Вы находитесь на странице: 1из 59

МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ


УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«УЛЬЯНОВСКОЕ ВЫСШЕЕ АВИАЦИОННОЕ УЧИЛИЩЕ


ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ (ИНСТИТУТ)»

Д. А. ЕВСТИГНЕЕВ

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА
И ИХ РЕАЛИЗАЦИЯ В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ

Монография

Ульяновск 2014
УДК 359.9
ББК Ю94
Е26
Рецензенты:
Глухова Н.В. – кандидат биологических наук, доцент кафедры
высшей математики УлГПУ им. И.Н. Ульянова
Кузнецова И.В. – кандидат биологических наук, доцент кафедры
обеспечения авиационной безопасности УВАУ ГА

Евстигнеев, Д. А. Психотерапевтические правила и их реализация в про-


цессе общения : монография / Д. А. Евстигнеев. – Ульяновск, 2014. – 59 с.

Материал монографии представлен психотерапевтическими правилами,


сформулированными благодаря непрерывному анализу межличностных от-
ношений и проведению автором сеансов индивидуальной и групповой пси-
хотерапии. Для анализа ситуаций преимущественно использовались три ме-
тода психотерапии: психоаналитическая, каузальная и патогенетическая пси-
хотерапия. Сформулировано восемнадцать психотерапевтических правил, ру-
ководствуясь которыми в процессе общения можно избежать конфликтных
ситуаций и возникновения невротических расстройств. Психотерапевтический
взгляд, формирующийся благодаря пониманию выведенных правил, позволяет
достичь более адекватного восприятия действительности и устойчивости пси-
хики к психотравмирующим ситуациям – как в быту, так и на производстве.
Работа адресована абсолютно всем категориям читателей.
УДК 359.9
ББК Ю94

ISBN 978-5-7514-0216-7

© Д. А. Евстигнеев, 2014
© ФГБОУ ВПО «Ульяновское высшее авиационное
училище гражданской авиации (институт)», 2014

2
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение ............................................................................................................... 4
Описание психотерапевтических правил ........................................................... 9
«Подавленные отрицательные эмоции рано или поздно проявляются» ............ 9
«Каждый человек в каждую секунду времени считает своё поведение
нормальным» ...................................................................................................... 13
«Встречаться в точках пересечения».............................................................. 19
«Будьте готовы грамотно отказать и принять отказ от другого»............ 23
«Умейте управлять агрессией собеседника»................................................... 24
«Готовьте себя к выигрышу и проигрышу одновременно»............................. 26
«Положительные эмоции открывают, а отрицательные – закрывают
двери».................................................................................................................. 27
«Далеко не всегда следует бояться, когда вам говорят неправду» ............... 27
«Прежде чем пытаться изменить поведение другого человека, необходимо
установить положительный эмоциональный контакт с ним» ..................... 31
«Стремитесь сохранить планку установившихся отношений» .................... 32
«Будьте внимательны в отношении людей, попадающих в ваш круг общения
после того, как с вами разорвал отношения значимый человек» ................... 33
«Прежде чем сообщать информацию конкретному человеку, попытайтесь
представить, что вы проговариваете её в присутствии группы людей»......... 33
«Будьте крайне осторожны при передаче информации от одного человека к
другому».............................................................................................................. 34
«Следите за изменением эмоциональной дистанции и не позволяйте ей
увеличиваться»................................................................................................... 34
«Помните об условно-рефлекторном происхождении черт характера и
возможности их коррекции лишь после определения истории формирования
этих черт» ........................................................................................................ 38
«Попытки извиниться за что-то могут привести к отрицательному
результату» ....................................................................................................... 42
«Не спешите осуждать, порицать человека за что-то»............................... 42
«Удовлетворение одних потребностей в настоящем может обернуться
блокированием других потребностей в будущем»........................................... 44
Заключение......................................................................................................... 47
Библиографический список............................................................................... 50
Приложение........................................................................................................ 53

3
ВВЕДЕНИЕ

Психотерапевтические правила, изложенные в настоящей работе, выведе-


ны в процессе психотерапевтической работы и представляют собой законо-
мерности, позволяющие избежать тех ошибок, которые допускаются людьми
в процессе общения и приводят к неправильной интерпретации действий ок-
ружающих, конфликтным ситуациям и образованию психогенных (информа-
ционных) заболеваний, самой распространённой формой которых являются
неврозы. Указанные ошибки допускаются в силу незнания устройства психи-
ки и тех закономерностей, что определяют процесс общения. Именно поэто-
му прежде чем работать с материалом, представленным в работе, потребует-
ся знание ряда определений, и первым, от чего нужно оттолкнуться для адек-
ватного понимания психических явлений, – это определение психики.
Психика (гр. psyche – душа) – это совокупность безусловных и условных
рефлексов, последние из которых играют ведущую роль в развитии психики
в ходе онтогенеза (гр. onthos – сущее + genos – род) – индивидуального раз-
вития человека от рождения до смерти. Таким образом, основным наполнени-
ем психики будут формируемые в процессе жизни условные рефлексы, в свя-
зи с чем понимание содержания психики конкретного человека возможно че-
рез восстановление в хронологическом порядке истории формирования ус-
ловных рефлексов. Иными словами, всё, что приобретается человеком на
протяжении его жизни, представлено условными рефлексами – от умения
поддерживать позу, говорить, читать, писать – до сложных профессиональ-
ных навыков.
Итак, психика сплетена из огромного количества условных рефлексов,
образующих за всю жизнь человека гигантскую сеть – информационную сис-
тему, которая является по своей природе сверхточной системой – подчинён-
ной тем причинно-следственным связям, которые закладываются в процессе
познания окружающего мира (Евстигнеев Д.А., 2012). Да, психика – точная
система, но её точность необходимо понимать как то, что система отвечает
теми или иными сигналами (реакциями) только сообразно записанным в ней
алгоритмам действий, причинно-следственным связям (психика отвечает те-
ми или иными реакциями в соответствии с записанной в процессе жизни

4
информацией в виде условных рефлексов). Ассимилированные (записанные,
усвоенные) же мозгом причинно-следственные связи могут быть истинными
(реально данными в мире) и ложными, искажёнными благодаря ошибкам при
познании этих связей самим человеком или благодаря ошибкам, допущен-
ным при пояснении этих связей человеку другим лицом. Истинные причин-
но-следственные связи носят характер законов, закономерностей, правил,
следуя которым можно управлять собой и другими, ложные же причинно-
следственные связи, порождённые теми или иными ошибками познания,
приводят к поражению, причём поражение, являясь по своей природе следст-
вием, может быть отдалено от причины на различные интервалы времени: при
нарушении одних закономерностей следствие проявляется незамедлительно,
при нарушении же других закономерностей следствие реализуется спустя го-
ды с момента проявления причины. Эффективность адаптации организма к
среде, таким образом, будет определяться тем, какое количество причинно-
следственных связей между единицами информации в среде познано и на-
сколько эти познанные и ассимилированные причинно-следственные связи
соответствуют реально представленным в мире (Евстигнеев Д.А., 2012).
Как уже было отмечено, психотерапевтические правила были сформули-
рованы нами благодаря проведению сеансов психотерапии и непрерывному
анализу межличностных отношений. Естественно, что психотерапия как ин-
струмент, с помощью которого была выведена новая информация, также ну-
ждается в определении.
Психотерапия (гр. psyche – душа + therapeia – лечение) – это информа-
ционное воздействие на человека с целью устранения у него отрицательных
эмоций и избавления от психогенных расстройств, вызванных психотравми-
рующей информацией, отражающей блокирование тех или иных значимых
для человека потребностей. Самой распространённой формой психогенного
(информационного) расстройства являются неврозы.
Невроз (гр. neuron – нерв, жила) – это обратимое нарушение нервной дея-
тельности, вызванное психической травмой (которая отражает блокирование
важных для человека потребностей) и представляющее собой патогенное ус-
ловно-рефлекторное образование. Неврозы возникают при переживании че-
ловеком отрицательных эмоций, аффекта, на момент которого приходится

5
частичная амнезия, причём характер этой амнезии может быть и избиратель-
ным (забываются отдельные мысли или действия), и неспецифическим. Что
происходит в организме при увеличении силы отрицательных эмоций и в ка-
кой период времени образуются неврозы, показано на рисунке.

Зависимость продуктивности выполняемой деятельности от силы


отрицательных эмоций (А) и зависимость концентрации биологически
активных веществ от времени в процессе увеличения силы
отрицательных эмоций (Б) (по: Евстигнеев Д.А., 2010, а)

Чтобы понять суть представленных на рисунке графиков, необходимо


дать определение эмоций. Согласно информационной теории возникновения
эмоций П.В. Симонова (1970, 1975, 1981, 1984), эмоция (лат. emovere – воз-
буждать, волновать) – это отражение мозгом человека какой-либо актуальной
потребности и вероятности (возможности) её удовлетворения, которую мозг
оценивает на основе генетического и приобретённого опыта. В зависимости
от того, приближаемся или отдаляемся мы от удовлетворения важной потреб-
ности, все эмоциональные реакции разделяются на две большие группы – по-
ложительные (эмоции интереса, радости) и отрицательные (эмоции гнева, пре-
зрения, страха, отвращения, стыда) эмоции. Снижение вероятности удовле-
творения потребности (или же её полное блокирование) ведёт к возникнове-
нию отрицательных эмоций, тогда как возрастание вероятности удовлетворе-
ния потребности (или же её полное удовлетворение) вызывает положительные
эмоции. На рисунке два графика (панели А и Б) взаимосвязаны. По мере уве-
личения силы отрицательных эмоций продуктивность выполняемых действий

6
сначала растёт, а далее (после достижения максимума) – падает. Всё дело в
том, что по мере увеличения силы отрицательных эмоций в организме проис-
ходят серьёзные биохимические перестройки (панель Б) – выделяется большое
количество биологически активных веществ, и эти вещества, достигая опреде-
лённой критической концентрации (накапливаясь), уже не помогают, как ра-
нее (первая половина графика А), а отравляют организм – так, что возникает
состояние аффекта.
Аффект (лат. affectus – душевное волнение) – это не что иное, как био-
химический удар, возникший в результате выброса и последующего накоп-
ления биологически активных веществ, выделенных в ответ на увеличение
силы эмоций (Евстигнеев Д.А., 2010, а).
При переживании отрицательных (так же как и положительных) эмоций
происходит выделение огромного количества биологически активных ве-
ществ, которые изменяют физиологическое состояние нейронов, тем самым
облегчая формирование условных связей (рефлексов). Понимание условно-
рефлекторного характера психики исключительно для умения анализировать
психические явления.
Итак, неврозы формируются под влиянием психотравмы (информации,
отражающей блокирование той или иной потребности) и представляют собой
информационное заболевание условно-рефлекторного характера, в связи с
чем могут быть устранены только путём воздействия информации, то есть с
помощью тех или иных методов психотерапии.
В нашей практике использовались такие методы психотерапевтической
работы, как убеждение, или рациональная психотерапия (Dubois P., 1904,
1911, 1912; Свядощ А.М., 1971, 1982), внушение (Свядощ А.М., 1971, 1982),
каузальная, или патогенетическая, психотерапия (Свядощ А.М., 1971, 1982;
Мясищев В.Н., 1939, 1956, 1958, 1960; Яковлева Е.К., 1956, 1958; Карвасар-
ский Б.Д., 1985), а также психоаналитическая психотерапия (Фрейд З., 1923,
1997; Хорни К., 2002). Предпочтение отдавалось последним трём методам
психотерапии, потому как именно они позволяют устанавливать причинно-
следственные связи между имеющимися у больного симптомами и психо-
травмирующими ситуациями. Каузальную и патогенетическую психотера-
пию следует рассматривать как синонимы, при этом имея в виду, что эти

7
методы психотерапии являются «осколками» психоанализа Брейера–Фрейда
и рациональной психотерапии Дюбуа: они вобрали в себя часть закономер-
ностей, установленных этими авторами.
Именно проведение психотерапии, раскрытие в процессе её реализации
механизмов конфликтных ситуаций и психогенных расстройств позволило
нам сформулировать ряд правил, следование которым в процессе общения
позволит избежать и возможных конфликтных ситуаций, и возникновения
психогенных (информационных) расстройств. Приведённые ниже правила
позволяют сформировать так называемый психотерапевтический взгляд, бла-
годаря которому достигается более адекватное восприятие действительности,
формируется устойчивость психики к психотравмирующим ситуациям и дос-
тигается так нужная в ряде профессиональных объединений (экипажах воз-
душных судов, диспетчерских сменах) совместимость.

8
ОПИСАНИЕ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ПРАВИЛ

Со времени описания первых правил (Евстигнеев Д.А., 2010, б) их число


возросло, так же как были сделаны дополнительные комментарии к ним (Ев-
стигнеев Д.А., 2011, 2012, 2013, а, б). На данный момент сформулировано во-
семнадцать правил, полная информация по которым приведена ниже.
Психотерапевтическое правило «Подавленные отрицательные эмоции
рано или поздно проявляются» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Исходя из этого от-
рицательные эмоции необходимо либо грамотно проявлять, либо перерабаты-
вать – так, чтобы от них не осталось и следа. Мы довольно часто сталкиваемся с
ситуациями, когда человек проявляет по отношению к нам агрессию, величина
которой совершенно непропорциональна сложившейся ситуации, в ответ на что
у нас рождается ответное возмущение – ведь нам абсолютно непонятно, почему
настолько агрессивно ведёт себя человек. Как правило, непропорциональная
эмоциональная реакция рождается в случае, когда человек бóльший или
мéньший промежуток времени сдерживал свои истинные эмоции, подавлял их
(о другой причине, лежащей в основе непропорциональной эмоциональной ре-
акции, сказано ниже). В связи с этим необходимо уметь отделять агрессию,
возникшую в ответ на только что сложившуюся ситуацию, от так называемой
отставленной агрессии (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Самый явный признак от-
ставленной агрессии – это непропорциональность эмоциональной реакции (её
сила превышает типичную величину для данной ситуации).
Феномен отставленной агрессии заключается в том, что отрицательные
эмоции, возникшие при блокировании тех или иных потребностей, в момент
их возникновения не проявились (по тем или иным причинам человек пода-
вил отрицательные эмоции), зато начинают проявляться позже – особенно в
тех ситуациях, когда человек, с которым были связаны отрицательные эмо-
ции, оказывается в положении, когда его вполне справедливо можно за что-
либо наказать, но делается это уже непропорционально его поступку (как
только появляется повод «справедливо» наказать человека, те накопленные
отрицательные эмоции, связанные с прошлыми ситуациями, находят свой
выход в новой ситуации, где достаточно обоснованно можно быть недоволь-
ным человеком).

9
Таким образом, подавленные, неотреагированные эмоции представляют
явную опасность как для подавляющего эмоции человека, так и для того, с
кем эти эмоции связаны. Всё это делает процесс общения крайне запутан-
ным – ведь чаще всего не понимает сути происходящего ни та, ни другая сто-
рона! В связи с этим напрашивается вывод, что лучше всего всё-таки прояв-
лять эмоции, нежели их подавлять. С одной стороны, это несомненно так, но
проявить отрицательные эмоции можно и так, что это будет для процесса
общения настолько же опасным, насколько опасно подавление этих эмоций.
Если человек задумал выразить эмоции, их проявление должно быть таким,
чтобы не вызвать сильных отрицательных эмоций у той стороны, которой
они адресованы. Этого достаточно легко можно достичь переформулировкой
тех агрессивных мыслей, которые у вас возникли – изъять все оскорбитель-
ные обороты и попытаться донести суть происходящего с вами, пояснив, что
именно вам не нравится и как вы переживаете относительно случившегося.
То есть, вместо того, чтобы обвинять другую сторону в произошедшем, не-
обходимо дать ей информацию, как вы это воспринимаете, но без отрица-
тельной оценки другой стороны. Но как только с вашей стороны последует
неаргументированная и оскорбительная оценка действий другой стороны,
тотчас же прекратится адекватное восприятие вас – несмотря ни на справед-
ливость ваших заключений, ни на ваше эмоциональное состояние (Евстигне-
ев Д.А., 2010, б).
Выше мы указали, что у непропорциональной эмоциональной реакции
может быть ещё одна причина. Последняя связана с феноменом понижения
порога возникновения эмоций в случае переживания человеком сильных от-
рицательных эмоций (Евстигнеев Д.А., 2012). Человек, у которого блокиро-
валась та или иная потребность, закономерно начинает испытывать отрица-
тельные эмоции, и эти эмоции снижают порог возникновения других (новых)
эмоций: он снижается тем сильнее, чем сильнее были отрицательные эмоции.
Снижение порога ведёт к тому, что человек начинает реагировать на непри-
ятное ему намного сильнее и раньше: те ситуации, на которые раньше не было
никакого ответа, теперь вызывают сильнейшее раздражение. В этом случае
непропорциональность эмоционального ответа на ситуацию связана не с тем
человеком, на кого направлена отрицательная реакция, а с тем, кто проявляет

10
непропорциональную реакцию (нужно проанализировать, что произошло в
ближайшее время с ним, какие потребности у него были блокированы). Как
же отличить между собой две причины, каждая из которых рождает внешне
одинаковую реакцию (одинаковый симптом) – непропорциональность эмо-
ционального ответа? Отличить одну причину от другой можно по характеру
её специфичности. В случае, если мы имеем дело с феноменом отставленной
агрессии, непропорциональная реакция будет направлена на того, с кем связа-
но подавление в прошлом тех или иных отрицательных эмоций. В случае же
снижения порога возникновения эмоций непропорциональная реакция будет
носить неспецифический характер: отрицательные эмоции могут обрушиться
абсолютно на любого человека, особенно на того, кто, по опыту (или же мне-
нию) проявляющего эмоции, является самым безобидным и способным стер-
петь нападки (Евстигнеев Д.А., 2012).
Непропорциональности агрессии также будет способствовать алкогольное
опьянение, в состоянии которого скрытые до этого патологические очаги
возбуждения и отрицательные эмоции, с ними связанные, становятся более
доступными для осознания и отреагирования (Евстигнеев Д.А., 2012). Алко-
голь способствует «обнажению» очагов, определяя их большую доступность
для осознания и разрядки. Это происходит потому, что алкоголь подавляет
активность сознания – группировки психики, стоящей на страже того, чтобы
то, что противоречит его потребностям и неприятно ему, всё также остава-
лось в бессознательном – группировке психики, выполняющей функцию
«склада боли», функцию «заморозки» неприятных ощущений. Растормажи-
вание в состоянии алкогольного опьянения до этого скрытых в бессознатель-
ном патологических очагов возбуждения может привести как к полному из-
бавлению от них (энергия, высвобождающаяся в результате отреагирования
эмоций, идёт на перезапись до этого существовавшего патологического ус-
ловного рефлекса на новый, уже нормальный, рефлекс, что возможно при ус-
ловии исчезновения той потребности, блокирование которой вызвало в про-
шлом психотравму, или при условии замены упомянутой потребности на но-
вую), так и к агрессивным действиям (в этом случае высвобождающаяся
энергия идёт на тех людей в прошлом, с которыми связано блокирование
важной потребности, то есть психотравма). В последнем случае у человека не

11
формируется какой-либо новой потребности, которая могла бы уничтожить
ту, блокирование которой в прошлом сформировало патологический очаг
возбуждения. Опасность такого рода реакций не только в том, что агрессив-
ные действия могут нанести тот или иной вред тем людям, с которыми было
связано блокирование потребности (психотравма), но и в том, что агрессия
может быть направлена не на людей из прошлого, а на тех, чьё поведение по-
хоже на поведение людей из прошлого. Именно такая ситуация произошла с
молодым человеком, который, находясь в состоянии алкогольного опьянения,
чуть было не совершил преступление. Как показала психотерапия, проведён-
ная после этого эпизода, агрессия, направленная на другого человека, была
связана с людьми из прошлого. Будучи скромным и теряющимся в кон-
фликтных ситуациях, ему не удавалось выразить свою агрессию (гнев) в мо-
мент её возникновения, и вот этот подавленный гнев, совершенно естествен-
но, сформировал патологический очаг возбуждения. В состоянии алкоголь-
ного опьянения его собеседник проявил к нему неуважение, что по механиз-
му условного рефлекса проассоциировалось с прошлыми ситуациями неува-
жения и из-за большей доступности патологического очага возбуждения
вызвало мощнейшую его разрядку. Следует всецело понимать, что агрессия,
направленная молодым человеком на собеседника, была направлена на всех
тех, с кем в прошлом были связаны неприятные (психотравмирующие) си-
туации. Отметим, что только в процессе психотерапии молодой человек по-
нял, почему же он чуть не совершил преступление. В период между содеян-
ным и психотерапией ему совсем не было понятно, с чем же связана такая
непропорциональная агрессия (Евстигнеев Д.А., 2012).
В самом начале описания рассматриваемого психотерапевтического пра-
вила мы упомянули о том, что эмоции не только можно регулировать (управ-
лять ими), но и перерабатывать (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Переработка осно-
вана на изменении значимости той блокированной потребности, которая и
лежит в основе возникшей отрицательной эмоции. Силу этого механизма пере-
работки значимости потребности переоценить невозможно – для этого доста-
точно лишь сравнить свои потребности (проявляющиеся в виде взглядов, уста-
новок, принципов) в данный момент и какое-то время до этого. Произведя это
сравнение, мы легко убедимся в том, что вся наша жизнь – это постоянная

12
и совершенно естественная смена одних потребностей другими (в процессе
взросления потребности человека закономерно претерпевают изменения). Не
найдётся ни одного человека, потребности которого остались неизменными.
В связи с изложенным возникает вопрос – а что мешает нам изменить имею-
щиеся у нас потребности, но затратить для этого, скажем, не несколько лет,
десятилетий, а несколько часов или минут – что является совершенно обыч-
ной практикой в психотерапии! Действительно, люди не могут порой десяти-
летиями решить ту или иную проблемную ситуацию, и решают её всего за
несколько часов в процессе общения с психотерапевтом. А что же делает
психотерапевт в течение этих нескольких часов – не что иное, как изменяет
потребности обратившегося за помощью! Вот всё это можно делать самому,
без обращения к психотерапевту – изменять значимость потребностей под-
властно каждому, но без самоанализа и знания перечисленных в этой работе
психотерапевтических правил это, конечно же, затруднительно (Евстигнеев
Д.А., 2010, б).
Психотерапевтическое правило «Каждый человек в каждую секунду
времени считает своё поведение нормальным» (иначе бы этого поведения
не было). Исходя из этого, по сути, не остаётся ничего другого, как признать
это поведение, относиться к нему как к чему-то нормальному, ведь он счита-
ет его именно таковым (Евстигнеев Д.А., Кузнецов Ю.И., Копысов В.Х.,
2009; Евстигнеев Д.А., 2010, б). Существенно то, что признать, принять по-
ведение другого вовсе не означает согласиться с ним (Евстигнеев Д.А.,
2010, б). Принятие поведения другого – это первый шаг к изменению этого
поведения (см. правило «Прежде чем пытаться изменить поведение друго-
го человека, необходимо установить положительный эмоциональный кон-
такт с ним»).
Человек считает реализуемое им поведение правильным и, как следствие
этого, – не принимает отрицательной оценки. В связи с этим оценка поведе-
ния человека должна быть такой, чтобы в будущем отношения никак не по-
страдали. Необходимо всякий раз просчитывать, как каждое из ваших высказы-
ваний изменит ваши взаимоотношения в будущем, и именно через призму
этого решать, что же можно сказать в данный момент, а что – нет. Иными
словами, помните, что поведение другого человека – это норма, от чего и

13
нужно отталкиваться при построении диалога (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Мы
подошли к важной мысли: норма поведения в первую очередь задаётся каж-
дым отдельным человеком (его актуальными на данный момент потребно-
стями), и чтобы эту норму привести в соответствие с нашими нормами, нуж-
но сформировать на месте существующей нормы (старый условный рефлекс)
новую норму (новый условный рефлекс). Благодаря тому, что основное на-
полнение психики представляет собой совокупность формируемых прижиз-
ненно условных рефлексов, добиться формирования нового условного реф-
лекса на месте старого не представляет сложности: так же как психика ре-
бёнка в процессе взросления насыщается всё новыми и новыми условными
рефлексами, обеспечивая всё более совершенную адаптацию к среде, психи-
ка взрослого человека способна к изменению, правда достичь этого измене-
ния будет несколько труднее, чем у взрослеющего молодого организма.
Труднее потому, что взрослый человек, как правило, полагает, что ему
учиться в жизни уже нéчему и всё больше склоняется к мысли, что только он
сам может кого-то научить. То есть у взрослого человека психика более кос-
ная, и эта косность задаётся преимущественно самой психикой – а именно
представлениями человека о том, что познанного им за определённый
промежуток жизни достаточно для безбедного существования и что характер
взрослого человека нельзя изменить. Доказать необоснованность таких мыс-
лей чрезвычайно просто – достаточно вспомнить взрослых людей, которые
пережили ту или иную тяжёлую психическую травму, и понять, что психика
человека, будучи сплетённой из гигантского количества условных рефлексов,
способна к изменению в любой момент: психика человека до психотравмы и
после неё может настолько отличаться, что изменяется не какая-то часть
прежде существовавших потребностей (что происходит чаще всего), а ру-
шится вся система потребностей, на смену которой приходит новая – систе-
ма, отвечающая новым реалиям (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Выше мы обозначили, что добиться формирования нового условного реф-
лекса (одних потребностей) на месте старого (других потребностей) не пред-
ставляет сложности, и для этого нам необходимо знать условия формирова-
ния условных рефлексов (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Первостепенное условие
формирования условной связи – это полезность новообразования, то есть

14
полезность той информации, которая поступила к человеку и которой он мо-
жет эффективно воспользоваться в будущем. Например, если человеку про-
демонстрировали, что его категоричность создаёт ситуацию, что ему лгут всё
больше и больше, он откажется от категоричности, так как она не полезна, а
вредна для него. Поэтому изменение человека должно строиться исходя из
формирования таких ситуаций, когда он сможет на собственном опыте полу-
чить полезную для себя информацию, благодаря которой станет более адап-
тивным. Другой стороной грамотного формирования новых условных реф-
лексов является эмоциональный фон, сопровождающий этот процесс. Так же
как маленький ребёнок с лёгкостью формирует условные рефлексы в присут-
ствии родителей, так же и взрослый человек с лёгкостью их формирует в
присутствии тех лиц, которые для него значимы и от которых исходят поло-
жительные эмоции (формирование условных рефлексов облегчается благо-
даря выделению во время положительных эмоций биологически активных
веществ, изменяющих состояние нейронов). Но взрослый человек – это всё
же не ребёнок и помимо положительных эмоций следует иметь ещё и аргу-
менты, если мы, как в вышеописанной ситуации, не можем прямо поставить
человека в ситуацию, где бы он смог на собственном опыте получить полез-
ную для него информацию (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Выше мы упомянули, что норма поведения человека задаётся имеющими-
ся на данный момент актуальными потребностями, и совершенно понятно,
что в процессе индивидуального развития каждого отдельного человека нор-
мы поведения, задаваемые изменяющимися потребностями, будут меняться.
Но изменение нормы поведения происходит не только у каждого из нас, это
происходит и с общественными нормами. И эти общественные нормы серь-
ёзным образом меняют наши нормы (наши потребности). Надо сказать, что
общественные нормы – главный источник наполнения нашей психики теми
или иными потребностями – и потребностями именно социальными, а не фи-
зиологическими. Общественные нормы, даруя нам ряд необходимых в жизни
приобретений, одновременно с этим таят в себе опасность. Опасность обще-
ственных норм возникает в тех случаях, когда потребности конкретного че-
ловека, будучи более адекватными складывающейся ситуации, подавляются
общественными нормами. Другой вариант, когда общественные нормы

15
вредны, – это полное порабощение индивидуальных норм (потребностей)
нормами общественными: когда человек, прожив внушительную часть своей
жизни, понимает, что жил не свою жизнь – жил так, как задавалось общест-
венными нормами, а не так, как хотелось ему, тем самым не получая от жиз-
ни никакого удовольствия (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Вся история человечества – это постоянная борьба появляющихся новых
индивидуальных норм с нормами общественными, в результате чего новые
индивидуальные нормы, вытесняя старые неадекватные общественные, ста-
новятся новыми общественными нормами.
Итак, выясним, почему же человек считает реализуемое им поведение
нормальным. Человек считает своё поведение нормальным потому, что лю-
бой организм стоит на страже своих потребностей (не может не защищать
принадлежащее ему): цель любого организма – сохранение себя и макси-
мальная адаптация к среде, то есть стремление к максимально возможному
удовлетворению своих значимых потребностей, являющихся универсальным
источником активности и определяющих различные виды поведения. Реали-
зуя то или иное поведение, человек исходит из имеющихся у него именно на
этот момент условных рефлексов (тех или иных потребностей (норм) – по-
нимания, что хорошо, а что плохо), и изменить их тотчас же, как нам бы это-
го порой хотелось, он не может! В любом случае понадобится то или иное
время, чтобы его условные рефлексы (в данном случае – потребности, нормы)
претерпели изменение. Именно поэтому никак нельзя упорно сопротивляться
реализуемому человеком поведению, ведь пока его условные рефлексы (потреб-
ности, нормы) не изменятся, не изменится и его поведение. Нам лишь остаётся
создавать условия для этого изменения – условия для образования новых услов-
ных рефлексов, о чём мы упоминали выше (Евстигнеев Д.А., 2011).
Рассматриваемое правило распространяется на всё, с чем идентифицирует
себя человек – на ту или иную социальную группу, к которой он в данный
момент относится, на ту организацию, в которой он в данный момент работа-
ет и полностью отождествляет себя с ней, на страну, в которой он проживает.
И чем больше степень идентификации себя с той или иной группой, тем с
большим рвением и усердием человек будет отстаивать интересы этой груп-
пы, защищать её – и только из-за того, что он к этой группе принадлежит, а во-
все не из-за того, что она обладает какими-то уникальными характеристиками:

16
уникальные характеристики есть в любой группе, и гордиться можно всем
чем угодно, что подтверждает вся история человечества! Стоит человеку пе-
реместиться в другую группу (например, сменить место работы), он начинает
идентифицировать себя с новой группой, отстаивая уже её интересы. На этом
примере мы можем наблюдать беспрецедентную условность социальных по-
требностей, установок, меняющихся сообразно переходу человека из одной
группы в другую. В этой связи такое же по своей сути явление происходит по
мере развития и взросления ребёнка – перемещаясь из одного окружения в
другое, постепенно познавая всё новые и новые стороны реальности, он
только с кем себя не идентифицировал, только кому не подражал, только
от кого не перенимал что-то, закономерно отказываясь от когда-то имев-
шихся потребностей в пользу новых, более, как ему представляется, адап-
тивных, – и так происходит до конца жизни, ведь наши условные рефлексы,
являясь основным наполнением нашей психики, перезаписываются ежесе-
кундно и тем более стремительно, чем сильнее изменяется среда вокруг нас,
что в итоге должно обеспечить приспособление к этой среде (Евстигнеев
Д.А., 2011).
В свете проблемы идентификации человека с группой, в которой протекает
его профессиональная деятельность, не можем не отметить такой важной за-
кономерности, как связь между степенью идентификации с рабочим коллекти-
вом и работоспособностью, эффективностью работника. Если руководство той
или иной организации не заботится о работнике, не дорожит им (а значит
уменьшает степень идентификации работника с организацией), его степень за-
боты об организации будет минимальной. Поэтому первоочередная задача
любого руководителя, если он заботится об эффективности производства, ка-
честве выпускаемого продукта, престиже организации, это создать макси-
мальную идентификацию работника с организацией (Евстигнеев Д.А., 2011)!
Вернёмся снова к вопросу о неизбежности защиты человеком того, что ему
принадлежит (Евстигнеев Д.А., 2012). Человек не может не защищать принад-
лежащее ему, и это относится к его национальности, которую он унаследовал
(данность, не зависящая от него). На этом примере можно вновь убедиться в
беспрецедентной условности прижизненно формируемых потребностей. Чело-
век будет защищать всё, что связано с его национальностью, но только потому,
что принадлежит к этой конкретной национальной группе, а вовсе не из-за того,

17
что эта группа обладает какими-то уникальными свойствами и качествами.
Выше мы уже отмечали, что гордиться можно чем угодно, ведь не найдётся ни
одной национальности, которая не обладала бы чем-то особенным. Характер
человека, будучи условно-рефлекторным по происхождению, формируется
прижизненно – в той среде, в которой находится человек, и именно среда, явля-
ясь основным источником социальных потребностей, определяет специфику
поведения человека – среда, а не анатомо-физиологические особенности той
или иной национальной группы. Напомним, что ребёнок рождается без каких-
либо условных рефлексов, и всё, что каждый из нас представляет – это записан-
ная в процессе взросления информация, и запись информации непрерывна –
нейроны головного мозга не могут остановить процесс записи, он происходит
ежесекундно (Евстигнеев Д.А., 2012).
Не секрет, что во многих семьях по ряду причин родители до определён-
ного момента скрывают от детей их принадлежность к определённой нацио-
нальной группе – чаще всего из соображений защиты (надуманных или со-
вершенно объективных). Такой ребёнок растёт и совершенно естественно
начинает идентифицировать себя с той национальной группой, к которой, по
его мнению, он принадлежит. Год за годом идентификация становится всё
более сильной и может перерасти в полное отторжение других национально-
стей – в том числе той, к которой он на самом деле относится. Немалое удив-
ление и растерянность ожидают такого человека, когда он узнáет истинное
положение дел. Всё может сложиться после этого вполне благополучно, и
этот человек поймёт, что идентификация с определённой национальной
группой – это всего лишь условность, иллюзия, как и большинство социаль-
ных потребностей, копируемых из поколения в поколение. Но если этот че-
ловек уже успел жестоко обидеть кого-то, совершить преступление на на-
циональной почве? Может возникнуть сильнейшая психотравма, ведь прин-
ципы (разновидности потребностей), которым он следовал и считал правиль-
ными, эталонными, оказались на самом деле преступными. Приходится конста-
тировать, что история человечества, касающаяся взаимодействия разных этни-
ческих групп, свидетельствует о беспрецедентно большом числе таких престу-
плений. И всё это насилие одной этнической группы над другой основывается
на непонимании одной единственной, но совершенно принципиальной,

18
закономерности – непонимании условно-рефлекторного характера психики и
вытекающей из этого иллюзорности приобретаемых в процессе жизни (соци-
альных) потребностей, формирующихся в результате идентификации себя с
теми или иными объектами действительности – и действительности только
той, которая окружает данного конкретного человека. Таким образом, в ряду
поколений может наблюдаться копирование одних и тех же ошибочных (пре-
ступных) потребностей. Прервать этот порочный круг заимствования может
лишь понимание истинных причинно-следственных связей, которым подчи-
нены психические явления. Ошибочные потребности, таким образом, это ре-
зультат того, что люди пользуются ложными причинно-следственными свя-
зями (связь между причиной и следствием установлена неверно).
Психотерапевтическое правило «Встречаться в точках пересечения»
(Евстигнеев Д.А., 2010, б) означает, что любое общение должно иметь место
только в том случае, если оба партнёра по общению желают этого. Это правило
существует благодаря наличию следующих психологических закономерностей.
Человек, который инициирует общение, желает общения с партнёром пото-
му, что каждая встреча с ним вызывает положительные эмоции, стремится во
что бы то ни стало получить это общение, но из-за нахлынувших положи-
тельных эмоций совершенно не замечает, как блокирует потребности парт-
нёра по общению в случае, когда последний не желает в определённый мо-
мент времени общаться. Человек, инициирующий общение, в его предвку-
шении даже не замечает, что его партнёру оно в данный момент совсем не
нужно. Часто из вежливости или нежелания обидеть человека мы всё-таки
продолжаем общаться, и всё как будто бы складывается благополучно, но за-
ключить о качестве общения мы сможем лишь по истечении некоторого вре-
мени. Продолжение общения против воли блокирует потребность человека в
самоопределении (не он уже выбирает, что ему делать): пытаясь не обидеть
другого, то есть удовлетворяя его потребности, мы блокируем свои потреб-
ности, а блокирование потребностей, как известно, ведёт исключительно к
отрицательным эмоциям, которые со временем дадут о себе знать, причём
выражаться они в будущем могут совершенно неожиданно для обоих парт-
нёров. Таким образом, человек, инициирующий общение, может получить
его от своего партнёра, но ценой этому будет разрушение отношений, так как

19
отрицательные эмоции, вызванные тем, что один из партнёров общается «че-
рез силу», рано или поздно дадут о себе знать, так как любые непроявленные
(неотреагированные) эмоции стремятся к внешнему проявлению, и пока оно
не наступит, человек будет испытывать тягостные ощущения. Ситуации про-
явления отрицательных эмоций вызывают недоумение у того, по чьей ини-
циативе происходило общение, он даже и отдалённо не догадывается, что
частично именно он и виноват в сложившейся ситуации – добивался обще-
ния с партнёром в тех ситуациях, когда последнему это было не нужно, при-
бегая для этого ко всякого рода уловкам. Но виновата в сложившейся ситуа-
ции и другая сторона – тот человек, который не смог грамотно отказать в
общении, оказался не готов сказать «нет». В подобных ситуациях оказывался
каждый из нас, причём и в первой, и во второй роли. Из всего этого следует
вывод, что ни в коем случае не следует стремиться получить от человека то,
что он не предоставляет вам по доброй воле, по своему желанию: всё полу-
ченное против желания человека имеет очень большую цену. Иными словами,
только от реального поведения человека можно получить истинное удоволь-
ствие, причём не важно – огорчён ли он вами или очень доволен, самое глав-
ное, что это искренне, неподдельно – «по той цене, которая всех устроит»
(Евстигнеев Д.А., 2010, б).
На какие бы уловки мы не шли и в отношении тех людей, к которым мы
не тянемся, а всего лишь пытаемся получить от них желаемое без их готов-
ности на это (настаивание на встречи, настаивание на предоставлении помо-
щи), рассматриваемое правило работает с той же силой.
Частным проявлением рассмотренного психотерапевтического правила
является ситуация общения двух симпатизирующих друг другу людей, один
из которых, будучи очарован своим партнёром по общению, начинает пота-
кать любым его желаниям, причём делая это с огромным удовольствием, и
при этом совершенно не замечая того, что его потребности удовлетворяются
всё меньше и меньше, а потребности его партнёра – всё больше и больше
(Евстигнеев Д.А., 2010, б). Результатом такого общения является то, что один
из партнёров получает всё не прикладывая никаких усилий. Создаётся ситуа-
ция, когда тот, кто получает всё по первому требованию, оказывается всё ме-
нее и менее чувствительным к желаниям другого, перестаёт делать даже то,

20
что раньше являлось для него нормой поведения – как известно, неудовле-
творённые потребности человека являются универсальным источником его
активности, а когда практически все потребности удовлетворяются, актив-
ность исчезает, человек перестаёт работать над собой. Частым итогом этого
является формирующееся неуважение к тому, кто стремится удовлетворить
потребности своего партнёра. В связи с этим единственно верным способом
недопущения подобных ситуаций является равно уважительное отношение к
своим потребностям и потребностям партнёра – сохранять паритет в отноше-
ниях, а также не создавать условия полного удовлетворения потребностей,
стимулируя тем самым активность друг друга (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Паритет в отношениях следует понимать как то, что процент удовлетво-
рённых потребностей должен быть высок и примерно одинаков у обоих
партнёров. Ясно, что в силу определённых обстоятельств в отдельный малый
период времени (дни, недели) у одного из партнёров удовлетворённых по-
требностей может быть мало (он занят удовлетворением потребностей своего
партнёра, занят не терпящей отлагательства помощью), и это абсолютно
нормально. Но если же мы наблюдаем это длительный период, это не может
не вызвать конфликтной ситуации, ведь совместимость между партнёрами
возможна при обоюдном удовлетворении потребностей: если у кого-то по-
требности, до этого удовлетворяющиеся, перестают удовлетворяться, отри-
цательные эмоции, сопровождающие этот процесс, закономерно будут раз-
рушать прежнюю структуру общения (человек либо станет упрекать партнё-
ра в игнорировании его потребностей, пытаясь получить то, что до этого по-
лучал, либо задумается о целесообразности разрыва не приносящих радости
отношений).
Самый верный способ стимулирования активности друг друга – это от-
сутствие мысли, что ваш партнёр вам принадлежит, «завоёван» (Евстигне-
ев Д.А., 2010, б). Очень часто отношения начинают разрушаться именно с то-
го момента, когда человек, думая, что его партнёр ему принадлежит, позво-
ляет себе то, что до того, пока этой мысли не было, не позволял. Это проис-
ходит потому, что потребность удовлетворена (интересующий нас человек –
рядом) и стараться, работать над собой, показывать всё самое лучшее в себе
уже не нужно. Но возникает новая проблема, которую так не хотят замечать

21
многие – проблема сохранения сформировавшихся отношений. Одна из сто-
рон этой проблемы будет рассмотрена в рамках психотерапевтического пра-
вила «Стремитесь сохранить планку установившихся отношений».
Стремясь удовлетворить потребности партнёра по общению (угодить ему)
человек подчас рассчитывает в будущем получить определённые «дивиден-
ды» от этого, совершенно не беря во внимание то, что система потребностей
его партнёра по общению может весьма отличаться от его системы, в связи с
чем многие потребности партнёра по общению, которые стремится удовле-
творить человек, у него вовсе не представлены или не столь значимы для не-
го (Евстигнеев Д.А., 2010, б). В такой ситуации явно не приходится рассчи-
тывать на какие-либо дивиденды. Оказавшись в ситуации, когда человек не
получает то, на что он рассчитывал, удовлетворяя потребности другого, воз-
никает целая гамма отрицательных эмоций, которые в зависимости от ситуа-
ции могут включать в себя и элементы гнева, и элементы стыда, и элементы
страдания, и элементы отвращения и презрения. Человеку досадно, что многие
месяцы (годы, десятилетия), воплощая свой план в реальность, он не достиг
ничего, к чему так стремился, и в этой ситуации он начинает обвинять парт-
нёра по общению, что тот не оправдал его надежд, вместо того, чтобы при-
знать ошибочность своих суждений относительно системы потребностей
своего партнёра и того, что удовлетворение потребностей другого – это ключ
к управлению им. Без сомнения, удовлетворение потребностей другого – это
важный элемент управления в отношениях, но только при грамотном исполь-
зовании (знании имеющихся у партнёра потребностей и последствий их
удовлетворения). Просчёт в плане «дивидендов» связан не только с тем, что
человек не удосужился узнать истинную систему потребностей своего парт-
нёра по общению, но и с тем, что человек, рассчитывая на прибыль, подписал
соглашение со своим партнёром в одностороннем порядке, не уведомив по-
следнего о самом факте соглашения и о том, каким образом он должен «рас-
платиться за предоставленные услуги». В связи с этим отрицательные эмо-
ции в конфликте возникают не только у той стороны, что составила соглаше-
ние, но и у той, которой были предъявлены претензии относительно его не-
выполнения (Евстигнеев Д.А., 2010, б).

22
Рассматриваемое правило вскрывает необоснованное существование фе-
номена неразделённой любви. Суть в том, что питая чувства к другому, не
получая от него желаемого отклика и страдая от этого, человек ведёт себя
неоправданно эгоистично: руководствуется только своими чувствами, игно-
рируя чувства другого – а это то, на что никто не имеет права. Мы не имеем
никакого права распоряжаться чувствами других, принуждать относиться к
нам так, как бы мы этого хотели. Так же как нам никто не может приказать
испытывать определённые чувства по отношению к другому, не в силах и мы
требовать проявления нужных нам чувств от другого!
Психотерапевтическое правило «Будьте готовы грамотно отказать и
принять отказ от другого» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Все мы неоднократ-
но сталкивались с ситуациями, когда мы отказываем в чём-либо другим, либо
другие отказывают нам. Что та, что другая ситуация в подавляющем числе
случаев неприятна, причём и для той стороны, которой отказали, и для той,
которая отказала. В процессе нашей жизни складывается очень прочная
условная связь – мы расстраиваемся, когда нам отказали в просьбе (и в этом
нет ничего странного, ведь отказ грозит нам неудовлетворением той или
иной потребности, закономерно рождающим отрицательные эмоции). Но по-
чему на нашу просьбу должны были обязательно откликнуться – ведь и сами
мы удовлетворяем далеко не все просьбы окружающих. Это происходит из-за
того, что нам трудно поставить себя на место другого, понять, что у него
действуют точно такие же закономерности, что и у нас, поэтому-то и оценка
одним и тем же действиям в случае, если они предприняты нами, и в случае,
если они произведены другими, даётся разная. Как это не покажется стран-
ным, но отказу можно радоваться, да, именно радоваться, ведь человек не
слукавил, а сделал так, как он на самом деле считает для себя правильным и
удобным – мы имеем неискажённую, реальную картину. Следует всегда
помнить, что другой, так же как и мы, имеет полное право поступать так, как
он того пожелает, и нет ничего лучше, когда взаимодействие осуществляется
на основе уважительного отношения к потребностям друг друга. Наши по-
требности периодически вступают в противоречие с потребностями других
людей, и нет ничего странного и плохого, что мы отказываем или нам отка-
зывают в удовлетворении той или иной потребности, поэтому не остаётся

23
ничего другого, как спокойно относиться к подобного рода ситуациям. Че-
ловек же, отказавший нам и совершенно не знающий обозначенных законо-
мерностей, нуждается в скорейшей реабилитации, ведь ему неприятно, что
он отказал, а раз ему неприятно, ему неприятны становятся встречи с нами,
итогом чего может стать дистанцирование. Реабилитация будет заключаться
в том, что с отказом необходимо молниеносно согласиться, чтобы человек
ни в коем случае не чувствовал себя виновато или неловко в сложившейся
ситуации, сделать всё, чтобы он считал, что вы ничем не обижены и пони-
маете невозможность удовлетворения вашей просьбы. В реабилитации за-
ключается очень большой смысл – мы признаём право человека на своё
мнение, то есть уважаем его (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Поскольку мы уважаем позицию отказавшего (признали его поведение
нормальным), последний может сразу же после нашего согласия с отказом
отменить его или же в следующий раз с удовольствием удовлетворить другие
наши просьбы.
Отказывая даже в небольшой просьбе, мы делаем это обычно на фоне от-
рицательных эмоций, которые быстро воспринимаются тем, кому отказали.
Но вот если бы мы отказали, но совершенно на другом эмоциональном фоне
(на фоне положительных эмоций или же невозмутимо и аргументированно,
не изменяя своего прежнего эмоционального состояния), то и отказ воспри-
нимался бы гораздо более мягче и доброжелательнее. Именно так может
быть достигнуто нормальное восприятие отказа. Кроме того, мы очень часто
допускаем одну существенную ошибку – мы «отказываем от себя» (припи-
сывая отказ нашей воле), тогда как лучше «отказывать от обстоятельств»
(мотивируя это сложившейся ситуацией). В таком случае отказ вам не при-
пишут, а раз так, вы избежите нареканий и недовольства в ваш адрес (Ев-
стигнеев Д.А., 2010, б).
Психотерапевтической правило «Умейте управлять агрессией собесед-
ника» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Агрессия – это всегда гнев, а гнев возника-
ет лишь при блокировании той или иной значимой для человека потребности,
а раз так – узнайте, какая же потребность человека блокирована. Этим самым
вы установите причину гнева, а ясность причины, как правило, открывает пу-
ти для урегулирования ситуации. Если же после установления причины вам

24
не стало легче, всё равно не спешите с выводами и постарайтесь управлять
своими эмоциями. Помните, что сопротивляться агрессивно настроенному
собеседнику в такой же форме, как и он, практически всегда означает проиг-
рать или усугубить ситуацию. Она усугубляется не только потому, что агрес-
сор считает своё поведение имеющим право на существование, но и потому,
что реализация агрессивных действий сопровождается сильными отрицатель-
ными эмоциями, приводящими к сужению сознания (см. рисунок, панель А) –
вашим действиям в этих условиях агрессором могут быть приписаны какие
угодно несуществующие намерения, человек становится настолько неадекват-
ным, что любое, даже самое небольшое недовольство с вашей стороны, будет
восприниматься как самая крайняя форма оскорбления. В подобных ситуаци-
ях можно идти по пути снижения агрессивности собеседника, ведь нам (по
определению!) не удастся решить вопрос до того, пока наш оппонент не
начнёт нас адекватно воспринимать, а адекватное восприятие вернётся к
нему лишь после того, как он перестанет испытывать отрицательные
эмоции, успокоится. Достичь этого можно следующими способами (Евстиг-
неев Д.А., Кузнецов Ю.И., Копысов В.Х., 2009; Евстигнеев Д.А., 2010, б):
1) путём восприятия вами ситуации как управляемой, заурядной, то есть
ситуации, к которой вы готовы (не видя сопротивления с вашей стороны, че-
ловек, как правило, перестаёт реализовывать по отношению к вам агрессив-
ные действия – ведь они, как оказалось, не имеют такого эффекта, на кото-
рый он рассчитывал);
2) путём концентрации внимания на тех высказываниях агрессора, кото-
рые не носят оскорбительного характера, и построения последующего диало-
га именно на основе этих высказываний, тем самым постепенно успокаивая
собеседника;
3) путём демонстрации совершенно неожиданного для агрессора поведе-
ния – в частности, поведения полного принятия его мнения и поведения.
Если говорить о регуляции своего собственного гнева, помните о том, что
его проявление, в переводе на язык слов, означает: «я не справляюсь с ситуа-
цией, я слабый», поэтому проявить гнев – это расписаться в собственной сла-
бости и несостоятельности (Евстигнеев Д.А., 2010, а), а также дать возмож-
ность собеседнику манипулировать вами, потому что он получил информацию

25
о ваших слабых сторонах, о неготовности решать некоторые вопросы. Таким
образом, если гнев возник, да ещё и сильный, это свидетельствует о том, что
у вас проблемы с прогнозом вероятности удовлетворения потребности –
практически все ставки были сделаны на удовлетворение потребности, в свя-
зи с чем и имело место отсутствие готовности к ситуации (к блокированию
потребности), тогда как если бы вероятности удовлетворения и блокирования
потребности не столь сильно отличались друг от друга, человек закономерно
бы начал продумывать свои действия на случай блокирования значимой по-
требности (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Алгоритм переработки информации,
благодаря которому можно достичь менее частого блокирования потребно-
стей, описан в следующем правиле.
Психотерапевтическое правило «Готовьте себя к выигрышу и проиг-
рышу одновременно». В основе этого правила лежит несколько закономер-
ностей. Первая из них касается распределения вероятностей удовлетворения
и блокирования важных потребностей. Отрицательные эмоции тем сильнее,
чем больше отличается прогноз от реальности, а значит – необходимо
уменьшить разрыв между ними. Необходимо прогнозировать и возможный
успех, и возможное поражение, присваивая им минимально отличающиеся
друг от друга вероятности (например, 50 % против 50 %). В таком случае от-
рицательные эмоции будут минимальными. Когда проигрыш становится не-
ожиданностью (когда ему приписывалась малая вероятность возникновения),
сильные отрицательные эмоции, возникающие в этом случае, мешают ясному
восприятию действительности. Как мы уже знаем из графиков на рисунке,
сильные отрицательные эмоции ведут к сужению сознания. Вызванная этим
неадекватность приводит к тому, что человек совершает некрасивые поступки,
закономерно вызывающие осуждение окружающих. Если же прогнозирование
возможного проигрыша имело место, это позволяет спланировать собственные
действия на случай проигрыша, а значит – позволяет в наиболее выгодном
свете преподнести себя (проиграть красиво, «не потеряв лица»). Таким обра-
зом, предполагая возможный проигрыш, мы нацеливаем себя на более тща-
тельный анализ ситуации и подготовку к ней. Подготовка к возможному проиг-
рышу полезна и тем, что влечёт за собой более корректное отношение к оппо-
нентам в условиях конкуренции, борьбы за определённый ресурс. Ожидание

26
победы в случае прогнозирования её большой вероятности делает нас менее
чувствительными по отношению к оппонентам. Если же мы допускаем, что ве-
роятен и проигрыш, мы обращаем себя в будущее и понимаем, что в случае по-
беды оппонента мы можем оказаться в весьма невыгодной позиции, и оппо-
нент, занимая более выгодное после победы положение, может серьёзно навре-
дить нам. В этом случае и приходит на помощь корректность по отношению к
оппонентам: чем более аккуратными мы будем в процессе движения к победе,
тем меньшее желание навредить нам вызовем у них (см. следующее правило).
Характер упомянутой чувствительности к оппонентам (и любым другим лю-
дям) основан на зависимости от человека, а сама зависимость определяется тем,
что удовлетворение наших потребностей зависит от этого человека. Мы всегда
стремимся удовлетворить свои потребности, и если эти потребности связаны с
другим человеком, это поневоле заставляет нас быть чувствительным по отно-
шению к нему, ведь он тот, кто может увеличить или же снизить вероятность
удовлетворения так нужных для нас потребностей.
Психотерапевтическое правило «Положительные эмоции открывают,
а отрицательные – закрывают двери». Если другой воспринимает нас по-
ложительно (то есть наше существование удовлетворяет потребности друго-
го), это вызывает у него желание помочь нам, удовлетворить наши потребно-
сти. Если же другой воспринимает нас отрицательно, это не только не вызы-
вает желания помочь, но и рождает желание навредить нам. Таким образом,
от нашего поведения напрямую зависит качество нашей жизни: дурные по-
ступки в отношении других уменьшают наши шансы на благополучное су-
ществование, тогда как добрые – увеличивают их. Иными словами, тех, кто
вызывает отрицательные эмоции, сторонятся или наказывают.
Психотерапевтическое правило «Далеко не всегда следует бояться, ко-
гда вам говорят неправду» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Чаще всего люди
склонны говорить неправду вовсе не из-за патологической страсти к лжи, а
из-за того, что в данный момент не готовы сказать правду, в данный момент
слабы, чтобы отважиться на признание. Порой стоит только подождать (не
спешить говорить человеку о нашей осведомлённости о ситуации – о том,
что он лжёт), и человек сам сознаётся в своей лжи – у него появились силы

27
сказать нам об этом. Таким образом, человека необходимо подготовить к
восприятию той или иной информации.
Другой распространённой причиной того, что нам говорят неправду, яв-
ляется боязнь впасть в зависимость от человека (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Действительно, если последний узнаёт о нас ту или иную информацию, о ко-
торой мы предпочитали замалчивать, это делает нас зависимыми от другого
человека и нами можно манипулировать. И дело не только в опасности соз-
нательных манипуляций со стороны этого «другого», опасность и в том, что
«другой», находясь в определённом состоянии духа (обида, агрессия), может
допустить утечку информации, что, понятно, не в наших интересах. В связи с
этим мы уже не можем позволить недоброжелательность в адрес нового вла-
дельца конфиденциальной информации, нам надо вести себя «хорошо» (так,
как этого желает человек, получивший доступ к информации), что часто при-
ходится делать «через силу». В этом случае нарушается правило «встречать-
ся в точках пересечения», а если нарушается это правило, начинают накапли-
ваться неотреагированные отрицательные эмоции, итогом чего является
негативное отношение к человеку, который получил непредназначенную для
него информацию. Из этого следует, что принуждение человека к рассказу об
интересующем вас (что человек сообщать не желает) и получение этой ин-
формации, ни к чему хорошему не приведёт, так же как ни к чему хорошему
не приведёт сам факт того, что вопрос об интересующей вас информации
прозвучал. Если человек не желает предоставлять ту или иную информацию,
по поводу которой вы задаёте вопрос, он вынужден будет солгать (дабы не
впадать в зависимость), но лгать-то он не желает! Ему неприятно от того, что
он сказал неправду, но иначе поступить он тоже не мог – налицо ситуация
противоречащих друг другу потребностей: человека, которому он солгал, он
уважает и обманывать совершенно не желает, и в то же время не может ска-
зать ему правду, ведь информация «не для него», «не предназначена ему»
(чуть позже нами будет рассмотрена другая ситуация – когда человек солгал
и ему комфортно от этого). Итак, теперь мы можем постичь ещё одну тон-
кость психотерапевтической техники – надо уметь не задать интересующий
вас вопрос – не задать, чтобы чуть позже получить на него правдивый ответ или
даже не получить ответа, но зато точно не испортить отношения. Готовность

28
говорить на ту или иную тему, как правило, очень хорошо «считывается» с
человека – и по мимике, и по его речи (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Если человеку неприятна определённая тема, именно нам надо поспешить
увести разговор от этой темы, не дожидаясь того, как человек укажет на не-
приятность темы или же сам будет пытаться увести разговор в сторону (Ев-
стигнеев Д.А., 2012). Такая позиция по отношению к тому, кто не готов об-
суждать отдельные вопросы, и есть проявление самого неподдельного ува-
жения к нему, к его потребностям. Когда мы аккуратны в обращении с дру-
гим, уходим от доставляющих неудовольствие тем, мы располагаем к себе
человека, и можем в скором времени (порой – сразу же после того, как мы
увели разговор от неприятной темы) получить информацию о так тщательно
избегаемой человеком теме (Евстигнеев Д.А., 2012). Но помните (Евстигнеев
Д.А., 2013, б): получив от человека информацию (особенно – эксклюзивную),
не пытайтесь использовать её для управления этим человеком, храните её так
же бережно, как и он. В противном случае (когда вы используете получен-
ную от человека информацию для собственной выгоды: чтобы заставить его
что-либо сделать для вас или же ставите в упрёк что-либо из полученной ин-
формации) вас ждёт поражение: человек перестанет доверять вам и сообщать
информацию в прежнем объёме, зачастую прибегая к намеренному искаже-
нию информации!
Следующей частой причиной того, что нам говорят неправду, является
наше поведение – поведение, которое сигналит общающимся с нами о том,
что для нас хорошо, а что плохо (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Причём чем бо-
лее категоричными являются наши высказывания, тем больше вокруг нас
людей, которые говорят нам неправду. Таким образом, количество людей,
которые будут нам говорить неправду, и объём ложной информации, идущей
от них, в первую очередь, задаются нашим поведением.
Следует понимать, что замечание (запрет), которое мы делаем другому, в
большинстве случаев рождает отнюдь не изменение, не пересмотр собствен-
ного поведения, а лишь желание в следующий раз просто «не попасться» в
подобной ситуации (Евстигнеев Д.А., 2013, б): человек после нашего замеча-
ния демонстрирует впредь то поведение, которое для нас приемлемо, но все-
го лишь демонстрирует, а внутреннего изменения потребностей нет, человек

29
остался прежним, и своим замечанием мы научили его, как же в следующий
раз нас необходимо обманывать, какие формы поведения нам приятны. В
этой связи делать замечания человеку – крайне опасное действие: нужно все-
цело понимать, что чем больше замечаний мы делаем человеку, тем больше
его внутренний мир делается нам недоступным, тем больше ложной инфор-
мации от него будет исходить. Всё это доказывает, что: как бы ни была суро-
ва реальность, её необходимо воспринимать как есть, ведь только она самым
скорейшим образом будет способствовать адаптации человека к среде, делать
его конкурентоспособным. Своими замечаниями мы требуем изменить к нам
(или к делу) отношение, но кто же последует требованиям?!
Как известно из предыдущих правил, изменения возможны лишь при по-
ложительном эмоциональном контакте в сочетании с тем, что человек станет
понимать, что его прежние потребности не способствуют адаптации (поэто-
му для истинного изменения мы должны создать для человека условия, в ко-
торых бы он смог убедиться в этом и изменить свои потребности на новые – те,
которые естественно вытекают из созданных нами условий). Таким образом,
замечания, адресованные человеку, могут запустить два совершенно проти-
воположных процесса (Евстигнеев Д.А., 2013, б): если замечания будут вос-
приняты (при положительном восприятии того, кто их сделал, при исчерпы-
вающей аргументации или при «создании условий»), это будет способство-
вать более совершенной адаптации и сохранению открытого контакта, если
же замечания будут отвергнуты (при отсутствии положительного эмоцио-
нального контакта, при неумелой аргументации или без «создания условий»),
человек лишь будет испытывать отрицательные эмоции по отношению к сде-
лавшему замечание и всё более закрывать свой внутренний мир.
Говоря о запретах, нельзя не сказать о том, что они, рождая желание в
следующий раз «не попасться», способствуют интеллектуальному развитию:
человек после очередного запрета пытается учесть все факторы, чтобы, как и
прежде, осуществлять запрещённые действия, но остаться незамеченным.
Такой человек далее будет с лёгкостью обходить все преграды, ведь его
«воспитатели» хорошо ознакомили с возможными ожиданиями, потребно-
стями других людей (Евстигнеев Д.А., 2013, б).

30
Следует помнить ещё об одной закономерности. Нет человека, который
бы не обманывал, не искажал информацию, и когда нам это удаётся, мы чув-
ствуем в подавляющем числе случаев себя комфортно – путём искажения
информации нам удалось создать для себя более выгодные условия (Евстиг-
неев Д.А., 2010, б). Эта закономерность действует и в психике другого чело-
века, так попытайтесь же понять, что он тоже, как и вы, имеет право на ис-
пользование данного механизма (почему одному можно, а другому – нет?).
Если понимание этого происходит, ничего не остаётся, как более мягко от-
носиться к поступкам другого – ведь они ничем не отличаются от наших! Что
же ещё необходимо для более адекватного (безболезненного) восприятия
лжи? Если человек обманул, он чувствует себя комфортно (по его представ-
лениям, ему удалось избежать неприятной для себя ситуации), а раз ему хо-
рошо, то и вам рядом с ним будет хорошо, а ведь так часто мы не понимаем
этого и желаем во что бы то ни стало услышать правду – правду, к которой
ни мы, ни партнёр по общению не готовы! Но что же необходимо, чтобы ми-
нимизировать или вовсе свести на нет проявление лживого поведения? Самое
главное – это создать условия для того, чтобы вашему партнёру по общению
не было необходимости обманывать, а такие условия возможно создать толь-
ко при условии знания всех вышеперечисленных правил. Действительно, ес-
ли вы следуете правилу «встречаться в точках пересечения», то человеку со-
вершенно не надо будет изворачиваться и придумывать версию – почему же
он не смог с вами встретиться, когда вы этого так хотели. Врать человек бу-
дет в том случае, если вы не стали соблюдать обозначенное правило, стали
упрашивать человека, выяснять, почему же он не может удовлетворить вашу
просьбу (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Психотерапевтическое правило «Прежде чем пытаться изменить по-
ведение другого человека, необходимо установить положительный эмо-
циональный контакт с ним» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Если такого кон-
такта не установлено, никакие наши действия, никакие наши аргументы (как
угодно искусно подготовленные и выверенные) не способны изменить пове-
дение человека в нужном нам направлении. Наоборот, наши действия ещё
больше будут раздражать его, поэтому крайне опасно знакомить человека с
нашей аргументацией до того, пока не установлены доброжелательные

31
отношения – этим мы создаём условия, что все наши аргументы по умолча-
нию будут восприняты отрицательно и в последующем они уже не будут
действовать, хотя могли бы стать эффективным оружием с того момента, ко-
гда собеседник начал воспринимать нас положительно. Получается, что убе-
дительные аргументы не представляют столь большой ценности сами по се-
бе – важно, чтобы эти аргументы использовались после установления поло-
жительного эмоционального контакта.
Психотерапевтическое правило «Стремитесь сохранить планку уста-
новившихся отношений» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Люди, у которых воз-
никает взаимная симпатия, оказывают друг на друга сильное воздействие –
перенимают друг от друга жесты, манеру говорить и мыслить. Всё это про-
исходит благодаря механизму эмоционального заражения – человек, купаясь
в положительных эмоциях, связанных с другим, очень быстро и легко по-
глощает всё, что исходит от человека, доставляющего ему радость (при пе-
реживании сильных отрицательных или же положительных эмоций форми-
рование условных рефлексов облегчается – они образуются без повторений,
за один раз). Если механизм эмоционального заражения так выражен у двух
симпатизирующих друг другу людей, то любое новое действие, реализуемое
одним из них, столь же стремительно будет перенято. Это будет касаться и
снижения планки отношений: стоит одному из общающихся перейти на более
низкий уровень отношений (например, позволить себе неуважение к партнёру
по общению, позволить себе какой-либо жёсткий оборот (грубость, резкость,
недоброжелательность) в его адрес), вторая сторона сразу же перейдёт на этот
более низкий уровень общения. Всё это может довести отношения не только
до сохранения лишь формально доброжелательной формы общения, основан-
ной на воспоминаниях о хорошем прошлом и нормах ханжеского (лицемер-
ного) приличия, но и полностью разрушить отношения – так, что люди ста-
нут ненавидеть друг друга. Дойти до последнего совсем не трудно – ведь са-
мые тяжёлые психотравмы исходят от тех, к кому мы лучше всего относимся,
кого любим. Существование рассматриваемого психотерапевтического пра-
вила ещё раз убеждает нас, что сохранение отношений, совместимость с че-
ловеком – это каждодневная работа над собой, а через себя – над другими
(Евстигнеев Д.А., 2010, б)!

32
Психотерапевтическое правило «Будьте внимательны в отношении
людей, попадающих в ваш круг общения после того, как с вами разорвал
отношения значимый человек» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). В этой ситуации
появляется возможность возникновения потребности «заполнить образо-
вавшуюся брешь», так что любой человек, который будет оказывать так не-
обходимое в данный момент внимание, заботу, будет восприниматься (глав-
ным образом у людей с истероидными [см. приложение] чертами личности)
намного более положительно, чем это есть на самом деле, а раз так, по исте-
чении некоторого времени, когда эмоции затихнут, человек предстанет в сво-
ём истинном, неискажённом виде, за чем последует разочарование в нём. Та-
ким образом, в описанной ситуации возникает опасность неправильной
оценки людей и попадание в круг общения случайных людей – тех, с кото-
рыми бы мы никогда не оказались рядом, если бы нас не покинул значимый
человек.
Психотерапевтическое правило «Прежде чем сообщать информацию кон-
кретному человеку, попытайтесь представить, что вы проговариваете её в
присутствии группы людей» (Евстигнеев Д.А., 2010, б). Суть данного правила
заключается в том, что человек по ряду причин не всегда отдаёт отчёт о по-
следствиях сообщаемой кому-то лично информации, не берёт во внимание
тот факт, что информация от этого человека может перейти к другим (его
знакомым) людям (в частности, в рабочий или дружеский коллектив). В этом
случае существует определённая вероятность того, что эта информация не
только не понравится другим (не присутствующим во время передачи ин-
формации), но и сам человек окажется неготовым к тому, чтобы ответить за
сказанное перед другими. Поэтому необходимо стараться сообщать только ту
информацию, которая не навредит вам в случае её утечки от того, кому она
была адресована персонально, избирательно. Иными словами, прежде чем
что-либо говорить, задайте себе вопрос: «Готов ли я сказать то, что говорю
конкретному человеку, в присутствии группы людей?». Если ответ положи-
тельный – можете говорить, ведь вы в этом случае готовы ответить за произ-
носимое. Если же ответ отрицательный – говорить либо вовсе не следует, ли-
бо говорить, но предварительно переформулировав мысль так, чтобы она не
была для вас опасна.

33
Психотерапевтическое правило «Будьте крайне осторожны при пере-
даче информации от одного человека к другому» (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
В первую очередь необходимо установить, с какой целью один человек пере-
даёт вам информацию о другом и что же произойдёт, если вы передадите её
последнему или кому-то ещё. Цели могут быть весьма своеобразными. Если
перед вами человек-манипулятор (тот, кто передаёт информацию), то он мо-
жет специально заводить ту или иную информацию – с целью не только уз-
нать ваше мнение о затрагиваемом вопросе, но и спровоцировать на то, что-
бы вы присоединились к его мнению. Если вы присоединились к заранее за-
готовленному мнению, это чревато определёнными последствиями, характер
которых может быть для вас как положительным, так и отрицательным. По-
ложительным он будет для вас в случае, если ваш комментарий устроил че-
ловека – совпал с ожидаемой им реакцией. В противоположном случае реак-
ция будет отрицательной – вы не прошли процедуры тестирования.
Психотерапевтическое правило «Следите за изменением эмоциональной
дистанции и не позволяйте ей увеличиваться» (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Эмоциональная дистанция – это мера эмоциональной близости между двумя
общающимися. Она измеряется тем, насколько тёплые и доверительные от-
ношения складываются между партнёрами по общению. Увеличение эмо-
циональной дистанции (отдаление человека от вас) может происходить по
следующим причинам, бóльшая часть из которых имеет опасный характер.
1. Человек дистанцируется из-за того, что нелестно отзывался о вас или
просто находился в компании, где о вас говорили плохо. В первом случае при
встрече с вами (уже после нелестной оценки вас) человек увеличивает с вами
дистанцию потому, что вы по-прежнему хорошо к нему относитесь и столь
же открыто общаетесь, а ему уже совестно с вами общаться на том же уров-
не, ведь вы не знаете, что он для вас стал уже другим человеком, а поэтому
ему и неприятно ваше доброжелательное отношение – отношение, которое
он явно не заслуживает и прекрасно об этом знает (это один из тех случаев,
когда человек будет испытывать отрицательные эмоции, когда на него обра-
щены положительные эмоции партнёра по общению). Во втором случае уве-
личение дистанции связано с упреждающими мерами – на случай, если вы
вдруг узнаете от других лиц, что он присутствовал в компании, где о вас

34
нелестно отзывались, вам станет неприятно, вы будете осуждать поведение
этого человека, и чтобы не испытывать столь сильных отрицательных эмоций в
случае вашего укора (связанного с неоправдавшимися ожиданиями – ожида-
ниями того, что человек предупредит о том, что кто-то отзывался о вас неле-
стно или что-то замышлял против вас), он и отдаляется – не так мучительны
будут терзания, не столь сильно будет выражена эмоция стыда – эмоция, воз-
никающая в случае блокирования потребности соответствовать определён-
ному образу себя (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
2. Человек планирует тем или иным образом расправиться с вами, а уве-
личивает дистанцию между вами, чтобы не мучиться при нанесении удара.
Ведь всем хорошо известно, что расправа только в том случае делается без
сожаления и угрызения совести, если мы отрицательно относимся к челове-
ку и этот человек наиболее отдалён от нас эмоционально (Евстигнеев Д.А.,
2010, б). Отсюда следует вывод: чтобы минимизировать удар недоброжела-
теля (того, кто отдаляется), эмоциональную дистанцию надо сокращать, что
достигается положительным отношением к недоброжелателю, удовлетворе-
нием каких-либо его потребностей. Следует помнить, что наши враги,
недоброжелатели всегда ждут, когда мы оступимся, сделаем тот или иной
неверный шаг – и всё для того, чтобы иметь повод для нападения. Существо-
вать в рамках такого конфликта сложно, так как человеку придётся всё де-
лать с оглядкой – так, чтобы не дать повода для нападок на него. Понятно,
что только идеальный человек может позволить себе иметь врагов, и то – его
защита не абсолютна, ведь противоборствующая сторона может и не дожи-
даться появления повода, она может просто пойти на подлость, подговорив
для этого своих сторонников. Тот факт, что на вас ополчились сторонники
вашего недоброжелателя, говорит о том, что вы упустили из вида присоеди-
нение к конфликту людей из окружения недоброжелателя. Но и здесь не всё
так безутешно: предопределить возникновение коалиции можно, и в этом
случае необходимо превентивно воздействовать не только на своего оппо-
нента, но и на его окружение. Помните, что включаясь в конфликт с каким-то
одним человеком, вы начинаете конфликт со многими из его окружения (его
сторонниками, его друзьями). Чем выше статус вашего оппонента, тем боль-
ше желающих поддержать его найдётся (Евстигнеев Д.А., 2012).

35
3. Человек дистанцируется после того, как его заставили сделать в отно-
шении вас то, чего он делать не хотел, но в силу обстоятельств (в частности,
из-за боязни потерять расположение людей, подтолкнувших его к этому, от
которых он тем или иным образом зависит) всё-таки решился это сделать
(Евстигнеев Д.А., 2010, б). Когда для вас стала очевидной причина дистанци-
рования, не спешите сообщать об этом тому, кто от вас отдаляется. Ваш не-
доброжелатель должен иметь минимум информации о вас, о вашей осведом-
лённости относительно его действий, ведь ничто так не укрепляет позиции
вашего оппонента, как такого рода информация. Если ваш оппонент не знает
вашего мыслительного процесса, не знает о том, насколько вы осведомлены о
его предстоящих действиях, он оставляет свой план действий в отношении
вас без изменения. В противном случае он будет думать о том, как в связи с
поступившей к нему новой информацией создать ещё более изощрённую
комбинацию, чтобы обыграть вас. Если мы сообщаем нашему оппоненту ми-
нимум информации, мы, не предпринимая каких-либо дополнительных мер,
уже находимся в более выигрышной позиции – мы знаем, что намеревается
сделать в отношении нас оппонент, а поэтому как такового удара он нанести
уже не сможет (Евстигнеев Д.А., 2012).
4. Человек начинает дистанцироваться после получения негативной ин-
формации о вас. Как же вести себя в этой ситуации, как опровергнуть ту
ложную информацию, которая поступила к нему от некоторых лиц (не обяза-
тельно, что это ваши недоброжелатели). В этом отношении существует не-
сколько форм реагирования. Первой формой реагирования является следова-
ние стандартной схеме отношений между вами – так, как будто ничего не
произошло. Одновременно с этим следует найти «источник инфекции» – тех
людей, которые передали порочащую вас информацию. После выявления
этих людей и той информации, которую они передавали, необходимо через
близкое окружение того, кому была передана информация, внедрять проти-
воположную информацию – информацию, противоречащую полученной пер-
воначально. При этом нужно сохранять привычный стереотип собственного
поведения, тем самым демонстрируя, что «всё как всегда». Второй формой
реагирования является специальное создание такой ситуации, когда по отно-
шению к человеку, к которому поступила негативная информация о вас, вы
подчёркнуто и искренне сможете продемонстрировать хорошее отношение:

36
положительно оценить те или иные его действия, поступки, причём особенно
действенным это окажется в случае, когда он не сможет вступить с вами в
диалог – например, в присутствии большого количества людей (то есть не
сможет не принять положительную реакцию в свой адрес). Эта ситуация по-
кажет ему, что вы, как и прежде, верны ему и вас не следует бояться, а те, кто
сообщил ему негативную информацию о вас, сделали это преследуя какие-то
свои цели (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
5. Человек дистанцируется после того, как вы сделали то, что в представ-
лении этого человека недопустимо, и это его обидело, а вы даже и не замети-
ли, какая ваша фраза (действие) послужила поводом для сложившейся ситуа-
ции (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
6. Человек дистанцируется от вас с целью не испортить отношения с те-
ми, кто отрицательно к вам относится – делается это из-за того, чтобы его не
проассоциировали с вами и не изменили бы к нему в связи с этим отношение.
В ряде исключительных случаев последняя причина может и не иметь под
собой негативных оснований – человек специально дистанцируется от вас, но
не для того, чтобы просто защитить себя от плохой оценки тех, кто о вас
думает плохо, а для того, чтобы чуть позже помочь вам. В чём же будет за-
ключаться помощь? А помощь в том, что заручившись поддержкой тех,
кто к вам плохо относится (демонстрируя сходную с ними линию поведе-
ния), он усыпляет их бдительность, тем самым укрепляя своё положение, ис-
ходя из которого может скрыто и наиболее эффективно помочь вам. Понят-
но, что такого рода поведение может наблюдаться только у чрезвычайно
подкованного в вопросах психологии общения человека. Именно благодаря
такого рода стратегии и можно разрушить устоявшуюся систему в организа-
ции – необходимо, чтобы люди, включившие вас в свой круг общения, но да-
лёкие вам по духу и убеждениям, не считали, что вы опасны. По сути, эта ме-
тодика – единственный способ сломить прогнившую в том или ином вопросе
систему в организации – путём разрушения системы изнутри. Получается,
что до поры до времени, как раз, и не следует демонстрировать тех, с кем вы
близки. В противном случае вам никак не удастся влиять на ситуацию (Ев-
стигнеев Д.А., 2010, б).

37
Итак, эмоциональное дистанцирование – это верный признак опасности,
но единственный ли? Конечно же нет, имеются и другие формы поведения,
по которым можно определить отношение человека к нам. Рассмотрим одну
из самых оригинальных форм – поведение за столом, а именно то, как по-
едаются продукты питания, купленные нами. Практически в любом рабочем
«коллективе» является традицией отмечать знаменательные события в жизни
составляющих «коллектив» людей. Те люди, которые сделали тот или иной
подлый поступок, при поедании продуктов питания, принесённых тем, в от-
ношении кого этот поступок сделан, давятся – пытаются проглотить, но это
происходит с трудом – организм не принимает то, чего не заслужил («совесть
не позволяет»). Но это наблюдается лишь в том случае, когда у человека, со-
вершившего неблаговидный поступок, имеется внутриличностный кон-
фликт – противоречие между тем, как он должен вести себя после содеянного
(не пользоваться ничем из принадлежащего пострадавшей стороне) и как он
вынужден вести себя (пользоваться принадлежащим пострадавшей стороне,
ведь не откажешься же за общим столом от обязательной для всех процеду-
ры поедания яств, да и привлекать к себе внимание отказом – это выдать се-
бя). Если вы наблюдаете описанное выше поведение, без расследования не
обойтись – необходимо выяснить, что же сделал в отношении вас человек, не-
обходимо быть готовым к «удару» и его отражению (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Неожиданное появление перед человеком – ещё один из самых верных
способов узнать отношение к нам человека (Евстигнеев Д.А., 2012). В случае,
если человек в прошлом сделал по отношению к вам ту или иную подлость,
при этом понимая всю низость своего поступка, при неожиданной встрече с
вами (лучше всего при резком появлении из-за угла) не то что изменится в
лице, но и отпрыгнет в сторону!
Психотерапевтическое правило «Помните об условно-рефлекторном
происхождении черт характера и возможности их коррекции лишь по-
сле определения истории формирования этих черт» (Евстигнеев Д.А., 2010,
б). Понимание этого является первоочередным в анализе любых черт харак-
тера и последующей их коррекции. Многие ошибочные суждения, высказы-
ваемые относительно происхождения той или иной черты характера, связаны
как раз с тем, что к одинаково проявляемой внешне черте обращаются как к

38
имеющей под собой одно содержание, – но это совсем не так! Несмотря на
внешнюю одинаковость определённая черта характера имеет, как правило, не
один, а множество питающих её источников, и эти источники определяются
той средой, в которой происходило формирование человека.
Это касается любой черты характера, в том числе такой распространён-
ной, как ревность – черты, которая мешает как её носителю, так и тем, на ко-
го она обращена. Будучи условно-рефлекторным образованием и питаясь из
нескольких источников, в каждом конкретном случае ревность будет вклю-
чать в себя различные компоненты и вес каждого из них тоже будет различ-
ным. Перечислим компоненты ревности (питающие её источники).
1. Потребность в безраздельном владении партнёром (так называемое
чувство «собственника»): человек после достижения определённого уровня
взаимоотношений считает, что другой обязан принадлежать ему. Но всё дело
в том, что другой человек – это не вещь и он закономерно не может принад-
лежать никому, и его нахождение рядом нужно завоёвывать постоянно (за-
служить его), о чём мы уже ранее упоминали. Раз человек воспринимается
как некое приобретение, то и обращение с ним соответствует обращению с
вещью. Иными словами, человек, достигнув определённого уровня отношений,
считает, что «оплатой» за приобретённый уровень будет соответствующее
поведение, отступление от норм которого должно закономерно пресекаться.
Налицо нарушение правила «Встречаться в точках пересечения», отсутствие
уважения к потребностям партнёра по общению (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
2. Потребность быть для партнёра единственным.
3. Боязнь негативной оценки со стороны окружающих, если партнёр (по
представлениям ревнующего) будет вести себя каким-то иным, чем ему пред-
писано, способом. Эта боязнь основана на блокировании потребности в уваже-
нии: здесь мы вновь сталкиваемся с тем, что та же потребность в уважении, бу-
дучи условно-рефлекторной, приобретённой в процессе жизни, имеет под собой
только то, что было заложено в процессе жизни конкретного человека; в данном
случае в представлении ревнующего уважение к нему со стороны других людей
предполагает, что его партнёра должны ассоциировать только с ним, а если же
будет иначе, то последует осуждение со стороны окружающих и неминуемое
блокирование потребности в уважении (Евстигнеев Д.А., 2010, б).

39
4. В большей или меньшей мере осознанное понимание того, что прогноз в
отношении партнёра не оправдался (пришло понимание того, что партнёр не
тот, кто нужен), и ревность в данном случае есть замаскированное желание то-
го, чтобы партнёр действительно сделал то, за что его можно было бы осудить и
разорвать отношения. То есть ревность в этом случае – желание найти повод
для разрыва отношений: при этом ревнующий либо не осознаёт этого желания
вовсе (оно вытеснено в бессознательное), либо ему сложно донести до партнёра
то, что он его уже не устраивает (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
5. Проекция собственных реализованных или нереализованных желаний
(в частности – желания изменить) на партнёра. Если желания носят реализо-
ванный характер, то исходя из своего опыта общения с другими, человек бо-
ится, что его партнёр может поступить так же. Если желания нереализован-
ные, то человек, не имеющий возможности их реализовать и вытесняющий
эти желания из сознания в бессознательное (ввиду несоответствия этих же-
ланий потребностям сознания), проецирует их на своего партнёра (Евстигне-
ев Д.А., 2010, б).
6. Боязнь потерять партнёра, имеющая под собой следующие причины
(Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Причина первая: за определённый отрезок времени человек стал очень
хорошо понимать своего партнёра, у него сформировалась предсказуемая и
комфортная система отношений с партнёром, поэтому всё то, что будет уг-
рожать разрушением этой простроенной системе, будет вызывать страх –
страх потерять имеющуюся определённость и комфорт в отношениях. Иначе
говоря, это боязнь потерять те или иные выгоды, которые даёт общение с
партнёром в настоящем.
Причина вторая: связана с затратами на партнёра (имеются в виду как
душевные, так и материальные затраты, произведённые в процессе установ-
ления определённого уровня взаимоотношений). Человек боится потерять
партнёра из-за того, что жалко усилий, потраченных в процессе взаимодейст-
вия с ним, в процессе сохранения достигнутого уровня отношений.
Причина третья: за время общения между партнёрами возникает не толь-
ко психологическая, но и физиологическая зависимость: – когда человек ис-
пытывает положительные эмоции, связанные с партнёром, он пытается всё

40
чаще и чаще видеть партнёра – того, кто вызывает бурю положительных эмо-
ций, и при каждой новой встрече условная связь становится всё прочнее и
прочнее (чем чаще повторение, или тренировка, тем прочнее условная связь);
– когда человек испытывает положительные эмоции, выделяется огромное ко-
личество биологически активных веществ, что является ещё одним условием
для формирования очень стойких условных рефлексов, и желание видеть
партнёра ещё более усиливается. Именно из-за психологической и физиологи-
ческой зависимости возможная потеря значимого человека будет восприни-
маться очень болезненно, и ревность в этом случае будет связана с болезнен-
ностью возможной утраты доставляющей столько радости зависимости.
Причина четвёртая: неуверенность в себе, представление о своей некон-
курентоспособности.
7. Истероидный склад личности, не допускающий даже небольших доз
симпатии или внимания к кому-то ещё. Если истероид видит, что его партнёр
проявляет интерес к кому-то другому, это вызывает у него возмущение, рев-
ность. Напомним, что истероидная личность требует постоянной положи-
тельной оценки только себя и не терпит, когда оказывают внимание кому-то
ещё, когда кто-то лучше, способнее, красивее их (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
8. Прошлый негативный опыт, связанный с неверностью партнёра: дейст-
вия партнёра, сходные с предыдущим, могут вызвать подозрения и навести
на мысль об очередной измене, тогда как на самом деле для этого нет ника-
ких оснований (опять же: внешне одинаковое поведение вовсе не говорит об
одинаковом содержании) (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Столь внушительное число источников, питающих ревность, со всей оче-
видностью доказывает, что правильное понимание черт характера предпола-
гает анализ источников, благодаря которым формировалась та или иная чер-
та, с последующим определением веса каждого источника – степени его пред-
ставленности в черте характера. И только после всей этой процедуры воз-
можно заключить об истинном содержании черты характера конкретного че-
ловека с последующей её коррекцией: коррекции (лечению) поддаётся лишь
то, чьё содержание известно, равно как известен метод изменения этого со-
держания (Евстигнеев Д.А., 2010, б).

41
Говоря о ревности и её отношении к любви, следует понимать, что истин-
ная любовь не предполагает того, чтобы за неё «боролись». Как же можно
бояться потерять возлюбленного, если этот «возлюбленный» не желает быть
с вами? В этом отношении потеря такого возлюбленного есть великое благо.
Многие пытаются разными способами спасти былое счастье, не понимая, что
ничто так не противно, как удерживать рядом с собой человека, который в
тебе не нуждается. Его потребности изменились, изменилась наша значи-
мость для него, и нам остаётся лишь с уважением отнестись к его потребно-
стям – так, как мы бы желали, чтобы отнеслись к нашим потребностям. Это
ещё один аспект правила «Встречаться в точках пересечения».
Объективных оснований для ревности не существует! Всё, на что мы име-
ем право, это создать своим поведением для другого комфортные условия и
не претендовать на то, что он не предоставил нам по доброй воле и искренне.
За ним же остаётся право – считать эти условия действительно комфортными
(и тогда быть с нами) или же нет. Это и есть то уважение к потребностям
другого, какое бы мы желали видеть в отношении собственных потребно-
стей, но ведь порой так трудно увидеть себя в другом!
Психотерапевтическое правило «Попытки извиниться за что-то могут
привести к отрицательному результату» (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Отрицательная оценка извинения производится из-за того, что производящий
оценку понимает, что: 1) извиняющийся не может достойно выйти из ситуа-
ции, не может ответить за свои действия, поступки: сначала делает что-то
неблаговидное, а потом всячески пытается загладить свою вину, заискивает,
задабривает пострадавшую сторону, что закономерно вызывает только эмо-
ции презрения или отвращения; 2) слова извинения – это слова, лишённые
какого либо содержания (заученное бессодержательное клише), что также
вызывает отторжение. Помните: кто легко извиняется, тот легко предаёт!
Психотерапевтическое правило «Не спешите осуждать, порицать че-
ловека за что-то» (Евстигнеев Д.А., 2012). Прежде чем осудить другого за
тот или иной поступок, действие, вспомните – не делали ли вы подобное в
прошлом. Часто оказывается, что многое, за что мы осуждаем других, мы со-
вершали сами в прошлом, но в процессе взросления изжили это – на месте
старых потребностей возникли новые. В своё время вам удалось изжить то

42
или иное нехорошее качество, так помогите и другому сделать это, ведь
только вы сможете быстро и квалифицировано ему помочь в этом. Помните
также о том, что если вы даже не обладаете определённым качеством, кото-
рое осуждаете, не являетесь его носителем, то это вовсе не означает, что при
определённых обстоятельствах, в которых это качество обычно проявляется
и в которых вы ещё не были, оно не проявится и у вас. Помните, что другой
не проживёт вашу жизнь, а вы – его. Чаще всего приходится наблюдать, ко-
гда осуждение тех или иных качеств идёт в отношении самых слабых и без-
защитных. Именно на них приходятся самые тяжёлые удары, но «слабый»
является таковым только в определённой группе. Таким образом, любой
«сильный» в одной группе может оказаться «слабым» в другой, и именно по-
этому тому, кто чинит произвол, пытается нанести как можно больший урон
слабому, необходимо задаться вопросом: «Готов ли он оказаться в той же ро-
ли, как тот, на кого он нападает, но уже в другой (или даже этой) группе, при
этом испытав на себе всю прелесть нападок и унижений?».
Помните, что условно-рефлекторный характер психики, а значит зависи-
мость содержания психики от окружающей человека среды, делает из нас
жертву и, по сути, не позволяет нам осуждать другого: ведь то, что из себя
представляет другой, это не более чем то, что должно было сформироваться в
той среде, в которой происходило его взросление (Евстигнеев Д.А., 2013, а).
Это означает, что каждый человек – это не более чем иллюзия, так как со-
держание психики задаётся практически произвольно – зависит от окружаю-
щей человека среды, которая может «наградить» его чем угодно, какими
угодно качествами, и в этом отношении становится поистине страшно – ведь
мы могли иметь психику любого из живущих на Земле, в том числе психику
тех, кого мы ненавидим, окажись мы в такой же среде! А раз каждый из нас
иллюзия (произвольно скомпонованная совокупность условных рефлексов
под влиянием окружающей обстановки), то как же мы можем осуждать дру-
гого, если «другой – это мы, а мы – это другой».
Но и это ещё не всё! Мы не только не равны любому другому по содер-
жанию психики (поскольку комбинация условных рефлексов задаётся сре-
дой), но и не равны сами себе! Как мы уже обозначили ранее, потребности
каждого человека постоянно меняются, и содержание психики соответственно.

43
И в этом заключается глубокая ирония: мы не можем осуждать другого не
только потому, что каждый из нас жертва среды, как указано выше, но и по-
тому, что мы в различные периоды своей жизни представляем собой разное
содержание, а значит – если бы это было возможно, и мы могли встретиться
сами с собой в различные периоды жизни, то наверняка бы поссорились, ведь
потребности с возрастом меняются, и чем более удалённые друг от друга от-
резки времени мы берём, тем разительнее различия между нашими потреб-
ностями!
Психотерапевтическое правило «Удовлетворение одних потребностей в
настоящем может обернуться блокированием других потребностей в
будущем» (Евстигнеев Д.А., 2013, а, б). Данная закономерность весьма спе-
цифична, так как момент удовлетворения любых потребностей сопровожда-
ется удовольствием, и в это время человек чувствует себя более чем хорошо,
и это положительно подкрепляет человека и толкает его к повторению такого
состояния: мощное подкрепление в виде удовольствия не даёт сомневаться в
правильности удовлетворения выбранной потребности. Но ситуация коварна
ещё и тем, что время между удовлетворением какой-то потребности и вы-
званным этим удовлетворением блокированием другой потребности может
исчисляться годами и десятилетиями, что, совершенно понятно, мешает
установлению связи между причиной (удовлетворением одной потребности в
настоящем) и следствием (блокированием другой потребности в будущем).
Ситуация, понятным образом, может быть решена путём знания – какие же
потребности нельзя удовлетворять, чтобы позже не получить блокирования
других потребностей. Из предшествующего этому правилу материала мы уже
знаем, что нельзя удовлетворять такую потребность, как «желать того, что
вам не предоставили по доброй воле и искренне» (в наиболее острой форме
такое желание наблюдается у людей категоричных, не терпящих критику –
истероидов). Это чревато как отставленной агрессией того, кто через силу
удовлетворил ваши потребности (так формируются враги, оппозиция), так и
созданием неестественных, искажённых представлений о происходящем во-
круг (в силу того, что человека, желающего во что бы то ни стало получить
желаемое им, другие люди начинают обманывать). Всё это доказывает, что:
как бы ни была сурова реальность, только она самым скорейшим образом

44
будет способствовать адаптации человека к среде, делать его конкурентоспо-
собным. К числу потребностей, которые нельзя удовлетворять, относится
желание навредить другому (то есть блокировать какие-то его потребности).
Иными словами: нельзя удовлетворять свои потребности ценой блокирова-
ния потребностей других людей (Евстигнеев Д.А., 2013, а, б)! Как мы могли
убедиться ранее, иметь врагов – роскошь: причиняя другому вред, мы развя-
зываем ему руки, создавая ситуацию, при которой этот другой будет ждать
случая нанести ответный удар.
Какие же ещё потребности нельзя удовлетворять? К числу таковых отно-
сится «экономия» на развитии ребёнка (Евстигнеев Д.А., 2013, б). Экономия
подразумевает вовсе не экономию материальных средств, речь идёт об отсут-
ствии целенаправленного и активного формирования у ребёнка новых услов-
ных рефлексов. Из предыдущего материала известно, что психика в основ-
ном сформирована условными рефлексами, и от их количества и степени их
соответствия реально происходящим процессам в мире будет зависеть сте-
пень адаптации к среде (степень развития интеллекта). В этой связи интел-
лект следует понимать как условно-рефлекторное образование, сплетённое из
гигантского количества условных рефлексов и выполняющее функцию алго-
ритмов по переработке информации (Евстигнеев Д.А., 2012): все объекты и
явления окружающего нас мира связаны между собой причинно-
следственными связями, и наша задача – распознать, постичь, усвоить эти
причинно-следственные связи и уметь ими воспользоваться для решения тех
или иных задач, стоящих в конкретный момент времени (величина интеллек-
та задаётся числом усвоенных причинно-следственных связей и соответстви-
ем их реально происходящим процессам).
Так вот, родители, которые удовлетворяют свои потребности в отдыхе,
праздном времяпрепровождении, не тратя время на разъяснение ребёнку
причинно-следственных связей между различными объектами действитель-
ности, не формируют так необходимых для адаптации к среде условных реф-
лексов, обкрадывают жизненно важной информацией (Евстигнеев Д.А., 2013,
б). Когда ребёнок мал, разница со сверстниками замечается не так быстро и
не столь очевидна, но чем больше времени проходит, тем более зримее де-
фект. Итог этому – невозможность ребёнку в должной мере приспособиться к

45
среде, и с этого момента множество потребностей родителей блокируется
(все возникающие у ребёнка проблемы сваливаются на них), при этом далеко
не каждый родитель может понять связь между своим поведением в прошлом
и проблемами в настоящем. Какие же именно потребности родителей будут
блокироваться в ситуации, когда они не занимались разъяснением причинно-
следственных связей, существующих в мире? Дефекты адаптации будут ка-
саться тех сфер жизни, в которых ребёнка менее всего сориентировали (ме-
нее всего ознакомили с причинно-следственными связями, детерминирую-
щими именно эту сферу жизни), и чем раньше начнётся обкрадывание ребён-
ка информацией, тем более общий характер будет носить дефект – будет за-
трагивать практически все сферы жизни (иными словами, будет низким об-
щий интеллект). Обкрадывание информацией может наблюдаться только в
одной сфере жизни – например, в сфере межличностного общения. В этом
случае ребёнок не сможет правильно строить отношения с людьми – будет
постоянно ошибаться, у него будут постоянные конфликты с другими. И это
будет совершенно закономерно, ведь как построить отношения, если не знать
закономерностей, действующих в этой сфере!

46
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Организация процесса общения в соответствии с описанными психотера-


певтическими правилами позволяет избежать многих проблемных ситуаций,
не допустить развития отдельных категорий конфликтов, а в случае их воз-
никновения – суметь быстро и грамотно купировать. Помимо этого, следова-
ние указанным правилам позволяет не допустить возникновения такой рас-
пространённой формы психогенных расстройств, как неврозы, появление ко-
торых часто связано с противоречивыми (взаимоисключающими) тенден-
циями в психике (противоречием между одной и другой равно значимыми
потребностями, удовлетворение каждой из которых блокирует другую).
Следование указанным правилам – самый эффективный и энергетически
наименее затратный способ достижения совместимости, понимаемой как тип
взаимодействия, при котором оба партнёра по общению получают от него
удовлетворение, то есть имеющиеся у каждого потребности находят своё
удовлетворение в процессе общения. Реализация адаптивного и основанного
на доскональном понимании психических явлений подхода не требует трудо-
ёмкого и в данном случае нецелесообразного изучения индивидуальных осо-
бенностей конкретного человека с целью определения того, насколько эти
особенности соотносятся с особенностями другого человека (насколько со-
вместимы будут люди исходя из сочетания особенностей друг друга). Ука-
занный подход не только позволяет сохранить совместимость в том случае,
когда вначале общения двух людей она уже имела место, но и создать её, ес-
ли с самых первых встреч партнёр по общению вызывал неприятные ощуще-
ния. Чаще всего под совместимостью понимается первая ситуация, когда уже
с самых первых встреч мы получаем удовольствие от общения с человеком,
но комплектование рабочих групп (экипажей, диспетчерских смен) исходя из
такого понимания совместимости – непозволительная роскошь, так как слу-
чаев совместимости такого рода не так много, и получится, что для большей
части составляющих рабочую группу людей мы не сможем найти совмес-
тимых с ними. На помощь может прийти только психотерапевтический

47
подход к пониманию совместимости – подход, основанный на постоянной
работе над собой и расширении системы потребностей человека, вслед за
чем последует увеличение вероятности точек соприкосновения с другими
людьми, вероятности получения удовольствия от общения (Евстигнеев Д.А.,
2010, б).
Выше мы обозначили, что критерием наличия совместимости является
взаимное удовлетворение тех или иных потребностей в процессе общения.
Из этого следует, что совместимость можно определить лишь после того, как
общение уже состоялось и взаимное удовлетворение тех или иных потребно-
стей в процессе этого общения имело место. Поэтому совершенно очевидно,
что определять совместимость следует опытным путём. Опытный способ оп-
ределения совместимости – самый верный, но даже он – не абсолютный. Два
человека могут быть очень долгое время совместимыми, но после той или
иной ситуации они могут перейти в категорию ненавидящих друг друга лю-
дей. Если даже опытный способ определения совместимости не абсолютен,
совсем не подходит для определения совместимости процедура тестирова-
ния, которая имеет дело с гипотетическим сочетанием черт одного и другого
человека. Сама идея, что определённое сочетание характеристик одного и
другого человека ведёт к совместимости, верна, но не верна идея, что можно
точно просчитать, в какое время и какие именно сочетания дадут картину со-
вместимости (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Если говорить о подходе, основанном на определении совместимости пу-
тём тестирования, по результатам которого определяется оптимальное соче-
тание черт одного авиаспециалиста и другого, то он глубоко утопический.
«Исследователи», реализующие указанный подход, забывают, что совмести-
мость – категория вероятностного характера, а раз так, то потребуется не
только исследовать не одну сотню характеристик каждого с последующим
расчётом всех комбинаций с таковыми у другого человека (что невозможно),
но и знать будущее: какие именно события произойдут и как будет реагиро-
вать каждый из участников этих событий, находясь в одном из сотен воз-
можных состояний психики. Часто достаточно одного единственного несов-
падения (которое не изучалось и не рассматривалось как возможное), чтобы
люди, в целом совместимые по подавляющему числу характеристик, стали

48
несовместимыми, причём несовпадение может быть по такому вопросу, ко-
торый покажется большинству чем-то поразительным (все попытки создать
тест, который бы определял совместимость одного человека с другим, не
увенчались успехом, хотя некоторые «исследователи» свято верят, что это
возможно, тогда как это невозможно ни при каких обстоятельствах). Мы не
отрицаем возможности прогнозирования поведения человека по тем или
иным его характеристикам (в частности – по чертам характера, темпера-
мента), но использовать данную технику для решения вопросов совмести-
мости не представляется возможным. Те «исследователи», которые пытаются
определить совместимость одного человека с другим по определённому на-
бору сочетаний характеристик, явно не понимают такой чрезвычайно важной
закономерности, что любое приобретаемое в процессе жизни качество имеет
условно-рефлекторный характер, в связи с чем одинаково проявляясь внешне
(например, агрессивность), имеет свою историю образования, поэтому у
скольких бы людей мы не наблюдали одно и то же качество (ту же агрессив-
ность), причин (а значит и способов устранения) будет столько же, какое
число людей является его носителями. То есть одно и то же качество, не-
смотря на внешнюю одинаковость, имеет то содержание, которое было зада-
но в процессе его формирования. Именно поэтому подход, исходящий из
представления о совместимости как о соответствии одних характеристик
другим у двух людей и претендующий на то, что обозначенное сочетание
можно просчитать, на практике реализовать невозможно. Этим «исследова-
телям» нужно, как минимум, изучить историю формирования всех интере-
сующих их качеств и составить программу, которая бы считала соответствие
этих качеств таковым у другого человека (при этом наберётся непросчиты-
ваемое количество вариантов). Такой подход не выдерживает никакой кри-
тики и является одной из самых крупных мистификаций в психологии. Более
того, сам факт тестирования именно личностных характеристик уже во мно-
гом спекулятивен: во-первых, если тестирование проводится с какой-то це-
лью и не самим человеком, то последний стремится «угадать» правильные
ответы; во-вторых, у многих людей (в частности – у истероидных личностей)
явные проблемы с объективной оценкой собственных черт личности, что

49
закономерно не даёт возможности пользоваться такого рода результатами
для последующего анализа (Евстигнеев Д.А., 2010, б).
Описанные в работе правила направлены на формирование новой (наиме-
нее уязвимой для блокирования) структуры потребностей. Приобретаемые в
процессе жизни потребности представляют собой условные рефлексы. Ус-
ловно-рефлекторный характер социальных потребностей позволяет форми-
ровать на месте старых новые потребности. Новая потребность формируется
у человека под влиянием появления новой информации, которая, по его мне-
нию, является наиболее актуальной на данный момент и позволит наиболее
эффективно адаптироваться к среде. В этом отношении человек часто оши-
бается и выбирает отнюдь не те потребности, которые будут улучшать его
взаимодействие с окружающими. Чтобы выбор оказался правильным, необ-
ходимо знать критерии, по которым можно отделить способствующие адап-
тации потребности от потребностей, препятствующих ей. Познание же ука-
занных критериев возможно лишь при раскрытии истинных причинно-
следственных связей, которым подчинён окружающий мир.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Евстигнеев Д.А., Кузнецов Ю.И., Копысов В.Х. Специфика взаимодей-


ствия в экипаже при реализации пилотами-инструкторами и пилотами-
инспекторами наставнической функции // Научный вестник УВАУ ГА. –
2009. – № 2. – С. 43–50.
2. Евстигнеев Д.А. Авиационная психология: учеб.-метод. комплекс. –
Ульяновск: УВАУ ГА(И), 2010 (а). – 122 с.
3. Евстигнеев Д.А. Психотерапевтические правила и их реализация в про-
цессе общения: учеб.-метод. пособие. – Ульяновск: УВАУ ГА(И), 2010 (б). –
40 с.
4. Евстигнеев Д.А. Психотерапевтическое правило «Каждый человек в ка-
ждую секунду времени считает своё поведение нормальным» // Научный вест-
ник УВАУ ГА. – 2011. – № 3. – С. 62–65.
5. Евстигнеев Д.А. Авиационная психология: учебник. В 2 т. – Ульяновск:
УВАУ ГА (И), 2012. – Т. 1. – 280 с. – Т. 2. – 221 с.
50
6. Евстигнеев Д.А. К познанию истероидной личности // Научный вестник
УВАУ ГА. – 2013 (а). – № 5. – С. 41–49.
7. Евстигнеев Д.А. Психотерапевтическое правило «Удовлетворение од-
них потребностей в настоящем может обернуться блокированием других
потребностей в будущем» // Научный вестник УВАУ ГА. – 2013 (б). – № 5. –
С. 49–53.
8. Карвасарский Б.Д. Психотерапия. – М.: Медицина, 1985. – 303 с.
9. Мясищев В.Н. О генетическом понимании психоневрозов // Советская
невро-психиатрия. – Том I. – Л.: Медгиз, 1939 [размещено в: Мясищев В.Н.,
1960].
10. Мясищев В.Н. Современные представления о неврозах. – М.: Знание,
1956 [размещено в: Мясищев В.Н., 1960].
11. Мясищев В.Н. Некоторые вопросы теории психотерапии // Вопросы
психотерапии. – М.: Медгиз, 1958 [размещено в: Мясищев В.Н., 1960].
12. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-
та, 1960. – 427 с.
13. Свядощ А.М. Неврозы и их лечение. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.:
Медицина, 1971. – 456 с.
14. Свядощ А.М. Неврозы. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина,
1982. – 368 с.
15. Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.:
Наука, 1970. – 142 с.
16. Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека. Мотивацион-
но-эмоциональные аспекты. – М.: Наука, 1975. – 176 с.
17. Симонов П.В. Информационная теория эмоций // Психология эмоций.
Тексты / Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. – М.: Изд-во Москов-
ского университета, 1984. – С. 178–185.
18. Симонов П.В. Эмоциональный мозг. – М., 1981. – 215 с.
19. Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе. Сборник
статей. Перевод д-ра М.В. Вульфа с вступительной статьёй проф. И.Д. Ерма-
кова. [Психологическая и психоаналитическая библиотека. Под ред. проф.
И.Д. Ермакова. – Вып. III]. – Москва – Петроград: государственное издатель-
ство, 1923. – 207 с.

51
20. Фрейд З. Психоаналитические этюды / сост. Д.И. Донского,
В.Ф. Круглянского. – Минск: Попурри, 1997. – 606 с.
21. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. – СПб.: Питер,
2002. – 224 с.
22. Яковлева Е.К. Психотерапия и профилактика невроза навязчивых со-
стояний и психастении // Неврозы. Труды конференции, посвящённой про-
блеме неврозов (Ленинград, 6–9 июня 1955 года). – Петрозаводск: государст-
венное издательство Карельской АССР, 1956. – С. 159–165.
23. Яковлева Е.К. Патогенез и терапия невроза навязчивых состояний и
психастении. – Л., 1958. – 148 с.
24. Dubois P. Психоневрозы и ихъ психическое лѣчение. Авторизирован-
ный переводъ сочиненiя «Les psychonévroses et leur traitement moral», lecons
faites à l′Université de Berne par le professeur Dr. Dubois, д-ра М.М. Симзена,
дополненный по последнему изданiю Р.И. Лепской. Подъ редакцiей и съ
предисловiемъ д-ра В.П. Осипова, профессора Императорскаго Казанскаго
Университета. Съ предисловiемъ автора. – С.-Петербургъ. Изданiе К.Л. Рик-
кера. Невскiй просп., 14. – 1912. – 397 с. [= Les psychonévroses et leur traite-
ment moral. Lecons faites à l′Université de Berne par le Dr Dubois, professeur de
neuropathologie. Préface du Dr Dejerine, professeur à la faculté de médecine de
Paris médecin de la salpètrière. Paris. Masson et Cie, Éditeurs libraires de
l′Académie de médecine, 120, Boulevard Saint-Germain, 1904. 557 p.].
25. Dubois P. О психотерапiи. Авторизированный переводъ. Съ портре-
томъ автора. [Психотерапевтическая библiотека подъ редакцiею д-ровъ Н.Е.
Осипова и О.Б. Фельцмана. Вып. II]. – Москва. Книгоиздательство «Наука».
Б. Никитская, 10. – 1911. – 131 с.

52
Приложение

ИСТЕРОИДНЫЙ ТИП ЛИЧНОСТИ

Из всех типов личности истероидный является самым драматичным как для


его носителя, так и для окружающих (Евстигнеев Д.А., 2013, а). Концентриру-
ются истероидные личности во властных структурах, но вовсе не из-за разви-
тых лидерских качеств или выдающихся способностей, а всего лишь из-за не-
имоверной жажды власти, которая взращивается в них в процессе взросления –
преимущественно в семье, при этом механизмов формирования истероидных
черт несколько. Будучи эгоистичными, завистливыми, лживыми, не склонными
к упорному труду, как от руководителей от них только проблемы, и, принимая
во внимание, что основная масса руководителей происходит из истероидов,
становится совершенно очевидной истина: проблема власти – это проблема ис-
тероидов. Нет ничего более страшного, чем пробравшийся во власть истероид, а
проникают они в неё, имея манипулятивный склад ума, весьма успешно. Внут-
ри же той или иной властной структуры, по сути, идёт конкуренция между раз-
личными истероидами, и совершенно понятно, что до вершины в таких услови-
ях может добраться лишь самый подлейший и изощрённый.
Истероиды, как правило, обладают весьма посредственными способно-
стями в сочетании с огромным самомнением и уверенностью в своей исклю-
чительности. Лишь малая часть истероидов, будучи уязвлённая ненадлежа-
щим образом выполненными обязанностями или отсутствием профессио-
нальных навыков, начинает профессионально совершенствоваться, и в дан-
ном случае именно крайняя чувствительность к оценке окружающих, а не
интерес к делу, заставляет выполнять работу всё лучше и лучше. Работода-
телю следует обращать особое внимание на претендентов с истероидными
чертами личности – как правило, не только не самые лучшие работники, но и
особенно опасные в случае захвата ими руководящих должностей (Евстигне-
ев Д.А., 2012).
Истероиды – средоточие зла, бесчисленное количество кровавых тиранов
и бесчинствующих начальников-самодуров на протяжении всей истории че-
ловечества тому подтверждение. Истероиды, будучи беспрецедентно эгоцен-
тричными, не идентифицируют себя с другими, в связи с чем жестоко

53
расправляются с окружающими, в то время как сами бы не вынесли и сотой
части используемых в отношении других наказаний и унижений. Учитывая
крайне низкую рефлексию, истероидам больше чем кому бы то ни было необ-
ходимо прислушиваться к критике, замечаниям, настраиваясь тем самым на
максимальную идентификацию себя с другими, но критику, как раз, истерои-
ды абсолютно не переносят, жестоко расправляясь с критикующим или пыта-
ясь придумать красивое оправдание своим действиям. Истероидная структура
личности есть следствие тех или иных воспитательных программ, взращи-
вающих эгоцентризм и представление о собственной исключительности, что
препятствует восприятию информации извне и познанию истинных причин-
но-следственных связей, детерминирующих взаимоотношения между людь-
ми. Истероид настолько не ставит свою исключительность под сомнение (от-
ражение крайне низкой рефлексии), что ликует, когда вышестоящие исте-
роиды теряют должность, совершенно не понимая того, что его подчинён-
ные, уставшие от издевательств, будут так же ликовать (при этом, в противо-
положность истероиду, имея на это полное право), когда оступится уже он
(Евстигнеев Д.А., 2013, а).
Если у человека представлена потребность в восприятии только естест-
венной информации от окружающих, а не той, которую бы он хотел от них
получить, это всегда будет способствовать успешной и длительной адапта-
ции к среде. В противном случае, как это наблюдается у истероидов, в пси-
хике создаётся иллюзорная, ложная картина о происходящем вокруг, а всё,
что иллюзорно, рано или поздно разрушается. Абсолютно заслуженное осу-
ждение окружающих истероиды получают чаще всего тогда, когда заходят в
своей иллюзорности восприятия окружающего до той степени, когда у окру-
жающих людей, вынужденных больший или меньший промежуток времени
терпеть выходки истероидов, блокируется большинство потребностей – ко-
гда истероид пытается сделать из подчинённых рабов, которые обязаны тер-
петь все сыплющиеся на них унижения. Нет ничего слаще для истероида, чем
распоряжаться людьми, их судьбами, упиваться видом зависимых и подчи-
няющихся ему людей. Истероиды нарушают незыблемое правило – нельзя
удовлетворять свои потребности ценой блокирования потребностей других
людей (Евстигнеев Д.А., 2013, а, б)!

54
Другие люди для истероидов – это всего лишь средство для достижения
той или иной цели. При постепенном продвижении по карьерной лестнице
они с лёгкостью расстаются с уже не приносящим выгоды «транспортным
средством» (продажность – яркая черта истероидов). В связи с этим люди
данного типа не способны и на проявление истинной любви к другим, ведь
любят они только себя. Иллюзия любви другого у истероидов существует до
тех пор, пока ими восхищаются, поддерживают, одобряют, хвалят, возносят,
делают подарки (Евстигнеев Д.А., 2013, а).
Практика показывает, что истероидные личности, манипулятивным путём
пробравшись во властные структуры и захватив ключевые должности, при
наличии большого количества рычагов воздействия на других начинают про-
являть себя в наиболее полной мере, чиня произвол и насилие. Весь драма-
тизм в том, что во время пути такого человека к «вершине» он может быть не
только незаметен, но даже (что чаще) может быть чрезвычайно привлека-
тельным для окружающих (у истероидов крайне представлена способность
подстраиваться под настроение других, угадывать то, что другие желали бы
слышать, видеть). На такой волне популярность истероида всё более прирас-
тает, и простому обывателю невдомёк, что истероид никогда не будет от-
стаивать чьи-то интересы; он неизменно будет сосредоточен только на своих,
но когда это будет очевидным, будет уже поломано много судеб и пролито
много крови. Итак, драматизм в том, что во время продвижения истероида
его практически невозможно остановить (либо по причине неприметности,
либо по причине большой привлекательности его персоны для окружающих,
либо по причине необыкновенной изворотливости, основанной на подлости и
лживости), и только после многочисленных жертв (в прямом и переносном
смысле) его сущность становится видна, и с ним, как правило, жестоко рас-
правляются, причём жестокость расправляющихся с истероидом долго взра-
щивалась его действиями, тогда как у него была изначально. Факты свиде-
тельствуют, что лишь доведённые до отчаяния действиями истероида люди
могут противостоять всему произволу, исходящему от него. Существует ли
альтернатива этому? Существует и сводится к глубокой психотерапии, в
процессе которой истероиду придётся признать существование у него исте-
роидных черт и понять их пагубность как для него, так и для окружающих.

55
Психотерапия (лечение информацией) вовсе не ограничивается взаимодейст-
вием врача и истероида. Психотерапию необходимо проводить любому, об-
щающемуся с истероидом, и в этом случае глубокой психотерапии не полу-
чится: любому отважившемуся на коррекцию истероидной структуры лично-
сти придётся действовать осторожно (дозированно) и на положительном
эмоциональном фоне – условии, при котором аргументация и замечания вос-
принимаются наиболее безболезненно. Корректировать действия и образ
мыслей истероида способен лишь тот, кто понимает систему потребностей
истероида и может либо менять потребности в этой структуре, либо, исполь-
зуя существующую систему потребностей, направлять действия истероида,
довольного якобы удовлетворяющимися у него потребностями, по менее
безопасному для окружающих пути.
Истероидную личность (человека-истероида) следует отличать от больно-
го истерией. Если истероидная личность – это определённый набор личност-
ных характеристик (так называемая почва), то истерия – это один из видов
неврозов, образующихся у истероидных личностей при воздействии на них
психической травмы (блокирования какой-либо важной потребности).
Истероидная структура личности включает в себя несколько компонен-
тов, вес каждого из которых во всей структуре различается у каждого кон-
кретного истероида (Евстигнеев Д.А., 2012):
1) низкий порог возникновения эмоций, порождающий повышенную
внушаемость, самовнушаемость, впечатлительность, эмотивность (спо-
собность быстро заражать эмоциями окружающих, равно как и самим
столь же быстро заражаться ими), а также более быстрый переход в
аффективное состояние, во время которого закономерно сужается соз-
нание, что сопровождается снижением (вплоть до полной потери) кри-
тичности и запуском программы истероидного интеллекта, работающе-
го по механизму вторичной выгоды (см. пункт 3);
2) эгоцентризм – жажда повышенного внимания к собственной особе, в
связи с чем хорошо развиты лживость и фантазирование – преподносят
себя такими, какими выгодно быть в данный момент; всё тому же эго-
центризму служат театральность переживаний (буря переживаний во
внешнем плане при отсутствии глубоких переживаний во внутреннем

56
плане), склонность к позёрству, стремление возвыситься над другими,
унижая, высмеивая их, подмечая их промахи (истероиды – основные
поставщики бесчинствующих начальников-самодуров); эгоцентризм
находит своё проявление в ревностном отношении к успехам других –
истероидов оскорбляет, когда хвалят кого-то другого, а не их (исте-
роиды – основные поставщики зависти); в этой связи истероиды спе-
шат дать интерпретацию тем действиям окружающих, которые выгля-
дят положительными или успешными – интерпретацию, в которой бу-
дут приведены аргументы (у многих – весьма искусные, в которых
трудно будет уловить их умышленно обесценивающий характер) в
пользу того, что указанные положительные и успешные действия вовсе
не так уж и хороши (например, может быть указано, что хотя успеш-
ные действия другими и осуществлены, но вот мотивация, лежащая в
основе этого успеха, совсем некрасивая или даже заслуживает осужде-
ния – истероиды же не могут позволить, что кто-то лучше их!); цен-
трирование истероидов на собственной персоне препятствует их реф-
лексии – не идентифицируют себя с другим человеком (не переносят
своё «Я» в другого), а значит и не могут понять в полной мере, что
чувствует другой;
3) истероидный склад ума, предполагающий наличие таких алгоритмов
обработки и преподнесения информации, которые позволяют вести
скрытую манипуляцию другими путём существования двух планов
действий (внутреннего – только для себя, и внешнего – только для дру-
гих), обязательно связанных между собой и имеющих своей целью по-
лучать от окружающих желаемый результат, не проговаривая о сути
желаемого вслух (действия истероидов направлены на получение вто-
ричной выгоды от их реализации). Иными словами: во внутреннем
плане существует одна информация (связанная с истинной целью), а во
внешнем плане выдаётся другая информация, которая в итоге должна
подействовать на окружающих так, что они, совершенно не догадыва-
ясь об истинной цели истероидов, будут реализовывать эту цель. Исте-
роидный склад ума, накладываясь на лёгкость возникновения аффекта

57
и приходящуюся на его время амнезию, и даёт начало симптомам по
механизму вторичной выгоды, которые непонятны больному;
4) отсутствие чуткости к состоянию других, что можно протестировать
направленной на истероида искренней улыбкой (улыбкой, обязательно
не связанной с их состоянием, не связанной с тем, что вы направляете
её с тем, чтобы выразить к ним своё положительное отношение; улыб-
ка должна отражать исключительно ваше состояние): истероиды на-
столько центрированы на себе, что не отвечают изменением своего
эмоционального состояния (их взгляд на улыбку не изменяется, откли-
ка нет); это же можно заметить по мимике истероида: мимика истерои-
да часто не соответствует тому, что можно увидеть в их глазах (лице-
вые характеристики не соответствуют взгляду).
Истероидные черты личности комбинируются и с другими, не истероид-
ными, структурами личности, давая в итоге полный спектр поведенческих
реакций истероидных личностей: например, истероидный склад ума, предпо-
лагающий скрытую манипуляцию другими, может сочетаться с низким и вы-
соким интеллектом, давая в первом случае примитивные (видные невоору-
жённым глазом) формы манипуляции, тогда как во втором случае манипуля-
ции будут весьма изощрёнными и тонкими, так что пройдёт не один год, что-
бы распознать истинный ход мыслей истероида (Евстигнеев Д.А., 2012).

58
Монография

ЕВСТИГНЕЕВ
ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ПРАВИЛА
И ИХ РЕАЛИЗАЦИЯ В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ

ISBN 978-5-7514-0216-7

Электронная почта: temporaria@yandex.ru

Редактор Т. В. Горшкова
Компьютерная верстка Н. П. Красильниковой

Подписано в печать 21.10.2014. Формат 6090/16. Бумага офсетная.


Печать трафаретная. Усл. печ. л. 3,56. Уч.-изд. л. 3,12.
Тираж 100 экз. Заказ № 353.
РИО и типография УВАУ ГА (И). 432071, г. Ульяновск, ул. Можайского, 8/8

59

Вам также может понравиться