Вы находитесь на странице: 1из 3

Согласно статье 3 закона «О средствах массовой информации» цензура

массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой


информации со стороны должностных лиц, государственных органов,
организаций, учреждений или общественных объединений предварительно
согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное
лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на
распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, - не
допускается.
Создание и финансирование организаций, учреждений, органов или
должностей, в задачи либо функции которых входит осуществление цензуры
массовой информации, - не допускается.

Заметим, что определение цензуры, установленное в Законе о СМИ


(требование от редакций со стороны государственных органов власти либо
их должностных лиц предварительного согласования предназначенных для
распространения сообщений и материалов), содержит существенный
недостаток: оно не включает подобные требования, адресованные не
редакции, а журналисту. По смыслу закона, однако, такое требование в адрес
журналиста также должно квалифицироваться как акт цензуры.

Важно понимать, что в юридическом смысле цензура может быть только


предварительной. В правовом смысле, а не в обыденном понимании она
может быть только государственной. В то же время нормы о свободе
массовой информации и о запрете цензуры не должны восприниматься как
невозможность любого ограничения этой свободы со стороны государства.

С точки зрения социологии под цензурой понимается более широкое


явление, а именно вся система государственного надзора за печатью и
средствами массовой информации. По формам контроля она подразделяется
на предварительную и карательную, может делиться на общую (внутреннюю
и иностранную) и ведомственную (военную, духовную и др.). Цензурой
часто называют требования со стороны редактора или частного владельца,
политических партий и т.д. в отношении журналистов «собственных» СМИ,
однако с точки зрения права она таковой не является и, стало быть, не
противозаконна. Сопротивляться такому вмешательству в профессиональную
деятельность журналистов возможно, но апеллировать при этом к
конституционному запрету цензуры бесперспективно.

С самого начала признания демократических принципов построения


современного российского общества государственная и партийная цензура
стала антонимом свободы массовой информации, более того, по мнению
современных отечественных авторов, свобода массовой информации — не
более чем отсутствие цензуры. Такая точка зрения принципиальным образом
противоречит сегодняшним воззрениям большинства западных
исследователей. Доминирующим условием свободы слова более не является
отсутствие цензуры — им стали гражданские права. Действительно, массовая
информация свободна не столько тогда, когда государство снимает на ее
пути политические фильтры. Информация свободна, когда общество состоит
из свободных и в полной мере реализующих свои гражданские и социальные
права членов. В современном обществе гарантом свободы массовой
информации выступает сама общественная среда, а не отважные журналисты
и редакторы, как это порой представляется.

Несмотря на законодательный запрет цензуры и отсутствие


государственных органов, полномочиями которых являлось предварительное
согласование материалов, распространяемых в СМИ, существуют основания
утверждать о наличии в российской журналистике рахтичных форм
государственного давления на редакции и журналистов или так
называемой «мягкой цензуры». Применительно к нашей стране «мягкую
цензуру» можно определить как использование государственными органами
и должностными лицами имеющихся в их распоряжении (в силу их статуса)
способов прямого или опосредованного давления на СМИ и журналистов с
целью ограничения сбора, производства и распространения массовой
информации для обеспечения собственных политических интересов и
бесконтрольной политической деятельности. Ее следствием можно признать
деградацию демократических принципов, «самоцензуру» журналистов, рост
недоверия общества как к СМИ, так и к самим органам власти, углубление
отчуждения между обществом и государством.

Формой «мягкой цензуры» является отказ нелояльным СМИ в


предоставлении информации и рекламы, а также услуг по доставке и
распространению. Например, в 2005 г. в Туле права присутствовать на
еженедельных планерках городской администрации лишились журналисты
всех изданий, кроме муниципальной газеты «Тула» [1]. В апреле 2003 г., в
канун кампании по выборам в Карачаево-Черкесской Республике (КЧР),
руководство управления почтовой связи КЧР отказалось распространять
газеты «Джамагат», «Возрождение республики» и «Черкесск». Как отмечало
информационное агентство Regmtm, «никто не скрывает, что главе
республиканских почтовиков такое распоряжение поступило сверху». Эта
история окончилась тем, что месяц спустя антимонопольное управление КЧР
вынесло решение в пользу изданий, а в случае нового отказа почтовиков
распространять газеты их ожидал штраф от 200 до 500 тыс. рублей[2] [3].

Наиболее опасным результатом «мягкой цензуры» в СМИ стало широко


распространенное явление «самоцензуры» — внутренние ограничения,
устанавливаемые журналистами под давлением извне при определении того,
насколько свободно они могут реализовать свою свободу слова в освещении
политических и иных событий. Руководитель свердловского областного
Союза журналистов Дмитрий Полянин считает в этой связи, что результатом
давления на журналистов и появившейся из-за этого самоцензуры стало то,
что «большинство СМИ не трогают острые темы, стало меньше
журналистских расследований»[5].

По данным всемирной организации "Репортеры без границ" Россия


находится в списке на 148 месте, между Пакистаном и Мексикой. Для
примера - Бангладеш, Венесуэла, Гондурас являются более свободными
странами.

Пример цензуры, о котором говорит Венедиктов: «Новость 2018 года.


"Украина ввела биометрические паспорта для россиян". И это правда, но не
вся...Полностью правдивая новость звучит так :«Украина для всех
иностранцев ввела биометрические паспорта». И это тоже правда, но
чувствуете разницу?»

В 2008 году Владимир Познер сказал, что есть некий набор фамилий,
которых нельзя допускать на телевидение, в данном случае имеется ввиду
его авторская программа "Познер". Это были - Борис Немцов, Гарри
Каспаров, Михаил Касьянов, Эдуард Лимонов, Алексей Навальный. 

Также раньше на ТВ было больше политической сатиры, вспоминается


программа «Куклы» на НТВ, однако сейчас ее фактически нет.

Уходя от обсуждения наиболее острых политических тем, журналисты и


редакторы все больше ориентируются на коммерчески выгодную продукцию
— материалы развлекательного, сообщения и аудиовизуальную продукцию,
как правило, насыщенные сценами насилия и жестокости. Возникает
ориентация СМИ на так называемый наименьший общий знаменатель —
удовлетворение потребностей наименее притязательной и наименее
образованной части аудитории. Именно такие материалы позволяют
извлекать из массово-информационной деятельности прибыль, не опасаясь
чрезмерного контроля со стороны властей.

В сфере массовой информации возникает система положительной обратной


связи. Она заключается в следующем: под нарастающим давлением
государства (и коммерческих интересов) журналисты уходят от освещения
острых политических тем и обращаются к легким низкопробным жанрам,
«бульварный» характер материалов СМИ вызывает раздражение общества в
отношении современной журналистики, что в свою очередь позволяет
органам власти, не опасаясь общественного протеста, усиливать давление на
журналистов и свободу массовой информации.

Вам также может понравиться