Вы находитесь на странице: 1из 7

Вестник Томского государственного университета. 2014. № 381. С.

153–159
УДК 94(94).05+94(430).087
Г.В. Торопчин

АВСТРАЛИЙСКИЙ СОЮЗ И ФЕДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ГЕРМАНИЯ


В РЕЖИМЕ ЯДЕРНОГО НЕРАСПРОСТРАНЕНИЯ В 1991–2011 гг.

Автор рассматривает роль Австралийского Союза и Федеративной Республики Германия в глобальном режиме ядерного не-
распространения в 1991–2011 гг. Оба государства являются лидерами в своих регионах как с точки зрения международного
авторитета, так и в плане экономического развития. Этот факт даёт возможность детально рассмотреть их инициативы в обла-
сти ядерного нераспространения сквозь призму компаративного анализа. Наконец, выделяются общие и особенные черты, ха-
рактерные для участия Австралии и Германии в поддержании режима нераспространения ядерного оружия в указанный исто-
рический промежуток.
Ключевые слова: Австралия; Австралийский Союз; Германия; Федеративная Республика Германия; режим ядерного нерас-
пространения.

Настоящая работа посвящена сравнительному анали- Что касается фокусирования внимания именно на
зу особенностей участия двух государств (Австралий- Австралийском Союзе и Федеративной Республике Гер-
ского Союза и Федеративной Республики Германия) в мания в качестве объектов научного изыскания, то це-
глобальном режиме нераспространения ядерного ору- лый ряд факторов обусловил выбор ядерной политики
жия в период с 1991 по 2011 г. именно этих государств для проведения анализа. На не-
В первую очередь необходимо отметить чрезвычай- которых из них следует остановиться более подробно. В
но высокую релевантность данной проблематики для первую очередь, это возможность выделить обе страны в
поддержания глобальной стабильности в постбиполяр- качестве региональных лидеров, что оказывается доста-
ном мире. Это утверждение подкрепляется высказыва- точно важным в свете тенденции к общей регионализа-
ниями как авторитетных специалистов в сфере между- ции мира. Это подтверждается как особой ролью Герма-
народной безопасности, так и практикующих политиче- нии в Европейском Союзе и других европейских органи-
ских и общественных деятелей. зациях, так и активностью Австралии в форуме Азиат-
Так, Генеральный секретарь Организации Объеди- ско-Тихоокеанского экономического сотрудничества: в
нённых Наций Пан Ги Мун в своём обращении от обоих случаях страны выступили в качестве инициато-
24 октября 2008 г. назвал возможное достижение мира, ров и моторов региональной интеграции. Оба государ-
свободного от ядерного оружия, «глобальным обще- ства обладают мощными экономиками, входя в десятку
ственным благом высшего порядка» [1], что свидетель- наиболее развитых стран мира по различным классифи-
ствует об особой степени актуальности изучаемой темы. кациям (в частности, по индексу развития человеческого
По мнению Н.В. Галкина, старшего сотрудника по потенциала [5], а также по остальным интегральным
политическим вопросам в аппарате Совета Безопасности показателям). К числу иных факторов, предопределив-
ООН, ядерный вопрос по-прежнему достаточно остро ших выбор Австралии и Германии, относятся междуна-
стоит на повестке дня мирового сообщества, что связано родный авторитет государств, стабильно лидирующие
в том числе и с ядерными программами ряда стран (та- позиции и активность обеих стран на мировой арене в
ких как Исламская Республика Иран и Корейская рамках Организации Объединённых Наций и других
Народно-Демократическая Республика) [2]. межправительственных организаций.
С точки зрения известного эксперта по вопросам В отечественной научной литературе ядерная про-
контроля над вооружениями, ведущего научного со- блематика разрабатывалась и продолжает разрабаты-
трудника Института США и Канады РАН В.И. Есина, ваться в работах целого ряда выдающихся исследова-
особое значение в настоящее время приобретает про- телей: действительный член РАН А.Г. Арбатов, гене-
блема распространения ядерного оружия, тем более с рал-майор, д-р техн. наук В.З. Дворкин, директор Цен-
учётом опасности попадания соответствующих воору- тра энергетики и безопасности А.В. Хлопков, эксперт в
жений и технологий в руки представителей междуна- области международных отношений и контроля над
родного терроризма [3. С. 3]. Помимо этого, Российская вооружениями, канд. ист. наук А.В. Фененко. Пробле-
Федерация как одна из пяти официальных ядерных дер- ма нераспространения ядерного оружия деятельно ис-
жав весьма активно участвует в процессе поддержания следуется в рамках мировой и российской науки, в
ядерного разоружения и нераспространения [4]. Вслед- частности в таких институтах и организациях, как
ствие этого проблемы ядерного нераспространения и Центр исследований в области нераспространения
мирного атома оказываются во многом приоритетными им. Джеймса Мартина при Монтерейском институте
и для внешней политики России. (Калифорния, США), Фонд Карнеги за международный
Таким образом, важность исследуемой тематики в мир (и его Московский Центр в том числе), Центр по-
контексте мировой и национальной безопасности не- литических исследований России, Сибирский межуни-
оспорима как с академической, так и с политической верситетский центр изучения проблем безопасности и
точек зрения, что обусловливает необходимость по- нераспространения, Сообщество исследователей не-
дробно остановиться на рассмотрении роли Австралии и распространения Урала и Сибири. Зарубежная литера-
Федеративной Республики Германия в ядерном нерас- тура по ядерной тематике отличается высокой степе-
пространении в последние два десятилетия. нью вовлечённости экспертов, которые принимали

153
участие в формировании внешнеполитических линий и Глобальный режим ядерного нераспространения,
позиций своих стран по вопросам нераспространения и являющийся в современности одним из конституиру-
разоружения: так, в американских журналах большой ющих компонентов международной безопасности,
вес имеют публикации бывшего сенатора США Сэма включает в себя различные аспекты. Согласно наибо-
Нанна, бывших государственных секретарей США лее часто встречающейся трактовке Договора о нерас-
Генри Киссинджера и Джорджа Шульца, бывшего аме- пространении ядерного оружия 1968 г., системообра-
риканского министра обороны Уильяма Перри. Уча- зующего в этом отношении международно-правового
стие таких деятелей в экспертизе по актуальным во- документа, выделяют три важнейших элемента, со-
просам ядерного нераспространения позволяет другим ставляющих фундаментальное содержание данного
исследователям проводить анализ интересующих их режима. К ним относятся нераспространение ядерного
проблем более профессионально, на основе фактов и оружия, разоружение, а также право использования
мнений, приводимых столь крупными специалистами. атомной энергии в мирных целях [7]. Проведение
Наконец, необходимо вкратце рассмотреть и вопрос настоящего исследования предполагает разностороннее
о методах исследования, которые применяются в изучение взаимовлияния и взаимопроникновения трёх
настоящей статье. Наличие двух стран – объектов ис- составляющих режима нераспространения во внутрен-
следования – позволяет использовать компаративный ней и внешней политике государств. Однако в этом
анализ в качестве основного метода. В зарубежной контексте следует сделать существенную, на наш
науке весьма распространена методология «case взгляд, оговорку: ни одна из изучаемых стран не может
studies», т.е. исследования определённых практических напрямую участвовать в процессе разоружения, так как
ситуаций (в данном случае поведения отдельных стран ни Австралийский Союз, ни Федеративная Республика
в режиме нераспространения ядерного оружия). В этом Германия не обладают ядерными вооружениями (ситу-
отношении можно выделить работу австралийского ация с наличием тактического ядерного оружия на тер-
профессора Марии Рост Рабли «Нормы нераспростра- ритории ФРГ рассматривается ниже).
нения: почему государства ограничивают себя в при- Таким образом, две основные составляющие ядер-
обретении ядерного оружия» [6], в которой подверга- ного фактора в политике Австралии и Германии сво-
ются разбору ядерные программы Германии, а также дятся к участию в режиме ядерного нераспространения
Ливии, Швеции, Египта и Японии. Что касается иссле- и мирному использованию атомной энергии (под по-
дований, посвящённых Австралии и Германии, то сто- следним имеется в виду функционирование исследова-
ит отметить необходимость систематизации имеющей- тельских реакторов на территории обеих стран, работа
ся научной информации по теме, обобщения уже АЭС в Германии, разработки в области ядерной меди-
накопленного опыта. Кроме «case studies», автор ис- цины, научно-исследовательская деятельность в ядер-
пользовал и метод устной истории («oral history»), что ной сфере). В данной статье основное внимание уделя-
выразилось в применении материалов интервью с оте- ется прежде всего исследованию роли, которую играли
чественными и зарубежными специалистами в сфере и продолжают играть Австралия и ФРГ в глобальном
ядерного нераспространения и атомной энергетики, режиме нераспространения ядерного оружия и техно-
имеющими опыт теоретических разработок и непо- логий, участию этих стран в международных договорах
средственного практического участия в процессе, и организациях, различных инициативах в этом отно-
представляющем интерес для исследователя, а также с шении, предпринятых государствами в последнее деся-
российскими и иностранными политическими деятеля- тилетие XX в. и в первое десятилетие XXI в.
ми и общественными активистами. Безусловно, в рабо- Исторической основой рассматриваемых процессов
те присутствуют и элементы других подходов и мето- является факт участия обоих государств в ДНЯО, До-
дов (таких, как системный). Однако же, как видно из говоре о нераспространении ядерного оружия 1968 г.,
самой формулировки проблемы, доминирующим в ме- который и по сей день образует правовую основу ре-
тодологии данного исследования является прежде все- жима ядерного нераспространения. Сближает рассмат-
го сравнительный анализ. риваемые государства и их статус как неядерных со-
Прежде чем приступать к самому анализу, необхо- гласно ДНЯО (это значит, что Австралия и Германия
димо коснуться вопроса о хронологических рамках не провели испытаний ядерного оружия до 1 января
исследования. Что касается нижней границы, то выбор 1967 г.). Федеративная Республика Германия подписа-
был остановлен на 1991 г. Это год после объединения ла Договор 28 ноября 1969 г., ратифицировав его 2 мая
Германии, который в Австралии был отмечен прихо- 1975 г. Интересно отметить, что Германская Демокра-
дом нового лейбористского правительства Пола Ки- тическая Республика, воссоединившаяся с ФРГ в
тинга. Помимо этого, есть и более глобальное обосно- 1990 г., подписала ДНЯО сразу в день его заключения,
вание: в 1991 г. прекратил своё существование Совет- т.е. 1 июля 1968 г., а ратифицировала 31 октября
ский Союз, что позволило специалистам говорить о 1969 г. Австралийский Союз подписал Договор 27 ок-
размывании устоявшейся структуры Ялтинско- тября 1970 г., ратификация же была произведена
Потсдамской биполярной системы международных 23 января 1973 г. [8]. При этом наличие временно́го
отношений. Верхней границей был назначен 2011 г., – промежутка между подписанием и ратификацией До-
год аварии на японской АЭС «Фукусима-1». Именно в говора о нераспространении ядерного оружия объясня-
этом году, как будет показано ниже, наметились суще- ется не только особенностями политических систем
ственные перемены в ядерной политике обеих стран, двух стран. К примеру, на процесс включения обеих
что было предопределено как объективными, так и Германий в создаваемый режим нераспространения
субъективными факторами. ядерных вооружений серьёзно повлияли геополитиче-

154
ские амбиции СССР и Соединённых Штатов Америки площадках. Из межправительственных организаций это
[9]. В случае с Австралией большое значение возымела прежде всего МАГАТЭ, Международное агентство по
смена внутриполитической ситуации: один из главных атомной энергии. И Австралия, и Германия являются
ядерных лоббистов, премьер-министр от Либеральной членами этого агентства с момента его основания в
партии Австралии Джон Гортон, подписавший, но не 1957 г. Можно отметить неукоснительное следование
ратифицировавший ДНЯО, был вынужден уступить Уставу МАГАТЭ со стороны обеих стран на всём про-
свой пост лейбористу Гофу Уитлэму, при котором и тяжении указанного периода. Что касается соблюдения
состоялась процедура ратификации [10. С. 169]. мер транспарентности и кооперации в рамках МАГАТЭ,
Стоит особо подчеркнуть активное участие обоих в Австралийском Союзе за это ответственность возло-
государств в работе обзорных конференций участников жена на Австралийское правительственное агентство по
ДНЯО, которые проводятся каждые пять лет. Этот гарантиям и нераспространению (Australian Safeguards
факт во многом определяет степень важности участия and Non-Proliferation Office). Германия, в свою очередь,
этих стран в международном режиме ядерного нерас- также регулярно отчитывается перед МАГАТЭ на еже-
пространения. Такие регулярные международные годных конференциях, входя в тройку стран-лидеров по
встречи представляют собой важный инструмент по- размеру взносов в эту организацию [14].
стоянного улучшения мер безопасности, составляющих Австралия и Германия интенсивно сотрудничают
содержание режима нераспространения, и благодаря друг с другом и с другими государствами-членами в
анализу повесток дня каждой из конференций, состо- рамках Организации по Договору о всеобъемлющем
явшихся в данный период, можно проследить наиболее запрещении ядерных испытаний, или ДВЗЯИ, который
актуальные вопросы режима нераспространения, ха- был открыт для подписания в 1996 г. Обе страны подпи-
рактерные для того или иного этапа. На рассматривае- сали ДВЗЯИ уже 24 сентября 1996 г., в день открытия
мый отрезок времени приходится Обзорная конферен- договора для подписания. Австралия ратифицировала
ция 1995 г., которая была ознаменована продлением договор 9 июля 1998 г., в Федеративной Республике
срока действия Договора на бессрочный период. Также Германия процедура ратификации была завершена
на этой конференции представители Германии и Ав- 20 августа 1998 г. [15]. При этом оба государства нахо-
стралии (и ряд других членов Комитета Цангера, или дятся в числе 44 стран, ратификация договора которыми
Комитета ядерных экспортёров) выступили соавторами является необходимым условием для вступления его в
рабочего документа под названием «Многосторонние силу. Станции слежения Организации ДВЗЯИ, позволя-
принципы ядерных поставок» [11]. Эта же тема доста- ющие осуществлять мониторинг обстановки, связанной
точно бурно обсуждалась и на следующих конферен- с радиационными авариями или ядерными взрывами,
циях (в 2000, 2005 и 2010 гг.), но каждый раз дело находятся на территории Австралии и Германии в том
дальше принятия рабочего проекта резолюции, отра- числе. В дискуссиях о содержании будущего Договора о
жающего реалии текущего момента не шло. запрещении производства расщепляющихся материалов
В частности, по свидетельству ведущего российско- (ДЗПРМ) определённую положительную роль сыграло
го специалиста по проблемам экспортного контроля участие немецких экспертов. Однако, согласно сужде-
М.П. Беляевой, на конференции 2000 г. принятие тако- ниям известного российского дипломата и специалиста в
го документа было практически согласовано, во мно- области нераспространения Р.М. Тимербаева, особен-
гом благодаря усилиям доктора Фрица Шмидта, однако ный интерес представляют предложения Австралии о
в последний момент сорвалось [12]. В 2005 г. ФРГ при разработке вторичных соглашений, которые дополняли
обсуждении вопроса об обладании немалым количе- бы базовый документ [16. С. 30].
ством высокообогащённого урана начала настаивать на Из неформальных групп следует выделить два объ-
своём праве использовать его в гражданских целях единения: упомянутый выше Комитет Цангера и Груп-
[13]. При этом германская делегация подчёркивала пу ядерных поставщиков, ГЯП. В Комитет Цангера,
необходимость обеспечения далеко идущих мер в сфе- основной задачей которого является определение спис-
ре ядерного разоружения, которые, в первую очередь, ка наименований, к которым подлежит применение
должны исходить от государств ядерного клуба. Экс- процедур экспортного контроля, входят и Австралия, и
портный контроль является чрезвычайно актуальной Германия. Что до работы Группы ядерных поставщи-
проблемой и для Австралии: в конце 2000-х гг. в стране ков, организованной несколько позже Комитета Цанге-
развернулась дискуссия о правомерности торговли ра, в середине 1970-х гг., к её функциям относится
ядерным сырьём с Республикой Индия, которая так и не установление контроля над экспортом ключевых мате-
подписала ДНЯО. Австралия как один из крупнейших в риалов, оборудования и технологий (обе страны также
мире экспортёров урана оказывается в ситуации выбора являются членами данной организации).
между нормами международного права и экономиче- Рассматривая режим нераспространения ядерного
скими выгодами (в конце 2011 г. лейбористское прави- оружия в контексте с запрещением других видов ору-
тельство Джулии Гиллард высказало намерение решить жия массового уничтожения (химического и биологи-
вопрос в пользу снятия многолетнего запрета, однако ческого), стоит сказать об усилиях Австралийской
вопрос до конца пока не решён). группы, созданной в 1984 г. По сути, это неформальное
Сложно переоценить вклад обеих стран в работу объединение стран, которые за счёт мер экспортного
международных организаций и форумов, к задачам контроля стараются минимизировать возможности раз-
которых относится обеспечение действия гарантий не- работки и распространения биологического и химиче-
распространения ядерного оружия. Речь идёт как об ского оружия. Площадкой для обсуждения актуальных
официальных организациях, так и о неформальных вопросов ядерного нераспространения и разоружения

155
стала Канберрская комиссия 1996 г. По свидетельству неоднократно заявляли о необходимости вывода аме-
академика В.Н. Михайлова, эта организация сыграла риканского оружия с территории Германии.
свою роль в пропагандировании идеи безъядерного Австралия и Германия рассматривают ядерное не-
мира [17]. С 2002 г. Германия входит в Глобальное распространение как неотъемлемую часть системы ре-
Партнерство «Группы восьми» против распростране- гиональной безопасности в АТР и Европе соответ-
ния оружия и материалов массового уничтожения, Ав- ственно. Австралийское правительство традиционно
стралия делает взносы в эту организацию с 2004 г. [18]. уделяет внимание особой международной ответствен-
В то же время Австралия (наряду с Японией) явилась ности страны за поддержание стабильности в Азиат-
соучредителем Международной комиссии по ядерному ско-Тихоокеанском регионе (включая и Юго-
нераспространению и разоружению в 2008 г. [19. С. 1]. Восточную Азию). Австралия была одним из инициа-
По инициативе премьеров Австралии и Японии, Кевина торов подписания договора Раротонга в 1985 г., со-
Радда и Ясуо Фукуды, в середине 2008 г. было объявле- гласно которому устанавливалась безъядерная зона в
но о создании этой международной организации, основ- южной части Тихого океана. Активность австралий-
ными целями которой являются поддержание междуна- ского истеблишмента, согласно мнению некоторых
родной стабильности и безопасности, а также способ- исследователей, облегчила и принятие Бангкокского
ствование развитию мер, укрепляющих режим нерас- договора 1995 г., определившего Юго-Восточную
пространения и стимулирующих разоружение. Германия Азию как зону, свободную от ядерного оружия [21].
также входит в число участников этой инициативы (так, Роль Германии в этом отношении сводится к организа-
среди комиссаров есть и генерал Клаус Науманн, заре- ции взаимодействия и диалога между научным сооб-
комендовавший себя по работе в НАТО и других меж- ществом и политическими силами на международном
дународных организациях). Данный орган имеет другое уровне, в том числе и дискуссий о будущем режима
название – Комиссия Эванса – Кавагучи, по именам его ядерного нераспространения. Во многом это происхо-
председателей (бывших глав австралийского и японско- дит благодаря многочисленным мероприятиям, кото-
го внешнеполитических ведомств). рые устраиваются различными немецкими фондами и
Немаловажную роль играет и внутреннее законода- неправительственными организациями, в числе кото-
тельство, также влияющее на участие стран в нерас- рых Фонд Генриха Бёлля и Hessische Stiftung Friedens-
пространении. В Германии на начальном этапе суще- und Konfliktforschung.
ствования государства после слияния ФРГ и ГДР по- В общую канву вписывается отношение обеих
ложение было затруднено общеполитической ситуаци- стран и к наиболее острым проблемам ядерного нерас-
ей, связанной с объединением. В частности, это каса- пространения в глобальном масштабе. В частности, под
лось законодательства в ядерной области (на деле за- этим подразумеваются ядерные программы Исламской
конодательство ФРГ в ядерной сфере стало обязатель- Республики Иран и КНДР. Так, Австралийский Союз в
ным и для восточных земель). Следует учитывать, что своё время настаивал на введении определённых огра-
благодаря федеративному устройству обоих государств ничений для стран, не являющихся членами ДНЯО
земли ФРГ и штаты Австралии могут принимать свои (Индия, Пакистан, КНДР и Израиль). И Австралия, и
законы, касающиеся, к примеру, вопросов добычи ура- Германия (как член Евросоюза) участвуют в санкциях
нового сырья. против Северной Кореи и Ирана, наложенных соответ-
Во внешнеполитическом плане и с точки зрения ствующими резолюциями Совета Безопасности ООН в
национальной безопасности Австралийский Союз все- ответ на ядерные программы этих стран. При этом Ав-
гда полагался на американский «ядерный зонтик» в стралия наложила и так называемые автономные, одно-
рамках концепции «расширенного сдерживания» (что сторонние, санкции в отношении Исламской Республи-
отражено даже в программе австралийской партии «зе- ки Иран [22] в октябре 2008 г. Что касается Германии,
лёных»). Однако уже в 1990-е и 2000-е гг. с ослабева- то она принимала активное участие в переговорах по
нием связей внутри АНЗЮС (военно-политического иранской ядерной проблеме в составе «европейской
союза с США и Новой Зеландией), такая риторика ста- тройки» (наряду с Великобританией и Францией).
ла встречаться всё реже. Германия, наряду с четырьмя Активное участие ФРГ и Австралии в обеспечении
другими европейскими государствами, включена в успешного функционирования режима ядерного нерас-
«политику совместного использования ядерного ору- пространения также может быть объяснено достаточно
жия» в соответствии с принципами НАТО. Это означа- серьёзным влиянием общественного мнения на процесс
ет размещение тактического ядерного оружия на тер- принятия политических решений в обеих странах, что
ритории ФРГ: около 20 американских бомб B61 нахо- иллюстрирует высокий уровень интереса населения к
дятся на аэродроме Бюхель [20. С. 243]. При этом ещё в различным граням ядерной проблематики. В целом
2005 г. американские боеголовки были вывезены с ба- нельзя не отметить высокий уровень вовлечённости
зы «Рамштайн», штаб-квартиры американских ВВС в германских и австралийских специалистов по пробле-
Европе. В качестве носителей боезарядов выступают мам ядерного нераспространения в мировое экспертное
истребители-бомбардировщики типа «Торнадо», одна- сообщество. Граждане Австралии и ФРГ входят в пер-
ко в начале 2010-х гг. велись разговоры об использова- сонал международных организаций в ядерной сфере,
нии для этих целей истребителей-бомбардировщиков при этом особенно ценится качество их профессио-
«Еврофайтер». Поскольку такая ситуация является до- нальной подготовки [23].
вольно чувствительной с точки зрения нераспростра- Таким образом, на основании проведённого анализа
нения, некоторые политики в ФРГ (например, главы участия двух стран в глобальном режиме ядерного не-
МИД Франк-Вальтер Штайнмайер и Гидо Вестервелле) распространения в 1991–2011 гг. можно выявить ряд

156
общих черт, характерных для политики Австралии и альянса НАТО, и в ФРГ находится ТЯО США (в рамках
ФРГ в ядерной сфере. В первую очередь, это деятель- политики «совместного управления ядерным оружием»
ное участие в глобальном и региональных режимах внутри организации). Следовательно, для Германии ста-
нераспространения ядерного оружия и соответствую- новится актуальной и такая составляющая режима ядер-
щих технологий, в работе международных организаций ного нераспространения, как разоружение. Австралия
и разработке международного законодательства в пользуется американскими гарантиями благодаря уча-
ядерной сфере, полноценная вовлечённость в мульти- стию в блоке АНЗЮС, de jure не распущенном и поныне
латеральные договорённости. Отмечается тесная взаи- (тем не менее об успешности его функционирования
мосвязь австралийских и германских инициатив в сфе- говорить сложно, учитывая тот факт, что Новая Зелан-
ре нераспространения ядерного оружия с внутренне- и дия на деле ещё в 1980-х гг. прекратила сотрудничество
внешнеполитической конъюнктурой. с США в рамках АНЗЮС). Также к числу отличий отно-
В качестве подтверждения этого тезиса можно при- сится разная степень влияния процессов региональной
вести активность обеих стран в указанном направлении интеграции на законодательство в этой области. Здесь
после событий 11 сентября 2011 г. Среди сходств мож- имеется в виду принцип приоритета права ЕС над наци-
но отметить большую роль антиядерного движения, ональным, в том числе в области нераспространения,
деятельность общественных организаций, высокую что характерно для Германии. Участие Австралийского
популярность партий «зелёных» в этих государствах. Союза в работе форума АТЭС, как и других региональ-
Нельзя обойти вниманием высокую степень интегри- ных объединений, не предполагает каких-либо жёстких
рованности профессионалов, исследующих техниче- юридических обязательств в ядерной сфере.
ские и политические аспекты ядерного нераспростране- Подводя итог вышесказанному, можно сделать сле-
ния, в мировое экспертное сообщество. В какой-то мере дующие выводы. Анализ эмпирического материала
к сходствам можно отнести ориентацию обеих стран на позволил выделить сходства и различия в отношении
США в плане обеспечения ядерной безопасности. участия Австралии и Германии в глобальном режиме
В обоих случаях оформление таких отношений состоя- ядерного нераспространения в последние два десятиле-
лось ещё в эпоху холодной войны, однако уже в 1990-е гг. тия, причём и общие, и особенные черты предопреде-
наметилось стремление Австралии и Германии их лены воздействием как объективных, так и субъектив-
трансформировать. Для Германии это подтверждается ных факторов. Австралийский Союз и Федеративная
высказываниями министров иностранных дел Штайн- Республика Германия были полностью охвачены всеми
майера и Вестервелле, в случае с Австралией это видно составляющими международного режима ядерного
на примере внешнеполитического курса лейбористских нераспространения в период с 1991 по 2011 г., активно
правительств, которые находятся у власти с 2007 г. участвуя в деятельности соответствующих организаций
В то же время Австралийскому Союзу и Федера- (формальных и неформальных) и в выполнении своих
тивной Республике Германия присущи и отдельные обязательств по международно-правовым договорён-
особенности, позволяющие говорить о некоторых раз- ностям. Оба государства играли значительную роль в
личиях в их роли в международном режиме ядерного поддержании и сохранении стабильности как в гло-
нераспространения. Так, если Австралии вполне при- бальном масштабе, так и на уровне своих регионов.
сущи односторонние инициативы в сфере нераспро- Наконец, важно отметить и тот факт, что нераспро-
странения, то ФРГ скорее придерживается участия в странение ядерного оружия и технологий двойного
многосторонних объединениях, что в том числе в такой назначения, разоружение, а также мирное использова-
наднациональной структуре, как Евросоюз. Помимо ние ядерной энергии достаточно сильно взаимосвяза-
этого, можно найти различия в условиях, на которых ны, что может быть подтверждено примером вовлечён-
США предоставляет двум странам свой «ядерный зон- ности Австралии и Германии в ядерную сферу в 1990-е
тик». Германия является непосредственной участницей и 2000-е гг.

ЛИТЕРАТУРА

1. Secretary-General Ban Ki-moon. Address to the East-West Institute: "The United Nations and Security in a Nuclear-Weapon-Free world" / United
Nations News Centre. URL: http://www.un.org/apps/news/infocus/sgspeeches/search_full.asp?statID=351 (дата обращения: 31.08.2013).
2. Интервью с Н.В. Галкиным, старшим сотрудником по политическим вопросам в Департаменте политических вопросов Секретариата Совета
Безопасности ООН, в рамках V студенческой сессии Тюменской международной модели ООН, 22 марта 2013 г.
3. Есин В.И. Проблема распространения ядерного оружия в Европе в начале XXI века (аналитический доклад). М. : Институт США и Канады,
2003. 97 с.
4. Ильин А.В., Торопчин Г.В. Ядерное нераспространение – надежда человечества на выживание // Информационно-аналитическое агентство
«SKY24». URL: http:// www.sky24.ru/interview/yadernoe-nerasprostranenie-nadezhda-chelovechestva-na-vyzhivanie (дата обращения:
31.08.2013).
5. HDI 2010 Index // Human Development Reports (HDR) – United Nations Development Programme (UNDP). URL: http://www.hdr.undp.org/en/media/
Lets-Talk-HD-HDI_2010.pdf (дата обращения: 31.08.2013).
6. Rublee M.R. Nonproliferation Norms: Why States Choose Nuclear Restraint. Athens, Georgia : The University of Georgia Press, 2009. 297 с.
7. Vertrag über die Nichtverbreitung von Kernwaffen (NVV) // Auswärtiges Amt. URL: http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Aussenpo-
litik/Friedenspolitik/Abruestung/Nukleares/NVV_node.html (дата обращения: 31.08.2013).
8. Signatories and Parties to the Treaty on the Nonproliferation of Nuclear Weapons / Federation of American Scientists. URL:
http://www.fas.org/nuke/control/npt/text/npt3.htm (дата обращения: 31.08.2013).
9. Слипченко В.С. Договор о нераспространении ядерного оружия / The Center for Arms Control, Energy and Environmental Studies. URL:
http://www.armscontrol.ru/course/lectures04b/vss040923.htm (дата обращения: 31.08.2013).
10. An IISS Strategic Dossier. Preventing Nuclear Dangers in Southeast Asia and Australasia / ed. by J. Chipman et al. L. : International Institute for
Strategic Studies, 2009. 208 c.

157
11. 1995 Review and Extension Conference of the Parties to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons. Multilateral Nuclear Supply Prin-
ciples / Federation of American Scientists. URL: http://www.fas.org/nuke/control/npt/docs/21ca.htm (дата обращения: 31.08.2013).
12. Интервью с М.П. Беляевой, советником Департамента международного сотрудничества государственной корпорации «Росатом», в рамках
II Международной школы-семинара НИЯУ МИФИ «Ядерная энергетика и нераспространение: ответ на вызовы современности», 31 янва-
ря 2013 г.
13. Du Preez J. The 2005 NPT Review Conference: Can It Meet the Nuclear Challenge? / Arms Control Association. URL:
http://www.armscontrol.org/act/2005_04/duPreez (дата обращения: 31.08.2013).
14. Internationale Atomenergie Organisation (IAEO) / Auswärtiges Amt. URL: http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Aussenpolitik/Friedenspo-
litik/Abruestung/Nukleares/IAEO_node.html (дата обращения: 31.08.2013).
15. Status of Signature and Ratification / CTBTO Preparatory Commission. URL: http://www.ctbto.org/the-treaty/status-of-signature-and-ratification/
(дата обращения: 31.08.2013).
16. Тимербаев Р.М. О запрещении производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия // Индекс безопасности. 2009. № 3–4.
С. 90–91.
17. Михайлов В.Н. Ядерное оружие России XXI века / Институт стратегической стабильности «Росатома». URL: http://www.iss-atom.ru/70/art-
071.htm (дата обращения: 31.08.2013).
18. Global Partnership Against the Spread of Weapons and Materials of Mass Destruction ("10 Plus 10 Over 10 Program") / Nuclear Threat Initiative.
URL: http://www.nti.org/treaties-and-regimes/global-partnership-against-spread-weapons-and-materials-mass-destruction-10-plus-10-over-10-
program (дата обращения: 31.08.2013).
19. Speech by Prime Minister Rudd: "Building on ASEAN’s Success – Towards an Asia Pacific Century". Singapore, 12 August 2008 // Nuclear Fu-
tures? The 2010 NPT Review Conference and Australia's Nuclear Policy Options. URL: http://www.aiia.asn.au/wa-papers/doc_download/295-
policy-commentary-nuclear-futures-the-2010-npt-review-conference-and-australias-nuclear-policy-op (дата обращения: 31.08.2013).
20. Торопчин Г.В. Проблема размещения тактического ядерного оружия на территории ФРГ // Вопросы истории, международных отношений и
документоведения : сб. материалов Всерос. молодёжн. науч. конф. (17–19 апреля 2013 г.). Томск : Томский государственный университет,
2013. Вып. 9.
21. Hamel-Greene M. Australia and regional denuclearization treaties / Nautilus Institute for Security and Sustainability. URL: http://
www.nautilus.org/apsnet/australia-and-regional-denuclearization-treaties (дата обращения: 31.08.2013).
22. Australia's autonomous sanctions: Iran / Australian Government. Department of Foreign Affairs and Trade. URL:
http://www.dfat.gov.au/un/unsc_sanctions/iran_autonomous_sanctions.html (дата обращения: 31.08.2013).
23. Интервью с Т. Рауфом, руководителем Global Nuclear Solutions, Inc. и членом Экспертно-консультативного совета ПИР-Центра, в рамках
семинара «Международная система гарантий МАГАТЭ», 20 апреля 2013 г.

Статья представлена научной редакцией «История» 25 января 2014 г.

THE COMMONWEALTH OF AUSTRALIA AND THE FEDERAL REPUBLIC OF GERMANY IN THE NUCLEAR NON-
PROLIFERATION REGIME IN 1991–2011
Tomsk State University Journal. No. 381 (2014), 153-159
Toropchin Gleb V. Kemerovo State University (Kemerovo, Russian Federation). E-mail: glebtoropchin@mail.ru
Keywords: Australia; Commonwealth of Australia; Germany; Federal Republic of Germany; nuclear non-proliferation regime.

The given scientific article deals with the analysis of the role of the Commonwealth of Australia and the Federal Republic of Germany
in the global nuclear non-proliferation regime in 1991-2011. Both states can be regarded as leaders in the corresponding regions, both
from the point of view of the international standing and in terms of their economic development. This fact gives the opportunity to ex-
plore their initiatives in the field of nuclear non-proliferation in detail, through the prism of comparative analysis. Urgency of the prob-
lem cannot be underestimated, as it is truly vital for sustaining international security and global stability according to the prominent
experts and politicians. First, as for the historical retrospective of the issue, both the FRG and Australia have signed and ratified the
NPT, Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons. Australia and Germany are involved in various international agencies and
organizations in the nuclear sphere to the full extent. These are both intergovernmental (International Atomic Energy Agency, Compre-
hensive Nuclear-Test-Ban Treaty Organization and other bodies) and informal (such as Zangger Committee or Nuclear Suppliers
Group) organizations. These states are parties to different international agreements that form the legal basis of the contemporary nuclear
non-proliferation regime regionally and globally. Thus, it was a rather important direction of Australian and German foreign policies in
the 1990s and 2000s. Talking about the security component, it is necessary to mention that both Australia and Germany rely on Ameri-
can guarantees in terms of defence. As such, the U.S. is ready to provide the so-called ''nuclear umbrella'' for Australia under the
ANZUS treaty. At the same time, Germany has American tactical nuclear weapons on its territory within NATO's nuclear sharing poli-
cy. Otherwise, nuclear activities in both countries are related to the peaceful use of atomic energy, research and development, nuclear
medicine, scientific and technological work. Australia and Germany play a significant part in the multilateral discussions on the most
pressing problems connected with non-proliferation of nuclear weapons. The role of the civil society and non-governmental organiza-
tions in these countries is also to be taken into consideration. Finally, one can define similarities and differences characteristic to the
participation of Australia and Germany in the nuclear non-proliferation regime within the specified period of history.

REFERENCES

1. Secretary-General Ban Ki-moon. Address to the East-West Institute, ''The United Nations and Security in a Nuclear-Weapon-Free
world. Available at: http://www.un.org/apps/news/infocus/sgspeeches/search_full.asp?statID=351. (accessed 31.08.2013)
2. Galkin N.V. Interview with N.V. Galkin, Senior Political Affairs Officer in the Department of Political Affairs of the UN Security
Council, in the framework of the V Student Session of Tyumen International Model of the UNO. 22 March 2013.
3. Esin V.I. Problema rasprostraneniya yadernogo oruzhiya v Evrope v nachale XXI veka (analiticheskiy doklad) [The problem of nu-
clear weapon proliferation in Europe in the early 21st century (analytical report)]. Moscow, Institute for US and Canadian Studies
Publ., 2003. 97 p.
4. Ilyin A.V., Toropchin G.V. Yadernoe nerasprostranenie – nadezhda chelovechestva na vyzhivanie [Nuclear non-proliferation as hu-
manity's hope for survival]. Available at: http://sky24.ru/interview/yadernoe-nerasprostranenie-nadezhda-chelovechestva-na-
vyzhivanie. (accessed 31.08.2013)

158
5. HDI 2010 Index / Human Development Reports (HDR) – United Nations Development Programme (UNDP). Available at:
http://hdr.undp.org/en/media/Lets-Talk-HD-HDI_2010.pdf. (accessed 31.08.2013)
6. Rublee M.R. Nonproliferation Norms: Why States Choose Nuclear Restraint. Athens, Georgia, The University of Georgia Press,
2009. 297 p.
7. Vertrag über die Nichtverbreitung von Kernwaffen (NVV). Auswärtiges Amt. Available at: http://www.auswaertiges-
amt.de/DE/Aussenpolitik/Friedenspolitik/Abruestung/Nukleares/NVV_node.html. (accessed 31.08.2013)
8. Signatories and Parties to the Treaty on the Nonproliferation of Nuclear Weapons. Available at:
http://www.fas.org/nuke/control/npt/text/npt3.htm. (accessed 31.08.2013)
9. Slipchenko V.S. Dogovor o nerasprostranenii yadernogo oruzhiya [Nuclear nonproliferation treaty]. Available at:
http://www.armscontrol.ru/course/lectures04b/vss040923.htm. (accessed 31.08.2013)
10. Chipman J. et al. (eds.) An IISS Strategic Dossier. Preventing Nuclear Dangers in Southeast Asia and Australasia. London, Interna-
tional Institute for Strategic Studies, 2009. 208 p.
11. 1995 Review and Extension Conference of the Parties to the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons. Multilateral Nu-
clear Supply Principles. Available at: http://www.fas.org/nuke/control/npt/docs/21ca.htm (accessed 31.08.2013).
12. Belyaeva M.P. Interview with M.P. Belyaeva, Adviser of the Department of International Cooperation of the Rosatom State Corpo-
ration, at the II International Workshop MEPhI "Nuclear Energy and Nonproliferation: meeting the challenges of our time", Janu-
ary 31, 2013.
13. Du Preez, J. The 2005 NPT Review Conference: Can It Meet the Nuclear Challenge? Available at: http://www.armscontrol.org/
act/2005_04/duPreez. (accessed 31.08.2013)
14. Internationale Atomenergie Organisation (IAEO). Available at: http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Aussenpolitik/Friedenspolitik/
Abruestung/Nukleares/IAEO_node.html. (accessed 31.08.2013)
15. Status of Signature and Ratification. CTBTO Preparatory Commission. Available at: http://www.ctbto.org/the-treaty/status-of-
signature-and-ratification. (accessed 31.08.2013)
16. Timerbayev R.M. O zapreshchenii proizvodstva rasshcheplyayushchikhsya materialov dlya yadernogo oruzhiya [On banning the
production of fissile materials for nuclear weapon]. Indeks Bezopasnosti – Security Index Journal, 2009, no. 3–4 (90 – 91).
17. Mikhailov V.N. Yadernoe oruzhie Rossii XXI-ogo veka [Nuclear weapon in Russia of the 21st century]. Available at: http://www.iss-
atom.ru/70/art-071.htm. (accessed 31.08.2013)
18. Global Partnership Against the Spread of Weapons and Materials of Mass Destruction (''10 Plus 10 Over 10 Program''). Nuclear
Threat Initiative. Available at: http://www.nti.org/treaties-and-regimes/global-partnership-against-spread-weapons-and-materials-
mass-destruction-10-plus-10-over-10-program. (accessed 31.08.2013)
19. Speech by Prime Minister Rudd: ''Building on ASEAN's Success – Towards an Asia Pacific Century''. Singapore, 12 August 2008.
Nuclear Futures? The 2010 NPT Review Conference and Australia's Nuclear Policy Options. Available at: http://www.aiia.asn.au/
wa-papers/doc_download/295-policy-commentary-nuclear-futures-the-2010-npt-review-conference-and-australias-nuclear-policy-
op. (accessed 31.08.2013)
20. Toropchin G.V. [The problem of tactical nuclear weapon deployment on the territory of the FRG]. Voprosy istorii, mezhdunarod-
nykh otnosheniy i dokumentovedeniya. Sbornik materialov Vserossiyskoy molodezhnoy nauchnoy konferentsii (17-19 aprelya
2013 g.) [Issues of history, international relations and documentation. Collected materials of the All-Russian Youth Scientific Con-
ference (17–19 April 2013)]. Tomsk, Tomsk State University Publ., 2013, Issue 9. (In Russian)
21. Hamel-Greene M. Australia and regional denuclearization treaties. Available at: http://nautilus.org/apsnet/australia-and-regional-
denuclearization-treaties. (accessed 31.08.2013)
22. Australia's autonomous sanctions: Iran. Available at: http://www.dfat.gov.au/un/unsc_sanctions/iran_autonomous_sanctions.html.
(accessed 31.08.2013)
23. Rauf T. Interview with T. Rauf, Head of Global Nuclear Solutions, Inc. and a member of the Advisory Board of the PIR Center, in
the seminar ''International IAEA safeguards system''. April 20, 2013.

159

Вам также может понравиться