Вы находитесь на странице: 1из 3

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №03-2/2017 ISSN 2410-6070

(14)A pretty little cottage is in the field [7, с. 60].


(15) И скатерти браные [1, с. 45].
(15) And embroidered table- clothes [7, с. 50].
(16) За тридевять земель, в тридесятое государство [1, с. 25].
(16) Beyond the lands of thrice times in the realm of thrice times nine [7, с. 45].
(17) Сам знаешь: к тебе придут купцы в сапогах да в шубах, а я в лаптях да в худеньком сером
кафтане [1, с. 123].
(17) Your guests will be rich merchants in leather boots and valuable fur coats, whereas I have nothing but
bast shoes and our old threadbare clothes [7, с. 433-434].
(18) В чёрной избе носить! [1, с. 178].
(18) And this one is fit only for a smoky peasant hut [7, с. 130].
(19) Избушка! Избушка! [1, с. 150].
(19) Little hut! Little hut! [7, с. 131].
Таким образом, отличительной особенностью описательного перевода является точное
воспроизведение содержания реалии, интерпретация ее того или иного качества и признака, непонятного
иноязычному читателю.
Список использованной литературы:
1. Афанасьев А.Н. Русские сказки. – М.: Худож. литература, 1987. –383с.
2. Бажов П.П. Малахитовая шкатулка. – М.: Худож. литература, 1978.- 334с.
3. Влахов С. Непереводимое в переводе. Реалии. – М.: Высш. Школа, 1986. – 400с.
4. Латышев Л.К. Курс перевода (Эквивалентность перевода и способы ее достижения). – М.: Межд.Отнош.,
1981. – 200с.
5. Пушкин А.С. Собрание сочинений в 3-х томах. т1. –М.: Худож. литература, 1984. – 735с.
6. Самойлова Е.В. К вопросу о переводе безэквивалентной лексики русских сказок на английский язык.
Иностранный язык в системе среднего и высшего образования: материалы II международной научно-
практической конференции 1–2 октября 2012 года. – Пенза – Москва – Решт: Научно-издательский центр
«Социосфера», 2012. – С. 13 – 16.
7. Afanasiev A. Russian Folk Tales. – Moscow Progress, 1998. – 250Р.
8. Bazhov P. Malachite Casket. – Foreign Languages Publishing House, 1945. – 250P.
9. Pushkin A. Selected Works in two volumes. Volume One. – Raduga Publishers Moscow, 1985. – 208P.
© Самойлова Е.В., 2017

УДК 81-25
И.Р. Саркисян
Д.п.н., профессор
Кафедра русского языка
Армянского государственного педагогического университета
им. Хачатура Абовяна
г. Ереван, Армения

КОНСТРУКЦИИ С НЕРЕАЛИЗОВАННЫМИ ВАЛЕНТНОСТЯМИ В СИНТАКСИСЕ


РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ РУССКОГО И АРМЯНСКОГО ЯЗЫКОВ

Аннотация
В статье рассмотрены некоторые синтаксические конструкции русской разговорной речи в
сопоставительном анализе с армянскими аналогами. Результаты исследования показали, что характерные

87
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №03-2/2017 ISSN 2410-6070
для разговорной речи русского языка построения с нереализованной валентностью в большинстве случаев
совпадают с аналогичными конструкциями армянского языка.
Ключевые слова
Синтаксис разговорной речи, сопоставительный анализ, конструкции с нереализованными
валентностями, типологические соответствия.

Для синтаксиса разговорной речи любого языка (в данном случае – для русского и армянского) очень
важны такие ее особенности, как опора на конситуацию, а также общность апперцепционной базы
участников непринужденной коммуникации и фоновые знания. В синтаксическом строении таких
конструкций русского и армянского языков наличествует невербализованный член, что можно расценивать
как эллипсис. Термин эллипсис чаще всего используется для:
 обозначения значимого отсутствия члена синтаксического построения: 1.Моя жена врач. 2. Моя
жена была врачом. 3. Моя жена будет врачом. Первая конструкция имеет нулевой глагол связку,
выражающую значение настоящего времени. Значение прошедшего и будущего времен выражается формой
глаголов была и будет. При сопоставлении первой констукции с армянским аналогом обнаруживается
типологическое различие, ибо в армянском языке в подобных случаях глагол всегда присутствует, поскольку
все временные формы (кроме прошедшего совершенного времени) образуются аналитически с помощью
вспомогательных глаголов (глагол быть нами подробно рассмотрен в сопоставительном трилингвальном
анализе [см. 1, с. 84-87]).
В современном русском языке с помощью нулевых членов могут быть выражены не только глагольные
связки, но и знаменательные глаголы, например: Я в кафе! Ты уже домой? В таких конструкциях
определенную семантику выражает нулевой член. Что касается армянского языка, то здесь более характерны
конструкции с нулевым местоимением при наличии глагола. При этом огромную семантическую функцию
берет на себя интонация.
 обозначения пропуска того или иного члена синтаксического построения, имеющегося в контексте:
Васе купили конструктор, а Маше – шарик. Отсутствующий член здесь понимается однозначно. Это
контекстуальный эллипсис, характерный и для армянского языка.
 обозначения того или иного члена построения, ясного из конситуации: Покажите мне зеленый.
Передай, пожалуйста. Конструкции такого типа понятны лишь в определенных конситуативных условиях,
вне которых они допускают вариативность осмыслений. Аналогичное явление наблюдается и в армянском
языке.
Для разговорной речи, связанной с определенной ситуацией, характерно большое количество
синтаксических конструкций, содержащих члены с нереализованными валентностями. Изучая это явление,
следует учитывать два аспекта: а) нереализацию прямой и обратной валентностей; б) явления стационарного
и нестационарного эллипсиса. Сравним два примера: Отрежь мне; Передай мне желтую. В первом случае
нереализована прямая валентность глагола отрезать, во втором - отсутствует определяемое слово:
нереализована обратная валентность прилагательного - явление, когда вербально выражены лишь зависимые
члены при отсутствии главных членов. Идентичная картина наблюдается в армянском языке. Таким образом,
и в русском, и в армянском языках отсутствие вербализованного выражения таких членов свегда восполняет
конситуация.
Рассмотрим эллиптические конструкции, в которых не реализована прямая или обратная валентность
имеющихся членов: Два до Москвы; Покажите черную; На оперу я не согласен. Первый пример
представляет собой распространенную конструкцию разговорной речи и русского, и армянского языков,
соответствующую современным нормам русской/армянской речи и функционирующую преимущественно в
такой форме. Согласно А.М. Пешковскому, это стационарная конструкция [2, с. 198]. Второй и третий
примеры, конструктивно также совпадают в обоих языках, однако имеют принципиально разный характер
проявления.
Сущность эллипсиса в русском и армянском языках не меняется от того, в какое более крупное

88
МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №03-2/2017 ISSN 2410-6070
построение входит эллиптическое словосочетание, например, прилагательное без определяемого
существительного.
Рассмотрим наиболее характерные для русской разговорной речи виды нестационарных конструкций,
имеющих нереализованные валентности и сравним их с армянскими аналогами: 1) Не выражен спрягаемый
глагол. В армянских аналогах идентичных конструкций разговорной речи обычно не реализовано
местоимение. И в русском, и в армянском языках в данных конситуациях большое значение имеют факторы
невербальной коммуникации – жесты, мимика; 2) Невербализованный глагол может быть сигнализирован
наречием. Здесь очевидно типологическое несоответствие. В армянском языке глагол либо вербализован,
либо его функцию берет на себя разговорный вариант вспомогательного глагола. При этом местоимения
могут и не варбализовываться; 3) Не выражен инфинитив. Его позицию сигнализирует прямая валентность
спрягаемых форм глагола (чаще всего модальных или фазисных: хотеть, желать, мочь, начать и т.п.) и
безлично-предикативных наречий (надо, нужно, можно и т.д.). В армянском языке если позицию
инфинитива сигнализируют модальные или фазисные глаголы, то он не вербализуется. В других случаях в
армянском языке даже явная конситуация и прямая валентность спрягаемых форм глагола не дают
возможности невербализации инфинитива; 4) Не выражено имя существительное. Например,
нереализована прямая валентность глагола в спрягаемой форме или в инфинитиве. Здесь имеет место
идентичное соответствие данных конструкций в русском и армянском языках. Другие случаи совпадения
конструкций разговорной речи русского и армянского языков наблюдаются: при нереализованной обратной
валентности зависимого согласованного определения (прилагательгого, порядкового числительного,
местоимения); при употреблении количественных числительных без относящихся к ним существительным,
которые ясны из конситуации. Таким образом, характерные для разговорной речи русского языка построения
с нереализованной валентностью одного или нескольких членов в большинстве случаев совпадают с
аналогичными конструкциями армянского языка.
Результаты проведенного сопоставительного анализа могут иметь практическое применение при
разработке методики обучения русской разговорной речи в армянской аудитории.
Список использованной литературы
1. Саркисян И.Р. Связочные глаголы в типологическом сопоставлении. Кантех, 2007, 3(32).
2. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. М.: Книжный дом “Либроком”, изд. 9-е, 2009.
© Саркисян И.Р., 2017

УДК 81`25
Л.Ф. Шкирта
Аспирант ЮГУ
г. Ханты-Мансийск

КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОММУНИКАТИВНОГО И СОЦИОКУЛЬТУРНОГО


ПОДХОДОВ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ТЕОРИИ ПЕРЕВОДА

Аннотация
В настоящее время существует множество подходов к определению теории перевода. Данная статья
рассматривает коммуникативный и социокультурный подходы как одни из новейших подходов к изучению
и определению перевода. Особое внимание уделяется описанию теории скопос, как одной из ветвей
социокультурного подхода, объясняющая многие переводческие действие.
Ключевые слова
Теория перевода, подход, эквивалентность, теория скопос, культурные факторы.

89

Вам также может понравиться