Вы находитесь на странице: 1из 11

ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

ПОЧЕМУ ГОГОЛЬ «ОТКРЫЛ ТАЙНУ»


ПУШКИНСКОГО СТИХОТВОРЕНИЯ
«С ГОМЕРОМ ДОЛГО ТЫ БЕСЕДОВАЛ ОДИН»?

С.А. Кибальник

Памяти В.Э. Вацуро 1 в душе Пушкина оно оставило сильное впечат-


ленье, и плодом его была следующая величе-
1 ственная ода, которую повторю здесь всю» [11,
т. 8, с. 234–235]. И далее Гоголь привел шест-
Стихотворение Пушкина «С Гомером дол- надцать первых строк этого стихотворения по
го ты беседовал один» было впервые напеча- тексту девятого тома посмертного издания
тано В.А. Жуковским в девятом томе посмер- Пушкина, содержавшему несколько неверных
тного собрания сочинений Пушкина под загла- чтений, конъектуры которых мы приводим в
вием «К Н**». Хотя многие современники Пуш- примечаниях:
кина полагали, что оно обращено к Н.И. Гне-
дичу 2, в «Выбранных местах из переписки с С Гомером долго ты беседовал один,
друзьями» Н.В. Гоголь назвал совсем другого Тебя мы долго ожидали.
адресата этого стихотворения. В статье «О ли- И светел ты сошел с таинственных вершин
ризме наших поэтов (Письмо к В.А. И вынес нам свои скрижали.
И что ж? Ты нас обрел в пустыне под шатром,
Ж………му)» он писал: «Как метко выражал-
В безумстве суетного пира,
ся Пушкин! Как понимал он значенье великих Поющих буйну песнь и скачущих кругом
истин! Это внутреннее существо – силу само- От нас созданного кумира.
державного монарха – он даже отчасти выра- Смутились мы, твоих чуждаяся лучей,
зил в одном своем стихотворении, которое, В порыве гнева и печали
между прочим, ты сам напечатал в посмерт- Ты проклял нас, бессмысленных детей,
ном собраньи его сочинений, выправил даже в Разбив листы своей скрыжали 3.
нем стих, а смысла не угадал. Тайну его те- Нет! Ты не проклял нас 4. Ты любишь с высоты
перь открою. Я говорю об оде императору Ни- Сходить под 5 тень долины малой,
колаю, появившейся в печати под скромным Ты любишь гром небес и также внемлешь ты
Журчанью 6 пчел над розой алой»7 [11, т. 8, с. 235].
именем: К Н ***. Вот ее происхожденье. Был
вечер в Аничковом дворце, один из тех вече- Довольно неожиданное гоголевское ис-
ров, к которым, как известно, приглашались толкование стихотворения Пушкина «С Гоме-
одни избранные из нашего общества. Между ром долго ты беседовал один» имеет уже про-
ними был тогда и Пушкин. Всё в залах уже должительную историю изучения. Еще
собралося; но государь долго не выходил. От- В.Ф. Саводник поставил ряд вопросов, в кото-
далившись от всех в другую половину дворца рых отражены большие сомнения исследова-
С.А. Кибальник, 2009

и воспользовавшись первой досужей от дел теля в справедливости предложенного Гоголем


минутой, он развернул Илиаду и увлекся не- объяснения: «Что может значить выражение
чувствительно ее чтеньем во все то время, “И вынес нам свои скрижали” в приложении к
когда в залах давно уже гремела музыка и ки- личности императора Николая? О каких скри-
пели танцы. Сошел он на бал уже несколько жалях идет речь, и какие скрижали мог выне-
поздно, принеся на лице своем следы иных впе- сти Государь из беседы с Гомером? Затем,
чатлений. Сближенье этих двух противуполож- применима ли характеристика настроения
ностей скользнуло незамеченным для всех, но изображаемой “толпы” к придворному балу?

Вестник ВолГУ. Серия 8. Вып. 8. 2009 19


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

“…Ты нас обрел в пустыне под шатром, / В бе- другими пушкинскими текстами: «Вся эта
зумстве суетного пира, / Поющих буйну песнь характеристика “пророка”, который после дол-
и скачущих кругом / От нас созданного куми- гой беседы на горе с Гомером вынес живым
ра…”. Последнее выражение, если придержи- людям его скрижали, очень напоминает дву-
ваться толкования Гоголя, должно быть отне- стишие Пушкина, которым он приветствовал
сено непосредственно к августейшему хозяи- появление в свет перевода Илиады:
ну праздника. Мог ли Пушкин допустить са-
мую возможность подобного сближения? Да- Слышу умолкнувший звук божественной эллинс-
лее, что значат слова “смутились мы, твоих кой речи,
чуждаяся лучей”? Ведь Гоголь говорит, что Старца великого тень чую смущенной душой,
никто, кроме Пушкина, не заметил настроения и известный отзыв Пушкина в “Литературной
Государя» [33, с. 142]. газете” Дельвига (– 1830. – № 2), именно на-
Кроме того, исследователь обратил вни- чальные слова: “Наконец вышел в свет так
мание и придал «решающее значение» тому, давно и так нетерпеливо ожиданный перевод
что имеющиеся в черновой рукописи стихот- Илиады!”» [5, с. 197–199]. На основании на-
ворения дополнительные две строфы, опущен- блюдений над черновым автографом стихот-
ные при первой его публикации, известной Го- ворения Н.Ф. Бельчиков также высказал сооб-
голю, начинаются со слов «Таков прямой ражение о том, что оно было написано в ответ
поэт…»: на стихотворное послание Н.И. Гнедича от
23 апреля 1832 года «А.С. Пушкину по прочте-
Таков прямой поэт. Он сетует душой нии сказки его о царе Салтане и проч.». Обна-
На пышных играх Мельпомены, ружив в черновых строфах пушкинского сти-
И улыбается забаве площадной хотворения упоминание «Сказки (про) царя Сал-
И вольности лубочной сцены, тана»8 [там же, с. 201], исследователь, в сущ-
То Рим его зовет, то гордый Илион,
ности, решил вопрос о его адресате.
То скалы старца Оссиана,
И с дивной легкостью меж тем летает он Казалось бы, вопрос о сообразности го-
Во след Бовы иль Еруслана [30, с. 286]. голевской интерпретации мог после этого
больше уже и не подниматься. Однако пред-
Это убедило исследователя в том, что и положив, что пушкинское стихотворение
выше «речь шла также о поэте; в противном было написано в ответ на послание Гнедича,
случае, если бы предмет сравнения был иной, Н.Ф. Бельчиков отверг датировку автографа
он выразился бы несколько иначе: “так и «1834» и датировал стихотворение периодом
поэт…” – и т. д.» [30, с. 142–143]. между 23 апреля 1832 года и датой смерти
Тем не менее В.Ф. Саводник не утверж- Гнедича, то есть 3(15) февраля 1833 года.
дал, что «Гоголь просто выдумал из головы весь Между тем датировка «1834» в черновом ав-
свой рассказ: весьма возможно, что нечто по- тографе стихотворения была признана сде-
добное действительно было, что сам Пушкин ланной рукой Пушкина [35, с. 25, 91]. Это
рассказывал когда-то Гоголю о впечатлении, дало основание для возрождения гоголевс-
произведенном на императора Николая Павло- кой версии.
вича чтением “Илиады” перед выходом на при- Противоречие между датой в автогра-
дворный бал, но только между этим случаем и фе и тем обстоятельством, что стихотворе-
разбираемым стихотворением нет никакой при- ние представляет собой ответ на послание Гне-
чинной связи. Гоголь же, встретив это стихот- дича к Пушкину, написанное в 1832 году, уда-
ворение в собрании сочинений Пушкина и лось разрешить В.Э. Вацуро. По-настояще-
вспомнив о слышанном им от покойного поэта му послание Гнедича стало «настоятельно
рассказе, решил, что именно этот случай и по- требовать ответа», утверждал ученый, после
служил темою для стихотворения Пушкина» опубликования его в сборнике «Стихотворе-
[там же, с. 147–148]. ния Н. Гнедича. СПб., 1832», которое из «фак-
Позднее к аргументам против гоголевс- та частной переписки» сделало его «печат-
кой версии Н.Ф. Бельчиковым были прибав- ным откликом, рассчитанным на всеобщее
лены ценные сопоставления стихотворения с чтение». Сборник этот, который Гнедич пода-

20 С.А. Кибальник. Почему Гоголь «открыл тайну» пушкинского стихотворения


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

рил Пушкину, вышел только в октябре Павловичу. Напротив, по мысли исследовате-


1832 года. Пока Пушкин, которому в это вре- ля, Пушкин здесь в очередной раз стремится
мя «дела творческие и чисто бытовые реши- донести до Императора свою излюбленную
тельно препятствовали» окончить ответное мысль, проходящую через многие его стихот-
послание, начатое, по-видимому, не ранее де- ворения: истинный поэт – властитель дум,
кабря 1832 года, откладывал это дело, Гне- обладающий высшей поэтической, то есть
дич скончался, и Пушкин отложил надолго пророческой и духовной, прерогативой, – ра-
работу над ним [7, с. 71–72]. вен в этом отношении властителю светско-
На протяжении 1832 г. Гнедич сделал му» [1, с. 144–145]. Между тем последняя
Пушкину, как об этом пишет и сам В.Э. Вацу- мысль не звучит в стихотворении «С Гоме-
ро, три подарка: он адресовал ему два своих ром…», и никакого «сближения образов царя
стихотворных послания: «А.С. Пушкину по про- и поэта» в нем нет.
чтении сказки его о царе Салтане и проч.» (от В.А. Воропаев, уже не сбрасывая со сче-
23 апреля 1832 года) и «Пушкин, прийми от Гне- тов Гнедича как адресата послания, явно ощу-
дича два в одно время привета» (от 26 мая щающегося в заключительных строфах, не во-
1832 года), а затем прислал с дарственной над- шедших в печатный текст посмертного изда-
писью экземпляр итогового сборника своих сти- ния, пытался отстоять основательность гого-
хотворений, в который вошло и первое из двух левской версии: «Создается впечатление, что
названных посланий. Все это, конечно, указы- Гоголь знал нечто такое, чего не знали друзья
вало на то, что Гнедич с нетерпением ждал от Пушкина. <…> Но все-таки мы не можем от-
Пушкина ответного послания. Пушкин, как и бросить Гнедича как хотя бы привходящего
все в таких случаях, не любил, когда его, даже адресата послания. Нельзя не признать, что
если и слегка, «подталкивали». Когда же он все смысл стихотворения не может быть объяс-
же начал писать, его, возможно, смущало то, нен до конца. Возможно, что Пушкин имел в
что у него получалось стихотворение, которое виду и великий труд Гнедича, и Государя Ни-
мало вязалось с обликом самого Гнедича. Все колая Павловича (его, может быть, более),
это могло послужить дополнительной психоло- читавшего “Илиаду”, которая и была ему по-
гической причиной промедления Пушкина, свя- священа от переводчика» [9, с. 19–20].
занного, как показал исследователь, также и с Попытку объяснить идею, как стихотво-
чисто жизненными обстоятельствами, в кото- рение могло быть адресовано одновременно
рых находился поэт. и Гнедичу, и императору, представляет собой
Несмотря на все это, основываясь на не- статья В. Есипова. Признавая, что две пос-
сколько странной расшифровке заглавия ледние строфы «действительно весьма труд-
«К Н**», данного стихотворению, по всей ви- но связать с императором», и не отрицая, что
димости, Жуковским, как «К Николаю I», и на «стихотворение связано с Гнедичем», иссле-
пушкинском действительном политическом дователь доказывал, что «во второй части
консерватизме 1830-х годов, некоторые иссле- стихотворения Гнедич как бы отступает на
дователи доказывали справедливость гоголев- второй план, и в стихотворении “в высоком
ской версии, изображая противоположную стилевом регистре” (если воспользоваться
трактовку как якобы изобретение советских формулой Вацуро) начинает звучать совсем
пушкиноведов, «красной профессуры». Так, иная тема, сквозная, можно сказать, для все-
например, Л.М. Аринштейн, уже не отрицая го пушкинского творчества конца 20–30-х го-
незримое присутствие в стихотворении Гне- дов: терпимости, “благоволения к людям”
дича: «В этих стихах, действительно, витает (Саводник), милосердия» [14, с. 267].
память о Гнедиче (гордый Илион, Оссиан), но По мнению исследователя, стихотворе-
центр тяжести смещен на идею духовной все- ние начинается как связанное с Гнедичем («это
отзывчивости, роднящей истинного поэта и совершенно очевидно уже при прочтении двух
идеального правителя» [1, с. 146, 144], тем не первых стихов:
менее утверждал, что «это сближение обра-
зов царя и поэта» нисколько не противоречит С Гомером долго ты беседовал один,
«тому, что ода в целом обращена к Николаю Тебя мы долго ожидали...») [14, с. 265].

Вестник ВолГУ. Серия 8. Вып. 8. 2009 21


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Затем оно продолжается как обращен- 2


ное к императору. И, наконец, завершается
снова строфами, обращенными к Гнедичу 9. Следовательно, вопрос о том, к кому
Как возможны столь неожиданные и немоти- обращено пушкинское стихотворение, уже ре-
вированные переключения адресата в преде- шен. Однако в таком случае возникает дру-
лах одного и того же стихотворения, исследо- гой вопрос: как могло произойти, что Гоголь
ватель не объясняет. Можно было бы дать придал стихотворению совершенно иной
им такое, хотя и довольно странное, объясне- смысл, который кое-кому, даже и из его окру-
ние: Пушкин начал писать стихотворение как жения, показался совершенно невероятным и
послание Гнедичу, но затем, после его смер- «даже неприличным» [24, с. 345]. Помимо
ти, зачеркнул последнюю часть и переадре- некоторых возможных объяснений, уже при-
совал (?!) его императору. Но и в этом слу- веденных выше, в последнее время все боль-
чае, не говоря уже о прочем, остаются без шее распространение получает представление
ответа вопросы В.Ф. Саводника, а самое глав- о том, что Гоголь сознательно мистифициро-
ное, на самом деле в стихотворении нет ниче- вал читателя, как он это делал и в целом ряде
го, что давало бы основание полагать его об- других моментов, выстраивая свои отноше-
ращенным к Николаю I. ния с Пушкиным после его смерти в опреде-
Как можно, например, истолковать его ленный ряд. Так, например, В.Э. Вацуро счи-
первую часть, если иметь в виду объяснение тал «рассказ о стихотворении “С Гомером
Гоголя? Разве что так: император проявил долго ты беседовал один” о полномочном
милосердие, потому что собравшиеся на бале, монархе, зачитавшемся “Илиадой”» «полно-
пока он читал, начали танцевать, но он их за стью изобретенным Гоголем», примером «ми-
это «не проклял». Разумеется, на самом деле фологизации» и писал в связи с этим о созда-
речь здесь идет не о милосердии самодерж- ваемой писателем «консервативной легенде»
ца, а о снисходительности поэта к своей лег- о Пушкине [6, с. 22].
комысленной публике. Недаром гоголеведы, Этот подход получил свое развитие в
как правило, недостаточно хорошо представ- работах В.П. Белоноговой. «…Там, где Го-
ляющие себе контекст творчества Пушкина, голь рассказывает, что именно Пушкин зас-
нередко допускают, что адресатом стихотво- тавил его взглянуть на писательство серьез-
рения был император, и пытаются вписать но и подарил ему (и только ему!) свой соб-
стихотворение в чуждый ему ряд, идущий от ственный сюжет для большого романа, – пи-
«Стансов» (1826) и «Друзьям» (1828) к «Пиру шет ученый, на основе детального анализа
Петра Первого» (1835). Пушкинисты же ви- разворачивая целую концепцию “мифологиза-
дят в нем устойчивые мотивы, связанные с ции образа Пушкина в творчестве Гоголя”, –
собственными представлениями Пушкина о Гоголь творит миф о Пушкине-наставнике, ге-
поэте и поэзии, которые выражены в нем «на нии, который, сходя в могилу, передает эста-
случай», в связи с Гнедичем. фету ему, Гоголю. Там, где Гоголь “открыва-
Единственным аргументом В. Есипова, ет тайну” стихотворения “С Гомером долго ты
как и В.А. Воропаева, помимо произвольно беседовал один”, он творит миф о Пушкине –
истолкованного заглавия, остаются фальсифи- страстном монархисте. Можно предположить,
цированные «Записки» А.О. Смирновой-Россет, что, услышав нечто о чтении императором
в которых «стихи Н., когда Государь читал Гомера, Гоголь “досоздает” историю, “дога-
“Илиаду” перед балом», упоминаются как яко- дывается” об истине» [4, с. 89].
бы передававшиеся А.О. Смирновой-Россет Такой подход представляется доволь-
на прочтение императору; Пушкин же по это- но плодотворным. Однако конкретное объяс-
му поводу замечает, что «этот последний факт нение исследовательницей гоголевской вер-
он “рассказал Гоголю, который записал его, так сии происхождения пушкинского стихотворе-
он был им поражен”» [34, с. 382]. Уже из при- ния нуждается в некоторых дополнениях.
веденного текста видно, что в основе его как В действительности Гоголь одновременно
раз и лежит версия самого Гоголя, изложенная творит миф и о большей, чем в действитель-
им в «Выбранных местах…», а не наоборот. ности, доверительности отношений к нему

22 С.А. Кибальник. Почему Гоголь «открыл тайну» пушкинского стихотворения


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Пушкина, и о высокопросвещенности Нико- любовь преображает человеческую жизнь,


лая I, и о своей внутренней близости с импе- что Пушкин не хотел ей его отдать 13.
ратором («Илиада» была предметом посто- Основанием для такого мифотворческо-
янного чтения и самого Гоголя), и о сход- го отношения Гоголя к пушкинскому стихот-
стве задач, стоявших перед ним самим и ворению послужило то, что и само это сти-
императором. Ведь он создает эпопею но- хотворение во многом мифотворческое. Пуш-
вого времени, которая должна преобразить кин ведь тоже создал в своем роде «миф» о
подданных Николая I, без чего русская Гнедиче, как о воплощении своего собствен-
жизнь не может измениться. ного идеала «прямого поэта». Гоголь, стремив-
В сущности при этом Гоголь опирался на шийся в 1840-е гг. во многом уподобиться
известный романтический принцип, однажды Пушкину, счел возможным – в значительной
сформулированный самим Пушкиным в кон- степени, наверное, непроизвольно – истолко-
цовке стихотворения «Герой»: вать пушкинское стихотворение и сделать его
одним из источников своего собственного
Тьмы низких истин мне дороже мифа об особом отношении русских поэтов к
Нас возвышающий обман… [30, с. 111]. монархам именно потому, что оно уже само
по себе было «мифом».
Это идущий еще от Ж. де Сталь и Пушкин в своем стихотворении говорил
А.И. Галича «принцип романтической субли- не столько о Гнедиче, сколько о себе, выска-
мации»10. Гоголю тоже казалось, что истина зывал отношение к публике не Гнедича, а
нуждалась в корректировке, чтобы выражать свое. Как известно, сам Гнедич был чрезвы-
душеполезные мысли. Перед его глазами был чайно обидчив и несколько высокопарен, то
пример самого Пушкина. «…Многие в России есть скорее слишком привержен к высокому
могут сказать, – писал Гоголь все в той же и слишком недооценивал простоту 14. Таким
статье «О лиризме наших поэтов», – “если сам образом, он меньше всего подходил на роль
Пушкин думал так, то уж, верно, это сущая снисходительного художника; скорее, он мог
истина» [11, т. 8, с. 259]. И это несмотря на то, при случае выступить в роли Моисея. Однако
что многое у Пушкина, как хорошо понимал Пушкину нужно было довести до конца ту
Гоголь, изображено не таким, каким оно было, тенденцию к постепенному смягчению в от-
а каким ему следовало быть, по мысли поэта. ношении поэта к публике, которая просматри-
Гоголь не без основания полагал, что о нем вается у него в следующем ряду произведе-
потом тоже будут говорить: «Если сам Гоголь ний: «Поэт и толпа» (1827), «Поэту» (1830),
думал так, то уж, верно, это сущая истина». «Моцарт и Сальери» (1830), «С Гомером дол-
И он не так уж сильно ошибся 11. го ты беседовал…» (1832–1834) – и характе-
В первую очередь Гоголь создавал миф ризует изменения в его собственном мироо-
о самом себе, а это то, чем в той или иной щущении. И Гоголь, таким образом, следовал
мере занимался и Пушкин. «Самостилизация» пушкинскому рецепту мифологизации чужого
Гоголя – то, как он «преувеличивал, обострял, мироотношения. Свои чувства по отношению
раздувал» факты своей жизни 12 [38, с. 200], к русскому монарху он вкладывал в уста Пуш-
безусловно, связана с тем, что Ю.М. Лотман кина, не считаясь с тем, что самому Пушки-
называл «второй биографией» Пушкина [22, ну 1833–1834-х годов, писавшему в то время
с. 63–71]. Так, в своем истолковании стихот- «Дубровского» и «Сказку о золотом петуш-
ворения «С Гомером…» Гоголь мог ориенти- ке», они в общем-то не совсем, а то и совсем
роваться на другие пушкинские стихотворе- не были присущи 15.
ния, например на стихотворение «К ***» («Я Миф в отношении Гнедича, как снисхо-
помню чудное мгновенье») [37, с. 25–27], пер- дительного мэтра-небожителя, самим Пуш-
воначальный толчок к созданию которого киным также создавался довольно последо-
Пушкину дали отношения с А.П. Керн, но ко- вательно. Ведь этот образ возникает еще на
торое в своем окончательном виде так дале- страницах его рецензии «Илиада Гомерова,
ко отошло от личности этой женщины и пре- переведенная Н. Гнедичем…»: «Когда писа-
вратилось в обобщающий образ того, как тели, избалованные минутными успехами,

Вестник ВолГУ. Серия 8. Вып. 8. 2009 23


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

большею частию устремилися на блестящие самим Пушкиным в стихотворении «Герой»,


безделки, когда талант чуждается труда, а основанием для гоголевского мифологизма
мода пренебрегает образцами величавой было то условно-этикетное изображение Гне-
древности, когда поэзия не есть благоговей- дича, которое легко просматривается в сти-
ное служение, но токмо легкомысленное за- хотворении «С Гомером…». Гнедичу припи-
нятие: с чувством глубоким уважения и бла- сывается в нем снисходительность, отзывчи-
годарности взираем на поэта, посвятившего вость по отношению как к высокому, так и к
гордо лучшие годы жизни исключительному низкому, и протеизм 18 – черты, которыми под-
труду, бескорыстным вдохновениям и совер- линный поэт должен был обладать в соответ-
шению единого, высокого подвига» [31, т. 11, ствии с представлениями Пушкина. Внутрен-
с. 88]. В сущности, это ведь прозаический няя логика Гоголя, скорее всего, даже не со-
сценарий начальных 8 строк стихотворения, а всем осознанная, была, очевидно, примерно
он, в свою очередь, воспроизводит устойчи- такова: «Если Пушкин, ничтоже сумняшеся,
вое условно-поэтическое преклонение перед приписал Гнедичу свои собственные представ-
Гнедичем, которое Пушкин не раз высказы- ления о подлинном поэте, то почему, спраши-
вал в письмах к нему, в частности в письме вается, я не могу приписать Пушкину что-то
от 23 февраля 1825 года, перефразированное свое, например, свое преклонение перед мо-
им в черновике продолжения рецензии: «Все нархом». Тем более что Пушкин тоже был
благомыслящие люди чувствовали важность предан Николаю I, и о предсмертных словах
сего перевода и ожидали оного с нетерпени- поэта императору Гоголь наверняка знал от
ем. Вы требуете сочинений моих. В то время Жуковского 19.
как ваш корабль входит в пристань, нагружен-
ный богатствами Гомера при громе наших при-
ветствий, нечего говорить о моей мелочной 3
лавке № 1»16 [там же, с. 359]. Пушкинское
изображение Гнедича как творца высокого, «Открытие» Гоголем «тайны» пушкинс-
снисходительно взирающего на легкомыслен- кого стихотворения «С Гомером…» имело еще
ную публику, в сущности, было не мифом, а одну причину: Гоголь хотел довершить «уст-
реализацией условно-этикетного отношения к роение своего мира в соотнесении с пушкинс-
старшему поэту, восходящего корнями еще к ким, и дело ведь не в том, что бывало, а в
репутации Гнедича в «Вольном обществе лю- том, что Гоголь ощущал как закономерность,
бителей российской словесности»17. правило, а что – как единичный случай» [23].
Одновременно с комплиментарной анто- Открывая якобы подлинного адресата посла-
логической эпиграммой на перевод «Илиады»: ния «С Гомером…», Гнедич ориентировался
«Слышу умолкнувший звук божественной эл- на такие прецеденты, как, например, откры-
линской речи» – Пушкиным был набросан са- тие М.П. Погодиным истинного смысла пуш-
тирический дистих: «Крив был Гнедич поэт, кинского стихотворения «Герой», написанно-
преложитель слепого Гомера, / Боком одним го в действительности под впечатлением от
с образцом схож и его перевод» [30, с. 185, смелости Николая I, не побоявшегося при-
189]. При жизни Пушкина эпиграмма, разуме- ехать в холерную Москву. Если М.П. Пого-
ется, не печаталась и даже в рукописи им тща- дин, общавшийся с Пушкиным лично в 1830-
тельно зачеркнута. Однако Гоголь мог слы- е годы меньше, чем Гоголь, смог, тем не ме-
шать о ней. А если и нет, то во всяком случае нее, действительно «открыть тайну» пушкин-
он хорошо знал, что с этикетно-почтительным ского стихотворения «Герой», то и Гоголь, по
отношением к Гнедичу, как к переводчику крайней мере, как казалось ему самому, тоже
«Илиады», у Пушкина и писателей пушкинс- должен был сделать нечто подобное. А то,
кого круга уживалась добродушная ирония над что это что-то подобное должно было также
высокопарностью самого Гнедича и односто- послужить свидетельством монархизма Пуш-
ронней высокостью его перевода. кина, помимо собственного желания Гоголя,
Таким образом, помимо принципа «ро- опиралось как раз на такие прецеденты, ка-
мантической сублимации», декларированного ким стало стихотворение «Герой».

24 С.А. Кибальник. Почему Гоголь «открыл тайну» пушкинского стихотворения


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Оно было помещено в том же девятом московского историка к работе поэта над ис-
томе посмертных сочинений (СПб., 1841), в ко- торией Петра I и держит его в курсе того, как
торый входит и стихотворение «С Гомером…» продвигаются другие исторические проекты
(этот том Гоголь, вероятно, возил с собой в сво- Пушкина [11, т. 10, с. 263, 269] 22.
их заграничных странствиях). К тексту приво- Кстати, в статье «О лиризме наших по-
дится примечание о подлинном историческом этов» сам Гоголь упомянул и процитировал
подтексте этого стихотворения 20 , который стихотворение «Герой»: «Пушкин слишком
М.П. Погодин раскрыл в письме к П.А. Вязем- высоко ценил всякое стремление воздвигнуть
скому еще в 1837 году, передавая стихотворе- падшего. Вот отчего так гордо затрепетало
ние для публикации в «Современнике»: «Вот Вам сердце, когда услышал он о приезде государя
еще его стихотворение, которое Пушкин прислал в Москву во время ужасов холеры, – черта,
мне в 1830 году из Нижегородской деревни, во которую едва ли показал кто-нибудь другой
время холеры. Кажется, никто не знает, что оно из венценосцев, и которая вызвала у него сии
принадлежит ему. <…> В этом стихотворении замечательные стихи:
самая тонкая и великая похвала нашему слав-
ному царю. Клеветники увидят, какие чувства Небесами
питал к нему Пушкин, не хотевший, однако ж, Клянусь: кто жизнию своей… [11, т. 8, с. 260, 792].
продираться со льстецами… Я напечатал сти-
хи тогда в “Телескопе” <…> и свято хранил до Более того, немного выше он сам сослал-
сих пор тайну… Разумеется, никому не нужно ся, хотя и непрямо, на открытие Погодиным
припоминать, что число, выставленное Пушки- тайны стихотворения «Герой»: «Только по смер-
ным под стихотворением, после многозначитель- ти Пушкина обнаружились его истинные отно-
ного утешься! 29 сентября 1830 года есть день шения к государю и тайны двух его лучших
прибытия Государя Императора в Москву во сочинений. Никому не говорил он при жизни о
время холеры» [29, с. 474–475]. Действительно, чувствах, его наполнявших, и поступил умно».
вероятно, памятуя о приеме, оказанном в свое И далее, излагая в довольно туманных выра-
время «Стансам», Пушкин счел нужным скрыть жениях историю обвинений Пушкина в лести
свое авторство. Посылая «Героя» для печати за стихотворение «Стансы», он заключал: «Но
Михаилу Петровичу Погодину, он специально теперь, когда явились только после его смерти
просил его: «…Прошу вас и требую именем эти сочинения, верно, не отыщется во всей Рос-
нашей дружбы не объявлять никому моего име- сии такого человека, который посмел бы на-
ни» [31, т. 14, с. 122]. звать Пушкина льстецом или угодником кому
Почему Гоголь попытался «открыть тай- бы то ни было. Чрез то святыня высокого чув-
ну» не какого-нибудь другого стихотворения ства сохранена» [там же, с. 259].
Пушкина, а именно стихотворения «С Гоме- Нетрудно заметить в этих и других сло-
ром…»? Выбор у него был не так уж и велик. вах Гоголя отзвук рассказа самого Погодина
Например, раскрытие тайны стихотворения о «тайне» стихотворения «Герой». Ср. у Гого-
«Друзьям» не имело бы особого эффекта, так ля: «Это внутреннее существо – силу само-
как оно оставалось ненапечатанным вслед- державного монарха – он даже отчасти вы-
ствие запрета на его публикацию со стороны разил в одном своем стихотворении, которое,
Николая I, да и знали ее, помимо Гоголя, мно- между прочим, ты сам напечатал в посмерт-
гие другие. Что касается послания «С Гоме- ном собраньи его сочинений, выправил даже
ром…», то оно и написано было в 1832– в нем стих, а смысла не угадал. Тайну его
1834 годах, то есть в период, быть может, наи- теперь открою». «Только по смерти Пушки-
более тесного общения Гоголя с Пушкиным 21. на обнаружились его истинные отношения
Именно Гоголь в эти годы был, например, к государю и тайны двух его лучших сочи-
частым посредником все того же Погодина в нений. <…> Чрез то святыня высокого чув-
его отношениях с Пушкиным. Так, в письмах ства сохранена» [там же, с. 253, 259] (кур-
к Погодину за 1833 год Гоголь информирует сив мой. – С. К.). И у Погодина: «…В этом
его (со слов Пушкина) о разговоре последне- стихотворении самая тонкая и великая по-
го с Николаем I в связи с планом привлечь хвала нашему славному царю. Клеветники

Вестник ВолГУ. Серия 8. Вып. 8. 2009 25


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

увидят, какие чувства питал к нему Пуш- и в момент написания статьи «О лиризме на-
кин, не хотевший, однако ж, продираться со ших поэтов» он мог полагать, что оно появи-
льстецами… Я напечатал стихи тогда в “Те- лось в «Современнике» – так же как и стихот-
лескопе” и свято хранил до сих пор тай- ворение «Герой» – после смерти Пушкина 23.
ну…». Переклички совершенно очевидны, и, Поскольку он находился за границей, то прове-
кроме того, в целом стилистически и ритми- рить это ему было не так уж и легко, да и для
чески тексты Гоголя и Погодина очень сход- Гоголя это были сущие пустяки.
ны. Желание не уступить Погодину в близос- Этим вторым «сочинением», тайна ко-
ти к Пушкину усугублялось еще и тем, что к торого обнаружилась только после смерти
тому времени у Гоголя накопилась изрядная Пушкина, мог быть также и «Пророк», кото-
доля раздражения против него, которое и вы- рый, правда, также был опубликован самим
лилось все в тех же «Выбранных местах…» поэтом и, кстати, в «Московском вестнике»
в совершенно прозрачную для большинства все того же Погодина. Связь же стихотворе-
литераторов – хотя фамилия историка и не ния с Николаем I, которая, впрочем, многими
была названа – критику Погодина в главе исследователями ставится под сомнение, удо-
«О том, что такое слово». стоверяет, как и в случае с «Героем», авторс-
Вернемся к вопросу о «тайнах двух его кая дата, с которой оно было опубликовано:
лучших сочинений». В.А. Воропаев и И.А. Ви- «8 сентября 1826» (в этот день произошла
ноградов так прокомментировали эти гоголев- аудиенция Пушкина с Николаем I, вызвавшим
ские строки: «Гоголь, вероятно, имеет в виду поэта из ссылки) 24.
стихотворения А.С. Пушкина “К Н***” (“С Го- Было еще одно обстоятельство, которым
мером долго ты беседовал один…”) и “Дру- Гоголь мог руководствоваться, переадресуя
зьям” (“Нет, я не льстец, когда царю”)» [12, стихотворение «С Гомером…» императору.
с. 470]. Однако стихотворение «Друзьям» вряд «Открывая тайну» стихотворения «Герой» и
ли могло быть одним из этих двух стихотво- передавая его для публикации в «Современ-
рений, потому что далее сказано: «Но теперь, ник», Погодин писал Вяземскому относитель-
когда явились только после его смерти эти но даты «29 сентября 1830. Москва», с кото-
сочинения…» [11, т. 8, с. 259] (курсив мой. – рой оно было напечатано еще в «Телескопе»:
С. К.). Между тем стихотворение «Друзьям» «Разумеется, никому не нужно припоминать,
оставалось еще неопубликованным, и это Го- что число, выставленное Пушкиным под сти-
голь, скорее всего, хорошо помнил. Вряд ли хотворением, после многозначительного
Гоголь мог столь обтекаемо говорить о по- утешься! 29 сентября 1830 года есть день при-
слании «С Гомером…», «тайну» которого он бытия Государя Императора в Москву во вре-
«открыл» несколькими страницами выше. мя холеры». Гоголю могла быть известна от
Ведь у него сказано: «Только по смерти Пуш- Жуковского дата в автографе стихотворения
кина обнаружились его истинные отношения «С Гомером…», выставленная рукой Пушки-
к государю и тайны двух его лучших сочине- на: «1834». Он также хорошо знал, что Гне-
ний». Логичнее предположить, что речь идет дич скончался еще в феврале 1833 года 25, а
о каких-то двух произведениях, опубликован- сначала 1834 года Пушкин «был пожалован»
ных ранее и обнаруживших монархические камер-юнкером, что было сделано, в первую
чувства Пушкина, «тайны» которых были при- очередь, именно для того, чтобы его жена
открыты кем-то другим. могла принимать участие в придворных ба-
Как мы уже сказали, очевидно, одним из лах в Аничковом дворце. Гоголю, разумеет-
этих двух произведений является, скорее все- ся, не была известна пушкинская запись в его
го, «Герой». Вторым же был, вероятно, «Пир «Дневнике» за 1834 год: «Третьего дня я по-
Петра Первого» (1835), который Гоголь так же, жалован в камер-юнкеры (что довольно не-
как и «Героя», цитирует ниже. Стихотворение прилично моим летам). Но двору хотелось,
это, впрочем, было опубликовано самим Пуш- чтобы Наталья Николаевна танцевала в Анич-
киным; более того, оно открывало первую кни- кове» [31, т. 8, с. 111], однако все эти события
гу «Современника» за 1836 год. Однако у Го- и их подоплека были ему хорошо известны.
голя могла возникнуть аберрация на этот счет, И свое истолкование пушкинского стихотво-

26 С.А. Кибальник. Почему Гоголь «открыл тайну» пушкинского стихотворения


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

рения Гоголь вписывает именно в эти извест- выдумать вместо себя другого человека и от его
ные ему общие рамки 1834 года, при этом лица разыгрывать романтический водевиль ложной
вслед за Погодиным и в угоду своей собствен- искренности. Принцип этот определял не только
ной идее сглаживая противоречия, которые на- творческие установки, но и бытовое поведение
Гоголя» (см.: [20, с. 694–711]).
метились у Пушкина в то время в отношени- 13
А.П. Керн. Воспоминания о Пушкине (цит.
ях с Бенкендорфом и Николаем I. по: [13, т. 2, с. 237]). Исследователи также справед-
Еще два внутренних импульса Гоголя – ливо вспоминают в связи с этим архаическую веру
это его особое отношение к Гомеру и харак- Гоголя в материальную силу сказанного Слова (см.:
тер соотнесения себя с Гнедичем, но об этом [8; 21, с. 696]). Ее он сам высказывал в другом очер-
в следующей статье. ке «Выбранных мест…» – «О том, что такое сло-
во». В известном смысле для него слово и действие
были одним и тем же. «Гоголь верил, что он не
ПРИМЕЧАНИЯ изображает, а творит мир, – писал в связи с этим
Ю.М. Лотман. – Отсюда источник одной из важ-
1
В 1983 г. на банкете по случаю моей ус- нейших его трагедий» (см.: [21, с. 696]).
14
пешной защиты в Пушкинском доме кандидатской См. отзывы о нем современников. По сло-
диссертации «Русская антологическая поэзия пер- вам С.П. Жихарева, Гнедича еще в университете
вой трети XIX века» В.Э. Вацуро торжественно по- прозвали ходульником, “L’homme aux échases”, по-
дарил мне три миниатюрных томика «Илиады» в тому что он всегда говорил свысока и всякому не-
переводе на французский язык А. Дасье со слова- значительному обстоятельству придавал какую-то
ми: «Наконец-то стало ясно, к кому обращено сти- особенную важность» (см.: [15, с. 158, 336, 350]).
хотворение Пушкина “С Гомером долго ты беседо- Как отмечал В.А. Сологуб, Гнедич «кажется, и ду-
вал один”». мал гекзаметрами и относился ко всему с вершины
2
Это, по всей видимости, распространенное Геликона» (см.: [36, с. 5]).
15
мнение впервые озвучил В.Г. Белинский (см.: [2; 3]). Проанализировав все страницы «Выбран-
3
Ты проклял ли, пророк, бессмысленных де- ных мест…», на которых появляется Пушкин,
тей, / Разбил ли ты свои скрижали? И.П. Золотусский заключает: «Когда надо опе-
4
О, ты не проклял нас. реться на незыблемое мнение в вопросах поэзии,
5
Скрываться в. личного достоинства и исторической прозорли-
6
Жужжанью. вости, Гоголь вызывает дух Пушкина. Пушкин
7
Ср.: [30, т. 3(1), с. 286]. является и когда заходит речь об отношениях по-
8
См.: [32, т. 3, с. 889]. эта и власти» (см.: [16, с. 365]).
9 16
Нельзя пройти мимо вопиюще бессмыс- Черновик этой заметки Пушкина цитиру-
ленной конъектуры «Журчанью (а не жужжа- ется по уточненному чтению Я.Л. Левкович (см.:
нью) пчел над розой алой», которую исследова- [19, с. 162–163]).
17
тель предлагает, защищая ошибочное прочтение После речи Гнедича о назначении поэта,
П.В. Анненкова, исправленное Н.Ф. Бельчико- произнесенной на полугодичном собрании об-
вым (см.: [14, с. 263]). щества 13 июня 1821 г. и сыгравшей важную роль
10
См. о нем: [18, с. 75–78]. в формировании эстетики гражданской литера-
11
Написанное Гоголем надолго скрыло под- туры, со стихотворными посланиями к нему об-
линный характер его отношений с Пушкиным, а в ратились Рылеев (1821), Пушкин (1821), Дельвиг
массовом сознании истории о подаренных ему сю- (1821 или 1822), Плетнев (1822), Е.А. Баратынс-
жетах «Ревизора» и «Мертвых душ» и т.п. так и ос- кий (1823, дважды). Подробнее см.: [17, т. 1,
танутся неискорененными. Еще в конце 1980-х – на- с. 585–588].
18
чале 1990-х годов после выхода в свет моего очерка При этом Пушкин как бы переадресовы-
«С Гомером долго ты беседовал один…» (см.: [25, вал Гнедичу его собственный комплимент, сделан-
с. 298–303]), в котором это пушкинское стихотворе- ный им в его стихотворении «А.С. Пушкину по про-
ние рассматривалось в ряду личных отношений чтении сказки его о царе Салтане и проч.» («Пуш-
между Пушкиным и Гнедичем, я получал письма кин, Протей…»). См.: [10, с. 148].
19
от читателей этой книги, в которых они, основыва- «Скажи ему, что мне жаль умереть; был
ясь исключительно на «Выбранных местах…», «от- бы весь его», – отвечал Пушкин на предложение
крывали» мне глаза на то, что это стихотворение в Жуковского что-то сказать от него императору
действительности адресовано к Николаю I. (см.: [27, т. 2, с. 401].
12 20
Ю.М. Лотман писал в связи с этим о стрем- См.: [28, т. 9, с. 218–221]. Заглавие стихотво-
лении Гоголя в своем творчестве «скрыть себя, рения сопровождено следующим примечанием:

Вестник ВолГУ. Серия 8. Вып. 8. 2009 27


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

«Это стихотворение доставлено от М.П. Погодина 9. Воропаев, В. А. Поэт и Царь: Гоголь о мо-
при следующем письме: “Посылаю Вам стихотво- нархизме Пушкина / В. А. Воропаев // Пушкин и
рение Пушкина “Герой”. Кажется, никто не знает, Крым : IX Крым. пушкин. междунар. чтения. Крым,
что оно принадлежит ему…» и далее по тексту пись- Гурзуф, 18–21 сент. 1999 г. – Симферополь, 2000. –
ма П.А. Вяземскому. 196 с.
21
См., напр.: [26, т. 6, с. 203–208]. 10. Гнедич, Н. И. Стихотворения / Н. И. Гне-
22
См. подробнее: [24, т. 1, с. 339–355]. дич. – Л. : Сов. писатель. Ленингр. отд-ние, 1956.
23
Некоторые стихотворения Пушкина, напе- 11. Гоголь, Н. В. Полн. cобр. cоч. : в 16 т.
чатанные при жизни, перепечатывались в посмер- / Н. В. Гоголь. – М. ; Л. : Изд-во Акад. наук СССР,
тных томах «Современника». Все тот же Погодин 1952.
писал Вяземскому о стихотворении «Герой»: 12. Гоголь, Н. В. Духовная проза / Н. В. Гоголь ;
«Судя по некоторым обстоятельствам, да и по сло- сост. и коммент. В. А. Воропаева и И. А. Виногра-
вам вашим в письме к Д.В. Давыдову, очень кста- дова. – М. : Рус. кн., 1992. – 558 с.
ти перепечатать его теперь в Современнике или, 13. Друзья Пушкина : в 2 т. Т. 2. – М. : Правда,
если 1-я книжка уже выходит, – в Литературных 1984. – С. 237.
прибавлениях» (см.: [29, т. 2, с. 474–475]. 14. Есипов, В. М. «С Гомером долго ты бесе-
24
См. подробнее: [1, с. 154–159]. Не исклю- довал один…» : опыт текстолог. исследования
чено, что Гоголь мог знать смысл этой много- / В. М. Есипов // Пушкинский сборник. – М. : Три
значительной даты при первой публикации квадрата, 2005. – С. 259–273.
«Пророка». 15. Жихарев, С. П. Записки / С. П. Жихарев. –
25
Гоголь, должно быть, хорошо помнил дату М. : Рус. архив, 1890. – С. 158, 336, 350.
смерти Гнедича, тем более что сам в своем время 16. Золотусский, И. П. Пушкин в «Выбранных
сообщил о ней А.С. Данилевскому в письме, напи- местах из переписки с друзьями» / И. П. Золотус-
санном 8 февраля 1833 г., то есть через несколько ский // Четвертые Гоголевские чтения : сб. докл. –
дней после этой смерти (11, т. 10, с. 260). М. : Книж. дом «Университет», 2005. – С. 365.
17. Кибальник, С. А. Н. И. Гнедич / С. А. Ки-
бальник // Русские писатели. 1800–1917. – М. : Сов.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ энцикл., 1989. – Т. 1. – С. 585–588.
18. Кибальник, С. А. Художественная филосо-
1. Аринштейн, Л. М. Пушкин. Непричесан- фия Пушкина / С. А. Кибальник. – СПб. : Дмитрий
ная биография / Л. М. Аринштейн. – М. : ИД «Му- Буланин, 1998. – 249 с.
равей», 1998. – 200 с. 19. Левкович, Я. Л. Из наблюдений над «ар-
2. Белинский, В. Г. Отечественные записки. зрумской» тетрадью Пушкина. «Илиада Гоме-
1843. № 10. Отд. Y. С. 82 / В. Г. Белинский // Белинс- рова» / Я. Л. Левкович // Временник Пушкинс-
кий В. Г. Полн. собр. соч. В 13 т. Т. 7. – М. : Изд-во кой комиссии. – Л. : Наука, 1986. – Вып. 20. –
АН СССР, 1955. – С. 255–256. С.162–163.
3. Белинский, В. Г. Отечественные записки. 20. Лотман, Ю. М. О «реализме» Гоголя
1844. № 2. Отд. Y. С. 81 / В. Г. Белинский // Белинс- / Ю. М. Лотман // Лотман Ю. М. О русской литера-
кий В. Г. Полн. собр. соч. В 13 т. Т. 7. – М. : Изд-во туре. – СПб. : Искусство – СПб, 1997. – С. 694–711.
АН СССР, 1955. – С. 355. 21. Лотман, Ю. М. О русской литературе
4. Белоногова, В. П. Выбранные места из ми- / Ю. М. Лотман. – СПб. : Искусство – СПб, 1997.
фов о Пушкине / В. П. Белоногова. – Н. Новгород : 22. Лотман, Ю. М. Пушкин. Биография писа-
ДЕКОМ, 2003. – 119 с. теля. Статьи и заметки. 1960–1990. «Евгений Оне-
5. Бельчиков, Н. Ф. Пушкин и Гнедич. Исто- гин». Комментарий / Ю. М. Лотман. – СПб. : Искус-
рия послания 1832 г. / Н. Ф. Бельчиков // Пушкин : ство СПб, 1997. – 847 с.
сборник 1 / ред. Н. К. Пиксанова. – М. : Новая Мос- 23. Падерина, Е. Г. Пушкинский мотив в загра-
ква, 1924. – С. 197–199. ничных письмах Гоголя 1836–1842 годов / Е. Г. Па-
6. Вацуро, В. Э. Пушкин в сознании совре- дерина // Гоголь и Пушкин : Четвертые Гоголевс-
менников / В. Э. Вацуро // А.С. Пушкин в воспоми- кие чтения : сб. докл. – М. : Книж. дом «Универси-
наниях современников. В 2 т. Т. 1. – М. : Худож. лит., тет», 2005. – С. 346–359.
1985. – С. 5–28. 24. Переписка Н.В. Гоголя. В 2 т. Т. 2. – М. :
7. Вацуро, В. Э. Поэтический манифест Пуш- Худож. лит., 1988. – 527 с.
кина / В. Э. Вацуро // Пушкин : исследования и ма- 25. Петербургские встречи Пушкина. – Л. : Ле-
териалы. – Л. : Наука, 1991. – Т. 14. – С. 65–72. низдат, 1987. – 477 с.
8. Воронский, А. Искусство видеть мир 26. Петрунина, Н. Н. Пушкин и Гоголь в 1831–
/ А. Воронский. – М. : Сов. писатель, 1987. – 704 с. 1836 годах / Н. Н. Петрунина, Г. М. Фридлендер

28 С.А. Кибальник. Почему Гоголь «открыл тайну» пушкинского стихотворения


ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

// Пушкин : исследования и материалы. – Л. : Наука, 33. Саводник, В. Ф. Заметки о Пушкине. По


1969. – Т. 6. – С. 203–208. поводу стихотворения к Н** / В. Ф. Саводник // Рус-
27. Пушкин в воспоминаниях современни- ский архив. – 1904. – № 5. – С. 140–148.
ков. – М. : Худож. лит., 1985. – Т. 2. – С. 401. 34. Смирнова-Россет, А. О. Записки / А. О. Смир-
28. Пушкин, А. С. Соч. / А. С. Пушкин. – СПб., нова-Россет. – М. : Захаров, 2003. – 528 с.
1841. – Т. 9. – С. 218–221. 35. Соловьева, О. С. Рукописи Пушкина, посту-
29. Пушкин, А. С. Письма / А. С. Пушкин. В 3 т. пившие в Пушкинский дом после 1937 г. / О. С. Со-
Т. 2. – М. ; Л. : Гос. изд-во, 1928. – 579 с. ловьева. – М. ; Л. : Наука, 1964. – 112 с.
30. Пушкин, А. С. Полн. собр. соч. В 10 т. 36. Сологуб, В. Воспоминания / В. Сологуб. –
Т. 3 (1) / А. С. Пушкин. – М. ; Л. : Изд-во АН СССР, СПб. : Издание А.С. Суворина, 1887. – С. 5.
1949. – С. 286. 37. Стихотворения А. Пушкина. – СПб., 1829. –
31. Пушкин, А. С. Полн. собр. соч. / А. С. Пуш- Ч. 2. – 179 с.
кин. – М. ; Л. : Наука, 1959. 38. Чижевский, Дм. Неизвестный Гоголь
32. Пушкин, А. С. Полн. собр. соч. В 10 т. Т. 3 / Дм. Чижевский // Трудный путь. Из наследия рус-
/ А. С. Пушкин. – М. ; Л. : Изд-во АН СССР, 1957. – ской эмиграции. («Зарубежная Россия и Гоголь»). –
559 с. М. : Рус. путь, 2002. – С. 188–230.

Вестник ВолГУ. Серия 8. Вып. 8. 2009 29

Вам также может понравиться