Вы находитесь на странице: 1из 5

288 Вестник Чувашского университета. 2011.

№1

УДК 821.511.152 (045)


Т.Н. ПАЛЬКИНА, Е.А. ЖИНДЕЕВА
СПОСОБЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ВРЕМЕНИ
В ОБРАЗЦЕ СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ МОРДОВИИ
В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНЫХ ИСКАНИЙ АВТОРА∗
Ключевые слова: художественное время, поэтический текст, дискретность, религиозные иска-
ния, исповедальность, соборность, толерантность.
Рассмотрена проблема временной организации поэтического текста. Исходя из некоторых усто-
явшихся положений в науке исследована специфика времени лирического на основе работ извест-
ных литературоведов (Л.Г. Бабенко, Ю.С. Степанова и др.). Говоря о специфике категории време-
ни в современной поэзии Мордовии в контексте религиозных исканий поэта, автор обращает вни-
мание на синтезирование темпоральных пластов за счет введения наряду с трансляцией многове-
кового опыта человечества индивидуальной авторской позиции.
T.N. PALKINA, E.A. JINDEEVA
MEANS OF MODELING OF THE ARTISTIC TIME IN SIMILITUDE OF MORDEN MORDOVIAN POETRY
IN THE CONTEXT OF AUTHOR’S RELIGIOS VIEWS
Key words: artistic time, poetic text, discreteness, religious quest, confessionarity, conciliarism, tolerance.
The article is devoted to the problem of time organization of the poetic text. The author of the article, basing
on certain stated theoretical propositions, describes the specific of artistic time in lyrical. The author’s theory is
based on works of famous philologists, such as L.G. Babenko, U.S. Stepanova, etc. Considering the specific
of the category of time in modern Mordovian poetry, in the context of religious quests of the poet, the author
draws our attention to the synthesis of temporal strata through introducing of the of the individual author’s po-
sition together with transmission of the centuries-old experience of humanity.
Проблеме художественного времени посвящено немало научных работ,
рассматривающих ее с различных точек зрения. Все исследователи подтвер-
ждают огромное значение выделения данной проблемы для изучения исто-
рии литературы.
В современном литературоведении временная организация того или иного
художественного произведения определяется позицией автора. При этом указы-
вается, что время – это обязательный атрибут текстового пространства, органи-
зующий композицию художественного произведения. Большой интерес исследо-
вателей при рассмотрении временных отношений в тексте вызывают различные
временные сдвиги, отклонения, изображение в художественном произведении
нарушений реального хода событий и т.д. Так, исследованию особенностей по-
этического времени посвящены работы Л.Г. Бабенко, Б.И. Бурсова, Г.А. Волоши-
на, Г. Пуле, В.М. Фишера, А.Л. Слонимского, Р.О. Якобсона и др.
Множественность подходов к изучению феномена времени предполагает
неоднозначность его толкования. Ю.С. Степанов, исследуя концепт «время»,
отметил, что «концепт этот столь труден уже сам по себе, да и к тому же
столь запутан различными точками зрения и научными спекуляциями, что
единственный способ внести хоть какую-то ясность в культурологическом от-
ношении – это выделить в нем именно культурологический компонент, т.е.
вопрос не о времени вообще, а о «времени мира» [13. С. 120].
Если пространство художественного произведения наполняется разного
рода объектами и ими определяется, то время литературного текста репре-
зентируется событиями, а точнее их развитием и последовательностью.
Именно поэтому, по словам, Л.Г. Бабенко: «оно (время) включает, во-первых,
семантику ограниченной длительности, временного периода, точек времени.
Во-вторых, оно включает семантику неограниченной длительности, семантику


Издание выполнено при финансовой поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной
России» на 2009-2013 гг. Проект «Современный литературный процесс Мордовии в контексте новейшей русской лите-
ратуры» (№П 381_ГК от 07.05.2010 г.).
Литературоведение 289

текущего времени, временных изменений от прошлого к настоящему и буду-


щему» [2. С.194]. Такая двойственность в толковании категории «время» на-
ходит отражение в художественном произведении. Для поэтического текста в
большей мере характерен тот факт, что художник слова старается передать
существенные признаки времени, изменить его ход, размыть, разомкнуть его
границы, прервать однонаправленность временного потока. Конечно, выше-
перечисленные факты также относятся и к прозаическим, и к драматическим
произведениям, но, в большей степени, на наш взгляд, управлять временем
способна, все-таки, лирика. Сама природа лирики, ее родовая специфика
предполагают лаконизм высказывания. Соответственно время в поэтическом
тексте строится по несколько иным законам, нежели это происходит в драмати-
ческих и прозаических текстах. Автор лирического текста изображает, как прави-
ло, «противоборство чувств», которое происходит «здесь и сейчас» [2. С. 65], на
котором основано сюжетостроение поэтического произведения. В этом и состо-
ит характерная особенность временной организации лирического текста. «Часто
лирический сюжет сводится к одному-единственному пространственно-времен-
ному и актантному (деятельностному) контексту (эпизоду)» [15. С. 104].
И.Р. Гальперин в работе «Текст как объект лингвистического исследова-
ния» говорит о том, что время в художественном произведении одновремен-
но непрерывно и дискретно: «Континуум в художественном произведении од-
новременно непрерывен и дискретен. Когда он непрерывен, он рисует дейст-
вие, деятельность; когда он дискретен, он выражает состояние или качество»
[5. С. 94]. Поэтический текст, как правило, выражает состояние или качество
душевных переживаний лирического героя, которые, в свою очередь, создают
лирическую экспрессию. Эмоциональная диалектика становится своеобраз-
ным двигателем, определяющим центростремительные силы в лирическом
сюжете, соотношение в нем самопознания и самовыражения. Благодаря со-
единению таких качеств в стихотворении получает емкое и точное выражение
предельно напряженное состояние характера или лирического героя. Такое
состояние не может быть длительным, поэтому лирический сюжет напряжен
и динамичен, заявка чувства, эмоции предполагает стремительное и напря-
женное развитие этого чувства на протяжении всего поэтического текста.
Таким образом, для временной организации лирического произведения
больше характерна дискретность, нежели непрерывность. А основой дис-
кретности поэтического текста является описание психологического состоя-
ния человека или окружающего мира.
Отсюда появляется еще одна особенность времени лирического произ-
ведения – градация, которая включает в себя и основной способ сюжето-
строения лирики, и интонационно-ритмическую, лексическую и фонетическую
градации, способствуя не только емкости выражения, но и эмоциональной
сложности и насыщенности. Время поэтического произведения выявляется
на уровне сюжетостроения, и на языковом уровне, а также на уровне изобра-
зительно-выразительных средств языка художественного произведения. Та-
ким образом, категория времени в поэзии имеет свою специфику. Специфич-
ность поэтического времени характеризуется особой субъективностью, как
правило, время в поэзии передается как личное и чаще всего не разворачи-
вается особой картиной (кроме тех текстов, где оно выступает как тема). Под-
тверждением тому являются образцы современной лирики Мордовии.
Русская поэзия Мордовии ХХ в. характеризуется обращением к вечным
темам любви, добра и зла, верности, жизни и смерти и т.д. Среди такого
множества проблем особое место занимают произведения, отражающие ре-
лигиозные искания писателей.
290 Вестник Чувашского университета. 2011. №1

При изучении литературы Мордовии в контексте духовной традиции опреде-


ляющим на современном этапе является Православие, содержательный компо-
нент которого основан на ряде добродетелей и искренней вере духовного служе-
ния Родине. Идея веры, православного миросозерцания, того, что можно назвать
внутренним укладом жизни, явственно представлено в современной поэзии.
Важно отметить, что в современной науке о литературе наблюдается устой-
чивый интерес к изучению влияния Православия на духовно-нравственный по-
тенциал художественного произведения как к элементу миропонимания не толь-
ко отдельного писателя, но и целого поколения, представителем которого он яв-
ляется. Это подтверждается рядом монографических и диссертационных работ,
посвященных указанному аспекту литературного произведения в творчестве
русских писателей, и в связи с исследованием общих проблем развития русской
литературы. Укажем в этой связи на работы А.Ф. Лосева, М.М. Бахтина, а также
монографии современных философов и культурологов Е.С. Троицкого, М.М. Ду-
наева, литературоведов В.Н. Захарова, А.М. Любомудрова, Ю.И. Сохрякова,
И.А. Есаулова, Т.А. Кошемчук, В.М. Пронягина, О.Е. Вороновой и др. В мордов-
ском литературоведении до настоящего времени таких исследований нет.
Наблюдая духовно-нравственную направленность современной мордов-
ской поэзии в контексте Православия, можно выявить и описать следующие
две принципиальные авторские позиции: идея единения человека и Бога (на-
пример, творчество Р. Орловой) и изображение пути прихода человека к Богу
(чаще всего через описание монашества) (например, творчество Н. Ишутки-
на). Религиозные искания как наиболее интересная и дискуссионная тема, с
нашей точки зрения, должна рассматриваться в единстве конкретно-истори-
ческого и общечеловеческого аспектов анализа художественных образцов,
что может способствовать толерантному отношению представителей различ-
ных вероисповеданий и разных национальностей. Использование структурно-
типологических, жанрово-стилевых, проблемно-тематических, языковых па-
раметров анализа такого художественного произведения дает возможность
воссоздания общей картины эволюционных процессов избранной темы. Осо-
бое внимание при этом, на наш взгляд, должно быть уделено рассмотрению
таких явлений современной русской литературы, как исповедальность, со-
борность, религиозное восприятие красоты и любви.
Примечательно и то, что специфика категории времени в такого рода
стихотворении, в первую очередь, заключается в синтезировании темпораль-
ных пластов за счет введения наряду с трансляцией многовекового опыта
человечества индивидуальной авторской позиции. Остановимся на произве-
дении одного из признанных мастеров современной поэзии Мордовии, для
чего приведем анализируемый текст полностью.
Одиноки и печальны
На закате купола.
Расставаться, удивляться,
Изумляться – жизнь б ы л а…
На пороге у безмолвья
Задыхаться от бессилья.
А за окнами – молчанье,
В белом саване Россия.
Вслед себе смотреть и плакать,
Отвернуться и уснуть.
…Снег в России грустный-грустный,
Тихий, как последний путь [1. С. 5].
Литературоведение 291

В данном стихотворении представлена идея одновременной быстротечно-


сти и вечности жизни. Земной путь лирического героя подходит к концу, на это
указывают лексемы: «была», «уснуть», «безмолвье» и т.д. А.В. Арапов в этом
стихотворении говорит об уникальности, единичности, а также необратимости
самого жизненного процесса, что особенно видно в финале произведения. При-
бегая к широкому обобщению, поэт обращается к серьезным философским кате-
гориям жизни и вечности. Наряду с грамматикой времени в данном стихотворении
большую роль играют лексические средства, которые прямо или косвенно обозна-
чают время: безмолвье, бессилье, молчанье, саван. Именно эти лексемы в полной
мере отражают философскую позицию лирического героя. Такое перечисление в
пределах отрывка произведения придает форму однородной протяженности жиз-
ни, где носители статики – предмет, явление (купала, снег, закат) – рассматрива-
ются в совокупности с носителями динамики – взгляд на вечность и собственную
жизнь. Купала и снег – атрибуты вечности, они были и будут всегда, они, как бы,
наблюдают за человеческой жизнью. Но вместе с тем, они указывают и на время.
Снег – явление, свойственное определенному периоду. В России было такое ис-
торическое время, когда разрушение храмов привело к искоренению веры, и купо-
ла сегодняшних церквей могут рассматриваться как восстановление исторической
справедливости, приближение к религиозным традициям и как восстановление
национальной идеи соборности, как символ жертвенности русского народа.
В стихотворении преобладают атрибуты настоящего времени, есть толь-
ко один глагол прошедшего времени: «была». Остальные глаголы даны в
форме инфинитива несовершенного вида: расставаться, удивляться, изум-
ляться, задыхаться. На наш взгляд, формы инфинитива в данном конкретном
стихотворении – основной способ репрезентации повторяемости жизненных
процессов, независимых от лирического героя, а возвратность глаголов ука-
зывает на одновременную безличность и субъективность данных категорий.
И только в последнем четверостишии, во второй строке автор употребил два
инфинитива совершенного вида: отвернуться и уснуть. Суффикс -ну- в обо-
значенных лексемах говорит об однократности и неповторяемости действия,
что в данном контексте может трактоваться как проявление индивидуализа-
ции позиции лирического героя, поскольку действие протекает в настоящем
времени, и в основе его напряженная мысль персонажа.
События стихотворения не привязаны к конкретному настоящему време-
ни, а совершаются обычно, всегда, вечно, наличие инфинитива усиливает это
ощущение. Грамматика текста несет более широкое значение, чем простое
указание на временные формы, грамматические категории, а вслед за ними и
вся структура стихотворения отражает напряженную сосредоточенность ли-
рического героя на размышлениях о быстротечности собственной жизни, по-
груженность, связанную с особым душевным состоянием.
Немаловажна и символика стихотворения. Настроение безысходности
поддерживает также особое значение образа снега, который символизирует
смерть, он несет семантику мрака и холода, окончания жизни. Все художествен-
ные образы в данном произведении олицетворяют конец жизненного пути лири-
ческого героя: белый саван, купола, снег, последний путь, безмолвье. Время, как
форма земного существования, мера земного бытия, противопоставлено вечно-
сти. Таким образом, время в тексте организовано при помощи репрезентации
вечного времени и субъективного, личного времени лирического героя.
Примечательным является и то, что в стихотворении мы не обнаружива-
ем атрибутов религиозного культа. На наш взгляд, это показательно для со-
временной поэзии Мордовии, поскольку ее представители лишь приближают-
ся к пониманию божественных тайн бытия. О чем и свидетельствует анали-
зируемый образец.
292 Вестник Чувашского университета. 2011. №1

Таким образом, лирика, как и любой другой род литературы, призвана отра-
зить образ художественного времени. Поэты, так же как писатели и драматурги,
в основу создаваемого художественного текста вкладывают свои представления
об изменяемости мира, образы времени. И все же, изображая жизнь в ее длитель-
ности, поэты отражают, прежде всего, сиюминутность чувства, которое возникает у
автора или лирического героя в данный конкретный временной отрезок и характе-
ризует авторскую позицию. Образ художественного времени выступает как сред-
ство самопознания и самовыражения. Философское осмысление времени про-
исходит, прежде всего, через призму авторского мировосприятия, даже в том
случае, если поэт обращается к изображению той или иной исторической эпохи.
Время в поэтическом тексте организовывается при помощи репрезента-
ции взаимосвязи вечного времени и субъективного, личного времени лириче-
ского героя. Поэты, как правило, сводят воедино три времени, пытаясь ос-
мыслить их неделимость и единство в жизненном цикле человека, которому
не дано избежать ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Одной из наибо-
лее интенсивно развивающихся тем в данном ракурсе эволюции лирики Мор-
довии является стремление к пониманию Божественного провидения.
Религиозные искания как наиболее интересная и дискуссионная тема, с
нашей точки зрения, должна рассматриваться в единстве конкретно-истори-
ческого и общечеловеческого аспектов анализа художественных образцов,
что может способствовать толерантному отношению представителей различ-
ных вероисповеданий и разных национальностей. Использование структурно-
типологических, жанрово-стилевых, проблемно-тематических, языковых па-
раметров анализа такого художественного произведения дает возможность
воссоздания общей картины эволюционных процессов избранной темы. Осо-
бое внимание при этом, на наш взгляд, должно быть уделено рассмотрению
таких явлений современной русской поэзии Мордовии, как исповедальность,
соборность, религиозное восприятие красоты и любви.
Литература
1. Арапов А.В. Взмах: Стихи. Саранск: Морд. кн. изд-во, 2001. 112 с.
2. Бабенко Л.Г. Филологический анализ текста. Основы теории, принципы и аспекты анализа: учебник для
вузов. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2004. 464 с.
3. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худож. лит., 1975. С. 75.
4. Воронова О.Е. Поэтика библейских аналогий в поэзии имажинистов революционных лет // Русский имажи-
низм: История. Теория. Практика / под ред. В.А. Дроздкова, А.Н. Захарова, Т.К. Савченко. М.: ЛИНОР, 2003. C. 168-173.
5. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1982. 362 с.
6. Дунаев М.М. Вера в горниле сомнений: православие и русская литература в XVII-XX веках. М.: Издатель-
ский Совет Русской Православной Церкви, 2002.
7. Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе. Петрозаводск: Изд-во Университета Пловдива,
2008. 186 с.
8. Захаров В.Н. Русская литература и христианство // Евангельский текст в русской литературе 18-20 вв. СПб.:
Наука, 1994. С. 6.
9. Кошемчук Т.А. Русская поэзия в контексте православной культуры. СПб.: Наука, 2006. 640 с.
10. Любомудров А.М. Влияние христианства на литературу // Евангельский текст в русской литературе 18-
20 вв. СПб.: Наука, 1994. С. 364.
11. Пронягин В.М. Философско-эстетические искания в литературном процессе 20-90-х годов ХХ века. Вла-
димир: Изд. лаб. ВГПУ, 1998.
12. Сохряков Ю.И. Благодатный дух соборности (о соборном характере русского художественного и фило-
софского мышления) // Русская литература ХIХ века и христианство. М.: Наука, 1997.
13. Степанов Ю.С. Константы. Словарь. Словарь русской культуры: Опыт. исслед. М.: Просвещение, 1997. 482 с.
14 . Троицкий Е.С. Что такое русская соборность. М.: Наука, 1993. 342 с.
15. Тюпа В.И. Анализ художественного текста: учеб. пособие для студ. филол. фак. высш. учеб. заведений.
М.: Изд. центр «Академия», 2006. 336 с.

ПАЛЬКИНА ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА. См. с. 287.


ЖИНДЕЕВА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА. См. с. 287.

Вам также может понравиться