Вы находитесь на странице: 1из 44

АНАЛИЗ ПОСЛЕДНЕЙ ПРАКТИКИ

ВС РФ ПО БАНКРОТНОМУ
ОСПАРИВАНИЮ

НИКОЛАЙ ПОКРЫШКИН
8 ИЮНЯ 2020 Г.
Предмет оспаривания по гл. III.1 ЗоБ
Практика ВС РФ подтверждает, что действия по установлению сальдо взаимных
предоставлений, не могут быть оспорены по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве.
№ Реквизиты акта Правовая позиция
1 Определение ВС «В рассматриваемом случае составление сторонами договора
РФ от 21 января теплоснабжения корректировочных актов обусловлено поставкой
2019 г. № 305- некачественного энергоресурса, а также временным отсутствием
ЭС15-15877(11) граждан-потребителей. Эти имеющие доказательственное значение
акты […] содержат исключительно сведения о скорректированном
объеме поставленного энергоресурса […], а также о размере платы за
коммунальную услугу с учетом такой корректировки.
Поскольку данные акты не влекут возникновение, изменение или
прекращение правоотношений сторон, а также не являются
действиями, направленными на исполнение обязательств, они не могут
оспариваться как сделки по правилам действующего законодательства».
2 Определение ВС «Действия, направленные на установление указанного сальдо взаимных
РФ от 29 августа предоставлений, не являются сделкой, которая может быть оспорена
2019 г. № 305- по правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве в рамках дела о
ЭС19-10075 несостоятельности подрядчика, так как в случае сальдирования
отсутствует такой квалифицирующий признак как получение заказчиком
какого-либо предпочтения»

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 2


ПОСЛЕДНЯЯ ПРАКТИКА
ПО П. 1 СТ. 61.2 ЗОБ
(01.2019 – 03.2020)
Текст п. 1 ст. 61.2 ЗоБ
В соответствии с п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве:

«Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о


признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть
признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном
исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена
этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону
отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых
обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).
Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в
частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если
рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного
им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость
полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий
и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 4


Общая оценка степени отклонения от рыночной цены (п. 1 ст. 61.2)

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 5


Определение факта неравноценности при завышении цены (1)

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 6


Определение факта неравноценности при занижении цены (2)

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 7


Определение факта неравноценности при занижении цены (3)

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 8


Определение факта неравноценности при занижении цены (4)

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 9


Применение критерия неравноценности (п. 1 ст. 61.2 ЗоБ)
Правовая позиция: факт отклонения цены договора от рыночной стоимости сам по себе не
влечет необходимость признания сделки недействительной. При применении п. 1 ст. 61.2
Закона о банкротстве суды обязаны оценивать контекст отношений должника и его
контрагента, чтобы вывод о подозрительности был убедительным и обоснованным
(Определение ВС РФ от 15 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-8671(2)):

«По мнению судебной коллегии, названные факты указывают на то, что


сопутствующие заключению договора обстоятельства и контекст
взаимоотношений сторон, в том числе сведения об источниках отыскания
денежных средств на оплату квартиры, […] исключают вывод о
подозрительности сделки, а также о неравноценном характере осуществленного
контрагентом должника встречного предоставления».

В данном деле ВС РФ указал, что судам нужно было исследовать следующий контекст:

▪ Источники привлечения денежных средств для оплаты по сделке (частичное


приобретение имущества за счет материнского капитала, заемных денежных средств);
▪ Факт включения в договор условия о порядке оплаты, содержащего указание на факт
привлечения денежных средств для оплаты по сделке из разных источников;
▪ Факт оценки объекта сделки на момент заключения договора, сделанный третьим лицом.

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 10


Предмет оспаривания по п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве
Правовая позиция: на основании п. 1 ст. 61.2 ЗоБ может быть оспорена цессия банка-
должника в пользу цессионария, оплатившего уступку денежными средствами в этом банке.
Поскольку после банкротства банка денежные средства цессионария на депозитном счете в
этом банке не могут использоваться в качестве средства платежа (трансформация денег на
счете в право требования к банку-должнику), постольку уступка де-факто являлась
неравноценной, так как в обмен на ликвидный актив было уступлено право требования к
самому банку-банкроту (Определение ВС РФ от 20 мая 2019 г. № 305-ЭС18-5703(6)):

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 11


Порядок оспаривания цессии по п. 1 ст. 61.2 ЗоБ
Правовая позиция: при оспаривании уступки требования банка-должника к третьему лицу
в пользу цессионария – клиента этого банка, суду необходимо исследовать ряд следующих
обстоятельств(Определение ВС РФ от 20 мая 2019 г. № 305-ЭС18-5703 (6)):

▪ Был ли цессионарий осведомлен о трансформации его средств в банке-должнике в


права требования к этому банку (т.е. знание о факте утраты деньгами платежной
функции);
▪ Была бы совершена спорная операция в отсутствие процедуры банкротства;
▪ Реализовывал ли цессионарий свои новые кредиторские права к третьему лицу /
производил ли переоформление обеспечительных прав на себя.

В данном споре ВС РФ оценил названные обстоятельства и пришел к выводу, что поведение


цедента и цессионария являлось неразумным и экономически нецелесообразным.

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 12


Порядок оспаривания цепочек сделок по п. 1 ст. 61.2 ЗоБ
Правовая позиция: когда отношения сторон являются сложноструктурированными (т. е.
оформленными с помощью цепочки взаимосвязанных сделок), оспаривание только одной из
них не может приводить к полноценной реституции, в связи с чем такой способ защиты не
является надлежащим (Определение ВС РФ от 19 марта 2020 г. № 305-ЭС19-16046(3)).

В данном деле управляющий должника оспаривал только отступное от 2 февраля 2017 г. как
неравноценную сделку (см. рис. ниже), чем создал ситуацию, при которой он мог взыскать
деньги как с Бреднева В.А по купле-продаже (т.к. векселя не были оплачены), так и с
Кузнецва А.С. по договорам займа (т.к. признание отступного недействительным
восстановило заёмные сделки).

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 13


ПОСЛЕДНЯЯ ПРАКТИКА ПО
П. 2 СТ. 61.2 ЗОБ
(01.2019 – 03.2020)
Текст п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (1)
В соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве:

«Сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным


правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной,
если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о
признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в
результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов
и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту
совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона
знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или
должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках
неплатежеспособности или недостаточности имущества должника».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 15


Текст п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (2)
В соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве:

«Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент


совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки стал отвечать
признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена
безвозмездно или в отношении заинтересованного лица, либо направлена на выплату (выдел) доли
(пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава
учредителей (участников) должника, либо совершена при наличии одного из следующих условий:
▪ стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных
сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать
и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации
- десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по
данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед
совершением указанных сделки или сделок;
▪ должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления
кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл
свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы,
документы бухгалтерской и (или) иной отчетности или учетные документы, ведение
которых предусмотрено законодательством РФ, либо в результате ненадлежащего
исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были
уничтожены или искажены указанные документы;
▪ после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять
пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику
об определении судьбы данного имущества».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 16


Предмет доказывания по п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (1)
Правовая позиция ВС РФ: сам по себе факт, что при не была доказана
неплатежеспособность или недостаточность имущества должника на момент совершения
этой сделки, не препятствует её квалификации в качестве подозрительной (Определение ВС
РФ от 12 марта 2019 г. № 305-ЭС17-11710(4)).

В этом деле нижестоящие суды отказали в признании сделки недействительной, так как по
финансовой документации должника его активы в период совершения сделки превышали
размер кредиторской задолженности и отсутствовали признаки неплатежеспособности. ВС
РФ не согласился с этим выводом и указал следующее:

«Вместе с тем, из содержания положений пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве можно
заключить, что нормы и выражения, следующие за первым предложением данного пункта,
устанавливают лишь презумпции, которые могут быть использованы при доказывании
обстоятельств, необходимых для признания сделки недействительной и описание которых
содержится в первом предложении пункта.
Из этого следует, что, например, сама по себе недоказанность признаков
неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделки […]
не блокирует возможность квалификации такой сделки в качестве подозрительной. В
частности, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов может быть доказана и
иным путем, в том числе на общих основаниях».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 17


Предмет доказывания по п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (2)
Под «иными способами» доказывания цели причинения вреда кредиторам ВС РФ ссылается
на иные презумпции, содержащиеся в п. 2 ст. 61.2 ЗоБ. Так, в силу данной нормы цель
причинения вреда имущественным кредиторам предполагается, если сделка совершена при
наличии одного из следующих условий (т.е. вне зависимости от того, отвечал ли должник
на момент совершения (или стал в результате совершения сделки отвечать) признаку
неплатежеспособности или недостаточности имущества):

• «стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок


имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более
процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации - десять и более
процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской
отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или
сделок»;
• «должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов
непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество,
либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской и (или)
иной отчетности или учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством
Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по
хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные
документы»;
• «после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и
(или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы
данного имущества».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 18


Оспаривание «нетипичных сделок» по п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (1)
Правовая позиция: по мотиву причинения вреда кредиторам может быть признана сделка
по внесению имущества в уставный капитал на том основании, что должник получил
неравноценные полученной доле корпоративные права, при этом внесение изменений в
устав в целях доведения корпоративных прав до уровня стандартных невозможно без
согласия иного участника, внесшего малый вклад (Определение ВС РФ от 1 ноября 2019 г.
№ 306-ЭС19-2986(3,4)):

«[…] миноритарный участник Тумакаев А.Ф., внеся в уставный капитал символические 10 000
рублей, по своему усмотрению сформировал единоличный исполнительный орган, через
который получил контроль за оперативной деятельностью […].
Должник же, передавший в уставный капитал недвижимость, стоимость которой составляла,
по меньшей мере, 340 млн. рублей, не приобрел соответствующие его взносу корпоративные
права. […] он не имеет реальной возможности сменить директора, внести какие-либо изменения
в устав […], принять на общих собраниях решение о распределении чистой прибыли общества
[…], равно как и стратегические управленческие решения […].
<…>
С учетом изложенного, суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о
том, что сделка по внесению недвижимости в уставный капитал общества «Девять А» является
недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 19


Оспаривание «нетипичных сделок» по п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (2)
Правовая позиция: не может быть утверждено мировое соглашение по исковому
производству, предполагающее уменьшение суммы требования истца-должника в деле о
банкротстве к ответчику в значительном объеме, если суд не выяснил основания такого
уменьшения (Определение ВС РФ от 5 ноября 2019 г. № 306-ЭС19-7374):

«При утверждении мирового соглашения была фактически уменьшена подлежащая


взысканию с Компании задолженность более чем на 6 000 000 рублей […], при этом суд округа
не выяснил вопрос, чем обусловлено столь существенное уменьшение задолженности
Компании перед Обществом и предполагали ли такие действия какое-либо встречное
предоставление Подрядчика.
Между тем, по утверждению Горбунова П.Н., столь значительное уменьшение задолженности
было вызвано достижением договоренности погасить (зачесть) Компанией 3 265 457 рублей 08
копеек встречного долга Общества, взысканного по решению Арбитражного суда Пензенской
области от 26.01.2018 по делу № А49-13697/2017.
<…>
В нарушение положений части 6 статьи 141 АПК РФ […], суд не проверил и не установил,
соответствует ли мировое соглашение требованиям Закона № 127-ФЗ, в частности
положениям статьи 61.2, и не нарушает ли оно права и законные интересы третьих лиц».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 20


Оспаривание «нетипичных сделок» по п. 2 ст. 61.2 ЗоБ (3)
Правовая позиция: для отмены судебного акта об утверждении мирового соглашения
может иметь значение довод стороны соглашения о том, что в суд представлен проект, не
подписанный такой стороной (в части конкретной страницы) (Определение ВС РФ от 5
ноября 2019 г. № 306-ЭС19-7374):

«Обжалуемым постановлением от 11.05.2018 по делу № А49-2829/2017 суд округа утвердил


мировое соглашение в редакции, которую заявитель как директор Общества не одобрял и не
подписывал; текст мирового соглашения был представлен только Компанией.
Горбунов П.Н. полагает, что, введя его в заблуждение и представив иную редакцию мирового
соглашения, Компания не только не приняла к зачету долг Общества, но и, получив уменьшение
своей задолженности с 8 458 698 рублей 75 копеек до 2 300 000 рублей, инициировала дело о
банкротстве своего кредитора на основании решения по делу № А49-13697/2017.
Представленный на утверждение в суд округа текст мирового соглашения не
соответствует достигнутым договоренностям».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 21


Оспаривание договоров поручительства (1)
Правовая позиция: сама по себе аффилированность должника и поручителя как сторон
по договору поручительства не влечет за собой презумпцию использования договора для
цели злоупотребления правом, пока не будут определены иные (недобросовестные)
мотивы предоставления обеспечения за должника (Определение ВС РФ от 23 сентября
2019 г. № 306-ЭС18-6320(3)):

«[…] в рассматриваемом случае Развеев В.Б. не являлся единственным либо мажоритарным


участником банка, имевшим возможность координировать действия последнего,
обладавшим полномочиями давать обязательные для исполнения указания и свободно
перемещать активы в собственных целях без учета прав кредиторов подконтрольных
организаций для создания мнимого долга поручителя перед контролируемым им заимодавцем в
целях причинения вреда иным кредиторам поручителя на случай банкротства.
При недоказанности того, что интересы лиц, между которыми распределен капитал банка
(как самостоятельных субъектов оборота) совпадают (статья 65 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации), обеспечение со стороны Развеева В.Б.
служит своей основной цели - создает для банка и других его участников дополнительные
гарантии исполнения обязательств Назарова А.Ю.
Таким образом, вопреки выводам судов сама по себе аффилированность Развеева В.Б. с банком в
данном случае не влияет на разрешение вопроса о действительности (недействительности)
поручительства».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 22


Оспаривание договоров поручительства (2)
Правовая позиция: одними из причин выдачи поручителем обеспечения за должника
могут быть, в частности: а) наличие связи между ними (корпоративной, родственной и
иной); б) собственный экономический интерес, не связанный с предоставлением кредита;
в) номинальный статус должника в качестве заемщика (Определение ВС РФ от 23
сентября 2019 г. № 306-ЭС18-6320(3)):

«Сделки поручительства и залога сами по себе обычно не предусматривают встречного


исполнения со стороны кредитора в пользу гарантирующего лица (поручителя или
залогодателя). Вместе с тем совершение обеспечительных сделок может быть обусловлено
наличием какой-либо связи между поручителем (залогодателем) и должником по основному
обязательству.
Поэтому для разрешения настоящего спора о признании недействительным договора
поручительства судам, помимо прочего, необходимо было определить […] реальные причины,
побудившие Развеева В.Б. принять на себя солидарное кредитное обязательство.
Такими причинами могли быть:
- наличие аффилированности […] (родственные, корпоративные и иные связи);
- не связанный с аффилированностью собственный экономический интерес […].;
- номинальный статус Назарова А.Ю. в качестве заемщика, при этом реальным получателем
денежных средств выступал Развеев В.Б., что могло быть использовано сторонами, например,
для искусственного обхода ограничений в кредитовании связанных с банком лиц и т.п.».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 23


Оспаривание договоров поручительства (3)
Правовая позиция: наличие корпоративных либо иных связей между поручителем и
заемщиком объясняет мотивы заключения сделок, обеспечивающих исполнение кредитных
обязательств. Само по себе получение кредитной организацией обеспечения не
свидетельствует о наличии признаков неразумности или недобросовестности в ее
поведении и в ситуации, когда совокупные активы всех лиц, выдавших обеспечение,
соотносятся с размером задолженности заемщика, но при этом каждый из связанных с
заемщиком поручителей принимает на себя обязательства, превышающие его финансовые
возможности (Определение ВС РФ от 8 апреля 2019 г. № 305-ЭС18-22264):

«При кредитовании одного из названных лиц банк оценивает кредитные риски посредством
анализа совокупного экономического состояния заемщика и всех лиц, предоставивших обеспечение,
что является стандартной банковской практикой. Поэтому само по себе получение кредитной
организацией обеспечения не свидетельствует о наличии признаков неразумности или
недобросовестности в ее поведении и в ситуации, когда совокупные активы всех лиц, выдавших
обеспечение, соотносятся с размером задолженности заемщика, но при этом каждый из
связанных с заемщиком поручителей принимает на себя обязательства, превышающие его
финансовые возможности. Выстраивание отношений подобным образом указывает на
стандартный характер поведения как банка – кредитора, так и его контрагентов».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 24


Оспаривание договоров поручительства (4)
Правая позиция: факт, что имущественное положение одного из нескольких поручителей
не позволяет в полном объеме рассчитаться по основному долгу, не свидетельствует о
причинении обеспечительной сделкой вреда иным кредиторам поручителя или о
получении займодавцем необоснованного контроля над банкротством (Определение ВС
РФ от 15 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-17611):

«Однако действия, направленные на повышение вероятности возврата долга иным


экономическим субъектом, сами по себе не могут быть квалифицированы в качестве
недобросовестных. Вопреки доводам конкурсного управляющего тот факт, что
имущественное положение одного из нескольких поручителей не позволяет в полном объеме
рассчитаться по основному долгу, не свидетельствует о причинении обеспечительной
сделкой вреда иным кредиторам поручителя или о получении займодавцем необоснованного
контроля над ходом процедуры несостоятельности. Напротив, принятие в обеспечение
нескольких поручительств от входящих в одну группу лиц, имущественных масс каждого из
которых недостаточно для исполнения обязательства, но в совокупности покрывающих сумму
задолженности, является обычной практикой, структурирование отношений подобным образом
указывает на разумный характер поведения кредитора».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 25


Оспаривание договоров поручительства (5)
Правая позиция: для обоснования сомнительности поручительства нужно привести
аргументы, доказывающие факт значительного отклонения поведения заимодавца от
стандартов разумного и добросовестного поведения - участие кредитора в операциях по
выводу активов; получение контроля над делом о банкротстве; реализация
договоренностей, направленных на причинение вреда кредиторам (Определение ВС РФ от
15 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-17611):

[…] для констатации сомнительности поручительства должны быть приведены достаточно


веские аргументы, свидетельствующие о значительном отклонении поведения заимодавца от
стандартов разумного и добросовестного осуществления гражданских прав, то есть
фактически о злоупотреблении данным заимодавцем своими правами во вред иным участникам
оборота, в частности, остальным кредиторам должника […]. К их числу могут быть
отнесены, в том числе следующие:
- участие кредитора в операциях по неправомерному выводу активов;
- получение кредитором безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
- реализация договоренностей между заимодавцем и поручителем (залогодателем),
направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они
справедливо рассчитывали […].

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 26


Оспаривание договоров поручительства (6)
Правовая позиция: сделка по выдаче поручительства по внутригрупповому долгу может
быть оспорена как сделка во вред интересам кредиторам, если будет доказан факт
отсутствия выгоды для поручителя или для всей группы в целом (Определение ВС РФ от 5
ноября 2019 г. № 305-ЭС17-8176(3)):

«Таким образом, общество «Алит Мастер», приняв солидарное обязательство поручителя в


отношении долга по кредитному договору и создав тем самым для своей группы положительный
экономический результат в виде возможности реструктуризации задолженности перед банком,
дополнительно к этому в отсутствие разумных экономических причин, не получив какой-
либо выгоды для себя или группы лиц в целом, приняло на себя еще одно обязательство – по
внутригрупповой задолженности на ту же сумму, что и по кредитному договору. Данный
внутригрупповой долг противопоставляется кредиторам в деле о банкротстве общества
«Алит Мастер», в том числе кредиторам по обязательствам, существовавшим в момент
принятия внутригруппового долга, лишает их возможности получить наиболее полное
удовлетворение требований».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 27


ПОСЛЕДНЯЯ ПРАКТИКА
ПО СТ. 61.3 ЗОБ
(01.2019 – 03.2020)
Текст ст. 61.3 ЗоБ (1)

В соответствии с п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве:

«1. Сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может
быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может
повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в
отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:
сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица
перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований
кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых
к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в
установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее
предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения
оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке
очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности
(банкротстве)».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 29


Текст ст. 61.3 ЗоБ (2)
В соответствии с п. 2, 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве:

«2. Сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи, может быть признана арбитражным
судом недействительной, если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о
признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом
заявления о признании должника банкротом.
3. Сделка, указанная в пункте 1 настоящей статьи и совершенная должником в течение шести
месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может
быть признана арбитражным судом недействительной, если в наличии имеются условия,
предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 настоящей статьи, или если
установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка,
было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об
обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или
недостаточности имущества.
Предполагается, что заинтересованное лицо знало о признаке неплатежеспособности или
недостаточности имущества, если не доказано обратное».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 30


Знание о факте нарушения очередности (1)
Правовая позиция: об осведомленности кредитора о нарушении очередности
удовлетворения текущих обязательств не могут свидетельствовать (Определение ВС РФ от
28 февраля 2020 г. № 302-ЭС16-8804(4)):

▪ То обстоятельство, что ему было известно об объективном банкротстве должника;


▪ То обстоятельство, что кредитор и должник ведут деятельность на одном рынке.

Напротив, для доказывания обратного нужно представить доказательства


недобросовестности кредитора (например, предоставить сведения о том, что он имел
доступ к реестру текущих обязательств):

«Сама по себе информированность завода об объективном банкротстве должника,


равно как и осуществление должником и заводом деятельности на одном и том же
рынке коммунальных услуг, не могут рассматриваться в качестве достаточного
обоснования того, что завод знал или должен был знать о признаках
предпочтительного получения исполнения по текущим обязательствам.
Оспаривающий текущие операции конкурсный управляющий должен был
представить конкретные доказательства недобросовестности завода в этой
части, в частности подтвердить, что завод имел доступ к реестру текущих
обязательств или иным документам, которые содержали информацию об
очередности проведения расчетов по текущим платежам».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 31


Знание о факте нарушения очередности (2)
Для признания недействительной сделки по удовлетворению текущего платежа в порядке
ст. 61.3 Закона о банкротстве также нужно доказать, что лицо, получившее
удовлетворение, знало или должно было знать о нарушении такой очередности. Данный
вывод сделан в п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ № 63 от 23 декабря 2010 г.:

«Сделка по удовлетворению текущего платежа, совершенная с нарушением


очередности, установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве, может
быть признана недействительной на основании пункта 2 статьи 61.3 Закона о
банкротстве, если в результате этой сделки у должника отсутствуют денежные
средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших
приоритет над погашенным требованием, в размере, на который они имели право до
совершения оспариваемой сделки, при условии доказанности того, что
получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении
такой очередности. Если к моменту рассмотрения заявления об оспаривании такой
сделки имевшие приоритет кредиторы получат удовлетворение в
соответствующем размере или будут представлены доказательства наличия в
конкурсной массе необходимых для этого средств, эта сделка не может быть
признана недействительной».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 32


Знание о факте неплатежеспособности / недостаточности имущества (1)
Правовая позиция: об осведомленности кредитора о неплатежеспособности должника не
могут свидетельствовать следующие обстоятельства (Определение ВС РФ от 23 января
2020 г. № 306-ЭС19-14691):
▪ Обстоятельство, что на сайте ФССП РФ имелась информация об исполнительных
производствах, если указанные производства были возбуждены по заявлению
самого кредитора;
▪ Обстоятельство, что наличие задолженности перед другими кредиторами
подтверждено вступившими в законную силу актами о взыскании, если эти акты
вступили в силу после совершения оспариваемого платежа.

Цитата из акта ВС РФ:


«Однако, без судебной оценки остались доводы и доказательства Габдуллина М.Ф. о том, что
исполнительные производства […], на которые сослались суды, возбуждались исключительно
на основании исполнительного листа по делу № 2-277/2017, выданного самому Габдуллину
М.Ф., то есть на основании его собственных требований к должнику.
[…] Иных исполнительных производств не имелось, а значит не имелось оснований считать
его осведомленным о состоянии платежеспособности должника. […].
В рамках данного обособленного спора суды установили, что на момент совершения спорной
сделки Мардамшина А.Г. имела значительную задолженность перед иными лицами, что
впоследствии было подтверждено судебными решениями, принятыми не в ее пользу. Однако
указанные судебные акты вступили в силу уже после совершения оспариваемой по
настоящему обособленному спору сделки, в связи с чем их наличие не может
свидетельствовать об осведомленности Габдуллина М.Ф. о неплатежеспособности
Мардамшиной А.Г.».
KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 33
Знание о факте неплатежеспособности / недостаточности имущества (2)
Правовая позиция: об осведомленности кредитора относительно неплатежеспособности
банка может свидетельствовать то обстоятельство, что покупателем-контрагентом является
бывший супруг члена наблюдательного совета банка (Определение ВС РФ от 12 декабря
2019 г. № 307-ЭС19-6974(4)):

«Вопреки выводам судов, повышенная степень осведомленности о делах банка может быть
свойственна не только для непосредственных руководителей банка. Наблюдательный совет
банка является органом управления кредитной организации и призван контролировать
деятельность правления банком. Исходя из его компетенции, установленной статьями 11.1,
11.1-1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 "О банках и банковской деятельности",
предполагается, что член наблюдательного совета обладает большей осведомленностью о
делах банка по сравнению с независимыми кредиторами. Таким образом, участие бывшей
супруги руководителя общества "Эй Си Би Электроникс" в наблюдательном совете банка
очевидно повышает как степень его осведомленности о делах банка по сравнению с
независимыми кредиторами, так и возможность совершать сделки, недоступные для последних.
При этом расторжение брака накануне банкротства само по себе не достаточно для вывода
об обратном».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 34


ПРАКТИКА ПО ОТДЕЛЬНЫМ
ВОПРОСАМ ОСПАРИВАНИЯ
СДЕЛОК В БАНКРОТСТВЕ
Переквалификация предмета оспаривания судом
Правовая позиция: если в суд заявлено требование о признании недействительным
договора, но приведенные в заявлении фактические обстоятельства и представленные
доказательства свидетельствуют о недействительности именно действий по исполнению
договора, то суд должен перейти к проверке данных действий на предмет
недействительности и может признать их таковыми в соответствии с надлежащей нормой
права (Определение ВС РФ от 21 октября 2019 г. № 310-ЭС19-9963):

«По смыслу приведенных норм процессуального права, положений пункта 3 статьи 61.1 Закона о
банкротстве и разъяснений, данных в абзаце четвертом пункта 9.1 постановления Пленума
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых
вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности
(банкротстве)», если при обращении в суд конкурсный управляющий заявил требование о
признании недействительным договора, а приведенные им в заявлении об оспаривании сделки
фактические обстоятельства (основания заявления) и представленные управляющим
доказательства свидетельствуют о наличии признаков недействительности действий по
исполнению этого договора, суд переходит к проверке данных действий на предмет 5
недействительности и может признать их таковыми в соответствии с надлежащей
нормой права (статьей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве)».

Аналогичные выводы: Определение ВС РФ от 12 декабря 2019 г. № 307-ЭС19-6974(4); Определение


ВС РФ от 16 декабря 2019 г. № 306-ЭС19-13841.

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 36


Критерии признания сделок взаимосвязанными (1)
Правовая позиция: в качестве взаимосвязанных сделок могут быть оспорены кредитный
договор и договор об уступке кредитором заемщику права требования к третьему лицу со
ссылкой на то, что они в действительности прикрывают перевод долга по уступаемому
требованию с третьего лица на должника (Определение ВС РФ от 30 мая 2019 г. № 305-
ЭС19-924(1,2)):

«[…] конкурсный управляющий последовательно ссылался на взаимосвязанность оспариваемых


сделок по предоставлению кредита для приобретения по договору цессии права требования
кредитной задолженности перед этим же банком у общества «Алеутстрой», указывая на то,
что действительным волеизъявлением сторон являлось заключение соглашений о переводе
долга с общества «Алеутстрой», априори не имеющего возможности погасить кредитную
задолженность перед банком, на должника, возможность погашения долга которым
являлась более вероятной. Оспариваемыми сделками банк и должник прикрывали отчуждение
принадлежащего банку неликвидного актива (требования к обществу «Алеутстрой») в обмен на
более реальное к погашению, в том числе текущее […] право требования к более финансово-
устойчивому должнику, тем самым фактически лишив иных кредиторов должника
возможности удовлетворения установленных судом реестровых требований, что
свидетельствует о причинении вреда кредиторам должника».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 37


Критерии признания сделок взаимосвязанными (2)
Правовая позиция: взаимозависимыми могут быть признаны такие сделки, которыми
опосредуется ряд хозяйственных операций, направленных на достижение одной общей
экономической цели (Определение ВС РФ от 21 ноября 2019 г. № 306-ЭС19-12580):

«Судебной практикой выработаны определенные критерии, применяемые для квалификации


сделок в качестве взаимосвязанных, к которым, в частности, относятся: преследование единой
хозяйственной цели при заключении сделок, в том числе общее хозяйственное назначение
проданного (переданного во временное владение или пользование) имущества, консолидация всего
отчужденного (переданного во временное владение или пользование) по сделкам имущества у
одного лица, непродолжительный период между совершением нескольких сделок (абзац первый
пункта 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2018 № 27
«Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется
заинтересованность»).
По смыслу приведенных разъяснений, взаимосвязанными могут быть признаны такие сделки,
которыми опосредуется ряд хозяйственных операций, направленных на достижение одной
общей (генеральной) экономической цели».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 38


Критерий выхода сделки за пределы обычной хоз. деятельности (1)
Правовая позиция: при оспаривании сделок по списанию кредитной организацией
денежных средств со счета клиента в этой организации в счет погашения задолженности
перед кредитной организацией, бремя доказывания выхода сделки за пределы обычной
хозяйственной деятельности лежит на оспаривающем сделку лице (Определение ВС РФ
от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4)):

«По смыслу пункта 4 статьи 189.40 Закона о банкротстве в случае оспаривания на основании
статьи 61.3 данного закона сделок по списанию кредитной организацией денежных средств со
счета клиента в этой организации в счет погашения задолженности клиента перед кредитной
организацией бремя доказывания выхода сделок за пределы обычной хозяйственной
деятельности кредитной организации лежит на истце (конкурсном управляющем), что (в
отличие от общих правил об оспаривании сделок – пункт 2 статьи 61.4 Закона), по сути,
означает наличие презумпции совершения кредитной организацией подобного рода сделок в
рамках обычной хозяйственной деятельности.
Следовательно, в дополнение к обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по правилам
статьи 61.3 Закона о банкротстве (оказание предпочтения ответчику по сравнению с иными
кредиторами), истец должен доказать выход сделок за пределы обычной хозяйственной
деятельности банка».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 39


Критерий выхода сделки за пределы обычной хоз. деятельности (2)
Правовая позиция: презумпция совершения обычной хозяйственной деятельности может
быть опровергнута, в частности, тем обстоятельством, что имело место досрочное
погашение кредита посредством внутрибанковских проводов при наличии скрытой
картотеки; отключением банка от системы электронных платежей; формированием
картотеки неисполненных поручения до совершения оспариваемой операции (Определение
ВС РФ от 5 сентября 2019 г. № 305-ЭС18-17113(4)):

«В обоснование заявления конкурсный управляющий обращал внимание на то, что погашение


кредита произведено компанией досрочно посредством внутрибанковских проводок при наличии
скрытой картотеки неисполненных платежных поручений иных клиентов банка; с 30.06.2017
банк отключен от системы электронных платежей, с указанной даты началось формирование
картотеки неисполненных платежных поручений клиентов должника, которая 4 впоследствии
только нарастала. В подтверждение названных обстоятельств в материалы дела представлены
в том числе копии выписок по счету 30223 (незавершенные переводы и расчеты по банковским
счетам) по состоянию на день совершения оспариваемых сделок, копии претензий клиентов банка
по вопросу о неисполнении их поручений, направленных в адрес Центрального банка Российской
Федерации, реестр неисполненных платежных документов иных клиентов банка.
В нарушение положений статей 71, 168, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации представленные доказательства правовой оценки со стороны судов не получили».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 40


Критерий выхода сделки за пределы обычной хоз. деятельности (3)
Правовая позиция: о выходе банковской операции по совершению платежа за пределы
обычной хоз. деятельности может свидетельствовать: оформление операций
внутрибанковскими проводками при наличии скрытой картотеки; отсутствие средств на
корреспондентском счете банка на момент совершения операций (Определение ВС РФ от
28 марта 2019 г. № 304-ЭС16-17384(21)):

«В обоснование выхода операций […] за пределы обычной хозяйственной деятельности, он


сослался на то, что эти операции оформлены внутрибанковскими проводками при наличии
скрытой картотеки. […] вследствие отсутствия денежных средств на корреспондентском
счете банк не в состоянии был реально выполнить поручения клиентов по причине
неплатежеспособности, а безналичные деньги как записи по счетам утратили свое назначение
как средство платежа, в связи с чем действительного исполнения кредитного договора со
стороны заемщика не произошло.
Суды установили, что вся исследуемая цепочка банковских операций от 08.09.2015 совершена в
течение месяца до даты назначения временной администрации должника (24.09.2015). В рамках
иных обособленных споров по настоящему делу также установлено, что на 03.09.2015 в банке
образовалась скрытая картотека неоплаченных платежных документов из-за отсутствия
денежных средств на корреспондентском счёте должника.
Указанные обстоятельства, действительно, могли быть приняты во внимание при
разрешении вопроса о нетипичности банковской операции для конкретной кредитной
организации и (или) ее клиента […]»

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 41


Критерий выхода сделки за пределы обычной хоз. деятельности (4)
Правовая позиция: само по себе наличие картотеки неисполненных платежных
документов свидетельствует, что оспариваемый платеж в соответствующий период вышел
за пределы обычной хозяйственной деятельности (Определение ВС РФ от 10 февраля 2020
г. № 305-ЭС17-2344(32)):

«[…] наличие картотеки неисполненных платежных документов уже само по


себе свидетельствует о том, что сделка выходит за пределы обычной
хозяйственной деятельности. При этом пока не доказано иное, недостаточность
денежных средств на корреспондентском счете должника предполагается в силу
того, что поручения иных клиентов остаются неисполненными».

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 42


Критерий выхода сделки за пределы обычной хоз. деятельности (5)
Правовая позиция: действует презумпция, что неисполнеине поручений банка вызвано
недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете должника (Определение
ВС РФ от 10 февраля 2020 г. № 305-ЭС17-2344(32)):

«[…] в дополнение к обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по


правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве […], истец должен доказать выход
сделок за пределы обычной хозяйственной деятельности банка. В частности,
согласно подпункту 1 пункта 5 статьи 189.40 Закона о банкротстве
предполагается, что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной
деятельности, если оспариваемый платеж был осуществлен кредитной
организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности,
установленной Гражданским кодексом […], при наличии других распоряжений
клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за
недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете
(субсчете) этой кредитной организации.
Исходя из указанной нормы наличие картотеки неисполненных платежных
документов уже само по себе свидетельствует о том, что сделка выходит за
пределы обычной хозяйственной деятельности. При этом пока не доказано иное,
недостаточность денежных средств на корреспондентском счете должника
предполагается в силу того, что поручения иных клиентов остаются
неисполненными»

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS 43


КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Никол ай Покрышкин
Па ртнёр

4-й Гол утвинский пер.,1/8, стр. 5


Москва , 119180
Tel.: + 7 (495) 258-39-41
Mob.: +7 (926) 822-65-32
E -ma il: n.pokrys hkin@ kkpla w.ru
Web: www.kkpla w.ru

KK&P | KULKOV, KOLOTILOV AND PARTNERS

Вам также может понравиться