Вы находитесь на странице: 1из 7

Вестник СПбГУ. Сер. 9, 2009, вып.

С. Д. Кирпу

СПОСОБЫ ПЕРЕВОДА ЭКСПРЕССИВНЫХ ВЫСКАЗЫВАНИЙ


НА АНГЛИЙСКИЙ И НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫКИ

Статья посвящена изучению категории экспрессивности в языке на уровне высказы-


вания, а также проблеме перевода экспрессивных высказываний (ЭВ) на английский
и немецкий языки. Полученный материал будет способствовать дальнейшему изуче-
нию ЭВ в этих языках. Рассмотрим основные языковые средства, с помощью которых
строятся ЭВ в английском и немецком языках. Под средствами создания экспрессив-
ности понимаются те компоненты высказывания, которые обусловливают его эмоцио-
нальный статус и служат усилению воздействующей силы высказывания. Материалом
для исследования послужили примеры из английских и немецких переводов рассказов
А. П. Чехова «Клевета», «Медведь», «Толстый и тонкий».
Экспрессивность является одной из сложнейших лингвистических категорий, по-
скольку она связана с проявлением субъективного начала в языке, сопровождающего
познание объективной действительности и отражающего содержание индивидуального
сознания носителей того или иного языка. Лингвистический энциклопедический сло-
варь под экспрессивностью понимает «совокупность семантико-стилистических призна-
ков единицы языка, которые обеспечивают ее способность выступать в коммуникатив-
ном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию
или адресату речи» [1. C. 591]. При более узком рассмотрении явления «экспрессивно-
сти» в языке и речи, а именно при изучении ЭВ, правомерно считать экспрессивными
высказывания, содержащие эмоционально-оценочные единицы, которым свойственна
яркость, не-нейтральность, выразительность и в ряде случаев образность.
ЭВ представляют трудности при переводе, так как многие из них являются спе-
цифическими для языка-оригинала и содержат безэквивалентные единицы. Проблемы
перевода безэквивалентных единиц и высказываний рассматриваются во многих иссле-
дованиях. Так, А. О. Иванов определяет безэквивалентную лексику как «лексические
единицы исходного языка (ИЯ), которые не имеют в словарном составе переводяще-
го языка (ПЯ) эквивалентов, т. е. единиц, при помощи которых можно передать на
аналогичном уровне плана выражения все релевантные в пределах данного контекста
компоненты значения или одного из вариантов значения исходной лексической едини-
цы» [2. C. 45]. Безэквивалентные высказывания определяются как такие высказыва-
ния, полный прагмасемантический смысл которых трудно передать на ПЯ не только
на аналогичном уровне плана выражения, но и с сохранением цели коммуникации ИЯ
[3. C. 61].
Таким образом, семантика и прагматика ЭВ художественного текста при переводе
должна быть сохранена в единстве всех его составляющих, взаимосвязь и взаимодей-
ствие которых обусловлены авторским замыслом. При этом не должно нарушаться
равновесие установок рационального и эмоционального воздействия. Сохранить и ра-
циональное, и эмоциональное значение оригинала помогает учет составляющих семан-
тики художественного текста. Этими составляющими являются:


c С. Д. Кирпу, 2009

87
1) номинативный компонент — событийный план текста, в котором происходит пря-
мая референтная соотнесенность с внешним миром;
2) модусный компонент семантики — эмоциональная и рациональная интерпретация
событийного плана;
3) прагматический компонент, представленный иллокутивной и перлокутивной си-
лой текста [4. C. 22].
Основываясь на исследованиях И. И. Туранского [5], в которых изучалась экспрес-
сивность на различных уровнях языка: фонетическом, морфологическом, лексическом,
синтаксическом, рассмотрим некоторые высказывания, в которых экспрессивность со-
здается различными морфологическими, лексическими, синтаксическими средствами
английского и немецкого языков:
Наиболее распространенной структурой, создающей ЭВ в английском и немецком
языках, является следующая: местоименное слово (what, how / was, wie) + знамена-
тельная часть речи (сущ./прил./глагол). Например:
(1) Выдумал же глупый человек! (А. Ч. «Клевета») — What a thing to imagine, silly
fool! (CG); What a piece of invention, that blockhead. (HB); So was denkt er sich
aus, der dumme Kerl! (AL)
В русском языке экспрессивность создается за счет восклицательного предложения
с частицей же. При этом используется адъективное словосочетание с негативной окрас-
кой. В трех переводах на английский и немецкий языки это предложение передано с
помощью конструкции с местоименным словом was (нем) и what (англ.) Во всех трех
переводах мы наблюдаем трансформацию грамматической структуры. Таким образом,
экспрессивность ИЯ сохраняется в ПЯ.
Приведем ряд других примеров, где экспрессивность передается также с помощью
этой конструкции:
(2) Запах-то какой, миазма какая! (А. Ч. «Клевета») — What a perfume! (CG);
What a fine odor! (HB); Was für ein Duft ist, was für Miasmen! (AL); Na, ist das
ein Duft! (GD)
В этом примере мы также имеем дело с переводческой трансформацией воскли-
цательного предложения с частицей на ИЯ с помощью конструкции с местоименным
словом в ПЯ. И только последний пример на немецком языке демонстрирует ЭВ с
частицей.
В следующих примерах мы наблюдаем восклицательные предложения с местоимен-
ным словом в ИЯ, которые переведены с помощью таких же конструкций на ПЯ.
(3) Какие невежи! (А. Ч. «Медведь») — What manners! (JW); Welche Zudringlichkeit!
(LF);

(4) Как тяжелы эти люди! (А. Ч. «Медведь») — How these people annoy me! (JW);
Wie lästig die Menschen sind! (LF);

(5) Как я зол сегодня, как я зол! (А. Ч. «Медведь») — How angry I am to-day, how
angry I am! (JW); Wie bös ich heute bin, wie schrecklich bös ich bin! (LF)
Таким образом, анализ переводов показал, что конструкции с местоименным сло-
вом является продуктивными моделями для передачи экспрессивности в английском и
немецком языках.
88
Наиболее распространенными моделями среди ЭВ являются конструкции с имена-
ми существительными с зависимыми определениями или без них (article / adjective
+ noun).
(6) Хорош дед, нечего сказать! (А. Ч. «Клевета») — You’re a fine grandfather, I must
say! (CG); A fine old man indeed! (HB); Ein netter Großpapa, alle Achtung! (AL);
Bravo, Großpapa, sehr gut! (GD)
Предложение на ИЯ является примером «экспрессивно-отрицательной конструк-
ции». Данный вид конструкций был описан Д. Н. Шмелёвым [6]. Например, «Стану я
молчать!», «Есть о чем жалеть!», «Много ты знаешь!» и др. В этих примерах разго-
ворной речи мы наблюдаем такое использование интонационных средств, при котором
смещается семантика слов и словосочетаний.
Рассмотрим случаи перевода ЭВ на английский и немецкий с помощью модальных
глаголов:
(7) Пусть теперь им рассказывает! — думал Ахинеев, потирая руки. — Пусть!
(А. Ч. «Клевета») — «Let him tell away now!» thought Ahineev, rubbing his hands.
«Let him!» (CG); «Now let him tell!» thought Akhineyev, rubbing his hands. «Let
him do it.» (HB); «Mag er jetzt nur erzählen!» dachte Achinejew und rieb sich die
Hände. «Mag er!» (AL); Möge er ihnen jetzt erzählen, so viel er mag!» dachte
Achinejew und rieb sich die Hände. «Nur zu!» (GD)
Пример (7) является косвенным речевым актом, начинающимся с частицы пусть.
На немецкий язык данное ЭВ переведено с помощью модального глагола. Во втором
немецком переводе используется модальный глагол в сослагательном наклонении, а
при усилительном повторе — модальный глагол в изъявительном наклонении. При этом
во втором примере на немецком языке употреблена частица Nur zu!, что делает это
экспрессивное высказывание еще более эмоциональным. На английский язык это же
предложение переведено с помощью глагола let, что также помогает передать экспрес-
сивность. И в немецком, и в английском языках при переводе сохраняется косвенность
речевых актов.
Приведем еще пример ЭВ с модальными глаголами в ПЯ:
(8) Не весь же век плакать и траур носить. (А. Ч. «Медведь») — But you can’t go
on weeping and wearing mourning for ever. (JW); Kann man denn ewig Klagelieder
singen? (LF)
В примере (8) в оригинале мы имеем дело с косвенным ассертивом, иллокутивная
сила которого приблизительно равна иллокутивной силе следующего высказывания:
«мы не можем весь век плакать и носить траур». В предложении на английском языке
данное высказывание передано прямым отрицательным ассертивом, что делает предло-
жение менее экспрессивным. Тем не менее модальный глагол с отрицанием имплицитно
придает значение не-нейтральности всему высказыванию. В предложении на немецком
языке косвенность сохраняется и в вопросительном предложении с модальным глаго-
лом, а также наблюдается компрессия однородных членов «плакать и траур носить» в
словосочетание «Klagelieder singen».
Рассмотрим следующий пример перевода косвенного речевого акта на английский
и немецкий языки:
(9) Как же мне не сердиться? (А. Ч. «Медведь») — How shouldn’t I get angry. (JW);
Wie soll ich mich da nicht ärgern? (LF)
89
В ИЯ в примере (9) используется риторический вопрос, включающий частицу. При
переводе на английский язык предложение также формально является вопроситель-
ным, но отсутствие вопросительного знака в конце предложения подчеркивает косвен-
ный характер этого высказывания. В немецком языке риторический вопрос, включаю-
щий частицу, сохраняется.
В ИЯ и при переводе на английский и немецкий языки экспрессивность создается
также за счет отрицания. Следующие примеры, содержащие отрицание, демонстриру-
ют ЭВ как в ИЯ, так и в ПЯ.

(10) Ни одна каналья не платит! (А. Ч. «Медведь») — Not one of the swine wants to
pay me! (JW); Keine einzige Kanaille will zahlen! (LF);

(11) Здесь не конюшня! (А. Ч. «Медведь») — This isn’t a stable! (JW); Hier ist kein
Stall! (LF)

На основе вышеприведенных примеров можно утверждать, что отрицание в вос-


клицательных предложениях является одним из средств создания экспрессивности в
английском и немецком языках.
Отрицание может создаваться и имплицитно, что также может придавать экспрес-
сивный эффект высказыванию. Так, в примере (12) отрицание является имплицитным
и в ИЯ, и в примере на немецком языке со сказуемыми в сослагательном наклонении. На
английский язык перевод дан с помощью восклицательного предложения с отрицани-
ем. Но можно предположить, что одним из вариантов перевода исходного предложения
на английский язык может быть также конструкция с сослагательным наклонением:
«Had a single of them paid up!». При использовании сослагательного наклонения для
передачи экспрессивности предложения на английском и немецком языках даются в
усеченной форме, как часть сложного предложения:

(12) Хоть бы один из них заплатил свой долг! (А. Ч. «Медведь») — Not a single one of
them paid up! (J. W.); Wenn auch nur einer von ihnen seine Schuld bezahlt hätte!
(LF)

Данный вид конструкций в русском языке был описан Д. Н. Шмелёвым: «Предло-


жения с хоть бы / хотя бы, имеющие обычно ограничительно-желательное значение,
могут быть легко переведены в иную модальную плоскость. Для этого достаточно вклю-
чить их в состав сложного предложения» [6]. Значение данной конструкции строится на
основе определённой и устойчивой модели, представляя собой синонимическую замену
отрицательной конструкции с глагольной формой прошедшего времени изъявительно-
го наклонения: И никто даже не помог.
Экспрессивный эффект может также передаваться при употреблении форм пове-
лительного наклонения. Так, формы повелительного наклонения могут при соответ-
ствующей интонации и определённом лексическом окружении выражать угрозу, предо-
стережение. Поэтому следует рассматривать этот тип предложений как особый тип
экспрессивно-императивных предложений и как одну из моделей создания ЭВ. Стоит
отметить, что эти предложения прямо или косвенно имеют оттенки условия или же
подразумевают предупреждение о последствиях, ср.:

(13) Рассказывай! (А. Ч. «Клевета») — Tell that to the marines! (HB); Tell that to some
one else, not to me! (CG); Erzähl du mir nur! (AL);
90
(14) Ну, погодите же! Узнаете вы меня! (А. Ч. «Медведь») — Well, just you wait! You’ll
find out what I’m like! (JW); Aber wartet nur! Ihr werdet mich kennen lernen! (LW)
Усеченный тип предложений, или эллипс, также является средством выражения
ЭВ. К эллипсу относятся разнообразные деформации предложений: опущение слов,
выпадение слогов, слов, которые требуют семантического восполнения. Обычно вы-
деляют три основные тактики перевода эллиптических структур (ЭС) на английский
язык: 1) сохранение ЭС; 2) замена на функционально аналогичные структуры или ре-
чевые формулы; 3) восстановление предложения до полносоставного [7], например:
(15) Про меня, чтоб его разорвало! (А. Ч. «Клевета») — About me, blast him! (CG);
About me, the devil take him! (HB); Von mir — daß er platzen möge! (AL); Über
mich, daß ihn der Satan hole! (GD)
В этом примере эллипс ИЯ сохранен при переводе на английский и немецкий язык.
Придаточное предложение ИЯ передано также придаточным предложением на немец-
кий язык, но на английский язык оно переводится бессоюзной структурой. Особый ин-
терес вызывает здесь фразеологический оборот чтоб его разорвало, который переведен
с помощью частичного эквивалента на английский и немецкий языки.
Следующие примеры также демонстрируют эллиптические конструкции с экспрес-
сивным значением:
(16) Чтоб мне ни дна, ни покрышки! Холеры мало! (А. Ч. «Клевета») — May I be left
without house and home, may I be stricken with worse than cholera! (CG); May I
have neither house nor home! (HB); Daß mich dieser und jener. . . Da wär ja die
Cholera noch zu wenig! (AL); Daß ich verdammt sei! Daß ich. (GD);

(17) С женским полонезом тет-а-тет! (А. Ч. «Клевета») — Tête-à-tête with the fair sex-
tette! (CG); With the female sex tete-a-tete! (HB); Mit der holden Weiblichkeit im
Tête-à-tête! (AL); So ein kleines tête-à-tête mit der holden Weiblichkeit. (GD);

(18) С Марфой-то, кухаркой! (А. Ч. «Клевета») — Kissing Marfa, the cook! (CG); With
Marfa; just think of it — with the cook! (HB); Mit der Marfa, der Köchin! (AL); So
ein Narr, mit der Köchin, der Marfa! (GD)
Необходимо также отметить обратный порядок слов в немецком языке как один из
способов выдвижения высказывания. Например:
(19) Вот не ожидал! Вот сюрприз! (А. Ч. «Толстый и тонкий») — Das hatte ich
nicht erwartet! Ist das eine Überrascgung! (AL); Das hätte ich nicht geglaubt!
Ist das eine Überraschung! (GD)
Рассмотрим ЭВ, содержащие междометия:
(20) Но, увы! Человек предполагает, а Бог располагает. (А. Ч. «Клевета») — But, alas!
Man proposes, but God disposes. (CG); But, alas! Man proposes and God disposes.
(HB); Aber ach! Der Mensch denkt und Gott lenkt. (AL); Aber wehe! Der Mensch
denkt und Gott lenkt. (GD);

(21) Ну, вот! (А. Ч. «Медведь») — Well, there you are! (JW); Da hat man es! (LF)
Во всех перечисленных примерах сохраняется перевод междометий на английский
и немецкий языки, что создает экспрессивный эффект переводному тексту, хотя как
91
отмечают некоторые исследователи [8], для перевода на английский язык характерны
переводческие трансформации опущения междометий.
В качестве приема, создающего экспрессивность, можно назвать также фразеоло-
гические обороты, имеющие экспрессивное значение, например:
(22) Черт знает что! (А. Ч. «Клевета») — Hang it! (CG); The devil knows what may be
the outcome of this! (HB); Daß ihn der Teufel! (AL); Weiß der Teufel! (GD);

(23) Накажи меня Бог! (А. Ч. «Клевета») — God blast me! (CG); May God punish me!
(HB); Gott soll mich strafen! (AL); Straf mich Gott! (GD);

(24) Барыня!. Матушка!. Что вы? Христос с вами! (А. Ч. «Медведь») — Madam!
Dear madam! What is it? Bless you! (JW); Gnädige Frau! Meine liebe gnädige
Frau! Was ist’s? Um Christi willen! . . (LF)
Благодаря наличию частичных, и в некоторых случаях полных, эквивалентных
фразеологических оборотов в русском, английском и немецком языках перевод сохра-
няет все семантические и стилистические черты подлинника и потому является оправ-
данным и закономерным.
Итак, проанализировав перевод ЭВ, можно выделить общие модели ЭВ в англий-
ском и немецком языках, содержащих конструкции с местоименными словами was/wie,
определение с именем существительным, модальные глаголы, фразеологические оборо-
ты, усеченные конструкции с сослагательным наклонением, экспрессивно-императив-
ные конструкции, эллиптические структуры, отрицательные конструкции, риториче-
ские вопросы, конструкции с косвенными речевыми актами.
Данные модели являются лишь частью общего арсенала средств, с помощью ко-
торых могут создаваться ЭВ в исследуемых языках германской группы. Перевод ЭВ
на другой язык представляет в ряде случаев определенные сложности, обусловленные
строем языка, особенностями лексики и/или грамматики. Экспрессивность переводимо-
го текста может меняться. Нормой при переводе ЭВ будет считаться эквивалентность
экспрессивного эффекта, производимого на получателя ПЯ. Однако принадлежность
рецептора к иному языковому коллективу, к иной культуре требует от переводчика,
сталкивающегося с ЭВ, сохранения эквивалентности перевода не только на уровне от-
дельных языковых знаков или языковых средств, но и на «уровне высказывания» и
«уровне сообщения» [9. C. 145]. В этом случае нередко приходится прибегать к прагма-
тической адаптации перевода. Прагматическая адаптация при переводе ЭВ заключает-
ся в том, что переводчики избегают передачи всех маркеров экспрессивности, учитывая
все особенности не только структуры ПЯ, но и национального характера ПЯ.
Так, при переводе на английский язык ЭВ отмечаются свои особенности. Например,
распределение доминирующих средств создания экспрессивности в английском пере-
водном тексте отличается от основных средств создания экспрессивности в русском
языке. В английском тексте значительно снижается доля восклицательной интонации,
частицы не представлены столь же широко, так как данное средство создания эмо-
циональности и экспрессивности не свойственно английскому языку. Для английского
языка характерна большая доля высказываний с эмоциональной лексикой в качестве
средства создания экспрессивности. Количество риторических вопросов в английском
переводном тексте уменьшается, поскольку в русском языке многие из риторических
вопросов включают частицы, которые не отражаются при переводе. Английскому язы-
ку в большей степени свойственно смягчение.
92
Что касается немецкого языка, то для него характерно использование в ЭВ боль-
шого количества частиц. В немецком языке распространены риторические вопросы,
восклицательные предложения, конструкции с модальными глаголами, а также обрат-
ный порядок слов.

Источники и сокращения

А. Ч. — Чехов А. П. Собрание сочинений: В 15 т. / Сост. О. Дорофеев. М.: ТЕРРА, 2000.


AL — Arthur Luther. A. Tschechow. Sieben lustige Geschichten. Karl Rauch Verlag. P. 6–95.
1947. Deutsch von Arthur Luther.
GD — Gutenberg-DE. 2003. — Http://www.gutenberg.org.
JW — Julius West. Plays by Anton Chekhov. — Http://www.gutenberg.org. Translated, with an
Introduction, by Julius West. 2003.
HB — Herman Bernstein. A. Chekhov. The Slanderer. — Http://www.gutenberg.org. Translated
by H. Berstein. 2007.
LF — Luise Flachs-Fokschaneanu. A. Tschechow. Der Bär. Die Groteske in einem Aufzug. —
Http://www.gutenberg.org. Translated by Luise Flachs-Fokschaneanu. 2007.
CG — Constance Garnett. The Tales of A. Chekhov. Volume 10. The Horse Stealers and Other
Stories. — Http://www.gutenberg.org. Translated by Constance Garnett. 2004.

Литература

1. Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 591.


2. Иванов А. О. Английская безэквивалентная лексика и ее перевод на английский язык.
Л., 1985. С. 45.
3. Недялков И. В., Анфиногенова А. И. Русские безэквивалентные высказывания пьес
А. П. Чехова в английских переводах // Материалы XXXVII Международной филологической
конференции. Вып. 1. Актуальные проблемы переводоведения. СПб., 2008. С. 61.
4. Салмина Л. М., Костычева Л. М. Семантическая структура художественного текста
и перевод // Экспрессивность на разных уровнях языка. Межвузовский сборник научных
трудов. Новосибирск, 1984. С. 22.
5. Туранский И. И. Семантическая категория интенсивности в английском языке. М., 1990.
6. Шмелев Д. Н. Экспрессивно-ироническое выражение отрицания и отрицательной оценки
в современном русском языке // Вопросы языкознания. № 6. 1958. С. 63–75.
7. Коваленко Е. В. Эллиптические структуры как элемент художественного текста: Дис.
. . . канд. филол. наук. СПб., 2006.
8. Александрова Ю. О. Перевод эмотивных высказываний и прагматическая адаптация
// Университетское переводоведение. Вып. 2. Материалы II Международной научной конфе-
ренции по переводоведению «Федоровские чтения» 23–25 октября 2000 г. СПб., 2001. С. 8–9.
9. Комиссаров В. Н. Теория перевода. М., 1990. С. 145.

Статья поступила в редакцию 17 сентября 2009 г.

Вам также может понравиться