Вы находитесь на странице: 1из 98

J t . Ж .

К А Р П О В

ч *

ТВОРЧЕСТВО
ЗАКЛЮЧЕННЫХ
DIE / C H Ö P f E P J r C H E t Ä t i g k E i t DEH QEfANgENEN^
* L A CR.ÉAtiON DEy PUMONNiEfc/*

И З Д А Т Е Л Ь С Т В О Н А Р . К О М . В Н У Т Р . Д Е Л H Ç Q - Ç
КНИГА ИМЕЕТ
Г О С У Д А Р С Т В Е Н Н Ы Й , И Н С Т И Т У Т ПО И З У Ч Е Н И Ю П Р Е С Т У П Н О С Т И и
ПРЕСТУПНИКА ПРИ Н. К. В. Д.

• 74 »,
ІД п. и. КПРПОВ — —

1039 � '/

ТВОРЧЕСТВО ЗАКЛЮЧЕННЫЕ
(РИСУНКИ, СКУЛЬПТУРА И РАБОТЫ МАСТЕРСКИ^)

P. I. KARPOFF

DIE SCHÖPFERISCHE TÄTIGKEIT DER


CEFAMCEHEM
(ZEICHNUNGEN, SKULPTUR UND ARBEITEN AUS
DEN WERKSTÄTTEN

P. I. W R P O F I V b , "

И*'.,*.

LA CRÉATIOH DES PRISOHHÏERS


((DESSINS, SCULPTURE ET TRAVAIL DES ATELIERS)

ИЗДАТЕЛЬСТВО
НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
МОСКВА —1929
Напечатано втипо-литогргф
имени tob. В о р о в с к о г о
ул. Дзержинского, д. 18
Мосгублит № 25782.
Тираж 3 . 0 0 0 экз.

2015147551
Г л а в а I.

ВВЕДЕНИЕ.

Материал, состоящий из рисунков, скульптуры и утилитарных


вещей, приводимый в настоящей работе, собран, проф. M. Н. Гернет в
местах заключения и находится в организованном им Криминологиче-
ском Музее при I МГУ. M. Н. Гернет предложил мне обработать данный
материал с тем, чтобы ознакомить с ним широкие народные массы
Материал, которым мы пользовались, разбит нами на три группы
по тематическому их содержанию. Нам казалось, что такое сортирова-
ние материала правильно, потому что мы пользуемся архивным собра-
нием и потому, что данный материал не выявляет бесспорных черт, при-
сущих отдельным преступным категориям, напр., убийцам, ворам л т. д.
Художественное творчество заключенных, по нашему мнению, предста-
вляет интерес в том отношении, что оно дает возможность ближе и пол-
нее ознакомить широкую народную массу с интересами, бытом и твор-
чеетво м за к .моченных.
Заключенные, каково бы ни было их преступление, все же остаются
людьми, с теми же чувствами, потребностями и мышлением, которые
присущи и свободным гражданам, среди которых имеется не мало літц,
вступающих в конфликты с юридическими нормами, но в форме, не
приведшей ік необходимости их изоляции; кроме того, среди свобод-
ного населения живут и действуют лица, преступления которых оста-
лись, не обнаруженными, а потому необходимо ближе подойти к вы-
явлению. психологических особенностей лиц, совершающих преступле-
ния с тем, чтобы лучше охранять себя от посягательств со стороны
таких Лиц, с тем, чтобу уяснить себе условия, порождающие престу-
пления, с тем, чтобы принимать соответствующие правильные меры к
изживанию причин преступления, а имеющихся правонарушителей ста-
вить в условия, которые давали бы наибольшую уверенность в том, что
средства государства тратятся не только на изоляцию, но и на непо-
средственное исправление преступника.
Наше государство живет в исключительных условиях социального
строительства. Господствующие социальные взаимоотношения нашего

і) Пользуюсь случаем, чтобы выразить мою глубокую благодарность


проф. М. Н. Гернет з а предоставление мне приведенного в работе худож< ствен-
ного материала, з а ту любезность и предупредительность, которыми я пользо-
вался в музее во время работы, и за интерес, проявленный М. Н. Гернет, к по-
ел дней.
Союза, несомненно, отражаются и ш жизни заключенного, последний
имеет возможность расширить орбиту своих учебно-эстетпческо-худо-
жествѳнных -интересов, будучи уверенным в том, что ему на пути их
реализации не будет ставиться преград, которые ставились в недавнем
прошлом.
Если в идеале нужно смотреть на заключенного, как на будущего
полезного члена общества и государства, если на нарушение им уста-
новленных государствам юридических норм нужно смотреть как на
печальный эпизод, не подлежащий повторению, то становится очевид-
ным и то, что заключенный, по возможности, должен оберегаться оч-
ередного влияния трудноисправимых рецидивистов; необходимо оза-
ботиться и о том, чтобы энергия заключенного и в месте заключения
была направлена на созидательные, а не на разрушительные ценности.
Поэтому регулярный труд, разумные развлечения и посильное творче-
ство не должны изгоняться -из мест заключения, .наоборот, на эти сред-
ства нужно смотреть как на лечебно-вспомогательных деятелей, напра-
вляющих и концентрирующих мышление заключенного на приемлемых
темах.
Изоляция заключенного от действительной жизни должна иметь
определенный предел, не влияющий вредно на мышление заключенного.
Заключенный, отбыв срок наказания, должен вновь стать социально
приемлемым слагаемым, поэтому его социальные интересы не должны
искусственно подавляться и доводиться до атрофии, они должны жить
в нем, как действенное начало, влекущее на путь исправления, поэтому
на правильно организованный труд и на разумные потребности заклю-
ченного должно быть обращено самое серьезное внимание, гак как при
помощи этих средств государство может благотворно влиять на нахо-
дящихся на его попечении заключенных.
В нашем Союзе места заключения подверглись резкой реоргани-
зации: трудовые процессы заключенных подверглись коренному изме-
нению, развлечениям заключенных и их духовным потребностям не
только не ставятся (препятствия, а, -наоборот, они поощряются, благо-
даря чему '.мы и имеем возможность попользовать в -нашей работе зна-
чительное количество рисунков, взятых из журналов заключенных.
В литературе по данному вопросу мы всегда 'встречаемся с мнением
утверждающим, что -интересы заключенных -весьма узки и эгоцентрич-
ны. Данные симптомы, по-видимому, наблюдаются потому, что круг ин-
тересов заключенного -искусственно суживается мерами заключения, но
если эти меры воздействия ослабевают, то культурные -интересы заклю-
ченного заметно повышаются за счет понижения -интересов отрица-
тельных, напр., мы имеем рисунки, энергично протестующие против
ругательств, проч-но укоренившихся в тюремной жизни. Следовательно,
повышение культурных запросов немедленно дало результаты в форме
борьбы с той распущенностью, которая веками жила и развивалась в
тюрьме и- приучала заключенного направлять свою творческую энергию
на выработку отрицательной продукции.
Помимо рисунков мы приводим снимки с работ, выполненных за-
ключенными в мастерских; по ним можно судить о той орга.низационно-
полезной работе, которая налажена в домах заключения нашего Союза.
Такие мероприятия дают возможность более бодро смотреть на буду-
щее, хотя короткий арок и не дает нам незыблемой опоры для стати-
стических выводов и бесспорных заключений.
Мы приводим и образцы скульптуры, созданной неискусным рез-
цом заключенного, привыкшего в действительной жизни к проявлению
иных навыков.
Русская литература уделяла немного внимания творчеству заклю-
ченных; такое отношение к последнему имело, конечно, свои основа-
ния, так как до последних лет творчество среди заключенных носило
эпизодический характер и реализовалось лишь на тюремных стенах,
доступ іс которым имел лишь обслуживающий тюремные потребности
персонал, не придававший этому творчеству никакого значения.
Наш Союз легализовал тюремный фолклор, благодаря чему про-
дукты последнего стали доступны обозрению и изучению.
Наш материал имеет свои особенности и достоинства, а потому мы
и считаем возможным привлечь к нему внимание широкого читателя.
На творческие потребности человека нельзя смотреть как на при-
хоть, на роскошь, на ненужную забаву,—такой взгляд и неправильный,
и нездоровый. Творческий процесс властно требует своего выявления
во внешней продукции; творчество властно заявляет свои права, пре-
небрежение которыми создает стойкую, а затем и непоправимую харак-
теристику личности, терпящую ущерб в своей гармоничности.
В Америке профессиональные навыки фабричных и заводских ра-
бочих останавливались на возможном минимуме путем направления
работы на узкую специальность, напр., на изготовление какой-либо
мелкой детали к целому. Такая узкая специализация совершенно не
требовала никакого творчества со стороны исполнителя; последний
вскоре превращался в машину, в автомата, что в свою очередь клало
неизгладимый отпечаток на личность рабочего: он не только тупел от
такой работы, но последняя атрофировала его творчество, находчи-
вость, приобретение новых навыков и интересов, благодаря чему лич-
ность рабочего мельчала; но этим же оканчивалось разрушительное
влияние автоматизма в работе на человеческий организм, последний
изнашивался довольно быстрой, примерно, в 10—12 лет рабочий пере-
ходил в разряд инвалидов. 4-
Заключенный, будучи изолирован от окружающего мира и лишен
возможности выявлять здоровое творчество, направляет свою творче-
скую силу в отрицательную сторону, развивая и совершенствуя послед-
нюю и тесно связывая ее с своею личнос тью. Прежние тюрьмы и про-
изводили такое отрицательное воздействие на заключенного.
В настоящее время в домах заключения нашего Союза творческая
работа для заключенных не изгоняется, а, наоборот, поощряется, по-
чему она имеет и научный, и общественный интерес.
Жизнь заключенного нашего Союза последнее время глубоко из-
менилась; она настолько стала непохожа на жизнь дореволюционного
заключенного, что проводить сравнения с прежней жизнью в тюрьме и
в современном доме заключения представляется делом не легким.
В прежних тюрьмах лицо, вступившее в конфликт с существовав-
шими юридическими нормами, вырывалось из действительной жизни
настолько прочно, что теряло с нею всякую связь. Редкие свидания
с родственниками, часто через решетку, нельзя считать за общение с
внешним миром. Во всем остальном арестованный был во власти тюрем-
ного режима, изолирующего его от действительной жизни, проявляю-
щейся в бесконечном разнообразии форм и взаимоотношений. Стран-
ным кажется в настоящее время то обстоятельство, что на прежние
тюрьмы смотрели как іна места, могущие оказать благотворное влияние
іи дальнейшее поведение заключенного по выходе его из тюрьмы.
Как можно рассчитывать на то, что ценность жизни в ее нормаль-
ных .рамках будет привлекательна для человека, проведшего .продолжи-
тельный срок в тюремном заключении, в общении с преступными ли-
цами, оказывающими, несомненно, действенное влияние на восприятие,
память, психические продукции и личность заключенного, оставляя в
них неизгладимые черты порочного молодчества и геройства, подража-
ние которому .начинает властно звучать во внутренних потребностях
заключенного.
Если заключенный содержится значительное время в общении с
людьми, принимающими жизнь не так, как это требуется обществом и
государством, и если, в то же время нормальная жизнь искусственно вы-
тесняется из жизни заключенного, то, несомненно, последняя теряет
свое обаяние, которое заменяется влечениями к запретному.
Прежний заключенный был лишен газет, говорящих о действитель-
ной жизни и о тех интересах, которые в ней превалируют, следова-
тельно, заключенный не только практически, но и теоретически был
лишен ценностей той жизни, в которую он должен будет вступить по
выходе из тюрмы, благодаря чему он все больше и больше отходил от
нормальной жизни и она .все больше и больше теряла власть над его
психическими потребностями, тогда как конфликтное восприятие
жизни широкой волной вступало в сознание заключенного и оставляло
в нем неизгладимые следы, создавая из него человека с прочно приви-
тыми преступными потребностями. Кроме того, в общении с непригод-
ными к нормальной жизни людьми заключенный приобретал среди них
тесный антураж, цепко державший его в атмосфере своего миропони-
мания. Поэтому почти с уверенностью можно сказать, что прежняя
тюрьма морально калечила всех лиц, попадавших впервые в станы, пред-
назначенные для исправления.
Самым же главным мотивом, мешавшим бывшему заключенному
вступать на путь нормального самообслуживания, являлась социальная
изолированность, не оканчивавшаяся с выходом из тюрьмы, так как-
старорежимные тюрьмы не заботились о судьбе выпускаемых на сво-
боду питомцев; благодаря отсутствию сколько-нибудь сносной платной
работы в тюрьме, заключенный оставлял стены последней без копейки
денег, а потому с первых же дней свободы вступал на путь запрещен-
ного труда.
Современный дом заключения нашего Союза покоится на иных
принципах. В настоящее время лицо, вступившее в конфликт с суще-
сгвующим законом, также изолируется, іно нынешняя изоляция резко
отличается от изоляции дореволюционной, ибо в настоящее время за-
ключенный не отрывается вполне от действительной жизни: он читает
газеты, библиотеки мест заключения значительно пополнились разно-
образной литературой, в основу исправления положен здоровый и по-
лезный труд, сменяющийся нормальным отдыхом и играми. Мало этого,
заключенные сами издают свои журналы и газеты, выявляющие не
только нужды заключенных. В них мы находим проявление широких
интересов ко всем отраслям жизни, до политики включительно.
Весьма существенное значение имеет организация мастерских в
исправительных учреждениях нашего Союза. В настоящее время в не-
которых домах заключения мастерские оборудованы столь мощно, что
эти учреждения переходят на самоокупаемость. Еще больший интерес
представляет то обстоятельство, что заключенный, работая в мастер-
ской, создает себе некоторое материальное обеспечение ко времени
выхода, так как часть его заработка откладывается и выдается ему по
окончании сірока заключения. Если по выходе ив места заключения
бывший арестованный получает некоторую материальную независи-
мость, то вместе с тем он получает и большую надежду на заработок.
В дальнейшем изложении мы приведем несколько рисунков с пред-
метов, изготовляемых в мастерских домов заключения, по ним можно
судить о тех глубоких изменениях, которые произошли в 'жизни рус-
ского заключенного, а его художественное творчество ознакомит обще-
ство с разнообразными интересами, присущими жизни, протекающей
за крепкими каменными стенами.
С какой бережностью и любовью относятся заключенные к своим
художественным произведениям, будет видно из разнообразных рисун-
ков, приводимых нами ниже. Литературная работа глубоко захваты-
вает арестованных, возбуждает в них властный интерес к действитель-
ной жизни, окрыляет их надеждой на то, что они по выходе из дома
заключения віновь сделаются равноправными, активными членами обще-
ственно-государственной жизни.
В прежнее время заключенные были обречены на неизбежную
тоску и скуку, властно державшие их в своих цепких когтях, действо-
вавшие подавляюще на механизм мышления и его продукции. Потреб-
ности прежнего заключенного были сосредоточены на одном желании
скорейшего освобождения, скорейшего выхода за степы каменного
мешка.
Мы, конечно, не отрицаем этого властного желания и у нынешнего
заключенного. Как ни скрашивается жизнь заключенного, она все же
никогда не будет эквивалентна жизни на свободе; в месте заключения
человек не может чувствовать себя как дома; ведь он лишен свободы,
и этот фактор оказывает свое властное влияние и на теперешнего за-
ключенного, но у последнего имеется активный момент, способствую-
щий восприятию действительной жизни в здоровом ее понимании.
В Уголовном Кодексе РСФСР имеется ст. 56, дающая арестованному
надежду на досрочное освобождение из места заключения. Данный сти-
мул, несомненно, является действенным в смысле психического оздоро-
вления заключенного.
В прежние годы, чтобы убить тюремное время, чтобы украсть не-
сколько минут из его медленного бега, чтобы дать какую-нибудь пищу
уму, чтобы избавитсья от гнетущей скуки и тоски, арестованные при-
бегали ко всяким средствам и изощрялись в создании способов, при по-
мощи которых можно было бы убить тюремное, медленно текущее
время и хоть как-нибудь удовлетворить стремление к проявлению не-
замысловатого творчества. Все авторы, писавшие на разнообразные
темы из тюремной жизни, упоминают о том, что прежнее тюремное на-
селение, за неимением средств для фиксирования своих творческих про-
дукций прибегало к помощи стен, которые и украшались .надписями,
содержание которых облекалось в прозаическую или стихотворную
форму. Поэтому нет в мире такой тюрьмы, стены которой не были бы
украшены надписями, состоящими из отборной брани, угроз по адресу
заключенных или администрации тюрьмы, более или менее удачных,
стихов или прозы.
Дома заключения нашего Союза предоставляют право заключен-
ному использовать для своих творческих потребностей бумагу, чер-
нила, карандаши и т. д.
Эти творческие продукции, главным образом, и будут служить в
дальнейшем изложении предметом .нашего внимания.
Жизнь теперешнего заключенного совершенно не похожа на 'жизнь
прежнего тюремного обитателя. В настоящее время в жизненный оби-
ход места заключения входит физкультура, клубная и библиотечная
работа, с заключенными ведутся систематические занятия по ликвида-
ции безграмотности с целью 'просветительного воздействия на них.
Заключенным сообщаются последние политические новости; каждому
заключенному предоставлено право иметь свой .радио-приемник с тем,
чтобы он имел возможность в свободное время расширять свой интерес
к действительной жизни.
В дальнейшем предполагается чтение лекций по радио для заклю-
ченных всего Союза. Данное мероприятие, несомненно, окажет оздоро-
вляющее влияние на психику заключенных, так как в столицах и боль-
ших гоіродах представляется вполне возможным привлекать для этой
цели высококвалифицированных работников, которых одновременно
может слушать весь Союз.
Нельзя не обратить внимание на весьма важный вопрос, относя-
щийся к организации іруда заключенных. Трудно сразу до основания
изменить жизнь всего государства, ибо для осуществления этой цели не-
обходимы колоссальные материальные средства, поэтому жизнь во
всех ее проявлениях, в том числе и тюремная, улучшается постепенно.
В нашем Союзе давно организовано большое количество рабочих
колоний заключенных. Мы достигли бы идеала в этом направлении, если
бы такие колонии для заключенных не только материально оправды-
вали бы свое содержание, но и давали бы некоторые средства для их
улучшения и развития. В этом направлении уже многое сделано, и мы
уже имеем такие совхозы-лаборатории, в которых протекает срок за-
ключения в условиях нормального, мирного и созидательного груда.
Такова жизнь в месте заключения современного, лишенного сво-
боды, человека; она, как было сказано выше, резко отличается от
уклада жизни прежней тюрьмы.
Читатель Достоевского, Мельшина и других авторов, знакомивших
широкие слои населения с тюремной жизнью и особенностью ее психо-
логии, могли твердо убедиться в том, что прежний тюремный быт про-
изводил глубокое моральное разложение человеческой личности и обре-
кал ее на постоянные конфликтные отношения к нормальной жизни.
Но жизнь консервируется в определенных формах и для того, чтобы
разрушить последние, необходимы силы, убеждающие людей, влекущие
их к вновь намеченным высоким целям и призывающие их к активному
выступлению против установившихся форм отжившего быта.
Hau.' Союз пережил моменты разрушения старого быта в государ-
ственном масштабе, но созидательная работа реализуется значительно
медленее, чем работа разрушительная, поэтому на пепелище старых
форм с большим трудом вырастают дворцы труда, украшающие повсед-
невную будничную работу яркими красками, радующими восприятие и
делающими труд не только приемлемым, но и необходимым, и -радост-
ным.
Мы глубоко верим и в то, что радость честного труда должна быть
доступна не только человеку, живущему с полным сознанием своих прав
h обязанностей по отношению к обществу и государству, по и для лиц,
которые под влиянием тех или иных причин вступили на путь поведе-
ния, осуждаемого законом и требующего изоляции.
Если мы достигнем « этой области предполагаемых результатов,
то жизнь вступит в новую стадию развития и она может оздороветь на-
столько, что преступления могут быть сведены к минимуму.
Последняя монография по творчеству заключенных принадлежит
II. Prinzhom'y '), она была издана в Берлине на немецком языке и к
нам просочилась в крайне ограниченном количестве, поэтому на данной
работе нам хотелось бы несколько остановиться. Внешне книга издана
очень хорошо. Автор имел возможность из коллекции в 700 рисунков
издать 176, которые весьма хорошо исполнены.
Prinzhorn получил в свое распоряжение рисунки заключенных
почти со всего мира. Он вначале делит произведения заключенных по
материалу и в первую очередь говорит о рисунках на стенах. Стеною,
как материалом для рисунка, охотно пользуются не только заключен-
ные, но и находящиеся на свободе люди. Кому неизвестны надписи на
заборах, наружных стенах домов, на внутренних стенах общественных
уборных и т. д. Арестованные также пользуются стенами для проявле-
ния своего творчества, но последнее сохраняется в крайне ограничен-
ном количестве, так как тюремное начальство -не любит непорядков и,
обычно, все зарисовки арестованных на стенах закрашивает. Между
тем -в тюрьмы попадают не только грамотные, но и неграмотные лица„

H Hans Р г î п г h о г п: В і 1 d п о г e t d е г Befangenen.
последние выражают свои переживания и желания в рисунках. Жела-
ние найти развлечение также понуждает арестованных рисовать, при
этом автор отмечает, что рисунки нередко бывают столь характер-
ными, что по ни.м можно судить о личности заключенного и о тех стра-
стях, которые его обуревают. Чаще же всего встречаются надписи,
иллюстрируемые рисунками. Принудительное одиночество, будь это в
тюремной камере, в классе школы, телефонной будке и т. п., распола-
гает «от скуки» к пассивно-мечтательному настроению, которое выра-
жается свободной сменой мыслей, выливающихся в формы.
Было обследовано большое количество надписей и рисунков на сте-
нах венских полицейских тюрем; это удалось потому, что в названных
тюрьмах заключенные проводят' не более 48 часов, благодаря чему над-
писи и сохраняются. Исследователь пришел к выводу, что такие над-
писи выражают, главным образом, эмоции заключенных, сводящиеся к
угрозам, ругани и издевательству.
Если читатель припомнит надписи свободных людей на заборах и
стенах общественных помещений, то он легко найдет между ними и
тюремным творчеством сходство.
Современная обстановка тюремных камер мало способствует тому,
чтобы предметы тюремного обихода служили материалом для реализа-
ции творчества, но ранее это было более возможно, а потому Ломброзо
в своем музее имел до ста глиняных кувшинов с нацарапанными на чих
надписями и рисунками.
Prinzhorn обратил внимание на производство карт в тюрьмах, для
изготовления которых заключенные пользуются всяким клочком бу-
маги, картона и др. материалов. При создании карт заключенные не
удовлетворяются одними надписями, они их и рисуют, пользуясь кровью,
соком растений и другими материалами, если нет карандаша и красок.
Иногда колода карт так мала, что ее можно спрятать в одной руке.
Карты в тюрьмах имеют важное значение, так как они могут служить
к убиванию тюремного времени и удовлетворять потребности азарта.
Prinzhom указывает на знаменитые карты от Ібоб и 1616 года, кото-
рые хранятся в Праге, а также имеется несколько замечательных колод
а коллекции Ломброзо.
В виду того, что заключенные капиталистических стран не всегда
могут пользоваться бумагой, арестованные прибегают к другому (мате-
риалу для удовлетворения своих творческих потребностей. Таким .мате-
риалом чаще всего является хлеб, из которого арестованные лепят раз-
личные фигурки.
Prinzhorn говорит о рисунках бродяг (<1іе Bilderschrift der Gan-
nerzinken) и считает, что эти рисунки в настоящее время вымирают,
но в период расцвета в них выражалась наибольшая находчивость для
общения друг с другом. В былое время бродяги пользовались часовнями,
сараями, заборами и т. д. для того, чтобы наносить на них особые
знаки, при помощи которых они давали знать своим товарищам об осо-
бенностях данной местности, людях, начальстве и т. д.
По нашему мнению, данные явления нельзя приписывать только
бродягам, ибо известно, что к помощи символического языка прибегают
и кочевые народы, например, цыгане, не имеющие рвоей азбуки, но
обгоняющиеся при помощи символических знаков.
В настоящее время учеными нашего Союза создана вполне удовле-
творительная азбука для обучения грамоте цыган.
Prinzhorn в своей монографии жалуется на то, что ему не пред-
ставлялось возможным заставить рисовать заключенных, так как по-
следние относятся к таким мероприятиям весьма подозрительно, кроме
того, и тюремное начальство неохотно шло ему навстречу.
Prinzhorn говорит, что каракули, которые сплошь и рядом встре-
чаются у душевно-больных и являются моторной реакцией последних,
совсем не встречаются у заключенных, потому что заключенным трудно
доставать бумагу .для такой несовершенной работы.
Рисунки заключенных Prinzhorn делит на три группы:
1 ) рисунки предметов,
2) орнамент и
3) символика.
По мнению Prinzhorn'a, заключенный лишь тогда прибегает к реа-
листическому изображению, когда он примиряется с окружающей его
обстановкой или когда он открыто протестует против нее, например,
убийца выцарапал на глиняном кувшине надпись о том, что через сто
дней он повесится и таким образом обрете т покой.
іВ области орнамента, казалось бы, можно найти большое количе-
ство рисунков, так как украшать при помощи орнамента свое жилище
присуще всякому человеку, «о заключенному трудно реализовать это
желание, поэтому ів области орнамента продукция не гак велика.
В прежнее время в тюрьме употреблялись глинянные кувшины и на них
орнамент наносился при помощи иглы, куска проволоки или другим
острым 'предметом, такие собрания имеются в (музее Ломброзо.
Аллегорические рисунки встречаются среди творчества заключен-
ных нередко, они реализуют переживания заключенных, выливая их в
определенные художественные формы, схожие со знаками бродяг, нано-
симыми на домах, заборах и т, д. Иногда убийцы-заключенные аллегори-
чески изображают момент их будущей казни.
Что касается выводов, то к ним Prinzhorn относится с большой
осторожностью, считая, что литература, написанная до сих пор о пси-
хологии преступника, іне дает ничего ясного и определены «о о душев-
ной жизни последнего. Он останавливается на характерных особенно-
стях преступника, выявленных Достоевским. С своей стороны он счи-
тает, что здоровый, взрослый человек, будучи лишен возможности пра-
вильно выявлять себя, становится импульсивным, легко возбудимым, бес-
спокойным; в конце-концов он делается тупым, трудно-реагирующим,
пассивно-равнодушным и недоверчивым. Некоторые честолюбивые за-
ключенные становятся жадными, хитрыми, дипломатически наблюдаю-
щими, старающимися через гордость или покорность обратить на себя
внимание.
Prinzhorn считает, что у заключенных резко выражен эгоцен-
тризм, и творчество их несет на себе этот отпечаток: то они рисуют
свои переживания, то эпизоды из их бывшей жизни на родине, то детали
их профессии, то условия борьбы или картины из тюремной жизни. Сек-
суальный мотив играет существенную роль в творчестве заключенных.
Заключая свою работе', Prinzhorn говорит: рисунки заключенных,
дают нам возможность заглянуть в душевную жизнь последних и зна-
комят нас с обычаями тюрьмы, это творчество имеет все характерные
свойства, присущие примитивному народному творчеству.
В дальнейшей! мы переходим к описанию наших рисунков, при
этом мы, как было сказано выше, распределяем рисунки по темам, что
удобно для описания. Рисунки, стенные газеты, скульптура и утилитар-
ные изделия домов заключения нашего Союза дают богатый материал
для изучения творчества заключенных; мы в меру наших скромных сил
и приступаем к его изложению.

Глава II.

ЮМОР.

Человек смеется по разным поводам: смеется он от переживаний


радости, и этот смех служит показателем того, что все физиологиче-
ческие процессы о р г а н и з м а находятся в благоприятном для него состоя-
нии. В это время индивид чувствует себя столь хорошо, что желает
продлить это состояние на возможно долгий срок.
В период радости жизнедеятельность организма резко повышается:
процессы ассимиляции и диссимиляции протекают значительно энергич-
нее нормы, поэтому организм сживает: движения становя тся более энер-
гичными и об'е.гистыми, мимика лица оживает и обогащается разно-
образием игры лицевых мышц, речь становится громкой, убедительной и
красочной, она в изобилии расцвечивается приемами немого языка, сво-
дящимися к жестам и выразительным движениям.
Живость и благополучие организма выявляют себя всеми спосо-
бами во-вне и завершают это приятным, заразительным смехом.
Смеется человек и в моменты скорби горьким, нездоровым сме-
хом, при наличии которого уже не отмечается живости, о которой
говорилось выше, наоборот, индивид становится тусклым, матовым.
Процессы всего организма принимают участие в переживаниях цен-
тральной нервной системы. Если в первом случае человек кажется по-
молодевшим, если ів жилах его быстро течет кровь, создавая приятный
румянец .на ланитах, то :в период «горького смеха» лицо принимает
выражение '.малой активное"и, оно бледно и специфически вырази-
тельно, ибо ,на нем появляются блики печали, горя, .на нем отражается
внутреннее неблагополучие. У такого суб'екта движения слабы, немно-
гочисленны и маловыразительны; он весь подавлен как внешне, так и
внутренне. Смеется человек и злым, и коварным, и хитрым, и заиски-
вающим, и гордым, и добродушным, и другими формами смеха. Все они
имеют свои оттенки, улавливаемые опытным глазам и ухом, без ошибки
определяющими состояние наблюдаемого суб'екта, благодаря чему рас-
крывается его внутреннее содержание, в котором пребывает в данный
момент суб'ект, находящийся в сфере восприятия.
В виду того, что внутреннее состояние находится в полном соот-
ветствии с внешней проекцией, мы по 'наблюдению за поведением чело-
века в состоянии судить о его внутренних переживаниях, если он пре-
бывает в нормальном психическом состоянии и если он по каким-либо
побуждениям не тормозит произвольно проекцию; кроме того, мы в
нраве думать, что изменение внешних отпечатков в проекции соответ-
ственно перерождает внутреннее настроение.
Организм пребывающий долгое время под воздействием тоски,
горя, неприят ностей, скорее изнашивается, нежели организм пользую-
щийся удовлетворительным, а тем более хорошим, уравновешенным
внутренним состоянием. «Ржавчина ест железо, а тоска—-человеческое

Хорошее поведение дает


Рис. 1. уедннение*.

сердце», говорит народная мудрость, поэтому долгое пребывание орга-


низма в состоянии тоски создает неблагоприятные условия для его
функций как физиологических, так и .мыслительных—творческих.
Разум человеческий еще слаб, а инстинкты его сильны, последние
подсказывают и подыскивают способы, при помощи которых может из-
меняться внутреннее состояние организма к лучшему, разум же реали-
зует эти приемы самозащиты, и они действуют на организм как лечеб-
ные средства.
Лечить организм можно -не только порошками, микстурами и
каплями, но и художественными произведениями, обозрение последних
может создать в организме условия для его полного излечения, если эти
болезни связаны с длительным плохим настроением.
Где же человеческое настроение мо*жет больше угнетаться, чем в
доме заключения?
Заключенный инстинктивно применяет средства, при помощи ко-
торых может переродиться его настроение, этим он оберегает свой
организм от преждевременного разрушения.
Все, что может вызвать здоровый, приятный, целительный смех,
должно быть утилизировано человеком, напр., веселый рассказ, хоро-
ший каламбур, интересный рисунок.
Получив возможность издавать свой журнал, заключенный и в рас-
сказах, и в рисунках уделяет много внимания приему, могущему со-
здать веселье, возможность посмеяться за решеткой, отделяющей его
от свободно текущей жизни.
Р а е ш н и к — н е плохой прием для перерождения настроения,
а потому им и не пренебрегает заключенный.
Почему не пошутить над приятелями, особенно когда соль этой
остроты понятна и близка сожителям.
Физкультура тоже может служить мишенью для насмешки, если
ей придает комизм в рисунке. (Рис. 1).
Давно известно, что добродетель торжествует, а пороки наказы-
ваются, но оправдание данного положения находит подтверждение не
только на свободе, но
и в заключении. (Рис. 2).
Слухи в домах за-
ключения играют боль-
шую роль, ибо при по-
мощи их создаются но-
вые интересы и их об-
суждение, поэтому труд-
но обойтись без того,
чтобы не уделить им
внимания.
Представить прия-
теля в комическом изо-
бражении тоже и хоро-
шо и полезно.
Эти темы встреча-
ются не только в расска-
зах, но и в рисунках.
Нравы мест заклю-
чения грубы; иногда
грубость переходит гра-
ницы и становится изде-
вательством над лично-
стью, о чем свидетель-
ствует рисунок „приня-
тие присяги". (Рис. 3).
Радио получило широкое распространение, его новости предста-
влены на рисунке «радиоутки», последние летят в разные страны,
с письмами в клювах.
БЛАЖ времяч^о

ДЛЯ ГЕРОЕВ J1Яlt/£го Д fi/7 "

от Ух ДО '%?
с

Рис. 4 .
Юмор иногда 'Впадает « эротику, тогда он выливается в соо твет-
ствующий рисунок.
Надоедает шутить только над своими, надо привлечь для этой цели
лиц и со свободы, последние также должны дать дань юмору за решет-
кой (Рис. 4).
Должностные лица не должны освобож-
даться от этой повинности, и они должны
уплатить дань юмору, если последний остается
в границах допустимости. Данное явление
есть здоровая новость, вошедшая в жизнь
мест заключения нашего Союза. (Рис. 5 и 6).
Порядки жизни заключенного создают
богатую пищу для проявления юмора, там.
где свободный человек может и не находит
причин для проявления юмора,жизнь заклю-
ченного создает для него богатый источник для реализации юмора
в рисунке. (Рис. 7).
Этот отдел самый богатый по рисункам, но мы можем привести
лишь некоторые из них, чтобы ознакомить читателя с тем, как смеется
и развлекается заключенный.

ДРУЖЕСКИЕ ШАРЖИ.

Тюремная жизнь, как бы ее ни преобразовывали, не может дать


в полной мере удовлетворения пытливости ума, его запросам, его тоске,
его творчеству.
В настоящее время еще остались охотники, утверждающие, что
человек есть не что иное как машина. Эти добровольные научные стра-
стотерпцы с полной добросовестностью подыскивают механические и
биологические подтверждения своим, иногда не лишенным некоторого
остроумия, положениям. Но так как их научные изыскания покоятся не
на всестороннем охвате человеческой личности, а лишь на некоторых
биологических отправлениях человеческого организма, то становится
вполне понятным, что понимать человеческую личность в столь ограни-
чительном виде можно только для небольшой ее характеристики в мало
взыскательной аудитории.
Человек мыслит и творит, и эти его потребности властно и на-
стойчиво требуют соответствующей работы, если в последней под влия
нием каких-либо условий отказывают, то в результате долгой безра-
ботицы данные способности постепенно атрофируются, и человек все
больше и больше тупеет как в интеллектуальном, так и в моральном
отношении. Если период психической «безработицы» затягивается на-
долго тюремным режимом, то можно быть вполне уверенным, что при
освобождении из тюрьмы такое лицо не в состоянии будет конкуриро-
вать на жизненной арене, так как к нему, как к человеку «опорочен-
ному» при получении заработка пред'являются не пониженные, а по-
вышенные требования.
Г illy j> НА Ь КЛ^6Г^АЗИ|,АТ
JiirrtHET ПАіКОЗЫ С.ПОВА.

I« u .

НЕ ьУ.мдал A ьымь

fl/\K TO ß КАЕ ѴЬОСКИУЕНЬЕ


ПоХбИЛАсь СЛЕЙ,- VAÎETA.

Рис. 5.
Вопросы интеллектуального развития if морального совершенство-
вания требуют постоянных упражнений, при отсутствии последних чело-
веческая личность терпи-; все больший и больший ущерб, практически
спускается все ниже по ступеням жизненной лестницы, постепенно пе-
реходя в разряд «бывших людей».
Освобождаемые из тюрьмы с большим трудом приспосабливаются
к нормальной трудовой жизни; они, обычно, по освобождении быстро
вступают в новые конфликты с существующими юридическими нормами,
часто меняя свободу на заключение, в период которого они приобре-
тают новые навыки для антиобщественной жизни. Социальные условия
с каждым годом расширяют орбиту своего влияния, повышая все больше
и больше требования к ищущим труда, что в свою очередь увеличивает
кадр лиц, бросающих открытый вызов обществу за ту материальную и
трудовую необеспеченность, в которой до конца своей жизни пребы-
вает пролетариат в капиталистических странах.
Человек владеет инстинктивной способностью защищать свой
организм от разрушения, он пользуется всяким случаем, чтобы попол-
нить свои знания, чтобы приобрести новые прочные практические на-
выки, он старается посильно участвовать в более или менее сложном
творчестве. Поэтому является вполне необходимым ставить заключен-
ного в такие условия существования, чтобы его психические способно-
сти были направлены в русло полезной деятельности, освещенной закон-
ностью, что предохранит его от интеллектуального и морального раз-
ложения. Если нет направляющего правительственного влияния, то
более сильные в творческом отношении личности могут оказать в этом
направлении значительную услугу и их необходимо использовать в этих
целях.
Наш Союз учел вполне важность приведенных выше данных.
Стенгазеты в домах заключения являются в высокой степени по-
лезным новшеством, они заживили зиявшую психическую рану заклю-
ченного, они дали выход психическому отреагированию.
Смех, сатира, шарж являются могучими психическими рычагами,
скрашивающими человеческую жизнь, расцвечивающими пошлые будни,
улучшающими настроение, помогающими найти веселье даже в обста-
новке лишения свободы. Заключенный бессознательно пользуется этими
возможностями для того, чтобы дать пищу своему уму, ибо гигиена для
разума также необходима, как необходима она и для всего организма.
Мир заключенного значительно сужен; он видит своих сотовари-
щей по несчастью, обслуживающий места заключения персонал и из-
редка навещающих родственников, приносящих чести из свободной
•жизни.
Конечно, не родственники, доставляющие минуты высшей радости
заключенному, могут служить об'екгом сатиры или шаржа; для реали-
зации данной потребности служат и начальство, и сами заключенные
Просматривая рисунки с надписями на эту тему, нужно отметить, что
заключенные при помощи примитивных средств весьма удачно осуще-
ствляют данную задачу. Рисунков в красках у заключенных не так
много, эта работа сложна и требует навыков и расходов, чернила
и простая бумага являются обычным материалом для реализации хѵдожс-
Рис. 7.

о*
ственнных замыслов заключенного. Некоторые из этих работ и приво-
дятся для ознакомления читателя с тем, что дает заключенный на эту
тему в области рисунка.
Жизнь так устроена, что нет такого места, нет такого общежи-
тия, где не было бы начальства, выдвинутого из состава сожителей.
Заключенные не составляют ів этом случае исключения. Из их среды вы-
бираются камерные и корридорные культурники, а также члены куль-
турно-просветительной комиссии. Выборные лица становятся более
заметными, чем рядовой заключенный, а потому и служат чаще об'ек-
то.м «вдохновения», чем рядовые обитатели. Для своих представителей
заключенные имеют отдел дружеских шаржей в стенгазете.
Вот, напр., продувной, курносый ста,роста причесан и побрит
«по-модному», он, несомненно, имеет право на увековечение. (Рис. 8ц
А вот «вездесущий Кравец», он так много работает, что не отме-
тить ci о трудоспособность в журнале не представляется возможным.
(Рис. 9).
Заключенные нашего Союза живут совершенно иною жизнью, не-
жели это было в недавнее, отошедшее в область истории, время. Ранее
заключенный и не думал о возможности бывать в клубе, писать стен-
газету и принимать какое-либо участие в других «вольностях», заклю-
ченный в былое время мог пользоваться газетным материалом прош-
лого года, данное мероприятие проводилось для того, чтобы оборвать
все нити с внешним, находящимся за стенами тюрьмы, миром.
Мы говорим о новой, о нашей жизни, имеющей такие особенности,
которых нет нигде в мире, поэтому и собранный в наших домах заклю-
чения материал имеет исключительный 'интерес по своей новизне и
смелости. У нас появились такие обязанности в стенах домов заклю-
чения, которых нет нигде, іно лица, занимающие новые должности, не-
избежно становятся .мишенью для острот дружественного характера.
Помещенный ірисунок и его надпись дают читателю представление о том,
что делают заключенные в этом направлении. (Рис. 6).
В виду обид, появившихся среди заключенных, сводящихся к тому,
что редколлегия высмеивает заключенных, не причастных к издатель-
ству, писатели из заключенных в целях создания прочного морального
равновесия отвечают карикатурами на своих работников. (Рис. 10).
В домах заключения появилась сатира, организовалось мнение
хотя и осторожное, но не всякому понятно, что и заключенный «мо-
жет сметь, свое суждение иметь», на этот вопрос и дает ответ ниже-
следующий рисунок с об'яснительной надписью. (Рис. 11).
Жизнь заключенного стала многограннее прежней, а потому и по-
воды для сатиры увеличились. Человеческие эмоции находят комиче-
ское отражение в рисунках за каменной стеной.
Что было невозможно раньше, то входит спокойно в обиход дом-
зака теперь. Начальство домов заключения тоже появляется на стра-
ницах журнала, сатира не щадит и их, на что указывают приведенные
рисунки 5, 6, 7 и 11.
У начальства бывают разные наклонности и оно по своему их удо-
влетворяет. Заключенный нервно и желчно фиксирует на бумаге че-
.товеческие слабости, а шесть рисунков и подписи под ними .расши-
фруют читателю смысл начальнического благоволения и причины до-
срочного освобождения. (Рис. 11).
Жизнь заключенного, как и свободного человека, имеет некоторый
досуг, который всякий человек желает использовать в том направле-
нии, чтобы по возможности забыть неприятности, огорчения и стра-
дания, являющиеся неизбежным спутником нашей далекой от совер-
шенства повседневной действительности. Лица, лишенные свободы, не
могут многосложно, красочно и разнообразно проводить часы своего
досуга, но среда них всегда бывают такие лица, которых можно на-
звать «душой ісбшссіга», котсрь:іе[ богаты іна юмористический экс-
промт-, которые хорошо владеют мимикой, жестом и выразительным
движением, в запасе которых всегда имеется подходящий каламбур и
крылатое словцо, способные создавать общее веселое .настроение, скра-
шивающее повседневную действительность, создавая благоприятные
условия отреашрсвания на житейские горести, щедро рассыпанные на
жизненных путях человечества.
Липа, умеющие об'единять общество на базе перерождения на-
строения, пользуются общим вниманием, они на виду, их все знают,
их талантливостью все пользуются, под аккомпанемент их колоритных
•рассказов все отдыхают, а потому такие лица появляются на страни-
цах журналов заключенных. Один рисунок на эту тему приводится.
(Рис. І2).

} ?> ¥
^Эг-ІЙЗі

Рис. 10. RpFTßEU.

Рис. 9 .
ИI fl Я Ui Е Й Hi Я 3 H

Нацело АвРььры
t. t e приезд
н (\ Сопоыін.

3. ß Ol я<? T Ê P c K o A - - 4 6 канцелярии.

CSS?

* V * Рис. 11
22
6. Е е О Г Е З Д
Вот те действительные приемы, при помощи которых заключен-
ный скрашивает свою жизнь, создает условия отвлечения, при помощи
незатейливого развлечения создает оздоровля-
ющие условия для творческого отреагирования.
Эти несложные приемы создают прочные барри-
кады, через которые не пропускается тоска,
скука и безвыходность в область человеческо-
го мышления. Свободному человеку может
показаться незатейливое
творчество заключенного
недостаточно колоритным,
недостаточно острым, что-
бы удовлетворить избало-
ванный вкус «видевшего
виды» читателя. Но такой
требовательный человек
должен понять глубокую, детски наив-
ную радость заключенного, когда он смот-
рит на свое собственное творчесгво и
умом и сердцем понимает, что его твор-
ческие способности доставляют радость не
только ему, но и другим товарищам по
несчастью.
Ведь каждый новый рисунок создает
новые поводы для обмена мнений, для но-
вых споров, для нового соревнования. р и с . 12.

ПЕЙЗАЖ.
Нам не раз приходилось слышать, что рисунки заключенных имеют
слишком ограниченное количество тем, гак как интересы заключен-
ного не выходят из орбиты его личных переживаний, связанных с ме-
стом его пребывания.
Наше знакомство с рисунками как будто говорит об ином, т. к.
темы, вошедшие в нашу проработку, затрагивают многие вопросы
жизни.
Быть может изменившиеся условия для заключенных нашего
Союза расширили, повысили интерес заключенного и дали ему возмож-
ность интересоваться и отвлеченными вопросами, могущими скрасить
его пребывание в заключении,^,а быть может эта потребность выте-
кает из инстинкта самосохранения, понуждающего заключенного к
проявлению творчества, радующего его и доставляющего ему эстети-
ческое удовлетворение, необходимое здоровой, правильно развиваю-
щейся жизни.
Какие бы доводы мы ни приводили, но отвлеченное творчество, по-
видимому, стоит у заключенного не на последнем плане.
Случается, что находящийся под стражей рисует усадьбу, в кото-
рой заключенные занимаются сельскохозяйственными работами, но
такой рисунок мы встретили один только раз, несмотря на то, что
рисунков с пейзажами сравнительно много.
Природа нравится всем людям и влечет к себе и их взимание, и их
творческие способности, на продуктах которых отдыхает, успокаи-
вается и примиряется человек. Человек, воспринимающий и переживаю-
щий красоты природы не в фотографической ее точности, а и творче-
ской переработке, оживляет свое личное творчество, доставляющее
радость при всяких обстоятельствах ; фотографическое воспроизведе-
ние природы не производит на нас столь действенного влияния потому,
что и действительность-то начинает действовать на нас, когда мы при-
ступаем к ее оценке или аналитическому разбору, разлагая ее на о т -
дельные компоненты, если бы мы брали действительную природу со
всеми ее -нюансами, то она только утомляла бы нас, оценивая же ее
отдельные красоты, мы облекаем их флером личного творчества, со-
здающего условия радости, так как в личном творчестве мы переделы-
ваем природу так, как она наиболее отвечает нашему требованию,
восприятию и переживанию.

У заключенного гоже разнообразен вкус и требования к природ-


ным -красотам, и он по своему изображает их на своих рисунках, то
в виде рыбной ловли на реке в средней полосе, то творческие инте-
ресы его сплетаются с другими видами.
Некоторые рисунки выполнены в духе Сезама и его школы; ри-
сунки, имеющие свои художественные достоинства.
На-ш родной пейзаж повторяется много раз и выполняется черни-
ла-ми и краска-ми.
Среди заключенных есть и маринисты, дающие рисунки в духе
Айвазовского.
Тюремных пейзажей совсем мало, они встречаются в других темах,
что же касается отдельно разработанных на эту тему рисунков, то
их мы получили очень ограниченное количество. Может быть это прои-
сходит потому, что ежедневное общение с тюремными видами столь
притупляет восприятие, что последнее не в состоянии оживить твор-
ческий процесс и привести его в действенное состояние.
Бывают случаи, что мысль заключенного уносит его на крыльях
творческой фантазии далеко за пределы не только тюремных стен, но
и праіниц нашего Союза. Он мысленно уже проделал длинный путь су-
хопутием м морем и прибыл туда, где «.ни шуб, ни свеч совсем не надо:
не знаешь век, что есть ночная тень,
все видишь .майский день». (Рис. 13).
Наш Союз живет новою жизнью... Мы тратим много сил и средств
для того, чтобы создать новую промышленность, заботящуюся об удо-
влетворении нужд, а не об эксплоатации. Эти темы также не прохо-
дят мимо внимания заключенного.
Трогателен рису-
нок, выполненный од-
ним синим каранда-
шом, изображающий
мальчика с сумою за
спиной, жадно глядя-
щего на занятия де-
тей в школе. А что ß
если бы и меня поу-
чили, думает он... ™®
Советский Союз
создал большую сеть
научно - исследова-
тельских институтов,
разрабатывающих на-
учно - практические
методы обслуживания
государственных пот-
ребностей; заключен-
ный в курсе интере-
11

Е
сов действительной
жизни благодаря зна-
комству с текущей ли-
тературой, а потому
об'единение науки и
труда не ускользает
от его внимания, он рис 1 4
отмечает данное яв-
ление и в своей прессе и в рисунках.
Пейзаж тушью изображает момент охоты зимою, что говорит о-
разнообразии творческих побуждении у заключенного.
К сожалению по техническим соображениям пейзажи не воспроиз-
водятся в книге, а поэтому мы даем рисунок Парижской коммуны с пей-
зажем. (Рис. 14).
Авторы, изучавшие творчество заключенных, утверждали, что
пейзаж в редких случаях появляется среди рисунков заключенных.
Среди наших рисунков пейзаж, не исключение, рисунков на эту тему
достаточно; данное явление, очевидно, связано с тем збстоятеліютвом,
что мрут интересов наших заключенных значительно шире такового
заключенных западно-европейских тюрем, где творческие процессы по-
давляются.

СЕЛО В РИСУНКАХ ЗАКЛЮЧЕННОГО.

В мыслях заключенного преобладающее значение имеет та род-


ная обстановка, в которой жил он, будучи на свободе. Большинство за-
ключенных являются выходцами из деревни; пару и1 или они законы
Советского Союза и ознакомились с местами заключения: іно в угол-
ках, в закоулках сердца заключенного живут отзвуки бывшей свобод-
ной жизни, когда его імысли, его сердечные радости вибрировали в уни-
сон с членами родной семьи, когда он свободным и равноправным зве-
ном входил в общественно-родственные отношения, когда к его голосу
прислушивались, считались с его мнением, а иногда последнее имело
решающее значение. Эти вибрации эмоционального характера тесно
сливаются с человеческой личностью и потому, что в основе их лежат
социально-экономические причины: .родился, рос, радовался и скорбел
человек в известной обстановке, сжился он со своей избой и убогой
ее обстановкой, болел недостатками семьи, а иногда и радовался ее
удачами. Зеленые поля и нивы с работою на них оставляют неизглади-
мые впечатления в человеческой психике, ибо все благополучие кре-
стьянина и его семыи зависит от урожая на этих полях. Не только
работает он на родном поле, он на нем и веселится с детских лет до
старости, « а нем создаются новые семьи, на нем пасутся стада и про-
израстают хлебные злаки.
Эти этапы прочно фиксируются в памяти и часто всплывают в
сознании, требуя отреагирования. Такие минуты радостного пережи-
вания никогда не покидают заключенного, а в период воспоминаний
они ярко и властно всплывают в его сознании, тогда он тянется к перу
и бумаге, пишет письмо на «волю», не только наяву, но и во сне гре-
зит заключенный о родных местах и о тот, чтобы чаще получать о
них вести, а потому нередко ему, образно представляется почтовый
ящик, из которого как из рога изобилия, теснясь и перегоняя одно
другое, мчатся письма, 'наделенные фантазией спящего свойствами са-
мопередвижения. А вот и его мать нетвердой, непривычной к писа-
нию рукой выводит корявые по очертанию буквы, слагающиеся в не-
ровные, кривые строки, до последние дороги заключенному, коцда он
их получит и прочтет, тогда он заранее знает, что (строки, к а к |жп-
вая, .родная и близкая речь нежно тронут струны его сердца, и род-
ные, милые аккорды оживут в его холодном, познакомившемся с поро-
ком сердце.
Помещаемый ниже рисунок реализует в художественной форме
вышесказанное. (Рис. 15 и 16).
Проснулся заключенный, но родные, приятные образы еще долго
владеют его сознанием, он еще в их власти, обаяние мысленного об-
щения звучит в его сердце, а разум вводит его в общение с теми пред-
метами его бывшего повседневного обихода, которые просты и прими-
тивны, но радуют, согревают и рассвечивают жизнь яркой эмоциональ-
ной гаммой.
Среди знакомой домашней обстановки сидит, склонив голову на
руку, жена заключенного. О чем она думает, какие в голове ее роятся
мысли?
Хотелось бы знать заключенному, но настало время занятий, а
потому грезы быст]хі померкли в его сознании, будни поглотили его
целиком.

п- д — у - —

Рис. 17.

Хоть и сидит в неволе заключенный, но живо работающая мысль


его свободна. Он думает о том, что в деревне жизнь все больше и боль-
ше усложняется, что теперь крестьянин расстался с сохой, у него за-
водится новый железный приятель — трактор, который улучшит обра-
ботку земли и даст возможность рассчитывать на больший урожай. Ма-
шина входит в хозяйственный обиход крестьянина, она владеет вшіма-
нием и зк а лю ценного, и он фиксирует свои переживания на страницах,
издаваемого в домзаке, журнала.
Но вот и урожай убран. Мельницы усиленно работают то при по-
мощи конной тяги, то при помощи утилизирования стихийных сил? Из
муки уже испечены в большом количестве хлебы, староста гордо осма-
тривает стройные шеренги готовых караваев, он ведет им строгий учет,
он знает кому их отпустить и в каком количестве, его взгляд зорко
вглядывается в пространство, он без ошибки отличает друга и врага, он
бдит...
Хлеб есть такой продукт, по которому тоскует всякий живой
живот, -но не всякий владелец живого живота но праву овладевает хле-
бом: как бы труженшк не оберегал кристаллы своего труда от пося-
гательства любящего праздность, он все же не в силах защитить их от
привыкших есть, -но не работать. Если нельзя взять хлеб силой и день-
гами, то можно получить его при помощи обмана, лести и т. д. Этот
характерный эпизод и представляется на рисунке. (Рис. 17).
Так фиксируют на страницах своих журналов заключенные мечты,
обуревающие их сознание в свободные часы, когда они принадлежат
себе, когда -их мыслительный аппарат не призывается к реальной ра-
боте.
Возникает вопрос: -нужно ли культивировать среди заключенных
такие занятия, которые претворяют в образы знакомые картины, кото-
рые оживляют здоровые воспоминания прошлого?
Задача государства заключается не только в том, чтобы охранять
общество от преступных элементов, но и в том, чтобы превратить пре-
ступника в честного и полезного работника. Пути для реализации по-
следней задачи трудны, н-о может быть содействие к оживлению прош-
лых общественно-семейных эмоций наведет на верный путь врачева-
ния, и потому этот метод творческого простора заключенного, по на-
шему мнению, можно только приветствовать.

КАРТЫ.

Игральные карты, получившие широкое распространение -среди


всех народов, по О. Lauffer'y происходят -из Индии или Китая; <в XII
столетии они употреблялись у арабов и вместе с крестоносца-ми пе-
решли в Европу и уже в XIV' в. получили широкое распространение
сначала в Италии, потом в Германии и, наконец, во Франции.
Вначале в Китае, повидимому, были не теперешние карты, а пла-
стинки из дерева или слоновой кости с изображением различных фи-
гур. Имеются сведения о том, что казначей Карла VI -в 1392 году пла-
тил деньги живописцу Гренгочеру за выполненные им карты.
По нашему мнению, карты происходят из Египта и являются ана-
логами египетских гиероглмфов, хранящих в себе символически заши-
фрованную философию египетских мудрецов.
Карты нынешнего времени значительно выродились и предста-
вляют из себя сокращенное число прежней -колоды карт. Нынешняя ко-
лода карт состоит из 52 листов. Следя за ходом развития карт, мы
убеждаемся в том, что в средние века колода карт состояла из 56 ли-
стов, из коих четыре карты назывались рыцарями, выпавшими с тече-
нием времени. Если же заглянуть еще дальше в глубь .веков, то ока-
жется, что к 56 картам прибавлялись еще двадцать две, имевших спе-
циальные названия, например, тремя, луна, звезд к, солнце, сила, истина
и так далее. Существуют предания о том, что карты в начале имели
(форму медалей, затем приняли форму металлических, а в дальнейшем
кожанных и бумажных пласгинок.
Повидимому, четьюе масти карт обозначали четыре стихии:
огонь, воздух, воду и землю
Прежние философские построения, зашифрованные в картах, с те-
чением времени выродились к предмет забавы и азарта. Карты пред-
ставляют широкую возможность для развития комбинаторных способ-
ностей, они больше чем какая-либо другая игра создают бесконечное
количество комбинаций для различных игр, а потому о.ни и получили
столь широкое распространение. Азартные игры с незапамятных вре-
мен владеют человечеством, доводя его страсти до самого обостренно-
го состояния, последнее переживание очень сильно и властно владеет
человеческим .мышлением, понуждая последнее изыскивать средства,
питающие человеческие страсти. Карты, утеряв свое первоначальное
(философское значение, перешли в сферу обслуживания низших стра-
стей человеческих и благодря бесконечному разнообразию оттенков
игр, карты властно влекут человеческое внимание к себе, пред'являя
свои права на его свободное время.
Скука, тоска являются постоянными спутниками заключенного, от
них он не знает как избавиться.
Если и на свободе тоска, скука, плохое настроение осложняют
человеческую жизнь, то у свободного человека имеется много средств,
при помощи которых он может бороться с этими неприятностями и
не без успеха. Заключенный крайне ограничен в этих средствах. По-
мимо того, условия стеснения свободы поборят всякое средство, напра-
вленное ік уничтожению тоски и скуки. Но если дело обстоит не сов-
сем хорошо, если условия существования неблагоприятны, если жизнь
заключенного однообразна, трафаретна и стеснена, то это не значит,
что заключенный понуро опустит голову и добровольно без борьбы
пойдет по предлагаемой стезе добродетели.
Конечно, нет.
Инстинкт самосохранения могуч и изобретателен, он научит за-
ключенного подыскивать такие возможности, при помощи которых он
будет вносить в свою неприглядную жизнь хоть скудное, но все же
разнообразие.
Заключенному необходимо обзавестись такой игрой, которая соз-
давала бы бесконечное количество комбинаций, ставящих новые за-
дачи, разрешая которые заключенный мыслит и тем самым крадет время
у тоски и скуки, оставляя для них ночные, безмолвные часы, когда «сны-
мучители» с кошмарными переживаниями отягощают часы ночного
• тдыха заключенного, усиливая разложение его физических и духовных
сил, ослабляя нее больше и больше борьбу с проявлением скуки и то-
ски. Часы ночных мучений заключенных образно и проникновенно
описаны проф. М. Н. Гернетом.
Игра в карты весьма распространена среди свободных граждан
всеіч) мира. Это происходит потому, что данная игра создает возмож-
ность изобретать бесконечное количество комбинаций, усложняющих
игру и ставящих новые и новые задачи для разрешения. Помимо этого,
игра в карты может сопровождаться материальным интересом и азар-
том. Азарт создает условия для проявления изобретательнос ти в борьбе
с противником. Что же касается материального интереса, то как бы
он ни был ничтожен, он все же не теряет своего обаяния поживиться
на чужой счет, легко и приятно увеличить свой достаток.
Карточная игра особенно с материальной заинтересованностью
воспрещается в тюрьмах всего мира. Но запретный плод сладок и прия-
тен, поэтому при наличии препятствий изобретаются и средства для об-
хода последних.
іКупить колоду карт для заключенного невозможно, следовательно,
он должен из материала, доступного ему в данное время, сфабриковать
карты, для реализации чего он пользуется кирпичом и углем, которые
превращает в мелкий порошок и приготовляет из них краски, а ино-
гда он не останавливается и перед тем, чтобы путем выпускания неко-
торого количества крови получить необходимую краску. Бумагу и кар-
тон получает он значительно легче.
Самодельные карты быстро, портятся, поэтому их приходится ча-
сто менять, кроме того, потребность в них довольно значительная, для
реализации которой заключенные вырабатывают фабричный способ
изготовления карт, сводящийся к приготовлению деревянных трафаре-
тов для закрашивания рубашек и знаков нефигурных карт, фигуры же
всегда изготовляются ручным способом. Иногда рисунок фигурных карт
создается путем вырезывания этих фигур из бумаги, создавая таким
образом трафарет, перерисовываемый затем на бумагу и раскрашивае-
мый соответствующими красками.
Имеются карты более примитивного характера с написанными на
обороте цифрами, рубашка которых подклеивается непросвечивающей-
ся бумагой.
При помощи карт заключенный разнообразит свою бедную впе-
чатлениями жизнь, он отвлекается при помощи их от охватывающей
его смертельной тоски и скуки; но как всякая медаль имеет обратную
сторону, так и данное занятие влечет за собою неприятные последствия
в том случае, если игра кончается дракой, в том случае, когда заклю-
ченный проигрывает в карты свой скудный паек или принадлежности
костюма.
Все только что изложенное относится к прежнему дореволюцион-
ному времени у нас и к европейским тюрьмам, в которых гнет, тоска
и скука неизменно сопровождают жизнь заключенного.
Дома заключения нашего Союза устроены по иному: в них здо-
ровый, полезный, оплачиваемый и правильно организованный труд сме-
няется нормальным отдыхом, развлечением, культурным занятием как
индивидуального, так и коллективного характера, а потому потребно-
cru в карточной игре у нас не выливаются в столь мучительные и уро-
дливые формы. Конечно, в карты играют и у нас, но эти икры не носят
столь страстного характера, так как они не являются единственным
развлечением в наших домах заключения. Развлечений здоровых и
вполне приемлемых имеется в достаточном количестве у нашего заклю-
ченного; кроме того, при правильной организации труда наши заклю-
ченные не испытывают столь тягостного гнета, тоски и скуки, каковые
неотступно преследовали лиц, отбывших .наказание в прежних тюрь-
мах у нас, и которые до сих нор сохранены д Европе и Америке.
Западно-европейские страны вполне .сознают, что теперешние
тюрьмы их не отвечают ни своему назначению, ни тем материальным
затратам, которые несет государство на их содержание. Если назрел
какой-либо вопрос, то это вовсе не значит, что он будет немедленно
проводиться в жизнь, последняя нередко не приемлет того, что громко
il властно стучит и в двери, и в окна, жизнь, запутавшаяся в своих
социальных взаимоотношениях, часто бывает глуха к назревшим по-
требностям, она, по присущему ей консерватизму, с трудом уступает
свои позиции врывающемуся ь нее новшеству; традиции жизни,
обычно, прочны, нужны бурные .натиски, под давлением которых ста-
рые, отжившие твердыни дают глубокие трещины, а потом превра-
щаются в руины; на базе последних создаются новые традиции, новая
политика, новые .социально-экономические взаимоотношения, смотря-
щие и на виновного человека, как на лицо, кормящееся от личного
труда и видящее залог своего дальнейшего благополучия в последнем.

ПОЛИГИКА.

В виду того, что наши заключенные имеют возможность ежед-


невно читать газеты текущего времени, они всегда бывают .в курсе по-
литических событий как нашего Союза, так и заграничных государств.
Политические темы очень интересуют заключенного, что видно по
большому количеству рисунков, выполненных на эту тему.
Если страна желает излечивать от совершения преступлений своих
неустойчивых в этом отношении граждан, то она не должна отрывать
их от интересов общества и государства с тем, чтобы они по освобо-
ждении из заключения были достаточно ориентщтованы как в обще-
ственных, так и в государственных вопросах, чтобы они, будучи на сво-
боде, не почувствовали себя людьми, пришедшими из другого мира,
чтобы интересы действительной, здоровой жизни также были близки и
дороги заключенному, как и свободному человеку.
Заключенный должен оцениваться так же, как оценивается боль-
ной, находящийся на излечении в больнице: пройдет некоторое время
и тот, и другой вновь должны будут вернуться в общество, должны бу-
дут жить его духовными потребностями, должны стать и правоспособ-
ными и дееспособными лицами. Если же, наоборот, на заключенного
устанавливает''я взгляд, как на лицо отверженное, на вредный, непри-
годный к здоровой жизни элемент, то трудно предполагать, что из за-
ключенного в конце-концов выработается полезный член общества.
Взгляд как на отверженного не проходит бесследно для заключенного,
такое отношение действует, как гипноз, как внушение, создающее
стойкое и прочное убеждение у исправляемого в своей .непригодности
довольствоваться честным трудом, радоваться здоровыми, а не патоло-
гическими радостями.
Из дома заключения должна быть удалена грубость, несправедли-
вость, праздность; здоровый, посильный труд должен лечь в основу
исправления. На этот путь стало правительство нашего Союза;
труд заключенного уже вошел в свои права, на благодетельное действие
его мы возлагаем большие надежды. Много труднее бороться с проявле-
нием грубости и цинизма, свивших прочное гнездо в быту исправдома.
В отдаче «жизнь заключенного» мы приводим некоторые рисунки, всту-
пающие в борьбу с .ругательством; но эти первые здоровые зерна еще
неизвестно какие дадут ростки, быть может плевелы окажутся силь-
нее полезных ростков и не дадут развиться последним. Если придавать
серьезное значение внушающему действию цинизма и грубости, то, ко-
нечно, нужно вступать с ними в серьезную и упорную борьбу путем
специального подбора обслуживающего персонала, путем .развития
личности заключенного и его политико-экономических запросов.
Мы еще не привыкли придавать большого значения внушению,
укореняющемуся в сфере подсознания столь прочно, что примеры окру-
жающего безобразия могут прочно овладеть потребностями индивида
и стать неизбежной принадлежностью его дальнейшего поведения.
Интересы политики создают новые потребности в мышлении за-
ключенного, они оказывают свое полезное внушающее действие, спо-
собное противостоять внушению вредному, нездоровому, отвратитель-
ному. Путем здоровых интересов создаются прочные психические бар-
рикады, не пропускающие в подсознание вредную инфекцию нездоро-
вого внушения. Внушающему действию слова, примера и т. д. мы при-
даем большое значение и думаем, что внушение есть один из могучих
факторов, фабрикующих преступление в стране. Вот почему и вводим
его в Отделе политики; мы думаем, что политика оказывает мощное
внушающее действие на человеческое мышление, так как она вмещает
в себе интересы всего человечества, поэтому интерес к политическим
вопросам может уничтожить влечение к патологическим потребностям.
Политика для трудящихся сопряжена с неизбежными жертвами, с
выявлением стойкости и героизма, т.-е. политика характеризуется
симптомами обаяния, имеющего колоссальное внушающее действие,
это действие и будет, по нашему мнению, оказывать благотворное
влияние на заключенного .в .смысле .его излечения от проявления анти-
общественных поступков. (Рис. 18).
Значительное количество рисунков на политические темы свиде-
тельствуют о том, что заключенный уделяет этой теме достаточно
внимания, в действиях и фигурах .выявляет характерные особенности
борьбы за правду, братство, равенство и свободу народов.
Политические праздники не проходят бесследно для заключен-
ного, он реагирует на них рисунком, напр., праздник Парижской Ком-
3 Творчество заключенных
муны отражен на страницах газет и журналов заключенных, один из
снимков нами приводится. (Рис. 19).

Рис. 13.

Рисунки «так было, так стало», говорят о том, что заключенный


не совсем простился с здоровыми интересами, они по прежнему вол-
нуют его мышление, что они и изображают на своих рисунках. (Рис. 20).

Армия по своему воспитывает своих питомцев, прививая, внушая


им нужные идеи, поэтому военная сила и является опорою государ-
ственного строя.
Заключенный также, как и свободный .гражданин сознает, что
единение между фабричным рабочим, крестьянином и красноармейцем
должно быть тесное, так как они несут главные государственные по-
винности и стоят на страже охраны труда от эксплоатации. Эти по-

Г и с . 20.

литические мотивы также реализуются в рисунках, отдающих дань


влиянию политическим интересам. (Рис. 21).
Мы не живет изолированно от других стран; интересы последних
переплетаются тесно с нашими. Мы охотно следим за быстро меняю-
щимися комбинациями на поле политических битв, но за последними

3* 35
следят и из-за «решетки» и реагируют на эти бои продуктами своего
творчества.
Политика нашего Союза создается партией ВКП(б), чтущей имя
бывшего вождя, ушедшего из жизни, но оставившего свои заветы, про-
никшие во все слои общества.
Заключенные знают это и отражают в своих рисунках (см. рис. 48).
По выходе из исправдома заключен-
-^тгй^^зй^ ный становится равноправным гражда-
нином, ои должен не только реагиров ть
на политическую жизнь, но и иринимать
в ней более или менее активное участие;
он участвует в политических собраниях,
демонстрациях, в выборах и т . д. Ко
всем этим политическим правам гра-
жданин должен относиться сознательно,
сознательность же и интерес к полити-
ческим вопросам создаются в том слу-
чае, если в этой работе не бывает дли-
тельных перебоев, при наличии же по-
следних интерес к работе атрофируется,
замирает, и гражданин становится пас-
сивным, мало интересующимся полити-
ческой жизнью, обывателем, проводящим
свой досуг в общении с одурманивающи-
ми напитками, разлагающими человече-
скую личность, уничтожающими влече-
ние последней к здоровым интересам.
Поражение в политических правах
всегда действует угнетающим образом
Рис. 21. на человеческую личность, последняя
вполне отчетливо сознает себя неполно-
ценной, отверженной, что налагает на личность определенный отри-
цательный отпечаток, понуждающий человека махнуть на себя ру-
кой и думать о себе как о не приспособленном к жизни человеке.
Политические под'емы, в которых вся страна принимает участие,
всегда благотворно действуют на народное самосознание: народ очень
быстро ориентируется в политике и охотно принимает в ней активное
участие. В периоды политических под'е.мов отрицательные свойства
человеческой личности теряют на нее свое властное влияние; если она
не порвала окончательно связь с нормальной жизнью, то в это время
ее духовный рост, обычно, быстро прогрессирует и совершенствуется.
В этот период появляется значительное количество выдвиженцев, ко-
торые не могли выявить свои способности при прежних условиях по-
литической жизни, но как только личность освобождается от гнета,
она развертывает всю свою духовную мощь и принимает активное уча-
стие в приспособлении жизни к новым условиям труда, более отвечаю-
щим народным требованиям.
Если интерес к политической жизни страны способен к лучшему
изменять человеческую личность, то пренебрегать этим фактором в
деле оздоровления населения исправительных домов нет никаких осно-
ваний.
Правительство нашего Союза не ставит целью угнетение личности
заключенного, наоборот, здоровые способности заключенного активи-
руются всеми мерами, доступными при настоящем состоянии государ-
ственно-общественной жизни; среди этих мер правильно организован-
ный труд, повышение умственного развития и активирование полити-
ческих интересов играют выдающуюся роль в деле оздоровления тюрем-
ного населения.

1 МАЯ.

Мы выделили I Мая в особую группу политических праздников по-


тому, что за право празднования этого дня и сейчас происходит кро-
вавая борьба везде за пределами нашего Союза.
1 Мая об'единяет в прочный союз трудящихся всего мира, а потому
этот день и является интернациональным праздником труда.
Природа, сбросив свой снежный покрав, готова вновь «красою веч-
ною сиять», а вместе с ожившей природой оживают и надежды у тру-
дящихся масс на лучшее будущее, что выливается в могучий гимн труда,
призывая к единению всех, зарабатывающих хлеб трудом, потом и
преждевременным увяданием организма. Заключенный умом и сердцем
присоединяется к празднику труда, он как будто и сам присутствует
на этом празднике и посвящает ему свои рисунки. Заключенный знает,
что его исправление заключается в овладении той или иной отраслью
труда, дюгущей дать ему по освобождении законные средства к жизни,
потому ш и не может не отметить этого праздника как в своих газетах,
так и в рисунках.
Рисунков заключенных .на тему «1 Мая», конечно, нет ни в одной
коллекции в мире, кроме коллекций нашего Союза. Ни один автор,
изучавший творчество заключенных, не думал, что интерес!.! обита-
телей тюрьмы .могут включать в орбиту своего творчества праздники
общерабочего движения, ведь по их мнению кругозор заключенного
весьма сужен, но они упускают из вида то, что узость кругозора их
заключенного зависит не от отсутствия творческих потребностей по-
следнего, а от того режима, который для заключенного создан. Сни-
мите оковы с его творчества и вы увидите, « какие формы оно выли-
вается, и только тогда мы можем с сознанием правоты судить о сте-
пени интересов заключенного.

СУД.

Заключенный вносит комизм и в те положения, в которых ему не-


редко приходится фигурировать в качестве ответчика на суде. (Рис. 22).
На рисунке 22 представлены суд и ответчик. Между судьей и ответ-
чиком происходит следующий диалог: судья спрашивает подсудимого:
«где истец»? Подсудимый отвечает: «он находится в заключении за
кражу».
Многие и другие темы зарисовывает заключенный, расширяя кру-
гозор своих интересов, напр., ребус, приемы преступления, беспризор-
ных, nature morte и др.

Рис. 2 2 .

ТИПЫ.
Все имеет свою цель. Заключенный, получив право заниматься
творчеством, в полной мере понимает цели, ради которых он иллю-
стрирует свой журнал. Если он дает галлерею типов, то он знает, что
эти типы с одной стороны могут служить предметом развлечения, а с
другой стороны и предметом назидания, а иногда и подражания.
У заключенного свои интересы, свои виды на дальнейшую жизнь,
свои мечты, скрашивающие действительность.
(Первое, о чем думает заключенный,—это свобода. Пути, ведущие
к ней, не очень разнообразны: первый и главный путь заключается в
том, что своим поведением и прилежанием к работе нужно убедить до-
сматривающий персонал дома заключения в стойком интересе к тру-
ду, а не к безделью, что ,в труде он приобретает и прочно усваивает
новые навыки, могущие гарантировать ему заработок по освобождении;
кроме того, заключенный должен настолько дисциплинировать себя,
что он без ненужных протестов подчиняется введенной в исправдоме
дисциплине, персонал исправдома должен получить стойкое убеждение
в том, что выполнение .разумных требований совершается без надрыва,
свободно, добровольно и искренно.
Работа по хозяйству дома заключения, занятие ремеслами, работы
в сельскохозяйственных колониях, конечно, в течение определеного
срока столь дисциплинируют правонарушителя, что появляется уве-
ренность у администрации о достаточное™ искуса, что последний сде-
лал свое дело, а потому представляется возможным дать иногда и ра-
нее срока свободу человеку, могущему подчинять свои желания за-
конным рамкам,
Бывают и иные случаи, когда заключенный, в силу совершенного
им преступления, не может рассчитывать на скорое освобождение из
заключения, тогда он прочно устраивается «за решеткой» и нередко из
него вырабатывается отрицательный тип, оказывающий неблагоприят-
ное влияние на своих соседей по заключению. Такие типы в домах
заключения, не редкость, они имеют свои особенности по внутреннему
складу. Казалось бы, что найти интерес к таким правонарушителям
по меньшей мере трудно. Между тем, всякая профессия, в том числе и
преступная, имеет своих героев, своих выдающихся лиц. Лина, совер-
шившие тяжкое преступление, нередко становятся в тюремной обста-
новке героями с возможностью подражания им со стороны их соседей.
Такие отрицательные герои очень интересуют население домов заклю-
чения. Их характеры, их жизненные эпизоды глубоко интересуют
заключенных, последние по своему изучают таких лиц, нередко фик-
сируя их фигуры на стенах камер, делают случайные наброски на бу-
маге, а иногда они попадают и на страницы журналов, издаваемых за-
ключенными.
Заключенного не может интересовать только жизнь внутри тю-
ремных стен; пытливость ето ума, его мечтания, раскрашенные яркой,
многоцветной эмоциональной гаммой, выводят на простор, за ограду,
втискивают в гущу свободной жизни, в знакомую обстановку, то пол-
ную мирного труда, то насыщенную влекущим к себе пороком. По-
следние образы являются властными распорядителями психики заклю-
ченного, они требуют отреапированпя в форме творческих продукций,
в противном случае, наслаиваясь друг на друга, они могут столь прочно
овладеть психическими интересами заключенного, что последний неза-
метно для себя понижает возможность к исправлению. Лица с стой-
кими стремлениями к правонарушению создают особый таи; такой
тип заключенного не может рассчитывать на досрочное освобождение;
нередко такие типы, отбыв срок наказания, быстро вступают в новый
конфликт с юридическими портами и переходят в разряд неисправи-
мых правонарушителей.
Народные массы мало знакомы с такими типами, т. к. они мало
популяризовались, рисунки заключенных отражают их характеристику.
На стенгазету, на журнал заключенного нужно смотреть как на
лечебное средство, помогающее правонарушителю вернуться на путь
здоровой общественно-индивидуальной жизни, кроме того, рисунками
этих журналов можно пользоваться с целью выяснения и интересов за-
ключенных и их психических особенностей.
В распоряжении криминологического Музея 1-го Моск. Гос. Ун. и
И-та по изучению Преступности и Преступника имеется большое ко-
личество рисунков, изображающих население домов заключения; мно-
гие из этих произведений не лишены художественного и психологиче-
ского интереса.
Присматриваясь к 'живым наброскам типов заключенных, нам не
раз приводилось замечать, что эти липы часто удивительно харак-
терны, их фигѵры полны экспрессии, что можно видеть на приводимых
рисунках 23, 24, 25, 26, 29, 31, 32, 33, .37, 40 и 43.
H FT I К Р А Щ И

ЛИНбЕЗНим: аіупейко Un., 6ея*т л**. w«6»m-- а.-*"-*. • oh


Гореьо*, Бепьчы fl<j>., Х*т*ш Зъ-п ••;•,

Рис 23
40 УЧИТЕЛЯ: Твнскнй, Жяков, Гвврисв&и.ч,
Рис. 24.
Не менее характерны наброски отдельных лиц, попавших на стра-
ницы журналов.
Живо дана фигура заключенного, прошедшего по досрочному ос-
вобождению. Чем скорее сбывается мечта заключенного о выходе на
волю, тем острее он это воспри-
нимает и переживает. Радость до-
срочного освобождения выражается
обилием движений, в которых при-
нимает участие весь организм.
Вообще же в выражении радости
принимает участие сфера движения
не только, конечно, у заключенных,
но и живущих на свободе. Человек,
переживающий ра-
( І р о Оі е л п о дость, поет, мимика
его оживлена, он,
ДОСРОЧНОЙ. обычно, ходит, гром-
ко разговаривает или
насвистывает. Движе-
ния его об'емисты и
Рис. 2 5 . выразительны. Про-
шедший по досрочной
весьма колоритен, он
отвечает внутренним переживаниям заключенного, а потому послед-
ний и фиксирует его на страницах своего журнала. (Рис. 25).
Если досрочное освобождение глубоко овладевает вниманием за-
ключенного, то, конечно, он должен уделять внимание и средствам, при
помощи которых досрочное освобождение из области мечтаний пере-
ходит в действительность. Рисунки «наши производственники» и «те,
кто куют себе свободу» дают ответ на этот вопрос (см. рис. 24).
Если добродетели торжествуют, то пороки наказываются. Заклю-
ченные зарисовывают лиц, закончивших свою деятельность и подлежа-
щих уходу из жизни, эти типы тоже могут представить интерес для
читателя, но с некоторыми из них, напр, с Котовым и Комаровым чита-
тели знакомы. (Рис. 26).
«От сумы, да от тюрьмы не отказывайся», говорит народная му-
дрость. Рисунок 29 как нельзя лучше подтверждает сказанное.
Образы прошлых дней навязчиво всплывают в воображении за-
ключенного, напоминая ему о минутах, проведенных в случайной или
привычной кампании за стаканом вина; эти образы влекут к себе, за-
манчиво дразнят, увлекая мысли заключенного со стези исправления
на скользкий путь, мечты об удовольствиях приводят иногда к неприят-
ным последствиям.
Компания с «возлиянием» создает не только приятное и безза-
ботное' настроение, но она неизбежно требует и жертв с определен-
ными последствиями, приводящими сбившегося с нѵтн «за решетку».
(Рис. 27 и 28).
ОСУЖДЕННЫЕ ПО ДЕЛУ
JlESEüEßfl

ÜPtirOßOPEtlbl H РАССТРЕЛУ

(Мищеако

Рис. 26.
Пресса заключенных обслуживает многообразные их потребности,
поэтому лицам, руководящим этой отраслью занятий, уделяется значи-
тельное внимание, они должны быть зафиксированы на страницах
журнала (см. рис. 10).
Редакция и стенгазета заключенного не только пользуются вни-
манием, но нуждаются и в некоторой рекламе. В каких скромных фор-
-г-і мах делает это заклю-

•• H ^ r W l ' В И Т Ь с е б е е г 0 в 0 3 М У щ е "
/ Щ Л ^ Ж ^ ) гГ ние> е с л и к е г 0 творче-
і /іШг'1 ч / Г Ш •/ ству некоторые лица от-
\ J fi •• p ШЩш П ) l'l-,-y V носятся с недостаточным
J ' Ш L ' S / ' - i- у уважением. Но заклю-
Рис. 27. ченный проходит суро-
вую школу по сдержан-
ности, он знает, что бурное выражение чувств кончается для него
совсем неприятно, поэтому он выражает свои протесты в мягкой и
вполне приемлемой форме, которая может быть рекомендована и
за стенами домов (j >„,. „ , , „ , г
заключения.
Типы домов за-
ключения всегда ин-
тересовали широ-
кие народные мас-
сы, вольно или не-
вольно желавшие
проникнуть в глубь
психических пере-
живаний лиц, всту-
пающих в конфликт
с общественным

Личность чело- . , *
веческая, создаю- jc^JL^J^^è-
іцая повседневное ' '
поведение, весьма ~ х

многогранна, она L
проявляет себя во
вне столь же раз- Рис. 28.
нообразно,как раз-
нообразны черты человеческого лица. Многомиллионное человече-
ство построило свою внешность так сложно, что нет возможности
отыскать среди людей двух особей, похожих друг на друга до тожде-
ства. Если мы знакомимся по фотографиям с двойниками, то мы уди-
вдаемся их поразительному сходству. Но нужно принять во внимание,
что фотографические снимки дают далеко не полную характеристику
снятого лица, ©еда бы фотография владела столь совершенным 'прие-
мом, то уголовный розыск без труда находил бы преступника рециди-
виста. К сожалению, практическая жизнь учит нас тому, что для уста-
новления тождества данного лица с фотографическим снимком необ-
ходимо прибегнуть к целому ряду других доказательств, занесенных в
опознавательную карту.
Рисунок в этом отношении может дать значительно больше, так
как он фиксирует на бумаге характерные особенности, присущие дан-

Рис. 29.

ному лицу, благодаря чему рисунок приобретает особые свойства ху-


дожественной жизни, художественной правды, которых нельзя полу-
чить при помощи фотографии. Вот поче.му рисунки типов домов заклю-
чения представляют известную ценность: они написаны с живых лиц с
характерными особенностями, присущими данной личности.
Личность преступника только теперь начинает широко изучаться;
в ходе изучения, конечно, заинтересованы широкие народные массы,
так как из их среды выходят правонарушители, приносящие страда-
ние человечеству и ложащиеся бременем на его бюджет.
Нередко деяние какого-либо преступника бурно переживается об-
ществом, перед которым встает ©о всей широте вопрос: почему данное
лицо побуждалось неудержимо к совершению преступления, почему
оно проявляло при это,м исключительную жестокость, почему оно уни-
чтожало не только взрослых, но и грудных детей, как это делал Котов?
Конечно, портретные рисунки заключенных не могут дать удо-
влетворительного ответа ,на поставленные вопросы, но мы также знаем,
что на эти вопросы и другие приемы исследования преступника не
отвечают, тем не менее мы не приходам от такого положения в от-
чаяние, а продолжаем работать в намеченном направлении. Нам ду-
мается, что знакомство с портретами преступных типов, созданными
самими заключенными, представляет известный общественный интерес,
а потому мы их и привели в своей работе.

АЛЛЕГОРИЯ.

Заключенный не может жить исключительно интересами только


исправдома, ему нужна и иная пища для ума: он хоть и через решетку,
но все же смотрит на мир, его сердце способно биться при известиях
и об иных интересах, его разум невозможно удержать в пределах ка-
меры заключения.
Заключенный по-своему впитывает в себя свободную жизнь; если
он сейчас не принимает в ней активного участия, то тем не менее он
никогда не теряет надежды вступить в эту жизнь в качестве равно-
правного члена. Может быть іпо освобождении он по-своему восполь-
зуется свободой, может быть преступные наклонности и не выпустят
его из своих крепких пут, может быть он и перестал думать об испра-
влении, но мечта о свободе никогда не покидает его, интересы «заре-
шеточного» мира крепко владеют его сознанием, оживляют и стиму-
лируют его творческую работу.
Если он не слышит шума фабрики, если он не видит мчащегося
паровоза, если он не может смешаться с движущейся свободной толпой,
если он лишен возможности быть среди празднично настроенных посе-
тителей концерта и театра, то он может интересоваться вопросами
политики, науки, искусства, техники. Эти области могут овладевать
его мышлением и по-своему преломляться в последнем. Отвпеченные
образы наслаиваются друг на друга, наконец, наступает момент, когда
они требуют выхода, требуют освобождения, требуют претворения их
в реальные образы.
Образы, овладевающие мыслительным аппаратом, могут быть
отреагированы как активно, так и пассивно. Активное от реагирование
происходит путем личного участия в творческой работе, напр., в зари-
совке известных образов, в исполнении музыкальных произведений,
отвечающих известному настроению, выполнением соответственной
роли на подмостках театра, чтением подходящего к с я ѵ-аю "итератѵр-
ного произведения и т. д. Можно отреагировать и пассивно путем осмо-
тра художественных произведений или театральных представлений,
путем прослушания соответствующих мелодий и т. д. В этих случаях
личность не принимает деятельного участия в іпроэцировании творче-
ства, но она все же воспринимает и переживает виденное или слышан-
ное, и этим путем происходит отреагнрование. В период пассивного
отреагирования у суб'екта протекает индивидуальное творчество, не выя-
вляющееся во-вне, а доходящее лишь до степени внутреннего пережи-
вания.
Внешняя жизнь всегда пребывает в мыслях заключенного, образы
ее проходят стройной чередой в его воображении, поэтому заключен-
ный должен избрать подходящий для его жизненных обстоятельств ме-
тод, при помощи которого он более или менее удачно реагирует на
свободную жизнь, при помощи каковой реакции заключенный хоть ѵ
пассивен, но не прерывает живой связи с жизнью и ее интересами.
Жизнь в заключении, какими бы приемами она ни скрашивалась,
все же не .может заполнить желания быть на свободе. Свобода — первая
мысль заключенного и последнее слово, (произносимое им при оконча-
нии отбывания срока заключения.
В символических рисунках заключенные выявляют свои надежды
на освобождение, они, как утопающий хватается за соломинку, тянутся
по направлению к коллегии защитников, ища у нее опоры для своего
оправдания. Данная мысль очень удачно выражена в журнале «Жизнь
заключенного» № 2—1923 г. (см. рис. 30).
Газеты приносят за решетки те интересы, которые в настоящий
момент владеют умами человечества, в которых человеческий гений
желает создать новые ценности, развенчивающие тайны жизни. Омола-
живанию одно время уделялось довольно много внимания; последнее не
ускользнуло и от заключенных, и они по-своему отозвались на эту
тему: очевидно, сведения по этому вопросу так мало удовлетворили
население домов заключения, что они дали рисунок Фауста и Марга-
риты, невидимому, считая идею грезы более убедительной, чем опера-
ции Stein ach'а на крысах и в дальнейшем на людях.
I Іолитические идеи находят свое отражение на страницах журналов
заключенного; последний вносит в эту идею свое творчество, не лишен-
ное оригинальности, напр., рисунок, изображающий рабочего с факелом,
горящим красным пламенем, этот вестник мирового труда освещает и
землю, и моря красным пламенем призывающим рабов к завоеванию рас-
крепощения, к созданию мирового труда, свободного от эксплоатации.
Идеи освобождения и раскрепощения труда распространяются по
всем направлениям, и нет такой стихии, которая могла бы противо-
стоять им, нет такого препятствия, которое могло бы задержать волны;
последние распространяются по всем направлениям и адресованы: «всем,
всем, всем».
Наши дензнаки то возрастали в цене, то падали, создавая условия
печали или радости на челе наших противников. Данное явление не
прошло -незамеченным и для заключенного; последний удачно зафикси-
ровал эти колебания на страницах своего журнала.
Мы почти все время живем под угрозою войны. Это положение
волнует не только свободного человека, но и заключенного; если лица,
находящиеся -на свободе, обсуждают данный вопрос на собраниях, кон-
ференциях и клубах, то заключенный разрешает его путем рисунка.
Электрификация волнует наш Союз в большой степени; на нее мы
затрачиваем много и творческих, и технических сил, для ее реализации
мы приносим большие жертвы, приспособляя природные силы бесплатно
служить нам; заключенный тоже думает об этом, в рисунках он дает
соответствующий ландшафт с водопадами, указывая на значение послед-
них в развитии техники.
Идеи единения рабочего и крестьянина не проходят мимо заключен-
ного: он знает ценность им, он понимает ори помощи чего эта идея
может осуществиться, и он заносит свои мысли на страницы журнала
в виде соответствующих рисунков. (См. рис. 21).
Рисунки данного отдела также являются новшеством в творчестве
заключенных, их также можно иметь лишь в домах заключения нашего
Союза, поэтому психолога, юриста и лиц, совершенствующих тюрем-
ный .режим, эти рисунки должны интересовать.

ЖИЗНЬ В ДОМЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

Жизнь в доме заключения имеет свои специфические особенности.


Если она не отличается большим разнообразием, то поэтому она ценит
и дорожит всяким, ворвавшимся в нее, новшеством. Новое явление и
жизни заключенного создает праздник: у него повышается настроение,
появляются новые мысли, новые надежды, новое явление в течение не-
скольких дней служит темою для обмена мнениями, при наличии ново-
сти и повседневная работа заключенного идет много успешнее, он не
так тяготится ею, и она его меньше утомляет.
Мы далеки от желания идеализации как домов заключения, так и
их обитателей, но мы смотрим на последних как на людей, выбитых
из обычных условий жизни; эти люди по каким бы то ни было побужде-
ниям вступают в конфликт с господствующими юридическими нормами,
многие из них навсегда теряют связь с нормальной жизнью, переходят
в разряд неисправимых. Очевидно, у данной группы лиц имеются какие
то внутренние недочеты, очевидно, их общественно-волевые центры
пребывают в пассивном состоянии, очевидно, внутренняя организация
данных суб'ектов столь уклоняется от трафарета нормального челове-
ческого развития, что обычные общественно-государственные стимулы
и социально-экономические взаимоотношения не находят прочной базы
в центральной -нервной системе для своей фиксации и развития. Оче-
видно, благодаря дефективности в развитии центральной нервной систе-
мы, не выявляемой пока имеющимися в нашем распоряжении методами
исследования, суб'ект при ясном сознании и ориентировке увлекается
на путь преступлений вследствие отсутствия нормального торможения,
удерживающего здорового человека в пределах законности. Нормальная
экономическая борьба за существование для данных суб'ектов является
непосильной. Как пример для пояснения данного положения, может
служить психическое заболевание, известное под именем паранойи, при
наличии которой суб'ект владеет своим сознанием, хорошо ориенти-
руется в окружающей действительности, удовлетворительно мыслит в
области своей специальности, но в то же время, когда речь заходит о
его бредовых идеях, он становится совершенно неузнаваемым, так как
логические доводы, клонящиеся к выявлению фактов, доказывающих
абсурдность и неправильность мышления по данному вопросу, больной
совершенно не воспринимает. Как бы ни были очевидны, правдивы и
доказательны приводимые больному аргументы, они никогда не дости-
гают цеди. Внутренние, не имеющие никакой действительной опоры,
переживания всегда являются действенными для больного, и он не может
освободиться от их властного и болезненно-убедительного влияния.
Лица, страдающие навязчивыми идеями, вполне сознают абсурд-
ность своих влечений іи связанных с ними действий, іно тем не менее
самые сильные логические доводы, обычно, не имеют успеха в попытках
искоренения навязчивых идей. Больной может соглашаться с тем, что
его мысли нездоровы, но в то же время заявляет, что от этого сознания
ему не легче, так как у него нет сил для «держания інобеды інад
ними. Можно много привести примеров аналогичного характера, но не
в нагромождении их дело. Нам кажется, что категории преступников
весьма схожи по трафарету своего мышления с мышлением вышепри-
веденных больных. Нам кажется, что иногда преступник, так же как и
параноик, так же как и лицо с навязчивой идеей при ясном сознании
и ориентировке благодаря психической дефективности едет по пути
преступления Мы живо сознаем те (.мотивы противоречия, которые
могут быть приведены по данному поводу, тем не менее эти доводы ни-
сколько не ослабляют высказанного положения. В настоящее время уче-
ние о функциях центральной нервной системы не столь совершенно,
чтобы, основываясь на нем, можно было доказательно утверждать одно
или отрицать другое. Высшие функции, создающие человеческое пове-
дение,. еще не локализованы в мозгу с такой точностью, чтобы можно
было указывать на дефект в той или иной области мозга и связывать
этот дефект с повседневным поведением человека. А если этого нет, то
мы не в праве отводить прием аналогии.
Мы должны накапливать симптоматологию, характеризующую (пре-
ступление и преступника, приводить ее в необходимую систему, что,
конечно, расширит значительно нашу ориентировку в преступлениях.
Медицинская наука и шла в своем поступательном 'развитии по
указанному пути и думается, что у нее нет оснований для раскаяния.
Медицина вначале изучила симптоматологию болезней, а затем об'еди-
нила ее с находками патологической анатомии и экспериментальным
субстратом, следовательно, аналитическая работа перешла в область
синтеза и дала для многих болезней завершенную картину. То же, по
нашему мнению, будет и с преступностью: накопленная и системати-
зированная симптоматология преступлений об'единится с мозговой лока-
лизацией, когда последняя достигнет необходимой научной высоты, и
тогда упадет покрывало с таинственности преступлений.
Необходимо отметить, что нет такого человека, который бы не
совершил в своей жизни ни одного проступка, хотя бы он и не попадал
в орбиту влияния суда.
Дети постоянно совершают мелкие проступки, при этом стараются
так их замаскировать, чтобы достигнуть усыпления бдительности стар-
ших. ,
Домашние животные, находящиеся на более высокой степени раз-
витая, чем их диікіие представители, поступают так же, как и Дети; они
пользуются одними и теми же приемами маскировки.
Мы идем далее и приводим примеры посягательства на чужой труд
у насекомых, напр., навозные жуки нередко стараются отбить навоз-
ный шар у владельца с тем, чтобы, воспользовавшись чужим трудам,
быть сытым. Мы могли бы привести много примеров из жизни муравьев
по данному вопросу, но этими примерами мы (рискуем загромоздить
данную работу, имеющую более узкое специальное назначение.
Взрослый человек с аттестатом на самое безупречное поведение не
может претендовать на абсолютную безгрешность перед сферою мораль-
ных и юридических норм. Нет такого человека, который, будучи честным
по природе, не покраснел бы иногда за свои поступки, когда вспоми-
нает их наедине и когда раскаяние властно бередит интеллектуальные
и эмоциональные -раны, переоценивая поступки прошлого.
Ни один человек, уходя из жизни, не может утверждать, что он не
совершил ни одного преступления.
Независимо от того, что плод преступления сладок, приятен и обая-
телен, тем не менее зрелый и социально уравновешенный человек может
ограничивать свои эмоционально-волевые потребности настолько, что
он в праве считать себя честным.
Нормально развитый человек владеет своим мыслительным аппара-
том настолько, что в состоянии удерживаться от соблазнов к преступ-
ным влечениям; последние теряют свою властность у социально здоро-
вых людей, вовлекая в свои сети лиц, не выдерживающих социально-эко-
номических натисков, которыми так изобилует жизнь, ежечасно пону-
ждающая нестойких в психическом отношении суб'ектов вступать в
конфликт с существующими принудительными нормами. Дефективность
мыслительного аппарата человека неизбежно отражается на его лич-
ности и на поведении.
Высказанные мотивы создают уверенность в том, что изучение
быта, жизни и психологических особенностей преступников является
не лишней задачей. Как бы ни был мелок факт, относящийся к жизни
заключенного, он должен быть зафиксирован, ибо в сочетании с другим
он может пролить нужный свет на темную область преступного влече-
ния; поэтому нет надобности отбрасывать даже и мелкие факты, кото-
рые на первый взгляд, как будто, и не имеют существенного значения
для об'яснения вопросов, связанных с преступностью, тем не менее мы
без смущения приступаем к рассмотрению рисунков, характеризующих
жизнь домов заключения.
Мелкие штрихи из жизни заключенного, фиксированные на бумаге,
могут помочь разобраться в особенностях характера лиц, смотрящих на
мир из-за тюремной решетки.
Некоторые этапы из жизни заключенных зарисованы на листе и
озаглавлены: «поверка, чай, днем, вечером». Эти рисунки дают пред-
ставление о том, что каждый из заключенных занимается таким делом,
которое его больше всего интересует, к которому он имеет наиболь-
шую склонность; рисунки дают представление о внешнем типе (преступ-
ника, о его костюме и т. д. (Рис. 31 и 32).
ИПСрии J//ЦП Q U r *

Рис. 31.
Дома заключения периодически принимают в свои гостеприимные
недра новые этапы правонарушителей; это важный момент в жизни
заключенных, т. к. вновь -прибывшие приносят сведения, которые обога-
щают тюремную жизнь свежими новостями, бывают случаи, что, среди
вновь прибывших, встречают заключенные своих старых знакомых или
земляков, которые рассказывают о том, как живут на свободе. Новый
этап оживляет жизнь дома заключения, а потому такое событие нахо-
дит место на страницах журнала исправительного дома. (Рис. 33).

Рис. 33.

Пищевые продукты требуют значительного -внимания у свободного


человека, а у заключенного данный вопрос и ставится, и переживается
крайне остро. Как бы ни были хорошо уст-роены дома заключения, но
их население всегда находится в состоянии активного аппетита, осо-
бенно такие заключенные, которые не имеют лиц, могущих взять на
себя заботы по улучшению их пищевого довольствия. Вполне есте-
ственно, что данный фактор находит отражение свое на страницах
«-прессы и в рисунках», один из них приводится нами (см. рис. 33-а).
Баня тоже имеет свои недочеты; ее пропускной способностью очень
заинтересован заключенный, ибо -при -скученности очень трудно под-
держивать индивидуальную чистоту, особенно при наличии непорядков,
относящихся к содержанию камер. Заключенный в бане не только моет-
ся, но и моет принадлежности своего туалета, что по правилам должно
совершаться в другом месте и в другое время, но ведь русский человек
считает, что законы существуют для того, чтобы .их обходить. (См.
рис. 7 и 31).
Заключенный работает положенное время в разных мастерских,
у него есть время и для отдыха, іи для развлечения; эти моменты его
жизни служат стимулом для реализации художественного творчества.
Жизнь домов заключения и их обитатели интересуют многих лю-
дей; многие, входя за тяжелые двери, всегда пребывающие на замке, не
теряют надежды на возможность заглянуть в тайну «этих жилищ» с
тем, чтобы найти средство обходиться без них.
В жизни нет такого места, где бы «презренный металл» не играл
первенствующей роли, а потому от нэпмана, от спекулянта нельзя
укрыться даже и за решеткой, этот «элемент» всюду проникает и везде
как «мирской захребетник» живет лучше других. На свободе он нажи-
вает тысячи и миллионы, в заключении—копейки и рубли, но там и
здесь в его паутине имеются жертвы. Этим типам и свободная, и несво-
бодная жизнь уделяет не мало внимания.

Рис. 33-а. „Где мясо?"

Русский человек любит «отнести душу» при помощи «сильных


выражений», тюремный режим, пожалуй, создает не меньший простор
для реализации этого творчества, чем бак. корабля. Но, повидимому,
стены домов зак точении при наличии более здоровых развлечений начи-
нают понимать ненужность этого «деликатного диалекта», т. к. осу-
ждение его в большом количестве появляется в прессе заключенных
Заключенные занимаются гимнастикой и грамотой, как охотно
они это делают, показывает приведенный рисунок. (См. рис. 34).
Случается, что заключенный получает .кратковременную свободу,
которую он и утилизирует надлежащим образом.
Много комизма вносит заключенный в свою повседневную работу,
последняя не может, конечно, не интересовать его. Как образец этого
комизма мы приводим два рисунка, изображающих работу и возвра-
щение с последней. (Рис. 35 и 36).
На следующем рисунке 37 изображен переплетный станок с рабо-
тающей на .нем женщиной — и камера с ее обитателями, принимаю-
щими вновь прибывшего.
Несложное, но много говорящее творчество.

fttlw В иіКолч| (.В Б W peut Eu, •


t-Tttth« В.чЛ. „О (\чс.ц*пл.\л»е'\
При СИСЧ^ЙЧИЦ п ІЦХОЛЧ ,и.6Е«Т0рЫе ИВНЛрйТЫ MOfl КрШШТИ,
J«e«AS-klfi№T

Рис. 34.

Оно поступило к нам из другого мира, принесло нам иные инте


ресы, иные стремления, иные надежды, сокрытые о т нас высокими за-
борами, крепкими воротами, тяжелыми и прочными замками, вооружен-
д^ень ной и всегДа бдящей
стражей.
Кто не борется за
право быть сытым?
Но борьба заклю-
ченного и свободного че-
ловека разная. Свобод-
ный человек борется за
право свободного от экс-
плоатации труда, обес-
печивающего его суще-
ствование. Заключенный
Рис. 35. борется за целость ку-
сков пищи, отпускаемых с тюремной кухни.
Кто не борется за то, чтобы быть чистым?
Свободный человек борется за дешевую и гигиенически устроенную
баню, заключенный стремится к тому, чтобы здесь же выстирать свое
белье.
«Крепкие слова» прочно связаны с русской жизнью, тем не менее
свободный человек на долгое время может изолировать себя от их влия-
ния; заключенный, наоборот, постоянно слышит эти «музыкальные со-
четания», но последнее время, под влиянием культурной работы в со-
знание заключенных проникает протест против ругательства, невиди-
мому, м заключенные начинают приходить к выводу, что русский язык
достаточно богат и может обходиться без бессмысленных слов, кото-
рыми уснащается речь многих лиц, особенно находящихся в состоянии
гнева.
Гимнастические упражнения, когда они не имеют принудительного
характера, выполняются людьми довольно охотно, особенно молодежью,
у которой вырабатывается гибкость тела и стушевывается угловатость,
присущая возрасту; но если на гимнастические упражнения распростра-
няется принуждение, то они теряют свою привлекательность, и лицо,
которое должно отбывать данную повинность, старается уклониться от
ее исполнения, особенно если физический труд ссотавляет значительные
упражнения; чтобы избежать нагрузки в этом направлен.ли, поневоле
полезешь под кровать.

Лишение свободы является тяжким наказанием, -правительство на •


іиего Союза учло эту тяжесть и время от времени дает заключенным
отпуски от -нескольких часов до 2-х недель, а крестьянам для выпол-
нения полевых работ и больше. С какой поспешностью и радостью
оставляет заключенный место своего заключения, он изображает при
помощи рису-нка, а для того, чтобы представить его радость, нужно
войти в его состояние.
Но есть такое занятие, есть такое развлечение, которое и выпол-
няется и переживается одинаково остро как свободным лицом, так и
заключенным—это азартная карточная игра, в этом состоянии все люди
одинаковы.
Одинаковы и спекулянты; их алчные наклонности наглядно выя-
вляют свои отталкивающие качества как на свободе, так и в заклю-
чении.
По другим отделам также рассеяны некоторые рисунки, характери-
зующие особенности жизни в доме заключения, об'единенные под одним
углом зрения, они довольно полно представляют жизнь за решеткой с
ее радостями и горестями.

МЕЧТЫ ЗАКЛЮЧЕННОГО.

Жизнь человеческая устроена так, что если она находится еще


в состоянии активного творчества, то редко вспоминает прошлое; будучи
в молодом возрасте, она никогда не бывает довольна настоящим; и это
понятно: если человек вполне доволен настоящим, то он не прогресси-
рует, его творческие импульсы ослабляются, не за горами тот момент,
когда он начнет жить воспоминаниями, и тогда творчество его примет
репрессивное направление, ибо он уже перестал жить надеждами, он
перестал творить и обогащать жизнь новыми ценностями, он доволь-
ствуется старыми мотивами, фиксированными памятью, он переживает
их вновь, но не так ярко, не так красочно, как это было в прошлом,
когда в жилах его текла более горячая кровь.
Жители домов заключения в массе своей люди молодые, пылкие;
творческие способности их живут, они требуют отреапирования неза-
висимо от того, приемлема ли эта реакция с общественно-государствен-
ной точки зрения или нет. Человек, лишенный свободы, мыслит не так,
как человек свободный: у свободного настоящее играет самую видную
роль в его мышлении, у заключенного настоящее не является столь дей-
ственным началом, ибо настоящее не особенно привлекательно, оно
• однообразно, стереотипно в своем ежедневном беге, оно лишено самого
высшего блага—свободы, о последней больше всего думает заключен-
ный, а свобода для него не в настоящем, а в будущем.
Прошлое также интересует заключенного, ибо родники его не
у иссякли в памяти, а потому он думает и о прошлом, и о будущем, в них
I он находит отзвук, вибрирующий действенным аккордом и понуждаю-
щий мыслить в былом и будущем.
Заключенный когда-то был на свободе, когда-то жизнь его была
разнообразна и доставляла ему больше возможностей быть довольным
и радостным, поэтому свобода есть главный мотив, овладевающий меч-
тами заключенного, о свободе он думает и днем и ночыо, в свободное
время и в часы занятий мысли его бегут неудержимым потоком, решетки
и стены не в силах сдержать их поспешного бега, этот бег вольной,
быстрой и сильной' волной, неудержимым потоком мысли стремится
побывать в знакомых и незнакомых местах с тем, ч тобы, вернувшись,
причинить удовольствие или страдание своему хозяину. Но независимо
от результатов, мечты властно вращаются вокруг соблазнительной те-
мы, будят образы былых восприятий и переживаний, которые стройной
чередой сменяются в сознании заключенного. Побывает он в родной
деревне или на фабрике, матери и отцу приведет много резонных дово-
дов в оправдание своего, заслуживающего порицания, поведения, поми-
рится с поссорившимся братом, вечером выйдет на улицу со своими
односельчанами или зайдет в одно из многочисленных учреждений с
< синей вывеской» и там принесет посильную жертву Бахусу, то побы-
вает в цирке, то навестит своих знакомых и т. д. В течение некоторого
времени каждый день пребывает заключенный в области нереализован-
ной сказки.

Пе рв пл ет««я

ч с т р н к яА

Рис. 37.

Но эти мечты не являются синонимами старческих воспоминаний.


Суб'ект, находящийся в периоде обратного развития, вспоминает прош-
лое, как нечто для него уже недоступное, недосягаемое, тогда как за-
ключенный питает надежду на возможность и неизбежную необходи-
мость реализации его мечтаний, он желает бурно об'единиться с пото-
ком свободной жизни, желает быть в ней активным деятелем, желает
пред'явить к жизни свои права на счастье, желает бороться с надеждой
на победу, на лучшее будущее.
Мечты заключенного о свободе занимают не последнее .место в его
журнале.
Каков бы ни был срок заключения, он всегда кажется очень длин-
ным, он всегда скрашивается надеждой на более раннее освобождение,
а потому в мечтах об амнистии заключенный -пребывает довольно часто,
что и находит отражение в рисунках журнала. (Рис. 39).
Мечты быстротечны и
скоры на выводы, они опе-
режают всякие реальные
возможности.
Если быстры и часты
мечты заключенного о сво-
боде, то редко они посе-
щают головы людей сво-
бодных, а если последние
и подумают о них, то думы
по этому поводу не так
быстры, а решения и того
медленнее. У каждого свои
заботы: один мечтает о
свободе, другой об огра-
О ѴЖ&А ждении ее от посягатель-
KtXW Я"
ства со стороны антиобще-
ственных элементов. Тот
и другой в праве рассчи-
тывать на правоту своих
Рис. 3 8 .
мыслей. (Рис. 38).
Мечты о свободе летят неизмеримо быстро, а амнистия идет не
торопясь, черепашьим шагом, и не всех заключенных она включает а
число свободных граждан, но мечты и надежды не покидают и обойден-
ных. (См. рис. 39).

Б У Д Е Т я / o r t и с т

Рис. 39.

И думает заключенный, что сказка претворится в действитель-


ность, что явится какой-то мифический богатырь, который при помощи
всесокрушающего молота разрушит решетки, разлагающие человече-
:ую личность, а вместе с уничтожением решеток и заборов отойдут
область былого и преступления. Сказка и быль борются за преоблада-
іе в мыслях заключенного. (Рис. 40).

Рис. 40.

Жизнь, усложняясь, принимает новые формы, нарождаются учре-


®ния новых об'единений, а заключенный думает: не будет ли это
іічиной для его досрочного освобождения?
Ежедневно просматривает заключенный в газетах распоряжения
«вительства, всегда с надеждой на «авось», но чаще он видит для себя

I
комбинацию из трех пальцев. Мечта улетает, а действительность всту-
пает в свои права
Мечты сладки, но трудно они реализуются; действительность горь-
ка и на каждом шагу напоминает заключенному о тех воздействиях,
которые служат для его обезврежения. (См. рис. 41).
Заключенный не только на яву живет мыслями о свободе, его сны
полны такими же надеждами; в какие этапы эти сны выливаются, видно
из приводимых рисунков. (Ом. рис. 42 и 43).
Мечты заключенного вращаются не только вокруг амнистии, он
•не прочь получить свободу и при помощи других методов. (См. рис. 44).
Но, очевидно, и в доме заключения бывают исключения для опре-
деленной группы лиц, они, повидимому, имеют большую помощь со
XRUlLS*
суфорн^уо а .

ffetjWrffTE ЛЬНЭ'«

СопоъвцЛ»« с т б - -
„ W S * * о ^ о т ^
ПО (] 9 в &ОЛ оД е..
Па И н неверный wer
И [*0ЖЬ% БОШ!"
f чгея.

Рис. 41.

стороны, а потому не очень печалятся по поводу своего заточения; во


всех условиях человеческой жизни «зажиточные люди» имеют, к сожа-
лению, преимущества, от последнего не могут избавиться даже и места
заключения.
Складывает заключенный песни и куплеты о своей жизни и при
помощи их «отводит душу», ирония и смех скрашивают жизнь испра-
вительных домов.
Обитатели мест заключения мечтают по-своему, они творят свою
сказку, углубляясь в которую, они отрываются от тяжелой действи-
1,4 Сліоіеис
A «OK rfA
7TP0

ісгщй //|йе»ЖнЭа.ян»н сришл

:А ins»-««»*-
' Мс-иСЛО^ОЖНоЮ
: ^ с.
ОПКНА? ЦОПЫТЧА КЗ Чм>„и„іу.им.

/ 7 / 7 / /// 1ИА1А ЛОЧ.


СПАСЕКи^.^/І 4,0 nohyr|) п Щ
тельности и -переживают иллюзорное счастье. Последние слова могут
вызвать -недоумение у -некоторых читателей, но -пусть они углубятся
в свои эмоциональные переживания и в них, конечно, отыщут властные

WO Попался I9

Рис. 4 4 .

желания время от времени входить в область сказки, которую реали-


зуют театральные сцены, и -мы свободные, интеллектуально-холод-

5 Творчество заключенных
ные люди, с большим удовольствием посещаем театральные представле-
ния со сказочными сюжетами и уходим из театра с зарядом новой энер-
гии для несения повседневной, будничной работы. Если сказка нужна
человеку, живущему на свободе, то -в ней не меньшую потребность ощу-
щает и заключенный.

ОБЛОЖКИ ГАЗЕТ И ЖУРНАЛОВ.

Журнал и газета доставляют заключенному много удовольствия и


позволяют ему широко делиться своими мыслями не только с обитате-
лями домзака, но и широкая публика, и ученые стали интересоваться
этой своеобразной литературой, надеясь при помощи последней ближе
ознакомиться с психологическими особенностями заключенного.
Заключнный, несомненно, любит свой журнал, он охотно работает
на него как при помощи снабжения литературным материалом, так и
по снабжению его рисунками.
Заглавный лист 'журнала дает тон последнему, поэтому ему уде-
ляется достаточно внимания. Все познания в области изобразительного
искусства привлекаются к работе, украшающей заглавный лист. Неко-
торые из этих листов не лишены художественного вкуса и замысла,
многие из них разрабатывают определенную тему, напр., политическую,
каковые -рисунки и появляются на заглавных листах.
Выше мы приводили снимки с некоторых обложек, по ниш читатель
может судить и оценивать вкусы заключенного, чувство красочной
гаммы и комбинирования форм. (См. рис. 40, 30 и 29).
Некоторые рисунки представляются в виде виньеток альбомного
типа, недурно выполненых.
В тюрьмах вне границ нашего Союза до сих пор находятся в упо-
треблении маски, скрывающие лицо заключенного, что делается с целью
недопущения общения и знакомства заключенных между собою.
Это мероприятие довольно тяжело отражается на настроении за-
ключенного, иногда это -горе он поет красками іна заглавном листе. Ре-
шетка не менее удручающе действует на психику заключенного, а по-
лому и ей уделяет он свое внимание.
Рисунки политического характера в значительном количестве поя-
вляются на заглавном листе, некоторые из них были приведены выше.
Встречаются и сложные по композиции рисунки, отвечающие на-
строению и стремлениям заключенного.
Многие газеты домов заключения -имеют очень большие размеры:
часто сложные -по композиции -рисунки тянутся через всю протяжен-
ность газеты, такие рисунки трудно воспроизводить в слишком умень-
шенном виде, а потому -мы и не приводим их.
Из материала рисунков на заглавных листах журналов .исправи-
тельных домов мы лишний раз убеждаемся в том, что интересы заклю-
ченных не столь узки, как это утверждал И. Ргігг/Люгп.
Некоторые из наших домов заключения организовывали у себя
художественные мастерские и последние дали весьма хорошие резуль-
таты: не интересовавшиеся живописью лица, после краткой помощи
стали пользоваться кистью и красками, создавая удовлетворительные
копии.
Над изданием своим заключенные работают усердно, каждый при-
носит ему уменье, находчивость, остроту, каламбур и т. д., и это кол-
лективное творчество не лишено художественного вкуса.

Глава III.

МАСТЕРСКИЕ И ИХ ПРОДУКЦИЯ.

Правильно организованный труд в стенах домов заключения являет-


ся одним из самых надежных средств, при помощи которых государ-
ство стремится превратить правонарушителя в равноправного гражда-
нина, не вступающего в конфликт с существующими юридическими
нормами
Вопрос о правильно организованном труде в тюрьмах является не
новым, но правительство капиталистических стран тем не менее не
использует труда заключенных так, чтобы не создавать из этого труда
истязания, и m же вышеназванные правительства обрекают заключен-
ных на праздность, не менее вредно отражающуюся на их здоровье
Бездействие не меньше действует разрушающим образом на человече-
ский организм, чем тяжелая работа, и порождает в нем различные
заболевания.
Правильно организованный труд заключенных может конкуриро-
вать с продукциями свободных граждан, а потому последние не могут
равнодушно относиться к такой конкуренции, благодаря чему предпри-
ниматели капиталистических стран и оказывют свое влияние на пра-
вительства в целях уменьшения этого труда до возможного минимума.
Правительство нашего Союза с самого начала, реформируя преж-
ние тюрьмы, отказалось от мысли смотреть на заключенного, как на
об'ект для истязания, а потому оно организовало в местах заключения
правильный физический труд в виде восьмичасового рабочего дня. Кро-
ме того, правительство нашего Союза считает, что заключенные, при
правильном их устройстве, должны своей работой оправдывать свое
содержание.
В книге Е. Ширвиндта и Б. Утевского по этому поводу мы читаем
следующее: «Чисто экономические соображения повели и к тому, что
в капиталистических странах труд заключенных в пределах тюремных
стен не получил в XIX и в начале XX столетия того развития, которого,
казалось бы, можно было от него ожидать. Эти же соображения эконо-
мического порядка заставили большинство капиталистических стран
отказаться от соблазнительной возможности трудом заключенных воз-
мещать расходы по содержанию многочисленной армии заключенных».
Капиталисту нет надобности урезывать свои прибыли, а потому
всякая конкуренция для него нежелательна, конкуренции же с заклю-
ченными легко избежать, обрекая их на бесплатный труд в тех пред-
приятиях, в которых тяжесть работы привлекает мало охотников.
Обрекая заключенного на вынужденное бездействие, капиталисты так-

5* 67
же теряют очень мало, так как содержание заключенных переклады-
вается на общегосударственный бюджет.
Е. Ширвиндт и Б. Утевский говорят: «Советское государство отка-
залось от традиционной точки зрения на труд заключенных, как на
источник подневольничества, мучительства и унизительности».
Эти слова подтверждают наш взгляд по этому вопросу, выражен-
ный выше. Работа заключенного в нашем Союзе приравнивается к ра-
боте свободного гражданина и дает заключенному право требовать
с платы его труда. «Неоплата зарплаты дает заключенному право на
иск в обшем порядке». Е. Ш. и Б. У.
Д. Говард говорит: «сделай человека деловьм, и он станет честным».
Данная аксиома обязывает помимо утилизирования труда заключен-
ных, создать у последних такие навыки, которые гарантировали бы
возможность освобожденному из места заключения без труда найти
заработок.
У Е. Ш. и Б. У. .мы читаем по этому поводу следующее: «Из тюрым
люди должны выходить в жизнь, вооруженные знаниями, иначе их опять
утянет на дно неприспособленность к нормальным способам существо-
вания».
Правительство нашего Союза прививает в обществе взгляд на то,
что человек, проведший известное время в доме заключения, под влия-
нием правильного трудового режима и приобретения навыков, может
войти в жизнь равноправным ее членом, а потому вышедшему из места
заключения выдается удостоверение об обучении бывшего заключен--*
норо тому или иному ремеслу.
Е. Ш. и Б. У. говорят: «по выходе заключенных на свободу они
получают удостоверения о проведенной ими работе с указанием коли-
чества проработанного времени, характера выполнявшихся работ и от-
ношения их к работе».
Такая организация труда ставит заключенного .нашего Союза в
условия, ни в какой мере не совпадающие с условиями заключенного
капиталистических стран. Поэтому мы хотели бы привести примерь,
тех практических работ, .которые выполняют заключенные в своих ма-
стерских. По разнообразию этих работ можно судить о том разверты-
вании мастерских в домах заключения, которое происходит в настоя-
щее время у нас.
Заключенные выделывают из дерева различные детские игрушки,
раскрашивают их и передают в магазины .для продажи.
Заключенные вырабатывают шкатулки, пеналы, столы, которые
украшают разноцветной соломой, последняя врезывается и вклеивается
в дерево, благодаря чему создаются разнообразные узоры.
Заключенные в мастерских выделывают и более громоздкие вещи,
относящиеся к домашней обстановке, как-то: стулья, столы, кресла,
шкафы, этажерки, кровати, телеги и т. д.
Сапожные мастерские шьют сапоги, туфли, ботинки и другие виды
обуви. .1
В некоторых мастерских производятся картонажные изделия, в
некоторых шьются костюмы и белье, в других выделываются металли-
ческие вещи, .имеются переплетные мастерские и другие.
Государственный Институт по изучению преступности и преступ-
ника организовал музей, среди экспонатов которого нашли себе место
и образцы работ мастерских домов заключения.

СКУЛЬПТУРА.

До последнего времени лепка была настолько изолирована, что ее


не преподавали в общеобразовательных школах. Ваяние было до извест-
ной степени -в загоне, и к нему допускались лишь лица, специально
готовящиеся быть ваятелями.
Насколько популяризована живопись, настолько ваяние мало инте-
ресовало и широкие народные массы, и присяжных художников.
Расцвет ваяния в древнее время и частью в средние века, как будто
изжил себя и перешел в область малопотребительного и до известной
степени замкнутого искусства.
Скульптурные произведения в новейшее время у нас почти никогда
не являлись предметом самостоятельных выставок. Их выставляли в
картинных галлереях, а -посещавшая послед-кие -публика почти .не обра-
щала внимания на эти художественные произведения, так как внима-
ние ее было отвлечено живописью, ради которой широкие слои насе-
ления и посещали музеи.
У нас Эрмитаж являлся -почти исключительным место-м, где образцы
ваяния выставлялись в отдельных залах, благодаря чему внимание зри-
телей всецело было концентрировано на них.
Но много -ли счастливых людей, которые имели возможность посе-
щать Эрмитаж и входить в общение с художественными произведе-
ниями скульптуры? Можно смело утверждать, что скульптурные про-
изведения обозревались, главным образом, интеллигентным посетите-
лем Эрмитажа, народ же редко вступал в общение с этими произведе-
ниями -искусства, а потому и не -понимал их. Надо сказать, правду, что
и интеллигенция не могла похвастать знанием этого рода искусства.
Быть может, данное явление можно об'яснить социально-экономи-
ческими условиями, влияющими на человеческие вкусы. Было -время,
когда люди уделяли значительное внимание уходу и заботам о своем
теле. Это были времена рабства, когда привилегированные классы
жили за счет угнетенных рабов, создавая культ внешней физической
красоты. Так было в Европе -при господстве баронов и патрициев, так
было и у нас при господстве помещиков.
Если поклонение внешней физической красоте создавало опреде-
ленный культ, то становится понятным и то обстоятельство, что в древ-
нем ми-ре дети с физическими недостатками уничтожались родителями.
Если холя тела владела человеческим вниманием, то естественно,
что это внимание было перенесено -и -на искусство: последнее должно
было создавать идеальные образцы телесных пропорций, к реализации
которых стремилось человечество путем укрепления тела при помощи
гимнастических упражнений, массажа, ванн и других приемов, влия-
ющих на сохранение упругости мягких покровов тела.
Если человечество отдавало много внимания внешней красоте
своего тела, то естественно вполне, что оно хорошо разбиралось и по-
нимало искусство, воплощающее эту красоту ів форму мраморных из-
ваяний. Под опытным взглядом человека, интересующегося красотой
тела, мраморные изваяния оживали и привлекали к себе внимание зри-
теля, получавшего от общения с ними эстетическое наслаждение.
Настали иные времена. Жизнь стала пред'являть человечеству по-
вышенные требования в борі>бе за существование. Разум стал цениться
выше внешней красоты тела, так как при помощи ума завоевывались
большие материальные средства, создающие обладателю ими большие
преимущества и власть над неимущим. Человечество в борьбе за суще-
ствование перестало уделять много времени и сил на уход за собствен-
ным телом, а перенесло свои заботы на приемы добывания наибольшего
количества материальных средств.
Благодаря такому социально-экономическому сдвигу в жизни чело-
вечества переоценились и продукты художественного творчества. Жи-
вопись все больше и больше овладевала вниманием и сбытом, а потому
и художники вырабатывали предметы, имевшие наибольший спрос.
Такое положение вещей продолжалось целые века, а потому живо-
пись вошла в человеческий обиход, сроднилась с ним настолько, что
без этих художественных продукций не обходилась почти ни одна
семья. К го не имел возможности покупать дорогие подлинники, тот
довольствовался репродукциями разных достоинств, украшавшими чело-
веческое жилище.
Два года назад в нашем Союзе реализовалась мысль о том, чтобы
показать зрителю в изолированном от живописи виде скульптурные
произведения.
Последнее время были организованы .две чисто скульптурные вы-
ставки. На этих выставках мы должны научиться находить достоин-
ства скульптурной продукции и оценивать их с художественной точки
зрения.
Бели интеллигенция мало ориентирована в оценке продуктов
скульптурного творчества, то что же можно сказать о массовом зри-
теле, он ориентирован в этой области еще меньше.
В дома заключения чаще всего попадают лица с малым интеллек-
туальным развитием, поэтому они редко берутся за материал для
лепки, благодаря чему скульптурных продукций в домах заключения
значительно меньше, чем рисунков.
Тем не менее некоторые заключенные пользуются глиной или хле-
бом для того, чтобы создать из этого материала художественные про-
изведения.
Их неискушенная в лепке рука и деревянная палочка, выполняю-
щая обяазанятости резца, робкими и неверными движениями оперирует
на пластическом материале с тем, чтобы придать ему определенные
художественные формы.
Что создают в этом направлении заключенные, видно из следую-
щих образцов.
Заключенный М. из Лефортовского исправительного дома, кре-
стьянин по происхождению, никогда не лепивший раньше, вылепил из
глины прежнего дореволюционного каторжника, одетого в специальный
костюм с бубновым тузом на спине, в ножных кандалах, с руками при-
кованными к тачке, наполненной землей, которую он везет. (Рис. 45).

Рис. 4 5 .

Рис. 46.

Он же вылепил двух современных заключенных, играющих в пе-


риод досуга в шахматы. (Рис. 46).
Заключенный Т. из Таганского Домзака, приговоренный к десяти го-
дам заключения за бандитизм, самоучка, склеил из картона мавзолей Ле-
нина, на фоне которого помещается кремлевская стена с башней. На кар-
тон нанесен хлеб, выкрашенный в темно-коричневый цвет. (Рис. 47).

Рис. 47.

Он *же вылепил «Пирушку», в которой принимают участие кре-


стьяне, представленные в своей обычной обстановке.
Олин из заключенных вылепил старую, дореволюционную деревню
слева, а справа новую деревню с электрическим освещением. (Рис. 48).

Рис. 48.
Он же выработал портрет-головкѵ в раме.
Заключенный П. иѳ Таганского Домзака, осужденный за банди-
тизм на десят лег, сделал из хлеба псяс, дамскую сумку и корзину
с цветами. Пояс и да.мская сумка состоят из отдельных мелких фигур-
ных слепков, нанизанных -на нитки.
Крестьянин, впервые взявшийся за лепную работу, вылепил пись-
менный прибор, изображающий охотника, стреляющего из ружья, и
трех лиц, мирно сидящих за столом и завтракающих.
Произведения из хлеба заключенные вырабатывают следующим
образом: они пережевывают белый хлеб до тех пор, пока из него по-
лучится клейкая масса, к последней примешиваются акварельные
краски различных цветов, из данной массы и изготовляются фигуры,
которые через некоторое время настолько отвердевают, что произво-
дят впечатление предметов, сделанных из кости. Таким способом дела-
ются шахматные фигуры и другие поделки.

КОПИРОВАНИЕ.

Псковский дом заключения организовал художественные мастер-


ские, в которых заключенные по личному желанию могут обучаться
приемам искусства. Эти мастерские выполняют заказы, производя
копии с известных художественных произведений, популяризующихся
путем выпуска художественных открыток.
С этих открыток арестованные пишут увеличенные копии, часто
не лишенные художественности в исполнении.
Крестьянин обучается в художественной мастерской семь с поло-
виной месяце®, раньше не рисовал. Он с открытки скопировал в уве-
личенном размере известную картину «Охота».
Заключенный М., крестьянин, раньше не рисовал, обучается в ма-
стерской около года, нарисовал портрет американки.
Он же нарисовал пейзаж «деревня зимой».
Заключенный X., мещанин іпо происхождению, скопировал с от-
крытки в увеличенном виде известную картину «Бегство Каина».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

1. Жизнь заключенного нашего Союза глубоко отличается от


жизни заключенного в тюрьмах капиталистических стран.
В наших местах заключения изжиты подневольность и бесправие
в области труда заключенных, так как труд последних введен в рамки
труда свободных граждан, поэтому и продукции труда наших заклю-
ченных представляют значительный интерес и новость в смысле пра-
вильного и здорового отношения к труду заключенных со стороны госу-
дарства.
2. Распорядок дня заключенного так устроен, что труд чередуется
с правильным отдыхом и развлечениями; к числу последних относятся
различного рода игры, театральные представления, декламация и т. д.
3. В наших местах заключения так же, как и среди свободных гра-
ждан, ликвидируется неграмотность, а потому заключенные проводят
определенное время за занятиями как школьной, гак и внешкольной
работы.
4. Заключенные занимаются гимнастикой, что помимо укрепления
здоровья, вырабатывает у них 1 новые навыки и ловкость.
5. Заключенным периодически читаются лекции по политическим,
экономическим, правовым и другим вопросам.
6. Каждое место заключения имеет библиотеку, которой свободно
пользуются заключенные.
7. Заключенные получают возможность самоорганизовываться,
создавая для этой цели различного рода кружки но самообразованию и
упражнениям в играх.
8. Заключенные, по истечении установленного законом срока,
получают отпуска от 7—14 дней, что дает им возможность быть среди
своих родственников и пользоваться свободой до истечения срока за-
ключения.
9. Заключенные крестьяне отпускаются домой на лето для выпол-
нения полевых работ с зачитыванием проведенного на полевых работах
времени в срок заключения.
10. На свидание к заключенному могут являться не только его род-
ственники, но и всякое лицо, желающее его видеть.
11. Заключенные пользуются правом чтения текущих газет и жур-
налов, благодаря чему они не отстают от жизни и близко интересуются
этапами ее современного течения. Жизнь с ее многогранным разнообра-
зием широкой волной вливается в стены дома заключения и интересует,
и волнует их обитателей так же, как и свободных граждан, что, несом-
ненно, является важным фактором в смысле оздоровления тюремной
жизни и привлечения внимания заключенного к социальным и полити-
ческим проблемам, разрешающимся государством в данное время.
12. Перечисленные выше особенности жизни заключенных нашего
Союза кладут неизгладимый отпечаток на его личность и продукты его
творчества, поэтому мы приходим к иным выводам нежели те, к кото-
рым приходили другие авторы, описывавшие творчество дореволюцион-
ных тюрьм.
13. Творчество заключенных капиталистических стран несет на
себе в полной мере отпечаток случайного характера, ибо творчество
в тюремных стенах капиталистических стран не получило своего уза-
конения, оно производится случайно, украдкой; заключенный тайком
пользуется попавшим ему материалом и использует его для более ути-
литарных целей, а не для реализации творческого процесса. Поэтому
все авторы, уделявшие внимание творчеству заключенных капиталисти-
ческих стран, говорят о том, что это творчество не блещет разнообра-
зием и характеризуется эгоцентризмом. В большинстве случаев творче-
ство заключенного относится к мечтам о будущем освобождении или
побеге, или же несет на себе черты сексуальности.
14. Нас не удивляют вышеприведеные выводы, так как они и не
могут быть иными, ибо жизнь заключенного в капиталистических стра-
нах доведена до максимальной монотонности, у заключенного отрезаны
все способы к проявлению творчества.
Как же можно рассчитывать при таких условиях на разнообразие
его проявлений?
Что посееши, то и пожнешь,—говорит на,родная мудрость.
15. Правительства капиталистических стран ставят заключенного
в полное отчуждение от действительной жизни, благодаря чему атро-
фируется у него вкус к последней, он перестает ценить ее преимуще-
ства. Кроме того, по выходе из тюрьмы он чувствует себя вполне бес-
помощным в социально-экономическом отношении, а потому он в силу
необходимости приступает к утилизированию тех отрицательных зна-
ний, которые он приобрел в тюрьме, благодаря чему он вступает в новые
конфликты с существующими юридическими нормами и переходит в
разряд неисправимых рецидивистов.
16. Наш Союз навсегда отказался от тех отрицательных воздей-
ствий на заключенного, которые присущи капиталистическим странам.
Он ввел здоровое начало в жизнь заключенного, не лишил последнюю
ее 'красочности и разнообразности, благодаря чему и то художествен-
ное творчество, о котором мы говорили в нашей работе, является весьма
разнообразным и интересным, оно доставляет глубокую радость заклю-
ченному, оно скрашивает жизнь, протекающую вне свободы и содей-
ствует тому, что творческие родники заключенного продолжают бить
живительной струей, а нам хорошо известно, что выявление творчества
благотворно влияет на весь человеческий организм, насильственное же
подавление творчества ведет к преждевременному маразму.
17. Мы распрашивали многих лиц, стоящих во главе управления
домами заключения о том, часто ли заключенные производят рисунки
сексуального содержания; мы получали ответы отрицательного харак-
тера, этим мы не хотим утверждать, что сексуальные мотивы совер-
шенно изгнаны из наших домов заключения, мы утверждаем только то,
что при нормальном режиме в доме заключения, где работа чередуется
с отдыхом, развлечением и творчеством, сексуальные вопросы не имеют
столь властного влияния на заключенных.
LA CRÉATION DES PRISONNIERS.

(Dessins, sculpture et travail des ateliers).

Notre Union d. R . S. S. fait introduire de grandes particula-


rités dans l a vie des prisonniers, g r â c e auxquelles c e t t e vie ne
diffère de celle des hommes libres, que par ce qu'ils ne peuvent
point changer de place volontairement.
Un prisonnier dans notre Union ainsi qu'un citoyen libre
travaille huit heures par j o u r . L e s t r a v a u x , c o n c e r n a n t la vie
i n t é r i e u r e de l a prison, s ' e x e r c e n t à tour de rôle et gratis; les
t r a v a u x des ateliers sont payés. L e t r a v a i l du prisonnier autant
que celui du citoyen libre est défendu par le gouvernement, c. à.
d. que le prisonnier lui aussi peut se pourvoir par devers le j u g e ,
quand il s'agit du payement de son travail.
Notre gouvernement considère le t r a v a i l du prisonnier, comme
un moyen de le corriger.
Après le travail le prisonnier repose et se d i s t r a i t .
Dans nos prisons le nombre des i l l e t t r e s diminue de plus en
plus.
Il est obligatoire pour le prisonnier de notre Union de s'occu-
per du t r a v a i l des clubs, qui se divise en divers cercles, à savoir,
d'échecs, de t h é â t r e , de l i t t é r a t u r e e t c .
Nos prisonniers lisent chaque j o u r des j o u r n a u x et par consé-
quent ils sont au courant de la vie économique e t politique de
notre pays.
Notre législation admet la condamnation conditionnelle et l a
mise en l i b e r t é avant le terme.
Les prisonniers, qui sont agriculteurs, peuvent obtenir un congé
pour les travaux champêtres en m e t t a n t ce temps en compte de
leur emprisonnement.
P a r un certain laps de temps on leur accorde un congé de
quelques heures j u s q u , à deux semaines.
L a création et les t r a i t s mêmes du prisonnier portent une
e m p r e i n t e des p a r t i c u l a r i t é s sus-dites.
L e s auteurs qui ont accordé beaucoup d'attention à la création
des prisonniers considéraient que le prisonnier s'intéresse t r è s
peu de la vie ambiante, qu'il devient égocentrique et c'est pour
c e l a que la création des prisonniers dans les p a y s capitalistes et
dans nos prisons russes d'avant révolution é t a i t t r è s pauvre par
ses thèmes.
Nous pensons, que les déductions, qu'ont fait les auteurs précé-
dents, peuvent s'expliquer par l'analyse Inachevée de ce phénomène.
L ' e g o c e n t r i s m e et l'absence d'intérêt pour la vie, selon nous,
proviennent de ce que l a création des prisonniers des p a y s capi-
talistes portait un c a r a c t è r e tout à fait accidentel car elle n ' é t a i t
pas légitimé et par conséquent elle ne p r e n a i t des formes d'art,
que lorsque le prisonnier possédait des m a t é r i a u x pour fixer les
produits de son imagination. E n outre les prisonniers des p a y s
c a p i t a l i s t e s sont presque complètement isolés de la vie ambiante
et voilà pourquoi elle détourne de plus en plus leur attention.
L ' a t r o p h i e artificielle de l ' i n t é r ê t pour la vie normale c r é e des
conditions favorables pour développer dans la psychique du pri-
sonnier des conflits avec la vie et ces r a p p o r t s négatifs le mène
v e r s le récidivisme irréparable.
Vu que notre Union regarde l'emprisonnement non point
comme une punition, mais comme la défense de la société des
personnages criminels, la vie du prisonnier chez nous ne diffère
de celle a u citoyen libre que par le symptôme d'isolation.
L e vif i n t é r ê t du prisonnier pour la vie normale et saine
exerce une grande influence sur son activité c r é a t r i c e .
Le m a t é r i a u x , que nous citons dans c e t ouvrage sont divisés
en sections suivantes: humeur, charges amicales, paysages, le visage
dans les dessins du prisonnier, cartes, politique, I Mai, j u s t i c e ,
types, allégorie, la vie dans la maison du prisonnier, rêves du
prisonnier, couvertures des j o u r n a u x et revues, les ateliers et
leur production, sculpture, copie.
L e s sus-dites sections m o n t r e n t que la vie psychique de notre
prisonnier diffère beaucoup de celle des habitants prisonniers
dans les p a y s capitalistes.
Le régime de prison qui atrophie artificiellement l'intérêt
pour la vie normale et l'activité c r é a t r i c e , détruit peu à peu
l'organisme du prisonnier ce que confirment les observations,
faites sur des ouvriers, transférés à un travaii étroitement spécial.
Ces ouvriers deviennent pendant 10—12 ans invalides. Or, le
gouvernement doit non seulement défendre la société contre les
criminels, mais il doit aussi leur apprendre le t r a v a i l normal, dont
ils puissent se s e r v i r pour satisfaire leurs besoins.
Notre Union fait introduire dans la vie le principe du t r a -
vail sain et payable, que suit le repos normal, les distractions de
toute sorte et la réalisation de la force c r é a t r i c e . Tout cela nous
donne le droit d'espérer un assainissement des habitants des prisons.
L e s oeuvres, que nous avons rassemblées ici, sont t r è s variées
par leur sujet et r e p r é s e n t e n t un grand i n t é r ê t social par cequ'elles-
répandent quelque peu de lumière sur les p a r t i c u l a r i t é s psy-
chiques propres aux habitants des prisons.
Il serait bien difficile de trouver des chef - d'oeuvres c h e z
les prisonniers, mais, ces ouvrages donnent une grande j o i e aux
prisonniers mêmes et dirigent leur énergie psychique vers la vie
saine. Les prisonniers protestent c o n t r e les i n j u r e s qu'on entend
déjà beaucoup plus r a r e m e n t ce qu'on peut constater d'après les
dessins ci-cités. L a question sexuelle elle aussi a perdu son acuité,
et l'habitude au travail normal aidera le gouvernement à r a m e n e r
le prisonnier sur la voie de vie saine et laboureusc.
Nous témoignons notre reconnaissance sincère au prof. M. N. L e r -
net qui mit à notre disposition les matériaux qu'il a r a s s e m b l é s
p a r m i les prisonniers et pour l ' i n t é r ê t qu'il a manifesté à notre
ouvrage,
D r Karpoff.
DIE SCHÖPFERISCHE TÄTIGKEIT DER GEFANGENEN.

(Zeichnungen, Skulptur und Arbeiten aus den Werkstatt n).

Die R ä t e r e g i e r u n g h a t eine grosse Änderung im Leben der


Gefangenen eingeführt, dank der dieses Leben sich vom Leben
freier Menschen durch die Unmöglichkeit eigenwillig den Ort zu
wechseln unterscheidet.
E i n Gefangener unseres V e r b a n d e s arbeitet, wie ein f r e i e r
B ü r g e r , bloss 8 Stunden täglich. Arbeiten, die mit dem Bedienen
des Gefängnisses in Zusammenhang stehen, werden von den Ge-
fangenen in gewisser Reihenfolge und ohne V e r g e l t u n g ausgeführt.
Dagegen werden die Arbeiten in den W e r k s t u b e n bezahlt; die Ar-
beit des Gefangenen wird von der R e g i e r u n g geschützt, wie die
des freien B ü r g e r s , d. h., dem Gefangenen ist das Recht freigestellt
sich ans Gericht um Schutz seiner R e c h t e in Bezug auf B e z a h l u n g
seiner Arbeit zu wenden.
Die Arbeit des Gefangenen wird von der R e g i e r u n g als E r -
ziehungsmittel i ü r den Gefangenen b e t r a c h t e t .
Auf A r b e i t folgt das normale Ausruhen und die Zerstreung.
Mit dem Analphabetentum unter den Gefangenen wird ebenso
gekämpft, wie unter den freien B ü r g e r n .
Der Gefangene unseres V e r b a n d e s ist verpflichtet sich im Klu-
he zu betätigen. Die A r b e i t im Klube zerfällt in Kreise: z. B. der
S c h a c h k r e i s , der T h e a t e r k r e i s , der literarische Kreis etc.
Unsere Gefangenen lesen die Tageszeitung, was ihnen die Mög-
lichkeit b i e t e t stets auf dem Laufenden des ökonomischen und
politischen L e b e n s des Landes zu sein.
Unsere Gesetzgebung h a t die Prinzipien der bedingungsweisen
Verurteilung und der vor.fristlichen Befreiung eingeführt.
Die zu den Landeleuten gehörenden Gefangenen werden für den
Sommer zur A r b e i t entlassen, wobei ihnen diese A r b e i t in die
Zeit der Gefängnisfrist eingerechnet w i r d .
Nach einem gewissen Zeitraum bekommen die Gefangenen
U r l a u b für einige Stunden bis 2 W o c h e n .
Die obigen Umstände, die unseren Gefängnissen eigen sind,
legen dem Gefangenen und seiner schöpferischen T ä t i g k e i t ein
b e s t i m m t e s Gepräge auf.
Autoren, die der schöpferischen T ä t i g k e i t des Gefangenen Auf-
merksamkeit schenkten, fanden, dass die Interessen des Gefange-
non sehi' begrenzt wären; die Gefangenen wären egocentrisch, was
dazu g e b r a c h t hat, dass das in den Gefängnissen kapitalistischer
Länder und in unseren Gefängnissen vor der Revolution gesammelte
Material über ihre schöpferische T ä t i k g e i t sehr wenig Gebiete
berührte.
E s scheint, dass die Schlüsse zu denen die frühern Autoren
gekommen waren, auf unvollendeter A n a l y s e dieser E r s c h e i n u n g
beruhen.
Die engen Interessen und das E g o c e n t r i s c h e entstehen dadurch,
dass die schöpferische T ä t i g k e i t der Gefangenen kapitalistischer
L ä n d e r einen zufälligen C h a r a k t e r t r ä g t , da sie n i c h t g e r e c h t f e r -
t i g t ist ,und deshalb nimmt sie künstlerische Formen nur in dem
Falle an, wenn der Gefangene Material h a t um seine psychischen
Erzeugnisse zu fixieren.
Ausserdem ist der Gefangene k a p i t a l i s t i s c h e r L ä n d e r tast
völlig von der Aussenwelt abgeschlossen und deshalb locken ihn
die Interessen der l e t z t e m wenig. Die künstliche Atrophie des
Interesses fürs normale L e b e n bilden in der Seele des Gefangenen
günstige Bedingungen zur E n t w i c k l u n g eines ablehnenden V e r h a l -
t e n s zum normalen Leben. Letzteres führt den Gefangenen unver-
meidlich auf den W e g des Recidivismus.
Die Gefängnischaft in unserem V e r b ä n d e ist keine S t r a f e ,
sondern ein Schutz der Gesellschaft vor v e r b r e c h e r i s c h e n Elementen
und deshalb unterscheidet sich das Leben des Gefangenen vom
Leben eines freien Menschen nur durch das S y m p t o m der Isolierung.
Das normale gesunde Leben, das der Gefangene führt, übt
E i n f l u s s auf die Erzeugnisse seiner schöpferischen T ä t i g k e i t aus.
Das Material, von dem h i e r die R e d e ist, zerfällt in folgende
T e i l e : Ilumor, freundschaftliche Charge, P f a r r d o r f in den Zeich-
nungen der Gefangenen, K a r t e n , Politik, 1 Mai, Gericht, T y p e n ,
Allegorie, das Leben im Gefängnis, T r ä u m e des Gefangenen, Umsch-
läge für Zeitungen und J o u r n a l e , Werkstuben und i h r e Erzeugnisse,
S k u l p t u r , Copiern.
Die aufgezählten T e i l e weisen darauf hin, dass das L e b e n und
die I n t e r e s s e n u n s e r e r Gefangenen sich vom Leben und I n t e r e s s e n
der Gefangenen k a p i t a l i s t i s c h e r L ä n d e r bedeutend unterscheiden.
Die Lehensordnung im Gefängnis a t r o p h i e r t künstlich die
Interessen des Gefangenen zum normalen Leben und Schöpfen,
zerstört auch allmählich seinen Organismus; das wird durch
Beobachtungen der A r b e i t e r , die zur engen speciellen A r b e i t
ü b e r f ü h r t werden, bestätigt. Solche A r b e i t e r werden in 10—15
J a h r e n zu Invaliden, der S t a a t dagegen muss nicht nur die Gesell-
schaft vor v e r b r e c h e r i s c h e n E l e m e n t e n schützen, sondern muss
sie auch an normale A r b e i t gewöhnen, damit sie sich selbst
bedienen können.
Unser V e r b a n d f ü h r t das P r i n c i p der gesunden bezahlten
A r b e i t ein, de" normales Ausruhen, mannigfaltige Zerstreuungen
und Realisation der P r o d u k t e der schöpferischen Tätigkeit folgen.
Alle diese A r t e n von A r b e i t flössen Hoffnung auf Genesung der
Gefängnisbevölkerung ein.
Dil1 von uns gesammelten schöpferischen Erzeugnisse sind
i h r e m Inhalte nach sehr mannigfaltig und bieten ein bedeutendes
gesellschaftliches Interesse, das ein gewisses Licht auf die beson-
deren psychologischen Umstände der Gefängnisbevölkerung wirft.
U n t e r den Erzeugnissen künstlerischen Schöpfens der Gefange-
nen g i b t es keine W e r k e von hohem W e r t , diese Erzeugnisse
bieten aber viel Freude den Gefangenen und wenden ihre P s y c h e
gesunden Interessen zu. E s scheint, dass die vorhandenen gesunden
Interessen s t a r k vom Schimpfen a b g e l e n k t haben, worüber m a n
aus den sich in ihren Zeichnungen äussernden Protesten schliessen
kann. Die sexuelle F r a g e h a t bedeutend an S c h ä r f e abgenommen,
und die Gewohnheit an regelmässige Arbeit wird dem Staat wohl
helfen den V e r b r e c h e r zur gesunden Arbeit zurückzuführen.
Ich danke sehr Prof. M. I lernet für das von ihm
gesammelte und mir zur wissenschaftliche B e a r b e i t u n g ü b e r g e b e n e
Material, auch für sein Interesse für meine Arbeit,

D-r Karpoff.
ОСНОВНАЯ ЛИТKPАТУРА.

Мы приводим только основную литературу, на отрацицах которой чита-


тель найдет дальнейшие указания на литературные источники.

t . П р о ф . M. Н. Г е р н ѳ т . —Моральная Статистика. Издание Гтатистиче-


ского Управления. Москва. 1922 г.
2. Под редакцией и с предисловием М. И. Г е р п е т а . — П р е с т у п н ы й мир
Москвы. Издательство .Право и Жизнь*. Москва. 1924 г.
3. Проф. М. Н. Г с р н е т . — В тюрьме. Издательство «Право и Жизнь".

Москва. 1925 г .
4. R. X a v i e r da S i l v a . - O s Recluses Da 1914. Lisboa. 1916.
5. R о d о 1 f о X a v i e r (la S i 1 v a.—('rime e Prisoes. Lisboa. 1925.
6 . M. H a m b l i n S m i t h . — T h e Psychology of the criminal. London. 1922.
7. H a n s P r i n v. h о г п.—Bildnerei der Gefangenen. Herlin. 1926.
8 . Проблемы Преступности.— Государственный Институт по изучению пре-
ступности и преступника. В ы п у с к первый. Г. И. 3. Москва. 1926.
9 . Е . Ш и р в и н д т и Б. У т е в с к и и.—Советское пенитенциарное право.
Москва —Юридическое Издательство НКІО Р С Ф С Р . 1927 г .

10. Изучение преступности и пенитенциарная практика. В ы п у с к первый. Изда-


ние Одесского Центрального Д О Й Р А . 1927 г.

П. Adolf L e n z . — G r u n d r i s s der Kriminalbiologie. 1927 r.


12. Проблемы Преступности. В ы п у с к 1. 2 и 3. Издание Гос. Института по изу-
чению преступности и преступника.
13. П. И. К а р п о в.—Творчество душевнобольных и его влияние на развитие
науки, пскусства и техники. Госиздат. 1926 г.
О Г Л А В Л Е Н И Е .
Стр.

Г л а в а і•
Введение 3

Г л а в а II.
Юмор 12
Дружеские шаржи 1С
Пейзаж 23
Село в рисунках заключенного 26
Карты. . 29
Политика 32
1 мая 37
Суд 37
Типы 38
Аллегория 46
Ж и з н ь в доме заключения 48
Мечты заключенного 58
Обложки газет и журналов 66

Г л а в а Ш.
Мастерские и их продукции 67
Скульптура 69
Копирование 73
Заключение 73
La création des prisonniers (dessins, sculpture ot travail des ateliers). 76
Die schöpferische Tätigkeit der Gefangenen (Zeichnungen, Sculptur und
Arbeiten aus den W e r k s t ä t t e n ) 79
Основная литература 82
Цена 1 p. 35 к.

С К Л А Д И З Д А Н И Я :
ИЗДАТЕЛЬСТВО НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
М о с к в а , Г С П 2, И л ь и н к а , 21-а.

Вам также может понравиться