Вы находитесь на странице: 1из 480

А. А.

Роде

ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ
в четырех томах

Москва
2008
Государственное научное учреждение
ПОЧВЕННЫЙ ИНСТИТУТ им. В. В. Докучаева
Российской академии сельскохозяйственных наук

А. А. Роде

ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ
В четырех томах

Том второй
Подзолообразовательный
процесс

Печатается по изданию 1937 года

Москва
2008
УДК 631.43
ББК 40.3
Р60

Издание осуществляется при финансовой поддержке


Российского фонда фундаментальных исследований
по проекту № 080407029

Главный редактор академик РАН Г. В. Добровольский

Роде А. А.
Р60 Избранные труды. Т. 2. Подзолообразовательный процесс. —
М.: ГНУ Почвенный ин-т им. В. В. Докучаева Россельхозакаде-
мии, 2008. — 480 с.
ISBN 978-5-86921-064-7 (Т. 1—4)
ISBN 978-5-86921-066-1
В монографии разработана теория процесса подзолообразования на
основании анализа и обобщения огромного авторского и литературно-
го экспериментального материала по химическому и гранулометричес-
кому составу подзолистых почв. Показано, что главную роль в фор-
мировании профиля подзолистых почв играет процесс разрушения
глинистых минералов и ряда первичных минералов.
Рассматриваются особенности проявления подзолообразования в
зависимости от состава материнских пород, растительности, клима-
тических условий и других факторов. Формулируются задачи даль-
нейшего исследования проблемы подзолообразования, актуальные до
настоящего времени.
Монография представляет интерес для научных работников, аспи-
рантов и студентов, специализирующихся в области почвоведения, эко-
логии и смежных естественных дисциплин..

ББК 40.3

ISBN 978-5-86921-064-7 (Т. 1—4) © ГНУ Почвенный институт


ISBN 978-5-86921-066-1 (Т. 2) им. В. В. Докучаева
Россельхозакадемии, 2008.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Предлагаемая вниманию читателя работа является, насколь-
ко известно автору, одной из первых в своем роде попыток обоб-
щения наших знаний о некоторой определенной группе почв под
углом зрения тех п р о ц е с с о в , результатом которых является
возникновение почвы. Из этого вытекают и те трудности, кото-
рые стояли перед автором при составлении настоящего очерка, и
те неизбежные недостатки последнего, некоторые из коих ясны
для автора уже сейчас, а другие будут, несомненно, обнаружены
вниматель­н ыми читателями. Впрочем эти трудности в значитель-
ной степени происте­к али еще и из того обстоятельства, что эле-
мент динамичности в этой работе является не органически выте-
кающим из характера положенных в основу материалов, а скорее
точкой зрения на эти материалы, ибо последние почти все, за не-
многими исключениями, относятся к статике подзолистых почв.
Неизбежным следствием этого является гипотетичность одних
выводов, не­достаточная обоснованность других, неполнота треть-
их. Вместе с тем из­б ежать этих недостатков во многих случаях
было нельзя без существенного ущерба для целостности картины
почвообразовательного процесса. Во всех же тех случаях, когда
это допускалось существом вопроса и вызывалось неполнотой
материала, мы старались давать альтернативные решения.
В настоящее время для составления более полного очерка еще
недостаточ­но имеется материала. Нужна большая эксперимен-
тальная работа —отчасти в лаборатории, а главным образом в при-
роде, — по действительно динамиче­скому изучению подзолообра-
зовательного процесса в том его понимании, которое будет разви-
то ниже, в I главе очерка. Только после накопления до­статочного
материала подобного характера можно будет с цифрами в руках
рисовать картину процесса как такового, в особенности тех его
сторон, которые связаны с обменом веществ в системе почва—рас-
тительный покров и о которых мы знаем особенно мало. Но нуж-
но сказать, что и статика под­золистых почв изучена еще плохо. И
5
это понятно. Каких-нибудь 6—7 лет тому назад единственной под-
робной и обстоятельной русской работой по подзолистым почвам
была работа Коссовича и Красюка о почвах Вологод­ского молочно-
хозяйственного института, на которую в необходимых случаях и
ссылались все авторы. Правда, за эти 6—7 лет литература о подзо-
листых почвах СССР сильно обогатилась благодаря работам Ива-
новой, Зайцева, Грабовской, автора настоящей статьи и др. Но все
же все эти работы явля­ются лишь введением к более глубокому и
подробному изучению подзоли­стых почв, целый ряд существенных
черт которых пока ускользает от нас. В этой области надо отсту-
пить от случайности в выборе материала для иссле­дования и, не
гонясь за числом анализированных разрезов, изучать их воз­можно
детальнее и работать при этом с о с п е ц и а л ь н о п о д о б р а н -
н ы м м а т е р и а л о м . Мы уверены, что, став на этот путь, мы
сумеем найти ряд новых явлений большого как теоретического,
так и практического значения, пользуясь при этом даже самыми
обыкновенными анализами, но при условии сосредоточения всей
суммы их на одних и тех же объектах.
И если, несмотря на все эти недочеты наших знаний, мы все
же решаемся публиковать настоящий очерк, то это делается по-
тому, что, во-первых, и су­ществующий материал, как он ни скро-
мен, дает все же довольно много для познания подзолистых почв
и подзолообразовательного процесса. Во-вторых, количество это-
го материала и его разбросанность в разных, не всегда широко
распространенных изданиях уже требует своего объединения
и обоб­щения. В-третьих — и это самое главное, — только путем
такого объеди­нения и критического обобщения итогов того, что
сделано, мы можем наме­т ить ближайшие задачи дальнейшего ис-
следования и более прямым путем направить свои силы на разре-
шение наиболее существенных вопросов.
Печатаемый ниже очерк, как это видно из самого его назва-
ния, не являет­ся исчерпывающей характеристикой почв подзо-
листой зоны, и автор пред­полагает в ближайшие годы дополнить
его другими статьями, касающимися географии подзолистых
почв, динамики современных процессов в них и агро­номических
свойств подзолистых почв. Эти работы должны представлять со-
бою не только сводки литературных данных, но и основываться
на новом, достаточно обширном исследовательском материале.
При этом в географи­ческий очерк войдет и рассмотрение вопроса
о соотношении между подзо­л истыми почвами таежной зоны и ге-
нетически им близкими — серыми лесо­степными, подзолистыми
почвами субтропиков, буроземами и т. д. Этот последний вопрос
автор предполагал первоначально осветить в настоящей работе,
но обширность его и большое количество материала заставили
отка­з аться от этого намерения, тем более, что в некоторых частях
этот вопрос требует дополнительного экспериментального иссле-
дования.
6
В основу настоящего очерка, относящегося только к подзолис-
тым поч­в ам таежной зоны, не положено никаких новых экспери-
ментальных данных. Он составлен главным образом по опубли-
кованным уже (отчасти по руко­п исным) материалам и включа-
ет в себя все прежние экспериментальные дан­н ые автора, часть
которых, впрочем, подверглась дополнительной обработке. Мы
не питаем уверенности в том, что нам удалось сделать исчерпы-
вающую сводку существующего материала. По всей вероятности
в ней обнаружится ряд пробелов, неизбежных при первом опыте
составления такой сводки. Некоторые работы (преимущественно
иностранного происхождения), из­вестные нам по названиям, ос-
тались неиспользованными за невозможностью их достать.
В виду всего этого автор будет весьма благодарен всем своим
советским и иностранным коллегам за все замечания как в части
указаний на неисполь­зованные источники, так и в части критики
по существу рассматриваемого вопроса.
Вместе с тем автор обращается с просьбой к тем же лицам о
присылке ему имеющихся в их распоряжении материалов как
опубликованных, так и рукописных, касающихся подзолистых
почв, — их географии, генезиса, агрономических свойств и т. д.
Материалы следует посылать на имя автора, в адрес Почвенного
института Академии Наук (Москва 17, Пыжевский пер., дом № 7).
В заключение автор выражает свою большую признательность
И. С. Ва­сильеву, Е. А. Афанасьевой, Е. А. Ансберг, С. В. Быстрову,
М. П. Козлову и в особенности В. Д. Зайцеву за предоставление
возможности использо­в ания их рукописных работ.
Академику Л. И. Прасолову, чл.-корр. Академии наук проф.
В. В. Полынову, проф. А. Ф. Тюлину, А. А. Завалишину автор
приносит свою сердеч­н ую благодарность за дружескую и весьма
ценную критику настоящей работы.

7
Гла ва I

ВВЕДЕНИЕ
Поскольку вопросом, подлежащим нашему рассмотрению в
дальнейшем, является процесс подзолообразования, мы начнем
изложение предмета с определения понятия «почвообразователь-
ный процесс».
Некоторые положения по этому поводу были высказаны нами
уже ранее (118), и в настоящей главе мы постараемся несколько
развить их и сопоста­вить с мнениями по этому вопросу других
авторов.
Выражение «почвообразовательный процесс» является весьма
распро­страненным — нет ни одного учебника почвоведения, нет
ни одной работы по вопросам генезиса почв, в которых не встре-
чалось бы это понятие. А между тем его содержание и его объем
до сего времени не определены с доста­точной точностью.
Не останавливаясь на вопросе о том, почему это произошло,
укажем, что определение этого понятия является, по нашему мне-
нию, весьма нуж­ным, так как из определения этого понятия, как
мы увидим ниже, вытекает, во-первых, ряд существенных вопро-
сов, подлежащих разработке, а, во-вторых, то, что ряд других воп-
росов должен ставиться и изучаться по-иному, нежели это было до
сих пор. Это тем более легко сделать, что само опреде­ление инте-
ресующего нас понятия является в достаточной степени простым.
У основоположников научного почвоведения—Докучаева и
Сибирцева— нам не удалось найти определения этого понятия,
хотя само выражение в их работах применяется нередко. Наибо-
лее раннее и в то же время весьма полное определение рассмат-
риваемого понятия мы находим у Набоких, который еще в 1900 г.
писал (91): «В почвообразовательных процессах можно разли­
чать две категории явлений: во-первых, явления выветривания
горных пород или грунтов, т. е. процессы накопления, разложе-
ния и передвижения различных минеральных соединений, во-
8
вторых, процессы накопления, разложения и передвижения орга-
нических веществ». Мы находим здесь, следовательно, указание
на две группы явлений — разложение и перемещение веществ.
Отсутствует достаточно ясное представление о процессах син-
теза, хотя его можно видеть в явлениях «накопления».
Тем более странным является то обстоятельство, что у позд-
нейших авто­р ов мы находим менее полные определения интере-
сующего нас понятия. Так, акад. Глинка в своем учебнике поч-
воведения (40) делает попытку уяснения элементов почвообра-
зовательного процесса. Он пишет: «Процесс образования почвы
представляется чрезвычайно сложным химико-биологи­ ческим
процессом... как бы, однако, ни был сложен этот процесс, в нем
почти всегда существуют две стороны: разложение органических
остатков, веду­щее к образованию органической составной части
почвы — почвенного гу­м уса, и распад (механический и химичес-
кий) минеральных соединений материнских пород в связи с обра-
зованием новых минеральных комплексов (выветривание)».
И далее: «...оба указанных процесса дают в тоже время начало
и новым соединениям, притом таким, которые и по своему составу,
и по своим свой­ствам отличаются от соединений, характерных для
горных пород вообще... Таким образом, почвообразование не являет-
ся исключительно процессом распада, но и процессом накопления».
Мы видим, что акад. Глинка в качестве существенных сторон
процесса почвообразования выдвигает распад и разложение ис-
ходных веществ — минеральных и органических и синтез новых
соединений из продуктов распада. Совершенно очевидно, что при
этом упускается еще одно не менее существенное явление — пе-
редвижение продуктов разложения (а также отчасти и исходных
веществ) по почвенному профилю1.
Акад. Вильяме (18) дает лишь самое общее определение ин-
тересующего нас понятия: «Под понятием почвообразовательного
процесса мы разумеем тот в высшей степени сложный комплекс
явлений, под влиянием воздействия которых материнская поро-
да приобретает ряд новых свойств и признаков и под влиянием
которых в ней возникает непрерывный ряд новых явлений, сла-
гающих в своей совокупности процесс эволюции существенного
признака почвы — ее плодородия». Несколько ниже тот же автор
пишет: «Всю толщу поверхностных горизонтов материнских по-
род, в которой происходит под влиянием двух основных порядков
биологических явлений двусторонний (создания и разрушения)
процесс перехода одной формы материи в другую, мы и называем
почвою». Следовательно, и здесь под процессом почвообразования
1 Как в этом случае, так и ниже, цитируя других авторов и отмечая ту или
иную неполноту даваемых ими определений понятия «почвообразовательный
процесс», мы имеем, разумеется, в виду именно только это определение, а от-
нюдь не всю совокупность взглядов автора, каковая часто не находит своего
полного отражения в даваемом автором определении этого понятия.
9
разумеются главным образом процессы превращения веществ, а о
пере­д вижении их не упоминается.
В курсе почвоведения Захарова (58) мы также находим попыт-
ку опре­деления понятия «почвообразовательный процесс». Автор
пишет: «Как известно, в более или менее развитой почве почвооб-
разование вообще суммируется из трех моментов: из накопления
(аккумуляции) органиче­ских и зольных веществ, из вымывания
минеральных веществ в верхней части почвенной толщи и из
вмывания их (а равно и некоторых органиче­ских веществ) в бо-
лее глубокой части. Почвообразование выражается в дифферен-
цировке почвы на горизонты».
Таким образом, в противоположность акад. Глинке, Захаров
на первое место ставит явления передвижения веществ по поч-
венному профилю, не упоминая о процессах распада и синтеза.
Значительно более полное определение интересующего нас
понятия дает Коссович. Еще в 1910 г. он пишет (73): «...почвооб-
разовательный процесс главным образом выражается: а) в скоро-
сти и характере выветривания (в образовании тех или иных но-
вых минералов); б) в перемещении веществ по слоям (обеднение
одних слоев и обогащение других); в) в быстроте и ха­рактере раз-
ложения органических веществ и д) в накоплении и размещении
перегнойных веществ по слоям».
Таким образом, в понятии, даваемом Коссовичем, мы находим
почти все наиболее важные элементы почвообразовательного
процесса: распад, синтез и передвижение.
Однако в появившейся вскоре после только что цитированной
статьи своей книге: «Основы учения о почве» (74) тот же автор
применяет термин «почвообразовательный процесс» в несколько
ином смысле. Он говорит: «В сущности, конечно, почвообразова-
тельные процессы суть тоже факторы почвообразования, но имен-
но те, которые непосредственно определяют особенности почв».
В той же книге несколько ранее он перечисляет 7 главных
фак­торов почвообразования: 1) горная порода, 2) принос вещес-
тва в почву, 3) вынос вещества из почвы, 4) климатические эле-
менты, 5) положе­н ие почвы относительно рельефа местности, 6)
растительность, 7) жи­вотные.
Таким образом, в цитированной выше фразе Коссович противо-
полагает понятие «почвообразование» понятию «почвообразователь-
ные процессы», а в перечень факторов почвообразования он вводит
принос веществ к почве и вынос веществ из почвы. Наконец, в той
же работе, несколько ниже, он говорит: «...для построения почвен-
ной классификации необходимо предва­рительно выяснить наиболее
характерные формы почвообразовательных процессов, или, иначе
говоря, типы почвообразования»... Очевидно, что термин «почвооб-
разовательный процесс» применяется автором в различном смысле.
В первом случае, применяя его во множе­ственном числе и противо-
полагая его «почвообразованию», Коссович пони­мает под ним отде-
10
льные более или менее элементарные явления или группы явлений,
составляющих почвообразовательный процесс в целом. Во втором
случае, равно как и в первой из цитированных выше работ (73), этот
термин употребляется в более общем, общепринятом смысле.
Чрезвычайно ограниченно понимается почвообразовательный
процесс Серебряковым. Он пишет (123): «Под основным явлени-
ем почвообразова­тельного процесса, с точки зрения современного
почвоведения, необходимо понимать переход на почвенных обра-
зованиях одной формы материи в дру­г ую: минеральной в органи-
ческую и обратно. Это исключительно характерно для почвооб-
разовательного процесса и почвы как естественно-исторической
категории». И далее: «В этом явлении заключается вся суть, все
содержа­н ие почвообразовательного процесса, это явление исклю-
чительно только характерно и присуще этому процессу и почве
как естественно историче­скому телу».
Другими словами говоря, названный автор процесс почвообра-
зования видит только в явлениях превращения материи, не вводя
в понятие «почво­о бразовательный процесс» явлений передвиже-
ния вещества. Кроме того следует указать, что явления перехода
минеральной формы вещества в органическую и обратно имеют
место, конечно, не только в почве, но и в других средах — напри-
мер в воде, речной или морской, где эти явления возникают как
результат жизнедеятельности живущих в воде организмов.
В числе позднейших работ, в которых имеется материал по
интересую­щему нас вопросу, упомянем Stebutt. В своем учебнике
почвоведения (290) он различает следующие «главные моменты»
в почвообразовании:
I. Разложение (Zersetzung).
II. Новообразование (Neubildung).
III. Перемещение (Verlagerung).
Эти явления он относит к следующим видам веществ:
I . Р а з л о ж е н и е : 1) первичных силикатов, 2) цеолитов, 3)
органи­ческих соединений.
I I . Н о в о о б р а з о в а н и е : 1) солей, 2) цеолитов, 3) конеч-
ных продуктов распада, 4) гумуса: а) кислого, б) основного.
I I I . П е р е м е щ е н и е : 1) вымывание (Auswaschung): а) вы­
щелачи­ в ание солей, б) вымывание1 (Durchschlämmung) кол­
лоидной­глины, 2) на­копления (Anhäufungen): а) поверхностные,
б) глубинные.
Это определение, данное Stebutt, является, по-видимому, на-
иболее пол­н ым, хотя, быть может, и недостаточно обобщенным.
Попытаемся теперь, учитывая все сделанные ранее попытки,
дать более точную формулировку рассматриваемого понятия.
1 Немецкое слово «Durchschlämmung» не имеет точного эквивалента на
рус­ском языке. Его следовало бы переводить как «проиливание», но так как
такой термин у нас не употребляется, мы заменяем его «вымыванием», хотя
последнее слово имеет более общее значение.
11
Развивая положения, выдвинутые нами ранее (118), мы можем
рассматривать почвообразовательный процесс как сложную сово-
купность целого ряда элементарных явлений, развивающихся во
времени, т. е. целого ряда элементарных процессов, находящихся
в сложной взаимосвязи друг с другом. Среди этих элементар­н ых
процессов можно наметить прежде всего три основные группы:
A. Явления превращения вещества.
Б. Явления перемещения вещества.
В. Обмен веществ в системе почва — растение.
Первую из этих групп мы можем, в свою очередь, поделить на
четыре подгруппы:
а) Явления распада сложных соединений на более простые—как
минераль­ ных, так и органических, как находившихся в исходном
субстрате, на котором возникла почва, так и поступавших в почву
тем или иным путем в течение всего времени ее развития (раститель-
ный отпад, трупы животных, вещества, приносимые ветром, осадка-
ми, грунтовыми водами и пр.). Эта группа явле­ний обычно (хотя и не
всегда) имеет своим следствием мобилизацию веществ, т. е. увеличе-
ние их подвижности, так как продукты распада чаще бывают более
подвижными по сравнению с исходными соединениями.
б) Явления синтеза более сложных веществ из более простых —
как находившихся в том или ином горизонте почвы в исходном суб-
страте, так и поступавших в него из соседних горизонтов или извне.
Эта группа явлений в противоположность предыдущей сопровожда-
ется обычно фиксацией ве­ществ, т. е. уменьшением их подвижности,
так как продукты синтеза чаще (хотя и не всегда) бывают менее под-
вижными, нежели исходные, более простые соединения.
в) Явления обмена. К этой категории явлений прежде всего
принадле­ж ит более или менее хорошо изученный обмен катионов
между жидкой и твердой фазами. Представляется весьма воз-
можным наличие таких же обмен­н ых явлений и между частица-
ми твердой фазы.
г) Изменения в физическом состоянии вещества. Сюда от-
носятся явле­ н ия растворения и выпадения осадков из раство-
ра, явления пептизации и коагуляции, явления кристаллизации
аморф­н ых тел и т. д.
Переходя ко второй группе явлений — к явлениям передви-
жения ве­щества, мы должны предварительно сказать несколько
слов о том, что сле­д ует понимать под словом «почва». Это поня-
тие имеет двоякое значение. Во-первых, то, которое было придано
ему впервые Докучаевым и принято с небольшими изменениями
остальными исследователями. В этом смысле почва есть поверх­
ностный слой земной коры, имеющий весьма большую про­
тяженность и непрерывно под воздействием известных факторов
ме­н яющий в пространстве и времени свои свойства.
Другой смысл мы вкладываем в слово «почва», когда говорим
о д а н н о й п о ч в е , т. е. о каком-то п о ч в е н н о м и н д и в и -
12
д у у м е . Последнее выражение не имеет того строгого содержа-
ния, которое придается ему в других естественно-исторических
дисциплинах, как, например, зооло­г ии или ботанике. Когда мы
говорим о каком-либо животном или раститель­ном индивиду­
уме, мы имеем в виду определенный живой организм, обладаю­
щий определенной суммой признаков и пространственно стро-
го ограничен­н ый. При непрерывности почвенного слоя в про-
странстве мы, очевидно, не имеем права говорить о почвенном
индивидууме в том же смысле. Между тем понятие о таковом
является необходимым, ибо, рассматривая вопрос о почвообра-
зовательном процессе, в который обязательно входят явления
передвижения веществ, мы должны это передвижение привя-
зывать к какому-то строго определенному, пространственно от-
граниченному объекту. Учи­т ывая большую во многих случаях
изменчивость почв в пространстве, за такой объект, за такой
почвенный индивидуум следовало бы, по-видимому, принимать
почвенную призму, вырезанную вертикально в пределах всей
почвенной толщи, с бесконечно малым поперечным сечением.
Прак­т ическое применение такого предложения было бы, однако,
неудобным, так как, во-первых, в этом случае многие величины,
характеризующие поч­ в енный индивидуум, также неизбежно
должны принять бесконечно малые значения, а во-вторых — и
это главное—само исследование объекта, имею­щего бесконечно
малую величину, является невозможным.
Поэтому необходимо за почвенный индивидуум принимать
вертикальную почвенную призму, вырезанную в пределах всей
почвенной толщи с некото­рым конечным, но достаточно малым
поперечным сечением.
Величину последнего, очевидно, приходится устанавливать
совершенно условно. Исходя из существующих практических
приемов взятия почвенных образцов, за такую величину можно
предложить взять 1 дм 2 (100 см 2).
Условившись, таким образом, о понятии почвенного индиви-
дуума, вер­ немся к рассмотрению понятия «почвообразователь-
ный процесс».
Вторую группу явлений, входящих в почвообразовательный
процесс, мы можем также разделить на несколько подгрупп:
а) Перемещение веществ в пределах почвенного индивиду­
ума—как ве­ществ исходного субстрата, так и поступивших в поч-
ву извне, равно и продук­тов разложения, синтеза и обмена. Ос-
новным агентом перемещения явля­ются почвенные воды в широ-
ком смысле этого слова, вместе с которыми передвигаются те или
другие соединения в виде истинных и коллоидальных растворов.
Подчиненное (в некоторых случаях, впрочем, довольно большое)
значение имеют роющие животные.
б) Обмен веществ с окружающей средой. Сюда относится об-
мен веществ с грунтовыми водами, поступление веществ с атмос-
13
ферными осадками и, наконец, перемещение веществ в пределах
почвенной толщи в горизонталь­ном направлении, т. е. обмен ве-
ществ между почвенными индивидуумами.
в) Явления поверхностного механического перемещения поч-
венных частиц (денудация, отложение делювия и аллювия, эоло-
вые явления).
Совершенно очевидно, что и эти явления представляют собою
обмен веществ между почвенными индивидуумами, но поскольку
эти явления протекают на поверхности, мы выделяем их в осо-
бую подгруппу. При этом очевидно, что к почвообразовательному
процессу мы можем относить эти явления лишь постольку, по­
скольку они захватывают собственно почвенную толщу, т. е. смыв,
снос, развевание собственно почвенной толщи и наоборот — от-
ложения наносов, ограничиваемые такой величиной скорости их
нараста­н ия, при которой с их отложением может сочетаться раз-
витие почвы. Дену­д ационные, эоловые и прочие явления, перехо-
дящие за указанные только что границы, должны быть относимы,
очевидно, уже к явлениям геологиче­ского порядка.
Наконец, последняя группа явлений, составляющих почво­
образователь­ный процесс,—это явления обмена веществ в системе
почва— растительность.
Мы считаем необходимым отделить эту группу от обеих пре-
дыдущих, поскольку здесь мы имеем дело с циклом явлений, час-
тично протекающих вне почвы и объединяющих в себе как пре-
вращение вещества, так и пере­д вижение. Сущность этого особо
важного в почвообразовательном про­ цессе цикла заключается,
в общем случае, в вертикальном восходящем передвижении ми-
неральных веществ, которые, уходя на тот или иной промежуток
времени из почвы, одновременно изменяют 'формы своих соеди­
нений и возвращаются в почву совместно с органической массой,
основная часть которой создается вне почвенной толщи.
В этой группе явлений мы можем различить следующие под-
группы:
а) обмен веществ между почвой и корневой системой расти-
тельности;
б) поступление на поверхность почвы, а отчасти и в почву,
растительного отпада.
Все три перечисленные выше группы явлений являются необ-
ходимыми слагаемыми почвообразовательного процесса. Нет ни
одного почвенного индивидуума, в котором не имело бы места
развитие в той или иной степени каждого из них. Однако самым
необходимым и характерным для почвообра­зовательного процес-
са из них является третья группа, которая имеет суще­ственное
значение как сама по себе, так и с точки зрения того влияния,
кото­р ое она оказывает на остальные две группы.
Каждая из этих групп и подгрупп представляет собой сово-
купность, с одной стороны, большого количества разнообразных
14
элементарных хими­ческих — в широком смысле этого слова (т.е.
чисто химических, коллоидно-химических, физико-химических,
биохимических и т. д.) — реакций и, с другой стороны, ряда эле-
ментарных физических явлений (передвиже­н ие веществ под вли-
янием силы тяжести, под влиянием поверхностных сил и т. д.).
Скорость этих элементарных явлений измеряется количест-
вом вещества, подвергнувшегося превращению или подвергнув-
шегося передвижению, с учетом в последнем случае и величины
пути передвижения. Направление почвообразовательного про-
цесса, природа возникаю­щ их и остающихся в результате его со-
единений и их распреде­ление в пространстве зависит, во-первых,
от соотношения скоростей этих отдельных элементарных явле-
ний, во-вторых, от состава исходных веществ как минеральных,
так и органических, из которых образуется почва.
Последний фактор является относительно более постоянным,
нежели первый, ибо в конечном итоге и состав материнских по-
род, и состав расти­тельных остатков на большей части поверх-
ности земного шара варьируют не так уже сильно, за исключени-
ем некоторых особых случаев.
Поэтому основным фактором, определяющим направление
почвообразо­в ательного процесса, является именно соотношение
скоростей отдельных элементарных химических реакций и физи-
ческих явлений. Последние же, в свою очередь, зависят прежде
всего от двух внешних факторов — климата и рельефа, определя-
ющих термический режим почвы и ее водный режим и водный ба-
ланс, значение которого не может быть излишне подчерк­н утым.
Говоря о тех элементарных явлениях, которые в своей совокуп-
ности слагают почвообразовательный процесс, нельзя не указать
на одно суще­ственное присущее им свойство — их цикличность.
Это свойство почвообразовательного процесса подчеркивалось
многими авторами, хотя до недавнего времени не было в должной
степени осознано всеми исследователями в области почвоведения
или принималось ими лишь формально. Наиболее отчетливо эта
мысль была высказана и развита акад. Вильямсом (18), который
говорит, что «...общий характер всех изменений направления про-
цессов, происходящих в почве, — это их цикличность».
При этом цикличность почвообразовательного процесса акад.
Вильямсом постулируется в самом широком масштабе. Так он
говорит (18): «И все наблю­д аемые нами разнообразные проявле-
ния пестрого почвенного покрова зем­ного шара суть только отде-
льные, генетически связанные между собой стадии одной общей,
грандиозной по своей протяженности во времени и пространстве
истории воздействия биологических элементов природы на по-
верхностные горизонты земной суши».
Едва ли такая обобщенная и несомненно абстрактная схема со-
ответствует действительности. Во всяком случае известные нам в
настоящее время факты скорее противоречат схеме смены типов
15
почвообразования, выдвинутой акад. Вильямсом (пустынный про-
цесс — подзолообразовательный — дерновый — степной), чем под-
тверждают ее. Но высказанная им идея цикличности не только не
может быть игнорирована, но, наоборот, неизбежно должна лечь в
основу наших представлений о почвообразовательном процессе.
Мысль о цикличности почвообразовательных процессов вы-
сказывалась и многими другими исследователями, которые счи-
тали, что процесс почвообразования является одним из многих
кру­г оворотов материи, имеющих место в земной коре.
При этом более правильным следует, по-видимому, считать не
циклическое представление об этих процессах, а данное Linck —
цикло­ и дное, т. е. система, участвующая в круговороте, кроме
циклического про­ цесса, подвержена еще прогрессивному. Не-
давно тот же автор еще несколько усложнил это представление,
уподобив его сложной циклоиде. Правда, это было сделано им по
отношению к процессам, протекающим в земной коре вообще, но
с полным правом это представление может быть перенесено и на
процессы почвообразовательные.
Совершенно формально применяется выражение «цикл разви-
тия почв» в работе Виленского (17), ибо в его концепции почво-
образовательный про­цесс развивается по биологической кривой.
Таким образом, у этого автора «цикл развития» является терми-
ном скорее фигуральным.
Весьма интересное и плодотворное развитие идеи о циклич-
ности почвооб­разовательного процесса, к которому всецело при-
соединяемся и мы, дает Завалишин (51). Говоря о тех процессах,
которые идут в почве, названный автор пишет: «Сами процессы
следует себе представлять как часть циклов миграций отдельных
элементов. Направление этих циклов обусловливается балансом
прихода и расхода этих элементов. Кроме различия в скоростях от-
дельных миграционных циклов, они могут быть разделены также
и по сте­пени их обратимости. В этом отношении в наибольшей сте-
пени необ­ратимыми являются медленно протекающие процессы».
Возвращаясь теперь к нашему представлению о почвообразова-
тельном процессе как сумме целого ряда элементарных процессов —
элементарных химических реакций и физических явлений, мы мо-
жем утверждать, что все эти элементарные процессы могут быть
объединены в целый ряд циклов по признаку величины периода их
воспроизводимости, во-первых, и по при­знаку природы соединений,
принимающих в них участие, во-вторых. Недо­ статочность наших
представлений о ходе почвообразовательных процессов, к которой
мы вернемся еще ниже, не позволяет нам в настоящее время с необ­
ходимой ясностью разграничить и охарактеризовать отдельные цик-
лы, но предварительно среди них можно наметить несколько основ-
ных, наиболее характерных. Такими основными циклами будет, во-
первых, вековой (на­звание условное) цикл явлений, охватывающих
собою преимущественно превращения алюмо-силикатной массы
16
материнской породы. Всех звеньев этого цикла мы не знаем, период
его воспроизводимости весьма велик и воз­можно, что в общем слу-
чае этот цикл выходит за пределы почвообразователь­ного процесса,
входя частично уже в цикл геологический.
Во-вторых, может быть выделен сравнительно кратковремен-
ный биоло­г ический цикл, полный период воспроизводимости ко-
торого измеряется в общем случае величинами порядка несколь-
ких лет и в который входят преимущественно явления превраще-
ния органических веществ. Несмотря на то, что полная продол-
жительность биологического цикла значительно превышает один
год, возникновение этого цикла имеет место ежегодно, вследствие
чего в данной почве мы всегда находим наложение целого ряда
биологических циклов, возникавших в предыдущие годы.
В-третьих, можно наметить годовой цикл, объединяющий,
главным об­ разом, явления передвижения почвенного раствора,
связанные с сезонным колебанием грунтовых вод, распределени-
ем осадков по времени года и вооб­ще с сезонными изменениями
метеорологических факторов.
Наконец, существует ряд еще более кратких циклов, природа ко-
торых нам ближе пока не известна. Едва ли нужно говорить о том,
что все эти циклы явлений связаны между собой и находятся в тес-
ной взаимной функциональ­ной зависимости. Однако следует, быть
может, пояснить, что, говоря о «вос­производимости» этих циклов,
мы не разумеем под этим их полной обрати­мости, ибо поскольку
более короткие циклы совершаются на фоне более длительных, на-
чало каждого более короткого цикла находит почву в какой-то сте-
пени уже изменившейся за счет явлений цикла более длительного.
В то же время развитие этого последнего и совершается как раз за
счет неполной замкнутости циклов более коротких1.
Развитие во времени как отдельных элементов почвообразо-
вательного процесса, так и целых их групп, приводит в конце
концов как к перераспре­делению в почвенной толще — в профиле
1 После того как настоящая глава была уже написана, нам пришлось
познако­миться с взглядами, развитыми Bradfield (159) и изложенными им в
докладе 3-му Международному конгрессу почвоведов. Эти взгляды настолько
интересны, что мы позволим себе привести здесь перевод одного отрывка из
доклада Bradfield: «Почво­образовательный процесс имеет несколько характер-
ных, с точки зрения физической хи­мии, особенностей: 1) одни и те же физико-
химические процессы имеют место во всех почвах: гидролиз и нейтрализация,
гидратация и дегидратация, выщелачивание и испарение, растворение и осаж-
дение, окисление и восстановление, распад и синтез. Различные почвы возни-
кают вследствие различий в интенсивности этих процессов в различных точках;
2) многие из этих процессов по своей природе цикличны — теплые дни следуют
за холодными ночами, теплые сезоны за холодными сезонами, влажные пери-
оды за сухими периодами. Этот циклический характер процессов осложняет
приложение общих климатических данных; 3) эти цикли­ческие процессы отра-
жаются в почве в виде постоянных изменений, вследствие необ­ратимости или
плохой обратимости отдельных фаз цикла. Коллоидальные вещества, вынесен-
ные в подпочву быстро движущейся водой, не восстанавливают своего перво­
начального положения при капиллярном подъеме.
17
почвенного индивидуума — от­дельных соединений, так и к воз-
никновению в тех или иных его горизон­тах новых соединений, не
содержавшихся в исходной материнской породе, и к исчезнове-
нию некоторых первоначально содержавшихся соединений. Под-
черкиваем, что мы говорим не о судьбе отдельных элементарных
окислов, а именно о судьбе соединений, т. е. о тех формах, в кото-
рых эти окислы нахо­д ятся в почве.
Результатом такого перераспределения, возникновения новых
и исчез­новения исходных соединений является формирование
почвенного профиля, расчленение его на ряд генетических го-
ризонтов. Это последнее явление— расчленение на генетические
горизонты — может быть констатировано нами прежде всего по
внешним, морфологическим признакам. Вместе с тем его выра-
зителем является сложный (погоризонтный) баланс отдельных
соединений. Этот баланс не является, конечно, неизменным во
времени. На­о борот, численные величины, его характеризующие,
должны подвергаться и подвергаются непрерывным изменениям,
отмечая тем самым ход дальней­ шего развития почвообразова-
тельного процесса.
С этой точки зрения каждый почвенный «тип» характеризует-
ся определен­н ым сложным (погоризонтным) балансом отдельных
соединений, причем численные характеристики этого баланса мо-
гут изменяться лишь в некото­рых определенных пределах. Изме-
нение этих характеристик, выходящее за эти пределы, знаменует
собою уже переход почвообразовательного процесса в новую ста-
дию, а почвы — в новый тип.
По нашему глубокому убеждению, высказанные только что
воззрения и принципы должны быть положены и в основу раци-
ональной, естественной почвенной классификации. Только владея
количественными характеристиками баланса, мы сумеем разли-
чать отдельные почвы друг от друга не только по морфологическим
признакам, не только по обстановке, в которой они обра­зовались,
не только по более или менее случайному набору признаков, коли-
чественная характеристика которых не привязана даже к почвен-
ной массе, а действительно по внутренним признакам почвы, по ее
существу. Из всех высказанных уже соображений со всей ясностью
вытекает еще один существенный, присущий почвообразователь-
ному процессу признак— непрерывность этого процесса во време-
ни. И если мы останавливаемся на нем, то только потому, что идея
непрерывности развития почв во времени за пос­ледние несколько
лет была предметом многих дискуссий.
Эти дискуссии были порождены резким преобладанием за
минувшие деся­т илетия географического направления в развитии
почвоведения.
Мы со своей стороны укажем, что это направление при всех
тех громадных результатах, которые оно дало для науки о почве,
в области изучения соб­ственно почвообразовательных процессов
18
породило односторонний метод, заключавшийся в том, что от-
правным материалом при изучении этих про­цессов была статика
почвы. На основании изучения состава и свойств дан­ной почвы,
образцы которой были взяты в некоторый случайный момент
времени, делались более или менее правильные умозаключения
о том про­цессе, результатом которого явилась эта почва. Процесс
как таковой при этом не изучался. Нам кажется, что в настоящее
время таким положением вещей довольствоваться дальше нельзя
и изучение почвообразо­ в ательных процессов должно сделаться
одним из самостоятельных разделов почвоведения и не быть «по-
бочным продуктом» почвенно-географических исследований.
Из этого отнюдь не вытекает ни отрицание ценности почвенно-
географи­ческих исследований, ни отрицание статического мето-
да, но лишь необхо­д имость для изучения почвообразовательных
процессов разработки и при­менения нового комплекса методов,
методов исследования динамики самих процессов, которые долж-
ны, конечно, сочетаться с методом статическим, дополняя и раз-
вивая друг друга.
Из того факта, что познание жизни почвы, ее развития осу-
ществлялось до сего времени односторонними, статическими
методами, вытекает и отно­ сительная бедность наших знаний о
почвообразовательных процессах. Следствием этого явилось то
обстоятельство, что критика статической кон­цепции в почвове-
дении гораздо сильнее в своей отрицательной части, чем в по-
ложительной. В наиболее целостной форме это критическое на-
правление нашло свое выражение в работе Ковды (70), который
указывает на четыре основных ошибки в философских основах
почвоведения: 1) идеалистическое противопоставление материи
и движения, 2) идея статичности почв и отсут­ствия между ними
историко-генетической связи, 3) теория равновесия и «закон» Ли-
биха, 4) теория биологической (затухающей) кривой раз­вития.
Противопоставление материи и движения цитируемый автор
видит преж­де всего в том, что климату (Докучаев—Сибирцев—
Глинка) или атмосфере, биосфере, гидросфере (Виленский) отво-
дится активная роль, а материн­ской породе — пассивная.
Мы не можем согласиться с таким мнением уважаемого авто-
ра, ибо в по­н ятия как «климата», с одной стороны, так и материн-
ской породы, с другой, входят элементы и энергии (движения), и
материи. Так, одно из существен­нейших явлений почвообразова-
ния — водный режим и водный баланс почв— находится в тесной
зависимости от распределения и количества осадков, т. е. поступ-
ления в почву вполне материальной воды. Между тем явления
выпадения осадков и все числовые характеристики этого явления
относятся к климату. С другой стороны, говоря о материнской по-
роде и явлениях ее превращения в процессе почвообразования,
мы не можем не считаться с энер­г ией химической связи, которой
в скрытом состоянии обладает порода.
19
Более справедливым является указание автора на неправиль-
ность про­т ивопоставления материи и энергии как уже физичес-
ких понятий. Однако это разделение при современном состоянии
наших знаний о почве является неизбежным практическим при-
емом, ибо явления перехода «материи» в «энер­г ию» и обратно в
почве пока что совершенно не изучены, хотя сомневаться в их су-
ществовании едва ли можно.
Вполне обоснованной не только в своей отрицательной, но и в
своей поло­ж ительной части является критика идеи статичности
почв. Имеющийся в нашем распоряжении фактический материал
позволяет с уверенностью говорить о том, что эта идея не соот-
ветствует действительности.
Однако нельзя не отметить, что этого материала более чем не-
достаточно для того, чтобы обоснованно создать целостную схему
генетической связи между отдельными типами почв.
Наиболее слабым пунктом в критике, развитой Ковдой, явля-
ется критика теории биологической затухающей кривой развития
в ее применении к поч­воведению. Отнюдь не защищая этой тео-
рии, мы должны отметить, что едва ли можно считать правиль-
ным заключение о непригодности ее только по аналогии с непри-
менимостью ее к вопросам развития социалистического народно-
го хозяйства, ибо в первом случае мы имеем дело со стихийным
при­р одным процессом, а во втором — с сознательной волей чело-
века. Но нужно сознаться, что для решения этого вопроса почво-
ведение не имеет доста­точного фактического материала.
Следует отметить здесь, что некоторые авторы, принимавшие
участие в дискуссии, зашли чрезмерно далеко в своей критике.
Так, Герасимов в од­ной из последних своих работ (35) говорит:
«Фактор времени в процессе повременного развития почвенных
образований был, таким образом, В. В. До­к учаевым подчинен сре-
де; как самодовлеющий самостоятельный фактор он исчез или, во
всяком случае, оказался позади «основных почвообразо­в ателей».
Если такое положение и может считаться справедливым в от-
ношении некоторых последователей Докучаева, то по отношению
к нему самому это является совершенно неверным. В I томе ни-
жегородских «Материалов» (46) он с полной отчетливостью изла-
гает свои мысли по этому поводу: «...П о ч в ы представляют нам
величины не только чрезвычайно измен­ч ивые в п р о с т р а н с -
т в е , но они в известном отношении сравни­тельно не постоянны
и в о в р е м е н и . И действительно, мы не знаем почв, которые
бы в качестве таковых, с данным характером оставались бы веч-
но... даже на местностях сравнительно ровных все почвы, как из­
вестно, стремятся в силу э л ю в и а л ь н ы х 1 процессов повсюду
из­меняться ...» И далее: «...наша классификация почв данной мес-
тности приурочена к строго определенному времени».
1 Разрядка всюду автора.

20
Приведенных цитат, как нам кажется, достаточно для того,
чтобы доказать, что в концепции Докучаева фактор времени от-
нюдь не был подчинен среде, как то утверждает Герасимов.
Напомним еще об одном авторе, который со всей отчетли-
востью ставил и разрешал вопрос об эволюции почв во времени.
Этот автор — Коссович— еще в 1911 г. (74) писал: «...Наблюдае-
мый нами современный почвенный покров земного шара должен
быть рассматриваем лишь как одна из с т а ­д и й в его развитии,
что отдельные почвенные образования, с которыми мы имеем
дело в настоящее время, в своем прошлом могли представлять
другие формы почвообразования и в своем будущем могут под-
вергнуться существенным превращениям (даже б е з и з м е н е -
н и я в н е ш н и х у с л о в и й 1...)»
Прежде чем закончить эту главу, сделаем еще одно замечание.
Характеристика почвообразовательного процесса будет не-
полной, если мы баланс вещества не дополним еще и балансом
энергии. В этом отношении почва является особенным до некото-
рой степени образованием, ибо она является тем верхним слоем
коры выветривания, который воспринимает внешнюю энергию —
энергию солнца не только в форме лучистой энергии послед-
него, но и в форме химической энергии, сконцентрированной и
трансформирован­ной зелеными растениями в том растительном
отпаде, который поступает на поверхность почвы.
Значение этой дополнительной химической энергии едва ли
может быть преувеличено при рассмотрении сущности почво-
образовательного процесса. Но характеризовать энергетический
баланс почв мы пока не можем за полным отсутствием соответс-
твующих данных.
Резюмируя в краткой форме все сказанное в этой главе, мы
можем опреде­л ить почвообразовательный процесс как совокуп­
ность протекающих в поверхностных слоях коры выветривания
и непрерывно развивающихся во времени явлений превращения
(разложения и синтеза) и перемещения веществ — явлений, на­
ходящихся в тесной функциональной взаимозависимости, в осно­
ве которых лежит двусторонний обмен веществ между почвой и
расти­т ельным покровом.
Заканчивая на этом настоящую главу, укажем, что в дальней-
шем нашем изложении, рассматривая подзолообразовательный
процесс, мы не сможем удовлетворить всем тем требованиям к
характеристике этого процесса, ко­ торые вытекают из данного
нами определения понятия «почвообразователь­н ый процесс». Не-
возможность удовлетворить эти требования проистекает прежде
всего от упоминавшейся уже односторонности применявшихся до
сего времени методов исследования и связанной с нею неполноты
и односто­р онности материалов.
1 Разрядка наша — А. Р.

21
И если мы, тем не менее, посвятили всю первую главу выясне-
нию того, что такое почвообразовательный процесс, то это было
сделано не только потому, что точное определение этого понятия
само по себе является необ­ходимым, но и потому, что только вла-
дея этим понятием, мы можем обнару­ж ить недочеты наших зна-
ний и направить наши дальнейшие исследования по правильно-
му и нужному пути.

22
Гла ва II

ВОДНЫЙ РЕЖИМ ПОДЗОЛИСТЫХ ПОЧВ


Вода в почве и грунте, вместе с содержащи­
мися в ней растворами, есть настоящая кровь
живого организма. Без воды почвы нет. Поэ-
тому в почвообразовании режиму воды сле-
дует отво­д ить первое место...
Г. Н. Высоцкий. Очерки о почвах и ре-
жиме грунтовых вод.

1. Физические свойства подзолистых почв и статика


почвенной влаги

Ни к одной из глав настоящей работы автор не приступает с


таким тру­дом, как к этой. Эта трудность вызывается двумя при-
чинами.
С одной стороны, водный режим, в широком смысле этого
слова, любой почвы является важнейшим непосредственным
фактором и агентом передви­ ж ения в почве веществ, т.е. глав-
нейшей, наряду с процессами превращения веществ, группы
явлений, составляющих сущность почвообразовательного про-
цесса. Из этого положения вытекает исключительная важность
познания водного режима для познания почвообразовательного
процесса.
С другой стороны, нет еще группы явлений, входящих в со-
став почвооб­разовательного процесса, которую мы знали бы так
плохо, как водный режим почв вообще, подзолистых почв, в част-
ности и в особенности.
Поэтому, несмотря на исключительное значение водного ре-
жима для процесса подзолообразования, мы в дальнейшем будем
вынуждены огра­ н ичиться главным образом общими соображе-
ниями, дополняя их немногими, очень разрозненными фактичес-
23
кими данными, которые нам удалось собрать. Эти данные вслед­
ствие своей разрозненности и неполноты не дают воз­можности
создать целостную характеристику водного режима подзолистых
почв, основанную на количественных показателях, т. е. на зна-
нии водного баланса почв. Между тем только последний и может
быть признан единствен­ной правильной формой выражения вод-
ного режима той или иной почвенной разности, того или иного
почвенного индивидуума.
Изложение наших представлений о водном режиме почв под-
золистого типа мы начнем с установления, или лучше сказать,
уточнения, некоторых общих понятий в этой области. Посколь-
ку в дальнейшем нам придется говорить о передвижении влаги в
почве, нам снова следует вернуться к выдвинутому в первой гла-
ве понятию о почвенном индивидууме, по­скольку передвижение
влаги можно относить только к некоторому определенному, про-
странственно отграниченному телу.
Под водным режимом данного почвенного индивидуума мы
пони­м аем всю совокупность явлений, относящихся как к содер-
жанию, так и к передвижению в нем воды. Воздействие влаги на
почву и проте­к ающие в ней процессы определяются двумя фак-
торами: во-первых, ее количеством, во-вторых, скоростью и на-
правлением ее передви­жения.
Количество влаги в почве, абсолютное весовое или относитель-
ное (по отношению к капиллярной или полной влагоемкости) и ее
колебания во времени определяют собою р е ж и м в л а ж н о с т и
данного почвенного индивидуума. Этот режим может быть охарак-
теризован некоторыми сред­ними величинами для любого периода
данного года (за целый год, за веге­тационный период, за тот или
иной месяц и т. д.), а также многолетними средними для тех же
периодов.
В нормальных условиях режим влажности данного почвен-
ного индиви­
д уума характеризуется, вероятно, величинами до-
вольно постоянными, колеблясь в течение года и из года в год око-
ло соответствующих средних. Сами же средние величины, хотя и
подвержены, конечно, изменениям, но эти изменения, можно ду-
мать, протекают весьма медленно.
Однако при резком изменении внешних условий, могущем быть
вызван­ным как естественными причинами (например, лесным по-
жаром, ветровалом), так и вмешательством человека (вырубка
леса, распашка), и эти средние величины могут изменяться скач-
кообразно.
Являясь в целом функцией водного баланса данного почвенного
инди­видуума, режим влажности, сам по себе, до известной степе-
ни независимо от величины и соотношения отдельных статей этого
баланса, может опре­делять характер и направление ряда реакций,
протекающих в почве и входящих в состав почвообразовательно-
го процесса. Так, с режимом влажности в первую очередь, веро-
24
ятно, связана скорость и направление процессов разложения ор-
ганического вещества, а также динамики явлений восстановления
и окисления, поскольку влага, заполняя собою то или иное коли-
чество почвенных пор, создает большее или меньшее пре­п ятствие
для проникновения в почву кислорода воздуха, а следова­тельно,
и для окисления минеральных и, главным образом, органиче­ских
веществ.
С другой стороны, нельзя не отметить косвенного влияния ре-
жима влаж­ ности на почвообразовательный процесс через расти-
тельность, состав и ха­рактер которой в значительной степени оп-
ределяются режимом влажности.
Вместе с тем, однако, режим влажности почвенного индиви-
дуума, как мы уже говорили выше, является функцией водного
баланса последнего. Прежде чем перейти к последнему, рас-
смотрим некоторые общие условия передвижения почвенной
влаги.
В основу наших рассуждений мы положим то представление о
формах воды в почве, которое было дано Лебедевым (85). Как извес-
тно, этот исследо­в атель различает следующие формы воды:
1) вода в форме пара,
2) гигроскопическая вода,
3) пленочная вода,
4) гравитационная вода: а) капиллярная, б) подвешенная, в)
гравитаци­онная вода, находящаяся в состоянии падения,
5) вода в твердом состоянии,
6) кристаллизационная вода,
7) химически связанная вода.
Из всех этих форм только гравитационная вода может передви-
гаться под влиянием силы тяжести и передавать гидростатичес-
кое давление (Лебе­дев, 85).
Отметим, что в природе встречаются, по-видимому, грунты,
которые вовсе не могут содержать в себе гравитационной вла-
ги. В табл. 1 мы приводим величины объемного веса, порознос-
ти, максимальной молекулярной влагоемкости и наибольшей
влагоемкости для нескольких грунтов, заимствованные нами
из работы Лебедева и Бауковой (86). Сопоставляя величины в
двух последних графах этой таблицы, мы видим, что в первых
шести образцах величины наибольшей влагоемкости лишь не-
значительно превы­ш ают величины максимальной молекуляр-
ной влагоемкости, а в двух по­ с ледних образцах наибольшая
влагоемкость даже ниже максимальной молекулярной влаго-
емкости1.

1 Очевидно, что в последнем случае почва в естественном своем залегании не


может насытиться влагой даже до величины максимальной молекулярной влаго­
емкости и достигает ее только в условиях эксперимента, будучи предварительно
рас­тертой и не будучи ограничена определенным объемом.
25
Та б л и ц а 1
Некоторые физические свойства почв и грунтов
(по Лебедеву и Бауковой, 86)

№ Наименование Глубина Объ- Порозность в Максималь- Наибольшая


почв грунта образца емный % от объема ная молеку- влагоемкость
вес лярная влаго- в % от веса
(вес емкость в % сухой почвы,
1 л), г от веса сухой вычисленная
почвы по порозности

7 Валунный суг- 50—55 1863 30, 2 15, 5 16, 2


линок, гор. В2

7 Валунный суг- 60—65 1837 31, 1 15, 6 16, 9


линок, гор. В2

7 Валунный суг- 80—85 1850 31, 2 16, 2 16, 9


линок, гор. В2

8 Валунный суг- 90—95 1652 37, 4 21, 0 22, 6


линок

16 Лёсс 120—130 1645 39, 0 22, 8 23, 7

43 Суглинок 140—150 1618 40, 5 23, 8 25, 0

44 Гор. В2, подин- 120—130 1751 35, 3 25, 5 20, 0


ный чернозем

45 Плотная глина 190—200 1690 36, 2 23, 9 21, 4


П р и м е ч а н и е . Величины последней графы вычислены нами (А. Р.)

В таких грунтах, очевидно, не может существовать гравитацион-


ной влаги и не может поэтому иметь места передвижение влаги под
влиянием силы тяжести и передачи гидростатического давления.
Однако этот вывод справедлив лишь при одном условии — наличии
вполне слитого сложения почвы, когда в ней отсутствуют трещины,
поры и т. д. В природе такие об­разования, по-видимому, встречают-
ся, например в глинистых глеевых гори­зонтах. В этих случаях пе-
редвижение гравитационной воды, очевидно, не­возможно, и такие
образования могут быть условно названы «абсолютно водонепро-
ницаемыми». Вместе с тем, однако, в очень многих случаях поч­ва
характеризуется наличием той или иной структуры, того или иного
количества трещин, пор, корневых ходов и пр. В этом случае, оче-
видно, можно говорить об отсутствии гравитационной влаги лишь
внутри структур­ных отдельностей, в то время как в совокупности
межструктурных про­странств она существовать может. Такую поч-
ву можно (до известной степе­ни, конечно) уподобить крупно-клас-
26
тической породе, в которой роль отдельных обломков играют струк-
турные отдельности. В этом случае гра­ витационная влага будет
передвигаться лишь по системе межструктурных пространств, в то
время как обмен ее с влагой ядер структурных отдель­ностей может
осуществляться лишь путем медленной диффузии.
Очевидно, что такие почвы в особенности, а в сущности говоря
и любую почву, нельзя характеризовать только величиной пол-
ной ее влагоемкости, а необходимо еще вводить новое понятие о
наибольшей «свободной вла­ г оемкости» и соответствующую ему
величину определять как разность между полной влагоемкостью
и максимальной молекулярной влагоемкостью1.
Эта величина дает нам понятие о возможном наибольшем ко-
личестве гра­витационной влаги, могущей содержаться в данной
почве. Для песчаных пород эта величина будет весьма близка к
«полной влагоемкости», но для пород более тяжелого механичес-
кого состава она будет значительно меньше, будучи способной, как
мы видели из табл. 1, достигать не только нуля, но даже и отрица-
тельных величин 2 .
Вернемся теперь к условиям передвижения воды. Представим
себе подзолистую почву, развитую на материнской породе, не об-
ладающей свой­ ством абсолютной водонепроницаемости, но под-
стилаемой на некоторой глу­бине слоем другой породы с меньшей
водопроницаемостью. Этой разницы в водопроницаемости уже до-
статочно для того, чтобы в нижней части толщи верхней породы
создался бы горизонт грунтовых вод (Лебедев, 85). Этот горизонт
грунтовых вод в зависимости от совокупности ряда условий будет
или постоянным, или временным, т. е. исчезающим, вследствие ли
вер­тикальной фильтрации или бокового стока, или испарения в
известное время года.
Над горизонтом грунтовых вод будет располагаться, вообще
говоря, слой породы, который в статическом состоянии по своему
отношению к капиллярно-поднимающейся воде может быть поде-
лен на три горизонта:
1) самый нижний, непосредственно налегающий на зеркало
грунтовых вод и характеризующийся некоторой более или менее

1 Отметим, что гидрологи уже использовали это представление. Так, Ка-


менский (66) вводит понятие о величине водоотдачи, понимая под последней
разность между полной и максимальной молекулярной влагоемкостями.
2 В связи с этим следует указать на величину максимальной мо-
лекулярной влагоемкости, полученную Лебедевым (85) для фракции
< 0,005 мм и выра­зившуюся в 44.85 %. Соответствующий пересчет дает для ве-
личины объемной влагоем­кости очень высокую минимальную цифру в 119 %
(44,85 : 100 = 119%). Такую цифру можно объяснить только тем, что в
состоянии увлажнения до максимальной молекулярной влагоемкости в этой
фракции частицы уже не соприкасаются друг с другом, а окружены со всех
сторон водными пленками и, так сказать, «плавают» в этой молекулярно-
удерживаемой «твердой» воде.
27
одинаковой величиной влажности, — слой капиллярного насыще-
ния;
2) переходный горизонт с влажностью более или менее быстро
убываю­щей вверх, в котором находятся окончания капиллярных
столбиков воды разного диаметра;
3) верхний горизонт с одинаковой влажностью, равной макси-
мальной молекулярной влагоемкости породы.
В зависимости от глубины залегания грунтовых вод и от меха-
нического состава и сложения породы мы будем наблюдать наличие
или всех трех го­ризонтов, или только двух нижних, или только
одного — самого нижнего.
При значительной амплитуде колебаний глубины зеркала грун-
товых вод мы можем наблюдать периодические появления и ис-
чезновения перечислен­ных выше горизонтов: при повышении зер-
кала мощность верхнего горизонта начнет сокращаться вплоть до
возможного полного его исчезновения, после чего такая же судьба
может постичь и переходный горизонт и даже самый нижний, если
грунтовые воды поднимутся до самой поверхности. При пони­жении
зеркала грунтовых вод картина будет наблюдаться обратная.
В природе в подзолистых почвах встречаются, по-видимому,
все эти случаи. Так, например, в подзолистых почвах на мощ-
ных песках достаточно грубого механического состава, напри-
мер, в условиях камового ландшафта, в течение большей части
года уровень грунтовых вод лежит настолько низко, что верхняя
часть толщи этих песков (а, следовательно, и собственно почвен­
ная толща) соответствует верхнему горизонту, под которым мы,
очевидно, найдем все остальные.
Наоборот, в подзолистых почвах на маломощных песках, где
грунтовые воды стоят часто на глубине немногих десятков санти-
метров (например, гляциально-озерные равнины с маломощным
песчаным наносом), верхний горизонт будет отсутствовать совсем,
а переходный или будет иметь ничтож­н ую мощность, или также
отсутствовать, и вся толща почвы будет рас­полагаться в нижнем,
капиллярно насыщенном, горизонте.
Так же, как и в песках, дело будет обстоять в легко- и среднесуг-
линистых породах, в которых максимальная молекулярная влаго-
емкость не достигает величины «полной влагоемкости», т. е. при
условии достаточно рыхлого их сложения. Разница будет только в
том, что мощности нижнего и переход­ного горизонтов будут значи-
тельно больше, измеряясь не десятками санти­метров, как в песках,
а метрами и даже, быть может, десятками метров.
В глинистых породах слитого сложения, в которых величина
максималь­ ной молекулярной влагоемкости близка к величине
полной влагоемкости (или даже превышает последнюю), мы не бу-
дем иметь грунтовых вод. В этом случае верхние, собственно почвен-
ные горизонты будут в силу изменений, создавшихся в результате
почвообразовательного процесса, обладать фи­ зическими свойс-
28
твами, отличными от материнской породы и, как общее правило (в
случае подзолистых почв — см. главу V), будут более легкими по
механическому составу и более рыхлыми. Поэтому в таких почвах
мы должны ожидать образования верховодки в самом узком смыс-
ле этого слова, никак не связанной с грунтовыми водами, сущест-
вование которых в этом случае мыслимо только под толщей мате-
ринской породы, в тех слоях грунта, которые по своим физическим
свойствам допускают их существование.
Наконец, в глинистых породах, в которых величина макси-
мальной моле­к улярной влагоемкости тоже приближается к вели-
чине «полной влагоемко­сти», но которые обладают той или иной
структурой, т. е. совокупностью не­которого количества пор, тре-
щин и т. д., мы встретим особую картину. Гра­витационная влага
в таких породах, как мы уже говорили выше, будет со­держаться
только в порах и трещинах (слово «поры» в данном случае мы
употребляем не в смысле пор между частицами, а тех мелких
канальцев, которые часто пронизывают структурные отдельнос-
ти). Так как эти поры и трещины имеют относительно большой
диаметр, то величина капиллярного подъема в них будет относи-
тельно невелика, а поэтому невелики будут и мощности нижнего,
капиллярно насыщенного и переходного горизонтов.
Таковы четыре случая статики почвенной влаги при условии
однород­ного грунта. Само собою разумеется, что эти четыре слу-
чая представляют лишь схему. Между ними может быть целый
ряд переходов, в которых свойства, характерные для каждого из
данных случаев, могут находиться в сложном переплетении.

2. Общие условия передвижения влаги в подзолистых почвах


Перейдем теперь к вопросу о динамике почвенной влаги в ус-
ловиях одно­р одного же по своим физическим свойствам грунта.
Выше мы указывали уже на некоторые явления, связанные с
колебани­ями глубины залегания зеркала грунтовых вод, которые,
как мы видели, вызывают перемещения в толще почвы и породы
горизонтов почвенной влаги различных категорий. Рассмотрим те-
перь, какие явления будут иметь место при выпадении осадков.
Исключив пока влияние испарения, мы можем представить
себе три случая: 1) поверхностный слой почвы лежит в преде-
лах нижнего горизонта — горизонта капиллярного насыщения; 2)
поверхностный слой почвы лежит в пределах переходного гори-
зонта; 3) поверхностный слой почвы лежит в пределах верхнего
горизонта, обладающего лишь молекулярно связанной влагой.
Судьба осадков во всех этих трех случаях будет различной.
В первом случае большая часть выпавших осадков придет не-
медленно в соприкосновение с верхними менисками столбиков
воды, заполняющих капилляры. Повышение давления вызовет
немедленно гидростатическое передвижение влаги вниз по капил-
29
лярам и как следствие из этого — гидро­статический подъем воды
в некапиллярных промежутках и повышение зеркала грунтовых
вод. Меньшая часть осадков просочится в более крупные поры, не
заполненные капиллярно поднятой водой, и заполнит некоторую
часть их, способствуя тем самым подъему зеркала грунтовых вод.
Во втором случае картина будет примерно такая же, как и в
первом, но в соприкосновение с капиллярными менисками при-
дет в начальный момент меньшая часть осадков (грубо говоря, та
доля их, которая будет соответство­вать общей площади менисков
в капиллярных столбиках, достигающих поверхности). Это сопри-
косновение вызовет, как и в первом случае, нисходящее гидроста-
тическое передвижение влаги в капиллярах и подъем грунтовых
вод. Другая часть осадков должна будет сначала просочиться че-
рез промежутки, незаполненные капиллярной водой, и отдельные
струйки ее, достигнув капиллярных менисков лишь на той или
иной глубине, вызо­вут гидростатическое передвижение влаги.
Мы подчеркиваем, что передвижение влаги будет совершаться
главным образом за счет передачи гидростатического давления, а
не за счет просачивания. Это явление было предсказано Лебеде-
вым (85) на осно­в ании его экспериментов. Подтверждение этого
мы находим у Ансберг (3).
Ее наблюдения относятся к тонким глинистым пескам озерно-
го происхож­дения на Молого-Шекснинском междуречье. В этих
песках имеется один открытый горизонт грунтовых вод, уровень
которых показывает резкую зависимость от осадков. Глубина
зеркала грунтовых вод колеблется в течение вегетационного пе-
риода от 0 до 150—200 см. Определив коэф­фициент фильтрации
вмещающей породы, Ансберг высчитывает продолжи­т ельность
просачивания осадков до зеркала грунтовых и находит ее при
глубине последних в 75 см, равной 76 час. Между тем, прямые
наблюдения показали, что фактически уровень грунтовых вод
при глубине их в 100 см начал повышаться не позднее чем через
9 час. после начала выпадения осад­к ов, что могло иметь место
лишь при наличии вышеописанного механизма связи выпада-
ющих осадков с грунтовыми водами через передачу гидроста­
тического давления.
Другое подтверждение правильности этого взгляда мы нахо-
дим в работе Роде (117), который, работая в тех же условиях, что
и Ансберг, эксперимен­ тально показал, что количество осадков,
«достигающих уровня грунтовых вод», очень близко к их общей
величине, что может иметь место также лишь при условии гидро-
статического перемещения влаги.
В третьем случае выпавшие осадки не могут прийти сразу же
в связь с зоной, содержащей капиллярную влагу, верхняя грани-
ца которой находится на той или иной глубине от поверхности.
Поэтому осадки должны предвари­тельно просочиться через вер-
хний горизонт, обладающий влажностью, не выше максимальной
30
молекулярной влагоемкости, и только дойдя до его нижней гра-
ницы начнут вступать в связь с капиллярно поднявшейся водой,
вызывая гидростатические перемещения последней. При этом так
же, как и во втором случае, сначала лишь часть осадков вступит в
связь с наиболее высокими капиллярными столбиками, а другая
часть будет продолжать про­с ачиваться по более крупным капил-
лярам, постепенно вступая в связь с все более и более глубоко
расположенными менисками.
Эти три случая будут иметь место как в почвах развитых на
более или менее рыхлых породах (песках, супесях, легких суг-
линках), так и на тяже­ л ых, но структурных породах. Только в
последнем случае, как мы уже гово­рили выше, все эти передви-
жения влаги будут совершаться главным обра­зом, а в некоторых
случаях исключительно, в межструктурных трещинах, корневых
ходах и порах. Можно думать (хотя это требует доказательства),
что в таких структурных породах, благодаря относительно боль-
шому раз­меру трещин, мощность первого и второго горизонтов
будет относительно невелика; зато скорость передвижения влаги
будет довольно большой.
В подзолистых почвах, развитых на слитых породах (учиты-
вая, что в некоторых случаях слитость может, по-видимому, быть
результатом почвообразования, например оглеения), все описан-
ные только что явления передвижения влаги тоже будут иметь
место, но лишь в самых верхних горизонтах собственно почвен-
ной толщи, получивших в результате почво­о бразования ту или
иную структуру и рыхлость и имеющих обычно в сумме мощ-
ность порядка нескольких дециметров.
До сих пор в наших соображениях по поводу передвижения
влаги мы исключали элемент испарения, которое, как мы увидим
ниже из некоторых конкретных примеров, является очень круп-
ной расходной статьей водного баланса.
Каким образом совершается испарение? Не входя в рассмотре-
ние тех внешних факторов, которые могут усиливать или, наобо-
рот, замедлять его — эти факторы ясны и сами по себе,— скажем
несколько слов о его механизме.
Обратившись опять к вышеупомянутым трем случаям распре-
деления влаги в почвенной толще, мы видим, что в первых двух
случаях бли­ ж айшим источником испарения могут служить те
капиллярные мени­ски, которые соприкасаются с дневной повер-
хностью. Испарение с по­верхности таких менисков, вообще гово-
ря, может и будет немедленно пополняться за счет капиллярного
подъема. Однако, поскольку скорость поднятия воды в капил-
лярах зависит от целого ряда причин (высоты подъема, диамет-
ра капилляра и т. д.), расход воды с поверхности мениска может
быть больше, чем пополнение за счет капиллярного подъема, в
результате чего уровень воды в капилляре начнет понижаться.
Это понижение будет проис­ходить до тех пор, пока мениск не до-
31
стигнет такой глубины, на которой ис­п арение с его поверхности
(уменьшающееся по понятным причинам с глубиной) не сделает-
ся равным пополнению за счет капиллярного подъема.
Если испарение идет достаточно энергично, то в такое состо-
яние могут прийти все капилляры, особенно во втором случае,
когда до поверхности вода доходит только в самых тонких капил-
лярах.
Кроме того, необходимо указать еще на два обстоятельства.
Во-первых, если верхние слои почвы в силу тех или иных естес-
твенных или искусственных причин обладают достаточно рых-
лым сложением, то даже в отсутствии испаре­н ия капилляры не
будут вовсе доходить до поверхности почвы. Испарение с повер-
хности менисков будет происходить внутри верхних почвенных
го­ризонтов и скорость его будет зависеть от скорости диффузии
водяного пара из этих горизонтов во внешнюю атмосферу. Во-
вторых, при наличии в по­верхностном более или менее рыхлом
горизонте почвы достаточно хорошо выраженной структуры в
структурных отдельностях могут существовать изолированные
капиллярные ходы и трещины, которые при выпадении осад­ков
могут наполняться водой, а затем испарять ее.
Далее, некоторая доля воды может испаряться с поверхности
менисков тех капилляров (главным образом во втором случае),
которые не связаны с грунтовыми водами и содержат в себе вла-
гу, находящуюся в состоянии нисходящего движения или подве-
шенную.
В третьем случае испарение может происходить только за счет
этой по­с ледней формы воды и поэтому будет выражаться, вообще
говоря, небольши­м и величинами.
Все это относится к испарению гравитационной влаги. Одна-
ко мы не можем игнорировать испарения влаги и других катего-
рий — пленочной и гигроскопической. Испарение влаги, находя-
щейся в последних двух фор­м ах, будет происходить, очевидно, с
тех участков поверхности почвы или из тех почвенных комочков
и почвенных глыб, которые не имеют капилляр­ной связи с грун-
товыми водами и уже успели потерять содержавшуюся в них гра-
витационную влагу вследствие тех или иных причин. Очевидно,
что особое значение испарение этих форм влаги должно иметь в
третьем из рассмотренных выше случаев статического распреде-
ления воды в почве.
Все, что говорилось до сих пор, относилось к почвам однород-
ным по сво­и м физическим свойствам по вертикальному профи-
лю. Однако в природе в подзолистых почвах такая однородность
встречается довольно редко. Наоборот, как правило, физические
свойства подзолистых почв меняются с глубиной, причем эти из-
менения вызываются прежде всего почвообразо­ в ательным про-
цессом, а кроме того, могут зависеть и от неоднородности пер­
воначальной материнской породы.
32
Та б л и ц а 2

Физические свойства нескольких почв подзолистого типа


(по Лебедеву и Бауковой, 86)

Пороз- Наибольшая Максималь- Сво- Свободная


ность влагоемкость в ная моле- бодная влагоемкость
Объем-
№ Генети- Глубина Удель- (в % % от веса сухой кулярная влагоем- в % от объ-
Наименование ный вес
разре- ческий взятия ный от объ- почвы, вы- влагоемкость кость в ема
почвы (вес 1 л
за горизонт образца вес ема) численная по в % от веса % от веса
в г)
порозности сухой почвы сухой
почвы
1 Подзолистая поч- А1 0-5 1260 2, 60 51, 6 40, 9 8, 2 32, 7 41, 2
ва Казанской с.-х. А2 15-20 1431 2, 63 44, 3 31, 0 6, 2 24, 8 35, 5
опытной станции
на лёссовидном В1 30-35 1571 2, 69 41, 7 26, 5 9, 2 17, 3 27, 2
суглинке В2 60-65 1581 2, 71 41, 7 26, 4 18, 1 8, 3 13, 1
С1 120-125 1479 2, 74 46, 8 31, 7 20, 4 11, 3 16, 7
4 Сильноподзолис- А1 0-5 1260 2, 58 51 40, 5 5, 8 34, 7 43, 7
тая серая почва на А2 15-25 1435 2, 62 45 31, 4 8, 2 23, 2 33, 3
лёссе. Горки Ор-
шанского округа В2 55-65 1567 2, 68 42 26, 8 8, 8 18, 0 28, 2
С 155-165 1411 2, 68 47 33, 3 6, 7 26, 6 37, 6
6 Слабоподзолис- А1 0-5 1265 2, 60 51, 3 40, 6 18, 6 22, 0 27, 8
тая почва на тя- А2 20-25 1613 2, 65 39, 1 24, 2 16, 1 8, 1 13, 1
желом валунном
суглинке В 30-35 1694 2, 67 36, 5 20, 6 17, 5 3, 1 5, 3
В 55-60 1479 2, 67 44, 6 30, 2 20, 5 9, 7 14, 3

П р и м е ч а н и е . Величины наибольшей влагоемкости и «свободной влагоемкости» вычислены нами.— А. Р.

33
В табл. 2 мы приводим физические свойства нескольких
подзоли­стых почв, заимствуя их из работы Лебедева и Бауковой
(86). Из этой таблицы мы видим, что объемный вес имеет на-
именьшее значение в верхних горизон­тах, сильно увеличивается
в горизонте В и снова несколько падает в гори­зонте С. Обратно
изменяется порозность и вычисленная нами по последней вели-
чина наибольшей влагоемкости. Максимальная молекулярная
влагоемкость меняется менее закономерно, достигая максималь-
ного значения иногда в горизонте В, иногда в горизонте С.
Наиболее важными для нас сейчас являются цифры последних
двух граф — величины «свободной влагоемкости», понятие о кото-
рой мы установили не­сколько выше. Эти величины характеризуют
собой в весовых процентах (от сухой почвы) и в объемных процен-
тах то наибольшее количество гравитационой (во всех ее состояни-
ях) воды, которое может быть удержано почвой. Из цифр этих граф
видно, что «свободная влагоемкость» ниже (и в некоторых случаях
во много раз) величины «полной влагоемкости». Своего максималь-
ного значения свободная влагоемкость достигает в элю­ виальных
горизонтах, минимального — в горизонте В, снова несколько увели-
чиваясь в материнской породе. Такое соотношение свободных вла-
гоемкостей имеет своим следствием ряд обстоятельств.
Во-первых, это свидетельствует о том, что горизонт В имеет
наименьшую водопроницаемость. Вследствие этого на его верх-
ней границе при достаточно обильных осадках (когда количество
воды, просачивающееся в единицу вре­мени в том или ином виде
через горизонты А1 и А 2 , больше количества ее.
могущего просочиться через горизонт В) должен создаться
слой верховодки, которая при наличии самого небольшого укло-
на будет не только просачивать­с я через горизонт В, но и стекать в
бок, в толще горизонтов А 2 и А1.
Во-вторых, в силу того же условия в большинстве случаев часть
воды, поднимающейся капиллярно от зеркала грунтовых вод, за-
легающих на какой-то глубине под горизонтом В, не будет дости-
гать поверхности, так как над горизонтом В капилляры значи-
тельно расширяются.
В-третьих, при достаточно большой разнице в величинах сво-
бодной вла­гоемкости, а следовательно, и в величине пор и капил-
ляров между горизон­том В и материнской породой, в горизонте В
могут создаваться подвешенные горизонты почвенных вод, не могу-
щих просочиться глубже в силу сопротив­ления на границе раздела
вода — воздух (Лебедев, 85), на нижней границе горизонта В.
Само собою разумеется, что для всех этих явлений существен-
ное значе­ние имеет не только общий объем свободных пор, выража-
емый величиной «свободной влагоемкости», но и так сказать сте-
пень дисперсности этих пор и соотношение между этими степеня-
ми в разных горизонтах, от которого будет зависеть возможность
установления капиллярной связи между этими горизонтами.
34
Наличие сравнительно рыхлого элювиального горизонта, с од-
ной сто­роны, и уплотненного горизонта В (более плотного, чем ма-
теринская порода), с другой, со всеми вытекающими из этого толь-
ко что рассмотренными след­ствиями, неизбежно, конечно, должно
внести и некоторые изменения в выше­приведенные соображения о
трех случаях распределения влаги и о поведении осадков и ходе ис-
парения в этих случаях. Однако эти изменения отнюдь не носят
принципиального характера, а лишь несколько усложняют сово­
купность всех явлений. При наличии временного горизонта вер-
ховодки над горизонтом В все явления, связанные с капиллярным
подъемом, будут идти именно за счет этого горизонта и лишь после
его исчезновения (в резуль­тате бокового стекания, испарения или
просачивания вниз) водный режим почвенных горизонтов сдела-
ется зависящим от собственно грунтовых вод.
При наличии нескольких уплотненных горизонтов (какова бы
ни была причина их происхождения) и особенно в случае пере-
менной их мощ­ности и прерывистости залегания, явления услож-
нятся в еще большей степени, но весь ход рассуждений mutatis
mutandis останется тот же.
Говоря о водном режиме и водном балансе почв, нельзя игно-
рировать и передвижения влаги в парообразном состоянии внутри
почвы. Этот вид передвижения влаги также был изучен Лебеде-
вым (85), который впервые дал целостное представление об этом
явлении.
В подзолистых почвах, влажность которых, вероятно, лишь
редко падает ниже величины максимальной гигроскопичности, а
по большей части пре­ вышает даже и максимальную молекуляр-
ную влагоемкость (хотя последнее нуждается в эксперименталь-
ной проверке), почвенный воздух поэтому всегда должен быть
насыщен водяными парами, т.е. иметь относительную влажность
равную 100 %. Вместе с тем абсолютная его влажность в разных
горизонтах почвенной толщи будет неодинакова в силу того, что
температура этих слоев, функцией которой является абсолют-
ная влажность воздуха, как правило, неодинакова. В результате
разности температур возникает пе­регонка водяного пара по меж-
частичным промежуткам от мест с более высокой температурой к
местам с более низкой температурой. При этом в местах с более
высокой температурой происходит испарение воды, а в местах с
более низкой температурой — ее конденсация.
Существование этого явления в природе было эксперименталь-
но доказано Лебедевым в условиях юга. Пользуясь выработанной
им методикой, Козлов (71) установил наличие его и в подзолистых
почвах. Количественная сторона явления представляется пока
неясной. В опытах Козлова передвижение парообразной влаги в
пределах верхнего 25 см слоя выражалось величинами порядка
нескольких миллиметров водяного слоя за 11/2 летних месяца
(июль — август).
35
Направление этого вида передвижения влаги определяется,
согласно вышесказанного, распределением температур. В общем
можно сказать, что в первую половину лета, когда температуры
возрастают снизу вверх, парооб­разная влага будет передвигаться
из верхних горизонтов в нижние. Во вто­рую половину лета при об-
ратном распределении температур, влага будет иметь восходящее
движение. Переломным периодом в опытах Козлова (71) явилась
вторая половина августа (1934 г.). Само собою разумеется, что,
смотря по условиям погоды, в эти общие закономерности могут
вноситься те или иные отступления.
Наконец, необходимо еще отметить, что возникновение вер-
тикального температурного градиента в почвах, являясь обще-
распространенным явле­н ием, нисколько не исключает возник-
новения горизонтальных градиентов, которые могут в неко-
торых случаях (например, на перегибах склонов, на границах
облесенных участков и т. д.) существовать постоянно. В этих
случаях мы в праве ожидать бокового передвижения парооб-
разной воды.
Говоря о передвижении парообразной влаги, мы не можем прой-
ти мимо еще одной приходной статьи водного баланса почвы—мимо
конденсации. Явление конденсации было подробно изучено Лебе-
девым (85) в условиях юга, для которых он и дал примерную ко-
личественную характеристику этого явления.
Напомним, что названный автор различает два вида конденса-
ции: 1) мо­ лекулярную, имеющую место при пересыхании почвы
ниже величины наи­большей гигроскопичности, и 2) термическую,
могущую идти при любой влаж­ности почвы, но при условии такого
распределения абсолютных влажностей воздуха, при котором аб-
солютная влажность воздуха в верхних слоях поч­вы меньше, чем
в нижнем слое атмосферы.
В условиях подзолистой зоны молекулярная конденсация, если
и имеет место, то вероятно довольно редко, так как при данных
климатических условиях трудно допустить такое пересыхание
почвы. Впрочем, вопрос тре­бует экспериментальной проверки.
Что касается до термической конденсации, то таковая иметь
место мо­жет, что мы и покажем несколько ниже.
Существенным элементом водного баланса является транспи-
рация, т. е. испарение влаги почвой через растительные организмы.
Очевидно, что мо­ ментом расхода воды почвой является в этом
случае тот, когда вода из почвенных пор переходит в корневые
клеточки. Поскольку корни (главным образом корневые окончания)
могут, вообще говоря, находиться в любом поч­венном горизонте, то
и расход влаги на транспирацию может идти из любого горизонта.
В подзолистых почвах главная масса корней (в случае лесной рас-
тительности) залегает обычно в верхних горизонтах.
Так, Качинский (68) указывает, что в подзолистой легкосугли-
нистой поч­ве главная масса корней (80—95 %) развивается в гори-
36
зонте А1. Переход в го­
ризонт А2 отмечается резким падением ко-
личества корней. Иссушение почвы корнями идет на всю глубину
почвенного слоя, но в первую очередь иссу­ш ается горизонт А1.
Гулисашвили (44) дает несколько иные данные. По его наблю-
дениям в Паше-Капецкой даче, корни распределялись следующим
образом (табл. 3).
Та б л и ц а 3
Распределение корней ели, березы и осины (по Гулисашвили, 44)

Горизонтальные Вертикальные
Почва и мощность горизонтов Порода корни в % корни в см
А0 А0/А1 А1 В1 Средн. Максим.
Слабоподзолистая
А0 — от 3 до 5 см. . . . . . . . . . Ель 33 22 35 12 32 80
А1 — » 12 » 15 » . . . . . . . . . . Береза 8 15 43 33 40 90
В — » 24 »27 ». . . . . . . . . . . Осина 14 — 61 25 40 130
Торфянистый подзол
А0 — от 15 до 17 см. . . . . . . . Ель 98 0 2 0 — —
А1А2 — от 25 до 27 см. . . . . . . Береза 93 0 7 0 — —
В — от 35 до 40 см. . . . . . . . . Осина 74 0 26 0 45 70

Таким образом, распределение корней древесных пород в под-


золистых почвах зависит, вообще говоря, как от свойств почвы, так
и от свойств расти­тельного организма. На это указывает и Vater
(305), который у ели наблюдал поверхностную корневую систему в
условиях большой влажности и глу­бокую— до 1—11/2 м — в сухих.
Вместе с тем, однако, вышеприведенное указание Качинского (68)
оправдывается, по-видимому, в очень многих случаях.
По наблюдениям Светлова (120), главная масса (около 90 %) кор-
ней сосны на песчаных подзолистых почвах располагается в пре-
делах горизонтов А0, А1 А2 и В1 с суммарной мощностью 20—30 см,
.несколько понижаясь сверху вниз. За пределы горизонта В1 захо-
дят лишь очень немногие корни.
Является вполне очевидным, что распределение в почве корней
должно оказывать существенное влияние на водный режим отде-
льных горизонтов, а следовательно, и на передвижение в них ве-
ществ. При поверхностной корневой системе (что, например, часто
встречается у ели) значительная часть осадков будет перехваты-
ваться ею в самых верхних почвенных гори­зонтах (А0  – A1) и глуб-
же будет просачиваться лишь небольшая их часть. Наоборот, при
глубокоидущей корневой системе значительная часть осадков будет
промывать более мощную часть почвенной толщи, что должно
неизбежно иметь соответствующие последствия и в отношении рас-
пределения тех или иных веществ в почвенном профиле.
37
Расходованию на транспирацию может подвергаться, по-ви-
димому, только гравитационная влага во всех ее состояниях. По
крайней мере Ле­бедев (85) считает, что максимальная молекуляр-
ная влагоемкость примерно соответствует коэффициенту завяда-
ния.
Закончив на этом рассмотрение общих условий передвиже-
ния влаги в подзолистых почвах, перейдем к вопросу о водном
балансе.

3. Общие представления о водном балансе почв


Широкая формулировка вопроса о балансе влаги, по-видимому,
впервые была дана Отоцким (95), который различал следующие
статьи прихода и расхода влаги:
Приход Расход
I. Осадки: I. Испарение:
1) жидкие (дождь); 1) физическое:
2) твердые (снег, град, крупа); а) с поверхности надземных ча­стей
3) парообразные, конденсирующиеся: растений;
а) над почвой (роса, иней, оже­ледь, б) с поверхности почвы и мертво­го
изморозь); покрова;
б) внутри почвы (почвенная вла­га, в) из почвы, грунта и грунтов, вод;
грунтовые воды). 2) физиологическое (транспирация).
II. Синтез:
II. Приток и принос со стороны: 1) гидрофизический (гигроскопиче­
1) приток поверхностных вод; ская влага);
2) приток грунтовых вод; 2) химический (конституционная
3) снежные наносы. влага);
3) физиологический (образование ра­
стительной и животной ткани).
III. Сток:
1) поверхностный;
2) грунтовых вод;
3) вглубь (просачивание).

Поскольку этот баланс был предложен Отоцким для единицы


площади, некоторые статьи его вызывают возражения. Так, на-
пример, приток и сток грунтовых вод, имея место главным об-
разом внутри почвенной толщи, будучи отнесенными к единице
площади, теряют смысл. То же самое отно­сится и к осадкам «внут-
ри почвы». Поэтому нам представляется более целе­ сообразным
относить баланс влаги не к единице площади, а к определенно­м у
объему, другими словами говоря, — к почвенному индивидууму в
том понимании этого выражения, какое было предложено нами в
пер­вой главе.
При этом очевидно, что при рассмотрении водного баланса мы
должны изучать отдельно передвижение жидкой и парообразной
38
влаги, ибо эти два явления имеют неодинаковое значение в почво-
образовательном процессе. Миграция веществ может совершаться
с влагой только в жидкой форме. Вместе с тем, однако, поведение
последней является до известной степени функцией передвижения
влаги парообразной, поскольку между этими двумя формами су-
ществует постоянная динамическая связь.
Приходная часть водного баланса почвенного индивидуума
слагается из следующих статей:

A. Вода в жидкой и твердой форме


Ос — осадки.
ПГС — восходящее поступление влаги из материнской породы (капиллярное и
гидростатическое).
БПр — боковой приток (поступление влаги из соседних почвенных индивиду­
умов).
Ка — конденсация из атмосферы.
Кв — внутрипочвенная конденсация.
ПП — поверхностный приток.

B. В о д а в ф о р м е п а р а
Испв — внутрипочвенное испарение.
ППВ — поступление водяного пара из материнской породы и из соседних поч-
венных индивидуумов.

Расходная часть водного баланса состоит из следующих статей:


A. Вода в жидкой форме
Испв — внутрипочвенное испарение.
ОГС — отток в материнскую породу (просачивание).
БОт — боковой отток (в соседние почвенные индивидуумы).
Тр — транспирация.
УР — расход влаги на ассимиляционные процессы растительного покрова.
ПС — поверхностный сток.

B. Водав форме пара


Испа — испарение в атмосферу.
ОПВ — отдача в глубокие слои и в соседние почвенные индивидуумы.
Кв — нутрипочвенная конденсация.

Если мы будем рассматривать водный баланс отдельных почвен-


ных го­ризонтов, то для поверхностного горизонта его баланс будет
слагаться из тех же статей. Что же касается до горизонтов непо-
верхностных, то для них из перечисленных выше статей нужно
исключить: 1) осадки, 2) конденсацию из атмосферы, 3) поверх-
ностный приток, 4) поверхностный сток, 5) испарение в атмосферу.
Зато в баланс этих горизонтов надо ввести приход жидкой влаги
за счет просачивания из вышележащих горизонтов (ПВС) и рас-
ход жидкой влаги за счет передвижения в вышележащие горизон-
ты (ОВС).
39
Уравнение, выражающее собою водный баланс почвенного ин-
дивидуума, давалось нами ранее (117), но в упрощенной форме.
Теперь мы выведем его в более полной форме и представим
водный баланс почвенного индивидуума за некоторый период
времени в виде системы сле­д ующих двух уравнений:

В'ж = В0ж + [Ос + ПГС + БПр + ПП + К а + К в + П ж] –


– [Исп в + ОГС + БОт + ПС + Тр + УР + Рж]. (1)
В'п = В0п + [Исп в + ППВ + Пп]-[Исп а + ОПВ + К в + Р п]. (2)

Символы в этих уравнениях, кроме указанных уже выше, име-


ют следую­щ ие значения:

В'ж — запас жидкой влаги в конце периода.


В0ж — запас жидкой влаги в начале периода.
Пж — дополнительные статьи прихода жидкой влаги (например, от разложения
органических веществ).
Рж — дополнительные статьи расхода жидкой влаги (например, на химический
синтез).
В'п — запас парообразной влаги в конце периода.
В0п — запас парообразной влаги в начале периода.
Пп — дополнительные статьи прихода парообразной влаги.
Рп — дополнительные статьи расхода парообразной влаги.

Сложив эти оба уравнения почленно и обозначив через В' и В0


общий запас влаги в конце и вначале периода, получим уравне-
ние общего баланса влаги почвенного индивидуума:

В' = В0 + [Ос + ПГС + БПр + ПП + К а + П ж + ППВ + Пп] –


– [ОГС+ БОт + ПС + Тр + УР + Рж + Исп а + ОПВ + Р п]. (3)

Это уравнение в совокупности с обоими вышеприведенны-


ми и должно быть положено в основу изучения водного баланса
почвенного индивидуума. Однако суммарное его изучение еще
не дает нам полного представления о передвижении влаги. Мы
должны знать не только общий баланс, но и ба­л анс погоризонт-
ный.
Баланс верхнего горизонта выразится системой двух уравне-
ний, вполне подобных уравнениям (1) и (2) для всего почвенного
индивидуума. Общий его водный баланс также выразится урав-
нением, подобным (3).
Что же касается до любого не поверхностного горизонта, то
для него уравнение будет иметь несколько иную форму:

В'ж = В0ж + [ПГС + БПр + ПВС + К в + П ж] –


– [Исп в+ОГС+ОВС+БОт+Тр +УР+Рж]. (4)
40
В'п = В0п + [Исп в + ППВ + Пп]-[ОПВ + К в + Р п] (5)

И для общего баланса влаги:

В' = В0 + [ПГС + БПр + ПВС + Пж + ППВ + Пп] –


– [ОГС + ОВС + БОт + Тр + УР + Рж + ОВП + Р п]. (6)

В этих уравнениях через ПВС и ОВС мы обозначаем соответс-


твенно при­ток влаги из вышележащих слоев и передвижение вла-
ги в вышележащие слои.
Мы уже говорили в начале этой главы, что наши сведения по
водному балансу подзолистых почв более чем скудны. Если бы
мы попытались со­ставить уравнения водного баланса для какой-
либо конкретной почвы, поль­зуясь только что выведенными фор-
мулами, то потерпели бы несомненное фиаско. Поэтому для того,
чтобы подойти с этими формулами к имеющемуся небольшому кон-
кретному материалу, мы вынуждены эти формулы пред­в арительно
сильно упростить.
Прежде всего нам придется совершенно отказаться от разделе-
ния влаги по ее формам — жидкой и парообразной, ибо для пере-
движения парообраз­ной влаги в подзолистых почвах мы не имеем
никаких данных.
Далее мы должны отбросить величины П и Р как имеющие, ве-
роятно, небольшое значение и также нам совсем неизвестные.
Величины бокового оттока и притока БОт и БПр, а также
поверхност­ного притока и стока ПП и ПС для почвенных индиви-
дуумов без большой погрешности можно принять равными1 меж-
ду собой.
Количество влаги, затрачиваемое растениями на ассимиля-
цию, по дан­н ым Oelkers (258), составляет 0,2—0,3 % от величины
транспирации или 0, 002—0, 005 мм водяного слоя (для 100-летнего
лесного насаждения) в день. Поэтому, эту величину без большой
ошибки можно отбросить.
Величина конденсации из атмосферы, достигающая, по данным
Лебедева (85), довольно значительных величин в черноземной зоне,
для подзолистых почв вероятно очень невелика. Так, по наблюдени-
ям Козлова (71), на Молого-Шекснинском междуречье для дерново-
подзолистой почвы на тонком песке эта статья прихода измеряется
величинами порядка 6—7 мм за вегетацион­ный период. Нужно от-
метить, что методика, примененная Козловым (по замечанию Лебе-
дева — личное сообщение), не безупречна, поскольку он на­блюдения
1 Погрешность, вносимая этим допущением, по-видимому, будет незначи-
тельной для почв, расположенных на выравненных участках поверхности — на
плато, пологих ровных склонах и т. д. На участках же поверхности с сильно ме-
няющимся наклоном, например, на перегибах склонов, эта погрешность может
быть весьма значительной.
41
над конденсацией вел в слое 0—5 см, что является чрезмерно боль­
шой величиной. Кроме того, наблюдения не охватывали всего
вегетацион­ного периода, и приведенная выше величина представ-
ляет собою резуль­тат пересчета, исходя из периода наблюдений,
на весь вегетационный период.
Наблюдения Козлова указывают, что в тех случаях, когда наблю-
далась конденсация, абсолютная упругость водяного пара в почве
оказывалась ниже, чем таковая на высоте 10 см над поверхностью
почвы. Такое соотно­шение упругостей вызывалось сочетанием ряда
метеорологических условий (приток с юга теплых и влажных масс
воздуха) и наблюдалось в конце лета и в начале осени. Относитель-
ная влажность почвенного воздуха за весь пе­риод наблюдений (с 18
июля по 8 октября) никогда не опускалась ниже 100 %.
Вышеприведенную величину конденсации, полученную Козло-
вым, вслед­ствие некоторых недостатков методического характера
следует считать несколько преуменьшенной. Но едва ли она может
достичь значительной величины.
Прасолов с сотрудниками1 на основании своих наблюдений на
пойме р. Волхов отмечает вероятное наличие явлений конденса-
ции на основании определения баланса влаги в верхнем 100-см
слое почвы и сопоставления его с фактическими колебаниями за-
паса влаги. Однако недостаточность данных не позволяет опреде-
лить величину конденсации.
Порывкин (104) вел свои наблюдения также на пойме р. Волхов.
Им был отмечен целый ряд случаев, когда прибыль в весе эвапо-
рометров (системы Рыкачева) была больше, чем количество осад-
ков. На основании этих наблю­дений он дает следующие м и н и -
м а л ь н ы е величины конденсации (наличию которой он при-
писывает эти расхождения между осадками и прибылью в весе
эвапорометров) за три месяца 1925 г. (в мм водя­ного слоя):

Сухой участок Заболоченный участок


Август . . . . . . . . . 15, 0 4, 85
Сентябрь . . . . . . . 5, 95 4, 05
Октябрь . . . . . . . 6, 40 4, 30

Итого . . . 27, 35 13, 20

При этом необходимо отметить, что у Порывкина, также как и


у Козлова, в общую сумму «конденсации» входит влага, воспри-
нятая почвой из росы и тумана. Таким образом, данные Порывки-
на приводят к выводу о гораздо большем значении конденсации в
приходной части водного баланса почв, нежели данные Козлова.
1 Почвы пойм в районе р. Волхов и оз. Ильмень. Работы почвенного отряда
Отдела изысканий, произведенные под руководством Л. И. Прасолова. Мате-
риалы по иссл. р. Волхов и ее бассейна. Вып. XVI. Л., 1927.
42
Подобное противоречие может зависеть от целого ряда причин,
и так как методика наблюдений во всех случаях (Порывкина в
особенности) не была свободной от существенных недостатков, то
единственным выводом, который можно сделать из этих работ, яв-
ляется то, что конденсация водяного пара из атмосферы в почвах
подзолистой зоны существует, но вопрос о количест­венной сторо-
не этого явления должен остаться открытым и требует дальней­шего
изучения. Можно думать все же, что величина конденсации не-
велика и в сумме за год достигает лишь нескольких процентов от
величины осадков.
В виду всего этого мы исключим и эту величину из наших
уравнений.
Наконец, имеющиеся в нашем распоряжении данные позволя-
ют обсуж­д ать лишь водный баланс всего почвенного индивидуу-
ма, а не отдельных его горизонтов.
После всех этих упрощений и допущений общий водный баланс
почвен­ного индивидуума выразится таким упрощенным уравне-
нием:

В' = В0 + [Ос + ПГС] – [Испа + Тр + ОГС]. (3')

Имея многолетние средние для всех этих величин, мы можем,


очевидно, для годичного периода положить В' = В0. Кроме того
весьма вероятно, что такое же допущение можно сделать и для ве-
гетационного периода, по­добрав в самом начале и в самом конце
его такие даты, при которых запасы влаги будут равны.
При условии В' — В0 имеем:

ПГС – ОГС = [Испа + Тр] – Ос.


Откуда
1) ПГС – ОГС > 0 или ПГС > ОГС при [Исп а + Тр] – Ос > 0
или [Исп а + Тр] > Ос
и

2) ПГС – ОГС < 0 или ПГС < ОГС при [Исп а + Тр] – ОС < 0
или [Исп а + Тр] < Ос.

В первом из этих случаев, когда сумма испарения и транс-


пирации больше величины осадков, мы имеем преобладание
восходящих токов воды в почвен­н ом индивидууме над нисхо-
дящими.
Во втором случае, когда сумма испарения и транспирации мень-
ше вели­чины осадков, в почвенном индивидууме нисходящие токи
будут преобладать над восходящими.
Подчеркнем еще раз, что речь идет о всем почвенном индивиду-
уме в целом. Если же мы возьмем, например, только один верхний
43
горизонт мощностью, скажем, 0—10 см, то и в первом случае в этом
горизонте могут преобладать нисходящие токи над восходящими,
когда, например, корневая система растительности достаточно глу-
бока и расход воды на транспирацию может идти главным образом
из горизонтов, лежащих глубже 10 см.
Для подзолистых почв характерен, очевидно, второй случай—
преобла­дание осадков над испарением и, следовательно, нисходя-
щих токов над вос­ходящими. Говорим «очевидно», ибо прямых
данных в нашем распоряжении почти нет и свои умозаключения
мы строим в гораздо большей степени на характере распределения
веществ по профилю подзолистых почв и иных косвенных призна-
ках, чем на основании непосредственных измерений вели­ч ин, вхо-
дящих в уравнение (3'). В сущности говоря, из всех этих величин
более или менее надежные данные имеются только для величины
осадков (Ос), отчасти запасов влаги (В) и отчасти транспирации
(Тр) — последние почти исключительно для травянистых и при-
том культурных растений. Что касается до величин испарения, то
таковые чаще всего измерялись по испарению с открытой водной
поверхности и поэтому не могут пере­носиться на почву. Величины
ОГС измерялись некоторыми исследовате­лями лизиметрическим
методом, который после работ Лебедева (85) должен быть признан
непригодным.
Укажем еще на одно обстоятельство, с которым нельзя не счи-
таться при изучении водного баланса почв. С точки зрения значе-
ния водного баланса для почвообразовательного процесса являет-
ся весьма существенным вопрос не только о годовом балансе, т. е. о
преобладании нисходящих или восхо­д ящих токов за весь год, но и
о балансе за более короткие промежутки времени, — в особеннос-
ти за безморозный период. Почвообразовательный процесс будет
идти далеко не одинаково, если, скажем, в одном случае глав­ная
часть нисходящих токов будет иметь место весной, а в другом слу-
чае — осенью, ибо, например, процессы разложения растительных
остатков и пе­редвижения воднорастворимых продуктов их разло-
жения будут идти с раз­ной скоростью и будут иметь разный ха-
рактер. Так, например, Ramann (266) считает, что для буроземов
является характерным преобладание нис­ходящих токов зимой и
восходящих — летом.

4. Элементы водного баланса в подзолистых почвах


Перейдем теперь к рассмотрению фактических материалов, от-
носящихся к водному балансу подзолистых почв.
Величина осадков представляет собою весьма колеблющуюся
величину, изменяясь в пределах от 300—500 мм до 1000 мм и бо-
лее в год.
Второй существенной статьей прихода является передвиже-
ние влаги из более глубоких слоев в верхние слои почвы. Это
44
передвижение может быть или капиллярным, или гидростати-
ческим. Если зеркало грунтовых вод или горизонты верховодки
находятся на такой глубине, что зона капиллярного насыщения
или переходная зона достигает дневной поверх­ности, т.е. какая-то
часть капилляров будет насыщена водой до самого верха, то испа-
рение с поверхностей менисков этих капилляров будет вызывать
не­медленное пополнение расходуемой на испарение влаги за счет
восходящего капиллярного передвижения. При этом, разумеется,
зеркало грунтовых вод будет понижаться.
Если горизонт верховодки отсутствует, а грунтовые воды лежат
настолько глубоко, что верхняя граница переходной зоны лежит
ниже дневной поверх­ности, то влага, находящаяся в верхних слоях
почвы, не имеет капиллярной связи с грунтовыми водами. Испаре-
ние воды из почвы в этом случае может итти за счет расходования
подвешенной и пленочной влаги, причем никакого источника для
пополнения испаряющейся влаги нет.
Гидростатическое восходящее перемещение воды может иметь
место пре­ и мущественно в периоды после выпадения осадков.
Каждый перегиб в по­ верхности зеркала грунтовых вод, сопро-
вождающийся уменьшением вели­ч ины их уклона, и, следователь-
но (при прочих равных условиях), уменьше­н ием величины их бо-
кового оттока, неизбежно должен вызывать усиленное повышение
зеркала, после выпадения осадков на участках с меньшими укло­
нами, по сравнению с участками, характеризуемыми большим
гидравличе­ским уклоном. Это будет происходить потому, что ско-
рость течения грунтовых вод на участке с меньшим гидравличес-
ким уклоном будет меньше, чем на участке с большим уклоном, и,
следовательно, количество воды, поступающей в единицу време-
ни на участок с меньшим уклоном, будет больше, чем расхо­д уемой
с него. Это должно неизбежно привести к повышению зеркала
грун­товых вод или верховодки не только вследствие выпадения
осадков, но и вследствие дополнительного гидростатического их
перемещения. Мы не останавливаемся на деталях этого явления,
на которое имеет влияние ряд причин, как-то: величина наклона
водоупорного горизонта, величина коэф­фициента фильтрации и
т. д., ибо это не входит в наши задачи, но хотим дать лишь самую
общую его схему.
Нам не удалось найти в литературе каких-либо цифровых
данных, ха­р актеризующих величину прихода влаги в почве за
счет восходящего ее пе­р едвижения. Поэтому мы позволим себе
иллюстрировать это явление неко­т орым цифровым материалом,
полученным Волжско-Камской экспедицией Почвенного инсти-
тута Академии Наук под нашим руководством и изложен­н ым в
отчете руководителя стационарной партии этой экспедиции Ва-
сильева (15). В табл. 4 мы приводим этот материал за два летних
периода 1934—1935 гг. Приведенные цифры относятся только к
верхнему 25-сан­т иметровому слою почвы и только к 5 летним
45
Водный баланс (в мм водяного слоя) нескольких почв подзолистого и подзо-

1934 г.

Приход влаги Расход

Запас влаги в начале


глубина грунтовых
Среднемесячная

Отток в глубокие
Приток из глубо-

Итого в приходе
Почва и растительность Месяцы

вод в см

Испарение
месяца

ких слоев
Осадки

Итого
слои
Площадка № 1 Июнь 89 66, 3 95, 7 19, 2 114, 9 80, 7 39, 7 120, 4
Среднеподзо- Июль 148 60, 8 44, 1 6, 0 49, 1 45. 5 14, 0 59, 5
листая пахотная Август 151 50, 4 149, 8 4. 2 154, 6 60, 6 84, 3 144, 9
почва на тонких Сентябрь 134 59, 5 25, 8 19, 4 45, 2 27, 8 14, 4 42, 2
глинистых песках. Октябрь 130 62, 5 39, 3 2, 3 41, 6 13, 9 23, 5 37, 4
Черный пар
Июнь— 129 66,3 354,7 50,1 404,8 228,5 175,9 404,4
Октябрь

Площадка № 2 Июнь 87 72, 5 99, 3 2, 2 101, 5 44, 1 53, 3 97, 4


Маломощный Июль 157 76, 6 43, 2 4, 8 48, 0 47, 4 13, 5 60, 9
торфянистый Август 154 63, 7 151, 4 5, 2 156, 6 48, 1 82, 9 131, 0
подзол на тонких Сентябрь 136 89, 3 25, 7 8, 7 34, 4 19, 2 22, 7 41, 9
глинистых песках. Октябрь 132 81, 8 38, 1 0, 0 38, 1 6, 4 33, 9 40, 3
Смешанный лес
Июнь— 130 72,5 357,7 20,9 378,6 165,2 206,3 371,5
Октябрь

Площадка № 3 Июнь 70 86, 0 100, 9 43, 0 143, 9 91, 4 35, 7 127, 1


Дерново-подзо- Июль 140 102, 7 49, 2 52, 1 101, 3 104, 3 21, 2 125, 5
листая почва на Август 140 78, 5 148, 1 4, 5 152,6 54, 1 88. 5 142, 6
тонких глинистых Сентябрь 119 88, 5 25, 5 37, 2 62, 7 46, 9 23, 8 70, 7
песках. Суходоль- Октябрь 109 80, 5 42, 9 5, 3 48, 2 18, 0 24, 4 42, 4
ный луг с мохо-
вым покровом
Июнь– 114 86,0 366,6 142,1 508,7 314,7 193,6 508,4
Октябрь
П л о щ а д к а № 6 Июнь 37 89, 1 105, 2 35, 1 140, 3 73, 3 64, 0 137, 3
Перегнойно-под- Июль 83 92, 1 49, 1 36, 1 85, 2 89, 7 18,3 108, 0
золисто-глеевая Август 65 69, 3 140, 8 10, 4 151, 2 43, 5 92, 9 136, 4
почва на тонких Сентябрь 57 84, 1 26, 3 26, 1 52, 4 25, 8 21, 5 47, 3
глинистых песках Октябрь 34 89, 2 41, 6 16, 4 58, 0 14, 6 24, 0 38, 6
с травянистым
покровом. Весной
1935 г. ольха вы-
рублена
Июнь— 54 89,1 363,0 124,1 487,1 246,9 220,7 467,6
Октябрь

46
Та б л и ц а 4
листо-болотного типа; с. Покровское на р. Шексне (по данным Васильева, 15)

1935 г. Разность отток-


приток
влаги Приход влаги Расход влаги
Запас влаги в начале
глубина грунтовых
Среднемесячная

Отток в глубокие
Приток из глубо-

Итого в приходе
Запас влаги в

Запас влаги в
конце месяца

конце месяца
вод в см

Испарение
месяца

ких слоев
Осадки

Итого
слои
1934 г. 1935 г.

60, 8 117 82, 4 48, 7 20, 6 69, 3 71, 5 19, 9 91, 4 60, 3 20, 5 0, 7
50, 4 131 60, 3 136, 7 0, 7 137, 4 61, 2 61, 3 122, 5 75, 2 9, 0 60, 6
59, 5 128 75, 2 85, 7 8,1 93, 8 44, 3 54, 4 98, 7 70, 3 80, 1 46, 3
62, 5 65 70, 3 122, 8 0, 0 122, 8 28, 2 54, 4 82, 6 110, 5 —5, 0 54, 4
66, 7 19 110, 5 107, 0 4, 0 11, 0 18, 1 80, 3 98, 4 123, 1 21, 2 76, 3

66,7 90 82,4 500,9 33,4 534,3 223,3 270,3 493,6 123,1 125,8 256,9

76, 6 114 88, 8 48, 3 0, 7 49, 0 28, 4 33, 7 62, 1 75, 7 51, 1 33, 0
63, 7 133 75, 7 132, 2 1, 4 133, 6 30, 3 89, 2 119, 5 89, 8 8, 7 87, 8
89, 3 122 89, 8 80, 4 6, 6 87, 0 29, 5 56, 7 86, 2 90, 6 77, 7 60, 1
81, 8 56 90, 6 124, 3 6, 0 130, 3 17, 3 75, 8 93, 1 127, 8 14, 0 69, 8
79, 6 17 127, 8 110, 1 0, 0 110, 1 24, 7 73, 6 98, 3 139, 6 33, 9 73, 6

79,6 88 88,8 495,3 14,7 510,0 130,2 329,0 459,2 139,6 185,4 314,3

102, 7 96 89, 3 51, 6 57, 0 106, 6 112, 8 10, 0 122, 8 75, 1 —7, 3 —47, 0
78, 5 101 75, 1 136, 3 4, 7 141, 0 73, 9 57, 5 131, 4 84, 7 —29, 9 52, 8
88, 5 90 84, 7 86, 6 40, 6 127, 2 78, 0 54, 3 132, 3 79, 6 84, 0 13, 7
80, 5 30 79, 6 128, 8 25, 4 154, 2 44, 9 80, 9 125, 8 108, 0 —13, 4 55, 5
86, 3 9 108, 0 112, 6 11, 4 124, 0 35, 9 92, 9 128, 8 103, 2 19, 1 81, 5

86,3 65 89,3 515,9 139,1 655,0 345,5 295,6 641,1 103,2 51,5 156,5

92, 1 54 82, 0 48, 8 43, 8 92, 6 96, 3 7, 0 103, 3 71, 3 24, 9 —36, 8
69, 3 45 71, 3 126, 7 12, 1 138, 8 71, 5 43, 8 115, 3 94, 8 —17, 3 31. 7
84, 1 17 94, 8 83, 8 41, 2 125, 0 86, 2 41, 4 127, 6 92, 2 82, 5 0, 2
89, 2 11 92, 2 125, 2 19, 1 144, 3 42, 0 78, 4 120, 4 116, 1 —3, 6 59, 3
108, 6 7 116, 1 105, 5 5, 6 111, 1 24, 6 81, 4 106, 0 121, 2 7, 6 75, 8

108,6 45 82,0 490,0 121,8 611,8 320,6 252,0 572,6 121,2 96,6 130,2

47
месяцам и поэтому не могут характеризовать всего явления в
целом.
Прежде чем приступить к разбору этих цифр скажем два
слова о тех условиях, в которых они были получены. Опытные
площадки, на которых был получен этот материал, расположе-
ны на озерной террасе Молого-Шекснинского междуречья, яв-
ляющейся в этом месте коренным берегом р. Шексны. Терраса с
поверхности сложена (в месте расположения площадок) 8-мет­
ровой толщей тонких глинистых слоистых песков, подстилае-
мой мощной толщей плитчатых глин, являющихся водоупором
для верхнего открытого горизонта грунтовых вод, вмещаемых
толщей песков. Глубина залегания зеркала этого горизонта ко-
леблется в течение года от 0 до 150—200 см, резко реагируя на
выпадающие осадки. Гидравлические уклоны очень малы (по­
рядка 0,002—0,003), и вследствие этого расход грунтовых вод за
счет боко­в ого оттока тоже очень невелик, достигая, по данным
Ансберг(З), величины порядка 0.6 мм водяного слоя в сутки.
Площадки, к которым относятся при­в еденные в табл. 4 цифры,
расположены: № 1 и 2 —на озерной террасе, на ровных учас-
тках, в 1/ 2 км от ее края, причем площадка № 1 расположена
на пашне (черный пар), площадка № 2 — в смешанном лесу.
Площадка № 3 расположена почти на самом краю террасы, в
100 м от ее бровки, на су­ходольном лугу по залежи, а площадка
№ 6 — на нижней части склона озер­н ой террасы, у перехода ее
в пойменную террасу.
Перейдем к рассмотрению цифр. Отметим прежде всего, что
1934 и 1935 гг. сильно отличались по своим метеорологическим
условиям: в то время как в 1934 г. за июнь—октябрь выпало около
360 мм осадков, в 1935 г. их выпало около 500.
Величина притока из глубоких слоев в верхний 25-см слой,
как можно видеть из рассмотрения данных табл. 4, представля-
ет собою величину, которой нельзя пренебрегать, так как она
составляла от 20 до 140 мм в 1934 г. и от 14 до 140 мм в 1935 г.,
т. е. до 40 % от величины осадков в 1934 г. и почти до 30 % в
1935 г. Сопоставляя между собой величины при­т ока по этим
годам, мы можем констатировать, что в более влажном 1935 г.
они на площадках № 1 и 2 заметно меньше, чем в 1934 г., в то
время как на площадках № 3 и 6 величины получились очень
близкими.
Это является вполне понятным, если мы учтем, что на пло-
щадках № 1 и 2 мы имеем дело с испарением только из почвы —
обнаженной в первом случае и покрытой мертвым покровом во
второй. Более влажное лето 1935 г. пони­зило величину испарения
и, как следствие этого, величину притока. Данные же площадок
№ 3 и 6 относятся к почве вместе с травянистым покровом. Ве-
личина транспирации последнего, очевидно, мало изменилась в
более влаж­ном 1935 г., вследствие чего и величина притока, явля-
48
ющегося, как то вы­текает из сказанного выше, функцией испаре-
ния и транспирации, тоже изменилась мало.
Сопоставляя между собой отдельные площадки, мы видим,
что величина притока является наименьшей в лесу, что является
вполне понятным, если мы учтем наличие мертвого покрова и от-
сутствие ветра—две причины, уменьшающие испарение из почвы.
При этом нужно указать, что по су­ществу применявшейся мето-
дики (эвапорометры — лизиметры Попова) мы не могли учесть
влияния транспирации древесной растительности, ибо корни ее
в наших приборах отсутствовали.
На следующем месте стоит площадка № 1, на которой величи-
на притока тоже невелика. Площадка расположена на открытом
месте, хорошо до­ступном действию ветров, но отсутствие расти-
тельности и, следовательно, транспирации и разрыхленностъ поч-
вы резко снизили расход влаги и как следствие этого и ее приток.
Площадка № 3 дает наибольшие величины притока, очевидно,
вследствие своего открытого, доступного для ветров положения
и достаточно обильного растительного покрова, усиленно транс-
пирирующего и, следовательно, вызывающего усиленный приток
влаги снизу.
Наконец, площадка № б имеет также довольно большую величи-
ну при­тока, хотя и несколько меньшую, чем площадка № 3. Притока
на площадке № 6 можно было бы ожидать большего, так как здесь
сказывается не только испарение и транспирация, но и гидростати-
ческий подъем грунтовых вод. Если мы этого не наблюдаем, то, ве-
роятно, вследствие ее более защищенного от ветра положения.
Заканчивая на этом рассмотрение единственного примера
определения величины «ПГС», отметим, что, учитывая несовер-
шенство применявшейся методики, полученные цифры следует
считать скорее преуменьшенными, чем преувеличенными.
Перейдем теперь к расходной части гидробаланса.
Из расходных статей водного баланса в первую очередь долж-
но быть указано испарение, являющееся, по-видимому, наиболее
крупным слагаемым в расходной части баланса.
Прямых и притом безупречных наблюдений за испарением
влаги из почвы, по-видимому, не имеется. Имеются или получен-
ные при помощи обык­новенных эвапорометров данные, относя-
щиеся к испарению с открытой водной поверхности, которые для
наших целей являются неподходящими по понятным причинам.
Другую, значительно меньшую группу составляют данные, по-
лученные с помощью почвенных испарителей, главным образом
с помощью испарителя Рыкачева. Прибор имеет ряд весьма су-
щественных принципиальных недостатков, из коих главным яв-
ляется полное отсутствие связи между почвой в приборе и окру-
жающей почвой. Более совершенным принципиально является
эвапорометр — лизиметр Попова, но в практи­ческом применении
и он, по-видимому, дает искаженные величины. Кроме того, на-
49
блюдений с прибором Попова на подзолистых почвах почти не
производилось.
Власов (21), работавший с эвапорометрами Рыкачева в
б. Петер­г офском у., б. С.-Петербургской губ., дает такие величины
испарения (1905 г.) в мм водяного слоя:
Осадки Испарение
дерн овес черный пар
Июнь. . . . . . . . . . . . 106 84 130 50
Июль. . . . . . . . . . . . 108 75 119 80
Август. . . . . . . . . . . 89 71 79 61
Сентябрь. . . . . . . . 57 36 — 25

Таким образом, по мнению автора, в летние месяцы величина


испарения может быть очень близка к величине осадков, а в сово-
купности с транспирацией даже превышать ее. Тот же автор приво-
дит средние величины за 10-ле­т ие 1897—1906 гг. для июня — сен-
тября по наблюдениям в Павловске (ныне г. Слуцк):

Осадки. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 270 мм
Испарение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 267 »,

т. е. опять-таки очень близкие величины.


V. Seelhorst (281) изучал испарение и просачивание в больших
(емкость 11/3 м3) вегетационных сосудах, с насыпными, по-види-
мому, почвами. За 1905—1912 гг. он получил такие данные:
Песок Суглинок
от до средн. от до средн.
Осадки. . . . . . . . . . . . . . . . . 370 830 655 370 830 655
Испарение. . . . . . . . . . . . . . 324 669 559 366 693 581
Просачивание . . . . . . . . . . 130 463 319 110 428 279
Учитывая всю искусственность условий, несомненно сильно
искажавшую явления, отметим, что и в годовом итоге по этим
опытам испарение даже на песчаной почве является крупнейшей
расходной статьей водного баланса.
Не останавливаясь на целом ряде других работ, учитывавших
испарение или с открытой водной поверхности? или в вегетацион-
ных сосудах, укажем на чрезвычайно интересный, предложенный
Реnсk в сотрудничестве с Vasa Ruvarac (261), метод учета водного
баланса на крупных площадях. В табл. 5 мы приводим их данные,
относящиеся к бассейну верхней Эльбы. Из этой таблицы мы ви-
дим, что величина испарения составляет в годовом итоге свыше
70 % от величины осадков, колеблясь от 25—50 % в зим­ние месяцы
до 90—109 % в летние, т. е. иногда превышая величину осадков.
Представляется интересным привести аналогичный пример
для условий подзолистой зоны СССР. Порывкин (104), пользуясь
50
Та б л и ц а 5

Баланс влаги по месяцам в бассейне Верхней Эльбы (по Penck und Ruvarac, 261)

Месяцы
Единицы Виды прихода
За год
измерения и расхода I II III IV V VI VII VIII IX X XI XII

Миллиметры водя- Осадки 33 31 44 47 63 87 90 84 70 54 44 45 692


ного слоя Испарение 13 15 28 46 69 79 80 71 45 26 16 12 500
Сток 14 17 33 25 17 13 10 11 12 12 12 16 192
Накопление 6 — — — — — 0 2 13 16 16 17 70
Расходование — 1 17 24 23 5 0 — — — — — 70

% от осадков Осадки 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100 100
Испарение 39, 4 48, 4 63, 6 97, 9 109, 4 90, 8 88, 9 84, 5 64, 7 48, 2 36, 4 26, 6 72, 2
Сток 42, 4 54, 8 75, 0 53, 2 27, 0 14, 9 11, 1 13, 1 17, 1 22, 2 27, 3 35, 6 27, 8
Накопление 18, 2 — — — — — 0 2, 4 18, 6 29, 6 36, 4 37, 8 10, 1
Расходование — 3, 2 38, 6 51, 0 36, 5 5, 7 0 — — — — — 10, 1

51
методом Реnсk, вычис­
л яет величину испарения для бассейна р.
Волхов:
Осадки Испарение
Июль. . . . . . . . . . . 74 мм 62 мм
Август. . . . . . . . . . 76 » 66 »
Сентябрь. . . . . . . 64 » 51 »
Октябрь. . . . . . . . 46 » 33 »
Итого 260 мм 212 мм

Таким образом, и здесь для летних месяцев получается очень


большая величина испарения (точнее говоря — суммы испаре­ния
и транспирации), составляю­щая около 80 % от величины осад-
ков.
Экспериментальные данные того же автора (104), хотя и не от-
носятся к подзолистым почвам, так как они получены на пойме р.
Волхова, но могут все же представить для нас некоторый интерес,
характеризуя собою ис­парение в условиях подзолистой зоны. По
его наблюдениям, за период с 25 июля по 31 сентября при общем
количестве осадков в 291,6 мм величина испарения (плюс транс-
пирация) на сухом участке выразилась 176, 4 мм, а на заболочен-
ном 255,9 мм. Как видим, для сухого участка вели­ч ина испарения
оказалась зна­чительно меньшей (в относитель­н ых цифрах 61 %),
чем на влаж­ном (88 %). Отметим, что Порывкин работал с эвапоро-
метрами Рыкачева.
Рассмотрим еще данные Ва­ сильева (15), для чего нам надо
вернуться снова к табл. 4.
Сопоставляя между собой ве­ л ичины испарения в 1934 и
1935 гг., мы видим,что несмотря на резко различные условия по­
годы (360 мм осадков за 5 лет­н их месяцев в 1934 г. и около 500 мм
в 1935 г.) величина ис­п арения осталась, примерно, той же самой.
Исключение состав­л яет площадка № 6, на которой испарение в
1935 г. сильно повысилось. Однако это повышение следует отне­
сти, вероятно, за счет того, что весной 1935 г. вокруг площадки
№ 6 вы­рублена поросль серой ольхи, что сделало площадку более
доступной для ветра и солнца и, следовательно, повысило испаре-
ние и транспирацию.
Одинаковость величины испарения в столь различные по ус-
ловиям по­годы (а в условиях наблюдений Васильева — и по уров-
ню грунтовых вод — см. табл. 4, соответствующую цифру) 1934 и
1935 гг. позволяет сделать, если не вывод, для которого материал
является недостаточным, то по крайней мере предположение, что
величина испарения является для данного пункта и данного со-
четания почвы и растительности величиной более или менее пос-
тоянной, мало зависящей от условий погоды. Это предположение,
очевидно, требует дальнейшей проверки и уточнения.
52
Сопоставляя между собой величины испарения на отдельных
площадках, мы видим, что наименьшую величину испарения дала
площадка № 2—в лесу с мертвым покровом, что является вполне
понятным, если мы учтем отсут­ствие в лесу ветра и ничтожную
капиллярность мертвого покрова.
На следующем месте по величине испарения стоит площад-
ка № 1 с чер­н ым паром, на которой также заранее можно было
ожидать сниженной вели­ ч ины испарения вследствие разрых-
ленности верхнего слоя и снижения вследствие этого его капил-
лярности, а также вследствие отсутствия транспирирующей рас-
тительности.
Далее идут площадки № 3 и 6, которые в 1935 г. дали очень
близкие величины испарения (345 мм и 320 мм соответственно).
Большая разница в 1934 г. должна быть объяснена наличием в этом
году поросли серой ольхи вокруг всей площадки № 6, снижавшей
испарение.
Величины испарения на площадках № 3 и 6 не вполне сравни-
мы с тако­выми на площадках № 1 и 2, ибо на площадках № 3 и 6
мы имеем сумму испа­рения с поверхности почвы и транспирации
травянистой растительностью. Но с точки зрения общего водного
баланса верхнего почвенного слоя мы все же можем констатиро-
вать значительное увеличение расхода влаги в атмосферу за счет
транспирации травяного покрова.
Сопоставляя между собой величины испарения плюс транс-
пирация в 1935 г. на площадках № 3 и 6, мы видим, что они явля-
ются довольно близ­кими, несмотря на то, что влажность на площад-
ке № 6 значительно выше (см. графу «Запас влаги»), а грунтовые
воды значительно ближе к поверхности. Можно думать, что на этих
площадках величина суммы испарения и транспирации достигает
своего возможного предела.
Таким образом, по данным Васильева, в годы нормальной
влажности (к каковым был близок 1934 г.) испарение за вегетаци-
онный период составляет около 65 % от величины осадков в случае
черного пара и около 85 % в случае травянистой раститель­ности
(суходольный луг), причем в последнем случае это относится к сум-
ме испарения и транспирации. В лесу испарение составляет около
45 % от осадков. К большому сожалению, данных по транспирации
древесной расти­тельностью нет и мы лишены возможности учесть
эту статью водного баланса.
Из всего сказанного выше следует, что мы можем дать лишь са-
мую при­ ближенную количественную характеристику роли испа-
рения в водном балансе подзолистых почв. Общая величина испа-
рения плюс транспирация за веге­тационный период, вероятно, не
слишком сильно отличается от величины осадков, составляя око-
ло 80 % последней. Она, вероятно, очень мала зимой и — что весь-
ма важно — очень невелика весной, вследствие чего вода, образую-
щаяся при таянии снега, должна в большинстве случаев дово­д ить
53
почву на ту или иную глубину до состояния полной влагоемкос-
ти. Избыток воды будет удаляться поверхностным стоком, а вода,
попавшая в почву, в значительной степени будет фильтроваться
через толщу последней в различном (вертикальном и горизон-
тальном) направлении. Перейдем теперь к другой существенной
расходной статье водного ба­ ланса — транспирации, остановив-
шись главным образом на транспирации древесной растительнос-
ти, под которой по преимуществу развиваются под­золистые почвы.
Наиболее обстоятельно этот вопрос был изучен еще в конце про-
шлого века Höhnel (197, 198).
Величина транспирации определялась им на небольших са-
женцах дре­весных пород (70—200 см высотой), находившихся в со-
судах. Определив величину транспирации (среднюю на солнце и
в тени) на 100 г листвы или хвои, он пересчитывает ее на гектар
древесного насаждения, исходя из количества листвы в последнем.
Мы не будем останавливаться на слабых местах этого метода, пос-
кольку они ясны сами собой.
Вместе с тем, однако, данные Höhnel являются, по существу го-
воря, единственными и поэтому мы все же приведем их здесь.
За вегетационный период 100 г сухой листвы, по данным Höh-
nel, испаряют:
Береза, липа. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60—70 кг воды
Ясень, граб. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 50—60 » »
Бук. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 45—50 » »
Клен. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40—45 » »
Дуб. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20—30 » »
Ель, сосна. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5— 7 » »
Пихта. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4— 5 » »
За зимний период (ноябрь—март) испарение составляет у
хвойных около 10 %, а у лиственных 1—3 % от испарения за лет-
ний период.
Из этих данных он вычисляет транспирацию с одного гектара
для срока июнь — ноябрь:
Березового насаждения. . . . . . . . . . . . . . . . 2360 т, т. е. 236 мм
Букового насаждения 115 лет . . .. . . . . . . 2700 » » 270 »
» » 50 » . . . .. . . . . . . 2300 » » 230 »
» » 35 » . . . . . . . . . . 680 » » 68 »

Транспирация хвойными, по данным Höhnel, значительно


ниже, чем лист­в енными породами. Однако Burger (162) вносит
в данные Höhnel существенный корректив. Он указывает, опи-
раясь на данные Flury, Ebermayer, Schwappach, что запас хвои у
хвойных пород на единицу площади гораздо больше, чем лис-
твы у лиственных пород. Приняв данные Höhnel для вели­ч ины
транспирации на единицу веса листвы и данные Flury, Ebermayer
и Schwappach для запаса хвои и листвы, он получает такие вели-
чины транспи­р ации:
54
Бук. . . . . . . . . . . . . . . . . 2070—2300 т/га, т. е. 207—230 мм
Ель . . . . . . . . . . . . . . . . . 1900—2240 » » 190—224 »
Дуб. . . . . . . . . . . . . . . . . 1200 » » 120 »
Сосна. . . . . . . . . . . . . . . 470 » » 47 »

Кроме того, Burger вычисляет величину транспирации еще


и другим пу­тем: исходя из транспирациоиных коэффициентов
Rubner и продукции сухого вещества лесными насаждениями, он
получает:
Бук. . . . . . . . . . . . . . . . . 2000 т/га, т. е. 200 мм
Ель. . . . . . . . . . . . . . . . . 2050 » » 205 »
Таким образом, несмотря на то, что единица веса хвои ели ис-
паряет гораздо меньше, чем листвы бука, общие количества влаги,
транспирируемой буковым и еловым насаждением, очень близки
друг к другу. Заметно отли­ч ается от этих пород дуб и очень рез-
ко — сосна, что хорошо коррелирует с произрастанием последней
на песках, где, благодаря большой фильтра­ц ионной способности
грунта, влажность почвы очень невелика.
Другим путем подходит к вычислению величины транспира-
ции Ду­лов (49). Он исходит из изменения в запасе влаги в верх-
нем 11/2 м слое почвы, учитывает осадки и испарение почвой — по
соотношению между испарением на черном пару и в эвапоромет-
ре с открытой водной поверхностью, поль­зуясь при этом показа-
ниями подкронных эвапорометров. Кроме того, он учитывает за-
держку осадков кронами и подстилкой, пользуясь коэффициен­
тами Ebermayer и Wollny. В результате для кленового насаждения
25-летнего возраста Дулов получил величину транспирации в
244 мм за срок с 5 апреля по 17 сентября.
Отметим, что его данные относятся не к подзолистой зоне, а
к южным условиям (Велико-Анадоль) и поэтому имеют для нас
лишь сравнительное иллюстративное значение.
Несколько иным путем величину транспирации вычисляет
Oelkers (258). Взяв величины стока, испарения почвой и задерж-
ки осадков кронами, по­л ученные различными авторами, и вычтя
сумму этих величин из количества осадков, автор полученную
цифру считает за величину транспирации. Па­раллельно он вы-
числяет ее и по Höhnel, пользуясь своими данными о коли­честве
листвы.
В следующей табличке мы даем полученные им величины в
мм за вегета­ц ионный период (153 дня):
По разности По Höhnel
Пихта. . . . . . . . . . . . . . . . 214 214
Ель. . . . . . . . . . . . . . . . . . 214 222
Бук. . . . . . . . . . . . . . . . . . 237 245
Лиственница. . . . . . . . 252 252
Береза. . . . . . . . . . . . . . . 198 191
Дуб. . . . . . . . . . . . . . . . . . 184 184

55
Осина . . . . . . . . . . . . . . . 161 168
Ч. ольха . . . . . . . . . . . . . 153 176
Сосна. . . . . . . . . . . . . . . . 138 107
Совпадение получается более чем удовлетворительное.
Все приведенные только что величины транспирации дают в
общем до­вольно близкие цифры порядка 180—230 мм за вегета-
ционный период для большинства пород. Только для сосны мы
имеем резко различающиеся ве­л ичины: 47 мм по Burger (162) и
107 мм по Oelkers (258). Отметим еще, что эти данные относятся к
средней Германии и к Западной Австрии, к высотам порядка не-
скольких сот метров над уровнем моря, при годовом количестве
осадков около 600 мм.
Говоря о балансе влаги в лесу, нельзя пройти мимо того влия-
ния на при­ход влаги, которое оказывают кроны деревьев. Послед-
ние заметно умень­ш ают общее количество осадков, достигающее
почвы. Так, Охлябинин (96) для соснового насаждения в Бузу-
лукском бору дает среднюю величину (по четырехлетним наблю-
дениям) задержки кронами осадков в 25 % от их общего коли-
чества. Bühler (163) считает, что ель задерживает 8—46 %, сосна
18—31 % и бук 19—31 %. Отметим при этом, что часть осадков,
задержанных кронами, все же попадает в почву, стекая к стволу.
В особенности, по-видимому, это важно для лиственных пород.
Благодаря этому неравномерность распределения осадков в лесу,
создаваемая кронами, еще больше усиливается.
Следующей существенной расходной статьей водного баланса
является просачивание в глубоколежащие слои. Здесь уместно бу-
дет отметить сле­д ующее обстоятельство. Та влага атмосферных
осадков, которая попадает в поверхностные слои почвы и не рас-
ходуется на транспирацию и испарение непосредственно из почвы,
далее начинает передвигаться под влиянием силы тяжести (мы
считаем, что пересыхание почвы до величины ниже макси­м альной
молекулярной влагоемкости в подзолистой зоне, если и имеет
место, то сравнительно редко). Мы уже говорили, что в виду того,
что в под­золистой почве горизонты А1 и А2 являются обычно замет-
но более водопро­ницаемыми, нежели горизонт В, то при мало-маль-
ски значительном выпа­дении осадков над поверхностью горизонта
В должен образоваться слой верховодки, мощность и продолжи-
тельность существования которого будет зависеть, во-первых, от
количества осадков, а во-вторых, от соотношения фильтрацион-
ных способностей горизонтов А1 и А 2, с одной стороны, и гори­зонта
В, с другой.
Как только этот горизонт верховодки возникнет, так содержа-
щаяся в нем вода получит способность к передвижению не только
вниз, но и в сторону, по направлению существующего уклона.
В подзолистой почве создается поэтому движение влаги по не-
скольким направлениям. В толще горизонтов А1 и А 2, над верхней
границей верховод­ки вода будет двигаться вниз. Слой верховодки
56
будет двигаться в сторону, по уклону, а из него некоторое количес-
тво воды будет просачиваться вниз, через горизонт В. В том слу-
чае, если горизонт верховодки сомкнется с горизонтом грунтовых
вод, верхняя граница которого до выпадения осад­ков находилась
ниже горизонта В, то вся масса воды во всех горизонтах бу­дет дви-
гаться в сторону, по уклону, но с разными скоростями в разных го­
ризонтах. По окончании выпадения осадков горизонт верховодки
через тот или иной промежуток времени исчезнет (вследствие рас-
хода влаги на испарение и боковой сток) и во всех почвенных гори-
зонтах вновь устано­вится вертикальное перемещение влаги вниз.
Таким образом, количество воды, просачивающейся через тот
или иной горизонт вниз, будет резко меняться при переходе от од-
ного горизонта к другому, в общем случае уменьшаясь сверху вниз.
Подтверждение этому мы находим в опытах Joffe (205), который
нашел, что за год на слабо-подзолистой почве с лиственным лесом
из видов Robinia, Cornus, Sassafras, Quercus, Acer, Carya, Prunum
при общем количестве осадков в 627 мм просочилось:
Через горизонт А1. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 398 мм1
» » А2. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58 »
» » В. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4 »
Наблюдения над просачиванием велись также Геммерлингом
(33) на ли­зиметрической станции МОСХОС с помощью таких же
лизиметров Еbегmayer, какими пользовался и Joffe. В табл. 6 мы
приводим данные Геммерлинга. Геммерлинг получил, на первый
взгляд, результаты прямо противоположные Joffe: у него с глуби-
ной количество просочившейся влаги возрастало.
Сам автор объясняет это передвижением воды внутри самой
почвы по уплотненному горизонту. Надо сказать, что такое объ-
яснение является, во-первых, очень туманным и, во-вторых, если
под этим понимать боковой внутрипочвенный сток, то и нелогич-
ным. Всматриваясь внимательно в циф­ры Геммерлинга 2 , мы ви-
дим, что верхние два лизиметра ведут себя так же, как и в опы-
тах Joffe — верхний дает больше воды, чем нижний. Что касается
до огромных количеств воды в нижних лизиметрах, то едва ли
можно сом­ неваться в том, что эти лизиметры очень часто ока-
зывались под зеркалом грунтовой воды и, оказывая дренирующее
действие, собирали воду с неопре­деленной площади в количестве
гораздо большем, чем то, которое фильтро­в алось вертикально че-
рез поперечное сечение воронки. Здесь особенно резко сказались
отрицательные свойства воронок Ebermayer, которые, находясь над
уровнем грунтовых вод, фильтруют, как известно, меньше воды, а
1 Пересчет литров в миллиметры сделан нами (А. Р.).
2 Отметим, кстати, что данные представлены очень небрежно, в тексте го-
ворится, что воронки были 25 и 50 см диаметром. К каким воронкам относятся
данные — неизвестно. Количество осадков также не приводится.
57
58
Та б л и ц а 6

Количество воды в см3, собранное лизиметрами лизиметрической станции МОСХОС (по Геммерлингу, 33)

Установка
1919 г. 1920 г. 1920—1921 г. 1921 г.
лизиметра

X
II

IX
XI
XII

VIII
1—6/IV

1—27/III
20—31/III

11—31/VII

горизонтов
На границе

На глубине
27/III—4/IV
4/IV—20/III

18 А0—А2 625 860 675 2 215 480 70 0 0 5 290 Очень Не поступало 223 11
много

28 А2—В1 325 690 170 1 640 405 0 0 0 9 185 “ “ 70 58

45 В1—В2 0 3 265 825 2 405 50 1 070 635 35 40 735 “ “ 2 146 627

74 В2—В3 825 37 388 17 005 39 875 790 41 740 66 650 2505 157 190 “ “ 1 519 2 284

120 В3—С Не работал 2 999 3 401


на­ходясь под уровнем грунтовых вод — больше воды, чем то имеет
место в природе.
Кроме работ Joffe и Геммерлинга имеется еще ряд наблюдений
над вели­ч инами просачивания, полученных с лизиметрами раз-
ного устройства, почти всегда с насыпными почвами. Условия ра-
боты этих лизиметров на­столько сильно отличаются от условий
природных, что для интересующих нас вопросов эти наблюдения
дают весьма мало, и поэтому мы на них останав­л иваться не будем.
Рассмотрим только вкратце еще наблюдения Васильева, мето-
дика ко­торых (эвапорометры-лизиметры системы Попова) явля-
ется все же более совершенной, хотя и не безупречной. Вернемся
для этого к табл. 4.
Сопоставляя между собой величины оттока в 1934 и 1935 гг., мы
видим, что повышенная влажность 1935 г. резко повысила и величи-
ны оттока. Это является вполне понятным, если мы вспомним, что
остальные статьи — приток и испарение — в 1935 и 1934 гг. довольно
близки. Другими словами го­воря, почти весь избыток осадков 1935 г.
против 1934 г. пошел на увеличение вертикального оттока, что и ска-
залось на гораздо более высоком стоянии грунтовых вод в 1935 г.
По отдельным площадкам наибольшую величину оттока пока-
зала пло­щадка № 2, что является вполне понятным, если мы учтем
наименьшие вели­ч ины испарения на ней. Остальные площадки
дали близкие между собой величины как в 1934 г., так и особенно
в 1935 г. В последних двух графах табл. 4 даны разности величин
оттока и притока за 1934 и 1935 гг.
Как и следовало ожидать, почти во всех случаях мы наблюдаем
значитель­ное преобладание оттока над притоком, резко усиливаю-
щееся в более влаж­ном 1935 г. Вместе с тем, однако, в отдельные
месяцы на всех не лесных площадках имеются случаи, когда при-
ток из глубоких слоев больше, чем отток.
Лесная площадка № 2 не имеет таких случаев, но мы не должны
забы­вать, что эвапорометры-лизиметры, с помощью которых велись
наблюдения, были изолированы от корневой системы древесной
растительности, вслед­ ствие чего находившиеся в них почвенные
монолиты не испытывали капил­л ярного притока влаги, вызывае-
мого транспирирующей деятельностью деревьев.
По поводу величин оттока и притока нужно отметить еще
одно обстоя­ тельство. Кроме некоторых недостатков в работе
лизиметров-эвапо­р ометров, в той или иной мере искажавших эти
величины, нужно учи­т ывать, что последние определялись на ос-
новании взвешивания приборов один раз в сутки. Другими слова-
ми говоря, определялись не истинные величины притока и отто-
ка за сутки, а лишь их разность, т. е. избыток притока над оттоком
(«приток») или оттока над притоком («отток»). Истинные величины
притока и оттока поэтому, независимо от конструктивных недо-
статков приборов, должны быть выше наблюденных и, может быть,
значительно.
59
Данных, характеризующих собою величину бокового стока в
толще того или иного горизонта подзолистых почв, мы в литерату-
ре не нашли. Поэтому единственное заключение, которое мы можем
вывести по отношению к рас­ходной части водного баланса, состоит
в том, что из общего количества атмосферных осадков, в атмосферу
не возвращается (путем испарения и транспиращш) 20—40 % от их
величины, которые и составляют внутрипочвенный сток.
Характеризовать отдельные слагаемые последней величи-
ны, хотя бы приближенно, мы не имеем возможности. В почвах,
развитых на рыхлых песках и не имеющих сильно уплотненных
иллювиальных горизонтов, весь внутрипочвенный сток идет, ве-
роятно, вниз. Наоборот, на тяжелых гли­н истых породах или при
наличии ортштейна та или иная, возможно, очень значительная
часть стока идет путем бокового стока в толще гори­зонта А, глав-
ным образом, очевидно, в толще его нижней части, на гра­н ице с
горизонтом В.

5. Режим влажности в подзолистых почвах


Прежде чем закончить эту главу, скажем несколько слов еще о
режиме влажности подзолистых почв.
Влажность всякой подзолистой почвы, отдельных ее горизон-
тов является величиной весьма изменчивой, но для каждой дан-
ной почвы могут быть найдены средние величины, которые будут
характеризовать ее режим влаж­ ности. Для всего разнообразия
подзолистых почв эти величины, вообще говоря, будут весьма
различными и за ничтожностью фактического мате­риала мы мо-
жем указать только те пределы, в которых эти величины могут
изменяться и за которыми почвы приобретают уже новые черты,
свойствен­н ые другим типам. При этом очевидно, что эти пределы
должны выражаться не в абсолютной влажности (в процентах от
веса почвы), а по отношению к каким-то состояниям увлажнения.
А. Ф. Лебедев (85) для почв юга за такое состояние предлагает
принимать увлажнение до максимальной молекулярной влагоем-
кости. Для подзолистых почв, являющихся, вообще говоря, поч-
вами высокого («избыточного») увлажнения, за такое состояние
целесообразно при­н имать увлажнение до капиллярной влагоем-
кости, так как подобное увлаж­нение, возможно, является предель-
ным для развития подзолообразовательного процесса, переходя
за который почва приобретает уже признаки забо­л ачивания.
Нижний предел увлажнения подзолистых почв может, вообще
говоря, в некоторых случаях быть очень низким. Но можно думать,
что, как общее правило, этот предел лежит выше максимальной
молекулярной влагоемко­сти, т. е. что подзолистые почвы всегда со-
держат в себе то или иное количество гравитационной влаги. Для
верхнего же предела мы находим некоторый ма­териал в цитиро-
ванной уже выше работе Васильева (15).
60
В табл. 7 мы приводим данные этого автора по влажности вер-
хнего 25 см слоя нескольких почв подзолистого типа за летний пе-
риод 1934 и 1935 гг., полученные на тех же площадках, что и вод-
ный баланс в табл. 4. Влажность в табл. 7 выражена в процентах от
полной и капиллярной влагоемкостей. Капиллярная влагоемкость
определялась в образцах с ненарушенной струк­т урой 5 см высо-
ты, а полная влагоемкость определена вычислением по порозности.
Материнская порода у всех почв одна и та же — тонкие глинистые
пески озерного происхождения.
Влажность этих почв, выраженная в процентах от полной влаго-
емкости, колеблется в пределах 40—65 % в 1934 г. и 58—72 % в 1935
г. Значительно более интересным является ее выражение в про-
центах от капиллярной вла­гоемкости. На площадках № 1, 2 и 3, не
имеющих признаков заболачивания, средняя месячная влажность
за весь летний период нормального по метео­рологическим услови-
ям 1934 г. ни разу не достигла капиллярного насыще­ния, составив в
среднем за весь период соответственно 57, 63 и 78 % от капиллярной
влагоемкости. В гораздо более влажном 1935 г. соответствующие
цифры равны 81, 81 и 80 %.
Наоборот, на площадке № 6 с резко выраженными признаками
заболачи­ вания влажность за летнее время колебалась около ка-
пиллярного насыще­ния и в близком к среднему 1934 г., и во влаж-
ном 1935 г., составив в сред­нем 93 % в 1934 г. и 103 % в 1935 г.
Все эти величины хорошо коррелируют с глубиной грунтовых
вод (см. табл. 4) и с мощностью нижней зоны капиллярного насы-
щения, которая, по данным Васильева, составляет около 50 см.
Таким образом, площадка № 6 с сильно выраженным забола-
чиванием, мало изменила свой режим влажности в 1935 г., по
сравнению с 1934 г., т. е., другими словами говоря, ее влажность
и в нормальные по увлажнению годы является почти предельной.
Наоборот, площадки 1 и 2 в 1935 г. снивелировались, имели значи-
тельно более высокую влажность, чем в 1934 г., а в октябре были
насыщены влагой даже сверх капиллярной влагоемкости.
На основании приведенных выше данных Васильев делает вы-
вод о том, что средняя влажность, равная или близкая к капил-
лярному насыщению, является в исследованных им почвах при-
близительным пределом, за кото­рым наступают явления забола-
чивания.
У нас нет данных для того, чтобы распространить эту един­
ственную, по-видимому, в своем роде, попытку определения такого
предела на все случаи. Однако представляется вполне возможным,
что этот вывод может оказаться имеющим более универсальное
значение, чем то, которое ему придает Васильев.
Резюмируем все сказанное в этой главе. Основным источником
влаги в подзолистых почвах являются атмосферные осадки. Дру-
гие источники, как, например, конденсация, имеют второстепенное
значение. Из общего количества осадков 60—80 % расходуются на
61
62
Та б л и ц а 7
Средняя месячная относительная влажность верхнего 25-сантиметрового слоя нескольких подзолистых
и подзолисто-болотных почв (по Васильеву, 15)

Площадка № 1 Площадка № 2 Площадка № 3 Площадка № 6


Год Месяц в % от влагоемкости
капилляр- пол- капилляр- полной капиллярной полной капилляр- полной
ной ной ной ной
Июнь. . . . . . . . . . . . . . . . . 66 47 69 57 92 74 102 71
Июль. . . . . . . . . . . . . . . . . 49 35 55 46 78 63 80 56
Август. . . . . . . . . . . . . . . . 50 36 60 49 70 57 81 56
1934 Сентябрь. . . . . . . . . . . . . 55 39 69 57 74 60 91 63
Октябрь. . . . . . . . . . . . . . 65 45 66 54 73 58 104 73
Июнь-Октябрь. . . . . . . 57 41 63 53 78 62 93 65

Июнь. . . . . . . . . . . . . . . . . 72 51 72 60 76 60 94 66
Июль. . . . . . . . . . . . . . . . . 64 45 67 55 70 56 86 60
Август. . . . . . . . . . . . . . . . 65 47 71 59 71 56 93 65
1935 Сентябрь. . . . . . . . . . . . . 75 54 78 65 86 68 111 78
Октябрь. . . . . . . . . . . . . . 115 82 103 85 98 78 120 85
Июнь-Октябрь. . . . . . . 81 58 81 67 80 64 103 72
испарение и транспирацию, причем часть из этого количества мо-
жет подвергаться в пределах тех или иных почвенных горизонтов
повторному восходящему и нисходящему передвижению за счет
капиллярных и иных сил.
Остальные 20—40 % составляют внутрипочвенный сток, могу-
щий иметь как вертикальное, так и горизонтальное направление (в
последнем случае — главным образом в толще горизонта А), так и
смешанное.
Большое, но не могущее быть (за отсутствием данных) количес-
твенно охарактеризованным, значение во многих случаях имеет
приход и расход влаги, происходящий за счет горизонтального ее
перемещения.
Влажность подзолистых почв по различным их горизонтам ко-
леблется обычно в пределах между полной влагоемкостью и мак-
симальной молекулярной влагоемкостью, лишь в относительно
редких случаях, вероятно, опускаясь до последней. При средней
влажности в течение вегетационного периода, близкой к 100 % от
капиллярной влагоемкости, в почвах появляются при­знаки забо-
лачивания.
Последний вывод нуждается в дальнейшей проверке.

63
Гла ва III

ОБМЕН ВЕЩЕСТВ В СИСТЕМЕ ПОЧВА—РАСТЕНИЕ


В ПОДЗОЛИ­СТЫХ ПОЧВАХ

Механизм химического действия живо-


го ве­
щества нам не известен. По-видимому,
однако, начинает выясняться, что, с точки
зрения энер­гетических явлений, в живом ве-
ществе фото­ синтез происходит не только в
особой химической среде, но и в особом тер-
модинамическом поле, отличном от термоди-
намического поля биосферы. После умирания
организма соединения, устойчи­вые в термоди-
намическом поле живого вещества, попадая в
термодинамическое поле биосферы, оказыва-
ются в нем неустойчивыми и являются в нем
источником свободной энергии.
Акад. В. И. Вернадский. Биосфера.

1. Состав зольной части растительных остатков


Наличие обмена веществ (и энергии) между поверхностными
слоями земной коры и произрастающими на них растительными
организмами яв­л яется, как известно, существенным качественным
признаком почвы, отли­чающим ее от других поверхностных обра-
зований. Этот признак оттеняется и подчеркивается в разных фор-
мулировках всеми почвоведами, дававшими определения понятия
«почва», начиная от Докучаева и до наших дней.
Эта часть почвообразовательного процесса, наряду с водным
режимом, является, так сказать, самой главной, самой деятельной
его частью, объ­единяя в себе, по-видимому, наиболее скоро про-
текающие реакции.
64
Именно к ней относится значительная часть годового балан-
са вещества, претерпевающего те или иные изменения в процессе
почвообразования — часть, неизмеримо превосходящая те коли-
чества минеральных соединений, которые отщепляются от исход-
ной материнской породы в результате вы­ветривания и почвооб-
разования.
И несмотря на это, мы и здесь должны признать, что наши
познания в этой области гораздо более скромны, чем в некоторых
других областях почвообра­зовательных процессов вообще и под-
золообразовательного — в частности.
В обмене веществ в системе почва — растение, рассматривае-
мом с точки зрения его значения в почвообразовательном процес-
се, можно схематически выделить две группы явлений.
Во-первых, перемещение ряда минеральных окислов из корне-
обитаемого слоя на поверхность почвы в результате ассимиляции
их растениями через корневую систему и последующего отложе-
ния на поверхности почвы мерт­вого растительного отпада. Часть
минеральных веществ, именно та, которая к моменту отмира-
ния организма находится в корнях последнего, особого переме-
щения может и не испытать. Весь этот процесс в целом, помимо
перемещения минеральных окислов, приводит еще к временному
изъятию их из почвенной толщи, продолжительность которого
может меняться от нескольких месяцев (для травянистых одно-
летних растений) до нескольких сот и даже тысяч лет (для дре-
весных пород).
Во-вторых, почва получает от растительного покрова то или
иное коли­чество совершенно новых, качественно совершенно от-
личных от веществ, содержащихся в материнской породе, соеди-
нений — органической приро­д ы синтезированных растительны-
ми организмами из воды, полученной из почвы, и углерода, полу-
ченного из воздуха. Одним из следствий последнего положения
является, между прочим, то обстоятельство, что баланс веществ в
системе почва — растение является за достаточно продолжитель-
ный про­межуток времени всегда положительным. Почва в конце
концов получает от растения обратно не только все, что она ему
отдает (вода и минеральные окислы), но и сверх этого — некото-
рое дополнительное количество вещества за счет главным обра-
зом углерода углекислоты воздуха и в некоторых случаях азота
воздуха.
Кроме того, необходимо подчеркнуть то, что органические
соединения, которые почва получает от растительного покро-
ва, образовались в живых организмах, автономность которых
«...является выражением того факта, что термодинамическое
поле, им (организмам) свойственное, обладает со­вершенно иными
параметрами, чем те, которые наблюдаются в биосфере... С хими-
ческой точки зрения их автономность резко сказывается в том,
что химические соединения, в них образуемые, обычно не могут
65
получиться вне их, в обычных условиях косной среды биосферы.
Попадая в эти условия, они неизбежно оказываются неустойчи-
выми, в ней разлагаются, переходят в новые тела и этим путем
являются в ней нарушителями ее равновесия, источником сво-
бодной энергии» (акад. Вернадский. Биосфера).
Вот эта химическая энергия, представляющая собою
трансформирован­н ую лучистую энергию солнца, которую почва
получает в растительном отпаде, и является тем непосредственным
действующим началом, который определяет собою специфические
признаки почвообразовательного процесса, и заставляет обособ-
лять его от других процессов, протекающих в коре вы­ветривания.
Приведенное выше разделение процесса обмена веществ в
системе почва — растение на две группы явлений, повторяем, яв-
ляется лишь схемой, ибо и минеральные окислы, принимающие
участие в этом обмене, возвращаются в почву не в той форме, в
какой их получило растение из почвы, а в виде новых, иногда до-
вольно простых, а иногда очень сложных органо-минеральных
соединений. Однако такое разделение является при современном
уровне наших знаний в значительной степени неизбежным. Кро-
ме того, оно удобно для рассмотрения ряда явлений и поэтому
мы используем его в дальнейшем, не забывая о его условности.
Рассмотрение процессов, связанных с обменом веществ в системе
почва—растение, мы начнем с миграции минеральных окислов.
Самый процесс поступления минеральных окислов из поч-
вы в растение мы подробно рассматривать не будем, так как это
вопрос гораздо более физио­логический, чем почвенный. Отметим
только, что в новейших работах, например Сабинина и Колосо-
ва (119), процесс поглощения солей корнями растений трактуется
как процесс адсорбции, по крайней мере, в началь­н ых его момен-
тах. Активным элементом в этом процессе является погранич­
ный слой протоплазмы живой клетки, состав и характер которо-
го определяют вместе с тем и проникание веществ через связную
фазу протоплазмы и про­ходимость пор последней. При этом ад-
сорбция ионов сопровождается обме­ном адсорбируемого иона на
другой ион, находящийся в составе поверх­ностного пограничного
слоя протоплазмы. Такими обмениваемыми ионами чаще всего
являются ионы Н+ и НСО–3, выделяемые при дыхании. Не вда­
ваясь в детали этих явлений, отметим, что подобный механизм
поглощения солей корнями растений допускает поглощение ими
не только ионов из почвенного раствора, но и ионов, находящихся
в почве в поглощенном состоянии.
Вместе с тем нельзя не подчеркнуть другой стороны этого яв-
ления. Мы только что указывали, что корневая система расти-
тельного покрова не просто черпает ионы из почвенного раствора
или из почвенного погло­щ ающего комплекса, а обменивает их на
другие ионы, среди которых, по-видимому, существенную роль
играет ион водорода. О значении же этого последнего в почвооб-
66
разовательном процессе говорить не приходится. Таким образом,
и процесс ассимиляции питательных веществ корневой системой
растительности не может не считаться существенным фактором
почвообразования, но как качественная, так и количественная
характери­стика этих явлений представляется пока неясной.
Из числа элементов, входящих в состав почвы, нет, по-види-
мому, ни одного, который не был бы способен быть усвоенным
растительными организмами. Вместе с тем, однако, как известно,
усвоение отдельных элементов идет далеко не в тех отношениях,
в которых они находятся в почве. Для того, чтобы до­к азать это
с безупречной точностью, мы должны были бы сравнить состав
золы растительных организмов с составом ионов в почвенном
растворе плюс ионы, находящиеся в почве в поглощенном состоя-
нии, считая, что этими формами ограничиваются формы, доступ-
ные для растения. Такого сопостав­ления мы сделать не можем и
ограничимся косвенным путем — сопоставле­н ием состава золы
различных растений, выросших на одной и той же почве. Таких
данных в литературе существует, вообще говоря, довольно много,
мы же ограничимся одним примером.
Councler (167) дает состав золы трех деревьев — ели, сосны и
листвен­н ицы одного возраста (40—42 года), одновременно вырос-
ших на песчаной почве — «Diluvial-sand, сосновая почва II—III бо-
нитета». В табл. 8 приведены его данные.

Та б л и ц а 8
Состав золы ели, сосны и лиственницы, выросших на одной и той же почве,
в г на все растение

Листвен­
Окислы Ель Сосна
ница

SiО2. . . . . . . . . . . . . . . . . . 17, 46 210, 68 15, 18


Fe2O3. . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 53 11, 00 5, 11
Mn3O4. . . . . . . . . . . . . . . . 6, 64 16, 41 12, 08
СаО. . . . . . . . . . . . . . . . . . 359, 18 527, 59 315, 43
MgO . . . . . . . . . . . . . . . . . 57, 62 60, 71 39, 27
K2O. . . . . . . . . . . . . . . . . . 150, 95 138, 58 88, 40
Na2O. . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 99 11, 15 5, 85
Р2O5. . . . . . . . . . . . . . . . . . 64, 27 63, 64 37, 16
SO3 . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40, 87 32, 18 21, 72

Сумма. . . . . . . . . . . . . . . . . . 710, 51 1071, 94 540, 20

Вывод из этих данных ясен — как абсолютные количества от-


дельных окислов, черпаемые растением из почвы, так и соотно-
шения между ними за­висят не только от свойств почвы, но и от
природы растения.
67
Для того, чтобы представить себе хотя бы в грубой форме, ка-
кие качест­венные отличия имеет состав золы растительных ор-
ганизмов от состава почвы, сопоставим состав золы нескольких
растительных организмов с ва­ловым составом материнских пород.
При этом мы не должны забывать, что пер­вая величина не является
функцией второй, поскольку большая часть мине­ральных соедине-
ний почвы растениям не доступна. В табл. 9 мы приводим состав
золы некоторых растений и валовой состав нескольких материн-
ских пород, а также молекулярные отношения между кремнеземом,
суммой полутор­ных окислов и суммой всех оснований. Из цифр этой
таблицы мы видим, какая резкая разница имеется между составом
растительной золы, с одной стороны, и составом материнских пород
почв — с другой. В то время как в первой имеет место резкое преоб-
ладание оснований, во вторых основания занимают по­следнее мес-
то. Наоборот, полуторные окислы занимают последнее место в со­
ставе золы и второе место в составе материнских пород. При этом
первенст­вующее положение оснований в золе определяется, прежде
всего, содержанием СаО, что, как мы увидим ниже, является об-
стоятельством, во многих отношениях весьма существенным для
почвообразовательного процесса. Резкая разница между золой
растений и материнскими породами наблю­дается также для К 2O,
менее резкая для MgO и, наконец, она ничтожна для Na2O. Из
остальных окислов необходимо отметить высокое содержание в
золе растений фосфорной и серной кислот, которое в почвах до-
стигает лишь ничтожных величин.
Отдельно необходимо остановиться на содержании Аl2O3, ко-
торый в поч­в ах обычно занимает второе место после кремнезе-
ма (исключая почвы с боль­ш им содержанием карбонатов). Этот
окисел обычно в золе растений не опре­деляется вовсе, иногда же
объединяется с Fe2O3, часто даже без оговорок.
Обширный материал по вопросу о содержании Аl2O3 в растениях
мы на­ходим у Stoklasa (286). На основании многочисленных ана-
лизов этот автор приходит к выводу, что содержание Аl2O3 в золе
растений находится в пря­мой зависимости от экологической обста-
новки, в которой последние произ­растают. Растения ксерофиты ха-
рактеризуются ничтожным содержа­нием Аl2O3 как в надземных,
так и в подземных своих частях, всегда значи­тельно более низким,
чем содержание Fe2О3. Наоборот, гидрофиты и гигрофиты харак-
теризуются высоким содержанием Аl2О3, часто превышающим со-
держание Fe2O3, причем особенно высокое содержание А12О3 на-
блюдается в их корнях. Особо следует отметить группу плаунов
(Lycopodium), в золе которых содержание Аl2О3 превышает 30 %.
Отметим также высокое содер­ж ание Аl2О3 в золе мхов и лишай-
ников, достигающее 4—7 %.
В табл. 10 мы приводим для иллюстрации этих положений не-
которые данные по содержанию Аl2O3 в золе растений, заимствуя
их из упомянутой выше работы Stoklasa.
68
Та б л и ц а 9
Валовой состав золы некоторых растений и материнских пород (по Ebermayer, 172; Wolff, 327; Роде, 114)

В % от веса прокаленного вещества


Молекулярные
Растение или ма-
Автор отношения
теринская порода SiO2 Al2O3 Fe2O3 CaO MgO K2O Na2O P2O5 SO3 SiO2:R2O3:RO

Ebermayer Бук — древесина 8, 1 — 8, 4 48, 6 13, 0 15, 71 3, 1 9, 7 0, 7 25:1:26, 5


» » — листва 32, 5 — 2, 8 44, 1 6, 6 5, 3 1, 1 5, 6 1, 9 30, 2:1:57, 0
» Ель — древесина — — 20, 7 (?) 40, 6 9, 2 18, 0 2, 1 6, 4 3, 2 -
» » — хвоя 36, 5 — 2, 5 44, 8 5, 1 3, 5 1, 2 4, 7 1, 5 37, 9:1: 61, 3
» Сосна — древе- 3, 3 — 0, 7 60, 6 10, 3 15, 7 1, 3 6, 5 1, 6 13, 7:1:380, 8
сина
» » — хвоя 14, 0 — 8, 8 40, 5 10, 3 10, 4 4, 4 7, 9 3, 6 4, 2:1:21, 2
Wolff Красный клевер 2, 7 — 1, 1 34, 9 10, 9 32, 3 2, 0 9, 6 3, 2 7, 5:1:210, 8
» Луговое сено 28, 7 — 1, 5 15, 9 6, 9 26, 7 3, 7 7, 1 5, 22 54, 2:1:88, 8
Роде Ленточная глина 65, 3 18, 9 7, 3 1, 4 2, 3 3, 5 1, 4 0, 01 0, 02 4,7:1:0, 65
» Валунный сугли- 77, 1 12, 5 3, 8 0, 9 1, 0 3, 4 1, 3 не опр. не опр. 8, 7:1:0, 67
нок
» Озовый песок 87, 3 7, 8 1, 2 0, 9 0, 2 2, 1 1, 4 0, 04 0, 02 17, 1:1:0, 78

П р и м е ч а н и е . Состав золы растений дан в виде средних из многих опре­делений.

69
Та б л и ц а 10

Содержание Al2O3 и Fe2O3 в золе некоторых растений (по Stoklasa, 286)

В чистой золе В сухом

Содержание чистой
содержится, веществе со-

золы в % от веса
сухого вещества
% держится, %
растений
Группа

Наименование растений
Al2O3 Fe2O3 Al2O3 Fe2O3

Juniperus communis корни. . . . . . . . . . 3.76 0.32 3.51 0.012 0.131


» » ветви. . . . . . . . . . 2.45 следы 1.84 — 0.045
» » листья . . . . . . . . . 6.28 0.16 2.39 0.010 0.150
КСЕРОФИТЫ

Stipa capillata корни. . . . . . . . . . . . . . . 2.82 0.39 0.42 0.010 0.011


» » надзем. часть 5.14 0.18 0.85 0.009 0.043
Stipa pennata корни . . . . . . . . . . . . . . . 1.92 0.57 0.51 0.010 0.009
» » надзем. часть 4.04 0.26 1.52 0.010 0.061
Polygonum vivipara корни. . . . . . . . . . 1.43 0.32 0.92 0.004 0.013
» » надзем. часть 2.00 0.11 1.43 0.002 0.028
Echium vulgare корни. . . . . . . . . . . . . . 1.25 следы 2.38 — 0.029
» » надзем. часть 1.63 » 3.16 — 0.051

Cetraria islandica все растение. . . . . . 10.05 5.83 2.06 0.585 0.207


Marchantia polymorpha то же. . . . . . . 12.52 3.17 0.48 0.396 0.060
Climacium dendroides » 10.82 3.67 1.95 0.397 0.210
Hypnum cuspidatum » 7.86 5.71 3.21 0.448 0.252
Sphagnum cymbifolium » 7.39 6.99 6.18 0.516 0.456
Sphagnum acutifolium » 6.88 5.65 9.44 0.388 0.649
Аspidium filix mas корни. . . . . . . . . . . . 8.38 9.51 4.42 0.796 0.370
» » надзем. часть 3.24 0.97 2.86 0.031 0.092
Equisetum arvense корни. . . . . . . . . . . 24.34 7.14 2.35 1.737 0.571
» » надзем. часть 16.86 2.05 1.73 0.345 0.291
Equisetum silvaticum корни. . . . . . . . . 21.29 8.34 2.85 1.775 0.606
» » надзем. часть 18.05 2.65 1.47 0.478 0.265
Lycopodium clаvatum корни. . . . . . . . 16.73 32.64 3.88 5.460 0.649
ГИГРОФИТЫ

» » надзем. часть 6.28 29.37 4.02 1.844 0.252


Lycopodium inundatum корни. . . . . . . 17.15 38.87 4.61 6.666 0.790
» » надзем. часть 6.92 30.51 4.92 2.111 0.340
Convallaria majalis корни . . . . . . . . . . 3.52 5.66 2.45 0.199 0.086
» » надзем. часть 4.00 6.92 2.63 0.276 0.105
Carex vesicaria корни. . . . . . . . . . . . . . 9.54 8.03 2.09 0.766 0.199
» » надзем. часть 4.79 3.48 4.64 0.166 0.222
Rumex acetosella корни . . . . . . . . . . . . 7.45 6.84 2.18 0.509 0.162
» » надзем. часть 6.20 1.93 2.65 0.119 0.164
Ranunculus repens корни. . . . . . . . . . . 14.66 8.00 3.73 0.172 0.546
» » надзем. часть 6.72 3.51 2.05 0.235 0.137
Oxalis acetosella корни. . . . . . . . . . . . . 3.73 2.81 4.10 0.104 0.152
» » надзем. часть 6.42 0.64 3.09 0.041 0.198
Geranium pratense корни. . . . . . . . . . . 4.89 3.18 1.93 0.155 0.094
» » надзем. часть 8.32 0.52 2.40 0.043 0.199
Cirsium palustre корни . . . . . . . . . . . . . 7.28 4.97 1.81 0.361 0.131
» » надзем. часть 6.10 0.66 2.56 0.040 0.156

70
Заслуживает быть отмеченным еще одно наблюдение того
же исследо­ в ателя. Взращивая в водных культурах растения
гидрофиты (Symphy­t um officinale, Glyceria aquatica, Caliha palus­
tris), Stoklasa установил, что введение в питательный раствор
Аl 2О3 повышает урожай сухого вещества (для Glyceria aquat­
ica— вдвое, для остальных — на 30—35 %) и резко повышает
содержание Аl 2O3 в золе растений (в 6—10 раз), одновременно
сильно снижая содержание в золе К 2O. При этом более силь-
ное во всех отно­ш ениях действие имело введение в питатель-
ный раствор гумата Аl, по срав­н ению с его сульфатом. Из это-
го Stoklasa заключает, что наиболее благопри­я тной формой Аl
для растений являются его органические соединения. Следует
отметить, что способ приготовления гумата Аl изложен в рабо-
те весьма кратко и остается неясным, действительно ли в фор-
ме гумата вно­с ился Аl и не имели ли места здесь какие-либо
побочные явления.
К большому сожалению, в работе Stoklasa мы не находим дан-
ных о со­ держании Аl2O3 в золе древесных пород, которые для
нас при изучении подзолообразовательного процесса являются
особенно интересными. Некото­рые отрывочные данные по этому
вопросу мы находим в классической сводке Wolff (327). В табл.
11 мы приводим заимствованные у него величины содер­ж ания
Аl2O3 и Мn3О4 в различных частях различных древесных расте-
ний. Из этих цифр видно, что содержание Аl2O3 в золе древесных
растений обычно измеряется величинами от нескольких десятых
до 1—2 %, т. е. величинами очень малыми. Единственное исклю-
чение — сосновая подстилка—является сомнительным, так как
поскольку речь идет о подстилке, всегда можно заподозрить при-
месь почвенных частиц.
Таким образом, роль Аl2O3 в золе растений обычно очень неве-
лика, за исключением растений влаголюбов, где его содержание в
золе может до­стигать заметных величин, превышающих содержа-
ние Fе2О3. Резким исклю­чением являются плауны, содержащие в
своей золе свыше 30 % Аl2О3.
Иначе дело обстоит с другим элементом, не всегда определяемым
при ана­л изе зол — марганцем.
В той же табл. 11 мы приводим содержание Мn3О4 , по данным
Wolff. Из этих цифр мы видим, что, во-первых, марганец является
постоянным ком­понентом зольной части растений, а во-вторых,
что содержание его в золе растений обычно довольно велико, в
некоторых случаях достигая даже весьма больших величин — по-
рядка 10—30 % всей золы. Не имея массовых со­п ряженных опре-
делений марганца в подзолистых почвах и растительности, мы не
можем составить себе точного представления о роли раститель-
ности в миграции этого элемента, но, исходя из цифр табл. 11,
едва ли можно сомне­в аться в том, что в золе растений концентра-
ция марганца выше, чем в почве.
71
Прежде чем закончить рассмотрение вопроса о сравнитель-
ном соотно­шении отдельных окислов в почве и в золе расти-
тельности, укажем на неко­т орые данные по зависимости соста-
ва золы от экологических условий. Говоря о работе Stoklasa, мы
уже указали на установленное им влияние этого фактора на со-
держание Аl2O3 .

Та б л и ц а 11

Содержание Mn3O4 и Al2O3 в золе различных древесных растений


(по Wolff, 327)

В % от веса золы
Растение
Al2O3 Mn3O4
Бук древесина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 77 2, 37
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 90 1, 80
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . не опр. 1, 73
» ветви . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . »» 1, 76
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . »» 0, 48
» листья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 19 1, 86
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . не опр. 11, 25
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . »» 2, 75
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1, 42 не опр.
Дуб древесина. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2, 29 1, 93
» листья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . не опр. 6, 60
Береза древесина 15 анал.. . . . . . . . . . . . . »» 9, 89—18, 36
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 89 3, 94
» листья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 33 6, 73
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . не опр. 5, 20
Сосна древесина 12 анал.. . . . . . . . . . . . . . »» 1, 12—6, 84
» хвоя 6 ». . . . . . . . . . . . . . . . »» 6, 44—12, 78
» подстилка 11 » . . . . . . . . . . . . . . . . 1, 09—9, 98 не опр.
» хвоя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 14 2, 86
Ель древесина . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1, 09 не опр.
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 90 0, 07
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 33 0, 21
» хвоя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1, 56 3, 07
» подстилка 9 анал.. . . . . . . . . . . . . . . 0, 48—1, 75 —
» древесина 8 ». . . . . . . . . . . . . . . . . — 17, 33—32, 38

В работе Мышковской (90) имеется материал и по другим


окислам. Мышковская произвела анализ золы различных видов
растений. Сгруппи­ровав затем эти растения по различным услови-
ям местообитания (по признаку влажности), а следовательно и по
различным почвам, Мышковская вычис­лила средний состав золы
растительного покрова (листьев деревьев и травя­н истых растений)
для каждого типа местообитания. Такой прием нельзя считать
безупречным, ибо для получения среднего состава золы данные
72
для отдельных видов следовало бы взвесить по их количественно-
му участию в создании всей массы растительного отпада в данных
условиях, что Мышковской сделано не было. Учитывая этот недо-
чет, который мог сильно исказить результаты, и отсутствие ука-
заний на общую массу отпада, мы все же рас­смотрим результаты
работы Мышковской (табл. 12).
Та б л и ц а 12
Состав золы растительного отпада на разных почвах в г на 1000 г
сухого вещества (по Мышковской, 90)
Общее содер­
жание золы

Почва SiO2 R2O3 Mn3O4 CaO MgO K2O Na2O Р2O5 SO3

Дерновая. . . . . . . 65, 6 11, 4 0, 8 1, 3 24, 7 6, 3 10, 9 2, 1 7, 8 0, 9


Полуболотная. . . 55, 0 16, 2 2, 2 1, 7 18, 6 4, 3 5, 7 0, 8 4, 2 1, 1
Болотная. . . . . . . 103, 6 77, 4 5, 2 4, 0 7, 8 1, 5 1, 3 1, 5 2, 5 0, 5

К большому сожалению, автор не дает более подробной харак-


теристики почв. Из приведенных данных видно, что с повышени-
ем степени увлажнения возрастает общее количество золы, очень
резко повышается содержание в ней кремнекислоты, полуторных
окислов и марганца. Наоборот, содержа­н ие оснований и фосфор-
ной кислоты сильно падает.
Таким образом, степень увлажнения оказывает, по-видимому,
очень су­щественное влияние на состав и количество поступающей
в растения массы зольных элементов, а следовательно и на состав
того потока минеральных окислов, который, пройдя через расти-
тельные организмы, поступает на по­верхность почвы.
Таким образом, соотношение концентраций отдельных мине-
ральных окис­лов в телах растительных организмов зависит, во-
первых, от природы послед­н их, а во вторых,— от условий их мес-
тообитания. Это соотношение значи­ тельно отличается от того,
которое мы обычно наблюдаем в почвах, причем в общем для тел
растительных организмов характерной является высокая концен-
трация оснований, марганца, фосфорной и серной кислот, более
низкая — кремнезема и обычно ничтожная — полуторных окис-
лов. Это различие в соотношении концентраций минеральных
окислов, поступающих на поверхность почв в растительном отпа-
де, является второй, наряду с боль­ш им запасом легко освобожда-
ющейся химической энергии в растительном отпаде, особеннос-
тью почвообразовательного процесса.
73
2. Скорость и ход мобилизации зольных элементов
при разложении растительных остатков
Обратимся теперь к вопросу о скорости и ходе мобилизации
зольных эле­ментов при разложении растительных остатков.
Большой материал по этому вопросу мы находим в классичес-
ких рабо­тах Кравкова (78, 79, 80, 82). Несмотря на то, что эти ис-
следования имеют уже 30-летний возраст, они не утратили своей
ценности и можно только пожелать повторения и раз­вития их с ис-
пользованием всех современных методов исследования. Пользуясь
выводами Кравкова, нельзя, конечно, забывать о том, что все его
работы протекали в обстановке лабораторного экспе­римента. Они
необходимо должны быть дополнены и проверены на­блюдениями и
экспериментами в природе, без чего переносить их на природные
явления можно лишь с осторожностью.
Напомним основные положения Кравкова. При действии воды
на растительные остатки, не подвер­ гавшиеся еще разложению,
коли­чество минеральных веществ, пе­реходящих в раствор, очень
неве­л ико. Наоборот, растительные остатки, начавшие разлагать-
ся, отдают в раствор значительно большие количества минераль-
ных веществ. В табл. 13 мы приводим данные опытов Кравкова с
луго­вым сеном, овсяной соломой и листьями осины. В результате
25-дневного разложения количество Fe2О3, CaO и SiО2 , переходя-
щих в раствор, сильно возросло во всех случаях.
Несколько иначе вела себя фосфорная кислота, которая в не-
которых случаях из разлагаю­щ ихся остатков перешла в раствор
в меньшем количестве, чем из све­ж их. Кравков объясняет пос-
леднее явление вторичным процессом — биологическим закреп-
лением Р2О5 и доказывает это положение опытами с антисепти-
ками (см. табл. 14), в которых в присутствии хлороформа Р2О5
переходила в раствор в количествах значительно больших, чем в
от­сутствии хлороформа. Кравков считает, что хлороформ, подав-
ляя микро­биологические процессы, предотвращал биологическое
связывание Р2О5.
Повышение скорости разложения органических остатков, вызы-
ваемое температурой, ведет к отдаче в раствор больших количеств
минеральных веществ (см. табл. 15).
Еще больший интерес представляют более длительные опыты
того же автора по разложению растительных остатков, результа-
ты которых пред­ ставлены в табл. 16. Объектами исследования
явились листья дуба, степное сено, хвоя сосны и корни ячменя. И
в этой серии опытов мы видим, что све­ж ие растительные остатки
отдают в раствор лишь очень небольшие количе­ства минераль-
ных веществ. Исключением являются корни ячменя, которые и в
свежем состоянии отдают в раствор довольно большие количес-
тва (30—40 %) всех минеральных окислов, за исключением мар-
ганца.
74
Та б л и ц а 13

Количество минеральных веществ, переходящих в раствор из различных


растительных остатков, не подвергавшихся и подвергавшихся разложению. Водная вытяжка 15:100 (по Кравкову, 79)

Перешло в раствор в % от первоначального содержания


Состав золы раститель-
ных остатков в г на Растительные остатки, Растительные остатки, подвергавшиеся разложению
1000 г сухого вещества не подвергавшиеся при различной t° в течение 25 дней
Окислы разложению

сено солома листья сено солома листья сено лугов. солома овсян. листья осинов.
лугов. овсян. осинов. лугов. овсян. осинов.
t = 1° t = 18° t =25° t = 1° t = 18° t = 25° t = 1° t = 18° t = 25°
SiO2. . . . . . 28, 96 20, 73 5, 33 0, 41 0, 24 0, 88 0, 88 1, 21 1, 17 0, 75 0, 83 1, 32 1, 13 3, 45 4, 11
Fe2O3. . . . . 0, 09 0, 24 0, 59 0, 04 0, 03 0, 79 0, 62 0, 61 0, 74 0, 11 0, 39 0, 50 2, 01 3, 57 3, 42
CaO. . . . . . 5, 83 3, 01 31, 06 0, 05 0, 08 0, 25 2, 20 2, 47 2, 99 2, 15 3, 40 3, 48 3, 88 18, 03 18, 89
K2O + Na2O 4, 17 1, 49 14, 04 4, 44 1, 13 9, 10 не определялись

P2O5. . . . . . 2, 74 0, 80 6, 14 3, 15 2. 43 8, 12 0, 95 1, 11 1, 16 0, 49 0, 66 0, 75 2, 18 12, 04 14, 15

75
Та б л и ц а 14

Влияние антисептика на разложение клеверного сена (по Кравкову [82])

Перешло в водную вытяжку в % от первоначального со-


Продол- держания
житель- Условия
ность раз- разложения
ложения Аl2O3+
SiO2 СаО MgO K2O Na2O Р2O5 SO3
+ Fe2O3
14 дней Без хлоро- 5, 12 4, 69 13, 05 20, 39 40, 72 50, 75 6, 56 23, 60
форма
14 » С хлорофор- 3, 59 5, 36 11, 38 16, 52 38, 40 49, 88 38, 36 16, 77
мом
56 » Без хлоро- 20, 56 22, 48 23, 74 33, 84 67, 01 98, 49 10, 53 37, 06
форма
56 » С хлорофор- 13, 87 23, 92 32, 94 50, 38 73, 78 97, 45 87, 42 35, 75
мом

Та б л и ц а 15

Влияние температуры на разложение кленовых листьев


(по Кравкову [82]). Продолжительность разложения — 65 дней

Перешло в водную вытяжку в % от первоначального


содержания
Температура
разложения
Al2O3 +
SiO2 СаО MgO К2O Р2O5
Fe2O3

от 36° до 38° 10, 66 9, 77 15, 78 42, 42 ? 35, 90


» 15° » 19° 8, 76 9, 04 14, 27 40, 03 84, 58 67, 37
» –2° » +6° 4, 82 6, 79 7, 76 30, 72 58, 63 67, 50

Далее опыты были разделены на две группы. В первой из них


раститель­н ые остатки, в условиях оптимальной влажности и при
t° = 15—17°, раз­лагались, не подвергаясь никаким другим воздей­
ствиям. По прошествии каждого срока разложения (1 мес., 3 мес. и
т. д.) обработке подвергалась особая порция растительных остат-
ков, каждый раз — новая. Обработка заключа­л ась в экстрагирова-
нии разлагавшегося материала водой в отношении 1 : 20.
Во второй группе опытов разлагавшаяся порция растительных
остатков каждые три дня экстрагировалась водой и все аналити-
ческие данные отно­сятся к одной и той же порции, причем коли-
чества выщелоченных водой ми­неральных веществ представляют
собою суммы трехдневных обработок за тот или иной период раз-
ложения.
Картина, рисующаяся из приводимых данных (табл. 16), очень
интересна. Дубовые листья и степное сено, разлагавшиеся без
промывания, с тече­н ием времени отдают в раствор все большие и
76
Та б л и ц а 16

Скорость и ход мобилизации минеральных веществ при разложении


растительных остатков (по Кравкову [80])

Продолжитель- Перешло в раствор в % от первоначального содержания. Вытяжка 1 : 20


Условия разло-
Объект ность разложе-
жения
ния SiO2 Fe2O3 Mn3O4 CaO MgO K2O Na2O P2O5 SO3 Cl

Свежие Без промыва- 0, 76 5, 61 1, 44 2, 27 15, 30 9, 09 следы 11, 03 21, 90 —


ния
1 месяц 24, 35 38, 24 18, 15 97, 32 86, 97 12, 84 21, 14 16, 81 46, 15 —
3 » 58, 11 52, 13 31, 56 32, 13 40, 13 16, 33 47, 12 25, 55 64, 11 —
4 » 61, 45 59, 60 40, 13 9, 05 6, 18 41, 15 62, 19 38, 01 87, 41 69, 16
5½ » 62, 13 69, 83 54, 18 11, 14 13, 14 77, 17 72. 13 74, 18 86, 91 81, 06
11½ » 62, 88 70, 18 53, 93 5, 16 8, 71 78, 05 70, 95 75, 06 87, 55 82, 32
13 » 61, 18 72, 86 55, 04 6, 70 11, 15 78, 95 72, 98 76, 93 86, 01 82, 93
16 » 63, 94 74, 11 56, 71 3, 14 7, 03 77, 96 74, 13 74, 98 87, 73 82, 03
20 » 63, 98 70, 81 53, 87 7, 32 9, 05 78, 15 73, 04 75, 17 87, 90 82, 11

1 месяц Промывание 15, 19 23, 15 12, 66 96, 79 88, 35 10, 11 14, 16 13, 49 34, 16 —
3 » каждые 3 дня. 3, 15 3, 15 0, 21 — следы 0, 81 2, 53 0, 63 4, 58 следы

Дубовые листья
4 » По истечении 8, 13 0, 56 0, 89 — » 0, 63 7, 13 0, 87 7, 34 —
5½ » каждого срока — 1, 12 — следы 5, 03 4, 01 следы 0, 36 0, 88 —
11½ » перешло еще 9, 01 2, 16 следы 0, 53 7, 03 8, 38 1, 68 10, 15 1, 56 11, 03
13 » в раствор из — следы 3, 55 — следы 1, 15 следы 2, 13 — 0, 17
16 » той же порции 1, 53 — 1, 36 следы — 3, 16 4, 11 4, 18 0, 63 —
листьев
Всего за 16 37, 01 30, 14 18, 67 97, 32 100, 41 28, 25 29, 61 31, 87 49, 15 11, 30
месяцев

Свежие Без промыва- 2, 04 следы — 3, 79 8, 12 7, 92 — 5, 84 12, 14 следы


ния
1 месяц 21, 15 8, 95 — 91, 16 97, 15 10, 13 — 14, 18 29, 66 »
3 » 38, 40 39, 60 следы 58, 03 77, 14 14, 19 — 25, 18 53, 81 »

77
78
П р о д о л ж е н и е таблицы 16

Продолжитель- Перешло в раствор в % от первоначального содержания. Вытяжка 1 : 20


Условия разло-
Объект ность разложе-
жения
ния SiO2 Fe2O3 Mn3O4 CaO MgO K2O Na2O P2O5 SO3 Cl

4» 41, 90 45, 13 — 10, 15 29, 03 22, 16 следы 38, 01 73, 11 14, 16


5½ » 48, 13 64, 13 — 3, 66 7, 03 25, 03 30, 15 52, 05 88, 16 29, 11
11½ » Без 59, 17 79, 15 39, 16 11, 13 1, 67 46, 15 49, 16 69, 71 88, 55 43, 02
13 » промывания 63, 46 78, 66 63, 11 2, 95 7, 13 59, 95 67, 00 82, 33 88, 58 43, 44
16 » 78, 14 78, 84 87, 15 12, 05 5, 16 70, 15 79, 15 83, 05 88, 39 43, 01
20 » 78, 93 79, 14 87, 33 10, 45 3, 01 71, 40 81, 13 82, 95 89, 01 43, 70

1 месяц 16, 02 5, 11 — 93, 74 96, 01 7, 13 0, 80 9, 15 20, 11 —


3» Промывание — 3, 44 — следы — 6, 18 4, 53 3, 16 10, 13 —
4» каждые 3 дня. следы 7, 15 — » — 4, 18 — 9, 11 0, 83 —
5½ » По истечении 0, 93 0, 18 11, 14 — — 1, 10 — 0, 83 0, 55 —
11½ » каждого срока 2, 66 4, 11 0, 83 — 0, 27 0, 73 следы — 1, 14 13, 02
13 » перешло еще в 7, 13 — — 1, 17 — 0, 35 6, 13 4, 15 — 2, 16

Степное сено
16 » раствор из той следы — 1, 11 2, 09 1, 15 — 1, 51 7, 11 — —
20 » же порции сена 4, 45 — 4, 05 следы — 2, 33 3, 13 1, 57 0, 44 0, 17

Всего за 20 31, 19 19, 99 17, 13 97, 00 97, 43 32, 00 16, 10 35, 08 33, 20 15, 35
месяцев

Хвоя Свежая Без 3, 21 0, 68 следы 0, 46 5, 38 5, 99 следы 1, 40 7, 86 —


сосны промывания
1 месяц 3, 82 — » 39, 18 19, 76 6, 11 — 1, 37 7, 59 —
3» 4, 06 0, 60 » 44, 16 57, 13 6, 87 следы 1, 84 10, 13 —
4» 4, 78 2, 14 0, 73 77, 13 88, 16 6, 66 — 3, 07 11, 16 —
5½ » 6, 03 2, 86 0, 80 92, 95 90, 03 8, 13 — 4, 03 14, 13 —
11½ » 12, 15 5, 66 2, 93 83, 14 92, 04 11, 14 — 4, 00 17, 43 2, 3
13 » 14, 19 6, 03 2, 81 90, 13 88, 13 12, 93 2, 71 6, 13 17, 51 8, 03
Продолжитель- Перешло в раствор в % от первоначального содержания. Вытяжка 1 : 20
Условия разло-
Объект ность разложе-
жения
ния SiO2 Fe2O3 Mn3O4 CaO MgO K2O Na2O P2O5 SO3 Cl

16 » 17, 13 9, 15 3, 56 90, 18 91, 14 12, 73 5, 16 9, 15 18, 00 16, 15


20 » 20, 00 18, 63 14, 19 78, 16 80, 12 14, 77 9, 14 12, 44 23, 06 27, 65

Корни Свежие — 30, 42 5, 82 34, 13 31, 00 41, 09 22, 64 28, 14 37, 92 11, 55
ячменя
1 месяц 39, 15 73, 15 29, 16 11, 15 2, 13 59, 73 33, 15 64, 13 72, 15 39, 15
3» Без 69, 15 79, 16 63, 16 3, 16 6, 41 92, 14 53, 53 70, 15 81, 11 47, 16
4» промывания 70, 66 80, 95 64, 83 7, 13 8, 13 93, 53 54, 16 70, 45 82, 56 47, 36
5½ » 70, 83 82, 14 64, 75 5, 11 2, 15 91, 87 55, 16 72, 66 82, 13 48, 06
11½ » 71, 14 82, 40 66, 01 4, 44 2, 33 — — 70, 13 82, 79 49, 00
13 » 72, 00 81, 60 66, 95 9, 18 4, 80 94, 15 57, 18 74, 34 81, 89 49, 33
16 » 70, 95 83, 15 67, 25 2, 14 4, 03 94, 00 56, 11 72, 08 82, 82 48, 76
20 » 72, 13 80, 76 67, 33 8, 01 7, 13 93, 51 58, 01 73, 00 84, 66 50, 13

79
большие количества всех зольных элементов, за исключением СаО
и MgO. Последние же два окисла перешли в раствор в значительном
количестве только после месячного раз­ложения. При более про-
должительном разложении количества их, перехо­д ящие в раствор,
резко уменьшились, колеблясь обычно в пределах одного десятка
процентов. Кравков объясняет такое поведение СаО и MgO тем,
что по прошествии первого, довольно короткого периода разложе-
ния они начали закрепляться в разлагающейся массе, нейтрали-
зуя собою образую­щиеся в ней органические кислоты и закрепляя
вместе с собой и эти послед­ние. Реакция фильтратов в этой группе
опытов была все время нейтральной1. Вместе с тем процесс разло-
жения все время продолжался, о чем свидетель­ствуют повышаю-
щиеся от срока к сроку количества остальных окислов, переходя-
щие в раствор. При этом примерно через 51/2 месяцев для дубо­
вых листьев и 16 месяцев для степного сена процесс разложения
почти затух, причем способными к переходу в раствор сделалось
около 80 % всех минеральных окислов, кроме СаО и MgO.
Совсем иную картину мы наблюдаем в объектах, подвергавших-
ся перио­дическому промыванию. В них по истечении первого же
месяца в раствор перешли заметные количества всех окислов, а СаО
и MgO — перешли в раст­вор почти нацело (88—96 %). После этого
переход в раствор остальных окис­лов резко замедлился и за все
время опыта в раствор перешло в среднем всего около 30 % всех
минеральных веществ. При этом, начиная примерно с 50-го дня,
фильтрующиеся растворы приобрели кислую реакцию. Эти яв-
ления Кравков объясняет тем, что в этом случае образующиеся
в про­цессе разложения органические кислоты не находили в со-
ставе разлагаю­щ ихся остатков тех веществ, которые могли бы их
нейтрализовать, т. е. СаО и MgO, выщелоченных почти нацело в
первый же месяц.
1 Проневич (107) в одной из своих работ указывает на аналогичные яв-
ления. Им был проделан опыт по влиянию разложения на рН растительных
остатков. Собранные листья и хвоя разных пород подвергались разложению в
течение 3 недель. Величины рН всех объектов за время разложения возросли,
как это можно видеть из следующей таблички:

рН
Объект
до опыта через три недели
Хвоя ели. . . . . . . . . . . . . . . . 4,3 4,6
» сосны. . . . . . . . . . . 5,1 5,6
Листья березы. . . . . . . . . . 5,7 6,0
» клена. . . . . . . . . . . 6,1 6,3
» ольхи 6,4 6,8

Этот результат хорошо объясняется наблюдениями Кравкова — основа-


ния, отщеплявшиеся при разложении, не удалялись и постепенно нейтрализо-
вали имевшиеся и образовавшиеся в растительных остатках кислые продукты.
80
Другие два объекта, исследованные Кравковым — хвоя сосны
и корни ячменя, — разлагались только в одних условиях — без пе-
риодического про­мывания и по ходу своего разложения несколь-
ко отличались от остальных объектов. Отщепление минераль-
ных веществ при разложении сосновой хвои шло вообще гораздо
медленнее, чем в случае дубовых листьев и сена, и 20-месячного
разложения оказалось едва достаточным для того, чтобы сделать
возможным переход в раствор лишь около 25 % минеральных ве­
ществ. Но и здесь на первом месте стоят СаО и MgO, которые к кон-
цу опыта переходят в раствор уже в количестве 80—90 %. Причины
медленного разло­жения сосновой хвои Кравков видит в наличии в
хвое смолистых веществ, могущих действовать как антисептики, и
в особом характере органо-минеральных соединений, более про-
чных, чем в других объектах.
Корни ячменя, как мы говорили выше, уже в свежем состоя-
нии способны отдавать в раствор довольно большое количество
зольных элементов (30—40 %). При их разложении мы не находим
того максимума в отдаче в раствор СаО и MgO, который наблю-
дался у сена и листьев по прошествии первого месяца. Вероятно,
этот максимум у корней ячменя наступает гораздо рань­ше и не
был уловлен. Остальные окислы проявляют тенденцию к очень
быстрому переходу в растворимое состояние и уже к концу 3-го
месяца в раст­ вор переходит около 70—80 % всех минеральных
окислов, после чего про­цесс затухает. В других объектах (листья,
сено) этот момент наступал лишь через 5—13 месяцев. На основа-
нии этого Кравков отмечает, что корни яв­л яются наиболее легко
разлагающимся объектом.
Наиболее существенные свои выводы из этих опытов Кравков
формули­рует следующим образом: «В тех случаях, когда раствори-
мые в воде продук­ты разложения растительных остатков остаются
при разлагающемся ма­териале и не выходят из сферы взаимодей­
ствия друг с другом, тогда процессы разложения и отщепление, как
результат этих процессов, растворимых минерализованных про-
дуктов из растительных остатков — идут нормаль­ным последова-
тельным путем. Определенный характер разложения в данном слу-
чае обусловливается присутствием при разлагающемся материале
извести, выпадающей в раствор обычно почти нацело в первые же
стадии этого про­цесса и создающей путем нейтрализования обра-
зующихся при разложении кислот благоприятную среду для даль-
нейшего нормального хода этого про­цесса. В тех же случаях, когда
растворимые в воде продукты разложения рас­тительных остатков
систематически удаляются из разлагающегося материала и выхо-
дят из сферы взаимодействия друг с другом, — тогда, в виду того,
что этим путем в первые же стадии этого разложения удаляется
почти на­цело СаО, в разлагающейся массе накопляются продукты
кислотного харак­тера и дальнейший ход нормального разложения
растительных остатков начинает итти угнетенным темпом».
81
Полностью присоединяясь к этим выводам уважаемого авто-
ра, устанав­ливающим исключительную и особую роль кальция в
процессах разложения растительных остатков, отметим все же, что
эти выводы безоговорочно могут быть приложены только к той об-
становке, в которой ставились опыты. В при­р оде все эти процессы
идут сложнее. Общее количество воды, которым Кравков обра-
батывал промываемые остатки, несомненно превышает раза в
два — три обычные для подзолистой зоны количества осадков1.
Далее, в природе имеются как засушливые, так и морозные пери-
оды, которые не могут не влиять не только на скорость, но и на
характер процессов разло­жения. Поэтому нужно помнить, что вы-
воды Кравкова являются лишь схе­мой, которую нужно проверить
и развить, экспериментируя в обстановке возможно более близкой
к природной.
Что эти наши замечания не являются лишними, доказывает-
ся отчасти очень интересными опытами Степанова (131). Этот
исследователь подвергал разложению листву некоторых древес-
ных пород в особых лизиметрах, установленных в природной
обстановке, собирая и анализируя просачивав­ш иеся через лис-
тву атмосферные осадки (опыт продолжался год). В табл.17 мы
приводим часть полученных им данных. Из них мы видим, во-
первых, что общее количество минеральных веществ, перешед-
ших за год в раствор, в общем не велико — от 8.2 до 53.2 от пер-
воначального содержания. Во-вторых, сумма СаО и MgO во всех
случаях терялась в меньшем количестве, чем сумма остальных
минеральных веществ, ибо процент потери СаО и MgO от их
первоначального содержания всегда меньше соответ­ с твующей
величины для суммы минеральных веществ. Кроме того, Сте­
панов отмечает, что рН просачивающейся жидкости во время
опыта во всех случаях возрастал. Таким образом, несмотря на
то, что разла­ г авшиеся остатки подвергались периодическому
промыванию, вынос щелочно-земельных оснований был не ве-
лик, так же как не оказалась боль­шой и общая величина выноса
всех минеральных соединений. Результат получился противоре-
чащий выводам Кравкова. Причины этого противо­р ечия можно
искать в разных явлениях.
1 Исходя из средней величины растительного отпада в лесу около 4500 кг
на гектар (Ebermayer, 172), для навески в 150 г, с которыми работал Кравков,
мы получим площадь в 0.33 м2 и, следовательно, при 600 мм осадков в год —
около 200 л воды. Кравков же промывал растительные остатки раз в три дня
3 л воды, т. е. = 365 л в год. Принимая во внимание, с одной стороны,
что в природе часть осадков является не эффективной (ливни после засухи,
проходящие через подстилку, смачивая ее лишь в малой степени, талые воды,
стекающие по замерзшей еще подстилке, и т. д.), а с другой стороны, что в опы-
тах Кравкова все промывные воды были эффективными, мы должны признать,
что в последнем случае количество воды, участвовавшее в промывании, было в
несколько раз больше, чем в природе.
82
Та б л и ц а 17
Количество веществ, выщелоченных за 1 год из разлагающихся листьев
и хвои разных древесных пород в опытах Степанова (131)

На 100 г листьев или хвои

Выщелочено pH фильтрата
Первона- Выщелочено
за год
чальное со- за год CaO +
минеральных
держание MgO
веществ
Древесная
порода

чального содер-

чального содер-
в % от первона-

в % от первона-

в начале опыта
Минеральное

CaO + MgO

в среднем
вещество

жания

жания
вг вг

Ель. . . . . . . . . . . . . 7.06 2.16 1.18 16.7 0.24 16.1 5.51 6.44


Сосна. . . . . . . . . . . 2.46 1.33 0.83 33.6 0.16 12.4 5.45 5.71
Береза. . . . . . . . . . 7.89 3.00 1.79 22.7 0.40 13.3 5.30 6.82
Осина. . . . . . . . . . 5.73 2.11 0.85 14.8 0.11 5.5 5.42 6.87
Липа . . . . . . . . . . . 6.75 3.29 2.57 38.3 0.72 22.0 — 7.09
Дуб. . . . . . . . . . . . . 8.05 2.27 0.65 8.2 0.13 5.6 5.57 6.31
Орешник. . . . . . . 10.58 4.71 5.63 53.2 1.35 28.5 6.18 7.11

В опытах Степанова почти наверное условия температуры и


влажность были гораздо более далекими от оптимальных, чем в
опытах Кравкова. Далее — и это, вероятно, главное — продолжи-
тельность опыта Степанова была недостаточной. Представляется
весьма вероятным, что после второго осеннего периода (опыт был
закончен в сентябре) с его неблагоприятными для разложения и
благоприятными для выщелачивания условиями, мы мог­ли бы на-
блюдать явления более близкие к тем, которые получались у Крав­
кова в его опытах. Но вместе с тем утверждение о схематичности
выводов Кравкова при всей их большой ценности остается в силе.
Отметим попутно сезонный ход выщелачивания зольных эле-
ментов по цитированному выше опыту Степанова (131). Листья раз-
ных пород в его опыте вели себя в этом отношении неодинаково.
Наиболее сильное вымы­вание зольных элементов имело место для
листьев бузины, бересклета и орешника — осенью, для листвы кру-
шины, калины и черемухи — вес­ною — в мае и, наконец, для липы,
березы, желтой акации, клена, осины, дуба, рябины, ели и сосны это
вымывание шло довольно равномерно в те­чение всего лета.
Из сопоставления результатов опытов Кравкова и Степанова
выте­к ает еще один интересный вопрос. Кравков наблюдал появ-
ление способно­ сти у щелочно-земельных оснований к сильному
выщелачиванию в началь­ные периоды разложения, по прошествии
83
которых эта способность терялась и эти основания закреплялись.
Спрашивается, а как стали бы вести себя последние в том случае,
если бы энергичное периодическое промывание началось бы пос-
ле того, как в результате некоторого разложения СаО и MgO уже
прошли бы стадию легкой выщелачиваемости и закрепились бы в
разлагающейся массе. Появилась ли бы у них снова способность к
легкому выщелачиванию или нет. Этот вопрос имеет существенное
значение для по­н имания зависимости типа почвообразования от
климатических условий, в частности, от распределения осадков
в течение года.
Заканчивая на этом рассмотрение роли обмена веществ в сис-
теме почва— растение в части миграции зольных элементов, под-
ведем некоторые итоги. Сущность этих явлений сводится к тому,
что некоторая сумма минеральных веществ мигрирует из относи-
тельно глубоких слоев почвы на ее поверх­ность. По своему соста-
ву эта сумма минеральных веществ сильно отли­ч ается от их соот-
ношения в почве, будучи резко обогащена основаниями (главным
образом СаО и К 2О) и марганцем и столь же резко обеднена по-
луторными окислами. Только при наличии избыточного увлаж-
нения количество полуторных окислов возрастает за счет Al2O3
растения влаголюбов. Мобилизация зольных элементов, заклю-
ченных в растительных остатках, происходит по-разному, в зави-
симости от условий разложения их. При наличии периодическо-
го промывания известь и магнезия имеют тенденцию к быстрому
выносу в самом начале разложения, следствием чего является
создание кислой реакции и значительное замедление дальней-
шего разложе­н ия и мобилизации остальных зольных элементов.
В условиях отсутствия периодического промывания СаО и MgO
мобилизуются тоже быстро, но, оставаясь в разлагающейся мас-
се, нейтрализуют образующиеся продукты кислотного характера
и закрепляются при этом сами. Реакция среды полу­ч ается близ-
кой к нейтральной, и остальные зольные элементы претерпевают
довольно быструю мобилизацию.
На абсолютных количествах минеральных веществ, прини-
мающих участие в миграции через растительные организмы, мы
остано­вимся ниже, когда будем говорить об общем балансе ве-
ществ в почве в главе VII.

3. Поведение органических соединений при разложении


растительных остатков

Теперь мы перейдем ко второй части настоящей главы, касаю-


щейся уже роли самого органического вещества в подзолообразо-
вательном процессе.
Вопрос о гумусе — об органическом веществе почвы, несмотря
на мно­жество работ, некоторые из которых имеют уже столетнюю
84
давность, про­должает, как известно, оставаться одним из самых
трудных и запутанных вопросов почвоведения. Тема и рамки на-
стоящей работы не позволяют нам останавливаться на нем сколь-
ко-нибудь подробно. Отметим только, что все течения в этой об-
ласти можно разбить на две большие группы, одна из которых
рассматривает гумус как совокупность некоторых своеобразных
веществ определенного химического строения, характерных
именно для почвы. Вторая группа стремится установить более
тесную связь гумуса с соединениями, имеющимися в исходных
растительных остатках (работы Waksman и его сотрудников). За
последнее время эти оба течения, по-види­мому, начинают сбли-
жаться.
Теория Fischer und Schrader о происхождении гуминовых ве-
ществ и углей из лигнина получила хорошее подтверждение в ра-
боте Седлецкого (122), установившего кристаллическое строение
гуминовой кислоты и бли­зость его к кристаллическому строению
лигнина. Фактический материал, которым пользовался Седлец-
кий, правда, довольно скромен, но принимая во внимание, что
полученные выводы хорошо совпадают с рядом чисто-хи­мических
данных, можно, вероятно, не сомневаться в правильности его за-
ключений.
Этим самым подтвердились и взгляды Sven Oden, считавшего
гуминовую кислоту определенным химическим соединением и
впервые определившим ее валентность и молекулярный вес.
Вместе с тем это не противоречит и взглядам Waksman, кото-
рый одной из важнейших составных частей почвенного гумуса счи-
тает «лигно-гуматный комплекс». На ряду с последним названный
исследователь устанавливает наличие в составе органического ве-
щества почвы ряда соединений, входящих в состав исходных расти-
тельных остатков, как например, целлюлозы, гемицеллюлоз, смол,
восков и т. д.
Отметим, что Groszkopf (185) обнаружил прямую зависимость
между накоплением гумуса (определявшегося ацетил-бромидным
методом) и уменьшением количества лигнина. Таким образом
этот исследователь в противоположность Waksman различает гу-
мус и лигнин, что нужно счи­тать приемом вполне правильным.
Другой вопрос — насколько пригоден для этого метод ацетил-бро-
мида, являющийся, вероятно, весьма условным. Groszkopf считает,
что разложение лигнина совершается мало исследован­н ыми мик-
роорганизмами, требующими обилия оснований, вследствие чего
в почвах кислых лигнин накапливается в значительных количес-
твах.
Не вполне ясным представляется пока вопрос о формах соеди-
нения азота в почвенном гумусе. Несомненно одно, что азот связан
очень прочно и вхо­дит в состав сложных органических соедине-
ний, что дает основание Waksman говорить о «лигно-протеиновом
комплексе».
85
Для того чтобы составить себе представление о том, какие орга-
нические соединения получает почва от растения, рассмотрим не-
которые данные, заимствованные нами из работ Waksman.
В табл. 18 мы приводим состав некоторых растительных ос-
татков.
Та б л и ц а 18

Состав органической части некоторых растительных остатков


(по Waksman, 312)

В % от веса сухого вещества


Эфирно-раствори-

римые в холодной
Вещества, раство-

Вещества, раство-

Вещества, раство-
римые в алкоголе
римые в горячей

Гемицеллюлозы

Сырой протеин
мая фракция

Целлюлоза
Объект иссле-

Лигнин

Зола
дования
воде

воде

Пшеничная 1, 10 5, 57 не опред. 26, 35 39, 10 21, 60 2, 10 3, 53


солома
Стебли злаков 1, 75 10, 58 3, 56 4, 19 21, 91 28, 67 9, 46 2, 44 7, 54
Листья дуба 3, 85 8, 28 5, 73 5, 92 17, 97 12, 78 24, 76 4, 25 5, 10
» » 4, 01 15, 32 не опр. 15, 60 17, 18 29, 66 3, 47 4, 68
Хвоя сосны 11, 37 4, 42 2, 86 12, 58 17, 10 14, 79 21, 89 2, 12 2, 51
» » 7, 65 13, 02 не опр. 14, 68 18, 26 27, 63 8, 53 3, 08
Гипновые мхи 4, 58 8, 41 не опр. 18, 92 24, 75 21, 13 4, 16 4, 33

Разложение отдельных органических соединений идет, как


было пока ­зано Waksman, с разной скоростью. Быстрее всего разла-
гаются моносаха­риды, к которым по скорости разложения близко
стоят пектиновые вещества и крахмал. Более медленно разлага-
ются гемицеллюлозы и клетчатка. Еще медленнее смолы и вос-
ка (эфирно-растворимая фракция). И, наконец, наиболее медлен-
но разлагается лигнин. Белковые вещества разлагаются быстро,
но обычно немедленно используются микроорганизмами для по­
строения своей плазмы.
В результате неодинаковой скорости разложения отдельных
органи­ческих соединений при разложении растительных остат-
ков наблюдается накопление, относительное, конечно, одних соеди-
нений и исчезновение дру­г их. В табл. 19 мы приводим по данным
Waksman (312) состав нескольких лесных подстилок. Сопоставляя
эти данные с цифрами табл. 18 (с оговоркой, что эти данные име-
ют разное географическое происхождение), а также со­став слоев
F и Н подстилок между собою, мы видим, что в процессе разло­
86
Та б л и ц а 19

Состав органической части лесных подстилок и подзолистых почв (по Waksman, 312, 314)

В % от
В % от веса сухого органического вещества веса
почвы

Лес или почва

почвы
теин
Зола

лозы

эфире
Лигнин

алкоголе

Вещества,
Вещества,
Вещества,
Вещества,

Слой подстилки или


Сырой про-

Целлюлозы

Гемицеллю-

горячей воде
Общий гумус

холодной воде

растворимые в
растворимые в
растворимые в
растворимые в
Канадская сосна F 4, 41 не опр. 5, 80 15, 28 9, 44 39, 30 8, 29 9, 20 —
H 2, 99 »» 2, 73 12, 39 2, 56 50, 39 7, 51 11, 61 —
Смешанный F 5, 21 »» 5, 03 15, 48 7, 28 38, 38 8, 02 7, 94 —
H 3, 96 »» 4, 66 17, 87 3, 84 37, 29 7, 04 13, 67 —
Канадская сосна с гипнов. F 3, 58 »» 5, 14 17, 50 9, 62 42, 26 6, 84 6, 05 —
покровом H 3, 94 »» 3, 63 17, 30 5, 64 44, 88 5, 15 10, 57 —
Подзол под верещатником A1 3, 77 4, 03 0, 59 14, 25 14, 81 50, 85 6, 71 — 38, 70
A2 13, 93 3, 52 1, 14 5, 90 5, 41 45, 74 9, 75 — 1, 22
B 1, 32 2, 75 0, 58 8, 12 3, 12 63, 14 10, 03 — 2, 99
Подзол A1 0, 97 2, 32 4, 00 11, 54 5, 00 55, 62 16, 08 — 41, 57
A2 2, 90 1, 68 6, 36 8, 18 2, 10 46, 32 27, 82 — 1, 10
Подзол под сосновым ле- L 6, 38 2, 57 4, 06 18, 23 15, 72 38, 38 5, 44 — 96, 17
сом с болиголовом F 4, 86 4, 16 6, 73 11, 94 8, 24 44, 24 14, 00 — 78, 19
H 4, 25 3, 54 3, 31 9, 49 4, 75 50, 13 13, 12 — 74, 20
A1 3, 21 2, 25 1, 88 8,00 — — 14, 25 — 18, 46
A2 3, 12 2, 42 4, 10 10,30 — — 21, 50 — 4, 33
B1 1, 54 1, 08 2, 38 8,70 — — 19, 43 — 8, 36
B2C 1, 00 0, 98 1, 03 6,22 — — 15, 81 — 5, 94

87
жения имеет место резкое уменьшение содержания воднораство-
римых веществ и целлюлозы, менее заметное понижение содержа-
ния эфирно-раст­воримых соединений, почти полное постоянство
в содержании гемицеллюлоз и, наконец, накопление лигнина, с
которым, как мы видели выше, генетически связана и гуминовая
кислота. Аналогичные результаты были получены и Vater (306). К
близким выводам приходит и Kleberg (213). На основании резуль-
татов своих анализов (табл. 20) разных слоев под­стилок он конс-
татирует довольно быстрое уменьшение содержания смолистых ве-
ществ, более медленное понижение содержания пентозанов и пос-
тоянство в содержании (т. е. очень медленное разложение) лигнина.
О содержании последнего он судит по содержанию группы СН3О
— метоксила.
Nemec (252, 253) указывает, что количество пентозанов при раз-
ложении листвы в начале меняется очень мало и только в дальней-
шем степень их разложения начинает заметно возрастать. По его
мнению, пентозаны не являются составной частью «гумифици-
рованной» массы, а входят в состав не разложившихся остатков.
Наибольшее количество пентозанов он находил под сосновыми
насаждениями. Вещества, переходящие в бензольно-алко­ гольную
вытяжку, начинают разлагаться уже в самом начале. Наибольшее
количество их Nemec находил под сосновыми и дубовыми насаж-
дениями.
Необходимо упомянуть и еще об одном наблюдении Waks-
man – о влиянии одних соединений на быстроту разложения
других. Так, по его данным (310), удаление эфирно-растворимых
веществ ускоряет разложение остальных соединений. На это яв-
ление – антисептическое действие смолистых веществ – указы-
вал и Кравков (см. выше)
Отметим попутно влияние внешних условий на скорость разло-
жения отдельных органических соединений. По опытам Waksman
(311) с овсяной соломой, разлагавшейся при разных температурах
(7°, 18°, 27°, 37°), разность в скорости разложения, и притом очень
резкая, наблюдалась только в тече­ ние первых двух недель, после
чего скорости разложения при разных тем­пературах более или ме-
нее сравнялись. Однако, общее количество вещества, подвергшегося
разложению, было тем больше, чем выше была температура (опыт
длился 9 месяцев). Это оставалось справедливым и для отдельных
фракций органического вещества (целлюлоза, гемицеллюлозы и
эфирнорастворимая фракция), но особенно резким было влияние
t° на лигнин, которого при t° = 37° разложилось 50—60 %, а при
t° = 7° — ничтожное количество. Внесение усвояемого азота повы-
сило скорость разложения соломы в целом, особенно целлюлозы и
гемицеллюлоз и очень мало отозва­лось на разложении лигнина.
Нужно отметить, что все эти только что изложенные ре-
зультаты исследова ­н ий Waksman при всей их ценности, не ре-
шают, конечно, очень и очень мно­гих вопросов. Примененный
88
Та б л и ц а 20

Состав органической части и кислотность опадающих листьев и разных слоев подстилок в древесных насаждениях
(по Kleberg, 213)

В % от веса сухого, беззоль-


От веса сухого без-
ного и безэкстративного
зольного вещества
вещества

Насаждение Характер гумуса Объект анализа

среднее
Азот
группа
Углерод

вытяжке

к. с. 0, 1 N
Пентозаны

бензольная
вытяжка, %

Алкогольно-
Кислотность

Из скольких анализов
NaOH на 100 г
Метоксильная

вещества в KCl
Бук Rohhumus 12-15 см 3 Опадающие листья 13, 39 14, 85 1, 17 14, 03 3, 22 49, 81
1-й слой Rohhumus 6, 23 не опр. 1, 80 14, 50 3, 04 49, 41
2-й » » 4, 65 14, 10 2, 20 12, 24 2, 80 50, 08
3-й » » 5, 12 39, 02 2, 26 9, 61 2, 80 53, 03
4-й » » 5, 45 38, 51 2, 58 8, 13 3, 05 53, 96
Дуб Rohhumus 1 Опадающие листья 13, 91 31, 75 1, 72 15, 12 2, 46 52, 29
1-й слой Rohhumus 6, 97 31, 89 2, 02 13, 05 3, 10 52, 30
2-й » » 5, 75 36, 86 2, 81 9, 61 2, 41 53, 14
Ель Rohhumus 1 Многолетняя хвоя 25, 63 210, 00 1, 39 9, 70 2, 48 47, 67
1-й слой Rohhumus 8, 21 38, 35 2, 13 8, 96 2, 24 51, 67
2-й » » 6, 83 50, 38 2, 31 7, 45 2, 62 52, 86
3-й » » 5, 45 53, 92 2, 38 7, 20 — 52, 34
Сосна Rohhumus 15-20 см 4 Многолетняя хвоя 27, 58 52, 90 2, 06 9, 67 2, 68 46, 88
1-й слой Rohhumus 11, 90 35, 10 1, 73 8, 31 2, 59 51, 24
2-й » » 10, 21 52, 46 1, 84 7, 10 2, 67 52, 16
3-й » » 10, 17 98, 85 1, 85 5, 84 2, 83 54, 36
4-й » » 10, 24 136, 30 1, 83 3, 76 3, 49 54, 26
Бук Нормальный гумус 1 4, 92 5, 74 2, 24 12, 90 — 50, 29

89
Береза Нормальный гумус 1 8, 12 10, 48 2, 95 10, 63 — 47, 90
им метод фракционирования органических ве­ществ с помощью
различных растворителей, частью растворяющих, а частью гид-
ролизующих органические соединения, не может считаться
удовлетвори­т ельным, так как в некоторых фракциях мы полу-
чаем благодаря этому смесь самых разнообразных веществ. Так,
во фракцию воднорастворимых веществ могут попадать не толь-
ко такие соединения как сахара, но, например, и гумусовые кис-
лоты, если исходный объект содержит таковые в ненасы­щенном
или в насыщенном щелочными катионами состоянии. Между
тем для познания почвообразовательного процесса далеко не
безразлично, с каким типом растворимых органических соеди-
нений мы имеем дело.
Кроме того — и это, может быть, является самым важным —
работы Waksman и его последователей игнорируют целый ряд
весьма существенных, с точки зрения роли гумуса в почвооб-
разовательном процессе, свойств гумуса, связанных не столь-
ко, быть может, с его химическим составом, сколько с его фи-
зическим состоянием. Мы имеем в виду свойства гумуса как
коллоида, которые придают ему способность связывать осно-
вания, играть роль защитного коллоида, определяют его собс-
твенную подвиж­н ость и так далее. До тех пор, пока не будет
перекинут прочный мост между химическим составом гумуса
в понимании Waksman (а это понимание само по себе требует
значительного расширения и углубления) и его коллоидаль­
ными и иными свойствами, до тех пор химический состав гуму-
са и его изменения будут оставаться недеятельным элементом,
оторванным от пред­с тавления о почвообразовательном процес-
се. Говоря это мы нисколько не хотим умалить значение работ
Waksman — они несомненно нужны, — но столь же несомненно,
что сами по себе их результаты в значительной степени мертвы
и для своего оживления требуют разработки в только что ука-
занном направлении.
Поэтому как ни заманчив путь, на который стал Waksman, он
не может в настоящее время еще удовлетворительно разрешить
очень многие вопросы почвообразования и пока часто уступа-
ет иным, зачастую очень грубым, чисто эмпирическим приемам,
устанавливающим некоторые суммарные свойства органическо-
го вещества почвы, имеющие прямое отношение к ряду явлений
почвообразовательного процесса.
В этой области мы имеем целый ряд исследований как лабора-
торно-экспериментального характера, так и основанных на изуче-
нии природных объектов. В числе первых мы опять-таки должны
назвать глубоко инте­р есные работы Кравкова.
Выше мы знакомились с результатами его работ по мобили-
зации золь­н ых элементов при разложении растительных остат-
ков. Теперь мы обра­т имся к его данным о судьбе их органичес-
кой части.
90
В отношении свежих1, не подвергавшихся разложению остат-
ков Кравков отмечает, что они способны отдавать в раствор за-
метные количе­ства органических веществ (см. табл. 21). И здесь
хвоя, но не сосны, а ели, является значительно более инертной,
чем степное сено и березовые листья.
Растительные остатки, подвергнутые разложению, продуциру-
ют значи­тельно большие количества воднорастворимых органи-
ческих веществ.
Как и в опытах по мобилизации зольных элементов, Кравков
подвергал разложению растительные остатки при двух условиях:
без промывания и с периодическим промыванием. Кроме того ва-
риировалась температура и влажность. Результаты опыта сведе-
ны в табл. 21.
На основании их Кравков отмечает, что при периодическом
промывании в раствор перешло значительно большее количество
органических веществ, чем без промывания: 20,5 % против 6,2 %
для листьев березы и 25 % против 10,1 % для степного сена. Для
еловой хвои имеется то же соотношение, но выраженное менее
резко: 4,1 % против 3,3 %. Вместе с тем количества минеральных
веществ, перешедших в раствор, дают обратную зависимость, что
подтверждает выводы Кравкова, полученные в более ранних опы-
тах и рассмотренные нами выше.
Причину этих явлений Кравков видит в том, что при периоди-
ческом промывании быстрое исчезновение Са и Mg из массы разла-
гающихся остатков обусловливает возникновение кислой реакции
и поэтому вызывает угнетение процессов разложения, вследствие
чего образуется большое количество «промежуточных удобопод-
вижных соединений».
Такой вывод Кравкова представляется, вообще говоря, доволь-
но вероят­ным, но мы не можем не отметить того, что он не является
строго доказанным. Существенным недостатком во всех опытах
Кравкова является отсутствие учета количества растительных
остатков, оставшихся неразложенными, по окончании опытов.
Только при наличии этих данных можно было бы судить о коли-
честве разложившегося органического вещества и, следова­тельно,
говорить об ускорении или замедлении разложения и о конечном
эффекте по отношению к скорости разложения того или иного
фактора. Поэтому в данных опытах бесспорным является лишь
1 В большинстве своих опытов Кравков употреблял не отмершие раститель-
ные остатки, а собранные в живом зеленом состоянии, мотивируя это тем, что
отмирающие части уже подвергаются некоторым изменениям в своем составе
вследствие перехода некоторых минеральных соединений в ствол и выщеличи-
вания листьев дождями еще до их отпадания. Этот прием представляется нам
неправильным, так как осенняя миграция некоторых зольных веществ в ствол
(идущая параллельно с миграцией других зольных элементов в обратном на-
правлении) является естественным процессом, и экспериментальные результа-
ты, полученные Кравковым, больше бы приближались к природным условиям,
если бы он работал с отмершими остатками.
91
повышенное коли­чество воднорастворимых органических продук-
тов распада, при периоди­ческом промывании, т. е. особый харак-
тер разложения в этих условиях. Вопрос же о том, в каком случае
процессы разложения шли быстрее, в каком медленнее — решает-
ся лишь предположительно.
Влияние температуры и влажности проявилось менее отчетли-
во. Кравков отмечает, что условия III группы (t° = 25° и влажность
= 1/10 влагоемкости) являются в общем более благоприятными для
разложения, чем условия II группы (t° = 5—7° и влажность, равная
полной влагоемкости). И здесь надо с сожалением отметить отсутс-
твие полного баланса органических веществ, при наличии которого
выводы о влиянии температуры и влажности были бы, вероятно,
более полноценными.
Нельзя не упомянуть еще одного наблюдения Кравкова над
кислотно­стью просачивающейся жидкости. Этот опыт был постав-
лен с клеверным сеном. Результаты его мы приводим в табл. 22.

Та б л и ц а 22
Влияние периодического промывания на ко­л ичество продуктов кислотного
характера, выделяющихся из разлагающихся растительных остатков
(клеверное сено) (по Кравкову, 82)

Кислотность водной вытяж-


ки в к. с. 1/10 норм. раствора
Ba(OH)2 на 100 г сухого
Продолжитель- вещества
Условия промывания ность разложе-
ния разложение
разложение
при двой-
при ½ влагоем-
ной влаго-
кости
емкости

Без промывания. . . . . . . . . . . . . . 2 недели 0, 0 189, 0

» » . . . . . . . . . . . . . . . 1 месяц 12, 5 24, 0

» » . . . . . . . . . . . . . . . 2» 6, 0 12, 0

2 промывания через 2 недели 1» 10, 0 239, 0


и 1 месяц . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

3 промывания через 2 недели, 2» 16, 0 312, 0


1 месяц и 2 месяца . . . . . . . . . . . .

4 промывания через 2 недели, 3» 26, 0 362, 0


1 месяц, 2 месяца и 3 месяца. . .

Абсолютные величины кислотности в случае разложения при


влажности равной 1/2 полной влагоемкости не велики, но разница
92
между промыва­емым и непромываемым объектами вполне отчет-
лива, так же как отчетливо увеличение кислотности во времени в
объектах промываемых. Для высокой влажности характерны более
высокие абсолютные величины кислотности, возрастание их при
периодическом промывании и падение в условиях отсутствия
последнего. Цифры комментарий не требуют, хорошо согласуясь с
вышеизложенными объяснениями Кравкова.
Ради полноты картины упомянем еще о наблюдениях сотруд-
ников Кравкова над образованием отдельных форм перегнойных
веществ — гуминовой, креновой и апокреновой кислот, хотя приро-
да последних двух сое­д инений и является пока неизвестной и их
следует рассматривать лишь как группы органических соедине-
ний, выделяемые определенным услов­н ым методом.
В той же работе (82) мы находим следующие наблюдения по
этому пово­ду: 1) количество гуминовой кислоты в непромываемых
объектах с течением времени уменьшается, а в промываемых —
растет; при этом в обоих слу­чаях чем выше влажность, тем меньше
гуминовой кислоты; 2) количества креновой и апокреновой кислот
также с течением времени уменьшаются в непромываемых объек-
тах и возрастают в промываемых, но увеличение влажности в обо-
их случаях ведет к усиленному их образованию.
Наиболее существенным выводом из вышеописанных опы-
тов Кравкова является положение о том, что отщепляющиеся в
процессе разложения расти­тельных остатков воднорастворимые
органические вещества «... и яв­л яются главнейшим и непосредс-
твенным источником образования и накоп­ления в почве гуму-
са...»
Этот вывод представляется нам соответствующим действи-
тельности, хотя нельзя не отметить, что не следует совсем умалять
и роли отмирающих кор­ней в образовании гумуса, которая будет
тем больше, чем более развита травянистая растительность.
Вместе с тем дальнейшие опыты Кравкова по закреплению в поч-
ве воднорастворимых органических веществ представляются нам
малоубедитель­ н ыми главным образом вследствие неудовлетво-
рительности методики. Обработка почвы большими порциями
«клеверного чая» — горячей вытяж­к и из свежего клеверного сена
с последующим высушиванием почвы, — прием, для которого
трудно найти какой-либо природный процесс, имеющий с ним
хотя бы отдаленное сходство. Процессы нормального разложения
органи­ческих веществ были совершенно исключены, а они могли
бы оказать зна­ч ительное влияние на закрепление гумуса в поч-
ве. И «предел насыщения почвы гумусом» — понятие, вводимое
Кравковым, — мог быть предсказан заранее, так как во всяком
данном почвенном образце, если только он не содержит карбона-
тов, все количество легко подвижных Са и Mg и дру­г их катионов
должно быть уже связано имеющимся в почве гумусом (или— по
нашим теперешним воззрениям — кроме того и минеральными
93
коллоидами). Вследствие этого вновь поступающие порции вод-
норастворимых органических веществ могут закрепляться в поч-
ве лишь по мере разложения гумуса, имевшегося в почве, и осво-
бождения соответствующих катионов.

4. Свойства органогенных горизонтов подзолистых почв


Перейдем теперь ко второй группе работ, основанных на изу-
чении орга­ногенных горизонтов подзолистых почв в природе.
Из только что рассмотренных работ Кравкова мы видели, что
свойства органического вещества растительных остатков претер-
певают в процессе разложения существенные изменения — раз-
личные в зависимости от усло­вий разложения. В числе этих изме-
нений особо следует отметить образова­н ие большего или меньше-
го количества воднорастворимых органических веществ, которые
в зависимости от условий образования являются нейтраль­н ыми
или могут иметь кислую реакцию.
Само собою разумеется, что изменения не ограничиваются эти-
ми явле­ниями, которые сами являются функцией ряда глубоких,
вероятно, изме­нений в химическом строении и составе исходных
органических остатков, но эти изменения нам пока почти неизвес-
тны, и работы Waksman не проли­вают на этот вопрос особого света,
ибо как мы уже говорили выше, воднорастворимые продукты у него
хотя и выделены в особую фракцию, но эта последняя представляет
собою смесь самых разнообразных соединений, начиная от Сахаров
и кончая коллоидальными растворами гуминовой кислоты.
К сожалению, — мы говорили уже об этом выше, — Кравков не
подверг исследованию ту часть растительных остатков, которая
осталась от разло­жения, не только в отношении их химического,
хотя бы элементарного состава, но и в отношении их некоторых
химических свойств. Правда, в то время, когда Кравков ставил
свои опыты, коллоидная химия еще только начинала завоевывать
свое место в почвоведении и для изучения коллоидно-химичес-
ких свойств почвы методов еще почти не существовало.
Едва ли можно сомневаться в том, что сохранившаяся часть
раститель­н ых остатков в опытах Кравкова с периодическим про-
мыванием во многих случаях, если не во всех, также должна была
приобрести кислую реакцию. На это указывает ее способность
продуцировать кислые воднорастворимые продукты. И эта сто-
рона вопроса составляет главный предмет многочислен­н ых работ
второй группы, к рассмотрению которых мы теперь и перейдем.
Для того, чтобы составить себе представление о том, какие
изменения претерпевают растительные остатки при разложении,
нужно знать свойства их в тот момент, когда они, отмирая, посту-
пают на поверхность почвы. Данные по этому вопросу мы нахо-
дим прежде всего в одной из основных работ по составу и свойс-
твам лесных подстилок — в работе Hesselmann (190).
94
Им были произведены определения рН, золы и СаО — асси-
милируемого1 и валового — в только что опавших или близких к
опадению листьях. Эти данные приводятся нами в табл. 23. Про-
сматривая цифры этой таблицы, мы видим, что все исследован-
ные объекты за одним только исключением (Ulmus scabra) уже об-
ладают более или менее кислой реакцией. При этом более кислая
реакция характерна для хвои ели и сосны, для листьев растений
из семейства вересковых и для мхов. К ним присоединяются дуб
и рябина. Листва лиственных деревьев и травянистых растений,
как правило, обладает меньшей кислотностью. Величина рН, в
общем, коррелирует с содержанием золы и Са, т. е. чем больше
последних, тем меньше кислотность, но от этой закономерности
встречаются и отступления.
Кроме определения активной кислотности в опадающих лис-
тьях, Hes­selmann определял содержание в них буферных веществ
с помощью потенциометрического титрования. Последнее произ-
водилось в суспензии: 5 г вещества в 200 к. с. 0, 1 N раствора КСl,
через 24 часа после приготовления суспензий путем прибавления
возрастающих количеств титрованных рас­т воров НCl или NaOH2
и определения pH. На основании этих определений Hesselmann ус-
танавливает пять типов растительных остатков:
1) С высоким содержанием кислых и низким — щелочных бу-
ферных веществ — отпад хвойных пород и растений из семейства
вересковых и мхов.
2) С умеренным содержанием кислых и довольно высоким —
щелоч­н ых буферных веществ — отпад березы, ольхи, осины, ясе-
ня, бука и лесных трав.
3) С низким содержанием кислых, высоким — щелочных бу-
ферных ве­ществ — отпад ильмовых и орешника.
4) С высоким содержанием и кислых, и щелочных буферных
веществ — отпад клена, дуба, лиственницы и лесной герани.
5) С низким содержанием буферных веществ вообще — отпад
щучки.
Некоторый материал по тому же вопросу о свойствах свежего
отпада мы находим в работе Степанова (131). Часть полученных
им данных мы приводили в табл. 17. Об условиях его опыта мы
уже говорили выше. Величины рН, приведенные в предпоследней
графе таблицы, отно­с ятся к первым порциям вод, просочившихся
через листву.
1 Под «ассимилируемым» СаО в работе Hesselmann, как и во всех шведских ра-
ботах, понимается кальций, переходящий в раствор при обработке растовором хло-
ристого аммония (навеска почвы 12,5—25 г, 150—350 к. с. 10% раствора хлористого
аммония). Таким образом, «ассимилируемый» кальций соответствует приближенно
обменному кальцию, но с поправкой на неполноту вытеснения при однократной об-
работке. Впрочем в случае растительных остатков кроме обменного, в раствор может
переходить и кальций тех или иных солей..
2 Подобный метод едва ли можно считать вполне правильным, так как сус-
пензия несомненно не успевала прийти в равновесие с кислотой и щелочью.
95
Та б л и ц а 23

pH, содержание CaO и содержание воды в осенних опадающих листьях


(по Hosselmann, 190)

В % от веса сухого вещества


Растение pH CaO
зола
ассим. валов.
Pinus silvestris . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 2 0, 33 0, 96 2, 74
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 1 0, 53 0, 71 2, 38
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 0 0, 30 0, 64 1, 83
Picea excelsa. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 2 0, 36 2, 17 8, 43
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3, 8 0, 25 2, 00 6, 20
Vaccinium vitis idaea . . . . . . . . . . . . . . . . . 3, 7 0, 64 0, 64 2, 40
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3, 8 0, 61 0, 74 2, 26
Vaccinium myrtillus. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 5 0, 81 1, 57 4, 98
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 0 0, 67 — —
Vaccinium uliginosum. . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 7 1, 04 1, 58 4, 74
Calluna vulg. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 4 0, 47 0, 51 3, 05
Alnus incana. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 3 1, 31 3, 34 9, 34
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 1 0, 67 1, 33 5, 28
Alnus glutin. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 6 1, 27 — —
Betula alba. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 0 0, 57 2, 13 5, 21
Betula pub.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 9 0, 90 — —
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 4 0, 99 1, 97 5, 07
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 5 0, 79 1, 96 4, 87
Betula verr.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 1 0, 82 — —
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 3 0, 93 1, 52 3, 88
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 6 0, 29 1, 84 5, 47
Corylus av.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 6 1, 47 3, 79 11, 43
Fagus silv. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 6 0, 73 1, 97 6, 70
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 3 0, 48 1, 59 6, 76
Fraxinus exc.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 4 1, 48 3, 40 15, 29
Populus tr.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 1 2, 35 3, 36 10, 53
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 3 1, 16 2, 29 5, 39
Quercus rob.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 8 0, 33 2, 47 7, 45
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 9 0, 70 2, 49 7, 28
Salix capr.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 1 3, 70 5, 17 11, 74
» ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 6 1, 46 2, 59 6, 12
Sorbus auc.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 8 1, 37 — —
Ulmus scab.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7, 3 2, 64 5, 22 21, 32

96
В % от веса сухого вещества
Растение pH CaO
зола
ассим. валов.
Athyrium fil. fem.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 9 0, 63 1, 00 9, 89
Deschampsia flexuosa. . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 5 0, 15 0, 16 2, 53
Dryopteris Linn . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 5 0, 72 0, 99 9, 26
» pheg.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 0 1, 12 1, 45 11, 68
» spin.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 3 0, 63 0, 99 10, 02
Eupteris aq.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 7 0, 72 0, 71 8, 45
Geranium silv.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 1 2, 89 3, 44 9. 48
Majanthenum bif.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 6 1, 09 1, 73 7, 05
Trientalis europaea . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6, 1 0, 87 1, 26 7, 17
Hylocomium par.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 6 0, 40 — 2, 63
Hylocomium prol.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 6 0, 70 — 2, 44

Поэтому величины, полученные Степановым, не вполне срав-


нимы с дан­н ыми Hesselmann. Но и здесь мы видим, что все рас-
тительные остатки дали кислые фильтраты, хотя в этом случае
кислотность меньше, чем по данным Hesselmann. Интересно отме-
тить при этом, что в опытах Степанова самый кислый фильтрат
дали листья клена, хвоя же ели и сосны дали цифры, близкие к
соответственным величинам для березы и осины. Вместе с тем
со­держание золы и валового Са у Степанова и у Hesselmann было
очень близ­к им для хвойных пород: для ели — золы 7,06 и 7,31,
кальция (сумма СаО + MgO) 2,16 и 2,08 (среднее из двух). Для
сосны— золы 2,46 и 2,32 (среднее из трех), в содержании кальция
более резкое расхождение: 1,33 (сумма СаО и MgO) и 0,77 (сред-
нее из трех).
Таким образом как данные Hesselmann, так и данные Степано-
ва, разли­ч аясь между собой количественно, дают одинаковую ка-
чественную харак­теристику исходным растительным остаткам в
отношении их кислотности, констатируя наличие таковой у всех
исследованных объектов за редкими исключениями.
Обратимся теперь к вопросу о том, как меняется кислотность
раститель­н ых остатков при разложении, т. е. к вопросу о кислот-
ности подстилок.
Большой материал мы находим в той же работе Hesselmann,
относящей­с я к лесам Швеции. Во всех исследованных им типах
леса кислотность гу­м усового слоя (слой Н) была выше, чем кис-
лотность подстилки (слой F), что иллюстрируется таблицей 24.
Эти же величины отчетливо указывают на влияние листвен-
ных пород, ослабляющих кислотность. Ниже мы увидим, что это
подтверждается на­ блюдениями и других авторов. Сопоставляя
величины рН в слоях F и Н, с одной стороны,и в отдельных гене-
97
тических горизонтах самой почвы, с другой, Hesselmann устанав-
ливает, что наименьшей величины рН достигает в гумусо­вом го-
ризонте Н, начиная откуда книзу рН снова возрастает. Причины
этого явления будут нам вполне понятны, если мы снова вспом-
ним опыты Кравкова. Слой F, состоящий из слабо-разложивших-
ся растительных остатков содержит в себе еще довольно много
минеральных веществ, в частности Са, который и препятствует
созданию сильно-кислой реакции. Наоборот, слой Н содержит
в себе органические остатки, достигшие уже довольно большой
степени разложения потерявшие значительную часть минераль-
ных веществ, в частности Са, и в то же время превратившиеся
частичн в кислые соединения. Вследствие этого слой Н неизбеж-
но должен быть более кислым, чем слой F.
Та б л и ц а 24

pH подстилки и гумусового слоя в разных типах леса (по Hesselmann, 190)

pH Число на-
Тип леса
Слой F Слой H блюдений
Вересковый бор. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 24 4, 08 3
Бор-зеленомошник . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 04 3, 86 13
Еловый лес-зеленомошник. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 07 3, 96 31
Смешанный хвойный лес-зеленомошник . . . . . . . . 4, 25 4, 04 12
Хвойный лес-зеленомошник с примесью 4, 84 4, 56 6
лиственных пород . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Воднорастворимые продукты разложения растительных остат-


ков, фильтрующиеся из горизонта Н в минеральные горизонты поч-
вы, находят в ней некоторое, хотя бы ничтожное количество основа-
ний и частично нейтрализуются, причем степень их нейтрализации
должна возрастать книзу, по мер падения степени выветренности
почвы и, следовательно, увеличения содержания оснований. Поэто-
му переход от слоя Н к минеральным горизонтам почвы отмечается
повышением рН, которое продолжается по направление книзу.
Сопоставляя кислотность подстилки с содержанием в ней
золы и СаО, Hesselmann нашел, что кислотность уменьшается,
т. е. что рН растет с увеличением количества золы и СаО. При
этом, если брать отдельные определения, то кривая зависимости
получится сильно скачущей, но средние величины для опреде-
ленных интервалов рН дают уже почти линейную зависимость.
Это иллюстрируется следующей табличкой, заимствованной у
Hesselmann (190):
рН. . . . . . . . . . . . 3.5—3.9 4.0—4.4 4.5—4.9 5.0—5.4 5.5—5.9 6.0—6.4 6.5—7.0
Потеря при прокали­-
вании . . . . . . . . . . . . . . . . 77.55 68.95 67.27 53.74 52.52 59.17 49.19
Число анализов. . . . . . . . . 73 116 62 32 15 6 8

98
Такая же резкая зависимость получается и от содержания
ассимилиру­емого СаО, в особенности при выражении его в про-
центах от потери при прокаливании.
Эти последние закономерности также вполне понятны, так как
чем боль­ше золы, в которой, как мы видели выше, главной состав-
ной частью явля­ются основания, и, особенно, чем больше СаО —
наиболее сильного с точки зрения нейтрализации и закрепления
кислых органических продуктов рас­пада основания — тем меньше
должна быть величина кислотности, ибо тем большее количество
этих продуктов будет нейтрализовано и закреплено в почве.
Далее Hesselmann исследовал буферную способность подсти-
лок. Водная вытяжка из них оказалась обладающей ничтожной
буферной способностью. Что же касается до кривых титрования
подстилок, то они оказались весьма сходными с таковыми для
свежего отпада (см. выше). Верхний слой подстилки, за редкими
исключениями, всегда богаче основными бу­ ф ерными вещества-
ми, чем нижний.
Примесь лиственных пород повышает содержание основных
буферных веществ.
При сопоставлении образцов с одинаковой величиной потери
при про­к аливании, но взятых с разной глубины, Hesselmann конс-
татировал, что по мере разложения содержание кислых буферных
веществ возрастает, а ос­новных падает.
Для гумуса типа «Mull» с высоким содержанием органичес-
кого вещества (до 90 %) Hesselmann констатировал очень низкое
содержание буферных веществ, что, по его мнению, объясняется
особым химизмом образования «Mull», отличающимся от химиз-
ма образования Rohhumus.
Hesselmann подчеркивает, что самая низкая величина рН, най-
денная им, равнялась 3,5, и считает, что для данных климатичес-
ких условий эта величина является тем нижним пределом, с пе-
реходом за который гумифи­к ация прекращается или во всяком
случае резко замедляется.
Кислотность свежего растительного отпада отмечает также и
Kleberg (213), результаты исследований которого мы приводили
в табл. 20. Его дан­н ые относятся, однако, не к активной кислот-
ности, а к некоторой условной величине — кислотности вытяж-
ки раствором КСl. По мере разложения кислотность отпада дуба,
бука, ели и сосны возрастает. Обращает на себя вни­м ание очень
высокая кислотность отпада у сосны и особенно у ели, которая
вначале даже уменьшается, а затем снова возрастает. Следует от-
метить, что возрастание кислотности в подстилке с ее возрастом
может вызываться не только потерей оснований и образованием
кислотных продуктов в данном горизонте, но и приносом послед-
них из горизонтов вышележащих.
В полном согласии с выводами Hesselmann о распределении
рН по про­ филю подстилок находятся наблюдения Romell and
99
Heiberg (272). Эти авторы на основании многочисленных опреде-
лений рН, СаО и органиче­ского вещества в подстилках, а также
морфологии последних, устанавливают два основных типа под-
стилок: «Mull» и «Duff», заменяя последним названием немец-
кие термины «Rohhumus», «Trockentorf», «Torf», «Moder» и пр.,
в ко­торых, по их мнению, имеется большая путаница. «Mull» и
«Duff» имеют еще ряд подразделений морфологического харак-
тера. Результаты исследо­в аний Romell anb Heiberg представлены
нами в табл. 25 в виде средних. Здесь мы наблюдаем явление, от-
меченное Hesselmann: падение рН от верх­н их к более глубоким
слоям подстилок. По мнению авторов, содержание СаО не дало
определенной зависимости от других величин. Отметим, что это
не совсем так. Во-первых, содержание СаО в % от органического
вещества значительно выше в типе «Mull», чем «Duff», что кор-
релирует и с кислотностями этих двух типов гумуса. Во-вторых,
в типе «Mull» — в двух последних его разностях мы наблюдаем
н а к о п л е н и е СаО (выраженного в процентах от содержания
о р г а н и ч е с к о г о вещества) по мере разложения органическо-
го вещества, в то время как в «Duff» содержа­н ие СаО в слое Н
всегда меньше, чем в слое F. Из этого мы в праве заключить, что в
типе «Mull» разложение органического вещества идет скорее, чем
вынос СаО, а в типе «Duff»—наоборот. Это опять-таки является
подтвер­ж дением результатов опытов и выводов Кравкова.
Nemec und Kvapil (251) также указывают на наличие отчетли-
вой прямой зависимости между содержанием органического ве-
щества в гумусовом слое и величиной кислотности в последнем.
Однако распределение величин рН по их наблюдениям имеет
иногда несколько иной характер, чем по наблю­дениям предыду-
щих цитированных авторов, а именно рН замкнутых хвойных
насаждений имеет наименьшее значение в верхних горизонтах,
увеличиваясь с глубиной. Нужно, впрочем, заметить, что назван-
ные авторы в большинстве случаев приводят данные, начиная с
гумусового слоя, а не с подстилки. Этим может объясняться их
расхождение с Hesselmann.
Далее они указывают, что в буковых и дубовых насаждени-
ях рН имеет наименьшую величину в средних слоях подстилок.
На вырубках, в молодых и в открытых лиственных насаждениях
кислотность имеет небольшую ве­л ичину в верхнем слое и возрас-
тает книзу. В открытых насаждениях рН вообще выше, чем в за-
мкнутых. Содержание органического вещества в гуму­с овом слое
хвойных насаждений авторы ставят в прямую зависимость от ве-
личины кислотности. В смешанных и лиственных насаждениях
такой зависимости не наблюдается.
Вопросам кислотности и разложения растительных остатков
посвящена большая работа Heuell (191). Он различает три вида
разложения: 1) микокриния — полный распад при участии гри-
бов, без гумусообразования; 2) антракриния — разложение при
100
Та б л и ц а 25

Среднее содержание органического вещества, pH, CaO в разных слоях гумуса разного типа (по Romell and Heiberg, 272)

Потеря при CaO в % от веса


Слой Число
Тип гумуса Древесные породы и номера разрезов прокалива- pH сухого ве- органич.
гумуса анализов
нии в % щества вещества
Root duff Fagus silvaiica, Acer rub., Tsuga F 7 83 5, 0 1, 40 1, 77
canad.,Prunus ser., Pinus strob.
205, 332, 346, 356, 367, 369, 384 H 7 57 4, 3 0, 56 1, 51

Leaf duff Tsuga canad., Betula lut., Fagus silv., Tilia am., Acer. F 8 88 4, 7 1, 25 1, 43
sacc. 207, 213, 334, 335, 336, 337, 340, 194 H 8 69 3, 8 0, 59 0, 97

Greasy duff Picea rub., Abies bals., Betula lut., Acer sacc., Tsuga F 9 32 4, 4 0, 76 0, 82
canad., Fagus silv., Acer. rub.
327, 324, 317, 325, 330, 350, 362, 363, 341 H 9 84 3, 3 0, 76 0, 90

Fibrous duff Picea rub., Acer sacc, Betula lut., Abies bals., Betula F 6 93 4, 0 0, 54 0, 58
pap., Acer rub., Tsuga can. H 6 87 3, 2 0, 25 0, 26
349, 326, 360, 358, 364, 365

Detritus mull Acer sacc, Acer rub., Betula lut., Fagus silv., Tsuga верхн. 4 68 5, 1 1, 44 2, 22
can., Pinus str., Сary ov., Tilia am. Picea rub.
186, 206, 315, 307 нижн. 4 42 4, 7 0, 64 1, 60

Twin mull Acer sacc, Fagus silv., Tilia am., Pinus strobus верхн. 2 32 6, 1 1, 69 5, 42
203, 211 нижн. 2 15 5, 7 1, 02 5, 90

Crumb mull Acer sacc, Fagus silv., Fraxinus am., Carya ov., верхн. 4 15 5, 6 0, 91 9, 30
Prunus ser., Tilia am., Betula lut.
302, 303, 300, 306 нижн. 4 12 5, 4 1, 64 22, 03

101
участии сначала грибов, потом гумифицирующих бактерий в ки-
шечнике мелких животных (личинки жуков и мух), с образова-
нием «Mull»; 3) антрагения — оторфование — накопление нераз-
ложенных остатков при недостаточном развитии грибов.
При этом при образовации «Mull» идет заметное выделение
СО2 , т.е. ко­л ичество углерода уменьшается, в то время как при
антрагении углерод накапливается (относительно) с одновремен-
ным отщеплением воды.
Величина обменной кислотности (вытяжка 250 см3 N/1 рас-
твора КСl на 100 г почвы), по наблюдениям автора, находится
в прямой зависимости от содержания гумуса, но лишь до вели-
чины обменной кислотности около 100 см3 N/10 раствора NaOH
на 100 г почвы. При дальнейшем увеличении количества гумуса
обменная кислотность остается постоянной. Наоборот, гидроли-
тическая кислотность показала отчетливую параболическую за­
висимость от содержания гумуса.
Сопоставляя величины гидролитической и обменной кис-
лотности, Heuell пришел к выводу о том, что их отношение —
Zersetzungszahl — является показателем степени гумификации,
так как гидролитическая кис­ лотность вызывается гумусовыми
кислотами.
гидролитическая кислотность
ZZ =
обменная кислотность
По наблюдениям автора, величинами ZZ < 7 характеризуется
«Trockentorf», величинами ZZ = 7 –10 — «Moder» и > 10 — «Mull».
Нам кажется, что коэффицент ZZ следует рассматривать скорее
как некий условный показатель, потому что едва ли гумусовым
кислотам может быть приписана только гидролитическая кис-
лотность, ибо рН золей гуминовой кислоты имеет обычно очень
низкие величины, как, например, в работе Антипова-Каратаева
и Хаинского (152), где применявшийся ими золь имел рН ниже
4.0. Это и не может быть иначе, если мы вспомним, что гуми-
новая кислота является настоящей кислотой, т. е. имеет кар-
боксильные группы. Поэтому коэффициент ZZ является скорее
мерилом степени насыщенности гумуса, и найденная Heuell кор-
релятивная зависимость между этим коэффициентом и свойс-
твами гумуса вполне соответствует зависимости, найденной
Hesselmann между кислотностью и хотя бы содержанием СаО.
Это подтверждается и наблюдениями самого Heuell о том, что
содержание оснований в золе под­ с тилки (определявшееся им
титрованием золя) находится в обратной за­висимости от вели-
чины обменной кислотности.
Касаясь вопроса о факторах, определяющих свойства гумуса,
Heuell на первое место ставит условия произрастания («Standort»),
а на второе — дре­весную породу. В одинаковых условиях хвойные
породы дают более кислый гумус, чем лиственные. В доказательс-
102
тво он приводит распределение иссле­дованных им 100 площадок
по типам гумуса (табл. 25а).
Та б л и ц а 25а
Число и процент площадок

Trockentorf Moder Mull


zz = Сумма
3.1—5.0 5.1—7.0 7.1—9.9 >10.0
7 13 25 9 54
Ель . . . .
13% 24% 46% 17% 100%
5 8 16 17 46
Бук . . . .
11% 18% 34% 37% 100%

Таким образом, разница в более кислую сторону у ели по срав-


нению с бу­ком есть, но не резкая.
Зависимость от возраста по наблюдениям Heuell ясно прояв-
ляется в хвой­н ых насаждениях, в которых с возрастом обменная
кислотность растет, a ZZ падает. У лиственных — отчетливой воз-
растной зависимости не на­блюдалось.
По вопросу о зависимости активной кислотности подстилок
от типа леса мы находим большой материал в работах Проневича
(107), Гулисашвили (43) и Степанова (130). Полученные послед-
ними двумя авторами данные представлены в табл. 26 и 27. Эти
данные особых коментариев не требуют. Отметим, что и в них мы
находим уже знакомые нам закономерности: мень­ шие величины
кислотности в лиственных насаждениях по сравнению с хвойны-
ми, при одинаковом напочвенном растительном покрове, падение
кис­лотности в ряду сфагнум — кукушкин лен — зеленые мхи —
ягодники — кислица — кустарники, а также возрастание отно-
сительных величин кис­ лотности сверху вниз, до горизонта А1
включительно, при одновременном уменьшении ее абсолютных
величин.
Степанов, кроме того, отмечает обратную зависимость кислот-
ности от содержания Са — табл. 27.
Влияние характера напочвенного растительного покрова изу-
чалось так­же Степановым (130), данные которого представлены
в табл. 28. В ряду мерт­вый покров — моховой покров — покров
из кислицы во всех горизонтах подстилок, а также и гумусовом
горизонте (А1) кислотность падала, хотя книзу эта разница пос-
тепенно нивелировалась. Цифры этой таблицы дают те же из-
менения активной кислотности с глубиной, которые изложены
в ци­т ированной выше работе Hesselmann (190). Вместе с тем сте-
пень ненасы­щенности меняется несколько иначе: в то время как
рН достигает минималь­ ного значения в горизонте А́1, степень
ненасыщенности продолжает возрас­тать и в А˝2 и в А 2 дает ве-
личины близкие к А˝1 Очевидно в горизон­тах A˝1 иА 2 мы имеем
103
дело с «менее диссоциированными кислотами» поскольку вообще
можно говорить о степени диссоциации по отношению к вещест-
вам коллоидальной природы. К последнему вопросу мы вернемся
ниже, в главе VI, а сейчас отметим, что эту разницу в поведении
рН и степени ненасыщенности можно еще объяснить тем, что в А1
наибольшей величины достигает содержание воднорастворимых
кислых продуктов.
Та б л и ц а 26

Актуальная кислотность подстилок (слой F) и гумусового горизонта (слой H)


в различных типах леса (по Гулисашвили, 43)

Состав Морфолог. pH
Тип леса
насаждения тип слой F слой H
Piceetum fruticosum. . . . . . . . . . . 7Е 1Б 2Ос Mull 6.0 5.5
» oxalidosum. . . . . . . . . . . 7Е 3Б Mor 5.8 5.6
» » . . . . . . . . . . . 7Е 3Ос Rohhumus 6.0 5.7
» » . . . . . . . . . . . 10Е » 4.7 3.9
» polytrichosum. . . . . . . . . . 9Е 1Б + Ос » 4.6 4.4
» hylocomiosum. . . . . . . . . . 10Е + Ос + Б » 3.5 3.5
Pinetum cladinosum . . . . . . . . . . . 10С Mor 4.2 3.9
» hylocomiosum. . . . . . . . . . 10С Rohhumus 4.3 4.2
» vacciniosum. . . . . . . . . . . . 10С » 4.3 4.0
» » . . . . . . . . . . . 8С 2Б » 4.6 4.5
» myrtillosum . . . . . . . . . . . . — » 3.7 3.5
Betuletum . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . — Mor 5.5 5.5
Tremuletum. . . . . . . . . . . . . . . . . . . — Rohhumus 5.9 5.7
Alnetum. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . — Mull 6.1 5.8

П р и м е ч а н и я . 1) рН определялось электрометрически хингидронным


электро­дом; не указано — в суспензии или в вытяжке; 2) гумус типа «Mor» — есть
Mull’eобразный торф.

В той же работе (130) Степанов устанавливает зависимость


величины активной кислотности от мощности подстилки. Дан-
ные его, представленные в табл. 29, указывают на то, что с воз-
растанием мощности подстилки, рН как отдельных ее горизонтов,
так и подлежащих почвенных горизонтов, вплоть до А 2 умень-
шаются. Сопоставляя это явление с наблюдениями Wollny (326)
о том, что скорость разложения органических веществ падает с
увели­чением массы последних вследствие задерживающего вли-
яния образующейся СO2 и что по опытам Кравкова вынос осно-
ваний при этом будет идти достаточно энергично, такое влияние
мощности подстилки на величину ее кислотности сделается нам
вполне понятным.
104
Та б л и ц а 27
Влияние древесной породы на химические свойства лесных подстилок и почв (по Степанову, 130)

Степень гумифи-
Поглощенный Ca в Поглощенный Отношение пог- Степень ненасы-
pH кации по Робин-
% Ca H в % Ca лощенных Ca : H щенности в %
сону

зонты
ель
ель
ель
ель
ель
ель

липа)

Генетические гори-
лиственные
лиственные
лиственные
лиственные
лиственные
лиственные

(осина, береза,
A'0 5.44 6.30 0.79 1.35 0.16 0.10 5.0 12.9 17 7 40 30
A''0 4.93 5.42 0.64 1.59 0.35 0.08 3.3 19.0 35 5 58 61
A'''0 4.61 5.35 0.44 1.00 0.31 0.08 4,5 14.1 40 8 76 72
A'1 4.35 5.09 0.07 0.11 0.17 0.09 1.1 1.2 69 33 82 81
A''1 4.84 5.14 0.01 0.03 0.08 0.09 0.2 0.4 85 70 — —
A2 4.84 5.11 0.01 0.03 0.03 0.05 0.2 0.6 82 63 — —
B1 5.10 5.05 0.05 0.08 0.08 0.17 0.6 0.4 62 69 — —

105
Та б л и ц а 28
Влияние напочвенного растительного по­к рова на кислотность подстилки и
почвы в еловом насаждении (по Степанову, 130)

pH Степень ненасыщенности в %
Горизонт
мертвый моховой мертвый моховой
Oxalis Oxalis
покров покров покров покров
А ́0 5, 10 — 5, 44 18 — 16
А˝0 4, 78 5, 13 5, 27 35 36 15
А˝´0 4, 21 4, 84 5, 06 55 39 14
А´1 4, 18 4, 39 4, 65 82 71 45
А˝1 4, 55 5, 07 4, 84 91 82 83
A2 4, 67 5, 09 4, 82 84 82 82
B1 5, 00 5, 22 5, 04 63 64 58

Та б л и ц а 29

Влияние мощности подстилки на ее кислотность при мертвом покрове


(по Степанову, 130)

pH при мощности подстилки


Горизонт
5 см 8 см 10 см
А'0 5, 70 5, 49 5, 02
А''0 5, 37 4, 76 4, 29
А'''0 4, 92 4, 27 3, 92
А'1 4, 80 4, 12 3, 98
А''1 4, 68 4, 59 4, 46
А2 4, 98 4, 60 4, 64
В1 4, 80 5, 22 4, 89

Вопрос о кислотности органогенных горизонтов подзолистых


лесных почв в разных ее формах изу­ч ался Зайцевым (55), кото-
рый приходит к выводу о том, что ясной коррелятивной зави-
симости между активной, гидролитической, обменной и полной
(гидролитическая плюс обменная) кислотностями нет и проявля-
ется она лишь в край­н их величинах.
В более новой своей работе (56), основные данные которой
при­водятся нами в табл. 30, тот же автор исследует зависимость
некоторых свойств подстилок и торфов, собранных им в Ленин­
градской области, Западной области и Северном крае, от состава
насажде­н ия, характера почвообразовательного процесса и харак-
тера материнской породы. На основании исследования 80 образ-
цов, из коих 46 относятся к подзолистым почвам, 20 — к подзо-
106
листоболотным и 14—к болотным, автор устанавливает следую-
щие закономерности:
1) отдельные величины, характеризующие то или иное свой­
ство, очень сильно колеблются и закономерности можно устано-
вить только для средних величин;
2) переход от подзолистых почв к подзолисто-болотным и бо-
лотным — влияние характера почвообразовательного процесса —
резко сказывается на свойствах подстилок и торфов понижением
рН, количества обменных оснований и возрастанием обменной и
гидролитической кислотности и сте­ пени ненасыщенности. При
этом среди болотных почв нужно различать два типа — сильно
насыщенных (тип В в табл. 30), которые стоят совсем особ­н яком,
и сильно ненасыщенных (тип А в табл. 30), к которым и относит-
ся только что сказанное.
3) влияние почвообразующих пород по отношению к подстил-
кам на под­золистых почвах сказывается также весьма резко. На
почвах, бедных, об­менными основаниями, по сравнению с богаты-
ми, подстилки характери­зуются более высокими величинами всех
форм кислотности и ненасыщенно­сти и более низким содержани-
ем обменных оснований и величиной обменной способности;
4) влияние древесной породы на свойства подстилок на под-
золистых почвах сказывается очень отчетливо и притом своеоб-
разно: если не учитывать свойств материнской породы, то наихуд-
шими свойствами по всем пока­зателям (наибольшая кислотность
по всем формам, наименьшее содержание обменных оснований) от-
личаются подстилки под сосновыми насаждениями. За ними идут
еловые и затем лиственные. Если же учесть свойства материн­ских
пород, то и на бедных, и на богатых породах на последнем месте
стоит ель, на втором — сосна и на первом — опять-таки листвен-
ные насаждения. Таким образом, из двух наших наиболее распро-
страненных хвойных пород ель влияет на почву более неблагопри-
ятно, чем сосна. Лиственные породы всегда стоят выше хвойных.
После того как эта глава вчерне была уже написана, нам при-
шлось по­ знакомиться с очень интересной работой Mattson and
Ekman (239). Авторы этой работы подвергли довольно подробному
послойному исследованию подстилки ели и бука с определением в
них рН естественного (рН0), рН после электродиализа (рНu — пре-
дельное рН — «ultimate pH»), сумм диализируемых кислот и осно-
ваний и способности к поглощению Са (ОН)2 до рН = 7, в естест-
венных и электродиализированных образцах. Данные, полученные
этими авторами, приведены нами в табл. 31.
Авторы отмечают, что, во-первых, способность связывать
Са(ОН)2 в электродиализированных образцах непрерывно воз-
растает, в то время как в естественных она дает минимум на не-
которой стадии разло­жения (F1 — у ели и F0 — у бука); во-вторых,
что рН0 и отношение диффундирующие основания у бука выше,
диффундирующие кислоты
107
Зависимость химических свойств лесных подстилок и торфов от характера
наносов обменными основаниями и от

Количество
проанализированных Показатели
образцов

Изменение химических свойств лесных подстилок и


процессов
Почвообразовательный процесс:
46 Подзолистый. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
20 Подзолисто-болотный. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
8 Болотный А. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
6 Болотный В. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
80 Среднее из всех 80 определений. . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Изменение химических свойств лесных подстилок


наносов обменными
Почвы:
23 Подзолистые почвы на бедных обменными
основаниями наносах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
23 Подзолистые почвы на богатых обменными
основаниями наносах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
46 Среднее по подзолистым почвам. . . . . . . . . . . . . . . . . .
Изменение химических свойств лесных подстилок
насаждений
Виды насаждения и характер почвообразующих пород
15
2
17
Сосновые
насаждения {
Бедные наносы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Богатые наносы . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Средние данные. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

4
10
14
Еловые
насаждения { Бедные наносы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Богатые наносы . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Средние данные. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{
4 Бедные наносы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
11 Лиственные Богатые наносы . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
15 насаждения Средние данные. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

46 Среднее по всем насаждениям . . . . . .

чем у ели, из чего следует меньшее оподзоливающее действие бука;


в-третьих, что диффундирующие кислоты исчезают быстрее, чем
основания, вследствие суммарного действия раз­ложения и выще-
лачивания. Более высокое содержание оснований у ели авторы
объясняют тем, что ель растет в области с меньшим количеством
осадков (400 мм) чем бук (700 мм).

108
Та б л и ц а 30

почвообразовательных процессов, от богатства или бедности почвообразующих


характера лесных насаждений (по Зайцеву, 56)
На 100 г. сухого органического вещества в миллиграмм-
эквивалентах

Н гидр. + S
Н обм. + S
Обменные

Н гидр.
Н обм.
менных ос-
Сумма об-

нований S
Обменная
Гидролит.

основания
кислотн.

кислотн.
pH
Н гидр.

H обм. H обм. H гидр.


+S +S
Ca Mg

торфов в зависимости от характера почвообразовательных


(средние данные)

5, 0 129, 7 18, 5 44, 5 11, 6 56, 1 74, 6 185, 8 0, 31 0, 71


4, 3 134, 7 31, 3 31, 9 7, 5 39, 3 70, 7 174, 0 0, 46 0, 78
4, 2 127, 9 37, 0 22, 7 5, 2 27, 9 64, 9 155, 8 0, 57 0, 82
6, 7 56, 0 1, 1 139, 8 23, 4 163, 2 164, 3 219, 2 0, 01 0, 26
4, 5 125, 2 22, 3 46, 3 10, 8 57, 1 79, 3 182, 3 0, 35 0, 70

в зависимости от богатства или бедности почвообразующих


основаниями

4, 8 146, 9 26, 7 24, 9 6, 3 31, 2 57, 9 178, 0 0, 48 0, 82

5, 3 112, 3 10, 4 64, 0 17, 0 81, 0 91, 4 193, 3 0, 13 0, 59


5, 0 129, 7 18, 5 44, 5 1, 6 56, 1 74, 6 185, 8 0, 31 0, 71
подзолистых почв в зависимости от характера лесных

4, 8 155, 7 27, 4 25, 0 6, 4 31, 4 58, 6 181, 1 0, 48 0, 83


6, 1 122, 2 10, 3 60, 0 15, 1 75, 1 85, 4 197, 3 0, 12 0, 62
4, 8 151, 2 25, 4 29, 1 7, 5 36, 6 61, 8 188, 4 0, 44 0, 81

4, 7 139, 2 31, 8 19, 5 3, 4 22, 9 54, 7 162, 1 0, 56 0, 86


5, 0 124, 0 14, 2 49, 5 14, 9 64, 4 78, 6 188, 4 0, 20 0, 66
4, 9 128, 4 19, 3 41, 0 11, 5 52, 5 71, 8 180, 8 0, 30 0, 72

5, 5 121, 4 19, 1 29, 9 8, 6 38, 5 57, 6 159, 9 0, 38 0, 77


5, 7 99, 9 6, 9 77, 9 19, 3 97, 2 104, 2 197, 2 0, 08 0, 51
5, 6 105, 6 10, 2 65, 1 16, 5 81, 6 91, 7 187, 2 0, 16 0, 58

5, 0 129, 7 18, 5 44, 5 11, 6 56, 1 74, 6 185, 8 0, 31 0, 71

К этому можно добавить еще следующее. Во-первых, следует


отметить, что обменная способность в подстилке и ели, и бука по
мере разложения растет, о чем можно судить по количеству Са(ОН)2,
связываемого электродиализированными образцами. Это возраста-
ние обменной способности может итти, вообще говоря, как вследс-
твие синтеза новых соединений ацидоидного типа, так и за счет их
109
Та б л и ц а 31

110
Некоторые свойства органического вещества различной степени разложения (по Mattson and Ekman, 239)

М-экв. на 100 г беззольного вещества


Способность
поглощать
Ca(OH)2 до
pH=7
Исследуемый объект

Порода
ваний

электродиализа

pH естественное
pH предельное после
естествен-
лизирован-

диализируемых осно-
электродиа-

ные образцы
ные образцы

диализируемых кислот

Ель F00 – зеленая хвоя. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 02 3, 74 71, 3 76, 6 0, 93 49 26


F0 – мертвая хвоя, опавшая с дерева . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 32 3, 35 121, 5 91, 0 1, 34 42 60
F1 – мертвая хвоя, слой 0—1 см. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 64 3, 30 128, 0 49, 8 2, 51 30 84
F2 — » » » 7—10 » . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 10 2, 76 138, 0 50, 4 2, 74 51 156
F3 – » », сильно разложившаяся, слой 12—15 см . . . . 4, 70 2, 87 104, 8 31, 2 3, 36 82 197
H – черный бесструктурный гумус, слой 18—22 см. . . . . . . . . 3, 82 2, 97 56, 3 14, 4 3, 91 137 205
Бук F00 – зеленые листья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 64 3, 49 107 79 1, 36 29 52
F0 – свежеопавшие листья. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 67 3, 29 107 62 1, 73 27 74
F1 – прошлогодний опад. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5, 74 3, 08 89 42 2, 12 37 115
F2 – сильно разложившиеся листья, слой 2—7 см. . . . . . . . . . . 3, 79 2, 95 38 14 2, 72 136 164

Н — черный гумус, слой 8—17 см 3,56 2,93 28,5 4,6 6,25 139 173
относительного накопления, вследствие их более мед­ленного раз-
ложения. Это возрастание в большей степени заметно у ели (в 8
раз) и в меньшей у бука (в 3 1/2 раза). Далее интересным является
по­ведение диализируемых оснований: в то время как в подстилке
ели они в первых стадиях (до F2 включительно) накапливаются
(в связи с чем воз­растает и рН0), в подстилке бука количество их
сразу же быстро убывает. Это может также усиливать оподзоли-
вающее действие ели, так как диализируемые и недиализируемые
кислоты, образующиеся в подстилке, очевидно, выщелачиваются в
свободном виде, в то время как в случае буковой подстилки они, по-
видимому, выщелачиваются в большей степени в виде солей.
На этом мы закончим рассмотрение судьбы органического отпа-
да в от­ношении изменения некоторых его суммарных химических
свойств при раз­ложении. Как можно было видеть из всего вышеиз-
ложенного, наиболее существенным с точки зрения подзолообра-
зовательного процесса свойством отпада является его способность
давать воднорастворимые органические вещества, в очень многих
случаях обладающие кислой реакцией. Эта способ­ ность регули-
руется главным образом содержанием щелочноземельных основа-
ний в разлагающемся отпаде, в свою очередь зависящем от сочета­
ния скорости разложения, с одной стороны, условий разложения
(выщелачи­вание!), с другой, и содержанием этих оснований в исход-
ных растительных остатках, с третьей. Количество продуцируемых
воднорастворимых органи­ческих соединений является в конце-кон-
цов функцией скорости разложения и скорости выщелачивания.
Если разложение идет быстрее, чем выщела­ чивание, количество
воднорастворимых продуктов будет невелико, и они будут иметь
нейтральную или близкую к ней реакцию. Если же выщела­чивание
будет идти быстрее, чем разложение, то количество этих продуктов
будет велико, и они будут иметь кислую реакцию. Основным пере-
менным здесь в конце концов явится скорость выщелачивания, за-
висящая от кли­мата и рельефа. Скорость разложения же сама будет
функцией от скорости выщелачивания, климата и рельефа.
Эту же мысль в несколько иной форме высказывает и Зайцев
(56): «хи­мические свойства лесных подстилок при подзолистом
процессе почвообра­ зования в основном определяются балансом
миграции оснований сверху вниз под влиянием фильтрующихся
растворов и снизу вверх под влиянием растительности».
Представляется весьма вероятным, что внимательное изучение
соотно­шения между скоростью разложения и скоростью выщела-
чивания (которое может определяться в первом приближении по
содержанию СаО в разновоз­ растных слоях подстилки) позволит
провести количественные границы между разными типами подсти-
лок, а следовательно, и между разными типами гумуса, а может
быть, и между разными типами почв. Конкретный пример этого
мы видели, рассматривая данные Romell and Heiberg (272) относи-
тельно «Duff» и «Mull».
111
5. Баланс органических веществ в подзолистых почвах
Нам остается рассмотреть еще вопрос о количестве органичес-
кого ве­щества, поступающего в почву и перерабатываемого, так
сказать, ею. Наи­более полноценный материал по этому вопросу мы
находим в цитированной уже нами классической работе Ebermayer
(172).
Его данные, являющиеся средними многолетними для многих
пунктов, сведены нами в табл. 32 и относятся к трем породам:
ели, сосне и буку.
Единственным их недостатком является отсутствие учета отпа-
да напоч­венного растительного покрова, который должен играть
некоторую роль в общем балансе, хотя, вероятно, подчиненную по
сравнению с отпадом древесных растений.
Из цифр табл. 32 мы видим, что хотя величина ежегодного от-
пада и под­вержена довольно сильным колебаниям, но средние ве-
личины для всех пород и возрастов довольно близки, составляя
2800—3600 кг на гектар. Несколь­ко сильнее отличаются величины
запаса подстилки, колеблющиеся от 7300 до 9400 кг на гектар для
бука, от 7000 до 12 000 для ели и от 12 000 до 18 000 для сосны.
При этом для сосны наблюдается отчетливая зависимость как
величины отпада, так и величины запаса от возраста — с увели-
чением возраста насаждения эти величины увеличиваются. Для
бука и ели такой зависи­мости не обнаруживается.
Близкую к даваемой Eftermayer величину ежегодного отпада в
сосно­вом насаждении в окрестностях Москвы приводит Степанов
(130): 3710 кг/га сухой массы.
Что же касается до величины запаса подстилки, то другие
наблюдатели сообщают величины значительно превосходящие
те, которые наблюдались Ebermayer. В той же работе Степано-
ва мы находим величину запаса в ело­вом насаждении 60-лет-
него возраста равную 84 900 кг/га при мертвом по­ к рове и
48 200 — при живом. Alway and Harmer (150) приводят такие
вели­ч ины запаса подстилок:
Лиственный лес Hamel. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49 000 кг/га
»
Хвойный
» Taylors Fall. . . . . . . . . . . . . . . . 45 400 »
» Mizpah. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 112 100 »
} каждая величина –
среднее из трех на-
блюдений

Отметим далее, что по данным того же Ebermayer (табл. 32),


ежегодный прирост древесины примерно равен величине ежегод-
ного отпада.
Совершенно особый интерес с точки зрения познания почво­
образователь­ного процесса представляет вопрос о соотношении
между количеством от­пада и скоростью его разложения, т. е. меж-
ду двумя противоположно на­правленными процессами, соотноше-
нием которых определяется запас орга­н ического вещества в почве
и его колебания.
112
Та б л и ц а 32

Средние величины растительного отпада, запаса подстилки и ежегодного прироста органического вещества в буковом,
еловом и сосновом лесу (по Ebermayer, 172) в кг на га

Величина ежегодного
растительного отпада Ежегодная продукция Среднее для
Число Число воздушно-сухого вещес- Запас подстилки сухой массы породы
Возраст
пунктов лет тва
Порода насажде-
наблю- наблю-
ния, лет воз- за вы-
дений дений ми- мак- древе- под-
средн. душно- сухой всего всего четом
ним. сим. сина стилка
сухой золы
Бук 30–60 11 5–13 2998 6396 4182 11545 9467 3284 3365 6649
60–90 7 5–13 3269 5180 4094 8965 7351 2731 3368 6099 6497 6278
> 90 7 5–12 2852 5032 4044 10740 8807 3474 3270 6744
< 30 2 6 4110 6407 5258 8284 7041 — — —
Ель 30–60 12 5–7 1157 6090 3964 13618 11573 3075 3369 6444
60–90 9 2–7 1962 6016 3376 14138 12017 3749 2869 6618 6442 6272
> 90 10 2–7 1685 6864 3273 13815 11743 3480 2783 6263
25–50 10 1–7 2101 4230 3397 19409 16692 2417 2921 5338
Сосна 50–75 6 1–7 2512 4055 3491 14177 12192 3963 3002 6965 6420 6339
75–100 5 3–7 2787 6038 4229 21251 18276 3320 3636 6950

113
Мы не нашли в литературе каких-либо исследований по этому
поводу, проведенных непосредственно в природных условиях, да и
вообще един­ственной, по-видимому, работой на эту тему является
работа Костычева (77), основанная, однако, на данных, получен-
ных в лабораторных условиях.
Костычев в результате своих экспериментов устанавливает
«правило о равной скорости разложения растительных остатков»,
заключающееся в том, что относительная величина разложения,
т. е. количество вещества, разложившегося за некоторый период
времени, выраженное в процентах от количества его в начале пери-
ода, с течением времени не меняется. Другими словами говоря, если
количество вещества в начале периода было равно А, а в течение
какого-то периода разложилась часть его, равная а А, где а есть
правильная дробь, то величина потери к концу первого периода
будет равна Аа, в течение второго периода разложится Аа 2 , треть-
его — Аа 3 и т. д. Общее количество разложившегося вещества за п
периодов будет равно сумме геометрической прогрессии:
Аа + Аа 2 + Аа 3 + ... + Ааn.
Это положение Костычев доказывает опытами с разложением
сена и бе­
р езовых листьев. Разложившиеся количества этих ве-
ществ в процентах от содержания их в начале каждого периода
составили:
Сено Листья

1-е полугодие . . . . . . . 40.35 % 37.65 %


2-е ». . . . . . . . . . 40.74. 39.45
3-е ». . . . . . . . . . 39.26. 37.00
Цифры эти, конечно, достаточно убедительно подтверждают при-
веденное выше правило «равной скорости разложения», но нужно
все же отметить, что, во-первых, опыт продолжался недостаточно
долго, во-вторых, он велся в лабораторных условиях, т. е. в опти-
мальных, и — что особенно важно — без периодического удаления
воднорастворимых органических и минераль­н ых продуктов — яв-
ление, которое постоянно имеет место в природе и которое, по
опытам Кравкова, как мы видели выше, оказывает громадное вли-
яние на скорость разложения. В-третьих, следует признать мало­
численность объектов, с которыми велся опыт.
Прирост запаса органических веществ в почве, говорит Косты-
чев, пре­к ращается тогда, когда величина ежегодного поступления
сравняется с ве­л ичиной ежегодного разложения, т. е. когда
аА + аА(1 – а) + аА(1 – а)2 + ... + аА(1 – а) п = А,
где а есть доля ежегодного разложения, А — величина ежегодного
поступ­ления, п — число лет.
Вообще говоря, п получается бесконечно большим. Но при а,
равном, например, 0, 5, разница между величинами поступления
114
A
и разложения через 10 лет будет равна ,, т. е. они почти срав-
1024
няются. При а = 0, 01 эта разница будет равна 0, 366 А через 100
лет и 0, 0004 А — через 1000 лет.
Свои соображения Костычев заключает следующим положени-
ем: «...коли­чество накопляющихся в почве органических веществ
определяется не аб­с олютной величиной прироста и не абсолют-
ной величиной разложения их, а тем, какая в среднем выводе
часть из всего запаса органических веществ в почве на данной
площади может быть разложена в течение года».
Против последнего положения Костычева особенных возра-
жений сде­лать нельзя, но в то же время нужно отметить, что на
основании замечаний, сделанных нами по поводу хода его рассуж-
дений выше, позволительно вы­разить сомнение в том, является ли
относительная ежегодная величина раз­ложения (величина а) для
д а н н о й п о р ц и и растительного отпада действительно одной
и той же за ряд лет, даже в средней многолетней.
Небольшие указания по этом поводу мы находим у Ramann
(265). 500 г дубовых листьев в течение двух лет разлагались в
дождемере. При этом в первый год разложилось 55 %, а во второй
год 18 % от первоначального количества. Закон Костычева здесь
не оправдался, ибо в первый год разложилось 55 % и во второй
18
100 = 40 %. Разница, впрочем, не очень ве­лика. Во всяком слу-
45
чае, весь этот процесс, представляя огромный интерес, требует эк-
спериментального изучения в природе.
Исходя из всей суммы наблюдений над почвами подзолистого типа,
можно, вероятно, утверждать, что во многих из них баланс органи-
ческих веществ близок к равновесию и поэтому к ним формула
Костычева является более или менее применимой. Вместе с тем,
вероятно, в ряде случаев мы имеем дело с явным отсутствием та-
кого равновесия, причем разница может наблю­д аться как в пользу
прихода, так и в пользу расхода. Наиболее ярким при­мером пос-
тоянного перевеса прихода над расходом являются торфяники, в
которых имеется постоянный прирост органической массы. Весьма
вероят­но, что близко к ним стоят, отличаясь лишь количественно,
все почвы с тор­фяным горизонтом той или иной степени развития.
К этой же группе, веро­ятно, относятся почвы под молодыми сом-
кнутыми насаждениями (особенно хвойными), по крайней мере в
известный период развития последних, не­сомненно накопляющие
с течением времени подстилку. К другой группе — с отрицатель-
ным балансом — будут относиться почвы под более взрослыми
насаждениями, в которых благодаря размыканию и связанному с
ним улуч­шению условий разложения запас накопленной подстил-
ки начинает умень­шаться. Наиболее, вероятно, приложима форму-
115
ла Костычева к почвам под травянистой, а не лесной растительнос-
тью, динамика запаса органического вещества в которых связана
с годичным циклом развития травянистой растительности, а не с
многолетним циклом древесной.
Едва ли нужно указывать на то, что воздействие всяких стихий-
ных при­чин (например, лесной пожар), а также и воздействие чело-
века (вырубка) резко нарушает баланс органического вещества.
Пользуясь формулой Костычева и данными Ebermayer, можно
попытаться подсчитать минимальное число лет, необходимое для
разложения расти­ тельного отпада. Для этого преобразуем не-
сколько формулу Костычева. Обозначив через S запас подстилки
на единицу поверхности и пользуясь остальными обозначениями
Костычева, имеем:
S = А[(l —а)+(1 —а)2 + ...+(1 – а)n – 1].
Сумма геометрической прогрессии, заключенной в квадрат-
ных скобках, будет равна:
(1 − a) − (1 − a)n
1 − (1 − a)

и
S (1 − a) − (1 − a)n
= .
A a

Выражение (1 — а) является правильной дробью, и при доста-


точно большом п членом (1 — а) п можно пренебречь.
Тогда
S 1− a
= ,
A a

откуда
A
a= .
S +A
Пользуясь данными Ebermayer (табл 32), можно подсчитать
приближенно величину а, а также величну t, через которую мы
обозначим число лет, необходимое для разложения 99 % данной
порции растительного отпада (табл. 33).
Приведенные в этой таблице величины а и t являются, конеч-
но, прибли­женными, учитывая, во-первых, те критические заме-
чания, которые мы сде­лали выше по поводу формулы Костычева,
во-вторых, приближенность са­мих вычислений и, в-третьих, то об-
стоятельство, что органические вещества не только разлагаются до
полной минерализации, но частично и вымываются, а приведенные
116
цифры относятся только к разложению подстилки, без учета гуму-
са, находящегося в гумусном горизонте. Но все же по этим циф-
рам можно судить хотя бы о порядке величин а и t.

Та б л и ц а 33

Тип и возраст Килограммы на гектар


а t
насаждения
A S
Бук 30—60 лет. . . . . . . . 4182 9 467 0.306 13
» 60—90 ». . . . . . . . . 4094 7 351 0.358 11
» > 90 ». . . . . . . . . 4044 8 807 0.314 13
Ель < 30 ». . . . . . . . . 5258 7 041 0.427 9
» 30—60 ». . . . . . . . . 3964 11573 0.255 16
» 60—90 ». . . . . . . . . 3376 12 017 0.219 19
» >90 ». . . . . . . . . 3273 11743 0.218 19
Сосна 25—50 ». . . . . . . . . 3397 16 692 0.169 25
» 50—75 ». . . . . . . . . 3491 12 192 0.222 19
» 75—100 ». . . . . . . . . 4229 18 276 0.183 23

Из них мы видим, что буковый отпад имеет тенденцию раз-


лагаться быстрее, чем отпад хвойных. Высокая величина а для
елового насаждения в воз­ расте 30 лет может объясняться как
молодостью насаждения, не успевшего еще накопить полного за-
паса подстилки, так и тем, что более молодые насаж­дения могут
обладать иным составом хвои, способствующим более быстрому
разложению.
Отметим еще раз, что всякое резкое изменение условий раз-
ложения мо­жет вызвать столь же резкое изменение и в скорости
разложения. Так, Степанов (130) указывает, что запас подстилки в
70-летнем еловом насаждении составляет 25 000 кг/га, на однолет-
ней лесосеке того же насаждения 5970 кг, а на трехлетней — равен
нулю. Таким образом, трех лет оказалось достаточ­ным для полного
разложения подстилки, запас которой, во-первых, перестал попол-
няться, а во-вторых, разложение которой резко усилилось вследс-
твие вырубки деревьев.
К взглядам Костычева на скорость и ход разложения раститель-
ного от­пада примыкает и Romell (273), который также утверждает,
что при данной сумме внешних условий характерной величиной
является относительная величина разложения растительного от-
пада за тот или иной период времени, не зависящая от абсолютно-
го количества органического вещества.
При этом Romell обращает внимание на то, что общий запас
органиче­ ского вещества на единицу площади может быть очень
близким при разных типах его разложения, но что на это иссле-
117
дователи обычно не обращают внимания, так как не определяется
объемный вес и не делаются пересчеты на массу.
Пользуясь данными Tamm для шведских лесов, Romell подсчи­
тывает общий запас органического вещества в килограммах на 1 м2
(без под­стилки):
Бурозем Подзол Подзол
11 см Mull. . . . . . . . . . . 8, 5 4 см Duff. . . . . . . . . 6, 0 7,5 см Duff. . . . . . . 11, 3
17 » верхний бурый 8 » гор. А2. . . . . . 2, 6 20 » гор. А2. . . . . . . . . 4, 2
слой . . . . . . . . . . . . . . . 6, 8 10 » » В . . . . . . . 4, 5 15 » верхний слой
28 см нижний бурый 82 » » подпочва.14, 8 гор. В. . . . . . . . . . . . . 5, 6
слой . . . . . . . . . . . . . . . 6, 8 30 см нижний слой
44 см подпочва. . . . . . 6, 6 гор. В. . . . . . . . . . . . . 7, 6
35 см подпочва. . . . . 3, 2
100 см Итого. . . . . . . . 28, 7 104 см Итого. . . . . . 27, 9 107,5 см Итого. . . . . 31. 9

Производя такие же подсчеты для датских верещатников с мощ-


ным слоем Duff, по данным Weiss (316, 317), Romell получил для
1-метрового слоя почвы запас около 40 кг/м 2 .
Подсчет по данным Morgan and Lunt для США дает близкие
резуль­таты:
Белые горы { Мощный подзол. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 62, 1 кг/м2
Богатый Crumb Mull . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 57, 8 »

Коннектикут { Маломощный подзол . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30, 4


Crumb Mull. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24, 9
»
»

На основании этого Romell считает, что устойчивой разницы


в запасе органического вещества при разных его типах нет и что
разница между этими типами заключается не в степени накопле-
ния, т. е. не в скорости раз­ложения, а в характере разложения, т. е.
в его химизме. В последнем поло­жении Romell примыкает к ста-
рым взглядам Müller.
Вместе с тем Romell не отрицает возможности при известных
условиях очень высокого накопления Duff и приводит в пример
свои наблюдения в Адирондаке:
4 см подстилка. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 0 кг/м2
21 » верх. часть гумусового горизонта. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 25, 7 »
16 » нижняя » » ». . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 23, 0 »
4 » гор. А2. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 7 »
20 » ортштейн. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20 »
20 » переходный горизонт. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 6 »
56 » подпочва. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4, 8 »

Итого 141 см. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 82, 8 кг/м2

В некоторых случаях он признает возможным даже почти пол-


ное пре­к ращение разложения.
118
Изложенные только что взгляды Romell заслуживают большо-
го внима­н ия прежде всего с методической стороны, показывая,
как важно знать не только процентный состав и содержание, но
и массу. Цифровой материал, приводимый Romell, конечно, совер-
шенно недостаточен для каких-либо надежных выводов, но все же
он дает право утверждать, что во многих случаях между разными
типами разложения органического вещества может существовать
не столько количественная, сколько качественная разница при
близких величинах скорости разложения.
Добавим от себя, что нужно учитывать при одинаковости запа-
са органи­ческого вещества во всем профиле разницу в его распре-
делении по послед­ нему, которая является очень существенным
признаком. Приведенные Romell шведские бурозем и подзол дают
тому хороший пример.
Вопрос о сезонных колебаниях в содержании гумуса изучал в
венгерских лесах Feher (175), данные которого приведены в табл.
34. Им было установ­лено, что максимальное содержание гумуса
(в гумусном слое, без подстилки, в среднем из 10—15 образцов
на каждой из 12 площадок) бывает в сентябре, после чего падает
быстро до октября, медленно в зимние месяцы и снова быстро в
весенние и достигает минимума в мае—июне, после чего медленно
растет до августа и резко возрастает в сентябре. Колебания (мак-
симум в процентах от минимума) составили за год от 207 до 1513.
Feher не дает подробного описания методов, которыми он пользо-
вался в своей работе — как, например, удалялись ли корешки, в
какой мере однородны были пробные площадки, как располага-
лись точки взятия образцов по отноше­н ию к древесным стволам
и т. д. Исключительно большие колебания в со­держании гумуса,
найденные им, заставляют отнестись с некоторой осторож­ностью
к этим цифрам. Вместе с тем, однако, одна и та же закономер-
ность, наблюденная им на всех 12 площадках, позволяет считать
наличие заметных сезонных колебаний в содержании гумуса до-
казанной. Кроме того, значи­ тельная величина колебаний (осо-
бенно быстрое возрастание содержания гумуса в сентябре) поз-
воляет думать, что эти колебания, в первую очередь, связаны с
передвижением воднорастворимых форм органического вещества
по профилю почв.
Заканчивая на этом главу о явлениях, связанных с обменом
веществ в системе почва — растение, подведем вкратце итоги. Об-
мен веществ в си­стеме почва — растение слагается из двух глав-
нейших групп явлений:
а) перемещения минеральных веществ из корнеобитаемого слоя
через растительный организм с мертвым отпадом последнего на по-
верхность почвы, что сопровождается и изменением формы соеди-
нений этих окислов;
б) поступления в почву ряда новых, синтезируемых вне ее —
органи­ческих — соединений.
119
Сезонные колебания в содержании

Содержание гумуса
Почва и насаждение
I II III IV V

1. Песчанистый суглинок.
1,96 1,85 1,62 1,36 1,59
Ель, бук, черная сосна. . . . . . . . . . . . .

2. То же, слегка прореженное 2,11 1,93 1,46 1,49 1,24

3. То же, сильно прореженное 1,95 2,01 1,74 1,45 1,35

4. Щебневатая почва на гнейсе.


2,90 3,15 2,53 1,99 1,63
Вырубка букового насаждения . . . .
5. Песчанистый суглинок на гнейсе.
2,70 2,51 1,98 1,86 1,52
Ель, пихта, лиственница. . . . . . . . . . .

6. Песчанистый суглинок на гнейсе.


1,60 1,46 1,21 1,05 0,73
Бук. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

7. Песчанистый суглинок на гнейсе.


1,51 1,32 1,45 1,53 0,96
Ель, лиственница. . . . . . . . . . . . . . . . .

8. Луг. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . не опр. 0,92 не опр. 0,65 не опр.

9. Песчан. почва.
» 0,43 » 0,52 »
Белая акация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

10. То же. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . » 1,63 » 0,96 »

11. То же. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . » 1,36 » 0,78 »

12. Песчаная почва.


1,82 1,95 2,05 1,97 1,78
Черная сосна . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

П р и м е ч а н и е . Участки 1—8 — в окрестностях гор. Сопрон (Венгрия), осталь-


ные — на венгерской равнине.

Сумма минеральных окислов, мигрирующих через раститель-


ные орга­низмы, сильно отличается по своему составу от валового
состава почвы, будучи резко о б о г а щ е н а о с н о в а н и я м и и
о б е д н е н а п о л у т о р н ы м и о к и с л а м и . Можно пред-
полагать, что разница между составом золы растительного отпада
120
Та б л и ц а 34

гумуса (по Feher, 175)

по месяцам в % Среднее за год,


максимум
VI VII VIII IX X XI XII и минимум
2,08
1,83 2,11 2,16 3,77 2,30 2,00 2,44
1,36—3,77
2,30
1,88 2,33 2,70 4,92 3,09 1,97 2,53
1,24—4,92
2,19
1,57 2,01 3,48 4,64 2,13 2,06 1,87
1,35—4,64
3,14
1,98 2,94 3,95 5,07 3,47 3,45 4,58
1,63—5,07
2,22
2,27 2,30 1,98 3,15 1,75 2,04 2,52
1,52—3,15
1,65
0,91 0,99 3,06 3,25 2,66 1,44 1,65
0,73—3,25
1,77
1,24 1,70 1,77 3,95 не опр. 1,46 не опр.
0,96—3,95
0,99
0,16 не определ. 2,42 » 0,78 »
0,16—2,42
0,70
0,78 » » 1,16 » 0,59 »
0,43—1,16
1,31
0,85 » » 1,90 » 1,20 »
0,85—1,90
1,34
0,39 » » 2,42 » 1,76 »
0,39—2,42
2,42
2,34 2,29 3,95 4,49 2,06 2,38 1,97
1,78—4,49

и суммой «подвижных» мине­ральных веществ почвы значительно


менее резка.
Свежий растительный отпад не способен отдавать в раствор
большие коли­ чества минеральных окислов, но эта способность
сильно возрастает в пер­вые периоды его разложения, п р и ч е м
щелочноземельные основания мобилизуются
о с о б ен но легко.
121
При дальнейшем разложении растительных остатков постепен-
но мобили­зуются все остальные зольные элементы, в то время как
СаО и MgO теряют свою подвижность, связываясь с органически-
ми продуктами разложения. Периодическое промывание водой раз­
лагающейся растительной массы в первые же периоды удаляет из
нее щелочно-земелъные окислы почти нацело, что вызывает резкое
замедление всего процесса разложения, столь же резко понижает
мобилизацию остальных зольных элементов и сильно повышает
количество переходящих в раствор воднорастворимых недоокис­
ленных органических соединений, обладающих кислой реакцией.
Поступающие в почву растительные остатки состоят главным
образом из лигнина, клетчатки, гемицеллюлоз и различных экс-
трактивных веществ. По скорости разложения на первом месте
стоят экстрактивные вещества (в том числе в особенности водно-
растворимые), за ними идет клетчатка, затем пентозаны и, нако-
нец, лигнин.
Последний, накапливаясь относительно в почве, является одним
из основ­ных источников почвенного гумуса, давая начало гумино­
вой кислоте.
Поступающие в почву растительные остатки уже при своем
поступлении имеют в громадном большинстве случаев кислую ре-
акцию. Удаление вслед­ствие промывания атмосферными осад­ками
разлагающейся органической массы, щелочноземельных оснований
увеличивает кислотность продуктов разложения как переходящих
в раствор, так и остающихся в твердой фазе.
Кислотность продуктов разложения тем выше, чем меньше
зольность и чем меньше содержание СаО в растительных остатках,
чем больше сама разлагающаяся масса, чем беднее материнская
порода почвы.
Кроме того эта кислотность увеличивается с увеличением сте-
пени увлаж­нения (заболачивание) и зависит от характера расти-
тельности, будучи выше в случае хвойных пород и ниже в случае
лиственных.
Кислотность продуктов разложения и количество образующихся
вод­
норастворимых органических соединений определяется соотно­
шением между скоростью разложения и скоростью выщелачивания.
Преобладание второго увеличивает кислотность и количество водно­
растворимых продуктов, преобладание первого — понижает их.
Количество ежегодного растительного отпада измеряется ве-
личинами порядка 3—5 т на га. Запас подстилки колеблется от
6—7 т до 100 т на га.
Полная минерализация данного годичного отпада соверша-
ется обычно в течение более 10—25 лет, наряду с чем в природе
существуют почвы с постоянным положительным балансом орга-
нического вещества.

122
Гла ва IV

ПРОИСХОЖДЕНИЕ, СОСТАВ И СВОЙСТВА


РЫХЛЫХ МАТЕРИНСКИХ ПОРОД

Разве не видишь ты, как побеждаются временем камни?


Как разрушаются башни и как выветряются скалы?
Как, обветшав, расседаются храмы богов и кумиров?
Как чрез границы судьбы божество преступить неспособно
И удержаться во времени против законов природы?
Л у к р е ц и й . О природе вещей.

1. Механический, химический и минералогический состав


рыхлых пород

Рассмотрению аналитических материалов, относящихся к под-


золистым почвам, мы считаем необходимым предпослать настоя-
щую главу. Нам ка­жется целесообразным сделать это как потому,
что подзолистые почвы, ко­торые мы будем рассматривать далее,
почти все развиты на рыхлых материн­ских породах, так и потому,
что, насколько нам известно, сводных работ по происхождению
этих пород не имеется1.
Мы не задаемся целью дать исчерпывающее освещение этого
вопроса, ибо это не входит в рамки настоящей работы, но хотим
лишь по мере возмож­ности осветить те стороны его, которые имеют
непосредственное отношение к нашей теме. По этой же причине
мы ограничимся рассмотрением по преимуществу пород север-
ной половины Европейской части СССР.

1 После того, как была написана эта глава, вышел перевод книги Твенхо-
фела «Учение об образовании осадков» (ОНТИ, М.—Л., 1936), которая мне не
была известна.
123
В табл. 35 приводится валовой химический состав нескольких
материн­ских пород разного механического состава и разного проис-
хождения, рас­положенных в порядке уменьшения содержания SiО2.
При беглом просмотре этой таблицы можно видеть, что особенно
резкой дифференцировки пород по химическому составу нет. Вмес-
те с тем, однако, все эти породы по некоторым признакам можно

Валовой химический состав нескольких

В % от веса
сухой по-
Содержание фракции

роды
В % от веса безводной
№ разреза

< 0, 01 мм
Наименование породы

прокаливан.
Потеря при
SiO2 Al2O3 Fe2O3 MnO

3 Озовый песок. не 1,17 87,27 7,78 1,24 не


Лисино, Лен. обл.. . . . . . . . . опр. опр.
4 Древне-озерн. песок. 9,86 0,99 85,20 8,43 1,81 »
Брейтово, Иван. обл.. . . . . .
48 Валунный суглинок. 30,77 1,64 79,14 8,79 3,39 0,08
Петергоф, Лен. обл.. . . . . . .
10 Валунный суглинок. 45,75 2,72 78,47 12,47 4,22 0,13
Валдай. Лен. обл. . . . . . . . . .
14 Валунный суглинок. 32,00 1,62 77,53 13,31 3,41 не
Ю. Карелия. . . . . . . . . . . . . . . опр.
9 Валунный суглинок. 40,45 1,62 77,09 12,48 3,85 »
Лисино, Лен. обл.. . . . . . . . .
7 Безвалунная глина. 45,85 3,22 75,42 10,80 5,14 »
Вологда . . . . . . . . . . . . . . . . . .
28 Лёссовидн. суглинок. 51,76 3,37 72,99 10,42 3,90 0,17
Казань. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
19 Покровный суглинок. 73,56 не опр. 72,28 14,10 4,50 0,99
Московская обл.. . . . . . . . . .
24 Лёсс. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . не 1,65 71,44 8,11 2,37 не
Оршанск, уезд Мог. губ. опр. опр.
30 Валунный суглинок. » 4,28 69,50 12,80 6,23 сл.
Валдай, Лен. обл.. . . . . . . . . .
21 Безвалунная глина. 74,75 2,22 69,11 16,47 5,65 0,11
Валдай, Лен. обл.. . . . . . . . . .
20 Ленточная глина. 86,41 3,95 65,25 18,88 7,27 не
Лисино, Лен. обл.. . . . . . . . . опр.
23 Ленточная глин.а 87,00 4,20 64,38 19,23 8,12 »
Ю. Карелия. . . . . . . . . . . . . . .
33 Безвалунная глина. не 4,85 57,77 19,88 8,86 0,04
Валдай, Лен. обл.. . . . . . . . . . опр.
П р и м е ч а н и е : №№ разрезов соответствуют порядковым номерам таблицы ос-

124
разделить на несколько групп. Это деление удобнее всего может
быть сделано по содержанию глав­нейших окислов: SiO2 , Al2O3 и
Fе2O3. В первую группу можно отнести породы, содержащие бо-
лее 80% SiO2 , 7—8% А12O3 и 1—2% Fe2O3. По механическому со-
ставу это группа песчаных и супесчаных пород.

Та б л и ц а 35

материнских пород подзолистых почв

и безгумусной породы

Сумма
Na2O

P2O5
K2O

CO2
SO3
CaO MgO
валовой

валовой
поглощ.

поглощ.
карбон.

карбон.
силик.

силик.

0,00 0,02 0,90 0,92 0,00 0,00 0,18 0,18 2,09 1,37 0,04 0,02 0,00 100,91

0,00 0,03 0,90 0,93 0,00 0,01 0,48 49 не определено 0,00 96,86

0,00 0,68 0,68 0,00 0,77 0,77 2,95 2,26 0,33 0,09 0,00 98,48

0,00 0,34 0,44 0,78 0,00 0,04 0,68 0,72 2,80 0,65 не опр. 0,00 100,24

0,00 0,14 1,15 1,29 0,00 0,11 0,66 0,77 не опр. 0,05 0,03 0,00 96,39

0,00 0,15 0,75 0,90 0,00 0,05 0,90 0,95 3,37 1,34 не опр. 0,00 99,98

0,00 не опр. 1,34 0,00 не опр. 1,85 2,34 1,92 0,11 0,03 0,00 98,95

2,85 0,93 0,76 4,49 0,42 1,390 1,81 1,86 1,46 0,13 0,06 2,70 99,66

0,00 0,34 1,17 1,51 0,00 0,18 1,81 1,99 не определено 0,00 95,37

4,22 1,49 5,71 0,86 0,30 1,16 5,02 1,87 0,06 не 4,26 100,00
опр.
3,10 0,07 0,32 3,49 0,11 0,06 0,90 1,07 2,61 1,19 не опр. 2,56 99,45

0,00 0,34 1,32 1,66 0,00 0,12 1,57 1,69 3,54 1,00 » 0,00 99,23

0,00 0,39 0,96 1,35 0,00 0,18 2,16 2,34 3,50 1,42 0,01 0,08 0,00 100,04

0,00 0,37 1,01 1,38 0,00 0,21 1,60 1,81 не определ. 0,04 0,00 94,96

2,20 0,04 0,49 2,73 0,00 0,05 2,47 2,52 4,29 1,16 не опр. 1,73 98,98

новных аналитических материалов (табл. 91).

125
Ко второй группе — песчанистых и лёссовидных суглинков
и лёссов— от­носятся породы с содержанием 70—80% SiO2, 9—15%
Аl2O3 и 2.5—5% Fe2O3. Наконец, третью группу — тяжелых суг-
линков и глин — составят по­р оды с содержанием менее 70% SiO2 ,
Аl2O3 от 15 до 20% и Fе2O3 от 5 до 9%.
Содержание других окислов — оснований—колеблется менее
закономер­но. В общем, с утяжелением породы возрастает содер-
жание MgO и К 2O, в то время как содержание СаО и Na2O име-
ет тенденцию к обратной зависи­мости, но обе эти закономерности
выражены не резко и показывают ряд отступлений. Особо следует
отметить карбонатные породы, которые могут, конечно, встретить-
ся в любой группе.
Это соотношение между химическим составом пород и их меха-
ническим составом находится в полном согласии и зависимости от
распределения хи­м ических элементов по отдельным механичес-
ким фракциям.
Последнему вопросу была посвящена одна из наших работ (116),
в кото­рой подробно разбирались все имеющиеся литературные
материалы. По­этому мы на нем сейчас останавливаться не будем,
а напомним только ос­новные выводы, заключающиеся в том, что с
уменьшением размеров частиц уменьшается содержание SiO2 , СаО
и Na2O, в то время как содержание Аl2O3, Fe2O3, MgO и К2O воз-
растает. Иллюстрацию этого положения можно найти в табл. 77
настоящей работы.
Кроме того, говоря о химических свойствах тонкодисперсных
фракций, следует упомянуть, что входящие в их состав окислы
обладают разной подвижностью. По данным Robinson and Holmes
(271), Беляковой (13), Gile (182) и др. авторов, входящий в состав
поч­венных коллоидов СаО очень легко и притом полностью или
почти полностью переходит в раствор при диализе или обработке
слабыми кис­лотами или растворами нейтральных солей. Близок к
СаО в этом отношении и Na2O. Наоборот, К 2O и MgO связаны го-
раздо прочнее.
Такие особенности в поведении СаО должны быть объяснены
существо­ванием его в тонкодисперсных фракциях главным обра-
зом или даже исклю­чительно в обменном состоянии (выделение
коллоидов упомянутыми выше авторами велось без предваритель-
ного вытеснения поглощенных СаО и MgO). В том случае, если об-
менный СаО при подготовке к выделению коллоидов вытесняется,
как это имело место в нашей работе (116), то его содержание в са-
мых тонких фракциях может быть равным 0, т. е. СаО, входящего в
кри­сталлическую решетку, не имеется вовсе (см. табл. 77).
Все эти закономерности в химическом составе механических
фракций и вытекающая из них зависимость химического состава
пород от их механи­ческого состава в свою очередь зависят от со-
става и свойства тех мине­ралов, из частиц которых слагаются эти
породы и их механические фракции.
126
К большому сожалению, количественных минералогических
анализов тонкодисперсных кластических пород почти нет. Поэтому
мы не можем иллю­стрировать должным образом минералогичес-
кий состав этих пород. Чтобы не быть, однако, совсем голослов-
ными, приведем в табл. 36 приблизитель­н ый минералогический
состав двух пород из числа помещенных в табл. 35.
Та б л и ц а 36

Приближенный минералогический состав валунного суглин­к а (разрез № 10)


и безвалунной глины (разрез №21) с Валдая (по Грабовской, 42)

Разрез № 10 Разрез № 21
Минералы фракция фракция фракция фракция фракция
1—0.25 0.25—0.05 0.05—0.01 0.25—0.05 0.05—0.01
Микроклин. . . . . . . . . 5—10 5—10 20-25 20—27 20—25
Кварц . . . . . . . . . . . . . . 85—90 80—85 55—60 65—70 62—67

}
Биотит . . . . . . . . . . . . .
Мусковит. . . . . . . . . . .
Эпидот. . . . . . . . . . . . . до 5 5—8 14—15 5—6 9
Роговая обманка. . . .
Рудные зерна. . . . . . .

Как видим, эти данные относятся только к более грубым


механическим фракциям (> 0.01 мм). Из них мы усматриваем, что
в состав этих фракций входит кварц, полевые шпаты, слюда, рого-
вые обманки, эпидот. Можно, по-видимому, считать, что кварц, по-
левые шпаты, слюда и роговые обманки вообще составляют глав-
ную массу более грубых механических фракций — от 1 до 0.01 мм
и отчасти от 0.01 до 0.001 мм, причем содержание этих мине­ралов
убывает в указанном порядке во фракции 1—0.01 мм, в то время
как во фракции 0.01—0.001 мм в некоторых случаях на первое или,
по крайней мере, на второе место попадает группа слюд.
Эти положения еще лучше иллюстрируются табл. 36а, в кото-
рой мы приводим более подробный минералогический состав двух
пород из Яро­с лавской области, по неопубликованным материалам
Волжско-Камской экспедиции Почвенного института Академии
Наук (анализы В. Т. Белоусовой).
Эти данные очень отчетливо показывают уменьшение содер-
жания кварца и полевошпатовой группы с уменьшением размера
частиц и одно­ временное значительное увеличение содержания
группы слюд. Впрочем, в последнюю могли попасть также и глин-
ные минералы, о которых мы будем говорить ниже.
Что касается до частиц размерами меньше 0.001 мм, то об их
минерало­г ической природе до недавнего времени имелось лишь
весьма смутное представление. Только за последние годы при-
менение рентгеноспектроскопического анализа позволило рас-
127
шифровать эту фракцию «глины». Рабо­т ами ряда исследовате-
лей (189, 210, 195, 200, 7) было установлено, что и эта, наиболее
тонкодисперсная, фракция состоит из определенных мине­р алов,
кристаллического строения, принадлежащих к особой группе
«глинных» минералов — вадозных алюмосиликатов. Все эти
минералы обладают некоторыми общими свойствами, из кото-
рых наиболее существенными явля­ю тся пластинчатая форма и
малые размеры частиц (обычно от 1—2 микро­нов и мельче). Об-
щее число этих минералов довольно велико. Так Райе (108) пе-
речисляет 15 глинных минералов. В классификационной схеме
глинных минералов Marshall (223) мы находим 13 минералов.
Однако широким рас­п ространением в глинистых породах поль-
зуются далеко не все. Наиболее распространенными являются
три из них:
Монтмориллонит. . . . . . . . . . . . . . . (MgCa)OАl2О34SiO2nН2O
Каолинит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Аl2O3 2SiO2 2H2O
Бейделлит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Аl2O3 3SiO2 nН2O

Таблица 36а

Приближенный минералогический состав двух пород из Ярославской области


(в % от веса)

Рудные зерна
Роговые об-

минералы
Полевые

Кальцит
Прочие
Слюды
шпаты
Кварц

манки
Механическая
Порода
фракция, мм

Покровный 1 —0, 25 86 14 – – – – –
суглинок, село 0, 25—0, 05 78 12 – 4 3 – 3
Федоровка на
р. Кероме
0, 05-0, 01
{ легкая
тяжелая
77

23

7


19

33



0, 01—0, 005 63 21 5 – – 11
0, 005—0, 001 10 10 66 7 – – 7
Валунный 1—0, 25 100 – – – – – –
суглинок, село 0, 25—0, 05 66 10 – 1 5 18 –
Чулково на р.
Выихе
0, 05-0, 01
{ легкая
тяжелая
51

7

1


7

60
41



0, 01—0, 005 51 9 6 – 2 32 –
0, 005—0, 001 50 5 35 3 – 6 1

Кроме этих трех глинных минералов, Marshall, в цитирован-


ной работе (223), упоминает о группе калиевых глинных мине-
ралов, ближе еще не исследованных, но, по-видимому, довольно
широко распростра­ненных. Возможно, что одним из существен-
ных представителей этой группы являются вторичные калие-
вые слюды, как, например, серицит— К 2OН 2O3Аl2O3 6SiO2 . На
128
это указывают, в частнос-

Та б л и ц а 37
ти, Volk (308, 309) и Cor-

Минералогический состав

мусковит, хлорит, ортоклаз


в порядке уменьшения их
(минералы перечислены
Валовой химический и минералогический состав двух тонких фракций ленточной глины из Лисинского лесничества
rens (166). Jacob, Hoffmann,

Монтмориллонит, кварц
Кварц, монтмориллонит,
Loofman, Maegdefrau (200)

содержания)
установили в ряде случаев
наличие еще од­ного мине-
рала, пока не расшифро­
ванного и названного ими
Х-минералом.
Кроме этих «глинных»
минера­лов, составляю-
щих главную массу тон- ние
ких механических фрак-

3, 89

2, 49
ций, в составе последних молекулярное отноше-
встречаются и другие ми-
нералы. Так, Kelley с со­
отношение
трудниками (210) нашли

0, 92 2, 96 4, 09 1, 42 100, 00 4, 75

6, 51 51, 32 26, 03 13, 86 0, 00 3, 47 4, 08 1, 24 100, 00 3, 29


молекулярное
в тонких фракциях кварц;
Антипов-Каратаев, Бру-

SiO2 Al2O3 Fe2O3 CaO MgO K2O Na2O Сумма


(по Бруновскому и Роде, 7)

новский и Роде (7) указы­


вают на наличие в них
кварца, ортоклаза, муско-
Валовой химический состав

в % от веса прокаленной породы

вита, лимонита, биотита.


Hoffmann с сотрудника­
ми обнаружили примесь
кварца и в нескольких
случаях кальцита. Однако
все перечисленные только
что минералы составляют
незначи­тельную долю тон-
кодисперсных фракций,
4, 26 61, 17 21, 80 7, 64

характерными минерала­
ми которых должны поэ-
тому счи­ таться минералы
«глинные». Ис­к лючением,
впрочем, является ли­
монит, содержание кото-
рого в не­которых случаях
может быть до­вольно боль-
связанная вода
в % от веса
сухой по-

химически
шим.
роды

Для иллюстрации всех


гумус

0, 64

< 0, 00025 0, 88

этих положений приве-


дем в табл. 37 валовой
химический и минерало­
частиц в
Размер

0, 0025—
0, 00025

гический состав двух тон-


мм

ких фрак­ ц ий ленточной


глины из разреза № 20.
129
Химический анализ принад­лежит автору, а минералогиче­ский—
рентгеноспектроскопическим методом — Б. К. Бруновскому.
Весьма существенным, но не­ ясным пока что, представляется
вопрос о форме нахождения в тон­к их фракциях железа, вало­вое
содержание которого в них обычно бывает довольно велико.
Не подлежит, по-видимому, сомнению, что часть железа встре-
чается в форме свободного гидрата окиси с непостоянным, как это
было устано­в лено Kurnakow und Rode (216) содержанием воды, —
в виде лимонита, гетита и т. д. Встречается ли железо в виде фер-
ри- и ферри-алюмосиликатов типа упоминавшихся выше глинных
минералов, пока точно не установлено. Вообще такие минералы в
природе имеются, как, например, нонтронит — Fe2O3 2SiO2 2H2O,
но никаких указаний на их широкое распро­странение в тонкочас-
тичных кластических породах пока нет. Hoffmann с сотрудника-
ми в более ранних своих работах (194) утверждали, что Fe2O3 в
решетку глинных минералов не входит. Marshall ограничивался
указа­н ием на неясность вопроса о форме содержания Fe2O3. Од-
нако в одной из последних своих работ (196) Hoffmann с сотруд-
никами пришли к выводу о том, что в монтмориллоните — наибо-
лее распространенном, по-видимому, глинном минерале, — ионы Аl
могут частично замещаться как ионами Fe, так и ионами Mg.
Marshall (224), основываясь на этих взглядах Hoffmann и своих
пере­счетах, идет еще дальше и допускает возможность замещения
алюминия кремнием, магнием, железом и титаном, а кремния —
фосфором. Он считает, что при этом в структуру монтмориллонита
может быть уложен целый ряд исследованных до настоящего вре-
мени глинных минералов, которые по своим cтехиометрическим
отношениям не укладывались в нее.
При этом к монтмориллониту может быть присоединен и бейде-
лит с отно­шением Аl2O3 : SiO2 = 1 : 3. Из этого, между прочим, вы-
текает то обстоя­тельство, что по этому отношению нельзя судить
о минералогическом со­ставе глины, ибо оно может меняться при
неизменном строении решетки.
Все говорившееся до сих пор о химическом и минералогичес-
ком составе тонких механических фракций относилось к части-
цам разных размеров, так как разные авторы исследовали разные
фракции, причем верхним пределом размера частиц в некоторых
случаях было 0, 002 мм, в некоторых 0, 001 мм, чаще всего (в аме-
риканских работах) 0, 0003 мм. Представляется интересным воп-
рос о том, что представляют собой отдельные механические компо-
ненты в пределах уже этих тонких фракций.
Механический состав тонких фракций дается Marshall (223). В
табл. 38 мы приводим его данные для четырех исследованных им
глин. Из этих данных видно, что механический состав тонких фрак-
ций (<0, 002 мм) может быть весьма различным. В то время как ан-
глийский каолин на 2/3 состоит из частиц от 2 до 1 µ и вовсе не со-
держит частиц <0, 1 µ, глина Putnam содержит 40% частиц <0, 05 µ.
130
Та б л и ц а 38

Механический состав фракций <0.002 нескольких глин (по Marshall, 223).


В % от веса фракции < 0.002 мм

Размеры частиц в µ
Наименование по-
роды 2000—1000 1000—500 500—200 200—100 100—50 <50
Английский каолин 66, 0 21, 0 7, 0 6, 0 0, 0 0, 0
Бентонит из США 2, 0 31, 0 16, 0 12, 0 39, 0
Глина Puntam 7, 8 6, 6 11, 8 11, 6 21, 3 40, 9
» Rothamsted 15, 2 12, 1 18, 7 14, 3 10, 3 29, 4

Химический состав отдельных механических компонентов


тонких фракций изучался Brown and Byers (161). Ими были вы-
делены фракции 50—5 µ, 5—1 µ, 1—0, 3 µ, 0, 3—0, 1 µ и <0, 1 µ. В
табл. 39 мы приводим валовой состав этих фракций и их некото-
рые физические свойства — для одного из образцов. В табл. 40
даны некоторые химические показатели для 4-х образцов, только
по трем самым мелким фракциям. Всех валовых анализов мы не
приводим, в виду большой громоздкости.
Просмотр табл. 39 и 40 дополняет данные о механическом
составе тон­к их фракций Marshall, цитированные выше. Так, на-
пример, в то время как в образце «Amarillo» почти 2/3 всей тонкой
фракции состоят из частиц <0, 1 µ, в суглинке Beckett этих частиц
содержится меньше 20%.
Что касается до химического состава, то, как можно видеть
из табл. 40, и в самых тонких фракциях наблюдается упомяну-
тая выше зависимость между содержанием отдельных окислов и
размерами частиц. Во всяком случае это является справедливым в
отношении SiO2, A12O3, Fе2O3 для всех пород, кроме латерита.
Что касается до оснований, то они ведут себя несколько иначе. В
образцах Amarillo и Marshall их содержание в пределах трех самых
тонких фрак­ций меняется мало. В образце же Beckett, как можно
видеть из табл. 39, содержание СаО увеличивается с уменьшением
размеров частиц, а К2O убывает, т. е. получается зависимость обрат-
ная той, которую мы устано­вили выше. Для СаО это можно объяс-
нить наличием его в поглощенном состоянии, так как обработка, ко-
торой подвергались образцы при выделении тонких фракций, могла
вызвать лишь незначительное вытеснение об­менного Са. Естествен-
но, что количество обменного Cа будет максималь­ным в самой тон-
кой фракции. Что же касается до K2O, то его отступление от обыч-
ной закономерности объяснить труднее. Вполне возможно, что тот
минерал или те минералы, в состав которых входит K2O, являются
отно­сительно грубодисперсными, подобно, например, каолину по
исследова­ниям Marshall (см. табл. 38). Отметим, что Volk (309), на
основании изучения четырех различных почв, нашел, что наиболь-
шее количество K2O содержалось во фракции 0, 002—0, 0003, в то
время как во фракции < 0, 0003 его количество сильно убывало.
131
Валовой химический состав и некоторые физические свойства коллоидальных
развитой на карбонатной морене

В % от веса сухой почвы В % от веса прокаленного веще-

химически свя-
фракц. в почве
содержание

занная вода
Размер
фракции гумус
вµ SiO2 Аl2O3 Fe2O3 MnO TiO2 CaO MgO

<0, 1 0, 6 33, 37 12, 63 29, 20 35, 12 25, 22 0, 13 1, 33 2, 68 2, 07


0,1—0, 3 0, 8 29, 25 9, 51 36, 32 34, 25 19, 40 0, 18 1, 39 2, 12 2, 09
0, 3—1, 0 1, 7 25, 46 9, 28 41, 27 31, 48 17, 45 0, 12 1, 42 1, 16 1, 89
1, 0—5, 0 1, 9 23, 18 9, 26 42, 18 30, 26 17, 19 0, 10 1, 38 1, 29 2, 04
5, 0—50, 0 7, 1 9, 63 5, 54 59, 30 22, 22 8, 49 0, 08 1, 30 0, 71 1, 56
Вся почва 100,0 7,27 78,35 11,13 3,86 0,02 0,76 0,67 0,44
П р и м е ч а н и е . Пересчет на прокаленное вещество сделан нами (А. Р.).

Та б л и ц а 40

Некоторые данные о составе тонкодисперсных фракций нескольких почв


США (по Brown and Byers, 161)

Молекулярные отношения
Содержание фрак­
Размер фракций в

ции в % от веса
фракции < 1 µ
микронах

Наименование почвы

Пылеватый суглинок <0, 1 60, 2 3, 04 15, 8 3, 76 0, 238 6, 65


«Ama­rillo». Южный черно- 0, 1—0, 3 19, 6 3, 03 15, 4 3, 77 0, 248 6, 53
зем на осадочной породе, 1, 0—0, 3 20, 2 3, 22 18, 2 3, 95 0, 214 6, 70
гл. 10—20 дм
Пылеватый суглинок <0, 1 47, 0 2, 74 13, 2 3, 44 0, 261 6, 76
«Mar­shall». Степная почва 0, 1—0, 3 21, 1 2, 85 13, 4 3, 62 0, 270 6, 23
на лёссе, гл. 0—14 дм 1, 0—0, 3 31, 9 3, 00 13, 8 3, 83 0, 278 6, 61
Пылеватый суглинок «Be­ <0, 1 19, 3 0, 97 3, 08 1, 41 0, 458 3, 60
ckett». Гор. В подзолист. 0, 1—0, 3 25, 8 1, 32 4, 96 1, 79 0, 361 4, 04
почвы на карбонатной мо­ 1, 0—0, 3 54, 9 1, 64 6, 26 2, 21 0, 352 5, 75
рены, гл. 13—24 дм
Песчанистый суглинок <0, 1 31, 4 1, 75 30, 32 1, 85 0, 060 30, 8
«Durham». Латерит на гра- 0, 1—0, 3 60, 1 1, 70 31, 06 1, 79 0, 057 27, 0
ните, гл. 90—102 дм 1, 0—0, 3 8, 5 1, 64 33, 59 1, 74 0, 051 20, 0

132
Та б л и ц а 39

и близких к ним фракций. Горизонт В2 (32—60 см) подзолистой почвы Beckett,


(по Brown and Byers, 161)

ства Молекулярные отношения Физические свойства


поглощение Н2О

смачивания
теплота
отношение
над 3.3%

над 30%
H2SO4

H2SO4
K2O Na2O Р2O5

2, 35 0, 57 1, 04 0, 97 3, 08 1, 41 0, 458 3, 60 30, 26 18, 53 1, 63 18, 5


3, 12 0, 60 0, 78 1, 32 4, 96 1, 79 0, 361 4, 04 23, 89 13, 46 1, 78 17, 6
3, 82 0, 72 0, 41 1, 64 6, 26 2, 21 0, 352 5, 75 24, 84 15, 47 1, 61 18, 0
4, 23 0, 62 0, 41 1, 73 6, 52 2, 36 0, 362 5, 44 17, 71 9, 86 1, 80 13, 4
5, 03 1, 40 0, 05 3, 65 18, 55 4, 52 0, 249 7, 74 7, 33 4, 22 1, 74 6, 5
3, 72 0, 72 0, 09 – – – – – – – – –

Из исследований Marshall и Brown and Byers вытекает, что хи-


мический и механический состав фракции с частицами меньше
одного микрона могут в разных случаях быть различными; в од-
них случаях отдельные механи­ческие компоненты этой фракции
имеют очень близкий химический состав, из чего с известной ве-
роятностью можно заключить и об одинаковости их минералоги-
ческого состава. В других случаях эти компоненты имеют доволь­
но отличный химический, а следовательно, и минералогический
состав.
Таким образом, отдельные механические фракции тонко час-
тичных кла­с тических пород являются дифференцированными
по своему минералоги­ческому составу. В то время как в груп-
пе более грубых фракций сосредоточены такие минералы, как
кварц, полевые шпаты, роговые обманки и слюды, в группе бо-
лее мелких фракций сосредоточиваются «глинные» минералы —
монтмориллонит, каолинит, бейделлит и малоисследованные
калиевые минералы, — вероятно, тоже слюды. Резкой границы
между этими двумя груп­п ами провести нельзя, примерной же
границей можно считать 1—2 микрона, хотя необходимо пом-
нить, что по обе стороны этой границы могут встре­ч аться мине-
ралы обеих групп, но лишь в резко различном количественном
соотношении.
Сопоставляя химический состав минералов обеих этих групп,
нам станет понятным то различие в химическом составе разных
механических фракций, которое мы отмечали выше. Так, молеку-
лярные отношения SiO2 : Al2O3 : основания в главнейших минера-
лах этих групп изображаются следующими цифрами:
133
1-я группа {
кварц. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1
полевой шпат. . . . . . . . . . 6 : 1 : 1
:0:0

{
монтмориллонит. . . . . . . . . . . . . 4 : 1 : 1 (или 4 : 1 : 0)
каолинит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2
2-я группа :1:0
бейделлит . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3 : 1 : 0
серицит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .6 : 3 : 1

Принимая во внимание, что в более крупных фракциях обычно


преобла­дающее место занимают именно кварц и полевые шпаты, мо-
лекулярное отношение SiO2 : Аl2O3 в этих фракциях будет всегда
больше 6. В то же время в тонких фракциях оно может изменяться
от 6 до 2, в среднем чаще всего колеблясь около 3. Что касается ос-
нований, то СаО и Nа 2О не входят, по-видимому, в состав глинных
минералов (СаО в монтмориллоните содер­ж ится, вероятно, лишь
в обменной форме) и поэтому их содержание в тон­к их фракциях
будет ничтожным, завися главным образом от примеси мине­ралов
1-й группы.1 Наоборот, содержание K 2O и MgO, входящих в состав
минералов 2-й группы — серицита и монтмориллонита, — с умень-
шением размеров частиц будет возрастать, особенно для MgO, так
как магнийсодержащие минералы 1-й группы обычно содержатся
и в крупных фрак­ц иях в незначительных количествах.
Отметим еще один факт — известные нам рентгеноспектроско-
пические исследования Hendricks and Fry (189),Kelley, Dore and
Brown (210), Jacob, Hoffmann, Loofman nnd Maegdefrau (200), Анти-
пова-Каратаева, Бруновского и Роде (7) в громадном большинс-
тве случаев указывают на наличие и значительное преобладание
в тонкодисперсных фракциях монтмориллонита. Каолинит и бей-
деллит встречаются гораздо реже. Исходя из этого, мы в праве
были бы ожидать в химическом составе этих фракций молекуляр-
ного отношения, характерного для монтморилллонита, т. е. близ-
кого к четырем. Принимая же во внимание, что в этих фракциях,
с одной стороны, всегда имеется некоторая примесь кварца, а с
другой стороны, что не исключена возможность частичного заме-
щения в глинных минералах Аl2O3 на Fе2O3, отношение могло бы
быть и больше 4.
Между тем большинство авторов, исследовавших почвенные
«коллоиды» получали отношение, близкое к трем. Примером это-
го может служить хотя бы «ленточная» глина, химический и мине-
ралогический состав которой был приведен нами в табл. 37. Такое
противоречие между химическим и ми­ нералогическим составом
может быть объяснено, прежде всего, присутствием мало иссле-
дованных еще калиевых глинных минералов. Если эти последние
действительно представлены, как мы предполагали выше, серици-
том с от­ношением SiO2 : Al2O3 = 6 : 3 , то смесь монтмориллонита

1 Впрочем, Marshall допускает возможность вхождения Na и Са в состав глин-


ных минералов в необменной форме.
134
с серицитом и может дать наблюдаемые обычно отношения 3—3.5.
Однако это требует довольно высокого содержания серицита, ка-
ковой при этом должен был бы быть обнаружен при рентгеноспек-
троскопическом исследовании.
Так, если мы подсчитаем для фракции < 0, 00025 мм ленточ-
ной глины ее минералогический состав, связывая весь MgO по
формуле монтмориллонита, весь K 2O по формуле серицита и весь
Na2O по формуле альбита, то получим:
Монтмориллонит . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38, 08%
Серицит . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 32, 94
Альбит. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10, 49
Избыток SiO2. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2, 66
Избыток Аl2O3 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1, 97
Fe2O3 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13, 86
И т о г о . . . . . . . . . . 100, 00%

Таким образом, мы видим, что содержание серицита получается


действи­тельно высокое, между тем при рентгеноспектроскопичес-
ком анализе он обнаружен не был.
Кроме того, установленная в указанных выше новейших ра-
ботах Hoff­mann (196) и Marshall (224) возможность замещения Si
ионами Аl и Аl-ио­н ами Mg, Fe и Ti может, в сущности говоря, со-
здавать любые отношения SiO2 : Аl2O3. В целом вопрос о несоот-
ветствии минералогического и хими­ческого состава тонких фрак-
ций нельзя пока считать ясным.
Различия между минералами двух упомянутых выше групп
не ограни­ч иваются различиями в их химическом составе, форме
и размерах частиц. Весьма существенным моментом является еще
их происхождение, глубоко различное для каждой из этих двух
групп. Первая группа минералов вклю­чает в себе такие их виды
или семейства как кварц, полевые шпаты, слюды, роговые обман-
ки, пироксены и т. д. Общим признаком для всех этих мине­ралов
является их магматическое происхождение, т. е. другими словами
говоря, возникновение и кристаллизация при физико-химической
обстановке (высокая температура, высокое давление, отсутствие
воды в жидкой форме), резко отличной от тех условий, которые
характеризуют в настоящее время верхние слои земной коры. Эти
минералы, с точки зрения тех процессов, которые идут в коре вы-
ветривания вообще, в почвенных горизонтах, в част­ности, должны
быть названы минералами первичными, так как возникнове­н ие их
не является результатом этих процессов.
Наоборот, минералы второй группы являются продуктом про-
цессов, совершающихся в коре выветривания, вследствие чего мы
вправе называть их минералами вторичными. Они возникли при
физико-химической обстанов­ке, резко отличной от той, при кото-
рой образовались минералы первой группы. Эти отличия заклю-
чаются не только в значительно более низкой температуре и дав-
135
лении, но еще и в том, — и это весьма существенно, — что мине-
ралы второй группы, как правило, возникали при участии водных
растворов различной концентрации и разного состава.
Обстановка, при которой возникли вторичные минералы, в
отношении ряда существенных условий (температура, давление)
была вполне идентич­ной или, во всяком случае, весьма близкой
к той, при которой мы изучаем их теперь, в качестве компонентов
почв и их материнских пород. Однако имеется одно важное усло-
вие, которое, вообще говоря, в пределах коры выветривания явля-
ется очень изменчивым и которое в то же время, как показывают
работы ряда исследователей, оказывает существенное влияние на
состав и свойства минералов второй группы. Этим условием яв-
ляется состав растворов, циркулирующих в коре выветривания, и,
в частности, соотношение в этих растворах концентраций водород-
ных и гидроксильных ионов, т. е. реакция среды.
Каждое минеральное образование, каждый минерал мы мо-
жем рассматривать как продукт некоторой химической реакции,
образующийся в результате наступления некоторого равновесия в
той системе, в которой он возникает, причем его состав и свойс-
тва определяются суммой тех условий, при которых произошло
его образование (температура, давление, состав раствора или рас-
плава, реакция среды и т. д.). Как только изменение этих условий
перейдет за некоторые пределы, т. е. как только данный минерал
выйдет из своего «поля устойчивости» (см. акад. Ферсман, 138),
он не будет уже нахо­д иться в равновесии с окружающей средой
и приобретает стремление к тем или иным изменениям, которые
могут привести его снова в равновесие с этой средой, будучи «...на-
правлены в сторону поисков состояния с наименьшими запасами
свободной анергии» (Ферсман, 138).
С этой точки зрения первичные минералы должны быть призна-
ны заве­домо неустойчивыми в условиях коры выветривания, так
как температурные и динамические условия их образования рез-
ко отличны от условий, харак­теризующих кору выветривания (см.
Ramann, 267, Pallmann, 260). Что же касается до минералов вторич-
ных, то их устойчивость будет определяться почти исключительно
составом циркулирующих растворов, в частности, реакцией этих
растворов, т. е. концентрацией в них водородных ионов. Во вся-
ком случае вторичные минералы в отношении термодинамических
условий должны быть признаны в коре выветривания более устой-
чивыми, чем первичные, на что мы уже указывали ранее (118).
В целом, первичные минералы оказываются устойчивыми по
отноше­нию ко всем трем основным условиям — температуре, дав-
лению и составу растворов, в то время как для минералов вторич-
ных степень устойчиво­сти будет определяться только последним
из этих условий.
Ко всему этому следует добавить, что некоторые минералы могут
возни­к ать различным путем и, с точки зрения их устойчивости по
136
отношению к обстановке коры выветривания, являются общими
для обеих групп. К числу таких минералов следует отнести, во-
первых, кварц, который, как хорошо известно, может возникать в
коре выветривания в качестве вторичного продукта, а во-вторых,
калиевую слюду, которая также, в виде серицита, может, как мы
говорили выше, быть одним из продуктов вывет­ривания. Кварцем
и калиевой слюдой перечень общих для обеих групп минералов,
вероятно, не исчерпывается, но они являются, по-видимому, глав­
нейшими из числа нам известных.
Наконец, ко вторичным минералам относится еще одна груп-
па минераль­ных соединений, представленных простыми солями
угольной, серной, азот­ной и соляной кислот с окислами щелочных
и щелочно-земельных металлов. Все эти соли обладают заметной
растворимостью в воде и обладают спо­собностью при подходящих
условиях концентрироваться в поверхностных слоях коры вывет-
ривания, составляя в этих случаях значительную долю образо-
вавшейся рыхлой породы.

2. Природа физико-химической поглотительной способности


Характеристика состава и свойств тонкочастичных кластичес-
ких пород была бы неполной, если бы мы не упомянули еще об од-
ном их существенном свойстве — наличии у них физико-химичес-
кой поглотительной или обмен­ной способности.
В приведенной выше табл. 35 химического состава материнских
пород подзолистых почв содержание щелочно-земельных окислов
СаО и MgO представлено в трех формах — силикатной, карбонат-
ной и обменной. Просматривая цифры этой таблицы, мы видим,
что в некоторых случаях почти половина валового содержания
СаО падает на обменный Са (разрез № 10). В других случаях
это отношение меньше, но обычно не опускается ниже 25—30%, и
только в песчаных породах оно достигает лишь незначи­тельных
величин. Что касается до MgO, то для него соответствующее отно­
шение гораздо ниже: содержание обменного MgO обычно не пре-
вышает 10—12% от валового, а часто бывает и еще ниже.
Кроме Са и Mg, в качестве обменного катиона в тонкочастич-
ных по­родах встречается еще довольно часто ион водорода. Про-
сматривая состав обменных катионов в материнских породах в
табл. 91, мы видим, что водо­родный ион встречается в большинс-
тве из них, но обычно в ничтожных ко­личествах, хотя иногда его
количество достигает и заметных величин. Так, Грабовская (42) в
районе Валдайской возвышенности установила наличие двух раз-
новидностей валунного суглинка — одну, содержащую поглощен­
ный водород, другую лишенную его.
В какой мере наличие поглощенного водородного иона явля-
ется свой­ством, присущим породе с момента ее образования или в
какой мере это свой­ство есть результат тех процессов, которым по-
137
роды подвергались впослед­ствии— на этот вопрос точно ответить
нельзя. Во всяком случае обе эти возможности вполне мыслимы,
и в разных случаях водородный ион в мате­ринской породе истори-
чески может быть разного происхождения. Отсутствие глубокопоч-
венных исследований является одной из главных причин того,
что мы лишены возможности разобраться в этом вопросе в каждом
конкрет­ном случае.
Говоря о поглощенном водородном ионе, мы должны сделать
одну сущест­венную оговорку. Под поглощенным, или лучше обмен-
ным, водородным ио­ном, мы понимаем пока ту титровальную кис-
лотность, которая возникает в растворе нейтральной соли после
обработки им почвы путем промывания. В какой мере эта кислот-
ность действительно соответствует общему количе­ству обменного
водородного иона — к этому вопросу мы вернемся впоследствии.
Кроме поглощенных Са, Mg и Н, в материнских породах могут
встретиться в поглощенном состоянии еще другие одновалентные
катионы — К, Na и NH4. Можно думать, что эти катионы, по край-
ней мере первые два, имеются в том или ином количестве в любой
породе, но в тех условиях, в которых образуются подзолистые поч-
вы, их содержание в породах обычно ничтожно, и останавливать-
ся поэтому на них мы не будем.
Характеризуя материнские породы с точки зрения их погло-
тительной способности, мы должны уделить некоторое внимание
природе и механизму этого свойства. В наши задачи не входит
сколько-нибудь полная сводка всех работ и взглядов по этому
вопросу, и мы ограничимся поэтому лишь весьма кратким изло-
жением основных положений.
Учение о поглотительной или обменной способности почв и
тонкоча­стичных кластических пород, существование которой
было установлено van Bemmelen и Way, в течение минувшей чет-
верти столетия усиленно раз­рабатывалась очень многими иссле-
дователями, среди которых почетное место занимают Гедройц,
Wiegner, Hissink и Mattson.
Вместе с тем, вопрос об адсорбционных явлениях, присущих
всему миру коллоидов, а не только коллоидам почв и их материн-
ских пород, является одним из важнейших вопросов коллоидной
химии.
Тема и рамки настоящей работы не позволяют нам углубляться
в дебри коллоидной химии, в виду чего в дальнейшем изложении
мы ограничимся изложением взглядов тех исследователей, объек-
том исследования которых были почвы или близкие к ним обра-
зования.
Первая ясная и четкая концепция природы и механизма пог-
лотительной способности почв была дана покойным акад. К. К.
Гедройцем и развита им в целом ряде работ.
Эту концепцию, как будет видно из дальнейшего изложения,
мы не можем считать в настоящее время правильной во всех ее
138
частях. Вместе с тем, однако, величайшая заслуга акад. Гедрой-
ца состоит в том, что, во-первых, он с большой подробностью и
тщательностью изучил законы физико-хими­ческой поглотительной
способности в почвах со всеми вытекающими из этого явления мно-
гообразными последствиями. Во-вторых, — и это главное,— разра-
ботав это учение, он положил его, в сущности говоря, в основу всего
учения о почве и почвообразовательных процессах в динамическом
понима­нии их как процессов физико-химических. В этом заклю-
чается бессмертная заслуга Гедройца, который своими блестящи-
ми оригинальными работами создал в почвоведении новую эпоху.
И если в дальнейшем изложении мы должны будем подвергнуть
критике и пересмотру некоторые положения уважаемого учите-
ля, то эта критика, во-первых, касается вопросов, с точки зрения
почвоведения, второстепенных, а во-вторых, является неизбежным
следствием прогресса науки, которой работы акад. Гедройца дали
мощный толчок и расчистили путь для дальнейшего развития.
По воззрениям акад. Гедройца, подробно изложенным хотя бы
в послед­нем издании его книги «Учение о поглотительной спо-
собности почв» (30), обменные катионы в почве находятся в х и -
м и ч е с к о й свя­
зи е поверхностными молекулами почвенных
'частиц. Возможности этой химической связи «...обусловливаются,
с одной стороны, существованием поверхностной энергии, а с дру-
гой — тем, что почвенные коллоидально-раздробленные частички,
будучи заряжены отрицательным электричеством, притягивают к
своей поверхности катионы электролитов почвенного раство­ра, где
эти катионы и вступают в реакцию обмена с катионами молекул,
расположенных на поверхности частичек».
Таким образом, по воззрениям акад. Гедройца, поглощаемый
катион вступает в х и м и ч е с к у ю с в я з ь с поверхностными
молекулами частицы, т. е. очевидно входит в состав кристалличес-
кой решетки последней. Вместе с тем, причину поглощения катио-
на акад. Гедройц видит в поверх­ностной энергии и наличии у час-
тицы электрического заряда.
Однако акад. Гедройц не объясняет причины возникновения у
коллоид­ной частички этого последнего, так же как и не касается
вопроса о ее стро­ении, хотя упоминание о двойном электрическом
слое на поверхности час­тиц у него есть. Таким образом, самый ме-
ханизм поглощения остается не ясным, равно как не освещается и
вопрос о строении коллоидных частиц.
Близкими к концепции акад. Гедройца являются представле-
ния Bradfied (157, 158, 159), который рассматривает коллоидаль-
ную глину как на­ стоящую кислоту с большим эквивалентным
весом и малыми константами диссоциации. Взгляды, близкие к
представлениям акад. Гедройца о химиче­ской природе связи пог-
лощенных катионов с коллоидными частицами, за последнее вре-
мя развивал также Hoffmann с сотрудниками (195), Mar­shall (224)
и Kelley (211).
139
Иное представление о строении почвенных коллоидных час-
тиц дает Wiegner (321), основываясь на представлении о двойном
электрическом слое, выдвинутом в свое время Helmholtz. Wiegner
различает в мицелле три су­щественных части.
Внутренняя часть мицеллы — ее ядро — состоит из ультра-
микронов кремнезема и глинозема и, вероятно, алюмосиликатов.
На характере и при­ р оде связи между этими ультрамикронами
Wiegner не останавливается, но отмечает, что они расположены
рыхло, вследствие чего вся мицелла прони­зана сетью мелких ка-
пилляров.
Поверхность мицеллы окружена, внутренней оболочкой (In-
nenschale), состоящей из отрицательно-заряженных анионов
кремнекислоты и ОН. Вокруг этой внутренней оболочки имеет-
ся внешний рой катионов, в чи­с ле которых могут быть как одно-
и двухвалентные металлы, так и ион водорода. Как внутренняя
оболочка, так и внешний рой ионов имеются не только вокруг
всей мицеллы в целом, но облекают и стенки капилляров, про-
низывающих последнюю. Такие частицы имеют определенный
электри­ческий потенциал тем более высокий, чем более рыхлым
является внеш­н ий слой катионов, т. е. чем сильнее гидратирова-
ны эти катионы.
Эта схема была предложена Wiegner главным образом приме-
нительно к пермутитам. Отличие естественных глинистых части-
чек от частиц пермутита Wiegner предположительно видит в том,
что в глинах мы имеем дело преимущественно с первичными уль-
трамикронами, а в пермутитах — с их комплексами — мицеллами,
причем строение первичных ультрамикронов в отношении нали-
чия у них тех же частей (ядра и двух оболочек) не отли­ч ается от
строения пермутитовой мицеллы.
Катионы диффузного (внешнего) слоя способны обмениваться
на катионы солевого раствора, в соприкосновение с которым при-
ходит коллоидная частица. Ионы внутренней оболочки связаны с
ядром силами остаточной валентности или силами решетки (319)
гораздо более прочно, чем ионы внеш­него слоя. Отдельные мицел-
лы («микроны») могут соединяться в комплексы мицелл («полио-
ны»).
В последней своей работе Wiegner (323), развивая дальше те же
взгляды, указывает на два возможных вида обмена: экстрамицел-
лярный — на мононе и интрамицеллярный — на полионе, причем
одни и те же ионы в за­висимости от соотношения своих размеров
с размером интрамицеллярных промежутков могут иметь или не
иметь интрамицеллярного обмена (явление «ионной блокады»).
Для монтмориллонита с его способностью к набуханию Wiegner
считает характерным наличие интрамицеллярного обмена.
Представления Helmholtz о двойном электрическом слое были
использо­ваны с некоторыми модификациями и другими исследо-
вателями в приложе­н ии к строению коллоидной мицеллы.
140
Мы остановимся еще вкратце на учении Mattson — одном из
наиболее интересных по той широте и полноте, с каким оно охва-
тывает различные стороны почвообразовательного процесса. Не-
смотря на то, что его положе­н ия и экспериментальные данные не
вполне защищены, на наш взгляд, от критики, мы неоднократно
будем к ним возвращаться в дальнейшем.
Коллоидная частица или мицелла по Mattson имеет следую-
щее строение: внутри находится ядро, в котором Mattson различа-
ет собственно внутреннюю часть и поверхностный слой молекул
(interfacial layer). Ядро окружено внутренним слоем ионов, созда-
ющим заряд частицы, вокруг которой располагается внешний слой
ионов противоположного знака или ионная атмосфера.
Последняя граничит уже с внешней интермицеллярной жид-
костью. Ионы внешнего диффузного слоя Mattson рассматрива-
ет как отдиссоциировавшие с поверхности частицы (т. е. ядра
вместе с внутренним слоем ионов). При этом в диффузный слой
переходят далеко не все ионы противополож­ного знака. «Сте-
пень диссоциации» этих ионов регулируется рядом ус­ловий.
Ионы во внешнем слое (в ионной атмосфере) расположены
неравномерно и их концентрация убывает с удалением от повер-
хности частицы по тому же закону, по какому уменьшается дав-
ление в земной атмосфере с удалением от поверхности земли.
Распределение этих ионов регулируется соотношением между
их осмотическим давлением, которое стремится их рассеять, и
электро­ статическим притяжением, которое стремится прибли-
зить их к поверхности частицы.
Количество ионов в диффузном слое, отдиссоциировавших с
поверхности мицеллы, зависит от их природы — валентности и
объема. Чем ниже первая и чем меньше второй, тем больше ве-
личины гидратации и тем, следовательно, меньше чувствителен
ион к электростатическому притяжению — и наоборот. (227).
Кроме того количество отдиссоциированных ионов регулируется
при­сутствием в интермицеллярной жидкости электролитов и их
природой. Рас­сматривая равновесие между ионами диффузного
слоя и интермицеллярной жидкости с точки зрения мембранного
(Доннановского) равновесия, Mattson (227) вывел такую зависи-
мость:
х 2 = y(y+z),
где х есть концентрация катиона и аниона электролита в интер-
мицеллярной жидкости, у—концентрации тех же ионов в диф-
фузном слое, a z — кон­центрация в диффузном слое катиона, от-
диссоциировавшего с поверхности мицеллы, одноименного с ка-
тионом электролита.
Приведенная выше формула относится к случаю коллоида,
насыщенного одновалентным катионом, окруженного интерми-
целлярной жидкостью, содержащей электролит, состоящий из
141
одновалентных же ионов. Для ионов иной валентности форма,
математической зависимости концентраций соот­ ветственно ме-
няется.
Опытным путем Mattson установил, что с прибавлением элект­
ролита ко­личество отдиссоциировавших ионов в диффузном слое
возрастает, что он объясняет понижением разности потенциалов
между диффузным слоем и интермицеллярной жидкостью, которое
освобождает часть присоединенных катионов.
Внутренний слой ионов, сообщающих мицелле заряд, Matt-
son считает состоящим из гидроксильных ионов, из чего выте-
кает, что «нормальным» состоянием для коллоидной частицы
является электроотрицательное. Это объясняется тем, что гид-
роксильный ион дает с веществом ядра мицеллы трудно рас-
творимые соединения и поэтому прочно удерживается на ее
по­в ерхности.
Положительный заряд частица может приобретать лишь при
поглощении катионов или диссоциации аниона (229). Частицы
почвенных коллоидов, состоящие преимущественно из радикалов
гумусовых кислот и гидратов кремнезема, железа и глинозема,
Mattson (229) рассматривает как амфотерные полионы. Ниже мы
вернемся к вопросу об образовании этих частиц, а также к опытам
и взглядам Mattson на этот предмет. Сейчас же ограни­ч имся из-
ложением его взглядов на амфотерную природу этих коллоидов.
Явление амфотерности состоит в том, что частица в зависимос-
ти от тех или иных условий способна отдиссоциировать от себя
как катионы, так и анионы и в соответствии с этим заряжаться
отрицательно или положительно. При одинаковом количестве от-
диссоциированных катионов и анионов ча­стица является электро-
нейтральной или изоэлектричной.
Такое поведение почвенных коллоидальных частиц зависит от
того, что они все являются комплексами очень слабых кислот и
оснований (ацидоидов и базидов). В качестве первых фигурируют,
главным образом, крем­невая и гумусовые кислоты, а также фос-
форная, серная и соляная. В качестве оснований — гидраты окисей
Аl и Fe. Такие частицы способны поглощать как катионы (ацидо-
идной своей частью), так и анионы (базоидной частью).
Основным условием, определяющим знак заряда частицы,
является ре­а кция среды, т. е. концентрация
. в ней водородных
ионов. Высокая концен­ т рация Н -ионов во внешней среде по-
давляет диссоциацию их с поверх­ ности частицы, и, наоборот,
способствует диссоциации ионов гидроксила, вследствие чего
частица заряжается положительно.
. В щелочной среде при низ-
кой концентрации ионов Н и высокой ионов ОН´ имеет место
обратное явление и частица заряжается отрицательно. Концен-
трация водородных; ионов, соответствующая электронейтраль-
ному состоянию частицы, назы­в ается изоэлектрической точкой.
Гидроксильные ионы в частице могут быть замещены частично
142
другими анионами, например Сl´, SiO˝3 или PO´´´4 . Так как эти
ионы отдиссоциируются комплексом гораздо слабее, чем ионы
гидроксила, то требуется значительно более низкое рН, т. е. бо-
лее высокая концентрация водородных ионов для того, чтобы
комплекс стал бы электронейтральным. Другими словами эти
анионы понижают изоэлектрическую точку. Для комплексных
соединений кремнезема с полуторными окислами при достаточ-
но высоком содержании SiO2 эта точка может быть смещена до
такой величины, при которой комплекс уже разрушается, т. е.
при всех практически возможных значениях рН он всегда будет
оставаться электро­о трицательным. Наоборот, при высоком со-
держании полуторных окислов в комплексе его изоэлектричес-
кая точка будет довольно высока, и уже не­б ольшого подкисле-
ния среды может быть достаточно для перезарядки ком­п лекса и
сообщения ему положительного заряда.
Явления обмена ионов между коллоидными частицами и окру-
жающим раствором Mattson рассматривает не только в отноше-
нии катионов, но и в отношении анионов.
Емкость поглощения амфотерного коллоидного комплекса
в отношении катионов тем выше, чем выше в комплексе отно-
шение ацидоид : базоид. Этим объясняется хорошо известный
факт, установленный еще Robinson and Holmes (271), повышения

обменной способности с увеличением отношения в колло-

иде. Mattson распространяет это явление не только на SiO2 , но и


на другие ацидоиды, из коих главными являются органические
кислоты. Понижение концентрации водородных ионов в рас-
творе усиливает поглощение катионов и уменьшает
. поглощение
анионов. Повышение кон­центрации ионов Н ведет к обратным
результатам.
Возвращаясь к вопросу о строении коллоидной мицеллы, сле-
дует отме­т ить, что Mattson отнюдь не отрицает кристаллического
строения ее ядра. Носителем же всех перечисленных только что
амфотерных свойств он счи­тает ее поверхностный слой, в котором
большое количество ионов SiO˝3 являются замещенными ионами
гумусных, фосфорной, серной и др. кислот (231). Эти ацидоидные
ионы в сочетании с входящими также в состав ядра, а следова-
тельно, и его поверхностного слоя, амфолитоидными ионами гид­
роокисей железа и алюминия и обеспечивают амфотерные свойс-
тва всей ча­стицы в целом.
Такое представление о строении коллоидной частицы с успе-
хом было использовано рядом других авторов — Антиповым-Ка-
ратаевым (6), Седлецким (121) и др. и несомненно является боль-
шим шагом вперед и заслужи­в ает дальнейшего развития. Однако
и оно в некоторых своих частях не является бесспорным, как мы
увидим ниже.
143
3. Физико-химическая поглотительная способность рыхлых
материнских пород
Обратимся теперь к вопросу о том, какая же составная часть
или какие же составные части материнских горных пород явля-
ются носи­ т елями физико-химической поглотительной способ-
ности.
Не вдаваясь в историю вопроса, что не соответствовало бы
рамкам на­ стоящей главы, отметим один основной факт, который
заключается в том, что поглотительной способностью обладают
только наиболее тонкие механические фракции почвы.
Так, акад. Гедройц (30) считает, что верхней границей размеров
частиц, обладающих еще обменной способностью, является 5 µ.
Частицы более крупные можно считать лишенными практически
этого свойства. Вместе с тем, фракция от 5 до 0,25µ, хотя и обла-
дает ясно выраженной способно­стью к поглощению катионов, но
величина ее еще не велика. И только частицы диаметром от 0,25µ
и менее, т. е. частицы собственно коллоидаль­ных размеров, обла-
дают этой способностью в резко выраженной степени. Hissink (193)
указывает, что в то время, как частицы < 0,002 мм имеют обмен-
ную способность около 80 м-экв. на 100 г, частицы 0,016—0,002 мм
имеют всего около 10.
Hissink с сотрудниками в новейшей своей работе1 (с которой мы
позна­комились уже после того, как эта глава была написана) на
основании очень детального исследования обменной способности
четырех почв приводят такие величины обменной способности
разных механических фракций:
Размер частиц в µ Обменная способность в мили-эквивалентах
на 100 г фракций
0,03—0,10 от 124 до 160
0,10—0,25 » 69 » 96
0, 25-2, 00 » 25 » 37
2—8 » 13 » 25
8—16 » 7 » 13
16—43 » 2, 5 » 4, 5 (30)
43—74 » 0 » 1, 5 (84 и 17, 5)
74—104 » 0 » 2, 0 (91, 5 и 24, 0)
104—147 » 0 » 2, 0 (89, 5 и 23, 0)

Из этих четырех почв у одной, начиная с фракции 16—43 µ,


а у другой, начиная с фракции 43—74 µ, обменная способность с
увеличением разме­р ов частиц начала снова увеличиваться (циф-
ры в скобках), в то время как у других двух почв она продолжала
уменьшаться. Авторы объясняют это наличием у первых двух почв
крупных частиц с большой внутренней поверх­ностью. У всех четы-

1 Нissink D. J., Hooghoudt S. В., van der Spek J. Der mine-ralische Bodenkomplex.
Soil Research vol. V. № 1 pp, 21— 56, Berlin, 1936.

144
рех почв обменная способность во фракциях от 2µ. и ни­же оказа-
лась пропорциональной их поверхности, которая, таким образом,
и определяет по преимуществу величину обменной способности.
Этот последний вывод является, конечно, вполне понятным.
Вместе с тем, однако, та дифференцированность механических
фракций по их минералогическому составу, о которой .мы говорили
выше, заставляет поставить вопрос о том, не является ли и обмен-
ная способность специфиче­ским свойством тех или иных минера-
лов. Этот вопрос является тем более законным, что и во фракции
меньше 0,25µ и тем более во фракции 5—0,25 µ мы имеем смесь ми-
нералов первичных и вторичных, хотя в первой фракции резко пре-
обладает вторая группа.
По этому вопросу мы имеем несколько экспериментальных ис-
следований.
Первым из них является работа Anderson с сотрудниками (151).
Не оста­н авливаясь на их исследованиях более грубой фракции
(1—50 µ), укажем, что для фракции меньше одного микрона раз-
личных минералов, размоло­тых на коллоидной мельнице, получи-
лись следующие величины поглощения:
Минерал Малахитовой Паров воды Паров NH3
зелени
Мусковит абсорбировал. . 82, 7 358, 1 14, 1
Лимонит ». . . . . . . . . 7, 8 228, 9 10, 1
Хлорит ». . . . . . . . . 116, 8 — 9, 1
Микроклин ». . . . . . . . . 0, 0 169, 4 6, 7
Ортоклаз ». . . . . . . . . 24, 2 167, 3 7, 7
Кварц ». . . . . . . . . 0 87, 0 4, 9

Как можно видеть из этих цифр, более или менее заметное пог-
лощение малахитовой зелени и NH3 оказалось только у мусковита,
лимонита и хло­рита, из которых последние два являются вторич-
ными минералами, а муско­вит может быть как вторичным, так и
первичным. Полевые шпаты и кварц оказались обладающими нич-
тожной поглотительной способностью. Кроме того, как справедли-
во замечает Антипов-Каратаев (4), способ подготовки минералов —
длительное центрофугирование их порошка с водой — не могло не
вызвать гидролиза минералов, причем продукты гидролиза могли
образовать вторичные синтетические продукты, которым может
быть и сле­дует приписать наблюденную обменную способность.
Truog and Chucka (302) также констатируют отсутствие обмен-
ной способ­ности у тонкоразмолотого свежего гранита и различ-
ных минералов.
Вместе с тем, по их наблюдениям тонкоразмолотый полевой
шпат после 6-дневной обработки однопроцентным раствором дву-
углекислой соды ока­з ался имеющим обменную способность, что,
по мнению авторов, должно быть приписано предварительному
разложению полевого шпата в щелочной среде.
145
Из новейших исследований следует отметить работу van der
Meulen (244), которым было установлено, что кварц, волластонит,
тремолит, каоли­нит, цианит в тонкоразмельченном состоянии пог-
лотительной способностью не обладают. Наоборот, ортоклаз, на-
тролит, мусковит, биотит, амфибол оказались обладающими та-
ковой. Вместе с тем, однако, van der Meulen выражает сомнение в
том, являются ли в последнем случае носителями об­менной спо-
собности действительно частицы этих первичных минералов, или
пленки вторичных продуктов гидролиза, образовавшиеся на по-
верхности этих частиц.
Kelley (211) в краткой статье, содержащей только общие выво-
ды, без из­ложения экспериментального материала, утверждает,
что обменной способ­ностью не обладают: кварц, аморфная SiO2 ,
гидроокиси Al и Fe, боксит и тальк. Наоборот, все глинные ми-
нералы: каолинит, галлуазит, пирофиллит, монтмориллонит, бей-
деллит, а равно полевые шпаты, слюды и цеолиты в натуральном
виде, или будучи размолоты, показывают наличие обменной спо-
собности. При этом у каолинита, галлуазита и пирофиллита об-
менная способность значительно повышается при размельчении.
Размалывание этих минералов понижает их рН, из чего Kelley за-
ключает, что обменным является рН гидроксильных групп, вхо-
дящих в состав решеток этих мине­ралов. Это указание является
особенно интересным по отношению к каоли­н иту, для которого
до сего времени принималась всегда ничтожная обменная способ-
ность (6—10 м-экв. на 100 г). Возможно, что обменные катионы в
као­л ините располагаются только по краям пластинок каолинита
(по «бровкам»), как это предполагает Hoffmann (195) для монтмо-
риллонита. Естественно, что при размалывании общее протяже-
ние этих краев возрастает.
Таким образом, вопрос о наличии обменной способности у
первичных минералов нельзя считать решенным окончательно, но
большинство авторов склоняется к тому мнению, что эти минералы
обменной способности не имеют и она возникает при их размель-
чении вследствие образования вторичных комплексов.
Среди минералов вторичных имеются также такие, которые до
недавнего времени считались почти вовсе не обладающими погло-
тительной способно­ стью по отношению к катионам, по крайней
мере в пределах того диапазона рН, которым обычно характери-
зуются почвы (от 8,0 и ниже). К числу таких минералов принадле-
жит прежде всего каолинит (van der Meulen, 244 и др.). Однако из
только что цитированной работы Kelley мы видели, что и каоли­
ниту может быть сообщена значительная обменная способность
путем его размельчения. Это впрочем не меняет дела в том случае,
если речь идет о каолинитовых материнских породах в природе.
Наоборот, монтмориллонит, наличие которого в почвах впервые
было уста­новлено Kelley, Dore and Brown (210), несомненно обла-
дает поглотительной способностью и при этом высоко развитой.
146
Это подтверждается работой Jacob, Hoffmann, Loofman, Maegdefrau
(200), которые величину обменной способности монтмориллонита
определяют примерно в 100 м-экв. на 100 г.
Hoffmann (195), на основании своих исследований, представляет
себе частицу монтмориллонита состоящей из двух внешних слоев
ионов Si и О, двух внутренних слоев гидроксильных групп и са-
мого внутреннего, сред­него, слоя из ионов Al, причем частицы это-
го строения расположены в виде слоистых пакетов (Schichtebenen-
packete). Эти пакеты в зависимости от условий набухания водой
могут менять взаимное расстояние от 10 до 20 ангстремов1.
Поглощенные катионы Hoffmann представляет себе связанны-
ми с ионами О, расположенными по краям («бровкам» — А. Р.)
пластинок минерала.
Marshall (224), используя развитое Hoffmann представление о
строении частичек монтмориллонита, считает, что поглощенные
катионы связаны преимущественно с водой, находящейся между
пакетами. Нам кажется, что последнее представление ближе отве-
чает действительности, ибо тогда непонятна была бы такая сущес-
твенная разница в величине обменной спо­с обности у монтморил-
лонита и естественного, неразмолотого каолинита.
Учитывая все то, что было сказано о поглотительной способнос-
ти первич­ных минералов, представляется вполне законным вопрос
о том, является ли поглотительная способность монтмориллонита
и других вторичных минера­лов их специфическим свойством, или
и их частицы являются лишь пассив­ными ядрами, поверхность ко-
торых покрыта пленкой иного состава и стро­ения, чем ядро, кото-
рая собственно и сообщает этим частицам обменную способность
как в отношении катионов, так и анионов.
Этот вопрос, в сущности говоря, является одним из кардиналь-
ных вопро­сов коллоидной химии вообще, в которой, как известно,
существуют две основ­ные теории, объясняющие адсорбционные яв-
ления: теория адсорбции и тео­рия диссоциации. Другими словами
говоря, это есть вопрос о происхожде­н ии наружного слоя мицел-
лярного ядра — является ли он органической составной частью
последнего, т. е. входят ли молекулы этого слоя в кристал­лическую
решетку ядра, или они суть вторичные образования, присоединен­
ные тем или иным путем к ядру.
Этот вопрос в коллоидной химии не является решенным2, и
возможно, что он общего решения и не имеет. К такому мнению
склоняется такой авто­ритет, как Kruyt (215). Широкое обсуждение

1 Отметим, что Edelmann (173) оспаривает представление о структуре мон-


тмориллонита, предложенное Hoffmann, ибо, по его мнению, в этом случае по-
верхность кристаллов монтмориллонита, состоящая из ионов О и Si, должна
быть инерт­ной и не может вызвать сильного поляризующего эффекта, которым
должно объ­ясняться энергичное набухание монтмориллонита.
2 См. по этому поводу дискуссию в Transactions of Faraday Society, т. 31,
1935 г.
147
этого вопроса не входит в рамки и задание настоящей главы. Поэ-
тому мы ограничимся приведением неко­торых взглядов и фактов
по этому вопросу, относящихся лишь к почвенным коллоидам.
Одним из существенных доказательств того, что катионная пог-
лотительная способность является специфическим свойством вто-
ричных минералов, являются опыты, приведенные в цитирован-
ной уже выше статье Jacob, Hoffmann, Loofmann und Maegdefrau
(200). Эти исследователи обрабаты­вали выделенные ими из почвы
«коллоиды» (частицы < 2 µ) концентрирован­ной соляной кислотой
при нагревании на бане в течение 3 ч. При этом в 10 случаях из 12
количество растворившихся веществ составило от 5 до 20% и лишь
в двух случаях 23—38%. Обменная способность обработанных ве­
ществ изменилась следующим образом (см. табл. 41).
Из этих цифр, как то отмечается авторами, мы видим, что ка-
тионная обменная способность «коллоидов» лишь в одном случае
(Ява, 1434) уменьшилась значительно, в двух случаях (Ява, 2069 и
Аргентина, 688) умень­шилась, но незначительно, а в остальных слу-
чаях или практически осталась неизменной или даже возросла.
Аналогичные данные мы находим в работе Drozdoff (171), ко-
торый при обработке почвы 10% раствором соды (которая оказа-
лась способной раство­ рять кварцевые частички диаметром до
0,0003 мм) не обнаружил увели­чения обменной способности. При
обработке же децинормальным раствором кислого оксалата Na об-
менная способность значительно увеличилась, причем одновре-
менно было извлечено большое количество Fe2O3.
Та б л и ц а 41
Изменения в обменной способности почвен­н ых коллоидов
(частицы < 0, 002 мм) при обра­ботке концентрированной соляной кисло­той
(3 ч, на водяной бане) по Jacob, Hoffmann, Loofmann, Maegdefrau (200)

Емкость обмена
в миллиэквива-
лентах на 100 г
Почва вещества Глинный минерал
после об- до об-
работки работки
HCl HCl
Ява, 89. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69 71, 7
Филиппины, 145. . . . . . . . . . . . . . . . . 56 55, 1
Ява, 1434 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35 52, 6 Монтмориллонит
» 2069 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38 42, 3
Аргентина, 687. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35 26, 9
» 688. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26 30, 8
Зап. Африка 1691. . . . . . . . . . . . . . . . 8 6 Каолинит
Вирингермеер, I. . . . . . . . . . . . . . . . . 17 15, 7
» III. . . . . . . . . . . . . . . . . . 18 16, 4
» V. . . . . . . . . . . . . . . . . . 18 16, 6 Глинный минерал «Х»
» VI. . . . . . . . . . . . . . . . . . 20 10, 4
Ганновер, 1445. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22 5, 9

148
Mattson (231) также достигал значительного повышения (более
чем вдвое) катионной обменной способности при обработке почвен-
ных коллоидов го­рячим насыщенным раствором АlСl3, который
пептизировал гидроокиси Аl и Fе, находившиеся на поверхности
частиц.
Упомянутые только что три работы хотя и не решают оконча-
тельно интересующего нас вопроса, но все же проливают на него
некоторый свет. При той в достаточной мере драстической обработ-
ке, которой подвергались «коллоидные» частицы, в особенности в
первой из этих работ, трудно ожи­дать, чтобы на поверхности этих
частиц сохранились бы какие-нибудь плен­к и, органически не свя-
занные с ядром частиц. Скорее можно предположить обратное, что
самые ядра подвергались некоторому растворению. И если мы
все же в общем констатируем малую изменчивость поглотительной
способности после этой обработки, то это, нам кажется, свиде-
тельствует о том, что поверхностный слой обработанных частичек,
который согласно вышесказанному должен являться поверхност-
ным слоем ядра и, следова­тельно, состоять из молекул, входящих
в кристаллическую решетку, обла­ дает обменной способностью.
Более того, тот факт, что некоторые коллоиды в результате обра-
ботки увеличили свою катионную поглотительную способ­ ность,
можно толковать таким образом, что некоторая доля поверхности
их частичек была покрыта какой-то и н е р т н о й пленкой (на-
пример, пленкой гидроокиси железа или алюминия), которую не-
обходимо было снять, чтобы находившиеся под ней молекулы по-
верхностного слоя ядра восстановили бы свое участие в обменной
способности. Напомним, что обра­ботка почв солями трехвалент-
ных металлов резко снижает их катионную обменную способность,
что может быть объяснено образованием, вследствие гидролиза,
гидроокисей этих металлов, которые, налагаясь на поверхность
частиц, лишают поверхностные молекулы последних способности
отдиссоциировать ионы в раствор, при реакции среды, обычной
для почв. Сами же гидроокиси трехвалентных металлов приобре-
тают способность к поглощению катионов лишь в щелочной среде
(Mattson, 235).
На ряду, однако, с цитированными выше работами Hoffmann с
сотрудни­к ами, а также Drozdoff и Mattson, нам известны другие
работы, результат которых находится в резком противоречии с
результатами первых трех работ. Так, например, Praps and Pudge
(177), обрабатывая различные цочвы соляной кислотой разных
концентраций, могли констатировать (табл. 42) резкое (в среднем
на 80%) уменьшение обменной способности почв в ре­зультате этой
обработки, сопровождавшееся растворением больших коли­ честв
полуторных и остальных окислов.
Результат этого опыта можно толковать по-разному. Или сле-
дует допу­стить, что в почвах, с которыми работали Praps and Fudge,
преобладающими носителями обменной способности были не глин-
149
ные минералы, например, монтмориллонит, а какие-то другие менее
стойкие комплексы, легко поддаю­щ иеся растворяющему действию
соляной кислоты. Или же, становясь на точку зрения Hoffmann
(195), который отрицает существование аллофанов, т. е. некрис-
таллических железо-алюмокремневых комплексов, можно предпо-
ложить, что в почвах, исследовавшихся Fraps and Fudge, частички
глинных минералов имели в силу каких-то причин особенно малые
размеры. Как бы то ни было, но из всего сказанного можно, по-ви-
димому, сделать сле­д ующие выводы. Наиболее распространенные
в почвах глинные минералы, как, например, монтмориллонит, спо-
собны поверхностным слоем своих мо­лекул, т. е. молекул, входя-
щих в состав кристаллической решетки ядра, быть носителями
катионной обменной способности и тем самым обусловить обмен-
ную способность почв и материнских пород.
Вместе с тем, однако, поверхности частиц тех же минералов
могут быть в других случаях покрыты пленками (сплошными
или лоскутными) посторонних образований (гидроокисей желе-
за и алюминия, алюмокремневых комплексов и т. д.), которые, во-
обще говоря, могут снижать обменную спо­собность минеральных
частиц. Это подтверждается между прочим тем фак­том, что при
рентгеноспектроскопировании почвенных коллоидов спектр на
снимке очень часто оказывается завуалированным, причем эта ву-
аль ослабевает или исчезает, если коллоиды предварительно обра-
ботать хотя бы слабой кислотой (Бруновский и Седлецкий — лич-
ные сообщения). Не исклю­чена, наконец, возможность существо-
вания в почвах и породах наряду с кристаллическими частицами
определенных глинных минералов и иных неопределенных комп-
лексов, быть может, аморфной природы.
В связи со всем этим следует упомянуть о том, что за последнее
время некоторыми исследователями — Ярусовым (142), Горбуно-
вым (41), Седлецким (121), Wiegner (323) развивается и доказыва-
ется мысль о том, что по­верхность почвенных коллоидных частиц
характеризуется «неравноцен­ностью мест» (Ярусов), неодинаковой
«активностью мест» (Горбунов). Это может объясняться тем, что эта
поверхность состоит из амфотерных ионогенных комплексов раз-
личного состава (Седлецкий): силикатов, гуматов, фосфатов Аl и
Fe, для каждого из которых характерными будут свои, отлич­ные от
других «константы диссоциации», или же (Wiegner) микрорелье-
фом («метаструктура») поверхности коллоидных частиц.
Экспериментальных данных пока еще недостаточно для того,
чтобы судить о том, насколько широко приложимы все изложен-
ные только что взгляды, но не учитывать этих возможностей
нельзя, и они приводят нас к иному пред­ставлению о строении
поверхностного слоя почвенной мицеллы, при котором оно явля-
ется довольно резко отличным от строения ядра, а поверхност-
ный слой не является просто поверхностью решетки, а некото-
рым наложенным на нее более или менее самостоятельным об-
150

разованием. Другое дело, в какой исторической связи находится


эта поверхностная пленка с ядром и является ли она дериватом
последнего, возникшим в результате его выветривания, или она
действительно возникла из продуктов, находившихся в растворе,
которые при выпадении из последнего осели на поверхности час-
тиц и состав которой находится в определенном подвижном рав-
новесии с окружаю­щ им раствором. Этой последней точки зрения
придерживается Mattson (237).

Та б л и ц а 42
Изменения в емкости поглощения почв при обработке их соляной кислотой
разной концентрации в течение 10 ч на кипящей бане
(по Fraps and Fudge, 177)

Емкость поглощения

м-экв. на 100 г почвы


в исходной почве Уменьшение емкости в % от
первоначальной величины при
№ образца

обработке соляной кислотой


Наименование почвы разных концентраций (норм)

0, 2 1, 0 1, 75 3, 50 7, 0 8, 75

25887 Глинистый суглинок Victoria 19, 3 17 49 63 66 72 74


31321 Пылеватоглинистый сугли-
нок Amarillo 20, 2 19 46 60 72 77 77
29438 Тонкопесчаный суглинок 23, 9 36 41 53 73 84 86
Lufkin
31327 Глина Randall 27, 6 14 34 65 74 81 81
29427 Глинистый суглинок 28, 9 19 53 53 64 73 75
Crockett
23950 Глина Frio 31, 5 4 38 58 76 80 78
23952 » Houston 34, 7 12 40 61 76 83 85
26089 » Catalpa 35, 1 16 47 58 71 78 78
23946 » Miller 36, 0 7 37 63 77 77 75
26085 » Houston 40, 0 11 54 70 76 82 83
26823 » Lake Charles 45, 2 21 56 68 73 78 80
26079 » Bell 46, 4 23 53 76 80 85 86

Среднее 17 47 64 74 80 80

Таким образом, мы видим, что в отношении почвенных коллои-


дов приме­ним цитированный выше взгляд Kruyt (215). Их поверх-
ностный слой может быть как совокупностью поверхностных мо-
лекул ядра, входящих в состав кристаллической решетки послед-
него, так и пленкой особого состава, на­ложенной на поверхность
ядра. При этом возможен такой случай, когда эта пленка лежит
как бы лоскутками, т. е. одна и та же частица в разных точках
имеет поверхность разного типа. С другой стороны возможно, что
в почвах разного происхождения, разного генезиса или в разных
151
ге­нетических горизонтах одной почвы мы встретим частицы с пре-
обладанием или даже исключительным наличием частиц того или
другого типа. Неко­торый намек на такую возможность можно ви-
деть в работе Антипова-Каратаева с сотрудниками (6), который
не обнаружил амфолитоидного поведения (при рН вплоть до 1.0)
у чернозема, в то время как у краснозема, подзолистой и желто-
подзолистой почвы таковое обнару­жено было.
Наконец, следует упомянуть о тех взглядах на природу
поглотитель­ной способности, которые учитывают специфические
свойства глинных минералов. Так, Marshall в одной из новейших
своих работ1 указывает, что обменные катионы в глинах могут
быть двоякого рода: во-первых, компенсирующие заряд решетки и
находящиеся между кристаллическими слоями, связанные с ди-
полями воды; во-вторых, находящиеся в двойном слое, облекаю-
щем частицу вокруг.
Близкие к этим взгляды высказывают также Bär und Tendeloo, 2
ко­торые первую группу называют просто катионами решетки.

4. Выветривание
Перейдем теперь к вопросу о происхождении интересующих
нас рыхлых материнских пород. Экспериментальный материал по
этому вопросу очень невелик, и поэтому мы будем вынуждены ог-
раничиться по большей части суждениями общего характера. Кро-
ме того, наши суждения будут относиться главным образом приме-
нительно к породам северной половины Европей­ской части СССР,
к которой относятся почти все подзолистые почвы, подлежащие
нашему дальнейшему рассмотрению. Впрочем, большая часть суж­
дений имеет общее значение.
Первоисточником всех вообще рыхлых пород следует, очевидно,
считать массивные кристаллические породы. Последние в резуль-
тате ряда явлений, объединяемых под общим названием вывет-
ривания, теряют свою первона­чальную массивность, дробятся на
более и более мелкие обломки. На первых стадиях выветривание
представляет из себя явление по преимуществу физи­ческое и но-
сит поэтому название физического выветривания. Последнее со-
стоит в раздроблении породы на обломки различной величины,
не сопро­вождающемся изменением химического состава — внут-
реннего строения того вещества, из которого эти обломки состоят.
Основным агентом физи­ ческого выветривания следует считать
температурные колебания, которые и вызывают раздробление по-
роды вследствие, во-первых, неодинаковости коэффициентов тер-
мического расширения отдельных минеральных компо­нентов поро-
1 М а г s h а 11 С. Layer Lattices and the Base-exchange Clays. Z. fur Krist. A
Bd. 91, S. 433—449, Leipzig, 1935.
2 Bär A. und T e n d e l o o H. (Über Doppelschicht des Tonkolloide, Kolloidch.
Beihefte, Bd. 44, S. 97—124, Dresden, 1936.
152
ды, во-вторых, неравномерного нагрева или охлаждения внеш­них
и внутренних частей отдельностей породы и, в-третьих, вследствие
расширения воды при замерзании в возникших уже в породе тре-
щинках.
На той или иной стадии физического раздробления на сцену
выступает выветривание химическое, которое в одних случаях
может идти с очень большой скоростью, почти не отставая от на-
чальных стадий физического выветривания. В этих случаях мы
можем наблюдать породу, коренным образом изменившую свой
химический состав и химическое строение и в то же время сохра-
нившую почти полностью свое первоначальное физическое строе-
ние. В других случаях, наоборот, химическое выветривание идет
весьма медленно, физическое выветривание его опережает, и порода
может пре­вратиться в щебень или дресву, состоящие из малоизме-
ненных химически обломков первоначальной породы.
Все эти явления и их сочетания осложняются еще переносом
продуктов химического и физического выветривания, каковой осу-
ществляется под вли­янием трех факторов — силы тяжести, теку-
чих вод (в свою очередь движущихся под влиянием силы тяжести)
и силы ветра. Поэтому продукты физиче­ского выветривания могут
проходить главные стадии химического выветри­в ания на доволь-
но большом расстоянии от места своего, так сказать, рождения.
Для Европейской части СССР особое значение имеет еще транс­
порт рыхлых продуктов выветривания ледником и различного
рода водами, возникшими при таянии ледника. Всякий перенос
продуктов выветривания сопровождается, вероятно, их физичес-
ким измельчением вследствие трения и ударов обломков друг о
друга. Однако каково количественное значение этих явлений —
сказать трудно.
На основании вышесказанного мы в каждой рыхлой породе,
говоря вообще, имеем право ожидать нахождения как продуктов
только физиче­ского выветривания, так и продуктов химического
выветривания. Другими словами говоря, как обломков первич-
ных минералов (и даже первичных пород целиком), так и частиц
вторичных минералов. Однако это положение является не вполне
точным. Продукты выветривания, переносясь и переотлагаясь при
участии различных упомянутых выше агентов — текучих вод,
ветра и т. д., подвергаются очень часто сортировке по механичес-
кому составу, в виду чего мы часто встречаем в природе участки
земной поверхности, сложенные однородными по механическому
составу породами — щебнем, галькой, песком, вплоть до тончай-
ших тяжелых глин. Этот факт, достаточно общеизвестный, чтобы
на нем стоило останавливаться, важен для нас с той точки зрения,
что он находит свое отражение в разном минералогическом составе
разных рыхлых пород. В то время как породы грубого механичес-
кого состава вплоть до песков состоят и с к л ю ч и т е л ь н о или
почти ис­к лючительно из первичных минералов, породы тяже-
153
лые бу­д ут состоять главным образом, иногда исключительно, из
минералов вторичных, являющихся продуктами химического
вывет­ривания. Это положение явствует из сказанного в начале
этой главы, где было выявлено и принципиальное различие между
этими двумя группами минералов. Едва ли нужно говорить о том,
что между только что назван­ными двумя крайними типами рых-
лых пород имеется бесконечное количе­ство промежуточных форм,
состоящих из смеси минералов первичных и вторичных в разных
соотношениях.
Отметим еще, что и первичные, и вторичные минералы, входя-
щие в состав той или иной породы, могут быть с а м о г о р а з н о г о
г е о г р а ф и ­ч е с к о г о п р о и с х о ж д е н и я и в о з р а с т а,
так как и текущие воды, и ледник размывали и распахивали на
своем пути самые разнообраз­ные породы — первичные, осадочные,
метаморфизованные или рыхлые, отложенные тем или иным пу-
тем в разные эпохи. Особенно важно здесь отметить возможность
участия в образовании рыхлых пород — пород оса­дочных карбо-
натных, присутствие которых сообщает возникающей рыхлой по-
роде ряд специфических свойств.
Первичные минералы, входящие в состав рыхлых горных пород,
мы мо­жем таким образом рассматривать как продукт физического
выветривания. Обратимся теперь к вопросу о том, как можно пред-
ставить себе образование минералов вторичных.
Химическое выветривание имеет резко различный характер в
зависимо­сти от того, протекает ли оно в отсутствии или в присутс-
твии органических веществ. На основании этого немецкие авто-
ры, как, например, Lang (217), различают два типа выветривания:
1) выветривание растворением (Lösungsverwitterung) и 2) выветри-
вание с образованием золей (Solverwitterung).
Последний вид «выветривания» в большинстве случаев отно-
сится к почво­образовательным процессам, и мы вернемся к нему в
следующих главах. Сейчас же нас будет интересовать первый тип
выветривания, для которого Lang предложил термин «выветрива-
ние растворением». Термин этот нельзя считать правильным, ибо
под растворением мы обычно понимаем такой про­цесс, продукт ко-
торого, т. е. раствор, будучи лишен воды или вообще раство­рителя,
дает нам снова исходное вещество (ср. Harrassowitz, 188). Между
тем в химическом выветривании такой случай является лишь час-
тным — когда выветривание состоит действительно в растворении
простых солей, каковы: карбонаты, сульфаты, хлориды одно- и дву-
валентных оснований. Во всех же остальных случаях, когда вывет-
риванию подвергаются силикаты и алюмосиликаты, простое удале-
ние растворителя — воды — приводит к образованию не исходных
соединений, а продуктов их химиче­ского превращения. Поэтому в
этих случаях говорить о «растворении» очевидно нельзя, и более
правильным является наименование этого про­цесса просто хими-
ческим выветриванием или обыкновенным выветриванием.
154
С другой стороны, едва ли является правильным противопо-
ложение «Solverwitterung» при участии органических веществ —
«Lösungsverwitterung» без участия этих веществ, ибо и в послед-
нем случае вероятно не исключена возможность образования зо-
лей, хотя бы кремнезема, которые могут образовать комплексные
золи с полуторными окислами.
Основными агентами химического выветривания являются, как
извест­но, вода и углекислота. Представления о его механизме наибо-
лее полно были сформулированы Ramann (267) и приняты другими
исследователями как Behrend und Berg (154), Lang (218) и др.
Согласно этим воззрениям, водородные ионы даже чистой воды,
как бы ни была мала их концентрация, способны вытеснять осно-
вания из силикатов. Образовавшаяся кремневая кислота, будучи
очень неустойчивой, выпадает из раствора с образованием воды и
кремневого ангидрида, в то время как гидроксильный ион остает-
ся в растворе:
Na2SiO3 + 2Н2O ← → 2NaOH + H2SiO3.

В присутствии угольной кислоты реакция идет несколько


иначе:
→ Na2CO3+H2SiO3
Na2SiO3+H2CO3 ←

H 2O + SiO2 ,
но конечный эффект получается тот же, и в растворе накаплива-
ется карбо­нат сильного основания, имеющий щелочную реакцию.
Таким образом, самая начальная стадия этих схематических ре-
акций протекает в кислой среде, и ее скорость зависит от концен-
трации водородных ионов, которая при про­чих равных условиях
выше при более высокой t°. В результате же создается раствор со
щелочной реакцией. Дальнейшую судьбу образовавшегося ще­
лочного раствора Ramann не рассматривает. Между тем она не
может не интересовать нас. На основании многочисленных работ
ряда исследователей, из которых мы должны упомянуть, кроме
van Bemmelen, Ramann и Lang, еще Clarke, Harrassowitz, Blanck, об-
щую схему процессов выветривания можно представить себе сле-
дующим образом. Образовавшийся в поверх­ностных слоях горной
породы щелочной раствор, проникая в слои более глубокие, будет
там создавать щелочную реакцию уже с самого начала. Этот рас-
твор будет содержать в себе, конечно, и тот свободный кремнезем,
который образовался в верхних слоях в результате приведенных
выше реак­ций — частью в виде ионов кремнекислоты, частью в виде
недиссоциированных ее молекул, частью даже в виде коллоидного
раствора, пептизированного щелочью. Однако щелочная реакция
раствора от этого не изменится и в нем во всяком случае ионы
ОН' будут преобладать над ионами Н'. Реагируя с встречающи-
мися на его пути молекулами минералов горной по­роды, этот рас-
твор окажется в состоянии, вследствие своей щелочной реак­ц ии,
155
разлагать эти минералы, в том числе, вероятно, и кварц. Крем-
незем и основания будут переходить в раствор, который будет пос-
тепенно насы­щаться и в то же время делаться щелочным. На из-
вестных стадиях и при известных условиях возможно выпадение
из раствора карбонатов щелочно­земельных металлов (образование
карбонатных корочек на обломках породы). Полуторные окислы,
вообще говоря, будут иметь тенденцию накапливаться, так как и
Fе2O3 и А12O3, при слабощелочной реакции, находятся вблизи
своей изоэлектрической точки и поэтому малоподвижны. Однако
в случае пород основных, богатых щелочными металлами, щелоч-
ная реакция может достигнуть такой величины, что мобилизо-
ванным окажется и глинозем, и единственным накапливающим-
ся окислом окажется Fe2O3. Это может иметь место особенно в
более глубоких слоях, где углекислоты окажется уже недостаточ-
но для связывания оснований, и в растворе будут образовы­ваться
гидроокиси щелочных металлов. В отдельных случаях, впрочем,
не исключается возможность мобилизации и Fе2O3 в виде комп-
лексных золей с кремнеземом, в которых последний будет играть
роль защитного коллоида, как это, например, имело место в экспе-
риментах Reifenberg (268).
Вся эта схема вполне, по-видимому, оправдывается в случаях
выветри­ вания массивных кристаллических пород, для которых
характерно образо­ вание продуктов выветривания, обогащенных
полуторными окислами (осо­бенно железом) и обедненных кремне-
земом и основаниями (сиаллитов, по терминологии Harrassowitz).
Наибольшего своего развития этот процесс, как известно, дости-
гает в тропиках и приводит к образованию латеритов, краснозе-
мов и подобных им образований (аллитов, по терминологии Har­
rassowitz). Интенсивность его в этих областях определяется вы-
сокой темпе­ратурой, повышающей степень диссоциации воды и
других электролитов, и обилием осадков, вследствие которого про-
дукты реакции быстро удаляются из сферы последней, тем самым,
с одной стороны, стимулируя ее дальнейшее развитие, а с другой —
подавляя развитие различных вторичных процессов.
В местностях с умеренным климатом более пониженная тем-
пература приводит к меньшей скорости реакций. Меньшее коли-
чество осадков вызы­вает более медленное перемещение продуктов
выветривания и создает бла­г оприятную обстановку для их взаи-
модействия, т. е. для образования из гидратов окисей вторичных
комплексов.
Вследствие этого продуктом выветривания являются уже не
свободные полуторные окислы — аллиты, как в тропиках (при
крайнем выражении латеритного процесса), а различные глинопо-
добные образования — сиаллиты, вследствие чего и само выветри-
вание носит название «глинного» — Tonverwitterung (Behrend und
Berg, 154) или обыкновенного — gewohnliche Verwitterung (Van
Bemmelen, 165).
156
Таким образом эта схема приводит нас к зависимости соста-
ва и харак­тера образующегося элювия от климатических усло-
вий. Однако разные типы выветривания имеют все же некоторые
общие признаки. Главным из них является потеря кремнезема и
обогащение продуктов выветривания полу­ торными окислами.
Эти явления, как мы видели, достигают наибольшего развития
при аллитном выветривании, но в то же самое время бывают
до­
статочно ярко выражены и при выветривании сиаллитном.
Основное отличие этих двух типов выветривания друг от друга
заключается в поведении не­которых оснований. В то время как
кальций и натрий в обоих случаях, по-видимому, легко мобили-
зуются и нацело или почти нацело уходят из сферы реакции, маг-
ний и калий при сиаллитном выветривании тоже мобилизу­ются,
но затем очень быстро закрепляются вновь, входя в состав про-
дуктов выветривания — различных вадозных минералов, како-
вы, например, монт­мориллонит, серицит и другие. При аллитном
выветривании если такое закрепление и имеет место, то лишь в
очень незначительной степени.
С другой стороны мы не в праве игнорировать ту связь, которая,
по-ви­димому, существует между характером продуктов выветрива-
ния и их воз­растом, каковой приближенно может определяться
возрастом данного участка суши, т. е. продолжительностью того
периода времени, в течение которого данная территория являлась
сушей и не подвергалась отложению каких-либо твердых осадков.
Следует отметить, что определение возраста того или иного участ-
ка суши в этом смысле не всегда является легкой за­д ачей. Учиты-
вая, однако, эту оговорку, мы можем все же констатировать, что
аллитная кора выветривания чаще бывает приурочена к наибо-
ле. древним участкам суши. Считать, впрочем, это обязательным
правилом нельзя, так как есть указания на то, что аллитная кора
выветривания иногда встречается на лавах, четвертичный возраст
которых может быть установлен достаточно точно.
Однако, поскольку случаи, подобные последнему, встречаются
довольно редко, вполне законным все же представляется вопрос
о том, не является ли аллитный тип выветривания лишь особой
стадией общего процесса выветривания и именно той стадией, ко-
торая сменяет стадию сиаллитную, т. е. наиболее поздней.
Если последнее предположение является правильным, то из
него ло­г ически должно вытекать следующее. Те вторичные ми-
нералы, которые возникают в качестве более или менее стойких
продуктов при сиаллитном выветривании, на самом деле не яв-
ляются вполне стойкими и способны к дальнейшим превращени-
ям, при тех же внешних условиях; при этом только скорость этих
дальнейших превращений должна быть значительно меньше, чем
скорость выветривания первичных минералов. Другими словами
говоря, возможно, что вторичные минералы, которые образуют-
ся при сиаллитном выветривании, не являются конечным про­
157
дуктом процесса выветривания и способны сами в дальнейшем
подвер­г аться таковому.
Для того, чтобы с достаточной точностью разрешить этот воп-
рос, необходим соответствующий экспериментальный материал.
Такового найти в литературе нам не удалось. Поэтому мы вынуж-
дены ограничиться здесь лишь общими соображениями, которые
приводят нас к отрицанию возмож­ности смены сиаллитного вы-
ветривания аллитным при неизменных условиях.
С точки зрения сущности процесса выветривания нам хоте-
лось бы отме­рить следующее. По-видимому, ведущим фактором в
процессе выветривания, в частности в процессе аллитизации (или
аллитной фазе), является щелочная реакция раствора, которая и
обеспечивает возможность мобилизации кремнезема. В странах с
тропическим климатом высокая температура обеспечивает боль-
шую скорость реакций разложения алюмосиликатной массы, а
большое количество осадков, в связи с высокой влажностью воз-
духа (малые потери влаги на испарение) — большую скорость пе-
редвижения продуктов выветривания по профилю. Заметим, что
в этом случае, говоря о скорости передвижения по профилю, мы
имеем в виду не фактическую скорость просачивания растворов в
толще породы, каковая в большей степени зависит от свойств этой
последней, а суммарное расстояние, про­ ходимое данной порцией
раствора за тот или иной более или менее значи­тельный промежу-
ток времени, которое определяется как скоростью проса­ч ивания,
так и количеством осадков.
Большая или меньшая скорость передвижения первичных про-
дуктов выветривания определяет собою меньшую или большую
возможность для образования вторичных, комплексных продук-
тов выветривания, в которых, как известно, могут быть иммоби-
лизованы не только полуторные окислы и кремнезем, но также и
основания, особенно К и Mg (см. ниже). Эти вторичные продук-
ты, возникнув в результате наступления некоторого равновесия
в растворе и выпав из него, существенно изменят его свойства и
это изменение будет тем большим, чем медленнее передвигается
раствор (учитывая, что эти реакции идут, по-видимому, не мгно-
венно). Вновь воз­н икшие вторичные продукты выветривания бу-
дут и более стойкими по отно­шению к агентам выветривания и
вместе с тем ослабят вследствие своего выпадения концентрацию
действующего раствора. Все это вместе взятое заставляет выра-
зить сомнение в том, что возникшие при этом сиаллитные про-
дукты (в условиях умеренного климата) смогут когда-либо пре-
вратиться в продукты аллитного типа.
Развитая только что схема является, конечно, тоже только
схемой, но нам кажется, что она лучше отвечает известным нам
фактам. В целом же весь вопрос о сущности и ходе явлений вывет-
ривания требует в дальней­шем разработки как в обстановке приро-
ды, так и с помощью лабораторных экспериментов.
158
5. Происхождение вторичных минералов в рыхлых породах
Теперь мы перейдем к некоторым деталям возникновения вто-
ричных продуктов выветривания. Однако, прежде чем сделать это,
остановимся вкратце на механизме выветривания отдельного ми-
нерала. Наиболее полно, по-видимому, этот вопрос рассматривает-
ся у Pallmann (260). Исходя из изложенных выше представлений о
том, что всякое соединение в момент своего возникновения нахо-
дится в равновесии с условиями окружающей его среды, Pallmann
отмечает, что основной причиной возникновения процессов вы-
ветривания является установление нового равновесного со­стояния
(в отношении температуры, давления и пр.) в среде, окружающей
исходное вещество. Общее направление процесса выветривания
подчиняется принципу Le Сhatelier: «если некоторая система под-
вергается какому-либо внешнему воздействию, то она начинает
изменяться в таком направ­лении, что в ней возникают явления,
направленные противоположно этому внешнему воздействию».
Поэтому для кристаллических горных пород, образовавшихся
при высокой температуре и давлении, будут характерными ста-
билизирующие реакции, ведущие к расширению и к размыканию
кристаллических решеток. Увеличение молекулярного объема в
продуктах выветривания, по сравне­н ию с исходными минерала-
ми, доказывает это положение.
Поверхностные ионы и радикалы обломков минералов энерге-
тически насыщены не полностью, вследствие чего у них имеется
некоторая остаточ­ная энергия, создающая силовое поле. Под дейс-
твием последнего диполи-молекулы воды чисто электрическим
путем притягиваются к этим силовым центрам, которые таким
образом гидратизируются. Высокая диэлектриче­ская постоянная
воды вызывает изоляцию гидратированных ионов от притяжения
противоположно-заряженных элементов решетки, вследствие чего
связи с последней ослабевают, она разрыхляется и внутри ее со-
здаются новые «поверхности атаки». Окисление кислородом двух-
валентного железа усиливает разрыхление. Этим создаются пред-
посылки для гидролиза, который заключается в вытеснении снача-
ла оснований, а затем и ионов Аl··· ионом водорода. Таким образом,
по воззрениям Pallmann, выветривание минерала распадается на
три основных стадии: гидратация, окисление, гидролиз.
В результате этого образуются следующие первичные продук-
ты: 1) кар­б онаты, бикарбонаты, а в некоторых случаях и гидро-
окиси щелочных и щелочноземельных металлов; 2) гидроокиси же-
леза и алюминия; 3) гидрат кремнекислоты. При этом как Аl, так
и SiO3 могут в течение некоторого времени существовать в виде
ионов, причем для Аl этот период времени очень кратковременен,
для SiO3 же он может быть (в условиях щелочной реакции) более
продолжительным. Преобладающей же их формой суще­ствования
следует считать коллоидную форму—в виде золей и гелей.
159
Ряд авторов (Behrend und Berg, 154, Pallmann, 260, Stremme,
289 и др.) поэтому и считали глину смесью гелей гидратов SiO2,
А12O3 и Pe2O3 («Gelgemenge»). Эта точка зрения была в свое время
подвергнута резкой критике со стороны акад. Гедройца (25, 28) и
на основании всей суммы наших знаний, основанных как на хи-
мических, так и на рентгеноспектроскопических исследованиях
(о чем мы говорили выше), в настоящее время должна быть, как
исключительная, безусловно оставлена. Основной составной час-
тью «глин», несомненно, являются мелкокристаллические обра-
зования. Вместе с тем, однако, отрицать полностью существова-
ние гелей мы не можем, но количественно они имеют несомненно
подчиненное значение. Кроме того из всей суммы известных нам
фактов можно заключить, что на первых стадиях своего образо-
вания глина несомненно является комплексным гелем, в котором
лишь со временем наступает кристаллизация.
Перечисленные выше первичные продукты выветривания мо-
гут вступать друг с другом в химические и коллоидно-химические
соединения. Из числа коллоидно-химических соединений необхо-
димо указать прежде всего на возможность возникновения комп-
лексных золей. В условиях создавшейся более или менее щелоч-
ной среды гидроокиси Аl и Fe имеют тенденцию выпасть в осадок
в виде геля. Существенным препятствием к этому может служить
присутствие золя кремнезема, который по опытам Reifenberg (268)
обладает резко выраженной способностью пептизировать полутор-
ные окислы даже из их прокаленных окисей. При этом образуется
комплексный отрицательно заряженный золь, в котором кремне-
зем является защитным компонентом. Этот комплексный золь об-
ладает по тем же исследованиям Reifenberg большой чуствитель-
ностью к солям и кислотам и малой — по отношению к щелочам.
В частности, кремне-железный золь обладает большой стойкостью
по отношению к СаСO3, в то время как последний очень легко вы-
саживает гидроокись железа из чистого ее золя. При фильтрации
через известняк золя SiO2, последний пептизирует не только желе-
зо, на­ходящееся в известняке, но даже и углекислый кальций.
В какой, однако, мере образование таких комплексных золей
имеет место в природе — сказать трудно. Тот факт, что продукты
выветривания обычно оказываются все же обогащенными полу-
торными окислами и обед­ненными кремнекислотой позволяет ду-
мать, что это явление большим распространением не пользуется.
Для окончательного решения вопроса нужны исследования, со-
провождающиеся учетом всей массы веществ. Тогда только мож-
но будет составить себе представление о том, какая доля полутор-
ных окислов мигрирует и выносится, а какая остается на месте.
Можно только высказать предположение, что чем щелочнее ре-
акция среды и чем, следовательно, более электроотрицательным
будет золь кремнекислоты, тем более сильным должно быть пеп-
тизирующее действие его. За известными пределами, однако,
160
определяемыми изоэлектрическими точками гидроокисей Аl и
Fe пептизирующее действие на них золя крем­незема должно ис-
чезнуть, вследствие того, что сами эти гидроокиси уже сделаются
электроотрицательными и не смогут поэтому образовывать комп-
лексных золей с кремнеземом. Для гидроокиси железа с его более
низкой изоэлектрической точкой (около 7) этот момент наступит
в среде менее щелочной, чем для гидроокиси Аl, изоэлектрическая
точка которой лежит около 8. Этим можно объяснить меньшую,
вообще говоря, подвиж­ность железа по сравнению с алюминием,
которая усиливается тем, что в сильнощелочной среде Аl2O3 при-
обретает уже самостоятельную подвижность.
Кроме образования комплексных золей, мы можем ожидать еще
образо­вания комплексных гелей вследствие взаимного осаждения
противоположно-заряженных золей гидрата кремнезема с одной
стороны, и гидратов окисей алюминия и железа, — с другой. Учи-
тывая сказанное только что о зависи­мости образования комплекс-
ных золей от реакции среды, мы должны признать, что образование
этих комплексных гелей должно идти преимущественно при более
низких рН. В этих условиях, во-первых, золи гидроокисей Аl и Fe
будут иметь более высокий положительный заряд, а золи кремне-
зема — на­оборот, более слабый отрицательный, которого при извес-
тной величине рН не хватит уже на перезарядку частиц образую-
щегося комплексного золя до той величины, при которой он будет
обладать достаточной устойчивостью. Вследствие этого комплек-
сный золь выпадет в осадок, образуя комплекс­ный гель. Выпаде-
ние не обязательно должно быть полным — часть веществ может
остаться и в растворе, и мигрировать. Очевидно, что в последнем
будут преобладать электроотрицательные компоненты, т. е. крем-
незем, и продукт выветривания все же окажется обедненным им,
но не в такой степени, как при более высоких рН.
Такова зависимость процесса образования комплексного геля
от реакции среды. Чем же регулируется последняя? Реакция сре-
ды может зависеть пре­жде всего от состава породы. При прочих
равных условиях чем более основной будет порода, тем щелочнее
должен получиться раствор. Кроме того, опять-таки при прочих
равных условиях, раствор будет тем щелочнее, чем больше поро-
да содержит одновалентных оснований, по сравнению с двухвален-
тными, вследствие хотя бы значительно меньшей растворимости
гидроокисей, карбонатов и бикарбонатов последних. С геогра-
фической точки зрения, помимо упомянутого уже выше влияния
температуры на степень диссоциа­ц ии воды и электролитов, како-
вое не может игнорироваться, существен­н ым является продол-
жительность морозного периода, во время которого передвижение
растворов, если не прекращается, то сильно замедляется. Вследс-
твие этого продукты реакций медленнее удаляются из места свое-
го возникновения и медленные коагуляционные процессы могут
достичь развития, достаточного для выпадения осадка. При этом,
161
как мы увидим ниже, связывается и часть оснований, что пони-
жает щелочность среды.
Кроме реакции среды, существенное значение может иметь кон-
центрация электролитов, т. е. солей одновалентных и двухвален-
тных оснований. Их значение в образовании комплексных гелей
менее ясно, чем значение реакции среды, и здесь, кроме общих по-
ложений о роли электролитов при коагуля­ции, что-либо сказать
трудно. Следует только отметить, что поскольку главенствующим
анионом является анион HCO3, более или менее высокой концент-
рации можно ждать только от одновалентных катионов, в то время
как для двухвалентных она будет ограничена трудной раствори-
мостью их бикарбонатов (особенно для Са, в меньшей степени для
Mg). Отметим, что большое значение электролитам в образовании
комплексных гелей придает Reifenberg (268), по мнению которого
эти гели образуются из комплексных золей вследствие коагуля-
ции их именно электролитами. Эту точку зрения он противопо-
лагает точке зрения Wiegner и других ис­следователей, которые на
первое место выдвигают взаимное осаждение коллоидов. Нам ка-
жется, что эти точки зрения не столь уже противоположны, так как
нужно учитывать одновременное взаимодействие всех компонен-
тов системы, находящейся в растворе, и образующийся комплекс-
ный гель есть производное концентраций и свойств их всех.
Образование комплексных гелей кремнезема с гидроокисями
железа и алюминия изучалось Aarnio (1) и Симаковым (124, 125).
Хотя их интере­совало преимущественно образование этих гелей
в почвенных иллювиаль­н ых горизонтах, но полученные результа-
ты могут быть перенесены и на процесс возникновения гелей при
выветривании. Существенный недостаток этих работ заключается
в отсутствии контроля условий образования гелей, иных кроме
соотношения количеств реагирующих компонентов, — а именно ре-
акции среды, концентрации и состава электролитов. Этот недо-
статок сильно обесценивает результаты обеих работ, и, во-первых,
лишает получаю­щиеся представления необходимой динамичности,
а, во-вторых, — именно вследствие этого последнего обстоятель-
ства — не позволяет переносить их на природные явления с их
разнообразием условий.
Кроме работ Aarnio и Симакова, нельзя пройти мимо много-
численных работ Ganszen. Мы не будем разбирать их подробно, но
укажем только, что этот исследователь (179) считал вторичные алю-
мосиликаты истинными химическими соединениями, которые он
называл алюминат-силикатами и которым он приписывал формулу
1Al2O33SiO21RO.
Уклонения от этой формулы он объяснял или как примесь

аморфного кремнезема (при > 3), или как результат вывет-

162
ривания (при < 3), при котором получаются аллофаны.

Алюминат-силикаты Ganszen получал искусственно, при взаимо-


действии щелочных растворов глинозема и крем­незема.
Едва ли эти представления Ganszen могут быть перенесены на
природные явления, ибо щелочная реакция столь сильная, чтобы
перевести в раствор глинозем, если и возникает в природе, то весь-
ма редко, а при менее щелоч­ной реакции образования алюминат-
силикатов, по-видимому, не проис­ходит. Кроме того, во многих

минеральных «коллоидах» с отношением > 3 мы не нахо-

дим аморфного кремнезема.


Обширный экспериментальный материал по взаимодействию
кремне­з ема и полуторных окислов мы находим в упоминавшей-
ся уже выше серии работ Mattson, особенно в III, VI, IX и XV
главах ее (229, 232, 233, 236). Эти работы лишены того недостат-
ка, который был отмечен для исследований Симакова и Aarnio,
так как реакция среды, а также наличие тех или иных электро-
литов подвергались тщательному контролю. Но за то, с нашей
точки зрения, эти работы страдают иным недостатком, который
заключается в том, что исходными веществами для Mattson слу-
жили с о л и алюминия и железа — хлориды и сульфаты и с о -
л и кремневой кислоты. Таким образом, во взаимодействие всту-
пали ионы Аl··· и Fе ··· и ион SiО3 ''. Между тем в природных ус-
ловиях мы чаще имеем дело не с ионами : Аl··· и Fе ···, а с золями
их гидроокисей. Меньше возражений можно сделать по поводу
кремнезема, который в форме ионов SiO3 в природе, вероятно,
встречается, хотя возможно, что он чаще встречается тоже в
виде золя. Кроме того, возражения вызывают и те реактивы, ко-
торыми устанавливалась реакция среды — NaOH и в особеннос-
ти НСl или H 2SO4 , ибо свободные сильные кислоты в природе
встречаются очень редко.
Несмотря на эти недостатки, работы Mattson все же представля-
ют боль­шой интерес и мы сейчас изложим его основные выводы.
Выше мы уже говорили, что Mattson рассматривает минераль-
ные «коллоиды», находящиеся в почвах и породах как своеобраз-
ные соеди­нения слабых кислот — главным образом кремневой—
со слабыми основа­н иями или, точнее говоря, амфолитоидами —
гидратами окисей железа и алюминия. Их общей формулой яв-
ляется:
H xAmBn(OH)'y,
где А и В, соответственно, представляют собою ацидоидную и ба-
зоидную (термины Michaelis) части комплекса, Н и ОН — катио-
ны и анионы, x, у, т, п — количественные коэффициенты.
163
Состав такого комплекса определяется теми условиями, при
которых он образуется. Из числа этих условий существенными
являются: 1) реакция среды; чем выше концентрация водородных
ионов, т. е. чем ниже рН, тем при прочих равных условиях в обра-

зующемся осадке будет выше отношение , т. е. в интере-

сующем нас случае, которой мы ограничиваем тремя компонента-

ми  — Si, Al, и Fe, — отношение в том же направ-

лении действует концентрация двухвалентных оснований — чем

она выше, тем выше отношение в получающемся осадке; 3) в

том же опять-таки направлении действует и повышение концент-


рации компонентов в реагирующих растворах, увеличивая отно-

шение в возникающем осадке; 4) при прочих равных условиях,

содержание кремнезема в кремне-железном осадке больше, чем в


кремне-глиноземном.
Mattson указывает, что с изменением внешних условий (ре-
акция среды, концентрация в ней различных ионов и их состав),
получившийся комплекс перестает быть устойчивым и стремится
изменить свой состав и строение в сторону установления нового
равновесия, в согласии с только что изложенными закономернос-
тями. Таким образом, этот комплекс является весьма подвижным
соединением. Нужно думать, однако, что эта подвиж­ность силь-
но уменьшается по мере его кристаллизации, на что указывает
трудная растворимость таких минералов, как монтмориллонит, в
кислотах. В состав получающихся осадков входят не только крем-
незем и полуторные окислы, но также и другие анионы и катио-
ны, находившиеся в исходном растворе. В числе их нас особенно
могут интересовать анион фосфорной кислоты и катионы Са,
Mg, K и Na. Анион РО"4 может частично замещать в осадке ани-
он кремневой кислоты (образование алюмо- и ферри-силико-фос-
фатов). Что касается до катионов, то они могут входить в состав
осадка в двоякой форме — обменной и необменной. В их числе Са и
Na, по- видимому, никогда не встречаются в этих осадках в иной
форме, кроме обменной. Наоборот, Mg встречается, как прави-
ло, в обеих формах. Этот последний катион обладает некоторыми
своеобразными свойствами, которые выделяют его из ряда других.
Хорошо известным является тот факт, что при вытес­нении пог-
лощенных катионов слабой кислотой (например, 0,05 N соляной),
Mg переходит в раствор в количестве гораздо большем, чем при вы-
теснении раствором нейтральной соли. Далее Mattson (226), осаж-
164
дая электроотри­ цательный кремне-глиноземный золь раствором
Са(ОН)2 мог констатировать, что весь Са в осадке оказался в обмен-
ной форме. При применении же Mg(OH)2 значительно повысилось
содержание в осадке SiO2 и, кроме того, часть Mg оказалась не-
вытесняемой катионами нейтрального солевого раствора. Из это-
го опыта мы видим, что прочная фиксация Mg есть процесс очень
быстрый, не требующий кристаллизации полученного аморфного
осадка кремне-глиноземного геля. Напомним, что акад. Вернадс-
кий (16) указывает, что «присутствие Mg совершенно меняет ус-
ловия устойчивости атомов кремния в присутствии воды. Магний
легко дает водные силикаты». Далее им отмечается, что в кремне-
магниевых телах легко кон­центрируется алюминий.
Эти наблюдения Mattson над своеобразным поведением Mg
подтверж­ д аются иным путем в работах других исследователей.
Так, Loddesol (219) мог констатировать, что при электродиализе
глинистой суспензии, обрабо­танной раствором хлорида или гидра-
та окиси Mg, значительная часть прибавленного Mg, иногда почти
весь он, оставалась в суспензии и в катод­н ую камеру не переходи-
ла. В то же время Na, K и Са в аналогичных опытах почти целиком
извлекались электродиализом.
Аналогичные наблюдения относительно поведения MgO при
электро­д иализе были сделаны и Mattson (234). Далее очень инте-
ресной является работа Kelley, Dore and Brown (210). Эти иссле-
дователи подвергали размолу на коллоидальной мельнице бенто-
ниты, бейделлит и почвенные коллоиды и определяли обменные
основания до и после размола. Результаты их исследований пред-
ставлены в табл. 43.
Из этих данных авторы заключают, что размол исследовавших-
ся объек­тов вызвал резкое увеличение обменного Mg — в некото-
рых случаях до величины его валового содержания (почвенный
коллоид № 431) и появле­ние обменного K при полной неизменнос-
ти количества обменного Са (ис­к лючение — коллоид № 7680). В
некоторых случаях наблюдалось не­большое увеличение обменно-
го Na. Аналогичные наблюдения были сделаны и Smolik (283).
Автором настоящей работы было в свое время высказано сом-
нение (116) по поводу того, в какой мере размалывание действи-
тельно увеличивало количество поглощенных катионов и не имело
ли место при размоле полное разрушение решетки с последующим
растворением, а не вытеснением катионов оснований. Подтверж-
дение такого предположения мы находим в цитированной уже
выше работе Drozdoff (171), который, подвергнув раз­молу образец
белого бентонита в течение 72 ч, констатировал переход в раствор
около 15% Mg, бывшего до того времени в необменном состоянии,
но одновременно констатировал неизменность обменной способ-
ности бен­тонита, что и дает ему основание критиковать взгляд
Kelley, Dore and Brown о переходе Mg из необменного состояния в
обменное в результате размельчения частиц.
165
Та б л и ц а 43

166
Влияние размола на содержание обменных оснований в бентонитах,
бейделлите и почвенных коллоидах (по Kelley, Dore, Brown, 210)

Валовое содержание
Обменные катионы в м-экв.
тех же катионов в
Наименование объекта Обработка на 100 г вещества
м-экв. на 100 г почвы
Ca Mg K Na Сумма Ca Mg K Na
Бентонит № 7 Первоначальный 106, 0 0, 0 0, 0 0, 0 106, 0 — — — —
То же После размола в течение 30 ч. 107, 0 68, 0 следы следы 175, 0 — — — —
» » » » 72 ч. 106, 0 222, 0 » » 328, 0 — — — —
Бентонит № 2 Первоначальный 108, 0 0,0 0, 0 0, 0 108, 0 — — — —
То же После размола в течение 72 ч. 106, 0 220, 5 следы следы 326, 5 — — — —
Бентонит № 3 Первоначальный 6, 6 12, 6 3, 7 61, 7 84, 6 — — — —
То же После размола в течение 24 ч. 7, 8 44, 1 4, 1 65, 3 121, 3 — — — —
Калиевый бентонит Первоначальный 31, 8 2, 0 0, 9 0 34, 7 — — — —
То же После размола в течение 30 ч. 32, 3 38, 4 29, 0 2, 3 102, 0 — — — —
Бейделлит Первоначальный 47, 0 4, 2 следы следы 51, 2 — — — —
То же После размола в течение 72 ч. 55, 0 59, 0 18, 7 1, 7 134, 4 — — — —
Почвенный коллоид № 7083 Первоначальный 58, 1 6, 1 0, 3 1, 1 65, 6
То же После размола в течение 30 ч. 60, 4 104, 3 29, 0 5, 4 204, 9 80, 0 142, 0 22, 0 22, 0
Почвенный коллоид № 431 Первоначальный 54, 7 2, 5 0, 0 0, 0 57, 2
То же После размола в течение 30 ч. 59, 9 71, 2 25, 3 0, 0 156, 4 58, 0 68, 0 20, 0 11, 0
Почвенный коллоид № 3232 Первоначальный 54, 0 2, 7 1, 0 1, 4 59, 1
То же После размола в течение 72 ч. 57, 3 21, 0 19, 3 13, 6 111, 2 60, 0 38, 0 25, 0 15, 0
Почвенный коллоид № 7680 Первоначальный 32, 8 2, 3 0, 0 1, 0 36, 1
То же После размола в течение 30 ч. 41, 7 27, 3 26, 0 0, 0 95, 0 101,0 155, 0 33, 0 22, 0
Почвенный коллоид № 11954 Первоначальный 14, 2 0, 0 0, 2 3, 9 18, 3
То же После размола в течение 30 ч. 14, 0 6, 8 7, 3 6, 0 34, 1 14, 0 20, 0 7, 0 7, 0
Вместе с тем указанные выше наблюдения Kelley с сотрудни-
ками, Smolik и Drozdoff подтверждают наличие Mg и К в ядре
минеральных коллоидов, т. е. вхождение их в состав решетки и
отсутствие в последней Са — факты, отмеченные нами выше при
рассмотрении химического состава минераль­ных коллоидов. По-
ведение Na в этом отношении остается неясным.
Своеобразное поведение Mg, установленное столь различны-
ми путями, не нашло себе еще рационального объяснения. То
объяснение, которое было дано в свое время Wiegner (318) и ко-
торое заключается в слабой рас­т воримости Mg(OH)2 , образующе-
гося на поверхности мицеллы, едва ли может считаться правиль-
ным. Mattson (234), повышая рН электродиализуемого раствора,
не мог констатировать уменьшения количества Mg перехо­д ящего
в раствор. Нужно думать, что причина своеобразного поведения
Mg заключается в его большом «сродстве» к кремнезему, механизм
которого пока еще не может быть удовлетворительно объяснен.
Сам Wiegner (323), как мы говорили уже выше, в настоящее время
отказывается от этой точки зрения.
Изложенные выше законы образования амфотерных осадков,
выведен­ные Mattson из его экспериментов, непосредственно ка-
саются, собственно говоря, аморфных соединений, каковые веро-
ятно возникают вначале в при­р оде при взаимодействии первич-
ных продуктов выветривания. В какой мере к этим первичным
продуктам коллоидного, по-видимому, характера, приложимы эти
законы, выведенные, как мы говорили выше, из экспери­ ментов,
в которых исходными веществами были соли алюминия, желе-
за и кремневой кислоты — сказать трудно, ибо соответствующе-
го экспери­ментального материала нет. Однако особых оснований
сомневаться в при­ложимости их, по-видимому, не имеется и толь-
ко количественные соотно­шения могут быть иными, вследствие
разной степени дисперсности пер­вичных продуктов. Отметим, что
и сам Mattson говорит (229) о том, что в тех случаях, когда он в
своих опытах приливал кислоту, служившую для установления
реакции, не к раствору соли Аl или Fе, а к раствору Na2SiO3, он
получал осадки с повышенным содержанием SiO2, что он объясня-
ет агрегацией молекул последнего окисла.
Возникающие аморфные осадки с течением времени переходят в
кристал­лическое состояние. Этот процесс, как то отмечает и Matt-
son (229), должен сопровождаться существенной перегруппиров-
кой и отщеплением одних ионов и присоединением других. Каким
путем идет этот процесс и каковы законы им управляющие — это-
го мы пока не знаем, ибо эксперименталь­ного материала по этому
поводу для тех термодинамических условий, которыми характе-
ризуются поверхностные слои земной коры — нет. Имеют­ся экспе-
рименты по образованию вторичных минералов при повышенном
давлении и температуре — как, например, работа Noll (255) по
гидро­термальному синтезу мусковита, но результаты этих наблю-
167
дений нельзя переносить на интересующие нас условия. Напомним
только, что согласно представлений, развиваемых Hoffmann (196) и
Marshall (224), ионы, входящие в состав кристаллических продук-
тов выветривания, каким является, напри­мер, монтмориллонит,
способны замещать друг друга, что, конечно, зна­ч ительно сокра-
щает необходимость отщепления их при кристалли­з ации.
Эта способность различных ионов к взаимному замещению
в кристал­ л ической решетке, подробно освещенная Marshall
в одной из последних работ сближает до известной степени
представ­ления Mattson со взглядами тех исследователей, кото-
рые в коллоидах глин и почв видят образования преимущест-
венно или даже исключительно кристаллические. Вполне воз-
можно, что упомянутые выше, выведенные Mattson законы зави-
симости состава комплексных гелей от условий их образования
окажутся приложимыми и к образованию кристаллических тел
типа монтмориллонита, которые во многих случаях могут воз-
никать в результате кристаллизации таких гелей. Однако вопрос
о строении поверхности коллоидальных частиц остается неяс-
ным. Выше мы уже го­в орили, что Mattson придерживается того
взгляда, что поверхность частиц сильно отличается по составу
и свойствам от их ядра. В противополож­ность этому Marshall
считает, что все ионы, участвующие в создании коллоидальной
частицы, входят в общую решетку, кроме собственно обменных
катионов. При этом для 1- и 2-валентных катионов он разли­ч ает
четыре формы связи:
1) Катионы, входящие в решетку, как, например Mg··, замещаю-
щий Аl···.
2) Катионы, входящие в решетку и компенсирующие ее заряд,
возни­кающий, например, вследствие замены иона Si···· ионом Аl···
или этого последнего ионом Mg··. В этом положении могут быть
ионы Mg··, K·, Са··, Na·.
3) Обменные катионы, компенсирующие заряд решетки, но
находящиеся между слоями последней и связанные с диполями
воды.
4) Обменные катионы двойного слоя, облекающего частицу
кругом.
В детали последней формы связи Marshall не входит.
Интересный экспериментальный материал, но несколько ино-
го харак­тера, по возникновению вторичных продуктов выветри-
вания мы находим в работах Tamm (295, 296, 297). В первой из
этих работ грубо измельчен­н ые куски гранита (> 2 мм) подверга-
лись встряхиванию с водой, содержав­шей СO2 или лишенной ее.
Определялся состав образовавшейся «глины» (частицы меньше 2
µ) и состав раствора. Результаты мы приводим в табл. 44. К сожа-
лению, автор на определил такого существенного и характерного
свойства «глины», как ее обменная способность. Но и этих данных
уже достаточно для того, чтобы судить о том, что в получившейся
168
«глине» суще­ственную роль играют продукты химического распа-
да, как это и подчерки­в ает автор. Подсчитав количества разложен-
ных химически минералов (исходя из предположения, что все их
основания перешли в раствор), он нашел во фракции < 0, 002 мм
около 16% продуктов химического распада и 84% неизмененной
породы, в случае присутствия СO2 и, соответственно, 6% и 94%, в
случае ее отсутствия. Этим еще лишний раз подтверждается зна­
чение СO2 в выветривании. Обогащение «глины» закисным желе-
зом и магне­зией Tamm объясняет обогащением ее биотитом. Мы,
со своей стороны, отметим еще обогащение ее калием, что можно
уже вероятно отнести за счет образования вторичных продуктов.
Очень возможно, что этим же, частично, следует объяснять и на-
копление в ней MgO.
Та б л и ц а 44

Состав гранита и продуктов его искусствен­ного выветривания (по Tamm, 295)

Состав Состав полученных продуктов


исходного гранита в присутствии CO2 в отсутствии CO2
раствор глина раствор глина
Гигр. H2O — 1, 35 — 0, 93
Связ. H2O 0, 65 — 4, 00 — 2, 87
SiO2 63, 50 0, 0183 45, 40 0, 0057 44, 88
TiO2 0, 89 2, 24 — 2, 39
Al2O3 16, 32 14, 92 15, 49
Fe2O3 1, 69 0, 0183 5, 76 0, 0090 4, 68
FeO 3,89 10, 02 12, 40
MgO 1, 66 0, 0122 5, 61 0, 0037 5, 87
CaO 3, 46 0, 0168 3, 43 0, 0045 3, 66
K2O 3, 71 0, 0318 4, 43 0, 0104 4, 44
Na2O 3, 33 0, 0144 1, 80 0, 0058 1, 98
P2O5 0, 35 — — 0, 40
Сумма 99, 52 0, 1118 99, 43 0, 0391 100, 00

Во второй своей работе (296, 297) Tamm описывает результаты


опытов, аналогичных только что изложенным, но материалом для
которых служили отдельные минералы — олигоклаз и микроклин.
Исходным материалом были куски минералов 5—15 мм в попереч-
нике. Получившаяся глина состояла почти исключительно из час-
тиц от 2 до 0.2 µ, т. е. в пределах размеров, характерных для естес-
твенных глин. Глины отделялись ультрафильтра­ц ией, а ультра-
фильтраты титровались потенциометрически. Tamm уста ­новил,
что разложение полевого шпата прекращается по достижении
раствором рН 10, 7—11, т. е. примерно 0, 001 нормальной концен-
трации ОН'-ионов. При этом в раствор (ультрафильтрат) перехо-
дили лишь не­значительные количества щелочей—не свыше 0, 26%
от всего количества раздробленного полевого шпата. Кроме того
в растворе было обнаружено небольшое количество алюминия.
Потенциометрическое титрование кис­лотой полученной «глины»
169
шло различным образом, в зависимости от рода исходного мине-
рала. Если таковым был микроклин, то это тит­рование в проме-
жутке рН 11—6 было обратимым и лишь в промежутке рН 6—3
оно делалось уже необратимым и сопровождалось разложением
«глины». В случае же олигоклаза необратимая реакция с кисло-
той имела место и в промежутке рН 11—6. Таким образом, только
что изложенные две работы Tamm несомненно подтверждают воз-
можность синтетического образования «глины» при выветрива-
нии кристаллических пород под действием воды и углекислоты,
за счет взаимодействия первичных продук­тов — гидратов окисей
Аl, Fе и Si и некоторых оснований — Mg и K.
Этот путь возникновения минеральных «коллоидов» в резуль-
тате обра­зования вторичных продуктов выветривания из первич-
ных, более простых его продуктов, — путь конденсационный, на
наш взгляд является глав­нейшим, наиболее распространенным.
Однако мы не вправе исключать из нашего внимания и второй
путь — дисперсионный, заключающийся в постепенном дроблении
частиц исход­ного материала. Дробление это может идти и хими-
ческим и физи­ческим путем и несомненно, что если понимать под
минеральными «коллоидами» некоторую механическую фракцию
с частицами размеров, меньших некоторого предела, то этот дис-
персионный путь образования ми­ неральных коллоидов должен
быть признан имеющим заметное значение, хотя все же, по-види-
мому, подчиненное. Если же мы будем подходить с точ­ки зрения
определенных физико-химических свойств, из которых в первую»
очередь следует назвать способность поглощать катионы в диа-
пазоне рН, обычном для природных условий, — то, как мы уже
говорили выше, имеются серьезные основания сомневаться в том,
чтобы активные носители этих физико-химических свойств могли
происходить из первичных магмати­ческих минералов за счет их
раздробления, по крайней мере, физического. Менее ясен вопрос
в отношении возможности образования вторичных глин­ных мине-
ралов из первичных за счет химического раздробления, т. е. такого
хода выветривания, при котором исходный материал не распадает-
ся предва­рительно на составляющие его окислы до конца, а пре-
терпевает лишь ча­стичное изменение своего химического состава и
упрощение своего строения. Такой процесс, несомненно, имеет мес-
то в природе при образовании так назы­ваемых остаточных глин. В
результате его может образовываться каолинит (в смысле минера-
ла-каолинита) как остаточное каолиновое ядро полевых шпатов.
Но, с одной стороны, каолинит как раз реже всего встречается в
ка­честве глинного минерала рыхлых пород, с другой стороны, не
исключается образование и каолинита синтетическим путем, пос-
ле предварительного полного распада первичных минералов, и,
в-третьих, для наиболее, по-ви­ димому, распространенного глин-
ного минерала рыхлых пород — монтморил­ лонита; образование
его в качестве «остаточного» минерала не констатиро­в ано, хотя
170
некоторые авторы держатся этой точки зрения. Так, Hoffmann с
сотрудниками в цитированной уже выше работе, основываясь на
опы­тах Noll по синтезу монтмориллонита из бёмита, байерита и
аморфной SiО2 в присутствии NaOH при 300° и 70 атм. давления,
высказывают такую точку зрения и считают, что монтморилло-
нит не может образовываться в природе из аморфных веществ,
а является продуктом выветривания первичных минералов. От-
метим, что приводимые этими исследователями доказательства в
виде опыта Noll не являются убедительными по совер­шенно осо-
бым условиям опыта.
Не исключена, и даже довольно вероятна, возможность
образования за счет неполного химического распада первичных
минералов, еще одного весьма распространенного вторичного гли-
нистого минерала — серицита.
Как продукт неполного химического разложения, глин-
ные минералы рассматривались Brown and Byers (161), которые
считают, что первым продуктом выветривания полевого шпата
является монтмориллонитовая кислота, которая, подвергаясь
дальнейшему расщеплению, дает мета-кремневую и галлуазито-
вую кислоты, из которых последняя, разлагаясь дальше, может
дать или каолинит или ортокремневую кислоту и свободную
гидроокись алюминия. Эта схема, впрочем, никаким фактичес-
ким материа­лом не подкрепляется и остается чисто дедуктив-
ной. Кроме того, тот факт, что в решетке монтмориллонита мы
всегда или почти всегда находим ионы магния и очень часто —
ионы железа, также противоречит взгляду на монтмориллонит
как на остаточный минерал — продукт вывет­ривания полевых
шпатов, и более вероятным делает предположение о его синте-
тическом происхождении.
Мыслим, наконец, еще третий способ возникновения мине-
ральных колло­и дов: путем присоединения к продуктам неполного
разложения первичных минералов продуктов полного их разло-
жения, т. е. ионов Аl, Fе и Si с вхождением их в общую кристалли-
ческую решетку. На такую возмож­ность указывал Ganszen (179),
подкрепляя ее тем, что аллофаны— продукты выветривания нор-
мальных «алюминат-силикатов» — способны присоединять к себе
SiO2 из раствора Na2SiO3. Это наблюдение независимо от гипоте­
тичности самих алюминат-силикатов указывает, по нашему мне-
нию, на реальность этого третьего способа возникновения вторич-
ных продуктов выветривания.
Прилагая все изложенное выше к образованию интересующих
нас рых­лых пород, нужно прежде всего отметить, что большинство
этих пород или было отложено водой, или на той или иной стадии
подвергалось действию больших масс воды.
Это обстоятельство не могло не вызвать интенсивного воздейс-
твия воды на минеральную массу, более или менее тонкораздроб-
ленную, т. е. обладав­ш ую большой удельной поверхностью.
171
Возникавший при этом раствор, по всей вероятности, имел ще-
лочную реак­цию, вследствие гидролиза первичных минералов и
отщепления от них оснований. Эти явления имели место и в под-
ледниковых водах — при обра­зовании морены,— и в водах флюви-
огляциальных потоков, и в водах гляциально-озерных бассейнов.
Можно думать, что при этом Са и Mg с невысокой растворимостью
их бикарбонатов имели, вероятно, концентрации близкие к насы-
щенной. Это обстоятельство усиливалось еще тем, что Са-содержа-
щие минералы — плагиоклазы, роговые обманки и др. являются,
по-види­мому, одними из наименее стойких минералов, вследствие
чего Са отно­сительно быстрее всего переходит в подвижное со-
стояние. Пересыщение раствора бикарбонатом Са, которое могло,
вообще говоря, возникать особенно вследствие присутствия бикар-
бонатов других оснований, приводило к вы­падению СаСО3 в очень
дисперсном состоянии, вследствие чего он не терял способности
реагировать с другими окислами. Возможно, что в известной, хотя
и меньшей степени, это происходило и с бикарбонатом Mg.
Вместе с тем, те же воды, несомненно, содержали в себе и дру-
гие первич­н ые продукты выветривания, как гидраты окисей
кремния, алюми­н ия и железа или их комплексные гидрозоли. Во
всех этих водных массах в силу этого должно было происходить
образование комплекс­ н ых осадков, в состав которых входили
окислы Si, Al и Fе, с одной стороны, оснований—с другой сторо-
ны. При этом из оснований Mg (а может быть и K) давал как бо-
лее прочные соединения, так частично находился и в обменной
форме, а Cа оказывался исключительно или почти исключительно
в этой последней. Кроме того, представляется весьма вероят­н ым,
что эти комплексы, если не всегда, то во многих случаях, содер-
жали карбонаты Са, реже — Mg, которые могли и возникать как
осадок пересы­щенного раствора—в этом случае в очень мелкораз-
дробленном состоянии— и представлять собою обломки осадоч-
ных карбонатных пород любой сте­пени раздробленности. Соот-
ношение в комплексных осадках кремнезема, с одной стороны, и
полуторных окислов — главным образом Аl2O3 — с другой, определя-
лось, очевидно, не столько реакцией среды, сколько от­носительно
высокой концентрацией ионов Са и Mg, вследствие чего осадки

получались с высоким отношением . Железо выпадало от-

части в виде сво­бодной гидроокиси, отчасти же входило и в состав


комплексных осадков. Высокое, относительно, рН среды обуслов-
ливало высокую емкость погло­щения образовавшихся комплексов
в отношении катионов, которую мы мо­жем констатировать во мно-
гих случаях и теперь (см. табл. 35).
Кроме этого—чисто конденсационного — пути, могло иметь
место в той или иной мере и возникновение вторичных обра-
зований за счет взаимодей­с твия первичных продуктов полного
172
гидролиза первичных минералов с продуктами их неполного
распада.
Менее вероятным представляется нам простое накопление
последних, т. е. продуктов частичного гидролиза, ибо трудно
представить себе, чтобы они не реагировали в той или иной сте-
пени с находившимися в истинном или коллоидальном растворе
веществами.
Отметим, однако, что Allen (149), изучая петрографический состав
моренного наноса из штата Иллинойс, наблюдал обломочки поле-
вых шпатов, роговых обманок и эпидота, очень постепенно перехо-
дившие в окружавшую их массу бейделлита,—настолько постепен-
но, что провести границу между обломоч­ком первичного минерала
и бейделлитовой оболочкой не представлялось возможным. Это
наблюдение может как раз соответствовать случаю образования
вторичных минералов за счет взаимодействия продуктов их пол-
ного и неполного распада.
Образовавшиеся вторичные соединения с течением времени
подверглись кристаллизации, которая могла сопровождаться до-
полнительными изме­нениями в их составе и строении, и сделались
в известной степени более одно­родными. Вместе с тем, и во время
своего образования, и в дальнейшем, эти вторичные комплексы
могли подвергаться снова переотложению водами. Часть их, ве-
роятно, отлагалась in situ—на месте своего возникновения,— что
имело, вероятно, место в поддонной морене, где эти вторичные про-
дукты поэтому тесно смешались как с частицами первичных мине-
ралов, так и тех вторичных, которые были занесены сюда ледни-
ком. Другая часть переотлагалась, и, может быть, не раз, текучими
водами, смешиваясь с частицами других минералов в более быс-
тро текущих потоках и давая начало различ­ н ым образованиям
типа покровных суглинков.
В гораздо более чистом виде они отсортировывались на дне
больших бассейнов озерного типа, создавая более или менее
мощные пласты различ­н ых глин. Но всюду, где отлагались час-
тицы этих вторичных минералов, они налагали резкий отпечаток
на образовавшуюся породу, сообщая ей ряд свойств, совершенно
чуждых тем массивным кристаллическим породам, которые слу-
жили основным первоисточником всех рыхлых наносов. Из числа
этих свойств физико-химическая обменная способность со всеми
вытекающими из нее последствиями является, вероятно, важней-
шей при оценке этих наносов как материнских пород для почв.
Есть основания думать, что все эти процессы развивались
более или менее одинаково в самых различных географических
пунктах. Морозов (89) в результате своей очень интересной ра-
боты приходит к заключению, что исследованные им породы;
1) пензенская покровная глина, 2) туль­ ский лёссовидный суг-
линок, 3) прилукский лёсс, 4) мстиславльский лёсс, 5) трубчев-
ский лёсс — отличаются между собой только по содержанию от-
173
дельных механических фракций, в то время как валовой хими-
ческий (а отсюда с известной долей вероятности можно сказать
и минералоги­ческий) состав отдельных фракций колеблется в
разных продуктах незна­ч ительно. Из табл. 45, в которой приве-
дены основные результаты работы Морозова, это видно весьма
отчетливо. К сожалению, Морозов дает содержание только трех
окислов — SiO2, А12O3 и Fе2О3, игнорируя основания, которые мо-
жет быть могли бы наметить некоторые различия.

Та б л и ц а 45

Пределы колебаний в химическом составе силикатной части нескольких


рыхлых пород и их механических фракций (по Морозову С. С., 89)
в % от веса сухого бескарбонатного вещества

Окислы Порода Фракция 0, Фракция 0, Фракция0, Фракция


05—0, 01 м 001—0, 00054 0004—0, 00028 < 0, 00022
SiO2 66, 01—86, 06 83, 40—89, 11 50, 38—53, 99 45, 72—48, 77 43, 47—45, 51
Al2O3 + P2O5 7, 43—15, 59 3, 51—6, 91 16, 40—21, 34 17, 82—21, 48 19, 02—21, 49
Fe2O3 2, 33—6, 09 1, 25—6, 09 8, 59—11, 39 9, 38—10, 81 9, 64—12, 13

Кроме того, его работа касается южной половины Европейской


части СССР, не охва­тывая собственно ледниковых отложений. Но
все же и эта однородность является весьма показательной, если
учесть довольно резко выраженное различие в валовом составе
исследованных пород, взятых в целом.
Все говорившееся до сих нор относилось, собственно говоря, к
раз­л ичным рыхлым породам четвертичного возраста. Между тем
в качестве материнских почвообразующих пород мы часто имеем
рыхлые породы древнего возраста, морского происхождения.
Примером их могут служить хотя бы пермские глины, распро-
страненные на СВ Европейской части СССР, или кембрийская
глина окрестностей Ленинграда. Мы не располагаем конкретным
материалом, который позволил бы судить о генезисе этих пород,
но думаем, что все сказанное до сих пор о происхождении пород
четвертичного возраста, может быть отнесено и к породам более
древним, хотя это положение, несомненно, требует факти­ ческой
проверки.
Наконец, особо следует отметить рыхлые породы, образовавши-
еся при участии карбонатных осадочных пород. Здесь мы можем
различать два слу­ч ая. Во-первых, рыхлая порода может быть в ос-
нове своей сиаллитного типа, который до сих пор нами и рассмат-
ривался, с включением более грубых или более мелких, но механи-
чески примешанных обломков карбонатной породы. Такой случай
представляет собою, например, карбонатная морена.
Во-вторых, рыхлая порода может быть продуктом выветрива-
ния карбо­н атной породы in situ. В этих случаях в условиях под-
золистой зоны обыч­но возникает глиноподобный продукт за счет
174
тех примесей глинозема, крем­ незема, железа и других окислов,
которые содержатся в карбонатной породе. Процесс образований
рыхлой породы в этом случае будет состоять, прежде всего, в рас-
творении и выносе карбонатов. Возникающий при этом сиаллит-
ный элювий может быть или просто остатком от растворения
карбонатов, или же представлять собою в свою очередь продукт
выветривания этого остатка — вероятно, в зависимости от мине-
ралогического состава послед­него. Более детальных указаний на
судьбу и процессы превращения этого остатка сделать пока нель­
зя за неимением фактического материала. Нали­ чие карбонатов
Са и Mg в материнской породе, т. е. сильных оснований, связанных
с очень слабой кислотой, придает ей ряд специфических свойств,
весьма существенных, как известно, с точки зрения развития на
ней почво­о бразовательного процесса.
На этом мы заканчиваем рассмотрение процессов образования
рыхлых пород. Эта глава оказалась несколько более длинной, чем
мы представляли ее себе вначале. Но обойти эти вопросы молчани-
ем нам казалось нецеле­сообразным как потому, что попутно можно
было рассмотреть ряд явлений, имеющих место и при почвообра-
зовании, так и потому, что мы считали не­обходимым дать некото-
рое, хотя и далеко не во всем ясное и законченное представление о
том субстрате, на котором развивается почва. Последнее, с нашей
точки зрения, было тем более нужно, что этот вопрос в учебниках
и курсах почвоведения и сопредельных дисциплин обычно или не
затраги­в ается вовсе, или затрагивается лишь вскользь, в самой
общей форме.

175
Гла ва V

МЕХАНИЧЕСКИЙ СОСТАВ ПОДЗОЛИСТЫХ ПОЧВ


Механический состав всякой почвы находится в самой тесной
зависимо­сти от механического состава той материнской породы,
на которой развилась эта почва. Это правило является всеобщим, и
подзолистые почвы не составля­ют исключения в этом отношении.
Вместе с тем, однако, почвообразовательный процесс наклады-
вает опре­деленный отпечаток на механический состав почвы, вы-
зывая в нем ряд изме­нений по сравнению с материнской породой.
Почвы подзолистого типа являют собою особенно яркий при-
мер этих изменений. Задачей настоящей главы и является рас-
смотрение последних.
Фактический материал по этому вопросу не так велик, как
можно было предполагать. Механических анализов подзолистых
почв имеется весьма много, но огромное большинство их выпол-
нено такими методами, которые ни в какой мере не гарантируют
полного разделения почвы при подготовке ее к механическому
анализу на «истинные механические элементы, т. е. до­стижения
«предельной» дисперсности. Следует, впрочем, признать, как мы
говорили уже об этом в одной из наших предыдущих работ (115),
что и само понятие «истинный механический элемент» не явля-
ется пока вполне ясным.
Методы механического анализа почв, развившиеся за послед-
ние годы и в основном сводящиеся к предварительному насыщению
почвы щелочными катионами (Na, Li), если и не обеспечивающие
достижения «предельной» дисперсности, то во всяком случае в на-
ибольшей степени приближающие почвенную суспензию к этому
состоянию, не успели найти достаточно ши­р окого приложения в
основных работах по генезису подзолистых почв.
Да и сами исследователи обычно не обращали должного внима-
ния на этот вопрос, увлекаясь по преимуществу химическим ана-
лизом и приводя данные механического анализа больше для общей
176
характеристики почв, чем в ка­ честве одного из орудий изучения
сущности почвообразовательного процесса. Так, Грабовская (42) и
Зайцев (64, 57), в работах которых содержится наиболее полный и
ценный современный материал по генезису подзолистых почв, огра-
ничились, к сожалению, механическими анализами по методу Саба-
нина. Этот метод, останавливаясь на фракции < 0, 01 мм не может
дать полного представления о всех тех изменениях, которые воз­
никают в почве при развитии подзолообразовательного процесса,
так как этот предел является слишком грубым и не может уловить
ряда более тон­ких и вместе с тем самых существенных явлений.
В табл. 46 и 47 мы приводим механический состав (по методу
Сабанина) нескольких подзолистых почв, по данным Зайцева и
Грабовской.
Таблица 46

Механический состав (по Сабанину) подзолистых почв


Валдайской возвышенности (по Грабовской, 42)

Глубина Генети- В % от веса возд.-сухой почвы


Наименование почвы взятия ческий
образца горизонт 1—0, 25 0, 25—0, 05 0, 05-0, 01 <0, 01
№ 203. Сильноподзо­ 3—8 А1 27, 25 23, 00 25, 00 27, 75
листая почва на кар­ 8—13 А1 19, 25 30, 25 23, 25 27, 25
бонатном моренном 20—25 А2 18, 50 34, 00 21, 00 26, 50
суглинке 37—42 А2 18, 75 36, 25 20, 00 25, 00
50—55 А2В 15, 25 21, 00 17, 50 46, 25
70—75 А2В 14, 00 26, 50 16, 25 43, 25
100—105 С1 14, 50 26, 75 17, 50 41, 25
170—175 С2 12, 50 29, 00 15, 50 43, 00

№ 245. Сильноподзо­ 5—10 А1 12, 25 19, 75 28, 50 39, 50


листая почва на ва­ 12—17 А2 10, 75 28, 00 37, 50 23, 75
лунном суглинке 22—27 А2 11, 00 31, 00 33, 50 24, 50
27—32 А2В 12, 25 27, 25 19, 75 40, 50
37—42 А2В 15, 00 24, 75 15, 75 44, 50
45—50 ВС 14, 00 27, 25 14, 50 44, 25
80—85 ВС 13, 00 29, 25 15, 75 42, 00
90—95 С 16, 75 25, 75 13, 50 44, 00
125—130 С 10, 75 28, 25 15, 25 45, 75

№ 148. Сильноподзо­ 4—9 А1 4, 50 3, 50 32, 00 60, 00


листая почва на тя­ 9—13 А1 3, 00 5, 00 32, 50 59, 50
желой безвалунной 13—18 А2 0, 50 5, 00 34, 00 60, 50
глине 18—23 А2 0, 50 3, 75 28, 00 67, 75
25—30 А2В 0, 50 2, 75 21, 00 75, 75
56—61 ВС 0, 25 2, 50 19, 00 78, 25
100—105 С 0, 25 6, 25 20, 75 72, 75
130—135 С 0, 25 4, 25 21, 25 74, 75

Для почв, развитых на суглинистых и глинистых породах,


эти данные позволяют установить совершенно отчетливую за-
кономерность: количество мелкой фракции (< 0, 01 мм) является
177
минимальным в самых верхних гори­зонтах, постепенно возрастая
книзу, причем в горизонте В содержание этой фракции иногда дает
небольшой максимум. Остальные более крупные фрак­ции подчи-
няются обратной закономерности, содержась в наибольшем коли­
честве в верхнем горизонте и убывая книзу.
Более подробные данные мы находим в работе Коссовича и
Красюка (76), которые мы и приводим в табл. 48.
Из цифр этой таблицы видно, что наиболее тонкая фракция
(< 0,0015 мм) в верхних горизонтах А1 и А 2 содержится в очень
небольшом по сравнению с материнской породой количестве,
скачкообразно возрастая в горизонте В. Соседняя, более крупная
фракция 0,005—0,0015 также находится в минимуме в верхних го-
ризонтах, но содержание ее при переходе к горизонту В меняется
менее резко. Фракция 0,01 — 0,005 ведет себя менее определенно:
в разрезе № 25а она дает заметный минимум в горизонте В, а в
разрезе № 7 ее содер­ж ание падает сверху вниз.
Та б л и ц а 47

Механический состав почв южной Карелии (по Зайцеву, 57)

В % от веса сухой почвы


Глубина взятия

Генети­ческий
горизонт
образца

Наименование почвы
1—0, 25 0, 25—0, 05 0, 05—0, 01 <0, 01

№ 181. Слабоподзо- 0—7 А1 63, 75 13, 25 5, 25 12, 75


листая почва на древ- 10—15 В 65, 50 18, 25 4, 75 11, 50
неозерном песке 30—35 ВС 71, 00 25, 75 1, 25 2, 00
80—85 С 77, 00 22, 50 0, 25 0, 25
130—135 С 80, 50 19, 50 0, 25 0, 00

№ 151. Подзолистая 5—10 А1 13, 25 22, 50 21, 50 42, 75


почва на валунном 10—15 А1 11, 00 13, 75 19, 50 55, 75
карбонат­ном суглинке 15—20 А2 12, 25 14, 75 21, 75 51, 25
40—45 В 9, 25 11, 50 15, 75 63, 50
110—115 ВС 7, 50 16, 00 12, 75 63, 75
145—150 С 8, 50 10, 75 11, 25 69, 50

№ 182. Подзолистая 0—5 А1 2, 00 8, 00 25, 50 64, 50


почва на ленточной 5—10 А1 2, 00 10, 25 25, 75 62, 00
глине 10—15 А1 2, 00 9, 25 25, 75 63, 00
20—25 А2 2,25 20, 25 18, 25 59, 25
40—45 В 0, 25 2, 25 23, 50 74, 00
70—75 ВС 0, 25 0, 75 28, 75 70, 25
150—155 С 0, 25 1, 00 11, 75 87, 00

Наконец, содержание остальных фракций > 0, 01 мм законо-


мерно падает сверху вниз. Таким образом, в этих двух почвах
величина частиц 0, 005 мм является, как мы называли ее ранее
178
(Роде, 115), к р и т и ч е с к о й . Частицы более крупные в процессе
оподзоливания почвы накапли­ваются (конечно, относительно), а
более мелкие — уменьшаются в своем содержании.
Еще более подробные данные о механическом составе подзолис-
тых почв имеются у автора настоящей статьи (115). Они приведе-
ны в табл. 49.
Из цифр этой таблицы мы видим, что самая мелкая коллои-
дальная фрак­ ц ия (< 0,0002 мм) в верхних горизонтах исчезла
почти совсем. Количество соседней, также весьма тонкочастич-
ной, фракции 0,00063—0,0002 мм в процессе оподзоливания очень
резко уменьшилось. Еще более крупные фрак­ции: 0,002—0,00063 и
0,0063—0,002 тоже уменьшились в своем содержании, но уже в го-
раздо меньшей степени.
Наконец, все фракции с частицами крупнее 0,0063 мм в верх-
них горизон­тах увеличились в своем содержании. Таким образом,
«критической» вели­ч иной в данном случае явилась 0,0063 мм —
очень близкая к той, которую мы установили но анализам Коссо-
вича и Красюка (76). Отметим, что все четыре разреза, приведен-
ные в табл. 48 и 49, развиты на суглинистых, но очень разнообраз-
ных по механическому составу породах, начиная от тяжелой лен­
точной глины (разрез № 3, табл. 49) и кончая грубым валунным
суглинком (разрез № 95, табл. 49). Учитывая еще различие гео-
графического происхож­дения этих почв (окрестности Ленинграда
и окрестности Вологды), мы можем предположить, что эта крити-
ческая величина 0,005—0,006 мм окажется более или менее уни-
версальной. Предположение это должно быть, конечно, проверено
более многочисленными данными.
Таким образом, мы видим, что развитие подзолообразователь-
ного процесса на суглинистых и глинистых породах приводит к
резкому обеднению верх­н их горизонтов наиболее мелкими фрак-
циями, вплоть до почти полного исчезновений самых мелких из
них.
Механизм подзолообразовательного процесса будет рассмат-
риваться нами ниже. Забегая несколько вперед, укажем, что од-
ним из наиболее существенных его признаков является постепен-
ное разрушение всех минераль­н ых частиц, кроме частиц кварца.
Это разрушение мы можем, пренебрегая пока его деталями, пред-
ставить в виде постепенного отщепления молекул с поверхности
минеральных частиц. Совершенно естественно, что размер час-
тиц при этом постепенно будет убывать, а наиболее мелкие час-
тицы исчез­н ут совсем — что мы и видели на примере только что
приведенных механи­ ческих анализов. Представляется интерес-
ным определить скорость умень­шения размеров частиц. Попытка
вычисления этой скорости была сделана нами в одной из наших
предыдущих работ (Роде, 118). Не приводя здесь всего хода вы-
числений, довольно сложных, укажем лишь конечный резуль­тат.
Для горизонта А разрезов № 3 и 95, механический состав которых
179
Та б л и ц а 48

180
Механический состав (по Фадееву–Вильямсу) подзолистых почв Вологодского молочно-хозяйственного института
(по Коссовичу и Красюку, 76)

В % от веса воздушно—сухой почвы

Глу-
бина Генетич.
Наименование почвы
взятия горизонт

>3
3—1
1—0, 5
образца
<0,0015

0,5—0, 25
0, 05—0, 01

0. 25—0, 005
0, 01—0, 005
0, 005—0, 0015

№ 25-а. Сильнооподзоленная 2—12 А1 0, 0 1, 14 0, 47 1, 37 39, 07 36, 05 17, 80 0, 50 3, 60


суглинисто-мелкопесчанистая 20—30 А2 0, 0 0, 18 0, 29 0, 87 42, 56 36, 64 15, 30 0, 73 3, 43
почва на безвалунной легкой 45—60 В2 0, 0 0, 0 0, 0 0, 08 30, 10 35, 26 13, 05 2, 04 19, 47
глине 85—100 С 1, 02 1, 16 0, 77 7, 00 27, 92 18, 45 19, 71 4, 45 19, 52

№ 7. Глинистый подзол на без- 1—10 А1 + А2 0, 0 1, 90 0, 34 0, 59 12, 00 39, 71 37, 14 1, 25 7, 07


валунной глине 22—30 А2 0, 0 4, 18 0, 68 0, 68 10, 13 33, 77 39, 13 4, 03 7, 40
42—52 В2 0, 0 0, 0 0, 25 0, 13 7, 59 23, 97 31, 10 5, 87 31, 09
65—75 С 0, 0 0, 0 0, 0 0, 11 5, 24 23, 62 30, 76 6, 50 33, 77
Та б л и ц а 49

Механический состав подзолистых почв Лисинского лесничества (по Роде, 115)

В % от веса прокаленной почвы

Гене-
Глубина
тич.
Наименование почвы взятия
гори-
образца
зонт

1—0, 25
< 0,0002

0, 25—0, 063
0, 063—0, 02
0, 02—0, 0063
0, 0063—0, 002
0, 002—0, 00063
0, 00063—0, 0002

№ 3. Сильноподзолистая почва 5—10 А1 9, 76 4, 53 13, 75 18, 75 34, 34 15, 41 2, 45 1, 01


на ленточной глине 15—20 А2 8, 06 6, 60 12, 46 18, 09 34, 70 16, 18 2, 96 0, 95
25—30 А2В 4, 48 7, 04 10, 12 17, 90 32, 71 16, 62 5, 17 5, 96
40—45 В 2, 24 2, 50 8, 76 12, 02 25, 16 17, 85 11, 65 19, 82
80—90 С 0, 16 0, 11 1, 38 13, 03 41, 81 21, 45 8, 91 13, 15

№ 95. Сильноподзолистая поч- 5—10 А1 23, 40 24, 50 25, 38 16, 84 6, 79 2, 49 0, 40 0, 20


ва на валунном суглинке 20—25 А2 18, 76 31, 72 22, 32 15, 34 7, 17 3. 96 0. 61 0, 10
30—35 В1 21, 96 26, 41 18, 18 14, 90 9, 43 6, 29 1, 44 1, 39
40—45 В2 20, 32 22, 41 15, 78 12, 80 8, 73 6, 43 5, 38 8, 15
100—105 С 18, 12 28, 02 14, 02 13, 21 8, 26 6, 14 5, 01 7, 22

181
при­веден в табл. 49, мы получили величину уменьшения радиуса
частиц за все время развития почвы равной:
для разреза № 3. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 000140 мм
» » » 95 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 0, 000138 »
Величины, как видим, получились идеально близкими, не-
смотря на рез­к ие различия в механическом составе. Это хорошо
коррелирует с одина­ковыми величинами «критической» величи-
ны размеров частиц.
Мы не придаем этим величинам абсолютного значения, так как
в основу их вычисления положено несколько допущений доволь-
но вероятных, но все же не вполне соответствующих природным
условиям. Но сам порядок величины, вероятно, является близким
к истинному и представляет известный интерес.
Укажем еще, как изменяется при подзолообразовании число
частиц и их суммарная поверхность. Вычисление этих величин
приводится в цитиро­ванной уже нашей работе (Роде, 118) и здесь
мы опять-таки приведем только результаты, отсылая интересую-
щихся приемами вычисления к оригиналу. Отметим только, что в
основу вычисления положены допущения, во-первых, о шарообраз-
ной форме частиц и, во-вторых, о равномерном их распределении в
пределах данной механической фракции, т.е. предполагается, что
их радиусы возрастают между конечными размерами фракции по
арифметиче­ской прогрессии.
В табл. 50 мы приводим упомянутые выше величины. Из дан-
ных этой таблицы мы видим, что общее число частиц в почве оп­
ределяется почти исключительно числом частиц самой мелкой
фракции. Например, в горизонте А2 разреза № 3 общее число час-
тиц 3870 ∙ 1011, а мел­кой фракции, составляющей всего 1% от веса,
3636 ∙ 1011.
Суммарная поверхность частиц в обоих изученных разрезах,
несмотря на резко отличный механический состав их, распреде-
ляется между отдель­н ыми фракциями почти одинаково. Около
65% общей поверхности в материн­ ских породах падает на кол-
лоидальную фракцию, около 17% — на фракцию 0,00063—0,0002,
а поверхность остальных фракций имеет ничтожное значе­н ие. В
горизонтах А1 обоих разрезов распределение поверхности так-
же почти одинаковое. Но по сравнению с материнскими порода-
ми роль более крупных фракций резко возрастает, значительно
более равномерно распределяясь между фракциями от 0,0063 и
мельче в разрезе № 3 и даже от 0,02 и мельче в разрезе № 95. К
значению этих явлений в ходе подзолообразовательного процесса
мы вернемся ниже.
Остановимся еще немного на вопросе об агрегатном составе
подзолистых почв. В табл. 51 мы даем агрегатный и механический
составы уже неоднократно упоминавшихся нами наших разрезов
№ 3 и № 95, взятых в Лисинском лесничестве Ленинградской
182
Та б л и ц а 50

Число частиц и суммарная их поверхность в двух подзолистых почвах (по Роде, 118) на 100 г прокаленной почвы

Механический состав Суммарная поверхность


Наименование Размер частиц горизонт А1 горизонт С горизонт А1 горизонт С
почвы в мм % от % от
% число частиц % число частиц см2 см2
суммы суммы
Разрез № 3. <0, 0002 1, 01 3636 · 1011 13, 15 47340 · 1011 152510 18, 88 1985560 63, 17
Сильноподзо- 0, 00063—0, 0002 2, 45 1933 · 1010 8, 91 7030 · 1010 139572 17, 27 507477 16, 15
листая почва 0, 002—0, 00063 15, 41 3837 · 109 21, 45 5341 · 109 278181 34, 45 387163 12, 32
на ленточной 0, 00063—0, 002 34, 34 2709 · 108 41, 81 3299 · 108 195629 24, 23 238183 7, 59
глине 0, 02—0, 0063 18, 75 4669 · 106 13, 03 3244 · 106 33846 4, 18 23522 0, 75
0, 063—0, 02 13, 75 1085 · 105 1, 38 109 · 105 7833 0, 97 784 0, 02
0, 25—0, 063 4, 53 6251 · 102 0, 11 152 · 102 643 0, 01 16 —
1,0—0, 25 9, 76 21180 0, 16 347 347 0, 01 6 —
Сумма 100, 00 38704268 · 107 100, 00 480997415 · 107 808561 100, 00 3142801 100, 00

Разрез № 95. <0, 0002 0, 20 72 · 1012 7, 22 2599 · 1012 30200 16, 26 1090220 69, 42
Сильноподзо- 0, 00063—0, 0002 0, 40 3156 · 109 5, 01 39529 · 109 22787 12, 26 285411 18, 17
листая почва 0, 002—0, 00063 2, 49 6200 · 108 6, 14 18289 · 108 44948 24, 21 110835 7, 05
на валунном 0, 00063—0, 002 6, 79 5357 · 107 8, 26 6517 · 107 38681 20, 83 47056 3, 04
суглинке 0, 02—0, 0063 16, 84 4113 · 106 13, 21 3289 · 106 30398 16, 38 23846 1, 52
0, 063—0, 02 25, 38 2002 · 105 14, 02 1106 · 105 14458 7, 79 7987 0, 51
0, 25—0, 063 24, 50 3381 · 103 28, 02 3867 · 103 3483 1, 82 3983 0, 25
1,0—0, 25 28, 40 50778 18, 02 39320 831 3, 45 644 0, 04

Сумма 100, 00 7583388 · 107 100, 00 264042647 · 107 185786 100, 00 1565982 100, 00

183
обл. Укажем при этом, что, если данные механического состава
можно считать (по примененному методу) вполне на­дежными, об
агрегатном составе того же сказать нельзя. Приводимые цифры
были получены путем механического анализа почв методом пи­
петки без всякой предварительной подготовки, кроме суточного
разма­ч ивания.
Почвы предварительно были растерты и просеяны сквозь сито
в 1 мм. Поэтому понятно, что приводимые цифры являются весьма
условными и сравнимыми более или менее лишь между собой.
Обращаясь к табл. 51, мы видим, что приведенные в ней разре-
зы ведут себя далеко не одинаково.
В трех верхних горизонтах разреза № 95 механический состав в
общем мало отличается по всем фракциям от агрегатного состава,
т. е. другими словами говоря, в этих горизонтах заметного агрега-
тообразования не про­исходит. Наоборот, в нижних горизонтах того
же разреза мы наблюдаем отчетливое агрегатообразование. Наибо-
лее отчетливо оно выражено во фракции 0,25—0,063, в которой мы
находим наибольшие разности между агрегатным и механическим
составом. Агрегатная фракция 1—0,25, по-видимому, целиком состо-
ит из истинных механических элементов. Гра­ницей, за которой на-
чинается заметное агрегатообразование, является 0,0063 мм — ниже
этой величины величина механических фракций выше, чем агрегат-
ных; выше этой величины имеем обратное соотношение.
Совершенно иное мы видим в разрезе № 3. Отчетливое
агрегатообразо­вание в нем наблюдается во всех горизонтах без ис-
ключения, причем наи­большие разности между агрегатным и меха-
ническим составом имеют место опять-таки во фракции 0,25—0,063.
Границей в этом разрезе является величина частиц 0,02 мм.
Сопоставляя между собой механический состав обоих этих
разрезов, можно утверждать, что разница в агрегатообразова-
нии не может объяс­н яться содержанием только коллоидальной
(< 0,0002 мм) фракции, ибо в верхних горизонтах обоих разре-
зов ее содержится очень мало. Вероятно эта разница зависит от
содержания несколько более крупных фракций: 0,00063—0,0002,
особенно 0,002—0,00063, а может быть и 0,0063—0,002, которые, а
равным образом и гумус, и играют, очевидно, роль цемента.
Все сказанное до сих пор относится к подзолистым почвам,
развитым на суглинистых и глинистых породах. Иную картину
мы имеем в песчаных под­золистых почвах. В табл. 47, приведен-
ной выше, мы находим разрез № 181 слабоподзолистой почвы на
песчаной породе. В дополнение к этому разрезу в табл. 52 мы при-
водим механический состав еще трех песчаных слабопод­золистых
почв по Касаткину и Пилько (67). Во всех этих почвах мы наблю-
даем картину прямо противоположную той, которую мы видели
в почвах на суг­л инистых породах. Количество мелких (< 0,01 и
0,05—0,01) фракций имеет наибольшую величину в самом верх-
нем горизонте и постепенно падает с глубиной. На это явление
184
Та б л и ц а 51

Механический и агрегатный состав подзолистых почв Лисинского лесничества, по данным Роде (115), в % от веса почвы,
высушенной при 105°

Глубина 1—0, 25 0, 25—0, 063 0, 063—0, 02 0, 02—0, 0063


Наименование
взятия
почвы

ризонт
образца

№ разреза
раз- ме- раз- ме- раз- раз-

Генетический го-
агр. механ. агр. агр. агр. механ.
ность хан. ность. хан. ность ность
№ 3. Сильно- 5—10 А1 21,75 10,09 +11,66 24,72 4,37 +20,35 13,30 8,05 +5,25 16,40 24,15 –7,75
20 подзолистая 15—20 А2 13,39 8,17 +5,22 21,51 6,59 +14,91 15,20 11,98 +3,22 17,00 17,90 –0,90
почва на лен- 25—30 А2В 7,45 4,40 +3,05 21,25 6,76 +14,45 19,40 9,70 +9,70 16,30 17,68 –1,38
точной глине 40—45 В 9,53 2,21 +7,32 32,97 3,60 +29,37 18,10 7,44 +10,66 4,90 11,65 –6,75
80—90 С 3,34 0,07 +3,27 21,46 0,10 +21,36 10,80 1,46 +9,34 18,60 12,69 +5,91

№ 95. Сильно- 5—10 А1 28,10 22,80 +5,70 19,00 23,60 –4,60 25,40 24,29 +1,11 17,80 16,73 +1,07
подзолистая 20—25 А2 20,02 18,65 +1,37 27,88 31,58 –3,70 24,00 21,76 +2,24 16,10 15,49 +0,61
9 почва на ва- 30—35 В1 23,51 21,70 +1,81 27,79 26,11 +1,88 19,90 18,04 +1,86 13,50 14,75 –1,25
лунном суг- 40—45 В2 18,30 19,93 –1,63 34,50 21,80 +12,50 21,70 15,61 +6,09 12,50 12,40 +0,10
линке 100—105 С 17,20 17,85 –0,65 32,30 26,34 +5,96 17,90 15,19 +2,71 14,50 13,00 +1,50

185
О к о н ч а н и е табл. 51

186
Генети- 0,0063—0,002 0,002—0,00063 0,00063—0,0002 <0,0002
Глубина
Наименование ческий
взятия
почвы гори-
образца
зонт

№ разреза
раз- раз- ме- раз- ме- раз-
агр. механ. агр. механ. агр. агр.
ность ность. хан. ность хан. ность
№ 3. Сильнопод- 5—10 А1 19,50 33,18 –13,68 3,10 15,70 –12,60 0,72 2,05 –1,33 0,51 2,41 –1,90
20 золистая почва 15—20 А2 23,90 34,07 –10,27 8,30 16,63 –8,33 0,40 3,09 –2,69 0,30 1,57 –1,27
на ленточной 25—30 А 2В 23,80 32,16 –8,36 9,30 16,91 –7,61 1,80 5,58 –3,78 0,70 6,81 –6,11
глине 40—45 В 24,80 24,69 +0,11 5,70 17,56 –11,86 3,08 11,90 –8,82 0,92 20,95 –20,03
80—90 С 34,90 40,98 –7,08 8,40 21,59 –13,18 0,80 9,00 –8,20 1,70 14,11 –12,41

№ 95. Сильно- 5—10 А1 8,30 7,91 +0,39 1,10 2,57 –1,47 0,10 0,51 –0,41 0,20 1,39 –1,19
9 подзолистая 20—25 А2 7,70 7,39 +0,31 3,20 3,82 –0,62 0,70 0,81 –0,11 0,40 0,50 –0,10
почва на валун- 30—35 В1 9,40 9,60 –0,20 4,40 6,36 –1,96 0,90 1,72 –0,82 0,60 1,72 –1,12
ном суглинке 40—45 В2 7,90 8,57 –0,67 3,10 6,79 –3,69 1,00 5,92 –4,92 1,00 8,98 –7,98
100—105 С 10,10 8,28 +1,82 4,40 6,09 –1,69 0,80 5,23 –4,43 2,80 8,02 –5,22
обращает внимание Зайцев (57), из работы кото­рого заимствова-
ны данные табл. 47. Однако причин этого явления он не выясняет,
указывая только, что почвообразовательные процессы могут иг­
рать существенную роль в этом отношении.
Из иностранных исследователей это явление было отмечено
Ramann (264), Weiss (316, 317), а также Aaltonen (146). У последнего
автора мы нахо­дим более подробные данные механического состава
песчаных почв под сухи­м и борами (Trockene Heidewälder), приво-
димые нами в табл. 90.
Из этих данных видно, что содержание фракций < 0,002 мм
и 0,02—0,002 мм имеет совершенно отчетливый максимум в са-
мом верхнем горизонте, падая с глубиной, причем в почвах более
древних содержание этих фракций во всех горизонтах выше, чем
в почвах более молодых.
Учитывая географическое и возрастное разнообразие почв,
изученных цитированными исследователями, следует признать,
что указанная выше закономерность — максимальное содержа-
ние тонких фракций в песчаных подзолистых почвах в верхних
горизонтах и уменьшение их с глубиной — является, если не все-
общей, то во всяком случае очень распространенной и не может
объясняться неоднородностью наноса.
Та б л и ц а 52

Механический состав почв совхозов Курея и Ретени, Луж­ский район


Ленинградской области (по Касаткину и Пилько, 67)

В % от веса сухой почвы


Генетиче­ский
Глубина взя-
тия образца

горизонт

0, 25—0, 05

0, 05—0, 01
1—0, 25

Наименование почвы <0, 01


3—1
>3

Слабоподзолистая 3—13 А1 2,28 5,65 57,04 17,51 8,20 9,31


пес­чаная почва на 30—40 В 0,72 5,88 55,36 24,74 4,16 9,14
сла­бохрящеватом 50—60 В 1,37 6,11 52,43 27,83 6,99 5,27
песке. Совхоз Курея, 80—90 С 2,68 6,50 65,43 16,60 3,96 4,83
уч. № I 125—135 С 8,18 11,98 71,29 6,75 0,84 0,96

Слабоподзолистая 3—13 А1 — 0,25 49,38 41,38 4,64 4,60


песчаная почва на 20—30 А2В — 0,40 37,72 56,19 3,36 2,73
без­валунном песке. 40—49 С — 0,26 40,50 56,89 0,78 1,83
Сов­хоз Ретени, уч. 82—90 С — — 20,82 60,43 12,60 6,15
№ III

Слабоподзолистая пес­ 3—13 А1 — — 49,43 36,44 5,38 8,75


чаная почва на без­ 23—28 А2В — — 38,05 56,57 4,31 1,07
валунном песке. Сов­ 35—45 С — — 40,24 50,02 2,51 2,29
хоз Ретени, уч. № I 60—70 С — — 39,87 57,25 2,42 0,46
80—85 С — — 35,20 59,00 4,20 1,60

187
Причины этого явления могут быть различными и для точно-
го выяснения их необходимо специальное исследование, которого
до сего времени никто не предпринимал. Нам представляется ве-
роятным, что одной из причин по крайней мере, а может быть и
самой главной, является физическое выветривание, вызывающее
раздробление сравнительно крупных песчинок, отщепление от них
мелких обломков и обогащение почвы мелкими части­цами. Впол-
не понятно, что это явление должно идти с наибольшей интенсив­
ностью в верхних горизонтах, в которых амплитуда температур-
ных колеба­н ий является наибольшей.
Вопрос о физическом выветривании в песчаных породах яв-
ляется, по-видимому, неизученным. Только у Вильямса (19) мы
находим указание на то, что нижним пределом частиц, способных
к физическому выветриванию, является 0,25 мм (для немногих
минералов 0,05 мм), за которым они уже не могут существовать
и должны разлагаться химически. Это положение не подтвержда-
ется, к сожалению, никаким экспериментальным материалом и,
по-видимому, явно не соответствует действительности. Во всяком
случае нали­чие хотя и в небольших количествах полевых шпатов,
даже в коллоидальных фракциях доказано за последние годы рент­
геноспектроскопическими иссле­дованиями (см. ниже, главу VII).
Вместе с тем вопрос о предельных разме­рах частиц, способных к
физическому выветриванию, остается пока открытым, но нет ника-
ких оснований отрицать возможность его для частиц размерами
1,00—0,01 мм.

188
Гла ва VI

ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ ПОДЗОЛИСТЫХ ПОЧВ

1. Общая оценка аналитических материалов

Прежде чем перейти к непосредственной теме настоящей гла-


вы, скажем несколько слов о тех аналитических материалах, кото-
рые имеются в нашем распоряжении и которые явятся предметом
дальнейшего рассмотрения. К оценке этих материалов мы подой-
дем с точки зрения тех требований, которые вытекают из предло-
женного в первой главе определения понятия почвообразователь-
ного процесса. Мы уже говорили в первой главе о том, что в силу
ряда причин непосредственное изучение почвообразовательных
процессов, в том числе и подзолообразования, т. е. изучение всех
явлений, входящих в эти процессы в динамическом понимании та-
ковых до сего вре­мени отсутствовало, поэтому главнейшим, почти
единственным путем для изучения почвообразовательных процес-
сов является сопоставление состава и свойств продуктов почвооб-
разовательного процесса, т. е. почвы, с составом и свойствами тех
материалов, которые послужили для ее образования, т. е. в пер-
вую очередь материнской горной породы и растительных остат-
ков.
Состав и превращение последних мы уже рассмотрели в главе
III, а к их значению в общем балансе веществ мы вернемся еще
ниже.
В настоящей же главе мы остановимся на вопросе о соотноше-
нии химиче­ского состава подзолистых почв и их материнских по-
род. Напомним, что, согласно развитых выше представлений, пол-
ноценным выразителем почво­о бразовательного процесса является
количественный баланс отдель­ных соединений. Для того чтобы
составить такой баланс для данной почвы, мы должны уметь опре-
делять, во-первых, эти отдельные соединения, а во-вторых, знать их
189
не только относительные, но и их абсолютные количества, относя
их к некоторому почвенному индивидууму, хотя бы в том условном
представлении, которое было предложено выше.
Подходя к оценке имеющихся аналитических материалов с точ-
ки зрения этих двух основных требований, приходится признать,
что эти материалы являются совершенно неудовлетворительными.
Материалов, соответствую­щих второму требованию, нет вовсе. Ни
один исследователь, занимавшийся изучением подзолистых (да и
не только подзолистых, а любых) почв, не ин­тересовался фактором
массы при суждении о тех процессах, которые происхо­д ят в почве.
Между тем, введение фактора массы, во-первых, технически явля-
ется делом весьма простым, требуя лишь определения объемного
веса и непрерывности во взятии образцов, а во-вторых, — и это
самое главное — является совершенно необходимым для сужде-
ния не только об удельном весе того или иного явления, но часто
и о его знаке. Эта мысль за последнее время была подробно раз-
вита Лебедевым (86), но, к сожалению, до сих пор не получила
признания и практического применения.
Что касается первого требования — умения определять отде-
льные соединения, входящие в состав почвы, — то и здесь дело об-
стоит далеко не удовлетворительно. В сущности говоря, количес-
твенно мы умеем определять только элементарный состав почв.
Качественно мы умеем распознавать, если не все, то очень мно-
гие, — большинство отдельных соединений, по крайней мере, из
группы минеральных, т. е. отдельные минералы, вхо­д ящие в со-
став материнских горных пород и почв. Большие успехи в этой
области за последнее время сделаны с помощью рентгеноспект-
роскопического анализа.
В области органических и органо-минеральных соединений
мы находимся еще на первых ступенях их различения и опреде-
ления. Количественный же минералогический анализ в приме-
нении к почвам и их материнским поро­дам также не получил до
сего времени должного развития, хотя методы этого анализа, —
пусть не вполне совершенные, — существуют. Нам во всяком слу-
чае извест­на только одна работа, посвященная количественному
минера­логическому составу почв — работа Vogel von Falckenstein
(307), резуль­таты которой мы будем рассматривать ниже.
Методы количественного минералогического анализа можно
разделить на две группы: методы химические и методы оптические
(микроскопические). Химические методы минералогического ана-
лиза — методы так называемого «рационального» анализа — были
предложены уже давно и разрабатывались рядом исследователей
(van Bemmelen, Hissink, Ganszen и др.). Однако эти методы не при-
вели к желанным результатам, так как в предлагаемых для об-
работки реактивах — растворах кислот и щелочей различных
концентра­ц ий— растворялись разные минералы, растворимость
которых зависит не только от их природы, но и от степени их дис-
190
персности. Поэтому опре­ деляемые этими методами «силикаты»,
как например, «цеолитный комплекс» (метод 10 % горячей соляно-
кислой вытяжки) или силикаты «А» и «В» van Bemmelen отнюдь
не соответствуют каким-либо определенным минералам, но лишь
смеси их неопределенного в сущности состава. Поэтому такой
знаток силикатного анализа, как Меllоr (242), относится ко всем
методам хи­мического «рационального» анализа резко отрицатель-
но, a Washington (315) считает, что «рациональные» анализы яв-
ляются чем угодно, но только не рациональными (It would appear
...that such an analysis is anything, but rational).
Гораздо ближе к цели подходят оптические методы, основан-
ные на изу­чении под микроскопом оптических свойств отдельных
минеральных частиц — показателей преломления, двойного лу-
чепреломления и т. д. Эти методы во всяком случае обеспечивают
в руках опытного исследователя достаточно точное качественное
определение минералов, — если не всегда отдельных их видов, то
по крайней мере их небольших групп. Однако количественный мо-
мент в этих методах, в приложении к мелкочастичным кластичес-
ким породам — пескам, суглинкам и глинам, с которыми обыч-
но приходится иметь дело почвоведу, — развит еще весьма мало.
Простейший прием (хотя и не вполне точный) в этом направле-
нии состоит в прямом подсчете частиц отдельных минералов под
микроскопом, что является, однако, делом весьма кропотливым и
трудоемким. Вероятно, по этой причине мы почти не имеем коли-
чественных минералогических анализов почв.
Нам думается, что дальнейшие поиски методов количественного
минера­логического анализа мелкочастичных пород должны идти
по пути сочетания обоих методов — химического и микроскопичес-
кого — с дифференцировкой приемов применительно к отдельным
механическим фракциям. Для самых мелких фракций (начиная с
1—2 µ и ниже) целесообразным может быть сочетание химическо-
го анализа с рентгеноспектроскопическим. Так или иначе, но раз-
работка этих методов является одной из насущных потребно­стей
почвоведения.
К числу химических методов «рационального» анализа долж-
ны быть отнесены и попытки химического определения отдельных
соединений, пред­лагавшиеся различными исследователями, пре-
имущественно соединений «легко подвижных». Таковы попытки
определения «свободных» гидрооки­с ей Аl и Fe, для которых были
предложены кислые оксалатные вытяжки Tamm (294), сероводо-
родные вытяжки Truog and Drozdoff (303), аморфного кремнезема —
щелочные вытяжки van Bemmelen, Гедройца и ряд других. Об этих
методах можно повторить все, что было сказано выше. Все они дают
лишь некоторые условные величины, по которым можно, конечно,
судить об относительной подвижности отдельных окислов, но при-
писывать которые каким-либо определенным соединениям нельзя,
так как эти приемы не дают уверенности ни в полном растворении
191
того или иного соединения, на опре­деление которого они претен-
дуют, ни в том, что, кроме этого соединения, никакие другие при
этом не растворяются.
Единственными, пожалуй, формами соединений минеральных
окислов, которые определяются с достаточной точностью, являют-
ся обменные осно­вания, во-первых, углекислые соли, во-вторых, и
водно-легкорастворимые, в-третьих.
Подводя итоги всему сказанному, мы должны придти к вы-
воду о том, что существующие аналитические материалы лишь в
очень малой степени удовлетворяют выставленным нами требова-
ниям, давая представление, во-первых, лишь о валовом элементар-
ном химическом составе или, в лучшем случае, о некоторых «лег-
коподвижных формах» соединений, а во-вторых, лишь об относи-
тельных, а не об абсолютных изменениях в составе массы. Оба эти
обстоятельства крайне затрудняют разрешение основного вопроса
настоящей работы и сообщают ряду выводов и положений услов-
ность или гипотетичность.
К числу второстепенных (хотя тоже существенных) недостатков
сущест­вующих аналитических материалов относится прежде всего
их неполнота. При валовых анализах очень часто не определяются
щелочные металлы, фосфорная и серная кислоты, еще чаще не оп-
ределяется Mn и наконец, как правило, в анализах советских почв
отсутствуют определения титана, не говоря уже об определениях
элементов, встречающихся в очень малых количествах, как медь,
ванадий, хром, иод и т. д. Если отсутствие определе­ния послед-
них, мало распространенных элементов, является существенным
недостатком с точки зрения только того интереса, который они
представляют сами по себе, то отсутствие определений Р2O5,TiO2
и MnО влияет еще иска­ж ающим образом на определение других
элементов, главным образом Аl2O3, который, определяясь по раз-
ности, суммирует так сказать в себе эти три элемента. Получающа-
яся при этом ошибка может быть довольно значительной и дости-
гать целых процентов от веса почвы. Но особенно су­щественным
недостатком является отсутствие определения щелочей, кото­ рое
лишает возможности судить о поведении и судьбе такой важной
группы минералов, как полевые шпаты и отчасти слюды.
Особо в отношении карбонатных почв следует отметить отсутс-
твие опре­делений СаСO3 и MgCO3. Если точное разделение этих
компонентов пока является недоступным, то во всяком случае оп-
ределенный интерес представ­л яет хотя бы определение суммы по­
глощенных и карбонатных CaO+MgO, что без особого труда может
быть сделано с помощью слабокислой вытяжки. Разность между ва-
ловым содержанием и количествами, переходящими в сла­бокислую
вытяжку, дает некоторую возможность судить об их количествах
в формах силикатов и алюмосиликатов.
Все эти недочеты также умаляют ценность существующих ана-
литических материалов и усиливают условность выводов.
192
Наконец, последним, но также весьма существенным недостат-
ком имею­щихся аналитических материалов, который должен быть
отмечен, является случайность в выборе изучавшихся разрезов.
Среди разрезов, к которым относятся рассматриваемые ниже ана-
литические материалы, почти нет спе­циально подобранных рядов,
которые позволяли бы элиминировать влияние того или иного
отдельного фактора и тем самым облегчить выяснение влияния
других факторов. Этот недостаток заслуживает самого большого
внима­ния со стороны исследователей и должен быть в будущем
устранен.
Мы позволили себе остановиться так долго на общей критике
аналити­ческих данных потому, что задачу настоящей работы ви-
дим не только в кри­тическом объединении и обобщении взглядов
на подзолообразовательный процесс, но и в выяснении ближай-
ших задач как в области самого иссле­дования подзолистых почв,
так и в области разработки методов этих иссле­дований, вытекаю-
щих из этого обобщения.

2. Расположение аналитических материалов.


Вычисление элювиально-аккумулятивных коэффициентов

Главные аналитические материалы, которыми мы будем поль-


зоваться в дальнейшем, сведены нами в табл. 91, 92, помещенных
в конце книги. Основной частью этих материалов являются вало-
вые анализы 69 профи­лей подзолистых почв СССР (почти исклю-
чительно Европейской его части), взятые нами главным образом
из опубликованных уже работ, отчасти же из рукописей и сведен-
ные в табл. 91. Приведенные в ней почвы разделены на несколько
групп по разным признакам:
Группа I — подзолистые почвы на кристаллических породах;
» II — » » песчаных породах;
» III — » » песчанистых суглинках;
» IV — » » тяжелых суглинках и глинах;
» V — » » карбонатных суглинистых породах;
» VI — » » двучленных наносах;
» VII — слабоподзолистые почвы на песках;
» VIII — подзолисто-болотные и болотные почвы на суглинистых породах.

Таким образом, в основу деления положен, во-первых, характер


почвообразующего процесса (почвы подзолистые и подзолисто-бо-
лотные); во-вторых, характер пород: породы кристаллические и
кластические — тон­кочастичные; в-третьих, — карбонатность по-
роды; в-четвертых, — механи­ческий состав. Особо выделена груп-
па слабоподзолистых почв на песках по причинам, которые выяс-
нятся из дальнейшего.
Как можно видеть из этого перечня (который, очевидно, не
претендует на классификационное значение, а является лишь
193
рабочей группировкой), мы не ввели обычного подразделения по
степеням подзолистости. Это сделано, во-первых, пото