Вы находитесь на странице: 1из 3

1 C&CS

C&CS Critical & Contextual Studies 1


Architecture in contexts: art, culture,
urbanism

Обзор Литературы

Дубинская Зоя BA 2

Преподаватели
Сергей Ситар, Оксана Саркисян

Москва, 2021
2 C&CS

Обзор Литературы

Сергей Эйзенштейн «Yo. Мемуары» в двух томах

Бесспорно, мемуары это лучшая форма разговора с автором. В этой книге Сергей Михайлович
Эйзенштейн делится историями о своем детстве, вспоминает родителей, друзей, ведет непрерывный
диалог с собой, наполненный интересными размышлениями о жизни ее прелести. Здесь вы найдете
путевые заметки о горячо любимой режиссером Мексике и поездках в Англию и Испанию, об
удивительных случайных знакомствах повлиявших на его жизнь, различные истории создания его
великих работ, вроде «Броненосец Потёмкин» и «Иван Грозный», и забавные случаи со съёмок. И за
всеми этими рассказами очень живо чувствуется сам человек, его отношение к искусству, людям и
себе. Его истории честные и простые. Так что в конце книги ответ на вопрос «А как же всё-таки
становятся Эйзенштейном?» скорее всего будет найден.

Франсуа Трюффо — «Хичкок/Трюффо»

Книга Франсуа Трюффо, в которой исследуются метафизическая и психологическая основа


кинематографа Хичкока, режиссерское новаторство и умение вовлечь в свою игру зрителя, до сих пор
остается одной из лучших книг о кино. «Хичкок/Трюффо» это наглядное доказательство того, что
диалог может быть подлинным искусством. Но только в том случае, когда этот диалог ведут два таких
великих человека: еще молодой, но уже признанный лидер французской «новой волны» Франсуа
Трюффо выступил интервьюером, чтобы записать 52 часа разговоров с неподражаемым Альфредом
Хичкоком. Текст этой беседы не только читается очень просто — великие режиссеры не умничают
и совсем не брезгуют анекдотами с площадки или шутками — но и постепенно обретает форму
чуть ли не раскадровки, такого идеального урока о том, как снимать кино, как его смотреть, как
понимать.

Дональд Ричи — «Одзу»

Ясудзиро Одзу - один из наиболее своеобразных и вдумчивых режиссеров в истории не только


японского, но и мирового кино, умевший просто и ясно говорить о самом важном и нужном для
человека: рождении и смерти, любви и дружбе, отношениях родителей и детей, а в конечном счете - о
смысле жизни. Книга известного американского киноведа Дональда Ричи, основанная на беседах с
Одзу и его коллегами и на внимательном анализе фильмов режиссера, впервые вышла в 1974 году, но
до сих пор остается одним из самых содержательных исследований его творчества, пока, к
сожалению, недостаточно известного в России.

Робер Брессон — «Заметки о кинематографе»

Эта тоненькая но очень глубокая книга о важном. Название максимально точно отображает
содержание — это в прямом смысле заметки на полях большой головокружительной карьеры, в
каком-то роде - целой жизни, записи, которые главный метафизик в кино ХХ века, любимый
кинематографист Тарковского Робер Брессон делал в процессе работы над своими фильмами. По
факту, это сборник афоризмов, наблюдений и замечаний — часто совершенно уморительных и
непроницаемых. Стоит, впрочем, взяться за рефлексию над этими короткими высказываниями
(например, «То, что предназначено взгляду, не должно дублировать то, что предназначено слуху»),
и они становятся источником того же просветления, что способны вызвать лучшие фильмы Брессона.
3 C&CS

Евгений Марголит — «Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920−1960-х годов»

Сборник статей одного из ведущих российских киноведов и кинокритиков Евгения Марголита


охватывает пять десятилетий и пристально исследует этапы зарождения, развития и распада
коллективистского мифа советской идеологии.

Томас Эльзессер, Мальте Хагенер — «Теория кино. Глаз, эмоции, тело»

450 страниц фундаментальной книги Эльзессера и Хагенера могут служить почти полноправной
заменой целому курсу теории кино. Эльзессер, один из самых уважаемых в профессиональной среде
киноведов мира в последние несколько десятилетий, дает полноценную картину всех тех теорий
кино, которые создавались за последние сто лет — и находит для этого убедительную, понятную
форму. Каждая глава «Теории кино» отталкивается от воздействия кинематографа на одно из чувств
зрителя — взгляд, слух — и ловко подводит к философским и культурологическим идеям в своем
финале.

Джеймс Нэрмор — «Кубрик»

Монография, которую должен прочесть каждый любитель кино — вне зависимости от степени этой
любви к творчеству Кубрика. Мало найдется людей, способных писать о кино одновременно так
легко и так исключительно эрудированно, как Джеймс Нэрмор. Он невероятно точно нарисовал
портрет одного из величайших режиссеров, Кубрик — меломан, драматург, изобретатель, знаток
литературы, философии и истории, предстает в этой книге художником, которого по праву можно
назвать создателем особого, незабываемого и уникального мира. Кажется, что режиссер «Сияния»
и «Заводного апельсина» — фигура такого размаха, что его фильмография самоценна, интересна вне
любых контекстов и уже давно живет самостоятельной жизнью. Это действительно так, и подробно
разбирая процесс создания и стиль всех картин Кубрика, Нэрмор дает понять, почему.

Вам также может понравиться