Вы находитесь на странице: 1из 4

http://totalarch.

ru/node/435
ОГЮСТ ШУАЗИ
Главная » Архитектура эпохи Возрождения (вне Италии) | Всеобщая история архитектуры » Архитектура
Великобритании эпохи Возрождения

Архитектура Великобритании эпохи


Возрождения
Архитектура эпохи Возрождения (вне Италии) | Всеобщая история архитектуры
Англия

Развитие архитектуры английского Возрождения делится на два периода. Время первых Тюдоров (1485—
1558 гг.) представлено как рядом позднеготических сооружений (дворцов-замков, усадебных домов,
академических зданий и капелл), отмеченных появлением ренессансных деталей, так и фахверковыми
строениями (сельские и городские дома). Время Елизаветы I (1558—1603 гг.) — это время дворцовых и
усадебных построек, в рациональной и в то же время живописной композиции которых сказались основные
особенности новой архитектуры. Время Якова I (1603—1625 гг.), переходное к палладианству, в сущности
говоря, ограничилось развитием елизаветинской строительной традиции. Построенный в 1619—1622 гг.
Иниго Джонсом Банкетный зал в Уайтхолле (Лондон) начинает уже следующий «палладианский»
период.

В литературе до сих пор не существует ясности в том, что же считать «ренессансом» в английской
архитектуре? Авторы конца XIX и начала XX вв. под архитектурой ренессанса в Англии подразумевали не
национальные типы и формы, слагавшиеся в процессе практического строительства в период
«возрождения» (1485—1625 гг.), а чисто итальянские формы и приемы, описывая, по сути дела, историю
судеб палладианства в Англии (Бломфилд, Джексон и др.). Хронологические рамки «ренессанса» в этом
случае растягиваются с момента появления первых признаков итальянизированного декора в начале XVI в.
до времени возникновения стилизующих направлений XIX в. (неоклассики, неоготики и др.). Альфред Готч,
работы которого по истории английского жилого дома века Тюдоров остаются классическими, встал на путь
компромисса и, считая, очевидно, архитектуру Иниго Джонса и последовавших за ним мастеров явлением
«зрелого ренессанса» в Англии, назвал предшествующую ей архитектуру 1486—1625 гг. «ранним
ренессансом». Такая терминология представляется несколько произвольной, поскольку имеющая
самостоятельную ценность архитектура века Тюдоров со всем своим морфологическим многообразием и
композиционной свободой была принципиально чужда палладианству, которое явилось не столько ее
продолжением, сколько реакцией на нее. Наиболее оправданной представляется позиция тех исследователей
(Гарнер и Стреттон, Э. Типпинг, Н. Ллойд и др.), которые, отказываясь от применения термина «ренессанс»
к архитектуре времени Тюдоров в целом, делят историю развития английского жилища (ведущего
архитектурного типа эпохи) в связи с принятой в Англии культурно-исторической периодизацией. В этом
случае подразумевается, что в силу исторической обусловленности архитектурных явлений архитектура,
создававшаяся в стране в период «возрождения», и будет архитектурой ее «ренессанса», независимо от
возникавших форм.

За XVI в. население Англии увеличилось с двух с половиной миллионов до четырех и со второй половины
столетия политическая стабилизация и начавшийся экономический подъем привели к обширному
строительству жилищ, особенно в сельских местностях. За время с 1560 г. по 1625 г. было построено около
40 000 жилых домов крупных фермеров и землевладельцев средней руки.

Наличный материал во многом определял лицо архитектуры. Только в богатых камнем центральных
графствах строились каменные жилища, причем относительная твердость пород определяла богатство или
бедность декора. Как правило, однако, массовое строительство шло в дереве. Но кораблестроение и выжиг
угля для нужд развивавшейся металлургии наряду со строительной горячкой привели уже в XVI в. к
резкому сокращению площади лесов. Возникла необходимость экономии леса. Так начинают широко
распространяться фахверковые конструкции (дубовый каркас с заполнением из оштукатуренных и
побеленных панелей), издавна применявшиеся на северо-западе страны, причем в каждом районе сложились
местные приемы сборки каркаса (рис. 1). Наиболее живописной была западная школа, в то время как юг
(графства Кент, Суррей, Суссекс) предпочитал более простой рисунок. Вначале общая площадь деревянных
плоскостей каркаса приблизительно равнялась площади панелей заполнения, которое могло быть из
оштукатуренной плетенки или глиняным с рубленой соломой. Обычно сооружалось два каркаса большего и
меньшего объема, причем больший ставился на меньший и выступающее перекрытие нижнего объема,
иногда укрепленное консолями, служило основанием и полом для верхнего. Такая система способствовала
лучшей работе балок перекрытия. Отсюда нависающие этажи и в сельских постройках, где, естественно, не
было нужды экономить площадь участка. Со временем научились строить сквозные двухъярусные каркасы с
промежуточным перекрытием, хотя отдельные районы поколениями оставались верными своим
традиционным конструкциям.

Рис.1. Примеры фахверковых конструкций

В раннее средневековье Англия почти не знала кирпича. Древняя техника его обжига и кладки была
утрачена почти на целое тысячелетие. Но английские корабли, вывозившие шерсть в Нидерланды,
возвращались оттуда с кирпичом в виде балласта. Со временем на юго-востоке страны наладилось
собственное производство кирпича. Прибывавшие в большом числе в Англию нидерландские мастера с XV
в. возрождают технику кирпичной кладки (выкладка печей и труб, кирпичная кладка с применением
белокаменных деталей и пр.). В дальнейшем «красные каменщики» вводят практику заполнения дубовых
каркасов кирпичом (это не требовало штукатурки). На востоке страны стали строить дома целиком из
кирпича. В связи с недостатком леса кирпич получает особое распространение с XVII в. Это сильно
упростило и удешевило строительство.

Нередко двухэтажные фахверковые дома перестраивались с тем, чтобы заменить нижний каркас кирпичной
коробкой, что позволило ликвидировать уступчатые фасады.

Особо важное значение в XVI в. приобрело производство стекла, быстро развивавшееся благодаря притоку
ремесленников-иммигрантов (гугеноты из Франции и венецианцы). Большие окна и высокие эркеры
елизаветинских домов определяют не только специфику интерьеров, их хорошую освещенность и тепловой
режим, но и стилистические особенности архитектуры того времени. В 1589 г. в Англии функционировало
уже 15 фабрик стекла.

Англия издавна вывозила свинец. Разработки в районе Дерби позволили в XV—XVI вв. сильно увеличить
производство листового свинца в качестве материала для кровель и для оконных переплетов, что было
особенно важно в связи с появившимся пристрастием к сравнительно плоским кровлям и большим окнам.
Однако чаще всего покрытием усадебных домов в XVI в. продолжали служить щепа, сланец, черепица.
Дома фермеров долго крылись соломой.

Декоративные материалы, вводившиеся «итальянской» модой (мрамор, терракота), в XVI в. не получили


широкого распространения, как чуждые местной строительной культуре (мрамор главным образом
применялся при отделке каминов). Зато гипсовая штукатурка в качестве отделочного материала широко
внедряется с конца XVI в. в интерьеры (лепные потолки и фризы).

Интенсивное строительство обеспечивалось обилием опытных строителей, особенно плотников, искусство


которых славилось еще в XIV—XV вв. Это были не только кораблестроители, но и создатели таких
сложных конструкций, как перекрытия больших холлов или как октагон средокрестия собора в Или.
Потомки этих мастеров-художников и явились строителями фахверковых жилищ, создателями
прославленных интерьеров времени Елизаветы и Якова I.

Англичане времени Тюдоров не стыдились своего средневековья — они гордились им, рассматривая свое
непосредственное историческое прошлое как предпосылку наступившего благополучия. Так прошлое всегда
присутствовало в настоящем и самый безудержный индивидуализм всегда оставался в рамках традиций.
Дух времени проявлялся прежде всего в той свободе, с какой англичанин сочетал новое со старым.

Распространяясь по стране, возникшая в дальнейшем придворная мода на «антики» вызвала огромный спрос
на альбомы архитектурных элементов, по которым мастера, еще в средние века привыкшие работать по
трафаретам и образцам, стали изготовлять «итальянские» детали. В XVI—XVII вв. Англия наводняется
нидерландскими, нюренбергскими и кельнскими изданиями этого рода. Таковы сочинения Вредемана де
Вриза («Перспективы», 1559 г.) альбомы Диттерлина («О пяти ордерах», 1593 г. и «Архитектура», 1594 г.),
Блума («Пять ордеров», 1550 г., английский перевод — 1608 г.). Однако первый полный перевод Серлио (с
фламандского) появляется только в 1611 г. Благодаря этим альбомам декор многих фасадов стал в конце
XVI в. грубее, чем он был в середине столетия. Даже в начале XVII в. в Англии еще не было академической
архитектурной культуры, которая позволила бы чистоту итальянских форм противопоставить ремесленной
произвольности фламандских или немецких. В глазах потребителя и те и другие были «антиками», причем
его вкус часто предпочитал живописность нидерландских форм холодноватой строгости палладианства,
оставлявшего мало места для игры воображения.

Не было недостатка и в различного рода советах со стороны писателей, врачей и др. Медик Бурд в своем
любопытном трактате (1542 г.) выдвигает гигиенические и санитарные соображения, которые должны быть
положены в композицию плана жилища. Подобные сочинения призывали к рациональной планировке, к
экономии средств и площади, к комфорту интерьеров, к санитарному благоустройству. Предлагалось
уважать опыт прошлого, особенности местного быта и климатических условий. В то же время Бэкон не
видит оснований учиться у древних: «они дети по сравнению с нами, с нашим опытом».

В связи с инвентаризацией конфискованных монастырских строений некоторые ведущие мастера-строители


стали назначаться «обмерщиками» («сервейерами»). Один из них — Джон Шют, называвший себя
художником и архитектором, был в 1550 г. направлен в Италию. В 1563 г. он издает свой перевод Витрувия.
Остается неясным, какую роль выполняли во второй половине XVI в. такие мастера-эмпирики при
поручении им крупных объектов? Были ли они авторами приписываемых им построек? Сохранилась
коллекция чертежей, выполненных королевским «сервейером» Джоном Торпом и его сыном, с целого ряда
крупных сооружений елизаветинского времени, начиная с 1570 г. Еще совсем недавно Торпа принимали за
автора всех этих построек, что невероятно. Аналогичная коллекция чертежей более поздних построек
выполнена тремя поколениями Смитсонов. Эпитафия Р. Смитсона гласит: «Архитектор и сервейер
достойнейшего дома Уоллатон». Все эти чертежи вычерчены в очень мелком масштабе. Это в основном
планы первых этажей, реже даны главные фасады. Даже при самом активном участии «сервейеров» в
строительстве крупных объектов роль таких мастеров, вовсе не касавшихся деталей и интерьеров,
принципиально отличается от роли «ученого-архитектора», создающего свой интегральный проект
самостоятельно от начала до конца. В Англии такой архитектор появляется только в XVII в.

Сохранились контракты XVI в. Они заключались между заказчиком и исполнителем — главным


каменщиком или главным плотником, смотря по конструкции дома. В этих договорах архитектор не
упоминался. Договор обусловливал, что готовое здание должно быть похоже на какой-нибудь названный
конкретный объект по виду, объему или стоимости, причем материал и выполнение должны быть «лучшими
в своем роде».

Глава «Архитектура Великобритании», раздел «Архитектура эпохи Возрождения в западноевропейских


странах (вне Италии)», энциклопедия «Всеобщая история архитектуры. Том V. Архитектура Западной
Европы XV—XVI веков. Эпоха Возрождения». Ответственный редактор: В.Ф. Маркузон. Автор: Г.А.
Саркисиан. Москва, Стройиздат, 1967

 Усадебные и сельские дома Великобритании эпохи Возрождения


 Городские дома Великобритании эпохи Возрождения
 Общественные сооружения Великобритании эпохи Возрождения

Вам также может понравиться