Вы находитесь на странице: 1из 22

XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М.

Чумакова

КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ДЗЮДО КАНО ДЗИГОРО


И СТАНОВЛЕНИЕ САМБО

Горбылёв А.М.

Аннотация. В статье рассматриваются концепция развития дзюдо как


универсального боевого искусства, сформулированная и разрабатывавшаяся Кано
Дзигоро в 1890-х – 1930-х гг., его деятельность по реализации этой концепции, а
также деятельность основателя самбо В.С. Ощепкова, развившего и значительно
продвинувшегося в реализации идей Кано Дзигоро в процессе создания «системы дзюу-
до по схеме ГЦОЛИФК» - будущего самбо.
Ключевые слова: самбо, дзюдо, Кано Дзигоро, В.С. Ощепков, рукопашный бой
Кано Дзигоро утверждал, что современное дзюдо сложилось в своих
основах уже в середине 1880-х гг. Одновременно основатель дзюдо полагал, что
в его современных формах оно является лишь промежуточным этапом в
становлении универсальной системы рукопашного боя, которую еще предстоит
создать в будущем. В настоящей статье рассматриваются концепция развития
дзюдо как универсального боевого искусства, сформулированная и
разрабатывавшаяся Кано Дзигоро в 1890-х – 1930-х гг., его деятельность по
реализации этой концепции, а также деятельность основателя самбо В.С.
Ощепкова, который в процессе в процессе создания «системы дзюу-до по схеме
ГЦОЛИФК» по сути дела продолжил дело Кано Дзигоро.
В конспекте лекции «Общие сведения о дзюдо и о его ценности с точки зрения
воспитания» («Дзюдо иппан нараби-ни соно кёикудзё-но кати»)1, которую Кано
Дзигоро прочитал в Педагогическом обществе Великой Японии в мае 1889 г., мы
находим четкую формулировку концепции и целей Кодокан дзюдо,
классификацию его техники, описание основ методики, остающиеся
неизменными в основах по настоящее время.
Кано указывал: «Дзюдо имеет три цели: физическое воспитание (тайику),
подготовка к рукопашному бою (сёбу) и совершенствование сознания (сюсин).
Соответственно, занятия дзюдо позволяют развиться физически, овладеть
приемами рукопашного боя и определенным образом развить свои
интеллектуальные способности и морально-нравственные качества»2.
Раскрывая сущность дзюдо как искусства рукопашного боя, Кано говорил:
«Говоря о дзюдо как о системе рукопашного боя, я имею в виду изучение

Текст см. в: Кано Дзигоро. Дзюдо иппан нараби ни соно кёикудзё но кати [«Общие сведения о
дзюдо и о его ценности с точки зрения воспитания»] // Сирё Мэйдзи будо си [«История будо в эпоху
Мэйдзи в исторических источниках»]. Токио, «Синдзимбуцу орайся», 1971. С. 81 – 97. Далее ссылки
даются на это издание. Перевод на русский язык, выполненный автором: Кано Дзигоро. Общие
сведения о дзюдо и его ценности в деле воспитания // «Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой».
Выпуск 1. М.: 2010. С. 118 –
Кано Дзигоро. Дзюдо иппан нараби ни соно кёикудзё но кати. С. 85 –

7
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

приемов, позволяющих убить противника, если вы хотите его убить;


травмировать его, если вы хотите его травмировать; захватить его в плен, если
вы хотите захватить его в плен; а также защитить себя от нападения противника,
который всё то же самое стремится проделать с вами»3.
Как видно из конспекта, Кано не рассматривал дзюдо как вид спортивной
борьбы, хотя и не отрицал значения спортивных соревнований как одного из
методов подготовки бойца. Исходя из соображения необходимости обеспечить
безопасность участников соревновательных поединков, Кано запретил
применение в них наиболее травмоопасных болевых и удушающих приемов, а
также ударов, но считал это лишь вынужденной мерой, одновременно заявляя о
намерении пересмотреть в будущем правила поединков в сторону расширения
разрешенного арсенала приемов, прежде всего, за счет разрешения применять
удары при условии применения каких-либо защитных средств.
Кано Дзигоро особое место отводил в своей будущей системе рукопашного боя
применению ударов в уязвимые точки человеческого тела, указывая
одновременно, что изучение техники ударов руками и ногами необходимо не
только для овладения приемами нападения, но и для освоения приемов защиты
от них. Тут же Кано обозначал и ключевую проблему, которая не позволила ему
сразу разрешить применение ударов в поединках. «Эффективные в реальном
бою приемы, – говорил он, – обычно чрезвычайно опасны, и их невозможно
выполнять на тренировках. В то же время, не особо опасные приемы, как
правило, малоэффективны в реальном бою. Поэтому мы вынуждены
отрабатывать боевые приемы только с помощью ката. Однако боевые приемы,
за исключением самых опаснейших, в том числе удары, вполне возможно
отрабатывать и в вольных схватках рандори, если участники схватки
предварительно договорятся о ее условиях и наденут на руки что-то вроде
перчаток»4.
Так, еще в конце 80-х гг. XIX в. Кано Дзигоро обозначил свое намерение
разработать регламент учебно-тренировочных и соревновательных поединков с
применением ударов и использованием специальных защитных средств
(перчаток). Однако реализация этого намерения застопорилась. С конца 1890-х
гг. обозначился главный вектор развития дзюдо, прежде всего, как спортивной
борьбы. Многочисленные соревнования, которые постепенно охватили всю
Японию, привлекли представителей десятков школ дзюдзюцу, проходили в
атмосфере напряженной конкуренции и содействовали быстрому
совершенствованию и обогащению техники бросков и борьбы в положении
лежа, но только в рамках спортивных правил, сложившихся в основном к
рубежу XIX и ХХ вв.

Кано Дзигоро. Дзюдо иппан нараби ни соно кёикудзё но кати. С. 89.


Кано Дзигоро. Дзюдо иппан нараби ни соно кёикудзё но кати. С. 91.

8
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Несмотря на то, что ведущей тенденцией развития дзюдо становится его всё
большая спортизация, Кано не намеревался отказать от концепции дзюдо как
системы рукопашного боя и неустанно критиковал спортизацию дзюдо.
Кано требовал подходить к учебно-тренировочным и соревновательным
схваткам как к упражнению, имитирующему реальный бой, в котором
противник может применять любые приемы, включая удары руками, ногами и
различным холодным оружием. Настаивал на применении высокой
вертикальной «естественной позиции», быстрого маневра, учил вести схватку
как в захвате, так и вне захвата. Указывал на недопустимость борьбы в стойках с
широко расставленными ногами, открывающих промежность для удара ногой, в
согнутых, наклоненных позициях с опущенной вниз и выставленной вперед
головой5.
О своем идеале дзюдо Кано писал: «Что касается боя в положении стоя, то он
мог бы проходить не так, как мы видим сейчас, когда противники, сойдясь
вплотную, крутят друг друга изо всех сил, а в боевой позиции, похожей на
боксерскую… С другой стороны, поскольку в дзюдо не только бьют кулаком, но
и бросают, применяют болевые приемы, то бой не обязательно должен
проходить на дистанции, вне соприкосновения, как в боксе; в дзюдо можно
также идти на сближение, захватывать одежду противника, его руки, шею. При
этом необходимо сближаться с противником в такой изготовке, которая
позволит защититься от ударов руками и ногами»6.
Однако эффективность выступлений основоположника дзюдо, судя по всему,
была невелика. Осязаемый спорт брал верх над воображаемым боевым
искусством. Стремясь переломить пагубные, по его мнению, тенденции развития
дзюдо, Кано снова и снова возвращался к своей давней идее ввести рандори с
ударами.
Одновременно всё более основательное знакомство с богатствами различных
направлений японских боевых искусств, с единоборствами других стран привело
Кано к идее синтеза достижений систем рукопашного боя и единоборств не
только без оружия, но и с различными видами оружия, и не только японских, но
и всех тех, до каких удастся дотянуться. В 1918 г. он писал: «До сих пор мы
тренировались почти исключительно в приемах безоружного боя, оружие же
применяли только при выполнении ката. Однако в последнее время я думаю о
том, чтобы на занятиях дзюдо в детских группах с самого начала обучать
комплексу приемов фехтования… с использованием, взамен бамбуковых мечей
кэндо, специальных тренировочных мечей, изготовленных из резины или из
ткани, накачиваемых воздухом. В общем, мой замысел состоит в том, чтобы
включить в каком-то виде приемы фехтования… в наши тренировки по дзюдо.

Кано Дзигоро. Под ред. Комитета по составлению биографии сэнсэя Кано. С. 371.
Цит. по: Тодо Ёсиаки. Дзюдо но рэкиси то бунка. С. 130 –

9
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

По существу, я полагаю, что всё то, что отвечает цели овладения искусством
нападения и защиты… должно быть включено в программу дзюдо. Но,
поскольку из всех видов оружия наиболее широко применяются именно меч и
длинная палка, то мне думается, что … кэндо должно быть в какой-то форме
включено в программу дзюдо как один из ее наиболее ценных элементов… И я
считаю, что в будущем дзюдо и кэндо должны стать одним целым… Что
касается бокса и ему подобных единоборств, то дзюдоисты в будущем, вероятно,
приложат определенные усилия для их изучения. Кроме того, я полагаю, что
определенную ценность представляют также и такие единоборства, как сумо,
сават и другие; их мы тоже должны изучить»7.
Эти идеи были развиты Кано Дзигоро в 1924 г.: «Вполне естественно, что в
случае посягательства на его жизнь, каждый человек будет использовать все
средства, чтобы защитить ее... В наше время, когда укрепилась общественная
мораль, когда установлены законы и упорядочена работа полиции, вспышки
насилия, какие случались в прошлом, без сомнения, будут случаться всё реже.
Но даже и сейчас каждый человек должен обладать реальной силой, чтобы быть
в состоянии защитить себя и воспротивиться неправомерному насилию со
стороны другого… Овладение навыками самозащиты является необходимым
элементом общего образования... Я считаю, что такое боевое искусство,
необходимое каждому человеку, должно изучаться и преподаваться в
общедоступных частных залах.
Поэтому я жду от Кодокана, чтобы он организовал институт для изучения
боевых искусств (будзюцу кэнкюдзё), разработал на базе наших, японских,
боевых искусств, с учетом опыта боевых искусств других стран, совершенное
боевое искусство, чтобы его члены постоянно тренировались в боевых приемах,
культивировали рыцарский дух, были верны доктрине кокутай8, поддерживали
справедливость, пестовали в себе дух борьбы со злом и были полны решимости,
если потребуется, всей нацией отдать свои сердца и жизни во имя страны.
Как боевое искусство дзюдо охватывает не только любые приемы боя без
оружия, но и искусства фехтования мечом, палкой, копьем, алебардой, стрельбы
из лука и все другие боевые искусства, и при этом, среди всех боевых искусств,
оно имеет сравнительно большую практическую ценность как метод
физического воспитания. Поэтому Кодокан должен выступить в качестве лидера
в изучении и преподавании боевых искусств. В этой связи на данном этапе мы

Кано Дзигоро. Дзюдо ни дзё тю гэ сандан но бэцу ару кото о рондзу [«Рассуждения о разделении
дзюдо на три ступени – высшую, среднюю и низшую»] // Кано Дзигоро тёсакусю [«Собрание
произведений Кано Дзигоро»]. Токио, «Кодокан», 1983, т. 2 С. 207 –
Кокутай – националистическая доктрина, провозглашающая неразрывное единство Японских
островов, японской нации и императорской фамилии Японии.

10
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

должны основное внимание уделить изучению различных систем боя без оружия
и добавить к ним фехтование мечом и палкой»9.
Несколько с иных позиций по этому же вопросу Кано высказался в одной из
бесед в 1926 г.: «Очевидно, что боевые искусства нашей родины превосходят
боевые искусства других стран. Однако то, что сегодня дзюдо изучается и
распространяется во многих странах мира, является для меня полнейшей
неожиданностью. В такой ситуации наша страна должна серьезно изучать
боевые искусства, чтобы не уступать в этом отношении ни одной стране мира и
в течение длительного времени сохранять свое лидерство в этой области. В этой
связи, продолжая изучать наше дзюдо в его нынешних формах, необходимо
изучить боевые искусства других стран, приложив для этого максимум усилий.
Если нам удастся осуществить такое исследование в полной мере, то наша
страна, как я полагаю, сможет надолго сохранить свое место мирового лидера
боевых искусств...»10.
В этих высказываниях Кано намечена определенная программа деятельности:
изучить различные системы боя без оружия, сначала японские, а затем других
стран; изучить и включить в программу приемы фехтования, прежде всего,
палкой, а затем мечом и иными видами холодного оружия. Задача создания
самого передового боевого искусства в мире была предельно четко
сформулирована Кано в 1927 г. «Прежде всего, – писал он, – мы должны создать
авторитетный орган для изучения боевых искусств, исследовать наши
национальные самобытные боевые искусства, изучить, насколько возможно
широко, боевые искусства других стран и на этой базе разработать самое
передовое боевое искусство»11.
К тому времени Кодоканом и лично Кано был накоплен уже значительный багаж
знаний о различных видах единоборств и рукопашного боя. Об этом
свидетельствуют в том числе каталог библиотеки Кодокана, а также публикации
в специальных дзюдоистских журналах, где мы находим десятки публикаций по
различным единоборствам: боксу, греко-римской и вольной борьбе, о поединках
дзюдоистов с боксерами и западными борцами и даже о древнегреческом
панкратионе12.

Кано Дзигоро. Под ред. Комитета по составлению биографии сэнсэя Кано. С. 368
Кано Дзигоро. Под ред. Комитета по составлению биографии сэнсэя Кано. С. 373.
Кано Дзигоро. Кодокан но симэй ни цуитэ [«О миссии Кодокана»] («Сакко», январь 1927 г.) // Кано
Дзигоро тёсакусю [«Собрание сочинений Кано Дзигоро»]. Токио: «Гогацу сёбо», 1983. Т. 2. С. 104 –
Утида Рёхэй. Бокусингу ни цукитэ [«О боксе»] // «Кокуси», 1902, № 44. С. 28 – Ёсида Кодзан
Бэйкоку кэнто дзацува [«Заметки на разные темы о положении бокса и борьбы в Америке»] // «Дзюдо»,
1917, № 11; Киносита Тосаку. Кэнто то дзюдо [«Бокс и дзюдо»] // «Юко но кацудо», 1920, № 3. С. 4 –
Окабэ Хэйта. Киносита сан но «Кэнто то дзюдо» ни цукитэ [О статье господина Киносита «Бокс и
дзюдо»] // «Юко но кацудо», 1920, № 4. С. 13 – Кано Дзигоро. Дзюдока ни дзэхи моттэ итэ мораитай
сэйсин [«Дух, каким должны обладать дзюдоисты»] // «Юко но кацудо», 1920, № 5. С. 2 – Мацуока
Дайдо. Дзюдо то кэнто то но сиай [«Соревнования дзюдо против бокса»] // «Дзюдо», 1933, № 7. С. 36 –
Вадзука дзюрокусай дэ удэ дзиман кэнтока о татакицубусу [«Шестнадцатилетний дзюдоист

11
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Наиболее плодотворным для развития дзюдо явилось знакомство дзюдоистов с


окинавским боевым искусством каратэ и с вольно-американской борьбой.
Первое знакомство Кано с окинавским каратэ состоялось, видимо, в 1908 г.,
когда группа учащихся Средней школы префектуры Окинава в его присутствии
демонстрировала каратэ на фестивале боевых искусств в Киото. В 1911 г.
шестеро студентов Педагогического училища префектуры Окинава,
совершавшие учебную экскурсию в Токио, нанесли визит вежливости в Кодокан
и продемонстрировали для Кано и группы его старших учеников ката каратэ,
разбивание досок и условные учебно-тренировочные бои (кумитэ)13. Однако
практическое изучение техники каратэ дзюдоистами началось, по-видимому,
только в 1922 г., когда Кано пригласил в Кодокан сначала для показательных
выступлений, а затем и для занятий приехавшего в Токио специально для
демонстрации окинавского искусства боя голыми руками мастера Фунакоси
Гитин (1870 – 1957), будущего основателя Сётокан, одной из наиболее массовых
школ каратэ. Выступление Фунакоси привлекло более сотни зрителей 14. После
него в Кодокане были организованы специальные занятия каратэ. На
протяжении трех месяцев, дважды в неделю их проводил Фунакоси. Под его
руководством занимались около 15 учеников Кано15, по всей видимости –
представители «штаба» Кодокана.
Судя по всему, высокие профессионалы дзюдо, посещавшие эти занятия, такие,
как Мифунэ Кюдзо и Кудо Кадзудзо, быстро освоили базу каратэ и прекратили
занятия. Но сам Кано продолжил знакомство с каратэ. Позднее он два или три
раза посещал Окинаву, общался с видными окинавскими мастерами каратэ –
Мияги Тёдзюн, Мабуни Кэнва, Мотобу Тёки.
В феврале 1927 г. Кано обнародовал Сэйрёку дзэнъё кокумин тайику-но ката –
«Ката национальной системы физического воспитания, реализующей принцип
наилучшего использования энергии», в котором нашли применение в несколько
упрощенных вариантах самые простые удары из арсенала каратэ.
Знакомство с техникой каратэ побудило дзюдоистов более подробно разработать
классификацию ударов. Уже в 1924 г. Академия сухопутных войск в Тояма –
главный центр разработки системы физической подготовки и рукопашного боя
японской армии – опубликовала предназначенный армейским инструкторам

сокрушает могучего боксера»] // «Дзюдо», 1938, № 1. С. 20 – В. Рэсура моногатари. Гатти то


Хаккэнсюмитто нидзикан но мото [Сказание о борцах. Яростная схватка Гоча и Гаккеншмидта
продолжительностью в два часа] // «Дзюдо», 1917, № 5. С. 114 – Тосуй. Рэсурингу но иппан [«Общие
сведения о борьбе»] // «Дзюдо», 1918, № 1. С. 61 – 67; 1918, № 2. С. 49 – Окабэ Хэйта. Кодай но
панкурэсён ни цукитэ [«О древнем панкратионе»] // «Дзюдо», 1918, № 9. С. –
Окинава каратэ кобудо дзитэн [«Энциклопедия окинавского каратэ и кобудо»]. Под ред.:
Такамияги Сигэру, Синдзато Кацухико, Накамото Сэйхаку. Токио: «Касива сёбо», 2008. С. 670.
Фунакоси Гитин. Каратэ: мой жизненный путь // Борисов Б.И Современное каратэдо. Новосибирск,
С. 91.
Каратэдо мэйкан [«Справочник по каратэдо»]. Токио, 1980. С. 82.

12
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

«Справочник по обучению дзюдо»16, в который вошли и отдельные приемы


каратэ. Это издание, имевшееся и в библиотеке В.С. Ощепкова 17, предлагает
развернутое описание воздействий на уязвимые точки человеческого тела и
оригинальную их классификацию. Все приёмы с воздействием на уязвимые
точки человеческого тела разделены на 5 групп: хлесткие удары руками
(дагэкихо); тычковые удары руками (цукухо); удушения и нажимы (симэ-но хо);
удары ногами (кэрухо); сдавливания в обхвате (какаэхо). В «Справочнике» дана
таблица основных уязвимых точек человеческого тела с перечнем способов их
поражения, описанием техники воздействий и защит от них. Чуть позже, в
«Учебнике дзюдо» (1931), изданном под именем Кано, в виде классификации
были подведены итоги исследования техники ударов в 1920-е гг. Классификация
включила удары руками (хидзи-атэ), которые делятся на две группы: тычковые
(цуки) и рубящие (ути), – и удары ногами (кяку-атэ), наносимые в уязвимые
точки противника с целью причинения ему острой боли, лишения его
подвижности или убийства. Далее в рамках групп удары классифицируются по
используемым ударным частям и по направлениям ударов18.
Опыт занятий каратэ был использован рядом видных дзюдоистов в годы
Второй мировой войны и после нее в разработках комбинированных систем
рукопашного боя для армии и полиции.
Знакомство с каратэ, однако, не помогло Кано Дзигоро решить главную задачу
– задачу разработки рандори с применением ударов, поскольку к 1920-е гг.
каратэ само еще не была выработало модель свободного боя с нанесением
ударов в контакт. В 1927 г., обращаясь к ученикам, Кано писал: «Я постоянно
работаю над разработкой правил рандори, а также соревнований по поединкам с
использованием ударов и по глубоком размышлении прихожу к выводу, что
найти подходящую формулу для проведения таких поединков возможно, но в
таких поединках будет не так просто определять победителя и побежденного,
как в современном дзюдо, где победителем объявляется борец, проведший
бросок или удержание»19.
Поставленная Кано задача по введению рандори с ударами руками и ногами так
и не была решена ни им, ни его ближайшим окружением в Кодокане. Гораздо
более решительно действовала группа дзюдоистов из Кансайского университета
во главе с Саваяма Масару (1906 – 1977). Саваяма к 1932 г. синтезировал на
основе Кодокан дзюдо, дзюдзюцу, каратэ и бокса систему, которую назвал Дай

Дзюдо кёику санкосё [«Справочник по обучению дзюдо»]. Токио, изд во «Рикугун Тояма гакко»
[Академия сухопутных войск Тояма], 1924.
17
Оригинал книги ныне хранится в семейном архиве Харлампиевых.
Кано Дзигоро. Под ред. Комитета по составлению биографии сэнсэя Кано. С. 370
Кано Дзигоро. Под ред. Комитета по составлению биографии сэнсэя Кано. С. 371

13
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Ниппон кэмпо (Нихон кэмпо) – «Кулачное искусство Великой Японии»20. В ней


нашли применение бои в полный контакт в шлемах, нагрудниках, поножах и
боксерских перчатках с применением ударов, бросков и болевых приемов. Из-за
перчаток, делающих невозможным пальцевый захват, захваты для бросков и
болевых приемов пришлось серьезно модифицировать. Видимо, именно это
останавливало Кано от того, чтобы пойти этим путем.
С вольной (вольно-американской борьбой) японские дзюдоисты имели
возможность познакомиться в Великобритании и Соединенных Штатах. В
начале ХХ в. японские борцы в поисках заработка активно гастролировали на
тихоокеанском побережье США, где приглашали бороться всех желающих.
Именно здесь главными соперниками японцев стали борцы вольного стиля,
среди которых наибольшую известность приобрел профессионал Эд Сантэл (Ad
Santel). Он не боялся бороться по правилам дзюдзюцу, в специальной
борцовской куртке, как того требовали японцы, и не раз побеждал местных
японских чемпионов. Несколько раз с переменным успехом Сантэл боролся с
очень сильным мастером дзюдо, обладателем 5-го дана Ито Токугоро. В 1921 г.,
когда Сантэл приехал в Японию, чтобы бросить вызов самому Кодокану,
состоялось относительно широкое знакомство японцев с вольной борьбой. Кано
запретил дзюдоистам участвовать в поединках с американцем, но несколько
молодых борцов средней руки откликнулись на вызов. Матчи в итоге прошли с
ничейным результатом (что дает основания подозревать сговор) 5 и 6 марта 1921
г. при невероятном наплыве зрителей (разные источники дают от 10 до 25 тыс.
человек), а один из их участников Сёдзи Хикоо в дальнейшем явился пионером
вольной борьбы в Японии.
Существенным образом на становление вольной борьбы в Японии повлияло
успешное выступление обладателя 2-го дана Найто Кацутоси на Олимпиаде
1924 г. Во время учебы в США в Пенсильванском университете Найто, чтобы не
растерять навыков дзюдо, записался в клуб вольной борьбы и вскоре стал
капитаном его команды. Благодаря этому, он оказался единственным японским
борцом, принявшим участие в соревнованиях по вольной борьбе на
Олимпийских играх в Париже и завоевал там бронзовую медаль в весе пера (до
105 фунтов – 47,627 кг), став единственным медалистом среди 19 спортсменов
из Японии. После олимпиады Кано Дзигоро пригласил Найто провести семинар
по вольной борьбе в школе Кодокан. Открывая его, Найто сказал: «Если на
могучем фундаменте самобытного японского дзюдо создать новый стиль
вольной борьбы, то, вне всякого сомнения, это будет новый великолепный,
приближенный к дзюдо стиль».

Подробнее см.: Горбылёв А.М. Нихон кэмпо // Боевые и спортивные единоборства: Справочник /
Под общ. ред. Тараса А.Е. – Минск: «Харвест», 2002. С. 502 – Горбылёв А.М. Становление Сито рю
каратэ до. М.: ООО «Будо спорт», 2003. С. 28 –

14
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Однако создавать новый стиль вольной борьбы желающих в Кодокане не


нашлось. К тому же, олимпийский успех Найто неожиданно сыграл против
вольной борьбы. Обладатели 5-х и 6-х данов, которые были участниками
семинара, во время схваток по дзюдо легко побеждали Найто и не могли всерьез
отнестись к тому виду борьбу, где такой неумелый, с их точки зрения, борец мог
добиться успеха. Их логика была такова: «Если даже такой слабый дзюдоист
стал третьим на олимпиаде, то 5-й или 6-й дан должен запросто ее выиграть» 21.
В 1928 г. Кодокан попробовал проверить свою логику, делегировав на
Олимпиаду в Амстердаме обладателя 6-го дана Симмэн Исукэ (Сумитакэ). Опыт
вышел неудачным – японец проиграл первую же свою схватку. Но Кодокан счел
это лишь досадным недоразумением, не сделав надлежащих выводов22. Для
этого потребовалось еще одно неудачное выступление. На Олимпийские игры
1932 г. выехала команда из семи квалифицированных дзюдоистов, но никто из
них не добился медали. Самым высоким результатом в Лос-Анджелесе стало 5-е
место в полутяжелом весе (до 79 кг) Котани Сумиюки, будущего 10-го дана
дзюдо23.
Главный итогом Олимпиады 1932 г. для японской вольной борьбы стало ее
отмежевание от дзюдо. Японцы хорошо усвоили, что вольная борьба – это вовсе
не дзюдо без курток, а отдельный, особый вид, который нужно очень
основательно изучать всякому, кто желает добиться в нем успеха24.
Что же касается дзюдо, то для него опыт знакомства с вольной борьбой оказался
весьма полезен. Дзюдоисты плотнее познакомились с методикой подготовки
ведущих борцов вольного стиля, с техникой вольной борьбы. Некоторые
элементы, в частности, приемы переворота с живота на спину были
заимствованы из вольной борьбы и прочно вошли в практику дзюдо.
Важной вехой в попытке превращения Кодокан дзюдо во всеобъемлющую
совершенную систему рукопашного боя явился 1928 г., Кано Дзигоро основал
Общество изучения старинных боевых искусств (Кобудо кэнкю кай) 25, поставив
перед ним задачи изучения старых школ, сохранивших технику и методику
феодальной эпохи, с целью обогащения дзюдо и сохранения старинных боевых
искусств как части культурного наследия Японии.

Янагисава Такэси. Нихон рэсурингу но моногатари. С. 11 –


Янагисава Такэси. Нихон рэсурингу но моногатари. С. 12 –
Сугисаки Хироси. Корэ га Кодокан дзюдо да [«Знакомьтесь: дзюдо школы Кодокан»!]. Сюсия (преф.
Тиба): «Анохито конохито ся», 1988. С. 96. Еще один японец – Касэ Киёси – стал пятым в
соревнованиях по греко римской борьбе в весе до 61 кг.
См.: Хатта Итиро. Рэсурингу но миягэ ханаси. Оримпикку но сэнсэки о кокоромитэ [«Рассказ о
борцовских сувенирах. Оглядываясь на итоги участия в соревнованиях олимпийских игр»] //
«Дзюдо», 1932, № 10. С. 22 – Хатта Итиро. Рэсурингу ни цуитэ [«О борьбе»] // «Дзюдо», 1933,
№ 1. С. 29 –
Тодо Ёсиаки. Дзюдо но рэкиси то бунка. С. 126.

15
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Кано наладил связь со школой Катори синто-рю – старейшей школой


комплексного боевого искусства, включающего в себя технику фехтования
мечом, палкой, копьем, алебардой, метания дротиков, борьбы без оружия,
военной стратегии и тактики и др., организовав с марта 1928 г. в Кодокане
занятия искусством боя длинной палкой – бодзюцу26.
С 193127 или с 1932 г. 28 в Кодокане были организованы занятия и по другой
школе – Синто мусо-рю, культивировавшей искусство боя дорожным посохом –
дзёдо. Их возглавил выдающийся мастер Симидзу Такадзи (1906 – 1978),
который с 1931 г. начал преподавать дзёдо в Столичном полицейском
управлении.
Кано Дзигоро так раскрывал важность изучения фехтования палкой: «На случай
чрезвычайной ситуации полезнее всего владеть боевым искусством,
позволяющим нападать и защищаться голыми руками. Следующим за ним по
ценности я считаю боевое искусство, в котором применяется оружие, которое
легче всего раздобыть при необходимости... Как известно, многие люди ходят с
посохом или тросточкой, многие носят большой зонт, и обломок палки можно
много где увидеть, и вот как раз искусство боя палкой позволяет сражаться,
используя все эти предметы»29. В той же публикации Кано признается, что в
молодости изучал технику боя палкой школы Ягю-рю, хотя и не достиг во
владении этим искусством такого уровня, «чтобы о нем стоило упоминать»30.
Организуя занятия по бодзюцу и дзёдо в зале Кодокан, Кано планировал в
дальнейшем систематизировать и обобщить технику боя палкой, создать систему
Кодокан бодзюцу, так же, как он создал Кодокан дзюдо на основе
систематизации, обобщения и синтеза техники различных школ дзюдзюцу31.
Однако самый большой интерес Кано закономерно проявлял к изучению систем
рукопашного боя без оружия. С учетом этого, он никак не мог пройти мимо
айкидо, которое как раз получило известность в то время, тем более, что уже в
1920-е гг. оно обратило на себя внимание ряда видных дзюдоистов (Томики
Кэндзи, Нисими Такэси, Касахара Ивао, Абэ Нобуфуми и др.).
В 1930 г. Кано Дзигоро лично посетил зал айкидо основателя этой системы
Уэсиба Морихэй. Увидев его демонстрацию, Кано дал ей чрезвычайно высокую
оценку, сказав: «Вот это и есть идеальное боевое искусство, то есть путь
мягкости – дзюдо – в самом точном смысле этого слова»32. Спустя несколько

Тодо Ёсиаки. Дзюдо но рэкиси то бунка. С. 127.


Икэда Хосю. Корю гэндай каратэдосюги. Т. 2. С. 102.
Тодо Ёсиаки. Дзюдо но рэкиси то бунка. С. 127.
Кано Дзигоро. Кодокан га юси ни бодзюцу о рэнсю сэсимуру ни итатта рию [«О причинах, по
которым школа Кодокан организует занятия бодзюцу для желающих»] // «Дзюдо». Том 6, 1935, № 4.
Токио: «Кодокан». С. 4.
Кано Дзигоро. Кодокан га юси ни бодзюцу о рэнсю сэсимуру ни итатта рию. С. 4.
Тодо Ёсиаки. Дзюдо но рэкиси то бунка. С. 128.
Уэсиба Киссёмару. Нихон но будо [«Японские будо»]. Токио: «Коданся», 1983. С. 216.

16
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

дней он написал Уэсиба письмо с просьбой принять в ученики двоих


дзюдоистов: Мотидзуки Минору, будущего основателя Ёсэйкан будо, и Такэда
Дзиро. Такэда и Мотидзуки были командированы школой Кодокан специально
для изучения айки будо, причем Кодокан назначил им содержание, чтобы они
могли полностью сосредоточиться на изучении системы Уэсиба 33.
Поскольку идеалом для Кано было умение вести бой и на дистанции, вне
прямого соприкосновения, с применением ударов руками и ногами, и в захвате, с
применением бросков и болевых приемов, умение моментально сближаться с
противником и переходить на болевой контроль, не удивительно, что его
заинтересовали приемы, которые демонстрировал Уэсиба. Однако при жизни
Кано школа Кодокан так и не решилась разрешить применение приемов айкидо
в рандори. Командированные Кано в обучение к Уэсиба ученики тоже не
сыграли существенной роли в преобразовании школы Кодокан.
Больше всех для решения поставленной Кано задачи сделал, по-видимому,
Томики Кэндзи. В 1938 г. он опубликовал в журнале «Дзюдо» цикл материалов,
в котором познакомил дзюдоистов с айки будо наставника Уэсиба (так в то
время называлось айкидо) и обсудил перспективы использования приемов и
подходов айки будо для дальнейшего развития дзюдо34. В послевоенный период
Томики разработал собственную систему, известную как Томики айкидо. Ее
характерной особенностью являются соревновательные поединки безоружного
против вооруженного макетом ножа, в которых безоружный применяет приемы
айкидо и дзюдо, близко подойдя к реализации выдвинутой Кано идеи вольного
боя на дистанции с применением захватов против ударов. В 1956 г. Томики
также участвовал в разработке комплекса Кодокан госиндзюцу-но ката
(«Самозащита школы Кодокан»), в который вошли несколько приемов айкидо.
После смерти Кано на протяжении еще нескольких лет, вплоть до 1945 г.,
Кодокан продолжал исследования боевых искусств. В частности, в то время
объектом изучения его специалистов стали некоторые системы ушу,
распространенные на острове Тайвань, который являлся японской колонией.
Однако после поражения Японии во Второй мировой войне работы на этом
направлении были свернуты. Кодокан дзюдо продолжило свое развитие
исключительно как популярный вид спортивной борьбы.
Таким образом, несмотря на определенные усилия и предпринятые шаги,
замыслы Кано Дзигоро по созданию путем синтеза национальных японских и
зарубежных единоборств и систем самозащиты самой передовой и
всеобъемлющей системы рукопашного боя фактически реализованы не были.

Тодо Ёсиаки. Дзюдо но рэкиси то бунка. С.


34
Томики Кэндзи. Дзюдо-но сёрай то Айки будо [«Будущее дзюдо и Айки будо»] // «Дзюдо», 1938, №
4. С. 16 – 20.
Томики Кэндзи. Айки будо // «Дзюдо», 1938, № 5. С. 16 – 19; № 8. С. 10 – 12; № 9. С. 10 – 13; № 10. С.

17
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Тому было много причин: и действие разнонаправленных и даже


противоположных векторов развития дзюдо, и недостаток материальных и
людских ресурсов. Но при изучении имеющихся материалов по этой теме
бросается в глаза, что вся деятельность Кано по созданию универсальной
системы рукопашного боя велась им в порядке частной инициативы, с позиций
штатского человека, без запроса и поддержки со стороны силовых структур.
Несмотря на то, что специалисты дзюдо работали в полиции, они преподавали
только небольшой комплекс приемов, а также вели деятельность в рамках
клубной спортивной работы. Армия и флот проявляли еще меньший интерес к
дзюдо, закономерно отдавая предпочтение обучению владению холодным
оружием, а в спортивной работе – кэндо и дзюкэндо (японская редакция
фехтования на штыках), дзюдо же существовало лишь на уровне спортивной
клубной деятельности во внеслужебное время. При таких обстоятельствах дзюдо
оказывалось наиболее истребовано в среде учащейся молодежи гражданских
учебных заведений, больше тяготевшей к спорту, нежели к овладению
рукопашным боем.
Как представляется, куда дальше по пути реализации концепции универсальной
системы рукопашного боя, сформулированной Кано, продвинулся русский
ученик Кодокана – создатель отечественной системы самбо Василием Сергеевич
Ощепков (1892-1937).
Мы не располагаем никакими конкретными фактами, показывающими, в какой
степени Ощепков был информирован об идеях развития дзюдо Кано Дзигоро. Но
можем высказать предположение, что соображения, которыми неоднократно
устно и печатно делился Кано, едва ли могли пройти мимо Василия Сергеевича.
Как бы то ни было, действуя в своих исторических условиях, он пошел по пути
именно изучения всех доступных видов единоборств и систем рукопашного боя
и сумел синтезировать систему «Дзюу-до по схеме ГЦОЛИФК», гораздо ближе
стоявшую в 1930-е гг. к сформулированным Кано Дзигоро идеалам дзюдо как
универсальной системы рукопашного боя, чем само японское дзюдо школы
Кодокан.
Эта система родилась благодаря уникальной борцовской подготовке Василия
Сергеевича и его высокой общей культуре, его педагогическому и
организаторскому таланту, профессиональному кругозору, умению
сотрудничать с коллегами «по цеху» и создавать продуктивно работающие
коллективы единомышленников.
Огромное значение для становления системы дзюу-до Ощепкова имела
колоссальная востребованность всех его профессиональных качеств и умений. За
его непродолжительную педагогическую карьеру – всего полтора десятилетия с
1914 по 1937 г., за вычетом лет гражданской войны, интервенции и работы
резидентом советской военной разведки на Сахалине и в Японии) Ощепкову

18
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

довелось преподавать дзюдо в различных спортивных коллективах, обучать


самозащите сотрудников правоохранительных органов, участвовать в разработке
системы рукопашного боя Красной армии, сохраняющейся в своих основах по
сей день.
Весь этот опыт конденсировался в системе «Дзюу-до по схеме ГЦОЛИФК»,
судить о которой мы можем по ряду документов. Прежде всего, это написанная
В.С. Ощепковым «Программа-максимум по специализации «Дзюудо»
ГЦОЛИФК на 1935—36 уч.г.», рассчитанная на два года обучения (700 учебных
часов). Ее существенно дополняют наиболее известная публикация Василия
Сергеевича «Дзюу-до. Конспект для студентов ГЦИФК в объеме требований
комплекса ГТО II ступени на 1932-1933 уч.г.»35, а также «Наставление по
подготовке к рукопашному бою РККА» (НПРБ-38) и «Временный курс
физической подготовки ВВС РККА («КФП-38 ВВС»)», в разработке которых он
принимал непосредственное участие.
«Программа» ставит целью «дать квалифицированного педагога по дзюу-до, в
совершенстве владеющего теоретическим материалом и могущего агитировать,
организовать и проводить занятия по дзюу-до в РККА, в ВУЗах, техникумах,
спортивных школах и в физкультурных коллективах на производствах»36.
«Программа» предусматривает в течение 1-го года обучения изучение истории и
современного состояния «систем и видов рукопашного боя» (27 часов);
«подготовительных упражнений и приемов вольной борьбы дзюу-до в стойке»
(211 часов); «подготовительных упражнений и приемов вольной борьбы в
партере» (71 час); «подготовительных упражнений и приемов боевой части
дзюу-до в стойке» (30 часов); «американской вольной борьбы «Кятч-эс-кятч-
кэн»» (30 часов).
В течение 2-го года обучения студентам требовалось освоить «массаж» (60
часов), «фехтование на эспадронах, рапирах и штыках» (50 часов),
познакомиться «с различными видами и стилями национальной борьбы и с
различными системами самозащиты» (40 часов); изучить и пройти тренировку в
«приемах боевой части дзюу-до» (40 часов); изучить «методику тренировки
дзюудиста, тактику борьбы» (4 часа) и пройти «тренировку по дзюу-до в стойке
и в партере» (88 часов)37.
В основу технического арсенала борьбы вольного стиля дзюу-до легли приемы
Кодокан дзюдо, но Ощепков и его ученики привнесли в нее и многие приемы
различных школ дзюдзюцу, французской борьбы (броски суплесом,
полусуплесом), вольно-американской борьбы кэч-эз-кэч-кэн (броски захватами за

Ощепков В. С. Дзюу до. Конспект для студентов ГЦИФК в объеме требований комплекса ГТО
ступени на 1932 1933 учебный год // Сборник материалов по учебным дисциплинам 1932/33 уч. г.
ОГИЗ – «Физкультура и туризм», Москва, 1934, с. 347
Ощепков В. С. Программа максимум по специализации «Дзюудо». ГЦОЛИФК, 1935 36 уч. г.
Ощепков В. С. Программа максимум по специализации «Дзюудо». ГЦОЛИФК, 1935 36 уч. г.

19
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

ноги, использование «ключей» в стойке и партере, «ножных ножниц») и


«различных видов и стилей национальной борьбы» народов СССР и зарубежья.
В результате прохождения полного курса мастер «Дзюу-до по схеме
ГЦОЛИФК» должен был владеть всем арсеналом приемов борьбы вольного
стиля в стойке и в партере – бросками (в том числе с использованием
разнообразных действий ногами и захватов за ноги) из стойки и с собственным
падением, болевых и удушающих, удержаний, уметь вести схватку как с
использованием захватов за одежду (по правилам, близким к японскому дзюдо),
так и без использования захватов за одежду (по правилам, близким к вольно-
американской борьбе).
«Боевая часть» «дзюудо по схеме ГЦОЛИФК» представляла собой
всеобъемлющую систему рукопашного боя, предназначенную, прежде всего, для
армии. Она включала в себя приемы боя невооруженного против
невооруженного, невооруженного против вооруженного (холодным и
огнестрельным оружием), вооруженного против вооруженного.
В разделе боя невооруженного против невооруженного применялись все приемы
«борьбы вольного стиля дзюу-до», дополненные ударами руками (из джиу-
джитсу, английского бокса) и ногами (из французского бокса), а также
запрещенные в спортивной борьбе варианты болевых и удушающих приемов.
Чтобы максимально адаптировать своих учеников к встрече с разными
противниками в реальном бою, Ощепков организовывал их поединки с
боксерами и обучал тактике ведения боя против боксера. Стремясь максимально
приблизить спортивный поединок к реальному и «спортизовать» удары ногами,
чтобы сделать возможным проведение полноконтактных боев, он разработал
«перчатки для ног», «фанерный нагрудник и щиток, закрывающий
промежность». И хотя эти начинания не получили развития в ощепковское
время, сегодня они вылились в новую спортивную дисциплину «боевое самбо».
Раздел боя невооруженного против вооруженного был разработан досконально.
Например, Ощепков обучал защите от атак ножом не только спереди, но и сзади.
В учебном 1934/35 г. только приемов защиты от атакующего с винтовкой со
штыком он преподал 44, и они были рассчитаны на отражение всех
применяемых вариантов уколов и ударов прикладом и стволом.
Раздел боя вооруженного против вооруженного предполагал овладение
приемами фехтования на эспадронах, рапирах и штыках комбинировавшимися с
приемами борьбы. Отметим, что Ощепков блестяще владел штыковым боем и
даже выиграл в 1930 г. первенство Московского гарнизона в соревнованиях для
комсостава.
«Боевая часть дзюудо по схеме ГЦОЛИФК» включила также специальные
приемы: связывания, конвоирования, нападения на часового.

20
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

Арсенал боевых приемов рассчитан на применение во всех разновидностях


рукопашного боя (военный, полицейский, бытовая самозащита) и имеет
тенденцию к неограниченному развитию в соответствии с изменяющимися
потребностями различных контингентов, накоплением и обобщением опыта.
Говоря о спортивной и боевой «частях» системы Ощепкова, следует понимать,
что речь идет не просто о двух разных наборах приемов. С точки зрения
диалектики, здесь спортивная и боевая части выступают противоположностями,
находящимися одновременно в единстве и борьбе друг с другом. Боевая часть
включает в себя приемы, однотипные приемам спортивной части,
эффективность которых в бою усиливается с помощью специальных действий
при подготовке приема (с помощью ударов и т.д.) и / или в его завершении
(бросок без подстраховки, на голову, на травмоопасный предмет обстановки и
т.д.), а также собственно боевые приемы, неприменимые в спортивном поединке
(удары в уязвимые точки человеческого тела и т.д.).
Система «Дзюу-до по схеме ГЦОЛИФК» располагала детально разработанной
методикой обучения групп разной подготовленности, детальными поурочными
программами на курсы разной длительности и направленности. Имелась до
мелочей отработанная программа обучения технике самостраховки,
опиравшаяся на методику японского дзюдо, но скорректированная В.С.
Ощепковым (в части техники падений, в использовании упражнений с шестом и
т.д.). При этом основным методом интегральной подготовки в системе дзюу-до
Ощепкова выступали вольные схватки по правилам спортивного дзюу-до,
которые могли варьировать арсенал разрешенных технических приемов в
широком диапазоне.
Применявшаяся Ощепковым методика обучения и тренировки соответствовала
современным представлениям о правильной организации урока, учете нагрузок,
врачебного контроля, мерах профилактики спортивного травматизма.
По богатству технического арсенала и проработанности методики Система
дзюудо ГЦОЛИФК не имела в то время аналогов и, безусловно, принадлежала к
числу наиболее разработанных систем рукопашного боя мира. Созданная в
условиях международной изоляции советского спорта, такая система могла
сложиться только на прочной научно-методической основе, в формировании
которой проявилось действие «фактора ГЦОЛИФК», с работой в котором связан
самый продуктивный период деятельности Василия Сергеевича, а также на
основе глубокого изучения богатейшего наследия различных боевых и
спортивных единоборств Земного шара.
В систему «Дзюу-до по схеме ГЦОЛИФК», указывал Василий Сергеевич, вошли
приемы не только дзюдо, но и «главные элементы всех существующих видов
рукопашного боя, начиная от французского и английского бокса, китайской «у-

21
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

ши» или «у-и» и кончая приёмами различных стилей борьбы»38.


Слово «всех» в данном случае является безусловным преувеличением.
Корректнее, было бы написать: «всех, с которыми удалось познакомиться»,
Однако Ощепков был практически или по литературе знаком с чрезвычайно
широким кругом различных систем рукопашного боя и видов единоборств.
Проведенное нами исследование39, в котором в том числе были учтены все
выявленные факты знакомства Василия Сергеевича с различными боевыми и
спортивными единоборствами, а также рукописи, письма и публикации В. С.
Ощепкова, содержащие ссылки на работы по борьбе, другим единоборствам,
системам самозащиты и т.д.; относящиеся к ощепковскому периоду книги,
вырезки, переводы и иные материалы, хранящиеся в семейном архиве
Харлампиевых; относящиеся к ощепковскому периоду издания, перечисленные
в диссертации Н. М. Галковского 40; публикации, хранящиеся в библиотеке
ГЦОЛИФК, поступившие при жизни В. С. Ощепкова, и иные материалы,
показало, что Василий Сергеевич Ощепков практически и по публикациям был в
той или иной степени знаком:
- с 10 комплексами и системами самозащиты и рукопашного боя, в том числе
с Кодокан дзюдо, с дзюдзюцу41, с американской и английской системами
армейского рукопашного боя; с системой самозащиты Бартон-Райта
(бартитсу); с комплексом приемов самозащиты И. В. Лебедева; с комплексом
приемов самозащиты И. Л. Солоневича; с системой рукопашного боя Н. Н.
Ознобишина; с системой САМ (САМОЗ, САМБО) В. А. Спиридонова; с
древнегреческим панкратионом;
- с 2 международными видами борьбы — французской и вольно-
американской;
- с 11 национальными видами борьбы зарубежных народов — с сумо, с
древнеегипетской, древнегреческой, старой немецкой и старой голландской
борьбой, с кумберлендско-вестморлендским и ланкаширским стилями борьбы, с
персидской кошти (кошти пахлавани), с вольно-швейцарской борьбой, с борьбой
нубийцев Судана и с монгольской борьбой бохийн барилдаан;
- с 10 национальными видами борьбы народов СССР — с русской борьбой «на
руках», с русской борьбой «на ремнях» с подножками, с русской борьбой «на

Ощепков В. С. Дзюудо // Сборник материалов по учебным дисциплинам ГЦИФК 1932 1933 уч. г. М.:
ОГИЗ – «Физкультура и туризм», 1934, стр. 347.
Горбылёв А. М. Система дзюудо В.С. Ощепкова. Специальная библиотека В.С. Ощепкова. —
Горбылёв А.М., ООО Издательство Авторская книга Москва, 2013. — с.; Горбылёв А.М. Источники
совершенствования системы дзюудо В.С. Ощепкова // «Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой».
М.: 2011. С. 69 –
Галковский Н. М. Становление техники советской школы вольной борьбы и пути ее
совершенствования: дис. ... канд. пед. Наук. ГЦОЛИФК. М., 1971.
Многочисленные школы дзюдзюцу джиу джитсу являются по сути самостоятельными системами
самозащиты

22
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

поясах» без подножек, с грузинской чидаоба, азербайджанской гюлеш,


армянской кох, узбекской кураш, татарской кёреш, таджикской гуштингири, с
борьбой чукчей;
- с 3 видами «бокса» — английским, французским и китайским (ушу);
- с отечественной школой фехтования на 3 видах холодного оружия — на
эспадронах, рапирах и штыках, с японской системой штыкового боя
дзюкэндзюцу, с японским искусством фехтования палкой (бодзюцу или
дзёдзюцу) и мечом (кэндзюцу).
Совершенно очевидно, что Василий Сергеевич фиксировал и анализировал на
предмет практического использования абсолютно все виды борьбы, бокса,
самозащиты, фехтования, рукопашного боя, попадавшие в поле его зрения.
Анализ достижений В.С. Ощепкова в создании и совершенствовании системы
«Дзюу-до по схеме ГЦОЛИФК», позднее получившей название «Самбо»,
свидетельствует, что он не только продолжил дело своего японского наставника
Кано Дзигоро, но и продвинулся в реализации его замысла создания
универсальной системы рукопашного боя значительно далее, нежели сам Кано
или его японские ученики.
Литература
1. В. Рэсура моногатари. Гатти то Хаккэнсюмитто нидзикан-но мото [«Сказание о
борцах. Яростная схватка Гоча и Гаккеншмидта продолжительностью в два часа»] //
«Дзюдо», 1917, № 5. С. 114 – 118.
2. Вадзука дзюрокусай дэ удэ дзиман кэнтока-о татакицубусу [«Шестнадцатилетний
дзюдоист сокрушает могучего боксера»] // «Дзюдо», 1938, № 1. С. 20 – 21.
3. Галковский Н. М. Становление техники советской школы вольной борьбы и пути
ее совершенствования: дис. ... канд. пед. Наук. ГЦОЛИФК. М., 1971.
4. Горбылёв А. М. Система дзюудо В.С. Ощепкова. Специальная библиотека В.С.
Ощепкова. — Горбылёв А.М., ООО Издательство Авторская книга Москва, 2013.
5. Горбылёв А.М. Источники совершенствования системы дзюудо В.С. Ощепкова //
«Хидэн. Боевые искусства и рукопашный бой». М.: 2011. С. 69 – 289.
6. Горбылёв А.М. Нихон-кэмпо // Боевые и спортивные единоборства: Справочник /
Под общ. ред. Тараса А.Е. – Минск: «Харвест», 2002. С. 502 – 507.
7. Горбылёв А.М. Становление Сито-рю каратэ-до. М.: ООО «Будо-спорт», 2003.
Дзюдо кёику санкосё [«Справочник по обучению дзюдо»]. Токио, изд-во «Рикугун
Тояма гакко» [Академия сухопутных войск Тояма], 1924.
8. Ёсида Кодзан. Бэйкоку кэнто дзацува [«Заметки на разные темы о положении бокса
и борьбы в Америке»] // «Дзюдо», 1917, № 11.
9. Икэда Хосю. Корю гэндай каратэдосюги [«Старинные и современные концепции
каратэдо»]. Т. 2. Токио: Нихон каратэдо Дзёсинмон сюппанкёку, 1978. Т. 2.
10. Кано Дзигоро. Под ред. Комитета по составлению биографии сэнсэя Кано. Токио,
«Кодокан», 1964.
11. Кано Дзигоро. Дзюдо иппан нараби-ни соно кёикудзё-но кати [«Общие сведения о
дзюдо и о его ценности с точки зрения воспитания»] // Сирё Мэйдзи будо си [«История

23
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

будо в эпоху Мэйдзи в исторических источниках»]. Токио, «Синдзимбуцу орайся»,


1971. С. 81 – 97.
12. Кано Дзигоро. Дзюдо кёхон [«Учебник дзюдо»]. Т. 1. Токио: «Сансёдо», 1931.
13. Кано Дзигоро. Дзюдо-ни дзё-тю-гэ сандан-но бэцу ару кото-о рондзу
[«Рассуждения о разделении дзюдо на три ступени – высшую, среднюю и низшую»] //
Кано Дзигоро тёсакусю [«Собрание произведений Кано Дзигоро»]. Токио, «Кодокан»,
1983, т. 2. С. 205-210.
14. Кано Дзигоро. Дзюдока-ни дзэхи моттэ итэ мораитай сэйсин [«Дух, каким должны
обладать дзюдоисты»] // «Юко-но кацудо», 1920, № 5. С. 2 – 10.
15. Кано Дзигоро. Кодокан-но симэй-ни цуитэ [«О миссии Кодокана»] («Сакко»,
январь 1927 г.) // Кано Дзигоро тёсакусю [«Собрание сочинений Кано Дзигоро»].
Токио: «Гогацу сёбо», 1983. Т. 2. С. 104 – 105.
16. Кано Дзигоро. Кодокан-га юси-ни бодзюцу-о рэнсю-сэсимуру-ни итатта рию [«О
причинах, по которым школа Кодокан организует занятия бодзюцу для желающих»] //
«Дзюдо». Том 6, 1935, № 4. Токио: «Кодокан». С. 4.
17. Каратэдо мэйкан [«Справочник по каратэдо»]. Токио, 1980.
18. Киносита Тосаку. Кэнто то дзюдо [«Бокс и дзюдо»] // «Юко-но кацудо», 1920, № 3.
С. 4 – 7.
19. Мацуока Дайдо. Дзюдо то кэнто-то-но сиай [«Соревнования дзюдо против бокса»]
// «Дзюдо», 1933, № 7. С. 36 – 38.
20. Окабэ Хэйта. Киносита-сан-но «Кэнто то дзюдо» ни цукитэ [«О статье господина
Киносита «Бокс и дзюдо»»] // «Юко-но кацудо», 1920, № 4. С. 13 – 16.
21. Окабэ Хэйта. Кодай-но панкурэсён-ни цукитэ [«О древнем панкратионе»] //
«Дзюдо», 1918, № 9. С. 10 – 15.
22. Окинава каратэ кобудо дзитэн [«Энциклопедия окинавского каратэ и кобудо»]. Под
ред.: Такамияги Сигэру, Синдзато Кацухико, Накамото Сэйхаку. Токио: «Касива сёбо»,
2008.
23. Ощепков В. С. Дзюу-до. Конспект для студентов ГЦИФК в объеме требований
комплекса ГТО II ступени на 1932-1933 учебный год // Сборник материалов по
учебным дисциплинам 1932/33 уч. г. ОГИЗ – «Физкультура и туризм», Москва, 1934, с.
347-402.
24. Ощепков В. С. Программа-максимум по специализации «Дзюудо». ГЦОЛИФК,
1935-36 уч. г. Копия в архиве автора.
25. Сугисаки Хироси. Корэ га Кодокан дзюдо да [«Знакомьтесь: дзюдо школы
Кодокан»!]. Сюсия (преф. Тиба): «Анохито конохито ся», 1988.
26. Тодо Ёсиаки. Дзюдо-но рэкиси-то бунка [«История и культура дзюдо»]. Токио:
«Фумэйдо сюппан», 2007.
27. Томики Кэндзи. Айки будо // «Дзюдо», 1938, № 5. С. 16 – 19; № 8. С. 10 – 12; № 9.
С. 10 – 13; № 10. С. 17 – 20.
28. Томики Кэндзи. Дзюдо-но сёрай то Айки будо [«Будущее дзюдо и Айки будо»] //
«Дзюдо», 1938, № 4. С. 16 – 20.
29. Тосуй. Рэсурингу-но иппан [«Общие сведения о борьбе»] // «Дзюдо», 1918, № 1. С.
61 – 67; 1918, № 2. С. 49 – 52.
30. Утида Рёхэй. Бокусингу-ни цукитэ [«О боксе»] // «Кокуси», 1902, № 44. С. 28 – 33.

24
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

31. Уэсиба Киссёмару. Нихон-но будо [«Японские будо»]. Токио: «Коданся», 1983.
32. Хатта Итиро. Рэсурингу-ни цуитэ [«О борьбе»] // «Дзюдо», 1933, № 1. С. 29 – 33.
33. Хатта Итиро. Рэсурингу-но миягэ ханаси. Оримпикку-но сэнсэки-о кокоромитэ
[«Рассказ о борцовских сувенирах. Оглядываясь на итоги участия в соревнованиях
олимпийских игр»] // «Дзюдо», 1932, № 10. С. 22 – 24.
34. Фунакоси Гитин. Каратэ: мой жизненный путь // Борисов Б.И. Современное
каратэдо. Новосибирск, 1993.
35. Янагисава Такэси. Нихон рэсурингу-но моногатари [«Повесть о вольной борьбе в
Японии»]. Токио: «Иванами сётэн», 2012.

Горбылёв Алексей Михайлович (Москва), кандидат исторических наук, доцент


кафедры истории и культуры Японии. shigetsu@mail.ru. Россия, Москва, Институт
стран Азии и Африки МГУ им. М.В. Ломоносова.
KANO JIGORO CONCEPT OF THE DEVELOPMENT OF JUDO AND THE
DEVELOPMENT OF SAMBO
Gorbylev Alexey (Moscow), Candidate of Historical Sciences (PhD.), Associate
Professor of the Department of History and Culture of Japan. shigetsu@mail.ru. Russia,
Moscow, Institute of Asian and African Studies, Moscow State University.
Summary The article discusses the concept of the development of judo as a universal
martial art, formulated and developed by Kano Jigoro in the 1890s - 1930s, his activities to
implement this concept, aimed at the development of judo techniques and methods, as well as
the activities of the founder of sambo V.S. Oshchepkov, who has developed and significantly
advanced in the implementation of the ideas of Kano Jigoro in the process of creating a “Ju-
do system according to the GCOLIFK scheme” - the future sambo.
Key words: Sambo, Judo, Kano Jigoro, V.S. Oshchepkov, hand-to-hand fighting
References
1. Funakoshi Gichin. Karate: moy zhiznennyy put' // Borisov B.I. Sovremennoye karatedo.
Novosibirsk, 1993.
2. Galkovskiy N. M. Stanovleniye tekhniki sovetskoy shkoly vol'noy bor'by i puti yeye
sovershenstvovaniya: dis. ... kand. ped. Nauk. GTSOLIFK. M., 1971.
3. Gorbylev A. M. Sistema judo V.S. Oshchepkova. Spetsial'naya biblioteka V.S.
Oshchepkova. — Gorbylev A.M., OOO Izdatel'stvo Avtorskaya kniga Moskva, 2013.
4. Gorbylev A.M. Istochniki sovershenstvovaniya sistemy judo V.S. Oshchepkova // «Hiden.
Boyevyye iskusstva i rukopashnyy boy». M.: 2011. P. 69 – 289.
5. Gorbylev A.M. Nikhon-kempo // Boyevyye i sportivnyye yedinoborstva: Spravochnik /
Pod obshch. red. Tarasa A.Ye. – Minsk: «Harvest», 2002. P. 502 – 507.
6. Gorbylev A.M. Stanovleniye Shito-ryu karate-do. M.: OOO «Budo-sport», 2003.
7. Hatta Ichiro. Resuringu-ni tsuite [«About wrestling»] // «Judo», 1933, № 1. P. 29 – 33.
8. Hatta Ichiro. Resuringu-no miyage hanashi. Orimpikku-no senseki-o kokoromite [«A
story about wrestling souvenirs. Looking back at the results of participation in competitions
of the Olympic Games»] // «Judo», 1932, № 10. P. 22 – 24.
9. Ikeda Hoshu. Koryu gendai karatedoshugi [«Ancient and Modern Concepts of Karate-
Do»]. T. 2. Tokyo: Nikhon karatedo Joshinmon shuppankyoku, 1978. V. 2.

25
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

10. Judo kyoiku sankosho [«Judo Training Handbook»]. Tokyo: Rikugun Toyama gakko,
1924.
11. Kano Jigoro. Sensei Kano Biography Committee Ed. Tokyo: Kodokan, 1964.
12. Kano Jigoro. Judo ippan narabi-ni sono kyikujo-no kachi [«General information about
judo and its values in terms of education»] // Shiryo Meiji budo shi. Tokyo, «Shinjinbutsu
oraisha», 1971. P. 81 – 97.
13. Kano Jigoro. Judo kyohon [«Judo Textbook »]. V. 1. Tokyo: «Sanshodo», 1931.
14. Kano Jigoro. Judo-ni jo-chu-ge sandan-no betsu aru koto-o ronzu [«Reasoning about
dividing judo into three levels - higher, middle and lower»] // Kano Jigoro chosakushu
[«Collected Works of Kano Jigoro»]. Tokyo, «Kodokan», 1983, v. 2. P. 205-210.
15. Kano Jigoro. Judoka-ni zehi motte ite moraitai seishin [«The Spirit that Judoka Should
Have»] // «Yuko-no katsudo», 1920, № 5. P. 2 – 10.
16. Kano Jigoro. Kodokan-ga yushi-ni bojutsu-o renshu-sesimuru-ni itatta riyu [«About the
reasons why the Kodokan school organizes bojutsu classes for those who wish»] // «Judo».
Tom 6, 1935, № 4. Tokyo: «Kodokan».
17. Kano Jigoro. Kodokan-no shimei-ni tsuite [«On the mission of the Kodokan»] («Sakko»,
January 1927) // Kano Jigoro chosakushu [«Collected Works of Kano Jigoro»]. Tokyo:
«Gogatsu shobo», 1983, v. 2. P. 104 – 105.
18. Karatedo meikan [«The survey of karatedo»]. Tokyo, 1980.
19. Kinoshita Tosaku. Kento to Judo [«Boxing and Judo»] // «Yuko-no katsudo», 1920, № 3.
P. 4 – 7.
20. Matsuoka Daido. Judo to kento-to-no shiai [«Judo vs. Boxing Competitions»] // «Judo»,
1933, № 7. P. 36 – 38.
21. Okabe Heita. Kinoshita-san-no «Kento to Judo» ni tsukite [ «About the article of Mr.
Kinoshita “Boxing and Judo”»] // «Yuko-no katsudo», 1920, № 4. P. 13 – 16.
22. Okabe Heita. Kodai-no pankureson-ni tsukite [«On the Ancient Pankration»] // «Judo»,
1918, № 9. P. 10 – 15.
23. Okinawa karate kobudo jiten [«Encyclopedia of Okinawan Karate and Kobudo»].
Takamiyagi Shigeru, Shinzato Katsuhiko, Nakamoto Seihaku eds. Tokyo: «Kashiwa shobo»,
2008.
24. Oshchepkov V. S. Dzyuu-do // Sbornik materialov po uchebnym distsiplinam GTSIFK
1932-1933 uch. g. M.: OGIZ – «Fizkul'tura i turizm», 1934. P. 347-402.
25. Oshchepkov V. S. Programma-maksimum po spetsializatsii «Dzyuudo». GTSOLIFK,
1935-36 uch. g. Kopiya v arkhive avtora.
26. Sugisaki Hiroshi. Kore ga Kodokan Judo da [«Meet: Judo Kodokan School"!]. Shushiya
(Chiba): «Anohito konohito sha», 1988.
27. Todo Yoshiaki. Judo-no rekishi-to bunka [«The History and Culture of Judo»]. Tokyo:
«Fumeido shuppan», 2007.
28. Tomiki Kenji. Aiki budo // «Judo», 1938, № 5. P. 16 – 19; № 8. P. 10 – 12; № 9. P. 10 –
13; № 10. P. 17 – 20.
29. Tomiki Kenji. Judo-no shorai to Aiki budo [«The Future of Judo and Aiki Budo»] //
«Judo», 1938, № 4. P. 16 – 20.
30. Tosui. Resuringu-no ippan [«General information about wrestling»] // «Judo», 1918, №
1. P. 61 – 67; 1918, № 2. P. 49 – 52.

26
XIX научно-практическая конференция, посвящёная памяти профессора Е.М. Чумакова

31. Uchida Ryohei. Bokusingu-ni tsukite [«About Boxing»] // «Kokushi», 1902, № 44. P. 28
– 33.
32. Uesiba Kisshomaru. Nihon-no budo [«Japanese Budo»]. Tokyo: «Kodansha», 1983.
33. W. Resura monogatari. Gach to Hakkenshmitt nijikan-no moto [“Legend of the
Wrestlers. Furious clash between Goch and Hakkenshmidt lasting two hours”] // «Judo»,
1917, № 5. P. 114 – 118.
34. Wazuka jurokusai de ude jiman kentoka-o tatakitsubusu [“Sixteen-year-old judoka
overwhelms the powerful boxer”] // «Judo», 1938, № 1. P. 20 – 21.
35. Yanagisawa Takeshi. Nhon resuringu-no monogatari [«The Tale of Freestyle Wrestling
in Japan »]. Tokyo: “Iwanami Shoten”, 2012. P. 11 - 12.
36. Yoshida Kozan. Beikoku kento zatsuwa [«Notes on various topics about the situation of
boxing in America »] // «Judo», 1917, № 11.

УДК 796.8

КОНЦЕПЦИЯ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ШКОЛЬНИКОВ


СРЕДСТВАМИ САМБО

Лукин С.А., Табаков С.Е.

Аннотация
Преподавание самбо на уроках физической культуры ведется с 2010 года. Тем не
менее, единой целостной концепции физического воспитания средствами самбо нет. В
2019 нами была предложена концепция физического воспитания школьников
средствами самбо, однако в ней есть ряд незатронутых тем, которые мы обсуждаем
в этой статье.
Ключевые слова: урок самбо, физическая культура, концепция
Введение
За последние несколько лет нами были проведены и опубликованы
исследования в области преподавания самбо в общеобразовательной школе.
Результаты этих исследований показали, что проведение третьего часа
физической культуры средствами самбо положительно влияет на развитие у
школьников не только прикладных навыков [7], но и физических качеств [4], а
также улучшает эмоциональное состояние школьников [5].
Вместе с тем, система физического воспитания самбо, прекрасно
зарекомендовавшая себя в рамках спортивных школ, специализированных
клубов, секций дополнительного образования при внедрении в
общеобразовательную школу, а именно в урочную деятельность, попадает в
совершенно другие условия (таблица 1).
Из таблицы 1 мы видим существенную разницу условий преподавания самбо в
рамках дополнительного образования и урочной деятельности. В связи с этим

27
История становления самбо.
Том 1. Введение в изучение
становления самбо

Вам также может понравиться