Вы находитесь на странице: 1из 31

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
ГЛАВА 1. «ДОБРО-ЗЛО» КАК ОСНОВНАЯ ОППОЗИЦИЯ В СКАЗКЕ
1.1. Картина мира и место в ней оппозиции «добро-зло»
1.1.1. Подходы к определению национальной картины мира
1.1.2. Особенности проявления языковой картины мира
1.1.3. Оппозиция «добро-зло» в языковом и национальном сознании
1.2. Подходы к лингвокультурологическому определению сказки
Выводы к главе 1

ГЛАВА 2. РЕАЛИЗАЦИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ


ОППОЗИЦИИ «ДОБРО-ЗЛО» В АНГЛИЙСКИХ СКАЗКАХ
2.1. Основные классификации английских сказок
2.2. Основные черты английской сказки
2.2.1. «Добрые» и «злые» герои английских сказок
2.2.2. Лингвистические средства репрезентации оппозиции «добро-зло» в
английских сказках
Выводы к главе 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
ВВЕДЕНИЕ

Когнитивные исследования и попытки систематизировать языковые


возможности концепта в целом понятия «Добро» и «Зло» в английском
сказочном дискурсе в лингвистике проводятся уже несколько десятилетий,
однако, по-прежнему данное научное направление является актуальным.
Исследование проводилось с учетом философских основ когнитивизма как
национальных школ: американских, европейских и российских, так и
теорий отдельных ученых.
Теоретической базой для изучения языковых возможностей английской
народной сказки послужили исследования в рамках изучения структурной
стороны сказки (В.Я. Пропп, К. Леви-Стросс и др.), также как и
лингвистике текста сказки (В.С. Алпатова, Е.Ю. Ласкавцева, О.Н. Тройская
и др.), предшествовавшая дискурсивному анализу сказки. Однако, вопреки
довольно пристальному вниманию исследователей к сказке, в лингвистике
нашего времени многие характеристики английской народной сказки,
например, лексика, синтактика, прагматика и в целом концептуальный мир
сказки, не получили надлежащего освещения. Этим мы объясняем выбор
английской фольклорной сказки в качестве объекта исследования,
предметом исследования являются понятия «добро» и «зло», обновлённые
в текстах английской народной сказки, а также языковые возможности их
презентации.
Актуальность темы данного исследования связана с повышенным
интересом лингвистов к изучению сказочного дискурса, а также
недостаточно изученным материалом и определяется использованием
познавательного подхода к изучению английского фольклора с точки
зрения отображения в нем понятий добра и зла, которые изображены в
сознании народа.
В работе выдвигается гипотеза, в которой сказочный дискурс
рассматривается нами как активная среда реализации понятий «добро» и
«зло», которые формируются на разных уровнях структуры языка.
Соответственно, новизна исследования состоит в том, что английская
народная сказка будет рассматриваться с точки зрения форм мыслительной
и языковой репрезентации в ней обыденного познания.
Цель данного исследования состоит в том, чтобы изучить
концептуальные основы английских народных произведений, а также,
изучить способы языкового выражения таких понятий как «добро» и «зло»,
представленные в сказке.
В связи с этой целью нами формулируются следующие задачи
исследования:
- определить ценностные доминанты британской культурной традиции
и описать основные черты британского менталитета;
- установить конститутивные признаки сказочного дискурса;
- обнаружить и описать основные понятия, которые составляют
концептосферу английского фольклора;
- описать возможности языкового выражения понятия «добро» и «зло»
в текстах английской народной сказки.
Для решения поставленных задач нами применяются такие методы и
приемы исследования: гипотетико-индуктивный метод (приемы наблюдения,
интерпретации, классификации и обобщения языкового материала), метод
анализа словарной дефиниции, метод анализа непосредственных
составляющих, метод компонентного анализа, метод концептуального
анализа, а также метод сплошной обработки корпуса текстов и
количественный метод.
Теоретико-методологической основой исследования стали работы
таких ученых, как Дж. Лакоффа [Lakoff, 1990], Э. Рош [Rosch, 1975], Ю.Н.
Караулова [Караулов, 1987], Е.С. Кубряковой [Кубрякова, 1991], Ч.
Филлмора [Fillmore, 1992], и др.
Теоретическая значимость работы заключается в том, что результаты
исследования способствуют дальнейшей разработке частных и общих
вопросов когнитивной лингвистики, уточняют понятийный аппарат
лингвокогнитивной и лингвокультурологической парадигм, а именно
категории концептуализации, когниции, концепта, категоризации,
концептуального анализа, менталитета, разграничивают термины «концепт»
и «понятие», «менталитет» и «национальный характер», дополняют
имеющиеся сведения о закономерностях вербализации доминантных понятий
английской народной сказки в целом и понятий «добро» и «зло».
Практическая значимость данного исследования в основном
определяется возможностью использования основных положений
исследования в теоретических курсах общего языкознания, стилистке
современного английского языка, общей и частной лексикологии, в
спецкурсах по лингвострановедению Великобритании. Фактический
материал может найти применение в анализе текстов сказочного дискурса и
лексикографической практике. Помимо этого, основные результаты
исследования могут быть использованы на занятиях, которые посвящаются
интерпретации и анализов английских сказочных текстов.
Материалом исследования послужили 150 англоязычных текстов
разного жанра сказочного дискурса общим объемом более 500 страниц,
отобранных из сборников «English fairy tales / Collected by Joseph Jacobs,
1963», «English fairy tales / Selected L. Kellner, 1917», «Народные сказки
Британских островов. Сборник / Сост. Дж.Риордан, 1987».
Структура и объем выпускной квалификационной работы
определяются ее целью и поставленными задачами. Исследовательская
работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка
использованной литературы из 76 источников. Общий объём работы
составляет 84 стр.
Во введении обосновывается актуальность выбранной темы,
раскрывается степень разработанности проблемы, практическая ценность
исследования; определяются предмет, объект, цель и основные задачи
исследования, указывается материал исследования и методы анализа
материала.
В первой главе «Добро-зло» как основная оппозиция в сказке» мы даем
описание подходов к определению национальной картины мира, выделяем
особенности проявления языковой картины мира, рассматриваем оппозицию
«добро-зло» как ключевую и определяющую сущность исследуемых картин
мира, даем описание основных подходов к лингвокультурологическому
определению понятия «сказка», приводим основные классификации
английских сказок.
Во второй главе «Реализация лингвистических особенностей оппозиции
«добро-зло» в английских сказках» нами анализируются как положительные
так и отрицательные герои, описываются лингвистические особенности
реализации английских сказок.
В заключении нами подводятся итоги данного исследования,
формулируются выводы по теоретической и практической главам,
обобщаются результаты анализа.
ГЛАВА 1. «ДОБРО-ЗЛО» КАК ОСНОВНАЯ ОППОЗИЦИЯ В СКАЗКЕ
1.1. Картина мира и место в ней оппозиции «добро-зло»
В результате взаимодействия человека с окружающей
действительностью складывается представление о ней. Одним из способов
описания бытия является картина мира, глобальный образ, то есть,
совокупность способов понимания мира и представлений об общих
ценностях.
В процессе формировании картины мира участвуют все стороны
психической деятельности человека. Он воспринимает окружающую среду
как «картину», где явления и предметы взаимосвязаны и взаимообусловлены.
Исходя из этого, картина мира является одним из способов структурирования
информации об объективной действительности. Картина мира имеет
сложную структуру: в ней отражаются обыденные представления о
внутреннем мире человека, собирается опыт поколений, и поэтому она
служит надежным проводником в этот мир.
Таким образом, картину мира наполняют как универсальные,
общечеловеческие понятия, которые составляют ядро мировидения людей,
так и специфические индивидуальные и национальные, субъективные
представления и соотношения между ними.
Картина мира предстает перед нами как концептуальная, то есть,
обусловленная определенным способом организации и восприятия
действительности. Синонимичность данных понятий можно отметить в
большей части современных исследований. Концептуальная картина мира
состоит из концептов и связей между ними, она является своеобразной
схемой, дающей представление о мироздании в виде взаимосвязанных
фрагментов.
Оппозиция «Добро-Зло» является одним из ярчайших фрагментов,
которые формируют картину миру. «Пронизывая все бытие человека, Добро
и Зло образуют базовые оппозиции культуры, которые обусловливают не
только поведение человека и его деятельность, но и предопределяют оценки,
даваемые им себе и окружающему миру. Эта этическая оппозиция
отражается в языке любой культуры в виде мерцающей сети смыслов,
которые образуют аксиосферу культуры» [Вендина Т.И., 2007, с. 145].
В художественном тексте оппозиция концептов «Добро-зло»
репрезентируется немного иначе. Репрезентация концепта объективного
мира в художественном тексте носит особый характер, потому как в нём на
первый план выступают те признаки, которые развивают субъективно-
образное представление о реалиях окружающего мира и уже в условиях
художественного контекста трансформируют это слово в концепт. В
художественном тексте концепт развивает субъектно-объектную
многоплановость повествования, тем самым, формируя смысловую
структуру взаимодействием абстрактной стороны понятия с семантикой
других компонентов контекста. Обобщая все качества и особенности
концепта, слово становится средством объектно-субъектного выражения
авторской позиции. Семантика слова теснейшим образом связана с
композицией, тематикой художественного произведения, сюжетом,
лингвально-ментальной стороной творческой личности – непосредственно
эта связь становится основным условием формирования смысловой стороны
произведения.

1.1.1. Подходы к определению национальной картины мира


В процессе изучения языковых картин мира, как и при изучении других
языковых объектов, возможными являются:
- описательно-фиксирующий подход, когда выявляются факты и
констатируются сходства и различия;
- объяснительный подход, который является более предпочтительным,
однако, и более сложным. Возможность его применения проявляется на
более продвинутом этапе, так как он основывается на описательном подходе,
при этом включая в себя описание в качестве первоначального этапа.
Для современного состояния лингвистики по отношению к данному
объекту исследования более характерен подход описательный. Несмотря на
то, что большое число авторов в исследованиях в той или иной степени
касаются проблем языковой картины мира, достаточно трудно обнаружить
целостную концепцию и выделить положения, которые являлись бы
общепринятыми. На данный момент не выработано современной
лингвистикой и точного определения данного понятия. В целом, теория
языковой картины мира сейчас находится в стадии накопления материала и
осмысления известных данных. Довольно немногочисленны и работы, в
которых предметом специального исследования является национальная
картина мира.
С точки зрения временного критерия традиционно выделяются:
- диахронический подход, когда объект изучается как изменяющаяся
система в ее историческом развитии;
- синхронический подход, когда объект изучается в один период
времени.
С точки зрения количества объектов, вовлекаемых в исследовательский
процесс, можно выделить:
- реконструкцию национальной картины мира на основе материала
одного язык;
- сопоставительный анализ национальных картин мира 
Любой национальный язык выполняет важные функции:
информативную, эмотивную, коммуникативную, и, наиболее важно,
функцию хранения всего комплекса знаний и представлений языкового
сообщества об окружающем мире. Участие национального языка в
сохранении знаний о мире осуществляется на двух уровнях: во-первых, в
самом языке, в семантических системах словаря и грамматики; во-вторых,
при помощи языка в речи, в письменных и устных сообщениях.
Окружающий мир и сознание – это два фактора, которые порождают
языковую картину мира любого национального языка. Объективный мир для
каждого этноса различается. Он получает свое словесное воплощение,
которое является уникальным для каждого народа. Самое большое внимание
на формирование национальной ментальности оказывают природные
условия.
Как известно, концепт помогает проникнуть во внутренний мир
человека. Концепты формируют в сознании языковой личности образ
культурной действительности, которая окружает его. Они являются
первичными культурными образованиями. Складываясь в сознании
личности, концепты составляют ценностную картину мира, которая
обеспечивает взаимопонимание между представлениями одной культуры.
Представления человека о мире, в ментальной и языковой форме, которые
зафиксированы в концептах, имеют как универсальные так специфические,
то есть, этнокультурные черты, которые обусловлены особенностями
национальной культуры, являющейся составной частью общечеловеческой
культуры. Общечеловеческие концепты в национальной культуре
приобретают специфическую окраску, обусловленную образом жизни, типом
хозяйствования, мировосприятием определённого этноса. Из этого следует,
что в абсолютно любой национальной картине мира можно вычленить
универсальные общечеловеческие концепты, имеющие в этнической картине
мира национально ориентированное преломление. Помимо этого, в языковую
национальную картину мира также могут входить сугубо специфические
национальные концепты.
Естественно, общечеловеческие ценности в каждой культуре находят
своё выражение. Однако, ценности, которые являются универсальными в
национальных культурах часто видятся сквозь призму именно национальной
культуры, преломляясь и трансформируясь. Язык в наибольшей степени
выражает этнические особенности восприятия действительности. Знание
языка подразумевает и владение концептуализацией мира, которая отражена
в языке. Представления, которые формируют картину мира, входят в каждое
значение слова.

1.1.2. Особенности проявления языковой картины мира (ДОБАВИТЬ


ИНФОРМАЦИИ)

Язык – это самый важный способ существования и формирования


знаний человека об окружающем мире. Языковая картина мира – системно
упорядоченная модель знаков, которая выраженна с помощью различных
языковых средств и передающая информацию об окружающем мире.
Языковая картина мира не может существовать вне человека и социума.
Языковая картина мира отражает национально-культурную специфику
мировидения народа.

1.1.3. Оппозиция «добро-зло» в языковом и национальном сознании


В рамках концептосферы оппозиция «Добро — Зло» стоится на
антонимичности содержательных признаках и средствах их выражения, а
также обладает спецификой структуры и содержания, являясь одной из
базовых в английских сказках.
Добро и зло рассматриваются нами как общие понятия морали,
предельные полярные характеристики человеческого мира (оппозиция
уточняется уже в словарных дефинициях), противоположные и
взаимосвязанные, обладающие большой степенью абстрактности, и именно
потому не определённые во внутреннем плане в виде отдельных
составляющих их компонентов.
Ключевыми лексемами, сквозь которые язык представляет исследуемую
оппозицию, являются добро и зло. С помощью анализа данных
лингвистических словарей, мы можем сделать вывод, что для языка
семантическая структура этих лексем выглядит следующим образом: самым
общим является противопоставление компонентов «все положительное,
хорошее, нравственное (противоположное злу)» / «все дурное, плохое,
безнравственное (противоположное добру)».
Лексемы добро и зло обладают пассивной валентностью и обычно
выступают в роли косвенного объекта при глаголах. Их сочетания помогают
нам обнаружить, что добро мыслится и существует как понятие духовно-
рационалистическое, морализаторское (сочетаемость с глаголами
речи посоветовать, говорить и др.). Ярко представлен в фольклорном
этическом лексиконе волевой аспект морального сознания, т.е. готовность к
нравственным (добрым) поступкам.
Зло – рационалистично, любой злой поступок планируется,
обдумывается, просчитывается. Интеллектуальное и рациональное
стремление ко злу выражают и сочетания с глаголом творить. Соединение
лексемы зло с глаголом мерить актуализирует компонент «размер» и,
главное, – неоднократность, повторяемость действия. Зло в глагольных
сочетаниях характеризуется как активное, энергичное и целеустремленное
начало.
Сказочные примеры выявляют еще один аспект оппозиции: доброе дело
предполагает благодарность, злое – наказание, возмездие.
Отдельно выделяется важный для сказки компонент «магия»,
включающий «волшебство» (концепт «Добро») и «колдовство» (концепт
«Зло»), репрезентированный лексемами и текстовыми фрагментами..
Таким образом, анализ концептуальной оппозиции «Добро – Зло»
показал, что она представляет собой сложное по содержанию и структуре
образование и в сказочной картине мира не существует изолированно от
других концептов, в частности, тесно связана с макроконцептами «Человек»
и «Природа».
Выделенные содержательные признаки концептуальной оппозиции
«Добро – Зло» являются прежде всего компонентами общекультурными,
этико-философскими, но несут в себе и черты национального своеобразия.
Последнее особенно важно и перспективно в плане лингвокогнитивных
исследований.
1.2. Подходы к лингвокультурологическому определению сказки
Лингвокультурологический подход – подход, основывающийся на
изучении восприятия разными народами окружающего мира, что является
важной частью межкультурных взаимоотношений. Изучение сказок в
культурологическом аспекте подразумевает исследование характерных черт
той или иной культуры, поскольку сказка, как и любое фольклорное
произведение, в определенной степени является отражением национального
сознания.
Проблемы исследования жанровых особенностей сказки и ее
лингвистических характеристик, на сегодняшний день, все еще недостаточно
изучены в современном языкознании. Определение жанра сказки как явления
фольклористики представляет большую проблему. В то же время, в
лингвистикедопускается мысль о том, что литература связана с мифологией
посредством фольклора, который, в самом деле, в культурном пространстве
веков является чем-то вроде связующего звена между древним искусством и
современным. Думается, что фольклор стал своего рода фильтром для
мифологических сюжетов в литературе разных народов, пропускающим в
литературу лишь универсальные, гуманистические и жизнеспособные
сюжеты.
Вообще, сказка по семантике многомерна, это внешне она, кажется,
простой и незамысловатой, а внутри нее скрывается и нечто глубинное,
некое скрытое содержание. В сказке рефлектируется социальное устройство
древнейшего социума, его обычаи и верования, по ней можно изучать, как
прогессировало мышление человечества.
Вымысел - специфическая особенность сказки. Она образует особый,
волшебный мир, в котором все происходит по своим законам. Некоторые
сказки были изначально основаны на мифах, им придавалось магическое
значение. Всемирную популярность получили сказки о битве и победе над
змеем или драконом, об отношениях между мачехой и падчерицей, о
добывании волшебных предметов и пр. При этом следует помнить о том, что
события, описываемые в сказке, в реальной жизни просто нереальны. По
мнению В.Я. Проппа, в сказке очень мало отражается наша настоящая жизнь,
а все, что в сказку попало из реальной действительности, имеет характер
«вторичного образования» [Пропп 1986: 434].
В сказке можно увидеть древнейшие формы человеческого мышления:
ее поэтика по-ообому организована и объясняется архаическим мышлением.
Каждый человек относится к конкретному социуму и культуре, и
одновременно чувствует, что культура принадлежит ему. Язык, в свою
очередь, принадлежит человеку. Развитие духовного творчества кроется в
свободной структуре и композиции текстов. Текст, таким образом, - это такая
последовательность знаков или образов, которую можно воспроизводить и
обладающая смыслом, доступном пониманию носителя этой культуры в
целом. Древние формы словесного искусства, большей частью, поэтические,
в основном использовались для совершения ритуалов и обрядов. Нет
сомнений в том, что мифология служила основой для поэтической фантазии,
ибо и мифу, и поэзии не чужда символичность. В этих поэтических формах
обобщенно представлено понимание окружающего мира, оно вносит как
конкретно-образный смысл, так и персонально-индивидуализированный
характер. Проблему специфики мифологического мышления впервые поднял
Л. Леви-Брюлль в XIX в. На его работы, посвященные первобытному
мышлению, в свое время ссылался К.Г. Юнг, проводивший параллель между
мифами и архетипами коллективного подсознания. Сам термин «архетип»
подразумевал первичные схемы образов, которые в мозгу воспроизводятся
бессознательно и изначально формируют активность мышления. В силу
этого факта, в мифах и верованиях выявляются их древнейшие архетипы, как
и в произведениях литературы и искусства. Согласно мысли К.П. Эстес,
«язык сказки и поэзии - это могучий брат языка видений и снов... То место
души, где все сновидения, сказки, поэзия и искусство встречаются вместе,
является волшебной обителью для инстинктивной и дикой природы. Во снах
современных народов или поэтических произведениях нашего времени,
равно как и в более древних произведениях фольклора, этот центр
рассматривается как отдельное существо, живущее собственной жизнью»
[Эстес 2007: 460].
В процессе исследования сказок разных этносов изучение архетипов и
стереотипов этнического характера представляется особо перспективным и
актуальным. Архетипические древнейшие образы и мотивы, тождественные
по своему характеру, присутствуют, казалось бы, несоприкасающихся друг с
другом мифологии и сфере искусства, что исключает попытку объяснить их
возникновение заимствованием. Для того чтобы миф превратился в сказку,
необходио наличие таких процессов как деритуализация и десакрализация, а
также демифологизация персонажа и его отрыв от условно принятой
сказочной фантастики и актуальных верований [Эпоева 2007: 11].
Архетип в лингвистике обычно понимается как совокупность
минимальных структурных явлений, представленных в культуре. В
культурном аспекте архетип изучается наряду с текстами и служит при этом
своеобразным когнитивным образцом. Архетипы культуры, таким образом,
это главные ее элементы, формирующие прочные модели духовной жизни.
Содержание культурных архетипов образует типическое в культуре, т.к.
они объективны и применимы во многих случаях. Концепция архетипов - это
лингвистический поиск мифологических сюжетов и мотивов во всем
этническом и типологическом многообразии, которые метафорически
выражаются этими сюжетами и мотивами. Одним из таких классических
архетипов, выделенных К. Юнгом, является образ «мудрого старца
(старухи)» - это архетип духа, смысла жизни, скрытого за хаосом. Он
описывается в культуре в образах мудрого волшебника или шамана.
Мифологема матери (женщины), например, приводится в различных
вариантах: Деметра, Баба Яга, богиня, ведьма, что помогает определить
архетип высшего женского существа, волицетворяющего психологическое
ощущение смены поколений, а также преодоления власти времени и
бессмертия, которые характерны для сюжета волшебной сказки [Эпоева
2007: 15].
С одной стороны, все сюжеты в архаических волшебных или
героических сказках показывают четкую связь с мифами, а с другой - они
служили прототипами для основных сюжетных типов европейских и
азиатских волшебных сказок. Полная адаптация концептуальных смыслов
сказки возможно теоретически только в условиях особого художественного
миропонимания, обеспечивающего переосмысление древнейших образов
всей человеческой культуры, включая такие древнейшие архетипические
образы как «дом», «родина», «земля», «судьба», «прощение», «любовь»,
«свобода», «мать», «жизнь», «смерть», «подвиг» и др.
Следовательно, архетип - это связующий элемент в системе
взаимоотношений между человеком и окружающим его миром, т.к. человек
может повторять этот мир в своем творчестве, например, в волшебной сказке.
Сам художественный смысл сказки следует изучать в отношении ее сюжета к
реальной действительности и к тем конкретным языковым средствам,
которыесоставляют ее текст.
Сказочные мотивы считаются отголосками древнейших мифологических
архетипов, но не только единицами описания структуры волшебной сказки,
но и как компонент народного сознания, изначально проявлявшегося в мифе,
а позднее - и в сказках разных народов, уазывающих на свой этнический
характер. Мотив, таким образом, нами рассматривается как обязательный
компонент текста, наряду с такими его составляющими как образ, предмет,
любая единица фольклорного сюжета (волшебное зеркальце, похищение
царевны и т.д.). К мотивам также относятся и так называемые «вечные» темы
типа совесть, страх, любовь, красота, добро, смерть. И, наконец, несмотря на
то, что мотивы отличаются своей архетипической общностью, один и тот же
мотив в разных условиях может иметь различные коннотации.
Покажем все сказанное выше на примере лингвокультурологического
анализа концепта «волшебство» в лезгинской, русской и английской сказках
и способах его реализации в тексте.
Черты сходства и различия встречаются между самыми разными
культурами, и их можно обнаружить практически во всех сферах
человеческой жизнедеятельности. В связи с этим в лингвистике различаются
смысловые области, больше других подверженные универсализации, и
области, больше других отличающиеся самобытностью.
Волшебная сказка считается своего рода полем для реализации
отдельных культурных концептов, она - один из методов освоения мира, его
запоминания для опыта человека, причем доминирующим полем здесь
является концепт «Волшебство». С точки зрения культурологии,
национальная специфика вокабуляра волшебной сказки состоит в особых
условиях вербализации концепта «Волшебство», который, как известно,
формируется при действии трех лексико-тематических групп, а также
совокупности сказочных героев, специфичных соответственно для
английского языка.

2.1. Основные классификации английских сказок


Одним из ключевых этапов в любом исследовании является
дифференциация и классификация материала. При классификации
выделяются определенные признаки, благодаря которым представляется
возможным разделять материал по группам для более глубокого его
изучения. Обязательным условием для деления на классы или виды является
чистота деления, т.е. элементы, принадлежащие к различным классам, не
должны пересекаться. В этом и заключается трудность классификации
сказок. Сказки представляют собой многогранный и разнообразный
материал, при членении которого невозможно провести четкие границы
между классами или группами. Они представляют собой народное искусство
и являются глубоко национальными. Однако сюжеты многих сказок имеют
свойство пересекаться из-за схожих реалий различных культур.
Многие ученые предлагают свои варианты классификаций сказок. Мы
остановимся на классификации В.Я. Проппа.
Данная классификация показывает тесную взаимосвязь всех типов
сказок. Чудесное свойство сказок в том, что они приписывают одинаковые
действия людям, предметам и животным. Национальные черты сказки
определяются фольклорными традициями народа. В сказках находит
отражение животный и растительный мир той страны, где эти сказки
появились.
Сказки о животных являются самыми древними сказками. Животные –
герои сказок – напоминают своей речью и поведением людей той страны, где
бытуют эти сказки. А иначе и быть не может, так как сказка всегда была
отражением народной жизни.
Основа волшебных сказок, которые включают в себя легенды о ведьмах,
великанах, призраках, - чудесный вымысел. Также нередко английские
сказки заимствуют балладные сюжеты и строятся на их основе. Например,
такие известные произведения, как «Биннори» и «Чайльд Роланд».
Бытовая сказка отражает столкновение героя со сложными жизненными
проблемами, из которых он выходит либо победителем, либо побежденным.
Ему может способствовать удача, или он попадет в неприятную ситуацию.
и
Английские народные сказки поразительно отличаются от привычных
нам русских. В них иное всё: пространство и способ построения, жанровое и
сюжетное своеобразие, особенности героев и персонажей. Сказки,
написанные на английском языке, дают нам представления о национальных
мифах, легендах, балладах, а также знакомят с отдельными элементами
духовной и материальной культуры этой богатой страны. Всё это позволяет
нам познакомиться с культурой и бытом Англии, узнать разные этапы ее
истории.
Английские народные сказки имеют свои особенности:
Во-первых, английские народные сказки очень похожи одна на другую.
В бытовых и волшебных английских народных сказках, в отличие от
русских, нет ярко выраженных мотивов – того, к чему мы с детства так
привыкли. Здесь ослаблены желания героев достичь небывалых высот и
успехов, победить противника или возвыситься над ним, завладеть
богатством, самому стать умнее, что зачастую было главной целью русского
сказочного героя. В общем, герои английских сказок весьма инертны.
Главная движущая сила, лежащая в основе поступков сказочных характеров
– не прославиться и стать сильнее и мудрее, а избежать какой-либо неудачи,
провала. Вспомним, например, сказку «Мистер Майка», в которой маленький
мальчик Томми изо всех сил пытается вести себя хорошо, чтобы не
попасться Мистеру Майке на ужин. Движущая сила действий героев – какие-
либо внешние обстоятельства, чувство совести и долга, а не истинные
желания и потребности. Нередко именно по этой причине английские сказки
считаются весьма ординарными.

Во-вторых, в английской сказке обычно описывается какая-то ситуация,


дается какая-то информация, или констатируются факты.
Повествование обычно ровное, отсутствуют особенные всплески и
неожиданные повороты сюжета. Сказки не всегда имеют хороший конец.
Иногда они даже жестокие. Например, в сказке “Волшебная мазь” главная
героиня тетка Гуди получила в глаз от беса-варюги и “ так и осталась кривой
до самой смерти”. По правде говоря, сказки больше похожи на грустные
истории.
Причиной тому может служить излишняя сдержанность англичан.
Народ сдерживал свои чувства и эмоции даже при пересказе сказок.
В-третьих, в сказках практически отсутствуют традиционные зачин и
концовка.
Обычно сказки начинаются просто “Жили – были король, старый солдат,
бедный юноша, крестьянин ...” и сразу идет описание событий. “Сказка про
трех поросят” начинается так:
Давным-давно, предавно, 
Когда свиньи пили вино, 
А мартышки жевали табак,
А куры его клевали
И от этого жесткими стали, 
А утки крякали: кряк-кряк-кряк! - жила-была на свете...
Сказка “Джек и золотая табакерка”: “ В доброе старое время – а оно и,
правда было доброе время, хотя было оно не мое время и не ваше время, да и
ничье-то время, - жили в дремучем лесу...”. Концовка сказок довольно
оригинальна, чаще повествование просто обрывается. Чувствуется какая-то
недосказанность. В сказке “Господин всех господ” такая концовка: “Но пока
хозяин понял, что случилось, его дом уже сгорел”. Словами “А это петух
кричал “Ку-ка-ре-ку-у!” заканчивается сказка «Как Джек ходил счастья
искать». Иногда мы можем встретить подобное предложение: «И с тех пор
они жили, не тужили и никогда не пили из пустой бутыли».
Использование средств выразительности.
Once upon a time…
One day…
Жили-были…
В тридевятом царстве, в тридесятом государстве…
 В некотором царстве, в некотором государстве…
Срединные формулы
-
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается…..
Долго ли, коротко ли…..
 
Концовка
They lived in a large house.
And with that it vanished.
Never saw again.
И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, да в рот не попало.
Да жили они долго и счастливо, умерли в один день.
Стали жить-поживать да добра наживать.
…..и сейчас живут, нас в гости ждут.
Стоит отметить, что бытовые английские сказки особенно
эксцентричны, что может поразить русского читателя. На этом эксцентризме
и основывается комический эффект сказки: например, «Три умные головы»
строится на сочетании немного нелепых и нереальных элементов, очень
свойственных английскому устному народному творчеству. Довольно
распространенная английская бытовая сказка «Дик Уиттингтон и его кошка»
очень ярко и точно показывает нам нравы и быт старой Англии, словно
перенося читателей в старый Лондон. Это очень известная история о бедном
английском мальчике, который отдал капитану, отправляющемуся в Африку,
самое ценное и единственное, что у него было – кошку, и как мавры
заплатили за неё несметные богатства. Сказочное пространство обычно
ограничено от действительности, и тем необычнее упоминание и описание
конкретного географического места.
А вот светлый и добрый конец в английских бытовых и волшебных
сказках встречается далеко не всегда – вспомним сказку «Господин всех
господ». Концовки более резкие и даже порой жестокие: например,
«Волшебная мазь». Но зачастую развязка – это нечто само собой
разумеющееся, гармоничное завершение, в котором отсутствует резкий
подъем или всплеск.

2.2.1. «Добрые» и «злые» герои английских сказок


Сказки Англии информационно насыщены, на смену волшебству и
сказочной эстетике приходят фактографичность и вследствие этого
некоторая сухость. Словно сказки хотят просто донести какую-то
информацию, констатировать определенные факты, которые, возможно,
имели место в действительности. Герой сказки – это по большей части
созерцатель, сторонний наблюдатель, а не деятель. Он наблюдает за
явлениями и событиями, наблюдает за тем, что происходит в мире. Часто
сказка просто дает описание ситуации, никакой внезапной развязки за этим
не следует.
Если типичными персонажами бытовых
русских народных сказок являются Иван Царевич, Иванушка-дурачок, Елена
Прекрасная, Василиса Премудрая (некоторые герои имеют своих прототипов
(русские богатыри Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович), то
персонажами бытовых английских сказок обычно являются люди каких-либо
конкретных профессий: фермеры, крестьяне, торговцы. Типичные имена
героев таких сказок: Питер-Простачок (Peter Simpleton) , Джек-ленивец
(Lazy Jack).
В английских народных сказках слово «дурак (a fool)» встречается
крайне редко. Это связано, прежде всего, с тем, что в английской культуре не
принято наделять положительных сказочных героев негативными чертами.
Главный персонаж английской бытовой сказки – Jack (Джек) - наделен,
довольно часто, только положительными чертами характера. «В
царствование доброго короля Артура в графстве Корнуэлл, на мысу Лэнд-энд
жил крестьянин, и был у этого крестьянина единственный сын по имени
Джек».
Джек – ловкий парень с таким быстрым и живым умом, что никто ни в
чём не может с ним потягаться («Джек – победитель великанов»). Jack
(Джек) – это такой же собирательный образ в английской народной сказке,
как Иван-дурак в русской, но в отличие от него Джек представлен в
английских сказках городским парнем (a boy), сыном небогатых родителей (a
son), старым солдатом (an old soldier) и т.д. У него тоже есть стремление к
счастью, потребность любви и поиск счастья.
В английских волшебных сказках основными героями являются
великаны, феи, колдуньи, эльфы, гномы, тролли, пикси (низкорослые
существа с рыжими волосами и курносым носом, на голове которых большой
колпак с острым верхом, шалуны, проказники), гоблины (страшные
сказочные существа, живущие в пещерах, не переносящие дневного света),
волшебник Мерлин, король Артур, рыцари.
Волшебные предметы, которые встречаются в английских сказках:
кафтан-невидимка, шапка-всезнайка, башмаки-скороходы, волшебная
золотая труба.
Ядро понятия «доброта», представляющее его образный уровень,
образуют персонажи английской народной сказки, а именно, человек,
сверхъестественное существо и животное. Прототипичные образы человека
как репрезентанта понятия «доброта» подразделяются на несколько групп,
связанных различными типами отношений: а) родственные: mother, father,
parents, etc.: "Egg-shellPottage"; б) социальные: master, farmer, king, folk, etc.:
"Cherry ofZennor"; в) межличностные: friend, neighbour, etc.: "How Oud Polly
Gorst Cum Agin", "The Boggart ofHellen Pot"; г) по отношению к
окружающему миру, в особенности, к вере: believer,etc: "Old Nancy and the
Silver Token ", "The Tulip Pixies ". Образы сверхъестественных существ также
входят в ядро понятия, однако следует оговориться, что сверхъестественные
существа, относящиеся к языческой традиции, являются неким
промежуточным звеном в образах, репрезентирующих понятия «добро» и
«зло», а следовательно, в сознании британцев понятие «доброта» будет
однозначно представлено только образом Бога: "Thomas Connolly and the
Banshee", "Teig о'Kane and the Corpse ".
Что же касается животных - персонажей сказок, они в своей массе
предстают благородными борцами со злом или великодушными И
помощниками героя, что связано с архаическим, но закрепленном в сознании
народа представлении о тотеме: "The Black Bull of Norroway", "The Selkie
That Deud No' Forget". Следовательно, образы животных также можно
считать средством представления понятия «доброта».
Таким образом, понятие «доброта» представлено в сознании британцев
следующими ядерными элементами. Прежде всего, это образы родных, чаще
всего матери, и непосредственных окружающих: близких друзей, соседей,
хозяев, слуг; также часто посредством метонимического переноса сердце,
душа, глаза выражают целостный образ доброго человека. Все эти образы
отличают такие черты характера, как справедливость, порядочность,
трудолюбие, добросердечность, набожность.

2.2.2. Лингвистические средства репрезентации оппозиции «добро-зло» в


английских сказках

Обратимся к рассмотрению данных, представленных в лингвистических


словарях, которые помогут получить наиболее конкретное различение
оттенков семантических признаков:
1) добро как то, что приносит всѐ положительное, хорошее, полезное. К
уточнению данного смыслового плана можно привести ряд синонимов:
benefit, wealth, advantage, profit, boon, gain;
2) добро как то, что является положительным нравственным качеством,
обладает высокой моральностью. Синонимы: virtue, morality, honour;
3) в сочетании с определенным артиклем приобретает значение,
определяющее в целом хороших людей, которые ведут праведный образ
жизни.
В отношении ключевого слова к концепту «evil» выделяют три
семантических признака:
1) зло как нечто дурное, вредное, противоположное добру. Синонимы:
ill, harm, wickedness, badness, hurt;
2) зло как беда, несчастие, неприятность. Синонимы: mischief,
misfortune, calamity;
3) зло как порок, тяжелый предосудительный недостаток, позорящее
свойство. Синонимы: sinfulness, vice, immorality, depravity, corruption,
lewdness.
В парадигматику понятия «доброта» входят слова, связанные с
направления ассоциирования, выделенные на основе следующих признаков:
I. По лексико-семантическому значению:
1) соотносимые понятия, например, «готовность прийти на помощь»:
‘Put it up, and I’ll try to mend it.’ (“The Sweating Fairies”);
2) конкретный человек, наделенный данным качеством: … there once
lived a kind old woman (“The Tulip Pixies”);
3) качество, проявляемое друг к другу близкими родственниками,
друзьями:
…as his father had no other children, he loved this one so much that he
allowed him to do in everything just as it pleased himself (“Teig o’Kane and the
Corpse”);
4) общественно-приобретенная модель поведения человека, одобряемая
социально-установленными нормами нравственно-этических оценок: And the
king’s dochter was bonnie and guid-natured, and a’body liket her… (“The Wal at
the Warld’s End”);
5) религиозность, религиозное чувство: …’if she got to the good place
[Heaven] she won’t want to cum back.’ (“How Oud Polly Gorst Cum Agin”);
6) чувства – антиподы, например, «хитрость»: So Old Nicky, ’e tried to
trip giant up (“Skillywidden”);
7) полезность, пригодность в чем-либо; выгода: He knew a good place to
cross…(“Jan Coo”);
8) качественность, добротность: A good little farm it was too, with sweet
pasture for cattle, a run for sheep on the mountain, and a river in the glen below
that never ran dry (“Nikessen’s Pool”);
9) большое количество чего-либо: …anyway, ’e get a good long swim back
(“Skillywidden”).
II. По единице языка, вербализующей понятие:
10) фразеологизмы и устойчивые словосочетания: Well, giant didn’t say
nothing, ’e didn’t lose ’is temper, as Old Nicky ’oped ’e would…(“Skillywidden”);
III. По стилистическим приемам, используемым для вербализации
понятия:
11) метафорический способ представления понятия через описание
природы:
Around her tidy cottage was a pretty garden, full of sweet-smelling flowers
(“The Tulip Pixies”).

В нашей работе мы рассмотрим способы лингвистической


репрезентации концептов «Добро-Зло» на примере произведения британской
писательницы Джоаны Роулинг («Гарри Поттер и философский камень» и
«Гарри Поттер и тайная комната»).
В волшебном мире Дж. Роулинг есть светлые и темные волшебники.
Наиболее крайние точки борьбы добра и зла выражаются в противостоянии
Альбуса Дамблдора, директора Хогвартса и Лорда Волдеморта, имя которого
боятся произносить многие волшебники, называя его He-Who-Must-Not-Be-
Named (Тот-Кого-НельзяНазывать), You-Know-Who (Вы-Знаете-Кто). Альбус
Дамблдор настолько же сильный белый маг, насколько Волдеморт – черный.
Их имена являются оппозициями. «Albus» в переводе с латинского означает
«белый», «mort» - смерть. Прилагательные, описывающие их внешность,
также представляют оппозицию: silver – chalk white (серебряный – мертвенно
белый), bright blue eyes – red glaring eyes (яркие голубые – красные
сверкающие глаза). Оппозиция добрых и злых персонажей проявляется также
в том, какие лексемы выбирает автор, когда говорит об их эмоциях. Так,
Дамблдор радостно улыбается ученикам (beaming at students), глаза Хагрида
улыбаются (eyes were crinkled in a smile), миссис Уизли доброжелательно
разговаривает с Гарри (she said kindly). В то же время у дяди Вернона злобная
улыбка (nasty smile), Драко презрительно усмехается (sneer), у привидения
факультета Слизерин Кровавого Барона безучастный пристальный взгляд
(blank staring eyes). Дж.Роулинг показывает, что не всегда по внешности
можно определить, какой человек на самом деле. Положительные персонажи
у британской писательницы обычно обладают довольно странной
внешностью. Так, например, Рона она описывает как высокого, худого,
долговязого мальчика с большими руками, веснушками на лице и длинным
носом (tall, thin, and gangling, with freckles, big hands, and a long nose). Драко
Малфой – юный волшебник с бледным лицом (pale face), который умеет
контролировать свои эмоции: когда он злиться его щёки лишь слегка
розовеют (a pink tingle appeared in his pale cheeks). Отдельно следует сказать о
профессоре Снейпе. С самого начала он предстаёт перед читателем как очень
неприятная личность даже с точки зрения внешности: жирные черные
волосы, нос крючком, болезненная кожа («greesy black hair, hooked nose, and
sallow skin»). В конце книги мы узнаём, что он пытался спасти Гарри.
Подведя итог, можем сказать, что Дж.Роулинг уделяет большое
внимание мимике и жестам персонажей, а общечеловеческие ценности такие,
как, например, доброта, дружба остаются во всех романах наиболее
важными.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Обращаю ваше внимание, что литература оформлена одинаково, но не по правилам
нашего вуза!!!!
1. Акименко Н. А. Лингвокультурные характеристики англоязычного
сказочного дискурса: дисс.. на соискание уч. степени канд. филол. наук.
Волгоград, 2005. 193 с.
2. Алексеева И. С. Введение в переводоведение. М.,СПб.: ACADEMIA,2004.
450 с.
3. Алпатова В. С. Атрибутика персонажей волшебной народной сказки:
автореф. дисс. .канд. филол. наук. Одесса, 1990. 16 с.
5. Аполлова М.А. Грамматические трудности перевода. М.,2006. 140 с.
6. Апресян, Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытки системного
описания // Избранные труды, том II: Интегральное описание языка и
системная лексикография. М.: ЯРК, 1995. 442 с.
7. Астафурова Т.Н., Акименко И.А. Лингвокультурное пространство
сказочного дискурса // Вестник ВолГУ. Серия 2. 2007. №6. С.130-135.
8. Балясникова О.В. «Свой-чужой» в языковом сознании носителей русской и
английской культур: автореф. дисс. ... канд. филол. наук. М., 2003. 224 с.
9. Бережкова, Д. В. Понятие «доброта» в концептуальном пространстве
английской народной сказки: автореф. дисс. ... канд. филол. наук. М., 2011.
26 с.
10. Богданова Е.А. Концепты «добро» и «зло» в русской и французской
лингвокультурах: аксиологический аспект: автореф. дисс. .канд. филол. наук.
Майкоп, 2012. 25 с.
11. Брандаусова А. В. Основные синтаксические особенности английской
литературной сказки: дисс ... канд. филол. наук: М., 2008. 209 с.
12. Брандаусова А.В. Некоторые особенности литературной сказки в
когнитивном аспекте // Язык Сознание. Коммуникация. М.: Макс пресс.-
2005. вып. 29. С.126-135.
13. Брилёва И.С., Захаренко И.В. Зооморфные образы // Русское культурное
пространство: лингвокультурологический словарь. М.: Гнозис, 2004. 315 с.
14. Вайсгербер Й. Л. Родной язык и формирование духа. М.: УРСС, 2004. 232
с.
15. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов. М.:
Языки славянской культуры, 2001. 288 с.
16. Вендина Т.И. Введение в языкознание. М.: , 2007. 175с.
17. Викторова Н.А. Английская литературная сказка эпохи постмодернизма:
дисс.канд. филол. наук. Казань, 2011. 180 с.
18. Владимирова Д. Лингво-культурологический анализ русских и китайских
волшебных сказок. 2013. 11 с.
19. Гасанова Д.С. Лингвокультурологические и структурно¬семантические
особенности языка сказки (на материале лезгинского, русского и английского
языков): дисс. ... канд. филол. наук. Махачкала., 2013. 24 с.
20. Гачев Г.Д. Национальные образы мира. М.: космо-психо-логос, 1994. 61 с.
21. Герои русских народных сказок о животных и их роль в становлении
национального характера [электронный ресурс]. 2012.
URL:http://knowledge.allbest.ru/literature/3c0b65635a2bc78a4d43b88521206c37_
0.html(дата обращения: 22.08.2015)
22. Гетман А.А. Концептосфера «бедность-богатство» в англо-американской
лингвокультуре: дисс ... канд. филол. наук. Волгоград, 2015. 277 с.
23. Гузева Н. Ю. Ономастика в китайской народной сказке: реальность и
вымысел. 2015. URL: http: //azbuka. in.ua/wp-
content/uploads/2015/10/Guzeva.pdf(дата обращения: 10.11.2016)
24. Гумбольд В. Фон. Язык и философия культуры. М.: Прогресс, 1985. 450 с.
25. Егорова О. А. Традиционные формулы как явление народной культуры:
дисс... канд. культурол. наук: М.: 2002. 259 с.
26. Елисеева Ю.В. Атрибутивные средства характеристики персонажей
сказки: функциональный и лингвокультурный аспекты: дисс ... канд. филол.
наук. Ставрополь, 2015. 184 с.
27. Змиёва И.В. Концепт добро в английской языковой картине мира
[электронный ресурс]. URL:
http://knowledge.allbest.ru/languages/3c0b65635a3bc79b4d43a88421216d27_0.ht
ml(дата обращения: 13.05.2017)
28. Зыкова, Е.В. Мифология сказочного героя в фольклоре и
современности (сравнение на материале русской и американской
лингвокультур) // Гуманитарное издание. Серия
«Преемственность» .2012.№12. С.163-169.
29. Зыкова, Е.В. Сказка в контексте диалога культур // Диалог культур -
культура диалога: лингвистические и социокультурные парадигмы. - Омск:
«Омский экономический институт», 2012. С.19-23.
30. Исаева, Ю. М. Особенности национального характера англичан // Успехи
современного естествознания. 2013.№10. С.148-149.
31. Карасик В. И. Языковой круг. Личность, концепты, дискурс. Волгоград:
Перемена, 2002. 331 с.
32. Картина мира [электронный ресурс]. URL:
http: //zinki .ru/book/ko gnitivnaya-lingvistika/kartina-mira/(дата обращения:
22.08.2015)
33. Козакова И.Н., Александрян В.Т. В мире русской и английской народной
сказки. М., 1997. 115 с.
34. Косиченко Е. Ф. Концепты «добро» и «зло» и их отражение в
прецедентных текстах (на материале сказок) // Вестник МГЛУ. Выпуск 557,
2009. С.82-91.
35. Корнилов О.А. Отражение доминант национальной ментальности во
фразеологии // «Россия и Запад: диалог культур» [электронный ресурс]. 2005.
URL:http://regionalstudies.ru/journal/homejornal/archives/-2005-/122-2012-08-
31-06-22-34.html (дата обращения: 20.01.2017)
36. Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национ альных
менталитетов. №4. М.: КДУ, 2013. 348 с.
38. Косиченко Е.Ф. Концепты «добро» и «зло» и их отражение в
прецедентных текстах (на материале сказок) // Успехи современного
естествознания. 2013. №10. С. 148-149.
39. Кубрякова Е. С. Роль словообразования в формировании языковой
картины мира // Роль человеческого фактора в языке: язык и картина мира.
М.: Наука, 1988. C. 141-189.
40. Лингвокультуроведческие характеристики русской и английской
народной сказки [электронный ресурс]. 2015. URL:
http://knowledge.allbest.ru/languages/3c0b65625a2bd79a4c53a89421306d27_0.ht
ml(дата обращения: 22.08.2015)
41. Лобанова Т.Н., Новикова А.С. Переводческий и аксиологический аспекты
текстов китайских сказок // Электронное научное издание «Ученые заметки
ТОГУ». 2014. Том 5. №1. С. 127-132.
42. Лотфуллина И.Н., Шкилев Р.Е. Особенности отражения
национального менталитета в английских и немецких сказках. [электронный
ресурс]. URL:
http://www.sociosphera.com/publication/conference/2013/166/osobennosti_otrazh
eniya_nacionalnogo_mentaliteta_v_anglijskih_i _nemeckih_skazkah/ (дата
обращения: 22.08.2015)
43. Майол Э. Милстэд Д. Эти странные англичане. М.: Эгмант Россия, 1999.
51 с.
44. Мамонова Ю.В. Когнитивно-дискурсивные особенности лексики
английской бытовой сказки: дисс. канд. филол. наук. Москва, 2004. 186 с.
45. Маслова В.А. Лингвокультурология: уч. пособие для студ. высш. учеб.
заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001. 208 с.
46. Меретукова М.М. Сказка как часть английского национального
фольклора [электронный ресурс]. 2010. URL:
http://www.sworld.com.ua/index.php/en/philosophy-and-philology-311/folklore-
311/7587-tale-of-english-as-a-part-of-the-national-folklore (дата обращения:
22.08.2015)
47. Мещерякова Ю.В. Концепт «красота» в английской и русской
лингвокультурах: автореф. дисс.канд. филол. наук: Волгоград, 2004. 22 с.
48. Морохин В. Н. Прозаические жанры русского фольклора: М., 1983. 303 с.
49. Моспанова Н.Ю. Концептуальная оппозиция «добро-зло» в фольклорной
языковой картине мира: на материале русских народных сказок: дисс.канд.
филол. наук. Брянск, 2005. 205 с.
50. Никифоров А. И. Сказка, ее бытование и носители. М.: Просвещение,
1930. 105 с.
53. Плахова О. А. Английские сказки в этнолингвистическом аспекте: дис. ...
канд. филол. наук : Н. Новгород, 2007. 221 с.
54. Плахова О.А. Национально-культурная обусловленность жанрового
своебразия английской народной сказки // Вестник Волжского университета.
№4 [17]. 2014. С.74-80.
55. Пропп В.Я. Морфология сказки. Ленинград: Academia, 1928. [PDF]. 152 с.
56. Пропп В.Я. Сказка. Эпос. Песня. М.: Лабиринт, 2001. 368 с.
58. Померанцева Э.В. Писатели и сказочники. М., 1988. 155c.
59. Попова З.Д. Язык и национальная картина мира. Воронеж, 2002. 59 с.
60. Путилина Л.В. План выражения времени и пространства русской
авторской сказки // Материалы Всероссийской научно-методической
конференции. Оренбург, 2014. С. 2386-2391.
63. Сираева Р.Т. Национальная картина мира как система национального
мировидения // Студенческий научный форум - 2015, 2015. 8 с.
64. Смердова Т.Н. Сказка в концептуальном пространстве детства // Вестник
Тюменского государственного университета. №1. 2012. С.181-185.
65. Смирнов А.В. Языковая картина мира английской народной сказки
автореф. дисс. по филологии. Б.М., 2006. 178 с.
66. Соболева Е.К., Коренькова О.В. Герои английских народных сказок и их
роль в становлении национального характера англичан // Успехи
современного естествознания. 2013. № 10 . С. 148-149.
68. Тананыхина А.О. Лингвостилистические особенности современной
англоязычной литературной сказки: дисс.канд. филол. наук. СПб, 2007. 241 с.
69. Фельде В.Г. Оппозиция «Свой-чужой» в культуре: автореф. дисс. .канд.
филол. наук. Омск, 2015. 20с.
70. Щурик, Н. В. Эволюция лингвистических взглядов на дискурс народной
волшебной сказки // Вестник СибГАУ. Красноярск, 2006. №6 (13). С. 363-
367.
73. Bernheimer K. Fairy tale is form, form is fairy tale. [PDF], 2010. P.62-76
74. Joseph Jacobs. English Fairy and Folk Tales. Penguin Books Ltd., 2000. 250 p.
75. Hartland Edwin Sidney. English Fairy and Folk Tales. Dover, 2000. 282 p.
76. Novakova L. Views of the fairy tale: Yesterday and today. [PDF], 2001. P.
206-214.

Вам также может понравиться