Вы находитесь на странице: 1из 11

Введение

Ч. Пирс (Чарльз Сандерс Пирс, 1893-1914) - известный американский


философ, основатель семиотики, под которой, согласно Ю.М. Лотману,
следует понимать науку о коммуникативных системах и знаках,
используемых в процессе общения.
Объектом семиотики являются знаковые системы в любой сфере
научного знания - лингвистике, математике, культурологии, социологии и
др. - поэтому изучение научного наследия Ч. Пирса и Ч. Морриса можно
считать актуальным для представителей целого ряда научных дисциплин
Биография
Родился 10 сентября в 1839 в году Кембридже (штат Массачусетс) в
семье известного американского математика и астронома Бенджамина
Пирса. Чарльз вел раннюю привилегированную жизнь: родители
отказались дисциплинировать и воспитывать своих детей из-за страха
подавить их индивидуальность. Кроме того, академическая и
интеллектуальная атмосфера семейного дома, который часто навещали
высокодуховные и важные сановники, не позволяла Пирсу выбрать иной,
отличный от научного, путь. Среди гостей часто были выдающиеся
математики и ученые, поэты, юристы и политики. В этой среде молодому
Чарльзу Пирсу удавалось сохранять комфорт и интерес.
Пирс был вторым из пяти ребенком в семье. У него было четыре
талантливых брата, которые также частично связали свою жизнь с наукой и
высокими чинами. Джеймс Миллс Пирс (старший брат) последовал за
отцом в Гарвардский университет, где стал углубленно изучать математику.
Другой брат, Герберт Генри Пирс, сделал выдающуюся карьеру в
разведывательной службе иностранных дел. Младший брат, Бенджамин
Миллс Пирс, учился на инженера и имел в этой области успех, однако он
погиб молодым. Талант братьев, особенно Чарльза, в значительной степени
связан с колоссальным интеллектом и влиянием их отца, а также с общей
жизненной интеллектуальной атмосферой, которая их окружала постоянно.
Основная часть
Для начала рассмотрим понятие «Семиотика» более детально.
Семиотика - это наука о знаках и знаковых системах, то есть
символических средствах, которые человек создает в процессе своей
познавательной деятельности для моделирования внешнего мира.
Семиотика -это одна из специфических междисциплинарных наук XX в.
наряду с кибернетикой, информатикой, прагматикой, когнитологией.
В основе семиотики лежит понятие знака, понятия настолько
объемного, что для него до сих пор не дано общепринятого определения.
Лингвистический энциклопедический словарь (ЛЭС) определяет знак как
материально-идеальное образование, представляющее собой единство
определенного мыслительного содержания (означаемого) и чувственно
воспринимаемой формы (означающего), - используемого для
репрезентации предмета, свойства и отношения действительности. Более
простое определение знака таково: это минимальная единица знаковой
системы, несущая информацию.
Работы Ч. Пирса по семиотике, как и труды его «продолжателя» Ч.
Морриса широко известны. Что же касается места логики в системе Ч.
Пирса, то эта сторона его творчества изучена значительно меньше. Между
тем, как отмечает А.С. Боброва, перечислить все действительно великие
заслуги Пирса в области как классической, так и неклассической логик,
вряд ли возможно. Главной задачей своей логики он видит отражение ею
проблемы прироста знания и, поэтому отводит ей одну из ключевых ролей
в построении единой фундаментальной философской системы, создание
которой он так и не завершил. Пирс до конца дней занимается
«усовершенствованием» своих разработок, очень важно отметить, что его
сочинения - это постоянный поиск, а потому требуют детального изучения
и подробного разбора.
Впрочем, А.С. Боброва отмечает, что Ч. Пирс трактует логику в
самом широком смысле как семиотику, а в узком смысле («собственно
логику») - как теорию рассуждений, в которой наравне с дедуктивным
фрагментом выступает и недедуктивый.
При этом понятие «рассуждения» трактуется в самом широком
смысле как познавательные конструкции, отражающие последовательность
мыслей, в которых переход осуществляется на основе определенных
правил, с целью принятия некоторого утверждения. Традиционно
выделяемые Ч. Пирсом рассуждения - дедукция и индукция.
Ч. Пирс говорит, что всякое правильное рассуждение является
дедуктивным, индуктивным или гипотетическим; или же оно совмещает
два или более из этих свойств.
Дедукция, по Ч. Пирсу, есть Аргумент, интерпретант которого
указывает на его принадлежность к общей категории возможных
аргументов, между которыми установлено отношение точной аналогии.
Аргументы данной категории таковы, что накопленный в конечном счете
опыт позволит большей части тех из них, которые имеют истинные
посылки, повлечь истинные заключения.

Чарльз Пирс как философ и логик, занимаясь изучением


человеческого опыта и способов познания человеком окружающего мира,
заинтересовался семиотической проблематикой: самим понятием знака,
его ролью в организации человеческого взаимодействия, соотношением
знака и значения и, наконец, смыслом в структуре отношений знаков,
людей и объектов[1].

Пирс исходил из того, что, воспринимая сообщение —


коммуникативную субстанцию в знаковой форме, реципиент не просто ее
воспроизводит, а в процессе декодирования воссоздает сообщение, то есть
порождает собственное его понимание, значение, смысл на основе своей
культуры, интеллекта, эмоций, опыта. Особая роль при этом должна
принадлежать знаку, который выполняет в процессе коммуникации сразу
несколько функций и выступает, таким образом, как некоторое
комплексное образование.

Ч. Пирс поставил перед собой задачу не только сформулировать


определения знака и рассмотреть его структуру, но и описать механизм
знаковой деятельности человека. Решение этих задач внесло важнейший
вклад в понимание семиотических аспектов коммуникации. Знаковую
деятельность Пирс понимал, как взаимодействие человека одновременно с
двумя мирами — предметным миром, миром внешних по отношению к
нему объектов, и знаковым миром — миром некоторых имен,
обозначений, — поставленное в соответствие предметному континууму
общество (сообщество), в котором этот человек существует. И первый, и
второй мир объективны для человека, пользователя знаковой системы в
том смысле, что они существуют во внешнем для него пространстве.
Вступая в коммуникацию с внешним миром, человек вынужден
обращаться к обоим его объективным измерениям — предметному и
знаковому. Если он видит перед собой некоторый объект, например, змею
на лесной тропинке, в его сознании немедленно возникает знак «змея» и
связанный с ним знак «опасность». Если он входит в лес и видит
предупреждающий плакат «Осторожно: змеи!», в его сознании возникает
предметный образ змеи. Когда один субъект вступает в коммуникацию с
другим субъектом, для того чтобы эта коммуникация состоялась, у них
должна быть конгруэнтная (совпадающая) система соответствий между
предметным и знаковым миром. По выражению де Соссюра, они должны
говорить на одном языке.

Согласно определению Пирса, знак — это нечто, представляющее


что-то перед кем-то в некотором отношении[1]. Чтобы разобраться в этой,
казалось бы, излишне неопределенной дефиниции, следует обратиться к
модели знаковой деятельности человека, которая называется
«треугольником Пирса». Некоторые авторы называют эту модель
«треугольной моделью знака Пирса». Это верно. Это не модель знака, а
именно модель знаковой деятельности человека. Еще ее можно обозначить
как прагматическую модель коммуникации.

Треугольник Пирса выглядит следующим образом:

Дадим сначала характеристику основным элементам данной модели,


находящимся в вершинах треугольника, а затем опишем связи между
элементами. В результате выстроится отражаемая моделью Пирса схема
знаковой деятельности человека.

Основание модели составляют взаимодействующие между собой


субъект S и объект О. Элемент О противостоит субъекту в его
практической и знаковой деятельности. Помимо объекта субъекту
противостоит находящийся в третьей вершине знак О — объективный
знак. Знак О — это феномен из объективного знакового мира, знаковое
представление объекта О, которое является согласованным для членов
общества (сообщества, общности), в котором функционирует субъект

S. Это конвенциональный для данной общности знак объекта О, его


обозначение, наименование, имя.

Знак О — это объективный знак в том смысле, что он представляет


собой некоторое общепринятое обозначение объекта О, считающееся
нормативным для определенной социальной общности (группы людей,
общества). Соответствие между знаком О и объектом является результатом
определенной конвенции, между членами данной общности. Как
объективный знак он способен к автономному относителен объекту
существованию. Объективные знаки составляют важный элемент культуры
данной общности.

Примерами объективных знаков могут быть знаки дорожного


движения, знаки светофора, пиктограммы, обозначающие месторождения
тех или иных полезных ископаемых на географической карте, ноты и т.п.

В той же вершине, где находится субъект S, Пирс расположил


субъективный знак — знак S. Знак S — результат индивидуального
означивания человеком объекта О. Он представляет собой
индивидуальный знак, который в сознании субъекта S ставится в
соответствие объекту О. Знак S в самом общем виде представляет собой
суперпозицию (результат сложения) отражения как объекта, так и его
объективного знака в сознании субъекта. Это отражение порождает
индивидуальное производство (воспроизводство) знака индивидом S, в
результате чего и образуется индивидуальный знак S, который именно
таким образом поставлен в соответствие объекту О только в сознании
данного субъекта.

В результате, как уже говорилось выше, индивиду противостоят два


мира — мир реальных объектов и мир объективных знаков. Строя свое
коммуникативное поведение, индивид взаимодействует с обоими мирами и
производит субъективные знаки S.

Так, например, светофор, если определять его с точки зрения


объективных знаков, — это устройство с тремя цветами, задающими
согласно конвенции знаки ситуации на перекрестке и, соответственно
знаки, стимулирующие конвенциональные формы поведения — стоять,
приготовиться, двигаться. Сама ситуация на дороге, разрешающая
двигаться, требующая остановиться или приготовиться к движению, — это
объект О в модели Пирса. Красный свет как сигнал остановиться, желтый
как сигнал приготовиться и зеленый как сигнал к движению — это
объективные знаки О, соответственно обозначающие ситуации опасности,
окончания или наступления опасности и безопасности для движения через
перекресток. Но, воспринимая эти знаки, индивид производит новую
информацию, давая оценку знака на основе своего знания, опыта,
культуры. В результате в его сознании образуется знак S — как
интегральная реакция на актуальную ситуацию на перекрестке и на сигнал
светофора.

Возьмем, например, ситуацию, когда объект О — пустой


перекресток глубокой ночью, а знак О — горящий запрещающий знак
светофора (красный свет). Реакцией субъекта на эту ситуацию может быть
создание в сознании знака S, обозначающего ситуацию на перекрестке, как
безопасную и разрешающую движение. Индивид может хорошо знать, что
означают цвета светофора, но поступить так, как ему кажется
целесообразным, считая, например, что красный свет на пустынном
ночном перекрестке — это также знак безопасности и разрешения
движения. В других дорожных ситуациях индивидуальный знак S может
быть совершенно иным.

В модели Пирса отражены несколько видов отношений:

• объект О — знак О — наименование знака, присвоение ему имени,


выработка в рамках общности конвенции о соответствии данного объекта
и его знака;
• знак О — объект О — нормативное обозначение
конвенциональным знаком объекта в сознании всех членов данной
общности (знак обозначает объект);
• знак О — знак S — субъект воспринимает и интерпретирует
объективный знак и на его основе формирует субъективный знак;
• объект О — знак S — субъект формирует субъективный знак на
основе прямого взаимодействия с объектом.
Теперь на базе полученного представления об элементах и связях
рассмотренной модели можно вернуться к определению знака Пирса и
убедиться, что в нем заложен глубокий семиотический смысл.

Знак (знак S) есть нечто, представляющее что-то (объект О) перед


кем-то (субъект S) в некотором отношении (связь знак О — знак S + +
связь объект О — знак S).

В модели Пирса представлены два вида знаков: знаки О и знаки S.


При этом социальный субъект — индивид или социальная общность —
образует знак S и с его помощью выстраивает свое поведение либо на
основании связей с двумя объектами — О и знаком О, либо на основании
только одной из этих связей.

Когда отсутствует объективный знак (соответственно отсутствуют


связи объект О — знак О, знак О — знак S), субъект взаимодействует с
объектом по линии О — S. Субъективный знак — знак S — образуется
путем индивидуального означивания, присвоения объекту наименования
по результатом данного взаимодействия. Такого рода семиотические
процессы могут иметь место в двух случаях. Во-первых, в процессах
научного познания, когда субъект сталкивается с новым, ранее
неизвестным феноменом, не имеющим конвенционального знака. В этом
случае субъект присваивает этому феномену наименование — формирует
для него собственный знак S. Если этот знак признается другими членами
сообщества за нормативное обозначение нового объекта, знак
объективируется и трансформируется в объективный знак — знак О. Во-
вторых, описанная ситуация возможна, когда субъекту неизвестен
объективный знак объекта (его знак О). В этом случае субъект так же, как
и в первой ситуации самостоятельно формирует индивидуальный знак S.
Однако в силу того, что объективный знак для этого объекта уже
существует, сформированный знак S неспособен к объективации и смене
своего статуса на объективный. Для иллюстрации этой второй ситуации
рассмотрим, например, политическую коммуникацию избирателя с
политиком во время обхода последним своего участка по технологии «от
двери к двери». Если избиратель до этой встречи ни разу не слышал об
этом политике, то его впечатление — знак S — сформируется в ходе
межличностной коммуникации вне зависимости от того, какая репутация у
этого политика в обществе и средствах массовой информации (знак О).

Когда разомкнута прямая связь субъекта с объектом и работает


только связь с объективным знаком, имеет место другая крайность. В этом
случае субъект не имеет никакого представления об объекте, кроме того,
которое предлагает ему объективный знак. Знак S в этом случае
формируется на основании виртуальной связи с объектом, через
объективные знаки, целиком заменяющие, замещающие реальный объект.
Именно этот вариант коммуникации и формирования индивидуальных
знаков применяется в пропаганде, рекламных и PR-кампаниях. Вспомним,
например, массированную кампанию, проведенную правительством США
в конце 2002 — начале 2003 года по формированию общественного
мнения в пользу силовой операции против Ирака. Целевые аудитории —
конгрессмены, политики, общественные деятели, население в целом — как
в США, так и в государствах-союзни- ках в принципе неспособны были
своими глазами видеть то, что происходит в Ираке. У них не было
возможности наблюдать за военными приготовлениями Саддама Хусейна,
за подготовкой оружия массового поражения. И тогда системой
информационных и пропагандистских ведомств США был сформирован
знак О — образ до зубов вооруженной, создающей глобальные угрозы и
уже готовой к атаке на весь мир саддамовской диктатуры. Этот «знак О»
был транслирован в миллионы индивидуальных сознаний и сформировал
там практически такое же количество соответствующих ему «знаков S». В
результате общественная поддержка атаки на Ирак была получена.

Резюмируя представление Чарльза Пирса о категории знака, можно


предложить следующую формулировку: «Знак есть некоторый феномен
(слово, предложение, текст, действие, материальный предмет, физическое
явление и т.п.), замещающий, представляющий (репрезентирующий) в
некотором отношении другой феномен в когнитивных и коммуникативных
процессах».

Заключение
Научное наследие Ч. Пирса и Ч. Морриса в литературе
рассматривается в двух аспектах. С одной стороны, они являются «отцами-
основателями» семиотики, их заслуги несомненны, но все чаще
трактуются в критическом ключе либо только в плане описания истории
развития научного знания.
С другой стороны, идеи Ч.Ч. Пирса и Ч. Морриса в
эксплицированном или имплицитном виде составляют методологическую
основу целого ряда современных научных исследований.
Основное содержание наиболее известной из работ Ч. Морриса -
«Основания теории знаков» - составляет обоснование концепции трех
измерений семиотики, «триады семиозиса» - синтактики, семантики и
прагматики. В настоящее время эта триада синтаксис-семантика-
прагматика является междисциплинарным феноменом, проявляющимся в
самых различных сферах научных исследований. Ученые обращаются к
этим понятиям, не имея, возможно, даже представления об их
происхождении.
Несмотря на то, что в рамках развития постнеклассического типа
научной рациональности предлагается отказаться вообще от какой-либо
дискретности (в т.ч. разделения синтаксиса, семантики и прагматики),
представить все социокультурные процессы «текущими», непрерывными,
постоянно меняющимися, идея «триады семиозиса» вполне соответствует
и такому взгляду (ведь и сам Ч. Моррис говорил о едином процессе
семиозиса, а выделение синтаксиса, семантики и прагматики называл
необходимой абстракцией), а значит, является современной и актуальной.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что для исследователей в
таких сферах, как методология научного знания, лингвистика, теории
информации, коммуникации и ряда других, изучение трудов Ч. Пирса и Ч.
Морриса является непременным условием осуществления исследования
высокого научного уровня.

Вам также может понравиться