Вы находитесь на странице: 1из 911

sf_action

sf_space

Сергей
Сергеевич
Тармашев
cf23948a-2d17-102e-95ce-27ce957fbe3a

Мирные времена

Вот уже полмиллиона лет миновало со дня окончания Второй Великой Ассы, и внутри
Рубежа царят мир и покой. Воинская каста практически сидит без дела, лишь далёкие
Порубежные Миры остаются предметом неусыпных забот защитников Расы. Нейтральные
Территории нельзя назвать Спокойными: там постоянно кто-нибудь кого-нибудь грабит,
завоёвывает или выживает с насиженного места. Масштабы сей бурной деятельности
разнятся от мелких пиратских набегов до полномасштабных войн, но никто в здравом уме
не осмеливается в открытую нападать на Сияющих.
Однако это не значит, что неприятель забыл об их существовании или смирился с ним.
Многочисленные Тёмные и слуги древнего врага сплетают вокруг Рубежа паутину интриг и
обмана в надежде поймать в свои сети ничего не подозревающую жертву. И когда в
системе звезды Ярило ловят шпиона, а в соседней звёздной системе бесследно исчезает
научная экспедиция, воинская каста реагирует незамедлительно. Но успеют ли
гармоничные богатыри спасти представителей гражданских каст от ужасной судьбы?

звездные войны,внеземные цивилизации,фантастический боевик,остросюжетная


фантастика,космоопера,постапокалиптика
2021

ru

Наталия
Цветкова
nvcvet

Colourban

ExportToFB21, FictionBook Editor Release 2.6.6


16.12.2021
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=66941513
Текст предоставлен правообладателем
1060df26-5def-11ec-ab26-441ea1508474
1.0

v 1.0 – создание FB2 – (nvcvet)

Литагент
АСТ (БЕЗ ПОДПИСКИ)
9971362c-2daa-11e8-9a05-0cc47a52085c

Древний. Предыстория. Книга девятая. Мирные времена : [фантастический роман] / Сергей


Тармашев
АСТ
Москва
2021
978-5-17-144724-3

© Тармашев С.С., 2021 © ООО «Издательство АСТ», 2021 Фотография автора – Татьяна Либерман
Художник – Николай Ковалёв

Сергей Тармашев
Древний. Предыстория
Книга девятая. Мирные времена

Время Даара

460 600 лет назад, четырёхмерный слой Вселенной, эпицентр пространства высоких
энергий, скопление Миров Даарийской группы, галактика Артемида, система звезды
Аргус, планета Ордар, замок Рода Ярнвиль воинской касты цивилизации Сияющих.

Бескрайний лесной океан, распростёршийся от горизонта до горизонта, был залит ярчайшим


солнечным светом. Пылающий в зените бело-голубой гигант щедро одаривал исполинскую
планету родящей жизнь энергией, и весенняя природа цвела безудержным буйством красок.
Громадные моря восьмисотметровых сосен, сплотившихся кронами, словно бесконечные ряды
могучих бойцов, замерших в парадном построении, перемежались с дубовыми чащобами и
буковыми борами, высота которых уступала им лишь немногим. Но могучее светило пылало
столь мощно, что его лучи с лёгкостью проникали сквозь сотни метров древесной листвы, и
потому лесная земля была покрыта весенним ковром белых цветов, из-за чего потерявшаяся под
ними земная поверхность казалась усыпана нетающими снегами.
В центре сего лесного океана, словно остров посреди водной глади, располагалась обширная
цветущая долина, посреди которой протекала широкая река, казавшаяся стеклянной в силу
своей идеальной прозрачности. Ослепительно пылающий в небесах Аргус светом своим
пронзал сорокаметровую водную глубину, будто широкая река являлась небольшим лесным
ручейком, и это впечатление ещё более усугублялось исполинской громадой могучего замка,
вознёсшегося ввысь прямо у неё на пути. Искрящиеся на солнце мощные стены и цитадели из
белого гранита оседлали реку, словно город дорогу, и безмятежные воды, впадающие в
ажурную арку гидроворот замка, и впрямь казались стеклянной дорогой, упирающейся в
замковые ворота. По ту сторону исполинской цитадели имелись точно такие же гидроворота, из
которых кристально прозрачные речные воды продолжали своё неспешное течение, и это ещё
более усиливало ощущение хрустальной твёрдости речной ленты.
Раскинувшаяся на оба берега замковая громада, вдвое превышающая высоту самых высоких
лесных чащ, являлась для обитателей тайги своеобразным мостом через реку. На каждом берегу
в могучих стенах имелся вход в полсотни метров диаметром, искусно стилизованный под
пещеру и являющийся соединяющим берега тоннелем. Мох, густо покрывающий стены
тоннеля, мягко фосфоресцировал, выполняя функцию неброского освещения, сам тоннель был
высажен цветами и травой с кустарником, идеально подобранными по высоте. Хозяева замка
тщательно следили за тем, чтобы данный переход всегда являлся безопасным маршрутом для
лесных обитателей. Когда-то очень давно, в стародавние времена, в тоннеле даже было
категорически запрещено появляться без средств маскировки, дабы не пугать зверей,
мигрирующих с берега на берег.
За миллионы лет существования замка всё окрестное зверьё настолько привыкло к тоннелю, что
дикие обитатели леса давно уже проходят через него без опаски, словно идут по родному лесу,
даже если попадают в тоннель впервые. Но наблюдение за порядком в тоннеле не прекращается
никогда, и юные воины и воительницы по-прежнему сдают в тоннеле свои первые экзамены по
владению способами маскировки, отвода глаз и отвлечения внимания. Вот и сейчас два круга
двенадцатилетних крепышей, оснащённых Кристаллами Мимикрии, бесшумно крадутся через
тоннель мимо звериных троп под бдительным взором Наставника по боевой подготовке.
Тем временем их сёстры сдают собственный экзамен. В километре от входа в правобережный
тоннель, недалеко от лесной опушки, здоровенный четырёхметровый медведь с грозным
яростным рёвом лупил когтистыми лапами неподвижно сидящего перед ним бойца Сияющих.
Могучий сереброглазый воин сидел в медитативной позе посреди земляничной лужайки,
покусившись на лакомство Хозяина Леса, и двухтонный косматый зверь был вне себя от злости.
Медведь яростно бросался в атаку, пытаясь ударом с разбега опрокинуть воина в белоснежной
броне, но медвежья туша вреза́лась в бойца Сияющих, словно примитивное стенобитное орудие
в стальную плиту. Медведя аж отбрасывало назад на пару десятков сантиметров, но сам
Сияющий гигант не сдвигался с места, и это вызывало у Хозяина Леса ещё большую злобу.
Медведь с рёвом вскакивал на задние лапы и принимался наносить человеку удары лапами,
попутно пытаясь вцепиться зубами в шею или голову, в зависимости от того, до чего окажется
добраться легче. Но его удары и клыки не доходили до цели, увязая в пассивной энергозащите,
и снежноволосый Даарийский воин продолжал невозмутимо сидеть в той же позе, время от
времени демонстративно закидывая в рот очередную земляничную ягоду. В сорока шагах
позади него, за границей земляничной поляны, правильной окружностью замерли шестнадцать
двенадцатилетних дочерей Рода Ярнвиль, слившихся в Круг Щита и напряжённо
удерживающих невозмутимому воину дистанционную защиту.
Белоснежные волосы и звёздные глаза юных воительниц пылали, сбрасывая излишки энергии,
вырабатывающиеся от охватившего маленьких Валькирий волнения, и находящаяся подле
Круга Щита седая Наставница, пряча улыбку, с суровым видом следила за правильностью
взаимодействия центров энергетического равновесия. Юные крохи стараются не подать вида,
что жутко волнуются, ведь они Валькирии, а Валькирии никогда не трусят и уж точно не
волнуются во время Боевого Слияния – на то они и Валькирии. Но сегодня им впервые в жизни
пришлось удерживать самый настоящий Круг Щита, без каких бы то ни было учебных
послаблений. Этот медведь абсолютно дикий, он на самом деле является хозяином
прилегающего к правому берегу лесного массива, и взбешён он совершенно по-настоящему.
И если юные воительницы не удержат Щит, то разъярённый двухтонный зверь со всей силы
нанесёт воину самый настоящий удар, способный проломить череп любому представителю
гражданских каст. Воин, конечно, от одного такого удара не погибнет, на то он и воин, но не
справиться с удержанием Щита полным кругом – это очень стыдно. Тем более что Щит они
удерживают не кому-нибудь, а знаменитому Гармоничному Эрингу, прославленному
командору, самому сильному воину Рода Ярнвиль, не считая Боевых Асов. И никто не
сомневается в том, что Гармоничный Эринг сам станет Асом рано или поздно. Так что не
справиться со Щитом сейчас – это же опозориться на весь Род! А тут ещё Хозяин Леса
взъярился не на шутку! Бросается в атаку из-за какой-то земляники, словно в битву не на жизнь,
а на смерть! И это в самый первый серьёзный экзамен! Переволнуешься тут!
Седая Наставница вслушивалась в безмолвно звенящие эмоции круга юных Валькирий, не
забывая поддерживать крайнюю суровость собственного энергоконтура, и вновь спрятала
невольно появляющуюся улыбку. Юные дочери Рода стараются изо всех сил, искренне желая
лучше пострадать самим, но не допустить гибели вверенного им бойца. Это хороший знак, из
них вырастут настоящие Валькирии. Наставница уже ощущает, как они жалеют о том, что их
круг выставил Гармоничному Эрингу всего лишь Дистанционный Щит. Ведь гораздо
эффективнее было бы подключить его к ёмкости, чтобы воин мог вести бой и сбрасывать
потенциал, который Круг Валькирий накапливал бы для последующего мощного удара!
Её храбрые воительницы ещё слишком малы, чтобы ощущать, как Гармоничный Эринг
узконаправленными излучениями собственного энергоконтура специально дразнит медведя,
поддерживая уровень его бешенства в исступлённом состоянии. Эта часть экзамена, настоящая
боевая обстановка, послужит для юных Валькирий хорошим и очень продуктивным уроком.
Громадный взбешённый медведь, атакующий в стойке на задних лапах, выглядит воистину
угрожающе, и знаменитый командор специально сидит в медитативной позе, чтобы эффект
ощущался острее. Если Гармоничный Эринг, носитель эталонной генетики древнего воинского
Рода Ярнвиль, являющегося Одним из Полутора Сотен, встанет и выпрямится во весь свой
пятисоттридцатисантиметровый рост, четырёхметровый медведь рядом с ним будет выглядеть
совсем не так грозно.

И если юные Валькирии вдруг не удержат Дистанционный Щит, то могучему Даарийскому


командору будет достаточно нанести медведю единственный удар голой рукой, дабы
Хозяин Леса погиб от кровоизлияния в мозг или компрессионного разрыва сердечной
мышцы. А в состоянии норадреналиновой вспышки Эринг способен убить противника
импульсом спинного мозга, не прибегая к контактному поединку. За сорок лет воинской
службы он отточил это умение в боях за Рубежом, за что и получил своё имя
[1]
. Всё это юные воительницы узнают в своё время, когда придёт черед. Пока же они стойко
удерживают Дистанционный Щит, борясь не столько с медведем, сколько с собственным
волнением. Ведь до достижения совершеннолетия юным Валькириям нельзя поглощать
воинский потенциал, ибо процесс формирования их энергоконтуров ещё не завершён, а
Дистанционный Щит в настоящем бою им ещё выставлять не приходилось.

Наставница аккуратно стабилизировала особенно сильный эмоциональный всплеск одной из


маленьких отважных воительниц, и вспомнила лета своей молодости. Триста лет назад она тоже
была Валькирией. Внутри Рубежа вот уже полмиллиона лет царят мир и покой, и за пять лет
службы участвовать в настоящих боях ей довелось едва десяток раз, когда на окраинах
пространства высоких энергий разразилась война между двумя подростковыми цивилизациями
Светлых. Закончилось тогда всё довольно быстро, конфликт удалось погасить до того, как
потери сторон станут необратимыми. Потом она приняла Удел Матери и спустя сто лет прошла
отбор на Удел Наставницы. С тех пор она вместе с другими Наставницами готовит юных
Валькирий в родовом замке. Глобальных войн нет, Валькирии почти не востребованы, и
Учебные Центры для Валькирий давно уже существуют только в штатном расписании военного
времени.
Но это ещё не значит, что подготовка Валькирий будет хуже, чем во времена тяжёлых боёв!
Есть война или нет, это ничего не меняет. Воинская каста всегда готовит бойцов на высшем
уровне, и Валькирии тут не исключение, пусть даже их сейчас набирают в гораздо меньшем
количестве. Седая Наставница подкорректировала очередной эмоциональный всплеск в
слитном сознании Круга юных воительниц и продолжила следить за ходом экзамена.
Спустя полчаса непрерывного потока яростных ударов медведь начал уставать, и
интенсивность его атак снизилась. Маленькие Валькирии ощутили снижение давления на Щит,
и их волнение быстро пошло на убыль. Гармоничный Эринг почувствовал, что юные
воительницы перестали действовать на пределе своих эмоциональных возможностей, и
отправил Наставнице вопросительный импульс.
«Экзамен можно считать законченным», – ответила ему Наставница.
В следующий миг могучий командор неуловимым глазу движением сорвался с места, врезаясь в
медведя, и опрокинул хищника навзничь. Прежде чем Хозяин Леса успел понять, что
происходит, ладонь Эринга замерла над его могучей шеей, и Гармоничный командор выполнил
бесконтактное ущемление артерий. Медведь провалился в сон, и громадный Даарийский гигант
аккуратно вычистил из его памяти причину недавней агрессии.
– Урок окончен, – объявил он ошарашенным юным воительницам, не ожидавшим подобного
финала. – Вы молодцы, сестрички! Хорошо меня берегли, ни один удар не прошёл, а бил
косолапый знатно! Продолжайте постигать свой Удел столь же усердно, и станете отличными
Валькириями. Вам предстоит ещё многому научиться. Вопросы?
– Гармоничный Эринг, – заговорила одна из юных воительниц, – а у тебя уже есть на примете
Гармоничная Валькирия? В нашем Роду сейчас нет Гармоничных сестёр, все знают, что твой
потенциал держит полный круг Высших Валькирий, рождённых в Священное Лето, но ведь они
не смогут удерживать тебя всегда! Ты же уже очень сильный! Тебе нужна Гармоничная
Валькирия из Рода-Побратима!
Судя по немедленно возросшим вибрациям любопытства, ответ на этот вопрос живо
интересовал весь круг юных воительниц, и командор Эринг покачал головой:
– Нет, звёздочки-сестрички, Гармоничной Валькирии у меня на примете нет. В некоторых
Родах-Побратимах есть Гармоничные дочери, но никто из них не является Валькирией.
Гармоничных Валькирий сейчас не готовят, в мирные времена в этом нет смысла, только потеря
времени, которое могло бы послужить созданию супружеского союза. Так что пока мой
потенциал удерживает полный круг Высших Валькирий. Но они очень даже хорошо
справляются. Глобальных войн нет, и сила воинов растёт медленно. Полного круга Валькирий,
рождённых в Священное Лето, мне вполне хватает.
– Но как же тогда ты найдёшь свою половинку? – расстроилась ещё одна кроха. – Если рядом с
тобой не будет Гармоничных дочерей воинской касты? Ты будешь искать половинку в касте
Целителей?
– Вскоре у нас будет урок, посвящённый этой теме! – вступила в разговор Наставница. – Вы
узнаете, как наша каста ведёт тщательный учёт боевой энергосовместимости Гармоничных и
рождённых в Священное Лето! Не волнуйтесь, Совет Касты и Штаб Флота обязательно помогут
Гармоничному Эрингу отыскать свою половинку. А сейчас настала пора поблагодарить Эринга
за помощь и возвращаться в замок! Нам предстоит подробный разбор экзамена! – Она
обернулась к Эрингу: – Мы благодарим тебя от всего сердца, могучий командор! Сияющих тебе
звёзд!
Гармоничный воин вскинул руку к звёздам:
– Во славу Расы!
Круг юных Валькирий подобрался, мгновенно сосредотачиваясь, и синхронно повторил его
жест.
– Во славу Расы! – слитным детским хором откликнулся круг.
Седая Наставница повела маленьких отважных воительниц к замку, и командор Эринг подал
импульс на Кристалл Полёта. Могучий воин взмыл в воздух и стремительной молнией
помчался к вершине центральной цитадели. Это хорошо, что Наставница быстро прекратила
столь непростой разговор, едва не начавшийся со столь простого детского вопроса. Юным
Валькириям пока не стоит знать, что всем известная легенда о двух половинках не всегда
заканчивается так, как хотелось бы. Пусть сначала подрастут. Да и говорить на эту тему Эринг
не любил, всё равно особо сказать тут нечего.
Как только ему исполнилось двадцать одно лето, Род Ярнвиль, как полагается, начал поиски
Гармоничной дочери, подходящей Гармоничному Эрингу по параметрам боевой
энергосовместимости. Своих Гармоничных дочерей на тот момент было немного, на весь Род
Ярнвиль, а это почти миллион человек, имелось всего три незамужних сестры, одной из
которых едва исполнилось четыре лета. Никто из них Эрингу не соответствовал даже
приблизительно, и это было даже хорошо – супругу всегда лучше брать из Рода-Побратима,
нежели из своего собственного. Так генетическая линия потомков будет качественней.
Но в Родах-Побратимах свободных Гармоничных дочерей оказалось ещё меньше и ничего
похожего на совместимость тоже не имелось. Поначалу никто из-за этого особо не переживал.
Эрингу всего двадцать одно лето, до момента, когда он станет ветераном и обретёт право
создания супружеского союза, ещё одиннадцать лет. За это время родится не одна Гармоничная
дочь воинской касты, так что спешить некуда.
Однако время шло, а подходящей кандидатуры не появлялось. Когда двадцать восемь лет назад
ему исполнилось тридцать два, Штаб Флота Галактики Артемида передал его параметры в
Штабы Флотов всех Галактик Даарийской группы. Гармоничных Валькирий там ожидаемо не
нашлось, ибо в условиях мирного времени таковых не готовили вот уже сто тысяч лет. В
Галактике Даария нашлась одна юная Гармоничная Валькирия девяти лет от роду, которую
взяли в обучение в порядке исключения. Потому что воинственная кроха мечтала быть
Валькирией с шести лет и разговоров на другие темы не признавала абсолютно. Её даже
показывали Контактёрам касты Жизнь Рекущих. Они вроде как ничего конкретного не сказали,
но порекомендовали крохе не препятствовать.
В общем, каста взяла кроху в обучение, как положено, но все были уверены, что к шестнадцати
годам данная ситуация изменится. Впоследствии так и вышло: в шестнадцать лет у оной
Гармоничной дочери обнаружилась идеальная совместимость с одним из Гармоничных
ветеранов, и тот запретил своей будущей супруге продолжать Удел Валькирии. И правильно
сделал. Потому что воевать, что тогда, что сейчас, особо негде, и не имелось никакого смысла
пять лет ждать окончания обучения и ещё сколько-то лет ждать, пока новоиспечённая
Гармоничная Валькирия отслужит хоть какой-то внятный срок, дабы обучение не было
проведено впустую. Пара сразу объявила о помолвке и уже через два лета сыграла свадьбу.
Других Гармоничных Валькирий не нашлось, что было более чем ожидаемо, а вот того, что не
нашлось вообще никаких Гармоничных дочерей с полноценной совместимостью, никто не
ожидал. Каста приступила к поискам в галактиках Харрийского скопления, но за последующие
восемь лет никто не нашёлся и там. Тогда Совет воинской касты обратился к касте Целителей, а
спустя ещё восемь лет и ко всем остальным. Понятное дело, что перелопатить двести галактик
суть задача не из простых, но до сих пор даже грубого соответствия так и не обнаружилось.
Теперь Эрингу шестьдесят лет, возраст в общем-то сам по себе не ахти как велик, не прожито
даже половины самого первого Круга Жизни, и если не встраиваться в поток Эринга, то
отличить его, например, от тридцатилетнего бойца будет невозможно. Но вот найти свою
половинку он сможет вряд ли. Ведь женская половинка хоть и воплощается в нашем
четырёхмерном слое Вселенной позже мужской, но не с таким же опозданием. Недаром Кон
Продолжения Рода гласит, что минимальная разница между мужчиной и его женщиной должна
быть в пять лет, а не в пятнадцать или пятьдесят.
Да, конечно, теоретически разница может оказаться какой угодно. В архивах зафиксировано
множество уникальных случаев. Одна только легенда о Торбранде Смертоносном и Адельхейд
Легендарной чего стоит: второе воплощение Адельхейд отыскало Аса Торбранда через пятьсот
лет! Но уникальные случаи на то и уникальные, чтобы случаться исключительно редко и
исключительно при особых обстоятельствах. Со вторым воплощением Адельхейд Легендарной,
кстати, так ничего и не прояснилось. После того как Торбранд Смертоносный совершил свой
Последний Подвиг, она прожила в одиночестве, тоске и печали совсем немного и покинула наш
слой Вселенной. Что с ней произошло, как второе воплощение Адельхейд Легендарной стало
возможным – никто так и не узнал. Высокомерные Предки ничего объяснять не стали, а если и
стали, то те, кто эти объяснения получил, сочли важным никому о том не рассказывать.
Если всё это подытожить, то смысл тот же: по всем нормальным представлениям Гармоничная
половинка Эринга должна была воплотиться в нашем слое Вселенной лет двадцать назад как
минимум, если не сказать прямо, что и пораньше. И раз до сих пор она не нашлась, то либо
живёт она где-то очень далеко от скопления галактик Даарийской группы и при этом не
принадлежит ни к касте воинов, ни к касте Целителей. Либо, что более похоже на истину, она в
нашем слое не воплотилась. Стало быть, что-то пошло не так. Вероятно, это воплощение у
Эринга не первое. Он долго размышлял над всем этим и пришёл к выводу, что, видимо, уже
воплощался здесь ранее. И не содеял ничего достойного, потому и не попал в более вышние
слои. А вот его половинка, скорее всего, прожила более деятельную жизнь и после смены тела
ушла выше. Потому-то он сейчас и не может её найти. Её здесь попросту нет, и винить тут
кроме себя некого.
Осознать такое было печально, однако на зеркало, как известно, обижаются только Серые, Бесы
и идиоты. Впрочем, Бесов Эринг не видел ни разу, но сомневаться в правоте боевых канонов
касты не приходилось. Вместо бессмысленных обид необходимо действовать, дабы исправить
допущенную в первом воплощении ошибку. И Эринг вот уже двадцать лет делает всё, чтобы
его жизнь не протекала даром. Он с большим трудом добился назначения в эскадру,
действующую за Рубежом, в одной из Галактик Красной Расы, где у Сияющих имеются
союзники. Двадцать два лета он провёл там, первым бросаясь в бой при малейшей
возможности, но, если смотреть в глаза правде, ему просто повезло. В галактике Красных
вспыхнула война между двумя Империями, занимающими совокупно почти восемьдесят
процентов её пространства, и союзники оказались втянутыми в кровавый конфликт. Полный
Круг Лет прошёл в боях различной интенсивности, после чего обе Империи исключили
союзников из списка врагов и заключили с ними мир.
Командование заменило эскадру Эринга на свежие подразделения, и Гармоничный командор
вернулся в пространство высоких энергий, немедленно переведясь на самую его границу.
Крайние два лета прошли на порубежной космической базе, и тут ему тоже повезло, иначе не
скажешь. Порубежная Галактика, в которой он служил, частично простиралась за Рубеж, в
пространство низких энергий. Находящиеся там Нейтральные Территории были совсем
невелики, но именно в то лето туда выплеснулись сразу три немаленьких каравана с беженцами
из той самой галактики Красной Расы, где он воевал ранее. Беженцы покинули родной Мир, ибо
в силу своей одиозности и кровожадности оказались врагами для всех сразу и решили попытать
счастья в Нейтральных Территориях. Непримиримые новички принялись воевать друг с другом
и со всеми подряд, дабы завоёвывать для себя обитаемые планеты. Некоторые из попавших под
их удар цивилизаций Нейтральных Территорий были в союзе с Сияющими, ну и так далее.
В общем, боевая работа для эскадры Эринга вновь нашлась, хоть и не столь обильная, зато есть.
Тут он в основном действовал в наземных боях, сводившихся к штурмам вражеских
укрепрайонов и освобождению заложников, ибо Тёмные, похоже, никогда не разлюбят этот
старый, как сама война, и подлый, как сами они, способ ведения боевых действий. Для
повышения боевой эффективности командование придало ему полный круг Высших
Валькирий, а заодно оповестило о том, что поиски Гармоничной жены, имеющей более-менее
серьёзную совместимость с его потоком, на данный момент успехом не увенчались. Что ещё
больше убедило Эринга в том, что он верно догадался о причинах своего одиночества. С того
момента Гармоничный командор вообще перестал покидать борт своего Светоча, не вылезая из
состава патрульных, спасательных и разведывательных групп, но тут сразу несколько Высших
Валькирий из его круга заключили помолвку, и командование отправило всех, и его в том
числе, в краткосрочный отпуск.
Пришлось вернуться в родовой замок и ожидать окончания отпускной недели. Чтобы не
киснуть от скуки, Эринг обратился к Наставникам с предложением любой посильной помощи, и
те нашли ему занятие. За что он безмерно благодарен. Пусть не сражение, но тоже деяние во
славу Рода. Хоть как-то оказаться родичам полезным лучше, нежели просто проспать девять
суток кряду. Сегодняшнее занятие ему понравилось. Юные Валькирии очень старались,
искренне желая скорее пострадать самим, нежели подвести своего бойца. Из них вырастут
достойные воительницы.
Вряд ли на их век выпадет серьёзная боевая работа, но это даже к лучшему. Носительницы
эталонного генотипа не должны погибать в сражениях. Они должны оставлять потомство. А
погибать в боях есть кому и без них. Воинская каста полмиллиона лет фактически сидит без
дела, если не считать порубежной и зарубежной деятельности. Но таковой на всех не хватает, и
каста вынуждена осуществлять ротацию подразделений слишком часто, дабы предоставить
возможность хоть какой-то боевой работы всему личному составу. Через несколько частей
состоится внеочередной Совет Касты, и Эринг искренне надеялся, что данная внеочерёдность
вызвана каким-нибудь военным конфликтом, который позволит обогатить свои Сущности хотя
бы некоторым боевым братьям.
Добравшись до верхних этажей центральной цитадели родового замка, Эринг влетел в
громадное распахнутое окно и оказался в главном зале. Размеры главного зала родового замка
воистину огромны, исполинское помещение, опоясанное по периметру балконом, способно
вместить сто тысяч Сияющих, но даже такое количество родичей окажется едва десятой частью
его славного и могучего воинского Рода. Вместить весь Род замок не в состоянии, но этого и не
требуется. Потому что половина Рода – это несовершеннолетние дети, которым пока ещё нет
дела до участия в Кругах Касты или Рода, а из прочей половины большая часть – это могучие и
доблестные воины. Воины редко нежатся в уютных покоях замка, такое случается лишь во
времена редких отпусков да после выхода в отставку. В остальное же время защитники Расы
находятся там, где требует их Удел: в космосе родных солнечных систем и в далёких
Порубежных Мирах – там, где от их воинского уменья и доблести зависит покой Родины, Расы
и всех составляющих её Родов, Земель и Чертогов.
Судя по тому, что главный зал заполнен родичами едва ли не целиком, Эринг явился на Совет
одним из последних. И пока он летел, то видел, что многие родичи заняты иными делами в
замке. Стало быть, Совет собирается не по такому поводу, какой бы не оставил в стороне
никого. Но народа вокруг великое множество, и Эринг, поприветствовав собравшихся
сакральным жестом Сияющих, негромко спросил у ближайших родичей:
– Из-за чего Совет? Для внеочередного собрания касты народа как-то маловато. Или все
остальные будут подключаться к нам посредством Кристаллов Связи?
– Все уже устали подключаться, – недовольно вздохнул один из старших родичей, знаменитый
командир Третьей родовой эскадры, несколько лет назад вышедший в отставку. – Это
одиннадцатый по счёту внеочередной Совет. Каста собирает его еженедельно, пытаясь угнаться
за гражданскими.
– Так это их Совет, – понял Эринг. – Гражданские касты обсуждают что-то важное? Теперь
ясно, почему я ничего об этом не знал. В порубежье нет гражданских трансляций. В чём же суть
обсуждения? Что стремятся решить мудрые Созидатели?
– Как бы так поэкзотичней расстаться со своей мудростью, – хмуро изрёк командир.
– То есть как? – нахмурился следом за ним Эринг. – Неужели снова речь зашла об
Эксперименте, подобном тому, что идёт в системе Ярило?
– Именно так, – подтвердил старый командир. – Когда два Круга Лет назад подобные
обсуждения нашей касте удалось пресечь, все мы подумали, что данный вопрос более никогда
не поднимется. Оказалось, что мы ошибались. Всё это время научные касты что-то там
перепроверяли и пересчитывали. И теперь они пришли к выводу, что Эксперимент в системе
Ярило недостаточно глобален.
– Ласковое солнышко… – с хмурой досадой протянул Эринг. – Вот ведь напасть-то. И в каком
состоянии находится принятие решения?
– Сейчас узнаем. – Отставной командир лишь тяжело вздохнул. – Потому и Совет
внеочередной: гражданские касты вновь устроили обсуждение, нашу касту пригласили
участвовать, и Штаб Флота призвал всех, кто не задействован в исполнении Удела,
присутствовать при трансляции с Асгарда.
Пару частей Даарийские воины негромко вводили Эринга в курс дела, потом управляющие
бытовыми системами замка старики изменили степень сжатия кристаллической решётки
купола, венчающего главный зал, и купол распахнулся, вливаясь в стены. Над громадным
помещением разверзлась бездонная лазурь небес, в зените которых ослепительно пылал бело-
голубой гигант Аргус, и главный зал залило ярким солнечным светом. Тихий тяжёлый гул, в
который сливались голоса десятков тысяч родичей, стих, и энергоконтуры присутствующих
слились в единое биоэнергетическое пространство. Множество белоснежных волос и звёздных
глаз полыхнуло сиянием, и Эринг ощутил океан родовой энергии.
Древний воинский Род, Один из Полутора Сотен самых первых Родов, с которых девять
миллиардов лет назад началась воинская каста Сияющих, по праву гордился своей мощью.
Эталонная генетика Расы проявлялась во всём, вплоть до малейшей вибрации крохотного
энергоконтура новорождённого чада, только что появившегося на свет в родильной зале дворца
в километре от центральной цитадели. Могучие бойцы, прекрасные жёны, умудрённые опытом
старцы и переполненные силой Боевые Асы – Эринг ощущал каждую частичку Рода, словно
самого себя, и потоки родовой энергии приносили с улицы густые отпечатки огромного
количества детворы, только что закончившей занятия и наполнившей окружающие замок леса и
луга весёлой суетой игр и забав.
И судя по тому, что из четверых Асов Рода Ярнвиль в главном зале присутствовали трое, этот
Совет, несмотря на одиннадцатую попытку, являлся важнее многих других. В подтверждение
его мыслей личные Кристаллы Связи слившихся в единый Круг родичей вспыхнули входящим
импульсом Штаба Флота. Могучие широкополосные Кристаллы Дальней Связи, венчающие
башни центральной цитадели, мгновенно вышли на пик резонансных колебаний, и Круг Рода
встроился в единое пространство Совета Касты. Эринг ощутил присутствие бесконечных
триллионов бойцов из двух сотен галактик Расы Сияющих, и в следующий миг единое
энергетическое пространство Совета воинской касты переплелось с пространством, на два
порядка более обширным, – Штаб Флота Расы подключился к её единому энергетическому
океану.
В сознании возник образ Центральной Залы Асгарда, посреди которой расположился полный
Круг Совета Расы, в общем круговом строю которого стояли шестнадцать Боевых Асов,
возвышаясь над Асами гражданских каст, словно рифовая гряда над океанской гладью. Эринг
вслушался в приходящие с Прародины Сияющих потоки энергии.
Совет Каст действительно был всеобщим. Двести пятьдесят шесть Истинных Асов всех каст
Расы, образовывающих Круг Совета в Асгарде, были подключены к общему информационному
полю собственных каст, в которое с каждым мигом встраивались всё новые и новые Круги. На
каждой планете Сияющих, имеющей население, нашлось огромное количество человек,
пожелавших участвовать в очередном обсуждении. Все они образовали Круги Совета касты
Рода, которые замыкались на Круг Совета касты планеты. Представители Совета каждой касты
планеты в настоящий момент находились в общем Кругу Совета всех Каст планеты, и каждый
таковой Круг был подключён к Совету Каст Чертога. Соответственно, данный Совет Каст
Созвездия подключён к Совету Каст Галактики, а оный Совет Каст Мира подключён к Совету
Каст, начинающемуся сейчас на Асгарде.
Помимо этого, каждый Сияющий, пожелавший принять участие в Совете, является частью
единого информационного поля Расы, быстро укрупняющегося с каждым мигом, и частью
единого информационного поля собственной касты, растущего параллельно с информационным
пространством Расы. В едином пространстве Расы или Касты отдельный Сияющий не может
излагать личное мнение, эти пространства созданы для визуализации общей позиции Расы или
Касты. Сияющие отправляют в данные информационные пространства импульс собственного
согласия или несогласия, что позволяет Совету Каст Расы в реальном времени наблюдать за
балансом одобрения или неодобрения обсуждаемого вопроса.
Кроме того, любой Сияющий может изложить собственное предложение Совету Касты
планеты, передав его через представителя своей касты в Совете Каст Рода. В гражданских
Родах это немалое количество Кругов Совета, ибо гражданские Рода огромны и имеют в своём
составе представителей всех или почти всех каст, кроме воинской. В касте воинов данный
алгоритм работает быстрей, ибо Совет Рода и Совет Каст Рода в воинской касте является одним
и тем же. Поэтому сейчас Эринг хорошо ощущает, что каста воинов, подключившаяся к
всеобщему информационному пространству Расы, уже внимает происходящему на Совете в
Асгарде, тогда как представители гражданских каст из разных Галактик цивилизации Сияющих
всё ещё продолжают встраиваться в общий поток энергии.
Несколько мигов Совет Расы молча ожидал завершения всеобщего слияния, после чего один из
шестнадцати Истинных Асов касты Венедов неторопливо приподнял свой гравитационный
посох.
– Во славу Расы! – Седобородый Истинный Ас несильно ударил посохом оземь, подавая в
единое информационное пространство Расы импульс начала Совета.
– Во славу! – Главный зал родового замка громыхнул тяжёлым хором мощных голосов, и
девятиметровой толщины гранитные стены тихо завибрировали от избытка энергии. Судя по
мощнейшему всплеску, в один сиг времени увеличившему объём единого информационного
пространства Расы вдвое, ответ на сакральную фразу Сияющих прозвучал в каждом Круге на
каждой Земле, внимающей Совету Расы.
– Начнём же Совет Касты, Родичи и Расичи! – объявил Истинный Ас Венедов. – В
одиннадцатый раз мы собираемся воедино, дабы рассмотреть весьма важный вопрос, единого
ответа на который Расе до сих пор не удалось выработать. Расширять или не расширять
глобальный Эксперимент, ведущийся Расой в системе звезды Ярило!
Гармоничный Эринг молча отметил, что за лета своей службы в зарубежной и порубежной
галактиках сильно отстал от жизни. Традиционно Совет Каст любого уровня начинают Жизнь
Рекущие. Ибо это суть одна из частей их Удела. Раз сейчас Совет каст ведут Венеды, стало
быть, накал страстей меж научными кастами достиг немалой высоты, и все научные касты
объяты противоречиями настолько, что ни одна из них не взяла на себя проведение Совета, ибо
каждая является заинтересованной стороной. Значит, споры на тему Эксперимента кипят
нешуточные. А он даже не в курсе подробностей.
– В одиннадцатый раз объяснять общее положение дел не будем, – продолжил седобородый
Ас. – Говорено об этом немало, все, кто следит за ходом Эксперимента, давно в курсе всего.
Посему сразу перейдём к изложению новых аргументов и предоставлению свежих обоснований
к уже изложенным позициям.
На миг Истинный Ас умолк, и Эринг торопливо увеличил энергопотоки собственного
головного мозга, погружаясь в глубинную память. Два Круга Лет назад этот трудный вопрос
уже поднимался, тогда он вникал в курс дела подробно, необходимо вспомнить, о чём
конкретно идёт речь. Глубинная память распахнула соответствующий синаптический массив, и
Гармоничный командор мгновенно погрузился в изрядно забытую информацию. Итак,
Эксперимент.
Проводится он в системе Ярило. Это Галактика Пограничная, официальный Порубежный Мир,
один из тех, по которым осуществляется связь через Рубеж между пространствами высоких и
низких энергий. После окончания Второй Великой Ассы Высокомерные Светлые сделали
Рубеж непреодолимым, но Кон Эволюционного Развития никто не отменял: каждый вид
должен самостоятельно пройти через горнило эволюции – естественный отбор. Поэтому
полностью ограждать Светлых от Тёмных Высокомерные не стали. Пройти через Рубеж,
лежащий в мёртвом космосе, невозможно. Но его можно пересечь по спиральным рукавам тех
галактик, через пространства которых Рубеж проходит.
Таких галактик довольно много, и в этом состоит счастье воинской касты в мирное время. Суть
в том, что Порубежные Миры основной своей звёздной массой лежат в пространстве высоких
энергий внутри Рубежа. Но окраины их отдельных спиральных рукавов пересекают Рубеж и
простираются в пространство низких энергий. Эти участки Порубежных Миров признаны
Нейтральными Территориями, ибо де-юре принадлежат галактикам высокоэнергонного
пространства, но де-факто находятся в низкоэнергонном космосе. Плюс к этому галактики
вращаются вокруг своей оси, и выступающие за Рубеж окончания их спиральных рукавов в
какой-то момент возвращаются внутрь Рубежа. Но на их место из пространства высоких
энергий приходят окончания следующих спиральных рукавов. В общем, Нейтральные
Территории не исчезнут никогда, это общеизвестно.
Поэтому данные пути, ведущие из пространства Тёмных в пространство Светлых, являются
предметом неусыпных забот воинской касты. И не зря. Ибо Нейтральные Территории назвать
Спокойными Территориями невозможно абсолютно. Там постоянно кто-нибудь кого-нибудь
завоёвывает, грабит или выживает с насиженного места, попутно конкурируя с оравой таких
же, как он сам, кровожадных завоевателей. Масштабы сей бурной деятельности разнятся от
мелких пиратских нападений до полномасштабных войн между планетами, но одно остаётся
неизменным всегда: сколько бы любителей лёгкой наживы ни погибло в подобных битвах, им
на смену из бесконечного пространства Тёмных обязательно приходят новые. В общем, бои на
Нейтральных Территориях вечны, как сами Нейтральные Территории.
Новые Тёмные, прибывающие из глубины низкоэнергетического пространства, как правило,
обладают более совершенными военными и прочими технологиями в сравнении со старыми
обитателями Нейтральных Территорий. И одновременно обладают весьма смутными
представлениями о возможностях Светлых. С момента окончания Второй Великой Ассы
минуло полмиллиона лет, и многие Тёмные считают, что если бы не Рубеж, то Светлые давно
перестали бы существовать и без всяких там Всеобщих войн.
В силу данного заблуждения время от времени в том или ином Порубежном Мире, где между
Светлыми и Тёмными давно не было серьёзных сражений, появляется какая-нибудь
цивилизация Тёмных, решающая отхватить у Светлых пару-другую ресурсных систем.
Подобные нападения обычно заканчиваются поражением пришлых. Иногда Тёмные
оказываются сильнее, если нападают на какую-нибудь юную или слишком мирную
цивилизацию Светлых, и тогда терпящая поражение Светлая цивилизация обращается за
помощью к Сияющим. И у воинской касты наступает праздник жизни. Или, если быть точным,
праздник смерти, ибо ничто так не обогащает Сущность воина, как уничтожение Тёмных врагов
внутри Светлого пространства.
Тут необходимо отдать Тёмным должное: они далеко не тупы. Напрямую на Сияющих никто из
них не нападает. Как бы Тёмные ни относились к Светлым, а читать архивы они умеют.
Поэтому нападения, если таковые случаются, происходят на порубежные Светлые
цивилизации. К тому же напасть непосредственно на Сияющих Тёмным не так-то просто:
у Расы Сияющих нет планет, прилегающих к Рубежу. Сияющие – высокоэнергетическая форма
жизни, они селятся в системах сверхкрупных светил на планетах с высокой гравитацией, а
подобная конфигурация более распространена в центральных частях галактик, и на окраинах
спиральных рукавов почти не представлена. К тому же Сияющие свято чтут Кон о Родной
Земле: Родная Земля священна, она не может быть отдана Чужим ни в дар, ни ради корысти или
милосердия, никак. Ибо у каждой Расы есть собственная земля. Но и претендовать на чужую
землю высокий Разум не имеет права, ибо тем самым лишает возможности юных развивать
собственное жизненное пространство после того, как придёт пора осваивать космос.
В силу этого Сияющие не занимают даже свободные звёзды, подходящие для Расы, если данное
созвездие имеет подростковую цивилизацию примитивного уровня или иной Разум в
зачаточном состоянии, биологически способный заселить солнечные системы, о которых идёт
речь. Поэтому возле Рубежа Сияющих не найти, зато других Светлых Рас там предостаточно.
Но имеются и исключения. Как уже было сказано, спиральные рукава Порубежных Миров
вращаются, и их оконечности рано или поздно оказываются в пространстве низких энергий.
Зачастую таковые оконечности пребывали в пространстве высоких энергий сотни миллионов
лет, и неудивительно, что их планеты заселены Светлыми Расами. Имеются такие планеты и у
Сияющих. Их немного, едва около трёхсот, что для цивилизации, единолично занимающей
полторы сотни галактик в эпицентре пространства высоких энергий и ещё делящей полсотни
галактик на его периферии с другими Светлыми, является совсем малым количеством. Но тем
не менее это тоже Родина, и тем, для кого она является таковой, крайне непросто расставаться
со своими планетами. Ведь в пространстве низких энергий высокоэнергонный Разум ждёт
неизбежная деградация и вырождение, поэтому население подобных планет полностью
эвакуируется до пересечения Рубежа.
Но ещё тяжелее приходится их Потомкам, дождавшимся возвращения такой солнечной системы
обратно в пространство высоких энергий спустя десятки миллионов лет. Узнать в вернувшихся
планетах те цветущие Земли, что были запечатлены во множестве образов в древних архивах,
совершенно невозможно. Безграничная алчность Тёмных превратила их в мёртвые токсичные
свалки опасных отходов, лишённые воздуха, воды, почвы и каких бы то ни было полезных
ископаемых. Тёмные потрошат такие планеты под ноль, зная, что через тысячу-другую лет с
ними придётся расстаться. И ничего с этим не поделаешь – планета принадлежала им по праву
территориального местоположения. Да и предъявлять претензии особо некому: некогда
цветущая Земля превратилась в мёртвую свалку задолго до своего возвращения в пространство
высоких энергий. Те, кто её безжалостно выпотрошил, давно уже умерли вместе с правнуками.
Единственный способ сохранить за собой такую вот блуждающую планету – это не покидать её
никогда. Предписание о Нейтральных Территориях прямо гласит, что тот, кто населяет планету,
является её владельцем. Но удерживать такую планету Сияющим долго невозможно. С
течением тысячелетий деградация неизбежно уничтожит любую Светлую Расу, живущую в
пространстве низких энергий, и Сияющие не исключение. Поэтому миллионы лет проходят
бесконечной чередой, но население блуждающих планет всякий раз эвакуируется, цветущие
планеты уходят в пространство низких энергий, возвращаются оттуда мёртвыми свалками, и
терпеливые Созидатели начинают долгие кропотливые труды по восстановлению Родины,
сожранной алчностью Тёмных.
Чтобы раз и навсегда избавиться от уничтожающего влияния деградационного фактора, и был
начат грандиозный Эксперимент в системе Ярило. Полмиллиона лет назад бесконечно храбрые
Рода, проживающие на Землях данной системы, приняли решение не отдавать Родину Тёмным
и бороться с деградационным фактором. Возникновению Эксперимента способствовало редкое
по своей удаче географическое положение системы Ярило: точка невозврата, за которой
представителей Расы Сияющих ожидает неизбежная деградация, в системе Ярило не наступает
никогда. Даже во времена наиболее затяжных опасных фаз, когда Сияющие стали Тусклыми, а
сами Тусклые давно уже деградировали до состояния Спящих, система Ярило успеет вернуться
в пространство высоких энергий прежде, чем Спящие окончательно деградируют в Тёмных и
произойдёт замещение Родовых Вертикалей с высокоэнергонных на низкоэнергонные.
За полмиллиона лет Эксперимента чего только ни произошло, но победить деградационный
фактор до сих пор не удалось. Вообще надо отметить, что результаты были, и было их великое
множество. Пусть и не те, что ожидалось, но научный эффект Эксперимента даже не огромен,
он грандиозен. Научные касты собрали гигантское количество ценнейшей информации, да и
прочие гражданские касты остались весьма довольны. Больше всего, конечно, повезло боевым
братьям, в зону ответственности которых была определена Галактика Пограничная в целом и
система Ярило в частности.
И не только потому что Нейтральные Территории Мира Пограничной занимали почти половину
одного из её спиральных рукавов, что было вдвое больше, чем Нейтральные Территории
Порубежного Мира Твердь, в котором служил Гармоничный Эринг. Главная ценность
Галактики Пограничной была в том, что оный Мир являлся частью особого сегмента,
созданного когда-то давно Высокомерными Светлыми. Сегмент этот включал в себя шестьдесят
четыре галактики разных размеров и энергонной плотности и занимал, соответственно, особую
зону аномального космоса.
В общем, если коротко, Мир Пограничной был единственной галактикой данного сегмента,
расположившейся внутри Рубежа. Зато рядом с ним имелось аж шестьдесят три галактики
Тёмных, населённых различными их видами. И как минимум из ближайших к Миру
Пограничной таких галактик в Нейтральные Территории постоянно прибывали те или иные
Тёмные. А избыток оных тёмных галактик привёл к тому, что в тех местах у Сияющих со
временем накопилось некоторое количество Тёмных союзников, проживающих столь далеко от
Пограничной, что в системе Ярило даже развернули систему Врат Между Мирами. В общем,
боевая работа у тех, кто отвечал за Пограничную, имелась всегда, и было её поболе, нежели в
Мире Твердь.
Род Ярнвиль в Мире Пограничной боевой работой не занимался. Зона ответственности Рода и
Родов-Побратимов традиционно располагалась по другую сторону пространства высоких
энергий, то есть в космическом пространстве, прямо противоположном тому, где находится
Мир Пограничной. Мир Твердь, в котором нёс службу Гармоничный Эринг, являлся подобной
же Порубежной Галактикой, в которой, кстати, тоже имелась одна блуждающая солнечная
система, принадлежавшая Расе Сияющих. В системе этой находилась обитаемая планета-
гигант, Земля Райе, население которой через два Круга Жизни предстоит полностью
эвакуировать.
И этот факт, он не сомневался, послужил для гражданских каст ещё одним поводом завести
речь о расширении Эксперимента. Хотя как раз в случае с этой Землёй-гигантом всё было не
столь плачевно: планета имела запредельную, по меркам Тёмных, гравитацию, и выпотрошить
её алчным поганцам ещё ни разу не удавалось. Планета частично страдала от воздействия
орбитальных буров, но необратимых повреждений не получала. Впрочем, гражданские касты
правы – прогресс не стоит на месте. Земля Райе уйдёт в пространство Тёмных на девяносто
шесть миллионов лет, за которые алчность низкоэнергонного Разума вполне может изобрести
новые технологии пожирания тяжёлых планет и превратить Райе в мёртвую выработанную
шахту, забитую бесконечными мегатоннами отходов.
Устроить битву с Тёмными за Землю Райе по малейшему поводу воинская каста будет
счастлива, вся как один, в этом Эринг не сомневался. Но повод этот не может быть получен
столь запредельной ценой – риском деградации и гибели целых Родовых Ветвей Расы. В случае
провала Эксперимента именно воинской касте придётся убивать тех, кто некогда был своими
Расичами, а ныне, превратившись в Тёмных, обратил алчность, зависть и ненависть вкупе с
оружием против Расы Сияющих. Лично он бы ни за что не хотел оказаться на месте тех, кто
окажется вынужден стрелять в Людей, лица которых ещё хранят смутную схожесть с
внешностью Человечества… Недаром древние Асы воинской касты были против Эксперимента
и за полмиллиона лет ни один из Боевых Асов ни разу не высказался в его пользу.
Гармоничный командор закончил анализ содержащихся в глубинной памяти данных и
сосредоточился на информации, приходящей из единых пространств Совета Касты и Совета
Расы. Истинный Ас касты Венедов убедился, что все Круги, желающие присутствовать на
всеобщем Совете, подключились, и коротко объявил:

– За два прошедших Круга Лет


[2]
касты Творцов, Жизнь Рекущих и Целителей провели великое множество расчётов
текущего состояния Эксперимента, тщательный анализ которых был предложен Расе
одиннадцать Советов назад. Однако прийти к единому мнению Раса до сих пор не смогла.
Сегодня мы вновь попытаемся принять всеобщее решение. Итак, слово получает каста
Творцов.
Седобородый Ас Венедов умолк, и на короткий миг в Зале Совета воцарилась тишина. Один из
шестнадцати Истинных Асов касты Творцов, научное светило, чьё имя было известно всей
Расе, двухтысячелетний старец с исполненным мудрости взором, несильно ударил посохом в
пол, сообщая о взятии слова.
– Продолжим с того, на чём мы остановились во время прошлого Совета, – заговорил великий
учёный. – Эксперимент в системе Ярило на данный момент не достиг своей конечной цели.
Иммунитет к деградационному фактору у Родов-Экспериментаторов не развился. Сияющие по-
прежнему деградируют во время опасных фаз сначала до состояния Тусклых, затем до
состояния Спящих. Однако с каждым новым циклом у Спящих Экспериментаторов выявляются
крайне любопытные особенности. Как уже было сказано ранее, при начале последней опасной
фазы Тусклые становились Спящими вдвое дольше, нежели данный процесс происходил в
самую первую опасную фазу полмиллиона лет назад. То же можно сказать и о выходе Родов-
Экспериментаторов из последней опасной фазы – Тусклые становились Сияющими вдвое
быстрей.
Истинный Ас касты Творцов сделал короткую смысловую паузу. Не приходилось сомневаться,
что могучий мозг великого учёного в настоящий миг поддерживает контакт и с
представителями своей касты, собравшимися в Зале Совета Асгарда, и с единым
информационным пространством всей касты Творцов и находится на прямой связи с кем-
нибудь из соратников. А ещё наверняка могучий Ас просчитывает тысячи переменных какого-
нибудь очередного исследования, ибо Асы Творцов никогда не сидят без дела, отсутствие
проводимых расчётов противоречит самой сути Аса данной касты. Паузу многомудрый старец
сделал не столько для себя, сколько для всех остальных, в особенности для представителей
других каст, дабы те из них, кому требуется, могли получить из информационных Скрижалей
какие-либо технические детали Эксперимента.
– Тщательные расчёты, – продолжил Ас Творцов, – показывают, что сам по себе данный факт
не означает однозначной выработки иммунитета к деградационному фактору. Всё, о чём можно
утверждать уверенно, это адаптация Родов-Экспериментаторов к входу и выходу из опасной
фазы. Однако это ещё не всё. У некоторых Спящих, которыми Экспериментаторы становятся во
времена опасных фаз, наблюдается фрагментарное сохранение остаточных биоэнергетических
способностей. Впервые такое было зафиксировано во время четырнадцатого цикла
Эксперимента чуть менее ста сорока тысяч лет назад, в ходе первой максимально затяжной
опасной фазы. Та фаза длилась почти шесть с половиной тысяч лет и принесла великое
множество новой ценнейшей информации.
Истинный Ас Творцов вновь сделал паузу, давая возможность всем, кому необходимо,
свериться с архивами.
– Надо признать, что никто не ожидал подобного. Мы рассчитывали получить повышение
сопротивляемости Экспериментаторов к деградационному фактору, то есть увеличение
времени, в течение которого Сияющие, оказавшиеся в пространстве низких энергий,
продолжают рождать на свет Сияющих. Подобного не произошло. Первичная потеря Сияния
продолжает наступать, как везде и всегда в подобных случаях: в четвёртом-пятом поколении на
свет появляются Тусклые. Однако Спящие, пришедшие на смену Тусклым, действительно
демонстрируют фрагментарные остатки биоэнергетических способностей. И если во время
четырнадцатого цикла таковых Спящих было крайне немного, лишь несколько тысяч из почти
двадцати миллиардов, то во время опасной фазы минувшего двадцатого цикла подобных
Спящих было уже свыше пятнадцати процентов от всего населения системы Ярило. Каста
Творцов считает этот показатель хорошим результатом, несмотря на то что Спящие,
демонстрирующие фрагментарные биоэнергетические способности, зачастую в состоянии
применять их сугубо подсознательно. Однако у нашей касты имеется и другая позиция на этот
счёт.
Знаменитый Истинный Ас умолк, передавая слово, и один из его соратников приподнял посох в
знак того, что слово подхвачено.
– Я оглашу Расе противоположную позицию, – негромко заявил он.
Этого Истинного Аса касты Творцов командор Эринг тоже видит не впервые. Именно из его
Научного Центра вышло новое поколение Искривителей, которыми вооружены теперь все
Светочи Ближнего Боя флотов воинской касты в галактиках Даарийского скопления.
– Как уже было сказано, – заговорил многомудрый Ас, – Спящие демонстрируют именно
фрагментарные биоэнергетические способности. Силы таковых способностей недостаточно для
того, чтобы Сознание имело возможность управлять ими по своему усмотрению в любой
момент времени. И даже сам факт наличия подобных способностей никак не помогает
Экспериментаторам сопротивляться деградационному фактору. У многих представителей
нашей касты есть мнение, что в ходе Эксперимента мы, вместо того чтобы получить Сияющих,
устойчивых к пространству низких энергий, двигаемся по пути создания имеющих куцые
биоэнергетические способности Тёмных.
И это бессмысленно, ибо Эксперимент затевался не ради Тёмных, а Спящие даже с такими
способностями не способны к взаимодействию с Кристаллами Сияющих. Фрагментарные
остатки биоэнергетики дают им преимущество в сравнении с настоящими Тёмными, но и не
более того. Никаких преимуществ в борьбе с деградационным фактором, повторяю, данные
Спящие не получают. Кроме того, пятнадцать процентов от всего количества
Экспериментаторов – это слишком малый показатель, учитывая, что Эксперимент фактически
находится ровно на половине своей протяжённости.
Ас касты Творцов тоже умолк на краткий миг, после чего закончил:
– Точное прогнозирование увеличения данного процентного соотношения затрудняется
многими факторами, в особенности резким снижением численности Родов-Экспериментаторов,
характерным для длительных опасных фаз, и тем, что затяжных опасных фаз
продолжительностью более шести тысяч лет, подобно опасной фазе четырнадцатого цикла,
будет только две. И обе они случатся в финальной стадии Эксперимента, это тридцать седьмой
и тридцать восьмой циклы из тридцати девяти. И это плохо, ибо помимо положительных
аспектов в генетике Родов-Экспериментаторов накапливаются и отрицательные. Заметить
которые можно только во время затяжных опасных фаз. Но таковые наступят очень не скоро, а
точное представление о разрушительных факторах Эксперимента необходимо иметь как можно
раньше. Об отрицательных сторонах пусть расскажет каста Жизнь Рекущих, практическая
наука по их части. Мы дадим своё заключение позже.
Умудрённый тысячелетиями жизни Истинный Ас касты Творцов умолк, и слово взял один из
шестнадцати Асов касты Жизнь Рекущих. Седой старец был ещё более стар, и Эринг ощутил,
как гравитационный посох в руках Жизнь Рекущего помогает его изношенному организму
справляться с тяжестью собственного тела. Однако взгляд седого Даарийского Аса был столь
свеж и пронзителен, а излучаемый мозгом энергопоток столь мощен, что вряд ли найдётся кто-
нибудь, кто сможет намного превзойти старика в его Уделе.
– Позиция касты Жизнь Рекущих, – совсем негромкий голос Истинного Аса сопровождался
мощнейшими излучениями его мозга, доносящими смысл сказанного непосредственно в
сознание каждого, кто был подключён сейчас к единому пространству Совета Расы, –
разделилась подобно позиции касты Творцов.
По лицу великого учёного пробежала пасмурная тень, и он продолжил:
– Посему сперва я оглашу печальные факты. Во время опасных фаз среди Экспериментаторов
наблюдаются не только Спящие, демонстрирующие фрагментарные остаточные способности к
биоэнергетике. Кроме таковых появляются Спящие, в генетике которых под воздействием
деградационного фактора возникают гены алчности и эгоизма. Само по себе это не является
чем-то неожиданным, ибо Спящие есть переходная форма от Светлых к Тёмным. Но система
Ярило была выбрана местом проведения Эксперимента именно в силу того, что точка
невозврата в ней не наступает никогда. Однако данный факт, судя по практическому опыту, не
даёт стопроцентной гарантии применительно к каждой породной линии Родовых Ветвей
Экспериментаторов.
Многомудрый старец сделал паузу, и Эринг ощутил, как множество Сияющих, слившихся
воедино с информационным пространством Совета Расы, обращаются к Скрижалям
Эксперимента за подробными деталями.
– Раса Сияющих суть биоэнергетический генотип, – мощная мысль могучего старца вновь
заполнила единое информационное пространство, – качество которого отшлифовывается вот
уже тринадцать с половиной миллиардов лет. За это время наша Раса создала касты –
профессиональные союзы созидателей, способности к Уделу которых передаются по
наследству через Образы Родовой Крови, и отточила кастовую генетику. Но Рода Сияющих
огромны, в каждом из них имеется великое множество представителей разных каст,
образовывающих друг с другом супружеские союзы, приносящие потомство. Поэтому,
несмотря на кажущуюся другим Расам идентичность Сияющих, все мы разные и имеем
различные врождённые склонности и способности. В каждой Родовой Ветви рождаются
Сияющие, вырастающие представителями многих каст, а не всего лишь единственной.
Великий старец неторопливо повернул голову в сторону сегмента Круга Совета, состоящего из
шестнадцати Боевых Асов, и уточнил более для всех прочих, нежели для самих Даарийских
гигантов:
– Каста воинов в данном ключе является исключением, ибо она суть механизм самосохранения
Расы, созданный Сияющими специально, и потому сейчас речь о ней не идёт. Кроме того, каста
воинов не принимает участия в Эксперименте, и это решение во все времена единогласно
одобрялось и одобряется Советом Каст. Посему продолжим! В каждой породной линии каждой
Родовой Ветви новорождённые чада не идентичны друг другу: при тождественной расовой
генетике каждый из них имеет склонности к тому или иному кастовому Уделу. Можно с
высокой долей вероятности утверждать, что ребёнок пойдёт по кастовым стопам родителей или
ближайших родичей, но абсолютно точно предсказать кастовый Удел младенца невозможно.
Чадо должно подрасти, и лишь после того, как кастовая генетика начнёт раскрываться, станет
возможным делать конкретные выводы.
Истинный Ас касты Жизнь Рекущих помрачнел:
– Это же правило относится к разрушительным изменениям, происходящим в генетике Спящих.
Предсказать, как именно разовьётся родовая генетика у новорождённого чада Спящих, на
данный момент мы не можем. В одной и той же Родовой Ветви могут иметься породные линии,
как сохранившие фрагментарные остатки биоэнергетических способностей, так и приобретшие
в себе гены алчности и эгоизма. Причём даже внутри таковой породной линии иметь как
положительные, так и отрицательные свойства могут не все. В ходе Эксперимента многократно
зафиксированы случаи, когда из трёх родных братьев только один Спящий обретал гены
алчности, а из четырёх родных сестёр лишь две обретали гены эгоизма. Но в целом количество
разрушительных изменений более чем вшестеро превосходит количество положительных
фрагментарных улучшений. Часть нашей касты считает это крайне тревожным сигналом.
Многомудрый старец не стал бить гравитационным посохом оземь, дабы передать слово
соратнику, чтобы не перегружать изношенное тело, и отправил короткий импульс стоящему
рядом Асу своей касты. Тот едва заметно кивнул и заговорил:
– Вторая позиция касты Жизнь Рекущих подразумевает, что шестикратное превосходство
разрушительного эффекта над положительными улучшениями суть закономерный результат
эволюционного процесса.
Гармоничный командор вслушался в вибрации оратора. Этот Ас Жизнь Рекущих не был ему
известен, однако, вне всякого сомнения, также являлся Истинным, его могучий энергопоток
свидетельствовал об этом неоспоримо. В отличие от многомудрого старца по меркам Аса он
был молод, судя по его энергоконтуру – не старше семисот лет, и гравитационного посоха у
него не имелось за ненадобностью. Организм сего Аса дышал здоровьем и генерировал могучие
энергопотоки, ведя некую научную деятельность параллельно Совету Расы. И если в семьсот
лет сей Ас уже являлся Истинным, в высочайшем уровне его квалификации сомневаться не
приходилось. Эринг вслушался в мощные вибрации его энергоконтура и понял, что старик
излагал его позицию, а сам молодой Ас сейчас изложит позицию старца. Значит, по вопросу
Эксперимента противоречия в касте Жизнь Рекущих и впрямь велики.
– Кон эволюции не-биоэнергетических Рас подразумевает, – продолжил молодой Истинный
Ас, – что в каждом поколении лишь пятнадцать процентов популяции являются шагом вперёд.
Восемьдесят пять процентов поколения суть продолжение уже имеющегося общего состояния
вида, из которых порядка одного процента есть генетически неудачные особи. Но данный Кон
относится к устоявшему низкоэнергетическому генотипу. Молодые виды, структура единого
генотипа которых находится в стадии формирования, подчиняются Кону естественного отбора:
процент как положительных, так и отрицательных изменений в генотипе в каждом поколении
может быть различен, и стабилизация генетической структуры вида наступит после того, как
новые поколения докажут свою жизнеспособность с течением времени. То есть не вымрут от
упадка иммунитета или в силу слабого здоровья, не погибнут во время природных катастроф
из-за неспособности интеллектуального потенциала данного разумного вида организовать
научно-техническое противодействие катаклизмам, не будут уничтожены более совершенными
соседями и так далее.
Молодой Ас слегка усилил излучения своего головного мозга, дабы следующая фраза была
воспринята Расой особенно внимательно:
– К молодым видам наука относит недавно сформировавшиеся цивилизации, не вышедшие за
пределы собственной солнечной системы; гибридные расы, возникшие на планетах в результате
смешения нескольких генотипов; а также отдельные сообщества давно сформировавшихся
генотипов, оказавшиеся в чуждом энергонном пространстве, в силу чего их представители
испытывают энергетический голод или энергетическое отравление. То есть находятся под
давлением деградационного фактора. Если посчитать Спящих молодым видом, то шестикратное
превышение разрушительных изменений есть свидетельство крайне опасной тенденции – рано
или поздно некоторое количество Спящих станет Тёмными, даже несмотря на отсутствие точки
невозврата. Но Спящие суть потомки Сияющих, которые вот уже двадцать циклов раз за разом
вновь обретают Сияние после окончания опасных фаз. Часть нашей касты считает, что
причислять их, успешно существующих вот уже полмиллиона лет, к молодым видам суть
позиция неточная и не подтверждённая исчерпывающими расчётами. Если же посчитать
Спящих давно состоявшимся генотипом, то пятнадцать процентов их популяции, сохранившие
фрагментарные следы отдельных биоэнергетических способностей, есть прямое доказательство
успешного эволюционного процесса. Для более точных расчётов нашей касте не хватает
данных, получить которые можно только в условиях затяжной опасной фазы. Считать или не
считать Спящих молодым либо, наоборот, устоявшимся генотипом – на этот вопрос пусть
ответит каста Целителей. Их черёд.
Молодой Истинный Ас Жизнь Рекущих умолк и окинул мысленным взором единое
энергетическое пространство Расы. Гармоничный Эринг ощутил, как многомудрый Истинный
Ас оценивает, насколько большое количество Сияющих принимает участие в посвящённом
Эксперименту Совете. Командор последовал его примеру и понял, что к Совету подключилось
едва ли не всё совершеннолетнее население Расы. По всем галактикам Сияющих отсутствуют
лишь несколько триллионов человек, занятых в непрерывном кастовом производстве, и
несущие боевое дежурство флоты воинской касты. Даже в прочих помещениях огромного
родового замка утихла обыденная суета.
Оно и понятно: раз одна за другой гражданские касты начали перечислять отрицательные
стороны Эксперимента, значит, дело принимает крайне непростой оборот. Недаром ведущие
Совет Расы Истинные Асы не торопятся забрасывать всех обилием выводов и предложений, но
добиваются от каждого участника Совета полного погружения в суть обсуждения. Значит,
результат, которым должен завершиться Круг Расы, будет крайне непростым. Раса Сияющих
едина, и Единство позволяет принять то или иное кардинальное решение исключительно в
одном случае – когда абсолютно все, кто участвует в Совете, выскажутся за принятие такового
решения. У Единства не существует большинства или меньшинства, это прерогатива Тёмных.
Единство всегда едино, и в этом его Суть и Смысл.
Поэтому Раса Сияющих выработала важное правило: если в Совете, неважно, о каком уровне
обсуждения идёт речь, появляются две противоположенные точки зрения, отстаивание которых
завело Совет в тупик, то каждая сторона должна оглашать позицию своих оппонентов. То есть
ты будешь объяснять Совету позицию твоего визави, а он, в свою очередь, будет излагать твою.
Создано сие правило именно для того, чтобы оппоненты смогли лучше понять суть аргументов
друг друга и сравнить их с собственными. И если простое изложение позиции оппонента не
помогает прийти к устраивающему всех компромиссу, то и отстаивание оных позиций
возлагается на представителей противоположных лагерей. Когда ты досконально постиг суть
того, за что ратует твой соперник, тебе легче выявить точки вашего взаимного
соприкосновения.

Подобные Советы подчас длятся неделями, а иногда и месяцами, как этот, но итоговое
решение всегда будет устраивать всякого Сияющего. Ибо это и есть Единство – умение
каждого поступиться собственными интересами ради чаяний своих родичей и Расичей.
Единая Раса способна по любому вопросу выработать решение, которое именно
УСТРАИВАЕТ каждого Расича
[3]
, а не является плодом того, что некое меньшинство терпит лишения в угоду большинству.
Подобная монолитность Расы – это именно то, что позволяет двум сотням галактик
Сияющих успешно существовать в окружении бесчисленных триллионов галактик Тёмных,
разобщённых даже на уровне собственных Родов. Если, конечно, оные Тёмные вообще
помнят, что такое Род.

Впрочем, Тёмные предпочитают не замечать собственной ущербности и рьяно сравнивают


Единство Сияющих с Эффектом Роя, теша себя иллюзией, что Единство суть не выработанный
Разумом Кон Существования, а такая же эволюционная составляющая, как, например, дыхание
тем или иным газом. Мол, кому-то от природы дано дышать кислородом, кому-то метаном,
сероводородом и так далее. Вот и Единство, равно как Эффект Роя, есть эволюционная
данность, не зависящая от желаний того или иного разумного вида. Дипломаты касты Жизнь
Рекущих постоянно ведут среди союзников разъяснительную работу на эту тему, однако далеко
не все Тёмные им верят, а главное, не все Тёмные хотят им верить. Ведь далеко не всем Тёмным
хватает самокритичности признать свои недостатки. Но сие суть личные трудности
низкоэнергонных. Тем более что Тёмные цивилизации, являющиеся монолитным Ульем,
являются наиболее опасными и жизнеспособными во многих Мирах пространства низких
энергий, и это накладывает на реакцию остальных свой отпечаток.
– Каста Целителей, – один из шестнадцати Истинных Асов касты Целителей усилил генерацию
энергии своим энергоконтуром, концентрируя на себе общий поток единого информационного
пространства Расы, – долгое время имела столь же двоякую позицию относительно Родов-
Экспериментаторов, как прочие научные касты.
Сознание Гармоничного Эринга машинально отметило, что при первых словах Аса Целителей
единое пространство Расы замерло, превращаясь в слух. Неудивительно, учитывая, что этого
Истинного Аса знал каждый Сияющий, кроме разве что совсем младых чад. Великий
врачеватель, светило медицины, из учебного центра которого за крайние полторы тысячи лет
вышли миллионы искусных Целителей, трудящихся во всех Мирах Расы. Многие из них ныне
сами являются медицинскими Асами. Сейчас, когда едва ли не вся Раса в полном составе
слилась воедино и каждый Сияющий ощущает совокупную мощь своего народа, Эринг
отчётливо чувствовал энергоконтуры Асов гражданских каст. По всему пространству Сияющих
их суммарное количество столь громадно, что гордость, охватывающая касту воинов, окрыляет
Разум и сердце, удесятеряя желание безукоризненно исполнять свой Удел. Ибо пока бесконечно
мудрые и трудолюбивые Созидатели живут мирной жизнью, поле их деятельности столь
огромно, что в каждой касте каждый Круг Жизни появляется множество новых Асов.
И тем сильней настораживают тяжёлые вибрации, исходящие от Боевых Асов. Их количество
несоизмеримо мало в сравнении с Асами гражданских каст, но каждый из слившихся воедино
Боевых Асов Расы до сих пор не проронил ни слова. Лишь единое пространство воинской касты
всё больше заполнялось исходящими от них угрюмыми отпечатками ожидания чего-то
губительного, жестокого и одновременно бесконечно тоскливого. Великий Целитель явно
почувствовал исходящие от присутствующих на Совете Расы Боевых Асов энергопотоки. Он на
неуловимый миг умолк, скользнув коротким взором по молчащим гигантам, но тут же
продолжил:
– Часть из нас считала Спящих состоявшимся генотипом, и это подтверждалось массой
практических данных и теоретических расчётов. Другая часть касты была уверена в том, что
Спящие, находящиеся в затяжной опасной фазе, суть несформировавшийся генотип, несмотря
на то, что после выхода из оной фазы они возвращаются в состав Расы Сияющих. Ибо
возвращение происходит потом, а во время опасной фазы стабильность генотипа нарушена и не
является незыблемой. Данная позиция также имела множество практических подтверждений и
теоретических выкладок. Споры о том, какая из двух позиций является единственно верной,
кипели на протяжении двух последних циклов Эксперимента. В связи с этим наша каста
последние тридцать тысяч лет вела всеобъемлющие расчёты не только имеющихся
экспериментальных линий, но и более двадцати миллиардов теоретических вероятностей. Нами
тщательно фиксировались особенности абсолютно каждого представителя Родов-
Экспериментаторов, включая теоретически возможные генетически сочетания тех или иных
Родовых Ветвей и породных линий.
Ас Целителей сделал паузу, и его соратники подключили к единому информационному
пространству Расы Скрижаль хранения данных высшего уровня. Гармоничный Эринг скользнул
сознанием по громадному массиву предоставленной информации, но погружаться в неё
целиком не пришлось. Каста Целителей подсветила итоговые данные, и Истинный Ас от
медицины коротко объяснил:
– Итоговые результаты наша каста завершила систематизировать сутки назад. Собственно,
поэтому мы настояли на проведении ещё одного внеочередного Круга Расы. Итак: в генетике
Спящих происходит расслоение. Большая часть Экспериментаторов во время опасных фаз
действительно является молодым нестабильным генотипом, получающим губительные
деформации, ускоряющие трансформацию Светлых в Тёмных. Но меньшая часть
Экспериментаторов, в генетике которых во время опасных фаз проявляются фрагментарные
следы биоэнергетических способностей, точно так же действительно является древним
устоявшимся генотипом. Древний генотип сопротивляется деградационному фактору и
эволюционирует в условиях данного сопротивления.
Светило медицины на краткий сиг времени умолк, подчёркивая важность сказанного, и ответил
на немой вопрос, быстро накапливающийся в едином пространстве Расы:
– Именно так – здесь нет ошибки. Фактически внутри одной единой популяции Спящих
обнаружилось два различных подвида. Один с каждой новой опасной фазой деградирует всё
быстрей. Второй, наоборот, с каждой новой опасной фазой сохраняет всё больше
фрагментарных следов биоэнергетики. Главная трудность всего этого заключена в том, что оба
вышеуказанных подвида невозможно однозначно разделить по породным линиям. В каждой из
них имеются и те и другие. Как такое возможно – на данный момент загадка. Доподлинно
известно лишь то, что эволюционирующих Спящих изначально не было обнаружено в тех
Родовых Ветвях, которые не пытались всеми силами сохранять биоэнергетику после
наступления опасной фазы.
Но начиная с пятнадцатого цикла абсолютно все Рода-Экспериментаторы во время опасных фаз
практикуют биоэнергетические тренировки, пусть даже таковые являются для них полностью
бесполезными. Именно это впоследствии приводит к возникновению среди последующих
поколений Спящих тех, кто обладает вышеуказанными фрагментарными биоэнергетическими
способностями. Подобная закономерность выяснилась во время четырнадцатого цикла, чья
опасная фаза была особенно затяжной, и все Рода-Экспериментаторы сделали выводы.
Каста Целителей изучила множество версий, согласно которым вышеописанное расслоение
стало возможным, но стопроцентного ответа пока не найдено. Есть мнение, что расслоение
зависит от силы Сущности, ведь Сущности создаются Высокомерными самого вышнего слоя
Вселенной, и каждая из них уникальна. То есть имеет как сильные, так и слабые стороны.
Никому заранее не известно, какие именно характеристики новой Сущности будут эффективны
более, а какие менее. Это выясняется в ходе естественного отбора: лучшие Сущности
поднимаются в Высь выше и быстрее, менее удачные остаются в тех слоях Вселенной, которые
оказываются для них наиболее комфортными. При этом шансы достичь самого верха есть у
каждого, так что объяснять расслоение одним лишь качеством Сущности вряд ли правильно.
Особенно в свете того, что Сущности Сияющих созданы для жизни в пространстве высоких
энергий и все Рода-Экспериментаторы во время нахождения в родном энергетическом
пространстве возвращают себе Сияние без каких-либо исключений.
Посему в нашей касте существует и второе мнение, суть которого сводится к тому, что
причиной расслоения является сочетание генетики. Как известно, эмбрион, из которого на свет
появляется юное чадо, состоит из сорока шести хромосом. И возникают они в результате
слияния двадцати трёх хромосом материнской половой клетки с двадцатью тремя хромосомами
отцовской половой клетки. И всякий раз оные материнские или отцовские наборы из двадцати
трёх хромосом не являются точными копиями, ибо в таком случае все дети были бы клонами
друг друга. Несмотря на общую тождественность генотипа, мельчайшие подробности у каждого
свои. И от различия сих подробностей может зависеть проявление расслоения.
Однако и здесь всё тоже не столь просто. Чтобы определить, какие именно сочетания
генетической информации более либо менее предрасположены к расслоению, необходимо
тщательное наблюдение за Экспериментаторами во время затяжных опасных фаз. А таковые
настанут лишь под занавес Эксперимента. Кроме того, остаётся неотвеченным главный вопрос:
а надо ли подвергать Рода-Экспериментаторы такой угрозе? Ведь для существования в
пространстве высоких энергий создан любой из них, а фрагментарные следы биоэнергетики во
время опасных фаз демонстрирует лишь малая часть.
Ас Целитель замолчал, и слово вновь взял представитель касты Творцов:
– После данных кастой Целителей объяснений позиция касты Творцов будет ясна лучше. Мы
считаем, что причиной расслоения является сочетание обоих указанных Целителями факторов:
индивидуальные особенности Сущности складываются с индивидуальными особенностями
генетики породных линий, представленных в Родовых Ветвях Родов-Экспериментаторов. По
нашему мнению, столь высокий процент разрушительных изменений происходит в том числе
потому, что все Экспериментаторы ведут свои Родовые Ветви с Земли Арктида. После
уничтожения Арктиды во время Второй Великой Ассы все, кто был эвакуирован заранее или
спасся в момент гибели Земли, в конечном итоге обосновались в системе Ярило. Произошло это
в силу соответствия гравитации Земли Орей силе тяжести погибшей Земли Арктида. Обитатели
Арктиды проживали на своей Земле многие миллионы лет, а часть Великого Рода Туле, Род
Снежного Парда, представители которого первыми заселили Арктиду, обитал там ровно
двадцать миллионов лет.
За это время организмы жителей Арктиды приспособились к низкой гравитации, их кости стали
хрупкими, а длительное нахождение в гравитационном контуре приводило к сильному
утомлению личных энергопотоков. Не в последнюю очередь потому, что Арктида в своё время
заселялась исключительно в виде дипломатического центра, расположенного на оживлённом
космическом перекрёстке нескольких десятков различных Светлых Рас. Близость к Рубежу и
сильная удалённость от эпицентра пространства высоких энергий неизбежно накладывали свой
отпечаток: плотность энергии внутри Рубежа везде равна шестнадцати энергонам, на то оно и
пространство высоких энергий. Однако интенсивность энергий на периферии
высокоэнергонного пространства заметно ниже, нежели в его центре. В частности, этим
обуславливается значительно менее сильная биоэнергетика Светлых Рас периферии.
Именно по этой причине в своё время в центре Заповедника был установлен кварковый реактор
– он был призван поднять интенсивность общего энергопотока космоса в обжитой части
системы Ярило. Именно с его работой мы связываем ускорение Эксперимента, коим является
проявление фрагментарной биоэнергетики у некоторой части Экспериментаторов во время
опасных фаз.
Из чего следует, что энергоконтуры большей части Экспериментаторов, являющихся
выходцами с Земли Арктида, изначально были менее сильными в сравнении с основными
показателями Расы. На эту особенность не раз указывали обитатели Галактик Свага и Туле,
имевшие родичей на Арктиде. В те давние времена данный факт никак не мешал, но после
начала Эксперимента он сыграл свою роль. Каста Творцов считает, что положительных
результатов среди Спящих было бы больше, если бы в Эксперименте принимали участие
представители Родовых Ветвей из эпицентра нашей Расы. В связи с этим мы предлагаем Расе
рассмотреть вопрос о расширении Эксперимента за счёт представителей Даарийских Родов.
Блуждающих галактик на окраинах Рубежа достаточно много. В частности, по другую сторону
пространства высоких энергий от Мира Пограничной имеется подобная ей порубежная
галактика, окончание спирального рукава которой также выступает за пределы Рубежа. Сей
Порубежный Мир именуется Твердь, ибо там во времена Второй Великой Ассы кипели
жесточайшие сражения, в ходе которых воинская каста встала насмерть, преградив полчищам
Тёмных путь в пространство Сияющих. Потери наших воинов в Галактике Твердь были
особенно велики. Во время Первой Битвы, длившейся девять суток, воинская каста потеряла
восемьдесят процентов сражавшегося в Мире Твердь личного состава, но это оказалась
единственная порубежная галактика, в которой Тёмные так и не смогли прорвать нашу
оборону. Одним словом, сей Порубежный Мир знаменит своею воинскою славой.
И каста Творцов предлагает вкупе с этим придать Миру Тверди славу научную. Как Мир
Пограничной, Твердь является спиральной галактикой с перемычкой, но обладает шестью
спиральными рукавами. Чуть менее трети того или иного спирального рукава Мира Тверди
постоянно находится за Рубежом, в пространстве четырнадцати энергонов. Население всех
Земель Сияющих, являющихся блуждающими через Рубеж планетами, эвакуируется до того,
как их солнечные системы выходят в Нейтральные Территории. Через два Круга Жизни придёт
черёд эвакуировать население Земли Райе, которая зайдёт в пространство низких энергий на
срок порядка девяноста миллионов лет.
Земля Райе заселена Даарийцами и, подобно погибшей Арктиде, является крупным
порубежным дипломатическим узлом. Земля Райе в силу особенностей осевого вращения своей
солнечной системы каждые сорок тысяч лет будет возвращаться в пространство высоких
энергий приблизительно на восемь тысячелетий. То есть за Рубежом Земля Райе проводит
порядка тридцати тысяч лет в каждом витке. Это втрое больше, нежели хронологический объём
точки невозврата, и оставлять сию планету заселённой категорически нельзя.
В связи с этим каста Творцов предлагает следующее: расширить Эксперимент на Землю Райе и
оставить на ней те Рода, которые пожелают принять в нём участие. Данные коренные обитатели
будут составлять контрольную группу. Остальную часть Земли Райе следует заселить
представителями Даарийских Родов из галактик эпицентра пространства высоких энергий,
которые также пожелают принять участие в Эксперименте. Среди нашей касты подобных
желающих уже нашлось немалое количество, ибо сия научная задача является для Расы
грандиозной.
Все Рода-Экспериментаторы, что останутся на Земле Райе, будут проживать там в течение
девяти тысяч лет, после чего эвакуируются, дабы избежать достижения точки невозврата. На их
место будет перевезена вторая смена Экспериментаторов, которую впоследствии сменит третья.
Таким образом Сияющие станут населять Землю Райе непрерывно, что соответствует
положениям Предписания о Нейтральных Территориях. Всю сопутствующую данному
процессу хронологию ещё предстоит рассчитать, но до выхода Земли Райе за Рубеж остаётся
два Круга Жизни, этого времени вполне достаточно. По такому же принципу можно расширить
Эксперимент на все блуждающие планеты Расы Сияющих. Засим каста Творцов возвращает
слово Жизнь Рекущим.
– Каста Жизнь Рекущих, – заговорил седобородый Истинный Ас, доселе участия в обсуждении
не принимавший, – считает необходимым добавить к вышесказанному следующее: в текущей
стадии Эксперимента расслоение Спящих смещено в сторону разрушительных деформаций
генетики не только в силу малого количества тех, кто демонстрирует сохранение
фрагментарных следов биоэнергетики. Сие смещение обусловлено ещё и отношением к
расслоению самих Спящих. Чем дольше длится опасная фаза, тем большее количество Спящих
недовольно состоянием своей генетики. Многие из них отказываются от продолжения Рода,
опасаясь произвести на свет ещё более худших в генетическом плане Спящих. К исходу любой
опасной фазы население системы Ярило падает вплоть до двадцатикратного значения. За время
последующей безопасной фазы численность Родов-Экспериментаторов до исходного значения
не восстанавливается, вырастая в среднем в шестнадцать раз. Что в проекции на будущее
приводит к неуклонному падению общей численности Экспериментаторов.
Истинный Ас Жизнь Рекущих поднял интенсивность собственного энергопотока,
сосредотачивая всеобщее внимание на том, что будет сказано сейчас, и заявил:
– Подводя итог всему, что прозвучало на этом Совете, наша каста утверждает, что Рода-
Экспериментаторы системы Ярило сами по себе могут завершить Эксперимент самостоятельно.
Но добиться выработки иммунитета к пространству четырнадцати энергонов они вряд ли
успеют, ибо им не хватает количества затяжных опасных фаз и силы собственных
энергопотоков во время прочих опасных фаз. Помимо того, к моменту окончания Эксперимента
их численность будет оставлять желать лучшего, что в условиях расслоения генотипа станет
ещё одним препятствием к массовой выработке иммунитета. Но если Раса решит расширить
Эксперимент, то его результаты будут на порядки значительней. Посему каста Жизнь Рекущих
согласна с предложением касты Творцов – все блуждающие Земли необходимо задействовать в
глобальном Эксперименте. Что скажут другие касты?
Прочие участники Всеобщего Круга Расы принялись высказываться поочередно, сверяясь с
единым информационным пространством собственных каст, и начало выясняться, что
противников расширения Эксперимента не имелось. Бесконечно деятельные Созидатели все,
как один, пылали желанием поддержать Экспериментаторов системы Ярило, о безграничном
мужестве и смелости которых впору слагать легенды. Все уже сверились с последними
расчётами научных каст и приходили к выводу, что расширение Эксперимента позволит
подстегнуть его ход и ускорить получение результатов. А каста Строителей даже выдвинула
предложение установить в центре Земли Райе кварковый реактор, аналогичный установленному
в центре Цитадели Мидгард.
Но Гармоничный Эринг уже не слушал ведущиеся гражданскими кастами обсуждения.
Сознание командора было приковано к единому информационному пространству собственной
касты. Там, в полнейшей тишине, объединившиеся в единую сеть Боевые Асы транслировали
касте то, что ощущал их слитный Разум. Тяжёлые, словно ядро чёрного солнца, и болезненные,
будто разъедающая незащищённую плоть кислота, эманации большой беды безликой вязкой
толщей истекали откуда-то извне четырёхмерного слоя Вселенной. Внезапно Эринг понял, что
именно это излучение воспринимали Боевые Асы тогда, полмиллиона лет назад, когда воинская
каста была против Эксперимента, и сейчас, спустя столько тысячелетий, нынешние Асы
воинской касты чувствуют то же самое. Ни конкретных объяснений, ни точных деталей никто
не приводил, заглянуть в Единое Информационное Поле Вселенной на столь огромную глубину
слишком непросто, но общий оттенок приходящей оттуда информации было сложно назвать
оптимистическим.
Свыше часа Всеобщий Круг Расы обсуждал варианты расширения Эксперимента, и всеобщее
информационное пространство Сияющих демонстрировало полную солидарность гражданских
каст. Необходимость расширения Эксперимента никто не оспаривал, и речь уже шла о тех или
иных параметрах предстоящего расширения. Созидатели спорили о количественном составе
новых Экспериментаторов, точном времени их пребывания в пространстве низких энергий,
вариантах расселения Спящих у самого Рубежа, дабы не травмировать их резким переносом в
пространство высоких энергий, когда очередной смене новых Экспериментаторов придёт время
покидать остающиеся в низкоэнергонном пространстве блуждающие Земли, подобные планете
Райе, и множество других аспектов.
Шестнадцать Боевых Асов Всеобщего Круга Расы всё это время хранили молчание, и первыми
на это обратила внимание каста Целителей. Сначала один медицинский Истинный Ас вышел из
обсуждений и умолк, глядя на неподвижно возвышающихся гигантов, затем второй, третий, и
вскоре каста Целителей выпала из общего разговора. Это заметили остальные, и в Зале Совета
Асгарда воцарилось молчание. Единое пространство Расы определило, что воинская каста в
полном составе не выражает никакого мнения, и из всех галактик Сияющих потянулись
эманации настороженности. Гармоничный Эринг ощутил, как единое пространство касты
воинов назначает говорить от своего имени прославленного Боевого Аса, и присоединился к
выбору соратников. Тем временем всеобщее обсуждение окончательно стихло, и в
воцарившейся звенящей тишине зазвучал угрюмый голос Боевого Аса.
– Я очень надеялся, – произнёс могучий Даарийский исполин, – что каста доверит держать
слово не мне. Но случилось иначе.
Эринг машинально отметил, что вряд ли бы каста избрала оратором кого-либо другого.
Серьёзных войн не было вот уже полмиллиона лет, в касте совсем мало Боевых Асов,
становятся ими только Гармоничные воины, да и то далеко не все. Сражений на всех не хватает,
каста делает всё, дабы распределить возможные боевые деяния меж воинскими Родами, но
достичь идеального баланса невозможно вот уже свыше ста тысяч лет. Дабы не ослаблять касту
сверх меры, Штаб Флота принял решение максимально обеспечить боевой работой
Гармоничных бойцов. Чтобы хотя бы таким способом выращивать Боевых Асов, ибо каста
слишком хорошо помнит те давние девять дней Первой Битвы Второй Великой Ассы, в течение
которых решалась судьба Расы Сияющих.
Этот Боевой Ас не исключение. Он тоже был Гармоничным и сражался везде, где только каста
находила таковую возможность. Он стал Асом позже всех, и Эринг понял, что даже не знает,
когда именно сей могучий Ас стал Истинным. По всему выходило, что совсем недавно, потому
что сам Эринг Круг Лет назад помнил его обычным Боевым Асом. Выходит, на то, чтобы
развиться до Истинного, ему потребовалось почти четыреста лет. За это время во времена
Всеобщей Войны Асами стало бы несколько миллионов Сияющих бойцов… Так что появление
ещё одного Истинного Аса сейчас суть знаковая веха для касты. Многие следят за его
деяниями, и потому Совет Касты предоставил слово именно ему.
– Позиция воинской касты проста, – мрачно продолжил Боевой Ас. – Полмиллиона лет назад не
стоило начинать Эксперимент. Полмиллиона лет спустя нельзя его расширять. И тогда, и сейчас
Боевые Асы ощущают смутные эманации тяжёлого бремени, которое ляжет на нашу касту в
случае краха Эксперимента. Ибо именно нам придётся убивать Тёмных, некогда бывших
Сияющими. Нам убивать Людей, в чертах лиц которых мы будем видеть сходство с теми, кто
некогда являлся для нас представителями своей Расы. Никто не желает подобного.
Могучий Даарийский гигант вперил обжигающий взор в представителей касты Жизнь Рекущих:
– Что говорят Контактёры об опасениях касты воинов? Или они по-прежнему, как полмиллиона
лет назад, не могут сказать ничего конкретного?
– Заглянуть столь далеко по лучу времени очень непросто, – покачал головой седобородый
Истинный Ас Жизнь Рекущих. – Множество раз мы пытались получить из Единого
Информационного Поля Вселенной ответ на этот вопрос. Но дотянуться до конкретной
информации не получается, до окончания Эксперимента остаётся свыше четырёхсот
шестидесяти тысяч лет, это немалый срок. Помимо того, информация о системе Ярило сильно
засвечена мощными энергиями Щуров. Несколько Светлых Легов оберегают Рода
Экспериментаторов, и среди них как минимум один представитель воинской касты.
– Боевые Асы уверены, – мрачный голос Даарийского исполина зазвучал ещё более угрюмо, –
что именно его разочарование и тоску мы ощущаем. Доказательств тому нет, но нам достаточно
и этого. Посему воинская каста против расширения Эксперимента. Если Созидатели желают
оказать помощь Родам-Экспериментаторам из системы Ярило, то они могут переселиться туда в
рамках уже ведущихся исследований. Каста воинов против и этого, но мешать такому развитию
событий мы не станем. Ибо никто из нас не стремится к тому, чтобы подвиг Экспериментаторов
пропал даром.
Боевой Ас обвёл Круг Совета Расы тяжёлым взглядом, и воинская каста единым импульсом
выставила в общее пространство Расы своё мнение.
– Однако на большее мы не пойдём, – Даарийский исполин стальным голосом оглашал
позицию боевых братьев и сестёр. – Система Ярило останется единственной системой
Эксперимента. Никаких других солнечных систем в составе Эксперимента не будет. Ни в Мире
Пограничной, ни в Мире Тверди, ни в каком-либо ещё. Увеличивать и без того огромный риск
мы не позволим. Можете переселить в систему Ярило хоть всё население Земли Райе в полном
составе, если наши предостережения не видятся вам серьёзными, но сама планета уйдёт за
Рубеж пустой. Если Созидатели не согласятся с нашей позицией, воинская каста поднимет
вопрос о своём роспуске. Ибо никто из нас не желает, чтобы наши потомки собственными
руками убивали своих бывших Расичей, зная, что сегодня мы могли предотвратить подобный
ужасающий кошмар, но не проявили твёрдость духа. Я никогда не думал, что, развившись до
Боевого Аса, способен бояться чего-либо. Оказалось, что я ошибался. Это всё.
Он умолк, и мгновение в объединённом информационном пространстве Расы царствовало
безмолвие, лишь баланс энергий демонстрировал бесконечные триллионы Созидателей,
довольных расширением Эксперимента, и недовольную таковым воинскую касту,
составляющую от количества Созидателей едва половину процента. В следующий миг
энергопоток объединённого пространства всколыхнулся, и количество одобряющих
расширение Эксперимента стало стремительно убывать. Каждый сиг времени позицию
воинской касты занимали миллиарды Сияющих, стремительно складываясь в триллионы, и к
исходу получасти всеобщее пространство Расы единогласно ратовало за то, чтобы принять
позицию воинской касты как основную.
– Я не смог обнаружить в своей памяти упоминание о том, – негромко произнёс седовласый
Истинный Ас Жизнь Рекущих, – чтобы воинская каста ставила Расе ультиматум. Нужно
заглянуть в древние Скрижали, но я уверен, что даже там подобной информации не найдётся.
Если вся каста воинов, словно один человек, заняла такую позицию без малейших сомнений,
стало быть, воины ощущают нечто, недоступное гражданским кастам. Учитывая, что речь идёт
о гибели наших потомков, не остаётся сомнений в том, что лучше тех, чей Удел суть война и
смерть, никому не почувствовать подобное. Недаром вся Раса ощутила правоту тех, кто живёт
для того, чтобы отдать свои жизни за мирные небеса над нашими головами. Решение принято
Расой единогласно. Эксперимент не выйдет за рамки системы Ярило. Более этот вопрос
подниматься не будет.
Он мгновение молчал, вслушиваясь в единое информационное пространство своей касты, после
чего добавил:
– Каста Жизнь Рекущих приносит воинской касте свои извинения. Мы опечалены, что
вынудили воинов пойти на столь крайнюю меру. Это наша вина. Мы должны лучше оттачивать
свой Удел. Судьбы потомков зависят от искусства Контактёров и мастерства социальных
инженеров. Наша каста будет работать над этой ошибкой.
Седобородый старец замолчал, и слово взял Истинный Ас касты Творцов:
– Каста Творцов присоединяется к словам касты Жизнь Рекущих. Полагаю, что к ним сейчас
присоединяются все касты. Мы искренне рады тому, что Раса проявила мудрость и великой
беды удалось избежать. Посему наша каста предлагает вернуться к обсуждению способов
расширения Эксперимента с учётом принятой за основу позиции воинской касты. Рода-
Экспериментаторы в системе Ярило необходимо усилить представителями Даарийских Родов и
контрольной группой с Земли Райе. Все необходимые расчёты наша каста предоставит Расе
позже, пока же необходимо определить, есть ли добровольцы среди вышеуказанных Родовых
Ветвей.
Гражданские касты вновь принялись за обсуждение, и Совет Расы продлился ещё два часа.
Убедившись, что угрозы Расе более нет, представители воинской касты начали один за другим
отключаться от единого информационного пространства касты, и вскоре Штаб Флота Расы
распустил единое пространство за ненадобностью. Гармоничный Эринг покинул главный зал
родового замка и отправился на очередное занятие с юными воительницами. На этот раз урок
поддержания Дистанционного Щита проводился с Кругом будущих Высших Валькирий.
Тринадцатилетние крохи, рождённые в Священное Лето, довольно бодро защищали его от стаи
боевых пардов, с которыми Гармоничный командор вёл учебный бой, и оставшиеся часы
занятий пролетели весело и незаметно.
На следующее утро Эринга неожиданно вызвали в Штаб Флота Чертога. Прибыв в штабную
космическую крепость, ослепительно сияющую посреди ледяного мрака космоса в лучах
голубого гиганта, командор пристыковал свой Светоч к ангарной обшивке крепостной громады
и шагнул в область прямого перехода, вспыхнувшую возле боевого поста управления кораблём.
По ту сторону перехода обнаружился возглавляющий чертожный флот могучий конунг,
зависший в свечении боевого поста командующего.
– Во славу Расы! – Командор воздел руку к звёздам и представился: – Гармоничный Эринг,
Пятая эскадра Рода Ярнвиль, нахожусь в домашней системе в краткосрочном отпуске вместе с
приданным мне отдельным Кругом Валькирий.
– Во славу Расы! – откликнулся конунг, и его мощный энергопоток полыхнул ярким сиянием. –
Гармоничный Эринг, ты осведомлён, чем закончился вчерашний Совет Расы?
– Нет, – насторожился командор. – Неужели случилось что-то ещё?
– Кардинально – нет, – успокоил его конунг. – Созидатели пришли к конечному решению
относительно расширения Эксперимента в системе Ярило. Через четыре Круга Лет туда будут
направлены дополнительные представители Расы: часть обитателей Земли Райе и несколько
Родовых Ветвей от наиболее крупных Даарийских Родов. Среди них – обитатели нашей
Галактики Артемида общим числом в один миллион Сияющих, которые будут накапливаться в
системе Аргус. В связи с этим мы перебрасываем в систему Ярило дополнительные силы.
Первой пойдёт сводная эскадра Рода Ярнвиль, вскоре для неё в системе Ярило будет построена
космическая крепость, которая станет базой эскадры. Ты назначаешься в состав сводной
эскадры. Твой круг Валькирий остаётся здесь, его надлежит переформировать. Дальнейшую
боевую задачу вам поставит Штаб Флота Пограничной. Сводная эскадра отправится в систему
Ярило загодя, как только строительство космической крепости будет завершено. Но ты
вылетаешь туда по завершении своего отпуска. Поступишь пока в распоряжение командующего
силами прикрытия системы Ярило.
– Я выдвигаюсь туда без родичей? – удивился Гармоничный Эринг. – А что так?
– Это пожелание касты Жизнь Рекущих, – огорошил его конунг. – Два часа назад от них
пришло послание. Из системы Ярило.
– Из системы Ярило? – невольно переспросил командор. – Как они вообще обо мне узнали? Это
же Бес знает где! На другой стороне пространства высоких энергий!
– Угу, – подтвердил конунг. – Не ты один удивился. Оказалось, что после вчерашнего
непростого Круга Расы каста Жизнь Рекущих решила загладить свою вину, которую они
ощущают перед нами, хотя воинская каста с этим не согласна и ничьей вины перед собой не
видит. В общем, Жизнь Рекущие занялись тщательным выяснением наших потребностей по
всему пространству Расы и в числе прочих натолкнулись на нашу заявку о поиске половинки
для Гармоничного Эринга. Заявку сию они уже отрабатывали порядка одного Круга Лет назад и
ничего похожего на соответствие тогда не нашли. Вчера заявкой занялся кто-то из Контактёров.
Жизнь Рекущие рассчитывали отыскать твою половинку через Единое Информационное Поле
Вселенной, благо в случае с Гармоничными подобная попытка имеет шанс на успех. Но вместо
этого они вытянули из Единого Информационного Поля что-то такое, в результате чего сочли,
что тебе необходимо попасть в систему Ярило. Что конкретно там обнаружилось, сказать
сложно. Они и сами-то не всё поняли. В общем, на месте разберёшься.
***
В систему Ярило Эринг прибыл спустя неделю. Путь до Мира Пограничной не занял много
времени: несколько прыжков по родной Галактике Артемида до Врат Между Мирами, ведущих
в Галактику Даария, затем ещё несколько ноль-переходов до системы Аркона. Прародина
Сияющих была соединена ноль-мостом напрямую с системой Ярило, мост имел
одностороннюю инициацию и управлялся воинской кастой системы Аркона. Активировать
ноль-мост иным способом и из другого места было невозможно, и соратники открыли для
Эринга переход, не задавая лишних вопросов. Оказавшись в системе Ярило, Гармоничный
командор первым делом встроился в энергопоток окружающего космоса и с любопытством
осмотрелся.
Первое, что бросалось в глаза, было обилие живых Земель и их непривычно малые размеры,
более подходящие цивилизациям Тёмных, нежели Расе Сияющих. Второй особенностью
являлось несколько меньшая общая интенсивность энергии космоса, но для периферии
высокоэнергонного пространства это суть норма. Мир Свага и Мир Туле, к примеру, имели
интенсивность реликтовых излучений ненамного выше, а Мир Твердь, в котором Эринг нёс
службу до сего момента, и вовсе в этом плане ничем от Мира Пограничной не отличался. Зато
обилие живых Земель, сосредоточенных вокруг светила, не только радовало взор, но и
впечатляло активностью гражданских каст, царящей в центральной части гравитационного
колодца.
Великое множество сияющих энергетическими оболочками сферических космических кораблей
бороздило космическое пространство, относящееся к обитаемым планетам. Самая первая от
местного солнца Земля являлась совсем небольшой, и корабельная Скрижаль, зажёгшая перед
боевым постом Эринга объёмную карту системы Ярило, сообщала, что сия Земля названа в
честь великого Целителя древности Хорса, миллиарды лет назад первым получившего чистое
медицинское серебро. Крохотные размеры Земли Хорса компенсировались крупным ядром,
создававшим отличное магнитное поле планеты, и густой атмосферой, надёжно сим полем
удерживаемой.
Судя по данным Скрижали, прямо сейчас получающей уточняющие подробности из Скрижали
космической крепости на орбите Земли Орея, планету Хорс долгое время не терраформировали
в силу особенностей этого самого магнитного поля. Оказывается, именно его неудобные
параметры благоприятствовали получению в планетарных условиях серебра абсолютной
чистоты, и каста Добывающих синтезировала медицинский металл в интересах касты
Целителей. Пять тысяч лет назад каста Творцов специально для Земли Хорса разработала
персональный алгоритм терраформирования, позволивший не утратить уникальных
характеристик магнитного поля и при этом добиться благоприятных для жизни планетарных
условий. Три тысячи лет назад терраформирование Земли Хорса было завершено, и планета
начала заселяться Сияющими системы Ярило.
Вторая от светила Земля именовалась Мерцаной и была по сути близнецом третьей Земли,
знаменитого Заповедника, ядро которой сотни тысяч лет назад было заменено на кварковый
реактор и охраняющую его Цитадель Мидгард. С тех пор о кварковом реакторе и Системе
Межгалактических Переходов, которую оный запитывал, в Мире Пограничной знал каждый, и
название «Заповедник» само по себе затёрлось в веках. Знаменитую Землю давно уже называют
Мидгардом по имени не менее знаменитой внутрипланетарной крепости, и Скрижаль сообщала,
что обитатели системы Ярило говорят «на Мидгарде», подразумевая «на поверхности
Заповедника», и «в Мидгарде», подразумевая «внутри планеты в Цитадели кваркового
реактора».
Но, несмотря на весьма схожие внешние параметры Земли Мерцаны и Земли Мидгард, разница
между ними прослеживалась сразу. Мерцана являлась населённым земным шаром, засеянным
многовековыми древесными лесами в северном полушарии и обширными сельхозугодьями в
южном. В отличие от неё Земля Мидгард была практически необитаема и древесных лесов не
имела. Материковая поверхность Мидгарда представляла собой многоярусные травянистые
джунгли, состоящие из обилия всевозможных видов гигантских папоротников, хвощей,
плаунов, пальм и прочих тропических растений, свойственных жизненному пространству даже
не Красной, а скорее Зелёной или Чёрной Расы.
Отчасти это подтверждалось наличием в оных необъятных джунглях представителей Чёрной
Расы, находящихся в стадии зачаточного Разума. Скрижаль сообщала, что ранее на поверхности
Мидгарда существовали деградировавшие потомки Красных и Чёрных дезертиров, оставшиеся
ещё со времен Второй Великой Ассы, но к настоящему моменту все они выродились и
окончательно утратили Разум, смешавшись с местными приматами. Носители местного
зачаточного Разума являлись аборигенной формой жизни, чьё умственное развитие было
искусственно подстёгнуто одной из древних цивилизаций рептилий десятки миллионов лет
назад.
Но искусственная коррекция Разума не была доведена до конца, и местные полуразумные
приматы так и остались в состоянии вечной стагнации. Шансов повысить уровень разумности у
них имелось немного, шансов не выродиться полностью – ещё меньше. Скрижаль сообщала,
что аборигены полностью растворятся в местной фауне задолго до окончания Эксперимента, но
до тех пор Сияющие не считают себя вправе отнимать планету у тех, кому она принадлежит по
праву возникновения. Поэтому на Мидгарде Рода-Экспериментаторы не селились. Исключение
составлял небольшой северный материк, располагающийся точно на северном полюсе планеты
и получивший название «Даария». В честь авианосца воинской касты, экипаж которого ценой
собственных жизней спас уцелевших беженцев с Арктиды.
Северный материк Даария был единственным местом на Мидгарде, где отсутствовали
полуразумные аборигены. Для них там было недостаточно тепло. Воспользовавшись этим,
Сияющие создали на Даарии научно-исследовательскую базу, получившую название «Арктида»
в честь прежней Родины. На базе Арктида располагалось множество научных лабораторий каст
Творцов и Жизнь Рекущих, экспериментальные поля Венедов и несколько синтез-фабрик
Добывающих. Всё это в основном занималось нуждами Срединной Цитадели Мидгард, иных же
Сияющих на поверхности Земли Мидгард не было. Местная гравитация для выходцев с
Арктиды являлась несколько большей, нежели комфортное значение, и особой необходимости
заселять поверхность Мидгарда не имелось. Тем более что Мерцана, близнец Земли Мидгарда,
в силу наличия древесных лесов имела более привлекательные условия для проживания, но из-
за большей силы тяжести была далека от перенаселения.
Основная масса Экспериментаторов проживала на Орее и Дэе, гравитация и все прочие
параметры которых были близки к показателям древней Арктиды, а характеристики Орея и
вовсе считались ей полностью идентичными. Гармоничный Эринг вспомнил недавний Круг
Расы, на котором говорилось о сильном падении численности населения системы Ярило во
время опасных фаз. Сейчас с момента завершения прошлой опасной фазы минуло шесть
тысячелетий, а до начала следующей остаётся семнадцать, и хоть опустевшей эту солнечную
систему в данный момент никак не назовёшь, несложно заметить, что места для расширения
Эксперимента здесь предостаточно. Полупустая Мерцана отлично подойдёт для новых
Экспериментаторов, а Земля Хорса и вовсе фактически не заселена. До Мидгарда с его
вымирающими полуразумными приматами дело дойдёт ещё не скоро.
Даже Орей и Дэя, будучи двумя действительно густо заселёнными Землями, от предела своей
вместимости достаточно далеки. Видимо, сказалось то самое падение численности, о котором
говорилось на Круге Расы. В общем, места в системе полно.
Корабельный Кристалл Связи зажёг в сознании командора образ оперативного дежурного
эскадры прикрытия системы Ярило, и мягко сияющий бездонно-прозрачными и ярко-зелёными,
словно свет радуги, глазами Харрийский воин выдал Эрингу приказ прибыть в орбитальную
крепость Земли Орей. Спустя четыре части Гармоничный командор стоял внутри командного
отсека крепости перед Харрийским командиром.

– Я – Свэнэльд
[4]
, командир Третьей Штурмовой группы сил прикрытия системы Ярило, Харрийская
группировка. Согласно приказу Штаба Флота ты поступаешь в моё распоряжение в
качестве отдельной боевой единицы. До прибытия в систему Ярило сводной эскадры Рода
Ярнвиль, которая сменит нас через четыре лета, ты будешь единственным Даарийцем в
составе сил прикрытия. Своих Гармоничных у меня в эскадре нет, так что твоё появление
усиливает нас значительно, а это всегда хорошо.

– Я могу рассчитывать на боевое применение? – уточнил Эринг. – Дома, в Штабе Флота в Мире
Артемиды, мне было сказано, что я направлен сюда по требованию касты Жизнь Рекущих. Но
подробностей никто толком не знает.
– Их никто толком не знает, кроме Жизнь Рекущих. – Командир Свэнэльд иронически
хмыкнул. – И когда я услышал их краткое объяснение, то лично у меня возникло ощущение, что
и сами они мало что поняли из того, что вытянули из Единого Информационного Поля
Вселенной относительно тебя. Так что как только обустроишься на новом месте, направляйся к
ним, разбираться в этих дебрях. Их специалист тебя уже ждёт.
Харрийский командир коротким импульсом отправил Эрингу энергетический отпечаток с
данными Контактёра Жизнь Рекущих, которого необходимо найти, и продолжил:
– Насчёт боевого применения: поможем, чем сможем. У нас тут получше с боевой работой, чем
у вас, так что постараюсь обеспечить тебя занятостью. Рано или поздно ты должен стать
Боевым Асом, так что поле деятельности мы тебе найдём.
– Каждый из нас достоин стать Асом, – нахмурился Эринг.
– Каждый достоин, – невозмутимо согласился Харрийский командир. – И каждый желает
сражаться с Тёмными. Но желания – это одно, а реальные возможности – другое. Отыскать
столько битв, чтобы развиться до Аса будучи простым бойцом, практически невозможно даже у
нас. А ведь флоты, охраняющие Мир Пограничной, действуют не только в Нейтральных
Территориях, но и в галактиках Тёмных союзников. Собственно, на них вся надежда,
конфликты там вспыхивают часто. Но каста не может остаться без Боевых Асов, тебе прекрасно
известно, что из этого выйдет. Посему каста отдаёт приоритет в боевой работе Гармоничным и
рождённым в Священное Лето. Гармоничным – особенно! Ибо вы накапливаете потенциал
Сущности быстрее всех прочих. Так что боеспособность касты важней личных стремлений.
Наши родичи, рождённые в Священное Лето, отдадут тебе часть своей боевой работы. Всё
равно, как я уже сказал, своих Гармоничных в нашей штурмовой группе нет.
Четырёхметровый Харрийский командир подал лёгкий импульс на Кристалл Полёта и поднялся
в воздух почти на полтора метра, оказываясь на одном уровне с Гармоничным Даарийским
гигантом:
– Прежде чем ты полетишь морочить голову Жизнь Рекущим, или, скорее, наоборот, это они
будут морочить голову тебе, я обязан ввести тебя в суть военной тайны высшего уровня.
Передаю информационный импульс. Его нельзя хранить нигде, только в глубинных слоях
памяти.
Энергоконтур Харрийца коротко полыхнул активностью, и его Разум сгенерировал сжатый
информационный сгусток. Эринг воспринял входящую информацию, убрал её в глубинные
отделы мозга и вник в содержимое.
– Внутри Дэи находится секретный разведцентр? – Гармоничный командор не скрывал
удивления. – Вот уже два миллиона лет! И никто из обитателей Дэи до сих пор ничего не понял.
Вот это действительно серьёзный подход к исполнению своего Удела. Уважаю!
– Асы гражданских каст чувствуют его работу, – уточнил командир Свэнэльд. – Утаить столь
мощный разведцентр от Аса невозможно. Поэтому все гражданские Асы системы Ярило в курсе
и помогают нам поддерживать режим секретности. Их помощь неоценима в самом прямом
смысле. Они не только хранят тайну, но и отваживают от неё гражданских Сияющих, если тем
вдруг что-то покажется странным. Во время нахождения системы Ярило внутри Рубежа
разведцентр находится на консервации, и обнаружить его почти невозможно даже с
применением соответствующего оборудования максимальной категории сложности. Но с
началом опасной фазы секретный объект выводится на полную мощность и приступает к
глубинному сканированию пространства Тёмных. В первую тысячу лет нахождения за Рубежом
среди Экспериментаторов ещё имеются Сияющие либо Тусклые, и прятать от них разведцентр
иногда оказывается сложней, нежели от Тёмных. Так что помощь гражданских Асов
действительно очень кстати.
Сейчас риск обнаружения секретного объекта стремится к нолю, но мы обязаны соблюдать
осторожность и препятствовать обнаружению разведцентра как противником, так и
гражданскими Сияющими. Инструкции по работе с Сияющими в случае возникновения
подобной угрозы я тебе отправил, изучи их в первую очередь. Там же находится информация о
Древе Перемещений Между Мирами, о Цитадели Мидгард и о кварковом реакторе, которую
необходимо знать бойцам сил прикрытия. Как только разберёшься во всём, отправляйся к
Жизнь Рекущим. К моменту твоего возвращения твоему Светочу будет назначено место в
боевом строю и выдана область дрейфа в пункте постоянной дислокации на время отсутствия
боевой работы. Ступай!
Специалистом касты Жизнь Рекущих, ожидающим Эринга, оказался, ни много ни мало,
Истинный Ас с планеты Орей, специализирующийся на контакте с Единым Информационным
Полем Вселенной. Ас-Контактёр встречал Гармоничного командора в одном из дворцов касты
Жизнь Рекущих в Аргоне, парящей столице Орея, и по пути к оному столичному граду было
чем полюбоваться. Гармоничный командор оставил Светоч на планетарной орбите, сел в
единственный имеющийся на борту перехватчик и начал неторопливый спуск в атмосферу,
изучая новое место службы.
С высот атмосферного полёта северное полушарие цветущего Орея было прекрасно и
напоминало родной Ордар в миниатюре: всюду густые леса с обильными вкраплениями резных
усадеб, плавающие грады, бороздящие океанские просторы, и множество кораблей Сияющих,
спешащих по своим делам на разных высотных эшелонах земной атмосферы. Если бы не
крохотные размеры деревьев, океанов и самой планеты, сходство данной миниатюры с
Землями-гигантами эпицентра пространства высоких энергий вполне могло быть полным.
Но стоило пересечь экватор, как картина резко менялась и раскинувшиеся внизу пейзажи
повторяли собой привычную картину периферии высокоэнергонных территорий, хорошо
знакомую Эрингу по Миру Тверди. В окраинных галактиках на заселённых Землях Сияющие
проживали исключительно в северных полушариях, обращённых в сторону эпицентра
пространства высоких энергий. Небеса над северными полушариями приносили обитателям
периферийных планет гораздо больше биоэнергии, нежели приходило с неба над южной
стороной Земель, обращённых к низкоэнергонным пространствам. Вынашивать, рожать и
растить детей в условиях пониженного притока жизненной энергии никто не стремился,
вследствие чего в южных полушариях окраинных Миров располагалось кастовое производство,
но никто из Сияющих на постоянной основе не жил.
Земли системы Ярило исключением не были, кастовые грады в их южных полушариях
существовали, но постоянно проживающих там Сияющих не имелось. Зато в южном
полушарии Орея с удовольствием разместились дипломатические городки некоторых Красных
Рас из числа старых союзников. В целом же южное полушарие Орея густо заполняли
сельскохозяйственные поля, пастбищные угодья и поглощающие из атмосферы углекислоту
лесные массивы. Последние в основной своей массе являлись местами жительства здешней
фауны, коей в силу больших площадей сельскохозяйственных угодий не нравилось покидать
леса. Наверняка на Орее, так же как на Райе, основное количество живности после завершения
опасной фазы перебралось в северное полушарие. В южном остались только те виды, которые
плохо переносят избыток космической энергии, приходящий со стороны эпицентра
пространства высоких энергий, да ещё те, что приспособились жить по соседству с полями
касты Венедов.
Ибо все посевы, предназначенные для выращивания продуктов для нужд Сияющих, Венеды
окружают охранными полями. Это значительно менее крупные посевные угодья, на которых
произрастают кормовые растения, оптимизированные для употребления в пищу
представителями местной фауны. Дикие звери, не сумевшие добыть пропитание в метах своего
обитания, добираются до охранных полей и кормятся там. Это позволяет Венедам сберечь
основные посевы от нашествия птиц, грызунов и прочих животных. Перечень растительности и
хищников, составляющих биоценозы охранных полей, строго выверяется и просчитывается, что
одновременно позволяет избегать как привыкания обитателей лесов постоянно кормиться в
оных полях, так и вспышек голода среди диких животных, если пищи в лесах на всех не
хватило по естественным причинам.
Иных промышленно-производственных кастовых операций на поверхности живых Земель
системы Ярило не проводилось. Как заведено у Сияющих, крупные заводы и фабрики не
располагаются на обитаемых планетах, и потому вынесены в космос. В кастовых градах
выстроены лишь небольшие промышленные объекты: ремонтные заводы, фабрики мелкой
утилизации отслужившего свой срок оборудования, локальные производственные мастерские, а
также предназначенные для них хранилища сырья, склады готовой продукции и прочая
подобная специализированная инфраструктура. Поначалу подобная мелочёвка всегда
размещается на территории родовых усадеб, но с течением тысячелетий численность любой
Родовой Ветви увеличивается до таких размеров, когда в её составе имеется множество
представителей различных каст.
Полтора десятка кастовых мастерских и лабораторий на территории усадьбы не разместить,
никакого места не хватит, а ведь главное назначение родовой усадьбы – это быть для Родичей
просторным, уютным и комфортным жилищем. Так что с течением времени в центре любой
округи возникают сначала общие грады, в которые выносится кастовая деятельность, а позже
вкруг округи появляются и отдельные кастовые грады, если та или иная каста представлена в
данной местности наиболее массово. Град – решение весьма удобное, оно позволяет касте
выстроить необходимую профессиональную инфраструктуру в нужном объёме не
разрозненными представителями своей касты внутри нескольких разбросанных по округе
усадеб, а силами всех кастовых соратников, проживающих в единой территориальной области.
Представители касты из разных Родов объединяются для совместной профессиональной
деятельности, что способствует не только сплочению касты, но и сближению Родов-
Побратимов. А на Единстве Побратимов зиждется Единство всей Расы.
В этом плане признаки ведущегося в системе Ярило Эксперимента ощущались очень отчётливо.
Дальние орбиты обитаемых Земель имели обширную промышленную инфраструктуру: мощные
космические заводы, утилизационные фабрики и плантации выращивания ресурсов. Однако всё
это являлось биоэнергетическими объектами Сияющих и Спящим было недоступно. По этой
причине на средних и малых орбитах Орея и Мерцаны имелось некоторое количество ныне
законсервированных производственных узлов, предназначенных для функционирования по
технологиям Тёмных. После каждой опасной фазы оборудование данных узлов
демонтировалось и утилизировалось. С началом новой опасной фазы каста Жизнь Рекущих
приобретала новое, более совершенное оборудование, сначала у Светлых союзников для
Тусклых, а позже у Тёмных союзников для Спящих.
С целью обучения первых поколений Спящих эксплуатации техногенных средств
промышленности и производства в кастовых градах на поверхности обитаемых Земель
устраивались технические районы, которые с углублением опасной фазы расширялись,
практически полностью поглощая град, и сводились к минимуму после возвращения системы
Ярило внутрь Рубежа. В настоящий момент технические районы подобных градов находились
на консервации, и с воздуха бросались в глаза царящие внутри их безлюдность и запустение.
Лишившиеся оборудования каменные коробки цехов и заводских корпусов стояли наглухо
запечатанными, и кроме птиц, свивших гнёзда на их крышах, иных посетителей у ставших
никому не нужными районов не имелось.
Зато космическая инфраструктура гражданских каст кипела бурной производственной
деятельностью и изобилием транспортных потоков. Каждый миг с поверхности Орея
поднималось то или иное судно Сияющих, и его округлая сфера, пылающая коконом силовых
полей, устремлялась мимо снижающегося перехватчика Эринга в космическое пространство.
Оживлённое движение между обитаемыми Землями системы Ярило резко контрастировало с
почти абсолютной пустотой, окружающей орбиту Земли Мидгард. Приближаться к вместилищу
кваркового реактора было строжайше запрещено, вследствие чего оная планета вкупе со своими
орбитальными окрестностями на фоне бурлящего жизнью центра системы Ярило выглядела
эдаким пустым провалом.
Впрочем, утверждать, что основная интенсивность космического движения приходится именно
на центр системы, Эринг бы не стал. Потому что рядом с центром, полыхающим огнями
десятков тысяч кораблей Сияющих, располагалась область транзитного перемещения. Сотни
разгонных коридоров, соединяющих точки нахождения зеркал межгалактических и
межзвёздных ноль-переходов, были заполнены густыми потоками транзитных судов различных
Рас, большею частью Тёмных, следующих в пункты назначения через Древо Перемещений
Мидгарда. На их фоне цепочки всевозможных дипломатических судов, двигающихся от ноль-
переходов в сторону Орея, выглядели затерявшимися в ледяной пустоте космоса крупинками.
Хотя в действительности дипломатические представительства как Светлых, так и Тёмных,
распложенные на орбите и поверхности Орея, являлись не только весьма многочисленными, но
и очень крупными. Во время опасных фаз численность диппредставительств Светлых несколько
уменьшалась, в обычное же время их в системе Ярило было ничуть не меньше, нежели Тёмных.
И сейчас чем ближе к Аргону подлетал перехватчик Эринга, тем больше дипломатических
судов различных Рас наблюдалось в составе ведущих в столицу воздушных эшелонов. Аргон
являлся дипломатической столицей планеты, представляющей собой дипломатический центр
Сияющих в этой части галактического спирального рукава, простирающегося от своей
середины и далее за Рубеж, вплоть до самой окраины Мира Пограничной.
Неудивительно, что каста Жизнь Рекущих выполнила его столь впечатляющим с точки зрения
союзников, в особенности Тёмных. Ведь Аргон суть очень большой град, парящий над земной
поверхностью на едином монолитном фундаменте на километровой высоте и при этом не
отбирающий у шумящих под собой вековых лесов ни единого солнечного луча. При этом
данный град суть единственный в своём роде в пространстве Сияющих, ибо получает энергию
для своего существования не от проживающих в нём Сияющих, а от потоков энергии земного
шара. Сделано это специально, дабы дипломатическая столица могла успешно
функционировать даже во времена наиболее затяжных опасных фаз, когда Орей населён
Спящими. Посмотреть на знаменитый парящий град было весьма любопытно, и Эринг, прежде
чем заходить на посадку, сделал над столицей пару неторопливых витков.
К Контактёру Гармоничный командор прибыл на несколько частей раньше назначенного
командиром Свэнэльдом срока. Эринг посадил свой перехватчик в парковой зоне кастового
дворца Жизнь Рекущих и направился к входным воротам. Перехватчик зафиксировал удаление
пилота на предельное расстояние и немедленно принял меры конспирации. Замершая на земле
шестиметровая серебристая капля приняла форму замшелого валуна, лежащего среди парковых
деревьев добрых пару веков, и изменила цвет обшивки на соответствующий. Подобных валунов
в парковой зоне не имелось, но получилось в целом неплохо, и Эринг не стал отменять решение
перехватчика.
Едва командор приблизился к массивным входным воротам дворца, его Кристалл Связи
вспыхнул образом убелённого сединами синеглазого Аса.
– Сияющих звёзд тебе, могучий командор! – Жизнь Рекущий вслушался в энергоконтур
Даарийского воина и удовлетворённо кивнул: – Ошибки нет, я ожидаю именно тебя! Не будем
же терять времени. Разговор предстоит недолгий, но сложный.
С этими словами синеглазый Истинный Ас зажёг перед ним область прямого перехода, и
эфемерно подрагивающее силовое поле поглотило Эринга, мгновенно перемещая его в рабочую
залу Контактёра. Сам синеглазый Ас встречал его с гравитационным посохом в руках, стоя
возле сложной куполообразной конструкции размером с перехватчик, являющейся неким
оборудованием касты Жизнь Рекущих.
– Я – Ас Братислав из Рода Небесной Лазури, – представился седовласый Контактёр. – Добро
пожаловать в систему Ярило, доблестный Эринг!
– Ласкового солнца тебе и всему Роду Небесной Лазури, многомудрый Братислав, –
поздоровался Гармоничный командор. – Я никак не ожидал, что каста Жизнь Рекущих вызовет
меня сюда. Чем я могу помочь искусным Созидателям?
– Скорее, это мы должны были тебе помочь, – вздохнул синеглазый Ас. – Но к нашему
великому сожалению, никто из нас так и не смог точно сказать, как именно этого добиться.
Поэтому я попытаюсь объяснить тебе всё настолько понятно, насколько сие в моих силах.
– Ты о причинах того, что я не смог отыскать свою половинку, несмотря на помощь трёх каст? –
уточнил Эринг. – Если это так, то я, в общем, понимаю, в чём причина.
– Вот как? – заинтересованно переспросил Ас Братислав. – Не сочти за труд, храбрый
командор, изложи свою версию.
– Да какая уж тут версия, – вздохнул Гармоничный гигант, виновато глядя на трёхметрового
Свага с высоты своих пятисот тридцати сантиметров. – Не нужно быть Контактёром, чтобы
понять, что такое случилось по моей вине. Наверняка это не первое моё воплощение в этом слое
Вселенной. Во время первого воплощения я не отличился благородными деяниями и не накопил
силу Сущности, достаточную для ухода в Высь. Поэтому воплотился здесь же во второй раз.
Моя половинка оказалась более качественной Сущностью, её деяния во славу Рода, Родины и
Расы были существенными, и после смены тела она воплотилась в более вышнем слое. Потому-
то я и не смог отыскать её здесь – её тут попросту нет.
Он тяжело вздохнул и подытожил:
– Я сам виноват, более винить тут некого. Теперь я изо всех сил стараюсь прожить своё второе
воплощение более достойно. Каста посылает меня на боевую работу, отбирая её у других
боевых братьев, ибо я Гармоничный. Вряд ли я заслуживаю такого, я даже пробовал
отказываться, но командование не приняло мои аргументы в качестве веского основания. Я
сделаю всё, чтобы не подвести свою касту и свою Расу, но в моём одиночестве помочь мне
никто не в силах. Сам напакостил – самому и расхлёбывать.
– Вот поэтому мы и вызвали тебя сюда, – мягко произнёс синеглазый Ас. – Наши специалисты
ощутили, как ты коришь себя за то, чего не совершал. Но в твоём случае всё действительно
непросто, хотя так не должно было быть.
– Я не понимаю твоих слов, многомудрый Братислав. – Эринг нахмурился.
– Ты воплотился в нашем слое Вселенной впервые. – Невысокий Истинный Ас, мощь которого
запросто превосходила возможности сотни подобных Даарийскому гиганту Сияющих, указал
на шестиметровый купол, созданный из множества сложных Кристаллов касты Жизнь
Рекущих: – Займи свечение внутри Увеличителя Потоков, храбрый командор. Я попытаюсь
ощутить твою половинку через тебя, если луч времени четырёхмерного слоя Вселенной
позволит мне таковое.
Внутри купола вспыхнул мощный сгусток сотен взаимопереплетённых энергопотоков, и
Гармоничный воин шагнул внутрь свечения, зависая в его центре.
– У тебя юная Сущность, доблестный Эринг, повторюсь: она воплотилась впервые, – звук речи
синеглазого Истинного Аса остался за пределами свечения энергий, и его слова возникали
прямо в сознании могучего Даарийца, впечатываясь в мозг. – Вместе с тобой сюда пришла твоя
половинка, которая должна была воплотиться неподалёку от тебя спустя три четверти Круга
Лет. Но всё случилось иначе.
Синеглазый Ас умолк, вслушиваясь в разогнанные мощным оборудованием потоки
энергоконтура Эринга, и закрыл глаза, устанавливая контакт с Единым Информационным
Полем. Получасть он молчал, не произнося ни слова, затем открыл глаза и продолжил:
– Как тебе известно, Сущность, попадая в тот или иной слой Вселенной, воплощается в своём
Роду, ибо родовая вертикаль простирается от самого нижнего из разумных слоёв Вселенной,
сиречь нашего, до самого вышнего слоя, в котором её создали представители высшего
Высокомерного Разума. Если Сущность пришла в наш слой впервые, она выбирает себе Род в
зависимости от близости показателей энергетики родовой генетики, после чего становится
частью выбранного Рода раз и навсегда, на всё время своего существования от самого нижнего
слоя до самого вышнего слоя Вселенной. Это знает каждый.
Многомудрый Братислав вновь закрыл глаза, но объяснений не прекратил:
– Вне зависимости от того, в который раз Сущность воплощается в нашем четырёхмерном слое,
её воплощение происходит по единому алгоритму: Сущность выбирает себе ёмкость для
воплощения в тот миг, когда у ёмкости, сиречь эмбриона во чреве матери, сформировывается
половая принадлежность. Именно поэтому нельзя прерывать беременность после
формирования пола эмбриона, ибо его рождения уже ожидает разумная Сущность. Но сам
процесс воплощения происходит в момент родов, когда младенец покидает материнское чрево
и их энергопотоки разделяются. То есть в момент первого вдоха малыша. Раньше данного срока
воплощение невозможно, ибо это означает присутствие сразу двух Сущностей в одном
энергоконтуре, то есть в одном Разуме, что мгновенно и неизбежно приводит к тяжёлым
психическим деформациям, раздвоению личности и так далее. Это тоже известно каждому,
поэтому перейдём к сути.
Синеглазый Ас открыл глаза:
– Пока Сущность не воплотилась, она способна перемещаться по лучу времени без
ограничений, что позволяет ей занимать подходящую для воплощения ёмкость в любом
сегменте родовой линии, находящейся в пределах нашего слоя Вселенной. Это позволяет юным
Сущностям равномерно распределяться по лучу времени. По этой же причине старые
Сущности, воплощающиеся здесь не в первый раз, могут воплотиться как задолго до времени
своего первого воплощения, так и много позже, для родовой архитектуры в этом нет разницы.
Но в этом есть и неудобная сторона: старая Сущность, воплощающаяся здесь вновь, находится
в этом слое давно и потому более к нему приспособлена. Она занимает ёмкость быстрее,
нежели Сущность юная.
Из-за этого иногда возникают ситуации, когда юная Сущность, выбравшая ёмкость для
воплощения в момент формирования пола у эмбриона, устремляется по хронологическому лучу
к моменту рождения выбранного младенца. Но за время её перемещения некто из Рода меняет
тело, однако его Сущность, по тем или иным причинам не накопившая нужную силу, остаётся в
нашем слое Вселенной. И, будучи более к нему приспособленной, достигает упомянутого выше
младенца раньше юной Сущности. И воплощается в нём. Юная Сущность оказывается без
ёмкости и вынуждена воплощаться в другом младенце, ближайшем к ней из числа подходящих
по энергетическим параметрам генетики. Возможно, тебе об этом также известно.
– В детстве, на занятиях по архитектуре Рода, мы проходили данную информацию. –
Гармоничный воин поднял энергообмен глубинных слоёв памяти. – Из-за описанного тобою
смещения юная Сущность может оказаться по хронологическому лучу очень далеко от своей
половинки. Такие случаи имеют место. Со мной произошло подобное? Я воплотился не в своём
времени?
– Подобное произошло с твоей половинкой, храбрый Эринг. – Синеглазый Ас печально покачал
головой. – Ты воплотился там, где задумывалось. Но вот место твоей половинки оказалось
занято некоей старой Сущностью. В попытках понять, в какой отрезок хронологического луча
могла уйти твоя половинка, я натолкнулся на след старой Сущности, занявшей её место здесь.
И вот тут всё оказалось крайне запутанно. Отпечаток оной старой Сущности в Едином
Информационном Поле Вселенной сильно засвечен другой Сущностью, более высокомерной.
Эта более высокомерная Сущность оттягивает на себя весь энергопоток старой Сущности, и я
не смог увидеть, кто она на самом деле и где находится. Фактически я вижу не сам её след, а
лишь тень следа. В попытках узреть большее я объединялся с соратниками по касте, но мы не
преуспели. Чем глубже были наши попытки погрузиться в Единое Информационное Поле, тем
меньше оказывалось видно. Ту, более высокомерную, Сущность словно скрывает нечто
невероятно могучее, осознать которое на уровне четырёхмерного слоя Вселенной невозможно.
Единственное, что мне удалось понять, что твоя затерявшаяся в луче времени половинка как-то
связана с системой Ярило. При этом в настоящий момент её здесь действительно нет, ибо она
ещё не воплотилась.
– Как всё непросто. – Эринг вновь вздохнул. – Род Ярнвиль никогда не был в этой части
пространства высоких энергий, у нас даже Побратимов нет нигде поблизости. В каком же Роду
собиралась воплотиться моя половинка?
– С Гармоничными всегда всё непросто, тебе ли не знать, – философски изрёк синеглазый Ас. –
Архивы хранят множество случаев, когда две Гармоничные половинки воплощались в разных
галактиках.
– Я знаю таких легенд полкруга, – грустно улыбнулся Даарийский гигант. – Наверняка их
найдётся в сто раз больше, если порасспросить Хранителей в родовом замке. Я даже не
представляю, как Гармоничные древности искали свою половинку в те древние эпохи, когда
наша Раса ещё не покинула Мир Прародины.
– В древние эпохи Гармоничных не существовало, – ответил Истинный Ас. – Гармоничность
возможна только тогда, когда родовая генетика отзывается на одновременный пик активности
четырёх солнечных систем и четырёх галактик, в коих они расположены. И происходит это
исключительно в том случае, если энергетика оной квадратичной зависимости стала
неотъемлемой частью Образов Крови Рода. Прежде чем на свет появились первые
Гармоничные, их Предкам предстояло прожить в четырёх разных галактиках не менее
миллиона лет. Наиболее древние архивы, хранящие информацию о Гармоничных, были
сформированы порядка двенадцати миллиардов лет назад. В те времена наша Раса освоила
межгалактические полёты на достаточно приемлемом уровне и заселяла скопление галактик
Даарийской группы. И пусть те древние времена были лишь началом пути Сияющих, шансы у
Гармоничных разыскать свою половинку имелись всегда. Мироздание устроено Высшим
Разумом, он не допускает ошибок, и всё всегда случается в своё время. Наверняка и ты оказался
здесь не просто так.
– Ты считаешь, многомудрый Братислав, – уточнил Эринг, – что мне до́лжно нести службу в
системе Ярило до тех пор, пока здесь не воплотится моя половинка? Но хватит ли мне времени
дождаться её?
– Не знаю, доблестный командор. – Синеглазый Ас задумчиво глядел куда-то сквозь
пространство и время. – Мне не удаётся увидеть ничего сверх уже сказанного. Это странно, но
игнорировать глас Единого Информационного Поля по меньшей мере неразумно. Я чувствую,
что ты должен был прибыть сюда, и потому ты здесь. Дальше время покажет. Как только я
сумею выяснить что-либо ещё, то оповещу тебя без промедления. Теперь же ты можешь
покинуть Увеличитель.
Даарийский гигант лёгким движением вылетел из сплетения энергий и мягко приземлился на
ноги возле угасающего купола.
– Благодарю тебя, могучий Ас, – Эринг приложил руку к сердцу в знак уважения, – мне стало
много легче. Пусть свою половинку я не обрёл, но хотя бы знаю, что в том не виноват. Эта
мысль угнетала меня долгое время. Пусть солнце всегда будет ласково к тебе, многомудрый
Братислав! Я могу возвращаться на борт своего корабля?
– Ступай, доблестный командор, – взор Аса Жизнь Рекущих прояснился, – я бы велел тебе
поберечь себя, но знаю, что это противоречит Канонам воинской касты, и потому не стану. Так
пусть же удача сопутствует тебе в боях. – Он воздел руку к звёздам, и его синие глаза и седые,
но всё ещё густые волосы полыхнули мощным импульсом биоэнергии: – Во славу Расы!
– Во славу! – Энергоконтур Даарийского гиганта повторил импульс следом за Асом, и
Гармоничный командор шагнул во вспыхнувшую рядом эфемерность области прямого
перехода.
Оказавшись на улице, Эринг направился к своему перехватчику, обдумывая сказанное
многомудрым Контактёром. Что могут означать полученные им из Единого Информационного
Поля столь смутные намёки? Если его половинка действительно может воплотиться в системе
Ярило, то к чему была такая спешка? Даже если она появится на свет завтра, то
совершеннолетия достигнет только через шестнадцать лет. К тому времени сводная эскадра
Рода Ярнвиль будет нести здесь службу свыше десяти лет. Почему многомудрый Ас посчитал
нужным вызвать сюда Эринга за два лета до прибытия родовой эскадры? Значит ли это, что
Братислав ощутил сию необходимость именно потому, что половинка Эринга должна
обнаружиться здесь за эти два лета? Но откуда она здесь возьмётся, если пока ещё не родилась?
Занятый размышлениями, Даарийский командор приблизился к принявшему вид замшелой
скалы перехватчику и обнаружил рядом с ним мужчину и женщину Красной Расы. Оба Чужих
были не старше тридцати лет и являлись союзными дипломатами, о чем свидетельствовали
официальные дипломатические кольца с персональными идентификаторами, надетые на их
пальцах. Рядом с краснокожими стоял их техногенный космический катер, судя по положению
которого, приземляли его не то в спешке, не то в недоумении. Слабенькие энергоконтуры
краснокожих несли в себе отчётливые отпечатки друг друга, свидетельствуя о влюблённости,
но в данный момент оба дипломата испытывали сильные опасения, вибрации которых
усиливались, стоило дипломатам в очередной раз посмотреть на притаившуюся в тени деревьев
замшелую скалу.
Увидев приближающегося представителя воинской касты Сияющих, превышающего их ростом
втрое, Красные испытали испуг, и их чахлые энергоконтуры завибрировали на грани паники. Не
желая пугать представителей союзной цивилизации, Эринг отвлёк от раздумий часть своего
сознания и перешёл на образный обмен информацией:
– Доброго дня, союзники. Здесь вам ничего не угрожает. Что заставило вас испытывать страх?
– Мы… – Краснокожий мужчина увидел, как скала превращается в серебристую каплю
перехватчика, распахивающего люк перед своим воином, и с заметным облегчением выдохнул,
принимая уверенный вид. – Приветствую вас, могучий воин! Всё в порядке! Произошло
недоразумение: обычно мы оставляем наш катер на этой поляне, отсюда недалеко до
дипломатического представительства нашей цивилизации, и это место является одной из
разрешённых точек посадки. Столь неожиданно увидев здесь скалу, мы ошибочно посчитали,
что нарушили какие-то законы Сияющих и нам заблокировали это место. Мы терялись в
догадках, пытаясь понять, как оценить это и что теперь нужно сделать… Может, оплатить
штраф или отработать какую-либо трудовую повинность. Очень бы не хотелось быть
признанными персонами нон-грата, мы очень любим свою работу и гордимся союзом с
цивилизацией Сияющих!
– Это место было не занято в момент моего прибытия, и потому я приземлился сюда, –
успокоил Красных Эринг. – Я уже улетаю, так что теперь оно свободно.
– Не беспокойтесь, могучий воин! – немедленно воскликнула краснокожая женщина. – У нас
нет никаких претензий! Мы рады, что ситуация оказалась надуманной и приносим вам
извинения, если отвлекли от важных дел! Всего вам самого благоприятного!
Красные заторопились прочь, улыбаясь, и Гармоничный командор занял боевой пост своего
перехватчика. Что-то в вибрациях их потоков показалось ему странным, и он мимолётно
скользнул сознанием по удаляющимся энергоконтурам краснокожих. Их внешняя улыбчивость
оказалась наигранной, в действительности оба Красных дипломата испытывали облегчение и
желание поскорее оказаться от воина Сияющих подальше. Похожую реакцию Эринг встречал в
Нейтральных Территориях Мира Тверди, но для союзников она была несколько
несвойственной.
Перехватчик Эринга изменил посадочную форму на полётную, вспыхнул энергиями силовых
полей и осторожно выбрался из крон окружающих деревьев. Гармоничный командор повёл
боевую машину в космос по кратчайшей траектории и стремительной молнией покинул
планетарную атмосферу. Добравшись до своего Светоча, Даарийский гигант занял боевой пост
и связался с дежурным Блюстителем орбитальной крепости Орея.
– На связи! – В сознании вспыхнул образ зеленоглазого воина в сияющей броне.
– Только что в Аргоне мне повстречались двое дипломатов союзной цивилизации Красных, –
доложил Эринг. – Они отреагировали на моё приближение со страхом, а после испытали
хорошо заметное облегчение, когда наш короткий разговор завершился. Подобное нормально
для представителей союзников в этих местах?
– Обычно союзные дипломаты не испытывают ярко выраженного страха перед нашей кастой, –
ответил Блюститель. – Нас тут побаиваются, не без этого, ибо мы тщательно следим за
неприступностью орбиты Земли Мидгарда, приближаться к которой Чужим запрещено, но не
до такой же степени…
Блюститель вслушался в отпечатки образов краснокожих, переданных Эрингом, и подытожил:
– Что-то тут не так. Они не новички и не должны бояться без причины. Мы проверим, что
могло их напугать.

Образ Блюстителя погас, и Гармоничный командор взял курс на область космического


пространства, являющуюся пунктом постоянной дислокации Третьей Штурмовой группы
под командованием Свэнэльда. ППД Третьей Штурмовой располагался недалеко, в
трёхстах тысячах километров от Люции, орбитальной крепости Дэи, и занимал совсем
небольшой участок космоса. Что неудивительно, учитывая, что Штурмовые группы
базируются на авианосцах и вне боя все крейсеры таковой группы, не требующие ремонта
или до-обеспечения, располагаются в ангарах своего авианосца. Третья Штурмовая
состояла из полного круга
[5]
штурмовых крейсеров, которые размещались на борту тяжёлого авианосца «Фрейя» класса
«Белая Смерть». И хотя сами по себе размеры любого авианосца огромны, а размеры
тяжёлого авианосца и того более, по космическим меркам занимаемое им пространство
суть ничтожно.

В сравнении с «Фрейей» Светоч Эринга был маленькой светящейся крохой, немедленно


затерявшейся на фоне исполинской сияющей сферы авианосца, и после того, как командир
Свэнэльд назначил ему в качестве ППД низкоскоростную орбиту вокруг «Фрейи», стал
походить на миниатюрную луну подле планеты-гиганта. Но едва Эринг переместился на борт
«Фрейи», дабы познакомиться со своими новыми соратниками, как общий энергоконтур
авианосца вспыхнул сигналом боевой тревоги.
– Гармоничный Эринг! – в сознании зажёгся образ командира Свэнэльда. – Ты не провёл в
системе Ярило даже суток, а уже исхитрился изобличить каких-то скрытых врагов! Хорошее
начало службы, командор! Передай образы врагов в общий энергопоток Штурмовой группы и
возвращайся на Светоч!
– Те двое краснокожих дипломатов оказались шпионами противника? – Замерший посреди
громадного ангара авианосца Эринг коротким импульсом выплеснул в энергоконтур «Фрейи»
отпечатки Красной пары и устремился обратно к своему перехватчику, торопясь вернуться на
борт Светоча.
– Только что сообщили с Люции, – командир Свэнэльд давал объяснения сразу всему личному
составу Третьей Штурмовой, слившемуся с корабельным контуром, – Блюстители проверили
дипломатов, вызвавших у тебя подозрения. Эта пара действительно является частью персонала
посольства союзнической цивилизации. Ранее ни в каких враждебных происках они не
участвовали, обоих неоднократно проверяли как собственные спецслужбы, так и наши
Блюстители. Но недавно этим двоим сделало выгодное предложение некое неизвестное лицо,
посулившее за содействие столь большую награду, что оба краснокожих согласились
немедленно.
Перехватчик Эринга молнией вонзился в распахивающийся люк Светоча, мгновенно гася
высокую скорость до ноля прямо в доковом гнезде, и Гармоничный командор помчался в
центральный отсек.
– Воспользовавшись дружескими связями с гражданскими Сияющими, – продолжил объяснять
командир Свэнэльд, оные завербованные шпионы выяснили графики и маршруты научных
экспедиций, которые в настоящее время проводятся гражданскими кастами в Мире Юр.
Командор Эринг на бегу зажег свечение боевого поста и запрыгнул во вспыхивающее
сплетение энергий. В следующий миг громадная сфера «Фрейи», сияющая силовыми полями,
получила разгонный коридор и устремилась к зеркалу межгалактического ноль-перехода.
– Полчаса назад Красные шпионы передали добытую информацию посреднику, который
немедленно покинул систему Ярило, – закончил Свэнэльд. – Ты столкнулся с ними сразу после
этой передачи, и в первые мгновения они решили, что их предательство раскрыто, и
испугались. Поняв, что ты встретился им случайно, шпионы успокоились, но проявленная
тобою бдительность позволила Блюстителям оперативно вскрыть факт шпионажа.
Командование срочно направляет подразделения к научным экспедициям. Наша задача усилить
их охрану и пресечь любые враждебные действия вероятного противника. Всех Чужих, в
энергоконтуре которых будут обнаружены отпечатки разоблачённых шпионов, немедленно
захватывать и доставлять на борт «Фрейи». Ими займутся Блюстители.
Сияющая громада авианосца достигла призрачно подрагивающей изнанки пространства,
стиснутой незримой силовой окружностью зеркала ноль-перехода, и с ходу пронзила угольно-
чёрную муть. Светоч Гармоничного командора скользнул следом, и слившийся воедино с
кораблём Эринг ощутил свойственную низкоэнергонному пространству нищету космических
энергопотоков. Угасшая на краткий миг сфера карты вспыхнула вновь, воспроизводя
географию текущей системы, и Даарийский воин вслушался в слабые энергии окружающего
космоса.
Бывать в пространстве десяти энергонов ему ещё не доводилось. Порубежный Мир Твердь, в
котором проходила его служба ранее, граничил исключительно с территориями четырнадцати
энергонов. Что и понятно, ведь пространство Красных квадратично больше пространства
высоких энергий, и расположенное за ним пространство Жёлтых находится Бес аж знает где.
Так просто туда не доберёшься, для этого необходимо быть Асом и иметь корабль, оснащённый
мощнейшими Кристаллами Ноль-Перехода. Но даже в этом случае неясно, зачем оному Асу
лететь в такую даль. Зато здесь, рядом с Пограничной, расположено уникальное галактическое
скопление, в котором чего только не нашлось.
В данный момент Светоч Эринга мчался за исполинской громадой авианосца через систему Ут,
расположенную где-то в центре Мира Юр, и командир Свэнэльд уточнял обстановку у
командира гарнизона космической крепости Утгард. В первый миг Эринг очень удивился,
увидев в системе Серых космическую крепость воинской касты. Пришлось срочно погружаться
в информацию, переданную командиром Свэнэльдом перед визитом к Асу Братиславу. Сразу
стало ясно, что Утгард находится здесь порядка полутора сотен тысяч лет, за время которых не
раз перестраивался и модернизировался. Сия космическая крепость охраняет выходную точку
межгалактического ноль-перехода и Землю Свобода, которую оный ноль-переход связывает с
общим Древом Перемещений.
– Экспедиций несколько, мы направляемся к самой ближней, – на частоте Третьей Штурмовой
вновь возник образ командира Свэнэльда. – Они уже оповещены и ждут нас. Сообщают, что с
ними всё в порядке, вокруг нет никаких угроз. Находятся они в соседней солнечной системе,
однако до неё не близко, поэтому для надёжности пойдём по гипертрассе на максимальной
скорости скольжения. Гармоничный Эринг! С твоей стороны крайне невежливо до сих пор не
стать Асом! Так бы сейчас у нас был бы собственный ноль-переход!
– Виноват! – признал свою ошибку Даарийский гигант. – Исправлюсь при первой же
возможности! Но за ближайшие пару частей могу не успеть!
Частота Третьей Штурмовой коротко полыхнула весёлыми нотками, исходящими от
приготовившихся к прыжку Харрийских воинов, и сияющая точка Светоча синхронно с
пылающей звёздным светом громадой авианосца совершила прыжок. На максимальной
скорости дистанция до целевой солнечной системы была пройдена за получетверть часа, но
едва Третья Штурмовая покинула гипертрассу, как на связь вышел командор боевого охранения
экспедиции.
– Командир Свэнэльд! – в энергоконтуре Харрийского командора вибрировали тревожные
потоки. – Три части назад мы потеряли научное судно и четвёрку перехватчиков,
осуществлявших патрулирование в районе его местонахождения! Корабли исчезли без боя, не
оставив никаких следов. Противник себя не обнаружил, исчезнувшие не выходят на связь, мы
ведём поиски. Передаю координаты сектора, в котором исчезли потерянные корабли!
Частота Третьей Штурмовой приняла координаты, и «Фрейя» выпустила свои крейсеры. В один
миг поверхность авианосца словно вспыхнула множеством разверзшихся люков, и двести
пятьдесят шесть штурмовых крейсеров одновременным слитным движением покинули доковые
гнёзда, окружая громадную сферу «Фрейи» густой россыпью сияющих звёздной энергией
серебряных шаров. Поток крейсеров устремился по указанным координатам, на ходу
выстраиваясь в объёмную поисковую сеть, и Блюстители штурмовых крейсеров образовали
единый Круг.
Третья Штурмовая достигла района поисков и приступила к прочёсыванию пространства.
Указанный сектор был велик и одновременно безжизненен: несколько тысяч мелких
астероидов, за которыми не спрячешься, окружали древнюю газовую аномалию, края которой
призрачно светились слабыми энергетическими переливами. Когда-то, миллиарды лет назад,
половина этой солнечной системы являлась исполинским раскалённым газовым облаком,
возникшим в результате неизвестной активности тёмной материи. Но с течением эпох газовое
облако остывало, и космические ветра разносили его по бескрайней ледяной пустоте.
Во время Первой, а затем и Второй Великой Ассы в этой системе не раз шли бои между
диверсионными флотами противоборствующих сторон, ибо за громадным светящимся газовым
облаком, испускающим сильные помехи, можно было укрыть значительные силы. В результате
сражения здесь случались жестокими настолько, что большую часть газового облака разметало
бесследно. В настоящий момент от него осталась едва ли не десятитысячная часть,
расположенная довольно далеко отсюда. Сами по себе остатки облака имели значительный
объём, внутри их энергетика аномалии ещё ощущалась, и потому основной состав экспедиции
вёл исследования именно там. Здесь же сохранился не столько фрагмент аномалии, сколько его
выдыхающиеся остатки. Поэтому экспедиция направила сюда лишь одно научное судно,
которому Харрийский командор выделил четыре перехватчика охранения.
Не то что потеряться – сознательно спрятаться в остатках газового скопления было невозможно.
Сектор поисков просматривался насквозь издали, и отсутствие каких бы то ни было следов
потерянных кораблей либо сил противника вызывало серьёзную тревогу. Объединённый Круг
Блюстителей не чувствовал ни работы полей преломления, ни отпечатков гибели Сияющих, ни
каких-либо признаков разрушения космической техники.
– Сто пятьдесят тысяч лет назад в этой галактике при схожих обстоятельствах был обнаружен
Планетоид Бессмертного, – сообщил возглавляющий единый Круг Блюстителей Харрийский
воин. – Ему удалось уйти, но архивы гласят, что началось всё с подобного исчезновения,
произошедшего посреди пустого космоса.
С этого мига поиски стали ещё более тщательными, и Харрийское боевое охранение
немедленно увело научную экспедицию в прыжок к системе Ут. Объединившаяся в поисковую
сеть Третья Штурмовая пребывала в готовности открыть массированный огонь в любой
момент, и в целях экономии времени Эринг перевёл свой Светоч в режим «битва насмерть». В
силу того, что пройти боевое слаживание со своими новыми соратниками времени не оказалось,
Гармоничный командор действовал отдельно от поисковой сети, стремительными ускорениями
рассекая прилегающее к району поисков пространство. Всю свою свободную энергию Эринг
направил на Кристалл Наблюдения, сливаясь с огромными объёмами прилегающего космоса,
но ощутить какие-либо следы не удавалось.
– Кто управляет научным судном? – он вышел на связь с Блюстителем «Фрейи». – Я попытаюсь
настроиться на образ пилота.
– Судно принадлежит касте Творцов, – ответил тот. – Но управляет им Гармоничная Лучеяра.
Она представитель касты Арганавтов, один из лучших пилотов в системе Ярило, хорошо
известный специалист. Лучеяра, конечно, со странностями, ей уже три круга Лет, но она до сих
пор не вышла за мужа, хотя ею интересовались Гармоничные мужи с довольно неплохой
совместимостью потоков. Лучеяра отказала всем и с тех пор живёт на космических судах,
которыми управляет. Почти всегда молчит и ещё реже улыбается. Но летает она на высшем
уровне, и ошибка пилота сейчас абсолютно исключена. Я передал тебе её образ.
– Принято, – подтвердил Эринг, сосредотачиваясь на поиске.
Лучеяра оказалась голубоглазой Свага, дочерью Рода Небесной Лазури. Гармоничный
командор мгновенно вспомнил Истинного Аса касты Жизнь Рекущих. Многомудрый Братислав
тоже принадлежал к Роду Небесной Лазури. Видимо, этот Род порождает достойных Сияющих
вопреки всевозможным расслоениям и прочим пакостям опасных фаз. Впрочем, Гармоничные
во время опасных фаз не рождаются, пиковая активность галактики невозможна в пространстве
низких энергий, а без этого Гармоничной генетике не сформироваться. Зато здесь, в
пространстве Серых, отпечаток Гармоничной дочери касты Арганавтов должен быть заметен в
обеднённых энергопотоках ближайшего космического пространства.
Даарийский командор попытался настроиться на образ Лучеяры, но вместо этого неожиданно
ощутил образ Аса Братислава. Образ многомудрого Контактёра был призрачным и едва
ощутимым, и совершенно непонятно, как он мог возникнуть так далеко от Мира Пограничной.
Но могучим и мудрым Асам доступно такое, что не осознать Разумом простого Человека. Тем
более если речь идёт о Асе-Контактёре, чья стихия – внимать бесконечно сложным потокам
Единого Информационного Поля Вселенной. Сие Поле потому и Единое, что находится сразу
везде. Для него не существует ни границ, ни преград. Эринг вслушался в едва ощутимый образ
синеглазого Аса.
Образ почему-то веял совершенно с другой стороны от области ведущихся поисков и с каждым
мгновеньем становился ещё более слабым, словно удалялся прочь. Внезапно Эринг ярко
ощутил, что сейчас эти призрачные эманации прервутся навсегда, и резким импульсом вложил
мощный поток собственной энергии в Кристалл Силовой Установки. Светоч рванулся в
форсажное ускорение со скоростью, превышающей тридцатикратную скорость фотона в
текущей галактике, и сияющая звёздным огнём сфера пронзила гигантский объём космического
пространства.
В следующий миг пространство вокруг резко померкло, исчезая в мутной грязно-коричневой
пелене, и слившийся с кораблём воедино Даарийский командор увидел вокруг себя сотни
вражеских кораблей. Сквозь их многочисленную армаду едва виднелся стальной уродливый куб
сложной конструкции размерами с половину луны, и его ребристая поверхность судорожно
вспыхивала разрядами коричневой энергии. Гармоничный командор вложил мощный импульс
энергии в Кристаллы Искривителей, стремясь нанести удар по эскадрам Серых, рванувшихся к
нему со всех сторон, но могучий энергопоток безрезультатно стравило за пределы корабельного
энергоконтура, стиснутого Полем Подавления Высокомерных Тёмных.
Эринг ощутил, как один за другим становятся бессильны корабельные Кристаллы и отказывают
вооружение, связь, защита и силовая установка. Спустя краткий сиг времени пылающий
чёрным пламенем режима «битва насмерть» Светоч потерял ускорение, и искрящаяся чёрной
энергией сфера двигалась по инерции, сшибая со своего пути утюгообразные истребители.
Даарийский командор почувствовал, как с каждым мигом Светоч всё сильней поглощает Поле
Подавления Высокомерных Тёмных, и понял, что уродливый ребристый куб впереди – это и
есть Планетоид Бессмертного. Точнее, это некая приставка к Планетоиду, закреплённому по
другую сторону куба. Куб дарован Бессмертному Эмиссаром, это он распространяет вокруг
Поле Подавления, созданное технологиями Высокомерных Тёмных. Самого Эмиссара тут нет,
иначе бы он уничтожил Светоч мгновенно, но и Поля Подавления достаточно, чтобы сделать
боевой корабль беспомощным.
Но инерция скорости в тридцать скоростей фотона так просто не заканчивается, и у Эринга есть
шанс потрепать эту коричневую погань вместе с её владельцем! Даарийский командор вложил
всю свою энергию в корабельный контур, мгновенно произвёл в уме расчёт многосоставной
траектории и направил Светоч на таран ближайшего крейсера Серых. Его расчёт оправдался
мгновенно. Бессмертный не желал доверяться живым Людям, продажность и малодушие
которых давно стали притчей во языцех, и собрал свои войска из роботизированных кораблей.
Искусственный Интеллект умереть не боялся, и корабли под его управлением не стали избегать
таранного удара, планируя отвлечь противника на себя.
Искрящийся чёрной энергией Светоч врезался в передовой крейсер по касательной, отскакивая
от его покорёженной махины, словно бильярдный шар, и помчался дальше. За несколько
мгновений Светоч, сталкивающийся с крейсерами Серых и отлетая от одного к другому,
прошёл через флот Бессмертного. ИИ запоздало рассчитал результат и открыл огонь в тыл, но
режим «битва насмерть» поглотил первые удары, и в следующий миг Светоч врезался в
уродливый куб. Пылающая чёрной энергией сфера пробила внешний корпус, увязая в
километровых сплетениях металла, и в это же мгновение Планетоид Бессмертного ушёл в
прыжок.
От сильного соударения Гармоничного командора швырнуло на переборку, и Эринг взвинтил
силу своего энергоконтура, сопротивляясь полёту. Тело врезалось в стену, раздался хруст
рвущихся мышечных волокон, но могучий энергоконтур прирождённого бойца Сияющих
поглотил бо́льшую часть энергии соударения. Эринг поднялся на ноги и ощутил, как за
пределами куба разворачивается безликое ничто гиперпространства. Он пошевелил руками,
вслушиваясь в вибрации спинного и головного мозга. Мозговые ткани удалось сохранить, это
главное. Несколько мышц получили сильные растяжения, одна порвалась почти полностью, но
в режиме «битва насмерть» это не помешает ему сражаться.
Надо только вывести из режима «битва насмерть» Светоч. В режиме абсолютного поглощения
корабль разлагает на атомы всё, чего касается, и потому медленно, но верно прожигает
нагромождение металла, в котором застрял. Если корабль вывалится из чрева куба, то окажется
посреди гиперпространства в неподвижном состоянии. Что произойдёт потом, Эринг не знал,
но одно было совершенно ясно – Бессмертный уйдёт. Необходимо добраться до него сейчас,
пока Планетоид идёт в гипере. Шансов победить немного, но это будет славный бой. Кто же
откажется от такого Последнего Подвига!
С первой попытки вывести Светоч в обычный режим не удалось, собственный энергоконтур,
находящийся в режиме «битва насмерть», не желал отдавать энергию корабельному контуру.
Пришлось повозиться, но в итоге результат всё-таки был достигнут. Корабельный энергоконтур
стабилизировался, и Эринг направился к выходу, на ходу проверяя оружие. Боевые Кристаллы
функционировали исправно, но вместо синтеза антиматерии и зажигания тахионных клинков
стравливали энергию в Поле Подавления. Стало быть, придётся работать врукопашную и силой
собственного энергопотока. Так даже интересней, этот вид боя Эринг любил особенно.
Могучий Даарийский командор сформировал в обшивке Светоча внешний люк и выпрыгнул в
чрево ребристого куба. Гравитация внутри уродливой конструкции Тёмных была мизерна, и это
дало бойцу Сияющих определённое преимущество. Едва он оказался на стальном полу куба, в
него ударил поток лазерных лучей. Пришлось уходить из-под огня длинным прыжком, и тут
малая гравитация сыграла на руку, серьёзно увеличивая дистанцию смещения. Эринг
отпрыгнул за ближайшую искорёженную стальную балку и укрылся за ней, быстро оценивая
обстановку.
Его Светоч пробил метров триста стального чрева куба, оказавшегося сплетениями
металлических балок, пустоты между которыми были заполнены буферными пластиками,
призванными поглощать тепловую и кинетическую энергии. Не похоже на творение
Высокомерных. Скорее, Бессмертный сам обшил свой куб дополнительной защитой, которую и
пробил мчащийся с огромной скоростью Светоч. И теперь понятно, для чего Бессмертному
понадобилась дополнительная обшивка. Здесь, внутри её, располагалось что-то вроде ангара
для захваченных космических кораблей. Бессмертный заранее планировал это похищение. Он
знает, что Поле Подавления надёжно скроет его от Сияющих и вообще от всех уроженцев
четырёхмерного слоя Вселенной.
Если грамотно подкрасться к ничего не подозревающему научному судну, то, оказавшись в
Поле Подавления, оно будет не в силах избежать пленения. Но совсем уж рисковать ни кубом,
ни тем более Планетоидом Бессмертный не хотел. Поэтому и достроил вокруг куба этот буфер:
есть куда поместить захваченное судно, плюс дополнительная защита от идущих на таран
кораблей охранения. А таковые будут, это Бессмертный понимал столь же хорошо. И он не
ошибся.
Два десятка боевых дроидов Серой Расы, окружившие стоящее в центре буферной зоны сильно
повреждённое научное судно касты Творцов, развернулись в сторону Эринга и устремились в
атаку. Ещё столько же боевых дронов, прикрывавших их с воздуха, брызнули в разные стороны,
начиная манёвр окружения. Судя по тому, что из рваной дыры, пробитой в борту судна, один за
другим выскакивали новые дроиды, судно взяли штурмом. Нужно прорваться туда и выяснить,
не уцелел ли кто. Гармоничный командор терпеливо дождался, когда первая волна нападающих
выйдет на него одновременно с обеих сторон его укрытия, и встретил врагов мощным
энергоударом. Могучий спинной мозг Гармоничного воина сформировал сокрушительный
биоэнергетический таран, и электроника ближайших дроидов не выдержала вспарывающего
воздействия. Электронные цепи в металлических чревах коротко вспыхнули, плавясь от
катастрофического перегрева, и оба противника безвольно замерли на месте.
Воспользовавшись короткой паузой, Даарийский гигант ухватился за боевой манипулятор
ближайшего врага и мощным усилием выдрал его с корнем. Не тахионный клинок, но всё ж
какая-никакая дубина. Лучше, чем колотить по стальным корпусам кулаками. Гармоничный
командор пинком отправил горелого дроида навстречу следующему врагу, вызывая
столкновение, и мгновенным броском зашёл ему за спину. В условиях совсем чахлой
гравитации могучий удар оторванным манипулятором не смог оторвать у второго противника
правую оружейную подвеску, зато смог отправить его в полёт, словно шайбу-переросток.
Дроид, словно снаряд, промчался десяток метров и врезался в стремительно приближающегося
дрона. Встречным ударом обе боевых железяки расшвыряло в разные стороны, прикрывающие
их стальные враги вонзили в командора лазерные лучи, и грудь обожгло болью. Воинская
генетика ответила норадреналиновой вспышкой, сознание полыхнуло неукротимой яростью, и
Эринг устремился в атаку.
Стальные противники открыли огонь, заливая стремительно перемещающуюся пятиметровую
фигуру в искрящейся чернильной энергией броне потоками лазерных лучей, но одержать верх
не смогли. Могучий Даарийский гигант, слившийся с окружающей энергией, чувствовал время
и направление ударов, заранее выстраивая рисунок боя. Он либо уходил от атак в крайний миг,
либо смещался меж налетающих противников, вынуждая их вести огонь друг по другу. Каждые
несколько секунд непобедимый враг проводил атаки биоэнергетическим ударом, выжигая
электронику, и, изловчившись, ловкими прыжками сближался с очередным дроидом на
дистанцию рукопашного контакта. Воин Сияющих мощным колющим ударом вонзал стальной
обломок манипулятора в корпус противника точно в области источника питания или
процессорного узла, дроиды теряли боевую эффективность, летающие дроны падали, смятые в
искорёженные стальные комки. Бьющие в лучащуюся чёрной энергией пятиметровую фигуру
лазерные лучи выгрызали из воина брызги кипящей крови, но непобедимый и неустрашимый
враг не чувствовал ни боли, ни страха, ни усталости, противореча заложенным в
Искусственный Интеллект базам данных.
Гармоничный командор нанёс очередной биоэнергетический удар, сжигая электронные цепи
стреляющего в него дроида, прикрылся им от следующего противника и резким перекатом
ушёл с линии огня. Дроид изменил прицел, но было уже поздно. Пылающий чернотой брони
Даарийский гигант мощным рывком преодолел десятиметровое расстояние и оказался возле
противника. Эринг схватил двухметрового дроида, словно куклу, и несколькими ударами о
стальной пол смял его в гармошку, после чего вырвал обе боевых подвески и одну из них
воткнул дроиду в систему наведения. Покорёженный противник коротко заискрил, неуклюже
вернулся в вертикальное положение и принялся перемещаться по кругу неровными рваными
движениями, с натужным завыванием подволакивая сплющенную ходовую часть.
Даарийский гигант осмотрелся. Действующих противников больше не было. Вокруг валялись
разбитые дроны, и разбросанные по ангару раскуроченные дроиды нелепо и бестолково дергали
обломками выломанных боевых подвесок. Личный энергоконтур тяжело вибрировал, разлагая
клетки собственного тела на энергию в попытке нейтрализовать три десятка ран и повреждений,
но мощь Гармоничного воина ещё позволяла действовать эффективно. Главное не выходить из
режима «битва насмерть», иначе со столькими ранами работоспособность окажется утраченной.
Командор поискал глазами обломок боевой подвески потяжелее, подобрал подходящую
железку и двинулся к пролому, зияющему в борту научного судна.
Чахлый энергопоток окружающего пространства отчётливо мутился тощими струйками
техногенной энергии, свидетельствующей об ожидающей за проломом засаде. Два боевых
дроида притаились по обеим сторонам от пролома, над ними, под самым потолком, завис
лазерный дрон. Эринг приблизился к пролому, сжёг обоих дронов биоэнергетическим ударом и
молниеносным прыжком ворвался внутрь, стремительно взмахивая покорёженной боевой
подвеской. Удар стокилограммовой железякой, помноженный на квадрат скорости
Гармоничного бойца, вышел вполне весомым даже в условиях мизерной гравитации, и
плюющегося лазерными лучами дрона замяло пополам в точке контакта. Даарийский гигант с
силой наступил на рухнувший на корабельную палубу скрюченный боевой механизм, сплющил
его в искрящую неровную лепёшку и направился дальше.
Корабельный контур научного судна ещё функционировал, и Эринг встроился в его энергии.
Сразу же стало ясно, что все основные узлы судна точно так же подавлены полем
Высокомерных Тёмных, но в центральном отсеке чётко ощущается присутствие находящихся в
тяжёлом состоянии Сияющих. И грязные тщедушные отпечатки Серых гермафродитов.
Гармоничный командор пожал плечами. Стало быть, живой персонал у Бессмертного всё-таки
есть. Видимо, правитель Серых не рискнул доверять обработку пленных Искусственному
Интеллекту, заранее предвидя необходимость нестандартного подхода. А у ИИ с этим, как
известно, тяжеловато.
Несколько частей Эринг двигался по погружённому в полумрак полумёртвому научному судну,
не встречая сопротивления. Добравшись до центрального отсека, он подошёл к взорванному
люку, заранее зная, что сейчас услышит, и неторопливо шагнул внутрь.
– Стоять! – визгливый фальцет представителя Серой Расы препротивно пробивался через
усиленное электроникой звучание лингвотрона. – Не двигаться, или мы убьём заложников!
Ничего нового, пожал плечами Даарийский гигант. Серые в своём амплуа. В сильно
повреждённом центральном отсеке, засыпанном осколками разбитых корабельных Кристаллов,
лежало полкруга Сияющих в некогда белой, а ныне сильно окровавленной гражданской защите,
поверхность которой несла на себе кристаллическую вязь оборудования касты Творцов. Судя
по царящему вокруг разгрому, экипаж захваченного научного судна не пожелал сдаваться
Серым и сражался с врагами при помощи подручных средств. Но Поле Подавления лишило их
оружия и энергозащиты, и гражданские держались, пока их скафандры выдерживали вражеские
попадания.
Подручные Бессмертного умирать в рукопашной схватке с трёхметровыми Свага желанием не
горели, поэтому на штурм центрального отсека отправили боевых дроидов. Внутрь Серые
зашли уже после того, как все Сияющие получили столько ран, что никто из них не остался в
сознании. За исключением пилота. Гармоничную Лучеяру Эринг узнал сразу, её энергоконтур
полностью совпадал с полученным от Блюстителя поисковым образом. Равно как отпечаток
краснокожих дипломатов-предателей, ощущающийся в убогом энергоконтуре офицера Серых.
В данный момент оная офицер спряталась за парой своих солдат, закованных в массивные
боевые экзоскелеты. Один из солдат удерживал в руках раненого Сияющего, находящегося без
сознания, другой держал у головы пленника ребристый ствол лазерной пушки, демонстрируя
готовность убить его в любой миг. Остальные солдаты Серых, разбитые на семь пар,
действовали аналогично, лишь две последние пары выглядели не столь убедительно: трое из
четырёх солдат держали на прицеле Гармоничную Лучеяру, четвёртый вояка, сжавшийся от
страха, в нелепой позе замер в обломках Кристалла пилотского поста научного судна.
В его экзоскелет вцепилась измазанная в крови Гармоничная Лучеяра с длинным и острым,
словно клинок древнего меча, осколком Кристалла пилотского поста в руке. Лицевой щиток
гермошлема Серого был разбит, и кровоточащая через пробитую защиту пальцев рука Лучеяры
держала врага прямо за нижнюю челюсть, засунув пальцы Серому в рот. Туда же была заткнута
острая сторона кристаллического обломка, и застывший в ужасе Серый чувствовал, как его
остриё упирается ему в нёбо. Гармоничный командор оценил сложившуюся ситуацию и
одобрил действия пилота Сияющих.
– Брось это! – взвизгнула офицер гермафродитов. – Руки вверх!
Даарийский гигант перешёл на образный обмен информацией и поинтересовался:
– Что «это», дебил?
– Оружие! – вновь взвизгнула офицер серокожих, вздрагивая от того, что слова зловеще-
чёрного бойца Сияющих возникли у неё в сознании, минуя электронный переводчик. – Брось
его!
Пятиметровый командор разжал громадный кулак, и стокилограммовая железка с негромким
грохотом рухнула на пол. Десяток Серых солдат одновременно вскинули лазерные пушки,
стремясь открыть огонь по Даарийскому воину, но было уже поздно. Объёмный
биоэнергетический удар беззвучно сотряс центральный отсек, и Серые с гримасами боли
схватились за грудные клетки, инстинктивно реагируя на сведённую разрывающей судорогой
сердечную мышцу. Их закованные в боевые скафандры мёртвые тела попадали на засыпанную
осколками Кристаллов палубу, и Гармоничная Лучеяра неровным движением спрыгнула с
падающего скафандра своего противника, припадая на повреждённую ногу.
– Красивый удар, братик. – Она попыталась стабилизировать свой энергоконтур, дабы
остановить кровотечение. – Я боялась, что тебе не дойти до нас без оружия.
– До вас я дошёл. – Эринг подобрал валяющуюся неподалёку лазерную пушку Серых. – Но до
Бессмертного без оружия не добраться. Вряд ли оружие этих Серых представляет для
Бессмертного угрозу. Иначе бы Поле Подавления блокировало его работу. Но других вариантов
нет, надо попытаться.
– Ты сильно повреждён, тебе необходимо исцеление. – Гармоничная Лучеяра справилась со
своим кровотечением и поспешила к Эрингу, желая помочь ему стабилизироваться, но в шаге
от него остановилась, отшатываясь. – Выйди из режима «битва насмерть», братик, ты
поглощаешь энергию отовсюду, а я не столь сильна.
– Из «битвы насмерть» лучше не выходить. – Даарийский командор прислушался к
энергоконтурам лежащих вокруг Сияющих. – Войти в него второй раз сил уже не хватит. Двое
твоих соратников погибли, остальные в тяжёлом состоянии. Нужно поместить их в стазис-
капсулы, пока не поздно. Как давно вас схватили?

– За получасть
[6]
до твоего появления. – Лучеяра, припадая на повреждённую ногу, добралась до разбитого
Кристалла Регуляции и попыталась оживить то, что от него осталось. – Мы попали в засаду
внезапно, я даже не поняла, что произошло и как оно могло случиться…

Обломок Кристалла отозвался короткой вибрацией и умолк, быстро затухая.


– Поле Подавления стравливает энергию с Кристаллов, которые можно применить для
нанесения вреда Бессмертному. – Гармоничный Эринг вслушался в медленно истончающийся
корабельный контур. – Кристаллы полностью гражданского назначения ещё действуют. Я
чувствую отклик стазис-капсул. Отведи меня к ним, прекрасная Лучеяра.
Даарийский гигант взвалил на плечо одного из Сияющих, и Лучеяра помогла ему взвалить на
второе плечо ещё одного своего соратника.
– Тебе известно моё имя? – удивилась она. – Я не ожидала, что меня знают Даарийские воины.
Систему Ярило охраняют Харрийские эскадры… Ступай в четвёртый сегмент судна, могучий
братик, я помогу тебе нести раненых. Как твоё имя, могучий Гармоничный воин?
Лучеяра пристроилась позади, поддерживая головы уложенных на плечи Эринга Сияющих, и
командор ответил:
– Я – командор Эринг, сводная эскадра Рода Ярнвиль, Галактика Артемида. Направлен в
Третью Штурмовую группу сил прикрытия системы Ярило. – Он прибавил шаг, дабы
минимизировать урон, наносимый раненым режимом «битва насмерть». – Как произошла
засада? Что ты успела понять?
– Всё произошло очень быстро. – Гармоничная красавица зло скривилась. – Мы исследовали
аномалию, и я вела судно по указанной Творцами траектории. Внезапно вокруг вместо космоса
оказалась какая-то коричневая муть, сразу же отказала связь, защитные системы и силовая
установка. Потом вокруг возникло множество боевых кораблей Тёмных, нас взяли на сцепку и
потащили к этому кубу. Куб всё время смещался, видимо, стремился тайно удалиться от зоны
похищения как можно дальше, и поэтому нас дотащили до него не сразу. Я пыталась
сопротивляться буксировке при помощи аварийных Кристаллов, но они отказали, едва
запустившись. Нас охраняли четыре Харрийских перехватчика, они таранили буксировщиков,
но враги набросились на них всем скопом…
Злоба в потоке Гармоничной красавицы сменилась ненавистью:
– Перехватчики погибли, и нас затащили сюда. Серые начали вскрывать обшивку, и угасающее
оборудование показало, что куб запускает гиперпривод. Корабельный корпус сопротивлялся
усилиям Серых даже без силовых полей, тогда они подтянули сюда кучу дроидов и начали
расстреливать судно. Пробили дыру и ворвались внутрь. Мы сражались всем, что было под
рукой, но без оружия победить боевую технику не смогли. Что-то взорвалось прямо передо
мной, и я на несколько мгновений потеряла сознание. Где-то в это время появился ты, и куб
сразу же ушёл в гипер. Я пришла в себя и увидела, что судно захвачено Серыми. Их офицеров
было трое, двое из них заторопились прочь, и та, которую ты убил, захотела пойти вместе с
ними. Но ей сказали, что ты всего один, и приказали убить тебя. Офицеры ушли, потом в ангаре
начался бой, и местная главная отправила сражаться всех своих дроидов. Пока они
замешкались, я схватила обломок поострее и добралась до одного из врагов. Но Серые убили
одного из моих соратников, и мне пришлось не убивать их солдата. Я заявила им, что убью его,
если они убьют кого-либо ещё… вот в общем-то и всё. Потом сюда вошёл ты. – Она мгновение
молчала и добавила: – Когда Даарийские воины присоединились к Харрийской эскадре?
– Наша родовая эскадра прибудет в систему Ярило через два лета. – Эринг добрался до отсека
со стазис-капсулами, и Лучеяра поспешила распахивать их одну за другой. – Меня прислали
сегодня утром отдельно, по требованию касты Жизнь Рекущих.
Он уложил раненых в хрустальные пеналы и покачал головой:
– В режиме «битва насмерть» я вытягиваю из них слишком много жизненных сил. Их состояние
сильно ухудшилось.
– Ничего, Целители всё исправят! – решительно заявила Гармоничная красавица, запечатывая
стазис-капсулы. – Одна я тащила бы их сюда слишком долго! – Она бросила взгляд на капельки
чёрной крови, с тихим шипением выкипающие на искрящейся чёрной энергией пробитой
броне: – Тебе нужно исцелить хотя бы открытые раны! Ты теряешь кровь, братик! Кристалл
Регуляции твоего Светоча цел?
– Светоч не пострадал. – Эринг направился обратно за остальными ранеными. – Мне даже
удалось вывести его из режима «битвы насмерть». Но внутри Поля Подавления оружие и Щиты
не функционируют. Мне пришлось рассчитывать только на броню. Как только сохраним
раненых, нужно попытаться пробиться внутрь куба и убить Бессмертного.
– Сперва мы должны поместить тебя под воздействие Кристалла Регуляции! – заявила
Лучеяра. – Ты получил множество повреждений, энергозащита не функционирует, оружия нет –
без лечения тебе не преодолеть сопротивления вражеских роботов! Позволь, я попробую с
помощью Кристалла Регуляции исцелить тебе те раны, на которые хватит времени! Неизвестно,
сколько куб пробудет в гиперпрыжке, твоё тело разлагает себя на энергию каждый миг!
– Враги могут вернуться сюда в любой момент. – Эринг вошёл в центральный отсек и взвалил
на плечи ещё двоих раненых Сияющих. – Если те, о которых ты говорила, укрылись внутри
куба, они наверняка понимают, что я получил сильные повреждения и меня необходимо
уничтожить, пока Поле Поглощения не позволяет мне активировать энергозащиту и Боевые
Кристаллы.
– Серые трусливы и эгоистичны! – с презрением ответила Лучеяра, помогая командору
уместить на плечах пострадавших соратников. – Они совершенно точно уже в курсе, что ты в
одиночку перебил тут всех их соплеменников вместе с их уродливыми боевыми железками!
Наверняка Серые решили, что у тебя есть какое-то секретное оружие Сияющих, неизвестное
Полю Подавления! Из страха быть убитыми они могут не высовывать носа из куба до тех пор,
пока не выйдут в реальный космос там, где в их распоряжении окажется множество солдат!
– Тогда тем более необходимо прорваться внутрь куба как можно скорей. – Гармоничный
Эринг постарался идти ещё быстрее, чувствуя, как собственный энергоконтур, находящийся в
режиме «битва насмерть», высасывает последние жизненные силы не только из раненых, но и
из самого себя. – Надо торопиться, иначе станет поздно.
– Нужно залечить хотя бы что-нибудь, братик! – упорствовала Лучеяра, оглядывая его тело,
испещрённое пробоинами. – Так твоя боевая эффективность станет выше! Тебе точно хватит
сил на энергоудары с такими ранами через пять или десять частей?
– Через пять, может, и хватит. – Эринг вслушался в пожирающий сам себя собственный
энергоконтур. – Через десять, пожалуй, уже нет. Хорошо, рискнём. Как только закончим с
ранеными. Вот только их придётся оставить здесь без охраны.
– Если мы победим, их найдёт спасательная экспедиция. – Лучеяра лишь покачала головой. –
Если же нет, я постараюсь взорвать судно вместе с ранеными, иначе они достанутся
Бессмертному. Скажи, доблестный Эринг, как ты узнал меня?
– В систему Ярило меня вызвал Ас Братислав из твоего Рода, – ответил Гармоничный
командор, прибавляя шаг настолько, насколько позволяла потеря крови вкупе с режимом
абсолютного поглощения. – Я встретился с ним перед тем, как нас отправили охранять вашу
экспедицию. Когда мы прибыли на помощь к вашему боевому охранению, то опоздали всего на
несколько частей и немедленно образовали поисковую сеть. Во время поисков я пытался
настроиться на образ пилота потерявшегося судна, зачастую этот приём помогает, но вместо
тебя я почему-то ощутил образ многомудрого Братислава. Устремившись в точку, из которой
исходили его эманации, я оказался возле куба внутри Поля Подавления.
– Тебя вызывал в нашу систему Ас Братислав? – Гармоничная красавица вновь помогла ему
укладывать раненых в стазис-капсулы. – Сюда аж из Мира Артемиды? Что же послужило
причиной?
– Это сложная история, – Эринг поспешил обратно, – и во многом непонятная. Если коротко, то
я, как и ты, не могу отыскать свою половинку. Почти сорок лет каста помогает мне в этом, но
найти её не удалось. И вот сегодня Ас Братислав сообщил, что моей половинки действительно
нет. Она проникла в наш слой Вселенной вместе со мной, но воплотиться неподалёку не успела.
Чья-то более старшая Сущность сменила тело как раз в этот момент и заняла её место. В
результате произошёл сдвиг в Родовой энергетической структуре, и моя половинка воплотилась
где-то в другом месте хронологического луча. Но понять, где именно, оказалось невозможно.
Ас Братислав лишь сказал, что Единое Информационное Поле Вселенной дало ему уверенность
в том, что я должен оказаться здесь, в системе Ярило, и потому он вызвал меня сюда. Вот и всё.
– Многомудрый Братислав поведал, по чьей вине твоя половинка оказалась вдали от тебя? –
Голос Лучеяры едва заметно дрогнул, и её энергопоток, борющийся с полученными ранами,
немного просел. Видимо, от боли.
– Он не сказал. – Эринг перешёл на бег, дабы выиграть несколько мгновений. – Да я и не
спрашивал. Какая разница? Ничьей вины в том нет. Если старшая Сущность и не смогла
накопить сил для перехода в более вышний слой Вселенной, было это в прошлом воплощении.
В этом воплощении она, быть может, старается изо всех сил! Я знаю, каково это – считать себя
старой Сущностью. До разговора с многомудрым Братиславом я был уверен, что это я суть
старая Сущность, прожившая первое воплощение недостойно и потому утратившая свою
половинку, ушедшую в Высь в одиночестве. Очень тяжело осознавать такое, поэтому рвёшься в
битвы любой ценой, лишь бы исправить хоть что-то… Но времена нынче мирные, и битв не
хватает.
– Не хватает… – тихим эхом отозвалась Лучеяра. – В наше время найти враждебных Тёмных
можно только в пространстве низких энергий…
– Вот мы их и нашли, – коротко подытожил командор. – Теперь дело за нами.
К тому моменту, когда все раненые были помещены в стазис-капсулы, офицеры Серых,
скрывшиеся где-то в недрах куба, в ангаре так и не объявились. Либо внутри куба в их
распоряжении с самого начала имелось ограниченное число роботизированных войск, либо
гермафродиты задумали что-то ещё. Силы Эринга были на исходе, и он согласился с
предложением Лучеяры. Стазис-капсулы с ранеными остались на полумёртвом научном судне,
и оба Гармоничных переместились на Светоч. Кристалл Регуляции запустился в полноценном
режиме без каких-либо трудностей, и Эринг завис в свечении энергий своего боевого поста.
– Как только враги появятся, пробуди меня без промедления! – Эринг заставил себя не ощущать
всепоглощающего желания пить. Потеря крови вызвала сильную жажду, но желудок был
пробит в нескольких местах и пить сейчас нельзя. – Я должен успеть встретить их снаружи,
иначе противник попытается вынести с твоего судна раненых!
– Не волнуйся, могучий Эринг. – Лучеяра встроилась в сильно ущемлённый корабельный
контур Светоча, и Гармоничный командор позволил кораблю временно ввести её в состав
экипажа. – Я не подведу тебя! Когда начинаем?
– Сейчас. Более ждать нечего. – Он вывел организм из режима «битва насмерть».
Жестокая боль, рвущая нервы на куски, навалилась сразу отовсюду, и мозг запылал острой
резью. Сознание поплыло, сообщая о критической потере крови, трёх десятках ран и резко
падающем энергопотоке, быстро приближающемся к смертельному порогу. Сил сопротивляться
почти не было, Эринг инстинктивно попытался войти в режим Саморегуляции, но в следующий
миг Лучеяра взяла на себя управление Кристаллом Регуляции, и измождённое сознание
Гармоничного командора погрузилось в тяжёлый, лишённый сновидений сон.
Несколько мгновений Лучеяра задавала Кристаллу Регуляции необходимые параметры
исцеления, после чего тщательно вслушалась в его вибрации. Целителем она никогда не была,
Род Небесной Лазури издревле славился высочайшим искусством Мастеров и Венедов, таковых
родичей в его составе было большинство. В Роду, численность которого превышала миллиард
Сияющих, хватало представителей касты Целителей, но основное их количество всё же
приходилось на Рода-Побратимы. Целительской генетики у Лучеяры не имелось, как и, к
глубокой печали, воинской. Но по роду кастовой деятельности любой Арганавт должен в
совершенстве освоить корабельный Кристалл Регуляции, ибо в глубоком космосе может
произойти всякое и не факт, что в случае серьёзной аварии или тяжёлой травмы рядом будут
Целители.
Корабельный Кристалл Регуляции, конечно, не искусный Целитель. Это неживое оборудование,
в которое каста Целителей закладывает стандартные образы здорового Сияющего. Так как
Образы Крови множества Родов и Родовых Ветвей имеют уникальные особенности, запечатлеть
в Кристалл Регуляции параметры каждого невозможно, да и лишено смысла. Кристалл
Регуляции способен залечить основные повреждения до приемлемого состояния, позволяющего
пациенту действовать. Остальное потом исцелят Целители. Но бесстрашный Даарийский
командор получил столь много тяжёлых ран, что Лучеяра не могла понять, как настроить
Кристалл Регуляции на них все и справится ли он с настолько большим объёмом лечения. Эх…
была бы она Валькирией, как случалось во снах… Валькирии профессионально обучены
полевой медицине и способны поставить в строй едва ли не любого раненого. А при помощи
корабельного Кристалла Регуляции – уж точно любого.
Лучеяра вновь вслушалась в деятельность медицинского оборудования. Состояние Эринга было
критическим, Кристалл Регуляции работал на полную мощность, и всё, что ей оставалось, лишь
ожидать результатов. На всякий случай она поискала в корабельном контуре отпечатки стазис-
капсулы. Таковой на Светоче не оказалось, но неприятно удивиться этому Лучеяра не успела.
Глубинная память вывела невесть откуда взявшуюся информацию: на Светочах, чей экипаж
состоит из одного воина, стазис-капсулы не применяются за ненадобностью. Светочем
Ближнего Боя управляет либо Боевой Ас, либо могучий Гармоничный воин. В бою они
сражаются в режиме «битва насмерть» и либо побеждают, либо погибают, распадаясь на атомы.
В обоих случаях стазис-капсула не требуется.
Вот в обручальных Светочах стазис-капсулы имеются, ровно пара, как и пара перехватчиков в
увеличенном ангаре. Но это не обручальный Светоч, Гармоничный Эринг не в силах обрести
свою половинку, ибо некто отнял у неё возможность воплотиться рядом с возлюбленным. Как
сильно история Эринга резонирует с её одиноким сознанием… Сколько Лучеяра себя помнит,
она всегда подсознательно ощущала, что осталась без своей половинки ещё до рождения,
воплотившись от неё где-то безумно далеко… И за всю жизнь никто из заинтересовавшихся ею
мужей не вызвал в её сердце тёплого отклика… Впрочем, и из не заинтересовавшихся тоже.

Но раз сам многомудрый Ас Братислав


[7]
вызвал Эринга в систему Ярило, быть может, хотя бы у бесстрашного Даарийского
командора ещё есть шанс дождаться свою половинку. Но в глубине её подсознания с
каждой частью всё сильнее разрасталось ощущение приближающейся беды…

Притащить стазис-капсулу из разбитого научного судна в отсек управления Светоча оказалось


не столько тяжело, сколько сложно. Стазис-капсула шестиметрового размера обнаружилась
лишь одна, и тащить её без Кристалла Антигравитации было очень неудобно. Каждый миг
Лучеяра опасалась, что именно сейчас Серые покинут куб и повторят атаку на научное судно,
застигнув её врасплох. Но трусливые гермафродиты, электроника которых сообщила своим
хозяевам о происходящем во внешнем ангаре, расценили одинокий поход женщины Сияющих
как приманку для ловушки и не пожелали рисковать своими жизнями в бою против
неубиваемого монстра из воинской касты.
Дотащить хрустальный пенал до свечения боевого поста, внутри которого завис без сознания
Гармоничный Эринг, удалось без происшествий. Она успела в последние мгновения. Кристалл
Регуляции не смог справиться с обилием несовместимых с жизнью травм, и бесстрашный
командор оказался при смерти. Лучеяре едва хватило истекающих мигов вытащить Эринга из
сплетения энергий боевого поста и поместить в стазис-капсулу. Теперь бы ещё успеть
вытолкнуть её в космос и самой взорвать Светоч вместе с этим уродливым ангаром и всеми
Серыми, которые в нём останутся. Лишь бы только отключилось Поле Подавления…
Лучеяра слилась с корабельным контуром, не сводя глаз с ребристой поверхности куба,
заменяющей ангару внутреннюю стену, и попыталась залечить себе пробитую ногу и
повреждённую ладонь. Четверть часа прошла без изменений, ладонь уже почти избавилась от
травмы и свободно сжималась, как вдруг резкий всплеск окружающих энергопотоков возвестил
об экстренном прерывании гипертрассы. Гармоничная Арганавтка в один прыжок оказалась
внутри боевого поста Светоча, принимая управление, и её слитый с кораблём воедино взор
узрел, как дальняя ребристая стена ангара неожиданно отделяется от него и стремительно
удаляется прочь. В образовавшуюся дыру хлынули остатки разреженной атмосферы ангара,
вышвыривая в космос разбитых Эрингом вражеских роботов и их обломки, и Лучеяра увидела,
как уродливый куб Бессмертного уходит в экстренный прыжок.
К Кристаллам Светоча мгновенно вернулась работоспособность, и могучий корабль, вспыхнув
силовыми полями, рванулся вперёд, вдребезги разнося ангар. Лучеяра привычно растворилась в
управлении и бросила Светоч в стремительную петлю, огибая обломки. Всё вокруг кишело
автоматическими кораблями Серых, Бессмертный предпочёл скрыться, дабы не рисковать своей
драгоценной жизнью, но оставил здесь эскадру и своих подручных. Знакомые отпечатки Серых
офицеров вибрировали в радиоволнах, перехваченных Кристаллом Наблюдения. Серокожие
руководили эскадрой, стремясь выполнить приказ своего Бессмертного хозяина – захватить
пленных Сияющих. Но корабль серокожих командиров находился под полями преломления
где-то в самом центре вражеской эскадры, и обнаружить его ей не удалось.
Облака вражеских кораблей ринулись в атаку, на ходу разделяясь надвое, и Лучеяра попыталась
защитить своё разбитое научное судно, беспомощно дрейфующее в обломках ангара. Его
аварийный маяк уже посылает сигналы бедствия, но всё происходит в мёртвом космосе посреди
чужой галактики. Как долго придётся ждать помощи, она не знала, зато корабли Серых были
уже рядом. Гармоничная красавица устремилась в бой, но сражаться с врагами на равных не
получилось. Светоч – оружие могучих бойцов. Продавить Кристаллы Искривителей она не в
состоянии, как не в состоянии вывести на полную мощность Кристаллы Щита и Мощи. Силы
женского потока хватало только на пилотирование, однако боевой пост был откалиброван под
энергоконтур Эринга и слушался её плохо. Можно попытаться разбудить Гармоничного
командора, но он при смерти, и даже если она сумеет вернуть его в сознание, то он успеет лишь
взорвать Светоч и погибнуть вместе с ней.
Предпринять такое она ещё успеет. Пока же надо сражаться с врагами, насколько хватает сил!
Лучеяра подала на Кристаллы Щита столько энергии, сколько смогла, и бросила Светоч в
таранное ускорение. Пара истребителей, мчащихся ей наперерез, разлетелись в брызжущие
огненной вспышкой ошмётки, и сияющая звёздным огнём сфера врезалась в десантный бот,
пытающийся пристыковаться к беспомощному научному судну Сияющих. Бот разломило на
две смятые половины, и Светоч промчался дальше, заставляя шарахаться в стороны десяток
таких же.
Несколько частей Лучеяра отгоняла врагов от научного судна, изловчившись разбить почти все
десантные боты Серых. Потом офицеры гермафродитов приказали эскадре открыть по Светочу
массированный огонь, и обстановка резко обострилась. Не меньше сотни вражеских кораблей
оказались оборудованы системами РЭБ, и под их воздействием сил Лучеяры стало не хватать на
успешное маневрирование. Вражеские попадания становились всё точней и мощней,
выведенные на слабую мощность Кристаллы Щита начали терять защитные поля, и враги всё
дальше отжимали Светоч от обломков ангара.
Стало ясно, что без возможности вести огневое воздействие ей не защитить научное судно, и
Лучеяра слилась с Кристаллом Силовой Установки, дабы рассчитать величину потока энергии,
требующейся для взрыва Светоча вместе с врагами. Её подозрения оправдались: взорвать
Светоч она не сможет. Не хватит сил, да и Кристаллы Светоча выводятся в нестабильное
положение не потоковой энергией, а импульсной. Такая есть только у носителей воинской
генетики. Вот своё научное судно она бы сейчас взорвала с лёгкостью! Надо попытаться
вернуть в сознание Эринга… если он не умрёт от этого.
Внезапно она поняла, что у неё есть более надёжный способ забрать с собой побольше
уродливых кораблей, и даже тот, в котором сидят под полем преломления офицеры
гермафродитов. Гармоничная красавица подала весь свой поток на Кристалл Силовой
Установки, мгновенно бросая Светоч в форсажное ускорение, и вырвалась из окруживших её
облаков вражеских кораблей, расшибив преградивший путь утюгообразный фрегат. Светоч
оторвался от противника, не ожидавшего побега, на значительное расстояние, и Лучеяра
перевела корабль в дрейф, перепуская весь свой энергопоток на Кристаллы Невидимости.
Сияющая сфера потускнела и исчезла под полями преломления. Гармоничная красавица
изменила Светочу направление движения и выпрыгнула из сплетения энергий боевого поста. На
мгновение она замерла возле стазис-капсулы, касаясь взглядом лежащего внутри командора, и
прошептала:
– Найди свою половинку, бесстрашный Эринг!
Лучеяра бросилась бегом в ангар Светоча, и спустя получасть в ледяную темноту космоса
вырвалась ослепительно сияющая капля перехватчика. Её замысел оправдался: перехватчик
Светоча являлся стандартной моделью и сил Гармоничной для управления этой боевой
машиной хватало с лихвой. Лучеяра стремительным прочерком перечеркнула океан космоса,
отделяющий её от вражеской эскадры. Излучатели антиматерии произвели залп, и ближайший
штурмовой фрегат Серых полыхнул мощным взрывом. Искусственный Интеллект мгновенно
оценил изменившуюся обстановку, и враги устремились в атаку со всех сторон. Сияющая капля
перехватчика прошла насквозь обломки только что взорванного крейсера, мастерским
манёвром уходя от массированного удара, и в черноте безбрежной бездны завертелась
смертельная карусель космического боя.
Угнаться за Гармоничной Арганавткой противнику не удавалось, то один, то другой вражеский
корабль вспухал взрывами или фонтанами обломков, и враги перешли на ведение огня по
площадям. Сражаться стало тяжело, навыков ведения космического боя сильно не хватало, и
Лучеяра всё чаще промахивалась выстрелами мимо цели. Но превзойти её пилотаж Серые не
смогли, и синеглазая красавица всякий раз виртуозными маневрами уходила от вражеской РЭБ-
эскадры, которой никак не удавалось накрыть её РЭБ-ударом. Истребители противника
носились за ней двумя огромными облаками, пытаясь выйти то в лоб, то наперерез, но им не
хватало скорости и манёвренности. Лучеяра выскальзывала из-под их огня за краткий сиг до
попаданий, и мчащиеся за ней истребители оказывались под ударами собственных кораблей,
ведущих по перехватчику массированный огонь.
За полчаса враги потеряли десяток фрегатов и втрое больше истребителей, но достать
перехватчик так и не смогли. Кристаллы Щитов опасно вибрировали от сильной перегрузки,
силовая установка находилась на грани разрушения, но Гармоничная дочь Рода Небесной
Лазури не сдавалась, раз за разом уходя от ударов и бросаясь в контратаку. Перегруженной
защиты надолго не хватит, но сейчас главное продержаться подольше, ведь аварийный маяк
научного судна передает сигнал бедствия… В этот момент офицеры Серых поняли, что
Сияющая тянет время, а Светоч, демонстрировавший неожиданно низкие боевые возможности,
несовместимые с классом «Белая Смерть», на помощь ей более не придёт. Гермафродиты не
стали рисковать затягиванием боя и бросили все силы на захват научного судна.
Судно оказалось облеплено врагами едва ли не мгновенно, и Лучеяра поняла, что противник
сейчас неизбежно захватит стазис-капсулы. Перехватчик ринулся в атаку, стремительно
сближаясь с обломками ангара, но Серые ожидали от неё именно этого. Сияющую каплю
встретили массированным огнём, Кристаллы Щита мгновенно полопались, в броню боевой
машины врезался ураган боеголовок и лазерных лучей, но Лучеяра упрямо мчалась к научному
судну прямо через облака врагов. Надо врезаться в судно так, чтобы перехватчик застрял в нём,
и перегрузить Кристалл Силовой Установки! Взрыв уничтожит ближайших врагов, разрушит
научное судно и убьёт всех Сияющих в стазис-капсулах, но Серые не получат пленников!
Ей не хватило каких-то мгновений. Израненный перехватчик прошило насквозь массированным
залпом, произведённым десятком вражеских кораблей в упор, и изодранное пробоинами тело
Гармоничной красавицы обмякло в тускнеющем свечении угасающего боевого поста. Второй
залп разметал израненный перехватчик на обломки, один из которых оказался Кристаллом
Боевого Поста, трансформирующимся в стазис-капсулу. Хрустальный пенал запер в себе
мёртвое тело Лучеяры, но спустя минуту в километре от него свернул поля преломления
флагманский крейсер Серых. Стоящая посреди капитанского мостика серокожая адмирал с
ненавистью прищурила лишённые зрачков чёрные глаза и процедила сквозь зубы, указывая на
изображение стазис-капсулы, выведенное на центральный экран:
– Сжечь это! Чтобы даже пепла не осталось от этой белой твари!
Лазерная установка главного калибра полыхнула тройкой лучей, испепеляя стазис-капсулу, и
серокожая кивнула на изображение разбитого научного судна:
– Перегрузить пленных на борт флагмана! Эскадре быть готовой к прыжку сразу после
погрузки! Десанту находиться рядом с пленными до момента выгрузки! Глаз не спускать с этих
хрустальных гробов! Судно Сияющих взорвать термоядерным зарядом! Выслать разведчиков в
точку, где последний раз видели Светоч! Искать, пока идёт погрузка! Дольше здесь оставаться
не будем! Офицер, чьи корабли обнаружат Светоч, будет премирован в двойном…
Ослепительная вспышка звёздного пламени размером с луну расцвела прямо посреди эскадры
Серых, мгновенно распыляя её на атомы. Пара десятков кораблей гермафродитов, оказавшихся
слишком далеко от бурлящего чистой энергией исполинского сгустка, в паническом ужасе
рванулись прочь и тут же вскипели, испаряясь с беззвучным шипением. Спустя краткий сиг
времени вокруг не осталось ничего, кроме уничтоженных погибшим перехватчиком вражеских
кораблей и искорёженного научного судна Сияющих. Могучий Светлый Лег полыхнул
мощным всплеском звёздного огня и оказался рядом с дрейфующим прочь Светочем.
Исполинский сгусток чистой энергии озарился яркой вспышкой, восстанавливая организм
застывшего в стазис-капсуле Гармоничного командора Сияющих, и вдруг замер. Мгновение
Светлый Лег вслушивался в доступные лишь ему процессы Мироздания. Затем дрейфующий
Светоч изменил направление движения, увеличил скорость и вновь окутался полями
преломления. В следующий сиг могучий Пращур исчез столь же внезапно, как появился.
Спустя получасть посреди ледяной черноты космоса возле разбитого научного судна
вспыхнуло зеркало ноль-перехода, и из него стремительным рывком вырвалась четвёрка
перехватчиков. Головной дозор не обнаружил противника в непосредственной близости от
зеркала, и в чернильную пустоту посыпались сияющие громады тяжёлых авианосцев.

Время Харра

273 900 лет назад, четырёхмерный слой Вселенной, пространство низких энергий,
территории десяти энергонов, мёртвый космос между двумя галактиками Серой расы.

Выведенная на полную мощность аппаратура секретной связи недоступного смертным уровня


придавала изображению собеседника лёгкий муар, и эта особенность всегда доставляла
Бессмертной Еви некоторое эстетическое удовольствие. Перехватить переговоры Бессмертного
со своими слугами не под силу никому, кроме этих безумно жутких Асов Сияющих. Да и то
этим самым Асам придётся очень сильно поднапрячься. Потому что ощутить волновую
активность аватара Бессмертия в дальнем эфире они смогут лишь в том случае, если будут
точно знать, что она в данном участке космоса ведётся. Но даже Асы бессильны перехватить
секретные переговоры, ведущиеся между двумя Планетоидами Бессмертия! Это невозможно!
Потому что Планетоиды изготовлены Высокомерными Тёмными по технологиям вышних слоёв
Вселенной и при общении напрямую они связываются друг с другом не в нашем слое, а где-то
наверху, то ли через слой, в котором были созданы, то ли просто через какой-то другой слой,
расположенный выше нашего.
Не важно! Главное, что линию связи между двумя Планетоидами Бессмертия не может
подслушать никто! Из живущих в нашем слое. Конечно, всё не так просто, как кажется на
первый взгляд, но за полтора миллиарда лет бессмертной жизни Еви давно привыкла к тому
факту, что с Планетоидами Бессмертия всегда всё сложно. А вот молодые недалёкие
Бессмертные до сего понимания ещё не доросли. И это очень, очень хорошо! Потому что
сильно облегчает процесс манипуляции. Например, если заплатить Планетоиду редчайшими
ресурсами баснословной стоимости, а других вариантов оплаты Планетоид не знает, то можно
чётко определить местоположение Планетоида Бессмертного, с владельцем которого ты ведёшь
сеанс связи. К сожалению, в этот момент твой абонент может точно так же определить
местонахождение твоего Планетоида, если внесёт своему Планетоиду вышеуказанную плату.
Но! Во-первых, эту самую плату ещё нужно иметь под рукой! Во-вторых, о том, что такая
опция вообще существует, необходимо ещё узнать, а это тоже стоит немалых средств и ещё
более огромного опыта использования Планетоида. А в-третьих, если тебе о вышеуказанной
опции неизвестно, то ты даже не узнаешь о том, что твой абонент, внёсший плату, точно знает,
где находится твой Планетоид! Бессмертная Еви, разумеется, всё отлично понимала, и потому
после каждого сеанса связи с могущественными Бессмертными меняла галактику пребывания.
Благо возможности Ца-ада позволяли ей сделать это практически мгновенно. Её партнёрам
приходилось поднапрячься, дабы не допустить падения уровня собственного режима
конспирации. Но в целом в этом не было проблем.
Могущественных Бессмертных осталось совсем немного, и за почти семьсот тысяч лет,
прошедших с момента окончания Второй Всеобщей, сферы влияния истинно могущественных
были поделены давно и надёжно. Время от времени интересы могущественных пересекались,
но с себе подобными всегда можно договориться, если не терять бдительности и не забывать
различными способами демонстрировать своё безмерное могущество. Чтобы не вызывать
соблазна разделаться с тобой потому, что ты позволила такой возможности возникнуть.
Зато с желторотыми юнцами, чудом пережившими финал Второй Всеобщей, работать было в
высшей степени легко и комфортно. Марионетки Еви, Бессмертные Элу и Хве были столь же
далеки от всеобъемлющего понимания полного перечня платных функций Планетоида
Бессмертия, сколь далеки от Сияющих тупые Бесы. В силу этого возможности Бессмертной
Еви, которую они считали Бессмертным Оки, что являлось с её стороны очень хитроумным
ходом, ставили их в тупик, а иногда и вовсе приводили в ужас. Что упрощало Еви процесс
удержания обеих своих бессмертных марионеток в кулаке. Для усиления эффекта Еви
периодически шокировала ту или иную марионетку, дабы не забывали, кто тут хозяин. Как,
например, сейчас.
– Вижу, Могущественный Хве, вы вернулись в свою родную систему, – беззаботным тоном
заявила Еви, – сколько вы уже не были на Эдеме? Полторы тысячи лет? Информация о вас
давно уже стала архивной страшилкой, самое время вновь подчинить себе цивилизацию.
Разумное решение, очень своевременно! Но останавливать свой Планетоид в том же самом
астероидном поле, в котором он находился полторы тысячи лет назад, нахожу спорным
решением.
– Это временное место стоянки! – с непробиваемым спокойствием заверил её Хве. – Сразу
после нашего совещания я отправлюсь в сектор, более подходящий для скрытного размещения.
– Очень разумное решение, Могущественный Хве! – немедленно оценила Еви.
Эмоций аватара Бессмертия прочесть невозможно, но в данной ситуации это излишне. Еви и
так прекрасно понимает, что Хве в панике. Место постоянного пребывания его святая святых,
Планетоида Бессмертия, точно известно другому Бессмертному! Суперугроза
супермаксимального уровня! Вечная жизнь в опасности! Надо срочно принимать меры! Но вот
проблема: как понять, откуда его всемогущему старшему партнёру всё это известно? Вдруг за
Планетоидом Бессмертия следят прямо сейчас?! И новое место окажется столь же ненадёжным,
как старое! Такая перспектива приведёт в панику кого угодно, не только Хве. Но в случае с Хве
всё выглядит ещё более жутко, ведь у Хве имеется подарок Эмиссара, полученный ещё во
времена подготовки ко Второй Всеобщей. Речь идёт об устройстве Бо-ка.
Бо-ка являлся генератором Поля Подавления Высокомерных Тёмных и был способен спрятать
всё, что находится внутри радиуса своего действия, от кого угодно. В совокупности с
маскировкой устройство отключало всё оборудование, предназначенное для ведения боя, связи
и перемещения. Особенно удобной была возможность настраивать полю преломления систему
фильтров, которая позволяла сохранить боеспособность собственным войскам, лишив оной
всех остальных. Девайс неплохой, но имеющий довольно ограниченную сферу применения. С
Ца-адом не сравнить. Надёжно спрятаться от всех – это, конечно, хорошо, но тебя всё равно
могут найти методом тыка, что, собственно, и происходило с Бессмертным Хве не раз. Само по
себе подобное обнаружение не есть проблема: в радиусе действия Бо-ка, помимо Планетоида
Бессмертия, умещается приличных размеров боевая эскадра.
Если полностью собрать её из роботизированных кораблей, то твоё инкогнито гарантировано.
Надо лишь уничтожать без промедления всех, кто случайно попадает внутрь Поля Подавления,
и после этого вместе со всей эскадрой уходить в прыжок на Планетоиде. Но есть и неприятные
вероятности. Например, что твой Планетоид, находящийся под полем преломления, методом
тыка найдут Сияющие. И вот тут всё может обернуться по-разному. Особенно если среди этих
Сияющих окажется Боевой Ас. Он способен открывать ноль-переход, и совершенно непонятно,
считается ли свёртывание пространства за пределами четырёхмерного слоя Вселенной при
помощи биоэнергии стандартным перемещением или нет. Проверять на себе никто не желает. С
одной стороны, техногенные ноль-переходы Бо-ка блокирует и по идее должен блокировать и
биоэнергетические. Однако биоэнергетическую область прямого перемещения Бо-ка не
подавляет, хотя техногенный телепортатор очень даже обесточивает.
Возможно, дело тут в том, что Асы Сияющих создают область прямого перемещения усилием
своего мозга, в том числе спинного, и могут сделать это вообще без оборудования. Для ноль-
перехода Асам оборудование необходимо, так что, скорее всего, Бо-ка подавит попытку
Боевого Аса открыть ноль-переход прямо перед своим потерявшим ход кораблём. Но ничто не
мешает Боевому Асу создать область прямого перемещения прямо внутрь Планетоида
Бессмертия и убить Бессмертного безо всякого оружия. Боевому Асу оно не то чтобы не нужно
совсем, но он, если впадёт в ярость, справится и собственными силами. Которых у него до
неприличия много, а уж о том, чтобы впасть в ярость, можно даже не рассуждать. У Боевых
Асов при виде Бессмертных нет других занятий, кроме впадения в ярость. Так что Бо-ка – это
девайс, несомненно, полезный и получше всяких там примитивных уничтожителей планет, но
до элитного оборудования недотягивает. То ли дело Ца-ад! Одна сотая секунды – и ты на
другом конце нашего слоя Вселенной! И даже Асы не видят, куда именно ты скрылся, Ца-ад
затирает абсолютно все следы!
Но марионетки на то и марионетки, чтобы исполнять приказы хозяина. Как только Бессмертная
Еви изучила возможности своих младших партнёров, стало ясно, что Бо-ка можно и нужно
использовать в собственных интересах. Конечно, Бессмертного Хве такая постановка вопроса
совсем не обрадовала, но Еви очень убедительно продемонстрировала обеим марионеткам
глубину своих возможностей, в том числе по обнаружению их Планетоидов Бессмертия, и Элу
с Хве ничего не оставалось, кроме как согласиться. Разумеется, они очень быстро поняли, что
требуются Еви, то есть Оки, чтобы таскать каштаны из огня. И ещё более разумеется, что они
обязательно попытаются вести против неё собственную игру, иначе они не были бы
Бессмертными. Но всё это будет потом, когда их опыт и возможности возрастут, и Еви к этому
готова. Пока же выбора у них нет, и за возможность безбедно вести бизнес в собственной
галактике им приходится платить подчинением, толерантно именуемым термином «младшее
партнёрство».
Поэтому время от времени, чтобы не перенапрягать инстинкт самосохранения своих младших
партнёров, Еви мотивирует их на личное исполнение миссий, сопряжённых с определённым
риском. Например, Бессмертный Хве, используя свой Бо-ка, мог бы проводить похищения
Сияющих. К сожалению, его опасения за собственную жизнь приводят к низкой расторопности
и, как следствие, недостаточной эффективности. При малейшей угрозе Хве бросает миссию и
спасается бегством. Его можно понять, но полностью отказываться от своих планов только из-
за этого Еви не собирается. Похитить Сияющих силами обычного флота практически
невозможно. Об отправке войск в пространство Сияющих речь даже не идёт. Их воинская каста
засекает присутствие низкоэнергетических форм жизни в высокоэнергетическом пространстве
очень быстро. Такую миссию не имеет смысла начинать.
Можно отправить внутрь Рубежа полностью роботизированные войска, но и это ничего не даст.
Сияющие всё равно засекут факт пересечения Рубежа и устроят погоню. Обычно войска
уничтожаются ими до того, как успеют похитить кого-либо. Но даже если похищение
состоялось, вывезти пленных нет никакой возможности: воинская каста Сияющих устраивает
целую мини-войну, мобилизуя миллионы кораблей, которые просеивают путь похитителей по
миллиметру и очень быстро находят и настигают со всеми вытекающими отсюда
последствиями. Пару раз ради пары каких-то там космических шахтёров злобные военные
маньяки Сияющих едва не утопили в крови целую планету, на которой попытались укрыться
похитители. И жизни ни в чём не повинных детей Серой Расы их, понятное дело, не
интересовали.
Бессмертную Еви какие-то бомжи из грязи, гордо именуемой электоратом, интересовали ещё
меньше. Это проблема администрации отдельно взятой цивилизации, сама Могущественная
Бессмертная не понесла убытков, которые могла бы заметить. Но сам по себе факт остаётся
фактом: похитить Сияющих ещё можно, а вот удержать похищенных в руках – это уже
проблема. Поэтому похищения лучше проводить в пространстве низких энергий. Там напасть
на тот или иной корабль Сияющих можно внезапно. Но и в этом случае не всё шло гладко. Во-
первых, в пространстве низких энергий все гражданские суда Сияющих имеют боевое
охранение из состава воинской касты, а это уже само по себе тот ещё рак мозга. Лишённые
инстинкта самосохранения маньяки бросаются на смерть без малейших раздумий, к ним
отовсюду спешит подкрепление, и через несколько минут всё вокруг кишит боевыми кораблями
Сияющих. Очень неприятно, особенно последствия.
Во-вторых, даже в пространстве низких энергий удачное похищение почему-то невозможно,
если оно происходит в Нейтральных Территориях или в галактиках, ближайших к Пограничной.
По какой причине так случается, Бессмертная Еви сказать затруднялась. Сияющие словно
видят, где произошло нападение и куда в итоге доставили похищенных. Есть предположение,
что тут не обходится без вмешательства Бессмертного Оки. С тех давних пор, как Оки украл у
Еви смерть Тёмного Лега, присвоив себе оставшийся от него изотоп, обнаружить Оки ей так и
не удалось. Но она точно знает, что он жив. Не факт, что Оки смешивает её планы, но такой
вариант исключать нельзя. Поэтому все свои козни, выстраивающиеся против Сияющих, Еви
проворачивает под личиной Оки. Рано или поздно Сияющие должны будут озлобиться от всей
души и серьёзно озаботиться его поисками.
Вообще связываться с Сияющими Еви старается как можно реже. Правило «никаких
Сияющих», благодаря которому она живёт и здравствует вот уже полтора миллиарда лет, не
потеряло своей актуальности. Во время нахождения системы Ярило за Рубежом, когда живущие
на её планетах Сияющие вырождаются до состояния Спящих, активность Еви возрастает, но в
большей мере сводится к промышленному шпионажу. Потому что Спящие от Тёмных особо не
отличаются, биоэнергетика для них невозможна и Сияющие делают всё, чтобы Спящие
контактировали с дружественными Тёмными в научном плане. Из этих контактов рождаются
превосходные научные прорывы, часто приводящие к появлению передовых технологий
техногенного пути развития, и красть их проще даже не у Спящих, а у их Тёмных коллег и
партнёров.
Похищения Сияющих Еви устраивает исключительно под видом Бессмертного Оки, чтобы
поддержать к нему ненависть их воинской касты. Потому что, сколько бы тысячелетий ни
прошло, Еви не простит ему своего поражения, унижения и последовавшей за ними
нервотрёпки длительностью в четыре тысячи лет! Самой же Еви Сияющие не нужны. Изучать
их она не собирается, ибо смысла слишком мало, а опасности до безумия много. Вот кого
действительно имеет смысл изучать, так это Спящих. Причём не всех, а только таких, которые
недовольны необходимостью жить по канонам Сияющих. Эту генетическую деформацию
можно и нужно поставить себе на службу, но для реализации подобного замысла требуется
научный анализ данной деформации. Необходимо точно понимать, за какие ниточки тянуть и
на что можно в случае необходимости надавить так, чтобы в конечном итоге не столкнуться с
воинской кастой Сияющих.
Похищать Спящих из системы Ярило было ничуть не проще, чем самих Сияющих, однако
этого, к счастью, не требовалось. Одиозные Спящие, возненавидевшие расистские догмы
Сияющих, время от времени сами по себе решали послать всех своих многочисленных
родственничков подальше и улетали из системы Ярило в другие цивилизации Нейтральных
Территорий. Оттуда похитить их являлось гораздо менее сложной и уж точно в сотни раз менее
опасной задачей. Еви даже организовала специальный исследовательский центр, куда свозили
таковых Спящих. Определённые научные наработки в области изучения их психики уже
имелись, но инструмент это был сезонный, ибо работал исключительно во время пребывания
системы Ярило в пространстве низких энергий.
В настоящее время до пересечения ею Рубежа оставалось почти десять тысяч лет, и речь о
Спящих не идёт. Зато организовать очередное похищение Сияющих под видом Бессмертного
Оки вполне пора. Самое время использовать для этого Бо-ка Бессмертного Хве. В прошлый раз
подобное похищение Еви устраивала едва ли не сто восемьдесят шесть тысяч лет назад, если не
больше. Никто из Сияющих уже не помнит того неудачного инцидента. Они, конечно,
невероятно злопамятны и всё зафиксировали в своих Скрижалях – кстати, вот бы найти их
галактический дата-центр, это ж сколько золота там лежит в виде этих самых Скрижалей! – и
наверняка поднимут информацию о похищении. Но если всё сделать правильно, будет уже
поздно, вытащенные из архивов данные покрывшейся тоннами пыли давности им никак не
помогут. Нужно лишь добиться того, чтобы самое слабое звено всей операции исполнило свою
работу быстро и решительно. К сожалению, самым слабым звеном и одновременно
единственным исполнителем миссии является Бессмертный Хве. Рисковать своей бессмертной
жизнью которому, само собой разумеется, совершенно не хотелось, и упрекать его в этом не
станет никто.
– Хочу сообщить, что для миссии похищения всё подготовлено. – Бессмертная Еви отдала
нейро-интерфейсную команду, и Хве получил пакет цифровых данных. – Генератор ноль-
перехода запрограммирован на обговорённый нами участок космического пространства,
накопление энергии завершено, идёт накопление резервного запаса. Считаю целесообразным
начать миссию завтра.
– Только что прибыл к новому месту бизнеса, – попытался возразить Бессмертный Хве, –
нуждаюсь во времени для проведения большого количества неотложных дел.
– Уверена, что небольшая смена обстановки пойдёт вам только на пользу, Могущественный
Хве! – Еви многозначительно улыбнулась: – Тем более что выбор местонахождения вашего
Планетоида в настоящий момент нельзя назвать удачным.
Она вернула лицу своего аватара деловое выражение:
– Не волнуйтесь, всё продумано до мелочей. Позволю себе вкратце напомнить вам план наших
действий: как только товар окажется в вашем распоряжении, жду от вас вызова. Сеанс связи
между двумя Планетоидами Бессмертия осуществляется мгновенно и не подлежит
отслеживанию. Ноль-переход будет открыт немедленно, вы окажетесь за тридцать галактик от
места событий, не покидая Поля Подавления. Сколько бы Сияющих ни было в месте
проведения миссии, под воздействием Бо-ка проследовать за вами они не смогут. Вы
благополучно покинете опасную зону, мои представители заберут у вас буферный ангар вместе
с товаром, и ваша миссия закончена. Далее вы проследуете своим курсом либо вам откроют
ноль-переход в любую точку Галактики Юр. Вся миссия от наведения на цель и до её
завершения займёт не более минуты. Если за это время вы обнаружите появление Боевого Аса
на любом расстоянии от себя, миссия немедленно сворачивается и вы уходите в прыжок. Всё
как в прошлый раз, но в данной ситуации накладки исключены.
– Я сделаю это. – Бессмертный Хве не скрывал недовольства. – Но настаиваю на собственном
условии: если что-то пойдёт не по плану, миссия отменяется! На кону стоит моя жизнь, не вижу
смысла ею рисковать!
– Согласна! – подтвердила Бессмертная Еви. – Жизнь Бессмертного – это самое дороге, что есть
на свете. Буду счастлива нашему следующему разговору!
***

Галактика Пограничная, пространство высоких энергий, система звезды Ярило,


двадцать восьмой цикл Эксперимента.

Пятая посадочная площадка Люции была заполнена посетителями более чем наполовину своей
немалой площади, и каждые несколько частей на её нижний доковый ярус приземлялось
очередное судно. Когда-то очень давно, почти семьсот тысяч лет назад, орбитальная крепость
Люция была замаскирована под луну Земли Орей, и её боевая поверхность была скрыта под
множеством бутафорских кратеров и отвалов битой породы. Позже Раса Сияющих официально
объявила о колонизации системы Ярило, и необходимость в маскировке отпала. Поверхность
орбитальной крепости была очищена и усилена боевым оснащением, но Пятую посадочную
площадку оставили свободной. С тех самых пор и до сего дня доступ на неё запрещён
гражданским лицам только во время опасных фаз. В мирные века Пятая площадка открыта для
всех желающих, несмотря на то что это самая северная точка орбитальной крепости,
являющейся военным объектом.
Это решение воинская каста приняла потому, что Пятая посадочная имела уникальные
устройство и расположение: она всегда смотрела на Орей и над её верхним ярусом не
располагалось ничего, кроме незримой силовой защиты. Вследствие этого Пятая посадочная с
древних времён является одним из излюбленных обитателями системы Ярило мест наблюдения
за Ореем. Вид отсюда открывается завораживающий: покрытый голубыми океанами и
укутанный белоснежными шапками облачных фронтов земной шар плывёт через бескрайнюю
черноту космоса, словно на ладони. Яркое светило щедро одаривает зелёные материки живым
теплом, и где-то далеко в космической безбрежности виднеется крупная нежно-синяя горошина
Дэи. Постоять несколько частей, любуясь космическим пейзажем, прилетают и Сияющие, и
дипломаты иных Рас, и прочие представители различных цивилизаций, включая Тёмных.
Верхний ярус Пятой посадочной давно уже не принимал на себя космические корабли и суда,
посадка которых осуществлялась ниже, на втором ярусе, и был полностью отдан в
распоряжение посетителей. Обилие всевозможных гостей пестрело одеяниями самых
разнообразных типов и форм: драконоподобные птичьи скафандры перемежались с парящими в
полуметре над гранитной поверхностью скафандрами водных Рас, порой напоминая круглые
индивидуальные аквариумы; хрупкие крылатые силуэты представителей цивилизации Роуса-Ал
плавно порхали среди стальных витых раковин моллюскообразных разумных видов; лучащиеся
энергией белоснежные силуэты Сияющих светящимися столпами выделялись на фоне сотен
гуманоидных и человекообразных фигур обитателей самых разных планет.
Стоящий у края обзорной площадки мощный пятиметровый Даарийский воин задумчиво взирал
на завораживающий своей бесконечной незыблемостью космический пейзаж, и его цепкое
периферийное зрение машинально охватывало пёструю суету гостей. Кого тут только не
увидишь… сотни различных Рас, десятки уникальных видов. Могучий воин отслужил в системе
Ярило почти полный Круг Жизни, его славный и древний воинский Род направил сюда одну из
своих эскадр, когда воину едва исполнилось двадцать два лета. Командование не хотело брать в
далекий Порубежный Мир столь юного воина, лишь недавно завершившего обучение. Но он
проявил редкостное упорство, желая служить Расе в полном опасности пограничье.
Вряд ли бы его взяли в обычной ситуации, даже несмотря на всё проявленное упорство, но воин
был рождён в Священное Лето, а Гармоничный ветеран в ту пору в Роду имелся лишь один, и
это сыграло свою роль. Командование пришло к выводу, что боевое применение молодому
воину найдётся, а даже если нет, то пусть дорастает до ветеранских лет в условиях,
приближённых к боевым. Основываясь на данном решении, вместе с ним даже взяли ещё целый
круг его ровесников, также рождённых в Священное Лето. Торопиться им некуда, их
потенциальным половинкам сейчас максимум шесть лет от роду, а в Даарийском скоплении
галактик найти боевую работу молодёжи невозможно. В общем, состав родовой эскадры
расширили, и Штаб Флота дал добро на увеличенное боевое расписание.
Сводная родовая эскадра прибыла в Мир Пограничной, отправила свой гарнизон в Утгард, и
порубежные будни потекли тихой однообразной рекой. Полкруга Лет никаких боёв не
случалось, зато потом войны вспыхнули сразу в десятке систем Нейтральных Территорий.
Многие из них в тот или иной момент обращались за помощью к Сияющим, и гражданские
касты собирали Круги, решая, нужно ли Расе вмешиваться в чужие склоки. Кому-то отказали,
кому-то нет, словом, немного повоевать удалось, хотя, конечно, желающих сражаться было
больше, чем самих сражений. Молодой воин в ту пору считал, что ему очень повезло попасть
хотя бы в такие бои.
Ситуация изменилась спустя двадцать лет, когда в далёкой галактике Красной Расы разразилась
война космических империй. Союзники Сияющих с планеты Хель оказались между молотом и
наковальней, и вот тогда боевой работы хватило всем с избытком. И хотя вцепившиеся друг
другу в глотку враги воюют до сих пор, от самой планеты Хель воинская каста Сияющих
отвадила их очень убедительно. За крайний Круг Лет Хель не подвергалась нападению ни разу,
но её колонии в соседних системах время от времени приходилось спасать от атак
всевозможного отрепья, в изобилии плодящегося во время глобальных войн: пиратов,
дезертиров, мародёров и прочих бандитов всех мастей, не подчиняющихся никому, кроме
собственной жажды наживы.
За эти лета воин стал закалённым в боях ветераном, отточившим собственные уникальные
навыки, и по-своему был благодарен этой затерянной у самого Рубежа прекрасной солнечной
системе с пятью крохотными, словно игрушечные, живыми планетами и маленьким, но
неутомимо ослепительным светилом. Жаль, что его боевая работа здесь окончена. Через час
воину предстоит заключительный вылет на сопровождение гражданских судов. Следующие
четверо суток его Патрульная группа будет охранять корабли касты Мастеров, помогающих
Красным союзникам восстанавливать разрушенные бандитским нападением орбитальные
сооружения. Сразу после этого родовая эскадра вернётся в эпицентр пространства высоких
энергий, в родной Мир. Времени попрощаться с бесстрашной солнечной системой у него не
будет, и потому он специально прилетел сюда сегодня, дабы крайний раз полюбоваться её
хрупкой притягательной красотой.

– Могучий Хардстейн!
[8]
Доброго вам дня и сияющих звёзд! – К Даарийскому гиганту подошёл крепкий
краснокожий мужчина в боевом скафандре цивилизации Ушмаицу без оружия. – Я рад
встрече!

– И тебе добра, дружище! – Даарийский ветеран поднял руку в знак приветствия.


Этого офицера космофлота Легированных Гиен он знает почти двадцать лет. В то лето на
цивилизацию Ушмаицу без объявления войны напала цивилизация Цета, в которой в очередной
раз сменилась власть. Союз Ушмаицу с Сияющими ни для кого не секрет, но в системе Цета
каждые несколько десятков тысяч лет зашкаливают то имперские амбиции, то расцвет
демократии, то всплеск борьбы с расизмом или что-нибудь в этом духе. На этот раз случилось
чуть ли не всё сразу, помноженное на деньги тайных манипуляторов, борющихся за господство
над планетой. В какой-то момент на Цетаке решили, что Сияющие не станут вмешиваться в
войну за Рубежом, ибо система Ярило сейчас находится в пространстве высоких энергий и
Рубеж Сияющим пересекать нельзя. Итогом стало нападение на Ушмаицу.
Пограничный патруль, которым командовал этот офицер, преградил путь вражеской армии и
пал в неравном бою почти целиком. На сигнал бедствия первой прибыла Патрульная группа
Хардстейна, следом подтянулся флот Ушмаицу, затем Ударные Группы родовой эскадры.
Врагов отбросили, тех, кто не успел унести ноги, уничтожили. В самом начале жаркой битвы
Хардстейн, ворвавшийся в гущу противника во главе круга перехватчиков, увидел, как
вражеские истребители расстреливают обломки корабля Легированных, стремясь добить
раненых и уцелевших. Истребителей размололи в кровавую пыль, но всё случилось далеко от
основной солнечной системы цивилизации Ушмаицу, и до подхода основных сил Патрульная
группа вела жестокий бой с тысячекратно превосходящими силами противника.
Половина перехватчиков получила столь серьёзные повреждения, что их пришлось заменить на
новые, к вящей радости касты Мастеров системы Ярило. Из оставшихся боевых машин
минимально пострадал только перехватчик Хардстейна, ибо его умения взаимодействовать с
Кристаллами Щита являлись одними из лучших во всей родовой эскадре. В ходе всего боя
Хардстейн сражался в самой гуще битвы, оттягивая на себя истребительные эскадрильи
противника, и благодаря этому, как выяснилось позже, удалось выжить многим Легированным,
оказавшимся в открытом космосе после гибели своих кораблей. Выжившие выразили Сияющим
коллективную благодарность, торжественную церемонию проводили на Ушмаицу, среди
официальных лиц встречающей стороны был этот офицер. С того момента они поддерживают
приятельские отношения.
– Ты здесь по делу? – поинтересовался Даарийский воин. – Что-то произошло?
– Слава Предкам, ничего дурного, – коротко улыбнулся краснокожий офицер. – Я в составе
делегации от нашей цивилизации. Гражданские решают какие-то текущие вопросы, мы же
напросились в эту поездку, потому что слышали, что ваша родовая эскадра навсегда покидает
систему Ярило. У нас много хороших друзей среди ваших бойцов, мы не забываем сражения, в
которых нам доводилось биться плечом к плечу с Сияющими. Вот, прилетели пожелать вам
доброго пути на прощанье. Я узнал, что ты покидаешь систему Ярило сегодня. Возвращаешься
домой?
– Нет, дружище, наша родовая эскадра возвращается в родную галактику через четверо суток. –
Пятиметровый Даарийский гигант уселся в медитативную позу, дабы быть ближе к своему
невысокому краснокожему соратнику, рост которого не превысил ста девяноста сантиметров. –
Но сегодня я ухожу в дальнее сопровождение, так что сюда, скорее всего, уже не вернусь.
– С вашим уходом оборона системы Ярило ослабнет, – произнёс офицер, – насколько я помню,
состав вашей эскадры являлся усиленным. Ваши сменщики будут располагать возможностью
поддержать нашу цивилизацию в случае внезапной атаки? Тебе ведь известно, что наши
вооружённые силы невелики. Ресурсов в нашей солнечной системе нет, все разработки
приходится вести довольно далеко от дома, это нелегко. Мы делаем ставку на современные
технологии, в нашей ситуации разумней иметь небольшой, зато высокотехнологичный флот. Но
не всегда получается быть сразу везде. А тут ещё в Нейтральных Территориях случился бум на
звёздные войны. Давно не помню такого количества одновременно ведущихся конфликтов. В
нашем секторе космоса положение можно считать относительно спокойным, конфликтуют
всего четыре цивилизации. Зато на окраине спирального рукава, ближе к Талаху, в состоянии
войны находятся больше двадцати солнечных систем. А вот на Талахе в кои-то веки царит мир.
Это уже само по себе наводит на определённые выводы. Уход вашей эскадры случился в
неспокойное время.
– Войск в системе Ярило станет вдвое больше, – успокоил его Хардстейн. – Два Круга Лет
назад гражданские касты признали Эксперимент, ведущийся в системе Ярило, развивающимся
успешно. Теперь к Родам-Экспериментаторам с древней Арктиды присоединятся представители
Харрийских Родов, как присоединились Даарийцы сто восемьдесят тысяч лет назад. В связи с
этим Штаб Флота принял решение увеличить численность сил прикрытия системы Ярило.
Завтра сюда начнут прибывать Харрийские эскадры, которые нас сменят. Спустя ещё два лета
начнётся прибытие новых Экспериментаторов. Так что здесь прибавится и населения, и войск,
его охраняющих.
– Хорошая новость. – Краснокожий офицер оживился, но тут же нахмурился, вопросительно
глядя на Даарийского гиганта снизу вверх: – Но насколько я понимаю, ваша каста не
приветствует подобного расширения Эксперимента?
– Наша каста, – Сияющий гигант вздохнул, – не приветствует никакое расширение
Эксперимента. Равно как и сам Эксперимент нам совершенно не нравится. Но гражданским
кастам видней. Они тщательно рассчитывают каждый шаг, а их в ходе Эксперимента делаются
миллионы. И всё прорабатывается заранее, причем множество раз. И если гражданские касты
признают ход Эксперимента успешным, значит, успехи действительно есть. Это с моей точки
зрения всё просто: иммунитет к пространству низких энергий Экспериментаторы не
выработали, значит, всё без толка. Но учёные зрят гораздо глубже. Они собирают любую
информацию, которая мне показалась бы несущественной, зато в будущем она может привести
если не к научному прорыву здесь, в системе Ярило, то уж точно послужит предостережением
во всех прочих блуждающих системах. А у нашей Расы их почти три сотни, все в разных
галактиках и заселены разными Родовыми Ветвями.
– То есть Сияющие специально привозят в систему Ярило Харрийцев, как когда-то давно
привезли Даарийцев? – уточнил Легированный. – Значит ли это, что теоретически можно
ожидать здесь когда-нибудь ещё одну волну переселения?
– И даже две. – По лицу воина Сияющих скользнула задумчивая гримаска. – Уже объявлено,
что если расширение Эксперимента за счёт Харрийцев также окажется успешным, то
впоследствии, через несколько десятков тысяч лет, сюда прибудут представители Родов Свага,
а после них представители Туле. В общем, Раса желает собрать в системе Ярило представителей
всех своих Великих Родов. Это позволит объединить особенности родовых Образов Крови в
борьбе с пространством низких энергий.
– Мне кажется, или вас это не радует, могучий Хардстейн? – Краснокожий внимательно
посмотрел на Даарийского гиганта.
– Не радует, – не стал отпираться тот. – Но я не учёный. Мой взгляд на всё это – лишь взгляд с
позиции своей касты. Нас сильно настораживает возможность осложнений, которых до сих пор
не было, а ведь Эксперимент длится почти семьсот тысяч лет и до его завершения осталось
втрое меньше времени. При этом мы очень благодарны Экспериментаторам. Ведь всецело
благодаря их существованию у нас имеется боевая работа. С появлением Древа Миров воинская
каста получила ещё одну возможность сражаться много где, а не только в стычках с мелкими
космическими бандитами за Рубежом. Так что даже с нашей точки зрения Эксперимент уже
принёс громадное количество пользы. Если вдруг по итогу иммунитет к пространству низких
энергий так и не выработается, то в любом случае нельзя будет сказать, что Эксперимент
закончился ничем. Его польза огромна, как с научной точки зрения, так и с военной.
– Жажда воинской касты Сияющих сражаться долгое время была для меня непонятной, –
признался офицер Легированных. – Инстинкт самосохранения не приветствует столь
рискованный путь саморазвития.
– У всякой Расы пути развития свои, – пожал плечищами Хардстейн. – Но в Уделе защиты
Родины механизм развития Сущности у всех общий. Защищая Родину от чужаков, любой Разум
накапливает силу своей Сущности. Даже если в бою ты испытываешь страх и отчаянно
желаешь выжить, ты всё равно совершенствуешься. Если, конечно, разишь врагов, а не
отсиживаешься в окопах или в трюмах за спинами своих соратников. Ты выбрал для себя
благородный Удел, дружище, пусть он и опасен.
– При всём при этом я искренне надеюсь, что войны больше не будет, – улыбнулся
краснокожий. – Я согласен развиваться медленно, зато стабильно. Лучше прожить одну долгую
жизнь, чем десять коротких.
– Воинская каста назвала бы твою позицию подходом гражданских каст. – Даарийский гигант
поддержал улыбку друга. – Наша специфика отлична от таковой модели развития, но, как уже
было сказано, у каждого свой путь. Я искренне желаю тебе пройти его достойно и уйти в Высь
как можно выше. – Могучий воин Сияющих поднялся: – Мне пора. Прощай, друг. Пусть деяния
твои всегда остаются благородными, а отвага никогда не покинет твоего сердца!
– Благодарю, доблестный Хардстейн. – Офицер Легированных поднял руку на прощание. –
Желаю тебе не погибнуть в боях до того, как ты станешь могучим Асом!
Хардстейн попрощался, подал импульс личной энергии на Кристалл Полёта и неспешно поплыл
в сторону нижнего яруса Пятой посадочной площадки к своему перехватчику.
Боевое охранение, в состав которого вошёл ударный крейсер Хардстейна, состояло из двух
кругов крейсеров и четвёрки Охотников. Сопровождать предстояло колонну строительных
судов касты Мастеров, насчитывающую пару десятков различных вымпелов. Мастера
планировали сменить своих соратников по касте, уже ведущих восстановительные работы в
подвергшейся нападению солнечной системе союзников. В назначенное время караван собрался
в исходной точке, получил разгонный коридор и проследовал к зеркалу межгалактического
ноль-перехода. Зависший в сиянии десантного места Хардстейн слился воедино с корабельным
энергоконтуром и разглядывал привычную космическую суету системы Ярило.
Чем дальше от светила, тем менее заметны крохи живых планет, зато многочисленные
транзитные потоки, идущие через местный космос, бросаются в глаза всё сильней. Древо
Переходов насчитывает несколько десятков адресов в Мире Пограничной, хотя изначально оно
устраивалось именно для организации транспортного сообщения с союзниками, находящимися
в других Галактиках очень далеко отсюда. Главные конечные солнечные системы Древа
расположены на столь огромном удалении, что гиперпереход до них занял бы сотни, а в
некоторых случаях и тысячи лет. Например, система Хель, в которую сейчас следует караван.
Красные, которые в ней обитают, когда-то отправили гонцов за помощью к Расе Сияющих.
Сияющие не отказали гибнущей цивилизации, но вышеуказанным гонцам пришлось добираться
до окраины Мира Пограничной полторы тысячи лет, которые они провели в гиперпространстве
в анабиозных камерах. И это при том, что половину пути гонцы сумели пройти более быстрым
способом.
Немудрено, что кварковый реактор Мидгарда, запитывающий Древо Перемещений подобной
протяжённости, имеет огромную мощность. Которой с лихвой хватает для обеспечения
постоянного функционирования множества менее сложных ноль-переходов. За многие сотни
тысячелетий в транспортную схему Древа были включены десятки адресов
внутригалактического значения, находящихся в пространстве высоких энергий, и транспортные
потоки между ними не ослабевали никогда. Многие Светлые цивилизации Мира Пограничной
до того момента не имели друг с другом никаких отношений, ограничиваясь редкими
дипломатическими контактами посредством дистанционной связи. Теперь же едва ли не
половина этого спирального рукава не представляет систему Ярило без её уникального
транспортного узла.
При этом транзитные потоки, прибывающие к Ярило из-за Рубежа, зачастую бывают гораздо
больше, нежели транзит Светлых Рас. Сверхдальних галактик, затерянных в бескрайних
глубинах пространства низких энергий, в Древе Миров Мидгарда далеко не так много, как
местных адресов, зато для обитателей оных далёких Миров данное Древо суть единственный
способ попасть к Рубежу. И Тёмные это ценят. Настолько, что стараются дружить со своими
соплеменниками, имеющими союз с Сияющими. И не потому, что боятся. Тут дело не в страхе,
ведь вопрос не упирается обязательно в войну. Можно просто игнорировать друг друга. Тут
дело в прибыли, ибо торговля для Тёмных – это деньги, а деньги для них – это всё. За сотни
тысячелетий существования Древа Миров далёкие союзники Сияющих обросли немалым
количеством торговых партнёров и прочих коллег.
Торговые караваны и отдельные суда идут через систему Ярило сплошным потоком, и здесь, за
незримой границей ближней солнечной орбиты, внутри области которой вращаются обитаемые
Земли, эти потоки разделяются на множество рукавов. Транспортные рукава тянутся к
различным зеркалам ноль-переходов, происходит это вне зависимости от того, находится ли
система Ярило за Рубежом или внутри оного, и эта часть солнечной системы всегда имеет
высокую транспортную активность. В целях усиления общего уровня безопасности и
спокойствия как Экспериментаторов, так и самих транзитёров здесь выстроена сеть
космических крепостей. Мимо одной из них колонна Хардстейна проходит сейчас. Даарийский
воин устремил взгляд на сферическую громаду крепости, испускающую звёздное свечение под
лучами неугомонного светила.
Это Аргус, космическая крепость и один из пунктов постоянной дислокации подразделений,
входящих в состав сил прикрытия системы Ярило. Аргус был выстроен искусными
Даарийскими Мастерами из Рода Ярнвиль свыше ста восьмидесяти шести тысяч лет назад, в те
давние лета, когда Эксперимент получил своё первое расширение. Род Ярнвиль происходит из
Даарийского Мира Артемиды, из системы Аргус, в честь которой Мастера и назвали крепость.
За прошедшие десятки тысячелетий крепость многократно модернизировалась, но её внешний
вид остался неизменным: изготовленный гениальными Созидателями исполинский
серебристый шар, покрытый орнаментом воинской касты и уникальным родовым узором, не
просто излучал энергию – крепость сияла руническими контурами, переливая потоки энергии
по своему внешнему периметру, из-за чего каждый пролетающий мимо ощущал направленный
на себя пристальный пылающий взор, словно пронизывающий насквозь. На Тёмных это
производило сильное впечатление, и крепость Аргус была внесена едва ли не всеми
ближайшими Тёмными цивилизациями в путеводители как уникальный объект, не имеющий
аналогов.
Крепость была и вправду хороша, издали притягивая взгляд и вызывая нервозность у Чужих,
скрывающих неприязнь к Сияющим под личиной дружелюбной улыбки. За лета службы в
системе Ярило Хардстейн повидал таких немало, и не только Тёмных. На периферии
пространства высоких энергий существует множество Светлых цивилизаций, и не все из них
живут по Конам Совести. Не редкость, что та или иная подростковая Светлая цивилизация в
развитии своём заходит в тупик, обусловленный наличием генов алчности и эгоизма. Зачастую
выход из данного тупика получается весьма кровавым либо для самой оной цивилизации, либо
для её соседей, либо сразу для всех. К счастью, за прошедший Круг Жизни подобной резни в
высокоэнергонных окрестностях системы Ярило не возникало. Зато в низкоэнергонных
окрестностях обитатели рвали друг дружку регулярно. И хоть Ярило сейчас находится внутри
Рубежа, до оного Рубежа рукой подать, он чуть ли не рядом, и вести о вспыхивающих в
Нейтральных Территориях конфликтах доходят сюда быстро.
Судя по густым транзитным потокам, офицер Легированных не ошибался: поблизости
жестоких войн практически нет. Торговые караваны идут с минимальным боевым
сопровождением, а некоторые и вовсе без такового, видимо, рассчитывают пройти весь
маршрут по безопасным солнечным системам. Когда тяжёлые битвы регулярно полыхают
неподалёку, караваны Тёмных приходят со значительно более многочисленной охраной. И
пылающая множеством пристальных взоров крепость Аргус очень убедительно демонстрирует
экипажам боевых кораблей необходимость соблюдать режим запрещения огня, как бы сильно
ты ни ненавидел своего соседа по транзитному потоку. В системе Ярило давно уже никто не
решается развязать боестолкновение, реакция воинской касты Сияющих мгновенна и
общеизвестна, но лишняя психологическая обработка никогда не помешает. Это
дисциплинирует транзитёров.
Главное, чтобы искусные Мастера не установили что-либо подобное во всех системах
союзников. Не то воинской касте станет не с кем сражаться, и это совсем не так хорошо, как
может показаться на первый взгляд. Воин должен быть умелым, дабы в тяжёлый час вражеской
агрессии встретить противника во всеоружии. А без сражений опыта не набрать, учения – это
очень хорошо, но с настоящей боевой работой им никогда не сравниться. Хардстейн не шутил,
когда говорил офицеру Легированных о том, что воинская каста благодарна Родам-
Экспериментаторам.
Колонна касты Строителей пронзила зеркало ноль-перехода, мгновенно оказываясь в далекой
галактике Красной Расы, и личный энергоконтур привычно увеличил активность, реагируя на
обеднённое энергией пространство четырнадцати энергонов. Хардстейн вслушался в
сиротливый энергопоток окружающего космоса. Земля Хель плыла в космическом мраке
неподалёку, и после утончённо-прекрасных планет системы Ярило выглядела грязно-зелёным
шаром, окутанным грязно-серыми воронками циклонов. Если судить по архивным Скрижалям,
Хель сейчас прям цветущая планета: всё покрыто чистыми болотами, круглосуточно льют
чистые дожди, небо вечно забито серыми, но чистыми облаками. Ни смертельной радиации, ни
токсичной жижи, ни канцерогенной пыли уже не осталось, и магнитное поле искалеченной
Земли полностью восстановлено.
Правда, если отключить установленное на полюсах оборудование Сияющих, магнитное поле
планеты вновь рухнет до неких минимальных значений, но оборудование специально
рассчитано и смонтировано таким образом, чтобы не отключаться никогда. Когда-нибудь на
поверхности Хель сформируется плодородный слой и к болотам добавятся джунгли. Но пока
трудиться на её поверхности в составе научных отрядов и групп, время от времени
направляемых сюда научными кастами, есть занятие крайне тоскливое. Все Сияющие из
системы Ярило, имевшие опыт деятельности на поверхности Хель, в один голос заявляли, что
это та ещё пытка: вечно мглистое небо, сквозь которое никогда не видно солнца,
непрекращающиеся серые дожди, подвывающие ветра и болото, раскинувшееся везде, куда ни
глянь. В общем, заунывная тоска. Не обращать на нее внимания пару дней можно легко. А вот
пару лет – совсем наоборот.
Однако сейчас путь каравана Сияющих лежал дальше, и густое ожерелье светящихся звёздным
светом сфер помчалось к области гиперпереходов, быстро набирая форсажную скорость.
Командир боевого охранения вышел на связь с Оперативным дежурным небольшой Даарийской
эскадры прикрытия, охраняющей Землю Хель, и уточнил обстановку.
– После отражения пиратской атаки на орбитальный перерабатывающий комплекс в нашем
секторе всё спокойно, – сообщил Оперативный. – Вокруг кипит жесточайшая резня, две
империи сцепились насмерть из-за какого-то пустяка, который теперь никто из них не может ни
объяснить, ни толком вспомнить. Если бы дело происходило в Серой галактике, я бы гарантию
дал, что без Бессмертных тут не обошлось. Но до пространства Серых отсюда очень далеко, и
Блюстители не ощущают следов их присутствия.
– Кто из Империй атаковал союзников? – поинтересовался командир.
– Никто. – Оперативный прислал образ состоявшегося сражения. – Нападение было
организовано и проведено пиратской эскадрой, возникшей из дезертиров войск обеих сторон
конфликта. Хотя сама по себе эскадра была большая, такими силами вполне можно захватить
солнечную систему уровня местной имперской периферии. Пленные сообщили, что их
капитаны пожелали забрать всё, что имеется на складах ресурсов и готовой продукции
перерабатывающего узла, и скрыться. Многочисленность должна была обеспечить нападающим
высокую скорость грабежа. Но защитники орбитального узла оказали грабителям ожесточённое
сопротивление. Им удалось выслать корабль-разведчик, который выбрался из окружения,
преодолел зону блокады связи и подал сигнал бедствия. На всё это ему пришлось потратить
много времени, за которое орбитальный узел подвергся сильным разрушениям. Защитники
понесли большие потери, но в полном составе не погибли, мы успели прийти на помощь. Позже
подошли подкрепления из системы Ярило, и пиратов разбили наголову. Мы даже наведались к
ним на базу. Незамеченным для окружающих это не осталось, так что сейчас в нашем секторе
действительно тихо.
Строительный караван достиг области гиперпереходов и ушёл в прыжок. Несколько частей
Хардстейн дремал, потом корабельный энергоконтур окрасился вибрациями приближающегося
выхода в реальный космос, и могучий Даарийский ветеран подал энергию собственного потока
на Кристалл Щита. Вообще воин, рождённый в Священное Лето, на борту ударного крейсера
занимает боевой пост оператора центральной орудийной полусферы. Могучий энергопоток
позволяет такому воину наносить по врагу очень мощные удары, и наиболее могучее оружие
доверяется именно ему. Но личные энергии Хардстейна оказались идеально приспособлены к
защитным функциям, и Кристаллы Щита под его потоком порой выдавали двойные показатели
защиты.
По этой причине во время сближения с противником Хардстейн брал на себя основное
взаимодействие с Кристаллами Щита крейсера, серьёзно облегчая процесс прорыва. Как только
приходило время выпускать перехватчики, он садился в ведущую боевую машину, вокруг
которой сплачивался Круг пылающих звёздным огнём и ослепительной яростью кровожадных
серебряных капель, внутри которых сидели его соратники-одногодки, также рождённые в
Священное Лето. Могучий воин, защита которого значительно превышала возможности других
боевых машин Круга, устремлялся в атаку на острие удара, и его перехватчик всегда шёл
первым. Противник пытался уничтожить лидера сразу, но усиленная защита позволяла
выстоять под первыми вражескими ударами немалой силы и драгоценные мгновения
оказывались выигранными. Стремительный рой перехватчиков сближался с противником,
врывался в его ряды, и враги теряли возможность вести по головной машине сосредоточенный
огонь.
Крейсер вышел в реальный космос в соседней солнечной системе, чахлый энергопоток
окружающего космического пространства немедленно вспыхнул образами остальных кораблей
каравана, и ожерелье из светящихся звёздным огнём сфер помчалось к далёкой астероидной
россыпи. На связь вышел командир Патрульной группы, осуществляющей охрану
восстанавливаемых объектов. Даарийский гигант сообщил о том, что всё спокойно, и вскоре
космические суда касты Строителей, объединившись со своими соратниками, приступили к
ремонту.
Перерабатывающий узел был рассыпан по небольшому объёму массивного астероидного
скопления, но бо́льшая его часть была выработана много тысячелетий назад. Новую группу
астероидов Тёмные союзники заметили относительно недавно, её притянуло суммарной
гравитацией астероидного поля в момент прибытия извне сильного астероидного потока.
Произошло это событие тоже совсем не вчера. В те давние времена весь астероидный поток был
выловлен и выработан, и данный источник ресурсов был сочтён полностью истощённым. И
лишь пару десятков лет назад кто-то из косморазведчиков Тёмных союзников обратил
внимание на то, что старое астероидное поле несколько увеличилось. С тех пор тут развернуты
добывающие станции, которые извлекают из астероидов ресурсы, перерабатывая их в сырьё
непосредственно в ходе добычи.
Ме́ста весь данный узел занимал немного, охранять его было несложно, но из-за сильной
скученности астероидов осуществлять патрулирование на крейсерах особого смысла не
имелось. Боевое охранение выпустило перехватчики, с лёгкостью маневрирующие среди
каменных россыпей, и Хардстейн пересел в свою любимую боевую каплю. Перехватчик лихо
огибал космические булыжники, изгрызенные добытчиками ресурсов тысячи лет назад, и
могучие Даарийские ветераны описывали широкие окружности вокруг района проведения
ремонтных работ, в центре которого деловито возились сплюснутые светящиеся шары кораблей
касты Строителей.
Внутренняя граница района, являющаяся густой астероидной взвесью, надёжно перекрыта
перехватчиками, внешняя чистая граница находится под охраной крейсеров, общий
энергопоток космоса показывает полное отсутствие в системе иной активности, и
объединённые в единую сеть Блюстители крейсеров старого и нового боевого охранения чутко
вслушиваются в окружающую пустоту. Случиться чему-либо внезапному решительно
невозможно, и потому можно позволить себе пару-другую фигур высшего боевого пилотажа
посреди астероидного месива.
Исчезновение строительного корабля Хардстейн заметил мгновенно, но в первый миг подумал,
что увлёкся высокими скоростями и непростительно выпал из общего энергоконтура круга
перехватчиков.
– Четырнадцатый космостроитель исчез! – Кристалл Связи полыхнул образом Блюстителя
ближайшего крейсера. – Полное отсутствие энергопотока! Следов уничтожения не наблюдаю!
– Это как так?! – опешил кто-то из капитанов строительных судов. – Он укрылся под полем
преломления?
– У нас нет полей преломления! – недоумённо откликнулся другой Строитель. – Может, он
тайком установил себе поля преломления? Захотел подшутить над нами?
– Я ближе всех, сейчас выясню! – Хардстейн вывел перехватчик из боевого разворота и вложил
мощный импульс в Кристалл Силовой Установки, набирая ещё большую скорость. Сияющая
капля его перехватчика рванулась сквозь астероидную взвесь в спиральном ускорении, ловко
огибая сотни космических камней в кратчайшие мгновения.
– Нет отпечатка работы полей преломления в заданном районе! – с тревогой отозвался
Блюститель, глядя, как четвёрки перехватчиков со всех сторон устремляются за Хардстейном. –
Боевая тревога!
В следующий миг перехватчик Хардстейна на полном ходу выскочил в точку исчезновения
космостроителя и исчез, словно его не существовало.
– Хардстейн исчез! – отреагировал Блюститель. – Следов не наблюдаю! Это Поле Подавления
Высокомерных Тёмных! Здесь рядом Бессмертный, больше некому! Точно такое же нападение
зафиксировано в Мире Юр сто восемьдесят тысяч лет назад!
– Крейсерам атакующий ордер принять! – Командир Патрульной группы стремительным
импульсом раздал боевым кораблям векторы сближения, одновременно выходя на связь со
Штабом Флота. – Волнами, в атаку, вперёд!
Спустя получетверть части рой сияющих перехватчиков прошил точку исчезновения
космостроителя и Хардстейна, но ничего не обнаружил. Следом за перехватчиками по району
прошли крейсеры, выводя Кристаллы Наблюдения на полную мощность, и зона поиска начала
стремительно расширяться. Вскоре из соседней системы прибыло подкрепление, ещё через
часть рядом с астероидным скоплением вспыхнуло призрачное зеркало ноль-перехода, из
которого хлынул поток сияющих боевых кораблей, возглавляемых «Белой Смертью» Боевого
Аса, срочно прибывшего с базы Даарийской группировки в системе Тары. Астероидное поле
перетряхнули вплоть до пылинки вместе с половиной солнечной системы, но никаких следов
обнаружить так и не удалось.
***

Дальняя окраина пространства четырнадцати энергонов, галактика Красной Расы,


провинциальная солнечная система Лиги Созвездий, средняя орбита планеты Чиантис.

– Могущественный Оки! К приёму пострадавших всё готово! Эскадры заняли указанные вами
позиции! – Краснокожий адмирал, командовавший флотом Чиантиса, закончил доклад и
подытожил: – Жду приказов!
– Ожидаем поступления координат на открытие ноль-перехода с минуты на минуту, адмирал, –
произнесла Бессмертная Еви. – Спасательная миссия доложила о прибытии во вражеский
сектор, пока всё идёт хорошо, но эти террористы Светлых невероятно жестоки, и всё может
измениться в любую секунду. Очень на вас надеюсь, адмирал!
– Всё будет сделано профессионально! – веско заявил краснокожий адмирал. – Лиге Созвездий
не впервые разбираться с террористами, и у нас на Чиантисе служат лучшие специалисты
антитеррора!
– Исключительно поэтому заключил контракт именно с вашей планетой, – подтвердила Еви. –
Родные и близкие заложников с замиранием сердца ждут возвращения спасателей.
Эту миссию по похищению Сияющих Бессмертная Еви возглавила лично. Бессмертный Хве
слишком труслив, именно потому он не справился тогда, сто восемьдесят тысяч лет назад. Не
вызывало сомнений, что не справится и сейчас, если хоть что-то пойдёт не так. А «не так» что-
то идёт всегда, если целью твоего нападения становятся Сияющие. К этому нужно привыкнуть
и относиться философски. Но Бессмертному Хве не до философии, сейчас он похищает
Сияющих лично, на собственном Планетоиде Бессмертия, то есть идёт на смертельный риск.
В прошлые эпохи это, бесспорно, было невообразимым нарушением всех законов выживания
Бессмертных. Но не сейчас. Серьёзных войн у Сияющих нет порядка семисот тысяч лет. Как
всегда происходит в подобных условиях, их воинская каста сильно уменьшается в численности,
а количество Боевых Асов в её рядах обвально сокращается. А когда Боевых Асов мало, они не
делают того, для чего более чем достаточно возможностей обычных воинов. Бессмертная Еви
гарантировала, что в необитаемой глухомани, где Бессмертный Хве сейчас проводит
похищение Сияющих, нет ни одного Боевого Аса. Если Хве на этот раз вновь не утратит
самообладания от страха, всё получится. Но будет более разумным заранее взять в свои руки
всё, что не касается непосредственного использования Бо-ка. И Бессмертная Еви сделала это,
досконально продумав миссию от начала и до конца.
Одним из адресов Древа межгалактических ноль-перемещений, созданных Сияющими в
системе Ярило, является планета Хель. Заштатная планетка в заштатной галактике Красной
Расы, находящаяся от Галактики Пограничная настолько далеко, что совершенно непонятно,
как Сияющие вообще пересеклись с тамошними краснокожими. Как-то там эти Красные до
Сияющих таки добрались полмиллиона лет назад или вроде того, не важно. Важно то, что у тех
Красных была веская причина: они вымирали, потому что их планета превратилась в
радиоактивный токсичный пластилин, медленно теряющий атмосферу вследствие гибели
магнитного поля. В своё время Хель имела другое название и являлась столицей колоссальной
межзвёздной империи, но в ходе борьбы за власть стала ареной войны на уничтожение. Итог
стандартен: планета умерла почти полностью, население сократилось до минимума и не
вымерло вместе с планетой лишь потому, что успело переползти под землю, где продолжило
успешно вырождаться.
Потом их гонцы таки ухитрились выпросить у Сияющих помощи, и те согласились.
Бессмертная Еви совершенно не сомневалась в том, что в этом проекте привлекло
энергетических монстров – его призрачная исполнимость. Сияющие до безумного визга
обожают решать неразрешимые проблемы. И это очень, очень хорошо! Потому что именно
благодаря этой их черте в системе Ярило появился Эксперимент, а у Бессмертной Еви появился
неиссякаемый источник прорывных технологий. Жаль только, что Сияющие углубляются в
создание технологических шедевров техногенной науки лишь тогда, когда в системе Ярило
живут Спящие, это происходит гораздо реже, чем хотелось бы. Но в любом случае это
многократно лучше, нежели ничего. И кроме того, благодаря системе Ярило у Сияющих
появилась целая толпа прихлебателей из числа Тёмных Рас, которым энергетические монстры
тоже время от времени помогают с наукой. В общем, жаловаться грех, и Еви не жалуется.
Наоборот, она в восторге! Она даже попыталась как-то раз под прикрытием тонко
организованной провокации напасть чужими руками на планету Хель, дабы заполучить себе
уникальную технологию, с помощью которой Сияющие медленно, но верно возрождают эту
планету. Та миссия провалилась из-за безмозглости исполнителей, но это не столь важно. От
тех, кто знал лишнее, Еви избавилась заранее, остальных перебили Сияющие. С тех пор она не
трогает планету Хель, чтобы не злить энергетических монстров сверх крайних пределов. Да и
восстановление магнитного поля планеты идёт слишком медленно, у Сияющих на это ушли
сотни тысяч лет. Такую технологию вряд ли бы удалось продать массово, слишком долго ждать
результата, покупатели должны быть Бессмертными, а таким проще найти для своих планов
более выгодную цивилизацию.
Но для миссии, задуманной Еви с целью вставить ненавистному Оки ещё одну палку в колёса,
планета Хель вполне подходит. Её обитатели, осмелев от союза с Сияющими и окрылённые
оживанием планеты, выбрались в соседние солнечные системы и начали там какую-то
мышиную возню. Очень удобно и вовремя. Еви организовала в одной из таких систем
внезапную находку ресурсных астероидов на окраине давным-давно выпотрошенного
подчистую астероидного поля, и краснокожие с Хель устроили там добывающий узел. Осталось
лишь спровоцировать войну в галактике и продавать воюющим сторонам оружие вкупе с
военными технологиями, что Еви и сделала. В ходе войны, как всегда и везде, начали
образовываться независимые военные скопления всевозможных дезертиров, бандитов и
пиратов, соображающие слабо, зато желающие денег сильно.
Одну из таких полупиратских-полувоенных эскадр подручные Еви наняли для нападения на
добывающий узел, и безмозглые болваны, увидев количество нулей в чеке, без колебаний
согласились, не задумываясь о последствиях. А зря. Краснокожие с Хель как только поняли, что
не смогут отбить нападение, немедленно воззвали к Сияющим. Те прислали воинскую касту,
которая с наслаждением истинных гурманов вырезала безмозглых идиотов, млея от
эстетического удовольствия. После чего остальные Сияющие немедленно устремились
помогать своим пострадавшим союзникам восстанавливать разрушенную космическую
инфраструктуру. Естественно, что никто из адекватных политических игроков той галактики,
ведущих межзвёздную войну, не стал покушаться на крохотный нищий клочок космоса,
принадлежащий недо-цивилизации Хель.
В восстанавливаемой системе всё было тихо и спокойно, как на кладбище, и Сияющие не стали
каждую секунду держать там миллионные флоты. На это и был расчёт. Сейчас Бессмертный
Хве на своём Планетоиде, надёжно укрытом Полем Подавления от Эмиссара, подкрадётся к
самому ближнему строительному кораблю Сяющих и накроет его вышеназванным полем.
Строительное судно потеряет ход, и специальные роботизированные корабли затолкают его в
навесной трюм, присоединенный к Бо-ка. Всё, как в тот первый раз, только очень быстро и
компактно. Никакой лишней армады вокруг, в условиях астероидных полей она будет только
мешать. Три роботизированных буксира-толкача и минимальное расстояние до ангара. Как
только строительное судно Сияющих окажется внутри поля подавления, Бессмертный Хве
выйдет на связь со своего Планетоида с Планетоидом Еви, которую принимает за Оки, и
установленный здесь генератор ноль-перехода откроет переход прямо перед Планетоидом Хве
внутри Поля Подавления.
Три, максимум четыре секунды – и буксиры затолкают похищенный корабль в ангар. Ещё одна
секунда – и Планетоид Бессмертного Хве проходит сквозь зеркало ноль-перехода. И
оказывается здесь, на дальней окраине четырнадцати энергонов, в галактике, находящейся от
места похищения Бес аж знает где. Это так далеко, что галактика, в которой находится Хель,
покажется вам соседствующей с Миром Пограничной, хотя на самом деле она от Рубежа тоже
Бес знает где. Здесь о Бессмертных и Сияющих помнят далеко не везде, у многих цивилизаций,
возникших спустя сотни тысячелетий после Второй Всеобщей, нет даже архивов на эту тему.
Тут много кто не знает о Светлых ничего сверх того, что эти самые Светлые существуют. Где-
то не пойми где, в бесконечной дали. Одним словом, очень удачное место. Впрочем, таких в
нашем слое Вселенной полно.
Как только наш храбрейший из всех мужественных Бессмертный Хве окажется здесь, он
отцепит внешний ангар с похищенным строительным судном Сияющих и немедленно уйдёт в
прыжок, заметая следы. Еви не стала испытывать его нервы на прочность и сама предложила
ему такой вариант. Если за ним будет погоня, которой, кстати, не будет, пусть ему станет
спокойней. Попрыгает по галактике, пока страх не уляжется, и вернётся к себе в Юр. Либо сам,
если будет совсем напуган, либо с её помощью, это уже детали. Главное, что корабль Сияющих
будет здесь.
Тут на него набросится флот планеты Чиантис, который уверен, что участвует в спасательной
антитеррористической операции, оплаченной правительством Демократической Лиги соседней
галактики. Потому что оным демократам работать из своего пространства слишком далеко и
дорого. В целях экономии генератор ноль-перехода был привезён сюда и почти полгода
заряжался энергией. В действительности для этой миссии Еви копила энергию десять лет, тайно
скупая её во всём этом спиральном рукаве. Спрятать энергонакопитель размером с пятую часть
небольшой солнечной системы было непросто, но мёртвый космос огромен, и всё решаемо,
были бы деньги. А денег у Еви таки есть!
Сложнее оказалось организовать дистанционную трансляцию этой энергии сюда, к ноль-
генератору. Таких технологий в этой захудалой галактике нет, и ведь не продашь! Так можно
засветиться перед Сияющими, если вдруг что-то пойдёт не так. Тем более что оную технологию
они же и разработали. Для своих союзников в системе Сурт, в той самой, которую Еви не
забудет никогда. Там эта технология передаёт энергию от солярных стабилизаторов,
удерживающих звезду Сурт от распухания, на окраины солнечной системы, где её бесплатно
использует цивилизация Нифлькуан. Бешеные деньги от Сияющих, которым не нужны деньги!
Дуракам, несомненно, везёт. И дураки в системе Сурт ценят своё везение – смотрят в рот
Сияющим с зачарованным придыханием.
Короче: местные вояки уверены, что сейчас где-то внутри Рубежа какие-то кровожадные
Светлые, устроившие бойню во времена Второй Всеобщей, схватили несколько тысяч
заложников из числа Красной Расы и пытают их с изощрённой жестокостью. Храбрецы из
спецслужб Демократической Лиги должны выкрасть несчастных прямо вместе с космической
тюрьмой, в которой те находятся, и скрыться от Светлых при помощи ноль-перехода,
открытого в назначенное время на считаные секунды. Если следом за героями бросится погоня,
то местные вояки встретят оную здесь во всеоружии.
Чтобы эффект был гарантирован, Бессмертная Еви заранее разместила вокруг генератора ноль-
перехода эскадру андроидов, выполненных похожими на Сияющих. Андроиды проявятся тут
одновременно с Планетоидом Бессмертного Хве и атакуют местных вояк. Технологии в
местной глубинке не самые топовые, и вояки до сих пор не засекли андроидную эскадру,
находящуюся у них под носом. Вот что значит превосходство в науке! Отличные поля
преломления! Кстати, изобретены Красными в системе Сурт. Нифлькуан является одним из
признанных лидеров в этой области с тех пор, как когда-то давно совершил ряд прорывных
открытий во время первых научных контактов с Сияющими. Как ни крути, а Сияющие – это
источник прибыли, просто получать её необходимо не напрямую, а через их союзников. Это
более безопасно и эффективно.
Но именно сейчас Сияющие нужны Бессмертной Еви для других целей! Пленников будут
всячески истязать, подвергая медленной и мучительной смерти, после которой надругаются над
их останками. Соответствующие специалисты тщательно проработали наиболее ужасающий
сценарий, который не может оставить равнодушным никого. Еви позаботится о том, чтобы
Сияющие получили подробную запись всех дичайших страданий своих соплеменников, и всё
будет более чем красноречиво указывать на то, что совершено это ужасающее злодеяние по
приказу Бессмертного Оки. Основания, мотивы и прочее под всё это филигранно подведены,
так что сомнений у Сияющих не возникнет. А если и возникнут, то к тому моменту огромная
масса тех из них, кто узнает о чудовищном преступлении, будут пылать жаждой отмщения.
Главное, чтобы запылала их воинская каста, остальное не столь важно. Еви не отступится, пока
Бессмертный Оки не заплатит за её унижение с лихвой! Лишь бы храбрейший из мужественных
не провалил тщательно разработанную миссию, не успев её даже начать.
Аппаратура связи Планетоида Бессмертия сообщила об установлении прямого канала
максимального уровня защищённости с другим Планетоидом, и Бессмертная Еви на несколько
секунд отключилась от аватара, находящегося у планеты Чиантис. Прямой вызов необходимо
принимать лично, но краснокожие вояки с Чиантиса всё равно не поймут, что общаются с
аватаром. Их оборудование не сумеет распознать факт временного отключения. Они
принимают аватар за живого Тека, крупного политического и дипломатического деятеля из
соседней галактики, явившегося сюда на борту здоровенного носителя генератора ноль-
перехода.
– Рада видеть вас в полном порядке, Могущественный Хве! – Еви включила улыбку.
– Открывайте ноль-переход! – нервно произнёс Хве. – Начали буксировку судна Сияющих!
– Одну секунду, уважаемый партнёр! – Улыбка Еви стала ещё шире.
Еви отключилась и в эту же десятую секунды вернулась в аватар в рубке носителя:
– Открыть переход!
Составляющие экипаж андроиды немедленно исполнили приказ, и напротив боевых порядков
местных вояк зажглось призрачное подрагивающее пространство изменённой материи.
– Боевая готовность! – браво гаркнул краснокожий адмирал, и аватар Еви сделал напряжённое
лицо, ожидая волнующей развязки.
Две секунды из ноль-перехода никто не появлялся. Потом безрезультатно прошла третья
секунда, затем четвёртая, и Еви невольно заволновалась. На пятой секунде из зеркала на полной
скорости вырвался куб Бо-ка, внутри которого частично виднелся Планетоид Бессмертного Хве,
и Еви ощутила инстинктивное желание отдать приказ об уничтожении конкурента. Что
поделать, за полтора миллиарда лет выработался рефлекс – узнал, где какой-либо Бессмертный
хранит свой Планетоид, – убей! Никогда не пожалеешь! Зато шансы на то, что рано или поздно
пожалеешь, если не сделаешь этого, очень велики! Еви хотела было подавить вздох, но данный
аватар подавлял вздох неэффектно, и она решила просто вздохнуть. Не так символично, зато по
смыслу. Этот молокосос Хве и его заклятая партнёрша Элу нужны Еви в качестве марионеток.
Пока она не отомстит Оки, обоих лучше иметь живыми. Вот потом, когда она сделает это,
можно будет рассмотреть интересные варианты!
Местный эфир вспыхнул изображением аватара Бессмертного Хве, выполненного в виде
сексуальной женщины-Тека, но в данный момент её сексуальность портило паническое
выражение лица.
– У меня на борту войска Сияющих! – выпалил Хве. – Они ворвались в ангар вместе с
захваченным объектом!
В эту же секунду его куб отстрелил от себя внешний ангар и врубил форсаж, бросаясь к
ближайшей зоне гиперпереходов. Заранее настроенная автоматика свернула поля преломления
с замаскированной эскадры андроидов, якобы являющихся оружием Светлых, и вокруг
мгновенно вспыхнул космический бой. Еви даже не пришлось ничего делать, краснокожий
адмирал разразился потоком приказов, его корабли рванулись в атаку, зеркало ноль-перехода
угасло, и Еви бросила носитель в ускорение. Это очень дорогое оборудование, потерять его
таки очень бы не хотелось. Дело тут не в стоимости, а в том, что данный вид ноль-перехода в
этой галактике ещё неизвестен и сразу после успешного завершения мстительной миссии
Бессмертная Еви планировала выгодно поторговать здесь этой технологией.
В следующее мгновение из болтающегося в космосе ангара, лишившегося воздействия Поля
Подавления, вырвался набирающий свечение серебристый сплюснутый шар строительного
судна Сияющих, следом за которым пылающей звёздным пламенем молнией рванулась
ослепительная капля перехватчика. В первую секунду Бессмертная Еви замерла от ужаса, едва
не взорвав аватар на месте. Хве не отыгрывал роль! Здесь действительно воинская каста
Сияющих!!! К счастью, быстро выяснилось, что перехватчик всего один. Видимо, кто-то из
боевого охранения как-то умудрился добраться до ангара Бо-ка за ту лишнюю секунду, которую
столь бездарно потратил наш храбрейший из мужественных.
И хвала Эмиссару, этот воин Сияющих не был Боевым Асом. Судя по тому, что его перехватчик
светится гораздо ярче привычного порога светимости, его пилот относится к одному из высших
подвидов Сияющих. Но всё же не Боевой Ас, так что единственной смертельной угрозы не
возникло. Но обязательно возникнет, если Сияющие сумеют подать сигнал бедствия. Пока что
их надёжно глушат все, начиная от войск Красных и заканчивая эскадрой его андроидов-
псевдосияющих, которые на фоне настоящих Сияющих выглядят неубедительно от слова
«совсем». Бессмертная Еви заранее позаботилась о РЭБ-системах, но, если перехватчик
вырвется из окружения или их сигналы бедствия всё-таки прорвутся через блокаду, дело может
принять крайне скверный оборот. Когда воюешь против биоэнергетических технологий
Сияющих, сложно быть уверенной в чём-то на сто процентов.
– Адмирал! – Бессмертная Еви вышла на связь с лидером войск Красных. – В первую очередь
уничтожьте вражеские корабли, излучающие энергетическое сияние! Это наиболее опасный
противник! Они не должны суметь вызвать подкрепление, иначе здесь воцарится ад! Это
фанатики! Они не остановятся ни перед чем, включая уничтожение звезды!
– Ни один из террористов не уйдёт отсюда живым! – зло пообещал адмирал, не спуская глаз с
тактических экранов своего флагмана.
Судя по выражению его лица, он никак не ожидал, что перехватчик Сияющих способен
разбирать на запчасти штурмовые фрегаты одним сосредоточенным залпом, не говоря об
истребителях. Потери адмирала росли с каждой секундой, и Еви оставила его разбираться с
проблемой самостоятельно. Итак, планы придётся менять. Пока перехватчик жив, судно
Сияющих не заполучить. Ждать, когда Красные уничтожат перехватчик, не стоит. Может, всё
обойдётся, а может, через пару минут здесь будут вполне настоящие Боевые Асы Сияющих. И
тогда станет уже не до выбора вариантов. Разумнее задействовать план «Б».
Аватар Еви испустил серию радиосигналов, отдавая приказы Искусственному Интеллекту, и
носитель выбросил десяток специализированных дронов. Дроны содержали подлинные записи
переговоров якобы Бессмертного Оки с лидерами планеты Чиантис от начала и до конца
миссии. Их устройство было выполнено максимально простым: накопитель данных, генератор
поля преломления, простенький двигатель и небольшая фотонная ловушка. Этого хватит, чтобы
рассеяться по данной солнечной системе и дождаться появления здесь спасательной экспедиции
Сияющих. А она здесь обязательно появится, Бессмертная Еви чувствовала это собственной
задницей, хотя оная хранилась внутри её Планетоида Бессмертия довольно далеко отсюда, в
соседнем спиральном рукаве.
Убедившись, что космодроиды благополучно разошлись в разные стороны, никем не
замеченные, Бессмертная Еви дождалась, когда носитель достигнет области гиперпереходов,
подготовила гиперпривод к мгновенному прыжку и принялась наблюдать за развитием
событий.
Эскадра псевдосияющих андроидов показала себя блестяще. Еви улыбнулась своеобразному
каламбуру. Андроиды уничтожили Красным пару десятков истребителей, несколько фрегатов и
даже повредили крейсер, идеально выполняя главную функцию: следовать за кораблями
Сияющих и держать максимально возможный уровень помех. Остальное сделали настоящие
Сияющие. Их перехватчик перешёл в режим «битва насмерть» и в буквальном смысле сеял
смерть. Поначалу краснокожий адмирал бросил на него свои истребители, наивно полагая, что
несколько сот таковых мгновенно сожгут любую одиночную машину противника.
Но перехватчик Сияющих оказался обладателем сверхмощной защиты и виртуозно скрывался
от концентрированного огня среди андроидов Еви. Поначалу он даже не вёл по ним огонь,
видимо, не сразу сообразил, что андроиды, воюя на его стороне, одновременно атакуют его
РЭБ-оружием. Потом Сияющий заподозрил неладное и сжёг пару андроидов, но тут же понял,
что без них окажется один на один с флотом Красных, и сосредоточился на защите
строительного судна.
Собственно, если бы не гражданское судно, перехватчик имел достаточно заметные шансы
вырваться из окружения. Его облепили со всех сторон, но перехватчики Сияющих обладают
фантастической манёвренностью и запредельной скоростью. Он мог бы рискнуть и прорваться
через флот Чиантиса на форсаже, или как там воины Сияющих это делают. Возможно,
перехватчик бы не выдержал нескольких столкновений, которые были неизбежны, и
разрушился. А возможно, и нет. Еви не сомневалась, что воин Сияющих не испытывал по этому
поводу ни малейшего страха. Он боялся не столкновений. Он боялся оставить без защиты
строительное судно. Вот кому из окружения не выйти никак. Андроиды вертелись вокруг него
сплошным роем, так что форсаж вызовет серию столкновений сразу же, и пара вторичных
соударений с кораблями Красных поставит в такой попытке огненную точку. Краснокожий
адмирал обязательно бросит на столкновение десяток своих линкоров, он уже вывел их на
удобные с этой точки зрения позиции.
Но легче адмиралу от этого не стало. Космостроитель Сияющих ведёт огонь из
противометеоритных систем и таранит одиночные истребители, причём очень успешно. А
перехватчик – внезапно! – перехватывает штурмовые фрегаты и десантные боты, рвущиеся к
космостроителю сплошным потоком. Адмирал потерял уже половину десантных ботов и прячет
остальные за крейсерами, которые прекратили дальний контакт и идут на сближение с
гражданским судном Сияющих с целью абордажа. Сияющим не выстоять, это элементарно, но
на Чиантисе этот бой будут помнить очень долго.
Вскоре лучащийся антрацитовой чернотой перехватчик получил чрезмерное количество
повреждений, и его боевая эффективность снизилась. Космостроитель оказался под плотным
огнём и начал терять испаряющиеся куски сияющей обшивки. Сияющие поняли, что вырваться
им не удастся, и внезапно предприняли неожиданный манёвр. Вместо суицидального прорыва в
открытый космос оба корабля включили форсаж и рванулись к обитаемой планете. С этой
стороны у Красных было меньше войск, и прорыв Сияющим в какой-то мере удался: совершив
серию таранных ударов, космостроитель окончательно развалился, утратив едва ли не четверть
своего размера, и оставшаяся часть судна с угрожающей скоростью вошла в планетарную
атмосферу. Следом за ней устремился умирающий перехватчик, за ним рванулись Красные
вперемешку с немногочисленными полудохлыми андроидами.
Данные приборов, транслируемые с последних, показывали, что Сияющие уже не транслируют
сигнал бедствия. Ибо транслировать нечем. Несколько секунд Бессмертная Еви раздумывала,
стоит ли ждать, чем всё закончится, но пришла к выводу, что не стоит. Во-первых, наземный
штурм ничего Красным не даст. Сияющие взорвут себя вместе с первой волной краснокожего
спецназа, это уже не вызывает сомнений. А во-вторых, она и так слишком сильно здесь
задержалась. Бессмертная Еви отдала радиокоманду, и носитель ушёл в прыжок. На обзорных
экранах изображение усыпанного разбитыми кораблями околоземного пространства Чиантиса
сменилось безликим ничто гиперпространства, и Еви сразу же стало значительно легче.
Миссия завершена успешно, и теперь можно спокойно вздохнуть вполне по-настоящему.
Сияющие как-нибудь узнают о том, что здесь произошло, и Бессмертный Оки точно
поднимется в топе их врагов. А после того как местные Красные, которым спасательная
экспедиция Сияющих надерёт задницы, узнают, что в их бедах виновна не цивилизация Теков
из соседней галактики, а подлый Оки, он попадёт ещё и в их чёрный список. Вряд ли Оки когда-
нибудь тут появится, это маловероятно, но если вдруг такое всё же произойдёт, его ожидает
неприятный сюрприз! Мелочь, но приятно!
***
Жаркое солнце было скрыто за здоровенным грозовым фронтом, хлещущим тропическим
ливнем, и к высокой влажности прибавилась духота, словно вокруг не морское побережье, а
общественная баня. Теряющаяся в дождевом полумраке водная поверхность пузырилась от
бесконечных ударов тысяч дождевых капель, и над водой было видно ещё хуже, чем под ней.
Хорошо хоть не штормит, иначе вместо работы кому-нибудь пришлось бы следить за лодкой,
чтобы не перевернуло или не утянуло в открытое море.
Найра вынырнула на поверхность, ухватилась за край ободранного пластикового корпуса и
устало вскарабкалась внутрь старой обшарпанной рыбацкой лодки. В лодке оказалось по
щиколотку воды, пришлось достать из-под заменяющей давно сломавшееся сиденье деревянной
доски ковш и вычерпывать воду вручную. Низвергающийся с неба ливневый поток гулко
тарабанил по надетому на голову пластиковому гребню антидекомпрессионной гарнитуры, и
девушка сняла устройство, стараясь не распустить оставшуюся без поддержки шишку, в
которую были собраны её длинные чёрные волосы. Пару минут она под дождём вычерпывала
ковшом воду, но уровень затапливающей лодку воды уменьшился совсем ненамного.
В громком шуме бьющего в морскую поверхность ливня всплеск воды за бортом был почти
неразличим, и появление Тивы Найра заметила лишь тогда, когда увидела, как тонкие пальцы
напарницы хватаются за исцарапанный край лодочного борта. Тива подтянулась на руках и с
замученной гримаской влезла в лодку. Она устало опустилась на вторую доску, заменявшую
сиденье аналогично первой, и несколько секунд восстанавливала дыхание.
– Ничего? – Найра скользнула взглядом по пустому мешочку, прикреплённому к поясу
подруги. – Мотопомпа опять сдохла. И где-то появилась течь, нас затапливает сильнее, чем
просто от дождя.
– Пусто везде, – сокрушённо выдохнула Тива, нащупывая под сиденьем второй ковш. – А у
тебя?
– Тоже, – невесело поморщилась Найра, – тут всё обчистили до нас. – Она осмотрела
обнажённое тело напарницы и кивнула на свежую царапину на голени подруги: – Ты заплывала
в коралловый лес? И как там?
– Ещё хуже. – Тива одной рукой вычерпывала ковшом воду, второй рукой снимая ласты. –
Браконьеры порезали все раковины. Теперь в ближайшие пять лет там ничего не вырастет. –
Она зло скривилась: – Вот уроды! Целую колонию под нож пустили! Я о пробитую раковину
порезалась! Теперь неделю заживать будет…
Она умолкла и продолжила вычерпывать воду. Несколько минут подруги сосредоточенно
боролись с затоплением, и Найра мрачно размышляла над надвигающимися чёрными
перспективами. С уловом не везло второй год подряд, но с началом этого лета всё стало совсем
плохо. За пять месяцев им удалось разыскать всего одну розовую жемчужину на двоих, и даже
она оказалась совсем маленькой. По уму её не стоило забирать из раковины, надо было не
трогать и вернуться к концу года, месяцев через шесть, когда жемчужина увеличится до более-
менее нормальных размеров. Но было ясно, что так долго она тут не пролежит. Не заберёшь ты
– заберут другие. После того как два года назад Трещащий каньон был объявлен запретной
зоной, все, кто промышлял добычей жемчуга на его побережье, переселились сюда.
Места тут и так-то были бедные, а сейчас и вовсе стало просто шаром покати. Если бы не
джунгли рядом с их деревней, запросто можно было бы от голода ноги протянуть. Заработать
на хлеб – та ещё проблема, и когда есть нечего, деревенские ходят в джунгли, попытать счастья
собирательством. Беда в том, что эти джунгли являются государственным заповедником. Когда
лет двести назад на Чиантисе из-за обилия промышленных кластеров с экологией стало совсем
хреново, планетарная администрация получила ультиматум от Лиги Созвездий: или Чиантис
восстанавливает качество атмосферы, или исключается из Лиги. Потому что поток беженцев,
ищущих лучшей жизни, идущий с Чиантиса неиссякаемой рекой, всех достал. Лига даже
выделила Чиантису ссуду для восстановления лесов.
Планетарная администрация не имела ни малейшего желания остаться один на один с пятью
десятками созвездий, в каждом из которых найдётся хотя бы один желающий тебя завоевать и
превратить в ресурсный придаток. Ссуду освоили с размахом, подведя под это дело пафосную
общепланетарную кампанию по восстановлению фауны и флоры. Усыпающие планету свалки и
могильники вычистили, их территории рекультивировали и засеяли джунглями, завезёнными с
более развитых планет Лиги. Через сто лет всё зацвело и заблагоухало, воздух очистился, и
планетарная администрация принялась за очистку морей. Сейчас Чиантис вновь имеет высокий
экологический индекс.
Это, конечно, очень здорово. Жить в сплошном карьере, загаженном до самой стратосферы,
совсем не хочется. Однако проблема в том, что население растёт быстро, работы на всех не
хватает, и люди пытаются прокормиться, как могут. Но на территории заповедников нельзя
охотиться, собирать плоды и вообще ничего нельзя из того, что может быть расценено как
попытка разрушения с таким трудом воссозданной первозданной экосистемы. За плод дикого
манго можно схлопотать тюремный срок, за убитого зверя светят радиоактивные рудники, за
сопротивление аресту спецслужбы убивают на месте. Многие старики, оставшиеся в
одиночестве, специально идут в заповедные джунгли и рвут плоды, чтобы попасть в тюрьму.
Там хоть как-то кормят. Мало, но старикам хватает. Они обычно и не планируют вернуться
назад. Сразу прощаются со всеми навсегда.
Поначалу в их деревушке всё было не так плохо. Не хуже, чем везде. Кормиться в заповеднике
всегда запрещалось, но рядом море, там можно рыбачить, а с другой стороны деревни
начинаются обширные маисовые плантации, примыкающие к заповеднику. Местные с
незапамятных времён батрачили на здешних плантаторов. Но с наступлением экологического
рая численность населения начала расти, и лет двадцать назад на Чиантисе случился очередной
демографический взрыв. В их деревне в ту пору родилось очень много детей, в числе которых
были Найра с Тивой. Они одногодки, выросли в соседних дворах, дружат лет с пяти или шести.
В обеих семьях на свет появились одни девочки в большом количестве, да и в целом в деревне
мальчишек рождалось совсем мало вот уже лет сорок. Обычно это не было проблемой: баланс
женщин и мужчин репродуктивного возраста держался, как везде, две к одному. Девушки,
подрастая, образовывали супружеские пары и выходили замуж, пусть не всегда выгодно, зато
успешно. Но теперь на Чиантисе женщин больше втрое, а в их деревне и вовсе впятеро. Все
мужики нарасхват, даже совсем ленивые, и так просто замуж не выйдешь. Хотя Тиве с Найрой в
этом смысле не повезло вдвойне.
Девушками они были вполне себе симпатичными и фигуристыми, потому что лет с пятнадцати
зарабатывали на жизнь ныряльщицами. Деревенька у них батрацкая и бедная, лицензию на
рыбную ловлю неимущим покупать слишком дорого, да и позволить себе полноценный
рыбацкий катер никто не мог, для батрака это неподъёмная роскошь. А сетями у побережья
много не наловишь, рыба тут в основном либо несъедобная, либо очень мелкая, либо и вовсе
ядовитая. За хорошим уловом нужно выходить далеко в море, но у здешнего побережья часто
штормит, и на обшарпанной пластиковой лодке далеко не уйдёшь. Нищие рыбаки тут гибнут
чаще, чем солдаты на войне.
Зато в непосредственной близости от береговой линии можно вполне официально собирать
медицинский жемчуг. Местное прибрежное мелководье – это коралловая стена, тянущаяся на
полтора десятка метров в море и резко уходящая в подводную бездну на два километра. Так что
глубины здесь огромные, и начинаются они сразу же, как только заканчивается коралловое
основание. Но сама коралловая стена не ровная, как стена, а уступчатая, как каскад террас.
Между террасами по высоте серьёзное расстояние, не меньше десяти метров, а иногда и свыше
двадцати. И на этих самых террасах, посреди коралловых зарослей, живут колонии морских
раковин.
Раковины эти ценны тем, что выращивают внутри себя жемчужины. Денег на высшее
образование в деревеньке не имелось, все пользовались пиратскими гипнограммами, достать
которые удавалось за пару мешков маисовой муки или воз сахарного тростника. По таким
гипнограммам образования особо не получишь, но для жизни вполне хватает, чтобы не быть
примитивной дремучей батрачкой, верящей в демонов и деревенских колдуний. Найра даже
была в курсе, что обычный жемчуг растёт в моллюсках десятки лет и его так быстро не
соберёшь. Местный жемчуг уникален дважды: он мягкий и вызревает внутри раковины за год,
из него не делают драгоценности, зато изготавливают очень ходовые лекарственные препараты.
А ещё время от времени в раковине можно найти уникальную розовую жемчужину, за которую
платят вдесятеро. Потому что она обладает какими-то очень востребованными и очень редкими
свойствами.
Фармацевтические компании очень хорошо платили за розовые жемчужины, да и обычный
медицинский жемчуг был товаром выгодным. Стоил он немного, но зато его под водой имелось
в изобилии, потому что колония обобранных раковин через год рождала новые жемчужины.
Поэтому в деревушке ныряльщицами были все, кому не удалось устроиться на плантации.
Плантаторы предпочитали брать на работу мужчин, потому что они не уходят в декрет и
головной боли с ними меньше. Но в обычные времена на плантациях хватало и женщин, ибо
мужчин всегда мало и они все батрачат гарантированно. За одного такого мужчину Найра и
Тива вышли замуж, когда им исполнилось восемнадцать.
Поначалу всё было хорошо, муж работал у плантатора, они ныряли за жемчугом и занимались
домашним хозяйством, очень по-доброму решая, кому же из них первой получить
беременность. И вдруг, в один далеко не прекрасный день, их муж не вернулся домой с работы.
Сутки его не было на связи, потом обеспокоенные жёны пошли к плантатору. Оказалось, что
муж не появлялся у него третий день. Найра и Тива позвонили в полицию, но неожиданно
полицейские сами явились к ним в лачугу.
Оказалось, что их муж связался с какими-то аферистами, посулившими ему большой куш. Он
должен был вместе с ними сыграть в азартную игру против очень богатого землевладельца и
выиграть огромную сумму. Деньги он выиграл, потому что аферисты подстроили ему победу,
но землевладелец заподозрил обман и обратился в спецслужбы, среди руководства которых
имел влиятельных друзей. Спецслужбы подняли записи с датчиков наблюдения и
зафиксировали факт преступления. К тому времени аферисты скрылись с деньгами, ибо их
имён никто не знал, а вот мужа, который непосредственно выступал игроком против
землевладельца, отыскали сразу же. Его арестовали прямо в городе, он даже не успел сбежать в
деревню.
Деньги у него изъяли, но далеко не все. Основную сумму забрали аферисты, которые
благополучно успели покинуть Чиантис. В результате суд признал мужа виновным в
мошенничестве, и его посадили в тюрьму до тех пор, пока сумма ущерба не будет полностью
выплачена пострадавшему. Полиция конфисковала всё то немногое, что имелось в молодой
семье, и Найра с Тивой остались в пустой лачуге. Повезло, что долг не повесили ещё и на них,
такое могло бы быть запросто. Судья оказался мужчиной и просто пожалел молодых девушек,
которые не имели к мошенничеству никакого отношения.
Год муж просидел в тюрьме, потом Лига Созвездий вступила в какую-то очередную войну, и он
подал прошение о зачислении в армию. Во время войны солдатам неплохо платят, и он
надеялся выплатить долг за несколько лет. В результате его убили в первом же бою, и
государство выплатило жёнам компенсацию. Но тут обманутый землевладелец пришёл в
праведное негодование и подал кучу исков в кучу инстанций. Которые подозрительно быстро
встали на его сторону. Компенсацию у них отобрали и отдали землевладельцу. В этот раз
судьёй была женщина, и жалеть их никто не стал. Так Найра и Тива оказались вдовами
преступника, без гроша в кармане, без работы и без шансов выйти замуж, потому что вокруг
было предостаточно молодых девушек, замужем ещё не побывавших.
Два года они жили в пустой хибаре, зарабатывая сбором жемчуга, и смогли немного обжиться
нехитрым скарбом: купили подержанную кровать, стол с парой стульев, старый покосившийся
одежный шкаф и видавшую виды рыбацкую лодку с мотором и мотопомпой. Остальные деньги
были потрачены на приобретение антидекомпрессионных гарнитур, без которых ныряльщице
никуда. Антидекомпрессионная гарнитура надевалась на голову подобно наушникам и
представляла собой специальную пластиковую маску, защищающую уши, нос и глаза. Это
помогало быстро опускаться на большие глубины, не страдая от давления, которое в обычных
условиях очень больно давило на барабанные перепонки и требовало погружаться медленно, с
регулярным продуванием носа, что сильно тратило время и ещё сильнее – запас воздуха в
лёгких.
Потому что ныряльщицы погружаются без аквалангов и прочих средств подводного дыхания,
надеясь только на собственные лёгкие. Государство, прекрасно понимающее, что отследить
сотни тысяч сборщиков жемчуга есть задача непростая, придумало иной способ наложить лапу
на нелегальную добычу: приобретение, владение, изготовление и использование аппаратов
подводного дыхания требовало лицензии. Стоила она дорого, а наказание за её отсутствие было
ещё хлеще, чем за сбор плодов внутри заповедных джунглей. Поэтому акваланги и прочее
имелось только у коммерческих аквахолдингов и у зажиточных Теков. Обладатели такого
оборудования погружались на сотни метров, туда, где колонии раковин были в разы
многочисленнее, и собирали жемчуг там. Там же аквахолдинги культивировали собственные
колонии.
Простые ныряльщицы довольствовались глубинами до сорока метров, а чаще много меньшими,
на которых найти раковину и извлечь оттуда жемчужину было реально за время задержки
дыхания. Раковин на таких глубинах имелось значительно меньше, и прятались они среди
кораллов гораздо лучше. Поэтому умение обходиться без воздуха порядка трёх-четырёх минут
являлось залогом успешных поисков, а когда на счету каждая секунда, без хорошей
антидекомпрессионной гарнитуры не обойтись. Стоила такая немало, поэтому на всём
остальном приходилось экономить: прочее снаряжение ныряльщицы состояло из ласт,
подводного ножа в ножнах на голени и коротких обтягивающих шортов, на которых имелся
ремень. К ремню цеплялся мешочек для добычи, фонарик и что-нибудь ещё, если на это «что-
нибудь ещё» хватало денег.
У Найры с Тивой лишних денег не имелось, но обе они ныряли с детства, поэтому умели
задерживать дыхание на три минуты и могли обходиться без прочих затрат. Разве что на
больших глубинах без гидрокостюма иногда бывало холодно, но это вполне можно
перетерпеть, если работать ногами поэнергичней и не терять времени даром. Хорошая
ныряльщица отлично знает район поисков и местоположение каждой раковины в нём. Когда
тебе не приходится метаться вверх-вниз на незнакомом месте, работа твоя не так уж сложна:
осмотри все раковины, аккуратно разожми им створки, достань жемчужину и сожми створки
обратно. Вот и всё. Ну, ещё порадуйся, если среди добычи вдруг нежданно-негаданно окажется
розовая жемчужина. Дело сделано. Остаётся вернуться сюда через год, а пока можно
отправляться на следующее место.
Заработок небольшой, но зато есть. От голода не умрёшь, и вообще ныряльщица хоть бедна,
зато независима. Это в миллион раз лучше, чем идти на панель, как поступают многие девушки,
которым хочется заработать быстро и не напрягаясь.
Но два года назад всё сильно ухудшилось. На Чиантис напали какие-то злобные кровожадные
террористы из числа Светлых. Если верить видео в сети, некоторые из них были Сияющими.
Как вообще Светлые оказались в этой галактике, между которой и Рубежом лежит ровно всё
пространство четырнадцати энергонов, никто не понимал. Вроде как Сияющие взяли несколько
тысяч заложников в соседней галактике, чтобы жестоко истязать их до смерти, и спецслужбы
пострадавшего созвездия устроили спасательную миссию. Для того, чтобы попасть к Сияющим,
им потребовался ноль-переход, и открывать его было выгоднее из нашей галактики, так
требовалось меньше энергии. И вроде бы их инженеры рассчитали, что самое выгодное место
для ноль-перехода – это орбита Чиантиса.
Наша планетарная администрация согласилась оказать помощь, за которую соседи очень
хорошо заплатили. И ещё лучше заплатили за энергию, которую Чиантис предоставлял
генератору ноль-перехода в течение полугода. В общем, в назначенное время гости привели к
Чиантису супертехнологичный генератор ноль-перехода и отправили к Сияющим своих
военных. Те выкрали у них заложников и вернулись обратно, но кровожадные твари бросились
в погоню и вывалились вместе с ними из ноль-перехода сюда. На орбите Чиантиса произошло
космическое сражение, в ходе которого Сияющие были уничтожены. Но не все.
Пара их самых опасных кораблей, будучи едва ли не полностью разрушенными, сумели
вырваться из окружения и совершить аварийную посадку на Чиантис. Наши военные бросились
в погоню, быстро отыскали место падения вражеских звездолётов и провели наземный штурм.
В ходе которого кровожадные фанатики взорвали сами себя вместе с передовой группой
захвата войск Чиантиса. Сначала все подумали, что враги погибли в полном составе, но позже,
когда началось тщательное расследование места подрыва с целью найти и изучить что-нибудь
из вражеских технологий, оказалось, что один Сияющий выжил. С тех пор он скрывается в
джунглях, военные и спецслужбы его ищут, а район поисков объявлен запретной зоной.
Проблема в том, что данный запретный район – это Трещащий каньон, здоровенный кусок
джунглей размером сто на сто километров. Сам каньон пересекает его приблизительно
пополам, располагаясь параллельно морскому побережью, по обе стороны каньона расположен
государственный заповедник, промысел в котором всегда был запрещён. А вот вдоль морского
побережья заповедника тянется большой коралловый риф, который начинается в тысяче
километров южнее и заканчивается здесь. Подводные террасы этого рифа в районе Трещащего
каньона несут на себе одну из самых богатых россыпей колоний жемчужных раковин. И
промысел там всегда был разрешён.
Весь глубоководный участок этого побережья эксплуатировался аквахолдингами, а менее
глубокие глубины служили источником дохода для частных лиц. Ныряльщиц и ныряльщиков
там всегда было полно, но обилие раковин позволяло прокормиться всем. Найра и Тира
несколько раз ходили туда на своей лодке и всегда возвращались с добычей. Правда, занятие
это было довольно нервное, приходилось вставать затемно, чтобы совершить часовой
шестидесятикилометровый переход, потому что изношенный мотор их лодки быстрее тянуть не
мог. На месте предстояло много ругаться с конкурентками, после окончания сбора отдавать
часть добычи тамошним водным инспекторам, которых государство натыкало туда в избытке, и
ещё час трястись по свежеющей к вечеру волне домой.
Стоило всё это того не всегда, порой здесь, у домашнего побережья, добыча получалась более-
менее такой же с учётом отсутствия тут водных инспекторов. Проблема не в этом. Она в том,
что после объявления Трещащего каньона запретной зоной промысел в его прибрежных водах
был запрещён, и все, кто там нырял, перебрались сюда. Конкуренция здесь мгновенно
подпрыгнула до неба, и далеко не богатые колонии раковин быстро разорили. Особенно
досаждали браконьеры. Раньше их тут почти не было, потому что собирать жемчуг в здешних
местах непросто, глубины большие и раковины хорошо прячутся среди кораллов. Зато теперь
браконьеров стало полно.
Эти уродские бичихи не в состоянии задерживать дыхание надолго, а урвать жемчужину им
хочется. Поэтому они, вместо того чтобы аккуратно разжать раковине створки, забрать
жемчужину и столь же аккуратно сжать их обратно, дабы можно было вернуться сюда через год
за новой жемчужиной, просто вспарывают раковины ножом. Есть жемчужина, нет её – им
плевать, как плевать и на то, что раковина может погибнуть. Пробитые ножом мелкие раковины
умирают сразу, крупные обычно выживают, но на восстановление до жемчугоносного
состояния им требуется почти пять лет. Но браконьеры пришлые, это для них места не родные,
и задерживаться тут они не планируют. Прошли вдоль побережья, испортили всё, что сумели
отыскать со своими примитивными способностями, и поплыли дальше. Одни бичихи свалили,
следом за ними появились другие.
И ничего не сделать! Аквахолдинги с ними не борются, потому что свои плантации у них
глубоко, туда браконьерам не нырнуть. Хорошо экипированные частники с аквалангами и
лицензией на подводное оружие тоже с ними не борются, потому что точно так же имеют
возможность собирать на больших глубинах. А простым ныряльщицам со всеми браконьерами
не справиться. Ныряльщицы конкурируют друг с другом и редко ныряют большими группами.
Обычно по двое-трое, если это женская пара или мать с дочерьми. А чаще и вовсе поодиночке.
Браконьеры об этом знают и потому держатся стаями по десять-пятнадцать бичих. Все с
ножами, как положено. Как тут вдвоём справиться?!
Найра с Тивой сталкивались с такими раз двадцать. Пытались ругаться, даже вызывали
полицию. Но к тому моменту, когда полиция появлялась, браконьеры были уже на берегу, и
доказать, что они режут раковины, Найра с Тивой не могли. Полиции чаще всего на эту
мышиную возню было плевать, закон об охране государственной природной собственности
обязывал их реагировать на подобные вызовы, но возиться с какими-то бичихами им было лень.
Если наряд полиции оказывался женским, они зачастую прямо говорили, что для них бичихами
являются все, здесь собравшиеся, и Бес поймёт, как отличить добропорядочных ныряльщиц от
браконьеров: все тут голые, с минимумом снаряжения, а то, которое есть, заношенное донельзя.
Когда в составе полицейского наряда были мужчины, так прямо ныряльщиц никто оскорблял,
но суть оставалась той же. Полиция ограничивалась устным предупреждением. При этом
женщины-полицейские волком смотрели на всех, на кого мужчины-полицейские бросали
заинтересованные взгляды, так что ещё неизвестно, в каком именно случае к ныряльщицам
относились хуже. В итоге полиция прогоняла всех, и день был потерян, потому что над местом
конфликта наряд обычно оставлял полицейского дрона, который висел там до темноты и
улетал, чтобы никогда не вернуться.
Деревенское прибрежье быстро обеднело, и добыча стала скудна и редка. За год деньги у
подруг закончились и стали накапливаться долги. Хорошо хоть оставшаяся им от мужа халупа
была тем ещё простецким жилищем, налог на нее совсем невелик. Но даже его необходимо
выплачивать. А ещё нужно платить за обслуживание топливного элемента лодочного мотора, за
доступ в сеть, за связь, за электроэнергию и воду – без заработка всё это не потянуть. Поэтому
Найра с Тивой оставили себе один профиль сетевого доступа на двоих, оплаченный по
минимальному тарифу, тщательно экономили электричество и старались грести на вёслах там,
где можно было обойтись без запуска лодочного мотора.
Но год назад спецслужбы предприняли очередную попытку масштабного прочёсывания
запретной зоны, потому что заметили что-то там со спутников. В ходе прочёсывания они
натолкнулись на Сияющего, но произошло это, как всегда, не в том месте, где его искали. По
этой причине энергетический монстр застал военных врасплох, они понесли потери, и ему
вновь удалось скрыться. Спецслужбы в бешенстве рыли землю клыками и копытами, но
отыскать его не смогли. В сети на эту тему поднялся очередной срач до неба. Одни заявляли,
что давно пора разбомбить Трещащий каньон с орбиты вместе с Сияющим, другие требовали
потребовать военной помощи от Лиги Созвездий, третьи просто подливали масла в огонь ради
прикола.
Были, как водится, и умники. Они всегда есть, когда надо порассуждать в сети. Умники с
умным видом заявляли, что бомбить Трещащий каньон бесполезно, ибо каньон с заповедником
умрут, а Сияющий – нет. Мол, учите матчасть! И давали ссылки на дремучие архивы, в которых
рассказывалось о невообразимой мощи Сияющих. Понять, откуда эти архивы взялись, никто не
мог, потому что цивилизация на Чиантисе возникла сто пятьдесят тысяч лет назад, а Вторая
Всеобщая закончилась лет этак за полмиллиона до того момента. Если бы не эта миссия с
освобождением заложников, никто тут никогда о существовании Сияющих даже не узнал.
Поэтому немедленно нашлись другие умники, которые обвиняли первых умников в том, что всё
это грамотно устроенная подделка, а никакие не древние архивы. Первые ссылались на
дипломатические миссии других планет Лиги Созвездий, вторые не верили, ну и так далее.
Потом появлялись третьи, четвёртые, пятые – в общем, вникать во всё это у подруг не было
времени. Тут бы на хлеб заработать. Найра с Тивой как-то раз или два смотрели видеозаписи
той орбитальной битвы, сеть ими наводнена, так что пройти мимо сложно. На кадрах, снятых
всеми подряд, от аккредитованных репортёров до самих военных, позже сливших новостным
агентствам видео за неплохие деньги, можно было довольно чётко разглядеть некоторые
моменты сражения.
Светлых было много, но не до такой степени, чтобы военные с ними не справились. Основную
часть Светлых составляли боевые андроиды, но главной боевой силой являлись Сияющие,
которых было всего два корабля. Один большой, в виде сплюснутого шара, другой маленький,
похожий на огненную каплю, мчащуюся в невесомости, только огонь был не обычный
оранжевый, а белый, словно свет звезды, на которую смотришь из космоса. В какой-то момент
белая огненная капля превратилась в чёрную, продолжая лучиться уже чёрным огнём, и
смотреть на сражение стало жутковато, хоть оно давно закончилось. Сияющие сжигали,
взрывали и таранили наши корабли пачками, а пылающая чёрным огнём капля с лёгкостью
разносила вдребезги вдесятеро больших по размерам противников.
Но в итоге Сияющих всё же повредили так сильно, что от них стали куски отлетать, испаряясь
прямо в космосе. Сияющие на последнем издыхании оторвались от наших военных и рухнули
на Чиантис, куда-то в район Трещащего каньона. Потом военные нашли их в джунглях и так
далее. В общем, с тех пор уцелевшего Сияющего постоянно ищут. И иногда даже находят, но
постоянно не там, где надо, и поэтому он убивает кого-нибудь из сыщиков и пропадает. В
прошлом году после очередного фиаско спецслужбы ужесточили режим в запретной зоне и
провели ещё один глобальный рейд. Сияющего на этот раз не нашли, зато нашли множество
нарушителей запрета на охоту и собирательство в заповедной зоне, ныне являющейся ещё и
запретной. Правительство выпустило официальный отчёт о десятках уничтоженных
подпольных охотничьих схронов и сотнях арестованных нарушителей, отправленных в
радиоактивные рудники.
С того момента найти что-нибудь в прибрежной полосе стало вообще невозможно. Деньги
закончились, оплачивать счета стало нечем, и подругам пришлось влезть в долги. Но месяц
проходил за месяцем, а с заработком всё становилось только хуже. На доступных глубинах
раковин не осталось, очередь из желающих работать на плантациях перевалила за тысячу
соискателей, и перспективы были самые мрачные.
– Хватит уже. – Найра хмуро отложила ковш и потянулась за веслом. – Половину воды
вычерпали, дойти до берега сможем. Надо ждать солнца, сушить лодку и искать течь.
– Ливень обещают ещё неделю. – Тива сунула свой ковш под скамейку и тоже взялась за
весло. – Послезавтра заканчивается месяц. Если не внесём хотя бы какой-то платёж по кредиту,
у нас отберут лодку, и течь уже можно будет не искать.
– Без лодки будет совсем тяжко. – Найра с унылой гримасой опустила весло в воду и принялась
грести. – Придётся сделать плотик. Может, сошьём надувной…
– У нас водонепроницаемой ткани нет. – Тива присоединилась к подруге, и обе девушки с
привычной синхронностью повели медленно заполняющуюся водой лодку к берегу. – Проще
связать несколько брёвен.
– Брёвен у нас тоже нет. – Колотящие по лицу дождевые капли усилили натиск, и Найра
поморщилась. – Попросим у соседей или разберём угол лачуги?
– Дом жалко, – вздохнула Тива. – Попросим. Хотя… Если соседи поймут, что у нас всё
настолько плохо, то могут нажаловаться на нас в банк. Мы ведь им тоже должны. Завтра
попытаюсь попросить у родителей.
– Им сейчас и без нас нелегко, – вяло отмахнулась Найра. – Орава из восьми ртов на руках. У
твоих вообще девять. Может, всё-таки запишемся в армию? Войны сейчас нет, сразу нас не
убьют.
– Пока войны нет, зарплаты низкие, мы же без военного образования, нас в какую-нибудь
самую неквалифицированную пехоту пошлют. – Тива покачала головой. – Возиться с нами
никто не будет, разделят, и всё. Не хочу несколько лет зарабатывать гроши Бес знает где и с
кем, да ещё под постоянными понуканиями и пинками. Вояка из меня никакая. Надо что-нибудь
придумать, в армию всегда успеем.
– Что тут придумаешь… – Найра смахнула накопившиеся на бровях водяные капли. – Можно
рискнуть и попытаться спилить дерево в заповеднике.
– Заметят. – Тива машинально повторила её жест. – Лучше попробуем поискать упавшее. Если
осторожно пробраться вдоль кромки джунглей, то можно зайти в заповедник так, что спутник
не заметит. Там есть высокий холм, он закроет. Так туда люди и проходят, если есть нечего.
– Есть идея! – Найра на секунду замерла, обдумывая пришедшую в голову мысль. – Давай
проберёмся в Трещащий каньон! В смысле, не в джунгли, а в прибрежье! Там два года никого
не было, представляешь, сколько жемчуга можно собрать!
– Угу. – Тива скорчила кислую мину. – Так нас туда и пустили. Можно подумать, за два года
никто не догадался туда пролезть. Спецслужбы отстреливают там бичих регулярно. Тогда уж
точно лучше в армию, пока войны нет.
– А через месяц она начнётся, тут нас и убьют, как муженька нашего, чтоб ему в следующей
жизни Бесом родиться! Вместе с его погаными дружками! – Найра со злости сделала гребок
сильней обычного, и лодку немного повело. – А я, дура, ещё радовалась, когда он нас замуж
позвал! Повезло хоть, что никто не забеременел!
– Угу, – мрачно кивнула Тива, своим гребком выправляя ошибку подруги. – Я даже думать не
хочу, что бы тогда сейчас было.
– Надо рискнуть и попытать счастья в Трещащем каньоне! – с жаром воскликнула Найра. –
Иначе мы точно окажемся в такой заднице, из которой так просто не выберешься! Давай же,
соглашайся! У нас денег нет и не будет! Единственный заработок умер, ничего мы здесь не
найдём! Не побираться же у родителей постоянно!
– Не доплывём мы до Трещащего каньона, – с сожалением возразила Тива. – Убьют нас или
арестуют. Засекут со спутника, как только границу запретной зоны пересечём.
– Не засекут! – Каштановые глаза Найры вспыхнули. – Мы всех обманем! Сейчас ливень, везде
облачность, спутники видят плохо, а иногда вообще не видят! Мы перевернём лодку вверх
дном, пробьём в ней дыру и поплывём под ней, как под крышей! Если даже спутник и разглядит
лодку в таком ливне, то примет её за брошенную перевёрнутую развалину!
– Ну… – неуверенно протянула Тива, – а вдруг нас там поймает Сияющий? Я видела как-то
новости на государственном портале, там несколько раз находили трупы браконьеров, у
которых половина тела отсутствовала! Ужас!
– Да ерунда всё это! – уверенно возразила Найра. – Обычный видеомонтаж! Канал же
государственный, они так отваживают бичих от запретной зоны! Сама подумай, что им ещё
говорить? Мол, туда нельзя? Об этом и так везде сказано! А тут удобное решение – сказать, что
Сияющий убил браконьеров! И бичихам страшно, и военным работы меньше! Они этих
браконьеров и убивают, сто процентов!
– А тепловизоры? – Тива с сомнением смотрела на напарницу. – У береговой охраны на катерах
тепловизоры установлены. Заметят нас даже в дождь!
– Обмотаемся теплоотражающей тканью! В доме у родителей шторы в детской из такой ткани,
им сто лет уже, все штопаные-перештопаные, от бабки с дедом остались, я попрошу на день,
совру что-нибудь, они отдадут! Потом купим им новые, у нас будет полно жемчуга!
– Сшить комбинезоны из теплоотражающих штор… – Тива задумалась. – А что… это
наверняка сработает! Ливень же! И мы будем в воде постоянно! Там как бы без всяких
комбезиков не замерзнуть!
– Не замёрзнем! – Найра довольно улыбалась, щурясь от ливня, припустившего с упрямым
остервенением. – Мы же грести будем руками и ногами! Надо только выдержать заплыв в
шестьдесят километров.
– Там по течению можно будет пройти, – вспомнила Тива. – Особо напрягаться не придётся,
нужно только заранее в море выйти, лучше в полночь. Нас туда к полудню отнесёт. И акул в тех
местах не бывает, так что действительно доберёмся! Крутая идея! Вот только как мы назад
попадём?
– Точно так же! – победно воскликнула Найра. – Уйдём дальше по течению и покинем
запретную зону с другой стороны! Там сдадим жемчуг, получим деньги и прилетим сюда на
такси, как нормальные люди!
– Класс! – обрадовалась Тива. – Что же ты раньше это не придумала?!
– Не знаю, – призналась Найра. – Наверное, потому что ливня не было. В этом плане без ливня
никак, в хорошую погоду береговая охрана не поленится проверить дырявую перевёрнутую
лодку, а вот в затяжной тропический ливень им напрягаться лень! Так что, когда отплываем?
– Как только сошьём теплоотражающие тряпки! – Тива решительным движением стряхнула с
головы дождевую воду, пропитавшую её роскошную чёрную шевелюру. – Тащи шторы! Я
возьму у родителей нитки из теплоотражающего волокна. Кажется, у отца где-то были такие.
Завтра же начнём шить!
***
Непрекращающийся тропический ливень без устали барабанил по днищу перевёрнутой лодки,
отдаваясь в ушах тихим гулом. За двенадцать часов непрерывного дрейфа по течению этот гул
сначала достал до нервной дрожи, потом замучил до полусмерти и теперь стал обыденной
частью окружающего мира, на которую уже не обращаешь внимания. Вместо дождевого гула
сознание сфокусировалось на неприятных ощущениях, возникших из-за длительного
пребывания в одной позе. Обычно плыть в ластах по течению не представляло особого труда,
но сейчас на подругах были самодельные теплоотражающие комбинезоны. Тепло эти
самоделки отражали отлично, раз до сих пор за подругами не явилась береговая охрана, но сами
по себе комбинезоны намокли, мешали грести, и за столь длительное время тело начало
уставать.
– Как ты думаешь, где мы сейчас? – нарушила длительное молчание Найра.
– Где-то в прибрежной зоне Трещащего каньона, – не оборачиваясь, ответила Тива. – Я
замучилась уже про себя минуты отсчитывать! После рассвета прошло восемь часов, нас
должно было уже принести в нужное место.
– Это да, но я почему-то не вижу внизу кораллового рифа. – Найра в который раз опустила лицо
в воду и всмотрелась в мрачную морскую бездну. – Нас точно в открытое море не вынесло?
– Точно, – устало ответила подруга. – Нас всё ещё несёт течением с прежней скоростью, значит,
мы смещаемся вдоль побережья. Просто ширина течения большая, мы далеко от берега. Это
хорошо, так к нам у спецслужб меньше внимания.
– Из-за ливня в небе пасмурно, солнечный свет не проникает глубоко, под водой видно на
десяток метров всего, – столь же устало пожаловалась Найра. – Давай смещаться к берегу, а то
меня уже не хватает. Нам ещё нырять!
– Давай, – согласилась Тива. – Четыре часа назад я мечтала поесть, сейчас бы просто лечь и не
шевелиться полчасика.
Плывущие под обшарпанной перевёрнутой лодкой напарницы синхронно сменили курс,
забирая в сторону берега, и теперь пришлось плыть, упираясь лбами в лодочный борт, чтобы
толкать лодку в нужную сторону.
– Перед полуночью я украла на окраине заповедника плод дикого манго, – напомнила Найра. –
Будем отдыхать – съедим.
– Нельзя, – с нескрываемой грустью вздохнула Тива. – После такого заплыва, если поедим,
сном разморит! Рискуем проспать остаток дня.
– Тогда просто отлежимся полчаса – и нырять, – предложила Найра. – А потом поедим и
поспим. Нам ещё из запретной зоны выплывать придётся.
– Ещё двенадцать часов… – с неприкрытой тоской протянула Тива, стараясь упираться в борт
верхним краем антидекомпрессионой маски, чтобы не поцарапать кожу на лбу. – Я не думала,
что это так тяжело. Попить бы. А у нас вода закончилась.
Воды в дорогу они взяли с собой два литра на двоих – содержимое двух походных пластиковых
фляг. Фляги были старые и не особо объёмные, зато их точно не увидит орбитальный
металлоискатель или атмосферный патрульный дрон. Поэтому фляги просто привязали к
скамьям перевёрнутой лодки и пили из них по мере накопления усталости, пока не выпили всё.
Теперь пить хотелось сильно, но терпеть осталось не так уж много, ведь цель их плавания была
где-то рядом.
Определить своё местонахождение можно было при помощи коммуникаторов, но как раз это
серьёзно пугало. Коммуникатор имеет спутниковую навигацию, он сразу же выйдет в сеть, и
спутник обнаружит появление двух отметок внутри запретной зоны. Наверняка это сразу же
станет известно спецслужбам, и за подругами явится береговая охрана. Поэтому
коммуникаторы были выключены и для надёжности завёрнуты в старую фольгу, оставшуюся
ещё с тех пор, когда Найра с Тивой, будучи недавно вышедшей замуж счастливой женской
парой, готовили для мужа на праздники всякую выпечку. Непромокаемый мешочек с
коммуникаторами тоже привязали к лодочной скамье, и болтаться ему там до самого их выхода
из запретной зоны.
Брать в это рискованное мероприятие много металла было страшно, поэтому дома осталось всё
их нехитрое снаряжение, имеющее риск быть замеченным со спутника: ножи, грузы для
погружения, ремни с крепёжными кольцами, амулеты, подаренные родителями на счастье ещё
до свадьбы, заколки для волос и прочая мелочь. Взять с собой было решено только детские
подводные фонарики на верёвочной петле, они пластиковые, металла в них немного. Вместо
поясных ремней подруги обмотали вокруг талии веревку, к которой привязали мешочки для
добычи. С грузом для погружения можно будет разобраться на месте: подобрать на берегу
какой-нибудь камень, ну или обойтись без груза вообще. Если нырять окажется не так глубоко,
то груз не нужен. Правда, на таких глубинах редко можно отыскать жемчуг, потому что туда
погружаются все подряд, но здесь, в запретной зоне, по идее за два года всё должно было
восстановиться дважды, и никто местные колонии раковин не собирал.
Видимо, ширина течения в запретной зоне действительно была совсем немала, и раньше на это
никто попросту не обращал внимания. Зачем? Тебя лодка везёт, её мотору нет особой разницы,
широкое течение или узкое, всё равно довезёт, куда надо. Да и бывать в Трещащем каньоне
подругам довелось всего пару раз, так что дорога особо не запомнилась, шли на лодке по
навигатору – вот и все дела. А вот теперь они гребут к берегу, но берег никак не появляется. И
ливень хлещет стеной, света белого не видать, посмотреть вдаль нет никакой возможности, ибо,
как всегда в таких случаях, под водой лучше видно, чем над ней. Да и голову из-под
перевёрнутой лодки лишний раз высовывать страшно, вдруг спутник заметит! Хотя понятно,
что не должен, иначе бы их давно заметили.
Береговая линия обнаружилась только через час, когда обе подруги изрядно вымотались и
перепугались, опасаясь, что они всё-таки заблудились. К счастью, в конце концов внизу, под
водой, показались ступенчатые террасы кораллового рифа, и вскоре впереди замаячила
бесконечная коралловая стена, тянущаяся вдоль всего побережья.
– Приплыли! – замученно выдохнула Тива. – Я узнаю это место! Это однозначно побережье
Трещащего каньона, мы здесь были в прошлый раз, тут место приметное – нагромождение
подводных гротов и выход течения из-под рифовой толщи.
– Точно! – Найра облизнула солёные от морской воды губы. – Рядом есть большая колония
раковин, сразу над гротами, метров десять глубины. В ней несколько раз находили розовые
жемчужины.
– Это не над гротами, а под ними, – поправила подругу Тива. – Почти двадцать метров
погружаться, а я еле шевелюсь! Может, удастся найти что-нибудь поближе…
– Давай выплывем на берег прямо так, вместе с лодкой сверху, и поспим под ней немного, –
предложила Найра. – Там песок коралловый, мягкий, как мука. И если военные увидели лодку
со спутника, они увидят, что лодка больше не шевелится, и подумают, что просто разбитую
дырявую лодку выбросило прибоем на берег. И успокоятся.
– Давай, – согласилась Тива. – А то в таком состоянии на двадцать метров точно не погружусь.
Может, рискнуть сходить в джунгли, поискать воды? Пить очень хочется.
– Опасно, – Найра непроизвольно сглотнула, – вдруг заметят! Давай лучше фляги из-под лодки
на берег выставим. Ливень хлещет такой, что они даже через узкое горлышко наполнятся, пока
спать будем.
– Надо попробовать. – Тива подобрала под себя ноги: – Осторожно, стена!
Перевёрнутая лодка вплыла на отмель, образованную коралловым рифом, и двигаться дальше
пришлось уже пешком, сидя под лодкой на корточках и шагая ластами по коралловой
поверхности. Глубина над коралловой отмелью была совсем небольшой, едва полметра, но до
берега оставалось метров сто, и их пришлось пройти вприсядку, таща лодку на себе.
Окончательно вымотавшись, подруги выбрались на берег, накрытые перевёрнутой лодкой,
словно пластиковая черепаха, и неуклюже повалились на мокрый белоснежный песок.
– Наконец-то! – вяло вскликнула Найра, распрямляясь под лодочным корпусом в полный
рост. – Только бы не проспать…
– Не проспим. – Тива растянулась рядом с напарницей и принялась отвязывать от лодочной
лавки пустые фляги. – Я пить хочу так, что долго точно не просплю.
Она выставила под ливень пустые фляги, и подруги забылись усталым сном. Часа через полтора
Тива действительно проснулась от жажды и осторожно потянулась за стоящей на песке флягой.
Тропический ливень не прекращался, фляги оказались полны, и она разбудила подругу. После
небольшого отдыха и утоления жажды жить сразу стало веселее, и к напарницам вернулся
былой энтузиазм. Их план явно удался, потому что за прошедшее время никто дырявой лодкой
не заинтересовался, значит, береговая охрана её либо проигнорировала, либо и вовсе не
заметила.
– Пора нырять! – с воодушевлением заявила Найра. – Вода тёплая, наши теплоотражающие
тряпки работают, ливень хлещет, полумрак кругом – никто нас не видит! Надо успеть до
наступления темноты набрать побольше жемчуга, чтобы ночью фонарики нас не выдали!
– Успеем! – Энтузиазм подруги передался Тиве. – На глубине обязательно должно что-то быть!
Тут два года никто не собирал! Пошли?
– Пошли!
Подруги встали на корточки, упёрлись в днище перевёрнутой лодки, и их нелепая, но зато
практичная пластмассовая черепаха поползла обратно в море.
– Давай начнём отсюда, – предложила Найра, едва они достигли района подводных гротов. –
Будем нырять по очереди, чтобы лодку не унесло. Я первая!
– Жду! – кивнула Тива, и Найра, тщательно продышавшись перед погружением, поправила
наушники антидекомпрессионной гарнитуры и ушла в глубину.
Под водой было спокойно и привычно, разве только из-за непрекращающегося ливня уже на
глубине десяти метров становилось довольно темно. Чтобы не тратить зря воздух, медленно
пробираясь вдоль утопающей в тенях коралловой стены, пришлось включить фонарик. Но
детский осветительный прибор давал свет в совсем небольшом секторе, и Найра быстро
успокоилась: вряд ли такой свет заметят со спутника через километровый ливневый фронт,
когда его с десятка метров-то уже не видно. Зато даже с таким освещением она сэкономит
минуту воздуха!
Детский фонарик полностью себя оправдал уже через двадцать секунд. Опустившись на первую
подводную террасу, Найра увидела богатую россыпь ракушечной колонии и приступила к
осмотру раковин. Разжимать створки раковин без ножа было совсем непросто, раковины были
крупными и сильными, принудительному раскрыванию совсем не радовались, и приходилось
прилагать серьёзные усилия. Изрядно промучившись, Найра сумела заставить раскрыться
самую крупную из ближайших раковин и с тихим визгом удовольствия увидела среди нежных
стенок тела моллюска жемчужину. На двухлетку она похожа не была, но всё равно имела
размеры больше, чем любая из тех, что можно было найти сейчас в прибрежных водах родной
деревни. Если представить, что там сейчас можно что-то найти.
Уложив жемчужину в мешочек, Найра аккуратно закрыла раковину и подплыла к следующей.
Жемчужина обнаружилась и в ней, и в третьей, и даже в четвёртой раковине, но потом воздуха
стало не хватать, и пришлось всплывать. Лодку за это время немного снесло, но в целом всё
прошло нормально, и Найра без особого труда сумела вынырнуть рядом с подругой под
дырявым перевёрнутым корпусом.
– Ну, как? – Тива с надеждой смотрела на напарницу, сдвигающую на лоб маску
антидекомпрессионной гарнитуры.
– Четыре штуки! – отдышалась Найра.
– Маловато. – Тива издала лёгкий вздох. – Но всё равно лучше, чем ничего…
– Да нет! – перебила её подруга. – Там в каждой раковине лежит жемчужина! Просто раковины
большие, без ножа створки раскрывать тяжело, у них сил столько, что сразу не разожмёшь!
Правда, размером жемчужины не двухлетки, видимо, кто-то их собирал здесь год назад, но с тех
пор тут точно никого не было!
– Конечно, не было! – усмехнулась Тива. – Береговая охрана их всех убила! То есть, я хотела
сказать, их сожрал Сияющий!
– Ага! – Найра хихикнула. – Сожрал, объелся и залёг в спячку на год!
– Хи! – прыснула Тива. – Так, я пошла! Отдыхай пока. Только за лодкой следи, мы из течения
вышли, но волной всё равно к берегу сносит.
Подруга продышалась, надела гарнитуру и нырнула, быстро исчезая в глубине. Пару минут
Найра восстанавливала силы и дыхание, потом осторожно поплыла против волны, толкая лбом
лодку изнутри. Ливень не прекращался, но его барабанная дробь, колотящая по ободранному
лодочному пластику, вместо заунывно-надоевшей теперь казалась празднично-бравурной,
словно военный марш в честь окончания их затянувшегося периода нищеты и несчастий.
Вернуть лодку на нужное место было несложно, и до возвращения Тивы Найра успела
отдохнуть ещё немного. Вскоре под водой неподалёку показался всплывающий силуэт подруги,
и Найра немного подвинулась, освобождая место под перевёрнутой лодкой.
– В этом балахоне ты похожа на морского демона, – хихикнула она подруге.
– Думаешь ты… – Тива отдышалась, – выглядишь по-другому? – Она сделала огромные глаза и
высунула из-под воды сжатую в кулак руку: – Смотри!
– Обалдеть!!! – взвизгнула Найра, разглядывая лежащую на разжавшейся ладони находку. –
Розовая жемчужина! Двухлетка! Не может быть! Где ты её нашла?!!
– Я погрузилась на двадцать метров, – тяжело дышала подруга, – подумала, что раз ты не нашла
двухлеток, значит, они должны быть глубже! Прошла мимо гротов, там жутко страшно, во
мраке они такие кошмарно-чёрные, и почему-то кажется, что оттуда вот-вот выскочит какое-
нибудь чудовище! Я струсила ужасно, если честно, дважды думала назад повернуть! Точно
повернула бы, но фонариком осветило что-то подозрительное, и я поплыла смотреть.
Оказалось, это разломанная антидекомпрессионная гарнитура, старого поколения, ещё хуже,
чем у нас. Рядом с ней раковина была, большая, со следами ножевого удара. Её ножом пробили
где-то год назад, рассекли сильно, наверняка бичихи досюда добрались. В общем, я не стала её
трогать, осмотрелась, а там вокруг целая колония, громадные просто! Их точно никто не трогал!
Ну, я нашла поблизости самую большую, она с пляжный мяч размером, вот честное слово, не
вру! И стала её открывать! Ножа нет, я там что только не сделала, даже ногами обхватывала
нижнюю створку и руками тянула верхнюю! В общем, весь воздух на неё потратила, но всё же
открыла! А там это сокровище лежит, меня дожидается! Я не сразу глазам поверила! Подумала,
фонарик в темноте врёт, линза у него от старости пожелтела, наверное, искажает…
– Куда нырять?!! – с горящими глазами воскликнула Найра. – Где именно эта колония? Здесь
же гротов полно!
– Погружайся вдоль стены до первой террасы, потом в сторону моря до обрыва и вдоль него
вниз, до второй террасы! – объяснила подруга. – Там снова вниз, и это будет погружение мимо
тех самых гротов, возле которых страшно. Не пропустишь! Как жуть проберёт – значит, ты там,
где надо! Вот мимо них погружаешься – и ты прямо в центре колонии!
– Ясно! Я пошла! – Найра продышалась, натянула гарнитуру и нырнула, энергично работая
ластами.
Нужно торопиться, чтобы не потратить на поиски слишком много времени. Вскрывать-то
раковины руками придётся, там воздух в лёгких сгорит быстро. Гроты, о которых говорила
Тива, она нашла быстро. Здоровенные, десятиметрового диаметра, зияющие чернотой зевы –
Найра сразу поняла, что это они. Потому что внезапно стало жутко настолько, что она едва не
повернула обратно. Казалось, будто сейчас из черноты грота выскочит доисторическое
чудовище громадных размеров и перекусит её пополам. Если бы в этой леденящей душу
черноте шевельнулась даже малейшая чёрточка, она бы точно заорала от ужаса, теряя воздух, и
рванула бы вверх что есть силы.
К великому облегчению, из ужасающего грота ничего не появилось, и Найра, ледяная от страха,
погрузилась ниже. Раковины, о которых рассказывала Тива, она увидела сразу: возле одной, с
жестоким застарелым шрамом, валялась разломанная гарнитура, другая лежала неподалёку, на
её поверхности виднелись следы ладоней. Стараясь не думать о том, что спецслужбы выловили
и убили браконьеров именно здесь, Найра поплыла над колонией, выискивая раковину
покрупней. Таковая обнаружилась в десятке метров и размерами была ещё больше, чем
раковина Тивы. Найра при первом же взгляде аж позвоночником почувствовала, что её надо
открыть.
Добравшись до находки, она принялась разжимать раковине створки, которые впору было
называть уже створами. Чтобы ускорить результат, Найра сразу последовала примеру Тивы и
обхватила бедрами нижнюю створку, чтобы руками тянуть верхнюю. Обутая в ласты нога
скользнула по погружённой в темноту коралловой поверхности, неожиданно смещая что-то
плоское. Найра подумала было, что отломила ногой коралловый отросток, но тут в мутном
свете фонарика блеснул металл, и она подплыла к находке вплотную.
На дне под небольшим слоем ила лежал подводный нож с обломанным клинком. Обломанное
остриё валялось рядом. Найра подобрала обломок с рукоятью и поднесла его к сомкнутым
створкам, но остановилась. Обломок был слишком грубым, это не остриё, он толще и сильно
травмирует раковину, если расклинивать им её створки. После целых колоний, погибших возле
родного побережья под ножами браконьеров, резать в кровь раковину рука не поднималась, тем
более такую большую и красивую. Найра выбросила обломок ножа, вновь обвила раковину
бёдрами и принялась тянуть. Раковине это очень не понравилось, и она долго сопротивлялась,
но всё-таки уступила.
Её верхняя створка распахнулась, и взору Найры предстал идеально ровный полупрозрачный
шарик двухлетней жемчужины, весело переливающийся в мутном луче фонарика
захватывающими дух розовыми бликами. Несколько секунд Найра разглядывала розовую
жемчужину, потом аккуратно положила её в мешочек для добычи и осторожно помогла
раковине закрыться. Воздух в лёгких ещё был, и она попытала счастья с соседней раковиной
размерами поменьше. Розовой жемчужины там не оказалось, зато нашлась обычная,
двухлетняя, отличного размера, запросто стоящая двух. На большее воздуха уже не хватало, и
Найра начала всплывать.
– Нашла что-нибудь? – встретила её вопросом Тива.
– Розовую! – От радости Найра едва не задохнулась, восстанавливая дыхание. – Там же, где и
ты! И ещё одну обычную, но двухлетку! На большее воздуха не хватило!
– Всё, я ушла! – выпалила Тива, натягивая гарнитуру.
Тяжело дышащая Найра проводила подругу взглядом и продолжила восстанавливаться. На этот
раз Тивы не было больше трёх минут, и она успела испугаться. Найра торопливо продышалась,
ругая себя за то, что не поплыла искать подругу раньше, как только истекли три минуты, но без
коммуникатора точное время не отследишь! Она нырнула, заранее включая фонарик, и тут же
увидела Тиву, судорожно рвущуюся на поверхность. Подруга вынырнула мимо лодки, жадно
хватая ртом воздух вместе с ливневым потоком, и Найра затащила её под лодку.
– Что случилось?! – Она растирала Тиве ставшие ледяными виски. – Ты почему так долго?!! Я
уже поплыла тебя искать! Ты меня жутко напугала!
– Чет… – Тива подавилась попавшими в дыхательные пути дождевыми каплями и закашлялась,
пытаясь отдышаться. – Четыре штуки! Все розовые! Вот!
Она сунула руку в мешочек, вытащила её из воды и разжала кулак.
– Осторожно! Уронишь! – Найра схватилась за трясущуюся от нехватки кислорода руку
подруги, сжимая её в форму лодочки. – Не может быть! Какие они большие… Невероятно… –
Она оторвала от жемчужин заворожённый взгляд и посмотрела на подругу: – Вот это везение! Я
никогда не слышала, чтобы кто-то находил четыре розовых жемчужины за раз, да ещё и
подряд!
– Там… – Тива продолжала хватать ртом воздух, – там есть ещё! Я точно знаю!
– Знаешь?! – опешила Найра. – Откуда?!
– Не знаю! – Глаза Тивы возбуждённо блестели даже во мраке накрытого перевёрнутой лодкой
пространства. – Я просто знаю, что они там! После того как я погрузилась, гроты вдруг
перестали быть жуткими, и тут я неожиданно понимаю, что вот тут, совсем недалеко, лежит
раковина с розовой жемчужиной! Раковина обычная, не такая большая, как прежде, но
жемчужина там точно розовая! Я туда – а там и правда она! Достаю её, млея от радости, и вдруг
понимаю, где лежит вторая! И так четыре раза! Последнюю раковину я открывала, уже
задыхаясь, но как такое бросить?! Мне нужно срочно вернуться туда, пока предчувствие не
пропало! Вдруг оно прекратится?!
– Нельзя тебе погружаться сейчас! – Найра схватила подругу за плечи, удерживая от
погружения. – Задохнёшься и утонешь! Я тебя вытащить не успею, у нас лодка перевёрнута, и
дыра в днище пробита! Отдышись и восстановись! Я пока нырну! Ты можешь сказать, где
искать надо?
– Не знаю, – вновь повторила Тива, которую потряхивало от едва не произошедшей асфиксии. –
Пока я там была, точно понимала, где искать, а сейчас даже дна там не помню… Где-то возле
гротов…
– Тем более оставайся здесь и дыши! – заявила Найра, надевая гарнитуру. – Я пока вскрою
самые крупные раковины, там жемчуг обычный, зато большой! Бесов хвостик! Неужели мы
завтра наконец-то поедим как нормальные люди! Аж не верится!
Она нырнула и заработала ластами, быстро погружаясь к зловещим гротам. На этот раз Найра
едва не проплыла мимо них, чуть не потеряв направление в подводном мраке. Зияющие
чернотой провалы в коралловой стене действительно перестали вызывать ужас и ничем не
отличались от десятков себе подобных, которых Найре довелось увидеть за годы ныряний. Она
даже подумала, что второпях взяла неправильное направление погружения, но разглядела
силуэты гротов и узнала знакомые очертания. Погрузившись ниже, Найра добралась до колонии
раковин и поплыла над россыпями ракушек, выискивая особей покрупнее.
Неожиданно её внимание привлекла раковина, хитро укрывшаяся между двух коралловых
ветвей. Как она вообще её заметила в мутном свете фонарика? Раковина достаточно крупная, но
не больше других, здесь все такие, эту колонию явно никто не трогал с тех самых времён, когда
Трещащий каньон был объявлен запретной зоной… Найра подплыла к раковине и принялась
открывать её, стараясь не задеть коралловые ветви. Ломать кораллы нельзя, они растут по
одному сантиметру в год, жаль убить то, что росло вдвое больше, чем ты живёшь. Да и
пораниться о коралл не хотелось бы. В морской воде царапины заживают долго, соль всё-таки, а
ныряльщица не может не нырять, это её хлеб.
Раковина попалась упрямая и раскрываться не хотела. Пришлось потратить на неё минуту, но
результат превзошёл ожидания: внутри оказалась розовая жемчужина, и Найра не сразу
поверила, что находит вторую жемчужину за день. Она забрала находку, закрыла раковину и
вдруг поняла, что точно знает, где лежит ещё одна розовая жемчужина. Неужели у неё тоже
появилось предчувствие, которое помогло Тиве найти сразу четыре?! Не теряя времени, Найра
поспешила в нужную сторону и действительно обнаружила раковину, неприметно лежащую
среди десятка таких же. Вскрыть её оказалось легче, и когда недовольный моллюск всё-таки
распахнул створки, она точно знала, что сейчас увидит. Жемчужина была, и она тоже была
розовой! Невероятная удача!
В первую секунду Найра хотела помчаться дальше, туда, где предчувствие указывало на
следующую раковину, но поняла, что на третью ракушку воздуха не хватит и она будет
рисковать так же, как рисковала Тива. Тива начнёт волноваться и бросится её искать, но она
едва не задохнулась до этого, а ей сейчас предстоит погружаться… Найра заставила себя не
думать о сумме, которую можно выручить за неполученную розовую жемчужину, и начала
всплывать. Сейчас она спокойно поднимется на поверхность, отдышится, потом вернётся. И
никому не придётся рисковать.
Шум мощного судна, двигающегося на воздушной подушке, глухо зазвучал через наушники
антидекомпрессионной гарнитуры, и Найра испуганно замерла посреди водной толщи,
торопливо озираясь. Где-то на поверхности шёл бронекатер береговой охраны, судя по тому,
как распространяется звук, он совсем близко, и всплывать сейчас опасно. Полицейские катера
оборудованы мощными прожекторами, они светят как в обычном, так и в ультрафиолетовом и
инфракрасном диапазонах. А ещё там есть тепловизоры, металлоискатели, датчики
сердцебиения и куча всего прочего, о чём простая ныряльщица не знает. Если катер заметит
перевёрнутую лодку, то наверняка полицейские захотят осмотреть её, раз уж вылезли на
патрулирование в такой ливень. Лучше подождать под водой, когда катер уйдёт. Но воздуха в
лёгких осталось секунд на двадцать, потом придётся тяжело. Если совсем не шевелиться, то
можно попытаться вытерпеть ещё секунд пятнадцать-двадцать…
В плохо проглядывающейся над головой водной толще возник силуэт торопливо
погружающегося человека, и Найра поняла, что видит приближающуюся сверху Тиву. Подруга
быстро сблизилась и отчаянно зажестикулировала, подавая сигналы тревоги. Наверху катер
береговой охраны, они заметили лодку и плывут прямо к ней! Нужно отплыть подальше как
можно скорей! Тива схватила её за руку и поплыла в сторону коралловой стены. Найра поняла
замысел подруги: та знает, что у неё заканчивается воздух, и предлагает ей всплыть вдоль
коралловой стены, чтобы максимально затеряться на её фоне. Быстро сделать вдох и
погрузиться снова, это даст им шанс спастись.
Но доплыть до стены они не успели. Море вокруг завибрировало тихим гудением водомётных
двигателей, и с поверхности к ним устремился десяток боевых пловцов. Водную толщу
прорезал свет мощных фонарей, и затянутые в подводные скафандры бойцы за пару секунд
взяли их в кольцо, отрезая от берега, и несколько из них стремительным рывком сблизились с
отчаянно уплывающими ныряльщицами. Возле Найры едва ли не мгновенно оказалась фигура в
женском боевом скафандре, и полицейская сорвала с её пояса мешочек с добычей. Найра
попыталась не отдать своё сокровище, но полицейская задействовала усилители конечностей и
нанесла ей удар в солнечное сплетение.
Грудная клетка полыхнула болью разрывающегося лёгкого, второе лёгкое судорожно
сократилось, выплёвывая воздух с капельками крови, и Найра конвульсивно рванулась к
поверхности, отчаянно стремясь сделать вдох. Полицейская схватила её за щиколотку и сжала
стальные пальцы перчатки так, что раздался хруст трескающейся кости. Тива бросилась на
удерживающую подругу противницу, но её сразу же схватила за волосы вторая женщина-
полицейский, а третья отобрала мешочек с добычей. Гаснущий от жестокой нехватки кислорода
мозг Найры начал проваливаться в кислотно-удушливую пустоту, и затухающий взор с трудом
разглядел, как к троим полицейским подплывает четвёртый, на этот раз в мужском скафандре.
Двое женщин-полицейских предъявили ему кучку из отобранных розовых жемчужин, красочно
переливающихся бликами в ярких лучах фонарей скафандров, мужчина полицейский выполнил
удовлетворённый жест и сгрёб добычу в кулак. Он поместил жемчуг в бронированный карман
скафандра, кивнул подчинённым и неторопливо поплыл к поверхности. Удерживающая Тиву
полицейская извлекла из креплений скафандра пистолет и выстрелила ей в грудь. Водная толща
бесшумно окрасилась алыми потёками, и Тива с расширившимися от ужаса глазами
беспомощно обмякла, слабо пытаясь дотянуться рукой до раны в груди. Умирающее сознание
Найры вяло шевельнулось болью, и глаза начало заволакивать чернотой. Внезапно в самом
сердце черноты ослепительно вспыхнуло нечто огромное, мощное и яркое, подобное разряду
молнии. Слепящая глаза пятиметровая электрически-белая вспышка с невероятной скоростью
вспорола полумрак водной толщи, оказываясь совсем рядом, и окружающее море содрогнулось
от подводного взрыва. Разъедаемый удушьем мозг окатило новой болью, и всё утонуло в
кровавой мути.
***
Спящее сознание Найры плыло куда-то через крепкий и тёплый сон, то лишённый сновидений,
то озаряющийся поразительно реальными видениями. В пустом сне Найра просто лежала рядом
с Тивой на чём-то очень твёрдом и одновременно очень мягком, и обе они просто спали,
набираясь сил после чего-то крайне тревожного и неприятного, вспоминать о коем не
получалось, да и не хотелось.
Зато сон с картинками был загадочным, мистическим и даже немного сюрреалистичным. В
этом сне Найра и Тива лежали, а точнее, висели лёжа внутри сгустка, сотканного из потоков
чистых энергий. Сгусток был большой, метров шесть в диаметре, если не больше, и пылал
прямо в воздухе, находясь над некоей толстой платформой, вырезанной из огромного
тысячегранного кристалла невероятной чистоты. Кристалл мягко переливался бликами,
отражающимися во множестве граней, и пылающий сверху сгусток энергии вторил ему
пульсацией энергетических полей.
Подле ненавязчиво пульсирующего сгустка замер громадный Сияющий, мощный и
здоровенный, словно сказочный белый великан, и действительно сияющий. Его глаза, снежные
волосы и даже белоснежная броня то слабо светились едва заметным свечением, то вспыхивали
ослепительным сиянием. В такие секунды от могучего исполина густо веяло чем-то незримым,
колюче-острым и смертельно опасным. Но незримое смертоносное нечто вливалось в
переливающийся на полу гигантский кристалл, и тот повторял вспышки и затухания Сияющего.
От этого тела Найры и Тивы, зависшие внутри сгустка энергии, окутывало приятное тепло, и с
каждой минутой терзавшие их раны переставали болеть и становились всё меньше.
Здесь, во сне, как и положено сну, всё было ясно и понятно, как бы само собой: Найра и Тива
лежат в таком специальном медицинском энергетическом устройстве Сияющих. В смысле, у
Сияющих все устройства энергетические, а именно это – медицинское. И громадный Сияющий
их лечит, потому что офицеры береговой охраны их почти убили. Они обе были уже в
состоянии клинической смерти, когда попали сюда. Поэтому они не помнят, как это произошло.
Но зато во сне сразу ясно, что это загадочное место вокруг – остатки корабля Сияющих. Тот,
второй, маленький их корабль, который в бою лучился угольно-чёрным сиянием так, что его
чернота с большой контрастностью выделялась даже на фоне чёрного космоса, не уцелел.
Потому что этот громадный Сияющий сделал из него обманную ловушку.
Большой корабль сильно пострадал, развалившись на части, которые испарились в момент его
падения на Чиантис. Но самая крупная часть корабельного корпуса, внутри которой находился
медицинский отсек, уцелела, ибо экипаж Сияющих укрылся в нём и удерживал судно от
разрушения в момент падения. Маленький кораблик направил остатки большого корабля в
прибрежные воды у Трещащего каньона и затолкал их каким-то образом то ли в подводный
грот, то ли между гротами. В общем, остатки большого корабля приняли форму коралловой
гряды, потому что громадный Сияющий так захотел. Всё это произошло очень быстро, после
чего он вылетел на маленьком корабле в джунгли и отвлёк на себя внимание военных. Те
начали штурм, и Сияющий взорвал кораблик, притворившись, что взорвался вместе с ним.
Но на самом деле он не погиб, а спрятался, чтобы охранять своих раненых соплеменников.
Потому что в большом корабле их было восемь человек, и все получили сильные ранения в бою
на орбите Чиантиса. Громадный Сияющий уложил их всех в хрустальные гробы, которые
разложены здесь же, на причудливом полу их корабельной палубы, выполненной из
неизвестного в местной солнечной системе материала. С тех пор громадный Сияющий прячется
здесь и охраняет своих собратьев. И если спецслужбы в ходе очередных поисков подбираются
слишком близко к подводному рифу, в котором спрятан медицинский отсек, то он незаметно
проникает подальше в джунгли и там появляется. Все бросают поиски здесь и ломятся со всех
ног в джунгли, ловить его. Но он с лёгкостью от всех скрывается, потому что у Сияющих такие
продвинутые технологии, что представить себе невозможно!
Но вот зачем он сидит тут, на отшибе под водой, во сне понятно не было. Наверное, ждёт
других Сияющих, только они почему-то не прилетают. Зато поначалу приплывали браконьеры,
которые вспарывали ножами раковины в поисках жемчуга. Раковины умирали, и Сияющего это
бесило. Потому что он любит животных больше, чем Людей. Причём во сне сразу было понятно
почему. Потому что Люди делают множество всевозможных гадостей, а животные просто
живут, не творя ничего дурного. А раковины ещё и океан чистят, в который промышленность
до сих пор сбрасывает отходы, хотя уже не так сильно, как двести лет назад. В общем,
Сияющий действительно убил всех браконьеров, правительственные новости не врали. Но ему,
понятно дело, было глубоко плевать и на браконьеров, и на новости про них.
Но Найру с Тивой Сияющий убивать не стал. Потому что они не убивали раковины и даже не
ранили их, обходясь без ножей. Сначала Сияющий гигант пугал подруг зловещим видом зева
подводного грота, но когда понял, что они не причиняют вреда раковинам, то решил им помочь:
внушил им информацию о том, где поблизости были розовые жемчужины, чтобы ныряльщицы
побыстрее отыскали ценную добычу и покинули это место. Но тут приплыла полиция, которая
ограбила их и почти убила. Сияющий разозлился и, по своему обыкновению, всех убил. Потому
что это был военный Сияющий, какой-то крутой профи, с огромной силой и с ещё большей
защитой. А военные Сияющие больше всего на свете любят убивать Тёмных.
Точнее, они убивают только плохих Тёмных, но что именно для Сияющих хорошо, а что плохо,
Найра с Тивой определить затруднялись, из-за чего временами становилось довольно страшно.
В эти секунды громадный Сияющий слышал их страх, его серебристые глаза вспыхивали
вспышкой белоснежной энергии, и страх пропадал. Потом Сияющий кормил их и поил, чтобы
выздоровление шло быстрее, и снова делал так, что они засыпали пустым сном. Причём сам
приём пищи во сне выглядел по-сказочному экзотически: у громадного Сияющего была какая-
то вещь, очень напоминающая совсем небольшую скатерть. Скатерть состояла из толстого
странного вещества: плотного, словно стекло, и гибкого, будто кожа. Она была частью
светящейся брони Сияющего, которую он непонятным движением не то отцеплял от её
поверхности, не то отслаивал прямо от самой брони. Потом пятиметровый гигант разворачивал
скатерть, медленно проводил над ней рукой, и на скатерти начинали появляться съедобные
брикеты.
Логика подсказывала, что скатерть совсем не скатерть, а ещё одно энергетическое устройство
Сияющих, предназначающееся для создания пищи в полевых условиях. Но во сне хотелось
верить в чудеса, ибо если проснуться, то вновь окажешься среди окровавленной мрачной
морской толщи, умирая в мёртвой хватке полицейских скафандров. Умирать отчаянно не
хотелось, поэтому Найра с Тивой изо всех сил пытались не проснуться и смотреть сон как
можно дольше… А ещё у него была фляга, тоже кристаллическая и тоже светящаяся, как всё
вокруг. Вода в ней никогда не заканчивалась. Точнее, она заканчивалась, но ненадолго, и
потому напиться хватало вдоволь. В общем, сон был сказочно-страшноватый, но затягивающий.
Разве что немного однообразный, потому что одно и то же повторялось девять суток подряд.
Вроде как из-за того, что медицинское оборудование этого корабля не предназначалось для
лечения представителей Красной Расы, и потому всё это сильно затянулось.
Пробуждение произошло наутро десятого дня и застало подруг врасплох.
– Тива?! – Найра подскочила, обнаруживая себя лежащей под большим широколиственным
кустом у опушки джунглей. – Тива, ты где?!
– Тут! – Она увидела ошарашенное лицо подруги, осматривающей пробитый на груди
самодельный теплоотражающий костюм. – Раны нет! Меня насквозь пробило, я прям
почувствовала, как что-то раскалённое пронзило грудь, словно копьё… а сейчас даже шрама
нет, только кожа розовая… Мне во сне снилось, не поверишь, что нас Сияющий лечил…
– Мне тоже… – Найра с недоумением осмотрелась. – Да это же опушка нашего заповедника!
Вот там наша деревня, за холмом! Как мы здесь оказались?!
– Может, нам вообще всё приснилось… – Тива просунула пальцы в дыру от выстрела,
пробившего её самодельный теплоотражающий комплект: – Не похоже…
– У меня тоже всё цело. – Найра ощупывала своё мгновение назад умирающее тело. – Даже
голень в порядке… хотя та овца в полицейском скафандре сломала мне ногу…
Осматривающая себя Тива натолкнулась на мешочек с добычей и воскликнула:
– Мой мешочек! Его же полиция отобрала! Там что-то есть… – Она торопливо отвязала от
пояса мешочек и высыпала на ладонь его содержимое: – Обалдеть…
Несколько секунд подруги зачарованно разглядывали семёрку крупных розовых жемчужин,
едва умещающихся в ладошке Тивы, и Найра тихо выдохнула:
– Нам ничего не приснилось. Нас ограбила и едва не убила собственная полиция, но спас
жуткий Сияющий. Он даже нашу добычу у них отобрал, вылечил нас и перевёз сюда. Если кому
рассказать – никто не поверит!
– Мигом за решёткой окажемся! – ужаснулась Тива, быстро пряча жемчуг. – Не будем мы
никому ничего рассказывать! Скажем, что уезжали далеко, по ту сторону запретной зоны, и всё
это время ныряли! И нашли семь розовых жемчужин! Скорее пошли их сдавать! Только надо
наши теплоотражающие тряпки спрятать понадёжней, чтобы никто не нашёл! Всё равно они
нам ничем не помогли!
– Угу, – зло кивнула Найра. – Полицейские видели нас с самого начала! Я думала, что мы
спрятались от спутников, а они просто ждали, когда мы жемчуг насобираем, чтобы отобрать! У
них такое снаряжение – закачаешься! Могли бы сами собирать в сто раз больше любой
ныряльщицы!
– Им нельзя, – столь же зло усмехнулась Тива. – Это использование служебного положения в
личных целях, за это увольняют, если заметят. А ограбить и убить двух ныряльщиц – это
запросто! Скажут, что во время патрулирования наткнулись на браконьеров и те оказали
сопротивление! А про то, был ли у убитых браконьеров жемчуг, их вообще никто спрашивать
не станет!
– Да пошли они! – Найра торопливо снимала с себя бесполезный самодельный комплект. –
Надеюсь, Сияющий их убил! Я бы сама их с удовольствием убила, если бы могла! Пойдём
сдавать жемчуг! Пора стать богатыми!
Спустя полчаса бесполезные комплекты были закопаны в густом кустарнике, и подруги
направились в деревню. Идти пришлось в одних шортах для ныряния, но тропический ливень
давно закончился, стояла сильная жара, и все прохожие старались держаться в тени пальм, под
сенью которых притаилась деревушка. Потому никто на минимум их одежды особого внимания
не обратил. И вообще, как оказалось, за прошедшее время их даже никто не хватился, потому
что у родителей забот хватало с избытком, а остальным до них дела не было.
Первой проблемой стало отсутствие коммуникаторов. Они были завёрнуты в фольгу и
приторочены к лодочной скамье, из-за чего пропали вместе с лодкой. Пришлось идти к
родителям и соврать, что коммуникаторы смыло за борт штормом в очень глубоком месте и
достать их оказалось невозможно. Родители Найры согласились вызвать им такси со своей
подписки, но тут едва не наступила вторая проблема: такси до города стоило недешёво, и
платить за него родители отказались. Пришлось показать им розовую жемчужину и клятвенно
пообещать, что первое, чем озаботятся подруги, получив за неё деньги, это погасят все долги
перед родителями.
Долгов действительно накопилось изрядно, особенно перед родителями Тивы, отец которой
был старше отца Найры, поэтому батрачил дольше и имел зарплату немного выше, из-за чего
Тива просила у него деньги чаще. Но в сравнении со стоимостью розовой жемчужины эти
суммы не являлись значительными, и родители, увидев жемчужину, согласились пойти на
расходы.
К моменту прилёта такси обе подруги стояли перед своей лачугой, одетые в лучшее, что у них
оставалось, и некогда праздничные, а ныне поношенные платья несколько портили дело: если в
скупочной конторе будет работать живой чиновник, а не робот, то он может понять, что у
ныряльщиц совсем плохо с деньгами, и попытаться на них заработать. Такое иногда случается –
чиновник предлагает ныряльщицам меньшую сумму, заявляя, что в кассовом аппарате нет
столько денег, а безналичный перевод сейчас не работает из-за какой-нибудь профилактики.
Так что приходите послезавтра. Или соглашайтесь на меньшую сумму, берите деньги и
уходите. А разницу чиновник положит себе в карман.
В обменной конторе действительно работала смена, полностью состоящая из Людей, потому
что роботизированные интерфейсы были старые и опять сломались. Починить их для
госконторы было раз плюнуть, но где-то наверху, в министерстве, на этом экономили
сознательно. Потому что оплачивать труд жителей окрестных деревень было значительно
дешевле, чем платить коммерческой компании-подрядчику за ремонт и обслуживание
роботизированных приёмных окон. К счастью, на этот раз на поношенные платья ныряльщиц
никто внимания не обратил. А вот на их слишком богатый улов – очень даже.
Семь розовых жемчужин за десять суток – это невероятное везение сродни выигрышу в
лотерее, это большие деньги. Выдавать их наличными запрещено, столько наличных в кассе
действительно нет, а для перевода на банковский счёт нужен коммуникатор, которого ни у
одной из подруг не имелось. Это немедленно насторожило чиновников, и они заподозрили
кражу. Представитель обменной конторы связался с полицией, но те ответили, что за
прошедшие десять суток ни от кого не поступало обращений по поводу кражи розовых
жемчужин вообще.
После этого пришлось звонить в банк из обменной конторы в счёт причитающейся оплаты и
договариваться, чтобы банк принял перевод без аутентификации. Теперь уже сотрудник банка
заподозрил мошенничество и передал их с рук на руки службе безопасности. Те долго
допрашивали их сначала по телефону, затем прислали в контору своего представителя, который
привёз соответствующее оборудование и провёл проверку биометрии обеих подруг. Биометрия
подтвердилась, и банк согласился провести нужные операции.
На этом все чиновники успокоились и наконец-то перевели женской паре причитающуюся
сумму. На радостях подруги первым делом рванули в торговый центр за новыми
коммуникаторами и одеждой. Восстановив доступ в сеть, они погасили все свои долги,
накупили кучу шмоток и отправились сначала в самый дорогой салон красоты, а после в самый
дорогой ресторан, праздновать свой успех. Закончилось веселье под вечер приобретением
сверхмодного спортивного атмосферного катера, покупать который подруги заявились лично в
самый крутой в городе центр продаж спортивной аэротехники.
Сотрудники отдела продаж, едва услышали, о какой покупке идёт речь, немедленно окружили
подруг океаном внимания и услужливой вежливости. Сначала их водили по выставочному
центру, демонстрируя самые дорогие модели, потом проводили виртуальные тест-драйвы в
режиме полного погружения в компьютерную реальность, затем всячески развлекали в дорогом
роскошном офисе, ожидая, пока покупательницы сделают выбор. Наконец подруги
определились с покупкой, остановившись на дорогой и знаменитой спортивной модели,
изготавливающейся с упором в комфорт.
– Превосходный выбор! – с профессиональным восторгом объявила немолодая женщина-
начальник отдела продаж, которая лично взялась вести столь дорогую сделку. – Это престижная
модель высшей категории комфортности, узнаваемая с первого взгляда и имеющая высокие
скоростные характеристики! Если наши уважаемые гостьи предпочитают скоростные полёты,
может, вас заинтересует предлагаемая нашей корпорацией линейка высокоскоростных
космических моделей? В дополнение к атмосферной машине мы будем рады предложить вам
знаменитые модели внутрисистемной спортивной техники, вплоть до профессиональных
вариантов!
Цены на космические катера и яхты начинались со стоимости самого дорогого атмосферника,
умноженной на десять, и таких денег у подруг даже не имелось. Не говоря уже о том, что летать
на космическом корабле они не умеют. Но признаваться в этом было неловко, очень не
хотелось выглядеть внезапно разбогатевшими нищенками, и потому Найра с деловой улыбкой
ответила:
– На данный момент мы не рассматриваем вопрос приобретения космического транспорта.
Сейчас у нас другие приоритеты. Но мы любим космические полёты, так что обязательно
обратимся к вам, когда нам потребуется космическая яхта!
– Наша корпорация будет рада оказать вам любую помощь! – воскликнула начальница отдела
продаж. – Мы предоставим вам абсолютный сервис как ВИП-покупательницам! При покупке
космической яхты мы дарим нашим клиентам бесплатную экскурсию к солнечной короне!
– К солнечной короне? – удивилась Тива. – Там же очень горячо, разве нет? Миллион градусов
вроде как?
– И даже горячее! – подтвердила начальница отдела продаж. – Но два года назад наша
корпорация успешно запустила в эксплуатацию передвижную космическую научную
лабораторию, созданную специально для тщательного изучения тела звезды! Лаборатория
способна приблизиться к солнечной короне на минимальное расстояние и находиться там
некоторое время, проводя исследования и сложные научные эксперименты!
Она коснулась сенсора, вызывая голограмму центрального экрана с рекламным видеороликом.
Видео демонстрировало очень большую футуристического вида космическую платформу,
смело приближающуюся к звезде. Голос диктора за кадром воодушевлённо объяснял:
– …это выдающееся открытие позволило нашим инженерам совершить прорыв в области
силовых полей, имеющих высокую теплостойкость! И если в военном плане данное решение не
нашло своего воплощения в силу низкой сопротивляемости космическому оружию при
чрезвычайно высокой себестоимости, в научном плане пользу нашего открытия невозможно
переоценить!
На видео научная лаборатория действительно подошла к звезде очень близко, и изображение
переключилось на вид изнутри её центральной обзорной палубы.
– Взгляните на это прекрасное зрелище! – вещал диктор. – Впервые увидев такое, наши учёные
оказались не в силах скрывать от всех эту завораживающую красоту! Поэтому наша корпорация
не пожалела средств для дополнительного строительства над научным уровнем туристической
палубы! На этой палубе размещён в высшей степени комфортабельный салон первого класса,
вмещающий до ста пассажиров, и совершенно волшебный обзорный зал! Откуда наши гости
смогут воочию наблюдать родное светило во всех завораживающих подробностях!
Видео, сделанное в обзорном зале, и вправду завораживало. После того как мощные стальные
створы, запирающие прозрачные стены зала, распахнулись, исчезая где-то внутри палубы,
автоматика снизила степень затемнения стен, и взорам зрителей предстало бурлящее кипящим
огнём исполинское тело звезды.
– Вы только посмотрите, как там красиво! – с очень естественным восторгом воскликнула
начальница отдела продаж. – Корональные петли и стримеры, протуберанцы, плазменные
волокна! Вы сможете увидеть всё это своими глазами! Пока наши талантливые учёные на
нижних палубах лаборатории проводят необходимые эксперименты, обзорный зал находится в
полном распоряжении наших дорогих гостей! К вашим услугам высочайший сервис и масса
индивидуального оборудования визуального контроля! Вы не пожалеете о потраченном
времени, уверяю вас! Покупка космической яхты останется в вашей памяти столь ярким
событием на многие годы!
– Мы не сомневаемся, что всё так и будет! – Найра подхватила её восторженность,
одновременно вручную набирая на своём коммуникаторе запрос по теме «экскурсия к
солнечной короне, отзывы».
Тут же выяснилось, что проект этой самой научной лаборатории имел кучу всевозможных
недоработок и провалов, по причине которых оказался государству неинтересен. Корпорация
получила от планетарного правительства условие: или полная доработка проекта, или до
свидания. И теперь, пока их ученые и инженеры в мыле ищут способы устранения своих
косяков, корпорация возит к солнцу туристов за неслабые деньги, чтобы хоть как-то снизить
убыточность проекта.
– Но пока ограничимся приобретением спортивного атмосферного катера, – закончила за неё
Тива.
Начальница отдела продаж не стала настаивать, и вскоре сделка была совершена. Атмосферный
катер оказался просто шикарен, модель, узнаваемая с первого взгляда с расстояния в километр,
скоростная роскошь, мечта молодёжи! Найра и Тива от души погоняли на нём на высотных
эшелонах, специально отведённых под скоростные полёты, и лишь потом вернулись в деревню.
Несмотря на позднее время суток, их триумф, конечно же, не остался незамеченным, и до
глубокой ночи вся деревня ходила к их лачуге разглядывать катер и слушать историю столь
редкого успеха.
Которой особенно интересовались другие ныряльщицы, горящие желанием выяснить, где в
условиях царящего ныне разорения оказалось возможным сорвать такой куш. Пришлось
ссылаться на далёкое побережье, лежащее по ту сторону запретной зоны, и делать суровые
лица, мол, бизнес есть бизнес и выдавать точное положение столь уникальной колонии раковин
не станет даже полная дура. Ныряльщицы, конечно, обижались, но подруги украдкой
перемигивались друг с другом, мол, это их проблемы.
Однако вскоре выяснилось, что не только их. Сначала в деревню заявились репортёры, прямо
наутро, и отделаться от них было непросто. Две липкие навязчивые девицы были столь
нахальными в своих попытках выяснить подробности, что подруги даже заподозрили в них
переодетых конкуренток. Репортёрш в конечном итоге удалось выпроводить, но оказалось, что
это ещё не всё. К вечеру в сети появился журналистский репортаж с их изображениями,
рассказывающий об их успехе и слишком агрессивном нежелании поведать Людям
подробности. Заканчивалась она многозначительным предположением, а точно ли жемчуг был
добыт законным путём?
В этот момент стало казаться, что идея устроить праздник и купить дорогой катер была не
самым лучшим вариантом, однако было уже поздно: на следующий день к ним нагрянула
полиция. Оказалось, что репортёрши тут ни при чём. В полиции заинтересовались их
подозрительной удачливостью ещё тогда, когда туда поступил звонок из банка. До подруг
запоздало дошло, что продавать жемчужины надо было по одной-две в разных городах, но в тот
момент радость затмила работу мозга, как это обычно бывает в таких случаях.
Полиция увезла подруг в отделение, где их долго опрашивал следователь. Он больше часа
задавал им вопросы о месте, где они якобы насобирали розовые жемчужины, и Найра с Тивой
вдохновенно врали о том, где это произошло. Следователь всё тщательно зафиксировал и вдруг
выложил перед ними обломки их старых коммуникаторов.
– Вы узнаёте эти гаджеты? – поинтересовался он, глядя то на подруг, то на мониторы своего
рабочего места.
– Это наши старые коммуникаторы, – ответила Найра, задницей ощущая недоброе. – Их унесло
в море вместе с нашей лодкой во время шторма полторы недели назад.
– Они были найдены в запретной зоне, глубоко на дне, в ходе поисков пропавшего без вести
бронекатера береговой охраны. – Следователь буравил жёстким взглядом то одну, то другую
ныряльщицу. – Проверка показала, что данные коммуникаторы последний раз выходили в сеть
за пятнадцать часов до этого.
– Так и было! – тут же подхватила Тива. – Шторм унёс лодку в море, там же вдоль береговой
линии течение, оно идёт в сторону запретной зоны, всё сносит туда!
– Не сомневаюсь. – Следователь продолжил буравить их взглядом. – Вы хотите сказать, что,
оставшись без коммуникаторов, переместились через стокилометровую запретную зону на
другой участок побережья, где и выловили розовые жемчужины?
– Ну да, именно так… – начала было Найра.
– С ваших слов выходит, что вы миновали запретную зону по морю, не приближаясь к её
границам, – перебил её следователь. – То есть у вас было две лодки? Одну унесло в море вместе
с гаджетами, на другой вы плыли в обход запретной зоны?
– Да! – насупилась Тива. – Вторую лодку мы нашли на берегу, её выбросило штормом прямо
там, где мы ныряли! Мы ещё обрадовались, типа, море забрало одну лодку и отдало другую!
– И где же она? – поинтересовался следователь.
– Мы бросили её после того, как насобирали жемчуг! – упрямо заявила Тива. – Зачем нам такая
развалюха, когда мы нашли семь розовых жемчужин? Всё равно с такими деньгами мы устроим
себе отпуск и отдохнём от бесконечной работы! А когда продолжим нырять, то купим себе
отличный баркас!
– Не логичнее ли нырять сейчас, пока никто другой не нашёл вашу колонию раковин? –
возразил следователь. – Вдруг там ещё остался розовый жемчуг?
– Там ничего не осталось! – поддержала подругу Найра. – Мы десять суток ныряли в эту
колонию, вскрыли все раковины до единой!
– И куда же вы дели их содержимое? – не отставал следователь. – У вас должно было скопиться
несколько десятков обычных жемчужин. Но в банк вы принесли только розовые.
– У нас мешочек для добычи порвался! – мгновенно нашлась Тива. – Зацепился за перо руля
случайно! В нём были все обычные жемчужины, они рассыпались и утонули, остались только
розовые! Мы не стали их искать, там слишком глубоко!
– Понимаю, – не стал спорить следователь. – А как вы вернулись в деревню? Выгребли полторы
сотни километров против течения?
– Нас подвезли рыбаки! – нашлась Найра. – Им было по пути! Мы рассчитались с ними
обычным жемчугом, который остался в мешочке с розовым!
– Назовите имена рыбаков и номер их баркаса, – вежливо попросил следователь.
– Мы не спрашивали их имена. – Тива тоже перешла на вежливый тон. – Зачем они нам? И
номер лодки я тоже не запомнила. У меня плохая память на цифры. – Она обернулась к
Найре: – Ты помнишь их номер?
– Я обычно на видео снимаю, если нужно что-то важное зафиксировать, – пожала плечами та. –
А у нас коммуникаторов не было. Кажется, там номер был электронный, я что-то вообще не
помню никаких цифр на борту.
– Понятно, – согласно кивнул следователь и вновь взглянул на мониторы своего рабочего
места. – Итак, давайте подытожим: полторы недели назад вы ныряли в районе своей деревни во
время шторма. Вашу лодку, в которой лежали коммуникаторы, унесло в море, и дальнейшая её
судьба вам неизвестна. В это же время штормом выбросило на берег другую лодку. И вы
решили переплыть на ней в обход запретной зоны на другой отрезок побережья, где и нашли
нетронутую колонию раковин. Без коммуникаторов и, соответственно, средств к
существованию вы ныряли там десять суток, питаясь взятыми с собой из дома маисовыми
лепёшками. За это время вы собрали семь розовых жемчужин и некоторое количество обычного
жемчуга, который оказался частично потерян вследствие неприятного несчастного случая.
Оставшимся обычным жемчугом вы оплатили услуги неизвестных рыбаков, которые взяли вас
на борт в качестве попутчиц и довезли до деревни. За всё время, о котором идёт речь, вы ни
разу не приближались к запретной зоне, не нарушали её границ и понятия не имеете, как
именно там оказались ваши старые гаджеты. Всё правильно?
– Совершенно верно! – расцвела Найра. – Всё было именно так!
– За исключением одной небольшой детали, – испытующе посмотрел на неё следователь. –
Полиграф сообщает о том, что вы лжёте. Вся ваша история чистой воды выдумка. Итак, я
повторяю вопрос: где вы проводили погружения и при каких обстоятельствах вами были
утрачены эти гаджеты?
Он лениво протянул руку к переломанным коммуникаторам, несущим на себе соляные разводы
высохшей морской воды, и красноречиво постучал пальцем по одному из них:
– Береговая охрана до сих пор не нашла пропавший без вести катер. Вместо него в указанном
районе она обнаружила массу поломанного оборудования ныряльщиц: гарнитуры, ножи,
фонари и прочее. В том числе эти коммуникаторы. Всё это хлам, не представляющий интереса.
Но ваши гаджеты мне удалось идентифицировать. Я далёк от мысли, что это вы потопили
патрульный бронекатер со всем экипажем, да ещё спрятали его где-то на дне так, что береговая
охрана не может найти. Это их зона ответственности и их проблемы, меня они не касаются.
Следователь сделал красноречивую паузу:
– Но преступления в заповеднике и вокруг него – это мои проблемы. И они в том, что после
объявления Трещащего каньона запретной зоной все, кто нырял там, включая аквахолдинги,
переместились на примыкающие к ней не режимные участки побережья. И теперь из-за
большой конкуренции под водой в тех краях пусто. Везде, а не только возле вашей деревни.
Там, где, как вы утверждаете, вами была обнаружена колония раковин, нет никакой колонии.
Эти места обчищены браконьерами неоднократно, наш территориальный отдел устал
принимать от ныряльщиц жалобы и высылать туда наряды полиции. Ничего найти там вы не
могли. Я скажу вам, где на самом деле вы всё это отыскали – в запретной зоне. А теперь я жду
ответа на свой вопрос.
Несколько секунд все молчали, потом Найра нехотя произнесла:
– Всё было, как мы рассказали. У вас детектор лжи неправильно работает.
– Раскалибровался, наверное, – присоединилась к ней Тива. – Мы правду говорим.
– Хорошо, я вызову эксперта-наладчика, – с лёгкостью согласился следователь. – Завтра жду
вас у себя в это же время. Полиграф будет готов, а вместе с ними будет готова тюремная
камера, в которую вы попадёте за соучастие в нападении на бронекатер береговой охраны, если
не ответите на мой вопрос. Даю вам сутки на то, чтобы «вспомнить», как всё происходило на
самом деле. А чтобы вам лучше вспоминалось, я замораживаю ваши банковские счета и
запрещаю вам покидать деревню. Обязан напомнить, что нарушение невыездного режима
карается каторжными работами на срок до двадцати лет. А теперь проваливайте!
Назад Найра и Тива возвращались в полицейском катере, мрачные и опустошённые, словно
приговорённые к казни смертники. За всю дорогу они не проронили ни слова, и пара женщин-
полицейских, управлявшая катером, быстро перестала обращать на них внимание. Полицейские
включили автопилот и занялись просмотром сети, не имевшим отношения к служебной
деятельности.
– Бесово дерьмо! – тихо выругалась одна из них. – Завтра в моей бьюти-клинике день тайных
скидок! Стоимость процедур по коррекции фигуры снижена на пятьдесят процентов! Всего
один день! Вот же не повезло! Нас уже включили в состав поисковой команды! – Она
посмотрела на свою напарницу: – Может, договоримся с кем-нибудь из девчонок? Пусть
подменят!
– Бесполезно, – с кислой миной покачала головой напарница. – Никто не согласится. Завтра же
поиски диверсанта Сияющих. Военные полторы недели вычисляли его логово, вроде им
наконец-то удалось что-то определить. Помогло то, что этот светящийся монстр напал на
патрульный бронекатер береговой охраны. Катер исчез со всем экипажем, но военные подняли
его маршрут, долго возились, но что-то там всё-таки вычислили. Завтра они атакуют целевой
район, а мы будем осуществлять общую поддержку и оцепление. Никто не захочет нас
подменить, дураков нет! Там ведь можно случайно найти этого Сияющего самим! Эти жуткие
монстры в бою на орбите сожгли три сотни разных боевых вымпелов! Народу полторы тысячи
погибло! А тут мы со своими патрульными катерами!
– Ну да… – уныло протянула первая полицейская. – Никто не согласится… Что-то мне как-то
страшно стало…
Полицейские тоже умолкли, теряя настроение, и вскоре катер доставил ныряльщиц на окраину
деревни и сразу же улетел, обдав их потоком потревоженного знойного воздуха. До дома
подруги дошли, сопровождаемые мрачными взглядами соседей, и задерживаться на улице
никакого желания не имелось. Зайдя в лачугу, Найра остановилась на пороге и удручённо
огляделась.
– Что ищешь? – спросила у неё Тива. – Полицейские жучки? Думаешь, пока мы были у
следователя, он отправил сюда своих подручных поставить нам датчики?
– Не знаю… – Найра беспомощно опустилась на стул. – Вряд ли, конечно… Ему и так с нами
всё ясно. Но я уже всего боюсь… Почему он нас сразу не арестовал?
– А зачем? – Тива села рядом с подругой. – За нарушение невыездного режима дают двадцать
лет каторги. А за незаконный промысел в водах заповедника – пять лет тюрьмы, если не убьют
при задержании. За нападение на береговую охрану и вовсе могут пожизненное влепить! Знает
он, что мы никуда не денемся. Наверное, он хочет, чтобы мы сами во всём сознались, это
улучшит полицейским показатели, они же должны вести профилактику преступлений… – Тива
скривилась и умолкла.
– Пять лет… – горестно протянула Найра. – Ну почему нам так не везёт… Нас даже Сияющий
не стал убивать, а тут… долбаное государство, каких-то сраных жемчужин им жалко! У чинуш
денег – бесконечные миллионы, куда им ещё хапать?! Чтоб они подавились этими деньгами
вместе со своими детьми!
– Слушай… – Тива на секунду замерла. – А давай предупредим Сияющего!
– Что? – не поняла Найра. – Предупредим? Мы?
– Ну да! – Тива снизила голос до шёпота и тихо заговорила: – Ты же слышала, что говорили
полицейские в катере! Завтра Сияющего будут искать военные вместе с полицией. Давай
предупредим его! Он нам жизнь спас, а эти уроды что?! Одни ограбили и чуть не убили, другие
снова ограбили и посадят на пять лет! Вдруг Сияющий согласится нас спасти ещё раз за то, что
мы спасём его! Пусть спрячет нас где-нибудь или ещё как-то! Я не хочу в тюрьму! За что нам
всё это? За какую-то дурацкую юридическую гадость, именуемую законом? За полицейские
показатели раскрываемости?! За жемчужины?! Мы ведь заплатили налог, когда продали их
обменной конторе, она же государственная! Это нечестно! Найра! Давай рискнём!
– Убьют ведь. – Найра поёжилась. – Как мы к нему попадём? Мы даже не знаем точно, где он
прячется. Снова на лодке поплывём? Поймают сразу же… Спецслужбы всё видят, а мы, как
дуры, надеялись, что спутники в ливень не работают…
– Ну и пусть видят! – пылала решительностью Тива. – Нам уже всё равно! Сядем в наш катер и
рванём туда на полной скорости! Надо пролететь шестьдесят километров всего лишь! За две
минуты промчимся, никто ничего не успеет сделать! Доберёмся до гротов, нырнём, найдём
Сияющего и предупредим его! Это наш шанс! Не хочу сидеть в тюрьме пять лет! Вот чувствую,
что этим не закончится! Когда полиция узнает, что их бронекатер и все уроды, которые на нём
были, валяются где-то на дне морском, они захотят найти крайних! И мы на эту роль очень
подходим! Наши пять лет тюрьмы мигом станут пожизненным, а то и вовсе казнят! Давай же,
Найра, решайся! Пока полиция не приехала и не отобрала у нас спорткатер! Без него нам точно
только в тюрьму!
– А мы его точно найдём? – Найра не могла понять, что пугает её сильней: перспектива
пятилетнего тюремного заключения со всеми вытекающими отсюда репутационными
последствиями или же риск вновь попасть в руки береговой охраны.
– Не знаю… – Тива заметно сникла, но всё ещё не сдавалась. – Район гротов я на карте нашла, а
вот куда дальше… можно попытаться заплыть в каждый из них…
– Была не была! – Найра вскочила со стула. – Летим! Ты права! Завтра нас точно посадят, и
никто не знает, что с нами сделают дальше! Надо рискнуть! Вдруг Сияющий действительно нам
поможет?! Он же вылечил нас вместо того, чтобы убить!
За пару минут подруги собрали весь свой крайне небольшой скарб, запихали его в багажное
отделение спорткатера и на секунду замерли, боязливо оглядываясь.
– Лучше ты садись за штурвал! – Найра вдохнула для храбрости и уселась на пассажирское
сиденье. – Ты знаешь, куда надо лететь, а я плохо помню! Только автопилот нужно сразу
отключить, чтобы нас полиция назад не вернула автоматически! За нами наверняка следит
спутник!
– Надо коммуникаторы отключить! – предложила Тива. – Спутник же видит нас по их
местоположению!
Подруги торопливо отключили коммуникаторы и полчаса возились с автопилотом, разбираясь
со способами его выключения. Понять, как его обесточить физически, при этом не испортив
что-нибудь важное, так и не удалось. В конце концов Тива приказала бортовому компьютеру
выключить автопилот и не включать его до особого распоряжения пилота. Поможет это или
нет, никто точно сказать не мог, но с каждой минутой страшно становилось всё сильней.
– Полетели уже! – торопила Тиву Найра. – Вдруг полиция вернётся! Или начнёт собираться у
границ запретной зоны!
– Не начнёт! – возразила Тива, страшно которой было не меньше. – Сияющий может их
заметить и всё поймёт! Я уже взлетаю!
Спорткатер поднялся в воздух, Тива набрала высоту и врубила максимальную скорость. Катер
ринулся в разгон, по кратчайшему пути устремляясь к нужной точке на побережье Трещащего
каньона, и спустя несколько секунд они уже находились над запретной зоной. Бортовая система
связи ожила мгновенно:
– Неизвестный катер! Вы нарушили границы запретной зоны! Немедленно лечь на обратный
курс!
Голос, звучащий из динамиков, вещал властно и сурово, не предвещая ничего хорошего, и Тива
невольно вжала голову в плечи, продолжая удерживать прежнее направление движения.
– Неизвестный катер! – продолжил суровый голос. – Последнее предупреждение! Немедленно
покиньте запретную зону и совершите посадку у ближайшего отделения полиции! В случае
неподчинения к вам будет применено оружие!
– Быстрей, быстрей! – панически торопила подругу Найра. – Увеличь скорость!
– Быстрее уже нельзя! – перепугано воскликнула Тива. – Это предельная! Мы и так мчимся как
сумасшедшие! Если кто-то попадётся навстречу – я не успею отвернуть!
Но огромная спортивная скорость не помогла им избежать атаки. Спустя минуту откуда-то
сверху, из далёких облаков, вывалилась пара атмосферных истребителей и ринулась на
сближение со скоростью, вдвое большей. Заметить выстрел подруги не успели, но спорткатер
неожиданно подпрыгнул на курсе, что-то громыхнуло, и внешний корпус брызнул фонтаном
разлетающихся обломков. Вокруг вспыхнул пожар, заработала система пожаротушения, все
приборы окрасились ядовито-красными сигналами повреждений, и катер швырнуло куда-то в
сторону.
Найра завопила от страха, судорожно вцепившись в ремни страховочной подвески, и
расширившимися от ужаса глазами смотрела, как Тива отчаянно манипулирует штурвалом,
пытаясь удержать машину на курсе.
– Двигатель не работает! – выкрикнула Тива. – Мы теряем высоту! Сейчас врежемся в
деревья!!!
– Лети в море! В море! – Найра указывала на виднеющуюся за джунглями водную
бесконечность. – Попробуем выпрыгнуть и уплыть!
– Разобьёмся нафиг! – Тива изо всех сил давила на штурвал, стремясь замедлить потерю
высоты, но потерявший управление катер продолжал пологое снижение с высокой скоростью
инерции.
Дотянуть до моря они не успели. Силуэт атмосферного истребителя вновь мелькнул где-то на
фоне солнца, и космокатер сотряс второй удар. Что произошло дальше, понять не хватило
времени. То ли катер разлетелся на куски, а их кресла остались, то ли кресла сами выпрыгнули
из катера за секунду до того, как он взорвался… Скорее всего второе. Хотя казалось, что
первое. Автоматика аварийных ситуаций зафиксировала неизбежное разрушение космокатера и
катапультировала кресла с пассажирами. Этого ускорения хватило ровно для того, чтобы кресла
оказались над морской прибрежной линией и рухнули в воду. Сверху пронёсся истребитель,
скрываясь в далёких облаках, и водная толща сомкнулась над головой у отчаянно
барахтающейся в кресле Найры.
Оказавшись под водой, кресла немедленно надулись, превращаясь в подобие одноместных
спасательных плотиков, и всплыли на поверхность. В состоянии дикого испуга выпутаться из
ремней страховочной подвески, спеленавшей тело словно младенца, оказалось непросто, и
Найра что есть силы терзала не желающие подчиняться замки страховочных ремней.
Освободилась она в последнюю секунду. Высоко в небе вновь мелькнул силуэт истребителя, и
Найра бросилась в море. Позади гулко ударил взрыв, её тело сшибло воздушным тараном,
закручивая в воздухе, словно обломок пропеллера, и вбило в водную пучину. Удар о водяную
толщу сменился знакомой чернотой в глазах, и наступила тишина.
Какое-то время ничего не происходило, потом на голову хлынуло что-то холодное, и сквозь
непроницаемую пробку в ушах глухо зазвучал голос Тивы:
– Найра! Ты жива?! Ты меня слышишь?!
– Она тебя слышит, – мощный мужской голос вдруг отпечатался прямо внутри головы Найры,
возникая в сознании, будто собственный. – Не лей на неё воду. Она сейчас откроет глаза.
Найра испуганно вздрогнула, распахивая глаза и хватаясь за голову, и увидела склонившуюся
над собой Тиву.
– У меня мужской голос в голове! – в ужасе выдохнула она. – Он звучит прямо в мозгу!
– У меня тоже, – успокоила её подруга, осторожно указывая за спину. – Это он так с нами
разговаривает! Смысл его слов возникает у нас прямо в мозгу!
– Неправда, – суровый мужской голос вновь громыхнул в сознании, и Найра испуганно
обернулась. – Смысл моих слов возникает у вас в пустых головах. Ибо мозгов там нет. Совсем.
Громадный энергетический монстр пяти с лишним метров высотой стоял посреди какой-то
подземной пещеры по пояс в воде, и его серебряные глаза, прямые белоснежные волосы и столь
же белоснежная броня несильно светились в окружающем мраке, слабо освещая пространство.
Похоже, пещера была подводной, но здесь, в её центре имелось возвышение с небольшой
воздушной полостью. Не залитого водой места здесь было совсем чуть-чуть, и почти всё оно
оказалось занято Тивой, лежащей рядом с ней Найрой и целой горой смятого в сплюснутый ком
сильно оплавленного металла, в обрывках которого с трудом угадывались остатки патрульного
бронекатера.
– Мы хотели предупредить вас об опасности, – замирая от страха произнесла Тива. – Завтра
наши военные вместе с полицией начинают поисковую операцию. Они как-то вычислили ваше
убежище… – она понурилась, – из-за того, что вы спасли нас от полиции. Нас бы тогда убили…
Мы должны были вас отблагодарить. Всё равно наша полиция считает нас преступниками, и
завтра нас посадят в тюрьму…
– И потому вы решили спрятаться у меня? – Электрический всплеск свечения глаз Сияющего
словно пронзил обеих подруг насквозь. – Чтобы спастись от своих соплеменников?
– Соплеменникам мы нафиг не нужны, – вздохнула Тива. – Впрочем, как и всем остальным. Мы
лишь полиции интересны, да и то только чтобы посадить нас в тюрьму и улучшить показатели
раскрываемости.
– Мы надеялись на вашу помощь. – Вата в голове окончательно рассеялась, и Найра попыталась
объяснить Сияющему, как всё было на самом деле. – Вы нас спасли, поэтому мы хотели спасти
вас в ответ! И спрятаться где-нибудь… – она смутилась под пронзительным взглядом
энергетического монстра, – с вашей помощью… вы же умеете… пока всё это не закончится…
– Ждать придётся долго. – Сияющий едва заметно усмехнулся. – Если бы вы сели в тюрьму
завтра, то успели бы выйти задолго до того, как всё это закончится.
– Вы нас выгоните? – упавшим голосом спросила Тива.
– Сидите тут, если желаете, – пожал плечищами энергетический монстр. – Ваши соплеменники
вас не отыщут, пока вы не выберетесь наружу.
– Мы не будем вам обузой! Мы можем помочь! – заявила Найра. – Наловить рыбу, приготовить
пищу, навести порядок… где это нужно… пожалуйста, не выгоняйте нас! Нас там убьют! Мы
же ничего плохого не сделали! Мы даже налог за эти жемчужины заплатили!
– Налогами своими мне голову морочить не нужно, – голос Сияющего, отпечатывающийся в
сознании, принял неприязненные интонации. – Как не нужно мне вашей рыбы и пищи.
Выгонять я вас не стану, негоже жизни губить ни за что, но жить вам тогда придётся здесь. И
очень долго. Я могу доставить вас на другую сторону джунглей, если хотите.
– Нас везде найдут, – вздохнула Тива. – Хоть на той стороне, хоть на этой, хоть на другом
материке. Наверное, даже на любой планете Лиги Созвездий… если объявят в общий розыск…
– Помолчите-ка обе! – Голос Сияющего, звучащий в сознании, неожиданно стал ещё более
суров. – И не шевелитесь, пока не позволю!
Подруги испуганно замерли, и в следующую секунду под водой, заполняющей вход в пещеру,
показались приближающиеся пятна света. Двое боевых пловцов в армейских скафандрах с
оружием наперевес появились из воды и остановились в паре шагов от пятиметрового
энергетического монстра. Пловцы, не опуская оружия, внимательно осветили пещеру
тактическими фонарями, глядя сквозь Сияющего, словно сквозь воздух, скользнули столь же
невидящими взглядами по обмершим от страха подругам, и один из них что-то тихо произнёс.
– Чисто! – тихий глухой звук его голоса едва слышно донёсся через гермошлем в звенящей
тишине пещеры.
Боевые пловцы с заметным облегчением расслабились и поплыли обратно, быстро исчезая под
водой. Ошарашенные подруги несколько секунд смотрели им вслед, и Тива с надеждой
посмотрела на энергетического монстра:
– Можно, мы останемся тут и будем вам помогать спасать ваших друзей? Пожалуйста, не
бросайте нас! Я не знаю, чем мы можем быть вам полезны, но окажем любую помощь, какую
только сможем!
– Оставайтесь, – разрешил Сияющий. – Но имейте в виду, жить вам тут придётся лет восемь, а
то и поболе.
– Восемь лет? – Найра было опешила, но увидела, как Тива безразлично пожимает плечами, и
подумала, что, собственно, а какая разница, сколько? Зато не в тюрьме и уж точно не мёртвые. –
Ну и ладно. Вдвоём не одичаем. Может, со временем насобираем розовых жемчужин,
дождёмся, когда полиция про нас забудет, и доберёмся до города подальше отсюда. Обменяем
жемчуг на деньги, купим космическую яхту и улетим из Лиги Созвездий вообще!
– Мы можем собирать для вас жемчуг! – тихо воскликнула Тива, судя по характерному блеску в
глазах, загораясь очередной идеей. – Если вы нам поможете, как тогда, под водой, то мы
насобираем его целую гору! Вы же ждёте, когда за вами прилетят спасатели? Они могут отвезти
нас на другую планету? В любую цивилизацию, не входящую в Лигу Созвездий?
– Могут, почему нет. – Сияющий был невозмутим. – Мы отвезём вас туда и без горы жемчуга,
ваши деньги нас не интересуют. Но ждать придётся восемь лет, я предупреждал. И всё это
время необходимо соблюдать режим секретности. Подвергнете опасности раненых – я вас
убью.
– Эмм… – поперхнулась на полуслове Найра. – Мы не предательницы! Мы не такие! Мы
вообще никому никогда не делали ничего плохого!
– Мы согласны! – оборвала её Тива. – Что надо делать?
– Ничего. – Энергетический монстр столь же невозмутимо шевельнул плечищами. – Ждать,
пока сигнал аварийного маяка дойдёт до ближайшего форпоста моей Расы. По нашим
подсчётам, случится это через восемь лет.
– Это очень быстро! – со знанием дела заявила Тива. – Сияющие живут в пространстве высоких
энергий. Это безумно далеко отсюда. Без ноль-перехода туда не добраться, это невозможно!
Придётся идти в гипере несколько десятков тысяч лет, такой срок никакое анабиозное
оборудование не выдержит. Так что восемь лет – это ещё очень быстро!
– Вообще-то это очень медленно, – возразил Сияющий. – Полноценный аварийный маяк
связался бы отсюда с Землёй Хель за десять секунд, если считать по-вашему. Но аварийное
оборудование наших кораблей было разрушено во время боя. От кораблей практически ничего
не осталось, нам удалось спасти лишь медицинский отсек, да и тот сильно разрушился.
Кристалл Регуляции частично разбился и работает в предельно ограниченном режиме.
Гражданский экипаж получил множественные ранения, и я уложил всех в стазис-капсулы.
Аварийные маяки не уцелели. Но среди гражданских специалистов был очень опытный
представитель касты Мастеров. Искусный Созидатель тоже был ранен, но до помещения в
стазис-капсулу сумел изготовить из подручного оборудования и обломков корабельных
Кристаллов подобие аварийного маяка. Это устройство транслирует сигнал о помощи уже два
года. Иногда я его выключаю, когда ваши военные находят способ засечь его излучение, и
меняю частотную развёртку. Потом запускаю вновь. Но без мощного источника энергии маяк
лучше работать не станет, а найти его здесь невозможно. Вашей цивилизации столь мощные
источники незнакомы.
– Теки из соседней галактики вроде продавали какую-то технологию передачи очень больших
объёмов энергии, – вспомнила Найра и тут же смутилась: – Но… это были как раз те, которые
украли у вас заложников…
– Каких ещё заложников? – поинтересовался Сияющий.
– Ну… – Найра почувствовала себя ещё более неуверенно. – Тех, за которыми вы бросились в
ноль-переход…
– Я бросился в ноль-переход за кораблём Бессмертного, который похитил космостроительное
судно моей Расы с гражданскими специалистами на борту, – тон Сияющего вновь был
невозмутим. – Судно у Бессмертного удалось отбить. Но отбиться от ваших соплеменников и
его андроидов уже не удалось. О каких заложниках идёт речь?
– Так ведь… – Найра поняла, что владеет информацией, явно несоответствующей
действительности. – Разве на том кубическом корабле, который вы преследовали, не было
заложников? И андроиды… они были не ваши?
– Кубический корабль, о котором ты ведёшь речь, это Планетоид Бессмертия, – с
непоколебимым спокойствием объяснил Сияющий. – Никаких заложников на нём не было, если
не считать самого́ Бессмертного заложником собственной алчности и эгоизма. Андроиды
принадлежали кому-то ещё, у перехватчика не хватило мощности под вражеским огнём
определить, кто командовал носителем ноль-генератора. Так что там насчёт энергии?
– Ничего полезного, – опередила подругу Тива. – У нашей планеты не хватило средств на её
покупку. Технологию купила какая-то другая планета Лиги Созвездий. Я даже не знаю, какая
именно, но на Чиантисе той технологии точно нет. А сколько нужно энергии для полноценного
запуска вашего аварийного маяка?
– Вот столько. – Сияющий мимолётно улыбнулся, и в сознании подруг одновременно возникла
цифра с дичайшим количеством нолей.
– Обалдеть! – Найра невольно выпучила глаза. – Где вообще можно взять столько?!
– Много где, – всё столь же спокойно ответил Сияющий. – Проще всего – в короне любой
звезды. Если подойти к ней почти вплотную.
– В короне звезды?! – одновременно оживились подруги. – А наша новомодная космическая
лаборатория для этого не подойдёт?
– Какая ещё лаборатория? – нахмурился энергетический монстр.
В следующую секунду Найру с Тивой словно прорвало, и подруги принялись наперебой
рассказывать Сияющему об экскурсиях к солнцу, устраиваемых опростоволосившейся
корпорацией.
***
Туристический ВИП-космодром центрального космопорта Чиантиса пестрел роскошными
нарядами и сверкал блеском бриллиантов своих совсем не бедных клиентов. Идеальная чистота
и изысканная утончённость интерьеров эффектно подчёркивались узкими и длинными
ажурными террасами, густо засаженными нежно-жёлтыми орхидеями, перемежающимися с
алыми соцветьями тропических цветов. Очень модные и очень дорогие миниатюрные
диванчики, на которых ВИП-туристы ожидали своих рейсов, буквально купались во внимании
всевозможного персонала, как живого, так и роботизированного. Забота о комфорте любимых
клиентов, приносящих космопорту немалые деньги, прежде всего!
– Как здесь мило! – Найра, облачённая в дорогое, очень модное и ещё более эффектное
открытое летнее платье, вольготно разместилась на округлом мини-диване с эргономичной
спинкой и наслаждалась ненавязчивым массажем, который выполняла её поверхность. –
Никогда бы не подумала, что космопорт для богатых больше похож на жутко дорогой спа-
салон!
В одной руке она держала высокий ажурный бокал с коктейлем, другой неторопливо
поправляла длинный хвост своих волос, уложенный на грудь.
– Я как-то смотрела в сети какое-то видео отсюда, – Тива, сидящая на аналогичном диванчике,
слегка приподняла руку, изогнув кисть в эффектном жесте, – так подумала, что это проморолик
с какого-то частного вылета какого-нибудь миллиардера! Тоже не верилось, что тут так всегда и
для всех!
Летающий роботизированный официант, выполненный в виде изящного бутона лилии,
немедленно заметил её жест и устремился к ней, зажигая над собой голограмму выбора
напитков. Тива скользнула взглядом по меню, произнесла название, и сверкающий зеркальным
блеском стальной бутон раскрылся, выдавая ей бокал с охлаждённым коктейлем. Подруга взяла
коктейль, и робот улетел прочь, дабы не отвлекать ВИП-особу своим присутствием. Тива
поднесла бокал к губам, делая глоток, и украдкой посмотрела на высокий потолок помещения,
по которому бесшумно скользил совсем неброский полицейский дрон.
Роскошные мини-диванчики, на которых разместились подруги, образовывали эффектную
интерьерную группу из трёх объектов: несколько более крупный диванчик стоял посредине,
справа и слева к нему примыкали диванчики чуть меньше. Маленькие диванчики имели
небольшой угол разворота, дабы быть немного направленными в сторону диванчика побольше.
Перед тройкой роскошных эргономичных диванчиков размещалась столь же эффектная тройка
журнальных столиков, выполненных из дымчатого стекла под цвет кожаного покрытия
диванной группы. Столики повторяли пространственную ориентацию диванчиков и
реагировали на движения тех, кто в данный момент занимал диванную группу, мгновенно
отъезжая или приближаясь при малейшей необходимости.
В ВИП-зале подобных диванных групп было много, ибо предназначались они для
респектабельных клиентов, путешествующих полной семьёй: муж и женская пара его
очаровательных супруг. Для незамужних женских пар и одиноких туристов имелись парные
диванные группы и отдельные диванчики, но Найра с Тивой пожелали воспользоваться именно
тройной группой, вольготно устроившись на женских местах, сориентированных к
центральному месту диванной композиции, остающемуся пустым. Это являлось утончённой
манерой высшего общества, сообщающей о том, что данные путешественницы замужем за
очень серьёзным мужчиной, очень занятой и влиятельной фигурой. Не считая корректным
отвлекать мужа от дел высокой важности, его супруги совершают туристический вояж без него,
однако даже вдали от мужа они тщательно заботятся о его репутации. На что указывает то, как
они разместились на диванах – центральное место свободно, но фактически оно занято и сесть
туда постороннему не удастся, если он не желает иметь дела с полицией и судом.
Ненавязчиво скользящий по потолку полицейский дрон прошёл над диванной группой и
удалился, сливаясь с покрытием потолка, с которым имел одинаковый оттенок. Найра невольно
скосила глаза на центральный диванчик. Прямо сейчас там находится Сияющий, но его никто
не видит, даже они сами. И поверхность диванчика вообще не промялась, а ведь энергетический
монстр весит центнера четыре! Как он устроил всё это, являлось загадкой, но против
биоэнергетических технологий Сияющих электроника и робототехника Чиантиса оказалась
бессильна. Кто бы мог подумать, что такой уровень вообще возможен!
После того как подруги рассказали Сияющему об экскурсиях к солнечной короне, он велел им
вспомнить, как они смотрели рекламный ролик во время покупки спорткатера, и то ли прочёл
их мысли, то ли как-то ещё увидел то же самое, что увидели они. И сказал, что расстояния, на
которое космическая лаборатория приближается к солнцу, достаточно для запуска аварийного
маяка на полную мощность. Найра с Тивой начали было ломать голову над тем, как же попасть
на эту экскурсию, ведь у них не только нет денег, их ещё и схватит полиция, как только они
включат свои коммуникаторы.
Но оказалось, что для Сияющего все эти проблемы попросту не существовали. Он велел
подругам сидеть в пещере и уплыл, мгновенно исчезая во мраке водной толщи. Сразу стало
темно, хоть глаз выколи, и от этого жутко страшно. А ещё страшнее от мысли, что Сияющий
бросит их прямо тут и никогда не вернётся. Но он вернулся, и довольно быстро. Правда,
появился он внезапно, просто возникнув рядом с ними из темноты, озарившейся свечением его
брони, и Найра с Тивой дружно заорали от страха, торопливо затыкая рты сами себе, потому
что запоздало поняли, что это было. Сияющий протянул им свою здоровенную ладонь, на
которой десяток розовых жемчужин выглядели сиротливой россыпью песчинок.
– Забирайте, – велел энергетический монстр. – Этого хватит, чтобы воплотить в жизнь ваш
план?
– Этого хватит на два наших плана… – Найра, не веря своим глазам, осторожно сняла с мягко
светящейся ладони Сияющего драгоценную добычу.
Он просто сплавал в море на полчасика и запросто так набрал за это время десять больших
розовых жемчужин! Десять двухлеток! Не каждая ныряльщица за всю жизнь заработает
половину таких денег!
Но на этом чудеса только начались. Сияющий вывел их из пещеры на берег без каких-либо
гарнитур, все выплывали своим ходом, на собственном запасе воздуха. Он просто плыл рядом,
и никакого давления водных масс, выламывающего барабанные перепонки без подводного
снаряжения, не было. На берегу Сияющий взвалил их себе на плечи, словно раненых солдат, и
всё вокруг окуталось едва заметной призрачной дымкой. Позже Найра поняла, что так
ощущается изнутри работа поля преломления, но в тот момент ей было не до того. Потому что
энергетический монстр засиял чуть-чуть сильней обычного и ПОЛЕТЕЛ! Просто взял и
полетел, по воздуху, без всяких там самолётов и антигравов!
Ну, какое-то лётное оборудование у него, конечно же, имелось, на нём он и летел, это понятно.
Но это по логике! А так, просто если глазами смотреть, то никаких мощных девайсов на его
броне не видно, только кристаллические узоры загадочной формы, выступающие на толстой
поверхности брони в разных местах. Узоры светятся чуть ярче, чем сама броня, но волосы
Сияющего вспыхивают сильнее, а его глаза и вовсе могут время от времени выдать
ослепительную вспышку. В общем, как именно лётное оборудование могло быть встроено в его
броню, совершенно непонятно! Ведь авиационный двигатель здоровенный, да и антиграв не
такой уж маленький! А Сияющий летел явно не на антиграве, потому что антиграв
предназначен для перемещения вверх-вниз и недлительного полёта на малом ходу. Сияющий
же летел вполне по-настоящему. И его никто не видел, включая военную и полицейскую
атмосферную технику, кружащую над Трещащим каньоном.
Через час они уже были за пределами опасной зоны, и Сияющий велел им включить
коммуникаторы. Подруги очень испугались, ожидая появления полиции, но ничего такого не
произошло. Тива даже подумала, что спецслужбы не объявляли их в розыск. Но очень быстро
выяснилось, что ещё как объявляли. Просто всё электронное оборудование полицейских
принимает Найру и Тиву за каких-то других людей, если не отходить от Сияющего далеко.
Дальнейшее их приключение было одновременно рискованным, пугающим и увлекательным.
Громадный Сияющий постоянно находился в режиме невидимости, и подруги шли рядом с ним
то с одной стороны, то с другой, то с обеих сразу, занимая местоположение так, чтобы никто из
прохожих не столкнулся с невидимым энергетическим монстром. А внутри помещений, где не
было опасности попасть в поле зрения спутников, Сияющий и вовсе сворачивал поле
преломления и сидел в медитативной позе где-нибудь посредине. А все вокруг его в упор не
замечали, занимаясь своими делами, но при этом старательно обходили, если шли мимо.
Так они втроём посетили обменную контору, в которой без проблем получили деньги за
половину розовых жемчужин, и конторского чиновника вообще никак не взволновало, откуда у
ныряльщиц столько розового жемчуга, когда в окрестных водах второй год шаром покати.
Вырученные деньги каким-то образом оказались на счете у Тивы, но счет этот был абсолютным
двойником прежнего, замороженного полицией, только при этом не являлся замороженным.
Потом пришлось посетить магазин, чтобы купить дорогих шмоток, и как Сияющий со своим
ростом уместился под всего лишь четырёхметровыми потолками, это стоило видеть. Он летел
над полом в паре десятков сантиметров, сидя в медитативной позе, словно древнее божество из
народных сказаний.
Затем подруги через сеть приобрели общий билет для женской пары на экскурсию к солнечной
короне, заказали самый большой аэролимузин и полетели в столицу. Для Сияющего даже
совсем немаленький лимузин был очень мал, поэтому он разместился внутри лёжа, и тут очень
выручило то, что лимузин был действительно большой. В ВИП-космопорт, из которого
вылетает шаттл к ожидающей на орбите космической лаборатории, лимузин прибыл спустя три
часа. За которые он миновал массу автоматических полицейских проверок, проводимых
патрульными дронами спецслужб, которые контролируют все транспортные потоки на планете.
И ни один из дронов не увидел ни Сияющего, ни Найру с Тивой. Для них автоматический
лимузин выглядел словно идущий порожним рейсом.
Загадочное оборудование Сияющего срабатывало безошибочно везде, и вот теперь подруги
сидят в ВИП-секторе, в ожидании скорой посадки, и играют роль утончённых и прилежных жён
влиятельного супруга. И ни у персонала, ни у систем полицейского контроля не возникает
сомнений в их личностях. А ведь это ВИП-космопорт, здесь установлена самая современная
электроника. Конечно, Чиантис не является центром галактики и среди планет Лиги Созвездий
он далеко не в топе, но уже и так ясно, что даже на самых передовых в технологическом плане
планетах Лиги электроника не справится с оборудованием энергетического гиганта. Потому что
электроника – электронная, а Сияющий – это живая энергия во плоти. Так сказала Тива после
получаса копания в сетевых архивах. Которых, к слову сказать, на Чиантисе оказалось совсем
мало, и все они являлись привнесёнными извне, из других созвездий Лиги.
Посадка на шаттл началась через полчаса, и вот тут подругам пришлось изрядно постараться.
Весь багаж ВИП-туристов доставлялся на борт космической лаборатории отдельно, и взять с
собой гравитационную платформу для перевозки багажа не получилось. К выходу на
космодром гости приглашались отдельно, каждая диванная группа имела собственную очередь,
скрытые в стене широкие двери и персональный трансфер-катер. Вышколенные стюарды
явились к Найре с Тивой и исключительно вежливо пригласили пройти на посадку. В стене
напротив диванчиков распахнулись дверные створы, сразу за которыми оказался салон
трансфер-катера, изысканностью своей не уступающий залу ожидания.
Чтобы перейти на борт катера, подруги шли друг за другом, как бы невзначай поддерживая
дистанцию в пару метров, словно так получилось как-то само собой. На самом деле между ними
шёл Сияющий, которого не было видно, и Найре с Тивой стоило больших трудов не
натолкнуться на него и не вызвать подозрение у окружающего персонала, которого вокруг было
предостаточно. Как пятиметровый Сияющий зашёл внутрь трансфер-катера, имеющего высоту
салона едва два пятьдесят, никто из подруг не понял, потому что его не было видно. Наверное,
снова летел в медитативной позе, потому что внутри катера он появился сидящим на полу
именно в ней. При этом его голова едва ли не упиралась в потолок.
– Вас не заметят без поля преломления? – заволновалась Тива, увидев глыбу его мягко
светящейся белоснежной фигуры. – В катере всюду датчики!
– Не заметят. – Речь Сияющего была по-прежнему непонятна, но смысл его слов всё так же
возникал у подруг прямо в голове. – Здесь слабые системы обнаружения. Их можно обмануть
силами Разума, не задействовав сложное оборудование. Так выйдет меньше помех для
электроники катера. Как только прибудем к шаттлу, действуйте самостоятельно так, как
действовали в космопорту. Я позову вас, когда придёт время.
Уточнять сказанное Сияющим Тива не стала, дабы не показаться совсем уж необразованной
деревенской ныряльщицей. Катер незаметно пришёл в движение и проследовал к шаттлу.
Прибытия к оному подруги не ощутили, настолько плавным был ход ВИП-транспорта, но судя
по тому, что Сияющий вновь исчез, было понятно, что катер прибыл к месту назначения.
Выходной люк распахнулся, впуская ещё одного вышколенного стюарда, и тот пригласил
уважаемых гостей пройти на борт шаттла. С того момента Найра с Тивой Сияющего больше не
видели. Они заняли роскошные кресла, несколько минут шаттл добирал пассажиров, после чего
взлетел и устремился на орбиту.
На орбите туристов столь же индивидуально перевели в экскурсионный зал космической
лаборатории, усадили на столь же дорогие индивидуальные диванчики, и полёт к солнечной
короне начался. Без Сияющего было очень страшно, и каждый взгляд, брошенный на них кем-
либо из персонала, заставлял переживать ещё сильней.
– Ты знаешь, где он? – тихо прошептала Найра, наклоняясь к сидящей рядом Тиве.
– Нет! – едва слышно ответила та. – Надеюсь, он где-то рядом… иначе нам конец…
К звезде космическая лаборатория летела несколько часов, и взгляды персонала, словно
невзначай бросаемые на подруг, стали замечаться всё чаще. Проходящие мимо стюарды стали
ходить по двое, потом со стороны выходных люков появились несколько охранников, которые
остались стоять по обе стороны от выхода и делать вид, что не смотрят на Найру с Тивой.
– Они нас узнали! – прошептала подруге Найра, холодея от страха. – Охранницы сверяются со
своими приборами!
– Давай делать вид, что мы ни при чём! – шептала в ответ Тива, испуганная не меньше. –
Может, Сияющий вернётся! Он же где-то здесь… наверное…
Последние полчаса полёта всё оставалось без изменений, потом капитан торжественно
сообщил, что космическая лаборатория достигла солнечной короны, и объявил об открытии
обзорных панелей. Мощные бронеплиты, закрывающие затемнённые прозрачные стены, ушли в
пол, и сквозь черноту стен заиграли причудливые очертания огненной громады солнца,
заслонившего собою космос. Капитан ещё более торжественно предупредил, что через десять
секунд затемнение, имеющее сейчас коэффициент 99,9 %, будет понижено до коэффициента
95 %, и порекомендовал всем воспользоваться светофильтрами, которые можно снять после
того, как глаза привыкнут к яркому свету.
По истечении десятой секунды Найре показалось, что перед ней взорвалась громадная огненная
бомба, настолько ярким и мощным оказалось зрелище звезды, бурлящей причудливыми
завихрениями космического пламени. Пока ВИП-туристы восхищались захватывающим дух
уникальным пейзажем, записывая видео на плавающие под потолком индивидуальные камеры,
десяток охранниц ненавязчиво приблизились к подругам и окружили их посадочные места,
лишая возможности встать на ноги. На подруг наставили оружие и поднесли электронные
кандалы.
– Гражданки Найра и Тива! – негромким угрожающим голосом заявила старшая охранница. –
Вы находитесь в межзвёздном розыске за преступления перед Лигой Созвездий! Без резких
движений, медленно протяните руки в кандалы! При малейшем сопротивлении мы открываем
огонь на поражение!
Обмершая от страха Найра расширившимися от отчаяния глазами смотрела на поднесённые
едва ли не к лицу кандалы и не могла шевельнуться. Тива беспомощно заозиралась, но
охранницы резким шёпотом одёрнули её, обещая убить, если она шевельнётся ещё хоть раз. В
следующую секунду впереди, у кипящей огненным океаном прозрачной стены, ослепительно
вспыхнул силуэт пятиметрового гиганта, заставляя всех торопливо зажмурить глаза.
– Всем лечь на пол лицом вниз! – в голове тяжело зазвучал мощный враждебный голос, и
сознание полыхнуло приступом панической атаки. – Через пять секунд затемнение будет снято.
Каждый, кто не подчинится, умрёт.
Охваченные паникой люди бросались на пол, толкаясь и падая друг на друга, и Найра с Тивой
тоже рванулись на пол. Окружившие их охранницы растерялись, сжимаясь от сковавшего
психику ужаса, и несколько охранниц, бросив оружие, последовали примеру остальных. Две
или три охранницы развернулись к Сияющему и открыли огонь, но заряды их оружия бесследно
утонули в ослепительно сияющем силуэте. В следующую секунду всё вокруг полыхнуло
испепеляющим светом, и стрелявшие с душераздирающими криками боли попадали, хватаясь
за скрытые шлемами лица. Что происходило дальше, Найра с Тивой не видели.
Испепеляющий свет, слепящий даже в ужасе зажмуренные глаза на уткнутых в пол лицах,
закрытых ладонями, терзал зрительные нервы секунд двадцать. Видимо, Сияющий не стал
снимать со стен затемнение полностью, не пожелав убивать и калечить туристов. Какое-то
время вокруг стояла тишина, сопровождающаяся быстро нарастающей жарой и беззвучными
вибрациями чего-то могучего и непостижимого, потом в сознании подруг вновь зазвучал
знакомый тяжёлый голос:
– Ветеран Хардстейн, Шестнадцатая Патрульная группа сил прикрытия системы Ярило,
Даарийская группировка. Запрашиваю эвакуацию из пространства враждебной цивилизации.
Восемь гражданских находятся в стазис-капсулах в тяжёлом состоянии на поверхности
обитаемой планеты Чужих. Наши корабли уничтожены, самостоятельный перелёт невозможен.
Требуется срочная помощь.
Ответили ли ему что-нибудь, понять было невозможно. Всё вновь стихло, и очень быстро жара
стала нестерпимой, грозя перейти в ожоги. В этот момент затемнение включилось на максимум,
электропитание вырубилось, и всё погрузилось во тьму. С минуту никто не решался
пошевелиться, потом сразу везде вспыхнули громадные силуэты энергетических монстров, и
Найра почувствовала, как нечто незримое мгновенно охватывает её со всех сторон. Она не
успела даже вскрикнуть, как вдруг темнота вокруг сменилась ярким светом, и Найра поняла,
что лежит на палубе, сделанной из неизвестного ей вещества.
– Найра! Ты цела? – Испуганный голос Тивы заставил её поднять голову.
– Не знаю… – Найра неуверенно поднялась, осматриваясь. – Кажется, да… Где мы?!
– Кажется, на корабле Сияющих… – столь же неуверенно произнесла Тива.
Всё вокруг было выполнено из загадочных материалов, всюду переливались громадные
тысячегранные бриллианты, над которыми пылали сгустки энергий. В этих сгустках зависли
громадные Сияющие, излучая белоснежное свечение, и ещё больше Сияющих находились
посреди загадочного отсека, появляясь прямо из ниоткуда попарно, со стазис-капсулами из
подводного грота.
– Что с нами теперь будет… – тихо прошептала Найра.
– Переедете жить на Ушмаицу, – обернулся один из энергетических монстров, и она узнала того
самого Сияющего, которому они помогали. – Там вас примут с радостью.
– Ушмаицу? – переспросила Тива. – Красивое название! Что это?
– Планета в Нейтральных Территориях, – ответил Сияющий. – Там живут представители
Красной Расы, подобные вам. Хорошие Люди. Вам там понравится.
Он вновь обернулся к своим соратникам, и кто-то из них, наблюдающий за ходом эвакуации,
произнёс:
– Все стазис-капсулы на борту. Курс на зеркало ноль-перехода. – Сияющий гигант посмотрел на
своего собрата: – С возвращением домой, ветеран Хардстейн!

Время Свага

211 700 лет назад, Галактика Пограничная, система звезды Ярило, тридцатый цикл
Эксперимента.
Полыхающее над северным полюсом Мидгарда исполинское северное сияние увеличило свою
интенсивность, свидетельствуя о повышении энергоотдачи сокрытым в ядре планеты
кварковым реактором, и в миллионе километров от её ближней орбиты густым мраком
вспыхнуло очередное зеркало ноль-перехода. В свете ослепительно сияющего светила,
имеющего для своих крайне небольших размеров нехарактерно высокий уровень излучения в
биоспектре, абсолютная чернота зеркала бросалась в глаза на фоне усеянного далёкими
звёздами окружающего космоса. В следующий миг из зеркала хлынул густой поток светящихся
звёздным светом серебристых сферических кораблей различных очертаний, и сияющих звёзд
вокруг стало ещё больше. Прибывшие в систему новички быстро объединялись в транспортные
потоки, получали от местной станции касты Арганавтов навигационные маршруты и
устремлялись к голубому шару Мидгарда.
По другую сторону от светила, в секторах транзитных ноль-переходов, беспрестанно кипящая
активность проходящих через систему Ярило не утихала ни на миг. Торговые караваны,
грузовые конвои и сотни пассажирских судов всевозможных конфигураций, принадлежащие
различным цивилизациям Светлого и Тёмного пространств, деловито текли от зеркала к
зеркалу, разветвляясь на множество более мелких ручейков. Некоторые из транзитных судов,
выдавая в себе новичков, стремились зафиксировать далёкую активность Сияющих,
появляющихся в системе из нерегулярного ноль-перехода, но большинство гостей не проявляло
к новому зеркалу особого интереса. Мощный транспортный узел, созданный Сияющими в
системе Ярило, был известен свыше полумиллиона лет, и новинкой он являлся лишь для
молодых цивилизаций, недавно выбравшихся за пределы своей солнечной системы.
– Тёмные транзитёры более не выражают заинтересованности выяснить наши намерения? –
Трёхметровый соломенноволосый голубоглазый муж с Личным Кристаллом Магистра в
диадеме, облачённый в белоснежные одежды со сложной кристаллической вязью фиолетовых
свастичных орнаментов касты Жизнь Рекущих, взирал на объёмное изображение космоса,
заполнившее две трети величественного Зала Советов Центра Истины Аргона. – У нас дома, в
Мире Свага, каста воинов обязательно сочла бы такое поведение Чужих подозрительным и
устроила усиленные патрулирования. Местный гарнизон реагирует на это на удивление
спокойно.
– О, да! – улыбнулся седобородый старец в одеждах касты Строителей, и его бездонно-
прозрачные, электрически-яркие зелёные глаза несильно полыхнули сиянием, сбрасывая
излишки энергии, мимоходом вырабатываемые мощным энергоконтуром Истинного Аса. –
Спокойнее уже некуда!
Он негромко засмеялся, и стоящий неподалёку второй голубоглазый муж в одеждах касты
Жизнь Рекущих, столь же соломенноволосый, как первый, но уступающий ему в росте на
ладонь, так же тихо присоединился к смеху Аса. Первый из Жизнь Рекущих заинтересованно
приподнял брови, скользя взглядом по веселящимся соратникам. Всего в небольшом Круге Зала
Советов стояло четверо: он сам, двое улыбающихся мужчин и одна женщина в одеждах касты
Целителей. Её белоснежные волосы и глаза цвета звёздного огня свидетельствовали о
принадлежности к Даарийскому Роду, однако ростом она была заметно меньше привычных ему
Даарийцев. Харрийский Ас был с ней вровень, возвышаясь над прибывшим из Мира Свага
Жизнь Рекущим менее чем на сорок сантиметров. Здесь, в системе Ярило, все местные Рода
заметно меньше ростом, чем их собратья из иных солнечных систем – сказывается близость
Рубежа.
Но это не мешает их Асам иметь громадный энергопоток, который не перепутаешь ни с чем.
Мощные и одновременно мягкие и тёплые излучения, исходящие от Даарийской
Целительницы, красноречиво свидетельствовали о том, что их владелица стала Эссой ещё две
или даже три сотни лет назад. Её волосы именно белоснежные, а не седые, сие говорит о том,
что Целительница обладает редкой степенью мастерства, позволившего ей стать Эссой очень
быстро, не позднее своего четырёхсотлетия.
– Силы прикрытия, – седобородый Ас перестал смеяться, – что охраняют нашу солнечную
систему, не устраивают усиленного патрулирования. Потому что усиливать меры безопасности
уже некуда. Система Ярило укомплектована космическими крепостями сильней, чем база
Харрийской группировки в системе Рады. Один Аргус чего стоит! Там расположен главный
узел сети Блюстителей, которая каждое мгновение прослушивает сознание всех Чужих,
сходящих с транзитных маршрутов. Это очень смущает новичков из числа дипломатов прочих
Рас. Помимо этого, каждый миг в нашей системе скрытно действует одна из четырёх отдельных
эскадр Охотников, полный круг Патрульных групп и неизвестное количество секретных
Ударных групп. И это не говоря о тех эскадрах сил прикрытия, которые открыто базируются на
орбитах Земель и космических крепостей. Я не удивлюсь, если нас берегут пуще Асгарда!
Незадачливому Чужаку стоит только попытаться свернуть с выделенного ему официального
маршрута, как рядом из ниоткуда появляется четвёрка Охотников или тяжёлый ударный
крейсер.
– Серьёзный подход, – оценил Магистр.
– Это ещё что, – улыбнулся его соратник по касте. – До того, как Всеобщий Круг Расы принял
решение расширить Эксперимент за счёт представителей Родов Свага, приближаться к
Мидгарду было запрещено вообще всем, даже нам. Так что ваше прибытие заметно снизило
степень запретности. Но не снизило степени воинской решимости. Теперь орбита Мидгарда
будет охраняться демонстративно, дабы ни у кого из потенциальных врагов не возникло
желания приблизиться к планете под предлогом общения с её новыми обитателями.
– Признаюсь, я не предполагал, что каста воинов до такой степени тщательно относится к
охране системы Ярило, – Магистр уважительно кивнул, – ведь неприязненное восприятие
воинской кастой Эксперимента общеизвестно, а охрана Древа Перемещений лежит на боевых
группировках воинской касты в системах Рады и Тары.
– Скорее, недоверчивое, – мягко поправила Магистра Эсса Целителей. – Неприязненным
отношением назвать реакцию воинской касты никак нельзя. Им не нравится Эксперимент, но
они всё понимают и исполняют свой долг безупречно. Тем более что наличие Эксперимента
привело к созданию Древа Перемещений, функционирование которого неизбежно связано с
союзническими войнами и сражениями со всевозможными пиратами, бандитами и прочими
отбросами Разумной жизни. Это даёт воинской касте возможность исполнять свой Удел и
накапливать силу Сущностей. Ты ещё познакомишься с нашими воинами, Магистр Сновид.
Они столь же достойны, как те, кто охраняет Мир Свага.
– В нашей галактике нет собственных воинских Родов, – уточнил Сновид. – Когда-то очень
давно, во времена Второй Великой Ассы, Великий Род Свага принимал решение о создании
своих Родов воинской касты. Дабы оказать максимальную помощь касте воинов, а не только
отряжать на фронт ратников. Это решение увеличило эффективность войск, которые
собирались в Мире Свага, но по завершении Великой Ассы было упразднено. Сравниться с
истинными воинскими Родами в генетической предрасположенности к военному делу
невозможно. Такую генетику необходимо вырабатывать множество тысяч лет, потом ещё
дольше добиваться её массовости, а после оттачивать, что и вовсе бесконечно.
Синеглазый Магистр коротко развел руками:
– Смысла во всём этом не имелось. Война закончилась нашей победой, сражений нет, отбирать
воинскую генетику негде, зато поле деятельности для Созидателя было громадным –
предстояло восстановить жизненное пространство Расы, оказывать помощь союзникам,
возродить сожранные алчностью Тёмных ничейные созвездия… Словом, надобности в воинах
не имелось, зато потребность в Созидателях остро ощущалась везде, а ведь это и есть Образы
Крови, выпестованные у Свага за миллионы лет. Итогом стал отказ от вливания Свага в ряды
воинской касты. Насколько я помню, Великий Род Туле принял аналогичное решение даже
раньше, чем мы, при том, что как раз в Галактике Туле других Светлых Рас имеется гораздо
больше, чем у нас.
– Образы Крови Туле ещё более далеки от воинских, нежели наши, – произнёс менее рослый
Жизнь Рекущий, озаряясь лёгким сиянием соломенных волос. – Они всегда отличались высокой
коммуникабельностью к чужакам. В отличие от громадных Даарийцев им проще уговорить
Чужих, чем победить. Обычно это помогает. До тех пор, пока Эмиссары Чёрного не разожгли в
нашем слое Вселенной всеобщую кровавую бойню, Туле ни разу ни с кем серьёзно не воевали.
Всё-таки среди Светлых Рас редко встречаются столь одиозные исключения, которые
отваживаются атаковать пусть даже совсем миролюбивых Туле, понимая, что идут войной не
просто на не-воинственный народ, а на часть Расы Сияющих. Подобная агрессия быстро
разбивается о смертоносные флоты воинской касты, которые Даарийские и Харрийские Рода
присылают охранять Мир Туле.
– Мир Свага охраняется точно так же, полагаю, это общеизвестно, – кивнул Магистр. – В двух
центральных созвездиях нашей Галактики расположены базы Даарийской и Харрийской
группировок, подобно тому, как это устроено здесь, в Мире Пограничной. На базах
размещаются флоты воинской касты, несущей охрану Мира Свага на сменной основе. Но мой
Чертог находится далеко от этих баз, и я редко вижу воинов где-то, кроме общих Кругов Каст.
В Мире Свага имеется совсем немного других разумных Рас, и все они достигли разумной
стадии уже после того, как наши Пращуры прибыли туда из центральных галактик Сияющих.
Что не мешает воинской касте поглядывать на них с подозрением. Не скажу, что на всех, но на
некоторых – точно. Юные цивилизации Светлых Рас нашей Галактики иногда жалуются на
прохладное отношение Даарийских воинов. Но мне это известно по обсуждениям кастового
Удела на Советах. Согласно Заповедям Расы, для общения с чужаками существуют
пограничные солнечные системы, и воинская каста представлена в основном там. Общаться с
ними лично мне до сих пор не доводилось, так что буду рад знакомству. Тем более что теперь
мы суть часть Эксперимента и взаимодействовать с воинской кастой будем часто. Но сперва
необходимо завершить переселение, через неделю сюда прибудет последний миллион наших
Экспериментаторов.
– Наша каста развернула на орбите Мидгарда вдвое больше мощностей, чем требуется для
подобного строительства. – Ас касты Строителей подал лёгкий поток собственной энергии на
Кристаллы Центра Истины, и фокус изображения с прибывающих из ноль-перехода
пассажирских и транспортных судов сместился ближе к третьей планете от светила.
Покрытая океанами планета, зеленеющая обильными материковыми джунглями, по-прежнему
была не заселена, и белоснежные воронки циклонов неспешно ползли над бесконечными
зарослями многометровых травянистых растений. И лишь над северным полюсом Мидгарда
бурлила серьёзная активность: тысячи строительных кораблей и грузовых транспортов
спускались к поверхности материка, располагающегося на северном полюсе, и навстречу им
поднимались столь же многочисленные суда, уже исполнившие свои функции.
– Даария, северный материк, почти целиком занят травянистыми джунглями. – Ас Строитель
увеличил изображение. – Древесных пород на Мидгарде нет, некогда это была классическая
тропическая планета, идеально подходящая Зелёной Расе, если бы не чуждое им энергетическое
пространство. Сейчас она более подходит Чёрным, за исключением материка Даария. Там для
них холодно. Для Сияющих вполне подойдёт, разве что снега там не бывает, но ради
Эксперимента это можно пережить. Зато из всех Земель, что имеются в нашем распоряжении
сейчас, Мидгард имеет самую высокую гравитацию.
– Воинская каста, – уточнил Магистр Сновид, – имеет возможность увеличить гравитацию
планеты искусственно, если изменит параметры кваркового реактора. Планируется ли подобная
процедура в будущем?
– Как гипотетическая возможность – она не исключена, – ответил Ас. – Но на практике
подобного не планируется. В джунглях основных планетарных материков живут миллионы
зверей и вырождающиеся аборигены-носители примитивного Разума. Увеличение гравитации
убьёт и покалечит огромное количество живых существ. Поэтому искусственное увеличение
гравитации является исключительно атакующей функцией Цитадели Мидгард, припасённой
воинской кастой на случай штурма Цитадели многочисленным и крайне опасным противником.
– Адаптация к лёгкой планете происходит очень быстро, – произнесла Эсса касты Целителей. –
Тем более на Северном полюсе, там энергии кваркового реактора максимально совмещаются с
космическими излучениями. Конечно, наличие настоящих деревьев серьёзно усиливает обмен
биоэнергиями с окружающей природой, но менять экосистему всей планеты преждевременно.
– Это повлечёт за собой гибель многих аборигенных видов, – согласился Магистр. – Подобная
процедура требует вдумчивых расчётов, многолетней подготовки и тщательной реализации на
местности. Учитывая, что мы заселяем всего лишь некоторую часть всего лишь одного
материка, начинать подобные изменения не имеет смысла. Тем более что из четырёх миллионов
новых Экспериментаторов-Свага один миллион родом из системы Аркольна, с Земли Рута. Там
травянистых джунглей нет, зато гравитация выше чем на Мидгарде не столь значительно.
Менее чем в полтора раза.
Он вгляделся в изображение, изучая ведущееся в джунглях материка Даария массовое
строительство. Каста Строителей возводила усадьбы для вновь прибывших Экспериментаторов,
и среди гигантских широколиственных растений одно за другим появлялись вкрапления
ажурных строений из биоэнергетического композита.
– Это будет интересное место жительства, – улыбнулся Магистр. – Детям понравится. Нужно
только воссоздать атмосферу древних родовых усадеб, оставшихся на Землях нашей Родины.
– В ваших рядах имеется множество представителей нашей касты. – Седобородый Ас указал на
россыпь строящихся объектов, над которыми кружили сотни специализированных кастовых
судов. – Они влились в отряды Дэев в первый же день по прибытии. Основная масса новых
Экспериментаторов пока ещё проживает на других Землях системы Ярило, находясь у дальних
родичей и у множества Сияющих, пожелавших разместить у себя дорогих гостей. Но первые
усадьбы в джунглях материка Даария уже принимают своих хозяев. Наша каста специально не
стала строить жилища до вашего прибытия, чтобы усадьбы возводились с учётом пожеланий
тех, кому в них жить. Зачем несколько раз перестраивать то, что можно сразу возвести так, как
надо? Но к окончанию второй недели все Экспериментаторы будут осваиваться на новом месте
вне зависимости от размеров Родовой Ветви.
– Размеры Родовых Ветвей не будут велики. – Магистр Сновид отправил собеседникам образ,
содержащий полные данные по принадлежности новых Экспериментаторов к тем или иным
Родовым Ветвям Свага. – Но самих Ветвей будет много. Согласно расчётам касты Творцов, мы
постарались собрать в рядах Экспериментаторов представителей как можно большего
количества Родовых Ветвей.
– Этот экспериментальный ход должен оправдать себя. – Эсса касты Целителей зажгла рядом с
изображением Земли Мидгарда массив сложных научных данных. – Чем большее количество
уникальных генетических линий будет задействовано, тем больше будет получено разных
результатов. Среди них может оказаться искомый – обретение иммунитета к пространству
четырнадцати энергонов.
– Времени остаётся всё меньше, – заметил Магистр. – До завершения Эксперимента порядка
двухсот сорока тысяч лет, но целевого результата до сих пор не получено. Род Свага очень
надеется, что наше участие в Эксперименте ускорит достижение иммунитета.
– Сражаться с тем, что всегда считалось непобедимым, совсем непросто. – Эсса подсветила
несколько сегментов выведенных ею данных. – Но всё когда-либо совершалось впервые.
Преуспеем и мы. Когда-нибудь час настанет! Но даже сейчас Эксперимент принёс огромное
количество уникальных данных. С одной стороны, может показаться, что все они
неутешительны и могут помочь не в развитии иммунитета к пространству низких энергий, а в
создании чётких алгоритмов своевременного недопущения деградации.

Она последовательно указывала на пылающие в воздухе траги


[9]
:

– Это общеизвестные итоги Эксперимента по состоянию на сегодня. Всё это обсуждалось


Советами Каст многократно, потом Всеобщий Круг Каст принимал решение, поэтому я опишу
кратко суть полученных результатов.
Двести пятьдесят тысяч лет назад стало ясно, что во время опасных фаз среди
Экспериментаторов наблюдается сильное расслоение: бо́льшая часть Спящих деградирует,
меньшая демонстрирует фрагментарное сохранение осколков биоэнергетических способностей.
При этом в составе одной и той же Родовой Линии имеются представители обеих частей.
Проведённые расчёты и тщательное изучение сложившейся ситуации показали, что
Экспериментаторы, проживавшие на тот момент в системе Ярило, с большой вероятностью не
смогут завершить Эксперимент успешно. Потому что процент положительного расслоения
слишком мал. В связи с этим Расой было принято решение о расширении Эксперимента за счёт
наиболее мощных в энергетическом плане Даарийских Родов. Представители Даарийцев
прибыли сюда, в систему Ярило, и пополнили ряды Экспериментаторов.
Эсса указала на очередной рунический блок:
– Это решение себя оправдало. К началу следующей опасной фазы множество породных линий
внутри Родовых Ветвей Родов-Экспериментаторов обрели новые генетические особенности в
силу слияния представителей новых Родов-Побратимов. Уже в ходе первой после данного
события опасной фазы расслоение заметно изменилось в лучшую сторону. Спящих,
сохранивших фрагментарную остаточную биоэнергетику, стало двадцать процентов. Но вместе
с этим замедлилось время выхода Тусклых в фазу Сияющих.
Мысль Эссы сместилась далее:
– Впоследствии выяснились и другие особенности. Например, средний рост Даарийских
Экспериментаторов стал снижаться. Поначалу это не было заметно, но с каждым последующим
циклом это становилось всё отчётливей. Со снижением роста снижался общий объём головного
и особенно спинного мозга, что привело к снижению силы личного энергоконтура. Однако на
способностях тех Сияющих, кто развился до состояния Аса, это никак не сказалось, равно как
не сказалось на самом главном – на скорости обогащения Сущности в результате деяний во имя
Рода, Родины и Расы. Посему вышеуказанные снижения показателей у Даарийцев были
признаны естественным процессом, подобным тому, что в древние эпохи привёл к
возникновению Харрийцев, а позже Свага и Туле. Все оные генотипы образовались из
исходного Даарийского в ходе расселения по галактикам пространства высоких энергий,
находящихся вне его эпицентра.

Ибо если количество энергонов в пространстве высоких энергий везде одинаково


максимальное и равно шестнадцати единицам, то интенсивность излучений разнится и
зависит от плотности излучающей материи, в том числе от скученности звёздного
вещества, включая чёрные солнца
[10]
. И оная интенсивность максимальна в эпицентре, являющимся Даарийским скоплением
галактик. Скопление Харрийских Миров находится практически там же, в центре высоко-
энергонных территорий, но непосредственно эпицентром не является. В Харрийских
галактиках существуют свои особенности энергетических показателей, что и привело в
итоге к возникновению Великого Рода Харра, представители которого несколько ниже
Даарийцев и имеют отличные от них цвета глаз и волос: радужно-яркий прозрачный
зелёный и серебристый соответственно.

Галактика Свага территориально расположена достаточно далеко от Миров Харрийской


группы, и энергетика пространства Мира Свага также имеет менее высокие параметры в
сравнении с пространством Харра, как пространство Харра имеет менее высокие параметры в
сравнении с пространством Дара. Но именно данные отличия придают Галактике Свага
уникальные особенности, что и послужило причиной возникновения Великого Рода Свага.
Представители Рода Свага внешне отличаются и от Даарийцев, и от Харрийцев, будучи
значительно ниже ростом и имея синий цвет глаз и бело-золотой цвет волос. Если оперировать
терминологией Тёмных, то, с точки зрения Даарийца и Харрийца, представитель Свага является
брюнетом, ибо для биоэнергетической Расы темнее уже некуда. Но в Расе Сияющих цвет глаз и
волос неразрывно соотносится с тем или иным Великим Родом, и потому отдельные нелепые
названия применительно к нашим цветам волос нам не требуются.
Тот же самый эволюционный принцип адаптации послужил причиной появления Великого
Рода Туле. Галактика Туле территориально лежит за пределами центральной области
пространства высоких энергий. Фактически это первый периферийный Мир высокоэнергонных
территорий, если рассматривать точную географию его местоположения. Энергетически он
менее интенсивен, чем Галактика Свага, посему визуальные отличия Рода Туле от Рода Свага
также ярко выражены: средний рост ниже, глаза прозрачные ярко-огненно-оранжевые, цвет
волос находится в соответствии к огню глаз и имеет оттенок белого пепла.
При этом все четыре Великих Рода остаются единой Расой Сияющих, ибо имеют единые
параметры накопления потенциала Сущности, о котором говорилось многократно, и единых
Пращуров, кои находятся в настоящий момент на вершине лестницы развития Разума. То есть в
самом вышнем слое Вселенной. Именно они являют на свет молодые Сущности Сияющих,
которые спускаются сюда, в четырёхмерный слой, на самую первую ступеньку разумного
развития и становятся нами. Именно эта идентичность делает Расу Расой. И именно в силу
идентичности архитектуры Сущностей возможности любого Аса Сияющих равны, будь то
Даариец или Туле. Необходимость сохранять данную архитектуру отражена в Заповеди о
Чистоте Крови. Ибо, если Сияющий смешает кровь с не-Сияющим, уникальная архитектура
окажется разрушена, и в образовавшийся гибрид придёт не-Сияющая Сущность. Даже если
гибридизация произошла с некоей иной Светлой Расой, в тело новой архитектуры придёт
Светлая Сущность, не являющаяся Сущностью Сияющего. Вернёмся же к Эксперименту!
Искусная Целительница подсветила следующий блок тьраг и перешла к сути:
– Под воздействием затяжного пребывания в пространстве низких энергий наблюдается схожий
принцип – общая структура деградации у всех Родов одинакова, и результат деградации общий:
после пересечения точки невозврата тело окончательно утрачивает способность быть ёмкостью
для высоко-энергонной Сущности. В слишком маленькую ёмкость уже не может вместиться
мощная Сущность, и происходит безвозвратная и необратимая замена Родовой Вертикали –
отныне в генерируемую телом энергетическую ёмкость вселяется подходящая по параметрам
Сущность. То есть Сущность той или иной Тёмной Расы.
Однако уникальные особенности того или иного Великого Рода действуют и во время
деградации. Выражается это в том, что кто-то сопротивляется хуже, кто-то лучше, у кого-то
падение биоэнергетических способностей происходит быстрее, у кого-то медленнее, а кому-то
удаётся сохранить фрагментарные осколки биоэнергетики даже в фазе Спящего, чего до начала
Эксперимента никогда не наблюдалось. Хотя сам по себе деградационный фактор изучался ещё
с тех пор, как первые некачественные представители Расы впервые покинули пространство
высоких энергий и объявили, что желают жить по законам Тёмных. Процент подобного отсева
всегда был ничтожен, но он был, ибо Кон Эволюции никто не отменял. И согласно Кону, все
отщепенцы в конечном итоге деградировали до Тёмных.
Экспериментаторы же демонстрируют уникальные способности в фазе Спящих всё чаще. За
прошедшие с момента первого расширения Эксперимента тысячелетия расслоение усугубилось
значительно. Деградирующие Спящие теряют всё много быстрее, а восстанавливают много
медленнее. Сопротивляющиеся Спящие, наоборот, восстанавливаются всё быстрей и сохраняют
фрагментарные осколки биоэнергетики всё отчетливей. Не заметить этот прогресс невозможно,
но скорость регресса также нарастала, и потому шестьдесят тысяч лет назад Раса приняла
решение провести второе расширение Эксперимента за счёт Харрийских Родов.
Это дало всплеск роста процентного соотношения сопротивляющихся Спящих к
деградирующим. Дисбаланс расслоения снизился до соотношения тридцать к семидесяти в
пользу деградации, но это явный рост положительной составляющей. Тщательные и
кропотливые расчёты показали перспективность расширения Эксперимента в третий раз, за
счёт Родов Свага, и сейчас максимальное количество различных Родовых Ветвей наиболее
важно. До начала следующей опасной фазы остаётся семьсот лет. Её протяжённость составит
чуть более четырёх тысяч лет. Это не максимально затяжная опасная фаза, но она достаточно
продолжительна для получения чётких результатов.
Если благодаря увеличению в составе Экспериментаторов количества уникальных Родовых
Ветвей Расы будет достигнуто ещё большее уменьшение расслоения, то Совет Эксперимента
поручит касте Творцов рассчитать оптимальную точку следующего расширения, которое будет
выполнено за счёт представителей Великого Рода Туле. Таким образом в системе Ярило будут
собраны Образы Крови всей Расы Сияющих, что является беспрецедентным явлением, не
встречавшимся миллиарды лет, с тех самых пор, когда наши Предки вышли за пределы
Галактики Даария, изначального Мира Сияющих. В какой-то мере это попытка заново
объединить все Рода Расы в одно целое, у которого будут уникальные преимущества каждого
из Родов. Сейчас сложно утверждать, насколько это реально, но Эксперимент расставит всё по
своим местам.
И если это приведёт к уменьшению расслоения до хотя бы равных пропорций, то шансы
получить не просто сохранение фрагментарной биоэнергетики, а добиться полного иммунитета
хотя бы к пространству четырнадцати энергонов сильно возрастут. Даже если такой
Экспериментатор окажется единственным на весь Эксперимент, это, несомненно, победа.
Потому что если иммунитет возможен в принципе, то рано или поздно его можно развить у
всех. Кроме того, расширение Эксперимента сейчас весьма актуально: в настоящий момент
идёт тридцатый цикл Эксперимента, вскоре нам предстоят четыре тысячи лет опасной фазы.
Следующие две опасные фазы будут иметь относительно аналогичную продолжительность.
Затем длительность опасных фаз снизится, что поможет вновь переселившимся в систему
Ярило Родовым Ветвям Сияющих приспособиться к жизни в условиях Эксперимента.
К финальному отрезку Эксперимента генетика Экспериментаторов будет иметь достаточно
общих свойств и характеристик. Это важно, ибо тридцать седьмая и тридцать восьмая опасные
фазы будут максимально долгими, это уже рассчитано. Во время тридцать седьмой опасной
фазы система Ярило будет находиться в пространстве низких энергий шесть тысяч двести
пятьдесят лет. Во время тридцать восьмой опасной фазы пребывание Ярило на
низкоэнергонных территориях превысит показатель в шесть тысяч шестьсот лет, и это
абсолютный максимум длительности опасной фазы за всю историю Эксперимента. Даже во
время четырнадцатого цикла опасная фаза была короче на один Круг Жизни.
– До тридцать седьмого цикла ещё сто шестьдесят тысяч лет. – Магистр Сновид внимательно
изучал выведенные Эссой данные. – Мы успеем адаптироваться. Хватит ли времени
представителям Рода Туле – это покажет ближайшая опасная фаза. На данный момент Совет
Каст считает, что представителям Туле имеет смысл пополнить собой ряды Экспериментаторов
в ходе следующего цикла.
Почти всё это он знал ещё с того момента, как полкруга Жизни назад Совет Расы принял
решение направить в систему Ярило новых Экспериментаторов. Но у местных
Экспериментаторов имелись базы данных со всеми подробностями, и изучить их было бы
полезно. Прожить семьсот лет Сновид не сможет, разве только сумеет развиться до Аса, что
особо не спрогнозируешь. Не проживут столько и его дети. А вот правнуки уже воочию увидят
вхождение в пространство низких энергий и рождение первых Тусклых.
И от того, насколько беззаветно это поколение будет хранить наследие Предков, зависит
результат расслоения в генетике их Потомков. Это доказано ещё в ходе четырнадцатого цикла.
В финале его опасной фазы среди Спящих Экспериментаторов был такой Всеслав из касты
Жизнь Рекущих. Он действовал в тандеме с Сияющим Аристархом, Одним-из-Совета
Эксперимента. Впоследствии Аристарх стал Асом Жизнь Рекущих, но знаковой фигурой
Эксперимента он был ещё до завершения опасной фазы. Именно эта пара впервые подробно
описала расслоение как зафиксированную данность и систематизировала процессы и
особенности, сопутствующие обоим его вариантам. Научные данные оба этих выдающихся
сына Расы собирали всю жизнь, и с тех пор выработанная ими система сравнительных оценок
лежит в основе математической модели расслоения.
– Пока следующий цикл не наступил, займёмся же расселением тех, кто прибыл в систему
Ярило сейчас, – улыбнулся Ас Строитель. – Со Времён Дара и Харра на поверхности Земли
Мерцаны существуют округи с названиями Харра и Райе. Даарийцы пожелали назвать свою
округу по имени планеты, с которой к нам присоединились новые Экспериментаторы. В знак
того, что здесь куётся иммунитет, который когда-нибудь позволит им более не отдавать свою
Родину во власть пространства низких энергий и алчности Тёмных. Очень символично! Среди
Экспериментаторов стало доброй традицией увековечивать память своей прошлой Родины. И
потому отныне на материке Даария Земли Мидгард появится округа Свага. Кстати, научная база
касты Творцов «Арктида», изучающая Землю Мидгард, находится от твоего нового дома на
противоположной стороне материка Даария. Тебе предстоит побывать там не раз. Эта научная
база тоже названа в честь прежней Родины – Родины первых Свага и Туле, с которых начался
Эксперимент. С момента гибели Земли Арктида минуло свыше семисот пятидесяти тысяч лет,
но мы чтим память планеты, на которой миллионы лет жили сотни тысяч поколений наших
Предков.
***

Пространство высоких энергий, Галактика Пограничная, порубежный спиральный


рукав, система двойной звезды Камма.

Эскадра гребенчатых разведывательных кораблей, скрытая под полями преломления, кралась


над плоскостью эклиптики, приближаясь к средней орбите главной звезды. Невидимые шпионы
рассыпались широким веером, стремясь охватить как можно больший объём окружающего
космоса, и выведенные на полную мощность системы наблюдения и обнаружения непрерывно
обшаривали окружающее пространство. Полученные данные для обеспечения максимальной
секретности транслировались узконаправленными лучами на ретранслятор, спрятанный на
окраине дальнего астероидного поля, и уже оттуда передавались на принимающие антенны
станции дальней космической связи, находящейся в далёкой солнечной системе на окраине
созвездия.
В миллионе километров от рассыпавшейся по космосу шпионской эскадры неспешно двигалось
одинокое исследовательское судно столь же гребенчатого дизайна, ни от кого не скрываясь и
демонстративно нацелившее своё научное оборудование на местное двойное светило. Всякий,
увидевший этот исследовательский звездолёт со стороны, будет уверен, что находящихся в нём
учёных интересуют уникальные особенности сходящихся солнечных орбит двойной звезды.
Неоднократно пересекающиеся орбиты, не вызывающие столкновения в силу разного времени
прохождения светилами одних и тех же точек, действительно являлись интересным феноменом.
И расположившиеся на научном судне учёные действительно вели за ними наблюдение. Но
истинное назначение исследовательского звездолёта было далеко от науки.
– Это спецагент Тивити. Приманка вышла на заданный рубеж, – глубоким грудным контральто
произнесла в секретный эфир пилот флагманского корабля шпионской эскадры. Эффектная
женщина лет тридцати в матово-чёрном шпионском комбинезоне, облегающем возбуждающую
воображение фигуру, перевела взгляд с радарных экранов на дисплей системы секретной связи.
Оттуда на неё смотрел заносчивого вида мужчина в адмиральской униформе. Выражение его
лица хранило перманентный отпечаток властности, но в жёлтых глазах высокого чина читался
вполне конкретный мужской интерес к своей агентессе.
– Пусть приступают к активному сканированию светила, – приказал адмирал. – Их должно быть
видно сразу же, как только кто-либо высадится в системе Камма.
– Приказ отдан! – Агентесса коснулась сенсора на приборной панели. – Приманка начала
активное сканирование. Распространение сигнала отчётливое. Их заметит кто угодно в первую
же секунду после выхода из гипера.
– Приступайте к сбору информации. – Адмирал покосился на собственные экраны, выводящие
результирующую сводку данных, приходящих от шпионской эскадры. – Десять часов до
появления патруля Сияющих.
– Нам хватит этого времени. – Спецагент Тивити машинальным движением поправила тёмно-
серую прядь недлинных волнистых волос. – Мои Люди на позициях. Начинаем осмотр
космических тел.
Некоторое время в секретном эфире царила тишина, и невидимая разведывательная эскадра
тщательно обшаривала сканерами солнечную систему, вглядываясь в каждый более-менее
крупный камень. Шпионский корабль агентессы приблизился к громадной планете-гиганту,
имеющей на орбите восемь естественных спутников, каждый из которых мог похвастать
размерами солидного планетоида.
– Я на орбите Ходды, – доложила спецагент Тивити, нацеливая на планету-гигант
разведывательную аппаратуру. – Технологической активности на поверхности не наблюдаю.
Визуального присутствия Сияющих не замечено.
– Не снимай поле преломления и не приближайся слишком близко, – предостерёг её адмирал. –
Сияющие могли оставить на орбите Ходды скрытые ловушки. Конкретной информации об этом
у нас нет, но всякое может быть! Нам пока не удалось разработать оборудование для поиска
полей преломления биоэнергетического типа. Зря не рискуй! Ты мне ещё понадобишься.
– Остаюсь на месте. – Агентесса многообещающе шевельнула бровями и прекратила
сближение. – Роуса-Альцы опять отказали нам в приобретении поисковой технологии?
– Опять, – недовольно подтвердил адмирал. – Они считают, что наш столь быстрый рост имеет
паразитарную основу, и потому не станут содействовать нам в вопросах приобретения
технологий, изобретением которых мы не занимаемся.
– Завидуют! – Тивити злорадно усмехнулась. – Они существуют миллион лет, а мы почти
догнали их за каких-то триста тысяч!
– Скорее, они боятся, – поправил агентессу адмирал. – Роуса-Альцы во всём смотрят в рот
Сияющим. Они никогда не решатся на что-либо, что может вызвать резкое неодобрение
Сияющих. Это заставляет Роуса-Альцев отказываться от того пути развития, который избрали
мы. Опасаясь упрёков в паразитизме, они стремятся изобретать всё самостоятельно и лишь в
крайнем случае закупать какие-либо технологии на стороне. Но нельзя объять необъятное!
Адмирал надменно усмехнулся и продолжил:
– Всё на свете в одиночку изобрести вполне возможно, не спорю. Сияющие это доказали.
Однако Сияющим многие миллиарды лет, у них было на это достаточно времени. А вот за
миллион лет, которые существуют Роуса-Альцы, как бы они ни старались, все развитые
цивилизации этой Галактики суммарно успели изобрести гораздо больше. Одна голова –
хорошо, но сто одна – намного лучше! Мы просто покупаем то, что нам нужно, и это
получается в тысячи раз быстрее, чем в мучительных потугах изобретать уже изобретённое.
Пока у нас есть средства для оплаты, мы можем позволить себе любую технологию из реально
существующих.
Он философски шевельнул бровями и снисходительно кивнул, признавая наличие трудностей:
– Да, это не наши собственные достижения, и зачастую нам приходится сталкиваться с
проблемами обслуживания, сопряжения и модернизации различных технологий. Это требует от
нас дополнительных затрат, и подчас они бывают внушительными. Но взамен мы получаем
стремительный рост. Очень скоро мы станем настолько сильны, что придёт время потеснить
Роуса-Альцев в этом созвездии!
– Сияющие не встанут на их сторону? – Спецагент Тивити разглядывала изображение
аборигенной формы жизни, замеченное следящей аппаратурой на поверхности планеты-
гиганта. – У них с Роуса-Альцами союзный договор.
– Могут, – не стал скрывать адмирал Олайен. – Но наша цивилизация в своё время заключила с
Сияющими соглашение о невмешательстве. Поэтому просто так присоединиться к войне против
нас они не имеют права. Роуса-Альцы должны официально попросить Сияющих о вступлении в
войну. Поэтому у нас будет время в любом случае. И мы с тобой делаем всё, чтобы
цивилизация Сва-Тир смогла использовать это время с максимальной эффективностью! Не
говоря уже о том, что наши дипломаты усиленно работают над возможностью поставить Роуса-
Альцев в такое положение, когда им будет невыгодно обращаться за военной помощью к
Сияющим. Ведь это позор: цивилизация возрастом в миллион лет дрожит от страха перед юной
Расой, младшей втрое. Тем более что уничтожать Роуса-Альцев мы не планируем. Однако
границы их зоны интересов нуждаются в значительном сужении! Чем больше у нашей
цивилизации будет финансовых инструментов, тем лучше мы сможем подготовиться к войне за
лидерство. И система Камма – один из крайне неплохих вариантов увеличения капитала. Нужно
лишь сделать всё тихо и аккуратно.
– Ну, местные аборигены нас точно не выдадут, – усмехнулась агентесса, провожая взглядом
катящегося с пригорка аборигена. – Это примитивные разумные камни, пропитанные ртутью.
Их Разума пока хватает лишь на то, чтобы таращиться на звёзды. Атмосферы на Ходде нет,
воды тем более, кругом одни вулканы и лавовые реки. Неудивительно, что Разум здесь
появился именно минеральный. Удивительно, что он вообще здесь возник!
– С этими камнями нашим потомкам придётся повозиться, – возразил адмирал Олайен, – из них
вырастут опасные конкуренты по созвездию. Сияющие назвали их Гранитидами за внешнее
сходство с гранитом, который они так любят за повышенную радиоактивность. И эти
Гранитиды уже сейчас демонстрируют биоэнергетические способности, если условно считать
биологией их ртутно-минеральное строение. Они оперируют полями элементарных частиц, хотя
ещё даже не понимают, что это такое. Для них это единственно существующая форма
существования. Недаром Сияющие возятся с ними, тщательно оберегая от внешних проблем.
– Сияющие готовят себе очередных подхалимов? – Спецагент Тивити перенацелила шпионскую
аппаратуру на сканирование планетарной толщи. – Это они нашпиговали Ходду ресурсами под
завязку? Она аж лопается от всевозможных ископаемых! Они специально выбрали планету с
запредельной гравитацией, чтобы никто до них не добрался?
– Для Сияющих это родная сила тяжести, так что им вполне комфортно. – Адмирал иронически
хмыкнул. – Но изначально Ходда не являлась планетой-гигантом. Это был вполне обычный
земной шар, на котором проживала схожая минеральная цивилизация, тоже примитивная. Во
Время Второй Всеобщей здесь свыше двух тысяч лет располагался оперативный тыл Тёмных.
Тёмные истребили примитивных и выработали всю солнечную систему досуха, что в принципе
вполне логично. Абсолютно все местные планеты превратились в источённые шахтами мёртвые
камни, лишённые всякой ценности. Но потом здесь произошло сражение Высокомерных со
всеми вытекающими отсюда последствиями. В результате которых Ходда то ли перестала
существовать, то ли оказалась на грани разрушения, это можно найти в архивах. Смысл в том,
что кто-то из Высокомерных Сияющих возродил Ходду и переделал в планету-гигант.
– То есть эти Гранитиды настолько тупые, что до сих пор не достигли нормальной стадии
развития? – усмехнулась Тивити, выводя на экраны данные о количественном состоянии
планетарной ресурсной базы Ходды. – С тех самых времён? Бесов хвост, как же всё-таки здесь
всего много! Я вижу залежи золота под половиной континента!
– Прежнее население не пережило Вторую Всеобщую, – объяснил адмирал. – Сегодняшние
Гранитиды возникли на Ходде относительно недавно, сколько-то там десятков тысяч лет назад.
Но Сияющие, похоже, знали, что рано или поздно это произойдёт. Потому что с самого начала
готовили систему Камма к тому, что она достанется каким-нибудь их подхалимам. Все
переработанные ресурсы, полученные в ходе очистки полей космических сражений, они
складировали здесь.
– Сканеры видят только одну планету, заполненную штабелями слитков. – Тивити переключила
трансляцию на поток информации, приходящий от ближайшего к указанной планете
шпионского корабля. – Но это что-то невероятное!
Невидимый шпион подкрался к средней орбите мёртвого земного шара средних размеров и лёг
в дрейф, опасаясь подходить ближе без тщательной проверки окружающего космоса. От
Сияющих стоит ожидать чего угодно, и попасть в смертельную незримую ловушку можно
запросто. Но сама планета, безусловно, стоила и гораздо большего риска. Ибо была в
буквальном смысле завалена ресурсами. Её мёртвой каменной поверхности не разглядеть
невооружённым глазом. Потому что на ней сплошным панцирем расположены бесконечные
штабеля громадных слитков. Слитки эти являются чистыми металлами и прочими ресурсными
элементами различных видов, включая драгоценные, и высота их штабелей местами доходит до
километра.
– Это Гранда, планета-склад, – пояснил Олайен. – Запрещена к посещению.
– Столько сокровищ просто валяется на никому не нужном куске камня! – Агентесса невольно
прищурилась. – И за семьсот тысяч лет никто их не забрал.
– На самом деле сокровищ в системе Камма на два порядка больше. – Адмирал недовольно
поморщился. – После окончания Второй Всеобщей Сияющие занялись очищением космоса от
разбитой боевой техники. Согласно архивам тех же Роуса-Альцев, в местах наиболее
ожесточённых сражений в бою сходились несколько миллионов флотов. В каждом флоте
имелись тысячи, а чаще десятки и даже сотни тысяч кораблей. Сложно представить себе
масштабы подобного побоища. Но за четыре тысячи лет Второй Всеобщей таких битв
произошли десятки тысяч, не говоря уже о сотнях тысяч менее крупных боёв и миллионах
мелких стычек. Можно только гадать, сколько всевозможного металла и иных
высокотехнологичных веществ дрейфовало в ту эпоху в космосе в виде миллиардов разбитых
кораблей. Сияющие вычистили всё.
– Сколько же у них богатств! – в голосе агентессы мелькнули злобно-завистливые нотки. –
Которые им к тому же не нужны. Куда они дели всё это? Сложили сюда?
– Сюда сложили какую-то безмерно малую долю, – адмирал скривился, – в одном только нашем
спиральном рукаве Сияющие устроили таких складов тысячи. Им все эти металлы не нужны,
биоэнергетические технологии требуют для себя всевозможных веществ и материалов,
имеющих высокие показатели энергоёмкости, проводимости, отклика на резонанс и прочих
характеристик, получить которые, просто выкопав ресурс из земли, невозможно. Сияющие сами
изобретают и синтезируют для себя свои материалы. У них в космосе имеются безграничные
плантации каких-то им одним понятных веществ, которые они выращивают в качестве
ресурсной базы. Поэтому поначалу Сияющие подвергали бесконечные россыпи разбитых
флотов Тёмных молекулярной деструктуризации и попросту складировали полученные в ходе
демонтажа ресурсы на поверхностях таких вот складских планет. Позже Сияющие тратили эти
ресурсы на восстановление выработанных Тёмными земных шаров.
– То есть Сияющие запихивали ресурсы обратно внутрь планет? – тихо прыснула агентесса.
– Что-то вроде того, – подтвердил адмирал. – Наше созвездие во времена, предшествующие
Второй Всеобщей, было оживлённым местом. Тут много кто жил, включая нашу родную
планету Атир. Но в ходе войны уцелели только Роуса-Альцы.
– Какая досада! – иронически заметила Тивити. – Что это Тёмные так недоглядели!
– Угу, – усмехнулся адмирал. – В общем, в итоге никого не осталось, и все планеты были
выпотрошены подчистую. Сияющие восстановили всё, в том числе Атир. Здесь, в системе
Камма, они особенно расстарались. Потому что Ходду восстановил их Высокомерный, а для
Сияющих это бесконечный фетиш.
– Они что, вылизали тут всё вплоть до каждого астероида? – нахмурилась Тивити.
– Как видишь. – Адмирал взглядом указал на данные сканеров. – Тут всё лопается от ресурсов.
На самом деле на Гранде лежат жалкие остатки первоначального склада. Если верить Роуса-
Альцам, сразу после войны высота штабелей ресурсных слитков и насыпных отвалов
превышала двадцать километров. Всё распихали по недрам местных космических тел.
– Остальное не влезло? – глубокомысленно закивала агентесса. – Пришлось бросить на Гранде?
Но трогать это, конечно же, никому нельзя? Потому что нельзя, и всё!
– Сияющие объявили систему Камма принадлежащей Гранитидам. – Олайен флегматично
пожал плечами. – Эта ресурсная база ждёт, когда Гранитиды выйдут за пределы своей планеты.
– А они выйдут? – снова прыснула Тивити. – Когда это будет?
– Сияющих это мало волнует. – Взгляд адмирала красноречиво свидетельствовал о полной
абсурдности жизненной позиции Сияющих. – В целом я не стану оспаривать их подход, ибо
благодаря ему наша цивилизация возникла не на нищих руинах выработанных шахт, а в богатой
ресурсами солнечной системе. Но есть пределы разумного. Которые гласят, что нам ресурсы
нужны сейчас, в тот момент, когда Гранитидам они не нужны вообще. К тому же мы не
собираемся разрабатывать Ходду, это невозможно при столь дикой гравитации. Мы даже не
станем трогать остальные планеты Каммы. По крайней мере, пока. Но вот забрать с Гранды то,
что лежит там без дела семьсот тысяч лет, я считаю абсолютно честным. В нашей солнечной
системе не было планеты-склада, хотя нам она нужна, мы развитая космическая цивилизация.
Примитивные камни вполне могут обойтись.
– Сияющие будут против? – не столько спросила, сколько констатировала Тивити.
– А когда было иначе? – надменно усмехнулся адмирал. – Мы же с точки зрения их абсурдного
мировоззрения недалёкие торгаши, меняющие свои ресурсы на плоды чужих достижений,
вместо того чтобы миллион лет заново изобретать колесо.
– Они всерьёз считают, что каждый должен побыть чернорабочим, прежде чем зарабатывать
мозгами? – Тивити иронически изогнула чёрные брови.
– Пусть считают как хотят! – отмахнулся Олайен. – Мы к ним не лезем, и хвала Предкам за то,
что они добились от Сияющих соглашения о невмешательстве. Но проблемы нам не нужны,
поэтому изъять ресурсы с Гранды надо незаметно и без лишнего шума.
– Сияющие не заметят пропажи? – Тивити сверилась с таймером, ведущим отсчёт до появления
в системе Камма очередного патруля энергетических зазнаек.
– Вот это тебе и предстоит выяснить, – напомнил адмирал. – По моим данным, патрули
Сияющих не углубляются в систему Камма на расстояние, на котором можно будет заметить
уменьшение объёмов складированных на Гранде грузов. Патруль лишь убеждается, что с
Гранитидами всё в порядке, и покидает систему. Ты должна составить предельно точный
график, маршруты перемещений и чёткую модель действий патрульных эскадр. На основании
этого наши учёные разработают схему вывоза ресурсов с Гранды, а при благоприятных
возможностях мы наладим добычу ископаемых в центральных участках астероидных полей на
дальних окраинах гравитационного колодца Каммы. Наша цивилизация нуждается в средствах,
и брать их разумнее не в собственной солнечной системе. Она нам ещё понадобится.
***
Небольшая тенистая дубовая роща посреди широколиственных тропических джунглей
смотрелась экзотично и одновременно навевала лёгкую ностальгию. Здесь, на Мидгарде, иных
древесных лесов не имелось нигде, и увидеть маленький фрагмент прежней Родины было
неожиданно, но очень приятно. Говорят, в Мидгарде, то есть непосредственно внутри
Срединной Цитадели, расположенной в центре земного шара, все леса древесные и высокие,
тянутся на полкилометра ввысь запросто, повторяя ландшафты Земель эпицентра пространства
высоких энергий. И гравитация там соответствующая.
Но Цитадель Мидгард является военным объектом максимальной режимности, и доступ туда
запрещён всем, за исключением отрядов Дэев касты Венедов. Посему в Мидгарде Магистру
Сновиду пока побывать не довелось, а на Мидгарде, как с лёгкой руки Экспериментаторов
теперь именовалась Земля, когда-то ранее носившая название Заповедник, эта дубовая роща
была единственной. При ближайшем рассмотрении её деревья выглядели далеко не столь
впечатляюще, как на Родине, но оказаться здесь всё равно было приятно.
– Я чувствую, – Магистр Сновид прислушался к потоку образов, истекающих из Единого
Информационного Поля, – что этот экспериментальный полигон касты Венедов суть
единственный на всём северном материке в своём роде.
– Совершенно верно. – Стоящая рядом со Сновидом Эсса касты Целителей склонила голову в
знак подтверждения. – Венеды и Творцы изучают здесь реакцию древесных видов, исконных
для пространства высоких энергий, на изменяющиеся условия существования. Низкая
гравитация, низкое содержание кислорода, переизбыток азота, излучения кваркового реактора
на фоне то высокого, то обеднённого общего энергетического фона космического пространства
– словом, научных задач хватает, и каждую опасную фазу оные претерпевают определённые
видоизменения. Недаром каста Венедов организовала этот полигон в непосредственной
близости от научной базы «Арктида». Тесное взаимодействие разных каст на Мидгарде особо
выражено.
– Стало быть, – уверенно произнёс Сновид, – планы на древесное озеленение Мидгарда всё-
таки имеются.
– Скорее, не исключаются, – мягко поправила его Эсса. – Речь будет идти исключительно о
северном континенте, где нет представителей местного разума.
– Тенистые леса будут шуметь по всему Мидгарду, – неожиданно изрёк Сновид, на краткий миг
закрывая глаза. – Не могу понять, когда это будет… По всей видимости, очень не скоро… – Он
умолк, вслушиваясь в информационный всплеск. – Не могу ощутить, что будет конкретно
здесь, на континенте Даария… почему-то приходят образы водной глади… но древесные леса
точно будут распространены по всему земному шару.
– Ух ты! – улыбнулась Эсса. – Сразу чувствуется Контактёр высокого уровня! У нас на
Мидгарде так глубоко в Единое Информационное Поле Вселенной ещё никому заглянуть не
удавалось. Покрытую лесами планету не видел никто. Что же до водной глади, то, не
исключено, этому имеется простое объяснение: здесь, сразу за этим полигоном, есть озеро,
причём достаточно обширное. Ты мог ощутить его.
– Озеро? Образ водной глади казался больше… – на миг усомнился Магистр, но тут же
поправился: – А ведь точно, здесь есть озеро! Я ощущаю в нём разумную жизнь. И сильное
пересечение интересов всех научных каст. Это тоже экспериментальный полигон?
– Не совсем. – Эсса покачала головой. – Это одно из мест проживания Мавов. Их осталось
совсем немного, несмотря на все наши усилия, они вырождаются. Хотя в сугубо биологическом
плане их тела были восстановлены до вполне приемлемого состояния. Но эволюция
распорядилась иначе.
– Можем ли мы посетить их? – Синие глаза Магистра издали энергетический всплеск, реагируя
на вспышку профессионального интереса. – Подозреваю, там найдётся немало интересных
занятий для Контактёра.
– Можем и даже должны. – Искусная Целительница сделала жест, приглашая Магистра
прогуляться через лес пешим ходом. – Мавы вполне дружелюбны, если не лезть в озеро и не
вламываться в их подводные жилища в качестве непрошеного гостя. Что же до забот
Контактёров, – Эсса коротко улыбнулась, – тут твои соратники выяснили всё ещё полмиллиона
лет назад. Относительно Мавов у научных каст никаких вопросов давно нет. Процесс
вырождения необратим, и рано либо поздно они полностью исчезнут. Вскоре ты всё поймёшь
сам, мудрый Сновид.
Прогулка через дубраву оказалась достаточно познавательной, и Магистр с интересом
разглядывал экспериментальные деревья, слушая объяснения знаменитой спутницы.
– Странная реакция деревьев, – отметил он, – дома, в Мире Свага, мне не доводилось наблюдать
подобное. Этим дубам по два Круга Жизни, но диаметр их стволов не превышает двух метров,
да и высота в полсотни оных невелика для полноценного дуба. При этом я ощущаю структуру
древесной ткани – она не несёт изъянов.
– Это нормальное состояние для этих деревьев, – откликнулась Эсса. – Они созданы
Мирозданием для эпицентра пространства высоких энергий, но вместо этого были пророщены
из состояния семечка до своей максимальной высоты здесь, на окраине высокоэнергонных
территорий, у самого Рубежа. Они ощущают недостаток интенсивности энергии и потому
вырастают именно в таких габаритах, кои являются оптимальными для энергетического
слияния с окружающей природой. Более мощные размеры просто некуда применить – они
будут простаивать, без пользы оттягивая на своё существование жизненные силы.
– Однако в пространстве четырнадцати энергонов имеются планеты с достаточно высокими и
сильными деревьями, насколько я могу ощутить, – возразил Магистр.
– Совершенно верно, – подтвердила знаменитая целительница. – На некоторых типах
тропических Земель Красной Расы можно встретить леса высотой в триста метров и более, с
обхватом ствола порядка двадцати метров и ветвями соответствующего диаметра. Но это
исконно аборигенные виды древесной флоры, сформировавшиеся в результате эволюции. Они
характерны обилием листьев максимально широкой площади, позволяющих им эффективно
поглощать солнечную энергию и атмосферные газы, характерные для их внутренних
химических процессов. Всех их объединяет одно – это энергопоглотители. Как и сами Тёмные и
вообще всё, что существует в пространстве низких энергий.
– Теоретически мне это известно, – кивнул Магистр. – Но я никогда не был за Рубежом и не
видел ничего подобного своими глазами. Однако деревья в этом экспериментальном лесу не
являются поглотителями. Они способны не только запирать в себе биологическую энергию, но
и излучать её, являясь частью общего энергообмена. Все они, несомненно, деревья
пространства высоких энергий, только маленькие…
Сновид вновь умолк, прислушиваясь к информационному потоку Вселенной:
– Это результат воздействия низкой гравитации, оказавшейся в условиях низкой
энергоинтенсивности. В Мидгарде, возле кваркового реактора, интенсивность выше, и деревья
тоже выше. Любопытно. Расстояние между «В Мидгарде» и «На Мидгарде» меньше пяти тысяч
километров. Это ничто для кваркового потока.
– Лучше маленький Туле, нежели высокий Серый, – с лёгкой иронией произнесла Эсса. –
Маленькое родное дерево приносит стократ больше пользы, нежели большое чужое. Чужаки
поглощают энергию, родичи её генерируют. Интенсивность же потока неизбежно падает с
увеличением расстояния от эпицентра Великой Вспышки. Это Кон сохранения энергии, от него
не убежишь. Но не может же Раса сидеть в эпицентре, не расширяя своего пространства. Так
можно оказаться в меньшинстве, когда в очередной раз к нам явятся Тёмные с огнём и мечом.
– А они явятся? – нахмурился Магистр. – Я ещё ни разу не ощущал отголоски новой Великой
Ассы в Едином Информационном Поле Вселенной.
– Из гражданских Асов их пока никто не ощущал, – подтвердила Эсса. – Но вот Боевые Асы в
ответ на этот вопрос становятся мрачными и хмурыми. Но раз они всё ещё покидают наш слой
Вселенной, значит, угроза далека от текущего положения хронологического луча. Просто
воины чувствуют битву тоньше нас.
– До прибытия сюда я ни разу не видел Тёмных собственными глазами, – покачал головой
Сновид. – Моим занятием была кастовая забота о родичах и побратимах, я достиг немалых
успехов в Уделе Контактёра, но никогда у меня не возникало необходимости вслушиваться в
Единое Информационное Поле в поисках смертей и крови. Мне очень остро запомнился самый
первый час пребывания в системе Ярило, когда я увидел Древо Перемещений и обилие
непрекращающихся транспортных потоков между ними. В тот миг я воочию представил себе,
как же много на свете всевозможных Тёмных. И в следующее мгновение способности
Контактёра продемонстрировали мне образную схему нашего слоя Вселенной. Это ощущалось
как громадная сфера размером с грузовой воздушный шар далёкой древности, заполненная
густой пылью галактик. И пространство высоких энергий являлось крохотной точкой в самом
центре этого воздушного шара. Понятно, что не все эти бесконечные триллионы звёзд
обитаемы, а из тех, где народились агрессивные Тёмные, далеко не все способны достичь
Рубежа, но контраст в общем количестве воистину огромен. Сразу пропадает желание
пренебрегать любыми планетами в родном пространстве. Когда-нибудь наша Раса должна
заселить каждый имеющийся в пространстве Сияющих земной шар.
– Это позиция касты воинов, – улыбнулась Идунн. – Они тоже считают, что Раса должна
разрабатывать способы оживления мёртвых Земель, лишённых магнитного поля и посему не
имеющих возможности самостоятельно удерживать собственную атмосферу. А не проводить
наш Эксперимент, рискуя целыми Родами Сияющих.
– Блуждающие системы – это тоже Земли Расы, – твёрдо заявил Сновид. – В этом аспекте я
позицию касты воинов не поддерживаю. Тёмным нельзя отдавать ни единой планеты. Ибо они
растерзают её ради ресурсов и превратят в мёртвую свалку или источённый карьерами и
шахтами кусок камня. Я добровольно стал Экспериментатором после того, как увидел
трансляцию из далёкого порубежного Мира нашей Расы, присланную откуда-то с
противоположной стороны пространства высоких энергий. Там тоже есть пограничная
галактика с блуждающими спиральными рукавами. Недавно один такой вернулся внутрь
Рубежа, и наши родичи, проживающие в центре той галактики, запечатлели вернувшееся
блуждающее созвездие. Это было невероятно прискорбное зрелище: многие десятки Земель,
выгрызенные, словно червями, и покрытые километрами смертельно опасных отходов. Две
живые планеты среди этих свалок было невозможно узнать. В сравнении с изображением их же,
извлечённым из архивных Скрижалей трёхсотмиллионнолетней давности, это были два трупа
планет, но не сами планеты. Ни атмосферы, ни воды, ни почвы, один песок и гигантские
обвалившиеся пустоты, забитые токсичным мусором. Тёмные, зная, что созвездие уходит
внутрь Рубежа на триста миллионов лет, в алчности своей не пожалели даже живые планеты.
Впрочем, они никогда их не жалеют. В тот миг я опешил настолько, что не смог даже ощутить,
будут ли эти Земли возрождены. Я понял лишь, что этот процесс возможен сам по себе в
принципе, ибо обеим планетам повезло не утратить собственное магнитное поле полностью.
Хотя его интенсивность была катастрофически нарушена. В тот миг я понял, что хочу стать
частью Эксперимента. Тем более что где-то тут наша Раса ведёт схожий процесс по
восстановлению магнитного поля планеты. Это на Земле Хель, и я обязательно туда
отправлюсь, если там потребуются услуги Контактёра.
– В действительности Земля Хель находится совсем не где-то тут. – Эсса вновь улыбнулась и
отправила Магистру небольшой поток энергии, содержащий уточняющий пакет
географических данных. – Мир, в котором находится Хель, безумно далеко отсюда. Но он
входит в Древо Миров, и потому сообщение с заинтересовавшей тебя планетой осуществляется
мгновенно. Ваша каста совместно с Творцами действительно добилась там впечатляющих
результатов, которые послужили основанием для разработки новых методик восстановления
повреждённого или угнетённого магнитного поля планеты. В Скрижалях своей касты ты
найдёшь больше информации, чем могу дать тебе я, но сразу скажу, что речь идёт именно о
ремонте собственного магнитного поля пострадавшей Земли. Способов создать надёжное и
полноценное магнитное поле планете, никогда таковым не обладавшей, пока нет. Эту задачу
нашей Расе ещё предстоит решить.
– И мы обязательно её решим! – воодушевленно заявил Магистр Сновид.
– Это данные Контактёра? – с интересом взглянула на него Эсса, осторожно обходя крохотный
росток молодого дуба едва в палец высотой, спрятавшийся среди густой травы. – Ты видишь
решение в Едином Информационном Пространстве?
– Нет, пока я подобного не вижу, – не стал скрывать Магистр. – Но я уверен в том, что для нас
не существует непосильных задач. Существует лишь обилие усилий и несгибаемость силы
воли, которые необходимо приложить, дабы результат последовал. Мы – Сияющие! Мы
никогда не сдаёмся!
– Командор Эльдкнут, – Идунн уважительно кивнула, – легендарный Наставник древности. Эти
слова он произнёс здесь, в системе Ярило, во время четырнадцатой опасной фазы. Я не
сомневаюсь в том, что за тринадцать с половиной миллиардов лет существования нашей Расы
подобную речь произносили многие прославленные лидеры, но умалить ценность сказанного
невозможно.
– Воистину так. – Сновид следом за Эссой вышел на опушку дубравы и остановился,
разглядывая раскинувшееся перед ним очень большое прозрачное озеро, на изрядной глубине
которого виднелась густая россыпь искусственных строений, обрамляющая купол крупной
постройки в центре. – Какое странное ощущение… Так это и есть Мавы, о которых мы вели
речь прежде… Теперь я вижу…
Он умолк, с интересом изучая приходящие из Единого Информационного Поля Вселенной
образы и сопоставляя их с силуэтами подводных обитателей. Мавы представляли собой
человека с дельфиньим хвостом горизонтальной формы вместо ног, аналогичной кожей и
длинными угольно-чёрными шлейфами густых шевелюр. Странное сочетание чёрных волос,
исполняющих функцию теплообменника, и светлых глаз, способность которых к излучению
биоэнергии была утрачена Мавами в процессе вырождения, вызывала у Сияющего ощущение
дисгармоничной несовместимости травмированной генетики водных жителей. На вид
деловитая суета Мавов, царящая на многометровой глубине, выглядела вполне технологичной,
словно Магистр наблюдал за бытом некоей подводной цивилизации, но единый
информационный поток безапелляционно указывал на фатальную стадию нежизнеспособности,
полностью поглотившую некогда гордую Светлую Расу…
– Да, искусный Сновид, – подтвердила Эсса касты Целителей. – Это они. Основное количество
Мавов проживает в тёплых океанах Мидгарда, в озёрах материка Даария обитают лишь
представители научных и дипломатических кругов, взаимодействующих с Сияющими по роду
деятельности. Но их общая численность всё равно невелика и с каждым поколением
уменьшается. Конкретно здесь находится медицинский центр нашей касты, созданный для
Мавов свыше семисот тысячелетий назад, когда было принято решение разместить здесь часть
их гибнущей популяции. Центр регулярно модернизируется и всегда оборудован по последнему
слову науки нашей Расы, но не в его силах изменить судьбу Мавов.
– Их невозможно спасти, – негромко произнёс Магистр. – Их генетика развилась с дефектами,
которые в решающий час не позволили Расе выстоять под ударом врага. Я очень чётко вижу,
что их Сущности не испытывают привязанности к оставшимся родовым линиям. Странно, но
иногда Сущности Мавов после смены тела уходят куда-то ещё… Я вижу некую планету-океан,
дикую и первозданно прекрасную… Это где-то здесь, в Мире Пограничной… В этом же
спиральном рукаве! По космическим меркам вполне недалеко от системы Ярило… Сущности
уходят туда! Но… там обитает совсем юная подводная Раса… они, вне всякого сомнения,
разумны, но находятся в первобытном состоянии… от планеты-океана исходит странное
ощущение… Она словно закрыта от всех… очень мощный след Высокомерных Светлых… Что
же это…
– Это Иилату. – Эсса Идунн спрятала улыбку. – Планета-океан, материнский земной шар юной
цивилизации Дэльфи, доступ к которой закрыт по воле Центра Управления Высокомерных
Вики, создателей этого сегмента галактик. Там Мавы начинают ковать свой Удел с чистого
листа. Всё больше их Сущностей уходит туда, стремясь исправить допущенные когда-то
ошибки. Ты прав, искусный Сновид: Мавов невозможно возродить. Настанет день, когда
последняя их Сущность покинет эти родовые линии и воплотится в гордых океанах Иилату. Но
до тех пор, пока сей день не наступил, мы помогаем оставшимся Мавам продлевать свои Рода.
Раньше на время опасной фазы их переселяли на Руту и Троару, чтобы не подвергать опасности
ещё большей деградации. Но там гравитация выше, и это тоже пагубно сказывалось на
потомстве. После прошлой опасной фазы Мавы заявили, что более переселять их не имеет
смысла, и отныне они будут оставаться здесь вместе с нами. Их биоэнергетика давно утрачена,
так что особой разницы они увидеть не ожидают.
Из прозрачной озёрной глади вынырнула небольшая группа Мавов в одеждах научных
работников, и возглавляющий их немолодой мужчина издал серию ультразвуковых сигналов,
прилагая заметные усилия к тому, чтобы они не вышли слишком резкими и не били по
барабанным перепонкам гостей. Магистр с Эссой одновременно перешли на образное
восприятие информации, и в сознании возник смысл ультразвуковой фразы:
– Многомудрая Идунн, мы искренне надеемся, что ваш рабочий вояж проходит без
происшествий! Мы очень рады видеть вас вновь! К вашему визиту всё подготовлено, брачные
пары, желающие оставить потомство, ожидают вашего приёма. Почту за честь проводить вас в
ваш медицинский подуровень согласно нашей доброй традиции!
– Благодарю вас, профессор! – Эсса выполнила лёгкий поклон подбородком. – Вы, как всегда,
очень любезны. Позвольте представить вам и вашим коллегам Магистра Сновида. Магистр
Сновид – один из представителей новых Родов-Экспериментаторов, месяц назад он прибыл в
нашу систему из Галактики Свага. Искусный Сновид принадлежит к касте Жизнь Рекущих и
является сильным Контактёром. Сегодняшний медицинский осмотр мы проведём совместно,
это будет весьма полезно для будущих родителей.
– Прибегнуть к услугам Контактёра будет полезно не только им. – Профессор уважительно
поклонился Сновиду. – С вашего позволения, Магистр, мы включим в очередь собственные
заявки. Приёма у многомудрой Идунн ожидают четыре брачных пары, и я надеюсь, что у вас
останется время побеседовать со мной и сотрудниками нашего медцентра.
– С удовольствием окажу вам посильную помощь, – не стал возражать Сновид.
Магистр Жизнь Рекущих и Эсса Целителей трансформировали свои белоснежные одежды в
столь же белоснежную биоброню, получая возможность перемещаться под водой без
намокания, и погрузились в прозрачную озёрную толщу, сопровождаемые группой учёных
Мавов. Их небольшая процессия поплыла к виднеющемуся в глубине куполу медицинского
центра, и Сновид изменил свойства роговицы глаз, перестраивая обычное зрение на подводное.
Расплывчатая водная муть обрела идеальную чёткость, и Магистр ощутил, как личный
Кристалл Связи зажигает в сознании образ Эссы.
– Последнюю тысячу лет я помогаю Мавам бороться с проблемами рождаемости, – объяснила
она, неторопливо погружаясь всё глубже. Её мерные гребки на вид не выглядели мощными, но
синеглазому Магистру пришлось приложить определённые усилия, дабы не отстать от
сереброволосой Целительницы. Разница в силе личных энергопотоков простого Сияющего и
Истинной Эссы была огромна.
– Их остаётся всё меньше, – продолжила Идунн, – и потому нивелировать дефекты генетики
становится всё сложней. Поэтому наша каста проводит всем желающим брачным парам Мавов
до-эмбриональную настройку половых клеток и первичную коррекцию эмбриона. Пары,
желающие получить эту процедуру, хотят улучшить шансы своего потомства на получение
лучших комбинаций генов и переживают за результат. Твоё слово как Контактёра, искусный
Сновид, в данной ситуации будет нелишним.
– Мы уже обсудили это ранее, многомудрая Идунн, – откликнулся Магистр. – Я понял задачу и
с удовольствием помогу тебе в данном деянии. Для меня твоё предложение принять участие в
медицинском вояже – это очень интересная возможность не только воочию увидеть соседей и
союзников нашей Расы в этом секторе космоса, но и оказаться полезным своим новым
Побратимам в кастовом Уделе. Заодно и свой Удел отточить лишним не будет.
Знаменитая Целительница поблагодарила Сновида и принялась беседовать с профессором на
профессиональные темы. Магистр с интересом вслушивался в разговор двух специалистов
одного профиля, являющихся адептами разных Рас и разных путей научного развития.
Сильному Контактёру не составляло труда понять, что местный профессор являлся среди
Мавов одним из столпов медицины, однако недосягаемый уровень профессионального
мастерства Идунн не вызывал у него никаких сомнений. Что было более чем логично.
Эсса Идунн являлась лучшим специалистом касты Целителей Земли Мерцана в области
медицинского сопровождения предстоящего материнства. Она была рождена в Священное Лето
и стала Эссой в возрасте четырёхсот лет, но её целительская генетика была столь мощна, что
даже в такие лета Идунн не сменила серебро волос на возрастную седину. За прошедшее с
момента достижения максимального развития первое десятилетие могучие целительские
энергии Эссы вернули её давно немолодой организм в свойственное Асам равновесное
состояние, в котором сии могучие Сущности пребывали многие сотни лет, откладывая
дальнейший подъём в Высь по бесконечной лестнице Развития ради помощи своим Потомкам.
Сейчас знаменитой Эссе порядка тысячи шестисот лет, и она поставила себе целью прожить
семьсот лет, оставшиеся до начала опасной фазы, дабы передать накопленный богатейший опыт
молодым специалистам касты Целителей, на чьё время выпадет Удел следить за здоровьем
Тусклых. Семьсот лет до начала опасной фазы – это немалый срок. Прожить его, не развившись
до состояния Аса, не выйдет и у самого долгоживущего Сияющего. Появления первых Тусклых
не увидят ни дети, ни внуки новых Экспериментаторов, недавно прибывших в систему Ярило
из Мира Свага и Чертога Лебедя. Но для начала подготовки к переходу в пространство низких
энергий данный временной интервал весьма важен, и потому первичные соответствующие
действия будут начаты сразу, как только новые Экспериментаторы уверенно освоятся на своей
новой Родине.
Давние обитатели системы Ярило оказывали в этом огромную помощь, и каста Целителей
исключением не была. Как раз сейчас Эсса Идунн проводила плановый медицинский облёт
стационаров, созданных для оказания целительской помощи дружественным Чужим из числа
союзных Рас. Стационары размещались на разных планетах, в том числе в пространствах
Светлых и Тёмных союзников, и Эсса весьма дальновидно предложила Сновиду
присоединиться к облёту в качестве поддерживающего специалиста касты Жизнь Рекущих. До
прибытия в систему Ярило Сновид лично никогда не сталкивался с представителями других
Рас, и предложение Целительницы явилось для него как нельзя кстати. К тому же сейчас среди
Экспериментаторов имелось недостаточное количество сильных Контактёров, и бесполезным
его участие в официальном вояже точно не будет.
***
Чернильная чернота ночного космоса была засвечена яркими лучами прожекторов, на фоне
которых звёздная россыпь терялась в электрическом свете. Здесь, на противоположной к солнцу
стороне Гранды, контраст между светом и тенью был особенно велик, и зависший в полутора
километрах над поверхностью бесконечного склада шпионский корабль утопал во мраке без
всяких полей преломления. Если в систему Камма внезапно нагрянут Сияющие, шпион успеет
уйти в режим невидимости прежде, чем его обнаружат. Специальный агент Тивити сверилась с
экранами радаров и дисплеями приборной панели. Выполняющий роль приманки научный
звездолёт всё так же ползает вокруг светила, и Сияющие увидят его самым первым. Это
работает, проверено уже неоднократно. Патруль выходит из гиперпрыжка, засекает научное
судно, связывается с ним для уточнения деталей, и этого времени хватает, чтобы укрыться под
полями преломления.
Но сегодня патрулей не будет, Сияющие посещают систему Камма не каждый день. У них
какой-то свой, не вполне понятный график, но несколько недель наблюдения позволили
спецагенту Тивити с точностью определить, когда патрулей не бывает точно. Сегодня именно
такой день, и лучшего времени для посещения Гранды не найти. Цивилизация Сва-Тир получит
отличное пополнение бюджета, эти средства позволят ей приобрести у более развитых Рас то,
на самостоятельное изобретение чего ушли бы века. Противостояние с Роуса-Альцами
неизбежно, и пренебрегать возможностью увеличить своё благосостояние глупо. Тем более
когда реализовать подобный план оказалось столь просто.
Спецагент Тивити перевела взгляд на обзорные экраны. Два десятка космических грузовиков
максимальной вместимости зависли над поверхностью Ходды, направив вниз лучи мощных
прожекторов и распахнув трюмы. Почти сотня авиапогрузчиков, разработанных специально для
этой миссии, вынимали из верхнего слоя бесконечного океана ресурсных слитков нужные
образцы и грузили ими транспорты. Организовать данный процесс оказалось не так-то просто:
различные слитки имели различные размеры, объём самых маленьких превышал четыре тысячи
кубометров, весил такой слиток совсем немало, габариты имел далеко не компактные, а сила
тяжести на Гранде была значительно выше средней. Первая попытка вывезти отсюда груз лития
и вольфрама закончилась неудачей, и инженерам Сва-Тир пришлось в срочном порядке
дорабатывать конструкцию авиапогрузчиков применительно к реалиям данного склада.
Инженеры справились блестяще, и вторая попытка произвела фурор. На Атир с Гранды пришёл
караван баснословной стоимости, сотни тысяч тонн редкого металла в чистом виде, не какая-то
руда, требующая переработки, и даже не первичное сырьё, нуждающееся в обогащении.
Сияющие действительно бросили на Гранде немыслимый океан металлов в чистейших слитках
без каких-либо примесей. Под воздействием космических ветров, метеоров и солнечной радии
верхний слой слитков несколько пострадал, но это несерьёзный пустяк в сравнении с
полученными богатствами. Единственной проблемой была необходимость срочно прятать весь
процесс выемки ресурсов при появлении в системе Камма случайных посетителей.
А таковые, как оказалось, имелись. Время от времени кто-нибудь прилетал сюда с различными
научными целями: представители одних Рас изучали двойную звезду, рассчитывая какие-то
свои солярные установки, других интересовали Гранитиды, потому что других минеральных
Рас поблизости от их домашних систем не было, третьи снимали какие-то показатели с Виаты-
4. Виатой именовались все спутники Ходды, их было много, поэтому оные получили цифровые
расширения имени, и всех любопытствующих интересовала Виата-4, потому что имела океан и
какие-то там особенности, связанные с осевым вращением. Тивити это интересовало мало, а вот
сохранение в тайне процесса погрузки потребовало изрядной смекалки.
Как только кто-либо из незваных гостей появлялся в системе, научное судно цивилизации Сва-
Тир выходило с ним на связь и обменивалось информацией. В это время все авиапогрузчики
срочно опускались на поверхность Гранды, теряясь среди штабелей слитков, и заранее
установленные в нужных местах генераторы невидимости закрывали их полями преломления. С
громадными грузовиками было сложней, их так просто на поверхность не посадить, потому что
всё равно получалось заметно, если применять элементарные средства обнаружения. Пришлось
создать специальную группировку шпионских кораблей с усиленными полями преломления,
которые находились неподалёку от места погрузки и в случае необходимости быстро
сближались с грузовиками, накрывая их своими полями.
Для этого мощность генераторов пришлось увеличить, снять с разведчиков всё оружие и часть
иной аппаратуры, дабы на освободившееся место установить дополнительные поля
преломления. Из-за этого их возможности по обнаружению противника резко снизились, но это
временно и неважно. Сейчас от шпионских кораблей не требуется слежка за космосом, их
задача – быстро и эффективно прятать грузовики. Прямо сейчас цивилизация Сва-Тир
отстраивает флот специальных судов: постановщики невидимости, улучшенные грузовики
максимальной вместимости и новые авиапогрузчики под них. Всё это стоит немалых средств,
но данные расходы уже окупились тысячекратно. Ещё в тот день, когда отсюда на Атир ушёл
первый караван. С тех пор такие караваны проводились дважды, и сегодня было решено
провести особенную погрузку.
– Спецагент Тивити, вас вызывает Министр Обороны, – тихим шёпотом произнёс бортовой
ИИ. – Узконаправленная линия секретной связи сформирована.
– Тивити на связи. – Агентесса коснулась сенсора.
– Как проходит погрузка? – Система связи зажгла голограмму Олайена.
– Отстаём от графика на два часа, – доложила Тивити. – Слитки золота оказались втрое крупнее
слитков вольфрама. С орбиты этого не было заметно, швы между штабелями забиты
космической пылью, за семьсот тысяч лет её набилось тонны! Пришлось соображать на лету:
сейчас режем золотые слитки лазерами на менее крупные куски и сразу загружаем. Потом
засыплем оплавленные части штабелей пылью, издали будет выглядеть как было. Лишь бы в
упор никто не разглядывал. Но исследовательские суда, которые появляются в системе Камма,
сюда не приближаются. Патрули Сияющих дальше Ходды не летают, но я не знаю, способны ли
они засечь оттуда изменения, происходящие на Гранде. По идее не должны, это же очень
далеко. Если только они не проверяют золото специально. Всё-таки это золото.
– Для Сияющих золото не имеет особой ценности, – произнёс адмирал. – Они делают из золота
Скрижали сохранения данных средней и мелкой ёмкости, плюс что-то из медицины, но это
мелочи. У них есть гораздо более эффективные биоэнергетические материалы как в плане
инертности, так и в плане энергоёмкости. Поэтому за золото они дрожать не будут. Вот серебро
у них лучше не брать. Чревато.
– Серебра на Гранде нет, – уточнила агентесса.
– Потому и нет, – кивнул адмирал. – Но за золотом могут следить представители прочих Рас.
Например, Роуса-Альцы или Ра-Коны. И те и другие являются древними цивилизациями и нас,
более молодых и деятельных, считают не столь благородными, как себя любимых. До
пространства Ра-Конов очень далеко, нас они интересуют мало, а вот насчёт Роуса-Альцев,
думаю, тебе объяснять не надо.
– Поняла, – кивнула Тивити. – Их исследовательский корабль сюда зачастил. Сегодня его ещё
не было, но вчера и позавчера появлялся где-то в это же время. Оба раза они связывались с
нашей приманкой, что-то там лопотали на научную тему и оставались рядом, дожидаться
вспышек на солнцах. После этого улетали. Считаешь, они присматривают за системой Камма
по приказу Сияющих?
– Вряд ли Сияющие станут отдавать Роуса-Альцам такой приказ, – усомнился Олайен. – Им
проще самим организовать здесь тщательное наблюдение. Скорее, Роуса-Альцев никто об этом
не просил. Они сами решили выслужиться. Следят за нашей приманкой в надежде спасти мир и
получить от Сияющих конфетку. Но не стоит недооценивать их технологии. Будь осторожна!
– Я всегда осторожна, – парировала агентесса, – ты же знаешь. Приму дополнительные меры.
Мне бы станцию слежения сюда… было бы спокойней.
– Уже выслал, – обнадёжил её адмирал. – Полчаса назад к тебе ушла флотилия прикрытия.
Спрячь её неподалёку понадёжнее, вдруг пригодится. Утром разведка принесла информацию,
что из пространства Роуса-Альцев ушла в прыжок крупная боевая эскадра. Место назначения
неизвестно. Разведчики попытались отследить, но эскадра прервала прыжок и начала путать
следы. Поэтому будет нелишне подстраховаться. В составе нашей флотилии идёт носитель со
станцией слежения. Разверни станцию на солнечной орбите, пусть всё выглядит так, будто
приманка с её помощью изучает звезду.
– Сделаю… – Тивити умолкла на полуслове. Бортовой ИИ зажёг сигнал предостережения об
опасности и объявил:
– Тревога! Обнаружен разведывательный корабль цивилизации Роуса-Ал!
На тактическом интерфейсе вспыхнула отметка, но разведчик Роуса-Альцев свернул поля
преломления настолько близко к шпионскому кораблю агентессы, что его стало видно на
обзорных экранах невооружённым взглядом. Система связи вывела оповещение о входящем
сигнале, и спецагент Тивити скривилась:
– Крылатые уродцы! Выследили нас всё-таки! Без полноценного следящего оборудования нам
их не засечь, у них технологии лучше!
– Ответь, – велел адмирал. – Наверняка их исследовательское судно было фикцией. Они с
самого начала что-то заподозрили. Протяни время, тебе нужно выиграть полдня. Как только к
тебе прибудет флотилия, сила окажется на твоей стороне. Закончишь погрузку и уведёшь
караван к Атиру.
– Слушаю, – агентесса приняла входящий сигнал.
Голографический экран сформировал объёмное изображение крылатого офицера, и неожиданно
оказалось, что вместо пилота разведывательного корабля связь установлена с представителем
высшего командования цивилизации Роуса-Ал. Облачённый в боевой комплект офицер с
генеральскими знаками различия смерил агентессу холодным взглядом голубых глаз и ледяным
тоном произнёс:
– Я – генерал-лейтенант Кел-Горак, начальник сил быстрого реагирования цивилизации Роуса-
Ал. Вы нарушили суверенитет солнечной системы Камма, зарезервированной для зачаточной
разумной формы жизни, развивающейся в ней в настоящее время. Вы совершаете кражу
материальных ценностей, принадлежащих системе Камма. Это преступление карается смертью.
Немедленно выгрузите награбленное или будете уничтожены.
– Мы не трогаем ресурсы системы! – Сексуальная агентесса обворожительно улыбнулась. – Ни
один камень, как живой, так и неживой, не пострадал ни на Ходде, ни где-либо ещё. Мы лишь
подняли несколько слитков со склада, это не ископаемые, они лежат здесь семьсот тысяч лет и
никому не нужны. Что страшного в том, что наша цивилизация заберёт несколько тонн из
бесчисленного количества груза, которому до сих пор не нашлось применения? Мы не жадные,
генерал-лейтенант, и будем рады поделить с вами содержимое склада.
– Ресурсы, находящиеся в системе Камма, принадлежат хозяевам системы Камма, – к ледяным
интонациям крылатого генерал-лейтенанта добавились брезгливые. – Распоряжаться ими могут
либо Гранитиды, либо те, кто положил сюда эти ресурсы когда-то давно.
– Хотите пожаловаться Сияющим? – подключился к эфиру адмирал Олайен. – Скажите,
генерал, ваша цивилизация самостоятельно способна хоть на что-нибудь? Кроме нападения на
беззащитные грузовики? Или вам потребуется помощь Сияющих даже для этого? Хотите
развязать войну?
– Воровство в цивилизации Сва-Тир является чем-то в порядке вещей, если этой кражей
руководит лично Министр Обороны? – Кел-Горак презрительно усмехнулся. – Я не
уполномочен объявлять войны, адмирал! Но уничтожать преступников – моя обязанность, и я с
удовольствием её выполню. Тем более что своим предложением взятки вы прямо показали, что
ставите нас в один ряд с собой. Вы нанесли оскорбление даже не мне, а всей цивилизации
Роуса-Ал.
Крылатый генерал сделал короткий жест, и бортовой ИИ шпионского корабля агентессы
разразился трелями тревожных сигналов, сопровождаемых быстрым шёпотом автоматического
оповещения об угрозе. Вокруг зоны погрузки из ниоткуда проявилась целая эскадра крейсеров
Роуса-Альцев, и сопровождающая их группа РЭБ-кораблей слитным ударом выбила из
невидимости шпионские корабли Тивити.
– Я даю вам один час на разгрузку и последующее покидание системы Камма, – произнёс Кел-
Горак. – Это акт доброй воли, который вами не заслужен. Рекомендую ценить. Ровно через час
вы будете уничтожены. При попытке набрать скорость мы открываем огонь без
предупреждения!
Крылатый генерал-лейтенант отключился, оставляя вместо себя цифры обратного отсчёта, и
Олайен зло произнёс:
– Разгружайся и прыгай домой! Флотилия не успеет дойти до тебя за час. Эту партию они
выиграли. Но это