Вы находитесь на странице: 1из 7

Катастрофа Pruitt-Igoe

О благих намерениях, типовой застройке


и решениях проблем.

Продолжая свой небольшой цикл о застройке и причинах того,


почему же мы живем именно так, как живем, я не могу не вспомнить
жилом комплексе Прюитт-Айго, как об одной из крупнейших социальных
катастроф ХХ-го века. Устраивайтесь поудобнее, заварите себе чаю и
готовьтесь проводить аналогии. И да, отсюда тоже торчат уши Ле
Корбюзье.
https://i.guim.co.uk/img/static/sys-images/Guardian/Pix/pictures/
2015/4/16/1429181621765/aa2e2ea2-b567-4442-8ed1-1ce529c33614-
2060x1236.jpeg?
width=645&quality=45&auto=format&fit=max&dpr=2&s=0564922980b0b367
66cd2018bbf66309 - комплекс Прюитт-Айго
Что же такое Прюитт-Айго? Это американский комплекс
социального жилья в штате Миссури, город Сент-Луис. А ещё, это одна из
причин почему в США никогда не будет массовой типовой застройки.
Комплекс строили с целью решить проблему трущоб, обеспечить жильем
нуждающихся и разбавив их средним классом, радостно создавать светлое
будущее. Там же, где-то рядом на временной шкале, в Миссури
избавились от сегрегации и новенький комплекс должен был стать
примером интернациональной дружбы и отречения от старых
предрассудков. Даже название свое он получил в честь чернокожего
пилота Венделла Прюитта и белокожего сенатора Уильяма Айгоу. Не все
так сталося, як гадалося, но об этом чуть позже. Пока что, давайте изучим
сам проект, идею стоящую за ним и, конечно же, архитектора.
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/4e4abf1797bfc0581ad2cb43f95_prev.jpg - те же яйца, только
в профиль
Сама идея социального жилья, как и концепция того, что каждый
человек должен где-то жить - не нова, как для всего мира, так и для
Америки в частности. Социальные домики Рузвельта появились еще в 30-
х, и на самом деле представляли собой предмет нехилой зависти среди
чуть менее нищих американцев. Одноэтажные коттеджики с палисадиком,
горячей водой, ванной! И всё это благолепие для безработных, социально
опуствшихся элементов, в то время, как средней руки клерк платил
существенно больше за раздолбанную квартиру с минимальными
удобствами. И всё потому, что нищий клерк слишком богат для такого
жилья. Дивны дела твои, Рузвельт.
Однако, домиков на всех не хватит, и вообще, уж слишком красиво
всё получилось, для социального жилья. В послевоенные годы стали
появляться более масштабные комплексы, целые районы, типа Кабрини-
Грин в Чикаго, или нашего сегодняшнего героя, комплекса Приютт-Айго.
Проекты эти призваны были решить проблемы перенаселения, нищеты,
трущоб и были частью социальных федеральных программ.

Про Кабрини-Грин тоже следует поговорить, но хоть там целая


история с халатностью властей, популизмом, вандализмом и прочими
“прелестями”, которая закончилась лишь недавно, в 2011-м, основные
моменты почти полностью совпадают, так что добро пожаловать на
просторы Интернета. А мы продолжим.
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/fe1779a86bb16a9a73475f5c361.jpg - гордый Минору
Ямасаки
Архитектором был Минору Ямасаки, работавший в стиле new
formalism, более известный миру благодаря проекту Всемирного
Торгового Центра. Но “башни-близнецы” будут позже, а пока что на дворе
начало 50-х и это первая самостоятельная работа молодого, амбициозного
японца. И следует сказать, что работа была высоко оценена, Ямасаки
получил премию Американского Архитектурного Института за свой
проект. Забегая немного вперед, следует сказать, что потом он удалит ее
из своего резюме, “It’s a job I wish I hadn’t done.” скажет Ямасаки, а
Институт отзовет свою премию назад.
Но сейчас, это торжество модерна и бетона, это 33 блока, по 11
этажей каждый, вдохновленные лучшими традициями Корбюзье и его
марсельской “единицы”. Спасибо, Шарль, и тут ты постарался. Маленькие
квартирки, числом 2870, дома на 23 гектарах американской земли, по
проекту обтекаемые “ручейком” из зеленых насаждений. Лифты в блоках
останавливались на первом, четвертом, седьмом и десятом этажах, а этажи
эти были оборудованы крупными холлами, прачечным, мусоропроводами,
длинными галереями и прочими благами цивилизованной жизни. Рай на
земле, оазис в пустыне и просто прекрасное место, особенно после трущоб
и деревянных лачуг.
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/082c71264bb7b44cdc0b89ccc06_prev.jpg - фотография
интерьера молодых обитателей
Проект обошелся Америке, а это были именно федеральные деньги,
в 36 млн. долларов. Плюс ещё где-то 5 млн. на попытки его спасти. Более
40 миллионов на начало 50-х, в современных деньгах - это страшная
сумма.
Пока что все звучит красиво, замечательно и, как и все проекты из
которых сквозит влияние Ле Корбюзье - на бумаге просто потрясающе.
Что же пошло не так?
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/48e92415a2c618da80d6fcc532e_prev.jpg - счастливая игра
во дворе
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/e6df32f8ec5219339254bedb4d2_prev.jpg - такая
поразительно “знакомая” картинка. Вы, или ваши родители, наверняка
хоть раз, но сфотографированы так же.
“Не так” пошло многое. И почти сразу.
Отмененная сегрегация наложилась на такой процесс, как white flight, или
же “бегство белых”, процесс отселения среднестатистических белокожих
американцев в пригороды. Вот эта американская мечта о своем коттедже и
газоне, вдали но и недалеко от шумного города – она как раз начала
цвести буйным цветом. Средний класс не просто “бежал” из города, он
ещё и мигрировал с Севера на Юг. При первой же возможности
“бледнолицые” бежали из Прюитт-Айго, и вскоре комплекс на 99%
состоял и неблагополучных чернокожих элементов. Именно
неблагополучных, ведь образованное и хоть что-то зарабатывающее
черное население комплекса тоже предпочло сбежать. Из двух районных
школ уволились учителя. Их всех сложно винить в этом.
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/626835514663c4d8c64959d3b06_prev.jpg - все пошло
прахом
Во-первых, техническая составляющая. “Инновационные” лифты
постоянно ломались. С отоплением были проблемы. Электрика выходила
из строя. Инфраструктуры и детских площадок почти не было, они так и
остались на бумаге. Денег на обслуживание всего комплекса у города не
было, а количество платежеспособного населения сначала сократилось на
15%, а потом и вовсе до 2%. И эти люди платили просто за необходимый
минимум, типа электричества и воды. Баснословно дорогой проект
оказался дорогим и в содержании.
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/0eb0f6e5c4a54f9c09612dfdbbb_prev.jpg - бетонный рай
Ну, а во-вторых, не стоит забывать, что этот бетонный рай был
прежде всего социальным жильем. И как внезапно выяснилось, одинокие
родители-алкоголики не воспитывают “украшение общества”.
Беспомощные пенсионеры предпочтут жить хоть в богадельне, хоть на
руках у дальних родственников, но не там, где сынишка-наркоман
швыряет им в лицо посуду. Студентки не приходят в восторг от
групповых изнасилований, а родители этих студентов и студенток хотели
бы хорошей жизни для своих детей, а не истекать кровью после неудачной
попытки мести. Да и в принципе молодняк с амбициями хочет эти
амбиции воплощать, а не выяснять, кто тут главный пахан в высотке.
Внезапно, оказалось, что в современном мире, не все бедняки и
страждущие – это жертвы обстоятельств. Довольно часто, это люди,
которые не хотят работать, равно как и соблюдать нормы права и
приличия. Живя среди более успешных людей, они вольно или невольно
подстраиваются под ход жизни вокруг, вяло, но включаются в какую-то
полезную деятельность и худо-бедно, но оглядываются на закон.
И самым идиотским решением было отправить таких людей жить в
окружении им подобных. Почти моментально комплекс превратился в
фактически самостоятельное маргинальное государство, где понятия о
праве собственности отсутствуют, где к человеку, который пытается
зарабатывать на жизнь честно, относятся как к лоху и где насилие
является доблестью.
https://youtu.be/8CAfACI7LBY - трейлер фильма
В 2012-м году вышел документальный фильм “Миф о Прюитт-
Айго”, в котором фигурируют воспоминания очевидцев. Например Руби
Рассел, которой “повезло” жить в комплексе вспоминает: «Все общие
зоны были превращены в поле боевых действий. С утра там дрались дети,
днем — подростки, с наступлением сумерек междоусобные разборки
начинали взрослые криминальные группы. Любой не связанный с
криминалом человек, у которого появлялся хоть какой-то шанс покинуть
Прюитт-Айго, бежал отсюда. Башни делились на «хорошие» и «плохие».
Наша была «хорошей». На некоторых этажах у нас даже были целые
стекла, и мусор не лежал горами в коридорах, и перестрелки случались
гораздо реже, чем в «плохих» домах. Тем не менее и в нашем «хорошем»
месте убийства были не редкостью».
Картина светлого будущего, правда?
Уголок социального рая превратился в страшнейшее гетто США.
Люси Стоунхолдер, росшая в Прюитт-Айго, рассказывает: «Галереи были
местом побоищ, там всегда околачивались подростковые банды. Света не
было нигде: лампочки разбивались через несколько минут после
вкручивания, так как в темноте бандам было проще заниматься своими
делами. В лифтах, пока они еще ездили, совершали групповые
изнасилования. В грузовой лифт заталкивали неосторожную девушку или
женщину, туда набивались подонки, лифт останавливали между этажами,
и иногда вопли насилуемой раздавались по зданию буквально часами.
Полицейские приезжали только в светлое время суток, от ночных вызовов
они официально отказывались, так как не могли обеспечить безопасность
своих людей. Лишь в редких случаях, когда нужно было задержать какую-
нибудь банду целиком, спецназ штурмовал одну из башен. Днем еще
можно было показаться в подъезде или на улице, но после захода солнца
все крепко запирали двери и не высовывали носа, что бы ни
происходило».
http://www.adsl.kirov.ru/projects/articles/2013/06/23/mif-pryuitt-igou-the-
pruitt-igoe-myth/319ef24f0beb13cd4499bc3f07a_prev.jpg - финал
К 1970-му, в комплексе оставалось всего 600 человек, в 17-ти
зданиях. А сам комплекс признается зоной бедствия. Без наводнений,
пожаров и землетрясений, лишь от рук человеческих. Власти Сент-Луиса
принимают единственное верное решение - людей отселить, а сам
комплекс разрушить.
Жильцом расселяют в другое социальное жилье, обычно это
небольшой дом в приличном районе, а сами “башни” зачищают от бомжей
и наркоманов, и взрывают. Через два года, комплекс – 33 красивых
котлована со строительным мусором, а Сент-Луис отныне решает
проблему “детей Прюитт-Айго”, то есть банд малолетних головорезов,
выросших с самых зверских условиях американского гетто.

Однако, катастрофа Прюитт-Айго сослужила американскому


обществу хорошую службу, это был именно тот кризис, в котором
родились качественные изменения. Нет, в США не перестали строить
социальное жилье, но сделали из этого выводы. Районы социального
жилья небольшие, они не отделены от города, а интегрированы в него.
Ведь только с помощью постоянно контакта с носителями другой
культурной парадигмы можно искоренить дух трущоб, хоть это и процесс
идущий десятилетиями.
Возводя очередной социальный дом, следует закладывать в
городской бюджет и сумму на его содержание, не надеясь на
платежеспособность и добросовестность жильцов.
Неплательщиков коммунальных услуг следует выселять
немедленно. Хоть и деньги на содержание неимущих выделяются из
бюджета, именно люди должны платить по счетам, это приучает к
ответственности и тому, что горячая вода не течет из крана сама по себе.
Бывших заключенных селят только в социальные квартиры
выделенные специально для этих целей. И только при условии
постоянного контроля со стороны компетентных органов.
Любое серьезное нарушение приводит к моментальному выселению,
невзирая на состояние здоровья, количество детей и материальный
достаток. И хоть это распоряжение Клинтона, выданное в 1996-м нещадно
критиковали все, кому не лень, однако за считанные месяцы стало
понятно, что именно жесткие меры снизили криминальность социального
жилья.
Ну и конечно же, социальное жилье стало хуже жилья
коммерческого, и это сделано умышленно. У человека должен появится
стимул вырваться из плохих условий, изменить свою жизнь. Конечно,
больные, нетрудоспособные и прочие социально защищенные категории
граждан пользуются специальными программами, о них речи не идёт, но
трудоспособный человек получает от государства лишь необходимый к
существованию минимум.
Не лишним будет вспомнить и таком процессе, как джентрификация. Это
процесс реконструкции пришедших в упадок городских кварталов, с
целью привлечения более платежеспособного населения. И следует
отметить, что эта практика действительно работает.
https://cdn.riastatic.com/photosnewr/ria/news_common/kakie-serii-domov-
schitayutsya-neudobnymi-5-tipov__252698-1680x0.jpg а вот это может быть
уже за вашим окном
Но это в Америке. А у нас? Ведь мы живем в стране застроенной
своими Прюитт-Айго, в каждом городе, повсюду. И процессы
происходившие там, но многократно масштабированные как по
количеству, так и во времени, происходят у нас. Более обеспеченные люди
бегут из советских “панелек” и типовых проектов нулевых, оставляя там
пенсионеров, студентов и маргиналов. После смерти первых и бегства
вторых, остаются лишь маргиналы, а район превращается в гетто.
Да, советское панельное строительство решило проблему
расселения, так же, как и Прюитт-Айго. И точно так же, как и там, блага
материальные пришли “сами по себе”, а ответственности в головах не
появилось, а тех, кто помнит бараки сталинских времен и коммунальные
квартиры осталось совсем немного. И точно так же, как и социальный
комплекс в Сент-Луисе, наши гетто рано или поздно придется разрушать,
людей расселять, а освободившееся место - грамотно застраивать.

Вопрос лишь в том, кто возьмется?


https://youtu.be/nq_SpRBXRmE - финальные моменты мечты о
социальном жилье

Вам также может понравиться