Вы находитесь на странице: 1из 272

РЕВО Л Ю Ц И О Н Н Ы Й

во сто к ™ _
РЕВОЛЮЦИОННЫЙ
восток
ЖУРНАЛ
Н АУ Ч Н О - И С С Л Е Д О В А ТЕА ЬС К О Й А С С О Ц И А Ц И И
ПРИ К О М М У Н И С Т И Ч Е С К О М У Н И В Е Р С И Т Е Т Е
ТРУДЯЩ ИХ СЯ ВОСТОКА ИМ. И. В. С Т А Л И Н А

№ 2
- (р
А

И ЗД А Н И Е КО М М УН И СТИ ЧЕСКО ГО У Н И В Е Р С И Т Е Т А
Т Р У Д Я Щ И Х С Я В О С Т О К А И М Е Н И т. И . В. С Т А Л И Н А
Моігублиг 27.554 «Интернац.» (39) тип. Мосполиграф. Зак. 1255. Тираж 3.000
Ï. СТАТЬИ.

К в о п р о су о п е р е ж и тк а х ф еод ализм а
в со вр ем ен но м К и та е .
Р азви ти е револю ционной борьбы в К и тае приковы вает
к себе напряж енное внимание ш ирочайш их рабочих м асс
нашей страны . Ж адно ловится каж дое новое слово о том,
что происходит в этой великой стран е.
Теперь уж е м ало кто у д о в л етв о р я ется общими ф р а ­
зами и абстрактны м и рассуж дениям и на эту тему. П ри
этом дело идет не только о том , чтобы бы ть в курсе
развертываю щ ихся собы тий, получая конкретны й ответ
на те неслы ханно сложны е политические, тактические
проблемы, ко то р ы е вы двигаю тся движением. Ш ирится
потребность серьезно ознаком иться с новейш ей историей
К и тая, с соврем енны м состоянием его экономики и его
социальной структурой, классами и пр.
Б ез знания этих вопросов немы слима серьезная и
сознательная ориентировка во всем китайском социально-
политическом „ п ер еп л ете“ и в тех разногласиях относи­
тельно характера и проблем китайской револю ции, которы е
выявились у нас за последнее врем я. Н аметивш ийся
в последнее врем я перелом в национально-револю ционном
движении, последние собы тия (предательство Ч ан-К ай-Ш и
и разгул контр-револю ции в л агер е предателей), явивш иеся
соверш енно неожиданными для тех, кто не задумы вался
сер ьезн о над проблемами К итайской револю ции — все это
уси ли вает тягу ш ироких кругов в этом направлении.
Э то стрем ление изучать К итай н аталкивает сразу на
то весьм а плачевное состояние, в котором находится,
как и звестно наш а литература об этой стране. З н ач и тел ь­
ную часть эт о й ли тер ату р ы составляю т своего рода уни-

3
версальны е справочники, содерж ащ ие в себе самы е р аз­
нообразны е сведен ия о К и тае, начиная с описания рек и
гор, перечисления всех ц арствовавш и х там династий, и
кончая борьбой С у н -Я т-С ен а с „бумаж ны ми тиграм и“ и
историей проф ессионального движения. Э ти книжки, в ко­
торы х полное о тсу тстви е м арксистского ан ал и за и зл агае­
мых вопросов ком пенсируется общими бессодерж ательны м и
рассуж дениям и о колониальном гн ете, индустриализации
й т. п. вещ ах, м огут бы ть, к сож алению , иногда опред е­
л ены , как б езгр ам о тн ая и н ед оброкачественная халтура.
П равда, за последнее врем я мы им еем тут некоторое
изм енение к лучш ему; уже появились кое-какие работы ,
даю щ ие наш ему читателю свежие и н аи более достоверны е
данны е по ряду вопросов, пы таю щ иеся д ать последним
м арксистское освещ ение; р аботы , представляю щ ие собой
не только интерес, но и определенную ценность. Н о все
это, однако, лиш ь первы е ласточки, и мы можем смело
сказать, не боясь впасть в преувеличение, что м аркси ст­
ской литературы о К и тае ни у нас, ни где бы то ни бы ло,
до сих пор вообщ е ещ е нет.
П одобное полож ение является, р азу м еется, вы раж ением
то го буквально таки эм брионального состоян ия, в котором
сейчас находится м арксистское изучение К итая. О т с у т ­
ствие научной м арксистской р азр аб о тк и основны х вопро­
сов китайской новейш ей истории и соврем енности сказы ­
вается довольно яр ко хотя бы в том , как зачастую
вед ется обсуж дение судеб китайской револю ции на стр а­
ницах наш ей прессы . И м енно это о б сто ятел ьство о б ’ясняет
нам в значительной м ере, почему н екоторы е весьм а сер ь­
езны е товарищ и считаю т возмож ны м о тстаи вать в отно­
ш ении экономики К и тая и всей его социальной струк­
туры полож ения, явно противоречащ ие бесспорны м ф ак­
там китайской д ей ствительности.

I. Китайская статистика.
Бы ть может низкий уровень наш его м арксистского
„ки таев ед ен и я“ о б ’ясн яется в некоторой м ере и „суб’ек-
тивны ми м ом ентам и“ . У нас бесспорно не уделяется
долж ного внимания изучению К и тая, недостаточно стим у­
л и руется это изучение. Д о сих пор не сделано никаких

4
шагов к тому, чтобы дей стви тельно координ ировать и
об’единить уже ведущ ую ся в этом направлении работу
отдельных товарищ ей, разбросан ны х по отдельны м о р г а ­
низациям и учреж дениям, и обесп ечить надлеж ащ ее
научно-методологическое руководство этой работой.
Тем не м енее, соверш енно ясно, что основная причина
подобного полож ения дел закл ю ч ается в тех колоссальны х
об’ективны х трудностях, с которы м и неизбеж но стал к и ­
вается всякий, приступаю щ ий к серьезном у изучению
истории и соврем енны х социальны х отнош ений Китая..
Я хочу сейчас нем ного остан овиться на кое-чем из этих
трудностей, отню дь не для то го , чтоб зап у гать тех, кто
нам еревается приступить к научной р аб о те по К итаю , а
чтобы показать, какую колоссальную р або ту (непосильную
и десяткам и ссл едователей) приходится иногда проде­
лать, чтобы д ать о тв ет на довольно т а к и элем ентарны е
вопросы.
Д л я изучения эконом ического р азви ти я какой-либо
страны нужна, как известно, преж де всего стати сти ка,
сколько-нибудь у д овлетворительная и надеж ная. Ч то же
мы имеем в этой области в К и та е ?
Там сущ ествует уже свы ш е 60 лет превосходная,
обстоятельно разработанн ая стати сти к а внеш ней торговли,
составляем ая и издаваем ая (на английском язы ке) У пра­
влением К итайских М орских Там ож ен (The C hinese M ari­
tim e C ustom s), находивш ихся всецело в руках англичан,
В ежегодны х „дон есен иях“ и „ о т ч е т а х “ этого У правления
(„A nnual re tu rn s an d re p o rts on tr a d e “), мы имеем точные
и подробные данны е об экспорте и импорте, как по
отдельным портам , так и по всем у К итаю ; о м атериальном
и ценностном составе внеш ней торговли по отдельны м
статьям, о доле различных стран в этой торговле, их
доле в тоннаже судов, посещ ающ их китайские порты , о
разм ерах таможенных поступлений, колебаниях курса
теоретической денежной единицы— хайгуанского т аэл я ,—
колебании цен на важнейшие предм еты торговли х).
’) Начиная с 1882 г. эти данные сводятся по декадам в „десяти­
годичные отчеты“ (Decennial Reports), содержащие в себе помимо
этого ценную информацию об экономическом развитии отдельных
портов за данное десятилетие. Эти „Decennial reports“ (всего их
с 1882— 1921 — четыре издания) являются важнейшим материалом для
изучения экономики Китая.
5
Э то по сущ еству единственные вполне надежные
итоговые цифры по китайской экономике, чрезвычайно
ш ироко (хотя о тню дь не в д остаточн ой м ере) использо-
вы ваем ы е во в сей л и тер ату р е по народном у хозяйству
К итая. О ни м огут, разу м еется, при ум елом пользовании,
д ать серьезны й м атери ал относительно эконом ического
р азвития страны . О ни говорят кое-что нам о развитии
товарн о сти народного хозяйства, о процессах, происхо­
дящ их в деревн е в связи с динамикой эк сп о рта стары х и
б о л ее новы х технических сельскохозяйственны х культур
(чай, ш елк-сы рец, хлопок, бобы). Д ан н ы е о динамике
в в о за машин, предм етов м ассового потребления, вы воза
полуф абрикатов — нем ало го во р ят нам о промыш ленном
развитии страны .
Всех этих данны х, однако, чрезвы чайно мало, совер­
шенно недостаточно д л я того, чтобы получить сколько-
нибудь достоверную и правильную кар ти н у эконом иче­
ского развития К итая, соврем енного со сто ян и я важнейш их
областей его эконом ики. К ак же бы ть, наприм ер, с изу­
чением аграрны х отнош ений, которы е явл яю тся по общ ему
сейчас и вполне справедливом у признанию — одной из
центральны х проблем соврем енной ки тай ской дей стви­
тельн ости ?
З а последний го д неоднократно приводились в прессе
и на оф ициальны х д окладах данны е о расслоении ки тай ­
ской деревни (в основном одни и те же), при этом ссы ­
л ались на правительственную аграрную статистику. Т а к о ­
вая статистика д ей стви тельно и зд ается П екинским М ини­
стерством Т орговли и З ем л ед ел и я и д а е т за период
республики циф ры о числе сем ей, владею щ их различны м
количеством зем ли (но не о распределен ии зем ельной
собственности по этим группам) и о числе сем ей ств— как
принято вы раж аться — собственников, полуар ен д аторов и
„чи сты х“ аренд аторов (но о п я т ь -т а к и никаких данных о
количестве арендуем ой земли). Всего эт о го очень мало
д ля характеристики аграрны х отнош ений К и тая. Н о гл ав­
ное, стоит только подвергнуть и эти немногочисленные
данны е некотором у критическом у анализу, чтобы убедиться
в том, насколько надо бы ть осторож ны м , делая к а ­
кие-нибудь вы воды и обобщ ения на основании этих д ан ­
ных.

6
Д остаточн о остан овиться на том, как они соби раю тся
и составляю тся. П ри том распаде центр, госуд. власти ,
который мы им еем в К и тае за последние годы , р а з у ­
меется, не м огло бы ть и речи о сущ ествовании д ей стви ­
тельного, р азв етв л ен н о го статистического апп арата. В ся
эта стати сти ка „со ставл ен а на основании докладов губерн­
ских „ям ы ней“ , ко то р ы е в свою о ч ер ед ь основы вались
на сведениях, сообщ енны х уездны м и начальникам и“ х),
Л егко понять, как у ю точность гар ан ти р у ет подобная си ­
стем а, особенно, если учесть заин тересованн ость, сплош ь
и рядом, н и зо во й бю рократии в сокры тии подлинных
данных. П о четы р ем Ю го-западны м провинциям (из них
одна С ы чуань насч и ты вает до 50 м иллионов населения)
нет даж е и эти х данны х.
Н аконец, необходим о отм етить чрезвы чайн ое м ного­
образие всех мер поверхности, в еса и пр., которы е р а з ­
нятся нередко в пределах одной провинции и даж е одного
округа. В озьм ем те хотя бы основную китайскую м еру
земельной площ ади— „м у“ , которую у н ас принято счи тать
равной приблизительно Vis десятины . „С тан дартн ое му
равняется 6.000 кв. ф утов. Н о на практике оно сильно
варьируется, от 3.840 до 9.964 кв. ф у то в “ 2), а „К итайский
Экономический Е ж ем есячник“ у к азы в ает, что кое-где „м у“
д о стигает 17.500 кв. ф утов, превы ш ая таким образом
„приблизительно в три р аза разм еры оф ф ициального м у “ 3).
Н икакого п ер ево д а локальны х му на стандартное при
окончательны х подсчетах нет, и, таким образом, склады ­
ваю тся соверш енно неоднородны е величины . Все это
приводит к характерны м курьезам , когд а в каком -либо
округе земли под одним рисом о ка зы в а е тс я больш е, чем
имеется пахотной земли вообщ е, а п ослед няя иногда чуть
ли не превы ш ает общ ие разм еры площ ади, заним аем ой
данным округом.
Н есмотря на все это, мы не можем, в силу крайней
скудности имею щ ихся в наш ем распоряж ении м а те ­
риалов, соверш енно отказаться от пользования этой с т а ­
тистикой.
J) Ивин.
Крестьянство в Китае. „Большевик“ № 6, март 1926 г.
2) Данные W illiam s’a, приводимые в книге Han - Lianj? Huanjf.
The Land tax in China. 1918 p. 124.
3) „The Chinese Econ. Monthly*. Vol. II № 5, Febr. 1925, p. 26.

7
Понятно, соверш енно нел ьзя на основании этих цифр
вы водить какую -либо динам ику, так как колебание этих
цифр может б ы ть просто резу л ьтато м разн ой д остовер­
ности статистических подсчетов и даж е просто охвата
неодинаковой — по провинциям — территории за разны е
годы . Н ужно ясно со зн авать гипотетичность и крайнюю
относительность всех выводов и обобщений, которые
можно получить на основе этой стат ист ики. Нужно
всячески соп о ставлять и сравнивать эти обобщ ения с дан­
ными, полученными другим способом.
З а последние годы в К и тае был прои зведен целы й
р я д вы борочны х обследований отдельны х деревень и
во л остей по провинциям; проделаны они были больш ей
частью уезж авш им и на каникулы студентам и различных
миссионерских и национальны х вузов под руководством
своей проф ессуры *). Э ти обследования, несм отря на р а ­
зум ею щ ееся о тсутствие надлеж ащ ей м етодологической
устан овки у лиц, проводивш их эти обсл ед о ван и я и р у ко ­
водивш их ими, даю т чрезвы чайно ценны е м атери алы о
распределении зем ельной собственности, об арендны х
отнош ениях, о крестьянски х бю дж етах и др. вопросах.
К сож алению , эти дан ны е охваты ваю т п ока очень н езн а­
чительн ое число и притом весьм а небольш их районов,
и производились преимущ ественно в восточны х, прим ор­
ских, т.-е. наи более эконом ически-развиты х провинциях,
а в этих провинциях в сф еру о б следования попадали
такж е наиболее бли зки е к „договорны м портам “, т.-е.
наи более капиталистически развиты е районы 2). Т аким обра­
зом эти обследования соверш енно не го во р ят нам о том,
как и е отнош ения господствую т в глубине страны , вдали
о т крупных портов и ж елезнодорож ны х м агистралей, и
потом у обобщ ение полученны х таким об р азо м данных на

3) И з этих работ уже довольно известны: J . В. Tayler’a. The study of


Chinese rural economy; A n economic and social survey of 102 farms near
W uhu“, изданное факультетом лесоводства и сельск. хозяйства Нанкин­
ского Университета; ряд статей в „Chinese Economic Monthly“ за
1924— 25 и последующие годы, и др.
2) Наибольшее число обследований приходится на провинцию
Цзянсу, в которой находится крупнейший торговый и индустриальный
центр К итая— Ш анхай; далее обследована примыкающая к ней часть
Аньхоя, Чжецзян, Ш андунь, Чжили и др.
весь Китай, произведенное н едостаточн о критически,
неизбежно в едет к явной переоценке уровня к ап и тали ­
стического р азв и ти я всей страны , взят ой в целом.
Учитывая д ан ны е этих обследований, т. Волин со с та­
вил, взяв з а основу оф ициальную статистику, примерную
таблицу расп р ед ел ен и я зем ельной собственности в К и тае
по основны м группам крестьянства. Распредели в все
сельск.-хоз. насел ен и е по разм ер ам зем левладения на
четы ре основн ы е группы , т. В о л и н — умнож ением числа
му п ред п о л агаем о го среднего зем . у ч астка по каж дой
группе на число сем ей — получил гипотетические цифры
о разм ерах зем ельной собственности по группам, которы е
в сумме д аю т почти то же число му, что и данны е
М инистерства З е м л е д е л и я и Т о р го вл и о разм ерах всей
обрабаты ваем ой площ ади в стране. Н е т надобности при­
водить здесь эту таблицу, ко то р ая ф игурировала довольно
часто в наш ей прессе и бы ла ш ироко популяризирована
докладами т. Б у х ар и н а на X V партконф еренции и ѴІІ-ом
пленуме И К К И , Всякий, кто ж ел ает познаком иться с теми
методами и соображ ениям и, которы м и т. Волин руко во д ­
ствовался при составлении этой таблиц ы , может о б р а­
титься к его чрезвы чайно интересны м статьям по сел ь­
скому хозяйству К итая, напечатанны м в ж урналах „Вестник
М анчжурии“ (№ № 8 , 9 за 1926 г.) и „ Н а аграрном
ф р онте“ (№ № 10, 11— 12, 1926).
Н едостатки и слабы е м еста этих расчетов бесспорны
и очевидны . Т ем не менее, как первая попы тка серьезно
ориен ти роваться в этом чрезвы чайно сложном вопросе,
расчеты т. В олина представляю т больш ой интерес и цен­
ность, не говоря о том, что всем и своими работам и он
имеет крупнейш ие заслуги в изучении агр арн ого вопроса
в К итае, что уже соверш енно справедли во отм ечалось.

I!. К р у п н о е з е м л е в л а д е н и е .

О чен ь сущ ественны м для понимания социальных отно­


ш ений соврем енного К итая явл яется вопрос о наличии
крупной зем ел ьн о й собственности и о ее значении и
удельн ом в е с е в современной китайской деревне. С ейчас
можно сч и тать соверш енно разоблаченной и опровергну­

9
той легенду о том , что К итай п р ед ставл яет собой в отно­
шении зем левладения сплош ную „р авнин у“ парцельных
владений. Э том у т еп ер ь так же м ало поверят, как и уве­
рениям правы х гом индановц ев о том, что среди китайцев
нет бедны х и б о гаты х , а есть бедняки больш его и м ень­
ш его калибра.
П равда, мощ ны е крестьянски е восстан ия, не р аз при­
водивш ие к п еред елам латиф ундий на протяж ении всей
длинной китайской истории, помеш али в конце концов
крупном у зем левладению устан овиться в к ач естве господ­
ствую щ ей формы зем ельны х отнош ений в стране. Н о
если явное преобладани е мелкой собственности и незначи­
тел ьн ая роль крупного зем левладения приним ается боль­
ш инством как бесспорны й постулат, то зато вряд ли кто
стан ет теп ерь у тверж дать, что крупны х зем левлад ельц ев
в К и тае вообщ е нет.
Тов. Р ад ек в своей чрезвы чайно ин тересной статье
об „О сновны х вопросах китайской и сто р и и “ *), к которой
нам придется ниже ещ е не раз в о звр ащ аться, с полным
основанием го ворит о наличии в К итае, и при том отню дь
не в малых р азм ерах, крупной зем ельной собственности
во ІІ-ой половине X IX века. О н при этом опи рается на
ценны е данны е, представленн ы е английскими миссионерами
и консулами и собран ны е в работе Д ж ем исона „ З е м л е ­
владен ие в К итае и полож ение сельского н аселения“ .
Д ан н ы е анкет, собранны х Д ж ем исоном , сгруппированы
в статье Р ад ек а в таблицу (стр. 8 — 9), из которой легко
видеть, что крупны е имения были не редко сть в ту пору.
И м ения в ты сячу му или около это го встр еч аю тся во
м ногих анкетах, ко е-гд е и в десяток ты сяч му, а по про­
винции Ц зянсу англ. консул О ксен гам у казы в ает на
н есколько владений, каж дое по несколько со т ты сяч му.
Р ад ек прав, у тв ер ж д ая, что „так как мы имеем дело
не с точной стати сти ко й ..., а только с сообщ ениям и оче­
видцев, то само собой понятно, что на основе этого
м атер и ала нельзя с уверенностью говорить ни о д ействи­
тельн ы х разм ерах пом ещ ичьего зем л евлад ен и я, ни о том,
как о ва бы ла точно его роль и удельн ы й в е с “ .

1) „Новый Восток“, № 16— 17, стр. 1— 50.

10
О братим ся, однако, к самому Д ж ем исону, которы й
реш ается в ы сказать кое-какие соображ ения на это т счет.
B or что он го во р и т в своей вводной статье: „ Н е л ь зя
указать с како й бы то ни бы ло точностью , какая ч асть
всей почвы К и тая об р аб аты вается крестьянам и-собствен-
никами, но это вер о ятн о не м енее, чем половина. Д р у га я
половина принадлеж ит больш ей ч астью отставны м чинов*
никам и их сем ьям , классу и звестном у как учены е и
дж ентри“. Т а к как группы, владею щ ие этой второй п оло­
виной пахотной зем ли, принадлеж ат, очевидно, в немалой
степени к ср авнительно крупным и средним зем л евл ад ел ь­
цам, можно о тсю д а заклю чить, что удельны й вес этих
двух видов зем л евлад ен и я долж ен бы л бы ть довольно
значителен.
Если мы т е п е р ь обратим ся к соврем енности, то такж е
найдем не м ало данны х о наличии крупного зем л евлад е­
ния в К итае. В озьм ем х отя бы не р аз приводивш иеся
в нашей периодической и непериодической печати и вполне
достоверны е сведен ия о латиф ундиях по 60.000 и 1 0 0 . 0 0 0 му,
имеющихся в разны х у езд ах Х энани, о колоссальны х по­
мещичьих владениях в Ц зянси, ко е-гд е достигаю щ их н е­
скольких сот ты сяч му; данны е о том, что „85 % всей
земли в Гуандунской провинции, по долине: З ап ад н ой ,
Восточной и С еверной, а такж е реки Х ань, впадаю щ ей
в море около С ватоу, принадлеж ат крупным зем левладель­
цам ". (А льский). К рупнейш ие зем ельны е владения имею тся,
как известно, в М анчжурии, где они сосредоточиваю тся
в руках Ч ж ан-Ц зо-Л ина и его ближайш их клевретов.
Можно привести ещ е много данных о крупных владениях
в самых различны х районах страны . В от, что говорится,
например, о зем левладении в С учж оу (провинц. Ц зянсу)
в январской книжке за 1927 г. „К итайского Э кономиче­
ского Ж урнала“: „Ф ермы в Сучжоу, как и во многих ча­
ст ях Китая, принадлежат отсутствую щ им зем л евлад ел ь­
цам (landlords). Л иш ь немногие полосы (Fracts) принад­
л еж ат самим зем левладельцам “ . Т ам им еется „больш ое
число зем левладельцев, которы е вл адею т от 1 0 0 до 1 0 0 0 му

*) Journal of China Branch of R oyal Asiat. Society Vol. X X III


George Jamieson. Tenure of land in China and the condition of the ru­
ral population, p. 76.

!1
земли. Н екоторы е, б ез сомнения, имею т от 3000 до
4000 м у“ х).
К аково же о б щ ее коли чество крупны х помещ иков
зем левладельцев в К и т а е ? О ф ициальная к и тай ская стати ­
стика это скр ы вает, т а к как все зем левлад ельцы от 1 0 0 му
и больш е соеди нены в одну группу, насчиты ваю щ ую по
данны м 1917 г. 2.835.464 человек или 5 ,7 % общ его числа
сем ей всего д ер ев ен ск о го населения. Х о зяй ство в 100 му
и окол о это го (по наш ем у 5 — 6 десятин) яв л яется в ки­
тай ски х условиях типичным для заж иточного крестьянства,
к ул ач ества 2); таким образом , в одной группе оказы ваю тся
и кулаки и владельцы гром адны х латиф ундий. Тов. Ч ен-
Д у -С ю считает, что в К и тае не м енее 30.000 помещ иков,
владею щ их 1 0 0 0 му и больш е, но эта ци ф ра, как и б о л ь­
ш инство итоговы х данны х о К итае, я в л яется весьм а га д а­
тельн ой и, повидимому, скорее ум аляет, чем преувеличивает
роль крупного зем левладения.
Ч т о ж е можно сказать об удельном в есе крупного
зем левладения? И вин производит в упом янутой статье
ниж еследую щ ие расчеты : „В есьм а значительное количество
эти х сем ей (в вы сш ей категории: 100 му и более. Г. Я.)
им еет 20 0 — 300— 4 0 0 — 5 00 и т. д. му зем ли. Если даже
д опусти ть, что в среднем каж дое хозяйство этой к атего ­
рии вл ад еет не б о лее 2 0 0 му, то мы получим для всей
это й группы 2 0 0 x 2 .8 3 5 .4 6 4 = 5 6 7 .0 9 2 .8 0 0 му, т.-е. чуть
не половину всей о брабаты ваем ой п л ощ ади“ 3). П онятно,
это очень грубы й р асч ет, имеющий целью служить лиш ь
к ак бы некоторой иллю страцией к вопросу о роли в Ки­
т а е крупного зем левладения.
Н ам думается, что все сущ ествую щ ие д ан ны е говорят
за то, что, хотя в К и тае м елкое зем левладение является,
повидимому, в данное врем я преобладаю щ ей формой з е ­
мельной собственности, крупное (местами даж е очень
крупное) зем левладение не только в стр еч ается почти во
в сех провинциях К итая, но вм есте с тем им еет ощ ути гель-

1) „Chinese Economic. Journal (Form erly Econ. Monthly) 1927. Jan.


№ 1. Farm s in Soochow. p. p. 87■—92.
2) Необходимо иметь ввиду необычайно высокую продуктивность
земли в большинстве землевладельческих районов Китая,
3) Ивин. Цитир. статья, стр. 37.

1?
ный вес в сельском хозяйстве стран ы , а в кое-каких про­
винциях и грает в деревне очень значительную роль.
Если взять крупных собственников по их социальном у
составу и происхож дению , то это будут потом ственны е
помещики из военной и граж данской бю рократии Д айцин-
ской империи, м илитаристы , захвативш и е в собственн ость
земли как „эконом ическим и“, т а к и „вне-эконом ическим и“
путями, чиновники, приобретавш ие таки е земли всякой
правдой и неправдой, наконец, скупивш ие землю купцы
и ростовщ ики.
К акой х а р а к те р им еет в основном это зем левладение,
к какой об щ ественной формации и систем е принадлеж ат
те м етоды , посредством которы х эти лендлорды б езж а­
лостно эксплоати рую т сотни миллионов обездоленны х
китайских к р естьян ? Т ут мы сталки ваем ся с вопросом:
сущ ествую т ли сейчас в К итае переж итки ф еодализм а и
какую роль они играю т?
Мы постар аем ся ниже дать кое-какой о тв ет на это т
вопрос, вы звавш ий в последнее вр ем я очень больш ие
споры, имевш ие не только академ и ческо е, но и весьм а
серьезное политическое значение.

III. Существуют ли в Китае пережитки феодализма


и существовали ли они в X IX в.?
Тов. Б ухари н в своем д окладе на активе М осковской
парторганизации о „проблемах китайской револю ц ии“
справедливо о тм еч ает основное противоречие в постановке
вопроса, данной т. Р адеком , заклю чаю щ ееся в том, что
с одной стороны он признает бурж уазно-дем ократический
характер данного этапа китайской револю ции и вм есте
с тем единственны м „внутренним“ классовы м противни­
ком рабочих и крестьян о казы в ается бурж уазия, поскольку,
якобы, никаких феодально - крепостнических отнош ений
в современном К итае нет. П оследнее полож ение с особой
ясностью , не оставляю щ ей никаких сомнений, т. Р ад ек
ф орм ули рует в своей статье в „ И зв е с ти я х “ г): „Источником
крестьян ско й револю ции в К итае явл яется борьба против

*) .И звестия* от 11 марта 1927 г. „Во вторую годовщину смерти


Сун-Я т-Сен а*.

13
последствий проникновения капитализм а в китайскую д е ­
ревню ... А гр ар н ая револю ц ия... н ап равлен а не против
несуществующего больше в Китае феодализма (курсив
наш Г. Я.), а против одной части соврем енной китайской
бурж уазии“... и т. д.
Р азу м еется, ч то эти полож ения Р а д ек признает п р а­
вильными не то лько Для последних лет, но и для значи­
тельн о б о лее ран н его периода; во всяком случае и для
кануна револю ции 1911 г., Так как последняя явно не
см огла бы см ести значительны е остатки ф еодализм а, если
они им елись. С овсем иначе см отрел на эт о т вопрос Л енин.
В своей статье „Д ем о к р ати я и народничество в К и т а е “ ,
помещ енной в „Н ев ско й з в е зд е “ от 15 ию ля 1912 г. он
говорил следую щ ее об основных зад ач ах китайской рево­
лю ции в то врем я: „ о б ’ективн ы е у сл о ви я К и тая, отсталой
зем ледельческой п олуф еодальной стр ан ы , с тав я т на оче­
ред ь дня в жизни полум иллиардного н ар о д а лиш ь один
определенны й исторически-своеобразны й вид этого у гн е­
тения и этой эксплоатац ии, именно ф ео д ал и зм “. Р а зу ­
меется, с того врем ени К итай сделал порядочны е ш аги
по пути капиталистического развития, но все-таки , повто­
ряем, разбираем ы й воп рос не Môr изм ениться в сторону
его полной противополож ности.
П равда, т. Р а д е к в своей статье, ко то р ая сопровож дала
появление упом янутой статьи Л ен и н а на страницах
„П р ав д ы “ х), го во р и т о том, что Л ени н д а е т блестящ ую
оценку С ун -Я т-С ен а, „несм отря на то, что, не зная по­
д робно китайских условий, Л енин в своей с татье д ел ает
частичны е ош иб ки“. С удя по всему, он под этими ош иб­
ками им еет ввиду именно этот вопрос о ф еодализм е. Н е
вд аваясь подробно в обсуж дение того, наско лько подробно
зн ал Л ени н ки тай ские условия, и какие ош ибки он д ей ­
ствительн о д ел а е т в этой с татье , мы д ум аем , что в основ­
ном (не касаясь отдельны х деталей) Л енин в вопросе
о феодализме был безусловно прав против Радека. Мы
сейчас постараем ся привести р яд д о к азател ьств по этому
вопросу.

І) „Правда“ 12 марта 1926 г. Радек. „Социально-политические


Идеи С у н -Я т-С е н а “.

14
П равда, если мы возьм ем новейш ую историю Китая»
хотя бы скаж ем, с начала XIX в., то мы не найдем там
стройной и законченной системы социальны х отнош ений,
характерны х д л я „классического ф ео д ал и зм а“, как он
склады вался в средн евековой Е вропе или в более близкие
времена в Я понии, со всей систем ой бенефиций, слож ного
вассалитета, ры царским кодексом и т. д. *). Э то ещ е,
отнюдь, не зн ач и т, что мы в К и тае не имели и не имеем
до сих пор об щ ественны х отнош ений, которы е м огут бы ть
охарактеризованы как ф еодальны е и полу-ф еодальны е.
Тут невольно хочется припомнить одно м есто из письма
Э нгельса к К о н р ад у Ш м идту от 1 2 м ар та 1895 г.
С трем ясь р а з ’яснить грубы м прим ером диалектическое
единство идеи и явления, Э нгельс с некоторой п арад ок­
сальностью го во р и т там: „Р а зв е когда-нибудь ф еодализм
отвечал своей и д ее? О снованны й в западной Ф ранц ии,
развитый д ал ьш е в Н орм андии норвеж ским заво евател ем ,
еще дальш е усоверш енствованны й франц. норманнами
в А нглии и южной И талии, он приблизился всего ближ е
к своей идее в эф ем ерном И ерусалим ском государстве,
которое оставило после себя в И ерусалим ских А сси зах
классическое вы раж ение ф еодального порядка. Н еуж ели
же ф еодальны й строй был ф икцией оттого, что полного
соверш енства он достиг только в П алестин е, на короткое
врем я и то, по больш ей части, на б у м аге?“
В К итае ф еодальны е отнош ения имею т очень св о е­
образную форму, очень далекую не только от И ерусалим ­
ских А сси з. Т ов. Бухарин соверш енно прав, когда он
говорит, что ту т „слож ная постановка вопроса... здесь
перед нами т а к о е полож ение, к о то р о е не я вл яется про­
стым повторени ем зем ельны х отнош ений в странах „к л а с­
сического ф ео д ал и зм а“.
П осмотрим преж де всего, каков был социально-поли­
тический строй К и тая в конце X IX в., когда ещ е не бы ло

х) Мы не будем тут совершенно касаться вопроса о древнем К и ­


тайском феодализме периода полумифической Чжоуской династии (от
1122 до 255 г. до христ. эры) равно как о реминисценции этой фео­
дальной системы в более поздние, но все-таки в чрезвычайно от нас
отдаленные века, когда имелись все характерные для классич. феода­
лизма атрибуты, и по существу и по форме, как в этом уверяют на
основании старо-китайских летописей все синологи.

15
Чжан-Ц зо-Лина и У -П ей-Ф у, о которы х в связи с воп ро­
сом о ф еодализм е придется говорить особо, и центральная
власть правила не то лько в пределах городских стен
П екина. Х отя К и тай в это врем я был ном инально аб со ­
лю тной м онархией, но это т абсолю тизм напоминал скорее
не монархию П е т р а I, а „С вящ енную Р им скую И м перию “
в средние века. Мы имеем тут типично феодальную де­
цент рализацию политической власти, ф еодальную обо­
соблен ность и сам одовлею щ ее сущ ествование отдельных
об ластей . Можно привести на этот счет х отя бы несколько
д о казател ьств из им ею щ ейся к тому же на русском язы ке
книги П аркера, являю щ егося безусловно одним и з луч­
ш их бурж уазны х зн ато ко в К и тая рубеж а X IX — X X веков
(тем б олее что все б ез исклю чения авто ри теты у т в е р ­
ж даю т то же сам ое).
„В общ ем м еханизм е адм инистративного устрой ства
К и тая власть м анчж урского и м п ератора— пиш ет П аркер—
не и грает вы даю щ ейся роли. К аж дая из провинций в о т­
нош ении адм инистративного устр о й ства д о вл еет самой
себе и представляет собой цельное государство, жизне­
деятельность которого стоит в совершенной независи­
мости от существования прочих провинций (курсив
наш Г. Я .)... К аж дая провинция им еет свои особы е вой­
ск а, ф лот, свою особую систему облож ений и свои соб ­
ственны е общ ественны е учреж дения“ *).
К ак известно, некоторы е вице-короли имели даж е
право сам остоятельны х диплом атических переговоров.
„С нош ения м естны х властей с П екином крайне ограни­
чен ы “ . Д е л о , главны м образом, сводится к регулярном у
получению центром отчислений с налогов, что всегда
уд ается очень плохо. В ообщ е же „П еки нское прави тель­
ство... не вм еш и вается ни в какие д ел а провинций, касаю ­
щ иеся различны х кл ассов населения, п р ед ставл яя всех и
каж дого собственны м ср ед ств ам “ 2).
С ооб разно всей это й социально-политической струк­
ту р е страны , мы находим чрезвы чайно распространенны ми
внутренние пош лины, взим аем ы е на там ож енны х заставах
при переходе из одной провинции в другую и даже

х) Э. Паркер. Китай. Спб. 1903 г., стр. 305, 306.


2) Ibidem, стр. 310.

6
в пределах одной провинции, являющ иеся институтом
типично феодального характера. Одной из форм этих
внутренних поборов является общеизвестный ликин, не
только благополучно здравствующий и поныне, несмотря
на грозные стремления его упразднить, но достигший
сейчас небывалого расцвета *).
Совершенно необосновано очень распространенное
у нас и в европейской литературе утверждение о том^
что этот самый ликин, а тем более внутренние пошлины
вообще, появились впервые, словно свалившись с неба,
в Китае в 1853 г., когда Пекину надо было найти сред­
ства на добавочные издержки, связанные с тайпинской
революцией. С. Уэджел, экономист, очень основательно
знающий народное хозяйство Китая, с полной ясностью
определяет этот вопрос в своей книге о „Ф инансах Ки­
тая“. Ликин, говорит он, „есть только продолжение ста­
рых провозных сборов, но в своей современной форме
он вступил в силу около 1853 г. и был распространен по
всем владениям около 1861 г.“ 2). Это совсем другое
дело. Этот же Уэджел далее указы вает, как эти ликин-
ные сборы, доходящие при переходе товаром нескольких
провинций до 2 0 % его стоимости, чрезвычайно тормозят
развитие торговли.

IV . Ч то п р ед став л яет собой м ан д ари н ат?

Полуфеодальной по существу является вся система


и организация китайской бюрократии, так наз. мандари-
ната.
В связи с этим интересно рассмотреть помещенную
в № 15 „Нового Востока“ статью тов. Канторовича „Ки­
тай докапиталистической эпохи“. С тавя себе претенциоз­
ную цель — дать философию всей китайской истории —
т. Канторович терпит полный крах в своей попытке:
чувствуя, как серьезный наблюдатель, своеобразие китай­

*) В. China Year Book, 1925—26 г., стр. 780 указывается, что й по


сей день существуют всякие „другие внутренние т ранзит ны е поборы,
подобные Л и к и н у “.
2) S . R . Wagel. Finance in China. Shanghai 1916. p. 380. По-англий-
ски эта фраза: »It is an extension of the old transit dues etc.“

Револю ц ионн ы й В осток . 17


ской действительности, он совершенно бессилен разгадать
это своеобразие в виду ложности его предпосылок. Мы
не будем следовать за т. Канторовичем в его быстрой
прогулке по всей с древнейших времен китайской исто­
рии, в коей (прогулке) имеется не мало всяких несураз­
ностей. Перейдем к более близким временам.
Тов. Канторович совершенно убежден в том, что
„нужно совершенно отмести весьма распространенное, но
совершенно ошибочное представление, будто в Китае
сущ ествует или недавно существовал феодализм“ (стр. 76).
„К настоящему времени — говорит он далее — от феода­
лизма не осталось никаких следов... Китай... как раз
в общем и целом, характеризуется отсутствием тех спе­
цифических чувств (?) и понятий, которые являются н е­
обходимым наследием эпохи феодализма“ (стр. 77). Он
подчеркивает, что наличность крупной земельной аристо­
кратии есть неот'емлемый признак феодальных отноше­
ний, и склонен при этом совершенно отрицать и, во вся­
ком случае, явно недооценивать роль и значение в Китае
крупной земельной собственности как в настоящем, так
и в недавнем прошлом. Он повествует о том, как неко­
торы е династии пытались насаждать крупное землевладе­
ние, но из этого ничего не вышло, хотя причины этого
явления остаю тся у него туманными и совершенно невы­
ясненными. О н идет дальше и выставляет явно противо­
речащие фактам утверждения вроде того, что манчжур­
ское „правительство никогда не поощряло образование
крупных земельных владений“ (стр. 75).
Вместе с тем, будучи недурным знатоком Китая,
т. Канторович правильно предостерегает „от преувеличе­
ния роли торгового капитала в стране“ (стр. 78) и, что
„даже если сейчас... торговый капитализм может быть
признан играющим определенную роль в системе обще­
ственных отношений страны, то отсюда не следует, что
что таково же было положение вещей сто лет тому на­
з а д “ . (79) 1) Поскольку Канторович понимает, что Китай,
в особенности сто лет тому назад, нельзя назвать капита­
1) Значительно проще решается этот вопрос для т. Радека, кото­
рый, на основании мнения одного отца Иоакинфа, говорит о небыва­
лом развитии торговли в Китае в это время. К этому вопросу нам
еще придется ниже вернуться.

18
листически развитой страной, а вместе с тем“ о феода-
лизме в Китае, как мы видим, не может быть речи“
(стр. 77), он попадает в неразрешимое противоречие, ж ер­
твой которого он становится.
Вся китайская действительность превращ ается в за ­
гадку, нарушающую нее законы истории. „Китай... представ­
лял собой редкий и своеобразный тип аграрного крестьян­
ского государства... с бессословным обществом“ , которое
„в классовом отношении также было расслоено чрезвы­
чайно слабо“, (стр. 80) „Н а фоне этой относительной
социальной однородности мы имеем только одну группу
населения, которая... может притязать на руководящую
социальную роль... бю рократия“ (81 стр.). Получается
„порядок зависимости, совершенно обратный тому, кото­
рый наблюдался нами на Зап аде... зависимость в Китае
носит скорее обратный характер: от власти политической
к власти экономической... Мы не можем даже назвать
тот самостоятельный класс или ту группу, которую следо­
вало считать действительным классовым хозяином как
самой страны, так и ее бюрократической головки“. (82 стр).
Тем самым т. Канторович приходит ничтоже сумня-
шеся к теории внеклассовой бюрократии, как исключи­
тельного фактора в китайской истории. Понятно, подоб­
ные выводы ничего общего не имеют с марксистской
теорией, и тов. Радек совершенно прав, когда он утвер­
ждает, что его (Канторовича) „концепция о движущих
силах китайской истории прямо противоречит основным
учениям марксизма“ *).
С этой принципиально неверной общей постановкой
вопроса связан целый ряд нелепостей и анти-марксистских
утверждений встречающихся в статье тов. Канторовича. О н
настаивает на том, что „нельзя не учитывать слабой
классовой дифференцированности китайского общества
и смешивать (упаси боже!) китайские движения и восста­
ния с европейскими революциями“ (91 стр.), при чем ока­
зы вается, что „огромную роль в этих восстаниях играли“,
не классовые противоречия, как в грешной Европе, а „те
естественные бедствия“, вроде разливов Хуанхэ и т. п.
(стр. 90). В другом месте он склонен, чрезвычайно одно­

*) „Новый Восток“ № 16— 17 стр. 1 см. примечание.


О* 19
сторонне, считать основой всех этих движений „фискаль­
ный гнет со стороны стоящей у власти администрации“.
Изумительное своеобразие китайской общественной си­
стемы Канторовичу приходится обосновывать „природ­
ными факторами“: „особенностями климатических и поч­
венных условий К и тая“, невиданной нигде, как он выра­
жается „катастрофичностью условий зем леделия“ (стр. 85).
Элиминировав классовый момент из своей конципции ки­
тайской истории, Канторович с неизбежностью рока по­
падает, сам того не сознавая, на путь мальтузианизма. Если
в одном месте он почему-то называет относительное пере­
население „демографическими факторами“ (стр. 90), то
в другом месте он прямо заявляет, что „периодически
повторяющийся процесс декаданса китайской социально-
политической системы, а затем ее восстановления имеет
связь с движением народонаселения: оно неизменно мало­
численно в начале каждой эры и густеет к концу ее,
усиливая напряжение всех социальных отношений“ (92).
Мы привели все это отнюдь не для того, чтобы
демонстрировать крайнюю методологическую слабость и
беспомощность т. Канторовича, когда он питается, как
некий новый Тай-Ци-Тао, создать свою теорию „исключи­
тельного своеобразия исторических путей К итая“ . Во всем
этом есть много поучительного, именно с точки зрения
интересующего нас вопроса.
Сильная сторона т. Канторовича заклю чается в том,
что, зная недурно китайскую действительность, он умеет
не плохо описывать отдельные ее стороны, подмечая в них
самые существенные моменты. Путаясь в своей попытке
дать анализ китайской бюрократии, он дает прекрасное
раз'яснение ее существа. Он говорит о „некотором про­
тиворечии“ , заключающемся в том, что „страна принад­
лежит к числу наименее управляемых в мире“, а между
тем мы видим в ней „выпячивание бюрократии на пер­
вый план“. Д ал ее он говорит: „власть, осуществляемая
бюрократией в Китае, есть власть особого рода: в ней
гораздо больше экономически—эксплоататорских элемен­
тов „прав на прибавочный продукт“, нежеле тех публично—•
правовых начал, которые связываются с понятием управ­
ления“ (стр. 82). И далее: „Как русский воевода до-пет-
ровской эпохи, всякий агент китайского правительства
20
„кормится“ з а счет подфискального ем у населения.
(Курсив наш. Г. Я.) О н обязан передавать в казну только
известную фиксированную сумму, весь излишек, который
ему удается собрать, остается в его собственном распо­
ряжении“ (83 стр.).
Все это очень правильно, но это говорит о том, что
взаимоотношения китайской бюрократии с народными мас­
сами суть отношения определенно полу-феодального типа.
Управление в К итае есть, как правильно отмечает К анто­
рович, прежде всего „кормление“ , как и во всяком дру­
гом феодальном обществе. Т а львиная доля поборов, ко­
торую оставляет „у себя“ низовой бюрократ после пере­
дачи установленной толики „высшему начальству“, является
по сути своей феодальным оброком, и с этой точки зре­
ния управляемая паства является своего рода феодом.
Т. обр., китайский мандаринат представлял собой некое
полуфеодальное сословие, понятно своеобразное, как свое­
образно все вообщ е, что находится под луной. Нам ду­
мается, что, если бы т. Канторович, приступая к работе,
не был—с чьих то слов—решительно убежден, что „о ф ео­
дализме в К итае не может быть и речи“, он сам бы при­
шел к тем выводам, которые явно напрашиваются из
положительной части его статьи.
Тут будет также весьма кстати вспомнить о том, что
бюрократия нередко получала крупные земельные пожа­
лования от короны, и часть ее представителей, оставаясь
сочленами феодального служилого сословия, превращалась
одновременно в земельную аристократию, крупных поме­
щиков и лендлордов. При этом не имеет решающего зна­
чения факт, существовал ли в К итае майорат, или его
никогда не было, как утверждает Канторович.
Интересно отметить, что и т. Р адек не отрицает ф ео­
дальных моментов у китайской бюрократии. Он говорит
прежде всего о феодальном происхождении мандарината:
„китайский мандаринат создался не после прихода к вла­
сти манчжуров, а был принят манчжурской династией от
предыдущей и источниками своими уходит в феодальную
эпоху“. *) Основным затруднением в данном вопросе
остается повидимому то обстоятельство, что мандаринат

1) »Новый Восток“ № 16—17, стр. 25.

21
не был замкнутым сословием, так как сущ ествовала зна­
менитая „система экзаменов“, и в теории всякий босяк,
отличившийся на этих экзаменах в классиках, мог полу­
чить свое место у „пирога“.
Нам думается, что тут многое завуалировано легендой, •
и если говорить об „извращениях“ этой системы, то ско­
рее эти „извращ ения“ являлись „нормой“ и правилом.
Жан Род, бывший долгое время корреспондентом „Temps’a “
в К итае, ясно показывает, что представляла собой эта
система накануне падения империи. „Ученые степени
легко добываются при помощи подлога... но и этих
дипломов и, этой протекции и этого мошеничества не
достаточно, если бы к ним еще не присоединялась
денежная сделка... словом, должность в конце концов
просто покупается“ *). Очевидно, эта система выглядела
иначе в период своего расцвета, но очень сомнительно,
чтобы и тогда патенты на участие в эксплоатации масс
выдавались за одну ученость — в нарушение азбучных
истин исторического материализма. Повидимому и тогда
должности, кроме канцелярских, раздавались или род­
ственникам, или за заслуги перед „начальством“ или за
некую мзду.
Тов. Радек говорит о тех мерах, которые пыталась
принимать центральная власть, чтобы ограничить незави­
симость чиновников. Путем цензората и закона о том,
что высшие чиновники могли работать лишь несколько
лет на данной территории, „государство... пыталось из­
бежать рефеодализации (курсив наш. Г. Я.), ибо если
чиновник долго оставался в провинции, то он, сосредото­
чив в своих руках значительные материальные средства...
сделался бы крупнейшим помещиком, обладающим всей
полнотой власти, независимым от государст ва кн язь­
ком“ 2). Но в том то и дело, что все эти меры были
бессильны против этого процесса, как его называет Р а­
дек, рефеодализации, который непрерывно шел.

*) Жан Род. „Современный Китай“ Спб. 1912 г,


2) „Новый В ост ок" № 16—17 «тр- 4Q

гг
V . С оциальная природа ки тай ски х м илитаристов.

Полуфеодальный по своей сущности мандаринат манч­


журской династии отнюдь не исчез и является в Китае, и
по сей день, серьезной социальной силой. Если мы от не­
давнего прошлого перейдем к современнсти, то увидим,
что сущ ествовавшая издавна социально-политическая д е­
централизация не уменшилась, а значительно возросла.
Тут мы сталкиваемся с вопросом о „дудзю нате“, о пре­
словутом „милитаризме“, который в китайских условиях,
представляет собой не просто одну из функций нормаль­
ной госвласти и ее политику, а целый довольно слож­
ный и своеобразный социальный строй.
По вопросу о том, что такое китайские милитаристы и
какова их социальная природа, сущ ествует величайшая
путаница и разнобой. Прежде всего хочется привести нег
большое описание того, что представляют собой эти ми­
литаристы, устами одного очень серьезного наблюда­
теля.
Дудзюн „действует, как будто бы он был король
провинции, но даже не конституционный, а король по
праву захвата... Дудзюн часто захваты вает в свои руки
как номинально, так и на деле гражданскую и военную
власть. О н назначает своих родственников, фаворитов на
всякие посты, большие и малые в провинции. Он при­
сваивает доходы, которые должны были быть переданы
центральному правительству... Если там есть монетный двор,
он выпускает большое количество подделанной монеты,
ограничиваемое лишь производительностью машин. 1)“
Основная функция милитаристов—это грабеж, в обыч­
ное время нормализованный в виде бесчисленного множе­
ства всяких налогов, поборов, постоянных и временных, п а­
дающих преимущественно на плечи бедного лю да,— иногда
этограбеж открытый, военная конфискация. В этом отнош е­
нии грань между милитаристами и бандитами в Китае
весьма подвижна и условна, тем более, что нередко и
разбойники, например, хунхузы на севере, грабят населе­
ние „организованным путем“, посредством регулярно со­
бираемой подати. В погоне за богатыми провинциями,

*) ,T h e Fortnightly Review:“ August 1925 Th. Partington p, 231.

23
как источником „кормления“ методами фиска и всякими
иными, дудзюны ведут между собой перманентную борьбу
за „передел К итая“, понимаемого исключительно как „пи­
р ог“ . Эта> война генералов, которая нередко совершенно
неправильно именуется „гражданской войной“, до чрез­
вычайности напоминает собой борьбу заправских феода­
лов за лены, содержащие основной источник богатства—
облагаемого оброком и повинностями—муж икаг). Даже та
своеобразная кондотьерская этика и обычное право, ко­
торым регулируются взаимоотношения старших милита­
ристов с младшими и отдельных владык друг с другом, не
в малой степени напоминает собой нормы и отношения
феодального общества.
Что же такое представляют собой милитаристы?
Н ельзя их понятно, зачислить в разряд обычных, „нор­
мальных“ феодалов. Они сложились исторически совер­
шенно иначе, чем последние, и представляют собой свое­
образное историческое явление. Корни их лежат, разу­
меется, в той децентрализации, которая была в Китае
с давних пор и привела к полному распаду центральной
государственности (после краха революции 1911 года),
вызванному причинами, которых мы здесь сейчас не будем
касаться.
Понимание дудзюната невозможно без выяснения той
роли, которую играли империалисты в эволюции этого
явления. В силу того напряженного положения и неустой­
чивого равновесия, которое существовало в Китае, как
в полуколонии, между „интересами“ империалистов, бо­
ровшихся за сферы влияния, империалисты использовали

2) Тут мы совершенно отвлекаемся от двух моментов. Во-первых,


от того, что все милитаристические клики отнюдь не совершенно
однородны по своей социальной природе, своему т.-е. „социальному
содержанию“. Чжилийская, напр., клика, во главе с У-Пей-Фу, на фоне
полного отсутствия в Китае нормальных политических партий крупной
буржуазии и ея политической неоформленности, была до известной
степени выразителем ея чаяний, выдвигая программу централизации
Китая методами военной диктатуры. Во-вторых, мы не касаемся тех
сложных процессов, которые имели место в рядах этих милитаристов
и их подручных последнее время, которые привели к образованию
.национальных“ и „народных армий“, об‘единившихся с революцион­
ными военными формированиями на Ю ге и превратившие „войну
генералов* в подлинную гражданскую войну.

24
милитаристов для этой борьбы. Подкармливая и воору­
жая их, они активно способствовали их усилению и упро­
чению точно так же, как во всех полуколониях империалисты
использовали для этой цели существовавшие там ф ео­
дальные слои (наприм. англичане в Персии). Это, однако
отнюдь не дает нам права упрощать вопрос, отрицая глу­
бочайшие корни этих милитаристов в самой китайской
действительности.
„Социальное происхождение“ отдельных милитаристов
не даст нам ответа на интересующий нас вопрос. Часть
из них принадлежит к старой императорской военной и
гражданской бюрократии, но среди них не мало лиц
весьма демократического происхождения. Н е говоря уже
о Чжан-Цзо-Лине и целом ряде его приспешников, кото­
рые были, как известно, хунхузами, с „низов“ происхо­
дят и Цао-Кунь и Чжан-Цзу-Чан и многие д р у г и е х).
Это—выходцы из той самой массы люмпен-пролетариев
и пауперизованных крестьян, откуда черпают людской
материал все китайские армии. Э то нисколько, понятно,
не мешает этим „счастливчикам“, поднявшимся к высо­
там власти и богатства, быть не только жесточайшими
эксплоататорами народных масс, но и их заправскими
палачами.
Понятно, что в современных китайских условиях ско­
пленные богатства не лежат без дела, а находят свое
производительное применние. Значительная часть мили­
таристов, будучи крупными землевладельцами, вместе
с тем вкладывают не малые капиталы в банки, торговлю,
фабрики, будучи пайщиками, а иногда и единоличными
собственниками всевозможных капиталистических пред­
приятий. Тем самым они являются, как совершенно верно
отметил 7-ой расширенный Пленум Коминтерна „кана­
лами первоначального накопления“, для которого во всех
странах характерно сочетание в одном лице купца и
вояки—бандита. Также и в обществах „классического ф ео­
дализма“ представители феодальной верхушки обычно
были одной из важнейших фигур первоначального нако­

-1) О чень любопытные данные на сей счет можно получить в био­


графическом справочнике „Who s who in China“ изданном Шанхай­
ским американским журналом »China W eekly Review".

25
пления. Все это так, но все это не определяет основной,
так сказать, „социальной функции“ и характеристики ми­
литаризма—дудзю ната, как общественной системы.
А сущность ее заключается в том, что „дудзюны“
сидя на провинциях и уездах, „кормятся“ с этих районов,
по сути дела так же, как всякие феодалы, и точно так
же, как последние они ведут между собой нескончаемую
вооруженную борьбу за захват источников этого кормле­
ния. Ф ормально они не являются, подобно „историческим“
феодалам, владетелями той земли, которой они правят.
Но фактически те бесконечные и безграничные налоги,
которые выколачиваются милитаристами с крестьянства не
являю тся обычными налогами, а по сути дела очень т я­
желым оброком, который и назначение имеет то же, что
и всякий иной оброк — обогащать барина. В этой своей
роли „милитаризм“ представляет собой феодальный спо­
соб эксплоатации крестьянства и при том исключительно
варварский, ведущий к пауперизации крестьянства в осо­
бенно мучительных формах.
Вместе с тем, поскольку „дудзю нат“ способствует раз­
делению страны на совершенно обособленные, независи­
мые королевства, поскольку он культивирует всячески
это раздробление и децентрализацию, укрепляя всякие
феодальные пережитки, вроде ликинов и прочего, по­
скольку неизбежная „борьба генералов“ дезорганизует
экономическую жизнь страны, постольку он выступает
как система, всемерно тормозящая экономическое разви­
тие страны. Совершенно независимо от того, что отдель­
ные милитаристи могут выступать как капиталистические
агенты и могут быть „сращены“, с той или иной груп­
пкой буржуазии, дудзюнат, как таковой, представляет
собой на ряду с империалистическим гнетом, одно из основ­
ных препятствий к образованию в К итае национального
внутреннего рынка и развитию капитализма в стране, и
в этом смысле его „социальная функции“ и его социаль­
ная сущность— в основном же те же, что у всякой фео­
дальной системы. Именно по этому мы имеем полное
основание, говоря о пережитках феодализма и о полу­
феодальных отношениях в современном Китае, выдвинуть
на одно из первых мет „дудзюнат“ .

26
V I. Ф и з и о н о м и я к и т а й с к и х пом ещ иков.

Установив, что во всем китайском социальном строе


имелась недавно, да и имеется сейчас, ряд существенных
моментов феодального порядка, мы переходим к ответу
на ранее поставленный вопрос: какой характер имеет
крупное помещичье землевладение, и можем ли мы гово­
рить о феодальных пережитках в этой области?
Не приходится отрицать тот факт, что сейчас среди
крупных землевладельцев мы имеем не мало купцов,
вложивших значительную часть своих капиталов в земель­
ную собственность. Это, разумеется, ни в какой мере не
противоречить наличию очень сильных остатков феода­
лизма в китайской деревне. В Китае, как вообще повсюду,
торговый капитал не только не находился в противоречии
с этими остатками, но прекрасно с ними уживался даже
тогда, когда они явно тормозили — вроде внутренних по­
шлин— образование внутреннего рынка. Он прекрасно
приспособлялся к этим остаткам, используя полуфеодаль­
ные формы эксплоатации, как один из путей первона­
чального накопления. Но помимо купцов-помещиков мы
имеем в рядах крупного землевладения немало типично
феодально-крепостнических элементов. Тут мы имеем все
вплоть до внешних аксессуаров. Начнем хотя бы с дан ­
ного одним миссионером описания, которое приводится
в упоминавшейся уже статье Ивина.
„В Хофейском уезде (Аньхой), родине Дуанцзичжуя,
наибольшим весом ползуются четыре семьи... каждая из
вышеуказанных фамилий в центре своих земельных вла­
дений имеет „вей-дзы“—резиденцию, устроенную на по­
добие крепости. Стоит войти туда и вы словно попадаете
в далекое средневековье. Целая система рвов окружает
высокие стены, на которых возвышаются сторожевые
башни с вооруженными солдатами. В этом своеобразном
замке сидит лорд— феодал со своими вассалами, воинами,
фермерами, слугами, творя суд и расправу в своих владе­
ниях“ *).
О т себя Ивин прибавляет, что хотя „тут не без крас­
ного словца“ и „Хофейские уезды “ скорее исключение,

f) И вин. Цитир. статья стр. 33-34.

27
тем не менее „безусловно, они встречаю тся почти в каж­
дой провинции“. Наши русские товарищи, проделавшие
путь от Кантона до Чан-Ш и пешком, на лодках и т. п.
говорят, что подобные средневековые замки встречаются
довольно часто на всем пути.
Существуют в китайской деревне — по-разному в раз­
личных районах— различные крестьянские натуральные
повинности, которые представляют собой своеобразные
сеньоральные права или пережитки таковых. В юго-запад-
ных, наиболее отсталых провинциях, где жизнь течет во
многих местах по старинке, крестьяне обязуются с ору­
жием в руках защ ищ ать своего помещика, если его рези­
денции угрожает какая-нибудь опасность1). Но и в рай­
онах более передовых существует также целый ряд повин­
ностей, которые должен крестьянин-арендатор выполнить
перед помещиком, сдающим ему землю: это — бесплатная
уборка помещичьего урожая, безвозмездная поставка
к столу крупного собственника фруктов, овощей, кур,
уток, вина, устройство на последние гроши всяких пирушек
и т. п. факты, которые в достаточном количестве приво­
дятся всеми, пишущими по вопросу о положении китайского
крестьянства 2).
Зн ато к китайского аграрного вопроса, немецкий агро­
ном Вагнер говорит о феодальном характере земельной
собственности, которой манчжурская династия в прошлом
наделяла своих князей и заслуженных мужей. „Эти участки
земли представляли собой некий вид феода (eine A rt Fidei­
kommiss), и далее передавались по наследству вместе
с титулом отца всегда старшему сыну, были свободны
от податей и не должны были быть отчуждаемы без им­
ператорского согласия“ 3). Как известно, все обязательства
превратились впоследствии логикой вещей в пустой звук.
Наконец, в целом ряде районов мы имеем форменно
крепостнические отношения и даже самое настоящее
рабст во. О наличии в Китае крепостнических отношений

1) Эти данные сообщили нам студенты - китайцы, участники на­


шего семинара по китайским вопросам.
а) Смотри хотя бы статьи Мифа, Альского и др.
3) Wilhelm Wagner. Die chinesische Landwirtschaft. Berlin 1926. Итак,
в Китае существовал даже институт майората, столь волновавший как
мы видели т. Канторовича.

28
имеется упоминание в разбиравшейся работе Джемисона(
Сообщающий сведения о Чжили и Ш андуне преподобный
Тимофей Ричард в примечании говорит: „Зем ля вокруг
Пекина в значительной части принадлежит принцам; они
не платят налогов правительству. Обрабатываю щие землю
суть крепостные“ (the cultivators are serfs)1). Подробные
данные, однако, не даю тся там по этому вопросу.
Но крепостнически рабские отношения мы имеем со
вершенно бесспорно сейчас в целом ряде районов Китая.
Существование форменного рабства в Гуандунне, Ш андуне
и других местах полностью подтверждается рядом дан­
ных, которые уже не раз приводились за последнее время.
В „Кантон газе т“ от 11 /XII 1926 г. указывается: „Н еволь­
ничество крестьян до сего времени сущ ествует вдоль Чану,
этот факт удостоверен результатом расследования Полит­
отдела 13 дивизии... установлено, что эти невольники
являются собственностью лендлордов (помещиков), лишен­
ные собственности и права бракосочетания“. Националь­
ному правительству приходилось даже издавать декрет
о том, что „строго воспрещается рабовладельчество“ 2).
О значительной распространенности подлинного раб­
ства говорят и многие европейские писатели. Тот же
Вагнер после того, как он описывает долгое рабство,
в которое попадает неисправимый должник и другие формы
закабаления, говорит: „число подобных порабощенных
(Leibeigenen) крестьян является как будто в Китае рас­
пространенным значительно более, чем до сих пор были
склонны допускать“ . Д алее он говорит, ссылаясь на ра­
боту Ш тенца „Крестьянин в Ш андуне“: „Есть люди, кото­
рые еще детьми были куплены богачами или ими вос­
приняты и воспитаны. Хотя все потребное доставляет им
их хозяин, даже венчает их, зато они обязаны всю свою
жизнь вместе со своим семейством служить хозяину“ 3).
Можно, наконец, как на пережиток крепостничества, ука­
зать на распространенное обычное право, заключающ ееся
в том, что крестьяне должны платить все долги своих
предков.
х) Jamieson. O p. cit p. 85.
a) Цитировано по материалам по Кит. воп. № 1, издан. Универ.
Сун-Ят-Сена.
3) W agner. Die chinesische Landwirtschaft. S, 113— 134.

29
Все эти формы рабской и полурабской зависимости
становятся особенно жестокими и распространенными
с развитием товарного и денежного хозяйства. Это, разу­
меется, ничуть не противоречит их феодально-крепостни­
ческому характ еру.

V II. К а к и е ф ормы зем ельн ой а р е н д ы п р ео б лад аю т


в К и тае?

При решении вопроса о том, насколько сильны в Китае


пережитки феодализма, чрезвычайно важно выяснить ха­
рактер арендных отношений. Этот вопрос вообще играет
немалую роль. По данным М инистерства Земледелия и
Торговли в Китае до 50% крестьян являются аренда­
торами и полу-арендаторами. По целому ряду районов
% по этим обоим категориям значительно повышается.
Установим прежде всего факты, а потом перейдем к их
оценке.
Какая форма ренты была основной в Китае в конце
19 века? Работа Джемисона и собранные им анкеты дают
ответы на этот вопрос. Стоит только взглянуть на упоми­
навшуюся сводку этих анкет, помещенную в статье т. Ра-
дека, чтобы убедиться в том, что в подавляющем боль­
шинстве мест мы имеем, как преобладающую, если только
не исключительно нат уральную аренду. О б этом говорит
Джемисон в своем предисловии, являющемся резюмэ
всех собранных им материалов: „Рента платится натурой,
будучи обычно определенной частью урожая основного
злака, риса или пшеницы. Н а лучших землях эта часть
равняется половине“...1) Нам представляется по этому не­
обоснованным утверждение т. Р адека о том, что уже
в 19 веке „почти во всех провинциях мы находим в более
или менее широких размерах денежную аренду“ 2).
Если мы теперь перейдем к современному положению,
то увидим, что несмотря на то, что за это время сильно
возрасли как товарность китайского сельского хозяйства,
так и проникновение и роль в нем капиталистических
злементов, в Китае мы попрежнему имеем бесспорное

1) Jamieson or. cit. p. 77.


2) „Новый Восток* № 16—18, стр. 12.

30
преобладание нат уральной аренды над денежной. Это
подтверждают без исключения все, кто хоть столько-ни-
будь знает китайскую деревню. О б этом говорит и т. В о­
лин, который отнюдь несклонен недооценивать элементов
капиталистического развития в сельском хозяйстве К итая,
а скорее наоборот. „Денежная аренда... распространена
сравнительно слабо, вторая форма — натуральная аренда,
в отличие от первой, является в Китае господствующей“ *).
Также и Вагнер свидетельствует о том, что натуральная
аренда господствует теперь еще повсюду, „только на
парцеллах вблизи больших городов, где есть постоянный
рынок для продуктов урожая, применяется уплата аренды
деньгами“ 2). В этом вопросе, наконец, единогласны и все
китайские источники.
Как известно, эта натур-аренда очень тяжела для
крестьян: обычно крестьянин отдает помещику половину,
а то и более своего урожая, при чем условия аренды явно
кабальные: при получении земли приходится вносить осо­
бый весьма высокий залог, помещик выговаривает себе
право досрочного сбора аренды, нередко имеет право
сгонять арендатора с земли и менять им один участок
на другие, худшие, хотя крестьяне борются с этим все­
мерно. Иногда это „железная аренда“ , фиксированная
в определенном количестве разных сельскохозяйственных
продуктов с каждого му, не снижаемая даже в годы сти­
хийных бедствий. Тов. Волин считает необходимым „особо
отметить широко распространенную форму отработочной
аренды“ .
Вопрос о явном преобладании натуральной аренды,
повидимому, не вызывает ни малейших сомнений в отно­
шении районов, находящихся в глубине страны. Посмотрим,
однако, как дело обстоит в приморских и более капита­
листических развитых областях. Правительственный »Ки­
тайский Экономический Бюллетень“ указывает, что: „боль­
шая часть земледельцев в Ф удзяне суть крестьяне-арен­
даторы, которые платят годовую ренту земледельцам
обычно нат урой... Рента собирается или определенным
количеством риса с му каждый год, независимо от состоя­

*) „Вестник Манчжурии“ № 8 1926, стр. 63.


2) Wagner. W. op. cit. s. 132.

31
ния урожая, или земледелец получает равную с арендато­
ром долю урож ая“ 1). Д аж е в наиболее капиталистических
развитых районах мы встречаем лишь наличие обоих ос­
новных форм аренды, денежной и натуральной, но отнюдь
не господство первой. В Хубее, например, старом районе
торгового „сельского хозяйства“ , „рента платится в серебре
или натурой и собирается за год или за полгода. В слу­
чае уплатой натурой, годовая рента доходит до 2 или
3-х пикулей неочищенного риса за му высоко-плодородной
земли... В Siangyang, Tsagyang и окрестностях землевла­
делец и арендатор делят между собой сельхоз. продукт
в равной пропорции“ 2).
Если взять, наконец, наиболее экономически передовую
провинцию Цзянсу, то мы увидим, что там по данным,
установленным Агрономическим факультетом Ю го-Восточ­
ного Университета, „рента в Цзянсу... платится в деньгах
или в рисе... рис в Цзянсу— главный продукт, употребляе­
мый для этой цели“ 3). В этой же самой Цзянсу можно
наблюдать, как сейчас лишь идет процесс перехода от
натуральном аренды к денежной. Так, в Сучжоу (Soochow)
„рента как было сказано ранее, уплачивалась действительно
необработанным рисом (in actual unpolished rice)... Хотя
сейчас не требуется рис и вместо него уплачиваются
деньги, тем не менее рента исчисляется в рисе. Денежная
рента основывается на ценах на рис, каковые для этой
цели фиксируются каждый год“ 4).
Тов. Волин, говоря о преобладании натуральной аренды,
отмечает совершенно правильно феодальный, (вернее, полу­
феодальный) характер этой аренды во всех ее разновид­
ностях. Против этого решительно ополчается т. Радек,
который в своем докладе в Комакадемии упрекал Во­
лина в непонимании того, что „это не есть, как мы гово­
рим, полуфеодальная аренда, это есть новая капиталисти­
ческая аренда, где помещиком является торговый капитал,
купец, чиновник, который помещает свои деньги в займы,
даваемые деревне“. О станавливаясь на этом месте, т. Бу­

3) „The Chinese Economic Bulletin“ Vol. VI № 232. Aug. s. 1925. p. 61.


) „Chinese Economic Journal“. Vol. I. Febr" 1927, № 2 p. 171.
3) „The Chinese Economic Monthly“ Vol. II № 1. Octob. 1924, p. 22.
) „Chinese Economic Journal“ Vol. I, Jannuary 1927. № 1, p. 94-95.

32
харин вскрывает всю путаницу рассуждений Радека и
задает ему совершенно резонный вопрос: если крестьянин
„занимает деньги у купца, а потом уплачивает процент
на заемный капитал, то почему это называется арендной
платой“? Тов. Бухарин приводит далее известное место
из 2-й половины 3-го тома „К апитала“, где Маркс гово­
рит, что „рента в продуктах... это форма, как нельзя
более пригодна для того, чтобы послужить базисом застой­
ных состояний общества, как это мы наблюдаем, напри­
мер, в А зии“. Во всяком случае, от „новой капиталисти­
ческой аренды “ она далека, как небо от земли. Я хочу
привести ещ е одно очень авторитетное свидетельсто по
этому вопросу.
В своей знаменитой работе о „Н овы х данных о зак о­
нах развития капитализма в сельском хозяйстве“ Ленин
ведет с Гиммером (Сухановым) дискуссию, чрезвычайно
интересную с точки зрения рассматриваемого нами вопроса.
„Соединенные Ш таты Америки — пишит т. Гиммер — это
„страна, никогда не ведавш ая феодализма и чуждая его
экономическим пережиткам“. „Э то утверждение — говорит
Ленин— прямо противоположно истине, ибо экономические
пережитки рабства решительно ничем не отличаются от
типовых пережитков феодализма, а в бывшем рабовла­
дельческом юге Соединенных Ш татов эти пережитки
очень сильны до сих пор“. Д алее Ленин раз’ясняет, почему
можно говорить о пережитках феодализма. О н отмечает
преобладание на юге Америки „типично русской“ истинно
русской“ отработочной системы, именно: издольщины...
типичный фермер негр-арендатор... половина южных ф ер­
меров— арендаторы. Но этого мало. Перед нами вовсе
не арендаторы в европейском, культурном современном
капиталистическом смысле. Перед нами преимущественно
полуфеодальные, или что то же, в экономическом смысле—
полу-рабские рабочие издольщики“ *).
Итак, прежде всего Ленин говорит, вслед за Марксом,
об издольщине, весьма распространенной в китайской
деревне, как о полуфеодальных отношениях. Затем , он
подчеркивает то, что определенные общественные явле­
ния и учреж дения, которые отнюдь не обязаны своим.

*) Сочинение Ленина, том IX, стр. 203, 204.

3 Реэолю цяонны й В о с т о к . 33
происхождением „классическому“ ф еодализму, могут
об'ективно,— с точки зрения их значения в социально-
экономическом разви т и и страны — играть т у же роль,
что и пережитки феодализма и с полной справедли­
востью именоват ься таковыми. Последнюю мысль осо­
бенно важно иметь ввиду, когда разбираеш ь, где в К итае
явления и отношения феодального порядка и где их нет.
Все сказанное о характере аренды в К итае ни в какой
мере не противоречит тому, что элементы торгового капи­
тализма довольно сильно вклинены в китайское сельское
хозяйство. Тут мы видим весьма обычное и естественное
сплетение этих полуфеодальных отношений с категориями
торгового и ростовщического капитала. Этот торгово­
ростовщический капитал, как уже отмечалось, прекрасно
использует эти отношения, в частности например,
в виде субаренды (аренда земли в целях ее сдачи непо­
средственно обрабатывающим ее), где это сращивание
выявляется особо сильно и выпукло. Н ам необходимо
сейчас остановиться на том, какой ступени развития
достиг капитализм в Китае.

V III. Р азв и т и е т о в а р н ы х отнош ений и к а п и тал и зм а


в К итае.

Несмотря на наличие многочисленных и довольно


сильных феодально-крепостнических пережитков в китай­
ской деревне, мы можем отметить бесспорно непрерывный
рост товарности сельского хозяйства и развития в нем
капиталистических (главным образом, в смысле торгового
капитализма) отношений. Разумеется, это развитие в раз­
личной мере затронуло все китайские провинции и на
основании данных, полученных в отношении некоторых
из них, в особенности, наиболее передовых, не следует
еще торопиться с обобщением касательно всей страны.
Мы имеем в Китае процесс развития торгового земле­
делия, сопровождающийся всеми характерными в данном
случае признаками: установление специализации сельско­
хозяйственных районов; рост связи крестьянского хо­
зяйства с рынком, каковой рост находит свое выражение
в крестьянских бюджетах, которые подверглись, как выш е
34
указывалось, обследованию в некоторых районах; посте­
пенный переход — как мы видели — кое-где от натураль­
ной, отработочной аренды к денежной; местами в озра­
стающее применение наемного труда и т. д. В результате
всех этих процессов мы имеем в Китае (в разной степени
в разных районах) также и процессы капиталистической
дифференциации крестьянства, когда растут в крестьянстве
оба классовых полюса за счет разложения однородной
крестьянской массы, когда происходит „выталкиванье из
земледелия наиболее разоренных и задавленных нуждой
крестьян, заполняющих ряды сельского и промышленного
пролетариата*), при чем за счет пролетаризуемого кре­
стьянства на другом полюсе процесса формируется сель-
ско-хозяйственная буржуазия, крепнущая на основе пред­
принимательства и эксплоатации наемного труда“ 2). Я не
стану приводить по всем этим вопросам подробного фак­
тического материала, так как не ставлю себе в данной
статье задачу детального освещения всех этих моментов.
Я хочу все-таки несколько остановиться сейчас на факто­
рах, способствующих „товаризации“ китайского сельского
хозяйства, чтобы затронутые мною вопросы были взяты
действительно всесторонне.
Тов. Радек совершенно прав, оспаривая мнение, будто
Китай до его столкновения с европейскими державами,
и тем более до начала углубленной их экспансии в Китай
(начинающейся, примерно, в I половину XIX в.), предста­
влял собой страну, совершенно девственную в отношении
обмена и торгового капитализма, и только упомянутым
внедрением была нарушена эта девственность. Подобное
мнение безусловно ошибочно. Во-первых, меновые и д е­
нежные отношения существовали в К итае очень давно.
Во-вторых, если взять внешнюю торговлю Китая в XIX веке,
то учитывая ее совершенно ничтожный для такой страны,
как Китай, об’ем и медленный рост, до средины 80-х годов

-1) Необходимо помнить, что в китайских условиях этот процесс


выталкивания крестьян с земли происходит не только и нестолько
вследствие развития капитализма в крестьянской деревне, сколько
в основном по совсем иным причинам.
2) „Вестник Манчжурии“ № 9 ,1 9 2 6 стр. 36. Волин. Структура сель­
ского хозяйства в Китае.

3* 35
прошлого сто л е ти я1), едва ли можно допустить, чтобы
эта внешняя торговля могла внести особо существенные
изменения в социально-экономическую структуру такой
колоссальной страны , как Китай.
Вместе с тем мы видим, что с конца XIX в. внешняя
торговля, развивается довольно быстрым темпом: за деся­
тилетие 1885— 1895 г. она удваивается (с 153.206 тыс.
таэлей до 314.990 тыс. таэлей), за следующую декаду
она возрастает более, чем вдвое (674.989 тыс. таэлей
в 1905 г.), далее мы имеем тоже быстрый рост, хотя
и с несколько более медленным темпом (удваивание
примерно к 1920 г.) и, наконец, она достигает 1.789.995 тыс.
таэлей в 1924 г. Подобное развитие внешней торговли
свидетельствует о росте товарности сельского хозяйства
Китая, росте торгового земледелия. Ф орсируется экспорт
продуктов стариннейших отраслей китайского сельского
хозяйства, напр., шелка-сырца (с чаем, как известно, полу­
чается на международном рынке серьезная заминка);
растет экспорт, а вместе с тем и производство техниче­
ских торговых культур, в первую очередь, хлопка; появ­
ляются новые экспортные статьи, вроде бобов, и быстро
растет их культивирование,
Спрос на сельско-хозяйственное сырье пред’являет
и китайская промышленность (текстильная2), мукомольная,
маслобойная), хотя и небольшая, но всетаки непрерывно,
хотя и с переменным, иногда очень очень замедленным

х) Вся внешняя торговля Китая в этот период (экспорт—импорт)


колеблется между 136.956.000 хайгуанских таэлей в 1871 г. и 153.206.000
таэлей в 1885 г.
(Курс таэля колеблется в зависимости от изменения ценности
серебра и др. причин, и равняется в среднем, примерно, полутора
золотого рубля).
2) Интересно отметить тот факт, что из восьми, приблизительно, мил­
лионов пикулей (пикуль=133Ѵ , фунтам), которым равнялся весь урожай
хлопка в Китае в 1923 г., свыше пяти с половиной миллионов пикулей
приходится только на три провинции, Цзянсу, Шчжили и Хубей, в кото­
рых находятся три крупнейших индустриальных центра Китая: Шанхай,
Тзянцзин и Ханькоу („The Chinese Econ. Monthly“ Vol. II № 3, Dec.
1924 p. 5). Тесная связь хлопководства с развитием текстильной про­
мышленности хорошо изображена в другой статье того же журнала
(„The Chin. Econ. Monthly“ № 7 April 1924. C otton mills & raw cotton
Supply in Tientsin).

36
темпом растущ ая, начиная с конца прошлого в е к а *).
Создание промышленных центров увеличивает торговый
спрос на основные продукты сельского хозяйства. С ущ е­
ственную роль, наконец, в этой товаризации играет рост
денежных налогов, связанных с финансовым закабалением
Китая империалистами, гнетом милитаристов и т. д.
Рост торгового земледелия ведет к усилению в китайской
деревне торгово-ростовщ ического капитала в образе скуп­
щика, в особенности кредитора. О бщ еизвестно, что гос­
подство ростовщического капитала над китайским мужиком
принимает особо варварские и кабальные формы (вплоть
до домового рабства), что вполне соответствует (как это
еще отметил Ленин в своем „Развитие капитализма
в России") именно крайней отсталости социальных отно­
шений.
Все перечисленное выше относится к области бесспор­
ных фактов. Н о, констатируя их, мы отнюдь еще не ре­
шаем вопроса о том, в какой мере, насколько товарные
отношения, которые безусловно значительно развиты,
являются господствующими в экономике страны, в ее сель­
ском хозяйстве. Этим мы еще не даем ответа на вопрос:
какого уровня капиталистического развития достиг Китай
сейчас? В самой концепции т. Радека необходимо зало­
жена переоценка этого уровня, именно потому, что он не
видит в современном Китае существеннейших докапита­
листических отношений, именно, отношений феодально-
крепостнических. Подобный подход всецело увязывается
со всей его концепцией китайской истории, почему мы
и хотим несколько остановиться на рассмотрении этой
концепции.

') З а последнее время в нашей периодической печати выставлялись


немало явных ошибочных утверждений о китайской промышленности,
главным образом, относительно ее удельного веса в экономике страны.
При этом выявилась как переоценка роли и значения этой промыш­
ленности, так и обратное. Примером недооценки роли,-капиталисти­
ческой промышленности в Китае может служить мнение т. Мифа,
(»Большевик“, № 1, 1927), который говорит о „подсобном“ характере
всей китайской промышленности. Противоположную ошибку встречаем
мы в интересной статье т. Рубинштейна („Большевик* № 9, 1927
„К характеристике экономики Китая“). Не имея возможности останав­
ливаться тут на этом вопросе, я хотел бы к нему вернуться в особой
статье.

37
IX. О р азви ти и и рол и торгового к а п и т а л а в ки тай ской
и сто р и и с д ревн ей ш и х врем ен.

В упоминавшейся уже не раз своей статье, помещенной


в последней книжке „Н ового Востока“ (№ 16— 17) тов.
Радек делает чрезвычайно интересную попытку дать схему
китайской истории с марксистской точки зрения. Как он
сам заявляет на первой же странице, он вполне отдает
себе „отчет в том, что пока что дело может итти только
о рабочей гипотезе, требующей еще очень продолжитель­
ной проработки“. Это совершенно верно, и потому, как
бы ни были спорны, а местами и необоснованы неко­
торы е общие и частные выводы, к которым приходит
т. Радек, это не мешает большой ценности его построе­
ния, именно как рабочей гипотезы, мимо которой не
сможет пройти никакой марксист, который возьмется
серьезно за изучение китайской истории. Мы не займемся
сейчас разбором и анализом всей концепции т. Радека
в целом, ни в силу тех целей, которые мы себе ставим
в настоящей статье, ни по целому ряду иных причин.
Мы остановимся лишь на одном моменте, непосредственно
связанном с предметом нашей статьи.
Во всем своем построении т. Радек стремится особенно
выпятить денежные и торговые отношения, которые как
известно, в той или иной мере, существовали в Китае
с самой наиглубокой, седой старины. При этом он явно
впадает в переоценку места и роли эт их отношений
в Китае почти во всех исторических эпохах. Д авая
характеристику древнекитайского феодализма периода
Чжоусской династии (с 1122 до 256 г. до христ. эры),
на основе разбора конфуцианской литературы (книг Мен-
Цзы), т. Радек определяет затем попытки императора
новой Циньской династии (с 255 до 206 г. до хр. эры)—
Ш и-Хуан-Ди, собрать распадавш ееся государство, как
попытку „создать не феодальную, а централизованную,
опирающуюся на торговый капитал власть“ (стр. 30).
В другом месте он говорит об этом, как о „попытке соз­
дания вполне централизованного государства, опираю­
щ егося на денежное хозяйство“. Понятно, трудно оспари-
38
вать положение, относящееся к периоду, о котором могут
свидетельствовать лишь легендарные китайские летописи.
Судя по этим же источникам, деньги в Китае имелись
с незапамятных времен. Так, наприм, Морс сообщает:
„Ракушки принимались в уплату налогов с ХІѴ-го века...
Из металлов золото как будто рассматривалось в ка­
честве средства обращения между XI и XII веком до
хр. эры... Ж елезо употреблялось для монет во время
Ханьской династии (до P. X. 206)“ ... х). Все это, однако,
не дает никаких оснований утверждать, что в эпоху
Ши-Хуан-Ди более чем две тысячи лет тому назад, „место
натурального хозяйства заняло денежное хозяйство“
(стр. 34) и что „мы имеем здесь дело с возникновением
абсолютизма“, да еще опирающегося на торговый капитал,
хотя Радек в подтверждение этого и приводит легенду
„о богатом купце, который способствовал воцарению
Цин-Ши-Хуан-Ди “ •
Аберрация т. Радека становится еще яснее, когда он
переходит к более поздним, более исторически известным
временам. После разбора краха попытки Ши-Хуан-Ди центра­
лизовать Китай, Радек прямехонько переходит через 15 ве­
ков к Ю аньской или Монгольской династии (1280— 1368) 2),
под властью которой Китай достиг небывалого расцвета,
о чем имеются свидетельские указания европейцев (зна­
менитое путешествие Марко Поло). О Ю аньской династии
т . Радек уже прямо говорит со всей категоричностью,
что она „бы ла высшим этапом развития китайского абсо­
лютизма, напоминающим типичные абсолютные монархии
конца XVIII в. в Европе,., тип... государства помещиков,
находящихся в блоке с торговым капиталом, в чистом
виде“ (!) (стр. 37). Правда, на той же странице ниже он
говорит о том, что монголы „принесли с собой органи­
зацию вполне феодального типа... Поло дает описание
феодальной организации управления. Но в социальном
отношении Ю аньская династия представляла собой не
феодальное государство". Не останавливаясь на том,
какая путаница имеется во всем этом, переходим к тем

Н. В. Morse! The Trade and administration in China, p. 136.


2) Нужно иметь в виду, что в этой главе т. Радек задается лишь
щелью выяснить «классовый характер китайского государства“.

39
экономическим отношениям, на основе которых т. Р ад ек
делает свои выводы о социальных корнях империи
Хубилай-хана.
Мы, действительно, видим в тот период расцвет тор­
говли, в то время даже имеются в К итае кредитные билеты,
которые имеют хождение на всем протяжении великой
империи Монгольских владык, в то время как сейчас не
всякий кредитный билет Пекинского банка имеет хожде­
ние в Тянцзине. Все-таки эта торговля была по преиму­
ществу торговлей предметами роскоши, затрагивающ ей
лишь верхушки общества, встречающ ейся во всяком
феодальном обществе, ибо „абсолютно-натуральное“ ф ео­
дальное общество есть теоретический идеал, не встре­
чающийся на земле. Сам Радек отмечает, что М арко
Поло говорит о жемчугах, драгоценных камнях, сукнах
с золотом; из предметов народного потребления, являю­
щихся об’ектом торговли, он может указать лишь одну
соль. В другом месте Радек впрочем соглаш ается, что
„в средние века денежное хозяйство охватывало лишь
верхи феодального общества, почти не проникая вглубь
деревни“ (стр. 11). Совершенно непонятно как на основе
подобного развития обмена могло сложиться предпола­
гаемое господство торгового капитала, получившее свое
политическое выражение в абсолютизме Монгольских
императоров, который как будто похож как две капли
воды на „абсолю тные монархии конца XVIII века
в Европе“ .
Наконец, критическая оценка всех росказней Марко
Поло о китайской торговле и вообще всей экономике вскры­
вает явные преувеличения этого венецианского авантю ­
риста. Тов. Канторович говорит в упомянутой статье об
этих „грубых преувеличениях“ Марко Поло: „О н (т.-е. Поло)
утверждает, что грузооборот вверх по Янцзы определяется
в его время (т.-е. в конце XIII века) цифрой до 200.000
судов, вместимостью в 150—500 тонн, стало быть, от 30
до 100 мил. тонн в год — между тем ещ е в 1920 г. весь
тоннаж судов, прошедших через морские таможни на этой
реке (вошедших и вышедших вместе) составил всего 161/2
милл. тонн. В другом месте из утверждений Поло выте­
кает, что в Ханьчжоу насчитывалось 2.16Ö.000 ремеслен­
ных мастеров и подмастерьев—цифра при общей числен­
40
ности населения всего Китая, не превышавшей в то
время 60 милл., явно невозможная“ х).
Мы совершенно не касаемся здесь массы интересней­
ших вопросов, подымаемых в этой статье т. Радеком, и
переходим к тому, как он изображает положение китай­
ской экономики в период непосредственно нас интересу­
ющий, именно в XIX веке. И тут он явно склонен к
переоценке в том же самом направлении. Начинает он с
того, что „в XIX в. торговля в К итае вовсе не напоминает
уже средневековую торговлю “ (стр. 11). „Было бы, разу­
меется, неверно думать, что китайский крестьянин все
производил на рынок... Н о китайский землепашец был
связан с рынком“ (стр. 14). Это в основном верно, хотя
безусловно имелись в XIX в. в К итае значительные рай ­
оны, где эта связь была совершенно ничтожна, или даже
совершенно отсутствовала. Крестьянин, говорит далее
Радек, на вырученные за хлеб деньги „покупал предметы,
необходимые для его хозяйства — железо, соль, одежду
и т. д.“ стр. 12). Прежде в сего '— ж елеза требовалось в
то время крестьянскому хозяйству чрезвычайно мало,
особенно, если учесть крайнюю примитивность всех его
Сельскохозяйственных орудий. Ч то касается покупки кре­
стьянами одежды, то таковая являлась в то время исклю­
чением, а не правилом: городское ремесло не выделывало
тканей, потребных деревне, ввоз иностранного текстиля
был в то время совершенно ничтожен, и крестьянство в
то время в массе одевалось (да в немалой степени оде­
вается и поныне) в материи, изготовлявшиеся его соб­
ственной натурально-хозяйственной домашней промышлен­
ностью. „Почти во всех провинциях мы находим в более
или менее широких размерах денежную аренду“ (стр. 12),
уверяет нас далее т. Радек, в то, время как приведенные
им самим же данные Джемисоновских анкет, относящихся
к концу XIX в., говорят об ином.
Между прочим, говоря об экономике этого периода,
Радек основывается, гл. обр., на показаниях русского монаха
Иакинфа, который был довольно вдумчивым наблюдате­
лем, но всетаки не годится в высшие авторитеты по воп­
росам истории китайской экономики. Доверие Радека к

х) „Новый Восток* № 15, стр. 79.

41
Иакинфу настолько велико, что он реш ается повторять
за ним довольно нелепые в отношении Китая вещи: „Р е­
месло в XVIII в. в Китае... пережило себя. Разрушение
средневековых отношений в ремесле в Китае зашло, может
быть, еще дальш е чем в Европе. По крайней мере, Иа-
кинф утверж дает что гильдий и цехов в его время в К и­
тае не сущ ествовало (?), и от них сохранились только
воспоминания и остатки“ (?) (стр. 15—16).
В многовековой истории Китая мы имеем неоднократно
случаи „декаданса“, но если мы возьмем историю его
экономического развития на протяжении XIX— XX веков,
то все-таки тут имеем дело не с регрессом (опять появи­
лись цеха, уже давно исчезнувшие) х), а с несомненным,
хотя может быть и не очень быстрым, прогрессом.

г) Как известно, ремесленные цеха и гильдии существуют в Китае


в большом количестве и по сей день. З а последние годы, в восточ­
ных приморских провинциях, идет довольно энергично процесс капи­
талистического разложения цехового ремесла, превращающий самостоя­
тельных и полусамостоятельных ремесленников в рабочих домашне-ка-
питалистического производства, создающий местами из мелких пред­
приятий мануфактуры. Этим процессам соответствует распад цеховых
организаций. Все это, в отношении северо-китайского коврового ре­
месла, недурно изображено в брошюре: С. С. Chu and Thos. Blaisdell
„Peking Rugs and Peking Boys“ (приложение к журналу „The Chinese
Social and Political Science Review“ 1924). — В ином, однако, положе­
нии находилось цеховое ремесло к концу XIX. О б этом можно судить,
хотя бы по известной книге Н . В. Morse »The gilds ot China“, кото­
рая, хогя и вышла в 1909 г., но основывается, гл. образом, на работе
о цехах D. J. Macgowan’a (помещенной в Jonrnal of North China Branch
of the Royal As. Society, 1888 —■1889) и данных Decennial R eports
таможенного ведомства за 1892—1904 г. Хотя в данных, сообщаемых
Морсом не так легко разобраться, все таки видно, что специфически
средневековые формы организации ремесла в этот период не только
не исчезли окончательно, но в известной мере процветали.
Между прочим, общераспространенное убеждение о разрушающем
действии конкуренции дешевых иностранных товаров, оказывается не­
верным в отношении городского ремесла, которое в значительной
мере выделывало совсем не то, что ввозили европейцы, частично же
работало на экспорт (напр, шелковая промышленность.)
Вместе с тем, в силу экономической замкнутости и обособленности
многих районов, удаленных от железных дорог и крупных водных пу­
тей, мы находим и по сей день в подобных районах ремесло, мирно
расцветающее в типично средневековых формах организации. На воп­
росе о ремесле мы думаем как-нибудь остановиться поподробнее
особо.

42
Обратимся теперь, в заключение к тому, как обстоит
дело с развитием товарных отношений в современном
Китае, с образованием и консолидацией внутреннего
рынка.

X. О бразование н ац и он ал ьн ого внутренн его р ы н к а


в К и тае.

Мы уже отмечали, что в отношении развития товар­


ности хозяйства разных районов в Китае существует
чрезвычайная пестрота.
Если товарные отношения сравнительно сильно раз­
виты в провинциях приморских и включающих в себя
крупные торговые узлы и промышленные центры, то этого
совсем нельзя сказать о других областях. Во многих из
последних крестьянское хозяйство носит в значительной
мере замкнутый самодовлеющий характер, незначительно
связано с рынком и денежными отношениями: тут мы в
немалой степени находимся в области натуральных отно­
шений, а также простого товарного хозяйства. Целый ряд
общих показателей, также говорят о том, что в К итае—
стране экономически в общем и целом весьма отсталой,
несмотря на наличие в ней в некотором размере наиболее
передовых, капиталистических хозяйственных ферм—раз­
витие товарных отношений еще не отпраздновало полную
победу.
Возьмем хотя бы внешнюю торговлю Китая. Несмотря
на отмечавшийся быстрый рост внешней торговли, не­
смотря на ее сравнительно значительные абсолютные раз­
меры, эта торговля, взятая соотносительно к такому
колоссальному экономическому организму, как Китай, не
так уж велика. Н а этом сходятся почти все серьезные
буржуазные экономисты. Такой знаток Китая, как про­
фессор Ремер, в своей очень интересной книге о „Внеш­
ней торговле Китая“ прямо говорит, что основной факт в
отношении внешней торговли в целом, который поражает
изучающего эту торговлю, это „ее малый об‘ем... В то
время как Китай... содержит в себе около 20% мирового
населения, его доля в мировой торговле никогда не до­
стигала 2 % ... Подушно (per capita) торговля равнялась
1.09 хайгуан таэля в 1901 г. 2,12 таэля в 1911 г. и 3,77

43
таэля в 1921 r .“ . Ремер далее сравнивает эти подушные
данные о К итае с другими восточными странами: „В
1921 г. часть торговли приходящаяся на одного человека
в Индии была вдвое больше чем в К итае, а в Японии
больше в десять раз" 1).
Понятно, не нужно переоценивать значение и д оказа­
тельность подобных расчетов, но во всяком случае они
довольно показательны.
Большинство авторитетных лиц сходятся на том, что
Китай пока ещ е в самой небольшой степени „вскры т“ как
рынок, как для иностранной так и туземной крупной со­
временной промышленности. Есть даже мнение, понятно
ложное, что „по причине своих размеров и большего на­
селения, Китай всегда сохранит свою автаркию т. е.
остается в значительной мере земледельческим и само-
удовлетворяющимся“ а).
Существенным моментом для нормального развития
товарных отношений является урегулированное денежное
обращение. Если в Китае существовали кредитные билеты
в самые архаические времена, то зато во времена более
к нам близкие этот вопрос обстоял из рук вон скверно,
едва ли отражая победоносное продвижение капитализма
в Китае, начиная с XIX века, предполагаемое т. Радеком.
Китай не имел до конца прошлого века своей крупной
монеты.
С ущ ествовала чрезвычайно неудобная громоздкая, ма­
лоценная разменная монета (кэш).
Кинг в своей знаменитой книге „Земледельцы сорока
веков“ очень красочно рассказывает о том, как развозили
на тачках по Ш анхаю горки связок этих кэш (мелкая,
медная монетка с дырочкой по средине) или как хозяин
расплачивался с грузчиками, черпая монету из мешка, со­
державш его „пол-бушеля несвязанной монеты “ 3). Серебро
же шло только весом, в определенных весовых единицах
сплавов установленной пробы (таэлях). При этом „Китай­
ский Экон. Ежемесячник“ насчитывает по стране „72 стан­
дартных таэля... разнящихся как в весе, так и в пробе“. 4)
-1) C. F. Remer. Foreign Trade of China. 1926, p. 231—233.
2) „Chinese Economic Journal* Vol. I № 2 Febr. 1927 p. 196.
3) F. H. King. Farmers of forty centuries, p. 77.
l) „The Chinese Economic Monthly“ Vol. II № 5, Febr. 1925, p. 29.

44
Вполне естественно, что в Китае начали обращаться ино­
странные монеты, особенно с серебряным курсом, так как
серебро было издавно в Китае основным денежным метал­
лом. Поэтому очень привились в Китае мексиканские
доллары, и лишь в конце прошлого века началась чеканка
и китайских серебряных долларов. Но они далеко не
пользовались тогда всеобщим распространением в стране.
Вот что сообщ ал Ш анхайский журнал „N orth China
Herald“ от 24 июля, 1896: „Есть в Китае провинции,
где серебряный доллар принимают только как курьез, но
не признают как легальное обеспечение (as a legal tender).
Явно к этим провинциям относятся Юнань, Гуйчжоу, Ху­
нань, Ш енси, Ганьсу и Сычуань. Чиновники Сычуани пы­
таются теперь ввести новые правительственные серебря­
ные доллары и разменную монеты во всеобщее пользо­
вание в этой провинции“ 1).
Оказывается, однако, что даже теперь кое-где поло­
жение не так уж сильно изменилось в этом отношении.
Вот что сообщ ает „Кит. Эконом. Бю ллетень“ о совре­
менном положении в Гуйчжоу: „Х отя серебряные дол­
лары обращаются на рынке, все предметы оценены в се­
ребряных таэлях. Всякий делец (business-man), расхаживая
по городу, несет в своем кармане весы. Изолированное
положение провинции оставляет уровень и образ жизни в
значительной степени таким же самым, каким он был
сотни лет тому назад“ 2). Понятно, весь Китай не Гуйчжоу,
но и Гуйчжоу тоже отнюдь не маленькое исключение.
Если мы возьмем вопрос о товарных отношениях в
целом, как процесс образования и консолидации нацио­
нального внутреннего рынка, то мы увидим, что этот
процесс в К ит ае далеко еще не закончен. В К итае сей ­
час еще во многих местах торговля ведется в узких зам­
кнутых рамках местного рынка. Эти локальные рынки
сплошь и рядом представляют собой независимые обосо­
бленные системы, плохо или совсем несвязанные друг с
другом. Явление это выражается в тех громадных разли ­
чиях в цене на один и тот же продукт в разных местах,
с которыми мы там встречаемся.

1) Цитирую по U. S . Consular Reports Vol. L, II № 194. Nov. 1896.


a) „The Chinese Economic Bulletin № 189, October 4, 1924.

45
Что же препятствует консолидации национального
рынка в Китае? Разум еется, соверш енно ошибочным яв­
ляется довольно распространенное не только в буржуаз­
ной литературе, но и у нас мнение о том, что неслыхан­
ное разорение и пауперизация народных масс являются,
сами по себе, независимо от прочих данных, таковым пре­
пятствием. Э то по сущ еству есть повторение старинной
ошибки русских народников, которую опроверг давным-
давно Ленин, доказав, что крестьянство, разоряясь и тем
самым потребляя меньше, может быть в то же время вы ­
нуждено больше покупать, больше обращ аться к рынку,
вследствие полного разрушения его домашней промыш­
ленности и т. д.
Однако, подлинных причин, тормозящих процесс обра­
зования в Китае внутреннего рынка, очень много и все
они совершенно ясны. Остановимся хотя бы на важней­
ших. Состояние путей сообщения в К итае крайне неудо­
влетворительно с точки зрения запросов современного
хозяйства. Ж елезных дорог в Китае чрезвычайно мало,
общее их протяжение, по самым „максимальным“ подсче­
там, включая чуть ли не все промышленные ветки, во
всяком случае не больше 131/2 тысяч килом етров1): „О т­
носительная плотность“ этой сети крайне не велика. По
данным помещенным в „China W eekly Review“ 2) на одну
милю железнодорожного пути приходится в Германии
1. 698 человек, в С С С Р — 3.360, в Британской Индии —
8.960, а в Китае — громадная цифра 73.897 человек. О т ­
сутствие железных дорог совершенно подрезывает даль­
нейшее развитие горной промышленности, несмотря на
наличие в стране —- вопреки высказывавшимся сомнениям —
больших ископаемых богатств. Правда, в Китае имеется
довольно развитая сеть внутренних водных путей, но не
надо ее переоценивать, к тому же одними водными путями
никак не обойтись. Поэтому „по старым караванным д о­
рогам идет товарное сообщение, часто являющ ееся даже
не гужевым, а вьючным, по своей медленности и дорого­

*) 13.392 километра по данным т. Канторовича. „Иностранный


капитал и железные дороги Китая“, стр. 89.
2) Цитирую по Канторовичу, op. cit, стр. 90—91.

46
визне совершенно не соответствует потребностям совре­
менного товарообмена“ (Канторович).
Ссылки на быстрое развитие в Китае автотранспорта,
которые делаю тся многими, тут совершенно почти не
причем. Н е касаясь уж того, что вообщ е то автомобилей
в Китае пока немного, очень интересно их распределение
„по специальностям“: по данным Правит. Бюро Эконом,
информации от 1924 г, в Китае было 8.508 пассажирских
машин, в то время как грузовиков вместе с автобусами
всего 1.130 машин, из них половина в провинции
Цзянсу 1).
Образованию внутреннего рынка очень мешают все­
возможные пережитки феодализма, в первую очередь, ли-
кины, сильно затрудняющие свободу товарообращения.
Крайне отрицательно действует в этом направлении та
политическая децентрализация страны, которая с давних
пор была очень сильна в Китае, и которая достигла своих
пределов в период господства „милитаристов“, когда стра­
на распалась на какие то независимые королевства. Э та
децентрализация не дает установить единство денежной
единицы и единство мер, что тоже являяется не послед­
ним моментом в успешном развитии торговли. Наконец,
ведущаяся в Китае непрерывно война часто парализует
для торговой деятельности те немногочисленные железные
дороги, которы е там имеются.

Несмотря на все внутренние и внешние препятствия,


стоявшие на пути его экономической эволюции, Китай
сделал за последние несколько десятилетий заметные
шаги по пути капиталистического развития. По вопросу
о том, каковы эти шаги в области промышленности, я
хочу остановиться особо в другом месте.
Вместе с тем в экономике и во всем социальном строе
Китая имеются отнюдь не малочисленные и чрезвычайно
сильные феодально крепостнические „пережитки“. О три-

*) „The Chinese Economic Bulletin № 194, Novemb. 8, 1924.


В местном транспорте оказывается та же картина, что и во мно­
гих других отраслях: чрезвычайная дешевизна труда людей, согласнь х
заменять собой рабочий скот, тормозит введение машин.

47
цание существенной роли этих пережитков и даже самого
факта их наличности, неизбежно ведет к целому ряду
ошибок в оценке характере китайской революции, ее
темпа, этапов и перспектив, в определении основных
тактических задач, стоящих перед нею.
Все эти ф еодальные отношения обнаруживают свою
необычайную устойчивость и живучесть именно потому,
что империалисты опираются на систему этих отношений
в целом в своей борьбе за сохранение и укрепление
уже имеющихся в Китае позиций и завоевание новых.
О б а эти ф актора так тесно переплелись в китайской дей­
ствительности, что борьба против одного из них совер­
шенно неотделима от борьбы против другого. Эта неот­
делимость друг от друга обеих задач (уничтожение остат­
ков феодализма и свержение гнета империалистов) отра­
ж ается в характере китайской революции, которая должна
быть определена, прежде всего, как революция анти-им-
периалистическая и, вместе с тем, как буржуазно-демокра-
тическая на данном ее этапе.
Последний момент сам по себе, разумеется, нисколько
не дает ответа на вопрос: какой класс может быть и
будет руководителем, гегемоном этой великой революции.
Рассмотрение этого вопроса выходит за рамки настоящей
статьи. Мы являемся свидетелями того, как этим гегемо­
ном становится героический китайский пролетариат.

Генрих Я —н.

Н ационально-освободительное движ е­
ние во внутренней М онголии.
I. Э коном ические и п оли ти чески е условия.
Внутрення М онголия представляет в настоящее время
ряд разрозненных в хозяйственном и административном
отношении районов, населенных монголами и китайцами.
Н есмотря на то, что монголы являю тся коренным населе­
нием внутренней Монголии, численное соотношение основ­
ных национальных групп (монголы и китайцы) таково,
48
что китайская часть населения явно преобладает количе­
ственно, доходя до 10 с лишним миллионов, в то время
как всех южных монголов (в отличие от северных мон­
голов, населяющих внешнюю Монголию), примерно, насчи­
тывается 2Ѵ2 миллиона человек. Таким образом, в самой
внутренней Монголии монголы представляют национальное
меньшинство. Разобщ енность внутренней Монголии лучше
всего выражена в административном ее устройстве. И з
центральной части внутренней Монголии образованы три
т. н. специальные провинции: Жехе, Чахар, Суйюань,
в состав которы х вошли монгольские хошуны, на ряду
с китайскими сянами (уездами) образованными на тер ­
риториях, освоенных китайцами. Восточная часть внутрен­
ней Монголии, сейм Чжиримский, оказалась поделенной
между тремя манчжурскими провинциями: Хейлуцзянской,
Гиринской и Мукденской. Западная часть Алашань и Ку-
кунор находятся в составе провинции Ганьсу. О собое по­
ложение занимает округ Кулумбуир (Барга), который
входит в состав Хейлуцзянской провинции. В составе
последней встречаю тся также даур-монголы в районе
города Цицикар.
Хошуны внутренней Монголии в своем большинстве
представляют уделы князей, обладавших в прошлом
суверенными правами, которые были гарантированы манч­
журской династией на основе вассальной зависимо­
сти монгольских князей от нее. Таким образом, внутрен­
няя Монголия, раздробленная на ряд уделов, имеет само­
стоятельность, выраженную в феодально-патриархальной
форме в виде автономии отдельных хошунов, управляемых
князьями. О бщ ая культурная отсталость монгольского на­
селения, темнота, невежество и религиозный фанатизм
были умело использованы официальным Китаем, политика
которого была построена на привлечении симпатий верхних
слоев монгольского населения:— светских и духовных ф ео­
далов (князей, гегенов и т. д.)— путем сохранения за ними
привилегий, путем различного рода подачек и подкупов
их» обеспечивая таким образом пути т. н. мирного эконо­
мического завоевания Монголии. В результате такой поли­
тики монгольские хошуны, будучи в правовом отношении
более или менее самостоятельными, по мере укрепления
китайского влияния, которое шло по линии завоевания

4 Революционны й Восток, 49
монгольского рынка китайским торговым капиталом,
с одной стороны, и постепенного освоения земельных
просторов китайцами с другой, еще до свержения манчжу-
ров сказались в сильнейшей зависимости от соседних
провинций К итая. К этим соседним провинциям отдель­
ные раоны внутренней Монголии географически приле­
гают, экономически тяготеют и политически от них зави­
симы. Поэтому общее политическое положение во вну­
тренней Монголии складывается прежде всего в резуль­
тате соотношения военно-политических сил в соседних
провинциях: политическое положение в западней части
зависит от положения Ганьсу, Ш енси и Ш анси, а в цент­
ральной и восточной части от положения провинции
Чжили и Манчжурии.
В экономическом отношении внутренняя Монголия
даже в пределах хошунов неоднородна. Скотоводческое
хозяйство в примитивно-пастбищных формах сохранилось'
в северной части страны, в песчаных раойнах. В восточ­
ной части, сеймах Чжиримском, Чжосотуйском и отчасти,
Чжоудасском большая часть монгольского населения за ­
нимается земледелием. Социальное расслоение населения
наиболее выражено в этих земледельческих районах. Н а
ряду с крупными земевладельцами монголами здесь
имеется и монгольское батрачество. Кустарно-ремесленное
производство и торговля целиком сосредоточены в руках
китайцев. Основные социальные группы монгольского на­
селения следующие:
1. А ратская масса, т.-е. монгольское крестьянство. С о
хранившийся ещ е феодальный строй тяготеет над массой
аратского населения. Самый угнетенный слой аратюв,
который находится на положении рабов у феодальных эле­
ментов, назы вается харчи, т.-е. чернь. Эти харчи соста­
вляют как бы круг личных подданных феодала, обслужи­
вают хозяйство его и не имеют почти никакой личной
самостоятельности. Это самая забитая, угнетенная и
культурно отсталая часть аратов. К аратским же мас­
сам нужно отнести и интеллигенцию, которая в массе
своей является выходцами из аратских кругов. Аратская
масса есть основная, самая многочисленная часть монголь­
ского населения.
50
2. Ламы (монахи). Процент их несколько ниже, чем во
внешней Монголии, но все же они составляют около
15—20% всего монгольского населения. Ламство не пред­
ставляет однородной социальной группы. Нисшее и сред­
нее ламство имеет связь с хозяйством. Высшее ламство,
которое занимает командное положение в аппарате дам­
ской церкви, в особенности, князья этой церкви т. наз. ге-
гены, т.-е. перерожденцы (их во внутрнней Монголии
около 90) имеют и до сих пор больш ое политическое
влияние на всю массу аратского и ламского населения.
Формально ламство не несет обязанностей налоговых и
воинских, фактически же этими привилегиями пользуются
лишь высшие слои ламства.
; 3. Ф еодалы — прежде всего владетельные князья, их
около 50. Большинство хошунов внутренней Монголии,
как уже отмечалось, суть не что иное, как уделы князей.
Тайджи и табинары — тоже привилегированная прослойка,
занимающая промежуточное положение между основной
аратской массой и феодалами и князьями. Это своего рода
монгольское мелкопоместное дворянство, г.о имуществен­
ному положению стоящ ее не выше основной аратской
массы, но пользующееся еще некоторыми привилегиями
в силу исторических традиций, по которым они считаются
в разряде „белой кости“.
Торговой и промышленной буржуазии и ремеслеников
среди монгольского населения не существует.
Китайский торговый капитал занимает монопольное
положение на монгольском рынке. О н сосредоточил
в своем аппарате как вывоз монгольского сырья, так и
снабжение монгольских хошунов товарами, обеспечив та ­
ким образом предпосылки для самого беспощадного эко-
мического закабаления широких слоев монгольского насе­
ления. Роль торгового капитала не ограничивается рам­
ками товарообмена. Он принял также ростовщические
функции, как наиболее выгодные в условиях феодальной
Монголии. Ростовщический капитал имеет приложение
в виде займов хошунам на т. н. общественные нужды,
в числе коих расходы по содержанию князя и его клики
играют доминирующее значение.
Начало колонизации внутренней Монголии в широких
размерах относится к периоду после русско-японской

4* 51
войны, когда Китай увидел реальную опасность, навис­
шую над Манчжурией и внутренней Монголией со сто­
роны империалистических России и Японии. Поток пере­
селенцев из провинции Чжили в Ш андунь и Ш анси на­
правлялся в первую очередь в восточную часть внутрен­
ней Монголии, которая граничит с Манчжурией. Все пере­
селенческое дело с этого времени принимает более или
менее организованнный характер, и ему придается госу­
дарственное значение. Опыт последних двух десятков лет
свидетельствует о том, что вся колонизационная политика
проводится под углом зрения наиболее плотного заселе­
ния районов в внутренней Монголии с целью оконча­
тельного закрепления их за Китаем. Во всей переселен­
ческой политике совершенно игнорируются интересы мон­
гольского населения и не придается никакого значения
даже экономической роли скотоводческого хозяйства
в общенародном хозяйстве Китая. Колонизация земель
внутренней Монголии проводится без землеустройства
местного" монгольского населения, осущ ествляется по су ­
ществу организованный захват земель монгольских хошу­
нов. Местное монгольское население лиш ается сколь ни­
будь твердо установленных границ землепользования. П о­
этому размеры монгольского землепользования нивели­
руются по китайскому земледельческому уровню, значит,
в смысле земельной обеспеченности скотовод монгол
ставится на земледельческий китайский паек.
Процесс оседания южных монгол на землю происходит
механически, непосредственно от скотоводства к земледе*
лию, минуя промежуточные формы хозяйства, чем об ‘я»
сняется отсутствие во внутренней Монголии районов со сме=
шанным скотоводчески-земледельческим или, наоборот, хо­
зяйством. Монгол скотовод идет по линии наименьшего со­
противления: он снимается с колонизуемого участка, за ­
бирается в районы, где по почвенным условиям (пески,
камни) не предвидится переселенцев китайцев, или уходит
подальше на север. З д ес ь он обречен на пребывание за ­
брошенного в глушь номада, оттертого от путей куль­
турно-экономического прогресса на очень продолжитель­
ный период времени. Монгольское земледелие не может
угнаться в смысле интенсивности за китайским. З е м л е ­
делец монгол, расставш ись со своим скотом и со всем
52
тем, что характеризовало его полукочевой быт, должен
затратить очень много средств и времени, чтобы осво-*
иться в обстановке земледельца и оседлого жителя. Н и ­
какого намека на организацию помощи при переходе на
земледелие, в виде ли сельско-хозяйственного кредита
или в другой форме, кроме „заботы “ ростовщического
торгового китайского капитала, который на этой почве
имеет возможность еще больше закабалять широкие массы
земледельческого монгольского населения, не существует.
Поэтому монгольское земледелие в общем выглядит до­
вольно безотрадно, оно не сводит концов с концами
в пределах собственного потребления.
Специфическая черта китайской колонизации кроется в
силе масс, способности десятков и сотен тысяч полуголод­
ного, обнищалого китайского крестьянства, устремляюще­
гося на просторы монгольских степей в результате, главным
образом, стихийных бедствий (голод, наводнение) в долине
Желтой реки, благодаря исключительной выносливости, не­
превзойденного трудолюбия, уменья приспособиться к усло­
виям колонизуемых районов и подняться на уровень хозяй­
ствующего крестьянства. Южные монголы в результате
китайской колонизационной политики отбрасываются на
непригодные для земледелия районы, застывая, таким
образом, на уровне пастбищного скотоводства, или пы­
таю тся ускоренным темпом перейти в разряд земледель­
цев, что сопровождается сильнейшим хозяйственным кри­
зисом, требующим особо благоприятных экономических
и политических условий для преодоления.
Если взять внутреннюю Монголию в целом, нужно ска­
зать, что ни особо благоприятных экономических, ни тем
более политических условий за последние полтора — два
десятка лет, т.-е. за время государтсвенно организованной
широкой колонизации внутренней Монголии, не было. П о­
этому сельское хозяйство южных монгол находится в полосе
очень длительного тяжелого кризиса. И з всего этого вы ­
текает, что сельско-хозяйственная колонизация, которая
играет роль ведущего начала во всей политике официаль­
ного К итая во внутренней Монголии, является наиболее
могущественным средством порабощения широких слоев
монгольского населения. Всю колонизационную политику
можно характеризовать как организованный захват земель

53
монгольских хошунов китайскими милитаристами, вы сту­
пающими в данном случае в интересах как своих соб­
ственных, так и близких себе кругов, в особенности, ки­
тайского торгового капитала, в руках которого мобили­
зуются отчуждаемые у монгол земельные площади. С о­
временные крупные китайские милитаристы, как Чжан-
Цзо-Лин и Уцзушень (Хейлуцзянский дубань) „вышли
в лю ди“ в монгольских районах, где они занимались
„охраной“ колонизуемых районов, т.-е. грабили и изгоняли
с земель монгольских скотоводов, чтобы захватить их для
перепродажи. И теперь как Уцзушень, так и Чжан-Цзо-Лин
имеют колоссальные земельные площади на территории
хошунов Чжиримского сейма, где связь их с монголь­
скими князьями наиболее прочна и закреплена даже род­
ственными узами.
Методы переселенческой политики достаточно гибки и
эластичны. Они основаны на формальном признании прав
князя на все хошунные земли. Отчуждение монгольских
земель должно быть санкционировано князем, а мона­
стырских—гегеном. Это обстоятельство имеет первосте­
пенное значение в том смысле, что правительственные
органы добиваются санкции привилегированных верхов
на отчуждение земель посредством экономической заин­
тересованности их, уплачивая им выкуп за отчуждемые
земли и прибегая в крайнем случае к мерам администра­
тивного давления на них.
Положение китайского крестьянства во внутренней
Монголии определяется тем, что в массе своей оно
является арендаторами земель, которые при отчуждении от
хошунов попадают в первую очередь в руки китайского
чиновничества и торговых фирм. Китайский переселенец-
крестьянин не является непосредственным захватчиком
монгольских земель, он оседает на землю, закрепленную
за чиновниками и купцами. Китайские крестьяне привле­
каются в монгольский район рядом правительственных
льгот (дешевый железно-дорожный тариф, освобождение от
налогов первые три года) и надеждами на большие зе­
мельные просторы. Зем ельная обеспеченность китайского
крестьянина в колонизуемых районах, разумеется, выше
чем в провинциях основного Китая. Н о если учесть по­
чвенно-климатические условия внутренней Монголии, ста­
54
нет понятно, что сравнительная земельная обеспеченность
еще не говорит о такой же экономической обеспечен­
ности китайского крестьянства. Н аоборот, попадая в зави ­
симость от крупных землевладельцев, не имея никакой
правительственной помощи и будучи часто неприспособ­
ленными к местным климатическим и почвенным условиям,
китайские переселенцы в массе своей чрезвычайно бедны
и культурно отсталы. Банд -і т и з м (хунхузничество), имею­
щий широкое распространение во внутренней Монголии,
рекрутируется из крестьян переселенцев главным обра­
зом.

2. Национально-освободительное движ ение ю ж ны х


монгол.

Усиление китайского влияния в монгольских районах,


сопровождавшееся экономическим и национальным гнетом
монгольского населения, подготовляло почву для ш иро­
кого национально-освободительного движения монгол.
Первый толчок к открытому выступлению южных монгол
был дан из Урги (Улан Батор-Хото), когда в первый год
китайской республики Халха Монголия (внешняя Монго­
лия) при поддержке царской России об’явила свою само­
стоятельность. Целый ряд хошунов внутренней Монголии
открыто заявил о признании власти Богдо-гегена, как
главы всей Монголии. Падение манчжурской династии
послужило формальным поводом для отложения монголь­
ских хошунов от Китая. Все национально-освободитель­
ное движение южных монгол ориентировалось исключи­
тельно на Ургу, как национально-политический и рели­
гиозный центр, который оказывал реальную поддержку
оружием и средствами и послал несколько военных отря­
дов во внутреннюю Монголию на поддержку повстанче-
ческого движения. Ш ирокие массы монгольского населения
выступили против китайцев. В этой национальной борьбе
монголы и китайцы были поставлены с оружием в руках
лицом к лицу, и получилась межнациональная резня, в ко­
торой пострадали в разных районах по разному и китайцы
и монголы. Движение охватило значительные части мон­
гольского населения. Численность военных отрядов мон­
гольских только в восточной части достигала до 10.000
55
всадников. Ю аньшикай, занятый в то время делами
в центральном К итае, не мог вначале бросить достаточ­
ные силы против монгол, и при при первых столкнове­
ниях с правительственными войсками монголы имели по­
всеместный успех, что еще более стимулировало рост
повстанческого движения, охватившего все районы вну­
тренней Монголии. Д ело не обошлось без участия цар­
ской дипломатии, которая, как известно, специализирова­
лась на Д альнем Востоке на манчжурских и монгольских
делах.
Царское правительство еще после русско-японской
войны признало восточную часть внутренней Монголии
(Чжиримский, Чжоудасский и Чжосотуйский сейм) как
сферу влияния Японии и ставило задачей „освобождение“
только внешней Монголии. Но оно в то же время под­
держивало движение во внутренней Монголии с целью
оказания давления на Китай, который в лице Ю аньшикая
занимал непримиримую позицию по монгольскому вопросу,
отказывясь признавать автономию внешней Монголии
в какой бы то ни было форме. Серьезность политиче­
ского положения во внутренней Монголии дала возмож­
ность за спиной монгол сторговаться правительству цар­
ской России и Ю аньшикая насчет раздела сфер влияния
в монгольских районах на основе гарантирования автоно­
мии внешней Монголии и Барги. Добившись определен­
ных уступок со стороны Китая, царское правительство
приняло меры к прекращению всякой помощи повстанцам
из Урги. Борьба южных монгол продолжалась вплоть до
1916 года. Ю аньшикаем были брошены значительные
силы в целях разгрома национально-освободительного
движения. Лишившись поддержки из Урги, ядро повстан­
цев, возглавлявш ихся военным вождем Бабу-жаб, монголом
из Чжиримского сейма, связалось с Японией, которая
оказывала поддержку монголам в 1 9 1 5 — 16 годах, чтобы
прикрыть свои махинации в Манчжурии. Притязания же
Японии на Манчжурию и внутренюю Монголию доста­
точно ясно формулированы в известных 21 требованиях,
пред'явленных Китаю как раз в этот период. Вожди дви­
жения в этот период декларировали свои цели и задачи,
как стремление восстановить манчжурскую династию.
Окончательно повстанцы были разгромлены в конце
56
1916 года, когда вождь их Бабу-жаб был убит при осаде
города Линьси. П осле этого отряд рассыпался, и одна
часть—около 1.000 всадников—уже в 1917 году хозяйни­
чала около трех месяцев в Барге.
Разгром движения сопровождался массовой резней
монгольского населения со стороны, так называемых,
республиканских солдат, ликвидацией монгольских мона­
стырей, которы е играли роль центров национально-осво­
бодительного движения. В 1918 и 1919 годах остатки
этого монгольского отряда были использованы атаманом
Семеновым в известной его дикой дивизии. Весь же о т ­
ряд был ликвидирован в начале 1920 года во внешней
Монголии китайцами. Н а западе внутренней Монголии
движение возглавлялось гегеном Ванданима, который был
захвачен правительственными войсками в 1915 году.
Таким образом, начавшись в 1911 году, борьба народных
масс внутренней Монголии за независимость окончилась
полным разгромом со стороны Китая к концу 1916 года.
Подводя итоги борьбе южных монгол за независи­
мость, можно притти к следующим выводам:
1) борьба за национальную независимость южных мон­
гол, вылившаяся в форму широкого народного движения,
шла под знаком присоединения хошунов внутренней Мон­
голии к Урге, которая играла роль национально-полити­
ческого центра. Вся тяжесть борьбы была вынесена
аратскими массами при непосредственном участии всех
слоев ламства, которое проявило особенную активность.
Князья не выступали сплоченно на стороне национального
движения. О дна часть шла вместе с национальным дви­
жением, другая вела выжидательную политику с тем,
чтобы присоединиться на сторону победителей. Тем не
менее, нужно констатировать, что в этой борьбе южные
монголы выступали единым национальным фронтом.
2) Вся борьба монгольских масс была направлена
против всего китайского и китайцев вообще. О на обо­
стрила взаимоотношения между широкими слоями мон­
гольского и китайского крестьянства. Э та борьба, не будучи
связана с национально-революционным движением в Китае,
оказалась изолированной и была использована царской
и японской дипломатией в их агрессивной по отношению
к Китаю политике.

57
3) Поскольку движение было узко националистическим,
шло под лозунгом борьбы монгол с китайцами, не было
увязано с национально-революционной борьбой китайских
народных масс и ставило задачей об'едииение отдельных
частей Монголии на феодально-теократической основе,
постольку это движение было панмонгольским.
Разгром национально-освободительного движения в
1911 — 16 годах подготовил почву для усиления полити­
ческого и экономического влияния К итая в районах вну­
тренней Монголии. На ряду с широкими колонизационными
мероприятиями была разработана программа администра­
тивного переустройства внутренней Монголии. Не изме­
няя внешне основной линии политики, которая велась
при манчжурах по отношению к монголам, республикан­
ский Китай сделал первые шаги к централизации упра­
вления внутренней Монголии и приступил к осущ ествле­
нию административной реформы, которая в данное время
далеко еще не заверш ена. Смысл этой реформы заклю ­
чается в том, чтобы постепенно ликвидировать хошунную
феодальную автономию монгол, включив хошуны в со­
став китайских уездов, организуемых на колонизованных
территориях. Т ак называемые три специальные провинции
были образованы уже в республиканский период. Эта ре­
форма напоминает в основном известную волостную ре­
форму, проводившуюся царским правительством в начале
900-х годов на, так называемых, инородческих окраинах.
Хошуны теперь не пользуются полной самостоятельностью
в разрешении внутренних дел, имеют лишь фиктивный
суверенитет. Китайцы пользуются правом экстеррито­
риальности в монгольских хошунах. Смешанные мон­
гольско-китайские дела разбираю тся или в китайских
уездных учреждениях или в смешанном китайско-монголь­
ском суде.
Вслед за разгромом национального движения во вну­
тренней Монголии, используя общую политическую обста­
новку на Дальнем Востоке, Китай в лице Чжан-Цзо-Лина
ликвидирует в 1919 году автономию Барги и в лице ма­
ленького Сю оккупирует внешнюю Монголию- Сопроти­
вляемость монгол ских хошунов была настолько снижена,
что несмотря на открытую наступательную политику со
стороны дутунов и дудзюнов, вплоть до 1921— 22 годов
58
не было заметно никакой активности с их стороны.
Попытки группы бурятских националистов об'единить
национально-освободительное движение во внутренней и
внешней Монголии и Бурятии при поддержке Японии
(Читинская конференция монгольских князей, создание
Даурского правительства, которое аппелировало к В а­
шингтонской конференции) не нашли заметного отклика
в хошунах внутренней Монголии.

3. Новый этап национально-освободительного дв и ­


ж ения.

Разгром контр-революционных сил в Сибири и на


Дальнем Востоке, национально-политическое освобожде­
ние внешней Монголии, автономия Бурят-Монголии, н а ­
конец, рост национально-освободительного движения в са­
мом Китае не могли пройти бесследно для внутренней
Монголии. В самой внутренней Монголии отчетливо вы­
явилось к этому времени следующее:
1. Ф еодалы -князья после разгрома национального
движения 1911 — 16 годов молчаливо склонили головы
перед дутунами и дудзюнами, а после революции во
внешней Монголии, где феодальная власть князей была
свергнута, они, т.-е. князья внутренней ^Монголии, открыто
перешли на сторону реакционного милитаристского Ки­
тая, связав отныне свою судьбу с ними. В 1923 году со­
стоялась в Пекине первая конференция князей внутрен­
ней Монголии, которая обратилась к пекинскому прави­
тельству с петицией о необходимости вооруженной
интервенции во внешную Монголию с целью освобождения
ее от красных, обещая активную поддержку в этой кам­
пании со сторон хошунов внутренней Монголии. И згна­
ние экс-императора из Пекина маршалом Фыном толкает
монгольских феодалов на более тесное сближение с мук­
денской кликой, которая одновременно делает шаги для
группировки вокруг себя не только светских, но и духов­
ных феодалов внутренней Монголии.
2. Борьба аратских масс за землю против непосиль­
ных налогов и поборов, связанных с задолженностью хо­
шунов китайским торговым фирмам, сосредоточивается
в первую очередь против власть имущих, т.-е. против

59

I
князей, которые в глазах народных масс оказались не
только беспомощными в смысле отстаивания интересов
хошунов перед китайской администрацией, но часто всту­
пали в сделку и выступаю т в сою зе с этой последней.
Этот период характеризуется рядом местных стихийных
вспышек и восстаний народных масс против князей, ко­
торые подавляю тся местными китайскими войсками.
Активность аратского населения явно растет.
3. Н а арену общественной жизни выступает молодая
монгольская интеллигенция, получившая образование в ки­
тайских и отчасти японских школах. Э та националисти­
ческая интеллигенция количественно ещ е невелика, и не­
посредственное влияние ее на массы монгольского насе­
ления, пребывающего в духовном плену у лам, также
пока незначительно, но зато она беззаветно отдается
революционной работе среди родного народа.
Все эти моменты характеризуют новый этап в на­
ционально-освободительном движении южных монгол.
В результате усилий монгольской национальной ин­
теллигенции в 1925 году было заложено основание н а­
родно-революционной партии. Первый с'езд партии про­
исходил в октябре месяце 1925 года в гор. Калгане,
в районе первой народной армии. П артия ставит следую­
щие основные задачи:
1. Национально-политическое освобождение внутрен­
ней Монголии. Партия добивается административно-тер­
риториальной автономии внутренней Монголии.
2. Демократизация общественно-политической жизни
монгол, т.-е. партия выдвигает требование о ликвидации
феодально-теократического строя.
3. Партия признает, что вне революционной победы
трудящихся масс К итая немыслимо освобождение внутрен­
ней Монголии. Поэтому национально-освободительное
движение во внутренней Монголии должно быть тесно увя­
зано с национально-революционным движением в Китае.
Лозунги партии имели сочувствгнный отклик среди
аратского и ламского населения. Д еятельность партии
проходила под знаком контакта с народными армиями
на северо-западе. О дна из задач партии заключалась
в том, чтобы сосредочить силы монгол в борьбе против
мукденско-шаньсинской реакции, чтобы создать атм о­
60
сферу сочувствия среди монгольских хошунов народным
армиям, что было особенно важно, так как районы вну­
тренней Монголии занимали фронтовую и прифронтовую
полосу. В этом отношении партия достигла некоторых
успехов. Политическое влияние партии изо дня в день
растет, растет и количество ее членов. В настоящее
время насчитывается около 6.000 членов в партии.
Наибольшее влияние партия имеет в западной части
внутренней Монголии в сеймах Ихе-Чжоусском (Ордос)
и Уланцапском. Организация народно - революционной
партии имеет решающее значение в дальнейшем процессе
национально-освободительного движения южных монгол.
Со времени мукденско-чжилийских войн районы вну­
тренней Монголии становятся ареной военных действий.
Образование первой народной армии Ф ына, в сфере
влияния которой находилась до весны 1926 года большая
часть внутренней Монголии, имела немаловажное значе­
ние для пробуждения политической активности монголь­
ского населения. Организация народно революционной
партии стоит в прямой зависимости от этого пробужде­
ния. Начиная с 1923 года монгольские хошуны все более
и более вовлекаю тся в общеполитическую борьбу на се­
вере Китая. Можно отметить целый ряд случаев, когда
хошуны внутренней Монголии под руководством Н РП
активно выступали на стороне народных армий. С другой
стороны, и мукденцы старались использовать силы мон­
гол в своей борьбе с народными армями, вербовали мон­
гол чжиримского сейма в свою кавалерию. Известно, что
кавалерия мукденского генерала Му-Чун-Лина, которая
прошла через Ж ехе и Чахар и впоследствии устроила
бунт в Калгане, почти наполовину состояла из монгол.
З д есь следует остановиться на политике народных
армий, в первую очередь, бывшей первой народной армии
Ф ы на по отношению к южным монголам. Не отказываясь
от использования сил национально-освободительного мон­
гольского движения в борьбе против Чжан-Цзо-Лина,
Яньсишаня и их ставленников, руководители народной
армии не пошли на полную и безоговорочную поддержку
этого движения. Их политическая программа по монголь­
скому вопросу была такова, что нужно поддержать дви­
жение аратских масс против феодалов, чтобы использо­
61
вать борьбу аратских масс в целях ликвидации не только
феодального строя, но, в конечном счете, и всякой хошун-
ной самостоятельности. В пределах такой программы ру­
ководители народной армии готовы были поддержать
национально-освободительное движение. Что же касается
самой существенной части национально-освободительного
движения, т.-е. борьбы за национальную административно-
территоральную автономию, борьбы против земельных
захватов, народные армии не только не поддерживали
движение монгольских народных масс, но всей своей
практической деятельностью на территории внутренней
Монголии доказали, что они не склонны вести другую,
отличную от других милитаристов, скажем, от Чжа-Цзо-
Л ина или Яньсишаня, политику по части, например, ко­
лонизации, формы которой как на территории занятой
народными армиями, так и Чжан-Цзо-Лином и Яньсиша-
нем, совершенно одинаковы: полное игнорирование инте­
ресов монгольского населения, колонизация без земле­
устройства монгольского населения, приводящее к расхи­
щению и разбазариванию земельного фонда, который
попадает в руки чиновничества и купечества. Поэтому
народные армии не смогли организовать вокруг себя на­
ционально-освободительного движения южных монгол, не­
смотря на то, что отдельные хошуны и выступали на
стороне народных армий. Этот опыт не должен пройти
бесследно, он должен быть учтен как Гоминданом, так и
в первую очередь, народными армиями, которым еще не
раз придется бороться против реакционного Мукдена на
просторах внутренней Монголии.
Современное политическое положение во внутренней
Монголии определяется тем, что большая часть ее —
сеймы Чжиримский, Чжосотуйский, Чжоудасский, Силин-
гольский, хошуны Чахара и Тумет, Барга и Даур-Монго-
лия находятся в сфере влияния мукденцев, сеймы же
Улапцапский и Ихе-Чжоусский находятся под формаль­
ным контролем Ш аньси. Приход мукденцев в Жехе и
Чахар и шаньсинцев в Суйюань ознаменовался разгромом
некоторых монгольских хошунов, которые были об'явлены
сторонниками народных армий.
Перспективы национально-освободительного движения
южных монгол таковы , что не исключены два пути развития:
62
I. Национальное движение монгол ёудет движением
революционно-демократическим. Это в том случае, если
оно будет неразрывно связано с национально-революцион­
ным движением в Китае и получит поддержку от него.
II. Руководство национальным движением будет нахо­
диться в руках феодально-теократических элементов.
Тогда национальное движение южных монгол неизбежно
сомкнется с общим антиреволюционным фронтом и будет
поддерживаться, в первую очередь, Японией. Оно неиз­
бежно превратится в панмонгольское движение, об'ективно
направление е против народно-революционного движения
в Китае и революционной внешней Монголии. В этом
случае монгольское национальное движение будет простым
оружием в руках империалистов и милитаристов.
Эти два пути национального движения во внутренней
Монголии реально наметились уже сейчас: мы видим, как
молодая НРГІ стремится взять в свои руки политическое
руководство широкими массами монгольского населения
и превратить борьбу монгольских народных масс в не­
разрывную часть общей революционной борьбы в Китае.
С другой стороны, мы видим, что Мукден старается
использовать авторитет тибетского Панчен Ламы, груп­
пирует вокруг него князей внутренней Монголии, бывших
князей внешней Монголии и эмигрантов, контр-револю­
ционеров из Бурятии, а в последнее время старается при­
влечь симпатии ламства, имея в виду использовать аппа­
рат ламской церкви, как наиболее организованный и р а з ­
ветвленный аппарат политического влияния среди мон­
гольского населения.
Перед молодой революционной Н РП стоят огромные
задачи как в области агитационно-пропагандистской, так
и организационной. Нужно иметь в виду, что процесс
революционизирования таких окраин, как внутренняя
Монголия, неизбежно отстает от общего темпа нараста­
ния революционных сил в Китае. Эти окраины поставлены
перед той опасностью, что при дальнейшем расширении
революционного фронта на север, об'единенная китайско-
монгольская контр-революция при поддержке империали­
стов постарается превратить отсталые китайские окраины,
в том числе и районы внутренней Монголии, в последний
свой оплот.
63
Политическая линия партии, выраженная в декларации
первого с'езда, получила проверку на опыте. В общем и
целом, декларация первого с'езда дала правильную поли­
тическую линию партии. Перед партией стоят задачи
борьбы за массы монгольского населения, борьбы за
аратские массы и широкие слои ламства, ибо только на
этих путях партия обеспечит за собой руководство в на­
ционально-освободительном движении. Н Р П должна моби­
лизовать все национально-революционные элементы под
знаменем борьбы за автономию внутренней Монголии,
борьбы против китайских милитаристов и реакционеров,
расхищающих земли монгольского населения. Она должна
стремиться к созданию широкого национального фронта,
в котором определяющая роль будет принадлежать демо­
кратическим слоям населения, но в котором должны
также участвовать все те из привиллегированных слоев
(высшее ламство и князья), которые откры то отмежуются
от китайской контр-революции и не на словах, а на деле
готовы помочь и участвовать в национально-политическом
освобождении монгольских народных масс.
О сновная задача партии состоит в том, чтобы силы
монгольского национально-освободительного движения,
зреющие в недрах отдельных хошунов, прорывающиеся
в виде неорганизованных вспышек аратских масс, с о е д и ­
нить, организовать и поднять движение широких народ­
ных масс на общенациональную высоту.
Партия должна разоблачать в глазах широких народ­
ных масс антинациональную деятельность монгольских
князей, группирующихся вокруг мукденской клики, тех
князей, которые ради сохранения своих собственных при­
вилегий идут фактически на службу к китайскому мили­
таризму и международному империализму, предавая тем
самым общенациональные монгольские интересы. Н РП бу­
дет все больше и больше усваивать связь национально-
освободительного движения монгол с революционным
движением Китая. Монгольское национальное движение
есть часть общекитайского революционного движения.
Вне победы революционного движения в Китае немыслима
победа национально-освободительного движения в М онго­
лии, которое ставит перед собой задачу национально-по­
литического освобождения южных монгол. Учитывая это,
64
учитывая также все прошлое национально-освободитель­
ного движения южных монгол, Н И Р с первых дней сво­
его возникновения старается практически увязать н а­
ционально-освободительное движение монгол с общеки­
тайским революционным движением, действовать в кон­
такте с Гоминданом и киткомпартией, в руках которых
находится руководство национально-революционным дви­
жением в К итае, а также братской народно-революцион­
ной партией внешней Монголии. Мы не сомневаемся
в том, что в дальнейшем связь этих партий будет укреп­
ляться в совместной ргволюционной борьбе с общеки­
тайской контр-революцией. Мы не не сомневаемся также
в том, что великая китайская революция несет освобо­
ждение не только широким массам рабочих и крестьян,
но и всем малым народностям, населяющим Китай, в том
числе и южным монголам, которые активно участвуют
в общереволюционном китайском движении.
Ор досец

К вопросу о национальном сам оопре­


делении М онголии в связи с задачам и
ки тайской револю ции *).
I.
В настоящей статье мы хотели бы остановиться на
вопросе о национальном самоопределении Монголии, на
вопросе, который при правильной постановке и правильном
разрешении сможет сыграть весьма крупную роль в смысле
усиления революционного движения в Китае и создания

*) О т р е д а к ц и и . Давая место весьма интересно составленной


статье т. Ринчино, трактующей столь актуальную проблему, как на­
циональный вопрос в китайской революции, редакция оговаривает
свое несогласие с некоторой частью аргументации автора. Наряду
с этим редакция отмечает недостаточную документировку ряда разви­
ваемых нм в его статье положений.

5 Революционны й Восток. 65
нового крупного фактора борьбы против китайской ре*
акции.
Во всех источниках русских и иностранных, истори­
ческого, этнографического или географического характера
под термином М онголия рассматривается страна, лежащая
между С С С Р , Китайским Туркестаном, собственным
Китаем и Манчжурией и населенная особым исторически
известным монгольским народом, давшим свое наимено­
вание обширной монгольской расе, включающей, как
известно, в свой состав китайцев, японцев, аннамитов,
сиамцев и другие подобные им народы.
Д ля полного уяснения и раскрытия поставленной нами
проблемы национального самоопределения Монголии
необходимо рассмотреть те экономические и культурно­
исторические предпосылки, которые дают основание для
постановки данной проблемы.
Что касается исторического прошлого Монголии, как
государства и ее населения—-нации-, то по данному
вопросу нет и не может быть никаких споров: Монголия,
как национальное государство (здесь речь идет не о
Монгольской империи, в которую входили десятки народов
и наций, а о собственной Монголии), существовала с пер­
вой половины XIII века (эпоха Чингиса) до второй поло­
вины XVI века (эпоха, так называемых, „малых ханов“).
Дальш е, до второй половины XVIII века, шла борьба за
гегемонию и об’единение всей страны между отдельными
областями и удельными князьями. Этой борьбе был поло­
жен конец Манчжурской империей, которая вела политику
раздробления и обессиления Монголии, подчинения ее
своей власти, что и было выполнено окончательно в по­
ловине XVIII века путем истребления свыше миллиона
монголов (Джунгарская резня).
С указанного момента Монголия как будто почти
безнадежно погружается в раз’едающее болото удельной
системы и господства теократов, старательно и система­
тически поддерживаемых Манчжурской империей, а также
в цепкие тенета китайского торгово-ростовщического
капитала, превративших монгол, некогда грозных завое­
вателей, ловких администраторов и вполне культурный
по тогдашним условиям народ (по свидетельству многих
европейских ученых) в крайне отсталых пастухов.
66
Что .ж е касается территории Монголии, то прежнее
Монгольское государство имело вполне определенную
территорию с определенными границами, которая сохра­
нилась и до сих пор, и занимает, как было указано выше,
пространство между территориями С С С Р , Манчжурии, соб­
ственного К итая и китайского Туркестана. С юго-востока
эти границы территории Монголии в результате китайской
колонизации подверглись значительным изменениям, но, в
общем и целом, они сохраняют вполне ясные очертания,
определяемые по линиям расселения китайского и мон­
гольского населения с неизбежными отдельными чрезпо-
лосными округами.
Если отсечь сильно заколонизованные районы на
востоке, которые необходимо считать окончательно во­
шедшими в состав прилегающих китайских провинций,
на остальной территории собственно-монгольское насе­
ление составляет около 70—80% , при чем численность
его исчисляется разно: от 3-х до 5-ти миллионов.
Экономический строй современной Монголии пред­
ставляет картину исключительного своеобразия. Еще
древняя Монголия отличалась оригинальным строем эко­
номики и культуры. Н а почве завоеваний и оживленных
торговых связей с Китаем, Индией, Средней Азией и
Европой в ней появляется довольно богатая городская
культура с сильно развитыми ремеслами и производствен­
ными предприятиями, смахивающими на мануфактуры. Но,
тем не менее, при наличии этих городов сохраняются ск о ­
товодческое хозяйство и кочевой быт главной массы
монгольского населения, об2ясняемые исключительно при­
родными данными страны—высокое плоскогорье, степи
Гоби и т. п.
В настоящее время от былых цветущих городов Мон­
голии остались лишь развалины, но вместо них возникли
ряд небольших городов-монастырей, торговых центров
страны, центров индо-буддийской культуры... Но кочевой
быт и скотоводческое хозяйство везде и всюду в значи­
тельном о б ’еме сохранились.
Только в некоторых районах часть населения перехо­
дит к земледелию или имеет земледельческо-скотовод­
ческое хозяйство, как это наблюдается у довольно
67
значительной части советских бурят-монгол (Иркутская'
губ. и отчасти в Забайкальи).
Таким образом, у огромной части населения этногра­
фической Монголии мы имеем один общий хозяйственный
строй, одну хозяйственную базу — скотоводство, продук­
ция которого составляет сырьевой рынок, имеющий не
только местное, но и мировое значение.
Д ля полноты характеристики хозяйственного строя
Монголии следует отметить слабое развитие или полное
отсутствие в большей части Монголии частной собствен­
ности на землю (кочевое скотоводческое хозяйство не
дало условий развития этого института), отсутствие про­
мышленности, которая только начинает зарождаться— и
то только во внешней Монголии— в форме кооперативной
промышленности, отсутствие и национально - торговой
буржуазии в силу захвата всей торговли иностранцами.
На указанной выше основе единства хозяйственного строя
создается единство и общность интересов большей части
населения этнографической Монголии. Это единство и
общность хозяйственного строя и экономических интересов
большинства населения Монголии получают еще более
четкий характер благодаря тому обстоятельству, что
этнографическая Монголия, в общем и целом, в экономи­
ческом отношении тяготеет к рынкам Китая и Тихого
океана: 8 0 —90% всей продукции Монголии идет на эти
рынки. Даже внешняя Монголия, несмотря на близость
к С С С Р, на огромном протяжении (от А лтая до Манч­
журии) своей территории тяготеет к указанным рынкам:
около 70% импорта и экспорта внешней Монголии исхо­
дят и идут на эти рынки.
В культурном отношении монголы представляют народ
индотибетской культуры, развившейся на почве буд­
дизма, общей религии всех монгол. Н а юго-востоке очень
сильно влияние китайской культуры, отразившейся на
хозяйстве, языке, быте и обычаях. В данном отношении
на востоке создались совершенно такие же условия, как
в Иркутской губернии среди тамошних бурят-монгол,
подвергшихся в значительной мере влиянию русской куль­
туры.
Интдо-тибетская культура и сравнительно длительное
самосоятельное государственное существование М онго­
68
лии, несмотря на обилие наречий и говоров, создали
литературный язык, который применяется до сих пор во
всех отдельных частях Монголии. Общ ему литературному
языку соответствует и общий, вполне фонетический алфа­
вит, заимствованный еще в древние времена у тюркского
народа — уйгуров, ближайших исторических соседей мон­
гол. На литературном языке монгол имеется достаточно
богатая литература; на первом месте пока стоит буддий­
ская философская литература, затем идут переводы
индусской изящной словесности, существует не мало
переводов конфуцианской литературы и китайской сло­
весности (эпоха манчжуров), сочинений по астрономии,
индо-тибетской медицине, истории и т. п.
З а последнее время усиленно развивается влияние
европейской мысли и культуры, главным образом, совет­
ско-русской: имеются переводы „Коммунистического
Манифеста“, отдельных статей и брошюр В. И. Ленина
и др. авторов по разным вопросам; находятся в переводе:
„Теория исторического материализма“ т. Бухарина и ряд
других авторов по экономике и кооперации...
Итак, в лице современной Монголии мы имеем народ
и страну, которые сохранили все необходимые и основные
элементы для образования национального государства,
все предпосылки для практического осуществления прин­
ципа национального самоопределения.

II.

Стремление к государственному единству такой от­


сталой страны, как Монголия, базируется на следую­
щих основаниях:
Во-первых, вся этнографическая Монголия, включая
даже и революционную внешнюю Монголию, находится
под гнетом и кабалой китайского торгово-ростовщического
капитала, который, как кровожадный вампир или спрут,
впился в тело монгольского народа и, вытягивая все его
жизненные соки, с каждым годом все сильнее и сильнее
закабаляет трудовые массы, превращая их в своих рабов
и пастухов.
Во-вторых, колонизационная политика китайского
милитаризма, проводимая в интересах того же ростовщи­

69
ческого капитала и интересах аграриев, беспримерна по
своей жестокости и циничности, ибо держит курс на
физическое истребление монгол. В данном отношении
Ю аныпикай, Чжан-Цзо-Лин и другие милитаристы заткнули
за пояс даже русского Столыпина и его колонизационную
политику в Сибири. Надо полагать здесь играют не м а­
лую роль английские, японские, белогвардейские и другие
советчики этих господ.
Методы этой политики, особенно за последнее время,
заключаю тся в том, что появляются солдаты, сгоняют
монгол с насиженных мест, и начинается заселение этой
очищенной территории (в сеймах Чжиримском, Чжосо-
туйском и Чжоудасском, Чахарии и Ордосе). В начале
колонизации был еще кой-какой порядок, и колонистами
являлись крестьяне. Ныне началась спекуляция монголь­
скими землями и насаждение кабалы (мелкие арендаторы)
на захваченных латифундиях разных князей, генералов и
купцов.
И в третьих, политический и национальный гнет
системы военного дудзюната, которая висит тяжелым
кошмаром над всей Монголией, исключая лишь внешнюю.
Все перечисленные факторы и обстоятельства давным
давно создали все необходимые политические и идеоло­
гические предпосылки у самих монгол для постановки
вопроса о восстановлении прежнего монгольского госу­
дарства в его национальных рамках и об’единенной
борьбе с китайской реакцией, ибо предметные уроки,
которые давали монголам сначала Манчжурская империя,
затем диктатура Ю аньшикая и других милитаристов, были
слишком убедительны и понятны для всех, начиная с на-
ционалистически-настроенного князя и кончая батраком
или буддийским монахом.
История последних 2 — 3 десятилетий Монголии
является лучшей иллюстрацией только что высказанного
положения. Еще в 1904—05 г. г. во время пребывания
тибетского Д алай-Л амы во внешней Монголии, нашедшего
там временное убежище от преследований Англии, мон­
гольскими националистами был поднят вопрос о восста­
новлении Монголии, свержения власти манчжуров и сою зе
Монголии и Тибета против Манчжурской империи. Момент
был выбран чрезвычайно удобный, ибо империя уже тогда
70
трещала по всей швам, и на поклонение тогда к Д алай-
Ламе собрались со всех концов этнографической Монго­
лии десятки и сотни тысяч монгол всякого звания и
состояния. По мысли инициаторов этого дела Д алай-Л ама
должен был возглавить это движение. Но конкурентом
ему явился ургинский Хутухта, как духовный глава всех
монгол. К тому же о деле пронюхали как-то китайцы,
Далай-Лама экстренно был вызван в Пекин, и вся затея
кончилась ничем.
Но идея носила ь в воздухе, пока она в 1907—08 г.г.
не зажгла пожара восстания на ю го-востоке, в районе китай­
ской колонизации. Восстание было подавлено имперскими
войсками с большим трудом, а организаторы восстания сна­
чала скрылись во внешнюю Монголию, но затем под давле­
нием китайских войск ушли в Россию, к бурят-монголам.
Это восстание в Чжиримском сейме заставило встрепе­
нуться всех монгол. Участники восстания— Тохтохо и др.—
превратились в глазах масс в легендарных героев; об их
подвигах и личностях сложились легенды и песни, полные
огня и пламени надвигающейся национальной революции.
Ко времени китайской революции Монголия была под­
готовлена для всеобщего восстания. И в 1910 —1911 г. г.,
наконец, это восстание стихийно вспыхнуло почти одно­
временно на разных концах Монголии: на крайнем вос­
токе — Чжириме и Барге, на севере — в Халхе, и на
крайнем западе, в области, котора’я собственно не входила
в состав Монголии (за исключением монгольского А лтая)—
в китайском Туркестане — Илийском крае, населенном
монголами.
Эти восстания вскоре охватили всю этнографическую
Монголию, включая и Урянхай, и привели к образованию
обще-монгольского („пан-монгольского“) правительства
в Урге (нынешний Улан-Батор), в которое вошли пред­
ставители всех частей Монголии, а главой нового госу­
дарства был превозглашен пресловутый ургинский Хутухта,
живой святой.
К 1913 году войска, теперь уже не манчжурские, а
Ю аньшикая были изгнаны из большей части Монголии, и
новое государство стало предпринимать шаги для своего
международного признания, но эти шаги наткнулись на
противодействия царской и японской дипломатии.
71
Соглашения 1910 и 1913 г. г. между Россией, Японией
и Китаем привели к разделу Монголии на три сферы
влияния. В силу этих соглашений Б арга и внешняя Мон­
голия попали под протекторат царской России; при чем,
хотя эти области были уже об’единены, но царское пра­
вительство принудило их раз’единиться; не ограничиваясь
этой операцией над новым государством, оно, после неу­
дачных попыток заставить отказаться ургинское прави­
тельство от Урянхайского Края, признавшего власть Урги,
приступило вскоре к аннексии этого края...
Указанный выше раздел Монголии вызвал бурю него­
дования во всех частях и слоях населения Монголии.
Вскоре вспыхнуло новое восстание во внутренней Мон­
голии, которое поддерживалось японцами вплоть до уста­
новления в Китае правительства известного клуба Аньфу,
клики японских наймитов.
В 1918 и 1919 г. г. снова начались брожения в восточ­
ных и южных сеймах Монголии, завершившиеся, как
известно, образованием даже нового общемонгольского
правительства, вокруг которого сгруппировались старые
партизанские отряды. Но это движение было задавлено
совместными усилиями (дипломатическими и военными)
японцев, аньфуистов и русских белогвардейцев. О дновре­
менно с подавлением этого движения аньфуисты и Чжан-
Цзо-Лин ликвидировали автономию внешней Монголии и
Барги. •
Д о 1918— 1919 г. г. национальное движение в Мон­
голии возглавлялось националистически настроенными
представителями княжества и духовенства. Но к указанным
годам в национальное движение проникают новые струйки
и новые элементы: общемонгольское движение 1918—19 г.г.
выдвинуло лозунг федеративно-демократической респуб­
лики и идею блока с „китайской демократией“ (воз­
звание деятелей движения по поводу ликвидации аньфу-
истами автономии Барги и внешней Монголии).
Появление этих новых веяний в национально-освобо­
дительном движении Монголии было обусловлено двумя
основными моментами: во-первых, 9-ти летнее управление
автономными Баргой и внешней Монголией феодально­
теократических элементов выявило их полную несо­
стоятельность в созидательной государственной работе.

72
Они оставили в полной неприкосновенности систему
манчжурского управления с той лишь разницей, что еще
более увеличили гнет и беспощадную эксплоатацию ш иро­
ких масс; в заключение, эти элементы, напуганные новыми
лозунгами о национальном движении, поспешили отдаться
под покровительство аньфуистов и содействовали, таким
образом, ликвидации автономий Барги и внешней Монго­
лии, выговорив особым соглашением с аньфуистами
неприкосновенность их феодально-теократических прав и
привилегий (так наз. „64 статьи Ченьи“), т.-е. продали и
предали интересы и свободу масс китайским милитаристам.
Это оказало огромное воздействие на пробуждение поли­
тического самосознания масс и подорвало слепую веру
масс по отношению к феодально-теократическим элемен­
там. Идеи великой русской революции не остались
чуждыми для монгольских масс; они 'стали проникать
к ним через бурят-монгол, которые в лице отдельных
представителей революционной интеллигенции принимали
деятельное участие почти во всех предыдущих движениях
и, в частности, в движении 1918 и 1919 г. г.: лозунги
федеративно-демократической республики и блока с „ки­
тайской демократией“ исходили от них.
И, наконец, победы Советов в Сибири в 1919—20 г. г.
над белогвардейщиной и интервентами оказали свое
решительное влияние на сформирование нового, подлинно-
революционно-национального движения в Монголии, кото­
рое вылилось в образовании во внешней Монголии
в 1920 году Народно-Революционной партии и обращении
этой партии за помощью к республике Советов в деле
борьбы с китайскими и туземными реакционными силами,
Народно-Революционная Партия, как видно из перво­
начальной платформы Партии (пункт 2-й), одобренной и
утвержденной Дальне-Восточным Секретариатом Ко­
минтерна, и действовавшей в этой части до 1925 года,
стояла на почве общемонгольского единства, образования
общемонгольской республики с вхождением в состав
общекитайской федерации, но при условии установления
в Китае общереволюционной власти и освобождения Китая
от иностранной опеки.
Н а такой платформе стоял и Революционный Союз
Молодежи Монголии, член КИМ ’а, что отразилось даже
73
на наименовании Союза: „Буху монголун“, т.-е. „О бщ е­
монгольский С о ю з“...
Этой же платформы, т.-е. общемонгольской, и тес­
ного блока с революционными элементами Китая при­
держивались вначале революционные организации восточ­
ной и южной Монголии, образовавшиеся в 1923-—24 годах
в качестве секций Н РП внешней Монголии и из которых
впоследствии образовалась Н РП внутренней Монголии.

III.

И з изложенного ясно, во-первых, что стремление


к об’единению монгольских областей, отдельных частей
прежнего едино-национального государства, разорванных
насильственно сначала манчжурскими, впоследствии импе­
риалистическими правительствами России, Японии и Китая,
ни в коем случае нельзя отождествлять с панславизмом,
панисламизмом и т. п., ибо эти течения стремятся насиль­
ственно об’единить отдельные и различные нации и народы
по одному какому-нибудь случайному признаку и поэтому
эти течения утопичны и реакционны, не говоря уже об
их идеологическом содержании, которое было и есть ни
что иное, как выявление или форма русского, китайского
или отоманского империализма.
Стремление монгол, стремление монгольских масс
к об’единению, стимулированное, между прочим, такой
серьезной причиной, как борьба за их физическое суще­
ствование, также законно, как мечты т. Чубаря *) или
советской Белоруссии об освобождении Галиции и бело­
русских областей, захваченных польскими панами или то
национальное размежевание, которое произошло недавно
в советском Туркестане.
Во-вторых, монголы мыслят свое об’единение в пре­
делах китайской республики на основах федерации с ре­
волюционным Китаем; с другой стороны, нынешние
отдельные монгольские области представляю т отдельные
монгольские провинции Китая. Данное положение при­
знано и С ССР даже по отношению внешней Монголии,
которая является фактически независимой страной вот

1) Выступление на сессии ВЦИК летом 1926 г.

74
уже в течение целых 7-ми лет (соглашение Карахана
с Ван-Джин-Тином от 31 мая 1924 года).
Следовательно, пожелание монгол сводится к об ’еди­
нению нескольких смежных однонациональных провинций
в автономную республику, т.-е. мы здесь имеем по сущ е­
ству то же самое, что у российских татар, грузин, армян
и т. д., живших при царе в отдельных прилегающих
русских губерниях и заявивших при советской власти о
своем желании образовать „пангрузинские“ и т. д. рес­
публики. К ак известно, эти стремления трудящихся татар,
грузин, киргиз и т. п. были осуществлены ВКП созданием
ряда национальных республик; при чем никто, кроме
колонизаторов, кадетов, меньшевиков и эсэров при обра­
зовании этих республик не кричали о пантатаризмс
и т. п., и никто не вносил таких нелепых предложений, как
образование татарских и др. республик в пределах К азан­
ской, Уфимской, Кутаиской и т. д. губерний, как это
предлагается теперь делать по отношению Монголии,
монгольских провинций Китая.
В третьих, говорят, что образование'автономной общ е­
монгольской республики рассорит С С С Р с Китаем. Вот
уж этого аргумента никак нельзя понять ни с какой сто­
роны. О каком Китае идет речь? Если речь идет о
чжанцзолиновском Китае, тогда не надо было помогать
Ф ы н-Ю й-С яну, не надо было поддерживать Кантон. Д ля
всякого, даже для простака ясно, что образование общемон­
гольской республики есть победа того же недавне-рево-
люционного Кантона, Ухана, гибель Чжан-Цзо-Лина,
образование в его тылу сильнейшего революционного
кулака и расширение территориальной базы влияния
Коминтерна. Если возражающие против лозунга об’еди-
нения Монголии имеют в виду революционный Китай, то
тогда указанный аргумент есть полнейшая нелепость,
ибо китайские революционеры не чудаки, чтобы проте­
стовать против усиления... своих сил, против появления
на севере в тылу их злейших врагов нового и сильного
сою зника в лице об’единенной Монголии, управляемой
революционной партией, ориентирующейся на междуна­
родное пролетарское движение и Коминтерн.
В четверты х, говорят, что об’единенная Монголия
пойдет по пути реакционного перерождения и контакта
75
с мировым империализмом. Эта постановка вопроса по
своему существу есть антиленинская, чисто меньшевист­
ская постановка, она сугубо нелепа от начала и до конца;
прежде всего почему такая возможность сущ ествует только
для отсталой скотоводческой Монголии, в которой в силу
ее скотоводческой и кочевой хозяйственной базы нет
частной земельной собственности, где экономическая сила
феодалов и духовенства покоится на зыбком фундаменте
в виде живого скота, где социальные отношения текучи
и неустойчивы, сообразно их хозяйственной основе, коче­
вому скотоводству... Если существует подобная опасность,
то она существует для тех стран, где сильно развит
институт частной собственности, где социальные отноше­
ния четки и имеют крепкие экономические и исторические
корни, как, например, в Китае, Индии и т. д.; в таком
случае, если расчленение вовлекаемых в революционное
движение восточных стран является гарантией от их
реакционного перерождения, тогда надо выдвигать лозунг
расчленения этих стран в качестве чудотворного средства
и универсальной тактики Коминтерна на Востоке; ясно,
что подобная тактика привела бы к срыву единого фронта
мирового пролетариата с народами колоний,к господству
влияния наших врагов.
В пятых, результаты этой тактики расчленения в Мон­
голии уже имеют свои реальные последствия: феодально-
теократические элементы ведут уже борьбу с С С С Р и
Коминтерном путем агитации за направление учащейся
молодежи во Ф ранцию и Германию, путем пропаганды
приглашения немецких инструкторов, попыток задержки
установления экономического контакта с С С С Р и обра­
ботки в свою пользу общественного мнения внешней и
внутренней Монголий.
В шестых, могут иметь место иллюзии на счет того,
что загнивание революционной энергии монгол, расчле­
нение их сил, „сугубая осторожность“ пролетарских и
национальных революционеров в монгольском вопросе
якобы удерживает японцев от их экспансии в китайских
делах; если существуют такие иллюзии, то они не выдер­
живают никакой критики, они просто нелепы — от них
пахнет 100% макдональщиной, тактикой английского
ген-совета в деле забастовки горняков; пока под японцами
76
не течет, пока у них есть Чжан-цзо-лин, им нечего
соваться в китайские дела, но когда дела Чжан-цзо-лина
станут такими же, как и дела С у » чуан-фана, они заго ­
ворят языком англичан: это мы видели на деле ген.
Го-сун-лина; затем, мы знаем, что поражение Ф ы н-Ю й-
сяна и заквашивание революционного движения во внут­
ренней Монголии привели к известным хулиганствам
Чжан-цзо-лина на КВЖ Д. Усиление Монголии есть одно
из средств „п ай “ — поведения Чжан-цзо-лина в полосе
КВЖ Д и на уханском фронте; эта истина не была
понята в свое время, и была, таким образом, совершена
одна из крупнейших тактических ошибок в китайском
вопросе.
В седьмых, нет ничего невозможного в том, что китай­
ская крупная буржуазия и отчасти средняя, за которой
может пойти и часть мелкой, в определенный момент
революции окажутся в роли предателей; на этот счет
питать иллюзий нельзя. Но если возможна изоляция про­
летариата и крестьянства, то кто же, в таком случае,
будет их вернейшими союзниками? Малые национальности
и массы угнетенных окраин, услышавшие из уст револю­
ционеров весть об освобождении; и тут об’единенная
Монголия смогла бы сыграть огромную роль.
И в восьмых, китайская реакция сможет использовать
столыпинский путь борьбы с революцией: ум и сообра­
зительность, к сожалению, не являю тся нашей монополией;
худшая ошибка, как говорит Ленин, преуменьшать силы
и средства врага. А столыпинский рецепт в руках клас­
совых врагов очень сильное средство: распылить крестьян,
задавить революционные нацменьшинства и окраины теми
же крестьянами, задавить пролетариат и революционеров
руками кулацкой верхушки, виселицами и штыками и
в то же время стимулировать развитие промышленности
путем займов и т. д.
Единственным средством против этой политики является
железный блок пролетариата, крестьянства, угнетенных
нацменьшинств и окраинных масс, сплочение их сил, а не
раз’единение их под разными меньшевистскими лозунгами.
Поэтому единственным же лозунгом китайской революции
в вопросе о взаимоотношении национальностей, т.-е. в на-
77
циональном вопросе должен быть в настоящий момент —
усиливающий и умножающий силу и размах китайской
революции — лозунг права наций на самоопределение.
Ринчино.

Р ево л ю ц и я и я зы к в К и тае.
Известно, что китайский язык, с его сложнейшей
иероглифической письменностью, является труднейшим
в мире литературным языком. Изучение китайской пись­
менности отнимает не только у иностранцев, но и у самих
китайцев десятки лет. В силу этого хорошо грамотных
китайцев в до-революционном Китае насчитывалось не
больше одного процента. Надо прибавить к этому, что
и сама грамотность, исчерпывающая собою понятие ки­
тайской образованности и даже учености, не выходила за
пределы простого начетничества в области национальной
классической литературы и не имела ничего общего
с европейским образованием.
З д есь интересно сослаться на характеристику народ­
ного просвещения в дореволюционном Китае, данную
Сун-Ят-Сеном. В 1895 году он писал:
„В Китае чтение книг, трактующих о политических
вопросах, совершенно недозволено, а ежедневные газеты
воспрещены; все, что происходит в остальном мире, пере­
хватывается. Закон ы правящей династии не могут быть
известны народу, а только высокопоставленным мандари­
нам. Никто не имеет права под угрозой смерти создавать
что-либо новое или оповещать об изобретении. Таким
образом народ держат в темноте, и правительство уделяет
ему только крохи информаций, которые согласуются с его
планами. Класс ученых может изучать только китайских
классиков и их комментаторов, а эти работы были тща­
тельно очищены от всего, что касалось критики власти;
народ мог изучать только то, что приучало к повинове­
нию мандаринам“.
Эту картину народного просвещения в дореволюцион­
ном Китае необходимо дополнить ещ е характеристикой
78
китайского язы к а, содерж ащ его в себе р я д препятствий,
чрезвычайно торм озящ их распространение просвещ ения
в широких м ассах.
Первое препятствие. В китайском язы ке су щ ествует
колоссальное разл и ч и е между письменны м и разговорны м и
языками. П исьм енны й или л и тературн ы й язы к— это а р х а ­
ический язы к „ки тай ских м у д р ец о в “ — К онф уция, М эндзы ,
Лаодзы и др., ослож ненны й разнообразны м и наслоениями
последующих в е к о в ,— язы к, отличаю щ ийся от лю бого со в ­
ременного ж ивого д и ал екта никак не менее, если не
более, чем л а ты н ь — от ф ран ц узского я зы к а X X столетия.
Изучение та к о го язы ка тр е б о в а л о огром ной за т р а ты и
времени и ср е д с тв , а потом у доступно бы ло только иму­
щему классу.
М ногие н азы ваю т китайский классический язы к в ел и ­
чайшей креп остью , тверды ней м ноговековы х традиций,
овладеть ко то р о й не многим дано. Н о вернее было бы
называть его китайской стеной, которой огради лась к у л ь ­
тура имущих и правящ их кл ассов о т неграм отны х и з а ­
битых народны х масс.
Е стественно, с другой стороны , что одоление такой
классической тверды ни трудно совм естим о с изучением
достиж ений европейских наук, полож енны х в основу н а­
ш его ш кольного образования. П риш лось бы годы пребы ­
вания в начальны х и средних ш колах удвоить или даж е
утроить для достиж ения целей, одинаковы х с нашими
школами.
Таким образом , перед китайской ш колой стояла ди­
лемма: или стары й классический язы к с его литературой,
или европейское образование.
Второе препятствие. С читаю т, что самый характер
классического язы ка, как язы ка м ертвого, сильно парали­
зует и своей формой и своим стр о го установленны м со ­
держанием литературное проявление современной эпохи
с ее бурным темпом и сложнейшими противоречиями. Э то
полож ение, как мы увидим дальш е, бы ло доказано при­
знанием полной непригодности классического язы ка для
роли л и тературн ого в условиях револю ционного К итая.
Третье препятствие. Разговорны й язы к в К итае р ас­
пад ается на р яд наречий, настолько сильно отличаю щ ихся
друг от д р у га, что представителям двух разны х наречий

79
сплош ь и рядом приходится п ри бегать к посредничеству
переводчика, чтобы сго во р и ться д руг с другом. Н аречи я
распадаю тся в свою о ч ер ед ь на поднаречия, говоры и под­
говоры . П о ф онетическом у облику ро д ство между ними
практически трудн о уловимо. О н о д о казы вается, главны м
образом, путем научных лингви сти чески х исследований.
К аж дое из основны х наречий ки тай ского язы ка насчиты ­
в ает неско лько ты сяч л ет, во всяком случае, не менее
двух ты сяч. В н астоящ ее врем я основны е китайские н ар е­
чия сильно отли чаю тся между собой ещ е и в лексиче­
ском, и в грам м атическом (морф ологическом ) отнош ениях.
Р а з эти наречия с таким глубоким историческим прош ­
лым и с таким и р езко выраженными ф онетическим и, л е к ­
сическими и грамматическими особенностям и, то лучш е
бы ло бы назы вать их не наречиями, а язы кам и, тем более,
что и говорящ их на каждом из них насчиты вается от
пяти до 25 миллионов.
С вязую щ им звеном между наречиям и служил, и в н е к о ­
торы х случаях служ ит ещ е и теперь, классический язы к,
являю щ ийся, следовательн о, орудием политического и кул ь­
турного о б ’единения К итая. Н о не надо заб ы вать при
этом, что классический язы к доступен лиш ь крайне огр а­
ниченному кругу лиц. Ц елям о б ’единения ши ежих масс
он служ ить не мог и не может.
Ч ет верт ое п р еп я т с т ви е.
Главнейш им препятствием в дел е просвещ ения народ­
ных м асс явл яется иероглиф ическая письм енность. И н т е ­
ресны вы числения проф. Е. Д . П оливанова, указы ваю щ и е,
что в Японии на усвоение иероглиф ической письменно­
сти в течение каж дого д есяти л ети я тр ати тся приблизи­
тельно до ш естидесяти миллионов индивидуальны х трудо­
вы х л ет. Д л я К и тая эта цифра, конечно, будет во много
раз вы ш е.
П ереход на ф онетическое письмо сильно способство­
вал бы росту просвещ ения и был бы наилучш им орудием
в б орьбе с колоссальной неграм отностью в К итае.
Т ако ва в общ ем картина язы ко во й и граф и ческой куль­
туры К итая.
Р еволю ционное движение, н ач авш ееся в 1911 году,
несомненно долж но бы ло отр ази ться на язы ке и п рои з­
вести в нем р яд изменений.

80
О гл яд ы в аясь теп ер ь на истекш ие 15— 16 л е т рево л ю ­
ционного движ ения в К итае, мы м ож ем подвести итоги
всех этих изм енений, у казы вая по возм ож ности и те в аж ­
нейшие о б сто ятел ьства револю ционной обстановки, при
которых со вер ш ал ся переход от о д ного язы кового ф акта
к другому.
И зм енения же во всей указан ной картине китайского
языка з а вр ем я револю ции бы ли чрезвы чайно велики.
Они бы ли вы зван ы револю ционизированием общ ествен­
ных отнош ений К и тая в ходе национальной револю ции,
вовлечением ш ироких м асс в политическую борьбу, р е в о ­
люционным движ ением интеллигенции, пролетариата, к р е ­
стьянства, м елкой бурж уазии и прочих сил национально­
револю ционного, антиим периалистического блока, д ви ж е­
нием Гоминдана и К ом партии. П оявилась м асса новых
идей и понятий, требую щ их я зы ко во го и литературн ого
выражения. С та р ы е идеи и понятия во всех областях
жизни уступали м есто новым. П роисходило, идет (и
в дальнейш ем ещ е б ы стрее пойдет) револю ционное п ере­
воспитание, обучение, просвещ ение и сплочение народны х
масс. Все это должно бы ло отр ази ться на язы ке и пись­
менности К и тая.
У своение новы х идей и распространение их ч ерез
посредство классического я зы к а представлялось делом
крайне сложным, длительны м и соверш енно недоступным
больш инству. Н еобходим ы были р ади кальны е меры в этом
отнош ении.
Группа молоды х учены х П екинского Н ационального
У ниверситета на страницах своего ж урнала „Н о вая М о­
лодеж ь“ („С инь Ц иннянь“) в 1917 го ду вы киды вает л о ­
зунги: „Д олой классический язы к и аристократическую
литературу классиков“, „Д а зд р ав ств у ет разговорны й
язык и народная реалистическая и общ ественная л и т е ­
ратура“ .
Эти лозунги были подхвачены студенческой массой.
С туденческий орган „Н овое Т е ч е н и е “ („С инь ч а о “)
с я н в а р я 1818 года начинает полностью п еч ататься на
пекинском разговорном язы ке, известном под именем „бай-
х у а “ . О б а ж урнала агитировали не только за о тказ от
кл асси ч еско го я зы к а и зам ену его пекинским наречием, но
и за р асп р о стр ан ен и е пекинского наречия в роли л и тера-

G Революцпоппый Восток. 81
турного язы ка на в есь К итай, на территории всех ки тай ­
ских наречий.
Э то движ ение одни назы ваю т „Л и тер атурн ой револ ю ­
цией“ , др у ги е— « Л итературны м возрож дени ем “ по аналогии
с европейским литературн ы м возрож дением XV — X V I в е ­
ков, тр е ть и — „Р еф о р м о й я зы к а“ .
Л и т е р а т у р н а я револю ция в стр ети л а сильную оппозицию
в лице учены х классиков и политических реакционеров.
Л и д ер о м литературн ой оппозиции бы л известны й писа­
тель-класси к Л инь-Ц иньнань, ум ерш ий в 1924 году, п еч ат­
ным органом — журнал „Л и тер ату р н о е наследство“ *).
Н еу д о вл етво р яясь литературны м и средствам и борьбы ,
оппозиционеры пы тались прибегнуть к власти м илита­
ристов и силой придуш ить новое л и тер ату рн ое движение.
В р езу л ьтате репрессий со стороны правящ ей клики
м илитаристов проф . Чен Д усю , р е д а к то р „Н овой М оло­
деж и“ , вы нуж ден был беж ать из П екина.
Н о подавить это движение не у д алось. Н а сторону
его встали все проф ессора П екинского Г осударственного
У ниверситета, а такж е знам ениты й пи сатель Л ян Ц ичао.
О собен но важ но отм етить, что проф ессор китайского
язы ка и л и тер ату р ы Ц янь С ю аньтун, с ш ирокой ак а д е ­
мической известностью , не только стал на сторону р ево ­
лю ционного литер ату р н о го движения, но и постарался
своими вы ступлениям и в печати научно обосн овать отказ
от классического я зы к а и литер ату р ы . О н д оказы вал, что
классический я зы к господствовал по вине тиранов и угн е­
т ател ей народа. К лассовы е различия, культивируем ы е
ими, должны бы ли получить отраж ение в язы ке и л и т е­
рату р е. В прош лом китайская л и т е р а ту р а зн ает ряд „ли­
тературны х а к р о б а то в “ , которы е поддерж ивали и у к р е­
пляли традиционную литературу и язы к.
С татьи Ц янь С ю ан ьтуна с таким содерж анием имели
больш ой успех и обезоруж ивали оппозицию . П олитические
собы тия 1919 года, особенно, постановление В ерсальской
конференции об уступке Японии Ц ин дао и окружающ их
зем ель, окончательно сломили литературн ую оппозицию

*) См. Б. Пашков— „Линь Циньнань и его школа, в »Бюллетене


BHAB“, иркутский филиал, № 1,1926 г.

82
и способствовали распространению и укреплению нового
литературного движ ения во всем К итае *).
Как известно, уступка Ц индао согласн о постановления
Версальской конф еренции возб уди ла всеобщ ий протест,
выразившийся в м ногочисленны х дем онстрациях по всей
стране.
С туденты П екинского Г осударственн ого У ниверситета
возглавляли эти дем онстрации. О н и ходили у ворот п ре­
зидентского д в о р ц а до тех пор, пока их не приняли и не
попросили о б ’яснений...
Они подж игали дом а министров, настроенны х в пользу
Японии. М инистры долж ны бы ли уходить в отставку.
В это врем я студенты м ногое вы несли на своих п л е­
чах.
П олитическая известность, которую они таким о б р а ­
зом приобрели, послужила на п о л ьзу литературны м и д еа­
лам, которы е они защ ищ али.
В короткий срок возникло до 4 00 га зе т и ж урналов,
написанных на „бай -х у а“ . К аж ды й в поры ве общ ей нац и­
ональной скорби чувствовал необходим ость вы разить свои
чувства на общ ем , всем понятном язы ке „бай -хуа“ .
В январе 1920 г. министр просвещ ения издает р ас ­
поряжение об изучении „бай -х у а“ во всех начальных ш ко­
лах К итая.
Т ак завер ш и л ась ли тер ату р н ая револю ция, и первое
и в торое преп ятствия к распространению просвещ ения,
о которы х мы говорили, были уничтож ены .
П оскольку же „б ай -х у а“ явл ял ся общ епонятным я зы ­
ком всей стран ы , уничтож илось и т р е ть е препятствие,
связанное с различием в наречиях. О тны не „бай -хуа“
становится государственны м язы ком („го -ю й “).

1) С м /С татут Лиги наций, часть IV, отд. VIII.


Ш аньдун — Ст. 156. Уступка Германией в пользу Японии всех
своих прав на железные дороги, морские кабели и движимое и н е­
движимое имущество германского государства по договорам о Ш ань­
дуне и о Цзяо-чжоу.
Ст. 157. Права эти переходят к Японии свободными от всяких
уплат.
Ст. 158. Германия обязана также передать Японии все документы,
касающиеся управления Цзяо-Чжоу и сообщить обо всех относящихся
к нему договорах, соглашениях и контрактах (проф. Ключников, „Мир­
ные договоры империалистической войны", 1925 г. стр. 101).

6* 83
П араллельно с ходом литературн ой револю ции реш ался
и вопрос о ф онетическом письме д ля К итая.
Ч тобы об легч и ть усвоение пекинского произнош ения
не говорящ им на нем , бы ло изо б р етен алф ави т „Чж у-инь
цзы -м у“ из 3 9 букв, увеличенны й вско р е до 40. Д екре­
том м и н истерства просвящ ения о т 23 ноября 1918 года
алф ави т „Ч ж у-инь цзы -м у“ бы л оф ициально признан.
Н ы не он пр еп о дается во всех начальны х и средних ш к о ­
л ах параллельно с иероглиф икой, так как цель его — не
зам ен а ее , а униф икация произнош ения. Буквы , по при­
меру Японии, став ятся сбоку иер о гл и ф а для указания его
чтения. О сн о во й стандартного произнош ения послужило,
как указан о, пекинское наречие.
Т аким образом , ч етвер то е п р е п ятс тв и е ,с в язан н о е с з а ­
меной иероглиф ики алф авитны м письмом, ещ е не у стр а­
нено.
Х отя го сязы к („ ro -ю й“) и бы л оф ициально введен
в ш колах и количество печатны х изданий на нем с каж ­
дым месяцем и годом возрастало, тем не менее ед и н о­
душ ного признания его в китайском о б щ естве в п ервы е
годы ещ е не наблю далось. Э то зависело, конечно, от с т е­
пени интенсивности револю ционного движения в К итае.
С ек р етар ь общ ества, им евш его цел ью проведение гос-
я зы ка во всем К итае, Л и Ц зиньси в своих „Л екц иях по
го ся зы к у “, изданны х в 1920 году, писал, что К итай по
вопросу об отнош ении к госязы ку р азд ел я ется на пять
партий.
П рограм м ы этих язы ково-литературн ы х партий ц ели ­
ком отраж аю т политическую идеологию их членов и н а­
ходятся в со о тветствии с их политическими программами.
П ерейдем к их язы ково-литературн ы м положениям, как
они излож ены у Л и Ц зиньси и в у казан н ы х его »Л екциях
по го с я зы к у “.
I. Р а д и к а л ь н а я п а р т и я .
Р ад икальная партия требу ет коренной реф ормы китай­
ской письменности. П о ее мнению, в наш X X век, век
необы чайного р азвития техники и промыш ленности, п оль­
зовани е идеограф ической письм енностью , когда все к р у ­
гом знаю т только ф онетическое письмо, является крайним
анахронизмом.

84
Мало того, китайский язы к, будь то р азговорны й или
литературны й, по мнению этой партии, соверш енно не
приспособлен к излож ению на нем специальной научной
литературы . Если К итай хочет итти по пути европейского
прогресса, он долж ен нем едленно о тказаться не только
от своей иероглиф ики, но и от с в о е го язы ка и перейти
или на эсп ер ан то , или на какой -ли б о чужой язы к, б олее
удобный д ля целей взаим ных снош ений, сделавш и его
вторым национальны м язы ком . П у сть китайский язы к и
литература б удут уничтож ены , К итай то гд а вы играет
в усвоении и развитии европейской цивилизации.
В этой партии и национальны й алф ави т „Чжу-инь
цзы-му“ не встр еч ал сочувствия, т а к как изучение его
дополнительно к иероглиф ике со зд ав ал о , по ее мнению ,
новые излиш ние затрудн ен ия.
Таким образом , лозунгом этой партии, как мы видим,
был полный о т к а з не только от иероглиф ики, но и от
родного язы ка, чтобы путем н аи более успеш ного р азви ­
тия европейской техники и пром ы ш ленности поскорее
выйти из р я д а так назы ваем ы х культурно отсталы х наций.

II. П а р т и я ф о н е т и ч е с к о г о п и с ь м а .

Э та партия находит необходим ы м сохранить госязы к.


Ч то же к а с а е т с я иероглиф ики, то она долж на бы ть зам е ­
нена каким -либо видом ф онетического письма, основы ваю ­
щемся исклю чительно на стан дартном ироизнош ении. При
этом для ф онетизации стан дартн ого произнош ения одни
предлагаю т исп ользовать латинский алф ави т, другие —
национальный „Ч ж у-инь цзы -м у“ , а третьи предлагаю т
взять пример с Японии и о стави ть иероглиф ику для зн а ­
чащих слов— сущ ествительны х, прилагательны х, глаголов,
местоимений,—а так назы ваем ы е служ ебны е сл о ва— ч ас­
тицы— писать знаками „Чжу-инь ц зы -м у “.
И деи ф онетического письма в Китае не новы. П опы тки
ром анизировать (пользоваться латинским алф авитом вм е­
сто иероглиф ов) китайский язы к можно видеть ещ е
в 5 0 годах прош лого столетия, и с тех пор они с боль­
ш им или меньш им успехом продолж аю тся до наших дней.
В н асто ящ ее врем я проф ессора П екинского Государ­
ственного У ниверситета Л инь Ю й-тан и Цянь С ю аньтун—

85
специалисты по ф онетике китай ского я зы к а — агитирую т
за введение м еж дународного ф онетического алф авита;

III. Н е о к л а с с и ч е с к а я п а р т и я .

Э та партия д о казы в ает необходим ость сам ого ш иро­


кого и сп о льзо ван и я „бай -хуа“, как госязы ка, и в худ о­
ж ественной и в науной литер ату р е. В качестве д о ка­
зател ь ств она приводит следую щ ие основания:
а) П опы тки писать разговорны м пекинским язы ком
зам ечаю тся в китайской л и тер ату р е уж е за несколько
веков до наш его врем ени, и прои зведени я этого рода по
своим худож ественны м качествам и по своей сравнительно
с древн е-классической литературой ш ирокой доступности,
отличаю тся необы чайной известностью и популярностью
во всем Китае, несм отря на то, что оф ициально это т
вид литературн ы х произведений не п р и знавался и в л и т е­
ратурны х энциклопедиях, как бы они велики не были,
никогда не указы вался.
Т акие вы сокохудож ественны е произведения, как
,.С ань-го чжи я н ь -и “, Ш уй-ху чж уань“ , „С и сян ц зы “ ,
„Х ун лоу м эн “ и др., относящ иеся ко врем ени, начиная
с ХіІІ века, известны всему К итаю , если не ч ерез пись­
м енность, то ч ер ез устную передачу особы х специалистов-
рассказчиков, путеш ествую щ их со своим искусством по
деревням и всяким населенны м м естечкам и привлекаю ­
щих толпы слуш ателей.
Н ародн ы е м ассы имею т возм ож ность знаком иться
с этими произведениями ещ е и в театр ал ьн ой постановке
их. Э та популярность укрепила за указанны м и п рои зведе­
ниями наим енование народной л и тер ату р ы .
Р а з пекинское наречие в роли л и тер атурн ого язы ка
употр ебл яется уж е на протяжении последних нескольких
столетий и на нем им ею тся вы сокохудож ественны е л и те­
ратурны е образцы , то можно говорить уж е о классической
л и тер ату р е на пекинском наречии. С ледо вател ьн о, за гос-
язы ком им еется уже некоторая ли тер ату р н ая традиция.
В противополож ность партии старой классической л и т е ­
ратуры эта п артия н азы вается ново - (или н е о )- класси­
ческой партией.

86
б) В месте с распространением произведений н арод ­
ной литературы получил ш ирокое расп ростран ен и е во всем
К итае и их язы к —пекинское наречие. С читаю т, что го в о ­
рящих и хорош о понимающ их пекинское наречие около
4/5 всего населения. Н и како е д р у го е наречие не м ож ет
сравниться с ним по степени распространенности внутри
страны (иностранцы исклю чительно и единственно и зу ­
чают только пекинское наречие).
Т акая распространенность долж на служить важным
основанием д л я возвед ен ия его в р о л ь госязы ка.
в) В кач е с тв е д о к азател ь ств а своего полож ения
неоклассическая партия приводит пример европейских н а­
ций, переш едш их в X V — X V I в в . с латинского язы ка на
свой национальны й язы к (и, именно, на столичный диалект).
Китай не м ож ет избеж ать зако н о в исторической н еоб хо­
димости, и пер ех о д на госязы к есть явление вполне з а к о ­
номерное.
П олож ения этой партии в последнее врем я признаю тся
больш инством, и распространение го сязы ка идет бы стры м
темпом вперед.

IV . П а р т и я п р о с в е щ е н ц е в .

Э та партия видит в госязы ке только учебно-вспом о­


гател ьн ое ср едство, способствую щ ее наилучш ему усвению
в пределах ш колы стр о го классического язы ка и написан­
ной на нем литер ату р ы . П оэтом у первы е годы в ш коле
должны б ы ть о тведены изучению го сязы ка, и только после
этого следу ет переходить к изучению старого классиче­
ского язы ка и его л итературы , изучение которы х, по
мнению этой партии, необходим о.
Положение этой партии о тносительно учебной л и т е­
ратуры на госязы ке в последнее врем я осущ ествляется
чрезвычайно широко. Учебная л и тер ату р а целиком п еча­
тается на госязы ке.
Ч то же касается изучения стар о го классического язы ка
и литерату р ы в школе, хотя бы и во вторую очередь
после госязы ка, то оно с каж дым годом встречает все
меньш е и м еньш е сочувствую щ их.
А л ф ав и т „Ч ж у инь цзы -м у“ этой партией усиленно
р асп р о стр ан я ется чрез школу.

87
V. Консервативная партия.
Уже сам о н азван и е партии у к а зы в а е т на ее полож е­
ния.
Будучи по сво ей политической идеологии кон тррево­
лю ционной, эта партия и в я зы к е н астаи вает на со х р а­
нении с т а р о г о порядка, т.-е. на изучении в ш колах исклю ­
чительно с тар о го литературн ого язы ка и литературы и на
употреблен ии стар о го письм енного язы ка как в худож е­
ствен ной, т а к и в утилитарной области.
К о н сер вато р ы опасаю тся, что с переходом на госязы к
заб у д ется классический язы к, а вм есте с ним и класси­
ч еская л и т е р а ту р а „улетит на н е б о “ , что, в конечном
ито ге, б у дет грозить у тратой национальной культуры .
К о н серваторы , как видно, б о ятся денационализации
К итая. Э ти опасения р азд ел яю т с ними и многие е в р о ­
пейские синологи. Между тем за последние несколько л ет
госязы к расп р о стр ан яется с необы чайны м успехом, а дена-
ционализационны е признаки не наблю даю тся.
Н а о б о р о т, зам ечается н еоб ы чайн ое повы ш ение общ его
культурного уровня не только в отнош ении культурны х
достиж ений Е вропы , но и в отнош ении культурного на­
следи я сам ого К итая.
В сякий европейский синолог в своих исследованиях,
каких бы вопросов китайской культуры они ни касались,
долж ен ны не со вещ аться с тузем ны м ученым, труды к о т о ­
рого б л аго д ар я госязы ку д ел аю тся доступными и ш ироким
м ассам К и тая, повы ш ая их культурны й уровень в духе
национальном . К том у же ки тай ские учены е, в о згл авляв­
ш ие или примкнувш ие к л и тер ату р н о й револю ции, сумели
оп равд ать е е историческим прош лы м своей страны .
О ни извлекли на свет тех классиков или учены х, ко­
торы е не п р и знавались оф ициальной литер атурой д о р ево ­
лю ционного К и тая и учения которы х так или иначе соот­
ветствовали револю ционном у д уху врем ени (Ван Аньш и,
В ан Ч ун и др.).
Т аким образом , ки тай ская культура переплетается
с европейской. В этом слиянии оптим исты и видят залог
возни кн овен ия и расц вета новой культуры , имеющей при­
влечь взо р ы всего мира. П о их мнению, не стоит ж алеть

88
о тех элем ентах китайской культуры , которы е в условиях
современной дей стви тельности стали непригодны и в сл ед ­
ствие это го постепенно сдаю тся в архив или в музей
древностей.
П осле опубликования „Л е к ц и й “ Л и Ц зиньси прош ло
уже почти 7 лет. З а это вр ем я револю ционное движ ение
в К итае сделало больш ие успехи. П араллельно ем у и гос­
язы к получает все б ольш ее и больш ее распространение,
б лагодаря чему зам етно р азв и в ается и его лексическая и
грам м атическая стороны , способствую щ ие наи более точ­
ному воспрои зведени ю новы х идей, приближая китайский
язы к в л и ц е го сязы ка к так назы ваемы м „культурны м “
язы кам .
Б л а го д а р я госязы ку успеш но развивается и б орьба
с неграм отностью в К итае. В ы числения некоторы х авто ­
ров у казы ваю т на 2— 2 ,5 % грам отны х в револю ционном
К итае против 1 % в дореволю ционном .
З а м е ч а е т с я тенденция к сокращ ению иероглиф ов, н еоб ­
ходимых в повседневном употреблении.
Р а с т ет движ ение за 1000 иероглиф ов. П оследний ти ­
раж народной хрестом атии, составленной в п р ед елах 1000
употребительнейш их иероглиф ов, определяется в пять мил­
лионов экзем пляров.

Н а очереди—
1) П роблем а зам ены иероглиф ики ф онетическим пись­
мом или путем усоверш ен ствовани я национального ал ф а­
вита „Ч ж у-инь цзы -м у“, или приспособлением меж дуна­
родного ф онетического ал ф ав и та, или же изобретен ием
какого-либо нового.
К д ел у научной ф онетизации госязы ка необходимо
привлечь, конечно, и иностранны х специалистов, и звест­
ных своими исследованиям и в области китайской ф оне­
тики.
В этом отношении мог бы послужить и опы т работни­
ков С о ветск о го С ою за, зан яты х построением новы х ал ф а­
витов д л я бесписьменны х язы ко в нацменьш инств С С С Р .
2) П роб лем а ф онетизации каж дого ки тай ского н а р е ­
чия— я зы к а . Г осязы к яв л яется меж диалектическим язы ком ,
орудием п олитического и культурного единства.

89
Н еобходим ость обучения в ш колах на родном наречии
настоятельно д иктуется вы ш еуказанны м и различиями н а­
речий. С оврем енное полож ение в китайских ш колах мы
можем упод оби ть полож ению ш кол у нацменьш инств во
времена ц арской России, когда русский язы к вы теснял
национальны й.
Е стественно, от такого полож ения необходимо о т к а­
заться. О т скорей ш его разреш ен ия этих двух проблем
будет зави сеть дальнейш ий политический и культурны й
рост трудящ ихся К итая, а это, в свою очередь, будет
способствовать успеш ному заверш ен ию китайской р е в о ­
люции и закреплению ее завоеваний .
Б. Пашков.

О новом китайском алфавите „Чжу-


инь цзы-му“ .
Ещ е в 1917 году мне приш лось, говоря о судьбе
японской письменности, сдел ать предсказание, что Я по­
ния п ерейд ет к фонетическом у письму г) тогда, когда
в Японии произойдет социальная револю ция. Э то, однако,
лиш ь частны й случай того зако н о о бр азн о го положения,
которое рассм атр и вает процесс граф и ческой револю ции
(замену одной систем ы письма другою ), как органически
связанны й с переворотам и социально-политическим и, и
утверж дает органическую связь меж ду обоими явлениями.
Во всяком случае явное подтверж дение этого общ его
закон а д а е т нам соврем енны й К итай. З д е с ь , им енно
в эпоху нац. дем ократи ческой револю ции, и именно, как
производное о т нее, со зд ается неб ы валы й (и даж е бывш ий
немыслимым д ля многих китаистов, привыкш их к „преж ­
нему К и таю “) сдвиг в области граф и ческой культуры :
появляется потенциальны й зам ести тел ь иероглиф ики —

х) Будь то латинский шрифт (так назыв. Ромадзи) или же тузем­


ного происхождения слоговое письмо (катакана и хирагана), употре­
бляемое ныне лишь в виде дополнения к иероглифическому (для изо­
бражения морфем с грамматическим значением).

90
в виде общ едоступного по своей легкости ф онетического
письма.
Р азум еется, частичны м подтверж дением того же зако н а
явится и русская р еф орм а 1917 г. х) (как и последую щ ий
за ней поток новы х ал ф ав и то в у нацменьш инств
В С С С Р 2), х отя по своем у историческом у значению по­
явление ки тай ского ф о н ети ческо го письма соверш енно
несоизмеримо с русской л иквид ац ией „яти “, „ ф и ты “ и
т. д.
П равда, на первы й взгл я д —-и имея в виду лиш ь сов р е­
менный этап расп р о стр ан ен и я китайской реф орм ы , —
можно, к аза л о с ь бы, притти к обратной оценке: русская
новая о р ф о гр а ф и я — это, д еск ать, полностью проведенная
зам ена стар о й , а китайский ф онетический ал ф ави т— лиш ь
подсобное средство, вспом огательны й прием для изуче­
ния иероглиф ики, сущ ественно важный (в настоящ ее
время) лиш ь д ля ш кольников (ещ е не овладевш их тр ад и ­
ционным письмом).
В от потом у-то, ввиду то го , что такой (я бы сказал :
близорукий) взгл яд на китайскую реф орм у дей стви тельно
сущ ествует и с ним приходится сталкиваться, мне и п ред ­
ставл яется нужным дать х ар актер и сти ку нового китай ского
ал ф ави та с учетом исторических его перспектив. И на­
чать при этом удобнее б удет именно со сравнения с рус­
ской граф и чекой реф орм ой— „новой орф ограф ией“ 1917 г.
* #
*
Р азн и ц а зд есь прежде всего в о б ’еме реф ормы , т.-е.
в разм ере вносимого ею изм енения граф ики. В русской
„новой орф о гр аф и и “ мы имеем всего на-всего лиш ь упо­
рядочение приемов старой систем ы письма; принципиаль­
ные же его основы о ставл ен ы реф орм ой нетронуты ми:
русское письмо бы ло и продолж ает бы ть (после 1917 г.)
звуковы м письмом со смеш анны ми правилами буквоупо-
требления, в которы х знач и тел ьн о е место зан и м ает
этим ологический принцип словонаписаний. Н о в а я о р ф о ­
гр аф и я вовсе не упразднила это го этим ологического прин­

1) О чем мне пришлось уже говорить в № 1 „Рев. Востока“—■


в статье „Революция и литературные языки С С С Р “.
2) Ср. там же („Рев. Восток“ № 1, стр. 45—57.)

91
ципа, а обусловила лиш ь б олее последовательное его
проведение, освободив, кром е то го , наш алф авит от с о ­
верш енно ненужных (и неприем лем ы х с точки зрения
звукового письма) сим волов— в р о д е Ъ, ѳ, і — символов,
для которы х не им елось соответствую щ их особы х звуко-
представлений.
Н еч то соверш енно принципиально-отличное п р ед ста­
вл яет собою китайское нововведение: здесь вм есто письма
идеографического (основанного на изображ ении см ы словой
идеи сл о в а— независим о от его зв у к о во го состава) п ред ­
л а гае тс я ф онетическое — и именно звуковое *) письмо,
отлично у д овлетворяю щ ее тем научно-педагогическим т р е ­
бованиям , которы е к тако го р о д а письму могут б ы ть
пред ’явлены , и потому об еспечиваю щ ее колоссальную
экономию энергии и врем ени, тратящ ихся на усвоение
грам оты . Д о с ти га е т с я ,— дей стви тельно, воочию , бесспорно
дости гается то, что ки тай ская гр ам о та п ерестает уже
бы ть „ки тай ской гр ам о то й “ в см ы сле наш его об ы вател ь­
ского словоупотребления, т.-е. образцом неим оверно-труд­
ной, непреодолим ой по своей слож ности системы.
О тны не китайская грам ота (уже б ез кавы чек)— в виде
нового ки тай ско го алф ави та „Ч ж у-инь цзы -м у“ (что з н а ­
чит „ Ф о н е ти ч е с к а я азб у ка“ ) — о к а зы в а е тс я ничуть не
слож нее, чем гр ам о та нем ецкая, ру сская или лю бая из
созданны х после 1917 года граф и к у нацменьш инств н а­
ш его С о ю за (и конечно, ф р ан ц у зская и тем б олее англий­
ская о рф ограф ии , обрем ененны е м ассой излишних трудн о­
стей, о казы ваю тся гор аздо б олее трудными для об учаю ­
щ егося гр ам о те ф ранцуза и англичанина, чем новый ки ­
тайский ал ф ав и т для китайца).
И то лько после того, как вы представили себе, каким
ужасным злом бы ла б лагодаря сво ей трудности и слож ­
ности традиц ионн ая ки тай ская гр ам о та, тр ебовавш ая для
изучения не м енее 8 — 10 л ет усидчивого труд а и им ев­
ш ая все дан ны е войти в пословицу, как символ адски-
трудной си стем ы ,—вы см ож ете оцен ить изобретен ие но-

х) Обычно различают три стадии в развитии письменности: идео­


графическую, силлабическую и звуковую. Н о ясно, что и силлабиче­
ское и звуковое—это два под-вида фонетического письма, и в качестве
таковых они оба вместе могут противополагаться понятию идеографи­
ческого письма.

92
вой китайской грам оты , откры ваю щ ей возм ож ность сущ е­
ствования китайской письм енности б ез иероглиф ики.
Вот почему я б еру см елость у тверж дать, что из всех
имевших м есто в X IX и X X веках сдвигов в области
языковых и граф и чески х ку л ьту р в любом районе м иро­
вой территории создан ная ки тай ско й револю цией „ф о н е­
тическая а з б у к а “ (Чжу-инь цзы -м у) является наи более
крупным, и по историческим последствиям несравнимым
ни с каким другим ф актом .
В ки тай ской „ф онети ческо й а зб у к е “ мы видим прежде
всего изобретение, и зо б р етен и е соверш енно отличное по
своему принципиальном у х а р а к т е р у от преды дущ его со­
стояния гр аф и ки , но способное, тем не менее, ф актически
уж и ваться и со су щ ество вать (по крайней м ере на первы х
этап ах сво его распространения) со старой (иероглиф иче­
ской) письм енностью . Э то -то сосущ ествование двух си­
стем, им ею щ ее м есто как р а з в наш и годы , т.-е. в период
первых практических ш агов но во го изобретения, сосущ е­
ствование, при котором новой „ф онетической а зб у к е “
принадлеж ит даж е, казал о сь бы, лиш ь вторичная, в сп о­
м огательная р о л ь,—и об’ясн яет нам весьм а р асп р о стр а­
ненный ф ак т недооценки ки тай ско го явления: „новы й
алф ави т в н астоящ ее врем я и не пы тается и не мож ет
пы таться вы тесн ить иероглиф ику, ко торая все-равно
о стается общ еприняты м письмом, а потому новы й а л ф а ­
вит стан ови тся м онополией полуграм отны х недоучек и
ш кольников“.
Д л я соврем енной эпохи с этим нельзя спори ть. Б о л ее
того, нужно ск азать , что иначе и бы ть не м огло в период
первых практических ш агов „ф он ети ческо го а л ф а в и т а “.
Ведь для т о го , чтобы сразу о тк азаться о т иероглиф ики,
нужно бы ло бы зан яться переиздани ем всей имею щ ей
спрос л итературы . Д а и н ел ьзя бы ло ож идать, что лица,
потративш ие столько труда на усвоение иероглиф ики,
сразу согл асятся поставить кр ест на приобретенны х по­
знан иях и принести свои „в поте лица засл у ж ен н ы е“
привилегии в жертву дем ократизации граф и ческой кул ь­
туры . Е сть и м асса других вполне понятны х причин,
обязы ваю щ и х реф орм у к постепенном у распространению .
В полне понятно такж е и то, что „ф онетический а л ф а ­
вит“ н ахо д и т наибольш ее применение (и я бы сказал:

93
наибольш ее число преданны х сторонников) именно в школь*
ной среде— иначе говоря, в ср еде будущ его поколения
грам отного К и тая.
Важно не это; важно то , что в самой реф орм е есть
об’ективны е данны е, являю щ иеся залогом несомненной
в будущ ем победы над стары м , иероглиф ическим письмом
вплоть до полного его вы тесн ения *). И в данном отно­
шении не столь сущ ественно даж е, как относится к „ ф о ­
нетическом у а л ф а в и ту “ програм м а той или другой из по­
литических группировок К и тая и какие на этот счет
вы носятся постановления тем или другим органом. И бо
в сф ере р у ко во д ства граф и ческой культурой только то
постановление будет иметь историческую значим ость,
которое не противоречит о б ’ективны м условиям, п ред о­
пределяю щ им ход социального проц есса и не будет см е­
тено последним.
А что у ф онетического ал ф ави та, как такового (о ста­
вим на м инуту вопрос о данной его ф о р м е —в том виде,
какой пред ставл яет сейчас „Чжу-инь цзы -м у“), есть все
данны е д ля победы над той „ки тай ской грам отой “ , к о т о ­
рая вош ла у нас в пословицу,—в это м я позволяю себ е
не сом неваться.
Уже на основании историко-лигвистического опы та
(т.-е. по аналогии сходны х процессов конкуренции между
ид еограф ическим и звуковы м письм ом — у других народов)
можно с к а за т ь , что Китаю п ред стои т пережить тако е же
постепенное вы теснение иероглиф ики новым звуковы м
письмом, како е переж ила К орея, исходивш ая— конечно,
при несколько отличны х язы ковы х условиях— от того ж е
ки тай ского иероглиф ического письма и приш едш ая к почти
безы склю чительном у употреблению национального зв у к о ­
вого письма 2) (— „эн-м ун’а “).

1) З а исключением разве области ученых филологических и лин­


гвистических изысканий, где будущим китайским ученым придется
изучать иероглифику на тех же правах, как изучает, например, глаго­
лицу исследователь древне-славянских памятников.
2) В целях краткости, я не останавливаюсь здесь на аналогичном
аннамском процессе. В Японии же мы имеем в сущности (конечно,
в связи с определенными политическими условиями) промежуточную
ступень того же пути—от иероглифики к фонетическому (хотя и не
звуковому, а слоговому) письму.

94
Конечно, д ля суждений о будущ ей истории ки тай ской
графики важ ен ещ е д ругой во прос— у д о влетвори тельн а ли
данная именно ф орм а зв у к о в о го алф авита, т.-е. к он крет­
ная систем а зн аков „Ч ж у-инь цзы -м у“ .
З д е с ь не м есто д ав ать ко н кр етн о е описание и кри ти ­
ческий р азб о р этой систем ы . У каж у лиш ь, что это ал ф а ­
вит и з 39 или 40 (в последней редакции) знаков, не
вполне, однако, подходящ ий к понятию „звуковой азб у к и “
(где каж дое зву ко п р едставл ен и е отдельного гласного или
согласного изоб раж ается о собой отдельной буквой), но
вовсе не являю щ ийся, в то же врем я, силлабической (т.-е.
слоговой, гр аф и ко й (каковы об а японские ал ф ави та 1)).
Э тот пром еж уточны й (между звуковы м ' и силлабическим)
хар актер новой китайской граф и ки как нельзя б олее гар ­
монирует, однако, со специфическим и особенностями ки­
тайской ф онетики, где роль элем ентарного ф онетического
представлени я в значительной м ере принадлеж ит не о т ­
дельным гласны м и согласны м (как в русском язы ке), а
целому слогу (или сл о го представлению ,—силлабем е), к о ­
торый о казы в ается в то же врем я разлож имы м на о п р ед е­
ленный р я д ф онетических единиц другого порядка (им-то
и со о тветству ю т знаки „Ч ж у-инь цзы -м у“).
Т аким образом , необы чайны й на первый взгляд х ар ак ­
т е р а л ф ави та „Чжу-инь ц зы -м у “ на дел е вполне с о о тв ет­
ствует специф ическим особенностям китайского язы ка и
поэтом у яв л яется в данном отнош ении более у д о в летво ­
рительны м, чем лю бая транскрипционная систем а, со зд ан ­
ная— по строго-звуковом у м етоду— из латинских букв по
обычному д ля европейских язы ко в принципу.
Э той особенностью , которую именно и приходится
ценить, так как ею д о сти гается и известн ая граф и ческая
экономия (напр. 2 зн ак а вм есто 3-х, 3 зн ака вм есто 4-х
и полное со о тветствие китайском у язы ковом у м ы ш лени ю )2)
могла обладать именно национальная, созданная на осно­
вании практики китайской лексикограф и и 3), систем а, ка­
кой и я вл яется „Чжу-инь ц зы -м у “.
К атакана и хирагана.
2) И менно китайскому расчленению слова (или слога) на состав­
ные элементы,— отличному, до известной степени, от нашего деления
слога на звуки.
3) В частности на основании метода „це-инь“, т.-е. фонетического
анализа силлабемы, при чем составные части делимого слога вьіра-

95
В этом отнош ении победное зав о ев ан и е китайского
ш кольника — „ Ч ж у -и н ь ц зы -м у “ вполне вы держ ивает, по
моему мнению , лингвистическую критику, а те частичные
попреки, к о т о р ы е вы сказаны бы ли по ад ресу „Чжу-инь
цзы -м у“ европейским ученым - ф онетиком , ф ранцузским
миссионером M ullie 1), об’ясняю тся именно тем, что Mullie
мыслит ф онетическое письмо возможным лиш ь в привы ч­
ной для него ф о р м е —по подобию латинской ф онетической
транскрипции, и не учиты вает тех особенностей к и тай ­
ско го я зы к о в о го (точнее: звукового) мы ш ления, которы е
невольно долж на была учесть национальная ф онетическая
азб у ка ки тай ской формации.
И так качествен ная оценка данной системы , по-моему,
вполне м ож ет говорить за то, что р а з вы теснение и ер о ­
глиф ики новы м видом письменности — это лиш ь вопрос
времени, и р а з национально-дем ократическая револю ция
вы бросила уж е лозунг „дем ократи зации гр а м о ты “, то
алф ави т „Ч ж у-инь цзы -м у“, как тако во й , (на подобие к о ­
рейского „эн-м ун’а “) вполне пригоден для п редназначае­
мой ему роли в будущ ей истории китайской культуры .

Е. Поливанов.

Революционное движение Индии


в связи с событиями в Китае.
Н аско л ьк о серьезны м счи тается пробуждение К и тая
в кругах английских колон изаторов, можно судить по
следую щ ем у заявлению в почти оф ициальном органе
английского прави тельства, в „ Имперском обозрении“,
где мы читаем: „простираясь о т границ Бирмы до Т ихого
океана, сильное китайское правительство легко сде­
л ается у грозой для южного В о с то к а “ . Э то у к азы вает на

жались путем сопоставления 2-х иероглифов, сходных между собой


по данному звуковому элементу, но различных по остальным (напр.,
ан выделялось из сопоставления тан и ка н и т. д.).
1) В его книге „Notions élémentaires de phonétique et Alphabe
Général" Ш анхай 1922.

96
на то, что политика англий ского империализма, им ею щ ая
своей целью воспрепятствован ие заверш ению ки тай ской
революции, в больш ей степени определяется его и н те р е­
сами в И ндии, так как ки тай ские собы тия о казы ваю т
колоссальное револю ц ионизирую щ ее влияние на И ндию ,
а это в свою о ч ер ед ь о зн ач ает, что происходящ ие сей ч ас
события в долине Я н-цзы бу ду т повторяться в долине
Инда и Г анга. Э та п ер сп ек ти ва повторения китайской
революции на территории И ндии в ы зы в ает см ертельны й
страх у английских им пери алистов и за с тав л я е т их исполь­
зовать в се возм ож ны е и невозм ож ны е ср едства для спа­
сения св о е го пош атн увш егося полож ения в К итае. Р е в о ­
лю ционные собы тия в последнем представляю т прямую
угрозу англий ским интересам в сам ой Индии, интересам ,
которые им ею т огром ное зн ач ен и е для сущ ествования
британского им периализм а. В озьм ем д ля примера англий­
скую т о р го в л ю с И ндией. В еликобритани я еж егодно возит
в И ндию почти на полм иллиарда д олларов — 1 д есятую
всего англий ского экспорта. П окуп ает же А нглия в И ндии
почти на ч еты р еста м иллионов долларов, что со ставл яет
одну девяту ю всего ан глий ского им порта. О д н ако ,
значение И ндии д ля некоторы х м огущ ественны х и
организованны х отраслей английской промы ш ленности
в процентном отнош ении го р азд о вы ш е. О б щ еи звестн о,
что в английской им периалистической политике о п р е д е ­
л яю щ ее м есто заним ает хлопчато-бум аж ная и м етал л ур­
гическая пром ы ш ленность стран ы . О б е эти отрасли п ро­
мы ш ленности в вы сш ей степени заи н тересованы в И ндии,
ибо одна п ятая их экспорта и д ет в И ндию . Д ругим и сл о­
вами, И ндия для владельцев хлопчато-бум аж ной пром ы ш ­
ленности А нглии означает еж егодно 225 м иллионов д ол ­
ларов. Т ак ж е огром ны суммы, получаем ы е капиталистам и
м еталлургической пром ы ш ленности. Э коном ические ин те­
ресы английских им периалистов в И ндии с каж дым днем
растут. Д остаточн о сказать, что импорт И ндии, идущ ий,
главны м образом, из А нглии, увеличился на 5 0 0 % и эк с ­
порт н а 3 5 0 % в промежуток от 1875 г. до 1913 г. Я сно,
что почти вся прибы ль, получаем ая о т превы ш ения
эк сп о р та н ад импортом, п о п адает в руки английских
им п ери алистов, хотя н ек о то р ая часть ее, конечно, п ере­
падает н а долю и индийской торговой буржуазии.

V Революционный Восток. 97
Кроме того, индийские националисты не зам ечаю т
того, что кром е интересов, связанны х с экспортным и з­
лишком, у англичан в И ндии им ею тся и другие интересы.
В д ей ствительности, чтобы получить правильное п ред ста­
вление о р а зм ер ах эконом ической эксплоатации индийского
народа, нужно ещ е прибавить все доходы , получаемы е
от эксплоатац ии как добы ваю щ ей промы ш ленности, так
и от эксплоатац ии о брабаты ваю щ ей промыш ленности,
к ак от оф ициальны х, так и неоф ициальны х предприятий.
К онечно, н ел ьзя такж е упускать из виду те колоссальны е
сумм ы ,которы е идут на расходы бю рократического ап п ара­
т а б ритан ского империализма в И ндии. С амо собой р а зу ­
м еется, что индийские националисты не могут понять
сути эксплоатации Индии британским капитализмом, ибо
они сами явл яю тся представителям и капитала, которы й
ни в коем случае не признает ф акта капиталистической
эксплоатации Индии. Выше приведенны е цифры таким
образом характеризую т только ч асть английских и н тере­
сов в Индии.
П олитикой английских им периалистов до войны бы ло
воспрепятствован ие промыш ленному развитию страны ,
ибо И ндия им нужна бы ла исклю чительно как источник
сы рьевого снабж ения пром ы ш ленности м етрополий и как
ры нок сб ы та промыш ленных то вар о в, производимы х
в А нглии. О д н ако , после войны английский империализм
вынужден был изменить свою политику недопущ ения
развития тузем ной промы ш ленности. Т еперь английский
империализм нам ерен эксп л о ати р о вать индийский н арод
в самой И ндии путем индустриализации страны. О тсю д а
импорт кап итала в Индию , которы й с каждым годом все
более и б олее увеличивается.
Если до войны британский капитал, помещенный
в Индии, превы ш ал индийский в 4 раза, то теперь он
превы ш ает его в 6 раз. Э то, с одной стороны , указы вает
на подчиненную роль индийского капитала, а с другой —
на гром адное значение И ндии д ля английских империали­
стов. П оэтом у становится ясной политика английских
им периалистов в К итае, стараю щ и хся сохранить и п ро­
длить свое политико-эконом ическое господство на Востоке,
и, в частности, в Индии. О днако, в современных условиях
интернациональны х связей, собы тия в К итае не могут не

98
отразится на Индии. В виду соседства К итая с И ндией,
отражение китайских собы тий на общ ественном мнении
и на социальны х взаим оотнош ениях индийского о б щ ества
должно б ы ть очень сильны м. И м енно поэтому английский
империализм изо всех сил с т а р а е т с я изолировать И ндию
от внеш него револю циоинного м ира: он делал это во в р е ­
мени октябрьской револю ции и продолж ает делать и т е ­
перь. В связи с тем, что ки тай ски е собы тия оказы ваю т
колоссальное револю ц ионизирую щ ее влияние на весь
Восток, англичане сначала не пропускали в И ндию ника­
ких сообщ ений о них, но когд а эт о стал о невозможным,
то они н ачали изображ ать ки тай ские собы тия как плод
больш евистских махинаций. Э та клеветническая кампания
имела б ольш о е влияние на индийское общ ество. О тчасти
благодаря эт о й кампании, а, главны м образом, благод аря
тому, что индийский капитал находится в политико-эконо­
мическом сотрудни честве с английским империализмом,
индийская крупная и средняя бурж уазия со времени сам ого
возникновения китайских собы тий отрицательно относилась
к ним. Т ол ько в связи с этим сотрудничеством англо-ин­
дийского кап и тала можно понять о т к а з индийской т о р го ­
вой палаты отправить протест английском у правительству
по поводу отправки индийских войск в К итай.
О тн ош ен и е индийского кап и тала х арактеризуется не
только этим м олчаливы м признанием правильности импе­
р и алистической политики англий ского капитала в К итае,
но и даж е активной поддерж кой им периалистических планов
Англии. В своем о тв ете тов. С акл атв ала, которы й п р ед л а­
гал Б ом бейской торговой п ал ате протествовать против
отправки индийских войск в К итай, представи тель палаты
говорит: „В ы начали кампанию против отправки индийских
войск в К и т а й — войск, отправляем ы х для охраны в числе
других и индийских интересов. Р а зв е нет в Ш ан хае ты сячи
индусов? Х отите-ли вы , чтобы их собственность, р ас ц е ­
ниваем ая сотнями ты сяч, б ы ла уничтож ена и чтобы их
ж изнь бы ла подвергнута о пасностям ? М еры, приняты е
д ля их охраны , означаю т такж е безопасность для род­
ствен н и ков тех же ланкаш ирских рабочих, которы х вы
защ и щ аете в парлам енте“. (Б ом бейская хроника, 16/II—
27 г.). Я с н е е это го ответи ть нельзя. Э тот ответ с аб со ­
лютной точн остью со вп ад ает с той речью , которую про-

99
ИЗнес вице-король И ндии, л о р д И рвин, по поводу отправки
индийских войск в К итай. Л о р д И рвин в своей речи
в законодательном собрании И ндии вы разился таким об ра­
зом: „ж изнь и собственность многих торговы х общ еств,
вклю чая м ногих индийских и британских подданных, а т а ­
куется в различны х договорны х портах К итая. Бри тан ское
прави тельство не охотно реш ило отправить подкрепление
в К итай. И ндия— это ближ айш ая ч асть империи, прим ы ка­
ю щ ая к К итаю ; поэтому прави тельство И ндии согласилось
сотрудничать в этих чисто оборонительны х действиях
путем отправки контингента войск, куда входят и индий­
ские полки“ . Вы ш еприведены й о тв ет индийских кап и та­
листов ничем не отличается от заявлен ия лорда И рвина.
П еред нами — сою з англо-индийского капитала в непри­
кры том виде. Э тот сою з англо-индийского капитала во
внеш ней политике явл яется логическим последствием их
сою за в эксплоатации 320 м иллионного населения И ндии.
Таким образом , попытки английского империализма п ри­
влечь индийскую буржуазию на свою сторону в своих
захватнических планах в К итае увенчались значительны
успехом.
Н о гл авная цель, которой д обивался английский им пе­
риализм своими измыш лениями о больш евистском происхо­
ждении китайских собы тий, закл ю чал ась в том, чтобы , пугая
призраком коммунизма Индию , привлечь мелкую буржуазию
на свою сторону. Э то ему отчасти удалось: за последние
2 года л идеры и вся пресса индийского национализма за
редкими исклю чениями соверш енно игнорировала собы ти я
в К итае. О собен но рельеф но проявилось такое отнош ение
в последние 6 м есяцев. Вместо то го , чтобы защ ищ ать к и ­
тайскую револю цию о т нападок империализма, индийские
националисты и их пресса начали даж е отрицательно о т ­
носиться к китайском у движ ению . Д о статочн о процитиро­
вать руководящ ию статью главн ого органа индийского
национализм а „ Ф о р в о р д “ (центральны й орган сварадж ист-
ской партии) от 29 сентября 1926 г., в которой газета пи­
ш ет: „Б р и тан ско е правительство показало достойное о д о ­
брения терп ели вость и сдерж анность в своих отнош ениях
к К и таю “ .
П очти аналогичное отнош ение встретила ки тай ская
револю ция и со стороны И ндийского Н ационального К о н ­

100
гресса, соб равш егося в конце д екабря 1926 г. и являю ­
щ егося высш им органом индийского национализм а. Если бы
годичный с ’езд этой организации принял бы резолю цию
симпатий к китайской револю ции, то это в больш ей с т е ­
пени револю ц ионизировало бы национально-револю цион­
ное движ ение в самой И ндии. К а к известно, Б ен гальской
организацией И ндийского Н аци онального К онгресса бы ла
вы двинута подобная р езолю ц ия, но об этой резолю ции на
с'езд е ничего не бы ло сказан о . Т аким образом, индийские
националисты соверш или величайш ее преступление, ибо
они скры ли ки тай ские собы тия от ш ироких индийских
масс, тем сам ы м преп ятствуя револю ционизированию на­
ционально-револю ционного движ ения в самой И ндии.
В И ндии ни в националистической прессе, ни на публич­
ных собран иях, созы ваем ы х индийскими националистам и
соверш енно не обсуж дался китайский вопрос. Н е было
не единой попы тки со сто р о н ы индийских националистов
изучить китайский вопрос и и звлеч ь определенны й опы т
для И ндии. В этом отнош ении даж е Я в а п ерегнала И ндию ,
ибо кр естья н е и индустриальны е рабочие Я вы на больш их
массовы х м итингах и собран иях собирали ден ьги для
помощ и рабочим К итая.
О д н а ч асть индийских националистов определенно за я ­
вила, что в И ндии нет надобнасти в подобной агитацион­
ной кам пании для китайской револю ции, ибо у индий­
ских м асс рабочих и крестьян нет интернациональны х ин­
тересов и интернационаляного сознания. П реж де всего,
это утвреж ден ие является лож ью , ибо помогали же индий­
ские раб оч и е английским горнякам во время заб астовки
и получали же индийские рабочие помощ ь от и н остран ­
ных рабочих как английских, так и континентальны х и
в том числе о т русских. Д а ж е и в том случае, если
у индийских масс о тсу тству ет интернациональное со зн а ­
ние, задачей явл яется не сид еть праздно и пассивно, а
наоборот, воспитать и возбудить это сознание ин терн ац и-
нал и зм а в широких индийских м ассах. О дним словом ,
о п равд ан и я бездействия со стороны руководителей нацио­
нально-револю ционного движ ения не вы держ иваю т никакой
критики. Л о в к ая политика английских им периалистов и
бурж уазны е интересы самих лидеров принесла свои плоды:
индийские националисты постарали сь упустить удобны й

101
случай для нового под'ем а национально-револю ционного
движения, кото р о е за последние пять л ет находится в с о ­
стоянии глубокой апатии. С ей ч ас ввиду огромнго влияния
китайской револю ции на весь мир, индийско-национальное
револю ционное движ ение можно бы ло бы опять оживить.
О днако, как мы уже видели, индийские националисты
(под националистам и мы подразум еваем , главны м образом ,
сварадж истов) по всем видим остям в этом не заин тересованы .
Т аким образом , можно ко н стати р о вать два ф акта:
1) в К и тае с молниеносной б ы стротой происходят собы тия
мировой важ ности, 2) лидеры индийского национализма,
от которы х мы могли бы ж дать проявления больш ого
интереса к ним (к китайским собы тиям ), ничего д о сто й ­
ного сво его внимания в них не вид ят, а некоторы е даж е
откры то отрицательно относятся к китайской револю ции.
Причину такого поведения лидеров индийского н а ­
ционализм а вскользь мы уж е упомянули. Э то, с одной
стороны , клеветническая проп аган да британских им пе­
риалистов о якобы болш евистском происхождении к и ­
тайской револю ции и политико-эконом ический сою з
англо-индийского капитала, с д ругой . О д н ако, п осл е
того, как стал о ясно, что бурж уазны е лидеры индийского
национализм а не намерены вести какую -бы то ни было
револю ционную р аботу в пользу китайской револю ции,
левы й ф ронт индийского национализм а начинает в о згл а­
влять стихийное м ассовое н ед овольство, возникш ее в связи
с китайским и собы тиям и, британским империализмом. Э то
нед овольство д остаточн о накопилось уже до того у ин­
дийского народ а. П од руководством левы х националистов
и комм унистической партии индийское национальное д в и ­
ж ение опять подходит к определенном у периоду своего р а з ­
вития: сейчас по всей И ндии прои сходят м ассовы е митинги
и собрания, на которы х вы носятся резолю ции против ин-
тервенционы х планов английского им периализм а в К и тае.
И так, опасени я английских им периалистов в том, что К итай
сдел ается угр о зо й для их власти в И ндии, сбы ваю тся. В о т
например, в одном из крупнейш их и промыш ленных го родов
Индии, в Б ом б ее, на м ассовом м итинге бы ла единогласно
принята следую щ ая резолю ция:
„Н асто я щ ее собрание горож ан Бомбея в ы раж ает
симпатии индийского народа великой китайской нации

102
в ее борьбе за политическую и экономическую н езави си ­
мость. С обрание энергичнейш им образом п р о тестует про­
тив предлож ения индийского правительства о тправить
индийские вой ска в К и тай и п р ед л агает вы борны м членам
закон адательного собран ия заклейм и ть позором исп ользо­
вание индийских войск в кон ф ли кте, за которы й И ндия
не ответственна. С обрание при гл аш ает всех граж дан И н­
дии осудить политику п р ав и тел ьств а путем надлежащ их
форм дем онстрации, пропаганды и протеста и о б 'явл яет
отказ индийского н арод а о добрить использование хотя бы
единого индийского со лдата, единого индийского гр аж д а­
нина, единой индийской руппи и единого индийского судна
или гаван и д л я какой бы то ни бы ло военной цели в К и т а е “.
П од обн ы е ж е м ассовы е публичные митинги проис­
ходят и в К а л ьк у тте — в индустриальной столице И ндии.
О дин из м итингов принял еди ногласно следую щ ую р езо­
люцию: „М итинг счи тает невы носим ы м оскорблением для
индийского народа то, что в о й ск а И ндии вы зы ваю тся д ля
участия в грязной войне, имею щ ей целю пом еш ать ки тай ­
ской нации в ее стремлении достичь полной независим ости
для с е б я “. Л ейт-м отивом же всех вы ступлений о р аторов
бы ло т о , что индусы не х о тят бы ть „подкупленными
хулиганам и им периализм а“ . Е щ е б о лее ож есточенный х ар ак ­
т е р носил другой митинг, происходивш ий в М адрассе.
П осле принятия резолю ции симпатии китайской нации
была п ри н ята специальная резолю ция, требую щ ая от все-
индийского К ом итета К он гр есса „чтобы он нем едленно
собрался и вы нес определенны е реш ения, прим енение к о ­
торых б удет означать невозможность сущ ествования
британского империализма в И ндии “. В другой р е зо л ю ­
ции говор и тся, что „И ндия, как ази атск ая нация, сильно
заи н тересо ван а в освобож дении К итая. О свобож денны й
и независим ы й К итай будет ци таделью против ев р о п е й ­
ского империализма на в о с т о к е “ . Н а втором митинге
в Бом бее председатель собрания заявил, что „движ ущ ей
пруж иной агрессивности англий ской политики являю тся
ком м ерческие интересы . А нгличане прикры ваю т свою по­
литику обманом. Е динственны м средством „которы м ин­
дийцы м о гу т поддерж ать свое национальное достоинство,
явл яется воскреш ение славны х дней 1921 года и возоб н о­
вление движ ения „н есо тр у д н и чества“ в полном о б 'е м е “ .
103
Э то вы ступление у казы в ает на то, что анти-британское
движение не ограничивается то лько заклеймением интер­
венционной политики англичан в К итае, но ищ ет опреде­
ленный д ей ствен ны й вы ход. П ринятие резолю ции о в о зо б ­
новлении движ ения несотрудничества означает близость
круш ения британ ского им периализм а в И ндии, ибо в про­
грамму эт о го движения входят таки е пункты, как неп ла­
теж налогов и податей и всеобщ ее граж данское непови­
новение британским властям.
П ресса левы х индийских националистов и в том числе
лево е кры ло сварадж истской партии поддерж ивает н о ­
вое направление антибританской пропаганды. „ Ф о р в о р д “
теперь пиш ет: „Если эксплоатация А зии империализмом
долж на б ы ть приостановлена, если А зи я долж на сделаться
зем лей ази ато в, то К итай долж ен за в о е в а ть свою н езав и ­
симость. Н езависим ость же К и тая и И ндии может помочь
А зии зан ять достойное полож ение в мире. Те условия,
которы е м огут обеспечить мир между китайским национа­
лизмом и А нглией, способны уничтож ить антагонизм между
индийским национализмом и английским империализмом.
О днако, нужно сказать, что антагонизм пока-что во зр а­
стает. П о д напором это го м ассового негодования против
английского империализма, даж е Т а г о р —поэт И ндии— и
М агатм а Ганди протествовали против интервенционной
политики английского им периализм а в К итае. Ганди з а я ­
вил, что „наш а беспомощ ность никогда не бы ла так
видна, как сейчас, когда наши индийские солдаты б ес ­
стыдным об р азо м использую тся для подавления свободы
другой нации. Т ако е использование Индии явл яется
ключом к эксплоатации ази атски х народов и других
неевропейских р ас земли. И ндию держ ат в рабстве не
только д ля эксплоатации самой И ндии, но и других
н ар о д о в “.
П риблизительно в таком же духе вы ступил Т агор,
заявл яя, что использование индийских войск настроит
китайцев против освободительной борьбы самих индусов
и что англичане борю тся не и з-за интересов индусов,
а за свои собственны е. М нение эти х двух авторитетны х
лю дей И ндии мы привели для то го , чтобы показать, как и е
большие разм еры приняло это движ ение против а н гл и й ­
ского им периализм а, р аз даже тако й , казал о сь бы н ей тр ал ь-

104
ный человек в отнош ении политики, как Т аго р , вы ступ ает
с столь резкой критикой п р отив действий прави тельства.
В виду того, что движ ение начало вы ходить из-под ру ко во д ­
ства И ндийского Н аци онального К онгресса, последний в ы ­
ступил с резолю ц ией по китайском у вопросу. В этой р езол ю ­
ции говорится: „И сполком И ндий ского национального К о н ­
гресса у в е р я е т своих ки тай ских б ратьев в своей полной сим ­
патии их б орьбе за н езави си м ость и предлагает п р ави тел ь­
ству не допускать исп ользован ия индийских войск и ре­
сурсов в ц елях борьбы с К и таем “.
Н о вы ступ ления провинциальны х организаций И ндий­
ского Н аци о н ал ьн о го К онгресса, б лагод аря тому, что они
больш е сопри касаю тся с ш ирокими массами индийского
народа, н о сят более револю ционны й характер, чем вы сту­
пления Ц ен тр ал ьн о го К ом итета И ндийского Н а ц и о н а л ь ­
ного К он гр есса. П од руководством первы х всю ду про­
исходят м ассовы е митинги пр о теста против англичан.
О б этом можно судить хо тя-б ы на основании следую щ ей
резолю ции, принятой Б ен гальским К ом итетом Н ац и он ал ь­
ного К он гр есса. Э та резолю ц ия гласи т: „ Т а к к ак индий­
ское п рави тел ьство о тп р авл яет во йска в К итай д л я пода­
вления национального движ ения, то следует созы вать
митинги во всех ч астях Б ен галии для п р отеста против
вы ш еупом януты х действий п р ави тел ьства“ . С ей ч ас эта
резолю ц ия прим еняется в действительности, и не только
в одной Б ен гальской провинции, но такж е во всех о стал ь­
ных провинциях Индии. Н о движ ение не ограничивается
только публичными митингами, оно требует реш ительны х
действий. С о всех сторон И ндии слы ш ан го л о с масс,
требую щ ий в о зв р а та к движению несотрудн ичества и бой­
кота английском у прави тел ьству . Р о с т это го движ ения
вынуж ден признать даж е л акей англий ского империализма.
О дин и з видны х членов английской рабочей партии пишет:
„национально-револю ционное движ ение И ндии сей ч ас т р е ­
бует полной независим ости и отделения о т А нглии. П ока
это движ ение не велико, но оно р астет и будет п родол­
ж ать р а с т и “ .
П о д влиянием могучих у д аров китайской револю ции
ин дийское национальное движ ение опять выш ло из состоя­
ния и н ертн о сти . Влияние ж е китайской револю ции вы ­
нуж дены при знать сами английские империалисты. Вот

105
что пишет один из крупнейш их ор ган о в английского им­
периализма в И ндии: „П олож ение в К итае с каждым днем
д елается все б о лее странны м и хуже всего то, что оно
несчастным о б р азо м влияет на полож ение И ндии“ . („К апи­
т а л “, 27-го ян в ар я 1927 г.).
Таким образом , И ндия из „блестящ его бриллианта
в им перской кор о н е“ превращ ается в А хиллесову пяту
британского им периализм а в И ндии. О д нако, нужно ска­
за т ь , что движущими силами нового антибританского
течени я являю тся рабочие, кр естьян е и кристаллизую ­
щ ийся левы й ф ронт индийского национализм а. Все эти
участники нового антибританского движ ения требую т для
себя определен ной единой организац ии — организации,
координированное действие и а т ак а которой будет б олее
ощ утительной для английского им периализм а, чем атака
отдельны х организаций — участников этого движения.
О рганизац ия эта долж на представлять интересы рабочих,
крестьян и м елкой буржуазии, вклю чая интеллигентов,
служащих, рем есленников и м елких торговцев. О дним
словом, эта организация долж на сд ел аться народной п ар ­
тией. Б л аго д ар я успехам Гоминдана, идея народной партии
з а последнее врем я сделалась очень популярной в И ндии.
О днако, во зн и кает вопрос: приемлема-ли эта идея на ин­
дийской почве, не будет-ли это ш агом назад в индийских
условиях национального движ ения? М ожет бы ть практи-
теск ое осущ ествление этой идеи приведет к гегемонии
не п р о летари ата, а м елкой бурж уазии в национально-рево­
люционном движении И ндии? Н е лучш е ли сказать всем
тем, которы е хотят организовать народную партию: „о р га­
низуйтесь в коммунистическую партию , укрепляйте ее,
ибо только одна ком м унистическая партия может руково­
дить национальны м движ ением “?
Все эти сом нения и вопросы соверш енно неизбеж ны
как у индийских коммунистов, так и у револю ционны х
националистов. Н аш ей задачей яв л яе тс я дать правильный
и револю ционны й ответ на них, ч то мы и попы таемся
сделать в следую щ ей статье.
С авдар.

106
И. ОБЗОРЫ И МАТЕРИАЛЫ.

Крестьянское движение в Хунани *).


(П исьм о из Ч анш а от 18 ф евраля с. г.)

I. Р е в о л ю ц и я в д е р е в н е .
1) В а ж н о с т ь к р е с т ь я н с к о г о в о п р о с а .
Я на э т о т р аз на м есте обсл ед о вал следую щ ие 5 у е з ­
дов: С я н -Т а н ь , С ян -С ян , Х эн -Ш ань, Л и -Л и н и Ч ан -Ш а.
С 4 я н в а р я по 5 ф евр ал я, в общ ем 32 дня, я соби рал
в д ер евн ях и в уездны х городах имею щ их с о о тв етству ю ­
щий опы т крестьян и товарищ ей , участвую щ их в к р ест ь я н ­
ском движении, и, у стр аи в ая информационны е совещ ан ия,
вни м ательно вы слуш ивал их доклады , которы е д али мне
чрезвы чайн о много м атер и ала. О ч ен ь много истин, с о о б ­
щ енны х крестьянам и, бы ли соверш енно противополож ны
тому, что я слы хал о т п р ед стави тел ей зе м л е в л а д ел ьч е­
ских кл ассо в в Х анькоу и Ч анш а. Мне приш лось о зн ак о ­
м иться со многими зам ечательны м и ф актами, до сих пор
невиданными и неслы ханны ми. Я думаю , что тако го рода
полож ение су щ еству ет в лю бой провинции К и т ая и по­
этому всевозм ож ны е рассуж дения, направленны е против
крестьянского движ ения, о б яза т е л ь н о должны б ы ть как
можно скорее разоблачены , а р азличны е ош ибочны е м ер о ­
при яти я револю ционны х в л астей , касаю щ и еся к р е с т ь я н ­
ского движ ения, как можно ско р ее исправлены ; и только
в так о м случае будет об есп ечено будущ ее револю ции.
Т еп ереш н и й под’ем крестьянского движения п р ед ставл яет

х) Н астоящ ая статья была помещена в центральном органе Кит.


Ком. Партии „С ян-Д ао“ („Проводник“), более известном под англий­
ским названием „Guide W eekly“, в № от 12 марта 1927 г.

107
из себя чрезвы чайно зн ачительную проблем у, так как
в недалеком будущ ем он долж ен вы зв ать движение среди
нескольких сот миллионов кр естьян в провинциях С е в е р ­
ного, Ю ж ного и Ц ентрального К и та я . Его формы будут
необы чайно бурны , подобно у р аган у или внезапному ливню .
К ак бы ни б ы ла велика сдерж иваю щ ая сила, крестьяне
р азор ву т все связы ваю щ ие их путы и у стр ем ятся на путь
освобож дения. И м периализм , м илитаризм , алчные чино­
вники, продаж ны е бю рократы , т у х а о *) и преступны е
д ж ен т р и 2) —все они в конце концов будут ими похороне­
ны. Все револю ционны е партии и револю ционеры б удут
испытаны перед лицом этих м асс, которы е реш ат:
встать ли под их руководство, или отбросить их.
В стать ли впереди них и р уковод и ть ими? И ли же сто ять
сзади, п у таясь между ногами и кри ти куя их? И ли, мож ет
бы ть, встать против них и б о р о ться с ними? Каж ды й ки­
таец им еет свободу вы бора по отнош ению к этим трем
м етодам дей стви я. Н о дальн ейш ее р азви ти е собы тий з а ­

1) Тухао—деревенский заправила, вымогатель (иногда предводи­


тель вооруженной шайки), связанный на основе взаимных услуг с по­
мещиками, джентри, чиновниками и вообще всеми теми,'кто посильней
и побогаче. Обычно, тухао играет роль вооруженного вымогателя
с своего рода полицейско-административными функциями, ибо, благо­
даря своей силе и связям, он постепенно овладевает общественными
делами, выступает за плату в качестве судьи, посредничает по кре­
стьянским делам и т. д., но иногда, поднакопив денег, открывает тор­
говлю, покупает землю или становится ростовщиком. Тухао большей
частно вербуются из деклассированных элементов деревни и как бы
дополняют (в некоторых случаях и заменяют) власть более о бр азо ­
ванного и более глубоко вросшего в деревенский уклад джентри.
Примеч. переводчика.
2) Дж ентри—лица, выполняющие всевозможные должностные обя­
занности, часто являющиеся также скупщиками сельско-хоз. продуктов,
торговцами и ростовщиками. Будучи единственной „культурной силой“
в отсталой китайской деревне, джентри, выходец из среды крупной и
мелкой бюрократии, держит в своих руках почти все общественно­
административные должности, которые и являются источником его
обогащения. Джентри носитель самого глубокого экономического и
духовного порабощения деревни, нещадно обирающий крестьян и
одновременно пособничающий помещику, тухао, чиновнику, комтра-
дору и милитаристу. Примерно сходную роль, но только в более широ­
ком масштабе играет городской или так назыв. большой джентри.
Примеч. переводчика.

108
ставляет его д ел ать бы стры й вы бор. Т еперь я пункт за
пунктом излож у р е зу л ьтаты своего исследования и свои
мнения, чтобы д ать то вар и щ ам возм ож ность с ними о зн а ­
комиться.
2) „ О р г а н и з у й т е с ь “ .
К р естьян ско е движ ение в Х унани, если говорить
о движении, р азви ваю щ ем ся в у езд ах центральной и
южной части провинции, при близи тельн о р азд ел я ется на
2 периода. 1 период от я н в ар я прош лого года до сентября; он
я вл яется организационны м периодом . В это врем я
с я н в ар я д о ию ня движ ение бы ло нелегальны м , а с июня
до сен т я б р я , после того как револю ционная арм ия п р о ­
гнала Ч ж ао *), стал о л егал ьн ы м В это врем я ч л е­
нов к р естьян ски х сою зов насчиты валось только 3 0 0 —400
ты сяч, ко то р ы е могли неп осредствен но руководить массой
лиш ь в коли честве около миллиона. В дер евн ях ещ е не
было никакой борьбы и поэтом у по отнош ению к к р е с т ь ­
янским сою зам ниоткуда не р а зд ав а л с я враж дебны й им
голос. Т ак как члены крестьянски х сою зов м огли бы ть
проводникам и, разведчикам и и гр у зч и к а м и ,т о в то врем я
военные ком андиры говорили о них кое-какие хорош ие
ф разы . С о ктябр я до января это го года был второй п ери од—
период револю ции. Ч исло членов крестьянских сою зов
б ы стро возросло до 2 м иллионов 2), которы е н еп осред ­
ствен но ру ко во д ят массой, возросш ей до 10 миллионов
(из- к р естьян , вступивш их в сою зы , больш инство я в л я е т с я
п ред стави тел ям и семьи, и поэтом у членов со ю зо в— 2 мил­
лиона, а руководим ая м асса насчиты вает 10 м иллионов).
И з об щ его числа Х унаньского кр естьян ства почти п оло­
вина б ы ла организована. Т ак, наприм ер, в уезд ах: С ян-
Т ань, С я н -С я н , Л ю -Я н, Ч а н -Ш а , Л и -Л и н , Н ин-С ян, Пии-
Ц зян , С ян -И н ь, Х эн-Ш ань, Х эн-Я н, Л эй -Я н, Б и н -С ян ь и
и А н ь-Х у а почти все к р естьян е организованы в сою зы
и н ах о д я тся под их руководством . К р естьян е, уж е имея

г) Чжао-Хэн-Ти—сторонник У-Пей-Фу. В 1925—1926 гг. был гра­


жданским губернатором пров. Хунань и командующим войсками этой
провинции. Прим. переводчика.
2) По сведениям, опубликованным в мае на с'езде кит. ком. пар­
тии тов. Чэн-Ду-Сю, число членов крест, союзов пров. Хунань уже
достигло 5.204.000! Примеч. переводчика.

109
ш ирокую организацию , начали д ей ство вать и в течение 4-х
месяцев с о к тя б р я прош лого года до января этого года
произвели небы валую револю цию в деревне.
3. „Д о л о й т у х а о и п р е с т у п н ы х д ж е н т р и “.
„ В с я в л а с т ь к р е с т ь я н с к и м с о ю з а м “.
О рган и зо вавш и сь, крестьяне начали действовать. Г л ав ­
ной целью их ударов являли сь тухао, преступны е д ж ен­
три и сам оуправствую щ ие пом ещ ики, а косвенной—с е ­
мейно-родовой у клад и идеология деревни. В городе они
боролись с алчными чиновниками и продажными бю ро­
кратам и, а в сельских м естн остях с различны ми вредными
обы чаям и. В этой борьбе лиш ь несопротивляю щ иеся
оставались в живых, сопротивлявш и еся уничтож ались.
Р езу л ь тато м бы ло то, что от сущ ествовавш их ты сяч ел е­
тиями привилегий ф еодальны х пом ещ иков не осталось
ни следа. О ни были полностью уничтож ены , как бы см е­
тены с лица зем ли свирепы м поры вом в етра. П о сл е
того как бы ла сброш ена власть дж ентри, крестьян ски е
сою зы стали единственны м органом власти, д ей стви тел ьн о
осущ ествив лозунг: „Вся власть крестьянским со ю зам “ .
Д аж е для урегулирования таких м елких дел, как семейные
дрязги меж ду мужем и женой, об р ащ аю тся в крестьян­
ские сою зы . В се те дела, которы е не разб ираю тся чле­
нами кр естьян ского общ ества, о с таю тся не разреш енны м и,
а в разобран ны х д елах каж дая м елочь счи тается о б я за ­
тельной к выполнению . В д ер евн е крестьянские сою зы
прям о д иктую т свою волю и, действительно, что го в о ­
рится, то вы полняется. Беспри страстны й наблю датель
может с к а за т ь только хорош ее о крестьянских сою зах и
не может с к а за т ь ничего плохого.
Т ухао, дж ентри и помещ ики бы ли окончательно лишены
свободы слова, и нет человека, которы й хотя бы полу­
словом осм елился осудить дей стви я крестьянски х союзов.
О т стр ах а перед крестьянским и сою зам и высш ие тухао
и преступны е джентри беж али в Ш ан хай, второстепенные
в Х анькоу, м енее значительны е в Ч анш а, ещ е более н е­
значительны е в уездны е города и, наконец, самые низшие
(низш ие слои тухао, джентри и р азн ы е прислужники) о с т а ­
лись в д ер евн ях и старались по д л ади ться к крестьянским
сою зам.

110
„Я внесу 10 долларов, только прош у вас р азр еш и ть
мне вступить в с о ю з“— говорил мелкий дж ентри.
„Ха! К ом у нужны твои воню чие д ен ьги “ !— бы л о твет
крестьян.
Многие м елкие и средн ие помещ ики, заж иточны е
крестьяне и середн яки, ко то р ы е преж де боролись против
крестьянских сою зов, т еп ер ь стар ал и сь войти в них, но
ничего не вы ходило. Я во м ногих м естн остях часто в с т р е ­
чал такого р о д а лю дей, об р ащ авш и х ся ко мне со с л ед у ю ­
щей просьбой: „П рош у вас как д ел егата, приехавш его
из цен тра, пом очь м не“ .
При преж ней Ц инской династии на м естах с у щ ество ­
вали списки населения и бы ло д в а рода списков: осн о в­
ные и о со б ы е. П орядочны е лю ди вносились в основны е
списки, а разбойники, воры и другие скверны е лю ди
вносились в о собы е списки. В насто ящ ее врем я во м но­
гих м естах кр естьян е д ля устр ан ен и я тех, кто раньш е
противился крестьянски м сою зам , го ворят им: „вн есем
вас в особы е спи ски“. Э ти лю ди, боясь, что их внесут
в эти списки, изы скиваю т в сячески е способы д л я того,
чтобы войти в крест, сою зы . О к и единодуш но с т р ем я т с я
к том у, чтобы их ф амилия б ы ла внесена в списки кре-
стьяск ого сою за, так как то лько после этого они могут
б ы ть спокойны . Н о крестьянски е сою зы часто со всей
строгостью пресекали их стрем лени я, и поэтом у в б о л ь­
ш инстве случаев они ж ивут в вечном страхе. Все они,
оставаясь з а бортом крестьянски х сою зов, п о х од ят на
бездомны х лю дей, в д ер евн ях их назы ваю т: „ Д а -Л и н “
(отбросы).
В итоге, так назы ваем ы е крестьянски е сою зы , на ко­
торые ч еты р е м есяца том у н а за д никто не о б р ащ ал ни­
какого вним ания, п р евратились в сто ль славны е о рган и ­
зации, что те лю ди, которы е преж де падали ниц перед
властью джентри, теперь прек ло н яю тся перед вл астью
крестьян ства. Все б ез исклю чения признаю т, что период
после октябр я прош лого года п р ед ставл яет собой с о в ер ­
ш енно новую эру.
4. „Очень хорошо“ и „страшное безобра-
з и е“.
К р ес т ьян е , прои зведя в д еревн ях переворот, разруш или
сладкие м ечты дж ентри. К ак только известия о случив-

111
ш емся в деревн е дош ли до города, городские джентри
тотчас же подняли больш ой ш ум. В начале моего пребы ­
вания в Ч анш а я в стр еч ал ся с лю дьм и разны х нап равл е­
ний и слы хал очень много п ересудов и сплетен. Н ачиная
от средних и вы сш их слоев о б щ еств а и до правого крыла
Гоминдана не бы ло никого, кто бы не клеймил к рестьян ­
ского движ ения, говоря: „ б е зо б р а з и е “ или „страш ное
б езо б р а зи е “ . Д аж е у очень револю ционно-настроенны х
лю дей (подвергавш ихся идеологическом у давлению тех
групп, которы е наполняли город своими рассуж дениями
о том, что тво р и тся „страш ное б езо б р а зи е “), п р е д с та ­
вляю щ их себе полож ение в д ер евн е только по догадкам ,
конечно, возни кала нереш ительность, и они не имели в о з­
можности о тр и ц ать „б езо б р а зи е “ . И очень прогрессивны е
лю ди говорили только: „это необходим ы е явления
в процессе револю ции, х отя это и ск в е р н о “. О дним сл о ­
вом, все б ез исклю чения не имели возм ож ности полностью
отрицать это „ б е зо б р а зи е “.
А в д ей стви тельности?
К ак сказан о выше, ш ирочайш ие м ассы крестьян ства
поднявш ись, осущ ествляю т свою историческую зад ач у .
Т аи вш аяся в деревне сила дем ократии свергла силы
ф еодализм а. С верж ение власти ф еодализм а явл яется
истинной целью национальной револю ции. Т о дело нацио­
нальной револю ции, за которое С ун -Я т-С ен боролся
в течение 40 л ет своей жизни и кото р о е он хотел выполнить
и не вы полнил, крестьяне соверш или в течение несколь­
ких м есяцев. В течение нескольких м есяцев крестьяне
опрокинули и подорвали господство классов ф еодального
и родового хар актер а: тухао, дж ентри, помещ иков вм есте
с ф ундам ентем их ты сячелетней диктаторской политики,
опорой им п ери ализм а, м илитаризм а, алчного чиновниче­
ства и продаж ны х бю рократов. Э то есть зам ечательное
достиж ение, кото р о го д обивали сь не только в течение
последних 40 лет, но и в течен и е нескольких ты сяч ел е­
тий. Э то „очен ь хорош о“, и в это м соверш енно нет ни­
чего „ б е зо б р а зн о го “ и тем б о лее ничего „страш но безо­
б р азн о го “ . Если дело завер ш ен и я д ем ократи ческой рево­
лю ции сч и тать з а д ес я т ь д есяты х , то д о ля участия в нем
горож ан и армии вы р ази тся в 3/ 10, а доля крестьян,
произведш их револю цию в деревн е со стави т 7/іо*

112
Р азговоры о „страш ном б езо б р ази и “ соверш енно явно
становятся разго во р ам и в за щ и ту интересов пом ещ иков
и бью т по идее п о д ’ем а крестьянски х масс; они с о в е р ­
шенно явно вы раж аю т пом ы слы пом ещ ичьего класса,
защ ищ аю щ его сущ ество ван и е стар о го ф еодального строя;
преграж дая путь идее с т р о и т ел ь с т в а нового д ем о к р ати ­
ческого п о р яд ка, они соверш ен но явно вы раж аю т идею
контр-револю ции. Н и один револю ционны й товарищ не
должен п о д д а в а т ьс я этим бессм ы сленны м разговорам .
Если вы ч ел о век с Т в е р д о устан овивш им ися револю ц ион­
ными в згл я д ам и и о тп р а в и те с ь в деревню посм отреть,
что там д е л а е т с я , то вы о б я за т е л ь н о почувствуете б о л ь­
шую р а д о с т ь , которую вам д о сих пор никогда не п ри­
ходилось ч у вство вать: м ногом иллионны е м ассы рабов-
крестьян сброси ли там своих см ертельны х врагов. Д е й ­
ствия к р е с т ь я н соверш енно прави льн ы , их д ей стви я „очень
хорош и“ . „ О ч е н ь хорош им и“ я в л я ю т ся такж е стрем лени я
крестьян ства и других револю ционны х групп. Все р ев о л ю ­
ционные тт. долж ны зн ать , ч то д л я успеха национальной
револю ции о б язател ен коренной п ер еворот в аграрн ы х
отнош ениях. Револю ц ия 1911 г. не соверш и ла это го п е р е ­
в о рота и поэтом у п о терпела пораж ение. С ей ч ас уж е п ро­
изош ел эт о т переворот, и р еволю ц и я завер ш и л а один из
своих важ нейш их этапов. В се револю ционеры долж ны
за щ и щ ат ь достиж ения это го пер ево р о та, в противном
случае они б удут контр-револю ционерам и.
5. В о п р о с о б „ и з л и ш е с т в а х “.
К ром е то го , некоторы е го во р ят: „Х о тя крестьян ски е
союзы и х о т я т устан овлен ия пор яд ка, однако, теп ереш н и е
дей стви я крестьянски х со ю зо в п оказы ваю т, что они не
могут и зб еж ать и зл и ш еств“. Э то рассуж дение ц ен тр и ст­
ских групп. Ч то же мы им еем на сам ом д е л е ? Д е й ­
ствительно, действия кр естьян в деревн е в зн ач и тел ьн ой
степени можно о х ар актер и зо в ать словом „ б есп о р яд о ч ­
н ы е “. В ласть крестьянских со ю зо в никому не п одчи­
н я ет ся, они не разреш аю т пом ещ икам даж е р та откры ть
и, п о в ер га я их на зем лю , к р естьян е ещ е вд обавок разок
п р и тап ты в аю т их ногами. К р есть ян е вы двигаю т след,
полож ения: „если у т е б я е с ть зем л я, то ты о б язател ьн о
насильник. Н е т дж ентри, которы й бы не был п р еступ ен “.

8 Р евояю цаонаы а Восток, 113


В некоторы х м естах, им ею щ их б олее 50 му назы ваю т
„ту х ао “; носящ их длинны е м андаринские одеж ды „п ре­
ступными д ж ен тр и “: „В ас бы в особы е списки“ .
Тухао и дж ентри ш траф ую т и об лагаю т налогами,
зас тав л я ю т т а ск а ть носилки. Е сли в дом а дж ентри и
тухао, б орю щ ихся против крестьянских сою зов, в р ы ­
в ае тс я то л п а крестьян, то она у б и вает скот и отби рает
зерн о , ин огда они даж е п ер еворач иваю т все верх дном
в сп альнях дочерей и сестер эти х тухао и дж ентри г).
Д овол ьн о ч асто заставл яю т дж ентри или тухао н ад еть
вы сокий колп ак с надписью : „П реступны й дж ентри с е ­
годня познаком ился с нам и“ и в тако м виде водят его
по деревн е. В общ ем кр естьян е д ел аю т все, что хотят.
Все эти необы чны е д ля деревни явления создаю т в ко­
нце концов атм о сф ер у своеобразн ого террора. Э то именно
и я в л я е т с я тем , что некоторы е н азы ваю т „излиш еством “,
н азы ваю т „перегибом палки в д ругую сторон у“, н азы ­
ваю т „из р я д а вон вы ходящ им д е л о м “. Рассуж дения этих
групп с внеш ней стороны как будто .'бы правильны ,
в дей стви тельности же они ош ибочны . В о-первых, все
вы ш еописанны е ф акты вы званы самими тухао, п р есту ­
пными дж ентри и сам оуправствую щ им и помещ иками.
В течение всей истории тухао, дж ентри и помещ ики,
опи раясь на свою силу и н азы в ая себ я князьям и и вы с­
шими власти тел ям и , нещ адно у гн етали крестьян, и по-
этом у-то к р естьян е и даю т им сто ль реш ительны й отпор.
О бы кновенно те м еста, где отпор был наиболее с и л ь­
ным и где волнения охваты вали наи более обш ирные т е р ­
ритории, явл ял и сь м естам и, где произвол тухао, дж ентри
и пом ещ иков бы л наиболее силен В общ ем крестьян е
имели безош ибочны й глаз: кто преступен, кто не п р ес ту ­
пен, кто особо злостен, кто сравнительно м енее, с кого
надо в зы ски в ать ш траф ы со всей строгостью , кому
можно д ат ь снисхож дение — все это кр естьян е чрезвы чайно
ясно учиты вали; взы сканий несоответствую щ их вине
чрезвы чайно м ало. П о это м у Т ан-М эн-С яо и написал:
„К р естьян е в своих репрессиях против тухао и преступ ­
ных дж ентри в 9-ти случаях из 10-ти п р ав ы “. В о-вторы х,
*) Женская половина дома недоступна для посторонних, и поме­
щики, вероятно, считали ее более надежной для сохранения своего
имущества. Прим. переводчика.

114
револю ция не есть церем они я приглаш ения го стей на
обед, не есть писание л и тературн ы х текстов, не е сть р и ­
сование картин и вы ш ивание гладью , она не м ож ет со­
верш аться с таким и то н ко стям и , с такой легкостью и б ез
того, чтобы не р а зд ав и ть всевозм ож ны е прекрасны е у к р а ­
шения. О н а не м ож ет с о в ер ш аться : „нежно, постепенно,
почтительно, береж ливо и у с т у п ч и в о “. Все описанные вы ­
ше „и зл и ш ества“ кр естьян я в л я ю т с я действиям и, порож ден­
ными револю ционны м под’ем ом , происходящ им в деревн е,
соверш енно неизбеж ны м и д л я револю ционного периода
крестьян ского движ ения. В эт о т период о б язател ьн о у с т а ­
новление полной власти кр естьян , соверш енно необходим о
зап рещ ен и е критики крестьянски х сою зов, о б язател ьн о
полное уничтож ение власти дж ентри, при чем, сбрасы вая
их н а зе м ь , не надо стесн яться применить ф изическую
силу. В се „ и зл и ш еств а“ в это в р ем я имею т несомненным
револю ционны й смысл. В сущ н ости говоря, в каждой
деревн е нужно со зд ать кратковрем енны й период тер р о р а.
Если не б у д ет поступлено таким образом , то невозм ож но
будет за д а в и т ь д ея тел ь н о сть кон тр-револю ционны х гр у п ­
пировок и ни в коем слу чае н ел ьзя будет уничтож ить
власть дж ентри. О б этих „и зл и ш ествах “ говорят ещ е: „в ы ­
п р я м л я ть искривления можно, то лько несколько перегнув
палку в другую сторону, если не п ерегибать палку, то
н ел ьзя исп рави ть искр и вл ен и я“. Рассуж ден и я этой груп­
пировки с внеш ней стороны каж утся б олее сдерж анными,
чем рассуж д ения преды дущ их групп, однако, по сущ еству
эти лю ди н ах о д ятся на той ж е точке зрени я, п р е д став л я ю ­
щей идеологи ю пом ещ иков, что и преды дущ ие группы,
несомненно, защ ищ аю щ им и и н тересы привилегированны х
классов. Э то го рода идео л о ги я зад ер ж и вает разви ти е
крестьян ского движ ения, и ее р езу л ьтато м только и м о­
жет я в и т ьс я гибель револю ции. Конечно, мы не можем
не противи ться этом у сам ы м реш ительны м образом .

II. А в а н г а р д р е в о л ю ц и и .
1. Д в и ж е н и е „ н е г о д я е в “ .
П р ав о е крыло Гом идана утверж дает: „крестьянское
движ ение есть движ ение н егод яев, есть движение лени­
вых к р е с т ь я н “. Т ако го р о д а рассуж дения особо сильно

8* 115
распространены в Ч анш а. К о гд а я приезж ал в деревню ,
то джентри говорили: „К р естьян ски е сою зы могут спра­
виться с делом , но лю ди, ведаю щ и е делам и, не подходят,
надо см енить л ю д е й “. Э ти рассуж дения имею т то т же
смысл, что и разго во р ы п равого кры ла Гоминдана. Т о,
что кр естьян ско е движение д еесп особно, это говорят все
(потом у что, когда крестьянское движ ение уже началось,
никто не осм елится у тверж дать, что оно недееспособно),
однако, видите ли, руководящ и е теп ерь крестьянским
движ ением лю ди не подходят, и б олее того, о нен ави ст­
ных р у ковод и телях низовы х организаций крестьянских
сою зов го в о р ят, что они все „ н е г о д я и “.
Все те, кого раньш е в д ер ев н ях назы вали: об орван ­
цами, прощ алы гам и, бездельникам и, неряхам и, картеж ни­
ками, бродягам и и т. п., одним словом , все те, на кого дж ен­
три преж де не обращ али никакого внимания, но кого
дж ентри обливали грязью , те, кто не см ел даж е ступить
ногой в общ ество, люди, у которы х полностью бы ла о т о ­
брана свобод а слова, теперь подняли голову, и не то л ь к о
подняли голову, но взяли в свои руки власть. О ни сам и
сделались х о зяевам и в сельских крестьянски х сою зах (п ер ­
вичных ячей ках крестьянской организации), сельские кре­
стьян ские сою зы в их руках п р евратились во внуш аю щ ее
стр ах оруж ие, они веревкам и св язы в аю т дж ентри, н ад е­
ваю т им вы сокие колпаки и та щ а т их по д еревн е (в у е з ­
дах Т ан ь-С ян е и С ян-С яне это н азы вается „води ть по
сел у “ , в Л и -Л и н е это н а зы в а е т с я „водить на го р у )“
Каж ды й ден ь всем джентри п ри ходи тся вы слуш ивать их
грубую и бесцерем онную ругань. О ни всем при казы ваю т
и у казы ваю т и всеми руковод ят. О н и сто ят над всеми,
а преж де они бы ли в подчинении у всех.
Э то то я и назы ваю „необы чны м “.
2. Революционный авангард или инициа­
торы революции.
Если какие-либо ф акты или лю ди рассм атриваю тся
с двух противополож ны х то чек зр ен и я, то возникаю т д в а
взаим но-противополож ны х мнения: „С тр аш н о е б езоб рази е“
и „очень х о р о ш о “,— один прим ер, „н его д яи “ и „револю ­
ционный а в а н га р д “—другой прим ер. Выш е уже сказан о,
что к р естьян е соверш или великое д ел о революции, кото*

116
(îôë в течениё долгих л ет не могло бы ть завер ш ен о , кре*
стьяне вы полнили одну из важнейш их зад ач н ац иональ­
ной револю ции. О д н ако , все ли крестьянство принимало
участие в разреш ен ии эти х важнейших зад ач великого
револю ционного д ел а ? Н ет. С реди крестьянства им ею тся
заж иточны е кр естьян е, сер ед н як и и бедняки, при чем по­
ложение, зан и м аем ое каж ды м из этих слоев, неодинаково
и отнош ение их к револиции такж е соверш енно различно.
Во вр ем я п ервого п ери ода (организационного) заж и точ­
ные к р ес т ья н е (им ею щ ие денеж ны е и зерновы е излиш ки
н азы ваю тся заж иточны м и крестьянам и) питались слухами
о реш и тел ьн о м пораж ении в Ц зян-С и , о том, что Ч ан-
К ай -Ш и ранен в ногу, сел на аэроплан и вернулся в Гуан­
дун, У -П е й -Ф у снова за н я л И о-Ч ж оу, крестьянские сою зы
д олго не просущ ествую т, С ань-М инь-Ч ж у-И г) такж е не
б удет расп р о стр ан яться, т а к как уж это-то нигде раньш е
не сл ы хан н ая вещ ь.
К о гд а рабо таю щ и е в м естны х ком и тетах С о ю зов (б о л ь­
ш инство из них принадлеж ало к р азр я д у так назы ваем ы х
„н е го д яев )“ переступали п о р о г д о м а заж иточного к р ес т ь я ­
нина со списком кр естьян ско го С о ю за, говоря: „П росим
в ас вступ и ть в крестьянски й С о ю з“, то ответ заж и точ ­
ного крестьянин а был: *К рестьян ский С о ю з? Я зд есь
ж иву несколько д есятко в л ет, несколько д есятко в лет
о б р аб аты в аю поле и не зн а л , что такое крестьянский
сою з, и всетаки сущ ествовал. Я думаю , лучш е бы вы
этим д ел о м не зан и м али сь“. Т ак говорили заж иточны е кре­
стьян е, б о лее или м енее хорош о относивш иеся к кре­
стьянским сою зам .
„Ч то тако е крестьянский с о ю з? Э то сою з висельников.
Н е вводите меня в невы годную сделку!“ Т ак говорили
злобствую щ ие заж иточны е крестьяне.
„У дивительное дело. К р естьян ски е сою зы п росущ ест­
вовали всего несколько м есяц ев и уже осм ел и ваю тся вы ­
с т у п а ть против дж ентри“ , говорили соседние дж ентри,
т а к как крестьянские сою зы , в виду того, что джентри
не со гл аш ал и сь сдать опиумные трубки, заставл я л и их
„ п р о гу л и в а т ь с я “ по деревне. К ром е того, в больш их уезд ­
ных го р о д ах убивали крупных джентри (напр., в С ян-

1) Санъ-Минъ-Чжу-И—три принципа Сун-Ят-Сена.

117
Т ан е— убиАИ Янь-Ж ун-Ц ю , В Н и н сян е— Я н-Ч ж и-Ц зэ). Н а
митингах по поводу годовщ ины О к тя б р ь ск о й револю ции,
антибританских сходках, торж ествах по поводу побед
С еверной экспедиции, б олее чем д есяти ты сяч н ы е м ассы
крестьян друж но д ем он стри ровали , поднимая разл и ч н ы е
знам ена, в перем еж ку с которы м и над толпой колы хались
кором ы сла и лопаты .
Т о гд а то в сердцах заж и точны х крестьян впервы е и
возникло чувство страха. Во вр ем я торж еств по поводу
побед С еверной экспедиции они услы хали, что уже в зя т
Ц зю -Ц зян, что Ч ан-К ай-Ш и во все не ранен в ногу, а
У -П ей -Ф у окончательно р азб и т. К ром е того такие вещ и
как: „ Д а зд р ав ств у ет С ань М инь Ч ж у и “, „ Д а зд р авству ю т
крестьянски е со ю зы “ , „ Д а зд р а в ст в у е т к р естья н ство “ и
др. лозунги бы ли соверш енно отчетливо написаны на
красны х и зелены х плакатах. „ Д а зд р ав ств у ет к р е ст ь­
янство? Э ти лю ди уже счи таю тся почтенны м и“, гово­
рили заж иточны е крестьяне, чрезвы чайно испугавш ись
всего того, что происходило.
В т о вр ем я крестьянские сою зы преисполнились см е­
лости, и члены крестьянских со ю зо в говорили заж иточны м
крестьянам : „ З а н е с е м вас в о собы е списки“ , „им ейте
в виду, что ч ер ез м есяц при вступлении в сою з каж дый
долж ен б у дет зап л ати ть 10 кит. д олларов вступительного
в зн о за“ . П од влиянием этих о б сто ятел ьств и в атм осф ере
этого застр ащ и ван и я, заж иточны е крестьяне начали по­
степенно входить в крестьянски е сою зы . Многие платили
50 центов или доллар вступ и тельн ого взноса (преж де ж е
надо бы ло за п л а т и т ь только 10 цен то в), некоторы х со гл аш а ­
лись при нять в сою з только по реком ендации члена сою за;
кроме того, среди заж иточны х к р естья н им ею тся д овольн о
много кон сервативн о настроенны х, которы е до сих пор
не вош ли в сою з. М ногие заж и точны е крестьяне, в с т у ­
пившие в сою з, посы лаю т ту д а 60 — 70 летних стари ков
из своей сем ьи только д л я то го , чтобы зап и сать свое
имя, так как они все врем я б о я т с я , чтобы их не з а с т а ­
вили нести какую -либо повинность. Вступивш и в сою з,
заж иточны е крестьяне, р а зу м еется , не особенно го р яч о
берутся з а сою зны е дела, и их отнош ение к сою зу п ас­
сивно с н ач ала и до конца.

118
Н у, а сер едн як и ? (кр естьян , не имею щ их денеж ны х и
зерновы х излиш ков, но такж е не имею щ их д олгов, каждый
год сохраняю щ их свой ж изненны й уровень на одной вы ­
со те,н азы ваю т середн якам и ). С ередн яки зан и м аю т по о т­
нош ению к крестьянски м со ю зам нереш ительную позицию .
О ни не м огут д о д у м аться д о того, что револю ция мож ет
принести им какую -либо п ользу. У них в котле е сть рис,
чтобы с в а р и т ь каш у, и нет никого, кто-бы ср еди ночи
приш ел с т у ч а т ь в д вер ь и тр е б о в а т ь отдачи долга. О ни
так ж е, как и заж иточны е при оценке какого-либо явл е­
ния, и сх о д я т из того, им елось или не им елось оно раьш е.
О ни м орщ ат брови и разд у м ы ваю т, сидя у с е б я дома:
„П рочно ли обосновались крестьянски е со ю зы “? „ Д о л го ­
вечн о ли р аспространение С ань-М инь-Ч ж у-и“? И их зак л ю ­
чение бы вает: „Бою сь, что все это не н авер н як а". О ни
счи таю т, что все эти вопросы целиком р еш аю тся небесны м
провидением : “Н е зн аете ли, к ак ? если у ч аств о в ать в р а­
боте крестьян ски х сою зов, б у д е т ли это в соответстви и
с велен и ем неба или н е т ? “
В п ервы й период кр естьян ско го движ ения, ко гд а чле­
ны со ю зо в со списками входили в дом а сер едн як ов и
говорили им: „П росим в ас вступить в сою з“ , то ответ
сер ед н як о в был: „Э то д ело не спеш ное“ . С наступлением
вт о р о го пери ода, когда сила крестьянских со ю зо в до­
ст и гл а чрезвы чайн ого р асц в ета, середн яки вош ли в сою зы .
В сою зах они держ али с е б я немного лучш е заж иточны х,
однако, соверш енно не п р о явл ял и активности и попреж-
нему сохр ан ял и свою колеблю щ ую ся позицию .
В д ер е в н е есть только один р о д лю дей, ко торы е р е­
ш ительн о подним аю тся на тяж елую б о р ь б у — а т о бедняки.
Н ач и н ая с нелегального п ери ода и вп л о ть до настоящ его
врем ени, всю б орьбу на м естах веду т именно они, они
активны и в организационной области. Р еволю ц ию со­
верш аю т о п ять ж е они. Т о л ьк о они и яв л яю тся с м ер тел ь­
ными противникам и преступны х дж ентри и тухао и только
они ни на йоту не ко л еб л ятся п ер ед реш и тельн ы м напа­
д ен и ем на все тверды ни дж ентри и тухао. О н и говорили
заж и точ ны м крестьянам и середнякам : „Мы уж е давно
вош ли в крестьянский сою з, почем у же вы к о л еб л етесь?“
З а ж и то ч н ы е крестьяне и середн яки следом з а ними гово­
рили н асм ех аясь : „У вас над головой нет ни кусочка

119
Черепицы, под вами не х в атает зем ли, чтобы воткнуть
иглу, почему бы вам и не войти в со ю з? Д ействительно,
бедняки не бояли сь п о тер ять что-либо, жизнь их в деревне
была нищ енской или полунищ енской, дей стви тельно в их
среде все бы ли такими что: „н ад головой ни кусочка
черепицы , под ногами не х в атает зем ли чтобы воткнуть
иглу“ . Ч то же их может удер ж и вать от вступления
в сою з?
Н а основании исследования, произведенного в Ч ан ш а,
в крестьянских сою зах 7 0 % бедняков, 2 0 % середн яков
и 10% заж иточны х крестьян. 7 0 % бедняков в свою о ч е­
редь д ел я тс я на 2 р азр яда: абсолю тн о бедных и м енее
бедных. В се те, которы е соверш енно не имею т х озяй ства,
т.-е. те, которы е не имею т зем ли и капитала, которы е
соверш енно потеряли точку опоры , которы м нет другого
вы хода как итти в солдаты , н ан им аться на работу или
пойти б родить, сд ел аться нищим или с т ат ь не делаю щ им
ничего, кром е зл а , разбойником и во р о м ,— все они явл яю тся
абсолю тно бедными; их 2 0 % из 7 0 % всех бедняков
в крестьяских сою зах. К рестьян е, на половину не и м ею ­
щ ие хозяй ства, т.-е. имею щ ие нем ного зем ли или н е ­
много кап итала, которы м урож ая не хватает на п роп и та­
ние, ж изнь которы х в течение всего года проходит
в лиш ениях, горе и тяж елой р аб о те, напр., ремесленники,
арен д аторы (за исклю чением бо гаты х аренд аторов), полу-
арен д ато р ы -—все они менее бедны е; их 5 0 % из 7 0 % б ед ­
няков в со ю зах . (Ч исло бедняков в др. уездах, хотя и не
так значительно, как в Ч анш а, однако, разница в численности
не так велика). Э ти гром адны е м ассы бедняков яв л яю тся
основным стерж нем крестьянски х сою зов, авангардом
скинувш им ф еодальную власть, инициаторам и заверш ен ия
великого д ел а револю ции, соверш и ть которую стрем ились
в течение сто л ь долгих лет. Е сли бы не бы ло бедняков
(по словам дж ентри „н его д яев “ ), то никоим об разом
нел ьзя бы ло бы со зд ать соврем енную револю ционную
обстановку, несомненно, н ел ьзя бы ло бы свергнуть тухао
и преступны х дж ентри и д о во ди ть до конца д ем ократи ­
ческую револю цию . Т ак как бедняки (особенно совер­
ш енно б ед н ая ч асть) особо револю ционы , то поэтому
руководство крестьянским и сою знм и бы ло взято ими
в свои руки. В сам ы х низовы х крестьянски х организациях

120
(сельских сою зах) члены ком итетов и пред седатели коми*
тетов в течение всего 1-го и 2-го периода почти п ол ­
ностью являли сь беднякам и (в уездах Х эн ь-Ш ань и С ян-
Сян члены ком и тетов со сто ял и на 50% из абсол ю тн о
бедных кр естьян , на 4 0 % и з м енее бедных и на 1 0 % из
беднейшей части и н теллигенц ии). Р уководство б ед няков
чрезвычайно важно. Н е бы ло бы бедняков — не бы ло
бы револю ции. О трицательное отнош ение к ним
есть отри ц ател ьн о е отнош ение к револю ции. Н ападение
на них е с ть нап адени е на револю цию . И х револю ционны е
м ероприятия с н ач ала до конца безош ибочны . Во всех
уездах Х унан и и м ею тся у езд н ы е управления, уезд н ы е
комитеты партии и уезд н ы е крестьянски е сою зы , которы е
уже соверш и л и целы й р я д ош ибок. Бы вали даж е случаи,
когда по про сьб е пом ещ иков посы лались войска для
ареста член ов ком и тетов ни зовы х крестьянски х сою зов.
В Х эн -Ш ан е и С ян -С ян е в тю р ьм ах зап ер то довольно
много ч лен ов и пред седатей ком итетов. Э то необы чайно
больш ая ош ибка. Э тим б ессо зн ател ьн о пом огаю т у с и л е­
нию кон тр-револю ционны х группировок. Н адо лиш ь п о ­
см отреть на ту больш ую р ад о сть , которую п р о яв л яю т
м естны е пом ещ ики после ар есто в членов и п р е д с е д а т е ­
лей крестьянски х ком итетов и как р асп р о стр ан яется волна
реакц и и д л я того, чтобы у зн а т ь яв л яю тся или не явл яю тся
ош ибочны м и эти дей стви я. Мы будем б о р о ться против
таких кон тр-револю ционны х вы криков как „движ ение
н его д яев“ , „движение ленивы х к р естья н “, но в то же
врем я мы долж ны о б р ати ть ещ е больш ее внимание на
то, чтобы не о казы вал ась пом ощ ь тухао и преступны м
джентри (хотя бы эта пом ощ ь я в л ял ась не пр ед н ам ерен ­
ной), ибо тако го рода ош ибки б ь ю т по руководителям
бедняцкого кр естьян ства.
Х отя в д ей стви тельности ср еди руководителей к р е­
стьян ства-б едн яков и бы ли „игроки и б езд ел ьн и к и “, но
т еп ер ь больш инство из них перем ени лось к лучш ем у.
О н и сами у себя в деревне при лагали все усилия к тому,
чтобы прек р ати ть азартны е игры и уничтож ить воровство
и р азб о й . В тех м естах, где особенно сильно развиты
к р естья н ск и е сою зы , абсолю тн о прекращ ены азартны е
игры, иско р ен ен разб ой, а в некоторы х м естах честность
народа д о ш л а до того, что ночью не запи раю т дверей .

121
Н априм ер, в Х эн -Ш ан е из 100 человек руководителей-
бедняков 85 человек зн а ч и т е л ь н о перем енились к лучш ему.
О ни очень работосп особ н ы , очень упорны и только 15 %
сохранило ещ е свои сквер н ы е привычки. Н а основании
этого м ож но с к а за т ь , что из них лиш ь м еньш инство
я в л я е т с я непригодны м элем ентом и отню дь н ел ьзя с л е ­
д о в ат ь п у стословие ту х ао и дж ентри говоря, что они
„ н е г о д я и “ . П о отнош ению к м еньш инству непригодны х
эл ем ен то в мнжно только вы двинуть лозунг: „К рестьян ски е
С ою зы , креп ите дисциплину“ и про п аган ди ровать это т
л о зу н г среди них, воспи ты вая таким образом их самих
путем подчинения дисциплине.
Н есом ненн о, н ел ьзя по про и зво л у посы лать вой ск а и
ар ес то в ы в а ть лю дей и т е р я т ь авто р и тет среди б едняц ких
м асс, п о м о гая этим сам ы м укреплению влияни я ту х ао и
дж ентри. Н а это т м ом ент н ад о о б р ати ть сам ое больш ое
внимание.
М ао-Ц зэ-Д ун.
П ер евели с китайского В. З у р а б о в и А. Поляков.

Национально -революционная армия


Китая и политработа в ней *).
I.
С начала северной экспедиции национальной армии
прош ел то лько один год, но это т год принес с собой
расп р о стр ан ен и е власти национального пр ави тел ьства на
больш ую половину К итая.
В м есте с победоносны м продвиж ением на с ев ер нацио­
нальной армии р астет и ш ирится м ассовое револю ц ион­
ное движ ение китайского нар о д а, сопровож даю щ ее, обе­
спечиваю щ ее и закр еп ляю щ ее победы револю ционных
войск.
П оследние недели принесли новы й под‘ем массового
р абоч его движения и новы е грандиозны е победы револю -

*) Статья написана до измены Чан-Кай-Ш и. (Прим. редакции).

122
ционной армии, так н ап угавш ие иностранны х им периали­
стов и клику их прислуж ников — внутренних милита­
ристов.
Т аки е крупны е п о б ед ы национальной армии не слу­
чайны : они ко р ен ятся в связи ее с массовым револю цион­
ным движ ением , во влиянии это го последнего на полити­
ко-м оральное состояние армии.
П оэтом у, чтобы проследить процесс р азви ти я армии и
ее отнош ения к китайской револю ции, нужно с особой
тщ ательностью изучать политическую р аб о ту в этой
армии.
И стори я возникновения политапп арата и политработы
в нац. рев. армии коротка, как коротко и врем я сущ ество­
вания самой этой арм ии. Д о января 1924 го да Гоминдан
п р ед ставл ял собой ры хлую , м ало оф орм ленную органи­
зац и ю , неспособную на р у ковод ство генеральны м наступ­
лением револю ционны х сил на север е К итая.
В целях реорганизации Г ом индана в н ачале 24 года
в К антоне бы созван I кон гресс его.
К онгресс под р уковод ством покойного С у н -Я т-С ен а и
его сторонников р а зр а б о т а л программу дальнейш их дей­
стви й партии, направленны х к развитию нац-револю цион-
н о го движения.
М аниф ест кон гресса установил в к ач естве основных
эл ем ен тов политики Гоминдана: поддерж ку организаций
раб о ч его кл асса и крестьянства, блок с кит. ком партией,
сою з с С С С Р .
Т о гд а же и там же бы ла принята резо л ю ц и я о со зд а­
нии А рмии с политаппаратом в ней и о назначении в части
политических ком иссаров. Д л я осущ ествления этой р езо ­
лю ции нац. прави тел ьство учредило военную ш колу
Вампу, в которой вп ервы е бы л создан политический отдел,
ставш ий организационны м зароды ш ем политической р а ­
б о ты в H P А . П о л итработа в ш коле велась исклю чительно
с командны м и курсантским составом и им ела, главны м
об разом , опытное значение, посему и о р ган и зац и я ее была
в есьм а несложной.
П ервы м начальником политического о тд ел а ш колы был
т. Т а й -Д зи -Т а о , военны м комиссаром т. Л яо-Т ун-К ай и
начальником ш колы — Ч ан -К ай -Ш и .

123
С пустя нёсколько м есц ев после создания ш колы
Вампу, при ней был со зд ан первы й полк, куда младшими
командирами бы ли назн ачены курсанты ш колы, которы е
начали р азв ер ты в ать п о литраб оту среди сол д ат полка.
Т ам ж е при полку бы л вп ер вы е создан клуб, в ко то ­
ром, г. о ., со средотачи вали сь веден ие политработы и р а­
б ота по ликвидации неграм отности.
В я н в а р е 1925. г. нац. п р ави тельство предприняло по­
ход п ротив реакционного ге н е р а л а Ч ан-Ц ю н-М ина, н ахо­
д и вш его ся в восточной части Г уандуньской провинции.
О сновн ой силой нац. п р ави тел ьства в этом походе
я вл ял ся созданны й при ш коле Вампу 1-й полк, п о к аза в ­
ш ий дисциплинированность, сознательность и отличную
б оесп особность, так как р езу л ьтато м его дей стви й был
разгром Чан-Ц ю н-М ина.
Л учш им свидетельством вы соких политических и м о­
ральны х качеств полка я в л я е т с я то радуш ное отнош ение
к нему, которое он встретил в р айон е боевы х дей стви й
со стороны крестьянства, не то лько встречавш его рад о стн о
части этого полка, но и оказы вавш его им реальную п о ­
мощ ь в отнош ении связи, разведки , переноски амуниции
и пр.
Т е же качества проявили и тако е же отнош ение- к р е­
стьян ства к себе вы зы вали В ам пуск'ие войска и в прочих
походах, предприняты х в том ж е году нац. п рави тел ь­
ством против остальны х м естны х м илитаристов, походах,
окончивш ихся разгром ом реакционны х ген ералов и, тем
самым, расш ирением и укреп лен ием базы нац. п р ави тел ь­
ства.
Важно отм етить, что в этих походах поведение Вам-
пу'ских войск резко отли чало их от других войск нац.
п рави тельства, среди которы х никакой политической р а ­
боты не в ел о сь.
В ы сокие боевы е кач ества В ам пу'ских войск, проявлен­
ны е ими в указанны х п оходах, а такж е и соо тветств у ю ­
щ ее давл ен и е нац. пр ави тел ьства и органов Г ом и н дан он а
ком андиров прочих прави тельствен ны х войск понудили
этих последних начать организац ию и в их частях полит-
апп аратов по типу Вампу.
К ром е того, ими же б ы ла принята для своих частей и
стр укту р а организации частей Вампу.
124
У читы вая всю важ н ость разверты вания политработы
в арм ии, правительство у чредило при военном с о вете по­
литико-воспитательны й о тд ел , поставив перед ним задачу
об ‘единения и ц ен трализован ного руководства всем делом
строи тел ьства п олитапп аратов и ведения политиковоспита­
тельн ой работы в во й сках национального пр ави тел ь­
ства.
Н е прямыми и не розам и усеянными путями ш ла и
и ш аг а е т в настоящ ее врем я китайская револю ция.
В соответствии с условиям и данной револю циош ной
б орьбы , с соотнош ением сил внутри револю ционного К итая
изм енялось и полож ение политработы в Н. Р . А рмии.
В сл ед за см ертью С ун-Я т-С ена произош ли имевш ие
м есто, конечно, и р ан ее, но до это го времени сглаж ивае­
м ы е С ун-Я тсеном р езки е расхож дения внутри Гоминдана
меж ду правы м и левы м его крылом.
Б о р ьб а эта, будучи борьбой различны х соц. классов
за гегеномию в нац. револю ции, велась, главны м образом,
за влияние в армии, как главной, реш аю щ ей, реальной
револю ционной силы.
В это т период арм ия сохраняла на с еб е м ного черт
стар ы х милитаристских войск. Командный состав, храня
ст а р ы е „добры е“ традиции, торм озил ш ирокое развитие
пол и траб оты , сабо ти р о вал распространение среди своих
солдат револю ционны х, национально - освободительны х
идей.
М ало того, реакционны й командный со став перенес
это св о е отош ение к агит.-пропагандистской д еятельности
л е во го кры ла и на крестьянство, что вы рази лось даже
внескольких случаях подавления крестьянских восстаний.
О д новрем енно с этим правое кры ло Гом индана распро­
стран яло слухи о том, что коммунисты х о тят болы невизи-
ровать армию, добиваю тся м онопольного р у к о во д ства ею
и пр. пр.
В ся эта кампания завер ш и л ась кантонским переворо­
том 20 м арта 1926 г., передавш им власть в руки правы х
эл ем ен тов Гоминдана и отстранивш ем левое его кры ло от
ру к о в о д с тв а нац. правительством и армией.
С об равш и й ся после собы тий 20 м арта, П ленум Ц И К
Гом индана принял реш ение об ограничении деятельности
ком м унистов в армии. Во имя сохранения еди нства анти-

125
империалистического ф р о н та, ком партия вы нуж дена б ы ла
сманеврировать, пойти на уступки . Б ы л достигнут неко­
торы й компромисс, и ко н ф л и кт ф орм ально ликвидирован.
Естественно, что в р е зу л ь т ат е этой победы правы х
полож ение п о л итапп арата в армии бы ло поколеблено,
роль, зн ач ен и е и круг деятельности политических ком и сса­
ров бы ли ум алены по сравнению с прошлым.
В эт о врем я в силу наступления У -П ей -Ф у , с одной
стороны , и значительного усиления в военном и полити-
тическом отнош ении влияния нац. прави тельства с другой
стороны — н азр евает северны й поход. Ч ан-К ай-Ш и н а зн а ­
ч ается главноком андую щ им арм ией, и в его руках ф акти ­
чески со ср едо тачи вается вся полнота военной, пол и ти ч е­
ской и партийной власти.
В м есто военного со в ета о рганизуется генеральны й
Ш таб , а взам ен политико-воспитательн ого о тд ел а— ге н е ­
рально-политический отдел при генеральном ш табе.
С еверн ы й поход вы зы вает под 'ем р абочего и к р ес тья н ­
ского движ ения.
Револю ц ионн ая активн ость м асс давит на п р ави тел ьство
и руководящ ие круги Гом индана, вы нуж дая их в ести
б олее левую , более соответствую щ ую насущ ным и н тере­
сам р абоч их и крестьян политику. Э то т сдвиг р уковод я­
щ их кругов влево д ает возм ож ность вновь р азверн уть,
расш ирить и углубить политическую работу в армии.
Н азн ач ен и е на пост начальника п олитотдела Тон-
Я н-Н а, представи теля лево го кры ла, оф орм ляет о р ган и за­
ционно эту возм ож ность.

II.

В ы ш е мы дали краткий оч ер к истории возникновения и


развития п олитапп аратов в н. р. армии. Т еп ерь мы
остановим ся на изложени организационной структуры по­
литаппаратов.
В стр о и тел ьстве политработы в н. р. армии в б о л ь­
шой степени использован гром адны й опы т К расной Армии
С оветск о го С ою за.
П ервоначально, когда по л и тр аб о та бы ла ограничена
пределам и ш колы Вампу и I полка, структура ее ап п ара­
тов м ало о тли чалась от К р .. А рм ии. Впоследствии, вм есте

126
с изм енением м асш таба р або ты (значительное кол и че­
ствен ное увеличение нац. войск), о б 'екта р аб о ты (весьм а
разнородны й политический состав войск в связи с при­
соединением к кантонцам войск б. м илитаристов) и поли­
тических у слови й — в си стем у организации политработы
внесен р я д изменений:
Н. р. арм ия им еет ч еты р е линии руководства и под­
чинения:

1) Л иния военкомов.
2) Л ин ия политотделов.
3) Линия партийная (Гоминдан).
4) Л иния ком андная.

Военком ы и партийны е организации подчиняю тся Ц И К


Гом индана, политотделы и ком андование — генеральном у
ш таб у*).
П о полож ению ком иссары долж ны сто ять вы ш е к о м ­
с о став а, но ф актически, всл едствие слабости п арторгани­
зац и й и особенно после собы тий 20 м арта 1926 г, вслед­
стви е п ерехода р у ко во д ства армией в руки правы х и ц ен ­
тристов, это полож ение не осущ ествлялось в полной мере,
и в значительной части в о й ск политическое руководство
со х р ан я л о сь в руках ком ан дного состава.
К р о м е того, даж е ф орм ально военкомский ап п арат не
о х в а т ы в а е т всей м ассы войск, так как н екоторы е части
H è им ею т в о в се при себе военкомов.
О б л а с т ь р або ты политотделов, военком ов и п ар то р га­
низаций весьм а велика. В круг их деятел ьн о сти входят
функции контрольного порядка, политико-воспитательн ая
р аб о та среди со л дат и организационная р а б о т а по пар­
тийному строительству, клубов и ш кол грам отн ости . С е ­
верны й поход дал новую о б ласть р а б о т ы — пропагандист­
скую работу среди м естн ого населения, в сл ед стви е чего
изм ен и л ась и структура политаппаратов.
В настоящ ее время структура ген еральн ого политот­
д е л а представляет собой следую щ ее:

*) В настоящее время в связи с решениями последнего пленума


Ц И К Гоминдана— Генеральный Ш таб вновь заменен военным советом
(прим. редакции).

Î27
с х е и п о р г я м л з я ц и к і

г е н е р а л ь н о г о п о л и т о т п е л п .

И з это й схем ы видно, что п оли тотдел кром е работы


внутри во й ск и среди м естн ого н аселени я вед ет м еж дун а­
родн ую р а б о т у по св язи с д р у зь я м и р ев о л ю ц и о н н о го К и ­
т а я и и н ф о р м а ц и и и х о п о л о ж е н и и в н. р. а р м и и , по
р азо б л ач ен и ю кам паний лж и и к л е в е т ы , соп ро во ж даю щ ей
в м еж дународной реакционной прессе револю ционную
б о р ьб у н. р. арм ии.
Кроме ген еральн ого п оли тотдела, располож енного
в У хан е, в ц елях о х в ата п о л и тр аб о то й гарн и зон ов кр у п ­
н ы х г о р о д о в н ац . п р а в и т е л ь с т в а и в е д е н и я в о е н н о -п о л и -
ти ческой р аб о ты среди гр аж д ан ск о го н аселенн ия этих
последних, ген еральн ы й п о ли то тд ел со зд ал в Н ан ч ан е и
К антоне свои подотделы .
И з этой сем ы п о ли то тд ел а арм ии видно, что глав­
ное вним ание зд есь у д ел я ется внутри вой сковой работе.
О р ган и зац и я п о ли то тдел а д и ви зи и о тл и ч ается о т арм ей­
ской л и ш ь м еньш им чи слен н ы м составом работников
в аппарате.
В п о лку и м еется о б щ еп о л к о во й политический р у к о в о ­
д и т е л ь , в п о м о щ ь к о то р о м у п р и д а е т с я 5 товари щ ей .

128
Схетя ор>г ппиэяцпи
п о л и т о т д е л я я р м и и .

'П о л и т Ч
от пел
ФИМЯНСОВ ЯРМИИ, ряат ц.
о та е л ' част ь.
обшяя ’ЙГИТПРО!
.част ь I чест ь.
хозяйст в ХУЛОН/РСТ
отпел. Ч іЯ С Т Ь

от пел ПЙРТСТР. С Т Я Т И С Т. полит


овщ ест в. * воспит
пропягяпа. от пел. от пѳл. част ь.

В б атальон е нет п оли труковод и теля. К аж д ая р о та


и м еет п оли трука, на о б язан н о сть которого в о зл а га е тс я
непосредственное воспитание солдат.

III.

В ы ш е м ы уж е сказали , что зад ач а п о ли тап п ар ато в


к р о м е к о н т р о л ь н ы х ф у н к ц и й я в л я е т с я о р г а н и за ц и о н н о -п о ­
л и т и ч е с к а я и п о л и ти к о -в о сп и тател ьн ая р а б о т а вн у тр и а р ­
мии и среди м естн ого н аселени я. Э ту раб оту п оли торган ы
вед у т как в походах, так и стоя на м есте в периоды
о тд ы х а или вы нуж денной зад ер ж к и продвиж ения.
В нутри — арм ейской зад ач ей явл яется в о сп и тательн ая
р а б о т а с целью п одн яти я п оли ти ческого у р о вн я к ак к о ­
м ан дн о го , так и со л д атск о го со став а, с ц елью о б есп еч е­
н и я в е р н о с т и вой ск д е л у н ац и о н а л ь н о -о с в о б о д и т е л ь н о го
д ви ж ен и я и руководящ им политическим принципам Г ом ин­
дана.
В аж н ей ш и м и эл ем ен там и п о л и т и к о -п р о св ети тел ь н о й р а ­
б о т ы я в л я е т с я р а б о т а п о л и к в и д а ц и и н е гр а м о тн о с т и и по
б о р ь б е с о всяч ески м и ам оральн ы м и явлен иям и — азар тн ы е

9 Революционный Восток. 129


и гры , оп иум окурен и е, св язь с п р о сти ту ц и ей — разлагаю щ и м и
б о есп о со б н о сть н ац. в о й ск .
З н ач и тел ьн о е вним ание в р аб о те поли торганов прихо­
ди тся о б р ащ ать н а у стан о вл ен и е правильны х, с о о т в е т ­
ствую щ и х р ев о л ю ц и о н н о -д ем о к р ати ч еск и м принц ип ам н ац.
арм ии, взаи м о о тн о ш ен и й м еж ду со л д атам и и ком андирам и,
н а б о р ьб у с рукопри кладством , остаткам и систем ы те л е с ­
ных н аказани й, ш ироко практикую щ ейся в войсках м или­
т а р и с т о в и т . п.
Т ам , где о б 'е к т и в н ы е у с л о в и я д о п у с к а ю т , в е д е т с я
с и стем ати ч еск ая п о л и ти к о -в о сп и тател ь н ая р аб о та ср ед и
со л д ат путем вы деления и з д есяти — часового р аб о ч его
д н я с о л д а т а 4 ч а с о в н а к у л ь т р а б о т у , и з к о т о р ы х 2 ч.
н а за н я т и я гр ам о то й и 2 ч. н а п о л и тзан яти я.
С о д ер ж ан и ем п о ли тзан яти й я в л я е т с я и зу ч ен и е п р и н ­
ципов С у н -Я т-С ен а, п рограм м ы и так ти к и Г ом ин дан а,
кр естьян ск о го и рабоч его движ ения.
К р о м е п олит, зан яти й при н али чии тех же у сл о ви й
еж енедельно проводятся партийны е собрания Г ом индана,
на которы е привлекаю тся все ж елаю щ ие солдаты и к о ­
т о р ы е сл у ж ат зн ач и тел ьн ы м д о п о л н ен и ем ко всем о с т а л ь ­
ны м ф орм ам политработы . О со б о е расп ространен и е в
нац. во й ск ах п риобрела п ечатн ая аги тац и я и п ропаган да.
К р о м е б о л ьш о й и зд ател ьск о й р а б о т ы , р азвер н у то й сам им
ген еральн ы м п олитотделом , последн ий р азр еш ал и зд авать
листовки газеты , брош ю ры и на м естах в арм ейских и
ди визи он ны х п о ли то тд ел ах .
З а в р ем я б о р ьб ы то л ьк о с одн им У -П е й -Ф у б ы л о
вы п ущ ен о д о 100 разл и чн ы х л и с т о в о к с общ им ти р аж ем
в 10 м и л л и о н о в эк зе м п л я р о в и д о 2 0 0 н азван и й р а з л и ч ­
ны х брош ю р с тираж ем более 6 м иллионов экзем п ляров.
К ром е это го , бы ло и здан о м н ого кни г, га зе т и ж урналов,
п ер еч и сл и ть к о то р ы е нет возм ож н ости .
В осн ову со д ер ж ан и я это й м ассы агитац ион н ой л и т е ­
рату р ы бы ли полож ены р азр аб о тан н ы е п ер ед северны м
п оходом совещ анием поли тработн и ков в соответстви и
с р езолю ц и ям и и инструкциям и Ц И К Г ом индана л о зу н ги ,
наприм ер: „Д о л о й У -П е й -Ф у “ , „ Д о л о й и м п ери али зм “ ,
„С о зы в н аци он альн ого собран и я“, „О тм ен а н еравн оп рав­
ны х д о го в о р о в “, „Р ево лю ц и о н н ая арм ия есть р ев о л ю ц и ­
о н н а я с и л а н а р о д а “ и т . п.

130
Р а з 'я с н е н и е п о с л е д н е г о л о з у н г а я в л я е т с я о д н и м и з
н аи б о л ее сущ ественн ы х эл ем ен то в п олитработы к ак среди
со л дат, так и среди н асел ен и я.
С оверш ен н о н есом н енн о, что только внед рен и е это го
л о зу н га в со зн ан и е м асс, то л ь к о устан овлен ие б р атск и х
отн ош ен и й м еж ду н ац . во й ск ам и и ш ирокими м ассам и
рабочи х и крестьян о б есп еч и ло победоносное п родвиж е­
н ие нац. р е з. арм ии н а сев ер .
Б р а т с к о е о т н о ш е н и е р а б о ч е -к р е с т ь я н с к и х м а с с к арм и и
отн ю дь не и счерп ы валось платоническим сочувствием ее
б о р ьб е. И сто р и я северного п охода зн ает герои ч ески е
п р и м ер ы кровн ой , боевой связи н аселени я с арм и ей .
К о г д а к ан то н ц ы вели н асту п л ен и е н а Х унань в м е с т н о ­
с т я х П и н - Т я н , Т ы н -С у -Т я о и в д р у г и х м е с т а х , в о о р у ж е н ­
н ы е о т р я д ы к р ест ь я н б и л и с ь п р о ти в р е а к ц и и р у к а об
р у к у с национальны м и вой скам и .
П о м о щ ь н ац . арм ии тр ан сп о р то м , п р о д о в о л ь ств и ем ,
п роводникам и, аген турн ой р азв ед к о й со сторон ы крестьян
н есом ненно, яви лась одним и з основны х услови й , о б есп е­
ч и в ш и х п о б е д у н. р. ар м и и н а д У -П е й -Ф у .
К о гд а рабочие Х аньянского арсен ала в У хане снаб­
ж аю т с о л д а т н ац. п р а в и т е л ь с т в а в и н то вкам и с в ы б и ты м и
н а и х с т а л и н адп и сям и : „ С о л д а т , зн ай : т в о й д р у г-р а б о ч и й
и крестьян и н , твой в р аг— м илитаристы и и м п ериали сты —
у н и ч тож ь в р аго в “, — то это св и д етельствует о кровной
с в я з и н а ц .- р е в о л ю ц и о н н ы х с о л д а т с р а б о ч и м к л а с с о м .
Р а б о т а среди м естн ого населения рассм атривается
п о л и то р ган ам и к ак важ н ей ш ая их р аб о та.
С о гл асн о ц и ркул ярам ген ер ал ьн о го п о л и то тд ел а все
в ой сковы е части , им ею щ ие политотделы и ком исса­
ров и приходящ ие в т о т или иной пункт, о б язан ы
со зы вать о б 'е д и н е н н ы е с о б р а н и я м естн ого населения
с о в м е с т н о с п р и ш е д ш и м и ч а с т я м и о б 'е д и н е н н ы е парт­
собрания для см ы чки арм ии с населением . К роме
э т о г о , ч то особенно важ н о , п о ли то р ган ы до л ж н ы во
в н о в ь зан яты х м естностях орган и зовы вать п роф сою зы ,
к р е с т ь я н с к и е со ю зы , я ч ей к и Г о м и н д ан а, п о м о га ть н а с е л е ­
нию в его борьбе против реакционны х чи н овн и ков и
п р о ч и х к о н тр -р ев о л ю ц и о н н ы х эл ем ен то в .
Э т а р а б о т а в о зл а га е тс я , как сказан о вы ш е, на п оли ­
то рган ы и ком иссаров. В помощ ь им с о зд а н ы о т р я д ы

Г)* 131
п р о п аган д и сто в в к о л и ч е с т в е 7 0 0 ч е л о в е к со сп ец и ал ь н о й
задачей п ропаган ди стской и о р ган и зац и о н н о й работы
с р е д и м е с т н о г о , г . о ., к р е с т ь я н с к о г о н а с е л е н и я . В м о м е н т ы
боя эти п р о п аган д и сты так ж е, к ак и п о ли тр аб о тн и ки , б ы ­
в аю т там ж е, гд е и ком ан ди ры и, при продвиж ении арм ии
в п еред о р ган и зу ю т на м естах граж д ан скую в л асть, р а б о ­
чие и к р есть ян ск и е орган и зац и и , ячейки Г ом ин дан а и
в е д у т а г и т .- п р о п а г а н д и с т с к у ю р а б о т у .

IV.

Т акова в кратки х и сам ы х общ их ч ер тах и сто р и я ,


ор ган и зац и я и содерж ан ие полит, р аб о ты в нац. р ев.
арм ии. М ы уж е в ы ш е ск азал и , ч то в си лу р яд а о б с т о я ­
т е л ь с т в п ути р а зв и ти я п о л и тр а б о ты в арм ии в есьм а з и г ­
за го о б р азн ы . П р авы е элем ен ты , о тстал ы е слои ком ан дн ого
со става, н ед о стато ч н ая п о л и ти ч еск ая к вал и ф и к ац и я поли-
тап п ар ата и член ов гом и н д ан овски х орган и зац и й в арм и и
в н ем ал ой степ ен и торм ози ли д ел о п о стан о в к и п о л и тр а б о ты
на такую вы соту , к акая со о тве тств о вал а бы зад аче о б ес­
п еч ен и я р ев о л ю ц и о н н о й в е р н о ст и н ац . арм ии.
К о всем этим трудн остям нуж но п рибави ть то , что
кантонская арм ия в процессе северного похода обросла
чуж еродны м и войсковы м и обр азо ван и ям и , н ад которы м и
д о в л ею т с т а р ы е тради ц ии м и л и тар и стск и х войск.
Д о север н о го п охода кант, арм и я н асчи ты вала в своем
составе только 8 корпусов, являю щ и хся и сейчас остовом
н . р . а р м и и и о б 'е к т о м р а б о т ы п о л и т о р г а н о в . П о с л е ж е
в зяти я У хан а в Н . Р . А . бы ло вм есте с п рисоедин и вш и ­
м и ся и п ер еш ед ш и м и н а сто р о н у н. р. арм ии ч астя м и
У -П е й -Ф у , С у н -Ч а н -Ф а н а и д р у г и х у ж е 4 0 к о р п у со в .
(С ю д а н е в х о д я т в о й с к а с е в е р о - з а п а д н о й н . р . а р м и и
Ф ы н -Ю й -С я н а ).
И з этой справки видно, что коли чество присоедин и в­
ш ихся и п ереш едш и х войск д а л е к о п р евы ш ает чи сл ен ­
н о сть о сн о вн о й групп ы в о й ск н. р. арм и и . Х о тя эти
п ер еш едш и е к нам во й ска с е й ч а с и во ю ю т под зн ам е­
н ам и Г ом и н дан а, но в них в н еи зм ер и м о бо л ьш ей сте­
пени, чем в осн овн ы х к ан то н ск и х ч астях , сохран яю тся
стар ы е м и литари стские традиции,

132
Н еди сци пли н ированн ость этих войск, их н ед о стато ч ­
но в н и м ател ь н о е о т н о ш е н и е к м ассам н а с е л е н и я не р а з
влекли к части чном у ср ы ву успеха б о ев ы х дей ствий ,
о б о с т р я л и о тн о ш ен и я м еж д у арм и ей и н а с е л е н и е м н а б р а ­
сы вал и тен ь н а всю ю ж ную револю ционную арм ию .
П олитические к о л е б а н и я вож дей этих ч у ж ер о д н ы х
в о й с к — п е р е ш е д ш и х к н а м г е н е р а л о в ,— н а с т о л ь к о в е л и к и ,
что у гр о за п ер ех о д а их на сторон у реакции постоян но
ви си т н ад нам и.
Е сли к и тай ск ая к ом п арти я и Г ом индан долж ны не
о б л аб л ять, а всем ерно разви вать, п реодолевая в се и в ся ­
кие препятствия, политработу в основны х корпусах
н .- р . а р м и и т о е щ е б о л е е о т в е т с т в е н н о й з а д а ч е й с т о и т
п е р е д н и м и о б р а б о т к а п е р е ш е д ш и х к н .-р . а р м и и в о й с к .
П оли ти чески м к о л ебан и ям ген ер ал ов эти х в о й ск нуж но
противопоставить вы сокую револю ционную созн атель­
н ость и безоговорочн ую преданность револю ции солдат
эти х войск.
Э то го м ож но д о сти гн у ть путем р асп р остран ен и я в л и я ­
ния Г ом ин дан а и кит. к о м п ар ти и на в о й ск о вы е м ассы ,
путем р азв и ти я п о л и тр аб о ты в них.
Р азр еш ен и е эти х за д ач свяж ет арм ию тесн ы м и н е р а з­
ры вн ы м и у зам и с ш ироким и револю ц ион ны м и рабоч е-
крестьян ски м и м ассам и, п о стави т ее п од р у к о во д ство Гомин-
д а н а и кит. ком . партии и тем сам ы м п р евр ати т н ац и о ­
н ал ь н о -р е в о л ю ц и о н н у ю ар м и ю К и т а я в н а д е ж н ы й и н с т р у ­
м ен т не только в национальной антиим периалистической
б о р ь б е , но и в б о ях з а р ев о л ю ц и о н н о -д ем о к р ати ч еск у ю
д и к тату р у рабоч и х, к р есть ян и городской бед н о ты .
Л и -Д зи -К ц .

Система ликина в Китае.


(З а м е т к а )

В новой дискуссии, которую недавно п ы тали сь р а з­


в е р н у т ь п р ед став и тел и оп п ози ц и он н ого б л о к а в о кр у г про­
б л ем ки тай ско й рево лю ц и и , бы л затр о н у т так ж е и воп­
р о с о л и к и н е (л и ц з и н ).

133
П од ликином разу м еется систем а средн евекового н а ­
ло га на товар, взим аем ого по внутренним дорогам страны
на границах ф еодальны х и вассальн ы х владений, благо­
даря чему один и то т же товар, следую щ ий на дальние
расстояния, п од вергался м ногократном у облож ению , сильно
удорож аю щ ем у его стоимость.
Х отя систем а ликина и бы ла введен а в К и тае сравни­
тельн о недавно, в 1853 г. во врем я восстания тайпингов,
тем не м енее средневековы е элем енты это го налога имелись
уж е в К итае и в б олее ранний период, как об этом с в и ­
д етел ьств у ет о б ’яснительная зап и ска к У ставу С ою за
П оощ рения Н ациональной П одписки", опубликованного
17 м ая 1912 г. газетой „Ш у н -Т ян ь-ш и -Б ао “ . П ред ш ест­
венником ликина был ком плекс разны х поборов, которы е
„несколько столетий том у н а за д по путям следования
т оваро в наш и купцы вы плачивали алчным вл ад етел ям
„великих им ен", систем атически грабивш им торговц ев.
С о стави тел и этой записки, среди которы х имелся зн аток
эконом ики стар о го К и т а я —Ч ж ан-Ю й-Ч ж он— прямо у к а зы ­
вали, что корни ликина у ход ят в К итае вглубь в е к о в и
имею т своим истоком систем у „великих им ен“, го сп о д ст­
вовавш ую не только в К и тае, но и в соседней Я понии
в виде ф еодального института „дай м е“ (больш ого имени)
и „м ёден“ (именного поля) вплоть до зем ельной реф орм ы
1868 го да.
С истем а „больш их им ен“ и „именны х полей“ , общ ая
для стар о го К итая и старой Я понии, знала тер р и то р и ­
ально оф орм ленны е ф еодальны е и вассальны е вл ад ен и я
й систем у дорож ны х застав , как ср ед ства вы колачивания
с населения и торговц ев м ногократны х дорожных сборов.
Вот почем у глубоко ош ибочно предположение считать
возникш ий на этой основе ликин каким -то наносным яв­
лением ки тай ской истории и эконом ики. Тем , что он вы ­
текал и з сущ ества эконом ических отнош ений К итая
периода во сстан ия тайпингов, а, главное, тем, что остатки
ф еодальн ы х отнош ений сохран и ли сь в К и тае и до сих
пор, обусловливается ж ивучесть этой системы , а вовсе
не тем, что о на привнесена в К и тай извне.
В настоящ ей зам етк е мы им еем в виду рассказать, во
что кон кретно вы ливается си стем а ликина, как си стем а
внутренних налоговы х и там ож енны х сборов, какое о т р а ­

134
ж ение она находит в бю д ж ете государства и как ово отноа
ш ение к ней со сто р о н ы разны х классов ки тай ско го на­
селения.

О сн овн о й ячей кой ап п ар а та сбора ликина я вл яется


дорож ная за с т ав а , об’ед и н яем ая рядом своих ф илиалов-
районны х аген то в, организован ны х по территориальном у
признаку и по п ри знаку специальны х видов облож ения.
Например* в провинции Ц зян су им еется 58 тамож енны х
за с т ав , но число ликинны х агентств в одной то лько ю го-
восточн ой части доходит до 220.
П о отдельны м провинциям число застав, п рои зводя­
щ их облож ение грузов и то варов, вы раж ается в следую ­
щ их циф рах:
Название провинций Название провинций

Чжили . . . . . . . 15 застав Ш а н ь д у н ....................... 10 заст


Г у а н ь д у н в .................29 , Ш е н ь с и ...........................30 „
Х э й л у ц з я н .................31 „ Х е н а н ь ........................... 32 „
Г у ан си ................. . 30 „ Ц з я н с у ..........................53 *
Ч ж е ц з я н ..................... 42 „ С ы ч у а н ь ....................... 20 „
Х у б е й ......................... 25 „ Ф у ц з я н ........................... 45 „
Г а н с у ......................... 43 „ Ю н н а н ь ........................... 44 „
С и н ц з я н .....................11 „ Ц з я н с и ........................... 47 „
А н ь х о й .....................42 „ Г и р и н ................................27 „
Ш а н ь с и ..................... 42 „

В сего в стране им еется 735 внутренних тамож енны х


за с т а в , в которы х со б и р ается ликин, и если число их
помнож ить на количество районны х аген тств, хотя бы
в отнош ении коли чества аген тств провинции Ц зян су, тогда
мы получим сеть пунктов сбора ликина в 2 5 0 0 —3000 аген т­
ства. Е стественно, что т а к а я р азветвлен н ая сеть за ст ав
и аген тств не может не причинять колоссальны х за т р у д ­
нений товарообмену, особенно, если принять во внима­
ни е, что в ряде провинций и до сих пор сохранилась
с и стем а сдачи сбора ликина на откуп. Если к этом у доба­
ви ть, ч то откупщ ик не ограничен в сборе ли к и н а ника­
кими реглам ентированны м и нормами облож ения, никакими
о б язател ьн ы м и ном енклатурам и то варов, т о гд а станет
понятны м , како е д ей стви е о казы вает это т ф еодальны й
п ереж и то к на народное х о зяй ство страны .

135
П ервоначально нормы облож ения, установленны е, напр.,
в провинциях Ц зянсу, Х убей и Х унань равнялись одному
проценту стоим ости то в ар а. Н о по м ере р азвития системы
ликина норм ы ликинного сб о р а д остигли до 10 и больш е
процентов.
К ак уж е сказан о вы ш е, ставк и ликина в различны х
пунктах взи м аю тся различны е, но в среднем они к о л еб ­
лю тся от 4 до 5 % '% , так, что бы вает, когда товары про­
ходят пять-ш есть ликинных пунктов, то стоим ость его
у вел и ч и вается на 20— 3 0 % . Д о сих пор, например, сущ е­
ству ет т а к о е положение, что, если вл адел ец товара стал
бы о тп р авл ять его из Ш ан х ая в Ч ж енцзян на дж онках,
хотя это т путь и не удобен и долог, то ему не приш лось
бы платить ликин в располож енны х по ж. д. линии этого
участка застав ах , т.-е. около 30 %L П оэтом у вм есто то го ,
чтобы п о л ьзо ваться ж. д. транспортом , которы й мог бы
п ер еб р асы в ать эти товары из Ш ан х ая в Чж енцзян
в 4 —5 часов, купцы пользую тся переброской их в дж он­
ках, затр ач и в ая на это до 3 суток, зато уплачивая ликин
лиш ь в тр ех застав ах , что-то около 1 0 % % % •

П опробуем подсчитать ф инансовы е резу л ьтаты сбора


Ликина и определить, какое отраж ение находит эт о т сбор
в доходной части бю дж ета страны .
О х ар актер и зо ван н ая вы ш е стр у кту р а систем ы сбора
ликина д а е т ясное представлени е о том, что пока сбор
д ойдет до казн ачейства, б о льш ая часть его остан ется
как в руках сборщ ика на м естах, так и, в особенности,
откупщ ика и, наконец, в карм ане господарей провинции,
котор ы е давн о уже бесконтрольно распоряж аю тся в К итае.
Вот почем у определить б олее или м енее точны е разм еры
еж егодно соби раем ого ликина не представляется возм ож ­
ным. О д н ако , если мы примем во внимание лиш ь 2 %
облож ения всех то варов м естн ого происхождения при о б ­
щ ей стоим ости обращ ения этих то варов, согласн о при­
нятых правительственны м бю ро статистики К и тая норм
в 3,2 м иллиарда ланов, то гд а придем к вы воду, что мини­
м альны е разм еры собираем ого ликина не долж ны быть
м енее 64 м иллионов лан (или 96 миллионов серебр. кит.
долл ар о в), т.-е. вдвое вы ш е оф ициально публикуемых

136
пекинским минфином циф р. Н о так как, при р азв етв л е н ­
ной сети ликинных за с т а в и агентств, м естны е товары
о б лагаю тся не один, а несколько раз, у вел и ч и вая тем
самым и средню ю норму облож ения до 5 % , то гд а разм еры
взы сканного ликина долж ны бы ли достигнуть 240 м иллио­
нов серебрян н ы х д о лл ар о в .
О п уб л и ко ван н ы е в 1925 г. налоговы м деп артам ентом
пекинского м ин истерства ф инансов данны е о сборе ликина
отраж аю т все н есоверш ен ство систем ы у чета и то, что
пока нал ог ш ел в сундук казны , суммы его поступления
р а зг р а б л я л и с ь легали зован н ой систем ой откупов, дзудзю -
нов, ген ер ал -гу б ер н ато р ств , коим было предоставлено
право с б о р а ликина.
В о т и то го вы е данны е сбо р а ликина за период с 1915
по 1924 год.:
Г оспоступле- Сумма посту­ Примечания:
ния пления в
сер е 6 р я н-
ных долла­
рах.

1915 г. 33,749,716 Сюда не включены поступления 4-х


провинций.

1916 39,442,429 Поступления касаются всех провин­


ций.

1917 35,733,898 Отсутствуют поступления всех за ­


став, расположенных между Ю ньнань
и Сычуань. Поступления по пров. Сы­
чуань и пр. пр. Гуаньдунь и Гуанси
показаны только за 3 м-ца.

1918 32,360,877 Отсутствуют сведения о поступле­


ниях по провинциям Гуанси, Гойчжоу
Ш аньси, Сычуань и Хэнань.
1919 30,565,804 Не вошли сведения о поступлениях
по шести провинциям, отмеченным в
примечании о поступлениях ликина за
предыдущий год, и Чж ензяна и Сто­
личного Округа.

И з эти х циф р явству ет, что, как правило, в государ­


ствен н о е казн ачей ство п о ступает только 1/5 ф актического
сб ора ликина, а 4/5 о с т ае т с я у сборщ ика, откупщ ика и

137
их феодального Господаря — генерал губернатора про­
винции.
Н адо ли говорить о том , что систем а ликина находит
в К итае защ итников только в лице причастной к ней про­
винциальной б ю рократии, слож ивш ей на этот счет даже
особую поговорку „старейш ий налог — хорош ий н ал о г“,
да ещ е и среди определенны х кругов им периалистов,
отгородивш их свои промы ш ленны е и ф инансовы е опера­
ции о т ликина систем ой т. н. неравноправны х д оговоров
и систем ой покровительственны х иностранной торговле
тамож ны х конвенций устанавливаю щ их для иностранных
то в ар о в о собы е льготн ы е ставк и и порядок сбора ликина.
В от почем у можно и долж но определенно с к а за т ь , что
си ст ем а л и к и н а я в л я е т с я н е т о л ь к о од н о й и з основ
сохран ен ия переж ит ков ф еодал и зм а и с о х р а н ен и я
п а р т и к у л я р и з м а в К и т ае, н о в т о же в р е м я я в л я е т с я
ещ е и о сн о во й го сп о д ст ва евр о п ей ск о й п р о м ы ш лен н о й ,
ф и н а н с о в о й и т орговой б у р ж у а зи и н а к и т а й с к о м р ы н к е .
П равда, европейские купцы врем я от времени вы сказы ­
ваю тся за отмену взим аем ого с их товаров ликина даж е
в льго тн ы х разм ерах. Н о п р о т и в системы ликина и з а
снятие эти х внутренних тамож енны х сборов со своих
тузем ны х конкурентов, с китайских купцов, они активно
никогда не вы ступаю т, предпочитая касаться это го во­
п роса лиш ь в туманны х ф р азах своих дипломатических
деклараций, касаю щ ихся у стан овлен ного империалистами
в К и тае тамож енного реж има.
Б о л ее многочисленны противники этой систем ы . Т ак
Т о р го в ая П ал ата г. Ш ан х ая пи сал а президенту Р есп у б ­
лики:
„П реуспеяние и благод ен стви е населения мож ет на­
ступить лиш ь при условии сн яти я с его деятельности
внутренних пош лин. Б е з это го население вп ад ает в ни­
щ ету, а пром ы слы и то р го в л я пад аю т“ *).
Б о л ее красноречивое свид етел ьство отрицательного
отнош ения разны х классов населения К итая к ликину
д ается в постановлении II К о н гр есса партии Гоминдан
в резолю ции, принятой по ф инансовом у вопросу. В пункте
15 этой резолю ции говорится б уквально следую щ ее:

*) „Бей-цзинь-Бао“. 8/П—1912 г.

138
С ущ ествую щ ая систем а „ликинов“, при которой
с одного и того же т о в а р а , перевозимого по провинции,
или в смежные провинции, взим ается иногда свы ш е десяти
ликинов, явл яется больш им злом для всего населения
провинции и, в особенности, для отечественной торговли
и промыш ленности. Л икин ы удорож аю т товары , на цены
которы х купцы накиды ваю т всю совокупность уплач и вае­
мых ими налогов, тем сам ы м разоряю т потребителей,
сокращ аю т потребление и сбы т отечественны х товаров,
ум еньш аю т обороты то р го вл и и лиш аю т отечественную
пром ы ш ленность внутренних ры нков. Л икины не приносят
пользы государству, ум еньш ая тем его доходы о т о б л о ­
ж ения торговли и промы ш ленности. К ром е то го , го су д ар ­
ствен ная казн а получает лиш ь незначительную часть
собираем ы х от тепереш них ликинов средств. Б о л ьш ая же
часть этих средств р асхищ ается недобросовестны м и сб о р ­
щ иками и расходуется на содерж ание м ногочисленного
нал огового ап п ар ата“. „П ар ти я Гоминдан признает необ­
ходимым для настоящ его переходного врем ени зам енить
эти м ногочисленны е ликины единым ликинным сбором,
взим аем ы м с перевозим ы х то в ар о в единожды, и освобож ­
даю щ им их от взимания в дальнейш ем пути от каких-бы
т о ни бы ло дополнительны х сборов. В дальнейш ем же и
эт о т едины й ликинный сбор долж ен бы ть отм енен и з а ­
менен систем ой диф ф еренциальны х акцизов, преп ятствую ­
щ их проникновению внутрь стран ы иностранны х то вар о в
и покровительствую щ ий р азвитию отечественной промьіпг’
л ен н о сти “ .
Т ако во отнош ение Гом индана к системе ликина. В оценке
эконом ической сущности этой систем ы , как мы видим , с х о ­
д и тся и орган крупной торговой буржуазии Ш ан х ая —
Ш ан х ай ская Т о р го в ая П ал ата в 1912 году и Гоминдан
в 1926 году. О китайской компартии и говорить не при­
ходится: она уж е не р аз резко вы ступала против ликина
как р а з с точки зрения его влияния на разви ти е п рои з­
водительн ы х сил страны .
Б. Ш.

139
Политике -экономическое положение
в Японии ).
I. О бщ и й о б зо р .

Г осударственн ая власть в соврем енной Японии х ар ак т е­


ризуется уродливы м сращ ением и сотрудничеством ф инан­
совой бурж уазии с варвар ско й монархией. Г осподство
ф инансового капитала, н ач авш ееся ещ е во врем я войны ,
ещ е б олее упрочилось после зем летрясени я 1923 года.
В настоящ ее врем я м онархия и ее ф еодальное окруж ение
явл яю тся уж е не „рели кви ей “ и „переж иткам и“, отм и ра­
ющими с каждым днем, а могучим оружием в руках им пе­
риалистической буржуазии. Э то отню дь не противоречит
тому, что грядущ ая револю ция в Японии в своем первом
этапе б удет буржуазно - дем ократической, поскольку ее
задачей будет окончательное устранение п ереж и тков
ф еодализм а.
Б у р ж у азн ая револю ция, начавш аяся в 1868 г., о стан о ­
вилась на полдороге, не дойдя до своего конца— б урж уаз­
ной дем ократии. И в насто ящ ее врем я мы имеем ол и гар ­
хию кап итала в сою за с м онархией, агрессивность им пе­
риализм а вм есте с ж есточайш им угнетением других
азиатских народов, эконом ическую экплоатацию К ореи,
М анчжурии, К итая и Ф о р м о зы с подавлением вооруж ен ­
ной силой национально-револю ционного движения.
П олож ение японского им периализм а таково, что оно
неминуемо ведет к ещ е больш ем у усилению сущ ествую щ их
противоречий: к обострению борьбы между капиталом и
трудом , разгораю щ ейся под влиянием револю ционного
движения в К итае и К орее и, в связи с последним, к о б о ­
стрению антагонизм а между империалистическими д е р ж а ­
вами н а Д альнем В остоке. В заим оотнош ения между я п о н ­
ским империализмом (занявш ем осторожную и вы ж и д а­
тельную позицию по отнош ению к китайской револю ции
и рассчиты ваю щ им не столько на подавление силой,

*) Статья написана до смены кенсейкайского кабинета и прихода


к власти партий сеюкай (прим. ред.).

140
сколько на раскол и подкуп отдельных революционных
сил) и англо-американским дошли до высокой степени
напряжения. В устье реки Янцзы стоят флоты Японии и
Англии. П еред Дальним Востоком стоит угроза новой
войны на Тихом океане не только в виде возможности,
но в виде реальной непосредственной опасности.
Внутреннее положение в Японии, определяемое отно­
сительной стабилизацией капитализма после землетрясе­
ния 1923 г., характеризуется следующими моментами:
парламентский блок трех крупных буржуазных партий,
поддерживаемый страхом перед возможным роспуском
палаты, рост политической мощи пролетариата и крестьян­
ства, раскол рабоче-крестьянской партии, предательство
рабочего дел а со стороны реформистов и их поворот
к фашизму, усиление и расширение политической борьбы
трудящихся масс под руководством коммунистической
партии против буржуазной монархии и, наконец, мощное
крестьянское движение.

II. Г о су д а р ст в ен н а я власть.

Прежде чем приступить к детальному разбору вопроса,


нам необходим о еще раз вернутся к характеристике пра­
вящей Японии, так как только анализ природы
государственной власти современной Японии даст нам
возможность подойти к спорному вопросу, подлежащему
дискуссии между японскими коммунистами, к вопросу
о характере предстоящей революции в Японии и о роли
и задачах компартии в ней.
„Реставрация М ейдзи“ 1868 года, была ничем иным,
как буржуазной революцией. Она об'единила страну, со ­
здав централизованную Японию, свергла феодализм, учреди­
ла модернизированную монархию и, уничтожив рабство, рас­
чистила путь для капиталистического развития. Однако, эта
революция была совершена низшими феодальными эл е­
ментами, принявшими активное участие в движении, и
закончилась конституцией, дарованной императором в
1889 г. Антимонархическое движение было разгромлено,
а в течение всего царствования Мейдзи (1868— 1912) мы
видим дикий разгул монархического режима по всей стра­
не. М олодая буржуазия стала рости и развиваться под

141
опекой бюрократии и военных клик. Ее борьба за
политическую власть была отсрочена до достижения
ею необходимой экономической мощи и зрелости. Период
от 1890 до 1910 г. был ознаменован непрерывными столк­
новениями между буржуазным парламентом и правитель­
ством и неприкрытым господством военных клик над
гражданским чиновничеством и буржуазными партиями.
Царствование Тайсё (1912 — 1926) характеризуется
ростом буржуазии и ее борьбой с феодальными элемен­
тами. После русско-японской войны (1904— 1905) в возро­
дившейся Японии стали обнаруживаться внутренние про­
тиворечия.
В 1912 г. началось движение за конституционный образ
правления. Ответственный кабинет был идеалом бурж уа­
зии и ее политической программы в течение многих лет.
В период мировой войны (1914— 1918) капитализм в Япо­
нии сделал неслыханный скачек, сопровождавшийся
соответственным ростом буржуазии и пролетариата. Д ем о ­
кратическое движение, начатое мелкой буржуазией с м о­
мента об'явления войны, не имело иной цели кроме как
расчистить путь для дальнейшей консолидации буржуазии.
С ледует отметить, что японская буржуазия, выросшая
при империализме и монархическом строе, отнюдь не н а­
строена революционно, но целиком реакционна. „Борьба“
ее партий в парламенте сводится к сотрудничеству с мо­
нархическими группировками и тактике уступок. Ее дви­
жение за эмансипацию от феодального наследия и поли­
тическое господство с самого начала стало на путь
соглашательства и компромиссов. Все ее партии —
буржуазно-монархические. Крупная буржуазия, окрепшая
за время войны, заключила мощный блок с монархи­
ческими элементами, сделав последних своим орудием.
Раскол, об'единения и слияния старых и рождение но­
вых партий, имевшие место в 1922 — 1924, являются
политическим выражением перехода господствующего
влияния от промышленного капитала к финансовому.
Движение в защиту конституции в 1925 г. и платформа
коалиционного кабинета — реорганизация верхней па­
латы (палаты пэров), издание избирательного закона,
декрет об охране мира и порядка вот максимум того, на
что идет буржуазия в направлении демократизации страны.

142
Последовавший непосредственно за землетрясением
1923 года разгул реакционно-монархических сил по всей
Японии привел к их окончательному поражению. Буржуаз-’
ные партии нижней палаты, в целях уничтожения ф ео­
дально-монархических элементов заняли либеральную
позицию при проведении избирательного закона. В то же
время буржуазия не забывала вести наступление сплочен­
ными силами на пролетариат, к тому времени успевший
сформироваться в политическую силу. Буржуазии удалось
подкрепить святость института частной собственности,
связав его со священной особой монарха. Монархическая
форма политического строя в Японии отныне является
неотделимой частью японского империализма. И з этого
следует, что для того, чтобы бить по микадоизму, н еобхо­
димо, прежде всего, ударить по его социально-экономи­
ческой базе — японскому империализму. На японских
рабочих и крестьян невыносимо тяжелым гнетом ложится
этот монархизм в сочетании с империализмом и ф еодаль­
ными остатками, и рабоче-крестьянские массы уже начали
борьбу против них.
Стратегия японской компартии должна быть построена
на трезвом и правильном анализе действительности. Ряд
задач, неразрешенных буржуазной революцией, ложится
на пролетариат. Поэтому первый этап предстоящей япон­
ской революции будет носить буржуазный характер, т.-к.
целью революции на этой первой ступени будет радикаль­
ная демократизация страны.
Во-вторых, это будет крестьянская революция, еще
одно основание, почему она примет буржуазный харак­
тер. Вопросы, земельной собственности, права на обра­
ботку, арендной платы и налогов -— жгучие вопросы для
японского крестьянства, д о сего время находящегося
в тисках феодальных сил и отсталых форм земледелия.
Все это толкает крестьянство на бешеную борьбу против
землевладельцев, помещиков и определяет его политиче­
ское движение против буржуазной монархии. Н о, несмотря
на это, предстоящая революция в Японии не будет бур­
жуазной в классическом смысле, но будет бурж уазно­
демократической революцией под гегемонией пролетариата.
П осле этих предварительных замечаний вернемся
к современному политическому положению в Японии. Уже

143
3 года— с самого образования коалиционного кабинета
в 1924 г.— буржуазная партия кенсейкай держит власть
в своих руках В чем следует искать причины столь
длительного существования теперешнего кабинета? Ска­
зать коротко, что это об'ясняется классовой консолида­
цией буржуазии будет недостаточно, необходимо дать
подробный ответ на вопрос.

III. Политика кенсекайского правительства.

Политика кенсейкайского правительства, являвшегося


выразителем интересов буржуазии и исполнителем ее в о ­
ли, сводилась к следующему:
1. Правительство стремилось к укреплению бурж уаз­
ного строя как в политическом, так и в экономическом
отношении; оно добилось санкционирования законодатель­
ным путем системы частной собственности.
2. Борясь против феодальных остатков—знати, военных
клик, кланового строя, бюрократии и т. д.— оно в то же
время шло на компромисс с ними. Так, например, на по­
следних выборах в муниципалитет г. Токио кенсейкай
удалось совершенно вытеснить оттуда бюрократические
элементы, руководимые виконтом Гото, и пройти абсо­
лютным большинством. С другой стороны, правительство
было вынуждено дать место в кабинете представителю
кенкиюкай, сильнейшей партии верхней палаты, с целью
заручиться поддержкой последней.
3. Чтобы ослабить напряженное положение, правитель­
ство предпочло сделать „демократию“ своим лозунгом.
4. О но включило в свою программу ряд следующ их
социальных реформ, с'умев тем самым удовлетворить
правые элементы рабочего движения:
а) Утверждение нового порядка управления в городах
и селах и устройство префектур с 1 июля 1926 г. (на
основании прав гражданства согласно новому избиратель­
ному праву);
б) уничтожение 17 § полицейского уложения об охране
порядка, запрещающего забастовки;
в) пересмотр положения об условиях труда горняков;
г) пересмотр устава об охране рабочих и служащих
на государственных предприятиях;

144
д) пересмотр положения о фабрично-заводских пред­
приятиях;
е) утверждение акта о санитарно-гигиенической охране
труда;
ж) утверждение акта о б арбитраже по трудовым
делам.
К этом у надо прибавить закон о профсоюзах, закон
об аренде и о сою зах арендаторов.
Так правящие классы осуществляют свою политику
расщепления и внесения раскола в рядах пролетариата.
Все их усилия направлены к тому, чтобы при посредстве
своих агентов, правых руководителей рабочего движения,
предупредить об'единение профсоюзов, помешать созда­
нию единой рабочей партии. Черным рукам, проводящим
эту политику раз'единения и раскола, удалось вызвать
глубокий раскол в рабоче-крестьянской партии и между
различными федерациями профсою зов. И х не удовлетво­
рил раскол Содомеи, образование крестьянской партии и
партии Минсюто (народная партия), руководимых правыми
предателями. Они хотят сделать рабочее движение реак­
ц и он н ы м , превратить его в свой резерв. И з служащих и
рабочих доков они организуют независимую народную
партию, крайне правую, действующ ую согласно инструк­
циям, получаемым от правительства.
5. Беш еное сопротивление и борьба против левых
элементов, ярко продемонстрированное правительством
в недавних событиях;
6. В сф ере финансов правительство пытается вести
политику экономии, запрещения вывоза золота, попыток
дефляции, стабилизации валюты, предупрежденя превы­
шения импорта над экспортом и поощрения экспорта.
В большинстве этих мероприятий правительство преуспе­
вает, на что крупная буржуазия отвечает ему дифирамбами.
Статистика 1926 г. показывает относительное уменьшение
безработицы , снижение заработной платы по сравнению
с 1925 годом. Цены на продукты и жилище несколько
снизились, все же продолжая оставаться на высоком
уровне.
7. Правительство преследует политику концентрации
промышленности и финансов. В этой области оно дости­
гло полного успеха. В частности, процесс концентрации

10 Революционный Восток. 145


особенно заметен в таких отраслях, как пути сообщения,
банки, железоделательная, сталелитейная и электрическая
промышленность. Этот процесс концентрации дает возмож­
ность правящим классам вести сосредоточенное наступле­
ние на пролетариат.

IV . Э коном ическое п о л о ж ен и е.

По сравнению с периодом крайней депрессии нашей


экономики в 1920— 1924 году, последние два года указы­
вают на временную стабилизацию капитала. В резуль­
тате политики финансового упорядочения и экономии
в течение двух лет и нескольких лет депрессии, многие
промышленные капиталисты потерпели банкротство, и
в настоящее время над всей нашей экономикой госп од­
ствуют финансовые магнаты.
В первой половине прошлого года финансовые круги
строили свои перспективы на основании таких фактов,
как успешно проводимая экономия, уменьшение излишка
импорта над экспортом, восстановление курса валюты,
отсутствие финансового напряжения, падение цен и т. д.
Превышение импорта над экспортом до середины августа
1926 г. выражалось цифрой в 415.900 тысяч иен, меньше
на 52.000 тысяч иен по сравнению с тем же периодом
1925 года. Курс иены— 38 долларов в 1925 г.— дош ел до
48.5 долларов, весьма близко к паритету. К этому сле­
дует добавить слабое обращ ение банковских ценностей,
падение учетного процента, грюндерский азарт.
Экспорт главных продуктов, шелка, хлопка и т. д.
увеличился, благодаря временной высокой американской
кон'юнктуре, вызванной всеобщ ей стачкой в Англии. Н е ­
давно увеличился также японский вывоз в Китай, благо­
даря национально-революционному движению, главным
образом направленному против англичан. Количество
безработных уменьшилось. Н о в общем депрессия в обла­
сти торговли продолжается до сих пор. Уменьшение
излишка ввоза над вывозом явилось не следствием ув е­
личения экспорта, а результатом общ его сокращения внеш ­
ней торговли. Цены падают, что вызывает понижение
заработной платы рабочих. В июле 1925 г. средний уровень
зарплаты колебался около 159 сен., а в прошлом году

146
— 104 сен (падение на 38% ). Таким образом, экономичен
ское положение страны, которое казалось сильно ожившим
по сравнению с 1924 г., все ещ е продолжает быть плохим
и, несомненно, потребует новых жертв со стороны про­
летариата.
П оэтому с начала прошлого года мы имеем громад­
ное забастовочное движение. Борьба направляется против
последствий стабилизации, и многие забастовки начинают
приобретать характер политических стачек; например,
в конце прошлого года по всей стране прокатилась волна
забастовок, выдвинувших требование о страховании на
случай болезни за счет капиталистов.
V . П ол и ти ч еск ая ди ф ф ер ен ц и а ц и я и группировки.
К енсейкайское правительство в течение прошлого
года было реорганизовано дважды. Этим уже оно обна­
ружило свою неустойчивость. Премьер Вакатсуки, потер­
пев неудачу в попытках привлечения к сотрудничеству
с правительством вторую оппозиционную партию сэйю -
хонто, пошел на компромисс с верхней палатой и дал
место в кабинете кенкюкай, самой сильной монархической
партии в верхней палате.
Э тот шаг не укрепил шаткой позиции правительства.
Консервативная партия сэйю хонто, представляющая инте­
ресы помещиков (аграриев) и части финансового капита­
ла, не могла в силу внутрипартийных обстоятельств
открыто поддерживать правительство. Тут имело место
и определенное противоречие интересов. Первая оппози­
ционная партия сэйюкай, стоявшая у власти с 1918 по
1922 год и имевшая в то время обсолю тное большин­
ство в палате, представляющая интересы концерна Мицуи
— крупной части финансового и промышленного капитала и
части аграриев— повела беш еную атаку против прави­
тельства.
В это время возникает так называемое дело Бокурецу-
Ф умико. Бокурецу (корейский анархист) и его жена
японка во время большого землетрясения 1923 года, без
всяких доказательств, были обвинены в „великой измене
его величеству“ и приговорены к смертной казни; но
приговор не был приведен в исполнение по „неисчисли­
мой милости его величества“, „даровавшего“ обвиняемым

10* 147
жизнь. Скоро после этого фотографии Бокурецу и Ф у-
мико, снятых совместно в месте предварительного заклю­
чения одним из судей (что запрещено законом), попали
в руки оппозиционных партий, которые стали распростра­
нять их среди публики вместе с материалом, указываю­
щим на „слишком теплое“, нарушающее правила тюрем­
ного устава, отношение тюремных властей к осужденным.
О бе оппозиционные партии, воспользовавшись этим, н а ­
чали новое наступление на кабинет, обвиняя правительство
„в неосторожном поведении“ .
Оппозиционные партии ставили в упрек правительству
то обстоятельство, что не было никаких оснований обра­
щаться „к трону“ с просьбой о смягченни наказания и
что оно, таким образом, скомпрометировало „верховную
императорскую власть“.
Д ел о приняло серьезный оборот; оппозиция сделала
его своим главным оружием борьбы с правительством.
Премьер, учитывая позицию, занятую оппозиционными
партиями, об'явил о своем намерении распустить палату.
Министр внутренних дел, подготовляя новые выборы, уж е
к концу сентября сменил больше половины губернаторов.
Политическое положение сделалось напряженным.
В это время, 27 декабря прошлого года, умирает импе­
ратор Тайсё. И вот, вся ситуация, вследствие специфи­
ческого характера политической жизни Японии, меняется
самым любопытным образом. Правительство пользуется
смертью императора, как поводом для соглашения с оппо­
зицией, устрашенной в свою очередь угрозой роспуска и
перспективой всеобщих выборов по новому избира­
тельному праву.
Лидеры трех партий встретились и вынесли решение
пойти на компромисс и не вести борьбы против прави­
тельства в течение всей сессии парламента. О б е оппози­
ционные партии прекратим кампанию за выражение недо­
верия правительству и утвердили бюджет. Кенсейкай
(типичная буржуазная партия, представляющая интересы
Мицубиси— могущественной части финансового и про­
мышленного капитала) пользуется легко одержанной по­
бедой и об'единяется с партией сэйюхонто. О бе партии
ставят себе задачей консолидацию буржуазии и утв ер­
ждение е е диктатуры.

148
V I. Л агерь пролетариата.

Основными моментами нашего рабочего движения явля­


ются: мощное проф сою зное движение, резкий антагонизм
между правым и левым крылом и активная, широкая по­
литическая борьба трудящихся масс против буржуазной
монархии. О бостривш ая борьба против правого крыла,
предавш его рабочее дело и повернувшего в сторону фа­
шизма, привела в октябре 1926 г. к расколу рабоче-кре­
стьянской партии (Роното). Правое крыло и центристы
рабочего движения, застывшие в старых рамках трэд-
юнионизма, вышли из рабоче-крестьянской партии и со ­
здали свою самостоятельную партию, а именно: сякай-
минсюто (народная социалистическая партия — правое
крыло) и нипон-роното (японская рабоче-крестьянская
партия— центристы). Д о этого, в октябре, ультра-правыми
крестьянскими фашистскими лидерами была сформирована
партия номинто (крестьянская партия). Среди этих
партий одна только рабоче-крестьянская партия (роно­
то) развивается и укрепляется глубоко и прочно. По сра­
внению с другими псевдо-пролетарскими партиями это
единственная классовая массовая пролетарская партия,
руководимая левым крылом, включающая в себе не только
рабочих и крестьян, но также т. паз. этта (особая каста
в Японии), и оказывающая революционизирующее влияние
на мелко-буржуазную интеллигенцию.
Рабоче-крестьянская партия под руководством левых в е­
дет мощную кампанию за роспуск палаты, за прогрессивное
законодательство о профсою зах и арендаторах, против
закрепощения помещиками крестьян, за политическое
освобож дение трудящихся масс и т. д.
Начиная с декабря, правительство обрушилось рядом
репрессивных мер на рабочее движение. Тем не менее
упорная и непреклонная борьба рабочих и крестьян, про­
снувшихся политически и имеющих свою массовую партию,
делается все более и более могучей. Таким образом, широ­
кое политическое движение трудящихся масс, перешедших
от преж него трэд-юнионизма к политическому действию,
под руководством коммунистов, на основе конкретных тре­
бований, направляется к борьбе против буржуазной монар-

149
хии. С другой стороны, не менее активно крестьянское
движение. Крестьяне, рука об руку с пролетариатом, бо­
рются против монархической власти и феодальных пере­
житков в деревне. Положение в Японии крайне напряженно,
оно указывает на приближающееся столкновение мгжду
буржуазной монархией и подымающимися трудящимися м ас­
сами. Очередными задачами японской компартии должны
быть: организационная и тактическая подготовка проле­
тариата— гегемона грядущей революции, об'единение тру­
дящихся масс вокруг классовой пролетарской массовой
партии— рабоче-крестьянской — под руководством комму­
нистов, активное участие в повседневной борьбе рабочих
и крестьян, об'единение профсоюзов и, как основное,
тесная связь и сотрудничество с великой китайской револю­
цией.
К. Ямоно.

Манапство в горной Киргизии ).


Л етом 1925 г. мне пришлось побывать в горной части
Киргизской автономной Советской Социалистической
Республики (в то время — Кара-Киргизской автономной
области) в целях выяснения сущ ествующ его там социаль­
ного строя. Научная литература о социальном строе Кир­
гизии вообщ е бедна, о горной же е е части написано ещ е
меньше; большинство данных относятся к концу прошлого
столетия и в настоящее время значительно устарели, да
и то немногое, что сущ ествует, требует проверки, так
как и этнографы и историки путали киргизов (кара-кир­
гизов) с казаками (киргизами-казаками). Действительно,
древнейшие сведения о киргизах весьма сбивчивы и
допускают такую путаницу, но антропологическое и
этнологическое исследование киргизов дает все основания
считать их особым от киргизов-казаков народом. Н аиболее
чистый тип киргизов и наиболее древние социальные отн о­
шения сохранились в горных, изолированных от внешних

*) Статья эта представляет собою главу из книги того же автора:


„Горная Киргизия“, которая вскоре выйдет из печати.
1 50
«

влияний районах; и здесь они подверглись воздействию


народов-соседей, но все-таки киргизский быт проявляется
в более древних формах, чем возле городов Мерке,
Ф рунзе (Пишпек), Токмак, Каракол (Пржевальск) и Нарын:
там влияние русских колонистов и (в восточной части
республики) китайцев очень сильно. О северной же Ф ер­
гане, которая также входит в состав территории Кир­
гизской республики, и говорить нечего — киргизы сохра­
нили там только свой язык, но в быту и способах ведения
хозяйства они копируют ферганских узбеков. Вот почему
я направился в Таласский район— один из самых бедных,
слабо населенный и стоящий в стороне от торговых путей.
О современном социальном строе киргизов этого рай­
она сущ ествует только несколько отрывочных заметок,
разбросанных по сборникам и журналам после-револю-
ционной эпохи; из этих заметок можно было сделать вы­
вод, что в этой части Киргизии до сих пор ещ е имеют
громадную силу родовые обычаи, власть стариков, родо­
вые советы и пр. То же рассказывали и те товарищи,
с которыми приходилось говорить о Таласском районе и
которых все считали знатоками киргизского быта. Н еуди­
вительно, что у меня и спутников моих (тов. Б. Салиев
и тов. Ф айзи) создалось впечатление, будто в этом рай­
оне Киргизии сохранился чуть ли не целиком родовой
ст рой, во всей его чистоте.
К огда мы ознакомились на месте (в Таласском и Су-
самырском районах) с действительными социальными от­
ношениями, то пришли к выводу, что родового строя
в эт их, наиболее отсталых районах К иргизии больше
не сущ ествует . Правда, родовые обычаи оказались еще
сильны, сохранились довольно крепкие родовые отноше­
ния, но нет самой основы родового строя — родовых со­
ветов, власти стариков, „примитивной демократии“. Все
это заменилось другим социальным строем — тож е древ­
ним,— основную черту которого составляет манапство.
Впоследствие наши наблюдения подтвердились теми ма­
териалами, которые удалось достать в центральных пар­
тийных организациях (информационные отчеты Киргиз­
ского Обкома), а также материалами, доставленными сту­
дентом Госуд. Института Журналистики тов. Джансугу-
ловым и студентами Ком. Университета имени Я. М. Сверд-

15 1
лова — тт. Ипатовым и Кирилловым. М ежду прочим, кх
наблюдения по отношению к Нарынскому району вполне
сошлись с той картиной, которую пришлось найти в Т а ­
ласском и Сусамырском районах: таким образом , наши
выводы о социальном строе можно отнести почти ко всей
горной части Киргизии. В остальных районах ничего
подобного нет, попадаются только какие то отголоски,
да отражения — особенно в северной части Киргизской
республики, где преобладает земледелие, существуют го­
рода и строятся в настоящее время заводы; или в север­
ной Ф ергане, с ее хлопковой культурой. Горный район —
какой то анахронизм в советской Киргизии, но именно
он дает наибольшее количество того живого материала,
который фигурирует в скандальных уголовных процессах
последних нескольких лет (например, дело Худайкулова
и др.).
Что же такое манапство, сущ ествующ ее в горных
районах? Слово это происходит от „манап“— так назы­
вают киргизы своих князьков, владеющих большими тер­
риториями летних кочевий; манапы же являются и судьями,
и советчиками, и представителями больших или меньших
киргизских родовых групп. Они обладают большим о б ­
щественным влиянием, уважением и признанием со сто­
роны окрестного населения, при чем не отдельные ма­
напы пользуются такими исключительными правами, но
все вообщ е манапы, их потомство и близкие. Таким обра­
зом, мы имеем право говорить о манапстве, как широком
социальном явлении. Манапство — не родовой строй; это
одна из самых ранних фаз феодализма и, в то же время,
последняя фаза разложения родовы х отношений у кирги­
зов. Э то грань, рубеж двух социологических эпох. Выде­
лившиеся из военных групп конца родовой эпохи манапы
не успели ещ е превратиться в настоящих феодалов, но
им удалось ликвидировать примитивную демократию во
всех ее проявлениях. Дальнейш ее развитие феодализма
было прекращено русским завоеванием, тем не менее
манапство сохранилось и после этого завоевания — с о ­
хранилось в силу географической и экономической о б о ­
собленности горной части Киргизии.
Столкнувшись с манапством, как явлением соврем ен­
ным, мы принуждены были искать не только его истори­

152
ческие корни, но и причину живучести — нельзя было
допустить мысли, чтобы манапство сохранялось лишь
в силу одних традиций и не имело никаких опорных
пунктов в современной киргизской экономике. В поисках
этих опорных пунктов пришлось произвести небольшое
выборочное обследование для установления типовых бю д­
жетов горных хозяйств, сопоставить с этими бюджетами
киргизский быт — и тогда стало ясным влияние на кон­
сервацию манапства таких явлений, как ссуды скота бед­
ноте, уртачество (половничество) подкармливание бедня­
ков богачами и натуральный, потребительский по пре­
имуществу, характер хозяйствования киргизов-горцев;
записанные же предания о происхождении манапов до­
полнили картину, придав ей историческую перспективу.

1.
Горная Киргизия имеет необычайно пестрое социаль­
ное устройство: на ряду с советским строем у киргизов
сохранились и более древние формы общественных отно­
шений, смесь которых с новым укладом и составлет с о ­
временный социальный быт горной Киргизии.
П реж де всего обращ ает на себя внимание большая
роль, которая выпадает на долю рода. У киргизов при­
надлежность к определенной группе сородичей имеет
вполне реальную цену — сущ ествую т роды, принадлеж­
ность к которым дает возможность пользоваться лучшими
пастбищами, избавляет от некоторых налогов, дает почет
и уважение; и, наоборот, есть такие роды, которые обр е­
кают всех своих членов на пользование пастбищами
с худш ей травой, множество неудобств, по сравнению
с привилегированными родами. Несмотря на это, каждый
киргиз гордится принадлежностью к определенному роду,
тщательно запоминает от стариков свою родословную.
Н е суметь указать три основных колена, от которых
произош ла его семья, для киргиза считается позором.
К лицам безродным, не знающим происхождения и не
имеющ их родословной, горец относится с пренебре­
ж ением.
Происхождение большинства родов очень темно.
П редание связывает это происхождение с различными

153
легендарными лицами, вроде Тагая, от которого будто
бы произошли роды сарбагыш, салто, багыш, джедигер
саяк, азык и чоро (по именам его сыновей и джигитов).
Но при проверке этих преданий получается много про­
тиворечий и анахронизмов. Во всяком случае, киргизы
четко помнят названия своего „чонг уру“— старш его рода
(племени?), названия колен („ур у“)> названия происш ед­
ших от них родов (тоже „уру“) и младших родов („ата“),
а от этих младших родов ведут начало семьи. Так на­
пример, в роде саяк было 5 колен — тонгатар, курбан-
кужа, куржагач, урат и чоро. О т этих колен произошли
роды (например, от тонгатар произошли „уру“: арсымат,
асан, кокумбай и джорохте; от чоро: тунтай, ахтере, бо-
стере, ават, дулат) и т. д. Киргизы считают своего ми­
фического родоначальника своим кровным предком, по­
этому сородичи являются как бы лицами одной крови.
В действительности,это далеко не так. Д аж е в предании
о происхождении родов саяк, азык и чоро отмечена в о з­
можность образования новых „кровно-связанных“ родов
путем простого зачисления посторонних роду лиц (чоро-
раб) в „кровные“ родственники. Так оно и было — прием
в род мог происходить и со стороны, а не только путем
кровной связи. Поэтому на роды киргизов приходится
смотреть как на историческую форму об'единения ското­
водов, связанных общими интересами. Если отбросить
вопрос о кровной связи, как основной причине образова­
ния родов, то можно гипотетически определить эту при­
чину в необходимости совместной охраны ст ад и гра­
ниц кочевий от поползновений других групп и отдельных
лиц. Выпас же больших масс скота, как это наблюдается
у народов, не дошедших ещ е д о молочного хозяйства
(например, чукчи), возможен только при об'единении лю ­
дей в довольно многочисленные группы. Доказательством
такого толкования (правда, косвенным) может служить то,
что каждый род всеми силами охраняет от других родов
территорию дж ейлау1), допуская членов других родов
лишь по уплате особого налога за временное пользование
джейлау. Такой сбор носит название „отмай“ (травяной
корм, жир) или „чокмай“.

1) Летнее кочевье.
154
Первоначальные роды захватили, конечно, самые луч­
шие джейлау. Они же провели и основную оросительную
сеть, считающуюся принадлежностью определенных колен
и потом переш едшую в распоряжение отдельных семей.
Однако, право на пользование оросительной сетью при­
надлежит исключительно потомкам рода-строителя. В мест­
ности Каргиш оросительную сеть проводили предки ко­
лена тонгатар. Х отя это колено имеет общ его (леген­
дарного) родоначальника с коленом чоро, потомки тонгатар
не даю т воды не только для пашен потомков колена чоро
(тунтей), но даже и для скота... Еще сильнее охраняется
право на исключительное пользование джейлау. Р од саяк
владеет джейлау Сусамыр. Б олее молодой род коіичи,
живущий к северу от Сусамыра, лишен хороших джейлау,
и так как сами саяки не в состоянии использовать кор­
мов своего кочевья, они разреш ают кошчи пользоваться
определенными участками джейлау за „отмай“. Еще более
молодой род колпош, кочующий на реке Колба-су, не
получил даже и такого права аренды — старшие роды не
пускают его дальше перевала Колбы, да и то лишь после
того, как сами стравят всю траву своими стадами. О т н е­
достатка пастбищ скот у колпош хиреет, размножается
медленно. Р од колпош обеднел и быстро начинает разла­
гаться.
В древнее времена роды держались вместе, стараясь
сохранить территориальную связь. В целях скорейшего
разложения родовых связей царское правительство раздели­
ло территорию по волостям, при чем накроило волости так,
чтобы они совершенно не совпадали с территорией ро­
дов. В результате такого деления родовая связь немного
ослабела, но внутри волостей за то началась ожесточен­
ная борьба родов за распределение волостной террито­
рии, за размеры налогового обложения отдельных родов
и за власть. По сущ еству, волостное деление сохрани­
лось до настоящего времени в том же виде, как его соз­
дало царское правительство — роды разбиты по террито­
риям нескольких волостей, в каждой волости живут куски
нескольких, не менее двух, родов и между ними ведется
ожесточенная борьба.
Родового строя, собственно, больше не существует
в горной Киргизии. О тех формах родового устройства,
155
которые еще можно наблюдать у киргизов-казаков („мас-
лагат“, сход всех мужчин рода, совещания стариков, мас-
лагаты нескольких родов или родовых представителей),
у горных киргизов сохранились лишь предания. Ни ста­
рейшин родовых, ни маслагатов, у киргизов больше нет.
Правда, множество родовых обычаев еще сохранились,
но утеряли прежнее значение. К таким сохранившимся
родовым обычаям нужно отнести, наиример, обычай вы ­
купа за к р о вь — „кун“ (или „хун “). Насколько живуч этот
пережиток кровной мести, показывает случай, проис­
шедший в начале 1925 г. Народный судья Кетмень-Тю-
бинского района, Уезбай Чапрашиев позавидовал краси­
вым седлам, которые он видал в одном из казанских
аулов. Н е долго думая, он снаряжает „экспедицию“ из
двух своих джигитов для кражи седел... Один из джигитов
отказался ехать, другой же поехал и бесследно пропал.
У Чапрашиева сложилось подозрение, что джигит был
убит казаками. Так как джигит был дальним родственни­
ком Чапрашиева, тот пред'явил к казакам на основе обыч­
ного права иск в уплат е кун за пропавшего джигита.
Д ел о кончилось бы, вероятно, выплатой такого кун, если
бы не вмешался один из местных коммунистов. Ч апра­
шиев — не рядовой киргиз, но выгодные ему родовые
обычаи он все же соблюдает; неудивительно, что у гор­
цев эти обычаи ещ е более живучи.
К огда приходится киргизу участвовать в празднике,
выступать против своих врагов, искать защиты от оби д­
чиков, он прежде всего обращ ается к своему роду.
Во время „кокбара“ (борьба из-за козла) партии противни­
ков создаю тся по родовому признаку; призы, полученные
на праздниках, делятся между сородичами, а не идут
в пользу победителя; за обиду сородича вступается весь
род, при чем он готов и на материальные жертвы, если
кто либо из сородичей будет в чем либо обвинен, даже
совершенно справедливо — род весь, в полном составе,
выступает защитником и свидетелем , хотя бы такое сви­
детельство было заведомой неправдой. Интересы рода —
в первую голову, а истина — во вторую. С этим явле­
нием все время приходится считаться в киргизском быту,
потому что в интересах рода допускаются всяческие от­
ступления от обычного понятия честности и правдивости.

156
Тем не менее, старого родового устройства у кирги­
зов больше нет, оно заменилось другой социальной фор­
мой, не менее древней, но имеющей несколько иные
корни. Эта форма— манапство. Прошлое киргизов дает
возможность установить корни манапства, а два записан­
ных предания довольно ярко рисуют его происхождение.

2.
Немногочисленные исторические сведения о киргизах
собраны почти полностью в следующих русских изданиях:
Г ригорьев— Восточный Туркестан“ „Заилийский Край“
(изд. Генерального Ш таба), Нарышкин— „История Ко-
кандского ханства“ и Бартольд —“Очерки Семиречья“.
Н а основании этих сведений история киргизского народа
представляется нам в следующ ем виде:
В китайских летописях упоминается еще до VIII века
нашей эры киргизский народ, живший на берегах реки
Енисея, в его верховьях, и к северу от Восточного Тур­
кестана. Однако, название “ки-ли-кизцы“ могло одинаково
относиться и к киргизам-казакам и кара-киргизам. Только
в ѴШ веке попадаются первые сведения о киргизах, как
особом от казаков народе, причем указывается, что этот
народ перекочевал от верховьев Енисея к югу, ближе к
уйгурам, жившим в Восточном Туркестане.
В древнейшие времена через Восточный Туркестан
шли две караванные дороги, связывавшие Западную Азию
(и Европу) с Китаем. Одна дорога (северная) шла через
Кашгар-Уйгур, вторая (южная)— через Яркенд-Хотан. О бе
дороги имели громадное значение не только для китай­
цев, но и для уйгуров. Судя по тем же китайским лето­
писям и другим источникам, уйгуры вели оживленные
торговые сношения через свои центры— Учтурфан и Га-
учан с Китаем и с Западом , главным образом, Византией.
Множество товаров провозилось в обе стороны, привлекая
внимание соседних кочевников. Центральное положение
на караванных путях давало уйгурам возможность исполь­
зовать все выгоды транзитных операций: их города бо­
гатели, одинаково наживаясь и на китайских и на евро-
пейско-малоазийских товарах.
Кочевники-скотоводы, среди которых находились и
киргизы, постоянно нападали на караваны и грабили их

157
Иногда эти грабежи организовывались военными групп­
ками, составлявшимися приватным образом, иногда
в налетах участвовали целые племена. После долгих лет
непрерывной борьбы с грабителями— кочевниками, вла­
дельцы караванов .нашли для себя гораздо более выгод­
ным откупиться от нападений путем периодических по­
дарков, которые давались наиболее воинственным пле­
менам.
Вероятно, на почве этих грабежей у киргизов и сло­
жились военные группы, хотя до XIII века военные
группы и не обособлялись внутри родов.
П осле того как вся восточная торговля Европы п е­
решла в руки арабских купцов, арабам удалось устано­
вить непосредственные торговы е сношения с Китаем,
минуя уйгуров. Киргизы выступают в это время в роли
своеобразны х „покровителей“ арабской торговли — они
охотно нанимаются в проводники, охраняют (конечно, за
подарки) караваны от нападений уйгуров, не желавших
помириться с развитием арабской торговли, и от различ­
ных кочевников. Сближение с арабами заносит к кирги­
зам некоторые зачатки меновых отношений и магометан­
ство, однако все эти новшества прививаются слабо, стал­
киваясь с натуральным хозяйством, крепким родовым
бытом, властью обычая и верою в духов.
Арабы терпели „покровительство“ киргизоз только до
той поры, пока сами не ознакомились хорошо с караван­
ной дорогой; как хорошие коммерсанты они постарались
избегнуть совершенно излишних накладных расходов,
вызываемых киргизским „покровительством“. А так как
в избавлении караванных путей от угрозы грабежей были
одинаково заинтересованы и китайцы, и арабы, и уйгуры,
то киргизам пришлось встретиться с таким сильным на­
жимом купцов и натравленных против них других кочев­
ников (в частности, монголов), что спасаясь от разгрома
они принуждены были перекочевать еще южнее— в район
Семиречья и Тянь-Шаня— местности их теперешнего по­
селения.
Новая, занятая киргизами область, была богата естест­
венными пастбищами, в том числе чудными горными лу­
гами, дающими сочный и обильный корм для скота. М ест­
ные кочевники, жившие небольшими разрозненными

158
родами, были вытеснены киргизами, так как длительная
практика грабежа на больших караванных путях оконча­
тельно оформила среди киргизских родов военные груп­
пы, получившие боевую закалку.
В начале XIII века монголы, во главе с Чингиз-ханом,
заняли Среднюю А зию . Киргизы были покорены на ряду
с другими кочевыми племенами. Монгольское завоевание,
по существу, ничего не изменило в жизни киргизов, за
исключением того, что киргизы принуждены были платить
дань монголам и содержать монгольских наместников.
После у хода монголов киргизы не стали самостоятель­
ными: родовы е группы киргизов не в состоянии были
сопротивляться централизованным организациям народов-
соседей , и средне-азиатские ханы без особого труда под­
чинили се б е киргизов. Однако, военные группы внутри
киргизских родов, опиравшиеся на своих сородичей, при­
чиняли достаточно хлопот покорителям. В особенности
обострились выступления киргизских военных групп, когда
джагатайские ханы стали захватывать у киргизов пастби­
ща. Закончилась борьба полным подчинением киргизов.
С половины XV I столетия в Семиречье проникли кал­
мыки. Вытеснив джагатайцев, калмыки заняли их место.
Калмыцкое владычество продолжалось до половины XVIII
столетия. Д ва столетия калмыцкого ига хорошо сохрани­
лись в народной памяти.
Калмыцкие ханы сильно угнетали киргизский народ.
К этом у времени социальная дифференциация внутри кир­
гизских родов достигла уже значительных размеров: по­
явилась беднота, не имевшая скота и постепенно перехо­
дившая к земледелию, появились и богачи-рабовладельцы
и, вместе с тем, скотоводы. Вероятно, калмыки мало счи­
тались со знатностью тех киргизов, которых они обла­
гали данью; возможно, что они даже увеличивали обло­
жение по отношению к киргизской знати, так как с тех
можно было больше получить. Во всяком случае, калмыц­
кие поборы вызвали активные протесты киргизских име­
нитых людей. Среди киргизов стали вспыхивать восста­
ния и формироваться партизанские отряды. Предания,
превратившие главарей восстаний в презиравших смерть
героев, согласно говорят о них, как о богатых, „лучших
л ю дях“, имевших и джигитов, и рабов. Д о наших дней

159
сохранились сказания о Манасе, К урбан-беке и других
народных героях этой эпохи.
Калмыков сменили кокандские ханы. В отличие от
управления монголов и калмыков, превращавших киргизов
в совершенно бесправную народность, независимо от с о ­
циального положения отдельных ее представителей, ко-
кандцы привлекли к власти наиболее богатых киргизов,
из среды которых выделился Мусулман кул-чулак, бывший
одно время главным „министром“ и регентом последнего
малолетнего кокандского хана - Худаир - хана. И звестен
также в эту эпоху и другой богач-киргиз— Алим-кул,
главнокомандующий и военный „министр“ кокандского
хана.
Кокандское влияние на социальный быт киргизов ска­
залось гораздо сильнее, чем всех предыдущих покори­
телей. В киргизской области стал развиваться торговый
обм ен—регулярные торговые сношения завязались между
наиболее богатыми скотоводами-киргизами и Кокандом,
а также с Восточной Бухарой. Значение возникшего
обмена было далеко не одинаково для различных с о ­
циальных слоев киргизского народа: у богачей развива­
лись новые потребности, что же касается бедноты , то
она чувствовала лишь отрицательную сторону этого явле­
ния, так как появились кабальные отношения и собствен­
ность на землю. Родовой строй начал разлагаться.
Именно в это время и образовались манапы. Никаких
сведений о сущности манапства, однако, указанные источ­
ники не дают. Неполнота исторических сведений о ма-
напах была бы непреодолимым препятствием для иссле­
дования корней манапства, если бы манапство целиком
ушло в историю. Но манапство еще существует, и это
дает возможность гораздо полнее выяснить социальную
природу этого явления.

3.

К тому времени, когда появились первые манапы,


киргизы были не только скотоводами, но и зем ледельца­
ми. Таким образом, манапство нельзя относить к таким
социальным институтам, которые свойствены только ско­
товодам. В „Манасе“ (киргизской поэме) можно найти

160
множество указаний на занятие киргизов земледелием.
Принимая эти указания к сведению, я не могу все-таки
взять „Манас“ в качестве основного источника сведений
о манапах. „М анас“ не обычное предание, которое п ер е­
ходит от старика к старику, а поэма, известная лишь
профессиональным певцам. Н е всякий „рче“ х) знает
„Манас“— вернее редкий „рче“ знает несколько строф из
этой поэмы. Профессионалы-певцы, бывшие естествен­
ными идеологами прежних зпох, легко подвергались внеш­
ним влияниям— калмыцким, кокандским, и пр. и, в о со ­
бенности, арабским. Ислам повлиял на содержание „Ма-
наса“ самым убийственным образом: из поэмы выпали
древние сказания, которые не сходились с привычными
мусульманскими преданиями, и были заменены официаль­
ными исламистскими рассказами. Так, например, в „Ма­
н асе“ оказалось магометанское предание о происхож де­
нии лю дей, земледелия, скотоводства, между тем как
среди стариков— киргизов сохранились еще древние кир­
гизские предания о тех же предметах и явлениях, резко
отличающиеся от мусульманских версий. Таким образом,
уже это одно обстоятельство заставило бы пользоваться
„Манасом“ в качестве сборника киргизских преданий с
большой осторожностью. Во-вторых, „Манас“ переполнен
описаниями природы, местностей (все это по отношению
к различным местностям сделано в одних и тех же вы­
ражениях); что же касается социальной жизни киргизов,
то она отразилась в „М анасе“ почти исключительно в
виде битв и побоищ. Выбрать из всей массы поэтических
отрывков „М анаса“ (при уст ной передаче) именно тот,
который мог бы объяснить социальную природу манапства,
было очень трудно. Д остаточно указать, что сказание
„Манаса“ (полностью) продолжается целую неделю — с утра
д о вечера с небольшими перерывами для принятия певцом
пищи и для отдыха. Вот почему я принужден был при­
бегнуть к другому источнику— устным преданиям стари­
ков, не профессионалов-певцов, а просто старожилов,
слышавших эти предания от своих отцов и дедов. Таких
преданий, несколько отличных в каждом роде, имеется
много, и собрать их не представило большого труда.

1) Певец.

11 Революционный Восток. 161


Когда „Манас“ будет записан и опубликован (работа эта
в настоящее время уже производится— она составит око­
ло 50 печатных листов), будет легко сверить помещенные
в „Манасе“ предания с собранным мною материалом и
сделать поправки в моих выводах. Д о той же поры, пока
„Манас“ не записан и не очищен от исламистских расска­
зов, выбранный мною путь может считаться единственным.
Преданий о происхождении манапов было записано
в разных местах мною несколько. Все они похожи друг
на друга, варьируясь лишь в деталях. При поездке т.
т. Ипатова и Кириллова, они слышали также несколько
преданий, но, к сожалению, не записали их, лишь кратко
изложили: в изложении они не дают ничего нового по
сравнению с уже записанными мною преданиями. Нако­
нец, мне удалось получить ещ е один список предания о
манапах, записанный Джапар-муллой. В приложении я
даю два предания полностью и одно предание о проис­
хождении рода саяков, имеющее отношение к той же
теме.
Что же говорят предания о происхождении манапов?
П о одному из преданий (предание рода сарбагыш)
манапы были „батырями“— известными вождями, имев­
шими вокруг себя группу воинов-дружинников — „джиги­
тов“. Они занимались грабежом в окрестностях рек Чу,
Ила, озера Иссык-куля, pp. Турфана, Нарына и Таласа.
Весь горный район А ла-тау был в той или иной мере
подчинен этим „батырям“. В другом предании (рода саяк)
отмечается, что „батыри“ были богачами и сами вышли
из среды богачей (см. „у одного богатого киргиза было
три сы на...“), имели рабов (см. предание о происхождении
рода саяк). Аулы чужих родов подвергались грабежу,
жители этих аулов превращались в данников („прожи­
вающих от начала гор А ла-тау до конца манап подчинял
с е б е “), с богачами же из своего рода манапы старались
ладить. Во втором предании (рода саяк) рассказывается
о том, как путем подкупа „благородных“ сородичей
манап захватывает себе судебную власть („все споры
разреш ает... за свой суд получает подарок, бийлык, с о о б ­
разно д ел у ...“), используя ее для дальнейшего о б о га щ е­
ния и для усиления своей власти. В целях поддержки со
стороны остальных сородичей, главным образом, богатых

162
(все подарки манап р аздает сообразно „достоинству", т.-е*
богатым и подарки побогаче, бедным— поменьше), манап раз
дает им часть получаемых „подарков“ (дань?) и тем создает
себе популярность. При известной предприимчивости,
„каждый богатый человек мог сделаться манапом“. В пре­
дании рода сарбагыш говорится об этом еще тверже:
„если кто-нибудь из другого рода брал образец с по­
ступков его , то тоже имел право называться манапом“.
Сначала манапами называли лишь фактических повелите­
лей; потомство манапа, не обладавшее почему - либо
властью (утерявш ее ее), носило название „неполных мана­
пов“ и ч ер ез 3 — 4 поколения превращалось в простых
подданных. П озж е, когда манапство укрепилось, оно пре­
вратилось в сословие; звание, а также власть манапов
стали передаваться по наследству. „Назвался манапом,—
говорится в предании рода саяков,— весь род его дальше
манапом будет— хороший человек, умный, глупый, сума­
сшедший— все равно манап, если происходит от манапа“.
Манапы уничтожают родовой строй: они отменяют
родовые советы („маслагат не собирает, совсем не при­
знает“), все решают сами, единолично.
В каждом роду, одновременно, выделялось по нескольку
манапов, которые подчиняли себ е определенную террито­
рию, вм есте с живущими в пределах ее людьми. Эти
люди назывались „фукара“ (слово арабское)— подданные.
Вся земля становилась собственностью манапа; фукара,
принадлежащие к роду самого манапа, могли в пределах
этой территории кочевать, не платя ничего манапу („своим
фукара землю так давал“), но с других киргизов манап
брал „отмай“ и „чокмай“, если хотели на его зем ле скот
пасти. Часть этих сборов оставалась у манапа, а остальное
он раздавал своим фукара.
У каждого манапа была дружина из 15— 20 джигитов,
они ходили вместе с манапом на войну и выполняли при
нем полицейские функции („манап посылал их по д ел у “).
Воевали манапы друг с другом часто („не согласились
манапы — война“), в таких случаях все фукара должны
были приходить на помощь манапу. Вооружение делали
сами. Дружинники-джигиты богатели, делались богачами,
именитыми людьми („джигиты у манапов богатели, ста­
новились большими людьми, от которых пошли новые

11* 163
роды“). В случае победы, манап уступал им часть добычи
(„улджа не вся ему идет: большую часть он получает,
потом его джигиты“), а также давалось кое-что и фукара.
Переворот не везде проходил без противодействия со сто­
роны сородичей. Приходилось бороться за власть, но за
то в случае победы манап жестоко расправлялся с теми,
кто его не хотел признавать, („Внутри рода не все при­
знавали сразу манапа: были друзья, были враги. Н е хо­
тели враги ему служить, силой подчинял их себ е манап.
Много богатых людей разорял, юрты, скот отбирал, если
не хотели его признавать“).
Манап был независим, даж е в эпоху кокандских ханов
многие манапы сохранили свою полную независимость, а
другие ограничивали свое „подчинение“ хану лишь по­
сылкой подарков. Словом, в лице манапов создавались
феодалы, владевшие землею , творившие суд и расправу.
Предания согласно говорят об этом: в предании рода
сарбагыш— „если рассердится на кого, обязательно его
убьет... Вообщ е, подходить к нему было опасно. Своим
родственникам дарил людей из своих фукара и говорил
им: вот вам народ, делайте, что хотите“. В предании
рода саяков— „как хотел, так наказывал виновных мог и
убить, ни перед кем не отвечал“. Манапы собирали с под­
данных дань („отмай“ и „подарки“) и заинтересовывали
своих сородичей в постоянном грабеже членов других
родов и подданных других манапов.
Манапы и даже манапство, как социальное явление,
не исчезли до сих пор. У большинства родов правой
ветви манапство имеет необычайную для настоящего
времени силу. Вся земля, на которой кочуют роды ,
поделена между манапами. Члены той группы, которая
исторически связана с манапом, т.-е. та часть рода, кото­
рая подчинена определенному манапу, не платят ему ни­
каких налогов и сборов, но сами участвуют в дележке
„подарков“. Правда, манап ум еет и из своих „подданных“
выуживать се б е подарки, но об этом дальше.
Каждый, не принадлежащий к группе подданных
манапа, желающий кочевать на „манапской“ территории,
платит ему „отмай“ или „чокмай“. (Разницы между этими
сборами установить не удалось). Сборы определяются
в зависимости от количества выпасаемого скота и пла­

164
тятся баранами. Часть баранов манап присоединяет
своему стаду, а остальных режет, приглашая на пир с о ­
родичей. Получив в уплату „отмай“, манап не только не
должен препятствовать выпасу скота плателыцика, но
обязан всячески защищать его от покушений со стороны
третьих лиц.
Как и 100 — 200 лет тому назад, манап отправляет
правосудие', он не только выступает в качестве третей­
ского судьи при обращении к нему обеих заинтересован­
ных сторон, он вызывает нарушителей обычаев, снимает
с них допрос и тут же, присутствии потерпевшей сто­
роны, назначает наказание. О т манапского суда укло­
ниться нельзя — общественное мнение подвергнет такого
человека остракизму, а манап будет всячески притеснять
при отводе пастбища на территории кочевья. З а свой
суд манап получает бийлык, часть которого также идет
на угощение сородичей или подарки им. Подарки эти,
в конце концов, не так уж е обременительны, потому что
у манапа всегда что то остается — не все он раздает...
Л етом 1925 года, Керим-бай, манап части рода саяков,
получил подарков свыше 500 предметов, множество из
них он раздарил в качестве призов при народных со ­
стязаниях, не меньше зарезал скота для угощения гостей,
но в результате, все таки, стадо баранов у него воз­
росло на 100 голов, а табуны лошадей— на 50. Сородичи,
конечно, не замечают манапского вымогательства, они
убеждены , что манап им только дает, „дарит“, но с них
ничего не берет,— в действительности дело обстоит
иначе. Наибольший доход дает манапу суд — от него то
он и богатеет.
К манапу обращаются как к советчику, к нему идут,
как к заступнику, к защитнику — все согласен делать
манап. Неудивительно, что по воззрению горцев-киргизов
„ б ез манапа народ не может жить — он как койчи при
с т а д е“...
Е ст ь еще одна ф ункция манапа, как и всякого бо­
гатого киргиза— ссуды бедноте скота. Н адо сказать при
этом , что манапы дают ссуды на наиболее льготных ус­
ловиях, часто скидывают некоторую часть урожая при
уплате и, вообщ е, не слишком прижимают бедноту. Как
лю ди, имеющие и без того достаточные и постоянные

165
доходы, манапы склонны иногда выступать по отношению
к бедноте прямыми благодетелями, что только усиливает
их значение и авторитет. В настоящее время этот авто­
ритет очень силен.
По отношению к советской власти манапы держатся,
за небольшим исключением, вполне „лойяльно“. О дин из
них, Керим-бай организовал в свое время киргизские
отряды против басмачества (потому что басмачи грабили
скот его сородичей) и ныне, во время праздника „той“ ,
садя малолетнего сына на лошадь, завещал ему: быть
коммунистом и, подобно отцу, бороться за советскую
власть“...
Существование манапства поддерживает множе­
ство т аких родовых обычаев , которые без того совер­
шенно вымерли бы, делает возможным особый вид экспло­
ат ации—родовую эксплоатацию и, наконец, обостряет
борьбу между родами. Во главе враждующих „партий“
всегда стоят или сами манапы, или их ставленники, стр е­
мящиеся проникнуть в волостные учреждения, союзы и
в коммунистическую партию.
В настоящ ее время, когда в горную Киргизию про­
никли слухи о предстоящем пересмотре кочевых терри­
торий и переделе по новому между родами джейлау,
борьба манапов достигла особой остроты. Мобилизуются
все силы, оказывается всяческое давление не только на
волостные органы, но и на областные. Интересы рода и
манапов, последней опоры старого быта, слиты. Манапы
чувствуют, что в родовой обособленности киргизов их
последнее прибежище — вот почему они так энергично
поддерживают родовую борьбу.
У некоторых родов манапов нет; в Таласском
районе, например, не сущ ествует манапов у рода колпош.
О тсутствие манапов, по всей вероятности, об'ясняется
более поздним происхождением этих родов, когда манап­
ство уже не могло сформировываться наново. Эти роды
всегда, в массе, более бедны скотом, у них худшие зи ­
мовки и ещ е более плохие джейлау. У этих бедных р о ­
дов также существуют свои богачи, но эти богачи не
имеют поддержки в родовом обычае, поэтому социальное
расслоение идет в роде колпош гораздо скорее, чем у
саяков (имеющих манапов) и внутри рода явственно об-

166
разуются две группы — богачей и бедняков, борющихся
за власть в пределах волости. Однако, и здесь ещ е ро­
довые традиции не изжиты — при столкновении с другим
родом колпоши выступают единым фронтом, хотя бы это
приходилось делать и в защиту своих же богачей...
Сущ ест вующ ее распределение джейлау, при котором
старшие роды владеют лучшими джейлау, а младшие —
худшими, только поддерживает родовую борьбу и ме­
шает внутренней дифференциации родов.
Старые родовые традиции необычайно живучи, потому
что жив еще тот натурально-хозяйственный строй, при
котором они создавались. Живучесть этих традиций
вредна только бедноте, чего она пока еще не понимает.
Вот примеры: у киргизов сущ ествует несколько видов
наемного труда: домашняя прислуга („джалче“), пастухи
(коровий — „малчё“, мелкого рогатого ск ота— „койчё“,
и лош адиный— „джилкачё“), батраки („малаи“) косари и
джигиты; все эти категории наемного труда разно опла­
чиваются, а некоторые из них и вовсе не оплачиваются.
Джалче работают за баранов (3 —4 барана в год) и стол,
койче малче и джилкоче — за баранов (8 — 10 баранов
в год) и стол, джигиты — только за стол и подарки,
малаи — за баранов или плату деньгами. Больше всего
удивляет положение джигитов. На вопрос, заданный о д ­
ному джигиту, почему он не получает платы за свою
работу, тот ответил: „я не наемный рабочий, а его млад­
ший родственник“ (сказано было даже си льнее— ■„млад­
ший брат“). О твет был гордый, хотя джигит был обор­
ван. Д ругой джигит ответил более дипломатично: „я не
слуга, а все равно что брат — что хочу, бер у“ .
В действительности, между хозяевами и их джигитами
общ его только то, что они принадлежат к одному роду.
Обращ ение с прислугой и рабочими не совсем родствен­
н ое, потому что их обделяю т в пище (кумыс, например,
прислуга получает очень редко); но идут в услужение
такие бедняки, которым, просто, некуда голову прикло­
нить. В джигиты поступают лишь бесхозяйственны е люди,
не имеющие ни скота, ни юрты. Этим положением и
пользую тся „старшие родственники“. Н ередко джигит
ж ен ат— в таком случае его жена выполняет обязанности
джалче, но ею не считаются, т.-е. за свою работу так же,

167
как и муж, ничего не получает. Ее „кормят“, но за эту
кормежку эксплоатируют безранично. Так как ни джигиту,
ни его жене все равно итти некуда, то они мирятся
с этим положением, а услужливый обычай подсказывает
им формулу — „ младшие родственники“.
Такой вид эксплоатации облегчается родовыми отно­
шениями— его бы можно было назвать „родственной
эксплоатацией“.

4.

Если свести воедино все упомянутые выше сведения о


манапах и зависящих от них киргизах, то получится, при­
мерно, такая картина.
Манап — не просто богач, а человек, имеющий власть
над другими людьми. Власть эта переходит от манапа—
отца к манапу сыну, передается потомству, не может
отчуждаться или дариться. Сделаться в настоящее время
манапом очень трудно — для этого недостаточно задобрить
окружающих богачей подарками, но необходим о и
добиться признания со стороны других манапов. Таким
образом, манапы являются особым сословием , обладающим
определенными привилегиями, и всячески охраняют свой
манапский круг от вхождения посторонних, хотя бы и
богатых лю дей. Среди киргизов есть люди богаче многих
манапов, но ни один из этих богачей не имеет десятой
доли манапской власти, и, наоборот, — некоторые о б ед ­
невшие манапы, несмотря на свою бедность, держат
в подчинении многих богачей. Такое положение о б ’яс-
няется громадным значением традиций в киргизском
быту — подчинение же манапам в течение нескольких сот
лет их существования успело превратиться в традицию.
Л етние кочевья киргизов поделены между манапами,
а не между аулами, в то время как зимовки принадлежат
аулам. Н ад распределением пахотной земли манапы не
имеют власти — земля делится „аксакалами“ старшинами,
представителями мелких родовых групп, не ведают манапы
и распределением воды — для этого существуют выборные
старшины, носящие арабское название „мир-абов“ . К о­
нечно, богатые семьи имеют много льгот и при распре­
делении земли, и при пользовании поливкой, но это

168
достигается нелегальными путями, взяткой, личным давле­
нием и пр., но не по обычаю. Я об’ясняю отсутствие
власти манапов над зимовками тем, что манапы, как люди,
богатые скотом, не были заинтересованы непосредственно
в обработке земли — при помощи уртачества они могли
получать необходимый для себя хлеб в достаточном коли­
честве, да и меновые сношения с Ф ерганой, в которых
манапы выступали, по всей вероятности, наиболее активно
давали им возможность иметь зерно и муку в потребном
количестве. Совсем иначе должны были манапы отно­
ситься к летним пастбищам. Для манапских стад требо­
вались большие "джейлау'“, которые находились далеко
от зимовок — это были горные пастбища, сохранявшие
сочную траву в течение всего лета. Захватив джейлау
по праву силы, т.-е. просто оккупировав их, манапы при­
нуждены были однако допустить на эти пастбища наибо­
лее богатых сородичей, с которыми ссориться было
невыгодно. Что же касается бедноты, то она и не пре­
тендовала на отдаленные джейлау, так как не имела
потребного скота и не могла удаляться на долгое время
от своих пашен. В распоряжение киргизов, имевших малое
количество скота, были предоставлены ближайшие к зи ­
мовкам пастбища и право кочевать вслед за богачами по
вытравленным пастбищам. Дележка пастбищ с богачами
привела к тому, что манапы не могли взимать с них
никаких сборов за пользование джейлау; бол ее того —
даже те поборы, которые манап брал с членов других
родов, допущенных на манапское джейлау, стали распре­
деляться между всеми именитыми киргизами. Вылилось
это в угощ ение, делаемое манапом — соиш, т.-е. резание
баранов и других животных для гостей, небольшие по­
дарки тем лицам, которые чувствовали себя чем-либо
обиженными, и пр. Тем не м енее манапы не оставались
в накладе, так как оставляли себе от поборов львиную
часть, да и одаренные ими богачи, чтобы не ударить
лицом в грязь, отдаривали манапов довольно щ едро.
Захвати в джейлау, манапы взяли на себя охрану
границ летних кочевий от вторжения посторонних родов
и групп. Д елали они это в своих собственных интересах:
в интересах фиска и охраны своих стад. Н о, одновременно,
манапы обеспечивали некоторую безопасность и для всех

169
тех стад, которые находились на их территориях. О тсю да
появились новые функции манапов — защита скота тех
людей, которые кочевали на джейлау. В древности манапы
были людьми воинственными, (предания рисуют их даже
разбойниками), в те времена, вероятно, они занимались
не только разбоем, но и охраной подчинившихся им
родов от других манапов (см. предание рода сарбагыш ),
В настоящ ее время разбойничать манапам не нужно —
киргизы сжились с ними, подчиняются безпрекословно,
охранять же скот от других родов приходится. Манапы
выполняют, таким образом в этом отношении социально­
полезные функции. Можно сослаться на часто практикую­
щ ееся ныне приглашение казаками, кочующими в горах,
обедневш их манапов в свои аулы для охраны людей и
скота. Такой манап приезжает с почетом, ему отводят
лучшую юрту, дают скот, ежедневно приносят кумыс,
всячески даю т понять ему, что он дорогой гость. А между
тем у манапа, за исключением одного — двух джигитов,
нет никакой вооруженной охраны:неужели таких „воору­
женных сил" оказывается достаточным, чтобы испугать
воров и грабителей? Опыт показывает, что этого бывает
достаточно... О б ’яснить такое явление можно лишь тем,
что родовые традиции у киргизов еще сильны: баранта
(грабеж скота) считается не простым воровством, а пово­
дом к родовой распре, оскорблением всему роду. Д ля
воров вовсе не безразлично, будет ли им за баранту
мстить обиженный казакский род, или на стороне этого
рода окажется и весь род призванного для охраны манапа.
Что то в роде круговой поруки связывает в таких слу­
чаях манапов, (в этом проявляется сословное чувство);
за обиду одному манапу будут мстить не только близкие
ему по крови манапы, но даже манапы из чужих родов.
Выше было указано, что манапы всячески поддержи­
вают в своих сородичах убеж дение в том. что они одни
охраняют чистоту родовых отношений. В случае спора
по поводу таких отношений стороны обращаются всегда
за советом к манапу. Манап вмешивается и в чисто с е ­
мейные дела, например, в ссору отца с сыном, брата
с братом и т. д. Он всячески старается помирить стороны,
иногда для устранения обиды дает обиженному лично от
себя какой-либо подарок.

170
Однако, манап выступает не только третейским
судьей — вернее, вовсе не третейским судьей — он обла­
дает некоторой властью, используя для своего влияния
толкование обычаев, ссылки на предания и пр. Если
обращение к традициям не оказывает влияния на заинте­
ресованную сторону, манап прибегает к угрозам. В преж­
нее время, по преданиям, манапы арестовывали, наказы­
вали, казнили своих подданных. Теперь такой власти у
манапов нет и, поэтому, чаще манапы прибегают к другим
мерам воздействия — экономическим: отказывают в ссуде,
лишают своей поддержки, устраняют от участия в своих
угощ ениях и разделе подарков. Там, где манап силен,
он использует против ослушника аппарат советской
власти — делает через своих приближенных на ослушника
доносы , через председателя волостного комитета увели­
чивает оценку имущества (для исчисления налогов), делает
ослушника об’ектом взяток и часто доводит до полного
разорения.
С уд манапа — самый распространенный и наиболее
привычный суд в горной Киргизии. С удебны е функции
приносят манапам большие доходы . Кроме того большие
же доходы дают постоянные подарки, делаемы е и под­
данными (так, „на всякий случай“) и ближайшими со се­
дями. Во время семейных праздников, когда манапы
устраивают народные гулянья, подарки свозятся со всех
концов Киргизии всеми родами (не состоящими с дан­
ным манапом во враждебных отношениях) и даж е каза­
ками, которым приходится с манапом сталкиваться. Сотни
овец и баранов, десятки коз, десятки коров, волов, ло­
шадей, верблюды, загруженные кошмами, коврами и
мелкими подарками — вот что такое „подарок“ известному
манапу. Часть подарков идет на угощение гостей, часть
дарится победителям во время состязаний (скачках, кок-
бар, и пр.), а остальное— больше половины подарен—
ного — идет в личную собственность манапа. В таком
широком и обильном дарении нельзя видеть только
пережиток родовых отношений — рядовому киргизу ни­
кто ничего не дарит, — а. скорее всего пережиток (очень
живучий) дани, феодальных разбойничьих поборов. В пре­
даниях об этом много говорится, и так оно вероятно и
было.

171
Вокруг манапа всегда есть несколько именитых, бога­
тых киргизов. В се они имеют приличную родословную,
соответствующ ее родословной имущество. Прямой зави­
симости от манапа эти именитые люди не имеют, но так
как они кочуют на территории манапа и пользуются его
охраной, то все же чувствуют себя связанными с манапом
какими то обязательствами. Манап выделяет их из среды
остальных киргизов, чаще дает им подарки, чаще при­
глашает к себ е в гости. И они с пустыми руками к ма­
напу не едут. Именитые люди (называют их также
„атка-минеры“ — ездящие на лошади) по преданиям при­
надлежали раньше к дружине манапов, а потом выбились
в люди. Возможно, что это были первые вассалы манапа,
связанные с ним договорными отношениями и союзом.
Название „атка-минеры" заставляет искать аналогий
с русскими „лошадниками“, германскими „риттерами“,
французскими „шевалье“ — правильна ли эта аналогия,
которая сводится все к той же конной феодальной службе
вассалов — судить пока трудно. Необходимы дополни­
тельные изыскания и проверка.
У манапа и именитых лю дей есть одна общая черта,
отличающая их от остальных киргизов: все они имеют
джигитов и уртаков. Средне зажиточный киргиз джигита
имеет редко — у него можно найти малчё, джалчё, койчё,
джилкачё — но уртаков и джигитов у него, как правило,
нет. О н сам или его старшие сыновья ходят за лошадьми.
Джигит даже в современных условиях, вовсе не простой
работник — конюх. Правда, он чистит лошадей, кормит
их, седлает, но на пастбище за ними смотрит джилкачё.
Поручения мелкого характера, поездки вместо хозяина по
делам, месть врагу хозяина, барантование — все выпол­
няют джигиты. По преданиям джигиты ходили вместе
с хозяевами на войну и участвовали в дележке захвачен­
ной добычи. Когда джигит проживет несколько лет у
кого либо и тот захочет вознаградить джигита за службу—
он дарит джигиту немного скота, юрту, и бывший джигит
становится сам „хозяином“ . Старых джигитов почти не
приходилось встречать: вероятно, существует какой - то
установленный обычаем срок, после которого хозяин
обязан вознаградить джигита.

172
Такое положение джигита, выделяющее его из остальной
челяди богатого человека, заставляет предположить, что
в лице джигитов мы имеем пред собою пережиток млад­
ших дружинников прежней эпохи.
„Уртак“ значит, собственно — дольщик, пайщик. Но
под этим названием скрывается вовсе не пайщик, а
половник, издольщик, т.-е. зависимый земледелец, рабо­
тающий на условии сдачи кому-то части своего урожая.
Размер издольщины различен — от х/ 5 до */г урожая; вели­
чина отчисления зависит от величины и ценности тех
затрат, которые несет хозяин издольщика. С ущ ествует
два вида издольщиков. Первый вид — уртаки, работающие
на своей земле и отдающие часть урожая с этой земли
тем, кто им ссужает на время обработки полей рабочий
или молочный скот. Второй вид издольщиков — люди,
работающие на чужой земле, прилагающие к земле только
свой личный труд (рабочий скот, зерно для посева дает
землевладелец), за что получают ту или иную долю
урожая. М ежду этими двумя типами издольщиков нахо­
дится промежуточный тип, который составляют зем ле­
дельцы, работающие одновременно и на своем участке
земли и на чужой земле, и отчисляющие с обоих участков
„хозяину“ собственнику рабочего скота и второго участка
земли долю урожая. Хоть все типы издольщины наблю­
даю тся в настоящее время одновременно, но по времени
первый тип вероятно исторически предшествовал второму
типу. Н е говоря уже о том, что издольщина (половни­
чество) наблюдалась во всех земледельческих странах
в раннюю ф азу феодализма, невольно напрашивается
сравнение второго типа издольщиков с теми „рабами“
древних германцев, о которых писал Тацит в „Германии“
(ст. 25) Ч-
Такими уртаками (обоих типов) обладаю т все имени­
тые люди у киргизов, в том числе и манапы. С ледует
оговориться, что некоторые манапы предпочитают не

г) „Других рабов они не употребляют для служб, правильно рас­


пределенных между слугами, на наш манер: всякий сам ведет свое
хозяйство, управляет своим домом. Господин налагает на раба, как на
арендатора, известную плату хлебом, или скотом, или одеждой, и этим
ограничивается повиновение раба; другие домашние обязанности
исполняют жена и дети“...
173
возиться с издольщиной, а непосредственно закупать хлеб
на рынке — в прежнее же время и они имели издольщи­
ков-уртаков.
Тому, кто ведет сам земледельческое хозяйство, нет
смысла иметь уртаков — скорее всего богатый зем левла­
делец станет пользоваться наемной рабочей силой —
малаями. Существование же такого архаического сп особа
землепользования, как уртачество, показывает, как мало
внимания землевладелец отводит земледелию, как тако­
вому. И в действительности, все киргизы, имеющие
уртаков, вовсе не интересуются земледелием, а получают
основной и достаточно устойчивый доход от скотоводства.
Для них поэтому совершенно безразлично, как обраба­
тывает уртак землю, удобряет ли он ее, или не удобряет,
правилгно ли ведет севооборот. Иногда уртак вовсе
ничего не может выделить своему „хозяину“* так как
урожай оказывается ничтожным и, вместо отчисления
ховяину зерна, уртак принужден сам просить о ссуде.
Ссуда дается, а вместе с ней растет и зависимость уртака
от заимодавца. Все уртаки держатся с своими „хозяевами“
заискивающе, подобострастно, выполняют безпрекословно
(и безвозм ездно) различные работы (заготовку сена, сбор
дров, укладку вещей и навьючивание их при перекочевках),
отбывают за них общественные повинности. Уртак и
бедняк — синонимы. Но урт ак одновременно и зави си ­
мый человек, полусвободный, несмотря на полные права
гражданства в СССР. П роисхождение уртачества уходит
в глубь времен; так как зем леделие, связанное с поливным
орошением, в Киргизии укоренилось лишь в эпоху рас­
пространения ислама (по крайней мере водораспредели­
тели носят арабское название „мир-абов“), а к этому же
времени относится и возникновение манапства, то можно
высказать предположение, что уртаки появились вместе
с манапством.
В свете этих фактов манапство приобретает иное
освещение. Произведенный манапами переворот был
облегчен экономическим закабалением основной массы
киргизов-земледельцев. Джигиты являлись военной силой,
помогавшей утвердить военную диктатуру и уничтожить
родовы е советы, разслоение же общества и закабаление
бедноты придало новой власти известную крепость,

174
устойчивость. Впоследствие манапы сумели заинтересовать
в новом управлении богачей или наделив их подарками,
или привлекши в круг своих приближенных — старших
дружинников.
Манапы не имеют непосредственной связи друг с дру­
гом, никому не подчиняются, однако это явление сущ е­
ствовало не всегда и не везде. Кокандские ханы с ’умели
добиться того, что большинство манапов признали себя
их вассалами, стали посылать подарки. Когда появились
русские, вассалитет естественно отмер (легально), но
фактически стремление манапов к о б ’единению создало
внутри Российского государства нелегальное „А лайское
царство", просущ ествовавш ее до 1922 года, т .-е. и после
Октябрьской революции. „Ц арство“ прекратило свое
сущ ествование со смертью Алайской „царицы“, которой
подчинялось много манапов далеко за пределами А лай­
ской долины, где проживала „царица“. Сведения о со­
циальном строе этого „царст ва “ весьма смут ны, а
между тем представляют громадный интерес для
науки — следовало бы, пока еще среди населения А лай ­
ской долины не стерлась память о порядках Алайского
царст ва, снарядит ь т уда экспедицию и все тщательно
записат ь. В результ ат е этой экспедиции можно было
бы окончательно реш ит ь вопрос о киргизском феода­
лизме.
В том виде, как это наблюдалось в феодальную эпоху
в Западной Европе, крупного землевладения в Киргизии
не существовало — не было ничего похожего на помест­
ное хозяйство. Я думаю, что поливная система орошения,
связанная с мелким землевладением, вряд ли сп особство­
вала созданию крупных землевладельческих единиц, тем
бол ее что земельные участки в горах очень малы и раз­
бросаны. Но в о о б щ е -т о крупное землевладение суще­
ст вовало — только не на пахотную землю, а на паст­
бища. Остатком такого владения пастбищами являются
современны е права манапов на джейлау. Н е сущ ествовало
в Киргизии и оброка в чистом виде, его заменяет дань
(подарки) и отчисления урт аков; не было и барщины,
но сущ ествовали отработки Так как все эти формы
отнятия у земледельцев их прибавочного (и части основ­
ного) продукта существовали в Западной Европе в ран-

175
нюю эпоху феодализма, то можно предположить, что
манапство есть ничто иное, как недоразвит ая, зач а­
точная форма феодализма у Киргизов, не успевшая
развиться вследствие подчинения Киргизии бол ее хозяй­
ственно развитым соседям.
Было бы интересно в таком случае сравнить манап­
ство с ранним феодализмом у тех европейских народов,
которые самостоятельно дошли до него в процессе е с т е ­
ственного роста, а не путем распада более высоких
ступеней хозяйственного развития. Поэтому, избегая
сравнений с Меровингской или Каролингской эпохой
Западной Европы, уместно было бы провести аналогию
с социальным строем древних греков (Гомеровской эпохи),
древних германцев I—IV столетий нашей эры, и древних
ирландцев. В виду того, что тема эта выходит за пределы
моей настоящей работы, я не буду на ней останавли­
ваться, но думаю в специальной статье коснуться еще
этого вопроса.
Итак, в горной Киргизии сохранились в достаточно
живучем виде старые формы социальной жизни — полу­
феодальные, с большим налетом еще более древних,
родовы х отношений.
П. Куш нер.

Приложение I.

Предание о происхождении манапов.


(Предание рода Сарбагыш).

Манап—название одного человека, он сын Д уласа,


отец Д уласа был Килчи, а он сын Тагая.
Киргизы, проживающие в данное время в Пишпекском
уезд е, Каракульском у езд е и в Ферганском — являются
потомками выше названного Тагая. Манап в свое время
был богатырем. Окружал себя вокруг джигитами. В ок ре­
стностях рек Чу, Ила, озера Иссык-Куля, р. р. Турфана,
Нарына, Таласа, он занимался грабежом, грабил аулы.
Проживающих от начала гор А ла-тау до конца манап

176
подчинял себе. Н ароду показал правильный путь. Если
песнь певца понравится ему, то он дарил ему девять деву­
шек, если кто-нибудь ем у подарит нюхательный табак,
сокола, беркута, самострел (саадак), копье, жернов, сало,
баранье мясо, то обязательно подарит взамен девять
штук скота.
Сам он ничем не занимался, даже седлают лошадь
ему джигиты, и готовят пищу ему также подчиненные.
Собирал часто народ, пил с ними бузу, а если разсердится
на кого, то его обязательно убьет, Если находит нужным
у чужого человека взять дочку, то берет и ложится с
ней, если выдает свою дочь замуж, то обязательно он
дает раба и рабыню. Вообщ е, подходить к нему было
опасно. Своим родственникам дарил людей из своих под­
чиненных и говорил им: „вот вам народ, делайте, что хо­
ти те“.
Деятельность манапа перешла к его потомкам, как
наследство. Его деяния распространились среди киргизов,
как образец. Все верхи, все главари, богатые атка-мине­
ры назывались манапами. С тех пор потомки манапа
владычествуют над своим родом.
Манап — сын Д уласа из рода сарбагыш. Если кто
нибудь из другого рода брал образец с поступков его, то
тож е имел право называться манапом. Если потомки Д у ­
ласа владычествуют над народом, то они называются ма­
напами, если не владычествуют, то называются непол­
ными манапами, через 3 — 4 потомства они называются
уже поддаными. Если из другого потомства кто нибудь
владычествует, подчиняет се б е народ, то их тож е назы­
вают манапами, если не владычествуют, то называются
поддаными.
Манапы до сих пор владычествуют над своим наро­
дом.
Во время калмыков манапы тоже владычествовали над
своим народом. Главарям калмыков манапы отдавали своих
дочерей, а взамен брали калым. Во время Кокандского
Ханства манапы были близкими им людьми и отдавали
ханам следуемые им подарки. После завоевания русскими
манапы стали друзьями губернаторов и уездны х судей.
Получали от русских награды, как например, медали,
были волостными управителями, собирали деньги с наро-

12 Революционный Восток. 177


да для своих карманов. Сыновья их учились, были пере­
водчиками.
(Сообщил Джапа- мула из Пишпека, записал студент
ГИЖ‘а Д ж ансугуров, перевел Б. Салиев).

Приложение II.

Второе предание. «О происхождении манапов».


(Записано в ауле № 3 Арымской волости, Джелала-
бадского округа на кочевье Сусамыр, 21/ѴІІ— 1925 г.,
Сообщил Игамбарде; 73 лет, из рода Мачак).
„У одного богатого киргизз было три сына. Один из
них, самый лучший, умный сын зарежет верблюда, быка,
кобылу, баранов, приглашает со стороны народ. И з с о ­
бравшихся гостей он выбирает самых благородных, вы­
дающихся, им раздает подарки: может лошадь подарить,
может подарить халат, может подарить барана. После
угощенья имя его будет похвально везде, его будут на­
зывать хорошим человеком. Мелкий скандал случится,
развод, калым платить кто не хочет, воровство случится—
к нему идут. Все ссоры разреш ает, и все соглашаются с
ним, потому что он хороший человек. З а суд свой полу­
чает подарок, бийлык, сообразно делу: за большое д ел о —
бийлык большой, лошадь; за меньшее — барана. Часть
бийлыка се б е берет, остальное делит с окружающими.
Тогда даю т ему имя „манап“. Каждый богатый человек
мог сделаться манапом. Ни кость у него не манапа, ни
волосы, ни мясо — все обыкновенное. Назвался манапом,
весь род его дальше манапом будет — хороший человек,
умный, глупый, сумасшедший — все равно манап, если
происходит от манапа“.
В опрос: „Были ли, кроме манапа, какие либо родовые
старейшины“?
— Манап — старший в роде, кроме него никаких ро­
довых старейшин больше не бывает.
Вопрос : „А маслагат (родовой совет) разве не суще­
ствовал“?

178
— Маслагат не собирает совсем и не признает. Все
сам решает.
При больших ссорах манап назначает трех стариков
и предлагает им разрешить. Потом сам выслушивает ста­
риков и решает.
В о п р о с : „Манап был один на весь род“?
— В каждом роду есть свои манапы, по два, по три
и больше в роде.
В о п р о с : „Манап всегда был богачом“?
— Манап сам не работает, имеет свое хозяйство, бо­
гат, но есть и бедные манапы: Зю льпухар-Х аджи-А хме-
тов из рода саяков сам ничего не имеет; а другой ма­
нап из этого рода — Керим-бай — крупный богач.
В о п р о с : „А как же было в тех случаях, когда ссо­
рились киргизы из разных родов— какой манап их судил“?
— Если поссорятся киргизы разных родов или
сторонники разных манапов, каждый род или „фукара“
(поданные) каждого манапа выбирают своих стариков,
манапы их утверждают. Потом эти старики разбирают
спор, а манапы соглашаются. Н е согласились манапы —
война.
В о п р о с : „Часто воевали манапы“?
—• В се предки теперешних манапов были „батырями“
(героями). Они часто воевали друг с другом, собирали
народ и нападали.
В о п р о с : „Было у них постоянное войско“?
— У каждого манапа была дружина — 15— 2 0 джиги­
тов. Манап посылал их по делу, они на войну вместе с
ним ходили. Д ругое постоянного войска у манапов не
было, все фукара приходили на помощь вооруженные, так
и воевали.
В о п р о с : „Джигитам манап платил как нибудь“?
— Когда манап победит, улджа (добыча) не вся ему
идет: большую часть он получает, потом его джигиты, а
уж потом— фукара. Джигиты у манапов богатели, многие
большими людьми стали, от них новые роды пошли.
В о п р о с : „Все ли в роду признавали власть манапа“?
— Внутри рода не все признавали сразу манапа. Бы­
ли друзья, были и враги. Н е хотели ему служить, силой
их подчинял. Много богатых людей разорял, скот, юрты
отбирал, если не хотели его признавать.

12* 179
В о п р о с : „Кому принадлежала земля? Имели ли зем ­
лю фукара“?
— Вся земля была манапа. Своим фукара землю так
давал, а с чужих брал отмай и чокмай, если хотели на
его земле скот пасти.
В о п р о с : „А теперь манапы берут отмай или чок­
май“?
— К огда другой народ приходит на джейлау, то с
него манап берет баранов.
В о п р о с : „Кто судил киргизов при манапах — манап
или старики?“
— Манап сам судил, подарки брал. Что получает —
часть себ е берет, остальное отдает фукара. Хорош о было
жить при мудром манапе. Как хотел, так наказывал ви­
новных — мог и убить, ни перед кем не отвечал.
В о п р о с : „А когда в Коканде у власти стали ханы,
им подчинялись манапы?“
— Некоторые манапы подчинились, посылали подарки,
но и сами получали. Д ругие не хотели знать кокандцев,
подарков не посылали, воевали.
Так и остались. Потом русские пришли. Все споры
решает манап, где летовать, где зимовать, как поступить.
Без манапа народ жить не м о ж ет — он как койчи при
стаде.
(П еревел студент Коммун. Университета имени
С вер д л о в а — т. Ф айзи).

Приложение Ш.
Предание. „О происхождении родов саяк и
чоро“. *)
В стороне от Пишпека жил манап Тагай. О т Тагая
произошли роды по его сыновьям: Салта, Сарбагыш,
Багыш, Д ж едигер.
Тагай был богатым манапом. Вызывает его к себе
кокандский хан — „что за манап здесь сущ ествует?“ О н
поехал туда, в Коканд, и в Коканде хан его женил. З а ­
*) Записанное предание идет из рода саяков; другие, старшие
роды (сарбагыш и др.) уверяют, что Тагай вывез с собою из Коканда
180
беременела жена, а он соскучился, уехал. „Как родится
ребенок,— сказал Тагай ж ен е,—если будет сын, отдай ему
этот серебрянный ножик, скажи ему, что его отец Тагай“.
Так уехал.
Родился сын. Как вырос мальчик, соображает уже в
чем дело, мать дает ему серебряный нож и говорит: „Ты
везде покажи этот нож, скажи, что твой отец Тагай“.
Сын выехал один из Коканда, поехал по направлению к
Пишпеку. Едет он день, ед ет ночь— по дороге встречает
его другой мальчик, одних лет с ним. Он берет мальчи­
ка с собой, велит везти свою провизию. Дальш е едет он,
присоединяется к ним ещ е один мальчик—и его берут с
собой.
Приехали в Пишпек, а потом к Тагаю. О тец и сын
друга друга не знают. К огда для гостей сделали „соиш“
(зарезали на угощенье барана), то во время еды мальчик
берет свой серебряный нож и ест мясо. О тец, увидел,
задал вопрос: „откуда ты взял этот нож?“ Мальчик об‘-
ясняет, что когда то приезжал Тагай в Коканд, там же­
нился; жена забеременела, а он уехал. О т матери родился
он, и когда вырос, то мать дала ему этот нож и сказа­
ла: „через этот нож ты найдешь своего отца“.
О тец снова поздоровался с ним и сказал: „Ты мой
сын. Н азову тебя „саяк“ (бродяга), потому что ты бро­
дяжничая нашел своего отца. Второго мальчика назову я
„азык“ (продовольствие), потому что он возил с собою
твою пищу, а третьего— „чоро“ раб, потому что он сын
моего джигита, который ездил со мной в Коканд“.
О тсю да и пошли три новых рода: саяк, азык чоро“.
(Записано в ауле № 3 от выходцев из урочища Кар-
гиш, перевел студент Коммун. Унив. имени Свердлова —
тов. Ф айзи).

раба (чоро), от которого произошли потом роды саяков и чоро. Во


всяком случае, оба варианта указывают, что новые роды могли про­
изойти от разбогатевших джигитов, а также от рабов.
381
К вопросу о политике англичан
в Ягистане.
Тяжелая борьба, заостряющаяся с каждым днем на тер­
ритории Китая, заставляет внимательно смотреть на все­
возможные фронты, выдвигаемые против нас со стороны
Англии. Китай и Индия — две страны, на которых бази­
руется могущество Британии.
Мы вправе поэтому рассматривать борьбу англичан
в Китае не только как борьбу за обладание самим Китаем,
но и за сохранение Индии. Индия определяет смысл ож е­
сточения в Китае, ибо победа национально-революцион­
ного движения в Китае означает обострение борьбы в та­
ком же разрезе и в Индии. Н а ущемление своих интере­
сов в Китае еще, быть может, пошла бы Англия, но на
ослабление своих позиций в Индии она пойти не в состоя ­
нии. В результате движения в Китае Англия приняла
более либеральную политику в Индии, политику заигры­
вания с определенной верхушечной частью индийской
буржуазии. И чем дальше идут победы национальных
войск, тем более и с наибольшей силой идет это либе­
ральничание. Н о на ряду с этим идет процесс усиленной
борьбы против влияния со стороны Китая (Бирма) и со
стороны С С С Р .
Англо-Индийская печать сперва старалась замолчать
подымающееся движение в Китае, потом старалась и з­
вратить его, а теперь с новой силой старается предста­
вить это движение, захватывающее все большие и боль­
шие глубины китайских масс, как дело рук большевист­
ских агентов.
Только факты, жесткие факты, изо дня в день повто­
ряющиеся, заставили националистическую печать Индии
по иному посмотреть на движение в Китае. Н о прошло
много времени, пока печать уяснила себе то простое по­
ложение, что дело не в кознях вездесущ их и всемогущих
большевиков, а в том, что Китай перерос рамки, поста­
вленные ему империалистами.
К огда подымалось движение в Турции за утверждение
своего национального бытия, когда разгоралась борьба

182
на Аравийском полуострове, когда Персия стремилась
сбросить с себя иноземное влияние, когда маленький
Афганистан утверждал свою национальную независимость,
тогда послевоенное национальное движение в Индии не
связывало своей борьбы с общим движением на Востоке.
Но теперь индийское нацревдвижение переходит к этапу,
на котором все больш ее значение будет играть взаимо­
связанность революционных движений на Востоке. Ряд
мелких сведений подтверждает это положение (запросы
о китайских событиях в Законодательном Собрании, про­
тесты против посылки индийских войск в Китай и пр.).
Параллельно консолидации сил национальной револю­
ции идеи консолидация сил иноземно-реакционной части.
О дн ой из мер последней является ограждение Индии от
возможного, как кажется Англии, движения Советского
С ою за в сторону Индии. Англичанам чудится, что больше­
вики желают повторить, возродить былые планы царизма
по уязвлению Англии на этом участке, но с той разни­
цей, что в царское время разговоры о походах на Индию
подымались в результате поражения дипломатии, а те­
перь— о проникновении, об угрозе со'хторон Сою за го­
ворят в результате побед национальных революций в стра­
нах Востока. Тогда можно было сговориться, ибо свои
чужих делили, а теперь своинет, а этих чужие являются
своими для С С С Р. О тсю да вывод — нужно всеми мерами
отгородить себя от возможной экспансии со стороны
С ою за, нужно не только создавать блоки против России
в странах Запада, вести антисоветскую игру в странах
Востока, но необходимо готовиться к возможной борьбе
на территории Индии или соседних государств (А ф га­
нистан— Персия). Кстати, неслучайно усиление англий­
ских позиций в Персии, неслучайна и та дискуссия, ко­
торая ведется по вопросу о Персии.
Н о условия существования этих стран пока не дают
возможности распорядиться ими так, как этого хотелось
бы Англии. Приходится считаться и приспосабливаться
к изменившейся обстановке. Н о все же попытки и стара­
ния втянуть эти страны в антисоветский блок стоят, как
задачи актуальной политики Англии. Кроме же этого вне-
территориального обеспечения безопасности Индии со сто­
роны С ою за есть другая возможность: на территории

183
своей колонии принять соответствую щ ие меры все для
той же цели, безопасности Индии.
В настоящей заметке мы хотели бы подытожить, осно­
вываясь на некоторых английских источниках, результаты
деятельности англичан на этом участке. З ар ан ее оговари­
ваемся, что в нашем распоряжении нет достаточных мате­
риалов для полного и всестороннего освещения англий­
ской работы в этой части С еверо-Западной провинции,
главным образом, в Ягистане.
И звестно, что вопрос о политике англичан в Ягистане,
как части С еверо-Западной провинции, давно привлекал
внимание военных востоковедов. Искали путей, по кото­
рым можно было бы подойти к Индии, словом, выясняли
условия, предопределяющ ие военное наступление. Но
теперь мы этим вопросом не можем заниматься по преж­
ним установкам.
Мы полагаем, что политику англичан в С еверо-Запад-
ной провинции, в особенности, в Ягистане, следует рас­
сматривать как политику, направленную на обладание
этой частью Индии с целью дальнейшего продвижения
в сторону Севера. Эти вопросы составляют часть общей
проблемы — защиты, обороны Индии. Н е будем касаться
древнего вопроса о соперничестве интересов Англии и
России в Средней А зии. России нет, и, следовательно,
старый спор зачеркнут. Теперь соперничество Англии и
С ою за происходит на соверш енно новых основаниях,
противоположных: — столкнулись империализм и советиз\».
Этим в сущ ество спора внесено коренное изменение. Но
этого изменения не хочет замечать Англия, и на происхо­
дящ ее в Средней Азии у н ее остался старый десятиле­
тиями выработанный взгляд. Ф ормулировать его можно
так: ничего не произошло, все осталось попрежнему,
Россия или С ою з всеми мерами старается проводить
исконную политику, политику продвижения в сторону
Индии. Изменились лишь методы этой политики, но
сущ ество осталось прежнее. М етод настоящего — это
создание Средне-Азиатских национальных Республик, но
это только путь к заветной цели русских — продви­
нуться в Индию. Таков „подход“. О тсю да — борьба, не
маловажным участком, которого, подчеркиваем мы, является
С еверо-Западная граница Индии.
184
В этой полосе англичане произвели огромную работу,
особенно после третьей Англо-Афганской войны и вос­
стания в Вазиристане. Опять две причины: одна заклю ­
чается в сущности самого империализма — экспансии, по­
иски рынков, территории, другая — оградить себя от
С С С Р . Раскрывая сущность первой, мы высказываем
следую щ ее положение: выдвижение на Север идет из за
интересов не только английского, но и индийского капи­
тала. Последнему указывается путь на Север. В этом—
отличительная черта современного положения в этой по­
лосе.
Всем сторонам жизни этой полосы уделяют англичане
соответствую щ ее внимание, но главную работу проводят
в военной области. Она определяет остальные стороны
работы . Англичане оправдывают свои затраты в этой
части Индии тем, повторяем, что это необходимо якобы
для борьбы с большевиками. В действительности же сво­
ими мероприятиями Англия под этим покровом достигает
расширения сферы своего влияния, а этим самым осущ е­
ствляется желание отодвинуть непосредственную угрозу
от границ Индии. Смешно было бы думать, что эти ко­
лоссальнейш ие затраты производятся против восьмимил­
лионного Афганистана. Смешно было бы думать, что
эта работа проделывается из за желания облагодетель­
ствовать дикие племена. Н ет, для каждого ясно, что
дело не в этом, что дел о заключается в том, чтобы
создать баррьер, укрепленную полосу в этом районе,
а отсю да итти дальше, если будет „благоприятное поло­
ж ение“. Нашу уверенность подкрепляют сообщ ения англо-
индийских газет и пр. Они постоянно твердят о необхо­
димости увеличить кредиты на обороноспособность Индии,
они постоянно требуют особого внимания к этой полосе,
неуклонно настаивают на необходимости особой заботы
о ней. Они же утверждают: это необходимо для пред­
отвращения советской угрозы.
Англичане придают такое значение этой полосе по­
том у, что это, как всем известно, единственная дорога,
ч ер ез которую издревле проходили все завоеватели
Индии; следовательно, эти вороты необходимо заслонить.
Если Афганистан всегда расценивался, как буф ер между
Россией и Англией, если на него смотрели, как на заслон,

185
то с таким же правом полосу независимых племен
(Ягистан) можно считать баррьером, отделяющим А ф га­
нистан от Индии. Естественно стремление Англии унич­
тожить этот буфер, находящийся в пределах Англо-
Индии. О тсю да вытекает сущ ество политики Англии.
Ранее мы говорили, и снова опять подчеркиваем, что
политика англичан в Ягистане ставит себе двоякую цель:
обладание Ягистаном для целей присущих англо-индий­
скому империализму (поиски рынков, новых территорий
и т. д.) и для обеспечения Индии со стороны Афганистана
и С ою за. Отмечаем, что часть практической политики
англичан находит осущ ествление в мероприятии для этой
двоякой цели. Эту мысль легко пояснить на примере про­
граммы дорожного строительства— покрыть железными,
шоссейными дорогами эту полосу необходимо и для пол­
ного подчинения пограничной полосы и для обеспечения
безопасности Индии со стороны Афганистана и Сою за.
В прошлое отошли споры, нужно или не нужно окку­
пировать независимую полосу. И з всей совокупности поли­
тики англичан в этом районе ясно, что англичане не
только решили взять под свою высокую руку эту полосу,
но проводят это с твердой настойчивостью. В опрос о пол­
ном и всестороннем охвате и захвате этой полосы — во­
прос времени и средств на это дело. Разными путями,
но к одной цели идут англичане в вопросе о полном про­
движении своих границ до линии Дюранда.
О дной из важнейших мер является организация воору­
женных сил англичан, которые в этом районе состоят из:
1) регулярных частей англо-индийской армии;
2) армии М ехтера, новабов и ханов, находящихся в за­
висимости от англичан;
3) Кассадар.
Регулярными частями англичане обеспечили се б е гос­
подство по всей территории: Читрал, Дрожь, Чаг-Дара,
Молокан, Д ергей, Ланди-Коталь Ланди-Хана, Али-Маджит,
Д ж ем руд, Таль, Логард, Х ан-Гу, Гулистан, Занга, Разма,
Мираншах и т. д.
Один только этот перечень военных лагерей, хорошо
укрепленных и прекрасно снабженных, показывает, что
эти районы находятся в полном подчинении англичан.

^86
Вкрапливая в эти районы свои регулярные части, они
расположили их так, что ими охватили самые значитель­
ные участки границ. Н о англичане на этом не останови­
лись. Кроме этого проделана огромная работа по насы­
щению районов авиационными отрядами, аэродромами и
аэро-площадками. О т Читрала д о Кветты, от Пешавера
до Размака, всюду, в бол ее или менее значительных пунк­
тах (наприм. Канигурам, Бану, Таль Курам, и т. д.)
имеются или вполне оборудованные аэродромы, или уст­
роены аэро-площадки. Что же касается армий новабов,
ханов и т. д., то эта вооруженная сила всецело зависит
от англичан, ибо они снабжают е е и вооружением и сна­
ряжением и боеприпасами. В се это вместе взятое ставит
эту силу, номинально им не подчиненную, в их полную
зависимость, а следовательно, и в их распоряжение.
Касса дары, пришедшие на смену туземной милиции,
имеют целью охранять в районе независимой полосы д о ­
роги и сопровождать караваны и проч. Этот паллиатив
принят англичанами только потому, что тяжелые местные
условия не позволяют регулярным англо-индийским частям
удовлетворить эту потребность. Милиция, созданная по
мысли Керзона, не оправдала себя: во время последней
войны с Афганистаном и Вазиристанского восстания, она
перешла в массе своей на сторону восставших. Поэтому
была создана иная система, кассадарская система. Отли­
чительная особенность настоящей системы заключается
в том, что кассадары имеют собственное туземное коман­
дование и собственное оруж ие. Такова вооруженная сила
этого района.
П ерейдем к вопросу о железно-дорожном и шоссейном
строительстве. Им преследовались с одной, самой главной
стороны цели стратегического характера, с другой— цели
экономического внедрения и захвата. В настоящий момент
начерно закончен план ж елезнодорожного строительства1):
1) И з Наушера ж. д. идет до Дергая, в то же время
последний связан через А б а зу с Джемрудом.
2 ) Ч ер ез Хайбер до Афган-границы дош ла Хайбер-
ская ж. д.
3) И з Кохатай ж. д. дош ла до Таля.

1) С м . схему н а с т р . 187.
Чипапоа о;
jlMn/ianam
\Дяргпй
Д т е л я л ь ^ - Д ряд, юййавн
Typxçv'
тшерв
Лдрдчипао 'Пешввер
^oJtypfjn Т '
Ти р я х
Н ирване Сяруплн

'Пушрлгрр

}азмаі
■' ✓ М апин
lflpnnwyp/w У сл о в м ь/е
ммаолр
ънапи:
Гос гр а н и ц »
Граница пел.
племен
«=»=» men дороги
—^ Х Х а р а - 's. шоссе
л ^г\иъпаил>\ с тр. ш оссе

4) И з Калабада ж. д. дош ла до Лаки и разделилась


на 2 ветви в Бану и Танк, и в то же время Танк со ед и ­
нен жел. дор. линией с Д ера и Измаил-Ханом.
5) из Кветы д о Чемана давно проведена ж. д. линия,
так же как и д о Д узд аба.
Мы указали Квето-Чеманскую ж. д. для более ясного
представления о железно-дорожном строительстве в этой
полосе. Устремления англичан ясны. Общая оценка этих
путей говорит, что англичане из Чамана имеют цель

188
протянуть линию дальше до Кандагара: вёдь, там всего
по верблюжьему пути 60— 80 клм. Д орога чер ез Хайбер
ставит себ е целью протянуться к Кабулу. Ж елезная д о ­
рога д о Д ергая, подходя к Молоканскому проходу, указы­
вает путь, по которому пойдет дальнейшее продвижение
англичан в Читральном направлении. Оценивая жел. дор.
строительство в районе северной границы, мы приходим
к вы воду, что эти дороги имеют не только военно-стра­
тегическое, но и экономическое значение: связать эти
районы, даже и с мало-емким рынком, с Индией, поста­
вить их в зависимость, этим самым оторвать районы от
какого бы то ни было влияния со стороны Афганистана.
Ш оссейному строительству в этом районе англичане
так же придают огромное значение. Достаточно перечи­
слить пункты соединения, чтобы стали ясны достижения
англичан в этой области: Д ж ем рут связан ш оссе с Мала-
кандом и далее, переходя через проход этого же назва­
ния, дорога идет через Сват д о Дира, где расходится
двумя ветвями на Дрож-Читрал и в Гельгит. Э ту старую
дорогу англичане сейчас стремятся улучшить и приспо­
собить к авто-движению. Мы полагаем, что если англи­
чане могли преодолеть трудности Хайберской жел. дороги,
то они могут преодолеть и Малакан. Работа, которая ве­
дется ими по обработке племен Свата, Дира и Читрала
показывает, что англичане на этот участок обращают
достаточное внимание, и нам сдается,- что когда племе­
нам ставится вопрос о согласии их на авто-дорогу, то
под этим надо понимать вопрос о жел. дороге. В первую
же очередь будет проведена авто-дорога.
Следующ ей шоссейной дорогой является дорога от
Пешавера на Хайбер, Д жемрут, Джелалабад, Кабул. Это-ос-
новная линия, связывающая самый важный рынок А ф га­
нистана с Индией.
Джемрут соединен с Курамской долиной и чер ез Пара-
чинар-Пейвар выходит в Афганистан одной линией, а дру­
гой— идет на Мирзаке. О т форта Курама вдоль реки того
же названия дорога спускается к Талю, отсю да на Бану
и Мираншах. Из Бана дорога идет через Точи на Раз-
мак, проходя близ Макина и Канигурама в Ваносервекай,
где расходится на Таль-Клаки, Тан-Дер-Измаил и на
ф орт Сандеман. Вся площадь соединена и раз'единена

189
дорогами. Стоит внимательно посмотреть на эти ш оссей­
ные дороги. Мы оцениваем их так: стратегически эти д о ­
роги раз’единили самые неспокойные племена, они прошли
там, где были наибольшие восстания против англичан.
Эти стратегические дороги дали возможность не только
увязать рынки малоемкие, нищие с Индией, но дали о с о ­
бый стимул для торговли чер ез Индию посредством про­
воза англо-индийских товаров до конечных пунктов жел.
дорог. А отсю да эти товары идут иным путем, как в рай­
оны этой полосы, так и заграницу. Средством’хвязи этой
полосы с Афганистаном являются кочевые племена, жи­
вущие часть времени года в Афганистане, а другую —
в Индии. Ч ерез эту сеть идет товар для удовлетворения
как этих районов, так и районов юго-Афганистана; больше
того купцы со своими тысячными караванами доходят до
Хазариджата, где встречаются с купцами северного А ф га­
нистана.
В это время идет работа как по улучшению дорог,
так и по постройке ш оссе от Мираншаха до Д евере. Э то
ш оссе особенно важно, ибо этой дорогой выносится ш ос­
сейное строительство на самую границу Афганистана.
Англичане, не удовлетворяясь дорогой Размак-Бану-Миран-
шак, задались целью построить другую параллельную, но
выдвинутую почти к самой Афганской границе, линию
от Вана вдоль границы д о Мираншаха. Последняя линия
дорог вызвала вполне правильную оценку со стороны
„Аман и А ф ган“, центрального правительственного органа
Афганистана. В этой статье го- ворилось, что она отделит
Вазиристан от Афганистана. С этой оценкой нельзя не
согласиться.
Такова схема жел. дор. и ш оссейного строительства,
которое проделано англичанами в непосредственной бли­
зости к афганской границе. Мы видим, что эти дороги
наметили и осуществили план, пусть сегодня на-черно,
охвата и захвата этой полосы. Н о здесь мы указали и
подвели итог лишь всем известным дорогам, но кроме
них имеется много местных дорог, о которых нам мало
известно.
Вся эта работа проделана не только военным коман­
дованием, но и теми политическими агентами, которые рас­
положены в этом районе.

190
Ч асто, разбирая вопрос о политике англичан на Индо-
А ф ганской границе, останавливаются лишь на военной
стороне этого вопроса, упуская из виду то новое, что
принесено последними годами. Это новое заключается
в том, что англичане свое военно-торговое внедрение
подкрепляют не только обработкой стариков, влиятель­
ной части, вождей племен, но ведут политику обработки
молодежи. С этой целью не только учреждаются школы
в разных местах независимой полосы, и полосы так назы­
ваемых отдельных княжеств, но англичане стремятся на­
брать определенные кадры юношей для обучения в Пе-
шавере и в центральной Индии. По сведениям, почерпну­
тым из Пешаверских газет, с этой целью ими организо­
ваны школы в Д ире, Свате у афридиев, масудов, вазиров
и др. В Канигураме, например, центре махсудов, организо­
вана школа, куда из племени направлены дети от 10 до
16 лет в количестве свыше 100 человек. В Мираншахе
обучаются 200 детей из племени манзаев. В Вано органи­
зована школа для детей вазиров. В Алимаджите— школа
для афридиев и т. д. Если к этому перечню, далеко не­
полному, добавить, что дети племен обучаются в Пеша-
вере, К охате, Вану, Дер-И змаил-Хане и т. д. и, что за
сам ое последнее время этому придается особое значение,
то станет ясна тенденция англичан окультурить диких
горцев посредством образования и воспитания. Нам
сдается, что этими мероприятиями Англо-Индийское пра­
вительство желает более близко стать к племенам, заин­
тересовать их в англо-индийской государственности,этим
самым отвлечь их внимание от Афганистана. Несколько лет
тому назад это мероприятие не могли провести англичане.
Горцы шли против них. Теперь это стало возможно потому,
что английское правительство в других областях подго­
товило известные слои у племен, которые пошли на эту
сделку. Это мероприятие должно умиротворить горцев.
К огда юноши племен будут находиться вне территории
своей полосы, старикам будет труднее пойти на восста­
ние— заложники сыновья в руках английских школ.
Н ет сомнения, что это мероприятие приведет к сращи­
ванию определенной части племен с англо-индийской
государственностью , но бесспорно также и то, что это
же мероприятие может при известных условиях привести

19 1
к под’ему национального самосознания, а, следовательно,
не только к определенным оценкам политики англичан,
но и выводам.
В заключение нашей заметки мы хотели бы высказать
наши общ ие замечания о современном состоянии, главным
образом , полосы независимых племен. Линия Дю ранда
отделила Ягистан от Афганистана, но по племенному со­
ставу, языку, быту и религии они составляют одно не­
раздельное целое. Они друг для друга являлись защитни­
ками со сторомы Англо Индии.
Афганистан для Ягистана был опорным пунктом, защи­
щенным тылом. Ягистан для Афганистана являлся щитом,
охранявшем его от Англо-И ндии. В этом взаимодействии
протекала история Афганистана и Ягистана. Владея ко­
гда то неприступными горами с узкими долинами, недо­
ступными проходами, ягистанцы пользовались ими, от­
стаивая свою независимость горных жителей, в то же время
прикрывая собой за их горами расположенный А ф гани­
стан. Афганистан хорошо это понимал и всегда чутко
относился к борьбе горных племен, снабжая и пропуская
чер ез свою территорию из Персидского залива оружие
и боеприпасы, давая в своих пределах убежищ е побеж­
денным племенам.
Н а эту полосу, насчитывающую свыше 2 миллионов
человек, располагающую двухсоттысячной армией бойцов,
влияли и влияют две силы: Афганистан и Индия, пере­
крещиваясь на путях — воротах в Ин*ию и из Индии.
Вполне законен вопрос: куда будет расти независимая
полоса? Экономика Ягистана сегодняшнего дня— тяготение
к рынкам Индии, проведение дорог, втягивание племен
в орбиту англо-индийского влияния, развитие торговых
связей, образование торгового слоя, отмирание старых
родовыхи племенных связей— говорит за то, что эта полоса
сегодня будет расти в сторону А нгло-И ндии, так как
бедный даже для собственной страны капиталами А ф га ­
нистан, с закрытым рынком для земледельческо-скотовод­
ческих продуктов, при господстве на всем юге англо-ин­
дийской торговли, не может, конечно, и думать об экон о­
мическом подчинении Ягистана.
Экономика предопределяет политическую ориентацию
пограничных племен.

192
Н о, учитывая мусульманскую 80 миллионную массу
Индии, необходимо помнить, что завтра этот вопрос мо­
жет стать в соверш енно ином разрезе. Следовательно,
вопрос упирается в общ ую проблему перспектив развития
национально-освободительного движения в Индии.

Спокойский.

Дженгелийское движение 1926 года


в Гиляне.
Восш ествие на престол персидского „царя царей“
Реза-ш аха-П ехлеви, не сопровождавшееся никакой пере­
движкой в соотношении классовых сил Персии, не внесло
успокоения в страну, как это многим казалось и хотелось.
Придя к власти при помощи армии, . опираясь на нее,
шах-главком стал перед лицом грандиозной опасности
в один прекрасный момент быть свергнутым с престола
этой же самой армией.
П ерсидская армия росла и развивалась вместе со
своим вождем— Резой. Эта армия служила д о известного
времени орудием покорения и разоружения племен; армия
была проводником реформ в области быта, борьбы с д у ­
ховенством и т. д. Наконец, армия готовилась произвести
государственный переворот — свержение шахского само­
державия, т.-е. о б ’ективно должна была играть роль про­
водника целей и задач зарождаю щ ейся буржуазии. Однако,
в условиях персидской действительности, феодально-кре­
постнического режима, тяжелого налогового пресса, зака­
баления страны иностранным банком (Шахиншахским) и
иностранными советниками,— в условиях только что на­
рождающейся и политически оформляющейся городской
бурж уазии,—эта последняя оказалась неспособной подчи­
нить себе армию и е е вождя, противодействовать и про­
тивостоять классовым целям и намерениям самого Резы,
стремивш егося стать шахом на основе сохранения ф ео­
дально-помещичьей базы шахской власти и незыблемости
феодальных привилегий и отношений.

13 Революционный Восток. 193


31 октября 1925 года произошла смена династии й
вместо Каджаров воцарилась новая династия — Пехлеви.
Никаких социально-классовых изменений при этом двор­
цовом перевороте по сути не произошло. Сменились
только лица, но не система, и ее классовое содержание
осталось то же. Надежды, возлагавшиеся крестьянами
на Р е зу в смысле облегчения налогового бремени и
утолении земельного голода, не оправдались. Помещики,
мюлькадары, по прежнему, как и при Каджарах, продол­
жали и продолжают сдирать кожу с крестьян. Городское
население продолжало и продолжает поныне раззоряться
из-за отсутствия возможности применения своей силы.
Неналаженность торговых взаимоотношений с С С С Р от­
разилась, прежде всего, на базаре города. Безработица
стала перманентным явлением. Взойдя на престол, Реза
прибрал к рукам громадные поместья, став одним из
самых крупнейших и богатейших помещиков Персии.
С ледует отметить характерный факт: владея почти всем
М азандераном (откуда Р еза родом) он у себя на родине
в своих колоссальных поместьях стал взим ат ь с кре­
ст ьян одну треть урожая с каждого джериба земли
(12— 15 тум.) в то время, как прочие помещики взимают
по пят ь т уман за джериб. Весьма недвусмысленно
выявил свою политическую ориентацию новый шах и
, возвращением к власти в качестве министра известного
англофила, В осуг-од-Д овле. Окружив себя генералитетом
I и чиновниками из крупных феодалов и казнокрадов, шах ока­
зался не в состоянии удовлетворить обычные нужды
солдат,— оказался даже не в состоянии, как делал до сих
пор, во время выплачивать им жалование. Мы видели,
как в 1926 году в течение пяти-шести месяцев армия
не получала жалования. При этом официально для всех
говорилось, что задержка, мол, производится по той при-
.чине, что американские советники заняты приведением
Ів порядок отчетности военного министерства, что по
) приведении отчетности в порядок, жалование будет вы­
плачиваться аккуратно. Н а самом же деле здесь была
глубокая причина, корни которой исходили из английского
посольства. Англичанам нужно было во что бы то ни
I стало убедить Р езу в необходимости приглашения англий-
[/ ских военных инструкторов в армию. Им нужно было ввести

194
в армию своих лю дей. Р еза и его правительство пошло
уже на уступки, и вопрос об англо-инструкторах был бы
разрешен в положительном смысле, если бы этом у не
воспротивились бы сами офицера персармии, почувство­
вавшие, что за соглашательство их вождя будет запла­
чено дорогой ценой вытеснения персидских офицеров
из армии. Так был провален этот англо-проект. Тогда
англичане ответили на него итальянской забастовкой
в дел е авансовой выплаты очередных платежей за эксплоа-
тацию нефтеносных площ адей юга П ерсии. Вечно голод­
ные и оборванные солдаты стали ходить по домам про­
сить милостыню. В Реш те, А страбаде и других местах
можно было видеть солдат, бродящих по городу, на ба­
заре и возле казарм, продающ их солдатское белье, обувь
и прочее. Усилились кражи. Значительная часть не только
солдат, но и офицеров стали подавать в отставку, д езер ­
тирство увеличивалось с каждым днем. В некоторых воин­
ских частях число дезертиров и подававших в отставку
доходило до 250— 300 человек. П одобное положение, по­
видимому, было и в других местах Персии. В средине
1926 года мы являемся свидетелями целого ряда воен­
ных восстаний в А зербайдж ане, Хоросане и Туркменской
степи. Кое-что об этих восстаниях у нас писалось и со ­
общ алось. Мы уже знаем о героической повстанческой
борьбе-восстаниях в Х оросане, Салмасе и Х ое. Меньше
всего же мы знаем о последнем Дженгелийском движении
в Гиляне летом 1926 г о д а ,— движении, известным под
именем восстания Ибрагим Хана.
Движение это возникло не стихийно. М есто действия
движения— район Фумена, небольшого городка, располо­
женного в 20 верстах к северу от Решта среди непрохо­
димых густых кустарников и рисовых полей. Район этот
известен, как район действий Кучук-хана, Гайдар-хана и
всех других вождей крестьянских восстаний П ерсии, ко­
торы е в свое время восставали против сущ ествующ ей
власти. С точки зрения военно-стратегической, этот район
весьма выгоден для действия мелких партизанских ча­
стей. В этом районе постоянно скрывались все бежавшие
от преследований власти. Население этого района пред­
ставляет из себя более сознательный элемент, чем
в других районах. О но участвовало в Гилянской револю­

195
ции 1920 года. 75% населения этого района— беззем ель­
ные крестьяне; остальные 25% — мелкие помещики, муллы
и торговцы. В этом районе появился бывший унтер-оф и­
цер Ибрагим-хан, осужденный военным судом за н епод­
чинение бывшему командующему северной армией сар-
типу М амед-Гусейн-хану. Ибрагим-хан собирает вокруг
себя всех недовольных существующим режимом, преиму­
щественно солдат, дезертировавших с оружием из армии,
составляет отряд, производит нападения на правитель­
ственные учреждения и чиновников, призывает крестьян
к неплатежу помещикам налогов. По свидетельству самих
властей к Ибрагим-хану начинают стекаться не только
солдаты из Северной армии, но также из Центральной и
Восточной дивизий. О дновременно с появлением И бра­
гима в Дженгелях, начинают организовываться тайные
общ ества в городах— Реш те и Энзели— из городской бед­
ноты и ремесленников. О дин из таких комитетов изве­
стен под названием „Комитет огня“ („Комитее а теш “).
Эти комитеты устанавливают связь с Ф уменом, сообщ ают
Ибрагиму о движении правительственных войск, собирают
для повстанцев деньги. Эти городские комитеты должны
были служить опорой для повстанцев в случае их при­
ближении и вступления в Решт. Мелкие правительствен­
ные отряды, посылаемые в район действия повстанцев,
оказываются бесполезными, они распыляются, и значи­
тельная часть из них переходит с оружием в руках на
сторону повстанцев. Крестьяне оказывают повстанцам вся­
ческое содействие, скрывая их от полиции и войска, снаб­
жая их провиантом и т. п. Видя все возрастающее движение,
помещики и правительство сильно забеспокоились. П ри­
зрак Гилянской Революции и Кучук-хана встал перед их
глазами. Тревога ещ е больш е усилилась в связи с вол­
нениями в Реш те на базаре на почве выборов. Обычная
система назначения депутатов в Меджилис сверху, прак­
тикуемая в Персии, встретила не в меру резкий отпор
среди городской буржуазии и ремесленников базара.
В течение шести месяцев власти никак не смогли зак он ­
чить выборы двух депутатов по Реш ту и, в результате,
они вынуждены были соверш енно отказаться от выборов
и посылки депутатов, лишь бы не рисковать возможностью
анти-правительственных выступлений. Вполне естественно,

196
что при такой обстановке правительство шаха решилось
на самые крайние меры. Призрак революции, надвигав­
шейся одновременно и со стороны деревни и города, по­
ставила перед Резой вопрос о борьбе с ней во всей
остроте. Снаряжается карательная экспедиция во главе
с начальником дивизии Х езаи, который прибывает в конце
августа 1926 года в Реш т. Собрав ударный кулак, состоя­
щий из кавалерии, артиллерии и пехоты, Х езаи отпра­
вляется в победоносное ш ествие по всем дорогам и тро­
пам Гиляна. П режде всего, он стремится распылить по­
встанцев и раздробить их силы на три группы: одна
часть остается в районе Ф умена, другая, отрываясь, пе­
реходит в сторону Лахиджана, и третья попадает в район
С и ях-Р уда по дороге, соединяющей Решт с Тегераном.
В этих районах повстанцы причинили не мало вреда и
беспокойства властям. П о дороге люди Х езаи сжигают
села, пытают жителей, заставляя их указать местонахо­
ждение и участников восстания. Загнанные в леса, не
имея патронов, повстанцы по одиночке вылавливаются
и отправляются в Решт. В начале ноября все наиболее
видные участники движения находятся под арестом, за
исключением самого Ибрагима-хана. Приговором военно-
полевого суда двадцать два человека солдат и крестьян
приговариваются к смертной казни, крестьяне к повеше­
нию, а солдаты к расстрелу. В течение недели с 8 по
15-е октября 1926 года происходят публичные казни в
Реш те и окрестностях. В центре города возводятся висе­
лицы, насильно сгоняются тысячные толпы народа, играет
музыка и казни производятся по всем законам ф еодаль­
ной деспотии. 10 февраля с. г. был казнен и Ибрагим-хан,
принявший смерть с мужеством и стойкостью истого ре­
волюционера.
З д е с ь следует о собо подчеркнуть момент казни, отно­
шение осужденных и воинских частей, принимавших уча­
стие в казни. Во время проезда из тюрьмы к м есту казни
осужденные солдаты пели революционные песни и кри­
чали: „Долой шаха, да здравствует револю ция“. О бра­
щаясь к толпе, осужденные кричали: „Чего вы собрались,
если вы так будете стоять и молчать, вас всех переве­
шают". Д р угие кричали: „Д а здравствует наш северный
с о с е д “. Во время казни произошло замешательство:

197
в первой шеренге солдат, которые должны были стрелять,
трое опустили ружья и заплакали, произошло замеш атель­
ство, и воинская часть была заменена другой (пулеметчи­
ками). Многие стреляли не в цель, а мимо. В этот день
было казнено 9 человек: трое повешено и ш естеро рас­
стреляно. К вечеру к командующему войсками отправи­
лась делегация от купечества с просьбой прекратить
казни. О бщ ее впечатление было настолько велико, что
власти в городе, по настоянию советского консула, вы­
нуждены были снять виселицы и прекратить казни. Так
была ликвидирована открытая форма крестьянского дви­
жения. Недовольство ушло во внутрь, а власть нового
шаха устами командующего северной бригадой в особом
обращении к усмиренному— путем карательных экспеди­
ций, разгромов деревень и казней —крестьянству открыто
заявила, что она будет вести политику своего предш е­
ственника— Каджаров, т.-е. политику защиты и поддержки
феодально-крепостнических отношений.
Вот текст этого обращения— программной речи новой
династии:
„Некоторые крестьяне, ссылаясь на предупреждение
мятежников, воздерживаются от уплат ы арендной
платы з а землю помещикам. Сообщ аю т также, что не­
которые лица, являясь в селения, берут деньги и сель-
ско-хозяйственные продукты у населения от имени мя­
тежников. Некоторые же бросаю т свои дома и земли и
бегут со своих оседлых мест, что о б ’ясняется присут­
ствием в этих местах мятежников. В результате в районе
создается тревожное моральное состояние населения и
нарушается общ ественное спокойствие.
Ввиду изложенного, по опубликовании настоящ его
о б ’явления, предлагаю всем интендантам, мелким по­
мещикам и „кедхудам“ (старшинам селений), побросав­
шим свои дела и бежавшим и з своих районов, возвра­
титься в свои селения и приступить к своим зем ледель­
ческим работам, а также предлагаю всем крестьянам
платить слелуемую помещикам арендную плату и д а ­
ват ь им и з сельско-хозяйственных продуктов все, что
им полагаетсл.
О дновременно штабом отправлено в эти районы д о ­
статочно войск для того, чтобы в самый короткий срок

198
уничтожить бандитов и для того, чтобы предать их тому
наказанию, которого они заслуживают.
Ко всему этому добавляю, что если нам станет из­
вестно, что в каком-либо селении принимали мятежни­
ков или снабжали их провизией и проч., а также если
облегчали им побег и не сообщали о их местонахожде­
нии правительственным войскам и проч., то селение бу­
дет конфисковано правительством и дома тех, которые
принимали мятежников, будут разрушены“.
С подавлением последнего Дженгелийского крестьян­
ского восстания круг политической карьеры Реза-хана
сомкнулся с новым направлением политики Реза-ш аха во
имя интересов феодально-монархических элементов страны,
все время активно поддерживаемых англоимпериализмом.
Подавление этих восстаний оказалось той ценой, ко­
торую династия Пехлеви заплатила за свою корону,
И . Дженгели.

Трансперсидская жел. дорога.


О дин из актуальнейших вопросов персидской эконо­
мики, предопределяющ ей в полном о б ’еме характер всего
дальнейшего развития страны— вопрос о жел.-дорожном
строительстве—повидимому, близок к своему разрешению.
По крайней мере, одна из стадий его разрешения —
утверждение меджилисом— пройдена.
24/II— 1927 г. утвержден правительственный законо­
проект о Трансперсидской жел. дороге, состоящ ий из
7 статей, сущность которых сводится к тому, что Перспра
авторизуется на постройку Трансперсидской жел.-дорож-
ной магистрали от Х ор-М уса (порт Мохаммеры— П ерсид­
ский залив), через Н асери— Д исф ул— Бурудж ирд— Хама-
дан— Казвин— Тегеран— Ф ирузку—Савадку—-Али А бад—
Сари— Ашраф—Бендер - Г язь— общим протяжением около
1670 километров. Постройку ведет непосредственно Пер­
спра, заключая контракты с инженерами, закупая путем
торгов необходимые строительные материалы и т. п.
С троится железо-литейный завод— для выполнения на

199
месте части заказов на тяжелое литье и т. п. (Согласно
§ 1 законопроекта меджилис разрешает правительству
приступить одновременно с двух концов к постройке
железной дороги между Хор-М уса (порт Мохаммеры)
и Бендер-Гязью через Хамадан— Тегеран, общ ее протя­
жение коей будет установлено дополнительно экспертами-
инженерами.
Правительство должно немедленно приступить к п од­
готовительным работам и т. п.
Постройку будет вести само Перспра „по плану жел.-
дорож ного специалиста, приглашенного на службу мед-
жилисом и под его (меджилиса) контролем" (§ З ) 1), при­
обретая материальную часть как в Персии, так и за гра­
ницей от персидских и иностранных строительных компа­
ний посредством торгов, на выгодных для страны усло­
виях (§ 2).
Д ля нужд жел.-дор. строительства строится же-
лезо-литейный завод (на средства от доходов с монопо­
лии на сахар и чай (§ 4), из коих на постройку ж елезо­
литейного завода ассигнуется 4*/2 милл. томан. Э та сумма
подлежит авансированию в порядке особого проекта,
который должен быть утвержден меджилисом (1-е при­
мечание).
Перспра через 3 года обязуется представить проекты
и других железнодорожных линий (§ 5).
Порядок приобретения необходимых для жел. дор.
строительства материалов предусматривается § 6 закона.
А именно— о б ’явление о торгах распространяется соответ­
ствующими заграничными представительствами Перспра
„во всех государствах, где имеются заводы для и згото­
вления материалов для жел. до р о г“.
Выполнение закона возлагается на министерства общ е­
ственных работ и финансов (§ 7) в „пределах их обязан­
ностей и полномочий".
Н аиболее характерно то, что законопроект не опре­
деляет источника средств, за счет которых будет вестись
постройка самой жел. дороги, в то время, как в проекте
содержится указание на то, что постройка железо-литей-

х) Персидским правительством приглашен в качестве жел.-дорож-


ного эксперта американский инженер М. Поланд.
200
ного завода будет авансироваться англобанком, в счет
поступлений с госмонополии на сахар и чай х).
Вопрос о средствах для постройки магистрали Мохам-
м ера— Тегеран— Гязь приобретает исключительное значе­
ние, в силу фактической невозможности для Перспра
с бю джетом в 26 милл. томан, лишь в последние годы
(1924— 25 и 1925— 26) сведенном б ез деф ицита2), про­
извести расход на протяжении, примерно, 10 лет в
7 0— 75 милл. томан за счет ординарных статей госбю д­
жета.
Д -р Милиспо, главный финансовый администратор,
предполагая, что указанная сумма будет получена путем
иностранного займа, все же опасается, что при растроен-
ности финансов Перспра едва ли с’умеет выплачивать
даж е проценты на эту сумму, (не считая амортизацион­
ных погашений и других расходных статей). При 7°/0
придется ежегодно уплачивать проценты по займу в раз­
мере д о 5.000.000 томан, т.-е. Vs всего бю джета (Quorierly
Report, 1923).
Если считать, что со времени опубликования указан­
ного отчета д-ра Милиспо ем у удалось добиться б е зд е ­
фицитности бю джета,— все же полагать, что при помощи
налогового пресса можно выжать из раззоренного крестья­
нина или ремесленника ещ е какие - то дополнительные
средства на постройку жел. дороги, даже путем дополни­
тельных обложений предметов широкого массового по­
требления, как чай и сахар не приходится 3). Появившиеся
в персидской прессе финансовые расчеты постройки
трансперсидской магистрали Бендер Гязь—Мохаммера исхо-
г) Это соглашение с Англобанком послужило основанием для вы- >
ступления в меджилисе 23/ІХ—1926 г. депутата д-ра Мосаддега, обви- у
нявшего Восуг-од-Ловле в том, что он в качестве Минфина заключил
договор с Англобанком, по которому последнему были переданы
текущие счета Персии на суммы, полученные от сахарной монополии
(с оплатой от 2 до 3%).
2) Бюджеты 1922—23 и 1923—24 годов сведены с дефицитами
26.362.612 крон и 10.192.246 крон.
3) .Крайне оптимистично утверждение .Near East* от 24/111 с. г.
о том, что Перспра надеется покрыть расходы по постройке железной
дороги путем увеличения суммы поступлений с монополии на сахар
и чай до 7 милл. томан—-если за ним не скрывается косвенного ука­
зания на организацию финансовой помощи Персии со стороны бри­
танского империализма.
201
дят из предположения, что стоимость строительства, вы­
ражающаяся в сумме 72 милл. томан, б удет покрыта
ежегодными поступлениями с монополии на сахар и чай
(исчисленными в 6 милл. томан), что составит в течение
10 лет (срок постройки жел. дороги) сумму в 60 милл.
томан. 10 милл. томан имеются в наличии у Персправи-
тельства. О стается непокрытыми 2 миллиона— по построй­
ке дороги и 41/ а миллиона— на постройку железо-прокат-
ного завода, т. е. необходим о изыскать 61/ 2 милл. томан.
Н а эту сумму предполагается заключить иностранный
заем.
Н ельзя согласиться с этим расчетом, так как он не
учитывает роста других статей бюджета (по одному воен­
ному министерству предположено увеличение бю джета
на 15 милл. томан) и платежей процентов по предпола­
гаемому „производительному“ займу. О тсю да вывод, что
Перспра необходимо искать источников средств покрытия
железнодорожного займа, а именно, в развитии сущ е­
ствующих концессий, в создании новых, в увязке проектов
постройки трансперсидской железнодорожной магистрали
с доходами с этих концессий.
П оэтому окончательного решения вопроса о судьбе
трансперсидской магистрали следует ждать при разреш е­
нии вопросов о новых концессиях, (а также продлении
старых концессионных договоров, например А Р О С 1),
Англобанка, Индо-Европейского телеграфа и др.).
В этом отношении показательным является предше­
ствовавшее несколько по времени (сентябрь 1926 г .—
январь 1927 г.) решение Перспра вопроса о т. н. „рас­
ширении концессии Д ’А р си “— в силу которого А Р О С
получила от Перспра ряд льгот (таможенных, транспорт­
ных и т. п.), имеющих своею целью содействовать созда­
нию, параллельно с Южным районом нефтедобычи (Хузи-
станский)— нового мощного эксплоатационного центра на
западе Персии в районе Касри-Ш ирина (а также об’еди-
нение его в производственном отношении с мессопотам-
ской группой „Н афт-Х ане“ в Ханекене 2).
*) Anglo - Persian Oil Company. Нефтяной концерн „Англо-ГТер-
сидская нефтяная компания“.
2) Это соглашение явилось результатом переговоров представите­
лей АРОС с Перспра и обмена письмами между директором АРОС
202
Э то соглашение приобретает особое значение, так как
повидимому предреш ает вопрос о праве Ирака на нефте-
носносные земли Ханекенского района, до сих пор оспа­
риваемого Перспра (как известно, не признававшего
постановления смежной международной разграничитель­
ной концессии 1914 г.).
Имеются указания на то, что передача концессии на
северную нефть также близка к своей реализации (проекты
передачи концессии А Р О С для самостоятельной разра­
ботки, либо С тандарт Ойль — для совместной с А Р О С
эксплоатации).
Т. о., реш ение вопроса о постройке железной дороги
неизбеж но связано с постановкой и решением вопроса
о займ е, концессии на северную нефть, а также с целым
рядом других существенных уступок англокапиталу,
п ред’являющему определенные требования Перспра (гаран­
тии внутреннего спокойствия, подавление революционных
движений, укрепление полицейско-государственного аппа­
рата, или консолидации долгов и т. п.) б е з коих „мир
и прогресс страны“ не могут быть обеспеч ен ы 1), иными
словами, домогаю щ емуся таких гарантий (как экономиче­
ского, так и политического порядка), которые дадут воз­
можность британскому империализму установить неогра­
ниченный контроль над страной, взамен дорого стоющей,
громоздкой и не оправдывающей себя системы оккупации.
Д л я полного анализа роли вопроса постройки маги­
страли Мохаммера— Тегеран— Гязь, как фактора, опреде­
ляющ его, с одной стороны, успехи экспансии британского
империализма в Персии, с другой — пути дальнейшего
развития страны, необходимо проследит сложную, долгую
и упорную работу агентов британского империализма

Джаксон и Мин. Общ. Работ в конце 1926 г. и начале 1927 г. Письмо


Перспра Южнефти послужило предметом запроса П-ву в Меджилисе и
привело к временному правительственному кризису (отставка Мустоуфи);
возвращением Мустоуфи на пост премьера письмо косвенно получило
аппробацию Меджилиса. (Мустоуфи было дано обещание Меджилису
изменить редакцию письма).
І) Речь Болдуина в Хильдхолле—ноябрь 1923 г. „Когда их пред­
ставители (Персия, Турция) придут и будут стучаться в финансовые
двери Парижа или Лондона—или где бы то ни было— первый вопрос,
который будет им поставлен, это—вопрос о внутреннем порядке и без­
опасности“.

203
по созданию схемы жел.-дор. строительства в Персии,
пытающихся превратить е е в один из этапов колонизации
Персии и включения ее в систему „Африканско-Индийской
Империи“ . (См. „О тчет“ П. Риттиха, 1901 г. ^Проекты
британского империализма были уже тогда (1901 г.) ясны
их конкурентам— агентам царской России).
В 1888 г. Англии удалось добиться от Перспра ф ор­
мального признания преимущественных прав Великобри­
тании на постройку железных дорог в Южной Персии.
2 0 марта 1889 г. британский полномочный министр
в Тегеране Генри Друммонд Вольф представил Мининделу
в Л ондоне текст принятого Н аср-ед-Дин-Ш ахом обяза­
тельства относительно постройки жел. дорог в Персии,
в частности— относительно Южных Персидских.
Э тот акт—в форме письма Н аср-ед-Д ин-Ш аха на имя
Мин. Ин. Д ел Персии— датирован 16/ІХ— 1888 г., авто­
граф коего (по приказу шаха) был передан Вольфу—
подтверждает прежние права Англии на преимущ ествен­
ную постройку жел. дор. в след, выражениях: „Наши преж­
ние обещ ания, касающиеся преимущества Английского
П-ва перед другими на постройку Южной жел. дороги
протяжением до Тегерана, продолжают оставаться в пол­
ной силе; и, конечно, как только железнодорожная кон­
цессия на севере будет предоставлена другим, немед­
ленно концессия железной дороги до Тегерана, до Ш ус­
тера или им подобная б удет предоставлена Английской
компании“... и далее категорически ни одна южная
жел. дорога не будет предоставлена какой-либо иностран­
ной компании без согласия на то Британского П-ва“.
Э то обязательство Перспра хранилось в архивах
Foreign O ffice’a по 1911 г., когда снова вопрос о жел.-
дорожном строительстве не стал актуальным— в силу вы­
движения русских на севере (концессия, полученная цар­
ским п-вом на постройку Тавриз-Джульфинской жел.
дороги).
Приведенный текст письма Наср-ед-Дин-Ш аха был
оглашен в палате лордов 22 марта 1911 года. (О дн ако,
без постскриптума, указывающего, что концессии на жел.
строительство будут предоставляться лишь по коммерче­
ским соображениям).

204
К этому же времени относится начало активных ііере-
говоров Лондона и П ерспра относительно получения
опции на линии Х ор-М уса (Мохаммера)— Д исф ул— Буруд-
жирд.
Переговоры закончились вручением М-ру В уду, пред­
ставителю П ерсидского железнодорожного синдиката (он
же директор англобанка в Тегеране), 2 марта 1913 г. ноты
Мин. Ин. Д ел а П ерсии,— в которой, от имени Перспра,
предоставлялось „П ерсидскому железнодорожному синди­
кату“ право „постройки железной дороги от Мохаммеры
или близ лежащ его пункта— до Х арем абада“. О собенно
существенны два варианта постройки указанной железной
дороги: „или Синдикат будет строить железную дорогу,
о которой идет речь, на средства полученные путем
займа, условия коего должны быть с обою дного согласия
сторон, как правительственную жел. дорогу— за счет
П ерсидского правительства; или же Персидское прави-
тельство (на подлежащих взаимному утверждению усло­
виях) предоставляет эту концессию на постройку этой
дороги Синдикату но, уже, как частной компании.
Эти два положения: 1) постройка жел. дороги Перспра
на средства займа, предоставленного компанией и при
помощи ее инженеров, 2) предоставление полностью всей
концессии— железнодорожному синдикату— в дальнейших
переговорах о предоставлении концессии на постройку
железны х дорог в Персии играют решающую роль.
Первый вариант ставит вопрос о государственном
железнодорожном займе и передачи гос. монополии (та­
можни, налоги и т. п.) иностранным фирмам, как залог
(обеспечение иностранного займа) второй— вопрос (выдви­
нутый впоследствии синдикатом) о километрической га­
рантии (в предвидении убыточности дорог на первое
десятилетие). В итоге как в одном, так и в другом слу­
чае, на Перспра накладывались тяжелые финансовые
обязательства, имеющие своей конечной целью создание
полного финансового подчинения Персии английскому
капиталу и установление этим путем в дальнейшем пол­
ного финансового и политического контроля над страной.
Согласно §§ 15— 20 „Контракта“, заключенного І6 мая
того ж е года (с поправками, внесенными с согласия обоих
стран): „Расходы по изучению (дорожные разведки) лежат

205
на Перспра. Изучение производится Синдикатом. З а все
время разведывательных работ Синдикат ежемесячно
представляет П-ву счета на произведенные им расходы
и уплоченные сборы, с приложением оправдательных
документов“...
„ .... Правительство организует специальный заем
в виде облигаций железно-дорожного займа и разреш ает
Синдикату их распространение „Количество облигаций
упомянутого займа должно быть в размере, достаточном
для оплаты по курсу 87 .V 2 ... суммы ...... расходов, со­
гласно ст. 13“ (так же § 19).
„ .... Чистые доходы , упомянутые в § 1 сего контракта
жел. дорог идут в первую очередь на погашение капитала,
процентов и проч. сумм, касающихся жел. дороги “.
„ .... З а ем обеспечивается частью таможенных или
других государственных расходов, которые Синдикат на­
ходит удобным для обеспечения —в размере и при усло­
виях, устанавливаемых Синдикатом. Статья 20 .Вы­
рученные от продажи железнодорожных облигаций суммы,
не превышающие 87.1/2°/0 номинальной цены, вносятся
на имя Перспра и Синдиката, в один из Лондонских
банков— с утверждения Синдиката и каждый раз по тре­
бованию Синдиката выплачиваются последнему на покры­
тие расходов по постройке дороги“.
Принятие „Контрактом“ 16 мая первого варианта
и отнесение расходов на предварительные разведки на
счет Перспра (в результате длительной переписки и п ере­
говоров между Эдвард Греем, английским посланником
В. Тоунлей, представителем англо-перс. жел. дор. Син­
диката и Перспра) вызвало тревогу царского п-ва—
предвидевш его расширение влияния английского конку­
рента на Перспра. 9 марта Бюкенен, англопосол в П е­
тербурге, телеграфировал Грею содержание меморандума,
переданного ему Мин. Ин. Д ел ом по поводу переговоров
относительно концессии на жел. дорогу Х орем абад—
Мохаммера, в котором царское п-во „высказывало б е с ­
покойство за персидские финансы, находящиеся в ката­
строфическом положении, что заставляет его обратить
внимание Лондонского п-ва на желательность принятия
расходов по разведке— самим синдикатом“.

206
Меморандум вызвал ответную телеграмму Грея Бю-
кенену от 14/ІН— 1913, № 77.
Приводим ее полностью.
„Мин. Ин. Д е л — М охаммера— Хоремабадская жел. до­
рога. Ваша депеш а от 9 марта и телеграмма от 9 марта.
Критическое положение персидских финансов хорошо
известно Правительству е. в., и отсрочкой платежей по
нашему последнему авансу мы показали наше внимание
к их затруднениям. Н о тэ т факт, что британский Синди­
кат получил лишь опцию— в то время, как Россия заклю­
чила контракт на ея жел. дорогу (Тавриз— Джульфа)—
вызвал здесь критическое отношение. Я считаю, что сей­
час уж е поздно поднимать вопрос о перемещении издер­
жек разведки“.....
Царское п-во, однако, продолжало закулисные интриги
в Тегеране, в результате которых Перспра вынуждено
было искать предлогов дабы оттянуть вопрос.
4 апреля 1913 г. английская миссия сообщ ила Л он­
дону о [взятии Перс. Мин. И. Д . обратно ноты протеста
П ерспра против вы езда разведывательной партии „без
предупреждения Перспра, отказывающегося быть ответ­
ственным за их безоп асн ость“.
29 апреля Вильсон (известный исследователь Ю .-З.
П ерсии, А рнольд Вильсон, в дальнейшем директор А Р О С ,
коему была поручена организация разведки) телеграфи­
ровал англомиссии в Тегеран из Басры, что им поставлен
в известность инженер компании о том, что разведка
участка Д исф ул— Х орем абад этой весной не возможна
и что он решил вести разведку лишь на участке— Мохам­
м ера— Дисфул.
Волнения в А рабистане и Луристане, неспособность
П ерспра гарантировать безопасность разведывательной
партии, колебания П ерспра, интриги царской дипломатии
и, главное, нежелание, повидимому, по особым соображ е­
ниям, Британского п-ва слишком форсировать постройку
д о р о г — привели к задержке реализации проекта Мохам­
м ера— Хоремабадской жел. дороги.
19 марта 1914 г. англичане добились от Перспра
продления предельных сроков для первой опции Моха-
м ера— Дисфульской жел. дороги ещ е на 18 месяцев.

207
Однако, и на этот раз Синдикат не использовал своих
прав.
Снова вопрос о жел.-дор.-строительстве в П ерсии был
поднят в связи с заключением Англо-П ерсидского дого­
вора 9 августа 1919 г. (известного под названием В осу-
говского договора). § 5 договора вопрос о ж ел.-дор.
строительстве ставит в следую щ ей форме: „Британское
п-во всецело признавая крайнюю необходимость улучш е­
ния путей сообщения в Персии, имея в виду расширение
торговли и борьбу против голода— согласно сотрудничать
с Перспра в целях поощрения англо-персидских пред­
приятий, которые работали бы по постройке железных
дорог или созданию других средств транспорта.
Ясно, что решения по данному вопросу будут приняты
лишь по исследованию предложенных проектов экспер­
тами и после (предварительного) соглашения между двумя
правительствами по различным проектам, которые будут
признаны наиболее необходимыми, наиболее практичными
и выгодными1'.
Впервые, в силу отсутствия на севере конкурента—
империалистической России, — начинают появляться
английские проекты трансперсидской жел. дороги, являю­
щейся продолжением системы южных дорог— с протяже­
нием к берегам Каспия.
В развитие 7 ст. Восуговского договора Н осрет-ед-
Д овле (принц Ф ируз, сын Ф ерман Ф ерма, бывший во
время заключения договора министром Ин. Д ел ., ныне
министр финансов кабинета Мустоуфи оль Мемалека)—
1 января 1920 г. написал письмо Синдикату, в коем вы­
разил согласие Перспра на продление проектируемой
линии Мохаммера— Х орем абад, на общих основаниях
с предоставленными ранее Синдикату опциями ...... „пу­
тем соединения с линией Ханекен — Тегеран — Энзели“ ,
при чем „указанное продление (намеченной жел.-дор.
линии д о Касп. моря) должно сообразоваться с положе­
ниями, специфицированными в соглашении о ж ел.дор.
линии Ханекен— Т егеран— Энзели“.
Т. о, появилась так называемая „генеральная опция4'
на постройку жел. дор ог— М охаммера—Х орем абад— Каз-
вин и Ханекен— Казвин— Тегеран —Энзели, что дало воз­
можность Ф орейн Оффису в меморандуме от 4 октября

208
1921 г. расценивать „Британские позиции“ как „весьма
сильные в отношении постройки дорог в Ю жной П ер­
сии“.
В м есте с провалом Восуговского договора был снят
с „очереди“ и вопрос о трансперсидской жел. дороге.
В последую щ ие годы 1922— 23, учитывая оппозицию
общ ественного мнения всяким неприкрытым планам вне­
дрения в экономику страны английского империалисти­
ческого капитала — но уже в качестве проекта самого пер­
сидского правительства, стремящегося построить жел.
дорогу в целях экономических и стратегических (речь
Ф ур уги — Зока-оль-М улька в меджилисе, при прохождении
ж ел.-дор. законопроекта) в программу „национальных
требований“ Р еза хана— чуть ли не с первых дней после
переворота „3 Х ута“— включается проект трансперсидской
ж ел.-дор. линии, во всех деталях совпадающий с проектами
англо-персидского ж елезнодорож ного синдиката. После
продолжительной обработки населения при помощи прессы,
подкупов и т. п. англичане добиваются принятия пятым
меджилисом постановления относительно изысканий и
проектирования предполагаемых к постройке жел. дорог.
К этому времени определился окончательно вариант
северного участка трансперсидской жел. дороги, а имен­
но: вместо направления Казвин—Энзели принят вариант—
Б ендер - Г я зь — А ш раф — Сари — А л и -А бад — С авад-Ку—
Ф и р уз - Ку — Д емавенд — Тегеран — Казвин — Хамадан—
Д о у л ет - А б а д — Буруджирд— Хоремабад — Д исф ул— Ш ус­
тер— А хв а з— Мохаммера.
П роект в целом вызывал возражения американских
советников и представителя американской техническо-
инженерной фирмы Юлен и К0, приехавшего для перего­
воров с Перспра в 1923— 24 г., считавших (Милиспо)
невозможным для Персии приступать к постройке жел.
дор ог до приведения ее финансов в порядок (жел.-дор.
магистраль будет стоить по грубому подсчету от 50 до
2 0 0 миллионов.—См. „V отчет“ Милиспо).
О дни проценты на исчисленную сумму (не считая
амортизации)— от ЗѴ2 до 14 милл. том ан —непосильны
госбю дж ету в 26 милл. томан. П оэтом у д-р Милиспо
предлагал ограничиться лишь постройкой автомобильных
дор ог, в целях использования имеющихся рессурсов—

14 Революционны й Восток. 209


бензина— и в виду относительной дешевизны их постройки
(до 5 милл. тонн).
Этот проект поддерживал и представитель амер. нефт.
компании Синклер— Р. Сопер. При разработке проектов
предполагаемого направления жел.-дор. магистрали п ред­
ставитель К0 Юлен выдвигал несколько измененный
проект той же магистрали, отводя участок Тегеран—
Казвин— Хамадан на Ю г— а именно через С ултанабад—
Кум— Буруджи рд—М охаммера.
Тем не менее, в результате сохранен был первый ва­
риант северного направления, в виду того, что обход
Хамадана расстраивал английскую „поясную“ схему сты­
ка в Хамадане с Багдадской веткой и продолжением ее
на М еш ед— Д оздаб.
Наличие в законе 24/II указаний об обязательстве
Перспра представить меджилису проекты „и других
железнодорожных линий“ (ср. с аналогичными положе­
ниями в §§ 2, 23 и 23 контракта А нгло-Персидского
Синдиката) определенно говорит за то, что магистраль
Хор-М уса — Гязь является лишь частью намеченных
к постройке жел.-дорожных линий, что генеральная схема
жел.-дор. строительства значительно шире.
„R euter“ в телеграмме из Тегерана от 24— УІІ. 1926
сообщ ает об „обширной транспортной схем е“, которая
„была предметом обсуждения Персидских администрато­
ров совместно с иностранными экспертами, под личным
председательством Р еза Ш аха". Схема включает „устрой­
ство различных путей, отвечающих новейшим требова­
ниям локомотивной тяги...“
„И з различных центров Персии по направлению к Тур­
ции, Туркестану, Афганистану и Индииг намечено
продление Тавризской жел. дороги через Казвин до Т еге­
рана, а также до Турецкой границы, откуда Персия будет
иметь выход к Черному м орю “.
„Д ругие линии в проекте— от Тегерана до Исфагана
и из Тегерана в Хамадан со специальным разветвлением
жел. дороги, соединяющей иракский участок Багдадской
жел. дороги с Персидским заливом“.
„Н аиболее грандиозная часть проекта,—предусм атри­
вающая проведение судоходного канала между реками

210
С ефидруд и Д иала, чем достигается соединение Каспий­
ского моря с Персидским заливом“.
Относительно средств на реализацию этой схемы »
Рейтер указывает на „привлечение к постройке жел. до- * I
рог англо-американского капитала“.
Подтверждение мы находим и в константинопольской
газете „Вакт“ (№ 3141 от 26 раби оль аввель 1345— 1926 г.)
„Согласно полученным из Женевы сведениями, группа, со­
стоявшая из англо - американских инженеров, выехала
в Персию. Н а обязанностях этой группы лежит производ- '
ство разведок между Т егераном и Басрой в целях про­
ведения ж елезной дороги.
Расходы по финансированию этого проекта в размере
7 млн. английских лир будут покрыты займом, реализо­
ванным в Л ондоне и Нью-Й орке“.
Египетская газета „Эль Эхрам“ от 3 /Х І—26 г. и
Иракская „Эль А лен Эль А р а б и “ (№ 834) также приво­
дят интересные сообщ ения о предполагаемой постройке
жел. дороги, дающ ие возможность судить о так. наз.
„генеральной схем е“: „Англопра ведет переговоры с Егип­
том, Палестиной и Ираком о получении ж .-д. концессии.
Направление ж. д. предположено от порта Ф о а д —(район
Суэцкого канала)—-через Хайфу (Палестина)— до Багдада.
В случае согласия П ерспра предполагаемая дорога будет
соединена с Тегеранской жел. дор. линией. В случае
согласия означенных правительств работы начнутся
в марте месяце 1927 г.".
Сравнивая эти указания с появляющимися в англий­
ской и персидской прессе (Daily Telegraf, D aily Express,
Иран, С етаре— и— Иран, Шефаге Сорх и др.) сообщ ения­
ми о проектах жел. дорожных магистралей в Персии,
а также с прежними проектами концессии, барона Рейтера
англо-персидского жел. дор. Синдиката, Восуговского
договора (переписка Мин. Ин. Д ела Н оср ет-ед - Д оуле
с F oreign Office *) схемами 1915 года Д еморньи— можно
уж е сейчас предвидеть, в каких направлениях британский
империализм будет в дальнейшем стремиться реализовать
постройку жел. дор. магистралей.

х) Предложенные англичанами проекты совпадают с направле


нием нефтяной экспансии британского империализма.

14* 211
Э то магистрали: 1) Ханекен-Хамадан-Тегеран, 2) Д оз-
даб-М еш ед-Ш ахруд (Индийско-Персидская магистраль),
3) Тегеран-Ш ахруд, 4) Доздаб-К ирман - ІІІираз-Бехбехан-
Хиндиан-Мохаммера, 5) Мохаммера-Басра, 6) М осул-Ре-
вандуз, Тавриз, 7)Т аври з,— Тегеран с сетью соответствую ­
щих под'ездных путей.
Реализация этих проектов даст возможность осущ ест­
вить план: 1) установления кратчайшего сухопутного (же­
лезнодорож ного) пути в Индию (Ф о а д - Хайфа - Багдад),
2) гарантирует Индийскому Генштабу успешное развер­
тывание сил на значительных удалениях от Индийских
границ, 3) создаю т благоприятную обстановку для раз­
вития операций против наших Кавказских и Туркестан­
ских границ, 4) превращают территории Ирака и Ирана
в единый плацдарм („передовой Индийский театр“),
5) создаю т надежную охрану для Индийских коммуника­
ций (система П ерсидского залива— Суэца).
Иными словами, создается тот барьер между С С С Р
и Востоком, идея которого упорно проводится в жизнь
как лондонскими политиками, так и работниками Индий­
ского генштаба.
В преломлении персидских интересов эти схемы д е ­
лятся на 2 группы (см. Moustafa Khan Fateh. The Econo­
mic Position of Persia): 1) группа нетранзитных дорог
(направление Тегеран-Персидский залив, не вызывающее
зависимости Персии от предоставления транзита третьими
странами и 2) группа транзитных путей кратчайшего
выхода на европейский рынок, но обусловленных дого­
вором о транзите с Ираком, Палестиной (возможно,
Сирией). Значение последнего варианта (С редизем ное
море— Индия) великолепно учитывается в Персии (см.
указанную книгу М. Х ана-Ф атэ)— как база для экономи­
ческого возрождения П ерсии, как вполне реальная пер­
спектива бурного развития персидской экономики и т. п.
Британский империализм, учитывая все эти моменты,
ведет тонкую игру, сплетая свои интересы с интересами
туземной буржуазии, ожидающ ей от реализации этих
проектов новой эры в развитии страны. Одновременно,
активная работа англичан (при активной поддержке Т е ­
герана) по изолированию С С С Р от Персии, в п осл едн ее
время получившая выражение в т. н. „бойкотистском

212
движении ", в значительной степени питается идеологией
„экономической эмансипации от С С С Р “ в перспективе
постройки южной жел. дороги. Движение бойкота про­
тив торговых организаций С С С Р на севере Персии,
организованное при непосредственном участии перс-
правительства и английской миссии под лозунгами
отмены С СС Р в снош ениях с Персией системы монопо- ,
лии внешней торговли и об'явления „свободы торговли и
транзита“, в действительности направлено к срыву тор­
говли С С С Р с П ерсией и эмансипации северных про­
винций Персии от экономической зависимости от СССР.
С передачей концессий на северную нефть американской
нефтяной К0 „Стандарт О йль“ (самостоятельно или совме­
стно с А Р О С ) достигается вовлечение британским импе­
риализмом Америки в этот план и создание барьера
м еж ду СС С Р и Индией.
Несомненна связь между успехами китайской револю ­
ции и той поспешностью, с которой англичане проводят
реализацию Персидской железнодорожной схемы в жизнь.
Законопроект 24/II прошел при заявке „двойной срочно­
сти “, обусловленной непосредственным давлением Реза
шаха на меджилис. Таким образом, договор между „The
Persian Cat and British lion“ (Восуговский договор) с по­
разительным упорством и методичностью проводится
в жизнь. И нужна колоссальная энергия, единодуш ие со
стороны национальных сил Персии, дабы не быть разда­
вленным поступательным движением британского импе­
риализма.
И эти силы найдутся. Залогом служит революцион­
ный Китай Гоминдана и шанхайских рабочих.

Искендер.

213
III. БИБЛИОГРАФИЯ.

E. В ейт. А ф ганистан, стр. 44, быть безукоризненно доб­


ц. 35. А. М ельник.—Р есп у бл и ­ рокачественен как с точки
к а н с к а я Турция, стр. 56, ц. 35. зрения фактического содержа­
ния, так и методологической
И ран д уст—Персия вчера и се­ выдержанности, и изложен
годн я, стр. 40, ц. 35. Серия простым, ясным, понятным,
„Страны света“ изд. „Моск. Р а­ и живым языком с обязатель­
бочий*. 1927 года. ным раз'яснением иностранных
слов и терминов. Цифры, даты
и таблицы должны быть даны
Давно назрела потребность в самом ограниченном количе­
среди широких читательских кру­ стве и, по возможности, в самой
гов в популярной книжке о наглядной и живой форме.
жизни той или иной страны. Наконец, самое изложение и осве­
Этот пробел издательство „Мо­ щение материала должно вестись
сковский Рабочий“ пытается так, чтобы возбудить в читателе
заполнить выпуском серии кни­ чувства солидарности и симпа­
жек „Страны света". Издатель­ тии как по отношению к нацио­
ство правильно учло интерес нально-освободительному движе­
широкого читателя к Востоку и, нию того или иного народа, так,
в первую голову, странам, гра­ в особенности, к положению ра­
ничащим с нами. Но эта уста­ бочего класса и крестьян и к их
новка на массового читателя, попыткам революционной борь­
которую нельзя не приветство­ бы как против своей националь­
вать, пред'являет к составителям ной буржуазии, так и против
таких популярных книжек ряд иностранной. Таковы вкратце те
особых и необходимых требова­ требования, которые должны
ний. Прежде всего в этих книж­ быть пред’явлены к литературе
ках в 40—50 стр. необходимо по Востоку, расчитанной на ши­
давать живой, насыщенный кон­ рокого массового читателя.
кретным содержанием материал, Задача трудная, требующая
отражающий условии жизни и огромного внимания, знания
борьбы рабочего и крестьянина и опыта. При разрешении этой
угнетенных стран Востока. Ма­ задачи, в особенности, при п ер ­
териал должен касаться только вых попытках, быть может, и не
главного, существенного, избегая обойтись без некоторых ошибок
по возможности второстепенных как в подборе материала, так и
деталей, и сухих выкладок. в изложении, но эти ошибки не
Само собою разумеется, что должны доходить до таких пре­
сообщаемый материал должен делов, которые в корне противо-

214
речат целевой установке и ос­ лярно и неясно и без знания
новному заданию популярной истории Афганистана (стр. 7,
книжки. И , 13).
С таким критерием подходим Перейдем ко 2-й главе. Здесь
мы к вышеназванным брошю­ бросается в глаза неряшливость
рам. Начнем с брошюры и небрежность автора в соста­
Е. Вейта—А фганистан. влении брошюры. Примеры:
Глава 1-я грешит всеми в о з­ Е. Вейт. пишет : „Афганистан
можными недостатками: тут и граничит на Севере с СССР,
сумбурное изложение краткого при чем граница проходит по
исторического очерка, для испра­ реке Аму-Дарье (стр. 14). Где
вления ошибок в котором потре- же вся сухопутная граница СССР
бовалоь бы написать его заново, с Афганистаном в несколько сот
и неточные характеристики боль­ верст? Другой пример: по Вейту
ших исторических периодов и выходит, что река Чарика впа­
неправильные формулировки и дает в реку Инд (стр. 16).
определения и т. д. и т. п. Не менее интересно открытие
Приведем один-два примера: Е. Вейта о кафирах: „до послед­
Е. Вейт пишет:— „При Эмире него времени кафиры были по
Абдурахмане страна прожила религии огнепоклонниками. Сей­
довольно спокойный и благо­ час они переходят в мусульман­
приятный период времени“, ство“. Сейчас кафирам перехо­
(стр. 10). Это, мягко говоря, дить нечего, т. к. их насильно
немного расходится с историче­ обратил Абдурахман в мусуль­
скими фактами. Ведь, к этому манство в 1895—96 г.г., завое­
времени относятся войны за вав эту страну. Больше ци­
Герат, подавление восстания тировать не стоит, иначе
в Бадахшане, жестокое покоре­ пришлось бы останавливаться
ние Кафиристана и др. мелкие почти на каждой странице.
карательные экспедиции против Перейдем к фактическим ошиб­
тех или иных племен. Эти факты кам, в изобилии встречающимся
не только заставляют не согла­ в брошюре.
ситься с приведенной характе­ 1. Е. Вейт пишет: „В 1924 году
ристикой, данной Вейтом, но и в ход пущены имеющиеся в рай­
вынуждает предположить, что, оне Кандагара золотые прииски“.
повидимому, автор скрывает свои Ошибка: прииски: не разрабаты­
знания по историии Афгани­ ваются.
стана. Затем Е. Вейт пишет:— 2. В Машинхане нет числа
„Поддерживаемый купечеством рабочих, указанного Е. Вейтом.
и частью чиновничества Ама- В настоящее время (1926 г.) ра­
нула Хан 20-го февраля вступает бочих от 1,600 до 2,000. Затем,
на престол“ (стр. 12). Здесь со­ откуда взял Е. Вейт цифру 600
верш енно не указан один из рабочих на электрической стан­
самых важных факторов—армия, ции, сказать трудно. Если он
а, ведь, она играла в этом собы­ имел ввиду ст. в Джебульсарадже,
тии главную роль, отражая на- то в настоящее время там рабо­
ростающ ее в стране общее не­ тает до 100 чел. Кстати электри­
довольство режимом Хабибуллы. ческая станция не берет энергию
Н е останавливаясь на этой главе из реки Кабула.
более подробно, скажем, что 3. Промышленные рабочие,
вся глава написана и непопу­ следовательно, главным образом,

215
рабочие Машинхане) получают Общий вывод. Брошюра по
но от 2 до 25 рупий в месяц, материалу неточна и неверна,
как пишет Е. Вейт, а от 15 до 30, по освещению вредна, изобилует
заработок же квалифицирован­ массой ошибок, написана не по­
ных рабочих доходит до 100 — пулярно, общими фразами, дей­
150 и даже 200 рупей. ствительного положения трудя­
4. Рабочий день промышлен­ щихся не отражает.
ных рабочих установлен прави­ Брошюра А. М ельника— »Рес­
тельственным распоряжением и п у б л и кан ск ая Т урци я“ произ­
продолжается не 10— 12 часов, водит более благоприятное впе­
как пишет Вейт, а 77а часов ле­ чатление, но все же приходится
том и 8Ѵ2 часов зимой. сделать некоторые замечания.
Отметим чрезмерную насыщен­
5. До Мазара и Хоста не мо­
ность брошюры мелкими факта­
гут проходить автомобили из К а­
ми, цифрами и датами с указа­
була.
нием не только года, но и
6. Радио в Кабуле не поддер­ месяца и числа. Таблицы соста­
живает связи с Термезом по той влены так, что в них трудно
простой причине, что в послед­ разобраться. Этих подробностей
нем радиостанции нет. следовало бы избежать, остана­
7. Н ет того числа газет и жур­ вливаясь лишь на определяющих
налов в Афганистане, и не таков этапах. Книжка поэтому крайне
их характер, как указывает трудна для усвоения ее тем чи­
Е. Вейт и т, д. и т. п. тателем, для которого она пред­
Ошибок в этой брошюре назначена.
сплошных ошибок можно было Автор рецензируемой брошю­
указать очень много, но этого, ры мало уделил внимания обри­
надеемся, достаточно. совке положения рабочих и
Теперь два слова об „идеоло­ крестьян, отделавшись лишь об­
гии“ этой брошюры, В книжке, щими фразами. Ни о распреде­
предназначенной для рабочих лении земли, ни о налогах, ни
и крестьян Советского Союза, о бюджете крестьян и т. д., ни­
советский писатель следующим чего нет. Тоже о положении ра­
образом рисует „характер“ аф­ бочих: jjjk о продолжительности
ганцев: „По характеру своему р а б о ч е ^ .^ н я , ни о зарплате и
они жестоки, жадны, фанатичны т. д. «*. найдем в брошюре,
и вероломны“—это с одной сто­ хотя эт^т материал в литературе
роны, а „с другой стороны сво­ имеется. Кроме того, слишком
бодолюбивы, горды и гостепри­ мало о положении национальных
имны“. Хорошими чертами со­ меньшинств и о политике кема-
ветский востоковед награждает лизма ч отношении этого вопро­
афганцев. Стоит ли говорить, са. Кстати, нельзя согласиться
что такой подход автора ничего с оценкой автора кемализма,
общего не имеет с нашей марк­ слишком выпячивающей поло­
систской установкой, являясь жительные стороны.
запоздалой отрыжкой теории рас. Несмотря на эти замечания,
как таковых, взятых вне исто­ эта брошюра лучше брошюры
рического плана и социальной Е. Вейта, хотя популярностью
среды. не отличается, но все же дает
Больше останавливаться на достаточные сведения о старой
этой брошюре не стоит. и новой Турции.

216
Имеющиеся рисунки оживляют чанием Кучук - хан, движение
брошюру. дженгелийцев, гилянские события
Наконец, скажем несколько и, наконец, последние события
слов о брошюре И р ан д у ста в 1926 г. А ведь эти вопросы
.П ерсия вчера и сегодня“. Бро­ особенно интересны были бы
шюра составлена хорошо, изло­ тому читателю, для которого
жена стройно, но не отвечает предназначается это издание.
на запросы широкого массового Мы не будем останавливаться
читателя, для которого она н а­ на некоторых принципиальных
писана слишком тяжелым язы ­ вопросах, которые являются
ком. Кроме того, некоторые фор­ спорными (роль и значение Ре-
мулировки автора трудны для за-шаха, роль крестьянства,
понимания, а некоторые и про­ перспективы ревдвижения и т. д.).
сто непонятны, напр., „теорети­ Еще раз приходится сожалеть
ческая „десятина“, „борьба ме­ о том, что брошюра написана
жду английским империализмом мало доступным для широкого
и идеями октябрьской револю­ читателя языком, слишком суха
ции“ и т. д. Отметим существен­ и академична и совершенно ли*
ный пробел брошюры: в ней шена каких бы то ни было ожи­
почти не говорится о поло­ вляющих элементов, как ри­
жении крестьян, о крестьян­ сунки, фотографии и т. д.
ских движениях, о восстаниях
в армии. Почти обойдены мол­ Н . Ф ранчевич.

Б. Ш ум яцкий,
А . Шестаков,
К. Молотов,
Редакционная коллегия: Л. Сокольский,
С. Новиков,
Г. Якобсон,
X. А рут ю нов.

Ответственный редактор: Б. 3. Шумяцкий.


О Г Л А В Л Е Н И Е

I. С т а т ь и .
Стр.
Генрих Я —н . — К вопросу о пережитках феодализма в современ­
ном К и т а е ............................................................................................. 3
Ордосец.— Национально-освободительное движение во внутренней
М онголии.....................................................................................................48
Р инчино.—К вопросу о национальном самоопределении Монголии
в связи с задачами китайской револю ции ..................................... 65
Б. П аш ков.—Революция и язы к в К и т а е ...................................................78
Е. П оливанов.—О новом китайском алфавите „Чжу-инь-цзы-му“ . 90
Савдар. — Революционное движение Индии в связи с событиями
в К и т а е ........................................................................ 96

II. О б з о р ы и м а т е р и а л ы .
М ао-Ц зе-Д ун.—Крестьянское движение в Х унан и ................................107
Л и -Д зи -К у.—Национально-революционная армия Китая и полит­
работа в н е й .......................................................................................... 122
Б. Ш .—Система ликина в Китае, (заметка) . . • ............................133
К Я м оно.—Политико-экономическое положение в Японии . . . . 140
П. Куш нер.—Манапство в горной Киргизии ........................................ 150
Спокойский.—Политика англичан в Я г и с т а н е ........................................182
Дж еніели.—Дженгелийское движение в Гиляне 1926 г..........................193
И скендер.—Трансперсидская железная д о р о га ........................................199

Ш. Б и б л и о г р а ф и я . 214

218
СТАЛ ИНЕ Ц О Т Д Е Л Я Ч Е Е К В К П (б)
ВЛКСМ И ИСПОЛБЮРО
СТАЛИНСКОГО КОММУНИВ-ТА

Jk 2 1927 г. Ѣ 2

УЧЕБНАЯ РАБОТА.
На переломе.
О глядываясь на путь развития, пройденный нашим
Университетом, надо сказать, что Университет вступает
в новую фазу развития, перестраивает пути и методы
своей работы. Это, разумеется, так и должно быть, иначе
дальнейш ему росту и развитию нашего Комуниверситета
грозил бы застой и прозябание. Надо прямо сказать, что
формы , методы и содержание работы, недалеко ушедшие
от эпохи военного коммунизма, неизбежно должны были
гіритти в противоречие с теми новыми задачами, которые
сто ят в наши дни.
У нас во многом форма господствовала над содержа­
нием.
Наш и программы, можно сказать, никогда „не усту­
п ал и “ никаким программам братских комвузов, даже
Свердловки.
Н о возьмем результаты. Какие они у нас получались?
О б этом не лишне будет напомнить несколько пикантных
ф актов. Так, например, студента нашего У-та, окон­
чивш его III курс, едва-едва принимали в З А К У (Закав­
казский Комуниверситет имени 26), а то и вовсе не при­
нимали. Другой пример еще ярче. Студент со второго
курса нашего Университета хотел перейти на один из
московских рабфаков, и что же вы думали бы, на чем

219
его „срезали“? Он не сдал политграмоту. Я думаю, что
эти факты (они совсем недавнего происхождения) доста­
точно убедительно подтверждают высказанную нами
мысль.
Неблагополучно было также у нас с „собиранием“
и удержанием научной силы в Университете.
Мы глубоко убеждены, что новое руководство, опи­
раясь на студенческий коллектив и общественные орга­
низации в Университете, разрешит ряд назревших вопро­
сов, главным образом, учебных и научных. Мы думаем,
что Университет в ближайшее же время займет подобаю­
щее ему место в семье других Комвузов нашего С овет­
ского Союза.
Н аиболее неотложной задачей, стоящей перед Универ­
ситетом в данное время, является: пополнение Универси­
тета свежими научными силами. Н е решив этой задачи,
мы не сможем стать на рельсы высшей партийной школы
и вступить в семью Комвузов Союзного масштаба.
Д ругой неотложной задачей, по моему, является вопрос
о привлечении наших преподавателей к научной деятель­
ности.
Эта задача начинает уже реализоваться (организована
научно-исследовательская ассоциация) и, надо полагать,
что она будет выполнена успешно.
В. Тетдоев.

Прорехи в нашей учебе.


Н овая реформа по учебной линии, несомненно, внесла
в нашу учебу плановость, свежесть и открыла широкое
поле для более плодотворной работы. Но имеются еще
ряд недостатков: во-первых, со стороны самих студентов
проявляется несоблюдение установленной регламентации
и неумение распределять свое время и, во-вторых, есть
ряд недочетов со стороны учебной части, о которых бу­
дет сказано ниже.
Каждый может наблю дать, что после пяти часов мно­
гие студенты работают в читальне. Спраш ивается, для
чего же тогда была введена эта реформа. З д е с ь что-то
220
неладно: или задания очень громоздки и студенты не
успевают их прорабаты вать, или же студенты сами не
умеют рационально распределять свое время.
Э тот вопрос нужно разрешить. Странно, что даже
сильные товарищи занимаю тся по вечерам и, когда спра­
шиваешь их, они отвечаю т: ,.Я хочу углубленно прора­
баты вать“.
Никто не мешает желающим прорабатывать максимум,
но это нужно делать в учебное время, а не „ударяться“,
если так можно вы разиться, в полуакадемизм.
Теперь перейдем к изучаемым предметам. Мне кажется,
что по политэкономии мы мало обращаемся к основному
источнику „К апиталу“ К. Маркса и больше внимания уде­
ляем Богдановым, Дашковским и т. д. Я помню, недавно
на заседании предметной комиссии по политэкономии
один из преподавателей задал вопрос: „Кого мы подго­
товляем — работников областного масштаба или район­
ного“? По моему дело не в масштабе... Может быть, мы
по окончании Университета пойдем в деревню работать,
в избы-читальни; это не меняет сути дела. Но дело
в том, что если в процессе нашей учебы мы так мало
будем обращаться к „Капиталу“ К. М аркса, окончив
К О М В У З, мы очень и очень мало будем знакомы с клас­
сическими теоретиками марксизма. Поэтому лучше дать
меньше материала, но из основных источников.
Т еперь несколько слов о плановых занятиях, группо­
вых сдачах заданий, лекциях, конференциях и т. д.
По некоторым предметам у нас плановые занятия пре­
вращ аю тся или в лекции или в конференции — в вопро­
сах и ответах. Это, по-моему, ненормальное явление.
Н а плановых занятиях лектора должны дать методиче­
ские указания и дать направление студенту, а не превра­
щ ать их в скучные испытания или в лекции, меж тем
последние практикуются некоторыми лекторами, повиди­
мому, в целях изучения студентов. Это очень хорошее
дело, но, т.т. лектора, и вы сами извольте дать кое-что
студенту.
Лекции, по моему, уже устарели, они у нас отнимают
много времени. Если бы нам указали материалы (и дали
бы, конечно, время) мы сами с большим успехом прора­
батывали бы их. Я, конечно, отнюдь не предлагаю вы­
221
бросить их из программы, но нужно ставить их очень
редко и поручать лекции читать более квалифицирован­
ным преподавателям. Групповые сдачи заданий очень
помогают студентам разбираться в своих недочетах, они
дают толчек более углубленно прорабатывать предмет;
часы для них нужно брать больше за счет конференций,
ибо конференции начинают терять свое значение. Н а кон­
ференциях каждый выбирает себе кусочек, старается во
что бы то ни стало „вы ступить“ (ибо знает, что препода­
ватель интересуется этим) и сказать что нибудь, загля­
дывая в тетрадь. Никто друг друга не слушает, каждый
конкурирует из-за выступления, обобщающие вопросы не
разбирают. Поэтому лучше было бы групповым сдачам
заданий уделять больше времени и постепенно превра­
щать в индивидуальные.
Несколько слов о качестве преподавателей.
Тов. Ш умяцкий в одном из своих выступлений ска­
зал: „Мы сделаем КУТВ полнокровным коммунистическим
В У З ’ом...". Мы это от души приветствуем. Год за годом
качество студентов улучшается как по партийно-общест­
венному стажу, так и по общей подготовке, и, естест­
венно, у студентов повышаются требования к преподава­
телям. Д л я полнокровного В У З*а нужны и полнокровные
преподаватели.
Бояджиев.

О конференциях, консультациях и сдаче


заданий.
Помнится, что со времени введения системы лабора­
торной работы в нашем Вузе много говорили о методике,
много выносили постановлений об улучшении ее.
Н а майской общестуденческой конференции 1926 г-
были указаны недостатки в этой области и пути изжи­
вания их.
Но, к сожалению, недостатки (указанные конферен­
цией) до сих пор не изжиты.
Приведем конкретные примеры.
222
Начнем с к о н с у л ь т а ц и й . Консультация у нас суще­
ствует, как помощь студенту в процессе проработки заданий.
Но в каком смысле — в этом соль вопроса. Д о сих пор
дело обстоит таким образом. Студент приходит к кон­
сультанту-— дежурному лектору, задает ему вопрос и от
него получает ясный конкретный ответ; иногда бывает
так, что за каждым пустяковым вопросом мы бегаем
к консультанту, который нам не отказывает в ответе.
Мне кажется, что дело должно заключаться не в от­
вете, а в чем то другом, о чем мы давно уже гово­
рили на наших конференциях (курсовых и университет­
ских). Консультации должны заключаться в том, чтобы
развить методические навыки у студента, т.-е. не давать
конкретного ответа на вопрос студента, а дать методи­
ческие указания к разрешению данного конкретного
вопроса, так чтобы студент научился сам ухватиться за
самую суть, сам научился подходить к разрешению труд­
ного для него вопроса. В этом, по моему, должна заклю­
чаться работа консультации в деле помощи студентам
в процессе их работы над заданием.
Теперь о с д а ч е з а д а н и й .
Я не против сдачи заданий. Это очень хорошая вещь,
введенная нашим т. Покровским. Но я против превраще­
ния ее в казенный экзамен.
Верно, у нас опыта в этом деле мало. Мы в этом году
только один раз сдавали задания. Но с первого раза
было видно, что они превращаются в казенный экзамен.
В чем дело? А вот в чем: приходим к лектору в ука­
занный час. О н задает вопросы, а ты должен отвечать.
Н о вопросы задаю тся не основные, а конкретные мелкие,
и на этих вопросах теряешь на болтовню целый час,
иногда и 11І2 часа. А в результате? В результате —
ничего.
В результате получается вторая конференция, но не
та нормальная, во время которой выясняются все
вопросы, а конференция вопросов и ответов — казенный
экзамен.
По моему сдача задания должна заклю чаться в том,
чтобы студент, проработавший задание, выявил, насколько
он ухватился за основные вопросы, насколько он пра­
вильно подошел к разрешению этих вопросов.
223
В этом, только в этом, по-моему, должна заключаться
задача этой системы. Только тогда может быть осущ ест­
влен правильный и методический контроль над работой
студентов.
Теперь, наконец, о к о н ф е р е н ц и я х .
По моему конференции также недостаточно отвечаю т
своим задачам.
И ногда бывает так, что лектор требует краткой кон­
кретной формулировки, примерно, текст Ленина или дру­
гого автора, не давая студентам высказы вать мысль сво­
ими словами.
В результате получается конкретная формулировка
того или иного вопроса, а развитие мысли, выработан­
ной во время проработки задания, совершенно отсут­
ствует.
Конференция должна вестись таким образом, чтобы
разреш ение основных вопросов шло не путем формули­
ровки того или иного автора книги, не путем догматиче­
ского, дословного пересказывания, а наоборот, методом
привлечения тех конкретных материалов, которы е были
разработаны в ходе самой работы над всем заданием.
Они должны быть подмогой в разрешении стержневых
вопросов данной проблемы. Только тогда можно дости­
гнуть, чтобы студенты разрешали вопросы на основании
самостоятельной проработки.
Т олько так, по моему, можно правильно поставить
работу наших конференций.
Нужно указать еще на один недочет — теперь, когда
ввели месячные задания, время для конференций сокра­
тили. Это никуда не годится. Н ельзя подытожить месяч­
ную работу за 2 часа.
Вот то, что я хотел сказать по затронутым вопросам.
Мне кажется, что над этим вопросом необходимо серьезно
подумать нашим работникам учебной части.

С. Мифтахов.

224
О лекциях.
З а последнее время стали часто практиковаться лек­
ции по „Истории Р осси и “.
Разумеется, никто не скажет, что они не нужны, на­
оборот, в связи с сокращением нагрузки, необходимо
проводить некоторы е темы, по которым нет достаточно
хороших источников, путем лекций. Но нужно посмотреть
как они проводятся, какова степень усвояемости студен­
тов, достигаю т ли они своих целей.
Возьмем, к примеру, лекцию от 24/И с. г. Н а ней при­
сутствовал „весь“ второй курс. Лекция на тему „Н а­
ционально-революционное движение в конце XIX века и
1904 — 7 г.г.“ . Как проходила лекция? Л ектор читал, а
студенты „слуш али“, правда, только часть, ибо многие,
заранее зная „мучения" на лекциях, нашли „уважитель­
ны е“ причины и не явились. Часть товарищ ей,-1-б ол ее
„ум ны е“,— приходили только на регистрацию.
Начинается лекция.
Л ектор говорит непрестанно, плавно и все новые
слова, новые мысли; правда, не без монотонности его
речь. Последняя, конечно, утомляет студентов — слуша­
телей, но студенты „слушают“. О ткуда взять хороших
л екто р о в? Во время лекции новые слова, новые мысли
оратора слушателю мало доступны, и поэтому трудно со­
средоточить свое внимание. Довольно частенько слышны
реплики: „О х, и бесцельны такие лекции“, „хотя бы ста­
вить их после некоторой подготовки“, „мог бы усвоить
лекцию , предварительно прочитав материал“, „зря время
тр ати тся“ , „трудно понять лекцию“ и т. д.
Понятно, что таким путем потребности студентов не
удовлетворяю тся, необходимо на это обратить внимание,
найти недостатки и исправить их, чтобы в будущем зря
не терять времени и энергии, столь дорогие и ценные
в нашей учебе.
Нужно ли говорить здесь о неподготовленности сту­
дентов слушать лекцию? Д а, нужно. Д ля слушанья лек­
ций тоже необходимы соответствующ ие навыки. Нужно
это иметь в виду. Навыки, как слуш ать,— студенту надо
дать.

16 Революционны й Бостон. 225


Но здесь основным, по - моему, является не столько
отсутствие навыка слушать, сколько постановка самой
лекции.
Могут указать, что даются заранее план-тезисы и ука­
зываю тся источники. Увы, как план, так и тезисы бы­
вают краткие, а из них зачастую ничего не поймешь,
сколько ни читай. Что касается литературы,— то всем
понятно, что студенты не имеют времени читать, ибо
для проработки и материала к лекциям не отведено опре­
деленных часов. Следовательно, ссылаться на указанную
литературу значило бы нарушать разгрузку студентов.
В заключение хочется дать некоторый совет, который,
я надеюсь, будет отражать мнение не только мое, но и
многих слушателей лекций.
Лекции будут достигать цели, если будет дано не­
много времени на подготовку до ее начала. Лекцию бу­
дут слушать тогда с удвоенным интересом, ибо непонят­
ные мысли и малодоступные слова, которые будут встре­
чаться в лекции, станут общедоступными для всех слу­
шателей.
И, наконец, лектор должен знать не только „свой“
предмет, „свою“ [тему, он обязан также знать аудито­
р и ю — слушателей — и к ее уровню приближать свои
„сложные“ мысли и научную терминологию.
Матфеда ,

Ответ на заметку о „лекциях“.


И сторическая кафедра на основании опыта заканчи­
ваю щ егося учебного года пришла к заключению, что:
а) учебные лекции, как правило, должны проводиться
по кружкам, а не для всего курса,
б) такие лекции должны продолжаться максимально
1 ч. 20 мин.,
в) заранее должны быть розданы студентам краткие
тезисы лекции,
г) студенты должны быть обстоятельно инструктиро­
ваны насчет того, как следует в виде тезисов записать
главнейшие мысли лекции,
226
д) студентами должна быть усвоена важность лекций,
как одного из элементов учебы.
При соблюдении всех этих условий большинство не­
достатков лекций, отмеченных автором статьи, будут, не­
сомненно, в будущем устранены.

Само собою разум еется, что лектора должны сделать


все возможное, чтобы лекции были доступны и привле­
кательны для слуш ателей. В этом автор совершенно
прав. Но в то же время студенты, приходя слушать лек­
ции, должны знать и понимать, что они приходят не на
театральное представление, а учиться, что должно у них
потребовать определенной траты умственной энергии.
Историческая кафедра.

Новое звено в методике нашей учебной работы.


Методика нашей учебной работы имеет ряд недостат­
ков. О б этом говорят наши наблюдения, об этом говорят
статьи, помещаемые в нашем журнале. Конечно, наши
недочеты имеют за собой ряд причин. Останавливаться
в этой статейке на анализе всех больных мест нашей
учебы , на всех мероприятиях по их изживанию, за недостат­
ком м еста не представляется возможным.
Я остановлю сь только на той новой форме нашей
учебной работы, которая введена со 2-го семестра — на
сдаче заданий. Совершенно неизбежно, конечно, что на
первы х порах в сдаче заданий были недочеты, был раз­
нобой в методике их проведения. Изучение этого нового
„зв ен а“ нашей работы обнаруживает несомненную его
целесообразность: об этом говорят все наши предметные
комиссии; об этом говорит наше студенчество; необхо­
димо только добиться четкости в понимании целевых за­
дач сдачи заданий, необходимо добиться предельного
проведения.
В чем же заключаются целевые задачи сдачи за­
даний?

15* 227
Педагогический кабинет в методическом письме по
этому вопросу выдвигает следующие задачи:
1) качественный учет учебной работы студентов,
2) помощь преподавателя студенту,
3) учет педагогического процесса.
Конечно, правы те товарищи, которые указываю т
в своих статьях на вредность, неправильность превращ е­
ния сдачи заданий в сухой экзамен.
Н а сдаче заданий нельзя ограничиться только „про­
веркой“, учетом фактических результатов проработки,
нужно выявить методы самостоятельной работы студента,
нужно дать ему соответствующие указания в этой
области.
С дача заданий сближает преподавателя со студентом и
улучш ает, таким образом, методику руководства само­
стоятельной работой.
К сдаче заданий проявлен большой интерес и со сто­
роны преподавателей и со стороны студентов. В этом,
думается, большой залог того, что форма эта жизненна,
что недостатки будут изжиты и положительные резуль­
таты будут достигнуты.

С. Мельман.

228
ПАРТИЙНАЯ ЖИЗНЬ.

„Овосточнвание“ работы наших парткружков.


(В порядке обсуждения).

О сновная задача партийных кружков нашей ячейки


заклю чается в том, чтобы воспитать и подготовить вы­
держанных работников марксистов-ленинцев для С овет­
ского и зарубежного Востока.
И сходя из этих основных принципов, нам нужно при­
близить наши парткружки к основным непосредственным
зад ач ам нашей партии на Востоке.
Тов. Сталин на собрании студентов КУТВ правильно
подметил, что „Университет народов Востока не может
оторваться от жизни. Он не есть и не может быть учре­
ждением, стоящим над жизнью. Он должен быть связан
с реальной жизнью своими корнями существования.
О н не может в виду этого отвлекаться от очередных
задач, стоящ их перед советскими республиками Востока.
Вот почему задача Университета народов Востока состоит
в том, чтобы учесть очередные задачи этих республик
при воспитании соответствующих кадров для них“.
Н аш и партийные кружки являются основным звеном,
а потому и вопрос об „овосточивании“ работы парткруж­
ков достаточно назрел.
Д о сих пор наши парткружки большее внимание уде­
ляли вопросам общего характера, а задачам партии
в восточных окраинах не уделялось внимания. А меж
тем задачи на Востоке более сложны в смысле осущ е­
ствления основных решений нашей партии, и наши парт­
кружки должны помочь нам в будущей практической
работе.
229
Д ля „овосточивания“ работы наших парткруж ков мы
имеем большие возможности, именно: использовать весь
материал, собранный студентами во время летней прак­
тики (имеется почти двухгодичный опыт). Эти ценные
материалы лежат до сих пор в архиве У ниверситета не­
использованными. Будущ ая практика даст нам большой
материал и этим самым возможность нашим парткружкам
проработать обще-партийные вопросы по линии увязки
их с непосредственными задачами восточных республик.
Д ля этого, чтобы осуществить указанную задачу, нам
необходимо связаться с нацмен МК—ЦК, а также пар­
тийными организациями нац. республик и областей и
получать от них регулярно соответствующ ие материалы,
которые бы дополняли имеющиеся у нас в Университете
материалы по Востоку.
Таким образом, используя все возможности в деле
„овосточивания“ работы наших парткружков и учитывая
основные задачи партийной работы сообразно с местными
особенностями Востока, мы действительно подготовим
партийно-выдержанных работников.
Думаю , что все эти моменты будут учтены и реали­
зованы нашей партийной ячейкой в будущей работе.
И. Тиджиев.

По вопросу об „овосточиванин“ парткружков.


Тов. Тиджиев в своей статье по этому вопросу, при­
водя цитаты из речи тов. Сталина, приходит к мысли,
что назрел момент „овосточивания“ парткружков, которые
по его мнению, до сего времени занимались только во­
просами общего характера. Но, ведь, все реш ения с’ез-
дов и конференций затрагиваю т интересы всей нашей
страны, а в том числе, значит, и национальных окраин,
при чем решения выносятся, конечно, на основании учета
конкретного положения нашей страны.
Возьмем вопросы о перевыборах в Советы, о сниже­
нии цен, о работе среди бедноты и т. д., все решения
по этим вопросам, по-моему, применимы ко всему нашему
Союзу.
230
Правда, есть много особенностей, учесть которые
нужно.
Но нельзя говорить о специфических особенностях,
каковые выдвигает т. Тиджиев.
Конечно, вопрос об „овосточивании“ очень важный. Но
то, что предлагает т. Тиджиев пахнет фантазией. Мыслимо
ли, чтобы наше бю ро ячейки ВКБ (б) смогло собрать
материал всех нац. окраин, обработать его и поставить
на парткружки. Это немыслимо. Можно ли тогда ставить
отдельно обсуждение вопросов конкретных задач каждой
области? Н ет, это загромоздило бы работу парткружков
и тогда мы бы оторвались от жизни, от чего нас и пре­
достерегал т. Сталин.
„О восточивание“ нужно ввести в систему работы нашей
внеуниверситетской комиссии, что и делается. Комиссия
должна изучать накопленный студентами в процессе лет­
ней практической работы материал, подработать его.
Нужно собирать переодически материал от местных орга­
низаций путем переписки, и ставить его на проработку
в группах, отправляемых на летнюю работу.
Кроме того студенты нашего университета должны
поддерживать письменную связь со своими областями и
республиками.
Таким образом, я думаю, мы выполним указания
т. С талина, реализуем в жизни конкретно общие дирек­
тивы нашей партии и правительства.

Кириакиди.

О статье „Овосточивание работы парткружков“.


Новый курс, который взят на „овосточивание“ С талин­
ского Ун-та, учитывает все необходимое для тт. восточ­
ников. Следовательно, ставить специально вопрос об
овосточивании парткружков нет надобности. А втор статьи
неправ, когда говорит, что мы „абстрагировались“ при
обсуждении текущей политики нашей партии. В нашей
действительности нет абстракции, а есть конкретные з а ­
дачи партии и Соввласти.

231
Н аш а политика не высасывается из пальца, а диктуется
самой жизнью, следовательно, текущая политика, которую
мы изучаем есть накопленный опыт местных организаций.
Это есть учет достижений и недостатков нашей ра­
боты, но не „абстракция“.
И сходя из этих соображений, заняться особенно ово-
сточиванием наших кружков нет необходимости. Д ирек­
тивы партии о том, что нужно наши партийные решения
применять к местным условиям—мы знаем.
И тти по пути, который предлагает автор, значит, искать
материал по всему С С С Р , ибо автор забы л о том, что
у нас 72 национальности, он забывает, что буряту не
интересно слушать, как проводится партдирективы в Юго-
Осетии; бурят захочет знать, что делается в Бурятии—
отсюда не парткружок, а национальные кружки нужно
создать, вот что предлагает т. Тиджиев.
Если ты партиец-практик, ты должен уметь применить
общепартийную директиву к местным условиям, уметь
лавировать и руководить, а не плестись в хвосте.
Основная задача партийных кружков, это изучение
текущей партийной политики, ибо мы не можем отка­
заться от изучения ее никоим образом, если не хотим
отстать от общепартийной жизни. Если тов. Тиджиев р е­
комендует выковывать настоящих практиков партийцев для
окраин, это не новость, это не его открытие, а это есть
цель существования Ун-та. О н ищет выхода только
в „овосточивании“ парткружков, но при этом он совер­
шенно забы вает три основных кита нашей уч. ра­
боты, которые в конечном счете направлены к тому,
чтобы из нас выковать работников-практиков для окраин.
Этими тремя китами являются: во-первых, повседнев­
ное изучение ленинской теории; во-вторых, опыт работ
на московских фабриках, заводах и внутри университета,
и, наконец, в-третьих, это летняя практика на окраинах.
Усвоить эти пути уч ен и я—наша задача.

Гаргаладжева.

232
Работа и задача ячейки ВЛКСМ.
Ячейке по проведению в жизнь директив общего
собрания, районной и губернской конфереций ВЛКСМ,
пришлось проводить работу в особо трудных условиях.
Благодаря контактной работе и правильному р у ­
ководству в ячейках партии и комсомола не было ни
одного оппозиционера, за исключением единичных слу­
чаев колебания.
Вся работа ячейки протекала по плану, разработан­
ному бюро.
В ячейке членов в 1925 г.— 570 чел., в 1926 г.—406 ч.
а к 15 марта 1927 г.— 377 чел. Количество комсомольцев
у нас с каждым годом понижается. Убыль об’ясняется
улучшением партийного состава вновь поступающих сту­
дентов, отсутствием в университете беспартийной моло­
дежи и выбытием из комсомола переростков.
И з числа 377 комсомольцев 82 девушки и 160 членов
и кандидатов партии. По году рождения больше всего
родившихся до 1906 года— 300 чел.
Оргкомиссия, руководивш ая оргработой ячейки, была
громоздкой, порой зам еняла всю работу бюро и не всегда
давал а результаты; а впоследствии эту работу вел один
человек; эта комиссия была ликвидирована, но зато
созданы две новых комиссии—пионер-комиссия и комис­
сия по связи с местами.
П ер вая — руководила пионерработой, вторая — была
созд ан а для связи с пионерами, выпущенными универси­
тетской пионеркоммуной. Комиссия не только держала
связь с пионерами, оказывала им помощь, но она расши­
рила свою деятельность установлением связи с ячейками
окраин. Поэтому она была реорганизована в комиссию
по связи.
Члены ВЛКСМ из старших курсов прикреплялись на
районную комсомольскую работу; 27 чел. руководило
комсомольскими школами политграмоты и 20 чел. вели
другую разную работу. Р ебята работу проводили не­
дурно, но некоторым т. т. для еще лучшей работы ме­
ш ало невполне крепкое владение русским языком.
233
В конце первого учебного полугодия на первом курсе
проведены комсомольские характеристики, которые, не­
смотря на некоторые упущения, показали общее лицо
первокурсников.
Из проходивших характеристики получили отрица­
тельного свойства 25% , падающие на пассивность, не­
тактичность и на другие отрицательные стороны.
Проведение семестровых и ежегодных характеристик,
как система гизучения, исправления и совершенствова­
ния, не оправдывается в настоящее время, т.-к. про­
ведение их сопряжено с большими усилиями, нервиро­
ванием, а задачи и цели, преследуемые проведением ха­
рактеристики, можно осуществлять другими способа­
ми. Д а и вообще, система характеристики предста­
вляет из себя ни что иное, как отжившую форму ,
противоречащую современной линии партии и комсо­
мола, отказавшихся от характеристик и даже от
личных дел, потому бюро ячейки ВКП(б), а также
ВЛКСМ постановило: „ Отказаться от ежегодного про­
ведения характеристикк.
Воспитательная работа сосредотачивалась в комсо­
мольских кружках и комсомольс