Вы находитесь на странице: 1из 3

Герхард Герхардс (литературный псевдоним Desiderius Erasmus - Эразм

Роттердамский, 28 октября 1469 [1466,1467] - 12 июля 1536), голландский философ,


гуманист, получивший прозвище - «князь гуманистов», снискавший всеевропейскую
славу свободолюбивыми взглядами, крупнейший учёный Северного Возрождения,
автор сатирических произведений, высмеивающих человеческую глупость, ханжество
и невежество (наиболее известны - "Разговоры запросто" )и одно из самых остроумных
и неувядающих произведений мировой литературы - памфлет "Похвала глупости" -
первый мировой бестселлер, изданный только до ХХ века - 200 раз). «Всё превращает
любовь: и неумного делает

мудрым. Всё превращает любовь: красноречье даëт молчаливым,

Старцев в юнцов превратить милая может любовь.

Силу ломает любовь, но и слабых быть сильными учит,

В робких отвагу вдохнуть также умеет любовь.»

<<Любая вещь имеет два лица. Снаружи как будто смерть, а заглянешь внутрь -
увидишь жизнь, и наоборот, под жизнью скрывается смерть, под красотой-безобразие,
под изобилием - жалкая бедность, под позором-слава, под ученостью - невежество, под
мощью - убожество, под благородством - низость, под весельем - печаль, под
преуспеванием - неудача, под дружбой - вражда, под пользой - вред.>>

«Самая низкопробная дрянь всегда приводит толпу в восхищение, ибо значительное


большинство людей заражено глупостью.>>

«Поистине, два великих препятствия стоят на пути правильного понимания вещей:


стыд, наполняющий душу, словно туман, и страх, который перед лицом опасности
удерживает от смелых решений. Но глупость с удивительной легкостью гонит прочь и
стыд и страх.>>
«Война, столь всеми прославляемая, ведется Дармоедами, сводниками, ворами,
убийцами, тупыми мужланами, нерасплатившимися должниками и тому подобными
подонками общества, но отнюдь не просвещенными философами.>>

<<Лучше меньше знать и больше любить, чем больше

знать и не любить.>> <<Потакать слабостям своих друзей, закрывать глаза на их


недостатки, восхищаться их пороками, словно добродетелями, - что может быть ближе
к глупости?»

<<Похвала глупости» (1509)


* Эразм Роттердамский утверждал, что «Похвала глупости» (Moriæ-Encomium, sive
Stultitiæ Laus) была написана во время продолжительного, при тогдашних путях
сообщения, переезда из Италии в Англию в 1509 году. Он смотрел на это
произведение, как на литературную безделицу, однако, своей литературной
известностью и своим местом в истории, наравне со своими многотомными научными
трудами, он обязан этой "безделице".
«В душе он не признавал над собой никакой власти, не собирался служить ни одному
двору, ни одному университету, ни одной профессии, ни одному монастырю, ни одной
церкви, ни одному городу и ВСЮ ЖИЗНЬ С тихим, мягким упорством отстаивал свою
независимость... Эразма можно назвать Фанатиком независимости.>>
Сегодня, в начале XXI века, многие мысли великого гуманиста эпохи Возрождения не
теряют своей актуальности. Например, о патриотизме. Его, как орудие военной
пропаганды, Эразм считал либо глупостью, либо коварной приманкой для глупой
толпы. «Какая нелепость! Какая подлость! Людей разъединяет пустое название места,
где они живут! Почему же не объединяет столько других вещей?..» («Жалоба
Мира…»)

Не перечисляя всего прочего, заметим, что сегодня нам не хватает двух эразмовских
черт — снисходительности и иронии. Мы слишком непримиримы, никак не можем
изжить в себе ксенофобию, всюду нам чудятся враги. Чеченцы, евреи, немцы,
американцы «и разные прочие шведы» нам категорически не нравятся, зато мы в
восторге от самих себя. Мы упоены своей мнимой силой и былым величием. Нам не
хватает легкости, и мы чрезмерно серьезны. Конечно, пару раз с дамой по имени
Глупость можно прогуляться, но нельзя этими прогулками злоупотреблять.

Лучше Эразм, чем маразм, — позвольте скаламбурить. И воздадим должное рацио,


непредвзятому и критическому, трезво осознающему как достоинства, так и
относительность добываемых истин.

Глупости — нет!

Разуму — да!..
Эразмианство — это свобода и ясность ума, миролюбие и воздержанность, здравый
смысл, образованность, простота и никакого привычного для нашей власти
византийства с его пышностью, обманом и лукавством. Эразмианство — это протест
против всяких запретов (наподобие вечного советского «Ни-зя!»), вызывающих лишь
тоску по свободе. На этот счет Эразм говорил: «Многие редко, а то и все никогда не
покидают города, где родились, но если вдруг им запретили бы выезжать за его
пределы, они страшно досадовали бы на себя — зачем не ездили прежде! — и
прониклись бы нестерпимым желанием расстаться с отечеством. Это чувство
всеобщее…
Счастье зависит от нашего мнения о вещах.
Но ведь заблуждаться - это несчастье, говорят мне; напротив, не заблуждаться - вот
величайшее из несчастий! Весьма неразумны те, которые полагают, будто в самих
вещах заключается людское счастье. Счастье зависит от нашего мнения о вещах, ибо в
жизни человеческой все так неясно и так сложно, что здесь ничего нельзя знать
наверное, как справедливо утверждают мои академики, наименее притязательные
среди философов. А если знание порой и возможно, то оно нередко отнимает радость
жизни. Так уж устроенна человеческая душа, что более прельщается обманом, нежели
истиною.
ПРАВИЛО ШЕСТНАДЦАТОЕ
Если когда-нибудь придется тебе получить смертельную рану, остерегись, бросив
сразу щит, подставлять себя прочему оружию врага. Я заметил, что это случается со
многими, которые от природы весьма слабы и женственны; поверженные один раз, они
перестают сопротивляться, полностью отдаются страстям и не помышляют о том, как
обрести вновь свободу. Такое малодушие чрезвычайно опасно; иногда оно не связано с
самыми плохими свойствами, однако же обыкновенно приводит к тому, что хуже
всего, а именно к отчаянию. Против этого надлежит укреплять свой дух (mens) в
соответствии с этим правилом для того, чтобы, впавши в грех, , мы не только не
отчаивались, но подражали ревностным воинам, которых нередко позор бесславия и
боль от полученной раны не только не обращали в бегство, но побуждали и
воодушевляли сражаться храбрее прежнего. Так же и мы, если будем введены в
смертный грех (in capitalem noxam), тотчас поспешим прийти в себя и,
воодушевившись, вновь загладить позор падения добродетелью. Легче излечить одну
рану, чем многие; легче свежую, чем застарелую и уже гноящуюся.
И основная задача того человека, который стремится к счастью, не вступать в
противоборство как с разумом, так и с чувствами. Именно такое состояние Эразм
Роттердамский называет созидательной Глупостью. Человеческое счастье – это также
и состояние гармонии человека с природой.

Вам также может понравиться