Вы находитесь на странице: 1из 7

Роль католицизма в становлении европейской цивилизации и культуры

Значительно более чем географическое понятие, Европа представляет


определенную целостность, сформированную греческой рациональностью,
римским правом и христианскими традициями.
Первым элементом того, что позже станет европейской цивилизацией,
было греческое наследие. Именно в Греции зародилась философская мысль.
В Греции появляется также критический анализ норм человеческого
поведения, этики и политики. Когда мы говорим о таких добродетелях и
понятиях, как справедливость и мудрость, естественное право и законы, мы и
сегодня продолжаем перефразировать то, что в свое время было открыто
древними греками.
Этот философский образ мысли наложил отпечаток и на римлян. Но
они внесли в него новый элемент, а именно идею об империи, в границах
которой царит мир, покоящийся на справедливых законах. Если Греция
находится у истоков рациональной мысли, то Рим дал миру право, идею о
том, что отношения между людьми должны определяться нормами или
правилами, дающими каждому то, что ему причитается, а также идею о том,
что эти права могут быть предписаны лишь законной властью.
Третьим составным элементом европейской цивилизации является
христианство. Христианство обогатило нашу цивилизацию рядом новых
элементов, их важность и значение трудно переоценить – это монотеизм,
понятие о человеческой личности и совершенно новой концепции
государственной власти.
Монотеизм, распространенный христианством в римской империи,
привел к отказу от идеи о божественной сущности природы, практически к
тому, что в сочетании с греческой рациональностью породило нашу
сегодняшнюю техническую цивилизацию. В христианской перспективе, мир,
являясь творением единого Бога, открывается для исследования и господства
со стороны человека. Именно это секуляризированное видение мира
позволило европейскому человеку осуществить научный подход к
реальности. И не будет преувеличением сказать, что прогресс современной
науки и техники происходит как раз из подобного восприятия
действительности и что совсем не случайно оно зародилось именно и только
в Европе.
Мы очень часто слышим противоположное утверждение: человек
развивался и двигался вперед лишь по мере своего освобождения от
христианства. В известной степени и на определенной стадии развития науки
- это действительно так. Но мы не должны забывать, что эта наука,
преподносимая как победа над религиозной мыслью, имела истоки именно в
христианстве.
То же самое мы можем сказать и относительно европейской культуры.
В течение веков развивалось и расцветало во всем своем великолепии
христианское направление, христианская форма культуры, которая
наполнила наш континент бесчисленными памятниками и шедеврами.
Другим важнейшим вкладом христианства в нашу цивилизацию
является концепция личности. Только религия с ее идеей о Боге, идеей
возвышенной и глубоко личной, идеей о Господе, который принимает на
себя заботу о каждом человеке, который знает каждого по имени, могла
породить концепцию личности. Фундаментальное утверждение библейской
антропологии состоит в следующем: человек был создан по образу и
подобию Божьему. Каждое человеческое существо является видимым
образом невидимого Господа. Над каждым человеческим ликом сияет
божественный ореол. И поэтому каждый человек священен, он является
носителем абсолютной ценности, силы и никогда не должен быть простым
орудием в чьих-либо руках. Каждый человек уникален по сути, он
неповторим, наделен абсолютным и неотъемлемым достоинством. Каждый
человек должен выполнить свою миссию, сказать свое слово, оставить свой
след во время краткого пребывания на земле. Уважать и признавать эту
особенность человека, уважать и признавать его право выразиться, принять
его слово, каким бы скромным оно ни было, — это означает чтить образ
Божий, носителем которого является человек.
Из подобного восприятия человека, из этой концепции личности и
происходит сегодняшняя идея о правах человека. Правда и то, что она лишь
постепенно утвердилась в умах людей, но эта мысль берет начало в
христианской идее о человеке как уникальной и неповторимой личности.
Третий важный вклад христианства в европейскую цивилизацию
относится к вопросу об отношениях между гражданским обществом и
государством.
Христианин не связан ни с какой политической системой. Он не
отрицает, но и не принимает безрассудно какую-либо из них, зная, что
Царство Божье— это реальность будущего и что оно не может быть
воплощено в какой-либо социальной системе или в политическом режиме.
Он не верит и не отступает перед миражом земного мессианства, как и не
отказывается ни от какой-либо формы власти в государстве, за исключением,
конечно, если эта власть не становится беззаконной и тоталитарной.
Слова Христа о разделении духовной и светской власти означают
осуждение любой попытки абсолютизировать политическую власть. Они
несут в себе зародыш дестабилизации любой власти, имеющей тоталитарные
поползновения, как это верно отметил Николай Бердяев: «Христианство
революционно в своей самой глубокой сути, оно намного более
революционно, чем все революционные попытки мира. Этот революционный
характер христианства явно прослеживается в противостоянии Царства
Божьего всем царствам этого мира, в столкновении вечного и временного,
целого с его частями. Обожествление всего того, что является конечным,
всего того, что является частичным, всего того, что ограничено временно,
есть естественный соблазн. Революционный характер христианства
определен эсхатологически, как и все, что революционно, определено
эсхатологически. Однако ложная эсхатология революций этого мира дает
обычно для будущего, ограниченного во времени, характер вечного
будущего».
Когда политическая власть или социальная система претендуют на то,
что имеют абсолютный и окончательный характер, христианин занимает, или
должен был бы занять в подобной ситуации, критическую позицию. Хотя это
было не всегда так. Очень часто в действительности церковь подчинялась
диктату светской власти, особенно когда последняя причисляла себя к
христианству. Первые христиане занимали более ясную позицию. Они
молились за римского императора, но отказывались признавать его
божественное происхождение. Именно благодаря этому христиане были
пионерами новой цивилизации. Если современное европейское общество
является светским, т. е. если оно осуществляет разделение светской и
духовной власти, оно обязано этим христианству. Но этот светский характер
общества находится всегда в постоянной опасности, так как политическая
власть всегда стремится овладеть духовной властью и вернуться, таким
образом, к языческой концепции власти.
Теперь немного к фактам.
Средние Века были периодом наибольшего могущества христианской
церкви в Западной Европе. После того, как в 313 году христианство
становится государственной религией в Римской империи, церковь
становится политической силой, и властям приходится считаться с церковью.
В Раннем Средневековье происходит оформление внутренней организации
христианской церкви, у нее появляется своя структура. На вселенских
церковных соборах формируется догматика христианского вероучения. В
одной из догм Западной ветви христианства указывалось, что несмотря на то,
что светская власть от Бога, она все же стоит ниже церкви (власти духовной),
так как светская власть эгоистично стремиться к господству и обогащению.
Эта идея утвердилась в Западноевропейском христианстве в отличии от
христианства Византийской империи. Разногласия в догмах Западной и
Восточной церкви привели к разделению христианства на католическое и
православное в 1054 году.
Бесспорно, католическая церковь играла важную роль в развитии
средневекового европейского общества. Христианство обеспечило переход
от античности к средневековью, и это был закономерный процесс.
В V-IX вв. все школы в странах Западной Европы находились в руках
церкви. Церковь составляла программу обучения, подбирала учащихся.
Главная задача монашеских школ была определенна как воспитание
служителей церкви. Христианская церковь сохраняла и использовала
элементы светской культуры, оставшиеся от античной системы образования:
в церковных школах преподавались дисциплины, унаследованные от
античности: «семь свободных искусств» - грамматика, риторика, диалектика
с элементами логики, арифметика, геометрия, астрономия и музыка.
В XI в. в Италии на базе Болонской юридической школы был открыт
первый университет (1088), ставший крупнейшим центром изучения
римского и канонического права. Студенты и профессора объединялись в
университеты для того, чтобы добиться независимости от города, и иметь
право самоуправления. Университет делился на землячество – объединение
студентов из той или иной страны и факультеты, где они овладевали теми
или иными знаниями. Крупнейшим и первым из университетов Франции
была Парижская Сорбонна (1160). Она объединяла четыре факультета:
общеобразовательный, медицинский, юридический и богословский. Так же,
как и в другие крупные университеты, сюда стекались студенты из всех
европейских стран.
Средневековая университетская наука называлась схоластикой (от гр.
школьный, ученый). Ее наиболее характерными чертами было стремление
опереться на авторитеты, прежде всего церковные, недооценивание роли
опыта как метода познания, соединения теолого-догматических посылок с
рационалистическими принципами, интерес к формально – логическим
проблемам.
В этот период быстро развивается городская литература, для которой
были характерны реалистическое изображение городского повседневного
быта различных слоев населения, а также появление сатирических
произведений.
Сильная роль церкви проявлялась и в архитектуре, скульптуре и
живописи. Как и в других областях культуры, она действовала здесь как
универсальная сила, накладываясь на специфику национальных культур, это
находило выражение в особенностях архитектурных форм и приемах
изобразительного искусства, орнаментах, сочетаниях цветовой гаммы и пр.
Для Западной Европы V в. была характерна роскошь в архитектуре и
скульптуре, отход от реалистического изображения в сторону стилизации и
формализма. Пластические искусства все более удаляются от присущей
античности реалистической направленности, приобретая отвлеченный и
символический характер. Постоянно строились феодальные замки и
церковные соборы. Церковное строительство особенно усилилось около
1000г. в связи с ожидавшимся, концом света.
Для скульптур романского стиля характерен полный отказ от
реализма в трактовке природы и человеческого тела. Исключительно
церковный по содержанию была и настенная живопись – плоскостная,
отрицающая фигур и перспективу.
К XII в. относится появление нового архитектурного стиля – готике,
ставшей после романского стиля вторым каноном Средневековья.
Причудливый мир готики явился своеобразным отражением, протекавшим в
Средневековой Европе экономических и политических процессов
(усложнения структуры общества, рост городов, усиление влияния третьего
сословия, религиозные воины). Первые соборы, построенные в готическом
стиле в Северной Франции, относятся ко второй половине XII в. Основа
готического собора – высокие и стройные колонны, собранные как бы в
пучки и перекрещивающиеся на большей высоте. В таком здании стены не
являются несущим элементам конструкции, они становятся все тоньше, в них
появляются огромные окна, украшенные яркими разноцветными стеклами –
витражами. Характерная черта готики – устремление зданий ввысь.
Великолепны готические соборы в Париже (Нотр-Дам, Сен-Шапель),
Шартре, Бурже, Бове, Реймсе (Франция).
Для Английских готических соборов (в Солсбери, Йорке, Кентербери)
были характерны большая протяженность и меньшая высота, своеобразное
пересечение стрельчатых арок сводов, образовавших декоративные
«веерные» узоры. Шедевр готического стиля – Вестминстерское аббатство в
Лондоне
В архитектуре Германии переход к готике был более медленным.
Собор в Любеке положил начало кирпичной готике, широко
распространившейся затем в странах Северной Европы.
С развитием готической архитектуры меняется и скульптура, и
живопись. Человеческие фигуры становятся более реалистичными, богаче
становятся гамма красок. Все отчетливее сказывается наследие античности.
Итак, XIII-XIV вв. – непосредственные предшественники культуры
Возрождения.
Таким образом, можно проследить влияние церкви во всех аспектах
жизни средневекового общества. Я считаю, что процесс закономерный, так
как бесконечные варварские племена требовали сильной власти, в данном
случае духовной. Церковь стала своего рода объединителем и катализатором
зарождения европейской цивилизации и человека.

Вам также может понравиться