Вы находитесь на странице: 1из 11

Лекция №3-5

Тема 2. «Глобализация как основная тенденция развития современных международных


отношений и мировой политики»

План
1. Понятие и содержание глобализации: разные теоретические подходы
2. Глобализация как фактор трансформации системы международных отношений
3. Проблемы глобализации

1. Понятие и содержание глобализации: разные теоретические подходы

Глобализация — одно из наиболее обсуждаемых в последние годы явлений в современном


развитии мира и в то же время, пожалуй, из наименее строго определяемых. Сам термин в
широкий научный оборот вошел в 1990-х годах. При этом еще в конце 1980-х годов слово
«глобализация» почти не встречалось в научной лексике. Американский социолог Р. Робертсон
одним из первых обратился к исследованию проблем глобализации, использовав слово
«глобальность» в названии своей работы «Обсуждая глобальность». Впрочем, в области экологии
и технологических дисциплин заговорили о глобализации раньше — еще в 1960-х годах, хотя и в
иных терминах.
Существуют различные точки зрения относительно сути глобализации. В одних
исследованиях акцент делается на экономических ее аспектах, в других — на формировании
единого информационного пространства, в третьих — на развитии общих стандартов. Последнее
относится прежде всего к организации производства, быта, социальной жизни и т.п.
Противоречивые мнения, высказываемые учеными при обозначении указанных объективных
явлений термином «глобализация», подчеркивают необходимость разобраться в самом
содержании этого понятия.
В научной литературе США, которая продолжает лидировать в мире по количеству
публикаций на глобализационную тематику и числу выдвигаемых в этой связи точек зрения,
оценок и концепций, проблемы глобализации рассматриваются в связи с феноменом
вестернизации. По этому вопросу здесь сформировались два подхода. Первый исходит из того,
что глобализация — процесс более широкий, чем вестернизация, и во всех практических
смыслах равна процессу модернизации. А. Гидценс, Р. Робертсон, У. Конноли и другие
американские авторы полагают, что восточноазиатские страны достаточно убедительно доказали
реальность модернизации даже тех обществ, где вестернизация не коснулась их культурно-
цивилизационной самобытности. Второй подход заключается в трактовке глобализации как
расширенной вестернизации, глобальной диффузии культуры евро-атлантической цивилизации,
распространение западного капитализма и западных институтов. По мнению Н. Глейзера, к
примеру, глобализация — это «распространение во всемирном масштабе регулируемой Западом
информации и средств развлечения, которые оказывают соответствующее влияние на ценности
людей тех территорий, куда эта информация проникает. Чешский президент Вацлав Гавел
предложил в этой связи образ бедуина, сидящего на верблюде и носящего под традиционной
одеждой джинсы, с транзистором в руке и с банками кока-колы, притороченными к седлу. Воз-
можно, джинсы и кока-кола малозначительны, но транзисторное радио, телевидение и Голливуд
подрывают первоначальные ценности бедуина, какими бы они ни были... Когда мы говорим о
«глобализации культуры», мы имеем в виду влияние культуры западной цивилизации, в
особенности Америки, на все прочие культуры в мире». 1
Спор между сторонниками таких двух подходов концентрируется на вопросе: можно ли и
следует ли ожидать, что незападный мир вступит в фазу глобализации, не подвергнувшись
предварительному «облучению» вестернизацией, к тому же не отказавшись от своих культурных
корней ради эффективных цивилизационных основ жизнедеятельности Запада?

Российский исследователь А.Д.Богатуров указывает восемь основных тенденций и явлений


в различных сочетаниях формирующих содержание глобализации:2
1) объективное усиление проницаемости межгосударственных перегородок (феномены
«преодоления границ» и «экономического гражданства»);
2) резкое возрастание объемов, скорости и интенсивности трансгосударственных,
транснациональных перетоков капиталов, информации, услуг и человеческих ресурсов;

1
Уткин А.И. Мировой порядок 21 века. М.,2001.С.45
2
Глобализация в перспективе устойчивого развития/С.Н.Бабурин, М.А.Мунтян, А.Д.Урсул. –М,,2011.С.47

1
3) массированное распространение западных стандартов потребления, быта, самопонимания и
мировосприятия на все другие части планеты;
4) усиление роли вне-, над-, транс— и просто негосударственных регуляторов мировой
экономики и международных отношений;
5) форсированный экспорт и вживление в политическую ткань разных стран мира тех или
других вариаций модели демократического государственного устройства;
6) формирование виртуального пространства электронно-коммуникационного общения, резко
увеличивающего возможности для социализации личности, т.е. для непосредственного приобще-
ния индивида, где бы он ни находился, к общемировым информационным процессам;
7) возникновение и культивирование в сфере глобальных информационных сетей образа
ответственности всех и каждого индивида за чужие судьбы, проблемы, конфликты, состояние
окружающей среды, политические и иные события в любых, возможно, даже неизвестных
человеку уголках мира;
8) возникновение «идеологии глобализации» как совокупности взаимосвязанных постулатов,
призванных обосновать одновременно благо и неизбежность тенденций, «работающих» на
объединение мира под руководством его цивилизованного центра, под которым так или иначе
подразумеваются США и «группа семи».
И далее Богатуров А. Д. формулирует важный вывод: «Глобализация — это не только то,
что существует на самом деле, но и то, что людям предлагают думать, и что они думают о
происходящем и его перспективах»3. На этом основании Богатуров утверждает, что ряд выводов
практически во всех известных теориях глобализации, формально апеллирующих к материальной
стороне этого процесса, тем не менее не кажутся ни безупречными, ни единственно возможными
интерпретациями действительности.

Понимание глобализации различается в зависимости от теоретических позиций авторов.


Реалисты, признавая наличие существенных изменений в современном мире, рассматривают
глобализацию, скорее, как процесс эволюционного развития мира, а не как качественный скачок
в его преобразовании.
Неомарксисты видят в современных процессах заключительную стадию развития капитализма,
порождающую все большую поляризацию мира по экономическому параметру, а как следствие —
и политическую нестабильность.
Для неолибералистов глобализация — это качественно новый этап развития политической
структуры и мира, а также человеческой цивилизации в целом.
К числу наиболее узких, порождаемых стремительным процессом соединения в единое целое
мирового хозяйства и экономики относится определение, предлагаемое Международным
Валютным Фондом - «в возрастающей степени интенсивная интеграция как рынков товаров
и услуг, так и капиталов».
К наиболее развернутым следует отнести определение глобализации, согласно которому, - это
«доминирующая по окончании «холодной войны» единая общемировая система, возникшая
в результате взаимопроникновения национальных экономик, основанная на информа-
ционной открытости мира, быстром технологическом обновлении, либерализации рынка
товаров и капиталов, планетарной научной революции, интернациональном образовании и
межнациональных социальных движениях.»
Еще более обширная характеристика глобализации строится на теории трех балансов, трех
измерений. Первый - традиционный геополитический баланс государств - наций. Его
отличительной чертой является то, что в эпоху глобализации Соединенные Штаты Америки
выступают в качестве единственной мировой сверхдержавы, которой, в той или иной степени,
подчинены остальные страны мира. Ко второму балансу следует отнести баланс между
государствами и глобальными мировыми рынками, на которых инвесторы мгновенно пе-
ремещают свои капиталы из одной точки планеты в другую. Последние, в свою очередь,
концентрируются вокруг мировых финансовых столпов, таких как Уолл-Стрит, Токио, Лондон,
Франкфурт, Гонконг, которых стремительно догоняют «новички» из новых индустриальных стран
- Сингапур, Мехико, Сан-Пауло и др. Их резко увеличившаяся мощь и влияние способны
конкурировать с отдельными национальными государствами, оказывая существенное воздействие
на их внутреннее и внешнее развитие. Третий баланс - баланс между индивидуумами и
государствами - нациями. Первые могут действовать в эпоху глобализации чрезвычайно эффек-
тивно. Этому способствуют новые информационно-технологические возможность (Интернет),

3
Глобализация в перспективе устойчивого развития/С.Н.Бабурин, М.А.Мунтян, А.Д.Урсул. –М,,2011.С.48

2
создающие единое пространство для принятия и проведения в жизнь важных решений от лица
отдельных индивидуумов.
В то же время, приведенное определение можно дополнить другим, также основанном на
трех измерениях.
Первое из них сводится к тому, что глобализация экономических отношений включает в
себя соединение рынков, производственных процессов, а также усиление взаимопроникновения
экономик через деятельность ТНК. В степени глобализации выделяются определенные различия -
например, производство и рынки в США и Японии сохраняют более национальный характер, чем
в Европе - тем не менее, процесс глобализации экономики очевиден.
Второе измерение – это перемены в культуре. Напряженность, существующая в области
культуры, между «культурой мира» и «культурами традиций» приобрело новые формы.
Напряженность сконцентрировалась на специфических проявлениях глобальной массовой поп-
культуры - гегемонии английского языка, господстве Голливуда, Макдональдса и Кока-колы. Но
более важные перемены отражаются в усилении глобальных структур культуры, так что все
локальные культуры рассматриваются в их развитии по отношению друг к другу.
И, наконец, третье измерение - глобальные политические перемены. Западные
политические идеи, такие как демократия, права человека, национализм нашли признание в
большинстве государств.
Интерес представляют взгляды французского исследователя Б. Бади, который выделяет три
следующие измерения глобализации:
1) постоянно идущий исторический процесс;
2) гомогенизация и универсализация мира;
3) «размывание» национальных границ.
Если взять первое измерение глобализации, можно заметить, что в истории развития
человечества действительно наблюдается тенденция все большего расширения пространства, на
котором происходит интенсивное взаимодействие: от отдельных деревень, городов, княжеств к
государствам, регионам и, наконец, через эпоху Великих географических открытий к миру в
целом.
Тем не менее процесс глобализации сложный и неоднозначный. В историческом развитии он
шел нелинейно и вовсе не предполагал присоединения новых периферийных территорий к
некоему неизменному центру. Так, Дж. Модельски на примере развития городов Древнего мира
показывает «пульсирующий» характер этого процесса. Он выделяет две фазы, каждая
протяженностью в тысячелетие: централизации, когда формируются центральные зоны мировой
системы, и децентрализации, если периферия становится главенствующей. В результате
происходит смена мест в системе «центр—периферия». Можно предположить, что подобная
«пульсация» проходит не только по территориальному основанию, но и по таким
содержательным основаниям как религия, идеология, экономическое развитие.
Второе измерение процесса глобализации, которое выделяет Б. Бади: универсализация и
гомогенизация мира. В рамках этого подхода строились различные предположения относительно
создания глобальной деревни— универсальной общности всех живущих на Земле людей или
всемирного правительства, которое регулировало бы весь комплекс взаимоотношений между
странами и народами. Иными словами, предполагалось формирование некой всемирной
конфедерации. Благодаря распространению универсальных культурных образцов, развитию
технологий — в первую очередь транспортных, информационных и коммуникационных, мировой
торговой и финансовой систем, все люди на Земле объединяются во взаимосвязанное и
взаимозависимое сообщество.
Универсализация и гомогенизация мира рассматриваются порой и как его вестернизация.
В этом случае имеется в виду, что все большее распространение получают характерные для
западной цивилизации ценности и нормы поведения. Действительно, многие типы поведения,
производства, потребления, возникшие на Западе, распространяются в мире и становятся
привычными для других стран и культур. Однако необходимо учитывать, что за внешней
универсализацией скрываются более сложные процессы.
Во-первых, каждая культура по-своему воспринимает и усваивает нормы, присущие другим
культурам. Образцы поведения западной цивилизации в различных регионах мира (в том числе в
сфере потребления), будучи включенными в другой культурный контекст, имеют порой совсем
иной смысл, иногда противоположный исходному. За внешним тождеством следования западным
типам поведения могут скрываться совершенно разные вещи. Вообще внешние формы всегда
имеют свое наполнение в национальных культурах вследствие весьма сложных переплетений
того, что привнесено извне, с имеющимися традициями и нормами.

3
Во-вторых, сама западная цивилизация неоднородна. В этом смысле универсализации мира по
типу плавильного котла, о котором довольно много говорили в отношении американской
культуры, не происходит. Кстати сказать, сегодня и в США все чаще используют метафору
«салата», подчеркивая тем самым сохранение самобытности каждого народа.
В-третьих, далеко не всегда распространяются именно западные культурные формы. Существует
и обратный процесс, который проявляется в интересе Запада к восточным религиям, африканской
культуре и т.п.
В силу указанных выше факторов вряд ли правомерно отождествлять глобализацию с
вестернизацией мира.
Наконец, последнее третье измерение — «размывание» государственных границ, пожалуй,
в наибольшей степени отражает сущность глобализации. Это проявляется в интенсификации и
увеличении объемов различного рода обменов и взаимодействия за пределами государственных
границ, причем во всех областях. Как следствие, один из наиболее важных результатов —
формирование мирового рынка товаров и услуг, финансовой системы, мировой сети
коммуникации. В связи с этим иногда употребляется понятие трансграничное взаимодействие,
или трансграничные процессы.
Если говорить о сферах развития трансграничных процессов, то сначала границы
национальных государств оказались наиболее прозрачными в области экономики на Европейском
континенте, когда восстановление экономик различных государств, разрушенных Второй мировой
войной, потребовало тесного сотрудничества. Затем этот процесс перекинулся на социальные,
политические, культурные, иные отношения, а также другие регионы.
Вопросы: насколько прозрачны границы; какие в первую очередь страны включены в этот
процесс; какие последствия он имеет и прочие — остаются дискуссионными. Тем не менее ряд
исследователей, в частности П. Катценштейн, Р. Кохэйн и С. Краснер, видят в процессе все
большей транспарентности границ суть самой глобализации. Эту точку зрения разделяют многие
авторы.
Прозрачность межгосударственных границ сделала мир взаимозависимым. Именно по этой
причине некоторые ученые, особенно работающие в рамках неолиберализма, связывают
глобализацию со взаимозависимостью, когда, по определению Дж. Ная, участники или события
в различных частях системы воздействуют друг на друга. Близкое понимание содержится в
работах Э. Гидденса, который говорит об интенсификации социальных отношений, связывающих
удаленные друг от друга точки так, что происходящее в одном месте обусловливается событиями
совсем в другой части и наоборот. Прозрачность, или транспарентность, межгосударственных
границ, вызванная глобализацией, «перевернула» прежние представления о безопасности;
конфликтах, их урегулировании; дипломатии и других базовых проблемах классических
исследований по международным отношениям. Но главное, везде она стерла существовавшие
ранее жесткие барьеры между внешней и внутренней политикой. Так, в области безопасности
непосредственная угроза одного или группы государств в отношении другого или других стала
уходить на второй план, уступая место проблемам терроризма, сепаратизма, национализма и т.п.
Открыв межгосударственные границы, глобализация облегчила и деятельность новых,
негосударственных акторов на мировой арене: ТНК, внутригосударственных регионов,
неправительственных организаций, тем самым стимулируя их активность и количественный рост.
Но здесь есть обратное влияние: сами негосударственные акторы стимулируют развитие
глобализации и прозрачность границ.
Глобализация затрагивает все сферы жизни. Т. Фридман отмечает, что глобальная
международная система в целом формирует как внутреннюю политику, так и международные
отношения, охватывая рынки, национальные государства, технологии в тех масштабах, которых
не было никогда ранее. В то же время глобализация не отрицает существования национальных
государств. Тот же Э. Гидденс подчеркивает, что одним из выделяемых им измерений
глобализации является система национальных государств.
Важны для правильного понимания глобализации и такие ее сущностные характеристики как
объективность и эволюционность процесса.
Объективность процесса глобализации означает, что она: 1) порождена и вызвана к
жизни естественным процессом развития всемирных экономических процессов, не
испытывающих на себе модифицирующего влияния каких либо политических доктрин и теорий;
2 необратима, поскольку ее можно ослабить или частично замедлить, но в то же время
невозможно «изгнать» из современности.
Эволюционность глобализация проявляется в том, что она далека от завершения, и
находится в состоянии эволюции, причем этот процесс отличается существенной

4
неоднородностью интенсивности протекания в различных регионах мира. Это позволяет судить о
ее преимущественно анклавном характере на современном этапе, причем границы этих анклавов
разделяют население даже в рамках отдельных стран и городов мира.

И все же, несмотря на всю увлеченность мирового обществоведения идеями


глобализации, они никогда не были безальтернативными ни в науке, ни в реальной жизни.
Критика взглядов сторонников глобализации с самого начала велась в рамках различных
альтернативных подходов.
Российский исследователь А. И. Уткин выделяет семь критических направлений в
американской научной литературе, посвященной проблематике глобализации:4
1) представители первого из них полагают, что нежелание мощных современных государств
(США, Германии, Японии, Китая, Индии и др.) растворяться в некоем аморфном глобальном
конгломерате, сохранение ими известной независимости от действительно глобализирующегося
рынка, являются прямым свидетельством того, что и в предвидимом будущем их национально-
государственная политика будет определять экономическое развитие мира;
2) второе критическое направление в американской научной литературе считает, что
скоропостижное, непродуманное занижение и даже уничтожение национальной идентичности в
ходе реальной глобализации чревато колоссальной дестабилизацией не только отдельных стран,
но и мировой их системы в целом.
3) скептики третьего направления в американском осмыслении глобализационных тенденций
выделяют несколько важных, с их точки, зрения положений:
а) глобализация — это прежде всего миф, направленный на сокрытие конфронтационной
реальности развития международной экономики;
б) глобализация не выравнивает, не нивелирует, а усиливает мировое неравенство, не
размывает, а укрепляет мировую иерархию богатства и бедности;
в) глобализация «является ошибочным и вредным политическим проектом», ведущим к
тому, что слабые государства попадают под пресс глобализационных мероприятий и становятся
их жертвами, отдавая пальму первенства и господства индустриально развитому Северу;
4) четвертое направление критики глобализации в американской научной литературе
обращает особое внимание на негативные последствия глобализационных тенденций и проектов,
проявляющиеся в странах-лидерах. В них во все большей степени начинают осознавать, что игра
по правилам глобализации окупаема не для всех их производителей товаров, не для всех членов
общества. В развитых странах уже ощущают социальные результаты перемещения «дымных»
отраслей промышленности в зоны, где зашита окружающей среды еще уступает инстинкту
выживания. Лишенные работы люди моментально становятся париями, обреченными на
социальную маргинализацию со всеми проистекающими из этого «прелестями»;
5) представители пятого направления считают, что свободный мировой рынок должен быть
обеспечен для товаров, но не для капиталов. Некоторые из них выступают за ликвидацию МВФ,
который может способствовать возникновению кризисных ситуаций;
6) шестое направление в американской критике глобализации представляют собой
изоляционисты, лидером которых условно можно считать П. Бьюкенена. Он назвал глобализацию
«заменой коммунизма» в качестве главного противника Америки, считая, что она лишает страну
капиталов, рабочих мест, разрушает американскую экономику тем, что открывает внутренний
американский рынок для демпинговых товаров «из стран с почти рабским трудом».
Изоляционисты как враги глобализации правого толка боятся ослабления американского
государства, подрыва религиозных и семейных ценностей, лежащих в основе американского
образа жизни. Их не устраивает даже сама мысль о каком-то мировом правительстве, способном
отнять у заокеанской республики хотя бы частичку ее суверенитета;
7) седьмое направление представлено левыми противниками глобализации в США. Для них
глобализация представляет собой проявление корпоративной силы мирового капитализма. Они
выступают против гигантов мирового бизнеса, сделавших весь мир ареной эксплуатации труда
капиталом, требуют ограничить деятельность таких международных институтов, как Всемирная
торговая организация, МВФ и Мировой банк.
Этот краткий обзор формулируемых подходов и высказываемых суждений относительно
глобализации заставляет нас согласиться с тем, что дать им единообразное толкование и единое
определение — задача не из легких. Но при всем многообразии представлений о глобализации,
сложившемся в разных странах и в различных отраслях научного знания, они содержат в себе

4
Уткин А.И. Мировой порядок ХХ1 века.М.,2001. С.67-69

5
нечто общее, позволяющее искать пути для выработки более или менее обобщенного пред-
ставления об этом процессе или процессах, формах его (или их) проявления и месте, занимаемом в
истории развития человечества.

2. Глобализация как фактор трансформации системы международных отношений

Для более полного и глубокого понимания сущности глобализации необходимо обратиться к


анализу ее источников и последствий для системы международных отношений.
 В настоящее время выделяются следующие основные источники глобализации:
1) Технологический прогресс, приведший к резкому ускорению технологий транспорта и
коммуникаций. Это Интернет и другие современные технологии, резко сузившие мировое
пространство. Внедрение технологий цифровой обработки данных, конвергенция (интеграция)
средств коммуникаций и вычислительной техники позволяют транспортировать огромные потоки
информации в кратчайшие сроки по низкой стоимости.
2) Либерализация торговли и другие формы экономической либерализации, разрушающие
«основы» политики протекционизма, сделавшие мировую торговлю более свободной.
3) Трансформация мировой политической системы. Она включает в себя фактическую
унификацию политической системы в большинстве государств мира, основанную на принципах
демократии, уважения прав человека, принципах внешней открытости и либеральной форме кон-
куренции. ,
4) Расширение сферы деятельности международных экономических организаций,
ставшее возможным в результате технологического прогресса и расширения горизонтов
управления на основе новых средств коммуникации. Многие компании расширили свои
производственные и сбытовые возможности, выйдя на глобальный уровень. В рамках подобных
многонациональных корпораций в настоящее время осуществляется почти треть мировой
торговли.
5) Достижение глобальной унификации в оценке преимуществ рыночной экономики и
системы свободной торговли. Начало этому было положено объявленной в 1978 году реформой
в Китае, за которой последовали политические и экономические преобразования в государствах
Центральной и Восточной Европы, включая распад СССР.
6) Формирование глобализированных «однородных» средств массовой информации,
искусства, масс-культуры, повсеместного использования английского языка в качестве
всеобщего средства общения. Частично из-за этого некоторые страны, особенно Франция и ряд
других европейских государств, рассматривают глобализацию как попытку США добиться
культурной, экономической и политической гегемонии. Так, У. Альтерматт пишет, что чем
больше различные европейские страны выравниваются в техническом и экономическом
отношении, тем сильнее многие люди ощущают угрозу своей культурной идентичности и
испытывают потребность в том, чтобы каким-либо образом отличаться друг от друга. По мере
того как европейцы становятся все больше похожими друг на друга в потреблении и ведении
хозяйства, на уровне культуры они поднимают мятеж против глобализации.

 Глобализация, являясь ведущей тенденцией развития современного мира в начале 3-го


тысячелетия, привела к качественной трансформации всей системы международных
отношений
Качественное отличие глобализации от ранее известных явлений усиления
взаимозависимости и возрастания интернационализации мировой экономики, заключается в
трансформации всей природы международных отношений. Можно согласиться с 3.
Бзежинским, считающим, что эта трансформация, прогрессивно ускоряющаяся под влиянием
современной экономики и коммуникаций означает сокращение первичности нации -
государства и появление прямой связи между внутренней и глобальной экономикой и
политикой. Согласно этому, мировые дела все в большей степени формируются внутренними
процессами, не признающими границ и требующими коллективной реакции со стороны
правительств, которые все в меньшей степени способны функционировать в «суверенном»
режиме.
Такого рода понимание приводит к истинному пониманию сути процессов, свершающихся
на наших глазах в последние десятилетия. Действительно, почему многие относят начало
очередной фазы глобализации (иначе - неолиберальной глобализации) к началу 90-х годов
минувшего столетия? Именно в это время заканчивается противостояние двух систем, возникает

6
единое, если не дружественное, то, по крайней мере, не противонаправленное политическое
пространство, которое, благодаря новым информационным технологиям уменьшается до размеров
единой «глобальной деревни» (М. Маклуэн). Увеличение прозрачности государственных границ
стирает грань между внутренней и внешней политикой, правительства все более теряют роль
монопольных участников международных процессов на фоне возрастающей роли международных
организаций и транснациональных корпораций. Одновременно стирается граница между вне-
шними и внутренними экономиками - они, по существу, превращаются в единое пространство, на
котором действуют правила, равные для всех участников.

Анализ глобализации требует поиска ответов на вопрос - насколько революционным, в


смысле отличия от прежнего развития является переустройство мира, совершающееся на
современном этапе?
На этот счет среди исследователей глобализации определились три подхода: рево-
люционный, эволюционный и скептический.
Сторонники революционного подхода неолибералы Р. Кеохейн и Дж. Най еще в 1977г. в
книге «Мощь и взаимозависимость» обосновали положение о переходе простой
взаимозависимости мира в сложную, связывающую экономические и политические интересы
настолько тесно, что это позволяет исключить конфликт крупных держав. В последующем их
положения были развиты японским исследователем Кеничи Омае в книге с символическим
названием «Мир без границ». Он писал, что люди, фирмы, рынки усиливают свое значение, а госу-
дарство, наоборот, утрачивает свои прерогативы - как следствие, определяющим императивом
глобального развития является глобальное рыночное пространство. Поэтому в глобализации
видится источник будущего повсеместного процветания, достижения социальной и политической
стабильности, выработки единых для всех правил.
Таким образом, сторонники ускоренной глобализации только в ней видят способ сближения
богатой и бедной частей мира. В подобном мире без границ правительства суверенных государств
низводятся к роли простых посредников между увеличивающими свое значение отраслями
промышленности.
Эволюционный подход (Дж. Розенау, А. Гидденс) полагает, что современная фаза
глобализации исторически несопоставима ни с чем. Его сторонники считают, что государство и
общество должны постепенно адаптироваться к более взаимозависимому, и в то же время, в
высшей степени нестабильному миру, в котором неизбежны социальные и политические
перемены, совокупность которых и составит суть развития современных обществ и мирового
порядка. Они рассматривают глобализацию в качестве мощной силы, постепенно разрушающей
различия между внутренними и внешними проблемами. Вследствие этого, в традиционном
обществе возникает новое политическое, экономическое и социальное пространство, к которому
на макроуровне должны приспосабливаться государства, а на местном уровне - локальные
общности и общины.
Сторонники эволюционного подхода видят в глобализации долговременный противоречивый
процесс, подверженный конъюнктурным изменениям. Они не претендуют на знание будущего
мирового развития, считая бессмысленными попытки предсказания параметров грядущего или
исчерпывающую характеристику возникающей мировой цивилизации. Потому они не
предсказывают создания единого мирового сообщества, не говоря уже о некоем едином мировом
государстве. Существенным пунктом различия их позиции со сторонниками революционного
подхода является вопрос о роли государства в меняющемся мире. Они не согласны с тем, что
наступил исторический конец нации-государства, и потому исходят из того, что традиционные
концепции меняются медленно, но непрерывно. Существенно изменившаяся суть
государственного суверенитета приводит к тому, что государство уже не является осью мирового
порядка. Данный факт вынуждает правительства вырабатывать новую стратегию выживания,
принципиально отличную от вестфальской концепции, господствовавшей на протяжении
последних столетий.
Авторы третьей точки зрения – скептики рассматривают глобализацию как
объективный процесс, в котором огромная негативная сторона перевешивает его позитивное
начало. Они полагают, что глобализация весьма специфически интегрирует мир. Наряду с
объединительными началами она обнажает и непримиримые противоречия. Вследствие этого, по
их мнению, есть серьезные основания полагать, что дифференциация мирового сообщества не
только сохранится, но и получит новые измерения, приведя к расширению противостояния.
В условиях системы международного разделения, основанной на разделении между развитой
индустриальной основой мира, полупериферией индустриализирующихся экономик и периферией

7
неразвитых стран последние попадают в ситуацию глобальной зависимости от «глобальной
триады» - Северной Америки, Европейского Союза и стран Восточной Азии. Вследствие этого,
страны, не попавшие в новую систему разделения труда окажутся на обочине мирового развития.
Это явление в значительной степени порождается анклавным характером глобализации,
выражающемся неравномерностью ее развития, порождающей различные результаты для разных
стран. Как пример для сравнения часто используется ситуация, складывающаяся в тридцати
наиболее развитых государствах мира - участниках Организации экономического и социального
развития (ОЭСР), в которых сегодня живет лишь 19% человечества (т.н. «золотой миллиард»), но
которые владеют двумя третями мировой экономики, доминируют на рынке капиталов и в
высокотехнологичных производствах.
Сопоставление и анализ трех вышеописанных подходов показывает наибольшую
объективность и реалистичность в оценке процесса глобализации, проявляющуюся в
исследованиях сторонников эволюционного подхода. В самом деле, глобализация, будучи объек-
тивным многомерным явлением, открывает перед человечеством как массу позитивных, так и
негативных сторон, знание которых позволит существенно снизить риски и угрозы для будущего
развития человечества. Опыт минувших лет показал, что надежды неолибералов на гармоничный
и бесконфликтный мир во многом не оправдались. В свою очередь, простое отрицание
глобализации и порождаемых ею явлений также не способствует постижению новых реалий, все
более властно входящих в нашу жизнь.
Анализируя последствия глобализации для мировой политики и международных
отношений кыргызский исследователь Н.Омаров, совершенно справедливо, в качестве
основных следствий глобализации выделяет следующие:
- рост динамизма мировой экономики, наряду с усилением неравномерности и глобальной
нестабильности ее развития;
- рост конкуренции и изменение ее характера;
- усиление интеграции на региональном уровне;
- размывание культурной идентичности отдельных государств. 5
Таким образом, мы видим существенные различия в мнениях ученых при оценке влияния
глобализации на трансформацию системы международных отношений, в целом политической
системы и мировой политики. Эти различия во многом определяются неопределенностью
будущего мировой международной системы.

3. Проблемы глобализации

Общепризнано, что глобализация имеет целый ряд позитивных сторон для развития
человечества. В то же время, невозможно обойти стороной и ее «теневые» проявления.
Два параметра глобализации: неравномерность глобализации и ее плохая управляемость
— вызывают наибольшее беспокойство. Первый в значительной степени связан с происходящими
в мире объективными процессами и определенным этапом мирового социально-экономического
развития. Второй параметр определяется во многом субъективными факторами. От того,
насколько человечество сможет взять под свой контроль глобализационные процессы, зависит его
будущее развитие.
Одним из наиболее явных негативных следствий глобализации является все более
усиливающаяся тенденция неравномерности мирового развития. Генеральный секретарь
ООН Кофи Аннан в докладе, подготовленном по случаю «Саммита тысячелетия», который был
проведен в сентябре 2000 г. в Нью-Йорке, подчеркнул, что «глобализация раскрывает широкие
возможности, но в настоящее время ее блага распределяются очень неравномерно, а за ее
издержки расплачиваются все». 6
Глобализация проявляет себя далеко не во всех странах и регионах одинаково и не по всем
аспектам сразу. В одних странах и на одних территориях глобализация в большей мере
охватывает, экономическую сферу, в других более быстрыми темпами идет внедрение новых тех-
нологий. Так, в Южной Африке изначально широкое распространение получили система
банкоматов, а также сотовые телефонные сети. При этом уровень жизни африканского населения
оставался крайне низким. Большинство коренных жителей не пользовались не только
современными средствами связи, но и обычным телефоном.

5
Омаров Н.М. Современные международные отношения и мировая интеграция. Учебник для вузов.Б:Раритет Инфо, 2009.
С.112
6
Аннан К. Мы, народы: роль ООН в XXI веке // Коммерсантъ. 2000.

8
Многие страны вообще, в силу тех или иных причин (например, политической изоляции или
самоизоляции, технологических и экономических возможностей и т.п.), оказываются на
периферии глобальных процессов. Более того, в результате крайне высоких темпов современной
глобализации, обусловленных прежде всего технологическими возможностями, разрыв между
странами и отдельными регионами, оказавшимися в авангарде современной глобализации, и
остальными с каждым годом становится все ощутимее. Происходит расслоение населения
земного шара на тех, кто пользуется плодами глобализации, и тех, кому они недоступны. Как
следствие, наблюдается формирование нового типа поляризации в современном мире. С одной
стороны, образуются новые центры, где сосредоточиваются интеллектуальные силы, развиваются
новые «интеллектуальные отрасли», к которым «притягивается» и финансовый капитал. С другой
— складываются криминализированные области с низкими уровнями образования и жизни,
которые оказываются вне процессов современной коммуникации и глобализации в целом.
С территориальной точки зрения, эти разные «миры» имеют довольно причудливые
переплетения. В общемировом масштабе формируется развитый «Север» и развивающийся «Юг».
Однако внутри относительно развитого «Севера» образуются свои «элитные пятна» в виде
отдельных мегаполисов, полисов и даже городских кварталов. Но одновременно возникают и
«островки» изгоев, формируемые в основном из иммигрантов, которые приезжают сюда в поисках
работы. В свою очередь развитые страны пытаются как-то обезопасить себя, ставя барьеры на
пути притока населения из стран «третьего мира».
Поляризация как внутри отдельных стран, так и по линии «Север- Юг» постоянно
усиливается. В США, по данным российского исследователя В. Г. Хороса, пятая часть семей
концентрирует 80% национального богатства. Но особенно отчетливо поляризация видна в
развивающихся государствах. Например, доходы 10% наиболее богатых семей в Нигерии в 80 раз
превышают доходы 10% наиболее бедных. В результате такие страны сталкиваются с
нестабильностью, развитием внутренних конфликтов, плохой управляемостью и дальнейшим
отставанием от стран развитого «Севера».
Не менее удручающей выглядит картина разрыва в уровне жизни между развитыми
странами «Севера» и бедными государствами «Юга». Причем он постоянно растет, особенно за
последние годы, в связи с развитием и внедрением новых технологий, что привело к так
называемому технологическому разрыву. В последние годы проблема технологического разрыва
привлекает большое внимание как отдельных стран, так и организаций. На глобальном уровне ею
интенсивно начинает заниматься ООН.
Расслоение происходит и по такому параметру, как отрасли экономики. Одни из них
довольно легко адаптируются к новым условиям, воспринимают технические инновации. К таким
относится прежде всего банковское дело, которое практически полностью компьютеризировано. В
то же время ряд отраслей промышленности, в силу различных причин, не готовы или не могут в
полном объеме использовать новые технологии и поэтому остаются традиционно
ориентированными. Соответственно, занятые в этих отраслях люди, не будучи связанными с
компьютерами, Интернетом и другими инновациями в профессиональной деятельности, в целом
оказываются менее приспособленными к их использованию и в повседневной жизни.

Издержки глобализации образовали впечатляющую цифровую пропасть:


— I млрд человек, живущих в развитых странах, получают 60% всех доходов мира, а 3,25
млрд жителей стран с низким уровнем доходов — менее 20%;
— в США насчитывается больше компьютеров, чем во всех странах мира, взятых вместе;
— в Токио столько же телефонов, сколько их во всей Африке;
— почти половина населения мира вынуждена жить меньше чем на 2 долл. в сутки, примерно
1,2 млрд человек существуют меньше чем на 1 долл. в день;
— из общей численности мировой рабочей силы примерно в 3 млрд человек 140 миллионов
вообще не имеют работы, а от одной четверти до одной трети заняты неполный рабочий день.7
Не менее удручающие цифры дает анализ тех условий, в которых проживает значительная
часть населения Земли. Усилилась тенденция обнищания населения в развивающихся странах.
Более 1,3 млрд. человек живут менее чем на 1 доллар в день. Около половины населения земного
шара, равного в настоящее время 6 млрд. человек - а именно, примерно 3 млрд. человек - страдают
от недоедания. 800 млн. человек испытывают хронический голод. В то же время, в США ежегодно
расходуется более 100 млрд. долларов на борьбу со следствиями переедания (55% населения США
имеет избыточный вес, в Великобритании и Германии этот показатель равен 51 и 50% соот-
ветственно). В 45 странах мира продолжительность жизни составляет менее 60 лет.
7
Аннан К. Мы, народы: роль ООН в XXI веке // Коммерсант. 2000.

9
Продолжительность жизни менее 50 лет отмечена в 18 странах мира. Уровень детской смертности
ранее 5 лет, превышающий 10%, отмечен в 35 странах мира.8
Между тем мировой опыт демонстрирует, что для некоторых стран, даже если не принимать в
расчет высокоразвитые, глобализация — действительно дорога к процветанию. Сингапур,
Тайвань, Южная Корея, Чили и несколько других стран за последние 25 лет стали гораздо богаче,
смогли решить многие свои проблемы за счет вхождения в мировую экономику. Для других
глобализация — это проклятие, ибо обрекает беднейшие страны на все большее и большее
отставание от всего мира. По утверждению представителя Канады при Организации
экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), приблизительный статистический итог
глобализации за 1997 г. показал, что она обогатила 30% мирового населения, остальные 70% «не
были приглашены на банкет». 9
Негативные следствия нового этапа глобализации больно бьют и по населению государств -
центров мировой экономики. Здесь также усиливаются социальные контрасты, увеличивается
противостояние бедных и богатых, появляются кризисные анклавы.
Неравномерность развития глобализации приводит к усилению позиций ее противников
(антиглобалистов). Наблюдаются попытки оградить себя от издержек глобализационных
процессов путем поиска специфики своего региона, своей идентичности. В результате происходит
нарастание региональных или локальных аспектов, что получило название «регионализации» или
«локализации» современного мира. Одни авторы определяют это как тенденцию, действующую
фактически наравне с глобализацией; другие склонны считать, что локализация или
регионализация мира тоже проявление глобализации, но в том смысле, что тенденция к
нарастанию разнородности, «не ведет автоматически к распаду целого». Сопротивление
глобализации проявляется в различных формах: на массовом уровне — в антиглобализационных
демонстрациях и митингах, причем проходящих нередко в таких крупных странах, как США,
Канада, Швейцария и др.; а на уровне правительств отдельных стран — в изоляционистской
политике. В целом же слишком большие различия в уровнях развития регионов, стран и групп
населения могут стать потенциальными источниками серьезных конфликтов.
Именно поэтому, важнейшей задачей в XXI - м столетии выступает обеспечение
экономического роста в интересах неимущих, уменьшение неравенства и расширение
возможностей для различных категорий населения. Иными словами, это означает необходимость
подчинения глобального, и в значительной степени, стихийного развития рынка социальным
задачам.

Другая группа проблем связана с управляемостью процессами глобализации. Вследствие


прозрачности границ в условиях глобализации государственным структурам все сложнее
контролировать политические, экономические, социальные и другие процессы. Примером могут
служить финансовые кризисы 1997-1998 гг. в Юго-Восточной Азии и России, когда государства
оказались неспособными противостоять резкому .Обвалу национальных валют.
Управляемость процессами оказывается особенно сложной, если принять во внимание, что
глобализация вынесла на политическую авансцену не только многих действующих лиц, но и
такие, например, организации, как террористические. У них появилась возможность использовать
результаты глобализации в своих корпоративных интересах. Особенно остро это ощущается в
информационной сфере, где возникает опасность информационного терроризма. Говоря об
управляемости, следует иметь в виду и тот факт, что передача информации с огромной скоростью
и ее тиражирование ставят проблему возможного «умножения» ошибок, последствия которых
порой сложно прогнозировать.
Наконец, проблема управления и контроля тоже имеет оборотную сторону. Современные
средства информации и связи позволяют не только преступным группам, но и властям довольно
легко вторгаться в частную жизнь граждан путем отслеживания их передвижений, платежей через
мобильные телефоны, пластиковые карты, электронную почту и другие средства связи.
В целом же проблема управления процессами глобализации в более широком плане
формулируется как регулирование современных международных отношений и мировых
политических процессов. Здесь возникает, с одной стороны, вопрос о координации деятельности
различных акторов, с другой — о создании действенных наднациональных институтов и
механизмов управления.

8
Хозин Г. С. Глобализация международных отношений: объективная тенденция или стратегия //США, Канада: экономика,
политика, идеология. 2000, № 1. С.120
9
Там же.С.68

10
Контрольные вопросы
1. Какие существуют подходы к пониманию процессов глобализации?
2. В чем проявляется глобализация и какие сферы охватывает?
3. В чем и по каким параметрам проявляется неравномерность глобализации?
4.С чем связана проблема управляемости в условиях глобализации?
5.Какие проблемы несет глобализация в МО?

Литература
1.Бергер П., Хантингтон С. Многоликая глобализация / Пер. с англ. под науч. ред.М. М.
Лебедевой. М., 2004.
2. Бек У. Что такое глобализация? / Пер. с нем. М , 2001.
Грани глобализации: Трудные вопросы современного развития. М., 2003.
3. Крутских А. В. Научно-техническая составляющая современных международных отношений //
Современные международные отношения и мировая политика. М„ 2004. С. 189-221.
4. Кувалдин В. Б. Глобализация и новый миропорядок // Современные международные отношения
и мировая политика / Под ред. А. В. Торкунова. М., 2004. С. 89-105. М., 2001.
5. Кулагин В. М. Многомерная глобализация: новые горизонты, вызовы и угрозы // ПРООН.
Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации. 2000. М., 2001.
6. Лебедева М. М. Современные технологии и политическое развитие мира // Международная
жизнь. 2001. № 2. С. 45-53.
7. Лебедева М. М., Мельвиль А. Ю. «Переходный возраст» современного мира // Международная
жизнь. 2009. № 10. С. 76-84.

11

Вам также может понравиться