Вы находитесь на странице: 1из 154

See discussions, stats, and author profiles for this publication at: https://www.researchgate.

net/publication/259449871

[Taxonomic Nomenclature. I. From Adam to Linnaeus]

Book · June 2013

CITATION READS

1 569

1 author:

Igor Pavlinov
Moscow State University
111 PUBLICATIONS   678 CITATIONS   

SEE PROFILE

Some of the authors of this publication are also working on these related projects:

History of Zoological Museum of Lomonosov Moscow State Univ. View project

Fundamentals of Biological Systematics: History and Theory View project

All content following this page was uploaded by Igor Pavlinov on 25 December 2013.

The user has requested enhancement of the downloaded file.


Зоологический музей МГУ

Zoological Museum of Moscow State University


Zoologicheskie Issledovania № 12

Igor Ya. Pavlinov

Taxonomic nomenclature
Book 1. From Adam to Linnaeus

MOSCOW H 2013
Зоологические исследования № 12

И.Я. Павлинов

Таксономическая номенклатура
Книга 1. От А дама до Линнея

МОСКВА H 2013
ISSN 1025-532Х
ISBN 978-5-87317-883-4

Зоологические исследования, № 12
Zoologicheskie Issledovania, № 12

Редакционная коллегия
Главный редактор: М.В. Калякин
О.В. Волцит, Д.Л. Иванов, К.Г. Михайлов, И.Я. Павлинов,
Н.Н. Спасская (секретарь), А.В. Сысоев (зам. главного редактора)

Editorial Board
Editor in Chief: M.V. Kalyakin
D.L. Ivanov, K.G. Mikhailov, I.Ya. Pavlinov,
N.N. Spasskaya (Secretary), A.V. Sysoev (Deputy Editor), O.V. Voltzit

Редакторы выпуска
А.В. Сысоев, А.К. Сытин

Editors of the Issue


A.V. Sysoev, A.K. Sytin

Павлинов И.Я. 2013. Таксономическая номенклатура. Книга 1. От Адама до Лин-


нея. — Зоологические исследования, 12, 140 c. Библ. 553
Рассмотрена история развития таксономической номенклатуры, начиная с фолк-систематики
через Античность, Средние века и Возрождение (эпоха травников) до ранней (схоластической)
систематики Нового времени, завершившейся «линнеевской реформой». Показано, что основным
трендом этого развития было движение в сторону большей структуризации и формализации пра-
вил описания таксономического разнообразия, причём разработка анатомической номенклатуры
предшествовала собственно таксономической.

Pavlinov I.Ya. 2013. Taxonomic nomenclature. Book 1. From Adam to Linnaeus. —


Zoologicheskie Issledovania, 12, 140 p. Bibl. 553
Considered is historical development of taxonomic nomenclature, beginning with the folk-taxonomy
through Antiquity, Middle Ages and Renaissance (Herbal epoch) to the earlier (scholastic) taxonomy of
the New Times completed with the “Linnaean reform”. The main trend of that development is shown
to be a movement toward more structured and formalized rules of description of taxonomic diversity,
with development of anatomical nomenclature having preceded the taxonomic one.

© И.Я. Павлинов, текст, 2013


© Зоологический музей МГУ, оформление, 2013
© Т-во научн. изданий КМК, издание, 2013
Предисловие 5

Предисловие

Всякая вещь становится тем, что она есть, когда названа


Чжуан цзы
Если не знаешь названий, то теряешь и познание вещей
К. Линней

Современная биологическая систематика форме «Филокодекса» (Cantino, Queiroz, 2010).


весьма динамична: новые теоретические кон- Одновременно с этим в качестве приложения
цепции, новые методологии и техники разра- к некой «интегративной систематике» разра-
ботки классификаций за последние несколько батывается «Биокодекс» (Greuter et al., 1996,
десятков лет плодятся столь активно, что вся 2011). Но и сложившаяся к настоящему времени
предыдущая её история в какой-то мере блёкнет «линнеевская номенклатура» также не остаётся
в сравнении с нынешней ситуацией. У сторон- бездвижной, о чём свидетельствуют её новей-
ников новых подходов, особенно с выражен- шие обновления в ботанике и зоологии (Между-
ным «технологическим» уклоном, это подчас народный кодекс…, 2004, 2009), разработка на
создаёт некую иллюзию «отсутствия истории»: их основе кодексов для прокариот и вирусов
молчаливо признаётся, что всё сделанное ранее (Sneath, 1992; The international…, 2002).
имеет лишь самое малое значение для заново В такой динамичной ситуации возникает на-
формулируемых идей, задач, подходов. сущная потребность остановиться на какое-то
Такое бурление неизбежно затрагивает и время и оглянуться назад, всмотреться в про-
язык систематики, включая таксономическую шлое. Это позволяет, с одной стороны, в не-
номенклатуру (Knapp et al., 2004). Каждая из коем приближении понять, каков общий тренд
вновь нарождающихся теоретических школ развития языка систематики, как он связан с
ставит под сомнение адекватность традицион- развитием её теории, какие идеи и почему воз-
ных правил обозначения единиц и категорий никали по ходу этого развития. С другой сто-
систематики для описания по-новому трактуе- роны, углубление в историю таксономической
мого разнообразия организмов — и предлагает номенклатуры позволяет несколько по-иному
свою версию. В первой трети–середине ХХ в. взглянуть на её настоящее, чтобы попытаться
это была популяционная (био)систематика (Du понять, что в ней действительно нового, а что —
Rietz, 1930; Valentine, Löve, 1958; Solbrig, 1970), просто повторение «хорошо забытого старого»
несколько позже — классификационная фене- (Павлинов, 2011а).
тика (Sokal, Sneath, 1963; Sneath, Sokal, 1973) и Обзоры принципов и правил таксономиче-
почти одновременно с ней кладистика (Hennig, ской номенклатуры можно найти в ряде руко-
1966), которая затем в сочетании с молекуляр- водств по биологической систематике (Майр и
ной фактологией и количественными методами др., 1955; Blackwelder, 1967; Майр, 1971; Wiley,
породила «новую филогенетику» (о ней см. Пав- 1981; Шипунов, 1999; Stuessy, 2008). Издано
линов, 2005). Последняя, в качестве очередного несколько книг, специально посвящённых это-
претендента на очередную «истину в последней му важному разделу систематики, рассматри-
инстанции» в систематике, активно продвигает ваемому как в практическом, так и отчасти в
свою версию таксономической номенклатуры в теоретическом плане (Джеффри, 1980; Алексеев
6 Предисловие
и др., 1989; Ereshefsky, 2001). Они содержат в отдельную книгу: в результате обращения
в основном анализ действующих (на момент к первоисточникам она (история) предстала в
выхода книг) Кодексов и предоставляют лишь свете, в той или иной мере не совпадающим с
весьма краткие исторические справки. С другой её общепризнанными трактовками, что потре-
стороны, в классических гроссбухах по истории бовало достаточно пространного её изложения
естествознания и систематической биологии и пояснения.
как его части, в некоторых обзорных статьях Особенность книги заключается в том,
можно найти множество важных фактов и со- что я попытался в ней не просто отразить
ображений, касающихся формирования языка последовательность фактов истории таксоно-
систематики на том или ином этапе её развития мической номенклатуры, в основе своей из-
— в эпоху травников, в долиннеевский пери- вестную достаточно хорошо, а рассмотреть её
од, во время «линнеевской реформы» и позже в двух взаимосвязанных контекстах, которые
(Уэвелл, 1867; Blanchard, 1889; Sachs, ­1906; в предыдущих исследованиях не были чётко
Green, 1909; Greene, 1909; Arber, 1938; Бобров, обозначены. Один из них задан пониманием
1957; ����������������������������
Linsley���������������������
, �������������������
Usinger������������
, 1959; ����
Stafleu������������
���������������
, 1971; Ура- таксономической номенклатуры как части про-
нов, 1979; Stevens, 1994, 2002; Камелин, 2004; фессионального языка систематики; второй
Dayrat, 2010). С недавних пор большой интерес — пониманием взаимосвязи между языком
вызывает обыденный язык фолк-систематики и теоретическими идеями систематики как
(Berlin, 1973, 1992; Brown, 1984; Atran, 1990; научной дисциплины. Соответственно этому
Ellen, 2008a; Колосова, 2009), из которого в главы книги, как общая вводная, так и частные
конечном итоге вырос профессиональный язык «исторические», включают краткое изложение
всей биологической систематики. К сожалению, онто-эпистемологических предпосылок форми-
полноценного аналитического обзора истории рования разных версий языка систематики на
и современного состояния таксономической том или ином этапе её развития. Общая канва
номенклатуры до настоящего времени не су- такого способа рассмотрения истории таксоно-
ществует. мической номенклатуры задана недавно опу-
Задуманный мною трёхчастный труд «Так- бликованным обзором эволюции теоретических
сономическая номенклатура» представляет идей в биологической систематике (Павлинов,
собой попытку заполнить имеющуюся брешь. Любарский, 2011).
В предлагаемой здесь первой книге этого мини- Ради справедливости стоит заметить, что
сериала («От Адама до Линнея») изложена такой вполне «философический» подход к из-
пред- и ранняя история развития способов ложению предмета настоящей книги вызвал
обозначения таксонов растений и животных критику обоих её редакторов, более склонных
— от фолк-систематики до завершившей схо­ к эмпирическому толкованию истории. Но я
ластический этап «линнеевской реформы» полагаю избранный стиль оправданным: по-
(конец XVIII в.). Вторая книга будет посвящена добное рассмотрение «контекстной» истории
формированию современной номенклатуры в языка систематики необходим для раскрытия,
период от XIX в. по нынешнее время, третья хотя бы в общих чертах, «механики» его фор-
— общему анализу её принципов и правил, мирования как в прошлом, так и в настоящем.
включая их связь с теоретическим содержанием Для того, чтобы понять, как складывались
систематики. правила функционирования этого языка, в том
В основу настоящей книги положен анализ числе регламентируемые ныне действующими
большого числа трудов почти всех классиков Кодексами номенклатуры, следует попытаться
поздней Античности, Средневековья, Воз- понять, почему они формировались так, а не
рождения и начала Нового времени, имеющих иначе. Надеюсь, в какой-то мере мне удалось
тесное касательство к предмету рассмотрения. это показать.
Это оказалось возможным благодаря доступу В связи с предыдущим следует подчеркнуть,
к открытым электронным библиотекам (вроде что из двух способов рассмотрения событий и
Bibliotheca Gallica, Biodiversity Heritage Library, идей прошлого — антикваризма и презентизма
Google Book Search, Free Books Download и (Кузнецова, 1982, 1995; Розов, 1994; Любар-
др.). Данное обстоятельство в какой-то мере ский, 2000) — в настоящей книге за основу
объясняет, почему ранняя история развития принят второй. Последнее означает, что про-
языка биологической систематики выделена шлое биологической систематики излагается
Предисловие 7
главным образом не с точки зрения достигну- номической номенклатуры. С этой точки зрения
тых к настоящему времени представлений о её в специфическом свете предстаёт номенклатур-
языке, а с точки зрения самого прошлого, для ная реформа, затеянная в XVIII в. Линнеем и
которого наше «настоящее» дано разве что в названная в его честь. Начиная с первой поло-
прогнозах и надеждах трудившихся в то время вины XIX в. одним из основных её результатов
систематизаторов. Разумеется, это не мешает считается принцип биномиальности видовых
расставлять авторские акценты при анализе названий. Однако по исходному замыслу Лин-
прошлых событий и идей в зависимости от нея эта реформа предполагала совершенство-
того, насколько и каким образом они повлияли вание сущностных (истинных) многословных
на последующее развитие таксономической видовых эпитетов, а вовсе не замещение их
номенклатуры. Такое смешивание элементов «этикеточными» (обиходными) однословными
антикваризма и презентизма при рассмотрение (см. гл. 6). Соответственно, важный этап исто-
истории позволяет более чётко соотнести между рии таксономической номенклатуры, связанный
собой исторические события в их ретро- и пер- с названной реформой, естественно излагать
спективной оценке. «по Линнею», а не с точки зрения нынешних
Суть подобного подхода к изложению исто- интерпретаторов-номиналистов.
рии отчасти видна из следующего примера. В заключение несколько технических замеча-
Эссенциалистскую концепцию систематики ний. В библиографическом разделе настоящей
с точки зрения современного эволюционизма книги ссылки даны на те издания первоисточ-
можно объявлять «периодом застоя» в истории ников, которые я имел в руках в бумажном или
этой дисциплины, едва ли заслуживающим электронном виде. Имена их авторов в тексте
серьёзного внимания (Hull, 1965). Но, с другой даны в «титульном» латиноязычном написании
стороны, её можно и нужно рассматривать как (например, Геснер вместо Гесснер, Клюзий вме-
важную часть этой истории, оказавшую боль- сто Л’Эклюз, Баугин вместо Боэн и т.п.).
шое влияние на развитие в том числе и таксо- И.Я. Павлинов
8 Предисловие

БЛАГОДАРНОСТИ

Я благодарен коллегам, взявшим на себя труд знательность — А.В. Сысоеву за его острые
прочитать и прокомментировать ранние вер- критические замечания и вопросы, побудившие
сии настоящей книги, — М.В. Калякину, Г.Ю. меня уточнить и дополнить некоторые важные
Любарскому, А.А. Оскольскому, А.К. Сытину. фрагменты книги, чтобы сделать более понят-
А.Б. Шипунов помог в получении некоторых ными как авторскую позицию, так и сами эти
редких журнальных статей. Моая особая при- фрагменты.
Глава 1. Введение 9

Глава 1. ВВЕДЕНИЕ

Всякая научная дисциплина располагает разнообразия живых организмов, который


специфическим профессиональным языком ныне принято называть таксономическим раз-
— совокупностью понятий, терминов, симво- нообразием; в более общем смысле этот аспект
лов и т.п. вкупе с определёнными правилами можно обозначить как специфическую таксо-
связывания их в единый осмысленный текст, с номическую реальность (Павлинов, Любарский,
помощью которого описывается исследуемый 2011; Павлинов, 2011б). Теоретический раздел
данной дисциплиной аспект или фрагмент систематики, разрабатывающий общие принци-
реальности. Такой текст и есть то, что обыкно- пы изучения таксономического разнообразия,
венно называют явным знанием об исследуемой — это таксономия (от греч. τάξις — порядок
реальности. и νομος — закон) (Candolle, 1813; Симпсон,
Процесс познания начинается с вычленения 2006; Павлинов, Любарский, 2011). Практиче-
объектов во всеобщей реальности и их фиксации ский раздел систематики, который в отличие от
в качестве элементов познавательной ситуации. теоретического не имеет собственного названия,
Такое вычленение, вообще говоря, возможно включает два основных подраздела — клас-
только с помощью символьных (в частности, сификационный и номенклатурный; Линней
языковых) средств: всякий объект исследования определил их как «расположение и именование»
— это прежде всего так или иначе означенный («Философия ботаники…», § 151). В первом
(в частности, поименованный) объект. Поэтому случае речь идёт о выделении классификацион-
обозначения исследуемых объектов занимают ных единиц (таксонов) и категорий (рангов) и
особое место в базовом тезаурусе (понятийном упорядочивании их в некую систему, во втором
аппарате) языка описания исследуемой реаль- — о присвоении им таксономических названий.
ности. Процедура, лежащая в основании первого из
Очевидно, что семантическая структура двух указанных «линнеевских начал» практиче-
этого языка, в том числе то, что именно и как ской систематики, в современной терминологии
именно введено в базовый тезаурус данной обозначается как классифицирование. Результа-
научной дисциплины, должна быть адекватна том классифицирования и именования является
структуре самой исследуемой реальности — без классификация (= таксономическая система),
этого не может быть адекватного (истинного, которую формально можно определить как со-
правдоподобного) знания о ней. Поэтому раз- вокупность так или иначе упорядоченных (в
витие науки от меньшего к большему знанию том числе ранжированных) и поименованных
об исследуемой реальности влечёт за собой со- таксонов. С содержательной точки зрения
ответственное развитие научного языка. Таким классификация есть такое описание структуры
образом, наука и её язык в известном смысле таксономического разнообразия, в котором
неразделимы (Смирнов, 1987; Чепкасова, 2006): с таксоны данного ранга соответствуют группам
этой точки зрения изучение языка науки, с одной организмов определённого уровня общности
стороны, является одним из важных условий по- как неким единицами названной структуры.
нимания её концепций, с другой стороны, едва Следуя логике формирования познавательной
ли возможно без оглядки на эти концепции. ситуации, эти группы понимаются в общем
Биологическая систематика — научная случае как объекты биологической систематики
дисциплина, изучающая один из аспектов (Павлинов, Любарский, 2011)
10 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
В свете сказанного в самом начале настоящей в данной книге), и частное — как свод самих
главы, классификацию можно рассматривать в этих названий.
качестве специфического текста, написанного В некоторых изданиях таксономическую
на языке биологической систематики (Kafanov, номенклатуру называют «биологической» (на-
Sukhanov, 1995); в некотором предельном смыс- пример, Джеффри, 1980; Гиляров, 1986; Барсков
ле это есть ни что иное как лингвистический и др., 2004; см. также Википедию). Такое её
образ таксономической реальности (Slaughter, расширенное толкование отчасти объяснимо
1982). Соответственно, изучение этого языка, признанием фундаментальности систематики
в том числе в историческом аспекте, — важная и универсальности таксономических названий
часть изучения содержания систематики как (таксонимов) для всей биологии. Однако оно
специфической научной дисциплины. представляется неверным, если принять во
Базовую частью её языка составляют выше внимание, что систематика — не единственная
упомянутые таксономические названия — обо- дисциплина, изучающая биологическое разноо-
значения таксонов и таксономических катего- бразие и занимающаяся выделением и именова-
рий. В лингвистике всякое название принято нием биологических объектов самого разного
обозначать общим термином «-ним» с разного рода и уровня общности — от частей организма
рода специфицирующими приставками, а при- до подразделений биоты. Соответственно, кро-
своение названия — термином «-нимия». В част- ме систематики, есть ещё: анатомия (= партоно-
ности, словесные обозначения растений — это мия, мерономия), изучающая деление организма
фитонимы, обозначения животных — зоонимы, на части, с её анатомической номенклатурой
присвоение этих названий — соответственно (Колесников, 2003); фитосоциология (синтаксо-
фито- и зоонимия. Следуя этому правилу, в рам- номия), классифицирующая локальные природ-
ках систематики обозначения конкретных так- ные сообщества, выделяя и называя синтаксоны
сонов (и возможно таксономических категорий) (Krahulec, 1997; Миркин и др., 2001; Вебер и
можно в общем смысле называть таксонимами, др., 2005); биогеография, которая выделяет и
их присваивание (именование) — таксонимией называет биогеографические единицы (Второв,
(правда, в лингвистике за последним поняти- Дроздов, 2001; Мордкович, 2005). В той мере, в
ем иногда резервируют иной смысл, трактуя какой они так или иначе исследуют и именуют
его как частный случай гипонимии). В виде некие биологические объекты, их номенклатура
исключения именование таксонов называют является несомненно «биологической» в общем
«таксономией» (Vergara-Silva, Winther, 2009), смысле. При таком рассмотрении собственно
полагая вторую часть термина производной от таксономическая («идиотаксономическая», см.
лат. nomen (название); возможно, несогласование Mirkin, 1989) номенклатура значительно ýже
этой и традиционной трактовок «таксономии» биологической.
частично снимает только что упомянутый тер- Таксономическая номенклатура, как под-
мин «таксонимия» (хотя и вводит иное, междис- чёркнуто выше, является частью языка биоло-
циплинарное). гической систематики; этот последний, в свою
Принципы и правила таксонимии — т.е. очередь, может рассматриваться как лексиче-
образования и присвоения названий таксонов ский раздел метода систематики, понимаемого
и таксономических категорий (таксонимов), в общем смысле как специфический инструмент
выделяемых в биологической систематике, — описания таксономического разнообразия. С
в совокупности составляют таксономическую точки зрения принципа соответствия, увязы-
номенклатуру. Этимологически последнее по- вающего метод и теорию таксономических
нятие восходит к лат. «nomenclatura», означаю- исследований (Павлинов,  2010; Павлинов,
щему «список»; именно так обозначали перечни Любарский, 2011), язык систематики как часть
синонимических названий в эпоху травников её метода и номенклатура как часть языка не-
(см. гл. 4), такое понимание термина нередко свободны от таксономической теории. Этот
встречается и поныне (Джеффри, 1980; Гиля- важный вопрос «таксономической лингвисти-
ров, 1986; см. также Википедию). Учитывая ки» я здесь рассматривать не буду; подчеркну
это, следует различать два толкования номен- лишь, что историческое развитие таким образом
клатуры: общее — как свод правил обращения понимаемой номенклатуры происходит вполне
с таксонимами = таксономическими названия- закономерно вместе с развитием всей систе-
ми (принято в ныне действующих Кодексах и матики, в том числе (или в первую очередь)
Глава 1. Введение 11
её теоретического раздела. Поэтому развитие Средневековье до Возрождения (IV в. д.н.э.
систематики с некоторой (отчасти формальной) — XVI в.). С Новым временем, начало которго
точки зрения может быть помыслено как эво- приходится на рубеж XVI–XVII вв., связано
люция её языка: это верно в той мере, в какой формирование собственно научной системати-
систематика предъявляет свой «образ» таксоно- ки. На её раннем этапе, который продолжался
мической реальности главным образом в форме до конца XVIII в., доминировал схоластиче-
классификации как специфического текста. ский подход, завершившийся «линнеевской
Основной очевидный тренд развития языка реформой». Последующая пост-схоластическая
систематики заключается в его усложнении история систематики (в настоящей книге не рас-
и определённой формализации: об этом мож- сматривается) связана с разработкой широкого
но судить, например, сравнивая таксонимию спектра таксономических концепций: в разное
XVII–XVIII вв. со сводами правил середины время формировались «естественная», типоло-
XIX в., а эти последние — с современными гическая, филогенетическая, популяционная,
Кодексами. Указанный тренд вызван двоякого фенетическая и другие школы систематики.
рода причинами. Одна из них — углубление Для указанных этапов характерны более или
представлений о структуре таксономического менее выраженные особенности языка таксоно-
разнообразия, требующее более адекватного мических описаний, очень кратко они состоят
и потому более сложного языка его описания. в следующем.
Другая причина — совершенствование метода В народной предсистематике основной мо­
таксономических исследований, делающее не- тивацией классифицирования и именования
обходимой определённую структуризацию и служит архаичный «классификационный ин-
стандартизацию номенклатуры, прежде всего стинкт», дополненный «языковым инстинктом»
выработку правил таксонимии. (см. гл. 2). Отсюда вырастают все классифика-
В связи с последним следует обратить вни- ционные практики, выработанными человече-
мание на одну примечательную черту развития ством, в том числе биологическая систематика.
языка систематики: в этом развитии партономи- На этом этапе действуют неявные правила
ческая номенклатура явственно предшествует образования названий организмов, укладываю-
собственно таксономической. Это значит, что щиеся в нормы функционирования обыденного
сначала фиксируются и детализируются части языка. Эти нормы, так или иначе регулирующие
организмов и их названия (меронимы), а затем образование названий фолк-таксонов, частью
на их основе формируются описательные на- универсальны в той мере, в какой универсальна
звания самих организмов — точнее, их групп структура коммуникативных средств вида Homo
(таксонимы). Действительно, такие народные sapiens, и частью локальны в силу специфич-
названия, как трёхлистник, шиповник, гори- ности когнитивных и языковых конструктов
цвет, пузыреплодник, златоглазка, шилоклювка, разных этносов (Atran, 1990; Berlin, 1992).
краснохвостка, пёстрокрылка, долгоног и т.п., В античное время, когда начинала скла-
безусловно предполагают знание того, что у дываться протосистематика, ключевым стало
растений есть листья, шипы, цветы и плоды, формирование натурфилософского контекста
а у животных — глаза, хвосты, крылья и ноги. всей познавательной деятельности, в том числе
Очевидно, сказанное верно и в отношении на- классифицирования и именования организмов
учной номенклатуры: оперируя описательными (см. гл. 3). В данном контексте оба эти аспекта
названиями (морфонимами, этонимами и т.п., описания разнообразия биологических объ-
см. далее), она в данном аспекте едва ли сильно ектов оказались тесно связанными учением о
отличается от народной. сущностях: сущностное толкование организмов
В истории биологической систематики, как и их названий привело к тому, что называние
части европейской науки Нового времени, до- организмов оказалось во многом равносильным
статочно естественно выделяются следующие их классифицированию, и наоборот. В практи-
основные этапы (Павлинов, Любарский, 2011). ческом плане античная протосистематика не
Она начиналась как народная (фолк-) систе- занималась собственно номенклатурой, которая
матика — классификационная деятельность поэтому во многом оставалась «народной».
архаичных сообществ людей, этот этап можно На более позднем её этапе (возрожденческая
обозначить как предсистематику. Далее следу- гербалистика, или эпоха травников) произошла
ет протосистематика — от Античности через важная подвижка в сторону последующей вы-
12 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
работки профессионального языка систематики ние «линнеевской реформы» второй половины
(см. гл. 4). Таксонимия стала универсальной за XVIII в. (см. гл. 6). Их доработка и оформление
счёт использования «учёной латыни», из языка в виде официально признанных Правил и затем
схоластики были заимствованы и стали явным Кодексов заняли XIX и XX вв. (в настоящей
образом выделяться основные классификацион- книге не рассматриваются). Некоторые из школ
ные категории — род и вид, соответствующие систематики (популяционная, фенетическая,
таксонимы стали отчасти рангозависимыми. филогенетическая), возникших в ХХ в., пред-
Ранняя научная систематика, давая свой лагают свои варианты таксономической номен-
ответ на требования нарождающейся рацио- клатуры (нумериклатура, Филокодекс и др.),
нальной науки Нового времени, занялась раз- однако её каноническая «линнеевская» версия
работкой метода (см. гл. 5): за основу была по-прежнему остаётся основой профессиональ-
взята выше упомянутая родовидовая схема ного языка биологической систематики.
классифицирования, выработанная в средне- Переход от одного этапа к другому, выработ-
вековой схоластике в контексте античной на- ка на каждом из них специфических особен-
турфилософии. Важно подчеркнуть, что именно ностей таксонимии составил основной тренд
этот специфический классификационный метод исторического развития языка биологической
сделал научную систематику неотъемлемой и систематики. В рамках этого тренда язык си-
органичной частью европейской науки, проведя стематики оставался во многом описательным,
границу между ней и разными формами фолк- укладываясь в вербальные стандарты есте-
систематики и гербалистики. На этом этапе ственной лексики. Наряду с этим в XVII–XVIII
утвердилось эссенциалистское толкование так- вв. предпринимались попытки разработки его
сонов — их классифицирование не по значению более формальных версий, однако они не увен-
для человека, как в предшествующих травни- чались успехом (см. гл. 7).
ках, или по положению в «экономии природы», Говоря о выделенных этапах развития си-
как в будущих экологических классификациях стематики и её языка, следует иметь в виду два
жизненных форм, а по собственным (сущност- важных момента.
ным) признакам, сокрытым в самих организмах. Во-первых, биологическая систематика, как
Такое же толкование поначалу относилось и к подчёркнуто выше, является частью европей-
таксонимам: они должны были отражать сущно- ской науки Нового времени, которая начала
сти организмов и в этом смысле быть «истинны- активно формироваться на рубеже XVI–XVII
ми». Однако позже эссенциалистская трактовка вв. И фолк-систематика, и эпоха травников мо-
названий была вытеснена номиналистической, гут считаться этапами её (пред)истории лишь
разрывающей связь между вещью и её именем: в таком достаточно узко заданном культурно-
одной из важных предпосылок к этому послу- историческом контексте. В более широком кон-
жила «анти-аристотелевская» эмпирическая тексте, не сводимом к только что указанному,
философия. Эта новая трактовка названий в фолк-систематика — никакой ни «этап», а рас-
конечном итоге привела к размежеванию соб- пространённое по всему миру особое явление
ственно классифицирования («расположения») культуры сообществ людей, не приобщённых
и именования таксонов, сделав их разными к научному знанию. Травничество также ор-
аспектами практической систематики: таксоны ганично существует во многих традиционных
сначала выделяются согласно одним правилам, культурах, в том числе современных, о чём
а затем именуются согласно другим правилам. свидетельствуют многочисленные новейшие
Родовидовая схема послужила обоснованием публикации травников и лечебников (например,
одного из руководящих для современной но- Лавренов, 2007).
менклатуры принципа бинарности (двухчаст- Во-вторых, некоторые особенности класси-
ности) таксонимов, а их номиналистическая фикационной деятельности, присущие ранним
трактовка обратила названный принцип в его этапам развития систематики, одновременно в
частную версию — в принцип биномиальности той или иной мере выступают в её истории и как
(двухсловности). традиции, обеспечивая преемственность этого
Разработку языка систематики на этом развития (Павлинов, Любарский, 2011). Так,
схоластическом этапе увенчала первая версия фолк-таксономическая традиция проявляется
таксономической номенклатуры — начальный в том, что многие современные систематики-
свод правил таксонимии, составивший содержа- эмпирики отрицательно относятся ко всевоз-
Глава 1. Введение 13
можным формализованным процедурам и (таксономические референты, денотаты). Эта
получаемым с их помощью классификациям, связь может устанавливаться тремя способами:
полагаясь главным образом на собственную посредством интенсионального или экстен-
интуицию. Схоластическая традиция странным сионального определения или остенсивно. В
образом проявилась в предложении новейшей первом случае указываются признаки соответ-
филогенетической систематики возвратиться к ствующего таксона, во втором — его состав, в
«безранговым» классификациям. Проявления третьем — так или иначе фиксированный тип
такого рода преемственности рассмотрены в таксона, выступающий в качестве ономатофо-
Эпилоге, завершающем настоящую книгу. ра, т.е. «носителя» данного таксонима (Dubois,
Для того, чтобы восприятие не вполне «ка- 2006, 2008). Названия, которые в истории си-
нонически» излагаемой пред- и ранней истории стематики меняли свой денотат (соотносились
таксономической номенклатуры было более с разными таксонами), предложено называть
осмысленным, полезно в самой краткой фор- логонимами; названия, устойчиво связывае-
ме рассмотреть общие характеристики языка мые с одним и тем же таксоном, — менонимы
систематики как специфической знаковой (Dubois, 2000, 2008).
системы. Эта последняя, подобно профессио- На ранних этапах развития систематики
нальному языку всякой научной дисциплины, (вплоть до «линнеевской реформы») её язык
исследуется в двух базовых аспектах — се- был сущностным, соответственно чему таксо-
миотическом (более узко, лингвистическом) и нимы были значимыми (дескрипторы): это наи-
онто-эпистемологическом. более очевидный вариант их интенсионального
При анализе языка систематики в первом определения. Позже её язык стал номинальным,
из названных аспектов он характеризуется со согласно чему таксонимы фигурируют главным
следующих точек зрения. образом в качестве простых «этикеток» (десиг-
Синтаксис рассматривает морфологию наторов): при такой трактовке они задаются экс-
таксонимов как языковых единиц (лексем). тенсионально. В новейшей литературе обсужда-
Предметом анализа в данном случае является, ется вопрос о том, что названия, присваиваемые
в первую очередь, вербальный или формально- таксонам при их индивидной трактовке, следует
символьный характер таксономических назва- считать не общими именами, вроде обозначения
ний: как отмечено выше, в систематике на всех химических элементов как классов объектов, а
её этапах доминировал первый, символьное именами собственными, которыми обозначают
обозначение таксонов имеет второстепенное конкретные уникальные объекты (Ereshefsky,
значение. Ещё один важный вопрос — обра- 2007). По-видимому, это ещё один вариант
зование многословных (фраземы) или одно- остенсивного определения таксонима.
словных названий: на ранних этапах развития Таксоним может выполнять ещё одну важ-
научного языка систематики чаще фигуриро- ную семантическую функцию — указывать
вали первые, в настоящее время — вторые. С положения таксона в классификации, в том
точки зрения синтаксиса важно различать би- числе его ранг. В «линнеевской номенклатуре»
нарный и биномиальный способы образования она закреплена за: а) таксонами видовой группы
таксонимов (Stejneger, 1924; Sprague, Nelmes, (виды, подвиды) в форме указания их родовой/
1931). Первый способ означает, что название видовой принадлежности и б) надродовыми
конкретного таксона состоит из двух частей (на- названиям посредством ранго-зависимых окон-
пример, из родового и видового обозначений), чаний их названий.
при этом каждая из них может быть как одно-, В круг вопросов семантики таксонимов
так и многословной; данный принцип обосно- входит их поли- или моносемия, т.е. соотне-
вывается в контексте логической родовидовой сение одного названия с многими или с одним
схемы (см. гл. 3). Второй способ означает, что объектом (классом объектов), соответственно.
таксоним состоит строго из двух слов; в «лин- Стандартным вариантом полисемии является
неевской номенклатуре» это относится только омонимия, т.е. использование одного названия
к названиям таксонов видового ранга (впрочем, для заведомо разных таксонов. Кроме того, она
не во всех случаях). может иметь ещё два смысла (Dubois, 2008):
Семантика исследует связь между таксони- обозначенный одним названием «как бы один»
мами и теми единицами структуры таксономи- таксон 1) в разных классификациях может иметь
ческого разнообразия, которые они обозначают разный состав и потому экстенсионально не
14 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
должен считаться «одним и тем же» (например, тельного контекста, в котором разрабатываются
Mammalia у Линнея и у МакКенны, см. Павли- классификации, призванные так или иначе от-
нов, 2003); 2) в одной и той же классификации разить структуру таксономической реальности.
может иметь разный ранг (например, род и его Эта зависимость не всегда явным образом выра-
номинативный подрод).* Здесь же рассматри- жена, поэтому многие исследователи оставляют
вается синонимия, при которой один и тот же её вне внимания, обращаясь к указанным выше
таксон обозначается несколькими разными семиотическим аспектам номенклатуры. Одна-
таксонимами; она может быть объективной ко с точки зрения концепции «языковой карти-
(изонимия) или субъективной (доксизонимия) ны мира» (Бердникова, 2012; Руссо, 2012) она
(���������������������������������������������
Dubois���������������������������������������
, 2000, 2008). В протосистематике допу- вполне очевидна. При этом важно подчеркнуть,
скается возможность нестрогого соответствия что структура языка описания в значительной
между таксонами и таксонимами: например, мере отражает не всеобщую реальность как
одно и то же растение в данном травнике может таковую («мир»), а воспринимаемую реальность
фигурировать под разными названиями (см. гл. (Slaughter, 1982; Леви-Стросс, 1994; Вежбицкая,
4). Позже принцип «один таксон — одно назва- 1996; Юрченко, 2007). Характер её восприятия
ние», исключающий как омо-, так и синонимию, задаётся только что названным контекстом, ко-
стал ключевым в научной таксономической торый может иметь самые разные формы — от
номенклатуре. «интуитивной онтологии» в фолк-систематике
Прагматика рассматривает правила образо- до достаточно развитой теории в филогенети-
вания таксонимов исходя из условия, что они ческой, фенетической и иных школах современ-
должны максимально отвечать потребностям ной систематики.
пользователей. К числу вопросов данного Утверждение о контекстной зависимости
круга относится, например, оценка названий языка систематики, которая в наиболее про-
с точки зрения их мнемонической функции двинутых версиях обращается в теоретическую
(возможность запоминания): этому большое (или концептуальную) зависимость, можно
значение придавали многие «отцы-основатели» полагать справедливым и в отношении таксоно-
систематики. Прагматический аспект функцио- мической номенклатуры как части этого языка.
нирования языка систематики послужил одним В последнем убеждает, например, мнение К.
из ключевых факторов принятия номиналисти- Линнея о том, что «теоретическая… систе-
ческой трактовки таксонимов в XVIII–XIX вв. матизация… устанавливает классы, порядки,
Наконец, следует указать ещё один значи- роды» и что эта «систематизация есть основа
мый пункт лингвистического анализа языка именования» («Философия систематики…»,
систематики — этимологию, исследующую § 151, 152). Таким образом, вся «линнеевская
способы корневого образования названий таксо- номенклатура» по исходному замыслу её ав-
нов. С этой точки зрения различают, например, тора является теоретико-зависимой (см. гл.
морфонимы (от морфологических признаков), 6). Сторонники новейшей филогенетической
топонимы (от места происхождения), этонимы номенклатуры прямо указывают на то, что вся
(от особенностей поведения), эпонимы и антро- она является производной филогенетической
понимы (в честь персон) и т.п. Многочисленные теории (см. Эпилог). Указанная зависимость,
правила, касающиеся того, на какой основе пусть не столь очевидная, проявляется и в более
следует формировать истинные названия так- частных аспектах: так, бинарная номенклатура,
сонов, составили важную часть «линнеевской обосновываемая в рамках классификационной
реформы» в её исходной версии. родовидовой схемы, вместе с этой последней
При рассмотрении языка систематики в является производной платоновской натурфи-
онто-эпистемологическом аспекте имеется в лософии (см. гл. 3).
виду его зависимость от того общепознава- Следует указать ещё и такую форму кон-
текстной зависимости номенклатуры как связь
* Дюбуа первый вариант обозначает как «астатонимию», таксонимов с таксономической иерархией. Она
второй как «эпонимию». К сожалению, в этой термино- проявляется в том, что правила образования и
логии не принято во внимание, что лингвисты издавна присвоения названий в той или иной мере раз-
определяют эпонимию как образование названия от имени
какого-либо человека (Рязанцев, 1998). В таком понимании
личны для таксонов разных рангов. Так, «линне-
термин «эпоним» стандартно используется и в таксоно- евской реформой» установлено, что надвидовые
мической номенклатуре (см. далее). названия однословные, видовые двухсловные,
Глава 1. Введение 15
внутривидовые трёхсловные; начиная с сере- время считаются одними из ключевых, такие
дины XIX в. ранго-специфичными являются как типификация, координация рангов и др.,
окончания названий таксонов номенклатурной стали официально вводиться в номенклатуру
группы семейства (семейство, подсемейство, лишь начиная со второй половины XIX в.
триба и т.п.), в некоторых группах организмов Наконец, можно упомянуть некоторые осно-
— также названия порядков/отрядов. По этой вополагающие принципы, которые до сих пор
причине в таксономическую номенклатуру фигурируют в неявном виде и в официальных
входят правила не только именования таксонов, Кодексах едва ли упоминаются (Расницын,
но и фиксации таксономических рангов: данное 2002). Таковы, например, более чем консер-
обстоятельство отмечено в ныне действующих вативный принцип вербальности таксонимов;
Кодексах. фактически провозглашённый Линнеем прин-
Развитие таксономической номенклатуры во цип их «достоверности»; и т.п.
временных рамках, рассматриваемых в настоя- Принимая во внимание появление в ХХ в.
щей книге (до конца XVIII в.), носило, если так номенклатурных систем «нелиннеевского»
можно выразиться, «предварительный» харак- толка (биосистематическая, «нумерическая»,
тер. Завершившая его «линнеевская реформа» филогенетическая и т.п.; см. Dayrat, 2010;
обозначила некоторые важные нормы языка Павлинов, Любарский, 2011), развитие языка
систематики: прежде всего принцип фиксиро- систематики в настоящее время едва ли можно
ванности таксономических рангов, принципы считать завершённым. Данное обстоятельство
номинальности, моносемии, универсальности и делает весьма актуальным исторический анализ
стабильности таксонимов, принципы униноми- основных закономерностей исторического раз-
альности родовых и биномиальности видовых вития таксономической номенклатуры, включая
названий; принцип приоритета и др. Вместе с связь между «формой» (язык) и «содержанием»
тем, некоторые принципы, которые в настоящее (теория) биологической систематики.
16 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Глава 2. Фолк-систематика

Всем организмам, более или менее активно акт называния животных. Действительно, создав
взаимодействующим о средой, изначально при- «19всех животных полевых и всех птиц небес-
суща способность классифицировать — т.е. ных», а затем и человека, «Господь Бог… привёл
выявлять сходное и различное и на этой основе [их] к человеку, чтобы видеть, как он назовёт их,
объединять и разделять. Эта способность, по- и чтобы, как наречёт человек всякую душу жи-
будительным мотивом которой является некий вую, так и было имя ей. 20И нарек человек имена
«классификационный инстинкт» (Bartlett, 1940), всем скотам и птицам небесным и всем зверям
служит предпосылкой приспосабливания к среде полевым…» (Быт., 2). Таким образом, перво-
обитания за счёт распознавания в ней «своего» и человек Адам согласно божественной заповеди
«чужого» – съедобного и несъедобного, друзей стал сначала систематиком-номенклатором, а
и врагов и т.п., чтобы на них соответственно потом уже — всем остальным, что присуще
реагировать. С такого примитивного классифи- человеку разумному по природе его. Связанное
цирования и начинается познание как особая с этим отношение к номенклатурному аспек-
форма ментальной активности, свойственная ту систематики как к чему-то сакральному
наиболее организованным формам жизни. много позже ярко проявится у выдающихся
Человек унаследовал от своих биологиче- систематизаторов-методистов XVIII в. — Тур-
ских предков эту классификационную актив- нефора и Линнея (см. гл. 5, 6).
ность как одну из первичных, наиболее фунда- Термин «фолк-систематика» имеет двоякий
ментальных форм сознательной деятельности. смысл. С одной стороны, он обозначает сам
Важной частью этой активности у человека аспект культурной и познавательной активности
как общественного существа стал своего рода традиционных сообществ людей, порождающий
«языковый инстинкт» — стремлением так или фолк-классификации. С другой стороны, имеет-
иначе обозначать опознаваемое, чтобы сообщать ся в виду дисциплина, изучающая этот аспект
о нём сородичам (Пинкер, 2004). По мере эволю- познавательной деятельности и являющаяся раз-
ции человека классификационная активность, делом этнобиологии с соответственными под-
дополненная языковыми коммуникативными разделами — этноботаникой, этномикологией,
средствами, породила так называемую народ- этнозоологией и т.п. (Berlin, 1972, 1992; Atran,
ную, или фолк-систематику — специфический 1990, 1998, 1999a; Ellen, 1993, 2008a; Колосова,
способ представления архаичных людей о 2010; Anderson, 2011). Чтобы их далее разли-
воспринимаемой ими структуре окружающего чать, здесь предлагается первую обозначать как
мира вообще и живых организмов в частности. фолк(К)-систематику (К — культура), вторую —
Как часть познавательной деятельности, она как фолк(Д)-систематику (Д — дисциплина).
включает распознавание в окружающей среде Этнобиология зародилась в конце XIX в.
тех или иных групп организмов и обозначение на стыке этнографии, ботаники и зоологии
их определёнными названиями. для изучения взаимоотношений первобытного
Признание первичности и фундаментально- человека с окружающими его растениями и жи-
сти такого рода деятельности примечательным вотными (Castetter, 1944). По мере разработки
образом зафиксировано в библейской мифо- указанной проблематики возник интерес к тому,
логии, согласно которой первым осознанным как члены традиционных сообществ не просто
деянием человека был именно номенклатурный используют для своих нужд живые организмы,
Глава 2. Фолк-систематика 17
а классифицируют их, — на этой основе сложи- или Амазонии). В более широком понимании
лась фолк(Д)-систематика. Основным её пред- фолк(К)-систематика охватывает также ту часть
метом являются общие принципы и способы нынешнего городского населения, для которого,
распознавания и именования групп организмов например, лес состоит просто из «деревьев»,
(фолк-таксонов) в традиционных сообществах в котором летают всякие «птички» и ползают
людей. На протяжении последних десяти- «козявки» (Atran, 1990; Atran, Medin, 2008).
летий фолк(Д)-систематика весьма активно В том достаточно узком контексте рассмотре-
развивается: это вызвано общим и всё более ния, который принят в настоящей книге, фолк-
растущим интересом к истокам познавательной систематика представляет собой предсистемати-
деятельности, поэтому фолк-систематика в ку — самый ранний этап развития систематики
той или иной мере пересекается с некоторыми как части европейского естествознания. От
разделами когнитивных и антропологических более поздних этапов её отличают следующие
наук — когнитивной антропологией, когни- особенности: а) её знание до-теоретическое,
тивной лингвистикой, когнитивной психоло- поэтому её классификационная деятельность
гией и т.п. (Ohnuki-Tierney, 1981; Coley et al., б) не основана на сколько-нибудь явно сформу-
1996; Maddalon, 2004; Newmaster et al., 2006). лированном концептуальном конструкте с соот-
Кроме того, общий интерес к этнобиологии и ветствующим ему методом и в) носит во многом
к фолк-систематике как её части вызван форми- прагматический утилитарный, а не отвлечённый
рованием неклассической научной парадигмы, сугубо познавательный характер (Ellen, 1986,
согласно которой всякое знание есть не просто 2008а; Atran, 1990, 1998; Cl�����������������
�������������������
���������������
ment������������
, 1995). Со-
«отражение» действительности, но результат гласно этому с некоторыми допусками можно
сложного взаимодействия субъекта с объектом говорить о том, что в архаичных сообществах
познания, причём субъект участвует в нём со основной целью фолк(К)-систематики являет-
всем «грузом» своих когнитивных (на уровне ся разработка таких классификаций, которые
организма) и культурных (на уровне общества) обеспечивают успешное выживание людей в
возможностей и ограничений (Стёпин и др., окружающей среде: такова адаптационистская
1999). трактовка. Отсюда вытекает субъектоцентризм
Поскольку в отечественной литературе об- фолк(К)-систематики: в случае вообще чело-
щих обзоров фолк-систематики в обоих указан- века — антропоцентризм (Chamberlain, 1992;
ных выше пониманиях нет, имеет смысл рассмо- Оболкина, 2010), в случае локальных сообществ
треть её здесь несколько подробнее в том ключе, — этноцентризм; поэтому фолк-классификации
который предполагается основным предметом с достаточным основанием называют этнобио-
настоящей книги. Это позволит более чётко логическими (Berlin, 1972, 1992; Brown, 1986;
уяснить тот контекст, в котором формировался Atran, 1990, 1998; Newmaster et al., 2006). К
язык народной систематики, из которого затем этому следует добавить топоцентризм: мест-
выросла таксономическая номенклатура. ные фолк-классификации служат основой для
Фолк(К)-систематика, рассматриваемая в интерпретации вновь получаемого знания о
глобальном контексте, является частью куль- разнообразии чужеродных организмов (Atran,
туры сообществ людей, не приобщённых к 1987a, 1990, 1998); его отголоском является
научному книжному знанию. Основным её про- своеобразный «евроцентризм» гербалистики
дуктом является фолк-классификация — некий XV–XVI вв. (см. гл. 4). Далее о субъектном
облачённый в понятия и названия ментальный характере фолк-классификаций будет сказано
образ структуры локальной биоты, в котором несколько подробнее.
существует данное сообщество людей с харак- Не следует путать фолк-систематику (=
терным для него способом взаимодействия с фолк-таксономию) с так называемой «фолк-
этой биотой (Maddalon, 2004). Предпосылки к сономией». Последняя вообще не имеет отно-
изучению фолк(К)-систематики создал извест- шения к народной систематике традиционных
ный новозеландский антрополог и этнограф сообществ: так обозначают особый способ
Рольф Балмер (Ralph Bulmer; 1928–1988) (Hays, сортировки объектов, основанный на привязке
1988). В рамках заложенного им начального к ним одного или нескольких ключевых слов.
подхода эта систематика считается атрибутом Эта «фолксономия» реализована в некоторых
архаичных сообществ, живущих в природных ресурсах интернета (см. http://www.metaphor.ru/
условиях (вроде аборигенов Новой Гвинеи er/misc/km_taxonomy_folksonomy.xml).
18 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
В отношении фундаментальной мотива- фолк-таксонов настолько значительна, что мож-
ции разработки фолк-классификаций среди но говорить не о единой фолк(К)-систематике,
теоретиков существуют две основные точки а о разных локальных «фолк(К)-систематиках».
зрения: «утилитаристы» полагают, что в их Это само по себе делает мало продуктивными
основании лежат практические нужды, «ин- какие-либо кросс-культурные классификаци-
теллектуалисты» считают, что они являются по онные сравнения и обобщения (Hunn, 1976;
преимуществу когнитивно мотивированными. Ellen����������������������������������������
, 1979, 1986, 1993). В основе этой пози-
Согласно первой трактовке структура фолк- ции лежит перцептуальная модель, согласно
классификаций во многом, если не в основном, которой само восприятие окружающего мира
отражает потребительское отношение человека в локальных сообществах в той или иной мере
к окружающей среде. В частности, в первую определяется местными антропологическими
очередь классифицируются организмы, наи- и этнографическими особенностями (Hunn,
более значимые для выживания членов данного 1976; Ohnuki-Tierney, 1981; Hays, 1982; Ellen,
сообщества, поэтому такие классификации 1993, 2004; Friedberg�����������������������
��������������������������������
, 1999). Ключевым в на-
весьма избирательны и, как только что отмече- званной модели служит представление о неких
но, «субъективны» (Hays, 1982; Waddy, 1982; едва ли явно фиксированных базовых перцеп-
Morris���������������������������������������
, 1984, 2000). В основе второй трактов- туальных единицах (архетипах, гештальтах,
ки лежит когнитивная модель, оперирующая когнитивных прототипах и т.п.), которые имеют
универсальными категориями познания — в вполне локальный характер и вокруг которых
том числе универсальными классификацион- выстраиваются столь же локальные фолк-
ными схемами, минимально зависящими от классификации (������������������������������
Dwyer�������������������������
, 1976�������������������
a������������������
; ����������������
Waddy�����������
, 1982; ���
El-
локальной специфики познающих субъектов len, 1993; Goldwasser, 2002). Несколько утрируя
(Mithen, 2006). Исходя из этого предполагается, эту позицию, можно полагать, что локальные
что фолк-классификации отражают в основном фолк(К)-систематизаторы создают локальные
некую фундаментальную структуру биоты как «культурные образы» неким специфическим
таковую безотносительно особенностей её образом воспринимаемой природы (Sturtevant,
восприятия и использования разными сообще- 1964). При расширенном понимании культуры
ствами людей (Б. Берлин и его школа). последнее утверждение верно для всех класси-
Очевидно, что классификационная актив- фицирующих сообществ, в том числе для со-
ность архаичных сообществ «локальна» в том временных научных школ систематики: каждая
смысле, что эти сообщества изолированы друг из них конструирует свой собственный «образ
от друга. Вместе с тем, эта активность наделена природы» — например, в филогенетике редуци-
некими общими чертами в той мере, в какой рует биоту до филогенетического паттерна.
она осуществляется представителями одного Компаративистская школа исходит из допу-
биологического вида — Homo sapiens. В по- щения значительного сходства как объективной
нимании того, как соотносятся между собой базовой структуры природной среды в разных
локальная специфика и общие черты названной регионах, так и субъективных особенностей её
активности, фолк(Д)-систематика делится на восприятия в разных локальных сообществах
две основные школы — релятивистскую и ком- (Berlin et al., 1966, 1973; Berlin, 1972; Atran,
паративистскую. Обе они сходятся в том, что 1990). Это обусловливает некоторое — пусть
локальные фолк(К)-систематики, вообще гово- и неполное, но отнюдь не неслучайное —
ря, не представимы без специфики локальных сходство соответствующих локальных фолк-
фолк-культур (Newmaster et al., 2006); с точки классификаций (Ridley, 1993; Stevens, 1997a;
зрения когнитивных дисциплин существенная Atran, 1998; Medin, Atran, 2004; Atran, Medin,
разница между ними в том, что первая подчёр- 2008), делая осмысленными и продуктивными
кивает, а вторая минимизирует эту специфику. их сравнения. Основным результатом таких
Очевидно, эти две школы косвенно связаны с сравнений полагается некоторая «общая», или
двумя предыдущими: релятивисты в основном универсальная, классификация, в которой воз-
являются «утилитаристами», компаративисты можно выделить ранги (= фолк-категории) и
— «интеллектуалистами». единицы (= фолк-таксоны), общие для всех
Согласно релятивистской концепции мест- локальных фолк-классификаций. Проводя па-
ная (от физиологической и психологической до раллели с научной систематикой, равносильным
культурной) специфика в мотивации выделения можно считать утверждение, что классифика-
Глава 2. Фолк-систематика 19
ции, разрабатываемые разными её школами, так схемы, свою логику, свой продвинутый поня-
или иначе отражают одну и ту же общую струк- тийный аппарат на знания архаичных людей
туру разнообразия организмов принципиально — и тем самым в определённом смысле при-
сходными познавательными средствами — и нуждают их говорить «чужим» языком (Taylor,
потому сходны в неких общих чертах (напри- 1990). Последнее верно в первую очередь в
мер, иерархически организованы). отношении попыток формализовать язык опи-
Учитывая сказанное о биологических кор- сания фолк-классификаций (Kay, 1973; Hunn,
нях мотивации человеческого познания как 1976) наподобие того, как это было сделано в
способа приспособления к окружающей среде, научной систематике (Gregg, 1954). Очевидно,
релятивистская трактовка представляется более не существует другого способа, кроме срав-
реалистичной и обоснованной, компаративист- нительного с использованием определённых
ская — несколько идеалистической. Последняя современных стандартов и методов, включаю-
в определённом смысле «навязывает» фолк(К)- щих определённый понятийный аппарат, ис-
систематике современные унифицирующие следовать классификационную деятельность
концептуальные конструкты, вырывающие архаичных сообществ, не приобщённых к
фолк-классификации из порождающих их ло- книжной науке (Леви-Стросс, 1994; Medin,
кальных культурных контекстов (Hays, 1983; Atran, 2004). Но при этом нужно иметь в виду,
Ellen, 1993; Crevatin, 2005). С другой стороны, что язык научной систематики и собственный
релятивистская трактовка недооценивает то язык фолк(К)-систематики — «две боль-
обстоятельство, что специфика локальных шие разницы»: как было подчёркнуто выше,
фолк-классификаций может быть обусловлена первый подчиняется неким универсальным
спецификой не только перцептуальных моделей, эксплицитно заданным классификационным
но и структуры локальных биот — т.е. имеет не правилам и потому достаточно формализован,
только субъективные, но и объективные причи- второй регулируется местными «обыденными»
ны (Riley, 1980; Randall, Hunn, 1984). Нельзя не лингвистическими традициями. Поэтому, про-
учитывать и того, что на разных уровнях обоб- должая аргументацию предыдущего абзаца,
щения, отображённых в фолк-таксономической можно полагать, что простой линейный перенос
иерархии, мотивация классификационной ак- универсальных логических схем на локальные
тивности субъектов-систематизаторов может фолк(К)-систематики может вводить в заблуж-
быть разной: на низших уровнях более утили- дение (Medin et al., 1996, 1997; Atran, Medin,
тарной, на высших — более интеллектуальной 2008).
(Ellen, 2004; Atran, Medin, 2008). Поэтому в Разница между фолк- и научной система-
зависимости от специфической мотивировки тиками, среди многого прочего, состоит в том,
какие-то фолк-классификации могут быть сход- что народный и научный способы классифи-
ными или различными в одних аспектах, какие- цирования в разной степени нагружены так
то — в других аспектах. Это означает, что срав- называемым неявным личностным знанием
нение разных локальных фолк-классификаций (в смысле Полани, 1985): в первой его гораз-
вполне осмысленно, но должно базироваться до больше, чем во второй. В связи с этим в
на достаточно гибких иерархических схемах, фолк(К)-систематике особое значение имеют те
не сводимых к «линнеевской». аспекты познавательной деятельности, которые
Отсутствие концептуального оформления и имеют выраженный субъектный характер, уже
артикулированного метода фолк(К)-систематики упоминавшийся выше, — культурный, эстети-
означает, среди прочего, отсутствие развитых ческий, психологический, физиологический и
(более или менее формализованных) правил т.п. Все они вместе порождают особую «интуи-
формирования языка описания разнообразия тивную онтологию» (Cruz, Smedt, 2007), основу
организмов. Фактически вся терминология, которой составляет выделение локального
с помощью которой исследователи фолк(К)- «Umwelt’a» из всеобщего «Umgebung’a»: это
систематики описывают народные классифи- важное разделение субъективно по-разному
кационные практики, заимствована ими из со- воспринимаемой окружающей среды пред-
временной систематики и когнитивистики. Это ложил известный немецкий зоопсихолог Якоб
важно иметь в виду, рассматривая предлагаемые Икскюль (Jakob Johann von Üxküll; 1864–1944).
теоретиками фолк(Д)-систематики обобщения, Принадлежность к «умвельту» задаёт основной
заключения и гипотезы: они накладывают свои критерий значимости для распознавания: к
20 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
нему относится то, что значимо для выживания, чиная с классической логической родовидовой
всё иное в той или иной мере безразлично для схемы (о ней см. гл. 3) и кончая современными
субъекта. Соответственно этому проводится численной систематикой (Jardine, Sibson, 1971;
классифицирование: элементы «умвельта» рас- Sneath, Sokal, 1973) и логической классиологией
познаются, классифицируются и именуются с (Кожара, 1982; Покровский, 2002, 2006).
максимально возможной дробностью; то, что В рамках наиболее популярной до недавнего
к нему не относится, распознаётся достаточно времени компаративистской школы одной из
приблизительно или вовсе не распознаётся основных общих задач фолк(Д)-систематики
(Лоренц, 1998; Леви-Брюль, 2012). считается объяснение совпадений и различий не
Одной из отличительных черт «интуитивной только между самими фолк-классификациями,
онтологии» является её мифологизированность, но и между ними и научными классифика-
когда кажущееся или мыслимое отождествляет- циями (Berlin, 1973, 1992). На техническом
ся с действительным (Найдыш, 2004; Осинцев, уровне для решения указанной задачи в не-
2010): эта онтология составляет «психологиче- которых продвинутых исследованиях (Hunn,
скую реальность» для фолк-систематизаторов 1975, 1977) используются те же достаточно
(Taylor, 1990). К числу проявлений такого формализованные методы, что и для научных
архаичного мировосприятия, приводящих к по- классификаций, на основе принципа конгруент-
явлению специфических фолк-классификаций, ности (Sneath, Sokal, 1973). Это направление
например, относится тотемизм: животные, реже исследований решает несколько задач частного
растения группируются на основании особого характера. Одна из них включает поиск общего
«сродства» с людьми данного этноса (Леви- в классификационных принципах, присущих
Стросс, 1994; Ellen, 2008a; Леви-Брюль, 2012). примитивным и продвинутым формам мышле-
В связи с этим при анализе фолк-классификаций ния (Леви-Стросс, 1994). Другая заключается
весьма нетривиальную задачу составляет кор- в своего рода «взаимной объективации» двух
ректное разграничение, с одной стороны, их названных категорий классификаций: в каче-
объективной (структура познаваемого мира) и стве исходного допущения принимается, что
субъективной (структура познающего сознания) если в них выделяются (распознаются) одни и
составляющих; с другой стороны — разграни- те же группы организмов, это может служить
чение фолк-классификаций как продукта опре- косвенным свидетельством их объективного
делённых донаучных культур и современных существования (см. ниже). На теоретическом
концептуальных схем, с помощью которых они уровне данный общий подход неявно вводит
рассматриваются (Rosch et al., 1976; Medin et al., в сравнительный анализ фолк-классификаций
1997; Stevens, 1997; Atran, 1990, 1998; Taylor, ещё один «центризм» — концептоцентризм:
1990; Ellen, 1993; Atran et al., 2001). основным стандартом служат современные
Следует иметь в виду, что в основных своих научные классификации, выработанные в кон-
чертах фолк(К)-систематика, будучи преиму- тексте определённых теоретических концепций
щественно утилитарной по сути и преимуще- (например, эволюционной). Соответственно
ственно сходственной по форме, сама по себе этому к оценке состоятельности фолк-таксонов
является в определённом смысле «универсаль- иногда подходят с точки зрения, например,
ной»: она применима для классификации (ка- «эволюционного сродства» (Berlin, 1992).
тегоризации) разнообразия объектов не только Однако, как было отмечено выше, такого рода
биологической, но и любой иной природы критерии чужды фолк(К)-систематике: в силу
(Rosch, 1973, 1978; Brown et al., 1976; Atran, их прагматичности основным критерием со-
1990). Это значит, что нет принципиальной раз- стоятельности фолк-классификаций является
ницы между, скажем, делением «рода» столов прежде всего их значимость для выживания
на «виды» обеденных, письменных и рабочих классифицирующего субъекта (Hunn, 1982;
столов, с одной стороны, и делением «рода» Brown, 1986, 2000).
лягушек на «виды» бурых и зелёных лягушек, Важной особенностью фолк(К)-систематики,
с другой стороны. Таким образом, в опреде- в отличие от научной, является то, что полу-
лённом смысле фолк(К)-систематику можно чаемые в её рамках народные классификации
считать неформальным предвестием подходов, с лексически фиксированными фолк-таксонами
ориентированных на универсальные процедуры служат главным образом средством коммуника-
классифицирования любых многообразий, на- ции между членами сообщества, а не средства-
Глава 2. Фолк-систематика 21
ми обобщения, объяснения и прогнозирования Чаще всего фолк-таксоны трактуются как
каких-то свойств и признаков этих таксонов классы (в логическом смысле), т.е. как группы
(�������������������������������������������
Atran��������������������������������������
, 1981, 1990, 1998). Поэтому классифи- организмов, выделяемые по той или иной общ-
кационная деятельность архаичных людей ности их свойств. С точки зрения «естественной
оказывается достаточно консервативной: вновь онтологии» вполне корректна трактовка фолк-
обнаруживаемые ранее неизвестные организмы таксонов высокого ранга — например, жизнен-
«привязываются» к уже известным, что позво- ных форм — как естественных родов (Ellen,
ляет включить их в существующие знакомые 1993) в смысле Куайна (Dupré, 1981; Quine,
«умвельты» и тем самым найти им место в соот- 1994; ����������������������������������������
Brigandt��������������������������������
, 2009). Вместе с тем, можно по-
ветствующих классификациях. Иными словами, лагать, что для мифологически нагруженного
в фолк(К)-систематике новые факты не столько сознания фолк-таксоны низших рангов имеют
меняют готовые классификации, сколько встра- более глубокий смысл — это не просто «клас-
иваются в них, что отражается в том числе на сы» или «совокупности», а отдельные объекты,
способах образования и присвоения названий каждый со своей собственной «вещностью»
вновь обнаруживаемых организмов (см. далее (Ellen, 2004). Здесь усматривается некоторая
о фолк-номенклатуре). аналогия с новейшим индивидным толкованием
К настоящему времени выработана некая онтологии таксонов видового ранга (Ghiselin,
система принципов организации и представле- 1997; Wilson����������������������������������
����������������������������������������
, 1999; ��������������������������
Wheeler�������������������
, �����������������
Meier������������
, 2000; Пав-
ния знания в фолк(К)-систематике (Berlin et al., линов, 2009).
1973; Rosch, 1973, 1978; Hays, 1983; Atran 1990, Фолк-классификации, обслуживая разные
1998; Berlin, 1992; Ellen, 1993, 2008a). Одни из нужды архаичных сообществ, возникают по
них относятся к структуре фолк-классификаций, разным и часто взаимно независимым основа-
другие — к фолк-номенклатуре, соответствую- ниям деления. Поэтому в каждом локальном
щих двум обозначенным ранее аспектам систе- сообществе обычно существует несколько
матики — классифицированию и именованию «параллельных» классификаций, одинаково
(Conklin, 1962). приемлемых для его членов: например, отдель-
Классификационная группа принципов но по съедобности или по медицинским свой-
может быть кратко представлена следующим ствам, или в качестве ритуальной атрибутики
образом. Фолк-классификации имеют «выбо- (Perchonok, Werner, 1969; Taylor, 1990; Medin
рочный» (в статистическом смысле) характер, et al., 1997). В систематике схоластического
т.е. не являются исчерпывающими: многие ор- толка очевидным аналогом этого является раз-
ганизмы, не входящие в «умвельт» локальных работка разных классификаций по разным сущ-
сообществ и потому безразличные для их чле- ностным признаком (см. гл. 5). Основания для
нов, остаются вне рамок «адаптивной» систе- разработки такого рода фолк-классификаций
матизации («экстратаксономические» единицы, могут так или иначе комбинироваться, порож-
см. Atran, 1985). Фолк-классификации выстраи- дая достаточно разнообразные категориальные
ваются иерархически, причём когнитивными схемы членения биоты; подход, основанный
универсалиями, по всей вероятности, являются на признании и анализе таких комбинативных
главным образом общие фолк-категории, а не фолк-классификаций, почему-то назван «меха-
конкретные фолк-таксоны. Последние выде- нистическим» (Newmaster et al., 2006, 2007).
ляются «прототипически», т.е. за счёт их «до- Примитивные фолк-классификации осно-
страивания» вокруг наиболее типичных (в том ваны главным образом на характеристиках,
или ином смысле) организмов. Фолк-таксоны имеющих утилитарный характер (таких, как
разных рангов обычно имеют разное значение деление на съедобные и несъедобные), в более
для классифицирующих субъектов, из них продвинутых версиях — на собственных диа-
наибольшее значение имеют «базовые» — так гностических признаках организмов (морфоло-
или иначе когнитивно выделенные. Имеется гических, поведенческих и т.д.). Это различие
большее или меньшее соответствие между замечательным образом соответствует границе
фолк-таксонами по крайней мере «базовых» между гербалистикой и ранней научной систе-
рангов, выделяемыми в народных и научных матикой (см. гл. 5). Среди собственных призна-
классификациях, что считается доказательством ков при выделении групп высокого ранга, вроде
их «объективности». Ниже эти принципы рас- жизненных форм, наибольшее значение имеет
смотрены подробнее. деление по габитусу (деревья и кустарники,
22 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Рис. 1. Схема, иллюстрирующая базовую фолк-таксономическую иерархию (Berlin et al., 1973)


Fig. 1. Scheme illustrating basic folk-taxonomic hierarchy (after Berlin et al., 1973)

волосатые и голокожие), на более низких уров- позитивистски ориентированной систематики


нях — частные морфологические особенности (Gilmour, 1940; Sneath, Sokal, 1973); однако в
(детали окраски, форма особо заметных частей отношении фолк-классификаций такое деление
тела и т.п.). Очевидным и обычным является едва ли правомочно (Dwyer, 2005).
деление организмов по экологическим харак- Ранговой структуре фолк-классификаций
теристикам, прежде всего по особенностям в компаративистской школе придаётся особое
местообитаний (например, водные и наземные). значение: полагается, что «ранжирование есть
Однако при этом в один «экологический» фолк- некое когнитивное картирование — распре-
таксон могут попадать деревья и живущие в их деление разных групп живых существ между
кронах птицы (Crevatin, 2005): этот кажущийся фундаментально разными уровнями реаль-
странным пример экологической классифи- ности» (Atran, 1999а, p. 316). Сравнительный
кации «по смежности» (в смысле Симпсона, анализ локальных этнобиологических класси-
2006) на самом деле отражает архаичные фикаций в рамках данного подхода позволяет
представления о «сродстве». Особая категория фиксировать от четырёх до шести основных
отношений, порождающая специфические фолк-таксономических рангов, имеющих более
фолк-классификации, задаётся выше упомя- или менее универсальный характер (рис. 1).
нутой тотемной общностью. В редких случаях В ранних исследованиях (Bulmer, 1970, 1974)
организмы могут объединяться в группы по иерархия не фиксирована терминологически:
«трансформистскому» принципу — т.е. по ещё указанный автор выделяет «первичные» (выс-
одному специфическим образом понимаемому шие), «вторичные» и т.п. группы, низшие обо-
«сродству»: в основе этого лежат мифы о пре- значает как «терминальные»; это достаточно
вращении одних животных в другие (Bulmer, хорошо соответствует уже упоминавшейся
1968; Dwyer, 1976b; Леви-Брюль, 2012). классической родовидовой схеме. В более про-
В рамках компаративистского подхода счита- двинутых работах (Berlin, 1972, 1973, 1992;
ется, что группирование по морфологическим и Atran, 1990, 1998; и др.) уже фигурирует вполне
отчасти экологическим особенностям, едва ли «линнеевская» иерархия с фиксированными
объяснимое отсылкой к каким-либо утилитар- рангами. Высший уровень (unique beginner,
ным критериям, даёт «общие» классификации, см. Вежбицкая, 1996; Urban������������������
�����������������������
, 2010), с которо-
группирование по другим характеристикам — го начинается деление, в фолк-систематике,
«специальные» классификации (Berlin et al., обычно соответствует «народным царствам» —
1966; Berlin, 1991). Используя «линнеевскую» делению организмов на растения и животных.
терминологию, их иногда обозначают как «есте- Из этого видно, что представление о живых
ственные» и «искусственные», соответственно организмах вообще в фолк-систематике не вы-
(Berlin, 2004). Это очень похоже на то, как ражено, это сохранится и в довольно зрелых
делят классификации в рамках современной научных классификациях (например, у Линнея,
Глава 2. Фолк-систематика 23
см. гл. 6). Следующий уровень иерархии соот- могут относиться одновременно к нескольким
ветствует рангу «народных жизненных форм»: рангам — например, из-за «прототипического»
на нём растения чаще всего делятся на травы, соотношения между ними (Rosch, 1973, 1978;
кустарники и деревья; среди животных почти Hunn, 1976; Morris, 1984, 2000; Taylor, 1990;
неизменно распознаются наземные млекопи- Zent, Zent, 1999; Urban, 2010; Руссо, 2011). В
тающие, птицы, змеи, рыбы, «мухи», «черви»; тех случаях, когда иерархия оказывается наи-
в некоторых фолк-классификациях именно они более вырожденной, классификационные схе-
соответствуют началу деления. На более низ- мы могут быть «горизонтальными», соединяя
ких рангах выделяют «народные роды» и «на- сходные организмы в форме неких «цепей» или
родные виды», между ними иногда вставляют «сетей» (Hunn, 1976; Ellen, 1979, 1993, 2008b;
подродовой ранг (Brown, 1987); наконец, виды Posey�����������������������������������������
, 1984; Hunn�����������������������������
���������������������������������
, ���������������������������
French���������������������
, 2000). Другим вари-
могут дробиться на «народные вариететы». антом могут быть «блочные» схемы, в которых
Предложено различать «дедуктивно» и «индук- организмы просто группируются вокруг «про-
тивно» распознаваемые фолк-таксоны: к числу тотипов» без явного ранжирования получаемых
первых относятся группы высоких рангов, к фолк-таксонов (Randall, 1976; Morris, 1984).
числу вторых — низких рангов (Hunn, 1977). Специфическим проявлением вырожденно-
Примечательно, что это в определённой мере сти иерархии фолк-классификаций на низ­ших
соответствует тому, как Линней разраничивает уровнях является то, что нередко оказывается
способы выделения таксонов высших и низших невозможным достаточно строго соотнести вы-
рангов (см. гл. 6). деляемые категории с ныне принятыми рангами
Подобное иерархическое представление вида и разновидности, рода и вида. Для пер-
фолк-классификаций, предложенное школой вой пары предложена единая фолк-категория,
Берлина, по всей очевидности, слишком жёст- обозначенная как «видема» (specieme) по ана-
кое для того, чтобы адекватно описывать раз- логии с лингвистическими понятиями вроде
нообразие классификационных схем, выраба- «лексемы» или «морфемы» (Bulmer, Tyler,
тываемых локальными фолк(К)-систематиками. 1968; Berlin et al., 1973; Bulmer, 1974; Atran,
Рассматриваемые в широком сравнительном 1987a,b; Tyler, 1991; Berlin, 1992); вторую
аспекте, такие систематики, по всей очевид- пару объединяют фолк-категорией «родовид»
ности, более гибкие и «эластичные», в целом (generic specieme, generic species) (Atran, 1998,
достаточно разнообразные в силу «локального» 1999a,b; о русск. термине см. Куприянов, 2005;
утилитарного характера, поэтому приписывае- Павлинов, Любарский, 2011). Для случая, когда
мая им универсальная формальная схема едва систематизаторы не различают подкатегорий в
ли повсеместно строго выполняется (Dwyer, пределах от рода до разновидности, предложено
1976a; Ellen, 1979, 1993; Hamill, 1979; Taylor, понятие «этновид» (Ellen, 1993). В родовиды
1990; Crevatin, 2005). Фиксируемые фолк- обычно выделяются все те группы рангом ниже
классификациями «горизонтальные» и «верти- жизненной формы, которые характеризуются
кальные» отношения между таксонами в общем выраженной спецификой по тем или иным
случае являются нечёткими (Goldwasser, 2002; признакам. О том, что это именно родовиды, а
имеется в виду «нечёткая логика» в смысле не группы более низких рангов, обычно судят
Заде, 1976), поэтому, в отличие от идеальной по тому, что они обозначены однословно: в по-
схемы, иерархия фолк-классификаций бывает добном суждении, как уже отмечалось выше,
в той или иной мере вырожденной, что может очевидно влияние современной «линнеевской
проявляться различным образом. номенклатуры». При таком способе оценки ран-
Так, в тех или иных локальных фолк-клас­ га фолк-таксонов оказывается, что в локальных
сификациях некоторые категории могут от- фолк-классификациях монотипических (далее
сутствовать — чаще всего высшие (народные не дробимых) родовидов значительно больше,
царства); иногда они могут присутствовать чем политипических (Berlin, 1973, 1976, 1992;
в форме «скрытых» категорий (см. далее). Atran, 1990, 1998).
Таксоны, воспринимаемые с точки зрения со- С точки зрения анализа формальных свойств
временной систематики как «одно и то же» фолк-классификаций последнее обстоятельство
(например, пальмы), могут иметь разный ранг в интересно тем, что эти классификации оказы-
разных локальных фолк-классификациях (Ellen, ваются «не-ципфовыми», т.е. не соответству-
2004). В некоторых случаях фолк-таксоны ют стандартному ранговому распределению
24 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Виллиса—Ципфа—Мандельброта (о нём см.: когнитивной универсалии вполне сопоставимо
Численко, 1977; Kafanov, Sukhanov, 1995). К с понятием, например, цвета: в обоих случаях
аналогичному выводу приводит сравнение сначала различаются наиболее крупные когни-
структуры фолк-классификаций с теоретиче- тивно выделенные категории (в случае цвета,
ским распределением Юла (Geoghegan, 1976). например, тёмный и светлый), а потом уже
Обычно для фолк-систематизаторов разные они детализируются (Brown, 1977, 1979, 1984);
категории имеют разный смысл: это означает, однако правомочность такой прямой аналогии
что они бывают в разной степени когнитивно подвергается сомнению (Randall, Hunn, 1984).
выделенными (психологически значимыми, Противоположная трактовка обосновывается
см. Taylor, 1990). В связи с этим особое зна- с адаптационистской позиции тем, что в силу
чение имеет выявление «базовых» фолк-так­ преимущественно утилитарного характера по-
сономических рангов как неких «арехтипи- знавательной деятельности архаичные люди
ческих» категорий познания живой природы; сначала выделяют группы низших рангов («пер-
категории, группирующиеся вокруг «базовых», вичные») как наиболее значимые для выжива-
в зависимости от ранга называют суб- или су- ния «здесь и сейчас», над которыми потом по
перординатными. В разделах когнитивистики, мере интеллектуального познания окружающая
рассматривающих фолк(К)-систематику как мира надстраиваются группы высших рангов —
способ структуризации окружающего мира, «вторичные» (Berlin, 1972, 1976, 1992; Urban,
«базовыми» считаются те категории, которые 2010; Леви-Брюль, 2012).
распознаются и именуются в первую очередь Заслуживает внимания точка зрения, со-
(Rosch, 1973, 1978; Rosch et al., 1976; Brown, гласно которой и высшие (жизненные формы),
1984, 1986; Clyne, Nutter, 1989; Atran, 1990; и низшие (родовиды) фолк-таксономические
Вежбицкая, 1996). Наибольшую значимость категории могут быть в равной степени зна-
исследователи чаще всего приписывают ро- чимыми («базовыми»), но в разном смысле
дам/родовидам (Greene, 1909; Bartlett, 1940; (Coley et al., 1996, 1997). Первые значимы как
Waddy, 1982; Berlin, 1992; Stevens, 1994; Medin, отражение общего восприятия столь же общей
Atran, 2004) или видам (Dwyer, 1976a; Boster, структуры биоты (Atran, 1985, 1987a, 1990,
D’Andrade, 1989), реже — жизненным формам 1998); при таком рассмотрении их можно соот-
(Rosch et al., 1976; Rosch, 1978; Brown, 1984, носить с «умгебунгом» и приписывать им ста-
1986, 2004); иногда в таком качестве выделяют тус неких «онтологических категорий» (Atran,
некие «биотические формы» с нестрого фикси- 1998, 1999����������������������������������
a���������������������������������
,b). Значимость родовидов и этно-
рованным («плавающим») рангом (Taylor, 1990). видов связана главным образом с конкретными
Нельзя исключать, что для разных утилитарных практическими нуждами людей — но всё же
или познавательных задач «привилегирован- людей как разумных существ: они выделяются
ными» могут быть разные категории парал- как базовые элементы конкретного «умвельта»,
лельно существующих фолк-классификаций их распознавание и отражение в языке является
(Medin et al., 1996, 1997). В этом проявляется необходимым первичным актом обобщения
специфическая форма вырожденности их (Bartlett, 1940; Леви-Брюль, 2012).
иерархической структуры; она усложняется Для выяснения того, какие категории ре­
тем, что фолк-таксоны, выделяемые на данном ально различаются в локальных фолк(К)-си­
уровне иерархии и формально (с точки зрения стематиках и какие из них более или менее
современного учёного) имеющие одинаковый значимы, определённое значение имеет анализ
ранг, для самих фолк-систематизаторов могут того, обозначаются ли терминологически они
иметь разную когнитивную выделенность (Hays, сами — именно категории, а не относящиеся к
1983; Taylor, 1990). ним таксоны. Так, в русском языке особыми тер-
Приписывание особой значимости народ- минами зафиксированы лишь низшие категории
ным жизненным формам обосновывается с (сорт, порода, племя), для высших категорий
позиций когнитивистики тем, что природа для специфических терминов (аналогичных, напри-
архаичного восприятия более чётко структу- мер, термину «народ») как будто нет. В отличие
рирована на отдельные легко опознаваемые от этого, в некоторых языковых группах Новой
крупные блоки — деревья и травы, звери и Гвинеи явным образом лексически зафиксиро-
рыбы и т.п. (Rosch et���������������������������
�����������������������������
al������������������������
��������������������������
., 1976). Высказано мне- ваны категории и родовидов, и жизненных форм
ние, что понятие жизненной формы в качестве (Diamond, 1965).
Глава 2. Фолк-систематика 25
В круг задач, очерченный проблематикой чают морфемы, указывающую на их принад-
анализа фолк-таксономических категорий и лежность к какой-либо из таких групп (Atran,
таксонов разной значимости (когнитивной 1999b; Zimmermann, 2008). Примечательно,
выделенности), входит выявление «явных» и что последний способ лексической фиксации
«скрытых» категорий и относящихся к ним таксономической принадлежности предложен
таксонов (Berlin et al., 1968; Berlin, 1974, 1976, в некоторых номенклатурных системах XIX в.
1992; Atran, 1983, 1999b; Taylor, 1990; термин (Dayrat, 2010).
заимствован из лингвистической концепции При анализе ранговой структуры фолк-
Уорфа, о ней см.: Ярцева, 2002). Присутствие классификаций в рамках компаративистской
в фолк-классификациях «скрытых» категорий парадигмы одним из основных методов являет-
можно считать одним из проявлений частичной ся их сравнение с научными классификациями
вырожденности их иерархии. Они фигурируют (Berlin, 1973, 1992), о чём было упомянуто
в некоторых трудах античных авторов и в ран- выше. К этому приёму чаще всего прибегают
ней систематике — например, как eide anonyma те систематики-биологи и исследователи фолк-
у Аристотеля и Genera innominata у Цезальпина классификаций, которые основное внимание
(Atran, 1987a, 1990; Longo, 2004). уделяют видовой категории (Mayr, 1957, 1988;
Отличие «скрытых» категорий от «явных» Diamond, 1965; Майр, 1968, 1971; Boster,
состоит в том, что относящиеся к ним фолк- D’Andrade������������������������������������
, 1989; ����������������������������
Diamond���������������������
, �������������������
Bishop�������������
, 1999; Khas-
�����
таксоны не обозначены какими-либо специаль- bagan, Soyolt, 2008). Как показывает анализ
ными уникальными названиями. Такими чаще накопленных к настоящему времени данных,
бывают фолк-таксоны высших рангов: так, в взаимно-однозначного соответствия здесь нет: в
наименее продвинутых локальных фолк(К)- разных сравнениях отмечаются все возможные
систематиках не распознаются (во всяком варианты — совпадение, занижение, а чаще
случае, не обозначаются) народные царства как завышение разнообразия в народных класси-
не имеющие утилитарного смысла. Во многих фикациях в сравнении с научными. Это значит,
фолк-классификациях удаётся установить соот- что в общем случае фолк-систематизаторы не
ветствие между такими «скрытыми» категория- различают виды в их современном научном
ми и рангами отряда/семейства современных понимании (главным образом в рамках био-
классификаций (Atran, 1983, 1999b; Diamond, логической концепции Добжанского—Майра),
Bishop, 1999). В некоторых исследованиях а просто фиксируют некую утилитарно зна-
ставится под сомнение сама возможность го- чимую для них «очевидную» структуру раз-
ворить о каких-то «скрытых» категориях, не нообразия, выделяя родовиды (этновиды) с
обозначенных лексически: коль скоро они не нечётким рангом. Степень совпадения зависит
фиксированы языковыми средствами, то нет до- от того, насколько видовое разнообразие (в со-
статочных оснований для утверждения, что они временном научном понимании) совпадает с так
реально существуют для классифицирующего или иначе маркированным «когнитивно» для
субъекта, выделены в его сознании (Conklin, фолк-систематизаторов (Ridley, 1993; Stevens,
1962; Brown, 1974). Например, в некоторых 1997). Очевидно, что последние не различают
местных языках нет общего понятия «рыба», виды-двойники (фолк-видовое разнообразие
но есть разные морфологические распознавае- занижено); с другой стороны, резко различные
мые и лексически обозначаемые группы рыб (с внутривидовые вариации могут фигурировать
чешуёй и без чешуи), а «скрытость» соответ- в ранге фолк-видов (фолк-видовое разнообра-
ствующей общей категории связана лишь с тем, зие завышено). В последнем случае особенно
что она присутствует в тезаурусе исследователя примечательны случаи, когда такие вариации
(Crevatin, 2005). Для выявления фолк-таксонов, классифицируются в ранге жизненных форм
относящихся к подобным «скрытым» категори- — например, возрастные фазы насекомых с
ям, разрабатываются специфические методы полным превращением (Ellen, 1993); такую
сравнительной фолк-лингвистики (Hays, 1976; их ранговую трактовку можно встретить в
Taylor, 1990). В пользу их пусть и неявной, но «книжных» классификациях вплоть до XVII
всё-таки выделенности приводится тот довод, в. (см. гл. 4). Это оправдывает подчёркнутую
что в некоторых местных языках, при отсут- выше критику прямого сопоставления фолк- и
ствии терминологически обозначенных групп научных классификаций: они имеют разную
высокого ранга, названия организмов вклю- мотивировку и смысловую нагрузку, поэтому
26 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
выделяемые в них таксоны не обязаны совпа- стве неких аналогов «потребностей» выступают
дать, а в их совпадении может не быть особой теоретические концепции (типологическая,
биологической подоплёки (Hunn, 1975, 1976; филогенетическая и т.п.), каждая из которых
Waddy, 1982). обязывает определённым образом реагировать
Значимость (выделенность) тех или иных на многообразие организмов, «выхватывая» в
категорий в фолк(К)-систематике не имеет нём тот или иной частный когнитивно значимый
универсального фиксированного значения: она аспект (Павлинов, 2010).
определяется локально в зависимости от уровня Собственно фолк-биологическая номен-
развития, конкретных потребностей и традиций клатура, т.е. правила именования разного рода
того или иного этноса (Dougherty, 1978; Brown, объектов живой природы, составляет столь же
2000; Urban, 2010; Леви-Брюль, 2012). Эта значимый раздел фолк-систематики (в обо-
релятивистская трактовка объясняет, почему их её смыслах), как и правила выделения и
наибольшее варьирование локальных фолк- ранжирования фолк-таксонов. Причина в том,
классификаций отмечается на низших рангах, что «этнобиологическая номенклатура пред-
где выделение фолк-таксонов обусловлено не ставляет собой естественную систему имено-
только конкретными местными условиями, но вания, которая показывает, каким образом люди
и культурными традициями и потребностями концептуализируют живые существа в своём
локальных сообществ (Rolstone, 1997; Atran, окружении» (Berlin, 1992, p. 26; курс. ориг.). Сам
Medin, 2008). С этих позиций пытаются объ- факт существования названий свидетельствует
яснить тот факт, что у охотников и собирателей о существовании примитивных классификаций,
фолк-классификации устроены проще, чем у поскольку разные названия свидетельствуют о
земледельцев (Brown, 1985, 2000; Hunn, French, различении разных групп (Greene, 1909; Bar- ����
2000). Примечательно, что современные горо- tlett, 1940; Berlin et al., 1973). Это значит, среди
жане, не приобщённые к научной систематике, прочего, что для стороннего наблюдателя фолк-
в общем плохо различают родовиды, выде- таксоны, выделяемые в фолк-классификациях,
ляемые в фолк-классификациях теми сообще- даны главным образом через их названия, т.е.
ствами, которые живут «на земле» (Berlin, 1972, лингвистически: это даёт повод называть та-
1992; Rosch, 1978). В связи с этим отмечается кие классификации «биолингвистическими»
новей­ш ая тенденция к упрощению фолк- (Chamberlain, 1992).
классификаций (и вообще языка) в тех архаич- Фолк-биологическая номенклатура, пони-
ных сообществах, которые в той или иной форме маемая в только что указанном общем смысле,
приобщаются к «благам цивилизации» (Atran et является предметом активного изучения эт-
al., 2004; Atran, Medin, 2008; Ellen, 2008a). нолингвистики. К числу основных вопросов
Из выше изложенного видно, что утрирова- относятся следующие: этимология (семанти-
ние как универсальности и значимости кате- ческая мотивированность) народных названий
горий, выделяемых в разных локальных фолк- животных и растений, их структура, эволюция,
классификациях, так и их местной специфики сходства и различия способов их образования в
выглядит достаточно однобоко (как, впрочем, разных языках, обусловленные особенностями
и любая абсолютизация). Донаучные класси- культур. Литература по этим вопросам весьма
фикации в той или иной мере адекватны как обширна, в том числе на русском языке; но к
структуре внешнего мира, в котором существу- фолк-систематике как способу упорядочения
ют люди, так и особенностям их потребностей представлений о разнообразии животных и
и обусловленного ими восприятия этого мира. растений она имеет лишь косвенное отношение.
Поэтому в той мере, в какой структура окру- Оставаясь в рамках задач настоящей книги,
жающей природы и структура потребностей и основные принципы фолк-номенклатуры, со-
восприятия однотипны в разных сообществах, гласующиеся с представленными выше позна-
однотипны и порождаемые при их взаимодей- вательными моделями фолк(Д)-систематики,
ствии локальные фолк-классификации с их в самом краткой форме можно представить
базовой иерархией. Соответственно, различия следующим образом (Berlin, 1973, 1992, 2006;
в названных структурах обуславливают вполне Berlin et al., 1973; Brown, 1984, 1986; Atran, 1990,
объяснимые различия в классификациях. Оче- 1998; Taylor, 1990; Ellen, 1993, 2008a).
видно, этот общий комментарий верен и в от- Среди фолк-таксонов есть как поименован-
ношении научных классификаций: в них в каче- ные группы, так и такие, которые словесно не
Глава 2. Фолк-систематика 27
обозначены («скрытые», см. выше). Чем выше чернобурку). В некоторых местных языках все
ранг фолк-таксона, тем более полисемичным названия фолк-видов могут быть однословны-
бывает его название: например, в русском языке ми: это объясняется бедностью «явного», т.е.
«зверем» охотники называют как вообще круп- распознаваемого средствами фолк-систематики,
ных млекопитающих, так и отдельных их пред- видового состава локальной биоты (Headland,
ставителей (кабан, олень, медведь и т.п.; отсюда 1983). Нередко однословно обозначенные близ-
— «зверовая» охотничья собака). Названия (как кие родовиды (виды в современном понимании)
лексемы) делятся на первичные и вторичные в оказываются без «ближайшего рода» (в том же
зависимости от того, какие таксоны они обо- современном понимании), что подчёркивает их
значают. Первичные названия присваиваются восприятие как неких особых «отдельностей»:
наиболее значимым (так или иначе когнитивно например, ласка, горностай, колонок и солонгой
выделенным) фолк-таксонам «основных» ран- (виды рода Mustela); малина, костяника, княже-
гов (жизненные формы, родовиды); вторичные ника и морошка (виды рода Rubus).
названия присваиваются менее значимым фолк- Однословные народные названия любого
таксонам «второстепенных» (в том числе низ- ранга могут фигурировать как десигнаторы
ших) рангов. В некоторых языковых системах или дескрипторы. В первом случае они просто
составные названия родовидов могут включать обозначают соответствующие фолк-таксоны, их
морфемы, указывающие на их принадлежность этимология неочевидна (дерево, ель, тигр); во
к фолк-таксонам более высоких рангов, таким втором — указывают особенности морфологии
как жизненные формы: например, в англ. языке организмов (морфонимы: трёхлистник, востро-
starfish и jellyfish; в русском языке рыба-кит. брюшка, шилоклювка, гладыш, златоглазка), их
Первичные названия народных жизненных поведения (этонимы: землеройка, водомерка,
форм обы­чно однословные (дерево, цветок, летяга, кукушка, вьюнок), места обитания
рыба, ящерица, дуб; но — летучая мышь), при (топонимы: прудовик, морянка), характерное
этом чем чаще названия употребляются, тем время (хрононимы: веснянка, безвременник,
они обычно короче. Вторичные названия как ночница), вообще «жизненный принцип»
минимум двухсловные и чаще всего описатель- (бионимы: растение, животное, живучка). В
ные: предполагается, что последнее отчасти двухсловных названиях видовой эпитет почти
связано с их мнемонической функцией. На этом всегда указывает отличия (бабочки — белянка,
основании, в частности, предлагают различать голубянка, пестрянка, лимонница; кувшинки
народные родовиды (названия однословные) — жёлтая и белая); следует отметить, что по-
и собственно «виды» (названия двухсловные): добные названия могут обозначать не только
здесь очевидно влияние современной биноми- «виды», но и таксоны высокого ранга (выше
альной номенклатуры, вряд ли актуальной для упомянутая летучая мышь). Народные названия
фолк(К)-систематики. Против такой прямой бывают метонимическими (малина как ягода и
идентификации свидетельствует то, что не- как растение) и метафорическими (колокольчик,
редко низшие фолк-таксоны, соответствующие башмачок, катушка, медведка, анютины глазки,
(в современном понимании) разновидностям, копытень). Немало названий-антропонимов
обозначаются первичными однословными на- (василёк, иван-да-марья), связанных с «иерар-
званиями. В одном из вариантов таких названий хами» (царские кудри, княженика), с мифоло-
«вид» или «разновидность» являются прототи- гическими персонажами (чертополох, перунов
пичными представителями «рода» (курица и как цвет); последних особенно много в античной
«вид» и как его гендерная «разновидность»); он фолк-систематике, откуда они перешли в со-
часто встречается в травниках и в трудах ран- временную научную номенклатуру (Бабенко,
ней систематики (см. гл. 4, 5). Другой вариант Алексеев, 1995). В связи с последним стоит
— когда разновидности воспринимаются как отметить, что в фолк-систематике, в отличие
некие чётко обособленные «отдельности», т.е от научной, нет эпонимов — названий, данных
как фолк-виды, родовиды или даже жизненные в честь конкретных персон. Нередко народные
формы: например, возрастные вариации насеко- названия отражают то или иное отношение
мых (гусеница и бабочка), полово-возрастные человека к растению или животному, в том
разновидности (курица, петух и цыплёнок; числе в связи с его кулинарным, медицинским,
бык, корова и телёнок), цветовые вариации (у эмоциональным и т.п. значением (кровохлёбка,
лисы охотники различают огнёвку, сиводушку, кислица, сыроежка, дурман, красавка, татар-
28 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
ник). Этимология русских народных названий систематики: в её основе лежал аристотелев
растений и животных рассматривается в ряде эссенциализм, поэтому выработке правил об-
обзорных работ (Меркулова, 1967; Гурулев, разования таксономических названий пред-
1992; Ипполитова, 2004, 2008; Колосова, 2008, шествовал анализ сущностей как основа для
2009; Маркова, 2008; Лебедев, 2009). достаточно формализованной анатомической
Новые названия животных и растений, ранее номенклатуры (Уэвелл, 1867; см. гл. 5).
неизвестных местным жителям, образуются Фолк-систематика и фолк-номенклатура,
таким образом, чтобы встроить их в уже суще- как часть культуры присредиземноморских
ствующие локальные фолк-классификации (см. народов, оставили значительный след в совре-
выше об их консервативности). Так, например, менной систематики. Действительно, многие
индейцы майя назвали завезённых испанцами крупные группы с присвоенными им высокими
свиней «деревенскими пекари» по аналогии с рангами (народные «жизненные формы»), вы-
местными «лесными пекари» (Atran, 1999b). деленные и названные в до-античное время,
Великое множество примеров такого спосо- вошли почти без изменений в прото- и научную
ба словообразований можно найти в хорошо систематику, просуществовав в последней в
изученной античной фолк-систематике (Atran, основных чертах вплоть до XIX, а некоторые и
1990; Bodson, 2005): среди ярких примеров до XX вв. «Отцы-основатели» таксономической
в древнегреческой этнозоологии — названия науки, приверженные общей идее Естественной
«hippopotamios», буквально «водяная лошадь» системы (Рэй, Турнефор, Линней, Адансон и
(= бегемот); «Indikos onos monokeratos», бук­ др.), обычно подчёркивали, что её составляют
вально «индийский однорогий осёл» (= ин- прежде всего «очевидные» группы, выделен-
дийский носорог). Сходным образом белые ные поколениями их предшественников — как
поселенцы, осваивавшие во времена Великих теперь выясняется, начиная с авторов фолк-
географических открытий обе Америки и Ав- классификаций, которые и не помышляли ни о
стралию, обычно нарекали местных мелких каких «системах». Нельзя не отметить и того,
длиннохвостых зверьков «мышами» или «кры- что высшие таксоны фолк-систематики — в
сами» (см. Nowak, 1999), что чаще всего совсем сущности те же, которые признаны в классифи-
не соответствует их положению в современных кации «основных форм живого» выдающегося
научных классификациях. В русскоязычной немецкого естествоиспытателя-энциклопедиста
фолк-номенклатуре хорошим примером служит Александра фон Гумбольдта (��������������
Friedrich Wil-
название «морской бобр», присвоенное рус- helm Heinrich Alexander Freiherr von Humboldt;
скими поселенцами дальневосточной морской 1769–1859), положившей начало учению о
выдре: последняя (в научной литературе более жизненных формах (Humboldt, 1806; Гумбольдт,
известна как калан) — хищное млекопитающее, 1936). Наконец, общий принцип образования
бобр — грызун (относятся к разным отрядам, однословных первичных и двух- или много-
см. Павлинов, 2003). словных вторичных таксономических названий
Следует отметить, что фолк-таксономическая стал основой «линнеевской номенклатуры».
номенклатура (названия групп организмов) и Эволюция фолк(К)-систематики и её но-
фолк-партономическая номенклатура (названия менклатурной части изучена совершенно недо-
частей организмов) имеют много общих черт в статочно. Как было отмечено выше, структура
отношении первичности и вторичности назва- фолк-классификаций в целом усложняется по
ний, их выделенности и т.п. (Brown, 1976). При мере прогрессивного развития ранних челове-
этом, как было подчёркнуто в вводной главе, ческих сообществ от простейших собирателей
выделение и обозначение частей растений и жи- и охотников к земледельцам (Brown, 1985, 2000;
вотных чаще всего предшествует обозначению Hunn, French, 2000). Согласно утилитаристской
их «владельцев». Действительно, нельзя себе концепции, эта эволюция в общем случае на-
представить развитую систему таксономиче- правлена от распознавания низших к распозна-
ских морфонимов, акцентирующих внимание ванию высших групп — т.е. от фолк-видов и
на отдельных частях растительных и животных родовидов к народным жизненным формам
организмов (трёхлистник, пёстрокрылка), без (Berlin, 1973, 1992; Dwyer, 1976a; Brown, 1985,
развитой системы выделения и обозначения 1986; ������������������������������������
Atran�������������������������������
, �����������������������������
Medin������������������������
, 2008). Вероятно, пред-
этих частей. Аналогичный совпадающий тренд ставления о последних также складываются
обозначил первые шаги развития научной постепенно: их распознавание эволюирует от
Глава 2. Фолк-систематика 29
более к менее «выделенным» фолк-таксонам заторы, которые уверены в действительном
аналогично распознаванию в разной мере существовании в природе лишь тех групп ор-
«выделенных» цветов (Вежбицкая, 1996): в ганизмов, которые кажутся им «очевидными» в
основе этой гипотезы лежит допущение, что рамках их перцептуальных моделей, в отличие
в обоих случаях действуют общие принципы от тех «искусственных», которые выделяются
когнитивной психологии (Brown, 1977, 1979; в рамках иных образов таксономической ре-
Brown���������������������������������������
, �������������������������������������
Witkowski����������������������������
, 1982). В связи с этим сто- альности. Очевидно, во всех таких случаях мы
ит ещё раз отметить, что в троецарственной имеем дело с мифологизацией классифицируе-
«Системе природы…» Линнея (см. гл. 6) от- мой реальности (Пузаченко, Пузаченко, 1996),
сутствует таксон, объединяющий животных и которая может вырастать как из интуитивной
растения в единую «живую природу» и в таком онтологии (о ней см. выше), по сути мало от-
качестве отделяющий их от царства минералов личающейся от фолк-таксономической, так
(неживая природа): фундаментальность такого и из теоретически нагруженной. Примером
объединения была признана лишь в начале XIX первой могут служить представления Бюффона
в., это сделал Ламарк в «Философии зоологии» (XVIII в., см. гл. 6) и его последователей, про-
(Stafleu, 1971a; Шаталкин, 2009; см. гл. 6). С тестующих против разного рода «логических»
другой стороны, отмечается регрессивная «дэ- ухищрений в систематике — от линневских
волюция» локальных фолк(К)-систематик при (Бюффон, 1789, 1801) до фенетических или
переходе их творцов от обитания в естествен- кладистических (Darlington, 1971; Кузин, 1987;
ной среде к искусственной городской (Wolff et Чайковский, 2003, 2007; Yoon���������������
�������������������
, 2009). Приме-
al., 1999; Atran et al., 2004; Atran, Medin, 2008; ром второй служат представления некоторых
Ellen, 2008a). новейших филогенетиков (XXI в., см. Эпилог),
Как указано в вводной главе книги, фолк(К)- которые предлагают выстраивать таксономиче-
систематика — не только некий этап предысто- скую систему и номенклатуру исключительно
рии систематики, повлиявший на её начальное на основе их собственной «мифологии», где
становления как научной дисциплины, но и центральное положение занимает натурфи-
определённая достаточно устойчивая традиция. лософская концепция-метафора всеобщего
Её продолжают те современные системати- «дерева жизни».
30 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Глава 3. Античность и Средние века:


начало протосистематики

Историю систематики, как и всей познава- т.д. При этом каждой из таких «идей» соответ-
тельной деятельности, составившей корпус ствует определённый класс объектов (лошадь
европейской науки, совершенно справедливо вообще, четвероногое вообще), который, будучи
принято вести от Античности. Тогда впервые частью тварного мира, есть такая же «вещь», как
были высказаны общие идеи о том, как следует и конкретный объект (лошадь).
разрабатывать классификации, которые отража- Из такого представления о Космосе, как об
ют не потребности человека, но прежде всего иерархически организованном мире «идей»
и главным образом структуру окружающего разного уровня общности, вытекает базовая эпи-
мира. Эти начальные идеи обозначили этап, стемология — дедуктивная схема познания лю-
который назван протосистематикой (Павлинов, бого из малых фрагментов Космоса. Названная
Любарский, 2011). схема означает следующее: коль скоро всякая
Представления, заложившие фундамент бу- «идея» низшего уровня общности, воплощённая
дущего «методуса» биологической систематики в «вещи», есть некое частное воплощение цело-
в её ранней (схоластической) версии, включая го (Единого), для того, чтобы понять, что такое
номенклатуру, восходят к натурфилософии вы- эта частная «идея» и каково её место в Космосе,
дающегося мыслителя Античности — Плато- нужно прежде понять само это целое и затем со-
на (Πλάτων; наст. имя Аристокл, Αριστοκλής, отнести с ним это частное. Например, для того,
428–347 д.н.э.). Его представления, с точки зре- чтобы понять, что такое есть лошадь и каково её
ния предмета настоящей книги, можно свести место в тварном мире, нужно понять, что такое
к учению о мире «идей» (эйдосов, греч. έίδη, «лошадность» и каково положение последней
лат. eidos) как постоянных и вечных причинах в общей иерархии «идей». На этой основе сна-
мироздания, последовательная эманация кото- чала Аристотель сформулировал в общем виде,
рых (проистечение из Единого как начала всего а затем неоплатоники и схоласты доработали
сущего) порождает мир «вещей». до операциональной формы так называемую
На уровне онтологии названное учение мож- родовидовую схему дедуктивного анализа сущ-
но очень упрощенно представить как базовую ностей (см. далее наст. главу), которая стала
модель Космоса в форме включающей (энкап- ключевой в методологии ранней систематики
тической) иерархии идей-эйдосов, или (в более XVI���������������������������������������
–��������������������������������������
XVIII���������������������������������
вв. Для понимания истоков позна-
поздней терминологии) сущностей разного вательной схемы (модели), которая в конечном
порядка или уровня общности (лат. essentia), итоге породила «методус» систематики, а с ним
соотносимых между собой как целые и их части. и самоё систематику, эту неразрывную связь
В рамках этой натурфилософии всякая «вещь» античной онтологии и эпистемологии следует
— например, живой организм — представляет подчеркнуть особо: именно из представлений
собой конечное материальное (и потому несо- об иерархической организации мира «идей»
вершенное) воплощение идеального: конкретная следует иерархический метод его познания,
лошадь в онтологическом смысле существует не воплощённый в родовидовую схему.
сама по себе, а как воплощение идеи «лошад- Важной частью этой общей онто-эписте­
ности», а эта последняя, в свою очередь, есть мологии является представление о существен-
результат эманации идеи «четвероногости», и ности названий (= имён) вещей. Каждое назва-
Глава 3. Античность и Средние века: начало протосистематики 31
ние, если оно не имя собственное, есть понятие, организмов), а это последнее есть необходимое
обозначающее не конкретный индивидуальный условие постижения его места в Природе, то
объект (данную лошадь), а класс объектов в известном смысле классифицирование сра-
(лошадь вообще, четвероногое вообще). Эта стается с именованием, соответственно чему,
«вещь вообще», как видно из выше изложен- говоря формальным языком, систематика в
ного, существует не сама по себе, а возникает в определённой степени сводится к номенкла-
результате эманации соответствующего эйдоса туре. С другой стороны, указанное понимание
(например, лошадности), представляет собой приписывает всякому таксониму общезначимую
одно из его воплощений. Другим воплощением функцию сущностного дескриптора (Stearn,
того же эйдоса является название этой «вещи»: 1959; Slaughter, 1982; Фуко, 1994): оно тем
в некотором смысле название (= имя, = слово о) полнее функционирует в таком качестве, чем
вещи и есть сама вещь в её эйдетическом выра- точнее и полнее «схватывает» и передаёт су-
жении (Лосев, 1990). С этой точки зрения вещь щественные свойства некоторой совокупности
и название вещи неразрывно связаны между организмов, порождённой некоторой «идеей»,
собой, будучи проявлениями одного и того же — т.е. таксона. Такое сущностное толкование
эйдоса, одной и той же сущности. А поскольку таксонимов отражено, в частности, в том, что
онтология и эпистемология взаимосвязаны, в Линней в случае видов истинное название
равной мере тесно связаны между собой по- обозначает как собственно «видовое» (Nomen
стижение вещи и её названия. Как без эйдоса specificum), а «неистинное» — как «обиходное»
невозможно существование вещи, точно так или «простое» (Nomen triviale) (см. гл. 6).
же без осознания этого эйдоса невозможно Эти общие представления о соотношении эй-
ни помыслить, ни назвать воплощающую его досов, вещей и названий у Платона присутствует
вещь. Поэтому название вещи значимо: оно лишь как ряд намеков, пусть и довольно ясных,
не случайно относительно данной вещи, а но не как чётко сформулированное учение, во-
выражает собой её сущность — но, разуме- площённое в понятия и схемы, которые давали
ется, только «истинное», или «подходящее» бы некое систематизированное представление
название (Nomen legitimum vel proprium). Как о структуре мира вещей и идей и методе его по-
вербальное выражение «идеи», оно во многом знания. Первый, кто это сделал и кого поэтому
есть «говорящее» название — не просто обо- по праву называют первым «систематизато-
значает вещь, а характеризует её с сущностной ром» во всех возможных смыслах, был ученик
точки зрения. Следовательно, постичь истинное Платона, равный ему по величию мыслитель,
название вещи — значит, в известном смысле но в философском плане во многом его анти-
постичь её сущность, а тем самым и её место под, — Аристотель (Стагирит) (Άριστοτέλης;
в Космосе. Напротив, «неистинное» или «не- 384–322 д.н.э). Будучи не только философом, но
подходящее» название может лишь закрыть и, в отличие от Платона, в определённой мере
собой «идею»=сущность, воспрепятствовать естествоиспытателем, он большое внимание
её постижению. Это отчётливо осознавали уделял фактам, рассматривая их, разумеется,
«отцы-основатели» систематики XVII–XVIII в контексте своей философии (метафизики +
в.: так, Турнефор в «Элементах ботаники…» логики). Именно этим обусловлено появление и
писал, что «знание растений равносильно зна- содержание его книг, специально посвящённых
нию их названий» (см. гл. 5); Линней вслед за животным, — «О частях животных» (Περί ζώων
ним утверждал в «Философии ботаники…», μορίων), «Происхождение животных» (Περί
что «если не знаешь названий, то теряешь и ζώων γενέσεως), «История животных» (Περί τά
познание вещей» (см. гл. 6). ζώα ίστορίαι) (см. русск. переводы: Аристотель,
Такое понимание истинного названия вещи 1937, 1940, 1996).
в общем смысле как понятия, выражающего Вместе с тем, вопреки неоднократно высказы-
собой её «идею» (сущность), фактически есть вавшемуся мнению, Аристотелю едва ли можно
философическое (более строго, платонисти- приписывать разработку первой сколько-нибудь
ческое) обоснование двух его важнейших полной классификации животных (Уэвелл,
функций в ранней систематике и номенклатуре 1867). Вопросы систематики и тем более номен-
XVI–XVIII вв. С одной стороны, коль скоро клатуры (в их понимании, приближающемся к
постижение истинного названия ведёт к по- современному) его нимало не занимали — его
стижению сущности организма (совокупности интерес, обращённый на живые организмы,
32 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
был иным (Карпов, 1937; Pellegrin, 1986; Орлов, входит именно анализ сущностей — их причин,
2006а,б). Чтобы понять этот интерес и то, как разнообразия, упорядоченности. А поскольку
он повлиял на содержание естественнонаучных они не даны непосредственно в ощущениях,
трудов Аристотеля, а тем самым в значительной внимание Аристотеля устремлено на проявле-
мере и его последователей-систематизаторов, ния этих сущностей у разных «вещей», в част-
необходимо принимать во внимание следующие ности у животных. У этих последних сущности
обстоятельства. внешне проявляются в строении организмов,
Для Аристотеля живая природа — это часть в первую очередь в доступных для прямого
Космоса, который упорядочен (онтология) и наблюдения их частях и органах; поэтому не-
познаваем (эпистемология) на основе одних и случайно название одной из книг Стагирита,
тех же принципов. Соответственно, мир живых касающихся живой природы, — именно «О
организмов служит, пожалуй, лишь областью частях животных». Таким образом, Аристотель
приложений представлений Стагирита о том, исследует и классифицирует прежде всего «ча-
как этот Космос устроен и как он познаётся. сти» (мероны), а классификации собственно ор-
В этих представлениях, если сильно упрощать ганизмов (таксонов) выводит из классификаций
ситуацию соответственно основной задаче их частей. Как было подчёркнуто в вводной гла-
настоящей книги, ключевыми являются два ве настоящей книги, это далеко не случайно: на
основополагающих принципа. всех этапах развития классической систематики
Один из них — представление о единой партономический (мерономический) анализ
упорядоченности Космоса согласно принципу предшествует собственно таксономическому;
совершенствования от низших его форм бытия т.е. сначала познаются и именуются сущности
к низшим. Он, в частности, означает, что все ор- как таковые, а лишь затем — воплощения этих
ганизмы упорядочены в единый ряд и находятся сущностей в конкретных организмах.
друг с другом в последовательной и строгой В трудах Аристотеля впервые разраба-
степени сродства. Постижение всякой вещи тываются основополагающие для будущей
есть во многом постижение её места в этом ряду систематики понятия рода (греч. γένοσ, лат.
степеней сродства. В Средние века этот прин- genos), вида-эйдоса (лат. species), сущности-
цип будет назван «Лестницей природы» (Scala усии и отличия (греч. διαφορές, лат. differentia).
Naturae), или «Лестницей совершенствования» В последующих разработках неоплатоников и
(Лавджой, 2001), он обретёт большую популяр- схоластов они прочно вошли в родовидовую
ность в XVII–XVIII вв. (см. гл. 6). схему описания мира вещей и идей. Базовые
Другой принцип заключён в учении о сущ­ понятия рода и вида у Аристотеля и у его ран-
ностях-усиях (греч. ουσίά, лат. ousia): каждая них последователей (включая систематиков-
«вещь» наделена своей сущностью, которая схоластов) имеют много смыслов, которые
определяет то, что представляет собой эта далеко не всегда фиксированы явным образом,
«вещь» и каково её место в Космосе, или, что а задаются общим контекстом. С точки зрения
почти то же самое, на ступенях Лестницы при- онтологии эти два понятия в некотором при-
роды. Эта сущность вещи — не находящаяся ближении (впрочем, достаточно грубом) соот-
вне неё (над ней) платоновская «идея»: она носятся между собой как «материя» и «форма»:
присуща ей самой, поэтому вещь неотделима всякая вещь «оформляется» — становится тем,
от своей сущности-усии (Шаталкин, 1996). что она есть (τί έστι), обретая как сущность,
Все сущности организованы иерархически как так и отличия, — благодаря совмещению
«первичные», «вторичные» и т.п., но в ином, кон­кретного «вида» (формы, идеи) с общим
нежели у Платона, порядке: в начале всего «родом» (потенцией, материей) (Balme, 1962;
— первосущности, сокрытые в конкретных Grene, 1974). С точки зрения эпистемологии
вещах=натуралиях (например, в конкретных они являются логическими универсалиями как
лошадях), их порождением являются сущно- элементы и одновременно категории иерархи-
сти более высоких порядков, организующие ческой родовидовой схемы. В обоих трактовках
эти вещи в классы=универсалии (например, в «роды» и «виды» не имеют каких-либо фикси-
«лошадь вообще», затем в «четвероногое во- рованных рангов: они просто обозначают не-
обще» и т.п.). кие последовательные уровни онтологических
Соответственно этому, в области естествоз- универсалий и шаги их дедуктивного описания
нания в круг основных интересов Аристотеля — от общего к частному, от «рода» к «виду».
Глава 3. Античность и Средние века: начало протосистематики 33
Соответственно, и роды, и виды могут быть XVIII вв., основанные на указанной схеме,
разного ранга — высшими и низшими, что представляют собой (в тех же современных
отражено в трудах как самого Аристотеля, так терминах) определительные ключи, в которых
и его последователей (Феофраст, некоторые таксономические группы обозначаются не
систематизаторы XVI–XVII вв.). названиями-этикетками, а характеризующими
Так, в «Частях животных» Аристотель вы- их признаками-сущностями.
деляет «род» животных с кровью, выделяя в Отсутствие у Аристотеля явного интереса
нём «виды» живородящих и яйцекладущих, а к вопросам собственно систематики в полной
среди последних — «низшие виды» крокоди- мере относится к её номенклатурному разделу.
лов и змей; однако в «Истории животных» он Для обозначения групп животных, выделяе-
считает «родами» яйце- и живородящих змей. мых по их сущностям, он обычно обходится
Таким образом, у Стагирита эти категории по народными названиями: в этом отношении
своему значению несоотносимы с ныне при- достаточно простые зоологические классифи-
нятыми фиксированными таксономическими кации Аристотеля мало отличаются от фолк-
рангами и обычно не наделены каким-то спе­ систематических (Atran, 1990; Старостин, 1996;
цифическим биологическим содержанием. Longo, 2004). Вместе с тем, отождествление
Если же пытаться устанавливать такие соот- Стагиритом «мерономического» и «таксономи-
ветствия, то, например, известный исследо- ческого» смыслов, вложенных в его категории
ватель фолк(К)-систематики Этрен склонен рода и вида, сыграло важную роль в формиро-
соотносить аристотелевы «виды» (atomon eidos) вании номенклатурных систем XVI–XVIII вв.
с народными родовидами, а «роды» (megiston Вкупе с унаследованным от Платона и закре-
genos) — с народными жизненными формами плённым схоластами сущностным толкованием
(Atran, 1987a). имён, в трудах ранних систематизаторов оно
Важно иметь в виду, что категории рода и проявилось в том, что названия групп организ-
вида у Аристотеля, согласно его онтологии, в мов (таксонов) стали отождествляться с их су-
равной мере относятся и к группам организмов щественными признаками (меронами). Данное
(например, «четвероногие»), и к их сущностям обстоятельство, собственно говоря, и привело к
(соответственно, «четвероногость»). Так, в тому, что в ранней схоластической систематике
«Частях животных», рассматривая только что нормой стали многословные описательные так-
названную сущность, он пишет про «виды сонимы, которые Линней неслучайно называл
отсутствующих ног». Такое двойственное — «истинными»: они просуществовали вплоть до
разумеется, не с аристотелевой, а с современ- конца ������������������������������������������
XVIII�������������������������������������
в., а у некоторых авторов до середи-
ной, точки зрения — толкование этих категорий ны XIX в. Следует отметить, что в современной
родовидовой схемы отчасти сохранилось в систематике однословные таксонимы в какой-то
систематике до XVII��������������������������
������������������������������
в. (например, присутству- мере по-прежнему несут в себе атавистические
ет у Рэя, см. гл. 5). В настоящее время эти два черты их сущностного толкования: все эти
значения аристотелевых категорий считаются «долгоноги», «рукокрылые», «трёхлистники»
принципиально разными, соответствующими и т.п. с их латинскими эквивалентами — суть
двум фундаментальным аспектам разнообразия «говорящие» названия-дескрипторы.
организмов — таксономическому и мерономи- Если в истоках зоологии стоит Аристотель,
ческому (= партономическому), соответственно то в истоках ботаники — его ученик Фео­
(Мейен, 1978; Любарский, 1996). фраст (также Теофраст) (Θεόφραστος, лат.
Подобное содержание классификационной The­o­phrastos; наст. имя Тиртамос, Τψρτάμοσ;
родовидовой схемы, вложенное в неё Ари- ок. 370–288/285 д.н.э.), которого Линней на-
стотелем, имело очень большое значение для звал «отцом ботаники». Его представления о
будущей систематики. Поскольку, как и «идеи» строении и разнообразии растений сведены в
для Платона, сущности-узии для Аристотеля двух рукописных трудах, изданных в период
первичны относительно организмов, его клас- раннего Возрождения в виде 8 томов «О при-
сификационный подход — это прежде всего чинах растений» (De causis plantarum) и 10
(в современных терминах) процедура субор- томов «Истории растений» (Historia plantarum).
динации признаков, а не таксонов (Hopwood, По способу упорядочения растительных форм,
1959; Simpson, 1961; Симпсон, 2006). По этой объёму и характеру представляемых о них све-
причине практически все классификации XVII– дений «История растений» стала своего рода
34 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
образцом для большинства аналогичных трудов культурная формы смоковницы названы epin- �����
XV–XVI вв. eos и syka). Если в «роде» Феофраст выделяет
Как и Аристотеля, Феофраста больше за- несколько «видов», то наиболее типичный из
нимают причины разнообразия качеств (сущ- них обозначается идентично с «родом», т.е. без
ностей) растений, нежели классификация видового эпитета, другие же виды таковыми
последних. Поэтому в «Истории растений» эпитетами сопровождаются; некоторые из них
большое внимание уделено выделению и опи- обозначаются однословно, но отличным от ро-
санию частей (корень, стебель, листья, плоды): дового названием: например, разные виды ив
многие соответствующие обозначения затем обозначаются itea, itea leuke, itea melana, aelichi.
вошли в язык анатомии растений, в том числе «Народный» характер феофрастовой номен-
современной. Базовые классификационные по- клатуры проявляется в том, что экзотические
нятия «рода» и «вида» Феофраст использует на растения, ставшие ему известными благодаря
равных как взаимозаменяемые, без особого их военным походам Александра Македонского,
разграничения. Так, в Книге пятой он пишет о он соотносит с местными формами и соот-
деревьях, которые принадлежат «по роду свое- ветственным образом обозначает. Так, Феоф-
му» к «мокрым», а в Книге шестой — о том, раст классифицирует баньян как индийский
что «шандра бывает двух родов». Особенность вариетет (syka indikos) знакомой ему садовой
понимания Феофрастом того, что такое «род» смоковницы (syka). Нередко Феофраст при
и «вид», вытекающая из аристотелевой мета- необходимости вводит в народные названия
физики, проявляется в том, что он считает воз- растений собственные уточняющие эпитеты,
можным «переход» растения из одного вида в чаще всего отражающие те или иные их ха-
другой при изменении условий произрастания: рактерные особенности: например, rhaphanos
подразумевается, что «материя» облекается в oulophyllos, rhaphanos leptophyllos, rhaphanos
иную «форму» (обретает иной «вид») в иных agria для разных форм редиса. Эти особенности
обстоятельствах (Zirkle, 1959). феофрастовой номенклатуры будут позже вос-
У Феофраста, в отличие от его учителя, нет произведены в травниках, а также в некоторых
ничего похожего на применение какого-либо ранних научных классификациях (см. гл. 4, 5).
явного логического метода. Его классификация Труды учителя и ученика — Аристотеля и
во многом «типологическая» в древнегреческом Феофраста — фактически заложили две основ-
понимании термина τύροσ — т.е. группирующая ные традиции будущей систематики. Аристоте-
растения на основании не строгих логических лева традиция — преимущественно логическая,
определений, а их сходства «в общих чертах» обращённая в первую очередь на метод класси-
(Предисловие к книге: Феофраст, 2005). Поэто- фицирования живых организмов, следующих
му, в отличие от Диоскорида (о нём см. далее) ей учёных Линней назвал «методистами».
с его в основном утилитарным взглядом на Феофрастова традиция — преимущественно
живую природу, классификация в «Истории рас- натуралистическая, обращённая на собирание
тений» несомненно является «естественной» в сведений о самих организмах, соответственно
том смысле, что отражает основные жизненные чему Линней назвал её последователей «кол-
формы, выделенные по общему облику и иногда лекторами». Впрочем, следует отметить, что
по месту произрастания, — деревья, кустарни- Феофраст, как ученик Аристотеля, в какой-то
ки, травы, водные растения и т.п. мере был и «методистом»: он описывал не
«История растений», содержащая описания индивидуальные «виды» и «роды» растений,
множества представителей флоры присреди- как авторы последующих травников (начиная
земноморского региона, в отношении номен- с Диоскорида), но давал достаточно общие их
клатуры чисто «народная», заимствованная из характеристики в зависимости от их принад-
местного повседневного языка (Greene, 1909; лежности к той или иной жизненной форме;
Váczy, 1971; Atran, 1990). Соответственно, так что его «История растений» — отнюдь не
«роды» обозначаются (здесь и далее в латинской «коллекторского» толка.
транслитерации) однословно (например, iris, Из более поздних выдающихся памятников
drypis), но таким же образом согласно народной античной культуры, имеющих отношение к
традиции обозначаются и многие виды (на- предмету настоящей книги, следует указать
пример, виды васильков обозначаются tetralis два, вышедших с небольшой разницей во вре-
и kentaurion) и даже разновидности (дикая и мени. Один из них — состоящая из 37 книг
Глава 3. Античность и Средние века: начало протосистематики 35
«Естественная история» (Naturalis Historiae, ок. на и организованы в алфавитном порядке по
77–79 г.) римлянина, истинного энциклопеди- названиям растений, поэтому в последующем
ста Плиния Старшего (Сaius Plinius Secundus; оно было названо «Dioscorides alphabeticus»
23–79); другой — пятитомное издание «О ле- (Gunther, 1934; Stearn, 1954).
карственных веществах» (Περί ύλης ιατρικής, Судя по современному переводному изда-
лат. De Materia medica…, ок. 65 г.) греческого нию «De Materia medica» (Dioscorides, 2000),
врача Педания Диоскорида (������������������
Πεδάνιος����������
���������
Διοσκορί- книги, на которые поделён этот труд в исходной
δης�����������������������������������������������
, лат. Pedanius Dioscorides; ок. 40–90). «Есте- версии, названы по характерным особенностям
ственная история» Плиния ориентирована включённых в них растений: например, Книга I
главным образом на обывателя, не имеющего названа «Aromatics». Каждая книга составлена
каких-то специальных интересов, её отлича- как серия очерков, большинство которых со-
ет энциклопедический и потому во многом держит описание вполне конкретного «вида»
компилятивный характер (см. русск. издание: растения (реже животного), некоторые — по-
Плиний, 2008). Книга «О лекарственных веще- лучаемых из него продуктов. Очерки озаглав-
ствах» Диоскорида более специализированная, лены одно-, двух- или трёхсловным названиями
будучи адресованной в основном врачевателям. соответствующих организмов (продуктов):
Обе книги переписывались и переиздавались например «�������������������������������������
Iris���������������������������������
», «�����������������������������
Nardus�����������������������
����������������������
oreine����������������
» и т.п. Эти на-
неоднократно начиная с V в., причём труд звания, как можно полагать, обозначают кате-
Диоскорида имел особое значение для форми- горию соответствующего народного родовида.
рования поздней протосистематики, поскольку В очерках некоторых растений у Диоскорида
её наиболее активными действующими лицами присутствует то, что можно с известными
были гербалисты эпохи Возрождения — лекари оговорками считать прообразом синонимики.
по образованию и основному занятию (см. гл. Так, в Книге I для ириса в конце его описания
4). Для них, а равно и для ранних систематиза- приведены следующие синонимичные названия
торов латинское название «De Materia medica» (в последующей латинской транслитерации):
стало чуть ли не нарицательным: эта книга греческие iris illyrica, thelpida, urania, catharon
служила не только одним из основных источ- или thaumastos��������������������������������
������������������������������������������
; латинские radix���������������
��������������������
��������������
marica��������
, ������
gladi-
ников информации, но и (наряду с «Историей olus, opertritis или consecratrix, египетское nar.
растений» Феофраста) своего рода стандартом Впрочем, как и у Феофраста, здесь речь идёт
способа представления сведений о раститель- о народных названиях, поэтому, в отличие от
ных формах (Osbaldeston, Wood, 2000; Ogilvie, травников и тем более научных систематиче-
2003). Последнее обстоятельство обязывает ских сводок, эти названия не сопровождаются
остановиться на книге Диоскорида несколько указанием первоисточников.
подробнее. Следующую за Античностью эпоху Сред-
Этот труд, как только что отмечено, был пред- невековья те современные философы науки,
назначен главным образом для врачевателей- которые склонны к физикализму (научно
профессионалов и потому нередко аттестуется лишь то, что выразимо языком физики, см.
как справочник не по ботанике, а по фармако- гл. 7), обычно считают «тёмным временем»,
логии (Gunther, 1934; Salazar, 2007); об этом же поскольку она дала минимум нового знания о
свидетельствует название одного из его поздних природе. Но с иной, более широкой точки зре-
(начало XVI в.) переизданий — «Dioscoridae ния на предмет и «методус» науки это не так:
Pharmacorum» (Dioscorides, 1529). «De Materia названная эпоха имела исключительное значе-
medica���������������������������������������
» состоит из отдельных очерков, органи- ние для становления будущего естествознания
зованных в книги и разделы; точно так же будут (Гайденко, Смирнов, 1989). В раннем Средне-
организованы в большинстве своём травники вековье доминировали идеи неоплатонизма и
и труды ранних систематизаторов. Исходно соответственно Платона — главным образом
в основу этого деления положен смешанный благодаря авторитету одного из величайших
принцип, вовсе не напоминающий какую-либо «отцов Церкви», гностика и неоплатоника по на-
«естественную систему», а отражающий пред- чальному «символу веры», Аврелия Августина
ставления Диоскорида об основных утилитар- (лат. Aurelius Augustinus Hipponensis; 354–430).
ных особенностях организмов. В одном из его В позднем Средневековье доминировали идеи
первых переизданий (Anicia Juliana Codex, VI Аристотеля, их основным проводником счита-
в.) очерки дополнены комментариями из Гале- ется теолог Альберт Великий (о нём см. далее).
36 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
В результате взаимоналожения этих идей и ранга (кроме наивысшего) должен быть вклю-
под сильнейшим влиянием идей философа и чён в некоторый таксон более высокого ранга,
теолога Фомы Аквинского (Tommaso d'Aquino, т.е. их следует соотнести как логические «вид»
лат. Thomas Aquinas; ок. 1225–1274) сформиро- и «род», соответственно.
валась зрелая схоластика, в которой получили Важно отметить, что согласно названной
чёткое оформление основные категории бытия схеме логическая иерархия понятий является
(от номинализма до реализма, от платоновских бесконечно дробимой, не подразумевает какой-
идей до аристотелевых усий=сущностей) и ка- либо фиксированной шкалы категорий. В ней
тегории познания (такие как принцип экономии, «наивысший» род (Genus summum) обозначает
родовидовая схема). начало логического деления (таксон высшего
На основе названных категорий в конечном ранга, ����������������������������������������
ultimate��������������������������������
�������������������������������
beginner�����������������������
лингвистов), «промежу-
итоге сложились ранние версии «естественного точные роды» (Genera intermedia) обозначают
метода» систематики XVI–XVIII вв., включая последовательные шаги логического деления,
более или менее формализованный язык так- которых может быть сколь угодно много; «бли-
сономических описаний с его базовыми при- жайший» род (Genus proximum) соответствует
нипами (например, бинарности). Более того, последнему (в рамках данной иерархии) шагу
они и сегодня во многом формируют некоторые деления, результатом которого оказываются «ко-
фундаментальные вопросы систематики (Пав- нечные» виды (Species infima). Согласно этому в
линов, Любарский, 2011). Поэтому на них стоит каждом конкретном случае выделяется столько
остановиться несколько подробнее. иерархических уровней — «промежуточных
Для разработки метода классифицирования родов», сколько их требуется для описания
ключевой является доработанная схоластами разнообразия распознаваемых форм (eide). Это
неоднократно упомянутая выше родовидовая относится и к низшему уровню классификации:
схема. Как подчёркнуто выше, исходно она зада- относящийся к нему «конечный вид» также
на контекстом платоновской натурфилософии, никак не фиксирован. В данной конкретной
основу которой составляет представление об классификации «видом» считается то понятие
иерархии «идей». Этот контекст делает назван- (тот таксон), на котором останавливается родо-
ную схему содержательно интерпретированной, видовое деление. Поэтому любой «ближайший
хотя её доработка схоластами на основе аристо- род», если он далее не делится, обращается
телевой силлогистики сделала её в основном логически в «конечный вид». В одном случае
логической. Значение родовидовой схемы для это может быть «вид живородящих животных»
систематики состоит в следующем: она предпо- (см. выше об Аристотеле), в другом в качестве
лагает, что каждое понятие, обозначающее как «видов» могут обозначаться цветовые вариации
платоновскую «идею», так и её воплощение в какого-либо растения (в травниках и много поз-
тварном мире, может быть достаточно полно же, вплоть до XIX–ХХ вв.). При этом, как и в
охарактеризована только согласно формуле случае родов, допускается выделение «видов»
«ближайший род + видовое отличие» (Genus разного ранга — например, низших и высших
proximum et Species differentia), или «родовое (см. выше о Фео­фрасте).
общее и видовое особенное» (Горский, 1983). Эту важную позицию схоластического мето-
Первая часть формулы означает необходимость да можно обозначить как принцип безрангово-
указания того «рода» (в логическом смысле), сти классификаций. Он станет частью ранней
к которому относится данное понятие; вторая схоластической систематики XVI–XVII вв. (см.
часть делает необходимым указание «видо- гл. 5), будет отменён «линнеевской реформой»
вых» (в том же логическом смысле) особен- в конце XVIII в. (см. гл. 6), её вновь возрождает
ностей данного понятия, позволяющих его ультра-кладистика на рубеже XX–XXI вв. (см.
отличить от других «видов» данного «рода». Эпилог).
С формально-логической точки зрения таксон Стандартной графической схемой, иллю-
классификации — ни что иное как «понятие», стрирующей последовательность шагов деления
которое определяется согласно приведённой родовидовой схемы, стало классификационное
формуле. Следовательно, полное таксономиче- «дерево Порфирия» (рис. 2). Оно названо так в
ское описание разнообразия организмов может честь позднеантичного философа-неоплатоника
быть дано лишь в форме такой иерархической Порфирия (Πορφύριος, 232/233–304/306; наст.
схемы, в которой каждый таксон некоторого имя Малх, или Мелех), более всего извест-
Глава 3. Античность и Средние века: начало протосистематики 37
ного по трактату «Введение» (Είσγωγή; лат.
Introductio; нередко упоминается как «Введение
в Категории Аристотеля»), где впервые кратко
изложен и прокомментирован логический метод
Аристотеля.
Для формирования таксономической номен-
клатуры схоластический метод классифициро-
вания дал следующие важные идеи. Во-первых,
в рамках иерархической родовидовой схемы
полное название всякого таксона, кроме наивыс-
шего, должно быть двухчленным (бинарным):
один из членов названия обозначает «родовое
общее», другой — «видовое особенное» данного
таксона. Во-вторых, поскольку этот метод тесно
связан с эссенциалистской натурфилософией,
как было подчёркнуто выше, для того, чтобы
правильно определить понятие (= обозначить
таксон), ему необходимо дать «подходящее»
имя (Nomen proprium), оно же в более поздней
терминологии «истинное» (Nomen legitimum),
которое отражает его сущность. Наконец, по-
следнее подразумевает, что каждый член так-
сонима должен включать столько слов, сколько
необходимо для того, чтобы адекватно отразить
его сущность: поэтому, в частности, чем боль-
ше «видов» выделяется в данном «роде», тем
длиннее их названия. Рис. 2. Один из ранних нестилизованных вариантов
Из предыдущего очевидна необходимость представления классификационного «дерева Пор-
различения бинарного (двухчленного) и би- фирия» (по Humphries, 2005)
номиального (двухсловного) способов обра- Fig. 2. One of the earlier non-stylized versions of represen­
зования полных таксономических названий tation of the classification “tree of Porphyry” (after
(Stejneger, 1924; Sprague, Nelmes, 1931); их Humph­ries, 2005)
можно обозначить как принципы бинарности
и биномиальности, соответственно. Первый сании (в том числе именовании) разнообразия
означает, что название должно состоять из двух мира вещей и идей, включая живые организ-
частей, но каждая из них может быть много- мы, стало понятие вида. Один из крупнейших
словной; второе означает, что каждая из частей философов-неоплатоников римлянин Боэций
должна быть строго однословной, поэтому (Anicius Manlius Torquatus Severinus Boëthius;
полное «видовое» название строго двухслов- ок. 480–524) в своём трактате «Утешение
ное. Как видно, бинарность и биномиальность философией» (Consolatio Philosophiae, ок. 524
не идентичны по смыслу, хотя их нередко г.) необходимость особого внимания к нему
смешивают: второй принцип, закреплённый в выразил так: «если мы не будем знать, что та-
систематике «линнеевской реформой» XVIII в. кое вид, ничто не спасёт нас от заблуждений»
(см. гл. 6), является частным случаем первого. (русск. издание: Боэций, 1990, с. 12). Поначалу
Следует обратить внимание на то, что связь это относилось главным образом к логическому
принципа бинарности с родовидовой схемой пониманию «вида» в самом общем его смысле,
делает его отчётливо теоретико-зависимым: как усиленному схоластикой, но позже по мере вы-
только что было отмечено, названная схема в зревания «биологического способа мышления»
конечном счёте вытекает из платоновской на- (Beckner, 1959) данный акцент был перенесён
турфилософии. на его биологическое толкование: уже в наше
Во многом благодаря унаследованной из время выдающийся немецко-американский зоо-
Античности онто-эпистемологии одним из лог Эрнст Майр (Ernst Walter Mayr; 1904–2005)
ключевых в схоластическом понимании и опи- писал, что «систематика — это наука о видах»
38 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
(Майр, 1971). Как бы там ни было, и в античных некоторые из этих описаний вошли в травники
трудах, и в травниках, и в трудах систематиза- типа «Истории животных…» Геснера (о нём
торов Нового времени описанию и именованию см. гл. 4). Для полноты картины можно также
видов уделялось и уделяется особое внимание; отметить руководства, посвящённые охоте и
более того, в новейших Кодексах, регламенти- охотничьим животным с их описаниями; среди
рующих таксономическую номенклатуру, это них один из наиболее известных своей полнотой
положение зафиксировано в качестве обще- и красочностью — труд «Об искусстве охоты с
значимого принципа. птицами» (De Arte Venandi cum Avibus, 1240-е
В эпоху средневековой схоластики «учёный» гг.) императора Священной Римской Импе-
язык описания мира вещей и идей во всей рии Фридриха II Гогенштауфена (Frederick II
Европе стал преимущественно латинским и в von Hohenstaufen; 1194–1250) (Haskins, 1921;
меньшей степени греческим. Причина была в Wilkins�������������������������������������
, 2010). Он также стал прообразом бу-
том, что то был период патристики: важную дущей литературы соответствующего толка
часть познавательной деятельности в рамках вплоть до современности: примером может слу-
естественной теологии составляло изучение, жить более скромная по оформлению, но весьма
комментирование и толкование Библии и тру- популярная и несколько раз переиздававшаяся
дов «отцов Церкви», которые в период поздней книга «Охота с ловчими птицами» (Дементьев,
схоластики были изложены главным образом на 1935) известного отечественного зоолога Геор-
латыни и отчасти на греческом. Понятно, что гия Петровича Дементьева (1898–1969).
вся ранняя естественная история, выросшая В период зрелой схоластики, завершающий
из естественной теологии, заимствовала у ней средневековый этап развития протосистематики
и её профессиональный язык, ставший на не- и подготавливающий почву для её возрожден-
сколько столетий профессиональным языком ческого этапа (эпоха травников, см. гл. 4), окон-
естествознания (Stearn, 1995). Это верно и в чательно оформляются две упомянутые выше
отношении протосистематики эпохи Возрожде- традиции представления мира растений и жи-
ния: её ранние труды в большей или меньшей вотных — «методическая» и «коллекторская»,
мере были переложениями и комментариями или «теоретическая» и «практическая» (Long,
текстов её собственных «отцов» — прежде 1996). Первую традицию в рассматриваемый
всего Феофраста, Плиния, Диоскорида, а их период символизирует труд «О растениях…»
авторы — главным образом учёными медиками, (�����������������������������������������������������
De���������������������������������������������������
plantis�������������������������������������������
��������������������������������������������������
libri�������������������������������������
������������������������������������������
duo���������������������������������
������������������������������������
��������������������������������
Aristoteli����������������������
vulgo����������������
���������������������
adscripti������
���������������
) гре-
изучавшими и преподававшими свой предмет ческого историка Николая Дамаскина (Νικόλαος
на латыни и греческом (см. гл. 4). Δαμασκηνός, лат. Nicolaus Damascenus; р. 64 г.
Среди значимых вех средневековой истории, д.н.э.) — фактически переложение «Истории
имеющих отношение к предмету рассмотрения растений» Феофраста, в то время приписывае-
настоящей книги, следует указать «Этимоло- мой Аристотелю. Он был переведён с арабского
гию…» (Etymologiarum sive originum libri XX, на латынь в начале XIII�����������������������
���������������������������
в. и пользовался боль-
636 г.) одного из «отцов Церкви» испанца Иси- шой популярностью, вплоть до включения его
дора Севильского (San Isidoro de Sevilla, лат. в список обязательных к изучению в некото-
Isidorus Hispalensis; 560–636). В нём (главным рых университетах того времени (Long, 1996).
образом в книге XII) сведены названия жи- Вторую традицию символизируют труды «О
вотных, встречающихся в трудах Аристотеля, животных» (De animalibus) и «О растениях»
Плиния и некоторых других авторов, благода- (De vegetalibus et plantis) Альберта Великого
ря чему этот труд стал основным источником (лат. Albertus Magnus; ок. 1200–1280) — вы-
«классических» зоологических названий для дающегося философа-аристотелика, теолога и
авторов позднего Средневековья и Возрождения одновременно учёного-естественника, который
(Scanlan, 1996). Некоторое влияние оказали в 1941 г. был провозглашён римским папой
разного рода «бестиарии» — более или менее Пием ХІІ «святым покровителем учёных». В
пространные описания (часто с нравоучитель- первой из названных книг Альберт в основном
ным уклоном) реальных и фантастических воспроизвёл взгляды Аристотеля, во втором —
животных, основанные во многом на поздне- Феофраста, точнее его переложение только что
античных и раннехристианских источниках упомянутым Ник. Дамаскиным (Arber, 1950).
типа «Физиолога» (Physiologus, II в.) (Белова, Сам Альберт оценивал свои труды достаточно
2001; Иванова-Казас, 2004). По крайней мере скромно, адресуя их больше студентам, чем
Глава 3. Античность и Средние века: начало протосистематики 39
философам, на том основании, что «описание ния растений и животных. Следует упомянуть,
отдельностей не входит в круг интересов ис- наконец, многократные рукописные переводы
тинных философов» (цит. по: Long, 1996, р. классических лечебников Античности (Гиппо-
403). Однако этими трудами он сделал доступ- крат, Гален и др.) и исламского Средневековья
ными для последующих гербалистов как сами (ибн Ружд = Аверроэс, ибн Сина = Авиценна и
античные тексты, так и отчасти подлежащие им др.), которые также повлияли на формирование
идеи и принципы описания и классифицирова- возрожденческой гербалистики.
40 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Глава 4. Возрождение: эпоха травников

Эпоха Возрождения (XIV–XVI вв.), назван- медицина была в основном фармакологической:


ная так за возврат интереса к античной культуре, материальную базу составляли лекарственные
изменила средневековое отношение человека к средства, получаемые главным образом из рас-
окружающему миру и к самому себе. Поворот- тений в их тогдашнем широком понимании, т.е.
ным моментом стало постепенное вытеснение включая и грибы. Соответственно этому наи-
теоцентризма (понимание Бога как высшей цен- более просвещённые врачеватели этой эпохи в
ности) антропоцентризмом: более актуальной своих трудах решали две первостепенные зада-
оказалась формула античного мыслителя Про- чи. Одна из них состояла в том, чтобы собирать
тагора (Πρωταγόρας, ок. 490 – ок. 420 д.н.э.) и систематизировать разрозненные сведения
«человек есть мера всего сущего». Одним из о растениях и о способах их использовании
следствий стало постепенное вырастание есте- человеком. Второй задачей была разработка
ственной истории из естественной теологии; методической основы для различения прежде
в числе предпосылок к этому следует указать всего лекарственных, а по возможности также и
знаменитую метафору уже упоминавшегося иных растений: это побуждало быть достаточно
теолога Аврелия Августина, уподобившего При- точными в описаниях, названиях, иллюстраци-
роду «книге Природы», которую можно читать ях (Sachs, 1906; Arber, 1938). Результатом этих
так же, как «книгу Откровения» (Harrison, 2006). штудий стали труды, называемые «гербариями»
Естествоиспытатели постепенно стали меньше (лат. herbaria), а по-русски «травниками», —
обращаться ко второй и больше к первой: это отсюда и русскоязычное название эпохи (англ.
обусловило рост внимания не только (а потом herbal epoch). Авторы этих «гербариев» обычно
и не столько) к написанному Слову, а к факту именуются «гербалистами», а по причине су-
как таковому, к природному феномену. Великие губо описательного характера их деятельности
географические открытия принесли массу новой — также «фитографами». Соответственно, весь
информации и новых богатств, но также и новых их подход к изучению и описанию растений
напастей: первые требовали освоения, вторые обозначают как гербалистику. Этот «ботаниче-
— оборения. Всё это породило возросший инте- ский уклон» рассматриваемой эпохи обусловил
рес к разного рода «благам цивилизации», среди тот примечательный исторический факт, что
которых не последними были лекарственные и основным объектом поздней прото- и ранней
иные средства, извлекаемые из Природы на по- научной систематики стали растения: именно на
требу «новым европейцам». них вплоть до конца XVIII в. отрабатывались в
С точки зрения истории систематики и основном принципы систематизации и имено-
её номенклатуры важно более всего то, что вания живых организмов.
этот возрожденческий поворот породил эпоху Разумеется, наряду с растениями в трудах
травников, ставшую завершающим этапом в этой эпохи фигурировали и животные, но они
развитии протосистематики. за редким исключением имели второстепенное
Название этой эпохи этимологически свя- значение. По содержанию эти зоологические
зано со следующим. Её наиболее активными описания трудно назвать «травниками», но по
и заметными действующими лицами были характеру представления материалов они несо-
медики как по образованию, так и по основной мненно таковыми являются; их наверное можно
профессиональной деятельности. Их учёная обозначить как «животники».
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 41
Следует оговорить, что в настоящей книге, Возрождения. Впрочем, эта граница несколько
согласно устоявшейся естественнонаучной условна, ибо время гербалистики в принятом
традиции, травники понимаются как издания, здесь понимании захватывает, с одной стороны,
относящиеся к области ботаники, хотя и на- позднее Средневековье, а с другой — самое на-
полненные в значительной мере фармакологи- чало Нового времени. Таким образом, названная
ческим содержанием (Sachs, 1906; Arber, 1938; эпоха длилась в общей сложности с XIII по XVI
Larson, 1971). И действительно, европейские вв., т.е. около 400 лет.
травники эпохи Возрождения, выросшие из Хотя, как отмечено выше, эпоха Возрожде-
трудов Феофраста и Диоскорида, представляют ния отличается от Средневековья интересом к
собой некие попытки упорядочить сведения о Природе, гербалистика во многом развивалась в
растениях и в таком качестве (и при известном рамках сложившейся патристической (коммен-
желании) могут считаться предвестниками таторской) традиции схоластов. Эта традиция
систематики Нового времени. Во всяком слу- была перенесена с естественной теологии на
чае, труды корифеев конца названной эпохи естественную историю благодаря упомянутой
(Геснер, Клюзий) несомненно заслуживают выше метафоре «Книги Природы». Поэтому
такой оценки. авторы травников были в той или иной мере
Это уточнение нужно в связи тем, что иная «книжниками», опираясь в своих трудах в пер-
историография, делающая акцент не на позна- вую очередь на античные источники и «адап-
вательных, а на потребительских устремлениях тируя» к ним свои наблюдения над местными
человека, трактует травники в существенно растениями и животными (Greene, 1909). Так,
ином ключе — скорее в медицинском, нежели в XVI����������������������������������������
�������������������������������������������
в. в Италии даже образовалось некое не-
в биологическом. При таком рассмотрении они формальное сообщество комментаторов зооло-
оказываются справочниками не по ботанике, а гических работ Аристотеля (Perfetti, 2000).
по фармакологии, т.е. такими «лечебниками», в От Античности, равно как и от фолк-сис­
которые по воле их авторов-фитографов включе- тематики, эпоха травников отличается в трёх
ны избыточные сведения, имеющие отношение важных отношениях (Ogilvie, 2006). Благодаря
к систематике растений (см. о Диоскориде в Великим географическим открытиям суще-
пред. главе). Примечательно, что в отечествен- ственно расширился набор известных растений
ной литературе по истории народной медицины и животных: биологическое знание переста-
эти два понятия — травник и лечебник — обыч- вало быть строго локальным, постепенно пре-
но упоминаются в качестве синонимов (Флорин- вращаясь в глобальное. Это побуждало искать
ский, 1880). Подобным образом понимаемые новые средства описания, классифицирования
«травники = лечебники», как письменно зафик- и именования вновь открываемых организмов.
сированные сведения о растениях и их целебных Отсюда — два других важных отличия. С одной
свойствах, имеют очень давнюю историю: в стороны, стала усложняться форма представле-
Средиземноморье она восходит к Шумеру и к ния материалов, которая становилась всё более
ранним царствам Древнего Египта (III тысяче- похожей на иерархическую классификацию в
летие д.н.э.), весьма ярко травническое знание её нынешнем понимании: как только что было
проявляется в столь же древних и сохранивших- отмечено, из схоластики были заимствованы
ся поныне традиционных культурах народов основные категории родовидовой схемы, к ним
Восточной и Юго-Восточной Азии. С этой точки по мере необходимости добавлялись другие
зрения европейская гербалистика, обозначаемая вставочные категории вроде класса (Клюзий),
историками-«наукоцентристами» в качестве порядка/отряда (Геснер), множилось число
некоего этапа в развитии систематики, выделя- политипических «родов». Это неизбежно при-
ется в травнической традиции главным образом вело к усложнению языка описания явленного
формой представления сведений о растениях гербалистам разнообразия растений и живот-
— не просто их перечислением и описанием, ных, который стал прямым предшественником
а заимствованным у схоластов иерархическим таксономической номенклатуры. С другой
делением их многообразия на «роды» и «виды» стороны, постепенно менялось отношение
(Anderson, 1977; Janick, 2003). естествоиспытателей к испытуемому естеству:
Оставаясь в рамках естественнонаучной оно становилось отчасти более «механистич-
традиции, европейскую эпоху травников можно ным», живое существо из части живой природы
считать почти целиком совпадающей с эпохой обращалось в некий отдельно наблюдаемый и
42 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
описываемый предмет. Поэтому гербалисты образование) понятий «рода» и «вида» или их
позднего периода этой эпохи всё чаще осно- эквивалентов.
вывали свои труды на изучении растений, После того, как в XVII–XVIII вв. оформилась
выхваченных из их природного контекста и идея Естественной системы как сверхценности
помещённых в «аптекарские огороды», бота- познавательной деятельности систематиза-
нические сады, а затем и в «мёртвые» гербарии торов, акцент был сделан на втором способе
(в их современном понимании). упорядочения. Соответственно этому первый
Большинство авторов травников жило и способ, преобладавший в эпоху травников,
трудилось вне того ареала, к которому главным стал третироваться как сугубо искусственный.
образом относилось содержание античных тек- Однако такая оценка не вполне корректна по
стов. Поэтому вполне понятно, что их внима- двум причинам — онтологической и дидакти-
ние занимали не только растения и животные, ческой.
описанные Аристотелем, Феофрастом, Диоско- Первая причина отсылает к сущностной
ридом, но и местные. Только что отмеченная трактовке таксонимов, заложенной платони-
ориентированность трудов рассматриваемой стической и иудаистской традициями. Она под-
эпохи на античных авторов сказалась на инте- разумевает, что элементы слова-названия, в тот
ресной особенности выбора «референта» (типа) числе его буквы, связаны между собой неслу-
при описании местных растений. Поскольку в чайно, а само слово в целом неслучайно связано
таком качестве фитографы того времени ис- с обозначаемым объектом-организмом. Поэто-
пользовали античные источники, получалась му для гербалиста, воспитанного в контекс­
некая «обратная референция». Если в фолк- те эссенциалистской парадигмы, отношения
систематике и античной классике привозимые ме­жду упорядоченными словами могут быть
издалека растения и животные «привязыва- столь же осмысленными и «говорящими», как,
лись» преимущественно к средиземноморским скажем, для математика — отношения между
(см. гл. 2, 3), то в трудах гербалистов местные переменными в формуле; каббалистика — один
центрально- и североевропейские растения из наиболее ярких примеров подобного толко-
соотносились преимущественно с неместны- вания текстов. С этой точки зрения алфавитный
ми, произрастающими в Присредиземноморье список родов и видов, очевидно, не менее есте-
(Atran, 1987a, 1990). ственен, чем систематический: их упорядоче-
В рамках гербалистики достаточно чётко обо- ние по названиям не произвольно, но раскры-
значены два способа упорядочения и предъявле- вает некий специфический аспект сущностной
ния разнообразия растений (равно и животных), организации живой природы (Фуко, 1994). К
унаследованные от Античности и Средневе- такому пониманию таксонимов в какой-то мере
ковья (см. гл. 3). Они приблизительно соот- близко их связывание с существенными призна-
ветствуют «коллекторской» и «мето­дической» ками организмов, сохранившееся в систематике
традициям (если называть их по Линнею), вплоть до XVIII в. (см. гл. 5).
или «практической» и «теоретической»; здесь Дидактическая причина отсылает к аудито-
эти способы с некоторыми оговорками можно рии, которой главным образом адресовались
обозначить как «алфавитный» и «систематиче- травники, — к изучающим медицину студентам
ский». В первом случае описания организмов и к практикующим врачам. Подразумевалось,
упорядочены линейно по алфавиту, «класси- что они, следуя одному из заветов Галена, долж-
фицирующим признаком» служит первая буква ны знать по возможности все местные растения,
родовых таксонимов («линия Диоскорида»). из которых добываются лекарственные средства
Во втором случае за основу упорядочения взя- (��������������������������������������������
Bauhin��������������������������������������
, 1622). Поэтому соответствующие руко-
ты отношения не между таксониомическими водства фигурировали в первую очередь в каче-
названиями, а между самими организмами стве справочников-путеводителей по местным
(по сходству, по функциям), между организ- флорам, а не по естественной системе растений
мами и их средой, в результате получается (Cooper, 2007). Это делало алфавитный способ
некая иерархическая классификация («линия представления растений более чем подходящим
Феофраста»). Тенденция к систематизации в для практических задач гербалистики; нечто
данном случае проявляется главным образом в подобное выражает линнеевское понимание
отмеченном выше использовании заимствован- искусственной системы как «ариадниной нити»
ных из схоластики (сказывалось классическое (см. гл. 6).
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 43
С точки зрения будущей систематики основ- а также о растениях, которые произрастают в
ной недостаток алфавитного способа представ- полях рядом с ними; … 6) О зонтичных расте-
ления разнообразия организмов состоит в том, ниях; 7) О растениях с прекрасными цветами;
что выделение крупных «родовых» групп вовсе … 13) О вьющихся растениях; … 18) Об ино-
не обязательно, да и едва ли возможно. И дей- странных растениях (d'Aléchamps, 1586). Эта
ствительно, в рассматриваемую эпоху последо- классификация в известной мере напоминает
ватели Диоскорида ориентированы на описание ту (вероятно, вымышленную), которую заме-
индивидуальных «видов» без каких-либо по- чательный аргентинский писатель Хорхе Луис
пыток их систематизации (Arber, 1938). Борхес (Jorge Luis Borges; 1899–1986) приводит
У гербалистов же, более следующих Феоф- в своём романе «Новые расследования» при
расту, такой способ так или иначе совмещается разборе «универсального языка» Уилкинза (о
с систематическим, в основе которого лежат нём см. гл. 7): в этой классификации животные
некие общие представления о родовидовой схе- делятся на: а) принадлежащих императору, б)
ме. Впрочем, в рамках гербалистики эти пред- набальзамированных, в) прирученных, г) со-
ставления ещё едва ли отчётливы: родовидовые сунков, д) сирен, е) сказочных, ж) отдельных
отношения воспринимаются скорее как способ собак, з) включенных в эту классификацию,
иерархического упорядочения разнообразия, и) бегающих как сумасшедшие, к) бесчислен-
подобно схоластике, или как выражение разной ных, л) нарисованных тончайшей кистью из
степени обособленности (когнитивной выделен- верблюжьей шерсти, м) прочих, н) разбивших
ности) организмов, подобно фолк-систематике. цветочную вазу, о) похожих издали на мух
Стремление к иерархической систематизации (Борхес, 2007).
у таких гербалистов проявляется в том, что их Из двух указанных выше традиций на ран-
труды обычно подразделяются на «книги», а те них этапах эпохи травников доминировала
— на «главы» и «разделы», соответствующие «коллекторская», на поздних более заметной
схоластическим «родам» разного уровня общ- стала «методическая». И всё же в сравнении с
ности. Одни из них помечаются названиями и последующей схоластической систематикой,
даже категориальными обозначениями, дру- которая является рациональной «методической»
гие — признаками или просто номерами, но в по самой своей сути, гербалистика в целом оста-
любом случае это попытки построения неких ётся преимущественно «коллекторской». Неза-
осмысленных с естественнонаучной точки висимо от способа упорядочения, алфавитного
зрения систем. или систематического, травники представляют
Несмотря на использование понятий ро- собой по преимуществу собрания разнообраз-
довидовой схемы, явно артикулированного ных сведений об организмах. По характеру этих
классификационного метода, включающего ра- сведений труды гербалистов можно (с некото-
циональный выбор общего основания деления, рой условностью) разделить на две категории.
в травниках нет. По этой причине некоторые В травниках типа диоскоридова эти сведения
классификации того времени бывают весьма касаются главным образом медицинского значе-
причудливыми — и не «алфавитными», и едва ния растений, так что их описания, как отмечено
ли «систематическими» в научном понимании. выше, представляют более фармакологический,
Примером такой вполне бессистемной класси- нежели ботанический интерес. В других тру-
фикации может служить предложенная в двух- дах, тяготеющих к энциклопедиям Феофраста
томной «Общей истории растений…» (Historia и Плиния, можно обнаружить всевозможные
generalis plantarum..., 1586 г.) французского биологические сведения, по большей части
врача и фитографа Жака д'Алешама (Jacques вполне достоверные, но иногда и вымышлен-
d'Aléchamps; 1513–1588). Его более чем объ- ные. Травники и животники в своих лучших
ёмный труд поделён на «книги» на основе эко- образцах дополняют подробные описания до-
логических, медицинских, морфологических, статочно детальными изображениями реальных
географических, эстетических и некоторых дру- растений и животных, позволяющими их легко
гих особенностей растений; об этой «системе» идентифицировать (Брунфельс, Фукс, Клюзий,
можно судить по заглавиям некоторых «книг»: Геснер, Белон, Моффет и др.). Это отличает
1) О деревьях, произрастающих дико в лесу; … их от уже упоминавшихся средневековых бес-
3) О деревьях, которые возделываются в благо- тиариев, содержавших описания и изображения
родных садах и оранжереях; 4) О злаках и бобах, вполне фантастических химерических организ-
44 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
мов; впрочем, в трудах некоторых гербалистов ганизмами разные названия у разных авторов.
место находилось и этим «химерам» (например, Они стали прообразом последующего стандарта
у того же Геснера). приведения синонимов, используемых названий
Следует особо отметить, что в тех трудах и их авторства. Одновременно с этим заклады-
конца эпохи травников (вторая половина XVI валась традиция составления списков цитиро-
в.), которые по стилю изложения в большей ванной литературы, стандартных сокращений
или меньшей мере тяготеют к систематизации названий первоисточников и имён их авторов,
(Геснер, Маранта и др.), хотя и не всегда оче- предметных и авторских указателей. Приме-
видной с современной точки зрения, впервые чательно, что все такого рода «служебные»
появляются типичные классификационные материалы первоначально открывали труды
«деревья Порфирия» (об этом понятии см. гл. 3). гербалистов, а на рубеже XVIII и XIX вв. были
Они в скобочной форме представляют иерархию перемещены в конец систематических сводок.
подразделений «родов» разных рангов вплоть Официальным научным и медицинским
до конечных «видов». Здесь мы имеем дело, по языком гербалистики стала унаследованная
всей очевидности, с первым попытками графи- от схоластов латынь — международный язык
ческого представления схоластической родови- общения медиков и естествоиспытателей того
довой схемы в биологии, которую обычно (Voss, времени, обеспечивающий их стандартной
1952; Tyrl, 2010; Павлинов, Любарский, 2011) терминологией (Stearn, 1995). Однако язык
приписывают систематизаторам, трудившимся травников не был строго канонизирован: в
столетием позже, — Ривинусу, Морисону, Рэю возрожденческой протосистематике вместе с
(о них см. гл. 5). латынью активно используется греческий язык.
Собственно номенклатуры в общем, но до- Последнее обстоятельство связано с тем, что
статочно строгом смысле, т.е. как более или труды большинства «античных отцов» есте-
менее фиксированного свода правил именова- ствознания (Аристотель, Феофраст, Диоскорид,
ния «родов» и «видов», в гербалистике не было Гален) исходно были написаны по-гречески и
— в этом отношении она, как и античные тру- лишь немногие тексты — латинские (напри-
ды, служит продолжением фолк-систематики мер, Плиний). Наряду с этим многие травники
(Slaughter, 1988; Atran, 1990). Как отмечено публиковались первоначально на местных язы-
выше, авторы следовали главным образом ках — немецком, французском, английском и
патристической традиции, по возможности лишь потом переиздавались на латыни. Одной
отождествляя местные растения с описанными из причин последнего было стремление к на-
в античных источниках и присваивая им соот- циональному самосознанию, проявившееся в
ветственные названия. Если это не удавалось, «отпадении» от латиноязычного католичества
то в простейшем случае указывалось, что рас- разных национальных Церквей (германский
тение «другое» (Betonica и Betonica altera), протестантизм, франко-швейцарский кальви-
или добавлялся уточняющий эпитет (Lunaria низм, англиканская церковь). Однако независи-
и Lunaria minor), или народные названия пере- мо от того, на каком языке излагался основной
водились на «учёную» латынь (Creutzwurtz текст книги, заголовочные названия организмов
= Cruciata); реже названия придумывались обычно были классическими латинскими или
заново, чаще всего это были морфонимы греческими в зависимости от первоисточника:
(Campanula) (все примеры взяты из Фукса, см. этим закладывался будущий стандарт офици-
Sprague, Nelmes, 1931). альной научной таксонимии растений и жи-
Частью травнической традиции, отражаю- вотных. Лишь в некоторых книгах (например,
щей её патристические корни, стало обязатель- у Белона) основу номенклатуры составляют
ное указание на источники, в которых данное местные народные названия, а названия из анти-
растение или животное фигурировало под тем ков приведены лишь в синонимике.
или иным названием. Соответственно, в боль- Такое «учёное двуязычие» имело для си-
шинстве травников очерки начинаются или стематики свои последствия, связанные с тем,
завершаются разделом «Nomina», в который что составные обозначения в каждом из двух
включены названия из классических источни- базовых языков различаются синтаксически
ков, а равно и местные. Такие указатели по- (Greene, 1909; Bartlett, 1940). В греческом языке,
зволили ориентироваться в прежней и текущей если название составное, его части нередко сли-
литературе и соотносить с определёнными ор- ваются в одно слово; в латыни в подобной си-
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 45
туации название многословное, причём родовое Целый ряд способов обозначения групп
обозначение предшествует видовому. Поэтому организмов, характерных для травников и
при переводе с греческого на латынь исходное животников, в своей основе имеет фолк-
однословное название нередко разделяется: таксономическую традицию. Так, таксонимы
например, у Фукса в названиях фиалок можно растений и животных в трудах гербалистов
найти такие соответствия (в каждой паре первое обычно описательные, отражающие характер-
название греческое, второе латинское): Leucoion ные особенности организмов. Особо отличаю-
= Viola alba, Melanion = Viola nigra, C ­ hrysion = щиеся (когнитивно выделенные) растительные
Viola aurea (Sprague, Nelmes, 1931). В целом и животные формы нередко обозначаются
латинские или латинизированные таксонимы однословно. Если в «роде» выделялось не-
растений и животных в трудах рассматриваемой сколько различных форм — «низших родов»
эпохи могут быть одно-, двух- или трёхслов- или «видов», то наиболее типичный из них
ными, реже более длинными. Последнее, воз- обозначался тем же родовым названием, а про-
можно, в какой-то мере обусловлено влиянием чие — иными названиями или уточняющими
заимствованного из схоластики сущностного эпитетами.
толкования таксонимов; однако по их многосло- Краткий хронологический обзор эпохи
вию гербалистике далеко до ранней системати- травников следует начать с достаточно есте-
ки XVII–XVIII вв., в которой названия-фраземы ственного её разделения на три этапа. Первый
являются нормой (см. гл. 5). (��������������������������������������������
XIII����������������������������������������
–���������������������������������������
XIV������������������������������������
вв.) относится к рубежу Средневеко-
Поскольку «роды» и «виды» гербалистов не вья и Возрождения, включает главным образом
имеют фиксированных рангов в современном переписывания, переводы и комментарии тру-
понимании, вопрос о том, к какому конкретно дов прежних авторов. Второй (XV и начало XVI
рангу относятся те или иные части составных вв.) связан с началом книгопечатанья в Европе,
названий, не имеет однозначного ответа. Обыч- которое благодаря новым техническим возмож-
но считается, что у гербалистов в таких назва- ностям стимулировало бурное развитие такого
ниях однословной является их родовая часть, рода изданий. Оно не только упростило их вос-
а многословной — собственно видовая (Sachs, производство, но и отчасти изменило структуру:
1906; Алексеев и др., 1989); к этому склоняют- в книгах появились указатели и перекрёстные
ся и исследователи фолк-систематики (Berlin, ссылки, облегчающие сопоставление разных ис-
1973, 1992; Berlin et al., 1973; Atran, 1990, 1998; точников в поисках общих названий. Содержа-
Taylor, 1990). Однако, учитывая выше сказанное тельно этот этап связан с «линией Диоскорида»:
о соотношении структуры латинских и грече- авторы были прежде всего медиками и писали
ских названий, можно предполагать, что у не- в основном медико-фитографические трактаты.
которых «двуязычных» авторов многословными Его наиболее активными и известными деяте-
являются латинские родовые имена, а греческие лями были германские гербалисты, которых
видовые однословные (Greene, 1909; Larson, с лёгкой руки крупного немецкого ботаника
1971). Впрочем, такая полемика, возможно, не и историка ботанической науки Юлиуса фон
имеет особого смысла по следующим причи- Сакса (Julius von Sachs; 1832–1897) называют
нам. Во-первых, она основана на современном «немецкими отцами» ботаники — это прежде
понимании соотношения рода и вида и способов всего Брунфельс, Бок (Трагус) и Фукс (Sachs,
их обозначения, а в рассматриваемую эпоху 1906). Наконец, третий этап (середина–конец
строгого разграничения этих категорий, как XVI��������������������������������������
в.) — натуралистический, он сформиро-
только что отмечено, ещё не было. Поэтому, вался в рамках «линии Феофраста», его главной
во-вторых, в гербалистике номенклатура едва фигурой является швейцарец Геснер, который
ли была строго бинарной в указанном выше по- стал одной из «вершин» этой эпохи. После него
нимании, чаще она унарная: гербалисты просто был столь же авторитетный Клюзий, который
обозначали так или иначе выделенные «родови- в одних своих печатных трудах выступает как
ды» независимо от их ранга и количества слов в натуралист-живописатель, тогда как другие его
таксонимах (Bartlett, 1940). Наконец, в-третьих, произведения отличаются весьма развитой для
разные авторы, по всей вероятности, использо- того времени систематичностью. Обычно эпоху
вали разные формы родовидовых названий: так, травников завершают трудами Баугина; однако
у Бока (Трагуса) они обычно многословные, у по крайней мере некоторые из них по характеру
Клюзия — однословные. несомненно тяготеют уже к собственно «мето-
46 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
дической» систематике. Поэтому в настоящем лечебник: его вводный раздел назван «Похвала
издании Баугин к ней и отнесён: именно он медицине» (Ecomium Medicinae), его основная
стал вводить первые правила таксономической часть первого тома («книги») названа, как и
номенклатуры (см. гл. 5). одно из переизданий Диоскорида, «Simplicium
Первый период эпохи травников обозна- pharmacorum���������������������������������
» (Brunfels, 1530–1536) — так по-
чен рукописными переизданиями в Италии сле Галена называли лекарственные вещества,
в XIV–XV вв. трудов Плиния, Феофраста и выделяемые из растений (см., например: Galen,
Диоскорида, с дополнениями и пояснениями 1530). В «Травах…» Брунфельс свёл вместе
(Janick, 2003). Наиболее известные из них — тексты прежних авторов, педантично ссылаясь
первое после Античности переиздание «Historia на первоисточники (например, ex Dioscorides,
Naturalis» Плиния (1469 г.), первый перевод на ex Plinio, ex Theophrasti, ex Galeno, ex nobili
латынь «De Materia Medica» Диоскорида (1478 Hieronymo и т.п.); больше всего у него заимство-
г.), «Historia Plantarum» и «De Causis Plantarum» ваний из Диоскорида, чьи описания он отчасти
Феофраста (1483 г.). На этом основании можно адаптировал к особенностям местной флоры
считать, что история гербалистики, связанная (Sprague, 1928; Bartlett, 1940). Таким образом,
с эпохой Возрождения, как и вся эта эпоха, на- эта книга, написанная на латыни, — фактически
чиналась в Италии, а не в Германии (Sprague, компиляция предшественников и в этом смысле
Nelmes, 1931). вполне «средневековая».
В это время (1480-е – 1490-е гг.) в Германии Разделы и подразделы в «Травах…» обо-
стали появляться первые печатные травники значены терминами, заимствованными не из
в форме инкунабул: среди них наиболее из- логики, а из музыки: «родовой» раздел он обо-
вестны: небольшой «Гербарий Апулея…» (���� Her- значает как «Rhapsodia», «видовой» — иногда
barium Apuleii Platonici, 1481 г.), «Латинский как «Sententia» или «Paraphrasis»: например,
гербарий» (Herbarius in Latino, или Herbarius «������������������������������������������
De����������������������������������������
���������������������������������������
Colubrina������������������������������
, ����������������������������
Rapsodia��������������������
�������������������
septima������������
» и его под-
Moguntinus�����������������������������������
, 1484 г.), знаменитый богато иллю- раздел «Sententia Dioscorides de Dracontio
стрированный «Сад здоровья» (���������������
Hortus���������
, или ���
Or- Maiore», в разделе «De Capno, id est, Fumaria
tus sanitatis, 1491 г.) (Arber, 1938; Anderson, 1977; herba��������������������������������������
,… Rhapsodia
�����������������������������������
Decimquarta» ������������
есть��������
подраз-
�������
Долгодрова, 2004). Они во многом дублировали дел «Paraphrasis Hermolai, Barbari de Herba
друг друга, поскольку основывались на одних и Fumaria». �����������������������������������
Разделы и подразделы, как у Диоско-
тех же античных и средневековых источниках, рида, посвящены конкретным растительным
неоднократно переиздавались, нередко под формам и приведены без очевидной системы;
разными названиями. Примечательно, что во не исключено, что порядок очерков во многом
многих такого рода изданиях, хоть и называе- определил иллюстрировавший её художник
мых «травниками» или «гербариями», в очерки Ханс Вайдиц (Hans Weiditz; 1495–1537), от
с описаниями растений, как и у Диоскорида, которого зависело, какие растения и как имен-
вкраплены куски, посвящённые животным но изображать (Sprague, 1928). В основном
(порой весьма фантастическим), которые так тексте, описывая растения, Брунфельс ис-
или иначе связаны с этими растениями, а также пользует термины «род» и «вид» в их общем
разделы с описаниями некоторых растительных понимании для обозначения категорий разного
продуктов. уровня общности, при этом нередко ссылаясь
Устоявшийся список «немецких отцов» на первоисточник: например, «Genera eius ex
ботаники открывает Отто Брунфельс (Otto Dioscoride». Каждую сколько-нибудь заметно
Brunfels, лат. Brunfelsius; 1489–1534): теолог, отличающуюся растительную форму, как и его
активный участник реформаторства, он лишь фолк- и античные предшественники, он обычно
в конце жизни стал аттестованным медиком и рассматривает в родовом статусе: наглядным
фитографом. Благодаря первоначальному об- примером служат явно видовые формы подо-
разованию Брунфельс являет собой переходную рожников, которые в тексте обозначены так:
фигуру между средневековой схоластической «Plantaginis duo sunt genera, Maior & Minor».
и возрожденческой травнической традициями Политипические таксоны, описываемые Брун-
(Greene, 1909; Ogilvie, 2003). Основной его фельсом в одном разделе, могут включать как
опус в ботанике — трёхтомник «Трав живых действительно близкие растения (Pentaphyllon
изображения…» (Herbarum vivae icones…, maius и P. minus в составе нынешнего рода
1530–1536 гг.): это не столько травник, сколько Potentilla), так и очень разные: например, его
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 47
Scrophularia maior, S. media и S. minor ныне от- рисуночной подписи вместе с немецким Bleiner
носят к разным семействам (Scrophulariaceae, Hanfuß. В синонимике и тексте указанного
Crassulaceae и Ranuncul��������������������
a�������������������
ceae, соответствен- раздела фигурирует название Sanguinaria; оно
но) (Sprague, 1928). Если местное растение же использовано в другом разделе (De Mentis,
Брунфельс не мог соотнести к каким-либо из Rhapsodia XXI) для обозначения иного расте-
представленных в классических источниках, ния. Вопрос приоритета таксонимов Брунфель-
он либо называл его по-немецки (например, са волновал значительно меньше, чем вопрос их
Gaenssblume, маргаритка), либо, если и такого значимости, поэтому из множества названий,
названия не находилось, просто отмечал этот фигурирующих в литературе, в качестве заглав-
факт, предпочитая не творить новый ботани- ного он выбирал обычно не самое раннее, но
ческий тезаурус (Bartlett, 1940). то, которое казалось ему наиболее подходящим
У Брунфельса присутствуют некоторые или которое наиболее часто употреблялось его
очевидные признаки будущей таксономической современниками.
номенклатуры. Так, слово «Nomenclaturae» в Если текст книги Брунфельса, по общему
начале каждого очерка стандартно обозначает признанию, весьма скромен и в целом неори-
небольшой раздел с синонимами: он начинается гинален, то иллюстрации, хотя частью стили-
греческими названиями, затем идут латинские, зованные (из дидактических соображений),
в конце немецкие (в ориг.: тевтонские). По- но чуть ли не впервые выполненные с живых
скольку труд «Трав живых…» написан целиком растений, по качеству намного превосходят
на латыни, то соответственно все заголовочные ранее публиковавшиеся: они установили нечто
названия растений латинизированы, в том числе вроде стандарта для последующих травников
заимствованные из греческих и арабских источ- (Sprague, 1928). Примечательно, что многие
ников или из немецкого языка. Судя по немец- «книжные виды» (т.е. основанные не на объ-
коязычному приложению, где все растения упо- ектах, а на их книжных представлениях), позже
рядочены в родо-видовые очерки, Брунфельс описанные Баугином, а затем и Линнем, опира-
придерживается биномиальной номенклатуры: ются именно на эти изображения.
как можно полагать, однословные заголовки Весьма значимой фигурой среди «немецких
соответствуют родам (например, Viola, Rubra), отцов» ботаники является младший современ-
двухсловные — видам (например, Ungula���� ���
ca- ник Брунфельса — Иероним Бок (Hieronymus
ballina, Rubus caninus); в отличие от многих Bock, в латинской версии Tragus; 1498–1554).
других травников, более длинных составных Его немецкоязычная «Новая книга о растени-
таксонимов фактически нет. При этом сам ях…» (Neu Kreuterbuch von Underscheidt…,
он склонен заменять многословные названия 1546 г.) (рис. 3) в первом издании вышла без
однословными: например, Fumus terras и Fu- иллюстраций (тогда на них просто не хватило
maria herba объединены под общим названием денег, последующие были иллюстрирова-
Capnos; Ferraria major и Consolida minor — под ны — например, изд. 1577 г.), их отсутствие
названием Sanicula. Однако считать на этом компенсировано детальным описанием рас-
основании, что Брунфельс был первым рефор- тений. Благодаря этому Трагус поневоле стал
матором языка гербалистики и провозвестником фактически первым истинным фитографом: он
будущей научной номенклатуры (Greene, 1909), самостоятельно описывал растения, а не просто
едва ли справедливо: как выше было показано, компилировал предыдущих авторов или давал
в основном тексте он в общем не различает пояснения к их изображениям (Greene, 1909).
«роды» и «виды», используя эти категории до- Систематический аспект книги Бока (Тра-
статочно формально (Sprague, 1928). гуса) интересен тем, что в предисловии он
Брунфельс не стремился закреплять за расте- отвергает алфавитный способ расположения
ниями определённые фиксированные таксони- описываемых растений, который, как он по-
мы: нередко одно и то же растение он обозначал лагает, препятствует понимания того, каков
одновременно несколькими названиями, заим- есть их «естественный порядок». Он пишет в
ствуя их у разных авторов (Sprague, 1928). Так, предисловии: «в описании вещей я стремлюсь
раздел о лютике (Rhapsodia XXIII) озаглавлен приблизиться насколько возможно к тому, как
De Pede Corvino (Диоскорид), в комментариях сами растения, по-видимому, были соединены
использованы названия Coronopus (Плиний) и природой по сходству их формы» (Bock, 1546,
Crus Galli (Апулей), последнее указано в под- S. xiv). При этом основные группы растений у
48 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
отдельного рода (или скорее родовида), а не ещё
одного вида в собственно роде Cyanus. Доста-
точно строго и однозначно установить, какая
часть бинарного таксонима растения — родо-
вая или видовая — у Трагуса была одно- или
многословной, не представляется возможным.
Вполне вероятно, что каждая из этих частей
для разных растений может быть разной длины
в зависимости от конкретных признаков, при
этом родовые названия чаще многословные, а
видовые эпитеты однословные (Larson, 1971).
Трагус уделяет большое внимание синонимике:
каждый раздел, посвящённый характеристике
рода, снабжён длинным аннотированным спи-
ском таксонимов прежних авторов.
Весьма значим вклад Трагуса в разработку
«органографии» — будущей анатомической
номенклатуры растений (Sachs, 1906; Greene,
1909; Larson, 1971). Он выделил и обозначил
более сотни элементов растительного орга-
низма: это стало фактически первой попыткой
ввести достаточно строгую описательную тер-
минологию в ботанике. Благодаря этой работе,
которую в начальный период становления на-
учной систематики продолжили Юнг и Линней,
началось «конструирование» объекта ботаниче-
Рис. 3. Титульная страница первого издания кни-
ги «Neu Kreuterbuch von Underscheidt…» И. Бока ской систематики — растения как целокупности
(Трагуса) (1546 г.) явным образом означенных, т.е. выделенных и
Fig. 3. The title page of the first edition of the book поименованных частей (Arber, 1950; Павлинов,
“Neu Kreuterbuch von Underscheidt…” by H. Bock Любарский, 2011).
(Tragus) (1546) Ещё один представитель немецкого этапа
развития гербалистики — Леонгарт (Леонар)
него те же, что у Феофраста, — деревья, кусты Фукс (Leonhart Fuchs, лат. Fuchsius; 1501–1566),
и травы. автор книги «Достопримечательные описания
В номенклатурном отношении Трагус, по- истории растений…» (�������������������������
De�����������������������
����������������������
historia��������������
�������������
stirpium�����
����
com-
добно Брунфельсу, следует традиции исполь- mentarii insignes…, 1542 г.; английский перевод
зования названий, наиболее употребимых у систематической части можно найти в: Meyer
древних или у его прямых предшественников et al., 1999). Это был медик, интересующийся
и современников (������������������������
Sachs�������������������
, 1906). Однако си- растениями с прикладной точки зрения, си-
стема родовых и видовых таксонимов у него стематизация его интересовала постольку, по-
не фиксирована строго: Трагуса одинаково скольку помогала представить список растений
устраивают и одно-, и двух-, и многословные в некотором порядке, осмысленном с утилитар-
родовые названия. Их длина зависит от того, ной точки зрения (Sachs, 1906; Sprague, Nelmes,
насколько удачно они отражают существенные 1931; Arber, 1938). Одна из основных задач
особенности растений и сколько растительных Фукса как гербалиста заключалась в том, чтобы
форм Трагус различает в данном роде. Так, в «привязать» известные ему и его коллегам-
«промежуточном» роде Elleborus (совр. Hel- медикам растения, в том числе местные и заве-
leborus) он выделяет «низшие» роды Elleborus зённые, к таковым античных источников, глав-
albus, Elleborus niger sylvestris, Elleborus niger ным образом Диоскорида. При этом, в отличие
adulterinus hortensis. Когда он описывает рас- от Бока (Трагуса), одним из его побудительных
тительную форму, близкую, как ему кажется, мотивов было представить растения в возможно
к обыкновенному васильку (Cyanus), он обо- более «живом виде»: в предисловии к своей
значает её как Cyanus silvestris — но в качестве книге он пишет, что «изображение выражает
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 49
свойства вещей более полно и позволяет глубже омонимии, полагая, что если разные античные
запечатлеть их в памяти, чем просто описания» авторы использовали одно и то же название для
(�������������������������������������������
Fuchs��������������������������������������
, 1542). Поэтому в отношении наглядно- разных растений, то и он сам должен следовать
сти «Достопримечательные описания…» Фукса этому. Например, для разных форм фиалок он
не имеют себе равных среди травников того указывает одно название, различия их по авто-
времени (Sprague, Nelmes, 1931). рам, — Leucoïon Diosc. и Leucoïon Theophr.
Прикладной характер травника Фукса опре- Приводимые Фуксом родовые таксонимы (в
делил как список растений, включённых в кни- качестве заголовков глав), как и у Брунфельса,
гу, так и содержание сведений о них (Sprague, чаще однословные, реже двухсловные. Важно
Nelmes, 1931; Meyer�����������������������������
����������������������������
et��������������������������
�������������������������
al�����������������������
., 1999). Текст «Досто- отметить, что одно- или двухсловное название
примечательных описаний…» во многом компи- раздела, соответствующее роду того или иного
лятивен: основное расположение и содержание ранга, всегда явным образом отделено от его
очерков заимствовано из одного из поздних описательной части. Таким образом, у него нет
переизданий Диоскорида, в меньшей степени у и намёка на то, что у других авторов многослов-
Феофраста. Соответственно этому какого-либо ные «истинные» названия родов фактическими
подобия «естественной системы» у Фукса нет: совпадают с их диагнозами. В монотипических
растения расположены в алфавитном порядке, родах видовые эпитеты не используются, а если
причём за основу взят греческий алфавит, хотя и вводятся, то практически всегда в однослов-
родовые названия растений латинизированы. ном варианте. Если вторичный род приводится
В начале каждого раздела помещён подраздел в составе первичного, он не обязательно носит
«Nomina» с синонимами. его название: так, в «родовом» разделе XX
Книга Фукса организована иерархически, «Sambucus» (бузина) указаны два «вида», один
однако какой-либо строгой фиксации рангов из которых (типичный) назван также Sambucus,
нет. Основные главы (Capita) соответствуют другой Ebulus.
«высшим родам», при необходимости они де- В зависимости от того, сколько в «высшем»
лятся на первичные, вторичные и третичные роде выделено форм более низкого ранга («низ-
роды, причём последние во многих случаях ших» родов или «видов»), их названия у Фукса
соответствуют линнеевским видам. При раз- могут быть одно-, двух-, трёх- и даже четырёх-
мещении растений по «родам» он руковод- словными, отчасти отражающие их специфику
ствовался в основном их фармацевтическими и соотношение с «типичной» формой. При этом
свойствами, причём не только очевидными, многословие таксонимов определяется главным
на которые указывали античные авторитеты, образом составным характером не видовых, а
но и подразумеваемыми. Последние он выво- родовых обозначений: это видно из того, что
дит «лингвистически», полагая, что растения, видовое название, в отличие от родового, у
наделённые сходными названиями, должны Фукса нередко фигурирует не как значимое,
обладать и сходными лечебными качествами а «порядковое»: например, шесть видов рода
и поэтому должны быть включены в один род Geranium обозначены в соответствующем раз-
(Sprague, Nelmes, 1931). деле как G. primum, G. alterum, G. tertium и т.д.
Если у Фукса и были какие-то правила так- Такой способ образования видовых эпитетов в
сонимии, то они довольно просты: название политипических родах стал довольно обычным
должно быть удобным, кратким и позволять после Фукса, его упразднил Линней (Greene,
легко отличать данное растение от других. По 1909; Sprague, Nelmes, 1931).
мере возможности он заимствовал родовые Здесь вполне уместно ещё раз вспомнить
названия растений из античных источников итальянцев, которые активно участвовали в
— чаще у Диоскорида, реже у Плиния и Фе- разработке травнической традции. В частности,
офраста. Как и других гербалистов, его мало определённое влияние на её формирование ока-
заботил вопрос о приоритете, но больше — о зал учёный медик Никколо Леоничено (Niccolò
существенности таксонимов: так, вводя для на- Leoniceno; 1428–1524): сопоставляя труды Фе-
перстянки новое родовое название Digitalis, он офраста и Плиния, он обвинил последнего
писал: «мы должны использовать это название, в многочисленных неточностях в описании
если только и пока мы сами или кто-либо ещё растений; на этом основании он призывал не
не предложит более подходящее» (Fuchs, 1542, полагаться слепо на античных авторитетов, но
р. 239). Не особо Фукс волновался и по поводу сверять их тексты с натурой (Leoniceno, 1532).
50 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Своего рода «классикой жанра» является
книга «Комментированная история растений…»
(Trium priorum…, 1553 г.) фламандского врача
и фитографа Ремберта Додунса (�����������
Rembert����
���
Do-
doens, лат. Rembertus Dodonaeus; 1517–1585).
Её первое оригинальное издание представляет
собой травник («гербарий») почти в полном
смысле этого слова: каждый лист несёт изо-
бражение отдельного растения с его названиями
на нескольких языках, листы расположены в
алфавитном порядке по первой букве заглавных
латинских названий (������������������������
Dodoens�����������������
, 1553). Заслужи-
вает упоминания то обстоятельство, что один из
вводных разделов книги называется «О родах
растений» (����������������������������������
De��������������������������������
Stirpium�����������������������
�������������������������������
Generibus�������������
����������������������
): это доста-
точно раннее и вполне однозначное указание на
ключевое значение родового деления раститель-
ного царства, как бы «роды» ни понимались.
Первые переводные издания названной книги
(французское Histoire des plantes…, 1557 г. и на
его основе английское A new Herbal…, 1578,
1619 гг.) существенно более информативные:
текста по объёму столько же, сколько и изобра-
жений. В них Додонэй отвергает классическое
Рис. 4. Титульная страница книги «Novum herbarium…»
феофрастово деление растений на деревья,
Б. Маранты (1571 г.)
кустарники и т.п., оба указанных переиздания
Fig. 3. The title page of the book “Novum herbarium…”
поделены на три книги, однако «систематиче-
by B. Maranta (1571)
ского» (даже не в очень строгом смысле) в этом
Большое значение имели «Комментарии…» делении мало: первая книга включает травяни-
(Commentarii…, 1544 г.) Пьетро Маттиоли стые растения, преимущественно злаковые и
(Pietro Andrea Gregorio Mattioli, лат. Matthiolus; луковичные, вторая — растения, имеющие ме-
1501–1577), издавшего на латыни Диоскорида дицинское или кулинарное значение, третья —
со своими дополнениями и пояснениями, ко- разнообразные деревья, кустарники, плодовые
торые отражают новые сведения, связанные с растения (Dodoens, 1619). «Родовые» очерки
освоением Америки, а также почерпнутые от однотипно структурированы по следующим
арабов (Mattioli, 1554). Заслуживает упомина- разделам: «виды» (если выделены), признаки,
ния также Бартоломео Маранта (Bartolomeo страна и биотоп, фенология, названия, «темпе-
Maranta; 1500–1571), написавший пространный рамент», медицинское значение. Собственно
комментарий к трудам крупнейших античных заголовки разделов даны на «вульгарном» язы-
врачей и фитографов в виде книги «Новый ке, рисунки снабжены латинскими названиями
травник…» (Novum herbarium…, 1571 г.) (рис. растений, при этом родовые названия могут
4). В ней собственно системы растений нет, но быть одно- и двухсловными (например, Typha,
приведённые в указателе латинские названия Rosa Hierichontea), видовые — двух-, трёх-,
родов и видов, упомянутые в основном тексте, четырёхсловными (например, Gramen pretense,
служат ярким примером номенклатуры той Gramen minimum rubrum, Linum silvestre floribus
поры: в нём есть и одно-, и двух- и много- albus).
словные описательные таксонимы (например, «Натуралистическая» традиция гербалисти-
Agriocynara, Bitbynus iolas, Hedera terrestris non ки достаточно ярко проявилась в деятельности
est chamaecissos и т.д.) (Maranta, 1571). Следует врача и гербалиста Валерия Корда (лат. Valerius
отметить, что первая книга «Нового травни- Cordus�������������������������������������
, 1515–1544): этим он существенно от-
ка…» начинается классическим «деревом Пор- личается от «немецких отцов» ботаники, к ко-
фирия» — это одно из первых его появлений в торым его иногда причисляют, к тому же ставя
литературе такого рода. выше предшественников (Greene, 1909; Larson,
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 51
1971; Ogilvie, 2006). Он много путешествовал,
наблюдал, описывал растения «с натуры» — т. е.
во многом был именно натуралистом, а не толь-
ко книжником-компилятором, добросовестно
воспроизводящим тексты своих предшествен-
ников (Harvey-Gibson, 1919; Sprague, Sprague,
1939). Фундаментальный труд Корда «История
растений…» (Historiae stirpium …, 1561 г.) был
выпущен в свет посмертно усилиями Геснера и
под его редакцией (рис. 5). Это издание содер-
жит множество «полевых» сведений о местных
и экзотических растениях, за что его главным
образом и ценили. Его систематический аспект
основан главным образом на работах Диоскори-
да (на титульном листе труд обозначен как «ан-
нотация к Диоскориду») и отчасти Феофраста:
последнее отражено в разделении растений на
деревья, кустарники, полукустарники и травы
(Cordus, 1561). Подобно другим гербалистам,
Корд использует термин «род» в самом общем
смысле как классификационную категорию,
обозначающую некую общность «видов». При
этом типичный вид рода он, отчасти следуя
Фуксу, нередко обозначает содержательным
эпитетом, а прочие виды — числительными.
Так, в роде Ranunculi первый вид он приводит
как Ranunculus palustris, остальные (числом
более десяти) — как Secunda species, Tertia�����
����
spe- Рис. 5. Титульная страница книги «Historiae stirpi-
cies, Quarta species и т.д. um…» В. Корда (1561 г.)
В поздний период развития гербалисти- Fig. 5. The title page of the book “Historiae stirpium…”
ки одной из наиболее значимых фигур стал by V. Cordus (1561)
швейцарский энциклопедист Конрад Гесснер
(Conrad Gessner, иногда также Konrad Gesner, (что заявлено в названии «Руководства…»),
лат. Gesnerus; 1516–1565; о написании имени содержат краткие описания («Каталог…»
см. Pyle, 2000). Свою учёную карьеру он начал — только диагнозы), в обоих растения даны
фантастической по тогдашним меркам полной в алфавитном порядке (Gesner, 1541, 1542).
аннотированной библиографической сводкой Примечательно, что при их подготовке Геснер
«Универсальная библиотека...» (Bibliotheca получал от своих корреспондентов не только
universalis sive Catalogus omnium…, 1545 г.), описания и изображения растений, но и листы с
которая включает наименования более 1200 засушенными образцами: это положило начало
рукописных и печатных изданий, имеющих одному из первых вполне научных гербариев.
отношение к естественной истории (Fischer, На основе двух названных книг и собранных
1966). Его перу принадлежит сочинение по Геснером многочисленных изображений рас-
сравнительной лингвистике «Митридат…» тений много позже была издана более полная
(Mithridates: De differentis linguis…, 1555 г.), где и богато иллюстрированная «История расте-
сведены и выстроены в некую классификацию ний…» (Historia plantarum…, 1759 г.), в которой
около 130 известных в то время языков. Пер- также отсутствует какая-либо естественная
выми естественнонаучными трудами Геснера систематизация (Zoller, 1967).
стали ботанические каталоги — «Руководство Среди книг, выпущенных самим Геснером,
по истории растений…» (Enchiridion historiae наиболее полон по содержанию, структуре и
plantarum���������������������������������
…, 1541 г.) и четырёхязычный «Ка- богатству иллюстраций энциклопедический
талог растений…» (Catalogus plantarum…, 1542 зоологический труд «История животных…»
г.). Они основаны на трудах античных классиков (Historiae animalium…, 1551–1558, 1587 гг.).
52 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
изданий Геснера включается не всегда. Приме-
чательно, что в «Перечне водных животных…»
(Nomenclator aquatilium animantium…, 1560 г.),
изданном отдельно на основе 4-го тома «Исто-
рии животных…», выделенные главы названы
«порядками/отрядами»: например, «Ordo III. De
Pisciculus» (мелкие рыбы), «Ordo XII. De Cetis»
(киты, дельфины, тюлени) (Gesner, 1560). Книги
«Истории животных…» поделены на разделы,
их ранги терминологически не обозначены, на-
званиями соответствующих групп организмов
служат заголовки разделов, они могут быть от
одно- до трёхсловных, порядок их размещения
алфавитный. При выделении и описании групп
Рис. 6. Классификационное «дерево Порфирия» из низкого ранга Геснер использует стандартные
книги «Nomenclator aquatilium…» К. Геснера (1560 классификационные термины — иногда «род»
г.) — вероятно, наиболее раннее его появление в био­
и почти всегда «вид», однако, вопреки устояв-
логической литературе
шемуся мнению (например, Larson, 1971), едва
Fig. 6. Calssification “tree of Porphyry” from the book
“Nomenclator aquatilium…” by C. Gesner (1560),
ли в понимании, близком к современному. Родо-
which is probably the first case of its appearence in вая категория не имеет фиксированного ранга,
biological literature нередко «родовой» подзаголовок не сопрово-
ждается указанием ранга и названием группы;
Основной задачей, заявленной на титульной виды же по рангу и объёму чаще всего вполне
странице его первого тома, было собрать все соответствуют «линнеевским».
описания животных, когда-либо изложенные в Многостраничные видовые очерки, которые
рукописной или печатной форме. Геснеру это составляют основу энциклопедии «История жи-
блестяще удалось: его ссылки включают около вотных…», включают сведения самого разного
двух сотен античных источников и ещё больше свойства. В некоторых книгах Геснер приводит
— близких ему по времени, в том числе его лич- описания вымышленных существ (таких как
ных корреспондентов (Gmelig-Nijboer, 1977). знаменитый «морской монах»), иллюстрируя
Это дало повод его современникам присвоить их рисунками и для пущей убедительности
Геснеру неформальный титул «швейцарского ссылаясь на «достоверные» источники инфор-
Плиния»; двумя столетиями позже знамени- мации. Очерки выстроены по единой схеме:
тый французский зоолог Жорж Кювье (George название, признаки, образ жизни и повадки,
Léopold Chrétien Frédéric Dagobert Cuvier; значение для человека, мифология, многоязыч-
1769–1832) назвал его книгу «началом истории ные синонимы; большинство очерков снабжено
зоологии» (Ogilvie, 2006). великолепными изображениями их героев. Всё
В «Истории животных…», в отличие от это сделало геснерову «Историю…» класси-
«Истории растений…», представлена некая ческим образцом для многих последующих
близкая к естественной макросистема, явленная подобного рода трудов вроде такой классики
в структуре этого труда (Gesner, 1551–1558, жанра как «Естественная история…» Бюффона
1587). Энциклопедия организована в пять книг, (о нём см. гл. 6).
которые во многом соответствуют основным Одна примечательная деталь зоологиче-
аристотелевым категориям животного царства: ского труда Геснера осталась незамеченной
I — De qadrupedibus viviparis (четвероногие историками систематики. Она заключается в
живородящие = млекопитающие), II— De том, что в вышеупомянутом «Перечне водных
qadrupedibus���������������������������������
��������������������������������
oviparis������������������������
(четвероногие яйцеродя- животных…» для порядка/отряда Mollibus�����
�������������
(го-
щие = рептилии), III — Qui est de avium natura ловоногие моллюски, актинии, медузы и другие
(птицы и летучие мыши), IIII — Qui est de мягкотелые с щупальцами в передней части
piscium et aquatilium animantium natura (рыбы тела) показана классификация родовых групп
и другие водные животные, включая китов), в форме классического «дерева Порфирия»
V — De serpentium natura (змеи и насекомые); (рис. 6). По-видимому, это первое появление в
последняя книга издана посмертно и в каталоги биологической литературе такой классифика-
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 53
ционной схемы задолго до трудов признанных
систематизаторов-«методистов» вроде Морисо-
на и Рэя (см. гл. 5).
Несмотря на это, в целом влияние Геснера
на развитие «методуса» систематики вообще
и номенклатуры в частности оказалось весь-
ма незначительным. Правда, более поздние
ботаники-систематизаторы со ссылкой на Тур-
нефора полагают, что он отчасти предвосхитил
систему Цезальпина и Линнея на том основа-
нии, что Геснер в конце жизни в письмах кол-
легам высказывался по поводу желательности
выделять роды растений по признакам фрук-
тификации (Larson, 1971; Sloan, 1972). Однако
его аттестация на этом основании как «Линнея
XVI века» (Fischer, 1966) едва ли верна: всё-
таки Геснер оставался «коллектором», тогда
как Линней был истинным «методистом», что
и позволило ему стать реформатором именно в
области систематизации, а не собирательства
разнообразных сведений.
Отсутствие каких-либо чётких правил вы-
деления и именования «родов» в гербалистике
даже на пике её развития наглядно демон-
стрирует совместный классический труд двух
франкузских врачей и фитографов — Пьера Пе-
тры (Pierre Petra, лат. Petrus Pena; 1538–1605)
и Маттиаса де Л'Обеля (Matthias de L’Obel,
лат. Matthaeus����������������������������
�������������������������������������
���������������������������
Lobelius�������������������
; 1538–1616), назы-
ваемый «Новый список растений…» (Stirpium Рис. 7. Начальная страница книги «Rariorum planta­
adversaria nova …, 1570–1571 гг.); нередко он rum…» Ш. Клюзия (1601 г.)
приписывается только Лобелию (Arber, 1938). Fig. 7. Initial page of the book “Rariorum plantarum…”
Так, в системе Gramens, представленной в by C. Clusius (1601)
форме классификационного дерева, выделены
две ранговые категории, соответствующие Особого упоминания заслуживают иссле-
шагам деления этого дерева и обозначенные дования одного из крупнейших европейских
так: Vulgatius Pratense, Caninums, Harundina- ботаников XVI века — фламандца Шарля де
ceum scabrum, Harundinaceum striatum album Л'Эклюза (Клюзия) (Charles de l’Écluse, лат.
и т.д. Среди луковичных растений обозначен Carolus Clusius; 1526­–1609), широкой публике
«высший род» Narcissi, в котором выделены известного своей деятельностью по введению
восемь «средних родов», обозначенных в си- в европейскую культуру некоторых инозем-
ноптической классификации как (здесь список ных растений (картофель, тюльпаны) и по
неполный) Narcissus, Crocus, Crocus sylvestris организации ботанических садов вполне со-
Montanus flore alba, Hermodactylus������������
�����������
flore������
�����
Purp- временного типа. В рамках гербалистики его
ereo, Ephemerum non venenatum и т.д.; в «сред- нередко характеризуют как главным образом
нем роде» Narcissus выделены «низшие роды» натуралиста (����������������������������������
Ogilvie���������������������������
, 2006; Florike������������
�������������������
, 2010): на-
Medioluteus Mediocroteus, Purpureus Coeruleus, пример, описывая растения, он полагался в
Totus Luteus и т.д.; наконец, в Totus Luteus вы- основном на наблюдения за ними в природе или
делены обозначенные топонимически «виды» в садах и достаточно отрицательно относился к
Germanis, Belgis, Gallis (Pena, Lobelius, 1570). начавшей складываться в этой время практике
Классификационные деревья в книге Пены и собирания гербариев, полагая, что засушенные
Лобелия, — ещё один пример наиболее ранней растения дают искажённое представление о жи-
древовидной схемы. вом организма. Если к нему от корреспондентов
54 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
поступали такие растения, он без колебаний авторов, трудившихся в одно с ним время. С
размачивал их в воде, чтобы хоть как-то вос- точки зрения систематики и номенклатуры эти
становить их природный облик. Вместе с тем, животники особого интереса не представляют и
основной ботанический труд Клюзия, имеющий потому редко приводятся в исторических обзо-
отношение к рассматриваемому здесь предме- рах. Но они весьма примечательны некоторыми
ту, — «История редких растений…» (Rariorum деталями, показывающими то, как развивались
plantarum historia…, 1601 г.) (рис. 7), построен способы представления разнообразия животных
вполне систематически. Названный труд обо- в эпоху, непосредственно предшествующую
значает весьма продвинутый этап развития научной систематике.
фитографии того времени и одновременно Один из этих авторов — англичанин Эду-
отражает основные сложившиеся в рамках гер- ард Уоттон (Edward Wotton; 1492–1555),
балистики варианты выделения и обозначения издавший книгу «О различиях животных…»
«родов» и «видов» (Clusius, 1601). (De differentiis animalium…, 1552 г.). Этот труд
«История…» Клюзия разделена на книги: это включает только тексты и построен в порядке,
деление выражает некую систему растительных существенно отличном от обычного для герба-
организмов, представлявшуюся её автору, по листики (Wotton, 1552). Начальные его книги
всей очевидности, достаточно естественной. В дают представление о разнообразии животных
частности, в отдельные книги выделены древес- в целом, изложены вполне в духе «Частей жи-
ные растения, травянистые с утолщёнными кор- вотных» Аристотеля; прочие книги изложены
невищами (в том числе луковичные), с разными в стиле геснеровой «Истории животных…»,
типами цветов и листьев, грибы, а также с теми являют собой собрание всевозможных сведений
или иными утилитарными (например, гомеопа- о животных, причём начинаются человеком,
тическими) свойствами. В каждой из книг даны затем идут четвероногие, рыбы — и так далее
очерки «родов», причём в пределах некоторых до ракообразных. Как видно, здесь есть вполне
из них выделены ещё и «классы», отражающие систематический порядок, несколькими столе-
варианты строения листьев и цветов. Порядок тиями позже в значительной части воспроизве-
очерков отражает сходство описываемых рас- дённый в «Системе природы…» Линнея.
тений по тем или иным свойствам и признакам, Второй автор — француз Пьер Белон (Pierre
которые показались Клюзию особо значимыми. Belon du Mans, лат. Petrus Bellonius Cenomanus;
Растения обозначены латинскими названиями, 1518–1564), который известен в основном двумя
одни из которых заимствованы из «учёных» иллюстрированными трудами, изложенными
источников (обычно со ссылками на них), дру- по-французски: это «Естественная история
гие представляют собой латинские переводы удивительных морских рыб…» (L’Histoire de
народных названий. «Родовые» таксонимы фи- la nature des estranges poissons marins…, 1551
гурируют в качестве заголовков разделов, всегда г.) и особенно «Естественная история птиц…»
однословные. «Видовые» таксонимы фигури- (L’Histoire de la nature des oiseaux…, 1555 г.).
руют в подрисуночных подписях, весьма раз- Обе они, как и «Перечень водных животных…»
нообразны по форме: они не приводятся, если Геснера, а также труды Уоттона, следуют скорее
«род» монотипический (Dracena), могут быть систематическому, нежели какому-либо утили-
одно- или двухсловными (Hyocyanus Aegyptius и тарному порядку, хотя и несколько странному
Hyocyanus niger vulgaris), описательными (Myr- с современных позиций: так, во второй из на-
tis domesticus fructis albo) или числительными званных книг среди птиц помещена летучая
(Cistus mas I, Cistus mas II и т.д.). Все эти формы мышь (впрочем, как и у Геснера). Эта книга
представления, именования и описания расти- замечательна знаменитым сопоставлением
тельных форм, присутствующие у Клюзия, так изображений скелетов человека и птицы с ука-
или иначе вошли в труды, относящиеся уже к занием их однотипных анатомических структур
началу собственно научной систематики. (Belon, 1555), их можно увидеть, например, в
Для полноты картины следует указать не- книге Н.Н. Плавильщикова (1941) по истории
которые значимые работы рассматриваемой зоологии: возможно, с этих двух рисунков
эпохи, относящиеся к области зоологии, т.е. следует вести отсчёт сравнительной анатомии
животники. Кроме уже рассмотренной зна- позвоночных животных. В книге по «удивитель-
менитой «Истории животных…» Геснера, за- ным морским рыбам» описываются дельфины,
служивают упоминания труды ещё нескольких некоторые рыбы, упомянуты также бегемот с
Глава 4. Возрождение: эпоха травников 55
крокодилом, головоногий моллюск наутилус
и морская змея (�����������������������������
Belon������������������������
, 1551). Странное (с си-
стематической точки зрения) содержание этой
книги связано с тем, что она представляет собой
изложение диссертации Белона, посвящённой
именно дельфинам, которых в то время чаще
всего считали рыбами, а прочие животные в
ней приведены главным образом для сравнения
с основным объектом (Miall, 1912).
Наконец, следует упомянуть ещё одну
примечательную книгу, вышедшую в первой
трети XVII в., т.е формально выходящую за
временные границы эпохи травников: это
«Насекомые, или Представление мельчайших
животных…» (Insectorum sive Minimorum
animalium theatrum…, 1634 г.) английского врача
Томаса Маффета (Thomas Muffet; 1553–1604).
Он несомненно принадлежит к травнической
традиции и представляет собой добросовестно
проработанную и существенно дополненную,
хорошо иллюстрированную компиляцию Гес-
нера, Уоттона и некоторых других прежних
авторов. Названный труд (Muffet, 1634) (рис. 8)
следует в определённом смысле систематиче-
скому (во всяком случае, не утилитарному) по-
рядку: в первых книгах описываются насекомые
с крыльями (их имагинальные стадии), затем
— насекомые без крыльев (включая личиноч-
ные стадии крылатых насекомых) и, наконец,
сборная группа из кольчецов, лентецов и пау-
кообразных. Как видно, деление первых двух
книг вполне соответствует одной из упомяну- Рис. 8. Начальная страница книги «Insectorum…» Т.
Моффета (1634 г.)
тых выше фолк-классификаций. Номенклатура
Fig. 8. Initial page of the book “Insectorum…” by T. Mof­
в этом издании двуязычная: в тексте приведены
fet (1634)
латинские и греческие названия животных. Оно
примечательно ещё и тем, что его вторая часть биологического содержания. На позднем этапе
начинается классификационным «деревом Пор- развития гербалистики травники и животники
фирия», отражающим разнообразие жизненных уже выстраиваются вполне систематически, это
форм моффетовых «насекомых». сопровождается попытками как-то фиксировать
Подводя краткий итог эпохи травников с точ- и обозначить ранги иным, чем в схоластике,
ки зрения основного предмета настоящей кни- образом — например, порядок/отряд у Геснера,
ги, можно отметить следующее. Труды ранних класс у Клюзия. Более того, в некоторых из них
гербалистов носят главным образом приклад- впервые появляется заимствованное из схола-
ной характер, поэтому их основу составляет стики «дерево Порфирия», долженствующее
описание индивидуальных групп растений и демонстрировать иерархическое соподчинение
животных. Соответственно этому какая-либо «родов» разного ранга (Геснер, Маранта, Пена
явным образом выраженная естественнонауч- и Лобелий, Моффет).
ная концепция систематизации у них чаще всего От фолк-таксономической травническую
отсутствовует. Вместе с тем, в большинстве номенклатуру отличает универсальный офи-
трудов этой эпохи вполне последовательно циальный «учёный» язык — главным образом
используются заимствованные из схоластики латынь и в меньшей степени греческий. Тем не
классификационные понятия «рода» и «вида», менее, общие правила образования таксонимов
хотя и не разграниченные строго и без особого в гербалистике остаются по преимуществу на-
56 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
родными и никак особо не регламентирутся. И обособлены друг от друга (когнитивно выделе-
«родовые», и «видовые» таксонимы чаще всего ны) в большей мере, чем виды, обозначаемые
описательные, в зависимости от выделенности двухсловно. Способ образования составных
таксонов по тем или иным признакам могут латинских названий видов, в которых имя рода
быть одно- или многословными. отделено от видового эпитета и предшествует
Многие из особенностей описательного ему, в качестве обязательной нормы закреплён
языка гербалистики, отчасти унаследованные от «линнеевской реформой». В обозначении ти-
фолк-систематики, позже войдут в номенклату- пичных и нетипичных форм можно усмотреть
ру научной систематики. Так, в этой последней прообраз присущего современной систематике
однословно обозначаются таксоны надвидовых способа именования номинативного и неноми-
рангов (роды, семейства, порядки/отряды и нативных субтаксонов, выделяемых в данном
т.п.) — очевидно, на том основании, что они таксоне.
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 57

Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика

Начало формирования научной систематики систематики, нелишне отметить, что прямые


очевидным образом связано с началом формиро- ссылки на Декарта можно найти в трудах не-
вания научного естествознания, обозначившего которых ключевых фигур этого периода — на-
переход от Возрождения к Новому времени на пример, в «Элементах ботаники…» Турнефора,
рубеже XVI–XVII вв. Из двух базовых способов в «Философии ботаники…» Линнея.
познания, выработанных в недрах естествен- Идея единства принципов мироздания офор-
ной теологии и схоластики, — мистического милась в важное натурфилософское понятие
и рационального — нарождающаяся наука Системы природы как всеобщего естественного
взяла за основу второй. Это повлекло за собой закона, которому подчиняется всё сущее. Такова
существенную перестройку отношения между была картина мира одного из творцов естествоз-
исследователем-человеком и исследуемой нания Нового времени, выдающегося немецкого
Природой, связанную с тем, что рациональный философа Готфрида-Вильгельма фон Лейбница
способ познания является по своей сути анали- (Gottfried Wilhelm von Leibniz; 1648–1716). Он
тическим и редукционным, полагающимся на же утвердил в этой картине мира восходящий к
более или менее точный метод. При этом от вет- Аристотелю принцип непрерывности, выражен-
хозаветной по своим истокам и сути естествен- ный знаменитой формулой «Природа не делает
ной теологии классическая наука унаследовала скачков» (повторена Линнеем в «Философии
ключевую онтологическую идею единства прин- ботаники…», § 77). Из этой натурфилософии си-
ципов мироздания, дополнив её ключевой для стематика почерпнула две исключительно важ-
классической науки эпистемологической идеей ные концепции: идея Системы природы нашла
единства принципов миропознания. Всё это своё воплощение в концепции иерархической
вместе взятое породило картезианскую фило- Естественной системы, идея её непрерывно-
софию, названную так по имени знаменитого сти — в концепция линейного Естественного
французского мыслителя Рене Декарта (René порядка. Примечательно, что если в лейбни-
Descartes, лат. Renatus Cartesius; 1596–1650), цевой натурфилософии обе идеи гармонично
которая составила фундамент классического совмещались, то в систематике XVIII в. они
научного рационализма (Гайденко, 1987). стали восприниматься как противоположные,
Для нарождающейся систематики рацио- что породило две противостоящие школы —
нальное механистическое картезианство имело «системщиков» и «лестничников» (Павлинов,
следующие важные последствия (Уэвелл, 1867; Любарский, 2011).
Фуко, 1994; Павлинов, Любарский, 2011). Пре- Одной из ключевых в рационализме Нового
жде всего, произошло «отчуждение» познающе- времени стала идея естественного метода,
го человека от познаваемой Природы и в связи с посредством которого постигается вышеука-
этим отчасти «де-гуманизация» познавательной занная Система природы во всех её мыслимых
деятельности. Организм перестал пониматься трактовках; она стала чуть ли не центральной
как живая часть живой природы: он стал неким в систематике рассматриваемого периода и да-
обособленным «механическим» объектом, разъ- лее вплоть до XX в. Ядром этой идеи является
ятым на элементы — части и органы; иногда это восходящее к Античности представление о не-
называют «деконтекстуализацией» (Slaughter, коем единстве Природы и Метода, в рассматри-
1982). Оценивая влияние этих идей на развитие ваемый период обратившееся в идею единства
58 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Естественной системы и естественного метода. в качестве общей методической основы родо-
В понимании её фундаментальности сходились видовая схема была целенаправленно введена
многие корифеи-«методисты», даже если они главным образом усилиями аристотеликов Це-
противостояли друг другу по иным позициям зальпина, Залужанского и Юнга, за которыми
(например, Линней и Адансон, см. гл. 6). Благо- в той или иной мере следовали Ривинус, Рэй и
даря этому понятия Systema и Methodus в си- Турнефор. Их труды формируют единый доми-
стематике раннего периода стали фактическим нирующий тренд развития ранней систематики
синонимичными: в названиях трудов многих на протяжении XVI–XVIII вв., завершившийся
систематизаторов того времени ключевым «линнеевской реформой» (Sloan, 1972). Со-
стало слово «Methodus», равнозначное слову ответственно этому ранний этап развития
«Systema». С этой точки зрения Естественная научной систематики, ограниченный только
система является тем самым Естественным ме- что указанными временными рамками, может
тодом, который ведёт к познанию Природы, ибо быть обозначен как «продолжение схоластики»
в этой Системе каждая вещь (в идеале) занимает (Павлинов, Любарский, 2011)
своё законное («естественное») место согласно Иерархия категорий, порождаемых родо-
её собственной «природе». Лишь начиная с видовой схемой в её исходной версии, которая
начала XIX в. Система и Метод разделились, восходит к натурфилософии Платона, является
их соотношение стало обретать современное строго логической и бесконечно дробимой. Вы-
понимание (Фуко, 1994). Всё это привело к деляемые в классификациях таксономические
вытеснению в систематике «коллекторской» ранги никак не фиксированы: ранние система-
традиции набирающей силу «методической», тизаторы, подобно антикам и гербалистам, в
что и сделало её, собственно говоря, наукой.* общем случае обозначали «высшие» и «низ-
Вызревание картезианской рациональности шие» роды, «высшие» и «низшие» виды. По
было сопряжено с предложенным английским этой причине классификации, выстраиваемые
философом Фрэнсисом Бэконом (Francis Bacon; согласно единой схеме разными авторами, по
1561–1626) разделением всего корпуса есте- ранговой структуре оказывались по большей
ственнонаучного знания на аналитическую части несопоставимы между собой. Исключе-
«естественную философию» (Philosophia na­tura­ ние составляли немногие выделенные в фолк-
lis) и описательную «естественную ис­торию» систематике «высшие роды», соответствующие
(Historia naturalis). Формирование первой из общепринятым подразделениям растительного
них, включающей «точные науки», было свя- и животного царств, — «деревья», «травы»,
зано с освоением математического метода, с «четвероногие» и др.; а также «конечные виды»,
помощью которого в единой формуле связыва- которые в той или иной мере соответствовали
ются количественные переменные; позже она «линнеевским» видам или разновидностям. По-
станет идеалом и даже чуть ли не синонимом нятно, что в подобной ситуации универсальный
понятия «наука» (см. гл. 7). В отличие от этого, метод не мог дать столь же универсальной и
основным методом естественной истории и устойчивой классификации.
систематики как её части стала «качествен- Поэтому важнейшей частью развития метода
ная» классификационная родовидовая схема, систематики на этом начальном этапе её раз-
связывающая между собой разные группы в вития стала переработка родовидовой схемы:
иерархическую классификацию на основании систематизаторы-методисты начали осознанно
сходства по некоторым признакам (Субботин, и целенаправленно (в отличие от поздних гер-
2001). Элементы названной схемы, заимство- балистов) вводить фиксированные «некласси-
ванной из схоластики и задающей способ вы- ческие» категории, отличные от логических
деления, упорядочения и отчасти именования родов с их бесчисленными градациями. Обозна-
таксонов, впервые стали появляться в трудах, чениями этих рангов также стали фиксирован-
завершающих эпоху травников. В систематику ными. Первыми из них стали секция (Баугин,
Маньоль, Турнефор), порядок/отряд (Ривинус,
*Следует оговорить, что в настоящей книге «метод» и Линней), семейство (Маньоль). Первоначально
«система», в отличие от представлений, преобладавших они не были строго стандартизованы по рангу,
в рассматриваемую эпоху, принимаются в современный
трактовке как разные категории: метод есть средство раз-
это окончательно сделал Линней в середине
работки системы, последняя есть результат применения XVIII��������������������������������������
в. Кроме того, на высших уровнях так-
метода. сономической иерархии были фиксированы
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 59
ещё две категории, ставшие базовыми, — класс Аристотелизм ранней систематики, кроме
(Турнефор, Ланг, Линней) и царство (Линней). принятия родовидовой схемы в качестве ме-
Введение всех этих категорий упразднило «выс- тодологической основы, проявляется в ещё
шие» и «промежуточные» роды схоластов, а их одной важной особенности — в обращении к
«ближайший» род стал тем самым родом (без сущности организмов как к такому их свойству,
уточняющего эпитета), который фигурирует которое определяет их положение во всеобщей
в современной систематике. Одновременно с Системе природы. Соответственно этому есте-
этим происходила фиксация рангов на низших ственный метод представляет собой прежде
уровнях таксономической иерархии: в первую всего способ отыскания сущностей и/или их
очередь это затронуло вид, в его рамках Линней проявлений. Эту общую идею выразил аристо-
выделил ещё одну важную категорию — раз- телик Цезальпин в своём труде «16 книг…» (о
новидность (Varietas). нём см. далее) следующим образом: истинный
Так постепенно складывалась более или метод систематики состоит в том, чтобы «со-
менее фиксированная шкала небольшого бирать сходные и разделять различные [вещи]
числа дискретных таксономических рангов и распределять их по родам и видам согласно
(категорий) как важная часть стандартизации и тому, как указывает природа вещей» (Cesalpino,
универсализации классификационного метода 1583, р. 28). Часть этой формулы, обязываю-
и языка систематики. Как видно, в своей рацио- щая «собирать сходные и разделять различные
нализации она пошла в направлении, противо- [вещи]», с современной точки зрения выглядит
положном «естественно-философскому», где донельзя банальной, однако с точки зрения
развитие аналитического метода было связано предшествующей гербалистики она была впол-
с его «континуализацией» (начала дифферен- не нетривиальной, обозначающей радикальный
циального исчисления и т.п.). переход от классифицирования по значимости
Смысл реорганизации классической ро- для человека к таковому по «природе вещей».
довидовой схемы заключается в том, что она По правде сказать, в акцентировании внимания
вводит всеобщую стандартную шкалу рангов, на означенной «природе» нет особой новизны:
с помощью которой фиксируется «основание до Цезальпина нечто подобное высказывал,
сравнения» относящихся к ним таксонов. например, гербалист Бок (Трагус); новизна в
С биологической точки зрения такая шкала том, что идея естественного метода в таком
означает (с определёнными допущениями и его понимании становится ключевой для всей
оговорками), что эти ранги соответствуют не- систематики рассматриваемого периода. И дей-
ким сравнимым по биологическому содержа- ствительно, двумя столетиями позже ботаник-
нию единицам Естественной системы разного систематизатор Адансон, весьма далёкий от
уровня общности. Таким образом, введение аристотелизма, открывает свой основной труд
шкалы фиксированных рангов стало оформ- «Семейства растений» тем же утверждением:
лением достаточно богатой натурфилософии, «естественный метод должен быть основанным
согласно которой по крайней мере некоторые на природе существ» (см. гл. 6).
таксономические категории представляют со- Таким образом, обращение систематизаторов
бой не результат произвольного логического к более или менее формализованному иерар-
деления понятий, но нечто более существен- хическому методу и к сущностным характери-
ное и естественное — то, что есть «на самом стикам организмов обозначил основной разрыв
деле». Согласно Турнефору и Линнею, это между гербалистикой и научной систематикой
относится прежде всего и главным образом (Slaughter, 1982; Atran, 1990, 1998; Павлинов,
к родам и отчасти к видам, которые имеют Любарский, 2011). Основная цель последней
особый статус «творений Природы». Здесь — не просто описывать растения и животные,
вполне уместно вспомнить, с одной стороны, акцентируя внимание на тех или иных их при-
фолк-систематическую традицию, которая мечательных особенностях и на значении для
изначально развивалась в контексте натурали- человека, но выстраивать их в Естественную
стического восприятия Природы и выделяемых систему (или в Естественный порядок), следуя
в ней единиц; с другой — натурфилософскую естественному методу выявления их сущностей,
онто-эпистемологию Платона, в которой шаги сходств и различий. И хотя формальная сторона
родовидового деления соответствуют последо- этого метода — логическая родовидовая схема
вательным стадиям эманации Единого. — после XVIII в. была почти отвергнута, идея
60 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
и понятие «естественного метода» остались в языка систематики проявилась в фиксации
арсенале систематики вплоть до ХХ в., а осно- определённых правил образования и присвое-
ванная на его специфической (адансоновой) ния истинных названий. Как было отмечено
трактовке таксономическая доктрина, особо выше при рассмотрении античного этапа про-
популярная среди ботаников в XIX в., так и ста- тосистематики, в рамках названной парадигмы
ла называться — «естественная систематика» классифицирование и именование во многом
(Sachs, 1906; Камелин, 2004). совпадают; здесь к этому можно добавить,
Важной составляющей освоения системати- что сущностные названия таксонов во многом
кой классификационного метода, основанного совпадают с их диагнозами. Эту особенность
на анализе «неанализируемых сущностей» отчасти унаследовала ранняя долиннеевская
(Cain, 1958, 1959), стало стремление к более систематика, в которой классифицирование и
чёткой стандартизации и отчасти формализа- именование организмов были двумя взаимосвя-
ции её языка. Это было одним из проявлений занными аспектами единой систематизации по
стремления естественной истории, к которой крайней мере на уровне родов и видов. К концу
относится систематика, выработать достаточно схоластического этапа развития систематики
строгие средства качественного (категориаль- сущностное толкование названий было вы-
ного) описания разнообразия её объектов, в теснено номиналистическим, заменившим ис-
известном смысле сопоставимые с формальным тинные имена таксонов обиходными. Впрочем,
математическим языком набирающих силу «линнеевская номенклатура», сложившаяся к
«точных» количественных наук (Lesch, 1990). концу этого этапа, сохранила традиционную
Лингвистические нормы нарождающейся вербальную форму обозначения таксонов,
научной систематики формировались и разви- восходящую к фолк-систематике: проведённая
вались в рамках двух принципиально разных в её рамках «номиналистическая реформа»
парадигм — эссенциалистской и номиналисти- оказалась неполной. И тем не менее, благодаря
ческой (Уэвелл, 1867; McOuat, 1996). Первая этой реформе классифицирование, составление
восходит к платоновской натурфилософской диагнозов и именование в пост-схоластической
онто-эпистемологии: в данном случае одно из систематике стали разными разделами таксоно-
ключевых требований состоит в том, чтобы с мической процедуры.
помощью таксонимов максимально полно от- Собственно номиналистическая (в фило-
ражать сущностные свойства соответствующих софском смысле) трактовка названий в пределе
групп организмов (см. гл. 3). Вторая восходит предполагает символьное (например, цифровое)
к схоластической номиналистической концеп- обозначение таксонов. Отдельные попытки её
ции, в рассматриваемый период её активно введения предлагались на основе концепции
обосновывает английский философ-эмпирик «всеобщего философского» (или, как ныне чаще
анти-аристотелик Джон Локк (John Locke; говорят, универсального аналитического) языка
1632–1704). Он ставит под сомнение познавае- науки (Slaughter, 1982). Примечательно, однако,
мость (а в пределе и существование) аристо- что такого рода опыты в конечном итоге оказы-
тетелевых «скрытых» сущностей, связанных с вались втиснутыми в сущностную трактовку
аристотелевыми же категориями причинности, таксонимов, поскольку так или иначе опирались
и взамен предлагает исследовать «реальные» на признаки организмов. Номиналистическая
(«субстанциальные») сущности, явленные в номенклатура, в отличие от канонической
наблюдаемом строении тел. На этом основании «линнеевской» имеющая предельно формализо-
разрабатывается иная «философия имени», ванный характер, не привилась в практической
согласно которой название не связано с ари- систематике, оставшись «игрой ума» отдельных
стотетелевой сущностью (усией) именуемого систематизаторов-картезинцев (см. гл. 7). Это
объекта. Этим двум парадигмам соответствуют показывает весьма консервативный характер
сущностная и номиналистическая трактовки устоявшихся норм профессионального языка
таксонимов, они отражены в введённом Лин- систематики, сопротивляющегося «запредель-
неем делении последних на «истинные» и «оби- ной» (с точки зрения традиционалистов) фор-
ходные» (см. гл. 6). мализации.
В начале схоластического этапа, завершив- Развитие языка ранней систематики в на-
шегося «линнеевской реформой», доминирова- правлении его большей стандартизации в
ла эссенциалистская парадигма, формализация контексте сущностного толкования названий в
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 61
первую очередь затронуло разработку анатоми- принцип его эссенциалистской концепции,
ческой номенклатуры, которую начал главным отмеченный выше: истинное название должно
образом Юнг и продолжил Линней. Важной отражать аристотелеву сущность организма
предпосылкой, как отмечено выше, стало меха- — точнее, той группы, к которой он принадле-
нистическое понимание организма как «суммы жит. Соответственно этому структура и длина
частей» (в настоящей книге этот аспект языка таксонима определяются тем, каких и сколько
систематики не рассматривается). Более чёткое слов необходимо и достаточно для а) выражения
оформление языка партономии (= мерономии, сущности организма, явленной в его призна-
т.е. учения о частях), восходящее к Боку (Трагу- ках, и б) опознания его среди ему подобных.
су), стало важной предпосылкой для последую- В простейшем случае, если растительная или
щей более чёткой проработки языка собственно животная форма весьма специфична и легко
систематики, включая правила образования и узнаваема, её название может быть однослов-
присвоения сущностных названий и состав- ным: таковой была фолк-номенклатура. В более
ления выше упомянутых таксономических сложных случаях описательный таксоним пред-
диагнозов. Действительно, без фиксированной ставляет собой фразему, т.е. некое словосочета-
анатомической терминологии стандартизация ние, характеризующее данную биологическую
таксономических названий в их сущностной форму; в идеале оно должно быть целостным
трактовке едва ли оказалась бы возможной. По — постоянным по своему значению, составу и
этой причине многие труды рассматриваемой структуре. Возможные варианты составления
здесь эпохи включают анатомический словарь таких названий можно найти в гербалистике
— перечень стандартных анатомических тер- XV–XVI вв., ранняя систематика развила сло-
минов и их сокращений. Примечательно, что жившуюся практику в направлении их более
и развитие пост-схоластической систематики последовательной сущностной трактовки.
также началось с более детальной разработки В правилах образования истинных (сущност-
анатомических описаний, которые логически ных) названий, как и в рассмотренной выше ие-
предшествовали собственно таксономическим рархической структуре классификаций, отчёт-
(������������������������������������������������
Candolle����������������������������������������
, 1813; ��������������������������������
Cuvier��������������������������
, 1817; ������������������
DeCandolle��������
, ������
Spren- ливо видно влияние схоластики. Действительно,
gel, 1821). согласно родовидовой схеме каждый вид может
Явное обозначение первичных правил об- быть определён лишь через «ближайший род и
разования и присвоения названий таксонов и видовые отличия». С точки зрения синтаксиса
таксономических категорий стала первооче- такому определению «вида» (в его логическом
редной задачей разработки таксономической понимании) соответствует бинарная номенкла-
номенклатуры на протяжении XVI–XVIII вв. тура: его полное название включает две части,
Это стало ещё одним важным отличительным одна из которых обозначает «ближайший род»,
признаком ранней систематики, отделяющей её другая — «видовое отличие». Таким образом,
от возрожденческой протосистематики. Одним как подчёркивалось ранее, при описании иерар-
из первых стало принятое Баугином правило, хии родовидовых отношений полное название
согласно которому полные названия всех видов «вида» должно быть двухчастным (бинарным)
одного рода должны включать название этого и поэтому минимально двухсловным. Что каса-
рода. В дальнейшем в свод правил в качестве ется «рода» (в том же логическом понимании),
наиболее важных вошли универсальность, здесь вопрос сложнее: в классической родови-
стабильность, моносемия (один таксон = один довой схеме промежуточные и низшие роды
таксоним), приоритетность и краткость назва- определяются так же, как и конечные виды, т.
ний, их исключительно латинское написание е. для них минимальное полное название, во-
и некоторые другие. Этот процесс был весьма обще говоря, также должно быть двухчастным
постепенным, в рамках схоластического этапа и, следовательно, как минимум двухсловным.
развития систематики он завершился уже упо- Такими они нередко были в травниках; однако
минавшейся «линнеевской реформой» (см. в систематике рассматриваемого здесь периода
гл. 6), которая стала отправным пунктом в «родовые» названия чаще однословные, т.е.
формировании языка более продвинутой пост- противоречат принципу бинарности. Как мож-
схоластической систематики XIX–XX вв. но предполагать, в этом проявляется «истори-
Стандартизация языка схоластической си- ческий груз» всё той же фолк-систематики, в
стематики сохраняет незыблемым основной которой однословными могут быть названия
62 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
любых когнитивно выделенных групп — по- ia, Pittonia, Brunfelsia, Cordia, Tragia, Fuchsia,
нятно, что таковые чаще всего рассматриваются Dalechampia, Bellonia, Clusia, Lobelia, Bauginia,
как «роды», а не «виды». Gesnera и т.д. В этой же книге можно встретить
Один из примечательных аспектов сущност- ещё одно приметное нарушение сущност-
ного толкования таксонимов заключается в ной трактовки: некоторые родовые названия
правиле, что истинное название рода не должно представляют собой просто латинскую транс-
«противоречить» признакам входящих в него литерацию местных фолк-таксономических,
видов. По всей очевидности, это верно для например, Arapabaca, Nhandiroba (Plumier,
всех рангов логической родовидовой иерархии. 1703). Линней в рамках своей реформы ввёл
Данное правило присутствует в трудах Баугина, запрет на такие «вульгарные» названия, но в
в явном виде провозглашено Турнефором и после-линнеевское время они стали одной из
Линнеем и предано забвению вместе со всей норм таксономической номенклатуры.
эссенциалистской номенклатурой. В рассматриваемую эпоху, в отличие от со-
Следует отметить, что эта последняя на- временной, таксонимы в значительной мере
чала обращаться в биномиальную, т.е. отчасти рассматривались не как нечто строго фиксиро-
номиналистическую, не к моменту завер- ванное по написанию, а как часть предложения,
шения «линнеевской реформы», как обычно при необходимости изменяемая на общих осно-
считают, а много раньше — в трудах первых ваниях. Об этом свидетельствует то обстоятель-
систематизаторов-схоластов (Цезальпин, Залу- ство, что родовые названия нередко склонялись
жанский, особенно Юнг). У них родовые назва- наравне с другими существительными. Напри-
ния однословные, полные видовые двухсловные мер, в латиноязычном издании книги Турнефора
— т.е., как можно полагать, по смыслу не истин- «Элементы ботаники…» заголовочное название
ные, а обиходные, пусть и описательные. Таким рода Lychnis в предложении, открывающем раз-
образом, несмотря на то, что эти авторы пришли дел с перечислением относящихся к нему видов,
в систематику как аристотелики-эссенциалисты фигурирует следующим образом: «Lychnidis
(особенно Цезальпин), каковыми и были в ка- species sunt» (Tournefort, 1700).
честве партономистов, в истории её номенкла- Общий принцип образования сущностных
туры они стали первыми последовательными (истинных) многословных таксономических
номиналистами. названий-фразем поначалу находил оправда-
Разумеется, использование описательных ние с точки зрения эссенциализма как онто-
таксонимов, указывающих те или иные осо- эпистемологической основы ранней систе-
бенности организмов, не было абсолютным матики. Однако со временем он стал обузой:
правилом в схоластической систематике. На- значительное расширение представлений о
ряду с ними, как и в гербалистике, фигуриро- таксономическом разнообразии животных и
вали названия иной мотивировки — например, растений автоматически требовало значитель-
метафорические, среди них много заимство- ного удлинения описательных таксонимов,
ванных из фолк-систематики или из античных которые оказывались всё менее операбельными,
классиков (например, Сapsella bursa pastoris, т.е. нарушающими одно из ключевых условий
пастушья сумка). Другим случаем очевидного прагматики языка. С точки зрения последней и
отступления от сущностной трактовки являются функции классификации как информационно-
названия-эпонимы, даваемые в честь тех или поисковой системы («системы памяти», см.
иных персон — коллег, меценатов, политиков: Cain, 1958), значение которой неоднократно
этот обычай был унаследован от гербалистов. подчёркивали (разумеется, в иных словах)
Наглядным примером массового применения «отцы систематики» схоластического перио-
эпонимических названий может служить кни- да, многословная структура таксономических
га известного французского ботаника Шарля названий-фразем имеет два важных недостатка.
Плюмье (Charles Plumier; 1646–1704) «Новые Один из них заключается в том, что такие на-
роды…» (Nova plantarum…, 1703 г.), в которой звания с трудом запоминаются и перестают слу-
многие выделенные им роды растений Нового жить средством коммуникации. Другой заклю-
Света поименованы в честь конкретных лич- чается в том, что разное понимание сущности
ностей (названия говорят сами за себя, многие организмов разными авторами предопределяет
их прообразы упомянуты в настоящей книге): разное их терминологическое обозначение, что
Borbonia, Guidonia, Hernandia, Marcgravia, Plin- выливается в длинные списки синонимов.
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 63
Оба указанных недостатка по вполне по- ническую функцию определительных ключей
нятным причинам многократно усиливаются (Voss, 1952).
по мере расширения представлений о раз- Невзирая на указанный выше очевидный
нообразии организмов; оба в конечном итоге уклон в «методизм» ранней научной система-
устранила уже не раз упоминавшаяся «линне- тики, «коллекторская» традиция нашла в ней
евская реформа». Она положила конец этому своё весьма специфическое и при этом очень
многословию, утвердив в качестве основных важное место. Имеется в виду создание пер-
однословные обиходные названия. Этим был вых ботанических гербариев и зоологических
обозначен переход от сущностной к «умеренно коллекций, приведшее к формированию коллек-
номиналистической» трактовке таксонимов: ционного дела и превращению систематики в
слова остались словами, но утратили сущност- «музейную науку». Следует подчеркнуть, что
ную семантическую нагрузку — т.е. перестали это новое для того времени веяние не было
значить, превратившись просто в «этикетки». чем-то «инородным» для формирующегося ра-
В качестве любопытного примера той зада- ционального естествознания. С одной стороны,
чи, которую призвана была решить названная «отчуждёние» организмов от естественной сре-
реформа, можно привести выдержку из письма ды их обитания действительно способствовало
одного из ранних корреспондентов Линнея — их превращению в мёртвые экспонаты, целые
немецкого ботаника Йохана-Якоба Диллениуса или разъятые на части, которые размещались на
(Johann Jacob Dillenius; 1687–1747), писавшего листах, в коробках, шкафах в определённом по-
следующее: «В последнем вашем послании я рядке. С другой стороны, эти первые собрания
обнаружил растение, собранное на Карловом образцов «мёртвой Природы» (Nature Morte)
острове (Stora Carlsöen) у побережья Готланда, для их создателей и исследователей были ничем
которое вы обозначили как Polygonum erectum иным как наглядным воплощением метафоры
angustifolium floribus candidis Менцелиуса или «Книги Природы» (�����������������������������
Ogilvie����������������������
, 2006). Согласно это-
Caryophyllum saxatilis foliis gramineis umbellatis му размещение гербарных листов и коллекци-
corymbis Баугина; я против этого не возражаю. онных экземпляров не было произвольным: оно
Но это несомненно Lychnis alpina linifolia должно было наглядно представлять названную
multiflora perampla radice Турнефора» (цит. по: «Книгу», в том числе для педагогических це-
Smith, 1821, р. 122–123). В настоящее время это лей (Lourenço, 2003). Так постепенно вполне
растение известно под простым линнеевским случайные наборы «диковин» превращались
названием Gypsophila fastigiata (качим). в упорядоченную систему коллектирования и
Для ранней систематики, вооружённой хранения, подчинённую идее Естественного по-
логической родовидовой схемой и преимуще- рядка или Естественной системы (Farringthon,
ственно сущностным толкованием названий, 1915; Gunther, 1922). Такому же порядку стали
весьма характерным способом представления подчиняться и некоторые наиболее продви-
рангового соподчинения таксонов стало «дере- нутые в научном плане ботанические сады:
ва Порфирия» (о нём см. гл. 3). Впервые такие например, знаменитый Королевский сад в
древовидные конструкции стали появляться в Париже, стараниями его первого директора Б.
поздних травниках, но наибольшего развития де Жюсьё (о нём. см. гл. 6) ставший «живым во-
они достигли именно в рассматриваемый пе- площением» Естественного порядка растений.
риод. Следует обратить внимание на то, что на Примечательно в этой связи, что его современ-
этих схемах в узлах деревьев обычно указаны ник известный английский ботаник Джон Хилл
признаки, составляющие основание деления (John Hill; 1716–1775), прославившийся своими
данной группы на подгруппы следующего ран- многотомными трудами (Stearn, Hill, 1967),
га. В рамках эссенциалистской парадигмы эти характеризовал ботанические сады как своего
перечни признаков обычно служат истинными рода «живые травники» (Hill, 1759).
названиями тех таксонов, которые выделяются Начала музейно-гербарной (в современном
в соответствующих узлах и затем воспроиз- понимании) традиции закладывались ещё на за-
водятся в текстовой части классификации. кате эпохи травников; среди наиболее заметных
Начиная с середины XVIII в. подобные схемы фигур в этом деле был итальянец Лука Гини
стали обозначать как «искусственные систе- (Luca Ghini; 1490–1556) — врач и фитограф,
мы», противопоставляемые «естественной»; в разработавший первые стандарты гербариза-
современной систематике они выполняют тех- ции (Декандоль, 1838; Sachs, 1906; Головкин,
64 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
2004). На гербарные образцы отчасти опирался объёма (Bauhin, Cherler, 1619); вышедшее
Геснер при написании «Истории ботаники»; после смерти Й. Баугина второе издание, на
также он собирал высушенные части живот- титуле которого, кроме него, значатся ещё три
ных для «Истории животных…» (Kusukawa, автора, трёхтомное, представляет собой вполне
2010). Разумеется, среди фитографов с более типичный иллюстрированный травник с об-
натуралистическим складом ума, в том числе ширными описаниями видов растений (Bauhin
и весьма авторитетных, были такие, кто скеп- et al., 1650–1651).
тически относился к этому новому веянию, в По своему значению и признанию Баугин-
их числе, например, Клюзий. Однако ближе к младший намного превосходит старшего. Как
концу XVI века коллекции — частью «мёрт- только что отмечено, по многим признакам
вые» (гербарные, музейные), частью «живые» его можно считать переходной фигурой между
(сады, парки, зверинцы) — стали уже весьма гербалистикой и следующей за ней ранней на-
значимой частью фито- и зоографии: многие учной систематикой (Larson, 1971; Cain, 1994a;
систематические штудии, ставшие классикой Куприянов, 2005). С одной стороны, у него со-
XVII–XVIII вв., подготавливались во многом хранилось достаточно черт, присущих авторам
на основании именно такого рода материалов травников. Так, он остался во многом верен
(Sachs, 1906; Ogilvie, 2006). А начиная с XIX в. «комментаторской» традиции, обозначив один
важной составляющей музейного (гербарного) из своих трудов как «указатель к Феофрасту,
собирательства и хранительства стал метод Диоскориду, Плинию». От гербалистов Баугин
типа, один из ключевых в современной таксо- унаследовал и едва ли чёткое понимание и
номической номенклатуре (Уэвелл, 1867; Farber, эксплицитное изложение метода (алгоритма)
1976; Павлинов, Любарский, 2011). классифицирования и именования растений:
Очевидно, что переход от эпохи травников и то, и другое весьма непостоянно и несёт
(протосистематика) к раннему этапу научной отчётливый отпечаток фолк-систематики и
систематики происходил не вдруг, но постепен- гербалистики (Atran, 1990). С другой стороны,
но. На рубеже Возрождения и Нового времени в ему как одному из первых представителей за-
формировании описательного метода классиче- рождающейся систематики Нового времени, в
ской систематики ключевое значение имели два отличие от гербалистов, уже присуще весьма
фитогрофа — К. Баугин и Цезальпин. Баугин рациональное отношение к Природе вообще
творил уже в эпоху Нового времени, но тяготел и к живым существам в частности. Так, он по
в значительной мере к травнической традиции большей части исследовал растения не в приро-
и потому обычно считается её завершителем. де, а в собранном им и его учениками гербарии,
Труды Цезальпина, напротив, укладываются во поэтому основу его описаний составляли не
временные рамки Возрождения, но он уже не- натуралистические заметки, как у Корда, и не
сомненный систематизатор-«методист». Как бы сборники рассказов о «всём и вся», как у Гес-
там ни было, оба они обозначили, каждый по- нера, а описания морфологических признаков,
своему, переход от «коллекторской» традиции почерпнутых из гербарных образцов.
к «методической» — от сбора сведений о расте- Среди трудов Баугина наиболее значимы два
ниях к методической разработке Естественной — ранний «Образ представления ботаники…»
системы, которой подчинена «природа» этих (Pinax theatri botanici…, 1596 г.; его конспек-
растений. тивная версия — Phitopinax, seu enumeratio
Предваряя характеристику вклада в систе- plantarum�����������������������������������
…, 1596 г.) и более позднее «Введе-
матику знаменитого швейцарца Каспара Боэна ние в представление ботаники…» (Prodromus
(Баугина) (Gaspard Bauhin; 1560–1624), прежде theatri botanici…, 1620 г.). По содержанию
следует упомянуть его старшего брата Йоганна и структуре «Введение…» написано вполне
Боэна (Баугина) (Johann Bauhin; 1541–1613), ко- в стиле продвинутых травников: оно богато
торый также был врачом и фитографом (Legré, иллюстрировано, достаточно короткие тексты
1904), его перу принадлежит труд «Новая об- можно считать лишь пояснениями к рисункам
щая история растений…» (Historiae plantarum (Bauhin, 1620). В отличие от этого, «Образ…»
generalis novae…, 1619 г.). В первом издании, едва ли можно называть травником: это доста-
подготовленном совместно с французским точно сухое и строгое описание групп растений
коллегой Жаном-Анри Шерлером (Jean-Henri и их признаков, ввиду отсутствия иллюстраций
Cherler; 1570–1610), это каталог небольшого предназначенное главным образом для их «сло-
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 65
весного» опознавания (Bauhin, 1596). Баугин
здесь представляет растительные объекты не
ради их описания, а как средство для их клас-
сифицирования: автор «Образа…» не столько
фитограф-«коллектор», сколько «методист»
— не собиратель сведений о растениях, а их
каталогизатор (Bartlett, 1940; Dayrat, 2003). Это
подчёркнуто полным названием данного труда,
где прямо указаны его приоритеты: методи-
ческое описание растений согласно их родам
и видам, приведение правильных названий и
синонимов. Тем самым по форме и отчасти
по содержанию он вполне отвечает начавшей
складываться манере ограничивать описания
растений лаконичным указанием их существен-
ных диагностических признаков.
«Образ…» и «Введение…» организованы
иерархически: они разделены на книги, при-
чём в первой большинство из них обозначено
только номерами (за исключением немногих,
например, De Bulbosis), во «Введении…» все
они обозначены названиями групп растений Рис. 9. Титульная страница книги «Προδρομοs the­at­
(например, De�������������������������������
���������������������������������
������������������������������
Graminibus��������������������
, ������������������
De����������������
���������������
Tanaceto�������
). Кни- ri…» К. Баугина (1620 г.)
ги, в свою очередь, поделены на секции, из Fig. 9. The title page of the book “Προδρομοs theatri…”
которых одни обозначены однословно (напри- by C. Bauhin (1620)
мер, Nymphaea), а другие — через перечень
входящих в них родов. Вероятно, у Баугина сада в Монпелье, подготовленном современни-
секции появляются впервые в биологической ком Баугина Пьером Бельвалем (Pierre Richer de
литературе, их по рангу можно соотнести с Belleval; 1562–1632), все полные родовидовые
более поздними порядками/отрядами или се- таксонимы биномиальные латино-греческие
мействами. Во многих секциях «заголовочно» (Amoreux, 1786; Stearn, 1959).
выделены группы без указания ранга: они обо- Большое внимание Баугин уделял стандар-
значены одно- или двухсловными таксонимами тизации родовых и видовых названий: многие
(например, Brunella, Hedera Terrestris) и по предложены им самим, обычно через латинский
всей очевидности соотносимы с собственно перевод исходно греческих или народных.
родами в понимании Турнефора и Линнея. Не- Старые же «классические» названия у Баугина
которые (вероятно, монотипические) «низшие» обычно фигурируют лишь в списках синони-
роды приведены без видов (например, Herba мов. Этим он заложил своеобразную, хоть и
Molucana), в политипических родах видовым недолгую, традицию менять таксонимы, пред-
спискам могут предшествовать подзаголовки ложенные предшественниками, на собственные,
(например, Nymphaea ejusque species), делящие с его точки зрения более подходящие: ей следо-
их на «ближайшие» роды. Виды приводятся вали Турнефор, Линней.
в пронумерованных списках, их собственные Между трудами Баугина и более поздних
имена (эпитеты) чаще всего даны в латин- систематизаторов имеются существенные раз-
ском написании, реже в греческом (например, личия, вполне понятные, принимая во внимание
Solanum μελανοκέρασον). Частично двуязычный его «травнические» корни. Так, хотя Баугин
характер текста у Баугина виден из того, что достаточно последовательно различает ранги
первые слова названий его основных трудов «секций», «родов» и «видов», они у него не
исходно даны в греческом написании (Πιναζ и имеют будущего линнеевского фиксированного
Προδρομοs) (рис. 9). Впрочем, для травников, понимания, выводимого из комбинаторики ана-
к стилистике которых отчасти тяготеет Баугин, томических признаков. В частности, в некото-
такое двуязычие не было чем-то необычным: рых «высших» родах (напрмер, в Tulipa) он вы-
например, в каталоге растений ботанического деляет «низшие» роды (Tulipa praecox simplicis,
66 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Tulipa praecox varia и т.д.), в пределах которых в был преимущественно «каталогизатором», не
свою очередь выделяет «виды» (Tulipa praecox помышлявшим о каких-либо нововведениях в
lutea, Tulipa praecox rubra, соответственно), что ботанической системе вообще и в номенклатуре
отражает вполне схоластическую природу его в частности (Bartlett, 1940). Сказанное, разуме-
иерархического метода. На этом основании А. ется, не относится к его новым названиям,
Кэйн, посвятивший данному вопросу специ- которых было более чем достаточно; видимо,
альную работу (Cain, 1994а), предпочитает по этой причине его обычно объявляют зачина-
обозначать такие категории у Баугина не стан- телем ботанической систематики (Sachs, 1906).
дартными, а модифицированными терминами: И всё же, вопреки этому вполне устоявшему-
не «род» (genus), а «как-бы-род» (generoid); не ся мнению, в деле выработки естественного
«вид» (species), а «как-бы-вид» (speciate). метода, включающего правила образования
Поскольку большинство таксонов у Баугина таксономических названий и фиксации рангов,
обозначено описательными таксонимами в фор- место Баугина представляется весьма скром-
ме фразем, они приведены без дифференциаль- ным, лавры прямого предтечи «линнеевской
ных диагнозов. Родовые названия у него обычно реформы» ему едва ли пристали (Уэвелл, 1867;
включают существенные части названий входя- Larson, 1971; Cain, 1994а).
щих в них видов: например, род, объединяющий В отличие от Баугина, живший несколько
виды Cyperus rotundus esculentus angutstifolius и раньше него итальянец Андреа Чезальпино
Cyperus rotundus esculentus latifolius, обозначен (Цезальпин) (Andrea Cesalpino, лат. Andreas
как Cyperus esculentus. В последующем это при- Caesalpinus; 1519–1603) — философ, врач и
ём будет оформлен Турнефором и Линнеем как естествоиспытатель, ученик Гини — в истории
уже упоминавшееся общее правило, согласно систематики предстаёт именно как первый
которому истинное название рода не должно реформатор-«методист» в полном смысле этого
противоречить признакам его видов. слова (Уэвелл, 1867; Павлинов, Любарский,
В отношении видовых названий Баугин 2011), за что он был удостоен Линнеем в «Фило-
в предисловии к «Phitopinax…» специально софии ботаники…» (§ 54) титула «первого
указывает, что виды одного рода должны на- истинного систематика» (��������������������
Primus��������������
verus��������
�������������
system-
�������
чинаться с одного и того же родового названия. aticus). Он пришёл в ботанику как аристотелик-
Так, в «низшем роде» Lampsana он выделяет логик с тем, чтобы обратить её в «истинную
виды Lampsana quibusdam Napium и Lampsana науку», дав ей «истинный метод» (Larson,
sylvatica. Эту норму закрепили всё те же Тур- 1971). Суть последнего, как отмечено выше,
нефор и Линней, после которых она станет заключается в том, чтобы, следуя родовидовой
одним из важнейших правил таксономической схеме деления понятий, классифицировать рас-
номенклатуры. Однако в немалом числе слу- тения по их «природе», а не по их значению для
чаев сам Баугин от этого правила отходит: так, человека. Соответственно, в главном сочинении
в «низшем роде» Clematitis Indica quae lignum Цезальпина «16 книг о растениях…» (De plantis
Colubrinum он обозначает следующие видовые libri XVI…, 1583 г.) (рис. 10) впервые рассмо-
формы: Clematitis Indica spinoia…, Clematitis трена и частью применена указанная схема и
malabarensis…, Colubrini lignitertium…, Radex последовательно использованы логические
quaedem…. На этом основании можно полагать, категории рода, вида и отличия. Тем самым на-
что у Баугина родовые и видовые таксонимы, званный труд положил начало формированию
вероятно, разобщены семантически: они про- долиннеевской систематики схоластического
сто обозначают соответствующие растения, толка, которую поэтому иногда обозначают как
а не указывают их родовую соподчинённость «эпоху Цезальпина» (Уэвелл, 1867).
(Bartlett, 1940). При этом собственно видовые «Методический» характер труда Цезальпи-
эпитеты у него чаще всего являются многослов- на, в отличие от травников, проявился в том,
ными фраземами (например, Bulbus eriophorus что основное внимание он уделяет не описанию
Peruanus, Narcissus angustifolius albus minor, родов и видов растений, а рациональному вы-
Clematitis Indica foliispersica fructu Periclymeni), бору основания (fundamеntum divisionis) для
в них вовсе не просматриваются признаки бу- их рационального же классифицирования. При
дущей биномиальной номенклатуры. этом Цезальпин исходит из того, что в качестве
Подобно подавляющему большинству своих такого основания нужно рассматривать не
предшественников и современников, К. Баугин «акциденции» (значение для человека, место
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 67
произрастания, «темперамент» и т.п.), а «эссен-
ции» — анатомические структуры, играющие
важную роль в жизнедеятельности раститель-
ного организма посредством интимной связи
с его «душой». Этот аристотелев подход к
дифференциальному взвешиванию признаков
принципиально отличает метод Цезальпина
от травнической традиции; в какой-то мере он
будет воспроизведён на рубеже XVIII–XIX вв.
в методе ранжирования признаков француз-
ского ботаника Жюсьё (см. гл. 6). Впервые для
ботанической систематики в таком качестве
сознательно и последовательно в «16 книгах…»
утверждены признаки фруктификации: этим
Цезальпин заложил одну из традиций схола-
стической ботанической систематики, привер-
женцев которой Линней назвал «фруктистами»,
в противоположность «короллистам». Следует
также отметить, что Цезальпин первым заявил,
что описание анатомических структур должно
основываться на их «числе, положении и фор-
ме» (numerus, situs, figura; Cesalpino, 1583, p.
29); вслед за ним это повторит Линней.
Важной частью естественного метода Це-
зальпина, в отличие от мнения неоплатоников
и ранних схоластов о фундаментальности вида,
является отчётливый перенос акцента на роды: Рис. 10. Титульная страница книги «De plantis…» А.
вполне в духе Боэция он утверждает, что «если Цезальпина (1583 г.)
перепутать роды, неизбежно перепутается всё» Fig. 10. The title page of the book “De plantis…” by A.
(Cesalpino, 1583, p. [4]): эту его максиму Линней Caesalpinus (1583)
воспроизведёт в одном из своих канонов («Фи-
лософия ботаники…», § 159). Таким образом, му результат применения «истинного метода»
с точки зрения натурфилософии Аристотеля у Цезальпина не представлен как оформленная
и его ранних последователей-неоплатоников, классификация, но деление его труда на книги,
для которых основной была категория вида, главы и секции вполне может пониматься как
Цезальпин был не вполне «аристотеликом». некое представление цезальпиновой системы,
Однако в его позиции нет ничего удивительного, что обычно и делали систематики XVII–XVIII
если принять во внимание, что именно родовая вв. (Bremekamp, 1953; Sloan, 1972). В силу
категория является стержневой в классификаци- малого интереса к практической систематике
онной схеме схоластов, которая выстраивается в Цезальпин почти не ссылался на фитографов —
форме иерархии родов разного ранга (уровней и те платили ему непризнанием. В частности,
общности). Вслед за Цезальпином категорию Баугин, знавший основной труд Цезальпина,
рода используют в качестве основной и многие едва ли понял суть его метода и считал, что
другие творцы систематики Нового времени — тот лишь запутывает истинных ботаников (см.
Рэй, Турнефор, отчасти Линней. Bremekamp����������������������������������
, 1953). По этой причине те исто-
Аристотелик Цезальпин, подобно самому рики ботанической науки, которые склонны
Аристотелю, занимался главным образом не связывать её становление главным образом
таксономией, а партономией (= мерономией), с разработкой конкретных классификаций,
т.е. «наукой о частях» (Arber, 1950; Уранов, полагают, что, несмотря на значительные ин-
1979). Собственно систематизация растений теллектуальные усилия, вклад Цезальпина в
его не особо занимала: он указывает роды по развитие систематики невелик (Sachs, 1906;
мере того, как рассматривает и классифицирует Miall����������������������������������������
, 1912). Разумеется, такая оценка не со-
разнообразие анатомических элементов. Поэто- ответствует действительности.
68 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
система влиятельного французского гуманиста
и логика Пьера Рамэ (Pierre de la Ramée; лат.
Petrus Ramus; 1515–1572), несколько отличная
от аристотелевой в части силлогистики, но сход-
ная в части родовидовой схемы. Залужанский
следует строго дихотомическому дедуктивному
делению, дающему развёрнутую иерархи-
ческую классификацию растений — точнее,
определительные ключи, проиллюстрирован-
ные «деревьями Порфирия», в которых для
всех шагов деления указаны соответствующие
differentiae (Zaluz������������������������������
i�����������������������������
ansky, 1592). Его номенклату-
ра, как и у Цезальпина, последовательно бино-
миальная: вынесенные на поля книги родовые
таксонимы однословные (например, Panicum,
Robur), видовые — двухсловные (например,
Arundo vulgaris, Ochrus sylvestris); очерки родов
снабжены списками синонимов из Диоскорида,
Плиния и др. Примечательно, что, в отличие от
Цезальпина, основной заботой Залужанского
является не «философическое», а дидактиче-
Рис. 11. Титульная страница посмертно изданной кни- ское обоснование своего метода — сделать его
ги «Opuscula botanico-physica…» Й. Юнга (1747 г.) как можно понятнее для начинающих (Ogilvie,
Fig. 11. The title page of the post-mortem published book 2006). Этот дидактизм займёт важное место в
“Opuscula botanico-physica…” by J. Jung (1747) трудах многих систематизаторов рассматривае-
мой эпохи.
Вопроса о названиях растений Цезальпин Сходным по характеру интересов и вкладу в
также специально не касался — он не входил в систематику был немецкий философ, математик
круг его прямых интересов. Это, в частности, и медик Йоахим Юнг (Joahim Jung, лат. Jungius;
видно из того, что многие книги и главы его 1587–1657). Он предпринял во «Введении в
труда просто пронумерованы, но не названы размышления…» (Isagoge phytoscopica…, 1649
(Genera innominata); впрочем, есть исключения: г.) следующую после Цезальпина и при этом
так, вторая книга названа De Arboribus. Однако более успешную попытку разработать чёткие
по крайней мере в указателе чётко и недвусмыс- формулировки ��������������������������������
differentia���������������������
е родов растений, по-
ленно видна биномиальная номенклатура: все нимаемых в логическом смысле, исходя из того,
родовые таксонимы однословные, все полные что «книга Природы написана языком чисел и
видовые — двухсловные (название ближайше- геометрических фигур». Основным содержа-
го рода + видовой эпитет). Так что если кому нием метода Юнга является «строгое деление
и отдавать «пальму первенства» в начальной истинных родов на виды по их различиям со-
разработке современной биномиальной но- гласно правилам логики». Его идеи сведены
менклатуры, то это скорее всего будет именно воедино в более позднем посмертно опублико-
Цезальпин. ванном труде, известном как «Краткое введение
Разработка методических начал зарождаю- в ботанику…» (Opuscula botanico isagogu…)
щейся систематики на рубеже XVI–XVII вв. или «Краткая ботанико-физика…» (Opuscula
была, что называется, «велением времени». Об botanico-physica…, 1747 г.) (рис. 11).
этом свидетельствует тот факт, что почти одно- Первая часть труда посвящена подробному
временно с Цезальпином и, по всей очевидности, изложению метода партономии, включающе-
независимо от него аналогичную логическую го выделение базовых элементов в строении
схему к классификации расте­ний применил разных частей растений, их достаточно фор-
богемский врач и ботаник-систематизатор Адам мализованные определения и сведение всего
Залужанский (Adam Zalu­žiansky; 1558–1613) в многообразия последних к немногим комби-
книге «Три книги о методе…» (������������
Methodi�����
her-
���� нациям, допускающим чёткие немногословные
bariae…, 1592 г.). В её основе лежит логическая диагностические описания — некое подобие
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 69
математических формул (Jung, 1747). Со ссыл- поисковой системы). Таким образом, труд Юнга
кой на Цезальпина он достаточно подробно представляет собой ранний образчик весьма по-
разбирает вопрос о сущностных (essentiae) и следовательной биномиальной номенклатуры,
случайных (accidentiae) свойствах растений, хотя и не подведённой эксплицитно под общее
относя к первым их собственные структуры правило.
(листья, цветы, плоды и т.п.), ко вторым — не- Собственно ботанической классификации
собственные (значение для человека, место Юнг не оставил, с точки зрения таксономии
и время произрастание и т.п.). Вслед за этим основным результатом применения его метода
следует важный раздел, в котором дано описа- является классификационное дерево, на ко-
ние метода «формульного» определения родов тором внутренние узлы и концевые вершины
и частью видов растений согласно логической обозначены краткими признаковыми «формула-
схеме «Genus et Species differentiae» по каждому ми». Тем не менее, сам его подход существенно
из выделенных Юнгом оснований деления. По повлиял на дальнейшие изыскания ботаников-
всей очевидности, работу Юнга можно рас- «методистов» XVII–XVIII вв., что признают
сматривать как первый опыт использования многие историки (Sachs, 1906; Arber, 1950). В
элементов «универсального» языка науки для частности, канон К. Линнея, согласно которому
таксономических описаний (см. гл. 7). «любая особенность признака… должна быть
Значительная часть указанного труда посвя- вскрыта на основе числа, формы, соразмерно-
щена фитонимии (раздел «������������������
De����������������
Nominibus������
���������������
Plan-
����� сти и положения всех отличительных частей
tarum»): здесь Юнг со ссылками на Ривинуса, плодоношения» («Философия ботаники…», §
Лобелия, Додонэя, Маттиоли и др. рассматри- 167), восходит к методу Юнга, который, впро-
вает вопрос о том, как правильно образовывать чем, сам во многом обязан Цезальпину.
родовые и видовые названия-эпитеты на морфо- Во второй половине XVII в. значительный
логических, географических, эпонимических и вклад в развитие «методической» системати-
иных основаниях. Он отрицательно относится ки внёс шотландец Роберт Морисон (Robert
к увлечению старыми названиями и составле- Morison; 1620–1683), который, пожалуй, впер-
нию обширных списков синонимов, многие из вые осмысленно применил метод Цезальпина—
которых (для него) «ложны» и должны быть от- Юнга к классификации растительных организ-
вергнуты. В качестве некоего приложения этих мов не только как логик, но и как ботаник. Этот
своих соображений в следующей части книги опыт Морисона оказал существенное влияние
Юнг приводит обширный алфавитный список на представления Дж. Рэя о естественном ме-
родовых названий растений. Все таксонимы у тоде (о нём см. далее). Первый из его трудов
него заимствованные: Юнг скрупулёзно указы- «Предварение ботаники» (Praeludia botanica,
вает источники, причём отмечает и некоторые 1669 г.) представляет собой типичный каталог:
синонимы цитируемых авторов. его значимость определяется обширными спи-
Здесь особо важно отметить, что в началь- сками синонимов, которыми Морисон снабдил
ных списках, открывающих каждую литеру, все таксоны растений, приведённые им в пер-
родовые названия почти всегда однословные вой части книги (Morison, 1669). Другая книга,
(Aconiti, Centaurii, Fumariae), а если двухслов- обыкновенно почитаемая за основной труд
ные, то не как описательные, но как устойчивые Морисона, — «Новое распределение зонтич-
словосочетания (например, Dentis Leonis). В ан- ных…» (Plantarum umbelliferarum distributio
нотированных списках полные названия видов, nova…, 1672 г.), она представляет собой важный
как и у Баугина, начинаются с родовых назва- образчик «методического» подхода к изложе-
ний, но, в отличие от последнего, почти всегда нию системы растений. В одном из вводных
двухсловные (Gratiola Minor, Hyacinta Poetici), разделов кратко изложено содержание мето-
реже трёхсловные (Jacea Lutea Spinosa). Эти да, ядро которого составляет классификация
одно- или двухсловные видовые эпитеты чаще растений по сродству на основании строения
всего представляют собой те фрагменты много- плодов; соответственно этому книга поделена
словных названий-фразем прежних авторов, на главы, главы — на «роды». Одна из приме-
которые Юнг считает наиболее подходящими. В чательных особенностей книги состоит в том,
отличие от Залужанского, у Юнга эти названия что она богато иллюстрирована древовидными
приведены в основном тексте (составляют со- схемами — не одним–двумя, как в некоторых
держание раздела), а не на полях (как элементы поздних травниках или у Юнга, а фактически
70 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
введение в царство растений…» (Introductio
generalis��������������������������������������
in�����������������������������������
�������������������������������������
Rem�������������������������������
����������������������������������
herbariam���������������������
������������������������������
…, 1690–1699 г.), из-
данным тремя книгами под общим названием
«Порядок растений…» (Ordo Plantarum…).
В отдельно выпущенном вводном разделе
этого труда Ривинус подробно излагает свой
систематический метод, особенно его номен-
клатурный аспект (Rivinus, 1696) (рис. 13).
При построении системы высших категорий
растений Ривинус использует признаки цветка
как единое основание деления и следует строго
дихотомическому алгоритму, представленному
в форме «дерева Порфирия». Для обозначения
первого шага деления он вводит надродовую
категорию порядка/отряда, которую до этого
иногда использовал Геснер; у Ривинуса данная
категория эквивалентна классу у Турнефора
и Линнея. Эти порядки/отряды он делит на
Рис. 12. Древовидная схема из книги «Plantarum umbe­l­
liferarum…» Р. Морисона (1672 г.) — вероятно, на­
«высшие» и затем на «низшие» роды, которые
иболее раннее подобие генеалогической схемы в имеют такой же вполне схоластический смысл,
биологической литературе как и несколько позже у Рэя.
Fig. 12. Tree-like scheme in the book “Plantarum umbe­ Номенклатура Ривинуса представляет со-
lliferarum…” by R. Morison (1672), which is probably бой весьма продвинутый вариант в сравнении
the earliest appearence of a kind of genealogical tree с гербалистами и с Баугином: её на полном
publi­shed in biological literature основании можно считать подлинным и пря-
мым ранним предвестником «линнеевской
для каждой главы книги (Morison, 1672): такое реформы» второй половины XVIII в. В «Общем
представление классификаций у последовате- введении…» он прежде всего рассматривает
лей Морисона (Ривинус, Рэй, Маньоль и др.) проблемы, связанные с использованием раз-
станет нормой. Более того, в конце текстовой личных обозначений одних и тех же растений
части названной книги, по-видимому, впервые (синонимия) и одинакового обозначения разных
для систематической литературы отношения растений (омонимия) у прежних фитографов.
между родами представлены в форме некой ге- Основные его требования к названиям бота-
неалогической схемы, показывающей сродство нических таксонов таковы: универсальность
форм (рис. 12): подобные схемы стали входить (universalis), выразительность (clara), особость
в обычай систематики лишь начиная с первой (distincta), постоянство (constans). Ривинус
половины XIX в. (O’Hara, 1991, 1996; Павлинов, вводит несколько общих правил, впервые ре-
Любарский, 2011). В «Новом распределении…» гламентирующих способы образования и при-
названия родов одно-, двух- или многословные; своения названий. Первый и наиболее важный
в приписываемой Морисону более поздней из них звучит так: «столько отдельных родовых
книге «Скиаграфия естественной истории…» имён растений, сколько есть отдельных родов»
(Historiae naturalis sciagraphia…, 1720 г.), где (Rivinus, 1696, p. 56). Согласно этому принципу,
представлена система растительного мира который в лингвистике обозначается как моно-
главным образом по признакам фруктифика- семия, каждый род должен обозначаться уни-
ции, почти все роды поименованы однословно кальным названием (Nomen unicum). Вслед за
(Vines, 1913). этим Ривинус вводит ещё два важных правила:
Типичным представителем школы «методи- согласно правилу омонимии из всех растений,
стов» того времени является немецкий медик, которые обозначены данным названием, вы-
преподаватель, отчасти литературовед и глав- бирается то, за которым оно было закреплено
ным образом фитограф Август Бахман (Риви- раньше; согласно правилу синонимии из на-
нус) (August Quirinus Bachmann, лат. Augustus званий, используемых для обозначения данного
Rivinus; 1601–1656). В ботанике он более всего растения, выбирается наиболее подходящее.
известен фундаментальным трудом «Общее Для всех таксонимов предлагается использовать
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 71
только латинизированную форму, даже если они
заимствованы из других языков (прежде всего
из греческого).
Родовые (в самом общем смысле) таксонимы
у Ривинуса однословные, на примере названий
Морисона он показывает их преимущество
перед многословными: вместо Convolvulus
perennis heteroclitus floribus… (всего 9 слов)
предлагается Lupulus, вместо Melitotus siliculis
pendentibus curtis… (всего 7 слов) — просто
Melitotus. Достаточно подробно рассмотрены
правила образования родовых названий: они
могут быть (в современной терминологии)
морфонимами (Bicapsularium, Umbelliferarum,
Unifolium), топо-, эпо-, зоонимами (Armeniaca,
Asclepias, Pedicularis), отражать сходство с
предметами (Cruciata, Sagitta), особенности
биологии (Convolvulus, Filipendula). На видовом
уровне он вслед за Баугином принимает обяза-
тельное правило, согласно которому полное на-
звание вида должно начинаться с названия рода,
к которому данный вид относится. При этом,
если род монотипический, то относящийся к
нему вид Ривинус указывает без видового эпи-
тета; если род политипический, то вид, стоящий Рис. 13. Титульная страница вводного раздела книги
первым в списке, он предлагает также оставлять «Introductio generalis…» А. Ривинуса (1696 г.)
без видового обозначения, все прочие виды Fig. 13. The title page of the book “Introductio generalis…”
обозначает однословными эпитетами, при- by A. Rivinus (1696)
чём не обязательно описательными (Amomum
Plinii, Solanum fruticosum). Таким образом, его лаби (Francis Willoughby; 1635–1672) задумали
номенклатура — достаточно последовательно грандиозный проект по естественной истории
биномиальная. растений (Рэй) и животных (Уиллаби), но из-за
Среди наиболее ярких и известных ранних преждевременной кончины Уиллаби практи-
систематизаторов-«методистов» — английский чески вся работа легла на плечи Рэя. Наиболее
естествоиспытатель Джон Рэй (John Ray, старо- известные и значимые из его трудов в ботанике
англ. Wray, лат. Johannis Raj; 1627–1705), один — «Новая классификация растений…» (������ Metho-
из наиболее авторитетных «отцов системати- dus��������������������������������������������
plantarum����������������������������������
�������������������������������������������
nova�����������������������������
���������������������������������
…, 1682 г.), в которой обсуж-
ки» второй половины XVII – начала XVIII вв., даются основания систематизации растений,
главным образом ботаник, в меньшей степени и трёхтомная «История растений…» (Historia
зоолог, также интересовавшийся идеями есте- plantarum�������������������������������������
…, 1686–1704 гг.) (рис. 14); в зооло-
ственной теологии и отчасти «философского гии — «Обзор четвероногих…» (�������������
Synopsis�����
ani-
����
языка» естествознания (Greene, 1909; Vines, malium quadrupedum…, 1693 г.), а также книги
1913; Sloan, 1972; Raven, 1986; Bryan, 2005). Рэй по птицам, рыбам и насекомым. Эти последние
начинал как гербалист под влиянием Й. Баугина, представляют собой фактически посмертные
но довольно быстро понял, что в рамках трав- издания незавершённых трудов Уиллаби, по
нической традиции нельзя получить истинно натуралистическому содержанию тяготеют к
«философскую» систему растений, отражаю- травнической традиции, отличаясь отсутствием
щую самоё Природу, а не потребности и вкусы описаний фантастических существ и рассказов,
людей. В 60-е гг. он познакомился с методом коими изобиловали многие «животники» того
Цезальпина и Юнга и стал их последователем, времени (Miall, 1912; Mickel, 1973).
обильно цитируя в своих произведениях. Соот- Как систематизатор, Рэй интересен тем, что
ветственно этому новому интеллектуальному в основе его методических изысканий лежит
настрою Рэй и его друг и коллега Фрэнсис Уил- достаточно глубокая натурфилософия. Клю-
72 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
(����������������������������������������������
De��������������������������������������������
�������������������������������������������
variis�������������������������������������
������������������������������������
plantarum���������������������������
��������������������������
methodus������������������
…, 1696 г.): «Сущ-
ности вещей нам не известны. Поскольку всё
наше знание проистекает из ощущений, мы не
знаем ничего о вещах, существующих вне нас,
за исключением тех воздействий, которые они
оказывают на наши чувства… и размышлений
над оными» (Ray, 1696, р. 5).
Для распознавания «естественных родов»
Рэй попытался совместить в едином класси-
фикационном подходе прежнюю схоластиче-
скую схему родовидового членения и будущее
понимание Естественной системы как такой,
которая соединяет организмы по их сродству,
выраженному в сходстве по разным органам.
Схоластическая форма метода Рэя состоит в
том, что для иллюстрации системы растений
он вслед за Морисоном активно использует
классификационные «деревья Порфирия» и по-
следовательно применяет аристотелев принцип
единого основания деления. «Естественное»
содержание его метода состоит в том, что в это
основание Рэй включает несколько анатоми-
ческих структур: у растений — цветы, фрук-
тификации и листья, у наземных позвоночных
животных — конечности и зубы. Причудливое,
но при этом вполне органичное сочетание
противоположных идей Аристотеля и Локка в
рэевом методе обосновывается в разделе вво-
Рис. 14. Титульная страница первого тома книги «Hi­ дной главы, названном «Необходимые условия
storia plantarum…» Д. Рэя (1686 г.) общего метода растений», одного из переизда-
Fig. 14. The title page of the first volume of the book “Hi­ ний «Исправленной классификации…» (������Metho-
s­toria plantarum…” by J. Ray (1686) dus plantarum emendate…, 1733 г.) следующим
образом: «полное определение [вида] состоит
чевым для Рэя является осознание того, что из ближайшего рода и существенного отличия;
«быть единым по природе и быть единым по но сущности вещей неизвестны, а потому также
роду — одно и то же» (Ray, 1696, р. 13), поэтому и их существенные отличия. Однако поскольку
основная задача естественного метода состоит в из одних и тех же сущностей проистекают одни
том, чтобы научиться распознавать «естествен- и те же качества, функции, а равно и другие
ные роды». Тем не менее, на уровне онтологии второстепенные особенности, не может быть
первичными для него, по всей вероятности, более надёжного показателя существенного, а
являются не роды, а виды: в «Истории расте- тем самым и родового единства, чем согласие
ний…» он пишет, что «число видов в природе по многим общим признакам. т. е. по сходству
строго определено [ибо] Бог прервал на шестой во многих частях и свойствах» (Ray, 1733, р. 6).
день свой великий труд — сотворение новых По поводу содержания своего метода Рэй остро
видов» (Ray, 1686). Философскую основу его полемизировал с Ривинусом и Турнефором;
метода составляют идеи уже упоминавшегося позже его идеи высоко оценил один из осно-
философа-эмпирика Дж. Локка, под влиянием воположников «естественной систематики»
которых в английском естествознании XVII в. XIX в. О.-П. де Кандоль. Последний писал, что
сформировалось заметное «анти-аристотелево» «Methodus plantarum…» основан на истинных
настроение (Sloan, 1972; Slaughter, 1982). Это принципах естественного метода, согласно
влияние со всей отчётливостью видно из сле- которому «внимание по возможности должно
дующего пассажа Рэя в его небольшом, но очень уделять всем и всяческим частям [растений]
важном труде «О разных системах растений…» без того, чтобы какой-то одной отдавать пред-
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 73
почтение перед другими» (DeCandolle, Sprengel,
1821, р. 311).
Следует подчеркнуть, что в методе Рэя при-
сутствуют оба аристотелевских понимания рода
и вида — и как группы организмов, и как выде-
ляющей её сущности. В частности, в работе «О
вариациях растений…» (De variis plantarum…,
1696 г.) Рэй в стиле аристотелевских «Частей
животных» пишет о видах семян, видах частей
цветка и т.п. Из этого можно заключить, что
признаваемые им роды и виды растений и жи-
вотных являются в основном логическими, а
не биологическими в современном понимании
(Raven, 1986; Hopwood�����������������������
, 1959). Данное обстоя-
тельство важно иметь в виду, поскольку Рэя
традиционно считают чуть ли не родоначаль-
ником (по крайней в рамках Нового времени)
так называемой «генеративной» (более узко
— биологической) концепции вида (Скворцов, Рис. 15. Классификационное «дерево Порфирия» из
1967, 2005; Wilkins, 2010). книги «Synopsis animalium…» Д. Рэя (1693 г.)
Схоластическая сторона метода Рэя, имею- Fig. 15. Classification “tree of Porphyry” in the book “Sy­
щая отношение к номенклатуре, проявляется в nopsis animalium…” by J. Ray (1693)
следующих особенностях. Все «заголовочные»
категории он называет родами, ранжируя их как языка» науки, упомянутого выше (Sloan, 1972;
«первичные», «вторичные», «третичные». Каж- Slaughter, 1982; Stearn, 1986; см. гл. 7). Для него
дый род соответствующего ранга он сна­бжает Рэй подготовил классификационные таблицы в
«деревом Порфирия» (в скобочной форме), на древовидной форме по нескольким группам рас-
котором указано иерархическое соподчинение тений. На развитии собственно систематики эта
родов следующего более низкого ранга, для них сторона деятельности Рэя едва ли отразилась,
приведены признаки и указаны типичные пред- но она свидетельствует о том, в какой широкий
ставители (Ray, 1693; рис. 15). Так, в упо­мянутой круг проблем в то время была включена эта
«Новой классификации…» он начинает систему биологическая дисциплина.
растений с выделения следующих первичных В систематических трудах того времени,
родов: морские растения (включая кораллы, наряду с обозначением таксономической ие-
губки), грибы, мхи, сосудистые растения. Одни рархии в терминах родовидовой схемы, доста-
из таких родов обозначены однословно (напри- точно активно использовался ещё один способ,
мер, Fungi, Litophyta), другие — указанием их отчасти развивающий травническую тради-
существенных признаков (например, Herbae цию, — в терминах книжного дела. В данном
Flore Stamineo), таких описательных родовых случае категории обозначаются не как «роды»
названий большинство. Выделяемые «низшие» того или иного ранга, а как разделы книги.
роды (или виды) включены в пронумерованные Своеобразным образчиком такого способа пред-
списки, обозначаются одно-, двух- или трёх- ставления системы организмов может служить
словно (например, Porus, Fungi lapidei, Musci труд английского натуралиста и врача Мартина
marini lapidei). Примечательно, однако, что в Листера (Martin Lister; 1639–1712) «История
«Обзоре четвероногих…» Рэй нередко разделя- английских животных…» (Historiae animalium
ет диагностическое истинное название-фразему Angliae…, 1678 г.), посвящённая некоторым
и собственно обиходное название: например, беспозвоночным (паукообразные и моллюски).
род оленей он обозначает как «Quadrupeda В ней принята следующая иерархия рангов
Ruminantia bisulca cordibus deciduis ramosis, seu (перечислены в нисходящем порядке): Librum,
Cervinum Genus». Pars, Membrum, Capitelum, Titulus. Выделяемые
Интересным эпизодом в научной биографии на каждом уровне группы пронумерованы, обо-
Рэя как «методиста» стала его вовлечённость в значены описательными названиями: например,
один из проектов разработки «философского «Sectio I. De Aranei Muscarum praedtoribus in
74 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Reticulis����������������������������������������
», «������������������������������������
Cap���������������������������������
. II�����������������������������
�������������������������������
. De
���������������������������
Aranei retiariis in spe- но на их полной совокупности: они восприни-
cie…», «Titulus I. Araneus subdlavus, aluo pre- маются чувствами, но не выразимы словами».
cipuè in summa sui parte…» (Lister, 1678). Судя На этом основании в посмертно изданной книге
по этим названиям, Capitelum приблизительно «Новая характеристика растений…» (Novus
соответствует современному родовому рангу, caracter plantarum…, 1720 г.) он вслед за Рэем
Titulus — видовому. критиковал «искусственный» метод Турнефора
Начиная со второй половины XVII в. одним (Alello, 2003).
из признанных центров сообщества система- Структура и номенклатура «Введения …»
тизаторов становится франкоязычная часть Маньоля весьма своеобразны. Как и Баугин, он
учёной Европы, чему предпосылкой послужи- делит свой труд на пронумерованные секции,
ло начинающее формироваться французское каждая из которых обозначена указанием основ-
Просвещение (Dayrat, 2003). В начале стоит ного признака входящих в неё семейств, сами
французский ботаник Пьер Маньоль (Pierre семейства обозначены истинными (диагности-
Magnol; 1638–1715��������������������������
), который в труде «Введе- ческими) названиями-фраземами. Например, в
ние в общую историю растений…» (Prodromus синоптической таблице (оглавлении) четвёртая
historiae generalis plantarum…, 1689 г.) ввёл в бо- секция обозначена как «Sectio Quarta. Familiae
таническую систематику категорию семейства. Florem imperfecta, stamineo…», входящие в неё
В зоологии её впервые использовал несколь- семейства названы «Plantae flora racemosae»,
кими десятилетиями позже прусский политик, «Plantae flora spicatae…» и т.д. В основном
историк и натуралист-любитель Якоб Кляйн тексте для каждого таким образом означенного
(Jacob Theodor Klein; 1685–1759) (Боркин, семейства показана его иерархическая струк-
2009). Для Маньоля эта категория имела весьма тура в скобочной форме «дерева Порфирия» с
глубокий смысл: вводимым термином он под- указанием разделяющих признаков (Folia Latio
чёркивает естественный статус групп, которые ribus, Folia angustioribus и т.д.), низший уровень
выражают «семейное сродство» относящихся иерархии соответствует, по всей очевидности,
к ним организмов, и напрямую сопоставляет родовому (сам этот термин в книге не исполь-
их с семьями в человеческом обществе (���� Sta- зуется), выделяемые на этом уровне группы
fleu, 1963; Alello, 2003; Dayrat, 2003). По этой обозначены одно- или двухсловно (Plantago,
причине позже, начиная с Адансона (см. гл. 6), Cornu cervi и т.д.). Таким образом, строго го-
категория семейства станет одной из основных воря, иерархия и тем более номенклатура у
в таксономической иерархии. Маньоля вполне классические схоластические;
Как и Рэй, Маньоль указывает на то, что для развития «методической» систематики важ-
Система, отражающая естественное сродство, ное (в перспективной оценке) значение имеет
может быть получена только на основании ис- введение категории семейства и обоснование
следования нескольких анатомических струк- их выделения разными признаками.
тур, а не той единственной, которая выражает Одним из крупнейших ботаников-систе­
неведомую «сущность» организма. По всей матизаторов второй половины XVII – начала
очевидности, у него такое понимание есте- XVIII вв. стал младший современник Рэя,
ственного метода также сложилось под влия- соотечественник и ученик Маньоля, научный
нием философских идей Дж. Локка, с которым антипод их обоих Жозеф Питтон де Турнефор
Маньоль одно время довольно тесно общался (Joseph Pitton de Tournefort; 1656–1708), который
(Sloan, 1972; Stearn, 1986). Маньоль считал, что заслужил своими исследованиями почётный
«все части, которые не обслуживают плоды, не титул «отца французской ботаники» (Larson,
более второстепенны [для растения], нежели 1971; Dayrat, 2003). Его основной трёхтомный
конечности второстепенны для животного» труд — «Элементы ботаники…» (Éléments de
(Magnol, 1689). Примечательно, что, выделяя botanique������������������������������������
…, 1694–1695 гг.; лат. перевод назы-
свои семейства, Маньоль полагался скорее на вается Institutiones rei herbariae…, 1700 г.; чаще
общее понимание «естества» и «сродства» в их всего цитируется его третье издание, 1719 г.)
расхожем смысле, чем обосновывал какими- (рис. 16) демонстрирует решительный шаг в
либо формальными рациональными критерия- сторону «линнеевской реформы» в обоих её
ми. Так, он писал, что «имеется определённое разделах — и классификационном (категории),
сходство и сродство многих растений, которые и номенклатурном (названия), главным образом
основаны не на частях, взятых поотдельности, за счёт достаточно чёткого оформления метода
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 75
(���������������������������������������������
Pitton���������������������������������������
…, 1694, 1719). Этот последний несколь-
ко эклектичен, в нём сочетается схоластическая
традиция с будущей «линнеевской реформой».
От первой взят принцип единого основания де-
ления, ограниченного единственной структурой
цветка, соответственно чему Турнефор выстра-
ивает свой метод, обосновывая его в вводной
части «Элементов…» следующим образом: «В
ботанике совершенно необходимо соединять
в группы те растения, которые сходны между
собой, и отделять их от тех, которые не сход-
ны. Это сходство следует выводить из знаков
ближайшего сродства, т.е. из строения какой-то
одной части растения, и не обращать внимания
на знаки более отдалённого сродства» (Pitton…,
1694, р. 13). За это метод Турнефора, как «ис-
кусственный», критиковали как его старшие
коллеги (Рэй, Маньоль), так и представители
более поздней «естественной систематики»
(Адансон, Жюсьё); однако нужно заметить, что
он не следует этому принципу слепо (см. далее).
С другой стороны, если принимать во внимание
основной тренд развития систематики, более
чёткая структуризация иерархии таксонов в
Рис. 16. Титульная страница книги «Institutiones rei
турнефоровой системе выглядит более про-
herbariae…» Ж. Питтона де Турнефора (1700 г.)
двинутой, чем вполне схоластическая у Рэя и
Fig. 16. The title page of the book “Institutiones rei herba­
отчасти у Маньоля. riae…” by J. Pitton de Tournefort (1700)
Указанная иерархия у Турнефора включает
четыре чётко обозначенных ранга со столь же рассматриваемой эпохи; вид Турнефора — это
чётко обозначенным соподчинением: класс, «линнеевский» вид или разновидность.
секция, род и вид. Первые два изредка фигури- Категория рода для Турнефора является
руют у прежних авторов, но до Турнефора они основной — но не как формальная класси-
не имели строго фиксированного положения в фикационная единица родовидовой схемы
таксономической иерархии, вводились как про- со «скользящими» рангами прежних си­сте­
межуточные на самых разных уровнях, иногда матизаторов-схоластов (Цезальпин, Рэй и
чтобы просто показать подразделения внутри др.), а как естественная единица Природы. У
«промежуточных» родов и «высших» видов. Турнефора род чётко отделён как от категорий
Если соотносить эти категории в методе Тур- более высокого ранга, так и от вида, на этом
нефора и прежних авторов, то выстраивается основании его иногда называют «отцом концеп-
такая схема соответствий. Классы у Турнефора, ции рода» в ботанической систематике (Bartlett,
очевидно, соответствует «книгам», на которые 1940; Stuessy, 2008). В первую очередь виды
обыкновенно делили свои объёмные труды группируются в роды, которые характеризуются
гербалисты — вплоть до Баугина; в таком же признаками и именуются надлежащим образом,
смысле, как у Турнефора (высший уровень затем роды объединяются в секции и наконец в
иерархии в пределах царства), класс использу- классы. Таким образом, в методе Турнефора де-
ется в большинстве систем после него. Секции кларированы заметные элементы индуктивного
Турнефора по рангу сходны с теми, которые вы- построения системы, а не строго дедуктивного,
деляют другие систематизаторы — Цезальпин, как в классической родовидовой схеме (Becker
Баугин, Маньоль; по всей очевидности, они et al., 1957; Larson, 1971). Линней в «Философии
соответствуют порядкам/отрядам у Ривинуса ботаники…» отметил, что Турнефор «первым
и Линнея. Родовой ранг соответствует «бли- установил родовые признаки с соблюдением
жайшему» роду схоластов, в таком качестве всех требований науки» (§ 209). Акцентируя
он фигурирует у многих систематизаторов внимание на родах, Турнефор мало интересует-
76 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
ся видовой систематикой, поэтому он склонен ческой ценности. Во всё тех же «Элементах
морфологически обособленные виды возводить ботаники…» он пишет, что «не стоит вопроса
в родовой ранг, что делает его систему весьма о целях природы или о выдающихся качествах
дробной за счёт выделения большого числа частей; скорее, это вопрос нахождения средств
монотипических родов. Это стало заметным во имя разграничения растений со всей возмож-
отступлением от родовидовой схемы схоластов ной ясностью; и если наименьшие из их частей
и в какой-то мере воспроизводством некоторых оказались бы более подходящими, нежели те,
элементов фолк-систематики, в которой число которые называют наиболее выдающимися, им
«родов» обычно завышено в сравнении с числом должно отдать предпочтение» (Pitton…, 1694, p.
«видов». Видовая классификация у Турнефора в 6). В другом месте он повторяет, что «если цветы
основном заимствована у Баугина (Sachs, 1906) и плоды недостаточны для правильного опреде-
и также довольно дробная: в качестве «видов» ления родов, то тогда следует использовать не
обозначены не только собственно видовые только остальные части растений, но даже и
таксоны (в линнеевском понимании), но и, судя второстепенные признаки» (Pitton…, 1719, p.
по структуре и длине многословных названий, 61). Примечательно, что при изложении своей
также многочисленные разновидности. Системы каждую секцию Турнефор начинает
Как и подобает «методисту», Турнефор с родов, которые установлены по «абсолютно
утверждает, что «не применив метод к вещам необходимым» признакам (роды «первого по-
столь разным, каковые в ботанике, нельзя рядка», такие как Ranunculus, Rosa) и завершает
получить ясного представления о Природе» теми, которые выделены по «второстепенным»
(�����������������������������������������������
Pitton�����������������������������������������
…, 1719, ��������������������������������
p�������������������������������
. 54). Правда, в отличие от ис- признакам (роды «второго порядка», такие как
тинных аристотеликов (таких как Цезальпин), Bulbocastanum).
он полагает, что «Природа, как представляется, Отношение Турнефора к таксономическим
совершенна чужда всякому методу» (ibid.); но названиям чуть ли не благоговейное. Он пишет
вместе с тем он уверен, что метод не является в «Элементах ботаники…», что никто иной как
произвольным и «ошибаются те, кто думают, сам «Творец всех вещей одарил нас правом и
что правильное классифицирование и име- способностью давать названия видам» (Pitton…,
нование видов зависит от чьей-то фантазии» 1694, p. 3; очевидно, имеются в виду стихи Быт.,
(ibid.). Как добрый христианин, он уверен, 2: 19–20, на них была ссылка в гл. 2) и что «зна-
что именно «Творец вещей поместил в сами ние растений равносильно знанию их названий,
растения существенные знаки, на основании которые даются им в связи со строением тех или
которых можно наблюдать сходство, присущее иных их частей… <поэтому> изучение растений
видам одного рода. Мы не можем ни изменить следует начинать с их названий» (ibid., р. 1). Он
эти знаки, ни отказаться от их исследования» придерживается строго сущностной трактовки
(ibid.). Эти «знаки» Турнефор видит в строении таксонимов: «идея признака, существенным
цветов и плодов, что после Цезальпина стало образом отличающего одни растения от других,
традиционным для ботанической систематики, должна быть неизменно связанной с именем
на это Турнефор и ссылается. Он утверждает каждого растения» (ibid., р. 2). Придавая особый
«общий принцип ботаники», согласно которому смысл истинным названиям, он довольно легко
«цветки и плоды суть необходимые части для меняет прежние названия на свои собственные
установления всех родов, чьи виды обладают (то же самое до него делал Баугин, а вслед за
цветками и плодам, хотя эти части не всегда ним — Линней). Так, в другом месте «Элемен-
достаточны для разграничения родов между тов…» он пишет, отчасти вторя Ривинусу: «в
собой» (Pitton…, 1694, p. 30). чём необходимость, например, вслед за Мори-
На уровне классов и секций Турнефор дей- соном называть вьюнок Convolvulus heteroclitus
ствительно следует этому основанию деления, perenni floribus foliaceis strobili instar? Не лучше
однако в отношении родов он не столь ригори- ли будет создать из него особый род и оставить
стичен, что видно из последней его оговорки. за ним название Lupulus vulgaris, которое по-
Свою позицию он обосновывает тем, что при всеместно известно?» (ibid., p. 38). Некоторые
выборе «существенных знаков» следует ис- из этих высказываний Турнефора позже чуть
ходить не столько из их предназначения, как это ли не дословно воспроизведёт Линней; вместе
делали аристотелики-эссенциалисты, сколько, с тем, он весьма критично выскажется о «дроби-
говоря современным языком, из их диагности- тельском» подходе Турнефора, который делил
Глава 5. Новое время: долиннеевская систематика 77
длинные родовые названия на короткие за счёт обычной практике воспроизводства длинных
деления больших родов на малые. списков синонимов, полагая, что они просто
Практическое воплощение номенклатурной «загружают память», и потому ограничивается
части метода Турнефора состоит в следующем. лишь наиболее употребимыми названиями.
Классы и секции пронумерованы, без названий, Первая половина XVIII в., как и предше­
снабжены краткими диагнозами. Все роды ствующие века, прошла под очевидным до-
обозначены названиями, чаще всего однослов- минированием ботанической систематики; си-
ными, реже двухсловными (например, Auricula стематическая зоология этого времени не имеет
ursi, Centarium minus), эти названия-таксонимы ярких и влиятельных представителей, соизме-
отделены от диагнозов и поэтому, по всей римых с Рэем. В качестве примера системати-
вероятности, их можно считать обиходными заторского труда по животным эможно указать
(в смысле Линнея). Видовая номенклатура «Новую систему морских раковин…» (Methodus
строго бинарная, но едва ли последовательно testacea marina nova…, 1722 г.) швейцарского
биномиальная. Вслед за Баугином и Ривинусом медика и натуралиста Карла Ланга (����������
Karl������
�����
Niko-
полный таксоним каждого вида (если он име- laus Lang (Lange); 1670–1741) (Bachmann, 1896).
нуется) начинается с названия его рода, причём Он заимствует таксономическую иерархию
это правило нередко соблюдается и для родов целиком у Турнефора, выделяя классы, секции,
с двухсловным названием: так, в роде Primula роды и виды с тем же соподчинением, причём
veris есть вид Primula veris odorata. Многие эти категории указаны в полном названии кни-
группы видового ранга, традиционно обозна- ги (Lang, 1722). Для каждого класса сводная
чаемые однословно, Турнефор считает моно- система представлена в форме многоуровне-
типическим родами, при этом переводя видовое вого «дерева Порфирия». Таксонимы классов
название в родовое, а собственно вид никак не от одно- до многословных (например, Buccina,
обозначает (например, Citreum, Aurantiа, Limo- Cochlea marina longae, Testacea marina univalvia
nia). При таком делении и способе обозначения non turbinata); некоторые секции просто про-
у Турнефора монотипический «низший» род нумерованы и отмечены диагнозами, другие
фактически совпадает с «конечным» видом: обозначены названиями (Strombi ore superius
здесь очевидно влияние схоластики. Вместе с aperto, Turbin���������������������������������
e��������������������������������
s apert�������������������������
i������������������������
). Таксонимы родов одно-
тем, в некоторых монотипических родах виды словные (Patellae, Balani) или многословные,
обозначены согласно биномиальному правилу, причём во втором случае полное родовое на-
а это явный отход от схоластики: например, в звание начинается с названия секции (Strombi
роде Haemanthus единственный вид обозначен sulcati vulgares, Turbines aperti lati). Это можно
как Haemanthus Africanus. В политипических рассматривать как расширенное толкование
родах первый вид наряду с прочими обозна- правила, введённого Баугином и его после-
чается видовым эпитетом (только что приве- дователями для полных видовых названий.
дённый пример с Primula veris odorata), реже Последние начинаются с родовых названий,
его название дублирует родовое, в том числе и собственно видовые эпитеты почти всегда
двухсловное: например, в роде Centarium minus многословные описательные (Nautilus levis
точно так же называется первый вид. Видовые crassus major spina subrotunda, Turbo apertus
эпитеты представляют собой описательные canaliculatus rectirostrus laevis); но в виде ис-
(сущностные) названия, могут быть одно-, ключения видовая номенклатуры может быть
двух- и многословными, что в большой мере биномиальной: в роде Nerita выделены виды
зависит от количества выделенных в роде ви- Nerita laevis, Nerita striata, но здесь же есть
дов. Например, в роде Genista виды обозначены Nerita levis strumosa ore fimbriato.
как Genista Juncea, Genista humilior Pannonica, На основании представленного обзора мож-
Genista Hispanica pumila odoratissima и т.д. По но отметить следующие особенности таксоно-
всей вероятности, по современным меркам та- мической номенклатуры, присущие ранней си-
кие «виды» в действительности представляют стематике. Эта последняя в целом (т.е. включая
собой разновидности, о чём косвенно свиде- «линнеевскую реформу», см. гл. 6) обозначается
тельствуют их названия с повторяющимися как «продолжение схоластики», а её долиннеев-
видовыми эпитетами (например, Glofillaria ский этап — как «эпоха Цезальпина». В каче-
spinola sativa и Glofillaria spinola sativa altera). стве её теоретической основы утвердилась пара
Турнефор весьма скептически относится к взаимосвязанных понятий — Естественной
78 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
системы и Естественного метода; систематиза- Названия таксонов всех этих категорий бы­
ция растений и животных, т.е. их размещение ли по-прежнему в основном многословными
(dispositio) соответственно некоторому порядку описательными (сущностными), но наряду с
главным образом по родам, понималась как ними всё чаще стали фигурировать однослов-
постижение Системы. Последняя мыслилась ные таксонимы, выполняющие «этикеточную»
как иерархическая согласно тому, что назван- функцию: т.е. это были обиходные названия,
ный метод отождествлялся с классической чаще всего заимствованные из «классиков»
родовидовой схемой, дающей включающую или местной фолк-систематики. Важным стало
иерархию родов с нефиксированными рангами правило начинать видовой таксоним родовым
— «высших», «промежуточных» и «низших». названием с добавлением к нему видового
При этом имена таксонов по преимуществу эпитета: это соответствовало условиям как ро-
фигурировали как сущностные (описательные) довидовой схемы, так и грамматики латинского
и потому обычно многословные. языка; однако это правило не было обязатель-
Позже обозначилось очевидное стремление ным для единственного или первого (типичного,
к более чёткой структуризации и формализа- наиболее известного) вида рода.
ции языка описания этой Системы=Метода, Отсутствие каких-либо общепринятых пра-
которое проявилось двояко. С одной стороны, вил образования и присвоения таксономических
в иерархию классической родовидовой схемы названий породило значительное разнообразие
с разноранговыми родами стали вводиться «не- номенклатурных систем, множество синонимов
классические» категории — класс, порядок/ и омонимов и в целом стало серьёзным препят-
отряд, секция, семейство. В наиболее продвину- ствием для выполнения классификацией важ-
той версии (Турнефор) за ними было закреплено ной функции единой информационно-по­и­с­ковой
строго фиксированное соподчинение. Особо системы. Насущной стала задача каким-то об-
значимым стало чёткое ранговое разграничение разом завершить в первом приближении общий
«низшего рода» и «вида»; последнее явствует из тренд упорядочения языка систематики и тем
того, что монотипические роды нередко (но не самым «подвести черту» под схоластическим
всегда) стали обозначаться именно как роды, а этапом её развития: эту задачу решила «лин-
не «конечные виды» согласно логической схеме невская реформа», пришедшаяся на середину
схоластов. и вторую половину XVIII в.
Глава 6. Линнеевская реформа 79

Глава 6. Линнеевская реформа

Для того, чтобы в систематике свершилась 1867; Предисловие к книге: Линней, 1989), а
номенклатурная реформа, продиктованная ло- университетское образование в Лунде, где в
гикой развития всего естествознания Нового то время было сильно схоластическое влияние
времени и биологической систематики как его (Бобров, 1957, 1970; Stafleu, 1971b), сделало его
части, нужно было совпадение двух факторов продвинутым систематизатором-«методистом»,
— объективного и субъективного. С первым не чуждым идее «философского» языка науки
было «всё в порядке»: активно формирующей- (Breidbach, Ghiselin, 2006; об этом языке см.
ся систематике, как и любой другой научной гл. 7). Последнее, в частности, проявилось в
дисциплине, действительно требовался уни- том, что Линней активно пользовался доста-
версальный чётко регламентированный про- точно формализованным (кодифицированным)
фессиональный язык описания Естественной языком описания частей растений, основания
системы, первые принципы которого были зало- которого заложил Юнг (Cain, 1994b). С другой
жены в период с конца XVI по начало XVIII вв. стороны, идея всеобщей Системы природы
Второй фактор явил себя в лице выдающегося для Линнея как религиозного человека имела
шведского естествоиспытателя XVIII в. Карла особый смысл: он верил, что «Природа — суть
Линнея (Carl von Linné, лат. Carolus Linnaeus; закон Божий» (���������������������������������
Natura���������������������������
est�����������������������
��������������������������
lex�������������������
����������������������
Dei���������������
������������������
), поэтому рас-
1707–1778). крывать Систему природы — значит постигать
Жизнь Линнея пришлась на эпоху Просве- промысел Божий (Hofsten, 1958; Koerner, 1996;
щения и «золотого века» классической науки, Breidbach, Ghiselin, 2006; Harrison, 2009). В
который в Швеции принял форму особой заботы систематической биологии такое понимание
королевского дома о судьбах национального Системы прежде излагал ботаник Питон де
естествознания (�����������������������������
Skuncke����������������������
, 2008). Среди началь- Турнефор (см. гл. 5), в XIX в. её усилит и кон-
ных идей того времени, имеющих отношение кретизирует зоолог Л. Агассис (Agassiz, 1859).
к естественным наукам, одними из ключевых Согласно этому Линней называл ботанику «бо-
были картезинский рационализм вкупе с лейб- жественной наукой» и полагал, что описывать
ницианским видением Природы как Системы растения, присваивая им истинные названия со-
природы — общего закона бытия, на познание образно их природе, — значит делать сокрытое
коего должна быть направлена интеллектуаль- в них явным (Stearn, 1955).
ная активность естествоиспытателей (об этом Надо полагать, что великая миссия ботаника-
было упомянуто в гл. 5). Один из ярчайших реформатора, которую возложил на себя Лин-
представителей Просвещения Поль Гольбах ней, была в немалой степени обязана его пас-
(Paul Heinrich Dietrich von Holbach, фр. Paul- сионарности и более чем высокой самооценке
Henri Thiry d’Holbach��������������������������
; 1723–1789) в своём двух- (Boerman, 1953). Действительно, характеризуя
томном труде «Система природы…» (Système в своей автобиографии самого себя, он пишет о
de la nature…, 1770 г., опубл. под псевдонимом себе в третьем лице: «Бог сам вёл его всемогу-
«Mirabaud»; русск. издание: Гольбах, 1940) щей рукой», «он первый…», «никто до него…»
попытался подвести под этот закон не только и т.п. (Бобров, 1970). В одном из своих писем
физический мир Природы, но и моральный мир он характеризовал себя как «второго Адама»,
человека. Линней был глубоко предан названной тем самым подчёркивая как бы дарованное ему
идее: картезианские и лейбницианские «моти- свыше право давать новые названия объектам
вы» вполне отчётливы в его творчестве (Уэвелл, трёх «царств Природы» (Koerner, 1996; Harrison,
80 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
2009). Всё это вместе взятое привело к тому, названий веществ к рациональной системе на-
что Линней, жизнь свою посвятивший пости- званий химических элементов и соединений,
жению Системы природы, хоть и не в столь которые отражали бы их состав на основе но-
всеобъемлющем толковании, как у Лейбница вых представлений о механизмах химических
и Гольбаха, стал ключевой фигурой биологи- реакций. В «Предварительных рассуждениях»
ческой систематики XVIII в. Предложив свой своего руководства Лавуазье пишет, что авторы
вариант названной Системы и специфического указанного «Метода…» «давали названия так,
языка её описания, он (точнее, его ближайшие чтобы они выражали наиболее общее, наиболее
последователи) завершил схоластический этап характерное свойство вещества… Название
развития систематики и создал предпосылки классов и родов в естественной классификации
для её дальнейшего движения. Это сделало его понятий выражает свойство, общее большому
имя нарицательным: «линнеевская иерархия» и числу индивидов» (Lavoisier, 1943, c. 361). Как
«линнеевская номенклатура» разрабатываются видно, предложенные в рамках первой реформы
на протяжении XIX–XX вв., обе они стали химической номенклатуры «рациональные»
предметом горячих дебатов уже в наше время названия по сути вполне подобны сущност-
(������������������������������������������������
Queiroz�����������������������������������������
, Gauthier�������������������������������
���������������������������������������
, 1994; Queiroz����������������
�����������������������
, 1997; Ereshef-
�������� ным (истинным) названиям-таксонимам сис­
sky, 2001; Knapp et al., 2004; Kuntner, Agnarsson, тематизаторов-биологов того времени. Что
2006; Kearney, 2007; Mishler, 2009). касается формы названий, идея стандартизации
Важно иметь в виду, что в ���������������
XVIII����������
в. стрем- их окончаний согласно положению веществ в
ление к упорядочению научного языка за счёт классификации нашла своё отражение в одной
выработки правил образования соответствую- из попыток реформировать язык биологической
щих терминов — т.е. номенклатуры в общем систематики в начале XIX в. (Dayrat, 2010)
понимании — было присуще не только биоло- Изложение реформы Линнея следует начать
гии. Другой естественнонаучной дисциплиной, с выделения в его научных изысканиях двух
где оно в рассматриваемую эпоху проявилось в основных «линий», впрочем, тесно связанных
достаточной мере, была химия, которая в этом между собой: одна из них касается разработки
отношении заметно запаздывала в сравнении с Системы природы как таковой, другая — языка
биологией. Одной из первых попыток система- описания этой Системы. Обе они общим своим
тизации её тезауруса стал четырёхтомный «Хи- истоком имеют первое издание «Системы При-
мический словарь» (Dictionnaire de chymie, 1761 роды…» (Systema naturae…, 1735 г.) объёмом
г.; русск. перевод 1788 г.) французского химика- около 80 страниц и явным образом обособились
флогистониста и литератора Пьера Жозефа несколькими годами позже. Первая из назван-
Маке (Pierre Joseph Mасquer; 1718–1784): этот ных «линий» (систематическая) обозначена се-
труд по своей структуре и содержанию вполне рией трудов, среди которых наиболее значимы
аналогичен травникам поздней гербалистики «Роды растений…» (Genera plantarum…, 1737 г.)
(например, Геснера). «Революция в химии», и «Виды растений…» (Species plantarum…, 1753
связываемая главным образом с именем выдаю- г.), завершает её трёхтомное 12-е (последнее
щегося французского химика-экспериментатора прижизненное) издание «Системы природы…»
(и отчасти экономиста-практика) Антуана Ло- (1766–1768 гг.) объёмом более 2300 страниц.
рана де Лавуазье (Antoine Laurent de Lavoisier; Вторая «линия» (номенклатурная) обозначена
1743–1794), почти сразу привела к упорядоче- серией из трёх важнейших книг: открывает её
нию на новой основе её понятийного аппарата труд «Основания ботаники…» (Fundamenta
(Уэвелл, 1867; Фигуровский, 1969). «Пробой botanica…, 1736 г.) объёмом около 40 страниц,
пера» здесь стало составленное по поручению далее была «Критика ботаники…» (Critica
Парижской академии наук руководство «Ме- botanica…, 1737 г.), завершает всё «Философия
тод химической номенклатуры» (Méthode de ботаники…» (Philosophia botanica…, 1751 г.) —
nomenclature ���������������������������������
c��������������������������������
himique, 1787 г.; авторы De�����
�������
����
Mor- более 300 страниц. В таком «многосерийном»
veau, Lavoisier, Berthollet, De Fourcroy), вслед за варианте публикаций трудов Линнея отчётливо
которым вышел «Элементарный курс химии…» присутствует понимание им того, что всякая
(Traite elementaire de chimie…, 1789 г.) самого частная версия Системы=Метода — лишь оче-
Лавуазье. В них предпринята первая в истории редной шаг на бесконечном пути приближения
этой науки попытка перейти от исторически ко всеобщей Естественной системе (Бобров,
сложившегося хаотического набора обиходных 1970; Larson, 1971; Müller-Wille, Scharf, 2009).
Глава 6. Линнеевская реформа 81
Все труды Линнея, за исключением немногих также ссылки на две основополагающие книги
по локальным флорам, написаны на «учёной» систематической «линии», в которых к некото-
латыни, что было стандартом для его времени рым пунктам даны поясняющие толкования:
и позволило ему войти в латиноязычный «круг прежде всего на «Роды…» (раздел Ratio operis),
избранных». Соответственно он использовал а также на «Виды…» (раздел Lectori aequo).
только латинские таксонимы, окончательно Книга «Основания ботаники…» изложена в
закрепив этот стандарт в биологической систе- форме разбитого по главам списка декларативно
матике. Однако (в скобках) следует заметить, представленных афоризмов без какого-либо их
что в силу несклонности Линнея к изучению обоснования или объяснения (Linnaeus, 1736).
иностранных языков его латынь была далека «Критика ботаники…» специально посвящена
от классической: можно сказать, что он изобрёл таксономической номенклатуре, о чём свиде-
некий специфический романский диалект — тельствует её подзаголовок: «названия родов,
«ботаническую латынь» (Pulteney, 1805; Stearn, видов и вариететов растений» (Linnaeus, 1737;
1955, 1985; Алексеев и др., 1989); это отчасти англ. перевод см.: Hort, 1938; частично также
отражено в грамматике линнеевских много- Linsley, Usinger, 1959). Соответственно, в ней
словных видовых названий. оставлены только разделы ���������������������
VII������������������
–X, в которых рас-
Далее речь пойдёт главным образом о вто- смотрены собственно правила номенклатуры;
рой из указанных «линий» — номенклатурной. в отличие от двух других книг этой «линии»
Преемственность между тремя её книгами («Основания…» и «Философия…»), главы
абсолютна: она проявлена в совпадении по- обозначены более чётко за счёт указания тех
следовательности и отчасти названий глав рангов, к которым относятся афоризмы: Nomina
(всего их 12), последовательности, нумерации Generica, Nomina Specifica, Nomina Varianta и
и в значительной мере формулировки пунктов, Nomina Synonyma. В этой книге, в отличие от
называемых «афоризмами» или «канонами» «Оснований…», каждый афоризм подробно
(всего их 365). Такой стиль чётко структури- прокомментирован: обоснован, объяснён, при-
рованного изложения Линней заимствовал у ведены примеры применения соответствующих
своего учителя — известного датского врача и номенклатурных норм, в том числе у разных
ботаника Германа Бурхаве (Herman Boerhaave; авторов. В этом смысле «Критика…» даёт, по-
1668–1738): в его основном неоднократно жалуй, наиболее полное представление о том,
переиздававшемся труде «Наставления по ис- что такое «линнеевская реформа» в её номен-
пользованию…» (Institutiones medicae in usus…, клатурной части. «Философия ботаники…», в
первое изд. 1708 г.) текст разделён на главы и отличие от «Критики…», полностью воспро-
параграфы со сквозной нумерацией последних изводит названия разделов «Оснований…» с
(Boerhaave, 1708). Из разделов названных книг комментариями ко всем афоризмам (Linnaeus,
Линнея к обсуждаемому здесь предмету наибо- 1751; русск. переводы: [Линней], 1800; Линней,
лее тесное касательство имеют следующие: VI. 1989). Раздел ����������������������������
II��������������������������
(СИСТЕМЫ), где кратко из-
ПРИЗНАКИ (§ 151–209, изложен собственно ложены классификации* растений у основных
метод как основа ботаники, способы располо- систематизаторов-«методистов», начиная с
жения растений в разных системах, обозначены Цезальпина и кончая самим Линнеем, факти-
фиксированные категории таксономической чески представляет собой краткое переложение
иерархии); VII��������������
�����������������
. НАЗВАНИЯ (§ ��������������
210­–255, ука- ранее изданной книги «Классы растений…»
заны основные правила образования родовых (Linnaeus, 1738). Что касается номенклатурной
названий и их этимология); VIII. ОТЛИЧИЯ части (разделы VII–X), то в «Философии…»
(§ 256–305, указаны основные правила обра- комментарии не столь подробны и основатель-
зования видовых названий и их этимология); ны, как в «Критике…».
IX. РАЗНОВИДНОСТИ (§ 306–317, указаны
основные правила образования названий раз- *Линней неизменно использует термин «dispositio», имея
новидностей); X. СИНОНИМЫ (§ 318–324, в виду «расположение» растений в Системе природы. В
указаны основные правила составления списков русскоязычном издании «Философии…» (Линней, 1989)
синонимов). В ниже следующем тексте ссылки этот термин переведён буквально как «расположение», что
представляется неудачным с точки зрения современной
на афоризмы (каноны) трёх названных трудов терминологии. В настоящей книге он чаще передаётся
даны без указания конкретного источника ввиду как «классификация» или «систематизация» (см. также
их совпадения. По мере необходимости даны Stafleu, 1971).
82 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Общая позиция Линнея как систематика- рядкам и далее до видов. Этим гипотетическим
«методиста» отчётливо теоретическая: он и искусственным принципом они разрушают
уверяет, что никто иной как «философы на ра- и разделяют естественные роды, осуществляя
циональных началах облекли ботанику в форму насилие над природой» (§ 8 ������������������
Ratio�������������
operis������
������������
). Од-
науки», их он называет «теоретиками», им бота- нако знаменитый афоризм Линнея «признак
ника обязана разработкой правил и канонов (§ не определяет род, но род — признак» (§ 169)
19). Согласно этому он утверждает, что именно несомненно указывает на дедуктивный характер
«теоретическая [систематизация] устанавливает его метода в части соотношения между родом
классы, порядки/отряды и роды, практическая и признаком. Впрочем, у Линнея, вероятно, не
же — виды и разновидности» (§ 153). было однозначной позиции в этом вопросе: с
Естественный Метод (в общем понимании) одной стороны, он утверждает, что «система…
Лин­нея базируется на восходящем к антикам расчленяет классы соответственно на пять кате-
понимании интимной связи между Методом и горий» (§ 155) и «порядок есть подразделение
Природой; или, что почти то же самое, между классов» (§ 161), с другой, — что «класс есть
«логикой Природы» и «логикой Метода» (Lar­ соединение многих родов» (§ 160); в первом
son, 1971; Stearn, 1959). Он представляет собой случае мы имеем дело с дедукцией, во втором
прямое продолжение идей, разработанных в с индукцией. Возможно, Линней использует ин-
долиннеевскую «эпоху Цезальпина», особен- дукцию для выделения тех категорий, которые
но много воспринято у Турнефора (Комаров, он считает естественными (роды и в какой-то
1945; Larson, 1967). Для Линнея «Система» и мере классы), тогда как дедукцию — для выде-
«Метод» едины: «систематизация растений… ления порядков/отрядов, по его мнению вполне
обычно называется методом» (§ 153). Именно в искусственных. При выделении групп высших
этом смысле он утверждает, что «Естественный рангов Линней был убеждённым «фруктистом»,
метод — конечная цель ботаники» (§ 163) и что утверждая, что «первичная систематизация
он — «первое и последнее, к чему стремится растений должна быть основана только на пло-
ботаника» (§ 77), а «пробелы» естественного доношении» (§ 164).
метода объясняются «отсутствием в нём пока не Вполне схоластический характер метода
открытых растений» (завершающий пассаж гла- Линнея виден из того, что он достаточно ак-
вы II). Метод=Система включает два основных тивно использует «дерево Порфирия» в каче-
взаимосвязанных аспекта — систематизацию стве иллюстрации своих классификационных
и именование, при этом «систематизация есть построений (рис. 17). Эти древовидные схемы
основа именования» (§ 151; также § 13 вводного присутствуют в вводном разделе «Родов…»,
раздела первого издания «Системы…»). показывая иерархию деления растений на
Первое краткое изложение собственно мето- надродовые группы разного ранга. Примеча-
да классифицирования (в узком смысле, т.е. как тельно, что одни из этих групп поименованы
алгоритма разработки Системы) представлено (например, Monoclinia), для других указаны
в форме добавления к 1-му изданию «Систе- признаки (например, Stamina duo simper…),
мы…» под названием «Caroli Linnei, suecius, для третьих — просто классификационный
Methodus…» (1736 г.) (Schmidt, 1962; Cain, статус (например, Subordinatio). Как видно,
1992); более подробно в форме единого «кор- представленная на рисунке надродовая схема
пуса» он изложен в вышеупомянутом вводном едва ли намного «естественней», чем выше
разделе Ratio operis книги «Роды…» (отдельно упомянутая д’Алешама (см. гл. 4): вероятно,
опубликован в англ. переводе: Müller-Wille, данное обстоятельство отражает только что от-
Reeds����������������������������������������
, 2007). Иногда утверждается, что дедук- меченное понимание Линнеем таких категорий
ция, т.е. буквальное следование родовидовой как сугубых «произведений ума», а не Природы,
схеме, составляет основу линнеевского метода и потому не заслуживающих пристального вни-
(Cain, 1959), однако это едва ли так (Уэвелл, мания «истинного ботаника». Примечательно,
1867; Larson, 1971; Müller-Wille, Reeds, 2007). что в «Классах…» Линней использует «дерево
Усомниться в справедливости мнения Кэйна Порфирия» также для представления иерар-
заставляет возражение Линнея против тех, кто хической классификации самих «методистов»
«принимает разные части фруктификаций как (Цезальпин, Морисон, Ривинус, Турнефор и
систематический принцип и, следуя ему, нис- др.) по принятым ими основаниям деления рас-
ходит согласно закону деления от классов к по- тительного царства (Linnaeus, 1738).
Глава 6. Линнеевская реформа 83

признака». Названное деление было быстро


подхвачено и стало одним из центральных для
всех классифицирующих дисциплин, на этом
основании многие философы естественных
наук (начиная с Уэвелла и Милля) стали раз-
рабатывать операциональные критерии для раз-
личения естественных и искусственных систем.
В самой систематике на рубеже XVIII–XIX вв.
сформировалась школа, получившая название
«естественной» и противопоставленная (иро-
ния судьбы) «искусственному методу» Линнея
(Candolle, 1813; Декандоль, 1837; Sachs, 1906;
Уранов, 1979; Камелин, 2004).
«Линнеевская реформа» в систематике,
названная так самим Линнеем, включает два
основных аспекта, которые соответствуют двум
обозначенным им «началам» ботаники — на
самом деле, биологической систематики. Один
из этих аспектов — стандартизация таксоно-
мической иерархии, другой — стандартизация
таксономических названий (таксонимов). Для
обоих «начал» названная реформа закрепляет
выработанные ранее предварительные идеи по
разработке достаточно регламентированного
языка систематики, сведя их воедино.
Для стандартизации базиса классификации
Линней делает очень важный шаг — заменяет
разноранговые «роды» схоластов (высшие,
промежуточные, ближайшие) фиксированными
и обозначенными таксономическими катего-
риями: царством, классом, порядком/отрядом
Рис. 17. Классификационное «дерево Порфирия» из и собственно родом; на низшем уровне он вы-
книги «Genera plantarum…» К. Линнея (1737 г.) деляет вид и разновидность. Все эти категории
Fig. 17. Classification “tree of Porphyry” in the book “Ge­ так или иначе фигурировали и в долиннеевской
nera plantarum…” by C. Linnaeus (1737)
систематике, но обычно не имели строго фик-
сированного положения в таксономической
Для развития систематики крайне важным иерархии. Важный шаг в этом направлении
является разделение Линнеем систем на «есте- сделал Турнефор, у него Линней почти целиком
ственную» и «искусственные» (§ 12 в первом заимствовал как сами категории (заменив сек-
издании «Системы…», также Предисловие в цию на порядок/отряд), так и их соподчинение:
«Классах…»); возможно, он первым сделал это «роды состоят из видов, порядки — из родов,
(Smith, 1822; Müller-Wille, 2007). Первая есть классы — из порядков» (§ 251). Кроме того,
Система природы как таковая, недостижимый он упоминает «семейство» (§ 11 вводного раз-
идеал, она единственна по определению; вторые дела первого издания «Системы…»; также § 78
разрабатываться как прагматические — служат «Философии…») и выделяет «Империю При-
«ариадниной нитью», позволяющей ориенти- роды» (в последних изданиях «Системы…»), но
роваться в лабиринте многообразия Природы, в подробностях их не обсуждает. Наконец, Лин-
поэтому «искусственные системы совершенно ней использует нечто вроде «вспомогательных»
необходимы». Однако такие системы не могут категорий между классом и отрядом, а также
быть совершенно произвольными: предпо- между родом и видом: относящиеся к ним груп-
чтительней из них та, которая является наи- пы в каких-то случаях поименованы (напри-
лучшим приближением к Естественной, что мер, Pinnata и Quadrupeda в классе Mammalia;
достигается использованием «существенного Equites, Heliconii и др. в роде Papilio), другие
84 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
обозначены «описательно» (например, Majores [растений] по родам и видам», а в другом месте
и Minores в роде Carabus); возможно в первом призывает «просвещённых ботаников», чтобы
случае речь идёт о «естественных» группах, те признали естественную природу родов и
во втором это просто вспомогательные деле- видов, «ибо без принятия этого принципа не-
ния, имеющие смысл определительного ключа возможно постичь искусство [систематизации]»
(Dubois, 2007a; Боркин, 2009), их иногда назы- (§ 6 Ratio operis).
вают «синоптическими» (Ramsbottom, 1955). С обоснованием естественности вида всё
Следует всё же обратить внимание на то, что достаточно ясно: вслед за Рэем Линней верит в
у самого Линнея таксономические категории то, что «видов мы насчитываем столько, сколько
едва ли окончательно устоялись: так, основные различных форм было создано изначально» (§
группы растений (грибы, водоросли и т.п.) в § 78 157). Это значит, по всей вероятности, что в от-
в «Основаниях…» названы «видами», в «Фило- ношении видов Линней выступает как реалист
софии…» — «семействами», в § 3 начального (в философском смысле) и полагает их первич-
раздела «Системы…» — «трибами». Более ными относительно прочих таксономических
того, в кратком изложении «теории ботаники» категорий (Скворцов, 1967, 2005, 2007; Павли-
(раздел Delineatio Plantae «Системы…») он вы- нов, 1996). Во всяком случае, Линней посвятил
деляет только две категории — «род» и «вид», видовой систематике растений специальную
включая класс и порядок/отряд в «род» в его книгу (���������������������������������������
Linnaeus�������������������������������
, 1753), наряду с таковыми, по-
общем (частью схоластическом) понимании. свящёнными родам и классам.
Хотя принятая Линнеем фиксированная ие- С родами такой определённости нет. С одной
рархия — несомненный отход от схоластики, стороны, Линней утверждает, что «всякий род
она столь же несомненно из неё и вытекает естествен, создан таким изначально, поэтому
(Павлинов, Любарский, 2011). Схоластическая его нельзя произвольно или согласно чьей-либо
природа принятых Линнеем основных «не- теории… дробить или сливать» (§ 159); в этом
классических» категорий однозначно видна из пассаже очевидно влияние Турнефора. На этом
того, как он их определяет: «класс соответствует основании считается, что для систематизации
высшему роду, порядок соответствует промежу- организмов «по Линнею» именно роды, а не
точному роду» (§ 251; также раздел Imperium виды, имеют первостепенное значение (Sharp,
Naturae последних изданий «Системы…»). В 1873; Cain���������������������������������������
�������������������������������������������
, 1958; Stearn, 1959). Вслед за Цезаль-
таком контексте становится понятным отмечен- пином Линней повторяет, что «если перепутать
ное выше отнесение Линнеем класса и порядка/ роды, неизбежно перепутается всё» (§ 159;
отряда к «роду» в его общем понимании. также § 6 в Ratio operis) и добавляет, что «без
Любопытно, что Линней попытался обо- знания рода вид лишён достоверности» (§ 256)
значить все эти категории общим понятием, и «родовое название должно укорениться пре-
отличным от «рода» схоластов. Для этого он жде, чем образовано видовое» (§ 219). Все эти
использует термин «фаланга», упоминая его пункты почти дословно воспроизведены в «Ро-
в «Философии…» (§ 24), а также кое-где в дах…», а утверждение «все роды естественны»
10-м издании «Системы…» (например, в роде выделено там отдельным абзацем (Linnaeus,
Papilio); в современном русск. издании он пере- 1742). С другой стороны, можно полагать, что
ведён как «группа». Этот линневский термин на уровне онтологии для Линнея роды вторичны
не прижился, в начале ХХ в. был предложен относительно видов: кроме выше приведённой
и получил общее признание термин «таксон» цитаты из § 157, в пользу такой трактовки сви-
(Meyer, 1926). детельствует то, что согласно Линнею «родов
Основными категориями в Методе=Системе мы насчитываем столько, сколько различных
Линнея являются род и вид, причём в современ- плодоношений производят естественные виды»
ном биологическом, а не логическом их пони- (§ 159; также § 6 Ratio operis). В этом, вероятно,
мании: для него эти категории — суть «всегда кроется одна из тех причин, по которым Линней
творения Природы, <тогда как> разновидность вслед за Турнефором родам уделяет особое
— чаще культуры, класс и порядок — Природы внимание: поскольку число и самих признаков
и искусства» (§ 162). Соответственно этому фруктификации, и их сочетаний конечно, можно
он в § 2 ботанического раздела «Системы…» рассчитывать на достижение фиксированной
пишет, что «основание ботаники заключается в системы родов и родовых таксонимов, чего
систематическом расположении и именовании нельзя сказать о видах (Sharp, 1873).
Глава 6. Линнеевская реформа 85
Что касается высших категорий, то согласно 2011), это не меняет общего смысла названного
Линнею «естественные классы созданы такими принципа: он отражает теоретико-зависимый
[изначально]» (§ 161) и объединяют растения, характер линнеевского языка систематики.
связанные сродством и согласующиеся по обще- Во-вторых, в контексте ранее сформулиро­
му облику. Напротив, порядок/отряд более про- ванной проблемы соотношения между клас-
изволен, нежели класс (также Linnaeus, 1738). сифицированием и именованием (см. гл. 5)
Номенклатурному аспекту систематики позиция Линнея может быть представлена
Линней уделяет огромное внимание: опять- следующим образом. Для него, несмотря на его
таки вторя Турнефору, он утверждает, что «если эссенциализм в толковании таксонимов (см. да-
не знаешь названий, то теряешь и познание лее), два выделенных им «основания ботаники»
вещей… именование есть второе основание не составляют единого целого, а всё-таки раз-
ботаники» (§ 210). Согласно Линнею, таксон делены. Во всяком случае, имеющий отношение
без названия — это не таксон: «произведя си- к указанной проблеме процитированный выше
стематизацию, сразу же нужно дать название» канон (§ 210), как представляется, подразуме-
(§ 210); это подтверждено ныне действующими вает именно такую трактовку: сначала — клас-
Кодексами. При рассмотрении номенклатурно- сифицирование (систематизация, размещение),
го аспекта своей реформы Линней больше всего потом уже — именование.
внимания уделяет родам (раздел VII) и видам Предлагаемые Линнеем основные положе-
(раздел VIII), отчасти также разновидностям ния (афоризмы, каноны) его Метода, касаю-
(раздел IX); высших же категорий он почти не щиеся таксонимов, можно классифицировать
касается, рассматривает их в разделе, посвящён- следующие образом. Прежде всего, они делятся
ном родовым названиям. По всей очевидности, на очевидно теоретико-зависимые и очевидно
это соответствует пониманию им того, какие теоретико-нейтральные: к первой группе от-
таксоны естественны, а какие — «произведения носится пункты, дающие сущностное толкова-
ума». В связи с этим примечательно выделение ние названий через их связь с признаками, ко
Линнеем в «Системе…» непоименованных второй — все прочие. Эти последние, в свою
групп (Genera innominata): как отмечено выше, очередь, можно делить на независящие и за-
это может свидетельствовать о том, что он вовсе висящие от ранга (в чём можно усмотреть их
не считает их естественными. косвенную зависимость от теории, лежащей
Для понимания тех общих оснований, с ко- в основании таксономической иерархии). К
торых Линней рассматривает номенклатуру и ранго-независимым относятся правила, которые
осуществляет свою реформу, принципиальными можно разделить (несколько условно) на смыс-
представляются следующие два пункта. ловые (стабильность, приоритет, уникальность
Во-первых, для него номенклатура, как было и др.), грамматические и этимологические. К
отмечено выше, изначально связана с таксо- ранго-зависимым относятся специфические
номической теорией (в общем её понимании): правила образования названий родов и над-
он указывает, что именно «теоретическая… родовых категорий, видов и вариететов. Одни
систематизация… устанавливает классы, по- правила сформулированы Линнеем вполне
рядки, роды» (§ 152) и что именно эта «систе- отчётливо в форме строгих предписаний и
матизация есть основа именования» (§ 151), при запретов (уникальность и универсальность
этом он подчёркивает, что «названия растений таксонимов, количество слов в них, «хорошие»
должны быть достоверными, а потому должны и «плохие» названия и т.п.), другие скорее на-
даваться достоверным родам» (ibid.). Этот один мечены в форме рекомендаций (приоритет) и
из основополагающих тезисов Линнея можно получили своё терминологическое обозначение
обозначить как принцип достоверности таксо- и более чёткую формулировку в работах после-
номических названий. Очевидно, для Линнея дователей Линнея.
«достоверные роды» (в общем случае таксоны) Наиболее общим фундаментальным требо-
— те, которые являются частью Естественной ванием к таксонимам, делающим линнеевскую
системы. И хотя во времена Линнея каких-либо номенклатуру в её основе теоретико-зависимой,
явно сформулированных таксономических относится унаследованное от схоластики их
теорий с эксплицитно заданными критериями по преимуществу сущностное толкование.
естественности ещё не было (они появятся Последнее означает, что название организма
лишь в XIX–ХХ вв., см. Павлинов, Любарский, должно верно отражать его сущность — тогда
86 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
оно «истинное», или «достоверное». Линней тений и их обозначений, по всей вероятности,
полагает, что именно способность давать ис- для него важна не сама по себе, а как основа для
тинные названия отличает «подлинных ботани- разработки истинных таксономических назва-
ков» от «невежд» (§ 211). В этом аспекте метод ний. Данное обстоятельство позволяет лишний
Линнея не только аристотелев (Cain, 1994b), но раз подчеркнуть, что разработка партономиче-
и несомненно наполнен платонизмом. Следует ской номенклатуры предшествует собственно
оговорить, что здесь имеется в виду сущност- таксономической, особенно при сущностной
ная трактовка именно таксонимов, а не самих трактовке таксонимов.
таксонов: в отношении этих последних рас- Среди смысловых принципов линнеевской
пространённое мнение об их эссенциалистском номенклатуры (в их последующем терминоло-
понимании Линнеем (Cain, 1958; Mayr, 1982), гическом оформлении) ключевым, как можно
возможно, не соответствует действительному полагать, является стабильность прежде всего
положению вещей (Winsor, 2003, 2006). Среди родовых названий, остальные принципы либо
его ближайших предшественников здесь от- его обеспечивают (приоритет, уникальность,
чётливо проглядывается позиция Ривинуса и омонимия), либо из него вытекают (универсаль-
особенно Турнефора. ность). Этот принцип он облекает в несколько
Так, чуть ли не парафразом на «тему Тур- отчасти повторяющихся формулировок: «все
нефора» выглядят следующие утверждения растения одного рода должны быть обозначены
Линнея, прежде всего касающиеся родовых одним и тем же родовым названием» (§ 213),
названий. Он уверен, что в познании рода «мы «все растения, отличающиеся по роду, должны
идём не от признака к названию, а судим по обозначаться разными родовыми названиями»
родовому названию о роде, сущность которого (§ 214), «родовое название в одном и том же
содержится в признаке» (§ 195), поэтому «ро- роде должно быть единственным» (§ 215) и
довые названия, отражающие существенный «одним и тем же» (§ 216), поэтому одно и то же
родовой признак… наилучшие» (§ 240). Это «родовое название, принятое для обозначения
же утверждается для надродовых категорий: разных родов, в одном случае должно быть от-
«названия классов и порядков должны содер- вергнуто» (§ 217), а если «кто устанавливает
жать признак, [отражающий] существенную новый род, должен дать ему также и [новое]
особенность» (§ 253). Соответственно, в случае название» (§ 218). В «Критике…» этот общий
вида его «название содержит существенные принцип поясняется так: стабильность номен-
особенности отличия» (§ 256); оно «содержит клатуры может быть достигнута только за счёт
отличие, начертанное на самом растении… из стабильности родовых названий независимо от
видового названия подлежат исключению все того, какое место они занимают в системе тех
случайные признаки» (§ 258), название «должно или иных авторов. Поэтому можно спорить о
быть основано на неизменяющихся частях рас- разных системах, но не следует спорить о родах,
тений» (§ 259). С этим же связано условие, что если они установлены и именованы естественно
«родовые названия, противоречащие какому- и соответственно: именно этот смысл заложен
либо [признаку] вида, входящего в данный род, в один из основных трудов Линнея «Роды рас-
неудовлетворительны» (§ 232). В той мере, в тений…» (Linnaeus, 1742).
какой «родовые признаки» и «видовые отличия» Принципа приоритета в его современном по-
можно подвести под общее понятие «признака» нимании, т.е. как средства обеспечения стабиль-
в его современном толковании, это требование ности таксонимов за счёт использования наи-
ранго-независимое. более ранних, у Линнея фактически нет (Heppel,
В связи с таким пониманием истинных на- 1981; Dayrat, 2010). Косвенно он присутствует
званий Линней достаточно скрупулёзно пере- в канонах, согласно которым «подходящее
числяет те признаки, которые по его мнению родовое название не следует заменять другим,
могут считаться основанием для их образо- хотя бы и более удачным» (§ 243) и «родовое
вания. Он посвящает этому важному вопросу название не следует изобретать заново, пока под
значительную часть разделов V и VI, прежде рукой имеются подходящие синонимы» (§ 244;
всего разделяя признаки на «искусственные», также § 23 Ratio operis). Как видно, эти нормы
«существенные» и «естественные» (§ 187–189). отчасти идут в разрез с сущностным толковани-
Из предыдущего видно, что выработанная Лин- ем таксономических названий — и Линней при
неем стандартизация анатомических частей рас- необходимости пренебрегает ими в угоду эссен-
Глава 6. Линнеевская реформа 87
циализму. Так, в разрез с принципом приоритета обозначенных надродовых категорий, для них
он пишет, что «первым названием вида будет Линней использует описательные таксонимы
самое удачное и лучшее среди синонимов» (§ вроде «Pentandria Monogynia». Линней делает
319). На этом основании Линней с лёгкостью очень важную оговорку: «название класса и по-
меняет прежние названия на «изобретённые рядка не должно входить в название растения»
заново», если последние более соответствует (§ 212).
им же придуманным многочисленным нормам Последний канон заслуживает небольшо-
(о них см. далее). го комментария. Зафиксированный Линнеем
Среди грамматических принципов и правил (восходящий к Турнефору) принцип, согласно
общего порядка много ранго-зависимых, из которому родовое название должно включаться
них для Линнея наиболее значимы те, которые в полный видовой таксоним, а названия над-
регулируют родовые названия (Sprague, 1953). родовых таксонов — нет, является одним из
Он вводит очень важное правило, обрывающее важных. Этот принцип, который можно обо-
травническую традицию и утверждающее, что значить как лексическую независимость над-
родовое название должно быть однословным: родовых названий, ныне полагается как нечто
«родовые названия, состоящие из двух отдель- само собой разумеющееся и потому обычно не
ных слов, подлежат удалению» (§ 221). По этой рассматривается при обсуждении оснований
причине отвергаются все двух- и многословные линневской номенклатуры (Расницын, 2002;
названия-фраземы родов и надродовых групп, Dubois, 2007b; Dayrat, 2010). Между тем он, как
весьма характерные для гербалистики и долин- представляется, имеет глубокий натурфилософ-
неевской систематики. ский смысл, недвусмысленно указывая на то,
Линней использует несколько вариантов пе- что для Линнея роды и надродовые категории
ревода двухсловных родовых названий прежних имеют существенно разное онтологическое
авторов в собственные однословные: замеще- значение. Роды, подобно видам, естественны
ние новым (Vitis idaea Турнефора переимено- как «творения Природы», поэтому важно, чтобы
вывается в Vaccinium), слияние (Virga aurea Рэя полный видовой таксоним указывал принадле­
становится Virgaurea), перевод второго слова жность его носителя к конкретному роду. Клас-
родового названия в видовое (родовое Primula сы и порядки/отряды — в той или иной мере
Veris Турнефора делится на родовое+видовое «творения ума», поэтому нет особой нужды в
Primula veris), замена родового названия с том, чтобы лексическими средствами указывать
переводом замещаемого в статус видового принадлежность к ним видов.
(Bella Donna Турнефора становится видом Таксонимы видовой группы у Линнея в
Atropa belladonna). Такое достаточно вольное смысловом отношении являются наиболее на-
обращение с прежними названиями привело груженными, выполняющими сразу три функ-
к тому, что Линней заменил около двух третей ции — классификационную (указание родовой
родовых названий растений, находящихся в принадлежности), диагностическую (указание
активном научном обороте среди ботаников видовых признаков) и десигнационную (Heppel,
того времени (Larson, 1971). Среди отвергнутых 1981). Ключевым «смысловым» для видов явля-
им названий достаточно много предложенных ется принцип бинарной номенклатуры, восходя-
авторитетным Турнефором; впрочем, в данном щий к родовидовой схеме схоластов и обязы-
случае Линней был верным «учеником» своего вающий обозначать организмы двухчленными
предшественника, который также часто менял названиями. У Линнея это звучит так: «всякое
прежние названия на собственные, более «со- название растения должно состоять из родового
ответствующие». и видового названия» (§ 212). При этом Лин-
Линней рассматривает надродовые катего- ней чётко отделяет многословные собственно
рии в общем случае как «роды», на что указано видовые названия (specificum) в их понимании
выше, и потому распространяет на них правила как истинных, или подходящих (legitimum vel
формирования родовых названий. В частности, proprium), от однословных обиходных (triviale)
принцип однословности таксонимов он приме- (§ 257); последний русскоязычный термин
няет к классам и порядкам (§ 255) — во всяком присутствует в переводном издании «Филосо-
случае к тем, которые, как можно полагать, при- фии…» (Линней, 1989), иногда такие названия
знаёт в качестве естественных (Dubois, 2007a). называют «простыми» (Бобров, 1954, 1958,
Что касается вставочных терминологически не 1970). Соответственно сущностной трактовке
88 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Линней утверждает, что собственно «видовое нея о соотношении рода и признака (§ 169): со-
название содержит существенные особенности ответственно этому истинное видовое название-
отличия» (§ 256), «начертанные на самом рас- эпитет, коль скоро оно выражает «признак»,
тении» (§ 258), оно само и «есть существенное также «определяется родом». Во-первых, со-
отличие» (§257) и «должно быть основано на держание видовых эпитетов зависит от состава
неизменяющихся частях растений» (§ 259). рода, поэтому открытие нового вида требует не
Линней полагает, что «этот канон является только «составить его различия, но и изменяет
основой для видовых названий» (§ 257). Особо отличие [других видов], относящихся к этому
подчёркивается, что видовое название, «если роду» (§ 294), и следовательно всякое измене-
правильное, должно отличать растение от всех ние состава рода меняет истинные названия
[растений] того же рода» (§ 257) и «не должно его видов. Во-вторых, длина видовых эпитетов
включать никаких слов, кроме необходимых зависят от количества видов в данном роде. В
для отграничения от [видов] того же рода» (§ монотипических родах Линней вслед за многи-
293), тогда как «признаки [вида], основанные ми гербалистами и ранними систематизаторами
на сравнении с видами другого рода, ложны» полагает, что истинное «видовое название не
(§ 261). Это означает, что вид определяется и следует давать виду, единственному в данном
именуется не сам по себе, а как член конкрет- роде» (§ 293); однако в «номенклатурных» из-
ного рода (Sharp, 1873). В указанных канонах даниях («Система…», «Виды…») такие виды
легко усматривается схоластический принцип обычно обозначены на полях однословными
определения всякого объекта через «ближай- обиходными названиями (например, HARTO­GIA
ший род и видовые отличия». capensis). В небольших политипических родах
Примечательно, что в 10-м издании «Си- истинное видовое название может быть трёх-
стемы…» Линней вводит в полные таксонимы или четырёхсловным (например, GNIDIA foliis
видов не только собственно родовые названия, oppositis lanceolatis), в родах большего объёма
но и вставочные, обозначающие внутриродовые они соответственно длиннее (например, VE-
подразделения. Так, в роде бабочек PAPILIO он RONICA floribus solitariis, foliis digitato-partitis
выделяет фаланги Equites, Heliconii, Danai и pedunculo longioribus).
т.д., обозначая относящиеся к ним виды соот- Следует особо отметить, что свои много-
ветственно следующими полными названиями: численные грамматические и этимологические
P. E. alis dentatis atris concoloribus, P. H. alis правила Линней адресует, по всей очевидности,
oblongis integerrimis atris, P. D. alis integerrimis истинным названиям. Это видно из того, что,
rotundatis albis и т.д. Как представляется, здесь по его мнению, «обиходное наз­вание… лишено
мы имеем дело не с двухсловными родовыми, каких-либо правил» (§ 257). Правила данной
а с «двухслойным» родовыми+подродовыми группы касаются главным образом того, как
названиями, как это принято ныне. должно, возможно, неже­лательно или недо-
Один из ключевых принципов таксономиче- пустимо образовывать новые названия и/или
ской номенклатуры, который соответствует уже выбирать их из числа существующих. Линней
упоминавшемуся общему принципу моносемии педантично излагает эти правила, каждый в от-
в лингвистике, а в систематике восходит к Риви- дельном каноне, с комментариями и примерами,
нусу и Турнефору, — уникальность таксонимов: перечисляя «плохие» названия и тут же указывая
Линнеем он утверждается в форме афоризма те «хорошие», которые чаще всего предложены
«где будет один род, там будет и одно назва- самим Линнеем вопреки принципу приоритета.
ние» (§ 210). Можно полагать, что для Линнея Одни из его предписаний и ограничений кажутся
он имеет глубокий семантический смысл: вполне разумными, другие — как минимум спор-
поскольку сущность каждого правильно уста- ными, третьи — вовсе надуманными и создаю-
новленного (естественного) рода уникальна, то щими впечатление, что Линней вводил их чуть
и отражающее её истинное (соответственное) ли не исключительно для того, чтобы предло-
название также должно быть уникальным. жить свои названия взамен прежних. Из правил
Видовые названия-фраземы зависят от этой группы безоговорочно приняты таксономи-
объёма и состава соответствующих родов, что ческим сообществом следующие: обязательное
отмечал уже Турнефор. Данное обстоятельство латинское написание всех таксонимов (§ 247),
в достаточно общей форме, как можно полагать, родовой таксоним должен быть именем суще-
выражает уже упомянутый выше афоризм Лин- ствительным (§ 235); полный видовой таксоним
Глава 6. Линнеевская реформа 89
должен состоять из названия рода и собственно aequo «Видов…». Эти комментарии, возможно
видового эпитета (§ 256) для того, «чтобы из добавленные в позднейших изданиях «Фило-
названия было ясно, к какому роду [относится] софии…» (Бобров, 1957, 1970), сыграли зна-
означенное растение» (§ 284), причём «видовое чительную роль в последующем оформлении
название всегда должно следовать за родовым» правил биномиальной номенклатуры.
(§ 285) и «не должно быть слито с» ним (§ 287); Что касается этимологии обиходных назва-
некоторые другие более частного порядка. Для ний видо, то предложение Линнея заимствовать
Линнея важны правила, ограничивающие длину их «откуда угодно» наглядно проявляется,
таксонимов: «название чем короче, тем лучше, например, в его «Путешествиях…» (Olandska
если только оно» соответственное (§ 291), со- och���������������������������������������������
��������������������������������������������
Gothlandska���������������������������������
��������������������������������
Resa����������������������������
, 1745 г.): в этой книге ла-
гласно чему родовое название предписано огра- тинские названия многих местных растений, не
ничивать 12 буквами (§ 249), истинное видовое сводимые к уже известным континентальным,
название-эпитет — 12 словами (§ 291). Среди представляют собой буквальный перевод на
второстепенных правил можно упомянуть сле- латынь местных шведских названий; следует
дующие: непригодность «варварских» названий, напомнить, что подобным образом новые латин-
заимствованных из местных языков (§ 220, 229); ские названия образовывали и гербалисты.
нежелательность или даже непригодность «со- Разновидности Линней понимает как «рас-
ставных» названий (§ 221–227, 293, 295); запрет тения одного и того же вида, изменившиеся
на использование при образовании таксонимов в силу случайных причин» (§ 306) и считает,
растений (фитонимов) зоологических, анатоми- что «свести различные разновидности к своим
ческих, медицинских и т.п. терминов (§ 230–231, видам не менее важно, чем собрать виды в свои
250). Поскольку эти нормы распространяются на роды» (§ 317). Он протестует, несомненно имея
истинные названия, многие из них будут исклю- в виду Турнефора, против стремления «умно-
чены из последующих правил и кодексов вслед жать число [видов] растений» и создания новых
за замещением таких названий обиходными. видов «на основе ничтожнейшей особенности»,
Примечательно, что Линней подробно разбирает в результате чего «разновидности стали прини-
правила образования эпонимов, хотя по смыслу мать за виды, а виды за роды» (����������������
ibid.�����������
). Для раз-
их нельзя считать истинными — они скорее личения того, какая часть таксонима (полного
обиходные. Так, он не рекомендует посвящать научного названия) растения относится к роду,
ботанические названия персонам, не имеющих виду и разновидности, он предлагает их писать
к ботанике прямого отношения (§ 236), но посвя- буквами разной величины и начертания (§ 307).
щённые ботаникам «должны свято сохраняться» Истинные названия разновидностей у Линней
(§ 238); сам Линней охотно использует названия, такие же многословные, как и видов: например,
данные в честь мифологических героев (Heller, одна из разновидностей пятилистника названа
1945). PENTAPHYLLOIDES palustris rubrum; crassius
Как отмечено выше, обиходные названия et villosis follis.
Линней в своих канонах почти не рассматрива- Синонимы, т.е. «различные названия, дан-
ет, на что специально указано в «Философии…» ные фитологами одному и тому же растению»,
(§ 257). Здесь же он ограничивается небольшим, Линней делит на родовые, видовые и относя-
но в перспективе весьма значимым коммента- щиеся к разновидностям (§ 318). Он полагает,
рием, что такие названия «могут состоять из что «труд [по созданию] полной синонимики
одного слова… заимствованного откуда угодно» совершенно необходим для ботаники» (ibid.).
При этом Линней добавляет, что пользуется Некоторые из предложенных им правил по соз-
такими названиями «преимущественно исходя данию синонимических списков действуют до
из того, что отличие часто оказывается слишком сих пор: «синонимы [одного названия] должны
длинным и неудобным к применению и к тому быть объединены» (§ 320), «среди синонимов
же подвержено изменения при обнаружении первым будет авторское [название]» (§ 319),
[новых] видов». В «Философии...» в качестве «каждый синоним пишется с новой строки»
примера их использования просто дана ссылка (§ 321), «народные местные названия следует
на небольшую работу «Шведский Пан» (Pan исключать» (§ 324); ряд правил касается при-
S�����������������������������������������������
u����������������������������������������������
ecicus, 1749 г.); отчасти Линней касается упо- ведения источников синонимики: имена авторов
требления обиходных названий в небольшом названий (включая их стандартные сокраще-
подразделе TRIVIALIA nomina раздела Lectori ния), даты и печатные труды (§ 322).
90 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Рис. 18. Соотношение между истинным видовым (в основном тексте) и обиходным (на полях) названиями в 10-м
издании книги «Systema Naturae…» К. Линнея (1758–1759 гг.): слева подорожник (второй том), справа бар-
сук (первый том)
Fig. 18. Relation between the proper specific name (in the main text) and the trivial name (on the margines) in the 10th
edition of the book “Systema Naturae…” by C. Linnaeus (1758–1759): the plantain to the left (second volume), the
badger to the right (first volume)

Фиксированные ранги, уникальность и от- — истинными названиями, на полях — обиход-


части однословность родовых таксонимов к ными. Например, в указанных ботанических
середине XVIII в. благодаря авторитету Тур- изданиях («Виды…», второй том «Системы…»)
нефора уже стали почти стандартом: Линней большой подорожник (род PLANTAGO) в тексте
закрепил эту новую традицию и окончательно обозначен как «P. folis ovatis glabris, nudo scapo
сделал названия родов и надродовых групп terreti…» (всего 9 слов), а рядом на полях — как
однословными. Что касается видовых таксо- «major»; в зоологическом издании (первый
нимов, переход от многословных истинных к том «Системы…») барсук (в составе рода UR-
однословным обиходным названиям был не так SUS) соответственно обозначен как «U. cauda
прост. Расхожая точка зрения, согласно которой concolore, corpore supra cinerco subtus nigro…»
разработка правил биномиальной номенклату- (всего 12 слов — предельное число для Линнея)
ры составляет чуть ли не ключевой пункт за- и «Meles» (рис. 18).
мысленной Линнеем реформы, не соответствует Такое размещение обиходных названий
действительности. Этот вопрос заслуживает иногда (Бобров, 1958; Старостин, 2011) счита-
более подробного комментария. ют свидетельством того, что они якобы были
Из выше изложенного видно, что в трудах, добавлены после того, как основной текст
обозначающих номенклатурную «линию», Лин- «Системы…» уже был готов и свёрстан; однако
ней остаётся эссенциалистом, по преимуществу это едва ли так. Подобная практика размещения
и достаточно последовательно разрабатывая элементов информационно-поисковой системы
сущностную номенклатурную парадигму, не на полях основного текста книги в рассматри-
предполагая её заменить номиналистической (о ваемую эпоху была вполне обычна: она вос-
них см. гл. 5). Он не следует «биномиальному ходит к гербалистам и присутствует в трудах
правилу» первых систематизаторов-логиков многих систематизаторов XVII–XVIII вв. На-
вроде Залужанского и Юнга, но развивает пример, в одном из поздних латиноязычных
традицию Баугина—Турнефора, основное вни- переизданий Диоскорида (Dioscorides, 1529) на
мание уделяя истинным названиям и именно полях помещены греческие названия растений;
их полагая «видовыми». В более поздних ка- у Геснера в «Истории растений…» подобным
нонических трудах систематической «линии», образом приведены синонимы; в «Наставлени-
где Линней излагает свою Систему (50-х–60-х ях…» Турнефора на полях помещены отсылки
гг.), — в первом издании «Видов…» (Linnaeus, к таблицам и к литературным источникам.
1753), в 10-м и 12-м изданиях «Системы…» Весьма обычным было размещение на полях
(����������������������������������������
Linnaeus��������������������������������
, 1758–1759, 1766–1767) — он ис- обозначений смысловых подразделов текста: из
пользует однословные обиходные названия, но более ранних изданий можно упомянуть, напри-
не вместо многословных истинных, а наряду с мер, известный «Травник…» Жерарда (Gerarde,
ними, как вспомогательные. В названных рабо- 1597), из современных Линнею — «Семейства
тах виды обозначаются так: в основном тексте растений…» Адансона, вводный раздел «Родов
Глава 6. Линнеевская реформа 91
растений…» Жюсьё (см. о них далее). Соответ- названий — основными истинными и допол-
ственно этой практике и у Линнея вынесенные нительными обиходными.
на поля обиходные названия имеют служебное В таком контексте едва ли вызывает удив-
значение, будучи некими «реперами» для ори- ления тот факт, что современники Линнея,
ентировки в основном тексте, о чём сам Линней достаточно тесно связанные с ним лично или
специально пишет в уже упоминавшемся под- по переписке, почти все пользовались тради-
разделе TRIVIALIA nomina вводного раздела ционной номенклатурой. Это верно не только в
книги «Виды…». отношении старших коллег Линнея, что само по
В ряде работ, где специально разбирается себе совершенно нормально, но и его учеников.
вопрос о значении для Линнея однословных Среди первых следует указать прежде всего
обиходных названий (Stearn, 1959; Larson, 1971; покровителя Линнея во время его пребывания
Heller, 1983), отмечено, что в разных ситуациях в Голландии — датско-голланского ботаника
он придерживается разных позиций. В своих Яна Гроновиуса (Jan Frederik Gronovius, лат.
теоретических трудах обеих означенных выше Johannes Fredericus Gronovius; 1686–1762). В
«линий» (систематической и номенклатурной) его «Виргинской флоре…» (Flora virginica…,
он выступает как теоретик-аристотелик и рас- 1743 г.) видовые названия строго соответству-
сматривает таксонимы как «дескрипторы» ют их пониманию как истинных: например,
(сущностные описания), в практических же Aparine floribis minimis albis или Passiflora foliis
— как практик-дидактик, рассматривающий trilobis inetgerremis… (всего 7 слов) (Gronovius,
таксонимы как «десигнаторы» (формальные 1743). Этой же нормы придерживался другой
обозначения). В частности, обиходные названия голландец, как и Линней, учившейся у Г. Бур-
он чаще всего использует в полевых записях, хаве, — Адриан ван Ройен (Adriaan van Royen;
чтобы сделать их более компактными, нередко 1704–1779). В книге «Лейденская флора…»
также в переписке с коллегами (Smith, 1821), (Flora Leydensis…, 1740 г.), например, для рода
хотя в некоторых письмах применяет истинные Ficus он приводит следующие виды: Ficus foliis
многословные названия (например, к Гмелину- palmatis, Ficus foliis cordatis subrotundus inetger-
ст., см. Rowell, 1980). remis и т.д. (van Royen, 1740). В этом ряду — и
Таким образом, есть достаточно веские четырёхтомная «Сибирская флора…» (Flora
основания полагать, что собственно биноми- Sibirica…, 1747–1759 гг.) знаменитого немецко-
альная видовая номенклатура, вопреки широко российского исследователя Сибири Иоганна
распространённому среди апологетов Линнея Гмелина-ст. (Johann Georg Gmelin; 1709–1755).
мнению, не была частью той реформы, которую В ней номенклатура заимствована в основном
задумал и осуществил он сам (Уэвелл, 1867; из линнеевской «Шведской флоры…», соот-
Ramsbottom, 1955; Юзепчук, 1956; Stearn, 1959; ветственно чему виды именуются следующим
Larson, 1967, 1971). В своих трудах номенкла- образом: CALCEOLUS foliis ovatis binis caulinis,
турной «линии» он целенаправленно развивал ORCHIS raicibus subrotundis… (всего 9 слов),
традиционную для того времени эссенциалист- SALIX folii subserratis glabis… (всего 8 слов) и
скую номенклатуру: как подчёркнуто выше, т.д. (Gmelin, 1747).
линнеевские афоризмы (каноны) сформули- Ближайшие последователи Линнея также в
рованы главным образом для многословных основном были «линнеевцами» — в том смысле,
истинных вмдовых названий. Невнимание что они, как и их учитель, обычно пользовались
Линнея к обиходным названиям видов, как это многословными истинными названиями видов.
ни странно, отчасти связано с его пониманием Среди них в первую очередь следует указать
прагматического аспекта номенклатуры: не- датского зоолога Иоганна Фабриция (Johann
обходимость простых однословных родовых Christian�������������������������������������
������������������������������������
Fabricius���������������������������
; 1745–1808), которого ино-
таксонимов, в отличие от видовых, он обосно- гда называют «Линнеем энтомологии», а его
вывал в том числе тем, что первые «должны труды — величайшими в истории изучения
быть удобны для запоминания, тогда как лишь насекомых (Tuxen, 1967). Его фундаменталь-
немногим [ботаникам] нужно помнить назва- ная «Философия энтомологии…» (Philosophia
ния видов» (Ratio operis). На этом основании entomologica…, 1778 г.) почти один к одному
можно считать, что типично «линнеевская но- воспроизводит структуру «Философии ботани-
менклатура» в её исходном варианте состоит в ки…» Линнея, вплоть до выделения и названия
том, что виды обозначаются двумя вариантами некоторых глав (например, VII. Nomina; VIII.
92 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Differentiaе); точно так же он формулирует Примечательно на этом фоне, что соотече-
основополагающие каноны, которые, в отличие ственник и последователь Линнея — Карл
от линнеевских, не имеют сплошной нумерации Клерк (Carl Alexander Clerck; 1709–1765) — в
(Fabricius, 1778). Например, глава VI. Dispositio двуязычном (шведско-латинском) каталоге
начинается каноном, согласно которому «основа «Пауки Швеции…» (Svenska spindlar…/ Aranei
энтомологии двоякая — систематизация и име- Suecici����������������������������������������
…, 1757 г.) проявляет себя как несомнен-
нование», в следующем каноне утверждается, ный и последовательный «биномиалист». Он
что «систематизация насекомых учит разделять принимает следующие таксономические катего-
или объединять по искусственным [группам], рии (ранги): колонна (Agmina), класс, род и вид.
кои есть классы и порядки/отряды, или по Все таксоны, относящиеся к ним, обозначены
естественным, кои есть роды, виды и разно- однословно, при этом названия имеют явно
видности» (ibid., p. 78). Соответственно, как описательный характер: колонны — Aëreorum и
и в «Философии ботаники…», в «Философии Aquaticorum, классы — Retiariorum, Saltatorum
энтомологии…» глава VII. Nomina начинается и т.п., роды — Verticalibus, Irregularibus и т.п.,
канонами «именование есть второе основание виды — castaneus, hamatus, lunatus, domesticus
энтомологии» и «если утрачиваются названия, и т.п. Все простые названия родов и видов за-
знание также исчезает» (ibid., p. 101), другой головочные; особенность полных видовых на-
канон этой главы воспроизводит важный но- званий состоит в том, что в каждом роде первые
менклатурный принцип «один род — одно один–два вида начинаются не с конкретного
название». В нескольких канонах рассматри- родового названия, а с «общего» Araneus, про-
ваются обиходные названия родов и видов, чие видовые заголовки представлены только
на которые Фабриций распространяет те же однословными (обиходными) эпитетами. На-
условия, что и Линней на истинные, причём звания Клерка, несмотря на то, что его каталог
он специально подчёркивает их постоянство: опубликован за год до «канонизированного»
«обиходные названия не следует менять без 10-го издания «Системы природы…» Линнея,
особой необходимости» (������������������������
ibid��������������������
., p����������������
�����������������
. 121). Все так- официально признаны пригодными ныне дей-
сонимы классов, порядков/отрядов и родов у ствующим Кодексом зоологической номенкла-
него однословные латинские, что специально туры (см. далее).
оговорено в ряде канонов, также повторяющих Один из современников и заочных уче-
линнеевские. Эти номенклатурные нормы Фа- ников Линнея известный итало-австрийский
бриций реализует в нескольких энтомологиче- врач и естествоиспытатель Джованни Скополи
ских системах, которые воспроизводят стиль (��������������������������������������������
Giovanni������������������������������������
�����������������������������������
Antonio����������������������������
Scopoli��������������������
���������������������������
; 1723–1788) на про-
и во многом содержание последних изданий тяжении своей творческой жизни проделал путь
«Системы…» Линнея. В «Родах насекомых…» от полиномиальной к безоговорочно биноми-
(���������������������������������������������
Genera���������������������������������������
��������������������������������������
Insectorum����������������������������
…, 1777 г.) и «Видах насеко- альной номенклатуре. Первая характерна для
мых…» (Species Insectorum…, 1781 г.) основу его ранней небольшой ботанической работы
составляют однословные родовые названия «Система растений…» (Methodus plantarum…,
(Fabricius, 1777, 1781); во второй из названных 1754 г.), в которой виды обозначены много-
книг в основном тексте даны многословные словными названиями: например, Galea obscure
истинные видовые названия, а однословные bifida segmentis non divergentibus (Scopoli, 1754).
обиходные названия чаще всего фигурируют в Однако в более поздних трудах (Entomologia
синонимике. Например, в роде Papilio один из Carniolica…, 1763 г.; Fundamenta botanica…,
видов называется PAPILIO D.F. alis inregerrimis 1783 г.) он стал использовать для видов только
nigro fasciatis, в качестве синонима приведено однословные обиходные эпитеты. В «Энто-
название Papilio Lucinda. В его же многотомной мологии…» система доведена до видового
«Систематической энтомологии…» (���������Entomolo- уровня, все виды обозначены биномиально:
gia�������������������������������������������
systematica�������������������������������
������������������������������������������
…, 1792–1799 гг.), как и в «Си- например, Scarabeus fasciatus (Scopoli, 1793);
стеме природы…» Линнея, обиходные названия в «Основаниях ботаники…» система доведена
вынесены на поля (Fabricius, 1794, 1798). Что до родового уровня, обиходные однословные
касается высших таксономических категорий, названия видов приведены в скобках в каче-
то классы Фабриция соответствуют линнеев- стве примеров родов: например, TAROPOGON
ским (и современным) порядкам/отрядам, его (prаtense) (Scopoli, 1783). Интересно отметить,
отряды — нынешним семействам. что в части естественного метода Скополи
Глава 6. Линнеевская реформа 93
был последователем линневского оппонента
Адансона. В фундаментальном «Введении к
естественной истории…» (���������������������
Introductio����������
ad�������
���������
histo-
������
riam naturalem…, 1777 г.) (рис. 19), по замыслу
сопоставимом с «Системой…» Линнея, он
выделяет надродовые группы по многим ана-
томическим структурам, которые описывает в
вводных разделах каждого из царств (Scopoli,
1777). Принятая им иерархия существенно от-
личается от линневской, включает следующую
последовательность рангов (перечислены по
нисходящей): триба (Tribus), род (Gens), отдел
(Divisio), порядок (Ordo); на низшем уровне
выделены таксоны без указания ранга, соот-
ветствующие линнеевским родам. Таксоны
высших категорий обозначены одно-, двух- или
трёхсловно, низшие — строго однословно.
Исходные полиномиальные таксонимы Лин­
нея фигурируют в некоторых переизданиях
фрагментов его «Системы…», в том числе и до-
статочно поздних. Так, в «Видах животных…»
(�������������������������������������������
Animalium����������������������������������
Specierum������������������������
���������������������������������
…, 1759 г.) видовые так-
сонимы могут быть от одно- до многословных,
причём последних большинство, обиходных
названий фактически нет: например, в роде
Lophius виды обозначены depressus��������������
capite�������
�������������
rotun-
������
dato, depressus capite rostrato, compressus (���� Lin-
naeus, 1759). Стиль линнеевской «Системы…»
также полностью сохранён в изданной под
его именем «Энтомологии…» (Entomologia…,
1789 г.): в основном тексте даны многословные Рис. 19. Титульная страница книги «Introductio…» Д.
истинные названия, на полях — однословные Скополи (1777 г.)
обиходные. Так, в роде Leptura виды в основном Fig. 19. The title page of the book “Introductio…” by G.
тексте указаны как deaurata antennis nigris, fem- Scopoli (1777)
oribus posticis dentatis, nigra elytris rubescentibus
lividisve sutura apiceque nigris и т.д.; на полях им принята в некоторых оригинальных (т.е. не
соответствуют обиходные названия aquatica, основанных непосредственно на Линнее) свод-
melanura и т.д. (Linnaeus, 1789). Примечатель- ках, выходивших во второй половине XVIII в.
но, что известный ученик Линнея шведский Таков, в первую очередь, знаменитый много-
ботаник и врач Юхан Муррей (Johan Andreas кратно переизданный труд немецкого медика,
Murray; 1740–1791), автор руководства по со- натуралиста и антрополога Иогана Блюменбаха
ставлению обиходных названий (см. далее), (Johann Friedrich Blumenbach; 1752–1840) —
при переиздании ботанического раздела лин- «Руководство по естественной истории» (����� Hand-
неевской «Системы природы…», названного buch der Naturgeschichte, первое изд. 1779 г.;
«Система растений…» (Systema vegetabilium…, русск. издание: Блуменбах, 1796–1797). В нём
1784 г.), строго следует номенклатуре учителя: оба варианта таксонимов включены в основной
в основном тексте виды поименованы истинны- текст, при этом обиходное название начинает
ми многословными названиями, а обиходные очерк вида, за ним идёт его немецкое название,
однословные названия вынесены на поля как затем — многословное истинное, выполняю-
элементы информационно-поисковой системы щее функцию латиноязычного диагноза. Так, в
(Murray, 1784). роде Strutio видовой очерк начинается следую-
Номенклатура, согласно которой виды щим образом: 1. camelus, der Straus. S. pedibus
обозначаются двумя вариантами таксонимов, dlda�������������������������������������������������
����������������������������������������������
tylis digito exteriore parvo mutico spinis alar-
94 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
um binis (Blumenbach, 1782). Другим примером званий (Vindicae nominum trivialium…, 1782 г.).
служит книга «Система царства животных…» Эти правила изложены в форме 28 афоризмов
(Systema regni animalis…, 1777 г.; издан только вполне линнеевского толка с дополнительны-
том по млекопитающим) немецкого естествои- ми пояснениями (Murray, 1782; также в При-
спытателя Иоганна Эркслебена (Johann Christian ложении к изданию «Философии ботаники...»
Polycarp Erxleben; 1744–1777). По содержанию 1792 г.). Список начинается утверждениями
её можно считать расширенным и дополненным самого общего порядка: «обиходное название
переложением «маммалиологической» части не отменяет видового определения и видового
линнеевской «Системы природы…»: в ней при- отличия» (имеется в виду истинное название)
нята та же макросистема, чётко выделены (хоть (§ 1), «любое обиходное название состоит из
и не обозначены терминологически) линнеев- одного слова» (§ 2), «обиходное родовое на-
ские категории, все надвидовые таксоны назва- звание предшествует [видовому] и отделено
ны обиходными однословными именами. На- [от него]» (§ 3), «обиходное родовое и видовое
звания видов в основном тексте многословные название должно быть уникальным» (§ 4). В
истинные, на полях — однословные обиходные: более частных правилах Муррей отступает от
например, в роде Simia первый вид обозначен основного линнеевского канона, касающего-
как S. ferruginea lacetorum piliis… (всего 6 слов) ся обиходных названий (§ 257, см. выше), и
и satyrus, соответственно (Erxleben, 1777). предъявляет к ним те же требования, что и к
Таким образом, таксономическая номен- истинным: так, он полагает, что «обиходное
клатура на момент выхода последних сводок название не должно противоречить идее рода»
Линнея и вскоре после них в большинстве своём (§ 12), «лучшее из обиходных названий то, кото-
была весьма далека от того, чтобы отвечать кри- рое отличает данный вид от его сородичей или
териям по-современному понимаемого прин- характеризует его» (§ 5), «преимущество имеет
ципа биномиальности. Авторы большинства то обиходное название, которое указывает на
типичных для этого времени трудов, будь то специфическую особенность [растения]» (§ 6);
представители линнеевской школы или «мест- в нескольких правилах указано, что в обиходном
ных» школ, чаще всего пользовались двойной названии следует отражать особенности цветка,
номенклатурой — т.е. и многословными ис- плода или других частей растения, допустимо
тинными видовыми названиями-фраземами — его лекарственные свойства, но не следует
(specificu���������������������������������
m��������������������������������
legitimum����������������������
�������������������������������
), и однословными оби- — его запах, цвет или вкус. Таким образом,
ходными (triviale). Поэтому, как представляется, можно полагать, что в отношении обиходных
с современной точки зрения сделанное самим названий данный труд сыграл ту же роль, что
Линнеем едва ли можно называть «линнеевской линнеевская «Философия…» — для истинных
реформой» (как это объявлял сам Линней, см. названий: он дал свод правил их образования,
выше) в современном её понимании: это скорее оформив лингвистически их использование в
«линнеевский этап» номенклатурной реформы, систематических работах конца XVIII в.
связанной с переходом от сущностной к номина- В закреплении биномиальной номенклатуры
листической парадигме. В рамках этого этапа в как нормы для биологической систематики,
номенклатуре названий видов введён не строго завершившем «линнеевскую реформу», важ-
биномиальный, а «двойной» стандарт, причём нейшую роль сыграли посмертные переиздания
акцент сделан не на однословных обиходных основополагающих трудов Линнея, в том числе
названиях-эпитетах, а на многословных истин- на национальных языках. В первую очередь
ных, каковые и названы Линнеем собственно здесь следует указать 13-е издание «Систе-
«видовыми» (Heppel, 1981). мы…» (Systema Naturae…, ed. 13, 1788–1793
Что касается биномиальной номенклатуры гг.), которое осуществил немецкий зоолог Ио-
в её современном понимании, подразуме- ганн Гмелин-мл. (Johann Friedrich Gmelin; 1748–
вающем использование обиходных названий в 1804), один из племянников выше упомянутого
качестве основных, а не дополнительных, она И. Гмелина-ст. Этот огромный труд был исходно
была закреплена после-линнеевским этапом выпущен на латыни в 11 книгах (Hopkinson,
«линнеевской реформы». На этом этапе, как 1907), очень скоро его фрагменты стали выхо-
представляется, важное место следует отводить дить отдельными изданиями на национальных
небольшому труду Муррея, специально посвя- языках — например, на английском (Gmelin,
щённому правилам образования обиходных на- 1792) и на русском ([Линней], 1804–1805). В
Глава 6. Линнеевская реформа 95
них использована строго биномиальная номен-
клатура: все видовые названия однословные
обиходные: например, Cervus elaphus, Psittacus
sinensis. При этом в оригинале у Гмелина и в
русском переводе однословные названия ещё
остаются вынесенными на поля рядом с циф-
ровыми обозначениями соответствующих видо-
вых очерков, а в англоязычном они уже сделаны
заголовочными. В шеститомном переиздании
«Видов растений…» (1797–1826 гг.), которое
начал готовить немецкий ботаник Карл Вилльде- Рис. 20. Биномиальная номенклатура во втором (пос­
мертном) издании «Species plantarum…» К. Линнея
нов (Carl Ludwig Willdenow; 1765–1812), виды
(первый том, 1797 г.): обиходное название в основ-
обозначены биномиально в самом тексте, а не ном тексте, истинного видового названия нет
на полях: пример из первого тома — KRAMERIA Fig. 20. Typical binomial nomenclature in the secd (post-
rixina; (��������������������������������������
Linnaeus������������������������������
, 1797; рис. 20). Во всех кни- humous) edition of the “Species plantarum…” by C.
гах, указанных в настоящем абзаце, истинные Linnaeus (first volume, 1797); the trivial name is in­
многословные названия видов, о которых так cluded in the main text, the proper specific name is
пёкся сам Линней, отсутствуют. absent
В разных странах Европы номенклатурная
реформа, начатая Линнеем, продвигалась не- фора. Так, известный врач и менее известный
сколько по-разному в зависимости от местных фитограф Лоренц Хайстер (Lorenz Heister;
научных традиций. В Англии она была освоена 1683–1758), состоявший некоторое время в
очень скоро (McOuat, 1996): уже начиная с 60-х переписке с Линнеем, в своей довольно ранней
гг. издаваемые там руководства по ботанике небольшой ботанической работе «Общая систе-
стали почти исключительно биномиальными. ма растений…» (Systema Plantarum generale…,
Медик Хью Роуз (Hugh Rose; 1717–1792) в 1748 г.) все родовые таксонимы даёт в одно-
1775 г. выпустил на английском языке под на- словном написании (Heister, 1748). Маститый
званием «Элементы ботаники…» (Elements ботаник Готтлиб Людвиг (Christian Gottlieb
of Botany…) линнеевскую «Философию…» с Ludwig; 1709–1773), поначалу бывший про-
авторским предисловием — это было первое тивником Линнея, позже стал склоняться к
её иноязычное издание (�������������������
Rose���������������
, 1775). Триум- системе его обиходных названий. Он опубли-
фом стало учреждение в 1788 г. «Линнеевского ковал свою собственную «ботанофилософию»
общества в Лондоне» стараниями ученика Роу- в книге «Наставления…» (Institutiones…, 1757
за, ботаника-систематизатора Джеймса Смита г.), в двух разделах которой — «Установление
(James Edward Smith; 1759–1828) — большого родов и родовых названий» и «Установление
почитателя великого шведа, купившего всю его видов и видовых названий» — много места
коллекцию и библиотеку и переведшего на ан- отведено номенклатуре. В отношении родовых
глийский ряд его трудов. В ранний период своей таксонимов Людвиг решительно остаётся на
деятельности сам Смит выпустил несколько стороне Турнефора и его названий, а по пово-
собственных иллюстрированных атласов по ду видовых пишет со ссылкой на Линнея, что
растениям со строго биномиальной номен- «если мы принимаем названия низших родов,
клатурой (например, Smith, 1789). Достаточно которые едва ли отражают сущности растений и
успешной была экспансия названной реформы часто искусственны, мы должны принять такие
также в Голландии и Австрии, где трудилось названия также и для видов» (Ludwig, 1757, §
много учеников Линнея (Stafleu, 1971b). 252). Выше были упомянуты немцы Блюмен-
Более настороженно к Линнею были понача- бах и Эркслебен, использовавшие «двойную»
лу настроены в Германии: в частности, многие номенклатуру, которую в новейшей зоологии
ботаники критиковали его и за искусственную считают биномиальной именно по той причине,
«половую» систему растений, и за замену ста- что такой же была и собственно линнеевская.
рых названий новыми (Jönsson, 2002). Однако К перечисленным трудам можно добавить
элементы биномиальной номенклатуры были известное, многократно переиздававшееся
признаны и там, причём достаточно рано: но (в том числе на русск. языке) руководство
здесь очевидно влияние не Линнея, а Турне- германского естествоиспытателя Натанэля
96 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Готфрида Леске (Nathanael Gottfried Leske; биномиальную номенклатуру. Иллюстрацией
1751–1786) «Начала естественной истории этому служат его «Зоологическое собрание…»
животных» (Anfangsgründe der Naturgeschichte (Spicilegia Zoologica…, 1767–1780 гг.), «Новые
des Thierreichs, 1784 г. и далее). С точки зрения виды…» (Novae species…, 1776 г.) и «Россий-
последующих проблем с интерпретацией того, ская флора…» (Flora Rossica…, 1784–1788
что в после-линнеевских изданиях допустимо г.): в них все заголовочные таксонимы видов
считать биномиальной номенклатурой (см. двухсловные (родовое + обиходное названия),
конец наст. главы), это руководство интересно многословные истинные названия отсутствуют
следующим: в нём надродовые категории фор- (Pallas, 1767–1780, 1776, 1784–1788). Такая же
мально не обозначены; все роды, в современ- биномиальная (за ничтожным числом вполне
ном понимании эквивалентные таксонам ранга объяснимых исключений) номенклатура приня-
отряда—семейства, обозначены однословно та в известном 4-томном описании путешествий
(например, Didelphys); в полных видовых так- ещё одного племянника И. Гмелин-ст. — Самуи-
сонимах первые два слова (биномен) выделены ла Гмелина (Samuel Gottlieb Gmelin; 1744–1774),
курсивом, последующие — прямым шрифтом изданном в Санкт-Петербурге на немецком
(Didelphys marsupialis, mammis oc�������������
t������������
o, pilis����
���������
ni-
��� языке под названием «Путешествие по Рос-
grescenti flavis) (Leske, 1788). Вероятно, таким сии...» (Reise durch Russland…, 1770–1784 гг.).
образом закладывалась современная традиция Аналогичная номенклатура принята в много-
выделять научные обиходные названия родов и томных «Начальных основаниях естественной
видов курсивом, отделяя их от прочего текста. истории» (1791–1794 гг.), изданных известными
Вместе с тем, среди германских натура- российскими естествоиспытателями рубежа
листов этого времени были вполне значимые XVIII–XIX вв.: зоологический раздел на основе
фигуры, которые в отношении номенклатуры выше упомянутых «Начал естественной исто-
придерживались иной позиции. К их числу рии…» Леске подготовлен Николаем Яковлеви-
принадлежит, например, медик и фитограф чем Озерецковским (1750–1827); ботанический
Ноэль де Неккер (Noël Martin Joseph de Nec­ на основе систем Турнефора и Линнея — Ва-
ker; 1730–1793): в его примечательно двух- силием Михайловичем Севергиным (1765–1826)
томном труде «Эле­менты ботаники» (Elementa (Начальные основания…, 1791, 1794). Так, в
botanica, 1790 г.) трактовка таксономических этом последнем основные латинские таксонимы
категорий скорее универсальная логическая, видов биномиальные (даны со ссылкой на Лин-
нежели специфически биологическая. Соглас- нея), в синонимике фигурируют обычно много-
но этому в системе Неккера фиксированы две словные названия прежних авторов (Баугина
категории — «истинные роды» и «естествен- и др.). В самом начале XIX в. в России были
ные виды»: первые соответствуют надродовым переведены и изданы основные труды Линнея
категориям, вторые — родам в понимании — «Философия ботаники…» ([Линней], 1800)
Турнефора и Линнея. Так, он выделяет «ис- и зоологический раздел «Системы природы…»
тинный род» Actinophytum, соответствующий ([Линней], 1804–1805). Обзор ботанического
одной из надродовых групп сложноцветных (= раздела последней, в сравнении с системами
астроцветных), в нём в качестве «естествен- Турнефора и Жюсьё, представлен в книге заме-
ных видов» фигурируют Enula, Solidago и чательного российского филолога и фитографа
т.п., соответствующие «линнеевским» родам Ивана Ивановича Мартынова (1771–1833)
(Necker, 1790). Эта номенклатура, одно время (Мартынов, 1821).
вызывавшая много споров, ныне не считается Иная ситуация поначалу складывалась во
биномиальной (Bullock, 1959). Франции, где, с одной стороны, было велико
Через немецкое влияние «линнеевская ре­ влияние предшественника Линнея — Турне-
форма», причём главным образом не в соб- фора, с названиями которого тот обошёлся
ственно линнеевском, а в «после-лин­неевском» не слишком почтительно, с другой стороны,
биномиальном её варианте, довольно скоро современных Линнею выдающихся естествои-
проникла в Россию (Rowell, 1980; Сытин, спытателей — Адансона и Бюффона, каждый
1997а,б). Так, крупнейший немецко-российский со своими представлениями о том, что такое
естествоиспытатель того времени Пётр-Симон Природа, есть ли в ней Система (или Порядок)
Паллас (Peter Simon Pallas; 1741–1811) в самых и как её надлежит выявлять и представлять
ранних своих трудах уже использовал строго (Williams, 2001). По этой причине «линнеевская
Глава 6. Линнеевская реформа 97
реформа» во Франции поначалу была мало кем растений» (Familles des plantes, 1763–1764 гг.)
принята (Miall, 1912). с пространным историческим и теоретическим
Наглядным примером того, насколько «не- введением; она была посмертно переиздана в
линнеевской» (впрочем, даже и «нетурнефо- расширенном варианте под названием «История
ровской») во Франции начала второй половины ботаники…» (Histoire de la botanique…, 1864 г.).
XVIII в. могла быть таксономическая иерархия Адансон под влиянием Б. Жюсьё первоначально
и номенклатура, служит труд «Краткая исто- воспринял систему и номенклатуру Линнея,
рия насекомых…» (������������������������
Histoire����������������
���������������
abr������������
����������
g����������
��������
e��������
�������
des����
���
In- но в зрелом возрасте стал его оппонентом по
sectes…, 1762 г.) врача и энтомолога-любителя большинству вопросов систематики (Stafleu,
Этьена-Луи Жоффруа (Étienne Louis Geoffroy; 1963; Dayrat, 2003).
1725–1810). В её систематическом разделе Для Адансона, как и для большинства его
насекомые распределены по следующим кате- современников, трудившихся на ниве естествоз-
гориям (перечислены в нисходящем порядке): нания, руководящими была основополагающая
секции, статьи (articles), отряды/порядки, роды, идея Естественного метода, равнозначного
семейства (иногда разделены на параграфы), Естественной системе в её общем натурфи-
виды. Из них секции (соответствуют нынешним лософском понимании (Stafleu, 1963; Guedes,
отрядам) и роды поименованы однословными 1967). Вслед за Лейбницем он полагал, что При-
латинскими названиями; статьи, отряды (соот- рода представляет собой взаимосвязь «всех со
ветствуют нынешним семействам) и семейства всеми»: это значит, что все организмы связаны
(соответствуют нынешним родам) с парагра- между собой множеством связей и отношений,
фами (соответствуют нынешним подродам) в том числе сходственных. Вслед за Декартом
обозначены порядковыми числами с указанием он полагал, что Природа и естественный метод
диагностических признаков (по-французски); тесно связаны: «именно Природа руководит
виды обозначены истинными многословными исследователем-методистом на его пути» (Адан-
названиями, краткие обиходные названия от- сон, 1763, p. xciv); посредством естественного
сутствуют (Geoffroy, 1799). метода Природа «информирует» исследователя
Ранней экспансии идей Линнея во Франции о своей структуре, тогда как искусственный
пытался содействовать известный ботаник- метод таким фундаментальным свойством не
систематизатор Бернар де Жюсьё (Bernard de обладает. Далее делается важное умозаклю-
Jussieu; 1699–1777), который опубликовал в чение: коль скоро (по исходному допущению)
Париже второе издание «Родов…» и 4-е из- естественный закон Природы единственный, то
дание «Системы…» уже через нескольких лет и раскрывающий его Естественный метод также
после выхода их оригиналов. Б. Жюсьё известен единственный. Элементами Метода являются
более всего тем, что в парке «Трианон» под естественные группы, которые реально суще-
Парижем разместил растительность в порядке, ствуют в природе и могут быть обнаружены
отражающем его собственные представления о на основе наблюдения и сопоставления всех
Системе; её видел и одобрил Линней в 1738 г., доступных фактов (т.е. признаков).
с ним у Жюсьё установилась переписка (Miall, Последний тезис определяет принципи-
1912; Бобров, 1970). Сам Б. де Жюсьё ничего не альное расхождение между Адансоном и
публиковал, оставив лишь рукописные заметки, теми систематизаторами, которые в той или
их впервые обнародовал его ученик Антуан иной форме склоняются к эссенциализму.
Дюшан (Antoine Nicolas Duchesne; 1747–1827) Те полагаются на «сущностное» понимание
в своём «Руководстве по ботанике» (Manuel de метода, ядро коего заключается в поисках
Botanique, 1764 г.) (Guedes, 1973). единственной анатомической структуры, по-
Важную попытку сформулировать правила зволяющей выявить роды и упорядочить их
номенклатуры «параллельно» Линнею, частью в секции или порядки/отряды согласно чётко
совпадающие с его идеями, частью направлен- обозначенному преимущественно дедуктив-
ные против них, предпринял замечательный ному алгоритму (что далеко не всегда удаётся
французский естествоиспытатель и система- сделать). Адансон же считает, что коль скоро
тизатор Мишель Адансон (Michel Adanson; естественные группы связаны между собой
1727–1806), ученик Б. Жюсьё, многие важные множественными отношениями, они не могут
идеи почерпнувший у Маньоля. Среди наибо- быть выявлены посредством какого-то одного
лее известных его трудов — книга «Семейства признака: любой из них даёт лишь диагности-
98 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
ческий ключ, т.е. «искусственную систему». В таксономических категорий и соотношение
вводном разделе первой части «Семейств…», между ними, в четвёртой — правила образо-
названной «Методы или системы…», он пи- вания и выбора названий, т.е. номенклатура в
шет: «ботанические классификации, которые собственном смысле.
берут во внимание единственную часть или Принятая Адансоном таксономическая ие-
ограниченное число частей растения, — ис- рархия достаточно проста, в общем сходна с та-
кусственные, гипотетические и абстрактные, ковой Турнефора и Линнея, частью Маньоля: он
они не могут быть естественными… Есте- выделяет классы (= семейства), секции, роды,
ственный метод… должен не зависеть от виды и разновидности (последние, впрочем,
нашей воли, но быть основанным на природе он практически не рассматривает). Высшие
существ, каковая природа включает совокуп- категории в книге трактуются достаточно своео-
ность их свойств и структур. Вне сомнений, бразно согласно только что представленному
естественный метод в ботанике может быть классификационному методу. При выделении
достигнут рассмотрением совокупности всех «искусственных систем» по единичным при-
растительных структур» (Adanson, 1763, р. знакам получаемые группы Адансон называет
iv). Провозглашённая Адансоном опора на «классами» в общем их понимании как высших
индуктивный метод и анализ большого числа единиц формальной классификации, отчасти
структур стала первым крупным шагом в раз- вслед за Турнефором. В «Естественном мето-
работке оснований «естественной системати- де», как минимально противоречивом обобще-
ки», которую несколько позже предприняли нии множества «искусственных систем», выде-
А.-Л. де Жюсьё и О.-П. де Кандоль. ляемые высшие группы он обозначает уже как
Классификационный алгоритм Адансона «семейства», подчёркивая вслед за Маньолем
включает два основных этапа: 1) сначала роды их естественность: это подробно разъясняется
группируются по отдельным признакам в «ис- в статье 6 Раздела III «Семейств…». Соответ-
кусственные системы», 2) затем эти «системы» ственно, во второй части книги, где излагается
сравниваются между собой и на этой основе собственно система Адансона, высшие группы
выявляются группы, которые согласуются по он называет семействами и разбивает их на
большинству признаков («систем»). Эти «со- секции, заимствуя последнюю категорию у
гласованные» группы считаются естествен- Турнефора.
ными и в совокупности составляют итоговую В итоговой системе, доведённой до родового
классификацию — «Естественный метод» в уровня, семейства обозначены, кроме народных
понимании Адансона. По общему алгоритму его (французских), однословными латинскими так-
метод (в узком техническом смысле), вопреки сонимами (например, Byssi, Palmae, Pistaciae и
традиционной интерпретации, соответствует т.д.). Секции внутри семейств в одних группах
не столько фенетическому анализу, в котором обозначены только по-французски (иногда
виды одновременно сравниваются по всем многословно-описательно); в других — так же,
признакам (Sneath, Sokal, 1973), сколько методу как семейства (например, Phalarides, Cassiae,
численной филетики, основанному на поиске Astragali); вероятно, разница объясняется тем,
согласованной классификации на множестве признавал или нет Адансон эти секции есте-
исходных упорядочений по разным признакам ственными (Stafleu, 1963). Роды во всех случаях
(������������������������������������������
Nelson������������������������������������
, 1979). Поэтому самоназвание совре- обозначены однословно, родовая синонимика
менной фенетической систематики как «адан- обычно не приводится. Если таксонимы секции
соновской» или «нео-адансоновской» (Sokal, и рода имеют один корень, они в одних случаях
Sneath����������������������������������������
, 1963; Sneath��������������������������
��������������������������������
, Sokal�������������������
������������������������
, 1973) представля- различаются окончанием (например, секция
ется некорректным (Winsor, 2004; Павлинов, Sorga и род Sorgum), в других идентичны (на-
Любарский, 2011). пример, секция и род Maiis).
Для разработки языка систематики особо Адансон оказался единственным фран-
значим Раздел III первой части «Семейств…» цузским систематизатором второй половины
Адансона: он содержит много важных мыслей, XVIII в., всерьёз озабоченным вопросами так-
касающихся естественного метода и таксономи- сономической номенклатуры (Dayrat, 2003),
ческой номенклатуры как его части. Названный последовательно изложив свои представления
раздел разбит на пронумерованные «статьи», в своде правил. Он согласен с Линнеем в
из них во второй рассматривается иерархия том, что названия — важная часть система-
Глава 6. Линнеевская реформа 99
тизации, призванная обозначать выделяемые — обиходные народные названия следует
классы, роды и виды. Вместе с тем Адансон использовать независимо от их географическо-
в качестве отправного пункта заявляет свою го или этнографического происхождения, а не
номиналистическую позицию: раздел «Назва- отвергать их как «варварские»; Адансон не без
ния растений…» он начинает утверждением, юмора отмечает, что для заморских жителей
что «название — это простой или сложный европейские языки — «варварские»;
знак, произвольно выбираемый человеком — следует предпочитать краткие названия и
данного общества или данной страны… В избегать длинных и составных (тезис Линнея),
общем, названия обозначают объекты… а не особенно предлагая новые для неизвестных
выражают их природу или хотя бы их наи- ранее растений;
более существенные признаки. Это значит, — желательно упростить грамматику и ор­
что названия как таковые не имеют смысла; фографию научных латинских названий: на-
такие названия обозначаются как обиходные пример, не следует латинизировать народные
или простые» (Adanson, 1763, p. cxxii–cxxiv). названия, меняя их окончания; предложено
В связи с этим, в частности, он ставит под со- исключать из названий непроизносимые бук-
мнение целесообразность этимологического вы, заменять дифтонги единичными буквами
обоснования названий животных и растений и т.п. Принятие такого рода норм избавило бы
и по крайней мере некоторые из его новых систематику в XIX в. от достаточно острых дис-
таксонимов — вполне бессмысленные: напри- путов по поводу правописания таксономических
мер, один из родов моллюсков он назвал Yetus названий (Dayrat, 2010), но современникам
(Adanson, 1757). Согласно этому Адансон вы- Адансона, владеющим «учёной латынью», это
двигает крайне важное предложение: нужно предложение не пришлось по душе;
различать собственно названия (обозначения), — желательно не обозначать разные расте-
диагнозы (краткие указания существенных ния разными по написанию, но семантически
признаков) и описания (указания всех из- совпадающими названиями: например, не ис-
вестных признаков) и не отождествлять пользовать разные названия из разных языков,
таксонимы с диагнозами. К первым Адансон если они обозначают один и тот же предмет
относит прежде всего обиходные (народ- (Адансон называет это омонимией);
ные) названия, фигурирующие в том числе — поскольку названия семейств не должны
у антиков; их он всегда использует в своей быть значимыми и описательными, их следует
системе как приоритетные. Исходя из своего образовывать от корневой основы названий
понимания функции таксонимов, Адансон наиболее типичных родов; сходное правило
протестует против предложения Линнея предлагается (со ссылкой на Турнефора) для
присваивать родам истинные названия и на образования родовых названий. В современной
этом основании заменять старые обиходные номенклатуре первое предложено принято,
названия новыми «достоверными». Адансон второе отвергнуто;
предлагает следующие правила номенклату- — для видов Адансон предлагает исполь-
ры, направленные в защиту «классических» зовать составные названия, включающие ро-
названий и во многом «против Линнея», кото- довое и обиходное («примитивное») названия,
рого он обильно цитирует и критикует. Всего их нужно писать не раздельно, а через дефис
этих правил 17, здесь кратко воспроизведены (например, Aparine-Mollugo, Aparine-Galion
важнейшие: и т.п.); при этом типичный вид рода остаётся
— названия античных авторов должны со­ без эпитета по причине тавтологии родовой и
храняться как широко используемые и в бо- видовой частей его таксонима.
танике, и вне неё; поэтому следует отвергать Достойно сожаления, что из-за доволь-
новые (в том числе линнеевские) названия в но напряжённых отношений Адансона не
пользу прежних (например, Akrokorion пред- только с Линнеем, но и с А.-Л. де Жюсьё (о
почтительнее Galanthus). По сути эта норма нём см. далее), его систематический метод и
выражает тот пиетет, который Адансон испы- вклад в номенклатурную реформу поначалу
тывал по отношению к «классикам», по форме не получили должной оценки (Stafleu, 1963;
же этим утверждается, не в пример Линнею, Guede, 1967; ��������
Dayrat��
, ����������������������
2003). И лишь несколь-
особое значение (в современной терминологии) кими десятилетиями позже Адансону отдал
принципа приоритета; должное выдающийся франко-швейцарский
100 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
ботаник-систематик Огюстен-Пирам де Кан- (Contemplation de la nature…, 1764–1765 гг.),
доль (Декандоль-старший) (Augustín-Pyramus Природа образует непрерывную последователь-
(Pyrame) de Candolle; 1778–1841), предлагая ную градацию форм бытия, идущую от низших
свою версию таксономической номенклатуры к высшим ступеням без какого-либо разрыва в
растений (Candolle, 1813). её целостности. Он утверждает, что поскольку
Непримиримым критиком Линнея и его «разрывов в Природе не существует, отсюда
Системы=Метода был один из влиятельнейших очевидно следует, что наши классификации
представителей французского Просвещения, не описывают её. Создаваемые нами класси-
бесспорный лидер его «естественноисториче- фикации совершенно номинальны», они пред-
ского крыла» Жорж де Бюффон (Georges-Louis ставляют собой «средства, соответствующие
Leclerc de Buffon; 1707–1788). Он был, в от- нашим потребностям и ограниченности наших
личие от Линнея, натуралист в полном смысле познаний» (Bonnet, 1769, р. 28, 39). При этом
этого слова — для Бюффона-натурфилософа примечательно, что именно «лестничник» Бон-
Природа была живым организмом, а не сухой нэ одним из первых ввёл в оборот дисциплин,
Системой. К тому же он был приверженцем имеющих касательство к систематике, понятие
идеи непрерывной линейной «Лестницы при- ветвящегося «Дерева жизни» как антипода
роды», или «Цепи бытия», и потому считал, что линейной Лестницы природы (Bather, 1927).
любая иерархическая система из соподчинён- Это понятие после утверждения идей Геккеля
ных категорий даёт несомненное искажённое и затем Хеннига стало одним из центральных
представление об истинной Природе. Наконец, в современной филогенетической систематике
он был сторонником «живого» естественного (Cracraft, Donoghue, 2004; Павлинов, 2005).
языка и, соответственно, противником вся- Исходя из этой натурфилософской доктрины,
ческих номенклатурных формализмов в этой Бюффон в «Рассуждении первом» первого тома
области. В общем, Бюффон по всем пунктам «Истории…» довольно подробно разбирает и
противостоял Линнею (а равно и Турнефору): критикует линнеевскую Систему как безуслов-
этот драматичный эпизод в истории биологии но искусственную и потому безусловно «вред-
второй половины XVIII в. хорошо известен ную». При этом он апеллирует к Аристотелю и
(Канаев, 1966; Sloan, 1976; Hoquet, 2007). Феофрасту, но более того — к самой Природе,
Более всего Бюффон славен своей много- призывая вглядываться в неё без предвзято-
томной «Естественной историей…» (Histoire сти, дабы увидеть истинный «порядок вещей»
naturelle générale et particulière…, первое изд. (Бюффон, 1789). Этот «порядок» он видит в
1749–1788 гг.; русск. перевод: «Всеобщая и разделении живой природы на животных и рас-
частная история естественная графа де Бюф- тения, животных — на бегающих по земле чет-
фона» в 10 частях, 1789–1808 гг.). Основные вероногих, летающих в небе птиц и плавающих
разделы томов этой серии, содержащие про- в воде рыб, а растения — на травы и деревья.
странные рассказы об отдельных видах живот- Как видно, Бюффона вполне устраивает фолк-
ных, по общей стилистике являются типичными систематическое «очевидное» деление, каковое
«животниками» (о термине см. гл. 4). Вместе с он полагает «самим естеством представленное».
тем, в вводных разделах к выходящим томам, Особый предмет критики составляет биноми-
называемых однотипно «Предварительные рас- альная номенклатура, которую Бюффон считает
суждения…», Бюффон пространно объясняет противной самой Природе и человеческому
свои представления о Природе и о методах её знанию о ней. В разделе «Естественная история
постижения: это является изложением его на- осла» шестого тома «Истории…» (Бюффон,
турфилософии, а не просто предварением «кол- 1801) он на нескольких страницах насмехается
лекции фактов» (Lyon, 1976; Hoquet, 2008). над нелепым, с его точки зрения, предложением
Для систематики «проблема Бюффона» Линнея называть осла не ослом, а «ослиной
состояла в его приверженности идее «Цепи лошадью» (Equus asinus), а льва — не львом, а
бытия», восходящей к Аристотелю, которую в «львиной кошкою» (Felis leo).
рассматриваемый период активно разрабаты- Следует упомянуть ещё одну крупнейшую
вал швейцарский натурфилософ и натуралист фигуру французского естествознания рас-
Шарль Боннэ (Charles Bonnet; 1720–1793). сматриваемой эпохи — Жана-Батиста де
Согласно названной идее, которую Боннэ от- Ламарка (Jean-Baptiste Pierre Antoine de Monet
стаивает в книге «Созерцание природы…» de Lamarck; 1744–1829), подобно Бюффону
Глава 6. Линнеевская реформа 101
приверженного идее Лестницы природы. Он «ступени организации» (соответствуют совре-
начал как ботаник трёхтомной книгой «Фло- менным типам и классам), в пределах которых
ра Франции…» (Flore Française…, 1778 г.) и выделяет «отряды», в некоторых из них (на-
продолжил многотомной «Систематической пример, в отряде костистых рыб) выделяет ещё
ботанической энциклопедией…» (Encyclopedie две–три категории, не обозначенные терми-
methodique-botanique…, первое изд. 1798 г.); нологически (приблизительно соответствуют
позже перешёл в зоологию, опубликовав «Си- семействам), на низшем уровне иерархии он
стему беспозвоночных…» (Systéme des animaux перечисляет роды.
sans vertébres…, 1801 г.). В ней он представил Вторя Адансону, Ламарк считает искусствен-
первые намётки своего систематического мето- ными построения, основанные на единичных
да (Lamarck, 1801), а завершил его развитие в признаках: естественный метод для него такой,
«Философии зоологии…» (��������������������
Philosophie zoologi- который подразумевает анализ многих при-
que…, 1809 г.; русск. перевод: Ламарк, 1935). знаков. Примером такого построения служат
В этой последней Ламарк формулирует его таблицы видовых признаков во «Флоре
своё credo так: «создав с затратой огромно- Франции…», являющие собой фактически пер-
го времени всех животных и все растения, вый опыт составления аналитических опреде-
Природа образовала в том и другом царстве лительных ключей (Voss, 1952; Stafleu, 1971;
настоящую Лестницу» (Ламарк, 1935, с. 94); Свиридов, 1994). Этот опыт по достоинству
в «Предва­рительных рассуждениях», откры- оценил О.-П. де Кандоль в предисловии к тре-
вающих «Флору Франции…», он называет эту тьему изданию «Флоры Франции…», излагая
Лестницу «marche de la nature» — «движением методическую основу составления такого рода
природы» (Lamarck, 1778, ����������������������
p���������������������
. �������������������
v������������������
и далее); послед- таблиц (Lamarck, Candolle, 1815).
нее по­нятие можно встретить и в современной Таксономической номенклатурой Ламарк
литературе (Руженцев, 1960). Согласно этой интересовался мало, относя её, как и выделение
своей «лестничной» натурфилософии Ламарк систематических категорий, к «искусственным
вслед за Бюффоном отрицает, что в Природе приёмам», и потому специально ею не зани-
есть что-то дискретное и иерархически органи- мался (Stafleu, 1971; Dayrat, 2003). В разделе
зованное: «природа… даёт нам, строго говоря, «Основные принципы ботаники» первого тома
только особей, происходящих одни от других» «Флоры Франции…» он подчёркивает, что
(Ламарк, 1935, с. 71). Поэтому он полагает, выявление Естественного порядка растений и
что «систематические подразделения, общие и их именование — две принципиально разные
частные… относятся к искусственным приёмам задачи, которые нельзя смешивать. Тем самым
естественных наук» (ibid., с. 32). Характери- Ламарк фактически впервые провозглосил важ-
зуя устоявшиеся к этому времени основные ный принцип независимости систематизации
таксономические категории, он подчёркивает, и именования. В статье «Номенклатура», поме-
что все они «— исключительно искусствен- щённой в его «Систематической ботанической
ные построения… Ничего подобного природа энциклопедии…» он высказался в пользу фик-
не создавала… Классы, отряды, семейства, сированных правил образования таксонимов и
роды и [их] наименования — средства нашей достаточно положительно отозвался о системе
изобретательности» (ibid.). Эти рассуждения линнеевских канонов (Lamarck, 1798).
Ламарк подытоживает утверждением, что «все Полагая всю номенклатуру «искусствен-
эти классификации… — чисто искусственные» ной», Ламарк возражает против её сущностной
(ibid., с. 33). Искусственным классификациям трактовки и против произвольной замены одних
он противопоставляет «общее распределение названий на другие исходя из их «соответ-
животных… цель которого —… прежде всего ственности». Тем не менее, подобно Муррею
быть возможно близкой копией естественного (см. выше) он считает желательным, чтобы
порядка» (ibid., с. 91). Основные принципы таксонимы отражали особенности организмов:
построения «общего распределения живот- например, из двух родовых синонимов potentilla
ных» Ламарк сводит к двум пунктам: «каждый предпочтительней quinquefolium, поскольку у
класс включает животных с особой системой некоторых видов этого рода листья простые.
организации» и «классы должны образовывать Соответственно, следует избегать неверных
ряд в распределении животных» (ibid., с. 93). названий — таких как, например, euphorbia
Согласно этому на высшем уровне он выделяет spinosa, у которой листья без шипов (Lamarck,
102 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
1778, p. lxxxv��������������������������������
�������������������������������������
; в оригинале все родовые назва- А.-Л. де Жюсьё в своём мировоззрении —
ния начинаются со строчной буквы): как видно, натурфилософ, полагающий, что задача науки
здесь он вполне следует «эссенциалистам». В ботаники состоит в том, чтобы постичь «неиз-
противовес Линнею он предлагает считать не менные законы, которые Природа запечатлела
многословные истинные, а однословные оби- на растениях и которые открываются любому
ходные (тривиальные) названия «видовыми» внимательному исследователю» (Jussieu, 1789,
(ibid., p. lxxxiv). Ламарк вполне логично сетует p. xxxiv). Этот пассаж — чуть ли не прямая
на то, что произвольные изменения категорий цитата из Турнефора, за тем исключением, что
(таксонов в современном понимании), не под- Творец заменён на Природу. Жюсьё привержен
чинённые твёрдым правилам, порождают сино- выше упомянутой идее «Лестницы природы»
нимику, которая «будет всё расти и делаться всё и потому уверен, что всякая классификация
более и более бессильной сгладить подобный высших категорий является «продуктом ума».
беспорядок, уничтожающий все преимущества Центральным для него является понятие «есте-
науки» (Ламарк, 1935, с. 43). ственного» — того, что присутствует в самой
В практическом плане Ламарк выказыва- Природе: естественный порядок, включающий
ет себя как приверженец идей Бюффона: во естественные группы, и естественный метод,
«Флоре Франции…» и в «Философии зооло- который сам по себе и является «естественным
гии…» надродовые категории названы только порядком… согласным с законами сродства»
по-французски; роды и виды названы по- (����������
ibid������
., ���
p��
. ����������������������������������
xxxv������������������������������
). Соответственно своей натур-
французски и по-латыни, в последнем случае философии Жюсьё основными категориями
строго согласно биномиальной номенклатуре; считает роды и виды; вместе с тем важную часть
для некоторых родов и видов всё же приведена его метода составляют принципы упорядочения
синонимика. Примечательно, что в «Энцикло- родов по их сродству в классы и порядки, среди
педии…», где основное внимание уделено ро- которых, по его мнению, есть не только искус-
дам и видам, для них даны не только описания ственные, но и естественные.
в стиле Бюффона и изображения в стиле трав- Важнейшим и универсальным показателем
ников, но также синонимика и библиография в сродства для Жюсьё является сходство по
стиле систематизаторов вроде Линнея. большому числу признаков: этот тезис из вво-
Ключевой фигурой французской ботаники дного раздела «Родов…» будет почти буквально
конца XVIII и начала XIX вв. стал Антуан- воспроизведён в «Принципах естественного
Лоран де Жюсьё (Antoine-Laurent de Jussieu; метода…» (Jussieu, 1824). Как и у Адансона,
1748–1836), племянник Бернара де Жюсьё, о его классификационный метод, в отличие от
котором речь была выше. Его перу принадлежит схоластической родовидовой дедуктивной
несколько важных трудов, где он излагает своё схемы, — индуктивный и итеративный: сна-
понимание Естественной системы и Естествен- чала виды объединяются в роды, последние в
ного метода: среди них «Очерк нового порядка свою очередь группируются в порядки, а те в
растений…» (Exposition d'un nouvel order des классы; после этого на выделенных группах
plants…, 1774 г.) с детальным обоснованием исследуются распределения признаков, они
названного метода; принёсший ему всеобщее ранжируются согласно их «постоянству» (см.
признание основной труд «Роды растений…» далее), по результатам ранжирования система
(Genera plantarum…, 1789 г.), в котором дана уточняется до тех пор, пока не будет достигнуто
развёрнутая характеристика Естественной совпадение выделенных порядков и классов с
системы (размещения) и естественного метода наибольшим числом значимых признаков. На
самого А.-Л. Жюсьё в сравнении с таковыми этом основании А.-Л. де Жюсьё традиционно
его предшественников; наконец, более позд- считают одним из основоположников уже упо-
ний труд «Принципы естественного метода…» минавшейся «естественной систематики», ко-
(Principes de la méthode naturelle…, 1824 г.), где торая, в отличие от схоластической, оперирует
он завершает обоснование своего подхода к не каким-то одним сущностным признаком, а
разработке Естественной системы растений. многими.
Вводные разделы книг, в которых изложены Метод Жюсьё, не в пример адансонову, не
теоретические воззрения Жюсьё, доступны в сводится к этой простейшей «арифметической»
новейшем аннотированном англоязычном пере- формуле: в нём очень большое место занимает
воде (Stevens, 1994). содержательный анализ признаков. В «Очерке
Глава 6. Линнеевская реформа 103
нового порядка…», где он излагает своё раннее развивать более строго» (Jussieu, 1789, p. xxiii).
представление о «порядке растений» на основе Жюсьё отмечает, что ранние авторы сделали в
того, как их расположил Б. де Жюсьё в Коро- этом отношении мало полезного и, хоть и очень
левском саду (об этом см. выше), он впервые кратко, но с очевидным одобрением излагает
вводит особый метод ранжирования признаков номенклатурный метод Линнея, отмечая, что
согласно их значимости, определяемой по тому, последний использует как значимые истинные,
насколько признак постоянен на некоторой со- так и незначимые обиходные названия. Сам он
вокупности видов и родов. По этому показателю согласен с тем, что нужно «обозначать роды и
Жюсьё делит признаки на первичные, вторич- виды подходящими названиями» (ibid., p. xxii),
ные и третичные. Соответственно, он полагает, а «видовое название должны быть простым, но
что при анализе сходства признаки следует не вместе с тем также и значимым; в частности,
просто «подсчитывать, но взвешивать таким оно должно выводиться из единственного при-
образом, чтобы каждому присвоить его ранг, знака, отличающего вид от сородичей, и потому
при этом один постоянный признак оказывается быть истинно видовым» (ibid., p. xxv). Из этого
равным или даже превосходящим множество видно, что Жюсьё, несмотря на склонность
непостоянных» (��������������������������������
Jussieu�������������������������
, 1774, �����������������
p����������������
. 196). Как вид- к эмпиризму, в номенклатурной части своих
но, в этом принципе ранжирования признаков изысканий был столь же склонен к аристотелеву
присутствуют элементы индуктивной аргумен- эссенцализму, как и в части взвешивания при-
тации, в отличие от их строго априорного взве- знаков по их значимости для растений. В его
шивания на основании аристотелева критерия классификациях порядки и роды обозначены
(постулируемая значимость для жизнедеятель- однословно; в пределах порядков выделены не-
ности организма), характерного для прежних поименованные категории, которые обозначены
«методистов» начиная с Цезальпина. И всё же в признаками: например, в порядке Asphodeli
обосновании ранга признаков у Жюсьё очевид- первое подразделение обозначено «�����������
Flores�����
Spi-
����
на та же эссенциалистская подоплёка: он делит cati. Radix fibrosa. Calix tubulosus».
органы растения по их вкладу в жизненные Несмотря на идейное противостояние «си-
отправления (прежде всего в рост и размноже- стемщиков» и «лестничников», разработанная
ние) на первостепенные и второстепенные и первыми номенклатурная «линнеевская рефор-
наиболее значимыми считает те признаки, ко- ма» ближе к концу XVIII в. во Франции стала
торые характеризуют именно первостепенные преобладать. В пользу фиксированных правил и
органы: «первичные признаки сокрыты в частях кратких (обиходных) видовых названий, как от-
фруктификации, прежде всего в наиболее су- мечено выше, высказывались Адансон, Ламарк
щественных… общие и постоянные признаки и Жюсьё; этими общими идеями руководство-
не могут быть получены иначе как из органов, вались и другие французские ботаники — на-
которые наиболее существенны для жизни, пример, Жан-Франсуа Дюран (Jean-François
именно для воспроизводства видов» (ibid., p. Durande�������������������������������������
; 1732�������������������������������
�����������������������������������
–������������������������������
1794��������������������������
) в своём известном «Руко-
183). Исходя из этих своих теоретических по- водстве…» (Durande, 1781).
строений, Жюсьё критикует методы Линнея и Основные итоги «линнеевской реформы»
Адансона как не основанные на естественном профессионального языка систематики в её
ранжировании признаков. окончательном («после-линнеевском») вариан-
Своё отношение к номенклатуре Жюсьё те, принятом большинством систематизаторов
однозначно высказал в одной из первых работ к концу XVIII в., можно свести к следующим
«Исследование семейства лютиковых» (Examen пунктам. В части классификационной осново-
de la famille des renoncules, 1773 г.): названиями полагающим стал принцип фиксированности
«не следует пренебрегать, но изучение призна- таксономических рангов с их фиксированны-
ков — гораздо более важная часть ботаники» ми же обозначениями: класс, порядок/отряд,
(�����������������������������������������������
Jussieu����������������������������������������
, 1773, p�������������������������������
��������������������������������
. 218). Эту свою позицию он ча- секция/семейство, род, вид, разновидность. В
стью подтвердил, частью уточнил в небольшом части собственно номенклатурной важнейшими
разделе «Номенклатура и описание» Введения к стали принципы номинальности, уникальности,
«Родам…»: «эту часть науки, которая не являет- универсальности и стабильности таксонимов,
ся ни первостепенной, ни научной в истинном принцип биномиальности (однословность ро-
смысле, должно тем не менее продвигать и по- довых и двухсловность видовых таксонимов), в
тому отнюдь не пренебрегать ею, а напротив некоторой близкой перспективе — приоритета.
104 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
Все они так или иначе обеспечивали достаточ- Признание ключевого значения «линнеевской
но стандартизованный, структурированный реформы» для последующего развития профес-
и универсальный характер таксономических сионального языка систематики ботаниками и
описаний. зоологами последующего поколения (первая
Причины, по которым «линнеевская рефор- половина–середина XIX в.) выразилось в сле-
ма» таксономической номенклатуры оказалась дующем. Во-первых, свод ключевых правил,
успешной, двоякого рода: одни из них вполне составивших костяк этой реформы, с лёгкой руки
«философические», другие — более прагма- О.-П. де Кандоля стал называться «линнеевской
тические. номенклатурой» (Candolle, 1813). Во-вторых, два
Причины «философического» характера опуса Линнея, относящихся к его систематиче-
состоят в переходе от сущностной к номинали- ской «линии», были определены в качестве офи-
стической трактовке таксонимов: фактически циально признанных начальных дат опублико-
он прочертил границу между схоластическим вания большинства таксономических названий.
и пост-схоластическим (современным) этапами Такими «точками отсчёта» в настоящее время
развития номенклатуры. Важной предпосылкой считаются: в ботанике — первое издание «Видов
стал эмпиризм науки Нового времени, который растений…» (1753 г.), в зоологии — 10-е издание
к концу XVIII в. стал претендовать на ведущую «Системы природы…» (1758 г.), они официально
роль в биологической систематике. Во многом фиксированы в таком качестве, соответственно,
это произошло благодаря трудам французских в «Парижских правилах…» (ст. 15), принятых
основоположников «естественной системати- на Четвёртом международном ботаническом
ки», чья научная позиция была лейбницианской конгрессе в Париже в 1867 г. (Candolle, 1867), и
в натурфилософской части и локковской в мето- в «Правилах номенклатуры…» (ст. 13), приня-
дологической части — и потому в значительной тых на Втором международном зоологическом
мере анти-эссенциалистской. Было бы странно, конгрессе в Москве (1892 г.) (�������������������
Fischer������������
, 1894). Ис-
если бы они, возражая против «искусственной ключения составляют: в зоологии — видовые
систематики» Линнея, приняли бы его сущност- названия пауков в упомянутом выше каталоге
ную трактовку истинных видовых названий. Клерка, в ботанике — надродовые названия рас-
Очевидно, что такому характеру нарождающей- тений, для которых за «точку отсчёта» приняты
ся «новой» (для конца XVIII в.) систематики «Роды растений…» Жюсьё (1789 г.), а также
более всего соответствовало упрощенная номи- названия в некоторых группах мхов и грибов
налистическая трактовка таксонимов. (Международный кодекс…, 2009).
Причины прагматического характера, ча- Эти предложения о начальных датах, закре-
стью указанные самим Линнеем (§ 257), по плённые в ныне действующих Кодексах, были
которым именно однословные обиходные, а не не единственными; в ходе обсуждения правил
многословные истинные названия видов в ко- таксономической номенклатуры в середине–
нечном итоге были закреплены в «линнеевской второй половине XIX в. выдвигались и другие
номенклатуре» и сделали её биномиальной, сле- (Dayrat, 2010). Так, в проекте первых правил
дующие (Stearn, 1959; Heller, 1983). Во-первых, зоологической номенклатуры («Стриклендов
эти названия не меняются вслед за изменением кодекс») в качестве общей «точки отсчёта» было
видового состава рода: благодаря этому на видо- предложено 12-е издание линнеевской «Систе-
вые эпитеты распространяется «родовой канон» мы…» (�����������������������������������������
Strickland�������������������������������
et����������������������������
������������������������������
al�������������������������
���������������������������
., 1842). В более продви-
Турнефора, согласно которому названия таксо- нутом варианте этих правил, представленном
нов не должны зависеть от тех классификаций, на Первом международном зоологическом
в которых они фигурируют. Во-вторых, на эти конгресса (Париж, 1889 г.), его Генеральный се-
названия не распространяются многочисленные кретарь французский зоолог Рафаэль Бланшар
предписания и запреты, введённые Линнеем для (Rafaël-Anatole-Êmile Blanchard; 1857–1919)
истинных названий. В-третьих, такие названия предложил 1700 г. (Blanchard, 1889). А. де
просты и удобны для написания и запоминания. Кандоль, его немецкий коллега Отто Кюнце
Два последних фактора становились всё более (Karl Ernst Otto Kuntze; 1843–1907) и некоторые
актуальным по мере расширения представлений другие ботаники конца X��������������������
IX������������������
в. предлагали от-
о видовом разнообразии организмов, требо- считывать дату публикации родовые названия
вавшего введения всё новых и новых названий растений от линнеевских «Родов…» (1737 г.)
растений и животных. на том основании, что в его «Видах…» роды
Глава 6. Линнеевская реформа 105
не были определены (Candolle, 1883; Kuntze, в линнеевской «Системе природы…». На этом
1891; Greene, 1896). фоне особо примечательно, что приведённые
Среди принятых в XIX в. номенклатурных в ней многословные инфравидовые названия
регуляторов, фиксирующих основные поло­ зоологи условились считать диагнозами, чтобы
жения «линнеевской реформы», наиболее эта книга не попала в категорию целиком от-
значимыми оказались принципы приоритета вергнутых. Среди отвергнутых ботанических
и биномиальности, которые во взаимосвя- работ можно отметить выше упомянутый труд
зи предъявляют весьма жёсткие критерии «Элементы ботаники» Неккера.
оценки валидности (действительности, за- О том, чем могут быть вызваны такого рода
конности) публикаций, имеющих отношение решения, позволяет судить действительно свое-
к систематике. Те из них, которые вышли до образная номенклатура, принятая Бриссоном. В
официальных начальных дат или в которых его книге (Brisson, 1762) каждый вид обозначен
не соблюдён принцип биномиальности (неза- заголовочным названием, имеющим очевидный
висимо от времени их выхода), не считаются смысл обиходного, в основном тексте он же
валидными (действительными, законными). обозначен многословной фраземой-диагнозом
Соответственно, содержащиеся в них таксони- — т.е. истинным названием. Так, в роде козлов
мы признаются непригодными и не имеющими (Genus Hircinum) в заголовках видовых очерков
номенклатурного статуса, их использование фигурируют следующие таксонимы: Hircus et
в систематике «незаконно». По этой причине Capra Domestica, Capra Angorensis, Ibex, Ibex
такие работы и названия, которые в своё время Imberbis, Capra parva Americana, Ibex parvus
могли находиться в достаточно широком упо- Americanus, Rupicapra. Для последнего из
треблении, на основании названных принци- перечисленных видов (серна) истинное назва-
пов оказываются официально отвергнутыми. ние имеет следующую форму: Hircus cornibus
Это обычно влечёт за собой соответствующие ceretibus ereсtis rugosis ad apicem levibus &
номенклатурные изменения — прежде всего uncinatis. Как видно, у Бриссона нет ничего
авторов и дат таксонимов, а во многих случаях похожего на один из руководящих принципов,
и самих этих названий, замещение их другими, обязывающий виды одного рода обозначать
более поздними. единым родовым названием; кроме того, у
Согласно принципу приоритета такая пе- него смешаны собственно видовые названия
чальная судьба постигла труды Рэя, Маньоля, (Capra Angorensis, Ibex Imberbis) и отчасти ро-
Турнефора и многих других выдающихся ран- довые, выполняющие функцию видовых (Ibex,
них систематизаторов: они отвергнуты как «до- Rupicapra).
линнеевские», их родовые названия приписаны Следует обратить внимание на то, что ли-
Линнею или (таких немного) другим авторам. шение таксонимов их номенклатурного статуса
За несоответствие условию принципа биноми- ныне действующие Кодексы обосновывают
альности решениями Международной комиссии правилами, которые приняты после публикации
по зоологической номенклатуры отвергнуты отвергаемых работ. Таким образом, эти прави-
некоторые фундаментальные сводки второй ла наделены обратной силой и применяются к
половины XVIII в. В их числе, например, «Есте- случаям, когда они ещё не были введены в дей-
ственная история…» (����������������������������
Histoire��������������������
naturelle����������
�������������������
des������
���������
quad-
����� ствие. Данное обстоятельство зафиксировано в
rupeds…, 1788–1789 гг.) крупного французского ботанической номенклатуре в качестве особого
зоолога и государственного деятеля Бернара де принципа (Международный кодекс…, 2009); в
Лясепеда (Bernard Germain Étienne de Laville- зоологии его в явном виде нет (Международный
sur-Illon de Lacépède; 1756–1825), неоднократно кодекс…, 2004), но он некогда обсуждался и
переиздававшаяся многотомная работа «Цар- «молчаливо» подразумевается (Майр, 1971).
ство животных…» (Regnum animale…, 1756–62 Эта норма, очевидно противоречащая принятой
гг.) французского натурфилософа и натуралиста в юриспруденции, с точки зрения нынешнего
Матюрена Бриссона (����������������������
Mathurin��������������
Jacques������
�������������
Bris-
����� пользователя, надо полагать, необходима для
son; 1723–1806) (Opinion 1894; Opinion 2104). предотвращения тех бесконечных споров о
Однако номенклатура в «Системе царства жи- «старшинстве», свидетелем которых была
вотных…» Эркслебена (см. выше) считается систематика в XIX в. Однако с точки зрения
последовательно биномиальной на том основа- историка столь же очевидно, что она ущемляет
нии, что она буквально воспроизводит таковую «право первенства» многих натуралистов конца
106 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
XVIII в., когда «линнеевская реформа» ещё не Впрочем, последнему вряд ли стоит удивляться,
была завершена и фигурировала лишь в каче- если принять во внимание, что ключевой для
стве предложения, а не обязательного к испол- «линнеевской номенклатуры» принцип бино-
нению «закона», и её основные пункты не были миальности был закреплён в ней едва ли не
общепринятыми. Поэтому было бы странно вопреки замыслу самого Линнея.
ожидать, что в том историко-научном контексте, Одна из странностей состояла в том, что
который сложился в указанный период, есте- фиксированная Линнеем чёткая ранговая иерар-
ствоиспытатели, зачастую придерживающихся хия достаточно скоро стала размываться за счёт
разных представлений о «природе вещей» и добавления новых категорий, что было связано,
способах её описания, да и ставившие себя едва как можно полагать, с расширением представле-
ли «ниже» Линнея, сразу и вдруг приняли бы те ний о разнообразии организмов. Так, в системе
номенклатурные принципы, которые (вместе с млекопитающих, которую предложил немецкий
именем Линнея) будут канонизированы многи- врач и натуралист Готтлиб Сторр (Gottlieb
ми десятилетиями позже. Впрочем, обсуждение Conrad Christian Storr; 1749–1821) в своей
этого важного вопроса вряд ли уместно здесь, диссертации по млекопитающим (Prodromus
к нему мы обратимся позже при рассмотрении methodi mammalium…, 1780 г.), полная иерар-
общих принципов таксономической номенкла- хия в сводных таблицах включает следующую
туры и условий её функционирования. последовательность основных высших рангов:
Очевидно, что «линнеевская реформа» так- Класс, Фаланга, Когорта, Порядок/Отряд, Круг
сономической номенклатуры в той её форме, (Missus), Секция, Связка (Coetus), Род; к ним
которая была принята значительной частью кое-где в тексте добавлены дополнительные
сообщества биологов-систематизаторов к концу низшие ранги: Семейство, Вид, Разновидность
XVIII в., стала важным, но лишь очередным эта- (Storr, 1780). В более поздней сводке по царству
пом в истории систематики. С одной стороны, растений (The vegetable kingdom…, 1836 г.) из-
она подытожила предыдущие этапы развития вестного английского ботаника Джона Линдли
её языка, которые были связаны с первыми це- (John Lindley; 1799–1865) была предложена
ленаправленными усилиями систематизаторов дробная иерархия надотрядных рангов: Класс,
конца XVII и начала XVIII вв. (прежде всего Подкласс, Альянс, Естественный порядок, По-
Ривинуса и Турнефора) по стандартизации на- рядок (Lindley, 1836). Затем стали появляться
званий таксонов разного ранга. С другой сто- многочисленные «вставочные» категории, обо-
роны, эта реформа стала отправным пунктом в значаемые приставкам вроде «над-» и «под-»,
дальнейшей разработке фиксированных норм, их правомочность зафиксировали Правила и
правил и принципов таксономической номен- Кодексы. В конечном итоге это дробление кате-
клатуры — длительной процедуры, занявшей горий, достигшее пика в кладистике (Ereshefsky,
умы лидеров классической («линнеевской») 2001; Павлинов, Любарский, 2011), привело к
биологической систематики на протяжении возрождению схоластической идеи «безранго-
XIX–XX вв. (����������������������������������
Greuter���������������������������
, 2004; �������������������
Dayrat�������������
, 2010). Пер- вых» классификаций (см. Эпилог).
выми, кто после Линнея всерьёз занялся разра- Другой странностью было то, что, вопреки
боткой таксономической номенклатуры, стали идее Линнея выстроить всеобщую Систему
упоминавшийся ранее франко-швейцарский природы на единой лексической основе, в XIX
ботаник О.-П. де Кандоль и английский геолог в. номенклатурные правила стали разрабаты-
и зоолог Хью Стрикленд (������������������
Hugh��������������
Edwin��������
�������������
Strick-
������� ваться как «отраслевые» (ботанические и зоо-
land; 1811–1853), каждый со своим проектом логические) и «национальные» (французские,
правил (Candolle, 1813; Strickland, 1837). Их английские, германские, американские). Начало
развитие на протяжении второй половины XIX ХХ в. ознаменовалось принятием международ-
в. и позже сопровождалось горячими дебатами ных Правил (позже Кодексов) ботанической и
по ключевым пунктам (таким как соотношение зоологической номенклатуры, в преамбулах
принципов приоритета и стабильности, типи- которых было объявлено об их взаимной не-
фикация названий, координация рангов и др.), зависимости. Лишь в конце ХХ в. была пред-
не говоря о деталях (например, рангозависимое принята попытка вернуться к «линнеевским
написание окончания названий). нормам» таксономической номенклатуры в фор-
Это развитие пошло довольно странным ме общебиологического универсального «Био-
путём, в той или иной мере «антилиннеевским». кодекса» (Greuter et al., 1996; Проект…, 1997;
Глава 6. Линнеевская реформа 107
Hawksworth, 1997); эта попытка продолжается от классической «безранговой» родовидовой
до сих пор (Greuter et al., 2011), но успеха не схемы к системе с фиксированными рангами,
возымела. Последнее отчасти (или даже во мно- составивший одну из важнейших особенностей
гом), как представляется, обусловлено актив- этого движения, фактически создал предпо-
ной пропагандой ещё одной новейшей версии сылки к замещению логического понимания
таксономической номенклатуры — филогене- классификации биологическим. Род и вид стали
тической, оформленной в виде «Филокодекса» постепенно утрачивать статус всеобщих (онто)
(Queiroz, Gauthier, 1994; Queiroz, Cantino, 2001; логических категорий, ключевым значением
Laurin, Bryant, 2009; Cantino, Queiroz, 2010; которых в познавательном процессе были так
см. также Эпилог). Можно упомянуть «Новую озабочены Боэций и Цезальпин, становились
биологическую номенклатуру», в которой в ка- всё более биологически интерпретированными.
честве лингвистической основы вместо латыни Среди «неклассических» категорий большое
предложен язык эсперанто, с соответственной значение приобрёл внутривидовой вариетет,
тотальной заменой всех таксономических на- который в связи с его эволюционной интерпре-
званий (De Smet, 1991). тацией начиная с середины XIX в. стал одной
В завершение главы хотелось бы отметить из базовых единиц таксономического разноо-
следующее. Движение систематики к «линне- бразия. Собственно говоря, эта «биологизация»
евской реформе» началось с освоения схола- и оказалась тем «ключевым ароморфозом» в
стического метода и осуществлялось в русле эволюции биологической систематики, которая
научной рациональности с её подчёркнуто «ме- обусловила переход от схоластического этапа её
ханистическим» характером. Однако переход истории к пост-схоластическому.
108 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Глава 7. Другие системы номенклатуры

Как подчёркнуто в самом начале книги, основным трендом, было обозначено ещё одно
одним из ключевых условий начального ста- направление, в ней самой значительно менее
новления науки Нового времени является стан- заметное, хотя и более соответствующее закла-
дартизация и связанная с этим формализация дывающимся основам научного естествознания.
научного метода и профессионального языка Имеется в виду разработка строго символьного
как его части. В систематике реализация дан- способа обозначения таксонов, радикально по-
ного условия задала основной тренд развития рывающая с фолк-систематической вербальной
таксономической номенклатуры, который в ко- традицией. Принятие этой идеи действительно
нечном итоге привёл к «линнеевской реформе» могло бы стать подлинной реформой языка
с её фиксированными правилами образования систематики — но не стало, поскольку идея не
и применения таксонимов. Сам Линней стре- была принята.
мился закрепить их сущностное толкование, Эта общая идея восходит к представлениям
однако это очевидным образом противоречило двух великих философов-рационалистов XVII
становлению эмпирической по своей сути «но- в., упоминавшихся выше, — Р. Декарта и Ф.
вой» систематики конца XVIII в., которой более Бэкона — о соотношении Природы, единого
соответствует номиналистическая номенклату- знания о ней и описывающего её единого языка
ра. Поэтому решающим в названной реформе (����������������������������������������������
Slaughter�������������������������������������
, 1982). В её основе лежит натурфило-
стал её после-линнеевский этап, утвердивший софская по своей сути метафора, согласно кото-
преимущественную трактовку названий как рой «Книга Природы написана на языке мате-
неких «меток», по возможности лишённых матики»: её автор — выдающийся итальянский
семантической нагрузки и выполняющих техни- физик, астроном, математик и отчасти философ
ческую функцию десигнации таксономических Галилео Галилей (Galileo Galilei; 1564–1642); о
объектов. происхождении метафоры «книги Природы»
Важно отметить, что указанный тренд почти было сказано ранее (см. гл. 4). Согласно этому
целиком укладывается в традиционное русло язык науки как часть её единого метода должен
развития естественного языка: завершившая быть не просто универсальным, вроде «учёной
его реформа сохранила в таксономической латыни» схоластов, но максимально матема-
номенклатуре в качестве одного из ключевых тизированным и представлять собой mathesis
принцип вербальности названий. Он означа- universalis (Фуко, 1994; Гайденко, 2003). В
ет, что таксонимы должны быть лексемами отдалённой перспективе эта идея оформилась
естественного языка, прямо заимствованными в современные «символы веры» математизма
оттуда или имитирующими их: данное обстоя- и физикализма: согласно первому, во всяком
тельство зафиксировано в ныне действующих знании науки столько, сколько в нём математи-
Кодексах. Таким образом, доминирующая ныне ки (Кант); согласно второму, наукой в полном
классическая «линнеевская номенклатура» оста- смысле можно считать лишь то, что выразимо
ётся в этой своей части вполне «народной» и в языком физики, который тоже во многом мате-
определённом смысле «донаучной». матичен (Поппер).
Вместе с тем, с началом Нового времени, В рассматриваемый период эта идея выли-
как было отмечено выше (см. гл. 5), в разви- лась в некое стремление выработать всеобщий
тии языка систематики, наряду с указанным «философский» (или аналитический) язык
Глава 7. Другие системы номенклатуры 109
науки: его предельно формализованный харак- значено соответствующей лексической морфе-
тер должен был освободить естествознание от мой. При этом для каждого «рода» назначается
семантически нагруженного, а тем самым от во слог из двух букв, для каждой «дифференции»
многом сущностного характера традиционной — согласная, для каждого «вида» — гласная.
лексики. Декарт разрабатывал идею «алгебраи- На этой основе поученные ряды переводятся в
ческого» языка на основании десятеричной буквенные последовательности согласно струк-
системы: систематикой XVII–XVIII вв. она не туре английского алфавита. В итоге каждая
была подхвачена, но позже (XX в.) породила «вещь» (низшая единица деления), занимаю-
несколько версий «нумериклатуры» (Jordan, щая определённое место в соответствующем
1911; Rabel, 1940; Little, 1964). Замысел Бэкона ряду, получает фиксированное обозначение
заключался в разработке «пиктографического» из уникальной комбинации букв: например, в
языка на основании буквенных символов: как итоговой таблице Уилкинза слон должен быть
было отмечено выше, он затронул раннюю си- обозначен как «zibi». При желании это буквен-
стематику (Slaughter, 1982; Scharf, 2008). ное обозначение можно перевести в цифровое,
Автор наиболее известной и обсуждаемой пронумеровав ряды определённым образом: при
версии «философского» языка науки — ан- таком методе кодирования слону соответствует
глийский натурфилософ, религиозный деятель комбинация цифр «18.1.4». Как видно, здесь
и лингвист Джон Уилкинз (John Wilkins; 1614– присутствует стремление соединить языковые
1672). Для него «философия» была во многом системы Бэкона и Декарта.
«таксономией», поскольку и та, и другая за- Первую попытку перевести систематику из
нимаются упорядочением знаний; в частности, «естественной истории» в «естественную фило-
он интересовался представлением структуры софию» за счёт применения формализованного
всеобщего знания о Природе в форме класси- языка описания исследуемых ею объектов пред-
фикационного «дерева Порфирия» (Maat, 2004). принял немецкий логик и фитограф Й. Юнг (см.
Соответственно этому в своём «Исследовании гл. 5). Он показал, как можно формализовать
об истинной природе…» (An essay towards a описания растений исходя из того, что «книга
real character…, 1668 г.) Уилкинз попытался Природы написана языком чисел и геометри-
разработать всеобщий аналитический язык ческих фигур». Его метод в принципе сходен с
следующим образом (Wilkins, 1668). Сначала уилкинзовым, но разработан независимо и не
выстраивается строго упорядоченная всеобщая столь формализован. Поэтому у Юнга итоговые
иерархия Системы природы, представленная «формулы» всё-таки остаются словесными и
в форме «дерева Порфирия»; затем для всех описательными, а не символьными: основная
«вещей» (в их общем понимании) находится идея «философского» (аналитического) языка
строго определённое место на низшем уровне не реализована.
иерархии; далее с помощью некоего спосо- Непосредственно в проект Уилкинза был
ба кодирования каждой вещи присваивается вовлечён его соотечественник, ботаник-систе­
определённое обозначение, которое указывает матизатор Дж. Рэй, почитатель идей Юнга.
её положение в Системе природы. (Можно от- По просьбе Уилкинза Рэй предоставил ему
метить в скобках, что общий замысел номина- классификационные схемы нескольких высших
листа Уилкинза очевидным образом восходит к родов растений и даже, возможно, содействовал
эссенциалистским представлениям Аристотеля переводу исходно англоязычного текста книги
о том, что каждая «вещь» занимает своё осо- Улкинза на латынь (Lankester, 1846). Однако
бое место в «Лестнице совершенствования», Рэй в письмах весьма отрицательно отзывался
см. гл. 3). обо всём этом предприятии: основная критика
Для реализации этой идеи Уилкинз разделил состояла в том, что предложенная Уилкинзом
всё сущее в мире на сорок категорий, или «ро- схема слишком догматична и «примитивна» для
дов», которые затем поделил на «дифференции» описания реального разнообразия организмов
(обычно по девять в каждом «роде»), а эти в (Slaughter, 1982; Maat, 2004; Scharf, 2008).
свою очередь — на «виды» (обычно по 15 в Несмотря на эту критику, отголоски идей
каждой «дифференции»). В пределах каждой Уилкинза можно обнаружить в некоторых не-
единицы деления, начиная с высшей, подчи- тривиальных системах таксономической номен-
нённые субъединицы образуют фиксированный клатуры XVIII–XIX вв. (Scharf, 2008; Dayrat,
ряд, положение каждой субъединицы в нём обо- 2010). Все они так или иначе воплощают ключе-
110 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея
вую идею его «философского» языка, согласно
которой в названиях организмов должно быть
зашифровано их положение в некой универсаль-
ной классификации. Однако если у Уилкинза
эта последняя, вместе с сопровождающей её
номенклатурой, строго дедуктивная и отражает
главным образом натурфилософские представ-
ления её автора о всеобщей Системе природы,
то у его последователей номенклатурные систе-
мы в большей или меньшей степени индуктив-
ные — выстраиваются на основании анализа
определённых качеств и свойств организмов. С
точки зрения семантики разница между двумя
этими способами образования формальных
таксонимов принципиальная. Первый способ
приписывает таксонимам классификационную
функцию: они указывают положение таксона Рис. 21. Таблица из первого тома книги «Phytonoma­
в общей иерархии Системы природы — и totechnie…» Ж.-П. Бержере (1783 г.), показываю-
ничего более. Второй способ приписывает им щая метод формализованного описания цветка для
дескриптивную функцию: названия таксонов выбора первой буквы «формульного» обозначения
растения
содержат указания их признаков и именно через
Fig. 21. A table in the first volume of the book “Phyto­
это указание фиксируют их положение в общей
noma­totechnie…” by J.-P. Bergeret (1783) showing
иерархии Системы. his method of formalized description of the flower
При воплощении второго способа исходны- for selection of the first letter for the formal plant
ми для образования таксонимов оказываются designation
варианты «партономических» древовидных
схем, концевым ветвям которых соответству- таниеля фон Вольфа (Nathaniel Matthaeus von
ют неким формальным образом обозначенные Wolf; 1724–1784), значительную часть жизни
анатомические элементы. Комбинаторика по- проработавшего в Англии и издавшего неболь-
следних задаёт таксоны, сочетания их обозна- шую книгу «Словарь родов растений...» (Genera
чений задают названия таксонов, отражающие plantarum vocabulis…, 1776 г.). В этом словаре
их место в общей иерархии. Если в исходной общий принцип образования таксонимов такой
идее здесь очевидно влияние Уилкинза, то по же искусственный, обозначения растений бино-
способу построения исходных схем — влияние миальные: первая часть таксонима соответству-
Юнга, а по способу их комбинирования данный ет семейству, вторая — роду (Scharf, 2008).
подход весьма напоминает «естественный ме- Среди разработчиков «дескриптивной» фо­
тод» Адансона. рмализованной номенклатуры в биологической
В качестве примера можно указать буквен- систематике рассматриваемой эпохи наиболее
ную систему ботанической номенклатуры, ко- известен французский врач и ботаник Жан-
торую предложил весьма известный шведский Пьер Бержере (Jean-Pierre Bergeret; 1752–1813),
ма­тематик Кристофер Польхем (Christopher ученик Б. де Жюсьё. Его весьма своеобразная
Polhem; 1661–1751) в рукописи «Предложения о система именования изложена в трёхтомной
ботанических названиях», изданной в наши дни книге «Универсальная техника именования
(Scharf, 2008). В основе этих «предложений» растений…» (Phytonomatotechnie universelle…,
лежит попытка сочетать классификацию Лин- 1783–1785 гг.), изданной очень небольшим
нея с «философским» языком Уилкинза. Как и числом копий (Dayrat, 2003; Scharf, 2008).
у последнего, предложенные «названия» — ко- Подзаголовок книги, объясняющий замысел
роткие четырёхбуквенные униномиалы; Поль- её автора, таков: «Искусство присваивать на-
хем полагал, что его комбинаторная система звания растениям на основании их признаков,
именования позволяет присвоить уникальные или Новая система, посредством коей каждый
таксонимы почти полутора миллионам видов сам сможет, без обращения к какой-либо кни-
растений. Несколько иной была номенклатурная ге, именовать все растения, произрастающие
система немецкого медика и фитографа На- на Земле» (Bergeret, 1783–1785). Для этого
Глава 7. Другие системы номенклатуры 111
составлена универсальная таблица фиксиро- вал свою технику на локальной флоре) и при
ванных признаков (общим числом 15) с их её значительном расширении утрачивает свою
фиксированными состояниями, эти последние строгость. С точки зрения практики метод Бер-
кодируются уникальными буквами (рис. 21), жере лишает таксонимы мнемонической функ-
в конечном итоге при соединении признаков ции, которую классики XVII–XVIII в. считали
получается стандартная 15-буквенная «форму- одной из ключевых; впрочем, сам автор рассма-
ла», в принципе применимая для любого вида триваемой техники уверял обратное. В общем,
растений: например, для Plantago major она вы- «фитономатотехника» не получила поддержки у
глядит как GIQGYABIAHUQZEZ, для Eranthis систематиков ни во время Бержере, ни позже.
hyemalis — как GLUPXYGVEAHQEZ. Если Из представленного краткого обзора фор-
«формула» позволяет, при желании её может мальных способов образования таксонимов
приводить в сокращённом варианте: так, для видно, что, невзирая на внешнюю нетривиаль-
красного мухомора описывающая его «форму- ность последних, они тем не менее остаются
ла» ��������������������������������
AAAAAAAALAAAAYZ�����������������
может быть пред- сущностными, поскольку явным образом
ставлена как A LA YZ. Как видно, это весьма
8 4
указывают признаки, выделяющие таксоны.
похоже на формульное обозначение химиче- По этой причине творцы и пользователи таких
ских соединений в рациональной химической номенклатурных систем в ещё большей мере,
номенклатуре Лавуазье. чем традиционные систематики, сталкиваются с
С точки зрения теории основной недостаток фундаментальной проблемой выбора основания
«фитономатотехники» тот же, что и других классифицирования, которое в данном случае
аналогичных методов: всякая такая система обращается в «основание именования»: какую
образования таксонимов «замкнута» на не- исходную признаковую схему выберешь — та-
которую таксон-признаковую матрицу весьма кую итоговую классификацию и связанный с
ограниченного объёма (сам Бержере отрабаты- ней базовый тезаурус и получишь.
112 Таксономическая номенклатура. 1. От Адама до Линнея

Эпилог

Позволю себе начать заключительный раздел пост-схоластической систематики XIX–XX в. и


обзора пред- и ранней истории таксономической которая продолжается поныне.
номенклатуры с неких деклараций общего по- Элементы новизны в развитии таксономиче-
рядка, необходимых для понимания того, что ской номенклатуры, обозначившие её основной
язык систематики, с одной стороны, не может исторический тренд, чаще всего становятся объ-
не быть достаточно лабильным, а с другой — ектом внимания в подобных обзорах и в общих
достаточно консервативным. чертах достаточно известны. В настоящей книге
Во-первых, всякая научная дисциплина об- они кратко охарактеризованы в вводной главе и
речена на развитие, очевидная «цель» которого вряд ли нуждаются в повторении. Здесь имеет
— получение всё более адекватного описания смысл несколько подробнее рассмотреть то,
(репрезентации) исследуемой реальности. Во- что обычно остаётся вне внимания историков
вторых, развитие всякой научной дисциплины систематики, — основные элементы преем-
облигатно связано с соответственным развитием ственности (консервативности, инерционности)
её языка, посредством которого исследуемая в развитии её профессионального языка.
ею реальность описывается. Наконец, всякое Один из ключевых элементов второй группы
развитие включает элементы как новизны, так сваязан с очевидным и категорическим услови-
и преемственности: первые движут научную ем адекватности структуры языка систематики
дисциплину прочь от некоего достигнутого со- структуре исследуемого ею таксономического
стояния (но не обязательно к искомой «цели»), разнообразия. Названное условие встраивается
вторые делают историческое развитие инерци- в сложное субъект-объектное взаимоотношение
онным и тормозят движение. между окружающим миром («умвельтом»),
Представленная выше картина историческо- частью которого является названное разноо-
го развития таксономической номенклатуры бразие, и познающим его сознанием. Объектная
как важной части языка систематики — от компонента этого отношения определяется
фолк-систематики до ранней (схоластической) «качественной» структурированностью биоты
систематики, завер