Вы находитесь на странице: 1из 22

На правах рукописи.

КЛЕЩЕВ МАКСИМ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ТЕСТИКУЛЯРНАЯ ФУНКЦИЯ ЛАБОРАТОРНЫХ МЫШЕЙ В УСЛОВИЯХ


СОЦИАЛЬНОЙ ИЕРАРХИИ: РОЛЬ СРЕДОВЫХ И ГЕНЕТИЧЕСКИХ
ФАКТОРОВ

1.5.5. – физиология человека и животных (биологические науки)

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Новосибирск – 2022
Работа выполнена в секторе прикладных репродуктивных технологий человека
Федерального исследовательского центра «Институт цитологии и генетики СО РАН»
г. Новосибирск.

Научный руководитель — Осадчук Людмила Владимировна, доктор биологических


наук, ведущий научный сотрудник сектора прикладных репродуктивных технологий
человека Федерального исследовательского центра «Институт цитологии и генетики
СО РАН» г. Новосибирск.

Официальные оппоненты:
1.
2.

Ведущая организация -

Защита диссертации состоится «_____» _____________ 2022 г. в _____ часов на


заседании диссертационного совета 35.2.025.01 (Д 220.048.04) на базе ФГОУ ВПО
Новосибирский государственный аграрный университет, 630039, г. Новосибирск ул.
Добролюбова 160.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ФГОУ ВПО
Новосибирский ГАУ http://nsau.edu.ru.

Автореферат разослан __________________2022 г.

2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ.
Актуальность темы исследования и степень ее разработанности.
Социальное доминирование или социальная иерархия – широко распространенная в
животном мире система взаимоотношений между особями в социальной группе, при которой
одни члены группы (доминанты) получают преимущество в доступе к лимитирующим
ресурсам среды по сравнению с другими (субординантами) (Громов, 2008; Drews, 1993).
Социальное доминирование связано со многими физиологическими признаками организма, в
том числе и с тестикулярной функцией, которая включает в себя продукцию тестостерона
семенниками и формирование достаточного количества функционально компетентных
сперматозоидов.
Уже достаточно давно в биологической литературе сложилось представление о
преимущественном размножении доминирующих самцов (Ellis, 1995), что обеспечивается
как поведенческими механизмами, так и снижением потенциальной фертильности самцов в
результате ухудшения гормональной (Monder et al., 1994) и сперматогенной (Koyama,
Kamimura, 2000) функции семенников. Однако данные относительно связи между
иерархическим положением животного и его тестикулярной функцией остаются
противоречивыми из-за значительного числа средовых (Williamson et al., 2017) и
генетических (Бусыгина, Осадчук 2001; Осадчук и др., 2010) факторов, которые могут
взаимодействовать между собой в регуляции репродуктивной функции при установлении и
поддержании иерархических отношений. Одним из наиболее важных средовых факторов,
которые могут влиять на физиологические и поведенческие реакции при формировании
социальной группы является предварительное освоение территории одним из членов группы
и наличие на ней полового партнера. Кроме того, конечные эффекты иерархических
отношений на гормональную и сперматогенную функцию семенников могут зависеть от
продолжительности существования социальной группы, стабильности иерархических
отношений и стадии онтогенеза особи. Известно, что период полового созревания является
критическим для становления сперматогенеза, а также формирования нервных структур,
контролирующих агрессивное и половое поведение. Поэтому действие социальных факторов
в этот чувствительный период онтогенеза может модифицировать формирование поведения и
репродуктивной системы и предопределять их функционирование в дальнейшей жизни.
Однако, эффекты средовых факторов, при которых происходит формирование и поддержание
социальной иерархии, на поведение, продукцию тестостерона и в особенности на
сперматогенные параметры остаются мало изученными. Влияние длительных иерархических
отношений на становление тестикулярной функции в период полового созревания также не
3
исследовалось. Изучение данного вопроса имеет важное фундаментальное и прикладное
значение, поскольку хемосенсорные сигналы и «социальный» стресс, сопровождающие
установление иерархии, могут быть важными детерминантами репродуктивного потенциала,
как в природных популяциях животных, так и у сельскохозяйственных животных,
содержащихся группами (Pizzari et al., 2007).
Цель и задачи исследования.
Целью настоящей работы стало изучение взаимодействия средовых и генетических факторов
в регуляции агонистического поведения и тестикулярной функции при формировании и
поддержании иерархических отношений на модели инбредных линий мышей.
В соответствии с поставленной целью были сформулированы следующие задачи:
1. Исследовать влияние предварительного освоения территории и конкуренции за полового
партнера на агонистическое поведение и тестикулярную функцию при установлении
социальной иерархии.
2. Исследовать эффекты установления и длительного поддержания социальной иерархии на
онтогенетическое развитие поведения и тестикулярной функции в период полового
созревания.
3. Исследовать влияние доминантно-судординантных отношений на фертильность самцов,
как интегральный результат изменений в поведении и тестикулярной функции при
установлении и поддержании доминантно-субординантных отношений.
Научная новизна. Впервые, с использованием разработанной ранее этологической модели
социального доминирования (Брагин и др., 2006) исследованы паттерны агонистического и
маркировочного поведения при формировании социальной иерархии у самцов мышей
инбредных линий контрастных по стероидогенному потенциалу семенников при освоении и
защите участка обитания. Предложена модификация этологической модели социального
доминирования, которая заключается в длительном совместном содержании самцов мышей
на протяжении периода полового созревания и установлены особенности формирования
агонистического поведения и тестикулярной функции в период полового созревания в
условиях сложившихся иерархических отношений. Впервые показано, что характер
тестикулярных ответов на социальную конкуренцию зависит от генотипа самца и
территориальных условий формирования социальной иерархии.
Теоретическая и практическая значимость работы. В результате работы получены новые
данные о генетических и средовых факторах, влияющих на сперматогенную функцию
семенников, которая имеет ключевое значение для фертильности самцов. Полученные
результаты имеют важное фундаментальное и прикладное значение, поскольку
4
хемосенсорные сигналы и социальный стресс, сопровождающие установление иерархии,
могут быть важными детерминантами репродуктивного потенциала, как в природных
популяциях животных, так и у сельскохозяйственных животных содержащихся группами
(Pizzari et al., 2007).
Методология и методы исследования
В исследовании использована модель социальной иерархии в «минимальном социуме»
(Брагин и др., 2006), которая представляет собой пару самцов инбредных линий РТ и
CBA/Lac проживающих в одной экспериментальной клетке в течение определенного времени
(5-30 дней). Для каждого самца в паре оценивали паттерны агонистического, обонятельного и
маркировочного поведения при установлении и поддержании социальной иерархии и на
основании асимметрии в проявлении агонистического поведения каждому самцу в паре
присваивали определенный социальный ранг (доминант или субординант). После окончания
экспериментов для всех экспериментальных животных определяли базальный уровень
тестостерона в крови и семенниках, количество эпидидимальных сперматозоидов, долю
подвижных и морфологически нормальных половых клеток.
Положения, выносимые на защиту.
1. Независимо от территориальных условий формирования иерархии ведущее значение в
проявлении наследственной способности к социальному доминированию играет генетически
детерминированный уровень агрессивности животного, а не уровень маркировочной
активности. Установление доминантно-субординантных отношений оказывает влияние на
сперматогенную функцию самцов мышей, в зависимости от генотипа животного, его
социального ранга и территориального статуса (резидент или интрудер).
2. В результате установления и поддержания доминантно-субординантных отношений в
период полового созревания происходит зависимое от генотипа ослабление сперматогенной
функции семенников у подчиненных самцов и животных, проживающих в условиях
нестабильных иерархических отношений, по сравнению с доминантами.
3. Установление и поддержание иерархических отношений в период полового созревания
приводит к снижению числа потомков у доминантов по сравнению с субординантами, но
подчиненные особи сохраняют способность к размножению.

Степень достоверности результатов и апробация работы.


Достоверность результатов обеспечивается использованием этологической модели, которая
хорошо воспроизводит паттерны агонистического поведения при формировании и
поддержании иерархических отношений в сообществах домовых мышей (Брагин и др., 2006),

5
а так же репродуктивные последствия социального доминирования (Осадчук и др, 2010),
детальным описанием поведения каждого самца, применением адекватных методов для
оценки сперматогенной функции семенников мышей, апробированных ранее другими
исследователями (Kruczek, Styrna, 2009; Tayama et al., 2006).
Представленные в работе данные обсуждались на II научной конференции «Поведение и
поведенческая экология млекопитающих», (г. Москва, 2009 г.), Всероссийской научной
конференции «Актуальные проблемы современной териологии» (г. Новосибирск, 2012 г), VII
Сибирском съезде физиологов (г. Красноярск, 2012 г).
Вклад автора. Проведение экспериментов, оценка поведения экспериментальных животных
и параметров сперматогенеза осуществлялись автором лично. Определение содержания
тестостерона в крови и семенниках выполнялись совместно с к.б.н. Гуторовой Н. В. и д.б.н.
Осадчук Л. В. Статистическая обработка и интерпретация экспериментальных данных
осуществлялись совместно с к. б. н. Осадчуком А. В. и научным руководителем д. б. н.
Осадчук Л. В.
Объем и структура диссертации.
Диссертация изложена на 142 страницах и включает введение, материалы и методы
исследования, описание полученных результатов и их обсуждение, а также список
литературы, состоящий из 233 источников (в том числе 23 источника на русском языке).
Диссертация содержит 25 рисунков и 3 таблицы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материалы и методы исследования.
Экспериментальные животные. Использовались самцы инбредных линий PT и CBA/Lac,
полученных из питомника вивария Института цитологии и генетики СО РАН. По сравнению
с самцами линии CBA/Lac, самцы линии PT обладали повышенным стероидогенным
потенциалом семенников (Дубовенко, Осадчук 2010; Осадчук Свечников 1995), более
высокой агрессивностью и склонностью к социальному доминированию на «нейтральной
арене» (Осадчук и др., 2010). Выбор данных инбредных линий мышей позволяет исследовать
взаимодействие генетически детерминированных поведенческих и физиологических
особенностей, способствующих доминированию, с изучаемыми средовыми факторами.
Общий план проведения экспериментов. В экспериментах использовали этологическую
модель социальной иерархии в «минимальном социуме», которая представляет собой пару
самцов разных инбредных линий, содержащихся в специальной экспериментальной клетке в
течение длительного (несколько дней) периода. При этом самцов не разделяют перегородкой
и не возвращают в домашние клетки.
6
Первый эксперимент (эксперимент 1) проводился для изучения влияния предварительного
освоения территории и наличия полового партнера на уровень социального доминирования,
агонистическое поведение и тестикулярную функцию у лабораторных мышей при
формировании социальной иерархии. Для этого к взрослому самцу-резиденту определенного
генотипа (PT или CBA/Lac), который проживал с самкой линии DD/He двое суток в
экспериментальной клетке, подсаживали самца-интрудера другой линии (PT или CBA/Lac).
После этого наблюдали за поведением животных при формировании доминантно-
субординантых отношений. Мыши содержались в парах в течение 5 дней, в конце этого срока
животных забивали и оценивали гормональную и сперматогенную функцию семенников.
Кроме того, в данном эксперименте оценивали маркировочную активность самцов при
содержании их в изоляции, проживании с самкой линии DD/He, а также в условиях
стабильных иерархических отношений.
Второй эксперимент (эксперимент 2) проводился для изучения особенностей онтогенеза
агонистического поведения у животных разного социального статуса и генотипа в период
полового созревания в условиях доминантно-субординантных отношений, а так же влияния
длительных доминантно-субординантых отношений в период полового созревания на
гормональные и сперматогенные показатели взрослых самцов мышей. Для этого мы
проводили регулярные наблюдения за агонистическим поведением самцов линий РТ и
CBA/Lac, содержавшихся в генетически гетерогенных парах на протяжении пубертатного и
частично постпубертатного периода (с 41 по 70 день жизни). На 70 день жизни животных
забивали и оценивали сперматогеннные и гормональные показатели.
Третий эксперимент (эксперимент 3) проводился для изучения влияния длительных
доминантно-субординантных отношений в период полового созревания на репродуктивный
успех самцов мышей инбредных линий PT и CBA/Lac контрастных по реакции
сперматогенной функции на социальную конкуренцию. Для этого самцов линий РТ и
CBA/Lac содержали в генетически гетерогенных парах с 41-го по 70-й день жизни, где между
ними устанавливались и поддерживались доминантно-субординантные отношения. После
этого к каждой паре самцов подсаживали двух самок линии DD/He и в дальнейшем
подсчитывали число потомков от каждого самца. Отцовство устанавливали по окраске
шерсти у потомков F1.
Социальное доминирование, агонистическое и маркировочное поведение.
Социальное доминирование у домовых мышей проявляется в элементах социального
поведения, которое включает в себя агрессивное и субмиссивное поведение, а также сигналы
угрозы (Grant, Mackintosh, 1963; Benton, 1980; Соколов и др., 1990; Hurst, 1994). Социальный
7
ранг каждого самца определяли по асимметрии в проявлении агрессивного и субмиссивного
поведения. После формирования социальной иерархии агрессивное поведение характерно
для доминантов, а субмиссивное поведение – для субординантов. Данный метод широко
применяется для оценки социального статуса у самцов мышей (Benton, 1980). Поведенческие
тесты проводили три раза в день по 20 минут в одно и то же время (8.30, 11.00, 17.30) и
записывали на видеокамеру. При анализе поведения учитывали следующие элементы
поведения (Брагин и др., 2006; Grant, Mackintosh, 1963): наступательные и оборонительные
атаки, быструю вибрацию хвостом (агрессивное поведение), вертикальные позы подчинения,
убегания (субмиссивное поведение), а так же назо-назальные и назо-аногенитальные
контакты. Маркировочную активность самцов мышей в эксперименте 1 оценивали по числу
мочевых меток, оставленных на хроматографической бумаге за 1 час, которые подсчитывали
при ультрафиолетовом освещении (Desjardins et al., 1973).
Тестикулярная функция. Самцов декапитировали в одно и то же время суток (с 12-30 до 13-
30 ч), собирали периферическую кровь, выделяли и взвешивали оба семенника и каудальных
эпидидимиса на торсионных весах ВТ — 500.
Тестостерон в сыворотке крови и гомогенатах семенников определяли иммуноферментным
методом с использованием набора «Стероид ИФА-тестостерон» (фирма «АлкорБио» Санкт-
Петербург, Россия), согласно инструкции производителя. Градуировочную кривую для
расчета содержания тестостерона в семенниках строили с использованием стандарта
тестостерона после разведения фосфатным буфером, а для определения концентрации
гормона в сыворотке – разведения бесстероидной мышиной сывороткой.
Исследовали качество и количество сперматозоидов, выделенных из обоих каудальных
эпидидимисов в культуральную среду DMEM (Медиген, Россия) при температуре среды +37
°С. Доля подвижных сперматозоидов и доля половых клеток обладающих быстрым (>25
мкм/сек) прогрессивным движением оценивалась с использованием анализатора
фертильности спермы SFA-500 (НПФ «Биола» г. Москва). Количество сперматозоидов,
выделенных из каудальных эпидидимисов, подсчитывалось с помощью камеры Горяева
после окраски суспензии половых клеток 1-% водным раствором эозина. Морфологические
аномалии головок сперматозоидов классифицировали по Е. В. Даеву (Даев, Дукельская, 1994)
при исследовании под световым микроскопом (×200) мазков суспензии сперматозоидов,
окрашенных 1-% водным раствором эозина.
Статистическая обработка результатов. Проверку данных на нормальность
распределения проводили по критерию Шапиро-Уилка, гомогенность дисперсий в
экспериментальных группах проверяли с использованием теста Левена. Для данных,
8
распределение которых достоверно отличалось от нормального (число элементов
агонистического и обонятельного поведения, число мочевых меток, содержание тестостерона
в крови и семенниках), экспериментальные группы сравнивали с использованием
непараметрического дисперсионного анализа Краскела-Уоллеса. Различия между группами
оценивались по критерию Манна-Уитни. Для данных, распределение которых
соответствовало нормальному закону, использовали параметрические критерии. При анализе
таких данных в эксперименте 1 экспериментальные группы сравнивали, используя тест
множественного сравнения Дункана. В эксперименте 2 анализ данных проводили с
использованием двухфакторного дисперсионного анализа (факторы — генотип и социальный
статус). Для сравнения групп в рамках дисперсионного анализа использовали тест
множественного сравнения Дункана. Различия считали достоверными при p<0,05. Для всех
показателей высчитывали среднюю арифметическую и ее ошибку (M±SEM). Вероятность
социального доминирования для каждой линии рассчитывали как долю (%) доминантов при
парных ссаживаниях самцов. Анализ сопряженности уровня доминирования в зависимости
от территориального статуса у самцов двух инбредных линий проведен на основе точного
критерия Фишера. Достоверность различий в краевых (маргинальных) частотах
доминирования в зависимости от генотипа линий и территориального статуса оценивали
методом χ2
Результаты исследования и их обсуждение.
Агонистическое поведение и социальное доминирование при формировании социальной
иерархии (эксперимент 1).
Предварительное освоение территории и наличие полового партнера достоверно
увеличивало вероятность социального доминирования ( χ2 (1) = 23,43, p<0.0001, табл. 1), а
также повышало число наступательных (рис. 1) и оборонительных атак у животных. Однако,
самцы линии РТ проявляли большую склонность к доминированию (χ 2 (1) = 25,31; p<0.0001), а
также демонстрировали достоверно больше наступательных (рис. 1) и ответных атак (рис. 2)
по сравнению с самцами линии CBA/Lac, вне зависимости от территориального статуса
животного.
Таким образом, установлено, что предварительное освоение территории увеличивает
агрессивность и вероятность доминирования у самцов-резидентов лабораторных мышей, но
генетические различия по способности к социальному доминированию и агрессивному
поведению сохраняются вне зависимости от степени освоения участка обитания.

9
Таблица 1. Анализ сопряженности частоты доминантов в зависимости от территориального
статуса у самцов двух инбредных линий при формировании социальной иерархии.
Территориальные условия
Частота доминантов в Всего
содержания
инбредной линии доминантов
Резидент Интрудер
PT, n=53 n=29 n=82
% от общего числа 47,75% 26,13% 73,87%
CBA/Lac n=28 n=1 n=29
% от общего числа 25,23% 0,90% 26,13%
Всего доминантов, n=81 n=30 n=111
% от общего числа 72,97% 27,03% 100%

Рисунок 1. Число наступательных атак у самцов инбредных линий РТ и CBA/Lac с различным


социальным (доминант или субординант) и территориальным (резидент или интрудер) статусом при
формировании социальной иерархии. ## - достоверность межлинейных различий (p<0,01); @@ -
достоверность влияния территориального статуса (p<0,01). Число животных в группе варьировало от
27 до 52. Данные по подчиненным самцам-резидентам линии РТ и доминирующим самцам-
интрудерам линии CBA/Lac не представлены из-за малого количества животных в этих группах (одна
пара самцов).

10
Рисунок 2. Доля оборонительных атак (от наступательных атак партнера) у самцов инбредных
линий РТ и CBA/Lac с различным социальным (доминант или субординант) и территориальным
(резидент или интрудер) статусом при формировании социальной иерархии. ## - достоверность
межлинейных различий (p<0,01); @ - достоверность влияния территориального статуса
(p<0,05).Число животных в группе варьировало от 27 до 52. Данные по подчиненным самцам-
резидентам линии РТ и доминирующим самцам-интрудерам линии CBA/Lac не представлены из-за
малого количества животных в этих группах (одна пара самцов).

Считается, что уровень маркировочной активности особи может являться хорошим


предиктором социального ранга (Drickamer, 2001), в особенности для резидента, поскольку
самцы мышей активно маркируют свою территорию мочевыми метками, оказывая
ольфакторное влияние на интрудера. Однако, самцы линии CBA/Lac достоверно чаще
маркировали территорию, чем самцы линии РТ в условиях социальной изоляции и при
проживании с самкой (рис. 3), а так же в период стабильных иерархических отношений (рис.
4), но при этом достоверно реже становились доминантами, чем самцы линии РТ.

Рисунок 3. Число мочевых меток перед образованием социальной группы у самцов


инбредных линий РТ и CBA/Lac.

** - достоверность межлинейных различий (p <0,01).

11
Рисунок 4. Число мочевых меток на четвертый день существования социальной группы у самцов
инбредных линий РТ и CBA/Lac с различным социальным (доминант или субординант) и
территориальным (резидент или интрудер) статусом. ** - достоверность межлинейных различий (p
<0,01). Данные по подчиненным самцам-резидентам линии РТ и доминирующим самцам-интрудерам
линии CBA/Lac не представлены из-за малого количества животных в этих группах (одна пара
самцов).

Таким образом, полученные результаты позволяют предположить, что существенный вклад в


генетические различия по способности к социальному доминированию у домовых мышей
вносит генетически детерминированный уровень агрессивности, а не маркировочной
активности вне зависимости от территориального статуса самца.
Известно, что проявление агрессивного поведения, а также устойчивость к стрессу,
сопровождающему формирование иерархических отношений, зависит от секреции
тестостерона (Nelson, Trainor, 2007). Ведущее значение для достижения и удержания
высокого социального ранга имеет не базальный уровень тестостерона, а его быстрое
увеличение при формировании или изменении состава социальной группы (Wingfield et al.,
1990). Полученные ранее данные (Зарубина, Осадчук, 2011), указывают на более высокий
стероидогенный потенциал семенников у самцов линии РТ по сравнению с самцами линии
CBA/Lac, который реализуется в период формирования социальной иерархии и способствует
доминированию как на своей, так и на чужой территории. Результаты нашего исследования
показывают, что высокий стероидогенный потенциал клеток Лейдига может вносить
существенный вклад в способность самца успешно конкурировать за территорию обитания.

12
Влияние длительных доминантно-субординантных отношений на агонистическое
поведение в период полового созревания (эксперимент 2).
При формировании социальной иерархии в начале полового созревания (на 41 день жизни)
самцы линии РТ доминировали в 64.1% случаев, а самцы линии CBA/Lac становились
доминантами в 35.9% пар. Межлинейные различия по уровню социального доминирования
не были статистически достоверными (χ2=3.38, p= 0.066), оставаясь на уровне тенденции.
Доминанты линии РТ при формировании социальной группы, на 41 день жизни достоверно
чаще (p<0,01) атаковали партнера, чем доминанты линии CBA/Lac. Таким образом,
повышенная агрессивность и склонность к социальному доминированию характерная для
взрослых самцов линии РТ начинает проявляться у животных этого генотипа уже в начале
полового созревания.
В период формирования социальной иерархии, т.е. на 41 день жизни, количество
наступательных атак у доминантов (рис. 5) и количество элементов субмиссивного поведения
(рис. 6) у субординантов были максимальны, что является характерным для периода
установления доминантно-субординантных отношений у самцов домовых мышей (Брагин и
др., 2006; Краснов, 1994).

Рисунок 5. Возрастная динамика числа наступательных атак у самцов мышей двух


инбредных линий РТ и CBA/Lac в экспериментальной модели социальной иерархии. * -
достоверность ранговых различий (p<0.05). Количество животных в каждой группе
варьировало от 14 до 25.

13
В период поддержания социальной иерархии (на 42 – 70 день жизни) в парах со стабильными
иерархическими отношениями число наступательных атак у доминантов и число элементов
субмиссивного поведения у субординантов всех генотипов, а также число обонятельных
контактов у всех самцов было значительно (p<0,01) ниже, чем на 41 день жизни.

Рисунок 6. Возрастная динамика числа вертикальных поз подчинения у самцов мышей двух
инбредных линий РТ и CBA/Lac в экспериментальной модели социальной иерархии. * -
достоверность ранговых различий (p<0.05). Количество животных в каждой группе
варьировало от 14 до 25.

После установления доминантно-субординантных отношений у доминантов линии CBA/Lac


наблюдалось достоверное увеличение числа наступательных атак и обонятельных контактов,
начиная с 45 дня жизни, которое достигало максимума на 60 день. У доминантов линии РТ и
у субординантов всех генотипов таких изменений в агрессивном поведении не наблюдалось.
Физиологический механизм, обуславливающий выявленные ранговые и генетические
различия в возрастной динамике агрессивного поведения и обонятельных контактов, может
включать ранговые и генетические различия в онтогенетическом профиле продукции
тестостерона, который оказывает активирующее влияние на нервную систему, обуславливая
увеличение агрессивности в пубертатном возрасте (Sisk, Zehr, 2005; Trainor et al., 2008).
Вероятно, в условиях стабильной социальной иерархии доминанты линии CBA/Lac в период
полового созревания (45-70 день жизни) характеризуются более высоким уровнем

14
тестостерона по сравнению с доминантами линии РТ и субординантами всех линий, что
может эффективнее стимулировать агрессивное поведение.
В подавляющем большинстве (80%) пар ранговая асимметрия по агонистическому
поведению между самцами, которая устанавливалась уже на 41 день жизни, сохранялась на
протяжении всего эксперимента. В этих парах субмиссивное поведение в период
поддержания социальной иерархии (42 — 70 день жизни, рис. 6) было характерно только для
субординантов обоих генотипов и часто проявлялось при отсутствии атак со стороны
доминантов, являясь быстрым и точным маркером социального ранга. Таким образом,
иерархические отношения у самцов мышей в модели «минимального социума», состоящего
всего из двух животных, характеризуются высокой устойчивостью на протяжении
длительного времени даже, несмотря на пубертатное увеличение агрессивности у самцов
линии СВА.
Влияние доминантно-субординантых отношений на тестикулярную функцию самцов
мышей.
В результате проведенного исследования (эксперимент 1) установлены эффекты
относительно кратковременных (в течение 5 дней) доминантно-субординантных отношений
на количество сперматозоидов в каудальных эпидидимисах (рис. 7) и подвижность половых
клеток (рис. 8). У доминантов-интрудеров линии PT количество сперматозоидов было
достоверно снижено по сравнению с субординантами-интрудерами и доминантами линии РТ,
находившимися на своей территории.

Рисунок 7. Число сперматозоидов в обоих каудальных эпидидимисах у самцов инбредных линий РТ


и CBA/Lac с различным социальным (доминант или субординант) и территориальным (резидент или
интрудер) статусом. # - достоверность межранговых различий (p <0,05). @- достоверность влияния
территориальных условий (p <0,05).Данные по подчиненным самцам - резидентам линии РТ и

15
доминирующим самцам - интрудерам линии CBA/Lac не приведены, поскольку в этих группах
представлено только по одному самцу.

У доминантов CBA/Lac доля подвижных сперматозоидов оказалась достоверно выше, чем у


субординантов этой линии, находившихся как на освоенной, так и на чужой территории.

Рисунок 8. Доля подвижных сперматозоидов у самцов инбредных линий РТ и CBA/Lac с различным


социальным (доминант или субординант) и территориальным (резидент или интрудер) статусом. # -
достоверность межранговых различий (p <0,05). Данные по подчиненным самцам - резидентам линии
РТ и доминирующим самцам - интрудерам линии CBA/Lac не приведены, поскольку в этих группах
представлено только по одному самцу.

Кроме того, нами установлены эффекты длительных доминантно-субординантных


отношений в период полового созревания на количество эпидидимальных сперматозоидов и
их подвижность у взрослых самцов мышей (эксперимент 2). Доминанты линии CBA/Lac
характеризовались достоверно большим количеством эпидидимальных сперматозоидов и
большей долей подвижных половых клеток (рис. 9) по сравнению с субординантами и
самцами этой линии в тех парах, где стабильный социальный ранг не устанавливался. У
самцов линии РТ влияния социальных отношений на количество сперматозоидов и их
подвижность не установлено. Таким образом, самцы линии РТ оказались резистентными к
действию социальной конкуренции в пубертатном периоде.

16
Рисунок 9. Параметры сперматогенной функции семенников у самцов линий РТ и СВА/Lac в
условиях социальной иерархии. $$ - достоверность различий между доминантами и
субординантами (p<0,01); ## - достоверность различий между доминантами и самцами с
нестабильным рангом (p<0,01); $ - достоверность различий между доминантами и
субординантами (p<0,05); # - достоверность различий между доминантами и самцами с
нестабильным рангом (p<0,05).

Снижение количества сперматозоидов и их подвижности у самцов мышей при формировании


социальной иерархии может быть обусловлено социальным стрессом, сопровождающим
установление доминантно-субординантых отношений (Koolhaas et al., 2013) и особенно
выраженным при освоении нового участка обитания и конкуренции за полового партнера.
Высокая активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы подавляет
стероидогенез (Toufexis et al., 2014) и сперматогенез (Ren et al., 2010; Gollenberg et al., 2010).
Это могло привести к снижению сперматогенных показателей у доминантов-интрудеров
линии РТ, отличавшихся высоким уровнем агрессивности при формировании иерархических
отношений и у субординантов линии CBA/Lac, которые подвергались интенсивным атакам
со стороны их партнеров – самцов линии РТ. Повышенный уровень стресса мог также
привести к снижению количества и качества сперматозоидов самцов мышей в тех парах, где
стабильный социальный ранг не устанавливался, поскольку социальная нестабильность,
связанная с изменением состава социальной группы или социального статуса ее членов,
17
является серьезным стрессирующим фактором (Yohn et al., 2019; Toth, Neumann, 2013;
Proudfoot, Habing, 2015).
Кроме того, воздействие определенных ольфакторных сигналов, выделяемых
доминирующими самцами, может снижать количество и подвижность сперматозоидов у
подчиненных животных, не затрагивая гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую ось
(Koyama, 2004).
Изученные линии мышей, контрастные по реакции тестикулярной функции на социальную
конкуренцию могут служить перспективной моделью для изучения механизмов
модификации сперматогенной функции семенников в ответ на социальные воздействия.
Влияние длительных доминантно-субординантных отношений в период полового
созревания на репродуктивный успех самцов.
В нашем эксперименте наблюдалось снижение общего количества потомков (рис. 10) у
субординантных самцов по сравнению с доминантными и контрольными животными,
содержавшимися в изоляции, независимо от генотипа, что согласуется с имеющимися в
литературе представлениями о снижении успешности размножения у подчиненных самцов
(DeFries, McClearn, 1970; Ellis, 1995).

Рисунок 10. Количество животных в группе варьировало от 8 до 26.


#- достоверность различий между доминантами и субординантами (p < 0,05);
@ - достоверность различий между субординантами и контролем (p < 0,05)
##- достоверность различий между доминантами и животными в парах с нестабильным рангом (p <
0,01);
@@ - достоверность различий между животными в парах с нестабильным рангом и контролем (p <
0,01).

18
Однако в нашем исследовании не было выявлено ассоциации между изменениями в
сперматогенной функции самцов линий РТ и CBA/Lac в условиях доминантно-
субординантных отношений с успешностью размножения самцов, поскольку подавление
сперматогенной функции семенников субординантов наблюдалось лишь у самцов линии
CBA/Lac, а снижение успешности размножения наблюдалось у подчиненных животных
независимо от генотипа. Это позволяет предположить, что снижение репродуктивного успеха
у субординантов, в первую очередь происходит за счет поведенческих механизмов, а не
нарушения сперматогенеза.
Интересно отметить, что полного подавления размножения у субординантов обеих линий не
происходило. В некоторых парах субординантные самцы все же становились отцами, как
правило, одного помета из двух, причем средний размер помета у доминантов и
субординантов достоверно не отличался у самцов обеих линий. Кроме того, в нашем
эксперименте в 11% случаев, встречались гетероспермные пометы, что также
свидетельствует о сохранении потенциальной фертильности субординантов. На сохранение
потенциальной фертильности у субординантов указывают и результаты исследования
морфологии сперматозоидов у самцов мышей. Доля аномальных сперматозоидов является
ключевым показателем, характеризующим фертильность самцов (Teves Roldan, 2022;
Menkweld et al., 2011), поскольку появление морфологических дефектов отражает различные
нарушения процесса спермиогенеза, которые приводят не только к появлению
морфологических аномалий, но и повышению уровня фрагментации ДНК сперматозоидов,
нарушению конденсации хроматина и оксидативному стрессу в половых клетках (Daris et al.,
2010; Oumaima et al, 2018). В наших экспериментах доля аномальных головок
сперматозоидов у мышей обеих линий не отличалась у доминантов и субординантов,
социальная нестабильность также не приводила к увеличению этого показателя. Таким
образом, процессы спермиогенеза, которые лежит в основе формирования видоспецифичной
формы головки сперматозоида (Teves et al., 2020), по-видимому, являются устойчивыми к
факторам, обуславливающим подавление репродуктивной функции у подчиненных особей.
Поскольку нормальное протекание спермиогенеза является ключевым для формирования
функционально компетентных сперматозоидов, то резистентность этого процесса к действию
социальных факторов может быть необходимой для сохранения фертильности подчиненных
особей. Сохранение способности к размножению у подчиненных особей, несомненно,
является адаптивным феноменом, т.к. позволяет субординантам оставаться в репродуктивном
резерве популяции.
ВЫВОДЫ.
19
1. У самцов лабораторных мышей установлено влияние генотипа и территориальных
условий формирования социальной иерархии на вероятность доминирования и паттерны
агонистического поведения. Предварительное освоение территории увеличивало
агрессивность и вероятность доминирования у самцов РТ и CBA/Lac. Однако межлинейные
различия по агрессивному поведению и вероятности социального доминирования
сохранялись как на своей территории, так и на территории, освоенной другим самцом.
2. Независимо от территориальных условий формирования иерархии ведущее значение в
проявлении наследственно обусловленной повышенной способности к социальному
доминированию у самцов линии РТ имеет генетически детерминированный уровень
агрессивности животного, а не уровень маркировочной активности.
3. Генетические различия у самцов мышей инбредных линий PT и CBA/Lac по способности к
социальному доминированию и агрессивному поведению начинают формироваться уже в
начале полового созревания.
4. Доминантно-субординнантные отношения между самцами инбредных линий PT и
CBA/Lac, сложившиеся в начале полового созревания, характеризуются значительной
устойчивостью на протяжении всего периода полового созревания.
5. Установление доминантно-субординантных отношений приводит к снижению количества
эпидидимальных сперматозоидов у доминантов линии РТ при освоении новой территории и
снижению подвижности эпидидимальных сперматозоидов у субординантов инбредной линии
CBA/Lac вне зависимости от территориального статуса самца.
6. В условиях стабильных доминантно-субординантных отношений на протяжении периода
полового созревания происходило снижение количества и подвижности сперматозоидов у
субординантов линии CBA/Lac по сравнению с доминантами, самцы линии РТ оказались
резистентными к действию социальной конкуренции.
7. В используемой этологической модели социальной иерархии преимущественное участие в
размножении принимают доминирующие самцы вне зависимости от генотипа особи, однако
подчиненные животные сохраняют способность к размножению.

СПИСОК РАБОТ ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ.


Статьи в журналах.

1. Гуторова Н.В. Роль длительных социальных взаимодействий в контроле сперматогенной


функции у самцов мышей инбредных линий PT и CBA/Lac / Н.В. Гуторова, М.А. Клещев,

20
Л.В. Осадчук // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – 2012. – Т. 98. – №
7. – С. 854-861.

2.Клещев М.А. Возрастная динамика обонятельных контактов у самцов лабораторных


мышей в условиях социальной конкуренции: роль генотипа / М.А. Клещев, Л.В. Осадчук //
Экологическая генетика. – 2013. - Т 11. – № 1. – С. 36 - 41.
3. Клещев М.А. Генетические особенности возрастной динамики агонистического поведения
у самцов лабораторных мышей в условиях социальной иерархии / М.А. Клещев., Н.В.
Гуторова, Л.В. Осадчук // Экологическая генетика. – 2013. – Т. 11. – № 4. – С. 64 - 72.
4.Осадчук Л.В. Продукция тестостерона семенниками у самцов мышей инбредных линий PT
и CBA/Lac в условиях стабильной социальной иерархии / Л.В. Осадчук, Н.В. Гуторова, М.А.
Клещёв // Российский физиологический журнал им. И.М. Сеченова. – 2014. – Т. 100. – № 4. –
С. 465-472.
5.Клещев М.А. Социальное доминирование и репродуктивный успех у самцов лабораторных
мышей (Mus musculus) / М.А. Клещев, Л.В. Осадчук // Журнал эволюционной биохимии и
физиологии. – 2014. - Т. 50. – № 3. – С. 201 - 206.
6. Chadaeva I. Natural selection equally supports the human tendencies in subordination and
domination: a genome-wide study with in silico confirmation and in vivo validation in mice / I.
Chadaeva, P. Ponomarenko, D. Rasskazov, E. Sharypova, E. Kashina, M. Kleshchev, M.
Ponomarenko, V. Naumenko, L. Savinkova, N. Kolchanov, L. Osadchuk, A. Osadchuk // Frontiers
in Genetics. – 2019. – V. 10. – Article 73. DOI: 10.3389/fgene.2019.00073.

7. Клешев М.А. Особенности агонистического и маркировочного поведения у самцов


лабораторных мышей (Mus musculus) разных инбредных линий при формировании
социальной иерархии / М.А. Клешев, А.В. Осадчук, Л.В. Осадчук // Зоологический журнал.
– 2022. – Т.101 – №3. – С. 1-13.

Тезисы докладов.

1. Клещев М.А. Социальная модификация тестикулярной функции у лабораторных мышей. /


М.А. Клещев, Л.В. Осадчук // Тезисы докладов Второй научной конференции «Поведение и
поведенческая экология млекопитающих». – Москва, 2009. – С. 124.

2. Гуторова Н.В. Социальная конкуренция и формирование генеративной функции в


онтогенезе (на примере самцов лабораторных мышей) / Н.В. Гуторова, М.А. Клещёв,

21
Осадчук Л.В. // Тезисы докладов VII Сибирского съезда физиологов. – Красноярск, 2012. – С.
152-153.

3. Клещев М.А. Онтогенетическое формирование агонистического и обонятельного


поведения у самцов лабораторных мышей в условиях социальной конкуренции / Клещев
М.А., Гуторова Н.В., Осадчук Л.В. // Тезисы докладов Всероссийской научной конференции
«Актуальные проблемы современной териологии». – Новосибирск, 2012. – С. 155.

22

Вам также может понравиться