Вы находитесь на странице: 1из 386

Лил 

 Миллер
Границы разума. В
погоне за мечтой
 
 
http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=45036911
SelfPub; 2019
 

Аннотация
Мы часто мечтаем, порой наш разум отрицает реальность
достижения нашей мечты – цели, и она – мечта – остаётся чем-то
далёким и одновременно близким как сон. Временами наш разум,
кажется, ошибается. А что если перейти эту границу и погнаться
за мечтой…
– Мне уже тридцать, а я все еще не замужем!
– Прошу тебя, Кейт, не начинай.
Сидя за барной стойкой местного ночного клуба в шум-
ной и веселой обстановке, распивая мартини вели беседу две
сестры, громко отвечая друг другу.
– Ну, а что не начинай, что?
– Кейт, милая, не надо, ты выпила лишнего, пойдем до-
мой.
Кейт поставила бокал на стойку и продолжала говорить,
жестикулируя руками.
– Понимаешь, мне тридцать, и я все еще одна. За все эти
годы не было ни одного парня, за которого мне хотелось бы
выйти замуж. А мне ведь хочется завести семью, детей, что-
бы было как у всех, как у тебя. У тебя прекрасный муж, я
просто обожаю его итальянский акцент.
– Ну, перестань.
– Ну, что не так? Ты что, ревнуешь? – Вскочила она с ме-
ста и подошла обнять покрепче сестру. – Алесандра, я люб-
лю тебя! Кроме вас у меня никого нет, вы такие хорошие,
милые. А Кристи, мой маленький ангелочек!
– И мы тебя любим, Кейт. – Алесандра обняла ее покрепче
и шепнула на ухо: – Все будет хорошо, милая.
Их прервал бармен, предложивший еще чего-нибудь вы-
пить, от чего Кейт не отказалась и заказала еще.
– Знаешь, ты счастливая, у тебя есть все, и я за тебя очень
рада. Ты всё успеваешь, даже сейчас ты не с семьей, а со
 
 
 
мной.
– А ты – не моя семья?
– Я твоя проблема, твоя единственная проблема – это я!
– Перестань, не говори так, ты для меня никогда не была
проблемой. Глупости! Мы же сестры, родней и ближе тебя у
меня нет никого.
Кейт замолчала, опустив взгляд в бокал. Долго не думая
выпила его до дна.
– У тебя есть к кому вернуться.
Поставив бокал, она повернулась к бармену и грустно
улыбнулась.
– А у меня нет.
– Ну, извини меня, хоть ты и говоришь, что ты не можешь
найти парня, в этом есть и твоя вина!
– Какая же? – Возмущенно повернувшись, угрюмо глядя
говорила Кейт.
– Твои мечты! Ты мечтаешь о принце на белом коне, тебе
не кажется это несерьезным?
– Какой принц, о чем ты?
– О требованиях, которые ты вечно ставишь перед всеми:
это не так, не так пострижен, улыбка не та. Ну что ты как
маленькая, будто мой Антонио идеал.
– Да, он идеал, – улыбнулась она в ответ на возмущения
сестры. – Дело не в требованиях, и вовсе их нет, просто я не
встретила еще такого человека, который бы пришелся мне
по душе. Человек, увидев которого мое сердце воскликнуло
 
 
 
бы, что вот это именно он!
– И сколько пройдет времени до этого момента?
– Я не знаю, – печально взглянула Кейт.
– Тебе надо просто с кем-то начать встречаться, узнать его
поближе, и все сложится.
– Сложится? Я не могу так.
– Но все же надо попробовать. Я люблю тебя, Кейт, и хочу,
чтобы у тебя все было хорошо.
Кейт встала, схватила сумку, достала из нее деньги, поло-
жила их на стойку бармену.
– Спасибо!
– Всегда пожалуйста, мисс!
– Я думаю, нам пора.
– Да, пора, время уже позднее, Антонио начнет беспоко-
иться. Не хочешь пойти к нам? Я постелю тебе в твоей ком-
нате, Крис будет рада.
– Нет. Я бы с радостью, но не в таком состоянии.
***
Проснувшись в своей квартире на окраине города, Кейт
лежала и пряталась от солнечных лучей под одеялом.
Ей так не хотелось вставать с удобной, мягкой большой
кровати. Голова раскалывалась после вчерашнего выпитого,
лицо опухло, и голос слегка охрип. Собравшись силами, она
всё же встала и, подойдя к зеркалу, потрепала себе щеки.
– О, боже, и это я! Не верю!… Кто ты? – Грустно улыбну-
лась она своему отражению и, отвернувшись, побрела в душ.
 
 
 
В квартире Кейт было три комнаты. Первая – спаль-
ня, большая и просторная, не заставленная ничем лишним,
лишь кровать, комод и ростом с нее напольное зеркало от-
делкой из красного дерева. Такого же цвета было обрамле-
ние кровати и комод. Шторы цвета спелой черешни прида-
вали комнате более угрюмый вид, но эта угрюмость ей не
мешала, в этой комнате она проводила меньше всего време-
ни. Вторая – комната для гостей – была переоборудована под
кабинет. Она не видела нужды в этой комнате, ведь гостей у
нее совсем не было. Тут всегда была куча бумаг, карандашей
и множество других офисных принадлежностей. Да именно,
это был её офис. Она работала на дому в интернет-компа-
нии, ей практически никогда не приходилось никуда выхо-
дить, чему она была рада. Редкие походы в магазин, редкие
встречи с друзьями, которых у нее было немного. Чаще все-
го она проводила время с сестрой и ее семьей, навещая их
вечерами и оставаясь у них ночевать, проводя много време-
ни с племянницей, рассказывая разные истории и читая вол-
шебные сказки.
Она любила свою работу, ей нравилось проводить много
времени у компьютера, разгуливать по комнате в халате и
тапках, попивая чай. Никто не мешает, блаженство и тиши-
на.
Была ещё одна небольшая комната, в которой она корота-
ла вечера, сидя на диванчике у электрокамина, почитывая
свежеизданные романы любимого писателя. Она частенько
 
 
 
засыпала на стареньком скрипучем диване. Но все же ей нра-
вилось просыпаться и смотреть в окно, находящееся напро-
тив, которое часто было открытым из-за невыносимой жары.
Столовую занимал не только небольшой кухонный стол,
но и ее единственный верный друг – попугай породы крас-
нохвостый жако по имени Франко. Любовь всей её жизни,
как говорила она.
– Он мне верен, и никогда мне не изменит.
Кейт медленными шагами передвигалась к кухне, чтобы
заварить себе крепкого кофе и выпить чего-нибудь от голов-
ной боли. Ленясь поднимать ноги, она шуршала ими по полу.
– Кейт, Кейт, Кейт!
– Да, милый, – отвечала она своему говорливому попугаю,
который сразу же произносил её имя и звал к себе, как только
слышал какой-либо шум.
Она подошла к нему и открыла клетку. Франко выбрался,
и забравшись на рядом стоявшую для него подставку, начал
трясти её.
– Доброе утро, мой хороший, – погладила она его по го-
лове. – Как твои дела? Ты не обиделся, что меня не было ве-
чером дома?
– Доб-р-р-рое утро, доб-р-р-рое, – отвечал он ей.
Улыбнувшись, она взяла крекер со стола и сунула ему в
клюв.
Распивая горячий кофе, она обдумывала дальнейшие дей-
ствия на оставшийся день, ведь сегодня выходной и не обя-
 
 
 
зательно проводить его дома.
– Хотя после вчерашнего можно и отлежаться, – усмехну-
лась она.
Кейт стояла перед зеркалом и примеряла свои наряды, ко-
торых оказалось не так и много.
– Да, милая, тебе и надеть-то нечего, если тебя пригласят
на свидание. Джинсы и футболка – это единственное, что ты
сможешь надеть.
Она продолжала крутиться перед зеркалом. Рассматривая
свою фигуру, раздувая и втягивая живот, думала, поправи-
лась она или нет. Может, ей стоит начать заниматься спор-
том? А не появляются ли на лбу морщины или что-нибудь
где-нибудь еще.
На неё смотрела девушка невысокого роста с длинными
пружинистыми темными волосами. Черты ее лица очень ми-
лы и аккуратны, веснушки на щеках, глубокие чувственные
ярко-зеленые глаза. Когда она улыбалась, казалось, что в ее
улыбке есть какая-то тайна, которую она никогда никому не
раскрывала. Сама по себе очень стеснительная и робкая на-
столько, что завести беседу с незнакомцем для нее было нон-
сенсом, она никогда не подходила ни к кому первой, не за-
водила ни с кем разговоров и не беседовала на пустые те-
мы. Порой даже избегала всех, запираясь в своей квартире
на недели, не отвечала на звонки и лишь работала. Алесанд-
ра привыкла к такой черте характера Кейт, и порой, просто
проезжая мимо её дома, заглядывала в окно – горит ли у нее
 
 
 
свет, не пробегает ли там какая-нибудь тень? Сестра назы-
вала ее нелюдимой и чересчур мечтательной. Своими мечта-
ми она забивала себе голову и порой не замечала реального,
до сих пор ожидая необыкновенного парня, который был бы
для нее идеалом во всем.
Где-то зазвонил телефон, на который она не хотела обра-
щать внимания, но все же от любопытства решила отыскать
его и посмотреть. Оказалось, что её потревожила сестра, и
она решила ответить.
– Привет!
– Доброе утро, Кейт! Как ты? Как самочувствие?
– Ну как сказать, почему-то я чувствую себя паршивень-
ко, но это не дает мне права унывать.
– Чем ты занимаешься?
– Да, так, особо ничем, решила заняться гардеробом, по-
смотреть, что есть и выбросить ненужное.
– О, умница, давно пора было этим заняться, и, знаешь,
выбрось эту глупую рубашку, в которой ты вечно ходишь!
– Ну, да, конечно.
– А не хочешь пройтись по магазинам?
– Тебе нечем заняться? У тебя муж, дочь, а ты пристаешь
ко мне!
– Ну, я думаю, Антонио не будет против пару часов поси-
деть с дочерью.
– Наверняка не будет.
– Так что? Как ты смотришь на мое предложение?
 
 
 
Помолчав немного и покорчив рожицы перед зеркалом,
Кейт ответила:
– Мне не хочется.
– Ну почему, Кейт?
– Ну…
– Что «ну»? Всё! Давай собирайся! Я не дам тебе лежать
дома, поедая кучу мороженого или шоколада.
– Алесандра!
– Я еду, и точка!
Бросив трубку, чтобы Кейт ничего не успела ответить,
Алесандра стала собираться.
– Милый, мы с Кейт пробежимся по магазинам, присмот-
ри за Кристи.
– Но, милая…
– Никаких «но»! Я ушла. Люблю вас.
Кейт, понимая, что ей некуда деваться, переоделась и спу-
стилась на улицу в ожидании Алесандры, где сидя на ска-
мейке, болтала ногами словно школьница.
На улице была чудесная летняя погода, солнце слепило
глаза, птицы радовали слух. Всё в этот день было теплым и
светлым.
– Прошу тебя, не вози меня по всем магазинам подряд.
Давай заедем в какой-нибудь большой торговый центр. Хо-
рошо?
– Это будет зависеть оттого, найдем ли мы тебе какое-ни-
будь сексуальное платье.
 
 
 
– О, боже!
– Не упоминай имя господа всуе, – настоятельно прогово-
рила Алесандра.
После часа поисков и обсуждения всех проходящих ми-
мо парней, Кейт начинала злиться на сестру. Ей не хотелось
больше ходить и что-то еще примерять.
– Ну, хватит уже!
– Смотри, вот именно то, что мы искали, на, померь его!
Силком сунув платье в руки Кейт, она затолкала ее в при-
мерочную, где та неохотно надела на себя черное платье
бюстье.
– Ну как оно тебе? Ты надела? Выходи уже!
Кейт вышла из примерочной и показалась сестре, специ-
ально встав в какую-то смешную позу.
– О, как ты прекрасна! – Подошла она к ней и сняла с ее
волос заколку, что удерживала ее густые волосы. Они рас-
теклись по её плечам, и Алесандра буквально толкнула сест-
ру к зеркалу.
– Как я люблю тебя! Да я бы влюбилась в тебя, если бы
была мужчиной!
– А я влюбился!
Отвлек их тихий нежный голос молодого симпатичного
парня, стоявшего рядом.
Девушки повернулись к нему, и Алесандра заулыбалась и
дружелюбно поздоровалась.
– Я Брайн, увидел вас, когда проходил мимо. Я и вправду
 
 
 
не мог не заметить девушку с такими чудесными глазами.
– Кейт, ну что ты молчишь? – Подтолкнула ее слегка Але-
сандра.
Кейт растерявшись, начала что-то говорить.
– Спасибо, мне лестны Ваши слова, но все же, думаю, что
Вы зря отступили от своего пути и свернули к нам.
– Кейт!
Брайн рассмеялся.
– Что не так?
– Кейт, Вы чудесны, правда, думаю, все же не зря я свер-
нул со своего пути. И знайте, я попрошу номер телефона у
Вашей подруги, потому что уверен, что Вы мне его не дади-
те, а вот Ваша подруга…
– Сестра! – поправила его Алесандра.
– Сестра с удовольствием даст мне Ваш номер.
– Да, дам! – Ехидно усмехнувшись в строну Кейт, сказала
Алесандра.
Кейт побагровела и раскрыла рот от наглости обоих.
– И ты вот так вот предательски поступишь со мной?
– Почему предательски? Я же вижу, что парень хорош со-
бой.
– И вы не ошибаетесь! – Втиснулся в разговор двух сестёр
Брайн.
– А вас никто не спрашивал, – нагрубила ему Кейт.
– Ну почему Вы так?
– Как?
 
 
 
– Почему Вы так грубы?
– Потому что я не хочу иметь дела с вами обоими!
Она направилась в примерочную и хлопнула за собой две-
рью.
– Не подумай ничего плохого, просто она не в духе, и еще
она очень скромна.
– Нет, ничего плохого даже и не думаю. А вот Вы согласи-
лись отдать свою сестру первому встречному парню. А мо-
жет, я маньяк?
– Но ведь я еще ничего не дала.
– То есть, Вы мне не скажете номер сестры?
– Но ведь действительно я тебя не знаю, и вдруг ты в душе
не так хорош, как кажешься снаружи.
– Хорошо, и что нам делать? Я и вправду хочу познако-
миться с Кейт.
– Так, хорошо, я дам тебе её электронный адрес, и увидев
тебя там, она сама решит, что ей с тобой делать.
– Отлично!
Недовольная Кейт вышла из примерочной и принялась
отчитывать сестру.
– Почему ты вечно заставляешь меня краснеть?
– Все хорошо, ну что ты злишься? Все хорошо!
– Ты ему дала мой номер, я ведь сменю его.
– Нет, не дала.
– Лжешь!
Алесандра презрительно посмотрела на Кейт из-за того,
 
 
 
что та ей не верит.
– Ну что? Берем это платье?
– Нет, оно меня раздражает как и ты!
Кейт пошла вперед, Алесандра улыбнулась и забрала с
примерочной платье.
Возвращаясь обратно, в машине они молчали, ничего не
говоря друг другу. Остановившись у дома Кейт, Алесандра
протянула пакет и дала ей в руки.
– Что это?
– Я просто тебя люблю. А теперь выметайся.
– Алесандра, – заулыбалась Кейт. – Спасибо.
– Люблю тебя.
– И я тебя, – прошептала вслед Кейт.
Раскрыв дома пакет, она достала из него черное элегант-
ное платье и накинула его перед зеркалом на себя.
– И зачем оно мне? Хотя оно очень красивое.
Она надела его, распустила волосы, накрасила губы яр-
ко красной помадой. Получился образ сексуальной роковой
женщины. Достав из шкафа коробку с туфлями, до которых
никогда не было времени, она надела их и стала грациозной
и высокой, как одна из звезд ковровых дорожек.
Перебравшись на кухню к Франко, который тихо, мирно
дремал на своей жердочке, она обратилась к нему как к са-
мому верному другу:
– Посмотри на меня, милый, как я тебе, ну что скажешь?
– Кейт, Кейт! – Закричал он ей в ответ.
 
 
 
– Надеюсь, тебе нравится, потому что мне – очень.
Потом она надела свою обычную домашнюю одежду,
включила камин и легла на диван, открыв книгу в закладке.
«Он целовал её все нежнее и нежнее…»
– Ну, с меня хватит, – встрепенулась она, бросив книгу
рядом на диван, вложив закладку на место.
Она тихо смотрела на огонь, который играл в камине.
Вечерело, еще один день подходил к концу. Заняться бы-
ло нечем, и Кейт решила посмотреть перед сном какой-ни-
будь фильм. Направившись в кабинет, наступая на разбро-
санные по полу бумаги, она добралась до ноутбука и взяла
его с собой, словно пытаясь сбежать из этой комнаты. Вновь
вернувшись на нагретое место, поставила ноутбук на кофей-
ный столик, стоявший между камином и диваном, скину-
ла на пол журналы, беспорядочно лежавшие на столе. Взяла
бокал с недопитым кофе, который стоял на столе уже пару
дней, и заварила себе свежий травяной чай, чтобы рассла-
биться и успокоиться.
Создавшийся в квартире беспорядок стал раздражать её,
и она медленно начала расставлять все вещи по своим ме-
стам, натыкаясь на какие-то журналы, вновь пролистывая их
и бросая в урну.
Раскрыв шторы, она открыла окна, чтобы чудесный лет-
ний ветер немного освежил холостяцкую квартиру.
Протирая фоторамки, стоявшие на камине, она подолгу
разглядывала их и погружалась в моменты прошлого. Порой
 
 
 
приятные, которые хотелось вспоминать чаще с улыбкой на
лице, и не очень, про которые хотелось забыть, как напри-
мер, фото с выпускного вечера в колледже, где ожидая сво-
его принца, она провела весь вечер одна и печально отпра-
вилась домой к сестре. В то время они еще жили вместе в
большом доме, где сейчас живет Алесандра.
Разница между сестрами была небольшая, всего три года.
Но Алесандра всегда все делала быстро, решительно и доби-
валась своего, хотя не отличалась особым умом и сообрази-
тельностью, чего не скажешь о Кейт. Она закончила школу с
отличием, колледж с медалью. Заметив ее талант к различ-
ным областям наук, многие работодатели стали предлагать
ей хорошие вакансии, но она всем отказывала и подала ан-
кету в интернет-компанию, в которую ее приняли сразу же
после собеседования и в которой она работала по сей день.
Алесандра всегда была очень красивой и в школе была
королевой, но никогда не забывала о Кейт.
Поступив в колледж, старшая сестра сразу же познако-
милась с очаровательным студентом по обмену из Италии.
Встречались они не долго и решили обручиться.
Детство девушек проходило счастливо и весело, родители
не отказывали им ни в чем. Они часто путешествовали, вы-
езжали в походы и пикники. Семейная езда на велосипедах
в выходные по местному парку и кормление уток на пруду –
всё было чудесным, и девушкам было о чем вспоминать. Но
всё закончилось страшно и неожиданно. Отец и мать Кейт и
 
 
 
Алесандры попали в авиакатастрофу, когда девочкам было
двенадцать и пятнадцать лет, после чего все сказочные дни
ушли в небытие. Опекуном была назначена одинокая тетуш-
ка Марта, которой не стало года три назад.
После происшествия с родителями девочки стали еще
ближе друг другу. Они понимали, что ближе уже нет никого.
Алесандра оправилась быстро и вновь стала веселой и общи-
тельной, но Кейт замкнулась и стала проводить больше вре-
мени в одиночестве, запираясь у себя в комнате и перечиты-
вая книги любимых классиков. У Кейт развилась аэрофобия,
и она предпочитала любой вид транспорта, кроме воздуш-
ного. Она настолько замкнулась в себе, что посвятила себя
учебе и достижению новых горизонтов.
До семнадцати лет она носила очки и брекеты, словом,
была гадким утенком. Сняв все это, она стала прекрасным
лебедем как в сказках, но все же ей это не прибавило уве-
ренности в себе.
В двадцать три она встречалась с парнем Кертисом, он
был старше ее лет на пять. Она верила, что у них все полу-
чится, и они даже с ним, наверно, поженятся, и у них будет
крепкая и дружная семья. Прожив вместе четыре года, бес-
конечно промывая друг другу мозги, они все же решили рас-
статься. После этого Кейт совсем не хотелось заводить ни-
каких отношений. А когда захотелось тепла и ласки, не на-
шлось ни одного парня, который бы соответствовал ее тре-
бованиям. Бывая на нескольких свиданиях раз в полгода, она
 
 
 
всем отказывала на втором. Конечно, этим была расстроена
Алесандра, которую печалило то, что ее сестрёнка до сих пор
не завела семью и детей. Но, видимо, всему своё время, как
говорила Кейт.
– Не хочу жить воспоминаниями!
Кейт собрала десяток фоторамок с камина и убрала их по-
дальше в шкаф. Поставила на их место аромасвечи в деко-
ративных кованых подставках, которые она недавно заказа-
ла в интернете.
– Вот так-то лучше! – заметила она, посмотрев по сторо-
нам. Всё стояло на своих местах, чистота и порядок в доме
устраивали её..
Решившись убраться и в своем кабинете, она сначала вы-
пустила Франко, чтобы тот был рядом с ней. Взяв его в руки,
она перебрала перья на крыле, отчего тот всполошился и пе-
ребрался на её плечо. Франко подарила ей Алесандра, когда
Кейт решила жить одна. Она была очень рада этому подарку,
ведь он ей заменил общение со многими. Хотя птица и была
глупа и не могла поддержать разговор, но простого бормота-
ния под клюв было достаточно, чтобы разогнать тоску в пу-
стой квартире.
Она собрала все бумаги с пола и разложила их стопками
на столе, собрала карандаши в стакан. В комнате стало го-
раздо свободнее, и стал виден турецкий шелковый палас, ле-
жавший по всей комнате на полу. Она подошла к телескопу,
который был увешан шарфами, словно вешалка, и, протерев
 
 
 
с него пыль, настроив, взглянула в звездное небо.
– Как красиво, Франко, и почему я не смотрю туда чаще.
Как же там все идеально. Жаль, что я не могу тебе этого всего
показать.
Кейт загнала Франко в клетку и закрыла ее, наговаривая
ему пожелания на ночь.
Усевшись поудобнее на диван, она включила ноутбук и
решила проверить почту.
– Так, что у нас тут? Как обычно, ничего интересного.
Она хотела было уже выйти, но вдруг пришло сообщение,
которое скорее от любопытства она открыла и прочла.
–  Добрый вечер, прекрасная Кейт! Я уже думал, что не
дождусь тебя сегодня.
Кейт в недоумении раскрыв широко рот, улыбнулась.
Ей писал Брайн, с которым она так не хотела знакомиться
в магазине, она сразу догадалась, что это дело рук Алесанд-
ры.
Она убрала руки от клавиатуры и задумалась, что ей де-
лать, отвечать не хотелось, но и игнорировать тоже во вто-
рой раз было неприлично. Да и любопытство брало верх: хо-
телось узнать, как и чем он живет. Еще немного обдумав,
вновь положила руки на клавиатуру. Она хотела начать пи-
сать сообщение, как Брайн успел отправить еще одно.
–  Дай мне один шанс, и я докажу тебе, что я неплохой
парень. Ну, хотя, может, я просто тебе не нравлюсь, просто
дай мне знать, стоит ли мне стучаться в закрытую дверь.
 
 
 
Она вновь убрала руки, и потерла ладони друг об друга.
–  Ну, хорошо,  – пробормотала себе под нос, вошла в
его альбом с фотографиями и начала разглядывать десяток
снимков, досконально изучая каждую.
– А ты очень даже ничего…
Остановилась на фото, где Брайн держит доску для сер-
финга. Накаченный, мужественный, с красивой улыбкой и
этническими татуировками на плечах.
– И что такому красавцу нужно от такой серой мышки как
я? Ну хорошо, начнем.
Собравшись духом, она решила ответить на его сообще-
ние.
– Даю тебе один шанс, больше возможности не будет.
Она с улыбкой на лице и ожиданием в груди сидела и жда-
ла ответа.
– Я постараюсь не разочаровать Вас. Можно, я буду обра-
щаться к Вам на ты, если Вы не против?
– Нет, я не против, – молниеносно ответила она.
– Кейт, у тебя очень красивые глубокие, загадочные зеле-
ные глаза. Я и вправду, как увидел тебя, утонул в них. Они
как загадка, манят в себя, и эту загадку хочется разгадать.
Она прочла и фыркнула себе под нос, сев поудобнее, взяла
ноутбук на колени.
– Мне, конечно же, приятны твои слова, но пока не вижу
смысла в них.
– Ты и вправду очень упёртая, не обижайся.
 
 
 
– С чего ты взял?
– Мне так сразу показалось.
–  Интересное рассуждение о моей личности после пяти
минут общения. Ты, случайно, не психолог?
– Вовсе нет, я не психолог, я инженер.
– Что же ты проектируешь, разрабатываешь или что?
– Я занимаюсь мостостроением, чертежами мостов и раз-
работкой такого рода проектов.
– Как это интересно, мне нравится, даже очень.
–  Вот видишь, тебе во мне уже хоть что-то нравится, и
меня это радует.
Кейт нравилось с ним общаться, хотя она и остерегалась
этого общения.
– Почему ты от меня сбежала там в магазине?
– Ты меня смутил, вы оба меня смутили.
– Прости, если обидел тебя.
– Нет, ничего страшного, думаю, я это как-нибудь пере-
живу.
– А то платье тебе очень шло, я надеюсь, ты его взяла?
– Да.
– И, может, я увижу тебя в нем когда-нибудь?
– Я не стану этого отрицать, ведь все возможно. А сейчас
спокойной ночи.
Выключила и убрала в сторону ноутбук, не дожидаясь от-
вета.
Он ее заинтересовал, она сидела и думала о нем, попивая
 
 
 
свой давно остывший травяной чай, а потом так и заснула
на диване при свете луны, которая светила этой ночью особо
ярко.
– Доброе утро, доброе утро, доброе утро! – начал кричать
Франко при свете первых солнечных лучей.
Кейт открыла глаза, которые слепил ей солнечный свет, и
широко зевнула, прикрывая рот рукой. Встав, потянулась и
поправила халат. Заварив крепкий кофе, она направилась в
свою рабочую зону.
***
– Мама, почему тетя Кейт давно не была у нас, я соскучи-
лась по ней.
– Солнышко моё, ты хочешь, чтобы она пришла?
– Да, хочу и чтобы она осталась на ночь и почитала мне
сказки, которые сама придумывает.
– Давай мы ей позвоним. А не хочешь съездить к ней, на-
вестить Франко?
– Мы заберем её к себе?
– Нет, так она вряд ли согласится.
Алесандра набрала номер Кейт и прижала телефон к уху.
Кейт долго не брала трубку, но все же взяла.
– Как ты, сестричка?
– Привет, все отлично, мне, конечно, хочется с тобой по-
говорить и даже есть о чем, но времени совсем нет. Давай, я
приеду к вам вечером, хорошо?
– Я как раз об этом и хотела попросить.
 
 
 
– Что-то случилось?
– Нет, просто Кристи соскучилась.
– А, ну всё, тогда вечером буду.
Отложив трубку подальше от себя, Кейт принялась за ра-
боту.
Вновь раздался звонок, на который она не хотела отвле-
каться, но все же вновь решила взглянуть, кто это. Звонили
из офиса, на звонок пришлось ответить.
– Да, слушаю Вас.
–  Кейт, Вам на почту выслали контракты, будьте добры
ознакомиться в ближайшее время.
– Хорошо, спасибо, что уведомили. Всего хорошего.
– Спасибо и Вам…
Кейт в работе совершенно забыла о Брайне. Открыв почту
с рабочими мыслями в голове, увидела сообщения. Сперва
не обратила внимания, что это сообщение отправил ей моло-
дой человек, ждавший ответа. Сбившись с рабочего настроя,
она с любопытством перечитала несколько раз то, что он на-
писал.
В своих сообщениях он просил о встрече, о паре вечерних
часов, которые она могла бы провести с ним. Все его сооб-
щения казались ей очень даже грамотно выраженными, и это
ее порадовало. Его в тот момент в сети не было.
– Вероятно, в это время он занят работой, а не сидит как
я у компьютера, – подумала Кейт.
Она вновь все перечитала и задумалась об ответе.
 
 
 
– Что же мне ответить? Что? Чего я хочу сама? Кейт, чего
ты хочешь? – Заговорила она сама с собой вслух. – Кейт, ну
же, может, стоит решиться?
Еще немного потерзав себя, она решила ему ничего не от-
вечать, а сначала посоветоваться с сестрой. Ведь это была её
идея дать ему данные Кейт.
Незаметно для Кейт, которая провела весь день в работе,
наступил вечер. Посмотрев на часы, на которых время до-
ходило уже до семи, она вспомнила об обещании навестить
сестру и племянницу. Второпях доделав все до конца, она
взяла с собой пару вещей и, еле найдя ключи от автомоби-
ля, который она не заводила уже неделю, спустилась вниз во
двор и поехала к сестре.
– Я сама открою, это тетя Кейт!
Кристи радостно побежала к двери, и открыв, крепко об-
няла Кейт.
– Кейт, почему ты не приезжала?
Кейт проталкивала Кристи в дом, с порога продолжая ее
обнимать.
– Милая, у меня много работы.
–  Но ведь вы с мамой ходили по магазинам и не взяли
меня с собой. – Обиженно приподняла маленькую головку
Кристи.
– Не смотри на меня так, ангелочек. Я и вовсе не собира-
лась никуда, просто так вышло.
– Кристи, иди, поиграй, не приставай к тёте.
 
 
 
Надув щеки, девочка с двумя длинными косичками убе-
жала в другую комнату к папе.
– Как ты, Кейт?
–  Все хорошо, даже очень хорошо,  – ёрничая ответила
Кейт, дёрнув сестру за рукав кофты и заведя ее на кухню.
– Что с тобой, чего ты меня так тащишь?
Кейт уселась за стол и сложила руки.
– Ну, ты же знаешь, что у меня есть что тебе рассказать,
так завари же мне свой, фирменный травяной чай, чтобы не
сидеть без дела во время беседы.
Алесандра заулыбалась, поняв в чем дело, и сразу же по-
бежала к плите заваривать чай.
Сестры сидели напротив и общались.
– Ну и что ты думаешь делать? Он же такой красавчик!
Ты видела, какие у него руки?
– Конечно видела, я видела его фото у моря. И знаешь,
ему нечего скрывать под одеждой.
– Ого, как ты заговорила! Ты меня заинтересовала, я хочу
видеть фото этого красавчика.
– Хорошо, хорошо, угомонись, я покажу тебе, все равно
мне надо что-нибудь ему ответить. А то я проигнорировала
его последние сообщения.
– И почему же ты это сделала?
– А что, по-твоему, я должна была ответить на предложе-
ния незнакомого мне парня?
– Он предложил встретиться?
 
 
 
– Да, я так полагаю, что он хочет свидания.
–  И ты…?  – Вытягивая ответы, задавала вопросы Але-
сандра.
– Что я? Я не знаю. Я не знаю, что ему ответить. Мне не
хочется так скоро, не узнав о нем ничего, встречаться.
– Ну так пообщайся с ним, скажи, что хочешь узнать его
немного в мире интернета, а потом встретиться. А через
недельку решишься на свидание.
– Думаешь, это его не заденет?
– С чего бы это? Если по твоим словам он такой же за-
нятой, как ты, пусть сидит и пишет тебе тут романтичные
стишки.
– Я даже не знаю…
– Не веди себя как школьница, парень хороший, так что
займись им.
– Девочки. Здравствуй, Кейт, – прервал бурно развиваю-
щуюся беседу Антонио, вошедшей к ним.
– Ой, привет! Я совсем охамела. Пришла и совсем забыла
навестить тебя.
– Ничего страшного. Я же вижу, что вы тут заняты чем-то
очень важным, – рассмеялся Антонио.
– Дорогой, чаю?
– Нет спасибо, не хочу быть вмешан в ваши разговоры. Я
зашел просто поздороваться, и всё, теперь я покидаю вас.
– Беги, беги, трусливый, – прокричала вдогонку Алесанд-
ра.
 
 
 
***
– О, какой он красавчик, – вздыхала Алесандра, рассмат-
ривая фотографии Брайна. – Это не мой Антонио, у которо-
го вся диета заключается в поедании макарон.
– Не говори так и перестань обижать его, он у тебя очень
хороший,  – говорила Кейт, блуждая по гостиной, которая
раньше была ее комнатой. Алесандра ничего в ней и не изме-
нила, чтобы сестре было приятно возвращаться в этот дом.
Она стремительно ходила туда и обратно, не находя себе
места.
– О, смотри, он появился в сети.
Кейт сразу же подбежала к Алесандре, которая рассмат-
ривала фотографии Брайна.
– И что ты ему ответишь?
– Нет, ничего не буду писать, а то он будет думать, что я
весь день сидела и ждала его тут.
– Ничего не будет.
– Нет, пусть напишет первый.
– Ну, хорошо, подождем.
Девушкам ждать пришлось недолго, не прошло и несколь-
ких минут, как Брайн набрал первое сообщение.
– Привет, как прошел твой день?
Алесандра толкнула Кейт, чтобы та начала уже что-нибудь
думать.
– Ну, чего?
– Пиши, иначе я сама что-нибудь напишу.
 
 
 
– Хорошо, хорошо. Уйди с кресла, дай я сяду.
Кейт уселась поудобнее, взглянув, улыбнулась сестре, на-
брала текст сообщения.
– Привет, у меня все прекрасно. Как ты сам?
Алесандра присела рядом с Кейт, чтобы следить за ходом
развивающейся беседы.
– Теперь чувствую себя гораздо лучше, ты, наконец, от-
ветила мне, и это очень радует. Так что ты думаешь о том,
чтобы уделить мне немного времени?
Кейт растерянно посмотрела на сестру и пробормотала:
– Он обидится.
– Нет, это твое желание. Ты еще не готова, и все.
– Я и вправду не готова.
– Вот и пиши, что пока у тебя нет времени, что лучше вам
пообщаться тут. Пиши или я сама сейчас сяду и напишу все
за тебя.
Кейт оттолкнула тянущиеся к клавиатуре руки Алесанд-
ры.
– Нет уж, я как-нибудь сама.
Сёстры вновь вдвоем уставились на монитор, и Кейт со-
бралась мыслями и написала.
– Я бы с радостью, но на этой неделе у меня так много
работы, просто аврал. Сомневаюсь, что смогу вырваться хотя
бы на чуть-чуть.
– В чем же таком важном заключается твоя работа, что
она занимает у тебя столько времени?
 
 
 
– В общем, куча бумажных и других дел.
– Или ты не хочешь об этом говорить?
– Нет, почему же, это ведь не тайна, я работаю на дому
в интернет-компании, и приходится много работать, чтобы
все успеть.
– О, впечатляет твой трудоголизм.
– Будем считать, что это комплимент, спасибо.
Еще немного пообщавшись, Кейт решила выйти и больше
ничего не писать.
– Да, ты его замучаешь за эту неделю.
– Ну, это его проблема, не моя . Не я навязывалась ему.
– Но и он не навязывался.
Усмехнувшись, Алесандра легла на кровать, Кейт к ней
присоединилась. Сестры лежали и, перевернувшись, смотре-
ли друг на друга.
– Помнишь, как мы ходили в поход с родителями?
– Да, чего это ты вспомнила?
–Да просто, почему-то все время снятся те времена, когда
мы были вместе. А ты боишься вспоминать, верно?
– Почему ты так думаешь?
– Кейт, ты никогда не говоришь о родителях. Я же знаю,
что тебе порой их так же не хватает, как и мне. Поэтому ты
запираешься дома и ни с кем не общаешься.
– Глупости.
– Почему ты боишься признать это?
– Перестань, ничего я не боюсь.
 
 
 
В комнату забежала Кристи и прыгнула к ним на постель.
– Тетя Кейт, а ты расскажешь мне сказку на ночь?
– Конечно, милая, у меня как раз припасена одна для тебя.
– Про фей?
– Да, именно про фей.
Кейт гладила племянницу по голове и нежно улыбалась,
смотря в ее блестящие глаза.
– Милая, иди пока в свою комнату, скоро Кейт придет к
тебе.
– Хорошо, мамуль.
Кристи нехотя покинула комнату.
Кейт встала и поправила вещи на себе, понимая, что Але-
сандра, вероятно, продолжит разговор. Она решила сменить
тему и, недолго думая, вовсе ушла в душ.
***
– А как называется сказка?
Кейт и Кристи лежали и смотрели на уклеенный звездами
потолок.
– А как бы ты хотела ее назвать?
– Ну, я же еще не знаю, о чем она.
– А все же, ты знаешь, что она про фей …
– Ну, тогда «Фея малинового пудинга».
– Почему? – усмехнулась Кейт.
– Мы с мамой ходили в кафе, и она мне не дала малиновый
пудинг, а я его очень хотела.
Обняв ее, Кейт рассмеялась.
 
 
 
– У тебя же больные зубки, надо их вылечить, потом будем
вместе лопать шоколадки.
– Правда?
– Конечно, я когда-нибудь тебе врала?
– Нет! – радостно заулыбалась Кристи и крепко прижа-
лась к тете.
– Так, о чем мы? Ах, да, о фее, которая очень любила слад-
кое.
– Да, да! – Захлопала в ладоши маленькая девочка.
–  Тогда ложись и слушай. На одном огромном вековом
дубе находилось одно маленькое государство и называлось
оно «Флея» в честь живущей в нем хранительницы всего, что
было на этом огромном дубе…
Кейт так и заснула, обняв Кристи на маленькой неудобной
для взрослого человека кроватке.
Алесандра приоткрыла дверь, чтобы посмотреть, чем они
заняты. Но увидела двух спящих красавиц, прошептала: «Я
люблю вас», выключила свет и закрыла дверь.
***
Кейт проспала до обеда, Алесандра ее не будила, зная, что
сестра все равно будет работать до ночи, мучая себя, выпи-
вая по несколько бокалов кофе. Девушка проснулась, пыта-
ясь по привычке потягиваться, но в маленькой кровати не
умещались ноги. Поняв, что время уже не раннее, она вско-
чила и побежала вниз, цепляясь тапками о ступени.
– Почему ты меня не разбудила, – лохматая и сонная за-
 
 
 
кричала на сестру Кейт.
– А что не так. Хоть у меня выспись.
– А то я не высыпаюсь.
– Нет.
–  Все-то ты про меня знаешь.  – Что-то продолжая буб-
нить, Кейт отправилась приводить себя в порядок. – Ох, уж
эта Алесандра, все-то ей хочется делать за меня.
– Кстати, твой телефон разрывался от звонков. Но, думаю,
ничего важного, в основном звонила Рози.
Кейт забыла о ванной и вновь вернулась на кухню, про-
должая ворчать.
– Ну, вот кто ты после этого, злодейка?
– Делаешь ей как лучше, а она еще и недовольна!
Кейт взяла свой телефон со стола, и начала просматривать
пропущенные звонки и смс.
Звонила Рози, подруга Кейт, с которой они учились вме-
сте в колледже, взбалмошная натура, неугомонная личность,
которая жила одним днем и проводила эти дни как праздник.
Работая моделью, она могла себе это позволить.
– И что же этой бунтарке нужно на этот раз?
– А вот не твое дело, не пытайся меня опекать, вот если
она что-то и предложит, то я соглашусь.
– Смотри, а ведь она и предложит.
Кейт приложила телефон к уху, в ожидании ответа она
стояла и теребила себе руку.
– Привет, Кейт, ну, чего ты пропала, я все утро тебе зво-
 
 
 
ню.
– Привет, да знаешь, работа…
– Но все же ты должна меня проведать, в честь моего при-
езда я готовлю вечеринку, так что ты обязана тут быть, мы
же подруги.
Кейт посмотрела на Алесандру, та в ответ ей рассмеялась,
прошептав:
– Соглашайся.
– Кейт, чего ты замолкла?
– Я тут, тут я, – растерянно говорила она.
– Ну, так что?
– Конечно, я приду, мне хочется тебя увидеть и послушать
о твоих новых похождениях.
– Вот и отлично, в эту пятницу жду, не подведи меня. Це-
лую, милая.
– Удачи!
Кейт недовольно опустила руки и немного помолчала.
Алесандра тоже ничего не говорила, зная, что она сама заго-
ворит первая.
–  Извини меня, не знаю, что на меня нашло после вче-
рашнего твоего разговора про родителей и мою неоткровен-
ность, как-то стало не по себе. Прости, Алесандра, я знаю,
что ты мне желаешь только добра и хочешь, чтобы я была
счастлива. Спасибо, что дала мне поспать подольше, я бы се-
бе этого не позволила, потому что у меня очень много рабо-
ты.
 
 
 
Алесандра подошла к ней и взяла ее за руки.
– Перестань, слышишь? Перестань, все хорошо. Я все по-
нимаю, на то я и твоя сестра. Все хорошо! Слышишь? И пе-
рестань себя казнить!
Кейт подняла глаза и посмотрела на Алесандру, крепко
прижала ее к себе.
– Ты самая лучшая, я тебя очень люблю.
– Я знаю.
Ну кухню вошел Антонио, бросив свой портфель на стул
и расслабляя галстук.
– Ну, я сейчас расплачусь. Вы вообще покидаете когда-ни-
будь эту кухню? – Рассмеялся он и подошел к ним, обняв их
обеих. – Вы у меня такие милые. Рад вам обеим, и что вы у
меня есть, каждой по-своему. – Посмотрел он на них. – Но
все же я приехал на обед, и мне хочется чего-нибудь поесть.
Алесандра накрыла на стол и они втроем беседуя провели
вместе обеденное время.
После обеда Кейт отправилась домой начать рабочий день
хотя бы с опозданием.
– А может и хорошо, что я согласилась пойти на вечерин-
ку, почему бы и нет? Надоели эти будни, все одно и то же.
Что-то совсем становится скучно и тоскливо. Ну, вот, день
испорчен, вот нельзя спать так долго, нельзя вечно оставлять
все на потом. Вечеринка, вечеринка…,  – говорила она са-
ма с собой, припарковываясь у дома. Она вошла в квартиру,
в которой было душно оттого, что все окна были закрыты.
 
 
 
Франко начал жалостно кричать, услышав, что хозяйка при-
шла домой. А она все продолжала говорить себе под нос.
– Вечеринка, вечеринка…
Забыв ненадолго о Франко и работе, она направилась в
свою комнату и, найдя в гардеробе новенькое платье, подо-
шла к зеркалу и накинула его на себя.
–  Вот в этом я и пойду… О, боже!  – Пригляделась она
к своим рукам и ногтям.– Какие же грубые и неухоженные,
что-то я совсем запустила себя. Надо что-то с этим делать.
Найдя в своей сумочке визитницу, она достала визитку
косметического салона, который посещала очень редко. Но
на этот раз решила себе ни в чем не отказывать.
Даже не задумываясь, нужно ей или не нужно посещение
процедур, она просила записать ее на массаж, обертывание,
маски, все, что она видела, произносила вслух.
– Хорошо, одно дело готово, с завтрашнего дня займусь
собой. А сегодня напоследок можно скушать пару пирож-
ных.
Улыбнувшись, она направилась на кухню, где ее заждался
Франко.
***
Сонная, недовольная Кейт ударила по будильнику, кото-
рый пытался ее разбудить.
Подняв голову, чтобы выключить его, она одним глазом
посмотрела, сколько же время.
– Шесть, шесть утра, и зачем я поставила тебя так рано?
 
 
 
Она вновь положила голову на подушку и начала поне-
многу засыпать.
– Ах, да! – Раскрыла она широко глаза. – Я должна начать
бегать, должна встать и бежать.
Заставив себя встать и все же собравшись, она надела
спортивный костюм, зашнуровав кроссовки потуже, вышла
из квартиры. Пробежав по лестнице, на крыльце она застыла
на месте.
– И куда же мне бежать? Наверно, в парк. Точно, в парк!
Там, наверно, много народу, буду хотя бы не одна.
Погода была теплая и уже ясная. Кейт стало жарко, и она
сняла олимпийку и привязала ее на пояс. Она бежала по
парковой тропке, которая была протоптана вокруг деревьев.
Мимо нее пробежали лишь несколько таких же как она бе-
гунов. Пожилые дамы выгуливали собак, дворники мели му-
сор.
Кейт бежала, пытаясь рассмотреть все вокруг, будто ища
что-то интересное. Незаметно она начала беседу в мыслях
сама собой.
– Чудесный день, и все впредь будет чудесно… О, какая
миленькая собачка, – думала она о проходящей рядом ма-
ленькой собачонке с не очень маленькой хозяйкой. – Может,
и мне завести? Ну как же? Я за Франко смотреть ленюсь, а
еще и собачку! И все же, как все прекрасно в сегодняшнем
дне. Я совсем забыла о Брайне. О, Брайн, какой же он кра-
савчик, может с ним у меня что-нибудь получится. Он такой
 
 
 
милый, добрый и красивый, но это, конечно, все на первый
взгляд. Но все же, хотелось бы мне проводить с ним время?
Больше да, чем нет. А если мне его позвать с собой на вече-
ринку к Рози? Мы бы пообщались там с ним, будет много
народу, и мне будет так комфортней. Нет, нет, не надо его
водить к Рози, она сразу же напустит на него свои цепкие,
липкие руки. И он наверняка будет очарован ею, она ведь
модель и следит за собой, не то, что я.
Она прибавила свой бег.
– Надо бегать каждый день, думаю, через недельку я к это-
му привыкну.
Вечером, после как обычно законченной работы, разбав-
ленной сегодня новыми делами такими как утренняя про-
бежка и поход в спа-салон, она была довольна и расслабле-
на. Все ее устраивало в сегодняшнем дне, даже казалось, что
она начинает жить по-новому, и все у нее на этот раз полу-
чится. Она была уверена в этом. Заварив себе как обычно
травяного чаю, она уселась, взяла ноутбук на колени и нача-
ла свое общение с Брайном, которого она немножко в делах
подзабыла.
Он ей уже оставил несколько сообщений и ждал ответа.
– Что-то тебя тут нет, я огорчен. Мне хотелось общения с
тобой. – Кейт, ну где же ты…?
Посмотрев, что он в сети, она начала ему отвечать.
– Добрый вечер! Как ты там поживаешь, чем занимаешь-
ся? Не могла ответить, слишком много было работы.
 
 
 
Поднесла она к губам горячую кружку чая, дуя на нее пред
тем как пить.
– Сейчас я отдыхаю, заняться особо нечем. Скажу честно,
ждал тебя.
– Как приятно, что хоть кто-то меня ждет.
–  Да, я ждал и надеялся, также я жду нашей встречи и
надеюсь, что она будет скоро.
– Да, как только я разберусь со всеми делами, мы сразу
же увидимся.
– Я буду днями и ночами в раздумьях о нашей встрече, и
о том, куда бы нам сходить на нашем первом свидании.
– О, так это свидание? – Сидела и широко улыбалась Кейт.
– Конечно, а что же это по-твоему? Не думаешь же ты, что
я в тебе ищу друга?
– Как-то это грубо звучит. Но все же и я в тебе друга не
ищу.
– Как-то это двойственно звучит? И что мне думать?
– Даже и не знаю, что же тебе и думать.
– Ладно, перестань ерничать. Давай поговорим о чем-ни-
будь другом.
– Например?
– Расскажи мне о себе, ну хоть что-нибудь.
– Лучше задавай вопросы, чтобы тебе не пришлось впи-
тывать в себя лишнюю информацию.
– Хорошо. Как так получилось, что такая ну очень краси-
вая и умная девушка одна?
 
 
 
Кейт вздохнула и подумала, что же ему на это ответить,
да и отвечать на это особо не хотелось.
– Хорошо, я отвечу, а потом ты мне ответишь на этот же
вопрос. Я жила с парнем, у нас все было прекрасно, мы ду-
мали о женитьбе. Но потом поняли, что нам лучше не быть
вместе и не терять времени друг на друга. После этого про-
шло уже прилично много времени. У меня нет ни желания,
ни времени бегать и знакомиться со всеми, как-то не до это-
го, наверно. Работа каждый день, аврал. Вот как-то так скла-
дывается моя жизнь.
Брайн некоторое время не отвечал, отчего Кейт начала пе-
реживать. И перечитывала свое сообщение, вновь пытаясь
понять, что написано не так.
Но некоторое время спустя он ответил.
– Я тоже жил с девушкой, и мы тоже разбежались, скажу
честно, было это не совсем давно. И это не было нашим сов-
местным решением, скорее всего, она решила это сама для
себя своим поведением, у нее на уме были постоянные ту-
совки, гулянки, она на долгое время уезжала из города. Бы-
вало, задерживалась ну на очень долгое время, не отвечала
на звонки и многое другое. А я, как дурак, верил, что она
меня любит и что она хочет быть со мной, прощал ей все. В
общем, наверно, я глупец.
Кейт прочитала, и ей стало слегка не по себе оттого, что
в его жизни эти моменты произошли совсем недавно. Было
приятно узнать, что он так серьезно относился к отношени-
 
 
 
ям. А может он ее до сих пор любит и пытается найти ей за-
мену… Может спросить его об этом, подумала она.
– Кейт, где ты? Что-то не так?
– Нет, все в порядке. Просто, ты так все откровенно рас-
сказал мне. Тебя это до сих пор задевает?
–  Нет, что ты. Ох, извини! Ты, наверно, не так поняла.
Все было и прошло, осталась просто злоcть на ситуацию и
не более.
– Нет, нет, все в порядке.
– Правда?
– Да, конечно. Мне приятно, что ты со мной откровенен.
– А мне приятно общение с тобой. Ты милая, после каж-
дого прочитанного сообщения хочется узнавать тебя больше
и больше.
– И мне хочется узнать тебя. А еще мне хочется, чтоб ты
не врал и был таким же милым потом, – проговорила Кейт,
пытаясь верить ему.
– Мне хочется услышать твой голос, мне совсем не хочет-
ся писать тебе тут, хотя это, конечно, лучше чем совсем ни-
чего. Но все же, Кейт, может, позволишь позвонить тебе?
Нам же не по восемнадцать лет, чтобы вести тут вечерами
переписку. Как ты смотришь на это?
Кейт это слегка смутило. Неужто я не готова просто по-
говорить с человеком по телефону? Действительно, это вы-
глядит как детский флирт. Но мне все же легче писать тут,
нежели услышать его голос и дыхание по телефону.
 
 
 
– Видимо, ты думаешь… Кейт, знай, я не кусаюсь.
Кейт написала ему номер своего телефона и сразу же от-
правилась искать телефон, думая, что он сейчас же позво-
нит ей, и была права. Телефон начал звонить еще до того
момента, когда она нашла его. Увидев на экране незнакомый
номер, она заулыбалась и засмущалась. Глубоко вздохнув и
прикусывая губы, она ответила.
– Да.
В ответ она услышала, как он довольно, с облегчением
вздохнул.
– Привет! Ну, наконец я буду слышать тебя!
Она услышала очень нежный и красивый голос, который
так хотелось слушать и слушать.
– Не смущай меня.
– Даже и не думаю, но у тебя очень красивый голос. Так
приятно его слышать.
– Спасибо.
Они проговорили около часа, рассказывая друг другу раз-
ные истории. Кейт стало легко общаться с ним, они то сме-
ялись, то неловко молчали.
Наутро Кейт проснулась с улыбкой на лице, и все ей каза-
лось еще чудеснее, чем было до этого.
Утренняя пробежка, вновь поход в спа-салон. Свежее ли-
цо, хорошее бодрое настроение, хотелось поделиться всем
с сестрой. Она позвонила и предложила прогуляться, прой-
тись по магазинам, на что Алесандра с радостью согласилась.
 
 
 
Прогуливаясь по магазинам Кейт радостно делилась впе-
чатлениями от общения с Брайном.
– Знаешь, наверно, он мне начал очень даже сильно нра-
виться, я даже не знаю, что с этим делать. Как-то это все
слишком быстро, тебе не кажется?
– Ничего мне не кажется, лишь то, что тебе повезло. Ты
мне уже все уши прожужжала о нем, я только и слышу его
имя. Мне даже не верится, что он действительно так хорош.
–Я не знаю, мы же еще не виделись с ним. По телефону
он само совершенство, а что будет при встрече, я не знаю.
На телефон Кейт пришло сообщение, она отвлеклась на
него, роясь в своей сумочке в поисках.
– Что там? – любопытствовала Алесандра.
– Это Брайн, – заулыбалась Кейт.
– И что он пишет?
– Хочет позвонить, интересуется, могу ли я ответить.
– Ну, милая, если ты сейчас ответишь, это затянется на-
долго, напиши, что пока не можешь, что занята.
– Хорошо, хорошо, так и отвечу.
Кейт отправила сообщение и, довольная, бросила телефон
в сумку. Алесандра была не в настроении, и ее что-то тере-
било, но Кейт в своем радостном состоянии и не замечала
этого, пока Алесандра не стала вести себя более раздражи-
тельно.
– Что произошло, что с тобой? Что-то случилось?
– С чего ты взяла, что что-то не так. Все отлично, – пы-
 
 
 
талась отрицать Алесандра и переводила разговор в другое
русло.
Но все же Кейт продолжала допытывать ее, допрашивая
вопросами.
– Пойдем, посидим в кафе, ты же не против? – предложи-
ла Кейт.
Расположившись в летнем кафе под открытом небом, они
заказали себе чаю с кремовыми пирожными.
– Алесандра, говори.
– О чем говорить?
– Перестань, я же вижу, что что-то не так, расскажи мне,
не держи в себе.
– Все в порядке!
Кейт недовольно глянула на сестру.
– Я беременна…
Кейт рассмеялась.
– Что ты смеешься?
–Ты глупая, я думала, у тебя что-то произошло, а ты…
– Я не хочу больше детей, я же говорила тебе, ты же это
прекрасно знаешь.
– Глупая, что ты говоришь такое? Это так прекрасно, а ты
из этого делаешь головную боль для себя.
–  Но, Кейт, я не хочу! Мне так хорошо с уже большой
Кристи и совсем не хочется вновь проходить через пеленки.
– По-моему, ты не в себе, как ты можешь говорить такие
гнусные вещи? Ты точно глупая. Ты ведь не сказала Анто-
 
 
 
нио?
– Нет, я ему еще ничего не говорила.
–  Тогда я позвоню и скажу ему.  – Достала она свой те-
лефон и начала трясти им перед лицом сестры. – Он будет
очень рад, я знаю это, он так любит детей и не раз уже просил
у тебя еще одного ангелочка. А ты все время говоришь, что
не хочешь. Ты упрямая, Алесандра.
– Перестань, не надо ему звонить, отдай мне телефон! –
Отобрала она его у сестры и положила на столик рядом с
собой. – Кейт, я…
–  Что? Не смей, поняла?! Не смей! Если ты не родишь
этого ребенка, ты мне больше не сестра, ты поняла меня? –
грозно прокричала Кейт, не дав проговорить сестре и пере-
бив ее.
Сидящие рядом с ними посетители обратили на них вни-
мание.
– Ты просто очень дурна, хоть и старше меня, раз думаешь
об обратном.
–  В твоей поддержке веские аргументы,  – рассмеялась
Алесандра.
Не поняв, отчего смеется сестра, Кейт посмотрела на нее,
прищурив глаза.
– Ты что?
– Наверно, ты права, да, я действительно упряма и сама
не пойму, почему боюсь этого. Ведь это будет со мной не
впервые, и да, ты права, это чудесное чувство, когда в тебе
 
 
 
что-то есть, что-то твое собственное, и ты чувствуешь его у
себя под сердцем.
– Вот видишь!
– Спасибо, родная! – Алесандра вскочила и обняла сест-
ру.
Кейт не понимала состояния Алесандры: то грусть, то ра-
дость. Та сослалась на беременность. Кейт успокоила ее, и
они сидели, продолжая общаться.
– Видишь, как все прекрасно, и скоро у меня будет еще
одна племянница или племянник. Сама подумай, у нас есть
мы, и нам хорошо, и пусть они будут так же дружны. Кристи
нужен братик или сестричка.
– Да, ты права, – говорила уже успокоившаяся Алесандра
Они просидели около двух часов, обсуждая покупки для
малыша и как надо обустроить детскую. Время пролетело
быстро, уже вечерело. Девушки направились домой.
– Хорошей идеей было пройтись пешком.
– Да, это здорово, мы хорошо провели время. Даже сде-
лали покупки, что для тебя странно. Ты стала радостней и
выглядишь свежее.
– И все это благодаря тебе, Алесандра. Если бы не ты, я
бы так и сидела дома, зачитываясь книгами, и не встретила
бы Брайна, и не пошла бы на завтрашнюю глупую вечеринку,
на которую я поначалу вообще не хотела, а сейчас радостно
собираюсь.
– Рада за тебя, что ты все же собралась, даже завидую тебе.
 
 
 
Проведи там хорошо время и за меня тоже. Как бы я хотела

– Ну, так в чем проблема, пойдем завтра вместе.
– Что ты, нет. И что я скажу Антонио? Что мы с тобой
пойдем на вечеринку? Нет уж, милая, я во второй раз готов-
люсь стать матерью, так что, думаю, надо бы позабыть о та-
ких развлечениях.
– Наверно, ты права.
–  Ох, мы так давно не бывали нигде с Антонио вместе.
Бедняжка, я как эгоистка вечно где-то хожу, а он, такой ми-
лый и верный, сидит дома и ждет меня, готовя ужин.
– Как же это мило, Алесандра. Может вам стоит съездить
куда-нибудь вдвоем на выходные, и ты заодно сообщишь ему
радостную новость.
– А как же Кристи?
– Нашла о чем беспокоиться. Я с радостью присмотрю за
ней, мы с ней чудесно проведем время.
– Правда? И это не затруднит тебя?
– Ничуть, поверь, ничуть.
– Как хорошо. Тогда, может, в эти входные?
– Как вам угодно, у меня нет дел, я с легкостью приду в
субботу к вам.
– А как же вечеринка?
– А что с ней не так?
– Ты же будешь усталая.
– Какие мелочи, чепуха. О чем ты вообще думаешь? Да-
 
 
 
вай, начинай планировать выходные.
– Ты уверена, что сможешь на этой неделе?
– Алесандра, да, я смогу на этой неделе.
– Ну, хорошо, с твоей стороны это очень мило. Спасибо.
– Какие глупости, ты моя сестра.
Девушки дошли до дома Кейт, где еще немного пооб-
щались, и Алесандра, сев в машину, умчалась вдаль. Кейт
немного постояла на улице, разглядывая прохожих, пытаясь
найти в их лицах кого-то знакомого, и не найдя, пошла до-
мой.
Бросив пакеты с покупками на пол, она рухнула на диван
и позвонила Брайну, и это ничуть не задевало ее гордости.
Он не ответил на звонок. Немного опечалившись от это-
го, девушка прижалась к подушке и свернулась калачиком.
Немного полежав и собравшись с мыслями, она решила на-
чать завтрашнюю работу, чтобы больше посвятить времени
подготовке к вечеринке.
Просидев за компьютером до поздней ночи, Кейт уже на-
чинала засыпать. Слегка наклоняя голову вниз, она уговари-
вала себя, что это на пару минут и просыпалась от расслаб-
ления в шее и резкого толчка. Все же отдавшись власти сна,
она отправилась в постель.
Утро наступило слишком быстро. Проснувшись от кри-
ков Франко, который сидел взаперти голодный со вчерашне-
го обеда, Кейт пришлось встать, чтобы накормить его. Она
больше не легла. Споткнувшись по пути о пакеты со вчераш-
 
 
 
ними покупками, она приметила это себе и, заварив кофе
покрепче, немного освежившись под холодным душем, взя-
ла пакеты и вошла в спальню, где высыпала содержимое на
кровать.
Несколько очень ярких футболок, что было не очень по-
хоже на Кейт. Обычно в ее гардеробе было три цвета – чер-
ный, серый и белый. А тут внезапное приобретение – яркие
цвета! Летний сарафан цвета фуксии, танкетки на неболь-
шом каблучке. И как же без пары новых джинсов?
Кейт вертелась перед зеркалом, примеряя и комбинируя
все вещи между собой. Не заметив как пролетело время, она
взглянула на часы и с ужасом поняла, что опаздывает в салон
красоты, где хотела сделать себе легкий макияж, прическу и
еще пару дел. Она натянула на себя новые голубые джинсы и
одела сверху белую футболку поло. Не собирая волосы, она
помчалась, хлопнув за собой дверь, по лестнице во двор к
своей машине ярко-бордового цвета.
В салоне она сидела молча и ждала, пока мастер закончит
делать маникюр. Ее голову не покидали мысли о Брайне, ко-
торый так и не позвонил вчера и не удосужился сделать это-
го сегодня.
– Может, с ним что-нибудь случилось, или у него слишком
много работы? Но неужто он не видел, что я ему звонила?
Как-то обидно и непонятно.
Она сидела, витая в мыслях где-то, не слушая вопросов
мастера.
 
 
 
– Мисс, какого цвета лак вы предпочитаете? Мисс…
– А, что?
– Каким цветом красить вам ногти?
– Ах да, вот этим, пожалуйста, – показала она на рядом
стоящую баночку телесно-бежевого лака.
– Хорошо, как скажете.
***
Надев на себя новое платье и черные туфли на каблуках,
она очень преобразилась. Словно в ранние годы после сня-
тия брекетов.
Постояв немного, покружившись, улыбаясь себе, она
схватила ключи от машины и вышла прочь. Время было еще
ранним для поездки на намеченное мероприятие, и Кейт ре-
шила съездить к сестре, показаться ей в новом виде.
– О, боже, какая же ты красивая! Ну-ка, ну-ка, покружись.
Я сейчас расплачусь от твоей красоты.
– Спасибо, родная. А теперь можно я войду. – Кейт всё
ещё стояла на лестнице у порога.
– Конечно!
Сестры вошли в дом. Кейт с удовольствием приняла ком-
плименты и от остальных обитателей дома.
Вновь, как обычно, оказавшись на кухне, девушки разго-
ворились, рядом возилась Кристи, которая без устали болта-
ла и перебивала маму.
– Ну и куда вы решили съездить?
– Я присмотрела один очень романтичный отель, там есть
 
 
 
все: сад, усаженный цветами, озеро с лодками и множество
ресторанов. Вот там, мне кажется, нам будет удобно и ком-
фортно.
–  Вот и отлично. А во сколько вы собираетесь завтра
ехать?
– Вот как раз об этом я и хотела поговорить.
– Говори.
– Может после вечеринки тебе приехать переночевать сю-
да, чтобы ты сразу была тут. А мы не будем вас будить и
уедем рано утром. Ты можешь спокойно работать, а вещи я
тебе приготовлю.
– Ну, хорошо, только завтра вечером мне все равно при-
дется заехать к себе, покормить Франко.
– Ну и отлично, заодно прогуляетесь.
– Будем надеяться, что я не напьюсь, и все будет в поряд-
ке.
– Конечно, все будет в порядке. Давай, там оторвись по
полной. Ты заслужила отдыха для себя.
– Ох, спасибо за напутствие.
– Тетя Кейт, – перебила их Кристи.
– Да, дорогая.
– А у меня все зубки целы. – Она широко раскрыла рот и
демонстрировала свой оскал.
Кейт рассмеялась
– На что это ты намекаешь, а?
–Ты обещала мне сладостей, помнишь?
 
 
 
– Если только мама разрешит.
Обе посмотрели на Алесандру, и у Кристи жалостно за-
блестели глаза.
– Ну, хорошо, только совсем немного. Иначе нам вновь
придется посетить доктора Тейлора.
– Конечно, мамочка, спасибо.
– А теперь марш в свою комнату, не мешай нам с тетей
Кейт.
Сестры поговорили еще немного, обсуждая планы Але-
сандры на выходные, и Кейт, вскочив с места, поправила пла-
тье и, пожелав всем доброй ночи, поехала к Рози.
Не часто Кейт посещала мероприятия такого рода, и вре-
менами чувствовала какую-то неловкость. Ей казалось, буд-
то там все другие, не такие, как она, девушки симпатичнее,
парни умнее. Обычно она бродила по комнатам или находи-
ла себе родственную душу для общения. Но в этот раз она
планировала все по-другому, никакого стеснения, никаких
пряток. Только общение и веселье.
Подъезжая к дому Рози, она увидела, что за квартал было
некуда припарковаться, было большое количество машин на
обочинах, и складывалось впечатление, будто в одном месте
собрался весь город. Кейт нашла свободное место и, закрыв
машину, не торопясь шла по дороге, разглядывая машины и
предполагая, кто может там быть.
– Ну как же без тебя, Марша? – ворчала она, смотря на
неумело припаркованную Феррари. – Да, думаю, будет весе-
 
 
 
ло.
Кейт остановилась перед небольшим домом, из которого
уже доносились крики и музыка, во дворе ходила куча незна-
комых парней и девушек, распивающих пиво из одноразо-
вых цветных стаканчиков.
Кейт поморщилась, на миг подумав, что ей не стоит туда
идти, что ей будет там скучно и что ей там совсем нечего
делать.
–  Кейт, Кейт,  – громко кричала и махала руками Рози,
подбегая на высоких каблуках по засаженному газону.
– Милая, я так рада, так рада!
Она держала в руках коктейль, который то и дело разли-
вался повсюду от взмахов ее рук.
– Ты такая красивая, не думаешь ли ты меня затмить се-
годня?
– О, что ты? Я тебя! – усмехнулась Кейт.
–  Пойдем, зайдем скорее, негоже моей близкой подруге
стоять тут. Ты должна всех тут знать, ну, есть еще и приезжие
гости, и так, друзья по подиуму.
–  Да, да, конечно,  – следовала она за Рози, недовольно
вздыхая и перебирая мысли в голове. – Да, да, моя дорогая и
горячо любимая подруга. Как же я тебя ценю! – Знала бы ты
на самом деле, что я думаю о тебе, – подумала про себя Кейт
и, повернувшись к Рози, мило улыбнулась, будто благодаря
за гостеприимство.
Они вошли в дом, и Кейт быстренько пробежалась глаза-
 
 
 
ми по интерьеру. Все тот же леопардовый палас, белый диван
и странные маски народов Африки. Все по-прежнему, ниче-
го не изменилось с последнего пребывания тут около года
назад. Примерно тогда в последний раз и приезжала Рози.
Они остановились посредине комнаты, и Рози начала объ-
яснять, кто есть кто.
– Вот там, смотри, ну, очень хороший парень, мы с ним
познакомились на показе в Милане. Хосе он из Мексики, ви-
дишь, видишь, какой он красивый, загорелый и накаченный.
– Да, он очень даже ничего, – приметила Кейт, хотя такой
типаж мужчин ей вовсе не был по вкусу.
–  Кейт, а вон там, вон посмотри,  – продолжала она, не
останавливаясь показывать парней и рассказывать, кто они
и откуда.
– Зачем ты мне всё это рассказываешь?
– Пойми, я не буду с тобой весь вечер, хотя очень этого
хочу. И ты сегодня прямо вся такая очаровательная и мне
даже наоборот хочется, чтобы ты была со мной.
– Чувствую себя брелком или аксессуаром.
– Нет, что ты, ну мы же подруги, и все же не перебивай
меня, будут минуты, что меня не будет рядом, и вот тогда я
не хочу, чтобы ты сидела одна. Вот и выбери себе кого-ни-
будь, познакомься, выпейте, пообщайтесь. Тебе, думаю, бу-
дет полезно. Уж поверь мне, в этом городишке таких парней
ты не найдешь.
– Хорошо, хорошо!
 
 
 
Они продвинулись дальше, идя по коридору и всем ши-
роко улыбаясь и спрашивая, как у них дела и все ли им тут
нравится.
– Рози, тут превосходно… Ты такая молодец… Тебя так
тут не хватает, – раздавалось отовсюду, где они проходили.
Рози взяла в руки бутылку мартини, что стояла на столе
и налила его до края в бокал.
– Держи, пей, отдыхай, общайся!
– Нет, мне совсем не хочется.
– Все же держи, пойдем присядем и поговорим.
– Пойдем.
Девушки расположились на улице за столиком у бассей-
на. В бассейне плавало около двадцати человек. Они плес-
кались, толкали друг друга и, играючи, топили.
– Ну, рассказывай, что у тебя нового.
– Все по-прежнему: работа, работа.
Рози совсем не было интересно, как дела у Кейт. Ей нужно
было рассказать о том, что происходит в ее жизни, а Кейт как
раз и была той провинциальной девчонкой, которая с вос-
торгом должна была выслушивать все ее истории о путеше-
ствиях и парнях. Таково было мнение самой белокурой кра-
савицы. Мнение Кейт отличалось и намного.
– Рози, расскажи лучше о себе.
Тем самым она дала волю Рози, которая только и ждала
человека, на которого выплеснет все свои эмоции.
–  Ох, ты знаешь, когда я в последний раз тут была, я
 
 
 
познакомилась с одним парнем, таким милым на первый
взгляд, заботливым. Я уехала, он перебрался ко мне, пытал-
ся там работать, но, все же, он приезжал по работе сюда. В
общем, я думала, что это все любовь, крепкий мужчина ря-
дом со мной, красивый и не модель, но он всех так заинте-
ресовал. О, а его поцелуи! И какой он зверь в постели, ты
даже не представляешь! Но через пару месяцев он стал та-
ким занудным, постоянно ревновал, мы часто ругались. Так
тяжело это все, я даже не понимаю, как ты жила с этим, ну, –
жестикулировала она, пыталась вспомнить имя парня Кейт.
– Кертис.
– Да, именно, но не об этом. В общем, потом, даже, ска-
жем, вот недавно, он предложил мне стать его женой, а я от-
казала. Понимаешь, я не могу. У меня есть друзья, любимая
работа, и тут на тебе – семья, а потом что – дети, и прощай,
подиум? Ну, уж, нет, это не для меня. Ну, ты же меня пони-
маешь?
– Да, конечно, это все не для тебя, – мотала головой Кейт,
показывая, что она очень внимательно слушает Рози.
– Тем более, что мне предложили серьезный долгосроч-
ный контракт, и мне совсем не до этого, – вздыхала Рози,
изображая из себя несчастную.
– Да, тебе очень тяжело, мне тебя так жаль. Как же ты все
успеваешь, – ёрничала Кейт.
– Да и сама не понимаю, и то вот выдалась неделька вы-
ходных, и я сразу сюда к людям, в родной город.
 
 
 
–Так ты на неделю?
– Да, примерно так, потом снова работа.
– А что же не на моря?
– Ну, здесь же я тоже должна бывать.
– Конечно, конечно.
Кейт незаметно для себя теребя в руках бокал, допивала
его до дна, отчего ей становилось легче и комфортнее.
К ним за столик присел интересный парень.
– Какая красивая девушка, не познакомишь, Рози? – го-
ворил он слегка грубоватым акцентом.
Кейт посмотрела на него, прищурившись, прицениваю-
щимся взглядом.
– Да, конечно, это моя подруга детства Кейт. Кейт, а это
Максим, он из Чехии, вот теперь вы знакомы. Позвольте на
время откланяться.
– Кейт, вы позволите побыть с вами?
– Да, конечно, я не против.
– И это прекрасно! Вам что-нибудь принести?
– Нет, не стоит, мне и этого хватит, – показала она, подняв
свой бокал, который был почти пуст.
– Но он же пуст…
– Ах, да, – удивилась девушка, пожав плечами, как буд-
то бы не понимая, куда делось содержимое, посмотрела при-
стально на бокал и, подумав, произнесла:
– Тогда несите еще.
Парень встал и ушел за мартини. Кейт хотелось убежать
 
 
 
от этого неприятного для нее парня хотя с очень красивой
внешностью, но ей совсем не хотелось вставать и куда-то ид-
ти в другое место. Тут было удобно, хорошее место для на-
блюдения за пьяными молодыми людьми, которые чуть ли
не голышом прыгали в бассейн и танцевали. Максим быстро
вернулся, прихватив с собой еще и тарелку фруктов. Он лю-
безно пополнил бокал и продолжал свое общение.
– Кейт, а вы никогда не думали стать моделью?
– Я? С моим-то ростом? Это смешно!
– Ну, нет, это несправедливо: такая красивая девушка и
не может быть моделью из-за роста?
Они общались и смеялись над тем, что происходит во-
круг.
Рози пару раз подходила узнать, как у них дела, но Кейт
было уже все равно, кто с ней. Выпивая бокал за бокалом,
она сама и не заметила, как опьянела так же, как и ее собесед-
ник, который в последний раз приносил бутылку чего-то по-
крепче, объясняя Кейт, что это тот же мартини просто дру-
гой марки.
–  Кейт, я хочу купаться, ты со мной?  – пытался он в
нетрезвом состоянии произносить правильно каждое слово.
– Нет, нет и еще раз нет! Я не настолько пьяна, чтобы ку-
паться там со всеми!
– Да что ты говоришь? Это звучит как оскорбление. Мы
что, не достойны купаться с тобой в одном бассейне?!
– Нет, что ты, перестань!
 
 
 
– Тогда вперед! – стоял он перед ней и снимал с себя май-
ку.
– Перестань, не мелькай у меня перед глазами своим тор-
сом.
– А вот и буду!
Он потянул ее за руку, чтобы оторвать ее с кресла.
– Перестань, я тебе говорю!
– Ты меня оскорбляешь!
Кейт убрала его руку и встала, поправляя на себе платье.
– У меня и в мыслях не было тебя оскорблять. Ясно?! –
Сказала она грозно, допивая до дна содержимое бокала, сняв
туфли, протянула руку Максу.
– Пойдем, – уверенно произнесла Кейт.
Они, слегка покачиваясь, направились к бассейну.
Подойдя к краю бассейна, Кейт зажала себе нос пальцами
и глотнула воздуха
–  Ты что делаешь?  – Рассмеявшись, посмотрел на неё
Макс.
С большими надутыми щеками и красными глазами она
посмотрела на него.
Он продолжал смеяться. Кейт убрала руки и грубо толк-
нула его в воду. Он не ожидал этого от нее и, захлебываясь,
вынырнул из воды.
Теперь она, заливаясь, смеялась, но недолго. Подкрав-
шись сзади нее, ее толкнула Рози, и Кейт упала прямо в объ-
ятья Макса.
 
 
 
Кейт в недоумении плескалась, убирая волосы с лица и
размазывая по всему лицу растекшуюся косметику.
– Ах ты, стерва! – выкрикнула, смеясь, Кейт. – Зачем ты
это сделала? – И начала брызгать в нее водой, на это Рози не
растерялась и тоже прыгнула в воду в туфлях и в платье.
На улице было темно и довольно поздно. Кейт сидела на
лежаке у бассейна, пытаясь обсохнуть.
– Мне холодно. Нужно согреться, – сказала Рози Максу –
Принеси водки.
– Какая водка? Нужно одеяло.
– Не ной, сейчас все будет!
Народ постепенно расходился, и все, уходя, прощались,
благодарили Рози. Все откуда-то уже знали Кейт и проща-
лись, постоянно произнося ее имя.
Кейт это было приятно, и она уже ничему не сопротивля-
лась, была полностью расслаблена. Выпив залпом водки, она
сильно сжала глаза и поморщилась.
– Какая же это гадость!
– Зато ты сейчас согреешься.
Кто-то уже спал на лежаках, кто-то в доме, но людей оста-
лось немного, и стало очень тихо.
Они сидели и продолжали говорить. Рози рассказывала
о своих похождениях, Кейт пыталась ее слушать и понять,
Макс продолжал разливать девушкам напитки и принес оде-
яла.
Кейт пыталась бороться с усталостью и сном, но, пригрев-
 
 
 
шись и постоянно морщась от недомогания после выпитого,
она заснула. Рядом заснул Макс, крепко прижимая ее к себе,
на соседнем лежаке спала Рози, слегка похрапывая и посто-
янно ворочаясь.
Огромная луна в небе освещала весь двор. Теплая летняя
ночь, и ни единого порыва ветра. Бассейн, в котором пла-
вала пластиковая и бумажная посуда, протоптанный газон,
небрежно расставленные вокруг лежаки и стулья, на которых
кто-то спал, все было видно отчетливо, словно кто-то под-
глядывал, подсвечивая фонарем.
– Кейт, Кейт. – Кто то пытался разбудить ее, подергивая
плечо. – Кейт, проснись!
Кейт еле раскрыв глаза, разглядела Алесандру.
– Кейт, пойдем, я отвезу тебя домой.
Девушка продолжала лежать, не двигаясь, будто никто с
ней не говорит.
– Кейт, – толкнула ее посильнее сестра.
– Ну что, что тебе надо от меня?
Алесанда стояла и смотрела, смеясь над состоянием Кейт.
–Ты совершенно не умеешь пить. Вставай, поехали.
Она все же подняла ее и затолкала в машину.
– А моя машина? – открывая свои нетрезвые глаза, спро-
сила Кейт.
– Минуту назад ты отдала мне ключи.
– Правда? Не помню.
– И не вспомнишь. Ох, как же от тебя разит!
 
 
 
– А твоя машина? – Продолжала надоедливо расспраши-
вать Кейт.
– Я приехала на такси.
Алесандра уложила ее в постель. Сняв с нее мокрое пла-
тье, накрыла одеялом и оставила ее.
***
Кейт лежала, пытаясь открыть слипшиеся глаза, причмо-
кивала сухими губами.
– О, боже, что это? – Открыв глаза, она увидела свою ком-
нату в родительском доме.
Привстав и подложив подушку под спину, она сидела, за-
мерев, пытаясь вспомнить, что произошло. Понимая, что
она последний раз смотрела на часы, и время было около ча-
са ночи, ее осенило, что после этого момента она совершен-
но ничего не помнит.
– Как же это?
Держась за голову, повернувшись к тумбочке, она замети-
ла записку и стакан с водой. Взяв и раскрыв небольшой ли-
сток бумаги, прочла: «Выпей, полегчает! Люблю вас, ведите
себя хорошо».
Кейт улыбнулась и радостно взяв стакан, выпила непри-
ятную на вкус воду. Поставив ее обратно, она попыталась
вновь спрятаться под одеяло.
Тихонечко со скрипом открылась дверь.
– Тетя Кейт, ты проснулась? – произнесла Кристи, кото-
рой уже наскучило сидеть одной.
 
 
 
Кейт не хотелось отвечать, она хотела притвориться спя-
щей, но тут ей стало стыдно за себя, что она хочет так посту-
пить с любимой племянницей, которая ее так ждала.
– Нет, милая, я не сплю.
Кристи радостно распахнула дверь и прыгнула на кровать.
– Ой, Кристи, полегче, детка, не прыгай.
– Вставай, вставай.
– Да, да, сейчас, только прошу, перестань прыгать.
– Только если ты встанешь. Мама сказала не будить тебя,
но ты же проснулась сама. И я не дам тебе больше уснуть.
– Все, вот я встала.
Кейт с трудом выползала из постели, продолжая удержи-
вать неподъемною голову.
– Мне надо принять душ. А ты поставишь чаю?
– Конечно! – Продолжала она прыгать на кровати, радуясь
компании любимой тети.
Кейт направилась в душ и провела там около получаса,
пытаясь прийти в себя. Холодная вода стекала по телу, и она
стояла, словно продолжая дремать. Не хотелось ни двигать-
ся, ни дышать, голова раскалывалась на части. Казалось, что
это не от алкоголя, а от удара о что-то очень твердое. Ругая
себя за выпитое и за то, что она ничего не помнит, она сто-
яла, чертыхаясь, слегка облокотившись о стену, чтобы удер-
жать равновесие.
– И вообще, как я попала домой? – Подняла она голову
прямо над струей воды. – Ничего не помню, ни-че-го. Не зря
 
 
 
Алесандра говорит: пить мне совершенно нельзя. О, боже! –
Схватила она себя за голову. – Алкоголь – это зло!
Обмотавшись банным полотенцем, она спустилась на кух-
ню, где за столом, на высоком стуле, не доставая ногами по-
ла сидела Кристи, мило улыбаясь и подталкивая с любовью
приготовленный тост и сделанный чай . Она сидела, качая
ногами, поставив локти на стол и оперев подбородок на ла-
дони.
– И что мы будем сегодня делать? – Быстро и невнятно
пробормотала девочка.
– Ну, для начала я поем, – садясь за стол, сказала Кейт. Ей
было так приятно, что маленькая племянница пытается уго-
дить. Тост с джемом, с которого все растекалось по тарелке,
остывший чай, все это казалось ей очень милым и приятным.
Не всегда кто-то за мной ухаживает так искренне, думала
она, любуясь на маленькое красивое личико племянницы.
– Как все аппетитно выглядит. Как же это вкусно, навер-
но! – улыбалась Кейт, пытаясь рассмешить Кристи.
– А сама ты ела?
– Да!
– Давно проснулась?
– Да, очень давно, но мама сказала не будить тебя.
– Понятно, а сколько время?
– Три часа.
– Вот как? – не поверив прищурилась Кейт. – А не могла
бы ты найти мой телефон.
 
 
 
– Конечно, мама убрала его на полку в гостиной, чтобы он
не мешал тебе спать.
– А ты откуда знаешь?
– А я проснулась и встала, когда мама привезла тебя.
О, как же неприятно, Кристи видела меня в таком состо-
янии, как же это плохо, загрустила немного Кейт.
–  Мама сказала, что ты заболела, и после того, как по-
спишь, выздоровеешь.
– Да, мама права, а сейчас принеси мой телефон, пожа-
луйста.
Кристи убежала за телефоном. Кейт встала и, медленно
передвигая ногами, налила себе чай погорячее. Кристи при-
несла телефон и дала его в руки Кейт.
– Спасибо, милая. Ты мой маленький ангел.
Разблокировав телефон, она увидела десяток пропущен-
ных вызовов и смс, оставленных Брайном и Рози. Ей не хо-
телось ни с кем общаться в таком состоянии и, выключив
телефон, она убрала его подальше, даже не прочитав сооб-
щения. Приведя себя в порядок, нарумянив бледные щеки,
расчесав запутанные волосы, она посвежела. Надев спортив-
ный костюм сестры, они с Кристи вышли из дома и напра-
вились к машине.
– Для начала навестим Франко, а потом поедем есть мо-
роженое и погуляем по парку.
– А потом?
– А потом заедем в супермаркет, наберем кучу сладостей
 
 
 
и поедем домой смотреть фильмы.
– А можно фильмы буду выбирать я?
– Конечно, милая, сегодня все, что ты захочешь.
Радостная маленькая леди, прыгая, добежала до машины
и уселась на переднее сиденье.
Бедный голодный Франко, обиженно сидел, не произнося
ни звука, будто пытался показать свое недовольство от оди-
ночества.
– Ну что ты такой злой? Ну, прости меня. Завтра я приду
и поиграю с тобой. Не дуйся, – просунула она руку в клетку
и почесала ему животик.
Достав из пакета платье, которое больше было похоже на
половую тряпку, нежели на платье с дорогого бутика, она
посмотрела на него и, поморщившись, бросила в стираль-
ную машину. – Зато было очень даже весело, – отметила она,
оправдывая себя.
В парке они расположились на скамейке у озера. Кейт взя-
ла с собой хлеба, чтобы покормить птиц, которые слетаются
туда. Кристи радостно бросала хлеб в озеро, и птицы окру-
жили ее со всех сторон. Она громко смеялась и радовалась,
постоянно поглядывая на Кейт, которая сидела неподвижно
на одном месте, наблюдая за маленькой красивой девочкой,
за птицами и за тем, как теплый ветер слегка шевелил лист-
ву на деревьях. Людей в парке было немного, в основном,
пожилые люди сидели и читали свежую прессу.
– Тетя Кейт, иди ко мне.
 
 
 
– Нет, если я подойду, я распугаю всех птиц. – Она про-
должала неподвижно сидеть и наблюдать.  – Как нехорошо
получилось с Брайном, он и вчера звонил, и сегодня, а я так
и не ответила ему и сейчас не звоню. Он еще наверняка ду-
мает, что я обиделась на то, что он не ответил на мой зво-
нок позавчера. Ох, как же все, как обычно, сложно. Скажу
ему, что выезжала на природу с сестрой, а телефон оставила
дома. А до этого звонила предупредить, но он не взял. В об-
щем, позвоню ему перед сном и поговорю. Если он возьмет
трубку.
Кристи надоело играть и кормить птиц, и она начала про-
ситься домой. Собравшись, они поехали в магазин, где Кри-
сти, бегая, хватала все, что видит, с полок и складывала в
корзину Кейт.
– Ты думаешь, что все это съешь? Если да, то нам придет-
ся заехать еще и в аптеку.
– Зачем?
– Потому что от всего этого у тебя сильно заболит живо-
тик.
Кристи задумалась и засунула свои маленькие ручонки в
корзину, убирая шоколадки на место.
– Думаю, от вот этого мне не станет плохо.
– Ну, можно еще убрать и вот это. И, думаю, что все будет
в порядке.
Дома Кейт надела на себя футболку и шорты. Сегодняш-
ний день был особо жарким и душным. Она ходила по кухне
 
 
 
и готовила ужин, напевая себе под нос мотив какой-то песни.
– Тётя Кейт, а давай я построю домик в гостиной из поду-
шек и одеял, и мы сегодня будем спать там.
– Это отличная идея, мне нравится! Посмотрим там филь-
мы и там и уснем. У нас будет пижамная вечеринка!
– Это как?
– Это когда девочки ночуют вместе и всю ночь веселятся.
– Я тоже так хочу! – И вновь убежала прочь.
Поужинав, они направились в гостиную, где весь пол был
уложен подушками, собранными по всему дому, и одеялами.
– Мы будем смотреть вот это, – показывала она обложку
какого-то фильма. Кейт все это так нравилось и напоминало
её детство, как они с сестрой строили такие же баррикады и
игрались в них. Родители никогда им не запрещали делать
это. Иногда доходило до драк на подушках, и по всему дому
разлетались перья, доносились крики сестер, которые что-то
не поделили. Подбегала мама и разгоняла их по разным уг-
лам, потом заставляла убирать все это за собой. После всего
укладывала их в постель, целуя в щечки на ночь.
Кристи легла рядом с Кейт и не умолкая говорила о чем-
то, Кейт принесла ноутбук и, поставив его рядом, пыталась
немного поработать, что у нее получалось с трудом. Но по-
том Кейт настолько погрузилась в работу, что не заметила,
как Кристи уснула у нее на ногах. Кейт, потирая глаза, за-
крыла ноутбук, заметив, что фильм уже закончился, и что
малышка крепко спит. Она взглянула на время, вновь при-
 
 
 
открыв ноутбук, и вздохнула с облегчением, что сегодняш-
ний день подошел к концу. Она немного посидела в темно-
те, поглаживая Кристи по голове, и аккуратно уложив ее по-
удобнее, накрыла одеялом и вышла из гостиной. Найдя на
кухонном столе свой выключенный телефон, она решила все
же позвонить Брайну. С нетерпением ожидала, когда теле-
фон включится, чтобы быстрее поговорить. Пошли гудки,
она нервничала, не зная, с чего начать разговор.
– Наконец ты решила объявиться! – Произнес недоволь-
ный голос на той стороне линии. – Кейт, не молчи.
– Привет! Я вовсе не молчу.
– Почему ты не отвечала на звонки и сообщения?
Ей стало не по себе, оттого, что кто-то еще, помимо сест-
ры, пытается контролировать ее.
– Я звонила тебе позавчера вечером, чтобы сказать, что
уезжаю на пару дней на природу с сестрой и ее семьей. Но ты
ведь не ответил, и я рано утром уехала, а телефон не взяла,
все равно он не ловит там, – отчиталась она неуклюже перед
ним.
– Как провела время на природе?
– Спасибо, прекрасно. А где был ты, почему не ответил
на мой звонок?
– Был тяжелый день, я так замотался, лег спать пораньше,
а телефон и вовсе забыл в машине.
– Понятно.
– Интересно, не врешь ли ты мне, так же как и я тебе? –
 
 
 
думала Кейт. – Но мне не хочется портить о себе мнения. Он
думает, что я днями и ночами безвылазно сижу дома. Пусть
так и думает. А как же он сам? Чем же он занимался, где
был? Или он не врет мне?
– А сейчас где ты, почему говоришь в полголоса? До этого
ты разговаривала громко.
– Я у сестры, они остались с мужем дальше отдыхать, а я
с племянницей вернулась. Вот присматриваю за ней, правда,
она уже спит. Не хочу ее разбудить.
– А, ну, конечно.
Настроение Кейт было не слишком расположено для об-
щения, и она нехотя проговорила с ним минут пятнадцать,
после чего, зевая, распрощалась, пожелав спокойной ночи.
Кейт не хотелось спать, и она решила выйти на улицу по-
сидеть на скамейке, полюбоваться на сегодняшнюю огром-
ную отчетливо видную луну. Она тихонько вышла, аккурат-
но прикрыв за собой дверь, чтобы не разбудить Кристи. Не
дойдя до скамейки, она расположилась на лестнице прямо
у порога. Сидела и любовалась звездами, и различные мыс-
ли посещали ее голову. То вспоминала Франко, с которым
давно не проводила время. Ей становилось его жаль, сидя-
щего там одного в клетке. Она думала о Рози, о том, что она
рассказала нового. О том, как она не захотела завести семью
с простым парнем, который ее любил, променяв его на про-
должение бесконечных гулянок. Она, было, уже хотела по-
звонить ей, но все же передумала, зная о том, что она явно
 
 
 
сейчас не спит, а продолжает где-то отрываться. Вспомнила
Алесандру, думая о ней, какая же она глупая, что боится за-
вести второго ребенка, о том, как там они с Антонио. И, на-
конец, смотря на забор, который так и остался не заменён-
ным после смерти родителей, она вспомнила о них. И начала
думать, как бы сложилась ее жизнь, если бы они были живы,
чем бы они сейчас занимались. У нее пробежали мурашки
по телу, отчего она приобняла себя руками, потирая плечи.
Она представила сидящую рядом мать, которая, если бы бы-
ла жива, наверняка, сидела бы сейчас рядом и разговаривала
с ней, держа ее за руку. По ее щеке пробежала слеза, которую
она сразу же смахнула и закрыла глаза, чтобы вспомнить ка-
кой-нибудь момент при их жизни…
– Мама, я упала.
Заплаканная с опухшими глазами шла в объятья матери
Кейт.
– Что с тобой, милая, что случилось?
Малышка Кейт показала свои разодранные в кровь коле-
на, которые стали уже подсыхать оттого, что она долго шла,
не решаясь признаться, боясь, что ее обругают.
Джинна села на газон и усадила рядом Кейт, достав из кар-
мана платок, слегка подтирая грязь вокруг раны и утешая
дочь.
– Милая, почему ты так долго? Я уже беспокоилась, хоте-
ла отправиться за тобой.
Захлебываясь слезами, Кейт еле проговаривала слова.
 
 
 
– Я боялась.
– Чего же это?
– Что ты обругаешь меня за это.
– Что за глупости ты говоришь.
Она обняла ее крепко и шептала ей на ушко ласковые сло-
ва.
Они сидели на траве, общаясь и рассказывая друг другу
маленькие тайны, которых не должна была знать даже Але-
сандра, и никто им не мешал.
Кейт открыла глаза и расплакалась, закрыв лицо руками.
– Почему все так? Почему у меня никого нет? Я одна, со-
всем одна.
Ей было больно и тоскливо от одиночества. Успокоив-
шись, она привела себя в порядок и пошла к Кристи. Смотря
на нее, на то, как она спит, слегка подергиваясь от усталости,
она легла с ней рядом. Немного поворочавшись, крепко за-
снула.
Кристи вновь встала раньше и не стала будить Кейт.
Умывшись и одевшись, она убежала играть на улицу с со-
седскими детьми. Кейт проснулась, лениво потянула руки
вверх. Комната была закидана маленькими подушками, оде-
ялами. Пробежавшись взглядом по комнате и не найдя Кри-
сти, окликнула ее.
– Кристи! – Прислушалась она к тишине. – Кристи!
Встав на ноги, быстро прошлась по дому, и была напугана,
не найдя ее ни в одной из комнат. Кейт выбежала на улицу
 
 
 
босая и подбежала к открытым воротам, откуда доносились
голоса детей. Как только она увидела, как Кристи играет в
мяч с другими детьми, ее волнение и страх пропали. Кристи
помахала ей и продолжила играть.
Кейт вернулась в дом, направилась на кухню, поставила
чайник. По пути в ванную взяла резинку, собрала волосы и
шла, растирая руками лицо.
–  Ох, какая же я привлекательная!  – проговорила она,
увидев свое отражение в зеркале ванной. Стояла, пытаясь
широко улыбаться себе и говорила:  – Все прекрасно, все
просто чудесно!
***
Кейт ответила на телефонный звонок Алесандры.
– Привет, Кейт!
– Здравствуй, дорогая!
– Как вы там?
– Все прекрасно, я работаю, а Кристи играет на улице с
соседскими детьми.
– В общем, у вас все хорошо?
– Да, у нас все просто отлично! А как у вас дела?
–  Все просто чудесно. Приеду, все расскажу. Вот скоро
собираемся выезжать, так что к вечеру будем. Может, и се-
годня останешься у нас?
Кейт, недолго думая, радостно ответила.
– Да, почему бы и нет?!
Ей совсем не хотелось провести сегодняшний день одной,
 
 
 
в душе была какая-то пустота, будто чего-то не хватало.
– Вот и отлично, нам же есть о чем рассказать друг другу.
– Да, это точно.
***
Кейт сидела на веранде, к дому подъехала машина, откуда
шумно разговаривая с кем-то вышла Рози.
– О, боже мой, нашла меня, – недовольно встала и посмот-
рела в ее сторону Кейт.
– Кейт, милая. Куда ты пропала? Я звонила тебе, съезди-
ла к тебе домой, а там никого. Я, конечно, сразу поняла, что
ты тут. Я же напугалась! Ты исчезла к утру, мы с Максом не
знали уже, чего и думать, – тараторила она, не давая произ-
нести ни слова.
– Ну, вот, как видишь, я в порядке.
– Теперь вижу, ты мне нужна.
– Зачем?
– Я хочу, чтобы ты со мной поехала на одну вечеринку,
там будет этот, ну, мой бывший.
– Ох, как же я хочу, но не могу.
– Как это не можешь?! – Возмущалась Рози, которая не
привыкла к отказам.
– Видишь, я тут одна с Кристи. Алесандра уехала с Ан-
тонио, они приедут только завтра. Мне не на кого оставить
малышку.
– Ну, надо же так, а!
– Полегче, не заводись.
 
 
 
–  Ну, как же так?! Я так надеялась на тебя. Мы же так
круто провели время у меня вместе.
– Честно сказать, я многого не помню и хотела бы узнать
подробности. Ты не помнишь?
– Последнее, что я помню, это как мы, мокрые, сидели на
лежаках и пили водку.
– Я пила водку? – стояла в шоке Кейт, будто не ожидая
от себя такого.
– Ну, да. А потом я просыпаюсь, и тебя нет рядом. Вот как
так? Ты что, уехала сама, что ли?
– Нет, меня забрала Алесандра, вроде бы как, – неуверен-
но произнесла Кейт.
–  В общем, не важно, было очень круто, и мне хочется
продолжения.
–  Но на сегодня мой вечер занят,  – радовалась в душе
Кейт, что ей получилось избежать очередной пьянки.
– Понятно, подруга. Кстати, Макс заинтересовался тобой.
Что ему передать?
– Ничего, ничего не передавай.
– То есть?
– То есть, совсем, совсем ничего.
– Да? А я думала, он тебе понравился.
Кейт улыбнулась.
– Он мне пьяной не нравился, сомневаюсь, что хочу ви-
деть его трезвой.
– Ну, все с тобой понятно. Ладно, я пошла, а ты давай,
 
 
 
будь на связи.
–  Да, да, конечно,  – радостно продолжала стоять на лу-
жайке, помахивая на прощанье Рози.
– Как же хорошо, что я сегодня занята.
Кейт вошла в дом и легла на диван, теребя в руках теле-
фон, раздумывая, позвонить ли Брайну. Но все же решилась
набрать его номер и, услышав его голос, улыбнулась, продол-
жая лежать на диване, касаясь губ кончиком пальцев.
– Привет! Как ты?
– Привет! Все стало намного лучше после твоего звонка.
– Приятно это слышать. Ты не занят?
– Сейчас нет.
– А потом что, будешь?
– Честно сказать, да. Надо бы кое-куда съездить и кое-что
сделать.
– Ох, как загадочно звучит это твое кое-что и кое-куда.
Брайн рассмеялся.
– А что, неужели ты решилась на встречу? Если да, то я
отменю все свои дела. Я буду только рядом с тобой.
– Ты правда сделал бы это ради меня?
–  Конечно. Неужели ты не понимаешь, что нравишься
мне? И эта твоя нерешительность скоро доведет меня до то-
го, что я все же узнаю твой адрес и приеду сам. И уж тогда
ты никуда от меня не денешься.
Кейт было приятно слышать такие слова, и ей стало даже
неловко, и щеки покрылись легким румянцем.
 
 
 
– Кейт, что ты молчишь?
– Ничего. Просто не стоит менять из-за меня то, что было
запланировано до меня.
– Мне правда нетрудно и будет только за радость все из-
менить.
– Но все же, нет.
– Ты все еще не решилась?
– Просто я очень сильно занята.
– А не врешь ли ты мне?
–  С чего бы мне тебе врать?  – возмущенно произнесла
Кейт, и он заметил это в ее голосе.
– Ты права, незачем. Так чем же ты занята?
– Я все там же у сестры присматриваю за племянницей.
Им, видимо, так понравилось проводить вместе время, что
они не спешат. Так что, я няня.
– А, может, мне приехать к тебе?
– Это было бы, конечно, отлично, но, думаю, не стоит. Не
хочется лишних расспросов. Да и не так я себе это представ-
ляла…, – прошептала она конец своего предложения.
– Что?
– Нет, ничего.
– Но все же, я, по-моему, услышал.
– Нет.
– Что нет? Я понял, что ты сказала хоть и тихо и неотчет-
ливо, но я все же понял и приметил это для себя. Тебе оста-
лось только решиться.
 
 
 
Кейт вновь замолчала, ей стало неловко оттого, что он
услышал.
– Кейт, ты снова молчишь. Но сейчас извини меня. Ты не
хочешь меня видеть, и мне нужно удалиться на, как ты же
заметила, задуманные заранее дела.
– Да, да, конечно, я все понимаю. До скорого.
– Я надеюсь. Целую!
Кейт положила телефон рядом с собой и продолжала ле-
жать на диване, массируя рукой голову.
– А может, надо было встретиться? Или нет. Я уже сама
совсем не знаю, чего хочу. Но, по-моему, начинаю понимать,
что этот парень мне становится очень даже симпатичен.
Она поднялась в свою бывшую комнату, немного размяв-
шись, посмотрела в окно и убедилась, что в нем видно Кри-
сти. Усевшись за компьютерный стол и задумавшись, заня-
лась работой. Время пролетело незаметно, на улице виднел-
ся закат. И ее не беспокоило то, что сестра должна была при-
ехать уже давно. Она работала и ничего не замечала.
В доме раздался гул, забежала Кристи радостно крича:
– Мама, мама, но почему вы так долго?
Кейт, наконец, отвлеклась от работы и взглянула на вре-
мя, отчего ей стало не по себе, что она столько времени не
смотрела за Кристи. Спускаясь вниз, ругала себя, какая же
она плохая тетя.
– Привет! – радостно обняв, произнесла Алесандра.
Кейт в ответ улыбнулась и зажмурила глаза, выражая так
 
 
 
свои эмоции.
– Как доехали, что-то вы долго?
– Останавливались по пути. Погуляли, посидели в ресто-
ране.
– Я смотрю, отдых вам пошел на пользу. Вы оба выглядите
очень счастливыми.
– Конечно! – втиснулся в разговор Антонио. Подошёл к
Алесандре и целуя в шею, погладил ее живот.
Алесандра посмотрела на Кейт и заулыбалась так, что ка-
залось это улыбка исходит откуда-то изнутри ее.
– Ты права, он обрадовался.
– Конечно я рад, по-другому и быть не могло. А сейчас я
вас оставлю, сплетничайте.
Антонио покинул двух сестер, оставив их наедине.
– Ну как вы тут провели время?
– Все отлично, Кристи умничка, послушна и не каприз-
ничает.
– А сама ты как? При нашей последней встрече ты выгля-
дела совсем неважно.
– О, да, и не напоминай даже мне этого. И как ты вообще
додумалась приехать и забрать меня из этого дурдома?
– А вот так вот. Я сомневаюсь, что рано утром ты добра-
лась бы до дома сама. Хотя тебе там было вполне уютно в
обнимку с одним симпатичным парнем.
– О, боже, ты тоже его считаешь симпатичным?
– О, да, он как Аполлон, правда, пьяный. Но все же Апол-
 
 
 
лон!
–  Фу, какая гадость! Даже слышать этого не желаю. Он
мне противен, я весь вечер пыталась от него избавиться, а
Рози его мне навязала.
Алесандра рассмеялась.
– Но это не помешало тебе уснуть в его объятьях.
Кейт схватилась за голову и раскрыла рот.
– Что, правда! Нет? – Не хотела она верить в эту непри-
ятность.
Алесандра продолжала заразительно смеяться, отчего
Кейт не выдержала и тоже стала громко хохотать.
– Ты даже не представляешь, что там творилось, когда я
туда пришла. Это ужас какой-то. Кто где на лужайке, у бас-
сейна, вы – на лежаках. Не скажу, что быстро вас нашла, при-
шлось поблуждать. Пока я не увидела лежащую, словно за-
горавшую на солнце, Рози, которая в отличии от тебя, спала
одна.
– Как же ты меня довезла до дома?
– О, это было очень даже комично.
Алесандра уложила Кристи в постель и предложила рас-
стелить на лужайке плед и расположиться там, наблюдая за
звездами, как в старые добрые времена.
Сестры лежали на мягкой траве и смотрели на небо, усы-
панное звездами.
– Как же красиво, и как чудесна и спокойна сегодняшняя
ночь.
 
 
 
– Да, ты права, как хорошо, что я сейчас здесь с тобой. А
не там с Рози.
– Рози? Причем тут она?
–  Я игнорировала ее звонки, а она нашла меня здесь и
уговаривала меня поехать с ней на какую-то вечеринку, ко-
торую то ли устроил ее бывший жених, то ли просто там бу-
дет, в общем, своим визитом, она, я так поняла, просто хочет
позлить его и напомнить о себе.
– А что, у них не сложилось?
– Он предлагал ей выйти за него, а она отказала, ссылаясь
на то, что слишком молода и что у нее нет времени на такие
глупости.
– То есть, она сама его бросила, так еще и ходит ему глаза
мозолит.
– Выходит, так.
–А она все же жестокая.
– Она не жестокая, она очень, очень глупая.
– И в этом ты права, сестренка.
Они лежали и продолжали рассказывать друг другу о про-
веденном в выходные времени. Алесандра радостно дели-
лась впечатлениями от отдыха наедине с супругом, расска-
зывая все в красках и подробностях.
– И почему раньше мы никуда так не ездили? Я уверена,
что ты не отказалась бы присмотреть за Кристи и тогда.
– Конечно, нет. Ну, в чем дело? Так ездите хоть каждые
выходные.
 
 
 
– Ох, как же мне с тобой повезло! Ты такая хорошая, я
тебя так люблю!
Алесандра привстала и продолжала говорить, согнув ноги
и обхватив их руками.
– Мы же не были наедине с момента рождения малышки.
Я уже совсем забыла, что это. Спасибо тебе, моя родная.
–  Прекрати. За что ты меня благодаришь? За то, что я
люблю вас, как свою семью?
Кейт тоже привстала и обняла крепко сестру.
– Ты хоть и старшая, но все же глупая.
– Я скоро начну ревновать вас друг к другу. – Послышался
голос с открытого окна второго этажа. – Девочки, не пора ли
вам спать? Уже довольно поздно.
– Да, поздно, но тебе же это не мешает кричать на весь
район.
– Я спать!
Не произнеся больше ни слова, Антонио закрыл окно, и
в окне пропал его силуэт.
– Ну что ты ему грубишь?
– Встал, кричит.
– Алесандра, пойдем и не груби ему. Он же такой милый.
– Ой, ой, ты всегда на его стороне, вечно его защищаешь.
Все же собравшись спать, они встали, собрали плед и мед-
ленно направились к двери.
Кейт положила голову на подушку, расправила волосы
так, чтобы они не мешали ей спать. Закрыв глаза, она вспом-
 
 
 
нила о телефоне и в надежде, вновь широко раскрыв гла-
за, нащупала его на столике возле кровати. Взяв, нажала на
кнопку, отчего он засветился, показав два пропущенных от
Рози. Она недовольно сжала губы, потому что надеялась, что
это были пропущенные от Брайна. Кейт решила перезвонить
и немного поговорить с Рози. Сон покинул ее от волнения и
мысли о красавце Брайне.
– Ну, и что у тебя там не так? Что ты мне звонишь с ве-
черинки?
– А ты что, не можешь ответить мне сразу! Мне тут пе-
чально.
– А я чем тебе помогу?
– Он такой красивый, пришел тут, смотрит на меня таким
взглядом, будто просится обратно.
– И ты что?
– А что я, что? Я слабая беззащитная девушка, выпила с
ним пару коктейлей
– И что дальше?
– Ничего, он спросил, не хочу ли я быть с ним и не пере-
думала ли я?
– Не томи меня, Рози.
– Ты же знаешь, я не готова.
Ее голос стал веселее.
– Ты же знаешь, что мне надо еще пожить, а не проживать.
– Да, да, да, все как обычно. Неизменная в себе Рози.
– Мне кажется, он расстроился.
 
 
 
Кейт усмехнулась.
– Еще бы. Видимо, ты ему небезразлична.
– Так и он мне! Ты бы его видела, какое у него тело! Но
вот глупости лезут ему в голову, как мне с этим бороться.
Пусть ждет еще пару лет. Тогда, возможно, у нас что-то и
получится.
Громко рассмеялась, их разговору кто-то помешал, начав
беседу с Рози.
– Ладно, милая, люблю тебя, мне пора.
– Веселись.
Кейт швырнула телефон подальше от себя и схватилась за
голову.
– Почему все так, почему? Я одна, и никто мне не дела-
ет предложений. А какая-то глупая Рози имеет все, что хо-
чет. Ох, нужно успокоиться, по-моему, во мне разыгралась
зависть.
На постели почувствовалась вибрация от телефона, Кейт
сразу же найдя его, схватила и широко заулыбалась.
– Я так надеялся, что ты не спишь.
– Нет, еще не успела, но собиралась.
– Не помешал? Так хотелось услышать твой нежный го-
лос, он так приятен моему слуху. Ты ангел!
– Ты смущаешь меня, ты развязан в общении.
– Да, я выпил немного.
– Твои дела заключались в том, чтобы выпить где-то?
– Так приятно слышать нотку возмущения в твоем голосе.
 
 
 
– Даже и не думала.
Брайн засмеялся.
– Мне кажется или ты ревнуешь?
– Ревную? Кого, парня, которого я видела всего лишь раз?
–  А мне лично было этого достаточно, и каждый день
смотреть на твои фото в интернете. Мне всего этого доста-
точно, чтобы чувствовать тебя ближе к себе. А ты сразу так
грубо реагируешь.
– Я не хотела тебя обидеть.
Наступила неловкая тишина.
– Кейт.
– Что?
– Я хочу тебя увидеть. Когда ты решишься на встречу со
мной? Скажи, стоит ли вообще на это надеяться? Знаешь, у
меня впервые такое, что живя в одном городе, приходится
общаться лишь по телефону.
– Увидимся.
– Скажи когда, я буду ждать этого дня с нетерпением.
– Хорошо, я решила.
– Что? Говори уже скорее!
– Следующая пятница.
– То есть, пятница вот этой наступившей недели, или все
ж следующей?
– Этой.
– Долго, но все же, наконец, это решение. Тогда я сам рас-
планирую нашу встречу, надеюсь, ты мне доверишься?
 
 
 
– Даже не знаю.
– Ты же сказала, что дашь мне шанс во всем.
– Разве?
– Да, именно так.
Они проговорили до поздней ночи, слегка подвыпивший
Брайн говорил без умолку, называя ее своим ангелом, сочи-
няя на ходу ей стихи.
– Я ангел, ты крылья,
С тобой я взмываю над небом,
Касаюсь ладонями солнца…
Витаю как ветер над морем, бегу по волнам…
Играючи, мне подпевают все птицы,
И я понимаю, о чем их стихи и мотивы…
– Как прекрасны твои слова. Может, тебе всегда звонить
мне, слегка набравшись смелости?
– Я и так смел. Просто ты слишком скованна, как будто
бы боишься меня. Я же не обижу тебя.
– Как я могу быть в этом уверена?
– А зачем мне это делать, ты говоришь какие-то глупости.
– Возможно.
– Тебе делали больно, верно? И поэтому ты сейчас боишь-
ся открыться мне?
– Я чувствую, что начинаю говорить тебе лишнее.
– Нет, все в порядке.
– Думаю, нам надо встретиться, а потом разговаривать на
такие темы.
 
 
 
– Я не стал ни на шаг ближе к тебе?
– Стал, почему же.
– Не знаю как ты, но я уже не могу уснуть без твоего ан-
гельского голоска. И это правда, поверь мне.
– Мне очень хочется тебе верить.
– Так верь.
– Хватит, давай спать. Я уже почти заснула.
–  Ну, хорошо. Я позвоню тебе утром пожелать доброго
дня.
– Хорошо, спокойной ночи.
Она еще долгое время не могла заснуть, переворачиваясь
из стороны в сторону. Ее не покидали мысли о доверии к
Брайну, она думала о том, может ли у них что-то получиться,
она надеялась на это. И разум не хотел принимать того, что
такой парень как Брайн обратил на нее свое внимание.
Утро не заставило себя ждать. Не выспавшаяся Кейт еле
раскрыла и растерла свои широко распахнувшиеся глаза. По-
вернувшись к окну, она посмотрела на медленно проникаю-
щие лучи солнца, которые неторопливо вступали во власть
наступившего дня. Кейт взяла в руки телефон и посмотре-
ла, не пропустила ли она звонка. Убедившись, что нет, вновь
недовольно убрала его на столик и посмотрела на него в ожи-
дании звонка от Брайна, который обещал пожелать ей доб-
рого дня.
Она поднялась с постели и потянулась, вставая на носоч-
ки и потягивая руки кверху. Собрав волосы в хвост, начала
 
 
 
убирать свои вещи, которые были недавно привезены из ее
квартиры.
Алесандра уже стояла у плиты и готовила завтрак нето-
ропливо собирающемуся Антонио, бродившему из комнаты
в комнату, пытаясь самостоятельно завязать галстук. Не по-
лучив результата, обиженным, просящим помощи взглядом
он подошел к супруге, которая ловко завязала ему галстук.
Кейт тихо стояла на лестнице второго этажа и наблюдала за
ними со стороны. Ей не хотелось мешать этому тихому, тако-
му милому семейному утру. Антонио погладил живот Але-
сандры и нежно поцеловал ее губы, что-то прошептав при
этом, на что она смущенно улыбнулась. Выждав в своей ком-
нате, когда Антонио, позавтракав, уйдет, она неторопливо
спустилась вниз и подошла к Алесандре, поцеловала ее в ще-
ку и пожелала доброго утра.
– М-м-м, как аппетитно пахнет, что это у нас тут? – Лю-
бопытствуя заглядывала повсюду Кейт.
– Садись уже, сейчас позавтракаем вместе.
Алесандра расставила все на стол, и девушки принялись
завтракать.
– Что ты так рано вскочила?
– Думаю, хватит уже вам докучать, пора мне уже вернуть-
ся домой к Франко, он, бедняга, там совсем один – злой и
голодный.
– Ты же знаешь, что нам только за радость твое пребыва-
ние тут, можешь и Франко привезти сюда и жить здесь.
 
 
 
– Ну, конечно же! Спасибо, за такое предложение, но ду-
маю, придется мне отказаться. Я и без этого бываю у вас ча-
сто, да и твое положение сейчас… Антонио так робок с то-
бой, так не хочется мешать всему этому.
– Какие глупости ты все же говоришь.
– Нет не глупости, и хватит уже. Поговорим о чем-нибудь
другом. Что нам уже не о чем говорить?
– Хорошо, как твой Брайн?
– Чего это ты вспомнила о нем?
–  Я слышала ночью, как ты долго с кем-то говорила по
телефону.
Кейт засмущалась, слегка появившийся румянец на ее ще-
ках выдал ее.
– А-а-а, ты бы видела себя со стороны, ты вся покраснела.
Да неужели, Кейт, ты влюбилась?
– Перестань, не кричи, разбудишь Кристи.
– Рассказывай все и подробно, не отпущу тебя никуда, по-
ка не расскажешь.
–  Хорошо, хорошо. Да, я разговаривала с ним. Правда,
сначала с Рози, которая не дает покоя тому бедному парню.
Ну, о котором я рассказывала тебе вчера. А потом позво-
нил он, и мы с ним проговорили, думаю, часа два. Он читал
мне стихи, которые придумывал сходу, называл меня своим
ангелом и все по-прежнему требует встречи. Ну, правда, он
еще к этому всему был слегка поддат. Но это же, думаю, не
проблема, как считаешь?
 
 
 
– Были выходные, вполне имеет право. Что ты к нему при-
вязываешься? Рассказывай дальше.
– Признаюсь, мне кажется, что он становится мне небез-
различен. Это совсем неразумно, верно? Ведь мы виделись
всего один раз и все, и то я при этом ему нагрубила. Обща-
емся по телефону, ну да, я часто смотрю на его фото. На них
грех не смотреть, он там такой, ну, просто идеал.
– О, милая. Да он тебе запал в душу. Так чего же ты тя-
нешь? Тебе обязательно нужно с ним встретиться, погово-
рить, погулять, в общем, вам стоит проводить время как нор-
мальные люди, чувствовать друг друга физически, держать-
ся за руки, целоваться.
– Ой, не торопи ты! Все так. Но я сомневаюсь, что мы с
ним увидимся во второй раз, я уверена, что спугну его.
– Какая же ты, ну, даже не знаю, как тебя назвать, ну, дура
что ли? Как ты можешь так говорить? Ты за вечер у Рози
зацепила такого парня! Ох, как вспомню его тело!
–  Прекрати, прекрати, говорю тебе, мне совсем, совсем
противно это вспоминать.
– Но все же это факт, так что не надо мне говорить, что
ты не в состоянии удержать перед собой шикарного мужчи-
ну. Ты красивая, молодая, что тебе еще надо? Просто тебе
совсем не хватает смелости.
– Ну, может ты и права.
– Не может, а я права! Будь в этом уверена, мне со сторо-
ны виднее. Так что прекрати думать глупости и решись на
 
 
 
свидание с ним.
– Я уже решилась, на этой неделе в пятницу мы увидимся.
– О, слава богу, мне приятно это слышать. Наконец!
Алесандра, жестикулируя, высказывала свое удовлетворе-
ние решимостью сестры.
– Ты от меня больше ничего не скрывай и все рассказы-
вай, хорошо? Мне нужно знать все, что происходит с тобой.
И не запирайся у себя, приезжай хоть сегодня или завтра,
хоть когда. И вообще, надо выйти пройтись и посидеть где-
нибудь. Как ты на это смотришь?
– Почему бы и нет, а может нам всем вместе сходить ку-
да-нибудь? Например, посидеть в ресторане.
– Отличная идея, давай так и сделаем.
– Хорошо, в среду вам будет удобно? У меня там, вроде
как, будет вечер свободен.
– Отлично, ресторан выбираю я.
– Хорошо.
Девушки продолжали общаться, к ним присоединилась
проснувшаяся сонная Кристи. Они вместе сидели за столом.
***
– Моя ты прелесть, мое сокровище, Франко, дорогой, про-
сти меня, негодную, что так долго не проводила с тобой вре-
мя. – Подбежав к клетке, Кейт открыла ее, на руку ей прыг-
нул Франко, с которым она разговаривала как с ребенком.
Войдя в свой кабинет, она спустила его на стол, чтобы он
был рядом, и продолжала с ним разговаривать, на что он от-
 
 
 
вечал ей и взбирался на плечо, прося поцеловать ему клюв.
Кейт принялась за работу, Франко только подбадривал ее
своим присутствием. Ее отвлекло пришедшее на телефон со-
общение, которое она сразу же поспешила прочесть.
– Прости меня! Прости, что обещал позвонить утром и не
позвонил, не обижайся на мой вчерашний не очень трезвый
разговор. Кейт, ты меня простишь?
Кейт стало приятно, что он просит прощения, она даже и
не думала обижаться на него, хотя ей было не по себе от его
состояния при беседе.
– Хорошо, велю тебя помиловать!
– Спасибо, госпожа, вы так любезны! Уверяю Вас, больше
не подведу! Я на работе, позвоню позже.
Кейт сжимала телефон обеими руками, прижимая его к
груди, широко улыбаясь. Освободив руки, она вновь откры-
ла его фото и любовалась им, касаясь пальцами монитора,
проводя по нему и рисуя силуэт его тела.
– Кейт, кушать, Кейт, – отвлек ее Франко, грызущий ря-
дом с ней на столе карандаш.
– Ой, что ты делаешь? – Отняв у него огрызок, она взяла
его на руки и унесла в законное жилье.
Не заметив за работой, как за окном стемнело, она про-
должала что-то печатать, не отрываясь от монитора, потирая
уставшие глаза. Работы всегда было много, ей приходилось
все за всеми перепроверять, что-то за кем-то дописывать и
при этом выполнять свою работу. Руки были привычны к
 
 
 
клавиатуре, только и было слышно непрерывное постукива-
ние по кнопкам. Она работала, не отрывая взгляда. Лишь
иногда она вставала и перебирала какие-то бумаги, лежащие
на столе и на полу. За работой она все везде раскидывала, а
затем все аккуратно раскладывала по своим местам. Непре-
рывно продолжал работать факс, листы которого уже спада-
ли на пол под ноги Кейт. Она не обращала ни на что внима-
ния и продолжала второпях бить по клавишам.
Наконец, звонок телефона отвлек её. Усталым взглядом
посмотрела на нижний угол монитора, в котором уже рас-
плывались, от усталости ее глаз, цифры. Она взяла телефон
и ответила на звонок Брайна, медленно вставая с кресла и
похрустывая засидевшими костями.
– Сама ты, наверно, никогда не позвонишь.
– Я даже и не заметила, как прошло время, после твоих
сообщений я еще ни на минуту не отрывалась от работы, вот
ты меня вновь отвлек.
– Отвлек, то есть я тебе помешал?
– Нет, что ты, все в порядке. Думаю, с меня на сегодня
хватит работы.
– Вот и правильно, удели и мне немного времени, хотя бы
по телефону.
Кейт заварила себе травяного чая, который обычно пила
перед сном и, накрывшись пледом, уютно расположилась у
камина, придерживая трубку плечом и мило беседуя с пар-
нем, о котором думала в последнее время слишком часто.
 
 
 
Утром вновь переборов чувство сна, она заставила себя
выйти на пробежку, чему как обычно была очень рада. Пре-
красный день, чудесная погода, милые лица. Птицы в озере
подплывали к берегу в ожидании, что их кто-нибудь накор-
мит. Кейт нравилось бежать и слушать, что происходит во-
круг: шорохи, слова, птицы, гул машин. Все это казалось ей
живым, и от этого она чувствовала себя живее. После про-
бежки, забежав в киоск за газетой, она взяла свежей прессы
и медленным шагом направилась домой, где как и вчера ее
ждало много работы, в которую она погрузилась почти сра-
зу же. Вновь не отрывалась от монитора, пытаясь доделать
все быстрее, чтобы завтра сходить с семьей в ресторан и спо-
койно провести приятные моменты жизни. Пару раз звонила
Рози, на звонки которой Кейт не стала отвечать, зная, что это
бесполезная, пустая болтовня займет у нее много времени.
Франко ходил рядом, шаркая когтями по полу, догрызая ка-
рандаш. Развеселить ее пытался Брайн, который понял, что
ему легче достать ее в интернете нежели по телефону. Он от-
правлял ей смешные рожицы, после чего начал отправлять
свои только что снятые фото с печальным, грустным лицом.
Кейт было приятно его внимание, радовало, она любовалась
его фотографиями и отвечала на его сообщения.
День прошел для нее тяжело. Выполнив кучу работы, она
упала в постель совершенно без сил, даже забыв закрыть
Франко. Утром он добрел до ее постели и, медленно пере-
двигая лапами, шел по одеялу, цепляясь когтями.
 
 
 
– Кейт, Кейт!
Напугавшись, она открыла глаза и увидела перед собой
Франко, которому хотелось поиграть и наверняка поесть. Ей
стало так тепло от мысли, что птица вроде бы и глупое су-
щество, но все же ценит ее.
– Франко, – подозвала она его к себе, на что он сразу же
перебирая своими огромными лапами подбежал к ней. Она
гладила его и почесывала животик.
– Как я могла забыть тебя закрыть, вот скажи, как?
– Как, как, как дела…
– Теперь намного лучше, Франко.
– Франко-о-о…
Она лежала и разговаривала с ним, держа его в руках. По-
смотрев на часы, она поняла, что ей уже пора на пробежку,
и лениво встав с постели, начала этот день.
***
За круглым столом, шикарного французского ресторана
сидели в вечерних платьях две сестры, Кристи и Антонио.
Кейт подняла бокал игристого шампанского и начала гово-
рить.
– Думаю, нам есть что отметить. Я ведь права?
Антонио и Алесандра взялись за руки и улыбнулись.
– Я так за вас рада! Я рада, что нас станет больше, что
Алесандра все же решилась, ты молодец. Я люблю вас, пусть
у вас все будет хорошо!
– Спасибо, дорогая.
 
 
 
– Мама, а на что ты решилась, о чем говорит тетя Кейт?
–  Ну скажи ей, она должна знать,  – сказал Антонио, не
отрываясь от тарелки с салатом.
– Милая, у тебя скоро будет братик или сестренка.
– Правда-правда? – Громко рассмеялась она детской, чи-
стой радостью, хлопая в ладоши.
Вечер прошел хорошо, спокойно, по-семейному, они дол-
го сидели, разговаривая между собой. Рядом играла девуш-
ка на фортепьяно и нежным голосом пела.
Провожая Кейт к машине, Алесандра держала ее за руку,
придерживая другой рукой палантин.
– Я надеюсь, ты не передумала и встретишься с ним в пят-
ницу.
– Да, вроде бы, мы каждый день общаемся, и не скрою,
что мне каждый день тянет к нему все сильнее и сильнее.
– Надеюсь, что у вас все получится. И он окажется душ-
кой. Я так понимаю, ты пока не будешь приезжать к нам.
– Возможно, на этой неделе не получится, так что не оби-
жайтесь на меня.
– Что ты, какая глупость, какие обиды, я только рада. Ты,
наконец, пойдешь на свидание.
***
Кейт села на подоконник, убрав с него все на пол. Ночь
была душной, и она сидела у открытого окна в раздумьях.
Легкий теплый ветер немного приподымал ее волосы и слег-
ка освежал лицо.
 
 
 
– Как же сегодня душно, и как приятен этот легкий ветер.
На улице было темно, и в переулках уже не было никого
видно и слышно, лишь рыскали бездомные домашние жи-
вотные и изредка проезжали машины. Оперевшись спиной,
расположившись поудобнее, она развеяла волосы по ветру
слегка склонив голову на улицу. Перевернувшись лицом к
небу, разглядывая звезды, увидев изобилие созвездий, она
не удержалась и припала к телескопу, который не ленясь пе-
ренесла из кабинета в спальню и поставила у уже открытого
окна, настроив, устремила свой взгляд в верх.
–  Как же изумительна сегодняшняя ночь, это звездное
небо, эта тишина и спокойствие на душе. Чувствую какую-то
стабильность, будто все так, как надо. Спокойно, как же это
хорошо! Мой разум чист и спокоен. Нет ничего лишнего,
только спокойствие и одиночество, – заметила она, отчего ей
стало опять не по себе. Она посмотрела на расправленную
постель и взгрустнула.
– Как мне хочется, чтобы на ней кто-то спал, кроме меня,
как же хочется кому-то сказать доброе утро и пожелать спо-
койной ночи, обнимать и чувствовать тепло.
Оттолкнув телескоп, она вновь уселась на подоконник, и
загрустила.
– Брайн, ты такой красивый, умный, нежный. Мне так хо-
чется верить всему, что ты говоришь, всем твоим словам.
Так хочется довериться тебе, принять твои объятья. Неуже-
ли ты тот самый человек, который должен быть рядом со
 
 
 
мной? Или это еще не конец моих исканий? Как же это по-
нять и не ошибиться? Черт, черт … я веду себя как подро-
сток. Мне тридцать лет, а я так нерешительна с мужчинами,
никто не виноват в моем одиночестве. Это все барьеры, сте-
ны, границы моего разума, которые я построила, и которые с
такой силой защищаю, не подпуская никого. Может и с Кер-
тисом было бы все хорошо, но, видимо, не судьба.
Судьба, судьба … А что же тогда судьба или кто? О, что-
то я слишком много говорю, думаю, мне стоит лечь спать,
пока я не распугала спящих соседей.
Продолжая бубнить под нос, она спрыгнула с подоконни-
ка и легла в постель, задирая одеяло повыше и пряча ноги.
– Доброе утро, солнце!
Вставая, Кейт спросонья рефлекторно ответила на зво-
нок, не понимая, в чем дело, и услышала приятный голос
Брайна
– Я так и думал, что ты спишь.
Пытаясь поправить свой еще непроснувшийся голос, Кейт
еле заговорила.
– Доброе утро! Так приятно быть кем-то разбуженной!
– А мне приятно слышать твой голос в этот прекрасный
наступивший день. Мне сегодня придется уехать из города,
по работе, я не знаю, когда буду, наверняка, поздно, поэтому
и звоню тебе, чтобы ты не потеряла меня. И напоминаю тебе
о нашей предстоящей встрече.
– Нет, я ничего не забыла и даже с нетерпением жду.
 
 
 
– Рад это слышать. Так что, не скучай, до завтра, если смо-
гу, позвоню.
– Хорошо, не переживай, все в порядке, я все понимаю.
Кейт вновь уткнулась в подушку, чтобы еще немножко по-
спать, ей совсем не хотелось вставать.
– Как хорошо, – потянулась она лениво, и вновь замерла,
пытаясь заснуть. Но жалостный крик Франко заставил встать
с постели.
– Ну, что ты кричишь, гремишь? – Перебирала она по по-
лу тапками, поправляя лямку на плече. Широко раскрывая
рот, зевала. – Голодный?
Франко зашевелился, прыгнул на решетку, чтобы при-
влечь ее внимание больше и что-то бурчал непонятное.
– Что ты хочешь, я не понимаю, говори понятно, Франко.
Он продолжать издавать странные человеческие звуки,
похожие на речь не очень трезвого человека.
Кейт накормила свою ворчливую птицу и отправи-
лась принять душ, включив ледяную воду, чтобы быстрее
проснуться. Она широко раскрыла глаза, стоило на кожу по-
пасть первым каплям, а тело покрылось мурашками. Прове-
дя какое-то время в ванной, она вышла, укутанная полотен-
цем, и заварила себе кофе покрепче.
– Тяжелая неделя, так много работы, не в моих силах вый-
ти сегодня на пробежку.
Она распустила влажные волосы и начала прочесывать их
пальцами словно гребнем. Подойдя к зеркалу, она вспомни-
 
 
 
ла, что ее платье испорчено и так же по-прежнему лежит в
стиральной машинке.
Озадачив себя новой целью, покупкой нового вечернего
платья, она решила позвонить Алесандре, чтобы та состави-
ла ей компанию. Сестра не смогла уделить ей время – слиш-
ком много дел на сегодня. Немного подумав, она решила по-
звонить Рози.
– Ты еще не уехала?
– Нет, я все еще тут. Мне скучно и одиноко, я никому не
нужна.
– О, боже, – подумала Кейт. Зачем я ей звоню, будто не
знаю, чем это кончится. – Чем ты занята и почему не уехала
до сих пор?
– Я отдыхаю, в основном, лежу дома с ноутбуком в руках.
Меня сняли с показа, и вот мне приходится ждать звонка. А
так как я не знаю, когда это будет, то и уехать не могу.
– Жаль, а почему так произошло?
– Скажем так, я слишком хороша для них.
– Ясно. Ты не хочешь пройтись по магазинам?
– Конечно, хочу! – Радостно вскрикнула Рози, как будто
вскочив и что-то уронив на пол.
– Ну, хорошо, я заеду за тобой через час.
– Жду тебя, милая.
Кейт начала жалеть о своем предложении пройтись с шум-
ной и чересчур эмоциональной подругой. – Раз я это сдела-
ла, значит так было нужно, – успокаивала она себя. И бод-
 
 
 
ро собравшись, улыбнувшись себе перед выходом в зеркало,
хлопнув дверью, она вышла прочь.
– Я так рада, что у нас с тобой получилось выбраться. А
то ты вечно занята, хуже меня, прям.
– Ну, вот как-то так получается.
– А я говорила тебе, надо попробовать пойти со мной в
модельный, я уверена, что что-нибудь вышло бы.
– О чем ты говоришь? Что бы вышло с моим-то ростом?
Прекрати.
– А с какой целью мы здесь бродим? Ты хочешь что-то
определенно или как?
– Или как.
Кейт начинала слегка нервничать от бесконечной болтов-
ни ее неумолкающей спутницы. Решив ничего ей не говорить
о Брайне и о свидании с ним, она просто ссылалась на то,
что давно себе ничего не покупала и хотела бы чего-нибудь
интересного. Не думая о том, что ее подруга модель, разби-
рающаяся неплохо в моде и фасонах, она незаметно для се-
бя подобрала с помощью нее превосходное платье из легкого
многослойного шифона теплых оранжевых тонов. В новом
наряде она выглядела очень красиво и романтично, словно
девушка с южных берегов.
– Милая, под это платье тебе стоит сделать бронзовый за-
гар.
– Думаешь? – Крутилась она, любуясь собою перед зерка-
лом.
 
 
 
– Я знаю, знаю!
– Но мне не хочется, это же так ненатурально.
– Зато очень сексуально! Давай, не раздумывай, зайдем в
салон, сделаем загар. Посмотришь, если не понравится, сой-
дет быстро, все равно ты в основном сидишь дома. Хоть по-
пугай твой заценит, не помню, как его звать, прости.
– Неважно. А вдруг мне не пойдет?
– «Не пойдет». Не смеши меня! С твоими-то глазищами и
темными локонами ты будешь просто конфетка. Совсем не
умеешь следить за собой.
– Ну да, есть немного.
– Ох, надо заняться тобой.
Выйдя из салона с ровным бронзовым загаром, она вы-
глядела как голливудская звезда, ее улыбка на фоне темной
кожи ослепляла. Развивающиеся волосы и хорошее настро-
ение делали ее королевой.
– И все же я слишком темная. – Возмущалась она, сидя за
рулем машины и разглядывая себя во всех зеркалах.
– Милая, ты идеальна.
Время прошло на удивление быстро и интересно, в чем
она вначале сомневалась и жалела. Рози помогла ей выбрать
платье без лишних вопросов и, как ни странно, не говоря че-
ресчур много как обычно. Наверняка, она была сильно рас-
строена тем, что ее сняли с показа. Она пару раз упомяну-
ла своего бывшего парня, спрашивая совет, не позвонить ли
ему и не встретиться ли с ним, на что Кейт сказала катего-
 
 
 
рическое нет. Сама не понимая почему, Рози послушно обе-
щала не делать этого.
– И чем же мне теперь заняться?
– Почему бы тебе не слетать куда-нибудь на море?
– Говорю же, могут вызвать, а откуда-то лететь обратно
будет долго и неудобно.
– Ну, съезди на горы. Домик у озера помнишь? Там хо-
роший отель и спа со всеми удобствами. И это недалеко, со-
всем рядом, всего пару часов езды.
–  Слушай, а ты права, думаю стоит кого-нибудь взять с
собой и уехать туда. А вызвонить меня и там смогут. Ты ум-
ница, – широко и радостно заулыбалась Рози.
– Кстати, и Макс не уехал, он же мне звонил. Лежит в ка-
ком-то отеле неподалеку, вот точно, нужно позвать его с со-
бой.
– Вот и прекрасно, видишь, как хорошо все сложилось.
– Ну все, спасибо за прогулку, за идею отдыха. Я люблю
тебя.
Рози выбежала из машины и помчалась к себе. Кейт по-
смотрела, слегка ухмыльнувшись ей вслед, и уехала в на-
правлении к дому. Не удержавшись, она свернула, чтобы за-
ехать к сестре, показать ей новую себя и платье.
Алесандра была в восторге, она делала ей кучу компле-
ментов, к ним присоединился и Антонио, который все гово-
рил, что никогда не видел ее более прекрасной и радостной.
– Кейт, может останешься?
 
 
 
– Нет, в следующий раз. Сейчас, правда, надо уже домой.
Еще осталась незаконченная работа, так что нужно ехать.
***
Роскошный дорогой автомобиль стоял у ее дома, она
смотрела в окно, и зная, что это Брайн, не решалась выйти.
Ее бросало то в жар, то в холод. От волнения она взяла теле-
фон и даже хотела позвонить ему, солгать что-нибудь.
– Ох, теперь он знает мой адрес, если я не выйду, он при-
едет завтра и вообще спросит, на каком этаже я живу, и под-
нимется.
Она тяжело вздохнула, пытаясь сбросить все сомнения
прочь, поправила на себе платье. Схватив флакон духов,
провела пальцами по шее, нерешительно и неловко вышла.
Медленно спускалась по лестнице, чувствуя себя будто ее
кто-то силком куда-то толкает.
Встав на крыльце, она остановилась на минутку, ей хоте-
лось чтобы он увидел ее и посмотрел, насколько она хороша.
Он повернул голову в ее сторону и прищурил глаза, пытаясь
понять, она ли это.
Он широко и довольно улыбнулся и вышел из машины,
держа в руках огромный букет разноцветных гербер. Она
медленно спустилась и направилась к нему, слегка придер-
живая подол платья, которое от любого дуновения ветра ко-
лыхалось во все стороны. Подойдя к друг другу совсем близ-
ко, они замерли, смотря в глаза и улыбаясь.
Он был намного выше ее, и она на его фоне выглядела
 
 
 
совсем миниатюрной.
– Это тебе. Подумал, что они должны понравиться, пото-
му что ты как-то сказала, что любишь эти цветы, правда, я
не знал какого цвета и поэтому решил взять все.
Она взяла букет в руки и скромно улыбнулась.
– Они бесподобны, и все эти цвета – они просто чудесны.
Спасибо.
Он подошел к машине и открыл дверь, дождавшись, когда
она сядет, любезно закрыл за ней. Затем сел на свое место.
Повернувшись к ней, он смотрел на нее и улыбался.
– Что, что ты так смотришь? Ты меня смущаешь.
– Я должен завязать тебе глаза. – Он достал из кармана
шелковый однотонный платок.
– Зачем, я против. – Ее это насторожило и пришлось со-
всем не по нраву.
– Доверься мне, не бойся. По-моему, мы уже достаточно
знаем друг друга, чтобы понять, что я не увезу тебя куда-то
не туда. Как ты считаешь?
Он вопросительно посмотрел на нее, широко раскрыв
свои шикарные темные глаза, обрамленные густыми ресни-
цами.
– Ну, хорошо.
– Давай, уберем цветы.
Он забрал у нее букет и положил на заднее сиденье. Чуть
приблизившись к ней, он приподнял ее волосы, чтобы не сде-
лать ей больно, аккуратно и нежно завязал ей на глаза пла-
 
 
 
ток. Брайн не отрывал глаз с ее губ, которые то слегка приот-
крывались, то вновь сжимались. Он почувствовал какое-то
умиротворение, ему стало радостно, что они наконец встре-
тились. И что этот голос по телефону оказался таким же при-
ятным наяву. Взявшись за руль, он завел машину и медлен-
но поехал.
– Тебе удобно?
–  Да, конечно, я не ожидала такого.  – Улыбалась она,
опрокинув голову назад.
– Смотри, не усни.
– Я, конечно, постараюсь, но это будет зависеть от тебя.
Он включил музыку, и неловкие моменты тишины напол-
нились нотами романтической песни.
Кейт молча сидела и слушала музыку, неловкость прошла,
осталось только любопытство и нетерпение.  – Куда же мы
едем? Он так красив, его почти золотистые волосы до плеч,
улыбка, глаза, все так гармонично в нем. Костюм, черный
костюм, он ему так идет, мне бы хотелось видеть его таким
всегда. Как все это красиво и романтично. По-моему, я не
смогу сегодня спокойно заснуть в раздумьях о нем.
Сделав музыку потише, Брайн все же решил поговорить с
ней, чтобы хоть немного разговорить ее. Он заметил, что она
чувствует себя неловко. Повязка на глазах ей должна была
придать уверенности, но этого не произошло.
– Мы приехали?
– Еще нет, просто хотел немного поговорить с тобой.
 
 
 
– О чем?
– Я не знаю. Мне бы хотелось узнать тебя побольше.
– Чего именно побольше, что ты хочешь знать?
– Думаю, что все, насколько это возможно.
– Ну, я не могу так взять и начать рассказывать тебе свою
биографию.
– Я этого и не прошу.
– И вообще, мы с тобой о многом уже говорили.
– Это не считается.
– Как это не считается?!
– Хорошо, давай я буду задавать вопросы, а ты на них от-
вечать. Только обещай, что ответишь правду.
– Хорошо, только я надеюсь, что вопросы будут разумны-
ми.
Брайн ехал неторопливо. Выехав из города он не отрывал
свой взгляд от дороги, хотя моментами ему удавалось любо-
ваться Кейт.
– Как отнеслась твоя сестра ко мне?
– А то ты не знаешь?! Если бы не она, меня бы тут не было.
– Да, она молодец, надо будет как-нибудь отблагодарить
ее.
– Думаю, не стоит.
– Почему?
– Не хочется потом выслушивать ее: «Я же говорила!»
Брайн рассмеялся.
– У вас же с ней хорошие отношения, как я понял.
 
 
 
– Да, даже очень, у меня никого не осталось кроме нее.
Так что она для меня – вся моя семья.
– Ты не говорила мне об этом.
– О чем именно?
– О том, что вы с сестрой только вдвоем.
–  Знаешь, мне не хочется это вспоминать и думать об
этом.
– Хорошо, конечно, если тебе это неприятно …
Кейт замолчала, уйдя на время в свои мысли. Брайн по-
нял, что спросил не о том, о чем следовало.
– Они погибли в авиакатастрофе, мне было двенадцать.
Да, конечно, это было давно и, наверно, не должно меня так
задевать, но мне дурно от этих воспоминаний.
– Я все понял, не стоило говорить этого. Прости, что за-
ставил тебя взгрустнуть.
– Все в порядке, не обращай внимания. А как скоро мы
доедем?
– Еще немного.
Брайн посмотрел на время, будто оно ему сейчас важно.
Вечерело, погода была превосходная, не так сильно жарко
как днем. Солнце уже не припекало. Кейт устала сидеть в
темноте и начинала ерзать.
– Потерпи еще совсем немного.
– Хорошо.
Они подъехали к большому зеркальному озеру, на берегу
которого стояла одиноко качаясь лодка с двумя приспущен-
 
 
 
ными веслами. Брайн припарковал машину прямо у берега
и вышел, поправив пиджак и собрав волосы за уши. Взяв за
руку Кейт он медленно повел ее к лодке, она шла по ней,
еле удерживая равновесие и крепко держа его руку. Усадив
ее поудобнее, он снял с ее глаз повязку. Сразу попытавшись
открыть глаза, она слегка прищурилась, посмотрела и вновь
закрыла. Брайн сел поудобнее и взял в руки весла. Начали
медленно отплывать от берега. Кейт, наконец, увидела, где
находится, и широко заулыбалась.
– Зачем ты нас привез так далеко?
– Тебе что, совсем не нравится тут? – Он засучил рукава
пиджака и продолжал грести.
– Нет, что ты, даже и не смей так думать, тут бесподобно.
Это самое прекрасное место, где я только была.
– Правда, тебе тут нравится?
– Да, да, очень, очень!
Она сжимала руки в кулачки от радости, словно малень-
кая девочка. Наклонившись над водой, она разглядывала
свое отражение, которое не успевало застывать на водной
глади, кончики волос касались воды, но она не обращала
внимания и продолжала смотреть в воду.
– Что тебя там так сильно заворожило?
– Даже и не знаю, просто красиво.
Цветок с ее волос упал на воду. Не успев его схватить,
она вздохнула и поправила волосы. Заметив, что они мок-
рые, она потрясла ими и села, ровно смотря на Брайна.
 
 
 
– Мы найдем тебе другой цветок.
– А это и не обязательно.
–  Да, действительно, не обязательно, потому что ты все
равно затмишь его своей красотой, и будет не важно, есть он
или нет.
Она смущенно заулыбалась, посмотрела под ноги и на
что-то наткнулась.
– Ой, а что это? – Хотела она было уже достать.
– Постой, еще рано!
Она замерла, с ее лица не сходила улыбка. Ей стало так
спокойно. Неповторимый вечер! Ничто ему не мешало быть
таким, погода благоволила им: ни единого порыва ветра, на-
секомые словно сгинули на время, и никого не было. Как
странно, тишина, и лишь они вдвоем. Заиграла музыка. Кейт
обернулась в сторону берега, где они оставили машину. Уви-
дела, что на берегу стоял небольшой живой оркестр, кото-
рый играл приятную романтичную музыку только для них.
Неподалеку от них ходили люди в белых одеяниях, вынося
на улицу из отеля стол и стулья, сервируя и готовя все к ужи-
ну. Кейт поняла, что это все для нее. Посмотрев на Брайна
уже более уверенно, заметила, что теперь он опустил глаза,
немного смутившись.
– У меня нет слов…
– И не надо.
– Зачем все это? Мы могли бы просто прогуляться по пар-
ку в городе и съесть пиццы. Правда, меня бы это устроило.
 
 
 
– Ты смешная, другая, наверно бы, визжала от радости.
Извини меня за сравнения. А ты такая простая и застенчи-
вая. Мне это нравится. Но этот вечер прими как данное. Я
же сказал, что все сделаю, чтобы он тебе запомнился.
– Он действительно мне запомнится. Все чудесно, и я ни
в коем случае не хотела тебя обидеть.
– А кто сказал, что я обижен?
Они вновь затихли и плыли в тишине, Брайн с легкостью
управлялся веслами. Кейт смотрела на него и любовалась его
большими руками, которые то и дело напрягались. На берегу
уже все было готово, на стол поставлен канделябр и вокруг
на траве установлены ночники . Все ожидало их прибытия.
Опустив руку в воду, она замечталась.
– Вода такая теплая, можно было бы и поплавать.
– Ты этого хочешь?
– Не знаю, я не в том виде, в котором можно было бы зайти
в воду.
– Тогда мы обязательно приедем сюда еще раз, чтобы по-
плавать и позагорать.
Брайн остановил лодку, снял пиджак, положив его акку-
ратно, поправил свои роскошные волосы и сомкнув руки,
посмотрел на Кейт.
– Что? – Улыбались она и он в ответ.
Он склонил голову. Протянув руку к ней, предложил:
– Давай то, что лежит у тебя под ногами.
Кейт наклонилась и достала коробку небольшого размера.
 
 
 
Передав ее Брайну, она с любопытством стала наблюдать
за ним. Он раскрыл, положив крышку рядом, и начал доста-
вать из них свечи.
– Зачем? – Ничего не понимая, вымолвила Кейт.
– Многие говорят, я бы достал для тебя звезду. – Он про-
должал выкладывать десяток свечей, рядом вставляя их в
формочки. – А я представил так. Взгляни на небо, видишь,
появляются звезды.
Кейт подняла голову наверх и замерла, она даже не заме-
тила, как появились звезды и как стемнело.
– А теперь посмотри на воду, видишь, вода стала такой же
черной как небосвод, и на ней появились отблески небесных
звезд, но те звезды не в моих силах достать, поэтому я пред-
лагаю…
Он взял в руки свечу и зажег. Подсев поближе к Кейт и
протягивая ей свечу, продолжил:
– Вот это звезда, которую мы сейчас пустим на воду, и она
будет светить нам в этом ночном звездном небе.
Кейт была поражена его словами, она почувствовала, как
подступили слезы, но все же сдержалась. Взяв у него из рук
свечу, она склонилась над водой и медленно положила ее на
воду слегка подтолкнув вперед.
– Первая звезда горит, но надо больше.
Они продолжали спускать на воду свечи, и они разошлись
кругом по воде словно звезды.
Кейт все время сидела молча, не находя слов, которые
 
 
 
могли бы передать ее эмоции.
– Давай, последнюю запустим вместе.
Он обхватил ее ладонь и поднес к воде.
– Пусть она горит долго и ярко!
Повернувшись, он замер в ее глазах, которые блестели, от-
ражая в себе огоньки и были полны слёз.
– Что ты?
Он коснулся ее локон и провел по ним рукой, поправляя
их.
– Почему ты молчишь?
– Все так волнительно, я не знаю даже, как выразить тебе
свою благодарность. Это сказка, все просто великолепно!
– Прекрати, ну что ты. Какая же ты добрая и искренняя.
Мне это так приятно, и этого достаточно.
Они немного посидели, провожая взглядом удаляющиеся
от них огоньки.
Сидя на берегу и ужиная, Кейт вновь стала скованна и
неловка. Брайну это нравилось, он считал ее естественной,
искренней, не фальшивой, что сейчас редкость, как он счи-
тал. Оркестр без устали продолжал играть, а земные звезды
продолжали плавать по озеру.
– Уже так поздно, как же мы поедем обратно?
– А зачем нам ехать, переночуем тут.
Ее это смутило. Я не хочу и не могу ночевать с ним,  –
промелькнуло в голове, – это что, мы будем спать в одном
номере?
 
 
 
– Может, не стоит?
– Еще как стоит.
Он подошел к машине и вытащил из багажника большой
мешок.
– Что это? – полюбопытствовала она, подойдя к нему.
– Это палатка и спальники.
Она громко рассмеялась.
– Мы будем спать тут на улице?
– Да. Как тебе такая идея?
– Это необычно и очень даже интересно.
– Просто, я подумал, что ты и без этого безвылазно си-
дишь дома у монитора, не видишь и не чувствуешь чистого
воздуха, природы. И поэтому я решил, что хотя бы один день
ты должна провести так.
Ей так понравилась эта идея, что она с радостью приня-
лась помогать ему устанавливать палатку. Со стороны они
выглядели смешно, и официанты, которые ходили рядом,
убирая со стола, не скрывая своего восторга, по-доброму по-
смеивались. Платье Кейт витало повсюду за ней, она будто
и не замечала неудобства. Они были увлечены процессом и
вскоре, собрав палатку, уселись, спрятавшись в спальники.
Они сидели рядом и смотрели на озеро, на котором продол-
жали плавать свечи.
– Все так хорошо, волшебно и необычно.
– Спасибо!
– Это я должна говорить тебе слова благодарности.
 
 
 
– Моя благодарность – это ты. Я так рад, что мы, наконец,
встретились с тобой, что ты не спряталась от меня.
– Я бы так не сделала, раз пообещала.
Он взял ее за руку, они сели еще ближе к друг другу и
продолжали тихо и мило шептаться.
– Ты такой молодец, вывез нас сюда.
Она посмотрела на него и увидела, что он устал, и его гла-
за слипались.
– Ты хочешь спать, ты устал? Пойдем в палатку.
Они встали и вошли внутрь, разложив там спальные меш-
ки. Запечатавшись в них, они повернулись к друг дугу и сон-
ными глазами продолжали смотреть, пока не заснули.
Утро наступило будто мгновенно. Проснувшись от кри-
ков детей и отдыхающих, которые шумно плескались в воде,
Кейт раскрыла глаза и увидела, что Брайн лежал напротив и
смотрел на нее.
– Доброе утро!
– Доброе!
Она спрятала свое дыхание за края спального мешка.
– Жаль, что ты не предусмотрел зубные щетки.
Он улыбнулся.
– Что? Взял, правда? Ты даже об этом подумал!
– Пойдем в отель умоемся
Она вышла из палатки и увидела прекрасный солнечный
день, людей, которые смотрели на них и показывали паль-
цем, что-то говорили между собой. Вновь ходили официан-
 
 
 
ты и накрывали на стол, вежливо желая им доброго утра.
Приведя себя в порядок, они сидели, спрятавшись за
большим зонтом, который им услужливо установили. Кейт
была счастлива, пила свежемолотый кофе, добавляя в него
сливки. Брайн продолжал смотреть на нее, не отрывая взгля-
да.
– На нас все так смотрят.
– Они просто завидуют. Не обращай ни на кого внимания.
Мы здесь одни. Тут нет никого, кроме меня. Или я для этого
не хорош?
– Ты даже очень хорош! – Призналась Кейт.
Они медленно, не торопясь, позавтракали. Брайн предла-
гал окунуться, но Кейт все же удержалась от этого предложе-
ния. Проведя еще какое-то время на территории отеля, по-
бродили босыми по газонной мягкой траве. Они смотрелись
очень романтично. Развевающиеся волосы и платье Кейт, за-
вернутые к верху брюки Брайна. Казалась, будто идут съем-
ки какого-то романтичного фильма.
После полудня они, нехотя, собрались и поехали обратно
домой. Кейт была очень довольна и уже разговаривала, не
умолкая, вспоминая, как вчера было все чудесно, как плава-
ли на лодке и пускали свечи. Он видел её восторженность
и был этим очень доволен. Он ехал медленно, плавно пово-
рачивая на поворотах. Незаметно в разговорах они въехали
в город, и Кейт стало слегка печально. Как после прочитан-
ного романа. В душе куча эмоций, а поделиться не с кем и
 
 
 
никто не поймет, ведь не прочел этот роман.
– Франко, наверно, заждался.
– Ах да, ты же живешь не одна, у тебя есть верный друг.
– Да.
– Может, познакомишь меня с ним как-нибудь?
– Конечно, можно и сейчас.
– Думаю, сейчас не стоит, да и не буду лишать себя воз-
можности быть приглашенным в следующий раз. Я не то,
чтобы не хочу заходить, просто мы устали после такого от-
дыха, и лично мне хочется быстрее переодеться…
Он пытался найти себе оправдания, и выглядел неловко.
– Я все поняла, да, лучше ты зайдешь в следующий раз,
а сейчас действительно уже поздно, и было бы хорошо при-
нять ванну и лечь пораньше.
– Но ведь завтра воскресенье.
– Ну и что, для меня, честно сказать, не имеют значения
дни недели.
– Ах да, точно.
Они подъехали к ее дому и немного поговорив ни о чем,
не зная, как завершить их встречу, так и распрощались. Кейт
робко поцеловала его щеку. Брайну была приятна эта ро-
бость, и он не хотел ее терять. Кейт помахала ему рукой, от-
крыла дверь и вошла в нее. Брайн немного постоял, пытаясь
разглядеть, в каком же окне загорится свет, и ничего не за-
метив, поехал домой.
Кейт, счастливая и эйфоричная, рухнула на кровать и ле-
 
 
 
жала, погрузившись в мысли об этом затяжном первом сви-
дании. С ее лица не сходила умиротворенность и улыбка.
Если в этот момент её кто-нибудь увидел, мог бы подумать,
что девушка умалишенная. Она перебирала свои локоны и
поджимала под собой одеяло. Потом все-таки уговорив себя,
она встала с постели и подошла к зеркалу, рассматривая свое
уставшее без макияжа лицо. Скинув с себя платье и оставив
его на полу, она вошла в ванную комнату. Оттуда доносился
ее голос, Кейт что-то пела.
***
Брайн был в восторге от Кейт, от ее чистоты и доброты.
Ему совсем не хотелось расставаться с ней сегодня, и он все
же решился ей позвонить, лежа в постели, накинув на себя
одеяло. Он набрал ее номер и ждал ответа.
– Да.
– Ты еще не спишь?
– Нет, сходила в душ и что-то спать совсем не хочется.
– И мне. Чем собираешься заниматься?
– Думала поспать, но раз сон отошел, наверно, почитаю
что-нибудь.
– А может прогуляемся по парку и съедим пиццы? Ты же
сама вчера предлагала провести так время.
– Я не предлагала, а сказала, что мне хватило бы и этого.
– Ну, так что?
– Хорошо, я согласна.
– Вот и отлично, скоро заеду, жди.
 
 
 
Брайн торопливо встал с постели и начал в спешке со-
бираться, будто опаздывал на самолет. Надев темно-синие
джинсы и белую футболку, он влез в кроссовки и, схватив
ключи с комода, выбежал на улицу к машине.
Кейт радостно металась по квартире, разговаривая с
Франко. Она натянула на себя джинсы и футболку, думая,
что, наверно, не стоит надевать платье, ведь это пешая про-
гулка по ночному парку, найдя кеды, зашнуровав их, вышла,
хлопнув дверью. Спустившись вниз, она уселась на лестни-
це и сидела, рассматривая пропущенные звонки и сообще-
ния. Несколько раз звонила Алесандра, ей хотелось позво-
нить ей и поделиться всем, но если это сделать, разговор бу-
дет долгим. Чтобы сестра не переживала, Кейт набрала ей
сообщение – «Дорогая, не могу ответить на твои звонки, у
меня все хорошо, я с Брайном. Как только освобожусь, я тебе
позвоню». Продолжая дальше читать сообщение Рози, кото-
рая, послушав совета подруги, уехала с Максом на выходные
отдыхать за город и, судя по ее сообщению, ей там очень ве-
село. Сообщив также, что во вторник ей улетать, она проси-
ла не забывать о ней и обязательно встретиться.
Брайн, подъехав, припарковался на другой стороне улицы
и пешком направился к Кейт. Он шел, держа в руках скром-
ный букет тюльпанов. Подойдя ближе к ее дому, он увидел
Кейт, сидевшую на лестнице. Разглядев ее, он посмотрел на
себя и улыбнулся.
– Я не помню, чтобы мы обговаривали, как нам одеться.
 
 
 
– Ой, – рассмеялась Кейт. – Как же так вышло?
Она подошла к нему, и он вручил ей маленький букет, ко-
торый она приняла и вдохнула запах цветов.
– Спасибо, так мило.
– Ну что, пойдем?
– Давай.
Они медленным шагом направились в сторону парка. На
улице было уже темно, но небезлюдно. Все гуляли и громко
общались между собой.
Идя по тропинкам парка, где меж деревьев было темно-
вато, она прижималась ближе к Брайну, будто боялась, что
что-нибудь случится с ней в этой темноте. Они шли и раз-
говаривали, Кейт без конца поправляла волосы, которые ей
мешали.
– Может, присядем? – Предложил Брайн, увидев свобод-
ное место.
– Я не против.
Кейт положила букет на колени и нежно проводила паль-
цами по лепесткам.
– Вот и этот букет сейчас завянет.
– А давай заплетем тебе косу, тебе же все равно волосы
мешают, а мы вплетем туда цветы.
Кейт удивленно посмотрела на него.
– Ты даже косы плести умеешь?
– У меня много племянниц, с которыми порой нечем за-
няться, так как в компьютерные игры они не играют, прихо-
 
 
 
дится импровизировать.
– Ты такой добрый, дети наверно от тебя в восторге.
– Ну, не скажу, что в восторге, но с колен не слазят. Ну,
так что? Сделаем тебе прическу?
– Давай, мне очень интересно посмотреть на результат.
– Повернись ко мне спиной.
Кейт дала ему букет и повернулась спиной. Он нежно рас-
правил ее густые волосы и, разделив на три части, начал пле-
сти. Вынимая из букета тюльпаны, он вплетал их в волосы.
Прохожие смотрели на них и мило улыбались. Кейт сидела,
не двигаясь и пытаясь ощутить касание его рук, ей было так
приятно, что по телу пробежали мурашки.
– Вот и все, готово.
Кейт положила объемную косу на плечо, посмотрев на
ровное плетение и хорошо сидящие тюльпаны.
– Только не забывай поливать.
– Спасибо, так красиво, теперь я знаю, к кому обращаться
за просьбой помочь мне с волосами.
– Нет, я больше ничего не умею, могу еще только расче-
сать и все.
– Ты такой милый.
Она взяла его большую руку и крепко ее сжала.
– Пойдем.
– Куда?
– Дальше гулять, и у нас еще по расписанию пицца.
– Ах, да! Кстати, я не против перекусить.
 
 
 
Они медленно дошли до пиццерии и заняли там столик.
Заказав большую пиццу и напитки, продолжали свое обще-
ние, не отрывая взгляда друг от друга.
– А давай завтра сходим в кино. Ты наверняка любишь
смотреть фильмы?
– Люблю, только даже и не вспомню, когда последний раз
ходила.
– Вот и хорошо. Значит, завтра высыпаемся, и так же я за
тобой заеду, и мы пойдем в кино.
– А может просто погуляем?
– Ну, хорошо, я оставлю машину возле тебя, и мы пойдем
пешком до кинотеатра. Фильм выберу я.
– Хорошо, я не против.
–  А в понедельник мне снова придется уехать, вернусь,
наверно, поздно.
– Да и я не смогу. Работа, да и встретиться надо.
– С кем же это надо встретиться?
– С подругой и сестрой.
– Ясно. А во вторник, я надеюсь, мы с тобой увидимся?
– Думаю, да, если ты сам не передумаешь.
– С чего бы это?
Они медленно шли к дому Кейт, держась за руки. Кейт
рядом с ним выглядела очень маленькой и беззащитной, а
он большим и угрожающим. Дойдя до дома, Кейт влезла на
ступеньки, чтобы быть на одном уровне с ним, и смотрела
в его красивые будто бездонные глаза. Она поправляла его
 
 
 
золотистые волосы, слегка касаясь кончиков его ушей.
Он стал ближе прижиматься к ней и смотрел в ее глаза.
– Ты наверно устал?
– Так и ты наверняка тоже?
– Да, прогулка была чудная. Хочется спать.
– Ну тогда, думаю, нам стоит разойтись и поспать.
– Думаю, да.
Кейт коснулась губами его щеки и поцеловала ее, шепнув
ему в ухо.
– Спасибо, мой принц.
Брайн довольно улыбнулся и нехотя направился к маши-
не.
Кейт долго не могла заснуть, ворочаясь и думая о Брайне.
Ее сердцу будто бы что-то мешало, но это что-то было очень
приятным.
Солнце слепило ее глаза, она пыталась от него отвернуть-
ся, но и повернувшись, не нашла там покоя. Крики Франко
раздавались по всему дому. Кейт нехотя встала с постели,
выпустила его из клетки и вновь направилась в постель, на-
кинула на себя одеяло, укуталась, думая поспать еще немно-
го. Франко пришел вслед за ней, стуча когтями по паркету,
бродя рядом с постелью, подбирая и бросая с шумом все, что
находил на полу. Кейт лежала, открыв глаза и смотря на по-
пугая, который так яростно не давал ей спать. Немного по-
годя зазвонил телефон, Алесандра, пытавшаяся дозвониться
до сестры третий день, уже было думала приехать.
 
 
 
– Доброе утро!
– Доброе. Ну куда ты пропала? Я же звоню тебе!
– Я же отправила тебе сообщение.
– И что? Вы там уже живете вместе что ли, что ты даже на
минутку не можешь позвонить?
–  Алесандра, все в порядке, я в своей постели. Рядом
Франко, хочешь, я передам ему трубку, он с радостью пого-
ворит с тобой.
– То есть, ты не хочешь говорить.
– Ну что ты, прекрати.
– Рассказывай.
Кейт села поудобнее, подложив подушку под спину, и на-
чала рассказывать сестре все вкратце.
– Я завтра приеду к тебе и все расскажу поподробнее.
– Вы были на озере и ночевали в палатке. Пускали свечи
в воду, ужинали при свечах. Боже, какой он романтик, Кейт,
это все так чудесно. Я хочу знать все, все, все детали. Мне
это так интересно. А сегодня что?
– Ты такая любопытная. Сегодня мы идем в кино, так что
я опять занята им.
– Так это же хорошо, пусть у вас все сложится!
– Надеюсь, что сложится. Спасибо за поддержку.
– Ну как же, я же твоя сестра.
– И спасибо, что дала ему мои данные.
– Сама рада, что сделала это.
– Ну, ладно, надо еще сделать дела по дому, а потом уже
 
 
 
пойдем гулять. Если у него не поменяются планы.
Кейт окончательно прогнала сон и решила прибраться в
квартире, пока есть свободное время, Франко не успевал бе-
гать за ней из комнаты в комнату. После уборки, приняв
душ, приведя себя в порядок, она приготовила молочный
коктейль и, взяв любимую птицу на руки, села на диван у ка-
мина и стала разговаривать с ним, перебирая его перышки.
Кейт отвлек сигнал машины на улице, который непрерыв-
но звучал, отчего соседи стали выглядывать из окон и кри-
чать. Она посмотрела в окно и увидела Брайна, который,
увидев ее в окне, помахал. Она спряталась за шторку и по-
бежала за телефоном.
– Ты что устроил?
– Я просто хотел, наконец, узнать, где твое окно.
– Узнал?
– Да, и очень доволен. Выходи, я тебя жду.
Кейт надела сарафан, который они покупали с Алесанд-
рой, собрала волосы в пучок, чтобы они ей не мешали, и вы-
шла на улицу. Брайн уже припарковал машину и стоял в ожи-
дании девушки, держа в руках колье из живых орхидей. По-
дойдя к Кейт, он надел его ей на шею. Кейт смотрела на цве-
ты, которые легли на ее грудь, слегка поправляла их, боясь
поранить.
– Они такие красивые!
– Не хотелось, чтобы твои руки были чем-то заняты кроме
моей ладони.
 
 
 
Она взяла его за руку, и они пошли прямо по направле-
нию к кинотеатру, который находился на приличном рассто-
янии от дома Кейт. Они шли и смеялись, Кейт стала более
раскрепощена с ним, и рассказывала ему истории, размахи-
вая руками. Она влезла на бордюр и шла по нему мелкими
шажками. Брайн держал за руку, чтобы она не оступилась.
Остановившись, она прыгнула в его объятья, он ее крепко
обнял и пристально посмотрел на нее. Она вырвалась и по-
бежала вперед. Они шли и вели себя как дети убегая, толка-
ясь, смеясь друг над другом. Потом они шли тихо, медленно.
Кейт перебирала в руках цветы из ожерелья, Брайн шел, су-
нув руки в карманы брюк. После просмотра романтической
комедии, выбежали шумно из зала на улицу. Там уже вече-
рело, солнце медленно уходило за горизонт. Они держали в
руках ведра попкорна, которые не успели доесть в кино и уже
не желая их употреблять в правильном назначении, начали
бросаться друг в друга. Они кидали хлопья в лицо, попкорн
был повсюду, дорога была усыпана им. Брайн бросил в ур-
ну ведро из-под попкорна и помчался за Кейт. Она убегала
от него, при этом поворачиваясь в его сторону, постоянно
дразня и громко смеясь. Догнав, он схватил ее и поднял на
руки, кружа в своих объятьях. Кейт крепко держалась за его
шею, и закрыв глаза, опрокинула голову назад. Потом они
еще долго не торопясь шли, устав, сидели на тротуаре, про-
должая вести себя неподобающе игриво для их возраста.
–  Спасибо за такой приятный и незабываемый вечер,  –
 
 
 
говорила Кейт, стоя на лестнице у дома.
– Тебе спасибо, что ты появилась в моей жизни.
Он медленно наклонился к ней и коснулся кончиком носа
ее. Слегка коснувшись ее губ, он лишь немного их сжал и
вновь нежно коснулся ее носа.
– Я буду скучать.
Кейт стояла, будто окутанная его лаской и теплом, очаро-
ванная и робкая. Она так и не смогла ничего ему сказать, а
лишь осталась на ступенях провожать его взглядом.
Он шел, постоянно поворачиваясь в ее сторону и жмуря
глаза, улыбался. Перебирая в руках ключи, он наверняка о
чем-то думал, и ей хотелось надеяться, что именно о ней.
Сняв с себя ожерелье уже из завядших цветов, она вклю-
чила музыку и кружилась возле зеркала, представляя, что
вальсирует не одна, а с кем-то, укладывая руки в воздухе на
воображаемое плечо.
Брайн лежал на диване своей большой минимально об-
ставленной квартиры и, держа телефон в руках, ждал ее
звонка. Думая о ней, о ее улыбке, о ее темных длинных куд-
рявых волосах, о том, как с ней легко и весело. Впервые за
долгое время чувствовал себя так спокойно и хорошо.
Кейт не стала ему звонить, чтобы не докучать своим об-
щением. Она выключила повсюду свет, влезла на подокон-
ник и устремила свой взгляд на луну, которая была в эту ночь
чиста и огромна.
Она касалась кончиком пальцев своих губ, вспоминая
 
 
 
его касание и покрывалась мурашками от воспоминания об
этом. Ей хотелось увидеть его снова и быть с ним рядом. В
то же время торопить события ей тоже не хотелось, удлиняя
время романтичных моментов ласки и робости.
Утром Кейт встала рано, вышла на пробежку, и потом сра-
зу же принялась за работу, чтобы побыстрее все закончить.
Ей хотелось поехать к Алесандре и рассказать ей обо всем,
чтобы они вместе порадовались. А еще надо было встретить-
ся с Рози и провести с ней немного времени, ведь завтра ей
улетать на съемки.
Доделав работу, она посмотрела на время и стала соби-
раться, нужно было идти в кафе, где они с Рози договори-
лись встретиться. Брайн звонил всего раз, перед началом ра-
бочего дня, потом от него приходило сообщение и пока что
это было все.
– Привет, моя дорогая!
– Привет!
Рози вскочила из-за стола и обняла крепко подругу.
– Как ты провела выходные, была только с Максом?
– Да, ты знаешь, очень даже все понравилось, мы плава-
ли, ходили в спа и на вечеринки, в общем, провели время
достойно. А как ты?
– О, у меня было так много работы, ты даже не представ-
ляешь, сегодня встала еще раньше, лишь бы встретиться с
тобой.
– Ох, как это мило с твоей стороны, спасибо, дорогая.
 
 
 
– И когда ты приедешь вновь?
– Даже не знаю, но думаю, что буду появляться тут чаще.
– Что это ты так, то бежишь и не приезжаешь, то хочешь
быть тут?
– В общем, я была у своего бывшего, мы с ним обалденно
провели ночь и решили подумать, может, продолжить отно-
шения.
– Ты сама к нему пошла?
– Да, поначалу он не хотел меня пускать, говоря, что не
может видеть и что я ему больше не нужна. Пытался даже
говорить, что у него отношения с какой-то девушкой, но все
же не удержался от моего обаяния и упал в мои объятья. Вот
так-то милая, нужно получать все и вся, чего ты хочешь.
– Да, какая же ты все-таки сука, дорогая моя.
– Ну, не ты одна так считаешь, – рассмеялась она громко,
выпив залпом бокал мартини.
– Ну, а ты, чего ждешь ты? Я тебя познакомила с таким
парнем, а ты не хочешь ему даже позвонить.
– Что ты ко мне пристала со своим Максом? Он мне про-
тивен, понимаешь?
– Ну, не знаю, как он может быть противен? Странная ты.
Но раз он тебе безразличен, признаюсь, он шикарный лю-
бовник.
– О, боже!
Кейт становилось противно общаться с Рози, у который
все больше и больше развязывался язык от выпитых коктей-
 
 
 
лей. Наконец, завершив эту дружескую посиделку, Кейт по-
прощалась с пьяной подругой, которая осталась сидеть в ка-
фе, поехала к Алесандре, заскочив по пути в магазин, чтобы
купить бутылку красного вина.
Позвонил Брайн, они немного поговорили, он говорил
ей, что скучает и что хочет ее поскорее увидеть. Кейт была
счастлива, и все вокруг казалась сказочным.
Алесандра ждала ее, приготовив ужин и накрыв на стол.
Рядом бегала Кристи, ожидая приезда любимой тети. От
нетерпения она выбежала на улицу ждать ее там. Кристи на-
кинулась на нее, как только Кейт подъехала к дому сестры.
Та даже не успела выйти из машины. Кристи ругала ее, что
та не навещала их давно.
Взяв вещи из машины, они вмести направились в дом.
– Привет, дорогая! – подошла к ней Алесандра и крепко
обняла.
Кейт поставила вещи на пол и крепко прижала сестру к
себе.
– Алесандра, я так счастлива, ты даже не представляешь!
– А ты даже не можешь себе представить, как я этому ра-
да. Ну давай быстрее за стол, после ужина мы с тобой уеди-
нимся и посплетничаем, а сейчас давай, давай быстрее за
стол,  – подгоняла она Кейт на кухню.  – Мои уже с голоду
помирают, я их не подпускаю к столу без тебя, так что, при-
саживайся.
Кейт достала бутылку из пакета, Алесандра попросила
 
 
 
оставить ее на потом, чтобы распить вместе после ужина.
Алесандра металась по кухне, делая все очень быстро. По
ней было видно, что она хочет побыстрее закончить ужин,
чтобы посидеть с Кейт. Антонио просил ее не торопиться,
усаживал ее рядом и рассказывал истории по работе. Но лю-
бопытству Алесандры не было предела. Наконец, дождав-
шись, когда Антонио забрал Кристи, девушки вышли из-за
стола. Алесандра прикрыла дверь и медленно улыбаясь до-
стала бокалы для вина и поставила их напротив Кейт.
– Разливай, у нас есть повод.
– Слушай, а тебе можно? – Доставая из пакета бутылку,
вспомнила о положении сестры Кейт.
– Думаю, совсем немного пригубить будет не вредным.
– Ну, смотри.
Кейт открыла бутылку и разлила в бокалы темно-бурую
смесь ароматных букетов.
Алесандра глубоко вдохнула, поднеся бокал к носу и
немного сглотнула.
– М-м-м, не знаю откуда у тебя способность выбирать та-
кие вина.
– На самом деле ее нет, просто я не грублю консультантам
… как некоторые.
– Сама вежливость. Рассказывай все в подробностях, каж-
дую деталь.
– Почти все я тебе рассказала по телефону.
– Будем считать, что я ничего не слышала, хочу все с на-
 
 
 
чала и до конца.
Кейт разместилась поудобнее и положила руки на стол, не
отпуская ножку бокала, теребя ее в руках, отчего вино слов-
но волнами плескалось в бокале. Алесандра сидела молча и
слушала, как та, слегка смущенно говорила о произошедшем
и происходящем в ее сердце.
– Так вы и вчера были вместе?
– Да, вместе, эти последние несколько дней мы проводили
вместе, не намного разлучаясь лишь поспать.
– О, боже, какой он романтик. Не говори мне, что вы со-
всем не целовались. Как его губы на вкус? Кейт, говори не
молчи.
– Они наверняка сладки, но я не успела понять по его ка-
санию.
– Касанию? Так он поцеловал тебя или нет?
– Он нежно коснулся моих губ, будто дразнил этим меня
и себя.
– Как это вообще, понять?
–  Мне что, показать тебе,  – усмехнулась, дернувшись к
сестре.
– Нет уж, я как-нибудь попытаюсь это представить сама,
без твоей извращенной помощи.
– Вот так прошли эти дни, и я совсем не знаю, что делать.
Продолжать бояться или плыть уже по течению.
– Я тебе сейчас не советчик, я не хочу что-то тебе ска-
зать, что потом повлияет на тебя. Ты должна решить все са-
 
 
 
ма. Слушай свое сердце, что говорит твой разум.
– Разум сейчас в смятении.
– Тогда сердце.
– А сердце глупое, оно не понимает, что хорошо, что пло-
хо, оно лишь желает, а если не получает, сжимается от недо-
вольства.
– Ну, тогда к чему же тебе прислушаться?
– Нужно очистить разум, все разложить по полкам, взве-
сить и попытаться понять.
– Ну, тогда давай продолжим процедуру по очищению ра-
зума.
Взяв бутылку, Алесандра вновь наполнила бокалы.
– Я скажу все же свое мнение. Этот парень просто чудо, он
такой романтик и джентльмен, что я даже сама готова в него
влюбиться. Если бы это было со мной, я бы плыла по тече-
нию. Ну, а ты другая, ты не такая, как я, ты действительно
всегда думала прежде головой, а не поддавалась желаниям.
Поэтому решать тебе. А мне он нравится!
– Да, я поняла твою точку зрения. Он тоже мне нравится
и даже, по-моему, очень, просто мы не знакомы совсем уж
так близко, я мало что о нем знаю. И многие люди, и парни,
и девушки на первый взгляд очень приятны и хороши собой,
но потом раскрываются не с лучшей стороны.
– Вы уже виделись не раз, и он тебе еще не сделал ничего
плохого.
– Вот видишь, ты сама сказала «Еще», ты тоже не можешь
 
 
 
быть точно уверена…
– Слушай, вот поэтому ты до сих пор и не замужем. Ты
мне и про Антонио доводы говорила о его эмиграции, и об
отношении ко мне.

И послушай тогда я твой чистый разум, у меня бы не было


сейчас такой хорошей семьи и Кристи.
– Не заводись. Чего ты так завелась?
– Потому что ты всего боишься, попробуй хоть раз не бо-
яться. Если залезть в твою аптечку в машине, там есть все,
ну, все! А в сумочке твоей бинты, антисептики … Почему
ты ждешь постоянно какой-то опасности, откуда это в тебе?
Откуда, Кейт? Когда ты уже начнешь жить как все?
Алесандра встала со стула и подошла к окну, схватившись
за голову.
Кейт отодвинула от себя бокал и замерла.
– Наверно, ты права, я многого боюсь, от всего скрываюсь.
И знаешь, почему, нет, ты не знаешь…
Она встала и подошла к Алесандре, ее глаза наполнялись
слезами, и голос дрожал.
– Потому что я каждый день, каждый божий день виню
себя в смерти родителей. Понимаешь? Как жить с этой мыс-
лью? Каково быть пятнадцатилетней девочкой, сидящей до-
ма у окна и смотрящей, как ее старшая сестра уходит на сви-
дание с парнями и держать в рукам рамку с фото родите-
лей? Тебе этого не понять, ты слишком быстро все забыла,
 
 
 
ты слишком быстра со всем смирилась.
– Смирилась?! – Закричала Алесандра, повернувшись ли-
цом к Кейт. – Я быстро смирилась? Просто я смогла понять,
что не стоит жить воспоминаниями, что они бы этого не хо-
тели. Я не смирилась … они всегда будут в моем сердце.
Алесандра положила руку к груди и сжала кофту.
– Они всегда здесь, понимаешь. Да, мы выросли без них.
Но мы не стали хуже. Перестань винить себя и пытаться об-
винить меня, мы тут не причем. В чем твоя вина? Ты их за-
ставила сесть в этот самолет? А меня ты винишь, что я, как и
ты, не закрывалась в комнате и не рыдала в подушку? Откуда
ты знаешь, как я пережила это все? Ведь ты ни разу меня об
этом и не спросила, как я все это пережила. А ведь я старше,
и мама в этот момент мне была нужнее. Ты не знаешь о том,
что я сбегала с уроков, посещая каждый день их могилу, за-
сыпала на ней и что охранник постоянно звонил Марте, что-
бы она меня забрала. Ты же этого не знаешь, потому что ты
сидела взаперти в своем коконе, продолжая накручивать на
себя вину.
Ты не знаешь, как это сидеть у надгробной плиты, зная
что это лишь камень, и тепла в нем нет. Я ходила навещать
камень, потому что больше ничего не было. И после этого
ты будешь мне говорить, что я виновата в том, что я себя не
виню в их смерти?!
Алесандра не могла остановиться, продолжала кричать и
размахивать руками, смахивая слезы с глаз. На крик вошел
 
 
 
Антонио, но Алесандра прогнала, накричав на него. Он все
поняв, взял Кристи и вышел на прогулку.
Алесанда толкнула слегка Кейт, отчего она шагнула назад
с места.
– Перестань думать только о себе, почему ты всегда ду-
маешь только о себе? Думаешь, только у тебя есть чувства?
Твой разум, твой чистый разум! Да, ты слишком умна, чтобы
нормально жить! Все эти теоремы забили твою голову, что
ты сама не можешь просто оценить и понять все душой.
Кейт молчала и смотрела в заплывшие и красные глаза
сестры, которая не могла успокоиться и кричала на нее. Кейт
молча подошла к ней ближе и обняла ее крепко, сильно дер-
жа ее руки, чтобы та перестала махать ими во все стороны.
– Ты права, прости меня, прости, я думаю только о себе.
Перестань, тебе нельзя так волноваться, прошу тебя, пере-
стань.
Алесандра, взяв себя в руки, успокаивалась, слегка по-
шмыгивая носом и сглатывая слезы. Она глубоко вздохнула
и обняла Кейт, которая продолжала плакать на ее груди.
– Моя маленькая, глупая девочка. – Погладила она ее по
голове и поцеловала.
– Какая же ты глупая. Перестань винить себя. Ведь про-
шло столько времени, пора бы это все забыть и начать жить
для себя.
Кейт напоминала ей в этот момент Кристи, которая при
обиде на кого-то прибегала в объятия матери и, положив го-
 
 
 
лову на грудь, плакала. Они стояли молча, Алесандра успо-
коилась и пыталась успокоить Кейт.
Войдя с проверкой на кухню, Антонио увидел двух сидя-
щих на полу сестер, продолжающих распивать бутылку крас-
ного вина, принесенного Кейт.
Он улыбнулся им и сделал замечание жене, чтобы та не
баловалась вином. В ответ в него полетел тапок с просьбой
уйти и уложить дочь.
Девушки просидели долгое время на полу, переставляя
на нем тарелки с фруктами и остатками ужина. Кейт слегка
опьянев начала зевать. Они, сидящие на полу с заплаканны-
ми и размазанными глазами, выглядели очень смешно. Кейт
осталась на ночь у сестры.
Встав пораньше с болью в голове, Кейт привела себя в по-
рядок и еще раз попросив за все прощения у Алесандры, по-
ехала домой. По пути она много думала над словами сест-
ры о том, что, может, она и права в том, что она зря ви-
нит себя в смерти родителей. Увидев открывающуюся цве-
точную лавку, она подъехала к ней и вежливо пожелав доб-
рого утра и хорошего дня, приобрела десяток гербер, кото-
рые любила Джина, мама Кейт. Сев в машину, она положи-
ла их рядом на сиденье и сменила свой курс, направившись
к кладбищу. Оставив машину неподалеку от входа, она про-
шлась пешком, продолжая думать о словах сестры и пытаясь
вспомнить, когда же она в последний раз была тут. Ей стало
даже немного не по себе оттого, что виня себя, ругая, даже
 
 
 
поругавшись вчера с сестрой в воспоминаниях о родителях,
она совсем забывала навестить их здесь. И теперь еще новый
факт, о котором она раньше не задумывалась, что тут лишь
камень. И как скучно и тяжело ей стало оттого, что челове-
ку нужно так мало. Лишь бы было место, куда прийти, и не
важно на самом деле, где тело и где он погиб, этот родной и
близкий человек, если есть место, куда прийти. Больше ни-
чего и не нужно. Немного пройдясь, оглядываясь вокруг на
надгробья, обращая внимание на недавно захороненных, она
слегка склоняла голову, будто приветствовала или сожале-
ла. Остановившись у места, где стояли надгробия родителей,
Кейт положила, разделив, цветы отцу и матери.
– Родные мои, как же давно я не была у вас. Как же давно
не говорила с вами.
Она присела рядом на траву и разговаривала с ними. Тихо
и спокойно, не проронив слезы и ни разу не упомянув сво-
ей вины. Может, в тот момент ей хотелось поверить в слова
Алесандры. И ей стало от этого легче, будто бы даже она сама
стала более открытой. Проведя некоторое время на кладби-
ще, она все же добралась до дома, где как обычно сидел воз-
мущенный и голодный Франко. Незамедлительно приступив
к работе и не обратив внимания, что телефон остался в ма-
шине, она проработала до вечера, думая, что о ней так никто
и не вспомнил.
– Мне что, это слышится?
Отвлеклась она и провертела головой вокруг. Ничего не
 
 
 
заметив, вновь уставилась в монитор.
– Вот опять, Франко, ты слышишь? – Замерла она и при-
слушалась.
–  Кейт!  – Кричал кто-то с улицы. Она подошла к окну,
раздвинула шторы и увидела упряжку лошадей и стоящего
рядом Брайна во фраке и цилиндре. От удивления она ши-
роко раскрыла рот и потирала глаза.
– Я не верю своим глазам, – прошептала она, и раскрыв
окно, выглянула. Соседские девушки вываливались из окон,
увидев принца.
– Кейт! – Окликнула ее соседка. – Если ты не выйдешь,
я с радостью выйду.
Брайн стоял и смотрел на нее своими широко раскрытыми
будто улыбающимися глазами. Она махнула ему рукой, дав
понять, что сейчас выйдет. Отойдя от окна, заметалась по
комнате.
– Что же мне надеть, что?
Вывернув весь шкаф, она нашла длинный белый сарафан,
который своими кружевами был слегка похож на бальное
платье. Она схватила шляпку, украшенную цветами, и рас-
пустила волосы.
Спускаясь бегом по лестнице, она разлохматила волосы,
заплела их в толстую небрежную косу и уложила на левый
бок, надела шляпу, приспустив поля налево. Она вышла на
крыльцо и остановилась, взглянув на него. Брайн, убрав руку
из-за спины, направился к ней. Подойдя, он снял цилиндр и
 
 
 
склонившись поцеловал ей руку, на что она лишь мило сму-
щенно улыбнулась. Взяв ее под руку, он провел к упряжке,
где сидел в ожидании кучер. Усадив ее, он сел рядом с ней.
Внезапно раздались хлопанья в ладоши со стороны дома, это
соседи, наблюдающие за этим действием, осыпали их оваци-
ями. Кейт от этого мило заулыбалась.
– В путь, мой друг, – произнес Брайн.
– И что это все значит?
– Что именно?
– Все это, это представление?
–  Это не представление. Это воплощение моей мечты.
Мне хотелось оказаться в карете с прекрасной дамой и пред-
ставить себе век так восемнадцатый. И надо же, в поддержку
меня ты не натянула на себя джинсы, а вошла в образ. За что
тебе спасибо. А еще у меня есть вот такой вот зонт. Он взял в
руки рядом лежащий зонт-трость и раскрыл. Ажурные поля
накрыли их головы, и Кейт сняла шляпу.
Он посмотрел на неё и замер: она поправляла волосы и
встретила его взгляд.
– Ты прекрасна. Я даже не знаю, что может быть прекрас-
ней.
– Ты смущаешь меня и балуешь.
–  Ни в коем разе! О каком баловстве идет речь? Этого
хочу я, ведь ты этого не просила.
Упряжка медленно под цоканье лошадиных копыт вывез-
ла их из города.
 
 
 
– И куда мы направляемся?
–  А знаешь я проголодался.  – Говорил он, подъезжая к
ферме. Объехав конюшню, они остановились у деревьев.
Брайн, спрыгнув, подал руку Кейт.
– После твоих слов, что ты голоден, я ожидала накрытый
стол и симфонический оркестр.
– Нет, сегодня стола не будет, сегодня мы устроим пикник
и сделаем все сами.
Он достал большую корзину, скатерть и расстелил ее на
землю.
– Ну, приступим, что тут у нас есть?
Он начал доставать содержимое корзины, аккуратно по-
давая их Кейт, она раскладывала все по расставленным та-
релкам. Яблоки, виноград, черешни, арбуз и дыня.
– Фруктовый ужин. Как же все это красиво выглядит!
– Да, и ты меня будешь кормить. – Улыбался он, смотря
на нее и заправляя под ворот салфетку.
– Кормить, тебя?
–  Ну, я не слышал, что ты голодна, а раз так, то корми
меня, я устал.
Он расселся, слегка откинувшись назад и смотрел на нее
влюблённым взглядом. Кейт села ближе к нему и разрезала
кубиками дыню и арбуз, сложила их в одну тарелку и под-
несла ее к нему. Насадив на вилку, поднесла к его губам. Он
был доволен, и улыбка не сходила с его лица, ветер колыхал
его несобранные волосы, и он вновь заправлял их за уши,
 
 
 
чтобы они ему не мешали.
– Очень вкусно и сладко. Хочу черешни.
–  О, конечно, мой господин, сейчас!  – Рассмеялась она
громко, играя услужливую даму.
– Я что-то сказал смешное? Может, стоит наказать тебя?
– О, что вы, что вы, сударь, Ваш вид сейчас столь серьезен
и грозен, что я даже и не смею.
– Тогда корми, продолжай кормить меня.
– Конечно.
Она поднесла к его губам веточку с двумя ягодами и драз-
ня провела по его губам, взглянув на него со страстью. Его
улыбка стала немного другой, более загадочной и дерзкой,
он схватил их зубами и сорвал.
– Сладко? – Спросила шепотом она, он слегка привстал,
коснувшись пальцами ее губ, проведя по ним, как она про-
водила по его губам ягодами.
– Я не думаю, что слаще этого.
Кейт, вздохнув, ждала было уже поцелуя, но Брайн вновь
принял ту позу, с которой привстал минуту назад.
– Теперь яблоки, хочу пюре, потри мне ложечкой.
Кейт усмехнулась, наклонив голову слегка в бок и рас-
крыв свои белоснежные зубы.
– Может, ты сразу скажешь, что еще, чтобы мне сразу при-
готовить?
– Нет, так не надо, я еще сам не знаю, чего хочу.
Кейт накормила взрослое дитя тертым яблоком. Брайн,
 
 
 
довольный, снял салфетку с ворота, слегка коснулся рта,
протер края.
– Ну, а что хочешь ты? Я сыт, а ты, наверняка, голодна?
– Даже не знаю, может клубники и сливок.
– Но их тут нет.
– Ну вот, тогда ничего.
– Ну что ты капризничаешь?
Кейт отвернулась от него, сложив руки.
– Ну, сладкая моя, будешь черешеньку?
Он коснулся ее плеча, она его смахнула, он обхватил ее
нежно и уложил ее голову себе на колени. Приподняв одну
ногу, он положил на нее вытянутую руку и склонил голову.
Его длинные волосы свисали, словно ветви ивы.
– Ну, что будешь? – Провел он по ее губам черешней, от-
чего ей стало щекотно, и она закусила губу. А потом обхва-
тив губами сорвала.
– Буду.
Она лежала у него на коленях, и он продолжал ее кормить
то виноградом, то черешней. Продолжая разговаривать, они
смотрели друг на друга, и их глаза блестели. Кейт чувство-
вала себя превосходно и, наверно, в этот момент она приня-
ла решение плыть по течению. Брайн замер, смотря вперед,
убрав волосы назад. Она смотрела на него снизу, разгляды-
вая его гладко выбритый подбородок и волосы, его золоти-
стые волосы, которые лежали на плечах. Ей так нравилось
за ним наблюдать, что порой казалось, что они знакомы уже
 
 
 
давно, может, даже и с прошлого века.
– Как ни жаль, но нам пора.
Подъехала упряжка, и кучер, остановившись, молча ждал.
– Будьте добры, оставьте нас у парка. – Попросил Брайн,
собирая вещи, взяв корзину и зонт.
Он взял под руку Кейт, раскрыл зонт. Молодые люди на-
правились гулять по парку по направлению к дому. Кейт ло-
вила на себе взгляды и улыбки прохожих, которым Брайн
кланялся, держа цилиндр в руке, желал доброго вечера.
– Мне придется уехать из города на пару дней по работе,
хотя так этого не хочется, но все же работа есть работа.
– Да, конечно, я все понимаю.
Хотя его слова ее и огорчили, ей не хотелось и в дальней-
шем делить его с работой, а потом вечерами сидеть и думать,
правда ли он на работе или он лжет. Пусть бы лучше твоя
работа была только здесь и все, думала она.
– А потом на выходные можно съездить за город, можно
к озеру, ты же хотела поплавать. Как ты на это смотришь?
Можно и Алесандру позвать, мы бы познакомились, думаю,
было бы чудесно. Можно снять дом или номера при отеле,
ну что?
– Мне нравится эта идея, думаю, и Алесандра должна со-
гласиться.
– А то наверняка она знает о нашем общении и частенько
тебя расспрашивает.
– Да, бывает, не скрою.
 
 
 
– Так что, дадим ей возможность задать вопросы лично.
Довольная всем происходящим, радостная и широко улы-
бающаяся сама себе, Кейт бегала по комнатам и танцевала
что-то похожее на мазурку, что-то припевая под нос. Раски-
дав все вещи, что были надеты, по полу, она побежала в душ,
где продолжали раздаваться ее звонкие песнопения.
Положив на колени ноутбук, она вошла проверить почту,
ну и конечно же, не только для этого, она рассматривала фо-
то Брайна, любуясь его божественным для нее видом. Вдруг
ей стало как-то не по себе и даже печально. Она коснулась
своих губ пальцами, и задумалась о том, что он так и не поце-
ловал ее. Это, конечно, все было необычно и приятно. Но все
равно было как-то досадно. Она даже подумывала собраться
духом, позвонить ему и задать этот вопрос, но не решилась.
Будь что будет, если бы я ему не нравилась, он бы не был со
мной, думала она. Вместо этого она набрала номер Алесан-
дры несмотря на поздний час.
– Привет, не разбудила?
– Ты успела, иначе если бы ты меня разбудила, то я бы
была очень и очень зла.
– Я ненадолго, потому что если я тебе расскажу, как я про-
вела этот вечер, это будет долго.
– Так зачем же ты это вообще сказала? Ты же специально
меня дразнишь! Хорошо, подожди, я выйду из комнаты, а то
Антонио уже спит.
Кейт рассмеялась, закрыв трубку рукой, чтобы не замети-
 
 
 
ла сестра.
–  Черт, эта скрипучая лестница.  – Ругалась Алесандра,
спускаясь в темноте. – Все, я готова тебя слушать. – Усев-
шись поудобнее, подложив под себя подушки, закрыв глаза,
сказала Алесандра.
– В общем, Брайн предлагает провести нам всем вместе
выходные, сняв дом у озера.
– Прекрасно, я согласна. И это что, все? – провопила она
возмущенно.
– Ну, я же сказала, что, да.
– Так, давай рассказывай, где была и как провела время,
не томи меня.
– Хорошо.
Кейт и самой не терпелось все рассказать сестре.
– Ты не поверишь …
– О, как я тебе завидую, а Антонио…
– Не смей трогать Антонио, он чудо! – Перебила ее Кейт.
– Вот и забирай это чудо себе и отдай мне Брайна.
– Алесандра!
– Ой. – Услышала в ответ Кейт. – Сейчас это чудо тебе
устроит такое чудо.
– Алесандра, я слышу что-то на итальянском, он что ря-
дом?
– Да, милая, давай, я тебя люблю.
Антонио стоял перед супругой, надув грудь словно боевой
петух.
 
 
 
– Глупая женщина!
– Ну, хватит мой козлик, хватит.
– В постель!
Алесандра подымалась по скрипучей лестнице, улыбалась
и слегка поддразнивая его говорила с Антонио.
– Мой сладкий, ты же мой единственный такой вкусный
и сладкий.
– Хватит, я сказал! – Возмущенно ворчал одомашненный
итальянец.
Кейт продолжала лежать на своем любимом диване у ка-
мина, задрав ноги повыше, наблюдая за пробирающимся
лунным светом. Она долго не могла заснуть, думая о нем и
не зная, чем себя занять. Не могла читать, хотя именно этим
она занялась бы раньше, не могла пить чай, потому что в ее
животе как будто поселились бабочки, которые не давали ей
покоя, волнуя ее.
Встретившись с сестрой в кафе на углу у любимого торго-
вого центра, выпили по паре стаканов свежевыжатых соков
и направились в долгий и приятный поход по магазинам.
– Ты бы видела, как он был зол, это надо было видеть! Он
надулся как мыльный пузырь и даже говорить не мог, пото-
му что мешали щеки. Я даже и не думала, что он меня так
ревнует.
– Ну, он же понял, о ком идет речь.
– Конечно же, понял.
–  А если он будет себя некомфортно чувствовать из-за
 
 
 
этого на выходных?
–  Ничего, ничего, это ему будет стимулом убрать свой,
якобы сексуальный, слегка отвисший животик. Вот посмот-
рит на Брайна … Так-то и я бы на него посмотрела.
– Эй, ну хватит уже.
– Ну что, хватит, смотреть-то можно?
– Ты меня смущаешь. И вообще, я поняла, что у меня нет
нормального купальника и красивого белья.
– А я и не сомневалась.
Кейт возмущенно посмотрела на сестру.
– Что, что ты на меня так смотришь?
– Мне было удобно в том, в чем я хожу.
– Ага. Что? – Ехидно засмеялась Алесандра, не успевая
менять мимику на лице.
– Что с тобой?
– Ты к кое-чему готовишься?
– Отстань от меня!
Поняв, на что она намекает, Кейт схватила первые попав-
шиеся ей под руку вещи и убежала, закрывшись в примероч-
ной.
– Ну, и чего ты там взяла? На, держи. – Передала она ей
красивое однотонное ажурное белье. – Думаю, это твой раз-
мер.
– Спасибо.
Набрав, как уже начало входить в привычку Кейт, кучу ве-
щей, они продолжали гулять по улицам, медленно передви-
 
 
 
гая ногами.
– Что, вы так и не поцеловались ни разу?
– Нет, – отвечала Кейт, вытаскивая изо рта трубочку из-
под лимонада.
– Странный он, тебе не кажется?
– Порой, да. А так, вроде, вполне обычный.
– Он не пытается залезть тебе под юбку?
– Ой, а то он этих юбок мало видел. Не знаю, но я тоже
не хочу торопиться, если он так хочет, пусть так и будет. –
Продолжала она пить свой лимонад, приподнимая брови от
непонимания.
Кейт готовилась к выходным, без конца перебирая вещи,
положив в сумку то одно, то другое. Бедный Франко не успе-
вал бродить за ней по комнатам. Телефонные разговоры с
Брайном, находящимся в отъезде, длились часами. Пару раз
звонила Рози, но Кейт не захотелось с ней общаться, и она
просто напросто не брала трубку. С трудом собирая мысли в
кучу, она усаживалась за работу, что у нее получалось очень
тяжело, почти все ее мысли были о Брайне. Она думала о
нем постоянно, порой ее это очень пугало. Она сравнивала
их отношения с теми, что были у нее, когда она жила с Кер-
тисом. Вспоминая, как они ругались, как он уходил, хлопая
дверью и возвращался с цветами, как утром, проснувшись,
она видела на его руке номера телефонов девушек и как все
начиналось заново: крики, истерики и бесконечные ссоры.
Конечно, после таких бурных и шумных отношений кому за-
 
 
 
хочется начинать все сначала, не испугавшись, что все будет
так же. Она ловила себя на мысли, что такого не будет и что
вообще просто не стоит сравнивать и вспоминать о том, что
было, тем более, таким неприятным. Ведь сейчас все хоро-
шо. Рядом чудесный парень, с которым ей очень спокойно, и
ничего больше не надо. Время до выходных шло очень долго,
казалось даже, что минуты бесконечны. Кейт ждала с нетер-
пением Брайна, надеясь на то, что он обязательно приедет
к ней. Приехав, он позвонил, но разговаривая с ней, заснул,
видимо, слишком устал. Кейт совсем опечалилась, потеряв
возможность с ним увидеться.
– Прости, я заснул вчера при разговоре. Ну, не молчи. Да,
я виноват. Ну, что ты дуешься? Не молчи…
– Ну, как так вообще можно? Я с тобой говорила, а ты за-
снул. Я что, так убаюкивающе говорила? Я ждала тебя, ду-
мала, мы увидимся, а ты заснул.
– Неужели я услышал от тебя, наконец, что ты хотела меня
видеть? Мне даже и не верится.
– Да, я хотела тебя увидеть.
– Почему хотела, а сейчас что, передумала?
– Да, передумала, ты заснул.
Он смеялся над тем, что она была обижена, на такую глу-
пость. Держа одной рукой телефон, а другой руль, подъехал
к ее дому, вышел из машины и посадил на пустую скамей-
ку напротив ее окна огромного плюшевого медведя, обмо-
тав его руку шарами, которые взмыли вверх и колыхались на
 
 
 
ветру.
– И что теперь, ты меня никогда не захочешь видеть?
– Вероятно, нет!
– А если я сяду у твоего окна и буду сидеть там долго-дол-
го?
– Ну и сиди!
– А если я буду сидеть так долго, что превращусь в боль-
шого одинокого плюшевого медведя, которого кто-нибудь
заберет, если ты сейчас не выйдешь?
Не поняв, о чем он говорит, она посмотрела в окно и уви-
дела одиноко сидящего медведя с шарами.
Она, зажмурив глаза, молча улыбнулась.
– А что, он пришел один?
– А ты не побьешь того, кто с ним пришел?
– Наверно, нет.
Из-за куста высунулся Брайн, помахивая Кейт рукой.
Кейт надела джинсы и майку и выбежала на улицу. Она мед-
ленно шла к большому медведю.
– Он же мне заменит кровать!
– Он будет греть тебя, пока меня не будет рядом.
Обняв ее за талию, он прижал ее к себе и поцеловал ей
мочку уха.
– Как ты провела эти дни без меня?
–  Отлично! Бродила по магазинам, сидела в кафе, ела
сладкую вату и смотрела кино.
– Я смотрю, тебе без меня одиноко не было, а я-то, наив-
 
 
 
ный, думал, что ты по мне скучала.
– Скучала, – прошептала скромно она. – И мне тебя не
хватало.
– Эти слова многого стоят. Думаю, будет неправильно за-
ставлять нести этого медведя тебе самой, он совсем не лег-
кий.
– Ну, так пойдем, занесем его, заодно познакомишься с
моим любимым мужчиной.
Поднявшись к Кейт, Брайн вошел и усадил медведя на
пол.
– Ну, и где этот мужчина?
Кейт чувствовала себя немного неловко.
– Он там, на кухне. – Махнула она рукой, показав. – Ну
что, посидим у меня?
– Нет, у нас нет на это времени.
– А что, мы куда-то торопимся?
– Да, я заказал нам столик в ресторане.
– Ну зачем?
– А что, что не так? -Он подошел к ней.
– Мне неудобно, что мы все время где-то.
–  Зато мне это очень удобно, давай, знакомь с мужчи-
ной-мечтой и пойдем.
Вечер в ресторане прошел тихо: свечи на столе, живая му-
зыка, шампанское. Кейт было не по себе, может, кому-то это
и должно нравиться – рестораны, бары, подарки. Ей все это
было непривычно и совсем не хотелось к этому привыкать,
 
 
 
хотелось просто гулять по парку, кормить уточек и валяться
дома у камина. Она была из тех девушек, которые любили
романсы под окном, а не лимузины. И поэтому на ее лице
была фальшивая улыбка, которую она так и не смогла сме-
нить на искреннюю. Брайн не обратил на это внимания, на-
верняка, будучи уверен, что такое не может не нравиться.
– Я завтра за тобой заеду в часов девять, будь готова, хо-
рошо?
– Хорошо. – Обиженно вышла она из машины, небрежно
махнув рукой Брайну.
Брайн заметил это и, ударив рукой по рулю, выбежал из
машины. Подбежав к ней, он развернул ее и страстно впился
в ее губы. Кейт растаяла в его объятьях, не смея сопротив-
ляться. Он целовал ее так страстно, что она не могла стоять
на ногах и прижалась к его груди. Разомкнув свои губы от
трепещущих губ Кейт, Брайн обнял ее крепко.
– Не смей молчать, когда тебе что-то не нравится, хоро-
шо? Никогда больше не делай так.
Она подняла свои невинные глаза, и посмотрев на него,
послушно кивнула. Он тяжело дышал, еле сдерживая чув-
ства. Расслабив свою хватку, он отпустил ее и направился к
машине. Кейт стояла в недоумении от того, что произошло.
Она заварила себе мятного чаю и, кутаясь в махровый ха-
лат, включила камин и рухнула на диван. Она смотрела на
него, не отрывая и не смыкая глаз, обхватив обеими рука-
ми горячую кружку, слегка дуя на нее, чтобы остудить. Ей
 
 
 
не хотелось ни с кем разговаривать, ни с кем обсуждать и
вообще кого-то слышать. Она просто тихо сидела у камина.
Кейт не понимала такого агрессивного поведения Брайна, и
ей стало неприятно и не по себе. Последние дни она только
и мечтала о первом поцелуе с ним, но никак не ожидала его
таким. Не понимая своих чувств, она все же улыбалась отто-
го, что оказалась в объятьях сильного уверенного мужчины,
ведь ей так хотелось, чтобы именно такой был рядом. Обра-
тив внимание на медведя, сидевшего одиноко на полу, она
поставила чашку на журнальный столик и подошла к нему.
– Ну, здравствуй, Тедди, теперь ты будешь жить со мной.
Она подняла его и усадила на диван, поправив его лапы,
словно взбивая подушку, потом положила голову на его лапу
и, закрыв глаза, заснула. Ничего ей не мешало. Ни звонки
Брайна, которые она так и не слышала, ни сообщения сест-
ры, потому что забыла телефон в машине у Брайна. Послед-
ние дни она совсем запустила работу и перестала проверять
почту. Как обычно и бывает, отношения занимают большую
часть времени. Из факса торчала пара листов, на которые
у нее не было времени обращать внимание. Она знала, что
ей надо заниматься работой, но все же у нее не оставалось
сил добираться до компьютера после длительных прогулок
с Брайном.
Она проснулась от стука в дверь, не поняв что это, по-
думав, что, возможно, это Франко, она потерла глаза и по-
вернулась на другой бок. Стук усилился и послышался голос
 
 
 
Алесандры.
– Кейт, это я, открой мне!
Кейт чуть было не свалилась с дивана, пытаясь в спешке
посмотреть на часы.
– О, боже, боже!
Она открыла дверь сестре, которая стояла, готовая к вы-
ходным у озера.
– Что с тобой, Кейт? Я замучилась звонить тебе, и уже не
зная, что и думать, приехала сама.
Она вошла в квартиру и начала смотреть по сторонам.
– О, какой у тебя красивый сожитель!
– Да, это Брайн вчера подарил.
– Где твой телефон?
– Я не знаю, я вообще-то надеялась, что сработает будиль-
ник, и я проснусь. Черт, как так получилось?
Лохматая, она выбежала к сестре.
– А сколько время?
– Почти восемь.
– О, не все так плохо, у меня есть час времени на сборы.
А почему ты так рано?
– Ну, я своих подняла и решила навестить тебя, а то ты
совсем пропала. Ты бы видела, сколько раз я тебе звонила?
– Я даже не знаю, где телефон. У меня вообще в голове
творится что-то непонятное, я не понимаю, что к чему и как.
– Наверно, потому что ты влюбляешься, милая моя.
– Даже и не знаю, что тебе сказать. Он меня вчера поце-
 
 
 
ловал.
– О, рассказывай поподробнее.
– А ты заваришь мне кофе? – Говорила она из своей спаль-
ни, рыская в поисках телефона.
– Ну, ради такого дела, конечно.
– Я даже не знаю, как это и принимать на самом деле. Он
позвонил мне вечера вечером, мы с ним разговорились, а по-
том он начал говорить, что превратится в медведя, и тому
подобное. Я посмотрела в окно, а там на скамье одиноко си-
дело вот это чудо. Потом мы поднялись ко мне, оставили его
тут, я уже было думала, что он хочет провести время тут со
мной, но он мне дал пару минут на сборы и поставил перед
фактом ,что мы идем в ресторан. Знаешь, мне было непри-
ятно, что он все пытается решить за меня, и мне уже совсем
неудобно ходить во все эти заведения. Хочется уже чего-то
простого, посидеть дома, что ли. В общем, мы поужинали,
пообщались, и у меня совсем не было настроения. Когда мы
подъехали ко мне, я вышла и просто махнула ему напосле-
док. И видимо, тогда он понял мое недовольство и, выйдя из
машины, обнял меня так, что чуть все ребра не переломал.
Его губы, они такие нежные…
– И что дальше? Говори быстрее. – Стояла в дверном про-
еме Алесандра, помешивая свежезаваренный кофе для сест-
ры.
– Потом он просто прошептал.
– Да, ладно тебе.
 
 
 
– Нет, не то, что ты думаешь. Он попросил больше нико-
гда не молчать, если мне что-то не нравится.
– Какой же он мужчина! Все держит в своих руках. Держи
свой кофе.
Кейт уселась на кровать и взяла бокал в руки.
– Не понимаю, где мой телефон, да это может и не важно.
Наверно, Брайн звонил.
– Ты наверняка его потеряла.
– Где я могла его потерять?
– В кабинете своем смотрела?
– Кстати, нет.
Она вскочила, еле удерживая бокал от всплесков. Але-
сандра пошла за ней и, войдя в кабинет, уселась в кресло.
Кейт перебирала бумаги на столе, заметила факс и, усев-
шись за стол, включила компьютер.
– Ты чего?
– Да тут, оказывается, бумаги пришли, мне нужно срочно
проверить и переслать. Говорю же, совсем не своя. Если все
так и пойдет, меня точно уволят.
– Не уволят, ты у них самый ценный кадр.
– Дай бог. Я недолго, сейчас.
– Нет, я не буду тебе мешать, занимайся своими делами,
я поехала к своим, а вы подъезжайте к нам, от нас и поедем.
– Хорошо. – Не отрываясь от монитора, говорила Кейт. –
Ты иди, захлопни дверь сама.
Алесандра вышла из квартиры. Спустившись вниз и уже
 
 
 
почти дойдя до своей машины, она заметила, как легкой
непринужденной походкой шел Брайн, держа в руках пакет
с круассанами.
Алесандра не могла упустить возможности поздороваться
и поговорить с ним лично, да и тем более Кейт все равно
была занята.
– Брайн, Брайн!
Он откликнулся и, улыбаясь, пошел в ее сторону.
– Алесандра! Чудесно выглядишь. Не могу тебя не назвать
моим благодетелем.
– Да что ты, перестань.
– Если бы не ты, сейчас на моем лице не было бы такой
улыбки.
– Я рада, что у вас все складывается, она сама не своя от
счастья, так что смотри, не смей ее обижать.
– Нет, что ты, я не посмею. Она забыла свой телефон у ме-
ня в машине. Я заметил, что ты звонишь, и не стал отвечать.
– Лучше бы ответил, а то я ни свет ни заря примчалась
сюда, думая, что с ней что-то случилось.
– У нее на телефоне с семи часов срабатывает будильник,
я и подумал, что она, вероятно, проспала, и в надежде на то,
что ее разбужу, заехал купить круассанов.
– Однако ты не успел, и я ее разбудила. Она там что-то
по работе решает, не стала ее отвлекать и ушла. И круассаны
кстати, она еще не завтракала, как обычно прилипла к экра-
ну и ничего не слышит.
 
 
 
– То есть, я ей сейчас помешаю?
– Думаю нет, она сказала, что это не надолго. Так что, мо-
жет, пока мы с тобой беседуем, она и закончила. Я поеду,
своих надо собрать. А вы как будете готовы, подъезжайте к
нам.
– Хорошо, договорились.
Брайн медленно подымался по ступеням, чтобы немного
потянуть время. Держа в руках телефон Кейт, он задумался
и удивился, что он даже и не подумал посмотреть, что там
есть. А зачем, думал он, все прекрасно, зачем портить себе
настроение какими-то глупостями. Как говорится, меньше
знаешь, крепче спишь.
Он открыл дверь и медленно, тихо вошел в квартиру Кейт.
Воспользовавшись советом Алесандры, он вошел и сразу на-
правился к Кейт в кабинет. Дверь была открыта, она сидела
спиной к двери, что-то быстро печатая, только и было слыш-
но стуканье пальцев о клавиатуру.
Он немного постоял, рассматривая ее, и решился все же
дать ей понять, что находится рядом, постучав слегка рукой
о дверь.
– Алесандра, я думала ты ушла.
– Она ушла.
Кейт испуганно повернулась и вскочила с места.
– Ты что, напугалась? Извини. Не хотел тебя пугать.
–  Нет, нет, все в порядке, просто я не ожидала увидеть
тебя тут. То есть, я ждала тебя, но не думала, что ты войдешь
 
 
 
сам.
Она пыталась собрать свои лохматые волосы, мяла лицо.
– Я даже еще не помылась, я в таком ужасном виде.
– Ты прекрасна. Закончила с работой?
– Еще пять минут.
– Хорошо, я приготовлю тебе завтрак, если ты не против,
а ты заканчивай, умывайся, и я тебя жду на кухне.
– Спасибо!
Ничего больше не говоря, она вновь села за компьютер.
Кейт объясняла, где живет Алесандра, они ехали медлен-
но, боясь пропустить поворот. Алесандра стояла у машины
и складывала вещи.
Кейт и Брайн, подъехав, вышли из машины и подошли по-
мочь.
– В принципе, вроде бы все.
– Зачем тебе столько вещей?
– Ну, как зачем, ты одна, а у меня двое детей, которые не
в состоянии собрать вещи сами. И я не знаю, кто из них и
в чем измажется.
Кейт рассмеялась.
– Бедный Антонио, вечно ты с ним так, а потом удивля-
ешься, что он ничего не может сам.
–  А толку ему что-то доверять, если я знаю, что он все
равно что-нибудь забудет.
– Леди, прекратите обсуждать так мужской пол, не всё уж
с нами и так плохо, – влез в разговор возмущенный Брайн.
 
 
 
– Хотя замечу, что тебя сюда еще не впутывали, значит и
ты такой же. Присматривай за ним, Кейт.
– Ну, хватит уже.
Наконец, вышел Антонио и с серьезным выражением лица
шел к жене, протягивая руку рядом стоящему Брайну, рас-
сматривая его сверху вниз оценивающим взглядом. Увидев
это, Алесандра поняла, что Антонио будет делать все, чтобы
выделяться на фоне молодого красивого парня. Немного по-
стояв, обдумывая всё ли они взяли и не надо ли куда-нибудь
им еще заехать, они, наконец, собрались в дорогу.
Кейт долгое время молчала, будто ее что-то смущало и
ничего-то ей не хотелось говорить. Брайн изредка погляды-
вал на нее, понимая, что что-то с ней не так.
Он взял ее руку и крепко сжал, поцеловав.
– Ты на меня дуешься?
– Вовсе нет, с чего ты так подумал?
– Ты молчишь, а на тебя это совсем не похоже.
– Просто, все сегодня пошло не по графику, да еще и ра-
бота подвернулась перед отъездом.
– Хочешь сказать, что в перепаде твоего настроения я не
причем?
– Нет, ты не причем. Все в порядке.
– Ну хорошо, будем считать, что это так.
Кейт посмотрела на него и слегка натянуто улыбнулась.
Брайн хотел остановиться, чтобы поговорить с ней, но не
стал, подумав, что если он остановится, то Антонио тоже
 
 
 
затормозит. Отложив разговор на потом, молча продолжал
ехать. В дороге Кейт немного задремала, и Брайн не стал
ее беспокоить. Закрыв глаза, погрузилась ненадолго в свои
мысли. Она думала о нем, какой он добрый, заботливый по
отношению к ней, и даже если она и чувствовала агрессию,
и ей было от этого слегка не по себе, но все же, все, что он
сделал для нее, перебивало это неприятное, не очень ком-
фортное чувство. Добравшись до места, Антонио остановил-
ся у небольшого домика, который они забронировали зара-
нее. Брайн немного отъехал вперед и остановился у домика,
что был предназначен для них с Кейт. Из машины Алесанд-
ры выпрыгнула радостная Кристи и бегала вокруг, пытаясь
поймать бабочек, что так свободно порхали рядом, то пыта-
лась привлечь внимание взрослых. Место было очень живо-
писным. Озеро было то же, куда приезжали до этого Кейт и
Брайн, просто домики находились на другой стороне озера
от самого отеля. Домики были не большие, но вполне вме-
стительные, с ванной комнатой, небольшой кухней и боль-
шой широкой кроватью, вполне уютной для двоих. На улице
стояла беседка со всеми принадлежностями – столами, сту-
льями. Эти места были очень красивы. Высокие сосны, ду-
бы, щебетание разных птиц и скачущие по деревьям белки и
прозрачное чистейшее как зеркало озеро давали душе ощу-
щения покоя и умиротворенности. Остальные домики нахо-
дились на приличном расстоянии друг от друга, чтобы ни-
кто никому не мешал. Кейт вышла из машины и направилась
 
 
 
к озеру. Она сложила руки у груди и, подойдя к воде, слег-
ка склонившись, провела по водной глади рукой. Вода была
теплой, как и погода, которая не обещала никаких ненастий.
Она встала и посмотрела на другую сторону озера и вспоми-
нала как они недавно провели там время, как Брайн все под-
готовил и устроил очень романтично.
Алесандра увидела одиноко стоящую Кейт и не стала к
ней подходить, дав возможность сделать это Брайну, кото-
рый, сложив все вещи у машины, направился к ней.
– И все-таки здесь чудесно!
Кейт обернулась и слегка улыбнулась.
– Да, прелестное место.
Брайн слегка приобнял ее за талию, прижав к себе.
– Кейт, скажи мне, что не так?
– С чего ты взял, что что-то не так? По-моему, все просто
прекрасно и уже лучшего я и представить не в силах.
– Нет, я же вижу печаль в твоих глазах.
Он повернул ее к себе и нежно ухватил за плечи.
– Если ты мне сейчас не скажешь, то вряд ли эти выходные
пройдут хорошо.
Она опустила взгляд на землю, и Брайн, вздохнув, при-
поднял ее лицо, чтобы вновь увидеть ее глаза.
– Я не хочу, чтобы ты решал за меня все!
– Что все, о чем ты? – Удивился он, не понимая, о чем
идет речь.
– Мне не нужны постоянные походы в дорогие рестораны,
 
 
 
подарки и что-то еще. Мне достаточно просто пройтись по
парку и посмотреть на птиц в озере, смотреть на ночной го-
род и наблюдать за луной. Вот чего я хочу, а не этого, что ты
мне хочешь дать.
– Тебе не нравится, что я делаю? Не понимаю … Ведь все
так вроде бы красиво, а тебе не нравится.
– Мне все это очень нравится, но мне этого не надо. Не
нужно мне навязывать того, чего я не хочу, и это не капризы.
Не обижайся на мои слова, можно подумать, что я неблаго-
дарная. Наоборот, я очень благодарна, я рада, что в моей се-
рой жизни появился ты, такой яркий, и разбудил меня , слов-
но спящую красавицу. Ну, просто пойми, что у меня свой
характер, и я его не скрою за цветами и шоколадом.
– Какая же ты, оказывается, строптивая. Как же ты мне
нравишься! И вот в этом все дело. Ты не хотела идти вчера
в ресторан и не могла мне этого сказать, глупая. Да мне на-
много важнее твое мнение и чего хочешь ты!
Кейт посмотрела в его глаза, попытавшись найти нотки
издевки, но этого не было. Она нечего этого не увидела, лишь
только блеск от восхищения.
– Ты говоришь правду? Тебе интересно мое мнение?
– Конечно!
Он рассмеялся, крепко обняв ее и ласково прижимая к
себе.
– Эй, голубки! – Закричала ласковым негромким, слов-
но материнским, голосом Алесандра. – Давайте уже распо-
 
 
 
лагаться, и начнем наш отдых нормально.
Войдя в дом, Кейт увидела большую кровать, и ей стало
не по себе. Брайн заметив это, не растерявшись, подошел к
дивану и облокотился о его спинку.
– Ну, а тут буду спать я.
Кейт с облегчением вздохнула. Хотя она и хотела сбли-
зиться с ним, но все же не была еще к этому готова. Она по-
дошла к кровати, положила на нее свою небольшую сумку,
присела рядом, уставившись на Брайна. Она чувствовала се-
бя рядом с ним неловко и совсем потеряла дар речи от вол-
нения. До этого им не приходилось находиться вдвоем в та-
кой ситуации.
– Кейт, все в порядке?
– Да, все хорошо, такой уютный домик. Чисто, красиво.
– Кейт. – Он подходил к ней медленно, убрав руки за спи-
ну.
– Если ты сама этого не захочешь, я тебя не трону, будь
уверена в этом. Я вижу твою робость, и мне это нравится, я
просто не смею тебя трогать.
Она встала и подошла к нему поближе, став увереннее по-
сле его слов, и произнесла.
– Но я не запрещаю целовать себя!
Брайн довольно улыбнулся и, проведя руками по волосам,
наклонился к ее губам и нежно поцеловал ее. Он чувствовал,
как дрожали ее губы, как нежно она касалась его тела. И он
просто сходил с ума от этого ощущения робости.
 
 
 
– Кейт, – влетела без стука в дом Алесандра, застав врас-
плох.
– Ох, какая же я дура, простите меня, простите!
Кейт засмущалась при виде сестры и отошла от Брайна.
– Чего ты хотела?
– Ну, как же, чего? Отдыха, хорошего отдыха, мы же для
этого приехали. Кейт, я хочу поплавать, а мужчины пусть го-
товят нам. А понежиться вы успеете.
Кейт и Брайн посмотрели неловко на друг друга, отчего у
Кейт появился легкий румянец.
– Иди с сестрой, а то она готова тебя за волосы оттащить
от моих объятий.
– Ну, нет же, это вышло случайно.
– Все в порядке, Алесандра, отдыхайте, а мы с Антонио
приготовим обед.
Девушки, довольные, загорали и резвились в воде. Муж-
чины их совсем не тревожили, занимаясь своими делами.
Антонио легко нашел общий язык с Брайном, который что-
то рассказывал, размахивая своими мускулистыми руками.
Однако телосложение Брайна смущало Антонио, и он все
время втягивал живот, чтобы его не было видно из-под фут-
болки, отчего сидящая на берегу Алесандра, моментами по-
сматривающая в их сторону, смеялась над ним, показывая
Кейт на смущенного Антонио.
– А что будет, если Брайн снимет футболку и решит ис-
купаться? Думаю, Антонио точно купит абонемент в зал и
 
 
 
начнет усиленно тренироваться.
Кейт забавляли разговоры сестры о ее нелепо выглядящем
муже.
– Знаешь, а я жду, когда же он все-таки оголит свое тело
и покажет его нам. Ведь на фото он так хорош.
– Прекрати, ты меня смущаешь.
– Не смеши меня, смущаю. Тебе с этой красотой под од-
ной крышей спать и, как я заметила по вашему домику, на
одной постели.
– Не говори ерунды. – Засмущалась Кейт и надула недо-
вольно губы как маленькая девочка.
– Нет, ну а что такого, и какая это может быть глупость?
– Ничего не будет. Я не хочу пока ничего.
– Как это так? То мы выбираем часами тебе белье, то те-
перь его некому показывать. – Удивленно и будто возмущен-
но спросила сестра.
– Я не готова, и все на этом. И он это понял и сказал, что
будет спать на диване.
– Ну, конечно. Посмотрим, посмотрим, что ты мне рас-
скажешь после выходных.
– Прекрати!
Алесандра громко рассмеялась, привлекая этим внима-
ние мужчин, которые возились с готовкой обеда.
К полудню погода стала еще теплее, становилось невыно-
симо жарко, казалось, будто бы все застыло на месте, ни еди-
ного дуновения ветра, застыла вода, листья на деревьях пе-
 
 
 
рестали колыхаться, и люди, что шумели до этого, попрята-
лись кто куда от палящего солнца.
– Обед готов, – произнес Брайн, подходя к девушкам, про-
должавшим лежать на берегу под зонтом.
– Вот и чудесно, я так голодна.
– Можете идти к столу, Антонио обещал накрыть на стол.
– А что же ты?
– Я хотел освежиться, и сразу присоединюсь к вам. Ты не
хочешь со мной, Кейт? – Посмотрел он на нее своим обво-
рожительным взглядом, поправляя волосы назад.
– Я не против. – Нежно ответила она, улыбнувшись на его
предложение.
Алесандра замерла в ожидании того, что вот сейчас он,
наконец, снимет с себя все, что скрывало его тело, и это было
сложно не заметить по ее долгому взгляду.
– Алесандра, а ты иди пока помоги Антонио. Да и Кристи
надо бы обсохнуть.
– Да, конечно, конечно, – поперхнулась она.
Алесандра медленно встала с лежака и, подозвав к себе
дочь, направилась в сторону домика, оглядываясь назад на
Кейт.
Брайн снял с себя верхнюю одежду, оставшись лишь в
плавательных шортах. Кейт осмотрела его с ног до головы, и
ее губы немного сжались.
– Пойдем, – подал он руку.
Она встала, крепко зажала его руку и медленно направи-
 
 
 
лась за ним к воде. Он остановился и подвел ее к себе.
– Ты выглядишь чудесно! Я долго гадал, что же скрывают
твои платья под собой, и, видимо, не зря. Извини, если со-
чтешь это за пошлость. Но я откровенен.
– Нет, я не считаю тебя пошлым, например, скажу тебе по
секрету, я ждала, когда, наконец, увижу твои татуировки.
Она провела по его плечам пальцами, словно хотела его
расщекотать.
– Да? И это все?
– Нет, почему же, мне также было интересно взглянуть на
твою оголенную грудь и накаченный торс.
Отбежав от него, она начала брызгаться водой. Он подбе-
жал к ней, обнял, и они скрылись под водой. Любопытная
Алесандра наблюдала за всем, что происходит на озере.
– Ну, как он тебе? – Задала она вопрос супругу, расстав-
ляющему на столе приборы.
– Вполне приличный молодой человек. Правда, слегка пе-
рекачен, на мой взгляд.
Она посмотрела на него, прищурив глаза, он втянул живот
что есть мочи.
– Перекачен, говоришь, на твой взгляд?
– Ну, да, а что? Смотрю, тебе это нравится?
– Нет, конечно, милый, мне нравится мой сладенький ита-
льянский пудинг. Ну, а смотреть мне нравится на перекачен-
ного паренька.
– Ты что, намекаешь на то, что я толстый?
 
 
 
– Ой, нет, что ты, ни в коем случае, твоя фигура идеальна!
Антонио напыжился, словно гусак, пытаясь показать всем
телом, что он великолепен. Но это вызывало у супруги лишь
смех, и она еще больше язвила и насмехалась над ним.
Кейт и Брайн стояли на берегу. Он обнял ее сзади за тон-
кую талию, и они стояли, смотря на другой берег и о чем-то
рассуждали.
– Пойдем, наверно, а то мы совсем забыли, что не одни.
Наконец, собравшись за столом, они не дотерпели до ве-
чера и, открыв бутылку шампанского, распили ее. После обе-
да совместно было решено немного отдохнуть, устроив по-
луденный сон, а затем вновь собравшись вместе, продолжать
совместный отдых.
– Мне и вовсе не хочется спать, – говорила Кейт, сидя на
кровати, лежащему на диване Брайну, которому в отличии
от неё хотелось вздремнуть.
– А чего хочешь ты?
– Не знаю даже, но ты ведь хочешь спать. Так что спи, а
я почитаю что-нибудь. Или, чтобы не мешать тебе, прогуля-
юсь.
– Какие глупости ты говоришь, ты мне не мешаешь, и если
ты хочешь погулять, давай пройдемся вместе.
– Нет, попозже, отдыхай.
– Иди ко мне.
Кейт продолжала сидеть.
– Иди не бойся, просто приляг рядом, дай тебя обнять. И
 
 
 
я заражу тебя своим сном.
Кейт подошла к нему и легла рядом. Он крепко прижал её
к себе, и уже через мгновение, заснув, засопел ей в затылок.
Она лежала неподвижно, боясь разбудить его, и в этом же
положении заснула.
Время пролетело быстро. Брайн, проснувшись, увидел
спящую Кейт, и ему захотелось понаблюдать за ней. Оперев-
шись на локоть, он смотрел на ее маленькое тело, свернувше-
еся словно котенок, на бледноватый цвет кожи, на ее волосы,
которые, казалось, были повсюду. Он погладил ее по волосам
и слегка по голове, отчего она начала понемногу оживать,
провел по щекам. Кейт лениво открыла глаза и, увидев его,
обрадовалась. Ей так давно хотелось ощутить на себе чей-то
взгляд, чтобы она проснулась не одна и не от криков Франко.
Он продолжал молча нежно гладить ее лицо и волосы, она
лежала, продолжая дремать и лениво то открывая, то закры-
вая глаза.
– Наверно, нам пора вставать.
– Мне теперь так не хочется, теперь я хочу спать.
– А как же купание, лодки, прогулки по лесу?
– Мне так всего этого хочется. Можно, я пройду это все
во сне?
Он усмехнулся над ее словами.
– Может, заварить тебе кофе?
– Да, я бы не отказалась.
Кейт продолжала лежать и смотреть на Брайна, как он хо-
 
 
 
дит по комнате и готовит ей кофе. Она была в эйфоричном
состоянии, ей все так нравилось – эта обстановка, деревян-
ный домик, озеро и, конечно же, Брайн, красивый, в велико-
лепной форме с открытым торсом и в спортивных брюках.
Он склонялся над столиком, и его волосы спадали ему на ли-
цо, и он вновь убирал их рукой, поправляя за ухом. Он был
сосредоточен и спокоен, на лице не было ни одной эмоции.
Ей казалось, что и ему с ней спокойно и хорошо.
– Вот твой кофе. – Поставил он небольшой поднос перед
ней.
– Спасибо!
Он сидел рядом, продолжая смотреть на нее, не отрывая
глаз, как она своими маленькими ручонками обхватила бо-
кал и как маленькими глотками пила горячий кофе.
После ужина Кейт и Брайн отправились на прогулку по
лесу. Они шли неторопливо, он крепко держал ее за руку и
вел по тропинке. Вокруг было необычайно красиво. Высо-
кие пушистые деревья с огромными кронами росли повсюду.
Пение птиц было столь громким и звонким, что порой они
не слышали друг друга. Он останавливался и брал ее на ру-
ки, пройдя немного, вновь ставил на землю и нежно касался
ее губ, прижимая у дерева. Кейт робела перед ним и вела се-
бя, словно хрупкая беззащитная маленькая девочка, покор-
но слушая все, что он говорит и делает. Сейчас в ее душе
поселилось умиротворение. Вернувшись за полночь, они не
стали заходить к Алесандре и Антонио, и сразу же направи-
 
 
 
лись к своему домику.
Брайн, как и обещал, расположился на диване и без лиш-
них слов и действий заснул. Кейт долгое время лежала, рас-
сматривая тени на потолке и раскладывая все по полочкам в
своей голове. Перебирая и все вспоминая, так и заснула.
На рассвете, открыв глаза, она потянулась и, заряженная
бодростью, встала, посмотрела на диван, но не увидела на
нем Брайна. Накинув на себя халат, собрав волосы в резинку,
вышла на улицу.
За столом сидела Алесандра и завтракала вместе с Кри-
сти. Посмотрев на озеро, она увидела два знакомых силуэта,
которые резвились в воде, словно дети. Убедившись, что всё
со всеми в порядке, она вновь вернулась в дом и переодев-
шись вышла к Алесандре.
– Ну, как прошла ночь? – С ухмылкой спросила сестра.
– Ничего не было, и это правда.
– Да, ладно тебе!
– Алесандра, прекрати! Мы долго гуляли в лесу, а когда
вернулись, то уже было поздно заходить к вам, и мы отпра-
вились спать.
– У него железные нервы, раз он себя так ведет с тобой.
– По-моему, он просто настоящий джентльмен.
– Ну, посмотрим, что будет этой ночью.
– Ничего не будет, вот увидишь!
Время отдыха проходило быстро. Поплавав на лодке, они
расположились в беседке и играли в настольные игры, смеясь
 
 
 
и общаясь, они просидели так до вечера.
Брайн предложил переплыть озеро и поужинать в ресто-
ране отеля, на что все с радостью согласились, особенно был
рад Антонио, который подустал стоять у плиты.
Поужинав, они вновь медленно переплыли озеро. Остано-
вившись в центре, они сидели и разговаривали. Кристи за-
снула на коленях у матери, и никто не отвлекал их от бесед.
Кейт скромно зевала, прикрывая рот рукой, пытаясь скрыть
свою усталость, но все же наблюдательный Брайн заметил
это и предложил идти спать.
Проговорив всю ночь, Кейт и Брайн заснули вместе на ди-
ване. Утром их разбудил стук в дверь и громкий голос Але-
сандры.
– Пора собираться, эй, счастливая парочка!
– Да, да, собираемся. Чувствую себя на отдыхе с мамой.
–  Она заботится о тебе и хочет, чтобы все у тебя было
хорошо.
– Но ведь теперь у меня есть ты. Ты же будешь обо мне
заботиться?
Он посмотрел на нее нежным опекающим взглядом.
– Конечно, буду!
–  Надо умыться.  – Вскочила Кейт и заперлась в ванной
комнате.
Собрав все вещи и расположившись по машинам, они на-
правились домой.
Кейт стало немного тоскливо оттого, что сегодня она не
 
 
 
заснет в объятьях Брайна.
Ей хотелось сказать ему об этом и предложить остаться у
неё, но она передумала, не захотев торопить события. «То-
ропить события», – повторила она про себя. Мы вместе уже,
наверно, больше месяца, и он за все это время не сделал мне
ничего плохого, а наоборот был только ласков и добр. Мо-
жет, уже и стоит сделать шаг дальше…
Рассуждая сама с собой, Кейт заснула, и проснувшись,
оказалась у своего дома. Машины Алесандры уже не было
рядом. Брайн, разбудив ее, дал понять, что ему надо ехать.
Усталая, но счастливая, Кейт, зайдя в квартиру, бросила
все вещи на пол, сразу направилась в спальню и легла на по-
стель.
Но полежать ей так и не удалось, Франко нуждался в еде
и внимании и своими криками доставал ее.
– Ну, что ты кричишь? Вот я рядом. – Кормила она его
и, открыв клетку, взяла на руки. – По-моему, я не брала с
собой телефон, Франко, ты не знаешь, где он?
Пройдя по квартире, она нашла его у своего компьютера
в кабинете, проверила сообщения. Звонила лишь Рози. По
номеру Кейт догадалась, что она вновь в городе. Для Кейт
казалось странным, почему она так часто стала приезжать,
неужто у нее нет контрактов и показов, что у нее появилось
столько времени на то, чтобы быть тут? Ведь Рози ненавиде-
ла этот город.
Она не захотела ей перезванивать, понимая, что та либо
 
 
 
предложит ей очередную тусовку, либо будет жаловаться и
рассказывать о событиях своей жизни.
Положив телефон на место, она печально взглянула на
компьютер, понимая, что ее ждет много работы. И проверь
она почту, там будет куча бумаг по работе.
Все же собравшись духом, понимая, что никто, кроме нее,
это не сделает и что тянуть не к чему, она включила ком-
пьютер и ушла на кухню сделать себе что-нибудь перекусить.
Франко продолжал сидеть на ее плече, играя с серьгой.
Во время работы дисплей телефона вновь засветился, и
это опять была Рози.
– Неужели тебе больше не с кем пообщаться? Что тебе от
меня надо?! – Разозленная Кейт все же ответила на вызов. –
Да, Рози, привет!
– Привет! – Раздался звонкий голос по ту сторону.
– Чего ты такая счастливая?
– Потому что все прекрасно, и кстати, я снова в городе.
– Ты же только уехала на съемки или показ, что там у тебя?
–  Все сделала и приехала, знаешь, для меня сейчас нет
ничего милее этого места.
– Надо же! То ты проклинала этот город, обвиняя его во
всем, то теперь так запела. Это ведь не просто так?
– Почему не просто? Именно просто мне хочется быть тут.
Кстати, чего ты трубку не брала? Я тебе звонила несколько
раз.
– Я отдыхала за городом, телефон не брала.
 
 
 
– С Алесандрой, что ли?
– Ну, да.
Ей не хотелось вдаваться в подробности того, с кем она
была.
– И, как всегда, все мило и уныло?
– Прекрати.
– Нет, что ты, я не хотела тебя обидеть. Хотела позвать
тебя с собой сегодня на вечеринку, мой бывший будет там,
и он обещал заехать.
– Вот и будь с ним. На кой тебе я?
– Я хочу, чтобы моя лучшая подруга развеялась и нашла
себе парня.
– Думаю, тебе не стоит об этом беспокоиться, у меня все
в порядке. И вообще, извини, но у меня очень много дел.
– О, да, конечно, работа. Хорошо, не буду тебя отвлекать,
но знай, на следующее мероприятие ты идешь со мной, хо-
чешь ты этого или нет.
– Хорошо, хорошо.
– Ну все, родная, пока.
– Пока, хорошо провести время!
Кейт бросила телефон на стол, и у нее совсем упало на-
строение, ей действительно не хотелось сидеть одной, хоте-
лось вновь побыть с Брайном. И взяв телефон, она набрала
его номер.
Гудки, гудки, и не дождавшись ответа, она печально по-
ложила телефон на место.
 
 
 
– Что за бывший у тебя там такой, что ты за ним все бега-
ешь сама, да и в городе сейчас, видимо, ты только из-за него.
Ох, забила мне голову ерундой.
Кейт постоянно посматривала на телефон в надежде, что
он позвонит, но так и не дождалась. Когда экран телефона
вновь засветился, она жадно схватила его, но это была Але-
сандра.
– Я тебе не помешала?
– Вовсе нет, села поработать.
– Понятно, а я думала, что ты с Брайном.
– Нет, он привез меня и сразу же уехал.
– Ну так что, рассказывай, – перебила ее Алесандра.
– Нечего рассказывать, ничего не было, я же тебе говори-
ла, что не будет.
– Как это вообще так? Я не понимаю.
– Ну, Алесандра, чего ты, как маленькая? Ну вот так вот,
как есть.
–  Интересно получается, и чем вы там вдвоем занима-
лись?
– Просто разговаривали.
– М-да, у вас точно нет проблем?
– Нет, никаких проблем нет!
– Ну, смотри, если что, говори.
– Конечно.
– Антонио тут весь извелся, не может отойти от зеркала
все смотрится и смотрится, втягивая живот, видимо, фигура
 
 
 
Брайна его все же впечатлила.
– Смотри, он еще и в спортзал запишется.
– Вроде бы, уже как собирается.
– Мне так тоскливо.
– Отчего?
– Все выходные мы были вместе, и вот я опять одна.
– Так позвони ему, пусть приедет.
– Звонила, он не берет трубку, видимо, спит.
– Наверно. Вид у него был слегка усталый, когда мы про-
щались.
– А вообще, как он тебе?
– Он бесподобен, его общение, манеры, тело. Это идеал.
Я точно тебе завидую.
– Смотри, сейчас все это услышит твой темпераментный
итальяшка.
– Не услышит, он наверху, все любуется собой. А так во-
обще время провели отлично.
– Да, все было здорово!
– И Антонио меня порадовал и не раз.
–  Ох, Алесандра, давай не будем вдаваться в такие по-
дробности.
– Хорошо. Может, ты все же приедешь к нам, раз тебе там
так одиноко?
–  Нет, думаю, не стоит, тут куча работы. Доделаю хоть
немного и лягу спать, завтра постараюсь проснуться порань-
ше.
 
 
 
– Ну хорошо, тогда я больше тебя не буду отвлекать.
– Пока.
На улице было уже темно, и время было достаточно позд-
нее. Кейт била по клавишам беспрестанно, что-то печатая.
Уставший бродить повсюду Франко просился в клетку. Она
гладила его и продолжала стучать.
Проснувшись от стука в дверь, Кейт не поняла, кто это.
Но все же надеясь, что это Брайн, лохматая и в коротенькой
шелковой ночнушке побежала к двери.
– Вам доставка.
– Какая еще доставка? Сейчас, подождите минутку.
Она накинула халат и открыла дверь. Курьер вручил ей
огромный букет роз, посередине промеж цветов торчала от-
крытка.
– Распишитесь в получении.
– Да, да, конечно.
Немного растерянная Кейт, взяв ручку, черкнула на бума-
ге. Поблагодарив курьера, она закрыла за ним дверь и усев-
шись на диван, положила букет, который еле помещался на
ее небольших миниатюрных ножках, на колени.
Достав быстрей открытку, она прочла ее.
«Мой ангелочек, мне было так хорошо с тобой! Спасибо
тебе за эти яркие мгновения! Я так хочу, чтобы так было
всегда. P.S Скучаю, Брайн.»
Она, радостная, прижимала к груди эту маленькую от-
крытку, перечитывая ее по нескольку раз.
 
 
 
Поставив цветы в вазу, она позвонила Брайну.
– Да. Ты уже проснулась?
– Да, спасибо за букет, он прекрасен.
– Не прекраснее тебя!
– Не смущай меня.
– Мне придется отлучиться по работе на пару дней, так
что не обижайся на меня, солнышко.
– Конечно, нет, я все понимаю.
– А ты пока придумай, чем мы займемся по моему при-
езду.
– Хорошо.
– Ну все, мне пора, буду скучать.
– Пока.
Печально вздохнув, Кейт положила телефон рядом и,
свернувшись, легла на диване.
– И что же мне делать без тебя в эти дни? Черт, я так к
тебе привыкаю! Не знаю даже, плохо это или хорошо. Но мне
уже просто тяжело не видеть тебя. Неужели я влюбилась?! А
может, сходить на вечеринку с Рози или просто посидеть с
ней в кафе? Или побыть с Алесандрой. Как же короток мой
список общения. Два-три человека и все. Нет, от Алесандры
я устала за выходные, так что, думаю, посижу в кафе с Рози.
Действительно, что сидеть дома? Хоть послушаю, что на этот
раз она мне расскажет.
Решив планы на вечер, приведя себя в порядок, принялась
за работу.
 
 
 
Ей всегда нравилась ее работа, хоть она и занимала у нее
много времени, но все же она всегда была дома и всегда мог-
ла остановиться в любой момент, никто не стоял над голо-
вой и не командовал, не объяснял ей, что нужно делать и
как. Работу свою она выполняла хорошо и вовремя, поэтому
компания ею дорожила и шла на многие уступки, о которых
она и не просила. Они предлагали ей слетать на моря, опла-
тив все, санатории и многое другое, но она от всего отказы-
валась. Хотя и очень хотела этого. У нее было достаточно де-
нег на счету, чтобы купить новое жилье и новую машину. Но
это все ее совсем не интересовало, ей было вполне удобно в
ее маленькой квартирке и в ее невзрачном авто.
Рози не заставила ждать ее звонка с предложениями, и
Кейт, ответив на звонок, перебила ее, чтобы та не успела
ей выдать всю информацию по телефону. Договорились о
встрече в летнем небольшом кафе.
Кейт бродила по комнате, то присев на диван рядом с мед-
ведем, обнимая его, то подходя к вазе с цветами, без конца
обнюхивая каждый цветок.
Она не находила себе места от тоски по Брайну, даже и
не предполагала, что сможет привязаться к нему за столь ко-
роткий срок. Постоянно вспоминая его черты лица, глаза и
улыбку, ей хотелось верить, что и он думает сейчас о ней.
Наконец, дождавшись восьми часов вечера, она собралась
и направилась на встречу к взбалмошной Рози, которая уже
ждала ее в кафе, заказав себе коктейль. Как всегда, надев
 
 
 
платье покороче и шпильки повыше, она выглядела очень
вызывающе и доступно. Ее спасало лишь то, что в городе ее
знали многие и, может, даже и сплетничали за ее спиной, но
никто не говорил ей этого в лицо. Иногда Кейт смущало ее
поведение и внешний вид, но все же она старалась не обра-
щать на это внимания.
Она присела рядом за небольшой круглый стол, официант
любезно предложил ей меню и напитки. Кейт провела весь
день в работе и была очень голодна, поэтому, заказав себе
отбивную, салат из овощей и апельсиновый сок, она предло-
жила чего-нибудь Рози, но та отказалась, мотая по сторонам
головой.
– Так и будешь пить?
– А почему бы и нет, сегодня очень интересное меропри-
ятие за городом, не хочу приехать туда не в теме. Ну так как,
ты поедешь со мной?
– Нет, мне вполне будет достаточно посидеть и пообщать-
ся с тобой тут.
– Но ты же обещала!
– Нет, Рози, не сегодня, в следующий раз, хорошо.
– И ты меня вновь обманешь?
– Обещаю тебе, я тебя не обману и пойду с тобой. А те-
перь, рассказывай, что у тебя нового.
– Что нового…, – важничала она, вытаскивая соломку из
коктейля, посматривая на Кейт пьяными блестящими глаза-
ми. – Все как всегда, все прекрасно, светские вечеринки, по-
 
 
 
казы, заказы и все такое.
– А все же, что ты тут делаешь, а не сидишь в каком-ни-
будь кафе в Милане?– перебив ее, сказала любопытная Кейт,
пытавшаяся добраться до истины ее частого появления тут.
– Ну, хорошо, хорошо, я скажу тебе как есть. То есть рас-
скажу правду. Я тут потому, что я не могу без него, меня к
нему тянет, и он сам не против моих приходов к нему.
–  Ты о своем бывшем?  – Вновь перебивая, втиснулась
Кейт.
– Да, именно о нем. Помнишь, я рассказывала, что была
у него, он поначалу не хотел меня впускать, а потом все же
сдался. И вот после этого я поняла, что не хочу его отпускать,
поняла, что хочу быть с ним и больше ни с кем. На следую-
щий день я пришла, а его не было, телефон его вечно недо-
ступен, не знаю, может, он сменил номер. Но не в этом суть.
Я снова ездила к нему вчера после вечеринки, на которую он
не пришел, и он уже совсем не был против моего прихода, а
отнюдь, впустил меня без вопросов. И утром мы проснулись
рано, после чего он сказал, что мне надо уйти. И вот поэто-
му я сейчас тут сижу с тобой и пью. Я его пригласила туда
же, куда и пойду сама, не знаю, надеюсь на то, что он там бу-
дет. Вот и вся причина моего пребывания тут. Я влюбилась
в своего бывшего парня, и ничего не могу с этим сделать.
– Да, подруга, веселая у тебя жизнь. Ты сама его бросила,
теперь сама бегаешь за ним.
– Именно так все и получается, – швырнула она бокал на
 
 
 
стол, отчего Кейт чуть не опрокинулась назад и убрала руки
со стола.
– Тише ты.
–  Я не знаю, с кем он там крутит роман, но я убью ее,
и он все равно приползет ко мне. Вот увидишь, Кейт, вот
увидишь.
Довольная собой Рози опрокинулась на стул и размахи-
вала рукой, подзывая к себе официанта, который принес ей
еще два бокала алкогольного напитка. Через некоторое вре-
мя ничего уже не понимая, Рози посмотрела на часы и вы-
звала такси со словами: «Мне пора ехать». Кейт все это под-
надоело, и она с радостью затолкала пьяную подругу в маши-
ну и отправилась домой пешком. Проходя мимо парка, она
присела на скамейку, где недавно они сидели и заплетали ей
косу. Она устроилась поуютнее, и ей становилось теплее и
ярче на душе от приятных воспоминаний о Брайне. Ей не
хотелось ни с кем делиться об их отношениях, тем более с
Рози, ей совсем не хотелось зависти со стороны друзей. Не
удержавшись, она все же достала телефон и набрала номер
Брайна. Он был недоступен, ей стало не по себе, пусто и оди-
ноко. Но она все же понимала, что у него такая работа и что
ему приходится уезжать куда-то и быть недоступным. Успо-
каивая себя различными выводами и доводами, она проси-
дела достаточно долго, не заметив, как время перевалило за
полночь. Удивительно, как проходит быстро время, когда по-
гружаешься в мысли и воспоминания.
 
 
 
Ночью ее пару раз будил звонок от Рози, на который она
так и не ответила, выключила у телефона звук и швырнула
его подальше. Утром все было тяжелым, и голова, и ноги, и
подъем с постели, ничего не хотелось делать, одолевала лень.
Откуда взялась эта апатия, думала она. Неужели мне элемен-
тарно так не хватает его голоса для того, чтобы я чувствова-
ла себя лучше? Посмотрев на телефон и не заметив на нем
пропущенных от Брайна, она совсем расстроилась и ничего
не желая делать, заказала пиццу и провела весь день на ди-
ване с компьютером на коленях, просматривая видеоролики
и романтичные комедии.
Положив голову на подушку перед тем как заснуть, она
лежала и думала о том, как провести выходные. Ей захоте-
лось сделать что-нибудь самой, не должен же только он за-
ниматься организаторством их досуга. Он столько раз делал
мне приятных сюрпризов, наверно, и мне стоит сделать ему
что-то приятное, думала она. Кейт решила провести роман-
тический ужин дома, зажечь свечи, приготовить что-нибудь
вкусное, взять шампанского и посидеть тихо, общаясь, без
лишних лиц и эмоций. А после можно просто посмотреть
вместе какой-нибудь фильм. Думаю, было бы неплохо. Это,
конечно, не так роскошно, как делает он, но все же, надеюсь,
что ему будет очень приятно. Обдумывая все, как провести,
она так и заснула. Этой ночью ничто не мешало ей выспаться,
даже звонки Рози, от которых на телефоне уже садилась ба-
тарейка. Столько звонков. А может с ней что-то случилось?
 
 
 
Если даже и так, то она сама справится, думала она, когда
вчера выключала звук с телефона.
– Наконец, ты доступен, я звонила, а ты недоступен.
– Привет, я тоже очень рад тебя слышать и очень по тебе
скучал.
– Ох, да, привет.
Ей стало не по себе оттого, что она налетела на него сразу
же, показывая, насколько он ей нужен.
– Я приехал и намерен провести этот вечер с тобой. Ты
придумала, чем мы займемся, куда пойдем?
– Да, я все решила, и я хочу пригласить тебя на ужин.
– Звучит аппетитно.
– Еще бы, ведь готовить буду я сама.
– То есть?
– Я приглашаю тебя к себе.
– А может, не стоит?
– Почему это, ты боишься, что я тебя отравлю?
– Нет, просто не хочу тебя утруждать.
– Ты меня совсем не утруждаешь. Так что жду тебя вече-
ром, и нагуляй аппетит.
– Хорошо. Это очень мило.
Обдумав все до мелочей, что приготовить и как все будет,
она держа в руках список, выбежала из дома за продуктами.
– Так, так, так, мне нужна утка, – бормотала она себе под
нос, пробегая по супермаркету, приобретая все нужное. Все
было приготовлено и сервировано и готово к вечеру. Утка
 
 
 
по-пекински, салат из свежих овощей в легком соусе, шам-
панское, фрукты и на десерт мороженое со сладким виш-
невым сиропом. Осталось только поставить свечи и зашто-
рить занавески, чтобы было идеально темно. Подобрав му-
зыку поспокойнее и расставив кругом аромасвечи, она на-
правилась в свою комнату для того, чтобы привести себя в
порядок.
Она любовалась собой у зеркала, рассматривая с ног до
головы. Расчесывая запутанные длинные волосы, она широ-
ко улыбалась себе в зеркало, ей нравилось, как она выгляде-
ла, ее радовало то, что природа одарила ее такой естествен-
ной красотой, над которой ей самой практически не прихо-
дилось работать. И это она начала осознавать именно сей-
час, находясь рядом с Брайном. Надев легкое платье и со-
брав волосы набок, она надушилась легким ароматом, кото-
рый оставлял за собой шлейф свежего морского бриза. По-
смотрев на часы, она подошла к окну, выключила свет, чтобы
с улицы не было видно ее отражения, чтобы когда подъедет
Брайн, он не увидел ее стоящей у окна и не догадался, что
она с нетерпением ждет его. Ждать пришлось недолго. Через
несколько минут во дворе дома появился Брайн с огромным
букетом длинных красных роз. В нем, наверно, было боль-
ше пятидесяти цветов. Она сразу же взъерошилась и спря-
талась за шторку, продолжая наблюдать за ним. Он остано-
вился и начал что-то искать в кармане пиджака, достав из
него телефон, он недовольно ответил на звонок, и прогово-
 
 
 
рил не долго. Кейт не придала значения этому, понимая, что
он занятой, деловой человек. Брайн вновь поправил на себе
пиджак, провел рукой по волосам и широким шагом напра-
вился к двери.
Кейт отошла от окна и, взглянув напоследок на себя в зер-
кало, направилась к двери.
Открыв дверь, она не увидела Брайна, он просунул ей бу-
кет, который занял весь дверной проем. Она громко удив-
ленно ахнула и обхватила его обеими руками.
– Ну, зачем же ты так?
– Просто сейчас мы не гуляем, и ты их поставишь сразу в
воду и будешь пару дней смотреть на них и вспоминать обо
мне.
Кейт отложила букет на диван к медведю, который одино-
ко сидел на нем, и вновь подошла к Брайну. Теперь ей ничто
не мешало обнять его и поцеловать.
– Спасибо! Мне так приятно!
– Я рад, когда ты улыбаешься.
– А я рада, что наконец увидела тебя.
Он прижал ее к себе, она обняла его за шею и робко це-
ловала его губы.
– Хотя с одной стороны я даже рад тому, что мы никуда
не пойдем, а проведем это время так по-домашнему в уюте
и тепле. Я на самом деле так устал, и не очень-то хотелось
держать осанку и находиться в людном месте.
– Вот! А ты не хотел.
 
 
 
– О, как вкусно пахнет.
Закрыв глаза, он вдыхал ароматы. Сняв пиджак и рассте-
гивая манжет рубашки, рассматривал все вокруг.
– Я надеюсь, что все вкусно, я так боялась не успеть к тво-
ему приходу, – говорила она ему из кухни, где все ее слова
повторял Франко, которого она пыталась успокоить, затал-
кивая ему в рот крекер.
– Думаю, что это все так же прекрасно на вкус как и вы-
глядит.
Он стоял и смотрел на нее в дверном проеме.
– Может, тебе помочь?
– Нет, что ты, мне не нужна помощь, у меня все готово,
так что, давай, садись за стол. Я надеюсь, ты нагулял себе
аппетит?
– Да, я очень голоден.
Кейт вышла из кухни, держа на большой тарелке аппетит-
ную утку. Поставив ее аккуратно на стол, она села напротив
Брайна.
– Ах, да.
– Что-то еще?
– Да, – улыбаясь зажгла она свечи и выключила свет.
– Ну, это просто сказочно. Ты все предусмотрела.
– Как и ты.
– Для меня радость что-то делать для тебя.
– Так и для меня это не в тягость.
Комнату освещали лишь огоньки свечей, которые слегка
 
 
 
танцевали от ветра, что дул с окон, их силуэты отражались
на стенах и портьерах. Брайн рассказывал о своей семье, не
забывая расхваливать стряпню Кейт. Ей не хотелось затра-
гивать семейных тем, но Брайн все продолжал рассказывать
о матери, которая воспитала его одного, и как он ее любит,
что старается почаще ездить к ней.
Ей не совсем нравилась его привязанность к матери, хотя
это была даже не привязанность, а благодарность за то, что
она его воспитала и за то, кто он есть сейчас. Кейт ела ма-
ло, в основном, переворачивала лист салата то так, то эдак,
вертя его по всей тарелке. Брайн продолжал говорить. Ужин
проходил тихо и беззаботно, ей даже показалось, будто она
встретила мужа с работы, с которым они женаты не первый
год. И она не понимала, нравится ей это или нет, а может, ее
смущал тот факт, что они сейчас одни, и что им не придет-
ся выйти из-за стола и направиться по домам . Она сидела,
молча смотря в его шикарные глаза и улыбалась, поддакивая
ему.
– Что с тобой, ты какая-то молчаливая?
Он взял ее за руку и посмотрел на нее нежным заботли-
вым взглядом.
– Ничего, все хорошо! Просто мне так хорошо с тобой и
спокойно, что я просто, наверно, нахожусь в эйфоричном со-
стоянии, потому что порой ощущаю мурашки, которые про-
бегают по спине.
Он улыбался, все казалось прекрасным.
 
 
 
Поужинав, Кейт убрала все со стола, Брайн стоял у окна и
смотрел на звезды. На улице было на удивление тихо и без-
людно.
– Ты не хочешь пройтись?
– Я думала, мы посмотрим какой-нибудь фильм.
– Может, все же немного прогуляемся, а потом вернемся
смотреть кино.
– Ты так этого хочешь?
– Да, мне душно, хочется пройтись и размяться.
– Надо включить кондиционер.
– Нет, не надо, давай просто пройдемся по улочкам, а по-
том вернемся и посмотрим что-нибудь.
– Хорошо, сейчас только уберу все.
– Давай, я тебе помогу.
Брайн взял со стола тарелки и отнес их на кухню, где на
него зло смотрел Франко.
– По-моему, он ревнует.
– Проверь.
– Как?
– Сунь ему палец.
– Ага, сейчас, вот еще, в его клюв!
Быстренько прибрав все со стола, они направились на про-
гулку. Брайн взял ее за руку и молчаливо шел.
– Что-то не так? То ты без умолку говоришь, то молчишь.
– Все в порядке. Как ты сама сказала за столом, у меня
как и у тебя, эйфория.
 
 
 
Медленно прогуливаясь, они дошли до магазина, где взя-
ли бутылочку красного вина и направились обратно к дому.
Прогулка прошла немногословно. Брайн словно ушел ку-
да-то в себя, был в своих мыслях или пытался в них разо-
браться. Кейт было неуютно от этого молчания. Но она про-
должала идти молча, не зная, о чем поговорить. Войдя до-
мой, Брайн включил кондиционер, убрав с дивана медведя,
включил фильм. Кейт принесла бокалы, фрукты, и поста-
вив на стол, села рядом с Брайном. Присутствовала какая-то
неловкость, они продолжали сидеть молча и пить вино. Кейт
не выдержав такой обстановки, поставила нервно бокал на
стол и встала с места, пытаясь отойти. Брайн схватил ее за
руку и подвел к себе. Он встал рядом с ней и, нежно касаясь
ее лица рукой, поцеловал, крепко прижимая. Кейт не сопро-
тивлялась, наоборот, она ждала этого и все сильнее прижи-
малась к нему. Брайн взял ее на руки и медленно понес в
спальню. Губы Кейт затряслись от волнения, Брайн, заметив
это, посмотрел ей в глаза и улыбнулся.
– Ты моя маленькая, робкая девочка.
Он уложил ее на постель и снял с себя рубашку, которая
стесняла движения. Брайн склонился над ней, его волосы па-
дали на ее лицо, а она поправляла их рукой, нежно проводя
по ним. Брайн целовал ее страстно, лаская и овладевая ее
телом. Кейт была словно беззащитна, лишь слегка стонала
от удовольствия.
Брайн проснулся раньше и повернувшись к Кейт, посмот-
 
 
 
рел на нее, на то, как она спит, и тихо, медленно встал, чтобы
не разбудить ее. Войдя на кухню, он вновь наткнулся на сер-
дитого Франко, который пытался что-то закричать, но Брайн
сунул в его клюв кусок яблока, чтобы тот не разбудил Кейт
своими криками протеста против Брайна.
Приготовив завтрак и приняв душ, он вновь вернулся к
Кейт, держа в руках поднос. Поставив его на столик, он за-
брался к ней под одеяло и прижал ее к себе.
Проснувшись, она, не открывая глаза, улыбнулась. Он
проводил слегка щекоча по ее спине рукой. Она лежала на
обнаженной груди и ленилась открывать глаза.
– Моя принцесса, ну проснись же уже. – Целуя ее спину,
продолжал гладить рукой по ее обнаженному телу.
– Я вовсе не сплю, просто мне так хорошо, что я совсем
не хочу вставать.
– А вставать и не надо, я приготовил тебе завтрак. Тебе
просто надо сесть и открыть глаза.
Она уселась, подложив под спину подушку и натягивая на
себя одеяло. Он подал ей бокал сока, она жадно выпила.
– Ты что, не голодна?
– Голодна, очень голодна.
Она уселась на него, чего он совсем не ожидал.
– Голодна, тобой. -Дико посмотрела она на него и вцепи-
лась в его губы.
Проведя полдня в постели, они все же собрались духом
и направились вместе в душ, где еще долгое время смеясь и
 
 
 
разговаривая в поцелуях, не могли выйти.
–  Мне совсем не хочется уходить от тебя.  – Стоял он в
дверях.
– Так не уходи.
– Я бы с радостью, но все же мне очень надо отлучиться.
– Конечно, я все понимаю. Мне тоже нужно работать.
Он обнял ее и вновь поцеловал.
– Я буду скучать по тебе. И как освобожусь, позвоню. И
мы куда-нибудь сходим.
– А может, ты придешь ко мне?
– Нет, если я приду к тебе, то я уже через неделю помру
в таком темпе. Ты меня всего истерзаешь. При людях ты ве-
дешь себя скромнее.
– Тебе не нравится?
– Мне все это чересчур как нравится. Ты даже и не пред-
ставляешь, как я от этого в восторге.
Кейт закрыла за ним дверь. Ее лицо сияло радостью. Ее
переполняли чувства и хотелось с кем-то этим всем поде-
литься. Быстренько привела себя в порядок и, забыв про де-
ла и работу, бросилась к Алесандре, по пути звоня ей, что-
бы та была готова к ее приезду. Но Алесандре не с кем было
оставить Кристи, и они решили побыть дома.
Кейт не умолкая делилась всем, что было на душе, Але-
сандра была очень рада тому, что ее любимая сестренка, на-
конец, нашла свое счастье. Они долго разговаривали и много
смеялись. Кейт краснела и смущалась от пошлых вопросов
 
 
 
сестры, но все же они хорошо провели время.
– Может, нам вместе поужинать у нас сегодня? – Пред-
ложила Алесандра. – Антонио тоже освободится не скоро, а
мы с тобой вполне успеем приготовить приличный ужин для
наших мужчин.
– Нужно спросить, согласится ли Брайн и освободится ли
он вообще.
– Так иди, звони ему.
Получив одобрение мужчин, девушки направились за по-
купками, где вели себя очень шумно, катая Кристи в тележ-
ке для покупок. Накупив всего и много, они еле внесли все
сумки в дом. Распределив обязанности по готовке, приня-
лись за дело. В доме громко звучала музыка, девушки под-
певали и бросались в друг друга овощами, измазывали друг
друга тестом.
– Давно мы так не проводили время.
–  Да, ты права, я и вовсе не могу вспомнить, когда мы
последний раз так смеялись.
– Видишь, отношения с Брайном тебе идут на пользу.
– Наверно, но я порой пугаюсь его.
– С чего это, он так нежен с тобой.
– Он скрытен и порой мне кажется, что груб.
– Перестань, просто у тебя давно никого не было, поэтому
ты и ищешь во всем подвох.
– Думаешь?
– Конечно, расслабься и получай от всего удовольствия.
 
 
 
А то сама начнешь вести себя агрессивно и спугнешь его.
– А как думаешь, как он относится ко мне?
–  Ну, по тому, что я вижу, сказала бы, что он дорожит
тобой.
– Интересно, он и с бывшей своей был такой?
– О, нет, Кейт, не начинай, прошу тебя. Даже и не думай
об этом. Какие, к чертям, бывшие?! Сейчас есть ты и он, и
все. Поняла!
– Да, да.
– Вот и не забивай глупостями свою и без того неумную
голову.
– Эй!
– Общайся с ним так, будто вы друг у друга первые, и не
было у вас прошлого, ни у него, ни у тебя.
– Я все поняла.
– Вот и умничка. А он, чувствую, очень хороший парень.
Ну, может, и молчит порой немного, ну и что, может, у него
проблемы по работе или что-то еще, во что тебе не стоит
вникать и знать. У нас с Антонио бывает так, что мы и вовсе
не разговариваем, и это не оттого, что нечего сказать, а отто-
го, что нам достаточно улыбнуться друг другу и дать понять,
что все в порядке. И я не хожу, не изнуряю себя вопросами
о том, что у него не так.
– У вас идеальный брак!
– Не скажи, ты многого не знаешь.
– Так ты и не делишься со мной.
 
 
 
– Ни к чему. Что между нами есть, остается между нами.
Не обижайся, и у тебя так будет.
– Я все понимаю, не объясняй мне все это, словно я совсем
маленькая.
– Для меня ты всегда будешь моей маленькой Кейт, кото-
рая вечно падала и разбивала себе колени, и тряся от боли и
обиды губами, никогда не плакала, а лишь вставала и гордо
шла вперед.
Алесандра обняла ее крепко и продолжала шептать ей на
ухо.
– Ты же знаешь, что тебе желаю только хорошего, что я
хочу, чтобы ты была счастлива. Почаще улыбайся и живи,
радуя меня.
– Спасибо тебе, что ты есть у меня Алесандра, ты все, что
у меня есть. Спасибо!
– Не говори так, у тебя еще есть Франко и теперь Брайн.
Они громко рассмеялись, вытирая друг другу не удержав-
шиеся капли слез на глазах.
– Ну, вот как всегда, они на кухне либо смеются, либо пла-
чут. Но на этот раз этот смех и слезы принесли пользу. Чую
вкусный итог, – довольный вошел на кухню Антонио, сни-
мая с себя пиджак.
– Брайна еще нет?
– Нет, он еще не пришел, да и у нас еще ничего не готово.
– Так, значит все же не зря я перекусил пончиками?
– А как же твоя диета?
 
 
 
– Какая, к черту, диета? Отстань от меня, женщина. Меня
все устраивает!
Обиженно он ушел от них, махнув рукой. Алесандра не
сдерживала свой смех, пытаясь делать это тише, чтобы еще
больше не разозлить Антонио.
– Ты бы видела его. Он сейчас постоянно кривляется пе-
ред зеркалом, пытаясь втянуть свой итальянский акцент. Ду-
маю, это все из-за Брайна.
Брайн не заставил себя ждать. Держа в руках скромный
букет цветов, он преподнес его хозяйке дома и передал пакет
с чем-то звенящим и гремящим.
– Я так полагаю, после выпитого содержимого этого паке-
та вы останетесь у нас.
– Все возможно, – посмотрев на Кейт, сказал Брайн, после
чего подошел и поцеловал ее.
– О, боже, как вы красивы, я даже представить не могу,
какими красивыми были бы у вас дети.
– Перестань.
– Ну что ты, милая, она права.
– А я всегда права. Кейт, давай накрывать на стол, а ты
иди пока, найди Антонио и займите себя чем-нибудь.
Брайн оставил их одних, и Кейт напала на сестру с возму-
щениями.
Собравшись, наконец, за столом ,они общались, рассказы-
вая друг другу различные казусные истории их жизни, Але-
сандра рассказывала о маленькой Кейт, постоянно ставя ее в
 
 
 
неловкое положение этим. Брайн смотрел на нее, и ему нра-
вилось, как она надувала щеки от злости.
– Твой телефон, Кейт.
– Пусть, он меня достал.
– А что, ты не ответишь на него? Ведь кому-то ты сейчас
очень нужна, раз это уже второй звонок без остановки.
– Я просто знаю, кто это.
– Что, опять Рози?
– Рози? – Переспросил Брайн.
– Да, это моя подруга, у нее вечно какие-нибудь пробле-
мы, и она всегда звонит мне. В общем, не хочу сейчас гово-
рить о ней.
– Да, думаю, она не стоит нашего внимания. – Прогово-
рила Алесандра, и подняла бокал.
– За нас, за то, что мы сегодня здесь и за то, что с нами
сейчас Брайн.
– Спасибо, Алесандра.
–  Думаю, не стоит благодарности, главное, береги мою
Кейт.
– Об этом и речи быть не может.
Испив не одну бутылку виски, все стали достаточно раз-
вязанными и общительными. Сидя в гостиной, они достали
какую-то детскую игру. Кристи без умолку смеялась и с удо-
вольствием играла.
Кейт, не выдержав постоянного звонка телефона, все же
ответила, поднявшись в свою комнату.
 
 
 
– Да, Рози, что случилось?
Рози как обычно была пьяна и не могла толком ничего
говорить.
– Я пришла к нему, он впустил меня, швырнул на диван,
даже не разговаривая, он просто удовлетворил себя и выста-
вил меня за дверь. Я чувствую себя шлюхой. Я не понимаю,
что делать, Кейт!
Она жевала слова сквозь слезы. Кейт было неприятно за
нее, за ее ситуацию и за ее поведение. Ведь в принципе она
была сама виновата в том, что с ней так поступают. Дав пару
советов и успокоив ее, она пообещала приехать к ней завтра
при условии, что она не будет больше пить.
Дверь, тихо скрипнув, приоткрылась, в неё вошел Брайн.
– Кейт.
– Да, – повернулась она к нему.
– Все в порядке? А то я тебя потерял.
– Да, все хорошо, проблемы у подруги, ничего более.
– Понятно.
– А вот это, кстати, моя комната.
Он огляделся по сторонам.
– Здесь очень даже мило, я думаю, нам стоит остаться тут
сегодня.
– Ты этого хочешь?
– Да, очень.
Он начал ее слегка толкать к столу, что стоял позади нее
и приподняв, посадил на него. Она обхватила его ногами и
 
 
 
вцепилась крепко в его губы. Смелости и страсти ей прида-
вал не один бокал виски.
Стук в дверь нарушил их интимную близость, Кейт, со-
скочив со стола, поправила на себе одежду.
– Ой, я вам помешала.
– Нет, что ты.
Брайн неловко сидел на кровати.
– Думаю, все же помешала.
Алесандра с улыбкой посмотрела на Кейт и вышла из ком-
наты, закрыв за собой дверь.
Кейт подошла к Брайну и толкнула его, отчего он разва-
лился на постели и дал ей сделать все самой.
Когда они спустились вниз, Антонио уже отправился
спать, а Алесандра ждала Кейт и Брайна.
– А ты чего не спишь?
– Хотела проследить, чтобы вы не уехали в таком состоя-
нии никуда. Так что идите в твою комнату и спите.
– Нет, Алесандра, мы поедем.
– Да ты что, и кто из вас сядет за руль?
– Кейт, она права.
– Ну, хорошо.
– Вот и отлично.
Утром Брайн проснулся раньше всех, и оставив записку
на столе для Кейт, уехал на работу. Кейт проснувшись, по-
вернулась на дугой бок, но не увидела там ожидаемого. Про-
читав написанное, заулыбалась и потянулась, продолжая ле-
 
 
 
ниво валяться в постели. Алесандра заметила отсутствие ма-
шины Брайна и поняла, что его нет в комнате с Кейт и про-
бралась к ней.
Они продолжали лежать, Кейт держась за голову, ворчала
на сестру, которая позволила ей столько выпить.
– Черт, я обещала Рози побыть с ней сегодня.
– Не теряй времени на эту глупую особу.
– Я тоже не очень этого хочу. Просто мне ее очень жаль.
Она жила себе нормально своей модельной жизнью, и что-
то у нее теперь почему-то не так. Неприятно, когда тебе хо-
рошо, а кому-то плохо.
– Да, в этом ты права.
– Так что надо собраться и ехать к ней, а потом домой.
Работы набралась куча. Совсем все запустила, скоро меня
уволят, и я буду сидеть на твоей с Антонио шее.
– Ну как же, давай вставай и проваливай.
– Как же ты груба, дорогая моя сестра.
– Спускайся, устроим поздний завтрак.
Кейт стояла у двери квартиры Рози и, нехотя подняв ру-
ку, чтобы постучать, сделала тихий удар в надежде, что ей
никто не откроет. Но все же Рози, быстро подбежав к двери,
открыла и впустила подругу. Настроение у нее было вполне
адекватным и хорошим, она была трезва и бодра.
– Мы никуда не пойдем, – сказала сразу же Кейт, увидев
как засобиралась Рози.
– Почему?
 
 
 
– Сиди дома, я думаю, тебе будет достаточно выпитого.
– Хорошо, как скажешь.
– Так что, завари нам кофе и давай поговорим.
Рози послушно делала все, что говорила Кейт, будто ей не
хватало совета от старшего и будто ей этого очень хотелось.
– Зачем он тебе нужен?
– Я люблю его. Когда я его не любила, все было по-друго-
му, а стоило мне его полюбить… он мстит мне, понимаешь…
за то, что я его бросила. Я знаю, что он меня любит и хочет
быть со мной, просто он испытывает меня, понимаешь?
– Ну да, как же мне этого не понять, такие высокие чув-
ства.
– Я знаю, что я заслуживаю всего, что он делает сейчас со
мной, просто мне так одиноко, он ведь не проводит со мной
время. Редко отвечает на мои звонки и редко бывает дома.
– И ты думаешь, что у вас все будет хорошо?
– Я знаю это, просто нужно пройти все испытания.
Кейт поднесла чашку противного горького кофе и сдела-
ла небольшой глоток, не показав своего недовольства. Лишь
про себя отметила:
– Какая же ты дура! Любовь?! Какая, к черту, любовь? Он
просто играет с тобой, и я сомневаюсь, что будет с тобой.
– Кейт.
– Что?
– Чего ты молчишь?
–  Я слушаю тебя и пью кофе. Кстати, очень вкусный.  –
 
 
 
Поставила она бокал на стол. И продолжала слушать Рози.
– Вот сегодня я хочу его пригласить к себе на ужин и по-
говорить с ним обо всем.
– Ты права, поговорить для вас было бы самое что есть
необходимое.
– Ты тоже так считаешь?
– Конечно, вам стоит все обсудить и понять, к чему это
все ведет.
– Да. Надо дать ему понять, что у нас все будет хорошо.
Кейт не могла больше находиться в компании столь глупо
упрямой подруги, и ей хотелось бежать. Звонок Брайна ее
спас.
– О!
– Что случилось?
– Черт, мне звонят по работе, нужно бежать. А ты давай,
звони ему, готовь ужин и потом все расскажешь.
– Да, конечно.
– Ну все, я побежала.
– Спасибо, что побыла со мной. – Кричала вслед ей Рози.
Выйдя от Рози, Кейт сразу же перезвонила Брайну, но у
него было занято. Она села в машину и направилась домой.
Брайн перезвонил и сказал, что хочет быть с ней, и если
она не против, он приедет сразу же к ней, на что она с радо-
стью согласилась. Поторопившись домой к работе, Кейт за-
скочила в магазин, купила продуктов и, бросив все на стол в
кухне, помчалась к компьютеру и принялась за работу. Там
 
 
 
ее ожидали недовольные сообщения от шефа. Она извини-
лась и оправдывалась тем, что была очень больна и что такое
впредь не повторится. Не смотря на время и забыв обо всем,
она принялась за работу, перебирая бесконечные бумаги, ко-
торые приходили и приходили ей на факс. Придя, Брайн не
стал ей мешать и согласился приготовить ужин, постоянно
забегая к ней, целуя и предлагая свою помощь.
Брайну казалось, что и Франко стал относиться к нему
лучше, он больше не ругался и не рычал на него, а наоборот
пытался заговорить. Без конца звонил телефон Брайна, что
отвлекало Кейт.
– Брайн, или ответь или отключи, я не могу сосредото-
читься, и извини, что веду себя так. Но если я все не сделаю,
меня точно уволят.
– Я все понимаю.
Брайн отключил телефон и попытался достать Франко из
клетки, тот выпрыгнул из нее и улетел к Кейт.
– Извини, я хотел с ним поиграть, а он улетел от меня.
– Ничего страшного.
Она встала, решив ненамного отвлечься от работы и об-
няла Брайна.
– Ты такой милый и чудесный. Мне так приятно, что ты
сейчас тут со мной. И что не против моей работы.
– Ты же не против моей. Почему я не должен с понима-
нием относиться к твоей?
– Спасибо! – Она поцеловала его и посадила ему на плечо
 
 
 
Франко. – А теперь уходите.
Еще через пару часов, когда уже совсем вечерело и за ок-
ном стало темно, Кейт закончила и вышла из комнаты, где
ее ждал накрытый стол и Брайн, сидящий на диване и про-
должающий играть с Франко.
– Ты закончила?
– Да.
– Слушай, я тоже хочу такого попугая.
– А зачем? Вот же есть.
– Да, точно.
– Я очень голодна.
Брайн встал с дивана и передал ей Франко.
– Садись, сейчас все будет.
Она пустила Франко на пол и села за стол.
Поужинав, они устроились на диване и продолжали смот-
реть фильм, который недосмотрели на днях. Кейт лежала на
коленях Брайна, постоянно поворачиваясь и смотря на него.
Он смотрел и, наклонившись, целовал ее.
Потом она выключила свет и повела его в свой кабинет,
где широко раскрыла окно и поднесла к нему телескоп. На-
строив, она уселась на подоконник и смотрела за Брайном,
который внимательно наблюдал за звездами.
– Никогда не находил времени для того, чтобы взглянуть
на звезды, а там все так красиво.
– Да ты прав.
Он залез и сел рядом с ней. Так они просидели, долго
 
 
 
смотря на звезды и на гуляющих парочек, разговаривая о
том, как же все чудесно, что они нечаянно встретились, и что
сейчас они сидят рядом с друг другом, и им хорошо вместе.
– Давай, поедем куда-нибудь.
– Куда?
– К морю.
– Я не сяду на самолет!
– Почему?
– Я не хочу об этом говорить, но на это есть свои причины.
– Кейт, ну я же должен их знать.
– Из-за родителей. И все, давай не будем об этом.
– Хорошо, как скажешь. Ну ведь не обязательно лететь,
есть хорошие места, куда можно съездить на машине.
– Можно, я не против, я только за.
– Вот и отлично, на выходные нужно куда-нибудь ехать.
– Так выходные уже послезавтра.
– Ну и что, я что-нибудь придумаю.
– Вот и хорошо.
Брайн уже по своей привычке молча встал и ушел утром
на работу, Кейт уже не смутило то, что она проснулась од-
на. Она проверила все отчеты по работе, поговорила по те-
лефону с шефом, который был доволен ее выполненной ра-
ботой и предлагал ей взять отпуск, слетать куда-нибудь. От
«слетать куда-нибудь» она отказалась, а от отпуска не смогла
отказаться, чему он был удивлен, ведь за столько лет работы
она никогда не брала отпуск.
 
 
 
– Тогда решено, с сегодняшнего дня у тебя отпуск. Мо-
жешь отдыхать и набираться сил. Ты этого заслужила.
– Спасибо.
Счастливая и довольная, она начала приводить в порядок
в своем кабинете, убирая все бумажки подальше, ведь они
теперь ей не понадобятся. Прибравшись в квартире и приго-
товив обед, она позвонила Брайну узнать, как он и не зайдет
ли пообедать.
– Милая, я занят, не смогу, наверно, даже тут поесть, но
буду вечером и съем все. Так что, жди…
Она подумала о том, что ни разу за все это время не была
у него и даже, получается, не знает, где он живет. Может, это
и было не так уж и важно, все же ей стало это неприятно. И
вечером при встрече она, не удержавшись, высказала это.
– Я хочу поехать к тебе.
– А что так вдруг?
– Мне так хочется, я ни разу не была у тебя.
– У меня там такой беспорядок.
– Пусть все как есть.
– Тебе неудобно то, что я у тебя?
– Нет, что ты! Мне это очень даже нравится и привыкла
к тому, что ты все время рядом.
– У тебя очень уютно, и мы не можем никуда друг от дру-
га спрятаться, мне это очень нравится. Я хочу продать свою
квартиру и взять другую, теплее и уютней. А в этой мне хо-
лодно, какая-то она не такая.
 
 
 
– Вот мы сейчас поедем и посмотрим, что в ней не так.
– Хорошо, только дай я поем.
Брайн вышел на улицу нервный и сразу же куда-то позво-
нил. Кейт смотрела за ним из окна, он заметил это и как ни
в чем не бывало просто улыбался ей. Она вышла и села в
машину.
– Я нашел нам чудесное место для отдыха.
Его разговор прервал телефон Кейт, который она, достав,
посмотрела и вновь убрала в сумку
– Кто это?
– Подруга.
– Это та, которой вечно плохо?
– Именно, а что?
– Нет, мне просто интересно. Кто это тебе постоянно зво-
нит, и ты никогда не отвечаешь на его звонки при мне.
– Ты что ревнуешь, и думаешь, что я тебе лгу?
– Тогда почему же ты не отвечаешь на звонки подруги при
мне?
– Мне просто не хочется с ней разговаривать. Ты хочешь,
чтоб я ей перезвонила?
– Нет, это твое личное дело.
Ей казалось, что они поругались, или нет, это было просто
высказывание и ничего более. Подъезжая к одному из пре-
стижных домов, в котором жил Брайн, Кейт смотрела на вы-
сокие здания по сторонам.
– Я бывала тут, но не думала, что ты здесь живешь.
 
 
 
Брайн ехал и рассматривал все по сторонам.
– Что ты?
– Нет ничего, просто уже пару дней не был дома. Переоде-
вался на работе, спал с тобой. А сюда и не хотелось заезжать.
Ты хочешь остаться сегодня тут?
– Я не знаю, а что?
– Просто мне тут неуютно.
– Ну, как же ты до этого тут жил?
– Постоянно в разъездах и в офисе. Вот и все.
Отперев дверь, он пропустил ее вперед.
– Как тут просторно.
– Я же говорю, слишком много места и есть где прятаться
друг от друга, чего я не хочу.
Большая просторная квартира, немного мебели, город-
ской стиль, неоштукатуренные стены и металлические пла-
фоны. Казалось, будто это улица. Серые портьеры, пол цвета
асфальта, большой черный телевизор, серебристый диван с
кучей подушек, лежавших повсюду вокруг, плед – все лежа-
ло на полу. У окна стояли тренажеры. И в спальной огром-
ная кровать, расправленная и мятая.
– Вот видишь, как у меня тут, не убрано. – Шел он, ворча
подбирая все с пола.
– Тут действительно холодно, но по расцарапанному полу
от обуви, я понимаю, что бывало и жарко.
– Да, я проводил тут пару мероприятий.
Кейт лезли грязные и неприятные мысли в голову, она не
 
 
 
понимала, нравится тут ей или нет. Ей нравилось то, что тут
очень много места, и не нравился этот холодный стиль.
Брайн продолжал ходить и убирать все, что оставил
небрежно.
– Возьми все, что тебе нужно и поехали домой.
– Домой? Ты обобщаешь?
– Да, я не хочу, чтоб мы оставались тут, и вправду холод-
но. Продай ее и купи что-нибудь теплее, а пока, если хочешь,
можешь быть у меня.
– Я с радостью, но все же мне придется бывать и тут.
– Я все понимаю.
– Ну что, тогда обратно?
– Думаю, да, теперь я адрес твой знаю и если что, найду
тебя.
– А я пропадать и не собирался.
– Вот и отлично.
Немного вместе прибравшись, они поехали обратно.
Остановились у парка, решив прогуляться.
– А у меня отпуск, забыла тебе сказать. Ты представляешь,
я столько лет не была в отпуске, а тут мне захотелось. И шеф
практически вынудил.
– Это же превосходно. И твой шеф просто чудо. Может,
и мне взять отпуск?
– И что мы будем делать?
– Поедем путешествовать.
– Мне это нравится, было бы неплохо. Провести вместе
 
 
 
время вдали от всех.
– Тогда решено, завтра мы едем на сплав.
– Сплав?
– Ах, да, я же не сказал тебе, это наш план на выходные.
– Но это же опасно!
– Ну я же рядом.
– Я даже и не знаю.
– Это решено, завтра мы едем на сплав, а в понедельник
я поговорю с начальством и попрошу отпуск. И тогда мы с
тобой уедем далеко-далеко.
– Хорошо, так и сделаем. Но все же сплав…
Шла она и всю дорогу возмущалась решением Брайна о
сплаве. Она не делала ничего такого никогда.
– Все будет хорошо, не переживай. Ты не хочешь сходить
куда-нибудь выпить?
– Нет, а что тебе хочется выпить?
– Да не отказался бы от виски.
Кейт это не понравилось, но она ничего не сказав, зашла с
ним в кафе, где они сидели, она пила яблочный сок, а он пил
виски, постоянно вздыхая. Все это ей казалось странным и
совсем не нравилось. Помимо радости общения с ним, она
все же не могла преодолеть чувства опасности. И постоянно
была настороженна к нему, и это ей очень мешало.
Как обычно Кейт проснулась одна и не вставала с посте-
ли, не понимая, куда он делся, ведь сегодня утром на работу
не надо, и им скоро выезжать на этот нелепый сплав, на ко-
 
 
 
торый ей и вовсе не хотелось. Но вскоре он пришел одетый
в спортивный костюм и готовый к походу. Кейт металась по
квартире, пытаясь найти свои спортивные вещи.
– Ты лазаешь в моем телефоне? – Зашла она в комнату
и застала Брайна, держащего в руках ее телефон, который
явно что-то пытался найти.
– Нет.
– Как нет, звонка не было, с чего бы тебе его брать.
– Ты мне не веришь?
Она отняла у него телефон и швырнула его на кровать.
– Я никуда не поеду.
– Кейт, перестань. Да, я лазил в твоем телефоне, потому
что ты постоянно игнорируешь чьи-то звонки. Как мне это
понимать?
–  И поэтому ты решил проверить? Позвони по номеру.
Вдруг под женским именем вбит другой номер.
– Я верю тебе.
Он подошел к ней и пытался ее успокоить. Ей все это не
нравилось. Почему он так сделал? Это же подло!
– Я не поеду никуда.
– Нас ждут, нам надо ехать.
– Тебе надо, ты и езжай.
Но все же Брайн уговорил ее, и они поехали. Выходные
прошли на ножах. Кейт была всем недовольна. Брайн пони-
мал, почему, и пытался загладить свою вину. Но Кейт все
раздражало, ей не нравилось сплавляться, все ночи терпеть
 
 
 
жужжание комаров и холод. Брайн держался крепко, но бы-
ло видно, что он выходил из себя пару раз и уходил в лес,
чтобы остыть.
– Я не думал, что ты такая.
– Какая?
– Злая и импульсивная!
– Я бы посмотрела на тебя, если бы ты увидел свой теле-
фон в моих руках.
Они кричали друг на друга, пару раз Брайн пытался ее
обнять и поцеловать, чтобы успокоить, но Кейт восприняла
все очень серьезно для себя.
Доехав до дому, Кейт вышла из машины и, хлопнув две-
рью, ушла вперед. Брайн думал, что ему делать и, посмотрев
ей вслед, уехал прочь. Кейт обернулась и, тяжело вздохнув,
поднялась домой, где разбросав все вещи, упала на кровать и
зарыдала. Ей казалось, что он больше не придет и что, навер-
но, она виновата, что вела себя так. Ничего не понимая, про-
ревела до ночи. Потом все же взяла в руки телефон и увиде-
ла пропущенные от Рози. Она была зла на нее, ведь именно
из-за нее, как она думала, они поругались. И она решила ей
позвонить. Собравшись, восстановив голос, она позвонила.
– Дорогая, я тебе столько звонила, а ты совсем пропала.
Должна тебе сказать, видела на днях Кертиса, он спрашивал
о тебе, и я дала ему твой номер. Он хотел зайти к тебе.
– И зачем ты это сделала?
–Ты так добра ко мне, я так хочу, чтобы и у тебя все было
 
 
 
хорошо.
– И поэтому ты дала мой номер моему не очень удачному
бывшему парню?!
– Кейт, прости, если я что-то сделала не так. А вот у меня
все хорошо, он сейчас у меня, и мы ужинаем, так что люблю
тебя, мне пора.
Не успев даже повозмущаться, Кейт услышала гудки, от-
чего ей стало совсем плохо и тоскливо. Ей не хотелось зво-
нить Алесандре и расстраивать ее, как она сама недавно ска-
зала, все, что с нами, то при нас. Поэтому собравшись мысля-
ми, Кейт приняла душ и попыталась заснуть, что у нее очень
тяжело получалось. Проревев всю ночь и не понимая, зачем
ей теперь отпуск, она все же заснула.
Наутро еле раскрыв слипшиеся и опухшие от слез глаза,
она напугалась от увиденного: на полу у кровати сидел из-
рядно помятый Брайн, от него разило спиртным, руки его
были в ссадинах.
Кейт толкнула его, и он проснулся.
– Как болит голова!
Ей было неприятно видеть его таким, но все же на душе
стало спокойней оттого, что он все же рядом.
– Как же работа?
– Черт, работа, точно.
Он повернулся к ней, взял ее за руки и поцеловал их.
– Прости меня, я прошу тебя, прости. Без тебя я станов-
люсь лишь хуже. Не оставляй меня.
 
 
 
– Иди, прими душ, я приготовлю тебе завтрак.
– Спасибо!
Кейт возилась на кухне, Брайн вышел и сел за стол, не
поднимая глаза на Кейт, ему было стыдно за свое состояние.
– Извини, что я напился.
– Надеюсь, такого больше не увижу.
– И я на это надеюсь.
Позавтракав и бесконечно извиняясь, Брайн побежал на
работу. Кейт не понимала своих чувств. Он из-за меня на-
пился, даже, кажется, подрался, значит, я для него что-то
значу. Это безусловно так. Да, видимо, мы многого не знаем
о друг друге, хотя и столько времени уже прошло, как мы
вместе. Совместный отпуск был бы нам на пользу. Интерес-
но, возьмет ли он его сейчас? Еще и в таком состоянии по-
явится на работе.
Вскоре Брайн позвонил Кейт и радостно сообщил ей, что
они могут уехать путешествовать. Кейт этому очень обрадо-
валась, хотя и была в смятении. Сразу же позвонила Алесан-
дре, делясь лишь хорошими новостями. Сестра ее во всем
поддержала и даже рекомендовала место, куда ездила недав-
но с Антонио.
– Я уверена, что это хорошее место, но мне все же хочется
поехать гораздо дальше, но, думаю, что в это местечко стоит
заехать.
– Ты готова сесть в самолет?
На мгновенье прозвучала тишина.
 
 
 
– Нет, ты же знаешь, что я не сяду ни в какой самолет, и
это закрытая тема.
– Ну, Кейт!
– Алесандра.
– А колесить по стране ночами – это нормально?
– Да, для меня вполне, тем более, я не одна.
– Ну, как скажешь, не буду с тобой спорить, тебе лучше
знать.
– Спасибо!
– Так, когда поедете?
– Я даже не знаю, наверно, сегодня все решим и двинемся
в путь.
– Ко мне-то хоть заедете напоследок?
– Конечно.
Она игнорировала звонки Рози, с которой ей совсем не
хотелось разговаривать и видеться. Сидя в своем кабинете,
усадив рядом Франко, она смотрела варианты для путеше-
ствия, места, куда можно было заехать.
Брайн больше не звонил, пытаясь доработать все дела и
со спокойной душой уйти в отпуск. Шеф не стал перечить,
не давая отпуск ценному сотруднику, и с легкостью отпустил
его, хотя его и смущали его ссадины и мятое лицо. Брайн все
объяснил, на что Марк отнесся с пониманием, он был рад,
что в личных делах у Брайна почти все в порядке.
Побывав по пути в кондитерской и цветочной оранжерее,
Брайн, выпрямившись, уверенно постучал в дверь.
 
 
 
Кейт открыла, и на ее лице появилось удовлетворение и
спокойствие, лишние вопросы сразу покинули ее голову, и
все встало на свои места.
Весь вечер она обрабатывала его ссадины и накладывала
компрессы на синяки, они лежали вместе на диванчике у ка-
мина и выбирали места, куда можно было бы заехать. Неза-
метно закончилась бутылка красного вина, и они оказались
в страстных объятьях на кровати, откуда издавались страст-
ные и дикие звуки. Потом, проговорив до утра, они заснули.
Брайн как обычно проснулся раньше и направился на по-
иски своего телефона, который выключал, чтобы никто ему
не мешал. Найдя, он включил его, и тут же начали прихо-
дить сообщения. Немного посмотрев и без конца нажимая
на кнопки, он вновь его выключил и убрал в карман пиджа-
ка. Тяжело вздохнув, он причесал волосы назад и направил-
ся на кухню, где тихо подкармливая уже привыкшего к нему
Франко, он готовил завтрак для своей любимой женщины.
Но не успел его донести, как Кейт вошла на кухню и заста-
ла его, стоящего в семейных трусах у плиты и что-то разме-
шивающего. Она подошла к нему и обняла сзади, целуя его
большую спину, Брайну это нравилось, и он словно кот, пы-
тался что-то мурлыкать. Кейт развратно опустила руки по
его торсу вниз и тихо прошептала ему на ухо, слегка при-
кусив мочку. И, быстро отойдя от него, направилась в душ.
Брайн бросил все и быстро направился за ней.
Проведя какое-то время в душе, растирая на друг друге
 
 
 
пену, они вышли из ванной комнаты. Кейт широко и доволь-
но улыбалась и радостно прыгнула в постель.
– Я все еще жду завтрака, – прокричала она Брайну, ко-
торый неторопливо разглядывал свои ссадины в запотевшем
зеркале в ванной.
– Конечно, милая, сейчас все будет.
Направившись на кухню, он продолжил готовить завтрак,
который оставил на выключенной плите. Он думал об отпус-
ке и о местах, которые могли бы им обоим быть по нраву.
Кейт лежала на кровати и разглядывала потолок. Вдруг
решив проверить свой телефон, она вскочила и найдя его,
как обычно лежащим на бесшумном режиме, проверила все
сообщения и пропущенные звонки.
– Рози, Рози… только ты одна и звонишь, неужели в этом
городе больше нет никого, кого ты могла бы подоставать.
Открыв сообщение и прочтя, она, взяв себя за голову, все
же решила позвонить никчемной подруге.
– Что с тобой? – закричала она, не дав даже поздоровать-
ся.
– Сейчас все нормально, уже нормально.
– Говори все, как есть, извини, я не могла ответить, заме-
тила только сейчас.
– Помнишь, я радостно на днях тебе звонила, или ты мне
звонила, в общем, это неважно. Он тогда был у меня.
– Да, помню, ты еще радостно бросила трубку.
– Да, именно, только моей радости было суждено длиться
 
 
 
недолго. Мы тихо общались и ужинали, хотя он сразу при-
шел не в себе.
Рози, покашливая, пыталась говорить дальше, Кейт пони-
мала, что ей нелегко это дается и, не перебивая ее, внима-
тельно слушала.
–  Он доел ужин, и его тарелка была пуста, он держал в
руках нож, теребил его и все же положил. Взглянув на меня
грозным взглядом, он схватил тарелку и ударил ею мне по
лицу, словно дал пощечину, она сразу же разбилась, а я упала
со стула.
– Что?! – От недоумения и шока, прокричала Кейт.
–  Он встал и, медленно подойдя, склонился надо мной.
Немного протащив за ногу от стола, он содрал с меня вещи
и, жестоко избивая, насиловал.
Она начала захлебываться в словах.
– Рози, Рози, – пытаясь ее успокоить, Кейт перебивала. –
Хочешь, я приеду?
– Нет, не стоит, я не хочу, чтобы ты меня видела в таком
состоянии.
– Ты уверена?
– Да, рядом со мной врачи. И все за мной смотрят. Я не
хочу, чтобы кто-то еще знал, кроме тебя. Я знаю, что ты со-
бралась в отпуск, я не буду тревожить тебя, езжай. Но прошу
тебя, попроси Алесандру, чтобы она навестила меня.
–  Конечно, это даже и не оговаривается. Я и сама хочу
приехать прямо сейчас.
 
 
 
– Нет, не надо. Сейчас буду спать. Мне тяжело долго раз-
говаривать, на губу наложили шов.
– Боже, как же так? Что за бесчеловечность?!
– Я сама ничего не понимаю. Но хочу это все скорее за-
быть, ты меня понимаешь. Я не могу заснуть, вспоминая, как
он меня пинал и таскал за волосы по всей квартире. Я не
могла осознать и поверить, что это происходит со мной, я не
верила в это. Я ждала, когда же этот сон закончится, но он
продолжался долго, около четырех часов он мучил меня, на-
силовал и бил, насиловал и бил. А потом, усевшись рядом на
диван, налил себе виски и, безжалостно наблюдая за мной,
пил его. Я боялась пошевелиться, понимаешь, боялась, по-
тому что думала, если он увидит, что я в состоянии, он про-
должит.
– Рози, милая.
– Не жалей меня, видимо, я это заслужила. За все, что я
сделала и как была жестока к людям. Прошу, не забывай обо
мне, и прости, если обидела тебя чем.
– Не говори глупости и перестань говорить так, будто про-
щаешься.
– Да я прощаюсь, потому что я многое поняла и теперь
стану другой, стану лучше, поверь мне, и ты мне поможешь.
– Конечно, помогу.
Кейт стояла у окна, и ей было не по себе слышать все это.
Ком в горле давал ей говорить с трудом. Она чувствовала
боль в теле, представляя на себе, что она перенесла. И пы-
 
 
 
таясь успокоить себя и ее тем, что все прошло, и теперь все
будет только лучше.
Брайн подошел к ней медленно и обнял ее за талию, неж-
но поцеловав шею. Кейт слегка оттолкнула его, дав понять,
что сейчас занята. Ничего более не предпринимая, он вышел
из комнаты, прикрыв за собой дверь, в соседней комнате бы-
ло слышно, как он разговаривал с Франко.
– Рози, ты заявила на него?
– Нет.
– Как нет?
– Кейт, поначалу я хотела засудить его, чтобы он гнил где-
нибудь в тюрьме. Но потом решила, что не хочу его больше
видеть. Продам эту квартиру и поживу в родительском доме.
А потом видно будет.
– Не глупи, ты должна заявить, а вдруг он так же поступит
еще с кем-нибудь?!
– Кейт, не уговаривай меня, я все решила, не могу и не
хочу видеть. Прошу, не говори мне об этом больше. Это мой
урок и мое наказание.
– Дура, вот ты дура! – Думала она про себя, не понимая
ее решения.
– Кейт, не могу больше говорить, тяжело очень, шов кро-
воточит.
– Конечно, отдыхай.
– Не забывай обо мне.
Положив телефон на кровать, она села и задумалась об
 
 
 
этом всем. Стало противно от мысли, как же жесток мир и
как же мы, маленькие хрупкие женщины, в нем беззащитны.
Брайн, не выдержав, снова вошел и увидел сидящую непо-
движно Кейт. Он сел рядом и взял за руки, они были ледя-
ные.
– Что с тобой?
–У одной знакомой очень большая неприятность.
– Какая?
– Неважно, я не хочу об этом говорить, но все же завтра
я ее навещу. Хорошо?
– Конечно, до отъезда можешь навестить. А теперь давай
уже позавтракаем или пообедаем.
Кейт продолжала молчать весь день, Брайн тоже был не
разговорчив, ходил по квартире, и звонил куда-то, объясняя,
что нужно закончить все дела перед отъездом.
Молча лежа у камина, Кейт смотрела на искусственный
огонь, и ее мысли продолжали накручивать все, что случи-
лось с Рози. Она понимала, что если она увидит ее, ее рас-
пухшие синие веки, губы в швах и лежащую в постели, она
долго не сможет выбросить этот образ из головы. Но все же
она хотела поехать и поддержать ее.
Брайн сел рядом, положив на колени ноутбук.
– Куда же мы поедем первым делом?
– Куда-нибудь подальше, и чтобы никого-никого не было.
– Чего ты так?
– Мне так хочется, очень хочется бежать.
 
 
 
– Ну, хорошо. Сейчас посмотрим, что мы можем сделать
с твоим желанием.
– Будешь вино?
– Нет, что-то мне сегодня не хочется, вот смотри, что я
нашел.  – Воскликнул он, передвигая экран в ее сторону.–
Чудесное место, смотри, какие виды.
– Да, мне нравится. Где это?
– Ну, как ты и хотела – далеко, почти в двух днях езды.
–  Меня это устраивает, проложи маршрут с максималь-
ным количеством остановок в различных живописных ме-
стах.
– Как скажете, мой капитан. – Улыбнулся он, пытаясь ее
рассмешить. Но ничего не вышло. Кейт встала, поправила на
себе вещи и ушла в комнату
– Ты что, спать?
– Прилягу, а то что-то голова разболелась.
– Хочешь, заварю тебе чай?
– Было бы неплохо.
Он принес ее ароматный чай из ее любимых трав и лег
рядом с ней, наблюдая, как она медленными глотками, осту-
жая, пила.
– Что ты на меня так смотришь?
– Ты такая красивая, ты даже не представляешь.
Кейт улыбнулась и поставила чашку на столик.
– Иди ко мне и обними покрепче.
Брайн прижал ее к себе. И говорил на ушко разные при-
 
 
 
ятные слова.
– Моя маленькая девочка, как же ты мне нужна, ты такая
родная и близкая, нежная и теплая…
Кейт медленно засыпала.
***
Открыв дверь палаты, Кейт увидела сидящую Рози, кото-
рую кормили супом, так как её руки были слабы, чтобы дер-
жать тарелку самой.
– Я же просила не приходить ко мне!
Рози повернулась лицом к Кейт. Лицо было посиневшим
и отдавало каким-то фиолетовым оттенком, опухшая, заши-
тая губа, и еле раскрытые, тяжелые, залитые кровью глаза.
Медсестра молча дала в руки Кейт тарелку и вышла из
палаты.
Кейт черпнула ложкой суп и, слегка подув, поднесла к еле
открывающимся губам подруги.
– Зачем ты пришла, мне не хотелось, чтобы ты знала меня
такой.
– Ты моя подруга, и мне совсем неважно, как ты сейчас
выглядишь.
Кейт смотрела на нее с жалостью, ей хотелось обнять ее и
пожалеть, сказать, что все будет хорошо.
– Не смотри на меня так, и не смей жалеть. Поняла? Не
смей! Я хочу, чтобы это все осталось между нами. – Еле сдер-
живая слезы, она пыталась казаться сильной.
– Вот когда ты приедешь с отпуска, на мне уже все зажи-
 
 
 
вет, и мы устроим крутую вечеринку, она будет прощальной,
я уйду из мира моды, не хочу больше этой грязи. Понима-
ешь, невольно сама становишься грязью, находясь постоян-
но в конкуренции. Я от этого всего очень устала, мне хочется
быть как Алесандра. Завести семью, детей. Это же так пре-
красно.
– Да, конечно, я рада твоему решению.
– Правда? Ты меня поддерживаешь?
Просидев с ней около полутора часов, крепко обняв по-
другу, Кейт ушла. Сейчас она не вызывала у нее чувства
ненависти, а только жалость, от которой внутри все скручи-
вало.
Заехав по пути в магазин, Кейт направилась домой, где ее
ждал Брайн. Он уже съездил к себе и привез нужные вещи
для отпуска.
Кейт открыла дверь своей квартиры и наткнулась на сум-
ки. Улыбнувшись, она бросила ключи на комод и, собирая
волосы в пучок, направилась на кухню, откуда доносился за-
пах чего-то вкусного.
– Я скоро начну думать, что ты в чем-то повинен передо
мной.
– Почему? – удивленно проговорил Брайн.
– А что? В чем-то есть повинность, что ты так встрепе-
нулся?
– Я даже не понимаю, о чем ты. – Продолжал он помеши-
вать рагу.
 
 
 
– Просто ты в последнее время часто готовишь.
– Мне нравится это делать, и вообще, мой руки и садись
за стол.
– Как скажешь.
Обсудив за обедом все нюансы будущей поездки, они ре-
шили выехать завтра с утра. А сегодня вечерком заехать к
Алесандре и навестить их.
От радости и предвкушения будущих приятных событий
из ее головы вылетели тяжелые мысли о Рози. Ее это больше
не волновало. Ей хотелось, наконец, уехать и подальше, что-
бы не было ни сплетен, ни лишних людей, только они оба.
Моментами она даже надеялась, что он сделает ей предло-
жение.
– Не забудь взять Франко и его корм, он там в шкафу под
ним. – Прокричала свою просьбу из соседней комнаты Кейт,
одеваясь для поездки к сестре.
– Как же он без тебя, почти две недели?
– Я думаю, Кристи не даст ему скучать.
Нежно поцеловав край нижней губы Брайна, она стерла с
нее помаду и, взяв сумку, вышла прочь.
– Я вас уже заждалась, сказали, что приедете, а во сколь-
ко, не уточнили. Но все же к ужину поспели. – Дружелюбно
встретила их Алесандра, взяв у Брайна клетку с Франко, ко-
торый в недоумении метался по клетке и кричал. Кейт стало
его жалко, появилось чувство предательства, измены.
–  Тетя Кейт, я буду хорошо смотреть за ним, и не буду
 
 
 
обижать.
– Ну ты уж постарайся, милая, а то я буду по нему очень
сильно скучать.
– Кейт, не поможешь мне на кухне? – Подозвала Алесанд-
ра ее к себе, мило улыбаясь и дав понять, что парням на кух-
не сейчас не место.
– Ну, что?
– Рассказывай, куда и насколько?
– Я точно не знаю, даже не интересовалась, видела только
на фото и могу сказать, что там безумно красиво.
– В общем, ты довольна?
– Да, безусловно.
– Может, он решится и сделает тебе предложение.
– Я даже и не знаю, это было бы совсем неплохо.
– Позволь спросить.
– Что?
– Что с его руками и лицом?
– Ох, мы с ним повздорили пару дней назад, и он ушел,
напился в каком-то баре и подрался.
– О боже, и что?
– Да ничего особого, утром открыла глаза, а он у кровати,
как верный пес, правда, не в лучшем виде. Зато все эти дни
он не отходил от плиты, постоянно удивляя меня своими ку-
линарными творениями.
– Вот видишь, он в тебя влюблен, и я думаю, это все очень
серьезно.
 
 
 
– Давай не будем ничего загадывать. Ах да, забыла ска-
зать. У Рози неприятности, она сейчас в больнице, просила
передать тебе, что если ей что-то понадобится, не могла бы
ты приехать к ней.
– Конечно, без проблем. А что с ней?
– Да ничего особого, просто она сказала, если что-то по-
надобится.
Не хотелось ей сдавать подругу и вновь вспоминать эту
жуткую, неприятную ситуацию, скорее, даже не то, чтобы не
сдавать, ей просто не хотелось об этом говорить.
Отужинав, Кейт поднялась в свою комнату, где располо-
жили Франко, который, увидев ее, сразу же ожил и зашеве-
лился.
– Кейт, Кейт.
– Ну, что ты, мой хороший, я ненадолго, скоро мы снова
будем вместе. И не смей думать, что я тебя бросила.
Открыв клетку, она посадила его на руку и поднесла к гу-
бам, чмокнув его в клюв, она вновь прошептала ему, как она
его любит и усадила в клетку.
Дверь со скрипом приоткрылась, в нее вошел Брайн и
медленно подошел к ней.
– Ну что ты?
– Мне тяжело оставлять его тут.
– Я тебя понимаю, он для тебя лучший друг и даже гораздо
больше, но все же Алесандра за ним присмотрит.
Кейт стали приятны его слова, ей показалось, что он дей-
 
 
 
ствительно понимает все, что она говорит, просит и делает.
Он показался ей настолько идеальным на данный момент,
что она заулыбалась и крепко его обняла. Брайн прижимал
ее к себе крепко и гладил по ее ухоженным волосам.
–  Моя принцесса, такая маленькая и хрупкая. Но пора
ехать домой, надо лечь пораньше и завтра рано встать.
– Да, конечно, поехали.
Кейт сохранила номер Рози на телефон Алесандры и взя-
ла с нее обещание, что она навестит ее, если та попросит об
этом.
Кейт было слегка не по себе уезжать, идти и махать сестре
на прощание, ведь никогда они не расставались так надолго.
Бывали недели, когда они не виделись, но они находились
в одном городе, а сейчас это что-то другое, новое. И она не
могла понять, нравятся ей эти ощущения или нет.
Алесандра смотрела на сестру и держала крепко за руку
Антонио.
– Ну чего ты так сжимаешь?
– Как будто что-то покололо. – Погладила она себя по жи-
воту.
– Это все нервы, ты переживаешь за нее. А ведь она не
будет всю жизнь жить одна, а может и выйдет за Брайна.
– Я не спорю, но все же что-то мне не по себе.
– Не говори ерунды, пойдем в дом.
Алесандра заходила в дом и все оборачивалась назад, по-
сматривая на уезжавшую вдаль машину.
 
 
 
Дособирав вещи, Кейт сложила все у порога, и убедив-
шись, что она ничего не забыла, направилась в постель, где
ее ждал Брайн. Обняв ее, он крепко поцеловал ее макушку
и не отпуская от себя, продолжал гладить и целовать. Они
лежали и впервые за эти месяцы лежали молча, будто им не
о чем было поговорить.
Кейт не могла заснуть, вероятнее, от волнения, которое
накрывало ее от ожидания и часто перед глазами появлялась
Рози, которая вызывала жалость и сожаление. Она думала
о том, что было бы, если она была на ее месте, и от этого
ей становилось жутко, и мурашки пробегали по телу. Брайн
спал крепко, моментами даже похрапывая. Но Кейт слегка
его толкала, и он прекращал. Нервничая всю ночь, она все
же под утро заснула на пару часов и, проснувшись от назой-
ливого будильника, нахмурилась и спряталась под одеяло.
Брайн прижался к ней и обнял, целуя ее спину.
– Нам пора вставать.
– Я не могу.
– Но нам пора.
– Я не спала всю ночь, и в этом виноват ты.
– Чего это вдруг?
– Ты храпел.
– Быть такого не может.
– Именно, может.
Она потянула одеяло на себя сильнее.
– Не прячься от рассвета, солнце мое. Вставай!
 
 
 
– Я скоро встану, еще пять минут.
– Ох, как же сладки эти твои утренние пять минут.
Брайн встал и направился в ванную, по пути он посмотрел
на пустую столешницу на кухне, где до этого сидел Франко,
и ему стало немного жаль, что его нет на месте. Его грозный
ревностный взгляд всегда будто говорил, я всё вижу и слежу
за тобой.
Кейт провалялась еще немного и все же собравшись и пе-
реборов свой сон, встала. Брайн уже был на кухне и делал
тосты, заваривал кофе.
Она медленно шаркала ногами по полу, Брайн наблюдал
за ней, как она лениво передвигается по комнатам не в со-
стоянии сказать даже слово. Она собрала все постельное бе-
лье и бросила его в машинку, постелив чистое и свежее. Ей
хотелось по приезду оказаться в чистой и убранной кварти-
ре, чтобы ничего не пришлось делать, а лишь лечь и спать.
Брайн расставил приборы на столе и нежным тихим голо-
сом позвал ее к себе. Лохматая и до сих пор не одетая Кейт
пришла к нему на кухню и села рядом, он налил ей крепкий
кофе и подтолкнул ей бекон и тосты.
– Спасибо.
– Наконец-то ты сказала хоть слово.
– Ох, мне так хочется спать.
– Поспишь в машине.
– А как же ты, тебе разве не хочется спать?
– А я в отличии от тебя не слушал как я храплю всю ночь.
 
 
 
– Вот, я же говорю, что это по твоей вине.
– Хорошо, пусть будет моя, поэтому сейчас ляжешь назад
и продолжишь свой сон.
– О, это было бы чудесно. А у нас будет место, если я с
собой захвачу пару подушек?
– Бери все, что хочешь.
– Спасибо.
Лениво позавтракав, они все же собрали все вещи и со-
брались в путь. Кейт напоследок бегала по комнатам и про-
веряла, не забыла ли она чего. Убедившись, что все в полном
порядке, они вышли, захлопнув за собою дверь.
Сложив все вещи аккуратно в машине и определившись
с маршрутом, Кейт расположилась сзади и накрылась одея-
лом. Какое-то время она разговаривала, но быстро заснула.
В машине Брайна было просторно, Кейт чувствовала себя
как дома на постели. Брайн изредка поглядывал на нее че-
рез зеркало и был доволен, что его любимая женщина рядом
с ним, хоть и сейчас немного ворчит. Он достал телефон и
посмотрев на пропущенные вызовы, отключил его и нервно
бросил в бардачок.
– Пусть ничто не мешает нашему отдыху, нужно забыть о
городской суете.
Кейт проснулась от легкого испуга, ей приснилось что-то
неприятное, отчего она начала тяжело дышать.
– Что с тобой?
– Все в порядке, просто как-то не по себе.
 
 
 
– Плохой сон?
– Да, обычно мне ничего не снится, а тут что-то неприят-
ное.
– Как видишь, все хорошо. Будешь спать дальше?
– Нет, я хочу к тебе.
Брайн остановился, и Кейт вышла, потянулась и села впе-
ред к Брайну.
– Я долго спала?
– Да, я бы сказал, прилично, часа четыре точно.
– Не может быть!
– Говорю тебе, посмотри на время.
– О, ужас. Видимо я так утомилась. Даже и не ощутила,
как пролетело время.
– Это же я не давал тебе спать своим храпом.
– Ты что, дуешься на это?
– Совсем нет, – рассмеялся он и погладил ее по щеке. По-
стоянно смотря в ее сторону, пока она разглядывала пейзажи
за окном, он будто пытался что-то почувствовать, ощутить
или узнать.
– Просто до этого ты не слышала, а сейчас услышала. Ви-
димо, ты действительно утомилась или думала о чем-то.
– Да, действительно были мысли.
– О чем же?
– Ни о чем особом, у подруги проблемы. В общем, я не
хочу говорить об этом. Это все по-женски печально и глупо.
– Ну, как знаешь.
 
 
 
Время влюбленных в пути пролетало быстро, постоянно
разговаривая , останавливаясь в кафе и на ночлег, они неза-
метно для себя оказались на месте, где их ждал очарова-
тельный отель с прекрасными видами. Их встретил швей-
цар, любезно проводил их до номера, от которого Кейт бы-
ла в восторге. Пробежавшись по двум небольшим комнатам,
она остановилась на балконе. Облокотившись на перила, она
устремила свой взгляд далеко вперед на горы, и на ее лице
появилась улыбка, по которой можно было бы описать все
ее состояние на этот момент. Брайн поставил в угол сумки
и подошел к Кейт, приобняв ее сзади, он прошептал ей на
ушко.
– Ты не хочешь составить мне компанию в душе?
– Смотри, какой вид! – Толкнула она его слегка, будто не
услышала его предложение.
– Да, чудесный вид. – Недовольно посмотрел он на нее.
Немного подождав, что дождется от нее ответа, он направил-
ся в ванную в гордом одиночестве.
Кейт стояла, полностью погрузившись в свои мысли и глу-
боко, жадно дышала этим свежим горным воздухом. Неболь-
шой старинный городок, в котором коренного населения бы-
ло меньше, чем туристов, на тот момент гулявших по ули-
цам, громко о чем-то говорящих и обсуждавших. Ей понра-
вилась эта легкая суета, беззаботная атмосфера. Напротив
стоял дом, небольшой, этажей пять, на балконе которого,
этаже на четвертом, от ветра по сторонам развевались што-
 
 
 
ры и цеплялись на металлические кованые узорчатые пери-
ла. Из него слегка виднелся стол, на котором стоял старин-
ный граммофон, из которого доносилась мелодия сороковых
и слегка виднелись ноги в плетеных сандалиях, видимо, хо-
зяина. Ей так хотелось все это разглядеть и оказаться на этом
балконе, чтобы смотреть на всех именно с этого ракурса, и
чтобы музыка продолжала играть, и прохожие оглядывались
и смотрели на нее.
–  Ты что, все стоишь там?  – Отвлеклась она от своей
фантазии, на слегка недовольный голос вышедшего из душа
Брайна.
– Да. А что?
– Нет, ничего, раз тебе так нравится там стоять, стой.
– Ты что, обижаешься на это?
– На что?
– На то, что я не пошла с тобой.
– Почему же? Нет. Чего бы мне обижаться? Я приехал сю-
да, чтобы побыть с тобой наедине, а ты предпочитаешь смот-
реть на природу.
– То есть, быть наедине, это для тебя бесконечное занятие
любовью?
– А почему бы и нет.
– Так значит, мы приехали не знай за сколько миль для
того, чтобы просто обновить обстановку. Для новых эроти-
ческих фантазий?
– Ну, не только для этого.
 
 
 
– Я не хочу, чтобы у тебя присутствие меня ассоциирова-
лось только с этим.
– С чем?
– С сексом. Больше со мной нечем заняться, поговорить,
погулять, обсудить красоты, которые открываются перед на-
ми?
– Мы живем вместе.
– То есть, если мы живем вместе, мы не можем прогулять-
ся?
– Ты чего взъелась? Я не понял, чего ты стоишь и возму-
щаешься? Мы что, с тобой не ходим никуда, не гуляем? По-
моему это твоя идея была сидеть дома, потому что это уют-
нее. Так что, перестань винить меня в том, что сама и пред-
ложила.
Кейт обиженно вновь вышла на балкон и влезла на край
балкона, удерживаясь руками.
– Ты сейчас упадешь.
Она молчала, на что он нервно встал с постели, где уютно
устроился до этого, и подошел к ней.
Подойдя медленно к ней, он провел рукой по ее ноге и
посмотрел прямо в глаза.
– Глупыш, иди в душ и пойдем гулять.
– Я не хочу.
– Будешь ходить, не умытая после дороги?
– Я не хочу гулять.
– Не говори глупости, пойдем посидим в кафе, пройдемся
 
 
 
по городу. Осмотрим обстановку, может чего еще.
Она сидела, ведя себя неприступно, но вдруг вскочила,
отчего Брайн очень испугался, думая что она падает.
– Вот именно, таким я его представляла, я так и думала,
что он похож на итальянца.
Итальянец с плетеными сандалиями вышел на край бал-
кона и увидев кричащую девушку напротив, помахал ей, от-
чего Кейт немного покраснела и смутилась, что повела себя
как ребенок.
– Не успела приехать, уже пялишься на мужчин в окнах.
Представляла его, говоришь. – Он грубо схватил ее за руку
и оттащил от края балкона.
– Отпусти, ты чего?
– Иди в ванную, и мы пойдем ужинать.
Кейт в недоумении ничего не сказав, пошла в ванную,
Брайн вновь вышел на балкон.
Кейт надела длинный солнечный сарафан, который ей
очень шел, расчесала волосы. Брайн молча застегивал ман-
жеты рубашки, любуясь Кейт, которая молча стояла у двери,
словно послушная собачонка.
Ее напугала его агрессивность, ей не хотелось больше с
ним конфликтовать.
Они молча шли по узким улочкам, Кейт рассматривала
все вокруг, еле успевая вертеть головой по сторонам. Она
никогда не была в таком чудесном месте и была в восторге от
всего. От цветов, которыми были увешаны все дома, от ка-
 
 
 
менной брусчатки под ногами, от уличных музыкантов, ко-
торые так красиво играли, проникая в душу. От новой ар-
хитектуры, которая окружала их. Ей хотелось идти медлен-
нее и рассматривать все, слушать музыку, остановившись, а
не пробегая. Брайн будто куда-то торопился, сжимая крепко
руку Кейт. Он не отпускал ее от себя, будто боялся, что ее
кто-то украдет, а может он именно этого и боялся, поэтому
и вёл себя ревностно и чересчур агрессивно.
Кейт чувствовала себя скованно и неудобно. Появлялось
ощущение несвободы, ей было это неприятно. Откуда оно
взялось за какие-то несколько часов? Вроде бы было все нор-
мально, а сейчас он ведет себя так.
– Куда ты так бежишь, почему торопишься?
– Мы же идем в ресторан.
– И зачем же так торопиться?
– Я думал, ты голодна.
– Да, голодна, но мне не хочется бежать.
– Ну, хорошо, давай идти медленнее.
Он сбавил темп, Кейт дернулась, отпустив его руку. Брайн
сделал вид, что ничего не случилось и шел дальше. Они были
напряжены, это становилось заметнее, Брайн вел себя ско-
ванно и нервно, будто его что-то волновало.
Кейт хотелось спросить, но она вспоминала, что сама на-
чала конфликт на балконе, и молчала, надеясь, что это все
забудется само.
Расположившись в большом шикарном ресторане, каж-
 
 
 
дый сделал себе заказ на свой выбор. Кейт заказала бутылку
вина, ей хотелось выпить и разрядить обстановку. Так и по-
лучилось, одна бутылка была распита, вслед за ней другая, и
конфликт был забыт. Уже через несколько часов они возвра-
щались, обняв друг друга и посматривая наверх на большую
луну, которая освещала им брусчатую тропинку. Он взял ее
на руки и понес до самого отеля, где и там решил донести
ее до номера. Уложив ее в постель, он отошел от нее, вспом-
нив о ее упреке, что он хочет от нее только секса. Но она его
подозвала к себе и встав прямо на кровати, сняла с себя са-
рафан, оставшись абсолютно обнаженной. В темной комна-
те виднелся только силуэт напротив окна, и Брайн, опьянен-
ный вином и ее голосом, направился к ней и взял ее в свои
объятья. Проведя бурную и шумную ночь, влюбленные про-
спали до самого обеда. Кейт от боли в голове и пересохшего
горла, еле открыла слипшиеся глаза и посмотрела на балкон,
откуда пробирались солнечные лучи. Утро казалось ей про-
тивным, разбросанные повсюду вещи, запах перегара, кото-
рый накрыл всю комнату, раздражал её. Она медленно вста-
ла и, укрывшись простыней, которая почему-то лежала на
полу, направилась в ванную. Включив холодную воду, стис-
нув зубы, стояла под струей ледяной воды. Брайн проснулся
от шума из ванной, лениво поворачиваясь с одного бока на
другой. Он все же решил встать и, надев шорты, вышел на
балкон. Вид из него казался еще более прекрасным, нежели
чем вчера. И все также музыка звучала из того же балкона,
 
 
 
где все так же стоял томный красавец. Кейт вышла из ван-
ной, надев на себя белый вафельный отельный халат, и вы-
шла к Брайну на балкон.
– Чего ты стоишь?
– Любуюсь видом.
– Да, вид тут прекрасен.
И Кейт вновь обратила свой взгляд на балкон, который
так и манил ее.
– Может, сходишь познакомишься?
– Причем тут это? – Возмущенно прокричала она. – Ты
что, думаешь он мне нравится или что? Просто это такой
интересный образ, этот винтажный балкон с граммофоном,
шторы и то, как он одет. Вот это интересно! Это будто какая
ожившая картина. А не он, он мне абсолютно неинтересен.
Для меня этот образ – картина, понимаешь, которую хочет-
ся смотреть до тех пор, пока не выучишь все до малейшей
детали.
– Понятно! – Не проявляя никаких эмоций, Брайн вышел
и направился в ванную.
Кейт начинал раздражать их отпуск, он казался каким-то
неидеальным и нервным. Не ощущалось никакой романти-
ки, а лишь упреки и недовольство. Ей уже хотелось вернуть-
ся домой к обычной жизни и работе, казалось, что там все
намного идеальнее, чем тут вдали от дома. Она решила по-
звонить Алесандре и рассказать о прекрасных горных видах
и чудесных цветочных улочках.
 
 
 
Незаметно для них пролетела пара ничем не приметных
дней, Кейт хотелось проводить больше времени одной, и она
пару раз выходила на прогулки по городу в одиночестве. По
возращению ее вновь ждали ревностные упреки, после чего
она передумала куда-либо выходить. Но тут Брайн будто бы
пришел в себя и, решив сделать приятное Кейт, устроил ей
чудесный день пешей прогулки по городу. Букет в руках и
венок из красных цветов на голове придавал ей сказочный
вид. Кейт стало спокойнее, и она начала забывать о неприят-
ных днях, ссылаясь на напряжение и тяжелые, забытые буд-
ние дни. С этого дня он уделял ей больше времени, постоян-
но чем-то удивляя и усыпая ее цветами. Как-то утром Кейт,
проснувшись, не застала его рядом, услышала лишь легкую
музыку, доносящуюся с улицы. Решила выйти на балкон. То,
что она увидела, поразило ее взгляд и сердце. Брайн стоял
на том балкончике, где она всегда наблюдала за мужчиной в
плетеных сандалиях. Вокруг него на балконе стояли корзи-
ны с цветами, он увидев ее, громко заговорил на всю улицу.
– Доброе утро, любимая!
«Любимая, любимая!» Мне слышится это или он и вправ-
ду так меня назвал, удивлялась она спросонья.
– Кейт, смотрю на тебя отсюда и вижу, что ты как солнце,
как луна. Ты одна нужна мне!
Брайн сделал то, чего она хотела, но не ожидала. Достав
из кармана пиджака маленькую коробочку, он раскрыл ее и
прокричал.
 
 
 
– Ты выйдешь за меня?
Толпа собравшихся зевак, стоявших снизу, замерла в ожи-
дании.
–  Да!  – Прокричала Кейт, долго не думая и от радости
прикрывая руками лицо.
Люди стали хлопать в ладоши, крича поздравления. Брайн
исчез с балкона и появился на улице, перебежал дорогу к
отелю. Прохожие поздравляли его и хлопали по плечу. Он
поднялся к ней в номер, открыл дверь и увидел растерянную
Кейт, которая медленно шла к нему навстречу.
– Ты правда согласна?
– Да! – Робко и тихо прошептала она. – Да, я согласна.
Он подошел к ней близко и, вновь взяв в руки коробочку,
достал из нее скромное, но дорогое кольцо и надел его на ее
маленький дрожащий пальчик.
Кейт была счастлива, хотелось кричать и рассказывать
всем. Конечно же, она позвонила Алесандре, сразу же все
ей рассказала, и обе сестры радостно кричали в трубку друг
другу.
Вечер они провели в ресторане, где Кейт постоянно бро-
сала свой взгляд на руку с кольцом, отчего Брайну станови-
лось очень приятно.
–  Он сделал мне предложение. Мне даже не верится. И
как это все было красиво! – Уходила она в себя мыслями.
На следующей день они продолжили свое путешествие.
Кейт была счастлива, и все у нее теперь было прекрасно. Она
 
 
 
не вспоминала его странного грубого поведения, не думала
ни о чем, ей хотелось поскорее надеть белое платье и прове-
сти свадьбу ее мечты. Промчались словно минуты, две чу-
десные недели, после чего они, уставшие от разъездов и от-
дыха, решили поехать домой и не говоря никому о своем
приезде, провести в маленькой уютной квартирке несколько
дней в тишине.
– Как же все чудесно, – бормотала, не успевшая до конца
проснуться, Кейт, и смотрела на Брайна, который проснулся
от ее голоса.
– Чего ты не спишь?
– Я не хочу больше спать. Но ты, если хочешь, спи, а я
пока приготовлю завтрак.
– Это было бы хорошо. Тогда, если ты не будешь против,
я еще немного подремлю.
Она встала с постели, посмотрев на него нежным взгля-
дом, и тихо дойдя до двери, вышла из комнаты, медленно
закрыв за собой дверь. Ей стало печально оттого, что в квар-
тире нет звука, который обычно издает Франко, нет щелка-
нья клювом, шебуршания в клетке и нежного зова: «Кейт…
Кейт…». Она подумывала все же объявиться сегодня у сест-
ры, чтобы забрать своего питомца. Но потом подумав, поня-
ла, что это не должно так просто пройти, нужно встретиться
в ресторане и отметить ее предстоящую свадьбу. Ей хотелось
сейчас же поделиться с мыслью об этом со спящим Брайном,
но уже почти дойдя до комнаты, она развернулась и напра-
 
 
 
вилась на кухню, где в миске готовила смесь для блинчиков.
Счастливее ее сейчас, наверное, не было никого, улыбка не
покидала ее лица ни на минуту, каждый раз она смотрела
на кольцо и любовалась блеском небольшого камня, который
блестел так же, как ее глаза.
Позавтракав и обсудив предложение Кейт, с которыми
Брайн был полностью согласен, они решили пригласить Але-
сандру и Антонио на ужин и вместе отметить. Брайн после
завтрака ушел, объяснив, что у него есть какие-то дела, Кейт
не была против, ей даже самой хотелось немного побыть од-
ной, чтобы побегать по квартире счастливой, припевая под
нос какую-нибудь песню. Она рухнула на диван от усталости,
позвонила Алесандре, сообщив ей о планах на вечер, в чем
сестра ей не смела отказать.
Ужин в ресторане, Кейт в красивейшем длинном вечер-
нем платье, которое они купили в местном бутике на отдыхе,
и ее улыбка, выражение лица обрученной счастливой жен-
щины. Алесандра была рада за нее. Они долго разговарива-
ли, смеялись над тем, как они познакомились и как Кейт пе-
речила этому знакомству. Сестра сдала ее, рассказав, как они
смотрели и любовались фотографиями Брайна, отчего Ан-
тонию слегка недовольно касался ее ноги. Кейт была смуще-
на, и Брайн пытался еще больше ввести ее в краску. Муж-
чины покинули своих дам, оправдываясь, что им нужно по-
дышать свежим воздухом. Девушки, оставшись одни, сели
поближе друг к другу, и Алесандра сразу же схватила руку
 
 
 
сестры, чтобы разглядеть кольцо.
– О, Кейт, оно такое милое и красивое.
– Да, это точно, я в восторге от него.
– Он такой романтик, а как он это сделал на глазах у про-
хожих!
–  Да, думаю, в моей памяти это останется, как один из
самых лучших моментов в моей жизни.
– Ну все, теперь начнем готовиться к свадьбе.
– Думаю, да, начнем. Пока расскажи, как вы тут были без
меня, как Кристи и как мой Франко.
– Кристи и Франко очень подружились, она забрала его
к себе в комнату и целыми днями разговаривала и играла с
ним. Думаю, ей даже будет тяжело расставаться с ним.
– Ну, нет уж, я без него не могу. Как бы я ее ни любила,
а Франко я не могу отдать.
– Я знаю, об этом и речи быть не может.
– Тогда я заеду завтра, побуду с Кристи и заберу Франко.
– Хорошо. Кстати, забываю тебе сказать, конечно, это не
к месту.
– О чем сказать?
– Я была у Рози.
– Ах да, Рози, и как она?
– На днях ее должны выписать, она спрашивала о тебе.
То, что с ней произошло, это ужасно. Она плакала, не оста-
навливаясь.
Кейт перебила сестру.
 
 
 
– Да, этот разговор сейчас не к месту, мне не хочется вспо-
минать ее избитое опухшее лицо. Мне очень тяжело от это-
го. Давай, мы поговорим о ней завтра.
– А ты не заедешь к ней?
– Давай о ней завтра поговорим, хорошо?
– Конечно, как скажешь.
Алесандре слегка не понравилось такое поведение сестры.
Ей показалось, будто ей было наплевать на горе подруги. Или
просто Кейт не хотелось портить себе праздник.
Брайн и Антонио вернулись за стол, продолжая дискути-
ровать о чём-то.
– Милая, все в порядке? – Поцеловал нежно Брайн свою
будущую супругу.
– Да, в полном, милый, все хорошо. О чем вы говорили?
– Но мы же не спрашиваем, о чем вы тут сплетничали.
– Ах да, мужские секреты.
Кейт изменилась в настроении, став немного грубой и ка-
призной, Алесандра поняла, что это не оттого, что Брайн не
сказал ей, о чем говорил, а оттого, что она напомнила ей о
несчастье подруги. Алесандра была растеряна, ей казалась,
что сестра действительно стала другой после этой поездки,
а может быть и раньше, да безусловно, она стала счастливее
и чаще улыбалась, но в ней будто появилась какая-то жесто-
кость и безразличие. Наверно, оттого, что она привыкла быть
одна, и теперь, находясь с Брайном, она сделала его центром
мира, и что не касается их двоих, не касается ее вообще ни-
 
 
 
как.
Алесандра поднесла салфетку к губам и аккуратно косну-
лась их.
– Уже достаточно поздно, думаю, нам пора, ведь Кристи
дома одна.
– Да, милая, конечно, нам пора.
–  Алесандра, время всего лишь девять часов, ну, давай
посидим еще немного.
– Нет, в следующий раз.
Попрощавшись, они ушли, и будущие молодожены оста-
лись одни. Кейт заказала себе водки. Брайн был удивлен это-
му.
– Что с тобой? С чего бы это вдруг?
– Мне так хочется чего-нибудь покрепче.
– Ну, хорошо, тогда и мне.
Просидев в разговорах еще около часа, рассчитавшись за
ужин, они поехали домой, поймав на улице неподалеку от
ресторана такси.
Кейт сняла с себя платье и бросила его на пол. Брайн
шел за ней, подбирая все, что она оставляла. Добравшись до
спальни, она молча влезла в постель и, накрывшись одеялом,
тут же заснула. Брайн не успел ничего сообразить, как уже
услышал ее сопение. Он бросил ее вещи на кресло и прикрыв
дверь вышел. Найдя бутылку виски, он выпил залпом ста-
кан и направился в душ, где приведя себя в чувство, вышел
и, взяв лед и бутылку, направился на любимое место Кейт,
 
 
 
на диван. Не включая нигде свет, он сидел в комнате, осве-
щенной лунным светом, о чем-то думая и проводя рукой по
влажным волосам. Потом он опрокинулся назад и продол-
жал пить мелкими глотками.
Время остановилось, наступила тишина и Брайн в смяте-
нии швырнул бокал на стол, забыв, что в соседней комнате
спит Кейт. Проблемы на работе, в делах, с друзьями? Его
что-то беспокоило, о чем он, видимо, не хотел говорить лю-
бимой.
– Брайн, Брайн…
Он открыл глаза, и солнечный свет ослепил его.
– Ты что, обиделся на то, что я так себя повела вчера?
Он смотрел на ее божественный силуэт сквозь солнце.
– Нет, что ты, – пытался он говорить, еле разлепляя гу-
бы. – Нет, просто ты так быстро заснула, а мне совсем не хо-
телось спать. Вот и засел тут и, видимо, заснул.
– Ну да, заснул, и я выспалась, время ведь почти обеден-
ное.
Она продолжала что-то говорить, удаляясь в другую ком-
нату.
–Ты слышишь меня? Брайн?
Брайн сидел с закрытыми глазами и не мог понять, что
ему делать.
– Брайн?
– Да, да, я слышу тебя, – проговорил он, хотя слышал толь-
ко какое-то бурчание и непонятные для него слова. Его го-
 
 
 
лова окончательно забилась другими мыслями. Он встал с
дивана и направился в ванную, хлопнув дверью, закрылся.
Кейт выглянула из кухни, услышав хлопок.
– И с кем я, интересно, разговариваю? Как будто это мне
одной надо. А ведь мы даже не обговорили еще день и месяц.
Она разговаривала сама с собой, продолжая готовить
обед.
– Я скоро приду.
– Куда ты? – Удивленно обернулась она, пронзительно по-
смотрев. – Мы даже не поели.
–  Забегу куда-нибудь по пути, мне, правда, очень надо.
Позвонили и попросили подписать кое-какие бумаги. Ми-
лая, не обижайся, я скоро.
Он подошел к ней, нежно обняв, поцеловал.
– Ну, хорошо, только не долго, иначе я поеду к Алесандре
без тебя.
– А зачем я тебе там нужен, посплетничайте с сестрой на-
едине. А я приготовлю дома чего-нибудь вкусного и, возмож-
но, романтичного.
–  Это звучит очень заманчиво. Думаю, что мне стоит с
этим согласиться.
– Думаю, что да.
Он продолжал ее целовать.
Кейт не замечала в нем странностей или перемены в ха-
рактере, ее голова была забита планами на свадьбу. Пла-
тье, кольца, торт и где справлять все это? А может там, или
 
 
 
нет…?
Она сидела за столом, одиноко обедая.
Наконец, собравшись, она поехала к сестре. Ей хотелось
поскорее забрать домой своего любимца, который был с ней
ласков и добр.
Войдя в дом без стука, она застала Алесандру как обычно
на кухне, только не у плиты, а за столом, распивающую чай
в одиночестве.
– Привет! Смотрю, я вовремя.
– Да, сестренка, ты вовремя. Как раз к пирогу.
– А где моя любимая Кристи?
– Она должна быть на улице, играет с детьми.
– А мне хотелось ее увидеть, я так по ней соскучилась.
Она пошла мыть руки, засучив рукава.
– Антонио?
– Пообедал и вновь помчался на работу. А где Брайн?
– Понятия не имею, вскочил и куда-то побежал, якобы, по
каким-то делам. Не знаю даже, где он их взял. Да и вообще,
у него еще отпуск. Не знаю, наверно, сам знает, что делает.
– Тебе не кажется это странным?
– Что именно?
– Вчера он был очень молчалив, говорила в основном ты.
– Не знаю, устал, наверно. Я даже не обратила внимание
на это.
Сестры уютно устроились за столом и, разрезав пирог,
продолжали беседу.
 
 
 
Разговор о Рози Кейт начала сама, зная что Алесандра все
равно напомнит о ней.
– Ты была у Рози?
– Да, я же сказала тебе об этом вчера.
– Как она, что рассказывала?
– Когда я пришла к ней, внешне она выглядела уже луч-
ше. Но все же ее состояние было ужасным. Она вцепилась
в мою руку и жалостно смотрела в мои глаза. Побыв у нее
около часа, я ушла. Она говорила, что она сильная и что все
забудет и начнет сначала. Как она нам благодарна, что мы ее
не оставляем.
–  Да, я уверена, что она все забудет. Не в ее характере
помнить что-то долго.
– В этом ты права.
– Надо навестить ее, а то после твоих слов, мне стыдно,
что я до сих пор не была у нее.
– А она даже и не думала на тебя злиться, она так рада за
тебя. Знаешь, эта радость мне показалась даже искренней.
Какой бы я ее подлой не считала. Думаю, что все же этот
случай поможет ей измениться и, возможно, стать лучше, и
забросить эту работу модели, с которой она не может нор-
мально сжиться.
– Возможно и так. Да, этот случай с ней меня очень рас-
строил. Не хотелось бы оказаться на ее месте. Ты не видела
ее в самом начале, это был какой-то кошмар, синяки, рассе-
чения, красные глаза. На нее было противно смотреть. Я да-
 
 
 
же боюсь представить, что творилось в ее душе и через ка-
кую боль она прошла.
– Да, прошла, надеюсь, что прошла! И самое главное, что
она нашла в себе силы пройти и пережить все это одна.
– Действительно, ведь знали только ты и я. И вроде бы она
никому больше не говорила об этом.
– Все же она хоть и глупая, но очень сильная женщина.
– Позвоню ей сегодня, и, думаю, завтра нужно ее прове-
дать. Ты не хочешь пойти со мной?
– Ой, нет, спасибо, вы уж как-нибудь без меня. Мне жаль
ее, очень, но я все же как недолюбливала ее, так и мнение мое
о ней не изменилось и после этого, хотя теперь есть жалость.
– Конечно, да как я могла забыть? Хорошо.
Они ненадолго затихли, посматривая на друг друга. Кейт
смотрела на все, что делает Алесандра, и ей казалось, что
сестра хочет ей что-то сказать.
– Что-то не так, Алесандра?
– С чего ты взяла? Все в порядке.
– Не знаю, просто вчера ты тоже повела себя как-то стран-
но и ушла домой.
– Не забывай о том, что я беременна. И перемены настро-
ения и странности для меня сейчас обычное дело.
Ей не хотелось говорить причину ее недовольства, просто
из-за того, что не хотелось ругаться с сестрой. Ведь сейчас,
как бы она себя ни вела, она была очень счастлива. И это
радовало Алесандру.
 
 
 
Кейт начала расспрашивать о состоянии сестры, о планах,
о родах. И как это вообще ощущать что-то живое в себе. Але-
сандра рассказывала и при этом с восторгом размахивала ру-
ками, пытаясь передать все то, что ее наполняет. Ее расска-
зы очень захватывали Кейт, и ей поскорее хотелось ощутить
это на себе. Сестры продолжали разговаривать, не замечая,
как летит время, как наступил вечер, и как голодная Кристи
забежала в дом, крича:
– Мама, я голодна. О, тетя Кейт, ты приехала, чтобы за-
брать Франко?
Кейт было неловко от этого, но она все же поднялась в
комнату Кристи и забрала попугая. Бедный Франко от ра-
дости кричал так, что звенели стекла. Кристи, слышав это,
смирилась и перестала печалиться.
– Он очень любит ее, мама, видишь, как он рад ее приез-
ду. Побыв еще недолго, Кейт поехала домой к Брайну, наде-
явшись на ужин и какой-то сюрприз, который он ей обещал
утром. Остановившись в супермаркете, достала из сумки те-
лефон и набрала Рози.
– Алло, алло, Кейт!!! Привет!! Я так рада, что ты мне по-
звонила.
Ее голос был вполне бодр и здоров.
– Привет! Рада слышать, что ты в таком настроении!
– Да, все хорошо. Я уже дома и совсем скоро буду в со-
стоянии принять гостей.
– Каких гостей?
 
 
 
– Я хочу закатить такую вечеринку, понимаешь, почти как
прощальную. И хочу, чтобы ты была на ней со своим парнем.
– О, как это мило. А не рано ли для вечеринок?
– Нет, что ты, все уже почти в полном порядке.
– Точно все хорошо?
– Да, говорю тебе. Лучше расскажи о себе.
– Давай, не по телефону, встретимся, посидим где-нибудь
вдвоем, поговорим. Мне хочется увидеть тебя Как ты?
– Мне приятно это слышать. Давай тогда на днях. Я за-
кончу с кое-какими процедурами, и мы с тобой посидим где-
нибудь. Или лучше всего, ты придешь ко мне, и мы в тихой
обстановке все обсудим. Ах да, я не живу больше по тому
адресу. Не хочу плохих воспоминаний.
– Я тебя понимаю.
– Ну тогда до скорого.
– Да, до встречи.
Кейт была удивлена такой стойкости и такому духу, чему
она даже позавидовала.
Пройдясь по магазину и купив корма для Франко, она по-
ехала домой.
Выйдя из машины, она посмотрела в окно своей кварти-
ры, в которой горел свет. – Значит ты все же дома. Надеюсь,
что меня ждет что-то приятное.
Она не стала звонить ему и просить помощи с клеткой.
Тихо, не торопясь, подняв тяжелую клетку, понесла ее до-
мой. Франко прилип к решетке у ее лица и продолжал без
 
 
 
остановки говорить ей ласковые, нежные слова. Такое милое
создание, и как его можно не любить?
– А ведь он все понимает и ждет, – думала она, пока шла
к своей двери. Дернула за ручку, она была не заперта и сразу
же открылась. Кейт вступила на порог, что-то хрустнуло под
ногами. Убрав клетку слегка в сторону, она увидела, что вся
ее квартира была уставлена цветами, не просто цветами, а
полевыми, луговыми ромашками, маками, которые уже на-
чали опадать. Лишь под ногами у нее лежали розы.
Брайн услышав, как она вошла, сразу же подбежал к ней
и забрал молча у нее клетку. Улыбка не сходила с ее лица,
она подняла с пола розы и прижала их к груди.
– Как прекрасно! У меня такое чувство, будто я вернулась
не просто к себе, а в какой-то домик в полях. Спасибо, спа-
сибо, Брайн!
Она ходила возле ваз, рассматривала и нюхала цветы.
–  Это еще не все, если ты подождешь еще немного, то,
возможно, дождешься ужина.
– Конечно я дождусь. Может, мне чем-нибудь помочь?
– Нет, не стоит. Займись пока собой.
Кейт почему-то направилась в свой кабинет. Зайдя в него,
она включила свет и посмотрела на бумаги и компьютер, она
не могла вспомнить, зачем зашла. Пройдясь, проведя рука-
ми, она вспомнила о работе. О том, что уже через пару дней
ей придется вновь сесть за этот стол и бить по клавишам,
попивая чай с травами или крепкий кофе, чтобы не уснуть.
 
 
 
Как-то даже неприятно ей стало от этого. Не хотелось начи-
нать работать, возвращаться в это все. Ей хотелось думать о
свадьбе и о том, что будет дальше. И вообще, дадут ли мне
еще отпуск. А если не дадут, то пусть увольняют, с меня хва-
тит.
– Кейт, я хотел накрыть в гостиной, ты не против?
– Конечно, нет.
Она хлопнула дверью и ушла прочь от этого для нее про-
тивного сейчас места.
Квартира вновь ожила с появлением в ней Франко, кото-
рый что-то бубнил и напевал Брайну.
Кейт встала у окна, на котором стояла, наверное, сотня
больших ромашек, и гладя лепестки, смотрела в окно. – Как
же все прекрасно, как все чудесно! Как незабываемы эти ми-
нуты. Она простояла в мыслях все то время, пока Брайн на-
крывал на стол, пока он не подошел к ней и поцеловав ее
холодные руки, позвал ужинать.
За ужином им, наконец, удалось обсудить все свадебные
нюансы. Брайн был согласен на все капризы любимой, и по-
чти ничего не отвечая и не переча, просто согласно кивал
головой.
Она сияла, высказывая ему свое мнение о предстоящем
мероприятии. Ее глаза блестели словно росинки поутру, они
были так же чисты и искренни.
Ему это очень нравилось, то что Кейт была проста и не
скрывала от него своих эмоций. Он смотрел на неё и радо-
 
 
 
вался тому, что она рядом с ним здесь и сейчас.
– По-моему, ты молчишь почти весь ужин?
– Где же я молчу? Мы же ведем совместную беседу.
– Нет, ты молчалив. Раньше ты говорил больше чем я, а
сейчас ты молчишь. У тебя какие-то проблемы, может, что-
то не так на работе. Или, может, я тебя достаю своей беско-
нечной болтовней о свадьбе?
– Нет, ты что, даже не смей так думать! Меня самого все
это радует, твоя эта суета, разговоры об этом, они меня даже
заводят. Мне приятна мысль о том ,что я буду скоро женат.
– Правда? – Заулыбалась она.
– Конечно, милая.
После его слов она замолчала и сидела дальше молча, до-
пивая бокал игристого.
Ночью ей не спалось, открыв глаза она увидела как всю
комнату освещает лунный свет. Она смотрела на все пред-
меты в комнате и прислушивалась к каждому шороху. Услы-
шав какие-то голоса на улице, ей захотелось встать и посмот-
реть, кто же там.
Накинув халат, чтоб не замерзнуть, она тихо подошла к
окну.
Парень и девушка стояли рядом и крепко держали друг
друга за руки. Она смотрела на них. Как же это красиво и
романтично! Она перенесла свой взгляд на Брайна, и раз-
глядывала его с улыбкой. Как вдруг с ее лица спала улыбка.
Смотрев на него, не отрывая взгляда, она пыталась будто бы
 
 
 
проникнуть в него. Она щурила и широко раскрывала глаза,
при этом морща лоб. Она застыла, слегка наклонив голову.
И в её голове появились различные мысли. – Я его не знаю,
я его совсем не знаю. Кто он? Как произошло, что он здесь,
как так получилось что я начала верить ему. А я ему верю?
Нет, я ему не верю! Как я могу ему верить, он мне чужой,
совершенно чужой. Его лицо, тело, руки не говорят мне о
том, что я его знаю. Я так мало знаю о нем, а он живет со
мной. Даже не интересовалась, чем же он все же занят и куда
он вечно торопится с таким удрученным лицом. Куда про-
пали его друзья, которые были тогда, когда мы только позна-
комились, или это не были его друзья? А может он опасен?
Откуда мне знать, он напился, пришел избитый. А с кем же
он пил? С кем, если не с кем? И его взгляд, он иногда так
смотрит на меня, как палач на свою жертву. Мне иногда ста-
новится не то, что страшно, а как-то неприятно, и мурашки
пробегают по телу. Его взгляд… Он пустой и ничего не го-
ворит мне о нем, о его жизни. Но с другой стороны, он не раз
был со мной нежен, романтичен. Но ведь сейчас такой век,
что любой парень с помощью интернета становится роман-
тиком, конечно, если он не лентяй. Да и сотни цветов ничего,
в принципе, тоже не говорят. Да, он подарил немало роман-
тичных незабываемых моментов для меня, вспомнить даже,
как мы лежали под деревом, приехав туда на карете. Мне это,
безусловно, нравилось, какой же девушке это все не понра-
вится. Но … Я так и не почувствовала в нём родственной
 
 
 
души, я утонула в этой романтике, но так и не поняла своих
чувств к нему. Мне ведь по-прежнему не хочется прижать
тебя к своей груди, словно младенца. Я скорее иногда хочу
отдалиться от тебя, потому что ты порой странный и грубый.
Когда ты крепко держишь меня за руку, я иногда боюсь, что
ты хочешь меня ударить. А разве это нормально, бояться то-
го человека, с которым пытаешься связать свою жизнь?
Утром, проснувшись, Кейт не увидела Брайна на месте, он
вновь куда-то убежал. Ее это ничуть не смутило. Она вновь
подумала – Наверно так надо. – И ничего не предприняла,
выясняя, где он. Она, потянувшись и улыбнувшись новому
дню, встала с постели.
Стол в гостиной так и стоял неубранным, и Франко, уви-
дев Кейт, начал жалобно кричать.
– Как в старые добрые времена. Только такого бардака тут
не было. Ох, Алесандра, как же ты справляешься с целым
домом.
Найдя телефон, она позвонила шефу и сообщила о своей
готовности работать, чему начальство было радо и уже с зав-
трашнего утра обещало завалить ее бумагами.
Кейт это ничуть не радовало, отнюдь, работать совершен-
но не хотелось. Сегодня идти никуда не хотелось и, решив
сделать уборку, она занялась домашними хлопотами. Теле-
фон за все это время ни разу не зазвонил, ей это было не
очень приятно, что Брайн до сих пор не сообщил, где он и
почему его нет дома. И вообще, как так получается – по-
 
 
 
звал замуж и все, здравствуй, семейная обыденная скучная
жизнь? Она присела на диван, поправляя волосы и немно-
го почесывая голову. – По-моему, я к этому не готова. Ко-
гда мы жили с Кертисом, это все было по-другому, это бы-
ло весело, мы постоянно смотрели вместе фильмы, играли
на площадке в баскетбол. Ну да, тогда мы были моложе. Но
ведь и сейчас я не хочу так, сидеть и ждать, когда же придет
мой муж, а придет ли он и не напьется ли? О боже, о чем
я думаю! Наверное, это все нервы, нужно расслабиться. Да,
вечеринка Рози была бы кстати, когда же она ее, интересно,
проведет. Было бы хорошо пойти туда одной, но, наверно,
это уже неуместно. Да и она сама сказала – с женихом. Ну да,
мы должны побывать уже где-то вместе, кроме как постоян-
но общаться с Алесандрой, ведь мы ни разу не были вместе в
других компаниях. Вот будет возможность посмотреть, как
он поведет себя в такой ситуации. Все же, не удержавшись,
она позвонила Брайну и узнала, где он.
Наступили рабочие дни, вновь суета, бесконечная рутина.
Кейт часами не выходила из своего кабинета, Брайн позд-
но приходил. Изредка пересекаясь в постели, они засыпали
вместе, крепко обнимая друг друга. Кейт даже на время за-
была о предстоящей свадьбе и перестала постоянно говорить
об этом. Брайну даже стало казаться, что она перестала этого
хотеть. Они молча ужинали, ездили к Алесандре и Антонио.
И так быстротечно мчались недели, день за днем сменяли
друг друга, незаметно унося за собой время.
 
 
 
Кейт на время оторвалась от работы и сидела, уставив-
шись в окно, перебирая пальцы. Ее задумчивость нарушил
телефонный звонок от Рози.
– Привет! Вот если я сама тебе не позвоню, ты сама мне
никогда не позвонишь.
– Привет, ну не обижайся. Я начала работать. А ты же зна-
ешь, как у меня это бывает. Ничего не вижу и не слышу. Как
ты, как твое самочувствие?
– Все в полном порядке, у меня столько сил после тако-
го длительного отпуска, просто не знаю, куда все это девать.
Давай сегодня встретимся, ну, если ты не занята.
– Да, я сегодня как раз-таки могу.
– Ну, что, у меня, как до этого и договаривались?
– Нет, давай в каком-нибудь кафе или баре.
– Отлично, ну тогда до вечера.
Кейт немного расслабило, что наконец-то она отвлеклась
от работы, ее пальцы хрустели, когда она их сжимала в ку-
лак, и шея издавала щелкающие звуки, когда она пыталась
массировать ее.
Кейт улыбчиво встретила подругу в баре, она даже была
ей рада. Рози вся сияла и выглядела чудесно.
Она подбежала и обняла ее крепко.
–  Кейт, я так рада, наконец, тебя увидеть. Ты со своим
парнем стала совсем деловая.
– Но все же я тут. Ты отлично выглядишь.
Она присматривалась в лицо Рози, пытаясь увидеть хоть
 
 
 
малейший изъян. Но ничего не было. Она выглядела отдох-
нувшей и свежей. Нельзя было сказать, что она провела это
время в больнице.
Казалось, что с ней ничего не случилось и что в ее голове
нет каких-либо печальных воспоминаний. Она улыбалась и
шутила. Рассказывала о задумке на свой праздник. Считала
эти дни днями своего перерождения, что это все ей помогло
осознать многое, что она теперь видит все в другом цвете, и
жизнь имеет теперь иной смысл и цели. Бесконечно извиня-
лась за то, какой она была, за то, что недавно лезла в ее отно-
шения с ее новым парнем, навязывая Кертиса. Кейт стано-
вилось неловко и неприятно за себя. Она никогда не счита-
ла ее хорошей своей подругой. Она была так просто подру-
гой, с которой весело временами проводить время, и ей было
стыдно за то, что девушка, которую она презирала, казалась
ей намного честнее и мудрее ее на тот момент.
– Что ты все молчишь?
– Я так за тебя рада, Рози, ты вся сияешь, глаза заливаются
блеском, на щеках румянец. С тебя глаз не отвести, ты стала
еще красивее, чем была.
– Ну что ты глупости говоришь. Хотя, большое спасибо.
Она встала и обняла ее.
– Спасибо тебе, со мной никто не общается искренне как
ты. А ты искренна со мной. Всегда была такой. Спасибо тебе
за это, Кейт.
Девушкам не хотелось вспоминать плохое, они вспомина-
 
 
 
ли и смеялись над былыми временами. Кейт так и не реши-
лась рассказать ей о грядущей свадьбе. Почему-то ей показа-
лось, что это сейчас неуместно. Просидев несколько часов и
выпив несколько безалкогольных коктейлей, девушки разъ-
ехались по домам. Решили, что Кейт и ее парень обязаны
на следующей неделе быть на вечеринке. Кейт согласилась
и, довольная, поехала домой в надежде, что Брайн окажется
дома и что он все же ждет ее.
– На следующей неделе мы пойдем на вечеринку к моей
подруге.
– Хорошо. – Спокойно проговорил Брайн, лежа на диване.
– Ты даже не поинтересуешься?
– А зачем, раз ты хочешь и говоришь, что мы пойдем, зна-
чит, мы пойдем. И я этому рад, что ты предлагаешь куда-то
сходить вместе.
– Ну, хорошо.
Она была недовольна реакцией Брайна, ей хотелось како-
го-то любопытства, ревности с его стороны. А не «хорошо»
и «как скажешь». Она заперлась в своем кабинете и не выхо-
дила оттуда до того, пока не услышала, как закрылась дверь в
спальне. Ей хотелось, чтобы Брайн заснул, и она просто тихо
легла бы рядом. Через какое-то время она так и сделала.
Наступившее утро отличалось от предыдущих тем, что
Брайн разбудил ее поцелуем в лоб, отчего она поморщилась
и, улыбнувшись, открыла глаза.
– Доброе утро!
 
 
 
– И тебе.
– Я люблю тебя, не скучай, я побежал.
Ей было приятно так проснуться. А ведь еще каких-то па-
ру месяцев назад все именно так и было, просто со временем
как-то забылось. И это становилось похоже на черную дыру,
которая поглощала всю романтику их отношений.
Быстро завершив работу, Кейт приготовила роскошный
ужин и купила бутылку дорого выдержанного вина.
– Я сегодня выставил квартиру на продажу.
– Отлично, а почему мне не сказал?
– Ну, я же ее еще не продал, а просто выставил, и вообще,
мы купим новую вместе. А это так, мелочь.
Она улыбалась, ее грела мысль о новом уютном семейном
гнездышке. Хотя и тут ей было хорошо.
– Я на досуге присмотрел пару вариантов, может, на вы-
ходных съездим посмотрим.
– Да, конечно, я не против.
– Ты не обижаешься. Если хочешь, мы посмотрим что-то
новое вместе и купим, что ты захочешь.
– Нет, ты что, все в порядке. Мы посмотрим вместе и ре-
шим все вместе.
Ужин проходил тихо. Кейт не хватало той страсти и нелов-
ких разговоров, все становилось обыденным и нудным. Тя-
жело становилось сидеть постоянно дома и не выходить ни-
куда. Она вспоминала, как часто ездила к Алесандре и как
они с сестрой лежали на лужайке и смотрели на звезды. А
 
 
 
сейчас такого нет и видимо не будет. Ей захотелось обнять
Алесандру, обнять ее так, как обняла бы маму.
– Завтра я поеду к Алесандре, побуду с ней, помогу.
– Да, конечно, как скажешь.
– Как скажешь, как скажешь… прокручивала она у себя
в голове… как скажешь… Неужели тебе совсем безразлич-
но, чем я занята, с кем и где? Она смотрела на него, слов-
но сканируя его взглядом. Он не замечал этого и продолжал
ужинать, гоняя овощи по тарелке. Ей все быстро наскучило
и, поблагодарив его за все, она ушла к себе в кабинет. Она
стояла у окна и поглядывала в телескоп, временами застывая
взглядом на двери. – Неужели эта ручка никогда не повер-
нется, и в нее никто не войдет? Она ждала, что он зайдет,
подымет ее на руки, нежно поцеловав, унесет в спальню. Но
ее ожидания были пусты, она слышала, как он возился в ван-
ной и, как хлопнув дверью, лег спать.
Ночью Кейт так и не удалось хорошенько выспаться, нор-
мально заснуть она смогла только после того, как Брайн ушел
на работу, проспав до десяти часов. Потом она все же лени-
во встала, постоянно зевая, и сделав крепкого кофе, уселась
на диван, ничего еще не понимая. Просидев какое-то время,
остужая горячий кофе, она наконец стала приходить в себя
и, вспомнив об Алесандре, набрала ее номер.
– Здравствуй, дорогая!
– Привет, мне бы хотелось увидеться.
– Ты как раз вовремя. Не хочешь прогуляться? Мы соби-
 
 
 
рались пройтись с Кристи.
– Да, конечно, я буду очень рада этому.
Договорившись встретиться у парка, возле дома Кейт, они
закончили беседу.
Кейт стояла у входа в парк, ожидая Алесандру. Припар-
ковавшись неподалеку, Алесандра вышла из машины и по-
шла по направлению к сестре, Кристи бежала к любимой те-
те, широко раскинув руки.
– Ой, какая ты стала тяжелая. – Схватила она племянницу
и взяла на руки.
– Кейт, отпусти ее, она не так легка как кажется.
– Все в порядке.
– Скоро будешь держать так своего малыша.
–  Ну уж не быстрее, чем ты.  – Усмехнулась Кейт.– Как
ты себя чувствуешь, как проходит беременность? Я со своей
бесконечной суетой и постоянной нехваткой времени забы-
ваю поинтересоваться у тебя об этом.
– Все в порядке, ни на что не жалуюсь. Думаю, все будет
хорошо. У нас с Антонио будет здоровый и крепкий малыш.
Правда, теперь почаще хочется гулять, не могу совсем сидеть
дома. Можно было бы вновь съездить куда-нибудь.
– Да, почему бы и нет. Это было бы очень хорошо. А то
и мы, как начали работать после отпуска, вообще нигде не
бываем. Как-то все это печально.
– О чем ты, что печально?
– Брайн, он весь в работе. Ничего не хочет, ест, спит. Та-
 
 
 
кое ощущение, что я завела себе кота.
Алесандра рассмеялась над ее словами.
– Кота? Ну они все такие, мужчины это коты.
– Я так не хочу, понимаешь.
– Как это ты не хочешь? Вы решили пожениться.
– Когда мы это решили, он не был таким. А сейчас он дру-
гой, я его не понимаю. Наверняка он и раньше был таким,
просто я этого не замечала за его романтичными сюрприза-
ми. Он грубый, молчаливый, и в его глазах частенько пусто-
та и злость. Мне стыдно это признать, но я иногда его боюсь.
И у меня ощущение, что я ему не нужна, он просто хотел
семьи, и ему совсем без разницы, с кем ее завести.
– Не говори так.
– Ты просто не на моем месте и ты не видишь, какой он.
Он странный очень.
– Да, я не на твоем месте, но все же я считаю, что ты не
права, и с ним все в порядке, просто ты сама себе все накру-
чиваешь.
– Ничего я не накручиваю, Алесандра. Я не чувствую того,
что этот мужчина честен со мной, и что я ему нужна.
Она остановилась и схватила сестру за руки, пронзитель-
но смотря в ее глаза.
– С чего ты взяла? Какие глупости ты говоришь.
Она оттолкнула ее руки и, уведя взгляд, пошла вперед.
Кейт пошла следом.
– Кристи, не бегай так близко к воде.
 
 
 
Алесандра смотрела, как дочь кормила уток, подходя к
краю и наступая в воду.
– Ты думаешь, что я не права?
– Я не могу ничего тебе сказать. Может, это страх перед
свадьбой или что-то еще. Но я не могу понять одного, вы
столько времени вместе, и ты сейчас говоришь, что боишься.
– Да, я боюсь ошибиться и потом жалеть об этом. Он мне
нужен, но я не хочу, чтобы он был таким.
–Я не понимаю, чего ты ждешь и хочешь. Ты что, дума-
ешь во всех семьях все идеально. Ты думаешь, мы с Анто-
нио только и делаем друг другу романтичные сюрпризы. Мой
главный сюрприз каждый день, это что мы ужинаем вместе,
смотрим друг другу в глаза. Да, бывает, что мы не разговари-
ваем и ложимся спать раздельно. А ты говоришь о каких-то
месяцах, которые можно пересчитать по пальцам, которые
тебе уже наскучили. Ты что думала, что вы поженитесь, и он
по-прежнему будет скакать перед тобой на белом коне? Нет,
такого не будет.
Кейт стояла недовольная, выслушивая, как Алесандра ее
отчитывала.
– Нет, я не жду этого. Я думала, что мы будем с ним по-
нимать друг друга, думала, что будем родственными душа-
ми. Но нет, такого нет. Хотя я и люблю его, да я люблю его
очень, но боюсь, что он не любит меня.
–  Я не знаю, что тебе сказать. Если ты его любишь, ты
не должна обращать внимания на мелочи. Последнее время
 
 
 
ты думаешь только о себе. То бесконечные разговоры и ра-
дость от свадьбы. Теперь вот это. Для одной себя ты созда-
ешь слишком много проблем. Тебе не кажется?
– Что ты этим хочешь сказать?
– Хочу сказать, что ты стала эгоистична. Ты то и дело го-
воришь о своих проблемах. То ноешь, то радуешься. А самое
противное, знаешь что? Как ты повела себя с Рози. С един-
ственной твоей хоть и глупой, но подругой. Которая поддер-
жала бы тебя, на это у нее мозгов бы хватило.
– Да как ты смеешь на меня кричать? Решила отчитывать
меня? Следи за собой и за своей семьей, а ко мне не лезь!
– Я так и делаю, Кейт. Ты хотя бы раз слышала, чтобы я
тебе говорила о трудностях, которые есть у меня?
Кейт сильно разозлилась на сестру. Ей не нравилось, что
ее отчитывают и в чем-то упрекают.
– Знаешь что, вот и живи, тихо мирно в своей раковине
как улитка.
– Так и поступлю!
Кейт развернулась и не попрощавшись даже с Кристи,
продолжая ворчать, шагала вперед, направлялась к дому.
– Глупая, тоже мне, решила меня воспитывать. Еще нашла
кем упрекать, Рози. А что Рози? Я ей нянька что ли? Мне
нужно было сидеть дни и ночи, выслушивать ее жалобы и
вытирать ей слезы? Это не моя обязанность.
Потрепанная и злая, она рухнула на постель и разрыдалась
от обиды. Она практически никогда не ругалась с сестрой, и
 
 
 
ей стало от этого обидно, что, как ей казалось, самый близ-
кий для нее человек не понимает ее, а наоборот, упрекает.
Кейт так и заснула, потирая глаза от слез. Брайн придя и
увидев, как она лежит, не обратил внимания на ее состояние
и просто закрыв дверь, направился ужинать.
Расположившись на диване, взяв ноутбук на колени, он
увлеченно смотрел какой-то фильм.
Кейт направилась к нему посмотреть, чем он занят, заме-
тив ее, он обернулся.
– Как ты, чего спишь в такое время?
– Все в порядке, просто голова разболелась. Ты, надеюсь,
не забыл, что послезавтра нам идти на вечеринку.
– Нет, с чего бы мне забыть. Не хочешь присоединиться
ко мне и посмотреть вместе кино?
– Нет, спасибо, мне нужно работать.
– Ну, как хочешь.
Кейт махнула на него рукой и направилась в свой каби-
нет. Приведя себя в порядок, первым делом проверила по-
чту и телефон, нет ли пропущенных от сестры. В душе бы-
ла пустота и что-то теребило, было больно и неприятно. Она
не могла сосредоточиться на работе и, перебирая бумаги из
стопки в стопку, она все же поняла, что заниматься чем-то
сейчас и сидеть одной бесполезно. Решила пойти к Брайну
и побыть с ним. Присев рядом на диван, посмотрела на него
ожидая, какой-либо реакции. Он повернул голову и улыб-
нулся, продолжая неподвижно сидеть на месте. Не понимая,
 
 
 
о чем фильм и в чем его суть, она просто сидела, пытаясь
отвлечься от мыслей, лезущих в голову.
– Даже не обнимет. Как же так, что такое, почему все так?
И как люди живут так годами? Вряд ли я смогу так. – Она
смотрела на него печальными глазами.
– Что-то не так?
– Нет.
– А что тогда? На тебе лица нет.
– Все в порядке, просто устала, хочется отвлечься.
– Ты хотела сходить к сестре.
– Сходила.
– И что, обычно ты довольна от ваших посиделок.
– Но не сегодня.
– Что у вас случилось?
– Мы поругались, так, пустяки, но все же неприятно.
– Ну, зная вас, думаю, это ненадолго. Так что это не повод
для того, чтобы печалиться.
– Да, ты прав, а развеюсь и отвлекусь я на вечеринке.
– Да, конечно, проведем там вместе хорошо время.
Запас разговора на сегодня был исчерпан. Кейт так и не
понимала, о чем фильм, решила уйти и лечь спать. Она ле-
жала, продолжая шмыгать в постели и утирать нос и глаза
докрасна. Досмотрев свой фильм, Брайн лег рядом и, поняв,
что она не спит и что-то с ней не так, он развернул ее к себе.
– Ну что ты, перестань.
– Да, да.
 
 
 
Она крепко прижалась к его груди. Он обнял ее и гладил
по волосам, пытаясь успокоить. Кейт продолжала плакать и
говорила о том, что ей неприятна ссора с сестрой. Он не по-
нимал этого, и ему было это дико, что какая-то мелкая ссора
так повлияла на ее настроение. Он поцеловал ее в губы и,
получив ответ, продолжил действия.
Проснувшись, она увидела рядом Брайна, который, веро-
ятно, проспал. Кейт спихнула его с постели, и он побежал
собираться на работу. Сама не торопясь продолжала нежить-
ся в лучах проникающего в окна солнца.
Кейт весь день работала и в перерывах думала, что бы ей
надеть на завтрашнее мероприятие. Не переставала думать о
сестре и не решалась на звонок, считая, что она все же пра-
ва, и первой звонить стоит Алесандре. Пустота и неприятное
ощущение преследовали ее на протяжении всего дня.
***
– Ты готова? Тебя ждать или я пока спущусь к машине?
– Иди, я сейчас.
Кейт любовалась собой перед зеркалом, поправляя на се-
бе черное платье, в котором она была на последнем меропри-
ятии у Рози, даже не задумавшись о том, что кто-то вспом-
нит, что она была в нем. Брызнув свой любимый аромат
и распустив кудрявые локоны, она надела туфли-лодочки и
спустилась к Брайну. Он стоял у машины и делая восторжен-
ные комплементы, усадил ее.
– Надеюсь, мы хорошо проведем время.
 
 
 
– Я тоже, ты сказала мне адрес. Но я не знаю такой район.
– Он вроде бы как новый, подруга переехала туда недавно.
Я кажется поняла, как добраться дотуда.
– Ну, хорошо. Все же, а что за подруга? Ты никогда мне
о ней не рассказывала.
– Да так, особо и нечего рассказать.
– Ну, все же…
– Сейчас познакомишься и увидишь все сам.
Припарковавшись неподалеку, они шли по дороге, застав-
ленной машинами.
– Как же тут много машин.
– Да, у нее частенько так.
– Раньше я тоже частенько бывал на таких вечеринках.
– Любил гульнуть, значит?
– Да не особо, просто приходилось.
– Отчего же, не любя, но приходилось?
– Бывшая постоянно любила закатывать.
– Понятно, можешь не продолжать.
Кейт позвонила Рози, чтобы та вышла их встретить и им
не пришлось ходить по дому в ее поисках.
Брайн, встретив знакомого, остался ненадолго погово-
рить. Хлопая друг друга по плечу и смеясь, они были рады
встрече.
– Давненько тебя не было видно.
– Да, все дела.
– Ну, понятно. Рози как обычно устроила отменную вече-
 
 
 
ринку.
– Рози?! – Дрожащим голосом произнес Брайн.
– Ты что, забыл свою Рози?
Брайн оттолкнул собеседника в сторону и помчался к
Кейт.
– Кейт, Кейт. – Он грубо схватил ее за руку.
– Что, что ты кричишь? Отпусти меня.
– Нам нужно уйти!
– Ты что, совсем спятил? Никуда я не пойду.
– Я прошу тебя, мне плохо. Нам нужно идти!
– Кейт! – Раздался пронзительней голос Рози, которая уже
мчалась навстречу. Брайн отпустил руку Кейт и начал отхо-
дить в сторону.
– Ты обещал мне, что все будет хорошо.
Он попытался уйти, но не успел. Рози подбежала к Кейт и
ударила ее по щеке, с ее глаз потекли слезы. Кейт, ничего не
понимая, схватилась за щеку и, немного отойдя, посмотрела
на Рози.
– Что с тобой?
– Я не думала, что ты настолько ненавидишь меня! За что
ты так со мной?!
Рози была в бешенстве, и схватив Кейт, трясла ее, держа
за плечи. Кейт не понимала, что происходит.
– Зачем ты его привела сюда?!
Брайн стоял немного в стороне, пытаясь прикрыться.
Кейт стояла растрепанная, не зная, что ей делать. Рози про-
 
 
 
должала держать ее за плечи и прижалась к ее ушам. Скрепя
зубами, она повторила свой вопрос понятнее.
– Зачем ты привела сюда это чудовище? Ты же знаешь,
как больно он мне сделал! За что ты мне мстишь? Почему,
Кейт?
Кейт остолбенела от слов подруги. Оттолкнув ее от себя,
она замерла, пытаясь хоть немного осознать все слова, что
говорила напуганная девушка. Рози стояла рядом и продол-
жала кричать. Кейт посмотрела стеклянными глазами в сто-
рону Брайна. Он напуганно смотрел на нее.
– Ты же знала, сколько он мне горя принес! За что ты со
мной так?! – Истерично шептала Рози, смотря на Кейт.
Пытаясь держать себя в руках, Кейт продолжала стоять
молча. Развернувшись, она попыталась уйти, Рози вновь ее
схватила, и Кейт со злости ударила ее.
– Не прикасайся ко мне!
Кейт оглянулась по сторонам и не заметила Брайна. Со-
бравшись и подняв голову выше, она сдержала слезы в ши-
роко раскрытых глазах и пошла вперед, держа руки прямо,
словно оловянный солдатик. Она слышала крики и слезы Ро-
зи, которые хоть и были ей слышны, но ее разум не воспри-
нимал их значения. Она шла вперед и не оглядывалась на-
зад, она не ждала, что ее кто-нибудь окликнет, что, может
быть, это будет Брайн. Нет, она не ждала ничего. Она про-
сто ничего не понимала и шла вперед, будто на автопилоте
по направлению к дому. Разомкнув губы, она дышала ртом
 
 
 
и не слышала ничего, кроме своего дыхания, ноги ее отекли
от каблуков, и она сняла их и бросила там же, держа в руках
лишь маленький клатч, в котором лежали ключи и телефон,
который еще ни разу не зазвонил. Проезжие машины сигна-
лили ей и предлагали подвести, но она не желала ни видеть,
ни слышать. Дойдя домой уже ночью, она бросила все на пол
в прихожей и, оставляя следы на полу грязными босыми но-
гами, направилась в ванную. Усевшись в нее, включила го-
рячий душ и, обняв колени, сидела там очень долго, будто
пытаясь смыть с себя что-то очень грязное и несмываемое.
Она ни разу не сомкнула глаз, они заливались красным от-
тенком и начинали жечь.
Закрыв дверь ключом, чтобы никто не смог открыть, она
рухнула в постель и заснула.
Уже давно рассвело, но она продолжала спать, будто не
спала до этого неделю. Ее не разбудили ни крики Франко, ни
звонки мобильного. Ничего ей не мешало.
Проснувшись, она растерла глаза и посмотрела на часы.
Уже вечерело. Положив голову на подушку, она вновь попы-
талась заснуть. Но у нее ничего не выходило, в квартире бы-
ло слишком тихо, и это, как ни странно, выводило из себя.
Встав, она покормила своего питомца, включила погромче
музыку и приготовила себе поесть. Вечер проходил в тиши-
не, ни единого человеческого шепота. Кейт вела себя как ка-
кое-то неживое существо без эмоций, только встать, сесть,
лечь. Она не могла сосредоточить свое внимание ни на чем.
 
 
 
Звонил телефон, она его не слышала. Вновь упав на постель,
заснула. Так прошел еще один день, еще через день закон-
чилась еда, и крики Франко стали ее раздражать. Она забы-
ла о работе, о каких-то делах, которые должны были быть,
она не вспоминала об Алесандре и даже, кажется, о Брайне.
Ее шоковое состояние на третий день довело ее до отказа в
еде, она изредка вставала с постели лишь попить воды и дать
чего-нибудь Франко, чтобы тот перестал кричать. Укутанная
под одеялом, словно замерзшая, она лежала неподвижно и
молча, теперь уже не засыпая, а находясь в каком-то состоя-
нии невесомости. На время ее разум отключился. Что-то за-
мкнуло в голове и никак не могло вновь начать работать. Это
ей помогало не осознавать до конца происходящее с ней.
Брайн так и не объявился за эти дни ни разу. В тот ве-
чер он вернулся в свою холодную квартиру и напившись, со-
брал вещи, кидая их в сумку. Наутро отрезвев, он собрался
и уехал в каком-то направлении, не ведая сам. Настоящей
поступок трусливого и подлого мужчины.
Рози сразу же распустила всех с криками, какие все люди
ублюдки и чтобы больше никто не являлся к ней. Она кри-
чала так громко, что наверняка сейчас лежит и держит свои
связки. Она не понимала, что произошло и как так могла с
ней поступить Кейт, и почему она себя так вела, будто не
понимала, что от нее хотела Рози. Расстроенная и больная,
она сидела на своей кухне и одиноко пила мартини, закури-
вая сигару.
 
 
 
Алесандра продолжала злиться на младшую сестренку.
Показывая свою гордость и характер старшей сестры не зво-
нила ей первая, хотя не раз смахивала слезу обиды с щеки.
Антонио злился на Кейт, что та так себя повела с беремен-
ной сестрой.
– Прекрати метаться из угла в угол, я же вижу, что тебе
плохо оттого, что ты не говоришь с ней. Позвони. Позвони
сама, она глупая и молодая, а ты зрелая и мудрая.
– Я не могу так, она ведет себя противно. Это не она, ее
будто подменили. Она стала злой и эгоистичной. Я не хочу!
Возможно, пройдет еще какое-то время, и она сама позво-
нит.
– А если нет?
– Я не знаю, Антонио, не знаю.
– Ну, хочешь я позвоню Брайну, и узнаю через него, как
ее дела.
– Да …
Антонио достал телефон и нажал на кнопку вызова, Але-
сандра остановила его.
– Нет, не надо, если он скажет, что у них все в порядке
и что она не вспоминает обо мне, мне станет от этого очень
печальнее.
– Печально оттого, что у твоей сестры все хорошо?
– Нет, оттого, что она не думает обо мне.
– Ну, хорошо, как знаешь. Но чтобы больше я не видел
твоего удрученного выражения лица!
 
 
 
Кейт лежала, смотря прямо перед собой, ее глаза были
словно стеклянные. Не двигались, не закрывались. Только
было слышно, как она дышит. Сегодня она не вставала с по-
стели, и голодные крики Франко не смогли ее поднять, она
продолжала лежать неподвижно, словно находилась в коме
или в летаргическом сне. Будто ее околдовали, были пару раз
стуки в дверь и просьба соседа успокоить громко кричащую
птицу. Кто-то даже закинул под дверь конверт, на котором
был написан адрес компании, в которой она работала. Все
это происходило вне ее сознания, где-то в другом мире. А
она же сейчас была где-то в другом месте, в месте, где ей бы-
ло уютно и тепло, словно бабочке в коконе, никто не трогает
и не тревожит. И это все, что ей было сейчас нужно. Неза-
метно для нее наступал вечер и приходил рассвет. Послед-
ний раз она ела два дня назад, и это ее не тревожило, что
нельзя было сказать о Франко, который сидел без еды и пи-
тья по вине хозяйки.
Незаметно бежавшие стрелки на часах не означали для
нее ничего. Ее тело стало ломить оттого, что она долгое вре-
мя лежала в одном положении, она привстала, опустив бо-
сые ноги на холодный пол, обессиленная без еды и питья, не
спавшая несколько суток. Она увидела отражение страшной
бледной девушки, взглянув на которое она не выразила ни-
каких эмоций. Встав, попытавшись выпрямиться, отчего у
нее затряслись колени, надев на себя халат, валявшийся на
полу, она, наконец, расслышала крики Франко.
 
 
 
Увидев ее, он стал кричать еще громче, отчего ей стало
резать слух, ей не хотелось ничего ему говорить, она достала
его поилку, налила в нее воды и насыпала корм. Он, наконец,
утих. Открыв холодильник, она не нашла в нем ничего, кро-
ме яиц и пары зеленых яблок. Достав яйца, она приготовила
омлет и заварила чай. В ней слегка появился аппетит, но с
появлением его ее разум еще не пришел в себя. Перекусив,
убрав посуду в раковину, она взяла чашку горячего чая и на-
правилась на диван. Смотря на закат в окне, дуя в чашку чая
и закинув ноги на диван, сидела молча. Сделав пару глотков
она замерла, и вновь ее глаза смотрели не смыкаясь в одну
точку. Зомби, вот как можно было назвать ее состояние. И не
жива и не мертва, без чувств и эмоций. За окном стемнело,
и комната наполнилась лунным светом. Поставив чашку на
столик, она вновь направилась в спальню и рухнула на кро-
вать. Уснула она сразу.
Рози вновь была на обследовании у психотерапевта, кото-
рый пытался снять ее стрессовое состояние. Она вела себя
словно свихнувшаяся, то кричала, затем резко начинала пла-
кать. Не желая ничего понимать, она во всем винила Кейт,
и в том, что случилось до этого и что произошло сейчас. Ей
бесконечно прописывали различные успокоительные, кото-
рые она частенько успешно перемешивала с алкоголем.
Кейт широко раскрыла глаза и уставилась на белый пото-
лок, на который падали тени деревьев. Солнечный свет осве-
тил теплом комнату, и Кейт проснулась Не то, чтобы она
 
 
 
проснулась после ночного сна как в обычные дни. Проснул-
ся ее разум, как будто подав сигнал готовности, как у плиты.
Дзинь…. Ее зрачки расширились, и в груди забилось серд-
це, которое она услышала и, схватившись за грудь, глубоко
вздохнула, так глубоко и жадно, будто до этого она и вовсе
не дышала. Она вскочила с постели и, сильно сжимая себя
в груди, оперлась на подоконник, открыла окно, продолжала
дышать, пытаясь вдохнуть больше воздуха.
Боль все усиливалась и усиливалась, в голове пошло
просветление. Она, наконец, осознала произошедшее.  –
Брайн… . Скрепя зубами она произносила это имя. – Я нена-
вижу тебя….ты человек, которому я не желаю добра, – бор-
мотала она сквозь слезы. Простояв немного, будто почув-
ствовала присутствие запаха от его вещей, и мотаясь по всей
квартире, она собирала все и бросала в одну большую сум-
ку. Все его вещи, зубная щетка, тапочки, все отправилось за
дверь квартиры. Закрывая дверь, наступив на конверт, под-
няла его, увидев, что это с работы. Она бросила его на пол-
ку,  – работа, видимо, сейчас у меня больше нет работы.  –
Больно, как же больно, она щурила глаза и скалила зубы,
сдерживая слезы.  – Что мне делать, напиться? Нет, это не
вариант, но мне нужно что-то делать, я не могу так, не могу
… Я не хочу сейчас быть одна. Метаясь по комнате туда и
обратно, она нашла свой телефон в сумочке, которую оста-
вила лежать на полу дней пять назад. Он был разряжен. По-
ставив его на зарядку, она крепко держала его в руке, ожи-
 
 
 
дая, когда же засветится экран. Дождавшись, она забормота-
ла: «Алесандра, Алесандра… Ты мне нужна, только ты мне
сейчас поможешь, ты мне нужна».
– Да, – холодно ответила Алесандра, в ответ услышав дро-
жащий голос Кейт.
– Алесандра.
– Что, что с тобой?
– Помоги мне, прошу тебя. Прошу тебя, прости меня за
все и приезжай ко мне. Ты мне очень нужна, прошу тебя!
Алесандра даже не договорив с ней, бросилась к машине,
позабыв о своих делах.
– Алесандра, стой!
– Не сейчас, я сама, я скоро буду, смотри за Кристи.
Отмахнувшись от Антонио, она в спешке уехала.
Поднявшись на этаж квартиры Кейт, Алесандра наткну-
лась на сумку, пнув ее, она не удержалась и от любопытства
открыла ее, увидев вещи Брайна, она поняла, в чем дело.
– Кейт, открой мне, это я. – Стучалась, отбивая о дверь
кулаки. – Кейт!
Дверь внезапно открылась, Алесандра, увидев сестру,
остолбенела. Ей хотелось заплакать от измученного вида
Кейт, но она сдержалась. Кейт упала в ее объятья, сжимая
все сильнее и сильнее. Алесандра стояла неподвижно, при-
няв объятия сестры и лишь поглаживая ее по спине.
– Что случилось, ты мне расскажешь?
– Забери меня отсюда, я не могу быть тут, прошу тебя.
 
 
 
– Конечно, давай собирайся, поехали.
Кейт торопливо не говоря ни слова собирала вещи, пере-
дав сумку сестре, она взяла клетку с Франко и захлопнула
быстрее дверь, будто убегала с этого места.
Алесандра ничего не спрашивала, а лишь молча смотрела
на Кейт. Она знала, что она все же заговорит и все расска-
жет, ей не хотелось ее торопить. Стало теплее и спокойнее,
что она наконец-то рядом, и ей не придется думать, как там
поживает ее сестренка.
Доехав домой, они занесли вещи в дом, и Кейт отнесла
клетку в комнату к Кристи.
– А почему ты не поставишь его себе? – Удивленно спро-
сила Алесандра.
– Не могу слышать его крики, они режут слух. Не сейчас.
– Давай, ты сходишь в душ и приведешь себя в порядок,
и все вместе поужинаем.
– Да, конечно, сейчас. Эй, – окликнула она сестру.
– Что?
– Прости меня за все, и спасибо, что забрала меня.
– Не говори глупостей, между нами не может быть обид,
родней тебя у меня нет никого. Иди в душ. Поговорим позже.
Кейт заперлась в ванной и рыдала, стоя под струей воды.
Обсушившись, слегка помассировав лицо кремом, она вы-
шла и направилась на кухню, за уже накрытый стол.
– Привет, Кристи!
– Тетя Кейт, я не видела, как ты пришла. Что с тобой, ты
 
 
 
устала?
– Да, малышка, я устала.
–  Не приставай к Кейт, пусть они с мамой посидят тут
вместе, а мы с тобой посмотрим мультики.
Антонио взял за руку Кристи и увел ее, Кейт кивнула ему,
благодаря его за понимание.
Алесандра закрыла дверь, налила крепкого кофе и поста-
вила его перед Кейт.
Она передвигала чашку по столу, смотря на нее, не поды-
мая глаза вверх, будто боялась показаться Алесандре. Сест-
ра терпеливо сидела напротив и ждала.
– Прости меня, я виновата перед тобой. Ты была права, я
эгоистка, и этим самым я сделала только себе хуже. За своим
эгоизмом я ослепла и совсем не видела, кто рядом со мной.
Слезы падали, разбиваясь в лужицы по столу. Алесандра
подала ей салфетку и продолжала слушать.
– Я не понимаю, как так могло произойти? Как? Как я не
поняла этого и не увидела? Брайн, он оказался не тем, кем
был на самом деле, он вел двойную игру, где для меня он
был будто добр, а для нее жесток.
– О чем ты, для кого?
–  Рози. Понимаешь … Брайн это бывший парень Рози,
который был для нее таким хорошим любовником, а потом
избил ее. О котором она постоянно говорила. А я со своей
слепотой не заметила и не поняла этого.
Алесандра раскрыла от удивления рот, прикрывая его ру-
 
 
 
ками.
– О чем ты? Я совсем не понимаю тебя.
– Ну, как же не понять? Брайн избил Рози, а до этого он
бывал у нее, она сама мне рассказывала. Просто я не знала,
что речь идет именно о нем. Я называла монстром человека,
за которого собиралась выйти замуж! Если бы я не была так
слепа, я бы поняла это.
– Не вини себя, ты тут не причем. Как ты все это узнала?
– Мы приехали на вечеринку к Рози, она живет в новом
доме, он не знал этого. И тут, подходя на ее лужайку, вместо
обычных объятий я получаю пощечину и крики. Она ревела
и кричала, смотрела на меня и на Брайна, и в ее бреднях я
еле все поняла. Рози показалось, что я пыталась за что-то
ей мстить и поэтому привела с собой человека, от поступка
которого она только оправилась.
– Боже мой. И где он сейчас?
– Я не знаю и не хочу знать, я ушла оттуда пешком и все,
больше не видела никого.
– Так эта вечеринка была еще дней десять тому назад, ты
все это время была одна?
– Я даже не помню, как прошли эти дни, мне все время
хочется только спать.
– Почему же ты не позвонила мне раньше?
– Я только сегодня поняла, что произошло.
Алесандра была в шоке от услышанного, перед глазами
появлялось изувеченное лицо Рози, и на момент она пред-
 
 
 
ставляла, что это могла быть Кейт, и ей становилось страш-
но.
– Я не понимаю, как так произошло. Такое близкое ока-
залось таким далеким. Я не знаю, что мне делать, мне так
больно!
Кейт продолжала вытирать слезы, ей становилось спокой-
нее, ведь она теперь не одна, рядом сестра, которая поддер-
жит и не оставит ее теперь.
–  Так, для начала тебе надо поесть,  – вскочила с места
Алесандра. – И не будем больше этого вспоминать.
– Но я не смогу это забыть!
– Сможешь. Поживешь с нами, и все пройдет.
– Мне не хочется вам мешать.
– А ты и не будешь, и не смей больше так думать. Ты моя
сестра и ты знаешь, что я не оставлю тебя в таком состоянии.
У меня единственное желание, это наказать этого ужасного
человека.
– Думаю, что не стоит этого делать. Теперь я понимаю Ро-
зи, второй раз с этим дерьмом сталкиваться не хочется.
Она замолчала и поднесла к себе тарелку с красной рыбой.
Алесандра встала и, достав из шкафа вина, хотела налить его
в бокал и подать его Кейт.
– Если можно, покрепче.
Алесандра молча поставила бутылку на место, взяла сто-
ящие рядом виски. Опустошив полбутылки в разговорах,
Кейт опьянела, и ее чувства, разговоры становились все бо-
 
 
 
лее открытыми.
– Понимаешь, как же это противно сейчас осознавать, по-
нимать и вспоминать… Как-то утром я открыла глаза, и он
сидел на полу, пропахший алкоголем с разбитыми руками…
Он сказал мне, что это случилось из его любви ко мне. Из-за
любви ко мне он избил и изнасиловал Рози. Ты только пред-
ставь, я ему заживляла раны на руках, которые появились у
него от удара о ее лицо. Как же это мерзко! А когда Рози мне
говорила, что он к ней приходил и они неплохо развлеклись
или она к нему, он в эти дни говорил мне, что едет по делам.
Алесандра, как же это грязно и мерзко. Я до сих пор не могу
этого понять и осознать, мне кажется я и не смогу все это до
конца осознать и уж, тем более, забыть. Потому что всю эту
грязь, ложь мне пришлось ощутить на себе.
Алесандре тоже все это было тяжело и непонятно, как
могло так случиться, что все вокруг друг друга знали и что
все происходило меж трех людей, и злом всего этого был
один человек. Порой она даже пыталась винить себя в том,
что случилось, ведь ей казалось, что именно она навязала
Брайна сестре. И продолжала молчать, надеясь, что Кейт так
никогда не подумает. Недавно счастливая Кейт была похо-
жа на маленькую золотую рыбку, которую теперь в одном
небольшом аквариуме обглодала стайка пираний.
Она слушала все, что говорила Кейт, ей все больше и боль-
ше хотелось найти Брайна и высказать ему все! Да что уж
высказать … да, именно хотелось надавать по его лживому
 
 
 
лицу, да так, чтобы выглядело оно, как у Рози. Как же ужасно
он со всеми поступил! Он болен… Именно, он болен, иначе
это никак не назовешь, точно, он болен. Наверняка у него
раздвоение личности или что-то еще. Он опасен, однознач-
но, опасен. За овечьей шкурой скрывался волк.
– Кейт, тебе нужно поговорить с Рози.
– О чем? Зачем? Она меня теперь ненавидит. А я ее, она
мне противна. – Утирая слезы, бормотала пьяная Кейт. – У
меня такое ощущение, что я спала с ней, оттого, что он был
с ней. Это все так грязно! Ненавижу их! Будь проклят день,
когда я встретила его.
Она посмотрела на сестру и замолчала. Алесандра пере-
стала дышать, перепугавшись, что сейчас Кейт скажет имен-
но то, что ей совсем не хотелось слышать.
Кейт подняла к лицу наполовину наполненный бокал и,
поднеся его к глазу, она прищурилась и, улыбнувшись, по-
смотрела через него на Алесандру. Слегка дернув его в сто-
рону, она опустошила его.
Алесандра вздохнула с облегчением, пронесло, подумала
она, надеюсь, она не будет никогда винить меня в этом.
– Знаешь, самое главное, что и винить тут некого. Ведь
во всем виновата лишь я сама. Я так слепо всему поверила,
что даже и не пыталась узнать о нем больше. Кто его роди-
тели, например. Я была на его квартире-то всего пару раз,
и мы решили, что там холодно и тоскливо, и стали жить у
меня. Он всегда нехотя ездил туда и всегда оглядывался по
 
 
 
сторонам. Это сейчас я могу предположить, что он ожидал
увидеть там Рози. А тогда я вообще ни о чем не думала, он
запудрил мне мозги, и я совершенно ничего не понимала.
Вела себя как глупая высокомерная девчонка. И к Рози мне
не хотелось ехать лишь потому, что мне было противно ви-
деть ее лицо, которое портило мне настроение. Я думала, что
так ей и надо, и что она сама в этом виновата. А ведь на ее
месте могла быть и я. А я даже и не думала об этом. Какая
же я все-таки дура! Когда мы встречаемся и знакомимся с
людьми, мы делаем самый глупый поступок, мы обращаем
внимание на внешность, за которой может оказаться все, что
угодно, за милой улыбкой и теплым словом может прятаться
монстр. Почему мы так легко доверяем тем, кого совершен-
но не знаем? Отчего? Неужто все эти черты позволяют нам
верить незнакомому для нас человеку. Я не смогу больше
поверить кому-либо, не смогу. Я всегда придиралась к лю-
дям и не доверяла им, и тут в нужный момент меня подвела
моя интуиция, я наступила на свои же грабли. Мне некого
винить.
Она вновь наполняла свой бокал, теперь уже не останав-
ливаясь на половине, а заливая его до края. Алесандра по-
смотрела на это и вновь промолчала, подумав, что Кейт сей-
час это нужно, сегодня, наверно, пусть будет так.
Заботливый Антонио ни разу не помешал сестрам и не
подпустил к ним Кристи, уложив ее спать, он и сам отпра-
вился в постель. Время уже доходило полуночи. Кейт с полу-
 
 
 
закрытыми глазами, не умолкая продолжала говорить, ути-
рая слезы. Алесандра терпеливо и с сожалением смотрела на
это все.
Уложив Кейт в постель, Алесандра тихо легла рядом с Ан-
тонио, прижимаясь к нему.
– Что произошло?
– Ты не спишь?
– Ты же знаешь, что без тебя мне очень редко удается за-
снуть. Так что все же случилось?
Алесандра, вздыхая, рассказала все Антонио, как донесла
до нее в своем рассказе Кейт.
Разъяренный Антонио встрепенулся и вскочил с постели
с криками.
– Да что это …
– Тише, тише, идем сюда ,не кричи.
Он присел рядом с ней и поцеловал ее лоб.
– Это нельзя так оставлять! Я чувствуя себя униженным,
даже не знаю, как это назвать… Я позволил, чтобы в нашей
семье был такой человек! Кейт, она же за эти годы стала для
меня как родная. Я был так рад ее счастью, и, как видно, зря.
– Поэтому мы должны ее сейчас поддержать.
– Конечно, я все это понимаю. Может, все же стоит при-
влечь его к ответственности?
– Это дело Рози, а не наше. А она отказалась от этого. Мы
ничего не можем сделать.
– Он болен, вероятнее всего, он болен. Он опасен, пони-
 
 
 
маешь? Его надо изолировать ото всех.
– Я все это понимаю, но, скорее всего, не в наших силах
что-то сделать.
– Ну, это мы еще посмотрим. Я поговорю с Маркусом.
– И что он сделает?
– Не знаю , но не зря же он офицер полиции. Пусть пред-
примет что-нибудь.
– Делай, что хочешь, я в этом нужды не вижу.
– А если бы он сделал что-нибудь с Кейт или с вами? Он
не уравновешен.
Полночи возмущенный и впечатлительный Антонио не
давал заснуть Алесандре, говоря ей о свои доводах и возму-
щениях.
Кейт заснула быстро, после выпитого, она даже не заснула,
а просто отключилась, забыв на время обо всем.
– Что же она так долго спит.
Алесандра возилась в свой комнате, посматривая на ча-
сы. Кристи как обычно играла на улице, возмущенный Ан-
тонио отправился на работу и уже скоро должен был прийти
на обед.
– Нет, она не должна так спать, а ночью что, опять смот-
реть как она пьет и укладывать ее спать? Нужно зайти к ней,
а может, она и вовсе не спит, а лежит и рыдает.
Алесандра, бросив дела, направилась в комнату к спя-
щей Кейт. Постучав и не услышав ответа, она отперла дверь
и увидела крепко спящую сестру. Подойдя, она села ря-
 
 
 
дом и провела по ее волосам рукой. Кейт не просыпалась, а
проснувшись, прижалась к сестре, словно маленькая девоч-
ка к матери.
– Доброе утро!
– Спасибо, что ты рядом.
– Ты чего так долго спишь?
– Не знаю, говорила же, мне постоянно хочется спать. И
мне от этого так легко.
– То есть, зря я тебя разбудила?
– Ну нет, почему же, я ощущаю чудесный запах ананасо-
вого пирога.
– Да, как готовила мама.
– Я помню, и как впервые ты его делала сама, я тоже пом-
ню. Как тесто не поднялось и ты, огорчившись, выбросила
все.
– А я этого не помню.
–  Вероятно, потому что тебе не хочется помнить свои
неудачные моменты.
– Перестань. Я их не помню не потому, что не хочу, их
просто не было.
– Как же, как же, – рассмеялась Кейт, приподымаясь и рез-
ко схватившись за голову.
– Ой, вчера это явно было лишним.
– А мне казалось, тебе это по нраву.
– Ты не могла отобрать у меня бутылку?
– Что-то я опасалась это делать. Как ты?
 
 
 
– Нормально, просто голова закружилась.
– Идем вставай, будем выбивать из тебя всю дурь.
– Ох, это как же?
– Ну, так как сейчас уже почти обед, то ты пообедаешь,
приведешь себя в порядок, и мы поедем за город, неподалеку
есть уютное кафе и есть неплохая детская площадка. Оста-
вим там Кристи и погуляем по полям, а потом зайдем по-
ужинать. А вечером как раньше разбросаем везде подушки
и сядем смотреть все вместе фильм.
– Ты со мной как с маленькой.
– А ты и будешь всегда для меня маленькой.
Довольная от увиденной улыбки, Алесандра направилась
вниз накрывать на стол.
***
Уходя вдаль по поляне, усыпанной полевыми цветами,
Кейт пыталась смотреть вверх на солнце, отчего закрывала
и щурила глаза.
– Как ты себя чувствуешь?
– Не знаю, в душе пустота и боль, такая ужасная пустая
и разрывающая душу боль. Я знаю, что она уйдет со време-
нем, но не знаю, когда. Конечно, хотелось бы поскорее изба-
виться от всего этого, от этой пустоты и воспоминаний. Но
все равно даже со временем всё бесследно не уйдет, и всегда
что-нибудь будет напоминать об этом.
– Конечно будет, если ты сама будешь так часто вспоми-
нать.
 
 
 
–  Просто сейчас мне нужно говорить о случившемся, у
меня столько вопросов, на которые я не знаю, у кого искать
ответа. И вот только сейчас понимаю, какой же он при всем
этом трус. Как трусливо он повел себя. Он даже ни разу не
позвонил и не пришел, и не остановил меня, когда я пешком
уходила оттуда.
– Зачем тебе это нужно? Пусть катится на все четыре сто-
роны. Да, он трус, в этом ты права, он очень труслив. И его
поступкам нет оправдания, и не смей их искать.
– О чем ты?
– Не вздумай пытаться простить его.
– Конечно нет, об этом и речи быть не может, я не желаю
его больше знать.
– Пусть навсегда исчезнет.
– А с Рози все же стоит поговорить.
– Не о чем!
– Как раз есть о чем.
– Да, ты права, но я не готова. Думаю, что она тоже.
– Антонио хочет наказать его, попросив помочь Маркуса.
Ты должна помнить его.
– Помню, но не стоит и не надо этого делать. Нет, нет…
скажи ему пусть не делает ничего такого, чтобы мне или Ро-
зи вновь пришлось его увидеть. Жизнь сама его накажет. И
вообще, мне повезло больше, чем Рози, мне он не делал ни-
чего такого, что сделал с ней.
– Не говори об этом, я как начинаю думать, мне становит-
 
 
 
ся страшно… Это могла быть ты.
– Это была не я, и только сейчас понимаю всю боль, ко-
торую пережила Рози и все то, что наверняка она ощущает
сейчас. Она глупая и всегда была такой, и порой делала та-
кие же поступки, но она не заслужила такого обращения с
собой. Никто не заслужил. Одного не пойму, она всегда го-
ворила, что не хочет серьезных отношений и что не хочет
быть с ним. Откуда у нее появилось это рвение к нему?
– Возможно, она узнала, что у него кто-то есть, и ей это
не понравилось, а приревновав, она попыталась вернуть его.
– Возможно, на нее это похоже.
Кейт замолчала и наклоняясь срывала цветы, вплетая их
в венок.
–  Когда я молчу, боль вновь приходит. Давай не будем
молчать.
Она одела на голову сестры венок.
– Он тебе идет.
–  Спасибо, Кристи будет в восторге. Никогда не умела
плести венки, а у тебя всегда это получалось хорошо.
– Как твой малыш? Расскажи мне, как ты себя чувству-
ешь?
– Все хорошо, нам уже двадцать недель. Скоро меня со-
всем разнесет, и я буду круглая.
– Это же прекрасно! И у нас будет еще одна принцесса.
– А может, принц.
– Я буду рада любому. Извини меня, что в такой период
 
 
 
я тебя беспокою.
– Прекрати говорить глупости, все хорошо. За меня мо-
жешь вообще не беспокоиться. Я чувствую себя превосход-
но, постоянно бываю у врача, и он говорит, что все прекрас-
но.
– Рада это слышать.
Зевая, Кейт прикрывала рот, и, улыбаясь, смотрела на
сестру.
– Тебе хочется спать?
– Да, никогда прежде так не спала. А ты когда-нибудь за-
мечала, какие порой снятся яркие сны? Тебе вообще снятся
сны?
– Бывает, но не всегда, и я редко что помню.
– А мне практически никогда не снилось ничего, и теперь
я понимаю, что раньше сон был пустой тратой времени. А
теперь в эти дни мне снятся такие яркие сны, в которые хо-
чется верить. И порой кажется, что я чувствую запахи и теп-
лоту воды, в которую вступаю. Видеть сны, оказывается, пре-
красно.
– И поэтому теперь тебе хочется постоянно спать?
– Нет, спать мне хочется, вероятно, оттого, что я устала
от всего. Да и когда я сплю, я не ощущаю боли.
– Ну, давай, теперь спи целыми днями!
– Почему бы и нет?
– Лично я не позволю тебе этого!
– Вот какая была вредная, такая и осталась.
 
 
 
Девушки смеялись и вспоминали прошлое, Кейт сплела
еще один венок и надела его на голову Кристи. Поужинав,
уставшие и довольные, они вернулись домой, где их ждал
блуждающий по дому в одиночестве Антонио. Алесандра
сразу же поговорила с ним и попросила не говорить с Кейт
ни о чем, и не лезть его в эти дела, отчего он надулся и весь
вечер просидел молча.
На следующий день Алесандре вновь пришлось будить
Кейт, которая лениво пыталась встать с постели.
Кейт, наконец, вспомнила о работе, решив позвонить и
узнать о ее положении. Она говорила, что болеет, что совсем
никак не могла связаться, что только сейчас у нее появилась
возможность связаться и объясниться. Злой начальник долго
ее отчитывал, но все же, смягчив тон, попросил с завтрашне-
го дня приступить к работе. Но Кейт наглым образом выпро-
сила у него еще пару дней для того, чтобы оправиться. Сжа-
лившись над и без того неприхотливой сотрудницей, он дал
ей время на лечение. Оставаясь одна, она вновь и вновь про-
кручивала все происходящее в голове, и вновь по ее щекам
текли слезы, которые она пыталась скрыть от сестры, что-
бы не расстраивать ее. Пустота и ощущение потерянности не
покидало, лишь временами утихало, когда кто-то был рядом.
В голове были сотни вопросов, на которые она хотела знать
ответа, но не хотела видеть человека, который мог бы отве-
тить на них. Она начинала жалеть себя, что все так происхо-
дит, что она так и не смогла до сих пор сложить свою судьбу,
 
 
 
что она еще так и не стала матерью и, возможно, теперь уже
и никогда не заведет семьи. Она с каждым днем все больше
и больше накручивала себя, и ее печаль становилась более
выразительной и глубокой. Хотя она и пыталась скрывать от
сестры, Алесандра чувствовала все это и всячески пыталась
помогать и поддерживать ее.
– Мне звонила Рози, она спрашивала о тебе и узнала, здесь
ли ты.
– И что ты ответила?
– Сказала, что ты тут. Она приедет сегодня сюда, говорила
спокойно, так что, думаю, что она все поняла. И вам есть о
чем поговорить.
– Может, нам лучше уйти?
– Нет, не стоит, будьте тут. Я не хочу, чтобы она тебя увела
и вы на пару напились где-нибудь.
– Ну, перестань, зачем ты так? По-твоему, я совсем уже
не контролирую себя.
– Не себя, а разум твой порой пытается свернуть. Так что
будьте тут.
– Хорошо, ты меня убедила. Да идти особо никуда не хо-
чется. И когда она придет?
– Я не знаю, сегодня, точно. Так что, жди.
Рози не заставила себя долго ждать. Увидев Кейт, она пер-
вым же делом крепко обняла ее.
– Прости меня, что я так поступила с тобой у всех на гла-
зах.
 
 
 
– Незачем просить прощения, я все понимаю.
Взяв бутылку вина и шоколада девушки поднялись наверх
в комнату Кейт и усевшись на полу, проговорили долгое вре-
мя, объясняясь между собой. Порой было тяжело слушать
признания друг друга. Но все же они терпеливо слушали и
молча сожалели. Рози вела себя довольно тихо и уравнове-
шенно. Кейт понимала, что она была напичкана различными
препаратами, и даже пыталась узнать название.
– У меня часто болит голова, и я подолгу не могу заснуть,
врачи говорят, что это сотрясение. И вот когда я не могу за-
снуть, я все это переживаю вновь. Кейт, я не понимаю мно-
гого и, наверно, со временем мне это станет уже и неинтерес-
ным. Но шрамы, которые остались, будут напоминать мне о
нем всегда. Я мечтала о красивой жизни, вечных тусовках,
красивых парнях. А в итоге, к чему меня все это привело. Я
одна, теперь, как мне стало известно, бесплодна.
– Боже, нет!
– Да, именно так, и с этим ничего не поделаешь. Вроде,
не так я уж стара и плоха собой, но все, я многое потеряла и,
видимо, лишила себя семейного счастья. Я никогда не смогу
стать матерью, а нормальному мужчине, которому нужна се-
мья, не захочется жить с такой, как я. Только сейчас я стала
понимать, с кем я общалась, и как бесполезны были для меня
все эти люди. Бесполезное общение и бесполезно потерян-
ное время, которое сейчас уже не вернуть. И знаешь, сейчас
уже не так весело, как раньше, уже не хочется этих вечери-
 
 
 
нок. Они уже не помогают, виски, водка – это тоже пройден-
ный этап. Только лекарства держат меня. Я потихоньку чув-
ствую, как теряю себя там внутри, но они меня держат и не
пускают. Кейт, я не хочу жить, я слишком много повидала
ненужного, после чего просто хочется прекратить существо-
вание, потому что я его считаю бесполезным.
Кейт не перечила, ей не хотелось говорить и уже надое-
ло присутствие Рози, но она продолжала слушать ее бредни,
которые разрушали ее как личность. Она смотрела на нее и
крепла, думая о том, что не хочет стать такой. И ощущала,
что ей уже не помочь. Рози была похожа на бездумную кук-
лу, которая была эмоциональна в словах, но не могла пока-
зать их физически. Допив вино и поговорив, они сидели, об-
няв друг друга и прося прощения.
Кейт проводила Рози до машины, подруга напрочь отка-
залась от такси и села за руль нетрезвая. Дома все уже спали,
Кейт передвигалась достаточно тихо, чтобы никто не услы-
шал ее.
Проснувшись утром, она никого не застала, Алесандра
ушла в больницу с Кристи, а Антонио как обычно был на
работе. Находиться одна она не могла, все томило и мешало,
стены давили, и одиночество нагоняло тоску. Ей не хотелось
сидеть одной, и она решила пройтись до ближайшего торго-
вого центра. Долго идя пешком и разглядывая всех окружа-
ющих, которым она приветливо улыбалась, она ни у кого не
видела искренней и чувственной улыбки, отчего ей станови-
 
 
 
лось неприятно и дико. Дойдя до торгового центра, она во-
шла и блуждала по этажам, проходя мимо витрин. Остано-
вившись у одной, смотрела за девушкой в шикарном платье,
которая вертелась в нем перед зеркалом. Слегка улыбаясь,
она наблюдала, как внезапно перед глазами предстала карти-
на, словно видение. Она увидела себя и Алесандру, как она
стоит в платье перед зеркалом и возмущенно говорит сест-
ре. Растерев глаза, она подняла свой взгляд на витрину и,
увидев название, поняла, что это именно то место, где они
познакомились с Брайном. Схватившись за грудь и тяжело
вздохнув, она ушла прочь и быстро оказалась на улице, где
смотря на окружающих, будто искала знакомые лица, но в
ответ видела лишь ухмылки незнакомцев. Она быстрым ша-
гом направилась в сторону дома, постоянно оборачиваясь и
оглядываясь, ей казалось, что ее кто-то преследует. И когда
зазвонил телефон в кармане, она испугалась от неожиданно-
сти и растерялась.
– Кейт, где ты?
– Я, я …
– Что с тобой, ты напугана чем-то?
– Нет, все в порядке, я скоро буду.
– Точно? Может, за тобой приехать?
– Нет, я сейчас, я скоро.
Отключив телефон, она ускорила шаг. Ощущение посто-
роннего взгляда не покидало ее. Появился какой-то страх.
Дома, приготовив себе чай, она тут же поднялась к себе и
 
 
 
заперлась. Алесандру это насторожило.
– Что с тобой?
Кейт вела себя рассеянно и испуганно, не могла сосредо-
точить взгляда на одной точке.
– Что произошло? Кейт, не молчи.
– Я просто решила погулять, шла, шла и зашла в торговый
центр, смотрела на девушку, а потом увидела нас.
– О чем ты?
– Я была там и видела нас его глазами.
– Кейт, я не понимаю тебя.
– Я смотрела за девушкой в магазине и вдруг увидела нас
с тобой тогда, когда мы впервые увидели Брайна. Я видела
все его глазами, вероятно, как он увидел нас там.
И подняв глаза, я поняла, что это именно тот бутик и сразу
же ушла оттуда.
– Тебя это напугало?
– Да, мне кажется, будто я чувствую чей-то взгляд на себе.
–  Не говори глупости, ты просто устала. Может, ты по-
спишь? Давай, приляг на часик, успокойся.
– Я не хочу спать. – Нервно, трясущимся голосом ответи-
ла она сестре.
– Хорошо, давай, я заварю тебе другой чай, и ты просто
посидишь и отдохнешь.
Медленно забрав бокал из ее рук, она спустилась вниз на
кухню и достав из аптечки успокоительного, накапала в чай.
Убедившись, что Кейт выпила все, она оставила ее. Уставив-
 
 
 
шись в одну точку, она просидела так какое-то время и не
заметив, как закрываются глаза, заснула, сидя, оперевшись
на подушку. Ее голова медленно сползала в сторону, в ком-
нате становилось темно, и посторонние звуки, доносившие-
ся со всего дома, стали тише. Ее кудрявые волосы были рас-
трепаны, местами запутаны, в эти дни она совсем не ухажи-
вала за собой. Пару раз подымалась Алесандра, посматривая
за сестрой, бесшумно слегка открывая дверь. Она очень пе-
реживала и боялась как бы Кейт не впала в депрессию, она
боялась, что сестра замкнется и совсем перестанет с кем бы
то ни было общаться.
Открыв, потирая, глаза, Кейт посмотрела по сторонам.
Стоял гул турбин, и в салоне самолёта была легкая суета,
пассажиры занимали свои места и приветливо друг другу
улыбались. Рядом сидела приятной внешности молодая де-
вушка. Проходящая мимо стюардесса спросила, все ли в по-
рядке. Кейт крепко вцепилась за ручки кресла и не отпуска-
ла, ощущая, как в груди барабанит сердце.
– Кейт, Кейт!
Услышав свое имя, она повернула голову на голос и по-
чувствовала как самолёт слегка начало трясти. Она увидела
парня, который тянул к ней руку и просил о помощи.
– Помоги мне, Кейт!
Резко проснувшись, Кейт привстала и тяжело задышала.
Она дышала через рот так сильно, что стала слегка подкаш-
ливать, сердце продолжало биться сильнее и сильнее, в груди
 
 
 
ощущалось волнение. Нет, это была не боль от потери Брай-
на, а именно волнение, которое ее очень тревожило. Немно-
го успокоившись, она решила спуститься на кухню за водой.
По пути встретив Алесандру, попросила ее побыть рядом с
ней.
– Что с тобой? Ты будто напугана чем-то.
– Да, какой-то странный сон. Он был так реален, я пове-
рила в него, мне казалось, что я проснулась наяву и не могла
понять, что происходит.
–  Идем, присядем в гостиной, расскажешь мне, успоко-
ишься.
Сестры устроились на диване в гостиной, Кейт села по-
ближе к сестре и взяла ее за руку, глаза ее бегали по сторо-
нам, будто что-то искали в комнате. Но они ничего не иска-
ли и ни во что не вглядывались, она пыталась вспомнить все
детали сна, чтобы рассказать сестре.
– Так, что за сон и почему ты вела себя так днем?
–  Я не знаю, мне просто стало так тяжело и одиноко, и
как-то все нахлынуло. Не хочу говорить об этом, еще этот
дурацкий бутик, такая злая шутка судьбы, которая не дает
забыть.
– А как ты сейчас?
– Вот здесь как-то не по себе. – Взяла она ее руку и под-
несла к груди. – Такое чувство, будто там что-то бегает и ще-
кочет, это какое-то волнение, оно не покидает меня. Такое
чувство смятения, знаешь, будто оно так и останется со мной
 
 
 
навсегда.
– Какие-то глупости ты говоришь!
– Я не знаю, как тебе это объяснить.
–  Ну, расскажи, что тебе приснилось, отчего у тебя так
колотится сердце.
– Я проснулась в самолете, мне показалась это реальным,
это конечно, меня напугало. Все эти люди были как настоя-
щие, ну они были настоящие, они были не как из сна, улы-
бались, рассаживались по местам. Стюардесса такая милая,
высокая девушка подошла ко мне и спросила, как я себя
чувствую. Рядом сидела молодая девушка и громко чавкала
жвачкой, ох, этот противный звук! Посмотрев в окно, я уви-
дела крыло самолета и взлетную полосу, солнце слепило гла-
за. Меня это напугало еще больше, и я крепко схватилась за
кресло, я прямо ощущала, как сжимала его руками. А потом
этот голос! Повернувшись, я увидела парня, вот именно его
я не могу описать, он просил о помощи и называл меня по
имени. А потом все затряслось, и я проснулась.
Рассказав, Кейт затихла, пытаясь вспомнить еще ка-
кие-нибудь детали. Алесандра крепко сжала ее руку. Она
знала о боязни летать и вообще всего, что связано с само-
летом. Вероятно, поэтому она и напугалась, и вероятно, она
вспомнила о родителях, подумала Алесандра, но ничего не
сказала.
– Вот как они сидели в этом не таком уж большом поме-
щении.
 
 
 
– О чем ты?
– Мама и папа.
Алесандра тяжело вздохнула, понимая к чему приведет
этот разговор. Девушки обнявшись просидели полночи, по-
сле чего заплаканная и опухшая от бесконечного растирания
лица Кейт нехотя направилась в свою комнату спать. Бродя
по комнате, поглядывая в окно, она все же решила попробо-
вать заснуть. Кейт долго ворочалась, вспоминала родителей,
пыталась вспомнить лицо загадочного парня, который ока-
зался в салоне так далеко, из-за чего лица его совсем не было
видно. Она заснула, и ничто ее больше не тревожило до утра.
Алесандра убедила сестру остаться еще на один день, что-
бы убедиться, что с ней все в порядке. Они прогулялись,
много разговаривали, даже немного посмеялись, приготови-
ли вместе ужин и уселись смотреть мультики вместе с Кри-
сти. Кристи лежала на коленях у матери, и Алесандра нежно
проводила рукой по ее волосам. Кейт наблюдала за этим, и
ей вновь стало печально от мысли, что у нее никого нет, и
что время идет, и так хочется своих детей.
Просмотрев все, что ставила Кристи, Кейт вместе с ней
поднялась в ее комнату поиграть с Франко.
– Бедный мой мальчик, я такая плохая, я совсем о тебе не
забочусь. Как же хорошо, что есть Кристи, правда?
Она достала его из клетки и дала в руки Кристи. Франко
возмущенно пытался вернуться к хозяйке, но она его вновь
сажала на место.
 
 
 
– Он к тебе привыкнет.
– Ты хочешь его оставить?
– Думаю, сейчас тут ему будет лучше, чем там со мной.
Ты же не будешь против приглядывать за ним?
– Конечно, нет, – радостно прокричала Кристи.
Наверняка, если бы Франко понимал и мог ответить, он
бы возразил. Она любила его и не могла без него, но сейчас
ей хотелось уединения и тишины. Она боялась забыть его
покормить или поиграть с ним. И решив оставить его тут,
пока сама не придет в чувство, порадовала этим Кристи.
– Ты же будешь совсем одна, – возмущалась Алесандра.
– У меня будет слишком много работы и будет совсем не
до него. Или ты против ? Если он тебе мешает, я его увезу.
– Нет, я совсем не против, просто Кристи к нему привы-
кает. А потом ей будет тяжело с ним расстаться.
– Ну, если так будет, то я оставлю его ей.
– А как же ты?
– Переживу, все равно бываю у вас чаще, чем у себя. Так
зачем же ему сидеть в одиночестве, когда в этом доме ему
всегда будет с кем пообщаться.
Вновь появились пропущенные звонки от Рози. Кейт бы-
ло противно отвечать и слышать, как ей казалось, ее мерзкий
голос. Убрав телефон подальше, она просто перестала обра-
щать на это внимания. Проведя еще один вечер в теплом се-
мейном кругу, Кейт вернулась к себе, тяжело осознавая тот
факт, что все же жизнь продолжается, и ей нужно жить и ра-
 
 
 
ботать.
Без конца отвлекаясь по поводу и без повода, она постоян-
но бродила по комнате с чашкой. Пытаясь собрать все мысли
в кучу, посидев немного на диване в гостиной, она прошла
в кабинет и, ударив разок по клавише, перебралась на под-
оконник, где наблюдала за прохожими.
Работать ей не удавалось. Блуждая туда и обратно, она не
замечала, как идет время, настроение постоянно менялось.
То ей хотелось есть, то не хотелось, то хотелось спать, но сто-
ило ей лечь, желание пропадало. В квартире стало темно, она
продолжала сидеть на окне, как вновь нахлынули воспоми-
нания, как Брайн подъезжал к дому, как ей не приходилось
коротать вечер одной. Стало совсем не по себе и тяжело, сле-
зы сами невольно побежали по щекам, было и обидно, и боль
в груди напоминала обо всем. Поговорить совершенно не с
кем, чувство одиночества поглощало ее, в страхе она укута-
лась под одеяло и, утирая слезы, лежала, сжав под собой оде-
яло.
Посмотрев себе под ноги, она увидела асфальт и свои ноги
в темно-коричневых длинных сапогах, слега сдвинула их по
сторонам, чтобы убедиться, что это действительно ее ноги,
и стала рассматривать себя дальше. На ней был аккуратный
приталенный плащ. Подняв глаза, она увидела перед собой
Эйфелеву башню и удивленно замерла. Не обращая внима-
ния на проходящих мимо людей, которые слегка ее касались,
она не замечала ничего, очарованная красотой увиденного.
 
 
 
Начавшийся легкий дождь лишь только слегка встрепенул
ее. Она продолжала стоять на месте, подняв ладони, чтобы
поймать капли дождя, ощущая как капли разбивались о ее
ладони. Она сжала руки и огляделась по сторонам, волосы
ее, намокая, стали тяжелеть.
Внезапно она не ощутила больше капель, которые только
что падали на нее. Подняв голову, она увидела большой чер-
ный зонт, который навис над ней.
– Отчего же Вы стоите тут и мокнете?
Она обернулась посмотреть и увидела перед собой краси-
вого молодого человека, сразу же проникнув во взгляд его
темных карих глаз. Он слегка улыбнулся ей, показав свою
белоснежную улыбку. Она замерла, не зная что ответить.
–  Позвольте, я провожу Вас, мне не хочется, чтобы Вы
окончательно промокли.
Она посмотрела на себя и потрогала одежду, ощутила хо-
лод в теле от касания влажной одежды.
– Да, спасибо! Я была бы Вам признательна.
И они пошли вперед, дождь становился все сильнее и
сильнее.
– Необычно дождливый день сегодня. Выходя из дома и
взяв по непонятной причине зонт, прогуливаясь, я несколь-
ко раз задался вопросом, зачем же я взял его? Но теперь по-
нимаю, что если бы у меня не было зонта, я не подошел бы к
Вам. А теперь я очень рад этому дождю. Хотя Вы почему-то
молчите.
 
 
 
– Спасибо Вам! Я не знаю, что на меня нашло.
– Может, Вы чем-то расстроены?
– Да нет же.
– Кстати, позвольте представится. – Остановился он и по-
вернулся к ней лицом. – Меня зовут Джонни.
– Очень приятно, Кейт, – произнесла она своим тонким
нежным голоском.
Он вновь ей мило улыбнулся.
– Да Вы совсем замерзли, Ваши губы, они посинели.
– А я даже и не замечаю.
– Не замечаете, как разговариваете, и Ваши губы трясутся.
Давайте зайдем в кафе и отогреем Вас.
Они зашли в ближайшие кафе, Джонни помог снять плащ
и повесил его аккуратно на стул. Сняв плащ, Кейт замети-
ла, что на ней белый свитер и черная юбка чуть выше колен.
Кафе было полным, и по случайности они заняли последний
свободный столик. Она продолжала молчать, не зная, о чем
говорить, Джонни заказал им по чашечке горячего кофе. По-
правив на себе черный замшевый пиджак, из которого слег-
ка небрежно торчал ворот рубашки-поло темно-синего цве-
та, он посмотрел на нее.
– Так чем же Вы расстроены?
Подняв скромно глаза, она увидела его при свете ламп,
которые хорошо освещали его лицо. Когда он улыбался, вид-
нелись ямочки на щеках, аккуратные брови, глубокие выра-
зительные темные глаза и каштановые волосы, которые по-
 
 
 
чти касались его плеч, пряди слега спадали ему на лицо, и
он поправлял их назад.
– Я вовсе не расстроена,– улыбнулась она, наконец.
– Вы явно не местная.
– Я могу предположить, что и Вы.
– Да, я приехал сюда по работе. А Вы, вероятно приехали
посмотреть на красоты Парижа?
– Я, я… Да, именно посмотреть город.
– Совсем одна?
– Да.
– Почему же у такой красивой девушки, как Вы, нет спут-
ника? Простите, если я спрашиваю лишнего.
– Нет, все в порядке. Да, я совсем одна.
Официант принес им кофе и вежливо удалился.
– Вы хоть немного согрелись?
– Да, гораздо лучше. Если бы не Вы, не знаю, сколько бы
я еще там простояла.
– Все же, как же кстати я взял зонт!
– Да.
– А вам нравятся работы Пикассо?
– Да, а отчего Вы спросили?
– Я как раз хотел посетить сегодня его музей, и если Вы
там не были, я был бы очень рад сходить туда с Вами.
Она довольно улыбнулась от приятной неожиданности.
– С удовольствием.
– Тогда дождемся, когда закончится дождь, и пойдем?
 
 
 
– Хорошо.
– Мне почему-то кажется, что Вам нравится искусство.
– Да, очень, хотя Пикассо, должна признаться, не является
моим любимым художником.
– А кто же Ваш любимый художник?
– Мне больше по душе Ван Гог.
– Чудно, я тоже в восторге от его работ, да и как человек
при жизни он был интересен. А какая из его работ вам боль-
ше нравится?
– Не знаю чем, но я восторге от «Подсолнухов».
– Да, она прекрасна. Может нам стоит как-нибудь посе-
тить и музей Ван Гога?
Кейт обрадовало его предложение.
– Было бы неплохо.
– Тогда в следующий раз мы идем смотреть работы Ван
Гога!
– Но во Франции, как мне известно, нет его музея.
– А кто сказал, что это будет тут?
Найдя общий язык для беседы, они улыбались друг другу,
слегка смущаясь от пойманных взглядов. Кейт было легко
и приятно общаться с ним, ни с кем она еще так легко не
говорила о картинах, о том, что ей действительно нравится.
Дождь почти закончился, виднелись лишь мелкие капли. И
Джонни предложил начать их путь к музею. Вышли на ули-
цу, зонт им больше не пригодился, солнце слепило глаза. Из-
менчивость погоды была им на руку.
 
 
 
***
Мерзкий на тот момент телефонный звук разбудил Кейт,
которая не могла поверить, что проснулась в своей постели.
– Нет, нет…, неужто это только сон?
Пытаясь не обращать внимания на звуки, попыталась за-
снуть вновь. Но телефон продолжал звонить беспрестанно.
– Черт! – Она вскочила с постели и ответила на звонок.
– Как ты, Кейт? – Заботливо поинтересовалась сестра.
– Все в порядке, правда, но я сейчас очень занята. Нужно
срочно доделать. Я тебе перезвоню, хорошо?
– Ладно, главное, что у тебя все в порядке.
Кейт вновь побежала и рухнула в постель, укутавшись и
крепко закрывая глаза. Продолжала вертеться, но понимала,
что все это бесполезно. Она повернулась на спину и устави-
лась в потолок.
– Джонни. Откуда же ты возник такой милый и красивый?
Жаль, что не наяву, а всего лишь во сне. И как же все это
опять было реально! Эти капли дождя, так хорошо ощуща-
лись их падения. И вообще казалось, будто меня перемести-
ли туда. Даже и не знала, что будет под плащом, и меня это
все удивляло, и почему Париж? Может, мне стоит съездить
туда, может, это знак? Эх, это мечта оказаться в таком месте
и быть с таким мужчиной, вежливым и культурным.
Она продолжала лежать и мечтать, пытаясь вспомнить
каждую малейшую деталь. Этот сон дал ей хороших эмоций
на весь день. Работая, она вспоминала о его улыбке и темных
 
 
 
глазах, без конца повторяя.
– Жаль, что это лишь сон. – И продолжала тяжело взды-
хать.
Вспомнила о белом свитере и черной юбке, и ей захоте-
лось приобрести их, хотя тут и нечасто бывала такая погода,
при которой пригодился бы свитер, все же эта идея зажгла
ее. Закончив быстрее работу, она собралась и помчалась в
торговый центр. Уже через час вертелась перед зеркалом в
сапогах, юбке и белом свитере.
– Вы куда-то собираетесь ехать? – Вежливо поинтересо-
валась консультант.
– Возможно. – Улыбаясь, отвечала она.
– Знайте, сюда бы Вам подошел плащ, я видела один такой
аккуратный приталенный в соседнем отделе.
– Правда? – Удивленно посмотрела она на консультанта.
– Да, да. Если хотите, давайте вместе сходим, и Вы при-
мерите все это.
– Да, конечно, я была бы Вам весьма признательна.
Зайдя в соседней бутик, девушка нашла для нее плащ, о
котором говорила. Удивлению Кейт не было предела. Этот
самый плащ был на ней, когда она стояла под дождем. Она
посмотрела по сторонам в надежде, не увидит ли она своего
нового знакомого. Но, увы! Надев на себя все, она радостно
приобрела весь комплект и, довольная покупками, зашла в
ближайшее кафе и заказала себе чай с мафинами. Довольная
и с легкой с улыбкой на лице, она посматривала в окно и раз-
 
 
 
глядывала прохожих. Вспомнив о том, что утром ей звонила
сестра, она решила все же позвонить ей.
– Привет!
– Ну что, доделала свои дела?
– Да, вот вышла прогулять и зашла в кафе.
– Ну надо же! Это приятно слышать.
– Да, а что постоянно сидеть дома? Вот решила побало-
вать себя немного, сходила в магазин, купила себе новых ве-
щей, и теперь сижу тут.
– Что это вдруг на тебя нашло?
– Даже и не знаю, просто очень хорошее настроение.
– Я рада это слышать.
– Может, приедешь?
– Нет, спасибо за предложение, но у меня по дому много
дел, да и поздновато уже.
– Ну, хорошо.
– Не обижайся на меня.
– Нет, конечно.
– Я тоже сейчас пойду домой. И сяду за работу.
Кейт еще немного посидела, наблюдая за происходящим
вокруг нее, и поехала домой.
Дома вновь надев на себе обновки, стояла у зеркала и раз-
глядывала себя, ей так нравился этот образ. Жаль, что нет
такой погоды, вздыхала она. Но все же не зря я это купила,
мне это подняло настроение, и раз я это взяла, значит, все же
когда-нибудь мне это пригодится. Вновь расположившись в
 
 
 
кабинете за рабочим столом, она прикусила карандаш и пы-
талась вспомнить образ и черты Джонни.
– Как же ты красив! – Опрокинулась она на спинку стула
и мечтательно уставилась на уже усыпанное звездами небо. –
Вот бы и сегодня, когда я засну, ты вновь оказался бы в моём
сне.
Надев пижаму, она медленно плелась по квартире. Допив
традиционный травяной чай с мятой, она направилась спать,
и прогнав прочь неприятные мысли, быстро заснула.
– Я только отвернулся на минуту, а тебя уже нет рядом, я
уже думал, что потерял тебя. И начинал терзаться мыслью,
как же я это переживу.
Улыбаясь, Джонни схватил Кейт за руку, и они вместе во-
шли в музей. Кейт, не сдерживая улыбки, шла за ним, не
успевая разглядывать все по сторонам. Они шли по залу, ви-
димо, целенаправленно куда-то.
– Вот посмотри на нее.
Кейт наклонила голову, вглядываясь в картину целиком.
И посмотрела на него вопросительным взглядом, словно
спрашивая, что же я должна тут увидеть.
– Это «Голуби».
– Ну, чересчур уж кривые и непонятные эти голуби, – по-
думала про себя Кейт.
– Мне очень нравится это полотно, мне всегда, когда я его
вижу, хочется оказаться там.
– Ну, если бы оно было более реалистичным, мне бы тоже
 
 
 
этого хотелось. А иначе я боюсь оказаться в этой картине с
выражением лица, как на портрете Дали, где он изобразил
Пикассо.
Джонни рассмеялся, ему понравилось, что его собеседни-
ца знает художников и может с шуткой говорить об этом.
–  Да, ты права, если попасть конкретно в эту картину,
именно так, вероятно, и будет выглядеть, как это описала ты.
Вглядись в нее, представь, что это утро, и ты просыпаешься
под воркование голубей и шум прибоя.
Кейт вгляделась в картину и, посмотрев на удивительное,
синее, свежее море и эти пальмы, представила себе, как мог-
ла бы подойти к краю балкона и наблюдать за птицами, ко-
торые, не боясь, подлетали бы к ней.
– Это как сон.
– Почему же сон, если ты захочешь, это станет реально-
стью. Ведь все, что мы думаем, возможно. Не так ли? Мы
сами ставим барьеры у себя в голове, запрещая что-то делать
или ощущать.
– А отчего же ты до сих пор не побывал там?
– А я не хочу быть там один.
Он нежно посмотрел на нее и замолчал. Кейт замерла под
его взглядом.
– Я никогда не видела море.
– А хотела бы?
– Конечно.
– Так в чем же дело? Смотри, как оно прекрасно!
 
 
 
Они долго смотрели на это полотно и говорили о нем,
предполагая и утверждая, где именно художник написал его
и какое море на нем изображено.
– А все же, я знаю, где точно была написана эта картина.
В Каннах.
– Если ты знаешь, где она была написана, то можно найти
и дом, в котором она писалась.
–  Да, ты права, я никогда не задумывался о том, чтобы
найти именно это место. А сейчас мне хочется это сделать.
– Мне кажется, что тебе ничего не мешает.
–  Да, и вправду не мешает, только рядом нет человека,
который разделил бы со мной такие моменты. Одному путе-
шествовать как-то не по себе, неинтересно это.
– Да, в этом ты прав.
Они ходили по белоснежным залам, останавливаясь у по-
лотен и обсуждая их. Им было хорошо вместе, общение увле-
кало. Они могли бы говорить часами и провести в этом му-
зее долгое время.
– Скоро закрытие, -посмотрев на часы, сказал Джонни. –
Нам пора идти.
Ничего не понимая, Кейт уставилась в потолок, она долго
лежала и смотрела на люстру, на которую долгое время не
обращала внимания, вглядываясь в каждые ее детали. Ока-
зывается, в ней пять ламп, а почему-то всегда горят две.
– И почему мне не казалось это темным? Надо вкрутить
лампочки, и пусть будет светло. Ну, надо же, какое-то пятно
 
 
 
на потолке…
Она рассуждала совсем о другом, будто боялась своих
мыслей, боялась осознать то, что ей приснилось. Потягивая
на себя одеяло, она продолжала смотреть на потолок, пыта-
ясь запомнить, что ей нужно купить лампочки, и, возможно,
побелить слегка пятно, чтобы его не было так видно. Повер-
нувшись на бок и просунув меж ног одеяло, вытянув кончик,
она положила на него голову и заулыбалась.
– Джонни, ты все же вновь пришел в мой сон! Надо же,
как реальны были картины Пабло, хотя он мне никогда не
нравился. Но эти голуби. Своей фантазией он заставил по-
любить меня это полотно. – Так, стоп, я не видела нигде эту
картину и не могла ее видеть, судьба не сталкивала меня с
ней и не могла столкнуть. О том, что я люблю картины, тол-
ком не знает даже Алесандра. А тут Пикассо! Как же это?!
Нащупав на полу тапочки, поправляя на себе пижаму,
Кейт направилась в свой кабинет. Ожидая, когда загрузится
компьютер, она уставилась в окно, и смотрела на уже давно
начавшийся солнечный день.
– Так, так, так…
Вошла она в интернет и начала бить по клавиатуре. «Кар-
тина Пикассо «Голуби», ввела она в поиске. Перед ней от-
крылось множество различных работ и средь всех она все же
разглядела нужную. Открыв ее, она пристально всмотрелась.
– Я не могла ее видеть! Никак не могла!
Она прочла об этой картине, и в действительности карти-
 
 
 
на была написана в Каннах, как и сказал Джонни. По ее телу
пробежали мурашки, стало слегка не по себе и немного жут-
ко. Единственное несовпадение, картина находится в Испа-
нии, а не во Франции. – Хоть что-то не совпало, – облегчён-
но вздохнув, подумала она. Решив заварить себе кофе, она
отлучилась на время от компьютера и не могла понять, как
это все объяснить себе. – Это уму непостижимо. Как так во-
обще может быть?
Вновь возвратившись к компьютеру, она решила посмот-
реть, как выглядит музей Пикассо во Франции. Он не совпал
с тем, что она видела во сне и действительно в нем не было
этого полотна. Тогда почему-то она решила посмотреть му-
зей, находящийся в Испании. Чашка, которую она держала
в руке, с грохотом упала на пол и разлила содержимое. Кейт
замерла на мгновенье, оттолкнув от себя клавиатуру.
– Это невозможо! – бормотала тихо она, закрыв ладоня-
ми от удивления раскрывшийся рот, и замерла в этом поло-
жении. Она смотрела видео, в котором до малейших дета-
лей показана экскурсия по залам музея. Чисто белые стены,
освещение, расположение картин. Ей было все знакомо, она
была там, и ее это пугало. Пугало ощущение того, что она не
видела никогда эти места, и вдруг во сне все это оказалось
реальностью. Она поставила на паузу в тот момент, когда бы-
ла показана картина. Она смотрела на этот отрывок видео и
понимала, что она была там. Пристально всмотрелась в по-
лотно.
 
 
 
– Я даже не знаю, как это принять. Хорошо это или плохо.
И почему все это так? В действительности все было реально.
Скопировав на рабочий стол картину, она развернула ее
на весь экран и решила использовать как заставку, чтобы по-
стоянно видеть ее.
– Море, море. Я не видела никогда моря. Ах, – вздохнула
она. – Это же было продолжение того сна, как это вообще
возможно? Джонни… – посмотрела она на свою руку. – Мои
ладони до сих пор ощущают тепло твоих рук.
Вспомнив все детали предыдущего сна, она решила про-
верить, есть ли такое кафе. И в действительности поиски бы-
ли недолгими. Небольшое уютное кафе. Оно было таким же
реальным, как и музей. Кейт не могла больше сидеть и дер-
жать все это в себе. Ей хотелось поделиться этим. Не теряя
больше ни минуты, она собралась и поехала к сестре.
– Нам надо поговорить. – Набросилась она на сестру, от-
чего та напугалась, предположив, что произошло, вероятно,
нечто ужасное, и готовая к этому, она, тяжело вздыхая, при-
села рядом с Кейт на диване.
– Я даже не знаю, как тебе сказать. Ты не поверишь и не
поймешь. – Улыбнулась она слегка нервно.
– Не томи, говори.
– Мне снятся сны, уже два дня подряд…
Она рассказала все как было до малейших подробностей,
описав все. Как она касалась стен музея, и тепло на ладонях,
картину, кофе, кафе и башню с музеем в Испании.
 
 
 
Алесандра ничего не понимала, и ей казалось, что сестра
как умалишенная, несет какую-то чушь. Но как правдопо-
добно и увлеченно она все это рассказывала, в каких крас-
ках описывала и какие эмоции менялись на ее лице! Такому
рассказу невозможно было не поверить.
– Постой, постой. Ты хочешь сказать, что во сне была в
тех местах, которые не видела до этого раньше? И посмотрев
в интернете, оказалось, что эти все места есть.
– Да, именно так! Представь себе! Я сама ничего не пони-
маю.
– Это действительно как-то непонятно. Может, ты все же
видела все это в журналах, в новостях?
– Говорю тебе, нет.
Алесандра отнеслась к этому с опаской, начиная пережи-
вать за сестру, которая говорит о каких-то нереальных ве-
щах. Ей казалось, что это все вызвано стрессом, волнением,
и все это нервное.
– Ты пьешь какие-нибудь лекарства?
–  Нет, с чего бы мне их пить? Я чувствую себя вполне
прекрасно. Ты разве не видишь, что у меня все в порядке.
–  Ну, да, да. Пойдем попьем чайку. Может, ты сегодня
останешься у нас, раз приехала?
– Нет, я так, ненадолго. Просто хотелось поговорить, рас-
сказать. А так у меня куча бумаг, которые нужно проверить.
Посидев недолго с сестрой за чашкой вкуснейшего фрук-
тового чая, Кейт все же собралась ехать домой.
 
 
 
– Я за тебя переживаю. – Не сдержавшись все же сказала
Алесандра.
– Отчего у тебя такие мысли?
– Не знаю. Мне кажется, что ты не в себе.
– Это из-за того, что я тебе рассказала?
– Да.
– Но ведь это просто сон.
–  Да, вот именно, просто сон, в который ты пытаешься
поверить и внушаешь себе его реальность.
– Алесандра, все в порядке, все хорошо. И давай ты не бу-
дешь за меня переживать. А я больше не буду тебя расстра-
ивать. Мне хочется здоровых племянников. Так что впредь
все будет хорошо.
– Рада это слышать.
По пути домой Кей, задумалась о своем сне и пыталась
гнать прочь мысли о том, что этому есть какое-то объясне-
ние.
– Алесандра права, я видела, я где-то все это видела. На-
верно, в газете. Да, именно! А мозг он ведь такой, что прячет
все до поры до времени. И хоть я сама и не помнила об этом,
он все же хранил эту информацию и вот выдал ее именно так.
Да, все именно так. А Джонни, это очень красивый парень,
может какой-то мало известный актер или ученый, которого
я видела также мельком где-то. Все именно так и есть. А то
выдумываешь не весть что! Эх, какая же я все же глупая! В
парке что ли пройтись, – посетила ее мысль, когда она пово-
 
 
 
рачивала в сторону дома. Оставив машину, она направилась
в парк, где усевшись на скамейку напротив озера, она раз-
глядывала ярких диких уток, которые так плавно рассекали
водную гладь. – Как же тут хорошо, тишина, покой. Но все
же пора домой. Мою работу за меня не сделает никто.
Перебирая бумаги, она то забывала, то вновь вспоминала
о Джонни, о картине. Задумывалась о сегодняшней ночи и
чего от нее ждать. Эта мысль стала даже ее терзать, и ста-
новилось любопытно, что же приснится сегодня. Она нерв-
но вертела карандаш в руке и перебирала бумаги, что-то от-
правляла по факсу и вновь принимала, часто поглядывая на
часы.
– Ох, почти что полночь, – зевнула она, потягиваясь.– Как
же хочется спать. Да и пора бы уже.
Закончив все дела, она убрала за собой рабочее место и
рухнула в постель, сразу же заснув.
Лай собак на улице разбудил ее. Потерев глаза, она взяла
телефон, чтобы посмотреть, сколько времени. Три часа ночи,
на улице тьма, и лишь луна, как лампа, нависла в темноте.
– Ничего, ничего мне не снилось. Даже как-то обидно, а
я ведь ждала, что что-то будет, – ворчала она даже уже не
про себя, а возмущенно проговаривая все слова вслух. Вновь
зевая, она закрыла глаза.
Открыв глаза, она почувствовала, что все еще находится
во тьме. Но голос ее напугал.
– Осторожнее, еще ступенька, сейчас, еще чуть-чуть, и мы
 
 
 
почти пришли.
Кейт протянула руку к лицу нащупала на нем повязку.
–  Ну, не торопись, я сам сниму.  – Продолжал говорить
голос, в котором она признала Джонни.
Она почувствовала, как со скрипом открылась какая-то
дверь и как они переступили порог, и дверь вновь закрылась.
Молодой человек осторожно сорвал с ее глаз повязку.
Кейт прикрывала руками глаза от слишком яркого света,
слегка всматриваясь сквозь пальцы.
– Ну как?
– Голуби! – пронзительно воскликнула она.
– Да. Ты была права, нет ничего невозможного.
Она прокружилась на месте, посмотрев на тот самый бал-
кон.
– Все так же, как на картине.
– Да, за исключением нас в страшной перспективе.
– Да, да, – рассмеялась радостно она.
– Я не думал, что простая комната с балконом, голубями
и видом на море вызовет у тебя столько эмоций.
– Это не простая комната, – говорила она, подойдя к нему,
схватив его за руку и ведя на балкон. Голуби разлетались по
сторонам и вновь усаживались по местам.
Она провела рукой по металлической ограде и посмотре-
ла по сторонам. Перед ней открылась большая просторная
терраса. Вид на шумящее море был восхитителен, свежий
морской воздух заполнил ее легкие, а солнце продолжало
 
 
 
слепить глаза. Зеленые пальмы, до которых можно было до-
тянуться рукой. Воркование голубей, которые были повсюду.
– Посмотри на это, это как мечта. Это рай! Тишина, воз-
дух, почувствуй какой тут чистый воздух! А море, как оно
прекрасно!
Он смотрел на нее с восхищением и радостью оттого, что
он сделал ей приятное. Положив свою руку на ее, он посмот-
рел в ее глаза, отчего она притихла.
– Ты удивительна, я не встречал более женщин, которые
были бы так восхищены такими земными вещами.
– Я никогда не видела моря, оно волшебно! Спасибо, что
привел меня сюда!
– Я рад, что мы здесь вместе.
Открыв глаза, Кейт вскочила с постели и помчалась вклю-
чать компьютер. Уставившись на картину, которая стояла на
ее рабочем столе, она разглядывала ее, ведь теперь у нее бы-
ло с чем сравнить. Она была на этой вилле в Каннах и видела
все своими глазами, разгоняла голубей, слушала море. Она
уходила в нее и смотрела с улыбкой, будто на фото с отпуска.
Она не стала искать в интернете информацию об этой вил-
ле, ей было достаточно того, что она увидела и ощутила во
сне. Ощущение присутствия рядом Джонни не покидало ее.
Она чувствовала его руки, и как они ее касались, в ее ушах
слышался его нежный голос. Она мечтала о нем, стоя у свое-
го окна и смотря на всего лишь обыденный серый городской
пейзаж.
 
 
 
Казалось, что ничего более в ее голове больше нет. С тру-
дом заставляла она себя работать и не думать лишний раз о
грядущей ночи и возможной встрече с Джонни.
– А может, лечь сегодня пораньше? Хотя, что это даст?
Вот сегодня до трех часов мне вообще ничего не снилось. И
так было досадно и обидно проснуться и понять, что ничего
не снилось. Но сон пришёл, когда заснула во второй раз! Так
что, наверно, смысла в том, чтобы лечь раньше, нет.
Она мучила себя мыслями и предположениями, словно
должно было состояться свидание. Она ждала свидания во
сне и боялась, что оно не состоится.
Алесандра вновь нарушила ее покой, решив заехать к ней
и проведать самочувствие сестры.
– Как ты? Что-то бледная.
– Ну, что ты, тебе все кажется.
– Ты хоть ешь? – Побежала она на кухню и проверила ее
холодильник.
– Тут же почти пусто.
– Неправда. Там есть яйца.
– Ты скоро их высиживать начнешь. Все, собирайся, да-
вай, прогуляемся и купим тебе продуктов. Или собирайся и
поехали к нам. Там я хоть тебя накормлю и уложу спать, и
мне не придется думать, чем ты занимаешься.
– Ну, престань. Ты, видимо, думаешь, что я сошла тут с
ума. Не надо так думать обо мне. Я работаю, видишь в каби-
нете работа кипит, факс не останавливается. Прошу тебя, не
 
 
 
переживай ты обо мне так! Да, я понимаю, что я виновата,
что заставляю тебя постоянно думать о себе. Прости меня,
я эгоистка, как какая-то проблема я тебе. И ты, видимо, уже
привыкла к моей такой вечно проблемной жизни. Но я же
тебе вчера сказала, что теперь все будет хорошо и совсем по-
другому.
–  Хорошо, хорошо. Только все равно одевайся, давай,
пройдемся и купим тебе продуктов.
– Хорошо, на это я согласна.
– И если еще раз я увижу, что в холодильнике пусто, ты
переедешь ко мне. Не на пару дней, а насовсем!
– Ну да, меня тебе еще и не хватало! Скоро тебе нужно
будет переделывать мою комнату под детскую. И кстати, пора
бы уже и начать.
– Нет, это твоя комната.
– Алесандра, вот он, мой дом. А там я – гостья. И если я
захочу в нем остаться, я буду рада и дивану в гостиной. Так
что, это не оспаривается, скоро начнем ремонт.
Алесандре такое решение со стороны Кейт пришлось по
нраву. Она даже и не рассчитывала на детскую. А сейчас в ее
голове стали возникать идеи. И захотелось скорее рассказать
об этом Антонио, который, вероятно, будет очень рад.
Набив полные сумки продуктами, которые Кейт не съе-
ла бы даже в течение месяца – рыбой, мясом, фруктами –
сёстры вернулись домой. Все это было аккуратно рассорти-
ровано по полкам холодильника. Алесандра дождалась, ко-
 
 
 
гда Кейт приготовит себе ужин, и перекусив с ней, уехала
домой.
Кейт было радостно оттого, что сестра переживает за неё,
но с другой стороны слегка неприятно, что она о ней печется
как о дочери. И решение отдать им комнату под детскую она
считала правильным .– Сколько еще я буду у них, мешая им
жить? Хорошо хоть Антонио молчит. Другой бы наверняка
послал бы куда подальше.
Прибравшись на кухне, она вновь вернулась к работе, со-
бирая раскиданные листы по комнате. Она вновь вспомнила
о каннских пейзажах. – Какая же там наверняка прозрачная
и чистая вода. Но, увы, мне этого не узнать. Я никогда там
не буду. Моя мечта – всего лишь еще одна маленькая мечта.
Приготовившись ко сну, она взбила подушки и, доволь-
ная, положила голову. Сон не заставил себя долго ждать. Она
только закрыла глаза и сразу же погрузилась в царство Мор-
фея.
– Тебе не холодно?
Джонни накинул на ее плечи плед. Она посмотрела в сто-
рону и ощутила слегка прохладный, но очень чистый и при-
ятный ветер с моря.
– В это время года в Каннах прохладно.
Она посмотрела в сторону города и ей показалось, будто
она видит ту террасу, на вилле которой стояла недавно.
– Хорошей идеей было спуститься сюда и пройтись по бе-
регу. Кейт, ну чего же ты молчишь?
 
 
 
Она посмотрела на него и, улыбаясь, заговорила.
– Я никогда не была в таких красивых местах.
– О, это еще что! Ты будешь удивлена другими местами,
уж поверь мне на слово.
Они шли вдоль берега, он взял ее за руку и рассказывал
о Франции, о картинах и море. Под ногами скрипел рыхлый
песок, волны порой почти доходили до их ног. Тогда они убе-
гали от них, чтобы не промокнуть. Вечерело, томные кри-
ки чаек утихали, и со стороны города повеял теплый аромат
французских булок. Кейт чувствовала этот запах и, казалось,
что даже могла его описать. Они свернули в неподалёку сто-
ящее кафе и расположились там. Кейт укуталась в плед и
продолжала смотреть в сторону моря.
– Тебе нравится?
– Да, очень. Мне хочется сидеть тут вечно и слушать этот
шум. В нем вроде бы и нет ничего такого особого, но он
так манит и завораживает. А эта легкая музыка, которая от-
куда-то доносится, придает такую расслабляющую утопич-
ность.
– А давай найдем, где играет эта музыка, и потанцуем.
Смущенная Кейт робко улыбнулась и согласно кивнула
головой. Он встал и подал ей руку. Они неторопливо напра-
вились туда, откуда доносилась музыка, проходя мимо улы-
бающихся им в ответ людей. Яркие фонари освещали длин-
ные переулки.
– Слышишь? Вроде бы это откуда-то оттуда. – Повернул
 
 
 
он в переулок, не отпуская ее руки ни на минуту, словно бо-
ялся потерять. Они продолжали неторопливо идти. Выйдя в
небольшой спальный район, где играли уличные музыканты,
танцевали неравнодушные прохожие, они подошли побли-
же. Джонни поправил на плечах Кейт плед, чтобы тот ей не
мешал, и взял ее за обе руки, слегка притягивая к себе. Му-
зыка стала медленной и романтичной, будто тут ждали толь-
ко их. Парни обняли покрепче своих партнерш и медленны-
ми плавными движениями двигались, словно почти стояли
на месте. Джонни прижал ее к себе и крепко ухватил за та-
лию, пристально смотря ей в глаза. Она пыталась не пересе-
каться с ним взглядом от смущения. Но он приподнял ее за
подбородок.
– Не прячь от меня эти красивые глаза.
Он слегка коснулся носом кончика ее носа, и она улыбну-
лась. Она почувствовала его дыхание, и ей захотелось погру-
зиться в него. он слегка коснулся ее губ…
***
–  Джонни!  – разбудил его шлепок о стол.  – Я сомнева-
юсь, что ты когда-нибудь допишешь свои рукописи, если бу-
дешь продолжать спать на клавиатуре. Может, тебе пора от-
дохнуть? Не считаешь?
Джонни приподнялся и, выпрямившись, помассировал
затекшую от неудобного положения шею. Закрыв ноутбук,
он растер помятое лицо.
– Подай мне стакан.
 
 
 
Глотнув немного воды, он поставил его рядом на стол и
сложив руки на руки посмотрел в сторону своего друга Фи-
липпа.
– Я скоро начну сожалеть о том, что дал тебе ключи.
– Если бы не я, ты бы давно помер с голоду! Вспомни, ко-
гда ты в последний раз выходил куда-то? Ты только и дела-
ешь, что что-то печатаешь.
– Мне хватило сегодняшней прогулки по каннскому по-
бережью, завершение которого ты мне испортил.
– О чем ты? А, понял. О своих бредовых снах и красавице
Кейт.
– Да, именно.
– Сегодня вы вновь виделись?
– Да, и я почти поцеловал ее, а ты мне помешал, – вздох-
нул недовольно Джонни, поправляя свои каштановые воло-
сы.
– Ты бы лучше думал о реальных девушках.
– А она реальна. Понимаешь? И места, где мы с ней бы-
ваем, они реальны.
– А может ты пишешь об этом, и тебе просто снятся герои
твоего романа?
– Нет же, тебе говорю, я не пишу об этом!
– Я думаю, что нам нужно с тобой прогуляться.
Джонни встал, поправляя на себе черную рубашку-поло и
темно-синие джинсы, и направился в ванную.
– Джонни, друг мой, ты так молод. А теряешь время на
 
 
 
какие-то фантазии, мечты.
Джонатан Райд, молодой талантливый писатель, автор
многих успешных романов, посвятивший свою жизнь лите-
ратуре, часто в свои тридцать три года запирался в своей
квартире на окраине холодного города и творил. Лишь из-
редка отрывал его от работы его верный друг Филипп, рабо-
тающий в рекламном агентстве, по профессии своей он был
болтлив и непредсказуем. Отняв как-то запасные ключи у
Джонни для того, чтобы навещать его без предупреждения,
он мог делать это в любое удобное для него время, как на-
пример, сейчас, когда на часах было всего пять утра.
– И чего ты вообще пришел ко мне в такое время?
– Решил заскочить перед работой.
– Ну да, время-то еще раннее.
Ворчливо он выходил из ванной, вытирая лицо и положив
полотенце на плечо. Он налил себе уже давно остывшего ко-
фе.
Оперевшись на кухонный стол, он пил противный холод-
ный кофе.
– И как сидя в четырех стенах ты можешь так выглядеть?
Я завидую тебе! Всегда подтянут, в любое время свеж.
–  Вероятно, потому, что я, как ты, не слоняюсь ночами
по клубам и не пью все, что горит, и не сплю со всем, что
движется.
– Какого же ты хорошего мнения обо мне, зато ты, веро-
ятно, хранишь целомудрие для особой девушки.
 
 
 
– Ну уж явно не для тех дев, которых ты мне приводишь.
– Все мне понятно, ты не выспался и ты не в настроении.
Я прилягу на диванчик, разбудишь меня через пару часов.
Рухнув на диван, Филипп крепко заснул и громко захра-
пел.
Джонни поставил чашку на стол и направился в спальню,
чтобы сменить футболку на свежую.
Надев, он подошел к окну и посмотрел вдаль на рассвет,
как небо переливами от розового до темного меняло оттен-
ки. – Кейт, ах милая Кейт, почему мне суждено видеть тебя
только во сне. Я отдал бы все, чтобы ты была реальна и была
со мной.
***
– Ну почему все так, вот почему. Черт, черт!
Рассерженная, возмущенная, растрепанная Кейт ворчала
и била руками по кровати. В комнате все еще было темно, и в
попытках вновь заснуть, она проворочалась до рассвета, так
и не сомкнув больше глаз. Утро не задалось, все ей сегодня
мешало и раздражало. Лишь изредка останавливаясь и каса-
ясь губ, она задумывалась и слегка улыбалась. – А ведь почти
поцеловал, ну вот, почти. – И вновь что-нибудь, что оказы-
валось в руках в этот момент, летело в стену. Так за полдня
было разбито две чашки, растерзана небольшая набитая пу-
хом подушка, пух от которой лежал по всей гостиной, а до-
вольная Кейт, лежа на диване, игралась с перьями. Касаясь
губ и кончика носа пером, отчего ей становилось щекотно,
 
 
 
она морщила лицо и шевелила носом. Работать сегодня со-
всем не хотелось, и карандаши летели лишь в стену, не каса-
ясь грифом листов. Не сменив пижаму на что-то другое, она
так и бродила по квартире. – Я уверена, что сегодня мы сно-
ва увидимся с Джонни. – Она наполняла бокал вином и уби-
рала бутылку вновь на место, чтобы, не дай Бог, не выпить
лишнего. Усевшись в рабочее кресло, она все же стукнула
по бесполезным на сегодняшней день клавишам. – Так, по-
смотрим Канны, какие же там на самом деле пляжи. Ну, я не
заметила чего-то особого в этом сне для того, чтобы выявить
что-то реальное, лишь если только то, что я видела, вроде
бы, со стороны, виллу, на которой была написана картина.
Через десять минут, она все же вновь удалилась на кухню,
чтобы пополнить бокал. Вилла Калифорния, которая ничем
не отличалась от той, что она разглядела вдали.
Допивая второй бокал, говорила сама с собой. – Что это,
и как это. Почему я вижу все это. Такое чувство, что это не
моя жизнь. Нет, то есть, моя, но не сейчас, может, я вижу то,
что видела раньше? В той жизни, может, это воспоминание
прошлой жизни? А как еще объяснить это непонятное явле-
ние. Вот как?
Просидев, разглядывая пейзажи Канн, она не заметила,
что так и не приступила к работе и как опустела бутылка ви-
на, и что на улице вновь темнело. – Мне кажется я схожу с
ума, может, это все одиночество. Вероятно, так. Думаю, сто-
ит забрать Франко, пусть будет рядом. Мне с ним всегда бы-
 
 
 
ло так хорошо. О, как я не подумала об этом, может, мне
стоит попробовать писать картины? А что, условия мне поз-
воляют, да и мольберт мешать никому не будет. Ну надо же,
я столько читала о разных художниках и их работах, а са-
ма даже и ни разу не попробовала написать хоть одну кар-
тину. Какой там, карандашом по бумаге даже не водила. А
может, во мне скрытый талант? Точно, решено! Завтра еду
брать мольберт, кисти, краски и все остальное. И сделаю ре-
продукцию «Голубей», почему бы и нет. Думаю, моего уме-
ния хватит перерисовать белые шарики и зеленые полосоч-
ки, якобы, являющиеся деревьями.
Опьяневшая от вина, она сидела на подоконнике как кош-
ка и разглядывала прохожих. Широко зевнув, раскрыв рот на
пол-лица, она посмотрела на часы и сделала вывод, что на-
верное пора лечь спать. Томно вздохнув, взглянула на ком-
пьютер, на накопившуюся работу и оставила все на завтра.
– А еще и мольберт нужно купить…
Позабыв о встрече с Джонни, Кейт ни о чем не думая, за-
снула и проспала до самого утра.
***
– Я не могу сейчас спать, нужно работать. Возьми себя в
руки, в конце концов, – слегка бил себя по щекам Джонни,
дописывая новую главу. – Нужно еще поработать, не нужно
оставлять на потом.
Встав с места, он лег на пол и стал отжиматься. Сделав
кофе покрепче, морщась от него, он опустошил бокал и сел
 
 
 
за стол. И вновь послышались удары по клавишам. Горячо
любимый и заботливый друг Филипп не мог ему сегодня по-
мешать в связи с происшествиями прошлой ночи. И зная о
том, что сегодня ему точно никто не помешает, Джонни ре-
шил посвятить своим трудам всю ночь.
***
–  Так, утро. Утро, слегка болит голова. Джонни не бы-
ло. Видимо, ему не нравятся не очень трезвые девушки, и
он решил не приходить сегодня на свидание, – усмехнулась
она, слегка придерживая голову. – Какая же я все-таки дура.
Что за ерундой я занимаюсь?! Верю в сны. Какие, к черту,
сны! Вчерашний день – вот что в нем был хорошего? А ни-
чего! Из-за этих снов я не сделала ничего в реальности. Хо-
тя мысль о мольберте вполне меня устраивает и сейчас. Но
все же…, – отчитывала она себя за выпитую бутылку вина, и
за день, проведенный впустую, за накопившуюся из-за этого
работу. Хотя приведя чувства в порядок, немного поработав
и решив сделать передышку, она все же решила съездить за
мольбертом. Выбор не занял много времени. Накупив все,
что ей показалось нужным, она привезла домой.
Распаковав мольберт, она поставила его между диваном
и камином, передвинув журнальный столик и освободив по-
больше места.
– Вот тут тебе самое место. – Довольно она смотрела на
все это со стороны. – Так, это я сделала, а теперь вновь нужно
приняться за работу.
 
 
 
Теперь ей не терпелось мазнуть кистью по полотну. И
быстрее доработав, распечатала цветное изображение карти-
ны. Она закрепила его на полотно, и пыталась перемешать
краски.
– Ох, как же это все непросто, я ведь не сталкивалась с
этим совсем.
Небрежно мазнув и увидев, что в этом нет ничего страш-
ного, она продолжила свой эксперимент.
– Каждый день нужно заниматься, и я думаю, что из этого
что-нибудь да выйдет.
Вытирая нос рукой и поправляя волосы, она замарала себе
лицо.
Стук в дверь и крики Алесандры отвлекли ее от нового
увлечения.
– Кейт, открой мне.
– Ну, чего ты кричишь?
– Что с тобой? – Удивлённо и брезгливо посмотрела Але-
сандра.
– Да вот, решила немного заняться искусством.
–  Ну ладно, сама знаешь, чем тебе заниматься. Почему
твой телефон уже второй день выключен?
– Ох, я про него совсем забыла, извини.
– Ты забыла! А я что должна думать?!
– Ну, наверно, что я в петле или объелась лекарств. Ты
же именно это предполагала, когда мчалась сюда, – накрича-
ла на сестру, не дав ей сказать ничего в оправдание. – Хва-
 
 
 
тит, Алесандра, хватит! Прошу тебя. Я же сказала, все в пол-
ном порядке, и ничего плохого не произойдет. Как видишь,
я развлекаюсь и без дела не сижу. Извини, не должна была
кричать. Пойдем, выпьем чаю с пирогом, ты же не зря его
купила пару дней назад.
– А ты так его и не съела?
Как ни в чем не бывало поправив на себе одежду, Але-
сандра направилась за сестрой на кухню.
– И что же ты решила нарисовать, а то мне что-то пока
непонятно. – Пыталась рассмотреть хоть что-то, вертя голо-
вой, Алесандра.
Кейт успела спрятать рисунок, который закрепила на
мольберте, чтобы Алесандра не догадалась, и вновь не стала
ей докучать.
– Увидишь. Думаю, я осилю ее за неделю, и потом ты ее
увидишь. А потом нарисую что-нибудь и для тебя.
– Ну да, нам как раз в детской нечего вешать.
– Что?
– Нет, ничего, ничего. Рада буду принять столь великий
дар.
– Вы все же решили вопрос о детской?
– Я не знаю, это же твоя комната.
– Я все сказала тебе в тот раз, и мнения своего не поме-
няю. Ясно тебе это или нет?
– Ясно, но мне неудобно, будто я прогоняю тебя.
– Какие глупости ты говоришь. Перестань!
 
 
 
Алесандре стало гораздо спокойнее за сестру, она улыба-
лась и нашла себе новое увлечение. Довольная от увиденно-
го и попросив зарядить телефон, Алесандра уехала.
Еще немного повозившись с картиной, Кейт решила за-
кончить и убрала кисти в сторону. Заварив себе травяного
чаю как раньше, она села на диван и разглядывала свои маз-
ки, пытаясь внушить себе, что это искусство.
***
– Твои дико красные глаза мне подсказывают, что эта ночь
была у тебя бурной. Дружище, ты вовсе не спал?
– Нет, сегодня было не до этого.
Уставший и обессиленный Джонни сидел на диване, по-
чти сползая на пол.
– А как же Кейт? Наверняка, она ждала тебя.
– Не смешно. И вообще, давай, проваливай, я буду спать.
– А я-то думал, что мы с тобой вдвоем …
– Не сегодня, давай не сегодня.
– Да вижу я, что не сегодня. Ладно, давай высыпайся. Кейт
привет.
Назойливый Филипп ушел, хлопнув дверью. Джонни,
уставший, сидел и не мог найти в себе сил для того, чтобы
перейти на кровать, не говоря уже о душе. Все же встав и по
пути раздеваясь, раскидывая за собой вещи, он упал в по-
стель, не успев даже натянуть на себя одеяло, и сразу засопел.
***
– Куда ты убежала, я чем-то обидел тебя?
 
 
 
Джонни удерживал руку Кейт, которая направлялась ку-
да-то в сторону от людей, танцевавших рядом.
– Нет, нет, конечно же, нет. Ты не мог меня ничем оби-
деть.
– Точно?
– Да.
– Тогда позволь вновь пригласить тебя.
Он любезно отпустив ее руку, вновь протянул руку к ней в
ожидании ответа. Она положила свою руку на его и медлен-
но направилась за ним. Оказавшись вновь в центре неболь-
шой уличной танцевальной площадки, увешанной гирлянда-
ми, они, прижавшись к друг другу, поддались власти музы-
ки. Он нежно касался ее тела, будто боялся сделать что-то
лишнее и обидеть ее чем-то. Переходя шагами с места на ме-
сто, Кейт постоянно смотрела под ноги, чувствуя себя неуве-
ренно. Он смотрел на нее, изучая все черты ее лица, пользу-
ясь тем, что она не видит, и на его лице появлялась легкая
улыбка.
– Ты очень красивая.
Сбившись со счета, она посмотрела на него.
– Перестань смотреть вниз, смотри в мои глаза и доверься
мне.
Она замерла в его глазах, сделав как попросил он, полно-
стью позволив ему вести. Медленная романтичная и спокой-
ная музыка постепенно приобретала страстные латиноаме-
риканские ноты. Не заметив, Кейт начала двигаться быстрее,
 
 
 
сменив простые движения на движения бачаты. Распущен-
ные волосы развивались по сторонам от постоянных резких
рывков вперед и назад, она кружилась, отдаляясь от него и
вновь оказывалась в его объятьях. Быстрые, резкие, точные
движения, он удерживал ее за спину, прогибая, и склонялся
к ее груди, проводя рукой. Не отрывая друг от друга взгляда,
они погрузились в танец. Она подняла руки вверх, прижав-
шись к нему. Он провел по ним своими руками, дойдя да та-
лии, развернул и крепко обнял. Она посмотрела на него из-
под плеча страстным и томным взглядом, он вновь развер-
нув, прижал к себе, столкнувшись тесно лицом к лицу. Они
услышали дыхания друг друга. Нежно коснувшись ее губ, он
страстно поцеловал ее. Отовсюду вокруг послышались апло-
дисменты и свист.
Потом они вновь прогуливались по улицам ночного го-
рода, который даже и не думал ложиться спать. Все вокруг
было освещено и позволяло забыть о темной ночи. Медлен-
ным шагом они продолжали делать танцевальные движения
и прижиматься друг к другу. Джонни проводил по ее воло-
сам, поправляя локоны назад, и вновь целовал ее.
– А вот и рассвет.
– Да, ночь была чудесной, и этот рассвет, он прекрасен!
Они сидели на набережной, держась за руки. Она легла на
его плечо, и вслух вспоминала, как они с ним чудно провели
эту ночь.
Над водной гладью медленно проявлялся солнечный диск,
 
 
 
постепенно таща за собой золотисто-светлое одеяло, кото-
рое вскоре накрыло все и осветило ярким светом. Голубое
чистое небо, свежий бриз, поцелуй двух красивых молодых
людей на берегу. Что может быть романтичнее?
Кейт проснулась с широкой улыбкой на лице. Такой гар-
монии и счастья она не ощущала никогда, это невозможно
было с чем-то сравнить. Музыка, страстный танец, поцелуй
и рассвет. Улыбка не сходила с ее лица, она нежилась в по-
стели и чувствовала себя так, будто все это было в действи-
тельности. Будто она и вправду встретив рассвет, пришла до-
мой и, выспавшись, проснулась. Кейт хотелось в это верить,
и она верила. Если бы сейчас была рядом Алесандра, она бы,
естественно, сделала определенные выводы. Но Кейт еще не
потеряла разума, и не решилась рассказать сестре и оставила
эту тайну в себе. Погрузившись в новую идею, Кейт полдня
провела у мольберта, аккуратно вырисовывая все детали. И
получалось у нее это недурно. Остальную часть дня она про-
вела за работой. Странным новшеством было желание вечер-
ней пробежки по парку, где как обычно она посидела на сво-
ей любимой скамейке и покормила птиц. Алесандра звонила
ей и, довольная разговором, больше не тревожила сестру.
Она говорила о странном поведении сестры Антонио, ко-
торый не понимал, чего она волнуется и так печется о сестре.
Она не понимала, как такая впечатлительная девушка, как
Кейт, так быстро оправилась от тяжелого и ужасного разры-
ва. По ее мнению, она не могла этого так просто забыть и
 
 
 
продолжать радоваться жизни. Поэтому она искала во всем
подвох и ждала чего-то неадекватного от сестры.
Время шло, живот Алесандры рос, подходил срок. Кейт
часто бывала у сестры, помогая по хозяйству, в ремонте дет-
ской, украшая все и клея вместе с Антонио вечерами обои
с разноцветными рисунками. Кейт всегда улыбалась и вела
себя уверенно, раскованно и счастливо. Алесандра постоян-
но донимала ее разговорами и доводами о том, что у нее по-
явился ухажер, на что Кейт широко улыбалась и кивала го-
ловой. Алесандра верила в это, но ей было обидно оттого,
что сестра не показывает ей его.
Кейт продолжала встречаться во снах с Джонни, много
разговаривая, она узнавала каждый раз что-то новое о своем
возлюбленном. Ее счастью не было предела. И разум начи-
нал обманывать ее, путая, где реальность, а где сон. Картина
«Голуби» была завершена, и репродукция была очень хоро-
ша. Кейт часто садилась напротив и смотрела, попивая чай,
вспоминая, как она сама стояла на этой веранде и держалась
за перила. Она каждый раз думала о снах как воспоминани-
ях о прошедших днях.
– Кейт, ты не хочешь с нами на выходных выехать на при-
роду? Мы так давно не были нигде.
– Думаю, что можно было бы.
Согласившись на предложение сестры, она собирала вещи
на грядущие выходные. Иногда она находилась в ясном уме,
и ей вновь становилось не по себе и страшно, казалось, что
 
 
 
рядом кто-то есть и наблюдает за ней. В такие дни она чаще
всего опустошала бутылку вина и, ничего не помня, ложи-
лась спать.
Как-то к ней пришел Кертис и долго стучавшись стоял у
двери. Наверняка, его послала Рози, которая любила лезть не
в свои дела. Но слова молодого человека, вероятнее всего, не
были прочитаны с листка, на котором были изложены слова
«доброй» подруги.
– Кейт, я знаю, что ты дома, прошу тебя, открой мне, по-
говори со мной. За это время я многое осознал и понял, луч-
ше тебя у меня не было никого. Да, я глуп и, скорее всего,
туп, раз мне понадобилось столько времени, чтобы понять
это…
Кейт, не отвлекаясь от своих дел, совершенно не обраща-
ла внимания. Визиты его были не часты, всего раза два он
приходил и пытался поговорить с ней, хотя говорил, каза-
лось, сам с собой и за дверью.
Поменяв мольберт на чистый, она задумалась о новой кар-
тине. «Голубей» она обрамила у знакомого плотника и пове-
сила в гостиной над камином, чтобы вспоминая события в
своих снах, удобнее было наблюдать. Репродуктировать Пи-
кассо ей больше не хотелось и, решив нарисовать так давно
ей нравившиеся подсолнухи, она начала их писать.
***
Джонни закончил роман, издатели были восторге от его
творения. Но для его душевного состояния этого было недо-
 
 
 
статочно. Он часто думал о Кейт, даже написал небольшой
рассказ о них, о том, как они провели время в Каннах. Он по-
казал его другу, который был впечатлен написанным и пред-
ложил ему сделать из этого полноценный роман. Пару раз он
пытался развеяться и выходил на попойки с Филиппом, но
не получая от этого никого удовольствия, вновь возвращался
в свое уединенное и спокойное от всего обыденного жили-
ще, где часами сидел и создавал в себе портреты Кейт. Ему
было одиноко и совершенно не хватало внимания. Не такого
внимания как общение друзей, а внимания женщины. Кейт.
Она была, но ее не было в реальной жизни. Пытаясь завести
роман с очень милой девушкой, он искал все время сходство
и заводил разговоры, которые были у него с Кейт. Филипп
называл его порой умалишенным и говорил, что, возможно,
у него шизофрения, на что Джонни просто усмехался и пе-
рестал что-либо говорить и рассказывать о Кейт. Он не мог
выбросить ее образ из головы, он постоянно был у него перед
глазами. Пытаясь заговорить с ней наяву, он порой понимал,
что находится один в пустой комнате, и ему становилось тя-
жело осознавать свое одиночество. Радовало только то, что
ночами, хоть и не всегда, но все же они были вместе.
–  Спорим, что я возьму тебя на руки и смогу пронести
до самого верху? – Посмотрел он на самый верх окончания
ступеней каньона.
Эквадор открывал перед ними одно из своих заворажи-
вающих и впечатляющих мест. Неописуемая красота окру-
 
 
 
жала их повсюду, Кейт смотрела вниз, облокотившись о ка-
менные перила, выдолбленные в каньоне, нависающим над
шумной и быстрой рекой Пастаса, которая веками оттачива-
ла огромные валуны и скалы, выражая их глубокий цвет, но
при этом придавая зеркальность и гладкость льдинки. Смот-
ря вниз, можно было понять, насколько мал и беззащитен
человек перед этой стихией и ее красотой. Зеленые покры-
тые мхом склоны окружали их, создавая своеобразный ме-
шок, из которого можно было выбраться лишь поднявшись
по искусно выдолбленной в каньоне лестнице. Не такое боль-
шое количество ступеней имела эта лестница, но ее угол и
расположение слегка пугали. Кейт слышала, о чем говорит
Джонни, но не могла оторвать взгляд от быстрого потока во-
ды, разговаривая с ним из-за спины.
– А на что же мы будем спорить? – Джонни хитро улыб-
нулся.
– Ну, может, обсудим это там, наверху?
– Ну, конечно же! Какие интересные правила ты выдумы-
ваешь.
Кейт повернулась к нему лицом, и Джонни уловил пре-
красный пейзаж, с которого можно было бы писать портрет
Кейт.
– Ты так красива!
Подойдя к ней, он крепко обнял ее, и они вместе смотрели
на реку.
– Она прекрасна! Ты только вглядись в эти цвета, а вода
 
 
 
будто взбивается о камни.
– Чудесное место, таких мест, наверняка, множество. Ты
представляешь, сколько еще нам предстоит увидеть?!
– Да , в этом ты прав.
Подняв ее на руки, он направился к ступеням, затем мед-
ленно и осторожно стал по ним шагать.
– Но мы ни о чем не договаривались.
– А спора уже и нет.
– А отчего тогда ты меня несешь на руках?
– Потому что мне хочется носить на руках свою возлюб-
ленную.
Широко улыбаясь, она не давала ему забывать, чтобы он
был внимателен, не оступился и меньше смущал ее своим
взглядом.
–  Сколько же на земле удивительных, чудесных мест!
Включая твои глаза.
– Перестань, твой взгляд всегда так пронзителен, он сму-
щает меня.
Добравшись до верху, он не спешил отпускать ее, продол-
жая держать ее на руках, и не отрываясь от ее глаз.
– Так бы и утонул в них, в этих глубоких очаровательных
глазах.
– А я бы в свою очередь утонула в твоих.
Проснувшись и лениво потягиваясь, Кейт не желала вста-
вать. Идя до кухне, она слегка пнула ногой сумку, которую
собрала в поездку на природу.
 
 
 
– И зачем я туда еду? Вот, что мне там делать, помимо
того, что Алесандра вновь будет пытаться разглядеть во мне
что-то странное. Быстрей бы она уже родила, и ее забота обо
мне сразу же ушла на задний план.
Надевая спортивную одежду, Кейт посматривала в строну
спальни.
– Интересно, ты сегодня навестишь меня?
Подобрав с пола спортивную сумку, она направилась к ма-
шине.
– Я рада, что ты с нами!
– Ну, как же вы без меня?! Я же вам очень сильно нужна.
–  Не ёрничай. Ведешь себя как подросток, какие-то ка-
призы.
– Нет, что ты, тебе кажется все в порядке, и я рада нашему
выезду.
– Вот и отлично. Все, садимся. Антонио, давай уже быст-
рее.
Построив всех, Алесандра, держа свой тяжелый живот, се-
ла на переднее сидение.
– Хорошо, что ты все же решилась оставить машину, а то
поехали бы на двух. Еще бы приспичило тебе уехать.
– Смотри, мы ведь еще не доехали, а ты сама подаешь мне
идеи.
Алесандра села ровно и пристегнулась. Слегка потрепав
по щекам Антонио, довольная, она сидела молча. Кейт рас-
положилась поудобнее и обняла Кристи.
 
 
 
– Тетя Кейт, а мы покатаемся на лодке?
– Конечно, если мама нам разрешит.
– Мама, ты же разрешишь нам с тетей Кейт?
– Да, да, да, все, что угодно, только без криков и истерик.
– Ты так и не сказала, куда мы едем.
– Это сюрприз.
– Ну хорошо, а долго ехать?
– Да, прилично, можете даже поспать. Я уверена, вам это
место придется по душе.
Дорога в непонятном направлении растянулась почти на
пять с лишним часов, и Кейт не успевала разглядывать
незнакомые пейзажи. Она расслабилась и, положив на свои
колени голову Кристи, поглаживала ее золотистые локоны.
Алесандра тоже заснула, Антонио видел, что Кейт не спала,
но так и не нашел тем для разговоров. Так и не сомкнув глаз,
она все же дождалась приезда на загадочное место. Место и
вправду было необычным и чудесным. Это была одинокая
ферма у реки со своим небольшим мостиком и мельницей.
Услышав шум подъезжающей машины, хозяева дружелюбно
вышли на улицу встречать гостей.
– Боже мой, яблони! Антонио, столько яблонь!
От восторженного крика Кейт проснулись Кристи и Але-
сандра. Хозяин сразу махнул, указав, чтоб машину паркова-
ли за домом.
– Как же тут необычно красиво! Где ты нашла это место?
–  В интернете, я познакомилась с ними и, общаясь, мы
 
 
 
решили приехать сюда и снять у них пару комнат.
– Да, Алесандра, ты меня удивила!
Кейт восторженно продолжала рассматривать все вокруг.
Познакомившись с добрейшими хозяевами этого прекрас-
ного места, они направились по своим комнатам. Скром-
ное оформление, ничего особого, но в этом всем был свой
необычный шарм. Две кровати стояли напротив друг друга,
шкаф в углу, писчий стол с лампой и стул.
– Вот и все, Кристи, живем вместе. Выбирай себе кровать.
Она забежала в комнату и прыгнула на кровать у окна.
– Тут, я буду тут!
– Как скажешь. Только вот наше катание на лодке, види-
мо, отменяется, по этой небольшой речушке вряд ли далеко
уплывешь. А вот по яблоневой посадке мы обязательно по-
гуляем. Ты заметила, какие там красные и спелые яблоки?
Уединенная ферма в полях промеж ржи, яблоневых и
кукурузных насаждений. Рядом с домом паслись овцы, а
в конюшне было слышно ржание лошадей. Чистый уголок
с особой атмосферой. Голубая быстрая речушка разделяла
небольшим деревянным мостом поле и дом. Стоя на мосту
можно было покормить уток, как это любит делать Кейт,
правда, не диких, как в парке, у дома, местных, ручных, но
все же этого желания отнять у Кейт было невозможно. Пе-
рейдя через скрипучий старый мостик, сразу же попадаешь в
золотое колосящееся поле ржи. Стоило пройти вперёд, и ста-
новилось слышно, как наполненные колоски бились друг о
 
 
 
друга. Стрекозы, взлетая, бились о тело. Можно было лечь в
поле и часами смотреть на голубое-голубое небо, будто взби-
тое молочной пенкой. Из-под колосков виднелась мельница,
возвышавшаяся рядом с домом. Кейт лежала на земле, со-
рвав сухой стебель, который ломался, стоило на него нада-
вить и, прикусив его зубами, лежала, смотря на небо, созда-
вая из разлитой пенки какие-то образы. Это место казалось
ей намного лучше тех пафосных мест, куда возил ее Брайн.
– Вот если бы Джонни мог, я уверена, что он привез бы
меня именно в такое место, и сейчас мы лежали бы с ним
вдвоем, держась за руки и целуясь.
Замечтавшаяся Кейт лежала и не отрывала взгляда от пре-
красного вида.
– Кейт!!! Где ты?
Алесандра вышла из дома, зазывая Кейт на ужин. Кейт не
торопилась откликнуться, продолжая лежать в траве и поже-
вывать тростинку.
– Кейт, я знаю, что ты меня слышишь. Не заставляй нас
ждать тебя.
Кейт встала, стряхнула с себя мусор и направилась к дому.
Спокойствие и тишина, окружение хороших людей и при-
роды. Кейт наслаждалась каждой минутой, проведенной в
этом чудесном месте. Общаясь с сестрой, играя как дитя с
племянницей, бегая вокруг яблонь, Кейт устала и сразу же
заснула, не успев положить голову на подушку. Она просну-
лась утром слегка недовольной оттого, что ей ничего не при-
 
 
 
снилось. На второй день им показали небольшое озеро, на
котором Кейт выполнила обещание о прогулке на лодке. По-
ка Алесандра готовилась к пикнику, Кейт и Кристи пере-
бирали веслами, то кружась на месте, то плывя кормой. Но
все же это было неважно, главное, что на лице Кристи была
улыбка, от которой становилось тепло Кейт.
Кристи играла с отцом в бадминтон, а сестры, располо-
жившись на лужайке, говорили о своём. Алесандра полуле-
жала, облокотившись, и свободной рукой гладила свой жи-
вот.
– Уже совсем скоро.
– Да, совсем скоро, и в доме будет шумно как никогда.
– Это же прекрасно, не правда ли?
– Да, конечно. Давай поговорим о тебе.
– Почему и о чем?
– Скажи мне правду, у тебя есть кто-нибудь или нет? Ты
в последнее время такая сияющая, радостная, довольная. И
не хочешь со мной поделиться своими впечатлениями. Это
на тебя совсем не похоже. Скажи мне, что происходит?
– Все в порядке. Да, у меня есть молодой человек, но он
редко бывает в городе.
– Как это, редко? Тогда как вы познакомились? И как же
его зовут?
– Я как-то гуляла и попала под дождь.
– Под дождь? Какой дождь?
– Какой дождь?
 
 
 
Поняв, что пытается пересказать сестре сон, о котором
она уже ей говорила, она стала запинаться и путать сестру.
– Была я, значит, в кафе…
– Так причем тут дождь, Кейт? Ты мне врешь.
– С чего ты взяла? И почему ты так думаешь?
– Под дождь попала, и в кафе сидели, а зовут его Джонни.
Так? Кейт, скажи мне, что это не так, пожалуйста, скажи, что
это не так.
Кейт опустила глаза и, вздыхая, не могла ничего ответить.
– Кейт, ну скажи мне, что я не права.
– Ты не права. – Промямлила она шепотом.
– Скажи мне это в глаза.
Кейт смотрела в ее глаза, Алесандра побледнела, и ее гла-
за стали блестеть, и казалось, что она вот-вот заплачет.
– Ты не права! Это не так и ты все неправильно думаешь.
–  Я не верю тебе, понимаешь, не верю! Ты погрязла в
мечте! Что ты делаешь? Зачем ты строишь вокруг себя ил-
люзию.
– Нет никакой иллюзии. О чем ты говоришь?
– Это неразумно, ты что, совсем в отчаянии?
– Мама, я хочу есть, – перебила их беседу Кристи с прось-
бой сделать ей бутерброд. Антонио понимая, что что-то меж-
ду ними не ладно, попытался помочь потушить разгоравшу-
юся ссору и остался рядом с ними, думая, что при нем они
не станут ссориться.
– Кейт.
 
 
 
– Давай не сейчас.
– Девочки, прошу вас, не ссорьтесь.
– Видимо, все же зря я не на машине, испорчу вам отдых
своим присутствием.
Кейт нервно встав, посмотрела с сожалением на Антонио
и направилась в сторону яблоневой посадки. Усевшись под
деревом подальше от дома, чтобы ее никто не увидел, она,
утирая нос, разревелась.
– Почему все так, почему…? Алесандра права, видимо,
я в отчаянье или безумная. Ведь действительно это ненор-
мально и неразумно. Я верю в любовь во сне, я полюбила
парня из сна. И долго это будет продолжаться? Что же это
такое происходит? Неужели я совсем такая неудачница, что
все так складывается?
Разговаривая сама с собой и вытирая слезы о край платья,
она сидела достаточно долго одна для того, чтобы Алесанд-
ра, забеспокоившись, пошла искать ее. Найдя, она уселась
рядом, поначалу немного помолчав, все же собралась мыс-
лями.
–  Как ты не понимаешь, что я люблю тебя? Ты же моя
родная, и ближе, чем ты, у меня нет никого. А сейчас вся эта
ситуация, она просто пугает меня. Я совершенно не знаю,
о чем думать и как тебе помочь. Я вижу тебя редко. Даже
живя с Брайном, ты бывала у меня чаще. Редко звонишь, не
отвечаешь на звонки. Начала рисовать картины, и надо же,
нарисовала именно то, что тебе приснилось. Вероятно, что
 
 
 
ты сидишь дома и не бываешь ни с кем и нигде. И ясно, что
у тебя нет никого. Но я не понимаю твоего эйфоричного со-
стояния, оно меня пугает. Это не нормально, тебя радует ка-
кая-то мечта, сон, иллюзия. Ты строишь рядом с собой но-
вый мир, в котором тебе хорошо и уютно, и ты радуешься
этому. Знаешь, чего я боюсь? Того, что ты запутаешься и не
сможешь вернуться. Ты скоро окончательно потеряешь ра-
зум и не поймешь, где реальность, а где сон. Ты думаешь, я
этого не вижу и не чувствую? Поначалу я подумала, что все
хорошо, и радовалась твоему состоянию. Но со временем по-
няла, что к чему, ты не можешь дать мне ответы на вопросы.
Дома у тебя постоянно бардак, и ты совсем забыла о Франко,
которого так сильно любила. Вот скажи, как мне относиться
к этому, как? Как относиться к тому, что моя сестра выду-
мала себе парня, с которым общается и днем и ночью, нахо-
дясь одна в квартире? Это, наверно, моя ошибка, не нужно
было отпускать тебя домой и верить в то, что все хорошо.
Тебе ведь одной сейчас так удобно. Верно? Кейт, ну объяс-
ни мне, что это, и как мне это принять? Я не могу больше
так, мне хочется просить помощи у людей, знающих в этой
сфере толк.
Кейт слушала все то, что говорила ей сестра, и пыталась
осознать и довести до себя ее слова. Но все же разум ей пе-
речил, будто говоря, не слушай ее, она тебя не понимает.
– Да, ты права, все именно так, как ты говоришь, я не могу
объяснить ни себе, ни, тем более, тебе того, что происходит.
 
 
 
Потому что я не знаю этому объяснения.
Кейт решила рассказать все как есть сестре.
– Я почти каждую ночь во сне встречаюсь с ним, и это все
настолько реально, что действительно я начала верить этому
всему. И да, я запуталась. Когда я одна дома, я говорю с со-
бой и жду ответа, порой мне кажется, что он отвечает мне. А
ночь – это реальность, а день – это сон. Я стала жить во сне.
Почти каждую ночь мы бываем в каких-то местах, которые
я не то чтобы не могла видеть, а вообще и не догадывалась
об их существовании. А проснувшись, я все время смотрю,
есть ли на самом деле такие места. И они всегда оказываются
реальными, все точь в точь как во сне, я даже знаю, что и как
на ощупь и какая там погода, я знаю, как хрустит под нога-
ми Каннский песок. Понимаешь, это все настолько реально,
наши с ним разговоры, совпадение интересов, то, как он ме-
ня обнимает. Это все я ощущаю на себе, когда просыпаюсь,
тепло его рук и губ. Оно все так реально … Алесандра, я не
знаю, почему так, не знаю… и мне самой кажется, что это
ненормально, и меня это пугает иногда очень сильно. Я чи-
тала научные статьи, но нет ничего объясняющего такой фе-
номен. Просто не может быть, что мне каждую ночь снится
моя вторая жизнь. Алесандра, прости меня, что я врала тебе.
Я не знаю, что мне делать и как себе помочь. Как вернуться
в реальность и забыть эти сны. Даже сейчас, сидя тут с то-
бой, мне не кажется это реальным, а больше похоже на сон.
Я запуталась, а просить у тебя помощи я не могу. Я столь-
 
 
 
ко нервов тебе потрепала. Мне так стыдно за себя, в свои
почти тридцать один год я схожу с ума. И тебе приходится
нянчиться со мной как с маленькой, переживать за меня. Как
же мне стыдно! Ты в таком состоянии, и я тебя так подво-
жу. Только перестань из-за меня нервничать и переживать. Я
уверена, что справлюсь с этим сама. Наверно, чтобы начать
это все осознавать, мне нужно было, чтобы ты мне дала все
это увидеть.
– Ты думаешь, что сможешь сама с этим справиться? А
если, как ты говоришь, он бывает в твоих снах, он так и будет
бывать в твоих снах. Что тогда? Ты же не сможешь его про-
гнать. Я считаю, что тебе нужно обратиться к специалисту.
– Алесандра, дай мне возможность разобраться самой. Не
нужно специалистов. Я сама!
– Я сомневаюсь, Кейт, если бы это была неделя или что-
то около того. Но это ведь уже затянулось на месяцы. Это в
тебе засело на психологическом уровне. Ты не справишься.
Просто так ты решила пережить разрыв с Брайном. Ты вооб-
ще это помнишь? Просто кто-то впадает в депрессию, пьет, в
конце концов, или заедает. А у тебя случилось такое. Ты за-
щитила себя сама таким образом от тяжелых переживаний.
Вот когда ты в последний раз вспоминала о Брайне?
– Зачем ты напоминаешь мне о нем?
– Оттого, что такие отношения не забываются за неделю.
И не улыбаются всем прохожим, будто все нормально.
– То есть, тебе было бы легче, если бы я страдала?
 
 
 
– Не в этом дело, мне от этого ни в коем случае легче не
станет. Но я никак не хотела, чтобы ты замкнулась в себе и
свихнулась.
– Я не свихнулась.
– Кейт, если тебе не помочь, к этому все и идет. Это хоро-
шо, что ты сейчас начала осознавать. Я тебя прошу, походи
к врачу, пусть он тебе поможет.
– Давай так, я сама попробую справиться с этим, а если у
меня не выйдет, то я обращусь к доктору.
– И сколько же ты собираешься сама?
– Неделю, хотя бы неделю.
– Через неделю я рожу, и мне будет не до тебя.
– Алесандра, прошу тебя.
– Хорошо, ну хорошо. Неделю. Кейт, обещай мне, что все
это прекратится. Иначе я сама вызову к тебе врачей, и будут
они тебя лечить не дома.
– Хорошо, я согласна.
Кейт обняла крепко сестру и, тяжело вздыхая, с облегчен-
ной, но запутанной душой вновь пустила слезу. Не удержав-
шись, заплакала и Алесандра.
– Прости меня, прости, что я такая.
– Все хорошо, Кейт, все хорошо. И всегда все будет хоро-
шо. Я понимаю, что тебе сейчас очень тяжело, но мы спра-
вимся, я тебе это обещаю.
– Нет, Алесандра, я справлюсь. Я не хочу, чтобы ты пере-
живала обо мне.
 
 
 
– Обещай мне, что каждый день будешь заезжать ко мне,
чтобы я видела, что все в порядке.
– Хорошо, каждый день. И могу оставаться у тебя, если
ты не против?
– Конечно нет, какие глупости ты говоришь!
– Гостиную же никто не занял.
Рассмеявшись, они слегка разрядили обстановку. Кейт
пыталась шутить, чтобы Алесандра перестала думать о пло-
хом. Утирая друг другу растекшуюся косметику с глаз, они
потихоньку шли к веранде, где их ждали Кристи и Антонио.
Кейт лежала в постели, уставившись в потолок, ей хоте-
лось спать, но она боялась закрыть глаза, чувствуя, что не
сможет справиться с обещаниями, которые дала сестре. Дол-
го думая об этом, она все же заснула.
***
– Ты говорила, что никогда не была на море.
Кейт стояла с закрытыми глазами, ощущая под ногами
мягкий песок, теплую воду, которая то накрывала теплом, то
отходила. Убрав руки с ее лица, Джонни стал входить в воду.
Ее взору открылось райское место. Белый песок под но-
гами напоминал на ощупь муку, такой мелкий, белый и чи-
стый, он даже не был мелким, он был будто общей массой.
Море, лазурное море, прозрачное, такое теплое, нежное. Чи-
стый горизонт, и ни единого пятнышка. Изогнутые свисаю-
щие над водой пальмы и лежащие на песке кокосы, яркий
разноцветный попугай, сидевший на ветках, громко крича-
 
 
 
щий, привлёк внимание на некоторое время, пока не сорвал-
ся с ветки и, расправив свои большие крылья, не улетел ку-
да-то вдаль. Пытаясь проследить за ним, она развернулась и
увидела небольшое бунгало, напоминающее те, что в филь-
мах про Робинзона. Она пыталась разглядеть его, вплоть до
малейшей детали. И обратив внимание, что это единствен-
ное близстоящее строение, она посмотрела на Джонни, ко-
торый по пояс стоял в воде, вытянув руки к ней. Яркие си-
яющие краски, теплое, ласковое солнце. Шум моря, птиц и
голос, который так грел душу.
– Кейт, идем ко мне.
Она медленно делала шаги, пытаясь нащупать все, что
есть под ногами, но кроме песка, там ничего не было. Бе-
лоснежный купальник закрывал ее аккуратные небольшие
формы.
– Иди же быстрее.
Она протянула руку, он подтянул ее к себе и зажал в своих
объятьях.
– Ты ангел в этом раю.
Его поцелуи были бодрящими и нежными, она таяла в его
руках и снова оживала.
Они резвились в воде, уплывая и догоняя друг друга. Она
сидела на прогнутой над водой пальме и смотрела на то, как
он лежал на спине в воде. Вода держала его на плаву и слегка
покачивала.
Она рассматривала его тело, волосы, которые расплыва-
 
 
 
лись под водой.
– Мы здесь совсем одни.
– А кто нам еще нужен?
– Ты прав, никто.
– Мне кроме тебя не нужен совершенно никто. Ты для ме-
ня и друг, с которым можно поговорить, и девушка, с кото-
рой мне так хорошо проводить время.
Подойдя к ней, он обхватил ее ноги и, сняв с пальмы,
вновь погрузил ее в воду, где не отпускал ее, лаская и обни-
мая.
***
– Тетя Кейт, проснись. Мама просила разбудить тебя, что-
бы ты спустилась на завтрак, и сказала, что нам скоро нужно
уезжать.
– Хорошо, сейчас, малышка, – слегка охриплым голосом
ответила еле открывающая глаза Кейт. Кристи сразу же убе-
жала к матери, дав Кейт проснуться и собраться.
– Я люблю тебя, Джонни! Как же мне с этим жить?!
Приведя себя в порядок и притворившись, что все в по-
рядке, они позавтракали и отправились домой. Молча, не
разговаривая ни с кем, они ехали обратно. Кейт смотрела в
окно и вспоминала о теплом солнце и ласковом море, повто-
ряя постоянно слова Джонни, и закрывая мечтательно глаза.
Весь день прошел в дороге. Распрощавшись с сестрой, она
пообещала, что завтра обязательно заедет.
Дома, встав перед зеркалом и распустив свои влажные по-
 
 
 
сле душа волосы, она смотрела на себя то ли с жалостью и
сожалением, то ли просто уставшим взглядом. Оглядываясь
по сторонам, она убеждалась, что одна.
– Джонни, – произносила она, и в ответ не слышала ни-
чего. – Алесандра права, я схожу с ума. Мне нужно что-то
делать. Напившись кофе, она села за рабочее место и пыта-
лась отвлечь себя от сна. Выпивая по чашке крепчайшего ко-
фе почти каждые полчаса, она сидела со стеклянными гла-
зами. Приняв бодрящий душ, который все же разбудил ее
на какое-то время, она закончила работу и села за просмотр
фильма. Поставила ноутбук на журнальный столик, который
вернулся на свое обычное место, а мольберт вместе с полот-
ном поставила подальше в угол. Укрывшись теплым пледом,
с чашкой крепкого кофе в руках, она смотрела фильм, кото-
рый нагонял на нее тоску. Просидев так почти до пяти утра,
она все же заснула, там же, где и сидела, посапывая и подтя-
гивая на себя плед.
***
– Помоги мне отвлечься.
– Это что за странная просьба от тебя в такое время суток?
И что я сейчас должен кроме завтрака тебе предложить? Я
еще даже не проснулся.
– Филипп, ты мне друг или нет?
– Хорошо, хорошо. Заеду за тобой в течение часа.
Заказав себе на завтрак кофе и поджаренный бифштекс,
любопытный Филипп поинтересовался состоянием взволно-
 
 
 
ванного друга.
– Что с тобой? На тебе лица нет.
– Я не могу больше так! Меня раздражает этот безжизнен-
ный пустой город!
–  Как это безжизненный? Вполне живой, это ты проси-
живаешь его в своей квартирке. Да, в последнее время ты
странный. Ты же закончил книгу, можешь расслабиться, по-
ка не приступил к новой.
– Да, наверно, ты прав, мне нужно расслабиться, но я не
знаю как, у меня не выходит. Постоянно какое-то волнение
и суета. Я не хочу тут оставаться, наверно, мне стоит куда-то
уехать.
– Например?
– Мне предложили быть добровольцем в поездке в Афри-
ку.
– О, отлично, поездка в теплые места.
– Не совсем так, быть добровольцем в помощи больным
детям, заболевающим смертельным вирусом.
–  Ты что, ненормальный?!  – Бросив приборы рядом на
стол, занервничал Филипп.  – Ты сам слышишь, что гово-
ришь? Доброволец и смертельный вирус. Ты понимаешь,
что, вероятно, ты сам можешь подхватить что-нибудь?
– Да, понимаю, и меня предупредили об этом.
– Ты больной, ты ненормальный! – Схватившись за голову
и растрепав волосы, кричал Филипп.
– Это мое решение.
 
 
 
– Твое решение, которое ты принял в течение скольких
минут? Двух, пяти…? Нет, друг мой, об этом не будет даже и
речи. Ясно тебе! Вот лично я тебя никуда не отпущу. Только
через мой труп! Я все сказал! Да, еще нужно бабу тебе, вот
она бы выбила из тебя всю твою дурь.
– Нет, это решение пришло ко мне не сразу, а в течение
недели.
– То есть, ты дописал и сдал книгу. И в минуты безделий
ты решил подумать об этом. Слушай, ты такой тип людей, ко-
торым, вероятно, не стоит отдыхать и останавливаться. А то
у вас мысли странные возникают. Ты, давай-ка, сядь и начни
работать над новой книгой.
– Я не могу, голова забита не тем.
– Правильно, это оттого, что ты ее забил всякой чушью.
Джонни усмехнулся над причитаниями друга. И все же
остался при своем мнении.
Больше не заводя этой беседы ни с кем, он все же решил
ехать, не видя смысла продолжать жить так в одиночестве
и мечтать о нереальной Кейт, о которой были все его мыс-
ли. Он был влюблен в нее и понимал, что не сможет жить
без нее, и осознавал, что это лишь мечта, которая разъедает
его изнутри. Он не видел больше выхода, как бросить все и
уехать, отдавшись судьбе, которая решила бы за него, что с
ним делать.
В одиночестве он ходил по комнате, не находя себе ме-
ста. Дождавшись, когда засвистит чайник, он заварил себе
 
 
 
большую чашку кофе и включил первую попавшуюся радио-
станцию. Сделав погромче, он встал у окна и смотрел как на
шумный холодный город отпускается ночь.
Он обернулся, когда заиграла знакомая мелодия, и текст,
который растрогал его до слёз. Он вслушивался в слова, и
сердце будто заливалось этим горячим кофе. Оно сжималось
и не отпускало, ему было тяжело дышать. Поставив чашку
на подоконник, он уперся обеими руками и словно волк, го-
товившийся завыть на луну, замер в ее свете.
You are not alone
Исполнитель: Michael Jackson
Another day has gone
I'm still all alone
How could this be
You're not here with me
You never said goodbye
Someone tell me why
Did you have to go
And leave my world so cold
Everyday I sit and ask myself
How did love slip away
Something whispers in my ear and says
Chorus:
You are not alone
For I am here with you
Though you're far away
 
 
 
I am here to stay
You are not alone
I am here with you
Though we're far apart
You're always in my heart
You are not alone
All alone
Why, oh
Just the other night
I thought I heard you cry
Asking me to come
And hold you in my arms
I can hear your prayers
Your burdens I will bear
But first I need your hand
So forever can begin…
Тусклое освещение зала не давало разглядеть каких-ли-
бо ярких красок, огромный оперный театр был похож на ко-
рабль. Множество позолоченных лож были похожи на окна
кают, все было темно-бордовым и золотым. Изысканная хру-
стальная люстра, занявшая весь верх, освещала, будто солн-
це в небе, потолок со старинными фресками на голубом фо-
не. Кейт смотрела на это все и сложив руки на коленях, си-
дела, боясь сдвинуться с места.
– Ну, что ты, расслабься! Тем более, в этой ложе мы одни.
Свет медленно потух, освещенным осталась лишь оркест-
 
 
 
ровая яма, Кейт пыталась рассмотреть, сколько же там сидит
людей, держа в руках скрипки и смычки. Медленно вошел
седоватый мужчина, которого все поприветствовали гром-
кими аплодисментами, и он, кланяясь, занял место дириже-
ра.
Все затихло, и полилась музыка.
– Это Кармен? – Удивленно и радостно спросила она.
– Да.
Через некоторое время раскрылись тяжелые портьеры и
началось действие. На сцене было множество людей, солда-
ты любуются красивыми девушками, занимающимися чем-
то … Сопрано Микаэллы и тенор Хозе захватили Кейт, ко-
торая не могла усидеть на месте и пыталась привстать, пы-
таясь подойти к краю балкончика, но Джонни удерживал ее
на месте.
***
Щурясь от яркого солнца, она отворачивалась в сторону,
ворочаясь на диванчике в гостиной, где так и заснула и про-
спала до обеда. Кейт как ни в чем не бывало без каких-либо
эмоций поставила сюиту Кармен и пошла умываться, подпе-
вая в душе.
– Я схожу с ума! Все, с этим что-то надо делать. Я не могу
больше так.
Она сидела за столом, расставив рядом приборы. Не удер-
жавшись, внезапно закричала во весь голос, пока у нее не
защекотало в гландах, раскидав на пол всю посуду со стола.
 
 
 
– Я не могу так больше, я не понимаю, где я!
Встав со стола, она зарыдала и, придерживая руку у рта,
словно обессилев, упала, затем усевшись на пол, стала отби-
вать ноги и руки об пол. Свернувшись, она лежала на полу
и не двигалась, лишь только что-то шепча себе под забитый
нос.
Зазвонивший телефон слегка пробудил ее от истерии,
приподнявшись, она утерла слезы и встала с пола.
– Да.
– Чего у тебя такой хриплый голос?
– Все в порядке, я только встала.
– Время уже почти вечер.
– Я легла очень поздно.
– Ты приедешь?
– Алесандра, я не в состоянии. Только встала. Надо рабо-
тать. Давай, завтра, хорошо?
– С тобой точно все в порядке?
– Да, да, точно.
Швырнув телефон на диван, она вновь направилась в ван-
ную, включила холодную воду, чтобы пробудиться и, дрожа,
стояла под струей ледяной воды.
Уже на следующий день Кейт слегла с температурой, пы-
таясь лечить себя подручными средствами, еле передвигаясь
по дому. Сообщив об этом сестре, она напрочь запретила ей
приезжать навещать ее. Алесандра, естественно, ослушалась
и, надев повязку, пришла к ней с большим пакетом лекарств.
 
 
 
Кейт лежала в постели не вставая, смотря как сестра бе-
гает рядом с ней. Ей становилось так приятно и радостно,
что у нее есть такой близкий человек, как она. Алесандра за-
мерила ей температуру и растерла тело, дала лекарства. Сев
рядом на кровати, прижала ее к себе.
– Алесандра, я не знаю, как тебя благодарить. Ты все, что
у меня есть.
–  Не говори так. Ты моя сестра, я по другому не могу.
Когда же ты это поймешь уже?
– У тебя своя семья. А ты все со мной.
– Так, перестань! И вообще, сегодня я останусь с тобой.
А то у тебя сильный жар. Или поедем к нам.
–  Нет, давай, ты поедешь одна. Алесандра не возись со
мной. Тебе нельзя.
– Я чувствую себя хорошо, и, думаю, что сегодня я точно
не рожу.
– Ты заболеешь.
– Кейт, все будет в порядке.
– Нет, Алесандра, уезжай, пожалуйста.
– Кейт, сегодня я тебя не оставлю, и точка. А завтра по-
смотрим.
Кейт лежала в полудреме то открывая, то закрывая глаза,
постоянно двигаясь и ища под одеялом место похолоднее,
чтобы остудить тело. Алесандра тяжело вздыхала и держа-
лась за живот.
– Кейт, Кейт!
 
 
 
– Что? – Несмотря на свое состояние, она приподнялась
и посмотрела на нее.
– Кейт, мне пора.
– Что? Как? Что мне делать?! – Вскочила она с постели,
побежала за телефоном, вызвала скорую и позвонила Анто-
нио. Она уселась рядом с сестрой, укутавшись в халат и не
понимая, что делать, она взяла ее за руку.
– Дыши, дыши чаще! – Показывала она ей, как надо ды-
шать, вдыхая и выдыхая.
– Как же ты?
–  Алесандра, не глупи,  – рассмеялась Кейт оттого, что
Алесандра даже в таком состоянии думала о ней.
– Уже скоро у тебя на руках будет малыш. И хоть сейчас
не думай обо мне.
Вскоре приехала скорая, и поднявшиеся врачи аккурат-
но забрали Алесандру. Добрый врач улыбнувшись приложил
руку ко лбу Кейт.
– Справишься сама?
– Конечно.
– Пей побольше воды и поспи. За сестру не беспокойся,
все будет хорошо.
Кейт проводила их, смотря в окно до последнего, пока ма-
шина скорой помощи не скрылась из виду. Она вновь позво-
нила Антонио и поговорила с ним немного. Он успокаивал
ее и звал к ним, на что она любезно отказалась и он, зная о
том, что она больна, не стал настаивать. В переживании Кейт
 
 
 
не могла заснуть, а лишь лежала и ворочалась, дожидаясь
звонка от Антонио.
Антонио позвонил в часа два ночи и сообщил ей радост-
ную новость о появлении племянника. Кейт была очень рада
этому, и ей хотелось поговорить с сестрой и порадоваться с
ней вместе. Наконец, успокоившись, узнав благую весть, она
попыталась заснуть. Жар так и не спадал, и она, заснув, во-
рочалась в кошмарах.
– У вас все в порядке? – Любезно спросила ее стюардесса,
слегка дотронувшись до её руки.
– Да! Да, все в полном порядке.
Она повернула голову и увидела рядом молодую, симпа-
тичную девушку, людей, которые ходили по салону, в тесно-
те раскладывая вещи. Попутчица улыбнулась ей, Кейт кив-
нула в ответ и крепко вцепилась в кресло. Наступила тиши-
на, Кейт закрыла глаза, ее бросало в жар …
– Кейт! … Кейт! – Услышала она и повернула голову на
зов.
Увидев молодого парня, который тянул к ней руку, она
признала в нем Джонни.
– Кейт, помоги мне…
Самолет резко затрясся…
– А-а-а!!!
Кейт проснулась и от испуга закричала, тело ее было мок-
рым и липким, лоб холодным, а лицо бледным. Она прове-
ла рукой по лицу и, вытерев потные капли, опустила руку
 
 
 
к сердцу. Оно колотилось, словно пыталось выпрыгнуть из
груди.
Ничего не понимая, она встала с постели и, взяв стакан с
комода, выпила до дна. Померив температуру, она вновь по-
ложила голову на подушку. Температура была высокой и со-
всем не собиралась спадать. Кейт позвонила на работу и со-
общила о своем состоянии, чем на той стороне очень сильно
возмущались и были недовольны. Затем позвонив Алесан-
дре, она все же услышала ее голос, и наконец смогла погово-
рить с ней. Алесандра чувствовала себя хорошо, ни на что не
жаловалась и уже держала сына на руках. Кейт довольная со-
стоянием сестры, выпив лекарств, укуталась и закрыла глаза.
–  Джонни,  – раскрыла она широко глаза и уставилась в
потолок. – Джонни, это ты … И тогда, когда я впервые видела
этот сон, это был ты?
Она не знала, о чем думать и как соединить все это во-
едино.
– С ним что-то не так, боже, что это еще такое? Как это
понимать?
Вновь встав с постели, она заварила себе чаю с травами
и, отрезав дольку лимона, кинула в чай. Расположившись на
диване, она смотрела на картину. Мысли не могли встать на
место, постоянно путаясь. Проведя день в раздумьях, Кейт,
так и не сбавив жар, рухнула в постель. Вновь долго вороча-
лась, и казалось, что тело охвачено огнем. Она то откидыва-
ла одеяло, то вновь, замерзнув, натягивала. Долго ворочаясь,
 
 
 
все же заснула.
– Совершает посадку самолет компании…
Кейт покружилась вокруг себя, и поняла, что находится в
терминале аэропорта. Она увидела в толпе Джонни, который
направлялся на посадку самолета.
– Джонни! – Она махала и кричала ему, но он не слышал
ее. Пытаясь бежать к нему, она почувствовала тяжесть в но-
гах. Вновь пыталась закричать, но у нее пропал голос.
Проснувшись посреди ночи, она думала об этом и долго
не могла заснуть. Но все же вновь погрузилась в сон.
– Кейт…. Помоги мне …
Вновь проснулась в испуге. На улице было уже светло. По-
щупав себя, она почувствовала, что жар, наконец, спал. Со-
бравшись немного мыслями, она встала, не торопясь приго-
товила завтрак.
Сменила постельное белье и закинула все в машинку. Ре-
шив успокоиться, собраться мыслями и разложить все по по-
лочкам, Кейт села на кровать, и положив голову на подушку,
вспоминала все до малейших деталей. Роясь в памяти, она
вспомнила, что видела рейс и направление самолета. Вско-
чив, набрала в интернете все данные и увидела, что действи-
тельно такой рейс назначен через пару дней.
– Как же это так? Послезавтра, послезавтра…
Она сидела опустив руки и не знала, что думать.
– Я должна там быть, – спешно сказала она и вновь заду-
малась над этим. – Но мне нужно будет сесть в самолет. Как
 
 
 
я это сделаю? Нет, я не могу.
Она встала со стула и начала ходить по комнате от угла к
углу, тормоша волосы и грызя ногти.
– Я знаю, что ты там, я чувствую, что я нужна тебе. Ну как
же так, как же мне это сделать? Нет, это глупость, это оче-
редной дурацкий сон. Кейт, соберись, не глупи, ты будешь
верить снам? Что ты делаешь?! Нет, ты не будешь больше
думать об этом. Сейчас ты выйдешь на прогулку и сходишь
навестить сестру. Да, именно так я и поступлю.
Она разговаривала сама с собой, постоянно меняя инто-
нации, будто пыталась объяснять кому-то доступнее. Со сто-
роны это казалось безумием. Она отрицала себе и пыталась
доказать обратное.
Купив по пути шикарный букет роз, Кейт направилась
проведать сестру и племянника. С искренней широкой улыб-
кой на лице и взяв в руки малыша, она сидела, общаясь с
Алесандрой.
– С тобой все в порядке?
– Да, Алесандра, со мной все в полном порядке. Как ты
сама?
– Я отлично, на днях уже выпишут, и мы поедем домой.
–У тебя трясутся руки, ты волнуешься? Все же мне кажет-
ся, что что-то не так.
– Нет, с чего бы? Это, наверное, остаточное от жара. Два
дня был ужасный жар. Не должно же это бесследно пройти
на третий день. Ах да, лучше возьми его от меня, не стоит
 
 
 
мне его пока держать, а то вдруг…
Она отдала ребенка сестре и села рядом на край постели,
постоянно от волнения щелкая пальцами и смотря в потолок.
– Кейт! – Она откликнулась и поправившись посмотрела
на сестру. – Сны так и не прошли? Ты так их и видишь?
Кейт не хотелось отвечать и волновать ее сейчас. Но она
все же зная, что Алесандра не отстанет, решила поговорить
об этом.
– Да, снятся. Но я с этим справляюсь. Я осознаю, где, что.
Я не верю, Алесандра, я знаю, что я сейчас тут с тобой и что
это вот она, моя реальность.
– Может, все же ты обратишься к специалисту?
– Алесандра, я же сказала, неделю, дай мне неделю, хоро-
шо? Я сама. А потом посмотрим. Так-то меня это все устра-
ивало, это ты влезла, – ухмыльнулась она.
– Ты же понимаешь, чем это чревато?
– Да, да, конечно, поэтому я и согласна с тобой полностью.
Разговор с сестрой хотя и казался откровенным, но все же
свое мнение и веру Кейт держала молча про себя. Побыв еще
немного, она покинула их и направилась домой, где опять
ничего не делая, сидела на диване и смотрела на картину, по-
ворачивая голову в разные стороны. Молча, неподвижно как
кукла она просидела почти до полуночи. Не сдвинувшись с
места, положив голову на край дивана, заснула.
– Помоги мне, Кейт…..
Она с ужасом проснулась, и вскочив с дивана, уперлась
 
 
 
руками о камин, уставившись на картину.
– Я не могу так больше, этому нужно положить конец!
Она не могла сосредоточиться, сердце сжималась от вол-
нения, страха и непонимания. Не зная, что делать, она ходи-
ла в темной комнате, спотыкаясь о вещи.
– Я нужна ему, нужна… И пусть Алесандра говорит, что
его нет, я же знаю, что он есть. И я ему нужна! Я чувствую
его дыхание, как в страхе бьется его сердце. Оно бьется так
же, как мое сейчас. Я нужна ему, нужна… Мы столько вре-
мени были вместе, я знаю об этом человеке достаточно, что-
бы сказать, что он стал для меня родным… И пусть это безу-
мие, пусть! Но я нужна ему, и только я смогу ему помочь.
Словно безумный больной, бродящий по больничной па-
лате, Кейт без умолку говорила сама с собой, доказывая,
лишь доказывая и внушая. Побродив еще немного, она по-
бежала к компьютеру и усевшись, включила его. В ожидании
загрузки от волнения терла руки и чесалась. Нажав паре по-
являющихся окон подтвердить, она ввела данные своей бан-
ковской карты и приобрела билеты на рейсы. Один билет от
дома до аэропорта и второй на тот рейс, который видела во
сне. Сделав все нужное и получив электронные билеты, она
распечатала их и держала в руках. Листы тряслись от коле-
бания, исходящего от ее рук. Положив билеты на стол, она
схватилась за голову.
– Боже! Что я делаю, что я делаю?
В аэропорту нужно было находиться через три часа. Она
 
 
 
боялась даже представить, что ей придется сесть в самолет,
взлететь.
– Я не могу! Нет, я не смогу!
Она вскочила и направилась на кухню, найдя на пол-
ках успокоительное, она выпила и посмотрела на свои нерв-
но трясущиеся руки. Схватившись за голову, вновь сев за
компьютер, посмотрела сайт погоды. Открыв шкаф, увидела
плащ.
– Вот ты мне и пригодился.
Надев сапоги и свитер, взяв в руки плащ, она вновь усе-
лась. Взяв в руки телефон, хотела позвонить Алесандре, но
не решилась. Узнай она, что сестра ослушалась ее, продол-
жая верить и даже поступается своими страхами, она точно
сойдет с ума.
Кейт взяла документы и банковскую карту, немного на-
личных и все, что ей казалось нужным. Аккуратно разложив
все по карманам, она не стала брать сумку. Стоя у порога,
она все ещё очень сильно сомневалась, но стоило ей увидеть
картину на стене, хлопнув дверью, она выбежала на улицу.
Направляясь в машине к аэропорту, Кейт не обращала
внимания на машины, которые иногда пролетали совсем
близко. Сердце продолжало биться бешено, словно стучало
в барабаны.
Следуя указателям, доехала до территории аэропорта.
Припарковав машину и выйдя из нее, уставилась на большое
здание и на то, как с ужасным закладывающим уши шумом
 
 
 
садились и взлетали самолеты.
– Боже мой, боже мой!
Поправляя на себе свитер, она шла ко входу, сильно вол-
нуясь и теребя в руках билет. На входе странно ведущую себя
девушку сразу же остановила охрана. Некоторое время они
держали ее, отведя в специальную комнату. Она объяснила
им свой страх и волнение. Обыскав и проверив ее, с извине-
ниями они любезно провели ее до рукава.
С трудом ей давались шаги по длинному замкнутому ру-
каву. Увидев улыбающихся ей навстречу девушек, она глу-
боко вздохнула и губы ее затряслись, дрожащей рукой она
подала посадочный талон стюардессе.
– Если вам станет плохо, сообщите нам.
Кивнув головой, она пошла туда, куда показала рукой стю-
ардесса. Дойдя до своего места, увидела, что у окна сидит де-
вушка, похожая на ту, что постоянно встречалась ей во сне.
Кейт сразу же оглядела каждого в самолете, пытаясь найти
Джонни. Сев на свое место, она еще раз посмотрела на де-
вушку и ужаснулась.
– Вы что-то хотели? – Спросила она, заметив, что Кейт
разглядывает ее.
– Нет, ничего. Должна Вам признаться, я очень боюсь ле-
тать.
– Не переживайте, все будет в порядке. Я часто летаю этой
компанией. И ни разу не было никаких происшествий. Так
что можете не переживать, все будет хорошо.
 
 
 
– Ох, если бы все было так просто.
– Дать вам успокоительное? У меня с собой есть.
– Да, если можно.
Она смотрела, как бродили по салону люди, пытаясь рас-
сесться по своим местам, укладывая вещи на верхние полки.
Вновь к ней подошла стюардесса и слегка коснувшись руки
спросила, все ли у нее в порядке. Кейт все это ужасало, все
было похоже на сон, она закрывала глаза и щипала себя, пы-
таясь доказать, что находится в реальности. В момент, когда
ей стало больно оттого, что она ущипнула себя, она вспом-
нила об Алесандре и решила ей позвонить.
– Да! Кейт, ты чего? Время такое раннее. Где ты, что за
шум?
– Я в самолете.
– Что? Какой еще самолет?!
– Алесандра, – прикрывалась она рукой, чтобы люди не
услышали ее разговора. – Помнишь самый первый сон?
– О чем ты, Кейт? Перестань!
– Выслушай меня, помолчи и послушай. Самый первый
сон, я говорила тебе о нем, о самолете, в котором какой-то
парень просил у меня помощи, это был Джонни. И я знаю,
где он. Алесандра, я лечу туда.
– Кейт! – закричала она в истерике на все палату. – Это
до какой же степени нужно быть безумной, чтобы пересту-
пить через свои страхи и сесть в самолет ради глупости, ра-
ди мечты, которую ты сама себе выдумала?! Боже мой, Кейт,
 
 
 
одумайся! Как ты не понимаешь, это не разумно?! Очнись…
– Прости меня, я обещаю, если ты была права, то можешь
делать со мной все, что хочешь.
– Мисс, выключите, пожалуйста, мобильное устройство, –
попросила вежливо ее стюардесса.
– Пока, Алесандра, прости меня.
Не слушав, а лишь водя глазами по салону, она смотре-
ла на людей, которые общались между собой, на стюардессу,
которая, надев спасательный жилет, объясняла, как им поль-
зоваться. Она чувствовала себя расслабленной, будто была
пьяна. Сердце утихло, и вообще пропали все шумы, и не бы-
ло ничего и никого.
Она закрыла глаза, вспоминала мать и отца. Она вспоми-
нала ласковые руки матери, доброго отца, который помогал
делать ей уроки и пускать воздушных змеев. Все эти воспо-
минания не тревожили ее столько лет, хотя были для нее бес-
ценными. По щеке прокатилась слеза, которую она смахнула
с лица.
Она не заметила, как взлетел самолет и как они уже были
в небе. Посмотрев в окно, она увидела взбитые облака и спе-
шивший новому дню рассвет, который был настолько близ-
ко, что захватывал ее своим видом. Она опять посмотрела
по сторонам и, приподнявшись, оглянулась назад, но ничего
и никого она не увидела. Она перестала бояться и вела себя
спокойно.
Время для нее пролетело совершенно незаметно. Проведя
 
 
 
его в воспоминаниях и мыслях, она не заметила, как прошло
около пяти часов.
– Дамы и господа, через несколько минут наш самолет со-
вершит посадку в международном аэропорту…
Уверенная в себе и не боявшаяся летать, как ей теперь ка-
залось, она с улыбкой смотрела на остающийся позади само-
лет. Войдя в здание аэропорта, она сверила время и поняла,
что до посадки на следующий самолет у нее осталось совсем
немного. Попросив охрану объяснить ей, как дойти до нуж-
ного ей терминала, она бежала по лестницам, торопясь и бо-
ясь не успеть. Но больше всего ее пугало, что она ошибает-
ся, что никого не найдет, что Алесандра будет права. И как
же мне тогда с этим жить, думала она, как мне смотреть в
глаза Алесандре, которая сейчас почти уверена, что ее сест-
ра свихнулась. Да что уж Алесандра, я сама считаю так, я
ненормальная, я совершаю неразумный поступок, которому
просто нет никого объяснения. Я поверила в сон. Как в это
можно поверить?! Мне столько лет ничего не снилось, и тут
такое, и я в это верю. И я тут, черт побери, и переборола свои
страхи, и я тут, я бегу к своей мечте!
Кейт бежала и рассматривала всех, боявшись пропустить
его образ из виду. Добравшись до нужного места, она сба-
вила темп и, еле отдышавшись, подходила на выдачу биле-
тов. Встав в очередь, опять смотрела по сторонам и не ви-
дела ожидаемого. Начиная расстраиваться и сомневаться в
содеянном, она решила, что зайдет на борт самолета, осмот-
 
 
 
рит все, и если не найдет его, выйдет и не полетит. Зачем
ей нужно лететь в Африку, подумала она. Получив посадоч-
ный талон, пройдя все меры безопасности, она прошла в зал
ожидания. Отойдя в сторонку, включив телефон, она хоте-
ла позвонить Алесандре, как тут же ее телефон был засыпан
дюжиной сообщений.
Алесандра была расстроена, приходили сообщения от Ан-
тонио с ругательствами о том, что она мешает им жить и
впредь не хочет, чтобы она появлялась в их доме. Кейт, рас-
строившись, передумала звонить сестре и убрала телефон в
карман. поправив на себе плащ, слегка потерла замерзшие
ноги о друг друга.
– Да, впервые я мерзну, ну надо же. А ведь до этого я не
знала, что такое холод.
Подняв глаза, посмотрела в сторону очереди на посадку и
заметила пиджак, который так хорошо ей запомнился. Мо-
лодой человек повернулся в её сторону, и она разглядела в
нем Джонни. Она замерла от шока, ее рот раскрылся, и серд-
це заколотилось словно безумное, руки затряслись, ноги по-
тяжелели. Сделав один шаг, она произнесла его имя.
– Джонни.
Голос ее был слишком тих.
Она сделала еще шаг и еще.
– Джонни! – Закричала она во весь голос.
Молодой человек услышал свое имя, произносимое до бо-
ли знакомым голосом, но подумав, что разум играет с ним в
 
 
 
злую шутку, постарался не обращать на это внимания.
– Джонни!
Услышав вновь, он понял, что это не помутнение, и по-
вернул голову. Все, что он держал, соскользнуло с его рук и
упало на пол.
– Кейт! – Прошептал он, его глаза заблестели и на лице
появилась широкая улыбка. Расталкивая людей, он шел на-
встречу к ней. Сорвавшись с места, Кейт пошла к нему, не
сдерживая слез, она плакала, сейчас эти слезы были слезами
радости. Слезы сбывавшейся надежды и мечты. Утирая мок-
рые глаза рукавом плаща, она смотрела на него не отрыва-
ясь, словно боялась упустить из виду. Они встали перед друг
другом замерев и смотря друг на друга не отрывая взгляда.
– Идет дождь. – произнес он.
– Вы ведь промокнете.
– Ах да, – сказала она, – промокну.
– В тот день в Париже была плохая погода.
– Да, но нас спас твой зонт и кафе с горячим кофе.
Джонни радостно рассмеялся.
Он схватил ее и закружил, подняв над собой. Она смея-
лась и не могла сдержать слез радости, которые бежали по ее
розовым щекам.
Прохожие останавливались и смотрели на них в недоуме-
нии.
– Кейт, я люблю тебя!
Самолет улетел без них, они стояли на том же месте, держа
 
 
 
крепко друг друга за руки, молча улыбаясь и не произнося
ни слова. Им не нужно было говорить лишних слов, ведь они
уже были так давно знакомы…

Оформление обложки: Идея дизайна и модель – Лил Мил-


лер @lilmillerlm .

Фотограф – Паша Карпенко @biocitymonte