Вы находитесь на странице: 1из 735

VICTOR DONNINGHnUS

MlNDERHEITEN
IN BE0RHNCNI5
5□ШJETIБCHE P d lit ik c e c e n u b e r
D eu tb c h en , Pd len und a n d er en
ЕгаРПНН-МНТШиНТЕМ
1317-133B

MUNCHEN
Du e n b d iu b ; UllSaNSCHAFrailRLK
1НЛИНИ2МД Виктор дённингхяас

В ТЕНИ
«Большого
Брата»
'а З а п а д н ы е
НАЦИПНАЛЬНЫЕ
МЕНЬШИНСТВА В СССР
1317-1938 ГГ.

РОССПЭН

Москва
2011
УДК 94(47+57)"19"
ББК 66.5(2Рос)-36*63.3
дзз
Редакционный совет серии:
Й. Баберовски (Jorg Baberowski), Л. Виола (Lynn Viola),
А. Грациози (Andrea Graziosi), А. А. Дроздов,
Э. Каррер д ’Анкосс (Helene Carrere d ’Encavsse),
В. П. Лукин, С. В. Мироненко, Ю. С. Пивоваров,
А. Б. Рогинский, Л. Самуэльсон (Lennart Samuelsori),
Р. Сервис (Robert Service), А. К. Сорокин,
Ш. Фицпатрик (Sheila Fitzpatrick), О. В. Хлевнюк

Научный редактор к. и, н. А. И. Савин

Впервые издано как публикация Федерального института культуры и исто­


рии немцев в Восточной Европе (Ф РГ) под названием: Victor Donninghaus,
Minderheiten in Bedrangnis. Sowjetische Politik gegeniiber Deutschen, Polen und
anderen Diaspora-Nationalitaten 1917-1938.

Д ённингхаус В.
В тени «Большого Брата»: Западные' национальные меньшинства
в СССР (1917-1938 гг.) / В. Дённингхаус; [пер. с нем. В. Дённингхау-
ДЗЗ са ; науч. ред. А. И, Савин]. — М .: Российская политическая энцикло­
педия (РО ССПЭН) Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина»,
2011. — 727 с . : табл., 8 л. ил. — (История сталинизма).

ISBN 978-5-8243-1535-6

Политика Советского государства в отношении нерусских национально­


стей традиционно относится к ключевым темам историографии сталинизма.
В центре внимания настоящего исследования находятся экстерриториаль­
ные меньшинства Запада, названные Сталиным «текучими национальными
группами»: немцы, поляки, латыши, литовцы, эстонцы, финны и греки. Хро­
нологические рамки исследования охватывают период 1917-1938 гг. — время
трансформации традиционного общества и генезиса сталинизма. На основа­
нии многочисленных архивных источников, в том числе впервые введенных в
научный оборот, анализируются основные линии политики руководящих пар­
тийных и советских органов, механизмы принятия решений и их практическая
реализация в отношении национальных меньшинств Запада, в первую очередь
немцев. Монография является переработанным и дополненным вариантом ис­
следования, опубликованного в 2009 г. в Германии.
УДК 94(47+57)" 19"
ББ К 66.5(2Рос)-36*63.3
ISBN 978-5-8243-1535-6 О 2009 in Oldenbourg Wissenschaftsverlag GmbH,
Miinchen und Bundesmstitut tiir Kultur und
Geschichte der Deutschen im ostlichen Europa,
Oldenburg
О Издание на русском языке, оформление.
Российская политическая энциклопедия,
2011
ПРЕДИСЛОВИЕ
В течение ряда месяцев, работая в московских архивах, я, по иро­
нии судьбы, жил в квартире внука сталинского прокурора и наркома
юстиции Н. В. Крыленко, одного из отцов социалистической юсти­
ции и правосудия, действовавших по принципу «революционной не­
обходимости». Речь идет о том самом Крыленко, который не только
выступал обвинителем на громких судебных процессах, срежиссиро­
ванных Политбюро ЦК, —например, «польских ксендзов», «ЦК пар­
тии правых эсеров», «шахтинцев», «Промпартии» и «троцкистского
центра», — но и принимал деятельное участие в подведении «право­
вой» базы под массовые репрессии и внесудебные преследования,
в том числе и по «национальной линии». Карьера Крыленко, как и
многих соратников Сталина, оборвалась в разгар Большого террора,
в 1938 г. он был расстрелян в полном соответствии с принципами
«социалистической законности». Квартира сдавалась летом, когда ее
хозяин выезжал за город, чтобы провести несколько месяцев на лоне
природы. Возвращаясь из архивов, я проводил вечера в комнате, со
стен которой на меня смотрели портреты Крыленко и Сталина, что
только усиливало чувство моего личного, почти интимного сопри­
косновения с недавним советским прошлым, от которого так и не
смогли освободиться ни хозяин моей квартиры, ни страна в целом.
Надеюсь, мое исследование внесет посильный вклад в развенчание
мифа об «отце народов», чья тень до сих пор незримо живет в квар­
тирах потомков сталинской элиты и простирается далеко за пределы
столицы.
Предлагаемая читателю монография создавалась в 2002-2005 гг.
и стала возможной благодаря трехлетней докторской стипендии
им. Иммануила Канта уполномоченного федерального правитель­
ства Германии по делам культуры и средств массовой информации.
В феврале 2006 г. она была защищена как докторская диссертация
по специальности «история Восточной Европы» во Фрайбургском
университете им. Альберта-Людвига. Для печати я переработал и со­
кратил текст. Благодарю моих коллег в Германии, России и США,
читавших всю рукопись целиком или отдельные ее части, за критиче­
ские замечания и предложения.
5
Монография не могла бы появиться на свет без содействия боль­
шого числа друзей и коллег автора как в Германии, так и в России. За
помощь в подборе архивного материала хочу поблагодарить сотрудни­
ков Российского государственного архива социально-политической
истории И. Н. Селезневу и Г. М. Токареву, научных сотрудников
Государственного архива Российской Федерации Н. И. Абдулаеву
и Л. Г. Киселеву, а также председателя правления Межународного
историко-просветительского, благотворительного и правозащитного
общества «Мемориал* А. Б. Рогинского. Нельзя не упомянуть также
работников Государственной публичной исторической библиотеки и
Российской государственной библиотеки, с которыми я общался во
время своих архивных штудий в Москве.
Особую признательность выражаю профессору, доктору honoris
causa Детлефу Брандесу и профессору Дитмару Нойтатцу за неиз­
менную и неустанную поддержку, которую они в течение многих лет
оказывали мне как в профессиональном, так и в личном плане.
За участие в подготовке русского издания книги хочу выразить
свою искреннюю благодарность кандидату исторических наук, стар­
шему научному сотруднику Института истории СО РАН Андрею Са­
вину. С его помощью как научного редактора, не жалевшего трудов и
времени для осуществления настоящего издания, эта книга обретает
ныне своего читателя и в России.
Виктор Дённингхаус
Фрайбург, октябрь 2010
ВВЕДЕНИЕ
Российское государство с момента своего возникновения форми­
ровалось как многонациональное образование, включавшее в себя
десятки народов с различными культурами. По данным переписи
1897 г., великороссы составляли около 43 % населения империи, око­
ло 57 % — остальные национальности1. В любой период существо­
вания страны, будь то императорская Россия, РСФСР или СССР,
властные элиты искали свои способы решения национального вопро­
са, вырабатывали новые пути и методы осуществления националь­
ной политики. Роль и значение фактора полиэтничности для судеб
страны были особенно отчетливо осознаны современным россий­
ским обществом после распада СССР. Попытки понять корни сегод­
няшних проблем и найти способы их решения делают закономерным
обращение к историческому опыту.
Политика Советского государства в отношении национальностей
традиционно относится к числу наиболее актуальных вопросов со­
ветской истории. Революция 1917 г., образование СССР, «нацио­
нальные операции» НКВД времен Большого террора, расширение
границ в 1939-1940 гг., депортация «наказанных народов» в годы
Второй мировой войны, распад Советского Союза — ключевые со­
бытия в истории страны, в которых национальная проблематика во
многом сыграла решающую роль. Многочисленные исследования
советской национальной политики и роли государственных и поли­
тических структур в ее осуществлении показали, что утверждение
национал-коммунизма, крах национальных демократий, извращение
идей федерализма и конфедерализма отвечали сознательным намере­
ниям большевистского руководства. В значительной мере этим про­
цессам способствовали либеральные национальные элиты и низкий
уровень развития гражданского общества. Установление четких эт­
нических границ для так называемых титульных наций в результате
создания национальных административно-территориальных автоно­

1 См.: Краткие общие сведения по империи. Распределение населения по главней


шим сословиям, вероисповеданиям, родному языку и некоторым занятиям. Вып. 1-5.
СПб., 1897-1905.

7
мий, рассматривавшихся как альтернатива национально-культурной
автономии, заложило основу многочисленных конфликтов внутри
государств на постсоветском пространстве и между ними. Свою леп­
ту внесла также попытка унифицировать жизнь всех народов Совет­
ского Союза под лозунгом «выравнивания уровня развития» на базе
навязанной им «социалистической» системы ценностей.
В последние десятилетия, особенно со времени «великой архив­
ной революции» в России, все больше отдельных национальностей
закономерно становились предметом целенаправленного историче­
ского изучения. Среди них —не только титульные нации, обладавшие
внутри СССР собственными национально-территориальными обра­
зованиями2, но и рассеянные меньшинства, которые Сталин называл
«текучими национальными группами»3. Одна из групп таких «теку­
чих национальностей» — так называемые национальные меньшин­
ства Запада —и стала предметом нашего специального изучения.
Немцы, поляки, латыши, эстонцы, литовцы и финны принадлежа­
ли к наиболее многочисленным, культурно и экономически развитым
национальным меньшинствам России. В истории страны выходцы
из западных стран сыграли значительную роль. Трудно переоценить
их вклад в развитие страны, их воздействие на политическую жизнь
России. Результатом их жизнедеятельности в России стало взаимное
проникновение и обогащение культур народов, прочное переплетение
их судеб. Пережив в 1920-е гг. определенный национальный подъем,
связанный с развитием национальной прессы, школы, литературы,
привлечением в административный аппарат местных элит и широ­
ким применением национальных языков, в 1930-е гг. они стали одной
из основных мишеней репрессивной политики сталинского государ­
ства. Воссоздание объективной исторической картины специфики
жизни национальных меньшинств Запада в период 1920-1930-х гг.,
анализ целей и задач политики, проводившейся коммунистической
партией в их отношении, способов и последствий ее реализации су­
щественно расширяют наши знания о природе и характере формиро­
вания сталинского режима.

2 См.: Allworth Е. A. The Modern Uzbeks. From the Fourteenth Century to the Present.
A Cultural History. Stanford, 1990; Hovannisian R. G. The Republic of Armenia. Vol. 4:
Between Crescent and Sickle: Partition and Sovietization. Berkeley; Los Angeles, 1996;
Liber G. Soviet Nationality Policy, Urban Growth, and Identity Change in the Ukrainian
SSR, 1923-1934. Cambridge, 1992; Baberowski J, Der Feind ist iiberall. Stalinismus im
Kaukasus. Mimchen, 2003.
3 Сталин И. В. Об очередных задачах партии в национальном вопросе / / Соч. Т. 5.
С. 26.

8
1. Историография
Исследования национальной политики и национально-государ­
ственного строительства СССР в последние годы переживают рас­
цвет, сопровождающийся значительным расширением их тематиче­
ского и географического спектра. Анализ всех публикаций способен
дать достаточно материала для обширной специальной историогра­
фической работы4. Стремясь вписать предлагаемый ниже труд в об­
щий историографический контекст исследования национальной по­
литики в СССР в 1920-1930-е гг. и сделать его проблематику более
наглядной, я счел возможным сосредоточить внимание на основных
результатах и тенденциях изучения только группы западных нацио­
нальных меньшинств5.
Большинство имеющихся к настоящему времени научных ра­
бот о проживавших на территории СССР западных национальных
меньшинствах посвящены немецкоязычному населению6. Это можно
объяснить его значительной численностью (1,2 млн чел.)7 и особым
положением, в котором оно оказалось в результате двух мировых
войн. Десятилетиями исследование истории российских немцев име­
ло политическую подоплеку. Такая традиция установилась еще при
царизме: одни авторы ставили во главу угла тему «немецкого засилья
в России» и «мирного завоевания России немцами», другие полеми­
зировали с ними, указывая на вклад немцев в экономическое и куль­
турное развитие страны.
Нового пика полемика, связанная с российскими немцами, до­
стигла в конце 1920-х —начале 1930-х гг., когда Б. Бартельс, И. Геб-
харт, А. Рейнмарус, Г. Фризен и А. И. Клибанов опубликовали книги
и брошюры, посвященные «советским немцам»8. Написанные исклю­

^ См., напр.: Аманжолова Д. А. Историография изучения национальной поли­


тики / / Исторические исследования в России. Тенденции последних лет / под ред.
Г. А. Бордюгова. М,, 1996. С. 308-331.
5 См. приложение (табл. 1).
6 Следует также учесть, что бемцы —единственные представители нацменьшинств
Запада, которые получили свою собственную автономную область, и значительная
часть работ посвящена немцам как титульной нации, т. е. жителям Автономной об­
ласти (республики) немцев Поволжья, См.: Brandes D., Donninghaus V. Bibliographie
zur Geschichte und Kultur der Russlanddeutschen (von 1917 bis 1998). Miinchen, 1999,
Bd.2. S. 129-322.
7 Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. Краткие сводки. М., 1928. См.
также приложение (табл. 1-3).
8 Bartels В. Die deutschen Bauern in RuBland einst und je i/t М., 1928; Gebhardt I.
Das deutsche Dorf in der Ukraine. Charkow, 1927; Рейнмарус А., Фризен Г. Под гнетом

9
чительно в интересах борьбы с эмиграционным движением немцев и
«сектантами»-меннонитами, эти работы представляют собой крайне
идеологизированные произведения, содержащие большое количе­
ство фальсифицированной информации. К ним добавлялись идеоло­
гические труды о прогрессе, достигнутом в АССР немцев Поволжья,
которые были призваны продемонстрировать успешное решение
национального вопроса в СССР. Несмотря на однозначно пропаган­
дистский характер, часть из них доныне имеет научную ценность для
исследования политики взаимодействия между центром и перифери­
ей, функционирования различных общественных и государственных
структур немцев. Среди подобных работ следует выделить, напри­
мер, публикации Э. Гросса, М. Гульчака и А. Лооса, где анализирует­
ся управленческая пирамида немецкой автономии9.
После ликвидации немецкой эмиграции изучение истории немцев
в СССР фактически прекратилось. Осуществленная в ходе Великой
Отечественной войны ликвидация АССР немцев Поволжья и де­
портация немцев привели к жесткому табу на изучение истории «со­
ветских» немцев. Политические изменения, произошедшие в стране
после смерти И. В. Сталина, в особенности процесс реабилитации
советских немцев, сделали возможным возвращение к исследовани­
ям по истории немцев в СССР в 1960-1970-е гг. В это время были
написаны работы В. Ф. Крестьянинова, А. И. Клибанова, А. Н. Ипа­
това и А. Ф. Белимова10. Преимущественное внимание в произведени­
ях этих авторов уделено истории этноконфессиональной общности
немцев-меннонитов. Работы содержат эпизодические упоминания
о деятельности меннонитских кооперативов, позиции общин по во­
просам школьного образования, воинской службы и эмиграции в
1920-е гг. Догматизация классового подхода в методологии иссле­
дования, слабая дифференциация структуры исследовательской
проблематики, недоступность для историков многих ключевых ис­

религии. Немцы-колонисты в СССР и их религиозные организации. М.; Л., 1931; Кли-


банов А. И. Меннониты. М., 1931.
9 Гросс Э. Авт[ономная] Социалистическая] Сов[етская] Респ[ублика] Немцев
Поволжья. Покровск, 1926; Гульчак М. Немецкая деревня как она есть. Саратов, 1929;
Loos A. Gegen die Falschung der Geschichte der bolschewistischen Parteiorganisation der
ASSR der Wolgadeutschen. Engels, 1934.
10 Крестьянинов В. Ф. Меннониты. М., 1967; Клибанов А. И. История религиозного
сектантства в России. М., 1965; Он же. Религиозное сектантство и современность. М.,
1969; Он же. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М., 1973; Ипатов А. Н.
Меннониты. Вопросы формирования и эволюции этноконфессиональной общности.
М., 1978; Белимов А. Ф. Кто такие меннониты. Фрунзе, 1967,

10
точников и политико-идеологический контроль со стороны комму­
нистической партии привели к тому, что большинство из этих работ
сегодня концептуально, методологически и эмпирически устарели.
После того как российские архивы открылись для российских
и зарубежных ученых, изучение истории и культуры российских
немцев вступило в новую фазу11. Уже в середине 1990-х гг. на тер­
ритории бывшего СССР появилось несколько региональных цен­
тров, где публиковались фундаментальные монографии. В качестве
наиболее значительных работ этого времени стоит назвать книги
А. Германа, Л. Малиновского, Л. Белковец, В. Бруля и В. Ченцова12.
Одним из главных предметов исследования в этих трудах выступа­
ли репрессивная политика государства и ее идеологическое обосно­
вание. Например, всесторонне анализировались «раскулачивание»
и репрессии 1930-х гг., а также роль партийных и государственных
органов в борьбе с лютеранской и католической церковью в 1920—
1930-е гг.13Сравнение политики в отношении немцев в отдельных ре­
гионах позволяет сделать вывод, что решения, определявшие один и
тот же политический курс в различных частях СССР, разрабатыва­
лись и принимались в Москве.
Из исследований по истории «советских» немцев, появившихся
за последние десятилетия в Германии, следует в особенности назвать

11 См.: Айсфельд А. «Немецкий вопрос» в России и в СССР в исследованиях 1990—


2005 годов в России и странах СНГ / / Немцы Сибири: история и культура: Материалы
5-й междунар. науч.-практ. конф., Омск, 16-18 мая 2006 г, Омск, 2006. С. 87-95.
12 Герман А. А. Немецкая автономия на Волге, 1918-1941: В 2 ч. Саратов, 1992—
1994; Он же. История республики немцев Поволжья в событиях, фактах, документах.
М., 1996; Малиновский J1. В. Немцы в России на Алтае. Популярно-исторические
очерки. Барнаул, 1995; Белковец J1. П. «Большой террор» и судьбы немецкой деревни
в Сибири (конец 1920-х — 1930-е годы). М., 1996; Бруль В. И. Немцы в Западной Си­
бири: В 2 ч. Топчиха, 1995; Ченцов В. В. Трагические судьбы. Политические репрессии
против немецкого населения Украины в 1920—1930-е гг. М., 1998.
13 Cencov V. V Die deutsche Bevolkerung am Dnepr im Zeichen des stalinistischen
Terrors / / Forschungen zur Gesehichte und Kultur der RuUlanddeutschen. 1995. Jg. 5.
S. 7-22; Ченцов В. В. Проблема политических репрессий против немцев Украины в
свете документов НКВД / / Вопросы германской истории. Немцы в Украине. Днепро­
петровск, 1996. С. 164-174; Белковец Л. П., Белковец В. В. Хлебозаготовки 1934 года и
репрессивная политика сталинского режима в Немецком районе Западно-Сибирского
края / / Сборник научных статей / Новосибирское высшее командное училище
МВД. Новосибирск, 1995. С. 47-68; MeSkov D. Ju. Der «Fall Kal’Cmovka»: Zur Geschichte
der staatlich organisierten Getreidebeschaffungspolitik in den deutschen Kolonien der
Siidukraine 1932 / / Forschungen zur Geschichte und Kultur der RuUlanddeutschen. 1995.
Jg. 5. S. 53-64.

11
работы Б. Пинкуса, И. Фляйшхауэр и М. Буксвайлера, где рассматри­
вается политика центральных органов СССР в отношении немецкого
населения на различных исторических этапах14. Однако главный не­
достаток этих публикаций заключается в том, что их авторы не имели
возможности воспользоваться материалами из российских архивов.
Исключение представляет монография Д. Брандеса и А. Савина, по­
священная послереволюционной истории немцев в Сибири, которая
опирается на обширный круг источников из ряда российских регио­
нальных архивов15.
В последние годы появился ряд работ, где изучается тема ме­
ханизмов образования властных структур у российских немцев
и показана роль их партийно-государственной номенклатуры16.
Однако большинство этих исследований затрагивает всего один
аспект проблемы — организацию и функционирование отдельных
национально-государственных (территориальных) структур рос­
сийских немцев, в первую очередь Республики немцев Поволжья и
в меньшей степени —немецких национальных районов17. Политика

14 Pinkus В., Fleischhauer I. The Soviet Germans. Past and Present. London, 1986;
Idem. Die Deutschen in der Sowjetunion. Geschichte einer nationalen Minderheit im
20. Jahrhundert / bearb. u. hg. v. K.-H. Ruffmann. Baden-Baden, 1987; Buchsweiler M.
Volksdeutsche in der Ukraine am Vorabend und Beginn des II. Weltkrieges — ein Fall
doppelter Loyalitat? Tel Aviv, 1984; Idem. RuBlanddeutsche im Sowjetsystem bis zum
II, Weltkrieg. (Minderheitenpolitik, nationale Identitat, Publizistik). Essen, 1995.
15 Brandes D., Savin A. Die Sibinendeutschen im Sowjetstaat, 1919-1938. Essen,
2001 .
16 Герман А. А. Социально-психологический портрет партийно-советского функ­
ционера Республики немцев Поволжья / / Немцы России и СССР: 1901-1941 гг.
М., 2000. С. 163-172; Он же. Большевизм и российские немцы / / Немцы России в
контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности.
М., 1999, С. 284-293; Хердт В. Борьба в руководстве немецкой автономии на Волге
(1918-1923 гг.) / / Немцы России и СССР. С. 173-183; Савин А. И. «Приводные рем­
ни масс»: немецкие секции ВКП(б) и немецкоязычная партийная печать в Сибири в
1920-е годы / / Немецкий этнос в Сибири: Альманах гуманитарных исследований.
Вып. 2. Новосибирск, 2000. С. 133-144; Шумилова Л. Н. Становление и эволюция по­
литической элиты немцев Поволжья (1917 г. — конец XX в.): Д и сс.... канд. ист. наук.
Саратов, 2004. [Рукопись].
17 Savin A. Verordnete Autonomie. Die Entstehung des Deutschen Rayons in Sibirien,
1924-1928 / / Forschungen zur Geschichte und Kultur der RuBlanddeutschen. 1994. Jg. 4.
S. 89-98; Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика в Республике нем­
цев Поволжья. 1918-1941 гг. М., 1999; Козырева М. Э. Немецкие районы юга Украи­
ны 1920-1930 гг. как национальные административно-территориальные единицы / /
Немцы России и СССР. С. 298-304; Клец В. К. Немецкие национальные районы в
социально-экономической жизни Днепропетровской области накануне их ликвида­
ции / / Там же. С. 318-328.

12
ясе центральных органов власти в отношении немцев Советского
Союза в целом, прежде всего 860 тыс. чел.18, проживавших за преде­
лами немецкой автономии, еще ни разу не подвергалась всесторон­
нему анализу19. До сих пор нет ни одного исследования подоплеки и
мотивов, стоявших за решениями высших партийных и советских
инстанций относительно этой части населения. Не изучены также
«инструменты», с помощью которых центр пытался оказывать влия­
ние на немецкую «периферию», в частности роль немецких секций
коммунистической партии, национальных отделов Центрального
исполнительного комитета, Совета народных комиссаров, Нарко­
мата по делам национальностей и Наркомата просвещения. То же
самое можно сказать о сравнительно небольшом числе исследова­
ний других западных национальных меньшинств20.
Литература о поляках в Советском Союзе исчерпывается весьма
немногими статьями и монографиями. Первые попытки проанали­
зировать роль и положение «советской Полонии» принадлежат перу
известных коммунистов польского происхождения, которые прини­
мали непосредственное участие в революционных событиях, принад­
лежа к государственной и партийной иерархии21. В самой Польше до
войны вышло всего несколько статей публицистического характера,
где затрагивалась, но по-настоящему не изучалась тема дискримина­
ции польского населения в СССР22. После 1945 г. польские историки
сосредоточились на «культурных достижениях» советской системы

18 По данным переписи 1926 г.


19 См.: Brandes D., Donnmghaus V. Bibliographie zur Geschichte und Kultur der
Russlanddeutschen. Bd. 2.
20 Единственную попытку обстоятельно, с привлечением архивных материалов,
проследить роль национальных секций РКП(б) в процессе советизации «отдельных
текучих национальных групп» предпринял в 1967 г. советский историк Я. Ш. Шарапов.
Однако его работа ограничена исключительно периодом 1917-1922 гг. и полностью
выдержана в духе официальной идеологии того времени. См.: Шарапов Я. Ш. Нацио­
нальные секции РКП(б). Казань, 1967.
21 Так, например, в работах Ф. Кона и В. Тенгоборского (Т. Домбаля) рассматри­
ваются вопросы происхождения и состава проживавшего в СССР польского нацмень­
шинства, участия поляков в Октябрьской революции и советском строительстве, а
также их «культурного развития». См.: T^goborski W. Polacy w Zwi^zku Radzieckim.
М., 1929; Kon F. Rewolucja Pazdziernikowa a ludno66 polska w ZSRR. М., 1929; Idem. Pod
sztandarem rewolucji. М.; Minsk; Chark6w, 1932.
22 Анализ этой литературы см.: Iwanow М. Pierwszy nar6d ukarany. Polacy w zwiiizku
radzieckim, 1921-1939. Warszawa; Wroclaw, 1991. S. 13; Костюшко И. И. Польское на­
циональное меньшинство в СССР (1920-е годы). М., 2001. С. 4.

13
в области образования и печати на польском языке23, а также на роли
польских «интернационалистов» в борьбе за установление советской
власти в России24.
Только окончание эпохи социализма и открывшийся в результате
доступ к ранее закрытым советским архивным фондам пробудили но­
вый интерес к теме. Польский историк М. Иванов в своей монографии
1990 г. «Polacy w zwi^zku radzieckim w latach 1921-1939» («Поляки в
Советском Союзе в 1921-1939 годах») предпринял первую попытку
рассмотреть историю польского меньшинства в СССР в период меж­
ду двумя мировыми войнами на более широкой основе. Опираясь на
архивный материал, Иванов исследовал характер и структуру «со­
ветской Полонии», ее значение для советско-польских отношений,
процесс создания польских национальных районов и сельсоветов, по­
литику репрессий против католической церкви25. Он также предпри­
нял попытку показать, хотя и фрагментарно, роль и место Польского
бюро при ЦК ВКП(б) и его отделений в провинции26.
Кроме того, в начале 1990-х гг. в Польше вышел сборник статей
по истории польского меньшинства в Советском Союзе, однако
внимание их авторов в основном было направлено на положение
поляков во время Второй мировой войны и после нее27 Несколько
появившихся в последнее время работ польских и российских исто­
риков посвящены отдельным аспектам истории польского мень­
шинства28. Вопрос о механизмах репрессий против поляков, про-

23 См., напр.: Sierocka К. Z dziejdw czasopiSmiennictwa polskiego w ZSRR. Warszawa,


1963; Idem. Poloniaradziecka, 1917-1939. Z dzialalnofci kulturalnej i literackiej. Warszawa,
1968; StQpien M. Zagadnienia literackie w publicystyce Polonii radzieckiej, 1918-1939.
Wroclaw, 1968; St^pieri М., Wo^niakowski K. Polska lewica literacka. Warszawa, 1975.
24 Malak K. Polacy — czerwonogwardzifci w 1917 r. w Piotrogrodzie / / Wojskowy
przegl^dhistoryczny (Warszawa). 1987.T. 32. № 3. S. 12-25; Spustek I. Polacy w Rewolucji
PaMziernikowej //N o w e drogi (Warszawa). 1987. № 12. S. 70-77.
25 Iwanow M. Polacy w zwi^zku radzieckim w latach 1921-1939. Wroclaw, 1990. Год
спустя вышло новое, переработанное издание: Iwanow М. Pierwszy nar6d ukarany.
Polacy w zwi^zku radzieckim. 1921-1939. Warszawa; Wroclaw, 1991.
26 Iwanow M. Pierwszy narod ukarany. S. 165-171.
27 MniejszoSci polskie i polonia w ZSRR / pod red. H. Kubiaka, T. Palecznego,
J. Rokickiego, M. Wawrykiewicz. Wroclaw; Warszawa; Krak6w, 1992.
28 Kamocki J. Polacy w Kazachstanie wczoraj i dziS / / Ethos (Lublin). 1995. № 2/3.
S. 204-213; Lech Z. Polacy na ziemiach generalnego gubernatorstwa Turkiestariskiego / /
Wojskowy przegl^d historyczny. 1996. № 1. S. 94-104; Kabzinska I. Swiat doSwiadczony
l przezywany oraz problem autoidentyfikacji / / Studia polonijne (Lublin). 1998. T. 19.
S. 53-88; Kupczak J. M. Zdziej6w polskiego rejonu narodowoSciowego na Ukrainie (1925—
1935) / / Studia historyczne i politologiczne. Wroclaw, 1997. S. 169-178; Ostrowski L. K.

14
ясивавших в СССР29, также рассматривается в изданном в 1997 г.
обществом «Мемориал» сборнике «Репрессии против поляков и
польских граждан»30. Хотя работы его авторов главным образом ка­
саются времени после оккупации Восточной Польши Красной арми­
ей, тем не менее в двух вводных статьях подробно освещается про­
блема репрессивных кампаний против польского населения СССР
накануне и в годы Большого террора (1937-1938)31. Вышедшая в
2001 г. брошюра московского историка И. И. Костюшко «Польское
национальное меньшинство в СССР» охватывает только период до
конца 1920-х гг. Это достойно сожаления, так как Костюшко смог
привлечь целый ряд новых документов из центральных россий­
ских архивов и его публикация представляет собой существенное
дополнение к работам Иванова. Автор, впрочем, ограничивается в
основном последовательным изложением фактов, отказываясь от
сколько-нибудь глубокого их анализа32. Следует отметить также ряд
работ, опубликованных в последние годы и посвященных истории
отдельных региональных групп поляков в Российской империи и
СССР».

Polacy na Syberii w latach 1890-1935 //S tu d ia polonijne. 1999. T. 20. S. 149-165; Kaluski
M. Polacy w rosyjskiej Mandzurii / / Studia polonijne. 2001. T. 22. S. 109-149.
29 Stroriski H. Represje stalinizmu wobec ludnoSci polskiej na Ukrainie w latach 1929—
1939. Warszawa, 1998; Szostak J. Anatomia zbrodni. Epitafium pomordowanym w 1938 r.
przez NKWD mieszkaricom polskiej wsi Wierszyna we Wschodniej Syberii kolo Irkucka / /
Acta Universitatis wratislaviensis. Wroclawskie studia wschodnie (Wroclaw). 2001.
№ 5. S. 229-245; Hryciuk G. Patna in exilio? Masowe deportacje radzieckie do Kazachstanu
w latach 30.-50. XX wieku / / Polacy w Kazachstanie. Wroclaw, 1996. S. 211-237;
Giesielski S., Materski W., Paczkowski A. Represje sowieckie wobec Polak6w l obywateli
polskich. Warszawa, 2000.
30 Репрессии против поляков и польских граждан / сост. А. Гурьянов. Вып. 1. М.,
1997.
31 Хаустов В. Н. Из предыстории массовых репрессий против поляков. Середина
1930-х годов //Р еп рессии протЯв поляков и польских граждан. С. 10-21; Петров Н. В.,
Рогинский А. Б. «Польскаяоперация» НКВД 1937-1938 г г.//Т а м ж е . С. 22-43. Далее
стоит упомянуть статью А. Э. Гурьянова, где также рассматривается начало массовых
репрессий против польского населения в 1930-е гг. См.: Гурьянов А. Обзор советских
репрессивных кампаний //Т а м же. С. 199-208.
32 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР (1920-е годы).
М., 2001.
33 См., напр.: Сибирь в истории и культуре польского народа: Сб. науч. статей. М.,
2002; Поляки в Пермском крае: очерки истории и этнографии / под ред. А. В. Черных.
СПб., 2009.

15
Практически не изучен вопрос о том, какую роль играли нацио­
нальные властные структуры и национальные кадры в партийном
и государственном аппарате для представителей прибалтийских
народов, проживавших в СССР еще до аннексии Латвии, Литвы и
Эстонии в 1940 г. В немногих работах советских историков о при­
балтийских народах основное внимание уделялось участию латы­
шей, литовцев и эстонцев в революции 1917 г., а также «подвигам»
красноармейцев-интернационалистов, например легендарных «ла­
тышских стрелков»34. Исследованию прибалтийских диаспор, в том
числе латышских, литовских и эстонских колонистов в СССР, от­
водилось второстепенное место35. Первая попытка изучить в 1990 г.
историю эстонского населения Советского Союза в межвоенный пе­
риод, а также (по крайней мере, фрагментарно) роль эстонских сек­
ций в партии и комсомоле и эстонского отдела Наркомата по делам
национальностей, принадлежит эстонскому историку В. А. Маамя-
ги36. Правда, будучи советским историком и еще не имея в то время
доступа к архивным источникам, он в своей работе не пошел дальше
нового подтверждения общепринятых в СССР постулатов о «три­
умфе ленинской национальной политики»37. В работах, вышедших
в последние годы, присутствуют попытки осветить, помимо исто­
рии «красноармейцев-интернационалистов»38, роль представителей
прибалтийских народов в белом движении, а также судьбы бежен­

34 Либман А., Маамяги В. В далекой Сибири / / Коммунист Эстонии (Таллин),


1987. № 2. С. 38-45; Маамяги В. Их вдохновляли идеи социализма / / Коммунист Эсто­
нии. 1989. № 2. С. 88-96; Вайткявичюс Б. Участие литовцев в Великой Октябрьской
социалистической революции в России / / Lietuvos istorijos metraStis. Vilnius, 1988.
С. 5-13; Назаров П. От Мурманска до Урала. Участие трудящихся Латвии в борьбе
за власть Советов в Поволжье, на Урале и Севере России (1917-1920 гг.). Рига, 1989.
См. также: Колоткин М. Н. Советские историки об участии выходцев из Прибалтики
в общественно-политической жизни Сибири / / Историография партийного руковод­
ства социалистическим строительством в Сибири. Новосибирск, 1990. С. 98-106.
35 В этой связи можно назвать только выдержанную в духе «партийной идеологии»
монографию Рекк-Лебедева, опубликованную в Таллине в 1989 г. См.: Рекк-Лебедев А.
Дальневосточная Лифляндия: эстонцы на Уссурийской земле. Таллин, 1989.
36 Первое издание его монографии вышло в Таллине еще в середине 1970-х гг. См.:
Маамяги В. А. Эстонские поселенцы в СССР (1917-1940 гг.). Таллин, 1976.
37 Маамяги В. А. Эстонцы в СССР, 1917-1940 гг. М., 1990.
зн См., напр.: Петрукович И. В. Из истории Эстонского коммунистического ба­
тальона //А р х и в ы Урала (Екатеринбург). 1995. № 2. С. 181-184.

16
цев и диаспор после революции39 и во время сталинских репрессий
1937-1938 годов40.
В последние годы вырос интерес к истории финнов в СССР41. Если
в советской историографии, включая довоенную, исследователей за­
нимало почти исключительно участие т. н. красных финнов в рево­
люции 1917 г. и Гражданской войне42, то теперь в центре внимания
оказываются новые темы, такие, как демографическое развитие фин­
ской диаспоры43, языковая политика (т. н. карелизация финнов)44,

39 Шалда В. Латышские беженцы в России и революция 1915-1921 г г.//Р о с с и я н


Балтия: эпоха перемен (1914-1924), М., 2002. С. 60-87; Бартеле Т., Шалда В. Латыш­
ские беженцы в России в годы гражданской войны / / Отечественная история. 2000.
№ 1. С. 18-31; Чапенко А. А. Белые и красные латышские стрелки в гражданской войне
на Севере России (1918-1920 гг.) / / Сборник научных статей аспирантов и соиска­
телей. Вып. 3. Мурманск, 2001. Ч. 1. С. 38-43; Петроченко К. В. Латышская диаспора
Сибири в 20-30-е годы XX в. / / Аспирантский сборник НГПУ Ч. 1. Новосибирск,
2002. С. 91-96.
40 См., напр.: Охотин Н., Рогинский А. «Латышская операция» 1937-1938 годов / /
Архивные комментарии. 2000. № 4. С. 5.
41 Эту тему до конца 1980-х гг. разрабатывали почти исключительно финские
историки.
42 См., напр.: Гардин Е. С. Разгром белофинской авантюры (1921-1922 гг.). Пет­
розаводск, 1947; Хесин С. С. Разгром белофинской интервенции в Карелии в 1921 -
1922 гг. М., 1949; Шумилов М. И. Октябрьская революция на Севере России. Петро­
заводск, 1973; Холодковский В. М. Финляндия и Советская Россия, 1918-1920. М.,
1975.
43 Такала И. Р В поисках Эльдорадо: североамериканские финны в довоенной Ка­
релии / / Вопросы истории Европейского Севера. Петрозаводск, 1993. С. 91-110; Оиа
же. Финское население Советской Карелии в 1930-е годы / / Карелы. Финны. Пробле­
мы этнической истори: Сб. ст. и докл. М., 1992. С. 150-75; Она же. Финны-иммигранты
в Советской России / / XII конференция по изучению истории, экономики, литера­
туры и языка скандинавских стран и Финляндии. Ч. 1. М., 1993. С. 12-14; Gelb М.
«Karelian Fever»: The Finnish Immigrant Community during Stalin’s Purges / / Europe-
Asia Studies. 1993. No 6. P. 1091-1116.
44 Левкоев А. А. Национально-языковая политика финского руководства Со­
ветской Карелии (1920-1935): Препринт. Петрозаводск, 1992; Austin Р. М. Soviet
Finnish: The End of a Dream / / East European Quarterly. 1987. No 2. P. 183-205; Idem.
Soviet Karelian: The Language that Failed / / Slavic Review. 1992. No 1. P. 16-35; Ант-
тикоски Э. Стратегии карельского языкового планирования в 1920-е и 1930-е гг. / / В
семье единой / под ред. Т. Вихавайнена, И. Такала. Петрозаводск, 1998. С. 207-222;
Она же. «Языковое строительство» на Северо-Западе России (20-е — 40-е годы) / /
Studia Slavica Finlandensia (Helsinki). 2000. № 17. P. 116-127; Kangaspuro M. Karelian
Resistance to Finnish Korenizatsiia Policy in Soviet Karelia in the 1920s and 30s / / Ibid.
P. 87-103.

17
роль «красных финнов» в создании карельской автономии45, поли­
тическая история ингерманландцев46 и политика репрессий против
финского населения в 1930-е гг.47 Несмотря на такой широкий спектр,
пока так и остался неизученным инструментарий, с помощью которо­
го центр претворял в жизнь свою политику относительно финского
населения48.
Историю западных национальных меньшинств нельзя рассмат­
ривать вне общего контекста советской национальной политики.
В последние годы в данной области опубликован ряд важных работ49.
В большинстве из них речь идет об истории репрессий против т. н.
наказанных народов и их депортации, что вполне оправдано с поли­
тической точки зрения. Например, Т. Мартин и О. Поль занимаются

45 Левкоев А. А. Национальная политика в Советской Карелии (1920-1928 гг.):


Автореф. ди сс.... канд. ист. наук. СПб., 1995; Он же. Финляндская коммунистическая
эмиграция и образование карельской автономии в составе РС Ф С Р (1918-1923 гг.) / /
Общественно-политическая история Карелии XX века: Очерки и статьи. Петроза­
водск, 1995. С. 24-50; Он же. «Правильная политика». Крестьянский фон политики
финляндского коммунистического руководства советской Карелии в 1920-е годы / /
Национальная государственность финно-угорских народов северо-западной России
(1917-1940 гг.). Сыктывкар, 1996. С. 23-28; Килин Ю. Карелия в политике советского
государства (1920-1941). Петрозаводск, 1999; Кангаспуро М. Карелия на перекрестке
панфиннизма и русификаторства в 20-30-х годах / / Национальная государственность
фннно-угорских народов северо-западной России. С. 29-39; Он же. Финская эпоха Со­
ветской Карелии / / В семье единой. С. 123-160; Kangaspuro М. Nationalities Policy and
Power in the 1920s and 1930s / / Communism National & International / ed. T. Saarela,
K. Rentola. Helsinki, 1998. P. 119-138.
46 Мусаев В. И. Политическая история Ингерманландии в конце XIX — XX веке.
СПб., 2001; Суни Л. Ингерманландские финны / / В семье единой. С. 66-82; Таргиай-
нен М. А. Иигерманландский излом: борьба ингерманландских финнов в гражданской
войне на Северо-Западе России (1919-1920 гг.). СПб., 2001.
47 Такала И. Р. Судьбы финнов в Карелии / / Вопросы истории Европейского
Севера. Петрозаводск, 1991. С. 92-104; Она же. Репрессивная политика в отношении
финнов в Советской Карелии 30-х годов / / Вопросы истории Европейского Севера.
Петрозаводск, 1993. С. 111-128; Она же. Национальные операции ОГПУ/НКВД в Ка­
релии / / В семье единой. С. 161-206; Kostiainen A. Finowie w Karelii Radzieckiej jakocel
wielkiego terroru / / Studia polityczne (Warszawa). 1996. № 6. S. 7-15; Гильди Л. А. Судь­
ба «социально-опасного» народа: засекреченный геноцид финнов в России и его по­
следствия, 1930-2002 гг. СПб., 2003.
43 Исключение представляет статья Б. Старкова, где фрагментарно рассматрива
ется инструментарий проведения работы, касающейся финноязычного населения. См.:
Старков Б. Инструментарий национальной политики ВКП(б) и его применение / /
В семье единой. С. 83-98.
49 В качестве примеров обзорного характера см.: Саггёге d ’Encausse Н. The Grea
Challenge. Nationalities and the Bolshevik State, 1917-1930. New York; London, 1992;
Idem. The Nationality Question in the Soviet Union and Russia. Oslo, 1995.

18
«этническими чистками» и депортациями 1930-1940-х гг.50—пробле­
мами, которые имеют центральное значение для изучения политики
в отношении западных национальных меньшинств. Мартин усмотрел
связь репрессий против отдельных национальностей, начавшихся в
1930 -е гг., с эволюцией представлений большевиков о нации как о не­
изменной, природной категории.
Б. Пинкус и Р. Уль, со своей стороны, задались вопросом о предста­
вительстве национальных меньшинств в коммунистической партии,
советских органах, политическом и экономическом управленческом
аппарате51. Пинкус, рассматривающий в основном национальности,
не имевшие собственной республики либо проживавшие за ее пре­
делами, обнаружил непропорционально малое представительство
немцев, болгар и греков среди партийной и советской элиты. Уль на
примере исследования центрального аппарата в Москве смог пока­
зать, что доля русских в нем возрастала по мере повышения ступеней
иерархии.
Ю. Слезкин и Дж. Смит обратили внимание на раннюю советскую
национальную политику, когда большевики с помощью различных
мер поощряли сохранение национальной самобытности и даже на­
циональное строительство у нерусских народностей52. По-прежнему,
однако, идут споры о мотивах этой политики «коренизации», со­
знательного привлечения представителей нерусских национально­
стей в партийные и советские органы и учреждения национально-
территориальных административных единиц.

50 См.: Pohl O.J. Ethnic Cleansing in the USSR, 1937-1949. W estport, 1999; Martin T
The Origins of Soviet Ethnic Cleansing / / The Journal of Modern History. 1998. Vol. 70.
P. 813-861; Idem. Modernization or Neo-Traditionalism? Ascribed Nationality and Soviet
Primordialism / / Stalinism. New Directions / ed. S. Fitzpatrick. London; New York, 2000.
P 348-367; Idem. Terror gegen Nationen in der Sowjetunion / / Osteuropa. 2000. Jg 50.
S. 606-616; Idem. Borders and Ethnic Conflict: The Soviet Experiment in Ethno-Territorial
Proliferation / / Jahrbiicher fur Geschichte Osteuropas. 1999. Jg. 47. S. 538-555; Idem.
The Affirmative Action Empire: Nations and Nationalism in the Soviet Union, 1923-1939.
Ithaca, 2001.
jl Pinkus B. La participation des ifiinorit£s nationales extra-territoriales £ la vie politique
et publique de l’Union Sovietique, 1917-1939 / / Cahiers du monde russe et sovi6tique. 1995.
№ 36. P. 297-318; Houle R. Russes et non Russes dans la direction des institutions politiques
et 6conomiques en URSS. Une 6tude des recensements, 1926-1979 / / Cahiers du monde
russe et soviStique. 1997. № 38. P 347-366.
5;i Smith J. The Bolsheviks and the National Question, 1917-1923. New York, 1999;
Idem. The Education of National Minorities: The Early Soviet Experience / / Slavic and
East European Review. 1997. Vol. 75. P. 281-307; Slezkine Yu. The USSR as a Communal
Apartment, or How a Socialist State Promoted Ethnic Particularism / / Slavic Review. 1994.
Vol. 53. P. 414-452.

19
Одни историки видят в ней реализацию курса на благоприятство­
вание национальностям. Другие считают создание национальных
территорий и «коренизацию» не более чем инструментами совети­
зации и властвования, которые стали не нужны по мере упрочения
советской власти.
Особого внимания заслуживает монография Т. Ю. Красовицкой,
претендующая на осмысление проблемы на принципиально новом
теоретическом уровне53. Проводившаяся в стране национальная по­
литика рассматривается автором исключительно как инструмент мо­
дернизации. Оговорившись, что термин охватывает весьма широкий
спектр — от революционного переустройства до индустриализации
и коллективизации, автор не замечает, что основным содержани­
ем так называемого модернизационного процесса в национально­
культурной сфере являлась унификация, или, говоря языком
цитируемых в монографии документов, «коммунизация» жизни не­
русских этносов. Создание национально-территориальных автоно­
мий представляет для Красовицкой только действие, «учитывающее
полиэтничность России», ответ «на втягивание народов в процесс
самоопределения». С этой позиции ею ведется критика историков,
негативно относящихся к созданию национально-территориальных
автономий. В свою очередь, Слезкин даже утверждает, что упраздне­
ние национальных административных единиц в 1930-е гг. не столько
служило проявлением враждебности сталинского режима, сколько
просто ограничивало пестрое многообразие национальных образова­
ний до разумных пределов.
Нельзя также не упомянуть исследования, пересматривающие
роль в процессе национально-государственного строительства от­
дельных политических деятелей54, в том числе Сталина, а также по­
литической элиты советского режима в целом55. Их органично до­
полняют специальные работы, посвященные изучению Народного
комиссариата по делам национальностей56. При этом одни (например,

53 Красовицкая Т. Ю. Модернизация России. Национально-культурная политика


20-х годов. М., 1998.
54 Подробнее см.: Martin Т. The Affirmative Action Empire. P. 1-27.
55 См., напр.: Авторханов А. Г. Происхождение партократии: В 2 т. Франкфурт-на-
Майне, 1973; Voslenskij М. S. Nomenklatura: die herrschende Klasse der Sowjetunion in
Geschichte und Gegenwart. Miinchen, 1987; Klugman J. The New Soviet Elite: How They
Think & What They Want. New York, 1989; Farmer K. The Soviet Administrative Elite.
New York, 1992; Саранцев H. В. Большевистская властвующая элита: возникновение,
становление и трансформация. 1900-1939. Историко-социологические аспекты. Сара­
тов, 2001.
56 Макарова Г. П. Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР,
1917-1923 гг. М., 1987; Blank S. The Sorcerer as Apprentice. Stalin as Commissar of

20
С. Бланк) характеризуют Наркомнац как незначительное и совершен­
но бесполезное учреждение, тогда как другие (Г. Макарова, В. Чебота­
рева) приходят к диаметрально противоположным выводам.
Обзор историографии позволяет сделать следующие выводы: име­
ется целый ряд исследований, посвященных истории отдельных за­
падных национальных меньшинств в СССР, но не рассматривающих
общую политику московского центра по отношению к ним. Чтобы за­
полнить эту лакуну, в предлагаемой работе внимание сосредоточено
на механизмах принятия решений, основных направлениях и спосо­
бах функционирования советской политики в отношении западных
национальных меньшинств, в первую очередь немцев, на высшем
уровне. Показывается, на каком основании и каким образом выраба­
тывались политические решения, как они вписывались в идеологиче­
ские рамки и проводились в жизнь советскими государственными ор­
ганами — Всероссийским центральным исполнительным комитетом
(ВЦИК), Центральным исполнительным комитетом (ЦИК) и Сове­
том народных комиссаров (СНК). Особенный интерес представляют
деятельность центральных бюро национальных секций при ЦК и их
региональных и местных отделений, их функции, формы и методы
работы, механизмы, способствовавшие созданию этой специфиче­
ской иерархии политического управления на местах, количественная
доля и персональный состав национальных партийных кадров. Ис­
следование взаимодействия между центральными органами и запад­
ными национальными меньшинствами позволяет провести экстрапо­
ляции в отношении других меньшинств. С учетом реалий сталинской
системы в монографии освещаются также механизмы и инструменты
политического и экономического влияния русскоязычного центра на
иноязычную периферию.

2. Круг вопросов и структура работы


Многоплановость изучаемой проблемы, недостаточная ее разра­
ботанность, а также дискуссионность ряда ее аспектов, определили
круг принципиальных вопросов, на которые автор попытался отве­
тить в своем исследовании:
— Какое значение имели национальные меньшинства в процесс
национально-государственного строительства после октября 1917 г.?
Кто конкретно на уровне центральных органов власти отвечал за
работу среди «текучих национальных групп» вообще и среди мень­

Nationalities, 1917-1924. Westport, Conn.; London, 1994; Smith J. The Bolsheviks and the
National Question, 1917-1923. London, 1999; Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР: свет
и тени национальной политики 1917-1924 гг. М., 2003.

21
шинств, проживавших в автономных республиках и областях, в част­
ности? Осуществлял ли центр после образования СССР какую-либо
единую политику в отношении нацменьшинств? Была ли у москов­
ского руководства после упразднения Народного комиссарата по де­
лам национальностей сколько-нибудь детализированная концепция
работы с «текучими национальностями»? Проводил ли центр прин­
ципиальное различие между западными и восточными национальны­
ми меньшинствами? Какую роль в этой связи играли геополитиче­
ские интересы большевистского руководства, не оставлявшего мысли
о расширении «коммунистической империи»?
—Чрезвычайно важным инструментом для разрыва со старыми за­
поведями «буржуазной» нравственности и религиозно-культурными
традициями служила советская, в нашем случае национальная, сис­
тема образования. В этой связи встают следующие вопросы. Каким
образом и по какой схеме происходила советизация школ «текучих
национальных групп»? Какие последствия для представителей за­
падных национальных меньшинств имела установка центра на то,
чтобы поднять до «всероссийского уровня» «культурно и экономи­
чески отсталые национальные группы» Севера и Востока? Ставил
ли центр специальные задачи по работе с «ранее господствовавши­
ми национальностями»? Насколько эффективна была система «по­
литического ликбеза» у западных национальных меньшинств? Как
пытались решить проблему рекрутирования лояльных преподава­
тельских кадров для национальных школ? Насколько быстро центр
сумел заменить «антисоветские» дореволюционные учебники в шко­
лах национальных меньшинств и наладить издание новых учебников
на соответствующих языках?
— Основание национальных компартий в республиках не реша­
ло проблему политической и пропагандистской работы среди пред­
ставителей экстерриториальных национальностей. Это заставило
руководство ЦК партии прибегнуть к практике, распространенной
еще до революции, —вести агитацию в этих группах населения с по­
мощью национальных партийных секций. Чтобы координировать ра­
боту региональных секций, при ЦК были созданы центральные бюро
для каждого нацменьшинства. В связи с этим возникают следующие
вопросы. Каковы предпосылки и главные причины организации на­
циональных центральных бюро? Чем были вызваны коренные из­
менения функций и задач центральных бюро? В каком направлении
ЦК оказывал влияние на центральные бюро национальных секций?
Существовали ли между ними разногласия по вопросам политиче­
ской работы среди нацменьшинств Запада? Каким образом произ­
водилось рекрутирование представителей западных нацменьшинств
в ряды коммунистической партии? Какими средствами и методами
располагала партия, чтобы, начиная с Политбюро и кончая партий-
22
ними секциями, осуществлять свою власть и проводить в жизнь свои
решения, и как она их применяла? Как функционировала партийная
власть в низовых организациях? Насколько эффективными были
внутри- и внепартийные власть и контроль? Ответы на эти вопро­
сы также вносят свой вклад в изучение истории советских властных
институтов.
—До сих пор оставалось неисследованным многостороннее функ­
ционирование механизмов коммунистической пропаганды, ее успехи
и неудачи в среде западных нацменьшинств. В монографии освеща­
ются следующие аспекты: а) содержание, формы и методы полити­
ческой агитации среди нацменьшинств Запада, включая просвети­
тельскую деятельность; б) национальная партийная печать; в) роль
централизации национального книгоиздания; г) особенности агита­
ции и политической пропаганды среди женщин —представительниц
национальных меньшинств; д) организация курсов политграмоты и
учительских совещаний; е) рекрутирование и использование функ­
ционеров, владеющих национальными языками. Необходимо также
понять, как агитация и пропаганда «нового образа жизни» транс­
формировалась сообразно нравам, обычаям и специфическим осо­
бенностям тех или иных нацменьшинств. Какую роль играли здесь
«буржуазные» западные соседи СССР, а также некоммунистические
организации и объединения национальных меньшинств, в первую
очередь религиозные? Какими еще средствами, кроме дисциплинар­
ных и репрессивных, располагали большевики, чтобы воспитывать
«нового человека» и приучать нацменьшинства к «социалистиче­
ским» формам труда и быта?
—Уже к началу 1930-х гг. партийный аппарат практически слил­
ся с государственным в единую партийно-государственную систему
управления, где реальная власть сосредоточивалась на самом верху,
в руках небольшой группы лиц — Политбюро ЦК, а точнее И. В. Ста­
лина. Какие меры Политбюро принимало относительно представи­
телей западных этносов с 1917 по 1938 г., в общих чертах известно.
Менее известно пока, как эти меры выполнялись, какие соображения
лежали в их основе, каким концепциям относительно западных на­
циональных меньшинств они следовали и насколько данные концеп­
ции менялись с течением времени. Важнейшие вопросы в этой связи:
когда в Кремле сложилось предубеждение против нацменьшинств
Запада, вследствие которого они стали рассматриваться как потен­
циальная угроза безопасности страны? Насколько государственное
руководство укрепила в этом предубеждении массовая эмиграция
немцев, латышей, эстонцев, поляков, греков в 1929-1930 гг.? Какое
влияние на политику центра в отношении западных национальных
меньшинств оказали предпринятые «буржуазными» государствами
в начале 1930-х гг. попытки взять под защиту «свои» национальные
23
диаспоры в СССР? Кто был инициатором «этнических чисток» в за­
падных приграничных районах СССР? В какой мере «национальные
операции» 1937-1938 гг. обусловливались уверенностью Сталина в
неизбежности военного столкновения с западными соседями?
В соответствии с кругом поставленных вопросов данная работа
состоит из четырех разделов. Хронологически она охватывает период
с 1917 по 1938 г. — время трансформации традиционного общества
и создания административно-командной системы сталинского типа.
Конечным пунктом выбран 1938 г., поскольку к этому моменту окон­
чательно пали последние «бастионы» национальной самостоятель­
ности западных нацменьшинств: их школы и другие культурные и
образовательные учреждения были закрыты, национальные районы
и сельсоветы ликвидированы, периодическая печать русифицирова­
на, элиты репрессированы.
В первой части монографии речь идет о концептуальном раз­
витии национальной политики большевиков. Доказывается, что
после прихода большевиков к власти они радикально изменили
свои дореволюционные теоретические представления по вопросам
национально-государственного строительства. В результате федера­
тивное устройство РСФСР, а затем СССР представляло собой лишь
мнимую уступку национально-демократическим движениям и на­
циональным элитам. Практическое решение вопросов меньшинств
было отдано на откуп центральным органам власти союзных и авто­
номных республик.
Вторая часть посвящена роли центральных органов советской
власти —в частности, Народного комиссариата по делам националь­
ностей (Наркомнаца) и Народного комиссариата просвещения (Нар-
компроса), Всероссийского центрального исполнительного комитета
(ВЦИК) и Центрального исполнительного комитета СССР (ЦИК
СССР) — в судьбе западных нацменьшинств. В первую очередь ана­
лизируются возможности и средства «национальных подразделений»
этих центральных и высших органов советской власти.
В третьей части рассматриваются возникновение и деятельность
центральных бюро национальных секций ЦК ВКП(б). Данный
специфический инструмент коммунистической партии подробно
исследуется на примере Центрального бюро немецких секций57. При

57 Такой выбор объясняется следующими обстоятельствами. Во-первых, немцы


среди западных нацменьшинств представляли собой наибольшую по численности на­
циональную группу. Во-вторых, Центральное бюро немецких секций имело сильного
конкурента в лице немецкого обкома АССР немцев Поволжья, что позволяет нам не­
посредственно сравнить методы партийной работы среди представителей титульной
нации и «текучей национальной группы», выделить сходство и различия.

24
этом показано, кто обладал реальной властью и решал все вопросы,
касавшиеся национальных меньшинств (экономическое развитие,
социальная жизнь, политическое положение, культурные вопросы и
пр.)- Описываются средства и методы, которыми пользовалось Цен­
тральное бюро, оказывая влияние на немецкоязычное население, а
также механизмы создания вертикальной иерархии — от центра до
отдельного поселения. Кроме того, анализируются численность и со­
став немецкой партийной номенклатуры.
Четвертая часть посвящена отношению кремлевского руко­
водства — Политбюро и лично И. В. Сталина — к «текучим нацио­
нальным группам» в 1930-е гг. Здесь показано, на какой основе и с
помощью каких механизмов Политбюро вырабатывало свои репрес­
сивные решения по поводу западных меньшинств и как эти решения
осуществлялись на практике.

3. Источники
Источниковую базу исследования составляют опубликованные
документы, материалы периодической печати и архивные доку­
менты. Среди опубликованных документов в первую очередь необ­
ходимо упомянуть стенограммы и резолюции партийных съездов,
всесоюзных и республиканских партконференций, совещаний нацио­
нальных партийных функционеров, отчетные доклады и сообщения
ЦИК РСФСР и СССР, протоколы заседаний различных союзных и
республиканских комиссий и т. д.58 Особое внимание уделено опуб­
ликованным сборникам документов и материалов, касающихся дея­
тельности Политбюро, в первую очередь сборнику документов «ЦК
РКП(б)-ВКП(б) и национальный вопрос»59.

58 Съезды Советов РСФ СР и автономных республик РСФСР: Сб. документов.


Т. 1. М., 1959; Декреты Советской власти: В 3 т. М., 1957-1964; Второй Всероссий­
ский съезд Советов Р[абочих] и С[олдатских] Депутатов]. М.; Л., 1928; Восьмой съезд
РКП(б): Протоколы. М., 1959; Десятый съезд РКП(б). Март 1921 года: Стеногр. от­
чет. М., 1963; Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 г.: Стеногр. отчет. М.,
1968; Стенограмма заседания Секции XII съезда РКП(б) по национальному вопросу,
25 апреля 1923 г. / / Национальный вопрос на перекрестке мнений. М., 1992. С. 183-
226; Второй Всероссийский съезд РКСМ: Стеногр. отчет. Л., 1929.
59 Сталинское Политбюро в 30-е годы: Сб. документов / сост. О. Хлевнюк, А. Ква-
шонкин, Л. Кошелева, Л. Роговая. М., 1995; Материалы «Особой папки» Политбюро
ЦК РК П (б)-В К П (6) по вопросу советско-польских отношений, 1923-1944 / под ред.
И. И. Костюшко. М., 1997; Политбюро ЦК РК П (б)-ВК П (6). Повестки дня заседа­
ний. 1919-1952: Каталог: В 3 т. / под ред. Г. М. Адибекова. М., 2000-2001; Политбюро
ЦК РК П (б)-В К П (б) и Коминтерн: Документы / под ред. Г. М. Адибекова. М., 2004;
Политбюро ЦК РК П (б)-В К П (6) и Европа. Решения «особой папки»: 1923-1939 / под

25
Богатый и исключительно ценный материал предоставляют сбор­
ники «“Совершенно секретно": Лубянка — Сталину о положении в
стране (1922-1934 гг.)», «Лубянка. Сталин и ВЧК-ГПУ-ОГПУ-
НКВД. Архив Сталина» и «Лубянка. Сталин и Главное управление
госбезопасности НКВД. Архив Сталина». Они содержат документы
из Архива Президента Российской Федерации (АП РФ) и Централь­
ного архива ФСБ (ЦА ФСБ РФ), которые по большей части закрыты
для исторических изысканий60.
В монографии также использован ряд сборников документов, ка­
сающихся национально-государственного строительства в СССР и
истории отдельных западных национальных меньшинств. Они име­
ют ключевое значение для понимания механизмов взаимодействия
между центром и национальной периферией в рассматриваемый
период61. Отдельно стоит отметить двухтомную публикацию, по­
священную истории этноконфессиональной общности меннонитов

ред. Г. М. Адибекова. М., 2001; Кен О., Рупасов А. Политбюро ЦК ВКП(б) и отношения
СССР с западными соседними государствами (конец 1920-1930-х гг.). Проблемы. До­
кументы. Опыт комментария. Ч. 1. СПб., 2000; Политбюро и крестьянство: высылка,
спецпоселение, 1930-1940 / отв. ред. Н. Н. Покровский. Кн. 1. М., 2005; ЦК Р К П (б)-
ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1: 1918-1933 гг. / сост. Л. С. Гатагова, Л. П. Ко­
шелева, Л. А. Роговая. М., 2005; Кн. 2:1933-1945 / сост. Л. С. Гатагова, Л. П. Кошелева,
Л. А. Роговая, Ж. Кадио. М., 2009.
60 «Совершенно секретно»: Лубянка - Сталину о положении в стране (1922—
1934 гг.): В 6 т. М., 2001-2002; Лубянка. Сталин и В Ч К-ГП У -О ГП У -Н К ВД . Архив
Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. Январь
1922 — декабрь 1936 / под ред. А. Яковлева. М., 2003; Лубянка. Сталин и Главное
управление госбезопасности НКВД. Архив Сталина. Документы высших органов пар­
тийной и государственной власти. 1937-1938 / под ред. А. Яковлева. М., 2004.
61 История российских немцев в документах (1763-1992 гг.): В 2 т. / сост.
В. А. Ауман, В. Г. Чеботарева. М., 1993-1994; Судьбы национальных меньшинств на
Смоленщине, 1918-1938 гг.: Документы и материалы / под ред. Д. И. Будаева. Смо­
ленск, 1994. URL: http://orel.rsl.ru/vers_m ay2000/books/htm l/smol_fr (22.01.2004);
Неизвестная Карелия. Документы спецорганов о жизни республики (1921-1940). Пет­
розаводск, 1997; Лютеранская церковь в советской России (1918-1950 гг.): Документы
и материалы / сост. О. В. Курило. М., 1997; Национальный вопрос на перекрестке мне­
ний. 20-е годы: документы и материалы / под ред. В. П. Дмитренко, А. П. Ненарокова.
М., 1992; Из истории немцев Казахстана (1921-1975 гг.): Сб. документов (Архив Пре­
зидента Республики Казахстан) / сост. И. Н. Бухонова. Алматы; М., 1997; Из истории
оренбургских немцев: Сб. документов (1817-1974 гг.) / отв. ред. В. В. Амелин. Орен­
бург; М., 2000; Из истории немцев Кыргызстана. 1917-1999 гг.: Сб. документов и мате­
риалов / под ред. А. Айсфельда. Бишкек, 2000; Немецкое население Северного Кавка­
за: социально-экономическая, политическая и религиозная жизнь (последняя четверть
XVIII —середина XX в.): Сб. документов / сост. Т. Н. Плохотнюк. Ставрополь, 2002.

26
в РСФСР в 1920-1930-е гг.62 Она включает в себя документы выс­
ших органов партийно-государственного руководства, содержащие
информацию о таких проблемах, как история «сектантской» коопе­
рации в годы нэпа, отказ от военной службы по религиозным убеж­
дениям и альтернативная гражданская служба, деятельность органов
государственной безопасности по инспирированию внутрицерков-
ных расколов, попытка массовой эмиграции меннонитов за границу в
1929-1930 гг. и репрессии 1930-х гг. Публикуемые документы также
дают возможность проследить формирование у высшего партийно­
советского руководства, начиная с середины 1920-х гг., концепции
«немецкой пятой колонны»63, а также изучить «снизу» массовые ре­
прессивные акции сталинского режима — «кулацкую» операцию по
приказу № 00447 и «немецкую» операцию НКВД.
Материалы центральных периодических изданий за 1917-1938 гг.
также послужили для данной работы ценным источником информа­
ции. Благодаря им становится более ясным характер официальной
политики, проводившейся в отношении нацменьшинств централь­
ными партийными и советскими органами, а также ее место в общем
внутриполитическом контексте. Среди использованной периодики
следует, в частности, назвать журнал «Жизнь национальностей» (ор­
ган Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР)64,
где наряду с обширным публицистическим материалом о западных
нацменьшинствах печаталось множество официальных документов,
дающих представление о практическом воплощении национальной
политики центральными партийными и советскими органами: реше­
ния, резолюции, директивы ВЦИК, ЦИК и наркоматов. Кроме того,
из журнала можно почерпнуть массу статистических сведений, кото­
рых нет в других источниках. Особенно ценными источниками ин­
формации также являются издания «Известия ЦК РКП(б)», «Власть

62 Этноконфессия в советском государстве. Меннониты Сибири в 1920—1980-е


годы: Аннотированный перечень архивных документов и материалов. Избранные до­
кументы / сост. А. И. Савин. Новосибирск; СПб., 2006; Этноконфессия в советском
государстве. Меннониты Сибири в 1920-1930-е годы. Эмиграция и репрессии: Доку­
менты и материалы / сост. и науч. ред. А. И. Савин. Новосибирск, 2009.
63 Hedeler W Savin A. Die Deutschen in der UdSSR — eine «fiinfte Kolonne»?
Die sowjetisch-deutschen Beziehungen Mitte der 1920er Jahre aus der Sicht der
OGPU / / Internationale Wissenschaftliche Korrespondenz zur Geschichte der deutschen
Arbeiterbewegung. 2006. Jg. 42. H. 2-3. S. 305-324.
64 Жизнь национальностей: Ежемесячный журнал по вопросам политики, эконо­
мики и культуры национальностей РСФ СР. Орган Наркомнаца РСФСР. М., 1918—
1924.

27
Советов» и «Революция и национальности»63. В них печатались ре­
шения и резолюции центральных органов власти по многочислен­
ным вопросам национального строительства и борьбы с религией и
эмиграционным движением, а также аналитические и статистические
материалы о развитии образования на национальных языках.
Но опубликованные источники не позволяют изучить историю
западных нацменьшинств в 1920-1930-е гг. в полной мере. Для реше­
ния сформулированных исследовательских задач был использован
широкий круг неопубликованных источников, большая часть кото­
рых стала доступна исследователям только в результате «архивной
революции» 1990-х гг. В данной работе использован обширный мас­
сив неопубликованных документов в общей сложности из 22 фон­
дов центральных и региональных архивов России. Среди них особое
значение имеют документы Российского государственного архива
социально-политической истории (РГАСПИ) и Государственного
архива Российской Федерации (ГА РФ), где хранятся материалы
большинства располагавшихся в Москве центральных партийных и
советских органов (Политбюро, ЦК РКП(б)/ВКП(б), ВЦИК, ЦИК
СССР, СНК РСФСР и СССР).
Из фондов РГАСПИ необходимо выделить Фонд 17, содержащий
документы ЦК партии, а также материалы его отделов, разделенные
на множество отдельных описей. К сожалению, сегодняшнее состоя­
ние научного поискового аппарата к этому фонду не позволяет найти
все или хотя бы большинство источников по конкретным вопросам,
поскольку картотеки руководящих органов ЦК за требуемый период
«глухие», т. е. в них отмечены только номер и дата заседаний, без со­
держательных указаний на тематику обсуждавшихся вопросов. Как
правило, сведения, касающиеся национальных меньшинств, просто
тонут в огромной массе документов районных, областных и респуб­
ликанских партийных организаций, что чрезвычайно затрудняло ра­
боту по выявлению документов и вводу их в научный оборот.
Среди наиболее значимых документов этого фонда следует прежде
всего назвать протоколы заседаний Политбюро (Оп. 3,163). Вместе с
секретными «особыми протоколами» (Оп. 162) они представляют со­
бой один из важнейших источников для изучения деятельности По­
литбюро. К сожалению, протоколы, доступные для исследователей,
страдают одним существенным недостатком: они содержат весьма

65 Известия ЦК РКП(б): Еженедельное издание. Орган Центрального комитета


РКП(б). М., 1919-1925; Власть Советов: Еженедельное издание Всероссийского цент­
рального исполнительного комитета. М., 1919-1938; Революция и национальности:
Ежемесячный журнал Совета Национальностей ЦИК СССР и Коммунистической
академии. М., 1930-1937.
скудную информацию: имена присутствовавших на заседании, пунк­
ты повестки дня и принятые по ним резолюции. Что же касается об­
суждавшихся вопросов, то как раз самые важные обычно скрываются
за невыразительными «конспиративными» формулировками: «во­
прос ОГПУ», «о немцах», «о польских школах» и т. д. В редчайших
случаях к протоколам добавлены приложения, проливающие боль­
ше света на тот или иной вопрос из повестки заседания Политбюро.
К сожалению, большинство докладных записок и информационных
материалов к протоколам по-прежнему недоступны. В частности, это
относится к тем документам, которые возникали в ходе подготовки
или выработки решений Политбюро и составляют значительную
часть закрытого Архива Президента Российской Федерации (быв­
ший архив Политбюро ЦК КПСС).
Важные сведения по интересующим нас вопросам имеются также
в документах отдела агитации и пропаганды ЦК (Ф. 17. Оп. 60). Од­
нако они довольно скупо освещают деятельность сектора националь­
ных меньшинств, непосредственно отвечавшего за «идеологические
аспекты» работы с представителями «текучих национальных групп»
Запада (рекрутирование в ряды партии, распределение руководящих
кадров, организация периодической печати на национальных язы­
ках и т. д.). Особенный интерес представляют описи 62-64 вышеназ­
ванного фонда —документы о работе центральных бюро латышской
(1917-1930), литовско-белорусской (1918-1923) и эстонской (1919-
1928) секций при ЦК. Среди них, к примеру, отчеты руководства
национальных бюро и национальных секций различного уровня, а
также рабочие планы, протоколы и стенограммы заседаний, отчеты о
командировках сотрудников в провинцию, текущая переписка руко­
водства национальных бюро с различными советскими и партийны­
ми инстанциями.
Источниковую базу значительно расширили также материалы
Оргбюро и Секретариата ЦК (Ф. 17. Оп. 112-120), посвященные вы­
работке и проведению линии центра в процессе советизации запад­
ных нацменьшинств. Они прежде всего дают важную информацию
о борьбе с религиозными организациями, «национальными» сель­
скохозяйственными объединениями и эмиграционным движением.
Большую часть этого материала составляют доклады о различных
аспектах жизни нацменьшинств Запада, аналитические справки о
«социальном расслоении деревни», политических настроениях и ра­
боте органов политпросвещения, а также сообщения о конфликтах
представителей «нерусских» национальностей с государственными и
партийными органами. Они освещают роль партийного руководства
в ликвидации потенциальной «пятой колонны» в СССР в первой по­
ловине 1930-х гг. и «национальных операциях», проводившихся во
время Большого террора 1937-1938 годов.
29
Еще один важный комплекс документов РГАСПИ — Фонды 63
(Польское бюро), 445 (Центральное бюро еврейских коммунистиче­
ских секций) и 549 (Центральная федерация иностранных групп),
существенно дополняющие информацию о деятельности националь­
ных секций и их центрального руководства. Фонд 549 содержит преж­
де всего документы о деятельности Центрального бюро немсекций
при ЦК (Оп. 4). Благодаря корреспонденциям, отчетам и протоколам
заседаний Центрального бюро немецких секций мы получаем пред­
ставление о формах, методах и масштабах его работы. Они позволяют
определить степень воздействия центра на региональные немецкие
секции при партийных комитетах. Немаловажную часть этих мате­
риалов образуют докладные о различных аспектах хозяйственной
жизни в немецкой деревне, о деятельности отделов народного образо­
вания, подготовке партийно-комсомольской элиты и т. д. Полезную
информацию о формировании и подготовке национальных элит за­
падных нацменьшинств можно также почерпнуть в Фонде 529 (Ком­
мунистический университет национальных меньшинств Запада)66.
Целый ряд ценных документов по теме был выявлен в фондах Го­
сударственного архива Российской Федерации (ГА РФ). Особый ин­
терес здесь представляет фонд Народного комиссариата по делам на­
циональностей РСФСР (Ф. Р-1318), который содержит документы
Коллегии, функциональных отделов, национальных комиссариатов
и отделов наркомата, представительств Наркомнаца в автономных
республиках и представительств автономных республик и областей
при Наркомнаце. Большой информативностью отличаются протоко­
лы заседаний его Коллегии и Совета национальностей, отражающие
деятельность наркомата в целом и изменения его организационной
структуры. Отдельные протоколы по форме близки к стенограммам.
Начиная с 1921 г. к протоколам подшивались обширные приложе­
ния: заявления национальных отделов и представительств в Колле­
гию, разработанные в Наркомнаце проекты решений ЦИК и СНК,
статистические и историко-этнографические справки по националь­
ным районам, письма из регионов и так далее.
Важные сведения о механизмах работы центральных органов
советской власти, касающейся национальных меньшинств, содер­
жатся также в фонде ВЦИК (Ф. Р-1235). Среди таких документов

66 Истории Коммунистического университета национальных меньшинств Запа


да им. Мархлевского посвящена обстоятельная статья австрийской исследовательни­
цы Юлии Кёстенбергер. Поэтому я в дальнейшем касаюсь этой темы лишь вскользь.
См.: Kostenberger J. Die Geschichte der «Kommumstischen Umversitat der nationalen
Mmderheiten des Westens» (KUNMZ) in Moskau, 1921-1936//Ja h rb u c h fiir Historische
Kommunismusforschung. 2000/2001. H. 14. S. 248-303.

30
следует назвать справки о количественном и «качественном» со­
ставе живущих на территории СССР национальных меньшинств,
сообщения об учреждении постоянных комиссий, занимавшихся
вопросами национального строительства, о деятельности уполно­
моченных по работе среди «текучих национальных групп». В фонде
ЦИК СССР (Ф. 3316) были выявлены протоколы и стенограммы
заседаний различных комиссий Президиума ЦИК СССР по делам
западных нацменьшинств, отчеты исполнительных органов респуб­
лик о работе с «нетитульными нациями», материалы проверок на­
циональных районов и сельсоветов.
Ряд документов из фонда СНК РСФСР (Ф. Р-130) обрисовывает
конкретное проведение в жизнь директив центральных органов вла­
сти по вопросам этнических меньшинств как наркоматами РСФСР,
так и правительствами автономных республик и областей. Полезный
материал о характере, содержании и формах работы органов образо­
вания и просвещения нацменьшинств находится в фонде Совета по
просвещению нацменьшинств Наркомпроса РСФСР (Ф. А-296): до­
клады сотрудников Совета, информационные сообщения, аналити­
ческие записки, справки, статистический материал, переписка с орга­
нами народного образования на местах и так далее.
Дополнительные материалы о процессе воздействия центра на
«национальную периферию» были получены нами в Российском
государственном архиве экономики (РГАЭ), Российском государ­
ственном архиве новейшей истории (РГАНИ), Государственном
архиве Автономной республики Крым (ГААРК), Центре хранения
архивных фондов Алтайского края (ЦХАФАК) и Государственном
архиве Новосибирской области (ГАНО).
I. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ЭВОЛЮ ЦИЯ
НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ БОЛЬШ ЕВИКОВ

1. Учитель и ученик: формирование взглядов Ленина


и Сталина по национальному вопросу и национально­
государственному строительству
Когда Конфуция спросили, как он стал бы управлять го­
сударством, мудрец ответил: я начал бы с возвращения сло­
вам их смысла. Ленин, начав управлять государством, прежде
всего лишил слова их смысла. Слова приобретали тот смысл,
какой в данный момент был нужен Ленину. Значение их ме­
нялось в зависимости от аудитории...
М. Геллер, А. Некрич. Утопия у власти1

Член Политбюро ЦК РКП(б) А. И. Рыков, характеризуя Ленина


в беседе с С. И. Либерманом, простодушно заметил: «Мне Ильич ве­
рит —и как все же трудно с ним! Никак нельзя на него положиться на
все 100 %. Придешь, обсудишь, договоришься, и он тебе скажет: “Вы­
ступи, и я тебя поддержу’’. А как только он почувствует, что настрое­
ние большинства против этого предложения, он тут же тебя предаст...
Владимир Ильич все предаст, от всего откажется, но все это во имя
революции и социализма, оставаясь верным лишь основной идее —
социализму, коммунизму...»2 В полной мере данная характеристика
«вождя мирового пролетариата» относится и к разработанной им тео­
рии национального вопроса, которому он уделял повышенное внима­
ние с самого начала политической борьбы.
Впервые требование равноправия всех наций и народностей было
выдвинуто Лениным еще в 1895 г. в первом проекте программы рос­

1 Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года
до наших дней: В 3 т. М., 1995. Т. 1. С. 78.
2 Либерман С. И. Дела и люди. На советской стройке. Нью-Йорк, 1944. С. 115.

32
сийской социал-демократической партии3. Второй съезд РСДРП,
состоявшийся в 1903 г., включил в принятую им программу следую­
щие ленинские требования по национальному вопросу: право на са­
моопределение за всеми нациями; полное равноправие всех граждан,
независимо от пола, религии, расы и национальности; областное са-
моуправление71. Вместе с тем расшифровка содержания этих деклара­
ций в программе социал-демократов отсутствовала.
Только через десять лет, осенью 1913 г., на совещании ЦК РСДРП,
состоявшемся в Поронино (Польша), «национальная программа»
большевиков наполнилась конкретным содержанием: была принята
резолюция по вопросу о национализме и роли марксистской партии,
а также четко высказана негативная позиция в отношении культурно­
национальной автономии и разделения «по национальностям школь­
ного дела» в пределах одного государства как «безусловно вредного с
точки зрения демократии вообще, и интересов классовой борьбы про­
летариата в особенности»5. На этом совещании также было указано,
что интересы рабочего класса требуют «слияния» всех рабочих, неза­
висимо от их национальности, в единых пролетарских организациях.
К этому времени Ленин уже четко выделял два подхода к на­
циональному вопросу на различных этапах революционных преоб­
разований: 1) «пробуждение национальной жизни и национальных
движений, борьба против всякого национального гнета, создание на­
циональных государств»; 2) «развитие и учащение всяческих сноше­
ний между нациями, ломка национальных перегородок, создание ин­
тернационального единства капитала, экономической жизни вообще,

3 Ленин В. И. Проект и объяснение программы социал-демократической пар­


тии / / ПСС. Т. 2. С. 85.
4 См.: Ленин В. И. Национальный вопрос в нашей программе / / ПСС. Т. 7.
С. 233-242.
5 Поронинское совещание ЦК РСДРП с партийными работниками / / КПСС в ре­
золюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. М., 1983. Т. 1. С. 446-447.
Несколько позже Сталин в п асу щ ей ему упрощенной манере так охарактеризовал не­
приятие социал-демократией принципов культурно-национальной автономии: «При
национальной разбросанности, создавшейся в силу экономических условий, стягивать
отдельных лиц данных наций искусственно, значит заниматься делом искусственной
организации нации, конструированием нации. Заниматься же искусственным стяги­
ванием людей в нации — значит стать на точку зрения национализма...» См.: Седьмая
(апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б). Петроградская общегородская
конференция РСДРП(б), апрель 1917 г. / / Национальный вопрос на перекрестке мне­
ний. 20-е годы: Документы и материалы / под ред. В. П. Дмитренко, А. П. Ненарокова.
М., 1992. С. 13.

33
политики, науки, и т. д.»е Другими словами, капиталистические тен­
денции, ведущие к созданию единого мирового хозяйства, к ликвида­
ции национальных перегородок и к ассимиляции наций, полностью
соответствовали взглядам большевиков на предпосылки мировой
революции. Проблемы малых наций и народностей, образование ими
каких-либо самостоятельных государственных образований только
мешали бы и тормозили мировой революционный процесс. В соотно­
шении классовых целей пролетариата и интересов угнетенной нации,
по мысли Ленина, решающее значение имели прежде всего интересы
рабочего класса, а национальный вопрос следовало рассматривать
только с позиции классовой борьбы пролетариата. «Марксизм вы­
двигает на место всякого национализма —интернационализм, слия­
ние всех наций в высшем единстве», — заключал Ленин7. Только
такой подход он считал единственно верным. В унисон своему учи­
телю вторил и молодой грузинский большевик Иосиф Сталин: «На­
циональность решает свою судьбу, но значит ли это, что партия не
должна повлиять на волю национальности в духе решения, наиболее
соответствующего интересам пролетариата?»8Иначе говоря, на этапе
подготовки социалистической революции руководство большевист­
ской партии стремилось воздействовать на решение национального
вопроса исключительно в интересах рабочего класса, однозначно иг­
норируя интересы других классов и социальных слоев.
До сих пор весьма дискуссионным является вопрос об эволюции
взглядов Ленина относительно федеративного устройства социали­
стического государства, так как в своих дореволюционных работах
он категорически выступал против него9. Идея крупного централизо­
ванного государства унитарного типа была весьма популярна вплоть
до Октября 1917 г. и среди остальной большевистской элиты10. При­
чины просты: именно централизованное государство считалось наи­
более прогрессивным с точки зрения интересов развития классовой
борьбы. Поэтому еще задолго до установления своего политического
господства большевики, провозгласив вполне законными демократи­
ческие стремления наций и народностей к самостоятельности, взяли

6 Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу / / ПСС. Т. 24.


С. 124.
7 Там же. С. 131.
8 Сталин И. В. На пути к национализму / / Соч. Т. 2. С. 286.
9 Ср.: Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу. С. 144.
10 См., напр.: Тезисы о государственном строительстве, разработанные на Все-
украинской партийной конференции (декабрь 1917 г.) / / История национально­
государственного строительства в СССР. Т. 1. М., 1968. С. 66.

34
курс на сохранение крупного централизованного государства, всеце­
ло опираясь на мнение основоположников марксизма11.
Широко известно, что авторы «Манифеста коммунистической
партии», рассматривая объективный процесс интернационализации
общественной жизни, пришли к выводу о неизбежности исчезнове­
ния национальных противоречий вместе с классовыми, включая по­
следующее отмирание всех национальных различий12. Основываясь
на марксистской теории, а также будучи убежденным в том, что де­
ление по национальному признаку ослабит компартию, Ленин этот
вывод автоматически переносил и на построение государства, бо­
рясь против устройства по национальному признаку как РСДРП13,
так и будущей социалистической державы14. Основным средством и
условием наиболее продуктивного решения задач социалистической
революции являлось для него единое государство, где центростре­
мительные тенденции должны иметь безусловный приоритет над
центробежными. Вместе с тем Ленин прекрасно понимал, что нере­
шенность национального вопроса в мире в целом и в России в частно­
сти могла послужить мощнейшим детонатором, способным привести
к социальному взрыву и желанной «перманентной» революции.
Выдвигая лозунг «права наций на самоопределение», большевики
не принимали всерьез потенциальной возможности распада Россий­
ской империи на части. В своих работах Ленин неоднократно под­
черкивал, что если в России победит революция и под руководством
пролетариата установится равноправие наций, то отделение потеряет
всякий смысл15. Налицо определенный парадокс — компартия про­
возглашала лозунг самоопределения насильственно объединенных в

11 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология / / Соч. Т. 3. С. 61-70.


12 Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии / / Соч. Т. 2. С. 365;
Connor W The National Question in Marxist-Lenimst Theory and Strategy, Princeton,
1984. P. 5-14; Motyl A. J. Sovietology, Rationality, Nationality. Coming to Grips with
Nationalism in the USSR. New York, 1990. P. 72-78.
13 He обошел в дальнейшем своим вниманием этот вопрос и его «лучший ученик»,
заявивший: «Тип организации... накладывает неизгладимую печать на всю духовную
жизнь рабочего... Организуясь на основе национальности, рабочие замыкаются в
национальные скорлупы, отгораживаясь друг от друга организационными перегород­
ками. Подчеркивается не общее между рабочими, а то, чем они друг от друга отличают­
ся... Национальный федерализм в организации воспитывает в рабочих дух националь­
ной обособленности». См.: Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос / / Соч.
Т. 2. С. 365.
14 См„ напр.: Ленин В. И. С. Г. Шаумяну, 6 декабря 1913 г. / / ПСС. Т. 48. С. 235.
15 См.: Armstrong J. A. The Autonomy of Ethnic Identity: Historic Cleavages and
Nationality Relations in the USSR / / Thinking Theoretically about Soviet Nationalities.
History and Comparison in the Study ofthe U S S R /ed. A.J. Motyl. New York, 1992, P. 23-

35
одном государстве народов не для того, чтобы они разъединились, а
для того, чтобы объединились добровольно. Выступая против любо­
го сепаратизма и федерации, партия большевиков под руководством
Ленина держала курс на создание многонационального централизо­
ванного государства, в котором национальный вопрос разрешался
бы в духе областной территориальной автономии16. В статье «О ма­
нифесте “Союза армянских социал-демократов”», написанной еще
в 1903 г., Ленин впервые сформулировал основополагающую уста­
новку большевиков в национальном вопросе — «...требование не на­
циональной автономии, а политической и гражданской свободы и
полной равноправности...»17. Развивая свою мысль, он тут же сделал
вывод, что необходимо «самоопределение не народов и наций, а про­
летариата в каждой национальности», а что «касается до поддержки
требований национальной автономии, то эта поддержка отнюдь не
является постоянной, программной обязанностью пролетариата»18.
Одержимый идеей осуществления социалистической революции,
он особенно вредной признавал широко обсуждавшуюся в кругах
социал-демократии, в первую очередь «оппортунистами» из Бунда19,
программу культурно-национальной автономии, ставившую нацио­
нальный вопрос выше классовых задач пролетариата20. Отражая ори­
ентацию евреев на имперский центр и их враждебность сепаратизму
окраинных народов (украинцев, поляков, финнов и др.), бундовская
программа препятствовала революционизированию национальной
бедноты, объективно способствуя консолидации самодержавной
России, которую большевики хотели разрушить21.

43; Horowitz D. L. How lo Begin Thinking Comparatively about Soviet Ethnic Problems / /
Ibid. P. 9-22.
16 Седьмая (апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б), С. 12-13.
17 Ленин В. И. О манифесте «Союза армянских социал-демократов» / / ПСС. Т. 7.
С. 104-105.
18 Там же. С. 105.
19 Подробнее см.: Geyer D. Lenin in der russischen Sozialdemokratie. Die
Arbeiterbewegung im Zarenreich als Orgamsationsproblem der revolutionaren Intelligenz.
Koln, 1962. S. 347-367; Heller K. Revolutionarer Sozialismus und nationale Frage.
Das Problem des N ationalism s bei russischen und jiidischen Sozialdemokraten und
Sozialrevolutionaren im Russischen Reich bis zu Revolution 1905-1907. Frankfurt am
Mam, 1977; Frankel J, Prophecy and Politics: Socialism, Nationalism, and the Russian
Jews, 1862-1917. Cambridge, 1981; Haumann H. Geschichte Russlands. Miinchen, 1996.
S. 385-387,517.
20 См.: Национальная политика России. История и современность / под ред.
Н. Мещеряковой. М., 1997. С. 171-172.
21 Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. М., 2003.
С. 42.

36
Все предшествующие идейные наработки большевизма по на­
циональному вопросу свел в единую систему будущий нарком по
делам национальностей Сталин в своей работе «Марксизм и на­
циональный вопрос» (январь 1913 г.)22, не только разоблачавшей
попытки Бунда перенести в Россию австромарксистскую модель
национально-культурной автономии, но и ставшей одной из осново­
полагающих в марксистско-ленинской теории23. Именно здесь четко
определялась конечная цель социализма — сломать национальные
барьеры и объединить население для того, «чтобы открыть дорогу
для межевания другого рода, межевания по классам»2'1. И хотя, как
утешал себя Троцкий, эта «статья была внушена Лениным»25, тем
не менее она представляла собой первый крупный шаг Сталина на
пути к созданию собственной национально-государственной док­
трины, которая в законченном виде сложится к середине 1930-х гг.
в СССР26.

22 Еще в сентябре 1904 г. Сталин опубликовал на грузинском языке статью «Как


понимает социал-демократия национальный вопрос?». В ней он выступил за «разру­
шение национальных перегородок» и тесное сплочение пролетариата всех националь­
ностей, обрушившись с критикой на армянских «федералистов-социал-демократов»,
поставивших себе целью «во всем подражать Бунду». См.: Сталин И. В. Соч. Т. 1.
С. 40-41.
23 «Резолюция по национальному вопросу», принятая на совещании ЦК РСДРП
в Поронино, была основана именно на положениях статьи Сталина -«Марксизм и
национальный вопрос». Тем самым сталинская теория официально провозглаша­
лась программой большевистской партии по национальному вопросу. См.: Поро-
нинское совещание ЦК РСДРП с партийными работниками. С. 446-447. См. также:
Boersner D. The Bolsheviks and the National and Colonial Question (1917-1928). Paris,
1957. P. 29-58; Mommsen H. Sozialismus und Nation. Zur Beurteilung des Nationalismus
in der marxistischen Theone / / Mommsen H. Arbeiterbewegung und nationale Frage.
Ausgewahlte Aufsatze. Gottingen, 1979. S. 61-80; Idem. O. Bauer, K. Renner und die
sozialdemokratische Nationalitatenpolitik in Osterreich 1905-1914 / / Ibid. S. 195-217;
Motyl A. J. Sovietology, Rationality, Nationality. P. 76-81,
21 Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос. С. 361-362.
^ В 1948 г. Сталин в беседе с М. Джиласом, отмечая вклад Ленина в создание
статьи «Марксизм и национальный вопрос», заметит: «Это точка зрения Ильича.
Ильич книгу и редактировал». См.: Джилас М. Беседы со Сталиным / / Лицо тотали­
таризма: Сб. статей. М., 1992. С. 112. Ср.: Троцкий Л. Иосиф Сталин / / Троцкий Л.
К истории русской революции: Сб. статей. М., 1990. С. 395-396.
26 Нет никаких оснований целиком приписывать авторство этой статьи Ленину
так как стиль изложения и манера аргументации — явно сталинские. Необходимо за­
метить, что именно после этой статьи Ленин изменил свою позицию, приняв сталин­
ский «федерализм». Так, например, он включил все основные положения сталинской
статьи «Марксизм и национальный вопрос» в свою — «Тезисы по национальному во­
просу» (июнь 1913 г.). См.: Ленин В. И. ПСС. Т. 23. С. 314-322.

37
Альтернативой бундовско-австромарксистской программе дол­
жен был стать, согласно Сталину, территориальный способ решения
национального вопроса в России, краеугольным камнем которого яв­
лялся принцип «областной автономии»27, предусматривающий пере­
дачу центром доли полномочий по самоуправлению потенциальным
претендентам на автономию — Польше, Украине, Литве и т. д. По­
следним, в свою очередь, надлежало обеспечить на своих территориях
реализацию всего комплекса гуманитарных прав (язык, школы и пр.)
среди нацменьшинств28. Критикуя австромарксистскую концепцию
национально-культурной автономии, Сталин доказывал, что ее но­
сители пытались подменить право на политическую независимость
равенством прав в области культуры и образования. Последнее, за­
ключал он, подталкивает пролетариат на путь примирения с буржуа­
зией и лишь мешает интернациональному сплочению рабочих, а сле­
довательно и развитию классовой борьбы.
Что касается Ленина, то он также активно обличал одно из
главных требований программы «культурно-национальной» авто­
номии — изъятие школьного дела из ведения государства и пере­
дачу его в руки отдельных национальностей. По его мнению, лю­
бая попытка обособить нации друг от друга в вопросах культуры,
разделить школьное дело по национальностям при существенных
различиях в уровне их развития только усилила бы влияние нацио­
налистической идеологии и содействовала бы раздроблению рабо­
чего движения по национальному признаку. В январе 1914 г. Ленин
опубликовал статью «Нужен ли обязательный государственный
язык?», где развил свои положения о закономерностях развития
наций и национальных отношений, а также о политике различных
партий в национальном вопросе. Принципиальное значение в этой
связи имел его вывод о всеобщем законе развития наций, а имен--
но об их тенденции к сближению. «Мы убеждены, — подчеркивал
Ленин, —что развитие капитализма в России, вообще весь ход об­
щественной жизни ведет к сближению всех наций между собой»29.
Программа культурно-национальной автономии, указывал лидер
РСДРП(б), лишь отвлечет пролетариат и трудящиеся массы от за­
дач социалистической революции, выдвигая вместо этого идею со­

27 Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос. С. 361-362.


28 «[Национальное] меньшинство недовольно не отсутствием национального со­
юза, —замечал Сталин, —а отсутствием права родного языка. Дайте ему пользоваться
родным языком, —и недовольство пройдет само собой...» См.: Сталин И. В. Марксизм
и национальный вопрос. С. 363.
29 Ленин В. И. Нужен ли обязательный государственный язык? / / ПСС. Т. 24.
С. 295.

38
хранения наций и охраны их от ассимиляции. «Пролетариат же, —
утверждал Ленин, — не только не берется отстоять национальное
развитие каждой нации, а, напротив... приветствует всякую ассими­
ляцию наций, за исключением насильственной или опирающейся
на привилегии»30. В апреле 1916 г. в тезисах «Социалистическая
революция и право наций на самоопределение» Ленин заметил, что
борьба за социализм требует признания права угнетенных наций на
самоопределение, то есть «на свободное политическое отделение
от угнетающей нации»31. Что касается национальных меньшинств
Российской империи, то еще до октябрьского переворота 1917 г.
руководство РСДРП(б) пообещало им не только отмену всяческих
ограничений и «особые законы, гарантирующие им свободное раз­
витие», но и «полно[е] равноправие] по школьным, религиозным и
др. вопросам»32.
После победы большевиков в октябре 1917 г. ленинские идеи в
области национальной политики получили осуществление, хотя и в
видоизмененной форме. Знаменитая «Декларация прав народов Рос­
сии», принятая 2 (15) ноября 1917 г., во всеуслышание объявляла,
что политика угнетения и натравливания наций друг на друга долж­
на быть заменена «открытой и честной политикой», ведущей к пол­
ному и взаимному доверию между ними33. В ленинском обращении
к рабочим, солдатам и крестьянам по поводу победы Октябрьской
революции и ее ближайших задач, прозвучавшем на II Всероссий­
ском съезде Советов, еще раз подтверждалось, что советская власть
«обеспечит всем нациям, населяющим Россию, подлинное право на
самоопределение»34. Несомненно, это заявление, принесшее миро­
вую популярность большевистским лидерам, стало важной вехой в
завершении многовековой истории самодержавной Российской им­
перии. Вместе с тем большевистское руководство признало возмож­
ность создания «новой» советской федерации35. Можно полностью
согласиться со словами историка М. Я. Геллера, заметившего, что Ле­

30 Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу. С. 133.


31 Ленин В. И. Социалистическая революция и право наций на самоопределе­
ние. Тезисы / / ПСС. Т. 27. С. 255. См. также: Smith J. The Bolsheviks and the National
Question, 1917-23. London, 1999. P. 7-28.
32 Седьмая (апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б). С. 14.
33 Декреты Советской власти. М., 1957. Т. 1. С. 40.
34 Ленин В. И. Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депу­
татов, 25-26 октября 1917 г. / / ПСС. Т. 35. С. 11.
35 См. также: Второй Всероссийский съезд Советов Р[абочих] и С[олдатских]
Депутатов]. М.; Л., 1928. С. 65.

39
нин не был противником империи вообще —«он был врагом царской
империи, где власть ему не принадлежала»36.
Уже в марте 1917 г. Сталин провозгласил курс на введение по­
литической автономии для отдельных национальных окраин, под­
разумевая прежде всего Украину, Закавказье и Прибалтику, а также
предоставление права на самоопределение «провинциям» бывшей
империи — Финляндии и Польше, геополитически не «вписывав­
шимся» в новое Российское государство37. Выступая докладчиком
по национальному вопросу на VII Всероссийской конференции
РСДРП(б) в апреле 1917 г., Сталин дополнил партийную установ­
ку на предоставление «областной автономии» отдельным регионам
страны программным положением о признании за народами и права
на полное отделение38. На этой же конференции Ленин, всегда при­
держивавшийся точки зрения, что максимально возможное усиление
национально-сепаратистских тенденций в России и, как следствие,
разрушение основ ее государственности способствуют созданию
благоприятных условий для социалистического переворота, заявил:
«Мы к сепаратистскому движению равнодушны, нейтральны. Если
Финляндия, если Польша, Украина отделятся от России, в этом ни­
чего худого нет. Что тут худого? Кто это скажет, тот шовинист...»39
Именно он настоял и на принятии резолюции VII Всероссийской
конференции РСДРП(б) в следующей редакции: «За всеми нациями,
входящими в состав России, должно быть признано право на свобод­
ное отделение и на образование самостоятельного государства. От­
рицание такого права и непринятие мер, гарантирующих его прак­
тическую осуществимость, равносильно поддержке захватов или
аннексий...»40 В июне 1917 г. Ленин, явно подыгрывая центробеж­
ным националистическим силам и надеясь использовать их в случае
необходимости для захвата власти в России, весьма яростно возму­
щался нежеланием Временного правительства выполнить «элемен­
тарный демократический долг» — предоставить Украине право на
полное отделение.
Только после Октябрьского переворота отношение большевиков,
включая самого Ленина, к независимости Украины радикально из­
менилось. Г. Л. Пятаков, вождь украинских большевиков, прямо

36 Геллер М. История Российской империи. М., 1997. Т. 3. С. 279. Ср.: BaberowskiJ.


Der Feind ist liberal]. Stalinismus im Kaukasus. Munchen, 2003. S. 199-201.
1,7 Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. С. 46.
38 Сталин И. В. VII (апрельская) конференция РСДРП (большевиков), 24-
29 апреля 1917 г. / / Соч. Т. 3. С. 52-55.
39 Ленин В. И. Речь по национальному вопросу / / ПСС. Т. 31. С. 435.
40 Ленин В. И. Резолюция по национальному вопросу / / ПСС. Т. 31. С. 439.

40
выразил общую точку зрения лидеров РКП(б) на ее самоопределе­
ние: «Россия не может существовать без украинской сахарной про­
мышленности, то же самое можно сказать об угле (Донбасс), хлебе
и т. д.»41 Что касается независимости Польши, то признать ее боль­
шевикам было несравненно легче — территорию этой страны за­
нимали германские войска, да и вопрос существования в будущем
самостоятельного польского государства практически решило еще
Временное правительство42. Вместе с тем свобода Финляндии далась
большевикам с большим трудом43. Свежеиспеченный нарком по де­
лам национальностей Сталин, выступая 14 ноября 1917 г. на съезде
Социал-демократической партии Финляндии, дал понять, что новая
власть России признает право свободного самоопределения и за фин­
ским народом. При этом он открыто призвал финских большевиков
к захвату власти, пообещав со стороны России поддержку данной
«инициативы» 44
Несомненно, одной из главных причин, питавших такой сепа­
ратизм, явилось резкое ослабление центральной власти. В декабре
1917 г., после официального отделения Финляндии, без особых проб­
лем провозгласили свою независимость Литва и Латвия, а в феврале
1918 г. и Эстония. Остается добавить, что и эти территории бывшей
Российской империи ушли из-под контроля Москвы: их оккупиро­
вали германские войска, и большевики просто не имели возможно­
сти повлиять на процессы «самоопределения» западных «окраин»45.
Собственная программа по национальному вопросу, состоявшая из
двух взаимоисключающих принципов — самоопределения народов
и сохранения централизованного государства, — сыграла с больше­

41 Цит. по: Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Т, 1. С. 72.


42 См.: Национальная политика России. С. 200-201.
43 Сталин И. В. О независимости Финляндии. Доклад на заседании ВЦИК, 22 де­
кабря 1917 г . / / Соч. Т. 4. С. 22-23.
44 Сталин И. В. Речь на съезде Финляндской социал-демократической рабочей
партии в Гельсингфорсе, 14 ноября 1917 г. / / Соч. Т. 4. С. 4 -5 . Когда в январе 1918 г.
в Финляндии была сделана попытка захвата власти местными большевиками, то на­
ходившиеся здесь красноармейские части тут же пришли на помощь восставшим. См.:
Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Т. 1. С. 71. Ср. также выступление Сталина
в апреле 1917 г.: Седьмая (апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б). С. 12.
45 С конца 1918 г, в государствах Прибалтики стала поочередно устанавливаться
советская власть, которая продержалась всего несколько месяцев (до весны 1919 г.),
В начале сентября 1919 г. Советская Россия была вынуждена официально признать
независимость прибалтийских государств и предложить их «белым» правительствам
вступить в переговоры «для прекращения военных действий и установления мирных
отношений». См.: Документы внешней политики СССР. М., 1958. Т. 2. С. 246. Ср.: Ч и­
черин Г. В. Статьи и речи по вопросам международной политики. М., 1961, С. 282,

41
виками, пришедшими к власти, злую шутку4в. Претворение в жизнь
коммунистических идей, тем более во всемирном масштабе, несмот­
ря на всю их утопичность, требовало не только сильной власти, но и
сильного государства. В декабре 1919 г., на VIII Всероссийской кон­
ференции РКП(б), Ленин открыто высказал свое отношение к «неза­
висимости» бывших наций и народностей Российской империи, за­
тронув самое больное место —Украину. Большевики «не упрекали»
боротьбистов47 «в самостийности в смысле национальном, в смысле
независимости Украины». «Мы упрекали, — заявил вождь больше­
вистской партии, —в самостийности в смысле нежелания считаться с
московскими взглядами, взглядами Центрального Комитета, находя­
щегося в Москве...»48 Комментарии излишни —национальная «неза­
висимость» могла быть дарована только с разрешения ЦК РКП(б) и в
определенных им рамках. «Пролетарский» писатель Максим Горький
уже через две недели после Октябрьского переворота сделал свой,
оказавшийся позже весьма пророческим, вывод: «...Ленин, Троцкий
и сопутствующие им уже отравились гнилым ядом власти, о чем сви­
детельствует их позорное отношение к свободе слова, личности и ко
всей сумме тех прав, за торжество которых боролась демократия...»49
Гражданская война не только окончательно разрушила Россий­
скую империю, но и создала основные предпосылки ее «собирания»
в новом качестве. Использование по сути антимарксистской идеи
«перехода» от унитарного государства к федеративному не особенно
смущало вождя мирового пролетариата, который уже в июне 1917 г.

46 Так как речь шла не столько о национальной политике РКП(б), сколько о спа­
сении самой власти большевиков, то лидеры РКП(б) смогли удовлетвориться и тем,
что «часть молодых буржуазных государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва,
Польша) нейтрализована...». См.: Сталин И. В. О политическом положении республи­
ки, 27 октября 1920 г. / / Соч. Т. 4. С. 379.
47 Боротьбисты — члены Украинской коммунистической партии (боротьбистов),
образовавшейся в мае 1918 г. в результате раскола Украинской партии социалистов-
революционеров. На IV съезде из У ПСР выделилось левое течение. По названию цент­
рального печатного органа — газеты «Боротьба» — оно стало именоваться УПСР (бо­
ротьбистов), затем — УПСР (коммунистов-боротьбистов), а в августе 1919 г. — УКП
(боротьбистов). С 1919 г. УКП (боротьбистов) сотрудничала с КП(б)У, но считала, что
УССР должна быть независимой. В марте 1920 г. Всеукраинская конференция УКП
(боротьбистов) объявила о роспуске партии.
48 Ленин В. И. VIII Всероссийская конференция РКП(б), 2-4 декабря 1919 г. За­
ключительное слово по вопросу о советской власти на Украине //П С С . Т. 39. С. 371.
49 Горький М. Несвоевременные мысли. Заметки о русской революции и куль­
туре. См.: Антология самиздата. URL: http://antology.igninov.ru/authors/gorky/m ysli.
html (8.02.2010).

42
на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов
бросил клич: «Пусть Россия будет союзом свободных республик»50.
Кроме идеи организации совместной обороны страны от контррево­
люционных сил, ориентация на единство соответствовала главной
надежде большевиков на скорую мировую социалистическую рево­
люцию. Следует отметить, что принцип федеративного устройства
государства во многом утвердился силой обстоятельств, так как со­
ветскую власть на национальных окраинах можно было установить
только при условии признания этого принципа51. Другими словами,
большевики попали в весьма противоречивую ситуацию. С одной
стороны, неожиданно оказавшись хозяевами страны, они хотели во
что бы то ни стало остановить процесс ее распада, а с другой — не
могли открыто отказаться от своих же лозунгов, провоцирующих
центробежные процессы. Вместе с тем предложенная Лениным фор­
мула решения национального вопроса в форме «добровольного» фе­
деративного союза народов России оказалась, по всей видимости,
единственно возможной для большевиков в условиях относительной
слабости центральной власти52.
Назначение «главного теоретика» по национальным вопросам
Сталина на «практический» пост наркома по делам национальностей,
по всей видимости, также входило в планы Ленина, искавшего любые
компромиссы с «самоопределявшейся» периферией. Не имевший
еще особого политического влияния «чудесный грузин», не «вели­
коросс», прекрасно подходил на пост «собирателя земель русских».
И это при том, что Сталин никогда не скрывал свое негативное в це­
лом отношение к праву наций на независимость, отдавая приоритет

50 Ленин В. И. Речь о войне, 9 (22) июня 1917 г. //П С С . Т. 32. С. 286. Ср.: Саха­
ров А. Н. К вопросу о причинах распада СССР / / СССР и холодная война / под ред.
В. С. Лельчука, Е. И. Пивовара. М., 1995. С. 296-298.
51 Бузаров А. Ш., Хутыз К. К. Тоталитаризм и национальные отношения: уроки
и современность / / Северный Кавказ. Выбор пути национального развития. Май­
коп, 1994. С. 18; Wade R. A. The Bolshevik Revolution and Russian Civil War. Westport,
2001. P. 85-101; W erth N. Eip Staat gegen sein Volk. Gewalt, Unterdruckung und Terror
in der Sowjetunion / / Das Schwarzbuch des Kommunismus. Unterdruckung, Verbrechen
und Terror / hg. S. Courtois u. a. Mflnchen, 1998. S. 51-295; Павлюченков С. А. Воен­
ный коммунизм в России. Власть и массы. М., 1997; Он же. Крестьянский Брест, или
предыстория большевистского НЭПа. М., 1996; The Bolsheviks in Russian Society. The
Revolution and the Civil Wars / ed. V. N. Brovkin. New Haven, 1997; Brovkin V Behind
the Front Lines of the Civil War. Princeton, 1994; Тормозов В. Т. Белое движение и на­
циональный вопрос. М., 1997.
52 Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. С. 47-48. Ср.: Baberowski J.
Der Feind ist iiberall. S. 198-204; Martin T. The Affirmative Action Empire: Nations and
Nationalism in the Soviet Union, 1923-1939. Ithaca, 2001. P. 1-27.

43
«самоопределению не буржуазии, а трудовых масс данной нации»53.
Остается добавить, что лозунг самоопределения наций превратился
фактически в пустой звук после того, как VIII съезд РКП(б) окон­
чательно отверг идею организации партии по федеративному прин­
ципу, приравняв центральные комитеты национальных компартий
к обычным территориальным комитетам54. Бесспорно, «скелетом и
одновременно кровеносной и нервной системой нового организма»55,
с июля 1918 г. получившего название РСФСР, стала РКП(б). Ста­
лин в полной мере оценил огромные возможности этой структуры
как основной властной и интегрирующей силы в стране. Еще до вос­
хождения на «партийный Олимп» в качестве генсека он дал ей в июле
1921 г. весьма лестную характеристику: «Компартия... своего рода ор­
ден меченосцев внутри государства Советского, направляющий орга­
ны последнего и одухотворяющий их деятельность...»56
Разделение по национальному признаку внутри социалистическо­
го государства большевики рассматривали как анахронизм, исходя
из посылки о приоритете социальных проблем над национальными.
Признание ущербности федеративного устройства по сравнению с го­
сударством, стоящим выше национальных проблем и редуцирующим
их к проблемам классовым, являлось, однако, скорее идеальной тен­
денцией, которую не всегда можно реализовать. Таким образом, по­
становка большевиками вопроса о федерации после октября 1917 г.,
как они сами позже заявляли, означала не измену марксистской
идеологии, а лишь ее творческое развитие, точно спроецированное
на конкретную ситуацию. Главное — создать единое социалистиче­
ское государство по сути, и не столь важно, каким оно будет по фор­
ме57. Сталин, никогда не считавший национальный вопрос чем-то
самодовлеющим, данным раз и навсегда, замечал: «...Национальный
вопрос целиком определяется условиями социальной обстановки,
характером власти в стране и, вообще, всем ходом общественного
развития»58.
В 1919 г. РКП(б) включила принцип федерации в свою новую
программу: «...Как одну из переходных форм на пути к полному

53 Ср.: Сталин И. В. Доклад по национальному вопросу, 15 января 1918 г. / / Соч.


Т. 4. С. 31-32.
54 Восьмой съезд РКП(б): Протоколы. М., 1959. С. 425.
55 Геллер М. История Российской империи. Т. 3. С. 279.
56 Сталин И. В. О политической стратегии и тактике русских коммунистов / /
Соч. Т. 5. С. 71.
57 Подробнее см: Национальная политика России. С. 256-257.
58 Сталин И. В, Октябрьский переворот и национальный вопрос / / Соч. Т. 4.
С. 155.

44
единству, партия выставляет федеративное объединение государств,
организованных по советскому типу»59. Заметное противоречие проя­
вилось в том, что, с точки зрения марксизма, задачей национального
освобождения являлось создание нацией самостоятельного государ­
ства, тогда как интересы социализма требовали поглощения той же
нации большим социалистическим государством. Вся надежда боль­
шевиков была только на «последовательность» рабочего класса в его
национально-освободительном движении в ходе мировой антиимпе­
риалистической борьбы. «Мы и начали наше дело исключительно в
расчете на мировую революцию», —подтвердил Ленин в 1920 г.ео Та­
ким образом, именно тактические соображения привели его к изме­
нению взглядов в вопросе национально-государственного строитель­
ства. Центробежные силы, вызванные революцией, могли ослабить
компартию, привести к смещению акцентов с классовых позиций на
сугубо национальные, что, естественно, не устраивало большевиков.
Другими словами, создавая федерацию, большевики делали внеш­
нюю уступку национально-демократическим движениям при пол­
ном сохранении внутреннего централизма. Именно поэтому процесс
движения от «царского унитаризма к советскому федерализму» мог
иметь для большевиков только переходное значение: «Федерализму
в России... суждено, как и в Америке и Швейцарии, сыграть переход­
ную роль —к будущему социалистическому унитаризму»61.
В результате национальная политика большевиков свелась к
созданию государства, децентрализованного лишь формально, а
фактически ультрацентрализованного. В первую очередь это кос­
нулось национально-государственных формирований на террито­
рии РСФСР, возникших после революции, а также во время и после
Гражданской войны62. На III Всероссийском съезде Советов в январе
1918 г. было четко заявлено: «Способ участия советских республик,
отдельных областей в федеральном правительстве, областей, отлича­
ющихся особым бытом и национальным составом, равно как разгра­
ничения сферы деятельности федеральных и областных учреждений
Российской республики, определяются немедленно по образованию

Восьмой съезд РКП(б) / / КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 79.


60 Ленин В. И. Речь на торжественном заседании пленума Московского совета
рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, МК РКП(б) и МГСПС, посвя­
щенном 3-й годовщине Октябрьской революции, 6 ноября 1920 г. / / ПСС. Т 42. С. 1.
Ср.: Baberowski J. Der Feind ist liberal], S. 186-189.
61 Ср.: Сталин И. В. Организация Российской Федеративной Республики / / Соч.
Т, 4. С. 73; Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу. С. 144.
62 По сути, все автономные республики возникли только по декрету и с ведома
ВЦИК или ВЦИК и СНК. Исключение составила только Башкирская республика.

45
областных советских республик Всероссийским центральным ис­
полнительным комитетом и центральными исполнительными ко­
митетами этих республик»63. Другими словами, только соглашение
национальных республик, областей и округов с Москвой устанавли­
вало юридические рамки и конкретное содержание образуемых авто­
номий, включая взаимоотношения с центральным правительством и
участие новых нацструктур в решении общефедеральных вопросов64.
Классическая автономия подразумевает известную самостоятель­
ность по отношению к центральной власти, а в некоторых случаях
и определенную независимость автономного правительства в поли­
тических вопросах, т. е. возможность отхода автономной республики
от общей политической линии федерации65. На практике советские
автономные республики передали федеральному правительству
не часть, а практически все свои права. В результате ограничения
центральными органами власти полномочий советских автономных
республик они фактически приравнивались к губерниям66. Неудиви­
тельно, что в Конституции РСФСР 1918 г. нигде не зафиксированы
отличие автономных образований от губерний или их особый юри­
дический статус67. Остается добавить, что еще в мае 1918 г. последо­
вательный сторонник централизма Сталин, формулируя политику
Наркомата по делам национальностей, подтвердил, что советская
власть признает автономию лишь в том случае, если она находится
под руководством и контролем Москвы68.

63 Съезды Советов РС Ф С Р в постановлениях и резолюциях. М., 1939. Т. 1. С. 31.


Постановлением Президиума ВЦИК от 9 мая 1923 г. всем автономным образованиям
РС Ф С Р запрещалось производить даже любое внутриадминистративное изменение
в своих республиках (областях) без утверждения таковых Президиумом ВЦИК. См.:
Письмо зам. председателя Административной комиссии ВЦИК Егорова в Президиум
ВЦИК, 15 ноября 1927 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 386. Л. 22.
64 Образование СССР. Сборник документов, 1917-1924. М.; Л., 1949. С. 54-55.
Только с апреля по ноябрь 1920 г. в составе РСФ СР было образовано 14 автономных
республик и областей. К концу 1922 г. в состав РС Ф С Р входило 8 автономных респуб­
лик, 11 автономных областей и две «трудовые коммуны». См.: Коржихина Т. П. Совет­
ское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. —декабрь 1991 г. М., 1995. С. 30.
65 Автономия / / Энциклопедический словарь Т-ва «Бр. А. и И. Гранат». М., 1910.
Т. 1. С. 326-333.
66 Ср.: Декрет ВЦИК о преобразовании АО НП в АССР НП, 20 февраля 1924 г.:
РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1923. Л. 25-26; Замечания НКВД к проекту Конституции
АССР НП 1926 г.: ГА РФ. Ф. Р-393. Оп. 53. Д. 67. Л. 308-311.
67 Конституция РС Ф С Р 1918 г. URL: http://w w w .hist.m su.ru/ER /Etext/cnstl918.
htm (8.02.2010); Национальная политика России. С. 235.
68 Сталин И. В. Выступления на совещании по созыву Учредительного съезда
Татаро-Башкирской советской республики, 10-16 мая 1918 г . / / Соч. Т. 4. С. 85-90. Ср.:

46
Отправной точкой дальнейшего развития теории национального
вопроса в Советской России стал X съезд РКП(б), определивший осо­
бенности тактики и стратегии компартии на периферии и выдвинув­
ший принцип так называемой коренизации национальных кадров. На
съезде особо подчеркивалось, что «ликвидация националистических
и, в первую голову, колонизаторских шатаний в коммунизме явля­
ется одной из важнейших задач партии на окраинах страны»69. Уже в
мае 1921 г., в развитие установок съезда, Сталин выделил пять основ­
ных мероприятий, необходимых для фактического выравнивания на­
ций: а) изучение хозяйственного состояния, быта и культуры отста­
лых наций и народностей; б) развитие их национальной культуры; в)
политическое просвещение; г) постепенное и «безболезненное» при­
общение их к высшим формам хозяйства; д) хозяйственное сотруд­
ничество между трудящимися отсталых и «передовых» наций70. То
есть суть партийного принципа самоопределения после победы боль­
шевиков была подменена «фактическим» равенством наций, кото­
рому, по Сталину, и предстояло разрешить многовековую проблему
дискриминации и национализма71. Несомненная положительная сто­
рона политики «выравнивания» заключалась в широкомасштабной
помощи центра, как материальной, так и гуманитарной, более отста­
лым восточным народам, призванной дать им возможность догнать
более развитые западные народы. Вместе с тем просвещение во всех
его формах, предоставление технических специалистов, обучение на­
циональных кадров и т. п. служили главной цели — формированию
национального пролетариата72.
После победы в Гражданской войне РСФСР занимала 92 % тер­
ритории, на которой проживало около 70 % населения будущего
СССР. Остальная территория принадлежала «независимым» совет­

Martiny A. Der Nationalismus in sowjetischer Sicht / / Sowjetsystem und demokratische


Gesellschaft. Eme vergleichende Enzyklopadie. Bd. IV Freiburg; Basel; Wien, 1971.
S. 670-695.
69 Стенографический отчет X съезда РКП(б). М., 1963. С. 60; Циркулярное
письмо ЦК РКП(б) местным партийным организациям о работе среди национальных
меньшинств, 26 ноября 192Д г. / / ЦК РК П (б)-В К П (б) и национальный вопрос. Кн. 1:
1918-1933 гг. / сост. Л. С. Гатагова, Л. П. Кошелева, Л. А. Роговая. М., 2005. С. 59.
70 Сталин И. В. К постановке национального вопроса / / Соч. Т. 5. С. 52-59.
71 Подробнее см.; Десятый съезд РКП(б). Март 1921 года: Стеиогр. отчет. М., 1963.
С. 184; Карр Э. История советской России / / Большевистская революция, 1917-1923.
М., 1990. Т. 1. С. 288; Baberowski J. Der Feind ist iiberall. S. 201-202.
72 Ср.: Halfin I. From Darkness to Light. Class, Consciousness, and Salvation in
Revolutionary Russia. Pittsburgh, 2000. P. 39-84; Bauman Z. Moderne und Ambivalenz.
Das Ende der Eindeutigkeit. Frankfurt am Main, 1996. S. 323; Furet F. Das Ende der
Illusion. Der Kommumsmus im 20. Jahrhundert. Miinchen, 1996. S. 41.

47
ским республикам: Украине, Белоруссии, Азербайджану, Грузии,
Армении, Дальневосточной республике и двум среднеазиатским «на­
родным республикам» —Хорезмской и Бухарской. При этом сложи­
лась парадоксальная ситуация: если в вопросе о «единой и неделимой
Советской России» коммунисты западных национальностей —латы­
ши, поляки, эстонцы и др. — фактически стояли на позициях «ве­
ликорусского шовинизма», то его ярыми противниками выступили
именно коммунисты «независимых» советских республик, прежде
всего Украины и Грузии. При этом сопротивление Москве напрямую
зависело от силы и влияния компартий тех республик, которые офи­
циально не входили в РСФСР73. В сентябре 1920 г. Азербайджан и
РСФСР подписали договор, ставший, по сути, моделью для последу­
ющих договоров между Москвой и другими «независимыми» респуб­
ликами: последние соглашались на тесный военный и финансово-
экономический союз, что де-факто означало их отказ от суверенитета
в пользу центра74.
Заняв пост генерального секретаря ЦК РКП(б) в апреле 1922 г.,
Сталин уже в августе подготовил проект резолюции пленума ЦК
РКП(б), признающей «целесообразным формальное вступление не­
зависимых Советских республик: Украины, Белоруссии, Азербай­
джана, Грузии и Армении в состав РСФСР», а также предусматри­
вающей распространение компетенции органов власти и управления
России на аналогичные структуры этих республик75. В сентябре
1922 г. (22 сентября) Сталин направил Ленину письмо, в котором
попытался убедить его, что «существующий порядок отношений
между центром и окраинами, то есть отсутствие всякого порядка и
полный хаос», дальше терпеть невозможно. При этом он предлагал
прекратить «игру в независимость» советских республик и сделать
окончательный выбор: «...Либо действительная независимость и
тогда невмешательство центра... либо действительное объединение
советских республик в одно хозяйственное целое... то есть замена

73 Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Т. 1.С. 159, 161.


74 В октябре 1920 г. Сталин написал статью «Политика Советской власти по на­
циональному вопросу», где открыто выступил против отделения окраин от России.
См.: Сталин И. В. Предисловие к сборнику статей по национальному вопросу, издан­
ному в 1920 г. / / Соч. Т. 4. С. 372.
75 Проект резолюции о взаимоотношениях РС Ф С Р с независимыми республика­
ми, предложенный И. В. Сталиным [11 августа 1922 г.] / / Известия ЦК КПСС. 1989.
№ 9. С. 192-193. Согласно проекту Сталина, все постановления ВЦИК, СНК и СТО
РСФ СР должны были быть обязательными для всех национальных республик. По­
дробнее см.: Ленин В. И. Примечание к статье / / ПСС. Т. 45. С. 557. Ср.: Baberowski J.
Der Feind ist uberall. S. 210-212.
фиктивной независимости действительной внутренней автономией
республик...»76
Ленин категорически отверг сталинский проект «автономизации»,
выдвинув собственную идею создания так называемого Союза совет­
ских республик Европы и Азии. В качестве альтернативы проекту
Сталина, с относительно простой и логичной схемой наделения всех
национальных республик единого государства одинаковыми авто­
номными правами, Ленин предложил весьма усложненный вариант
декларативно-федеративного государственного устройства77. Други­
ми словами, планировалось возвести «многоэтажную» национально­
иерархическую конструкцию, на верхнем, самом привилегированном
ярусе которой должны были располагаться ранее «независимые»
Россия, Украина и Белоруссия78, ступенькой ниже — Грузия, Азер­
байджан, Армения, входившие в союз в составе Закавказской федера­
ции, еще ниже —автономные республики в составе союзных и т. д. по
нисходящей. Тем самым закладывались иерархичность, неравенство
национальных прав, которые ставились в зависимость от таких фак­
торов, как численность народов, а также размеры и местоположение
занимаемых ими территорий79. Само собой разумеется, подобная мо­
дель национально-государственного устройства могла функциониро­

76 «За четыре года гражданской войны, — отмечал Сталии, — когда мы ввиду ин­
тервенции вынуждены были демонстрировать либерализм Москвы в национальном
вопросе, мы успели воспитать среди коммунистов, помимо своей воли, настоящих и
последовательных социал-иезависимцев... Молодое поколение коммунистов на окраи­
нах игру в независимость отказывается понимать как игру, упорно признавая слова о
независимости за чистую монету и так же упорно требуя от нас проведения в жизнь
буквы конституции независимых республик...» См.: Письмо И. В. Сталина — В. И. Л е­
нину, 2 2 сентября 1922 г. //И зв ес т и я ЦК КПСС. 1989. № 9. С. 198-199. Ср.: Martin Т.
The Russification of the RSFSR / / Cahiers du monde russe. 1998. Vol. 39. № 1-2. P. 100-
ЮЗ.
77 Сталин расценивал позицию Ленина как «национальный либерализм», однако
не стал настаивать на своей точке зрения и переработал свой проект в соответствии со
всеми предложениями учителя. См.: Троцкий Л. Сталинская школа фальсификации.
М., 1990. С. 78-79.
78 Другими словами, Ленин хотел удовлетворить «независимцев» из националь­
ных республик за счет схоластического «снижения» статуса РСФСР.
79 Советская государственно-политическая концепция устанавливала прямую
связь между статусом национально-административного образования и его географи­
ческим положением. Для придания республике статуса союзной, по Сталину, «необхо­
димо, чтобы республика была окраинной, не окруженной со всех сторон территорией
СССР». Соответственно «перевод» автономных республик «в разряд союзных респуб­
лик» оказывался излишним, «потому что они со всех сторон окружены советскими рес­
публиками и областями и им, собственно говоря, некуда выходить из состава СССР»,
под «общий смех, аплодисменты» объяснял Сталин на Чрезвычайном VIII Всесо­

49
вать только при наличии жесткой партийно-административной систе­
мы, как скобами скреплявшей ее, не давая рассыпаться80. Чем больше
«национального либерализма», тем больше централизма — такова
была софистика Ленина, прекрасно осознававшего, что централизм
осуществлялся не через Совнарком, а через РКП(б)81. Необходимо
учитывать и время создания Союза ССР (декабрь 1922 г.) —период
больших надежд его «родителей» на «пробуждающийся Восток» и
«перманентную революцию» в Европе.
Что касается самого процесса образования СССР, по словам Ста­
лина — «прообраза грядущей Мировой Советской Социалистиче­
ской Республики»82, то его основу также заложил декрет централь­
ного правительства, а не соглашения между самими республиками.
Союз ССР был создан полностью по образу и подобию РСФСР, по­
строенной по принципу выделения территорий в соответствии с их
национально-языковыми характеристиками. По сути, объединение
республик в одно государство, даже при их «иерархии», явилось фор­
мальным актом навязанной Москвой интеграции. Принципы совет­
ской национальной политики, приведшей в итоге к созданию СССР,
весьма прямолинейно сформулировал еще в 1919 г. один из лидеров
РКП(б) Г. Е. Зиновьев: «Мы не можем обойтись без азербайджан­
ской нефти, без туркестанского хлопка. Мы берем эти продукты, ко­

юзном съезде Советов (1936 г.). См.: Stalin J. W Uber den Entwurf der Verfassung der
Union der S S R //W erk e. Dortmund, 1976. Bd. 14. S. 83-84.
80 Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. С. 51-52.
81 Примечательно, что с момента принятия Конституции СССР Совнарком,
ВСНХ и другие центральные учреждения РСФСР стали соответственно органами
СССР, практически без изменения их функций. РКП(б), в руках которой находилась
вся власть, была фактически превращена в компартию СССР, хотя официальное ее
переименование состоялось только в 1925 г. См.: Ли Ван Чон. От Ленина к стали­
низму (1917-1939). М., 1997. С. 193-194. Об образовании Союза ССР подробнее
см.: Carr Е. Н. Socialism in One Country, 1924-1926. London, 1959, Vol. 2. P. 231-272;
Pipes R. The Formation of the Soviet Union. Communism and Nationalism, 1917-1923.
Cambridge, 1964. P. 269-293; Arnold J. Die nationalen Gebietseinheiten der Sowjetumon.
Staatlichkeit, Souveranitat und Autonomie im Sowjetfoderalismus. Koln, 1973; Ненаро-
ков А. П. К единству разных. Культурные факторы объединительного движения со­
ветских народов, 1917-1924. М., 1991. С. 114-137; Коржихина Т. П. Советское госу­
дарство и его учреждения. С. 109-116; Hildermeier М. Geschichte der Sowjetumon,
1917-1991. Entstehung und Niedergang des ersten sozialistischen Staates. Miinchen, 1998.
S. 194-202; Suny R. G. The Soviet Experiment. Russia, the USSR, and the Successor States.
New York, 1998. P. 140-144; M artin T. An Affirmative Action Empire: The Soviet Union as
the Highest Form of Imperialism / / A State of Nations: Empire and Nation-Making in the
Age of Lenin and Stalin / ed. R. G. Suny, T. Martin. Oxford, 2001. P. 67-90.
82 Сталин И. В. Об образовании Союза Советских Социалистических Республик,
30 декабря 1922 г. / / Соч. Т. 5. С. 158.

50
торые нам необходимы, но не так, как брали старые эксплуататоры,
а как старшие братья, несущие факел цивилизации...»83 К 1923 г. под
эгидой Москвы насчитывалось уже 33 национальных государства и
национально-государственных образования, в том числе 4 союзных
республики, 13 автономных республик и 16 автономных областей,
что полностью противоречило анациональной коммунистической
идеологии большевиков, разработанной до 1917 года84.
Сам Сталин отмечал, что понимает советскую национальную
политику «как политику уступок националам и национальным
предрассудкам»85, подразумевая ее конечную цель —преобразование
разнородных наций и народностей в единую общность «советский
народ»86. В статье «Об очередных задачах партии в национальном
вопросе», написанной в феврале 1921 г., он четко указал на два недо­
пустимых отклонения от коммунизма: «великорусский шовинизм»,
с одной стороны, и «буржуазно-демократический национализм» —
с другой87. На XII съезде РКП(б) в апреле 1923 г. в своем докладе
по национальному вопросу Сталин не ограничился общей ритори­
кой о великодержавном шовинизме и местном национализме, но и
глубокомысленно подчеркнул, что право народа на самоопределение
должно быть подчинено праву «рабочего класса на укрепление сво­
ей власти»88. Продолжая свою стратегическую линию в духе государ­
ственного централизма, Сталин был все-таки вынужден в интересах
укрепления собственной власти прибегать к тактике «уступок», за­
игрывая с национальной бюрократией, что и положило начало прак­

83 Цит. по: Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Т. 1. С. 166.


84 Kappeler A. Russland als Vielvolkerreich. Entstehung — Geschichte — Zerfall.
Miinchen, 1993. S. 302.
85 Сталин И. В. Заключительное слово по организационному отчету ЦК / / Соч.
Т. 5. С. 231.
86 Ср.: Rakowska-Harmstone Т. The Dialectics of Nationalism m the USSR / / The
Soviet Nationality Reader. The Disintegration in Context / ed. R. Denber. Boulder, 1992.
P. 391-416; Slezkine Yu. The USSR as a Communal Apartment, or How a Socialist State
Promoted Ethnic Particularism / / Stalinism. New Directions / ed. S. Fitzpatrick. London;
New York, 2000. P. 313-347. *
87 Сталин И. В. Об очередных задачах партии в национальном вопросе / / Соч.
Т. 5. С. 27-28. Подробнее см.: Simon G. Nationalismus und Nationalitatenpolitik in der
Sowjetumon. Von der totalitaren Diktatur zur nachstalinschen Gesellschaft. Baden-Baden.
1986. S. 83-106; Sapoval Ju. Der russische Nationalismus und die Herrschaft Stalins / /
Stalinismus vor dem Zweiten Weltkrieg / hg. M. Hildermeier. Miinchen, 1998. S. 291 —
305; Blitstein P. A. Nation-Building or Russifikation? / / A State of Nations. P, 253-274;
Martin T. The Russification of the RSFSR. P. 99-118.
88 Сталин И. В. Заключительное слово по докладу о национальных моментах / /
Соч. Т. 5. С. 265.

51
тической реализации предложенного еще X съездом РКП(б) кур­
са на «коренизацию» кадров89. Удовлетворяя тем самым властные
амбиции национал-бюрократии и передавая ей из своих рук право
формировать региональные аппараты управления, Сталин обеспе­
чил нейтралитет своих непримиримых критиков из числа особо ра­
дикальных национал-коммунистов, таких, как М. X. Султан-Галиев
или П. Г. Мдивани90. Пытаясь в первую очередь предотвратить реали­
зацию идей национальной независимости и отчасти удовлетворить
амбиции местных национальных деятелей, руководство компартии
было вынуждено пойти на осуществление политики «коренизации»
в советских национальных и автономных республиках, вылившей­
ся в форму «белорусизации», «украинизации», «татаризации» и
т. д. Неудивительно, что в процессе раздачи центром суррогатов су­
веренитета так называемые титульные нации союзных республик
оказались в более привилегированном положении, чем не имеющие
собственной территории и «распыленные» по всей стране нацмень­
шинства. Именно политике центра в отношении западных нацмень­
шинств, над большей частью которых после 1917 г. довлела печать
«ранее господствующих национальностей», посвящается наше даль­
нейшее исследование.
Коротко подводя итоги эволюции взглядов большевистских ли­
деров по национальному вопросу и национально-государственному
строительству, необходимо отметить следующее. Вплоть до октября
1917 г. Ленин и его соратники доказывали необходимость создания
областной автономии и нецелесообразность федерации. Больше­
вистский лозунг права наций на самоопределение вплоть до полити­
ческого отделения, несомненно, содействовал сплочению различных
национальных групп России в революционном движении. Его цен­
тробежный потенциал в полной мере был использован большевика­
ми для развала царской империи. Вместе с тем одержимый идеей ми­
ровой социалистической революции Ленин выдвигая на первый план
интересы классовой борьбы, в связи с чем принижал значение обще­

89 Подробнее о политике «коренизации» см.: Simon G. Nationalismus und


Nationalitatenpolitik in der Sowjetunion. S. 47-57; Liber G. Korenizatsiia: Restructuring
Soviet Nationality Policy in the I920’s//E th n ic a n d Racial Studies. 1991. Vol. 14. P. 15-23;
Siegelbaum L. H. Soviet State and Society between the Revolutions, 1918-1929. Cambridge,
1992. P. 117-126; Suny R. G. The Revenge of the Past. Nationalism, Revolution, and the
Collapse of the Soviet Union. Stanford, 1993. P. 100-112; Kaiser R. J. The Geography
of Nationalism in Russia and the USSR. Princeton, 1994. P. 107-138; Slezkine Yu. The
USSR as a Communal Apartment. P. 313-347; Martin T. The Affirmative Action Empire.
P. 9-15.
90 Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. С. 53-54; Martin Т. The Affirmative
Action Empire. P. 15-22.

52
демократических задач в национальном вопросе. Национальности,
населявшие бывшую Российскую империю, рассматривались руко­
водством РСДРП(б) лишь как потенциальные союзники в револю­
ционной борьбе91. Поддержка, оказанная большевикам в ходе Граж­
данской войны национальными окраинами, всецело подтвердила
правильность ставки на лозунг права наций на самоопределение в
противовес лозунгу «единой и неделимой России» белого движения.
Сумев привлечь на свою сторону широкие слои нерусского населе­
ния, большевики получили шанс заново консолидировать многона­
циональную страну.
Придя к власти, РКП(б) коренным образом изменила свои поли­
тические взгляды по вопросам национально-государственного строи­
тельства, сформированные в период подготовки социалистической
революции. Ленин, как сторонник централизма в партии, заложил
принцип централизма и в устройство советского государства. Стрем­
ление к сильному централизованному государству объясняется не
столько особым патриотизмом лидеров РКП(б), сколько их желани­
ем использовать его в качестве орудия в борьбе за мировую социали­
стическую революцию. Создание РСФСР, а позже и СССР в фор­
мате федерации представляло собой лишь внешнюю уступку центра
национально-демократическим движениям на периферии при сохра­
нении и усилении внутреннего централизма. При этом национальные
проблемы рассматривались Москвой как преходящие, как внешнее
выражение классовых интересов определенных социальных слоев и
групп общества, что не замедлило отразиться на проводимой центром
политике. Право на самоопределение было подменено правом «суве­
ренных» автономий под контролем Москвы и «фактическим» равен­
ством наций, однако остановить процесс «национального брожения»
оказалось уже невозможно. Понимая, что «национальный вопрос»
сохранил свой взрывоопасный потенциал и в Советском государстве,
большевики признали принципы федерального устройства Советско­
го государства и национально-территориального административного
строительства. Руководство РКП(б) не могло допустить нового ис­
точника конфликтов на межнациональной почве, могущих ослабить
Советскую республику и помешать расширению революционного
процесса в мировых масштабах.
С образованием в декабре 1922 г. СССР установилась следующая
иерархия национальных административно-территориальных обра­
зований: союзные республики, автономные республики, автономные
области, национальные округа, национальные районы и сельсоветы.
Такое разнообразие форм «национальных квартир» соответствова­

91 См.: Седьмая (апрельская) Всероссийская конференция РСДРП(б). С. 27.

53
ло многообразному национальному составу СССР. «Титульные»
нации союзных республик заняли верхний этаж «национально­
иерархической конструкции», оказавшись в более привилегирован­
ном положении. В свою очередь, нацменьшинства, не имевшие соб­
ственной территории, разместились в самом низу этой пирамиды9'2.
Подобное положение привело не только к обделению их в правах,
но и сделало наиболее уязвимыми в ходе «великого эксперимента»
по формированию единой социалистической нации — «советского
народа»93.

2. Этнодисперсные группы:
определение, значение и приоритеты
2.1. Лишний ребенок?
— Разбирался ли Сталин в национальных вопросах? —
Сталин лучше всех разбирался в национальных делах...
Из беседы Ф. И. Чуева с Л. М. Кагановичем94

Среди проблем, стоящих перед исследователями истории СССР,


одними из наиболее важных и спорных традиционно являются проб­
лемы освещения и оценки национальной политики большевиков в
первые годы советской власти, включая деятельность в отношении
национальных меньшинств. Несомненно, важнейшим компонен­
том любой доктрины является ее точное определение. В полити­
ческих реалиях 1920-х гг. инициатива по формулировке термина
«нацменьшинства» могла исходить только из одного источника —
ЦК РКП(б). В 1921 г. будущий «отец всех народов» Иосиф Сталин
предложил следующее толкование этого термина: «...Отдельные
текучие национальные группы... вкрапленные в инонациональные
компактные большинства и в большинстве случаев не имеющие...
определенной территории (латыши, эстонцы, поляки, евреи и др.

92 См. рассуждения Сталина о важности проблемы «титульных наций» по от­


ношению к «нацменьшинствам», не имеющим своих государственных образований:
Десятый съезд РКП(б). Заседание пятое, 10 марта 1921 г. / / Национальный вопрос
на перекрестке мнений. С. 85. Ср.: Докладная записка секретаря Центрального бюро
еврейских коммунистических секций А. И. Чемерисского в ЦК ВКП(б) [18 февраля
1927 г.] / / ЦК РК П (б)-В К П (б) и национальный вопрос. С. 468-469.
93 См., напр.: Статья бывшего заместителя наркома по национальным де­
лам О. Я. Карклина «“Наркомнацы” т. Мережина (к 12-му партсъезду)», 20 апреля
1923 г. / / Национальный вопрос на перекрестке мнений. С. 166.
94 Чуев Ф. Каганович. Шепилов. М., 2001. С. 117.

54
нацменьшинства)»95. Эта формулировка вскоре перекочевала в текст
резолюции состоявшегося в марте 1921 г. X съезда РКП(б)96. Вместе с
тем, если в Конституции РСФСР 1925 г., утвержденной XII Всерос­
сийским съездом Советов, термин «нацменьшинство» фигурирует
без каких-либо пояснений и перечисления обозначаемых им народ­
ностей, то в Конституции СССР 1924 г. он не присутствует вообще97
Таким образом, критериями, определявшими статус нацмень­
шинства среди остальных этнических групп СССР, служили до­
вольно размытые понятия: а) отсутствие определенной территории и
б) вкрапленность в инонациональные большинства98. Использование
этих критериев на практике приводило к возникновению различных
вариантов трактовки и употребления этого термина, зачастую дале­
ко выходящих за его рамки. Так, к примеру, заместитель наркома
рабоче-крестьянской инспекции РСФСР М. А. Трилиссер даже в
1930 г. употреблял слово «нацменьшинство» («нацмен») примени­
тельно к 32,68 % населения Российской Федерации (22,9 млн чел.),
ошибочно подразумевая под «нацменьшинством» все нерусское на­
селение республики99. Похожая интерпретация данного термина как
«народности нерусского языка» встречается и в ряде документов от­
дела национальностей ВЦИК РСФ СР100.
Однако, как правило, словом «нацменьшинство» работники цент­
ральных органов власти называли все-таки некоренное население
национальных республик или областей: в РСФСР — нерусское на­
селение, не объединенное в свои национальные республики/области
(например, эстонцев, литовцев, финнов и др.), в АССР немцев По­
волжья —украинцев, татар и др., в Северо-Осетинской автономной
области — русских, немцев и др. В целом только в РСФСР под эту

95 Сталин И. В. Об очередных задачах партии в национальном вопросе / / Соч.


Т. 5. С. 26.
96 Десятый съезд РКП(б) / / КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 368-369.
97 Конституция РС Ф С Р 1925 г. URL: http://www.constitution.garant.ru (8.02.2010);
Конституция СССР 1924 г. URL: http://w w w .hist.m su.ru/ER /Etext/cnstl924.htm
( 8 .02.20 1 0 ).
98 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­
ности центральных органов РСФСР: теория и практика. 20-е годы / / Северный Кав­
каз. С. 160.
99 Докладная записка замнаркома наркомата РКИ М. А. Трилиссера в СНК
РСФСР, 6 сентября 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 43. Ср.: Просвещение
национальных меньшинств, 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60. Л. 12.
100 См., напр.: Просвещение национальных меньшинств, лето 1928 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 123: О постановлениях и решениях совещания уполномо­
ченных нацмен, 15 июня 1928 г.: Там же. Л. 116.

55
категорию попадало около 12 млн чел.’01 В любом случае сложность и
многообразие форм, в которых существовали в советских республи­
ках этнодисперсные группы (нацменьшинства), требовали уточнения
термина. Так, уже в 1921 г. в «Положении о Наркомнаце» констатиро­
валось наличие как минимум трех категорий нацменьшинств: а) на­
циональности, живущие в пределах РСФСР в виде нацменьшинств,
«но имеющие соответствующие территориальные объединения, не
входящие в состав РСФСР и не являющиеся союзными советскими
республиками» (например, поляки, литовцы, эстонцы, финны и др.);
б) евреи (как особая группа); в) национальные группы (меньшинства)
на территории РСФСР, не имеющие своих национальных отделов
при Наркомнаце и не входящие «в соответствующие национально-
территориальные объединения»102.
Отдельный закон о правах этнодисперсных групп, закрепляющий
их политико-правовой статус, так и не был разработан советским за­
конодательством, вместе с тем понятие «нацменьшинство» с годами
несколько конкретизировалось. Одну из наиболее результативных
попыток такой конкретизации по отношению к этнодисперсным груп­
пам, проживавшим на территориях различных автономий РСФСР,
предпринял заместитель секретаря ВЦИК РСФСР А. И. Досов. Вес­
ной 1928 г., готовясь к выступлению на II Всероссийском совещании
уполномоченных по работе среди нацменьшинств, он не только выде­
лил в особую категорию нацменьшинства в автономных республиках
и областях, но и предложил разбить их на две отдельные группы, раз­
личающиеся по своему культурному и экономическому положению.
К первой группе Досов отнес «культурно и экономически отсталые
национальности (чуваши, мари в Татреспублике...)», а ко второй —
«более культурные национальности, стоящие в культурном и эконо­
мическом отношении выше коренного населения данной автономной
единицы (русские, украинцы, немцы и др.)»103.
В итоговом документе совещания, состоявшегося в мае 1928 г.,
предложенная Досовым «схема» получила свое дальнейшее разви­
тие: был уточнен состав второй, более культурно развитой группы
нацменьшинств, проживавшей в автономиях РСФСР, куда оказа­

101 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­


ности центральных органов РСФ СР. С. 160.
102 Национальные комиссариаты/отделы в структуре НКН были созданы только
для нацменьшинств первой и второй категорий. См.: Конституция и конституционные
акты РС Ф С Р (1918-1937). М., 1940. С. 107; Ильин С. К. Проблема нацменьшинств
северокавказских автономий в деятельности центральных органов РСФСР. С. 160.
103 Тезисы доклада об итогах и очередных задачах в области работы среди нацмень­
шинств РС Ф С Р, весна 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 186.

56
лись причислены все нацменьшинства «западной» группы104. В це­
лом иерархия этнодисперсных групп РСФСР в соответствии с их
культурным и хозяйственным развитием распределялась следую­
щим образом: 1) представители западных национальностей (немцы,
эстонцы, поляки и др.); 2) славяне (русские105, украинцы, белорусы);
3) представители восточных национальностей (казахи, татары, ха­
касы и др.); 4) угро-финская группа народностей (мордва, чуваши,
вотяки, зыряне и др.); 5) северные народности (тунгусы, карагасы,
долганы и др.)106. Представитель Оргкомиссии ВЦИК Самойлович,
объясняя организационные сложности работы с нацменьшинствами,
выделил две главных «крайности» в их развитии (1930 г.): «...С одной
стороны, немцы, поляки, латыши, эстонцы и другие западные группы
национальных меньшинств, не уступающие в культурном и экономи­
ческом отношении основной массе населения РСФСР —русским, и,
с другой —отсталые, бесписьменные, кочевые и бродячие народности
северных окраин РСФСР»107.
В течение первого десятилетия советской власти работники цент­
ральных органов (как партийных, так и советских) предпринимали
неоднократные попытки определить для себя предмет своей дея­
тельности в работе с многочисленными этническими группами, со­
ставляющими население РСФСР и СССР. Одним из результатов
этого стало также появление термина «нацменьшинство» как про­
тивоположности инонациональному большинству «титульных на­
ций». Однако недостаточно четкие критерии не позволяли исполь­
зовать этот термин без постоянного дополнительного разъяснения
его значения. Более того, в каждом конкретном случае интерпре­
тация этого понятия во многом зависела непосредственно от пред­
ставлений отдельного работника, который нередко пользовался им
по собственному усмотрению. Это порождало большое количество
несходных трактовок и недоразумений. Последствиями такой тер­
минологической путаницы нередко являлись жалобы руководителей
различных рангов и ведомств на недостаточную ясность определения
«нацменьшинство»108.Так, например, руководство Наркомздравапри-

104 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­


ности центральных органов РСФСР. С. 161.
105 Русские выступали в*качестве «нацменьшинства» в автономных республиках
и областях РСФСР.
106 Тезисы доклада об итогах и очередных задачах в области работы среди нацмень­
шинств РСФСР, весна 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 183. Ср.: Поста­
новление II Совещания уполномоченных по работе среди национальных меньшинств
РСФСР, весна 1928 г.: Там же. Л. 145.
107 Самойлович П. Организационное укрепление нацменработы в РСФ СР / '/ Ре­
волюция и национальности. 1930. № 1. С. 82.
108 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­
ности центральных органов РСФСР. С. 161-162.

57
знавалось в 1930 г.: «Как это ни странно... но положение таково, что ни
один орган не может точно сказать, что надо понимать под термином
нацменьшинство»109. В докладной записке о выполнении наркома­
тами директив правительства по работе с национальными меньшин­
ствами руководство Госплана РСФСР отмечало в сентябре 1930 г.,
что доклады с мест в подавляющем большинстве содержали матери­
ал об «обслуживании» не конкретных этнодисперсных групп, а насе­
ления автономной республики или области в целом110. Несомненно,
подобные явления были прямым результатом терминологической
путаницы и привычки расценивать проблемы этнодисперсного насе­
ления в СССР как второстепенные, что находило свое отражение в
деятельности как центральных, так и местных органов власти.

2.2. Роль и значение национальных меньшинств


На наших штыках мы принесем трудящемуся человече­
ству счастье и мир. На Запад!
М. Н. Тухачевский

Путь в Лондон и Париж лежит через Калькутту...


Л. Д. Троцкий

Представители западных нацменьшинств благодаря существова­


нию независимых от СССР и враждебных его социальному строю
государств (Германия, Польша, Финляндия и др.), бесспорно, зани­
мали особое место в национальной политике большевистского руко­
водства, тесно связанной с внешнеполитической ситуацией в мире.
Постараемся пояснить коротко этот тезис на примере польского нац­
меньшинства, численность которого в СССР по переписи 1926 г. до­
стигала около 800 тыс. человек111.
После окончания войны с Польшей польское население в РСФСР,
УССР и БССР сразу же стало «объектом» международных отно­
шений112. На основании мирного договора от 18 марта 1921 г. между

109 Докладная записка «О результатах выполнения наркоматами директив прави­


тельства по обслуживанию нацменьшинств» [сентябрь 1930 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 122. Д. 42. Л. 20.
110 Там же. Л. 21. См. также: Санин Ф. Промышленное строительство в автоном­
ных республиках, областях и у нацменьшинств / / Власть Советов. 1931. № 28. С. 18.
111 Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. Краткие сводки. М., 1928.
Вып. 4. С. 134-138.
112 См., напр.: Материалы «Особой папки» Политбюро ЦК Р К П (б)-В К Щ б) по
вопросу советско-польских отношений, 1923-1944 / под ред. И. И. Костюшко. М.,
1997. С. 50-51.

58
РСФСР и УССР, с одной стороны, и Польшей — с другой, лицам
польской национальности, находящимся в России, Белоруссии и
на Украине, предоставлялись все права, «обеспечивающие свобод­
ное развитие культуры, языка и выполнения религиозных обрядов».
Тем самым они имели право «культивировать» свой родной язык,
организовывать школы, развивать культуру, создавать с этой целью
общества и союзы, а церкви и религиозные общества, к которым при­
надлежали поляки, могли «самостоятельно устраивать внутреннюю
церковную жизнь»113.
Таким образом, поляки, проживавшие в СССР в качестве нац­
меньшинства, находились под определенным протекторатом «мате­
ринского» государства. Это давало представителям польского насе­
ления возможность обращаться за помощью в консульские органы
Польши, право эмиграции, а польскому правительству —при опреде­
ленных внешнеполитических перипетиях обвинять советскую сто­
рону в закрытии польских школ или ущемлении прав католической
церквиш . Нельзя сбрасывать со счетов и возможность сравнения по­
ляками, в отличие, скажем, от башкир, двух «полярных» социально-
экономических систем — «буржуазной» Польши и СССР — благо­
даря родственным контактам по обе стороны границы, переписке,
легальному и нелегальному получению прессы на родном языке, слу­
шанию зарубежного радио и так далее115.
Вместе с тем отношение московского руководства к польско­
му меньшинству в зависимости от ситуации и поставленных в кон­
кретный момент целей менялось от положительного (если приори­
тет получали идейная близость польских социал-демократов, позже
коммунистов к РКП(б), надежды на революционные преобразова­
ния в польских землях и попытка советизации Польши и т. д.) до
отрицательного (соответственно под влиянием создания «буржу­
азного» Польского государства и его восточной политики, войны
1919-1920 гг., фактора проживания значительной массы поляков в
приграничной полосе с Польшей, напряженности советско-польских
отношений, мифа о неминуемой агрессии со стороны Польши и т. д.).
Можно вполне согласиться с высказыванием польского историка
М. Иванова, заметившего, что «политика советского государства в
отношении польского национального меньшинства характеризова­

113 См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР (1920-е го


ды). М., 2001. С. 34.
11/1 Доклад о культурно-хозяйственном обслуживании нацменьшинств БССР
(поляков, латышей, литовцев и немцев), 3 апреля 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23.
Д. 1360. Л. 5-6 об.
115 Ср.: Гальперин Р. В. Народы советских республик. Харьков, 1925. С. 74-76.

59
лась крайностью позиций: от явно привилегированной —до открыто
репрессивной»116.
Это утверждение с полным правом можно отнести и к представи­
телям других нацменьшинств Запада, проживавшим в СССР и став­
шим заложниками внутренней и внешней политики его руководства.
Необходимо учитывать также, что в период Гражданской войны со­
ветское правительство, возглавляемое Лениным, постановило в июле
1919 г. без суда и следствия изолировать в концентрационных лаге­
рях всех иностранных подданных призывного возраста, в чьей лояль­
ности оно сомневалось. В число иностранцев, выходцев из «враждеб­
ных» или воюющих против Советской России государств, попали не
только немцы, англичане, американцы, чехи, греки и т. д., но и быв­
шие подданные Российской империи —финны и поляки117.
Для любой доктрины большую роль играют не только определение
ее предмета, но и осмысление его значения, выделение приоритетов
с последующей разработкой задач деятельности. Говоря о значении
проблемы нацменьшинств как важной составляющей внутренней по­
литики Советского государства, необходимо выделять в этом вопросе
два аспекта: а) внешний и б) внутренний.
Надежда на неминуемую революцию в странах Запада (прежде
всего в Германии) была одним из главных аргументов Ленина в дни
подготовки Октябрьского переворота, с чем, в первую очередь, и
связано последующее особое положение так называемых интерна­
ционалистов — представителей западных этносов (немцев, финнов,
поляков, латышей и др.) —вплоть до начала 1920-х гг. Лидерам боль­
шевистской партии мировая революция представлялась не только
делом чести русского пролетариата, который должен оказать по­
мощь «пролетариям всех стран», но и способом приобрести надеж­
ную опору для русской революции в лице рабочего класса передовых
стран. Чем хуже себя чувствовал большевистский режим, тем острее
большевики нуждались в мировой революции118. Ноябрь 1918 г., ког­
да Германия могла стать, но не стала коммунистической, несколько
разочаровал Москву, но не лишил ее надежды на распространение ре­
волюционной волны на Западе. Этим объясняется повышенный ин­
терес большевиков к польской проблеме и соответственно к полякам,
находившимся на территории РСФСР к концу Гражданской войны.
Ленин, фанатично веривший, что Октябрьская революция в России
только искра, которая зажжет пожар мировой революции, понимал,

116 Iwanow М. Polacy w zwi^zku radzieckim w latach 1921-1939. Wroclaw, 1990.


S. 48.
117 Инструкция CTO № 6, 2 июля 1919 г. / / Источник. 2000. № 1. С. 50-52.
118 Ли ВанЧон. От Ленина к сталинизму. С. 171-172. Ср.: Martin Т. The Affirmative
Action Empire. P. 8-9; Connor W. The National Question m Marxist-Leninist Theory and
Strategy. P. 52-61.

60
что столкновение с Польшей, своеобразным «мостом» на Запад, не­
избежно. Необходимость форсирования «польского моста» прин­
ципиально никем из большевистского руководства не оспаривалась,
обсуждались лишь два вопроса: когда и как119. Троцкий, известный
противник «революционной войны» с Польшей120, в конце 1919 г. был
вынужден заявить: «...Когда мы покончим с Деникиным, мы перебро­
сим на польский фронт всю силу наших резервов»121.
Польша интересовала советское правительство не только сама
по себе, но и как возможность через нее выйти в «желанную» Гер­
манию. В июле 1920 г. в Москве был создан Временный польский
революционный комитет во главе с Ю. Ю. Мархлевским, подлин­
ным руководителем которого выступил член ЦК РКП(б) и предсе­
датель ВЧК Ф. Э. Дзержинский. Именно Польревком стал первым
опытом использования проживавших в Москве иностранных ком­
мунистов, прежде всего поляков, для установления советской вла­
сти за рубежами РСФСР. Однако попытка, по выражению Ленина,
«штыками пощупать — не созрела ли социальная революция про­
летариата в Польше»122, в 1920 г. провалилась123. Неудачей закончи­
лись и все старания Москвы с помощью сформированного в России
ядра коммунистов-интернационалистов организовать «германский
Октябрь» в 1923 г., что, по замыслам члена Политбюро Г. Е. Зиновье­
ва, должно было обеспечить «независимость обеих республик [Герма­
нии и СССР. —В. Д.] от каких бы то ни было посягательств мирового
империализма»124.
Неудивительно, что провал «перманентной» социалистической
революции на Западе в начале 1920-х гг. автоматически усилил роль
представителей мусульманских народов и нацменьшинств (прежде
всего на Кавказе) как проводников мировой революции на Восток125.

119 См.: Документы внешней политики СССР. Т. 3. С. 47-53.


120 Троцкий Л. Моя жизнь. М., 1990. Т. 2. С. 191-192.
121 Цит. по: Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. Т. 1. С. 96-97.
122 «Я прошу записывать меньше: это не должно попасть в печать»: Выступления
В. И. Ленина на IX конференции РКП(б) 22 сентября 1920 г. / / Исторический архив.
1992. № 1. С. 16. Ср.: Ленин Д. И. Речь на съезде рабочих н служащих кожевенного про­
изводства, 2 октября 1920 г. / / ПСС. Т. 41. С. 321.
123 Весьма красочно по этому поводу выразился и главком С. С. Каменев: «...Ра­
бочий класс Польши... действительно мог оказать Красной Армии ту помощь, которая
дала бы Рабоче-Крестьянской России обеспеченный мир без угроз новых нападений;
но протянутой руки пролетариата не оказалось. Вероятно, более мощные руки поль­
ской буржуазии эту руку куда-то глубоко-глубоко запрятали...» См.: Каменев С. С. За­
писки о гражданской войне и военном строительстве. М., 1963. С. 167
124 Протокол № 4 заседания Пленума ЦК РКП, 23 сентября 1923 г.:
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 101. Л. 9.
125 Ср.: Baberowski J. Der Feind ist liberall. S. 202-205.

61
Широко известный тезис об «экспорте» революции в Азию с приме­
нением военной силы, который принадлежал Троцкому и якобы от­
вергался руководством РКП(б), сегодня получил новое освещение.
Благодаря рассекреченным документам из ленинского фонда стало
ясно, что эта идея разделялась всем большевистским руководством,
и прежде всего самим Лениным126. Вот как оценивал на XII съезде
РКП(б) международное значение проблемы «малых народов» Ста­
лин, выводя ее значимость из более общего национального вопро­
са: «Восточные народы, органически связанные с Китаем, с Индией,
связанные с ними языком, религией, обычаями и пр., важны для ре­
волюции прежде всего. Удельный вес этих маленьких народностей
стоит гораздо выше, чем удельный вес Украины... Стоит допустить
маленькую ошибку в отношении маленькой области калмыков, ко­
торые связаны с Тибетом и Китаем, и это отзовется гораздо хуже на
нашей работе, чем ошибка в отношении Украины...»127
Повышенное внимание к нацменьшинствам на волне послерево­
люционной эйфории объяснялось геостратегическими интересами
большевистского центра, планировавшего дальнейшее расширение
коммунистической империи как на Запад, так и на Восток. При этом,
наряду с «титульными» нациями и народностями Советского госу­
дарства, нацменьшинства «Запада и Востока», несомненно, служили
своеобразной показательной «витриной» для их собратьев за рубе­
жом, и это обстоятельство во многом определяло подход советской
власти к малым этническим группам в СССР. Так, создание Карель­
ской трудовой коммуны (1920 г.), а затем и республики (КАССР),
в котором ведущую роль играли «красные финны»128, имело более
глобальные цели, чем простое развитие карельской государственно­
сти129. Руководство ЦК РКП(б) видело в Карелии «стратегический ис­
ходный пункт для революционизирования не только Финляндии, но
и всей Скандинавии». Именно этим целям была подчинена вся эко­
номическая, кадровая и языковая политика руководства «образцовой
социалистическойреспублики»Карелии, поддерживаемая Москвой130.

126 Подробнее см.: Национальная политика России. С. 261-262; Baberowski J. Der


Feind ist iiberall. S. 207-208.
127 Сталин И. В. Ответ на поправки к резолюции / / Соч. Т. 5. С. 277-278.
128 «Красные финны» — участники революции 1918 г. в Финляндии, эмигриро­
вавшие в РСФСР. Только в мае 1918 г. в Советскую Россию прибыло около 10 тыс.
вооруженных финских красноармейцев.
129 Подробнее см.: Килин Ю. Карелия в политике советского государства (1920—
1941). Петрозаводск, 1999. С. 39-54. Ср.: Вихавайнен Т. Национальная политика
В КП (б)/КП СС в 1920-е — 1950-е годы и судьбы карельской и финской националь­
ностей / / В семье единой / под ред. Т. Вихавайнена, И. Такала. Петрозаводск, 1998.
С. 20-21; Кангаспуро М. Финская эпоха Советской Карелии / / Там же. С. 128-129.
130 См.: Бирин В., Такала И. Финны / / Народы России: Энциклопедия / под ред.
В. А. Тишкова. М., 1994. С. 371. Ср. также: Этнодемографический атлас прибалтийско-

62
Аналогичную цель преследовало и создание АО НП, по выражению
члена Политбюро ЦК РКП(б) А. И. Рыкова - «показательной кре­
стьянской республики». «Показательной в том смысле, — добавлял
представитель АССР НП при Президиуме ВЦИК Э. Гросс, — что в
ней крестьянские делегаты Запада найдут доказательство преиму­
ществ и выгод советской системы и для западного крестьянства...»131
Сама постановка проблемы, когда судьба нацменьшинств и отноше­
ние к ним власти ставились в прямую зависимость от политической
конъюнктуры и определялись перипетиями «мирового революцион­
ного процесса», ярко характеризовала отношение партийного руко­
водства, и прежде всего Сталина, к этнодисперсным группам в Со­
ветском государстве132.
Говоря о внутриполитическом значении «нацменьшинств» в кон­
тексте национального вопроса в целом, Сталин выделял ряд объек­
тивных причин, обусловливавших значимость этой проблемы для
такого многонационального государства, как СССР. С одной сторо­
ны, многое определяла этнодемографическая ситуация в стране, где
«в численном отношении бывшая державная нация представляет
около 75 миллионов, а остальные нации — 65». С другой стороны,
большое значение имел геополитический фактор, так как именно
нерусские национальности занимали «наиболее нужные... и наибо­
лее важные, с точки зрения военной, пункты»133. Причем последнее
обстоятельство относилось как к восточным нацменьшинствам, так
и к западным, проживавшим на приграничных территориях СССР
(поляки, немцы —Белоруссия, Украина; финны, эстонцы, латыши —
Ленинградско-Карельский регион и т. д.)134.
Вместе с тем в Москве ни на минуту не забывали о социальных
приоритетах внутренней политики. Так, отдавая должное значению
национальных проблем, Сталин подчеркивал: «Для нас, как для ком­
мунистов, ясно, что основой всей нашей работы является работа по
укреплению власти рабочих, и после этого только встает перед нами

финских народов республики Карелия. URL: http://gis.kiirelia.ru/atlas/eapfnrk/ist.htm


( 8 .02 .2010 ).
131 Конспект доклада (Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 22. Ср.: Стенографическое выступление И. Шваб на III сес­
сии ЦИК СССР о посещении германской крестьянской делегации АССР НП, 18 апре­
ля 1928 г.: Там же. Оп. 4. Д. 156. Л. 59-61.
132 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств североканказских автономий в деятель­
ности центральных органов РСФСР. С. 162-163.
133 Сталин И. В. Доклад о национальных моментах в партийном и государствен­
ном строительстве / / Соч. Т. 5. С. 238; Он же. Положение на Кавказе / / Соч. Т. 4.
С. 408.
131 Ср.: Кен О. Н., Рупасов А. И. Политбюро ЦК ВКП(б) и отношения СССР
западными соседними государствами (конец 1920-1930-х гг.). Проблемы. Документы.
Опыт комментария. Ч. 1. СПб., 2000. С. 482-500.

63
другой вопрос... подчиненный первому, —вопрос национальный...»135
При этом он исходил из тезиса о том, что возможности решения на­
циональных проблем напрямую связаны с фактом самого существо­
вания Советского государства: «Национальная вражда и националь­
ные столкновения неизбежны, неотвратимы, пока у власти стоит
капитал... и наоборот, национальный мир и национальную свободу
можно считать обеспеченными, если крестьянство и прочие мелко­
буржуазные слои идут за пролетариатом, т. е. если обеспечена дик­
татура пролетариата»136. Такой подход первого лица в государстве
четко отразился в формулировке задач по решению национального
вопроса в СССР вообще и проблемы нацменьшинств в частности.
Неудивительно, что центральное место отводилось прежде всего ме­
рам по укреплению нового политического режима, предназначенного
стать «фундаментом», на основе которого и будет возводиться со­
циалистическое многонациональное государство. Именно достиже­
нию этой цели и служили конкретные направления работы центра:
создание структуры партийных и государственных органов в нацио­
нальных районах; решение кадровой проблемы за счет комплекто­
вания местных органов представителями местного населения и т. д.
В качестве особого направления, как уже указывалось, выделялась
задача ликвидации «фактического неравенства» национальностей
путем разработки системы мероприятий по подъему их культурного
и хозяйственного уровня. На этом пути, ожидали большевики, ис­
чезнут все существующие национальные противоречия, что и при­
ведет к окончательному решению национального вопроса137. Дело, как
подчеркивалось в программных документах РКП(б), оставалось за
малым —устранить основные национальные пережитки прошлого —
«великорусский» и «местный» шовинизм.

2.3. К вопросу о «текучести» и численности


этнодисперсных групп
Одной из основных проблем «советизации»138нацменьшинств, как
нами уже указывалось, стала их распыленность по огромной терри­

135 Сталин И. В. Заключительное слово по докладу о национальных моментах в


партийном и государственном строительстве / / Соч. Т. 5. С. 264.
136 Сталин И. В. Национальные моменты в партийном и государственном строи­
тельстве / / Соч. Т. 5. С. 185.
137 Ср.: Десятый съезд РКП(б). Март 1921 года: Стеногр. отчет. С. 184; Карр Э.
История советской России. С. 288; Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокав­
казских автономий в деятельности центральных органов РСФСР. С. 164.
138 Процесс «переделки народа» и принудительного насаждения качественно
нового, «советского», образа жизни описывается в монографии с помощью термина
«советизация». Данный термин в последнее время находит широкое применение в

64
тории СССР. Вместе с тем в отношении ряда групп нацменьшинств
Запада проявилась еще одна специфическая особенность, а именно
сложность их выделения и классификации. Этот вопрос не возникал в
местах компактного проживания этнодисперсных групп, однако был
весьма актуален в смешанных районах и сельсоветах, а также в город­
ских поселениях. Дело в том, что по мере «продвижения к социализ­
му» далеко не все желали представлять национальность враждебных
советской державе западных государств, несмотря на все заверения
о равенстве всех наций и народностей в СССР. Другими слова­
ми, принадлежность к нацменьшинствам Запада давала не только
определенные преимущества, к примеру, возможность покинуть Со­
ветскую Россию, выехав в «несоветские республики», или получать
денежную помощь и посылки от «буржуазных родственников», но и
влекла за собой целый ряд рисков —при устройстве на определенные
должности, при проживании в приграничных регионах СССР и т. д.
Само собой разумеется, чтобы немец стал русским или финн —укра­
инцем, одного желания было мало. Однако такие случаи «националь­
ной» мимикрии имели место в 1920-е гг., хотя и довольно редко: при
вступлении представителей нацменьшинств в межнациональный
брак (благодаря изменению фамилии), при проживании в смешан­
ной национальной среде, свободном владении языком «титульной
нации» и т. д.139Причем в некоторых случаях такому желанию помога­
ло само государство, что особенно ярко продемонстрировал пример
польского населения Украины и Белоруссии на начальной стадии
политики «коренизации» в этих республиках. «Размывание» нацио­
нальности у поляков обусловливалось не только высокой степенью их
ассимиляции за счет активной русификаторской политики до 1917 г.,
но и близостью польского языка к белорусскому и украинскому, со­
звучием фамилий, религиозными традициями католической церкви
и т. д. Фактически до Всесоюзной переписи 1926 г. данные о числен­
ности польского населения в СССР постоянно колебались, что объ­
яснялось не только миграционными волнами поляков-переселенцев,
неточностью статистических материалов с мест, но и определенной
политической конъюнктурой, как в центре, так и на местах. Есть
смысл рассмотреть перипетии этих процессов, помогающих пролить

западной и российской историографии. Так, Ш. Фицпатрик трактует «советизацию»


российской деревни как процесс усвоения сельским миром ценностей, провозглашен­
ных большевистским режимом.
139 См.: Киселева И. Г. Этническая структура и этнические характеристики насе
ления Петербурга / / Качество населения Санкт-Петербурга. СПб., 1993. С. 204-205;
Лаллукка С. Штрихи к этнической карте Северо-Запада России (1926-1959 гг.) / /
В семье единой. С. 44-45.

65
свет на статус представителей нацменьшинств Запада до начала ре­
прессий 1930-х годов.
Сразу же после заключения Брестского мира (март 1918 г.) и обра­
зования Польского государства (ноябрь 1918 г.) из Советской России
в Польшу «перетекло» не только значительное количество польского
«временного» населения (бывшие военнослужащие, беженцы и др.),
но и некоторое число поляков —жителей России. По данным поль­
ских исследователей, в 1918 г. из России в Польшу прибыло около
200 тыс., а в 1919 г. —уже 286 тыс. чел.140 В свою очередь, несколько
десятков тысяч поляков пересекли советско-польскую границу и в
другом направлении: речь идет о польских военнослужащих, попав­
ших в плен к Красной армии во время войны 1919-1921 гг.141 Нема­
ловажно, что первая своеобразная «перепись» польского населения
на территории Советского государства произошла в ходе вооружен­
ного конфликта Советской России с «буржуазной» Польшей. Уже в
феврале 1920 г. все губкомы партии получили указание ЦК РКП(б)
предоставить подробные сведения о численности и социальном со­
ставе польского населения, проживающего в их губерниях, вклю­
чая зарегистрированных членов компартии и «сочувствующих» ей
лиц142. Существенно дополнила эти сведения августовская перепись
населения 1920 г., хотя она охватывала далеко не всю территорию
страны и проводилась в разгар Гражданской войны. По ее неполным
данным143, на контролируемой большевиками территории проживало
около 369 тыс. поляков: в Европейской части РСФСР — 167 290, на
Северном Кавказе и в Донской области — 18 279, в Сибири —60 676,
в Киргизии —5 763, на Украине — 117 070 человек144.
Необходимо отметить, что уже в преддверии военных действий,
а особенно в ходе их развития, в России принимались первые дис­
криминационные меры по отношению к полякам как «потенциаль­
ным» противникам советской власти. Так, по указанию ЦК РКП(б)

140 M^dzik М. Repatriacja Polak6w z Kaukazu po I wojme Swiatowej / / MmejszoSci


polskie l polonia w ZSRR. Wroclaw; Warszawa; Krak6w, 1992. S. 326-327.
141 По некоторым данным, в плен попало около 60 тыс. польских военнослужа­
щих, которые были размещены на территории РСФ СР. См.: Костюшко И. И. Поль­
ское национальное меньшинство в СССР. С. 8.
142 Письмо Секретариата ЦК РКП(б) и Польбюро в губернские комитеты РКП(б),
5 января 1920 г.: РГАСПИ. Ф. 63. On. 1. Д. 206. Л. 1, 7.
143 Переписью 1920 г. было охвачено только 72 % населения РСФСР.
144 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С.8.По дру­
гим данным, на территории РСФСР, Украины и Белоруссии в это время насчитыва­
лась около 521 тыс. поляков (из них на Украине —204 тыс., в восточной Белоруссии —
54 тыс.). См.: Iwanow М. Pierwszy nar6d ukarany. Polacy w zwuizku radzieckim, 1921 —
1939. Warszawa; WrocJaw, 1991. S. 76.

66
и Политбюро (апрель 1920 г.) были сняты с должностей в военных
и гражданских учреждениях Западного фронта все поляки (кроме
коммунистов и лиц, имеющих поручительство двух коммунистов-
поляков); в ряде городов и селений России (включая отдаленную от
центра Сибирь) летом 1920 г. прошли регистрации, массовые обыски
и аресты среди польского населения, поляков заключали в концен­
трационные лагеря и тюрьмы. Репрессии не миновали и представите­
лей беднейших рабочих и крестьянских слоев польского населения,
включая коммунистов, подтвердив тем самым, что национальный
статус перевесил социальный, и опровергнув на практике провозгла­
шенный большевиками лозунг пролетарского интернационализма и
классовой солидарности145.
После подписания 21 марта 1921 г. Рижского мирного договора
вновь хлынула переселенческая волна польских беженцев, интер­
нированных лиц и военнопленных. Вступила в силу оптация (право
принятия) польского гражданства для ряда лиц, проживавших на
территории РСФСР, УССР и БССР146. В целом за время с ноября
1918 г. по сентябрь 1922 г. из советских республик в Польшу пере­
селилось около 470 тыс. чел. По другим данным, к первой половине
1921 г. в Польшу вернулись 384 тыс. чел. и около 300 тыс. чел. подали
советским властям прошение на выезд147. Довольно противоречивы­
ми оказались также статистические данные о численности польского
населения, оставшегося в советских республиках, предоставленные
участниками Всероссийской конференции поляков-коммунистов
(ноябрь 1921 г.). В соответствии с ними в Центральной России про­
живало 268,8 тыс. поляков, на Украине — 642 тыс. (по другим дан­
ным —681,5 тыс.), в Сибири —67 тыс. (по другим данным —87,2 тыс.),
Белоруссии —80,6 тыс. и Туркестане —3,5 тысяч.
«Разноголосица» в оценках численности польского населения со­
хранилась и в последующие годы. Так, в 1922 г. в Белоруссии числи­
лось 46 731 поляк (по другим данным — 107 тыс.), на Украине —700
тыс. (по другим данным —1 млн), в центральных губерниях России —
ок. 400 тыс.148 Причем на запрос АПО ЦК РКП(б) (август 1921 г.) ру­
ководство Польбюро с полной ответственностью заявило, что в со­

145 Польско-советская война (1919-1920) / под ред. И. И. Костюшко. Ч. 1.


М., 1994. С. 93, 110-111; Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в
СССР. С. 146-147.
146 Документы внешней политики СССР. Т. 3. С. 6, 624-626.
147 Kubiak Н. Polacy i Polonia w ZSRR: kwestie terminologiczne, periodyzacja,
rozmieszczeme przestrenne, szacunki iloSciowe / / Mmejszosci polskie i poloma w ZSRR.
S. 30.
148 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 10.

67
ветских республиках, кроме польских беженцев (ок. 500 тыс. чел.),
находится не менее 3 млн поляков (!). Наибольшая их концентрация
отмечалась в Белоруссии (в бывшей Минской губернии до 10 % всего
населения), в Гомельской и Витебской губерниях, на Правобереж­
ной Украине (Киевская, Волынская и Подольская губернии), в Смо­
ленской губернии и таких городах, как Одесса, Харьков, Петроград
и Москва149. Аналогичная цифра (3 млн) приводилась руководством
Польбюро при ЦК РКП(б) и в официальной печати двумя годами
позже —в 1923 году150.
Попытку преувеличения статистических данных со стороны
Польбюро при ЦК РКП(б) можно объяснить не только отсутствием
точных материалов о численности поляков в советских республиках,
но и «политическим» моментом —возможностью подчеркнуть перед
ЦК свою значимость и весомость как «представителя» многомил­
лионного нацменьшинства. Аналогичные случаи «передергивания»
статистики в вопросах выделения финансовых средств, увеличения
штатов и т. п. имели место в сводках остальных нацотделов централь­
ных ведомств, наркоматов и комитетов. Так, например, обосновы­
вая необходимость создания педагогического института в Москве
(ПИНО), руководство немецкого подотдела при Совете нацмень­
шинств НКП ссылалось на то, что в РСФСР в 1921 г. проживало
4 млн (!) немцев151.
Проблема определения численности поляков на территории со­
ветских республик усугублялась в начале 1920-х гг. сложностью не
только их пересчета (миграция-эмиграция), но и их национальной
самоидентификации. Порой дело доходило до настоящих курьезов.
Так, в начале 1921 г. Польбюро при ЦК КП(б) Белоруссии прислало
в Москву следующее сообщение: «Поляков мало очень, а католиков
большинство, даже больше, чем русских, но они себя не признают по­
ляками, а только католиками и просят, чтобы были собрания и га­
зеты на польском языке...»152 По мнению некоторых исследователей,
причина такого положения объяснялась весьма низким уровнем на­
ционального самосознания самих поляков как в Белоруссии, так и на

149 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 9.


150 Мархлевский Ю. Польский вопрос и Октябрьская революция / / Жизнь на­
циональностей. 1923. № 1. С. 230. Ср.: Краткая характеристика политико-культурно­
просветительной работы среди нацмен Запада: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 9. Л. 106.
151 Доклад немецкого ЦБ при Совнацмене НКП о создании Центрального немецко­
го института народного образования в г. Москве, 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 8.
Л. 34. Ср.: Доклад немецкого ЦБ при Совнацмене НКП, 1 января — 1 августа 1922 г.:
РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 77. Л. 36.
152 Цит. по: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 8.

68
Украине, не говоря уже о РСФСР. Однако есть и другие, полностью
противоположные, мнения. Так, польский исследователь М. Иванов
считает, что полякам, проживавшим в советских республиках, наобо­
рот, были свойственны «обостренное чувство польскости», а также
повышенная сопротивляемость любой попытке национального или
религиозного угнетения. Это чувство, по его мнению, только оживи­
лось благодаря образованию независимой Польши и определенным
надеждам «советских» поляков на контакты с ней. Несмотря на ви­
димое отсутствие единства между поляками, проживавшими в Бело­
руссии, на Украине или в России, их объединяло, полагает Иванов,
главное —отношение к Польше как к общей Родине153. В свою очередь,
российский исследователь И. Костюшко считает, что подобным на­
циональным самосознанием отличались лишь те поляки, которые
проживали компактными группами в Белоруссии, на Украине или
в других местах СССР и пользовались польским языком в семье и
ближайшем окружении. В целом же, по мнению Костюшко, польское
население в СССР было весьма ассимилировано, чем и не преминули
воспользоваться представители органов советской власти на волне
проведения политики «украинизации» и «белорусизации» в своих
регионах154.
Негативные последствия для поляков политики «белорусиза­
ции», особенно на ее начальном этапе, отмечали также работники
ЦИК СССР. Как правило, белорусские власти причисляли всех
католиков-поляков, не владевших в достаточной степени польским
языком, к белорусам. Отнесение таких католиков к полякам, по их
мнению, приводило бы к искусственной «полонизации» белорусского
населения. Вместе с тем таких белорусов-католиков насчитывалось в
БССР к середине 1920-х гг. около 200 тыс. чел. Секретарь ЦК КП(б)Б
А. И. Криницкий, выступавший с докладом на заседании Оргбюро
ЦК РКП(б) 4 ноября 1925 г., заметил по этому поводу: «Чаще все­
го белорусы-католики считают себя сами и считаются поляками, но
говорят по-белорусски...»155 Подобную точку зрения разделял и ин­
структор ЦК РКП(б) Осипов: «Их [белорусов-католиков. — В. Д.]
признают все за поляков, и они сами, и окружающие их, но их детей
почему-то загоняют в белорусские школы...»156 Сложилась парадок­

153 Iwanow М. Polacy w zwi^zku radzieckim w latach 1921 —1939. S. 88-90.


154 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР С. 11, 14-15.
Ср.: Костнж М. П. Большевистская система власти в Беларуси. М., 2002. С. 67-68.
155 Доклад о состоянии и работе КП(б) Белоруссии на заседании Оргбюро ЦК
РКП(б), 4 ноября 1925 г.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 708. Л. 22.
156 Там же. Л. 56. Ср.: Протокол заседания Оргбюро ЦК РКП(б), 27 августа 1923 г.:
РГАСПИ. Ф. 17 Оп. 112. Д. 475. Л. 243 [Польработа].

69
сальная ситуация: Пленум ЦК КП(б)Б в январе 1926 г. принял спе­
циальное постановление о «белорус ах- катол и ках >>, запрещавшее их
произвольное причисление к полякам. В свою очередь, руководство
Польбюро при ЦК КП(б)Б, напротив, почти всех католиков (около
400 тыс. чел.) отнесло к полякам, полагая, что национальная при­
надлежность католика должна определяться только по его личному
заявлению157.
Аналогичная ситуация имела место и в Украинской ССР. Как
только в 1922-1923 гг. на Волыни и в Подолии часть последовате­
лей униатской церкви стала переходить в католичество, а жители
начали требовать открытия польских школ, власти тут же вырабо­
тали «свои» критерии, определявшие национальную принадлеж­
ность населения. Так, например, в Бахмутовском районе поляком
считался только тот католик, который владел польским языком, а
в Ярмолинском районе — только лица, родившиеся на территории
Польши, и т. д.158 Комиссия по делам нацменьшинств Подольского
губисполкома в апреле 1925 г. в одном из своих отчетов сообщала:
«В работе нацкомиссии по польской линии больным и острым во­
просом является вопрос о так называемых “украинцах-католиках”
В этом вопросе на местах царит еще до сих пор полнейшая нераз­
бериха, ибо понятия: принадлежность к религии и национальность
смешиваются, и в результате получается целый ряд казусов, ме­
шающих проведению учета польского населения...»159 На проблему
«украинцев-католиков» в Подольской губернии обращалось вни­
мание и в отчете Центральной комиссии по делам нацменьшинств
при ВУЦИК за 1925-1926 гг. Были зафиксированы случаи, когда
католиков-поляков, несмотря на все их возражения, так и не при­
знавали представителями польского населения160.
Неудивительно, что при таких обстоятельствах Польбюро при
ЦК ВКП(б), стремившееся к «реполонизации» не определившегося
в своей национальности католического населения, особое значение
придавало результатам Всесоюзной переписи населения 1926 г. Еще
за несколько месяцев до ее начала руководство Польбюро обратилось

157 Iwanow М. Pierwszy nar6d ukarany. S. 99-101.


158 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 12. Ср.:
Протокол заседания Оргбюро ЦК РКП(б), 27 августа 1923 г.: РГАСПИ. Ф. 17. On. 112.
Д. 475. Л. 243 [Польработа].
159 Подшля в перюд вщбудови народного господарства (1921-1925 pp.). Вшниця,
1957. С. 477.
160 Нередко, если «католики-украинцы» требовали обслуживания их на польском
языке, их тут же причисляли к врагам советской власти. См.: Костюшко И. И. Поль­
ское национальное меньшинство в СССР. С. 12-13.

70
в ЦК ВКП(б) с ходатайством о необходимости дать на места разъяс­
нения, дабы устранить возможные неточности в ходе проведения
переписи (в результате сокрытия национальной принадлежности из
страха перед преследованиями, смешения национальности с веро­
исповеданием или государственной принадлежностью и т. д.). В со­
ответствии с инструкцией о переписи населения национальная при­
надлежность опрашиваемого лица устанавливалась либо с его слов,
либо по его родному языку161. Никаких сложностей не возникало, если
опрашиваемый сразу же признавал родным языком польский. Иначе
обстояло дело, если он не знал польского языка или не мог отнести
себя к определенной национальной группе. В таких случаях пере­
писчики иногда невольно, а иногда и вполне сознательно нарушали
предписания инструкции, записывая опрашиваемых то поляками,
то белорусами или украинцами. Тем более что потенциальных пре­
тендентов на звание представителя «титульной нации» в УССР или
БССР хватало с избытком. Так, на Всебелорусском съезде крестьян-
поляков (!) (28 февраля — 3 марта 1926 г.) обыденным явлением
были такие реплики: «Белорусский язык мы лучше понимаем, не­
жели польский, только меньшинство съезда хорошо говорит по-
польски»162. Имели место случаи, когда проживавшие в пограничной
полосе поляки, прекрасно сознавая свое уязвимое положение после
советско-польской войны и боясь преследования со стороны властей,
специально скрывали свою национальную принадлежность, ложно
объявляя себя «белорусами»163. К примеру, в Нарейковском сельсо­
вете (БССР) из 673 чел. (при 537 католиках) только 203 чел. при­
знали себя поляками. Основной причиной такого несоответствия, по
мнению Оргкомиссии Президиума ЦИК СССР, являлся страх: «По­
ляки именуют себя белорусами из-за боязни, что на поляков будет
гонение...»161 По словам одного из докладчиков на Всебелорусском
съезде польских крестьян, делегаты, избранные на районную конфе­
ренцию в качестве представителей польского нацменьшинства, «дро­

161 Подробнее см.: Соколовский С. В. Этническая идентичность в переписях насе­


ления: классификационньЛ принципы и подходы. URL: http://dem oscope.ru/weekly/
kmgi/konfer/konfer_028.htm (17.02.2009).
162 Цит. по: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в
СССР. С. 13.
163 О выселении поляков из приграничных регионов БССР и УССР см. также:
Протокол № 120 заседания Политбюро ЦК РКП(б), 15 марта 1930 г. [опросом членов
ПБ от 11 марта]: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 8. Л. 114.
164 Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому
строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339.
Л. 51.

71
жали», опасаясь высылки1155. Представитель Центральной комиссии по
делам нацменьшинств при ВУЦИК Я. Саулевич, оценивая в январе
1927 г. положение польского нацменьшинства в УССР, также отме­
чал «национальную запуганность» польского населения11*. Поданным
Национальной комиссии ЦИК БССР (апрель 1930 г.), большинство
поляков-железнодорожников «не объявляют себя поляками», стра­
шась потерять работу167.
Неудивительно, что подобные обстоятельства приводили к су­
щественному разбросу статистических данных. Если, к примеру, при
создании в 1925 г. Шестаковского польского сельсовета (Минский
округ, БССР) доля поляков там доходила до 85 %, то по переписи
1926 г. поляков здесь насчитали только 22 %168. Большое значение в
ряде случаев игран такой субъективный фактор, как национальность
переписчика. Иногда дело доходило до настоящих курьезов. Так, в
одной из деревень Белорусской ССР всех жителей поголовно записа­
ли белорусами (переписчиком был белорус), а в находившейся здесь
же школе, где перепись производил поляк, все учащиеся (т. е. дети
жителей деревни) оказались поляками169. На Украйне, в свою очередь,
вообще всех поляков, не владевших польским языком, автоматиче­
ски относили в ходе переписи к украинцам170. Согласно справке, ана­
лизирующей ошибки, допущенные при проведении переписи 1926 г.171,
только в польских селах Каменецкого округа УССР пришлось ис­
правлять следующие «недочеты» и «неточности»: если по переписи

165 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 14. Ср.: Бу-


ценко А. Советское строительство и нацменьшинства на Украине. Харьков, 1926. С. 25;
Итоги работы среди национальных меньшинств на Украине. Харьков, 1927. С. 17-18.
166 Первое Всеукраинское совещание по работе среди национальных меньшинств,
8-11 января 1927 г.: Стенографический отчет. Резолюции. Постановления. Материа­
лы. Харьков, 1927. С. 35.
167 Дело в том, что в период советско-польской войны 1919-1921 гг. все поляки, ра­
ботавшие на железной дороге, были уволены. См.: Доклад о культурно-хозяйственном
обслуживании нацменьшинств БССР (поляков, латышей, литовцев и немцев), 3 апре­
ля 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1360. Л. 35. Ср.: Протокол № 14 заседания Ко­
миссии Президиума ЦИК СССР по советскому строительству и оргвопросам, 25 мар­
та 1930 г.: Там же. Д. 1339. Л. 51; Практическое разрешение национального вопроса в
Белорусской Советской Социалистической Республике. Минск, 1927. Ч. 1. С. 21.
168 Iwanow М. Polacy w zwiEtzku radzieckim w latach 1921-1939. S. 69. По другим
данным, в этом польском сельсовете числилось всего 15 % поляков (1926 г.).
ш9 См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 14.
170 Iwanow М. Polacy w zwi^zku radzieckim w latach 1921-1939. S. 69-70.
171 В большинстве случаев, на пересмотре данных переписи в ряде населенных
пунктов настаивало именно руководство Польбюро при ЦК КП(б)У См.: Iwanow М.
Pierwszy nar6d ukarany. S. 80-81.

72
в с. Ксаверовка было зафиксировано только 1,3 % поляков, то при ее
перепроверке —уже 81,25 %, в с. Калатуры —соответственно 41,3 % и
62,8 %, в с. Рехтова —24,06 % и 40,8 %, в с. Гута Яцковецька —41,3 %
и 71,1 % и т. д. В с. Млакы переписчики не нашли вообще ни одного
поляка, хотя при перепроверке их оказалось 73,6 %. В с. Завадовка к
украинцам причислили все его польское население без исключения.
В категорию «украинцы» попали 864 поляка из с. Чернявка Берди­
чевского округа, 396 — из с. Тевелевка Волынского округа и т. д.172
После повторной проверки материалов переписи только в 48 насе­
ленных пунктах УССР численность поляков увеличилась на 60 %.
Аналогичная ситуация наблюдалась и в ряде населенных пунктов Бе­
лорусской ССР173. По мнению польских историков, в результате про­
ведения Всесоюзной переписи населения 1926 г. численность поль­
ского населения в СССР была основательно преуменьшена: в БССР
приблизительно в три раза, а в УССР —на 20-30 %. По их данным,
общая численность «советских» поляков к середине 1920-х гг. состав­
ляла от 1,15 до 1,3 млн человек174.
Согласно данным Всесоюзной переписи 1926 г., численность
польского населения в СССР составляла только 790 тыс. чел.175, из
них 529 тыс. чел. (67 %) находились в сельской местности. Основная
масса поляков (61 %) проживала в УССР, в РСФСР их доля соста­
вила 25 %, в БССР — 12,5 %, в остальных союзных республиках —
только 1,5 %176. Причем доля лиц, считавших польский язык родным,
была весьма низкой во всех республиках СССР, колеблясь от 43,2 %
(БССР) до 66,7 % (УзССР) (см. табл. 1). Довольно сильно отличал­
ся и разброс польского населения по различным территориальным
округам страны. Так, например, если в Уманском округе УССР

172 Справка об ошибках, допущенных при проведении переписи населения


1926 г.: РГАСПИ. Ф. 63. On. 1. Д. 369. Л. 131-132.
,7а Так, например, после перепроверки численности населения в трех населенных
пунктах Белорусской ССР число поляков выросло в 4 раза (!). Остается добавить, что
эти данные так и не вошли*в окончательную сводку ЦСУ См.: Iwanow М. Pierwszy
nar6d ukarany. S. 80-81.
174 Iwanow M. Polacy w zwi£tzku radzieckim w latach 1921-1939. S. 63-65,72-73; Ко­
стюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 15. В исследованиях
польского ученого X. Кубяка приводится еще более высокая численность поляков в
СССР: от 1,3 до 1,5 млн чел. См.: Kubiak Н. Polacy i Polonia w ZSRR. S. 28.
175 С дополнениями по Дальневосточному краю и Тобольску. См.: Всесоюзная
перепись населения 17 декабря 1926 г. Краткие сводки. Вып. 4. С. 134-138.
176 Городское польское население составляло ок. 33 %: в РС Ф С Р — 65 %, в
УССР - 21 % и в БССР - 20 %.

73
удельный вес поляков среди инонационального населения составлял
лишь 0,7 %, то в Волынском —уже 12,5 %177
Таблица У178
Численность польского населения в республиках СССР (1926 г.),
включая знание родного языка

Польское Считают польский


население язык родным
Республика
чел. % чел. %
УССР 476 435 1,6 221 955 49,9
БССР 97 498 1,96 42 185 42,8
РСФ СР 197 782 0,19 92 887 42,5
ЗСФ СР 6 324 0,1 2 945 46,5
УзССР 3412 0,06 2 278 66,7
Туркм. ССР 830 0,09 434 52,0
Всего 782 281 0,5 362 684179 46,3

«Неопределенность» национальной принадлежности украин­


ских и белорусских «поляков» сохранялась и в последующие годы.
Председатель Национальной комиссии ЦИК БССР А. И. Хацкевич
на одном из заседаний Президиума Совета Национальностей ЦИК
СССР (7 сентября 1927 г.) подтвердил, что католики в одних случа­
ях считают себя белорусами, а в других — поляками. Придержива­
лось этой точки зрения и руководство ЦБ польских секций при ЦК
ВКП(б). В резолюции Всесоюзного совещания работников польсек-
ций ВКП(б) (7-12 мая 1928 г.) особо подчеркивалось отношение к
«неопределившимся» в своей национальности лицам: «Имеются еще
в БССР и УССР группы католического населения, которые в до­
машнем быту употребляют исключительно украинский язык, но не
определили своей национальности, смешивая вероисповедание с на­
циональностью... Наличие этих не определивших до сих пор своей
национальности групп создает... ряд трудностей... а именно: случаи
причисления поляков к украинцам или белорусам, что связано с от­
казом обслуживания на родном (польском) языке, и случаи причис­

177 Данные Всесоюзной переписи населения 1926 г. в отношении поляков, 1927 г.:
РГАСПИ. Ф. 63. On. 1. Д. 369. Л. 116.
178 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 16. Ср.:
Данные Всесоюзной переписи населения 1926 г. в отношении поляков, 1927 г.:
РГАСПИ. Ф. 63. On. 1. Д. 369. Л. 116-117.
179 По другим сведениям, польский язык «как родной» указали только 335 533 чел.
См.: Всесоюзная перепись населения. 1926. М., 1928-1929. Т. XVII. С. 3, 8.

74
ления всего населения католического вероисповедания к польской
национальности и как результат этого —обслуживание белорусской
и украинской части этого населения на польском языке и полониза­
ция его...»180
Опасность «полонизации» инонационального населения партий­
ные функционеры, несомненно, преувеличивали, так как процесс «ко-
ренизации» кадров, включая применение родного языка, даже в чисто
национальных сельсоветах (в нашем случае —польских) шел далеко
не идеально. Еще в октябре 1923 г. (25 октября) по всему СССР был
разослан совершенно секретный циркуляр секретаря ЦК РКП(б)
В. М. Молотова, где обращалось внимание на малую эффективность
работы властей среди польского населения и слабое противодей­
ствие «попыткам польской контрреволюции закреплять свое поли­
тическое влияние» среди поляков, живущих в пограничной полосе.
Наряду с указаниями по усилению идейно-воспитательной работы
среди польского населения, губкомам партии предлагалось вплот­
ную заняться и кадровой политикой. В частности, подбирать «на со­
ветские и хозяйственные посты» лиц, владеющих польским языком,
преимущественно «поляков-коммунистов», особенно на должности
председателей волостных и сельских советов181. На практике ситуация
с кадрами в польских сельсоветах оставляла желать лучшего и к на­
чалу 1930 г. Так, например, в Волочинском районе УССР в 1930 г. из
10 председателей польских сельсоветов только двое могли свободно
изъясняться на польском языке. В Волынском округе, где было обра­
зовано 53 польских сельсовета, более четверти из них возглавлялись
не поляками. Неудивительно, что и делопроизводство в этих «нацио­
нальных» сельсоветах велось не на польском, а на украинском языке.
Так, к примеру, если в Волынском округе (1929 г.) украинский язык
являлся основным в большинстве польских сельсоветов, то в Про-
скуровском округе (1930 г.) —уже во всех без исключения. Причем
в смешанных сельсоветах Украины и Белоруссии, где поляки состав­
ляли довольно весомую часть, однако недостаточную для организа­
ции «своих» национальных сельсоветов, польский язык в делопроиз­
водстве не применялся вообще182.
В заключение можно констатировать, что в рамках советской сис­
темы постепенно происходила как «реполонизация» части католиков
(под эгидой Польбюро-при ЦК ВКП(б)), так и их ассимиляция, в осо­

180 Цит. по: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР.


С. 19-20.
181 Ср.: Отчет о работе среди польского населения, сентябрь 1923 г.:
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 475. Л. 253-254; Предложения по докладу Комиссии по
обследованию польской границы, 27 августа 1923 г.: Там же. Л. 92.
182 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 88,99-101.
Ср.: бвтух В., Чирко Б. Н1мц1 в УкраКш (1920-1 — 1990-i роки). Кшв, 1994. С. 31-33.

75
бенности если они проживали разрозненно, в смешанных районах и
сельсоветах союзных республик. Определенная часть поляков, про­
живавших в приграничных районах СССР, опасаясь возможных гоне­
ний и репрессий, специально скрывала свою национальную принад­
лежность и добровольно переходила, прежде всего в БССР и УССР, в
категорию «титульных наций»183. В некоторых случаях ассимиляцион­
ным процессам оказывали весомую поддержку представители госу­
дарственных органов, заинтересованные в увеличении численности
«титульных» наций. Феномен «перетекания» нацменьшинств в «ти­
тульные» нации наблюдался и среди других представителей этноди-
сперсных групп Запада (финны —северные карелы в приграничной
Карельской АССР184), хотя далеко и не в такой степени, как у поляков
Украины и Белоруссии185.

183 Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому


строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339. Л. 51.
В свою очередь, «обрусевшие» белорусы и украинцы в РС Ф С Р нередко становились
«русскими», автоматически зачисляясь в категорию «титульной нации». См., напр.:
Судьбы национальных меньшинств на Смоленщине, 1918-1938 гг. Документы и ма­
териалы. Смоленск, 1994. С. 3, 8.
184 См„ напр.: Этнодемографический атлас прибалтийско-финских народов рес­
публики Карелия (языковая ситуация). URL: http://gis.karelia.ru/atlas/eapfnrk/ist.
htm (8.02.2010).
185 См. также: Киселева И. Г. Этническая структура и этнические характеристики
населения Петербурга. С. 204-205; Лаллукка С. Штрихи к этнической карте Северо-
Запада России. С. 44-45. Ср.: Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК
СССР по советскому строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316.
Оп. 23. Д. 1339. Л. 51.
II. ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ОРГАНЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАС1И
И НАЦМЕНЬШИНСТВА ЗАПАДА

1. Роль и структура Народного комиссариата по ДёлаМ


национальностей РС Ф С Р
«Судьба» не дала ему [Сталину] нИрЩ/ затри с полови­
ной года быть ни наркомом РКИ, йи наркомом националь­
ностей. Это факт...
В. И. Ленин1

Основы всей национальной политики на начальном этапе по­


строения советского государства разрабатывались, утверждались и
внедрялись ЦК РКП(б), ВЦИК и СНК РСФСР. Проведение в жизнь
этой политики возлагалось на созданный 26 октября 1917 г. декретом
II Всероссийского съезда Советов Народный комиссариат по делам
национальностей (Наркомнац/НКН), первым и единственным нар­
комом которого стал И. В. Сталин2. Деятельность наркомата распро­
странялась на территорию как РСФСР, так и национальных окраин
бывшей Российской империи3. К примеру, созданный при НКН Ко­
миссариат по еврейским национальным делам (январь 1918 г.) актив­
но работал в «соседних государствах» — Украине и Белоруссии, где
основал целый ряд своих «филиалов»4. Только в 1919-1921 гг. Ев­

1 Ленин В. И. А. А. Иоффе, 17 марта 1921 г. / / ПСС. Т. 52. С. 99-101.


2 Заместителем И. В. Сталина был назначен Фрицис Адамович Розинь (Азис),
а обязанности секретаря НКН временно исполняла жена Сталина — Надежда Алли­
луева.
3 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам националь­
ностей РСФСР. 1918-1924 гг.: Каталог документов. М., 2001. С. 5.
4 Проводником большевистского влияния на еврейскую бедноту стал Комисса­
риат по еврейским национальным делам (Еврейский комиссариат, Евком), образован­
ный 19 января (1 февраля) 1918 г. в составе НКН. Первым руководителем (комисса­
ром) Евкома был назначен С. М. Диманштейн.

77
рейский комиссариат/отдел НКН РСФСР отправил на Украину и в
Белоруссию 27 руководящих указаний и циркуляров5.
Исходя из статуса Наркомнаца, в его задачи входило обеспече­
ние мирного сосуществования всех национальностей, содействие
их культурному и экономическому развитию, а также общее на­
блюдение за проведением в жизнь национальной политики совет­
ской власти6. Другими словами, этот наркомат был создан как некий
посредник-координатор между центральными советскими органа­
ми и нерусскими национальностями, помогавший русскоязычному
центру в управлении национальными окраинами. Член Коллегии
НКН М. X. Султан-Галиев, через три года обвиненный Сталиным в
«буржуазном национализме», отмечал на одном из совещаний с на­
циональными работниками в 1920 г.: «...Комиссариат содействовал
объединению трудящихся разных национальностей вокруг власти
Советов и разгрому сил контрреволюции... Он возник, когда на Со­
ветскую Россию и на Красную Москву со всех концов давили контр­
революционные силы именно под лозунгом национального самоо­
пределения... Наркомнац твердо заявил всем народностям России:
национальное самоопределение, но не для буржуазии, а для трудя­
щихся —рабочих и крестьян. Это было правильно...»7
Хотя за период с октября 1917 г. по 1923 г. включительно нацио­
нальный вопрос обсуждался на VIII, X и XII съездах и VIII конфе­
ренции РКП(б), почти на всех съездах Советов8, на пленумах ЦК,
на Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б), на совещаниях ЦК РКП(б)
с ответственными работниками национальных республик и об­
ластей и т. п., он не только не был разрешен в России, а, напротив,
все более усложнялся и запутывался. «Скажите товарищи, сколько
из вас могут сказать, в чем Октябрьская революция решила нацио­
нальный вопрос?» —вопрошал на XII съезде компартии один из пар­
тийных лидеров Украины X. Г. Раковский. Ему вторил его коллега
Н. А. Скрыпник, констатировавший существенный разрыв между
теоретическими постулатами и реальной практикой, несмотря на то
что «в теории наша партия давно в лице т. Ленина и его соратника

5 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР: свет и тени национальной политики 1917—


1924 гг. М., 2003. С. 381-382, 403. Ср.: Blank S. The Sorcerer as Apprentice. Stalin as
Commissar of Nationalities, 1917-1924. W estport, 1994. P. 31-47.
6 Конституция и конституционные акты РСФ СР (1918-1937). М., 1940. С. 106—
108. См. также: Декреты Советской власти. М., 1976. Т. 8. С. 221-222.
7 Совещание работников НКН, 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 433. Л. 60-61.
8 См.: Ионкина Т. Д. Вопросы национально-государственного строительства на
Всероссийских съездах Советов (1917-1922) / / Великий Октябрь и национальный во­
прос. Ереван, 1977. С. 181-193.

78
т. Сталина разрешила этот вопрос»9. Принять резолюцию было не­
сравненно легче, чем провести ее в жизнь. При решении любой хо­
зяйственной или иной проблемы руководство партии и государства
учитывало ее преломление через призму специфики каждого нацио­
нального образования, но в угоду классовым интересам. Совмещение
классового подхода с многоуровневым процессом развития нацио­
нальных отношений представляло большую трудность, в чем и за­
ключалась «ахиллесова пята» Наркомнаца.
Круг компетенции и штаты НКН, несмотря на регулярные со­
кращения, постоянно расширялись10. Практически с ноября 1920 г.
все экономические и политические мероприятия советского прави­
тельства в отношении национальных окраин становились законом
только после их утверждения наркомом Сталиным. С лета 1922 г.
возглавляемый им Наркомнац получил право контроля за дея­
тельностью всех наркоматов Российской Федерации во всем, что
касалось национальных автономий11. Благодаря своему «неопреде­
ленному» статусу Наркомнац в качестве своеобразной промежуточ­
ной инстанции между ВЦИК и национальными автономиями мог
оказывать последним определенную помощь в решении экономи­
ческих и финансовых проблем, выступать соорганизатором целого
ряда центральных учебных и научных учреждений (Коммунистиче­
ский университет трудящихся Востока, Коммунистический универ­
ситет национальных меньшинств Запада, Институт востоковедения
и др.)12, финансировать ряд издательств, выпускавших литературу,
учебники и прессу на различных национальных языках, и т. п.13
Вместе с тем все это служило одной-единственной цели — обеспе­
чению поддержки политики русскоязычного центра со стороны не­
русских наций (периферии) и в конечном счете воссоединению их
с Москвой. Другими словами, НКН выступал как «агитационный»

9 Двенадцатый съезд РКП(б): Стеногр. отчет. М., 1968. С. 573,577.


10 Если к концу 1920 г. в НКН насчитывалось 328 сотрудников, то в ноябре
1921 г. —уже 875. При этом основную часть составлял технический персонал (секрета­
ри, машинистки и др.). в 1921 г. непосредственным решением н а ц и о н а л ь н ы х проблем
занималось только 175 чел. См.: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 63.
11 Конституция и конституционные акты РСФСР. С. 136. Ср.: Чеботарева В. Г.
Наркомнац РСФ СР. С. 51-52, 544.
12 См., напр.: Протокол № 50 заседания Коллегии НКН, 24 мая 1921 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 6. Л. 59-60.
13 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­
нальностей РСФСР. С. 5. С января 1922 г. постановлением АПО ЦК РКП(б) все пе­
риодические издания нацменьшинств были переданы в ведомство НКН. См.: Blank S.
The Sorcerer as Apprentice. P. 107-141.

79
орган центрального правительства, бесспорно являясь своеобраз­
ным инструментом централизации14.
Нельзя забывать и о связи этого органа с личностью и взглядами его
единственного наркома и ярого сторонника централизма И. В. Ста­
лина. Заведующий еврейским отделом Наркомнаца А. Н. Мережин в
одном из своих писем Сталину в январе 1921г. подверг острой критике
методы его руководства наркоматом, отметив регулярное нарушение
прав представителей автономных республик/областей и заведующих
нацотделами. По мнению Мережина, начиная с 1920 г. в Наркомна­
це сложилась практика, когда разработка проектов для Президиума
ВЦИК, вопреки всем установленным правилам, осуществлялась за­
частую без участия Совета национальностей, а важнейшие государ­
ственные документы принимались только заместителями Сталина,
после переговоров с наркомом или вообще единолично15.
Структура НКН формировалась и видоизменялась на протяже­
нии всего его существования в полном соответствии с общественно-
политической обстановкой в стране. Если на начальном этапе своей
работы Наркомнац довольно активно занимался проблемами народов
Запада, напрямую связанными с положением на фронтах и курсом
на мировую революцию16, то к концу своей деятельности он практи­
чески полностью сконцентрировался на «угнетаемых» народах Вос­
тока17. Как уже указывалось выше, Наркомнац вел работу по целому
ряду направлений, но основное ее содержание составляла подготовка
образования национальных республик (областей) и объединения их
в «Союз свободных республик»14. В соответствии с этими задачами

14 См., напр.: Совещание работников НКН, 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 433.
Л. 84-85.
15 Конфликт заведующего еврейским отделом НКН Мережина с наркомом Стали­
ным и его ближайшим окружением привел к тому, что все члены коллегии еврейского
отдела (включая самого Мережина) попросили Сталина освободить их от занимаемых
должностей. Однако Сталин этой отставки не принял. См.: Чеботарева В. Г. Нарком­
нац РСФСР. С. 266,474-478.
16 До осени 1918 г. именно «интернационалисты» (латыши, венгры, поляки, чехи,
финны и др.) составляли костяк формировавшейся Красной армии. К лету 1920 г.
интернациональные соединения насчитывали уже около 250 тыс. бойцов. Работни­
ки НКН вели широкую агитационно-пропагандистскую работу в национальных во­
инских частях, занимались устройством тысяч беженцев из западных регионов и т. д.
См.: Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. История Советского Союза с 1917 года до
наших дней: В 3 т. М., 1995. Т. 1. С. 95. Ср.: Костюшко И. И. Польское национальное
меньшинство в СССР (1920-е годы). М., 2001. С. 35-39.
17 Совещание работников НКН, 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 433. Л. 84.
18 Подробнее см.: Smith J. The Bolsheviks and the National Question, 1917-1923.
New York, 1999. P. 30-43; Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 81-267.

80
строился и аппарат наркомата. В отличие от других центральных
наркоматов РСФСР, в основе его структуры лежал не отраслевой
или функциональный, а национальный признак19. В его составе были
созданы такие комиссариаты (отделы), как якутский, чувашский,
эстонский, армянский, белорусский, еврейский, марийский, литов­
ский, горцев Кавказа, киргизский, калмыцкий, латышский, поль­
ский, поволжский по делам немцев, чехословацкий, мусульманский
и другие20.
Задачи перед этими отделами, как и перед НКН в целом, стояли
необъятные: информировать центральные советские органы о нуж­
дах представителей данной национальности, а последних —обо всех
мероприятиях советской власти; пропагандировать идеи советской
власти на местах; улаживать межнациональные конфликты; органи­
зовывать помощь в развитии национальной экономики и культуры и
т. д. Помимо национальных комиссариатов, в структуре Наркомнаца
существовали и «общие» отделы —агитации и пропаганды, подготов­
ки общих декретов, связи с заграницей, статистики, редакционный и
т. п. К началу 1919 г. в наркомате насчитывался уже 21 комиссариат,
возглавляли их видные деятели РКП(б) и национального движения21.
Изменение статуса национальных подразделений НКН сообраз­
но общественно-политической обстановке в РСФСР четко просле­
живается на примере Польского комиссариата, появившегося прак­
тически одновременно с образованием самого наркомата22. В момент
своего «апогея» (конец 1917 —начало 1918 г.) Польский комиссариат
при НКН имел в соответствии с поставленными перед ним целями
целый ряд собственных подотделов: труда, военный, военноплен­
ных, беженцев, культурно-просветительный и прессы23. В воззва­

19 Вместе с тем 27 июля 1918 г. на заседании НКН было предложено образовать


Коллегию не по национальному, а по «политическому принципу». См.: Протокол № 21
заседания Коллегии НКН, 27 июня 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1. Л. 52-55.
20 В зависимости от обстоятельств национальные комиссариаты и их отделы
объединялись (как в случае с организацией Литовско-Белорусского комиссариата),
ликвидировались или восстанавливались в связи с падением или установлением в
ходе Гражданской войны со^ртской власти на национальных территориях.
21 В том числе Ю. М. Лещинский, В. С. Мицкявичюс-Капсукас, В. А. Аванесов,
М. Вахитов, С. М. Диманштейн, М. Тунганчин, К. А. Кнофличек, Г. К. Клингер и др.
22 В создании Временного комиссариата по польским делам при НКН участво­
вали, по словам замнаркома Пестковского, «все демократические левые [силы] поль­
ского общества России». См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство
в СССР С. 36.
23 В апреле 1918 г. отделы комиссариата (военный, демобилизационный и тру­
да) были объединены в отдел реэвакуации, а военнопленных и беженцев — в отдел
социальной помощи. Польские комиссариаты как исполнительные отделы НКН были

81
нии комиссариата «К польскому населению России» от 16 декабря
1917 г. его основные задачи определялись весьма широко: «Защита
преданных забвению национальных и культурных интересов поль­
ского населения в России, опека общества и государства над массами
польских беженцев, пленных и солдат, а также оказание помощи под­
линно демократическим учреждениям в их культурной, обществен­
ной и организационной работе»24. К компетенции Польского комисса­
риата на этом этапе его деятельности относился довольно обширный
спектр вопросов: возвращение военнослужащих-поляков на родину
в связи со всеобщей демобилизацией армии; реэвакуация польского
гражданского населения; «национальное и социальное освобождение
Польши»; защита революционного порядка; «перестройка родины
на основе опыта русской революции» и т. п.25 В соответствии с декре­
том СНК от 26 января 1918 г. любые вопросы, касающиеся «поль­
ских дел», должны были в обязательном порядке предварительно
оговариваться с Польским комиссариатом26. К началу 1918 г. Поль­
ский комиссариат при НКН контролировал уже все сферы работы
с польским населением на территории РСФСР: информировал ор­
ганы советской власти о нуждах польского населения, а поляков —
о политике и мероприятиях властей, принимал меры к запрещению
контрреволюционных организаций и печатных изданий27, проводил
агитационно-пропагандистскую работу, уделял внимание положе­
нию военнопленных, занимался демобилизацией солдат-поляков и
привлечением их в ряды Красной армии, эвакуацией беженцев28, уче­
том и охраной «эвакуированных» польских культурных ценностей,
изданием литературы на польском языке и т. д. При непосредствен­
ном участии Польского комиссариата были открыты Рабочий дом в
Петрограде, Польский дом в Москве, в его ведении находились все
польские школы, детдома и приюты. С середины 1919 г. функции

организованы и на местах: в Петрограде, Казани, Москве, Вологде, Самаре, Курске,


Воронеже, Брянске, Туле, Саратове, Витебске и др. городах.
24 Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т. 1. М.,
1963. С. 197-198.
25 Там же. С. 185-186.
26 Польскому комиссариату при НКН передавались дела всех государственных и
общественных учреждений, эвакуированных из Царства Польского. См.: Декреты Со­
ветской власти. М., 1957. Т. 1. С. 211-212.
27 Так, например, по инициативе Полькомиссариата были закрыты Польская рада
безопасности в Москве и ее отделения в провинции, Центральный обывательский ко­
митет Рады съездов обществ помощи жертвам войны (1918 г.); среди газет можно на­
звать «Эхо польске», «Газета польска» и «Дзенник польски».
28 В августе 1918 г. зта функция передавалась Центральной коллегии по делам
пленных и беженцев.

82
комиссариата начинают постепенно сходить на нет. Конференция
коммунистов-поляков (май 1920 г.) констатировала, что большин­
ство вопросов, которыми раньше занимался Польский комиссариат
Наркомнаца, перешло в ведение общих органов (Польбюро при ЦК
РКП(б), НКИД, НКП и др.), и предложила его полностью упразд­
нить. В декабре 1920 г. это предложение поддержали Оргбюро и
Политбюро ЦК РКП(б), что вызвало протест со стороны наркома
Сталина. После ряда согласований вместо комиссариата был создан
польский отдел29, функции которого свелись к общей работе, прежде
всего среди демобилизованных из армии поляков, а также беженцев,
не пожелавших возвратиться в Польшу (выдача паспортов, трудо­
устройство и т. п.). С середины 1921 г. польский отдел НКН стал фак­
тически «филиалом» Польбюро при ЦК РКП(б), полностью опреде­
лявшего его политику и составлявшего планы его работы30.
Официально объединяла и направляла всю деятельность Нарком­
наца Коллегия, насчитывавшая в разные годы от 4 до 16 чел. Впервые
она была образована 15 февраля 1918 г. на собрании представителей
созданных к тому времени национальных подразделений НКН —ко­
миссариатов по польским, литовским, мусульманским, белорусским,
еврейским и армянским делам. Здесь же был принят и принцип ее
формирования: наряду с наркомом и его заместителем, в Коллегию31
с правом решающего голоса входили руководители всех националь­
ных комиссариатов/отделов. В июле 1918 г. из-за постоянного роста
численности ее членов СНК РСФСР предложил Наркомнацу изме­
нить принцип комплектования Коллегии32. Обсудив это предложение
на своем заседании в октябре 1918 г., Коллегия Наркомнаца приняла
следующее решение: «...Представители всех национальных отделов
имеют право решающего голоса по всем вопросам, касающимся их на­

29 Заведовал польским отделом НКН вначале И. Шапиро, затем С. Вондалков-


ский и Е. Кубилюс.
30 См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 38-39.
■*' Согласно постановлению Политбюро ЦК РКП(б) от 14 ноября 1919 г. Колле­
гия Наркомнаца состояла из четырех человек: наркома (председатель) и трех членов,
один из которых в обязательном порядке должен был быть мусульманином, а другой —
евреем. См.: Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. М.,
2003. С. 61.
32 Постановлением СНК от 28 сентября 1918 г. был утвержден состав Колле
гии Наркомнаца в количестве 10 чел.: В. С. Мицкявичюс-Капсукас, О. Я. Карклин,
С. Я. Бобинский, С. М. Диманштейн, Г. Г. Пегельман, В. А. Аванесов, И. Ю. Кулик,
К. А. Кнофличек, С. С. Пестковский, И. П. Товстуха. См.: Протоколы руководящих
органов Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР. С. 8.

83
циональности. По всем другим вопросам они имеют совещательный
голос»33. Таким образом, представители всех национальных подразде­
лений Наркомнаца и после вмешательства СНК все же сохраняли за
собой право участвовать в работе Коллегии3,1. Следует отметить, что
за весь период деятельности Коллегии Наркомнаца ее руководитель
Сталин принял участие только в 20 заседаниях: в 1918 г. — 5 раз, в
1920 г. — 1, в 1921 г. — 12, в 1922 г. —2. Если в 1917-1920 гг. нарком
по делам национальностей занимался обороной «социалистического
отечества» и по понятным причинам не всегда находился в Москве,
то его отсутствие в 66 случаев из 68 в «мирном» 1922 г. четко отра­
жало его приоритеты. По всей видимости, уже с конца 1921 г. и до
ликвидации НКН Сталин строго придерживался «рекомендации»
Политбюро ЦК РКП(б) от 13 сентября 1921 г., обязавшей его «около
трех четвертей своего времени уделять партийной работе»35.
Одновременно с центральным аппаратом наркомата организовы­
вались местные органы Наркомнаца36. Первоначально эту роль испол­
няли так называемые эмиссары, а с середины 1918 г. —национальные
отделы при советах31. Создание отделов преследовало преимуществен­
но политические цели: проведение в жизнь начал советской власти
среди национальностей на родном языке; реализация постановлений
Наркомнаца; принятие мер по подъему культурного уровня и классо­
вого самосознания трудовых масс наций, населяющих данную терри­
торию; борьба с контрреволюцией в ее национальных проявлениях
(к примеру, с «национально-буржуазными правительствами») и т. д.38
17 июля 1918 г. ВЦИК направил всем Советам депутатов РСФСР
специальное предписание: оказывать всяческое содействие Нарком-
нацу в организации соответствующих национальных отделов в про­
винции39. В некоторых автономных республиках появились даже свои
собственные Наркомнацы. Так, например, в Туркестанской АССР в

33 Протокол № 30 заседания Коллегии НКН, 10 октября 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318.


On. 1. Д. 1. Л. 75-75 об.
34 Ср.: Декреты Советской власти. М., 1964. Т. 3. С. 556-557.
35 См.: Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. С. 49.
зв Шарапов Я. Ш. Национальные секции РКП(б). Казань, 1967. С. 170.
37 Именно циркуляр «О функциях национальных отделов» (сентябрь 1920 г.)
определил круг задач, стоящих перед отделами нацменьшинств на местах. См.: Поли­
тика Советской власти по национальному вопросу за три года. 1917-1920. М., 1920.
С. 148-149.
38 Политика Советской власти по национальному вопросу за три года. С. 145-146;
Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 522.
39 Декреты Советской власти. М., 1959. Т. 2. С. 450-451; Там же. М., 1964. Т. 3.
С. 38-41.
1918 г. был создан так называемый Туркомнац40, просуществовавший
с перерывами до июня 1922 года'11.
В декабре 1918 г. в печати появилась «Инструкция об организации
отделов по делам национальностей на местах»42, которая установила
порядок их учреждения при местных советах, структуру, задачи, фор­
му управления и подчиненность. Учреждение каждого из нацотделов
должно было происходить под контролем губисполкомов и утверж­
даться непосредственно Наркомнацем43. По образцу центра, нацот-
делы при местных советах создавали свои национальные секции в
соответствии с этническим составом проживавшего там населения44.
Местные отделы по делам национальностей подчинялись на общих
основаниях губернскому или уездному исполкому, одновременно
являясь исполнительными органами НКН. В случае расхождения по
принципиальным вопросам между нацотделом и исполкомом, что на
практике оказалось скорее нормой, чем исключением, вопрос пере­
давался на рассмотрение Наркомнаца. Материально-техническое
обеспечение всех региональных отделов осуществлялось Москвой,
но сметы по их финансированию предварительно утверждались со­
ответствующим исполкомом45. Инструктор НКН Ю. Л. Гершовский,
критикуя работу центра с региональными нацотделами (февраль
1922 г.), весьма нелицеприятно отозвался как о самом наркоме, так и
о методах его руководства Наркомнацем: «Если уважаемые т. Сталин
и Каменский пожелают... отдать себе отчет в истинном положении ве­
щей, то им не останется ничего иного... как сложить свои пожитки, да
взять манатки и удрать из Наркомнаца... Никакие конференции, ни­

40 Туркомнац был также построен по национальному принципу и включал четыре


национальных отдела (1921 г.): киргизский (казахский), туркменский, узбекский и от­
дел нацменьшинств.
41 Шарапов Я. Ш. Национальные секции РКП(б). С. 170; Национальная политика
России. История и современность / под ред. Н. Мещеряковой. М., 1997. С. 283. По­
дробнее об этом см.: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 733-756.
42 Инструкция об Организации отделов по делам национальностей на местах / /
Жизнь национальностей. 1918. № 6. С. 7; Политика Советской власти по национально­
му вопросу за три года. С. 149-150.
43 Заведующие нацотделами и секциями избирались местными исполкомами, од­
нако их кандидатуры утверждались соответствующими отделами (комиссариатами)
Наркомнаца.
44 Так, например, Петроградский губернский отдел по делам национальностей
(1917 г.) имел следующие подотделы: финский, польский, еврейский, латышский, та­
тарский, карельский, немецкий и эстонский.
45 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФ СР. С. 521-522.

85
какие съезды с их боевыми резолюциями не спасут и не выведут Вас
из глупого положения, пока СНК, ВЦИК и ЦК не возьмутся за дело
и не зададут нашим головотяпам на местах такую нахлобучку, чтобы
они помнили, что с национальным вопросом, как с огнем, играть не
следует. Зарубите, товарищи, это на носу...»и’
В 1919 г., в самый разгар Гражданской войны, началось повсе­
местное сокращение советского и государственного аппарата. В пар­
тийных и советских органах все чаще стал подниматься вопрос и о
ликвидации Наркомнаца. Позиции сторонников ликвидации осо­
бенно усилились после реорганизации структуры ряда центральных
наркоматов, перенявших часть функций НКН. Так, к примеру, ранее
проводимая Наркомнацем культурно-просветительская работа среди
национальностей была передана в Наркомпрос47 В июле 1919 г. Пре­
зидиум ВЦИК решил приостановить деятельность Наркомнаца «вви­
ду военного времени и мобилизации», а также в связи с учреждением
в структуре ВЦИК отдела по делам национальностей. На состояв­
шемся 9 июля 1919 г. заседании Коллегии НКН это решение встре­
тило одобрение: «Имея в виду, что Наркомат по делам националь­
ностей не имел строго определенных функций, а затрагивал функции
других ведомств... Коллегия постановила, что Наркомат по делам на­
циональностей переходит со всем своим аппаратом в ВЦИК...»48
Судьба НКН летом 1919 г. уже фактически была решена, одна­
ко вмешательство Ленина спасло наркомат от полной ликвидации,
вызвав его структурную перестройку49. В соответствии с опублико­
ванным 30 декабря 1919 г. новым декретом ВЦИК «О штатах Кол­
легии» число ее членов сократилось более чем в два раза, вместе с
тем появился новый коллегиальный орган — Совет национально­
стей50. 19 мая 1920 г. ВЦИК принял еще один декрет «О реоргани­
зации Народного комиссариата по национальным делам», согласно
которому правительствам всех автономий надлежало организовать
в составе НКН свои национальные представительства из председа­

46 Докладная записка инструктора Наркомнаца Ю. Л. Гершовского, 10 февраля


1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 451. Л. 85 об.
6,1 Просвещение национальных меньшинств [май 1928 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 123. Д. 4. Л. 122-123; Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 46-47.
48 Протокол № 54 заседания Коллегии НКН, 9 июля 1919 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318.
Оп. 22. Д. 1. Л. 82. См. также дискуссию о ликвидации НКН: Протокол № 60 заседания
Коллегии НКН, 12 декабря 1919 г.: Там же. Л. 128-128 об.
49 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­
нальностей РСФСР. С. 226.
50 Первое заседание Совета национальностей состоялось 16 января 1920 г.

86
теля и двух членов5'. Кроме 18 национальных отделов52 (1920 г.), в со­
ставе наркомата были созданы также информационный, издатель­
ский, организационно-инструкторский отделы и управление делами
НКН5:!. Во главе Наркомнаца ставился Совет национальностей, со­
стоявший из всех руководителей нацпредставительств автономных
республик, областей и коммун54. Непосредственное руководство со­
ветом осуществлялось наркомом Сталиным как его председателем и
коллегией из пяти человек55.
В марте 1921 г. выступивший с докладом на заседании Совета на­
циональностей Сталин обосновал основные функции и структуры
нового органа. Тезисы наркома сводились к следующему: а) Совет
национальностей должен иметь право выдвигать своих кандида­
тов в Коллегию НКН; б) в состав совета, наряду с главами пред­
ставительств автономных республик и областей56, должны входить
заведующие шестью «западными» нацотделами — финским, эстон­
ским, латышским, литовским, польским и еврейским. Если ввод
руководителя еврейского отдела в Совет национальностей Сталин
объяснял необходимостью «централизации» еврейского населения,
рассредоточенного по РСФСР, то включение заведующих осталь­
ными пятью «западными» нацотделами — особым политическим
значением возглавляемых ими диаспор: наличием «буржуазных»
приграничных республик и возможностью образования автоном­

5’ Так как при Президиуме ВЦИК уже существовали некоторые представитель­


ства автономных образований РСФ СР, то их в соответствии с постановлением ВЦИК
от 22 мая 1920 г. просто передали в ведение НКН. Работники ряда представительств
были весьма недовольны, рассматривая это как понижение своего статуса.
52 С ноября 1917 г. по март 1918 г. все создававшиеся нацподразделения Нарком­
наца утверждались СНК РСФ СР и получали наименование «комиссариаты». Позднее
организуемые наркоматом национальные структуры назывались уже отделами. По
статусу и выполняемой работе особых различий между ними не было.
53 Организационно-инструкторский отдел должен был курировать и работу с нац­
меньшинствами.
54 В соответствии с принятой Коллегией НКН инструкцией все вопросы должны
были предварительно обсуждаться в отделе (подотделе) соответствующего нацмень­
шинства и только после этого выноситься на рассмотрение в Совет национальностей.
См.: Диманштейн С. Сложность работы нового Наркомнаца / / Жизнь национально­
стей. 1920. № 17. С. 1.
55 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам националь­
ностей РСФСР. С. 9. Ср.: Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского
правительства РСФСР. 1920. № 45. Ст. 202.
5В В целом, в 1921-1923 гг. в структуре НКН функционировали представитель­
ства 8 автономных республик и 12 автономных областей.

87
ных республик из представителей народов Запада57. Вместе с тем,
как уже указывалось, на практике Сталин довольно легко обходил
этот «совещательный» орган, что не только вызывало недовольство
представителей определенных нацгрупп, но и нередко приводило к
острым конфликтам58.
Летом 1922 г. ВЦИК предпринял новую попытку усилить эффек­
тивность работы наркомата, разработав новое «Положение о НКН»
(27 июля), соответствовавшее «мирному периоду». В соответствии
с этим положением Совет национальностей из «совещательного»
органа превращался в «руководящий» — «Большую коллегию»59, от­
вечавшую за решение не только национальных, но и бюджетных, на­
логовых вопросов60. Постоянным президиумом и исполнительным
органом Большой коллегии выступала Малая коллегия, в состав ко­
торой входили нарком и его заместитель, а также пять членов, изби­
раемые Большой коллегией и утверждаемые СНК. Обращает на себя
внимание то, что, несмотря на многочисленные реорганизации, кол­
легиальные органы Наркомнаца на протяжении всей своей деятель­
ности все же сохраняли принцип национального представительства.
Вместе с тем работа этих органов, точнее их членов, нередко напо­
минала известную сценку из басни Крылова: они изо всех сил тянули
«общий воз», но в совершенно противоположные стороны61.

57 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФ СР. С. 52-53. Ср.: Из протокола заседания Со­


вета национальностей ВЦИК по обсуждению положения о Совете национальностей,
5 марта 1921 г. / / ЦК РК П (б)-В К П (б) и национальный вопрос. Кн. 1: 1918-1933 гг. /
сост. Л. С. Гатагова, Л. П. Кошелева, Л. А. Роговая. М., 2005. С. 45-46. В утвержденном в
мае 1921 г. (26 мая) ВЦИ Ки СНК положении о НКН Совет национальностей рассмат­
ривался как «совещательный, представительный орган», а в его состав, наряду с нар­
комом, членами Коллегии, председателями представительств автономных республик,
областей и коммун, вошли и все заведующие национальных отделов наркомата. См.:
«Положение о Совете национальностей при НКН» и постановление «О националь­
ных представительствах и национальных отделах при НКН» / / Собрание узаконений
и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФ СР. 1921. № 39. Ст. 206.
58 См.: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 266-267,474-478.
59 В состав Совета национальностей — «Большой коллегии» — входили нарком
(в качестве председателя), его заместитель (в качестве заместителя председателя), все
представители автономных республик и областей, заведующие национальными отде­
лами и подотделами национальных меньшинств.
60 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­
нальностей РСФСР. С. 9.
61 В докладе замнаркома Г. И. Бройдо, выступавшего на совещании делегатов
X съезда Советов (1922 г.), прозвучала острая критика национальных представи­
тельств НКН, которые совершенно не желали сотрудничать между собой при решении
общих вопросов. См.: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 822-823.

88
30 декабря 1922 г. был образован СССР, а через пять месяцев,
7 июля 1923 г., II сессия ВЦИК X созыва приняла постановление о
ликвидации Наркомнаца, сочтя его миссию законченной. В связи с
немалой величиной подведомственного наркомату «хозяйства» его
ликвидация растянулась на целый год, до начала апреля 1924 г.62
В контексте ликвидации Наркомнаца хотелось бы особо остановить­
ся на позиции Сталина. Если верить его собственным высказыва­
ниям, занятия национальной политикой давно его обременяли, он
вынужденно исполнял обязанности наркома только под давлением
ЦК РКП(б) и т. п. О своем неприязненном отношении к националь­
ным делам Сталин в открытую заявил на заседании секции XII съез­
да РКП(б): «Тут говорили, что я мастер по национальным вопросам.
Товарищи, я должен сказать, что никогда я на это звание не претен­
довал. Я дважды отказывался от доклада по национальному вопросу,
и оба раза мне единогласно приказывали делать доклад... мне это на­
доело хуже горькой редьки. Почему это обязательно Сталин должен
делать доклад? Где это написано?..» Здесь же Сталин обосновал и всю
нецелесообразность существования возглавляемого им наркомата,
сделав по сути шокирующее заявление: «Я два года дрался за уничто­
жение Наркомнаца и получал отказ. Это орган ничего не делающий и
тормозящий работу. Меня не освобождали от наркомства. Я и здесь
был подневольным человеком... Наркомнац — комиссариат агита­
ционный, никаких административных прав Наркомнац не имеет...»63
Выступая за ликвидацию собственного наркомата, Сталин выдвинул
идею создания Палаты национальностей при ЦИК СССР, которая,
по его замыслу, должна была стать главным «барометром», отражаю­
щим потребности, нужды и интересы всех национальностей.
Однако основные причины неприязни к возглавляемому им с
1917 г. наркомату Сталин все-таки изложил не полностью. По словам
его заместителя С. Пестковского, «все члены Коллегии [НКН] по на­
циональному вопросу стояли в оппозиции к Сталину, нередко остав­
ляя своего комиссара в меньшинстве». «В таких случаях, —добавляет
он, — когда в результате наших бесконечных дискуссий на совеща­
ниях запас его терпения истощался, он вдруг исчезал... сказав: “Я на
минутку” и прятался в одном из закоулков Смольного или Кремля.

62 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­


нальностей РС Ф С Р С. 5, 256.
63 Стенограмма заседания секции XII съезда РКП(б) по национальному вопросу,
25 апреля 1923 г. / / Национальный вопрос на перекрестке мнений. 20-е годы: Доку­
менты и материалы / под ред. В. П. Дмитренко, А. П. Ненарокова. М., 1992. С. 208-209.
См. также: Blank S. The Sorcerer as Apprentice. P. 163-182.

89
Найти его было почти невозможно». Аналогичные факты приводит и
Троцкий: «Разгадка трудного положения Сталина в своей собствен­
ной Коллегии в том, что он не пользовался авторитетом... [и] по всем
важнейшим вопросам оставался в меньшинстве»64. Нельзя забывать и
о том, когда произошла ликвидация Наркомнаца. Именно в этот пери­
од, во время болезни Ленина, личные интересы Сталина находились
в совершенно другой плоскости —его больше всего занимало утверж­
дение собственной власти в партии и государстве. Постоянные пре­
тензии и конфликты с многочисленными национальными лидерами
(к примеру, с членом Коллегии НКН М. X. Султан-Галиевым65), тре­
бовавшими для своих регионов различных приоритетных прав в по­
литике и экономике, только отвлекали Сталина от его грандиозных
планов. По свидетельствам очевидцев, он вообще редко выбирался
из своей кремлевской резиденции в центральное здание Наркомнаца,
предпочитая отдавать свои распоряжения заместителям по телефо­
ну. Во многом определяли деятельность наркомата именно его заме­
стители, в то время как сам нарком сосредоточил основное внимание
на партийных делах, прекрасно сознавая, чтб для него в данный мо­
мент важнее66. Остается добавить, что в своих нападках на Наркомнац
Сталин был не одинок — часть руководящих работников наркомата
полностью разделяла его позицию, что, несомненно, также помогло
расформированию этого ведомства67. Большую поддержку сторонни­
ки ликвидации НКН находили и в регионах. Так, например, один из
членов президиума Самарского губкома РКП(б) на общегородской
конференции по национальному вопросу (1922 г.) лично внес пред­
ложение о немедленной ликвидации «лавочки Наркомнаца, который
только тем и занимается, что разные народы на Северном полюсе и в
тундрах выдумывает...»68.

64 Троцкий Л. Сталин. М., 1990. Т. 2. С. 31. См. также: http://lib .ru /T R O C K lJ/
stalin4.txt (8.02.2010).
65 См., напр: О так называемой «султан-галиевской контрреволюционной орга­
низации» / / Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 76-77. Ср.: Blank S. The Sorcerer as
Apprentice. P. 143-162.
66 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФ СР. С. 815.
67 Однозначно против расформирования НКН выступил А. Н. Мережин, бывший
заведующий еврейским отделом НКН, считавший, что его ликвидация отразится на
правах нацменьшинств, не имеющих собственных национальных республик и облас­
тей. См.: Статья секретаря Центрального бюро Еврейской секции при ЦК РКП(б)
А. Н. Мережина «О тезисах т. Сталина (к 12-му партсъезду)», 5 апреля 1923 г. / / На­
циональный вопрос на перекрестке мнений. С. 136-140.
68 Докладная записка инструктора Наркомнаца Ю. Л. Гершовского, 10 февраля
1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 451. Л. 83 об.-84.

90
В любом случае, после окончательного оформления автономных
республик и областей в составе РСФСР их руководителей переста­
ло устраивать подчинение Наркомнацу. В действительности нарко­
мат не мог им эффективно помогать в решении регулярно возни­
кавших вопросов жизнедеятельности этих «гособразований». Даже
заместитель наркома Сталина, А. 3. Каменский, сводил роль Нарко­
мата по делам национальностей всего лишь к роли «подчиненного
отдела ВЦИК». На одном из совещаний с национальными работни­
ками (1920 г.) он заметил: «Все выступавшие с критикой Нарком­
наца ничего дельного, кроме ненужного брюзжания, не дали. У них
всех вопрос сводился к тому, чтобы быть не при Наркомнаце, а при
ВЦИК, но я уже сказал, что Наркомнац —это отдел при ВЦИК!»69
Наркомнац не имел ни крупных финансовых средств, ни четко обо­
значенных административных функций, а следовательно, распола­
гал минимальными возможностями. На прагматичный вопрос нэпа
«А что от этого наркомата можно получить?» был один ответ —«ни­
чего или почти ничего»70. Другими словами, он действовал лишь как
промежуточное звено, выступая «ходатаем» перед более мощными
«экономическими» наркоматами и ведомствами в защиту интере­
сов автономных образований и нацменьшинств71. Нельзя упускать
из виду и многочисленные конфликты, которые возникали между
центральными наркоматами и представителями национальных
диаспор, руководителями автономных образований, к примеру, в
вопросах распределения бюджетных средств. Весьма показатель­
но высказывание Сталина по этому поводу на одном из заседаний
секции XII съезда РКП(б): «Никогда ни башкирские делегаты, ни
татарские и проч. не будут сходиться с русскими. Разве на съезде мы
не имели целого ряда фактов единого фронта националов против
центра... Я очень хорошо знаю, что на вопросах финансовых, на во­
просах бюджетных будут столкновения. Здесь будет единый фронт
против русских делегатов...»72

69 Совещание работников НКН, 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 433. Л. 84, 86.
70 Там же. Л. 60.
71 Роль и значение Наркомнаца в советской и российской историографии, как
правило, сильно преувеличены. См., напр.: Макарова Г. П. Народный комиссариат по
делам национальностей РСФСР, 1917-1923 гг. М., 1987. С. 12-34, 103-148: Чеботаре­
ва В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 808-809, 824-825.
72 XII съезд РКП(б). Стенограмма заседания секции съезда по национальному во­
просу, 25 апреля 1923 г. / / Известия ЦК КПСС. 1991. № 5. С. 170.

91
1.1. Отдел национальных меньшинств при Наркомнаце
Функции, которые революция возложила на Нарком­
нац, он не выполнил. Мы объединены тем, что мы все — не
русские, этого-то и не уловил Наркомнац. За три года своего
существования выработал ли Наркомнац новые подходы к
национальностям? Что, мы придем в якутскую тайгу с бро­
шюрой Маркса?..
Из выступления Ф. Я. Кона73

Организация автономных республик и областей «титульных на­


ций», как и следовало ожидать, отодвинула на задний план пробле­
му экстерриториальных нацменьшинств. Специальное подразделе­
ние для обслуживания нацменьшинств, включая соответствующие
национальные подотделы, было создано в структуре Наркомнаца
только в мае 1921 г. До этого времени всю работу с этнодисперсны-
ми группами курировал организационно-инструкторский отдел, ре­
зультаты деятельности которого даже внутри НКН оценивались как
весьма слабые. Работники наркомата, разбиравшие в 1921 г. архивы
этого отдела, по их собственным словам, не смогли найти там «ничего
фундаментального, кроме груды кое-как подшитых бумаг»7''1.
Особенно остро вопрос работы органов власти с нацменьшин­
ствами стоял в автономных республиках и областях, где он ослож­
нялся целым рядом местных факторов. Из них к числу субъек­
тивных относились такие взаимосвязанные явления, как слабость
местных государственных институтов и длительный процесс ад­
министративного строительства. Именно эти факторы оказывали
весьма специфическое влияние на практическое решение проблем
нацменьшинств, «растворявшихся» на фоне «титульных наций»
автономий. Нельзя также забывать, что в быстро меняющейся
административной обстановке восстановительного периода из­
менчивостью отличался и официальный статус многих этнических
групп. Согласно теоретическим представлениям, распространен­
ным в аппарате ЦК РКП(б), наделение этнодисперсной группы
административно-территориальной автономией должно было во
многом решить проблемы, обусловленные ее прежним статусом
нацменьшинства. Однако на территории вновь образованных авто­
номий нередко «обнаруживались» новые нацменьшинства из пред­
ставителей других этнических групп и так далее.

Совещание работников НКН, 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 433. JI. 58.
74 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г
ГАРФ. Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 1262. Л. 32.

92
Эта ситуация обусловливалась воздействием таких объективных
факторов, как этническая, языковая и конфессиональная пестрота
целого ряда регионов бывшей Российской империи. К примеру, в
каждой из автономий, образованных на территории упраздненной
Горской республики75, помимо населявшей ее основной этнической
группы, давшей название этой административной единице, прожива­
ли еще, как правило, представители 3-5 крупных (более 1 тыс. чел.)
и множества мелких (менее 1 тыс. чел.) этнодисперсных групп. По
данным переписи 1926 г., в Северо-Осетинской автономной области
к числу только крупных групп нацменьшинств (125 254 чел.) относи­
лись украинцы (10301 чел.), русские (10 063 чел.) и немцы (1502 чел.).
В Кабардино-Балкарской АО (203 776 чел.) к нацменьшинствам при­
надлежали украинцы (17 197 чел.), русские (15 344 чел.), осетины
(4 078 чел.), кумыки (3 505 чел.), немцы (2 674 чел.), горские евреи
(1 473 чел.) и т. д.76 По вполне понятным причинам властные структу­
ры автономий отдавали предпочтение вопросам, связанным с пробле­
мами главной этнической группы. В этой ситуации роль координато­
ра между «титульными нациями» и нацменьшинствами отводилась
Наркомнацу как представителю центральной власти.
Пятого мая 1921 г. фактически бездействовавший организацион­
но-инструкторский отдел Наркомнаца был официально упразднен,
а вместо него создан отдел национальных меньшинств (ОНМ)77. Со­
гласно «Положению о Наркомнаце» от 26 мая 1921 г. перед новым
отделом ставились следующие задачи:
—координация деятельности губернских и уездных отделов по де­
лам национальностей, обслуживавших национальные группы (мень­
шинства), не входящие в национально-территориальные объедине­
ния и не имеющие национальных отделов при НКН;
—контроль за регулярным снабжением нацменьшинств периоди­
ческими изданиями на родных языках;
—организация культурно-просветительных учреждений;
— наблюдение за проведением в жизнь решений и мероприятий
органов советской власти по решению социально-экономических

75 Распад Горской республики начался после выхода из нее Кабардинского округа


(1 сентября 1921 г.) и образования Кабардинской автономной области.
76 В Дагестане этническая картина была еще более пестрой: в 1926 г. при общей
численности населения этой автономной республики в 788 098 чел. на ее территории
совместно проживали представители более 30 этнических групп численностью не ме­
нее тысячи человек. См.: Всесоюзная перепись населения. 1926. М., 1928-1929. Т. V.
С. 342-343. Ср.: Blank S. The Sorcerer as Apprentice. P. 89-105.
77 Протокол № 48 заседания Коллегии Наркомнаца, 5 мая 1921 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 22. Д. 6. Л. 38-40. Ср.: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 506-
507.

93
проблем, в первую очередь — земельного и продовольственного во­
просов;
— защита юридических прав нацменьшинств на основе Конститу
ции РСФСР78.
Отдел национальных меньшинств Наркомнаца охватывал своей
работой значительное количество этносов РСФСР, как являвшихся
по своему фактическому положению «чисто» этнодисперсными груп­
пами, так и наделенных каким-либо видом национальной автономии
(например, немцы за пределами АО НП). При этом численность пред­
ставителей нацменьшинств, попадавших под «протекторат» ОНМ,
доходила к началу 1921 г. до 7,5 млн чел.79 Почти сразу же после орга­
низации отдела, этого своего рода «микро-Наркомнаца», в его соста­
ве был образован ряд подотделов: немецкий, мордовский, якутский
и татарский80. В 1922 г. к ним добавились марийский и чувашский,
а также специальный подотдел по охране и управлению племенами
Севера России. Существовали еще организационно-инструкторский
подотдел и канцелярия ОНМ, однако других подотделов по работе с
нацменьшинствами РСФСР не появилось. Можно предположить, что
с оставшимися этнодисперсными группами могли работать либо со­
трудники канцелярии, организационно-инструкторского подотдела,
либо сотрудники одного из существующих этнических подотделов.
Исходя из того, что сотрудники организационно-инструкторского
подотдела ОНМ в 1921 г. были заняты проверкой нацработы в 29 гу­
берниях РСФСР, какая-либо действенная их работа с остальными
этнодисперсными группами маловероятна8’.
По примеру Москвы, центральные отделы по работе среди нац­
меньшинств создавались в некоторых других регионах страны. Так,
при Наркомнаце Туркестанской АССР работал Совет нацмень­
шинств, включавший в себя в 1922 г. семь центральных бюро: украин­
ское, еврейское, армянское, немецкое, ирано-азербайджанское, поль­

78 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 32-34 об.
79 Из этого числа (7 425 678 чел.) 87,7 % составляло сельское население и только
12,3 % — городское.
80 В 1921 г. в отделе нацменьшинств НКН работали 75 чел., заведовал отделом
О. Ю. Плич. В 1922-1923 гг. заведующим отделом стал А. Е. Скачко. См.: Чеботаре­
ва В. Г. Наркомнац РС Ф С Р С. 507.
81 С мая 1921 г. по сентябрь 1923 г. было обследовано 3/4 территории РС Ф С Р За
это время работники ОНМ выезжали в губернии РС Ф С Р 45 раз. См.: Ильин С. К. Про­
блема нацменьшинств северокавказских автономий в деятельности центральных орга­
нов РСФСР: теория и практика. 20-е годы / / Северный Кавказ. Выбор пути нацио­
нального развития. Майкоп, 1994. С. 172.

94
ское и латышское82. Специальный отдел по делам нацменьшинств был
организован в 1921 г. при НКВД Украины. Он также имел свои на­
циональные подотделы —немецкий, еврейский, польский83. Остается
добавить, что, несмотря на наличие этих отделов при центральных
наркоматах республик, все они, как и ОНМ Наркомнаца РСФСР,
так и не смогли проявить себя84. Весьма негативно отозвался о рабо­
те нацменотдела при НКВД Украины (1921-1923 гг.) секретарь ЦБ
евсекций при ЦК РКП(б) А. Н. Мережин: «...Украина создала у себя
ублюдок в виде отдела по нацделам при Наркомвнуделе, что явля­
ется именно ублюдком, ибо приспособлять советское строительство
[к] нуждам нацменьшинств приходится меньше в области админист­
ративной, а больше в области хозяйственной...»85 К аналогичному
выводу пришло и Первое Всеукраинское совещание по работе среди
нацменьшинств (1927 г.), подтвердившее, что основная работа нац­
менотдела свелась только к декларированию равноправия нацио­
нальностей в республике86.
Малоэффективная работа Наркомнаца среди нацменьшинств
РСФСР напрямую отразилась на положении губернских и уезд­
ных нацотделов, курировавших работу с этнодисперсными группа­
ми населения. В условиях Гражданской войны они практически не
обеспечивались финансовыми и материальными ресурсами, сокра­
щение штатов, как правило, проводилось именно за их счет, обыч­
ным явлением стало игнорирование их статуса со стороны местных
исполнительных комитетов. Если к сентябрю 1920 г. в регионах (за
исключением Кавказа, Сибири, Туркестана и Украины) имелось в

82 Шарапов Я. Ш. Национальные секции РКП(б). С. 170-171; Жизнь националь­


ностей. 1922. № 3. С. 8. Подробнее см.: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 733-
756.
83 Положение от отделе нацменьшинств НКВД: Постановление ВЦИК / / Собра­
ние узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства Украины. 1922.
№ 46. С. 797-798; Айсфельд А. Национальная политика РСДРП, РКП(б), ВКП(б),
КПСС по отношению к немцам / / Немцы России: Энциклопедия / под ред. В. Карева.
Т. 2. М., 2004. С. 605.
84 При ЦИК Белорусской ССР проблемой нацменьшинств занималась Комиссия
по осуществлению национальной политики (позже — Центральная национальная ко­
миссия), созданная в 1924 г. См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшин­
ство в СССР. С. 41.
85 См.: Статья секретаря Центрального бюро Еврейской секции при ЦК РКП(б)
А. Н. Мережина «О тезисах т. Сталина (к 12-му партсъезду)», 5 апреля 1923 г. / / На­
циональный вопрос на перекрестке мнений. С. 139.
8е Первое Всеукраинское совещание по работе среди национальных меньшинств,
8-11 января 1927 г.: Стенографический отчет. Резолюции. Постановления. Материа­
лы. Харьков, 1927. С. 24.

95
наличии около 100 нацотделов, то к маю 1921 г. — только 5487. По­
сле проведенного в 1921 г. обследования этих региональных подраз­
делений работниками отдела нацменьшинств НКН выяснилось, что
«...добрые 2/3 из них или пытались что-то делать, но, к сожалению,
дальше попыток не шли, или вели бессистемную работу, а главное,
чувствовали себя зависящими от Наркомнаца лишь в смысле кредит­
ных ассигнований»88.
Появление специального отдела при НКН, возглавившего рабо­
ту с нацменьшинствами, на короткое время изменило ситуацию к
лучшему. Уже с лета 1921 г. работники ОНМ развернули активную
деятельность по проверке работы на местах и сбору информации о
численности и положении этнодисперсных групп в республике.
«В начале работы, имея перед собой [лишь] карту РСФСР, — отме­
чал заведующий OHM А. Е. Скачко, —и отрывочные сведения с мест,
Отдел стоял перед абсолютной неизвестностью, что представляет
собой территория, изображенная на карте, в смысле нахождения на
ней национальных меньшинств»89. Только за первые месяцы своего
существования организационно-инструкторский подотдел ОНМ в
1921 г. организовал обследование 18 губернских нацотделов, а так­
же изучил состояние дел в 11 губерниях, где таких подразделений
еще не имелось90. Как констатировалось в отчетах ОНМ, состояние
дел на местах оставляло желать лучшего: принципы «советской» на­
циональной политики нарушались работниками различных ветвей
власти практически повсеместно; существующие нацотделы испыты­
вали острый дефицит кадров; материальное положение нацработни-
ков было очень тяжелым и т. д.91 Так, проверявший работу нацотдела
Самарского губисполкома Ю. JI. Гершовский (февраль 1922 г.) уста­
новил, что «работники губотнаца не обеспечены ничем, месяцами
жалованья не получают», а у местной власти нет даже элементарных
представлений как о принципах государственной национальной по­
литики, так и о роли самого Наркомнаца. «До какой дикости, —писал

87 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 508; Сводный отчет о работе Отдела


нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 32-
32 об. Из 54 нацотделов 34 были созданы при губисполкомах и 20 — при уездных ис­
полкомах.
88 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 32.
89 Там же. Л. 32 об.
90 В 1922 г. по инициативе отдела нацменьшинств было обследовано положение
этнодисперсных групп уже в 32 губерниях РСФСР. В 1923 г. ОНМ закончил работу по
этническому учету населения 44 губерний РСФСР.
9’ Отчет Народного комиссариата по делам национальностей за 1921 г. М., 1921.
С. 10.

96
он с возмущением в Москву, —доходят рассуждения о национальном
вопросе, компетенции и деятельности Народного комиссариата по
делам национальностей со стороны ответственных работников, вели­
чающих себя глубокими марксистами, знает всякий... Национализм,
космополитизм и интернационализм смешиваются, безобразно пере­
плетаются в умах наших... марксистов. Ведь ни один из них не может
уяснить себе значение и компетенцию Наркомнаца и его местных
органов»92.
Благодаря таким ревизиям уже в течение первого года работы
ОНМ была установлена регулярная связь центра с губернскими нац­
отделами93: в Москву стали поступать ежемесячные отчеты, а на мес­
та рассылаться инструкции и указания о формах и методах работы с
нацменьшинствами, включая распоряжения НКН и других централь­
ных ведомств, касавшиеся нацполитики94. Вместе с тем текущая рабо­
та сотрудников ОНМ зачастую не соответствовала задачам, постав­
ленным отделу, далеко выходя за их рамки: сбор помощи средств для
голодающих; организация кустарно-кооперативного строительства;
вопросы районирования; улучшение санитарного и медицинского по­
ложения нацменьшинств; урегулирование конфликтов между губис-
полкомами и подведомственным им нацотделами; открытие совпарт­
школ и т. п.95 Достаточно много времени, к примеру, ОНМ уделял
«популяризации сельскохозяйственного просвещения», организации
школьных и дошкольных учреждений, подбору абитуриентов в вузы
и техникумы из числа представителей нацменьшинств. Другими сло­
вами, сфера деятельности ОНМ пересекалась с функциями других
подразделений центральных наркоматов и комитетов: Наркомзема,
Наркомздрава, Наркомпроса, Главпрофобра, Главполитпросвета,
АПО при ЦК РКП(б) и ЦК PJIKCM и т. д. В итоге отдел выступал в
роли «трудолюбивой мухи», которая, сидя на воле, очень гордилась
тем, что она тоже «пахала».
Слабую эффективность своей работы прекрасно понимал сам за­
ведующий ОНМ Наркомнаца Скачко: «По мере того, как... Отдел

92 Докладная записка инструктора Наркомнаца Ю. Л. Герщовского, 10 февраля


1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318„Оп. 1. Д. 451. Л. 83 об.-85 об.
93 Важнейшей задачей ОНМ было добиться включения в состав губисполкомов
заведующих нацотделами «как равноправных их членов». См.: Сводный отчет о работе
Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262.
Л. 32 об.-35 об.
94 С мая 1921 г. по сентябрь 1923 г. работниками ОНМ было разработано и разо­
слано в регионы 73 «руководящих циркуляра и инструкции», проведено 60 конферен­
ций и 2 съезда.
95 См„ напр.: Отчет о деятельности Отдела нацменьшинств НКН за время с С м а р ­
та по 15 июня 1923 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 24-27 об.

97
касался вопросов кооперативного строительства, развития кустар­
ных промыслов, улучшения сельского хозяйства и вообще вопросов,
имеющих общее назначение улучшить материально-экономический
быт нацменьшинств, приходилось все более и более убеждаться, что
как Отдел Нацмен, так и Губотнацы с своей структурой и средствами
являются в этом отношении учреждениями бессильными, не смею­
щими и думать о практических мероприятиях в этом направлении...»96
Необходимо учитывать, что культурно-агитационная и просвети­
тельная работа среди нацменьшинств замыкалась к этому времени
на АПО ЦК РКП(б) и Наркомпрос. Таким образом, «микро-НКН»
по работе с этнодисперсными группами населения получил в наслед­
ство все «болезни» от породившего его Наркомнаца.
Уже в начале 1922 г. в Наркомнаце прошло сокращение штатов,
которое напрямую затронуло и отдел нацменьшинств: все этнические
подотделы были упразднены, а их функции переданы инструкторам.
После таких кардинальных «изменений» в ОНМ осталось только
пять инструкторов по немецким, мордовским, татарским, марийским
и чувашским делам, а вместо организационно-инструкторского под­
отдела — один инструктор-организатор. Сеть местных нацотделов,
«опекавших» нацменьшинства в 92 уездах РСФСР (1922 г.), также
подверглась сокращению на 75 %97 В августе 1922 г. руководство
ОНМ указало на «ненормальность работы среди нацмен при соз­
давшихся условиях», прося Коллегию НКН увеличить финансовую
помощь или вообще санкционировать ликвидацию губернских нац­
отделов98. 3 октября 1922 г. членам Малой коллегии НКН осталось
лишь констатировать, что региональные нацотделы из-за отсутствия
средств не в состоянии больше справляться с возложенными на них
задачами99. Спустя год ситуация только ухудшилась: «После значи­

96 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 35 об. См. также: Чеботарева В. Г. Наркомнац
РСФСР. С. 524-525.
97 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 32. Если после сокращения (начало 1922 г.) в на­
личии оставалось 12 губернских нацотделов, то к концу 1922 г. — всего девять. В их
числе были Петроградский, Витебский, Гомельский Саратовский, Самарский, Астра­
ханский, Пензенский, Челябинский и Симбирский. В свою очередь, в Иркутской,
Ново-Николаевской, Омской и Енисейской губерниях имелись уполномоченные по
делам нацменьшинств, входящие в структуру Представительства НКН при Сибир­
ском ревкоме.
98 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 35 об.
99 См.: Протокол № 52 заседания Малой коллегии НКН, 3 октября 1922 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 18. Л. 1; Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 547-548.

98
тельного сокращения штатов в губотнацах и резкого сокращения кре­
дитов, — сообщал заведующий ОНМ, — работа на местах начинает
постепенно замирать, а к сентябрю месяцу 1923 года прекращается
совершенно»100. К этому времени, по свидетельствам самих работни­
ков губнацотделов, у них не имелось даже средств на почтовые рас­
ходы. На Первом Всероссийском совещании уполномоченных по ра­
боте среди нацменьшинств (декабрь 1926 г.) период 1921-1924 гг. в
деятельности ОНМ Наркомнаца получил весьма негативную харак­
теристику: «Всякая работа среди нацменьшинств разваливается: этот
период совпадает с тем, что места разворачивают горячую работу по
районированию губерний, отдельных республик и областей...»10’
Недолгое существование отдела нацменьшинств НКН не мог­
ло оказать какого-либо существенного влияния на судьбы этнодис­
персных групп в СССР. Главная задача ОНМ, как и всего Нарком­
наца, сводилась в конечном счете к «организации территориальных
автономий»102, работа среди меньшинств, не имевших такой перспек­
тивы, являлась задачей второстепенной. Пренебрежение проблема­
ми этих этнодисперсных групп объяснялось также позицией боль­
шевистского руководства, решительно осуждавшего стремление «не
делить национальности по территориям, а объединять работу по ком­
плексу вопросов данной национальности», так как оно полностью со­
ответствовало бундовской формулировке «культурно-национальной
автономии». Признавая собственное бессилие, заведующий ОНМ
Скачко приветствовал в 1923 г. упразднение наркомата: «Нужно на­
деяться, что ликвидация Наркомнаца и реорганизация центрального
аппарата по проведению национальной политики Советской власти
дадут толчок к коренному перелому работы среди нацменьшинств в
смысле перехода от декларативного к реальному осуществлению за­
дач в области поднятия культурно-политического уровня, улучше­
ния материального и экономического быта отсталых национально­
стей и приобщения их к общечеловеческой культуре. Новые органы,
на которые будет возложено продолжение начатой Отделом Нацмен
работы... должны раствориться в массе нацменьшинств...»103 Как
оказалось на практике, «новые органы» и вправду «растворились».
С момента ликвидации НКН ни на уровне высших органов власти

100 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р -1318. On. 1. Д. 1262. Л. 35 об.
101 Цит. по: Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в
Деятельности центральных органов РСФСР. С. 173.
102 Национальная политика России. С. 285.
103 Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 36.

99
(ЦИК СССР), ни на уровне ВЦИК отдельных органов, которые ку­
рировали бы этнодисперсные группы населения, создано не было. Все
ключевые вопросы, относившиеся к сфере национальной политики,
с этого времени единолично решались руководством ЦК ВКП(б) во
главе с И. В. Сталиным.

1.2. Немецкие отделы при Наркомнаце РСФСР


1.2.1. Немецкий отдел/комиссариат (1918-1921)
Тут многие товарищи говорили: ведь хозяйственная це­
лесообразность требует того-то... и того-то... А на это я, то­
варищи, скажу: спиливать телеграфные столбы на баррика­
ды — хозяйственно очень неправильная политика; отбирать
крупные имения помещиков и передавать их мужикам... с
точки зрения продуктивности труда — неправильная поли­
тика. А мы все-таки это делаем. И то же самое в националь­
ном вопросе...
Н. И. Бухарин104

Анализ протоколов заседаний Коллегии’05 и Совета национально­


стей позволяет нам выявить не только виды деятельности Нарком­
наца, структурные изменения и реорганизацию его подразделений,
ход обсуждений вопросов, но и степень значимости «титульных» и
«нетитульных» наций для его руководства'06. Все выносимые на Кол­
легию или в Совет национальностей вопросы, касающиеся опреде­
ленной нации или народности, предварительно разрабатывались
в национальных комиссариатах (отделах) или специально создан­
ных нацкомиссиях. Мы не ставили целью анализ деятельности всех
основных подразделений Наркомнаца, связанных с представителя­
ми народов Запада, поэтому остановимся в качестве примера толь­
ко на тех, которые занимались немецким населением РСФСР. Этот
выбор закономерен: 1) АО НП стала одной из первых национально-
территориальных единиц в Российской Федерации; опыт ее создания
в дальнейшем использовался при образовании других автономных
республик, областей и округов107 2) В структуре НКН были органи­

104 Двенадцатый съезд РКП(б): Стеногр. отчет. М., 1968. С. 613.


105 Заседания Малой коллегии также имеются в виду.
106 Начиная с 1921 г. к некоторым протоколам имеются значительные прило­
жения: статистические и историко-этнографические обзоры национальных районов,
письма и сообщения с мест и т. д.
107 Конспект доклада [Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 27 об -28.

100
зованы два подразделения для работы с немецким населением —
немотдел, занимавшийся преимущественно проблемами немцев как
«титульной нации» (АО НП), и немподотдел ОНМ, где они рассмат­
ривались в качестве нацменьшинства за пределами АО НП.
Как и представители остальных нацотделов НКН, немецкие ра­
ботники в основном «варились в своем собственном соку». На Кол­
легию выносились вопросы, либо очень важные и спорные, либо
связанные с организационной деятельностью наркомата/отделов —
утверждением сотрудников на должности, выделением финансовых
средств и т. п. В целом за весь период существования Наркомнаца
(1917-1924) вопросы, касающиеся немецкого населения РСФСР,
обсуждались на Коллегии 34 раза108, при этом половина из них от­
носилась к деятельности немецкой автономии на Волге (см. табл. 2).
Они весьма различались: от рассмотрения общего положения дел в
АО НП и оформления границ автономии до обсуждения, к примеру,
протеста зам. представителя АО НП Гартвига по поводу неправиль­
ного начисления ему заработной платы или выделения новой мебели
немотделу.
Таблица 2 109
Вопросы, касающиеся немецкого населения,
рассматривавшиеся иа Коллегии НКН (1 9 1 8 -1 9 2 4 )

Годы 1918 1919 1920 1921 1922 1923 1924


По АО НП 1 1 0 5 7 4 1
З а пределами
0 0 0 3 9 3 0
АО НП
Всего 1 1 0 8 16 7 1

Протоколы заседаний Коллегии НКН позволяют сделать вывод,


что никакой специальной политики по отношению к немецкому на­
селению РСФСР, как, впрочем, и к другим меньшинствам Запада,
само руководство наркомата и лично Сталин не проводили. Вместе с
тем общая политическая обстановка (как международная, так и внут­
ренняя) оказывала свое влияние на решения Москвы относительно
самоопределения некоторых нацгрупп, как это случилось, к приме­
ру, с поволжскими немцами. В апреле 1918 г., на одном из первых
заседаний Коллегии НКН (21 апреля), по предложению Сталина был

108 В данном случае не учитывались «общие» вопросы, затрагивавшие нацмень­


шинства Запада в целом, например — образование КУНМЗ, издательская деятель­
ность нацменьшинств Запада и т. п.
109 Расчеты произведены автором. См.: Протоколы руководящих органов Народ­
ного комиссариата по делам национальностей РСФСР. С. 17-215.

101
создан немецкий отдел, заведовать которым вскоре стал один из бу­
дущих основателей Немкоммуны на Волге Густав Клингер110. Так как
основная функция Наркомнаца заключалась в контроле за процес­
сом «самоопределения» наций и народностей под эгидой центра, не
вызывают удивления ни назначение на эту должность выходца с Вол­
ги Клингера, ни тот факт, что вплоть до 1921 г. немецкий отдел НКН
занимался в основном делами только немецкой автономии11'.
Вопросы власти и самоуправления немецких колоний в По­
волжье после Февральской революции112, как и этапы создания не­
мецкой автономии, исследованы историками довольно полно.
В связи с этим мы остановимся только на основных причинах ее
образования и роли центральных советских органов, прежде всего
НКН, в этом процессе.
По иронии судьбы, само рождение немецкой автономии, как и ее
ликвидация, были напрямую связаны со Сталиным, который на во­
прос делегатов поволжских колоний о возможности создания авто­
номии для немцев в апреле 1918 г.113заметил: «...Не только автономии,
мы и республики не испугались [бы]»114. Слова Сталина не разошлись
с делом: вместе с делегацией немцев-колонистов из Москвы в По­
волжье отправились два «коммуниста-интернационалиста» —Эрнст
Рейтер и Карл Петин, получившие от НКН полномочия организо­

110 Протокол № 6 заседания Коллегии НКН, 21 апреля 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318.
Оп. 22. Д. 1. Л. 11 об. С января 1919 г. Г. Клингер стал членом Коллегии НКН. См.:
Протокол № 40 заседания Коллегии НКН, 16 января 1919 г.: Там же. On. 1. Д. 1.
Л. 93.
111 Доклад ЦБ немецких секций при ЦК РКП(б) на II Всероссийской конференции
немецких секций за период с 1 сентября 1920 г. по 1 августа 1921 г.: РГАСПИ. Ф. 549.
Оп. 4. Д. 57. Л. 13; Протокол II Всероссийской конференции немецких секций при ЦК
РКП(б), 16 августа 1921 г.: Там же. Л. 38-39.
112 ХердтВ. Немецкие колонии в Поволжье в период между революциями 1917 г ./ /
Немцы в России в контексте отечественной истории: общие проблемы и региональные
особенности. М., 1999. С. 271-283. Ср.: Donninghaus V Revolution, Reform und Kneg:
die Deutschen an der Wolga im ausgehenden Zarenreich. Essen, 2002. S. 254-261.
113 В кабинете у Сталина встретились две делегации немцев-колоиистов: первая —
«буржуазная», пытавшаяся оформить «советскую» автономию, но без добавления сло­
ва «социалистическая», и вторая — «большевистская», в составе которой был и буду­
щий глава немецкого отдела НКН Г. Клингер, выступавшая за организацию «советской
“Трудовой коммуны области немцев Поволжья"». См.: Конспект доклада [Э. Гросса] о
Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 28.
114 Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика в Республике нем­
цев Поволжья: 1918-1941 гг. М., 1999. С. 66.

102
вать Поволжский комиссариат по немецким делам115. Необходимо за­
метить, что само появление комиссариата (немецкого отдела НКН),
как и его практическая деятельность, не вызвало особого энтузиазма
у властей Саратовской и Самарской губерний. Их стойкое противо­
действие московской инициативе, вызванное нежеланием делиться
властью на подведомственной им территории, вынудило наркомов
И. В. Сталина (НКН) и Г. И. Петровского (НКВД) 29 мая 1918 г.
подписать совместный документ — «Общий устав Поволжского
комиссариата по делам национальностей», разъяснявший цели и
порядок взаимоотношений комиссариата с губернскими и уездны­
ми советами116. «Комиссариат, —отмечалось в уставе, —содействует
объединению трудовых масс немцев колонистов в уездные Советы,
принимая в соображение условия языка, нравы и обычаи...»11730 июня
1918 г. при поддержке Наркомнаца в Саратове был проведен Первый
Учредительный съезд Советов немецких колоний Поволжья, провоз­
гласивший курс на создание «Федерации Среднего Поволжья»118. При
этом «федерация» немецких колоний предполагала автономию лишь
на уровне уездов, в местах компактного проживания немецкого на­
селения. Административно же эти уезды должны были подчиняться
губерниям, на территориях которых находились. Предполагалось,
что именно эта форма самоуправления может помочь совместить
национальные интересы немцев с «интернациональными» задачами
всех «трудящихся» Поволжья119.
Не последнюю роль в этом процессе сыграла «Комиссия попече­
ния о германских реэмигрантах», созданная германским правитель­
ством на основании заключенного в марте 1918 г. между Советской
Россией и Германией Брестского мирного договора. Дело в том, что,
опираясь на прогерманские элементы в колониях, комиссия, наряду

115 Конспект доклада [Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 28. См. также: Айсфельд А. Автономистское движение / /
Немцы России. Т. 1. М., 1999. С. 19.
116 См: Письмо И. Сталина —Г. Петровскому, 29 мая 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-393. On. 1.
Д. 157. Л. 117.
117 Обший устав Поволжского комиссариата по делам национальностей,
29 мая 1918 г. / / История российских немцев в документах (1763-1992 гг.) / сост.
В. А. Ауман, В. Г. Чеботарева. Т. 1. М., 1993. С. 72.
118 Герман А. А. Немецкая автономия на Волге, 1918-1941: В 2 ч. Саратов, 1992,
1994. Ч. 1. С. 16-20; Он же. История республики немцев Поволжья в событиях, фактах,
документах. М., 1996. С. 39.
119 Ср.: Хердт В. Немецкие колонии в Поволжье в период между революциями
1917 г. С. 280-281.

103
с агитацией за переезд в Германию120, весьма активно проводила по­
литику, направленную на усиление германского влияния среди по­
волжских немцев, поощряя националистические устремления коло­
нистов к созданию самостоятельного государственного образования
под германским протекторатом121. На руку этой политике играли и
действия местных органов власти, осуществлявших экспроприацию
хлеба, имущества и массовую мобилизацию населения в армию. Та­
кая обстановка не только осложняла политический климат в немец­
ких колониях, но и определенным образом дестабилизировала тыл
Красной армии. Насильственные действия уездных исполкомов соз­
давали для центра и определенные дипломатические затруднения:
немцы-колонисты нередко обращались за помощью в германское по­
сольство, находящееся в Москве, а последнее заявляло ноты протеста
советскому правительству.
Несмотря на все полномочия, предоставленные Москвой Не­
мецкому комиссариату122, отношение губернских и уездных властей
Саратовской губернии к национальной политике центра оставалось
враждебным. Неудивительно, что, оказавшись в своеобразной изоля­
ции, представители комиссариата напрямую обращались в столицу
с различными вопросами и жалобами: по поводу конфискации про­
довольствия, лошадей и скота; неправомочных действий советских
или военных властей; обложения повышенными налогами и т. д. Как
правило, телеграммы в Москву отсылались сразу в несколько адре­
сов —в НКВД, НКН и НКИД —либо прямо адресовались Троцкому,
Ленину и Сталину одновременно123. Сложная политическая обста­
новка (наступление белых по всему фронту124 и заключение «шатко­

120 Подробнее см.: Айсфельд А. Положение колонистов Поволжья в политике гер­


манского рейха во время 1-й мировой войны / / Российские немцы на Дону, Кавказе и
Волге. М., 1995. С. 187-193.
121 Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. Ч. 1. С. 22-23. Ср.: Телеграмма от
депутатов I съезда Советов немецких колоний Поволжья в адрес наркомов НКВД и
НКН [1 июля 1918 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 88. Л. 102.
122 См.: Декрет о немцах-колонистах Поволжья, 12 октября 1918 г.: ГА РФ.
Ф. Р-393. On. 1. Д. 16. Л. 27-28.
123 См., напр.: Телеграмма в адрес Троцкого, Ленина и Сталина, 28 июля 1918 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 88. Л. 136-137. Ср. также: Телеграмма А. Смирнова —
Г. Петровскому, 24 сентября 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-393. On. 1. Д. 133. Л. 152; Телеграмма
политкомиссара 4-й армии Зорина — Г. Петровскому, 9 августа 1918 г.: Там же. Л. 35.
124 К лету 1918г. антибольшевистское восстание чехословацкого корпуса и наступ­
ление белых Юго-Западной и Уральской армий привели к тому, что фронт вплотную
приблизился к немецким колониям Поволжья.

104
го» Брестского мира125), вынуждавшая большевистских лидеров дер­
жаться за власть любой ценой, позволяла Поволжскому немецкому
комиссариату летом-осенью 1918 г. открыто торговаться с Москвой,
а последней приходилось идти на различные уступки126. Удивитель­
но, с какой легкостью в период подготовки образования немецкой
автономии на Волге отзывались неугодные Немецкому комиссариа­
ту руководители Красной армии, приостанавливались решения ис­
полкомов различных уровней, колонистам возвращалось незаконно
конфискованное имущество и т. п. Так, например, в ответ на жалобу
Немецкого комиссариата на произвол губернских властей нарком
внутренних дел Петровский в июле 1918 г. тут же направил в Саратов
телеграмму следующего содержания: «...Проводить все мероприятия,
касающиеся немцев колонистов, только после предварительного со­
глашения с Немецким комиссариатом... Если соглашения не после­
дует, представить вопрос на разрешение Комиссариата Националь­
ностей... Всякие сепаратные действия по отношению колонистов со
стороны губернского, уездного и волостных Совдепов должны быть
немедленно прекращены»127. Любое неподчинение, согласно приказу
НКВД, влекло не только приостановление выдачи кредитов Саратов­
ской губернии, но и «предание виновных революционному суду»128.
В условиях напряженных отношений с Германией Ленин все
больше склонялся к мысли о создании немецкого автономного обра­

125 В марте 1918 г. в Брест-Литовске был подписан мирный договор между Совет­
ской Россией и Германией. В ходе переговоров о его заключении германская сторона
потребовала признания всех немецких колонистов германскими эмигрантами и на
этом основании — установления над ними своего покровительства. Вскоре, однако,
было принято более компромиссное для двух сторон решение: все колонисты призна­
вались гражданами России, но всем желающим предоставлялось право реэмиграции
в Германию и перевода туда своих капиталов. См.: Декрет о немцах-колонистах По­
волжья, 12 октября 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-393. On. 1. Д. 16. Л. 27-29; Конспект доклада
[Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 27. Ср.
также: Айсфельд А. Положение колонистов Поволжья в политике германского рейха
во время 1-й мировой войны. С. 187-193.
126 Летом 1918 г. ВЦИК и СНК направили в немецкие колонии Поволжья специ­
альную следственную комиссию ВЦИК, в состав которой вошел и представитель НКН
Г. Клингер. По результатам ее расследования был издан ряд правительственных поста­
новлений, а виновные в незаконных действиях по отношению к колонистам преданы
суду. См. также, напр.: Телеграмма замнаркома по делам национальностей С. Пестков-
ского, 13 июля 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-393. On. 1. Д. 47. Л. 78; Телеграмма Г. Клингера в
Поволжский немецкий комиссариат, 26 июля 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 87.
Л. 18.
127 Телеграмма Саратовскому губсовдепу от Г. Петровского, июль 1918 г.: ГА РФ.
Ф. Р-393. Оп. 1.Д. 75. Л. 79.
128 Там же. Л. 229.
зования на «советских началах» в противовес «германским пополз­
новениям». Поволжская карта была умело разыграна центром в июле
1918 г. в том числе и в таком эпизоде, как создание специальной роты
из числа колонистов (160 чел.) для «охраны» посольства Германии
в Москве с основной целью — выставить на всеобщее обозрение их
лояльность советскому режиму129. Представитель НКН Г. Кениг, бу­
дущий секретарь обкома РКП(б) АО НП, так изложил точку зрения
Москвы по этому вопросу: «Советское правительство торопится...
чтобы немцы скорее взяли бы дело в свои руки, дабы не попасть под
германское ярмо»130. Здесь необходимо пояснить, что поспешно при­
нятое решение по образованию немецкой автономии не представляло
собой какого-то особого исключения в это сложное для большевист­
ского руководства время. Так, например, в связи с нависшей угрозой
оккупации Крыма германскими войсками всю территорию полу­
острова «во имя его спасения» в марте 1918 г. объявили республикой
Тавридой в составе РСФСР131. По той же схеме, что и Трудовая ком­
муна немцев Поволжья, несколько позже, в 1920 г., была образована
Карельская трудовая коммуна. Цели преследовались аналогичные:
помешать возникновению независимого карельского государства и
предотвратить присоединение северных карелов к Финляндии132.

129 В связи с выездом германского посольства в Псков рота немцев-колонистов из


Поволжья два месяца несла охрану других важных государственных объектов в Мо­
скве. См. также: Суточная информационная сводка Наркомата по военным делам,
17 июля 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 2. Д. 1112. Л. 69 об.-70; Телеграмма от члена
Поволжского комиссариата по немецким делам Карла Петина — Ленину и Сталину,
16 июля 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 88. Л. 1166; Телеграмма от представителей
Совета комиссаров немецких колоний —Ленину, Сталину, Клингеру, 16 июля 1918 г.:
Там же. Л. 117.
130 Цит. по: Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. Ч. 1. С. 27. Ср.: Конспект
доклада [Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71.
Л. 27 об.-28 об.
131 Крымская АССР (1921-1945). Вопросы и ответы / сост. Ю. И. Горбунов.
Вып. 3. Симферополь, 1990. С. 12. Ср.: Зарубин А. Г., Зарубина В. Г. Без победителей.
Из истории гражданской войны в Крыму. Симферополь, 1997. С. 80-85.
132 В марте 1920 г. состоялся так называемый Ухтинский съезд, на котором «север­
ные» карелы (Беломорская и часть Олонецкой Карелии) открытым текстом заявили о
стремлении выйти из состава России и о проведении плебисцита, который должен был
определить будущий статус Карелии. Однако до «второй Финляндии» дело не дошло.
Учитывая сложность внутри- и внешнеполитической обстановки, уже в июне 1920 г.
ВЦИК издал декрет об образовании на территориях Олонецкой и части Архангель­
ской губерний Карельской трудовой коммуны (КТК). Население КТК в 1920 г. насчи­
тывало 143 тыс. чел., из них карелов — 85,5 тыс.чел. (59,8 %), русских — 54,7 тыс. чел.
(38,3 %), финнов — 0,9 тыс. чел. (0,6 %), представителей других национальностей —
1,8 тыс. чел. (1,3 %). См.: Этнодемографический атлас прибалтийско-финских наро­

106
К лету 1918 г. в Москве все больше утверждалось мнение, что
создаваемая на Волге немецкая автономия должна напрямую подчи­
няться центру, а не зависеть от «произвола» губернских властей. Это
позволяло правительству, с одной стороны, более оперативно решать
проблемы немецких колоний в Поволжье, ограничивая тем самым
возможности Германии для какого-либо вмешательства, а с другой —
сделать колонистов «союзниками» советской власти, оградив их от
«насильственных перегибов» местного (губернского) руководства133.
Спустя семь лет в декларации, принятой на III съезде Советов АССР
НП134(январь 1926 г.), образование немецкой автономии в 1918 г., не­
смотря на весь революционный пафос, объяснялось проще, в кон­
тексте сложившейся международной обстановки: «...Едва временно
победивший германский империализм успел продиктовать Брест-
Литовский договор, как разнеслась медоточивая весть о “спасении”,
согласно которой... всем жившим в б[ывшей] России немецким ко­
лонистам предоставлялись широкие права оптации, даже больше
того, —они были объявлены германскими подданными. Правда, тру­
дящиеся Немцы Поволжья оказались глухи к Вильгельму II и его
генералам. Всякому было ясно, что буржуазия и кулачество Немцев
Поволжья с готовностью связали бы этот “исторический случай” с
германо-националистическими устремлениями, чтобы спасти таким
путем, под покровительством германского империализма себя и на­
грабленные богатства...» Отказ колонистов от «предложенных даров
императорско-германского “права самоопределения”» объяснялся
в декларации процессом классового «созревания» немецкого насе­
ления: «Два заманчивых исторических пути лежали в те дни перед
трудящимися немцами Поволжья — с одной стороны — победонос­
ная германская мировая держава, а с другой... молодая советская рес­
публика. Достаточным доказательством зрелости трудящихся масс

дов республики Карелия: [Краткая историческая справка, 1917-1920]. URL: h ttp ://g is.
karelia.ru/atlas/eapfnrk/ist.htm (8.02.2010). Ср. также: Кангаспуро М. Финская эпоха
Советской Карелии / / В семье единой / под ред. Т. Вихавайнена, И. Такала. Петроза­
водск, 1998. С. 123-127.
133 Именно в это время на юге России представители причерноморских немцев
активно вели переговоры с германскими властями о создании «германской колонии
Крым-Таврида». Подробнее см.: Айсфельд А. Политическая жизнь меннонитов Рос­
сии в 1917-1919 гг. //В опросы германской истории: Сб. науч. статей. Днепропетровск,
2000. С. 235-243.
134 13 декабря 1923 г. на закрытом заседании Политбюро ЦК РКП(б) было приня­
то решение о преобразовании Немкоммуны в АССР НП, а в феврале 1924 г. был издан
соответствующий декрет ВЦИК и СНК. См.: Герман А. А. История республики немцев
Поволжья в событиях, фактах, документах. С. 55; Декрет ВЦИК, 20 февраля 1924 г.:
РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1923. Л. 25-26.

107
немцев Поволжья для социализма и социалистического строя явля­
ется тот выбор, который они сделали между кайзеровским империа­
лизмом, прикрытым националистическими масками, и строем социа­
лизма в то время, когда первый, казалось, расцветает, а второй только
еще начал отвоевывать свое место в жизни...»135
Благодаря оргработе, весьма оперативно проведенной Поволж­
ским комиссариатом по немецким делам, уже в конце июля 1918 г. в
Москве состоялись первые переговоры его представителей по вопро­
су образования автономии с руководителями центральных наркома­
тов и ведомств — НКН, НКВД, НКП, Наркомзема и др. 17 октября
1918 г. на заседании СНК с участием Ленина был отдельно рассмот­
рен вопрос «О немцах-колонистах Поволжья» и заслушаны докла­
ды замнаркома национальностей С. Пестковского и представителя
Поволжского комиссариата Г. Клингера. Через два дня, 19 октября,
Ленин подписал декрет о создании Области немцев Поволжья «с ха­
рактером трудовой коммуны», в котором отмечалось, что все разно­
гласия между исполкомами губерний и автономии «представляются
на разрешение Совета Народных Комиссаров и Центрального Ис­
полнительного Комитета». Здесь же выражалась уверенность, что
образование области «не создаст национальной розни, а, наоборот,
послужит к сближению немецких и русских трудовых масс, единение
которых — залог победы и успехов в международной пролетарской
революции»136.
Состоявшийся в октябре 1918 г. (20-24 октября) II съезд Сове­
тов немецких колоний Поволжья избрал исполком по управлению
автономией и упразднил Поволжский комиссариат по немецким
делам. Делегаты съезда приняли специальную резолюцию, восхва­
лявшую центр за поддержку политики «самоопределения» народов
и опровергавшую любые рассуждения о немецкой автономии как о
«вынужденном ребенке», появившемся под давлением Германии:
«Декрет Совнаркома появился как раз в тот момент, когда менее
всего было оснований со стороны правительства РСФСР во имя
“политических” соображений или ввиду уступки германскому им­
периализму давать небольшой... национальности России такое ши­
рокое самоуправление: в это время было уже опубликовано менее

135 Декларация по поводу утверждения Конституции АССР НП 1926 г.: ГА РФ.


Ф. Р-393. Оп. 53. Д. 67. Л. 306-306 об.
136 Декрет Совнаркома от 19 октября 1918 г.: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 31. Д. 1923. Л. 23 -
24. Практически сразу после создания немецкой автономии ее руководство послало
в Берлин, на Всегерманский съезд Советов, трех делегатов из числа поволжских ко­
лонистов «с целью информации о действительном положении дел в России вообще
и немцев в частности». См.: Обзор немецкоязычной печати АО НП, с 15 октября по
8 декабря 1918 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 24. Л. 97.

108
грабительское дополнение к насильственному Брест-Литовскому
договору, давлению которого многие были склонны приписывать су-
шествование Немецкого комиссариата Поволжья с его правами...»137
Сами того не желая, делегаты в своей резолюции вновь подтверди­
ли непосредственную связь рождения АО НП с активностью гер­
манских властей и желанием Москвы поддержать миф о лояль­
ности немцев Поволжья большевистскому режиму138. Образование
автономии создавало иллюзию, что большевизация не навязывается
«сверху», а идет «снизу», по инициативе самих колонистов. Именно
такой позицией объяснялось и весьма специфическое название не­
мецкой автономии — «Трудовая коммуна». Таким образом, нацио­
нальная государственность поволжских немцев сформировалась
на «общей волне» самоопределения народов России, однако ее по­
явление было вызвано и рядом специфических причин: желанием
центра нейтрализовать демарши Германии, крайне негативно отно­
сившейся к процессу большевизации колонистов; совпадением по­
зиций немцев —членов РКП(б) и немецкого населения в Поволжье
в стремлении получить независимость от губернских органов вла­
сти, олицетворявших для колонистов насилие и произвол139.
Образование АО НП, точнее говоря —определение ее админист­
ративных границ, сопровождалось серьезными противоречиями
на национальной почве, вылившимися несколько позже в кон­
фликты между русскими и немцами. Инструктор-ревизор НКВД
Берг, член комиссии по выделению немколоний «в национально­
государственное образование», после своего трехмесячного пребыва­
ния в Поволжье сообщал в Москву: «Желаю отметить, что взаимное
отношение между Саратовским Губисполкомом и Исполкомом об­
ласти немцев Поволжья самое худшее... Область немцев Поволжья
пахнет контрреволюцией... Могу сказать следующее: что касается вы­
деления этой области, как политический шаг это было необходимо,
чтобы привлечь их [немцев] к более тесной связи на нашу сторону, но
с другой стороны... у них есть свое стремление создать свою особую
республику, не считаясь ни с кем и ни с чем... Предполагаю, что это

137 Цит. по: Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика в Республике


немцев Поволжья. С. 79. Поволжский комиссариат по немецким делам не был исклю­
чительным органом в системе советской национальной политики, а являлся составной
частью НКН наряду с польским, литовским, еврейским, эстонским, белорусским и пр.
национальными комиссариатами.
138 В июне-июле 1918 г. произошли массовые выступления жителей немецких
селений Поволжья против советской власти, вызванные реквизициями имущества и
продовольствия. См.: Герман А. А. История республики немцев Поволжья в событиях,
фактах, документах. С. 40.
139 Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. Ч. 1. С. 176.

109
выделение улучшило наше положение на Восточном фронте. Когда
приближался Колчак, тогда можно было ожидать восстания, но те­
перь мы это миновали. Красноармейцы —[немцы] когда отправились
на фронт, отправились защищать как свою республику, но [вместе] с
тем и защищать Советскую Россию...»140Само учреждение Немкомму-
ны по воле центра «в виде территориально обособленной области»
в пределах Самарской и Саратовской губерний было воспринято их
руководством однозначно отрицательно. В открытую высказывалось
мнение, «что образование здесь новой совершенно самостоятельной
области в том виде, [в] как[ом] она учреждена, является делом, эко­
номически весьма нецелесообразным...»141.
Определенная логика в этих рассуждениях, конечно, имелась:
все наиболее крупные экономические районы, сложившиеся исто­
рически в силу тех или иных условий, с образованием Немкоммуны
искусственно разделились на части не по хозяйственному, а по «на­
циональному» признаку. Усложнилось и административное управ­
ление смежных с автономией русскоязычных волостей, подчиненных
губисполкомам. Закономерным следствием такой политики центра
стала «чересполосица», затормозившая землеустроительные рабо­
ты по разверстке земли между отдельными волостями и сельскими
обществами и т. д.142При этом сам факт создания немецкой автономии
отодвинул на задний план основную проблему — ее финансирова­
ние. Дело в том, что Трудовая коммуна НП (исходя из Конституции
РСФСР 1918 г.) не являлась отдельным субъектом Российской Фе­
дерации, а следовательно, находилась в тесной взаимозависимости с
соседними экономическимирайонами143.Таким образом, Саратовский
губисполком, даже вопреки декрету СНК от 19 октября 1918 г., при
формировании структуры управления экономикой продолжал рас­
сматривать немецкие «автономные» селения как составную часть гу­
бернии. Совет народного хозяйства АО НП фактически полностью
зависел от Саратовского губсовнархоза, что подтверждалось и реше­
нием Малого СНК РСФСР, согласившегося с таким «симбиозом».
Только благодаря ходатайству немецкого отдела НКН это решение

140 Доклад инструктора-ревизора Г. Берга, июнь 1919 г.: ГА РФ. Ф. Р-393. Оп. 2.
Д. 2. Л. 48-48 об. См. также: Герман А. А. Воинские формирования поволжских немцев
на фронтах гражданской войны / / Военно-исторические исследования в Поволжье.
Вып. 1. Саратов, 1997. С. 62-80.
141 К вопросу об экономическом значении учреждения Немкоммуны и округлении
ее границ [лето 1922 г.]: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 30.
142 Вначале потребовалось предварительное размежевание земель между Нем-
коммуной и смежными с ней русскоязычными уездами.
143 Конституция РС Ф С Р 1918 г. URL: http://w w w .hist.m su.ru/ER /E text/cnstl918.
htm (8.02.2010).

110
было опротестовано144, и смарта 1919 г. Совнархоз АО НП стал напря­
мую подчиняться ВСНХ145.
Образование немецкой автономии на Волге под эгидой НКН слу­
жило большевикам лишь одним из инструментов реализации уто­
пической идеи мировой революции. Москву не заботило свободное
и суверенное развитие наций, ее волновали лишь тактические сооб­
ражения —стремление заручиться поддержкой нерусских народов и
тем самым облегчить развертывание революционного процесса. В ре­
зультате никакого привилегированного положения Немецкая АО не
получила. Напротив, она в полной мере оказалась втянутой во все
большевистские эксперименты по реализации политики «военного
коммунизма» с ее неотъемлемыми атрибутами (ликвидация свобод­
ного рынка, всеобщая трудовая повинность и т. д.). Практически с
момента образования немецкой автономии на нее тяжелейшим бре­
менем легла продовольственная политика большевистского центра,
проводившаяся здесь еще более беспощадно, чем в соседних губер­
ниях146. Как и всюду в зерновых районах страны, именно она стала
основной причиной голода и крестьянских восстаний в АО НП.
Что касается немецкого отдела НКН, то, в отличие от остальных
нацотделов западных народностей, распространявших свою сферу
влияния на всю территорию РСФСР и сопредельных государств (на­
пример, Украины), он курировал вопросы только АО НП. Вследствие
этого фактически до середины 1921 г. (времени создания ОНМ) во­
просами немцев, проживавших за пределами немецкой автономии,
Наркомнац РСФСР не занимался вообще. Это относилось как к
центральным губерниям, например Петроградской, так и к весьма от­
даленным территориям (Самарская, Оренбургская, Уфимская губ.,
Сибирь и др.), где численность немецкого населения была большей,
чем в АО НП147.

144 В марте 1919 г. (17 марта) заместитель наркома А. 3. Каменский, по просьбе


руководства немецкого отдела, обратился в СНК с письмом, в котором опротестовал
подчинение СНХ Трудовой коммуны Саратовскому СНХ.
145 Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика в Республике немцев
Поволжья. С. 86-90. Ср.: Протокол № 223 заседания Малого Совета СНК, 19 марта
1919 г.: ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 3. Д. 64. Л. 125.
146 Подробнее см.: Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. Ч. 1. С. 35-38. Ср.:
Доклад члена ВЦИК Г. Клингера, 30 апреля 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 95. Д. 150.
Л. 176-181; Краткий отчет-доклад комиссии ВЦИК и ЦК РКП по обследованию Обла­
сти НП [апрель 1921 г.]: Там же. Оп. 38. Д. 28. Л. 21-24; Протокол заседания Комиссии
по округлению Немкоммуны, 7 июня 1922 г.: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 32-33.
147 См.: Брук С. И., Смирнова Т. Б. Немцы / / Народы России: Энциклопедия /
под ред. В. А. Тишкова. М., 1994. С. 248.

111
Показательным примером такой «забывчивости» НКН и его не­
мецкого отдела явилось ущемление прав меннонитского населения,
оказавшегося пострадавшей стороной в процессе национально­
государственного строительства в Башкирской республике1,18.
В июле 1920 г. (26-27 июля) в пос. Березовский Уфимской губернии
состоялась конференция меннонитов Восточной России и Сибири,
которая избрала Центральное бюро меннонитских колоний, а также
образовала «Представительство по делам меннонитских колоний в
Москве»149. Перед последним ставились следующие задачи: освеще­
ние в центре национально-экономических нужд меннонитов как «осо­
бой группы трудового населения Республики немецко-голландского
происхождения»; посредничество между советским правительством
и меннонитскими колониями; участие в работе Объединенного со­
вета религиозных общин и групп и т. д.150 О решении меннонитской
конференции тут же сообщили в СНК РСФСР (23 августа 1920 г.) и
в НКН (30 ноября 1920 г.) с просьбой легализовать «Представитель­
ство по делам меннонитских колоний Восточной России и Сибири в
г. Москве» в соответствии с советским законодательством. Были ука­
заны и уполномоченные, на которых возлагалась представительская
миссия в Москве, —Петр Фрезе и Корнелий Классен.
Руководство НКН при полной поддержке немецкого отдела вы­
ступило против данной инициативы, наотрез отказав в регистра­
ции меннонитского представительства151. Отказ мотивировался
тем, что меннониты являются «религиозной группой», а их особые
«национально-культурные особенности» не могут быть приняты
наркоматом во внимание. Тем не менее прецедент создания при НКН
отдела по религиозному, а не национальному признаку имелся: с ян­
варя 1917 г. и по июнь 1920 г. при наркомате весьма активно рабо­

148 В 38 селениях Люксембургской и Уранской колоний (Башкирия) проживало


ок. 11 тыс. меннонитов (1921), которые принадлежали к Ток-Чуранскому кантону
Башкирии. В начале августа 1921 г. в Наркомнац поступило письмо, в котором жители
просили защиты от грабительских действий представителей башкирских органов вла­
сти, разорявших меннонитские колоиии. См.: Докладная записка по делу колонне гов-
меннонитов Башкирской республики во ВЦИК, 13 августа 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 99. Д. 103. Л. 15-16; Ф. 353. Оп. 4 Д. 371. Л. 49-50.
149 В документах «представительство» иногда именуется «правительством».
150 Заявление П. Фрезе в СНК, 23 августа 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 95. Д. 74.
Л. 192-192 об.
151 Письмо представителей по делам меннонитских колоний Вост. России и Сибири
П. Фрезе и К. Классена во ВЦИК, 10 сентября 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 7.
Л. 60-60 об. Ср.: Заявление П. Фрезе в СНК, 23 августа 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 95. Д. 74. Л. 192-192 об.

112
тал Комиссариат по делам мусульман152. 11 августа 1921 г. Коллегия
НКН поставила НКВД в известность о «незаконном существовании
т. называемого “Представительства”... в г. Москве», со всеми вытека­
ющими отсюда последствиями153.
Решение НКН не удержало меннонитских уполномоченных
Фрезе и Классена от продолжения «нелегальной» работы в Москве
и попыток вступить в контакт с другими центральными наркомата­
ми (например, с Наркомземом). В сентябре 1921 г. уполномоченные
обратились с письмом в Президиум ВЦИК, вновь аргументируя
свою просьбу о легализации представительства для меннонитов как
отдельной от немцев «нации»: «...Меннониты принадлежат к наи­
более трудолюбивому населению России, и нетрудовой элемент
среди них почти совершенно отсутствует, каждый считает долгом
кормиться личным трудом. Отождествлять меннонитов с чисто не­
мецким населением не приходится...» «Ясно, что меннониты зани­
мают в среде национальных меньшинств хотя только маленькое, но
все же определенное место, — убеждали работников ВЦИК Фрезе
и Классен, —и имеют право на национальное существование, а для
этого должны иметь свою организацию с представительством при
Правительстве в Москве. Годовая работа наша в Москве ясно по­
казала, насколько она в настоящее время необходима, и остается
сожалеть только о том, что представительству целый год пришлось
работать неутвержденным, как будто неофициально...»154 Здесь же
впервые высшему органу власти республики было поставлено и
условие — уделить внимание насущным проблемам меннонитов
или разрешить им выезд в Америку155.
Однако, как показала практика, договариваться с Москвой было
сложно. На заседании Президиума ВЦИК 19 сентября 1921 г. вопрос
о «самостоятельном представительстве меннонитов в центре», а сле­
довательно и об их «особом» статусе, решили передать на усмотрение

152 Письмопредставителей по делам меннонитских колоний Вост. России и Сибири


П. Фрезе и К. Классена в^ВЦ ИК, 10 сентября 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 7.
Л. 60.
153 Протокол № 66 заседания Коллегии НКН, 11 августа 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318.
Оп. 22. Д. 11. Л. 33.
154 Письмо представителей по делам меннонитских колоний Вост. России и Сиби­
ри П. Фрезе и К. Классена во ВЦИК, 10 сентября 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1.
Д. 7. Л. 60-60 об. Ср.: Докладная записка во ВЦИК о регистрации Союза Меннонитов,
4 июля 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 58. Д. 50. Л. 190-191.
155 См„ напр.: Докладная записка по делу колонистов -меннонитов Башкирской ре­
спублики во ВЦИК, 13 августа 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 99. Д. 103. Л. 16.

113
Наркомнаца156. Через неделю на заседании Коллегии НКН меннони-
там вновь отказали в организации их представительства при нарко­
мате157. 3 октября 1921 г. состоялось еще одно заседание Президиума
ВЦИК, где было решено согласиться с заключением НКН, т. е. «при­
знать, что меннониты, отличающиеся от немцев лишь по религии, не
составляют отдельной нации, почему они и не могут иметь самостоя­
тельного Представительства или Отдела при НКНаце»158. Исходя из
того, что в мае 1921 г. в структуре НКН появилось новое подразде­
ление по работе с нацменьшинствами (ОНМ), именно туда передали
и «обслуживание» меннонитов. Вместе с тем Президиум ВЦИК со­
гласился вывести Люксембургскую и Уранскую меннонитские воло­
сти из подчинения Башкирской АССР, передав первую в Самарскую
губернию, а вторую —в Оренбургскую (Киргизская ССР)159. Менно-
нитское представительство в Москве неофициально просуществова­
ло почти год (1920-1921 гг.), так и не найдя себе прибежища ни при
НКН, ни при каком-либо другом центральном наркомате РСФСР160.
Бесспорно, руководство НКН в определенной степени несет вину за
нарастание первой эмиграционной волны меннонитов после октяб­
ря 1917 г.161, так как последние сочли, что Москва их «обделила»,

156 Вопрос о выделении из Башкирской республики двух меннонитских областей


и переподчинении их Самарской и Оренбургской губерниям было решено передать
на рассмотрение в Административную комиссию ВЦИК. Наркомзему, в свою очередь,
было указано «обратить особое внимание на культурные хозяйства меннонитов н при­
нять меры к их поддержке». См.: Выписка из протокола № 62/м заседания Президиума
ВЦИК, 19 сентября 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 96. Д. 95. Л. 106. Документ опубл..
Этноконфессия в советском государстве. Меннониты Сибири в 1920-1980-е годы: Ан­
нотированный перечень архивных документов и материалов. Избранные документы /
сост. А. И. Савин. Новосибирск; СПб., 2006. С. 260.
157 Протокол № 73 заседания Коллегии НКН, 26 сентября 1921 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 22. Д. И . Л. 41 об.
158 Выписка из протокола № 66 заседания Президиума ВЦИК, 3 октября 1921 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 96. Д. 95. Л. 108.
159 Постановление Президиума ВЦИК, 3 октября 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп.38.
Д. 71. Л. 9. Корнелию Классену как «уполномоченному от меннонитских колоний
Восточной России и Сибири» был выдан мандат ВЦИК «для урегулирования» всех
вопросов по переподчинению этих меннонитских волостей. См.: Мандат ВЦИК на
имя К. Ф. Классена, 5 ноября 1921 г.: Там же. Оп. 96. Д. 95. Л. 113. См. также: Письмо
П. Фрезе и К. Классена —члену Президиума ВЦИК П. Г. Смидовичу, 1 ноября 1921 г.:
Там же. Л. 114-115; Телеграммы секретаря ВЦИК А. Енукидзе, 5 ноября 1921 г.: Там
же. Л. 110,112.
160 Меиионитское представительство в Москве в течение 1920-1921 гг. вело пере­
говоры с целым рядом наркоматов РСФ СР (НКВД, НКН, Наркомзем и др.).
161 См., напр.: Протокол совещания межведомственной комиссии, 18 сентября
1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 17. Д. 677. Л. 8; Выписка из протокола № 17 заседания

114
отдав на откуп региональным властям. В принятии отрицательного
решения по поводу представительства меннонитов при НКН опреде­
ленную роль сыграла и позиция немецкого отдела, стремившегося
сэкономить финансовые средства наркомата. Вместе с тем центр со­
вершенно не учитывал тот факт, что на протяжении своего более чем
столетнего существования в России меннониты всегда пользовались
широкой автономией, особенно наглядно проявившейся в системе
самоуправления их колоний162.
В ходе структурных преобразований НКН в 1920-1921 гг., когда
все нацотделы, обслуживавшие национальности, выделенные в от­
дельные автономии, были преобразованы в соответствующие пред­
ставительства, немецкий отдел также получил статус представитель­
ства АО НП163.

1.2.2. Представительство Трудовой коммуны Области


немцев Поволжья (1921-1924)
С момента образования Немпредставительства при НКН его дея­
тельность протекала в весьма экстремальных условиях: преступная
политика «продразверстки» со стороны центра и катастрофическая
засуха 1920-1921 гг. вызвали в Поволжье массовый голод, унесший
в том числе десятки тысяч жизней колонистов, сопровождавшийся
эпидемиями и случаями каннибализма164. Москва была далеко, мно­
гие постановления и приказы центральных наркоматов на местах в
чрезвычайной ситуации никакой силы не имели. Руководитель Нем­
коммуны А. Моор сообщал: «Президиум ВЦИК хотя и постановил,
что в голодных губерниях сельсоветы должны содержаться за счет
государства, но реальных результатов это постановление не дало.
Мы же здесь, на месте, где дохлые кошки и собаки, старые подошвы и

Президиума ЦИК СССР, 30 ноября 1923 г.: Там же. Оп. 16. Д. 177. Л. 3; Протокол № 5
заседания Президиума ЦИК СССР, 29 февраля 1924 г.: Там же. Оп. 13. Д. 2. Л. 68.
162 Попытки приравнять меннонитов к немецкому населению четко прослежива­
лись н в дальнейшем. См.: Справка к делу по ходатайству меннонитов Узбекской ССР
об освобождении их от воинской службы, 21 января 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 20.
Д. 789. Л. 2.
163 Это представительство дляупрощения именовалось «Немецким представитель­
ством» при НКН. С августа 1922 г. все работники национальных представительств при
НКН, включая немецкое, перешли на финансирование из бюджета своих республик
и областей. См.: Протокол № 40 заседания Коллегии НКН, 2 августа 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 17. Л. 1.
164 Конспект доклада [Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 26. Подробнее см.: Герман А. А. Немецкая автономия на
Волге. Ч. 1.С. 113-146.

115
лоскутки кожи расцениваются на высокие ставки и где население не
имеет денег, чтобы купить себе этих прелестей, достаточно бессиль­
ны хоть что-нибудь дать сельсоветам...»165 Немецкая автономия, по
сути, оказалась отдана на милость Наркомпрода, действия которого
по «выкачиванию» хлеба из населения привели к катастрофе в ре­
гионе166. Фактически судьба автономии в этот период ставилась в за­
висимость от того, решит или нет центр оказать голодающей области
продовольственную помощь. Центру же, отягощенному множеством
проблем, как показала практика, до маленькой немецкой области не
было особого дела.
Именно на этом критическом этапе «выживания» Немпредстави-
тельство при НКН попыталось привлечь внимание Москвы к проб­
лемам АО НП, выступив главным посредником между автономией
и центром167. Вместе с тем в сферу деятельности Немпредставитель-
ства входил довольно широкий круг «общих вопросов» политиче­
ского, культурного и социально-экономического развития немецкой
автономии168: создание промышленной и транспортной инфраструк­
туры, рекрутирование необходимых кадров, отбор абитуриентов на
учебу и т. д.169 Его сотрудники не только обращались в центральные
наркоматы с многочисленными ходатайствами об оказании помощи
голодающему населению АО НП, но и сами выезжали в регионы для
обеспечения обмена сельскохозяйственного сырья на продоволь­
ствие, осуществляли контроль за отправкой семян, вступали в кон­
такт с зарубежными благотворительными организациями и т. д.170

165 Письмо председателя исполкома АО НП А. Моора в Президиум ВЦИК, 21 мар­


та 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 100. Д. 145. Л. 14-14 об.
166 Краткий отчет-доклад комиссии ВЦИК и ЦК РКП(б) по обследованию АО НП
[апрель 1921 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 38. Д. 28. Л. 21-24.
167 См.: Протокол № 57 заседания Коллегии НКН, 16 июня 1921 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 22. Д. И . Л. 19.
168 функции представительств Туркестанской, Башкирской, Киргизской и Якут­
ской автономных республик были значительно шире, чем у других представительств
автономных республик и областей, включая АО НП.
169 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 57-58.
170 Благодаря вмешательству Немпредставительства Наркомнаца в апреле 1921 г.
в Трудовой коммуне немцев Поволжья работала комиссия ЦК РКП(б), ВЦИК и Нар­
компрода, отметившая «крайне тяжелое экономическое и политическое положение»
коммуны и сделавшая вывод, что главной причиной голода и крестьянских восстаний
весны 1921г. явилась именно «практика» продовольственной кампании центра. В июле
1921 г. в коммуну вновь прибыла комиссия ВЦИК, констатировавшая гибель 75 % по­
севов и массовый голод населения. После работы этой комиссии Президиум В ЦИК по­
становил передать вопрос об оказании помощи Трудовой коммуне немцев Поволжья в
Центральную комиссию помощи голодающим при ВЦИК. См.: Герман А. А. История

116
В результате совместной работы председателя облисполкома А. Моо-
ра и заместителя главы Немпредставительства при НКН В. Гартвига
Немкоммуну в Поволжье признали «остро нуждающейся», что спо­
собствовало выделению ей дополнительных финансовых дотаций и
материальных ресурсов из центра171. Несмотря на массовый голод, в
Президиуме ВЦИК А. Моору прямо заявили, что «немцы еще имеют
хлеб, и если мы им поможем, то только по политическим соображе­
ниям, потому что они немцы»172. Не в последнюю очередь благодаря
именно посредничеству Немпредставительства Немкоммуне на Вол­
ге были выделены автомобильный транспорт и семенной фонд для
посевной кампании, организована эвакуация части населения в более
обеспеченные продовольствием губернии РСФСР. Свою роль сы­
грали и личные качества заведующего Немпредставительством НКН
Клингера и его заместителя Гартвига, которые весьма жестко добива­
лись в московских «коридорах власти» необходимой АО НП помощи
и поддержки173. Деятельность Немпредставительства при НКН помо­
гала восстановлению практически всех отраслей хозяйства в немец­
кой автономии. Так, например, благодаря его заведующему Клингеру,
скоординировавшему действия Госплана, ЦК Последгола, ВЦИК и
Наркомзема, там были восстановлены судоходные пристани. Не обо­
шлось без прямого вмешательства Немпредставительства и в вопросе
выделения и поиска кредитов для закупки сельхозтехники, включая
привлечение иностранного капитала из Германии и США174.

республики немцев Поволжья в событиях, фактах, документах. С. 48-49,169-173. См.


также: Протокол № 51 заседания Коллегии НКН, 27 мая 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-130.
Оп. 5. Д. 637. Л. 8 -8 об.; Протокол № 53 заседания Коллегии НКН, 6 июня 1921 г..
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 6. Л. 82-83.
171 При содействии Центральной комиссии помощи голодающим при ВЦИК голо­
дающая Область НП получила 500 тыс. аршин ткани, а также денежные средства —
только в декабре 1921 г. был получен 21 млрд руб. См., напр.: Протокол № 51 заседания
Коллегии НКН, 27 мая 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-130. Оп. 5. Д. 637. Л. 8 -8 об.
172 Цит. по: Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. Ч. 1. С. 119.
173 Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика в Республике нем­
цев Поволжья. С. 138-141.
174 К примеру, благодаря инициативе заместителя главы Немпредставительства
НКН В. Гартвига и председателя исполкома АО НП А. Моора было создано смешан­
ное Русско-германское общество по снабжению немецкой автономии сельхозтехникой.
Это общество при прямой поддержке Москвы смогло получить кредит в 10 млн марок
И закупить необходимое оборудование, поставка которого в Поволжье затормозилась
Из-за высоких ввозных пошлин. По ходатайству Немпредставительства при НКН, в
октябре 1922 г. СНК принял специальное постановление о снижении специально для
АО НП госпошлин на импорт машин и оборудования из Германии на 50 %. Работни­
ки Немпредставительства принимали участие и в установлении прямых контактов с
колонистами, эмигрировавшими в США, также оказавшими помощь в поставке сель­

117
Наиболее заметно «опека» Немпредставительства при НКН про­
явилась в вопросе «округления границ» АО НП. Дело в том, что ре­
шение Москвы о прямом подчинении Совнархоза трудовой комму­
ны — ВСНХ (1919 г.) не устранило основных противоречий между
автономией и соседними губерниями, регулярно возникавших из-за
«национальной чересполосицы». «Если посмотреть на карту Комму­
ны Области немцев Поволжья, —отмечалось в докладе Саратовского
губисполкома, посвященном “округлению” границ автономии, — то
легко увидеть, что в географическом отношении эта Коммуна напо­
минает собою разодранную на лоскутки одежду, т. к. выхватывает
отдельные разрозненные между собой части из Камышинского, Ат-
карского, Новоузенского и Пугачевского уездов, разбивая в свою
очередь эти уезды на совершенно отдельные, не связанные между
собою части»175. Между жителями русских и немецких сел нередко
вспыхивали конфликты, особенно ужесточавшиеся при земельных
переделах крупных национализированных имений. Обнаружились
определенные неудобства и для жителей тех колоний, которые в ре­
зультате «самоопределения» оказались на значительном удалении от
новых административных центров. Для решения какого-либо вопро­
са этим колонистам приходилось теперь обращаться не в близлежа­
щие «русские» города (Саратов, Покровск, Камышин, Новоузенск), а
в отдаленный от их селений «немецкий» город Марксштадт (бывшее
село Баронск). Летом 1920 г. жители более 40 немецких колоний, ра­
нее входивших в Новоузенский уезд, даже обратились к руководству
Саратовского губисполкома с просьбой вывести их из немецкой авто­
номии и «причислить» к Саратовской губернии176.
Переход от политики «военного коммунизма» к нэпу стал причи­
ной новых проблем автономии: в пределах «чисто немецкой Феде­
рации», беспорядочно разбросанной на обширной территории двух
крупнейших в России губерний, практически не представлялось воз­
можным создать единый областной хозяйственный комплекс, а тем

хозтехники в АО НП. См.: Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика


в Республике немцев Поволжья. С. 141-144. Ср.: Конспект доклада [Э. Гросса] о Нем-
республике, декабрь 1925 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 26 об.-27.
175 К вопросу об экономическом значении учреждения Немкоммуны и округлении
ее границ [лето 1922 г.]: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 29 об. Ср.: Гусакова 3. Е. До­
кументы Саратовского губисполкома о противодействии губернских властей станов­
лению Трудовой коммуны немцев Поволжья / / Российские немцы. Историография и
источниковедение. М., 1997. С. 199-201.
176 К вопросу об экономическом значении учреждения Немкоммуны и округлении
ее границ [лето 1922 г.]: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 27 об. Ср. также: Краткий
отчет-доклад комиссии ВЦИК и ЦК РКП по обследованию Области НП [апрель
1921 г.]: Там же. Оп. 38. Д. 28. Л. 22.

118
более вести плановое хозяйство. 12 декабря 1921 г. пленум Испол­
кома Немкоммуны принял нестандартное решение — «округлить»
границы автономии за счет включения в нее «чересполосной» тер­
ритории ряда русскоязычных волостей и города Покровска177. Как и
следовало ожидать, предложенное руководством АО НП расширение
территории области встретило жесткое противодействие со стороны
властей Саратовской губернии, выступивших с ответным предложе­
нием —ликвидировать «искусственно образованную» и «экономиче­
ски нецелесообразную» Немкоммуну или построить ее по принципу
«экстерриториальности»178. Запланированное включение в АО НП
русскоязычных селений и волостей стало одним из главных объектов
нападок179. «При таком округлении границ Немецкая Коммуна пере­
станет быть немецкой, — констатировали саратовские власти, — и,
таким образом, лишится главного своего признака —национального
единства, во имя которого она и была создана... Во имя каких интере­
сов можно оправдать выделение почти 40 русских волостей в Немец­
кую Коммуну?.. Русские крестьяне едва ли сумеют понять, для чего
они приписаны к немцам и обречены на все излишние расходы и по­
винности, связанные с переводом в Немецкую Коммуну»180. Жесткой
критике подверглись в том числе планы переноса столицы АО НП из
Марксштадта в Покровск, что, по мнению губернских властей, раз­
рушало «целостный» организм города Саратова, хозяйственно при­
вязанного к Покровску181. Интересной оказалась и реакция самих по­
волжских немцев, совершенно не понимавших, в чем же, собственно,

177 См.: Гусакова 3. Е. Документы Саратовского губисполкома о противодействии


губернских властей становлению Трудовой коммуны немцев Поволжья. С. 204-206;
Чеботарева В. Г. Государственная национальная политика в Республике немцев По­
волжья. С. 91-92.
178 К вопросу об экономическом значении учреждения Немкоммуны и округлении
ее границ [лето 1922 г.]: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 24-27,19 об.
179 Случаи столкновения интересов губернских властей и ЦИК АССР НП по во­
просу включения в нее поселений с преобладанием русского населения имели место и
в дальнейшем. Так, в январе 1926 г. руководство ЦИК АССР обратилось в Президиум
ВЦИК с просьбой по «политическим» мотивам присоединить к республике несколько
селений Пугачевского уезда Самарской губернии, где немцы составляли меньшинство.
См.: Письмо представителя АССР НП при Президиуме ВЦИК Э. Гросса в Президиум
ВЦИК, 2 января 1926 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 121. Д. 423. Л. 23-23 об.; Письмо Пред­
седателя Административной комиссии ВЦИК Белобородова в Президиум ВЦИК,
14 января 1926 г.: Там же. Л. 19.
180 К вопросу об экономическом значении учреждения Немкоммуны и округлении
ее границ [лето 1922 г.]: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 25.
181 По сути, город Покровск являлся продолжением г. Саратова, от которого его
отделяла только река Волга.

119
заключается «округление» их автономии. Так, некоторые из них со­
вершенно серьезно считали, что их, по просьбе американских благо­
творительных организаций, кормивших колонистов в голодную зиму
1921-1922 гг., просто решили «продать Америке»182.
Для разрешения разгоревшегося конфликта, затронувшего сам
факт существования автономии поволжских немцев, не только было
задействовано Немпредставительство при НКН, но и создана спе­
циальная комиссия под руководством члена Коллегии Наркомнаца
М. X. Султан-Галиева. 11 апреля 1922 г. комиссия НКН поддержала
целесообразность «округления» границ немецкой автономии, сочтя
необходимым ходатайствовать перед Президиумом ВЦИК об утверж­
дении этого решения183. Административная комиссия ВЦИК, ис­
ходя из отсутствия «полюбовного» соглашения между руководством
АО НП и Саратовского губисполкома, передала дело на рассмотре­
ние в секцию районирования Госплана РСФСР184. Практически на
всех заседаниях этой секции, наряду с представителями АО НП,
присутствовало и руководство Немпредставительства при НКН185,
весьма активно отстаивавшее позицию немецкой автономии. В итоге
длительных споров и дискуссий «политическая целесообразность» —
факт существования АО НП —все же взяла верх над «экономической
целесообразностью» — развитием юго-восточного региона РСФСР
как единого экономического комплекса. Признавая наиболее рацио­
нальным решение о разделении автономии на три части186, а в иде­
альном виде —ее полную ликвидацию, Президиум Госплана все же

182 См.: Герман А. А. Немецкая автономия на Волге. Ч. 1. С. 156.


183 См.: Протокол № 17 заседания Коллегии НКН, 6 апреля 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 13. Л. 2-3; Протокол № 18 заседания Коллегии НКН, 11 апреля
1922 г.: Там же. Л. 141-158 об.
184 Выписка из протокола [без №] заседания Административной Комиссии при
Президиуме ВЦИК, 7 мая 1922 г.: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 1; Письмо Пред­
седателя Административной Комиссии при Президиуме ВЦИК А. Г. Белобородова в
Президиум ВЦИК, 15 мая 1922 г.: Там же. Л. 19.
185 С февраля 1923 г. Немпредставительство при НКН возглавил Валентин Гарт-
виг. См.: Протокол № 3 заседания Малой коллегии НКН, 1 февраля 1923 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 22. Д. 24. Л. 3 об.
186 Планировалось разделение АО НП на три части за счет включения ее в со­
став трех экономических районов: одного —на левобережье и двух —на правобережье
Волги. См„ напр.: Протокол заседания Комиссии по округлению Немкоммуны, 7 июня
1922 г.: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 32—33; Заключение комиссии по округлению
границ Немкоммуны, 7 июня 1922 г.: Там же. Л. 34; Выписка из протокола № 42 засе­
дания секции районирования, 8 июня 1922 г.: Там же. Л. 35.

120
согласился с проектируемым расширением границ Немецкой авто­
номной области187.
Заключительный аккорд прозвучал на заседании Администра­
тивной комиссии при Президиуме ВЦИК 22 июня 1922 г., где были
представлены три основных мнения: а) Саратовского губисполкома,
настаивавшего на полной ликвидации «немецкого самоопределе­
ния»; б) Наркомнаца, решительно выступившего против «упраздне­
ния» немецкой автономии и за ее «округление»; в) председателя ко­
миссии А. Г. Белобородова, дипломатично заявившего, что «вопрос
об ее [автономии. — В. Д.] упразднении считается в руководящих
сферах [пока] несвоевременным»188. Под «руководящими сферами»,
бесспорно, подразумевались Политбюро и ЦК РКП(б), с часу на
час ожидавшие социалистической революции в Германии и не же­
лавшие вступать ни в какие дискуссии по вопросу существования
АО НП. В любом случае сопротивление администрации Саратов­
ской губернии удалось сломить, свою толику в эту «победу» внесло
и Немпредставительство при НКН. Постановлением Президиу­
ма ВЦИК от 22 июня 1922 г. «Об изменениях в составе Трудовой
коммуны немцев Поволжья» к ее территории были присоединены
целиком Покровский уезд, а также ряд русскоязычных волостей
Дергачевского и Камышинского уездов Саратовской губернии189.
В результате территория немецкой автономии увеличилась на
39 %, население на 64 %, а ее столица переместилась из «города-
села» Марксштадт в Покровск, отделенный от Саратова только
Волгой190. Несомненно, такое «округление» области, как и ее новое
административно-территориальное деление (14 кантонов191), суще­

187 Выписка из протокола № 77 заседания Президиума Госплана, 10 июня


1922 г.: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 15. Д. 112. Л. 5 -5 об. Ср.: Письмо Председателя Госплана
Г. М. Кржижановского во ВЦИК, 6 июня 1922 г.: Там же. Л. 11-11 об.
188 Доклад Б. Н. Книповича о заседании Административной комиссии при Прези­
диуме ВЦИК, 22 июня 1922 г.: РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 38. Д. 28. Л. 22. Ср.: Гусакова 3. Е.
Документы Саратовского губисполкома о противодействии губернских властей ста­
новлению Трудовой коммуны немцев Поволжья. С. 204-206.
189 Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства
РСФСР. 1922. № 43. Ст. 512.
190 Процентный состав населения после округления АО НП выглядел следующим
образом: немцев — 67,5 %, русских — 21 %, украинцев — 9,7 %, других — 1,7 %. См.:
Конспект доклада [Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316.
Оп. 18. Д. 71. Л. 25 об. См. также: Протокол № 41 заседания Коллегии НКН, 9 августа
1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 17. Л. 20; Протокол № 43 заседания Коллегии НКН,
11 августа 1922 г.: Там же. Л. 34-35.
191 Слоним И. Я. Национальные республики и автономные области СССР: Спра­
вочник. Л., 1927. С. 79.

121
ственно повысило жизнеспособность АО НП, оказав положитель­
ное воздействие на ее дальнейшее развитие192.
Как уже указывалось выше, в поле зрения Немпредставитель­
ства при НКН находились не только проблемы экономической «вы­
живаемости» автономии немцев Поволжья, но и развитие культуры
и образования ее населения: выделение квот для абитуриентов в
центральных вузах, финансовое обеспечение школ и культурно-
просветительных учреждений, распределение учебной литературы
и т. п. В связи с организацией Западного издательства под эгидой
НКН в феврале 1922 г. наряду с мелкими национальными издатель­
ствами было решено в целях экономии финансовых средств упразд­
нить и Немиздат в АО НП. После протестов Немпредставительства
как основного посредника в переговорах между НКП, Госиздатом и
ЦБ немсекций при АПО ЦК РКП(б) издательство поволжских нем­
цев не только сохранилось, но и получило заказы на выпуск учебной
литературы в рамках всей РСФСР193.
Однако не всегда действия Немпредставительства при НКН при
решении спорных вопросов между центром и периферией приводи­
ли к успеху. Одним из поражений можно назвать перевод Немец­
кого практического института народного образования (ПИНО) из
Москвы в Петроград194. Дело в том, что в 1923 г. столичные власти
целенаправленно проводили кампанию по «выводу» из Москвы
«лишних» учреждений и ведомств. В этот список попал и целый
ряд национальных педагогических учебных заведений195, включая
Немецкий ПИНО, к созданию которого Наркомнац приложил не­
мало усилий196. Фактически ПИНО являлся единственным учебным
заведением, где немцы РСФСР могли получить педагогическое об­
разование для работы в школах повышенного типа (II ступени и
«семилетках»)197. Его перевод сопровождался и автоматическим по­

192 Ср.: Конспект доклада [Э. Гросса] о Немреспублике, декабрь 1925 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 22-25 об.
193 ЧеботареваВ. Г. Государственная национальная политика в Республике немцев
Поволжья. С. 150; Она же. Наркомнац РСФСР. С. 704-705.
194 Наряду с петроградской альтернативой широко дискутировался вопрос о пере­
воде Немецкого ПИНО в Саратов и даже в Сибирь. Ср. также: Протокол № 82 заседа­
ния Коллегии НКН, 11 ноября 1921 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 8. JI. 29, 33-35 об.;
Протокол № 10 заседания Коллегии НКН, 27 февраля 1922 г.: Там же. JI. 102 об., 136.
195 Имеются в виду латышский, эстонский и чувашский практические институты
народного образования.
196 См.: Письмо В. Гартвига в Коллегию НКН, 22 февраля 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 11. Л. 136.
197 К этому времени в СССР насчитывалось около 40 немецких школ II ступени и
«семилеток».

122
нижением статуса — от «практического института» до «повышен­
ного техникума»198, что объяснялось нехваткой преподавательских
кадров «советской формации» в Петрограде199. Вопрос «вывода» Не­
мецкого ПИНО из Москвы стал предметом бурного обсуждения как
на Коллегии НКН в феврале 1922 г., так и на пленуме Совета нац­
меньшинств НКП в июне 1923 г., решивших любой ценой сохранить
в столице эту «промежуточную ступень» немецкого учебного заве­
дения200. Однако, несмотря на все ходатайства и прошения руковод­
ства НКН, НКП и облисполкома АО НП, председатель Моссовета
Л. Б. Каменев, одновременно являвшийся и зампредседателя СНК
СССР, все же утвердил перевод ПИНО в Петроград, что весьма не­
гативно отразилось на дальнейшей судьбе этого образовательного
учреждения201.
Оценивая практическую деятельность национальных предста­
вительств автономных образований при НКН, включая и немецкое,
можно отметить, что они служили связующим звеном между «эко­
номическими» наркоматами, ВЦИК и автономиями, которые они
«опекали». Вместе с тем зачастую сам факт образования представи­
тельств при НКН оценивался весьма нелестно не только сотрудника­
ми нацотделов наркомата, но и самими руководителями националь­
ных автономий. По мнению А. Н. Мережина, заведующего еврейским
отделом НКН, организация представительств (1920 г.) «не только не
улучшила положения республик, но поставила их в такое положе­
ние, что они [автономии] очутились в худших условиях, чем раньше,
[когда] находились в губернском масштабе». По его словам, нацио­
нальные автономии были просто вынуждены «механически подчи­
няться» Наркомнацу, который передавал их запросы и сметы даль­
ше — в «экономические» наркоматы, чтобы получить необходимые

198 Заместитель наркома по делам национальностей Г. И. Бройдо в своем письме в


СНК РС Ф С Р сообщал, что АО НП готова взять на себя до 70 % расходов по содержа­
нию ПИНО в Москве. Ср.: Письмо ректора ПИНО [без подписи] в Немецкое цент­
ральное бюро при ЦК РКП(б) [1923 г.]: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 66. Л. 45-46.
199 Руководство НКН обратилось в СНК РС Ф С Р с предложением о реорганиза­
ции через два года Немецкого ПИНО в высшее педагогическое учебное заведение. См:
Письмо заведующего Немецкого подотдела Совнацмена НКП в ЦБ немсекций при ЦК
РКП(б), 18 июля 1923 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 66. Л. 25-26.
200 См.: Там же. Л. 25.
201 ЧеботареваВ. Г. Государственная национальная политика в Республике немцев
Поволжья. С. 152-154. Ср.: Письмо ректора ПИНО [без подписи] в ЦБ немсекций при
ЦК РКП(б) [1923 г.]: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 66. Л. 45-46. Немецкий педтехникум
(бывший П ИН О) был переведен из Москвы в Ленинград в сентябре 1925 г. Подробнее
о его дальнейшей судьбе см.: Зюсс В. Центральный немецкий педагогический техни­
кум в Ленинграде / / Немцы в России в контексте отечественной истории. С. 452-474.

123
им материалы и средства. Эту точку зрения разделял и представитель
Башкирской АССР М. Халиков: «Со дня создания Комиссариата по
делам национальностей он занимается бесконечными реорганизаци­
ями, в конце концов добился постановления ВЦИК о концентрации
представительств при Наркомнаце. Но он не имеет никакого влияния
на экономические комиссариаты... Таким образом, права экономиче­
ских органов [автономий. —В. Д.] сведены на нет, они имеют меньше
прав, чем губернские экономические отделы...»202 С полным правом
это можно отнести и к АО НП, вынужденной через несколько ин­
станций —Немпредставительство при НКН, Коллегию НКН, замес­
тителей наркома по делам национальностей — «проталкивать» свои
просьбы и ходатайства наверх (в «экономические» наркоматы, СНК
РСФСР, ВЦИК). Вместе с тем нельзя не отметить и определенную
эффективность работы Немпредставительства по решению целого
ряда злободневных проблем отдельно взятой автономии (АО НП).
Являясь своеобразным «ходатаем по немецким делам» во всех цент­
ральных наркоматах и ведомствах, представительство отстаивало, в
полном соответствии со своим статусом, интересы только немецкой
автономии. В свою очередь, немецкое меньшинство за пределами АО
НП, несмотря на его высокую численность, многочисленные пробле­
мы и нужды, в высших сферах советского руководства было пред­
ставлено только номинально — отделом национальных меньшинств
НКН, игравшим подчиненную, второстепенную роль.

1.2.3. Немецкий подотдел (1921-1924)


Германские общества и объединения пробуют приобре­
сти влияние в России, ставят свои условия использовать
колонистов материально и повлиять на них также полити­
чески203...

Немпредставительство при НКН защищало в Москве интере­


сы преимущественно немецкой автономии на Волге204; что каса­
ется немецкого населения, разбросанного дисперсно по всей тер­
ритории РСФСР, то оно подпадало под компетенцию немецкого
подотдела, составной части отдела нацменьшинств Наркомнаца.

202 Совещание работников НКН, 1920 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 433. JI. 153.
203 Меморандум, для обсуждения на Коллегии НКН [6 апреля 1922 г.]: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 13. Л. 92.
204 В числе исключений можно назвать участие Немпредставительства НКН в
конфликте, связанном с ликвидацией немецкой школы (бывшей Св. Петра и Павла) в
Москве. См.: Протокол № 6 заседания Малой коллегии НКН, 14 февраля 1923 г.:
ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 20. Л. 69, 71-72.

124
Созданный только в сентябре 1921 г. (21 сентября) немподотдел
возглавил бывший австро-венгерский военнопленный, член ЦБ
немсекций при ЦК РКП(б) Адольф Кляйн. «В сентябре-октябре
[1921 г.] не было ни стола, ни стульев, ни зарплаты», — охаракте­
ризовал начальный этап своей работы новоиспеченный заведую­
щий205. Главная задача подотдела, наряду со сбором статистических
данных о дисперсно разбросанном немецком населении страны206,
заключалась в установлении связей с немотделами и секция­
ми центральных наркоматов и ведомств, курировавших немцев в
рамках Российской Федерации: Наркомпроса, Главполитпросве­
та, Главпрофобра, Главсоцвоса и др.207 Довольно скоро немподот­
дел ОНМ договорился о проведении регулярных совещаний всех
руководителей немецких подразделений центральных ведомств,
включая взаимообмен информацией о планах и принятых мерах
в отношении немецкого меньшинства. Несмотря на то что к мо­
менту создания немподотдела в регионах также стали появляться
аналогичные подразделения при губернских нацотделах208, они
были малоэффективны из-за отсутствия необходимых финансовых
средств и просуществовали весьма недолго209. Таким образом, нем­
подотдел ОНМ представлял собой в полном смысле слова «голову
без тела», являясь фактически подразделением ЦБ немсекций при
ЦКРКП(б).
Сложилась парадоксальная ситуация: циркуляры подотдела Нар­
комнаца, как правило, отправлялись сразу в два адреса: немсекциям
при комитетах РКП(б) и немотделам при губернских/уездных ис­
полкомах210. В свою очередь, ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) разосла­
ло на места разработанную немподотделом Наркомнаца «Инструк­
цию по организации немецких подотделов при губернских и уездных
исполкомах» (1921 г.)211. В ней четко определялись роль и место нем­
секций РКП(б): все заведующие немецкими подотделами на местах

205 Цит. по: Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 510.


206 Работа по сбору статистических материалов, наряду с РСФ СР, охватывала и
УССР.
207 Ср.: Сводный отчет о работе Отдела нацмен НКН с мая 1921 г. по сентябрь
1923 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 35.
208 Немецкие подотделы имелись при губернских нацотделах в Петрограде, Ом­
ске, Барнауле: при уездных —только в Славгороде.
209 См., напр.: Доклад о командировке инструктора Немподотдела Омского губис­
полкома (24 июня —4 августа 1922 г.): ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1516. Л. 42-45 об.
210 См., напр.: Циркуляр НКН всем немсекциям РКП(б) и нацменотделам испол­
комов, 24 октября 1921 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 68. Л. 68-68 об.
211 Немецкие подотделы надлежало образовывать при всех губернских и уездных
исполкомах тех местностей, где немецкое население превышало 5 -6 тыс. чел. Причем,
если население было «разбросано» по всей губернии, то немподотделы создавались

125
назначались губернскими (уездными) нацотделами212, но только при
наличии «рекомендации» региональной немсекции РКЩ б)213. Такое
«срастание» советских и партийных органов приводило к тому, что
немецкие секции партии и подотделы исполкомов толком не понима­
ли, кому они подчиняются, и отсылали свои отчеты, письма, ходатай­
ства и т. п. также по двум адресам: в ЦК РКП(б) и в Наркомат по де­
лам национальностей. Отсутствие эффективной сети немподотделов
в регионах, а также резкое сокращение штатов самого ОНМ не толь­
ко усложнили работу немподотдела НКН в Москве, но и фактически
свели ее к одному только планированию, зачастую оторванному от
реальной практики214.
На одном из таких проектов необходимо остановиться несколько
подробнее, так как в середине 1920-х гг. он обрел «второе дыхание» и
был осуществлен на практике руководством ЦБ немсекций при ЦК
ВКГ1(б)215. Следует также отметить, что в ходе нижеописанных собы­
тий сотрудники партийных и советских «немецких» подразделений
стремились в полной мере проявить себя в качестве политических
комиссаров и экспертов по немецкому населению, ставящих перед
собой задачу выявлять и ликвидировать антисоветские и капитали­
стические тенденции среди «подопечных».
В 1921-1922 гг., в самый разгар катастрофического голода и про­
довольственного кризиса, практически во всех регионах проживания
немецкого населения (РСФСР, Украина, Кавказ и др.) стали возни­
кать и довольно быстро завоевывать массовое признание разнообраз­
ные общественные и хозяйственно-культурные союзы и объединения
немцев216, взявшие на себя роль посредников по оказанию помощи
голодающим колонистам217. Неудивительно, что первую скрипку в
этих объединениях играли представители имущих слоев немецких
колоний, церковные деятели и интеллигенция, обладавшие соответ­

только при губисполкоме, в случае же его компактного проживания в одном или не­
скольких уездах —также и при нацотделах уездных исполкомов.
212 Все заведующие немподотделами на местах обязательно утверждались и кем-
подотделом ОНМ Наркомнаца.
213 Инструкция об организации немецких подотделов [1921 г.]: РГАСПИ. Ф. 549.
Оп. 4. Д. 74. Л. 75.
214 Чеботарева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 510-511.
215 См. также часть III (2.6.1. Борьба с «националистическими» сельхозобъедине-
ниями немцев).
216 См., напр.: Устав Союза граждан южно-русских колонистов и граждан герман­
ской расы, б. д.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 255. Л. 109-114.
217 Айсфельд А. Национальная политика РСДРП, РКП(б), ВКП(б), КПСС по от­
ношению к немцам. С. 605.

126
ствующими связями и контактами за рубежом (в Германии, Голлан­
дии, США и т. д.).
Весной 1922 г. руководитель немподотдела НКН Адольф Кляйн
выступил с инициативой создания «Центрального культурно­
хозяйственного общества», призванного объединить под своей «кры­
шей» все «разномастные» объединения и союзы немецких колони­
стов. «Общество», по замыслу Кляйна, должно было способствовать
развитию культурного и хозяйственного уровня немецкого населе­
ния на всей территории РСФСР218. Назывались и основные причины,
требующие его учреждения: а) хозяйственная разруха, голод, необхо­
димость спасения «способных работников для Республики», общий
упадок культуры и образования; б) политический контроль центра
за работой всех этих союзов и объединений. Расчет строился на том,
что, поскольку советская власть не располагает средствами, чтобы
исправить положение, и вынуждена просить помощи у иностранных
благотворительных организаций, следует направить данный процесс
в «нужное» власти русло.
Немподотдел НКН также предлагал уделить больше внимания
процессу «самопомощи», т. е. направлению способностей и сил са­
мих немецких крестьян на восстановление хозяйств, пострадавших
во время Гражданской войны. В апрельском меморандуме (1922 г.),
разработанном работниками подотдела для Коллегии НКН, отмеча­
лось: «Зажиточность — это результат... природной и хозяйственной
способности [немцев]. Эти способности не должны быть заглушены
и уничтожены, необходимо способствовать их развитию и использо­
вать в интересах Республики»219. Немподотдел наркомата предложил
отказаться от привлечения специалистов из Германии и обратиться
к потенциалу российских немцев, в которых «дремлют те же способ­
ности, что и в их заграничных товарищах». Основной составляющей
проекта «самопомощи» предполагался контроль центра за всеми
финансами, поступающими к колонистам из-за рубежа: «Подотдел
хочет поддержать это стремление [изыскивание средств за грани­
цей. —В. Д.], но в то же самое время обуздать его и использовать так,
чтобы одновременно были соблюдены и поддержаны также интере­
сы Советского правительства...»220 В мае 1922 г. Кляйн обратился
в Наркомзем и ВЦИК с предложением сделать немецкие колонии

218 Меморандум для обсуждения на Коллегии НКН [6 апреля 1922 г.]: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 13. Л. 92. См. также: Протокол № 17 заседания Коллегии НКН,
6 апреля 1922 г.: Там же. Л. 2.
219 Меморандум для обсуждения на Коллегии НКН [6 апреля 1922 г.]: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 13. Л. 89.
220 у ам ж е j j 9 0

127
«опорными пунктами» для восстановления сельского хозяйства по
всей стране. Полигоном для «обкатки» этого плана должен был стать
Крымский полуостров221. Заведующий немподотделом НКН предла­
гал также начать сбор на местах информации о значении немецкого
«образцового» хозяйства для русского крестьянства. На основе этих
материалов московские «эксперты» разработали бы комплекс мер
для внедрения его «по всей Республике»222.
Коллегия НКН с одобрением отнеслась к проекту Кляйна, так как
он не требовал никаких финансовых затрат, а, наоборот, обещал при­
нести ощутимый доход223. В результате замнаркома О. Я. Карклин об­
ратился в СНК РСФСР с письмом, в котором просил поддержать ини­
циативу немподотдела по централизации немецких «самодеятельных
организаций» во всероссийском масштабе: «Советская власть не име­
ет средств, чтобы оказать голодающему населению помощь... нужно
дать возможность немецкому населению проявить самодеятельность,
тогда кризис, вызванный голодом, может быть ликвидирован. В реги­
онах основаны союзы и общества, установлены связи с заграничными
организациями. Необходимо сплотить анархически развивающиеся
силы немецкого населения...»224
Одной из первых попыток со стороны немподотдела установить
«политический» контроль за всеми «анархичными силами» стало
предложение по внедрению в делегации, отправлявшиеся за рубеж,
«лояльных» сотрудников НКН. «Немецкий п/отдел, — сообщал
Кляйн своему руководству в мае 1922 г., — всегда указывающий на
опасную деятельность этих делегаций, предлагает... командировать
тов. Мардера [сотрудника НКН. — В. Д ] с одной из находящихся в
Москве делегаций для контролирования ее работ в Берлине и для на­
правления дела помощи из Германии немецким колонистам в России
по правильному пути. Тов. Мардер долженствует руководствовать­
ся той политической линией, которая соответствует коммунисти­
ческой партии»225. К просьбе Кляйна присоединилось и руководство

221 По мнению А. Кляйна, аналогичный план уже внедрялся советским прави­


тельством в Поволжье, где АО НП являлась «базой» для восстановления всего юго-
восточного региона.
222 Письмо-предложение заведующего Немецким подотделом ОНМ А. Кляйна,
18 мая 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1519. Л. 23-23 об.
223 Для начала работы общества руководство немецкого подотдела ОНМ просило
Коллегию НКН выделить 1 ООО руб. золотом.
224 Письмо замнаркома НКН О. Карклинав СНК РС Ф С Р [весна 1922 г.]: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 1520, Л.7.
225 Докладная записка от заведующего Немецким подотделом А. Кляйна в Отдел
нацмен НКН, 4 мая 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 14. Л. 26.

128
ЦБ немсекций при ЦК РКП(б), всецело поддержав командиров­
ку сотрудника немподотдела в Германию226. Однако Коллегия НКН
8 мая 1922 г. в просьбе Кляйну отказала, решив, что намного дешевле
урегулировать все вопросы «политконтроля» через Наркомат внеш­
ней торговли227.
Еще одна попытка централизовать «самодеятельное движение»
немцев — совместное обращение руководителей отдела нацмень­
шинств НКН и ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) 5 апреля 1922 г. в
Наркомат иностранных дел, касающееся выдачи виз немецким деле­
гациям: «За последнее время все чаще наблюдаются поездки всевоз­
можных делегаций немецкого населения за границу для установления
якобы контактов с образованными там организациями и обществами
помощи голодающей РСФСР. Центральное бюро немецких секций
при ЦК РКП(б) просит впредь не разрешать подобным делегациям
выезд за границу прежде, чем они будут иметь соответствующую
санкцию немецкого подотдела Наркомнаца на поездку...»228 Немпод-
отделу НКН, в свою очередь, надлежало контролировать как соци­
альный состав, так и цели всех выезжавших из Советской России не­
мецких делегаций.
Появление проекта «централизации» в недрах НКН было вы­
звано не только катастрофическим положением на местах из-за го­
лода, но и боязнью центра потерять контроль над самодеятельными
немецкими объединениями, чья финансовая независимость лишала
Москву главного рычага давления —распределения продовольствия
и материальных средств. Условие самостоятельного распределения
продуктов, как правило выдвигавшееся зарубежными гуманитарны­
ми организациями, начиная с АРА, традиционно встречало серьезное
недовольство большевистского руководства. Объяснялось это как
желанием большевиков по своему собственному усмотрению рас­
пределять предоставляемую помощь через советские органы, так и
опасениями, что сотрудники гуманитарных миссий будут заниматься
шпионажем и вести антисоветскую деятельность. В своей телефоно­
грамме Г. В. Чичерину от 11 августа 1921 г. по поводу переговоров
с АРА В. И. Ленин категорично распорядился: «Условия поставить

22К Выписка из протокола № 21 объединенного заседания ЦБ немсекций при ЦК


РКП(б), 18 апреля 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 14. Л. 28; Письмо секретаря ЦБ
немсекций при ЦК РКП(б) Г. Люфта в Отдел нацмен НКН, 26 апреля 1922 г.: Там же.
Л. 27.
227 Протокол № 22 заседания Коллегии НКН, 8 мая 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1.
Д. 14. Л. 16.
228 Письмо в Наркомат иностранных дел, 5 апреля 1922 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4.
Д. 74. Л. 21.

129
архистрогие: за малейшее вмешательство во внутренние дела — вы­
сылка и арест»229.
Всесторонняя поддержка проекта немподотдела НКН со стороны
секретаря ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) Люфта также определялась
его личной точкой зрения на необходимость использования потен­
циала и финансовых средств немецких «союзов»: «...Надо предот­
вратить стремление кулаков превратить эти союзы в союзы немец­
ких кулаков за счет бедных колонистов. Не должно быть... никаких
сделок с заграничными фирмами без немецких коммунистических
секций...»230
Довольно показателен пример изменения тактики ряда немсекций
РКП(б) по отношению к самодеятельным немецким образованиям в
регионах. Так, в Крымской АССР, несмотря на первоначальный за­
прет деятельности «Союза южно-русских колонистов и граждан гер­
манской расы», Областное бюро немсекций при ОК РКП(б) не толь­
ко было вынуждено признать его существование в январе 1922 г., но
и попыталось возглавить это объединение. Изменение своей позиции
руководство немсекции РКП(б) Крымской АССР аргументировало
следующим образом: «Ввиду далеко разрастающегося голода [союз]
является якорем спасения, ибо помощь из Берлина ставится в зави­
симость и в связь с существованием [союза], который завоевал огром­
ную популярность среди крестьян... [Союз] будет иметь приблизи­
тельно до 10 ОООчленов! Массовая организация! Дальше идти против
течения было бы политическим преступлением, и мы не можем иг­
норировать этого течения. Мы должны его терпеть, ограничивая его
функции настолько, чтобы [союз] не имел возможности производить
никаких торговых и денежных махинаций. Далее, необходимо было
вступить в [союз], дабы использовать его с точки зрения коммуни­
стической политики»231. С этими аргументами согласился и секретари­
ат ОК РКП(б) Крымской АССР, поддержав направление в Германию
за продовольственной помощью двух делегатов от союза — Нецера
и Грейера.
Изменение позиции немсекции РКП(б) Крыма в отношении «не­
формального» объединения колонистов принесло очевидный успех:

229 Ленин В. И. Телефонограмма Г. В. Чичерину, И августа 1921 г. / / ПСС. Т. 53.


С. 111. См. также: Этноконфессия в советском государстве. Меннониты Сибири в
1920-1930-е годы. Эмиграция и репрессии: Документы и материалы / сост. А. И. Са­
вин. Новосибирск, 2009. С. 70-75.
230 См.: Доклад [секретаря ЦБ немсекций при ЦК РКП(б), б. д.]: РГАСПИ. Ф. 549.
Оп. 4. Д. 257. Л. 215-219.
231 Меморандум для обсуждения на Коллегии НКН [6 апреля 1922 г.]: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 13. Л. 91.

130
под контролем партийных органов «успешно» прошла конференция
союза, на которой были исключены все его активные «антисовет­
ские» лидеры. «Этот экспромтный конгресс, —отмечали работники
Крымской немсекции РКП(б) в своем отчете в Москву от 13 янва­
ря 1922 г., — был экзаменом для нашей секции: мы усилили влия­
ние нашей секции весьма значительно, без нас [союз] ничего делать
не будет. Мы должны занять в этом [союзе] командующие высоты,
должны собрать вокруг себя всех недовольных и развить среди них
энергичную работу»232.
По такой же приблизительно схеме, но уже в рамках всей РСФСР,
решили действовать и руководители немподотдела НКН и ЦБ нем­
секций при ЦК РКП(б). Авторы проекта образования «Центрального
культурно-хозяйственного общества» оперировали довольно вески­
ми аргументами. Наряду с необходимостью централизовать «по­
иск» и распределение финансовых средств из-за рубежа, в качестве
еще одной задачи называлась борьба против «контрреволюционной
деятельности», которую якобы вели «самодеятельные» немецкие
объединения: «Эти Союзы хотя... и ставят себе чисто культурно­
хозяйственные цели... но ввиду включения в свой состав лиц без
различия их социального положения, в них преобладает имущий
элемент, который скрытно преследует национально-политические
тенденции. Особенно эти Союзы угрожают превратиться в тайные по­
литические организации в настоящее время, когда в связи с голодом
многие делегации от русских немцев ездят в Германию к буржуазным
организациям за помощью... Эти Союзы, возникая и развиваясь без
политического контроля, подрывают правильное развитие нашего
кооперативного дела, и наоборот, при единой форме их организации
и под надлежащим политическим руководством они могли бы слу­
жить прочной базой для производственной кооперации»233.
Правление общества, исходя из разработанного немподотделом
НКН проекта его устава, должно было находиться в Москве и состо­
ять из семи человек. Из них только четверых предполагалось изби­
рать на общем собрании, а троим предстояло оставаться постоянными

232 Там же. JI. 92. Немцам-коммунистам так и не удалось закрепить свое влия­
ние в союзе, который к сентябрю 1922 г. насчитывал уже 35 тыс. членов и составлял
основную конкуренцию «Немсельсоюзу», находившемуся под полным контролем не­
мсекции ОК РКП(б) Крымской АССР. См.: Докладная записка секретаря ОК РКП(б)
и зав. немсекции в ЦК РКП(б), 27 ноября 1922 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 74.
Л. 60-61 об.
233 Письмо заведующего подотделом Нацмен при ЦК РКП(б) [М. Буравцева]
в Отдел нацменьшинств НКН, 17 февраля 1922 г.: ГА РФ. Ф Р-1318. On. 1. Д. 13.
Л. 82-82 об.

131
членами правления23/1. Именно эта «тройка»: секретарь ЦБ немсекций
при ЦК РКП(б), заведующий немподотделом при НКН и руково­
дитель немсекции при НКП — и определяла «генеральную линию»
общества в «политическом отношении»235. Членами общества могли
становиться как частные лица, так и целые колонии, учреждения, со­
юзы, объединения и пр., а само общество состояло из региональных
отделений, образуемых в зависимости от распределения немецкого
населения по территории РСФСР. Право сношения с заграницей, по
проекту устава, принадлежало исключительно членам правления2315,
а не отдельным региональным объединениям и союзам. После того
как устав общества будет утвержден ВЦИК РСФСР, планировалось
вынести его на обсуждение в высших органах власти остальных со­
юзных республик237.
Форсируя события, заведующий немподотделом НКН стремил­
ся одним выстрелом убить «двух зайцев»: объединить все немецкие
«самодеятельные объединения» и параллельно решить проблему
кооперирования бедняцких и середняцких слоев колонистов. Ле­
том 1922 г. Адольф Кляйн предложил все вопросы «подъема эконо­
мики немецких колоний» обсудить на более широком уровне, а для
этого созвать Всероссийскую беспартийную конференцию немцев-
колонистов. Именно на этой конференции, в соответствии с плана­
ми НКН, должна была решиться и судьба общества, получившего
новое название — «Всероссийский союз немецких колонистов»238.
Единогласно поддержало это предложение и ЦБ немсекций при
ЦК РКП(б), признавшее созыв форума такого масштаба «нагорев-

234 В правление общества, наряду с членами, должны были входить и пять кан­
дидатов.
235 См: Устав Немецкого культурно-хозяйственного общества, 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 13. Л. 95, 99. Юрисконсульты НКН внесли некоторые изменения
в проект устава. Так, кандидатура секретаря ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) была за­
менена на более «нейтральную» —заведующего немсекцией при Главпрофобре.
236 См: Устав Немецкого культурно-хозяйственного общества, 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 13. Л. 96-97.
237 Меморандум для обсуждения на Коллегии НКН [6 апреля 1922 г.]: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 13. Л. 92-93.
238 Протокол № 45 заседания Коллегии НКН, 25 августа 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. On. 1. Д. 17. Л. 82,96. Остается добавить, что создание параллельного «Все-
украинского союза» было отложено до организации «Всероссийского», т. к. немецкие
руководители (НКН, ЦБ немсекций при ЦК РКП(б)) решили просить ЦК РКП(б)
провести более дифференцированную проверку имеющихся на Украине немецких
«союзов», часть которых возглавлялась представителями немецкой эмиграции в Гер­
мании («Петер-Вестен», «Комитет помощи немцам Черноморья» и др.). См.: Чебота­
рева В. Г. Наркомнац РСФСР. С. 660-661.

132
цшм вопросом»239 и велевшее своим региональным подразделениям
(7 августа 1922 г.) обратить особое внимание на «всевозможные
нем[ецкие] сельско-хоз[яйственные] союзы, где вся инициатива...
находится исключительно в руках местного кулачества, или, боль­
шей частью, организаторами кооперации являются иностранные
капиталисты»240. «Секции на местах, — констатировал секретарь
ЦБ немсекций Люфт, —не справляются с вырождением нем[ецких]
кооперативов в политическое движение кулачества, отчасти... они
недооценивают значение кооперации и относятся к “немсельсою-
зам” пассивно, отчасти они переоценивают эти “союзы” и поддержи­
вают их развитие во что бы то ни стало, игнорируя революционные
принципы и подпадая идеологически под влияние кооперативного
кулачества...»241 В конце августа 1922 г. с необходимостью созыва
Всероссийской немецкой конференции согласилась Большая колле­
гия НКН242, а 13 сентября —и его Малая коллегия243.
Однако амбициозным планам Кляйна, уже подготовившего
свой доклад для выступления, так и не суждено было осуществить­
ся. 17 ноября 1922 г., всего за неделю до назначенного срока, на места
поступила телеграмма из НКН об отмене Всероссийской конферен­
ции (съезда) немцев-колонистов244. Остается добавить, что никаких
объяснений делегатам, избранным на конференцию, не дали. При­
чина оказалась проста: руководство ЦК РКП(б), «ознакомившись» с
инициативой НКН, запретило проводить общероссийский немецкий
съезд, не желая превращать его в трибуну антисоветски настроенной
немецкой хозяйственной элиты. Такое уже неоднократно случалось
на проходивших в 1922 г. съездах интеллигенции: Всероссийском аг­
рономическом съезде, Всероссийском съезде врачей, Всероссийском
геологическом съезде и Всероссийском съезде сельскохозяйственной
кооперации. Во время всех этих мероприятий власть столкнулась с
открытой критикой своей социально-экономической политики. При­
мечательно, что в октябре 1922 г. прошел съезд работников сельско­

239 Справка ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) к докладу заведующего немподотделом


НКН А. Кляйна, 24 августа 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 17. Л. 96.
240 Циркуляр секретаря ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) Люфта в региональные
немсекции РКП(б), 7 августа 1922 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 74. Л. 41.
241 Там же.
242 Протокол № 45 заседания Коллегии НКН, 25 августа 1922 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 1.Д. 17. Л. 82, 96.
243 См.: Протокол № 49 заседания Малой коллегии НКН, 13 сентября 1922 г.:
ГА РФ. ф . р-1318. On. 1. Д. 17. Л. 155.
244 Сообщение-телеграмма А. Кляйна, заверенная членом Коллегии НКН Г. Клин­
гером, 17 ноября 1922 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1522. Л. 34.

133
хозяйственной кооперации, близкий по тематике к несостоявшемуся
«немецкому» съезду.
Подтверждает эту версию срочная телеграмма губкомам, обко­
мам и центральным комитетам РКП(б)245, отправленная 16 сентября
1922 г. за подписью секретаря ЦК РКП(б) В. В. Куйбышева и за­
ведующего АПО ЦК РКП(б) А. С. Бубнова, которые требовали не­
медленно предоставить им информацию о ходе развития и характере
«самодеятельных» общественных и кооперативных «союзов» немцев,
их взаимоотношениях с органами советской власти и немсекциями
РКП(б), связях с «германскими организациями» и тому подобное246.
Представленные парткомитетами сведения оказались весьма
неутешительными для Москвы: объединения находятся «под кон­
тролем сельской буржуазии»; они «враждебны в идеологическом и
экономическом отношениях» и «не соответствуют духу советско­
го строительства»; их лидеры стремятся «установить экономиче­
скую власть» в регионах и т. п.247 2 октября 1922 г. по инициативе ЦК
РКП(б) состоялось объединенное совещание руководителей немпод-
отделов НКН, НКП и ЦБ немсекций, где была изложена линия ЦК:
«1. Объединение по национальному признаку принципиально вред­
но. 2. Политически такое объединение для нас невыгодно, ибо мы соз­
дадим организацию преимущественно кулацких элементов. Мы не
имеем никаких гарантий на то, что сможем успешно провести даже
борьбу за влияние, но зато у нас есть основание думать, что мы созда­
дим туловище для имеющейся за границей (в Германии) “головы” в
виде “ЦК немецких колонистов России”, состоящего из определенно
белогвардейских элементов, эмигрировавших из РСФСР». Особой
критике подверглись методы работы немподотделов наркоматов и их
руководство —«коммунисты-интернационалисты», которые, по сло­
вам работников ЦК РКП(б), «дают [нам] повод бояться того, что не
мы используем Союз, а наоборот [он нас]...»248 Несомненно, этот «ка­

245 Имеются в виду: Северо-Западное бюро ЦК РКП(б) и Юго-Восточное бюр


ЦК РКП(б). Вместе с тем телеграмма была отправлена также в адрес ЦК КП(б)У
24fi Еще до поступления информации с мест зам. заведующего АПО ЦК РКП(б)
Лобова успела получить согласие замнаркома НКН Г. И. Бройдо на отмену запланиро­
ванной Всероссийской немецкой конференции.
247 См., напр.: Докладная записка секретаря ОК РКП(б) Крымской АССР в ЦК
РКП(б), 27 ноября 1922 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 74. Л. 60-61 об.; Письмо секре­
таря Кубано-Черноморского ОК РКП(б) в ЦК РКП(б), 25 декабря 1922 г.: Там же.
Л. 63.
248 Докладная записка зам. заведующего АПО ЦК РКП(б) Лобовой — секретарю
ЦК РКП(б) В. В. Куйбышеву [9 октября 1922 г.]: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 74. Л. 79.
Ср.: Главнейшие этапы в работе среди нацменьшинств / / Итоги партийной работы за
год (1922-1923). М., 1923. С. 279.

134
мень» был целенаправленно брошен в огород слишком инициатив­
ного, но политически «незрелого» руководителя немподотдела НКН
Ддольфа Кляйна.
Решение ЦК РКП(б) об отмене Всероссийской конференции
немцев-колонистов под эгидой Наркомнаца нашло поддержку и на
местах. Так, сотрудники немсекции при Крымском ОК РКП(б) со­
общали в Москву следующее: «Во имя избежания каких-либо трудно
исправимых ошибок в нашей работе среди немцев, настойчиво просим
Центральное бюро, а в случае разногласия —Агитпроп ЦК РКП(б),
вновь рассмотреть данный вопрос; съезд колонистов не допустить, а
разрешить... совещание секретарей немецких секций». Аргументы,
приводимые работниками немсекции Крымской АССР, фактически
звучали в унисон с общей линией ЦК РКП(б): «...Партии коммуни­
стов, имеющей весьма слабый базис среди бедноты и середнячества
немецкой деревни, совершенно невыгодно путем широкой беспар­
тийной конференции побудить... немецкое кулачество... выставить
на этом собрании свои экономические националистические и даже
политические требования... 3. Тем более не подобает созывать под
флагом Наркомнаца всероссийский съезд колонистов, т. е. продол­
жить дело первых двух, состоявшихся при Керенском, съездов коло­
нистов —помещиков, кулаков и пасторов. 4. Агитационное значение
этого съезда будет равно нулю, так как широкие массы не смогут на
него приехать, только представители союзов, а кто они —знаем напе­
ред, перед ними агитировать бесполезно... 5. Политический результат
съезда может быть только вреден, если нам не удастся удержать съезд
в своих руках... Нам, немцам-коммунистам, надлежит стремиться к
тому, чтобы широко пробудившаяся тяга колонистов в союзы пошла
по такому руслу, где было бы обеспечено влияние и даже руководство
за партией... 10. Так как съезд на такую перестройку не пойдет, а без
такой резолюции он для нас значения не имеет, то устраивать его нет
надобности. Перестройку можно осуществить и без санкции съезда
колонистов другим путем —деятельность Союргеров249дает достаточ­
но поводов для закрытия их на основе существующих законов...»250
Центр не забыл «полезные» советы с периферии: как только пик
голода спал, один за'другим подверглись ликвидации все немецкие

249 «Союргер» — общепринятое в 1920-е гг. сокращение названия «Союз южно-


русских колонистов и граждан германской расы». См. также: Айсфельд А. Националь­
ная политика РСДРП, РКП(б), ВКП(б), КПСС по отношению к немцам. С. 605-606.
250 Письмо Герберта в ЦБ немсекций при ЦК РКП(б) [сентябрь 1922 г.]: РГАСПИ.
Ф. 549. Оп. 4. Д. 151. Л. 75-76. Полностью текст письма см.: Чеботарева В. Г. Нарком­
нац РСФСР. С. 673-675.

135
культурно-хозяйственные «союзы» и объединения, чья экономиче­
ская самостоятельность мешала партийным и советским органам в
деле «советизации» немецкого крестьянства25’. Однако в 1922 г. было
еще далеко до открытых репрессий против «сознательно обособлен­
ных национальных организаций» немцев-колонистов252. Поэтому ру­
ководство ЦК РКП(б), отменив созыв Всероссийской конференции,
ограничилось лишь расплывчатыми указаниями своим региональ­
ным парткомитетам (Поволжье, Юго-Восточный регион РСФСР,
Сибирь и Украина) об усилении идеологической работы среди нем­
цев и содействии губернским земельным управлениям в деле вовле­
чения сельскохозяйственных немецких объединений в общекоопера­
тивную сеть.
Необходимо заметить, что активность немецкого населения в на­
чале 1920-х гг. не являлась каким-то особым исключением. Весьма
сложно проходила начальная фаза «советизации», также на фоне
роста «благотворительных» религиозных организаций, и среди поль­
ского населения. Оценив в сентябре 1921 г. работу польского отде­
ла НКН как «неудовлетворительную»253, руководство Польбюро
при ЦК РКП(б) обратилось в следующем месяце в Политбюро ЦК
РКП(б) с ходатайством о получении особых полномочий, выходя­
щих за рамки чистой агитации и пропаганды, мотивируя это следу­
ющим образом: «Особая сложность польской работы ввиду исклю­
чительной политической враждебности и реакционности польского
населения в Республиках при сравнительно высоком его культурном
уровне. Трудности работы увеличиваются еще существованием бур­
жуазной Польши и укоренившимися старыми влияниями польского
католицизма и польского национализма..,»25/1

251 О появлении и ликвидации Таганрогского отделения «Союргера» (июль


1923 г.) см.: Плохотнюк Т. Н. Российские немцы на Северном Кавказе. М., 2001.
С. 111-114.
252 В проекте приказа НКВД СССР «О недочетах подготовки и проведения массо­
вых операций на Украине», который был подготовлен по результатам поездки нарко­
ма внутренних дел СССР Н. И. Ежова на Украину в феврале 1938 г., Ежов, критикуя
недостаточное выявление новых «контингентов» «по польской, немецкой, румынской
операциям, являющимся для Украины основными в разгроме и ликвидации шпион­
ских баз», потребовал от подчиненных в том числе «полностью репрессировать... актив
ранее существовавших немецких пангерманских организаций и союзов (“Союз мен­
нонитов’’, “Союз колонистов германской расы”, “Союз немцев Черноморья’’ и т. п.)».
См.: Этноконфессия в советском государстве. Меннониты Сибири в 1920-1930-е годы.
Эмиграция и репрессии. С. 31-32.
25-1 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 39.
254 Письмо ЦБ Польсекций в Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б), 26 октября
1921 г.: РГАСПИ. Ф. 63. On. 1. Д. 30. Л. 33.

136
Высокая активность в период 1921-1922 гг. наблюдалась и сре­
ди еврейского населения, где также возникло множество различных
«буржуазных» объединений, имевших тесные связи с заграницей,
целью которых являлась благотворительно-просветительская дея­
тельность255. В октябре 1921 г., в нарушение «Положения о Нарком-
наце РСФСР», коллегия еврейского отдела приняла постановление
«О контроле за общественными организациями на Украине». Ев­
рейский партийно-советский «тандем» (ЦК РКП(б) — НКН) функ­
ционировал аналогично немецкому: летом 1922 г. ЦБ евсекций при
ЦК РКП(б) направило всем губернским еврейским отделам НКН
директиву о ликвидации всех «буржуазных» благотворительных
и культурных обществ, распространявших свое «идеологическое»
влияние на «еврейские трудовые массы». Имели место случаи, когда
руководство ЦБ евсекций при ЦК РКП(б) давало прямые указания
еврейскому отделу НКН об отклонении финансовой или продоволь­
ственной помощи еврейскому населению, предлагаемой зарубеж­
ными организациями. Но ЦК РКП(б) не всегда поощрял проекты
еврейского отдела НКН, выходившие за рамки его компетенции.
Так, например, инициатива заведующего еврейским отделом НКН
А. Н. Мережина относительно проведения осенью 1921 г. общего со­
вещания/конференции евреев-аграриев256 России, Украины и Бело­
руссии столкнулась, практически по аналогии с проектом Кляйна, с
противодействием работников ЦК РКП(б), посчитавших, что такой
межреспубликанский форум может стать «трибуной» сионистской
пропаганды257. В своем отчете за 1923 г. руководство АПО ЦК РКП(б)
с ведома и при поддержке нацсекций осудило все попытки образова­
ния самостоятельных «национальных экономических организаций»,
квалифицируя их как «реакцию на НЭП» среди «менее устойчивой
части членов партии»258.
Что касается дальнейшей работы немецкого подотдела НКН,
то его сотрудники больше не предлагали экономических проектов
«с политической подоплекой». Кардинальное сокращение штатов
сотрудников ОНМ Наркомнаца привело к реорганизации немецко­
го подотдела в «немецкий инструкториат», что на практике означа­

255 Например, Московский комитет помощи евреям.


256 С мая 1919 г. под руководством ЦК РКП(б) началась массовая кампания по
вовлечению евреев в сельское хозяйство. Активную роль в ней сыграл и еврейский
отдел НКН, работавший в тесном контакте с Наркомземом. Подробнее см.: Костыр-
чеико Г. В. Тайная политика Сталина. С. 87-90.
257 Чеботарева В. Г. Наркомнац РС Ф С Р С. 400-403,431-432. См.: Работа с нацме­
нами [1992 г.]: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 60. Д. 995. Л. 26.
258 Главнейшие этапы в работе среди нацменьшинств. С. 279.

137
ло наличие всего одного-двух инструкторов с крайне ограниченной
сферой деятельности. Весной 1923 г. по инициативе инструкториата
появился весьма «нейтральный» проект создания Центрального не­
мецкого культурно-просветительного общества «Знание», преследо­
вавшего цели повышения культурного уровня немцев-колонистов.
Был разработан и представлен на согласование в немсекцию НКП
устав названного общества, состоялось организационное собрание
представителей всех заинтересованных центральных учреждений и
ведомств Москвы. Вместе с тем немецким инструкториатом НКН
прорабатывался также вопрос организации центрального немецкого
издательского «кооператива» как основного центра по изданию учеб­
ных пособий и литературы на немецком языке. С этой целью была
создана специальная комиссия под председательством А. Кляйна, ко­
торая приступила к работе над уставом этого «кооператива». Однако
уже в мае 1923 г. деятельность немецкого подотдела (инструкториа­
та) ОНМ Наркомнаца прекратилась «ввиду отбытия в отпуск по бо­
лезни единственного инструктора по немецким делам тов. Кляйн»259.
Немподотдел НКН, занимавший с момента своей организации под­
чиненное, порой даже бутафорское положение, утратил последнюю
частицу власти. Все руководство по обслуживанию немецкого мень­
шинства на территории как РСФСР, так и СССР, полностью пере­
шло к ЦБ немсекций при ЦК РКП(б), которое наряду с идеологи­
ческими функциями также взяло на себя основную часть функций
государственной власти.

2. Наследники Наркомнаца: «золотой век» советской


национальной политики (1923-1930)

2.1. Совет Национальностей ЦИК СССР


и проблема этнодисперсных групп
Сразу же после упразднения Наркомнаца был создан ряд новых
государственных организаций, каждая из которых решала свой, опре­
деленный круг вопросов, связанных с национально-государственным
строительством в Советском государстве. В качестве таких органов
можно назвать Совет Национальностей ЦИК СССР, отделы и комис­
сии по делам национальностей при республиканских ЦИКах, нацио­
нальные представительства при ВЦИК и т. п., работавшие под непо-

2'59 Отчет о деятельности Отдела нацменьшинств НКН за время с 16 марта по


15 июня 1923 г.: ГА РФ. Ф. Р-1318. On. 1. Д. 1262. Л. 27-27 об.

138
средственным руководством и контролем Политбюро и ЦК РКП (б)/
ВКП(б)2“ .
Совету Национальностей ЦИК СССР (1923-1936) предшествовал
по сути Совет национальностей НКН, представлявший собой колле­
гиальный орган руководителей национальных подразделений нарко­
мата и представителей автономных образований РСФСР. Основной
задачей этого совета, как уже упоминалось, являлось обсуждение
любых законопроектов советской власти, в какой-то мере «затраги­
вавших национальный вопрос»261. Ежегодно переизбиравшийся Со­
вет Национальностей ЦИК СССР имел весьма сходные функции262.
Однако его основное отличие от Совета национальностей НКН за­
ключалось не только в статусе палаты высшего органа государствен­
ной власти в СССР, но и в составе. Если среди членов Совета нацио­
нальностей Наркомнаца находились представители этнодисперсных
групп, прежде всего западных национальностей (поляки, латыши,
литовцы, чехи, эстонцы, евреи и т. д.), то Совет Национальностей
ЦИК состоял исключительно из представителей национально-
территориальных образований СССР, т. е. союзных и автономных
республик/областей. Другими словами, кроме немцев (из АССР
НП), в Совете Национальностей ЦИК СССР западные нацменьшин­
ства, как, впрочем, и другие этнодисперсные группы населения, не
имевшие своей национально-территориальной структуры, вообще не
были представлены.
Что касается процесса формирования Совета Национальностей
ЦИК СССР, то в первоначальных проектах положений о союзных
органах власти о нем вообще не упоминалось. Сталин, активно вы­
ступавший на XII съезде РКП(б) за создание двухпалатной системы
«советского парламента» (апрель 1923 г.)2ю, всего лишь за несколько
месяцев до его созыва, в беседе с корреспондентом «Правды» в ноябре
1922 г., весьма отрицательно отозвался о возможности организации

260 Неудивительно, что после упразднения Наркомнаца вопросами размежевания


новых автономных территорий и уточнением их границ занималась даже комиссия
Оргбюро ЦК РКП(б). См.: Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения:
ноябрь 1917 г. — декабрь 1991 г. М., 1995. С. 104. Ср.: Диманштейн С. Реконструктив­
ный период и работа среди национальностей СССР / / Революция и национально­
сти. 1930. № 1. С. 9-19.
261 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­
нальностей РСФСР. С. 9; Положение о Совете национальностей при НКН / / Собра­
ние узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР. 1921.
№ 39. Ст. 206.
262 С 1927 г. съезды Советов СССР стали созываться только один раз в два года.
283 Стенограмма заседания секции XII съезда РКП(б) по национальному вопросу,
25 апреля 1923 г. / / Национальный вопрос на перекрестке мнений. С. 208-209.

139
Совета Национальностей26'1. По мнению наркома, союзный орган мог
быть только один — Союзный ЦИК (Союзный Совет), избираемый
пропорционально численности населения всех республик, входя­
щих в СССР, но без представительства отдельных наций и народно­
стей. Такой взгляд вполне соответствовал сталинскому стремлению
к централизму и унификации в вопросах национального строи­
тельства. Остается заметить, что этой идеи уже на самом XII съезде
РКП(б) придерживался целый ряд высокопоставленных партийных
работников, в том числе М. В. Фрунзе и Буду Мдивани2*5. Противни­
ки образования двухпалатной системы ЦИК СССР (Совет Союза и
Совет Национальностей) считали, что «проектируемый орган» при­
ведет к нарушению единства формы и организации советской власти
и создаст лишнюю, параллельную структуру с одинаковыми правами,
но меньшим «весом». Не последним аргументом в этой критике слу­
жило и наличие двухпалатной системы в «буржуазных» парламентах
западных стран.
Только под давлением Ленина Сталин изменил свое мнение, от­
метив в письме к членам ЦК РКП(б) от 4 февраля 1923 г. необхо­
димость внесения в Конституцию СССР «некоторых существенных
изменений» по вопросу государственного строительства266. Идея соз­
дания двухпалатного ЦИК получила свое окончательное оформле­
ние на XII съезде РКП(б), а к концу 1923 г. вышло и «Положение
о ЦИК СССР», регламентировавшее организацию деятельности Со­
вета Национальностей как отдельной палаты представителей всех
национально-государственных образований, входивших в состав
Союза267. Неудивительно, что сессионный порядок работы Совета
Национальностей ЦИК СССР2Й8, а также регулярное переизбрание
его членов вызвали появление его постоянно действующего органа —
Президиума Совета Национальностей, обеспечивавшего всю орга­

26/1 Ожукеева Т. О. Совет Национальностей ЦИК СССР (1923-1936): Автореф.


дисс. М., 1991. С. 12.
2fi5 Стенограмма заседания секции XII съезда РКП(б) по национальному вопросу.
С. 187, 194,224.
266 Ожукеева Т. О. Совет Национальностей ЦИК СССР. С. 12. В ноябре 1923 г.
(12 ноября) было утверждено положение о ЦИК СССР в составе Совета Союза и
Совета Национальностей, которое закреплялось в Конституции СССР, утвержден­
ной II съездом Советов. См.: История Советской Конституции в документах, 1917-
1956 гг. / сост. А. А. Липатов, Н. Т. Савенков. М., 1957. С. 423-424, 430-433, 463-464.
267 Совет Национальностей ЦИК СССР образовывался из представителей союз­
ных и автономных республик (по 5 представителей от каждой) и из представителей
автономных областей РС Ф С Р (по одному представителю от каждой).
268 Как правило, Совет Национальностей ЦИК СССР собирался на свои сессии
только три раза в год.

140
низационную сторону деятельности совета269. Президиумы Совета
Национальностей и Совета Союза составляли вместе единый Прези­
диум ЦИК СССР, который, в соответствии с Конституцией СССР
1924 г., являлся высшим законодательным, исполнительным и рас­
порядительным органом власти между сессиями ЦИК СССР270.
Закрепление конституционного положения о равноправии обеих
палат ЦИКа, отсутствие разграничения компетенций между ними271,
параллельность проведения сессий Совета Национальностей и Со­
вета Союза и т. п., как правило, не позволяли Совету Национально­
стей отстаивать свою позицию как по ключевым вопросам развития
национально-государственного устройства, так и по развитию народ­
ного хозяйства в отдельно взятых союзных и автономных республи­
ках272. В конечном итоге это привело к функциональной обезличен­
ное™ Совета Национальностей в системе союзной власти273.
Стягивание все большего количества функций по управлению
всеми сторонами государственной жизни в общефедеральные орга­
ны власти, сращивание партийного и государственного аппарата к
концу 1920-х гг. привели к тому, что ЦИК СССР и его Президиум
постепенно обросли огромным количеством различных учреждений
(их насчитывалось более ста), на его бюджете числились несколько
газет и журналов, несколько десятков научных и учебных заведений
и т. п.274 Постепенно высший орган власти СССР из законодательного

269 Отсутствие в системе союзной исполнительной власти (СН К СССР) специ­


ального органа государственного регулирования межнациональных отношений спо­
собствовало нивелировке национально-государственных образований в составе СССР,
превратив их, по сути, в обычные административно-территориальные единицы.
270 Президиум ЦИК (1925 г.) состоял из 21 члена: 7 чел. избирал Совет Нацио­
нальностей, 7 — Совет Союза и 7 —съезд Советов СССР. См.: Гальперин Р. В. Народы
советских республик. Харьков, 1925. С. 131-133.
271 См.: Волобуев О. В., Кулешов С. В. Русский вопрос в имперском и постимпер-
ском контурах / / Призвание историка / под ред. В. В. Журавлева. М., 2001. С. 50-51;
Гальперин Р. В. Народы советских республик. С. 128-130.
272 Подробнее см.: Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения.
С. 117-121. Так, толькд,за 1925 г. Президиумом ЦИК СССР было рассмотрено более
390 конфликтных дел, из которых более 280 были допущены по вине союзных органов
управления. См.: Ожукеева Т. О. Совет Национальностей ЦИК СССР С. 27-28.
271 Ср.: Волобуев О. В., Кулешов С. В. Русский вопрос в имперском и постимпер-
ском контурах. С. 50-51.
274 Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения. С. 120-121. Так
например, постановлением Президиума ЦИК Союза ССР от 18 апреля 1924 г. были
приняты в ведение Президиума ЦИК СССР: Институт востоковедения (Москва), Ин­
ститут живых восточных языков (Ленинград), Научная ассоциация востоковедения
СССР, Центральное издательство народов СССР, Коммунистический университет

141
органа (в соответствии с Конституцией), функцию которого факти­
чески полностью взяло на себя Политбюро ЦК ВКП(б), превратился
в некий «всеобщий наркомат», управлявший огромным хозяйством
страны. Что касается малоэффективного и малоавторитетного Со­
вета Национальностей ЦИК, то уже к началу 1930-х гг. фактическое
осуществление его обязанностей перешло к Президиуму ЦИК и СНК
СССР275. Необходимо помнить, что к этому времени реальная власть
концентрировалась уже исключительно в партийном и государствен­
ном аппаратах276, а не в представительных выборных органах, включая
Совет Национальностей ЦИК СССР.
Исходя из целей нашего исследования, для нас представляет осо­
бый интерес еще одна функция Президиума Совета Национально­
стей ЦИК СССР, а именно координация деятельности специальных
органов по защите прав и интересов нацменьшинств в пределах Сою­
за277. Однако, как и в НКН РСФСР, вопросы обслуживания нацмень­
шинств не являлись приоритетными для Президиума ЦИК СССР,
тем более что «обслуживание» нацменьшинств осуществлялось каж­
дой союзной республикой в отдельности. Т. О. Ожукеева, исследо­
вавшая работу Совета Национальностей ЦИК СССР в 1923-1936 гг.,
пришла к выводу, что среди членов ЦИК довольно широко было рас­
пространено утопическое представление о «временном» характере их
деятельности в связи с формированием в недалеком будущем единой
национальной общности — «советского народа»: «...Поскольку мы
строим коммунистическое общество, поскольку с дальнейшим на­
шим развитием все грани экономических противоречий между наро­
дами нашего Союза стираются и мы с каждым годом жизни нашего
Союза по своим интересам и стремлениям сближаемся, постольку во­

трудящихся Востока и т. д. См.: Советская политика за 10 лет по национальному во­


просу в РСФСР. М.; Л„ 1928. С. 282.
275 К началу 1930-х гг. власть СНК СССР и союзных наркоматов лишь услов­
но можно было назвать исполнительной, поскольку она приобрела весьма широкие
полномочия. Рост влияния СНК и союзных наркоматов сказывался и в том, что они
готовили большую часть законопроектов, проходящих затем через ЦИК СССР
276 Постановление Политбюро ЦК РКП(б) (от 21 февраля 1924 г.) запрещало Пре­
зидиуму ЦИК Союза ССР отменять акты СНК СССР без согласования с СНК или
Политбюро ЦК, в результате чего контрольные функции высшего законодательного
органа страны по отношению к деятельности СНК и союзных наркоматов были сущест­
венно ослаблены. См.: Протокол № 72 заседания Политбюро ЦК РКП(б), 21 февраля
1924 г.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 420. Л. 5,8 -9 .
277 Например, за деятельностью отдела национальностей при Президиуме ВЦИК
РСФ СР, Центральной комиссии по делам нацменьшинств при Всеукраинском ЦИК
(ВУ ЦИК), Центральной национальной комиссии при ЦИК Белорусской ССР и т. д.

142
прос о суверенных правах того или другого народа в нашем Союзе все
больше и больше теряет содержание...»278
В первую очередь это относилось именно к этнодисперсным груп­
пам населения, не имевшим своих территориально-государственных
образований, которые в соответствии с планами Кремля должны
были первыми исчезнуть в этом грандиозном коммунистическом
«эксперименте» XX столетия. За весь период 1923-1930 гг. на за­
седание Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР один-
единственный раз —в декабре 1929 г. —выносился вопрос о развитии
отдельно взятой группы нацменьшинств — немцев, рассматривав­
шийся в рамках не отдельно взятой республики, а всего СССР279,
причем не в плановом порядке, а в связи с чрезвычайной ситуаци­
ей — попыткой массовой эмиграции немцев, вызванной политикой
«сплошной коллективизации»280.
Это заседание четко отразило приоритеты членов Президиума
ЦИК СССР, выступивших, в отличие от представителей ЦК ВКП(б)
С. М. Диманштейна и И. Гебхарта, единым фронтом против рассмот­
рения подобных вопросов как отдельной «проблемы» в рамках всего
Союза. На предложение заведующего подотделом нацменьшинств
ЦК ВКП(б) Диманштейна постараться «провести инструктаж каж­
дого отдельного народа, живущего в Союзе ССР», последовала реп­
лика члена Президиума Совета Национальностей ЦИК Хацкевича:
«Не отдельно, а в общей связи»281. По твердому убеждению Хацкеви­
ча, и в случае с немцами необходимо было сначала заслушать доклад
ЦИК АССР НП, затем содоклад о жизни немецкого меньшинства
за ее пределами, но не вырывать «немецкий вопрос» из контекста

278 Цит. по: ОжукееваТ. О. Совет Национальностей ЦИК СССР. С. 26.


279 Работа с нацменьшинствами рассматривалась только в рамках отчетов ЦИКов
отдельных республик. Так, например, в марте 1928 г. на заседании Президиума Совета
Национальностей ЦИК СССР был заслушан доклад руководства ЦИК Белорусской
ССР «О культурном и хозяйственном обслуживании нацменьшинств в Белоруссии».
Само собой разумеется, заслушивались и отчеты ЦИК АССР немцев Поволжья как
отдельного национально-территориального образования РС Ф С Р См., напр.: Письмо
помощника СекретаряДрезидиума Совета Национальностей ЦИК СССР Чанышева в
ЦИК АССР НП, 30 ноября 1925 г.; ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 18. Д. 71. Л. 2.
280 Заседание Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР, 9 декабря 1929 г.:
ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 42. Д. 99. Л. 71. См. часть IV, раздел 2.1. «“Все равно весной
уедем в Америку...”: попытка массовой эмиграции немецкого населения осенью
1929 г.».
281 По мнению члена Президиума ЦИК СССР Хацкевича, такое исключение мож­
но было сделать только для представителей национальных групп, вообще не имевших
своих национально-территориальных государственных объединений, но ни в коем
случае не для немцев.

143
национально-территориальных образований в СССР282. Свое мне­
ние по этому вопросу высказал и член Президиума ЦИК СССР
Н. А. Скрыпник, также не одобрявший «отрыв» отдельной нацио­
нальной группы «от государственной базы для культурной и хозяй­
ственной работы этого меньшинства», под которой он понимал лю­
бую национально-территориальную единицу —республику, область,
район, округ и даже сельсовет. «...Обсуждать национальный вопрос и
положение национальностей вне связи с этими государственными ба­
зами, —заявил Скрыпник, —...ни в коем случае нельзя. Это означало
бы сходить с точки зрения проведения нашей национальной полити­
ки на точку зрения культурной национальной автономии. Я считаю,
что такие тенденции... являются недопустимыми, их нужно пресечь.
Вот почему, если говорят о том, что нужно обсуждать вопрос о поло­
жении той или иной национальности вне связи с государственными
национальными образованиями, то это значит сходить с правильного
пути...»283
Остается добавить, что Диманштейн довольно критически вы­
сказался в адрес Президиума Совета Национальностей ЦИК, заявив,
что последний с момента его организации фактически не осущест­
влял никакой координации «регулирования жизни» нацменьшинств
в рамках всего СССР. «Я считаю, —заметил Диманштейн, —что нам
надо при Совете Национальностей иметь такого рода комиссию, ко­
торая бы занималась вопросами регулирования нацмен, живущих в
разных республиках, чтобы эта комиссия могла бы быть общим пла­
новым центром, чтобы она распределяла кадры работников, увязы­
вала планы по обслуживанию немцев или других национальностей и
вся работа была бы здесь, при Президиуме Совета Национальностей
сосредоточена... То, что имеется в Украине, должно относиться и к
немцам, которые живут на Северном Кавказе. Целый ряд сложных
вопросов, касающихся миллиона населения, не находят своего раз­
решения вследствие того, что нет единого центра и все распылено по
местам...»284Члены Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР

282 Заседание Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР, 9 декабря 1929 г


ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 42. Д. 99. Л. 83-84.
28:i Там же. Л. 87-88.
284 Там же. Л. 82. См. также: Протокол № 14 заседания Комиссии Президиум
ЦИК СССР по советскому строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339. Л. 44; Докладная записка секретаря Президиума Совета
Национальностей ЦИК СССР А. И. Хаджиева в ЦК ВКП(б), 9 февраля 1930 г. / / ЦК
РК П (б)-В К П (б) и национальный вопрос. Кн. 1. С. 634-635.

144
проигнорировали предложение Диманштейна, так и оставшись при
своем ортодоксальном мнении285.
Без действенной организационной структуры в рамках централь­
ной исполнительной власти, которой так и не было создано, Президи­
ум Совета Национальностей ЦИК СССР, представлявший интересы
исключительно национально-государственных образований, не мог,
да и не особо хотел заниматься проблемами «нетитульных наций»,
переложив всю работу по их обслуживанию на отдельные ЦИК со­
юзных республик286. «Мы имеем самые разнообразные формы обслу­
живания национальных меньшинств в нацреспубликах, —признавал
и Диманштейн, занявший с марта 1930 г. должность заместителя
секретаря Президиума Совета Национальностей, — которые часто
отличаются друг от друга не из-за национальных и бытовых особен­
ностей разных частей Союза, а просто потому, что одни не знают,
как ведется работа у других и какие формы и методы обслуживания
национальных меньшинств лучше оправдали себя на практике...»287
Вместе с тем бывший работник ЦК ВКП(б), шесть лет курировав­
ший вопросы деятельности национальных секций РКП(б)/ВКП(б) в
рамках СССР, как никто другой знал и понимал, что централизации
обслуживания нацменьшинств мешал жупел теории «национально­
культурной автономии», которую большевистское руководство, и
прежде всего сам Сталин, категорически не признавало288, ревниво
пресекая любую попытку экстерриториального регулирования жиз­
ни национальных групп в пределах СССР.
Ликвидация в январе 1930 г. нацсекций ВКП(б) и ВЛКСМ и пере­
дача части их функций советским органам парадоксальным образом
не только не избавили «текучие национальные группы» от контроля
за их развитием со стороны ЦК ВКП(б) и Политбюро, а, наоборот,
еще больше его усилили. Руководство компартии, имея абсолютную
полноту власти в государстве, держало в своих руках все рычаги воз­
действия на общественные процессы, используя не только партийные
комитеты всех уровней, но и советы исполкомов. Новоиспеченный
заместитель секретаря Президиума Совета Национальностей ЦИК

285 Постановление Президиума Совета Национальностей ЦИК СССР, 12 декабря


1929 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 125. Д. 40. Л. 97-98 об.
286 Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому
строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.-. ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339.
Л. 44-44 об.
287 Диманштейн С. Реконструктивный период и работа среди национальностей
СССР. С. 18. См. также: Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР
по советскому строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23.
Д. 1339. Л. 47.
288 См.: Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос / / Соч. Т. 2. С. 361-362.

145
СССР Диманштейн довольно точно определил задачу возглавляемо­
го им органа высшей государственной власти на новом этапе: «сле­
дить за выполнением директив партии»289.
Подобный механизм отношений между партией и государством
был не нов. Его бесхитростно раскрыл еще на VII съезде КП(б) Бе­
лоруссии (март 1923 г.) председатель ЦИК БССР А. Г. Червяков,
заметивший, что все протоколы Президиума ЦИК есть не что иное,
как точные копии постановлений, принимаемых Президиумом ЦК
КП(б)Б, которые лишь «механически переписываются» и «превра­
щаются» в протоколы Президиума ЦИК. «Какое руководство вы хо­
тите? — вопрошал Червяков делегатов партсъезда, тут же сам отве­
чая на свой вопрос: —Создать в недрах Центрального бюро [КП(б)Б]
советский отдел и поручить ему руководство советской работой...»290
Заканчивая свою мысль, он пояснял всем «непосвященным», что та­
ким отделом как раз и является Президиум ЦИК БССР, который не
только согласовывает всю свою работу с ЦК КП(б)Б, но и полностью
состоит из его членов. Трудно представить себе более авторитетное
свидетельство контроля большевистской партии за деятельностью
высшего государственного руководства республики, точнее говоря —
его полной подмены партийным руководством.

2.2. «За здравие или за упокой?»-:


отдел национальностей при Президиуме ВЦИК
Особый интерес для нас представляет деятельность специальных
подразделений, возникших на уровне ЦИКов союзных республик
и осуществлявших общий контроль за проведением национальной
политики в «своих» регионах. В Украинской ССР уже 29 апреля
1923 г. ликвидировали так и не проявивший себя толком нацменот-
дел при НКВД, а взамен создали Центральную комиссию по делам
нацменьшинств (ЦКНМ) при ВУЦИК291, куда входили представите­
ли от еврейского, немецкого, польского, болгарского и молдавского
населения УССР292. При ЦИК Белорусской ССР в 1924 г. появилась

289 Диманштейн С. Реконструктивный период и работа среди национальностей


СССР. С. 19.
290 Цит. по: Костюк М. П. Большевистская система власти в Беларуси. М., 2002.
С. 72-73.
291 Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 41. Несмотря
на то что ЦКНМ была создана в апреле 1923 г., ее первое заседание состоялось только
в мае 1924 г. См. также: Буценко А. Советское строительство и нацменьшинства на
Украине. Харьков, 1926. С. 11-12.
292 бвтух В. Б., Чирко Б. В. H iM u i в УкраМ (1920-1 — 1990-i роки). Кшв, 1994.
С. 168-169; Положение об отделе национальных меньшинств НКВД: Постановление

146
Комиссия по осуществлению национальной политики, позже по­
лучившая наименование «Центральная национальная комиссия» и
отвечавшая за координацию всех вопросов по работе с нацменьшин­
ствами. В РСФСР, в свою очередь, постановлением СНК РСФСР и
Президиума ВЦИК от 9 апреля 1924 г. был учрежден отдел нацио­
нальностей при Президиуме ВЦИК (ОН ВЦИК), предназначенный
для «руководства работой по осуществлению национальной полити­
ки на местах» и «координации» деятельности представителей авто­
номных республик и областей в столице293. Вместе с тем ОН ВЦИК
ведал также делами территориально не объединенных национально­
стей, т. е. этнодисперсных групп населения.
Целенаправленная передача «обслуживания» нацмень­
шинств с уровня ЦИК СССР на уровень отдельных национально-
территориальных объединений СССР, точнее говоря «в руки» спе­
циальных подразделений, созданных в структуре ЦИКов союзных
республик, особой эффективности в работе с нацменьшинствами не
прибавила. Постараемся показать это на примере работы одного из
таких подразделений, а именно —ОН ВЦИК. Данный выбор объясня­
ется не только тем, что ни одна из союзных республик не отличалась
таким пестрым национальным составом населения, как РСФСР294,
но и расположением упомянутого отдела в Москве, где, собственно, и
«делалась» вся национальная политика в Советском государстве295.
Задачи, поставленные перед ОН при Президиуме ВЦИК, кон­
кретными назвать было сложно: «общее руководство и наблюдение
за всей работой по обслуживанию национальных меньшинств, в том
числе в автономных республиках и областях»296. Однако именно это
обстоятельство и характеризовало особенность его положения сре­
ди органов высшей власти Федерации: «Отдел Национальностей

ВЦИК / / Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства


Украины. 1922. № 46. С. 797-798. При окружных и районных исполкомах Советов на
Украине работали, по примеру центра, комиссии или уполномоченные по делам нац­
меньшинств.
293 По новому положению об ОН ВЦИК от 30 сентября 1929 г., на него возлага­
лось уже только «наблюдение» за работой представителей АССР и АО РСФСР. См.:
Отчет представительства АССР НП при Президиуме ВЦИК за 1928/29 гг.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 124. Д. 59. Л. 57.
294 Нацменьшинства в РСФСР, исключая автономные республики и области, со­
ставляли (1930 г.) свыше 13 % от всего населения республики.
295 Всесоюзная перепись населения 1926 г. зарегистрировала на территории
РСФ СР 162 народности. Более 100 из них были включены в сферу обслуживания
ОН ВЦИК.
296 Постановление Президиума ВЦИК от 23 июля 1928 г. / / Материалы совеща­
ния уполномоченных по работе среди национальных меньшинств. М., 1928. С. 510.

147
не является комиссариатом, который имеет на местах свои отделы
и непосредственно руководит работой. Отдел Национальностей яв­
ляется отделом ВЦИК, законодательным учреждением, которое мо­
жет дать только общие директивы...»297Другими словами, ОН ВЦИК
создавался лишь как орган, сочетающий в себе функции методиче­
ского учреждения и координирующего центра всех центральных
наркоматов РСФСР, в обязанности которых входила и работа с нац­
меньшинствами. Сходные функции имел отдел национальностей и
в отношении органов власти в автономных образованиях РСФСР,
где проведение национальной политики возлагалось на президиумы
ЦИКов автономных республик и исполкомы автономных областей.
Остается добавить, что при каждом из них учреждалась должность
уполномоченного, отвечавшего не только за осуществление меро­
приятий в области национальной политики в целом, но и за защиту
прав и интересов нацменьшинства298. Таким образом, практическая
деятельность по решению проблемы нацменьшинств как одна из со­
ставляющих национального направления внутренней политики Со­
ветского государства была распылена между органами советской вла­
сти РСФСР так же, как и в высших органах власти СССР.
Ликвидация НКН, несмотря на всю критику его деятельности, ав­
томатически исключила представительство целого ряда националь­
ностей, включая нацменьшинства Запада, в высших государственных
органах власти. Уже 21 июля 1924 г. Польбюро при ЦК РКП(б) об­
ратилось в ЦК с предложением «ввиду скопления значительных масс
польского населения на территории РСФСР, ввиду необходимости
удовлетворения нужд этого населения по советской линии, ввиду
того, что вскоре будут открыты 4 польских консульства в РСФСР: в
Ленинграде, Тифлисе, Хабаровске и Ново-Николаевске», образовать
«по политическим соображениям» польский подотдел при отделе на­
циональностей Президиума ВЦИК299. Подобные предложения вноси­
ли и руководители других национальных подразделений, сосредото­
ченных в АПО ЦК РКП(б). Однако, в отличие от НКН, ОН ВЦИК не
имел специальных «этнических» подотделов, и все вопросы отдель­
ных нацгрупп, включая представителей нацменьшинств Запада, воз­
лагались только на инструкторов. В сферу деятельности последних

297 Цит. по: Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий


в деятельности центральных органов РСФСР. С. 173-174. Ср.: Докладная записка
А. И. Досова в Президиум ВЦИК, 15 марта 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4.
Л. 485.
298 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­
ности центральных органов РСФ СР С. 173-174.
299 Цит. по: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР.
С. 41.

148
входила организация встреч и совещаний уполномоченных по делам
нацменьшинств, координация их деятельности на местах и контроль
за ней, оказание им методической помощи и т. п. Причем сами сотруд­
ники ОН признавали, что из-за небольшой численности аппарата он
фактически до середины 1920-х гг. оставался «чрезвычайно неприспо­
соблен» к эффективному контролю за нацработой в РСФСР.
Структура ОН ВЦИК и во второй половине 1920-х гг. не пре­
терпела особых изменений, способных кардинально повысить воз­
можности этого центрального органа власти. В конце 1926 г. в штате
отдела работали всего четыре инструктора (по еврейским делам, по
делам западных, восточных и угро-финских национальностей), кури­
ровавшие 22 млн чел. нерусского населения РСФСР — задача при
данных обстоятельствах не только трудноосуществимая, но и прак­
тически нереальная. Неудивительно, что в 1926 г., оценивая уровень
«обслуживания нацмен» РСФСР, один из сотрудников отдела заме­
тил: «Приходится констатировать, что, не говоря уже о работе общих
ведомств, деятельность даже специальных учреждений для обслу­
живания нацмен далеко неудовлетворительна...»300 Разница в статусе
между «титульными нациями» автономий и нацменьшинствами была
весьма велика. Так, например, только в 1926-1927 гг. в Москве, кроме
центрального представительства АС С Р Н П при Президиуме ВЦИ К301,
находилось еще восемь различных представительств Немреспублики
(Немторг, Немволбанк, Немгосиздат, Немкустпромсоюз, Сарпинсо-
юз, Немсельскосоюз и др.)302.
Ограниченность возможностей и средств ОН ВЦИК свела всю
его деятельность только к теоретическим разработкам по «нацио­
нальному вопросу» и методической работе с уполномоченными по
делам нацменьшинств303. Основными формами этой работы стали пре­

300 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­


ности центральных органов РСФСР. С. 174-175.
301 В 1929-1930 гг. представительство АССР НП при Президиуме ВЦИК состоя­
ло из десяти сотрудников. См.: Отчет представительства АССР НП при Президиуме
ВЦИК за 1928/29 гг.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 124. Д. 59. Л. 18 об.
302 В связи с вхождением АССР в Нижневолжский край в 1928-1929 гг. в Москве
осталось только одно представительство АССР НП при Президиуме ВЦИК. См.:
Отчет представительства АССР НП при Президиуме ВЦИК за 1928/29 гг.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 124. Д. 59. Л. 59,
303 В декабре 1924 г. (22 декабря) Президиумом ВЦИК был издан циркуляр о вы­
делении в губерниях и округах уполномоченных «для осуществления мероприятий в
области национальной политики и для защиты прав и интересов национальных мень­
шинств». См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 41.
Ср.: Такоев С. Об отделах нацменьшинств / / Власть Советов. 1931. № 34-35. С. 10-
11.

149
жде всего организация и проведение всероссийских встреч и совеща­
ний уполномоченных, которых за период 1924-1930 гг. состоялось в
Москве не менее восьми304. Причем в соответствии с «Положением» от
22 декабря 1924 г. уполномоченные по делам нацменьшинств долж­
ны были не только пользоваться «особым доверием и авторитетом в
исполкоме», но и являться членами президиумов краевых, областных
и др. исполнительных комитетов. На практике местные исполнитель­
ные комитеты мало считались с этим требованием. Как правило, на
должности уполномоченных назначались функционеры низшего зве­
на, осуществлявшие данную работу «по совместительству» (заведую­
щие и инструктора орготделов исполкомов, инструктора парткомов и
др.), которые не были даже членами исполкома, не говоря уже о его
Президиуме305. ВцеломрядерегионовРСФСРуполномоченныеподе-
лам нацменьшинств появились только в 1928-1930 гг. (! )306. На низкую
эффективность деятельности института уполномоченных указывало
и то, что участники II Всероссийского совещания уполномоченных
по делам нацменьшинств (1928 г.) сами выступили с предложением
заменить их более представительными нацкомиссиями при краевых
(областных) исполкомах и ЦИКах автономных республик307.
Регулярно подчеркивая прикладное значение своей «теорети­
ческой» деятельности, сотрудники ОН ВЦИК разрабатывали кон­
кретные планы работы по улучшению хозяйственной и культурной
жизни нацменьшинств: вовлечению их в дело «государственного
строительства», заключавшегося в организации национальных сель­
советов, волостных и районных исполнительных комитетов; перево­
ду делопроизводства и судопроизводства на национальные языки;

304 Именно на этих совещаниях были подготовлены основные материалы для нор­
мативных документов ВЦИК по вопросам обслуживания нацменьшинств РСФСР.
305 Самойлович П. Организационное укрепление нацменработы в РСФ СР / / Ре­
волюция и национальности. 1930. № 1. С. 87-88; Докладная записка Р. Сабирова о
постановлениях и решениях Совещаний уполномоченных по делам нацменьшинств,
15 июня 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 114-115.
306 См., напр.: Работа среди нацменьшинств Нижневолжского края в области совет­
ского строительства, февраль 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1332. Л. 73; Прото­
кол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому строительству
и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: Там же. Д. 1339. Л. 47.
307 В состав комиссии должны были входить представители наиболее крупных
групп нацменьшинств региона, члены краевых (областных) отделов исполкомов, а в
АССР — представители наркоматов. Председателем такой комиссии должен был яв­
ляться член Президиума соответствующего исполкома, освобожденный от работы по
совместительству. См.: Постановление II Всероссийского совещания уполномоченных
по делам нацменьшинств [5 мая 1928 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 142.

150
развертыванию сети культурно-просветительных учреждений и т. д.308
Весьма «плодотворными» для отдела национальностей ВЦИК стали
1927-1928 гг., когда его сотрудники уделили повышенное внимание
этнодисперсным группам в автономных республиках и областях, раз­
бив их на две основные категории. При этом главной задачей центра
в отношении первой, «культурно и экономически отсталой группы
национальностей», предполагалось ее «выравнивание» с коренным
населением соответствующей автономной республики или области.
В отношении же второй группы нацменьшинств, к которой были от­
несены и представители западных народностей, задачи ставились
намного скромнее: «Создание таких условий, которые обеспечили
бы изжитие старого наследства и воспитание трудящихся масс всех
национальностей в духе братского сожительства»309. Говоря о второй
группе нацменьшинств в автономиях, заместитель секретаря ВЦИК
РСФСР А. И. Досов замечал: «Нужно прежде всего иметь в виду,
что к числу национальностей, входящих в эту группу, относятся и
те, которые раньше назывались господствующей национальностью
и которые в свое время являлись невольным орудием колониза­
торской политики царского правительства, направленной острием
своим против коренной национальности...»310 На II Всероссийском
совещании уполномоченных по делам нацменьшинств в мае 1928 г.
было открытым текстом заявлено, что работа с западными нацио­
нальностями (немцами, латышами, эстонцами и др.) практически не
велась и в итоге зто вызвало «сильное влияние на них кулацких и
антисоветских элементов». Совещание призвало немедленно «уси­
лить организационно-массовую работу» среди представителей наро­
дов Запада путем сплочения бедняцких и середняцких слоев вокруг
национальных сельсоветов. В принятом участниками совещания
постановлении впервые рекомендовалось применять «более диф­
ференцированный подход в деле обслуживания каждой отдельной
национальности с учетом их бытовых особенностей, экономическо­
го и культурного уровня»311. Кроме того, признавалось необходимым
практиковать созыв регулярных совещаний нацменработников (как

308 Докладная записка Р. Сабирова о постановлениях ирешениях Совещаний упол­


номоченных по делам нацменьшинств, 15 июня 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123.
Д .4 .Л . 113-114.
309 Тезисы доклада об итогах и очередных задачах в области работы среди нацмень­
шинств РСФСР, май 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 186-186 об.
310 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в деятель­
ности центральных органов РСФСР. С. 166.
311 Постановление II Всероссийского совещания уполномоченных по делам нац­
меньшинств [май 1928 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 141.

151
центральных, так и региональных) строго по группам отдельных на­
циональностей: западных, тюркских и угро-финских312.
В связи с особенностями положения ОН ВЦИК, о которых упо­
миналось выше, его сотрудники не могли оказывать прямого влияния
на положение нацменьшинств в административно-территориальных
подразделениях РСФСР и в ее автономиях, а следовательно, боль­
шинство теоретических разработок отдела оставались на практике
нереализованными311. Свою роль сыграло и то обстоятельство, что
после XII съезда партии руководство РКП(б) сочло формирование
национальной доктрины в СССР в целом законченным. Так, высту­
пая 9 июня 1923 г. на IV совещании ЦК РКП(б) с ответственными
работниками нацреспублик и областей, его председатель и член По­
литбюро ЦК РКП(б) Л. Б. Каменев заметил: «После недавнего об­
суждения национального вопроса на XII съезде партии, где воля пар­
тии получила точное и ясное выражение [выделено автором], не было
необходимости созыва совещания такого специального характера в
столь краткий срок...»314 На то, что теоретические аспекты проблемы
нацменьшинств в РСФСР решены, указывали и участники I Всерос­
сийского совещания уполномоченных по делам нацменьшинств в
декабре 1926 г. Один из них заявил буквально следующее: «Как вам
всем известно, наша линия по работе среди нацменьшинств определе­
на нашими руководящими органами в достаточной степени, и в этой
области, конечно, нам нового ничего сделать не приходится...»315
Вместе с тем в решениях того же совещания отмечалось, что ра­
бота среди нацменьшинств «повсюду носит зачаточный характер»,
отсутствуют плановость и система, уполномоченные по работе с нац­
меньшинствами «больше заняты другой работой» и т. д.316 Другими
словами, между теорией и практикой был большой разрыв. Нельзя
упускать из виду и того момента, что в структуре центральных совет­
ских органов (после ликвидации НКН) все обязанности по выполне­
нию поставленных ВЦИК задач в области урегулирования «нацио­
нального вопроса» распределялись среди отраслевых наркоматов и

31“ Постановление II Всероссийского совещания уполномоченных по делам нац­


меньшинств [май 1928 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Л. 142,145,
313 Там же. Л. 141.
314 Тайны национальной политики ЦК РКП. Стенографический отчет секретного
IV совещания ЦК РКП, 1923 г. М., 1992. С. 14.
315 Цит. по: Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавказских автономий в
деятельности центральных органов РСФСР. С. 164.
316 Докладная записка Р. Сабирова о постановлениях и решениях совещаний упол­
номоченных по делам нацменьшинств, 15 июня 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123.
Д. 4. Л. 113.

152
ведомств. «Примерно до начала 1927 г., —признавался заместитель
секретаря ВЦИК А. И. Досов, — работа среди национальных мень­
шинств понималась как работа по обслуживанию исключительно
культурных нужд нацмен населения (организация школ, изб-читален,
ликвидационных] пунктов [неграмотности] и др.)... Вопросам хо­
зяйственного обслуживания нацмен, советского строительства... уде­
лялось мало внимания»317.
Относительное «безвластие» в вопросе работы наркоматов с эт-
нодисперсными группами населения царило до весны 1927 г., когда
Президиум ВЦИК своим постановлением от 14 марта 1927 г. опре­
делил для центральных и местных органов власти задачу «во всех
своих планах и мероприятиях по советскому, хозяйственному и
культурному строительству учитывать и отражать интересы нацио­
нальных меньшинств»318. Были даны и конкретные директивы по раз­
личным отраслям этой работы: ускоренное выделение национальных
административно-территориальных единиц; коренизация аппарата,
обслуживающего нацменьшинства; расширение школьной сети на
национальных языках, проведение землеустройства и агрикультур­
ных мероприятий, укрепление сети кооперативных организаций
и др. Однако и через год, несмотря на указания высшего органа вла­
сти республики, ОН ВЦИК констатировал, что выделение нацио­
нальных сельсоветов проходит довольно вяло (все еще много сме­
шанных сельсоветов, волостей и районов); перевод делопроизводства
на родные языки нацменьшинств имеет место только в отчетах, но
не на практике; фактически отсутствует подготовка и переподготов­
ка нацработников для советского аппарата; «белым пятном» остается
работа кооперативных организаций и так далее319.
Есть смысл проследить развитие нацменработы в одной, отдель­
но взятой территориальной единице — Ленинградской области, где
доля представителей нацменьшинств была достаточно высокой.
В целом здесь на 1928 г. проживало свыше 610 тыс. представителей
нацменьшинств, что составляло около 10 % от всего населения об­
ласти: финнов — 133 тыс. чел., евреев — 115 тыс., эстонцев —87 тыс.,
поляков —60 тыс., белорусов —52 тыс., латышей —39 тыс., немцев —

3,7 Докладная записка А. И. Досова в Президиум ВЦИК, 15 марта 1928 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. А. Л. 486.
318 Там же. Ср.; Самойлович П. Организационное укрепление нацменработы в
РС Ф С Р С. 83.
319 Докладная записка А. И. Досова в Президиум ВЦИК, 15 марта 1928 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 487-488. Ср.: Протокол № 14 заседания Комиссии Пре­
зидиума ЦИК СССР по советскому строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.:
ГА РФ. Ф. Р-3316. Он. 23. Д. 1339. Л. 45 об.

153
5,2 тыс. и т. д. При этом среди 34 национальностей, отнесенных к нац­
меньшинствам, «советская работа» велась только на 14 родных язы­
ках. Причем к «культурно отсталым народностям» причислялось все­
го ок. 40 тыс. чел., или 6,5 % (ижорцы, вепсы, лопари, зыряне и т. д.),
т. е. основную группу нацменьшинств представляли национальности
Запада. Однако, как и в целом по стране, работа среди них практи­
чески не проводилась. Причины такого положения уполномоченный
по делам нацменьшинств Ленинградской области Янсен объяснял
следующим образом: 1) среди советских работников превалирует
мнение, что «на работу среди национальностей западной культуры не
нужно обращать внимания, так как они уже достаточно культурны»;
2) «эти национальности —латыши, финны, эстонцы, немцы —пред­
ставляют собой в большинстве зажиточное кулачество»320.
Вместе с тем имелась еще одна немаловажная причина такого не­
внимания совработников к западным нацменьшинствам. Дело в том,
что их собственный общий уровень развития и образования зачастую
не позволял им эффективно вести «советскую» работу среди нацио­
нальностей, стоявших на ступеньку выше носителей большевистской
идеологии321. Неудивительно, что большинство из них предпочитали
работать в русскоязычных селах или деревнях, населенных «культур­
но отсталыми» народами. Именно этой причиной, по мнению центра,
объяснялся рост среди нацменьшинств Запада «кулацкой» верхушки,
контролировавшей не только экономику, но и политические настрое­
ния в их селениях. «Только этим можно объяснить, —констатировал
представитель Оргкомиссии ВЦИК Самойлович (1930 г.), — успех
агитации антисоветских, кулацких элементов и руководителей ре­
лигиозных групп, направленной против наших мероприятий по со­

320 Материалы совещания уполномоченных по работе среди национальных мень­


шинств. С. 174-175.
321 Отсутствие интереса к большевистской п ропаганде в среде немецкого населения
нашло свое отражение в довоенном издании знаменитого сатирического произведения
И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок». При распределении участков на конфе­
ренции «детей лейтенанта Шмидта» никто из тридцати претендентов не желал идти в
университетские центры или большие города, тем более — в АССР немцев Поволжья.
«А что, разве это такая плохая республика? — невинно спрашивал Балаганов. — Это,
кажется, хорошее место. Немцы как культурные люди не могут не протянуть руки
помощи. — Знаем, знаем! — кричали разволнованные дети. — У немцев возьмешь!»
«Дети» были прекрасно осведомлены, что немцы революцией и политикой не интере­
совались, а следовательно, ничего не знали о судьбе легендарного лейтенанта Шмидта.
См.: Ильф И., Петров Е. Золотой теленок. М., 1933. С. 28-29; Энгель-Брауншмидт А.
Поклонение золотому тельцу: Одесский роман немецкого писателя Р. Штратца и
немцы в дилогии И. Ильфа и Е. Петрова / / Literature, folklore, arts. Scientific papers
University of Latvia. Vol. 705. Riga, 2006. P. 72.

154
циалистическому переустройству экономики и быта национальных
меньшинств»322.
Что касается организации национально-административных еди­
ниц в свете директив партии и правительства «по приближению ни­
зового советского аппарата к массе», то к 1928 г. в Ленинградской
области были выделены уже 121 национальный сельсовет323 и два на­
циональных района. «Работа эта сильно затруднена, — жаловались,
однако, представители Ленинградского облисполкома, — так как
имеется большая разбросанность нацмен». Причем в результате тако­
го «районирования» политическая работа с целым рядом групп нац­
меньшинств не только не усилилась, а, наоборот, ослабла. Дело в том,
что относительно компактно в области проживали только финны. Из
39 тыс. латышей, к примеру, около 70 % были разбросаны по 120 насе­
ленным пунктам, объединявшим от 5 до 15 хозяйств. В аналогичном
положении находились эстонцы, карелы, немцы и др. При этом, не­
смотря на оговоренные облисполкомом нормы объединения в нацио­
нальные сельсоветы (не менее 500 и не более 3 ОООчел.), на практике
последние отличались большим количественным разбросом —от 150
до 6 000 чел. Вместе с тем в области оставалось еще около 125 смешан­
ных сельсоветов с преобладанием (свыше 50 %) какой-либо одной из
групп нацменьшинств32'1. Что касается перевода делопроизводства на
национальные языки, то это делалось в основном только в националь­
ных районах325. Из 121 национального сельсовета Ленинградской об­
ласти к началу 1928 г. национальными языками пользовались менее
трети (31 %). Сложившееся положение власти объясняли не только
отсутствием подготовленных технических работников, владеющих
языком соответствующих национальностей, но и довольно прозаиче­
ской причиной — отсутствием пишущих машинок с национальным
шрифтом326. В данном случае вполне можно согласиться с логикой вы­
шеупомянутого функционера высшего звена Самойловича, заявляв­
шего: «Нельзя ожидать превращения сельсоветов... в которых работа
ведется на русском языке, в активно действующие организации, по­

322 Самойлович П. Организационное укрепление нацменработы в РСФСР. С. 83.


323 Среди национадьных сельсоветов Ленинградской области (имевших от 70 до
90 % населения одной национальности) было выделено (1928 г.): финских — 82, ла­
тышских —6, лопарских —8, эстонских — 8, вепсских —6, немецких —5, карельских —
3 и т. д.
324 Национальный сельсовет организовывался только при наличии 66 % населе­
ния одной национальности.
325 Так, в Куйвозовском (финском) районе все 20 сельсоветов были переведены
на финский язык.
326 Материалы совещания уполномоченных по работе среди национальных мень­
шинств. С. 177-179.

155
скольку чаще всего батрацко-середняцкие массы не знают русского
языка...»327 До мая 1928 г. включительно в Ленинградской области не
уделялось внимания ни хозяйственно-кооперативному строитель­
ству среди нацменьшинств, ни вовлечению их в колхозы. В целом по
всей области было создано только 24 колхоза из представителей эт­
нодисперсных групп: пятнадцать еврейских, шесть эстонских и три
финских, объединявших в общей сложности 992 чел.328 Если учиты­
вать, что такое состояние дел в сфере работы с нацменьшинствами
наблюдалось в одной из наиболее развитых областей —«столичной?»,
то в отдаленных от Москвы регионах, в особенности в автономных
республиках и областях РСФСР, эта работа находилась в гораздо
худшем состоянии329.
Участники II Всероссийского совещания уполномоченных по
делам нацменьшинств (май 1928 г.) были вынуждены признать, что
все центральные наркоматы и ведомства, за исключением НКП, не­
смотря на все правительственные постановления об усилении рабо­
ты среди этнодисперсных групп населения, этой работой совершенно
не руководят. «Основной недочет в работе центральных учреждений
это то, —отмечалось на совещании, —что центральные органы до сих
пор еще слишком мало уделяют внимания выявлению культурно­
социальных и хозяйственных нужд нацменьшинств... Центральные
учреждения и организации не дают никаких указаний своим филиа­
лам на местах и не руководят этой работой. Благодаря этому полу­
чается разрыв в деле общего руководства работой по обслуживанию
национальных меньшинств»330.
Летом 1930 г. Госплан РСФСР приступил к сбору материалов,
которые отразили бы всю работу центральных наркоматов в области
обслуживания этнодисперсных групп населения в рамках республи­
ки. С этой целью был разработан специальный «вопросник» (о хо­

327 Самойлович П. Организационное укрепление нацменработы в РСФ СР. С. 86.


Ср.: Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому
строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339.
Л. 67.
328 Материалы совещания уполномоченных по работе среди национальных мень­
шинств. С. 177-179. Ср.: Доклад о культурно-хозяйственном обслуживании нац­
меньшинств БССР (поляков, латышей, литовцев и немцев), 3 апреля 1930 г.: ГА РФ.
Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1360. Л. 31-32.
329 См., напр.: Постановление Президиума ЦИК Союза СССР по докладу Северо-
Кавказского крайисполкома о практическом осуществлении национальной политики
в Северо-Кавказском крае, 12 февраля 1930 г. / / Революция и национальности. 1930.
№ 1. С. 114-116.
330 Докладная записка Р. Сабирова о постановлениях и решениях совещаний упол­
номоченных по делам нацменьшинств, 15 июня 1928 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123.
Д. 4. Л. 117-118.

156
зяйственном и социально-культурном состоянии нацменьшинств),
разосланный всем наркоматам, кооперативным центрам, а также пла­
новым комиссиям АССР, АО и краевых территориальных единиц
РС-ФСР. Несмотря на дополнительные телеграммы СНК РСФСР о
срочной пересылке материалов в Госплан, последние поступили да­
леко не ото всех запрошенных ведомств. Основная причина такого
положения, по признанию самих «опрашиваемых?», заключалась в
отсутствии какой-либо действенной работы по обслуживанию нац­
меньшинств как в аппаратах центральных органов, так и на местах.
Руководство Госплана РСФСР констатировало: «Представленные
материалы не содержат исчерпывающих данных, которые позволи­
ли бы получить не только динамику хозяйственного и культурного
строительства, но и картину современного состояния работы по об­
служиванию нацменьшинств, так как по существу работа эта только
начинает развертываться...»331
Такое положение имело место не только в начале 1920-х гг., но
и в конце первого мирного десятилетия советской власти, на самом
пороге «большого скачка». Есть смысл привести наиболее харак­
терные ответы из наркоматов РСФСР, четко отражающие их отно­
шение к работе с нацменьшинствами. Так, например, руководство
НКВД открытым текстом заявило, что в получаемых с мест мате­
риалах показатели по нацгруппам (не объединенным в национально-
территориальные единицы) совершенно не выделяются, а следо­
вательно, «наркомат не имеет... сведений, которые отображали бы
состояние административных] органов по обслуживанию нацмень­
шинств». Наркомтруд, в свою очередь, признал, что «вопросы внедре­
ния национальных меньшинств и культурно-отсталых народностей
в производство не занимали сколь-нибудь должного внимания в ра­
боте местных органов труда...»332 Не смогли представить материалы
о работе с нацменьшинствами ВСНХ, Всероссийский совет коллек­
тивных крестьянских хозяйств, Центральный союз потребитель­
ских обществ, Союз союзов сельхозкооперации333и др. Не отличались

331 Докладная записка «О результатах выполнения наркоматами директив прави­


тельства по обслуживанию нацменьшинств» [сентябрь 1930 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 122. Д. 42. Л. 20.
332 Там же. Л. 22. Проблемы формирования «национального пролетариата» остро
стояли как в союзных, так и в автономных республиках СССР См.: Аммосов М. Проб­
лема национальных кадров в период социалистической реконструкции / / Революция
и национальности. 1930. № 1. С. 20-28.
333 «Мы, как центр сельскохозяйственной кооперации, специально нацмен до сих
Пор не обслуживали», —было заявлено еще в мае 1928 г. председателем Союза союзов
сельхозкооперации РСФСР. См.: Материалы совещания уполномоченных по работе
среди национальных меньшинств. С. 263.

157
информативностью и сообщения руководства плановых комиссий
краевых территориальных подразделений, автономных республик и
областей РСФСР. «Никакой особой работы с нацменьшинствами...
не велось», — писали, к примеру, из приграничной с Финляндией
«образцово-показательной» Карельской АССР. «Дифференциация
среди отдельных нацменьшинств далеко не изучена и по-серьезному
эта проблема до сих пор не ставилась...» —отмечало руководство За­
падной области РСФСР. Почти слово в слово подобная информация
повторялась и в докладах из Сибири, Крыма, Северо-Кавказского
края и Ленинградской области. Подводя итоги своего обследования,
руководство Госплана РСФСР было вынуждено констатировать, что
работа в отношении этнодисперсных групп западных и восточных
национальностей центральными органами управления республики
фактически не велась334. Указывалась и причина такого положения:
«недопонимание многими местными и центральными органами
основ национальной политики»335.
В сентябре 1930 г., по поручению СНК РСФСР, проверкой вы­
полнения правительственных директив по обслуживанию нацмень­
шинств центральными наркоматами и правительствами АССР за­
нялся Народный комиссариат РКИ. Результат проверки еще раз
подтвердил основные выводы Госплана. Так, она установила, что в
мероприятиях ВСНХ РСФСР «директивы партии и Правитель­
ства по обслуживанию нацменьшинств по линии промышленности
не отражались», а в Наркомземе до середины 1930 г. не только не
имелось уполномоченного по работе с нацменьшинствами, но и «не
было даже попыток отразить нужды нацменьшинств в планах...»336
«...В наш плановый век, — замечал по этому поводу С. М. Диман­
штейн, заместитель секретаря Президиума Совета Национальностей
ЦИК СССР, —кто не попадает в план... вообще оказывается вне [со­
ветского. —В. Д.] строительства»337 Коллегия Наркомфина, в свою

334 Докладная записка <Ю результатах выполнения наркоматами директив прави­


тельства по обслуживанию нацменьшинств» [сентябрь 1930 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 122. Д. 42. Л. 20, 22. Ср.: Постановление СНК РСФ СР по докладу Госплана
РС Ф С Р [сентябрь 1930 г.]: Там же. Л. 37.
335 Докладная записка «О результатах выполнения наркоматами директив прави­
тельства по обслуживанию нацменьшинств» [сентябрь 1930 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 122. Д. 42. Л. 20.
336 Докладная записка замнаркома Наркомата РКИ М. А. Трилиссера в СНК
РСФСР, 6 сентября 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 40-45 об. Ср.: Прото­
кол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому строительству
и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339. Л. 62-63.
337 Диманштейн С. Реконструктивный период и работа среди национальностей
СССР С. 18.

158
очередь, издала свое первое постановление по обслуживанию этно­
дисперсных групп населения лишь в августе 1930 г., т. е. только после
получения директив НК РКИ о сборе информации по нацработе338.
Большие пробелы вскрылись также в политике коренизации сре­
ди «текучих национальных групп», включая и нацменьшинства За­
пада339, несмотря на строгие директивы столь авторитетных органов,
как съезды партии, съезды Советов, не говоря уже об отдельных за­
конодательных актах Президиума ВЦИК и ЦИК СССР340. Так, напри­
мер, в целом по СССР к непосредственному участию в «советском
строительстве», начиная от членов сельсовета и заканчивая членами
ЦИК СССР, было привлечено на 1930 г. всего около 7 тыс. немцев из
1 млн 238 тыс., т. е. только 0,5 % от всего немецкоязычного населения
страны341. Если учесть создание к этому времени 553 немецких сель­
советов и 11 районов, а также Немреспублики на Волге, то подобное
представительство не только оказывалось мизерным, но и отражало
«суровую» реальность политики коренизации на местах, когда руко­
водство советской работой в «национальных ячейках» осуществля­
лось отнюдь не представителями нацменьшинств, а русскоязычным
или иноязычным большинством.
Скромных результатов добились власти и в деле коллективиза­
ции национального крестьянства. Так, по данным руководства Ниж­
неволжского краевого исполкома, где доля нацменьшинств состав­
ляла около 16,7 %342, «в большинстве своем национальные сельские
советы не сумели стать во главе колхозного движения и в нередких

338 Докладная записка замнаркома Наркомата РКИ М. А. Трилиссера в СНК


РСФСР, 6 сентября 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 40-45 об. Еще на
II Всероссийском совещании уполномоченных по делам нацменьшинств (весна
1928 г.) было указано на необходимость выделения во всех центральных наркоматах
«особых ячеек» по учету и обслуживанию нацменьшинств. См.: Постановление II Все­
российского совещания уполномоченных по делам нацменьшинств [май 1928 г.]: Там
же. Оп. 123. Д. 4. Л. 141-142.
339 См.: Протокол № 3 заседания Президиума Совета Национальностей ЦИК
СССР, 9 декабря 1929 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 42. Д. 99. Л. 65.
340 Имеются в виду резолюции по национальному вопросу X и XII съездов
РКП(б), III и X Всероссийских съездов Советов; постановление ВЦИК от 23 ноября
1925 г. «О плане работ уполномоченных по делам нацменьшинств» и др.
341 Гебгарт И. Перестроить работу советов в немецких районах / / Революция и
национальности. 1930. № 1. С. 44.
342 Удельный вес немецкого населения составлял в Нижневолжском крае (без
АССР НП) всего 1,2 %. Немцы были разбросаны по всем округам края (от 644 до
8 000 чел.), исключение представлял только Аткарский округ, насчитывавший
32 055 немцев.

159
случаях являлись даже тормозящими эту работу»343. Одной из главных
причин такого положения краевые власти считали «засоренность» их
«социально-чуждыми и враждебными элементами». Только за 1928-
1929 гг. в Аткарском округе (где проживало немецкое население) из
8 национальных сельсоветов один был распущен совсем, а в осталь­
ных сменились все председатели (в некоторых они менялись даже по
3-4 раза) и основной состав их членов344. Никакой особой подготовки
и переподготовки нацменработников до 1930 г. в крае не осуществля­
лось, как и организации отдельных курсов для представителей нац­
меньшинств. Например, среди 50 слушателей подготовительных кур­
сов инструкторов РИКов (1928-1929 гг.), организованных краевым
исполкомом, «националов» насчитывалось только два — украинец
и татарин. Неудивительно, что в 30 немецких сельсоветах Нижне­
волжского края (без АССР НП), включая Ягодно-Полянский немец­
кий район, к 1930 г. работало всего 14 немцев345. Замнаркома РКИ
М. А. Трилиссер по этому поводу заметил: «Коренизация аппарата
АССР в автономных областях, в округах, (национальных) районах и
сельсоветах идет довольно медленно, а в некоторых районах совер­
шенно не проводится. Эта работа... по коренизации в ряде мест осо­
бо не выделялась и даже забывалась, и никто не руководил этим де­
лом... Уполномоченные по нацменработе были выделены не везде, а
где и были, то почти никакой работы не проводили по обслуживанию
нацменьшинств, ибо последним не оказывали в работе никакого со­
действия руководящие органы, а одни они были бессильны что-либо
проводить...»346Подводя итоги своей проверки, Трилиссер с прямоли­
нейностью бывшего чекиста347высказал свои выводы и пожелания ру­
ководству СНК РСФСР: «В результате явного невыполнения (даже
игнорирования) директив партии и правительства наркоматами... на­
циональные меньшинства культурно и хозяйственно подтягиваются

343 Работа среди нацменьшинств Нижневолжского края в области советского стро­


ительства, февраль 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1332. Л. 75.
344 Там же. Л. 73.
345 Аналогичная ситуация с комплектованием кадрами наблюдалась и в остальных
национальных сельсоветах Нижневолжского края (у мордвы, татар, ногайцев, калмы­
ков и др.). См.: Работа среди нацменьшинств Нижневолжского края в области совет­
ского строительства, февраль 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1332. Л. 74 об. Ср.:
Докладная записка Всеукраинского ЦИК в Президиум Совета Национальностей ЦИК
СССР, 11 марта 1932 г.: Там же. Д. 1339. Л. 86-87; Протокол № 14 заседания Комиссии
Президиума ЦИК СССР по советскому строительству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.:
Там же. Л. 70 об., 72, 74.
346 Докладная записка замнаркома Наркомата РКИ М. А. Трилиссера в СНК
РСФ СР, 6 сентября 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 45 об.-46.
347 М. А. Трилиссер с 1926 но 1930 г. являлся заместителем председателя ОГПУ.

160
очень медленно... Нужно принять решительные меры по отношению
невыполняющих директив... и заставить их выполнять...»348

2.3. Неудовлетворительные итоги


В октябре 1930 г. на основе представленных Госпланом и Рабкри-
ном материалов обследований появилось совместное постановление
ВЦИК и СНК РСФСР (27 октября) «О результатах выполнения
наркоматами директив правительства по обслуживанию националь­
ных меньшинств», в котором отмечалось, что «обслуживание нацио­
нальных меньшинств, вкрапленных в края и области РСФСР, а также
национальных меньшинств, проживающих в пределах автономных
республик и автономных областей, явно недостаточное»349. ВЦИК и
СНК пришли к общему выводу, признав, что органы советской вла­
сти фактически уклонились от работы с нацменьшинствами: «...а)
в аппаратах центральных и местных учреждений почти совершен­
но нет специального учета работы по обслуживанию национальных
меньшинств; б) вопросы хозяйственного и культурного обслужива­
ния национальных меньшинств особо не выделяются и не отражают­
ся... как в пятилетних планах, так и в годовых контрольных цифрах,
ни по наркоматам и другим центральным учреждениям РСФСР,
ни по совнаркомам автономных республик, краевым и областным
исполкомам»'*50.
В целом ВЦИК и СНК РСФСР признали работу по обслужи­
ванию нацменьшинств в РСФСР как центральными наркоматами
(особенно ВСНХ, Наркомфином, Наркомторгом, Наркомтрудом,
Наркомсобесом), так и правительствами автономных республик и
местными исполкомами, «неудовлетворительной»351. После ликви­
дации НКН высшие органы управления, подведомственные СНК
РСФСР, вообще не занимались вопросом «текучих национальных
групп», которые «выпали» из их планов работы. Исключением яв­
лялась деятельность только двух центральных наркоматов — Нар-

348 Докладная записка замнаркома Наркомата РКИ М. А. Трилиссера в СНК


РСФСР, 6 сентября 1930 г* ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 47.
349 Постановление № 83 ВЦИК и СНК РСФСР, 27 октября 1930 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 14 об. Ср.: Постановление СНК РС Ф С Р по докладу Гос­
плана РСФ СР [сентябрь 1930 г.]: Там же. Л. 37.
350 Постановление № 83 ВЦИК и СНК РСФСР, 27 октября 1930 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 15. Ср.: Санин Ф. Промышленное строительство в ав­
тономных республиках, областях и у нацменьшинств / / Власть Советов. 1931. № 28.
С. 17-18.
351 Постановление № 83 ВЦИК и СНК РСФСР, 27 октября 1930 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 16.

161
компроса и Наркомздрава352, хотя и в их работе с представителями
этнодисперсных групп был «вскрыт» ряд недочетов. Если учесть, что
первые конкретные директивы для отраслевых центральных органов
власти ОН ВЦИК подготовил лишь в марте 1927 г., т. е. через несколь­
ко лет после своего создания, то не вызывает особого удивления и
характер оценок их деятельности. Несомненно, такой подход опреде­
лялся сложившимся в Кремле после ликвидации НКН отношением к
проблеме нацменьшинств, не считавшейся больше приоритетным на­
правлением как внутренней, так и внешней политики. Вследствие та­
кого «невнимания» конкретных директив для каждого наркомата по
«обслуживанию» нацменьшинств не существовало вплоть до начала
1927 г. В условиях развития административно-командной системы
отсутствие конкретных указаний от высшего партийного и совет­
ского руководства не могло не привести к результатам, зафиксиро­
ванным в документах Госплана и Рабкрина353. Ситуация в остальных
союзных республиках354 не слишком отличалась от российской, что
позволило члену комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому
строительству и оргвопросам Зайцеву на одном из ее заседаний вес­
ной 1930 г. (25 апреля) открытым текстом заявить: «Нацкомиссии как
будто существуют, но существенной пользы для дела не дают... С во­
просом обслуживания нацменьшинств в смысле организации школ,
судоговорения на родном языке на бумаге, по отчетам, дело обстоит
благополучно, а фактически этого нет...»355 Не в последнюю очередь
такое положение объяснялось тем обстоятельством, что в решениях
XII съезда РКП(б), где национальный вопрос в последний раз свобод­
но обсуждался партийной элитой страны, проблема нацменьшинств
упоминалась лишь в общем контексте «национального вопроса», т. е.
совершенно без какой-либо ее конкретизации или детализации.
Только начало «великого перелома» в деревне, вызвавшего мас­
совые антиправительственные выступления крестьянства различных
национальностей по всему СССР — от эмиграции до вооруженного
сопротивления, — вновь пробудило интерес кремлевского руковод­
ства к «текучим национальным группам», которые почему-то не то­

352 Дело в том, что только при этих центральных наркоматах РС Ф С Р функцио­
нировали специальные подразделения по обслуживанию нацменьшинств: Нацбюро
(Наркомздрав) и Совнацмен (Наркомпрос).
353 Ильин С. К. Проблема нацменьшинств северокавкаэских автономий в деятель­
ности центральных органов РСФСР. С. 176.
354 Так, например, ЦИК Белоруссии совершенно не владел информацией о рабо­
те среди немцев, литовцев и латышей (исключение составляли поляки и евреи). См.:
Протокол № 14 заседания Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому строи­
тельству и оргвопросам, 25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339. Л. 57-58.
355 Там же. Л. 50 об.

162
ропились переплавляться «в котле наций и народностей» в единую
общность «советский народ»356. Более того, представители этнодис-
персных групп населения, в первую очередь немцы, поляки, финны,
латыши и др., оказали весьма жесткое сопротивление вторжению
«коллективизации» в их среду357. Всю вину за создавшееся в стране
положение И. В. Сталин возложил на исполнителей — работников
центрального и местного аппаратов власти. На волне обличения
чиновничьих «перегибов» и кратковременного отступления перед
новым броском в «светлое будущее» были ликвидированы все нац-
секции при ВКП(б) и ВЛКСМ и, наоборот, усилена нацработа по
«советской линии»358. Как замечал в своем отчете в сентябре 1930 г.
председатель Госплана РСФСР А. М. Лежава, «экономическая и
культурная отсталость национальных меньшинств... является одним
из серьезнейших препятствий к развертыванию социалистического
строительства в нашей стране... она служит источником рецидива
буржуазно-националистических тенденций, затемнения и смазыва­
ния классового расслоения и классовой борьбы в национальной де­
ревне, подмены классового принципа принципом национальным и
затрудняет борьбу с религиозно-бытовыми пережитками...»359.
В любом случае, несмотря на раздававшиеся еще с 1923 г. много­
численные заявления партийных и советских деятелей о решенности
«теоретических аспектов» проблемы национальных меньшинств в
СССР, полной ясности в этом вопросе не существовало и к началу
1930-х гг. Отсутствие детально разработанной центром концепции
по работе с «текучими национальными группами» позволило нац­
меньшинствам несколько дольше, чем представителям «титульных
наций», уклоняться от прямого вмешательства центральных органов

356 Так, уже весной 1930 г. в постановлении Президиума ВЦИК от 20 апреля


1930 г, было предложено всем наркоматам РСФСР, исполкомам АССР, краевым и об­
ластным исполкомам составить особые годовые и перспективные планы по обслужи­
ванию нацменьшинств.
357 См., напр: Brandes Ц., Savin A, Die Sibiriendeutschen im Sowjetstaat, 1919-1938.
Essen, 2001. S. 346-358; Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство о
СССР. С. 155-162.
358 См.: Самойлович П. Организационное укрепление нацменработы в
РСФСР. С. 82-88; Диманштейн С. Реконструктивный период и работа среди нацио­
нальностей СССР. С. 9-19. Ср.: Выписка из протокола № 56/449 заседания Секрета­
риата ЦИК УССР, 10 мая 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339. Л. 79-81.
359 Докладная записка «О результатах выполнения наркоматами директив прави­
тельства по обслуживанию нацменьшинств» [сентябрь 1930 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235.
Оп. 122. Д. 42. Л. 20.

163
советской власти в их жизнь360. Довольно точно охарактеризовал раз­
личие подходов к представителям «титульных наций» и мелких эт­
нодисперсных групп руководитель одного из подразделений Союза
союзов сельхозкооперации Абаев, признавшийся в полном отсут­
ствии «обслуживания» нацменьшинств (1928 г.): «Национал — это
значит коренная нация данной национальной республики. Там сосре­
доточилось все. Там есть определенный темп развития. Нацмен же
приходится прощупывать, искать мелкими точками, рассыпанными
на безбрежном море огромных пространств, и они очень трудно под­
даются и учету и обслуживанию. Если мы в национальных республи­
ках и областях можем учитывать экономику и хозяйственную жизнь
этих районов, как целостных государственных образований, то это
труднее делать в отношении нацмен, вкрапленных в разных губер­
ниях и областях, где не всегда подводятся итоги по национальному
признаку...»361
Отношение к этнодисперсным группам в СССР характеризова­
лось противоречивым сочетанием прагматических элементов и уто­
пических воззрений кремлевских теоретиков и лично И. В. Сталина.
Если задача «выравнивания» и подгонки к «общероссийскому стан­
дарту» уровня развития «культурно и экономически отсталых групп
национальностей» Севера и Востока была ясна для всех этажей со­
ветской власти, то специальной задачи по работе с ранее «господству­
ющими нациями» (нацменьшинства Запада) центр так и не опреде­
лил. Это давало повод подходить к ним с теми же организационными
приемами, что и к общей массе русскоязычного населения. Не нашла
полного отражения эта проблема и при формулировке задач и кон­
кретных направлений деятельности отдела национальностей при
Президиуме ВЦИК.
Оценивая роль, которая отводилась советскому государственно­
му аппарату в решении проблемы этнодисперсных групп населения,
включая представителей западных этносов, сложно найти что-то бо­
лее адекватное, чем устойчивое словосочетание «обслуживание нац­
меньшинств», прочно вошедшее в 1920-е гг. в лексикон партийных
и советских функционеров362. Благодаря разобщенности советских и

Ср.: Докладная записка А. И. Досова в Президиум ВЦИК, 15 марта 1928 г.:


ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 485.
361 Материалы совещания уполномоченных по работе среди национальных мень­
шинств. С. 263-264,487-490.
362 3 марта 1930 г. вышло постановление Президиума ЦИК СССР об усилении
работы по обслуживанию нацменьшинств в рамках всего Союза. В нем, в частности,
Президиуму Совета Национальностей и комиссии Президиума ЦИК СССР по совет­
скому строительству и организационным вопросам поручалось немедленно разрабо­
тать «необходимые директивы» для всех ЦИКов союзных и автономных республик,

164
партийны х органов в сфере «обслуживания» этнодисперсных групп
населения из-за их многообразия и «текучести», «нацменовская» де­
ревня смогла дольше, чем соседние русские селения, сопротивлять­
ся «советизации» и сохранять свою национальную самобытность.
В первую очередь это относилось к представителям наиболее эко­
номически и культурно развитой группы —нацменьшинствам Запа­
да, которым органы советской власти традиционно уделяли меньше
внимания, чем народностям Востока, находящимся на более низкой
ступени хозяйственного и культурного развития.

3. «В стране безграмотной построить коммунистическое


общество нельзя...»363
3.1.Управление народным образованием в СССР
Когда-то у нас будет только два громадных наркомата —
Наркомат хозяйства и Наркомат просвещения...
В. И. Ленинш

Важной предпосылкой подготовки «большого экономического


скачка» в СССР стала далеко не совершенная, но достаточно раз­
ветвленная система культурно-политического воздействия на на­
селение, заложенная в 1920-е гг. Именно благодаря ей происходили
слом старых стереотипов мышления, «буржуазной» нравственности,
религиозно-культурных традиций и создание основ воспитания «но­
вого» человека. Важнейшим инструментом реализации указанной
цели не в последнюю очередь служило «национальное» образование.
Однако исследование механизма управления им сопряжено с трудно­

краевых и окружных исполкомов по усилению работы нацотделов и нацкомиссий и


организации их в тех местах, где они еще не созданы. Кроме того, Президиумам ЦИК
СССР и Совета Национальностей надлежало в месячный срок составить годовой план
по обслуживанию этнодисперсных групп населения в рамках СССР. Был увеличен
на пять человек и инструкторский аппарат комиссии Президиума ЦИК СССР по со­
ветскому строительству и фганизационным вопросам, с тем чтобы он использовался
только для работы с нацменьшинствами. См.: Постановление Президиума ЦИК Союза
ССР об усилении работы по обслуживанию нацменьшинств СССР, 3 марта 1930 г. / /
Революция и национальности. 1930. № 1. С. 109. См. также: Протокол № 14 заседа­
ния Комиссии Президиума ЦИК СССР по советскому строительству и оргвопросам,
25 марта 1930 г.: ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 23. Д. 1339. Л. 43-43 об.
363 Ленин В. И. Задачи союзов молодежи. Речь на III Всероссийском съезде
РКСМ, 2 октября 1920 г. / / ПСС. Т. 41. С. 315.
364 Луначарский А. В. О В. И. Ленине: великий народный учитель / / Народное
просвещение. 1960. № 4. С. 39.

165
стями, так как государственно-правовое регулирование системы обра­
зования в СССР основывалось на сочетании единства идеологическо­
го руководства с самостоятельностью республиканских наркоматов
просвещения365. Другими словами, наркомпросы союзных и автоном­
ных республик «шли» в заданном ЦК РКП(б)/ВКП(б) направлении,
однако каждый из них использовал свои собственные «приемы» в
области образовательной политики, с учетом особенностей своей
национальной административно-территориальной единицы. Напри­
мер, в Закавказской Федерации существовал не один «Закавказский
Наркомпрос», а целых три — в Грузии, Армении и Азербайджане366.
Это объяснялось тем, что вопросы культурного строительства, тесно
связанные с национальными и бытовыми особенностями «титульных
наций», было весьма сложно унифицировать без нежелательных для
центра конфликтов с национальной элитой. По этой причине X Все­
российский съезд Советов в декабре 1922 г. отклонил предложение
наркома просвещения Украины В. П. Затонского создать специаль­
ные союзные комитеты, ответственные за координацию деятельно­
сти отдельных наркоматов367. Одним из следствий «автономности»
наркомпросов союзных и автономных республик (точнее говоря, их
совнацменов) явилось отсутствие единого общесоюзного центра по
координации управления образованием и культурой нацменьшинств,
проживавших в различных республиках СССР368.
«Автономность» наркомпросов четко прослеживалась и на уровне
Российской Федерации369. Так, если НКП РСФСР, являясь респуб­
ликанским органом, осуществлял руководство научными, музейны­
ми, художественными учреждениями «общегосударственного значе­
ния» и вузами на всей территории РСФСР, то дошкольное, школьное
дело и политпросветработа относились к компетенции наркомпросов
АССР. Причем обо всей проделанной работе они отчитывались не

365 Ср.: Красовицкая Т. Ю. Модернизация России. Национально-культурная по­


литика 20-х годов. М., 1998. С. 168-169.
366 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР (1917-1936 гг.).
Историко-правовое исследование. М., 1985. С. 95.
367 Ср.: Курицын В. М. Переход к нэпу и революционная законность. М., 1972.
С. 199-200.
368 Разобщенность работы совнацменов союзных наркомпросов приводила к тому,
что полной статистикой о наличии национальных школ в целом по СССР не всегда
располагал даже АПО ЦК ВКП(б). См.: Подготовительные материалы по развитию
немецкой школы в СССР, 1928 г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 293. Л. 61.
369 См., напр.: Постановление Президиума ВЦИК «О состоянии и очередных за­
дачах просвещения трудящихся национальных меньшинств РСФСР», 10 сентября
1930 г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 430. Л. 30-31.

166
перед НКП РСФСР, а непосредственно перед своим ЦИКом или
ВДИКом370.
Сложнее обстояло дело внутри федеративного союза «независи­
мых» советских республик, сгруппировавшихся вокруг РСФСР и
связанных с ней на договорных началах. Уже с 1919 г., т. е. с момента
формирования федерации советских республик, когда объединенные
наркоматы входили в состав Совнаркома РСФСР, контроль за их де­
ятельностью возлагался на высшие органы государственной власти,
всероссийские съезды Советов, ВЦИК и СНК, которые выступали
фактически в двух ипостасях: а) как органы РСФСР и б) как общефе­
деральные органы. Однако изданные в РСФСР законы не вступали
в действие автоматически, а должны были быть «зарегистрированы»,
т. е. подтверждены другими советскими республиками. Это означало,
что республики либо подтверждали изданный закон, либо издавали
свой, на его основе. Само собой разумеется, проведение в республи­
ках всех важнейших законодательных актов в этот период обеспе­
чивалось по партийной линии. Подобная «регистрация», ставшая
с 1922 г. обязательной, и согласование республиканских законов с
общефедеральными считались необходимыми, лишь когда речь шла
об актах общегосударственного значения, которые распространялись
на все союзные республики, связанные с РСФСР договорами. Что
касается постановлений и актов в области социально-культурного
строительства, издаваемых НКП РСФСР, то они к общефедераль­
ным актам не относились. Следовательно, высшие органы союзных
республик могли распространить действие такого закона на свою
территорию, а могли изменить его или вовсе отклонить371. Создание
СССР обусловило появление в Конституции СССР 1924 г., а позже
и в Конституции 1936 г. статьи, передающей в компетенцию СССР
установление «общих начал в области народного просвещения»372.
В результате в общесоюзном масштабе решались только основные
вопросы образовательной политики: создание единой трудовой шко­
лы, введение для всех республик программ и учебников, обеспечение
школ преподавательскими кадрами, обучение подростков, работаю­
щих на предприятиях, вопросы дошкольного воспитания, военной

370 Вместе с тем объединение деятельности НКП РСФСР с наркомпросами ав­


тономных республик в этот период достигалось через федеральную комиссию при
ВЦИК и федеральные комиссии при НКН. Подробнее см.: Дурденевский В. На путях
к русскому федеральному праву / / Советское право. 1923. № 1. С. 20-35.
371 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 89-90.
372 Конституция СССР 1924 г. (гл. 1, подразд. 1, п. «с»), URL: http://w ww .hist.
m su.ru/ER /Etext/cnstl924.htm (8.02.2010); Конституция СССР 1936 г. (ст. 14, п. «т»),
URL: http://w ww .hist.m su.ru/ER/Etext/cnstl936.htm (8.02.2010).

167
подготовки и т. п.373 За исключением этих общих вопросов, все управ­
ление народным образованием и издание законодательных актов, не­
обходимых для его развития, входили в компетенцию союзных и ав­
тономных республик СССР, а следовательно, наблюдался большой
разнобой в программах и политике отдельных наркомпросов374.
Что касается самой структуры республиканских комиссариатов
просвещения, то они, несмотря на некоторые различия, в целом по­
вторяли модель НКП РСФСР и состояли из аналогичных управ­
лений: Главсоцвос, Главпрофобр, Главполитпросвет, Госиздат и
Совнацмен. К примеру, по такой же схеме были построены наркомпро-
сы в УССР и БССР, имевшие лишь несущественные отличия от НКП
РСФСР375. Одинаковой являлась и общая линия организации про­
свещения во всех республиках СССР. Так, все наркомпросы руковод­
ствовались принципами обязательности обучения, светскости и бес­
платности единой «трудовой школы», необходимости политического
просвещения, профессионального образования и плановости научно-
исследовательской работы376. Немаловажно заметить, что, несмотря на
исключительную «разносторонность» работы наркомпросов377, они не
единственные ведали вопросами народного образования в республи­
ках СССР. Не считая ЦК РКП(б)/ВКП(б), большую роль в организа­
ции культпросветобразования играли органы власти и управления в
центре и на местах: президиумы ЦИКов и другие исполнительные ор­
ганы Советов; отдельные ведомства и комиссариаты, имевшие анало­

373 К примеру, такие законодательные акты ВЦИК и СНК СССР, как постановле­
ния «О всеобщем обязательном начальном обучении*- (1930), «Об издании и продаже
учебников для начальной, неполной средней и средней школы» (1935), «О приеме в
высшие учебные заведения и техникумы» (1935) и др. имели общесоюзное значение.
374 Для ликвидации подобного разнобоя в программах школ различных республик
и разработки законодательства по вопросам народного образования, затрагивающим
национальные интересы республик, созывались совещания наркомов просвещения со­
юзных и автономных республик, как правило, под председательством наркома просве­
щения РСФСР. См.: Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 96-
97. Ср.: Народное образование и политработа в немецкой деревне. Проект [1926 г.]:
ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 111. Л. 44.
375 Так, например, если в НКП РСФ СР инспектура была создана на уровне каж­
дого из управлений, то в НКП Белоруссии и Украины имелась единая Центральная
инспектура.
376 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР С. 94,96.
377 Если в начале января 1918 г. в НКП РС Ф С Р существовало всего 17 отделов,
то уже к 1920 г. в наркомат входило 35 секций и 198 подотделов, в которых работа­
ло ок. 8,5 тыс. чел. См.: Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР.
С. 27, 40.

168
гичные системе наркомпросов подразделения378. Претворению
в жизнь постановлений ЦК РКП(б)/ВКП(б) и советского прави­
тельства по вопросам народного образования способствовали нар-
1Сомюсты и прокуратура, особенно в связи с введением всеобуча
в 1930-е гг. Нельзя забывать и о таких массовых «общественных»
организациях, как ВЛКСМ и профсоюзы, постоянно вмешивав­
шихся в процесс формирования «нового человека» и его идейно­
политического «совершенствования».

3.2. Совет по делам просвещения нацменьшинств


при Наркомпросе РСФСР
В стране безграмотной построить коммунистическое
общество нельзя...
В. И. Ленин379

Многообразие форм управления народным образованием в СССР,


а также отсутствие общесоюзного органа управления образованием
нацменьшинств не позволяют нам вычленить специфические черты
отдельных подразделений по работе с нацменьшинствами при нар­
коматах просвещения союзных (автономных) республик. В целом,
несмотря на некоторые отличия, структура, организация и деятель­
ность этих подразделений была идентичной, независимо от их мес­
тонахождения. Поэтому мы ограничимся исследованием организа­
ции и деятельности только одного из них, а именно отдела (совета,
комитета) по делам просвещения нацменьшинств при Наркомпросе
РСФСР. Данный выбор объясняется следующими причинами: во-
первых, именно НКП РСФСР (ввиду отсутствия единого органа
руководства народным образованием в масштабе СССР) нередко
исполнял функции «общесоюзного» наркомата380, включая координа­
цию деятельности союзных наркомпросов и в области просвещения
нацменьшинств. Во-вторых, именно в структуре НКП РСФСР пер­
вым появилось специальное подразделение по работе с нацменьшин­

37м Политическое управление РВС/РККА; Главное управление военно-учебных


заведений РККА; Совет по^просвещению при Наркомате путей сообщения и т. д.
379 Ленин В. И. ПСС. Т. 41. С. 315.
380 Так, например, II Всесоюзное совещание наркомов просвещения (сентябрь
1923 г.) приняло решение о предоставлении наркому просвещения РСФ СР А. В. Лу­
начарскому права участия и внесения в союзное правительство вопросов народного
образования, имеющих общегосударственный характер. К таким вопросам были отне­
сены: согласование систем народного образования союзных и автономных республик,
согласование издательской деятельности, организация просвещения на транспорте и
согласование деятельности в области просвещения нацменьшинств. См.: Штамм С. И.
Управление народным образованием в СССР, С. 96-97,

169
ствами, модель которого позже переняли и другие республиканские
наркомпросы (например, в УССР и БССР)™1.
Появление отдела (Совета) по просвещению нацменьшинств
в РСФСР имело свою предысторию. Как уже отмечалось, после
Октября 1917 г. вся культурно-просветительная работа среди не­
русских национальностей была возложена на Наркомнац, а не на
Наркомпрос РСФСР. В качестве рабочих органов Наркомнаца вы­
ступали его национальные комиссариаты, решавшие вопросы эко­
номики, политики и строительства советских органов власти в на­
циональных регионах с учетом специфики языка, быта и психологии
многочисленных национальных групп. Кроме того, перед ними ста­
вилась еще одна важная задача, а именно «удовлетворение через ор­
ганы Советской власти культурно-просветительных нужд масс на­
селения данной национальности»382. Для ее выполнения при каждом
из национальных комиссариатов были созданы и специальные от­
делы, ведающие культурно-просветительной работой среди «своих»
национальностей. Уже 28 апреля 1918 г. Коллегия НКН призвала
все национальные комиссариаты усилить внешкольную политико­
просветительную деятельность среди «националов»: организовывать
школы по ликвидации безграмотности, рабоче-крестьянские клубы,
библиотеки, народные университеты, передвижные театры, музеи,
выставки и т. п.383 Так как специального государственного органа по
просвещению нерусских национальностей не существовало, то при
комиссариатах стали возникать и школьные подотделы.
Все культурно-просветительные отделы национальных комисса­
риатов строили свою работу, а соответственно и структуру, в зави­
симости не только от культурного уровня, потребностей и традиций
соответствующих национальных групп, но и от наличия имевшихся у
них «культурных сил». Так, если культпросветотдел латышского ко­
миссариата включал в себя целых пять подотделов (изобразительных
искусств, внешкольный, театральный, литературно-художественный
и библиотечный), то Центральный мусульманский комиссариат

381 См.: Костюшко И. И. Польское национальное меньшинство в СССР. С. 120—


121; Бобылева С. И. Немецкие школы и нравственно-психологические проблемы об­
разования в 20- 30-е годы XX в. (по материалам Украины) / / Немцы России в контек­
сте отечественной истории: общие проблемы и региональные особенности. М., 1999.
С. 395.
382 Отчет о деятельности Народного комиссариата по делам национальностей
(ноябрь 1917 г. —20 июня 1918 г.). М., 1918. С. 5.
383 Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения народов
РС Ф С Р (1917-1922) / / Великий Октябрь и национальный вопрос. Ереван, 1977.
С. 240-241.

170
имел всего два —школьный и внешкольный384. На местах культурно-
просветительную работу среди нацменьшинств вели губернские и
уездные отделы по делам национальностей (губотнацы и уездотна-
цы) при советах. Вскоре с целью координации деятельности этих на­
циональных подразделений при Наркомнаце появилась и культурно-
просветительная комиссия, возглавившая, по сути, все национальное
просвещение в рамках РСФСР385. Комиссия состояла из представи­
телей культурно-просветительных отделов всех нацкомов и нацио­
нальных отделов при участии представителей Коллегии Наркомнаца.
К ее компетенции относились рассмотрение вопросов, касающихся
национального просвещения, и утверждение смет, представляемых
отдельными нацкомами и нацотделами Наркомнаца. С целью коорди­
нирования общего руководства культурно-просветительная комис­
сия НКН в полном составе входила в Государственную комиссию по
народному образованию в качестве «междуведомственной секции».
Вместе с тем все дело национального просвещения финансирова­
лось Наркомпросом, хотя ни он, ни местные советы не имели права
издавать каких-либо декретов и постановлений относительно на­
циональностей без ведома Наркомнаца386. «Но по мере того, —вспо­
минал председатель Совнацмена НКП Розен осенью 1923 г., — как
брошенные семена начали давать всходы, по мере усложнения и
дифференциации просвещенской работы среди нацмен возникла
необходимость связать ее ближе с работой обще-просвещенских
органов Наркомпроса»387. Другими словами, размах культурно-
просветительной работы потребовал объединения двух наркоматов —
Наркомнаца и Наркомпроса. 30 мая 1918 г. за подписью Ленина был
принят декрет СНК РСФСР «О передаче в ведение Наркомпроса
учебных и общеобразовательных учреждений и заведений всех ве­
домств», отражавший главную линию политики центра —стремление
сосредоточить в одном месте все культурно-просветительные учреж­
дения, подчинявшиеся различным ведомствам РСФСР, и соответ­
ственно упростить систему их финансирования. С этого времени все
учебные заведения, по крайней мере формально, стали работать по

38,1 См.: Отчет о деятельности Народного комиссариата по делам национально­


стей. С. 31-35.
385 Комиссия была создана из руководителей культурно-просветительных отде­
лов национальных комиссариатов и представителя Коллегии НКН, В ее ведении на­
ходились все вопросы школьного и внешкольного дела, поднимаемые национальными
комиссариатами и отделами. См.: Дело просвещения национальных меньшинств / /
Жизиь национальностей. 1918. № 6. С. 1-2.
386 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР С. 60-61.
387 Розен В. Просветительная работа среди национальных меньшинств / / Жизнь
национальностей. 1923. № 2. С. 83-84.

171
единым учебным планам, согласованным и утвержденным Нарком-
просом РСФСР. Подобная централизация не обошла стороной и на­
циональные комиссариаты НКН, вынужденные дать согласие на пе­
ревод своих учебных и культурно-просветительных учреждений под
«крыло» Наркомпроса388. 20 июня 1918 г. было принято специальное
постановление НКН «О национальных школах и о взаимоотношени­
ях между Народными Комиссариатами по просвещению и по делам
национальностей», в котором отмечалось: «Организация и ведение
школьного дела среди отдельных национальностей находится в ве­
дении Наркомпроса, [но] при содействии и участии Наркомнаца, для
чего при Наркомпросе образуется национальная секция, куда входят
по одному представителю от всех национальных комиссариатов и
отделов при Наркомнаце..,»J89 Фактически этот декрет послужил от­
правной точкой в организации отдельного, специального органа по
руководству всем национальным просвещением при Наркомпросе
РСФСР. Проблеме руководства национальным образованием посвя­
щалось и заседание Госкомиссии по просвещению НКП РСФСР, со­
стоявшееся в Москве 28 сентября 1918 г.390 На этом заседании еще раз
указывалось, что право создания национальных школ на территории
РСФСР и контроля за ними имеет только Наркомпрос и его местные
ОНО. Исходя из первоначальных планов НКП, все управление на­
циональными школами во всероссийском масштабе, разработку для
них учебников и подготовку педагогических кадров предполагалось
сосредоточить в отделе школьной политики391. Однако уже в октя­
бре 1918 г. (18 октября) Коллегия Наркомпроса РСФСР решила соз­
дать отдельное подразделение, в чью задачу входило бы заведование
только школами нацменьшинств392. Согласно постановлению НКП

388 Ср.: Красовицкая Т. Ю. Модернизация России. С. 160-161.


389 Цит. по: Красовицкая Т. Ю.: Национальная политика в области просвеще­
ния народов РСФ СР. С. 241. Ср.: Тутаев М. 3. Октябрь и просвещение. Казань, 1970.
С. 184. '

39(, Участники заседания единодушно согласились, что языком преподавания в
школе должен быть родной язык. Причем сроки введения обучения на родном языке
могли быть разными, в зависимости от уровня развития национальной группы насе­
ления.
391 См.: Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правитель
ства РСФСР. 1918. № 80. Ст. 835; Дело просвещения национальных меньшинств / /
Жизнь национальностей. 1918. № 6. С. 1-2.
192 Причем в ведение нового отдела планировалось передать только национальные
школы. Внешкольное образование, курсы ликвидации безграмотности, дошкольное
воспитание и политико-просветительная работа должны были замыкаться на другие
отделы НКП. Только после решений ноябрьских совещаний (24 и 28 ноября) 1918 г. об
уточнении функций нацменотдела было решено дополнительно передать ему вопросы

172
от 31 октября 1918 г. «О школах национальных меньшинств» для ру­
ководства данными школами была учреждена специальная коллегия,
состоявшая из равного количества представителей от НКП и НКН393.
29 ноября 1918 г. Коллегия Наркомпроса присвоила своему новому
подразделению название «отдел просвещения национальных мень­
шинств Наркомпроса РСФСР», существенно расширив его функции
до формирования всех национальных культурно-просветительных
организаций и учреждений в республике, руководства и управления
ими. Причем отдел просвещения нацменьшинств по своей компетен­
ции далеко выходил за рамки всех главков и секторов Наркомпроса,
представляя собой как бы бюро комиссаров по просвещению нацио­
нальностей с представительством во всех главках и секторах394. За
Наркомнацем, в свою очередь, сохранилось лишь право инициативы
и контроля во всех вопросах, касающихся культуры и образования
нерусских народностей395.
К началу января 1919 г. Коллегия НКП полностью закончила раз­
работку плана перевода всех культурно-просветительных отделов
национальных комиссариатов НКН396в Наркомпрос, а 1апреля 1919 г.
они влились в состав отдела просвещения нацменьшинств, но уже в
качестве подотделов397. Согласно инструкции НКП РСФСР «Об орга­
низации и деятельности подотделов просвещения нацменьшинств на
местах» (январь 1919 г.), аналогичные нацменотделы должны были
появиться и при всех областных, губернских и уездных отделах на­

оргаиизации дошкольного воспитания и внешкольного образования. См.: Красовиц-


кая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения народов РСФСР. С. 242-
243; Протокол заседания N° 87/123 Коллегии Наркомпроса, 1 ноября 1918 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1318. Оп. 22. Д. 6. Л. 38-39; Дело просвещения национальных меньшинств / /
Жизнь национальностей. 1918. № 6. С. 1-2.
393 Натакихженачалах при отделах народного образования губисполкомов органи­
зовывались секции. См.: Дело просвещения национальных меньшинств. С. 1-2; Мате­
риалы П Всероссийского совещания уполномоченных по делам нацменьшинств [5 мая
1928 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 122.
394 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 85.
395 Представители ^Даркомнаца входили в состав Малого Совнаркома. Через
Наркомнац, ЦИК и СНК автономных республик и областей вносились вопросы на
рассмотрение федерального СНК и СТО. См.: Дурденевский В. Н. Совнарком / / Со­
ветское право. 1922. № 1. С. 45-46, 63-67.
396 В составе НКН их было 14: армянский, белорусский, эстонский, чехословац­
кий, латышский, мусульманский, горцев Кавказа, польский, марийский, калмыцкий,
киргизский, вотский, еврейский и украинский.
397 Из НКН в отдел просвещения нацменьшинств при НКП 1 апреля 1919 г. пере­
шло в общей сложности 97 сотрудников. См.: Макинцян П. Наркомпрос и вопрос про­
свещения народов нерусского языка / / Жизнь национальностей. 1919. N° 21. С. 2-3.

173
родного образования, ведавших просвещением населения обслужи­
ваемых ими территорий независимо от их национального состава, в
круг задач которых входило также управление местными культурно-
просветительными учреждениями и учебно-воспитательными заве­
дениями нацменьшинств398. Нацменподотделы, функционировавшие
при ОНО на равных основаниях с другими подотделами, имели пра­
во создавать культурно-просветительные и учебно-воспитательные
заведения для представителей нацменьшинств, включать их в об­
щегосударственную сеть, составлять и вести списки кандидатов на
должности ответственных работников этих учреждений. Они также
отвечали за пополнение библиотек изданиями на национальных язы­
ках, собирали статистические данные о положении дел с просвеще­
нием среди различных национальностей и т. д. В случае расхождения
по принципиальным вопросам между коллегией подотдела и кол­
легией ОНО областного, губернского или уездного советов вопрос
доводился до сведения Наркомпроса РСФСР, который и принимал
окончательное решение399.
Однако в 1919 г. органы просвещения нацменьшинств были соз­
даны только на территории Центральной России и Поволжья, в пер­
вую очередь для беженцев из западных регионов бывшей Российской
империи. Так, например, на территории Тульской, Воронежской,
Орловской, Тамбовской и Московской губерний при местных ОНО
функционировали подотделы просвещения белорусов, латышей, по­
ляков и литовцев. Процесс организации подотделов нацменьшинств
при ОНО на окраинах РСФСР (Сибирь, Кавказ, северные регионы
и т. д.) начался лишь с 1920 г., по мере установления там советской
власти. В инструкции к «Положению об организации дела просве­
щения народов нерусского языка» от 19 февраля 1920 г. особо под­
черкивалось: «Вся ответственность за постановку дела просвещения
на [местах] возлагается на соответствующие органы наробраза (гу­
бернские, уездные и прочие). Это значит, что местные отнаробразы
обязаны в одинаковой мере заботиться о просвещении всего насе­
ления, независимо от языка, на котором говорит та или иная часть

398 При этом в инструкции отдельно оговаривалось образование руководящего


(коллегиального) органа при всех подотделах просвещения нацменьшинств, с обя­
зательным представительством от РКП(б). См.: Красовицкая Т. Ю. Национальная
политика в области просвещения народов РСФСР. С. 244. Ср.: Сборник декретов и
постановлений рабоче-крестьянского правительства по народному образованию. М.,
1921. С. 65-67.
399 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 85-86. См. так­
же: Организация Всероссийского совешания по просвещению национальных мень­
шинств / / Жизнь национальностей. 1919. N° 27 (35). С. 4.

174
населения...»400 Окончание Гражданской войны внесло существенные
коррективы в процессы становления нацменподотделов ОНО. Если
из-за массовой эмиграции беженцев из бывших западных губерний
России в независимые «буржуазные республики» многие подотде­
лы нацменьшинств ОНО в центральных губерниях РСФСР лик­
видировались401, то в регионах, где нацменьшинства составляли
значительную часть постоянного населения, их число, наоборот,
стало постепенно увеличиваться. К концу 1920 г. подотделы просве­
щения нацменьшинств при ОНО были созданы уже в 44 губерниях
РСФСР402.
Летом 1919 г. (13-20 августа) под эгидой Наркомпроса было со­
звано Всероссийское совещание работников по просвещению нац­
меньшинств, где выявились два совершенно различных подхода к
вопросу об организации просвещения среди нацменьшинств. Часть
присутствовавших выступала за автономию в вопросах культуры и
образования, отстаивая полную самостоятельность национальных
отделов (подотделов) Наркомпроса, вплоть до учреждения при НКП
РСФСР «Федерации комиссариатов просвещения». Другая часть, на­
против, ратовала за «идейное единство» и организационное слияние
всей просвещенческой работы, независимо от языков преподавания.
Как и следовало ожидать, на совещании победило второе, «центрист­
ское» мнение, полностью совпадавшее с идеями лидеров ЦК РКП(б)
о сильном, едином центре и недопустимости любых форм «автоном­
ности» в вопросах культуры и образования403. Уже через неделю по­
сле закрытия совещания, 23 сентября 1919 г., Коллегия Наркомпроса
приступила к «усовершенствованию» структуры отдела просвеще­

400 Цит. по: Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения


народов РСФСР. С. 245-246. См. также: Проект реорганизации отдела просвещения
национальных меньшинств Народного комиссариата просвещения РС Ф С Р [ 18 февра­
ля 1920 г.] / / ЦК РК П (б)-В К П (б) и национальный вопрос. Кн. 1. С. 30-31.
401 Эмиграция вызвала заметное снижение количества школ представителей нац­
меньшинств Запада (особенно среди латышей и поляков). Ср.: Народное просвещение
нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60. Л. 17-18; Сеть национальных
школ в автономных республиках и областях РСФСР, на 1 января 1925 г.: РГАСПИ.
Ф. 1-М. Оп. 23. Д. 351. Л. 32; Сеть нацменучреждений вне автономных республик и
областей РСФСР, на Гавгуста 1925 г.: Там же. Л. 34.
402 Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения народов
РСФСР. С. 246. Необходимо заметить, что НКН все еще продолжал «курировать» во­
просы национального образования. Это четко проявилось на Г совещании представи­
телей автономных республик, областей и национальных отделов при губисполкомах
(18-21 декабря 1920 г.). См.: Протоколы руководящих органов Народного комисса­
риата по делам национальностей РСФСР. С. 232.
403 Материалы Всероссийской конференции по просвещению национальных мень­
шинств, август 1919 г.: ГА РФ. Ф. А-2306. Оп. 2. Д. 363. Л. 12.

175
ния нацменьшинств, введя трех его сотрудников в качестве полно­
правных членов в коллегии основных отделов НКП: в отдел единой
трудовой школы, отдел подготовки учителей и отдел внешкольного
образования. 3 июля 1919 г. на совместном заседании ВЦИК, Госко-
миссии по просвещению, НКП и НКН заведующий отделом просве­
щения нацменьшинств П. Н. Макинциан выступил с предложени­
ем провести дифференциацию нацменьшинств в соответствии с их
«степенью культурности». «Отчего, — вопрошал Макинциан, — по­
ляки должны сидеть в одном и том же отделе с ингушами, что обще­
го между просветительной работой среди зырян и евреев? Ясно, что
такое притягивание за волосы... искусственно»404. Через полгода, в
январе 1920 г. (13 января), на рассмотрение Коллегии НКП был вы­
несен проект «модернизации» отдела просвещения нацменьшинств,
согласно которому «признавалось целесообразным» разделить его на
две части: подотдел просвещения народов Запада (поляков, латышей,
эстонцев, евреев и др.) и подотдел просвещения народов Востока (та­
тар, чувашей, мари, киргизов и др.). Однако уже 19 февраля 1920 г.,
в связи с «единодушными протестами» представителей народов Вос­
тока против проектируемого отделения их «от культурных народно­
стей Запада», Коллегии НКП пришлось отказаться от предложенной
реорганизации отдела просвещения нацменьшинств'105.
Первые два года своего существования при НКП (1918-1920 гг.)
отдел просвещения нацменьшинств работал довольно обособленно
от остальных отделов наркомата, являясь как бы «государством в
государстве». Только осенью 1920 г. стали наблюдаться первые по­
пытки установления более тесных контактов с другими структурны­
ми подразделениями Наркомпроса. Первый опыт такой «организа­
ционной связи» (осень 1920 г.) отдел просвещения нацменьшинств
провел со Всероссийской чрезвычайной комиссией по ликвида­
ции безграмотности, в результате при комиссии была создана своя
нацменсекция'*06.

404 Цит. по: Красовицкая Т. Ю. Модернизация России. С 162.


405 Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения народов
РС Ф С Р С. 246-247. Однако уже к концу 1925 г. в Совнацмене опять сформирова­
лись два коллегиальных (объединенных) отдела: а) по просвещению народов западной
культуры и б) по просвещению народов восточной культуры.
406 Вскоре аналогичные секции были созданы и при остальных главных коми­
тетах НКП — Главсоцвосе, Главпрофобре и Главполитпросвете, а также целом ряде
отделов и подотделов наркомата. См.: Розен В. Просветительная работа среди нацио­
нальных меньшинств. С. 84. Ср.: Штамм С. И. Управление народным образованием в
СССР. С. 86.

176
В начале 1921 г. руководство НКП предприняло новую попытку
реорганизации отдела просвещения нацменьшинств в связи с общей
реорганизацией Наркомпроса. Если в период установления и упро­
чения советской власти руководство комиссариата было вынужде­
но считаться с «националистическими тенденциями» как «бывших
господствующих наций», так и «ранее угнетенных», закрывая глаза
на «чисто механическую» группировку подотделов по националь­
ностям и их относительную самостоятельность, то после окончания
Гражданской войны оно решило ограничить подобную «анархию».
Необходимо учитывать и то обстоятельство, что к 1921 г. при НКП
были созданы четыре главных управления: социального воспитания
(Главсоцвос), политехнических школ и высших учебных заведений
(Главпрофобр), внешкольного образования (Главполитпросвет) и
Госиздат, по сути «монополизировавшие» все отрасли культурно-
просветительной работы в РСФСР407. Таким образом, отдел про­
свещения нацменьшинств, со своим «межотраслевым» характером,
не совсем вписывался в новую структуру наркомата. В это же вре­
мя к созданию своих собственных НКП приступил и целый ряд ав­
тономных образований РСФСР. Другими словами, Наркомпросу
требовался более «гибкий» орган руководства просвещением нацио­
нальностей, тесно связанный не только с функциональными подраз­
делениями НКП РСФСР, но и с соответствующими наркомпросами
автономных республик и областей408.
31 марта 1921 г. отдел просвещения нацменьшинств был реорга­
низован в Совет по делам просвещения нацменьшинств (Совнацмен)
при Коллегии Наркомпроса РСФСР409. Аналогичные советы по делам
просвещения нацменьшинств (совнацмены) несколько позже поя­
вились и при наркомпросах автономных и «независимых» респуб­
лик —в Туркестане, Татреспублике, на Украине, в Белоруссии и т. д.410
В соответствии с принятым руководством НКП «Положением о Сов­
нацмене», его основная задача сводилась к тому, чтобы проводить че­
рез подотчетные органы в центре и на местах все мероприятия Нар­
компроса, «приспосабливая их к языковым и бытовым особенностям

407 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 27, 43.


408 Только в течение 1922/1923 учебного года Коллегия НКП рассмотрела 49 во­
просов, затрагивавших структуру национального просвещения в РСФСР. См.: Народ­
ное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60. Л. 3.
409 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­
нальностей РСФСР. С. 236.
4,0 Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР С. 86-87. См., напр.:
Отчет Центрального немецкого бюро Совнацмена НКП Туркестанской республики
[9 января 1923 г.]: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 243. Л. 145-145 об.

177
национальностей», а также осуществлять тесную связь в области
просвещения между центром и национальной периферией. Возглав­
ляла Совнацмен специальная коллегия, состоявшая из председателя,
его заместителя и трех членов, выдвигаемых Совнацменом и утверж­
даемых Коллегией НКП РСФСР. В результате этой реорганизации
все национальные подотделы отдела просвещения нацменьшинств
НКП были преобразованы в центральные национальные бюро при
Совнацмене. Для более тесной связи Совнацмена с новыми главка­
ми Наркомпроса аналогичные подразделения формировались и при
каждом из них. Так, уже в начале марта 1921 г. возникло Центральное
национальное бюро при Главполитпросвете, а несколько позже —при
Главпрофобре и Главсоцвосе'11.
Следует отметить, что работа в нацбюро Совнацмена была мало­
престижной и низкооплачиваемой, что приводило к постоянному от­
току кадров. Многие из работников Совнацмена не имели жилья в
Москве и, как отмечалось в одном из отчетов Немецкого ЦБ Совнац­
мена (1922 г.) «ввиду этого вынуждены жить или на улице, или же на
железнодорожных станциях», а те, которые его все-таки «с больши­
ми трудностями получили... вынуждены жить, за неимением стульев,
кроватей и столов, хуже собак». Здесь же делались и прогностические
выводы: «Если для сотрудников нацмен не будет лучше устроено их
материальное существование, то мы скоро можем очутиться в таком
положении, что у нас будет штат, но не будет сотрудников...»412
11 февраля 1921 г. СНК РСФСР за подписью Ленина оконча
тельно утвердил «Положение о Наркомпросе», в котором констати­
ровалось, что «при коллегии Наркомпроса состоит Совет по делам
просвещения национальных меньшинств (Совнацмен), организаци­
онно связанный со всеми Главными управлениями и Академическим
центром»413. Вместе с тем реорганизация нацменотдела, совпавшая
по времени с введением нэпа, привела к резкому сокращению общего
штата национальных работников: из 130 бывших сотрудников нац­
менотдела Совнацмену достались всего 42414, что, по всей видимо­
сти, «разрешило» и жилищную проблему его сотрудников в столице.

411 Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения народов


РСФ СР. С. 247-249.
412 Доклад Немецкого ЦБ Совнацмена при Коллегии НКП, 1 января — 1 августа
1922 г.: РГАСПИ. Ф. 549. Оп. 4. Д. 77. Л. 37-37 об.
413 Положение о НКП РСФСР, 11 февраля 1921 г.: ГА РФ. Ф. А-296. Оп. 2. Д. 10.
Л. 5 -5 об.; Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения наро­
дов РСФ СР. С. 249.
414 Ульянов Г. Первый Всероссийский съезд Совнацменов / / Жизнь националь­
ностей. 1923. № 2. С. 104.

178
Своеобразного «апогея» Совнацмен достиг в 1922 — начале 1923 г.,
когда при нем действовал институт представителей автономных рес­
публик и областей РСФСР, включая даже представительства «неза­
висимых» советских республик (например, Украины)415.
Что касается региональных подразделений Совнацмена, то
13 июня 1921 г. вышло отдельное «Положение о губернских советах
по просвещению национальностей нерусского языка», согласно ко­
торому все бывшие нацменотделы при коллегиях губернских ОНО
реорганизовывались в советы по просвещению нацменьшинств416.
В задачи этих советов входили вся культурно-просветительная рабо­
та в губерниях среди нерусских национальностей и общее руковод­
ство работой отдельных органов просвещения среди отдельных на­
циональных групп417. Аналогично структуре Совнацмена при НКП
РСФСР в областных и губернских совнацменах создавались свои
«собственные» национальные бюро при губсоцвосах, губполитпрос-
ветах и губпрофобрах418. Контроль за культурно-просветительной
работой среди нерусских народов и методическое руководство ею
осуществляли центральная и местная инспекции отделов народного
образования, действовавшие в тесном контакте с партийными и со­
ветскими органами. Только с июля по декабрь 1921 г. Совнацменом
НКП РСФСР были образованы и утверждены советы по делам про­
свещения нацменьшинств в целом ряде губерний: Ставропольской,
Царицынской, Иркутской, Астраханской, Самарской, Пермской, Ека­
теринбургской, Томской, Екатеринославской, Курской, Уфимской,
Челябинской, Пензенской, Тамбовской, а также в Башкирской, Кир­
гизской и Туркестанской республиках. Так, например, в состав Сов­
нацмена Туркестанской АССР входило девять национальных бюро:
русское, украинское, еврейское, армянское, немецкое и т. д. В составе
Иркутского губернского ОНО были организованы еврейское, поль­
ское, бурятское, татарское и украинское национальные бюро, а также
выделены отдельные ставки инструкторов по работе среди латышей,
эстонцев и корейцев. В Астраханском губоно появились татарское,
киргизское, армянское, немецкое и еврейское национальные бюро,

415 Этот институт представительств действовал до лета 1923 г. См.: Ульянов Г.


Первый Всероссийский съезд Совнацменов. С. 102-103.
416 См.: Материалы II Всероссийского совещания уполномоченных по делам нац­
меньшинств [5 мая 1928 г.]: ГА РФ. Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 122-123.
417 Ср.: Ульянов Г. К. К вопросу об организации просвещения национальностей
Нерусского языка / / Народное просвещение. 1921. № 82. С. 3-5; Он же. Просвещение
национальностей нерусского языка / / Народное просвещение. 1921. М° 85. С. 11-12.
418 Положение о губернских советах по просвещению национальностей нерусско­
го языка, 13 июня 1921 г. / / Народное просвещение. 1921. 21 июля. С. 14-15.

179
при Енисейском губоно —польское, украинское, мусульманское, ев­
рейское и эстонское и т. д.419 В губерниях с относительно однородным
по национальному составу населением советы по делам просвещения
нацменьшинств не создавались вообще420.
Несмотря на то что, по сообщениям с мест, к началу 1923 г. совнац-
мены существовали уже в 29 губерниях РСФСР, однако, как отме­
чали сами сотрудники НКП, «в действительности они встречались]
лишь в виде исключения». Дело в том, что существующие структуры
сложно было назвать «советами», так как в основном они состояли
лишь из одного человека — председателя, или, в крайнем случае, из
двух — председателя и представителя нацгруппы421. В одиннадца­
ти российских губерниях с довольно низкой долей нацменьшинств
вместо «совнацменов» при губернских ОНО вводилась должность
губернского уполномоченного по нацменвопросам422. «На практике
же, —отмечалось в отчете Совнацмена за 1923 г., —это постановление
НКП или не выполняется, или выполняется лишь формально: вместо
национального представителя эта роль возлагается (номинально) на
кого-либо из инспекторов»423. Еще реже институт «уполномоченных»
встречался при уездных отделах народного образования. «Вообще
приходится признать, — с сожалением заключали составители вы­
шеназванного отчета, —что в провинции задачи Наркомпроса о соз­
дании работоспособных национальных аппаратов по тем или другим

419 Подотдел нацменьшинств при Енисейском губоно, к примеру, состоял из 8 чел.


(1921 г.): заведующего, инструктора по школам, двух инструкторов по внешкольным
делам и четырех «разъездных» инструкторов для обслуживания культурно-
просветительных нужд нацменьшинств. См.: Дятлова В. А. Материалы Государствен­
ного архива Красноярского края по вопросам просвещения национальных меньшинств
в первые годы советской власти. Красноярск, 2004. С 1. См. текст: http://w ww .kspu.ru/
annual/an3/pl 0-06.doc (12.08.2004).
420 Красовицкая Т. Ю. Национальная политика в области просвещения народов
РСФ СР. С. 249-250.
421 Народное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60.
Л. 5.
422 Так, например, при Енисейском губоно после ликвидации подотдела нацмень­
шинств (1922 г.) в октябре 1923 г. появилась ставка уполномоченного по нацменделам
при соцвосе, который обслуживал 217 тыс. чел. (!). По сообщению руководства губоно,
ему «был выдан стол в канцелярии, назначена заработная плата... и выданы две пап­
ки для дел: одна для переписки с центром, другая — для переписки с местами...». См.:
Дятлова В. А. Материалы Государственного архива Красноярского края по вопросам
просвещения национальных меньшинств в первые годы советской власти. С. 2.
423 Народное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60.
Л. 5.

180
причинам не встретили должного отклика...»424 Еще хуже дело обстоя­
ло с созданием аппарата национальных инспекторов при ОНО, ко­
торые на протяжении всех 1920-х гг. являлись большой редкостью
на уровне как губерний, так и уездов425. Исключение составляла одна
Ленинградская губерния, где губсовнацмену (1923 г.) была выделена
целая инспекционная «бригада» в количестве 11 «националов», кон­
тролировавшая и опекавшая все виды культурно-просветительной
работы среди нацменьшинств426.
Неудовлетворительная работа местных «совнацменов» и посто­
янное сокращение их штатов стали главным предметом обсуждения
на II Всероссийском съезде заведующих губернскими ОНО (1922 г.).
В его резолюции по вопросу просвещения среди нацменьшинств осо­
бо подчеркивалась важность совместной работы «совнацменов» с
общими подотделами в структуре ОНО: «Обслуживание всего насе­
ления каждой части Федерации, в том числе и нацмен, должно быть
делом соответствующего Наркомпроса и ОНО с помощью специ­
альных национальных органов [Совнацменов], с ними неразрывно
связанных... Для успешного выполнения этой задачи Совнацмены
должны [быть] организационно укреплены и теснее связаны с общи­
ми органами Нацобразования...»127
Вопросу руководства нацменобразованием был посвящен и
1-й Всероссийский съезд заведующих совнацменами, созванный
в январе 1923 г. по инициативе НКП РСФСР. Причем этот съезд
явился высшим форумом не только губернских нацменработников
РСФСР, но и всего СССР, так как на него прибыли представители
аналогичных подразделений (совнацменов) из других советских рес­
публик428. Делегаты съезда поручили руководству Совнацмена НКП

424 Там же.


425 Как правило, обязанности инспекторов брали на себя заведующие националь­
ными бюро, но ввиду их острой нехватки на местах работа по инспекции культурно-
просветительных учреждений нацменьшинств в РС Ф С Р была далека от идеала. Не
улучшилось положение и к концу 1920-х гг. Так, II Всероссийское совещание упол­
номоченных по работе среди нацменьшинств, заслушав доклад НКП (май 1928 г.),
вновь отметило низкую численность «инспектуры из нацмен» в краевых, областных
и губернских ОНО и ее!"полное отсутствие на уровне уездов. См.: Постановление
II Всероссийского совещания уполномоченных по делам нацменьшинств [май 1928 г.]:
ГА РФ. Ф. Р -1235. On. 123. Д. 4. Л. 148.
426 Народное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60.
Л. 5-6.
427 Цит. по: Розен В. Просветительная работа среди национальных меньшинств.
С. 87.
428 Ульянов Г. Первый Всероссийский съезд Совнацменов. С. 102-103. Вопросы
согласованного руководства нацменобразованием в рамках всего Союза ССР подни­

181
РСФСР «всесторонне укреплять связь и срастание Совнацмена с ор­
ганами НКП как в центре, так и на местах»429. Подводя итоги съезда,
председатель Совнацмена НКП Розен оптимистично заявил: «Съезд
будет моментом перелома в болезни Совнацмена, после которого его
выздоровление пойдет ускоренным темпом»4’10. Дело в том, что, не­
смотря на все попытки централизации руководства системой про­
свещения нацменьшинств и проведенные НКП реформы, Совнацмен
продолжал жить довольно обособленной от наркомата жизнью. Фак­
тически до начала 1923 г. вся связь НКП с Совнацменом ограничи­
валась лишь периодическими письменными отчетами последнего и
время от времени выносимыми на Коллегию Наркомпроса РСФСР
вопросами о работе среди этнодисперсных групп населения. «Сов­
нацмен жил под кровлей Наркомпроса, —отмечалось в отчете НКП
за 1922/1923 учебный год, — но соприкасался с просвещенческим
миром лишь в случае особенной надобности. И по мере возрастания
экономических затруднений положение Совнацмена становилось все
тяжелее и неопределеннее»431.
Неудивительно, что в этот период в центре все чаще дискутировал­
ся вопрос о переводе образования национальных меньшинств вновь
под контроль Наркомнаца. Конец дискуссиям положил в середине
1923 г. ВЦИК, принявший решение о полной ликвидации НКН432.
Коллегии НКП не оставалось другого выхода, как принять 26 октяб­
ря 1923 г. к сведению, что «просвещение национальных меньшинств
полностью входит в задачи Наркомпроса», и заняться регулировани­
ем деятельности национальных органов просвещения на территории

мались и на III совещании народных комиссаров просвещения союзных и автоном­


ных республик, состоявшемся в декабре 1923 г. Подробнее см.: Протоколы совещаний
наркомов просвещения союзных и автономных республик, 1919-1924 гг. М., 1985.
С. 59-131.
429 Ульянов Г. Первый Всероссийский съезд Совнацменов. С. 106. Кроме того,
съезд выразил сожаление, что в докладё НКП РС Ф С Р X съезду Советов совершенно
не было уделено внимание просвещению среди нацменьшинств, и счел необходимым
внести через Президиум ВЦИК соответствующее дополнение к резолюции X съезда
Советов.
430 Ульянов Г. Первый Всероссийский съезд Совнацменов. С. 113. Подробнее см.:
Из протокола заседания 1-го Всероссийского съезда губернских советов националь­
ных меньшинств, 27 января 1923 г. / / ЦК РК П (б)-В К П (б) и национальный вопрос.
Кн. 1. С. 96-100.
431 Народное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60.
Л. 2-3.
432 Протоколы руководящих органов Народного комиссариата по делам нацио­
нальностей РСФСР. С. 5, 256. Ср.: Красовицкая Т. Ю. Модернизация России. С. 281.

182
РСФСР433. С 1923 г. Совнацмен существовал на правах отдельного
главка при Коллегии Наркомпроса РСФСР, объединяя четырнадцать
центральных национальных бюро, включая и представительства нац­
меньшинств Запада (латышское, немецкое, польское и эстонское)434.
По численности персонала самыми крупными среди национальных
бюро Совнацмена являлись татарское (4 чел.) и еврейское (3 чел.),
остальные имели всего лишь 1—2 сотрудников. Все вопросы общего
характера, затрагивавшие нацменьшинства, регулярно выносились
на ежемесячные заседания пленума Совнацмена, в состав которого,
кроме членов Президиума, входили все заведующие центральными
нацбюро435.
После завершения ликвидации НКН в апреле 1924 г. Совнацмен
НКП остался единственным центральным подразделением, фор­
мально курировавшим всю культурно-просветительную работу по
обслуживанию этнодисперсных групп на территории РСФСР со
стороны государственных органов. С октября 1925 г. он получил но­
вое название —Центральный совет по просвещению нацменьшинств
РСФСР (Центрсовнацмен)436. В соответствии с «Положением» о
Центрсовнацмене он, как и его предшественник, состоял на правах
главного управления при НКП, являясь центральным органом, при
помощи которого наркомат «осуществлял руководство делом просве­
щения нацменьшинств и приспособлял свои мероприятия к языко­
вым, бытовым и культурным особенностям населяющих Республику
национальностей»43'
Формально ни одно из мероприятий главных управлений НКП,
затрагивавших вопросы просвещения нацменьшинств, не могло про­
водиться без согласования с Центрсовнацменом. На практике Центр­
совнацмен нередко оказывался «пятым колесом в телеге» НКП, что
автоматически отражалось на статусе его региональных подразделе­
ний в российских губерниях, не говоря уже об АССР и АО. К 1927 г.
структура Центрсовнацмена выглядела следующим образом: Совет,
Президиум, методическая комиссия, уполномоченные в управлениях

433 Народное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60.
Л. 3.
434 Были также образованы: калмыцкое, коми-зырянское, марийское, мордовское,
татарское, чувашское, белорусское, украинское и еврейское национальные бюро.
435 Народное просвещение нацмен в 1922/23 уч. г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 60.
Л. 4.
436 Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства
РСФСР. 1925. № 71. Ст. 561.
437 Положение о Центральном совете по просвещению национальных меньшинств
РСФ СР при Коллегии НКП РС Ф С Р [1927 г.]: РГАСПИ. Ф. 1-М. Оп. 23. Д. 712.
Л. 76-82.

183
НКП (Главсоцвосе, Главпрофобре, Главполитпросвете), националь­
ные методисты и секретариат438. Наиболее представительным по чис­
ленности был Совет, членами которого являлись председатель, его
заместитель, члены Президиума Центрсовнацмена, уполномоченные
Совнацмена в главных управлениях НКП РСФСР, секретари нацио­
нальных секций при ЦК ВКП(б) и ЦК ВЛКСМ, представители от­
дела национальностей при Президиуме ВЦИК и др. Вместе с тем Со­
вет созывался на очередные сессии довольно редко — не более двух
раз в год, а все его постановления проводились в жизнь Президиумом
Центрсовнацмена, при котором непосредственно действовали и на­
циональные отделы439. Таким образом, Центрсовнацмен осуществлял
руководство нацменпросвещением номинально, представляя собой
лишь совещательный орган Наркомпроса. Реальная, хотя и сильно
ограниченная власть принадлежала узкому кругу людей — Прези­
диуму Центрсовнацмена, состоявшему из членов, назначаемых Кол­
легией НКП, и созываемому не менее двух раз в месяц. Его функ­
ции были довольно обширны: от разработки мероприятий главных
управлений НКП в области методического и учебно-программного
обеспечения нацменьшинств до составления смет на издание и рас­
пространения учебников, содействия национальной печати, инструк­
тирования органов и учреждений нацменьшинств на местах, созывов
национальных съездов, совещаний, конференций и т. д. В то же время
любое постановление Президиума Центрсовнацмена не имело силы
без утверждения его вышестоящими органами — Коллегией НКП
РСФСР, наркомом или его заместителем440. Представитель Центрсов­
нацмена Лие, выступая на II Всероссийском совещании уполномо­
ченных по работе среди нацменьшинств (1928 г.), довольно метко
определила его главную задачу: «...Орган, через который Наркомпрос
проводит свою работу и который подчас воюет и урывает кое-что для
работы среди нацмен...»441 Что касается его основных функций, то, по

438 Положение о Центральном совете по просвещению национальных меньшинств


РС Ф С Р при Коллегии НКП PC®GP, [1927 г.]: РГАСПИ. Ф. 1-М. Оп. 23. Д. 712.
Л. 76.
439 Совет являлся совещательным органом Коллегии НКП, и в его функции вхо­
дило рассмотрение отчетов Президиума Центрсовнацмена, смет расходов по просве­
щению нацменьшинств, докладов о состоянии дела просвещения среди отдельных
национальностей, планов издания литературы, вопросов о подготовке научных и
преподавательских кадров и т. д. См.: Положение о Центральном совете по просве­
щению национальных меньшинств РС Ф С Р при Коллегии НКП РС Ф С Р [1927 г.]:
РГАСПИ. Ф. 1-М. Оп. 23. Д. 712. Л. 76-77
/l4° Там же. Л. 77-78.
441 Материалы совещания уполномоченных по работе среди национальных мень
шинств. С. 245.

184
выражению Лие, они сводились лишь к организационной и мето­
дической работе: «...Подталкивать [совнацмены на местах], вовремя
подсказывать, насколько [школьную] сеть надо расширить, в каком
направлении ее укрепить, где и откуда деньги на это получить...»442
В целом организация схемы руководства нацменработой в НКП
РСФСР к концу 1920-х гг. выглядела довольно сложной: существо­
вал Центральный совет национальных меньшинств (Центрсовнац­
мен), разделенный на отделы по группам национальностей, которые
отвечали за всю методическую работу по линии своих культурно-
просветительных учреждений. При Центрсовнацмене имелась своя
коллегия, состоявшая из представителей центральных партийных,
комсомольских и советских органов, «заинтересованных» в деле про­
свещения нацменьшинств, и крайне редко собиравшаяся для выра­
ботки практической линии работы Центрсовнацмена и планирования
новых мероприятий. Центрсовнацмен выдвигал из своей «среды»
так называемых уполномоченных по нацменработе во все функцио­
нальные управления (главки) НКП: Главсоцвос, Главполитпросвет и
Главпрофобр. Роль этих уполномоченных сводилась к тому, что они
осуществляли и поддерживали связь между отдельными главками и
Центрсовнацменом, следя за тем, чтобы главки в процессе текущей
работы «не забывали» о нуждах нацменьшинств. В результате все
организационно-материальное обслуживание нацменпросвещения
оставалось, по сути, только за главками (функциональными управ­
лениями) НКП443.
По мнению замнаркома НКП РСФСР В. Н. Яковлевой (1928 г.),
такая «распыленность» в деле руководства нацменобразованием вы­
зывала хронические «запаздывания» в разрешении любых вопросов,
что, в первую очередь, отражалось на работе среди нацменьшинств
Запада. «Если понятен, скажем, факт отставания в деле выработки
программ, создания учебников и учебных пособий для националь­
ной школы культурно-слабых народностей, —отмечала Яковлева, —
то совершенно не оправдываемо отставание, в сравнении с русской
школой, обеспечения... руководством школы культурно-сильных на­
родностей, как польская, еврейская, немецкая и т. д.»444 Подобное по­

442 Там же. С. 247,260.


443 Проект реорганизации Совнацмена, 16 августа 1928 г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1.
Д. 388. Л. 34-34 об.
444 Там же. Л. 34 об. Только в Москве и Московской губернии (1928 г.) прожива­
ло около 340 тыс. представителей нацменьшинств (ок. 120 национальностей). Причем
Совнацмен Московского ОНО обслуживал только 22 наиболее крупные националь­
ности, среди которых девять относились к представителям нацменьшинств Запада
(включая итальянцев, французов, румын, венгров и т. д.). См.: Материалы II Всерос­

185
ложение обусловливалось прежде всего тем, что главки, каждый из
которых монопольно ведал руководством определенной отраслью
образования, фактически (по «Положению» о НКП) не являлись от­
ветственными за просвещение среди нацменьшинств. «Это объясня­
ется не непониманием задач национального просвещения со стороны
руководителей функциональных Управлений, —поясняла в доклад­
ной записке в СНК РСФСР Яковлева в августе 1928 г., —а тем, что,
имея в системе Наркомпроса специальное Управление —Совнацмен,
функциональные Управления [просто] не работают над вопросами
национального просвещения»445.
Вместе с тем сложившаяся к концу 1920-х гг. структура НКП
РСФСР нередко вызывала «параллелизм» в разработке одного и
того же вопроса. Бывали случаи, когда Центрсовнацмен месяцами
трудился над проектами, уже давно подготовленными в стенах Глав-
соцвоса, Главполитпросвета или Глав ггрофобра444. Многочисленные
попытки со стороны НКП улучшить существующее положение пу­
тем персональных перестановок в Центрсовнацмене не дали ощути­
мых результатов, хотя только за период 1925-1928 гг. там сменилось
пять (!) руководителей. В результате контрольной проверки в 1927 г.
работниками НК РКИ деятельности подразделений Наркомпроса
руководству последнего предложили вообще ликвидировать Центр­
совнацмен как малоэффективный орган447. Не лучше обстояло дело и
с нацменработой в региональных подразделениях ОНО. «Рациона­
лизация» работы отделов народного образования на местах, активно
развернувшаяся с середины 1920-х гг., по словам самих сотрудников
Центрсовнацмена, привела в первую очередь к сокращению именно
нацменработников: «Там, где было 3 работника, остался — 1, а то и
совсем не осталось, и работа по всем национальностям... возложена
на общую инспектуру».
Необходимо учитывать, что нацменработа велась как раз только
в тех ОНО, где существовали должности уполномоченных или ин­
спекторов из «националов», которые, как метко подметили сотрудни­
ки Центрсовнацмена, «зубами и ногтями держались за работу среди

сийского совещания уполномоченных по делам нацменьшинств [май 1928 г.]: ГА РФ.


Ф. Р-1235. Оп. 123. Д. 4. Л. 123-124.
445 Проект реорганизации Совнацмена, 16 августа 1928 г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1.
Д. 388. Л. 34 об.
446 Там же. Л. 34.
447 Там же. Л. 34-34 об.

186
нацмен»448. Но проблема нехватки инспекторов ОНО из числа пред­
ставителей нацменьшинств имела место практически во всех без ис­
ключения регионах РСФСР вплоть до самой ликвидации Центрсов­
нацмена. Так, например, заведующий нацменотделом Президиума
Западного облисполкома (декабрь 1932 г.) отмечал острую нехватку
инспекторских кадров для контроля за 199 нацменшколами, оста­
вавшимися, по его мнению, совершенно без присмотра: «Нацменин-
спектор при Запоблоно в одном лице не в состоянии охватить и руко­
водить этой работой. Инспектора, работающие по общей линии как
районного, так и областного масштаба, нацменовской работой не за­
нимаются, ссылаясь на незнание языка, а также по целому ряду дру­
гих обстоятельств. В результате всего этого сеть нацменовских школ
Западной области не изучена, школы не укомплектованы школьны­
ми работниками, в школах отсутствуют учебники на национальном
языке или в лучшем случае применяются учебники, давно отжившие
свой век, — словом, нацменовские школы продолжают оставаться
беспризорными...»449
Весной 1928 г. руководство НКП приступило к разработке про­
екта по реорганизации Центрсовнацмена, который и был представ­
лен 16 августа на утверждение в СНК РСФСР. В соответствии с
ним Центрсовнацмен предлагалось преобразовать в «Комитет по
просвещению нацменьшинств РСФСР» (Комнац). Причем в ре­
зультате реорганизации задача нового комитета сводилась лишь к
«общему наблюдению за проведением мероприятий по просвеще­
нию нацменьшинств Главными Управлениями и местными ОНО».
Таким образом, вся работа по национальному просвещению, как
организационная, так и методическая, полностью концентрирова­
лась в функциональных управлениях НКП (Главполитпросвете,
Главсоцвосе, Главпрофобре и Главнауке), в которых вводились
новые должности —методистов по просвещению нацменьшинств450.

44® Материалы совещания уполномоченных по работе среди национальных мень­


шинств. С. 249. Ср.: К сведению и руководству в Окружную комиссию при Окрис-
полкоме по улучшению быта нацмен Ставропольского округа, 10 сентября 1925 г. / /
Немецкое население Се^ррного Кавказа: социально-экономическая, политическая и
религиозная жизнь (последняя четверть XVIII — середина XX в.): Сб. документов /
сост. Т. Н. Плохотнюк. Ставрополь, 2002. С. 135-137.
449 Докладная записка о создании штатов нацменинспекторов, декабрь 1932 г. / /
Судьбы национальных меньшинств на Смоленщине, 1918-1938 гг. Хг 176. URL: h ttp ://
orel.rsl.ru/vers_m ay2000/books/htm l/sm olfr (12.08.2004).
450 В соответствии с предложенным проектом Комнац возглавлялся членом Кол­
легии НКП РСФСР, а в его состав входили все работники по просвещению нацмень­
шинств из функциональных управлений наркомата и целый ряд представителей «за­
интересованных» общественных и государственных организаций. При ГУСе, в свою

187
Обосновывая свой проект, руководство НКП делало вывод, что ре­
организация Центрсовнацмена обеспечит «своевременность и каче­
ство руководства делом нацпросвещения» на новом этапе социали­
стического строительства в стране451.
Первого февраля 1929 г. СНК РСФСР согласился с преобразова­
нием Центрсовнацмена в Комитет по просвещению нацменьшинств
РСФСР (Комнац) на правах главного управления НКП РСФСР, без
увеличения штата его сотрудников452. Вместе с тем уже в марте 1930 г.,
когда основные главки были преобразованы «в функциональные сек­
тора и группы»453, Коллегия НКП упразднила институт «специаль­
ных заместителей по нацработе», возложив всю ответственность за
нацменработу в отдельных подразделениях наркомата на руководи­
телей новых подразделений и весь аппарат НКП РСФСР в целом454.
После проведенной летом 1930 г. Наркоматом РКИ проверки выпол­
нения народными комиссариатами РСФСР правительственных ди­
ректив об обслуживании нацменьшинств Президиум ВЦИК обязал
все наркоматы РСФСР, включая Наркомпрос, приступить к разра­
ботке годовых и пятилетних планов развития их отраслей с учетом
специфики работы среди нацменьшинств, что автоматически при­
вело к унификации планируемых наркоматами мероприятий, общей
централизации руководства нацменработой и нивелировке «нацио­
нальных особенностей»455.

очередь, создавалась специальная методическая комиссия по нацменвопросам, пред­


седатель которой входил в Комитет по просвещению нацменьшинств.
451 Проект реорганизации Совнацмена, 16 августа 1928 г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1.
Д. 388. Л. 35. См. также: Руководство НКП РС Ф С Р просвещением нацмен, 12 сентяб­
ря 1930 г.: Там же. Д. 430. Л. 41-42.
452 Соответственно и на местах все местные «совнацмены» были заменены «коми­
тетами» по просвещению нацменьшинств (комнацами). См.: Собрание узаконений и
распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР. 1929. № 31. Ст. 323.
453 Щтамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 43-44. Ср.: Про­
свещение и нацменьшинства. По материалам ВЦИК / / Власть Советов. 1931. № 18.
С. 20-21.
454 Руководство НКП РС Ф С Р просвещением нацмен, 12 сентября 1930 г.:
ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 430. Л. 41. Руководство нацменработой по модели Комнаца
НКП (функции только общего руководства, контроля и наблюдения за выполнением
директив по нацменработе) было организовано и на местах. См.: Резолюция совеща­
ния Комнаца НКП по докладу МОНО о состоянии и перспективах просветительной
работы среди нацменьшинств в Московской области, 5 января 1930 г. / / Бюллетень
Наркомпроса. 1930. № 3. С. 36-37.
455 См.: Постановление № 83 ВЦИК и СНК РСФСР, 27 октября 1930 г.: ГА РФ.
Ф. Р-1235. Оп. 122. Д. 42. Л. 14 об. Ср.: Постановление СНК РС Ф С Р по докладу Гос­
плана РС Ф С Р [сентябрь 1930 г.]: Там же. Л. 37.

188
Немаловажно отметить, что в конце 1929 г. на уровне Президиума
ЦИК СССР был поднят вопрос об организации при Президиуме Со­
вета Национальностей специальной комиссии «по координированию
работы» всех союзных наркомпросов, обслуживающих этнодисперс-
ные группы населения456. Причем создание комиссии обосновывалось
не только острой необходимостью совместной подготовки и исполь­
зования национальных педагогических кадров на уровне Союза ССР,
создания однотипных учебников —«приспособленных для обслужи­
вания одной национальности в разных республиках», но и необходи­
мостью централизованного руководства «идеологическим содержа­
нием культурной работы среди нацмен»457.
Однако «золотые» 1920-е годы подходили к концу, и подобная
централизация нацменработы, по мнению ЦК и Политбюро ЦК
ВКП(б), очевидно запоздала, тем более что НКП РСФСР все чаще
брал на себя функции «общесоюзного» наркомата458. Реализация ста­
линского варианта форсированной реконструкции народного хозяй­
ства означала ставку на массовое применение внеэкономического
принуждения, что требовало коренного реформирования всей по­
литической системы общества за счет усиления роли центрального
партийного аппарата и сосредоточения в его руках абсолютной вла­
сти. Как известно, партийные решения имели обязательный характер
и подлежали исполнению всеми органами государственной власти
и управления, имея большую юридическую силу, чем нормативные
акты официальных органов власти. Государственный аппарат, уна­
следовавший основные пороки традиционной российской бюрокра­
тии (громоздкость, косность, волокиту и т. д.), был слишком непово­

456 См.: Постановление Президиума ВЦИК «О состоянии и очередных задачах


просвещения трудящихся национальных меньшинств РСФСР», 10 сентября 1930 г.:
ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 430. Л. 33-34.
457 Тезисы о практическом проведении национальной политики в области про­
свещения в СССР, 1929 г.: ГА РФ. Ф. А-296. On. 1. Д. 434. Л. 12. Осенью 1930 г. по­
пытку централизации управления нацменобразованием предпринял и Президиум
ВЦИК, предложив предоставить Комнацу при НКП РСФ СР «права объединения и
руководства деятельностью всех ведомств РСФ СР в области просвещения националь­
ных меньшинств». См.: Постановление Президиума ВЦИК «О состоянии и очередных
задачах просвещения трудящихся национальных меньшинств РСФСР», 10 сентября
1930 г.. Там же. Д. 430. Л. 33-34.
458 Несмотря на «самостоятельность» союзных НКП, нарком просвещения
РСФСР А. С. Бубнов, выступая на XV Всероссийском съезде Советов (26 февраля —
5 марта 1931 г.), затронул вопрос культпросветработы не только на уровне РСФСР,
но и во всех национальных республиках СССР. Госплан РСФСР, в свою очередь, уже
начиная с 1928 г. отвечал за совместное планирование по отдельным союзным респуб­
ликам и т. д. См.: Штамм С. И. Управление народным образованием в СССР. С. 88.

189
ротлив для разворачивавшихся «революционных» преобразований в
стране.
Не составили исключения и центральные органы народного про­
свещения в союзных и автономных республиках СССР. Комнацы,
курировавшие вопросы руководства культурно-просветительной ра­
ботой среди этнодисперсных групп населения и, как правило, состо­
явшие из «националов», отстаивавших национальную самобытность
своих народов, все больше мешали процессу формирования «новой
исторической общности лю