согл. след,
бого глас,
слова и согл.)

IV. Отдель ные явления

1) Утрата h Утрата h honte [ > ota]; hache [ > а/э]; tr.i-


(в заимств. Утрата Г vaille [ > travaja]; m eilleur [>m ejor]
словах)
2) Г > j
J76
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
КЛАССИКИ М АРК СИ ЗМ А-Л ЕН И Н И ЗМ А

М а р к с К. и Э н г е л ь с Ф., Немецкая идеология. Соч., т. IV,'М .— Л., 1938.


Э н г е л ь с Ф., Происхождение семьи, частной собственности и государства.
М., Госполитиздат, 1951.
Л е н и н В. И., О праве нации на самоопределение. Соч., т. 20, стр. 365—424,
изд. IV.
Л И Т Е Р А Т У Р А К I Ч А С ТИ

Б у р с ь е Э., Основы романского языкознания. Пер. с IV французского из­


дания, Изд. иностр. лит., М., 1952; французское издание B o u r c i e z Е.,
E lem ents de linguistique romane. Paris, 1946.
С е р г и е в с к и й М. В., Введение в романское языкознание, изд. иностр. лит.,
М., 1952.
М а ш к и н Н. А., История древнего Рима, М., 1950.

Л И Т Е Р А Т У Р А КО I I Ч А С Т И

Б а л л и 111, Общая лингвистика и вопросы французского языка. Пер. с Ш


французского издания, Изд. иностр. лит., М., 1955; фр. изд. Bally Ch.,
Linguistique generale et linguistique frangaise, Berne, 1950.
Б у д а г о в P. А., Развитие французской политической терминологии в XVIII в,.,
Л., 1940.
Г у к о в с к а я 3. В., Из истории лингвистических воззрений эпохи Возрож­
дения, Л., 1940.
К а т а г о щ и н а Н. А., Процессы формирования французского письменно­
литературного языка («Вопросы языкознания», изд. АН СССР, 1956, № 2.).
С е р г и е в с к и й М. В., История французского языка. М., Изд. иностр. лит.,
1947.
Ш и ш м а р ё в В. Ф., Историческая морфология французского языка, АН СССР,
М .— Л., 1952.
Ш и ш м а р е в В. Ф., Книга для чтения но истории французского языка1
АН СССР, М.— Л., 1955.
B r u n o t F., Histoire de la langue frangaise, I—XIГ, Paris, 1899— 1946.
C o h e n М., Histoire d’une langue: le franQais. Paris, 1947.
F o u l e t L., Petite syutaxe de l’ancien franjais. Paris, 1930.
S с h w a n-B e h r e n s, Grammaire de 1’ancien frangais. Пер. с нем., 1913.
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие ............................................................................................................... 3

ОБЩАЯ ЧАСТЬ
§ 1. Основные положения марксистско-ленинского учения о языке (>
§ 2—3. Задачи курса истории языка и принципы его построения . 8

ЧАСТЬ I
(ВВОДНАЯ)

I. Исторические условия развития народной латыни в период сущ е­


ствования Римского государства и после его падения на западе, до
периода образования французской народности (до IX в . ) .................... 10
§ 4. Родство романских я з ы к о в .................................................................... 10
§ 5. Завоевание римлянами Апеннинского н - в а ...................................... 11
§ 6—11. Романизация римских провинций ............................................... 13
§ 12. Падение Западной Римской и м п е р и и .............................. .... 22
§ 13. Проблема образования романских я зы к о в .......................................23
§ 14. Образование Франкского государства на территории Галлии,
создавшее новые условия для дальнейшего развития народ­
ной л а т ы н и .............................................................................................. 25 _
§ 15. Источники сведений о народной л а т ы н и .......................................2Г>
§ 16—19. Развитие словарного состава народной л а т ы н и ................. 28
II. Развитие народной латыни в области фонетики, морфологии и син­
таксиса (II в. до н. э.—■V в. н. э. и VI—VIII вв. li. э . ) ..................33
§ 20. Общие замечания о развитии народной л а т ы н и ...................... 33
§ 21. У д а р е н и е ................................................................................................... 34
§ 22. Развитие гласных, определяющее качественно новый состав
в о к а л и зм а .......................................................................................................35
§ 23—25. Остальные пути развития г л а с н ы х ........................................... 37
§ 26. Развитие согласных, определяющее качественно новый состав
консон анти зм а.............................................................................................. 38
§ 27—28. Остальные пути развития с о г л а с н ы х .......................................40
§ 29. Итог звукового р а зв и ти я .........................................................................4]
§ 30. Грамматический с т р о й .............................................................................4 1
§ 31—32. Имя существительное ................................................................ 4'.!
§ 33. Имя п р и л агател ь н о е..............................................................................41

12* I/')
§ 34—37. М е с т о и м е н и я ......................................................................................45
§ 38. Глагольная система; утрата синтетических ф о р м .....................46
§ 39. Образование новых описательных конструкций.........................47
§ 40. Новообразования в связи с тенденцией к а н а л о г и и ................48
§ 41. Взаимосвязь звукового и грамматического разв и ти я ................ 48
§ 42—45. Синтаксис .......................................................................................... 50
§ 46—49. Словообразование ......................................................................... 53
§ 50. З а к л ю ч е н и е ...................................................................................................55

часть и
ИСТОРИЯ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА
Г лава 1. Развитие языка в период существования французской народ­
ности (IX—XV в в . ) ...................................................................................... 56
I. Исторические условия развития французской народности и развитие
языка, непосредственно обусловленное данным историческим пе­
риодом ........................................................................................................................ 56
§ 51. Общие з а м е ч а н и я ......................................................................................56
4 § 52. Феодальная раздробленность Франции ........................................... 56
^ § 53. Характеристика французских диалектов периода XI—XII вв. 57
§ 54. ^Образование литературного письменного языка и его харак­
терные ч е р т ы ...............................................................................................58^
§ 55—56. Развитие экономики и торговли и начавшаяся в связи
с этим борьба за политическую и экономическую централиза­
цию Ф р а н ц и и .............................................................................................. 60
§ 57. Усиление тенденции к языковому е д и н с т в у .................................. 61
§ 58. Складывание всех условий для образования французской на­
ции и французского национального языка .................................. 61
§ 59—64. Развитие словарного состава ....................................................62
§ 65. З а к л ю ч е н и е ................................................................................................... 65
II. Основные этапы развития звукового и грамматического строя фран­
цузского я з ы к а .......................................................................................................65
§ 66. Основные черты старофранцузского я з ы к а .................................. 69 <
§ 67. Развитие звукового строя. Характеристика состава гласных 69
§ 68—72. Развитие гласных, изменяющее звуковой состав вока­
лизма ................................................................................................................ 69
§ 73—74. Остальные пути разйития г л а с н ы х ........................................... 72
§ 75. Характеристика состава с о г л а сн ы х ................................................... 73
§ 76—77. Развитие с о г л а с н ы х .........................................................................74
§ 78. Изменения в области у д а р е н и я ............................................................ 75
§ 79. З а к л ю ч ен и е............................................................ ..................................... 75
80. Грамматический строй. Общие зам еч ан и я .......................................75 •
§ 81. Характеристика имён сущ ествительны х........................................... 76
§ 82. А р ти к ль ........................................................................................................... 77
§ 83. Характеристика имён прилагательных ...........................................78
§ 84. Категория сравнения имён прилагательных.................................. 79
§ 85. Различие падежных форм имён существительных и прилага­
тельных ....................................................................................................... 79

180
§86. Характеристика м естоим ений ................................................................ 79
§87. Общие замечания о развитии именной с и с т е м ы ..........................81
§88. Утрата падежных ф о р м .........................................................................81
§89—90. Выравнивание ф о р м .........................................................................82
§91. Развитие категории определённости и неопределенности имён
существительных; развитие форм артикля ............................... 84
§ 92—94. Развитие местоименных форм и эволюция их употреб­
ления ............................................................................................................... 85
§ 95. Итог обзора развития именной системы ............................... 86
§ 96— 104. Характеристика глагольных форм ............................... 87 '
§ 105— 113. Развитие глагольных форм ................................................... 92 »
§ 114— 118. Развитие средств выражения глагольных категорий 95 ■
§ 119— 125. Строй п р е д л о ж е н и я .....................................................................98
§ 126— 131. С лов о о б р а зо в а н и е......................................................................... 100
§ 132. Заключение .............................................................................................. 102
Г ла ва 2. Развитие языка в период существования французской нации
(XVI—XX в в . ) .................................................................................................. 104
I. Исторические условия развития французской нации и развитие языка,
непосредственно обусловленное данным историческим периодом . . 104
§ 133. XVI век — век образования французской н а ц и и ....................... 104
§ 134. Образование французского национального я з ы к а ..................... 105
§ 135. Борьба французского языка с латынью и характер этой
б о р ь б ы ........................................................................................................... 105
§ 136. Языковые теории XVI в................................................................ 106
§ 137. Первые французские г р а м м а т и к и .........................................107
§ 138. Литературная теория поэтов « П л е я д ы » ............................108
§ 139. Франсуа Р а б л е ................................................................................109
§ 140. Литературный язык периода существования нации,.его ха­
рактерные черты .........................................................................110
§ 141. Укрепление абсолютизма в XVII в...........................................111
§ 1 4 2 . Философия Д е к а р т а ..................................................................................112
§ 143. Языковые теории М а л е р б а .......................................................112
§ 144. Французская Академия и её лексикологическая работа; пуризм 113
§ 145. Оппозиция теориям п у р и с т о в ................................................. 114
§ 146. Теория К. В о ж л а ............................................................................114
§ 147. Ведущий литературный стиль XVII в.— классицизм . . . . 115
§ 148. Отражение лексикологической теории пуристов впрецноз-
ном с т и л е .......................................................................................... 116
§ 149. Рационалистическая грамматика Арно и Л а н с л о ........... 116
§ 150. Кризис абсолютизма в XVIII в.; п р о с в е т и т е л и ................117
§ 151. Дальнейшее развитие языковых теорий в XVIII в. ...........118
§ 152. Учение о с т и л я х ............................................................................119
§ 153. Издание французской Энциклопедии.................................... 119
§ 154. Влияние французской буржуазной революции налексиколо­
гические теории пуризма 119
§ 155. Завершение процесса образования французского националь­
ного языка 120
§ 156. Дальнейшее развитие литературного языка в XIX в........ 120

181
§ 157— 161. Развитие словарного состава .............................................. 121
§ 162. Заключение ............................................................................................... 123
II. Дальнейшие этапы развития звукового и грамматического строя
французского я з ы к а ...............................................................................................124
§ 163. Гласные и их р а з в и т и е .................................................................... 124
§ 164. Согласные и их р а зв и т и е ................................................................ 125
§ 165. Явления liaison и e n c h a m e m e n t........................................' . . . 125
§ 166. Дальнейшее развитие грамматического строя но пути к ана­
литизму ..................................................................................................... 125
§ 167. Эволюция употребления отдельных частей речи в сторону
уточнения их функции в предложении ....................................126
§ 168. Строй п р едл ож ен и я ............................................................................. 127
§ 169. Словообразование ..............................................................................128
S 170. Заключение ...........................................................................................129

ПРИЛОЖ ЕНИЯ
Прилож ение /. История французской орфографии (§ 171— 177) . . . 132
Прилож ение 11. Образцы анализа текстов французского языка
IX—XV вв. (§ 178—185) .......................................................................... 136
§ 178. Примечание к анализу т е к с т о в ....................................................... 136
§ 179. Serm snt de Strasbourg (842 г . ) ............................................................136
§ 180. V ie de S* A lexis (середина XI в . ) ................................................... 139
§ 1.81. Chanson de Roland (конец XI — начало XII в в . ) .............146
§ 182. Chretien de Troyes, «Le Chevalier au lion» (середина XIIв.) 152
§ 183. J. de Villehardouin, «Conquete de Constantinople» (начало
XIII в.) ....................................................................................................... 156
§ 184. J. Froissart, «Chroniques» (середина XIV в . ) ............................. 159
§ 185. F. Villon «Le Grand Testam ent» (середина XV в . ) ................... 162
П рилож ение III. Таблицы развития звукового строя (§ 186—19Э) . . 165
§ 186. Примечание к табли цам ......................................................................... 165
§ 187. Таблица 1. Развитие гласных народной латыни ............. 166
§ 188. Таблица 2. Развитие согласных народной латыни ........ 168
§ 189. Таблица 3. Развитие гласных французского я з ы к а ........ 172
§ 190. Таблица 4. Развитие согласных французского языка. . . . 176
пи с о к литературы .......................................................................................... 178

Вам также может понравиться