Вы находитесь на странице: 1из 315

М И Н И С Т Е Р С Т В О ОБРА ЗО ВА НИ Я И Н А У К И РЕ С П У БЛ И К И КАЗАХСТАН

КА ЗА Х С К И Й Н А Ц И О Н А ЛЬН Ы Й У Н И В Е РС И Т Е Т имени АЛЬ-Ф АРАБИ

Ж. О. Артыкбаев

ЭТНОЛОГИЯ
Утверждено
Министерством образования и науки
Республики Казахстан
в качестве учебника для студентов вузов

Алматы
«Қазак, университет!»
2006
Издается по итогам открытого конкурса
Министерства образования и науки Республики Казахстан на разработку,
издание и приобретение учебной литературы

Р е ц е н з е н т ы :

академ и к Н А Н РК , до к то р и сто р и ч ески х н аук, проф ессор О .И см агулов;


кандидат и сто р и ч ески х наук, до ц ен т Б .К .К алш абаева

Артыкбаев Ж.О.
А 86 Этнология: Учебник. - Алматы: Қазақ университет!, 2006. -
316 с., ил.
ISBN 9965-30-041-0

Учебник содержит материалы по основным разделам науки об этносах


мира. Он включает в себя как сложные темы по этнологии, о ее основных
школах и субдисциплинах, так и основы простейших классификаций народов
мира по языковым, атропологическим, конфессиональным и хозяйственно­
культурным параметрам. В книге имеются большие разделы по этнографии
казахов, а также программа и методика проведения этнографической практики.
Последний раздел содержит также готовые вопросники для изучающих
традиционную этнографию казахского народа.
Учебник снабжен терминологическим словарем, тестовыми вопросами и
списком рекомендуемой литературы.
Для гуманитариев: преподавателей и студентов.

a 0505000(t<M-OTf.
460(05) -0 6 ЬБК 63.5

ISBN 9965-30-041-0
© Артыкбаев Ж.О., 2006
£> КазНУ им. аль-Фараби, 2006
О Т АВТО РА

Кардинальные изменения последних лет в образовательной


системе Казахстана коснулись и этнографической науки. Они в
первую очередь связаны с преобразованиями в университетских
структурах, где в качестве самостоятельной специальности появи­
лась «Археология и этнология». Несмотря на то, что в академи­
ческой сфере в связи с реформами академической науки позиции
этнографии несколько ослабли, однако произошедшие нововведе­
ния в области подготовки гуманитарных кадров обнадеживают.
Обретение Казахстаном независимости и процесс формирова­
ния государственных управленческих структур открывают широ­
кую перспективу для выпускников университетов по нашим специ­
альностям. Как и раньше, так и в наше время окружающий мир
живет по законам этноса и этнологии, т.е. в принципе в этнических
составляющих политических отношений ничего не изменилось.
Китайцы пять тысяч лет назад были китайцами и ими остаются,
восточные славяне за последнее тысячелетие конечно претерпели
массу исторических коллизий, но этническая суть наверняка оста­
ется той же, с юга к нашим границам примыкают ирано-язычные
таджики и иранцы, а также отдельные тюркоязычные этносы со
своими, прежде всего, этническими проблемами. Таким образом,
этнические параметры внешнего мира не изменились и наша задача
быть в курсе этнических, этнополитических и этнокультурных
процессов, происходящих в наших соседних странах, вовремя
реагировать на те или иные вызовы времени.
Немало задач видится этнографам и во внутреннем устройстве
государства. Казахстан, несмотря на унитарность политической
системы, - полиэтническая страна. В ней проживают представите­
ли около 100 этносов. На первый взгляд сейчас мы наблюдаем
относительную стабильность в межэтнических отношениях. Про­
думанные политические преобразования, успехи в экономическом
росте и относительно высокие доходы от сырьевого сектора до
поры до времени заглушают возможные противоречия в межэтни­
ческих отношениях. Следует также не забывать о том, что совре­
менное казахское общество еще не избавилось от инертности
навязанной многолетним господством тоталитарного режима. По
всей вероятности в будущем по мере вхождения в активную жиз­
3
ненную фазу молодых поколений, будут происходить серьезные
изменения и трансформация этнических ценностей. Более того, на
них окажет серьезное влияние экономический фактор, определяе­
мый сейчас прежде всего понятием «собственность».
Казахстану, находящемуся в самом эпицентре Евразийской
территории и окруженному со всех сторон сильными государства­
ми, во чтобы то ни стало необходимо сохранить стабильность,
единство нации, прочность государственных устоев. Решение всех
этих задач в той или иной степени зависит от успешного развития
нашей науки. В данное время в силу различных объективных и
субъективных причин нишу этнографии заняли специалисты
смежных наук - социологи, политологи, психологи и т.д. Но не
следует забывать о том, что в каждом деле есть свой профессионал,
плохо, когда пироги печет сапожник.
Кроме указанных обстоятельств, в последние десять пятнадцать
лет этнографическая наука пополнилась огромным количеством
новых фактологических данных, теоретических обобщений и
выводов и т.д. Особенно это связано с появившейся возможностью
ознакомиться с зарубежной этнографической литературой. Ведь в
годы советского режима серьезные этнографические разработки
нам были не доступны. Следует признать, что зарубежная социаль­
ная и культурная антропология (так называемая за рубежом этно­
графия и этнология) в плане конкретных этнических исследований,
в плане методическом, инструментарном далеко ушла вперед.
К сожалению, наше топтание на месте оборачивается бесследно
потерянными для науки бесценными этнографическими явлениями
традиционной казахской культуры. В наши дни среди нас все
меньше носителей традиционных знаний, хранителей материаль­
ных атрибутов, жизненного опыта и традиции этноса.
Вместе с обретением независимости Казахстан получил гума­
нитарные науки, глубоко погрязшие в догматических постулатах
марксистско-ленинской методологии. Одной из таких несостояв-
шихся наук являлась и казахстанская этнология. К сожалению, в
годы Советской власти вся этнология была излишне идеологизиро­
вана и к тому же централизована. Специалистов готовили практи­
чески только в Москве и Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), в
перифериях, в том числе и в Казахстане, доступ к этнографии был
сильно ограничен.
Слабость нашей науки ярко демонстрирует и отсутствие до сих
пор национальных учебников по этнологии. Хотя как учебная
дисциплина “Этнология”, а также субдисциплины “Этнопсихология”,
’’Этнопедагогика”, "Этнография народов Казахстана” давно уже
введены в учебные планы университетов и др. учебных заведений.
Именно в этой связи перед нами встала задача подготовки учебни­
ка, которая бы включала этнологические теории прошлого и на­
стоящего, основы классификации народов мира, а также простые
эмпирические материалы по народам мира, по этнографии казах­
ского народа.
Учебник содержит несколько разделов, посвященных общетео­
ретическим проблемам, этнической истории основных районов
обитания человечества, в нем есть большой раздел об этнографии
казахского народа. Основные текстовые материалы нами почерп­
нуты из новейших этнографических исследований, а также апроби­
рованных учебников и учебных пособий прошлого. В конце каждо­
го раздела мы дали список литературы и источников по рассматри­
ваемым проблемам.
В учебник включены отдельным разделом программа и методи­
ка этнографических исследований, иллюстративный материал и
карты, отдельное приложение из трудов классиков этнографиче­
ской науки.
В задачи предлагаемого учебника не входило полное изложение
всего этнологического материала. В него вошли только те материа­
лы, знание которых обязательно по вузовским стандартам и требо­
ваниям. Включать же в книгу собственные разработки по частным
вопросам и проблемам науки мы считали излишним.
ГЛАВА 1

ЭТН О ЛО ГИ Я И Э ТН О ГРА Ф И Я Н АРО ДО В М И РА

1.1. Этнос и этнология

Этнос и этнология (от греч. народ и знание) - наука о народах


мира. Термин "этнология" был введен в 1784 г. А. Шаванном, хотя
своим распространением обязан В. Эдвардсу и А.М. Амперу в
конце 20-3 0-х годов XIX века. Место этнологии среди гуманитар­
ных наук определено наряду с археологией, историей и др.
Как академическая наука и университетская дисциплина этно­
логия обрела автономное значение совсем недавно. Однако можно
сказать и о том, что этнография зародилась очень давно, почти с
началом образования первых родоплеменных образований древно­
сти. Людям всегда было характерно отмечать какие-либо отли­
чающие черты культуры соседей. В смысле этнологии эта наука
начинает отсчет времени с первых философских рассуждений
человека, ибо во все времена людям было свойственно высказы­
вать теории о природе человеческого общества, сравнивать различ­
ные этнокультурные явления.
В историческом прошлом этнографическая литература и уст­
ные этюды существовали у многих народов мира. Вместе с тем
есть поворотный момент в этом процессе - это формирование
научных основ дисциплины и преподавание этой дисциплины в
университетах. По отношению к нашей дисциплине это конец
XVIII - нач. XIX вв. Как отметил один из выдающихся этнологов
Э. Эванс-Причард - «антропология —дитя эпохи Просвещения».
В 30-40-е гг. XIX в. в ряде стран Европы и Америки возникли
первые общества этнологии “Парижское общество этнологии41
(1839), “Американское этнологическое общество” (1842) и др.
На этом этапе этнология включала в свою предметную область
и физическую антропологию. С середины XIX века возникает
тенденция противопоставлять этнологию как науку о народах и
антропологию как науку о человеке.
Проявлением этого было, например, возникновение в Германии
“Общества антропологии, этнологии и предыстории” в 1869 гг., в
Италии — “Итальянского общества антропологии и этнологии
“в 1871 г. и т.д. Эта позиция в определении соотношения между
этнологией и антропологией была представлена на Международ­
6
ном географическом конгрессе в Париже, 1875 г., в рамках которо­
го работала секция антропологии, этнологии и доисторической
археологии. Позднее она была подтверждена фактом создания
Международного союза антропологических и этнологических наук
и проведения с 1934 г. Международных конгрессов антропологиче­
ских и этнологических наук (МКАЭН). Наряду с этим, со второй
половины XIX века сложилась иная традиция рассматривать этно­
логию в качестве составной части социальной антропологии. В
наше время вместо этнологии в зарубежной науке больше употреб­
ляется «социальная антропология» и в отдельных случаях - «куль­
турная антропология».
Своеобразное толкование проблемы соотношения этнологии со
смежными науками было предложено Э.Дюркгеймом, который
рассматривал этнологию как описательную дисциплину, материа­
лы которой обобщаются социологией. В противоположность этому
широкое распространение на Западе получил взгляд, согласно
которому этнология понимается как наука о народах (преимущест­
венно ’’примитивных”), тогда как этнография рассматривается как
совокупность эмпирических данных о них. Наконец, в трудах К.
Леви-Строса этнография, этнология и антропология представляют­
ся как три последовательных этапа в процессе научного познания
культуры человечества: этнография включает полевые исследова­
ния, классификацию и описание отдельных проявлений культуры;
этнология - первый шаг к синтезу в географическом, историческом
или систематическом направлениях; антропология стремится
познать человека вообще.
Таким образом, по мнению К. Леви-Строса, этнография, этно­
логия и антропология не являются тремя разными дисциплинами
или различными концепциями одних и тех же исследований. Это
действительно три этапа, или три временные стадии, одного и того
же исследования. Каждый из этих терминов отражает лишь особое
внимание, уделяемое одному типу исследования, который никогда
не может быть полностью отделен от двух других.
В российской науке сложилась традиция пониманий'этногра­
фии и этнологии как синонимов (наряду с народоведением). Пре­
имущественное распространение в России с конца XIX века полу­
чило понятие “этнография”, в которое в равной мере включались
как описательный, так и теоретический уровень исследования.
Родившись еще в XIX веке как наука о народах и племенах, со­
бирающая и описывающая предметы традиционной материальной
и духовной культуры, этнография в Советском Союзе в 1920 -
7
начале 1930-х годов превратилась в «этнологию». Затем последо­
вали обвинения в космополитизме и грозные проработки. Таким
образом, специалистам в области изучения традиционной культу­
ры, социальной и исторической особенности этносов пришлось
снова облачиться в этнографический «кафтан».
В 1990-х годах в период перестройки в науке снова возобладало
отрицательное отношение к этнографии. Следствием было вытес­
нение этнологией термина «этнография». Возможно, одной из
основополагающих причин такой переменчивости названия науки
является ослабление полевых исследований. Ведь преимуществом
российской этнографии в предыдущие периоды была обширная
полевая работа. С другой стороны, в этимологическом плане тер­
мин этнология имеет ряд преимуществ. В среде этнологов присут­
ствует расхождение в мнениях о сути науки. Одни считают ее
естественно научной дисциплиной, другие же видят в ней одну из
гуманитарных наук. Наибольшую остроту этот вопрос приобретает
в тех случаях, когда обсуждаются взаимоотношения этнологии с
историей. Мы придерживаемся в данном случае мнения Э. Эванс-
Причарда, утверждавшего, что «социальная антропология и исто­
рия представляют собой смежные подразделения единой социаль­
ной науки...».
В наши дни в научной среде часто встречается параллельное
употребление терминов «антропология» и «этнография». Напри­
мер, недавно проведенный VI конгресс российских народоведов
называется «VI конгрессом этнографов и антропологов России»
/ СПб. 28 июня - 2 июля 2005 г.
Ситуация в российской этнографической науке авторами «Ан­
тропологического форума» (Спец. выпуск, СПб., 2005 г.) оценива­
ется трудной, переходной и удручающей: «В ней по-прежнему
господствуют давно устаревшие теории и подходы. П ри кладн ы е
исследования, ... все больше вытесняют фундаментальную науку.
Молодые люди, которые отваживаются посвятить жизнь этногра­
фии, часто имеют не очень качественное образование. Сложная
система начальников и подчиненных препятствует здоровой кон­
куренции и карьере. Одним из основных признаков упадка являет­
ся почти полное отсутствие публичных дискуссий».
Ьще более худшая ситуация сложилась в казахстанской этноло­
гической науке. Этнографическое поле деятельности сейчас запол­
нили различного рода социологические, культурологические,
философские исследования этноса и общества.
8
С самого начала, с момента образования сектора этнографии в
Институте истории, археологии и этнографии АН КазССР (1945
год), перед казахскими этнографами ставилась задача изучения
социалистических преобразований в хозяйстве и сложение новых
форм быта казахских колхозников. Отдельные работы, посвящен­
ные традиционному этническому составу, родоплеменному уст­
ройству, социальной структуре, появились только в годы оттепели.
В наше время идет сложнейшая работа по определению приори­
тетных задач.

1.2. Из истории этнологической мысли

Эволюционизм (от лат. быстро развиваться) - повсеместно


распространенная в XIX веке и первая теоретически значимая
школа в этнографии, основополагающая точка зрения которой -
представление о развитии.
Методическими принципами этой школы были: представление
о том, что развитие всего более позднего уже с самого начала было
предопределено в каждой культуре в зачаточном состоянии; пред­
положение о том, что развитие происходит по ступеням и на каж­
дом этапе обнаруживает в основном одинаковые проявления.
Формирование эволюционизма началось в первой половине
XIX в. Особое значение приобретала мысль о развитии. Впервые ее
систематически применил Л.Окен, сформулировавший теорию
“первичной слизи”, из которой по восходящей линии должны были
возникнуть все классы и виды органического мира.
Его последователем стал Ж. Ламарк, исходивший из предполо­
жения о приспособлении и наследовании свойств, приобретенных в
процессе приспособления. И, наконец, Ч. Дарвин сформулировал
принцип естественного отбора, придав этому учению первоначаль­
ное завершение.
Формированию эволюционистской теории способствовали так­
же и другие ученые, занимавшиеся естественными науками (эм­
бриологией, геологией, палеонтологией и др.). Наряду с этими
новыми научными выводами, возникновению эволюционизма
способствовало общее общественное и политическое развитие XIX
века. С возникновением эволюционизма завершилось формирова­
ние этнографии как науки.
В рамках эволюционизма был выдвинут ряд теорий, объектом
рассмотрения которых в первую очередь стал первобытный период
9
р.'пвшия человечества. Эволюционизм предстает к а к совокупность
ряда более мелких научных группировок, примем не всегда можно
однозначно причислить того или иного автора к определенному
гечению. Тем не менее к числу основных направлений эволюцио­
низма можно отнести следующие:
а) Ку іьтурно-историческое направление (Л.Г.Морган, К.Д. Каве­
лин, М.М.Ковалевский,Э.Тэйлор, Липперт и др.).
Сторонники т ч о направления либо прослеживали в своих ра-
богах процесс развития отдельных сфер общественной жизни, либо
делали поныіки осуществить более сложные социальные реконст­
рукции. /тля чего ими устанавливалась логическая последователь­
ное п. с і \ пеней развития и разрабатывались соответствующие
классификационные схемы.
О) биологическое направление (Л.Ьастиан, I Лхелис). Эти уче­
ные о<ккноиали іакономерности эволюции общества путем пере-
несснич в обласіь общественных паук принципов естественных
на\к Н целом прело аки іелям этого направления не удалось выйти
іа рамки ичлыарною материализма.
Социологическое направление (О.Конт. Э.Дюркгейм.
И Ьахофен. К.ІИгарке). И центре их внимания было исследование
социальных институтов и отношений - развитие брака и семьи,
общественное ра мелен не труда, возникновение частной собствен­
ное!»! Политические цели такого ряда исследований заключались в
попытке найти с помощью исторической реконструкции оправда­
ние системе отношений общества.
г) Географическое направление (О.ГІешель, К. и Р. Андре.
Н И. Надеждин). Специфика этого направления в процессе форми­
рования эволюционизма в этнографии определялась тем, что пред­
ставители ной области науки в своих работах обращались к раз­
личным аспектам исторической географии. Появление этой новой
отрасли географии одновременно стимулировало формирование
миографической науки. Представители этого направления, как
правило, переоценивали значение географического фактора и не
смоі ли дать дифференцированную оценку взаимодействия среды и
общее I на
На наш вилял, центральная проблема большинства эволюци­
онных исследований - система родства народов мира. Эта тема
присутс I в\ с ! н таких классических грудах социальной антрополо-
I ии, кик «і іервоъыгная культура» (Э. Тейлор), «Золотая ветвь» (] 1ж
Фрс*ер). •■;1рсвние іччцества» (Л.Морган) и т.д. Иллюстрацией
сказанному можсг служ»пь высказывания ЭЛэйлора. относящихся
10
к ннсініуту ж soiамии: «Снова и снопа в исюрии чсловечестна
перед сочнанисм первобы і иы\ пародов но всей прямою вставал
практический выбор: либо пережениться. либо перебить друі
друі а».
К концу XIX века жолюциомис юкая школа, опираясь на іео
рию однолинейноеіи фактически распалась. >іому способствовало
вочникнопенне аніропоі еоі рафичеекой н исторической школы.
При всем наличии аріуменіации по отдельным вопросам нападки
на лнолюциони ім были в первую очередь направлены пр ош в
при (нання лакомо мерное іей ис юрпческоі о ра «ни іия
Д н ф ф у «пони ім (o i шт p aciip o ci ранение) школа н м ію і р а ­
фии. основы ваю щ аяся на прсдс іавлепин о р а іи н іи и к> л ы у р ы или
о ід е л1,111,1 х м ом ентов к у л ы у р ы как о процессе pactір о с іранения их
и t о д н о ю или нескольких опрелеленны х п е т р о в
Диффү шони !Ч вошик в конпс XIX века как реакции на >нолк>-
пмонитм. проIивопосіанив всеобьсчлющим концепциям рачвития
последнею исследования ограниченных исторических проблем
1ло пс п. сосюяла в ючном пока sc проел ранет венною распростра­
нения культур или оідельных культурных меч ен юн. выявлении
областей их происхождения, реконсірукции муіей перемещения и
определении е ю временных рамок.
Артументапия диффучионистов опиралась на ю очевидное об­
стоятельство. н ю кулыура нередко предегаег продуктом чаимство-
вания. а не продуктом спонтанного роста, якобы обусловленною
единой человеческой природой и одинаковыми потенциальными
возможностями общественною рачвития.
С у ш е о в о в а т о несколько течений в рамках данной школы, важ­
нейшими ич которых были.
а) Историко-географическое направление О Иорденшельл)
бы;ю распространено ілавным обрачом в Скандинавских странах
Она славило своей чадачей покачать на основе изучения распро-
егранения культур временную иослелпнаюльносп. ку.тылриою
рачвития. Поіже к мому метолу обратился I’ Хайнс-I с п.дерн.
чтооы с помощью нчучення раснросіранения определенных типов
гонора <н:ушес!вип, реконструкцию ислорни часслсния южной
части I мхом) океана.
б)Учение о культурных кругах <Ф 1 реСжер, В Пімиді. В Кон­
нерс» попытка ілобальной реконструкции истории первобытного
общества, f Іредставигели «той школы сводили все рачвитие перво
бы гно ю общества к нескольким первоначальным культурным
круч ам. каждый ич которых хараклсричовался определенным коли­
11
чеством специфических культурных элементов. Согласно этой
теории, культурное многообразие проявлялось за счет перемеще­
ния целых культурных комплексов или смещения отдельных эле­
ментов культур одного культурного круга с элементами другого.
Теория культурных ареалов (К.Уислер, Э.Сепир, К.Кребер)
направление, возникшее в США, основной теоретической предпо­
сылкой которого является тезис о том, что существует неразрывная
связь между географической средой и развитием культуры и что,
следовательно, распространение культуры возможно лишь в той же
аналогичной среде.
г) Гелиолитическая школа (Г.Эллиот-Смит, У.Перри, У.Риверс) -
выводила все культурное развитие из Древнего Египта. Некоторые
из этой школы пытались доказать происхождение полинезийской
культуры в Южной Америке, а затем возможность связи между
этим регионом и Египтом.
Н орм ативная этнограф ия (от лат. правило, образец) - приня­
тое в современной науке обозначение этнографической дисципли­
ны, изучающей этнокультурные особенности социальных норм в
их историческом развитии. Выделение нормативной этнографии
как особой дисциплины до некоторой степени условно. Такие ее
подразделы, как юридическая этнография (этнография права) и
этическая этнография (этнография морали), часто рассматриваются
в качестве самостоятельных дисциплин, изучающих правовую
первая, а этическую бытовую культуру вторая.
В историческом плане нормативная этнография распадаеіся на
многие разделы, изучающие формы социальной регуляции в раз­
личных обществах. По мнению Монтескье, размер популяции, а
следовательно и политической общности, зависит от способа жиз­
необеспечения. Народы, занимающиеся охотой, рассеяны на боль­
шом расстоянии друг от друга и живут компактными группами.
Более крупные объединения мы находим у пастушеских народов и
еще более крупные - у земледельцев. Для Монтескье это «закон».
Другой закон заключается в том, что характер и философия народа
в значительной степени являются продуктом климатических усло­
вий. В трактате «О духе законов» мы находим отчетливо изложен­
ную идею о структуре общества и основных ценностях, которые
проявляют себя через эту структуру. Сильное влияние на антропо­
логическую теорию оказала книга «Древнее право» профессора
I .Мэн. Эта книга, изданная в 1861 году, стала классической не
только в юриспруденции, но и в антропологии.
12
В круг важнейших задач нормативной этнографии входят ис­
следование генезиса социальных норм и их дифференциация на
пороге классообразования, правового и этического этноцентризма
как одного из источников националистических ориентаций.
В России нормативная этнография получила развитие уже XIX
веке, но тогда главным образом в русле разработки колониальных
реформ: собирания, истолкования и сравнительно- исторического
изучения адатов народов восточных окраин страны. Некоторые
такие работы, в частности, посвященные обычному праву казахов,
имели немалое прикладное значение в реформировании традици­
онного общества («Уставы об Оренбургских и Сибирских кирги­
зов», «Временное положение»). Мы убеждены, что изучение обыч­
но-правовых норм народов мира может быть результативным при
использовании этнографических материалов. Особенно это касает­
ся обычно-правовых норм кочевых народов Центральной Азии.
Французская социологическая школа - направление, связан­
ное с именами Э. Дюркгейма и его учеников. Хотя сам термин
“социология” более раннего происхождения, в широкий научный
оборот он вошел как название особой области гуманитарного
знания. По мнению Дюркгейма, метод социологии - универсальной
науки об обществе - заключается в изучении “социальных факто­
ров” : “Социальные факторы, т.е. явления социальной жизни, внеш­
ние по отношению к отдельным индивидам и не зависящие от их
субъективных побуждений, должны изучаться в сугубо позитивном
ключе —как вещи”.
В противоположность эволюционистам Дюркгейм понимал че­
ловеческие общества не как последовательные стадии приспособ­
ления людей к условиям окружающей среды, а как закрытые ста­
тичные системы. Стабильность общества обеспечивается функцио­
нальной интеграцией его составных частей и “социальной соли­
дарностью” его членов. Второй центральной категорией учения
Дюркгейма (помимо социальных факторов) являются “коллектив­
ные представления” . Человеческое сознание, по его мнению, неод­
нородно, поскольку оно проявляется в двух разных формах: как
индивидуальное и как коллективное.
Первое специфично для каждого конкретного человека и всеце­
ло определяется особенностями его психики; второе едино для всей
группы и не только не зависит от отдельно взятых людей, но,
напротив, само обладает принудительной по отношению к ним
силой.
Коллективное сознание находит выражение в “коллективных
представлениях” - религиозных поверьях, мифах, нормах морали и
13
права. Они ускорены в социальной жизни и вырабатываются всей
группой в целом, представляя собой, по существу, различные
аспекты ее самовосприятия. Сущность религии, по мнению Дюрк-
геима, заключается не в вере в духовные существа, а в дихотомии
сакрального (священного) и “профанного” (обыденного). Религия
сугу о функциональна: она призвана укреплять социальную соли­
дарность группы.
А поскольку всякая религия соответствует породившим ее об­
щественным условиям, она, по убеждению Дюркгейма, не может
считаться ложным воспроизведением действительности. Содержа­
нием религии, в конечном счете, всегда является само общество,
го структура. В свете данного положения встает вопрос: каким
методом можно проверить ту или иную гипотезу?
реди последователей Дюркгейма были такие выдающиеся со­
циологи и этнографы, как М.Мосс, М. Гране, Л. Леви-Брюль и др.
ш_ Г НОе наследие М. Мосса (1872-1950 гг.) весьма многообразно в
^ отношении оно снискало даже большую популярность,
не самого Дкфкгейма. В отличие от учителя, М. Мосс никогда
Rtf rT„ ^ ГЗЛ своих наУчных взглядов в систематическом, законченном
почтен, Не п^ сал крупных монографических работ, отдавая пред-
плановьшНе ° ЛЬШИМ статьям и этюдам, тематически весьма разно-

ж еотвоп пии ^’ разрабатьшавшихся Моссом, - природа и функция


социологии*» ШеНИЯ’ щая теоРИЯ магии, структура и методология
ВИЙ человекяКОИ НауКИ’ техника тела” и физиологических дейст-
генезис и и,-тВ различных культурах, цивилизация и культура,
известный г п , Т ; ,еСКаЯ ЭВОЛЮЦИЯ понятия “Я” и др. Наиболее
М.Мосса й“ РСеЛЯ М0СС ~ <<0чеРк о даре» (1925 г.). Влияние
этнологии социалм-Г ^ °Циальных наУк 80 Франции - прежде всего
велико и kohr-v ° И антРопологии и социологии - чрезвычайно
структурализма Г ^ н Г л о га и Т л Т “ г? ЮрГеЙМа’ Основоположник
тоном этнологии» и считает ^ о 1 т ТРОС НаЗЫВаеТ М° ССЗ <<НьЮ'
более удовлетиппыто метод «во многих отношениях
С 'кумурная
т р у Д н Т аантропология
нГ. “еМ МеТ°гД еГ°
М iqr< \ л и УЧИТ“
\ '1» (К-Леви-Строс.
,
М.Мерло-Понти утверждал " Z I985-C I 4 6 -} Философ-феноменолог
многих отношения* f «социальная антропология - это во
нашими глазами» О д н а к о " ^ " °'11р' жнему живущее перед
ментарный, МоССа НОСИІ ФраГ'
В челом ярка, „„зайка о р и г и н а л а х ^
М.Гране (1884-1940), ученик Дюркгейма и близкий друг Мосса,
известен своими работами в области древней истории и традици­
онной культуры Китая.
Л.Леви-Брюля (1857-1939), он вряд ли может считаться орто­
доксальным представителем Француской социологической шко­
лой. С Дюркгеймом его роднит приверженность концепции “ кол­
лективных представлений”, отталкиваясь от которой, он разработал
теорию “дологического мышления” первобытных народов. Такое
мышление (находящее особенно яркое отражение в мифотворчест­
ве) принципиально отличает человека первобытной эпохи от со­
временного, так как в нем отсутствует разграничение между при­
чиной и следствием, субъектом и объектом, единичным и множест­
венным и т.д. При этом речь идет именно об особом типе мышле­
ния, подчиняющемся своим специфическим законам, относящимся
к иррациональности иного порядка.
Французская социологическая школа прекратила свое сущест­
вование после второй мировой войны, оказав значительное влияние
на развитие западной этнологии. Труды Дюркгейма являются
одним из основных идейных источников современной социальной
антропологии, а исследования Мосса во многом способствовали
становлению французского структурализма и экономической
этнографии.
У Ф.С.Ш. были сторонники и за пределами Западной Европы и
Северной Америки. В частности, формирование китайской этно­
графической науки в 30-е годы XX века в немалой мере произошло
под воздействием идей Мосса и Гране.
С труктурализм (от лат. - построение) - школа, возникшая не­
посредственно по окончании первой мировой войны и получившая
особое распространение во Франции и Великобритании, а также в
США. В первое время четкой границы между структурализмом и
функционализмом не было. Наиболее известные этнологи Велико­
британии этого времени были приверженцами структурно-функцио­
нальных методов.
В своих исследованиях представители структурализма исходят
из предпосылки о наличии упорядоченной связи между отдельны­
ми социальными институтами. Структурализм возник в Велико­
британии, где в 1920-е годы ее основатель и крупнейший предста­
витель А.Р.Рэдклифф-Браун приступил к разработке ее методиче­
ских основ. При разработке методических основ новой школы он
исходил из принципов, разработанных в биологии. Подобно тому,
как живой организм существует лишь постольку, поскольку каж­
15
дый образующий его элемент в полной мере выполняет возложен­
ные на него функции, человеческое общество также базируется на
аналогичной внутренней взаимосвязи функционирующих отдель­
ных элементов. Для него и его последователей задача заключалась
не в выявлении причин структурных изменений, а в показе посто­
янно повторяющихся структурных взаимосвязей.
Чем чаще удавалось устанавливать наличие такой структурной
взаимосвязи, тем охотнее сторонники структурализма верили в то,
что имеют дело с внутренней необходимостью. Тем, кто относит
Рэдклифф-Брауна и других английских этнологов к числу структу­
ралистов, следовало бы считаться с мнением Э.Лич. Он пишет, что
англичане отдают пальму первенства эмпирическим деталям, а
французы - логическому порядку. Структурализм - это такое на­
правление, которое ищет структуру внутри человека, видит её в
бессознательной структуре разума. Попытки найти структуру вне
человека, в эмпирической реальности Леви-Строс квалифицирует
как «натуралистическое заблуждение».
Структуралистская школа быстро завоевала ведущие позиции в
Великобритании, но она, однако, не отличалась единством. Различ­
ные направления сформировались под воздействием и зм енивш ихся
общественных и политических условий.
Особенностью английского направления данной школы явилось
распространение этнологического структурного анализа на высо­
коразвитые в индустриальном отношении нации, с чем были связа­
ны совершенно новые задачи: обращение к проблемам зависимости
от мирового рынка, формам организации современного рабочего
класса, современным структурам семьи и т.д. Один из применяе­
мых при этом критериев касался социального поля, с чем было
связано представление об общем переплетении социальных инсти­
тутов, а также точка зрения, согласно которой созданные рабочим
классом и другими угнетенными классами и слоями организации
являются интегрированными составными частями системы буржу­
азного общественного строя.
Иным путем шло развитие рассматриваемой школы во Фран­
ции. десь решающее значение имели работы К. Леви-Строса. Он
стал искать значение эмпирически устанавливаемых фактов ис­
ключительно в их соотношениях, а не в самих этих фактах. Подоб­
ная гочка зрения неизбежно приводила к субъективизму и антиис­
торизму. В этом отношении примечательно замечание Н.А. Бути-
нова о мифологизации структурализма: «Подобно тому как в ми-
5 - содеРжа г^я положительные замечания, так и в науках могут
кать мифы. Мы имеем в виду, в частности, миф о Леви-
16
Стросе, созданный сейчас им самим, но главным образом его почи­
тателями. Побрякиванием бинарными оппозициями, метод брико-
лажа приводит многих в восторг».
Леви-Строса меньше волновали эмпирически устанавливаемые
структурные взаимосвязи между отдельными областями совокуп­
ного общественного организма; в большей степени он интересо­
вался структурой процесса познания. Высказываемые им в этой
связи точки зрения в большинстве случаев были сложны и трудно­
понятны. Его основной тезис заключался в предпосылке, что задача
науки состоит в выявлении структур, скрытых за внешней карти­
ной явления и неосознаваемых человеком.
Предложенная Леви-Стросом концепция этнологии - теории эт­
нографии - как науки, исследующей различные виды обществ в
человеческом сообществе, позволила точнее определить взаимоот­
ношения между разными видами этнографических дисциплин, в
том числе «этнологической этнографии». Благодаря этой концеп­
ции, прояснилась связь теории этнографии с другими науками, в
особенности с семиотикой и лингвистикой.
В противоположность Великобритании и Франции в США
структурализм играл незначительную роль. Эта школа не угрожала
здесь авторитету ни исторической школы, ни американской этноп­
сихологической школы. Ее развитие началось, прежде всего, под
непосредственным влиянием Рэдклифф-Брауна. В скором времени
отсюда последовал импульс к формированию неоструктурализма,
называвшего себя политической антропологией (Э. Эванс-Причард).
Американская историческая школа - условное название на­
учного направления, связанного в большей степени с именем
Ф. Боаса. Она преобладала в США с 1890-х по 1930 годы и оказала
глубокое влияние на европейскую и российскую науку.
Боас, разносторонне образованный ученый, был крупным про­
грессивным мыслителем - лингвистом, антропологом, этнографом-
и в го же время активным общественным деятелем. Конечной
целью науки о человеке Боас считал построение единой истории
всех народов, основанной на конкретном изучении каждого от­
дельного народа, его культуры и языка. Это конкретное изучение
нельзя заменить упрощенными абстрактными схемами.
Во главу угла он ставил знание местных языков, записи тек­
стов, изучение и сравнение особенностей кульгуры и социального
строя каждого народа.
Научный авторитет Боаса был необычайно высок, он имел много
учеников, таких, как К. Уисслер, П. Радин, Л. Уайт. Идеи
Ф. Боаса на десятилетия вперед определили ряд магистральных
направлений культурной антропологии. Не случайно его называют
архитектором современной этнологии. Ф.Боас исходил из того, что
каждая культура имеет свой собственный уникальный путь разви­
тия, то есть исходил из полного культурного плюрализма. «Каждая
культура, - писал Ф.Боас, - может быть понята только как истори­
ческое явление». На этом историзме он настаивал во всех своих
работах. Он утверждал, что изучаемое явление находится в посто­
янном движении: «В целях исторического анализа мы рассматри­
ваем каждую историческую конкретную проблему, прежде всего
как целое и пытаемся проследить пути её развития в современную
форму».
В европейской науке прямых последователей и учеников аме­
риканской исторической школы не было; основные идеи этого
направления разделялись таким крупным представителем первого
поколения советских этнографов, как В.Богоразтан. С 1930-х годов
американская историческая школа начала уступать свои позиции
другим направлениям.
Ф ункционализм (от лат. исполнение, совершение) - школа в
этнографии, в центре внимания которой находилось изучение
функций, которыми обладает всякий общественный институт в
рамках совокупного организма и которые она выполняет в целях
его сохранения. Человеческие общества —это естественные систе­
мы, в которых все части взаимозависимы и каждая часть выполняет
свою роль в определенном комплексе взаимоотношений, необхо­
димых для поддержания целого.
Эта школа стала приобретать особо заметное влияние с 20-х го­
дов XX века, основополагающие принципы были разработаны
Э. Дюркгеймом, Последовательным функционалистом был Рэдк-
лиф-Браун. Ориентация на функционализм, поставивший перво­
степенное ударение на взаимосвязи вещей, явилась одной из при­
чин возникновения профессиональных полевых исследований
детального, всеобъемлющего характера. В предшествующем разви­
тии этнологии в XX веке довольствовались, в основном, фактами и
материалами, собранными любителями и случайными людьми.
Субъективистской оценке фактов противопоставлялось изуче­
ние объективных необходимостей, лежавших в основе историче­
ских явлений. Основной критерий усматривался в функции вещей,
отношений и представлений, в результате чего сама функция ста­
новилась у них сущностью понятия причинности. Явления объяс­
нялись из самих себя или из их собственного образа действия.
Другим стимулом явилось стремление социологов к лучшему
пониманию тех взаимосвязей, которые существовали между раз­
18
личными общественными явлениями, в целях объяснения процес­
сов развития.
Вместе с тем для формирования функционализма в этнографии
решающую роль сыграл особый фактор: политические потребно­
сти, проистекавшие из политики колониализма.
История представляет интерес лишь постольку, поскольку она
“живет в мифах, ретроспективных моментах чувствования и в
существующих институтах”; основная задача заключается в полу­
чении практически применимых результатов. В результате этой
ориентации произошло значительное сужение сферы научной
деятельности, а область исследований стала ограничиваться прак­
тическими потребностями колониальной политики.
Первым, кто выдвинул функционалистскую концепцию этноло­
гических исследований, был немецкий этнолог Р.Турнвальд.
В 1911 г. он предпринял попытку подчинить этнологию политиче­
ским потребностям колониальной администрации. После первой
мировой войны он обратился к направлению, которое пыталось
связать функциональные аспекты с историческими, сделав отправ­
ным моментом своих исследований историческое изменение функ­
ций.
Позиции функционализма оказались более прочными в Вели­
кобритании, где она под руководством Б. Малиновского начиная с
1920-х годов стала господствующим направлением в этнографии.
Однако в той же Великобритании функционализму Б. Малиновско­
го относились скептически. Например: «У Малиновского ссылки
на функционалистическую теорию, несмотря на все вкладываемые
в них значения, были, по сути, всего лишь литературным приемом»
(Э. Эванс-Причард).
В СШ А функционализм пользовался значительно меньшим
влиянием. Методические разработки были осуществлены Э.Чеплом и
К.Куном, использовавшими математический вариант понятия
функции, а также В.Голыдмидом. Последний стремился с помо­
щью сравнительного функционализма найти возможности обобще­
ний.
На базе методических принципов данной школы разрабатыва­
лись различные проблемы общественных устройств примитивных
этносов, что неизбежно привело его к сближению со структурализ­
мом. Во Франции функционализм не нашел заметного распростра­
нения. В теоретическом отношении функционалистская школа не
являла собой единой картины. На ранней стадии ее существования
представители школы стремились к точной фиксации фактов,
19
опираясь при этом на теорию равновесия. Эта теория полностью
отрицала противоречие как исторический факт, а следовательно, и
как методический принцип, исходя вместо этого из ошибочной
теории некоего саморегулирования социальных систем. Группа
ученых отказалась от теории равновесия, заменив ее теорией кон­
фликтов. Изменившаяся политическая ситуация оказала воздейст­
вие не только на формирование теории, но и в не меньшей степени
на выбор тематики представителями данной школы.
Традиционные темы исследований (родовая организация, се­
мейные структуры, роль вождя и т.п.) сменились новыми пробле­
мами - урбанизацией и ее социальными последствиями, значением
трайбализма для экономики, политики, общества. Основная сла­
бость функционализма заключалась в пренебрежении историей.
Считалось допустимым, чтобы объяснить функционирование
общества, ученому не требуется знать ничего о его истории, точно
так же как другому не нужно вдаваться в историю развития орга­
низма, для того, чтобы понять его.
Этнопсихология - психологическая антропология, междисцип­
линарная отрасль знания, изучающая этнические особенности
психики людей, национальный характер, закономерности форми­
рования и функции национального самосознания, этнических
стереотипов и т.д. Создание особой дисциплины - “ психологии
народов” - было провозглашено в 1860 г. М. Лацарусом и
X. Штейнталем, которые трактовали народный дух «как психиче­
ское свойство индивидов, принадлежащих к определенной нации, и
одновременно как их самосознание, содержание его должно быть
раскрыто путем сравнительного изучения языка, мифологии, мора­
ли и культуры».
В американской науке 1930-1950 гг. этнопсихология практиче­
ски отождествляется с неофрейдистской теорией культуры и лич­
ности, пытавшейся вывести свойства национального характера из
так называемой базовой, или модальной, личности, которая в свою
очередь ассоциировалась с типичными для данной культуры мето­
дами воспитания детей.
Современная этнопсихология не представляет собой единого
целого ни по своей тематике, ни по методам исследования. В ней
можно выделить ряд самостоятельных направлений:
- сравнительные, кросскультурные исследования этнических
особенностей психофизиологии, когнитивных процессов, памяти,
эмоций, речи, которые теоретически и методически составл яю т
неотъемлемую часть соответствующих разделов психологии;
20
- культурологические исследования, направленные на уяснение
особенностей символического мира и ценностных ориентаций
народной культуры, неразрывно связанные с соответствующими
разделами этнографии, фольклористики, искусствознания;
- исследования этнического сознания и самосознания, заимст­
вующие понятийный аппарат и методы из соответствующих разде­
лов социальной психологии (теория социальной перцепции, соци­
альных установок, межгрупповых отношений);
- исследование менталитета этноса как совокупности созна­
тельных и безсознательных установок, сопряженных с этнической
традицией;
- исследования этнических особенностей социализации детей,
понятийный аппарат и методы которых ближе всего к социологии
воспитания.
Методология этнопсихологии очень сложна. Разработка этноп­
сихологии, особенно ее социально-психологических аспектов,
имеет важное значение для понимания механизма формирования
этнического самосознания как главного признака этноса. Вместе с
тем для серьёзного анализа этого феномена требуется глубокая
работа над трудами многих выдающихся этнопсихологов. В науч­
ной литературе особенно часто упоминаются имена В.Парето и
К.Леви-Строс. В обширном труде В.Парето «Трактат по общей
социологии» дается пять основных принципов анализа чувств и
представлений.
1. Существуют определенные «чувства» (или, как говорит Па­
рето, «остатки»), которые способствуют социальной стабильности
(класс «групповой устойчивости»), и «чувства», которые способст­
вуют социальным изменениям (класс «инстинкта к комбинациям»).
Изучение данных «чувств», их существование, распространение и
взаимосвязей у отдельных личностей и в группах людей составляет
предметную область социологии.
2. Чувства проявляются не только в поведении, но и в «идеоло­
гиях» («производных»). Эти последние, по сравнению с самими
чувствами, имеют небольшое социальное значение, и единствен­
ный смысл их изучения лежит в обнаружении чувств, которые
могут быть либо выражены, либо скрыты в «идеологиях».
3. Индивиды биологически неоднородны. В любом обществе
некоторое их число представляет собой «элиту», т.е. людей, обла­
дающих врожденной способностью руководить.
4. Форма устойчивости общества завит от: а) распределения и
мобильности предводителей иерархии; б) соотношения между
21
индивидами в каждом классе, поведение которых мотивируется
чувствами, способствующими стабильности (тип «рантье»), и
индивидами, которые руководствуются чувствами, способствую­
щими изменениям (тип «спекулянтов» или «расчетливых»).
5. Периоды изменений и стабильности чередуются по причине
вариаций в числе биологически «превосходящих» индивидов в тех
или иных классах (т.е. из-за «циркуляции элит». Также по причине
неравного соотношения между «рантье» и «спекулянтами» в пра­
вящих классах (т.е. из-за «распределения остатков»).
Первые два положения имеют прямое отношение к изучению
первобытного мышления в отличие от остальных. Существуют
шесть классов «остатков»: 1) инстинкты к комбинациям; 2) груп­
повая устойчивость (устойчивость агрегатов); 3) потребность в
проявлении своих чувств посредством внешних актов (деятель­
ность, самовыражение); 4) остатки, связанные с социальностью;
5) единство индивида и того, что ему принадлежит; 6) сексуальный
остаток.
Суть его методологии может быть выражена в двух положени­
ях. Если мы хотим достичь научных результатов, в реальной си­
туации нам приходится считаться с некоторыми фактами и пренеб­
регать другими. Наука всегда связана с абстракциями подобного
рода и допускает отклонения, которые со временем корректируют­
ся дальнейшим изучением тех факторов, которыми мы пренебрег­
ли. Парето решил пренебречь рядом факторов (в частности, исто­
рическим, климатическим, географическим, расовым), которые
обуславливают социальную жизнь, и сосредоточиться на изучении
взаимосвязей между психологическими фактами, а также до неко­
торой степени их отношений с экономическими и биологическими
изменениями.
Парето пытался провести функциональное исследование этих
фактов, выделяя их общие характеристики и прослеживая взаимо­
связи между ними. Он не испытывал уважения к тем, кто старался
добраться до происхождения явлений, изучая развитие и распро­
странение культурных элементов. На деле одна из главных слабо­
стей подхода Парето состояла в том, что его первостепенный инте­
рес к функциональным взаимосвязям психологического характера
заставлял его пренебрегать изучением культурного развития и
культурных вариаций, в то время как последние и являются осно­
вой существования функциональных связей.
Э тнопедагогика —междисциплинарная отрасль знания на сты­
ке этнографии, социологии и педагогики, занимающаяся сравни­
22
тельным изучением традиционной народной педагогики, способов
воспитания детей и самого мира детства, включая детские игры,
фольклор и т.д. Этнография XIX - нач. XX века обычно включала
эти предметы в общее описание народного быта.
В 1920-х годах они стали предметом самостоятельных исследова­
ний этнографов и фольклористов Г.С. Виноградова, О. И. Капицы и др.
В 1930-40-х годах под влиянием неофрейдистской теории куль­
туры и личности изучение способов социализации детей приобрело
в США огромное значение.
Этнопедагогика тесно связана с изучением других аспектов
традиционно-бытовой культуры, включая брачные и семейные отно­
шения, половозрастное разделение труда, половозрастной симво­
лизм, а также с социологией воспитания и этнопсихологией.
С этнопедагогикой тесно связано такое ключевое понятие, как
“этническая картина мира”. Она представляет собой особым обра­
зом структурированные представления о мироздании, характерные
для членов того или иного этноса, которые, с одной стороны, име­
ют адаптивную функцию, а с другой - воплощают в себе ценност­
ные доминанты.
Этнопедагогика - имеет большое прикладное значение, помогая
адаптировать современные методы воспитания и обучения к спе­
цифическим особенностям традиционной культуры народов, а
также сохранять и использовать ценные методы старой народной
педагогики.
Теория систем - современное направление научного исследо­
вания, поставившее перед собой задачу исследовать связи между
отдельными элементами культуры или общества, которые рассмат­
риваются иногда как кибернетическая система, а также их струк­
турное деление и функциональные связи между подсистемами.
Эта теория схожа с функционализмом и со структурализмом.
С первым ее объединяет точка зрения на функцию (на возможные
образы действий различных подразделений, принадлежащих одной
системе), со вторым она разделяет версию об упорядоченном внут­
реннем делении.
Это направление возникло в 1970-е годы, когда микроэлектро­
ника дала сильный импульс для развития кибернетической мысли.
Еще одной из причин является сложность и противоречивость
современного политического развития в мире и связанная с этим
неуверенность в будущем. Основная причина появления теории
систем заключается в необходимости систематизации фактов и
выработке законов развития организмов вообще и этнических
организмов в частности.
23
Больше того, “системный подход” к этносам апробирован давно
в области специальных наук, в рамках функционализма и структу­
рализма.
Теория систем не означает механическое перенесение естест­
веннонаучных и технических идей в область общественных наук.
Теория систем не пренебрегает особыми историческими, социаль­
ными, этническими, географическими и политическими условиями,
необходимыми для существования общества, а пытается объяснить
исторические явления и проблемы с помощью системных принци­
пов.
Одним словом, представителями школы теории систем этнос
рассматривается как системное образование и должен подчиняться
общим законам развития систем. Целостность ее обеспечивается за
счет взаимодействия и каналов связей между элементами.
Применение принципов теории систем и самоорганизации по­
зволяет вести реконструкцию сложных государственно-политических
систем, этнических процессов и этносоциальных общностей. Су­
щественные результаты дает теория систем в апробациях на мате­
риалах по этнополитической истории казахов. Для анализа этносо­
циальной организации, исследователь должен обратиться к более
изысканным и сложным методам, системному подходу, позволяю­
щим адекватно воссоздать прошлое. Системный подход, исходя­
щий из апробированных структурно-функционалистических мето­
дов, выработанных на почве этнологических школ, позволяет
строить мыслительные конструкции, позволяющие в той или иной
степени моделировать традиционное общество. Он предполагает
воспроизводство и построение модели традиционного общества
кочевников путем скрупулезного изучения исторических материа­
лов. В данном случае не готовые структуры накладываются на
общество, а конкретные события и явления, изученные в плане
воспроизводства основных связей, позволяют воссоздать модель
общества.
Кочевое общество держится на разнообразных видах связи, ко­
торые выражаются как во взаимоотношениях и поведении людей,
так и в серии невидимых узлов интеграционного характера. Это
некое единство, организм, состоящий из различных артерий и
коммуникативных узлов. На наш взгляд, наиболее существенные
из Э1 их форм связей, если их рассматривать в широком смысле, -
этнические, стержнем которых служат родовые и субэтнические отно-
шенш, хозяйственные, нередко понимаемые в нашей историографии
как ( щинные, социальные, а также политические, административные,
кулыурные.

24
В этой организации субъектом взаимодействия является больше
всего социальная группа, страты (род, племя, субъэтническая группа) и
т.п., несущие в себе определенные функциональные нагрузки. Резуль­
татом взаимодействия подобных групп является общество и его ценно­
стные параметры.
Над действиями социальных групп обычно стоят и руководят
ими определенные идеи или же ценностные представления. По­
следние, в конечном счете, составляют основной стержень духов­
ного единения общества. Отсутствие объединяющих идей или
каких-либо шкал ценностных представлений говорит скорее об
отсутствии общества, или же о его глубоком кризисе. В этом плане
нами предпринята попытка анализа мощной базы единения казах­
ских племен здесь своеобразным символом, а также мощным нача­
лом единения служат легенды, связанные с именам Алаша-хана.
Внутренний порядок и сосуществование в среде Великой степи
многочисленных племен связаны с их верой в свое происхождение
от легендарного Алаша. В данном случае эти легенды одновремен­
но служат и национальной идеей. Жизнелюбие казахского этноса,
стабильность государственного строя, сохранившиеся и выдер­
жавшие испытания на протяжении нескольких столетий - заслуга
этой идеи.
Изучение кочевого общества через анализ различных форм со­
циальных коммуникации и связей представляет самые серьезные
трудности. Вместе с тем отношение к обществу как к целому и
живому организму облегчает исследовательскую задачу, поскольку
отношение к функционально организованному предмету определя­
ет ход исследовательской работы. Кроме основной национальной
идеи, ценностной ориентацией казахскому обществу служит целый
ряд культурных традиций. Казахское общество вобрало в себя
много важного из наследия Золотой Орды, а также из многотыся­
челетнего наследия степных народов Евразии. Вместе с тем оно
уже с первых дней независимости начало вырабатывать свои эта­
лоны ценностей. Это случилось в первую очередь потому, что
реальность Евразийского мира была уже не в их пользу. Огромная
империя тюрко-монголов распалась, и перспектив её возрождения
оставалось все меньше и меньше, т.к. все больше усиливалась
западная цивилизация. Поэтому Казахское хансгво, созданное в
середине XV века, изначально было национальным и, в некоторой
степени, унитарным политическим организмом. Структура этносо­
циальной организации как стержня общественной системы казахов
складывается из взаимодействия различных социальных групп.
25
Именно участие в общественной жизни обеспечивает ролевые
статусы социальных групп, определяются также социальные нормы
поведения.

1.3. Этногенез, этническая история


и этнические процессы

Исследование процесса этногенеза - происхождения и развития


этносов - ученые-этнологи относят к одному из самых сложных
разделов своей науки. Это обусловлено тем, что этническая исто­
рия разных народов детерминирована противоречивым взаимодей­
ствием антропологических, лингвистических, исторических, хозяй­
ственных, культурных, демографических, политических и других
факторов.
Исходным пунктом исследования этногенеза является вопрос о
понимании и употреблении самого термина ’’генезис” по отноше­
нию к этносам и этническим группам. В мировой и отечественной
литературе по этнологии, культурной и социальной антропологии
под этногенезом, как правило, понимается процесс исторического
происхождения этнических групп в периоды плейстоцена (от 2 млн
до 20 тыс лет назад) и начала голоцена (от 20 тыс до 3 тыс лет до
н.э.), когда, согласно данным археологии и палеонтологии, проте­
кали процессы антропогенеза, развития вида Homo sapiens, социо­
генеза ранних форм человеческих обществ, зарождение основных
форм труда, языка, религии, искусства и т.п. В силу большого
числа факторов, оказавших влияние на группы людей, участвовав­
ших в этногенезе, не имеет смысла говорить как о конкретной
точке отсчета этого процесса, так и о какой-либо дате его заверше­
ния. Ведь и за последние 5 тыс. лет человечество не сохранило
свою первичную этническую морфологию. Совершенно очевидно,
что в течение всего этого времени порождение новых этнических
образований не прекращалось, как продолжается оно и на совре­
менном этапе. Конкретных тому примеров можно привести множе­
ство.
В этнологической науке принято считать, что этногенез начался
с о разования человека современного вида, сформировавшегося
около 40 тыс лет назад. Но сравнительно достоверные данные об
этногенезе можно получить только начиная с эпохи неолита, когда
произошло окончательное оформление племенных отношений.
26
Если применить гипотезу о едином центре происхождения че­
ловечества, то, возможно, в самом начале своей истории человече­
ство представляло собой группу людей, однородную в расовом,
этническом, социальном и других аспектах. С увеличением числа
людей шло их расселение по новым территориям (вначале по
тропикам и субтропикам, затем по менее благоприятным для жизни
районам умеренного пояса). Поскольку этот процесс расселения
шел на протяжении тысячи лет, людям приходилось приспосабли­
ваться к новым географическим и климатическим условиям. Это
приводило к изменению как общего исходного антропологического
типа, так и отдельных этнических признаков. Чем дальше от ис­
ходной точки уходили люди, тем более разнообразными станови­
лись эти признаки.
Аналогичные процессы происходили и с языком. Чем дальше
от центра происхождения расселялись люди, тем больше их язык
отличался от исходного языка-основы. Согласно гипотезе С.П.Толс-
това о “первичной языковой непрерывности”, те многочисленные
языки, на которых говорило человечество на заре своей истории,
произошли из единого центра и постепенно переходили друг в
друга на смежных территориях и составляли в целом как бы еди­
ную непрерывную сеть.
Косвенным подтверждением этой гипотезы служит то, что сле­
ды древней языковой дробности в некоторых странах сохранились
до недавнего времени. В Австралии, например, существовало
несколько сотен языков, между которыми было нелегко провести
четкие границы. Н.Н. Миклухо-Маклай отмечал, что у папуасов
Новой Гвинеи почти каждая деревня имела свой особый язык.
Различия между языками соседних групп папуасов были очень
невелики, однако языки более отдаленных групп уже значительно
отличались друг от друга. Таким образом, в языке-основе посте­
пенно образовались диалекты, которые в дальнейшем могли стано­
виться самостоятельными языками.
По мере роста общей численности населения процессы этноге­
неза приводили к усилению межплеменных контактов, развитие и
усложнение которых способствовало трансформации племенных
этнических общностей в народности, объединяло их в территори­
альном отношении, стимулировало формирование общих экономи­
ческих, социальных и других интересов.
На процессах этногенеза, проходивших на рубеже ранней исто­
рии человечества, сказывались массовые переселения, сопровож­
давшиеся завоеваниями одних этнических групп другими. Массо­
27
вые миграции значительно ускоряли процесс замены первобытных
ячеек-племен новыми, более крупными этносоциальными общно­
стями-народностями. При этом перемещение гой или иной этниче­
ской общности на новую территорию, как правило, вело за собой ее
столкновение с уже обитавшей здесь другой общностью. Этот
контакт нередко завершался тем, что автохтонное население ока­
зывалось завоеванным пришельцами.
-Этнические последствия переселений были самыми разными.
В частности, истории известно немало случаев переселения от­
дельных частей этносов на слабо или полностью неосвоенные
территории (переселение предков американских индейцев из Азии
в Америку). В этом случае, как правило, не происходило возникно­
вения новых этнических общностей. Иную форму и результаты
имел этногенез при активном взаимодействии переселенцев с
автохтонным населением, в ходе которого у тех и других появля­
лись новые характерные черты.
В процессе этногенеза, связанного с взаимодействием завоева­
телей и аборигенов, обычно происходит синтез субстрата (местно­
го населения) и суперстрата (пришлого населения), в ходе которого
и возникает новый этнос. Однако синтез этот принимает чрезвы­
чайно многообразные формы, особенно в тех случаях, когда он
касается весьма отличающихся друг от друга этнических общно­
стей. Дело в том, что в подобной ситуации взаимодействие в этно­
генезе различных этнических групп происходит не только с раз­
личными темпами и интенсивностью для каждого из них, но и
нередко в различных направлениях. В этом отношении следует
подходить дифференцированно ко всем аспектам этногенеза: изме­
нениям языка, базовой культуры, физического типа, этнического
сознания, включая самоназвание.
В процессе этногенеза во все времена была и остается непрехо­
дящей роль языка как одного из определяющих элементов сущ ест­
вования и развития любого этноса.
Вслед за лингвистами этнологи исходят из того, что родство
языков, как правило, означает родство их носителей. Поэтому
одним из результатов переселения народов становилось и смеше­
ние, взаимодействие языков.
При этом важным оказывались обстоятельства и причины, пре­
допределявшие победу одного языка над другим. В Новое время
решающее значение имело наличие письменности хотя бы у одной
из взаимодействующих этнических общностей. Хорошо известно,
что отсутствие письменности особенно благоприятствует смене
языков, ак свидетельствуют многочисленные материалы из исто­
рии есписьменных народов, последние в наибольшей степени
подвержены языковой интеграции, связанной с переходом на язык
другого этноса. Однако истории известно много примеров, к о да в
этногенезе взаимодействовали две бесписьменные этнические
общности. В этом случае бесписьменность становится лишь благо­
приятным условием, но не причиной победы языка пришлого
населения над языком аборигенов. В такой исторической ситуации
решающими становятся религиозные или хозяйственные факторы.
Хорошо известно, что установление новой веры обычно влечет
за собой широкое распространение определенного языка и появле­
ние у части населения двуязычия (например, католицизм и латин­
ский язык). В некоторых случаях религии явно принадлежала
весьма активная роль в победе соответствующего языка. Общепри­
знанно, в частности, что такую роль сыграл ислам в распростране­
нии арабского языка в Египте.
Особое значение в процессе этногенеза имел такой фактор, как
политическое господство пришлого населения. Особая сплочен­
ность завоевателей, обусловленная военной демократией, создава­
ла благоприятные условия для победы одного языка над другими
оказывала значительное влияние на многие стороны культурно­
хозяйственного развития.
Примерно 40-30 тыс. лет назад, в период последнего (вюрмско-
го) оледенения, развернулся процесс сапиентации — формирования
людей современного вида Homo sapiens (человека разумного).
Этих гоминид завершающего этапа антропогенеза часто назы­
вают неоантропами — новыми людьми. Они уже обладали сочета­
нием в наиболее развитой форме всех специфических человеческих
особенностей: широкой кистью руки с противополагающимся
большим пальцем, позвоночником, слегка изогнутым в виде латин­
ской буквы s, широким тазом и выпрямленными бедренными
костями, обеспечивающими прямую походку, сводообразными
стопами. У них был крупный объем мозга (в среднем около 1500
куб. см у взрослых мужчин) со сложно построенным серым веще­
ством коры и анатомические предпосылки для членораздельной
речи.
Движущей силой сапиентации служил естественный отбор ин­
дивидов, сочетавших физическую выносливость, ловкость, наход­
чивость с наибольшими способностями к жизни в коллективе, в
первую очередь к общественной производственной деятельности.
Сапиентация неразрывно связана с преобразованием первобыт­
ного стада в родовое общество и с коренными изменениями во всей
хозяйственной и культурной жизни наших предков, а также с
развитием и совершенствованием членораздельной речи. В архео­
29
логической периодизации памятники, оставленные неоантропами
древнекаменного века, относятся к верхнему, или позднему, палео­
литу (40-14 тыс. лет до н. э.).
Основными занятиями у позднепалеолитических неоантропов
были, как и у неандертальцев, охота и собирательство. Наиболь­
шую хозяйственную роль играла, по-видимому, загонная коллек­
тивная охота на крупных животных — мамонтов, слонов, носоро­
гов, зубров, северных и других оленей, диких лошадей, медведей.
Люди конца древнекаменного века также ловили рыбу, ракообраз­
ных и моллюсков. Жилищами неоантропам служили пещеры (осо­
бенно в холодных приледниковых районах), а также обширные
постройки с остовом из костей мамонтов и других крупных млеко­
питающих или шалаши из ветвей и листьев в более теплых странах.
Одежду (по крайней мере в холодной и умеренной климатических
зонах) они изготовляли из шкур животных и различных материа­
лов.
О развитой общественной организации позднепалеолитических
людей, основу которой, по мнению большинства советских спе­
циалистов, составлял материнский род, а также о сложной духов­
ной культуре наших предков конца древнекаменного века красно­
речиво рассказывают многочисленные искусственные захоронения,
подобные сунгирьским. Они сохранили следы сложного погре­
бального ритуала, а также произведения искусства — живопись на
стенах пещер, каменные и костяные скульптуры. Обнаруженные в
погребениях кости животных, орудия труда и оружие свидетельст­
вуют о существовании уже тогда представлений о загробной жиз­
ни. С охотничьей магией, вероятно, связаны поразительно тонко
выполненные рисунки животных, обнаруженные в глубине многих
пещер Испании, Франции и других европейских стран, а недавно
также в Каповой пещере (Ш ульган-Таш) на Ю жном Урале.
Скульптурные изображения женщин говорят о высоком их поло­
жении в первобытном обществе, о почитании хозяек очага или
матерей-прародительниц.
Предками людей современного вида были, несомненно, палео­
антропы. Гораздо сложнее решить вопрос о том, какие именно
группы палеоантропов дали начало людям современного вида и где
оыл расположен ареал сапиентации.
Наибольшим признанием в советской науке пользовалась кон­
цепция широкого моноцентризма, в полном и законченном виде
изложенная Я.Я. Рогинским. Согласно этой концепции, в зону
сапиентации включаются Юго-Западная Азия, Северо-Восточная
фрика, Южная Европа, а предположительно также Кавказ, неко-
30
торые средне- и южноазиатские территории. В литературе есть
масса гипотез и предположений о первоистоках человечества. Этот
вопрос во все времена волновал умы и сердца великих исследова-
телей-этнологов. Так, Г.Н.Потанин, выросший на берегу Иртыша и
до конца своей жизни сохранивший трепетное отношение к вели­
кой реке Центральной Азии, пишет: «Эта местность, где мы живем, -
настоящая родина человека. Здесь возник первый культ (солнца).
Реки здешние представлялись первым людям материнскими лона-
ми, отцов они видели в горных вершинах. Рай Адама и Евы, я
теперь уверен, находился в верховьях Иртыша....» (1 877 г.).
Наиболее вероятными непосредственными предками неоантро­
пов считают «прогрессивных» неандертальцев.
В Юго-Западной Азии, расположенной в центре ареала сапиен-
тации, хозяйственно-культурные особенности позднепалеолитиче­
ских охотников, собирателей и рыболовов были выражены не
менее ярко, чем в Европе. Скелетные остатки первых неоантропов
из этого региона - непосредственных потомков живших там же
«прогрессивных» неандертальцев - пока крайне фрагментарны.
Только для мезолитической, так называемой натуфийской культу­
ры Палестины (IX-VIII тыс. лет до н.э.) имеются достаточные
палеоантропологические материалы.
Можно предполагать, что развившиеся в европейско-азиатской
зоне популяции людей современного вида постепенно продвига­
лись на восток, смешиваясь со своими неандертальскими предше­
ственниками, еще очень близкими к ним биологически. В позднем
палеолите (а может быть, и несколько раньше) уже были заселены
Индонезия, Филиппины, Новая Гвинея, Япония и Сахалин, которые
в то время соединялись с материком Евразии.
Около 30 тыс лет назад через существовавший тог да Берингов
перешеек позднепалеолитические охотники вслед за мамонтами
проникли в Америку.
Около 10 тыс лет назад, пройдя всю Америку, человек уже дос­
тиг Огненной Земли.
Примерно в то же время людьми современного вида была засе­
лена Австралия. Там обнаружены человеческие черепа и костяки
X V in-V IlI-тысячелетней древности. Каменные и костяные орудия,
найденные вместе с ними, сходны с более или менее синхронными
изделиями из Индонезии и Индокитая.
Около 11 тыс лет назад неоантропы по существовавшему тогда
мосту суши проникли и в Тасманию.

31
Таким образом, в позднем палеолите люди жили уже во всех
частях света. Но, находясь в очень разных природных условиях,
отдельные группы человечества накапливали отличия в своем
внешнем облике и в других биологических особенностях — скла­
дывались разные расы.
Самый исторически ранний тип этносов представляют племена
первобытнообщинного строя. Они состояли из нескольких (перво­
начально, вероятно, двух или трех) родов, основывались на дейст­
вительных или мнимых кровнородственных связях. Для них было
характерно отсутствие заметного социального расслоения.
В настоящее время племена в чистом виде весьма редки. Сейчас
термин «племя» употребляется различными исследователями
расширительно: им обозначаются этносы с очень разным уровнем
социально-экономического и культурного развития. Одни из них
насчитывают миллионы, другие - сотни или десятки тысяч, третьи
—лишь тысячи или даже сотни человек.
Только немногие (самые отсталые и малочисленные) общности
обладают особенностями, присущими настоящим племенам, чаще
же они сохраняют лишь некоторые пережиточные черты родопле­
менной структуры. Обычно они уже включены в той или иной
форме в систему феодальных или даже капиталистических отно­
шений и, подобно народностям или нациям, распадаются на соци­
альные группы (например, кашкайцы и белуджи в Иране). Эти
черты сохраняются больше всего у кочевых и полукочевых наро­
дов, которых исследователи чаще всего и включают в число так
называемых племен.
В процессе разложения первобытнообщинного строя общность
интересов отдельных племен приводила к появлению их союзов,
таких, например, как Лига ирокезов в Северной Америке, союз
трех племен ацтеков в Мексике, союз зулусских племен в Южной
Африке. Образование этих союзов, сопровождавшееся развитием
межплеменных хозяйственных и культурных связей, вело к посте­
пенному смещению племен, к замене прежних кровнородственных
связей связями территориальными. Так родились новые формы
этносов исторически сложившиеся языковые, территориальные,
экономические и культурные общности людей.
Предполагается, что первыми сформировались народности ра­
бовладельческой эпохи (древнеегипетская, древнеэллинская и др.)-
вропе процесс образования народностей завершился в основном
в период феодализма (древнерусская, польская, немецкая и др.)-
Складывались они обычно из близких по происхождению и языку
племен (польская — из славянских племен поморян, вислян, ма-
32
зовшан и др., немецкая — из германских племен саксов, алеманов
и др.) или из разноязычных племен, смешавшихся в результате
завоевания одних другими (северофранцузская и провансальская
народности — из галльских племен, римских колонистов и герман­
ских племен франков, вестготов и бургундов и т.п.).
В процессе складывания народностей по мере усиления связей
между отдельными их этническими частями язык одной из них
(обычно более многочисленной или более развитой) становился
общим, племенные языки низводились до роли диалектов или
вовсе исчезали; формировалась территориальная, культурная и
хозяйственная общность (зачастую она была еще неустойчивой).
Одним из ее показателей служит собирательное имя, под которым
народность становится известной соседям.
С развитием капиталистических отношений и усилением эко­
номических и культурных связей на отдельных территориях лик­
видируется хозяйственная раздробленность, характерная для на­
родностей, из которых формируются современные нации. Прису­
щие народностям признаки получают новое качество: нации отли­
чаются устойчивой общностью экономики, общностью территории,
общим языком, и, наконец, на почве всех этих особенностей у них
формируются общие черты национального характера, более четкое
этническое самосознание.
Обычно нации — результат этнического развития народностей,
чье название они, как правило, сохраняют. Однако народности,
разрезанные государственными границами, нередко дают начало
нескольким национальным образованиям (например, португальцы
и галисийцы, немцы и австрийцы и др.). Древнерусская народность
послужила общим корнем русской, украинской и белорусской
народностей, сложившихся впоследствии в нации.
В этой связи следует сказать о том, что содержание понятия
«нация» в этнологической науке сильно запутано. Вышеперечис­
ленные материальные признаки нации (общность экономической
жизни, территории и т.д.) подвергаются сильнейшей критике.
Этнологи во многих странах все больше приходят к тому, что
давать четкое определение нации как типа этнического сообщества
невозможно. Многие считают, что нация может считаться реально­
стью как категория духовной культуры и коллективного сознания,
как внутригрупповое понятие. История показывает, что идея нации
оформляется в элитной среде того или иного народа как средство
достижения государственного суверенитета и реализуется с обре­
тением и укреплением этой государственности. Нация и государст­
во образуют своего рода симбиоз.
33
Традиционная трехчленная классификация этнических общно­
стей оставляет, как правило, в тени вопрос о всем многообразии
одновременно существующих форм. Поэтому в последнее время,
кроме основных этнических подразделений, стали выделять и так
называемые макроэтнические единицы — этнические общности,
охватывающие несколько этносов, микроэтнические единицы, или
субэтносы, представляющие собой части этносов. К разным уров­
ням этнических общностей, например, относятся донские казаки,
русские, восточные славяне, наконец, славяне вообще. Одна и та
же совокупность людей может входить одновременно в состав
нескольких этнических общностей, так сказать, разного ранга, что
и создает своеобразную их «иерархию».
Местные подразделения этносов микроэтнического уровня,
привязанные к определенным ареалам обитания, получили наиме­
нование этнографических групп. Это территориально обособлен­
ные части одной народности или одной нации, сохраняющие неко­
торые отличительные черты: свои наречия или говоры, специфику
в материальной и духовной культуре, религиозные различия и т.д.
се это подчас обусловливает и особое самосознание. Такие груп­
пы характерны для многих народов мира.
В качестве же примера макроэтнических общностей можно
привести славянские, романские, иранские, монгольские и другие
народы, близкие не только по языкам, но и в определенной мере по
культуре и быту.
Макроэтнические единицы объединяют несколько н арод ов, об­
ладающих элементами общего самосознания, о сн о в ан н о го на
этногенетической близости или на длительном х о зяй ств ен н о м и
ультурном взаимодействии, а в классовом обществе - и на поли­
тических связях.
па„ ^ ^ 1ЧН° выделяк’т Два вида процессов, оказывающих опреде-
ние и тг 81111811116 на Ф°Рмирование этносов, — этническое разделе­
ние и этническое объединение.
вом пбіпргтв' э™ического разделения господствовали в доклассо-
расселение n L °°Т наРодонаселения вызвал разделение племен и
” ьГэ шару’ в других ^ аях домим* * * *
этническая интеграция ИногГаеНэ™:иКОНСОЛИДаЦИЯ’ ассимиляция И
ный хаоактеп ы ’ гда этническое развитие носит слож-
S S IT -I™ ЯЕЛеН” Я пРотекают одновременно.
ИЛИ же дальнейшее сплочен™ ™ 6 ЭТНОСОВ ( п л е м е н ’ народностей)
его “ ««Да по мере
и культурного развития. Консоли­
34
дация ускоряется в случае родственного происхождения народов,
близости их языка и культуры.
Процессы консолидации получили особенно широкое распро­
странение после второй мировой войны в результате распада коло­
ниальной системы. Национально-освободительная борьба в коло­
ниальных и зависимых странах, завоевание ими государственной
независимости, социально-экономические реформы, преобразова­
ние хозяйства и быта, в частности, переход кочевых племен на
оседлость, ускоряют этническую консолидацию, рост националь­
ного самосознания. Из родственных племенных и локальных этни­
ческих групп формируются новые народности и нации. Так, в
Африке из недавних племенных объединений складываются, на­
пример, такие народности или даже нации, как хауса, йоруба, ибо,
акан. Быстро идет консолидация многих народов Индии, Филиппин
и других стран Азии. Государственное устройство, как это неодно­
кратно бывало в истории, оказывается здесь ведущим фактором.
Сущность ассимиляции заключается в том, что отдельные
группы какого-либо народа, живя в среде другого народа, в резуль­
тате длительного общения усваивают его культуру, воспринимают
его язык и перестают считать себя принадлежащими к прежней
этнической общности. Перемена этнического самосознания обычно
считается конечной стадией этого процесса.
Различается естественная и насильственная ассимиляция. Пер­
вая является результатом контактов народов и культур и обуслов­
лена самим ходом социально-экономического развития той или
иной страны. Ассимиляция второго типа происходит в странах, где
национальности неравноправны. Она результат реакционной асси­
миляторской политики правящих кругов, направленной на искоре­
нение языка и культуры национальных меньшинств.
Что касается межэтнической интеграции, т.е. сближения разных
этносов, то она происходит в полиэтничных государствах.
Общность языка — одно из важнейших условий формирования
этносов. Обычно совпадает даже название народа и языка. Смена
родного языка говорит о далеко зашедших ассимиляционных
процессах; вслед за ней обычно наступает и смена этнического
самосознания.
Тем не менее понятия «этническая общность» и «языковая
общность» далеко не идентичны. Обычно каждый народ говорит на
одном языке. Исключения здесь немногочисленны. Но иногда
диалектные различия настолько велики, что общение между от­
дельными группами народа без знания общепринятого литератур-
35
ного языка оказывается невозможным (наиболее яркий пример
китайцы).
Нередки, однако, и случаи двуязычия, особенно в странах, где
национальные меньшинства наряду с родным пользуются языком
наиболее многочисленного или господствующего этноса. Значи­
тельная часть населения таких полиэтничных государств, как
Бельгия и Швейцария, двуязычна или даж е трехъязычна. Двуязыч­
ное население образуется в молодых государствах Азии и Африки,
где наряду с местными все большее распространение получают
официальные языки данного государства (в Индии — хинди, в
Пакистане — урду, в Индонезии — бахаса индонесиа, на Филип­
пинах — тагалог, в некоторых странах Африки — английский, а в
других — французский). Двуязычные группы часто распростране­
ны более или менее широкой полосой вдоль этнических границ.
Явление билингвизма характерно такж е и для стран массового
оседания иммигрантов.
Этническое самосознание — выражение этнической связи и ве­
ры в общность происхождения данного человека с другими людь­
ми своего народа. Приобретая известную сам о сто я тел ьн о сть, оно в
некоторых случаях сохраняется и при территориальном отрыве
отдельных групп народа от основного этнического ядра, даже при
утрате ими своего родного языка. Это самосознание может вызы­
вать движение за политическое воссоединение национальных
территорий или, например, движение за возрождение и развитие
родного языка.
Самосознание ясно выражено у крупных н арод ов, достигш их
высокой степени национальной ко н со л и д а ц и и , но встречаю тся и
относительно большие этносы, у которых еще не вы работалось
ч еткого сам осознания.

1.4. Основные классификации народов мира

Антропологическая классификация народов мира


° МНеиию многих антропологов, начало формирования чело-
onrv ^аС относится к позднему палеолиту, т. е. исторически
исхожлені?аСЯ аРеальнь,х групп людей, связанных единством про-
мооЛологичр которое выражается в комплексе наследственных
Z t a n Z v l Х И * ” и»™ ™ ,еск„х признаков. Хотя признак»
нем они вместе" опРед®ленных пределах и изменяются со време­
нем, они вместе с тем обладают значительной устойчивостью.
36
Еще формирования в конце древнекаменного века людей со­
временного вида наиболее отчетливо в их составе выделяются три
основные расовые группы - европеоидная, негроидная и монголоидная.
Их часто называют «большими расами» и под теми или иными на­
именованиями описывают в различных расовых классификациях.
Европеоиды отличаются волнистыми или прямыми мягкими
волосами разных оттенков, сравнительно светлой кожей, большим
разнообразием окраски глаз — от карих до светло-серых и голу­
бых, сильно развитым волосяным покровом (в частности, бороды у
мужчин), слабо выступающими скулами, узким выступающим
носом с высоким переносьем, обычно тонкими или средней толщи­
ны губами.
Для негроидов характерны курчавые черные волосы, темно-
коричневая кожа, карие глаза, слабое или среднее развитие третич­
ного волосяного покрова, умеренно выступающие скулы, несколь­
ко выдвинутая вперед челюстная часть лица (прогнатизм), слабо
выступающий широкий нос, утолщенные губы.
Монголоидам свойственны прямые, темные волосы, слабо раз­
витые борода и усы, желтоватые оттенки кожи, карие глаза, упло­
щенное лицо с сильно выступающими скулами, узкий или средне­
широкий нос с низким переносьем, умеренно утолщенные губы,
наличие особой кожной складки, прикрывающей слезный бугорок
во внутренних углах глаз (эпикантус).
К монголоидным расам по происхождению и многим призна­
кам близки американские индейцы (американоиды), у которых,
однако, эпикантус встречается редко, нос выступает более резко,
общий, монголоидный облик часто бывает выражен слабо.
Однако далеко не все человеческие популяции прошлого и на­
стоящего могут быть отнесены к этим трем группам рас. На юго-
востоке Азии, в Австралии и Океании широко расселены популя­
ции, которые по многим признакам можно рассматривать как
четвертую, основную, расовую группу — австралоидную (есть
точка зрения, по которой австралоидов объединяют с негроидами в
экваториальную или негро-австралоидную большую расу).
У австралоидных (океанийских) рас очень велик свойственный
всему человечеству генетический полиморфизм — групповое
разнообразие сочетаний различных расовых признаков. Гак, на­
пример, аборигены Австралии по пигментации близки к африкан­
ским негроидам, а по форме волос и развитию третичного волося­
ного покрова — европеоидам. Для папуасов и меланезийцев харак­
терно сочетание многих австралоидных черт с курчавыми волоса­
ми. Для веддоидов, представленных веддами Шри Ланки и некото­
37
рыми малыми народами Южной и Юго-Восточной Азии, типична
комбинация общего австралоидного облика с малым ростом и
слабым развитием бороды.
К австралоидам помимо перечисленных групп относятся курча­
воволосые, крайне низкорослые негритосы Малакки, Андаманских
и Филиппинских островов, а также айны Хоккайдо (северная Япо­
ния); у последних относительно светлая кожа и наиболее обильный
среди всех людей волосяной покров на лице и на теле сочетаются с
некоторыми монголоидными особенностями (уплощенность лица,
эпикантус).
Почти все признаки, по которым выделяются основные группы
рас, как уже говорилось, наследуются: они контролируются мно­
гими генами, передаваемыми от родителей детям.
Большое значение для расообразования имела также внутриви­
довая метисация, происходившая, как мы видели, на протяжении
всей истории человечества. Если роль отбора и изоляции в расоге­
незе непрерывно падала, то роль метисации, напротив, увеличива­
лась по мере роста связей между разными странами, по мере того
как все большие массы людей смешивались в ходе миграций.
Европеоиды, сформировавшиеся первоначально в Юго-Западной
Азии, Северной Африке и Европе, могут быть подразделены на две
главные группы: (южную — со смуглой кожей, преимущественно с
темными глазами и волосами, и северную — со светлой кожей,
преимущественно серыми и голубыми глазами, русыми и белоку­
рыми волосами. Между ареалами тех и других лежит широкий пояс
популяций со среднеинтенсивной пигментацией, иногда условно
называемых шатенами.
По различиям в оттенках цвета кожи, глаз и волос, по строению
лицевого скелета и мягких частей лица, по форме мозговой короб­
ки, часто выражаемой «головным указателем» (процентным отно­
шением ширины головы к ее длине), по средней длине тела и по
некоторым другим признакам среди европеоидов выделяют раз­
личные «расы второго порядка».
На восточных рубежах своего ареала европеоиды на всем про­
тяжении истории взаимодействовали с монголоидами. В результате
раннего смешения тех и других, начавшегося, вероятно, еще в
мезолите, на северо-западе Сибири и на крайнем востоке Европы
сложилась уральская раса. Для нее характерно сочетание промежу­
точных монголоидно-европеоидных особенностей с некоторыми
специфическими чертами (например, с вогнутой спинкой носа).
38
Позднее (с первых веков нашей эры) в степной полосе между
Уралом и Енисеем формируется в процессе смешения монголоидов
и европеоидов южносибирская раса — короткоголовая с очень
широким лицом.
В средние века на территории Центральной Азии складываются
новые смешанные европеоидно-монголоидные популяции.
Негроидные расовые особенности получили наибольшее выра­
жение в африканских популяциях, расселенных к югу от Сахары и
известных под собирательным, хотя и неточным названием негры.
К ним по многим признакам близки крайне низкорослые централь­
ноафриканские пигмеи, или негрилли, внешне сходные с азиатски­
ми негритосами. С негроидами многие антропологи сближают
также южноафриканских бушменов и готтентотов, у которых
крайняя степень курчавости волос сочетается с отдельными монго­
лоидными чертами (желтоватая кожа, плоское лицо, эпикантус).
Между ареалами экваториальных негроидных и австралоидных
рас и расселенных севернее европеоидов расположен широкий
пояс «контактных», или переходных, популяций. Из них одни
сложились в глубокой древности вследствие генетических связей
между группами основных рас, другие же — в средние века и в
новое время в процессе межрасовой метисации.
К древним переходным группам популяций относятся южноин­
дийская (дравидская) и восточноафриканская (эфиопская) расы.
Последняя по цвету кожи почти не отличается от негров, а по
строению лица и формы носа напоминает южных европеоидов.
Монголоиды в Азии подразделяются на две главные группы —
континентальную и тихоокеанскую. Первая отличается более
светлой кожей, некоторой тенденцией к депигментации волос и
глаз, очень крупными размерами лица, сравнительно тонкими
губами.
Промежуточное положение между континентальными и тихо­
океанскими монголоидами занимает характерная для эскимосов
арктическая раса с крайне высоким и широким лицом, тенденцией
к прогнатизму и очень узким носом.
Ю жные группы тихоокеанских монголоидов, входящие в со­
став южноазиатской, или малайской, расы и преобладающие в
населении Индокитая, Индонезии, Филиппин, а отчасти и Южного
Китая, обнаруживают немало австралоидных особенностей: волни­
стые волосы, иногда довольно густой волосяной покров на лице и
теле, темная кожа оливковых оттенков, низкое лицо, прогнатизм,
относительно широкий нос, утолщенные губы и др.
39
Переходные расовые признаки свойственны и японцам, кото­
рые также рассматриваются как группа популяции, в формирова­
нии которых участвовали монголоидные и австралоидные компо­
ненты.
На востоке Индонезии интенсивная метисация тихоокеанских
монголоидов с папуасами привела к формированию еще одного
промежуточного расового типа — восточноиндонезийского. Во
многом аналогичный процесс протекал и на Мадагаскаре, куда, по-
видимому, уже в I тысячелетии до н.э. из Индонезии переселились
различные южноазиатские группы, смещавшиеся на острове с
негроидами.
Своеобразные сочетания монголоидных, австралоидных, а ино­
гда и европеоидных черт характерны для микронезийцев и особен­
но для полинезийцев.
Расообразование не закончилось с завершением процесса фор­
мирования людей современного вида. Новые комбинации морфо­
логических и физиологических признаков в разных популяциях
складывались на протяжении всей истории человечества. Особенно
разнообразными эти комбинации стали после открытия европейца­
ми Америки, Австралии и Океании — в эпоху первоначального
накопления капитала, развития капитализма и массовых межкон­
тинентальных миграций. В XVI-XIX вв. в результате вольных и
невольных переселений европейцев и африканцев, а позднее также
некоторых групп азиатов (индийцев, китайцев, японцев, малайцев и
др.) возникли новые метисные группы популяций: американские
мулаты и метисы, южноафриканские «цветные», смешанные груп­
пы населения Сибири и т.д. Яркими примерами смешения едва ли
не всех групп основных рас могут служить популяции Кубы, мно­
гих других островов Вест-Индии, Гайаны, государств Центральной
Америки, Бразилии, отчасти Венесуэлы и Колумбии.

Лингвистическая классификация народов мира


Большинство учёных насчитывает в современном мире при­
мерно 2 тыс. различных народов (в литературе встречаются и
другие цифры — до 3 и даже 4 тыс.), начиная от самых мелких,
численность которых измеряется сотнями, а то и десятками человек
(андаманцы-минкопии в Индии, тоала в Индонезии, ботокуды в
Бразилии, алакалуфы и ямана в Аргентине), и кончая более чем
100-миллионными.
Выделение народов — лишь первый этап их изучения; не менее
важна их классификация, которая дает возможность свести великое
множество народов в определенные родственные группы.
40
Классификация народов по принципу их культурной близости
имеет дело с понятием «хозяйственно-культурный тип». Но эта
классификация основывается на традиционной культуре и пригод­
на сейчас главным образом для характеристики этносов прошлого
или отставших в своем развитии народов и представляет интерес в
первую очередь для изучения этнической истории.
Наибольшее распространение получила классификация народов
по принципу их языковой близости. Правда, один лишь язык, как
уже говорилось, не всегда дает возможность сделать необходимые
разграничения между народами, и в этих случаях приходится
обращаться к другим этническим показателям. Но такие отступле­
ния неизбежны при любой системе классификации.
Для группировки народов используется генеалогическая клас­
сификация языков, которые объединяются в семьи по признаку
родства, устанавливаемого при сравнении их словарного фонда и
грамматики. Семьи делятся на группы, а последние в некоторых
случаях подразделяются на подгруппы.
Процесс формирования языковых семей тесно связан с расселе­
нием человечества. Наиболее близкие языки встречаются обычно у
соседних народов. В некоторых случаях языки сходны и у народов,
живущих далеко друг от друга (у яванцев и малагасийцев, венгров
и манси, якутов и турок и т. д.). Объясняется это тем, что народы,
говорящие на сходных языках, жили в прошлом на общей или
смежной территории либо связаны общностью происхождения.
Географические границы распространения языковых семей и
групп непрерывно изменяются. Так, арабский язык, которым до VII
в. н.э. пользовалось лишь население сравнительно небольшой
части юга Аравийского полуострова, сейчас распространен на
огромных пространствах Юго-Западной Азии и Северной Африки,
составляющих почти 9% суши. Английский язык сейчас распро­
странен во многих районах всех континентов; в большей части
Латинской Америки преобладает испанский язык; в Европе же
сейчас живет менее 20% всех говорящих по-английски и по-
испански. В результате всех этих передвижений и смешений наро­
ды различного происхождения, а часто и различных рас говорят на
языках одних и тех же групп.
Общее число языков мира около 5-6 тысяч. Точную цифру ус­
тановить невозможно ввиду условности различия между разными
языками и диалектами одного языка. Самой многочисленной язы­
ковой семьей, включающей языки, на которых говорит почти
половина населения мра, является индоевропейская - 44,8%; сино-
тибетская - 22,6%; нигеро-кордофанская - 6,1%; афразийская -
41
5,6%; австронезийская - 4,9%; дравидийская - 3,9%. На тринадцати
наиболее распространенных языках разговаривает почти 2/3 насе­
ления нашей планеты. К наиболее распространенным языкам мира
принадлежат (число говорящих на конец XX столетия, млн чело­
век): китайский -I 300, английский - 460, хинди и урду - 370, ис­
панский - 320, русский - 260, бенгальский, и н д о н ези й ск и й - 190,
арабский - 190, португальский - 80, японский - 130, немецкий - 100,
французский - 100. Наряду с наиболее распространенными языка­
ми существуют так называемые обособленные языки, или языки-
изоляты, непонятые даже близкими соседями. Их употребление
ограничено небольшими по площади районами (юкагирский, нивх­
ский, кетский, баскский и др.) или отдельными странами (япон­
ский).

Конфессиональная классификация народов мира


Религия, как и любое другое общественное явление, имеет свою
историю. Подавляющее большинство ученых считает, что зачатки
религии появились еще у людей неандертальского типа. В борьбе с
окружающей природой люди часто терпели тяжелые поражения, а
их знания были еще слишком несовершенны, чтобы понять причи­
ну этих неудач. Вместо рационального их объяснения давалось
объяснение религиозное.
С течением времени первоначально примитивные формы рели­
гии усложнились. В эпоху верхнего палеолита, вероятно, уже
появились тотемизм (вера в сверхъестественное родство опреде­
ленной группы людей с каким-то видом животных, растений или
даже явлением природы) и магические представления (вера в воз­
можность влиять сверхъестественным путем на людей, ж и вотн ы х,
а также на природные явления).
Для эпохи мезолита наряду с магией и тотемизмом стали харак­
терны и такие формы религии, как анимизм (вера в духов и в души)
и шаманизм (вера в способность человека входить в общение с духами
и использовать их силу для врачевания, вызывания дождя и т. п.).
В эпоху неолита объектами особого почитания становятся духи
животных, растений, различных явлений природы, т. е. культ при­
роды. С ним связаны и разные промысловые культы. Характерен
для этой эпохи и фетишизм (почитание неодушевленных п р ед м е­
тов, которым приписываются сверхъестественные свойства).
Позднее, в стадии разложения родового строя, широкое распро­
странение получают культы предков-покровителей и племенных
вождей, разнообразные земледельческие и скотоводческие культы.
Духи начинают делиться на «ранги».

42
В классовом обществе религия приобретает классовую окраску,
освящая своим авторитетом сложившиеся социальные порядки.
Иерархия сверхъестественных существ становится еще более
четкой. С централизацией же государственной власти среди них
выделяется главное божество. Большое влияние приобретает про­
фессиональное жречество.
Начиная со второй половины I тысячелетия до н.э. некоторые
из религий вышли далеко за пределы первоначального района
своего бытования и распространились на весьма обширной терри­
тории. Такие религии, имеющие большое число последователей в
разных регионах земного шара, называют мировыми. Их известно
три: христианство, ислам и буддизм. Самой древней из них являет­
ся буддизм, однако самой распространенной — христианство.
Христианство появилось в начале I тысячелетия н.э. в Юго-
Западной Азии, когда в Римской империи шла острая социальная и
межэтническая борьба. Новая религия выступила с проповедью
терпения и всепрощения. Поэтому правящие круги после некото­
рых колебаний оказали ей поддержку. В IV в. христианство стало
господствующей религией в Римской империи, доживавшей по­
следние годы.
В основе вероучения христианства стоит положение о том, что
Иисус Христос, имеющий божественную (а в большинстве направ­
лений этого вероучения — также и человеческую) природу, сошел
на землю, чтобы своей мученической смертью искупить первород­
ный грех людей. Характерный для христианства монотеизм (еди­
нобожие) сочетается с верой в то, что бог выступает в трех лицах
(бог-отец, бог-сын и бог— дух святой). Христиане верят в бессмер­
тие души, загробную жизнь, рай и ад.
В 1054 г. в результате борьбы между византийским императо­
ром и влиятельным, не зависевшим от Византии римским еписко­
пом христианство раскололось на два направления: православие,
где церковь была поставлена под полный контроль государства, и
католицизм, где она сохранила большую самостоятельность. Позже
католическая церковь превратилась в могущественную централи­
зованную организацию, возглавляемую верховным иерархом —
римским папой. В XV в. от католицизма откололся протестантизм,
отвергнувший власть папы и объявивший своей целью возврат к
раннему христианству.
Православие и католицизм по вероучению и культу отличаются
лишь в деталях. Оба этих направления придают весьма большую
роль духовенству. Протестантизм же считает важнейшим личную
43
веРУ (или божью волю). Для протестантов основным авторитетом
служит только «священное писание» (Библия — Ветхий завет.
Новый завет); католики и православные признают также «священ­
ное предание» (постановления церковных соборов и т.д.).
Протестантизм сразу же возник в виде нескольких самостоя­
тельных течений. Одно из них — англиканство — отражало инте­
ресы королевской власти. Другое — лютеранство — поддержива­
лось немецкими феодалами и консервативной частью бюргерства.
Третье кальвинизм — выражало позицию радикальной буржуа­
зии. Эти главные течения дали в свою очередь ответвления: на
кальвинистской основе возник баптизм, из недр англиканства
вышел методизм и т.п.
Помимо православия, католицизма и протестантизма, можно
назвать еще одно направление в христианстве — монофиситство,
возникшее еще в V в. н.э., но не получившее широкого распростра­
нения, к нему, в частности, относятся армяно-григорианская и
эфиопская церкви.
Вторая мировая религия — ислам — возникла в VII в. на Ара­
вийском полуострове. Основной ее догмат — вера в единого бога
ллаха). снователь исламской религии — Мухаммед почитается
приверженцами как посланник божий (соңғы пайғамбар). По­
следователи ислама мусульмане — верят, подобно христианам,
в бессмертие души, загробную жизнь, рай и ад.
, Ще в ^ в ' в Результате междоусобной борьбы в Арабском ха-
ате ислам раскололся на три основных направления: хариджи-
м т а ,аМаЯ РаННЯЯ в исламе религиозно-политическая группировка,
житрм!**^изм и шиизм. В настоящее время действует одна харид-
ки P v u u l щина ~ ибадиты в Омане и в некоторых районах Афри-
90 °/ ш является самым крупным направлением в исламе, почти
« с в я т ^ 2 ' ЬМаИ МИра ОТНОСЯТСя к суннитам. Кроме заповедей
«свяшеннпр КНИГИ>> Корана они признают также «сунну» —
сунны кптг. Предание>>; ШИИТЬІ же принимают лишь те разделы
(шадиаЫ пппп'6 ° Сц ОВаНЬІ на авторитете первых последователей

шиизма в Афганистане п ! ши“ ты живут


Бахрейне, ■™ м ’
есть приверженцы
ШИИТЫ ППИпеть- ’ тане’ Индии, Сирии. Сунниты й
ме официально ИВаются Раіли™ых юридических школ. В сунниз-
»4 — : г г ~’ шафиитская,
более тпетей т иевvmханбалитская.
-,x “■четыреВшкмире
олы;
ханифитского голкаМОниЛппоН"СУННИТ° В являются приверженцами
и проживают в Афганистане, Индии, Паки­
44
стане, Китае, Турции, Египте, России. Сторонники маликитской
школы преобладают в Северной и Западной Африке, Судане.
Влияние шафиитского толка распространяется на население Сирии,
Индонезии, частично - населения Африки и Пакистана. Ханбалит-
ская школа получила распространение в Аравии. В шиизме наиболь­
шим влиянием пользуется юридическая школа джа-фаридского толка.
Одним из широко известных течений в исламе является суфизм.
Суфизм включает в себе мистицизм, философию ислама, научные и
религиозные концепции познания мира, литературные и поэтиче­
ские формы выражения мировоззрения. Цели суфистов это аске­
тизм с целью духовного совершенствования и познания внутренне­
го и внешнего, связанного с божеством мира. В современном мире
прочные позиции занимают два учения в исламе - ваххабизм и
исламизм. Ваххабизм (по имени основателя аль-Ваххаба) возник
как течение, стремившееся сохранить в «чистоте»,-т.е. в первона­
чальном варианте, вероучение пророка. Исламизм в отличие от
ваххабизма далеко ушел от ортодоксального ислама. Он много
позаимствовал у других религий, адаптируясь и претендуя на
оригинальность, распространен в основном в странах Азии и Аф­
рики.
Третья мировая религия — буддизм — сложилась на севере
Ю жной Азии в VI-V вв. до н.э. Она отвергла существовавший в
этом регионе кастовый строй и провозгласила для всех людей
равные возможности к «спасению». По этому вероучению жизнь
представляет собой цепь страданий, прекратить которые человек
может только путем подавления своего стремления жить. Длгя
буддизма характерен призыв к непротивлению злу насилием.
Принцип этот пришелся по вкусу господствующим слоям общест­
ва, активно поддержавшим новую религию.
Позже буддизм распался на два сильно различающихся направ­
ления — хинаяна и махаяна. Хинаяна ближе к первоначальному
буддизму и имеет пантеистический характер: легендарный основа­
тель буддизма — Будда (Сиддхартха Гаутама) — почитается лишь
как великий учитель. М ахаяна политеистична. Сиддхартха Гаутама
здесь обожествлен, причем кроме него почитаются сотни других
Будд. От махаяны ответвился ламаизм — течение, где очень боль­
шое значение придается магическим заклинаниям. С VII в н.э.
буддизм стал государственной религий Тибета. Однако формиро­
вание научных основ и обрядовой практики ламаизма больше
связан с именем Цзонхавы. В XVI -X V II веках ламаизм находит
себе сторонников среди ойратских и бурятских племен и распро­
страняется на значительной территории Евразийских степей.
45
Наряду с мировыми религиями, на земном шаре немало таких,
которые получили менее широкое распространение. Среди них
одна из наиболее древних — иудаизм. Он возник во 11 тысячелетии
до н.э., сперва как политеистическая религия евреев, но затем
трансформировался в монотеистическую систему. Иудаизм провоз­
гласил Яхве единым богом, а евреев — богоизбранным народом.
В степной части Центральной Азии в середине II тысячелетия
до н.э. возникла еще одна сохранившаяся до наших дней религия
— зороастризм. Для него характерно представление о противобор­
стве доброго и злого начал, вера в загробную жизнь, а также почи­
тание огня, который, по взглядам зороастрийцев, обладает очи­
щающей силой. В XI в. н.э. от зороастризма ответвился йезидизм,
последователи которого наряду с добрым почитают и злое начало.
На юге и востоке Азии сформировалось несколько значитель­
ных по числу последователей религий, в большинстве своем поли­
теистических.
Возникший в Южной Азии брахманизм освятил своим автори­
тетом сложившийся здесь кастовый строй. Позже он трансформи­
ровался в индуизм. Индуисты имеют обширный пантеон, однако
наибольшим почитанием пользуются бог-хранитель Вишну и бог—
разрушитель и созидатель Шива. Для каждой касты в индуизме
установлен строгий порядок, и в зависимости от выполнения или
невыполнения его человек получает, согласно представлениям
индуистов, посмертное воздаяние.
Кроме брахманизма и индуизма в Южной Азии сложились и
другие религии, в частности джайнизм и сикхизм. Обе эти религии
отвергли кастовый строй. Джайнизм отрицает существование
божеств или мировой души, а признает лишь бессмертные индиви­
дуальные души. Сикхизм провозгласил принцип единобожия,
запретил жертвоприношения и отказался от жречества.
В Китае еще в VI — V вв. до н.э. сложились даосизм и конфу­
цианство. Сначала это были лишь философско-этические учения,
отражавшие интересы разных привилегированных слоев китайско­
го общества, но затем они превратились в религии. Для даосизма
характерна вера в большое число божеств и святых; многочислен­
ное даосское жречество помимо совершения культовых ритуалов
занимается гаданиями, магическими обрядами, торговлей амулета­
ми. В конфуцианстве же наибольшее внимание по-прежнему уде­
ляется этическим мотивам. В этой религии в отличие от большин­
ства других нет жрецов. Конфуцианство требует безоговорочного
подчинения старшему по возрасту или занимающему более высо­
46
кое социальное положение, утверждая, что общественные различия
между людьми предначертаны небом.
Религия японцев — синтоизм — возникла на основе родопле­
менных культов предков и природы. Синтоисты населяют мир
всевозможными божествами и духами. Еще недавно для синтоизма
был характерен культ императора, считавшегося потомком солнеч­
ной богини Аматэрасу. И хотя после второй мировой войны док­
трина божественного происхождения главы японского государства
была отменена, синтоизм по-прежнему служит духовным знаменем
для Японии.
Кроме перечисленных религий, в ряде районов мира существу­
ет еще большое число местных и племенных верований, ограни­
ченных рамками одного небольшого этноса.
Какова же численность приверженцев различных вероиспове­
даний? На этот вопрос ответить нелегко. Во многих странах стати­
стика умышленно преувеличивает количество приверженцев гос­
подствующей в стране религии. Завышенную численность своих
адептов называют и отдельные церкви. В некоторых странах вооб­
ще не ведется учет религиозной принадлежности граждан. Это
касается постсоветских государств, где считалось, что принципа
свободы совести, а также в силу того, что влияние религии среди
населения этих стран незначительно.
Особенно трудно определить численность последователей раз­
личных религий в Восточной Азии, так как здесь широко распро­
странено явление поликонфессиональности (один и тот же человек
посещает храмы различных религий и фактически одновременно
относится к двум, а иногда и трем религиозным группам).
Следует также отметить, что данные о численности привержен­
цев разных вероисповеданий в одних случаях учитывают верую­
щих всех возрастов, в других — лишь так называемых полных
членов, к которым причисляются лица определенного возраста,
прошедшие установленный в данной религиозной организации
обряд.
По приблизительным оценкам, христиан в современном мире
насчитывается свыше 2 млрд (почти 3/5 из них — католики, 1/3 —
протестанты и менее 1/10 — православные), мусульман — более
Імлрд, индуистов — тоже свыше Імлрд, буддистов — около 324
млн, конфуцианцев — около 200 млн, синтоистов — свыше 90 млн,
даосистов — около 30 млн, иудаистов — 15 млн, сикхов — 19 млн,
джайнов — 5 млн.

47
Количество последователей наиболее распространенных
религий В мире (по данным Encyclopedia Britannica)

Х ристианство - 2 млрд. К атолицизм - 968 млн. 1Іротестантизм - 466 млн.


П равославие - 218 млн. Д ругие - 275 млн. И слам - 1 м лрд. И ндуизм - 780 млн.
Буддизм - 324 млн. К итайские народны е религии - 225 млн. Н етрадиционны е
религии - 121 млн. Родоплеменны е религии - 1 1 1 млн. С икхизм - 19 млн. Иудаизм
- 14 млн. Спиритуализм - 10 млн. Бахаизм - 6 млн. Д ж айнизм - 5 млн К онф уциан­
ство - 5 млн. Н еверую щ ие - 641 млн. А теисты - 220 млн.

С татистические данны е о религиях. П о дан н ы м и W orld C hristian Encyclo­


pedia 2nd edition. A com parative survey o f churches and religions in the m odem world.
O xford U niversity Press. 2001.
1. Х ристианами являю тся 2 м иллиарда человек (33 % населения Земли), да­
лее в скобках будет указы ваться % от чи сленности всего человечества. К атоли­
цизм -1,057 млрд. человек (17,5 %). П ротестантизм - 342 млн. чел. (5,6% ). П раво­
славие - 215 млн. чел. (3,6 %). А нгликанство - 80 млн. чел. (1,3% ). Н езависимые
церкви - 385,7 млн. чел. (6,4% ). М аргинальны е церкви - 26 млн. чел. (0,4% ).
2. Ислам - исповедаю т 1,188 млрд. человек (19,6 %). С уннизм - 1 млрд. (16,6
%). Х анафиты - 531,4 млн. (8,8 %). Ш аф ииты - 2 3 9 ,9 млн. (4,0 %). М аликиты -
221,9 млн. (3,7 %). Х анбалиты - 2,3 млн. (0,0 %). С ектантский суннизм - В аххаби­
ты - 7 млн. (0,1 %).
Суфизм - 237,4 млн, (3,9 %). Ш иизм - 170,1 млн.(2,8% ). И слам ские схизма­
тики -15 млн. (0,2 %). А хмадие - 7,95 млн. (0,1 %). Ч ёрны е м усульм ане - 1,65 млн.
(0,0 Го). Х аридж иты - 1,6 млн. (0,0 % ). Д рузы - 834 ты с. (0,0 %). Д ругие мусуль­
манские секты - 2,65 млн. (0,0 %).
3. И н д уи зм - 811,3 млн. (13,4 %). В иш нуизм - 549,6 млн. (9.1 % ). Ш иваизм -
216,2 млн. (3,6 %). Ш акхизм - 25,7 млн. (0,4 %). Р еф орм ированны й индуизм - 4,5
млн. (0,1 %). Н ео-индуизм (м аргинальны й и ндуизм ) - 17,4 млн. (0,3 %).
4. Б удд изм - 360 млн. (5,9 %). М ахаяна - 202,2 млн. (3,3 %). Т х еравада - 136,3
млн. (2,3 %). Л ам аисты - 21,5 млн. (0,4% ).
5. Э тнические религии - 228,4 млн. (3,8 %). А ни м и сты - 216,2 млн. (3,6 %).
Ш аманисты - 12,3 млн. (0,2 %).
6. И удаизм - 14,4 млн. (0,2 %). А ш кенази -11 млн. (0,2 %). В осточны е евреи -
2,4 млн. (0,0 %). С ефарды - 925 тыс. (0,0 %). Н аправления в иудаизм е: К онсерва­
тивный — 4.500.000; Реф ормистский - 3.750.000; О ртодоксальны й - 2 . 0 0 0 .0 0 0 ;
Реконструк-тивистский - 150.000. П риверж енцы других направлений и светские
евреи - 4.500.000.

Хозяйственно-культурная классификация народов мира


Социально-экономическое развитие народов мира в позднем
палеолите, неолите, бронзовом и железном веках, освоение все
новых территорий, взаимодействие с природной средой и друг с
другом сопровождалось растущей хозяйственно-культурной диф­
ференциацией. В результате складывались различные хозяйствен­
но-культурные типы (ХКТ) — комплексы, отличавшиеся взаимо­
связанными особенностями хозяйства и культуры. Одни и те же
48
типы формировались у народов, находящихся на близких уровнях
общественного развития и обитающих в сходных природных усло­
виях, даже если, народы эти и были удалены друг от друга.
Все ХКТ, сложившиеся до эпохи промышленно революции ус­
ловно, могут быть разделены на три основные группы. Каждая
следующая отличается от предыдущей более высокой производи­
тельностью труда, а вместе с тем и нарастающей величиной приба­
вочного продукта. К первой группе относятся типы с преобладаю­
щей экономической ролью собирательства, охоты и рыболовства;
ко второй — мотыжного (ручного) земледелия и скотоводства; к
третьей — плужного (пашенного) земледелия с использованием
тягловой силы домашних животных.
Охотники, собиратели, рыболовы
В ХКТ первой группы единственным источником существова­
ния люден служили дикорастущие растения и дикие наземные и
водные животные, т.е. готовые «дары природы». Их надо, конечно,
добыть и соответствующим образом обработать, но не надо произ­
водить — искусственно выращивать или выкармливать. Учитывая
эти обстоятельства, охоту, собирательство и рыболовство называ­
ют иногда «присваивающими» видами хозяйства. Однако это не
вполне точно, так как трудовая деятельность людей здесь не огра­
ничивается пассивным «присвоением», но включает много слож­
ных операций, связанных как с организацией соответствующих
видов хозяйства, так и с переработкой «даров природы», требую­
щей разнообразных технических навыков, активной человеческой
деятельности.
Древнейшим в этой группе был тип собирателей и охотников
лесов жаркого пояса, который до неолитической революции гос­
подствовал повсеместно во влажных тропиках и субтропиках,
позднее же постепенно исчезал. До недавнего времени он сохра­
нялся у некоторых малых народов Южной и Юго-Восточной Азии,
у пигмеев бассейна Конго в Африке, у отдельных индейских пле­
мен Южной Америки. Основным орудием охоты у большинства
перечисленных племен служили лук и стрелы (часто отравленные),
местами (на юго-востоке Азии и в Южной Америке) духовое ружье
(сумпитан или сарбакан). Они вели бродячий образ жизни Из до­
машних животных держали только собаку, иногда помогавшую при
охоте. При сборе съедобных клубней, корней, семян плодов и т.п.
женщины употребляли обычно палки-копалки и плетеные корзины.
Своеобразен ХКТ береговых собирателей и рыболовов. Он во
многом близок к описанному, но отличался от нею полуоседлым
или оседлым образом жизни. Этот тип до начала XX в. сохранялся
49
у некоторых народов, населяющих острова Ю го-Восточной Азии, а
также у андаманцев; для последних характерна рыбная ловля при
помощи стрел и лука оригинальной S-образной формы.
По уровню развития производительных сил с описанными вы­
ше ХКТ жаркого пояса сходен тип охотников и собирателей степей
и полупустынь, к которому в докапиталистическую эпоху принад­
лежало большинство австралийцев-аборигенов, бушменов Южной
Африки, ботокудов и близких к ним индейских племен Бразиль­
ского плоскогорья в Южной Америке. До европейской колониза­
ции он был распространен в степях и полу-пустынях всех частей
света, в частности в Северной Африке, Ю го-Западной, Средней и
Центральной Азии. Различные группы степных охотников кочева­
ли также в пампе Патагонии (племена охотников на гуанако) и в
прериях Северной Америки. Все они отличались большой подвиж­
ностью, применяли разные приемы в коллективной загонной охоте,
широко использовали метательное оружие (пращи древних племен
Средиземноморья и некоторых других регионов, дротики и буме­
ранги австралийцев, отравленные стрелы бушменов, лассо в Евро­
пе и Азии и бола патагонцев). Степные охотники сооружали вре­
менные жилища с остовом из гибких ветвей, носили плащеобраз­
ную одежду и обувь из шкур. После того как европейцы в XVI в.
завезли в Америку лошадей, индейцы прерий и патагонцы быстро
стали прекрасными наездниками и из пеших охотников преврати­
лись в конных.
Известен ХКТ береговых собирателей и рыболовов умеренного
пояса. До недавнего времени тип этот пережиточно сохранялся у
айнов и частично у японцев в Восточной Азии, у огнеземельцев на
крайнем юге Америки. Для него характерны приемы рыбной ловли
с помощью острог и гарпунов (иногда с поворотными крючками),
сетей и других снастей, сбор съедобных моллюсков, ракообразных,
иглокожих и водорослей, использование долбленых или шитых из
коры лодок. Собиратели и рыболовы этого ХКТ вели оседлый или
полуоседлый образ жизни, строили более или менее постоянное
жилище с жердяным каркасом, носили одежду в виде плащей или
халатов из животных и растительных материалов, в их пищевом
рационе преобладали рыбные блюда.
Описанный ХКТ в северном полушарии связан рядом перехо­
дов с типом рыболовов бассейнов больших рек и морских берегов
оолее холодных районов. Этот тип возник еще в неолите и позднее
стал преобладающим у многих народов Сибири в бассейнах Оби
(ханты, манси) и Амура (нивхи, нанайцы, негидальцы, ульчи), У
льменов амчатки, а также у м н оги х индейцев ти х о о кеан ско го
50
побережья Северной Америки. У этих народов на основе накопле­
ния прибавочного продукта часто развивалось патриархальное
рабство и даже возникали условия для развития классового обще­
ства. Для всех них был характерен оседлый образ жизни. Они
строили постоянное жилище в виде каркасно-столбового деревян­
ного дома или глубокой землянки часто с двумя выходами —
верхним и боковым. Основной пищей им служила рыба (главным
образом различные виды лососевых), которая заготовлялась впрок
в вяленом виде (юкола); в Сибири с этим типом связано, по-
видимому, развитие упряжного собаководства. Для изготовления
одежды широко использовалась рыбья кожа.
В таежной полосе северного полушария сложился еще один
ХКТ — охотников и рыболовов лесов умеренного пояса, характер­
ные особенности которого до недавнего времени сохранялись в
Сибири у юкагиров, у отдельных групп кетов, манси и хантов, не
имевших оленей, отчасти также у удэгейцев и орочей Приморья. В
Северной Америке до европейской колонизации тот же тип был
представлен многими алгонкинскими и атапасскими индейскими
племенами севера США и Канады. Образ жизни таежных охотни­
ков и рыболовов большей частью был кочевым или полукочевым, а
хозяйство комплексным: охота на лесных животных сочеталась с
рыбной ловлей; зимой часто применялся подледный лов. Жилища­
ми служили преимущественно конические шалаши с жердяным
остовом (чумы); их крыли летом берестой или корой других де­
ревьев, а зимой шкурами. Местами использовались также зимние
землянки и полуземлянки. Для передвижения по снегу служили
лыжи и ручная нарта (тянуть которую иногда помогали собаки), а
по воде — лодки-берестянки и однодеревки. Охотники и рыболовы
носили легкую одежду из выделанных шкур и обувь типа мокасин.
В Америке этот ХКТ в ХІХ-ХХ вв. за исключением отдельных
резерваций, был почти полностью разрушен. У народов Сибири,
вынужденных, вступить на социалистический путь, некоторые
рациональные навыки рассматриваемого типа сохранились на иной
социально-экономической и технической основе.
В целом наступление «цивилизации» для указанных представи­
телей древней культуры было беспощадным и жестоким.
Еще севернее, в суровых условиях Субарктики, в недалеком
прошлом был распространен ХКТ охотников лесотундры и тундры,
наиболее ярко выраженный у материковых эскимосов, промыш­
лявших диких северных оленей (карибу), мускусных быков, пес­
цов, леммингов и различных птиц. Материальная культура тундро­
вых охотников была близка к культуре охотников тайги (ступа-
51
тельные лыжи, нарты с собачьей упряжкой, конические шалаши —
ч\мы и др.). Только легкая распашная одежда заменялась обычно
более теплой глухой меховой. В Евразии, где народы тундры пе­
решли к оленеводству, рассматриваемый тип сохранялся до XVIII-
XIX вв. у некоторых групп юкагиров , долган, нганасан и саамов
(лопарей).
В процессе продвижения на север береговых рыболовов и та­
ежных охотников в специфических условиях арктических примор­
ских районов, богатых морскими животными — моржами, тюле­
нями, китами и др., выработался своеобразный тип арктических
охотников-зверобоев, представленный в Сибири главным образом
ереговыми чукчами и коряками, а в Северной Америке — эскимо­
сами и алеутами.
Обилие основных объектов охоты и рыбной ловли давало воз­
можность этим народам вести оседлый образ жизни. В связи с этим
сложился и характерный тип жилища —■землянка или у эскимосов
снежный дом «иглу», отопляемый и освещаемый каменной жиро-
вои лампой. У арктических охотников были распространены лодки
на каркасе, обтянутом кожей морских животных (каяк, байдара), а
как основной вид сухопутного транспорта — собачья упряжка; они
носили глухую (нераспашную, одеваемую через голову) меховую
одежду, а также меховые мужские и женские штаны и обувь. В
наше время традиционный уклад жизни удалось сохранить нем но-
им племенам-группам эскимосов (Дания), тленкиты, хайда (Кана­
да) и т.д.

Мотыжные земледельцы и скотоводы


втопойВГ ИКНОВеТ В пР°цессе неолитической революции ХКТ
° Р ° И гРУппы уже было сказано выше.
ХКТ й о , Г ‘Г а .моть,жно' землеДсльческих и животноводческих
тельность . Г Г НВа’ ТтМ У- охотников и собирателей, производи-
ным и cm ня,-г ВЬІШе' Прибавочный продукт становится регуляр-
запасают пячттиВ° ЗМ° ЖНОСТЬ некотоРого накопления. Земледельцы
вотноволов гпярЧИЫе растительнь1е продукты и материалы; у жи-
на подножном Г МИ <Гг.апасами>> СЛУЖИТ живой скот, н аходящ ийся
значительного РМ^ ’ аким о б р а з о м создаются в о з м о ж н о с т и ДЛЯ
р а Г е Г а с с о в м х Г УЩеСТВе-НН0Г° н еРа в ^ с т в а и возн и кн овен и я

(|)еода;тьНьгх. Р^месло^£на[Юдов^та?ГхкТ>у^ОВЛаДеЛЬЧеСКИХ И * 2
сельского хозяйства и достигнуть довольно высокого уровн Г р^ви-

52
Из этой группы для влажных тропиков и отчасти субтропиков
еще недавно был характерен тип мотыжных ручных земледельцев
жаркого пояса, развивавшийся на основе различных охотничье-
собирательских и особенно живших ловлей рыбы групп. К эгому
типу относились некоторые небольшие народы Индостана, Иидо-*
китая, южного Китая, Индонезии и Филиппин, не знакомые с
пашенным земледелием, а также папуасы и меланезийцы, микроне­
зийцы и полинезийцы, многочисленные племена Тропической
Африки, бассейнов Амазонки и Ориноко в Америке. Основные его
черты — ручное земледелие с культивированием главным образом
клубнеплодов (яме, таро, батат, картофель, маниока и др.), местами
богарного (суходольного) риса, а также банана, сахарного тростни­
ка, хлебного дерева, различных видов пальм, в частности кокосо­
вой и саговой. В качестве основного орудия обработки почвы
применяется «сажальный кол», реже настоящая мотыга с каменным
или железным лезвием. Очень велика роль женского труда в сель­
ском хозяйстве. Из домашних животных, кроме собаки, некоторые
народы Азии, Африки и Океании держат свиней и домашнюю
птицу. Характерны каркасно-столбовые постоянные жилища (часто
на сваях), преимущественно прямоугольные, реже круглые в плане.
Одежда поясная— из растительных волокон. Развито гончарство,
но без гончарного круга; материю делают из луба («тапа»), широко
используют бамбук; высоко развито искусство плетения. Расти­
тельная пища преобладает над животной, рыбные блюда над мяс­
ными.
В условиях умеренного и даже прохладного континентального
климата, например у оседлых тибетцев и близких к ним по языку
народов Центральной Азии, сложился ХКТ мотыжных земледель­
цев горной зоны. Для этого типа характерны холодоустойчивые
сельскохозяйственные культуры — ячмень, овес, некоторые сорта
пшеницы, гречихи, конопля, сурепка и др.; важную роль играет
пастушеское животноводство (овцы, козы, местами ослы и лошади,
в Тибете — яки и их помеси с коровами — сарлыки, или цзо); все
эти животные используются как транспортное средство (под вьюк).
Горные мотыжные земледельцы строят постоянные жилища —
глинобитные, сырцово-кирпичные, срубные, каменные или комби­
нированные с внутренним очагом. Нередко эти постройки имеют
два и более этажа и представляют собой типы домов-крепостей.
В пищевом рационе здесь обычно сочетание растительной и мясо­
молочной пищи. Представители этого ХКТ носят одежду из шерсти
и меха, в частности суконные халаты, шубы, мужские и женские
штаны, а также кожаную (часто сыромятную) обувь.
53
За пределами Центральной Азии ХКТ горных мотыжных зем­
ледельцев изучен мало, так как он почти повсеместно перекрыт
типами, связанными с применением пахотных орудий и тягловой
£илы домашних животных. Несомненно, однако, что распростра­
нения пашенного земледелия различные варианты рассматривае­
мого типа были характерны для народов, живущих в Гималаях,
Гиндукуше, на Памире, Кавказе, в Карпатах, Альпах, Пиренеях, на
Андийском нагорье Южной Америки. В последнем районе в каче­
стве вьючного животного использовалась лама.
В умеренной климатической зоне северного, а частично и юж­
ного полушария получил широкое распространение ХКТ мотыж­
ных земледельцев степей и сухих предгорий. К нему относились
многие древние народы Афроевразии, оставившие памятники
культуры с крашеной керамикой в Средиземноморье, на юго-
востоке Европы (например, трипольская культура на Украине и в
Молдавии), в бассейне Инда, в Средней и Центральной Азии, на
севере современного Китая. В Новом Свете тот же тип был пред­
ставлен индейцами пуэбло и разными народами области древних
высоких культур Центральной и Южной Америки, создавших
задолго до появления европейцев раннеклассовые государства
(майя, ацтеки, чибча, инки и др.).
У всех перечисленных народов было развито мотыжное земле­
делие с преобладанием зерновых, в первую очередь пшеницы и
разных видов проса (в Америке — кукурузы), а также различных
бахчевых, в особенности тыквы; имелся крупный и мелкий рогатый
скот (в Южной Америке разводили лам и альпак). Эти народы вели
оседлый образ жизни, строили прямоугольные жилища с земляным
полом, часто с плоской крышей и стенами из глины, самана, сыр­
цового кирпича или плетные с обмазкой глиной. У них распростра­
нено было изготовление керамической посуды, часто с богатой
полихромной росписью, а также ткачество; одежду они шили
преимущественно из шерстяных или хлопчатобумажных тканей; в
их меню преобладала растительная пища.
Вероятно, уже в неолите и бронзовом веке (IV-II тысячелетия
до н.э.) в наиболее засушливых местах, где был распространен
рассматриваемый тип, возникло искусственное орошение. В Аме­
рике тип мотыжных земледельцев степей и сухих предгорий со­
хранился до начала европейской колонизации, а в Афроевразии на
его основе уже с Ш-ІІ тысячелетий до н.э. стали развиваться раз­
личные виды пашенного земледелия.
54
Ко второй группе относится также ХКТ мотыжных земледель­
цев лесной зоны умеренного пояса. Основу этого типа составляло
подсечно-огневое земледелие. В Северной Америке оно было
распространено среди многих ирокезских, части атапасских, алгон­
кинских и других индейских племен до прихода европейских коло­
нистов. В Евразии подсечно-огневое земледелие значительно
раньше стало заменяться проникавшим с юга плужным. Главными
сельскохозяйственными культурами при ручной обработке земли в
Евразии были первоначально ячмень, овес и рожь, лен и конопля, а
также различные овощи, в особенности репа и капуста. В Америке
подобную роль играли кукуруза (маис), бобы, тыква и хлопок.
Важное, но все же подсобное значение у евразийских лесных зем­
ледельцев имели животноводство (главным образом крупный
рогатый скот и свиньи), рыболовство и охота, бортничество, позд­
нее и пчеловодство. Для лесных земледельцев характерны оседлый
образ жизни, деревянное (каркасно-столбовое или срубное) жили­
ще, иногда полуземляночное, обычно с высокой крышей и откры­
тым очагом, камином или (позднее) духовой печью; развитое
гончарство, различные виды обработки дерева, ткачество. Одежда
(у евразийских народов) изготовлялась преимущественно из льня­
ных или пеньковых, а отчасти шерстяных тканей (туникообразные
рубахи, несшитые или сшитые юбки, мужские штаны с узким
шагом и др.); обувь носили деревянную или плетенную из лыка
(лапти), реже кожаную. В пище преобладали растительные блюда в
сочетании с рыбными и в меньшей степени с мясными и молочны­
ми; из напитков наиболее типичны мед, брага и ячменное пиво.
Переходом от земледельческих к животноводческим типам
второй группы послужил сложившийся в степях и лесостепях
Евразии в I1I-II тысячелетиях до н.э. ХКТ пастушеских скотоводов
и земледельцев. В их экономике разведение домашних животных
(крупный и мелкий рогатый скот, лошади) сочеталось с мотыжным
земледелием. В степях и лесостепях Евразии этот тип был распро­
странен, в частности, среди предков индоевропейцев. Древними
представителями указанного ХКТ были ботайцы, занимавшиеся в
основном коневодством в степях Евразии.
В настоящее время отдельные и сильно трансформированные
черты рассматриваемого типа наблюдаются у народов, хозяйство
которых носит комплексный скотоводческо-земледельческий
характер (некоторые группы югославов, болгар, румын, венгров,
народов Северного Кавказа, казахи, башкиры и др.). В приполяр­
ных районах Евразии, где земледелие почти невозможно, и в наши
дни встречаются народы, у которых пастушеское скотоводство
55
играет ведущую роль в экономике, сочетаясь с рыболовством и
охотой (исландцы, фарерцы, северные шотландцы и норвежцы).
С великим событием в истории земной цивилизации — разде­
лением труда между земледельцами и скотоводами — связано
возникновение еще в I тысячелетии до н.э. в засушливых областях
Афроевразии ХКТ скотоводов-кочевников степей и полупустынь.
К ним в древности принадлежали в Европе многие ираноязычные
группы скифов и сарматов, а в Азии — этнически близкие к ним
саки и массагеты, позднее — также многочисленные тюркские и
монгольские племена, начиная с гуннов, достигших в IV в. н.э.
бассейна Дуная. В этом ХКТ, как правило, кочевой образ жизни
вела только часть населения, тогда как другая занималась земледе­
лием; чисто кочевые народы представляют собой скорее исключе­
ние, чем правило.
Кочевыми скотоводами в недалеком прошлом были монголы,
киргизы, казахи, часть туркмен и каракалпаков, а также группы
арабских народов. Многие особенности того же типа недавно еще
наблюдались у некоторых народов Восточной и Южной Африки —
зулусов, туарегов, бедуинов и др. Кочевой образ жизни наложил
глубокий отпечаток на все их культурно-бытовые особенности: из
домашних животных главную роль играют лошади (кроме Южной
Африки), крупный и мелкий рогатый скот, в особенности овцы, а в
пустынных областях также верблюды.
Основу питания у кочевников составляла мясная и молочная
пища, в связи с чем вырабатывались различные способы приготов­
ления молочных продуктов: сыра и квашеного молока, а также
напитков типа кумыса, араки (молочной водки) и т.п. Жилищами
служили различные переносные палатки, шатры или юрты, боль­
шей частью с войлочным покрытием. Утварь, в частности посуда,
также изготовлялась преимущественно из кожи. Гончарство, как
правило, отсутствовало. Одежда была шерстяной, кожаной, мехо-
вои- аРактерный ее элемент составляли мужские и женские шта­
ны с широким шагом, удобные при верховой езде, распашные
куртки и халаты; головные уборы и обувь народы этого ХКТ носи-
ғ.іп£КОЖаН^К)’ валянУю’ реже меховую. В этнографической науке
*1е сложил°сь четкое представление о ХКТ кочевниках степи и
скячятГГЬ1НЬ Ряде слУчаев кочевые группы были очень тесно
неоепкп и ОСедао' земледельческими оазисами и городами, и
нередко в роли доминирующей группы.
один XKT°rK
tOM ™aT° СевеРного и Западного Тибета сложился еше
таю ІИЙ K V ^ P° “ ГРУП"Ы~ ™П “ ■“ •‘Огорны* скотоводов, соче­
тающий к>льтурные черты земледельцев той же области с особен­
56
ностями степных кочевников. Кочевой образ жизни комбинируется
здесь с оседлым. Разводят главным образом яков, густая и длинная
шерсть которых идет для изготовления кошм, войлоков и шерстя­
ных тканей, а кожа — для изготовления обуви и различных быто­
вых вещей, навоз используется как топливо. Применяются яки и
как вьючные животные и нередко овцы. Основное жилище высоко­
горных скотоводов — прямоугольный шатер на жердяном каркасе,
крытый шкурами животных, кошмами, полотнищами шерстяной
ткани, в последнее время также брезентом (особенно летом). По
другим особенностям материальной культуры кочевые тибетцы
очень близки к оседлым.
Распространение оленеводства у народов Северной Азии (как
полагают, под влиянием коневодства) привело к разви тию на осно­
ве древнего типа таежных охотников нового ХКТ второй группы
— таежных охотников-оленеводов. В условиях тайги оленеводство
получило главным образом вьючно-верховое направление. Этот
новый вид транспорта сделал таежного охотника еще более под­
вижным, позволил ему значительно расширять районы промысла.
Основные особенности материальной культуры с распространени­
ем оленеводства оставались прежними: тот же чум, лодка-
берестянка, распашной тип одежды и т. д. Самыми характерными
представителями этого типа до недавнего времени были эвенки,
расселившиеся на огромном пространстве от Енисея до Охотского
моря; сюда же относились эвены (ламуты) и некоторые другие
малые народы таежной полосы Сибири.
В тундре выработался еще один ХКТ второй группы — тип
тундровых оленеводов, у которых олень служил не только транс­
портным животным, но и вообще основным источником существо­
вания: мясо его было главной пищей, шкура шла и для изготовле­
ния одежды, и для покрытия жилища, и для разных домашних
поделок. Богатые ягелем пространства тундры позволяли значи­
тельно увеличить численность оленьих стад. Транспортное олене­
водство в тундре — нартово-упряжное. Одежда — глухого покроя.
При езде на оленьей нарте в тундре она необходима; при верховой
езде на олене в тайге, напротив, неудобна.
Рассматриваемый ХКТ имел две основные географические об­
ласти распространения: на крайнем северо-востоке Сибири у олен-
ных (кочевых) чукчей и коряков и на северо-западе у ненцев и
соседних с ними народов (нганасанов, селькупов, северных хантов
и манси). В своеобразной форме оленеводство сохранялось у неко­
торых групп саамов; вместо нарт они использовали так называе­
мую кережу — однополозные сани с кузовом в форме лодки.
ашенные земледельцы. Пашенное земледелие представляет
со ои своего рода синтез мотыжного земледелия и животноводства
качественный сдвиг в экономическом и техническом прогрессе
человечества. Без рабочего скота широкое применение пахотных
рудии невозможно. Производительность труда при переходе к
плужному земледелию сильно возрастает; растут и возможности
отлрПЛеНИЯ’ 3 вместе с тем и эксплуатации. Ремесло, как правило,
MaHvrhf™ °Т сельского хозяйства; постепенно развивается сначала
Г * Г РНаЯ’ а затем и фабрично-заводская промышленность,
вых ftfiiJK° H! MH4eCKOii базой подавляющего большинства классо-
служипп «ТВ ЗИИ’ ^ФРИКИ и Европы вплоть до эпохи капитализма
служило плужное земледелие.
толькоАЛ Г е .РаспРостРанеиие ХКТ третьей группы началось
нии они ропеискои колонизации в XVI в.; в Австралии и Океа-
Т е в н е Т f ЛИСЬ еЩе ПЮДНее ~ в XVIII-XIX столетиях,
дельцев за™ ™ ™ ~°M третьей гРУПпы был ХКТ пашенных земле-
составе селы'*ЛИВ° И~ЗОНЫ' '^ЛЯ него хаРактерно преобладание в
(пшеница, просо^соогГ^Г’’^ КулЬтур засухоустойчивых злаков
позднее дыни и’ an6v4^,\ ИДр )’ бобовых' бахчевых (тыквы,
винограда. разных овощей, плодовых деревьев и

но, в Юf’o-Запааной3Д3ТИПа’ возникшего первоначально, вероят-


(в частности, арычная г*™’ выс°кого развития достигла ирригация
ского хозяйства исте^ а)> выработались такие орудия сель-
дошвой и отвалом всев Н°3у е Р ^ 0 и разные типы плугов с по-
и серпов, молотил^нГп3” ™ 6 Ф°РМЫ борон>жатвенных ножей
этого типа играло noacofW ^ И катков- Животноводство у народов
ли крупный и мелкий noSSVH° значителы'Ую Роль- ° ни разводи-
транспортных и боевых гюл ~ скот, свиней, а также лошадей для
ным образом быки часто тягло же использовались глав­
коровы, ослы и помеси or ллп°ЛОЩеНЬ1е (воль0- в меньшей степени
* Из повозок распростян ИЛ°,ШаДеЙ ("У*” - ™шаки).
большими колесами. Ж илитГ' И двуколки’ особенно арбы с
кам’ служили глинобитные ,М’ КаК И могыжным предшественни-
постройки, однако сырцовый ^!рцово' киРпичные, реже каменные
теснен обожженным. Преобляпя РПИЧ почти повсеместно был вы-
оду были острые приправы Нг.Э растительная пища; в большом
Йч^ угИЛИ ХлопчатобУмажную СИЛИ они главным образом льня-
И ^овлялаеь она а ^редко и шерстяную одежду.
обертываем МабедРенных повязок Нпл° Преобладанием несшитых
емых вокруг всего теля ’ чевых накидок, туник или
а манер индийских сари. В
58
большом употреблении были широкополые соломенные шляпы и
плетеные сандалии.
С глубокой древности до наших дней ХКТ пашенных земле­
дельцев засушливого пояса был преобладающим в разных местных
вариантах у народов почти всего Средиземноморья (включая Юж­
ную Европу и Северную Африку), Юго-Западной и Средней Азии,
северной Индии, северного Китая и Кореи. В эпоху европейской
колонизации (XVI-XVIII вв.) некоторые хозяйственные и культур­
ные особенности этого типа стали обычными как у коренного, так
и у пришлого населения юга Сибири, засушливых районов Амери­
ки и отчасти Австралии.
К народам влажных субтропиков и тропиков пахотные орудия
проникли с севера сравнительно поздно. До начала европейской
колонизации в XVI в. ареал этих орудий в пределах указанной
климатической зоны ограничивался экономически наиболее разви­
тыми и густонаселенными, преимущественно долинными областя­
ми Южной и Юго-Восточной Азии (центральный и южный Индо­
стан, Шри Ланка, Индокитай, юг Китая и Японии, Западная Индо­
незия, приморские районы Филиппин). Понятно поэтому, что
развившийся здесь ХКТ пашенных земледельцев влажных тропи­
ков и субтропиков унаследовал многие характерные черты предше­
ствовавшего ему типа ручных земледельцев. Однако в связи с
переходом к пашенной обработке земли у народов Южной и Юго-
Восточной Азии сложились и новые особенности хозяйства и
культуры: интенсивное заливное рисоводство, искусственное
орошение (главным образом для рационального распределения
воды), использование буйволов в качестве основной тягловой силы
при сельскохозяйственных работах. Наряду с рисом широкое рас­
пространение получили тепло- и влаголюбивые овощи и фрукты
(бананы, манго, цитрусовые и др.), а также чай, который впервые
стал выращиваться именно на юго-востоке Азии.
Позднее слабое внедрение пахотных орудий на юге Китая, в
Японии (в меньшей степени в Индокитае и Индонезии) компенси­
руется применением удобрений (в частности, человеческих фека­
лий), высоким уровнем развития ирригации и созданием грядковой
системы земледелия, при которой сельскохозяйственные культуры
(главным образом разные овощи, бобовые, клубнеплоды) выращи­
ваются на узких возвышенных полосах земли, тщательно разрых­
ляемой и унавоживаемой.
К третьей группе ХКТ принадлежит также тип пашенных зем­
ледельцев лесостепей и лесов умеренного пояса. Тип этот развился
в Европе и, возможно, самостоятельно в южной Сибири и на Даль­
59
нем Востоке с проникновением сюда с юга и запада пахотных
орудий, которое началось еще во ІІ-І тысячелетиях до н.э. и про­
должалось вплоть до ХІХ-ХХ столетий. В лесную и лесостепную
зоны Северной Америки тот же тип принесли с собой европейские
переселенцы XVI-XVIII вв.
Из пахотных орудий для лесостепных и лесных земледельцев
умеренного пояса наряду с ралом и разными формами плуга была
характерна двузубая (реже трехзубая или многозубая) соха.
Большинство типичных признаков материальной культуры ле­
состепных и лесных пашенных земледельцев представляет собой
дальнейшее развитие особенностей, сложившихся у ручных земле­
дельцев той же зоны. С этим типом связаны разнообразные лесные
промыслы (смолокурение, углежжение, бортничество), пчеловод­
ство. плетение из бересты и лыка, рогожное дело, льняное и пень­
ковое прядение и ткачество (часто узорное); каркасно-столбовое
(или срубное) жилище с внутренним отоплением; деревянное
народное зодчество, памятники которого местами (например, в
арпатах или на Русском Севере) сохранились до наших дней. В
одежде народов, принадлежащих к этому ХКТ, интересны разно-
о разные комплексы мужского и женского костюмов, имеющие
определенную этническую локализацию (например, сарафан и
кокошник у северных русских, понева и кичка у южных, плахта и
намитка у украинцев.

Материальная культура народов мира


жаюіпмуИг,я НОЖеСТВа элементов культуры, с одной стороны, отра-
э т Г : Г ЗЛИЧИЯ СТРЗН И народов’ с ДРУГОЙ — несущих многие
такие , _ ЧертЫ’ негрудно выделить главные: прежде всего это
те, одежда культ>РЬ|- как орудия труда, жили-
бах ппоизкплptr днако орудия труда по мере сдвигов в спосо-
былых ХКТ их Дизменяются особенно быстро; традиционные для
ет“ ща^ o ВСЮДУ * * * " В ПР°ШЛОе‘ ЧТО КаСа'
жают этническую специЛикТ’ Т° ° НИ В наибольшей степени отра-
имеют первостеденное^начение.И П° СУЩеСТВУ °РУДИ* ^

древних и**всеізб^их^д^^ело1461111^ ЖИЛЬЯ ~ ° ДИН И3 СаМЫХ


выми жилищами человеку ТРудовых процессов. Пер-
навесы, к которым ПРИСУ 1 ? ЛИ Пещеры или пР°сто скальные
середины XX в. этногоаЛ каменные стенки. Вплоть до
сенных горах Юго-Востоии!!"6^ удавалось обнаруживать в зале-
и и и в некоторых других районах
Земли немногочисленные племена, продолжавшие жить в пещерах.
Искусственные же пещерные жилища и по сей день используются
кое-где земледельческим сельским населением. В Турции их про­
бивают в мягких туфовых скалах, в Китае — в обрывах лёссовых
плато.
В районах, где природные условия иные, столь же древнюю ис­
торию, как пещерное жилище, имеют шалаши, ветровые заслоны, а
в лесных районах — настилы в развилках деревьев. Для некоторых
наиболее отсталых племен в Австралии, Центральной и Южной
Африке, а кое-где и в других местах такие примитивные сооруже­
ния служат жилищем и по сей день.
От этих простейших прототипов долгая эволюция привела к
созданию великого многообразия форм народного традиционного
жилища, в высшей степени целесообразно приспособленного к
нуждам хозяйства и условиям среды. Лишь с распространением
сперва в городах, а затем и на селе индустриальных методов строи­
тельства начался отход от этих сложившихся на протяжении веков
традиционных народно-архитектурных форм.
В настоящее время только в сельской местности сохранились
резко различающиеся типы жилья. В городах же индустриальное
зодчество, хотя и приспосабливается к климату и стремится кое-где
сохранить этнический стиль архитектуры, в целом стирает местные
особенности в этом элементе культуры между различными истори-
ко-культурными областями.
У народов Европы при всем разнообразии традиционного кре­
стьянского жилища, бытующего до наших дней, можно выделить
два основных его типа. Это каркасно-столбовые постройки с косы­
ми балками-консолями, пространство между которыми заполняется
не несущим вертикальной нагрузки материалом, — так называемые
фахверк. Они распространены от Англии, Франции и Скандинавии
до Австрии и Балкан. Второй тип — срубный дом из горизонталь­
ных бревенчатых венцов, характерный для большинства народов
Восточной Европы (поляков, белорусов, русских, финских и тюрк­
ских народов Поволжья и Приуралья), но известный также в Аль­
пах и Пиренеях.
В то же время имеется множество вариантов этих двух типов у
отдельных этнографических групп (например, русская изба архан­
гельских поморов имеет совсем иные размеры, пропорции, плани­
ровку, нежели изба крестьян Курской или Саратовской областей).
Понятно, что во многих странах и по сей день сохраняются ог­
ромные различия в размерах, планировке, качестве материала
61
между домом зажиточного и домом бедного крестьянина. Иногда
жилища различных социальных слоев даже принадлежат к разным
типам (кирпичный дом и землянка), но чаще они представляют
собой качественно различные варианты одного и того же типа.
Для оседлого сельского населения почти всей Северной Афри­
ки, отдельных засушливых и безлесных районов Южной Европы,
ольшей части Юго-Западной, Средней и Центральной Азии
вплоть до северной Индии характерно (в самых различных конст­
рукциях и планировочных вариантах) глинобитное, а иногда ка­
менное или каркасно-столбовое, но обмазанное глиной (нередко
о еленное) жилище, с плоской или купольной крышей.
десь древесина при ее нехватке и дороговизне используется
очень экономно, прежде всего для перекрытий потолка, для дверей,
_ РНЫХ И ок° нных Рам, иногда также для внутренних и угловых
_ Г Ү Т°Л 08 ^ тены в во д ятся или из камня (там, где он в
го (тI ’ Чаще же из киРпича, обычно из сырцового или саманно-
многму ^ ^римесью рубленой соломы), а у зажиточных хозяев во
многих районах и из обожженного.
глиНЯ° " ? бГ еС шиРоко Распространена глинобитная техника:
пепеноситгчг овь,вается межДУ дощатой опалубкой, которая потом
П о^ С°°РуЖения следующего участка стены,
тя бы сохпяио ВСеХ народов’ веДУЩих кочевой образ жизни или хо-
nePe»BCZ r ~ e^ r Г ™ " 0™ ~ — ™ "™ “
ДОВ ЭТО пг> п п « , тюркоязычных и монголоязычных наро-
бедуинов, бербер4Ще^рдоваРнаСНО' ВОЙЛОЧНаЯ Юрта’ 3 У
Юго-Западной Азии’и у табетнеГОТОРЫХ ДРУ™Х кочевЫХ груПП
но-овальный щатеп ,,a uu " ~ пРямоугольный или удлинен­
ной черной тканью. У н е к о т о ^ Г ^ ’ ° бычно покРытый шерстя-
мер у TvaDeroR г Других кочевых народов, напри-
5 ь п у т еик бс“><* архаичные палатки с

носное жилище чаето с№етаеаЛЬН° М " Средней Азии летнее пере-


У большГнсті™ С ЗИМН™ с™«ионар„ьш.
служил конический чум а ^ п е Рен осн ь1м жилищем издавна
теплым меховым в н у т р и крайнем северо-востоке — яранга с
Средней Азии, чум и яранга сеЙчяГ°М' Же КЯК юрта у народов
жилье для пастушеских и гтп сохраняются лишь как сезонное
ным жилищем служат стационапн!!,ОВЫХ бригад’ тогда как постоян-
Для береговых оседлых rnvnn ° мног5 комнатнь,е Д°ма-
ШЛом характерны стационар. чукчей и коР«ков были в про-
Ц парные жилища, внешне похожие на
62
ярангу, и различные землянки, а для полярных эскимосов Нового
Света — уникальные «иглу» — куполообразные помещения, со­
оруженные по образцу' землянки, но из брикетов плотного снега.
У народов таежной Сибири, живущих между зонами тундрово­
го оленеводства и степного кочевого скотоводства, были широко
распространены различные формы постоянных жилищ, которые
строились из вертикально или наклонно поставленных бревен, но
сохранили некоторые планировочные черты своих переносных
прототипов — чумов и каркасных юрт. У якутов такие «юрты» с
земляной крышей с некоторыми чертами русской бревенчатой
избы кое-где дожили до наших дней. Эти формы жилища отражают
постепенный переход от кочевого или полукочевого образа жизни
к оседлому.
Полуостров Индостан, представляющий собой, как уже говори­
лось, довольно четко очерченный Южноазиатский историко-
культурный регион, отличается крайним разнообразием типов
жилищ. Здесь имеются круглые и прямоугольные, деревянные,
плетеные, каменные и глинобитные, наземные и свайные построй­
ки, В этом многообразии нашли отражение и пестрота этнического
состава полуострова, и разнообразие его природных условий, и
сложность социального состава населения. Такую же пестроту
традиционных типов жилищ являет и относительно небольшая по
размерам Кавказская историко-культурная область.
Для Восточной и Юго-Восточной Азии характерны каркасно­
столбовые жилища из дерева или бамбука — наземные и свайные.
Первые типичны для китайцев, вьетнамцев, яванцев. На севере
Китая и в Корее они имеют калориферно-отапливаемую лежанку
(«кан») или подогреваемый пол («ондоль»).
Для большинства народов Юго-восточной Азии и японцев ти­
пичны постройки на сваях. На востоке Индонезии, на Филиппинах,
острове Хайнань, некоторых островах Океании помимо свайных
домов распространены наземные хижины без стен, с ангарообраз­
ными, низко свисающими овальными крышами.
Эти преобладающие типы построек дополняются и другими.
Так, в лесистых горных районах Гималаев и юго-западного Китая
встречаются и срубные дома, внешне похожие на восточноевро­
пейские, но отличающиеся от них тем, что крыша покоится не на
срубе, а на стоящих вне его вертикальных столбах.
Наряду с каркасно-столбовыми (свайными и срубными) по­
стройками в различных, преимущественно горных, районах Евро­
пы и Азии (Пиренеи. Альпы. Кавказ, Памир, Гималаи и др.) соору-
63
жаюгся каменные жилища. Здесь в некоторых местах, особенно у
наиболее зажиточных хозяев, распространены двухэтажные дома с
нижним каменным и верхним деревянным ярусами. Такие дома
характерны, например, для тирольцев, многих групп швейцарцев и

В Африке к югу от Сахары преобладают легкие плетеные или


каркасные постройки с глиняной обмазкой, а часто и без нее. Хи­
жины на сваях встречаются в прибрежных районах Западной Аф­
рики. лесной зоне преобладают прямоугольные в плане жилища,
в зоне саванны — круглые.
Традиционные жилища индейских народов Америки ранее от-
тиг!аЛИСЬ ОЛьшим разнообразием и определенным сходством с
ами, характерными для близких по природе ландшафтных зон
вета’ с коническими сибирскими чумами, глинобит-
ми бревенчатыми и плетеными жилищами народов Северной,
Юго-Западной и Юго-Восточной Азии и Африки.
„я *еЖда' чень Л1°бопытно также проследить географическое
культ^п!Га^еНИе такого существенного элемента материальной
мужчин^ егг>аК К0СТЮм- Сейчас почти повсеместно (особенно у
ной rnnnncif ^Радиционные формы вытесняются европеизирован-
фабричного пп °ДеЖдой собственного, домашнего, или, чаще,
социальным рошводства- Степень этого вытеснения связана с
связь эта не ложением тех или иных слоев общества (правда,
Дионная одежпя^Г ОД!*означна)- Однако еще в конце XIX в. тради-
ского населения) Рда ^ г а н ь " 04™ П° 8СЮЛу в мире (кроме горОД'
праздничная или цеРемониГьная.ОНа С°Храняется’ особснно как
п р и с у Г о с Ж а р Г н Г к о с Г 6 °ТДеЛЬНЬШ этническим группам
покроя или орнамента р * ? неповторимыми деталями
носит только один нямА / Ь СПециФические костюмы, которые
бинезон-керкер — чукчи^ ^КИМОНО только японцы, меховой ком-
костюма имеют широкий aJea'i КаК Правило’ основные типы
или иных формах у многих народов ^пРостранения, встречаясь в тех

башкаТбрюки'^ Г с в ^ е й " ^ Костюм~ * а к е т и юбка, пиджак, ру-


нему палеолиту, когда о х о т н и к ВОСХОДИт’ очевидно, еще к верх-
одевались в меховые или к о ж а ^ еВерН°И полосы Европы и Азии
вую Европу этот тип костюма в ! штаны и куртки. В средневеко-
ских, германских, славянских и Ш культУРН°е наследие кельт-
лег и основу как традиционной та!!™* 1Иемен- в разных вариантах он
родской» одежды различных евред^йскюо!ародо^ТНИЧеСКИХ ^ <<Г°"
64
Однако, как мы знаем, античные цивилизации Европы не при­
знавали курток и штанов, считая их варварской одеждой: в древней
Греции и Риме преобладали туники, хитоны, химатионы и тоги. В
Европе тип этот не сохранился, но широко распространился на юге,
породив, очевидно, разные формы несшитой одежды у многих
современных народов Тропической Африки. В самой Европе туни­
кообразный покрой рубахи без швов на плечах бытовал у финских
народов, а несшитые формы женской поясной одежды в виде поне­
вы — у южных русских, в виде плахты и запаски — у украинцев.
Аналогичные формы поясной одежды были характерны и для
многих народов Дунайского бассейна и Балканского полуострова
(румын, болгар, албанцев и др.). Сочетание юбки с плечевой безру­
кавкой привело к возникновению русского сарафана.
Что касается «охотничьего комплекса» из куртки и штанов, то
он сохранился в меховой или замшевой одежде многих индейских
племен умеренной и холодной полосы Северной Америки. Приспо­
сабливаясь к более суровым арктическим условиям, он породил
различные варианты костюмов коренных народов американской
Арктики и Сибири. При этом у населения прибрежной и тундровой
зоны, которое передвигалось преимущественно на нартах или на
лодке (у ненцев, чукчей, эскимосов), стала преобладать глухая
длинная куртка с капюшоном — малица, кухлянка, анорак. У
пеших же охотников тайги развивались более удобные для ходьбы
распашные формы костюма.
По всей Средней, Центральной и Восточной Азии издавна и по
сей день бытуют в качестве преобладающей верхней одежды раз­
личные варианты распашного халата без пуговиц, повязываемого
по талии кушаком, а также мужские и женские штаны. В эпоху
монгольской и маньчжурской экспансии эта форма халата у многих
народов Восточной Азии была вытеснена специфическим мань-
чжуро-монгольским «дели» с левой полой, имеющей сверху полу­
круглый вырез и запахивающейся до правой подмышки, со стоячим
воротником на мелких пуговицах. Она легла в основу различных
современных форм халатообразной одежды у китайцев, вьетнамцев и
некоторых других народов, кроме корейцев и японцев. Or северных
степных соседей китайцы и вьетнамцы заимствовали также штаны.
Разумеется, и халат, и штаны в процессе распространения на юг
существенно изменились: материал их стал более легким, а покрой
— более открытым, приспособленным к более теплому климату.
Первоначальные формы халатообразной одежды, бытующие по сей
день у тибетцев, монголов и других народов Центральной Азии,
65
наилучшим образом служат человеку в условиях континентально­
го, ветреного климата этого района.
Распространение ислама привело к появлению на Востоке та­
ких унизительных и крайне негигиеничных элементов женской
одежды, как чадра и паранджа. В настоящее время они почти по­
всеместно изживаются.
В тропических районах Южной и Юго-Восточной Азии разви­
вались преимущественно несшитые формы поясной одежды. Про­
стейший ее вид — набедренная повязка — встречается почти у
всех народов тропической зоны Африки, Азии, Океании и Амери­
ки. От нее происходят разные формы несшитых или сшитых ци­
линдрических женских и мужских юбок различной длины. В соче­
тании с кофтой или курткой они представляют обычный тип одеж­
ды у большинства народов Юго-Восточной Азии — бирманские
лонджьи, индонезийские каин и саронг-кебайя и другие варианты
этого костюма. Своеобразные несшитые штаны разной длины — до
колен, как сиамско-кхмерский панунг, или до пят, как некоторые
формы индийских дхоти, — тоже представляют собой несшитую
юбку, свободный конец которой пропущен между ног.
Специфической формой южноазиатской женской одежды слу­
жит сари (ее носят обычно с шарфом и короткой кофточкой-
лифом); в основе своей это несшитая юбка, свободный конец кото­
рой перекидывается через плечо наподобие шали.
Еще одна простейшая форма одежды, в тех или иных формах
встречающаяся почти во всем мире, — это пончо, прямоугольный
или ромбовидный кусок ткани с отверстием для головы посереди­
не, обычно обшитый бахромой или каймой по краям. Пончо рас­
пространено в Юго-Восточной Азии, а еще шире — у индейцев
мирН°** ^ меРики’ встРечается оно и в некоторых других районах
Пища. Способы приготовления и ассортимент употребляемых
продуктов питания весьма стойкие отличительные элементы той
или инои материально-бытовой культуры. К тому же они часто
находятся в тесной связи и с духовной надстройкой — моральными
мами, религиозными запретами и пр. Поэтому знакомство с
отяюпаот ^10жно назвать пищевыми навыками человечества, пред­
ставляет большой интерес.
лает^пяртитрп>ДУ M Земле в продовольственном балансе преобла-
ный жип горЬНаЯ ПИЩ^' ^ ишь У народов Арктики мясо и живот-
оленеГдов
боев’» Но р Х ™ е Г „ а - Тприбрежных
Т Ы P“ m0“ ‘ <ОЛе"ИИа
рыболовов " У
и зверо-
У их широко употребляются в качестве приправы
66
ягоды, стебли и листья съедобных дикорастущих растений. В наше
время в этих районах потребляют также много привозных расти­
тельных продуктов, в частности мучных.
У народов пустынно-степных областей Африки и Азии, в том
числе и тех, что ведут чисто скотоводческое хозяйство, питание
большую часть года состоит не столько из мясных, сколько из
молочных и покупных мучных и крупяных продуктов. Даже у
весьма редких и малочисленных теперь племен охотников тропи­
ческой и субтропической зон, например у бушменов, мясо дичи в
среднем составляет не более 1/3 потребляемой пищи, остальное
добывается собирательством.
Таким образом, у подавляющего большинства населения Земли
в основе питания лежат углеводные продукты земледелия — крах­
мал и сахар. Но выступают они в рационах разных народов в раз­
личной форме.
Европа, Юго-Западная, Южная и Средняя Азия — это области
дрожжевого хлеба из пшеничной муки, а на севере Европы — из
ржаной.
Хлебу исторически повсюду предшествовала пресная лепешка.
И сейчас этот вид пищи распространен на окраинах указанного
евроазиатского ареала (скандинавский кнатброт — «хрустящий
хлеб», шотландская овсяная лепешка, кавказский чурек, индийские
чапати).
Для этого большого ареала характерны также и отварные крах­
малистые блюда: каши (в Западной Европе — прежде всего овся­
ная, реже ячневая, в Восточной—гречневая и пшенная) и вареное
тесто, в особенности разные виды клецок, галушек, лапши, макарон
(в Южной Европе). В Юго-Западной и в Средней Азии в древности
каши делались из разных сортов проса. Это были прототипы ны­
нешних пловов. В средние века рис вытеснил просо. У монголов,
тибетцев и у народов гималайских стран популярна густая ячмен­
ная каша (цзамба). На Балканах и Кавказе из кукурузной муки,
заменившей более древнее мелкое просо, варят мамалыгу, а в
Италии — поленту. А вот в Африке, к югу от Сахары, в зоне саван­
ны, несмотря на распространение кукурузы, а кое-где и риса, раз­
личные виды проса остаются по-прежнему главной пищей. Обычно
из них готовят различные густые похлебки и каши.
В Америке, кроме Крайнего Севера и Юга, издревле основным
злаком является кукуруза (маис). Ее и сегодня много потребляют в
Канаде и США наряду с пшеничным и ржаным хлебом, обычно в
виде вареных початков, кукурузных хлопьев и других изделий. Во
всех латиноамериканских странах также распространены всевоз-
67
можные кукурузные блюда. Но в потреблении зерновых в каждой
из этих стран много специфики. Так, у народов, живущих на бере­
гах Карибского моря, большое место в пище занимает рис, а у
индейцев Андских нагорий—зерно местной культуры киноа и т.д.
В большинстве стран Южной и Восточной Азии различные ви­
ды древних просяных культур почти вытеснены: в северных рай­
онах—пшеницей, а в южных—рисом. Этот злак впервые был
введен в культуру в Южной Азии, а теперь служит основной пи­
щей, пожалуй, более чем для половины человечества. В Юго-
Западной и Средней Азии, Закавказье рис готовят в виде плова, а в
странах Дальнего Востока его варят в несоленой воде или на пару
(в некоторых случаях в полости ствола зеленого бамбука или в
обертке из листьев банана). Из риса в Восточной и Юго-Восточной
Азии делают также блинчики, клецки. Область потребления риса за
последние годы сильно расширилась, захватив и традиционные
«пшеничные» районы и районы, где раньше потребляли крахмал
только корнеплодов и клубнеплодов (например, на островах Океа­
нии). В Японии, Корее, Китае, Вьетнаме едят много различных
Лаптевых блюд. Восточная Азия—родина гречихи, но гречневой
каши здесь не знают, зато едят лепешки и лапшу из гречневой муки.
В северной части Восточной Азии, на стыке земледельческой
древнекитайской и скотоводческой тюрко-монгольской культур,
находится, очевидно, центр зарождения многих блюд из теста,
варенного в воде, на пару или в жире. Отсюда они распространи­
лись как на восток (в Корею, Японию), так и далеко на запад, куда
доходили кочевники. Это такие блюда, как тюрко-монгольские
борцог и боз, уйгуро-узбекские манты и лагман, кавказский хинкал,
татарские беляши и чебуреки, сибирские и восточноевропейские
пельмени и вареники.
Корнеплодные и клубнеплодные крахмалистые блюда распро­
странены почти повсюду (жареные, печеные и в виде пюре).
В странах умеренного климата они приготовляются преимущест­
венно из картофеля. Завезенный из Южной Америки, он сильно
потеснил в Европе более старинные репу и брюкву. В тропиках,
такие крахмалистые блюда делаются из распространившихся ныне
по всему эгому климатическому поясу батата (сладкий картофель)
и маниоки (американского происхождения), ямса и таро (из Юго-
осточнои зии). Но все же везде, где есть рис, корнеплоды и
КЛ~ ™ ° ДЫ СЧИ1а|отся дополнительной, второсортной пищей.
о ювые продукты — важный источник растительного белка —
Повсюду выступают в комбинации с крахмалистой пищей: в Мек­
сике, на Балканах, на Кавказе — это вареная фасоль (лобио) и
68
кукурузная лепешка, в Бразилии—фасоль и маниоковая мука (та­
пиока или «фаринья де пау»), в Индии — множество блюд из
разных видов фасоли и гороха с рисом и чапати. В Африке арахис
потребляют в сочетании с просом, на Дальнем Востоке рис едят с
соевыми продуктами — соусами, пастами, соевым творогом. Бога­
тые крахмалом плоды хлебного дерева (распространившегося из
Африки и Юго-Восточной Азии по всей тропической зоне) и серд­
цевина саговой пальмы идут в пищу в виде лепешек или каш более
всего на востоке Индонезии и местами в Океании.
Во многих странах значительное место в рационе занимают са­
харистые продукты. Это тростниковая меласса в некоторых облас­
тях Бразилии; финики в оазисах Сахары и Аравии и особенно в
Ираке; сок и мякоть кокосовых орехов и бананы в Океании и Юго-
Восточной Азии.
Крахмалистая пища пресна. Чтобы сделать ее более аппетит­
ной, повсюду употребляются соусы, подливки, закуски с более
интенсивной вкусовой гаммой: соевый соус на Дальнем Востоке,
соус и паштет из квашеной рыбы в Юго-Восточной Азии, переч­
ный соус «чили» в Латинской Америке, индийское «карри» —
подливка со множеством ароматических ингредиентов, острая
паста «аджика» в западном Закавказье и т.д. Аналогичную роль во
многих странах играют горчица, чеснок, отчасти лук, укроп, пет­
рушка, сельдерей.
У многих народов Европы пряности типа тминного, макового,
льняного семени добавляют в хлебные изделия.
Почти в каждой кухне мира используются растительные масла:
в Европе, Юго-Западной и Южной Азии — оливковое, льняное,
конопляное, подсолнечное; во многих районах Азии — рапсовое и
кунжутное, а в последнее время подсолнечное и отчасти хлопко­
вое; в Восточной Азии — соевое; в Южной Азии и Океании —
кокосовое; в Африке—арахисовое и пальмовое.
Значительно уже районы потребления животных жиров: коро­
вье масло—в Европе и Индии; баранье сало — в Средней и Юго-
Западной Азии; тюлений жир, как уже упоминалось, — в Арктике.
Огромное множество овощных, рыбных, мясных, молочных блюд,
изобретенных разными народами мира, первоначально служило в
меню трудовых масс лишь весьма незначительным дополнением к
основной крахмалистой пище или использовалось только в качест­
ве праздничных или обрядовых блюд. Лишь в XX в. в экономиче­
ски развитых странах произошел сдвиг в балансе пищи: основное
место в нем заняли сложные, многокомпонентные, богатые белком
69
(в частности, животным) и витаминами блюда, а хлеб, картофель,
макароны отошли на положение гарнира. Но и сейчас в развитых
странах капитализма существует большой разрыв в качестве пита­
ния между теми слоями общества, которые стоят на нижних ступе­
нях социальной лестницы, и теми, кто занимает се вершину.
В целом же национальная специфика питания, сильно варьируя,
связана как с природной средой - климатом и ассортиментом
доступных продуктов, так и с конкретно-историческими судьбами
того или иного народа. При этом ни в одной национальной кухне
по разным причинам не используются все потенциальные возмож­
ности, которые дают природные ресурсы соответствующих стран.
Почти всюду в Восточной Азии —на севере восточнее Монго­
лии, на юге восточнее Индии - до последнего времени не потреб­
ляли молока и молочных продуктов (или их потребление рассмат­
ривалось с неодобрением). Китайцы, не привыкшие к европейской
кухн®’ ие едят также почти ничего не подвергнутого термической
о ра отке, даже, скажем, сырую соленую сельдь или малосольную
семгу. В то же время в Японии, где и природная среда, и ассорти­
мент доступных продуктов очень схожи с приморскими районами
итая, предпочитают и рыбу, и другие морские продукты есть
сырыми.
Предубеждения в пищевых обычаях у многих народов имеют
историческое или религиозное основание. В большинстве случаев
чень трудно рационально их объяснить. Особенно распростране-
ы преду еждения, связанные с употреблением в пищу грибов,
оеспозвоночных, также многих холоднокровных животных. Даже
. J многих народов Центральной Азии (монголов, тибетцев)
нередко считается несъедобной.
с о ^ П^ ? ОПЫИ восток Азии отличаются наиболее широким ас-
('в^ю чяГя. ИДУЩИХ в ПИЩу <<даР°в природы». Помимо любой рыбы
Г0Л0В01™ (осьминогов, кальмаров) в
Грибы ЛЯГУ/ПРЬ- П И*1 всево^ ,ожных моллюсков, иглокожих, многие
западе5кончается °сточн°й Азии такое пищевое разнообразие на
молока) Если жр В онголии (но зато тут начинается потребление
онное^ разнообо^иеВ1Г ТЬСЯ С евР0пейс*<™ Запада, то это традици-
ньіенародностиЦешрал№оЙАСТеПеННО сужается: например, корен-
У большинстняТГ Т ’ ш «Рави™, не едят вовсе грибов,
любое мясо млекопитГ^.0 ЫТНЬГХ наР°Д°в в пищу шло практически
ли относительно него п ЩИХ’ Н° С Развитием цивилизации возника-
сено.™ ™ г ; „ : „ ? г с “ г т рг и ~ ■
иудаизм и ислам, не употребляйся * ГДе Распространен
отреьляется в пищу свинина. Правоверным
70
Особенности традиционных кухонь мира по регионам
Х ар актерны е а ссорти м ен ты пр одук тов реги он аль н ы х кухонь
П родукты , Н аи бол ее Н апитки
К рахм а­ Р асти­
Р егион ы Ж ивотны й П риправы п одвергае­ х ар ак тер н ы е
листы е тельны й Ж иры О вош и Ф рукты безал к о­ алкоголь­
5елок и сп ец и и мые ф ерм ен­ и р асп р остр а­
продукты бел ок го л ь н ы е ны е
таци и нен ны е бл ю да
В осточ­ хлеб горох, говядина, кор овье, кап уста, яблоки, г м и н , м ак, м олочны е, м учны е к в а с, чай п и во, брага,
ная эж ан ой и чечеви ца сви нин а, льняное, м орковь, виш ни, петруш к а, ч а ст ь и крупян ы е, (ч е р н ы й ) м едовуха,
Европа пш енич­ )еч н а я п о д с о л н е ч н о е свек л а, іе с н ы е у к р о п ,х р е н о в о щ е й пи роги, м ясо­ водка
ны й каш и эы ба, птица м а сл о э еп а , к а р т о ф е л ь я г о д ы овощ ны е
с у п ы (щ и ,
борщ и)
С ев ер о- хлеб бобы , р а зн о е то ж е Р азн ообр аз­ яблоки, пр ивозны е м олочны е, п р отер ты е к о ф е, чай, пиво, дж и н,
Западная пш енич­ горош ек м ясо, ны е овощ и , виш ни, пряности эеж е суп ы , лим онады ви ски,
Европа и ны й, м орская кар тоф ель груш и, - перец , овощ ны е пудин ги, ф руктовы е
С ев ер н ая м еньш е эы ба, сл и вы корица, би ф ш тек сы и вина, си д р
А м ери ка рж аной, птица, м ускат ко т л ет ы ,
овсяны е сы р ы г о ст ы и
каш и, сэн дв и ч и
хлопья
С р еди ­ П ш ен ич­ бобы , сви н и н а, оливк овое р ед ь к а , К осточко­ р озм ар и н , м асли ны , ры бны е супы , коф е, В иноград­
зе м н о ­ ны й хлеб, горох, баранина, м асло том аты , в ы е (с л и в ы , м я т а , м олочны е м акароны , лим онады ное вино
морье лапш а и ф асоль ры ба и са л а т ы , перси ки, м аслины , пи цц ы , рагу,
м акароны , м орски е цв етная а б р и к о с ы ), перец б л ю д а из
к у к у р у зн а я продукты , кап уста, виноград, (к р а с н ы й к у к у р у зы
м ука козий и арти ш ок и ци трусо­ и ч е р н ы й ),
ов еч и й сы р вы е лук, ч есн о к ,
уксус

Б ал к ан ы , П ш е н и ч ­ ф асол ь, баран и н а, Б араний том аты , перси ки, перец м олочны е, гол убц овы е и коф е, обр ат, В и н о гр а д ­
М алая ны й х л е б и нут, пти ца, ж ир, баклаж аны , абрикосы , (к р а с н ы й овощ ны е вертельн ы е пр осто­ н ое вино,
А зия, лепеш ки, орехи бры н за раститель­ сл а д к и й миндаль, и ч е р н ы й ), б л ю д а , к и с л о ­ кв а ш а ф рук товая
К авказ крупы , ны е м асла, перец , виноград, ч е с н о к , лук, м олочны е водка, б у за
к ук ур узн ая к о р о в ь е м а с л о зе л е н а я бахчевы е, ш аф ран, супы , остр ы е
ім ук а ф асоль к и зи л , л о х кориандр, и с о л ен ь я ,
другие туш ен ая
пряны е ф асоль
1 ' гр а в ы
Аф рика п р ося н ы е арахис р ы ба пальм овы е ты квенны е бананы ж гучие м олочны е п охлебки , пальм овое
ю ж нее к аш и , и разл и ч (о собен н о и а р ахи сов ы е овощ и , пряности к аш и , вино,

С ахар ы к у к у р у з­ ны е в я л ен а я ), м а сл а к лубнеп лоды овощ ны е и п р ося н ое


ны е бобы м а л о м я са м ясн ы е соусы пиво
леп еш к и , (п т и ц а ,
п р есн ы е к о зл я т и н а ,
б ан ан ы дичь)
Ю го - г а н д ы р н ы е нут, баран ина, ІбараниЙ том аты , перси ки, п ерец , молочны е пловы , коф е водка,
Заяадная пш ени ч ­ ф асоль и птица ж ир, к ор непл оды , абри косы , ч еснок, м ясн ы е (Ю го- ви ноград­
и С р ед­ ны е щ р уги е раститель­ баклаж аны м индаль, асаф етида. с у п ы ( ш у р п а ), З а п а д н а я ное вино
няя А зи я л е п е ш к и , бобовы е ны е м асла бахчевы е, ш аф ран, ж ареная А з и я ), 'о г р а н и ­
л ав аш , р и с финики каперсы баранина ч ай зе л е н ы й ч е н н о и з -за
. С р едн я я р ел и ги оз­
А зи я) ны х
к ш рею в)
Ц ен тр ал ь­ П о дж а р ен ­ П ракти­ баран ина, бараний м али - м о р к о в ь , ди к ор аст- ш кие м олочны е < и ел ом олоч - кум ы с, м олочная
ная А з и я ная Іч еск и j гвор ож н ы е ж ир. к ап уста, щ и е я годы - грав ы ш е продукты , шй волка 1
я ч м ен н а я зтсут- ір о д у к т ы коровье зи к и й л у к іе р е м у х а . 1л в а р н о е мясо, к и р п и ч ­
і пш ени ч- |(;т а у е т часло 1 трав ы ж и м о л о ст ь . м ч н ы е со ч н и :н ы й )
ш м ука, J ІОХ І і пельм ени с
га л у ш к и 1ш м б о й 1
ж ареной ■
1 vlNKOlf)
С убарк- пр и возн ы е о тсут- (о Л ен и н а . *т ю л е н и й и 1: и к и е т р а в ы и ш к о р а с т л //( {и к и е ч я со и ры ба ш варн ое. ІчаЛ |Н п р о ш л о м
гич еская л родукты : ствует Ь и к и й з в е р ь ё >ЫОНЙ ЖИр )Ьо р е н ь я . д и к и й іе я г о д ы - раиы .сы р о е , 1 К м о ір с о -
А м ер и к а , с уш ки , (особен н о j ук и ч ер ем ш а ч лю ква. ів я л е н о с м я с о • [чилик. 1.
I-
С е в е р н а я г ад е т ы , \ о р с к о й ), j ю рош ка, и ры ба, ж ир с ’ Іір нпьі
и С ев ер о - мучн ы е 3 икая j ! пикш а. правам и и ! раллю иино-
]
В осточ н ая л е п е ш к и тиц а. ір ч с н и к а іяі о д а м и \ ііс н ы
Е в р а зи я г роходная
...Г ы б а
Ю ж ная р ис, вс е в о з - охлятина. к о р о в ье и ів е т н а я м анго, іе р ц ы м олочны е, рвотны е и }чай пальм овое
А зи я г ресны е ю жны е Г ранина, \р асти тел ь н ое <апуста, бананы и р а зн ы е . ф рук товы е. Ім я сн ы е І вино.
лепеш ки бобовы е птица, м асла баклаж аны , другие куркум а, овощ ны е к ар ри , ф рук товая
(п р о с я н ы е , ры ба, яйца, к орнеплоды , троп ичес­ ф енугрек гороховая водка
пш енич­ т в о р о г (в с е ш пинат и к и е ф рукты и д р у г и е подливка.
н ы е. м ало) другие овош и пряности , ж ареное тесго
к у к у р у з­ пикули (в к л ю ч а я я
ны е) б о б о в о е ),
творож ны е
блю да
(о со б е н н о
сл адк и е)
В осточ­ р и с, соя, нут сви н и н а. соевое. эазн ы е к ап усты , ц и тр усы . ч еснок, о вощ н ы е. пикули и чай р а зн ы е
н ая и пам руш ки. птица, кунж утное к ор неплоды и м уш м ула. соевы й и эы бны е б л ю д а из ; зе л е н ы й) нап итк и
Ю го- р азл и ч н ая ры ба, м асла пр очие овош и хурм а. к в а ш ен о р ы овощ ей. т и п а пи в а,
В осточ­ лапш а м орепро­ личж и, бны й соус, соевы й вина и
н ая А з и я дукты ю ю ба. аром ати­ Т в о р о г. водки из
бананы , ч еские белковы е р и са
анан асы , п р яности паш теты ,
дурион лапш а
отварная и в
супах,
пельм ени ,
пам пуш ки
О кеани я К орне­ кокосы ры ба. кок осовое х л ебн ое дер ев о, м олочны е пим онны й К рахм аль- печены е и кок осовое напиток из
плоды птица, м асло п ан данус. кок осы , сок ны е (т ес т о терты е плоды м ол ок о к ор н я кавы
(т а р о . я м с . сви нин а листовы е бананы из таро, и корне­
бататы ) овощ и, хл ебного п л оды , п ю р е,
к орнеплоды д ер ев а) ж арены е и
зап еч ен н ы е
м ясо и ры ба
Л атин­ к ук ур уза [ф асол ь говядина, р а с т и т е л ь н ы е го м а ты . р азн ообр аз п ерец не б л ю да из ікакао. в одки из
ская r a n иск а 1 пти ц а, ры ба м асла ты квенны е ные к р а сн ы й , х а р а к т ер н ы ф асол и 1иербам аг> с о к а пальм ы
А м ери ка к атоф ел ь троп ичес­ л у к .ч е с н о к гапиоки. j и агав (в
І ки е ф рукты к у к у р у зы , п р ош л ом
I бананы , ж а р ен о е м ясо | гри бы -
анан асы и и ры ба га л л ю ц и н о-
др. гены )
индуистам, кроме неприкасаемых, категорически запрещено упот­
ребление в пищу говядины (неприкасаемые в прошлом иногда ели
мясо не убитых, но павших животных). Среди высших индусских
каст, а также джайнов и части сикхов многие соблюдают полное
вегетарианство: не едят ни рыбы, ни мяса, ни яиц, и животный
белок употребляют только в виде творога. Буддизм запрещает
убивать животных, но не запрещает есть их мясо, однако во многих
буддийских странах (Таиланд, до недавнего времени и Япония)
употребление говядины не одобрялось. Впрочем, мясо буйвола или
дикого быка даже в Индии говядиной не считается, так же как не
считается свининой мясо диких свиней у мусульман Индонезии.
Наиболее «универсальная», потребляемая почти всюду баранина.
Собачье мясо, напротив, идет в пищу лишь у немногих народов
Восточной и Юго-Восточной Азии и Океании.
Безусловный этнографический интерес представляет и геогра­
фия напитков. Пиво, большей частью ячменное, просяное или
рисовое, появилось в самых разных странах вскоре после введения
там в культуру соответствующих злаков. В настоящее время наи-
ольшее распространение получило пиво, изготовляемое путем
рожения ячменного солода с добавлением хмеля. По своей функ­
ционально- ьгтовой роли к пиву близки такие тонизирующие на-
™ ’ КЭ1' я лочнь,й сидр в Западной Европе, брага, мед (медову-
,еД° И сРавнительно до недавнего времени сбитень у русских
А™ы1ИХ славянских народов, пальмовое вино в Юго-Восточной
мпппк-яК^ ЫС И3 КОбылЬего и айРан из овечьего или коровьего
Океании ^ ктеРиыи для многих тюркских народов, а также кава в
ней пепечн(ТгИГ°ТОВЛЯеМаЯ путем сбраживания измельченных кор­
ней перечного растения в слюне и воде.
принадлежатХпГГШ° утоляющих жажду безалкогольных напитков
всюду где в ™ЧНЫе виды кислого молока, распространенные
во-ягодные узваРГ™ адебнИгеЛЫ,а Р° ЛЬ ЖИВО'ПЮ!ЮДСТ1Ш; ФРУкто'
точной Европе- кокосовое мп! Наиболее популярные в Вос-
ках; всевозможные соки ок°5 которое пьют повсюду в тропи-
ственные), кока-кола и п ^ Ированные волы (натуральные и искус-
вычайно широкое распрос-фанение! ШЛУЧИВШИе В наши дни чре3'
У п о т р е б л я е м ы ? ^ и ^ ^ е в д 0С™ЬНО ТониадруюЩих напитков,
чай и шоколад Петонач*™ горячем виде, относятся кофе,
ограничено станами г Г о н Т УПОТреблени« этих напитков было
"ИИ. шоколад Г ^ сТ к е " а й " Т ,г “ Г * *** " » ^
’ а ЮГе Китая. Впоследствии эти
74
напитки распространились, хотя и в разной степени и в разных
формах, почти по всему свету. В наши дни трудно представить себе
без чаепития русского, узбека или калмыка; однако первый пьет,
как правило, черный байховый (рассыпной) чай с сахаром, иногда с
добавлением молока, второй — зеленый чай без сахара и молока,
третий — плиточный чай с молоком и солью.
В странах Ближнего Востока, Армении и на западе Грузии
(Аджария, Абхазия) готовят кофе «по-восточному» - очень мелкого
помола, сваренный вместе с сахаром. В Зарубежной Европе чай
(обычно с молоком) пьют в Англии, в Польше; в других странах
предпочитают кофе, который на Балканах часто готовят по-
восточному (турецкое влияние).
Виноградное вино стали изготовлять в Восточном Средиземно­
морье в глубокой древности; в античную эпоху оно уже было
известно всем народам Южной Европы, Северной Африки, Юго-
Западной Азии и Кавказа. Распространение ислама преградило
путь виноградарству на восток, а в некоторых исламизированных
странах привело к его глубокому упадку, который продолжался до
XX в. Однако в Армении, Грузии и во всех районах Европы, где
можно выращивать виноградную лозу, виноделие продолжало
успешно развиваться. В XVI в. виноградарство проникло на Канар­
ские острова и в Южную Африку; в XVIII в. -в Америку; в XIX в. -
в Австралию и многие страны Азии.

Духовная культура народов мира


Изучение географического распространения духовной культу­
ры сложнее, чем культуры материальной. Это понятно: специфику
жилища, одежды, пищи, орудий труда путешественник замечает в
первые же дни и даже часы своего пребывания в какой-либо стра­
не, но он может прожить в ней несколько месяцев и так и не узнать
всего своеобразия ее танцев, свадебных обычаев, особенностей
этикета, не говоря уже о поэзии или мифологии, для понимания
которых необходимо владение местным языком.
Но в принципе распространение элементов традиционной ду­
ховной культуры, как и культуры материальной, подчиняется
сходным закономерностям, будучи в целом связано с границами
историко-культурных областей. Вопрос же о том, что легче и что
труднее поддается заимствованиям — тип жилища или образ мыш­
ления, покрой одежды или мифологические сюжеты, праздничное
блюдо или похоронный обряд, — очень сложен. Здесь многое
зависит от конкретных исторических условий. Однако ясно, что
духовная культура, так же как и материальная, подвергается с
75
течением времени преобразованиям, меняются и ее пространствен­
ные ареалы. И в самой основе этих изменений всегда лежат изме­
нения в материальном производстве, в развитии производительных
сил и производственных отношений общества.
В древности, в эпоху ранних цивилизаций, наряду с распро­
странением новых технических достижений (например, плуга или
колесного транспорта) широко расходились из первичных центров
также и научные и художественные компоненты духовной культу­
ры. сновы нашей геометрии и астрономической символики вос­
ходят к шумерам, а некоторые сюжеты «Декамерона» —к древне­
индийской «Панчатангре». В сказках и мифах многие подобные
« родячие» сюжеты имеют общемировое распространение. И все
же древнии мир был сильно разобщен. Каждый народ, даже каж-
ыи город, отличался своими обычаями и обрядами, своими богами
■гяке*ЭОЯМИ’ своим наречием и своими напевами и мало знал о том,
и чем живут даже близкие его соседи. Пожалуй, впервые эту
ігіпыц.0ЛИ^°ДаНН0СТЬ дРевности преодолел культурный комплекс
пимгкт,йМа РимеРно в это же время шло формирование древне-
оий пяг паРФЯНСКой, Древнеиндийских, древнекитайских импе-
ненир J T котоРых оказал существенное влияние на распростра-
вуюших мгтХ элемешов Духовной культуры в рамках соответст­
вующих историко-культурных регионов.
с в о й с Г Г НОе влияние на формирование «духовно-душевных
кочевых няпп°ВеКс оказали великие переселения пастушеских и
тельный пепип°В Евразийских степей. По А.Веберу, первый дли-
Дит Д а в л ен и Г п ер Г еГ н и Г к Г ’ ™
В ЕВРвЗИИ n“ H° "Р° ИСХ° '
зии. Результата которые идут с северных районов Евра-
Д р е в н е й 'в ы со к о Г к ^ п Г и Т ° В°™ икн0вение облаСТ6Й
истории. Коренной внешняя структурамизация общей
когда «вторгшиеся кочевнГ Наступает в середине II тыс. до н.э.,
Щие верхний слой оставляв ЛОШадях и верблюдах, образую-
верными своим взгляпя^ Ь душевно полностью или частично
низмом, приступают ип размежевании с преднайденным хто-
господствующего r ля 6Х истоРических телах к рассмотрению
". тем самым, с о С Г п ^ ю д Г Г ” '° ‘У п о в а н и и
философии или устяипиь- тРансцендентальные религии,
Даосизма „ «оифущинс^,0^ ^ ^ еЩе СеГОДИЯ: наЧИИаЯ °
Индии до зороастризма г.™ брахманизма и буддизма в
философского толкования бы ти ^г^0™ иудаизма’ трагического и
В нескппкыгч п Реками».
и У К.Ясперса: « В то р ж е^ и Г ^ Э™ МЫСЛИ АВебера встречаются
Вторжение КОЧеВЫх народов Центральной Азии,
достигших Китая, Индии и стран Запада (у них великие кулыуры
древности заимствовали использование лошадей), имело, как уже
было сказано, аналогичное последствие во всех трех областях:
передвигаясь на них, эти кочевые народы познали даль мира. Они
завоевали государства великих культур древности. Опасные ката­
строфы и предприятия помогли им понять хрупкость бытия, в
качестве господствующей расы они принесли в мир героическое и
трагическое сознание, которое нашло отражение в эпосе».
На рубеже нашей эры и в раннем средневековье культуры гос­
подствующих классов многих народов пользовались небольшим
числом международных языков: в Западной Европе — латынью, в
Юго-Восточной Европе — греческим, во всей Южной и значитель­
ной части Юго-Восточной Азии — санскритом. С распространени­
ем ислама во многих районах Африки и Азии такую же роль стал
играть арабский язык, а позже в Азии — и персидский (фарси). В
Восточной же Азии сходные функции с начала нашей эры принад­
лежали вэньяню (древнекитайскому литературному языку).
Эта языковая ситуация, естественно, способствовала междуна­
родному распространению и в изустной форме, и через литературу
в пределах широких ареалов многих и внеязыковых компонентов
культуры. В эпической традиции, в астральной и мифологической
символике, в календаре, в формах письменности, стилях живописи
и архитектуры, в музыкальных ладах, в общих чертах этики, эсте­
тики, этикета и ритуала в это время уже можно наметить широкие
ареальные общности, в той или иной мере связанные с большими
историко-культурными регионами.
В это же время и в последующие столетия большое влияние на
формирование многих культурных ареалов оказало широкое распро­
странение мировых религий. Это влияние сказалось даже в пище и
одежде, что же касается духовной культуры, то в средние века почти
все ее компоненты были так или иначе соотнесены с религиозным, а в
некоторых случаях, наоборот, с антирелигиозным, антиклерикальным
мировоззрением.
В новое и новейшее время ареалы преобладания тех или иных
религий мало уже связаны с ареалами прочих явлений духовной
культуры. Более существенное значение приобретают историче­
ские, этнические, политические и в особенности экономические
связи между народами.
Факторы природной среды на духовную культуру влияют
меньше, чем на материальную. Но все же и они накладывают свой
отпечаток на ее особенности: природа не только подсказывает
77
образы художественного творчества, но и предоставляет физиче­
ский материал для отдельных его видов, способствует или препят­
ствует их развитию.
Если мы попытаемся выделить районы наибольшего традици­
онного развития монументальной каменной скульптуры и архитек­
туры, а также связанной с ними монументальной фресковой живо­
писи, то это будут относительно сухие и гористые районы Цен­
тральной Америки, Средиземноморья, Юго-Восточной и Южной
Азии. На Дальнем Востоке преимущественно развивалось не ка­
менное, а деревянное зодчество и скульптура. Они же были издав­
на характерны для Северной Европы, тогда как в Западной и Вос­
точной Европе, в частности в России, гармонично сочетались те и
другие традиции.
Хотя в разных регионах исторически развивались и сменялись
различные архитектурные стили, все же некоторые из них оказыва­
лись определяющими для архитектурного облика различных стран.
В наши дни, разумеется, почти во всем мире распространилась
сходная металлобетонная каркасная техника зодчества и наиболее
соответствующие ей функционально-конструктивистские стилевые
тенденции. Однако даже и при этом сходстве можно проследить и
отличительные черты, порожденные преемственностью с памятни­
ками предшествующих эпох. Да и сами эти памятники продолжают
жить и определять эстетический облик каждой страны.
Для Латинской Америки такой доминантой стал так называемый
испанский колониальный стиль, сочетающийся в странах древних
индейских цивилизаций (Мексике, Перу) с их богатым художест­
венным наследием. В Западной и Центральной Европе домини­
рующими стали прежде всего готические и барочные стилевые
традиции, а в Восточной и Южной Европе и на Кавказе — романо­
византийские и традиции классицизма. В Северной Африке, в Юго-
Западной, Средней и Центральной Азии преобладает арабо-персид­
ский стилевой комплекс с характерной для него изысканной орнамен­
тикой и арочно-купольными конструкциями. В Индии существуют и
местный индииский вариант этого стиля, именуемый монгольским, и
южноиндийская самобытная архитектура, отличающаяся необычай­
ным богатством каменного резного декора. Последний повлиял на
традиции всей Юго-Восточной Азии и оказал огромное влияние на ее
архитектуру. Но здесь присутствует уже и другое направление, гене-
• ки восходящее к местному свайному жилищу. Разные варианты
иг ° Дальневосточного архитектурного стиля, проявляющегося прежде
специфической, часто очень сложной форме крыши, представ­
лены во Вьетнаме, Китае, Корее, Японии.
78
К сказанному следует добавить, что в монументальном искус­
стве чаще, чем в других областях как материальной, так и духовной
культуры, делались попытки пересадить на новую почву стили и
традиции экзотических, далеко отстоящих во времени и простран­
стве культур. Но такие попытки мало где имели успех, за исключе­
нием, пожалуй, стран Северной Америки, где практически господ­
ствует смешение самых разных стилей.
Вместе с тем на развитие новейшего искусства во всем мире
большое влияние оказали богатейшие традиции африканской
деревянной, а в ряде мест и бронзовой скульптуры, особенно
скульптуры средневековой Нигерии. То же самое можно сказать и
о необычайно динамичных скальных росписях бушменов Южной
Африки, росписях и других живописных произведениях австралий­
ских аборигенов, о резьбе по моржовому клыку и мягкому камню
эскимосских мастеров, о живописи «потопото» художников Эква­
ториальной Африки, об аппликациях и бисерных вышивках амери­
канских индейцев и о многих других видах художественного твор­
чества малых народов и племен. Особое место в нем занимает
творчество народов СНГ. Технически это те же направления (резь­
ба, аппликации, вышивки, чеканка), но в них проникли и целена­
правленно развивались при активной поддержке государства новые
художественные приемы и новые, социалистические по своему
идейному содержанию мотивы. Развитие туризма, увеличение
спроса на сувенирную и декоративную продукцию способствовали
не только оживлению приходивших было в упадок домашних
крестьянских художественных промыслов (типа плетения, ручного
ткачества, гончарства), но и восстановлению многих ремесел,
которым грозило полное исчезновение. Особенно богаты такими
ремеслами страны Азии: Япония (роспись по лаку и фарфору),
Индонезия (набойка тканей стилем «батик»), Индия (лак, чеканка
по металлу и др.), страны Ближнего Востока (ковроткачество).
Множество подобных ремесел имело распространение в Евразии:
всемирно известны, например, плетение кружев (север России),
ювелирное дело и художественная керамика (Средняя Азия, Кавказ,
Прибалтика), разные виды русской росписи (Палех, Хохлома и др.).
Итак, как мы видим, роспись и орнаментика присутствуют в
культуре почти всех народов мира. Значительны уже ареалы, в
которых развилась своя специфическая школа живописи. Живо­
писные школы Европы генетически восходят к изобразительному
искусству античного средиземноморского мира. На Ближнем Вос­
токе эта традиция была прервана влиянием ислама, запрещающего
79
изображение людей. Запрет этот не охватил Иран, Среднюю Азию,
северную Индию. Здесь развивалась иная (восходящая к древним
передне- и среднеазиатским цивилизациям) живописная традиция,
достигшая особого совершенства в жанре миниатюры. Третья
живописная традиция, получившая всемирное признание, — даль­
невосточная (Китай, Корея, Япония), характеризуется большой
ролью жанров пейзажа, «цветов и птиц», развитием монохромной
живописи, специфической беглой манеры рисунка тушью.
Выраженными особенностями в рамках больших историко-
культурных регионов обладает музыкальное и танцевальное на­
родное творчество. Со времени образования классовых обществ на
его основе начала складываться и профессиональная художествен­
но-хореографическая культура. По сравнению с другими видами
художественной профессиональной культуры музыка и танец
особенно глубоко коренятся в народном искусстве.
Различен музыкальный строй в разных областях мира. Класси­
ческая европейская музыка основана на звукоряде с 12 равными
полутонами, а музыка большинства стран Азии и Африки строится
на делении октавы на семь, шесть или пять тонов с интервалами
разной акустической величины. В основном странами Европы,
Юго- Западной Азии, отчасти Африки ограничено многоголосие.
Заметно отличаются друг от друга историко-культурные регио­
ны мира и по характерному для них набору музыкальных инстру­
ментов. Во всей Евразии, за исключением ее севера и юго-востока,
ведущая роль принадлежит струнным (щипковым и смычковым) и
духовым инструментам (деревянным, а в Европе и металлическим).
В Северной Азии, Африке южнее Сахары, в Юго-Восточной Азии
на первое место выдвигаются ударные инструменты (бубны, бара­
баны, гонги, ксилофоны). Америка стала областью синтеза запад­
ноевропейских и африканских музыкальных традиций, оказавше­
гося необычайно плодотворным. В Северной Америке на этой
почве сложилась джазовая музыка, популярная теперь во многих
районах мира. Другое направление представляет латиноамерикан­
ская музыка. Она вместе со своим ведущим инструментом —
гитарой также завоевала широкую популярность во многих
странах.
Во всех крупных историко-культурных регионах, в которых
имелись к началу нового времени государственные общества,
усилился процесс выделения на основе народного хореографиче­
ского огатсгва профессиональных, сценических танцев. В странах
западной Европы, Северной и Латинской Америки в новое время
появились также специфичные только для этого культурного ареа­
80
ла бальные танцы. Помимо европейского классического балета, в
той или иной мере известного теперь во всем мире, четыре незави­
симые школы классической хореографии существуют в Индии, где
они складывались главным образом на основе храмовых танцев.
Близки к ним по образному языку и стилю придворные средневе­
ковые танцевальные школы других стран Южной, Юго-Восточной
и Восточной Азии, в частности сиамско-кхмерский «королевский
балет», японский «бугаку». В последнем сильны также элементы
китайской профессиональной школы, содержащей в себе некото­
рые элементы художественной акробатики. Для Центральной Азии
характерны тибетско-монгольские танцевальные религиозно-храмовые
мистерии «цам». Наиболее художественно ценные хореографические
элементы используют современные «светские» монгольские и
бурятские балетные школы.
Приблизительно так же размещаются и локальные очаги музы­
кальной драмы. Помимо Европы — первого и главного поныне ее
ареала — театральные жанры, близкие к оперному, сформирова­
лись также в Индии, отчасти в Африке, а в Китае сложилось в
разных районах несколько очень своеобразных местных опер.
Близок к опере и японский театр «но». Любопытно, что он по своей
структуре и канонам во многом похож также и на античный древ­
негреческий театр.
Различные театральные жанры — опера, балет, драма, панто­
мима — выделились постепенно из архаичных зрелищных действ,
сохранившихся и до нашего времени у народов, живущих перво­
бытнообщинным строем. В этих действах-импровизациях слиты
воедино чтение, пение, музыка, танец, пантомима. Часто, хотя и не
всегда, такие действа имели ритуально-магическое значение, по­
добно шаманским заклинаниям. В настоящее время их уже редко
где можно увидеть в первозданной слитной форме.
Однако любопытно отметить, что после многих веков, когда во
всех традиционных культурах специализация и дробление разных
зрелищных жанров усиливались, в наше время наблюдается обрат­
ное явление — тенденция к синтезу на новой основе танца, пения,
музыки, драматического текста и пантомимы. Так рождаются
новые жанры, например ревю и мюзикл.
Современный драматический театр европейского типа, истоки
которого лежат в античном театре, сформировался в странах За­
падной Европы, прежде всего в Италии, Франции, Испании. Анг­
лии, на рубеже XVI-XVII вв. В дальнейшем своем движении к
реалистической драме ХІХ-ХХ вв., в которое большой вклад вне-
81
ели драматурги и артисты России и Советского Союза, эгот тип
драматического театра завоевывал все большую популярность и за
пределами Европы. В настоящее время он представлен почти во
всех ст ранах мира.
Во внеевропейских историко-культурных регионах складыва­
лись также и свои специфические драматические жанры. Зачатки
их имелись и в индейских цивилизациях доколумбовой Америки,
где они еще не выделялись полностью из ритуально-храмовых
мистерий. Развитие их было прервано испанским завоеванием и
сопровождавшим его католическим мракобесием. До наших дней в
живой традиции сохранилась в андских странах лишь кечуанская
драма «Апу Ольянтай».
В Азии свои драматические жанры сложились у разных наро­
дов Индии, в Китае, во Вьетнаме.
Во многих странах репертуар пьес и постановочные приемы
традиционного драматического жанра живого актера первоначаль­
но отрабатывались в кукольном театре. Такова история японского
театра «кабуки», который сложился в XVII-XVIH вв. на базе суще­
ствовавшего до него и ныне существующих параллельно с ним
кукольных театров «дзерури» или «бунраку». В Индонезии также
традиционный драматический театр «вайянг оранг» моложе ку­
кольных театров «вайянг голек» и «вайянг пурва».
Кукольный театр и его разновидность — театр теней сущест­
вуют во множестве вариантов в разных странах, в том числе и там,
где драматический театр живого актера в местной форме так и не
сложился. Кукольные народные театры имеются в разных странах
вропы, лижнего Востока, Средней Азии. Восточной Азии. Осо-
енность многих театральных стилей азиатских стран, в том числе
еатра «ка уки», состоит в том, что в них и женские роли испол­
няются мужчинами.
, ^ Г ГО ФИКСиРованнь>й текст театральной пьесы представляет
.. ,_п,.'1Же часть литературной традиции. Формы литературы вооб-
уСТИп.,.,Н(С МНОГо° Разны, но они все восходят к долитературному
ности ™ВеСНОМУ ТВ0РчествУ- Затем, после появления письмен-
сказках И литеРатУРа эпос, лирика и драма. В мифах и
отдельных яГИС сюжеты имеют глобальное распространение, и в
лями вяпия [М:аЛаХ,о 'У отдельных народов отличаются лишь дета-
расппостпян ИЯМИ' аРодные жс эпосы, как правило, рождаются и
таковы nvri'k-^'0 к В ПрбДелах обитания определенных этносов —
«Калевала» апм Ь1ЛИ!1НЬ!^ эпос’ сербский эпос, карело-финская
, рмянскии «Давид Сасунский», киргизский «Манас»,
82
казахские эпосы «Кобланды», «Алпамыс» и др. Но есть и такие
эпосы, которые распространились у нескольких даже не родствен­
ных по языку, но входящих, или некогда входивших, в одну исто­
рико-культурную область народов. Таковы тибетско-монгольская
«Гесэриада», нартский эпос, имеющийся в разных, но близких
вариантах у многих народов Северного Кавказа; «Козы Корпеш -
Баян сулу» встречаются у всех тюркоязычных этносов и др.
Древнегреческие эпические произведения «Илиада» и «Одис­
сея» и древнеиндийские «Рамаяна» и «Махабхарата» (приписывае­
мое авторство их соответственно Гомеру и Вальмики носиг полу­
легендарный характер) вместе со всем комплексом древнегрече­
ской и древнеиндийской мифологии имели в истории мировой
культуры особое значение. Греческий народный миф и эпос как
непосредственно, так и в латинском пересказе легли в основу
образной символики всех европейских литератур, а древнеиндий­
ский в разных вариантах получил широчайшее распространение и
сыграл практически ту же роль почти во всех странах Южной и
Юго-Восточной Азии. Один из выдающихся исследователей Цен­
тральной Азии Г.Н. Потанин настойчиво проводил мысль о значе­
нии тюрко-монгольского эпоса для других стран. Он считал, что
центральноазиатские народы сыграли большую роль в пересадке
эпоса с Востока на Запад. Путь распространения восточных моти­
вов, по мнению ученого совпадает с характером движения кочевых
народов: по северной стороне Каспийского моря, в степи Северно­
го Причерноморья. Так устанавливается сходство между эпосами
Карла и Чингис-хана, между сказаниями о Гэсере с Илиадой и
Одиссеей и т.д. Впрочем Г.Н. Потанин предполагал ещё альтерна­
тиву: или сходство проистекает от того, что это общее достояние
арийских и неарийских народов, или тюрко-монгольское влияние.
В странах, где не сложились либо не в полной форме сохрани­
лись народные эпические произведения, а иногда и в дополнение к
ним, сходную роль корней национальной литературной традиции,
своего рода эталона афористических речений, образов и символов
играет также творчество поэтов-классиков средневековья. В Грузии —
это Руставели, у таджиков, персов и других ираноязычных народов
— Фирдоуси, у узбеков — Алишер Навои, в Индии — Тулси Дас и
Кабир, в Китае — Ли бо, Ду Фу, Бо Цзюй-й, в Японии — Басе; в
Италии сходную роль сыграли в эпоху Возрождения Петрарка и
Данте, в Португалии — Камоэнш, у казахов Коркыг-ата, Асан
Кайгы и др.
83
Творчество классиков нового времени также играло большую
роль в формировании национальных литератур и в духовной жизни
народов в значительно более широких территориальных рамках.
Но и здесь опять-таки можно наметить определенную ареальную
избирательность. Имена Шекспира и Сервантеса известны сегодня
во всем мире. При этом широкие круги читающей публики знают
прежде всего доступных по языку авторов: Сервантес знаком
ближе в латиноамериканских странах, а Шекспир — в Индии.
В России творчество Пушкина глубже проникло во фразеологию и
образный строй повседневной речи, оказывает большее влияние на
духовную жизнь, чем, скажем, сочинения Достоевского. Но в
зарубежных странах Достоевский читается больше, чем Пушкин, и,
может быть, даже больше, чем Лев Толстой. Однако в Японии, где
вообще шире интерес к русской литературе, чем во многих странах
Запада, наибольшей популярностью пользовались вначале Толстой
и Тургенев, а теперь Горький и Чехов.
Выше говорилось о пространственном распространении глав­
ным образом тех элементов духовной культуры, которые относятся
к области литературы и искусства. Ими, разумеется, духовная
культура не исчерпывается. Другие ее компоненты имеют несколь­
ко иные закономерности и несколько иные условия распростране­
ния. Гак, обрядово-ритуальные элементы почти повсюду опреде­
ляются еще местными господствующими религиями. Только в
социалистических странах роль религии и в этой области жизни
невелика: здесь идет процесс формирования новой, гражданской
обрядности.
В еще очень слабо изученных наукой вопросах этнической пси­
хологии можно наметить две основные и весьма различные группы
факторов, которые определяют господство в тех или иных ареалах
отличительных систем этических и эстетических ценностей. С одной
стороны, значительную роль играет уровень социально-экономи­
ческого развития, господствующий социальный и хозяйственный
у клады. С этой точки зрения правомерно проведение, скажем,
параллелей между такими индустриально развитыми странами, как
« У Франция и США. С другой стороны, еще большую роль игра­
ют щиость происхождения народов и связи, сложившиеся веками в
рамках ольших историко-культурных регионов. Так, оказывается, что
на глу инном уровне этнической психологии имеются черты сходства
между японцами, филиппинцами, индонезийцами, несмотря на разли­
чия в экономике, в религиозной ситуации и во многих других сторонах
жизни между соответствующими странами.
84
ГЛАВА 2

ЭТНОГРАФИЯ НАРОДОВ МИРА

2.1 Народы Австралии и Океании

Австралия и Океания - самая малая часть света, площадь кото­


рой составляет только 9 млн кв. км, из них 7,7 млн кв. км прихо­
дится на австралийский материк, острова же Океании, разбросан­
ные по огромному пространству, имеют в сокупности сравнитель­
но небольшую площадь.
Невысокий уровень хозяйственного и общественного развития,
разобщенность австралийских и океанийских народов сделали их
легкой добычей колониальных держав, в роли которых выступали
страны Западной Европы, США, а затем и Япония. Более того,
пользуясь слабостью стран этого региона, западные державы даже
в условиях кризиса колониальной системы, последовавшего после
второй мировой войны, сумели вплоть до начала 1960-х годов
сохранить здесь свои позиции. Океания превратилась в своего рода
заповедник колониализма.
Пламя освободительной борьбы постепенно охватывало один
архипелаг Океании за другим. И с 1960-х годов начавшийся после
второй мировой войны процесс деколонизации распространился и
на страны рассматриваемого региона.
Австралию и Океанию традиционно делят на четыре историко-
этнографические области: Австралию, Меланезию, Микронезию и
Полинезию.
Однако как традиционное районирование Австралии и Океа­
нии, так и отмеченные выше его уточнения отражают культурно-
бытовую специфику разных регионов этой части света лишь к
началу контактов с европейцами. После установления этих контак­
тов в Австралии и Тасмании, а также на ряде островов Океании
(Новой Зеландии, Гавайских островах, Фиджи, Новой Каледонии)
произошли коренные изменения в структуре населения и его куль­
турном облике.
Происхождение народов Австралии и Океании уже давно вол­
нует многих ученых. Однако на подлинно научный фундамент эта
проблема была поставлена лишь в последнее столетие, чему спо­
собствовали проведенные в Австралии и на ряде островов Океании
археологические раскопки, а также глубокий лексико-статисти-
85
ческий анализ многих океанийских языков. Согласно сделанным из
этих исследований выводам, раньше всего были освоены в австра­
лийско-океанийском регионе Австралия и Новая Гвинея.
В Австралию первые люди проникли из Юго-Восточной Азии
около 40 тыс. лет назад. Древнейшее из известных археологических
памятников, расположенное у озера Манго на востоке Австралии и
включающее очаги и каменные орудия, имеет возраст 32 тыс. лет.
У этого озера найдены и остатки человека 25-тысячелетней древ­
ности.
Основными занятиями ранних поселенцев в Австралии и Тас­
мании были охота и собирательство. Каменные орудия пришельцев
имели верхнепалеолитический облик.

Народы Австралии- Население Австралии (вместе с Тасманией)


состоит из потомков европейских переселенцев, а также эмигран­
тов, переехавших из различных европейских стран. Аборигены
Австралии составляют сейчас (вместе с метисами) лишь 1% насе­
ления, коренные же жители Тасмании полностью вымерли.
Коренное население Австралии, прежде расселенное в преде­
лах всего материка, в настоящее время сосредоточено преимущест­
венно в его северных, западных и центральных районах, наиболее
неблагоприятных по природным условиям. Коренные австралийцы
(потомки переселенцев) - 77 %, аборигены - 1%, выходцы из Ве­
ликобритании - 7,2 %, стран Азии и Ближнего Востока - 3 , 9 %,
Новой Зеландии —1,9 %, Италии —1,6 %, стран Африки и Америки
- 1,5 %, Югославии - 1 %, Греции - 1 %.
Антропологически австралийские аборигены весьма специ­
фичны и образуют особый тип австралоидной расы. Тип этот ха­
рактеризуется темно-коричневой кожей, черными волнистыми
волосами, обильной растительностью на лице, сильно выступаю­
щим надбровьем, широким носом, сравнительно толстыми губами.
Рост у австралийских аборигенов средний или выше среднего,
голова длинная, лицо прогнатое (то есть с несколько выступающи­
ми вперед челюстями).
Аборигены Австралии говорят более чем на 200 языках, отно­
сящихся к особой австралийской языковой группе, родство внутри
которой олее отдаленное, чем внутри семьи. Группа эта подразде­
ляется на с лишним подгрупп, крупнейшей из которых является
пама ньюга, о ъединяющая свыше двух третей всех языков корен­
ного населения.
Тасманийские языки (всего их было 2) очень слабо изучены, но,
судя по всему, неродственны австралийским языкам.
86
Языки коренных жителей Австралии и Тасмании относительно
бедны отвлеченными понятиями, зато могут очень точно переда­
вать все детали конкретных предметов и все оттенки действий.
Небогатые австралийские языки и понятиями, обозначающими
количество.
Основным занятием австралийцев и тасманийцев были охота и
собирательство, причем охотились преимущественно мужчины.
Женщины и дети оказывали посильную помощь мужчинам во
время охоты, а также собирали различные съедобные дикорасту­
щие растения и ловили мелких животных.
Главными объектами охоты были кенгуру и другие сумчатые
животные, птицы. Охотились австралийцы с помощью копий
(иногда составленных из нескольких частей), а также различных
метательных палиц, в частности бумеранга. Лук и стрелы встреча­
лись в Австралии только на полуострове Йорк, где они были заим­
ствованы у папуасов Новой Гвинеи.
Из способов охоты более характерными были: преследование
животного, облавы и т.д. Вместе с тем австралийцы применяли при
охоте сети, силки, разные ловушки и т.п. Выкапывали съедобные
растения с помощью длинной заостренной палки. Ею же разрывали
норы мелких животных. Рыболовство было менее распространено,
чем охота и собирательство, что в значительной мере объясняется
бедностью гидрографической сети на большей части австралий­
ской территории.

Народы Папуасии (Новой Гвинеи). Подавляющее большинство


населения острова составляют папуасские народы. Языки, на кото­
рых говорят эти народы, не образуют единой генетической группы,
а распределяют между несколькими не родственными между собой
надсемьями.
Большая часть папуасских народов очень не велика и насчиты­
вает от нескольких сот до нескольких тысяч человек. Кроме папуа­
сов на Новой Гвинее обитают также народы, говорящие на австро­
незийских языках. Их обычно называют меланезийцами. По своей
численности меланезийцы сильно уступают папуасам.
По своим занятиям подавляющее большинство папуасов - мо­
тыжные земледельцы. Сейчас у папуасов можно встретить и заим­
ствованные от европейцев культуры (бобы, картофель, кофейное
дерево и т.д.).
Из домашних животных папуасы разводят свиней, кур и собак.
Папуасы селятся обычно небольшими деревнями. В большин-
87
стве папуасских деревень число жителей не превышает 100-150
человек.
Как и в некоторых других районах Океании, в деревнях Новой
Гвинеи взрослые мужчины живут отдельно от остальных жителей,
в особо мужском доме, что отражает имевшее здесь место поло­
возрастное разделение труда.
Папуасы делятся на племена, но они, как и у австралийцев,
представляют собой скорее не социально-потестарные, а этниче­
ские общности. Это довольно аморфные объединения, связанные
единством языка и культуры, но не имеющие какой-либо племен­
ной организации, племенных вождей и т.п.
Род у папуасов отцовский, точнее ранняя его форма (материн­
ский род встречается на Новой Гвинее только у меланезийцев).
Несколько родов, как правило, объединены в союзы, но это не
племена, а либо группа родов, связанная общностью происхожде­
ния (т.е. фактически фратрия), либо группа соседних родов, нахо­
дящихся в постоянном контакте. Союз родов - самая крупная соци­
альная организация, какая имелась у папуасов к моменту контактов
с европейцами.
Основными хозяйственными ячейками на Новой Гвинее явля­
ются общины. Среди них выделяются три основные группы, разли­
чающиеся в зависимости от соотношения общинного и семейного
начал. Наиболее распространена родовая община. Для нее харак­
терна общинная собственность на результаты совместной трудовой
деятельности ее членов. В родовой общине отсутствуют наследст­
венные вожди, а авторитета и руководящего положения ее члены
добиваются в силу своих личных качеств. Важным признаком
родовой общины является то, что большая ее часть (мужчины, их
сестры и дочери) принадлежат к одному роду. Вне этого рода
только те женщины, которые попадают в общину в результате
брака с кем-нибудь из общинников.

Народы Меланезии. Меланезия имеет весьма сложный этнический


состав населения, хотя все же уступает в этом отношении
Папуасии. В Меланезии проживает более 200 этносов. Так же как в
Папуасии, они подразделяются по языку на две основные группы:
народы, говорящие на австронезийских языках, и народы,
говорящие на папуасских языках. Однако соотношение этих групп
в еланезии иное, чем на Новой Гвинее: здесь резко преобладают
австронезийскоязычные группы, папуасов же сравнительно немного.
88
Все распространенные в Меланезии австронезийские языки от­
носятся к восточноавстронезийской, или океанийской ветви. Океа­
нийская ветвь распадается на ряд групп, крупнейшей из которых
является восточноокеанийская. Народы, говорящие на языках
восточноокеанийской группы, живут на северных и центральных
островах из архипелага Новых Гебрид, островах Банкс и юго-
восточных островах из группы Соломоновых. К восточноокеаний­
ской группе относятся по языку и так называемые «внешние поли­
незийцы» - население небольших полинезийских колоний на неко­
торых периферийных островах Меланезии (Тикопиа, Реннелл и
др.). Народы, относящиеся по языку к другим группам океанийской
ветви, расселены в некоторых районах Новой Гвинеи, на архипела­
ге Бисмарка, островах Д'Антркосто и Т’робриан, архипелаге Луи-
зиада, в северо-западной части Соломоновых островов, в южной, а
отчасти и в северной части архипелага Новых Гебрид.
Этносы, говорящие на папуасских языках (в Меланезии пред­
ставлена восточнопапуасская надсемья), обитают на архипелаге
Бисмарка (главным образом на северо-востоке Новой Британии),
некоторых из Соломоновых островов (Велия - Лавелия и др.).
Народы Меланезии невелики. Самый крупный из них - толай,
на Новой Британии. Численность же большинства других этносов
составляет лишь несколько сот или несколько тысяч человек.
Среди коренного населения Меланезии преобладает меланезий­
ский антропологический тип, для которого характерны темная
кожа, толстые губы, широкий нос, умеренно курчавые волосы,
среднеширокое лицо. Большую часть коренного населения Мела­
незии (кроме папуасов и полинезийцев) принято называть мелане­
зийцами, хотя, как уже отмечалось, эта группа не имеет генетиче­
ского характера.
Основное занятие меланезийцев - ручное земледелие. Важней­
шие из возделываемых культур - ямс, таро, кокосовая пальма,
хлебное дерево, банан, пизанг, саговая пальма. Кокосовая пальма
является сейчас главной товарной культурой. А в последние деся­
тилетия добавился ряд новых культур: какао-бобы, маниока и др.
В Меланезии распространена подсечноогневая система земле­
делия: подготовка нового участка к посеву напоминает аналогич­
ную процедуру в Папуасии.

Народы Новой Каледонии и островов Луайоте. Новая Кале­


дония и соседние с ней острова Луайоте, которые обычно относят к
южной периферии Меланезии, заметно отличались от последней по
89
своему культурному облику ещё предколонизационный период,
после же установления колониального режима эти отличия стали
гораздо более существенными.
Объявив в 1853 г. об аннексии Новой Каледонии, Франция пре­
вратила её в место каторги, и до 1894 г., когда ссылка на остров
была прекращена, сюда было отправлено несколько десятков тысяч
каторжан (прежде всего уголовников, но частично и политических
ссыльных, в частности парижских коммунаров).
Многие из каторжников после отбытия срока наказания оста­
лись на острове. От этих бывших ссыльных и небольшой группы
вольных поселенцев ведут своё происхождение современные фран­
коязычные жители Новой Каледонии (франконовокаледонцы),
которые составляют сейчас свыше трети всего населения владения
(вместе с островами Луайоте) и которые уже несколько обособи­
лись в этнокультурном отношении от французов метрополии.
Для работы на плантациях и рудниках (на Новой Каледонии
ли обнаружены богатейшие месторождения руд никеля и других
металлов) с 90-х годов XIX века начали ввозить рабочих из азиат­
ских стран, и яванцы вместе с вьетнамцами в настоящее время
образуют заметную группу в населении острова.
есмотря на приток европейских и азиатских переселенцев, ко­
ренные жители Новой Каледонии и островов Луайоте до сих пор
оставляют олее 2/5 населения. Они говорят на трёх десятках
языков океанийской ветви австронезийской семьи и принадлежат в
и,тн,'.й° М ОТНОГ НИИ К °СобомУ нов°каледонскому типу австрало-
трпкнпГаСЫ этог° типа характерны волнистые волосы, значи-
высокий ~ Третичного р о с я н о го покрова, сравнительно

отличия>птЛСДОНСКаЯ гРадиционная культура имела существенные


лии Нов “ £улЬтуры ДРУГИХ островов Меланезии. Так, в земледе-
ние. Если r nr еД°НИ? ШИР0К0 применялось искусственное ороше-
угольного пЛ Я Г ™ Чо™ ^ еланезии преобладают дома прямо-
лые жилиша R J ° Каледонии очень характерны круг-
незии здесь был Р°ТИВОПОЛТОКНОСТЬ большинству островов Мела-
существовала п п р спростРанён не материнский, а отцовский род,
племенные объединения!* ° рГанИЗация и даже Довольно крупные

осталось. ДажеРамегтИОНН°^ культУРы Новой Каледонии мало что


Старый тип жилиша м Г деревУшки сильно «европеизированы».
Нумеа, административного Вцещра
центра Ь владЬ *
владения, "
уголках страны.
90
Почти ничего не сохранилось у коренных жителей и от их тради­
ционного быта, общественного уклада.
В настоящее время наблюдается процесс постепенной консоли­
дации коренного населения острова в единый этнос.

Народы Фиджи. Существенно изменился за последние 100 лет


и этнокультурный облик архипелага Фиджи, лежащего на стыке
между Меланезией и Полинезией.
Как в антропологическом, так и в культурном отношении ко­
ренное население островов Фиджи занимает промежуточное поло­
жение между меланезийцами и полинезийцами. По языку фиджий­
цы относятся к восточно-океаниской группе океанийской ветви
австронезийской семьи. Фиджийцы (особенно прибрежные) стояли
по сравнению с жителями Меланезии на значительно более высо­
ком уровне общественного и культурного развития и не уступали в
этом отношении жителям многих полинезийских архипелагов.
Высоко было развито ремесло, особенно строительство лодок. В
фиджийском обществе имело место имущественное и социальное
неравенство, большую власть приобрели вожди. Существовало
рабство. Появились довольно крупные территориальные объедине­
ния. Контакты с европейцами на первых порах форсировали даль­
нейшее общественное развитие Фиджи и привели к созданию на
архипелаге раннеклассового государства. Однако европейским и
американским дельцам удалось захватить на Фиджи лучшие земли,
спутать страну кабальными долгами. А в 1874 г. фиджийская неза­
висимость была формально ликвидирована: архипелаг стал коло­
нией Великобритании.
Европейцы стали создавать на Фиджи плантации, специализи­
рованные в первую очередь на производстве сахарного тростника.
Так как фиджийцы не желали батрачить на колонизаторов, планта­
торы организовали с 1879 г. ввоз в страну законтрактованных
рабочих из Индии, бывшей тогда британской колонией. И хотя в 1916 г.
система контрактов была отменена, индийское население продолжало
быстро расти благодаря высокому естественному приросту.
В настоящее время индийцы (говорящие преимущественно на
хиндустани, а также на некоторых других индоарийских и на дра­
видийских языках) составляют половину населения страны, замет­
но превосходя по численности аборигенов-фиджийцев. Большин­
ство индийцев занимается выращиванием сахарного тростника на
арендуемых земельных участках. В хозяйствах фиджийцев главной
культурой является кокосовая пальма. Их деревни продолжают во
91
многом сохранять свой прежний облик. Живут фиджийцы частич­
но в традиционных, круглых в плане хижинах, сооруженных из
листьев пандануса и другого местного материала, частично в домах
современного типа.

Народы Полинезии. Несмотря на большую территориальную


распыленность по многочисленным, нередко далеко отстоящим
друг от друга архипелагам, все полинезийские народы довольно
близки между собой по своему антропологическому типу, языкам и
традиционной культуре.
Расовый тип полинезийцев весьма специфичен. Для него харак­
терны темно-смуглая кожа, высокий рост, широковолнистые воло­
сы, средняя степень развития третичного волосяного покрова,
слегка прогнатное лицо и средневыступающий, довольно широкий
нос. По мнению ряда исследователей, полинезийцы в антропологи­
ческом отношении представляют собой контактный тип между
монголоидной и австралоидной расами.
Полинезийские языки, как уже отмечалось, относятся к восточ­
ноокеанийской группе океанийской ветви австронезийской семьи.
сего насчитывается три десятка отдельных полинезийских язы­
ков.
Число полинезийских народов несколько больше—около 40,
так как в Полинезии разные этносы, живущие на далеко отстоящих
друі от друге островах, иногда говорят на различных диалектах
одного и того же языка. 14 полинезийских народов живут не в
самой олинезии, а в Меланезии и Микронезии. Среди полинезий­
ских этносов имеется пять сравнительно крупных и хорошо консо-
дированных народов: новозеландские маори, самоа, тонга, га­
вайцы и таитяне.
^ , Л ! 1 МеНГУ еВр0пейской колониальной экспансии в Полинезии
лаже тип ^ )СТРан^н особый хозяйственно-культурный подтип или
Оснокнымм°Т°^Ь1Иназывают островным, или океанийским.
с Г Г Г :!ГЯТИЯМИ полинезийцев являлись, да и сейчас являют-
культүпі ( _Г еделие И Рыболовство. Главные возделываемые
батат (на Новой^Чр08^ naf ьма’ Небное дерево, банан, гаро, яме,
ненным тпалипы ландии)> тыква, кабачки. Наиболее распростра-
кол, который сейчас ° РУ.т е " 6ыл ' W '" " " - '/1
В отличие от Меланезии „ п! купн"" железной лопатой.

z z z * ; — '' ана
™па, построенных и™ :о^™ еГ ы
Т 1 ^ 0ввД° МаХ еВРоп* К0ГО

92
Полинезийская одежда состояла из набедренной повязки или
передника у мужчин и юбочки либо передника у женщин. Мате­
риалом для изготовления одежды служила тала, трава, циновки,
растительные волокна, иногда птичьи шкурки, перья. Теперь такую
одежду можно увидеть только во время празднеств, в обиход же
прочно вошла дешевая покупная одежда европейского типа. Очень
распространены в Полинезии различные украшения, причем их
носят и мужчины, и женщины. Одно из самых излюбленных укра­
шений — цветы.
Социальное расслоение зашло в Полинезии так далеко, как ни­
где в других регионах Океании. Почти на всех архипелагах выде­
лились наследственные вожди и связанная с ними элита (арики,
арии, алии и т. д.). Представители знати делились на ранги и обыч­
но были связаны между собой родственными узами. Вожди соби­
рали подать с остального населения. Знатным семьям принадлежа­
ли лучшие земли на островах.
Следующим социальным слоем были свободные общинники, а
за ними шла группа несвободного населения, включавшая и рабов.
В целом общественный строй полинезийцев можно охарактеризо­
вать как сословно-кастовый.
Основной общественной ячейкой была большая патриархальная
семья, считавшаяся обычно собственником земли. Между больши­
ми семьями не было равенства. Несколько живших в одной деревне
больших семей объединялись в территориальную общину. Послед­
няя управлялась советом, в котором решающую роль играли главы
патриархальных семей.
Формы собственности в Полинезии разнообразны. Кроме об­
щинной собственности на землю существовала также частная
собственность на движимое имущество.
Для полинезийских архипелагов было характерно сравнительно
слабое развитие обмена. В этом отношении Полинезия существен­
но уступала отстававшей от нее по общему уровню социально-
экономического развития Меланезии.
Интересной особенностью Полинезии является отсутствие в
ней родовой организации. В ходе разложения первобытного обще­
ства в этом регионе род не сложился, хотя возникшие вместо него
большие семьи и носили, безусловно, патриархальный характер.
Разложение первобытнообщинного строя в Полинезии ускоря­
лось в ходе военных столкновений между вождями. В конце
XVIII—начале XIX в. у ряда полинезийских народов (гавайцев,
таитян, тонга) стали складываться раннеклассовые государства.
93
Традиционный общественный строй в разной степени сохра­
нился у различных групп полинезийцев. Он совершенно разрушил­
ся у гавайцев, мало что осталось от него у маори и таитян. На
Тонга, Самоа и других архипелагах Полинезии прежние социаль­
ные порядки в значительной мере сохранились.

Народы Гавайских островов. Когда в 1778 г. Гавайские остро­


ва были открыты Джеймсом Куком, их население было близко по
своему культурному и социальному облику к жителям других
островов Полинезии. В конце XVIII в. один из гавайских вождей
Камеамеа I объединил под своей властью весь архипелаг, создав
раннеклассовое государство. Однако на протяжении XIX в. на
острова все более усиливалось проникновение европейцев и аме­
риканцев. Ими были созданы крупные плантации сахарного трост­
ника и ананасов. Для обеспечения плантаций рабочей силой начал­
ся ввоз законтрактованных рабочих из стран Азии (сначала из
Китая, а затем из Японии и с Филиппин) и с принадлежащих Пор­
тугалии островов Азорских и Мадейра. Местное же полинезийское
население, сильно страдая от жестокой эксплуатации и занесенных
болезней, стало быстро вымирать, разрушению подверглась и
старая культура. В 1898 г. уже фактически подчиненные США
Гавайи были официально аннексированы, а в 1959 г. превращены в
штат США.
В настоящее время этнический и культурный облик Гавайских ост­
ровов коренным образом отличается от прежнего. Здесь сложилось
многорасовое и многонациональное общество, причем ни одна этниче­
ская группа не составляет сейчас большинства. Американцы образуют
свыше трети населения, японцы — около трети. Немало также филип­
пинцев (главным образом илоков), китайцев, португальцев и предста­
вителей ряда других народов. Гавайцы же составляют сейчас менее
одной десятой населения штата, причем подавляющее большинство их
метисы, знающие гавайскии язык, но чаще говорящие на английском
языке и сохраняющие лишь отдельные элементы традиционной куль­
туры.
Лучше сохранили свою культуру японцы, филиппинцы и некото-
Рые ДРУгие живущие на Гавайях группы. И хотя архипелаг представля­
ет собой своего рода котел, где сплавляются в единое целое различные
этнокультурные элементы, до полного культурного однообразия здесь

Народы Микронезии. Микронезия по этническому составу сво­


его населения намного проще не только Папуасии и М еланезии, но
94
и Полинезии: здесь живет лишь полтора десятка народов. Все
народы Микронезии говорят на языках австронезийской семьи,
причем на западе распространены языки западно-австронезийской
ветви этой семьи, на востоке—восточноавстронезийской (океаний­
ской). На западноавстронезииских языках говорят два народа
Микронезии — чаморро и белау, или палау. Среди остальных
народов, относимых по языку к океанийской ветви, наиболее мно­
гочисленны тунгару, или гилбертцы, трук, маршалльцы, понапе.
Как уже отмечалось, жители Западной и Восточной Микроне­
зии существенно отличаются друг от друга не только в языковом,
но и в культурном отношении. Различаются они и по своему расо­
вому облику. Если на архипелагах Восточной Микронезии можно
наблюдать в разных сочетаниях смешение полинезийского и мела­
незийского расовых типов, то в Западной Микронезии явственно
прослеживается южноазиатский расовый элемент (в южной части
Западной Микронезии, на островах Палау чувствуется примесь
меланезийского типа). Впрочем, исконный антропологический тип
западномикронезийских народов установить трудно, так как они
сейчас в сильной степени метисированы. Современные чаморро
представляют собой потомков от смешанных браков между жен­
щинами древних чаморро и испанскими солдатами (в числе кото­
рых было немало филиппинцев и мексиканцев).
Ко времени первых контактов с европейцами население Мик­
ронезии занималось земледелием и рыболовством. Земледелие
получило наибольшее развитие в Западной Микронезии. Чаморро
— единственный народ Океании, возделывавший рис, белау же
было известно искусственное орошение. В Западной Микронезии
выращивались также ямс, таро, бананы, кокосовая пальма, хлебное
дерево, сахарный тростник. Земля обрабатывалась палкой с заост­
ренным концом или каменной мотыгой.
В Восточной Микронезии земледелие явно уступало рыболов­
ству. Из сельскохозяйственных культур особенно широкое распро­
странение получили плодовые деревья (кокосовая пальма, хлебное
дерево, панданус, бананы). Меньшее значение имело возделывание
клубнеплодов (таро, ямса, батата). Рыболовство достигло высокой
степени совершенства. Сети достигали 30—40 м в длину и снабжа­
лись поплавками из колен бамбука.
2.2. Народы Азии

Азия подразделяется на Западную (или Переднюю), Южную,


Юго-Восточную, Восточную и Центральную Азию. Почти три
четверти ее площади составляют высочайшие горные хребты Ги­
малаев, Каракорума, высокие плоскогорья и только четвертую
часть ее территории занимают равнины и низменности. Большая
часть Азии расположена в зоне тропиков, влажных и сухих субтро­
пиков, и лишь северные ее области лежат в зоне умеренно­
континентального климата. Обширные аллювиальные долины
орошаются водами Тигра и Евфрата, Инда, Ганга, Брахмапутры,
Иравади, Солуэна, Меконга, Янцзы, Хуанхэ и многих других рек.
Значительные по площади области на западе и севере Амударьи и
Сырдарьи аридны и представляют собой песчаные, глинистые или
каменистые пустыни. Это пустыни Аравийского полуострова,
Центрально-Иранское нагорье, Гоби, Такламакан, Кекпакдалы и
др. Зарубежная Азия очень богата полезными ископаемыми. Разно­
образны ее флора и фауна.
Население региона располагается неравномерно: густо заселе­
ны плодородные аллювиальные долины великих рек, побережья
морей и озер, но мало обитаемы многие области тропических
лесов, высокогорья, пустыни. Население Азии живет по большей
части в сельских местностях, но во многих странах наблюдается
быстрый рост городского населения.
Исключительно сложны этногенез и этническая история наро­
дов Азии, их этнический состав, языковая и антропологическая
принадлежность.
Существует предположение, что в некоторых тропических об­
ластях Азии проходили начальные этапы антропогенеза, о чем, в
частности, могут свидетельствовать костные остатки рамапитека,
обнаруженные в Южной Азии, находки остатков питекантропа,
древнейшего представителя ископаемого человека Homo erectus,
обитавшего около одного миллиона лет тому назад на Яве. Почти
во всех частях Азии обнаружено значительное число палеоантро­
пологических и археологических находок, относящихся к разным
этапам раннего палеолита и более позднему времени, когда сло­
жился человек современного вида.
В конце мезолитической эпохи в некоторых субтропических
предгорных областях Азии были одомашнены первые на земле
растения и животные, что имело огромное значение для дальней­
шем истории человечества. Первичные центры одомашнивания
96

к
растений и животных находились в Западной Азии, на юго-западе
Средней и, возможно, в Юго-Восточной Азии. В Х-ІХ тысячелети­
ях до н.э. в этих центрах стало возникать комплексное хозяйство,
сочетавшее в себе традиционные занятия: охоту, рыболовство,
собирательство и разведение растений и животных. Постепенно
земледелие и животноводство становились господствующими
видами хозяйственной деятельности, и в VIII-V тысячелетиях до н. э.,
в ходе так называемой «неолитической революции», складываются
культуры ранних земледельцев. Сначала они появляются в Запад­
ной, затем в Средней, Южной и Юго-Восточной, а позднее в Вос­
точной Азии. Бурному процессу развития производительных сил
способствовали введение орошаемого земледелия, изобретение
керамического производства, металлургии. Складываются города,
ремесленные центры, расширяется торговля. Наконец, на рубеже
IV и III тысячелетия до н. э. возникает одно из древнейших в исто­
рии классовых обществ — государство Шумеров. Развивается
плужное земледелие, садоводство, ткацкое производство, появля­
ются письменность, деньги. Быстро растет имущественное и соци­
альное расслоение. Предполагается, что начало государству дали
поселенцы с восточных регионов, поработившие аборгенные этни­
ческие группы Двуречья. С.П. Толстое считал, что шумеры отно­
сились к степным народам Евразии: «... сами создатели шумерской
цивилизации Нижнего Двуречья сохранили в своем языке признаки
отдельных восточных связей, и в лексике, и в морфологии шумер­
ский язык обнаруживает явные сходства с языками алтайской
группы, в частности с тюрками....».
Вскоре после Шумера в Азии возникают и другие государства:
Элам, государственные образования Южной Азии (Мохенджо-
Даро, Хараппа). Значительно позднее, в ІІ-І тысячелетиях до н. э.
складываются государства в Восточной и Юго-Восточной Азии. В
засушливых степных, пустынных и предгорных областях Азии
бытовало с давних пор комплексное хозяйство, включавшее при­
сваивающие и производящие отрасли. К концу II тысячелетия до н. э.
все большее распространение там стало получать пастушеское
животноводческое хозяйство. В начале 1 тысячелетия до н. э. в
этих местах вследствие различных социально-экономических и
природно-климатических причин возникает кочевое и полукочевое
скотоводство.
Одновременно во многих тропических, географически изолиро­
ванных областях Азии, на периферии классовых обществ продол­
жали обитать племена охотников, рыболовов и собирателей, сохра­
97
нявшие первобытнообщинный строй. Постепенно и они переходи­
ли к земледелию и втягивались в более развитые социально-
экономические отношения. Но и в наши дни еще сохраняются,
главным образом в Юго-Восточной Азии, небольшие группы насе­
ления, стоящие на разных уровнях разложения первобытнообщин­
ных отношений. Самое неблагоприятное воздействие на со­
циально-экономическое и культурное развитие народов Азии
оказали колониальные захваты, установление колониальной и
полуколониальной зависимости.

Народы Западной Азии. Географически Западная Азия вклю­


чает полуостров Малую Азию, Месопотамию, Левант, Аравийский
полуостров и Иранское нагорье. Общая черта природы Передней
Азии — господство засушливых, аридных ландшафтов с широким
распространением, особенно на юге, пустынь и полупустынь.
Только на побережьях Средиземного, Черного и Каспийского
морей, на юго-западе Аравийского полуострова, а также в некото­
рых предгорных местностях климат более влажный, субтропиче­
ский. Из крупных рек в Западной Азии протекают Тигр и Евфрат,
орошающие аллювиальные долины Месопотамии. Прочие реки
сравнительно небольшие.
Равнины и горы Передней Азии некогда были покрыты густы­
ми лесами, где водились крупные звери; слоны, львы, гигры, носо­
роги, разнообразные копытные. В историческое время большая
часть лесов была истреблена, что привело к исчезновению крупных
животных.
Этногенез и этническая история. В науке еще не решен во­
прос, входили ли области Западной Азии в ареал, где проходили
начальные этапы антропогенеза. Вместе с тем памятники эпохи
раннего палеолита широко представлены в этой области, особенно
в Восточном Средиземноморье. В гротах Табун, Схул, Барадост и
других обнаружены кости и орудия палеоантропов. Сущ ествует
гипотеза, что в Передней Азии на рубежах раннего и позднего
палеолита происходило формирование человека современного
вида. Это предположение основывается на исследовании ископае­
мых костных останков, в которых обнаруживается сочетание неан-
дерталоидных и сапиентных антропологических признаков. Выво­
ды о превращении в Передней Азии неандертальцев в людей со­
временного вида не бесспорны, что не исключает, однако, возмож­
ности формирования Homo sapiens в рассматриваемом регионе.
98
Современный этнический состав. В Западной Азии распро­
странено значительное число языков. Они относятся к различным
ветвям трех языковых семей: индоевропейской, семито-хамитской
и алтайской.
Индоевропейская семья представлена в Западной Азии главным
образом иранской ветвью: в нее входят языки фарси, пушгу, тад­
жикский, курдский, лурский, бахтиарский, белуджский и др. Кроме
того, некоторое распространение имеют языки новогреческий,
армянский, албанский. Встречаются небольшие группы населения,
говорящие на индийских языках.
Среди семитских языков наиболее многочисленна их южная
ветвь, представленная арабским литературным языком и многими
областными арабскими говорами и диалектами. На языках других
семитских ветвей говорят атурая (новоассирийцы), евреи и некото­
рые группы населения Сирии, Ливана и других стран.
Алтайская семья представлена несколькими тюркскими языка­
ми, входящими в разные ветви: турецким, азербайджанским, татар­
ским, туркменским, гагаузским, афшарским и др.
Выходцы с Кавказа говорят на различных кавказских языках.
По антропологическому признаку почти все население Запад­
ной Азии принадлежит к различным типам большой европеоидной
расы. На Аравийском полуострове встречаются негроиды—выход­
цы из Африки. На юге полуострова у некоторых групп арабского
населения заметна негроидная примесь. Монголоиды—хазарейцы
Афганистана. Небольшая монголоидная примесь имеется у некото­
рых групп тюркоязычного населения.
Современный этнический состав почти всех стран Передней
Азии сложен, и большая их часть многонациональна. Например, в
Турции живут курды, азербайджанцы, туркмены, арабы, татары,
грузины, греки, албанцы, евреи, армяне, черкесы, лазы, небольшая
группа русских-старообрядцев - казаки-некрасовцы, поселившихся
в Турции в XVIII в.
Современные этнические процессы в Турции характеризуются,
прежде всего, слиянием национальных меньшинств с турками.
Официальная письменность с 1928 г. латинская.
Еще более сложен этнический состав Ирана. По данным первой
всеобщей переписи 1956 г., менее половины его населения состав­
ляли собственно персы, говорящие на фарси. Распространение в
Передней Азии иранских языков связанно с миграциями индо­
арийских племен II тыс. до н.э. Характер движения стеннь'х глс-
мен, направления маршрутов, особенности быта, и как результат -
49
появившееся в ходе завоеваний оседлых регионов симбиоз, свиде­
тельствуют о существовании определенных закономерностей.
Материальная культура. Поселения земледельцев Передней
Азии обычно крупные, кучевые в плане, с беспорядочной застрой­
кой кварталов. Небольшие поселения встречаются в горной мест­
ности. Правильную планировку имеют только поселения, основан­
ные переселенцами, или возникшие в последние десятилетия. В
горах и по соседству с воинственными кочевыми племенами
строили в прошлом сильно укрепленные поселения. Теперь они
встречаются сравнительно редко.
Как правило, в центре каждого крупного поселения находится
базарная площадь, мечеть или церковь, кофейня, чайная, админи­
стративные постройки. От центра тянутся кривые улочки, образо­
ванные глухими стенами усадеб, без окон, с воротами и небольши­
ми дверными проемами. Обычно улицы настолько узки, что там с
трудом могут разъехаться две повозки. Водопроводы имеются
только в центре самых крупных городов, и большая часть населе­
ния берет воду из каналов, где купаются животные и стирают
белье. Современные здания, асфальтированные улицы, электриче­
ское освещение имеются только в центральных кварталах круп­
нейших городов. Но их окраины ничем не отличаются от самых
невзрачных сельских поселений.
Селения кочевников и полукочевников — временные, сезон­
ные. Наиболее крупные и долговечные возникают летом у бедуи­
нов Центральной Аравии, такие летние лагери насчитывают порой
несколько сотен и даже тысяч кочевых жилищ, группирующихся
вокруг колодцев или других источников водоснабжения. Скопле­
ния жилищ родственных семей образуют своего рода кварталы.
Палатка главы кочевой группы ставится у въезда, с тем чтобы
гости попадали прежде всего к предводителю.

Народы Южной Азии. К Южной Азии относятся полуостров


Щри Ланка (д о 1972 г. Цейлон), Ликкадивские,
ндостан, остров
Аминдивские, Андаманские и Никобарские острова.
С севера Южная Азия обрамлена высочайшей в мире горной
системой Гималаев и Каракорума, с северо-запада — Белуджистан­
ским нагорьем и Гиндукушем, на северо-востоке возвышаются
ирмано- ссамские горы. Юг Индостанского субконтинента и
острова Южной Азии омываются водами Индийского океана,
Аравииского и Андаманского морей, Бенгальского залива.
ольщую часть южной Азии составляют обширные плоского­
рья и низменности. Так, значительную часть Индостанского полу­
100
острова занимает Деканское плоскогорье с Западными и Восточ­
ными Гатами. На юге плоскогорья возвышаются Нильгирийские и
Карда-Поповы горы и горы Анималаи. Огромную площадь занима­
ет Индо-Гангская равнина. Значительны по площади низменности
на острове Шри Ланка.
В Южной Азии протекают великие реки: Инд, Ганг, Брахма­
путра, Джамна и многие другие, орошающие обширные аллюви­
альные долины.
Несмотря на огромное разнообразие природной среды Южной
Азии, во всех ее областях, кроме высокогорья, господствуют глав­
ным образом тропические, а в предгорьях субтропические клима­
тические условия. Вследствие этого, на большей части территории
этого региона, выпадает много осадков. В году выделяются три или
два сезона (жаркий, дождливый, прохладный, или сухой и дождли­
вый). Вместе с тем на северо-западе и западе субконтинента в
Белуджистане, Синде, Раджастхане расположены засушливые,
пустынные области.
Исключительно богаты флора и фауна Южной Азии. Некогда
ее равнины и предгорья были покрыты сплошными тропическими
лесами — джунглями, значительно сейчас поредевшими в резуль­
тате деятельности человека. Но и сейчас еще в лесах много ценных
пород деревьев (тик, сал и др.). Большие площади заняты вечнозе­
леными «дождевыми» лесами. Распространены фикусы, разного
рода пальмы и кустарники, древовидные папоротники. В примор­
ской полосе, в зоне приливов и прибоя, произрастают мангровые
леса. За несколько тысячелетий до нашей эры там разводили рис,
пшеницу, сахарный тростник, бобовые, масличные и разнообраз­
ные технические культуры, в том числе и азиатский хлопчатник.
Позднее получили распространение заимствованные из других
стран банановая и кокосовая пальмы, чайный куст.
Богат животный мир, хотя за последние тысячелетия он замет­
но оскудел. Из домашних животных разводятся индийский горба­
тый зебу, индийский буйвол. В засушливых районах держат верб­
людов, овец, коз, лошадей.
Этногенез и этническая история. До настоящего времени не
решен вопрос о том, входила ли Южная Азия в число областей, где
происходил антропогенез. Вместе с тем установлено, что десятки
миллионов лет тому назад там обитали дриопитековые обезьяны,
считающиеся предками гоминид. Примерно за десять миллионов
лет до нашей эры в этом регионе обитали рамапитеки, возможные
предки человека. Но в Южной Азии до сих пор не найдены кост­
101
ные останки древнейших и древних людей (археоантропов и палео­
антропов), хотя неоднократно были обнаружены орудия труда
культур раннего палеолита. Существует мнение, что на юге Индо-
станского субконтинента люди обитали уже за 1 млн лет до нашей
эры. Высказаны также предположения, что Южная Азия входила в
ареаі становления человека современного вида (Homo sapiens).
Известны многочисленные культуры позднего палеолита и после­
дующих эпох каменного века.
Прямые свидетельства об этническом составе населения Юж­
ной Азии на ранних этапах развития человека современного вида
(время палеолита — мезолита) отсутствуют. К тому же, как пола­
гают, население этого региона было тогда немногочисленным.
Существуют гипотезы о том, что значительная часть населения
полуострова Индостан и острова Шри Ланка была в те эпохи вед-
доидной по антропологическому признаку. Что касается языков, то
судить об этом еще труднее, и лишь гипотетически они могли быть
схожи с языками австралоидов азиатско-океанийской зоны, с кото­
рыми по антропологическим признакам обнаруживают сходство
потомки древнейшего населения Южной Азии—ведды и андаман­
цы. Многие ученые считают, что в III—II тысячелетиях до н. э. в
рассматриваемые области стали проникать и расселяться племена,
говорившие на дравидских языках и языках мунда. При этом дра­
виды, по антропологическому типу южные европеоиды, были
создателями первой цивилизации в долине Инда, откуда могли
расселяться на восток и на юг. В ходе миграций дравиды и мунда
сталкивались с веддоидами и по большей части их ассимилирова-
ли. Одним из следствий этого процесса было формирование южно-
индийской дравидоидной расовой группы.
Предки мунда, принадлежавшие к австралоидным и монголо­
идным расовым типам, смешивались с местным веддоидным насе­
лением, следствием чего было сложение народов мунда Централь­
ной Индии.
Во II тысячелетии до н. э. в Северной Индии начинают рассе­
ляться группы южных европеоидов-ариев Евразийских степей,
говоривших на индоарийских языках. Частично они проникли
далеко на юг, где их ассимилировали дравиды.
Группы населения, говорившие на индоевропейских (иранских,
тохарских) языках, попадали в Южную Азию с севера и северо-
запада и позднее, в частности на рубежах ношей эры, в индоскиф­
скую эпоху. Расселявшиеся во ІІ-начале 1 тысячелетия до н. э. на
вере жнои Азии индоарии были скотоводами и оседлыми
102
земледельцами. Их история известна по археологическим данным,
а также сборникам гимнов, жертвенных и магических формул,
описаний ритуала, толкований и комментариев к священным тек­
стам, объединяемым понятием «веды». Древнейшая из вед —
«Ригведа» («Веда гимнов»). Арии основали несколько раннеклас­
совых государств, для которых было характерно сложное классовое
и сословное (варно-кастовое) деление общества. Арии смешива­
лись с местным дравидским и мундоязычным населением, что вело
к интенсивному обмену культурными ценностями.
На северо-востоке полуострова еще в древности формирова­
лись монголоидные по антропологическому типу группы, гово­
рившие на языках тибето-бирманской семьи. И с ними происходил
у индоариев интенсивный культурный обмен.
В середине 1 тысячелетия до н. э. на остров Шри Ланка пересе­
лились предки современных сингалов, говоривших на индоарий­
ском языке. Примерно в то же время туда проникают дравиды,
предки тамилов. Переселенцы вступали в тесное общение с корен­
ным населением острова, ведцами, которые были ими в значитель­
ной мере ассимилированы.
В XVI-XVII вв. в Южную Азию начинают проникать европей­
ские колонизаторы: сначала португальцы, а вслед за ними голланд­
цы, англичане, французы. В середине XIX в. Индия превращается в
британскую колонию. Эпоха колониальной зависимости оказала
чрезвычайно отрицательное влияние на социально-экономическое
и культурное развитие народов Южной Азии. Колониальная экс­
плуатация вызывала постоянный отпор со стороны угнетенных
народов. В 1947 г. Индия и Пакистан добились национальной
независимости. Однако английские власти провели границы между
новыми государствами без учета этнических, исторических и эко­
номических факторов, что привело к длительным межгосударствен­
ным и межнациональным разногласиям (Кашмирская проблема).
Позднее национальную независимость завоевали и другие страны
Южной Азии.
Современный этнический состав. В Южной Азии насчитыва­
ется около 200 народов, большая часть которых невелика количе­
ственно. Так, из распространенных в Индии 187 языков, на 23
языках говорит 97% всего населения. В рассматриваемом регионе
сложился ряд наций, многие этносы представляют собой народно­
сти. Но многие малые народы Южной Азии составляют так назы­
ваемое «племенное» население, сохраняющее в разной степени
пережитки первобытнообщинных отношений.
103
Население Южной Азии говорит на языках индийской (индоа­
рийской), иранской и дардской ветвей индоевропейской семьи, на
языках дравидийской, австроазиатской и китайско-тибетской се­
мей.
Наиболее многочисленны народы, говорящие на индоевропей­
ских языках,—они составляют до двух третей всего населения
Южной Азии. К языкам индийской ветви принадлежат хинди
(официальный язык Республики Индии), урду (официальный язык
Пакистана), бенгали (официальный язык Республики Бангладеш),
непали (официальный язык Непала), сингальский (официальный
язык Шри Ланки), пенджабский, раджастханский, маратхский,
гуджератский, лахнда, би-харский, ория, ассамский и др. К иран­
ской ветви относятся языки пушту, белуджский (балочи) и др. На
дардских языках говорит большинство населения Кашмира. Анг­
лийский язык временно является вторым официальным языком
Республики Индии
Дравидская семья представлена многими крупными и мелкими
языками. Самые крупные из них телугу, тамильский, каннара,
малаияли. Из мелких дравидийских «племенных» языков можно
назвать тода, языки кадаров, кота, ирула, ченчу и многие другие.
На языках австро-азиаской и китайско-тибетской семей говорит
сравнительно небольшое число населения Южной Азии. К числу
представителей австроазиатской языковой семьи можно отнести
сангалов, хо, корку, мунда, кхаси, никобарцев, к китайско-тибетской-
дзонгкэ (официальный язык Бутана), нага, гаро.
В антропологическом отношении население севера Южной
зии принадлежит к южным европеоидам. Своеобразен антропо-
огическии тип дравидов, в котором, как отмечалось, сочетаются
НЫе ^ Р опеоидные и австралоидные черты, на севере и северо-
и npnpv ЖНОИ ^ зии Расселяк>тся монголоиды, много смешанных
яногпаттгл°ДНЬ1Х антР0|^0Л0Гических типов. К числу малорослых
м анны пигмейских народов могут быть отнесены анда-
авс. т я ппы Редставител и веддоидного антропологического типа
v MHnruv nr. ° И расы веДДы. Веддоидиые черты обнаруживаются
Хозяйгт1РеМп ИНЬГХантРопологических групп Южной Азии.
господствоия™ риМерно до 1V тысячелетия до и. э. повсеместно
Постепенно л п аНЯТИЯ’ связанные с присваивающим хозяйством,
ши; землеле1п°,ЛИНаХ *** воз« ь поселения древней-
хозяйство стало всГ ш и п Г п а с п ^ ' В°ЛеД 33 Т£М пРоизводящее
междуречью а затем n r J L р пространяться по Индо-Гангскому
роникать в южные области Индии и на Шри
104
Ланку. В середине III тысячелетия до н. э. по Инду, в области
Мохенджо-Даро—Хараппо, складывается древнейшая в Южной
Азии цивилизация, но интенсивное хозяйственное, социально-
экономическое и культурное развитие шло главным образом на
относительно открытых пространствах аллювиальных долин.
Редкое население бескрайних джунглей еще долгое время было
слабо втянуто в эти процессы, и только обитатели окраин тропиче­
ского леса испытывали более сильное влияние со стороны сосед­
них, более развитых народов. Следствием этого было сохранение
во многих областях Южной Азии отсталых форм хозяйства и куль­
туры, чему позднее способствовали условия колониального режима.
Поэтому еще в конце прошлого столетия в обширных, редко за­
селенных тропических лесах и горных местностях сохранились
группы населения с очень отсталыми формами хозяйства и культу­
ры. И только в XX в., особенно после завоевания народами Южной
Азии национальной независимости, эти народы стали постепенно
втягиваться в современные процессы развития. Уже сейчас в этом
отношении достигнуты немалые успехи, но вследствие определен­
ных социальных, экономических и политических условий и сего­
дня еще встречаются небольшие племенные группы и племена,
которые ведут либо целиком присваивающее хозяйство, либо сочета­
ют его с элементами примитивного производящего хозяйства.
Народы Южной Азии по большей части земледельцы. Сравни­
тельно небольшая часть населения живет в городах и занята в про­
мышленности, торговле, сфере обслуживания.

Народы Юго-Восточной Азии. В состав Юго-Восточной Азии


входят полуостров Индокитай с Малаккой и Сингапуром, Индоне­
зийский (или Малайский) архипелаг, Ириан-Джая (западная часть
острова Новая Гвинея) и Филиппинские острова. Общая площадь
рассматриваемого региона составляет примерно 4 млн. кв км. Юго-
Восточная Азия состоит из материковой и островной частей, кото­
рые лежат во влажном тропическом поясе. Рельеф Юго-Восточной
Азии сильно пересечен, в горах климат прохладный, иногда засуш­
ливый. За исключением нескольких больших рек—Меконга, Ме-
нама, Иравади, Солуэна —прочие реки значительно менее протя­
женны и полноводны. На Малакке и на островах много обширных
заболоченных участков. В древности почти вся территория Юго-
Восточная Азии была вся покрыта густыми тропическими лесами.
Но постепенно леса сокращаются вследствие специфической фор­
мы подсечно-огневого земледелия и вырубки ценных пород де­
105
ревьев. Юго-Восточная Азия располагает значительными запасами
полезных ископаемых.
Этническая история. Как уже отмечалось некоторые области
Юго-Восточной Азии входили в ареал, где происходили ранние
процессы антропогенеза о чем свидетельствуют находки питекан­
тропа на Яве. Археологические данные указывают на наличие в
Юго-Восточной Азии развитых культур каменного века и палеоме-
таллической эпохи. В глубокой древности Юго-Восточная Азия
соединяла Азиатский континент с Австралией и представляла
собой мост, по которому в позднем палеолите шло заселение Авст­
ралии. Предполагают, что из Юго-Восточной Азии пришел один из
потоков переселенцев в Океанию.
Этнический состав многих областей Юго-Восточной Азии
сильно отличался в древности от современного. До конца III тыся­
челетия до н. э. население Малайского архипелага, Малакки и
Филиппин относилось по антропологическому признаку к австра-
лоидной (или веддо-австралоидной) расе. Австралоидная раса была
представлена разными типами, в частности, малорослыми пигмей-
скими группами негрито, меланезийскими и папуасскими типами.
И в наши дни древние антропологические черты сохраняются у
аэта Филиппин, семангов Малакки, обитателей севера о-ва Халь-
махеры, у большей части обитателей Ириан-Джая. Веддо-австра-
лоидные черты характерны для современного населения некоторых
внутренних частей островов Индонезии: губу Суматры, тоала
Сулавеси и др.
В первой половине II тысячелетия до н.э. в рассматриваемые
области началось проникновение южных монголоидов, по языку
австронезийца (австронезийская, или малайско-полинезийская
семья), переселявшихся с континента. Миграции южных монго­
лоидов растянулись на длительное время, до начала нашей эры.
Следствием этих длительных процессов было сложение различных
расовых^ и этнических групп и постепенная победа в большинстве
о ластей австронезийских языков. Потомками ранних переселен-
цев-австронезийцев (протоиндонезийская волна) были батаки,
ниасцы, ментавейцы и многие другие народы, монголоидные по
основным антропологическим признакам, но с некоторой приме­
сью черт, полученных от смешения с древним автохтонным насе-
лением. Более поздние волны переселенцев-монголоидов этой
примеси не имеют (например, минангкабау, яванцы, малайцы —
жители по >ережий Малакки и островов, тагалы Филиппин и др.).
,.,Г1^ЛО сеРедины тысячелетия н. э. стала формироваться сложная
и іеская о щность, получившая наименование малайцев, пред­
106
ставители которой широко расселены в Индонезии и на Малакке.
Обитают они главным образом на побережьях.
В начале нашей эры произошло переселение на Яву и Суматру
некоторого числа выходцев из Южной Азии и как следствие этого
— распространение европоидных черт среди отдельных этниче­
ских групп, новых религий (брахманизм, индуизм, буддизм) и
многих культурных навыков. Возникли первые государства. С XI-
XII вв. в Индонезию и на Малакку начинает проникать ислам,
постепенно завоевывавший все большее число приверженцев и
вытеснивший, в конце концов, почти все прочие религии.
В XVI в. началась эпоха колониальных захватов, которая за­
вершилась установлением на большей части островов Индонезий­
ского архипелага голландского, на Восточном Тиморе португаль­
ского, на Малакке и севере Калимантана английского владычества.
Только в ходе длительной национально-освободительной борьбы в
1945 г. добилась независимости Индонезия. В 1963 г. образовалось
государство Малайзия, в которое вошли территория Малакки и две
бывшие английские колонии на севере Калимантана. Получил
независимость Сингапур.
Филиппины, так же как Индонезия, были заселены австроне-
зийцами, частично смешавшимися с древним местным населением.
В XVI в. Филиппины были колонизованы Испанией. Вследствие
длительных и сложных культурных и этнических процессов там
сложились три группы населения: равнинные жители, наиболее
развитые в социально-экономическом и культурном отношениях,
христиане по религиозной принадлежности; обитатели южных
островов, до недавнего времени сохранявшие отсталое феодальное
устройство, исповедующие ислам; горные племена, стоявшие по
большей части на разных уровнях разложения первобытнообщин­
ных отношений, исповедующие первобытные племенные религии.
В 1946 г. Филиппины добились политической независимости. В
настоящее время наиболее крупные этнические процессы развива­
ются в центральных областях Филиппин, где идет сближение ряда
этнических общностей при ведущей роли тагалов.

Народы Восточной и Центральной Азии. Этноі енез и этни­


ческая история. В конце V— начале IV тысячелетия до н. ). на
территории Восточной Азии существовало несколько центров
формирования неоготических культур. Один из них был располо­
жен в восточном приморском районе современного Китая (провин­
ции Цзянсу и Чжэцзян), где возникла культура Цинляньган. Ее
107
создатели возделывали рис, жили в свайных домах. Судя по кост­
ным остаткам, цинляньганцы практиковали обряд инициации, сопро­
вождавшийся выламыванием передних резцов у достигших совер­
шеннолетия юношей (обычай существовавший в более позднее
время у многих народов Океании и зафиксированный также в
древнейших археологических памятниках Японии).
Одновременно с культурой Цинляньган на западе, в долине
главного притока Хуан — реки Вэихэ возникла в конце V— начале
IV тысячелетия до н. э. другая развитая неолитическая культура —
Яншао. В нашей исторической литературе господствовало и сейчас
ещё действует убеждение, что истоки Яншао следует искать на
Западе. «Ареалы известных в Европе диких просяных культур
тяготеют к поясу степей, протянувшихся от Европы до Тихого
океана», - пишет В.А. Шнифельман. Предполагается, что аридные
условия лучше подходили для диких видов проса, в связи с чем
одним из гипотетических центров доместикации проса, возможно,
является территория Казахстана.
Хозяйство яншаосцев основывалось на возделывании чумизы
(разновидности проса). Жили они в непосредственной близости от
речных поим в полуземлянках каркасно-столбной конструкции.
Одной из ведущих отраслей ремесла было у яншаосцев производ­
ство керамических сосудов, украшавшихся ярким полихром орна­
ментом. Говорили яншаосцы, вероятнее всего, на протосинотибет-
ском языке. Примерно в середине IV тысячелетия до н. э. общность
яншоанских племен разделилась на две ветви: одна из них пере­
местилась в западном направлении в верховья р. Хуанхэ, другая —
на восток, в среднее течение Хуанхэ. Относительная территориаль­
ная изоляция привела к появлению локальных различий в культуре
и языке. Западная ветвь яншаосцев явилась впоследствии основой
формирования предков тибето-бирманских народов, восточная же
вошла в состав древнекитайского этноса. В III тысячелетии до н. э.
восточные яншаосцы столкнулись на Средне-Китайской равнине с
племенами более южного происхождения. На основе взаимодейст­
вия этих двух этнических групп возник протокитайский язык,
обнаруживающий, с одной стороны, в области лексики явное род­
ство с гибето-бирманскими языками, с другой—резко отличаю­
щийся от них по особенностям своего грамматического строя.
Протокитайские племена ся и щан (инь) создали во II тысячелетии
до н.э. крупные союзы племен, в недрах которых интенсивно про­
исходили процессы классообразования и сложения форм ранней
государственности.
108
Погребения военнопленных, которых иньцы захватывали в бою
и приносили затем жертву своим предкам в Великом Городе Шап
(современный Аньян в провинции Хэнань), позволяют судить о
том, что протокитайские племена контактировали в конце 2 тыся­
челетия до н.э. с многочисленными этническими группами, при­
надлежащими к разным расовым типам. Тибетоязычные ияны,
расселявшиеся к западу от иньцев, по своему антропологическому
типу лишь незначительно отличались от протокитайских племён.
На основе древней цянской общности сформировались впоследст­
вии все народы, говорящие ныне на языках тибето-бирманской
группы сино-тибетской семьи.
В это время Северо-восточный Китай и часть Корейского полу­
острова были населены народами, отличавшимися от протокитай­
цев как по своему физическому типу, так и по языку. Это были
предки современных тунгусо-манжурских народов. Трудно опре­
делить время проникновения на Японские острова их первозасель-
ников—протоайнов, сформировавшихся вероятнее всего в южной
части Юго-Восточной Азии. Несомненно тем не менее, что
неолитические культуры, получившие собирательное название
«дземон», возникли в Японии в результате взаимодействия прото-
айнского и австронезийского этнических компонентов. Племена
западного и южного происхождения участвовали и в формирова­
нии древних корейцев. Некоторые ученые предполагают и придер­
живаются взгляда, согласно которому корейский и японский языки
обнаруживают связь с урало-алтайскими языками.
Первые сведения о монголах появляются довольно поздно. Их
предположительные предки - народ киданей, обитавший гораздо
восточнее современной территории Монголии. Образование мон­
гольского этноса и государства произошло одновременно в XIII
веке при Чингиз-хане. В XVII веке в Центральной Азии играют
большую роль маньчжурские и ойратские племена они первые в
середине XVII в. завоевали Китай и господствовали в ней да начала
XX века. Ойраты, создавшие Джунгарскую империю, исчезли с
исторической арены в середине XVIII века. Отдельные группы
ойратов обитают на территории Синьцзяня (Китай), в северо­
прикаспийских степях (Россия).
Сложной является проблема происхождения тибетских народ­
ностей. Имеются взгляды о возможных древних связях предков
тибетцев с областью Алтая и Саяна. В Центральной Азии распро­
странены также тюркские языки, в том числе уйгурский, казахский,
киргизский и др. В настоящее время уйгуры составляют основное и
109
коренное население Синьцзяня (Восточный Туркестан). Всего в
Китае обитают представители более 60 этнических групп.
В начале 1 тысячелетия до н.э. на Средне-Китайской равнине
завершается длительный процесс сложения древнекитайского этноса,
самоназванием которого стало «хуася». Однако в консолидации не
участвовали отдельные группы китаеязычных дунган и других
этнических групп.

2.3. Народы Африки


Географическая среда. Африка —второй по величине после
Евразии материк — занимает примерно пятую часть земной суши
(вместе с примыкающими островами 30,3 млн кв. км). Африкан­
ский континент почти равными долями расположен как в северном,
так и в южном полушарии, причем большая его часть находится в
тропическом поясе. С севера на юг континент протянулся на 8000
км, с запада на восток в его северной части — на 7000 км, а в юж­
ной части — более чем на 3000 км. На севере Африка омывается
водами Средиземного моря, на западе — Атлантического океана,
на востоке—Индийского. Береговая линия Африки развита слабо;
наиболее крупный полуостров Африканский Рог; морские аквато­
рии неглубоко вдаются в материк; многие внутренние области
континента удалены от Мирового океана на расстояние от 1000 до
1500 км. Самый большой остров, примыкающий к африканскому
континенту с юго-востока, — Мадагаскар.
Пять наиболее крупных рек— Нил, Конго, Нигер, Замбези и
Оранжевая; их бассейны занимают свыше трети всей территории
Африки. Крупнейшие озера—Виктория, Танганьика, Ньяса и дру­
гие являются естественной границей между Центральной и Вос­
точной Африкой. На остальной территории выделяются своими
размерами мелководные, с неустойчивыми уровнями озера Чад и
Нгами. Воды ряда африканских рек (Нила, отчасти Нигера и др.)
используются для орошения. Некоторые реки (например, Нил,
Нигер, Конго, Гамбия и др.) служат на значительном своем протя­
жении как транспортные пути.
Африка считается самым жарким материком, так как больш ая
часть ее территории расположена в тропических широтах и имеет
высокие среднегодовые температуры — свыше 25° С. В п р едел ах
тропической климатической зоны в северном полушарии находятся:
Западная Сахара, центральная и южная части Марокко, Алжир и
Тунис, Мавритания, северные части областей Чада и Нигера, Суда-
110
на, Эфиопии и Сомали. На этой территории господствует исключи­
тельно сухой континентальный климат. Местами осадки не выпа­
дают в течение нескольких лет. Тропическая зона южного полуша­
рия—Ангола, Намибия, Ботсвана, Зимбабве, Мозамбик, ЮАР,
часть Мадагаскара — характеризуется более низкими температу­
рами и меньшей засушливостью (за исключением некоторых рай­
онов Намибии и Ботсваны), чем это наблюдается в Сахаре. Узкие
полосы на севере и юге Африки лежат в зоне более влажного и
ровного субтропического климата.
Растительность Африки богата и разнообразна. Под лесами за­
нято приблизительно 16% общей площади Африки, под травяным
покровом степей—37; территория пустыни составляет 39%. В
центральной и западной экваториальной частях Африки, вдоль
северного побережья Гвинейского залива и во впадине Конго
произрастают тропические вечнозеленые «дождевые» леса (гилей).
В этих лесах многие растения имеют хозяйственно-потреби­
тельную ценность, особенно дающие ценную древесину, - черное,
красное, желтое, эбеновое, сандаловое деревья, каучуконосная
лиана ландольфия, дерево кола, либерийское кофейное дерево,
масличная и винная пальмы. В тропических лесах в диком виде
произрастают многие съедобные плоды и коренья.
Антропологический состав населения. Вся Северная Африка
заселена народами, относящимися к европеоидной большой расе,—
это арабы и берберы, для которых характерны темный цвет волос и
глаз, смуглая кожа, слегка волнистые волосы, узкое лицо, тонкий
прямой нос. К этой же расе, точнее к ее среднеевропейскому типу,
принадлежит и европейское население, проживающее главным
образом на юге континента,—африканеры (потомки голландцев),
англичане, французы, немцы и др. — отличающееся светлым цве­
том волос, глаз и кожи, прямыми или слегка волнистыми волосами,
узким лицом, тонким прямым носом
Подавляющее большинство населения стран к югу от Сахары
относится к негроидной (или африканской) большой расе, пред­
ставленной тремя региональными типами. Носителям негроидного
типа свойственны такие специфические черты, как темная кожа
различных оттенков - от очень темных до светло-кофейных, тем­
ный цвет глаз и волос, курчавые волосы, нередко выдающиеся
вперед челюсти (прогнатизм), различные формы губ - от средней
величины до очень крупных («вздутых»), широкий нос с низким
переносьем и широко открытыми ноздрями, слабо развитый на
теле третичный волосяной покров. Антропологические отличия в
ill
пределах этого типа довольно значительны и касаются таких при­
знаков, как рост, цвет кожи, строение лица и головы, носа и губ,
наличие или отсутствие прогнатизма.
Носители особых расовых типов— негрилльского и бушмен­
ского—проживают к югу от Сахары. Первые представлены пиг­
меями Экваториальной Африки, которые выделяются очень малым
ростом, более светлым цветом кожи, более развитым третичным
волосяным покровом на теле, более тонкими губами. Вторые
южноафриканские бушмены и готтентоты—характеризуются желто­
ватым цветом кожи, средним или малым ростом, узким носом с
уплощенным переносьем, нередким наличием эпикантуга и стеато-
пигии (выступающих жировых образований в области ягодиц),
рано появляющейся морщинистостью кожи лица и тела.
К смешанным и переходным формам между негроидной и ев­
ропеоидной расами относится эфиопский тип (Эфиопия, Сомали и
др.), для которого характерны: темный цвет волос и глаз, смуглая
или темная кожа, волнистые волосы, узкое лицо и тонкий нос, губы
тонкие или средней толщины, более высокий рост и т. д. К особому
смешанному расовому типу (негроидной и монголоидной рас)
относятся малагасийцы — коренное население острова Мадага­
скар.
Этно-лингвистический состав населения. Многие языки Аф­
рики научно малоисследованны, что затрудняет их классификацию.
Более основательно выделены языковые семьи и группы, которые
объединяют близкие между собой языки.
Всю Северную Африку, значительную часть Северо-Восточной, в
также отчасти Восточную и Западную Тропическую населяют
народы, говорящие на языках семито-хамитской, (свыше трети
населения континента), которая в свою очередь подразделяется на
четыре группы: семитскую, берберскую, кушитскую и чадскую.
Среди семитской языковой группы выделяются две подгруппы:
арабская и эфиопская.
Возникнув еще на стадии первобытнообщинного строя, афри­
канская община не только сохранилась до настоящего времени, но
и—в измененных, конечно, разновидностях —- продолжает оста­
ваться одной из главных форм общественной организации местно­
го населения. В условиях колониального и послеколониального
обществ совершалась модификация некоторых традиционных
форм общинной организации, отходили в прошлое такие архаиче­
ские институты, как система половозрастных групп и рангов, родо­
вые общины с материнским счетом родства и пр., возникали новые
формы общинной организации, порожденные колониализмом, в
112
виде профессионально-земляческих союзов, ремесленных и торго­
вых гильдий, племенных ассоциаций, приспособленных к условиям
рынка. Традиционные связи сообщников слабели вследствие на­
чавшейся миграции части населения в новые города, на горноруд­
ные разработки и строительство транспортных магистралей.
Будучи видоизмененной, но все еще разносторонней по соци­
альному назначению формой организации коренного населения,
земледельческая община отнюдь не исчерпала себя как социально­
производственный коллектив в условиях современной Африки.
Историко-культурные особенности народов Африки. При
изучении этнографии народов Африки можно выделить несколько
больших историко-географических областей, из которых каждая
характеризуется сходством этнографических черт на обширной
территории при наличии, впрочем, более или менее заметных
локальных различий.

Народы Северной Африки. Северную и часть Северо-


Восточной Африки нередко называют Арабской Африкой, гак как
большинство ее жителей говорит на арабском языке. Это страны
Магриба, Египет и северная часть Судана; к ним нередко относят
Западную Сахару и Мавританию.
Сплочение арабов и берберов, ускоренное национально-
освободительным движением против европейских колонизаторов,
способствует процессам формирования крупных наций в странах
Магриба—египетской, ливийской, тунисской, алжирской, марок­
канской. В Судане с ее сложным этническим составом в суданскую
нацию консолидируется арабоязычное население, но проживают
там также отдельные негроидные народы различного происхожде­
ния.
Во всех этих странах население в основном занято сельским хо­
зяйством, однако соотношение земледелия и скотоводства в раз­
личных областях неодинаково. Земледельческим является населе­
ние Египта и отчасти Судана, живущее в плодородной долине
Нила. В Судане мотыжное земледелие сочетается со скотоводством
и рыболовством. В странах Магриба, в прибрежной полосе и в
горных районах Атласа господствует земледельческое хозяйство в
сочетании с молочным животноводством. Но чем дальше от побе­
режья, тем значительнее роль скотоводства. Во внутренних частях
Магриба живут преимущественно скотоводы.
Большой интерес представляет египетское земледелие, изуче­
ние которого позволяет восстановить картину возникновения и
развития земледелия вообще.
из
Долина Нила ежегодно в период разлива удобряется и орошает­
ся водами реки, несущими огромное количество Нила. Вода же
размягчает почву, делая излишней ее предпосевную обработку.
Земледелие в этом районе началось в глубокой древности с того,
что люди попросту бросали семечки злаков во влажный ил, а затем,
предоставив растения самим себе, дожидались урожая. Еще в
прошлом столетии, таким образом, совершали посев египетские
крестьяне—феллахи—в случае запоздания нильского наводнения.
Подобная примитивная система получила название лиманного
(болотного) земледелия. Ее, по-видимому, знали уже носители
неолитической бадарийской культуры V тысячелетия до н. э.
(Средний Египет).
С IV тысячелетия до н. э древние египтяне начинают практико­
вать простейшее искусственное орошение и обработку полей мо­
тыгой. Первые свидетельства о введении легкого бесподошвенного
плуга относятся к III тысячелетию до н. э. В последующем тысяче­
летии появляется устойчивый подошвенный (полезный) плуг,
необходимый при обработке заболоченных площадей. Тогда же
создается ирригационная система — густая сеть каналов, орошаю­
щих «высокие поля».
Современное земледельческое хозяйство египетских крестьян
во многом повторяет эту древнюю систему полеводства. Сельско­
хозяйственный год в Египте делится на три сезона —зимний, лет­
ний и осенний. В первый сезон (ноябрь — март) сеют пшеницу,
ячмень, лук, бобовые и др.; в следующий сезон (апрель — август)
сеют хлопок, лен, коноплю, сахарный тростник, рис, кукурузу.
Этнографы отметили наличие у одного из берберских народов
туарегов Сахары материнского счета родства, матрилокального
брака, матрилинейного наследования, достаточно высокого или
равноправного положения женщины в семье и кочевой общине.
Возможно, что длительному сохранению этих отношений способст­
вовали обстановка преднамеренной изоляции туарегов от арабоязыч­
ного населения с его строгими патриархальными и патриархально­
феодальными порядками. Но в колониальный период и в настоящее
время у туарегов господствуют отношения отцовской семьи, хотя
положение женщины в ней по-прежнему самостоятельное.
Архаические общественные институты прослеживаются среди
кочевников Восточного Судана (баккара и др.). Существуют свое­
образные брачно-семейные обычаи, при которых женщина не сразу
переходит в дом мужа, продолжая жить в семье отца до рождения
двух или трех детей, причем один ребенок остается в этой семье.
114
Народы Северо-Восточной Африки. Северо-Восточная окраи­
на африканского континента—Эфиопское нагорье и полуостров
Африканский Рог — населена народами, которые тесно связаны
между собой исторически, говорят на родственных языках семито-
хамитской семьи, обладают многими общими чертами в культуре.
В Северо-Восточной Африке в современную эпоху происходит
формирование эфиопской нации, основу которой составляют амха-
ра и сливающиеся с ними другие народы—тигре и тиграи. а также
галла и сидамо. Государственным языком Эфиопии является ам-
харский язык.
Демократическая Республика Сомали населена одним народом
— сомали, который также консолидируется в нацию.
В этнографическом отношении Эфиопия среди других афри­
канских стран выделяется прежде всего богатством культурных
традиций, истоки которых восходят еще ко времени государства
Аксум, возникшего в IV в. С этого времени здесь утвердилось
христианство. Слоговое письмо аксумитов, их высокоразвитое
прикладное искусство были по наследству восприняты населением
феодальной Эфиопии, сложившейся как государство в XIII—XVI
вв. Это время ознаменовалось созданием оригинальной литературы
(например, исторических хроник), написанной на древнеэфиопском
языке геэз; на его основе развилось современное эфиопское пись­
мо.
В хозяйственном укладе народов Эфиопии мы также находим
много своеобразных черт. Жители обширных плоскогорий и рав­
нин центральной части страны (амхара, галла) с отдаленных вре­
мен занимаются земледелием в сочетании со скотоводством; они
разводят зебу, овец, коз.

Народы Западной Тропической Африки. Гвинейское побережье и


Западный Судан отличаются значительной этнической пестротой,
но с точки зрения исторической и этнографической их можно
рассматривать как единую историко-географическую область.
По уровню социального и культурного развития многие народы
этой области идут вслед за народами Северной и Северо-
Восточной Африки. В Западной Тропической Африке уже про­
изошло общественное разделение труда—отделение скотоводче­
ского населения от земледельческого, возникло самостоятельное
ремесленное производство, появился довольно развитый внутрен­
ний и внешний товарообмен. В прошлом здесь существовали ран­
115
неклассовые государства (Гана, Мали, Сонгаи, Канем-Борну),
города-государства Иоруба, Ашанти и др. В современных незави­
симых государствах этой зоны происходят очень важные этниче­
ские процессы. Здесь нет еще сложившихся наций, однако во мно­
гих странах, несмотря на этническую пестроту, выделяются два-
три наиболее крупных народа или группы близкородственных
народов, которые составляют большинство населения и играют
роль этнического ядра в процессе национальной консолидации.
Таковы, например, этнические группы манде, йоруба, хауса и др.
В лесных районах острова практикуется подсечно-огневая сис­
тема; обработка почвы производится железной лопаткой с узким,
вытянутым и слегка вогнутым лезвием. Здесь рис сеется без искус­
ственного орошения под обильный тропический дождь.
В тех районах, где рис не растет, большое значение приобретает
кукуруза. Кроме того, малагасийцы разводят картофель, фасоль,
сахарный тростник, сажают фруктовые деревья, держат пчел и
разводят шелковичных червей. В колониальный период получили
развитие экспортные культуры, особенно кофе и ваниль.
У земледельческого населения скотоводство не играет большой
роли в хозяйстве. Скот иногда используется в качестве рабочего,
например, следующим образом: вместо мотыжной обработки на
залитые водой рисовые поля выпускают стадо быков и гоняют их
по участку до тех пор, пока разрыхляемая копытами почва не будет
готова к посеву.
На Мадагаскаре есть и преимущественно скотоводческие рай­
оны на западе и юге. Так, сакалава, проживающие на равнинах
запада, разводят коз, овец, крупный рогатый скот— зебу.
Живут малагасийцы в домах различного устройства. Во многих
районах постройки представляют собой прямоугольный деревян­
ный каркас со стенами из тростника с остроконечной двускатной
крышей, покрытой пальмовыми листьями. В центральной горной
части страны дома глинобитные, но также прямоугольные в плане,
с высокой поднятой остроконечной крышей.
Отличительная особенность малагасийского жилища — богат­
ство и разнообразие домашней утвари. Это резная мебель, плете­
ные циновки, служащие скатертями и салфетками, устилающие
пол, украшающие стены дома, а также искусно орнаментированная
деревянная посуда, скульптура и т.д. Традиционной одеждой мала­
гасийцев была набедренная повязка у мужчин, юбка у женщин,
изготовленные из ткани собственной выработки. Непременная
принадлежность одежды обоих полов—ламба—представляет собой
116
прямоугольный кусок ткани либо белого цвета, либо с пестрым
узором, которую носили по-разному: обматывали вокруг пояса,
набрасывали на плечи или закутывались в нее с головой. Ныне
распространена европейская одежда.
О прежнем родовом устройстве малагасийцев мало известно.
Многие черты культуры малагасийского (мальгашского) населения
указывают на южноазиатское происхождение.
В XVI-XVII вв. в центральной части Мадагаскара существов;шо
государство Имерина с феодальным строем.
Основную массу его населения составляли лично свободные
крестьяне хува, объединенные в соседские общины, которые несли
различные феодальные повинности в пользу государства.
В конце минувшего столетия Мадагаскар оказался под властью
Франции. Местное королевское управление было упразднено, а
соседская община малагасийцев поставлена под надзор колониаль­
ной администрации. В 1960 г. Мадагаскар получил независимость.

2.4. Народы Америки


Этногенез и этническая история. По языковой принадлежно­
сти население делится на две части, население Латинской Америки,
т. е. стран Северной (Мексика), Центральной и Южной Америки,
где господствующими языками являются испанский (в большинст­
ве стран) и португальский (в Бразилии); и население Северной
Америки, в основном говорящее на английском языке (США и
Канада), хотя в одной из восточных областей Канады до сих пор
сохраняет этническую самостоятельность франкоязычное населе­
ние.
Америку нередко называют Новым Светом, подразумевая при
этом, что для части американского населения материк Евразии был
прежней родиной (Старым Светом) до их переселения после от­
крытий Колумба. Но это справедливо не только по отношению к
потомкам европейцев или негритянскому населению, выходцам из
Китая или Индии. Для человечества в целом Американские мате­
рики—это Новый Свет. Правда, переселение началось задолго до
плавания Колумба. За последние десятилетия накапливается все
больший археологический материал, который позволяет датировать
появление человека в Америке очень ранней эпохой—40 тыс. лет
до н. э. Археологическое изучение американских материков, хотя и
сделало огромные успехи, находится еще в самом начале своего
развития. Возможно, дальнейшее изучение еще более удревниг эту
дату.
117
Были в науке попытки доказать, что формирование человека
шло не только в Старом Свете (Евразия и Африка), но возможна
эволюция местных американских широконосых обезьян до стадии
антропоидов. Однако научными данными такие гипотезы подтвер­
ждены не были, а мнение большинства исследователей, что Амери­
ка была заселена человеком через Северо-Восточную Азию, с
каждым годом получает все больше подтверждений самого различ-
ног о характера. Геология, исследуя историю оледенении и колеба­
ний уровней океана, считает, что были периоды (и не один), когда
Чукотка и Аляска соединялись перешейком. С этим согласны и
зоологи, отмечающие близость видового состава животных Евра­
зии и Северной Америки.
К такому же выводу приводит и сопоставление археологиче­
ских материалов Сибири и Северной Америки. В эпоху верхнего
палеолита исследователи находят между археологическими куль­
турами этих частей света много общих черт.
Данные антропологии коренного населения Америки, даже с
учетом спорности многих проблем, также склоняют нас в пользу
того, что американоидная раса ближе всего по основным, наиболее
устойчивым антропологическим признакам к монголоидам Старого
Света. Многие классификации включают американоидов как осо­
бую ветвь, подрасу, в состав большой монголоидной расы челове­
чества. Прямые жесткие волосы, выступающие скулы, темная
пигментация волос и глаз, темная пигментация кожи— от желтова­
той до красно-коричневой, слабо развитый третичный волосяной
покров—все это доказывает близкое родство монголоидов Старого
Света и американоидов. Основные отличия американских индейцев
от монголоидов— резкая профилировка лица, сильно выступаю­
щий нос (иногда с горбинкой, «орлиный»), редко встречающийся
эпикантус можно отнести, как считают специалисты, либо к
вариациям, которые возникли позже, когда американоидная и мон­
голоидная расы развивались уже обособленно, либо объяснить тем,
что американоиды сохранили ряд черт древнейших монголоидов,
которые в Старом Свете были утрачены.
Гораздо сложнее объяснить наличие в антропологическом об­
лике южноамериканских индейцев негро-австралоидных черт.
Были попытки объяснить это прямыми контактами между населе­
нием Америки и Южной части Тихого океана. Но есть и другое
о ъяснение миграции отдельных групп не ограничивались только
периодом верхнего палеолита, были и более поздние продвижения
населения. Антропологи прослеживают целую цепочку проявлений
118
негроавстралоидных черт (о. Тайвань, Южная Япония, айны на о.
Хоккайдо). Возможно, что какие-то группы негро-австралоидного
облика продвинулись по побережью Тихого океана до областей
Южной Америки.
Эскимосское население Аляски, Канады, Гренландии и алеуты
отличаются от остальных аборигенов Америки как раз очень боль­
шой близостью к основным антропологическим группам Северо-
Восточной Азии, что позволяет предполагать их более позднее
переселение в Америку.
Учитывая, что археология Америки изучена недостаточно и,
главное, очень неравномерно по зонам, можно наметить лишь
самые общие пути освоения людьми нового материка. Первона­
чально, по-видимому, были заселены западные регионы, из кото­
рых шло распространение групп первобытных охотников все
дальше на юг. Позднее начались перемещения населения внутри
Америки в целом и отдельных американских материков. Это ос­
воение заняло от 20 до 30 тыс. лет. Исследователи не отрицают
возможности более поздних переселений из Азии. Но вряд ли они
сыграли сколько-нибудь заметную роль, за исключением Арктиче­
ского региона, в жизни коренного американского населения до
эпохи Колумба. Переселившись в Америку в эпоху верхнего па­
леолита через Берингово море и Аляску, предки американских
индейцев создали классовые цивилизации, убедительно доказав
тем самым общность законов исторического развития человеческо­
го общества, его культуры.
Собиратели и охотники Калифорнии. Несколько особый,
специфический хозяйственный уклад сложился у группы племен
Калифорнии. Очень мягкий и сухой климат этой части Северной
Америки создал особые условия для человека. Здесь были расселе­
ны племена различных языковых семей. У всех на первое место в
хозяйстве вышло интенсивное специализированное собирательст­
во. Плоды, корни, семена трав, дубовые желуди—все это почти
круглый год составляло основную пищу населения. Попутно жен­
щины и дети, занимавшиеся собирательством, добывали мелких
грызунов, змей и тому подобную живность. Нередко из-за специ­
фики их хозяйства племена Калифорнии объявлялись, чуть ли не
самым примитивным населением среди американских индейцев.
Вряд ли это справедливо, так как при ближайшем рассмотрении
нетрудно заметить, что само это собирательство было доведено до
совершенства. Технологические процессы переработки растений в
пригодное для пищи состояние (например, дубовых желудей) были
очень сложны. Вместе с тем само собирательство было главным, но
119
не единственным занятием. Охота с применением ловушек, лука и
стрел играла также очень существенную роль в их жизни.
Общественная организация калифорнийских племен отражает
достаточно сложный механизм приспособления к местным услови­
ям. Племенные группы регулировали распределение участков для
обитания, вожди распоряжались распределением работ и порядком
переселений. Отдельные группы, состоявшие из нескольких семей
родственников по женской линии, строго соблюдали неписаный
порядок эксплуатации земли. Счет родства в большинстве племен
велся по мужской линии.
Скудная одежда (дети и старики ходили вообще без одежды
большую часть года), минимальная забота о постройке жилищ —
конические, полусферические сооружения, крытые корой, полу­
землянки — все это объясняется особенностями климата Калифор­
нии.
С появлением европейцев судьба индейцев в этом ареале вна­
чале складывалась вполне благополучно. Появившиеся здесь еще в
XVI в. испанцы отнеслись к этим землям без особого интереса. Но
открытие в 1848 г. богатых россыпей золота привлекло в Калифор­
нию поток золотоискателей, и за несколько десятилетий число
индейцев сократилось здесь почти в десять раз— до 16 тыс. человек
в 1910 г. Вытесненные в пустынные и горные районы индейцы
продолжали сохранять прежний образ жизни.
Охотничьи племена степных областей Америки. В умерен­
ном поясе обоих американских материков сложились значительные
пространства степного ландшафта. В Северной Америке их назы­
вают прериями, в Южной — пампой. Как считают специалисты, до
появления европейцев в этих степных районах обитало сравни­
тельно малочисленное население степных охотников. Только евро­
пейская колонизация и вызванная ею цепная волна переселений
индейских племен привели к увеличению населения этого ареала.
И вместе с этим произошли очень значительные изменения в жизни
степных племен, особенно, в прериях Северной Америки, что
связано в первую очередь с появлением лошадей.
Сейчас трудно восстановить состав племен XVI в. По-види­
мому, и тогда он был неоднороден — здесь обитали племена раз­
личных языковых семей, попадавшие в прерии с разных концов
материка. Основой их жизни была охота на бизонов. Однако пешая
охота даже при обилии дичи удовлетворяла лишь минимум по-
тре ностеи. Дополнением к охоте служило собирательство, до-
вольно скудное в степных условиях. Племена вели кочевой образ
жизни, перемещаясь вслед за стадами животных и предпочитая
120
зимой предгорные области. В XVIII в. в пампе появились из-за Анд
группы индейцев арауканов, вытесненные европейцами. Они не­
сколько потеснили патагонцев, но не нарушили существенно их
жизнь. Беда пришла с появлением европейцев-скотоводов. Воинст­
венные и мужественные индейцы не подчинились пришельцам.
Разгорелась длительная война, шедшая с переменным успехом.
Только к 1883 г., после почти поголовного истребления индейцев,
аргентинский скот смог спокойно пастись в пустынной пампе. Из
нескольких тысяч араукан осталось к 1914 г. всего 50 человек, из 4
тыс. пуэльче в 1925 г. было всего 10 человек.
Индейцы Северо-Западного побережья. Северо-Западную
часть Северной Америки в хозяйственном отношении можно раз­
делить на два района. Один из них, более северный, занимали
алеуты, расселенные до сих пор на Алеутских островах. Южнее,
между заливом Якутата и р. Колумбией, жили разноязычные пле­
мена—тлинкиты, хайда, сэлиш, вакаши. Хозяйство и тех, и других
базировалось на морском зверобойном промысле и рыболовстве,
причем уровень развития этих промыслов, благодаря поразитель­
ному богатству природных условий, был настолько высок, что у
индейцев Северо-Западного побережья появились зачатки соци­
ального неравенства, рабство.
Море и реки не просто изобиловали рыбой и морским зверем.
Во время периодических ходов рыбы на нерест в верховья рек
добыча рыбы оказывалась очень простой. Реки буквально кишели
рыбой. На каждую семью заготавливали более тысячи крупных
лососей. Ловили рыб и других пород. Особенно знаменита рыба-
свеча, вся пропитанная жиром настолько, что действительно ее
употребляли для освещения. Ловили рыбу преимущественно пас­
сивными способами: перегораживали реки заколами, ставили
ловушки, сети, реже применяли неводы. Многие приемы лова
сохранили и сейчас промысловое значение. Немало давал и зверо­
бойный промысел. Привлеченные обилием рыбы сюда стекались
стада тюленей, котиков, моржей. Добыча их была не столь проста,
но постоянно давала много шкур, мяса, жира. Для охоты на мор­
ского зверя применяли гарпун, копья, а в море выходили на вме­
стительных лодках, выдолбленных из огромных стволов деревьев.
Алеуты пользовались каяками и лодками наподобие эскимосских.
Сухопутная охота имела меньшее значение, но и она поставляла в
хозяйство пушнину, мясо диких коз, овец. Изобилие пищи привело
к тому, что индейцы устраивали загоны, в которых пойманных
животных не убивали, а только стригли. Их шерсть шла на произ­
121
водство красивых орнаментированных покрывал-накидок. Из луба
кедров изготовляли плетеные различные изделия.
Орудия охоты и оружие делали из дерева, кости, камня. Медь,
которую выменивали у атапасских племен за Скалистыми горами,
чаще хранилась как сокровище в больших пластинах. Плавить медь
не умели.
Земледельцы юго-запада. На юго-западе США и в северных
районах Мексики существовала высокоразвитая земледельческая
культура несколько иного типа, чем культура земледельцев восто­
ка. Здесь жили племена двух языковых семей. Наиболее древними
были юто-ацтекские народы (папаго, пима, зуньи и др.). Позже
сюда пришли воинственные атапаски (навахи, апачи). После дли­
тельных военных столкновений навахи и апачи подверглись силь­
ному влиянию своих соседей, осели, стали заниматься земледели­
ем, хотя некоторые их племена долго сохраняли полукочевой образ
жизни.
Племена юто-ацтекской группы часто называют племенами пу-
э ло (по-испански «пуэбло» — деревня, деревенская община). В
засушливых районах этого региона племена пуэбло создали земле­
делие на основе орошения. Разводили маис, бобовые, тыквенные,
перец и другие растения. Орудиями труда служили палки и мотыги.
скусство народов пуэбло сохранилось до наших дней. Пре­
красные гончарные изделия, расписанные минеральными красками,
тонкое и изящное плетение корзин—все это производится в ста­
ринных традициях и раскупается туристами в качестве редких
сувениров.
Племена пуэбло, враждовавшие с апачами и навахами, дольше
сего оказывали сопротивление, теперь уже в союзе с северными
покорть' Нашествию евР°пейцев. Испанцам так и не удалось их

м№м™иНИЗаЧНЯ Америки европейцами и формирование ее со-


dhkh л Г ° этнического состава. Как установили археологи и исто-
to m v открыли люди верхнего палеолита еще 30-40 тыс. лет
жат coRr>eMPH° СПОры 0 том’ кто ее открыл, порой сильно будора-
поселениях Печать Нового Света. То появятся сведения о
монаха то обнап**™8 'Ш НьюФаУнДленДе или карте китайского
Японских остппи^УЖаТ сходство в керамике с древней керамикой
индейцев и тюокпи ь? лингвисты находят сходство между языками
ния а многие и п аждое из таких сведений заслуживает внима-
и даже поселеншГеи°ГО д5 верия‘ Но все эти случайные посещения
даже поселения европейцев или жителей Азии, Океании в Аме-
122
рике так и остаются единичными, случайными фактами в ее исто­
рии. Только открытие Америки мореплавателями Испании и по­
следовавшие за этим события буквально перевернули всю историю
коренного населения, обернувшись для большинства индейцев
подлинной трагедией.
Демографы по-разному оценивают общую численность индей­
цев к XVI в.—от 20 до 40 млн человек, но все они согласны в том,
что за первые 250 лет европейского владычества это население
уменьшилось в несколько раз. Несмотря на иммиграцию европей­
цев и ввоз рабов из Африки, доля населения Америки в населении
мира уменьшалась (с 4,5 до 1,5%). Только позднейший приток
иммигрантов и стабилизация роста местного населения с трудом
выровняли демографические процессы.
Появление европейцев перекроило до неузнаваемости карту
расселения народов в Америке. Сейчас трудно отыскать область,
где бы этнические регионы хоть в чем-то совпадали с прежними
границами расселения народов. Этнические процессы шли по-
разному в различных частях Америки. На них оказывали влияние
не только изменения в составе населения или изменения в господ­
ствующем языке, но и то, каким образом шло социально-
экономическое развитие разных областей Америки Часто от этого
зависел и характер формирования этнических отношений. Процес­
сы этнического развития и изменения в большинстве стран Амери­
ки не закончились и сейчас. Изучены они очень неравномерно и
неполно. Можно наметить лишь в самых общих чертах характери­
стику процессов по отдельным регионам, выявить определенные
типы становления современного этнического состава, учитывая,
что в каждой стране, а порой и в каждой области такое становление
обладало своими особенностями. Процессы начального периода
колонизации определялись двумя факторами: природными ресур­
сами завоеванной области, ценными для захватчиков, и уровнем
социального развития местного населения, т. е. тем, насколько
предшествующие завоеванию системы общественных отношений
были пронизаны отношениями господства и подчинения, насколь­
ко это население можно было использовать на рудниках и сахар­
ных плантациях в качестве рабочей силы.
История колонизации западных земель Соединенными Штата­
ми ни в чем не уступает «подвигам» испанцев и португальцев в
Южной Америке. Появление во владениях индейцев «вольных»
колонистов бывало лишь предлогом для вмешательства армии
США, которая вела войну не в защиту «бедных» колонистов, а
войну на истребление индейцев. Таким же лицемерием отличалась
123
и война с Мексикой, у которой Соединенные Штаты отняли поло­
вину территории в 1848 г.
Первоначальный поток переселенцев, если не считать негритян­
ское население, ввозимое работорговцами, шел из Англии (до 77%).
Небольшие группы переселялись из Голландии, Швеции, Норве­
гии, Ирландии, Германии. Потомки этих первых переселенцев
составляют и сейчас большую часть сельского населения восточ­
ных штатов. На юго-востоке, кроме англичан, было много планта­
торов французов. Здесь же, на табачных и хлопковых плантациях,
появились и невольники из Африки. Привозили их из Тропической
фрики, из разных стран, прилегающих к Г вин ей ском у побере-
ҒМ яап НаЧа'Р' в- в США было ввезено до 1 млн. негров.
г. их было уже 4 млн. Расселяли их кроме юго-восточных
татов в южных и юго-западных, там, где выращивали хлопок. И
ичас в этих штатах негритянское население составляет значи-
льныи процент (около половины всех негров СІДА живет на юге
страны).
Изменение этнического состава эм и гр ан тов в С Ш А наступило
во второй половине XIX в. Развитие к апи тализм а в Е вроп е, бы ст­
рый рост промышленности в С Ш А привели к м ассо в о й иммигра­
ции. З а 1860— 1900 гг. более половины п р и р оста н аселения СШ А
составили приезжие из Европы. На за п а д н о м п о б е р е ж ь е появилось
много переселенцев из Китая и Японии. Новая волна и м м и г р а н т о в
пополнила прежде всего городское н а сел ен и е Ш татов. В таких
крупных городах, как Нью-Йорк, Чикаго, С ан -Ф р ан ц и ск о и други х,
образовались целые национальные кварталы , н а сел ен и е которы х в
какой-то степени продолжает сохранять хотя бы некоторы е черты
прежнего национального быта, н ер едк и национальны е школы
(частные), национальные рестораны и т. п. В го р о д а х бы стрее
проходит процесс, прежде всего языковой адап тац и и. П ер ех о д на
английский язык оказывается п ер вей ш ей н е о б х о д и м о ст ь ю .
Но значительная часть иммигрантов стремилась осесть в сель­
ской местности, заняться привычным им с е л ь с к о х о з я й с т в е н н ы м
трудом. Так, в ряде северных штатов, и особенно в К анаде, возник­
ли не ольшие «кусты» национальных поселений (польских, укра­
инских, русских и др.). Здесь видимых черт прежнего бытового
уклада ольше, чаще слышится и неанглийская речь, сохраняю­
щаяся в качестве домашнего языка. Те же явления можно встретить
и в местах сельского расселения ранних колонистов — голландцев,
шведов, немцев. Но все эти черточки локального быта некоторых
йгтмаи ^ іеРик^ ІСКОГО населения явно уступают нивелирующему
и как о щего английского языка (в американском его вари­
124
анте), так и подавляющему влиянию американских стандартов
образа жизни во всех ее сферах: бытовой, психологической, соци­
альной. Несмотря на то, что поток иммиграции, правда, уже тон­
кой, строго регулируемой законами об иммиграции струйкой, идет
и сейчас, только 10% населения США считает английский язык
неродным. Стандартизация быта, культуры, мышления происходит
еще интенсивнее. Велика роль массовой рекламы через прессу,
радио, телевидение, кино. Она ошеломляет и подавляет рядового
американца, особенно приезжего. Стремление к быстрейшей адап­
тации, быть «как все» (а от этого часто зависит и материальное
благополучие) быстро стирает этнические черты.
Англоязычное население Канады составилось как из ранних
английских переселенцев, так и из переселенцев из США. Англоя­
зычным становилось и большинство эмигрантов из других стран,
хотя в Канаде, в сельских районах есть массивы польского, украин­
ского населения и некоторых других национальных групп, сохра­
няющих до известной степени свой язык и особенности быта.
Франкоязычное население, группирующееся в провинции Кве­
бек, не только сохраняет свой язык (признанный наряду с англий­
ским государственным языком Канады), но и выражает стремление
к отделению от остальной Канады. Северные земли Канады, как и
земли Аляски в США, населены индейцами.

2.5. Народы Европы


Народы Западной Европы. Самый крупный полуостров мате­
рика Евразии— Европу издавна принято выделять в особую часть
света. Причина выделения совсем не географическая, ибо нет таких
естественных рубежей— морского пролива или водораздела,
которые оправдывали бы его. Этимологически же название
обозначает всего лишь географический ориентир: греческое
Эуропе (от ассирийского Эреб) обозначает «страна запада», в
данном случае — запад Евразии. Только большая роль народов
западного полуострова Евразии в мировой культуре и истории
народов Земли, огромное влияние созданной многовековым трудом
романских, германских и славянских народов Европы цивилизации
на развитие всего человечества лежит в основе признания Европы
частью света.
Суша Европы не раз меняла очертания, но всегда характеризо­
валась сильной изрезанностью морского побережья и большой
доступностью для заселения, как с побережья, так и по суше из

125
Азии. Три четверти европейской суши современного населения и
экономического потенциала расположены не далее 300 км от моря.
Самые глубинные районы удалены ог моря всего на 600 км и почти
всюду соединены с морем судоходными реками.
1 тысячелетия до н. э. принято этническое понятие «кель
ская Европа», распространяющееся на большую часть Европы, а от
середины 1 тысячелетия н. э. вплоть до XX в. динамичные этниче­
ские понятия - «романо-язычная, германоязычная, славяноязычная
части Европы». В наименованиях «блондин», «шатен», «брюнет»,
относящихся к коренному населению Европы и характеризующих
степень пигментации их волосяного покрова, заложено наиболее
обобщенное определение обитателей этой части света с севера на
юг но антропологическим группам европеоидной большой расы.
По конфессиональному критерию с III в. н.э. христианскую Европу
часто противопоставляют Европе языческой, с XIV в. — мусуль­
манской; саму христианскую Европу делят на католическую и пра­
вославную, с XVI в. — на католическую, протестантскую, право­
славную и мусульманскую.
Европа самая маленькая после Австралии часть света. Ее
площадь вместе с островами составляет 9,7 млн кв. км (7,1 % пло­
щади суши всего мира). Территория Европы составляет 5 млн кв.
км, или 3,6 /о площади сущи всего мира.
Германская группа. 17 народов Европы говорят на языках или
диалектах германской языковой группы. Это— немцы, австрийцы,
германошвейцарцы, люксембуржцы, эльзасцы, лотарингцы, фла­
мандцы, голландцы, фризы, датчане, шведы, норвежцы, исландцы,
фарерцы, англичане, шотландцы и ольстерцы.
ароды германской группы населяют земли Центральной, За­
падной и Северной Европы, включая и острова Северной Атланти­
ки. середине 1 тысячелетия до н. э. германцы занимали земли
лишь на севере современной Германии, а также Скандинавию. Во
вв. н. э. германские племена стали прорываться в пределы
“ МСК0И импеРии> а в V-VI вв. заселили всю Западную Римскую
империю вплоть до Северной Африки. После распада империи
Карла Великого (843) на землях между Рейном и Эльбой и Верх-
n _ S HaeM’ заселенных саксами, баварами, алеманами и другими
гк СТЗЛа ск^ аДываться немецкая народность. На ЮтланД-
н р ия ГУ стРове и близлежащих островах сформировались датча-
п о б е Г е ж .Г ^ Т ВСКОМ полуострове — шведы и норвежцы. На
Нилепланля* РНОГО МоРя образовалась голландская народность, в
м“ДТ™х-Г-з апая,! Герман™и™
языку голмвдцам ’ “ “ верной Вельгии—
близкая по к фламандская.
к
126
В V-V1 вв. германские племена англов, саксов и ютов завоевали
значительную часть Британских островов с их кельтским населени­
ем, а затем Ирландия подверглась набегам данов и норвежцев,
сопровождавшимся их колонизацией в Восточной Англии. В ре­
зультате этих сложных процессов сформировались новые народы:
англичане, шотландцы и много столетий спустя ольстерцы. Роман­
ские корни в английском языке возникли от воздействия римлян на
язык кельтов и самих норманнов, которые ко времени завоевания
Англии в 1066 г. успели почти утратить свой язык и говорили,
после длительного пребывания в Нормандии, на древнефранцуз­
ском.
Северогерманцы Ютландии, Датских островов и Скандинавско­
го полуострова в «эпоху викингов» (от прим. 800 до 1050 г.) захва­
тили и колонизовали острова Северной Атлантики. При этом вы­
ходцы из Норвегии дали начало новым этносам—фарерцам и
исландцам, язык которых очень близок древненорвежскому.
К ельтская группа. Четыре народа представляют эту некогда
многочисленную языковую группу. На Британских островах живут
ирландцы, валлийцы и гэлы, на полуострове Бретань во Франции—
бретонцы. Только ирландцы Ирландской республики имеют свое
национальное государство. Борьба за культурную автономию остро
стоит у бретонцев и, особенно, у ирландцев Ольстера, которым
противостоят экстремистские организации ольстерцев — потомков
смешанных англо-ирландских и англо-шотландских семей.
Традиционные занятия этих четырех кельтских народов до
конца позднего средневековья, а у ирландцев до середины XIX в.
земледелие и животноводство. Выращивали ячмень, овес, пшени­
цу. Постепенно главную роль стало играть животноводство, при­
чем у гэлов, прежде всего овцеводство, затем разведение крупного
рогатого скота. У ирландцев, валлийцев и бретонцев на первом
плане—разведение крупного рогатого скота. Земледелие у кельтов
нацелено на выращивание фуражных культур (корнеплоды, овес).
Бретонцы в прибрежных, наиболее развитых районах занима­
ются также выращиванием овощей на экспорт или для консервной
промышленности (цветная капуста, горошек, артишоки и др.).
Развито также одно из их старейших занятий—рыболовство (лов
тунца, сардин, макрели), а после войны резко увеличены сбор
водорослей и устричный промысел. У кельтов сохранились старые
ремесла—шерстяное и кожевенное. Ирландцы занимаются, как и в
былые времена, поделками из соломы, сена и тростника. Гэлы
остаются мастерами гончарного ремесла—делают кувшины и
чайные сервизы. Бретонцы производят кустарную мебель старин­
127
ных моделей; бретонки славятся своим искусством вышивальщиц и
кружевниц.
Традиционная пища кельтов не отличается разнообразием.
У кельтов Британских островов она состоит из крупяных (особенно
порридж — жидкая овсяная каша), у гэлов и ирландцев - рыбных и
молочных блюд, преимущественно супов; популярен хаггиса —
суп из бараньей или телячьей требухи, сваренный с овсяной мукой,
с перцем и луком. Распространены солонина и сельдь. Националь­
ные спиртные напитки— пиво (эль) и виски. Пища южных бретон­
цев разнообразнее, они употребляют больше овощей и фруктов.
Один из старейших городов кельтов — Дублин — основан анг-
лонорманнами в XII в.
Западные и южные славяне. Одной из самых больших и ши­
роко расселившихся ірупп народов Европы являются славяне,
которых в этнографической и исторической литературе принято
подразделять на западных и южных.
Третье место среди индоевропейских языков Европы (после
германских и романских) принадлежит славянским, делящимся на
западную и южнославянскую языковые ветви. Западнославянские
языки распространены в Центральной Европе, и на них говорит
население Польши (поляки, кашубы и родственные им словенцы и
кабатки севера Польши), Чехии и Словакии, а также лужицкие
сербы в Германии. Языки южнославянской ветви распространены
на Балканах—в Болгарии и Югославии, и на них говорят болгары,
сербы, хорваты, словенцы, македонцы, боснийцы, черногорцы, а
также славянское население соседних стран.
В антропологическом отношении западные и южные славяне
относятся к европеоидному расовому типу, или к большой евро­
пеоидной расе, состоящей из ряда связанных между собой множе­
ством переходных форм малых рас, в состав которых входят и
различные группы зарубежных славян. Так, поляки вместе с чеха­
ми, словаками и лужицкими сербами Германии в целом относятся к
центрально-европейской группе европеоидов, однако чехи и слова­
ки обнаруживают в своем облике много общих черт с типичными
представителями так называемого «альпийского антропологичес-
коготипа» (австрийцами, баварцами, населением Швейцарии и др.)
Южные славяне в целом относятся к средиземноморской ветви
ольшой европеоидной расы, к так называемому «динарскому
антропологическому типу», однако включают в свой состав и ряд
переходных форм, например словенцев, у которых преобладает
альпиискии тип. Это разнообразие антропологических типов за­
падных славян исследователи объясняют их расселением на огром-
128
ных пространствах от Балтики до Средиземноморья и включением
в свой состав с последующей ассимиляцией остатков многих древ­
них народов Европы: германцев и балтов в Польше, кельтов и
германцев в Чехии и Словакии, фракийцев, греков и романо­
язычных «влахов» в Болгарии, греков, кельтов и иллирийцев в
Югославии, а также более поздних групп евразийских кочевников,
вторгавшихся в Европу,—сарматов, язигов, аланов, гуннов, аваров,
болгар, печенегов, половцев и др.

2.6. Народы Евразии

Восточные славяне. Народы СНГ занимают центральную


часть Евразийского континента. Самым крупным из них являются
восточные славяне. Этногенез восточных славян, особенно ранние
его этапы, нельзя рассматривать обособленно от формирования
всего славянства, а это, в свою очередь, связанно с этногенезом
других индоевропейских народов, особенно балтийских, или летто-
литовских.
По-видимому, есть основания считать древними предками вос­
точных славян племена зарубинецкой археологической культуры с
“полями погребений“ II и I вв. до н. э., распространенной в между­
речье Среднего Днепра и Верхнего Днестера и позднее продви­
нувшейся на восток до верховьев Дона.
Первые письменные упоминания о восточных славянах под
именем антов относятся к середине 1 тыс. н.э. (ҮІ в.). В это время
восточные славяне начали расселяться на юг вплоть до низовьев
Днепра и вместе с западными славянами устремились на Балкан­
ский полуостров. Происходило движение восточных славян и в
северном направлении, в область озер Ильмень и Чудское, а также
на Валдайскую возвышенность и в Волго-Окское междуречье.
При распространении на северо-восток славяне сталкивались с
чуждыми им по происхождению финноязычными племенами,
широко расселявшимися от Среднего Поволжья до Прибалтики.
Эти контакты носили мирный характер и постепенно привели к
ассимиляции местного финноязычного населения.
Большую роль в консолидации восточных славян сыграло Ки­
евское государство, возникшее в !Х в. Ко времени существования
Киевской Руси относится образование древнерусской народности.
Значительное влияние на процесс формирования древнерусской
народности оказали кочевники Великой степи (половцы и др.).
Наступившая затем феодальная раздробленность прервала процесс
129
дальнейшей консолидации этой народности, а нашествие татаро-
монголов и захват части восточнославянских земель Венгрией и
Польшей способствовали окончательному ее распаду.
С XIV в. начался процесс образования трех близкородственных
народов - русского, украинского и белорусского. Расселение рус­
ских по Восточной Европе и освоение ими Сибири привели к
0 разованию этнографических групп внутри русского народа,
етко прослеживается деление русских на северных и южных
великороссов, в основу которого легло различие между северными
и южными говорами русского языка. Из особых этнографических
групп состоит казачество.
Украинцы и белорусы более монолитны в этнографическом от­
ношении, только среди украинцев немного выделяются карпатские
горцы-гуцулы и верховинцы.

Народы Поволжья. К финноязычным народам, расселявшимся


г т п / МЬСКИХ Г°Р до балтийского моря, относятся эстонцы, карелы,
мппппа вепсы’ коми-зыряне, коми-пермяки, удмурты, марийцы и
ппиппмг ТУЮГРУППУ составляют тюркоязычные народы-чуваши,
rarflV4K|CKH^ TaTa^W И ашкиРы в Среднем Поволжье и Приуралье,
пейгк-ыү В олдавии и смежных районах Украины. Из индоевро-
лежат п " аР°ДОВ ЗДесь ЖИВУТ летто-литовские, к которым принад-
шиеся r \ v u Ь1 И л^тыши’ и м°нголоязычные калмыки, переселив­
шиеся в XVII в. из Западной Монголии.
сится к р к т п '106 нес^авянское население Восточной Европы отно-
уралья н а б , Г яВДН° И ^асс' ^ наРодов Среднего Поволжья и При-
Эго объясняется°тем Т о Т э т о м " Ғ " - ™ " ° нгол°> ™ °й Расы-
происходили контакты районе с древнейших времен
монголоидов. европеоидов и проникавших из Сибири

камьем, откуда иГдадекие НаР°Д° В Связаны с Приуральем и При-


пенное продвижение в С редн к Т ов™ * ™ °' Л° К Э
1 тыс. до Н .э . они не достали L - И ДШ1еС На 3аПаД’ П° КЗ В
острова. В ппппрсро балтийского моря и Кольского полу-
ш ения с коренным длительного р асселен и я, о б о со б л ен и я и см е-
ных народов, одну некоторых ° браЗОВался Ряд гРУПп финноязыч-
гую - поволж ские финны и т р е т ь ю ^ с е в Г ПСрМСКИе НарОДЫ’ ДРУ'
тииские финны. М а р и й с к и й ЯЗЬж Р0' 3аШДНЫе’ ИЛИ "Р
м еж ду пермскими языками и , зан и м ает с р е д н е е п ол ож ен и е
сближается с языками пп я °РД°вским. Мордовский же язык
с языками прибалтийских финнов.
130
Этногенез тюркских народов Поволжья и Приуралья тесно свя­
зан со сложной исторической обстановкой, сложившейся в лесо­
степной части Поволжья в период великого переселения народов.
Ранние тюрки появились в Среднем Поволжье в первые века новой
эры, затем приток тюркского населения непрерывно продолжался
вплоть до распада Золотой Орды. В VI1-VIII вв. в Поволжье, к югу
от устья Камы, осели булгары, продвинувшиеся из степей Северно­
го Кавказа. В X в. здесь возникло государство Волжская Булгария,
разгромленное в XIII в. татаро-монголами. Булгары оставили зна­
чительный след в этногенезе тюркоязычных народов Поволжья.
-Ядро чувашского народа составили ранние тюрки, известные
под именем суваров, или сувазов, которые затем вошли в состав
Булгарского государства. После разгрома Булгарии они заняли
современное чувашское Поволжье, потеснив и в какой-то степени
ассимилировав местное марийское население. Язык чувашей отно­
сится к ныне несуществующей булгаро-хазарской ветви тюркских
языков.
В этногенезе казанских татар, помимо булгар, приняли участие
ногайменские племена, которые в XV в. основали Казанское ханство.
В формировании башкир, кроме других тюркских племен, зна­
чительный след оставили кыпчаки, так как башкирский язык отно­
сится к кыпчакской группе тюркских языков. Есть также основание
предполагать, что предками башкир была тюркизирована какая-то
угорская группа населения Приуралья. В казахском фольклоре
башкиры называются этнонимом «естек» (остяк), что также указы­
вает на угро-финское происхождение.
Процесс формирования летго-литовских племен протекал в об­
ласти, смежной с расселением древних славян. Языки летто-литовцев
по сравнению с другими индоевропейскими языками ближе всего
стоят к славянским языкам. Основу латышского и литовского
народов составили летто-литовские племена, известные в первона­
чальной русской летописи как жмудь, голядь и др.
В основе молдавского народа лежат дако-фракийские племена,
романизированные в период господства Римской империи. В более
позднее время молдаване испытали сильное влияние со стороны
восточных славян, что нашло отражение в их языке и культуре.

Народы Кавказа. По своему внешнему физическому облику


коренное население относится к европеоидной расе, представлен­
ной разными антропологическими типами.
Из всех существующих в настоящее время на Кавказе языков
самыми древними являются собственно кавказские, или яфетиче­
131
ские, языки, на которых говорит большинство народов Кавказа -
I рузины, абхазы, абазины, адыгейцы, черкесы, кабардинцы, чечен­
цы, ингуши и все народы Дагестана кроме кумыков. Эти языки
очень дробны и своеобразны. В последнее время высказывается
предположение, что в далеком прошлом кавказские языки не со­
ставили единой семьи.
Следующую группу языков составляют индоевропейские язы­
ки, представленные иранской ветвью. Ираноязычные народы Кав­
каза формировались разными путями. В степях Северного Кавказа
начиная с I тыс. до н. э. кочевали различные ираноязычные народы.
период великого переселения народов потесненные в горы аланы
смешались с кавказоязычным населением и положили начало
осетинам.
Формирование армянского народа протекало за пределами Кав-
каіл. шкненезе армян приняли участие индоевропейские племе­
на, продвинувшиеся во II гыс. до н.э. с Балканского полуострова.
ри дальнейшем движении на восток они смешивались с различ­
ными мссшыми племенами, в частности с хайями, от которых
прон юшло елмона жание армян - хай, а затем с халдами.
реіыо [рунцу языков народов Кавказа образуют тюркские
ЯІЫКИ, на которых говорят азербайджанцы, кумыки в Дагестане,
'ллкарцы, карачаевцы и ногайцы на Северном Кавказе. Происхож­
дение них народов связано с проникновением тюрок на Северный
лвказ и в акавка?ье. В степях Северного Кавказа в разное время
появлялись гунны, болгары, хазары, кыпчаки и др., которые всту-
чя’И В КОІПакты с местным оседлым кавказоязычным населением,
ь-,С^Ь когоРого была ими тюркизирована. Так сформировались
я; 1 Г ’пЯЗЫК К0Т0РЫХ относится к кыпчакской ветви тюркских
и т лижи по языку и происхождению балкарцы и карачаев-
6onMnv.JHOrLHeie котоРых’ помимо других тюркских народов,
оольшую роль сыграли также кыпчаки.

”: Г " Сред"ей ^ши' Коренное население Средней Азии со-


КХ'НПКЛ рко' язычнь,е народы - казахи, узбеки, киргизы, кара-
« ' РКМСНЫ и иРаноязычные таджики
мое. Во ,еС-КОМ отношении это население очень смешан-
черты v г-ілжиі^Г ° ° г ИКС киРгизов преобладают монголоидные
■ак п „ мзю ЛГ>СКОВ И ^Ркменов - европеоидные. Каракал-
ПР<ШСЖ^ — положение между европеоидами и

ндной раГс Vi п>т1пи1ииаЛЫ <'„реД|1ей Азии относились к европео-


I оворили на арииско-турских языках. В I тыс. до н. >.
зд есь сл ож и л и сь вы сокие цивили зац и и - С огд, Х орезм , Ьакгрия и
М аргиана. Т ю ркизация эт о го населения началась ещ ё д о поной
эры. Как п ологаю т, первы ми тю рками были туры, упом инаем ы е в
«А в ест е» . Т ю ркоязы чны м и бы ли продвигавш иеся с востока гунны.
О со б е н н о уси л и л ся п р о ц есс порк изаци и во время сущ ествования
Т ю ркск ого каганата ( V 1- V 111 вв.).
В э п о х у п о зд н е го средн евек ов ья уж е слож ились все сов р ем ен ­
ные тю ркоязы чны е народы С р ед н ей А зи и , осн ову которых соста­
вило д р ев н ее н а сел ен и е, см еш ав ш ееся с различными группами
В осто ч н ы х м он гол ов и тю рок . Н априм ер, в этн оген езе туркмен
о д н у из главны х ролей сы грали о гу зы , язык которых дал начало
тур к м ен ск ом у языку. На п о сл ед н и х этапах этн огенеза каракалпа­
ков приняли уч асти е кмпчаки, язык которы х оказал си льное влия­
ние на ф орм и р ован и е языков эти х народов. Таджики представляют
с о б о й п отом ков м ест н о го иран оязы чн ого населения. В горных
районах Бадахш ана о б и та ю т м ногоч и сл ен н ы е ираноязы чны е наро­
ды ш угнан, вахан, язгул ен , иш каш им и др.

Народы Сибири. П о ан тр оп ол оги ч еск и м признакам все народы


С и бири отн осятся к м о н го л о и д н о й расе. Больш инство их говорит'
на языках алтайской язы ковой сем ь и всех трех ее ветвей тю рк­
ск ой , м онгол ьск ой и т у н гу со -м а н ь ч ж у р ск ой , К тю ркской принад­
л еж ат языки якутов, д о л га н , тувин ц ев, алтайцев, хакасов, ш орцев и
си би р ск и х татар. М он гол оязы чн ы м и являются буряты. І у ш у с о -
м аньчж урски е народы р ассел ен ы на ш ироких пространствах от
Енисея д о О х о тск о го моря и П р и м ор ск ого края. Это эвенки, или
тун гусы , эвены , негидальцы , нанайцы , ульчи, орочи, ороки и у д э ­
гейцы .
В За п а д н о й С и би р и ж и в у т н ароды уральской языковой семьи,
е е са м о д и й ск о й и у г о р с к о й ветвей. К сам одий ск им народам при­
н адлеж ат н енцы , энцы , нганасаны и селькупы . У горские народы
п редставлены хантам и и м анси.
С ев ер о -в о ст о к С и бир и за сел я ю т палеоазиатские народы - чук­
чи, коряки и и тельм ены . К п алеоази атам относятся также кжаі иры.
ж и вущ и е по с р е д н е м у теч ен и ю Колы мы , и нивхи, или і илнки,
н изовьев А м у р а и С ахалина.
П р о и с х о ж д е н и е н ар одов С и би р и и зуч ен о ещ е недостаточно.
С ибирь начала заселяться ч ел ов ек ом в эп оху п о з д н е ю п алеоли іа. В
н еолит у ж е бы ли освоен ы бассей н ы всех крупных рек С ибири. а
такж е К амчатка и Ч укотка.
Древнейшим населением в Восточной Сибири считаются па­
леоазиаты, занимавшие всю обширную область от Енисея до Охот-
133
ског о моря и бассейн Амура. Палеоазиаты этнически были неодно­
родны, представляя собой несколько самостоятельных этнолингви­
стических образований. В то же время в междуречье между Верх­
ней Обью и Верхним Енисеем обитали племена, родственные
современным кетам.
Зауралье, включая бассейн Средней и Нижней Оби, входило в
область формирования уральской языковой семьи. Предки угров
населяли западную часть этой области, а предки самодийцев -
восточную.
Степи Южной Сибири в III-II тыс. до н.э. занимало население
европеоидного облика, подвинувшееся с сюда юга и запада. Это
были носители афанасьевской и андроновской археологических
культур, занимавшиеся скотоводством и земледелием.
На рубеже новой эры началось заселение Южной Сибири и Се­
верного Забайкалья тюркскими и тунгусскими племенами. Предки
якутов к ХШ в. продвинулись на Среднюю Лену. Тунгусы широко
расселялись по Восточной Сибири. Этнические перемещения и
смешения продолжались в Сибири и в последующее время. Эвенки
и якуты ассимилировали часть палеоазиатов. Самодийские племена
освоили пространства евразийских тундр.
ТЕСТОВЫЕ ВОПРОСЫ по этнологии
1. Первой теоретически значимой школой в этнологии является:
А/ Диффузионизм
В/ Функционализм
С/ Эволюционизм
D/ Структурализм
Е/ Психоанализ

2. Зарождение теории диффузионизма связано с именем ученого:


А/ JI.Моргана
В/ Ж.Ламарка
С/ С.Токарева
D/ Ф.Ратцеля
Е/ J1.Гумилева

3. Старейшим представителем эволюционизма в этнологии был:


А/ Г.Клемм
В/ Л.Фробениус
С/ Б.Малиновский
D/ А.Кауфман
Е/ Ч. Дарвин

4. Начало исследованиям этнопсихологии было положено в работе:


А/ И.Унгера
В/ Ф.Боаса
С/ Э.Тайлора
D/ О.Конта
Е/ К.Маркса

5. Основоположником психоанализа является:


А/ 3.Фрейд
В/ Т.Парсонс
С/ Л.Штернберг
D/ И.Бахофен
Е/ Р.Бенедикт

6. Представления членов общества о самих себе и своих действиях


и своей активности в мире, или видение мироздания, характерное
для того или иного народа, принято определять как:
А1 Национальный характер
В/ Этос культуры
С/ Способ мышления
D/ Картина мира
Е/ Менталии

135
7. Концепция "картины мира" была сформулирована ученым:
/V Р.Редфилдом
В/ Ф.Клакхоном
С/ М.Мид
D/ Ф.Ницше
Е/ Н.Чебоксаровым

8. Основатель структу рализма в этиологии:


А/ Леви-Брюль
В/ К.Леви-Строс
С/ А.Кардинер
D/ Ю.Семенов
Е/ В.Иванов

9. Совокупность ценностей той или иной культуры принято назы


вать как:
А/ Способ мышления
В/ Способ культуры
С/ Этос культуры
D/ Этос мышления
Е/ Система жизнеобеспечения

10. Понятие "основной личностной структуры” было п р е д л о ж е н о


ученым:
А/ Р.Бенедиктом
В/ А.Кардинером
С/ Э.Фроммом
D/ Э.Дюркгеймом
Е/ К.Леви-Строссом

11. Одно из широко известных исследований в этнологии "Древ­


нее общество" было написано ученым:
А/ М.Вебером
В/ Г.Спенсером
С/ Л.Морганом
D/ Л.Фробениусом
Е/В соавторстве

1 2 . Структурный функционализм как вариант теории ф ункцио­


нализма был предложен и развит в работе ученого:
А/ Р.Турнвальда
В/ Б.Малиновского
С/ А.Рэдклифф-Брауна
D/ К.Леви-Стросса
Е/ Г.Спенсера

136
13. Зоной распространения семито-хамитской языковой семьи яв­
ляется:
А/ Южная Америка
В/ Восточная Азия
С/ Крайний Север
D/ Западная Азия
Е/Австралия

14. К первой группе хозяйственно-культурного типа относится:


А/ Кочевничество и коневодство
В/ Оленеводство, буйволоводство
С/ Рыболовство, охота, собирательство
D/ Земледелие и скотоводство
Е/ Ремесло и торговля

15. Учение о "культурной морфологии" было разработано ученым.


А/ Ф.Ратцелем
В/ И.Бахофеном
С/ Л.Морганом
D/ Л.Фробениусом
Е/ Миклухо-Маклаем

16. Характеристика хозяйственно-культурных типов была разра­


ботана учеными:
А/ Н.Чебоксаровым и М.Левиным
В/ П.Терлецким и П.Кушнером
С/ Р.Турнвальдом и В.Мюльманом
D/ Д.Анучиным и В.Богоразом
Е/ Миклухо-Маклаем

17. Этнодемография региона Австралия и Океания представлена


в цифрах /человек/:
А/ около 20 млн
В/ от 24 до 40 млн
С/ от 5 до 15 млн
D/ до 5 млн
Е / 100 млн

18. Первые люди в Австралии появились:


А/ около 10 тыс лет назад
В/ около 2 тыс лет назад
С/ в XVII веке нашей эры
D/ около 40 тыс лет назад
Е / 1 млн лет назад

137
19. Австралийцы и тасманийцы вели следующий образ жизни.
А/ Оседлый
В/ Бродячий
С/ Кочевой
D/ Земледельческий
Е/ Полукочевой

20. Термин "фольклор" в переводе с английского имеет шачение.


А/ Передача культуры
В/ Народная мудрость
С/ Народные традиции
D/ Литература
Е/ Искусство

21. Этнографическое исследование в течение двух лет среди па


пуасов осуществил ученый:
А/ Л.Морган
В/ В.Богорач
С/ И.Миклухо-Маклай
D/ Г.Марков
Е/ Г.Рубрук

22. Меланезийцы живут в:


А/ Хижинах
В/ Ярангах
С/ Шалашах
D/ Юртах
Е/ Бездомные

23. В Полинезии в большинстве живет следующий народ:


А/ Толаи
В/ Маори
С/ Бушмены
D/ Инки
Е/ Фиджийцы

24. Жителями Микронезии являются:


А/ Чаморро
В/ Толаи
С/ Ирокезы
D/ Чайпеваи
Е/ Алеуты

25. В Микронезии живут всего этносов /число/:


А1 около 15
В/ свыше 20

138
С/ до 5
D / более 50
Е/ свыше 100

26. В Передней Азии преобладали следующие хозяйственно-куль­


турные типы:
А / Земледелие и кочевничество
В/ Кочевничество и рыболовство
С/ Земледелие и рыболовство
D/ Собирательство и рыболовство
Е/ Сбор жемчугов

27. Традиционной женской одеждой в Индии является:


А / Кимоно
В / Чапан
С/ Камзол
D/ Сари
Е/ Дхоти

28. Наиболее распространенными религиями в Индии являются:


А/ Индуизм и тотемизм
В/ Анимизм и фетишизм
С/ Магия, йога, индуизм
D/ Индуизм, буддизм,ислам
Е/ Индуизм, буддизм, христианство

29. К второй группе хозяйственно-культурных типов относится:


А / Скотоводство и рыболовство
В / Рыболовство и собирательство
С/ Кочевое скотоводство и мотыжное земледелие
D/ Плужное земледелие
Е/ Охота

30. К алтайской языковой семье относятся следующие группы: .


А / Тюркский, монгольский и тунгусо-маньчжурский
В/ Тюркский, тунгусо-маньчжурский и айнский
С/ Монгольский, уйгурский и тунгусо-маньчжурский
D/ Тюркский, финно-угорский и татарский
Е/ Тюркский, славянский и тунгусский

31. Первый опыт расовой типологизации был предложен ученым:


А / Ф.Бернье
В/ Ю.Бромлей
С/ Леви-Брюль
D / Гитлером
Е/ Расселом
139
32. Меланезия в переводе имеет значение:
А/ Крупный остров
В/ Синий остров
С/ Архипелаг
D/ Черный остров
Е/ Необитаемый остров

33. Австралия в переводе имеет значение:


А/ Материк
В/ Южный
С/ Остров
D/ Дикий
Е/Земля

34. В Западной Тропической Африке живут этнические группы.


А/ Манде, йоруба, хауса
В/ Мяо-яо, тонго, хумо
С/ Маори, сомали, сонгаи
D/ Бушмены, эфиопы, нивхи
Е/ Ненцы, селькупы

35. "Левират" - это:


А/ Многомужество
В/ Брак вдовца с сестрой жены
С/ Многодетность
D/ Брак парный
Е/ Брак вдовы с родственниками мужа

36. Под матрилокальным браком имеют в виду:


А/ Брак без матери
В/ Семья, живущая в деревне матери
С/ Семья, живущая у родственников жены
D/ Брак с родственниками матери
Е/ Матриархат

37. Мясо тюленей, гуанако, морских птиц, моллюски составляют


рацион у:
А/ Африканских охотников
В/ Огнеземельцев
С/ Австрало-тасманийцев
D/ Центрально-американцев
Е/ Индейцев

38. Хозяйство ирокезов Америки было прочно связано:


А/ С земледелием
В/ С охотой ловчими птицами
140
С /С ремеслом
D / С торговлей
Е/ С древней металлургией

39. Самым распространенным расовым типом является:


А / Европеодный
В/ Индоевропеодный
С/ Монголоидный
D / Австролоидный
Е/ Негроидный

40. Народы Сибири в большинстве своем говорят на языках


семьи:
А/Палеоазиатской
В / Койсанской
С/ Индоарийской
D / Монгольской
Е/ Семитской

41. Буряты и калмыки относятся к языковой группе:


А/ Тюркской
В/ Нивхской
С/ Монгольской
D / Тунгусской
Е/ Айнской

42. К индоевропейской языковой семье относятся слеующие группы:


А / Славянская, романская, уральская, алтайская и др.
В/ Славянская, уральская и германская и др.
С/ Славянская, романская, германская, албанская и др.
D / Славянская, германская, кельтская и семитская
Е/ Славянская, еврейская, греческая и уральская

43. В современной Южной Азии насчитывается всего народов:


А / около 2000
В / более 500
С /д о 100
D / от 250 до 500
Е/ около 200

44. К языкам индийской ветви принадлежат:


А/ Хинди, урду, койсан и др.
В/ Хинди, урду, непали и др.
С/ Хинди, урду, семит и др.
D/ Хинди, урду, тюрки и др.
Е/ Хинди, урду, айны и др.
141
45. Антропогенез - это:
А/ Происхождение ХКТ
В/ Происхождение культуры
С/ Происхождение религии
Ю/ Происхождение человечества
15/ Происхождение языка

46. К мировым религиям относят:


А/ Фетишизм, анимизм и христианство
В/ Христианство, магию и колдовство
С/ Ислам и буддизм
О/ Ислам, буддизм и несторианство
15/ Ислам, буддизм и христианство

47. Буддизм возник среди народов:


А/ Восточной Азии
В/ Восточной Европы
С/ Южной Америки
D/ Южной Азии
15/ Центральной Азии

48. Индуизм относится к разряду религии:


А/ Монотеистической
В/ Политеистической
С/ Магической
1)/ Средневековой
Е/ Ваххабистской

49. Малагасийцы являются коренными жителями:


Л/ Малой Азии
В/ Магрибы
С/ Мадагаскара
D/ Южной Америки
15/ Острова Мальту

50. К австроазиатской языковой семье относятся следую щ ие


группы:
А/ Мон-кхмерская, мунда, тибето
В/ Мон-кхмерская, мунда и ведды
С/ Мон-кхмерская, мунда
D/ Мон-кхмерская, бирманская и др.
15/ Мунда, бирманская и ория

51. К третьей группе хозяйственно-культурного типа относятся:


Л/ Колдовство, рыболовство и охота
В/ Рыболовство и собирательство
142
С/ Пашеное земледелие
D/ Мотыга, палка-копалка, снасти
Е/ Скотоводство и пашенное земледелие

52. К разряду изолированных языков в Европе относится:


А/ Нивхский
В/ Баскский
С/ Бушменский
D/ Кельтский
Е/ Иврит

53. Всего в современном мире насчитывается этносов /число/:


А/ около 10 тыс.
В/ около 1ООО
С/ около 3000
D / свыше 500
Е/ до 50 тыс.

54. Минорат - это:


А / Право на землепользование
В/ Правило устройства общества
С/ Право младшего на наследство
D/ Право старшего на наследство
Е/ Право старшего на брак

55. Европа с греческого означает:


А/ Заход солнца
В/ Страна тьмы
С/ Варвары
D/ Страна запада
Е/ Страна севера

56. Количество этносов, входящих в романскую группу:


А / 15
В/ 30
С/ 50
D / 100
Е/ 10

57. Народы кельтской группы:


А/ Ирландцы, валлоны и гэлы
В/ Гэлы, валлийцы и бретонцы
С/ Ирландцы, валлийцы и бретонцы
D/ Бретонцы и гэлы
Е/ Ирландцы, валлийцы, гэлы и бретонцы

143
58. К финно-угорским народам относятся:
А/ Саамы, суоми и венгры
В/ Саамы, лопари и венгры
С/ Саамы, венгры и финны
О/ Саамы, финны и лопари
Е/ Мадьяры и суоми

59. Кавказскую языковую семью составляют следующие группы:


А/ Картвельская, адыго-абхазская, нахская и дагестанская
В/ Картвельская, нивхская, нахская и дагестанская
С/ Картвельская, нахская, ингушская
D/ Дагестанская, грузинская и чечено-ингушская
Е/ Дагестанская, карачай-малкарская и грузинская

60. Под автохтонным населением понимается:


А/ Пришлое население
В/ Местное население
С/ Кочевое население
D/ Оседлое население
Е/ Единое население

61. Табу - это:


А/ Погребальный обряд
В/ Свадебный обряд
С/ Обряд рождения
D/ Строгий запрет
Е/ Жертвоприношение

62. Жителями Камчатки являются:


А/ Нивхи
В/ Алеуты
С/ Ительмены
D/ Чукчи
Е/ Эскимосы

63. Этноним - это:


А / Название этнической территории
В/ Самоназвание народа
С/ История этноса
D/ Культура этноса
Е/ Жизнь и быт этноса

64. Аборигены - это:


А/ Переселенцы
В / Жители Австралии и Океании
С/ Коренные жители определенной территории
D/ Люди, ведущие дикий образ жизни
Е/ Варвары
144
65. Экзогамия - это:
А/ Брак внутри племени
В/ Брак вне этноса
С/ Брак вне рода
D/ Форма агнатной семьи
Е/ Брак внутри рода

66. Укажите тюркоязычные народы Кавказа:


А/ Ингуши, чеченцы, карачаевцы
В/ Карачаевцы, адыги, грузины
С/ Кумыки, ногайцы, азербайджанцы
D/ Абхазцы, осетины и дагестанцы
Е/ Варианты отсутствуют

67. Традиционным занятием итальянцев является:


А/ Садоводство, зерновое хозяйство и животноводство
В/ Ремесло, торговля, ростовщичество, обмен
С/ Собирательство, рыболовство и охота на зайцев
D/ Металлургия, торговля, виноградарство, обмен
Е/ Варианты отсутствуют

68. Укажите народную одежду итальянцев по названию:


А/ Капюшони, камзол, ичиги, фацолетто
В/ Панталони, камича, корсетто, джакетто
С/ Джубетто, джульетта, шляпа, тюбетейка
D/ Камича, лапти, ичиги, тулупо
Е/ Варианты отсутствуют

69. Арктическая культура в Берингоморье уже сформировалась в


следующий указанный период:
А / ! ООО лет назад
В / 25000 лет назад
С/ за 4000 лет до н.э.
D / 1 м лн.лет назад
Е/ Варианты отсутствуют

70. Жилище эскимосов называется:


А/ Чум или иглу
В/ Юрта или яранга
С/ Шалаш или кепе
D/ Хижина или каяк
Е/ Варианты отсутствуют

71. К языковой общности американских индейцев относится семьи:


А / Эскимосо-алеутская, атапасская, койсанская
В/ Атапасско-алгонкинская
С/ Эскимосо-кордофанская
145
D/ Алеутско-атапасская, урду
Е/ Варианты отсутствуют

72. Появление человека в Америке относится к времени:


А/ Америго Веспучи
В/ Колумба
С/ X век до н.э.
D/ 40 тыс. лет назад
Е/ XV век н.э.

73. Жители Северной Африки - арабы и берберы - относятся к


следующему расовому типу:
А/ Монголоидному
В/ Негроидному
С/ Австролоидному
D/ Австронезийскому
Е/ Европеоидному

74. Афразийская, или семито-хамитская, языковая семья вклю­


чает в свой состав следующие группы:
А/ Арабская, еврейская, иврит, идиш, чад
В/ Еврейская, семитская, берберская, конго
С/ Кушитская, берберская, койсанская, заири
D/ Семитская, берберская, кушитская, чадская
Е/ Берберская, кушитская, ассирийская, чад

75. К типу переносных жилищ относится следующее:


А / Чумы, типи, юрты
В / Юрты, шалаши, свайные дома
С/ Хижины, шалаши, иглу
D/ Яранги и хижины, иглу
Е/ Большие повозки, арбы-туры

76. Жилище "полярных" эскимосов - иглу, строят из ниже указан­


ного строительного материала:
А/ Шкуры тюленей
В/Л ьда и леса
С/ Снега и льда
D / Шкуры оленя
Е/ Шкуры собаки

77. Не употребляют в пищу молоко в национальной кухне сле­


дующих народов:
А/ Индусы
В/ Мон-кхмеры
С/ Буддисты
D/ Тюрки
Е/ Англичане
146
78. Любителями мяса собаки являются:
А/ Арабы и персы
В/ Китайцы
С/ Французы
D/ Полинезийцы
Е/ Евреи

79. Ихтиофагами называют те народы, которые имеют в рационе


больше всего:
А/ Молоко
В/ Хлеб
С/ Картофель
D/ Рыбу
Е/ Конину

80. Основу хозяйственной деятельности египтян составляют:


А/ Круглогодичное земледелие
В/ Круглогодичная торговля
С/ Скотоводство круглый год
D / Рыболовство ежегодное
Е/ Виноделие

81. Албанцы являются потомками:


А/ Ассирийцев и аккадян
В/ Шумеров и аккадян
С/ Аккадян и шумеров
D/ Иллирийцев и фракийцев
Е/ Тюрков и славян

82. Типичными оленеводами тундры являлись:


А/ Ненцы, оленные чукчи и коряки
В/ Немцы, оленные чукчи и юкагиры
С/ Алтайцы, немцы, телеуты, чукчи
D/ Ханты, манси, тюрки, эскимосы
Е/ Варианты отсутствуют

83. Специальных пастушеских собак имели следующие оленевод­


ческие народы:
А / Ненцы
В/ Немцы
С/ Эвены
D/ Чукчи
Е/ Белки

84. Бактриан - это:


А / Верблюд-самец
В / Верблюд-самка
147
С/ Верблюжонок
D/ Одногорбый
Е/ Двугорбый

85. Нар - это:


А/ Верблюд африканский
В/ Индийский верблюд
С/ Корабль пустыни
D/ Одногорбый верблюд
Е/ Караванный верблюд

86. Наиболее распространенной языковой семьей индейцев Аме­


рики, на котором говорят свыше 10 млн человек, является.
А/ Семья Пуэльче
В/ Семья Аймара
С/ Семья Кечуа
D/ Мапуче
Е/ Семья Чон

87. Полностью истребленными являются языковые семьи и н д е й ц е в .


А/ Чибча и майя-соке
В/ Кечуа и киче
С/ Тупи-гуарани
D/ Пуэльче и чон
Е/ Дакота и мапучи

88. В австроазиатскую языковую семью входят группы:


АУ Мяо и яо, кхмеры
В/ Ицзу, бай и мяо, мунда
С/ Мяо-яо, мон-кхмеры и мунда
D / Мон-кхмеры и яо-мяо, мунда
Е/ Все

89. В древности существовали следующие "классические касты •


А/ Рахманы, кшатрии, джати и шудра
В/ Брахманы, кшатрии, вайшья и шудра
С/ Драхманы, кшатрии, дайшья и мудра
D/ Кшатрии, матрии, вайшья и брахманы
Е/ Арии, брахманы, шудры, ахурамазды

90. Эндогамия - это:


А/ Семья и брак
В/ Брак мужчины и женщины
С/ Брак внутри рода
D/ Брак вне рода
Е/ Варианты отсутствуют

148
91. Исследование семейно-брачных отношений в этнологии важ­
но, потому что позволяет:
А/ Изучить материальную культуру этноса
В / Потестарно-политический строй
С/ Понять структуру государства
D / Понять социально-экономические отношения этноса
Е/ Изучить демографию этноса

92. Исследование "Этногенез и биосфера Земли" было написано


ученым:
А/ Г.Марковым
В/ Л.Г умилевым
С/ А.Тойнби
D/ Ю.Бромлем
Е/ С.Чесновым

93. Политическая истории древних тюрков исследована в работах:


А / Н.Масанова
В / А.Сарсенбаева
С/ Л.Гумилева
D / Т.Султанова
Е/ Э.Неизвестного

94. Самоназвание армян:


А / Маи
В/ Ацтеки
С /Х а й
D/ Ван
Е/ Урарту

95. Три способа кочевания в условиях Центральной Азии:


А / Меридиальное, горизонтальное и стационарное
В/ Меридиальное, вертикальное и стационарное
С/ Кочевое, полукочевое, полуоседлое
D / Вертикальное, горизонтальное и стационарное
Е/ Варианты отсутствуют

96. Конический тип юрт /жилищ/ характерен для:


А / Казахов и башкир
В / Туркменов и татар
С/ Тюрков и монгол
D/ Узбеков и казахов
Е/ Калмыков и монгол

97. Чигирь - это:


А/ Конструкция кочевой юрты
В/ Крыша жилища кочевника
С/ Дверной проем юрты
149
D/ Сосуд для кумыса
Е/ Водоподъемное сооружение

98. Имам в исламе - это:


А/ Архиепископ
В/ Человек, который не лжет
С/ Дьяк
D/ Верующий только в Аллаха
Е/ Человек, стоящий перед уммой

99. В тунгусскую ветвь входят:


А/ Юкагиры, нанайцы, немцы, ненцы и др.
В/ Коряки, нанайцы, ненцы, юкагиры и др.
С/ Эвены, ненцы, алтайцы, уральцы и др.
D/ Эвенки, эвены, нанайцы, ульчи, удэ и др
Е/ Варианты отсутствуют

100. Шубат - это:


А/ Козье молоко
В/ Сметана
С/ Кобылье молоко
D/ Верблюжье молоко
Е/ Верблюжье мясо
ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ ПО ЭТНОЛОГИИ

1. Предмет этнологии, её научное и социальное значение.


2. Народы Центральной и Восточной Азии.
3. Этногез и этническая история.
4. Палеоазиатские народы Севера.
5. Методика этнографических исследований.
6. Народы Южной Азии.
7. Объект этнографии и его составные части.
8. Народы Микронезии.
9. Эволюционистическая школа в этнографии.
10. Народы Западной Азии.
11. Функционалистская школа в этнографии
12. Народы Северной Африки
13. Структуралистская школа в этнографии.
14. Народы Полинезии
15. Антропологическая классификация народов.
16. Народы Северной Европы.
17. Лингвистическая классификация народов мира.
18. Народы Восточной Европы.
19. Хозяйственно-культурные типы I группы
20. Ираноязычные народы.
21. Хозяйственно-культурные типы II группы
22. Финно-угорские народы.
23. Хозяйственно-культурные типы III группы.
24. Народы Средней Азии.
25. Классификация народов по религиям.
26. Народы Ю жной Африки.
27. Шаманизм и шаманские культы.
28. Народы Западной Европы.
29. Материальная культура.
30. Народы Кавказа.
31. Духовная культура.
32. Тюркоязычные народы.
33. Фольклор и этнология.
34. Восточно славянские народы.
35. Социальная организация.
36. Современные этнические процессы в Африке.
37. Семья и брак.
38. Народы Латинской Америки.
39. Общественная организация: традиции и обряды.
40. Народы Аввстралии.
41. Этнические процессы, история и современность.
42. Народы Меланезии.
43. Этнография и обычное право.
44. Современные этнические процессы.
45. Этнография номадов.
151
46. Современные этнические процессы в Америке.
47. Народы Северной Америки.
48. Субэтнос, или этнографическая группа.
49. Народы Казахстана.
50. Народы Средней Азии.

ЛИТЕРАТУРА

Этнология
1. Антропологический форум. Спец. выпуск / Под. ред. А. Байбурина.
СПб., 2005 (музей антропологии и этнографии (кунсткамера) РАН, Евро­
пейский университет в СПб).
2. Бродель Ф. Структура повседневности: возможное и невозможное.
- М., 1986.
3. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М., 1983.
4. Вебер М. Избранное. Образ общества. - М ., 1994.
5. Геннеп ван А. Обряды перехода. Систематическое изучение обря­
д о в .-М ., 1999.
6 Гумилев JI.H. Конец и вновь начало. - М., 1994.
7 Исследования по общей этнографии. - М., 1979.
8 Козлов В.И. Проблематика этничности //Этнографическое обозре­
ние. - 1995. - № 4 .
9 Куббель JI.E. Очерки потестарно-политической этнографии. - М.,
1988.
10. Лич Э. Культура и коммуникация. Логика взаимосвязи символов.
К использованию структурного анализа в социальной антропологии. М.,
2001 .
11. Лурье С. Историческая этнология. - М., 1997.
12. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление. - М., 1990.
13. Леви-Строс К. Структурная антропология. - М., 1985.
14. Максимов А.Н. Избранные труды. - М .,1997.
15. Мердок Дж.П. Социальная структура. - М., 2003.
16. Мид М. Культура и мир детства. - М., 1998.
17. Мосс М. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной ан­
тропологии. М., 1996.
18. Народы и религии мира: Энциклопедия. - М., 1998.
19. Рэдклифф-Браун А.Р. Структура и функции в примитивном об­
ществе. Очерк и лекции / Пред. Э.Эдванс-Причардах и Ф.Эттана. - М.,
- 2001.
20. Садохин А.П. Грушевская Т.Г. Этнология. - М., 2000.
21. Сервье Ж.Этнология. - М., 2005.
22. Тишков В.А. Этнология и политика: статьи 1989-2004. М., 2005.
23. Тэйлор Э. Первобытная культура. - М., 1939.
24. Фрезер Дж. Золотая ветвь: исследование магии и религии. —М., 1980.

152
25. Чеснов Я.В. Лекции по исторической этнологии. - М., 1998.
26. Эванс-Причард Э. История антропологической мысли. - М., 2003.
27. Этнические и этно социальные категории. - М., 1995.
28. Этнография и смежные дисциплины. Школы и направления. Ме­
тоды. - М., 1988.

Этнография народов мира


1. Артыкбаев Ж.О. Этнология и этнография. Астана, 2001.
2. Артыкбаев Ж.О. Кочевники Евразии в калейдоскопе веков и тыся­
челетий. СПб, 2005.
3. Арутюнов С.А. Народы и культуры: Развитие и взаимодействие. М.,
1989.
4. Бутинов Н.А. Папуасы Новой Гвинеи (хозяйство, общественный
строй). М., 1968.
5. Богораз В.Г. Материальная культура чукчей. М., 1991.
6. Брук С.И. Население мира: Этнодемографический справочник. М.,
1986.
7. Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991.
8. Историко-этнографический атлас Сибири. М. -Л ., 1961.
9. Итс Р.Ф. Введение в этнографию. - 1-е изд. Л., 197; 2-е изд. - Л.,
1991.
10. Итс Р. Века и поколения: Этнографические этюды. М., 1976.
11. Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М., 1974.
12. Львова Э.С. Этнография Африки. М., 1984.
13. Маркова Г.Е. Кочевники Азии. М., 1976.
14. Морган Л.Г. Лига ходеносауни, или ирокезов. М., 1983.
15. Народы мира: Этнографические очерки / Под ред. С.П.Толстова.
М., 1954-1966.Т. 1-13.
16. Народы мира: Историко-этнографический справочник. М., 1988.
17. Народы Повольжья и Приуралья (историко-этнографические
очерки). М., 1985.
18. Основы этнографии /П од ред. С.А.Токарева. М, 1968.
19. Очерки общ ей этнографии: Австралия и Океания, Америка, Аф­
рика. М., 1957.
20. Пирцио-Бироли П. Культурная антропология Тропической Афри­
ки. М., 2001.
21. Радлов В.В. Из Сибири. М., 1989.
22. Страны и народы. Научно-популярное, географо-этнографи-
ческое издание в 20 томах. М., 1980.
23. Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Народы, расы, культуры. М.,
1985.
24. Шалекенов У. Элем халықтарының этнографиясы. Алматы, 1996.
25. Этнография / Под ред. Ю.В.Бромлея и Г.Е. Маркова. М., 1982.

153
ГЛАВА 3

ЭТНОГРАФИЯ КАЗАХСКОГО НАРОДА

3.1. Этнический состав, расселение и численность


казахского народа

Казахский этнос занимает по численности второе место (после


узбеков) среди тюрко-монгольских народов Центральной Азии.
Так, по данным Агентства Республики Казахстан по статистике,
общая численность казахов в 2003 г. составляла более 11 млн.
человек, из них на территории Республики Казахстан 7985 тыс.
человек.
В странах ближнего зарубежья проживают 1814300 казахов, в
том числе в Узбекистане —96200 чел., России - 687800 чел., Турк­
менистане - 87600 чел., Кыргызстане - 42600 чел., Украине 10500
чел., Таджикистане - 10000 чел., Азербайджане - 4000 чел., Грузии
- 3000 чел., Молдове - 2000 чел., Армении - 500 чел., Беларуси -
300 чел.
В странах дальнего зарубежья: Китае - 1258500 чел.; Монголии
- 83000 чел.; Афганистане - 28000 чел.; Турции - 20000 чел.; Ира­
не - 3450 чел.; странах Балтии - 2500 чел.; Германии - 700 чел.;
Японии - 40 чел.; Австралии —40 чел.; Бельгии —28 чел.; Саудов­
ской Аравии - 28 чел.; Норвегии —20 чел.; Кубе - 2 чел. Всего
1476228 чел. Кроме того, во Франции находятся 172 семьи; Шве­
ции - 51 семья; Пакистане - 36 семей; США - 23 семьи; Австрии -
18 семей; Швейцарии - 4 семьи; Дании - 4 семьи.
Характерной чертой традиционного казахского этноса является
сложная и разветвленная родовая структура, пронизывающая
сверху вниз весь социальный организм казахов. Эта структура,
основанная на системе родства, была чрезвычайно громоздкой и
многоступенчатой. Каждое племя дробилось на множество иерар­
хических организованных таксономических групп и более мелких
подразделений и ответвлений, взаимосвязанных сложной системой
родства и общественных отношений. Вследствие этого каждое
звено родоплеменной структуры имело сложные генеалогические
предания и родословные, возводившие обычно свое происхожде­
ние к одному общему легендарному предку. Традиция единого
генеалогического древа обусловливала обязательную инкорпора­
цию чужих этнических элементов в состав каждого племени, вклю­
154
чение их в традиционную генеалогию. Поэтому генеалогическая
структура кочевого общества казахов была реальной лишь в низ­
ших звеньях и идеальной, легендарно-мифологической на высшем
уровне. Иначе говоря, на уровне семейно-родовых групп господ­
ствовали кровнородственные, а на уровне всего социума - тради­
ции в сфере общественного сознания, закрепленные в мировоззре­
нии и идеологии. Они составляли ядро духовного единства обще­
ства, поскольку большинство казахов не мыслили себя вне какой-
то генеалогической группы. В повседневной жизни принадлеж­
ность к тому или иному ру (род), особенно при межгрупповом
общении, определяло в известной мере социальный статус индиви­
да, его положение в обществе и не редко вплоть до мельчайших
деталей регламентировала отношение к нему окружающих, систе­
му взглядов и общение с другими индивидами.
Казахский этнос подразделялся на три жуза, своеобразные эт-
нотерриториальные общности: Старший, Средний и Младший,
каждый из которых состоял из определенного количества крупных
ру (род, племя).
Каждое племя имело свой собственный уран, т.е. особый сим­
вол родовой принадлежности, в качестве которого обычно фигури­
ровало имя предка, а также особую тамгу, т.е. знак собственности.
В масштабах рода осуществлялись все основные хозяйственные
функции, а также он входил в военно-политическую организацию
общества. В территориальном отношении крупные родоплеменные
группировки, как правило, организовывались в территориальные
общности «журт». Обычно более мелкие внутриплеменные подраз­
деления располагались по большей части смешанно, мозаично
черезполосно. В отдельных случаях для некоторых крупных родо­
племенных группировок свойственна своя самостоятельная поли­
тическая организация «улус».
Обозначения многочисленных уровней в казахском языке
употребляются для родовой системы обычно всего лишь несколько
терминов (ата-баласы, ру, арыс, ел и Др.)- Ру не имеет четкого
смыслового значения и носит нередко универсальный характер.
Перевод «ру» на русский язык термином «род» не совсем удачен.
В последнее время среди этнологов широкое хождение получили
термины «клан», «фратрия», «линидж», «патронимия» и т.д.
Этнический состав казахов интересен тем, что в нем имеются
представители всех главнейших тюркских и монгольских племен.
Как известно, жузы - своеобразное проявление древней триальной
этнотерриториальной организации, появились в древние времена.
155
Фиедиными были этнополитические структуры и правящие дина­
стии саков - скифов, гуннов, огузов, карлуков и многих других
этносов Центральной Азии.
Рассмотрим в общих чертах родовую структуру казахских жузов.
аздхи таршего жуза традиционно занимали территорию юго-
" адН0Г0 емиРечья: бассейн реки Или, междуречья Чу и Таласа,
полосУ Джунгарского и Заилийского Алатау, Киргиз­
и и ? ; ^ Та' 3 также Районы верхнего течения Сырдарьи. Зимние
пргі?яИ1Ча В осиовном ряслолагались в равнинной части региона в
TYVin |1РедгоРных речных долинах, а в недалеком прошлом
окРаины Ташкента. Летние пастбища при вертикальном
н и х пл.ИИ в основном были расположены в горных и высокогор-
rav и г»° Нах западных острогов Тянь-Шаня и Джунгарского Ала-
мепияИ. Г УПУСТЫННОЙ ЗОНе ПО Речньш долинам и озерам при
занимякиг ьном к°чевании. Казахи Старшего жуза в основном
нах и ппрЬ Кочевьш с^ от°водческим хозяйством, а в речных доли-
поливное зДемледадиеаИОНаХ °равнительно хорошо практиковалось

Редко ^ СтарШеГО ж^за’ со®ирательно называемые уйсунь, не-


хроник Пп«ествляются с усунями древнекитайских династийных
РОЛЬ так и х ? ЛеНИе ЭТНОНШ^ « ь в составе казахского этноса и
Дальнейших, и с Г е д а в ^ Г " 8" ^ В ДаНН° Г° ^ ^

к а н г л ь ^ Т д у л ^ о б о ^ о ^ ГЛа8НЬШ обРазом из древних племен


Исконные жители юга К ^ а х ^ т т ^ ^ Р° Ш °
веков выделявшее мигрантов на КаНГЛЫ’ В пРодолжеНИИ
венным ему поколений юго'Запад и запад вместе с родст-
рье и Чирчике также « *"ЫШКЫлы (катаган), обитало на Сырда-
часть Старшего’ жүзя шкентском оазисе. Многочисленную
Р- Сырдарьи. Оно лелитТаВЛЯЮТ дулаты’ простираясь от р. Или до
пай, жаныс сикым °Я н а ‘,етыРе самостоятельных рода: бот-
албан-суан откосятся ЫмыР- Самые ранние сведения о племенах
« е м о е время Г „ ™ е в 2 Т “ ЫМ “ а“ НаШеЙ ^ ‘
кочевали аулы сям пт Долине р. Или. В нижней части р. Или
уйсунов. П ^ и Г в Г л „ ~ г ? ГО т ш т и СеМЙРеЧИ - сар“ -
жуза - джалаиров - жили в бассе Племеии С та Рш1!Г0
состоявшем из шести пол™ г КаРатал, в дуальном союзе,
было всего 13 родов Из Ь|рманак и семи родов Шуманак,
рашты и ысты кочевали ПЛемен Старшего жуза шапы-
Алмагы, а племена сипгрІт, таУских гор, вблизи современной
сиргели, ошакты - в бассейне Сырдарьи. По
156
отношению к последним четырем, надо отметить, возможную их
близость к канглам.
На основе ряда статистических материалов представляется воз­
можным вычислить примерную численность казахов Старшего
жуза. Она не превышала на рубеже ХІХ-ХХ вв. 1,5 млн человек. По
расчетам М.Тынышпаева- 1.170 тыс. душ.
Согласно народным преданиям, казахи Старшего жуза подраз­
делялись на 11 племен: джалаир, ошакты, дулат, албан, суан, канг-
лы, сары-уйсунь, шапрашты, сиргели, шанышклы, ысты. При этом
источники указывают на наличие ряда этнических групп, в частно­
сти, катаганов, шакшан, бестамгалы, в составе казахов Старшего
жуза, которые занимали самостоятельную, промежуточную пози­
цию в традиционной внутриэтнической структуре.
Казахи Среднего жуза традиционно занимали территорию Цен­
трального, Северного и Восточного Казахстана, а также отчасти
Южного - по среднему течению Сырдарьи. Места кочевок казахов
данного этнокультурного объединения охватывали в широком
плане с запада на восток почти все пространство от водораздела
Иргиз-Тургай до Западного Алтая и Тарбагатая, а с юга на север -
от среднего течения Сырдарьи, пустыни Бетпак-Дала и северной
оконечности озера Балхаш до южных пределов Западно-Сибирской
низменности, охватывая практически всю территорию Тургайского
плато, Казахского мелкосопочника, бассейны рек среднего течения
Иртыша, низовья и среднее течение Ишима, Тургая и Тобола,
доходя до Кулундинской и Ишимской степи. Зимние пастбища
казахов Среднего жуза располагались в основном в пустынной и
полупустынной зонах на юге Казахстана и в лесостепной зоне - на
севере региона при меридиональном кочевании и на предгорных
равнинах и низкогорных участках, речных долинах и околоозерных
районах — при вертикальном кочевании. Летние пастбища при
меридиональном кочевании были расположены в степной зоне, в
районах сравнительно хорошо обеспеченных в теплый период года
атмосферными осадками и водными источниками при вертикаль­
ном кочевании —в низкогорных и высокогорных районах на аль­
пийских и субальпийских лугах. Казахи Среднего жуза в основном
занимались кочевым скотоводческим хозяйством, в речных доли­
нах и околоозерных районах широко практиковались земледельче­
ское хозяйство и рыболовство.
Системообразующую роль в образовании Среднего жуза сыгра­
ли, по-видимому, природно-климатические условия, которые в
сочетании с этнокультурными явлениями детерминировали специ­
157
фику исторического процесса восточной части Казахстана. В эт-
ноисторическом плане происхождение казахов Среднего жуза
следует, очевидно, связывать с этнокультурной общностью кып-
чакских племен средневекового Казахстана, с кочевыми тюркски­
ми и тюркизированными группами улуса Орда-Еджена. Числен­
ность казахов Среднего жуза на рубеже ХІХ-ХХ вв. составляла
примерно 2200-2300 тыс. человек и могла достигать 2700 тыс.
человек с учетом казахов Китая, Монголии и Средней Азии.
Все племена Среднего жуза известны еще в древние времена
как самостоятельные этнические формирования. Политическая
история средних веков способствовала сильной перемешанности
племен Среднего жуза между собой. Но тем не менее в общих
чертах расселение племен соответствует этногеографии домон­
гольского периода: на востоке - кереи, к западу найманы, еще далее
- аргыны и, наконец, кыпчаки.
Аргыны, происхождение которых исследователи связывают с
белыми гуннами (аргу), был самым многочисленным родовым
компонентом казахского народа. Аргыны занимали обширные
регионы Центрального и Северного Казахстана. Родовая структура
аргынов состоит из двух ветвей: по старшей линии «Бес Мейрам»,
младшей «Жеті Момын». Кроме них, в аргынскую конфедерацию
входит ряд родов (таракты и др.).
До XIII века самостоятельные этнополитическне объединения
найманов занимали территорию от Монголии до Черного Иртыша
и Семиречья. После поражения от монголов они отодвинулись на
запад и многочисленные их группы жили как в Центральном,
Восточном Казахстане, так и в Присырдарьинских районах.
Кереитские правители в свое время поддерживали Чингисхана,
а позже им же были рассеяны. Одна часть оказалась в составе
Младшего жуза. Кереи имели два родовых объединения: абак,
состоявший из 12 родов, в основном обитает в восточной части
Среднего жуза, и ашамайлы —в северной части Казахстана.
Уак - племя, родственное керею, богатыри из этого племени
воспеты во многих эпосах ногайлинского цикла (XIV-XVI вв.).
аки в основном жили в Северном и Северо-Восточном К азахстане,
ыпшак - племя, сыгравшее выдающуюся роль в истории сред­
невековья Евразийских степей. Восточный историк Р аш и д-ад-ди н ,
также и бульгази Бахадур, считали их родиной южно-сибирскую
лесостепь, поскольку слово “кыпчак” означает сердцевину дерева.
ытеснив огузов с политической арены в XI веке, кыпчаки стали гос­
подствующим этносом большей части казахских степей. Возможно, это
158
способствовало вхождению различных частей этого племени в этниче­
ский состав многих народов. Главные ветви кыпчаков обитали в При-
иртышской долине, Тургайских степях и на юге Казахстана.
Коныраты своими летними кочевками доходили до р. Тургай,
Улытау, озера Геликол и т.д. В древности коныраты были связаны
родством с монгольскими племенами, как известно, и дом Чингис­
хана состоял с ними в родстве. Они активно участвовали в мон­
гольских завоеваниях и в управлении зависимыми народами. Ко­
ныраты имеют очень разветвленную родовую схему, по генеалоги­
ческим сказаниям, все они объединяются в два больших союза:
Котенши, Коктынулы.
Казахи Младшего жуза традиционно занимали территорию все­
го Западного Казахстана от водораздела Иргиз-Тобол-Тургай-
Мугоджарские горы до восточной оконечности Каспийского моря
и низовий Урала и Тобола, захватывая огромную территорию,
включающую полуостров Мангышлак, северную часть плато Ус­
тюрт, восточную часть Прикаспийской низменности, часть возвы­
шенности Общий Сырт, Эмбенское и западную часть Тургайского
плато, южные оконечности Уральских гор, Мугоджары, северную
часть Туранской низменности и северное побережье Аральского
моря. Зимние пастбища казахов Младшего жуза в основном распо­
лагались в полупустынной и пустынной зонах, в песках и речных
долинах, прибрежной полосе Аральского моря, Сырдарьи, Урала и
их многочисленных притоков и рукавов. Летние пастбища в основ­
ном локализуются в степной зоне на севере региона, в речных
долинах Тургая, Иргиза, Тобола, на Эмбенском и Тургайском
плато. Казахи младшего жуза главным образом занимались коче­
вым скотоводческим хозяйством, а в речных долинах, особенно по
Сырдарье, Тургаю, Тоболу, Иргизу, Уралу - земледелием и рыбо­
ловством.
Ч.Ч. Валиханов считал племена Младшего жуза автохтонами
казахской территории. Действительно, ряд племен имеет настолько
древнее происхождение, что начало их генеалогии теряется в ми­
фах. В частности, это касается общего названия племени Младшего
жуза - Алшын. Младший жуз состоит из трех родоплеменных
объединений, каждое из которых занимает в генеалогической
иерархии свое место. Самым старшим считается союз шести пле­
мен - алимуды. Алимулинцы занимают южную половину Западно­
го Казахстана. Существуют различные варианты исторических
легенд о происхождении их. Судя по всему, в субстрате находится
смесь тюрков с угрофинскими родами. Например, шомекей, види­

159
мо, имеет какую-то связь с названием р. Шу, кете и шекты также
древнетюркского происхождения, а роды кара кесек, торт кара,
кара сакал имеют очень запутанную генеалогию, что осложняет и
без того сложную проблему происхождения казахского этноса.
Один из составляющих Алимулы - племя торткара - состоит из
четырех родов. Основная часть их обитала севернее остальных
племен Алимулы. В XV-XVH вв. ряд подразделений этого племени
играли выдающуюся роль в судьбах южных городов. Известен
правитель Средней Азии - Жалантос Бахадур, основавший ряд
грандиозных архитектурных сооружений в г. Самарканде. Зимние
стоянки рода торткара - Сырдарья, Куандарья, Жанадарья.
Байулы - самое многочисленное объединение во всех трех ка­
захских жузах, по данным, относящимся к концу XIX века, их
насчитывается 1.030.000, отчасти роды этого объединения обитали
на территории Хорезма и Бухарского ханства, часть сосредоточена
в пределах Букеевской Орды. Многочисленность этого союза
объясняется большим числом племен, вошедших сюда. Их 12:
адай, алтын-жаппас, алача, байбакты, маскар, берш, таз, есентемир,
шеркеш, тана, кызылкурт, ысык. Останавливаться на каждом нет
смысла, проиллюстрируем этногенез на примере одного из них.
Адай - один из многочисленных племен, известный по много­
численным подвигам и воинственностью. Многие исследователи не
без основания их связывают с древними насельниками Западного
Казахстана - с даями. В XIX веке до 70-х годов адай жили в основ­
ном на Мангыстауском полуострове, на летние пастбища поднима­
лись до рек Сагыз и Жем.
И, наконец, последнее племенное объединение Младшего жуза
жеты ру. По казахским историческим преданиям, известный
законодатель хан Тауке соединил семь слабых и немногочислен­
ных родов Средней Орды в один союз и включил их в состав
Младшего жуза. Но данные о происхождении этих племен не
всегда согласуются с утверждением этой легенды. И родовая тамга,
и название свидетельствуют, что кереиты, несомненно, — ветвь в
древности, отделившаяся от керейского этноса, название другого
племени - табын - означает в переводе с монгольского языка
пять . Возможно, название происходит от объединения пяти
родов. Кердери - потомки ранних юечжей, которые в свое время
были изгнаны из Семиречья аргынами и уйсынами. В X веке
Аратьское море в источниках называли Кердерийским. Так назы­
валась и одна провинция Хорезма, были также и города под этим
названием. Другое племя союза "жеты ру" - джагалбайлы —в малом
количестве встречается в этническом составе многих тюркских
160
народов: каракалпаков, узбеков, ногайцев. Они же имеются в среде
племен Среднего жуза, особенно в Центрачьном Казахстане. Ос­
новная часть Жетыру кочевала западнее от родов Младшего жуза,
ближе к р.Тобол.
Тамга племени тама похож на кипчакский. Что касается двух
оставшихся племен телеу и рамадан, то исторические свидетельст­
ва о них очень ограничены и в основном относятся к более поздне­
му времени. Ряд исследователей их происхождение связывали с
половецкими ордами и пытались доказать этот тезис на материале
топонимии Поволжья. По этнографическим исследованиям извест­
но, что эти племена очень рассеяны по всему Казахстану.
В 1801 г. произошло переселение 5 тыс. хозяйств казахов
Младшего жуза за Урал в междуречье Волги и Урала. Этой мигра­
цией была образована Букеевская орда (с 1812 г. - ханство, а с 1845 г.
- Внутренняя орда). Появление Внутренней орды на политической
карте России стало искусственным явлением и обусловлено мно­
гими социально-экономическими факторами, как эндогенного
(собственно казахское общество), так и экзагенного происхожде­
ния (в данном случае Российская империя). Внутренняя орда зани­
мала территорию части возвышенности Общий Сырт и часть При­
каспийской низменности по рубежу рек Малого и Большого Узеня
и от верховий Малого Узеня до горы Богдо и на юге по побережью
Каспийского моря. Казахи Внутренней орды в основном занима­
лись кочевым скотоводческим хозяйством. Зимние становища в
основном располагались в песках и лиманах по всей территории
Орды, тогда как летние - в речных долинах, по большей части на
севере региона. При этом имели место как меридиальные кочевки с
юга на север, так и обратно-меридиальные с севера на юг, что
зависело от конкретных особенностей обитания. Согласно мате­
риалам Первой всеобщей переписи населения Российской империи
1897 г., на площади 70781 кв. версту было зафиксировано 207299
чел. казахского населения. По данным М.Тынышпаева, на этой
территорий в 1917 году проживало 320 тыс. человек. Казахи Внут­
ренней орды представляют 16 этнических групп, численность
которых, по данным на середину XIX в., составляла, адай - 7515
чел., алаша - 11150 чел., байбакты - 16025 чел., берш - 26785 чел.,
жаппас — 4520 чел., есентемир — 2330 чел., исык - 3345 чел., кы-
зылкурт - 4125 чел., кете - 2055 чел., маскар - 1805 чел., ногай -
5465 чел., жетыру - 6175 чел., тазлар - 555 чел., тана - 6405 чел.,
туленгут —2460 чел., серкеш - 13795 чел.
Всего в младшем жузе к 1917 г. —2.040 тыс. (МЛ ынышпаева).
161
Торе, ходжи , толенгуты и другие группы. Как известно, ко
времени распада этнополитического единства в казахских жузах
существовала сложная социальная стратификация, напоминающая
отчасти сословную градацию оседлых этносов. Эти группы в соче­
тании с племенной организацией создавали общ ую конфигурацию
этноса. В традиционном обществе казахов начала ХІХ века отчет­
ливо выделяются не интегрированные в основную генеалогиче­
скую структуру следующие сословия: торе (в русских источниках -
султаны), ходжи, толенгуты и рабы - кулы. И, наконец, в источни­
ках^ отмечается наличие еще одной группы - шалаказахов (мети-

Торе в казахском обществе берет свое начало от «золотого ро­


да» Чингисхана. В период становления казахского ханства улусами
управляли в основном потомки Уруса, одного из великих правите­
лей Дешт-и Кыпчака (2 пол. XIV в.). Торе - потомки казахских
ханов и султанов, поэтому они относятся к белой кости. В этносо­
циальном плане - корпоративны. В Младшем жузе в XIX веке
встречаем три группы торе: 1) потомки Абулхаира, 2) Каип хана, 3)
амеке хана. Первая группа считается младшей линией, поскольку
происходит от Осека, среднего сына Жанибек хана, одного из
основат елей казахского ханства. Два последние-из дома Жадиге.
оре реднего жуза также возводил родословную к линии
таршеи адиге. Здесь торе в численном отношении больше, чем в
Младшем жузе. 1) потомки Абулмамбета, 2) Абылай хана, 3) Са­
ке хана, ) Барак султана и т.д. Есть группы, не входящие в
данный список.
Старшем жузе торе немногочисленно, поскольку известная
° гулис7анских ханов, начинающаяся от Тогулук Тимура,
Жоп, Г , : еЧеНа ? ,К™ СТане ® XVI11 веке окончательно со смертью
ж у зяnrvrr. ХЗНа Г}' Д е л ь н о много среди племен Старшего
восточной ця°В СЬ1новей Абылай хана - Ад ил, Суйук, Тугум. В
бета с™ сРеди найманов Жетису жили потомки Абулмам-

их улеякшГйЛИСЬ П°е: ^ а^ахстанУ в XIX веке практически везде. Но


место Taw п Т В ° UleH массе населения занимает незначительное
Букеевской п п п р М° ЛИ^ СК° М у е з д е ' ]0//°’ 8 Каркаралинском - 1,5%, в
Так из 26 60S уИЗ ° 1ЦеГ° числа хозяйств 15 тыс. - 20 султанских.
C e L L a ™ HL СТВ РаЗНЫХ Р°ДОВ - аРгын’ найман, уак - в
та ™ о т ™ „ и УеЗДе Т0Р6 составля™ десяток. Приблизительно
б о л ь ш Г к о п и е й ХараКтеР»° и Д™ остальных регионов. Наи-
МЫ встречаем в м е е ^ а ю к т ™ ™ ' 8 Прав" щег0 д ам а к а за !‘° В

162
Ходжи - высшая прослойка мусульманского духовенства. Воз­
водят свою генеалогию к прямым племянникам пророка. На этом
основаны их привилегированное положение и эндогамность. Мно­
гочисленные общины ходжей жили на юге Казахстана в Ташкент­
ско-Туркестанском оазисе. В центральные регионы проникали
через Каратау.
На территории Туркестана и Ак мечети проживала субэтниче-
ская группа - сунак, возводящая свою генеалогию к известному
племени - дурмен-барлас. Она известна как религиозно-знахарская
секта. Из согдийцев, видимо, происходит группа колеген, встре­
чающаяся в поселках Карнак, Жана Корган, Арыс, Шымкент,
Сауран. Они прекрасные ремесленники, особенно хорошо работали
по металлу.
В XIX в. как на территории степных районов Казахстана, так и
в Жетису среди различных родовых конфедераций казахов сохра­
нились калмыки. Известны три группы калмыков: 1) вошедшие в
состав казахских родов, или образовавшиеся как самостоятельные
подразделения (напр.: бала цалмац, цыз цалмац, тоты цалмац,
цараша цалмац и т.д.); 2) включавшиеся в состав толенгутов казах­
ских торе, впоследствии, они также вошли в состав казахских
родов, в некоторых случаях образовав административные волости
(напр. Төленгіт болысы); 3) калмыки, живущие по р. Или и т.д. в
восточных регионах Казахстана. О них пишет Ч.Ч.Валиханов к
письме Г.А.Колпаковскому от 14.12.1864 г. «Каракиргизы и наши
кызыл-боруки совершенно уничтожили калмыков, кочующих на
Текесе. Можно положительно сказать, что калмыки лишились
решительно всего - жен, детей и всего скота. Киргизы говорят, не
знают, куда девать скот и пленниц». В Ташкенте и его окраинах в
дореволюционный период обитала группа. Этнический состав
кураминцев довольно интересен для казахстанских этнографов,
поскольку там встречаются следующие названия: катаган, дурмен,
барлас, баршылык, конырат, кыпшак, таракты, мангытай, моголтай,
ногайлы, алтай-карпык. Большинство из названных родов имеется
и в составе казахов. Кураминская субэтническая группа проживала
также в Бухарских и Хивинских пределах.
На территории Казахстана известны группы каракалпаков, кыр-
гызов: ески и жана, т.е. из алатауских киргизов, ногай - из астра­
ханских ногайцев. В Центральном и Северном Казахстане большая
группа киргизов, известных под названием «ески кыргыз», полно­
стью ассимилировалась в казахской среде.
163
оленгуты - султанское окружение, зависимые и служивые лю­
ди, пользующиеся за отказ от личных свобод покровительством и
защитои. Среди них было много лиц иноземного происхождения.
оленгуты имели хозяйство, пользовались султанской тамгой. В
некоторых районах в числе толенгутов преобладаю! туркмены.
ак, у одного найманского султана Юго-Восточного Казахстана - 14
туркменских семей. Известно, когда калмыки в 1771 году отправи­
лись и і оволжья к Джунгарии, то они увели с собой большое
коли (сство ставропольских туркмен, по дороге многие из них были
от иты казахами. К середине XIX века институт толенгутства
перестал существовать, многие казахи вернулись к своим родам, а
онациональный состав остался у влиятельных торе. В удельном
се среди населения толенгуты составляли более 5%, в некоторых
стах еще ольше, образуя целые административные волости.
f'TKrvoQ1 К^Н ' П° отношеншо к женщинам) - в Казахстане суще-
° ™TPHaPxajlbHOe рабство, была также распространена
лякүтүчГ^ раоотоРг°вля. Но размеры рабства, как известно, опреде-
просом на их труд. Такового фактора в кочевом обществе
чей / Н6 ЫЛО’ У кочевников существовал большой резерв рабо-
няітиии^1 И3 числа своих сородичей. Рабство стимулировалось
всего rvm^Ha грапица* Казахстана рынков работорговли. Кроме
чал и r кя ствовало °брядовое предназначение рабства - их вклю-
жлении „ Г ’ приданое’ КУН’ призы и т.д. Об этническом происхо-
рабство нелия £^ДИТЬ ОЧень тРУдио> по убеждениям казахов, в
известно цт ШО пРевРащать своих единоверцев, в то же время
ш Г я ’ Г Ка3аХИ захва™ и Персиян как шиитов.
тов с казашками илТ ^ех ^ " сРедНеаЗИЗ'
казахами um, - избрал себе род жительства между
кой” - отмечяртСТеИ таковых люДей, рожденных от брака с казаш-
той или иной “ В источниках- То есть это люди, находившиеся в
кто
л сохранил сc rвою
Iи сохранил o В с о с т о я н и и ассимиляции, в отличие от тех,
этничность.
либо значительны!*16 пРоцессьі в XIX веке не привели к каким-
Исследователи пт СДВИгам в аитР°пологии казахского населения.
ва казаховЛ1о шмплексу мошһ ° ДН° СТЬ антро™ ™ е с к о г о
СЯ к смешанной рКпг.гт °РФологических признаков он относит-
Как известно в XIX еоидно‘монгол°идной расе (О.Исмагулов).
письменной литепатупм ПРоисходило становление общеказахской
ратурного языкя основу современного казахского лите-
стана. В составе качяхДИШ1еКТ казахов Центральных районов Казах-
в составе казахского языка выделяют несколько говоров.

164
Неказахское население. Движение в Казахстан безвестных рус­
ских людей началось еще в начале XVI века. В годы царствования
Ивана IV здесь уже хорошо известны “воровские люди”, пришед­
шие с Дона, они же спустились по Волге в Каспийское море и
дошли до устья реки Жайык. После наказания пугачевщины были
введены строгие ограничения в самоуправлении яицких казаков,
переименовано было даже название: они стали называться ураль­
скими. Крутые меры царского правительства оказали свое действие
и с конца XVIII века казачество превратилось в своеобразный
аванпост русского движения в глубь Средней Азии.
В конце XVIII века значительная часть кочевников признала
русскую власть, поэтому правительство заботилось об укреплении
завоеванного края: в гг. Омске, Петропавловске, Семипалатинске
оно старалось образовать местное оседлое население. С этой целью
было образовано в 1808 году местное линейное казачье войско:
наделено землей, жалованьем и продовольствием. В 20-х годах XIX в.
казачье войско захватило лучшую гористую часть Сары-Арки и
обосновалось в районах Центрального Казахстана: Баян-Аула,
Кокчетава и Каркаралинска. Одновременно вместе с казаками в
степь проникли русские промышленные люди, которые открыли
там золотоносные, серебряные, медные рудники. В 1837 году
строились пикеты между Кокшетау и Акмолинском, в этом же году
правительство поднимало вопрос о перенесении южных границ к р.
Чу, но оно воздержалось в связи с восстанием казахов под предво­
дительством Кенесары хана.
В 70-х годах XIX века на сцену уже выступает вопрос о кресть­
янской колонизации степи. В исключительно военном населении
нужды не было, с Китаем были заключены Пекинский трактат, в
1881 году - Петербургский трактат и со среднеазиатскими ханства­
ми в 1865 г. - границы были выяснены и окончательно установле­
ны, после чего казахские земли полностью оказались в подчинении
Российской империи.
Количество переселенцев прогрессивно возрастает с каждым
годом, особенно быстро их доля увеличивается на северной, более
благодатной земле.
В конце 80-х годов XIX века появились и прочно обосновались
переселенческие поселки в Семипалатинской области, однако здесь
колонизация совершалась медленнее. Только в 1887 году в связи с
проблемой заселения сопредельной с Китаем территории ген.-губ.
Колпаковский размещал там самовольных крестьян из Томской
губернии.
165
С 90-х годов начинается усиленный наплыв в степной край пе­
реселенцев из России - неурожай и тяжелое экономическое поло­
жение на родине побуждали крестьян двигаться в казахский край.
Чтобы поставить в лучшие условия дело об отводе переселен­
ческих земельных участков, были образованы межевые партии, в то
же время для определения излишков земель в Казахстане было произ­
ведено статистическое, естественноисторическое исследование. Эту
экспедицию возглавил известный статистик Ф.И. Щербина.
Землеустроительные партии с 1883 по 1900 гг. отвели в Акмо­
линской области 193 участка на 77.837 душ мужского пола, но, как
оказалось, эти участки не могли разместить всех нуждающихся.
Колонизация Тургайской области начиналась с 1869 г. в связи с
основанием крепости Ак Тобе, в 1870-х годах здесь уже насчиты­
вались десятки дворов. Таким образом, уже по переписи 1897 года,
здесь проживало 28.400 человек. После основания г. Кустаная в
81 году по вызову администрации появилось сразу 1200 кресть-
ян-земледельцев.
Несколько особенный характер носит колонизация Алтая, Вос­
точного Казахстана, до конца XIX века она носила отпечатки воль­
ной колонизации. Колонизационный элемент не составлялся из
казаков или служилых людей, наоборот, они большей частью
сформировались из различных авантюристических групп; зверо­
промышленников, беглых крестьян и иной вольницы, в том числе
староверцы, различные сектанты.
Некоторый толчок в колонизации алтайских земель оказали
мифические представления русских крестьян о сказочной приволь-
и стране еловодье. Массовый приток крестьян в райскую об-
™^піГ^°г>0ДИЛ С П° этот период из центральной
ИИ оссии ВЬ|ехало в названную область, по самым прибли­
зительным расчетам, 2299 семейств.
чені'тг^е« к ° поток переселенцев направлялся в Семире-
сельские оайпн^ г количество переселенцев с 1868 года в
в 29 кпегтка Ы емиРечья составило 15 тыс. душ, проживающих
190 күпеиғг*-НСКИХ С! Лениях’ В городах области прописано было
утооилась КпГ* С6Меиств и 1400 мещанских. К 1890 году эта цифра
утроилась благодаря массовой колонизации.
Сырдарышскл/ю *°ЛОНИЗация> начиная с 1870 годов, охватила также
ский и Дул ир А ласть’ главным образом Чимкентский, Ташкент-
зао д"а1ноо 3j7/ поселков
п „ с ^ Г “крестьян.
Ие УеЗДЫ' В “ ГО « 30 лет в области было

166
После строительства Сибирской железной дороги и учреждения
“особого комитета” (1892 г.) переселенческое движение стало на
рациональную почву.
Движение переселенцев в Казахстан можно проиллюстрировать
на примере Акмолинской области, составив для этого своеобраз­
ную диаграмму. Она показывает, как постепенно нарастало это
движение с 60-х по 80-е годы и как резко усилилось в последую­
щие годы. Колебание это объясняется как неурожаями в европей­
ской части России, так и проведением Великой Сибирской Магист­
рали, и заселение Восточной территории благодаря содействию
Комитета Сибирской железной дороги принимает решительный
характер.
Исходя из некоторых материалов, можно рассмотреть сослов­
ное распределение русского населения в Казахстане в конце XIX
века. Первое место по количеству занимали крестьяне, несмотря на
то, что они заселяют край позднее. Наиболее крестьянской обла­
стью являлась Акмолинская область, где крестьяне составляли
более половины русского населения, наименее - Уральская, всего
16%, зато казаков в последней области - 75% русского населения, в
то же время в Тургайской области их совсем нет. Мещан, дворян и
разночинцев более всего в Тургайской и Семипалатинской области.
В процентном отношении сословные показатели в степных облас­
тях выглядят таким образом: крестьяне - 37,5%, казаки - 34,5% и
другие сословия - 28%. В общей совокупности эти сословия со­
ставляют более 20% населения степного края, занимая второе
место после казахов.
В этнографическом плане русские старожилы выделяются в
особый тип. С первых дней появления в крае они вошли в тесное
соприкосновение с кочевниками, неизбежным результатом чего
явилась метисация, перемены в образе жизни, привычках, нравах.
Все это оставило глубокий след как на антропологическом облике,
так и на всем складе жизни русских колонистов.
Как маргинальную субэтническую группу можно рассматри­
вать уральское, сибирское и семиреченское (с 1867 г.) казачество -
жизнь в степи наложила на них своеобразные черты, особенно эти
отличия заметны в физическом типе, в разговоре, в одежде. Да и
занимались казаки в основном скотоводством. В состав казаков
вошли, кроме русских, украинцы, мордва (до 7%), белорусы (3%),
казахи (доЗ%) и татары, калмыки, башкиры, чуваши и др. Из
сибирских казаков процента 3 придерживались мусульманства, то
же самое известно и у уральских казаков.
167
Сибирское и Уральское казачьи войска входили в состав Ак­
молинской и Семипалатинской областей как самостоятельные
административные учреждения. В 1808 году было утверждено
положение о Сибирском линейном казачьем войске как отдельном
сословии с особыми правами, привилегиями и обязанностями.
р>ках владения 35 станиц и 173 поселков находилось более 5
миллионов десятин плодородной земли, в том числе “десятиверстная
полоса”.
В Уральском казачьем войске (31 станица и 135 поселков) в
о щинном пользовании находилось около 6 миллионов десятин
земли. В мирное время войско обязывалось выставлять до 2500
человек нижних чинов. Чуть больше этого ежегодно поставляло
Сибирское войско.
Наделы Семиреченского казачьего войска равнялись 30 десяти­
нам удо ной земли на мужчину. Общее количество земли этого
войска меньше, в силу меньшей численности, а именно - 610484
десятин. Количество станиц и поселков - 30.
Казаки, обладая огромными земельными запасами, широко
практиковали сдачу крупных участков на долгосрочную аренду
крестьянам и казахам, получая за это огромные суммы.
аКИМ ° Разом’ °бЩая численность казахского этноса в преде-
VIя-rfп^ВЦеМеіі^ЮИ геРРИТ0Рии Казахстана составляла, согласно
импіпиы м г т Г 0! всемирной переписи населения Российской
852 8 к-в Г Ч£Л'’ пРоживаюШего на площади в 2 386
748 чел ВСРСТ' Г’ численность казахов возросла до 3 639

ооссийг^пйНЫМ % кейханова (1910 г.), численность казахов в


российской империи составляла:
Название областей Всего жителей В т.ч. киргиз (казахов)
1• Семипалатинская 761095 655971
2. Акмолинская 934612 484456
3. Тургайская 550510 422401
4. Уральская 644000 466000
5. 'Закаспийская 463407 71367
6. Сыр-Дарьинская 1480000 888000
7 . Семиреченская 1088217
8. Ферганская 844405
1837418 374981
9. Самаркандская 986554
10 . Астраханская губ. 79083
1005000 213000
9150813 4499664

«По переписи 1897 года, число лиц, назвавших своим родным


языком казахский, равнялось 4084 тысячам. По численности своей
казахи занимают среди различных народностей, населяющих Рос-
168
сию, шестое место. Если принять коэффициент естественного
прироста равным 1,5 (для всей России он равен 1,55), то в настоя­
щее время численность казахов выразится в цифре 4696600», -
отмечает А. Букейханов.

3.2. Этническая структура

Этническая специфика общественной организации казахов


представляет собой одну из малоисследованных проблем историко­
этнографической науки. Если в дореволюционной историографии
этнические особенности рассматривались в какой-то мере как
экзотика, то в советской историографии основное внимание уделя­
лось социальным проблемам, поиску закономерностей развития
общественной системы, формационному характеру развития коче­
вого общества.
Между тем социальная организация казахов, сложившаяся в ре­
зультате непосредственного приспособления хозяйства к природ­
ным условиям ими обитаемой среды, накладывалась на специфику
этнической системы и сложных этнокультурных связей. В то же
время различное соотношение объективных факторов, в первую
очередь хозяйственных, исторических и политических, обусловли­
вает обособление трех регионов, связанных структурными особен­
ностями этнической организации.
Как уже говорилось, рассматриваемый нами период является
переходным, поэтому на первом месте ставится анализ тех измене­
ний и разрушений, которые колониальные нововведения вносили в
традиционную этносоциальную структуру общества до середины
XIX века. Правда, и в первой половине XIX века происходят ощу­
тимые изменения, но не настолько, чтобы сильно расшатать систему.
На первый взгляд, этническая структура казахов прорастает из
родоплеменной системы. Достаточно, скажем, изучить родопле­
менной состав, чтобы иметь представление о структуре этноса. В
самом деле, для исследователя задача предстоит гораздо труднее.
Во-первых, действительно казахи, как и все кочевые общества, в
качестве постоянного атрибута социальной организации имеют
«ру». Но в основе общественного организма лежит не просто сум­
марное число ру и их союзов, а их функциональная соподчинен-
ность. Огромная численность казахов (по сравнению с другими
кочевыми этносами), территориальная разбросанность казахских
племен обусловили широкую разветвленность, многое гупенчатость
169
иерархических связей между элементами этой структуры, основан­
ных на кровнородственных и генеалогических принципах.
Многочисленные источники, в том числе и устные, говорят о
том, что жузы образовались в результате длительного процесса
консолидации в казахском обществе. Сложение их объясняется в
основном историческими причинами - в К а з а х с т а н е издревле име­
лись три естественно-географических региона. Но в народной
этногонии не второстепенным условием появления трех жузов
является наличие трех сыновей у первопредка казахов. Б о л ь ш и н с т ­
во казахских устных и письменных генеалогических материалов с
именем легендарного Алаша хана связывают начало самостоятель­
ного существования казахов.
Народное мнение определяющим принципом у с т а н о в л е н и я ие­
рархии в отношениях между жузами считает в о з р а с т н о й ранг
сыновей Алаша-хана. Таким образом, иерархия ру как механизм
общественного регулирования с у щ е с т в у е т издавна, видимо, с
самого
— ^ начала
паішіа образования
ооразования этноса.
ипеппА JJr племен Старшего жуза входят в состав трех союзов, где
их генря ^ЛЬСТВУЮТ жалайыры, ошакты и дулаты в соответствии с
коупнмми ™ческим пРавом. Безусловно, такое отношение между
жизнь жуза ДаМИ ВНОСИТ отн°сительный порядок во внутреннюю

но о б н ™ ^ Н° В несколько ином, более четком варианте мож-


ной генеаппп Ь В этническ°й структуре Младшего жуза. В народ-
25 до 31 поля 6 шежиРе в Младшем ж узе насчитывается от
вот племена r ™ СРВая циФРа> на наш взгляд, ближе к истине. Так
известные плп ° ЮочеРедь объединяются и составляют три союза,
^ еГ его ЗНИеМ АЛШЫН- Считаются самыми старшими из
Стоящей ниже Г " ЧаСТеЙ: поколение Алим улы (каракесек).
многочисленное пе°ДНУ ступенькУ СОЮз племен Бай улы гораздо
СОК» S " - S T ™ КаК 12 крупных родов,
более поз л ним nfirL составляющее Младшего жуза-считается
его подчиненное поло^ен!^1’ г!7 °
основополагающим ппп Следовательно, и в Младшем жузе
иерархия родов По с ^ 1 Г ПОй общественной структуры была
начиная с самк™ щественная организация казахов,
высшего порядка ппяі^аИШИХ социальных ячеек до образований
° т мифического’ первопредка "Р° НИЗаНа возРас™ ой иерархией,
середины XIX века насчитывав™ Реального кибитковладельца
ческих уровней родства Десяток, а то и более таксоними-
ным понятием “nv” и нуемых расплывчатым и неопределен-
« РУ . В обоих чертах основные параметры этносе-
170
циальной организации казахов представляется в виде иерархиче­
ской системы «ру» разной величины и значения.
Достаточная ранжированность отношения внутри этнической
структуры наблюдалась во всех случаях общественной жизни. Так,
привилегии старших племен соблюдались в многочисленных сей-
мах-общественных собраниях, ас (тризна), при рассаживании гостей
из различных родов, при установке юрт, при подаче мяса, при
построении войскового порядка, при разделе добычи и призов и т.д.
Схожесть этносоциальной организации на всех уровнях генеа­
логического родства позволяет, на наш взгляд, проиллюстрировать
это своеобразие этнической структуры на одном из ее компонен­
тов. Можно, например, взять племя Аргын и попробовать просле­
дить за его генеалогической иерархией, в известной мере проеци­
руя ее закономерности в целом на этническую структуру.
Для удобства изложения воспользуемся следующей схемой:

Орта жүз О с н о в н а я а д м и н и с гр а -
ІИ В Н О - т е р р и т о р и а л ьн а я
с о ст а в л я ю щ а я к а з а х ­
Таракты /на нравах "нокта агасы"/ ск о го о б ш с с г в а

Аркын /аға баласы/ - Найман К о н ф ед е р а ц и и


/а р ы с / п адем ен
Керей-Уак
Қоныраі-Қышнак
Мейрам /бес Мейрам - бәйбіш е балалары/
Ф е д е р а ц и я /р у /
Момын /жеті момын/ п лем ен

С'оюч бл и чко-
р о д с т ен н ы ч

I Ілем я р>

Старшинство союза племени Мейрам над остальными в народ­


ной генеалогии объясняется тем, что он родился от старшей жены
своего отца. Те же самые отношения иерархии родов гю принципу
старшинства наблюдаем и в других жузах. Так, один из самых
многочисленных конфедеративных союзов Байулы в Младшем
жузе состоит из 12 родов, но схема соподчиненносги такая:

171
чей в генеалогическое древо наиболее многочисленного и авто­
хтонного племени. Несмотря на ослабление племенного начала,
генеалогические связи сохранялись.
С серединой XIX века совпадает один из завершающих перио­
дов родообразования у казахов, большинство родов, представляю­
щих собой искусственные образования в этот период, раскололось
на несколько частей, отпочковав от себя новые роды.
С середины XIX века постепенно усиливается упадок кочевых
хозяйств, тысячи бывших кочевников не в состоянии следовать
кочевой жизни, идут за пределы степи. Фактор пауперизации ста­
новится главной корректирующей силой этносоциальной структу­
ры казахского общества. Из этой среды сформулировались совер­
шенно новые социальные категории.
Кроме родовой структуры, охватывающей основную часть на­
селения, в общую конфигурацию этноса входят сословные группы,
которые по ряду причин могут быть рассмотрены как своеобразные
субэтнические группы. Выше мы рассматривали основное ядро
этого общества: “черную кость”- “кара бухара” - объединенные
генеалогическими узами племенной структуры.
Если рассматривать этносоциальную структуру казахов как ко­
ническую фигуру, то на ее вершине располагалась бы другая груп­
па ак суйек - служивая аристократия, пользующаяся большими
привилегиями в обществе. Она представляет собой корпоративную
группу, атем идет духовная знать, известная под названием
«қожа».
Источники свидетельствуют о существовании в данном обще­
стве нескольких категорий зависимого населения и наличие груп­
пы-метисов щалаказахов”.
Все социальные прослойки различаются как особым социаль-
ш статусом, так и внеэтническим происхождением. В той или
ои степени эти группы подвергались ассимиляции основным
г И BMf CTe с «ими составляли цельную модель этниче-
„ "ФУКтуры. Этнические процессы второй половины XIX века
тпянггЪг.пКаЛЬНУЮ возможность проследить, как в общем процессе
л = Г Г И ^Радиционной этносоциальной структуры прелом­
ляет ся судьба субэтнических групп.
ст в\то ишf n n ^ 0 КИ“Х ИС1_очниках султаны) - многочисленная господ-
дит к CT3DUі е м ^ щества’ Р°Дословная казахских торе восхо-
т о п е е ше нp m у Чингис-хана - Жошы. В 50-х годах XIX века
ливалось сохпЯС Г НИЛИСЬ ° Т власти и Управления, чем и обуслов-
ранение за ними всех привилегий господствующего
174
класса - они не признавали обычное право, не были подсудны суду
биев, не принимали патронимическую экзогамию (запрет на брак
по седьмое колено), имели особую тамту и боевой клич, были
эндогамны, т.е. не выдавали своих дочерей за простых казахов и,
наконец, содержали военную дружину. Существование в общест­
венной структуре казахов института “толенгутизма” - яркая иллю­
страция становления механизма господства и подчинения в обще­
ственном организме и есть свидетельство институциализации
особых правовых положений торе.
Надо отметить, что толенгуты в отличие от своих господ играли
по численности в демографии этноса более значительную роль.
Толенгутство - наиболее гетерогенная по своему составу про­
слойка в этнической структуре казахов. В нее, наряду с представи­
телями казахских племен, входило множество групп иноэтническо-
го происхождения. Например, среди толенгутов Среднего жуза
было довольно много каракалпаков, башкир (естек), уранхайцев,
алтайцев, киргиз и туркмен, но больше всех встречалось калмыков.
О том, что неоднородный состав толенгутсгва не исключение, а
явление распространенное, свидетельствуют эти данные по составу
толенгутов Каркаралинского округа, где отмечены, во-первых,
толенгуты из племен Среднего жуза (Камбар, Канжигали, Садыр,
Тилеу, Айтымбет, КышакДемеш, Мамадайр, Таракты); во-вторых,
толенгуты из племен Старшего и Младшего жузов (Жалайыр,
Жагалбайлы, Рамадан, Тилеу); в-третьих, толенгуты иноэтническо-
го происхождения (Ески Кыргыз - с подразделением: Естеке, Най­
ман, Жунды, Байты, Ханкелды, Бектемир, Кусчи, Калмак, Сабан-
шы).
География распространения толенгутов почти соответствует
расселению торе, практически в каждом из округов проживала
более или менее значительная группа толенгутов.
Наибольшее число толенгутов сосредоточивалось в местах
прежних ханских ставок: Абылая в Кокчетавском округе в местно­
стях Айыртау, Сандыктау, Сырымбет; Букея в Каркаралинском
округе в местностях Кент, Аппаз, Токраун и т.д. В последнем
округе в период организации административных волостей много­
численные толенгуты из родов Калмак, Кусчи, Сабаншы и Мама-
дайыр образовали отдельную волость - Толенгутскую. В народе
существовала молва, что они были собраны богатством толенгута
Омирзака из рода Мамадайыр и защитою батыра Жаназара из
калмыков, бывших в прошлом в толенгутстве у хана Аблая.
В официальных источниках очень мало упоминаний о рабах, по
казахской терминологии - “кул” - по отношению к мужчинам,
175
“кун’’- по отношению к женгцинам-рабыням. Но некоторые источ­
ники свидетельствуют как о существовании рабства, так и о широ­
кой работорговли.
Размеры рабства, как правило, определяются спросом на их
труд. Такового фактора в кочевом обществе казахов не было, осо­
бенно в середине XIX века, когда у кочевников существовал боль­
шой резерв рабочей силы из числа своих сородичей. Но в данном
случае есть одно серьезное исключение - вокруг региона находи­
лось немало рынков работорговли, особенно среднеазиатские,
стимулировавшие сохранение рабства. Большую часть пленных,
захваченных в частных войнах со своими соседями, казахи вывози­
ли на эти рынки.
Обычно исследователи отмечают патриархальный характер
рабства в казахском обществе, уделяя очень большое внимание
формам эксплуатации труда рабов в процессе производства. Но
сами эти возможности в кочевом хозяйстве сильно ограничены. За
пределами внимания остается тот немаловажный факт, что рабы
как самая бесправная группа бывают включены в сложный обрядо­
вый комплекс:
1) рабынь и рабов включали в числе основных предметов в
приданое невесты и в калым;
2) за тяжкие преступления “ответчики платили штраф или кун
во главе с рабом - “қүл бастаған тоғыз”;
3) в поминках (ас) богатых и знатных людей обычно назначали
на приз в конных скачках раба или рабыню. Именно эта сторона
рабства дольше всего сохранялась. Тексты обычного права, запи­
санные во второй половине XIX в., также и наши полевые материа­
лы четко фиксируют пережитки такого обрядового предназначения
рабства.
Рабское состояние было, видимо, кратковременным, ими по­
степенно пополнялись ряды толенгутства, отчасти они вливались в
состав свободных кочевников. Этот процесс основывается на
рачных узах со свободными кочевниками, как на обязательном
условии инкорпорации раба в родовую структуру, “если владелец
по снисходительности и женит на ней (на казашке) невольника, то сей
вступает в права, равные киргизам, и освобождается от рабства”.
днако формальное освобождение от рабского состояния не означало
окончательного прекращения зависимости раба от богатого хозяина,
а отсутствием сколько-нибудь значительных материалов определить
хотя оы приблизительно численность рабов в регионе и тем самым
определить их долю в этнической структуре мы не смогли.
176
Что же касается сословия ходжа, то и их происхождение и во­
просы расселения в регионе нуждаются в специальных исследова­
ниях. По сведениям информаторов, они потомки Али и Фатимы,
т.е. прямые племянники пророка; по другим данным, под именем
ходжа именуются все потомки четырех последователей Мухамме­
да, и, наконец, все информаторы все как один заявляют, что ходжи,
когда-либо приходившие в Степной край, были выходцы из Турке­
стана. Среди ходжей было много таджиков (персы), сартов и узбе­
ков, причисливших себя к духовному сану, благодаря неразборчи­
вости степняков в вопросах религии. Некоторые дореволюционные
этнографы отмечают среди них различных аферистов, искателей
приключений, а то и просто наживы.
Подробный анализ казахского шежере, на наш взгляд, позволил
бы разобраться в начальных этапах проникновения ходжей в наши
регионы. Некоторые варианты шежире казахов удревляют связь
ходжей с жузами. Библейские воззрения и предания о сотворении
мира, генеалогическое дерево, мотивы из средневековых арабских
представлений об истории и географии и, наконец, редакция собст­
венно тюркских этногенетических преданий, тюркской этнонимики -
в общем все то, чем отличается казахское шежире, убеждает нас о
превнесении их извне, возможно, казахскими ходжами.
В начале 50-х гг. ходжи в основном тяготели к торе, затем они
стали приближаться к крупнейшим родоправителям. В эти годы
еще существовала практика приглашения ходжей из Туркестана, и
честолюбивые предводители племен стремились заполучить в свои
руки хотя бы несколько семей из потомков самого пророка. Дейст­
вуя через своих влиятельных патронов, они довольно активно
вмешивались во внутренюю жизнь казахского общества. По поле­
вым материалам можно судить, что в некоторых местах степных
округов уже в те времена существовали значительные общины
священнослужителей-ходжей. Им принадлежало право на сбор
зякета, контроль за соблюдением обрядовой стороны ислама, про­
паганда религии.
Святость происхождения и состоятельность, особенности ре­
месла, сопряженные с необходимостью соблюдения многочислен­
ных религиозных обрядов, были основой корпоративной организа­
ции. Ходжи только в редких случаях заключали браки с представи­
телями “черной кости”, старались сохранять групповую эндога­
мию. Происхождение, приближенность к политической верхушке,
строгая эндогамия закрепили за ними ряд привилегий и особое
почтение, что выражалось в термине “асыл суйек”- драгоценная
177
кость. О численности их судить трудно, мы имеем несколько фраг­
ментарных цифр (торе —д о 1,2%, толенгуты —до 2,1%, ходжи до
0,3% от общего числа казахского населения).
Остается нам предположить, что данное соотношение су этни
ческих групп ко всему остальному населению в К а р к а р а л и н с к о м
округе в той или иной степени отражает общие з а к о н о м е р н о с т и
этнической структуры и определяет конфигурацию ее в к о л и ч е с т
венном отношении.
Наконец, мы должны упомянуть еще об одном элементе этни
ческой структуры казахов данного периода. Речь идет о ш а л а к а з а
хах, в переводе не чистокровных казахов, р о д и в ш и х с я от рака
татар и среднеазиатцев с казашками. Время этой
в о з н и к н о в е н и я

прослойки в рассматриваемом регионе относится к 20-30-м гг. XIX в.,


ряды их в последующих десятилетиях постоянно п о п о л н я л и с ь .
Термин “шалаказах”, по всей видимости, судя по и с т о ч н и к а м ,
распространяется только на тех инородцев, которые ч а с т и ч н о
ассимилированы, или ж е находились в процессе а с с и м и л я ц и и .
отличие от тех, кто сохранял свою этничность, э н д о г а м н о с т ь ,
таких выходцев из Средней Азии, Поволжья, Сибири было много,
их называли по этническим, или территориальным наименованиям.
В казахском языке все соседние народы имели и с т о р и ч е с к и е про
звища, скажем, исконное население Средней Азии (согды) и тад
жики именовались сартами, татары - ногай, башкиры - естек, иран
цы - кызылбас, ойрат - монгольские племена - к а л м а к (кара, ак,
куба), китайцы - шуршут и т.д.
В степи из этой среды торговцев, торговых агентов, м у л л , а то
просто беглецов и шарлатанов было полно. Находясь в самой гуте
кочевого населения, вынужденные п р и с п о с а б л и в а т ь с я к оыту
аборигенов, они постепенно пополняли число ш а л а к а з а х о в .
Картина этнической структуры казахов в том виде, в каком она
поддается реконструкции, в известной мере отражает з а к о н о м е р н о ­
сти развития этнических процессов в не индустриальных формаци­
ях. В о взаимном хозяйственном, социальном и культурном взаимо­
действии раскрываются все особенности этнических процессов. Не
изучив основательно родовую структуру и различных групп, стоя­
щих вне ее по социальным признакам, невозможно делать какие-
либо общие заключения о характере этнических процессов.
На наш взгляд, можно выделить две тенденции в развитии этих
процессов, наиболее присущие данному этапу, во-первых, этниче­
ская ассимиляция субэтнических групп, во-вторых, в н у т р е н н я я
консолидация этноса. Консолидация получает сильные и м п у л ь с ы
178
от ломки границ племенного этноцентризма, смешанности родов и
племен, укрепления территориальных связей. Впрочем, о глубоком
характере консолидации говорить не приходится, она тормозилась
сильными позициями кочевого скотоводства, отсутствием разделе­
ния труда, тысячами нитей патриархальных институтов. К тому же
капиталистическая колонизация территории только начиналась, и
все определяющие признаки, ускоряющие консолидацию, не были
представлены, кроме политических. Численность русских в Казах­
стане в XIX веке была незначительна, однако в дальнейшей судьбе
населения все усиливающая роль будет принадлежать крестьян­
скому переселению. Вместе с политико-административными ре­
формами, с освоением промышленных богатств этот фактор стано­
вится решающим в этническом развитии казахского населения.
Соседство с многочисленным, развитым и сильным этносом под­
талкивает стихийный процесс внутренней консолидации, усилива­
ет ассимиляцию субэтнических групп.
Процесс ассимиляции шалаказахов получил дополнительные
стимулы в связи с Указом правительстава от 15 мая 1854 г. По мере
оседания кочевых общин шалаказахи первыми организовали осед­
лые поселения, такие, как Буконь, Ахмировка в Восточном Казах­
стане и т.д., а та часть, оставшаяся среди кочевников, полностью
ассимилировалась.
В 1859 г. казахские султаны, бии и старшины клятвенно обяза­
лись освободить рабов, с этого времени прекратились существова­
ние и обрядовая функция рабства, т.е. передача с калымом, с при­
даным, с куном и т.д. С 1859 по 1865 гг. было освобождено около
880 невольников, бывших рабов, большинство из которых осталось
при своих бывших хозяевах в положении работников, постепенно
вливаясь в основной этнический массив.
Внутренняя консолидация к концу XIX века приобретает все
более динамичный характер, в основе такого процесса, на наш
взгляд, лежат следующие факторы: экономическая (земельная)
колонизация, дискриминация в торговле, разработка полезных
ископаемых и т.д. Вызывая прогрессивное развитие казахского
общества, они ввергли его в неминуемые для переходного периода
кризисы, в первую очередь, кризис традиционного хозяйства. Все
эти причины стали фактором антиколониального характера консо­
лидации. Во-вторых, данный период, особенно конец, знаменате­
лен тем, что совпадает с широким развитием религии и в то же
время светского просвещения, начинается выпуск газет и книг.
Этническое самосознание избавляется от многоступенчатости и
179
приобретает общенациональный характер. В-третьих, в конце XIX
века Казахстан становится полиэтничным, численность казахов в
удельном весе населения постепенно снижается.
Параллельно шел процесс отрыва от традиции этноса, утрачи­
вается исторически сложившийся этос, распадаются привычные
формы жизни. Общество отрывается от своей субстанции традици­
онной этничности.
Таковы вкратце, на наш взгляд, главные черты этнической
структуры казахов в прошлом. Основные особенности его заклю­
чаются в трансформации традиционной модели под давлением
новых социально-экономических условий, определяющих даль­
нейшее развитие общества.
Современная картина развития этнических процессов требует
очень внимательного анализа. Традиционное казахское общество за
последние двести лет претерпело два крупных преобразования.
ервое при господстве царского режима (отдельные вопросы мы
уже рассмотрели), и второе —при советском строе. Во втором этапе
в связи с полным разрушением х о з я й с т в е н н о - к у л ь т у р н о г о уклада
произошли необратимые изменения в этнической сфере. Разрыв
между традиционной культурой и современным развитием казахов
Г Г - огРомен’ что анализ требует времени и отточенного
ого инструментария. Это тема наших будущ их исследований.

3.3. Х озяйство

Скотоводство
ток ^ 1 ! ННОСТИ пРиРоды и климата Казахстана наложили отпеча-
диких ™ ! Г ТВО СГО населения- Первые опыты по домистикации

“ — "(к и™сьдг :г вэпоху— вэнео-


коневодческие общинь, ( і ^ а й Г “ “ вотречаш здесь крушМ'
ско-землел1т?иНЗЫ складьшается комплексное оседлое скоговодче-
емы богатые хозяйство. В местностях, где имелись водо-
реки Сы рдарьГили Чу**H v ^ v ° 3еР° Балхаш’ АлакУль’ Зайсан’
спопьем служипл я УРа’ Иртыш и др.), большим под-
н а е Г и Т р а ^ я ^ Р ° ЛОВСТВО- В ЭТОТ период скотоводство начи-
районах где оно и ^ Ю Р° ЛЬ’ особенно в степных и полустепных
затем середине в I-го тьГсяч**0™ ПрИнимает Ф°РМУ полукочевого, а
и Южном Казахстане Д° Н‘Э* И кочевого- В Семиречье
Казахстане (в бассейнах рек Сырдарьи, Таласа, Чу, Или)
под влиянием земледельческих культур среднеазиатских областей
быстро развивается земледелие, возникают земледельческие оази­
сы с городами и поселениями. У земледельцев скотоводство было
оседлым. На окраинах оазисов существовали переходные гипы
хозяйств: полуоседлые и полукочевые, потому что земледельче­
ские центры находились в окружении полупустынь и пустынь —
здесь развивается и кочевое скотоводство, отчасти под влиянием
проникающих сюда кочевых племен, в частности по Средней и
Нижней Сырдарье, в основном же переход к кочевому скотоводст­
ву в этих местах вызывался хозяйственной специализацией отдель­
ных групп автохтонного населения и освоением ими под пастбища
пустынь и полупустынь.
В I-м тысячелетии на обширных территориях евразийских сте­
пей, полупустынь и пустынь полукочевое и кочевое скотоводство
становится ведущей отраслью экономики. Вместе с тем в отдель­
ных районах Великой степи существуют оседло-земледельческие
колонии, города и поселения.
Наряду с трансформацией оседлого и полуоседлого скотовод­
ства в полукочевое и кочевое, происходят изменения в составе
стада, все больший вес приобретают «кочевые» виды скота: овцы,
лошади, верблюды.
Вероятно, в это же время, т.е. при переходе к полукочевому и
кочевому скотоводству, вырабатываются в основном способы
пользования пастбищами с подразделениями их на зимние, весен­
ние, летние и осенние, исходя из особенностей ландшафта и релье­
фа конкретной местности. Основные типы перекочевок: меридио­
нальные, широтные, вертикальные и радиальные.
С господством тюркских племен на территорию Казахстана в
середине I-го тысячелетия н.э. роль кочевого скотоводства еще
более возрастает и оно становится основным занятием населения
Казахстана до рубежа XIX-XX вв. Своего расцвета кочевое ското­
водство достигает в период образования и становления ханств в
XV-XVII вв. Этому способствовали предшествующие историче­
ские события, в частности монгольское нашествие, которое унич­
тожило или привело к серьезному кризису земледельческие оазисы
Семиречья и Южного Казахстана, сорвало с мест и вовлекло в
завоевательные походы монголов значительные группы кочевых
племен Казахстана. Затем междуусобные войны между потомками
Чингисхана - борьба Тимура с Тохтамышем, походы его в степи
Дашты-Кипчака, завоевание даштыкипчакскими (узбекскими)
племенами Средней Азии —привели к значительному обезлюдению
181
территории Казахстана. Племена, вошедшие в состав казахских
ханств получили огромный фонд пастбищных угодий. Это стало
главным условием успеш ного развития кочевого скотоводства. Как
свидетельствуют источники в этот период казахи сохранили горо­
да, оседло-земеледельческую культуру только в районе Туркестана
(32 городища) и Ташкента.
Основной кризис степной цивилизации Евразии связан с пере­
несением торговых путей (открытие морских путей) и усилением
Европейских стран.
Упадок кочевого скотоводства казахов начинается в начале
VIII в. в связи с нашествием джунгар, которые вытеснили казахов
из С емиречья, присырдарьинских районов Южного Казахстана.
^ Большая часть казахских племен и родов откочевала в степные
районы Центрального и Западного Казахстана, к границам Россий­
скою государства, некоторые в районы Средней Азии.
На севере, северо-западе в связи со строительством царским
правительством различных укреплений линий казахи лишились
зна штельной площади летних пастбищ. Все это серьезно сказалось
на экономике Казахстана, особенно кочевом скотоводстве. Джун­
гарское нашествие нанесло большой ущерб и земледелию, после
него перестали существовать некоторые города и поселения Юж­
ного Казахстана и были уничтожены оазисы вокруг них. Единое
казахское ханство распалось на ряд самостоятельных владений,
противоречия и междуусобицы серьезно подрывали авторитет
анекои власти и усилили центробежные тенденции родоплемен-
нои знати.
значительной части обедневших скотоводов единственным
г„/-и° ^ °М ьш пеРех°Д к земледелию, для того, чтобы прокормить
vcH™ MCBOI° Сем,'ю ' Начиная с сердины XVIII в. эта тенденция
В о ст п ч н ^ 3 ^ 000 ° В пРисьФДарьинских районах, в Юго-
влиянир м а5аХСГане- Развитие земледелия оказало большое
вес п п т л т КОЧев° е СКОТОВ°Дство, в нем увеличивается удельный
ние т к Ft чевог° 5 для которого характерно небольшое продвиже-
о п а ш 1 е ^ ;Г " ШИИСТВ° хозяйств имели посевы, преимущественно
стадах увелиц03™ ^ Н6 могли отьезжать от них далеко, в таких
? аеТСЯ ДОЛЯ кРУ"н°го рогатого скота
тилетия х Г Г аНИЯ казахских Родов усиливается в первые деся-
ДифференциапииСЛеДСТВИе Продолжавшегося процесса социальной
п^йсты Кя РЯДЗ П0Литическ*« причин. В начале XIX в.
хивинских ханой Захстана оказались пол властью кокандских и

182
Административная реформа 1867-1868 гг., по которой в Казах­
стане было введено гражданское управление, разделяла террито­
рию на отдельные области, уезды, волости, административные
аулы. Это усиливает процесс дальнейшего оседания казахов, разви­
тие земледелия, сенокошения. Последнее значительно сузило
размеры кочевого экстенсивного скотоводства, которое на рубеже
ХІХ-ХХ вв. продолжало существовать на Устюрте и Южных рай­
онах Западного и Центрального Казахстана, в Кызыл-Кумах и
Муюнкумах.
Полукочевников можно разделить натри основные группы:
1) скотоводов, имевших постоянные зимние жилища и поме­
щения для скота, запасавших на зиму сено, поэтому в наиболее
суровые месяцы скот их находился на стойловом содержании.
Такое ведение хозяйства было характерно для северных, централь­
ных и отчасти восточных районов Казахстана;
2) скотоводов, занимающихся земледелием как орошаемым,
так и неполивным, большинство их также имели зимние жилища и
помещения для скота с запасом корма. Они были распространены
по всей территории Казахстана, за исключением пустынь. В юж­
ных районах на стойловом содержании обычно у них находился
крупный рогатый скот, маточное поголовье и рабочие животные;
3) скотоводов, занимавшихся рыболовством, в частности, в
Каспийском, Аральском морях, в озерах Балхаш, Алакуль, Зайсан,
Челкар, реках Сырдарье, Чу, Или. Некоторые из них занимались и
земледелием.
Таковы в общих чертах основные типы скотоводческого хозяй­
ства казахов в конце XIX - начале X X вв.
Основные виды и породы домашнего скота. Казахи разводи­
ли овец, лошадей, коров, коз и верблюдов. По значимости первое
место занимали овцы. Мясо и молоко входили в пищевой рацион
людей, из шерсти изготовляли кошмы, узорные войлочные изделия
- текеметы, ткали ковры, вили веревки. Из шкур шили зимнюю
одежду в основном бедняки. Овцы раньше служили в качестве
денежного эквивалента при меновой торговле.
Крупный рогатый скот разводили преимущественно бедные и
средние хозяйства, в основном в тех районах, где имелись благо­
приятные природно-климатические условия для его содержания
(северные районы Западного, Центрального Казахстана, Северный,
Восточный Казахстан, Семиречье, Юго-Восточный Казахстан и в
присырдарьинских районах).
183
В конце XIX —начале X X вв. в связи с ростом русского населе­
ния увеличивается спрос на мясо рогатого скота, что стимулирова­
ло е ю разведение.
Г одовой цикл в скотоводческом хозяйстве. В зависимости от
времени года пастбища делились на четыре типа: зимние -
«қыстау», весенние — «көктеу», летние — «жайлау» и осенние -
«күзеу».
В конце XIX —начале XX вв. в Казахстане существовало четы­
ре типа кочевания —меридиональное, вертикальное и основное) и в
связи с процессом оседания в северо-западных, северных районах
широко применяется - широтное, т.е. кочевали на незначительные
расстояния - 10-50 км. Радиальное распространялось в Кызыл-
умах и в некоторых других пустынных местностях (Устюрт).
Заготовка кормов. Разведение оседлости и увеличение пого­
ловья крупного рогатого скота, периодические падежи домашних
животных от джута способствовали широкому распространению
заготовки кормов на зиму казахскими хозяйствами.

Земледелие
Земледелие здесь имело давние традиции, особенно было раз­
вито на берегах Сырдарьи, в Ю го-Восточном Казахстане, Семире-
чьи. этих районах оно достигло своего расцвета в предмонголь-
ское время. После нашествия монголо-татаров земледелие повсе­
местно в Казахстане приходит в упадок. В период образования
казахских ханств в XV-XVI вв. очаги земледелия продолжали
существовать в вышеперечисленных районах. Вероятно, в Цен­
тральном и ападном Казахстане в это время существовало нерегу­
лярное поливное земледелие, которым занимались разорившиеся в
силу различных причин скотоводы.
_ ^Основными районами распространения поливного земледелия
лнсь осточный Казахстан, Семиречье, Юго-Восточный и
гпяшпя™ азахстан- Здесь преобладала мелкая арычная сеть, оро­
шавшая небольшие участки.
пг>ик!^мап.ОЛИВа участков’ кУДа вода не шла самотеком, егинши
устье с кіп Водоподъемные сооружения - ручные черпаки (атпа), в
лье - кшіак ЭРЬИ ИХ назы вали ещ е коле омар, а в северном Приара-

зе м л е л е л и я °^ ЯЙСТВеННЫе КУЛЬТУРЫ* Основным направлением


(бидай) n n o rfW °B Я®лялось полеводство. Возделывали пшеницу
кувд^жуг:р!ГРЫ)’ ЯЧМеНЬ (арпа)' ОВеС <С¥ЛЫ)’ r“C (КҮ|,ІШ)’
184
С ельскохозяйственны е орудия. Основным пахотным орудием
земледельцев являлась соха - (жерағаш) - наиболее распростра­
ненный термин, на Мангышлаке ее еще называли «шоқайағыш», в
Центральном Казахстане - «имекағаш», в Семиречье «тіс» или
«тісағаш», в Восточном Казахстане - «қолтіс», в Чимкентском
уезде - «омаш».
Незаменимым орудием у земледельцев, особенно при орошае­
мом земледелии, была мотыга (кетпен).
Организация земледельческого хозяйства. Широкое распро­
странение земледелия способствовало образованию земельных и
водно-земельных общин. Общим для них являлась общинная соб­
ственность на пахотные участки и сенокосы, границы которых
периодически пересматривались.
Во второй половине XVIII в. в начале XIX в. к земледелию пер-
ходили бедняки, лишившиеся в силу разных причин скота. Водно­
земельные общины образовались из представителей разных родов
и даже племен.
На рубеже ХІХ-ХХ вв. водно-земельные общины состояли, как
правило, из членов одной родовой группы или рода.
Оценивая земледельческое хозяйство, следует подчеркнуть, что
оно носило в основном натуральный характер. Собранного урожая
большинству казахов не хватало даже для пропитания собственной
семьи. Многие из них, не имея сельскохозяйственных орудий,
рабочего скота, семян, были вынуждены становиться издольщика­
ми (ортақ или серік) у баев и зажиточных людей, отдавая им от
половины до % части урожая. Некоторые из них шли в батраки к
баям, получая несколько мешков зерна, одну-две коровы в сауын.
Эти причины препятствовали подъему общей культуры орошаемо­
го и неполивного земледелия казахов.

Рыболовство
Рыболовством занимались только бедняки, так как рыбу казахи
почти не употребляли в пищу. С ростом русского населения в
Казахстане и расширением торгово-экономических связей с Росси­
ей увеличивается спрос на рыбу и рыбопродукты. Для многих
людей рыболовство стало постоянным занятием, сочетавшим его
со скотоводством, а в некоторых районах и с земледелием (р. Сыр-
Дарья, Или, Чу, оз. Зайсан).
В последней трети XIX - начале XX вв. на реке Урал и побере­
жье Каспийского моря, в озерах Чалкар, Имантау, Щучье, Чебачье
Кокчетауского уезда проводится интенсивный лов рыбы. Рыболов­
185
ство играет заметную роль в хозяйстве казахов в Восточном Казах
стане (озеро Зайсан, река Черный Иртыш с его притоками). Бога
тым оказался улов в озере Балхаш с впадающими в него реками,
главной из которых является Или, в озере Алакуль, низовьях реки
Чу и в нижнем течении Сырдарьи с прилегающим побережьем
Аральского моря. На реках Урал и Иртыш рыболовством занима
лись казахи, а сами реки и их берега находились в и с к л ю ч и т е л ь н о м
пользовании Уральского и Сибирского казачьих войск.
Традиционными орудиями лова казахов являлись удочки (кар
мак), трезубая острога (шанышқы), у которой два крайних зу а
были несколько длиннее центрального: сак (сүзеке), в В о с т о ч н о м
Казахстане его называли «шемишау», иногда зимой п о л ь з о в а л и с ь
крючками, прикрепленными к палкам (ілме). Н а и б о л ь ш е е распро
странение имел сак, на его изготовление шел кусок старой сети или
плели из ниток, а ранее из конских волос при помощи с п е ц и а л ь н о
го приспособления (инелік).
Саком ловили рыб и зимой. Для этого на расстоянии семи^
восьми метров делали две проруби, которые соединяли к а н а в к о й
(астау), в одну из них (майлық) опускали сак и из другой в ы т а с к и
вали весь улов.
Применялся сак и для вычерпывания рыб, угодивших в ловуш
ки (казы), их ученые приравнивают к «заколам», «запорам», «кот
цам», устанавливаемым в реках и озерах российских губернии.
Рыболовная снасть из камыша-казы в наше время сохранилась
только у казахов-рыболовов Северного и Ц е н т р а л ь н о г о К а за х с т а н а .
В Северном и Восточном Казахстане рыболовы пользовались
мордушками, вентерями, заимствованными у переселенцев. Пер
вые изготовляли из тальника, а вторые - из мелкой сети, которук*
натягивали на деревянные и металлические обручи.
Казахи Приаралья вентерь называли «нерете» или « к а б а д а н » , в
других районах «бентір» или «ментір». Использовались при л о в л е
рыбы бредень, переметы. На побережье Каспийского моря ш и р о к о
применялась самоловная крючковая снасть для ловли к р а с н о й
рыбы и сомов.
Особо широкое распространение промысловое рыболовство
получило в конце XIX в. в бассейне нижнего течения Сырдарьи и
Аральском море, где «рабочие на промыслах —это и с к л ю ч и т е л ь н о
киргизы... изредка можно встретить их в качестве с а м о с т о я т е л ь
ных предпринимателей».
Большой толчок развитию рыболовства дало с т р о и т е л ь с т в о же
лезной дороги Оренбург-Ташкент. Так, в 1906 г. только со с т а н ц и и
Камышлы-Баш было вывезено 99559 пудов рыбы, а в 1907 г. - 301
168 пудов. Основным центром по добыче и отправке рыбы по
железной дороге стал поселок Аральск, образованный в 1905 г.

Охота
В Казахстане охотой занимались с глубокой древности. В на­
чальный период вплоть до эпохи бронзы она занимала ведущее
место в хозяйственной жизни. Об этом свидетельствуют данные
археологических и палеозоологических материалов из различных
пещерных стоянок и наскальных рисунков, где прослеживается до
30 видов охотничье-промысловых животных, различные орудия и
многообразные приемы охоты.
При охоте использовались ловчие птицы, борзые собаки, позд­
нее - и ружье. Для простых тружеников охота издавна была под­
спорьем в их хозяйстве, а для знати —забавой.
Охота с ловчими птицами. Наиболее популярной и распро­
страненной была охота с ловчими птицами.
В Средней Азии и Казахстане использовали беркутов и около
10 видов ястребов и соколов, особенно ястреба-псрепелятника,
ястреба-стервятника, кречета, сапсана, балобана, дербника.
Эти птицы предназначались для охогы на определенный вид
зверей. Например, на волков, лисиц, карсаков, горных козлов
ходили с беркутом, на гусей, дроф пускали ястребов, а на мелкую
дичь - соколов.
Ловчие птицы в крае дорого стоили. Так, «хороший беркут це­
нится в 5-6 верблюдов, сокол —в 1 или 2 верблюда, ястреба и коб­
чики - дешевле».
Охота с борзыми собаками. Такая охота является одной из
лучших. Благодаря многовековой селекции, в регионе получили
породу борзых с отличной способностью преследовать зверя, с
особой зоркостью и максимальной резвостью, В отношении проис­
хождения среднеазиатской борзой (тазы) существует две версии.
Первая - выведен от арабской борзой слюгги в связи с приходом и
Среднюю Азию и Казахстан арабов в VII-V1П вв., вторая - сфор­
мирован на местной основе.
В рассматриваемую эпоху, по мнению Я.Лолфсрова, в Казах­
стане преобладала самостоятельная ветвь среднеазиатской борзой,
имеющая родство с горской и крымской породой собак.
Специфические условия охоты в Казахстане и С редней Азии
выработали свои особенности. Так, в отличие от друтих известных
пород борзых, при розыске добычи тазы пользовались чутьем. а
при охоте на сурка мастерски подползали к норе.
ІЯ7
Охота с ружьем не имела широкого распространения по неко­
торым причинам. Во-первых, из-за слабого распространения огне­
стрельною оружия редко кто в степи занимался этим видом. Во-
вторых, местному населению было «воспрещено иметь не только
огнестрельное, да и всякое оружие». Изготовлялись они мастерами-
умельцами или покупались у среднеазиатских ремесленников, а
также у калмыков.
^ Другие виды охоты . Местные жители на крупных зверей
«оольшей частью ставили капканы, а на малых зверей — силки и
ловушки».
с- ,^'^УРЬ| пушных зверей и копытных всегда служили предметом
бойкой торговли казахов с соседними народами. В XVIII в. казахи
ежегодно привозили для продажи в Оренберг и Троицкую область
?олл Д° 40 ™ СЯЧ лисьих’ 40' 50 тысяч корсачьих шкур. С 1890 по
,_гг' в Семиречье было добыто 21 088 волков, 49 767 лисиц, 23
426 барсуков, 28 889 хорьков, 810 медведей.

Домашние промыслы и ремесла в конце X IX - начале X X вв.


Казахская народность, сложившаяся на рубеже XV-XVI вв.,
стала преемницей и наследницей материальной и духовной культу-
р I племен, издревле обитавших на бескрайних просторах Казах-
П 7Л Ч м т Т ^частиики экспедиции Российской Академии наук
гг ^ отметили производства казахов и разделение труда
между мужчинами и женщинами.
^ словам Фалька, мужчины заняты в основном уходом за ско-
товар ! Г о Г ° М На Р^сской и бухарской границах на другой

лпмчшш^°ТЯЖеНИИ многих веков женщины были заняты в сфере


бы пи и и пРомыслов> а постепенно выделявшиеся из них ремесла
оыли в ведении мужской части населения.
лосі ^р™ 1ЯЖеННИ многих веков основным занятием казахов явля-
лием занимя!1ВНОе кочевое и полукочевое скотоводство, земледе-
вине XIX r СЬ незначительная ее часть. И даже во второй поло­
вом cviiippTn <<СКОТОВОДСтВ0 оставалось главным занятием и средст­
вом существования казахов».

Деревообделочное искусство
топооикТшаппя ^асТера по д е РевУ не отличался многообразием:
(біз) и шипипя ( "f P долота (кашау) и ножей (пышак), шил
М а с т е ^ о (1 Ьп ҚЗШ)’ ПИЛ0ЧеК (а^ и (егеу).
при молотьбе у р о ж а Гилы
^ы ^ й ь т ^аша),
(аиыр, е 0 Г ДИҮ РУДа’
грабли Не0бХОДИМЫе
(тырма), лопаты
188
(күрек). Для их выделки применяли твердые породы дерева, березу,
карагач, клен, а в южных уездах Казахстана —тутовое и ореховое
дерево.
Широко распространялось изготовление различной деревянной
посуды: кадушек для сбивания масла и закваски молока (к\бі),
цельнодолбленных чаш для мяса (астау) и кумыса (шара, гегене,
тегеш), чашек (саптаяқ, тостаған), половников для разливки кумыса
(ожау). Эти предметы часто украшались различными орнаментами,
инкрустацией из кости и серебром.

Кузнечное ремесло
Кузнечное ремесло усталых казахов обеспечивало население
предметами хозяйственного и бытового назначения. Во всех степ­
ных районах имелись небольшие центры кузнечества: кузницы
(дүкен). Мастера в них готовили от мельчайших потребностей
хозяйства до различных видов огнестрельного ружья.

Ювелирное искусство
Казахские ремесленники по благородному металлу (зергер)
создавали свои предметы в декоративно-прикладном исполнении.
Металл, серебро и золото до начало XIX века добывали в соост-
венных "чудских копьях", а иногда покупали на базарах Средней
Азии, Восточного Туркестана. Его часто приобретали у татарских
купцов, наводнивших Казахстан особенно со второй половины X -
в. Существовала и цена за покупное серебро. Единица веса сере ра
(мысқал) равнялась четырем граммам, за которую платили 20 тиын.
Серебро продавалось кусками и определялось следующим о разом
6 кусок серебра размером в копытце жеребенка (бір тай түяқ)
равнялся 80 мыскалам; кусок серебра размером с копытце арана
(бір қой түяқ) - 45 мыскалам; кусок серебра размером с глаз коро
вы (бір сиыр коз) - 30 мыскалам.
Ювелир имел следующий набор инструментов, наковальню
(тос), молоточки (балға), тиски (іскенже), паяльник (денекерлепш),
рашпили (түрпі), напильники (егеу), различные щ и п ц ы (шым-
шыуыр, қысқаш), ножницы (қайшы), зубило (шапқы), бур ( үрғьі
шило (біз), дырокол (тескіш), ложку-тигль длиной около 25 см для
плавки серебра (түтік), меха (көрік), железную прямоугольную
пластину для вытягивания серебряной проволоки (тесік темір).
Зергеры пользовались следующими приемами создания юве
лирных изделий: отливкой по формам, холодной плавкой, штампом
и чеканом, насечкой серебра по железу.
189
Женские украшения можно подразделить на пришиваемые к
одежде и съемные - вплетаемые в косы, надеваемые на кисти руки,
пальцы, на шею и грудь. К украшениям одежды относятся застежки
(қаптырма, қапсырма, ілмек), пуговицы различных форм (туйме),
амулеты (түмар) треугольной формы, узорные бляхи (тана) и т.д.
Многообразны были кольца и перстни.
Из съемных украшений широкое распространение имели ленты
с украшениями - шашпау (шаш - волосы, бау - лента) и подвески
из серебряных блях на цепочках —шолпы.
Любимыми украшениями женщин являлись серьги (сырға).
Казахские зенгеры были искусными мастерами в создании юве­
лирного убранства коня.
Зергеры создавали украшения в виде узорных пластинок, блях
для поясов: мужских (кісе) и женских (белдік, күміс белдік, кемер
белдік).
Бергеры в большом количестве изготовляли серебряные гребни
(тарақ) и зубочистки (тіс шүқығыш), а также различные золотые
украшения, но они из-за дороговизны металла встречались редко.
Распространенным изделием было кольцо с плоской печаткой с
гравировкой имени владельца.
Казахские зенгеры умели золотить серебро. По мнению
Э.А.Масанова, по-видимому, был известен только огневой метод
золочения, трубующий в процессе своего применения ртутной
амальгамы, пары которой чрезвычайно вредны.

Косторезное искусство
Создание изделий из кости — древнейший вид трудовой дея­
тельности человека (находки игл, гребней в эпоху каменного века
говорят об этом).
Колчаны ХІІІ-ХІХ вв., о б н а р у ж е н н ы е на территории С е в е р н о г о
Казахстана, свидетельствуют о высоком искусстве средневековых
мастеров, а о р н а м е н т на обкладках этих предметов и ныне приме­
няется в орнаменте казахов.
Материала (костей животных) было предостаточно: лопатки
(жауырын), голень (сыйрақ), ребра (қабырға) и челюсти лошадей,
верблюдов, крупного рогатого скота и диких животных.
Сайгачьи рога шли также на изготовление рукояток кинжалов,
плеток и ножей. Из рогов барана выделывали сосуды для хранения
табака (шақша).
Из рогов крупного рогатого скота изготовляли половник для
разливки кумыса (ожау).

19«
Из пластин рога делали гребни с односторонними и двусторон­
ними зубьями.
Особым искусством отличалась инкрустация костяными пла­
стинками различной мебели: кровати (төсағаш), короба для хране­
ния продуктов (кебеже), шкафчика для хранения продуктов и
посуды (асадал), вешалки (адалбақан), подставки для вещей (жүк
аяқ), подголовника (жастықағаш), сундука (сандық). В бохатых
юртах инкрустировались костью двери (сықырлауық), основания
купольных жердей (уык) и верх планок решетчатой основы
(сағанак). Костью инкрустировались также мутовка для приготов­
ления кумыса (піспек), большая деревянная чаша (шара) и чашки
(тостаған). Особо ценились казахская домбра, корпус и дека кото­
рой богато инкрустировались костью.

Кожевенное искусство
Большое и важное место в жизни казахов занимали различные
предметы из кожи. Из шкур шили различную одежду, из кож -
обувь, сосуды различного назначения, мастерили конскую сбрую,
создавали даже настенные панно, сундуки и т.д.
Обработкой шкур и кож занималась каждая семья, в основном
мужчины, но помогали им и женщины.
Одежды из шкур домашних животных и диких зверей шили
женщины, применяя фабричные иглы и нити из прочной вер
люжьей шерсти (шуда жіп). Почти в каждом доме были различные
тулупы (тон). Они подразделялись на следующие виды: сенсен тон
(сеңсең тон), сшитый из шкур шестимесячных нестриженых ягнят,
елтири тон (елтірі тон) —шкур двух- трехмесячных ягнят, улупы
шили шерстью вовнутрь, которые сохраняли тепло даже в сильные
холодные сибирские месяцы.
Распространенным также был пошив шуб (ішік) из волчьих,
лисьих, хорьковых и других звериных шкур.
Особую отрасль составляло тиснение с помощью штампов на
коже и этим занимались мужчины.
Наиболее трудоемкой была орнаментация к о ж настенных
а н ы х

панно (түскиіз), которые были редкостью даже в среде феодальной


знати.
Мастера изготовляли сосуд для кумыса из конской кожи (тор
сық) в двух видах. г
Из конской кожи, а также из шейной части кожи вер люда
ли сосуды для кумыса (сүйретпе).
191
Из кожи лошадей и крупного рогатого скота изготавливали
ведра (тел ек ) для дойки кобылиц, а также сосуды, которыми чер­
пали воду при поливе земельных участков.
Мастера шили сапоги (етік), женские ичиги (мосі) и кожаные
калоши (кебіс).
Различные части сапог сшивали сухожильными нитями (тара-
мыс), а подошву подбивали деревянными гвоздями, которые счи­
тались прочными.
Женская обувь (м әсі) была без каблуков, сверху обычно наде­
вали кожаные калоши (кебіс). Сапожки украшались узорной ап­
пликацией из кожи, вышивкой и выглядели нарядно.

Обработка камня
Камнерезное дело казахов было связано, в основном, с соору­
жением различных надгробных памятников. Этим ремеслом зани­
мались специалисты, искусство которых часто передавалось от
поколения к поколению.
Регион, где наиболее распространено камнерезное искусство,
охватывал плато Устюрт и полуостров Мангыстау (Западный
Казахстан), богатых известняком и ракушечником.
Казахи делали следующие надгробные сооружения:
) кулпы тас (қой тас) — стелы прямоугольной формы с на-
вершием различных геометрических форм;
2) кошкар тас (қошқар тас) — надгробное сооружение в виде
стилизованного изображения барана-самца (кошкар) с рельефным
выделением головы и завитых рогов;
3) кой тас (қой тас) - вертикальный гладкий или резной блок,
окоящиися на земле или на пирамидальном возвышении;
сундукаСЗНДЫК ТаС ^сандық тас) ~ надмогильное сооружение в виде

n m a l саганатам (саганатам) - надмогильное сооружение в виде


or рады с открытым верхом;
6) кумбез (күмбез) - мавзолей.
з а х ° Р ° н е н и я относятся к числу родовых, Т.е к а ж д о г о
ков старались предать погребению рядом с могилами пред-

го nif>Crm!MeCi,a ^ыли в ведении мужского труда, кроме кожевенно­


го, где принимали участие и женщины.

Домашние промыслы
c J : Z Z Z nP~ были госпоДствУЮщими в области жен-
имели определенную направленность - создание
192
предметов домашнего быта. Сырье (шерсть, кожа и т.д.) получали в
собственном хозяйстве и редко прибегали к закупкам на рынке
(например, иголок, ниток). Женщины валяли войлоки, ткали раз­
личные предметы, плели циновки, вышивали.
К региональным изделиям относилась вышивка крупных панно,
покрывал.
Таким образом, существование того или иного вида домашних
промыслов можно объяснить его распространением на определен­
ной территории, где издревле сложились условия для их развития.
Исходя из этого, в Казахстане можно выделить следующие регио­
ны: 1) мозаичных изделий, 2) ворсовых и безворсовых ковров,
3) предметов вышивки. Прежде чем рассмотреть домашние про­
мыслы, необходимо сказать об и исходном материале.

Сырье
Основным сырьем для выделки различных предметов была
шерсть овец, верблюдов, пух и волос коз, а также конский волос.
Различаются два сорта шерсти овцы: шерсть весенней стрижки
(жабағы жүн), мягкая, хорошо поддается кручению нитей и ис­
пользуется в основном в ткачестве и шерсть осенней стрижки
(күзем жүн), обладает качеством уплотнения и применяется в
создании войлочных изделий.
Важным сырьем для производства различных предметов быта
являлась верблюжья шерсть (шуда).
Козий пух собирали в апреле, во время линьки его вычесывали
особыми гребнями или же выдергивали руками. Он почти весь шел
на рынок. Козью шерсть стригли в середине лета, и она шла как
добавочный компонент при витье веревок.

Войлочное производство
Производство войлока —это сложный процесс, требующий оп­
ределенных навыков. От заготовки шерсти, его раскладки на ци­
новку, вспрыскивания горячей водой, утрамбовки и т.д. до получе­
ния готового войлока принимали участие женщины не только
семьи, но и жители аула.
Первейшая необходимость в жизни кочевников - создание раз­
личных частей войлочного покрытия юрты, бывшей на протяжении
ряда столетий основным жилищем казахов. Войлочная часть юрты
состоит из трех видов покрытия: основания юрты (туырлық), купо­
ла (үзік), шанырака (түндік). Туырлык имеет вид трапеции и сши­
вается из двух кусков (кесек) войлока, и размер еі о зависит от
величины юрты.

193
Из войлока делали потники (тоқым) под седла, шили войлоч­
ные головные уборы (қалпақ), плащи (кебенек), войлочные чулки
для сапог (байпақ), ухваты для казана и т.д.
Текемет. Наиболее распространенным в быту дореволюцион­
ных казахов был войлочный ковер (текемет), которым в основном
застилали пол юрты, дома. Он создавался следующими техниче­
скими приемами.
Орнамент текеметов, создаваемых первым приемом, в основ­
ном был традиционным: по центральному полю несколько ромби­
ческих фигур , вписанных в каждую из них специальным узором
(қос мүйіз), в виде крестовины «парных рогов». Делали текеметы и
другими узорами (например, в виде «бегущих волн» или удвоен­
ных s), но характерным считался ромб с узором «кос мюиз». Цен­
тральное поле обрамлялось узорной рамкой в виде повторения по
всей полосе бордюра зооморфного или геометрического узора.
роме «парных рогов широко применялись узоры в виде бараньих
рогов (қошқар мүйіз) и одного рога (сыңар мүйіз).
ырмак (сырмақ) —одним из наиболее ценимых по своему уб­
ранству вид войлочного ковра. Если текеметы настилали на пол, то
сырмак украшал стены юрт и домов. Изготовление сырмака не­
сложно, но более трудоемко и требует больше времени, чем созда­
ние других войлочных предметов.
Ареал бытования сырмаков ограничивался теми районами Ка­
захстана, где отсутствовало ковроделие: Семиреченской, Семипа-
тинскои областями и некоторыми волостями Акмолинского
иг>рДа’ Tjr ° шиРно^ территорией, охватывавшей восток и юго-
Казахста^33401^*13' некотоРые районы Центрального и Южного

пн ir^rf3aXClr С сыРмаки близки по своему рисунку к киргизским


шырдакам 1 аласской долины.
° Г ~ аМ£НТ сыРмактж' создававшихся прошивной нитью из верб-
п п и р и ^ И шеРсти ~ ш У Д а Ж И П (шуда ж in), - по своим техническим
ипй иГ ИМеет много общ его с монгольскими и калмыкскими
войлочными коврами «ширдак» и «ширдг».
м а к о й « ! Г ЫС ГУскиизы в отличие от текеметов и некоторых сыр-
собом м тя аЛИ ТОЛЬКО стены юрты и дома. Они создавались спо­
собом мозаики, аппликации, вышивки.
больш Г Л п В" ШеРаССМ01реННЬ1Х в°йлочных ковров, казашки в
сумки (аяк к а п \СТЪ~ изготовляли из войлока различные подвесные
Особенно кпясг11 т ° ИЛОЧНЫе чемоданы (шабадан), тюки (тен) и т.д.
за угловые петли ° украшала ИнтеРьеР к>рты аяк кап, подвешенная
угловые петли на головки кереге юрты. В ней хранилась дере­
194
вянная посуда (аяқ - чашка), и подвешивалась она в хозяйственной
части юрты - направо от входа.

Ткачество
Наряду с войлочными изделиями, нельзя представить себе ка­
захскую юрту без предметов ткачества.
Узорные ленты, полосы. Каждое войлочное покрытие юрты
имело ленты (бау), которыми оно крепилось к деревянному каркасу
юрты. Покрытие купола юрты на каждой боковой стороне имело по
три узорные ленты: на верхнем конце - бас бау, на нижнем конце —
аяк бау (аяқ бау) и посередине - орта бау. На верхних концах вой­
лочного покрытия основания юрты было по одной ленте (туырлық
бау). Для крепления юрты в ветреную погоду служила узорная
лента (желбау), один конец которой привязывался к шанраку, а
второй по мере необходимости, - к железному колу, вбитому около
очага юрты. Были и просто декоративные ленты с кисточками
(шашақ бау), которые завязывались к купольным жердям и свисали
под ними. Все эти ленты ткались на узконавойном станке (өрмек),
имели ширину от 10 до 16 см, а длина доходила до 3-4 м.
Наиболее распространенным был безворсовый кызыл баскур с
традиционной орнаментацией в виде роговых узоров (қошқар
мүйіз, сыңар мүйіз) по сторонам ромбов. Нередким был пестрый
баскур (ала басқүр), отличавшийся от кызыл баскура многоцвет­
ными узороми, заимствованными из коврового орнамента.
Различные ленты (бау) и баскуры ткали на всей территории Ка­
захстана, почти каждая хозяйка имела навыки ткачества на станке
ормек.

Ковроделие
Ковроделие составляло важную отрасль в казахском ткачестве.
Регион ковроделия включал в себя Сыр-Дарьинскую, Уральскую и
Тургайскую области, а также северную часть Закаспийской области
(согласно современному' административно-территориальному делению
Казахстана, в этот регион входят следующие области: Кзыл-
Ординская и Южно-Казахстанская, западная часть Жамбылской,
Мангыстауская, Атырауская, Костанайская, Северо-Казахстанская,
Актюбинская). На всем этом пространстве было распространено
ткачество безворсовых ковров.
Безворсовые ковры (тақыр кілем) ткались на вертикальном и
горизонтальном ткацком станке.
Ворсовые ковры (түкті кілем) ткали на горизонтальных станках
и путем попеременной завязки ворсовых узлов на нити основы

195
ковра и полотняным переплетением каждого узлового ряда, что
создавало прочный каркас ковра и ворсистую его поверхность.
Алаша - широко распространенный в прошлом вид коврового
изделия - ткался на узконавойном станке (өрмек). Алаша был
самым доступным ковровым изделием и его ткали на всей террито­
рии Казахстана. Орнамент алаша составляли в основном зооморф­
ные и геометрические узоры, применяемые в ковроделии.

Вышивка
Казашки украшали вышивкой различные части одежды: рукава,
ворот, подол и нагрудную часть платья, камзолы, распашные юбки
елдемше), части свадебного головного убора (сэукеле), головные
У оры замужней женщины, халаты, вороты рубах, тюбитейки и т.д.
то же касается вышивки бытовых предметов, таких, как настен­
ные ковры (түскиіз), покрывал (төсек жапқыш), полотенец (сүлгі) и
Т° ИХ вь,шивка имела традиционный регион. Он включал в
се я ғшо-восток (Семиреченская область), восток (Семипалатин­
ская ооласть) и некоторы волости Акмолинского уезда, т.е. районы
центрального Казахстана.
В начале XX в. казашки переняли у русских и украинских пере­
селенцев вышивку крестом (орыс креш).
Вышивали по войлоку, хлопчатобумажной ткани, сукну, барха-
vy и шелку, о войлоку вышивали орнамент тускиизов.
рас очно украшались края полотенца (сүлгі), где в отличие от
других вышивок, нередко применялись зооморфные, в основном
роговые узоры. ^

Плетение циновок
ц и н о в о к ~ ° Д и н из древнейших промыслов. В некото-
Семып^?^01^^Ниях древности, например, в бешатырских курганах
камыша ЫЛИ ° ружены поверх погребальных камер маты из

с п л е т е н и и ПДелИ Тр” ВИ5 а Циновок: 1) оре ши (ере ши) - простое


новка гтрЯ Иевых ст^ лей, 2) шабак ши (шабақ ши) - чиевая ци-
купности п 'н КОТОР°и обмотаны в разноцветную шерсть и в сово-
шым ш и _ редставляют чередование сплошных цветных полос, 3)
гуырлыком юрТьГ” ЧИеВЗЯ ЦИНОВКа’ помещаемая между кереге и

196
3.4. Материальная культура

Поселения и ж илище
На протяжении многих веков просторы Евразии населяли иле
мена, которые вели кочевой образ жизни. Основным богатством,
дававшим им пищу и сырье для производства предметов быта, оыл
скот. А рост поголовья зависел от сменяемости пастбищ и водных
источников по мере их истощения. Это определило ко швои о 'раз
жизни насельников Евразии. В таких условиях они изо рели одно
из величайших достижений мировой цивилизации - юрту, которая
по своему функциональному назначению наиболее соответствует
кочевому образу жизни, а по художественному оформлению, по
орнаменту и вообще по декору ей нет равных. И экстенсивную
форму ведения скотоводческого хозяйства, и юрту унаследовали
казахи от своих предков.
В прошлом на территории Казахстана можно было встретить
шалаш-курке: нижние концы жердей ставились на землю, о разуя
окружность, а верхние —связывались, тем самым создавая кониче
скую конструкцию; верх сооружения закрывался пучками травы,
камыша, а позднее войлоком. Курке, несомненно, тот тип жилища,
которым пользовались кочевники в глубокой древности.
В большинстве районов Казахстана юрту называют кигиз или
кииз уй, т.е. войлочный дом.
Дальнейшая эволюция юрты привела в XVI в. к формированию
двух ее типов: тюркского и монгольского. Для первого характерен
округлый сферический купол, образующийся благодаря изогнутым
купольным жердям. Второй тип имеет прямые купольные жерди и
ввиду этого его купол имеет коническую форму.
Казахи проживали в юртах двух типов, отличавшихся по строе
нию своего сферического купола, - со сферическим или конусоо
разным куполом. Первый тип был распространен по всей террито^
рии Казахстана, а второй, называвшийся калмак уй, торгоут уи
(қалмақ үй, торғауыт үй), - говорит сам за себя - был заимствован
казахами у калмыков (торгоутов). Последний тип юрты встречался
на территории Восточного Казахстана и в Семиречье.
Согласно исследованиям Ч.Ч.Валиханова и других ученых, а
также полевым записям этнографической экспедиции Института
истории и этнологии Национальной Академии наук Республики
Казахстан, каркас юрты составляет четыре части:
кереге — сборно-раздвижное основание юрты, которое состоит
из отдельных секций решеток (қанат), соединенных друг с другом
197
и образующих тем самым круговую стенку юрты; канат представ­
ляет собой скрепленные по диагональным осям планки (сағанақ),
что и позволяет растягивать или ж е стягивать их (по принципу
мехов гармони);
уык —купольная жердь, в своем множестве образующие крышу

шанрак (иіаңырақ) —круговое навершие для закрепления в нем


верхних концов уыкоп, являющееся одновременно дымоходом и
окном юрты;
есик (есік, сыцырлауық) - двустворчатая дверь.
Казахи пользовались, как уж е говорили, также и другими пере­
носными жилищами: калмыкским домом (қалмақ уй) или торгоут-
ским домом (торгауыт уй), домами для кочевок (цос, жолым уй),
шалашами (курке). Калмыкский дом от казахского отличался тем,
что его купольные жерди были длиннее, круговое навершие шан-
рака составлял не более пяти четвертей. Кос (жолым уй) было
жилищем во время кочевок табунщиков, а курке шалаш ~ обитали­
щем самых бедных пастухов. Последние пользовались и другим
видом шанрака с воткнутыми в него жердями.

Кочевой аул (поселение)


Размер кочевого поселения зависел от площади пастбища и на­
личия воды, могущих прокормить и напоить в достатке определен­
ное количество поголовья скота, бывшего во владении одной или
нескольких семей. В первом случае, - это могло быть хозяйство
огатого скотовладельца (бая), а во втором - группа хозяйств
общину° Д0статка и маломощных, объединяющихся в кочевую

Еще в середине XIX в. встречались аулы из 50-80 юрт кочую-


оЩ
о“ еСТНО’ НО К ЭТОМ у в Р е м е н и число их с каждым годом
сокращалось.
захохямяаЗМерЫ кочевого аУла особенно повлияла колонизация Ка-
влп V m ос^ СС77!леи,,ая поэтапно в виде казачьих поселений
гл уби н а г- 3’ РТЬ11"а> по северной окраине Казахстана, а затем в
ян ич Рп. ГеПИ’ осо енно в период массового переселения кресть-
поивеля краины и даже Сибири. Колонизация Казахстана
точников в ппп!.ИЮ ° ГромнЬ1х земельных площадей и водных ис-
демогоаАию о-r ЗУ ывших людей и катастрофически изменила
столкнулись „ Г " ° ®?еми этими отрицательными явлениями и
с голкнулись казахские общины.

198
Наряду с хозяйственной потребностью, численность юрт, и
размеры поселений зависели от природно-климатических условий,
что можно отметить в жизни многих кочевых народов.
Поселения не имели сколь-нибудь планового построения, и
расположение юрт зависело от природных условий (господствую­
щие ветры, наличие источников и т.д.). Например, полукругом
ставили юрты в Южном Казахстане, в форме дуги или прямой
линии —на Мангышлаке.

Оседлые жилища
Прежде чем перейти к оседлым жилищам казахов, приведем ав­
торитетное высказывание Л.Н.Гумилева: «Никем не доказано, что
каменная лачуга или глиняная мазанка есть высшая форма по
сравнению с войлочным шатром, теплым, просторным и легко
переносимым с места на место. Для кочевников, тесно связанных с
природой, жизнь в таком шатре была не прихотью, а необходимо-
ью». далее ученый подчеркивает, что при кочевом скотоводст­
ве «переносное жилище является наилучшим».
ассовый переход кочевников к полуоседлому и оседлому об-
ем r Жизни ыл вьпван рядом причин и в первую очередь - изъяти-
ков иПОЛ7 ^ )ЛонизатоРов (казаков, переселенцев, промышленни-
смпи Т“ 0 пРивело во многих случаях к нарушению цикла
Da3RUT°H сменяемости пастбищ, без чего невозможно успешное
ие скотоводческого хозяйства, сенокош ения и полеводства.
Ка^яүі'тР° ° ° вРемени появления оседлы х жилищ на территории
можнг, аНа ПОЛНОСТЬК) не исследован, но о ранних типах поселения
можно судить по данным археологии.
ческой возникновение необходимо связывать с оседло-земледель-
тельству^ЛЬТ^ ЮИ казахов’ и последние данные археологии свиде-
С.Жолдасбаев в ы д Г П
жилит- ёГ п
’ четыре типа временных и постоянных
поселение* (қыстаУ) - зимовка, кыстак (қыстақ) - зимовка-
УкРепленнй!й,СЫ”гШа коРган (уақытша қорган) - временный замок,
(қала) - городище ЯНЬШИ ** каменными стенами и рвами, кент, кала

К у д т о б е Г ^ іг ^ 081,6 .^Уиіествова-гіи такие городища, как Раната и


Актас на бер е“ ы р да^ ь Т Г " 6’ ШыгыРлы 2 око™ СаУРана’
ДРУгие. Примером убежишя^ЯККамер в Центральном Казахстане и
и каменными с т м ! . (Уақытша-қорган) с земляными валами
г°Родищ археологами Слу>КИТЬ замок Каратау. Развалины же
<с »УРан, Аккурган, К ы Г ш к еТ Г др )" ° СНОВНОМ в РеЧН“ Х

199
Социально-экономическое развитие, различные географические
условия, среда обитания влияли на возникновение и развитие
оседлых жилищ. Первые постройки в Тургайской области появи­
лись, например, в 40-е гг. XIX в., в Семиречье и Сырдарьинской
области - только в начале XX в. Но массовый переход к полуосед-
лосги и связанное с ним строительство домов и возникновение
поселений относятся ко второй половине XIX в.
К числу первых оседлых жилищ следует отнести надземные со­
оружения, напоминающие по своим формам юрту. В Центральном,
Южном и Северном Казахстане подобный дом называли шошала, а
на востоке Казахстана - тошала.
Землянку (полуземлянку) следует считать началом перехода к
прямоугольным наземным постройкам.
Казахские жилища можно было различить и по следующим ти­
пам кровель: земляной плоский, земляной пологодвускатный,
стропильный.
Убранство дом а. Говорить об интерьере однокамерного дома с
определенным порядком расположения вещей приходится условно,
поскольку на маленькой площади невозможно было вместить
вещи, необходимые кочевнику.

Поселения
Поселения казахов, перешедших к полуоседлому и оседлому
образу жизни, состояли в основном из семей ближайших и дальних
родственников. Родо-племенная структура, господствовавшая в
кочевом мире, была довольно ощутима в поселениях, но с каждым
годом в осевших хозяйствах усиливаются тенденции социального
неравенства: аулы дифференцируются на богатые, среднего дос­
татка и бедные по числу скопления в одном месте юртовладельцев
со своим скотом.
В начальной стадии образования поселений в одном к а к о й - л и б о
округе «несколько хозяйств беспорядочно ставили свои зимние
жилища близко одно от другого». Такой тип назван И .В. З а х а р о в о й
гнездовым. Он характерен для хозяйств, связанных со скотоводст­
вом.
Зимовки (қыстау) устраивались в долинах рек, впадин озер, в
местах, защищенных от ветров (в камышах, ущельях), но дома
располагались «в беспорядке и никакого даже намека на улицы
нельзя проследить».
Кюахи, перешедшие к оседлости (по Сырдарье, Тургаю, Эмбе и
т.д.,, разовали селения с уличной, но чаще линейной планировкой.
200
Юрта, возникшая в среде тюркских кочевников Евразии, была
основным переносным жилищем казахов на протяжении многих
веков.
Возникновение оседлых жилищ связано, в первую очередь, с
оседло-земледельческой культурой казахов.
Изъятия земель под переселенческие участки, захват пастбищ
кочевых общин феодально-байской верхушкой привели к ограни­
чению пастбищ у основной массы казахов и принудили их к пере­
ходу к оседлому и полуоседлому образу жизни.
В конце XIX в. в Северном Казахстане редко кто не имеет
«землянки или избы, а местами образовываются маленькие дерев­
ни».
В Восточном Казахстане во второй половине XIX в. с развити­
ем земледелия и переходом к оседлости образовались казахские
«деревни по типу русских сел».
Широкое строительство саманных и глинобитных домов, кото­
рое вели узбеки в Южном Казахстане не могло не сказаться на
строительстве домов казахов.
Таким образом, с переходом к полуоседлости казахи начали
строить дома на основе своего опыта, а также переняли технику
строительства у соседних народов.
Опыт других они применяли к местным условиям и сообразно
своему образу жизни выработали на протяжении многих лет тип
казахского жилища; прихожая с казандыком, две жилые комнаты,
разделенные печью-обогревателем. Постепенно помещение дома
увеличивается до трех, а то и д о четырех комнат.

Одежда и украш ения


Помимо основной своей функции — защиты тела от внешних
воздействий, одежда выполняет еще важнейшую «опознаватель­
ную» функцию. «Одежда —с о ц и а л ь н ы й знак, метка, о б о з н а ч а ю щ а я
место данного индивидуума в общественной системе».
Изменение хозяйства, социальных отношений, взаимоотноше­
ний с соседними народами — все зто нашло отражение в одежде и
привело к существенным изменениям в казахском костюме.
Древнейшими материалами для изготовления одежды у казахов
были шкура, кожа и шерсть домашних животных.
Одной из древнейших форм изготовления материала было ис­
пользование естественно свалявшейся зимней шерсти оиец и вер
людов.
Из шерсти катали тонкий войлок и шили из него в с е в о з м о ж н ы е
костюмы, головные уборы и войлок.
201
Привозные бумажные, шелковые и шерстяные ткани вошли в
обиход кочевников в древности.
Привозные ткани в основном покупали феодалы. Вот, что с о*
о щал арабский географ XI в. Идриси: «Знатнейшие одевались в
шелковые ткани красного и желтого цветов; только вельможи
имели право носить такую одежду».
В конце XIX - начале XX вв. казахи шили одежду, в основном,
из хлопчатобумажных тканей фабричного производства: ситца,
язи, кумача, коленкора, миткаля, сукна. Богатые покупали бархат,
шелк, парчу, хорошие сукна. В обиходе было немало и среднеазиат­
ских кустарных тканей-маты, бязи, полушелковых адрас, бекасаб,
падшаи. Однако и материалы домашнего изготовления — шкуры,
кожи, войлок и армячина - сохраняли былое значение, особенно, в
изготовлении теплой верхней одежды, обуви и головных уборов.
деж да мужчин состояла из нательной рубахи двух типов,
нижних и верхних штанов, легкой верхней одежды, более узкой и
широкои прямоспинной верхней одежды типа халатов из различ­
ных материалов. Обязательной частью костюма были кожаные
пояса и матерчатые кушаки.
Верхняя выходная одежда казахов различалась главным обра­
зом по материалу, халаты шили из ткани, плащи - из д о м о т к а н о г о
сукна и войлока, зимнюю - из меха. Для всех ее видов был харак­
терен туникообразный покрой.
Самый распространенный и обязательный элемент верхней муж-
кои одежды - просторный, длинный халат (шапан). Халат шили из
азн разных тканей, легких и плотных, различных расцветок, но
преимущественно однотонных и более темных.
*ПаН носи^и ®° все времена года. Он является универсальной
tcvrti г<ии^ДеЖЛОИ из ДРерл>ейших форм зимней одежды были
и*, к Ые из_естественно свалявшейся шерсти овец или верблюдов.
ш ' ™ лее обьічноЙ зимней одеждой были нагольные тулупы (тон),
четыпрх * ДУ ленных овчин шерстью внутрь, богатые - из шкур
четырех-пятимесячных ягнят.
п п еи ^ 'м егтр ^ 6151 ^ШІК) носили более зажиточные люди. Для них
ных звепрй п ° 11спользовались меха более ценные (из шкур пуш-
хатом бгсе<4аг°ЛЧЬеИ’ Ш лисьих лап°к). Покрывали ішік сукном, бар-
из пушистого ц!™ сатином- Пришивали широкий отложной воротник
обшивали края. ^ ° ° СПИН0К лисы’ меха выдры. Последним иногда

ляется кебе^чеі”ЬШ И.д Ревним элементом зимней одежды казахов яв-


непогоду в°илочный плащ, очень удобный для скотовода в

202
Многие виды верхней одежды казахов не имели застежек, а
просто запахивались и подпоясывались. К длинному кожаному
ремню (кісе) прикреплялись особые подвески - сумочки для запаса
пороха и пуль, ножны и табакерка.
Мужчины наголо брили голову и постоянно, даже дома, носили
головной убор. Обязательной была круглая матерчатая шапка
(тақия).
Верхние головные уборы шили из войлока и меха. Летом носи­
ли шляпу из тонкого белого войлока (қалпақ) с узкой высокой
тульей.
Наиболее обычным головным убором являлся (бөрік), который
носили в любое время года. Шили его на войлочной основе, снару­
жи покрытой тканью, шапка имела форму длинного колпака.
Зимняя шапка (тымақ) представляет собой наиболее ориги­
нальный головной убор, характеризующий казахскую националь­
ную одежду.
Тымак - идеальный зимний головной убор для людей, вынуж­
денных проводить много времени на открытом воздухе в условиях
суровой погоды. Он надежно защищает голову и шею, его лопасти
спадали на воротник зимней одежды, не оставляя зазора.
В качестве обуви мужчины носили кожаные сапоги, которые
шили на одну колодку без различия на левый или правый. Обычно
на головки шла кожа коровы или лошади, голенища делали из
более легкой бараньей или козлиной кожи.
В XVIII - начале XIX вв. носили сапоги на высоких, острых
каблуках с заостренными, загнутыми вверх носками, такой фасон
был удобен для верховой езды. Носили и другие - с низким каблу­
ком, удобные для ходьбы.
Домашней обувью служили бескаблучные сапожки (мәсі). Вы­
ходя из дома, человек надевал поверх них специальные кожаные
калоши (кебіс) с твердой подошвой и каблуком.
Основной комплекс одежды женщин сходен с мужским: штаны,
узкая верхняя распашная плечевая одежда типа камзолов и халатов.
Отличны были некоторые детали, способы украшения, покроя
(хотя основные черты покроя были те же самые). И наличие неко­
торых специфических предметов одежды: нагрудники, распашная
поясная одежда.
Женщины носили нераспашную рубаху (койлек), более длин­
ную и широкую, чем мужчины. Отличалась она и по выбору цвета.
Молодые женщины и девушки предпочитали красные ткани или
пестрые, но яркой расцветки.
203
Ворот у женских рубах был глухой, его обшивали отложным, а
с середины XIX в. стоячим воротником. Спереди - прямой, до­
вольно длинный разрез с застежкой у горла. Чтобы не было видно
обнаженного тела, девушки носили поверх платья нагрудник (алқа
өңірше).
Праздничные платья молодых женщин и девушек украшали
вышивками и нашивками яркой ткани или позумента по краям
подола, рукавов, ворота.
Штаны по покрою не отличались от мужских, шили их из раз­
ноцветных бумажных тканей, пестрых ситцев, верхние - из плот­
ных бумажных тканей и домотканого сукна. Верхние штаны (шал-
бар) женщины надевали редко, обычно при езде верхом и не каж­
дая имела их в запасе. Девушки из зажиточных семей во время
перекочевок надевали нарядные шалбары из бархата, украшенные
на концах вышивкой и позументом.
В Юго-Восточном Казахстане поверх «дамбал» на ноги надева­
ли «тізе қап» — наколенники (очевидно, заменявшие верхние шта­
ны), у молодых их украшали вышивкой, пожилые шили на теплой
подкладке.
Поверх платья женщины носили камзолы, которые были без
рукавов и с открытым воротом.
Женские халаты (шапан) - самая обычная одежда, многие пред­
ставители небогатых семей иной верхней одежды не имели.
Специальную зимнюю одежду имели только замужние женщи­
ны и состав ее ограничивался күпі и шубой (ішік), последняя была
принадлежностью зажиточных казашек. Бедные при необходимо­
сти надевали тон мужа. Күпі и шубу на лисьем меху покрывали для
молодых более яркой тканью, пожилых - темной.
Помимо утилитарного назначения головные уборы казашек но­
сили опознавательную функцию, являясь указателем семейного
положения. Резко различались уборы и прически девушек и за­
мужних женщин.
Девичьи головные уборы в XIX в. были однотипны, а замужних
женщин имели территориальные различия.
Девичьи головные уборы —маленькая шапочка из ткани (тақия)
и шапка (бөрік) с меховым околышем. Шили их из ярких тканей и
обязательно украшали, особенно тюбитейки, вышивками или
различными нашивками из бус, кораллов, бисера, серебра. На
макушку пришивали укі —султанчик из перьев филина, служивших
не столько украшением, сколько оберегом. Девичья шапка (бөрік)
отличалась от мужской тем, что меховой околыш всегда был сна­
ружи, а не отварачивался.

204
Характерным свадебным убором был саукеле - высокая (до 70
см) шапка в форме усеченного конуса. Основу его шили из тонкого
плотного войлока, покрытого бархатом, сукном или шелком, чаще
красного цвета. Снизу оторачивали полоской меха, спереди укра­
шали рядами кораллов, бус, серебряных бляшек, богатые - золо­
тыми бляшками, жемчугом и драгоценными камнями. На верхушке
головного убора и спереди надо лбом прикреплялись две серебря­
ные узорные пластинки, специально изготовленные для саукеле
С появлением первенца женщина носила особый головной
убор, состоявший из нижней части, одеваемой непосредственно на
голову, и верхней - в форме тюрбана или чалмы. Обе части обяза­
тельно делали из белой ткани. В большей части Казахстана жен­
щины Среднего и Старшего жузов на голову надевали камешек,
плотно облегающий голову и закрывающий шею, грудь, плечи и
спину. В Среднем жузе его называли «жаулык», а в Восточном
Казахстане он известен только под этим наименованием.
Женская обувь по типу не отличалась от мужской. Носили ко­
жаные сапоги (етік), мягкие сапожки (мосі) с кожаными калошами
(кебіс), которые нередко имели высокий каблук. Богатые женщины
приобретали ичиги с украшениями в виде вышивок, аппликаций
цветной кожей, серебряных пластинок.
Большая часть одежды украшалась всякими нашивками из
узорной тесьмы или просто полосками ткани другого цвета, метал­
лическими бляшками и монетами, стеклянными бусами, коралла­
ми, бирюзой, бисером, вышивкой.
Распространенным украшением костюма были серебряные за­
стежки (ілгек, қапсырма).
Снимаемые украшения можно разделить на группы: для головы
и волос, для шеи и груди, для рук.
Одним из излюбленных украшений являлись серьги (сырға),
которые носили женщины всех возрастов, молодые - нарядные и
сложные, пожилые - попроще. Формы серег очень разнообразны.
У казахов некоторые украшения прикреплялись к головному
убору, которые носили на тюрбане женщины до 30 лет.
Наиболее распространены были украшения для рук - браслеты и
кольца. Преобладали серебряные, иногда позолоченные, у бедных из
посеребренной меди. Кольца носили и женщины, и мужчины.
Наиболее обычные формы браслетов: плоские (жалпақ білезік)
и массивные кованные (жүмыр білезік). Они встречались повсеме­
стно в Казахстане.
Одежда казахов XVIII - начала XIX вв. была довольно традици­
онной, но тем не менее можно проследить значительные измене­
205
ния, связанные с историей казахского народа. Развитие хозяйства,
рост экономических связей с Россией сказались прежде всего в
изменении материалов для изготовления одежды.
Во второй половине XIX в. появились новые типы женской ру­
бахи с отрезной юбкой. Изменяются покрой и отделка плечевой
одежды, т.е. одежду начали кроить со скошенным плечом, вырез­
ной проймой, соответственно изменяется покрой рукава, полок и
ворота. Разрез у рубах отделывается планкой, делаются застежки с
прорезными петлями и фабричными пуговицами.
В казахской одежде отражались и перемены в социальной жиз­
ни. С развитием консолидации народа утрачивается значение
родоплеменной организации, отмирает и функция одежды как
определителя родовой группы, локальные различия начинают
стираться. С переменами в социальных отношениях связано и
изживание возрастной специфики в одежде, исчезают некоторые
неудобные и дорогие формы обрядового костюма, он становится
проще.

Пища и утварь
Являясь исключительно важным элементом бытовой культуры,
пища казахов ярко отражает традиционный образ жизни кочевого
общества. В системе и модели питания представлены поведенче­
ские аспекты людей, которые определялись в своей основе сло­
жившимися социально-экономическими, историческими и кон­
кретно физико-географическими факторами трех основных типов
хозяйств - кочевого, полукочевого и оседлого. В системе питания
казахов эти типы хозяйства определяли набор основных продуктов,
способы их обработки, приготовление блюд, пищевые ограничения
и предпочтения, правила поведения людей.
Центральное место в системе питания отводится понятию «тра­
пеза», которая представляет собой конфигурацию компонентов —
блюд в определенной последовательности и сочетании. В узком
смысле слова трапеза является процессом потребления, т.е. она
является центром, ядром, а точнее интегратором всей системы
питания как подсистемы КЖ (культуры жизнеобеспечения).
Как одна из важнейших сторон материальной культуры народов
пища связана с социально-экономическими условиями жизни
общества, она обладает значительной устойчивостью националь­
ных форм, традиций.
Система питания казахов, как и других народов, ведших коче­
вой образ жизни, основана в целом на мясе, молочных продуктах,
продуктах растительного происхождения, охоты, рыбной ловли.
206
Мясная пища. Как известно, в конце XIX - начале XX вв. ка­
захи Мангышлакского, Темирского, Атбасарского, Казалинского,
Иргизского, Тургайского, отчасти Капальского и некоторых других
уездов с разной степенью распространенности вели кочевой образ
жизни и занимались кочевым типом скотоводства, что строго
определяло состав стада и виды домашних животных — это были
лошади, овцы, козы, верблюды. Отсюда и преобладание в рационе
мяса этих животных.
Из имевшихся видов скота больше всего употреблялось мясо
барана, затем конина, козлятина, реже верблюжатина, причем
наиболее лакомым мясом считалась конина.
В районах Западного, Юго-Западного, Южного Казахстана в
составе стада было много верблюдов, отсюда и новые блюда. Но
верблюжатина употреблялась в меньшем количестве. В Семиречье
и Зайсанской котловине в составе стада преобладали овцы, что
связано с удобными и высокогорными пастбищами, и, естественно,
в рационе населения этих районов — мясо этих животных. Тради­
ционное представление казахов о богатстве хозяйства разнилось по
регионам. Так, Сары-Арка - числом лошадей, запад и юг Казахста­
на - числом верблюдов и овец, Семиречье - числом овец.
В наборе основных продуктов богатых преобладало мясо, бед­
ных - просо, определявших социальное положение людей.
Традиционное мясо заготавливалось впрок осенью, чаще всего
в ноябре-декабре, называлось оно согым. У богатых для согыма
резали скот в большом количестве, например, в Семипалатинской
области - до 10 лошадей, 50 баранов, 2, 3 штуки крупного рогатого
скота, изредка верблюда. Туша лошади разделывалась на опреде­
ленные куски, засаливалась и вялилась. Из пашины, имеющей
отложение жира толщиной в 3-5 см, делали колбасу (қазы). На
обработку ее шли ребра с шестого по семнадцатое, предварительно
отделенные от позвоночника и разделанные. Эти куски засаливали,
через день-два закладывали в оболочку конские толстые кишки,
концы перевязывали и колбасе придавалась дугообразная форма. В
таком виде вялили и коптили. Другой вид колбасы - это шужык.
Делали его следующим образом: кусочки мяса (филейные) и сала,
предварительно посоленные, вкладывали в кишки, подсушивали,
вялили, коптили. Из жировых кишок изготавливался другой вид
колбасного изделия (карта). Тщательно промывали, солили, выво­
рачивали так, чтобы жир наружный оказывался внутри кишок,
затем подсушивали, а иногда и коптили. Жир подгривочной части
шеи (жал) также солили, вялили и коптили. Эти виды колбас (қазы,
207
қарта, шүжық), а также «жал» считались деликатесами и подава­
лись лишь в торжественных случаях.
Существовала строго определенная техника разделки туши ско­
та и подношения мяса в сваренном виде, участвующим в трапезе.
Древний этикет угощения мясом оставался незыблемым. Так,
старейшему и наиболее уважаемому из присутствующих препод­
носилась голова барана. Остальным гостям по степени старшинст­
ва и оказываемого почета распределялись 12 членов - крупных
кос гей с мясом (жілік). Например, после головы барана почетными
кусками были тазовые кости (жамбас), а затем коленные (асык,
жілік), вышеколенные кости (ортан жілік), лопатки (жауырын),
локтевые кости (кәрі жілік) и кости предплечья (токпан жілік).
Ребра, позвонки подавали остальным гостям, грудинку - зятьям, а
если их нет - дочерям или снохам хозяина, конечности, почки,
кишки - детям. Отваренное кусками мясо (ет) было самым торже­
ственным блюдом, хотя с легкой руки ряда авторов в дореволюци­
онной литературе оно было известно под названием «бесбармақ»
(пять пальцев), что, по-видимому, ассоциировалось с тем, кто
знакомился с с бытом казахов.
В некоторых семьях делали также плов и другие среднеазиат­
ские блюда. Излюбленным мясным блюдом был поджарок из
субпродуктов (қуырдақ).
Употребляли казахи также мясо дичи. Рыбу ели только в мес­
тах, где ее ловили, в основном, в Приаралье. Из нее готовили такое
же блюдо, как бесбармак, называли его карма.
Молочная пища. В системе питания казахов в весенне-летний
сезон большое значение имели молочные продукты. В этот же
период во всех семьях шла интенсивная заготовка впрок снеди:
различных видов сыра, масла, годные для длительного хранения и
служившие в зимнее время большим подспорьем к мясной и расти­
тельной пищи.
Молочная пища была особенно разнообразной, что свидетель­
ствует о ее древнем происхождении.
Сырое молоко в пищу казахи не употребляли. Большая часть
молока шла на изготовление таких полуфабрикатов, как квашенное
молоко (кислого курта и пресного иримшика) и масла (сары май),
из молока кобылиц изготовляли кумыс.
Способы приготовления масла. Более распространенным и
желательным было взбивание масла из квашенного молока, которое
собирали несколько дней в кожаной или деревянной маслобойке.
208
П риготовление сыров. Пахтанье после взбивания масла клали
в полотняный мешок или из армячины, чтобы вытекла сыворотка
(сары су), затем кипятили в котле и опять перекладывали в ем­
кость, а через день-два солили и, сделав колобки, сушили на специ­
альных подставках из чия (соре, оре).
Особенно вкусным и не очень твердым получался курт из
овечьего молока. Чем больше жирность, тем лучше продукт.
Одним из древних видов молочной пищи казахов, употребляе­
мое в прошлом пастухами был корыктык: в чашку свежего овечье­
го молока бросали несколько камушков, раскаленных в костре, и
после такой термической обработки пищи ели в горячем и холод­
ном виде.
Для получения питательного напитка (қойыртпақ) смешивали
кумыс с овечьим молоком и взбалтывали.
Растительная пища. Немаловажную роль в жизни казахов иг­
рала растительная пища: пшеница, ячмень и другие. Более распро­
страненной была ржаная мука, пшеничная считалась редким ла­
комством, употреблялась даже в качестве лечебного средства. Из
ржаной пшеничной муки пекли различные лепешки. Из кислого
теста - таба нан. Более тонкие лепешки (төңкерме, қазан жаппа
нан, қазан нан) выпекали следующим образом: в прогретый сма­
занный маслом казан налепляли тесто, затем его переворачивали и
ставили на горячие угли.
В казане же готовили и пресные тонкие лепешки (қатырма).
Очень распространенными были жаренные в масле кусочки из
кислого теста (бауырсақ), которые различались по форме: круглые
типа пышек, плоские (қыйык, қыйықша). В масле жарили и тонкие
лепешки (шелпек), имевшие ритуальное значение, и пресные ле­
пешки типа блинов (күлше, жүқа нан. дөңгелек қүлақ нан), тонкие
оладьи (қүймақ), сделанные на свежих кипяченных сливках.
Из муки также готовили лапшу для супа (нан, салма, күлшетай,
үзбе нан, үзбен, кеспе коже, жүлма коже). С мясом, рыбой, просто
забеливаемом молоком, растертым сыром (куртом). Было также
такое блюдо, как сеппе коже - это суп из муки, масла или сала,
причем муку часто предварительно поджаривали и добавляли в
кипящую воду.
Пшеница употреблялась и в зернах, в основном в жаренном ви­
де. Жарили в масле или сале, а у рыбаков - в стерляжьем жиру, и
это блюдо называлось «курмач». Из зерен пшеницы изготовляли
напиток «бидай коже».
209
Наурыз коже - риту альная новогодняя похлебка, при приготов­
лении которой кладут следую щ ие продукты: мясо (свежее или
вяленое), пшеницу, пшено, рис, курт, лук, квашенное молоко.
Особенно употребляемыми были дикорастущий лук и чеснок, о
чем свидетельствуют варианты названия этих растений, имевшие
различные разновидности: «тау жуа» - горный лук, «қүлы жуа» -
лук со стеблем, имеющим грани, «куыс жуа» - лук с пустым стеб­
лем, «су жуа» - водяной лук, «сарымсақ жуа» - чеснок.
Излюбленными были в отдельных регионах и дикорастущие
ягоды, такие как вишня (ағаш шие), клубника (қүлпынай), ежевика,
малина (жидек), костяника (қойбүлдірген) и др. Из ягод, особенно
из костяники, варили пастилу. В пищу шли и различные съедобные
корни, например, корень болотного растения (бүтпаншық), похо­
жий на морковь, растущие в лесах, корень камыша кугу, а также
травы - осолодок лисий, кислятку (қымыздық), ствол и почки
балдыргана. В качестве пищевых красителей использовали, напри­
мер, ат кулак, кандык бок, а также ели их в сыром виде. В южных
районах Казахстана любили дыни (қауын), которые употребляли
как в сыром виде, так и в сушеном. Из дыни делали пастилу. Ее
очищали от корок, мякоть с мукой варили до загустения, остыв­
шую массу разделывали на колобки и сушили на солнце.
Посуду и утварь казахи изготовляли в основном из кожи, дере­
ва и костей домашних животных. Она была разнообразна, и их
истоки можно обнаружить в материальной культуре кочевого мира
евразийских степей.
В большом разнообразии представлена кожаная посуда различ­
ной формы, емкости и назначения. Кожаный подойник (конек) для
доения кобылиц был в виде чайника. Самым большим является
сосуд, сшитый из специально обработанной лошадиной шкуры
(саба), в которой изготовляли кумыс, шубат.
Почти повсеместно для перевозки кумыса служили кожаные
фляжки (жанторсық), емкостью 10 литров.
Весьма разнообразными и красочными были ковши для разлив­
ки кумыса (шөміш, ожау) различных размеров и форм, нередко
украшенных серебром и костью. В Центральном Казахстане встре­
чались ковши, сделанные целиком из рога.
Деревянную утварь и посуду в прошлом изготавливали в ос­
новном из цельного куска дерева.
Для подачи мяса служило блю до (табақ), выточенное из цель­
ного куска дерева, с плоским длинным дном. Для кумыса, айрана
были большие глубокие миски (тегене, шара).
210
Широкое распространение имели различные футляры для ча­
шек (аяккап, кесекап).
Для получения круп были цельнодолбленные деревянные сту­
пы (келі) с пестами (келсап). Иногда для прочности их стягивали
сыромятной кожей.
Металлическую посуду покупали на ярмарках. Это в первую
очередь чугунные котлы (казан) различных размеров.
Для мытья котлов имелись специально сделанные из металла
скребки (кырғыш) изогнутой формы, иногда в виде лопаточки с
длинной ручкой и колечком для подвески.

3.5. Духовная культура

Изучение традиционной казахской музыки на современном


этапе -- назревшая проблема, возникшая с всевозрастающим науч­
ным и практическим интересом к богатому специфическому насле­
дию казахского народа.
Традиционная музыка - неотъемлемая часть народного художе­
ственного творчества, бытие которой осуществляется, как правило,
в устной (бесписьменной) форме и передается исполнительскими
традициями лишь в живом процессе народного музицирования.
В традиционной казахской музыкальной и материальной куль­
туре значительное место занимают народные музыкальные инст­
рументы. К ним относится домбыра, кобыз, сыбызгы. дауылпаз,
ыскырык, камыс сырнай, кос сырнай, бугышак, муіз сырнай, керей.
шертер, жетіген, шанкауыз, дабыл, дангара, шын кеншік, асатаяк,
конырау.
Формирование и развитие инструментов казахов происходило в
тесной связи с инструментами соседних тюркских народов.
В прошлом в традиционном музыкальном бьпу, в особенности
в кочевой среде казахов, широко бытовал инструмент - сыбызгы,
изготовляемый из полого стебелька зонтичного растения - курая.
В сыбызговом искусстве существовало несколько исполнитель­
ских школ, среди которых можно выделить Западноказахстанскую,
Восточноказахстанскую, Баян-Олгийскую (Монголия), а также
некоторые районы Алтайского края.
Если обратиться к носителям сыбызговой традиции, то в про­
шлом были известны сыбызгисты Курумбай, Конгожа, Тулак, а также
Сармалай, Ыскак. В XX в. прославились В.Ыскаков. О.Ксжабергенов,
М.Онгаров, Ш.Ауганбаев, Б.Шерубаев, К.Кумакаев из Монголии.
211
Одним из наиболее распространенных музыкальных инстру­
ментов можно считать кылкобыз, относящийся к смычковому
двуструнному инструменту, входящему в класс хордофонов.
Если расшифровать слово «кобыз», то в первую очередь обра­
щаешь внимание на слово «коп», «коб» - «много», «множество,
«скученность» чего-то, а «ыз» передает качество звучания: жуж­
жащий, дребезжащий, гнусявящий звук.
История кобызового исполнительства была связана с религиоз­
но-магическими ритуалами баксы (кам) - шаманов. Кобыз служил
средством общения баксы со своими духами-помощниками (аруа-
хами).
Домбыра была излюбленным инструментом народных музы­
кантов.
Происхождение названия домбыра, наверное, надо сравнить с
деятельностью баксы (кам) — шаманов. Известно, что главным
инструментом в древности также считался бубен - дангара.

Народные праздники и игры


Игры и праздники во все времена имели огромное обществен­
ное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в
своем развитии они прошли ряд последовательно сменяющихся
форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйст­
венной деятельности народа. Бесспорной является теория о проис­
хождении игр и развлечений из трудовых процессов, т.е. из прак­
тической деятельности людей.
Игры и развлечения выполняли всегда и общественные функ­
ции, такие, как воспитательные, военно-спортивные, ритуальные,
зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.
Посредством игр, забав и навыков вырабатывались в молодом
человеке физические и умственные способности.
Более широкую и универсальную функцию выполняли военно-
спортивные игры, связанные как с военным бытом (войны, набеги,
столкновения), так и с хозяйственной деятельностью общества.
Такими играми были сайыс, аударыспак, жамбы ату, алтын
кабак, скачки, курес и др.
Часть игр и развлечений несли ритуальную и обрядовые функ­
ции, входящих в систему поминальных и погребальных церемоний,
а также брачных.
Народные торжества (мейрам, той, ас) и игры, как правило, по­
свящались знаменательным событиям и носили общественный
характер.

212
По сведениям Э.С.Вульфсона, «самым большим киргизским
праздником - всем праздникам праздник — считались поминки с
конскими скачками», часто приобретавших вид не только частных,
но и общественных торжеств. Такой же характер имел ас у кирги­
зов.
Известно, что поминки (ас), устраиваемые в честь старейшего в
роде, собирали множество людей, было до 15 ООО человек, незави­
симо от сословной принадлежности. О них говорили в степи не­
сколько лет, слагали песни.
Среди семейно-родовых торжеств не менее значительным было
проведение свадеб, приобретавших нередко общественный харак­
тер.
Во время свадебного тоя только в программу шуточных развле­
чений входило множество игр, где главным увеселением служили
скачки (байга) с назначением призов, часто очень значительных,
устраиваемых ее организаторами.
Такой же торжественный характер носили и события, связан­
ные с рождением сына, которые часто выходили за рамки чисто
семейной радости. Ими были торжество, посвященное рождению
младенца (шілдехана), торжество, совершаемое по поводу уклады­
вания ребенка в колыбель (бесік той), торжество, отмечаемое на
сороковой день рождения ребенка (қырқынан шығару), торжество,
связанное с мусульманским обрядом обрезания мальчиков в воз­
расте от трех до десяти лет (сүндет той).
Одним из самых крупных праздников народов Средней Азии и
Казахстана считался Наурыз (Новый год), празднуемый в день
весеннего равноденствия, 22 марта. По установившемуся поверью,
в этот день народ избавлялся от зимних тягот, радовался за благо­
получную сохранность богатства - скота. К Наурызу каждая семья
заранее готовила ритуальное блюдо (наурыздық), состоящее из
семи традиционных продуктов. Отведав их, казахи надеялись
питаться ими в течение целого года. Празднование Наурыза про­
должалось три дня и все аульчане поздравляли друг друга, желая
счастья и благополучия.
С празднованием весны связан другой общественный праздник,
пользовавшийся особой популярностью в кочевом быте народа, -
день перекочевки рода или целого аула с зимовок до летовки ран­
ней весной и поздней осенью, когда возвращались к прежней зим­
ней стоянке обратно.
Как и во всех странах, где был распространен ислам, принято
было отмечать два ежегодных религиозных праздника - разговения
213
и окончания поста - ураза айт и через 70 дней - жертвоприноше­
ния - курбан айт. Духовенство старалось всячески поддерживать
эту традицию.
Праздники эти обставлялись менее торжественно, но заверша­
лись, как и все празднества, разными играми и развлечениями.
В силу кочевого уклада жизни казахов наибольшее распростра­
нение получили конные состязания и всевозможные игры на лоша­
дях, развивающие в людях силу, ловкость и мужество.
Аламан бэйге - скачка на длинные и сверхдлинные дистанции
(25,50,100 км) - является одним из древних и популярных видов
состязания.
Жорга жарыс - состязание на иноходцах. Дистанция устанав­
ливалась по прямой в естественных условиях от 2 до 10 км,
Сайыс - единоборство всадников на пиках, представляет собой
один из старинных военизированных игр, устраиваемых только на
особо крупных торж