Вы находитесь на странице: 1из 8

УДК 327 (5)

И. Е. Лоссовский

ФОРМИРОВАНИЕ СТРАТЕГИЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ И РЕГИОНАЛЬНОЙ


БЕЗОПАСНОСТИ В ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Проводится анализ развития концепций и стратегий национальной и региональной безопасности


стран субрегиона Юго-Восточной Азии. Главный акцент делается на вопросах эволюции страте-
гии национальной безопасности Малайзии как одного из лидеров AСEAН.
Ключевые слова: Юго-Восточная Азия, AСEAН, национальная и региональная безопасность, Ма-
лайзия, Азиатско-Тихоокеанский регион.

Forming national and regional strategies in South-East Asia. IGOR E. LOSSOVSKY (Ministry of
Foreign Affairs of Ukraine, Kiev, Ukraine).
The article analyzes the development of national and regional security concepts and strategies in the
countries of South-East Asia. The main emphasis is made on the evolution of the national security
strategy of Malaysia as one of ASEAN regional leaders.
Key words: South-East Asia, ASEAN, national and regional security, Malaysia, Asia-Pacific.

Юго-Восточная Азия (ЮВА) включает «­холодной войне» (Вьетнам (1957–1975), Кам-


10 стран AСEAН, имеющих разные политические боджа (1967–1975), Малайзия (1948–1960), Лаос
системы, формы правления и уровни социально- (1960–1973)). Окончание блокового противостоя-
экономического развития. В субрегионе отсут- ния и активного присутствия США и СССР/Рос-
ствуют развитые либерально-демократические сии создало «вакуум» безопасности в ЮВА. В этих
системы, превалируют молодые демократии пе- условиях, учитывая рост Китая, странами ЮВА
реходного периода и полуавторитарные режимы. были сформулированы концепции региональной
Отсутствуют объединяющие ценности, харак- интеграции и нейтрализма.
терные для таких интеграционных объединений, Национальная безопасность как главная со-
как ЕС. Их объединяет географическая близость, ставляющая внешней и внутренней политики.
историческое прошлое, вера в общее будущее, С началом «холодной войны» главным вызовом
прагматическое желание развивать торгово-эко- безопасности ЮВА стала «северная угроза» – ком-
номическое сотрудничество и взаимодействие в мунистическая экспансия Китая. Федерация Ма-
сфере безопасности. лайа получила независимость 31 августа 1957 г. в
По окончании Второй мировой войны (ВМВ) сложных геополитических условиях и нестабиль-
первые субрегиональные структуры безопасности ной внутренней ситуации в связи с коммунисти-
формировались по инициативе активного участ- ческим движением 1948–1960 гг. [8, 14]. Война
ника всех процессов в АТР – США, что служило в Корее (1950–1953) и Индокитае, «конфронта-
гарантией необратимости демилитаризации Япо- ция» Индонезии с формировавшейся Малайзией в
нии и балансом в отношении СССР и КНР. Де- 1963 г. усилили угрозы безопасности. Филиппины
вять стран ЮВА получили независимость после в 1963 г. заявили о своих претензиях на территорию
нескольких столетий колониальной зависимости восточно-малазийского штата Сабах, не признав
лишь по окончании ВМВ. Процессы становления новой федерации.
сопровождались вооруженными конфликтами, Кроме идеологического противостояния меж­
что придавало больший вес вооруженным силам, этнические стычки были серьезным вызовом
руководство которых часто выступало полити- безопасности страны. Кровавые события 13 мая
ческим конкурентом гражданской элите. На про- 1969  г. изменили не только политическую жизнь
цессы в ЮВА активно влияли Великобритания, страны, но и само понятие безопасности, дополнив
США, СССР и КНР. Некоторые страны субрегиона его новым измерением – межрасовые и межэтниче-
становились полем «горячего» противостояния в ские отношения [12].
ЛОССОВСКИЙ Игорь Евгеньевич, кандидат физико-математических наук, заместитель директора Третьего территориального
департамента (Министерство иностранных дел Украины, Киев). E-mail: i.lossovskyi@mfa.gov.ua
© Лоссовский И.Е., 2012

16 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке №4 2012


Формирование стратегий национальной и региональной безопасности И. Е. Лоссовский

Если первый премьер-министр Малайзии связи и популистских лозунгов для рекрутирова-


А. Рахман (1957–1969) проводил прозападную, ан- ния приверженцев, слабостью местных властей и
тикоммунистическую политику, то прагматичный прозрачностью границ. Успешность борьбы с ним
второй премьер А. Разак (1970–1976) делал акцент зависит от активности международных усилий, ре-
на регионализме и «неприсоединении». В  1970 г. шимости стран ЮВА к совместным действиям и
страна становится участником Движения непри- реформам, способным подорвать социальную базу
соединения, призвав к нейтралитету ЮВА  [8]. экстремистских организаций [4]. За последнее де-
В  1971  г. провозглашена концепция Зоны мира, сятилетие совместными усилиями стран региона
свободы и нейтралитета (ЗМСН). Изменилось от- было обезврежено сотни террористов, раскрыт ряд
ношение к войне во Вьетнаме, Китаю, социали- планировавшихся террористических акций, прове-
стическим странам Восточной Европы и СССР, с дена работа по нейтрализации террористических
которыми исповедывалась политика мирного со- организаций, активизации морского патрулирова-
существования. Малайзия стала первой страной ния и укреплению границ, усилены разведыватель-
ЮВА, установившей дипломатические отношения ные органы, в 2003 г. в Куала Лумпур создан Контр-
с КНР в 1979 г. В том же году во время визита в террористический центр ЮВА.
Москву третьего премьера страны Х. Онна (1976– Развитие стратегий национальной безопасно-
1981) советское руководство, установив дипотно- сти. В своей эволюции национальная безопасность
шения с Малайзией, предоставило ей гарантии не- Малайзии преследовала разные цели: обеспечение
применения агрессии Вьетнамом. независимости, территориальной целостности, по-
В 1980–1990-е годы угрозы, связанные с «хо- литической стабильности, преемственности влас-
лодной войной», не утратили актуальности, одна- ти, экономического благополучия и социальной
ко проявились новые, среди которых проблемы: гармонии. Сначала главным вызовом была угроза
защиты морских границ и пиратства, нелегальной территориальной целостности, что отвечало тра-
миграции и зависимости от иностранной рабочей диционной «жесткой безопасности», по окончании
силы, радикального исламизма. Вторжение СССР «холодной войны» понятие «безопасность» было
в Афганистан 27 декабря 1979 г. вызвало негатив- расширено за счет нетрадиционных угроз, ответ на
ную реакцию Исламского мира, активизировало которые формирует «мягкую безопасность». В по-
деятельность радикальных исламистских орга- литике безопасности страна балансирует между во-
низаций. В мусульманских странах ЮВА звучали енным и невоенным подходами, причем невоенный
призывы к Джихаду. Тенденция радикализации подход сегодня превалирует.
ЮВА была связана и с другими причинами: ис- Малайзия имеет собственный набор уязвимо-
ламская революция в Иране 1979 г.; распростране- стей, среди которых: состав населения, географиче-
ние исламистской литературы; влияние студентов, ское положение, исторический опыт, региональное
прошедших обучение в арабских странах; четвер- окружение. «Разбросанность» территории (Малакк-
тая арабо-израильская война 1973 г.; активизация ский полуостров и север о-ва Борнео) создает про-
фундаменталистских движений. Все это представ- блемы политического единства и территориальной
ляло значительную угрозу и побудило Малайзию в целостности страны перед угрозой сепаратизма и
конце 1980-х годов подготовить «Белую книгу» – внешней агрессии, что имело место в связи с тер-
«Угроза исламскому единству и национальной без- риториальными претензиями Индонезии и Филип-
опасности», а 2 декабря 1989 г. подписать мирный пин, выходом Сингапура из Федерации в 1965 г. и
договор с Коммунистической партией Малайзии претензиями восточных территорий на автономию.
(КПМ), знаменовавший полное прекращение про- Полиэтнический состав населения является факто-
тивостояния [12]. ром угрозы дезинтеграции страны. После расовых
В связи с трагическими событиями 11 сентя- стычек 13 мая 1969 г. нарушение единства, ме-
бря 2001 г. в США состоялось переосмысление жэтнической гармонии и внутреннего консенсуса
стратегии безопасности в субрегионе с учетом тре- остается угрозой стабильности страны. Поэтому
бований нейтрализации глобального терроризма внутренняя политика («Новая экономическая поли-
и радикального исламизма. Угроза радикальных тика» (1971–1990), «Новая экономическая модель»,
организаций «Кумпулан Милитан Малайзия» и «Единая Малайзия» (2010–2020)) [7] направлялась
«Джамаа Исламия», их связей с Аль-Каидой явля- как на формирование общенациональных ценно-
ется серьезной, хотя правительства иногда стара- стей, единство страны и сбалансированное разви-
ются их преуменьшить в связи с тем, что это может тие территорий, так и на обеспечение идентичности
отпугнуть иностранных инвесторов и туристов. и развитие отдельных этнических и расовых групп.
Живучесть терроризма объясняется глубокой кон- Главными историческими событиями, форми-
спирацией, использованием современных средств ровавшими национальную безопасность ­Малайзии,

2012 №4 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке 17


Политология. История. Философия

были: японская оккупация (1942–1945), комму- ция «Безопасность и Развитие», 1971 г.). Несовме-
нистическое движение (1948–1960), болезнен- стимость с левой идеологией проявлялась и в анти-
ные процессы формирования страны 1963 г. и коммунистической внешней политике. Конфликт в
«расставания» с Сингапуром в 1965 г., межэтни- Индокитае рассмат­ривался как война коммунизма
ческие стычки 1969 г. Роль отдаленной истории с демократией, а режиму Южного Вьетнама ока-
также сложно переоценить. «Началом» малайской зывалась поддержка как соратнику по борьбе. Од-
истории и точкой отсчета эволюции современ- ним из факторов победы в гражданской войне была
ной Малайзии считается Малаккский султанат поддержка Британии в рамках Англо-Малайского
(1400–1511) – средневековый центр международ- соглашения по обороне и взаимопомощи 1957 г.
ной морской торговли и малайско-индонезийской Однако КПМ тогда еще не отказалась окончатель-
культуры. Завоевание Малакки португальскими но от своих намерений и в 1968 г. развязала вторую
колонизаторами в 1511 г. имело продолжительное военную кампанию, завершившуюся лишь в 1989 г.
влияние на осознание малайцами угроз националь- Проблемы безопасности между соседями.
ному выживанию. Эти события 500-летней давно- «Конфронтация» (1963–1966) началась как про-
сти знаменовали начало эпохи европейского коло- тиводействие руководства Индонезии провозгла-
ниализма в субрегионе, завершившейся в середине шению 16 сентября 1963 г. Малайзии, поскольку
20 столетия [9]. Хотя последующее голландское создание новой федерации оно расценило как «не-
правление в Малакке (1641–1824) также было важ- околониальный заговор». «Конфронтация» стала
ным свидетельством уязвимости перед внешними крупнейшим конфликтом Малайзии после ВМВ
угрозами, оно не вызвало такого шокового влияния и шоком для ее населения, считавшего Индоне-
на восприятие малайцами проблем безопасности. зию важным соседом с тесными историческими и
Средневековые особенности государственности и культурными связями. Отношения между странами
национальной безопасности, сформированные к были «братскими», и Индонезия наделялась стату-
началу эпохи колониализма в ЮВА, находят прояв- сом «старшего брата». «Конфронтация» разрушила
ления и сегодня [12]. этот миф. В 1964 г. после вторжения индонезий-
Значительное влияние на современные пред- ских войск на Малаккский полуостров СССР, под-
ставления о национальной безопасности Малайзии держивавший Индонезию, наложил вето на проект
имело полуторастолетнее британское колониаль- резолюции СБ ООН, осуждавшей «агрессора».
ное правление (1786–1957). Находясь в колониаль- Вторжение заставило руководство Малайзии пере-
ной зависимости от европейских стран, малайцы смотреть стратегию национальной безопасности,
переняли многие элементы разных культур и раз- сформированную еще британцами и носившую су-
вили свою собственную политическую культуру, губо оборонительный характер [12]. После смены
позаимствован британский прагматизм, отразив- руководства Индонезии в 1966 г. двум странам уда-
шийся в современных подходах и к некоторым про- лось нормализовать отношения, однако прозрач-
блемам национальной безопасности. ность границ и нелегальная миграция остаются
Борьба с коммунистическим движением [11, проблемой.
14]. В годы «холодной войны» важнейшим фак- Главные задачи политики безопасности Малай-
тором безопасности была коммунистическая уг- зии – предотвращение конфликтов и защита сфер
роза и 40-летнее противостояние коммунистиче- национальных интересов: сухопутной территории,
ским движениям в ЮВА. Политика безопасности морских экономических зон, территориальных вод,
Малайзии формировалась в борьбе с движением стратегических морских путей и воздушного про-
1948–1960 гг., так как коммунизм был угрозой по- странства; нейтрализация сепаратизма восточных
литической системе, ключевым ценностям и тради- штатов. Развивая свои вооруженные силы, страна
циям малайцев (60% населения); движение имело полагалась также на дипломатические методы за-
не общегосударственный, а китайский этнический щиты национальных интересов. В 1972 г. заклю-
характер; КПМ исповедовала «иностранную иде- чено Соглашение о безопасности с Индонезией,
ологию» и стремилась сместить легитимное ма- создан двусторонний Комитет по вопросам границ,
лайское руководство, что не отвечало интересам принято решение о совместном патрулировании
большинства; национальная стратегия предложила Малаккского пролива. В 1998 г. для решения дли-
народу то, что не смогла КПМ, – безопасность и тельного спора страны передали в Международ-
экономическое развитие – две главные особенно- ный суд ООН в Гааге дело о суверенных правах на
сти стратегии безопасности Малайзии. Перед во- острова Сипадан и Лиджитан (северо-восток о-ва
оруженными силами страны кроме борьбы с по- Борнео).
встанцами ставилась задача помогать реализации В последние годы Индонезия предприняла серь-
правительственной программы развития (концеп- езные шаги по укреплению безопасности. В 2004 г.

18 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке №4 2012


Формирование стратегий национальной и региональной безопасности И. Е. Лоссовский

правительству страны удалось урегулировать се- В результате «развода» в 1965 г. Малайзии и Син-
паратистский конфликт в провинции Ачех (север гапура в отношениях между ними сохранялось недо-
о-ва Суматра), продолжавшийся 30 лет и унесший верие и напряженность, учитывая различие позиций
жизни тысяч людей. Это разрешило сложную си- по отдельным вопросам региональной политики,
туацию в малазийско-индонезийских отношениях, но благодаря исторической и культурной близости,
Малайзия продемонстрировала способность про- экономической взаимозависимости они никогда не
водить гибкую внешнюю политику. Силы безопас- доходили до военного противостояния. Перспекти-
ности Индонезии обезвредили сотни исламистских ва вооруженной агрессии между странами малове-
боевиков, уничтожили их главные базы и лагеря роятна, хотя их отношения строятся с позиции де-
подготовки. Создано Национальное антитеррори- монстрации силы. Они уделяют большое внимание
стическое агенство. В то же время в стране про- развитию вооруженных сил и закупке современного
должается межэтническое насилие, силам безопас- вооружения [16]. Для укрепления стабильности в
ности и полиции часто не удается своевременно и малазийско-сингапурских отношениях необходимы
эффективно гасить беспорядки. При этом важным общие усилия по развитию мер доверия.
условием существования Индонезии как единого Влияние регионального окружения на наци-
государства является взаимное уважение и толе- ональную безопасность. Во время «холодной вой-
рантность многочисленных этнических групп, про- ны» кроме внутренней коммунистической угрозы
живающих в стране [13]. политическая ситуация в Индокитае представляла
Угрозой безопасности в ЮВА являются взаим- угрозу безопасности стран субрегиона. Хотя с па-
ные территориальные претензии, для урегулиро- дением Сайгонского режима в 1975 г. начался про-
вания которых между Малайзией и Индонезией, цесс восстановления отношений с объединенным
Малайзией и Сингапуром был задействован Меж- Вьетнамом, но с последовавшей интервенцией
дународный суд ООН, а для решения проблем гра- Камбоджи возникли новые опасения гегемонист-
ниц Малайзии с Брунеем и Таиландом – двусторон- ских устремлений СРВ. В политических кругах
ние переговоры. Серьезной проблемой остаются Малайзии тогда развернулась дискуссия, кто (Вьет­
претензии КНР, Тайваня, Вьетнама, Малайзии, Фи- нам или КНР) представляет наибольшую угрозу.
липпин и Брунея на острова архипелага Спратли в С США и СССР страны ЮВА строили отношения
Южно-Китайском море – стратегически важную по принципу равноудаленности, вместе с тем при-
территорию с точки зрения военно-политического сутствие СССР сдерживало экспансию Китая.
контроля, рыболовства, торгового мореходства, бо- С распадом Советского Союза, окончанием «хо-
гатую нефтегазовыми месторождениями [6]. лодной войны» и вступлением в 1995 г. Вьетнама в
Проблемы безопасности на границе Малайзии АСЕАН кардинально изменились представления об
и Таиланда являются следствием угрозы возоб- угрозах безопасности в ЮВА. Концепции безопас-
новления коммунистического движения, лидеры ности стран AСEAН все больше сосредоточивают-
которого находили приют на юге Таиланда, а так- ся на внутренней проблематике и нетрадиционных
же распространения нестабильности, связанной с угрозах. Среди угроз Малайзии в этот период от-
местным исламистским экстремизмом. Последние мечают проблемы нелегальной иммиграции (из
десятилетия здесь не прекращается противостоя- Индонезии, Филиппин, Таиланда и Бангладеш),
ние мусульманского населения южных провинций связанные с организованной преступностью и со-
Таиланда властям страны. Проблема усугубляет- циальной нестабильностью. Правительство уделя-
ся двойным гражданством большинства малай- ло большое внимание проблемам нейтрализации
цев Южного Таиланда и обвинениями Малайзии экстремистских групп, о чем свидетельствует до-
в поддержке террористов. Для решения пробле- статочно высокий уровень внутренней безопасно-
мы в 2004 г. стороны договорились проводить сти. Хотя ислам в Малайзии имеет глубокие корни
совместное патрулирование границы, а в 2010 г. и является официальной религией, он не приобрел
Малайзия обязалась предоставить депрессивным экстремистских форм [8]. Тенденции экстремизма
провинциям Таиланда помощь в сфере образо- сдерживаются развитой политической культурой,
вания, занятости и бизнеса. Сторонами отмечена жестким антитеррористическим законодательст-
необходимость создания надлежащих условий вом и полиэтничностью населения.
для увеличения взаимных инвестиций. Премьер С 1970-х до середины 1990-х годов в ЮВА наб­
­Малайзии Н. ­Разак заявил о поддержке политики людался стабильный экономический рост, поли-
Таиланда по развитию мер доверия и безопасности тическая ситуация давала основания говорить об
в южных провинциях и призвал малайское насе- усилении экономических и ослаблении силовых
ление соседней страны воздержаться от насилия и факторов. Происходило сокращение иностранного
уважать конституцию [8]. военного присутствия и ликвидация военных баз

2012 №4 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке 19


Политология. История. Философия

в регионе. Состоялся переход от геополитической нальный блок, для поддержания многовекторного


парадигмы международных отношений к геоэконо- баланса интересов сохраняя прагматические отно-
мической, экономическая безопасность стала глав- шения как с тандемом США–Япония, так и с Ки-
ной составляющей политики безопасности. Однако таем. В рамках политики равноудаленности элиты
экономический кризис 1998 г. и трагические собы- ведущих стран АСЕАН, ощутив угрозу со стороны
тия 11 сентября 2001 г. в США внесли коррективы. Китая, активнее выступают за восстановление ба-
Если раньше члены AСEAН старались избегать ланса сил и развитие экономических связей с Япо-
слишком тесного сближения с Западом, то по- нией, возобновление американского присутствия в
сле кризиса активизировалось присутствие США ЮВА. Такая стратегия контрастирует с политикой
и сотрудничество с Международным валютным AСEAН десятилетней давности, когда прослав-
фондом [3]. В условиях глобализации националь- лялось «азиатское единство» и вытеснение США
ная и международная безопасности тесно связаны, путем создания единого субрегионального рынка.
возрастает значение внешних факторов, стирают- По мере увеличения экспансионистского давления
ся грани между внутренней и внешней политикой одной из великих держав, страны субрегиона, ста-
государств. Приоритетное значение приобретают раясь сохранить стратегический баланс, создают
геоэкономические механизмы обеспечения без- определенные преимущества другой стороне реги-
опасности по сравнению с геополитическими и онального баланса сил. Такой стороной в послед-
гео­стратегическими, геоэкономика становится нее время выступают США, учитывая возрастаю-
приоритетом мирового развития [5]. щее недоверие к Китаю, прямо пропорциональное
Посткризисный период связан с новой фазой росту его присутствия в субрегионе [10]. В этой
соперничества главных мировых центров силы – ситуации Китай меняет тактику, разделяя АСЕАН
США, Японии и КНР за влияние в ЮВА. Возро- на страны более и менее «прокитайские», активи-
стает влияние последних двух стран, в действиях зируя отношения с первой категорией, к которой
которых наблюдались экономические приоритеты. относятся континентальные страны ЮВА, исто-
Страны ЮВА с недоверием относятся к растущим рически бывшие более зависимыми от Китая. Не
амбициям Китая, замкнувшим на себя значитель- отказываясь от стратегии доминирования во всем
ные потоки западных инвестиций. Однако и сама субрегионе, Китай ставит задачу добиться доми-
Поднебесная превращается в активного инвесто- нирования на Севере ЮВА, который может стать
ра в субрегионе, двигаясь тем же путем, которым «плацдармом» для дальнейшей экспансии. В этом
прошли Япония и Южная Корея. Сегодня КНР пе- КНР могут содействовать форсированные попыт-
реняла у Японии роль локомотива экономического ки консолидировать АСЕАН на основе ценностей
роста и все активнее демонстрирует намерение иг- либеральной демократии, поскольку всякое дав-
рать роль контрбаланса США в АТР. При этом Ки- ление вызывает сопротивление не готовых к это-
таем проводится внешняя политика, использующая му стран  [10]. Такая сложная система балансов и
недовольство отдельных стран ЮВА давлением контрбалансов требует выверенных усилий стран
США в вопросах прав человека. Вместе с тем при ЮВА для поиска эффективной формулы регио-
очевидной заинтересованности в экономическом и нальной стабильности, а также стимулирует нара-
инвестиционном сотрудничестве с Китаем страны щивание вооружений, несмотря на активизацию
АСЕАН опасаются стратегических намерений рас- процессов субрегиональной интеграции. Прави-
тущей региональной супердержавы [2, 3]. тельством Малайзии после окончания «холодной
Если до 11 сентября 2001 г. страны АСЕАН были войны» проведена значительная работа по обес-
в большей степени заинтересованы в присутствии печению обороны страны собственными силами,
США в субрегионе, то после уже США становят- продолжается закупка современного вооружения.
ся наиболее заинтересованной стороной, учитывая Подобной стратегии придерживается большинство
опасность международных террористических орга- стран ЮВА. По данным Стокгольмского между-
низаций в ЮВА, а также потребность сдерживания народного института исследований проблем мира
Китая. Планируется создание новых американских (SIPRI) [16], последнее десятилетие отмечается ста-
баз в Сингапуре и Малайзии, укрепление базы на бильный рост военных расходов в ЮВА. В 2010 г.
Филиппинах и передача Вьетнамом военно-мор- на вооружение стран субрегиона потрачено около
ской базы в Камрани, оставленной российским 30 млрд. долл. США (на 60% больше, чем в 2001 г.).
ВМФ в 2003 г. [2]. В то же время все громче звучит По сравнению с 2009 г. Индонезия увеличила во-
голос самих стран АСЕАН, активнее выступающих енные расходы на 28% (на 1,3 млрд. долл. США),
в роли субъекта региональной политики. Наиболее Филиппины – на 12%. ЮВА за последнее десяти-
развитые их представители – Сингапур, Малайзия летие стала мировым лидером по росту военных
и Таиланд – стремятся интегрировать субрегио- затрат: Малайзия за этот период стала тратить на

20 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке №4 2012


Формирование стратегий национальной и региональной безопасности И. Е. Лоссовский

722% больше, Сингапур – на 146%, Индонезия – на тии, создание усилиями рабочих и крестьян Соци-
84%. В Индонезии, Малайзии и Сингапуре импорт алистической Малайи [12, 14], что не принималось
вооружения в 2000–2004 гг. увеличился почти на малайским этническим большинством.
150%, а в 2005–2009 гг. – более чем на 720% [16]. В 1957 г. было заключено Англо-Малайское
Сингапур стал первой страной AСEAН, вошедшей оборонное соглашение, сыгравшее ключевую роль
в число 10 крупнейших импортеров вооружения в «конфронтации» с Индонезией [8]. В противосто-
со времен Вьетнамской войны. Это соответствует янии коммунистической угрозе «некоммунистиче-
глобальной тенденции гонки вооружений, среди ские» страны ЮВА были бенефициантами спон-
главных причин которой – нарастающая дестаби- сированной США системы глобальных военных
лизация международных отношений. Многочи- союзов, направленных против СССР и Китая. Аме-
сленные локальные конфликты свидетельствуют риканские гарантии безопасности для АТР вклю-
о призрачности надежд на международные гаран- чали следующие документы: Манильский пакт
тии безопасности, что стимулирует искать защиту 1954 г., создавший SEATO (при участии Таиланда
в укреплении собственных армий. Другим геопо- и Филиппин); Договор ANZUS 1951 г. (Австралия,
литическим фактором, заставляющим переходить Новая Зеландия и США); Американо-Японский
к стратегии опоры на собственные силы, является союз 1951 г.; двусторонние договоры США с Юж-
«свертывание ядерных зонтиков» супердержав по- ной Кореей, Тайванем, Таиландом и Филиппинами,
сле окончания «холодной войны». Страны субре- вместе с многосторонними союзами, обеспечивши-
гиона, имея ограниченную военную промышлен- ми наполнение «доктрины сдерживания». Безопас-
ность, наращивают импорт вооружений «на всякий ность «некоммунистических» стран ЮВА в первые
случай» [5]. две декады «холодной войны» обеспечивалась ан-
Национальная безопасность в странах ЮВА гло-американским оборонным сотрудничеством, а
направлена главным образом на сохранение элит и после войны во Вьетнаме – Пятисторонним согла-
национальной бюрократии. В Малайзии отмечают шением об обороне (Австралия, Великобритания,
высокие демократические стандарты гражданско- Новая Зеландия, Малайзия, Сингапур) 1971 г.
военных отношений. Несмотря на важную роль, Прагматизм и рационализм стратегии нацио-
которую исторически играли вооруженные силы в нальной безопасности были присущи руководству
стране, они всегда оставались вне политики в от- Малайзии, проводившему после окончания Вьет-
личие от большинства других стран субрегиона, намской войны антикоммунистическую внутрен-
где гражданские и военные круги часто выступа- нюю политику и внешнюю политику мирного со-
ли соперниками в борьбе за власть. Объясняется существования с коммунистическими режимами
это тем, что Малайзия обрела независимость без региона. Четвертым премьер-министром Малайзии
военного вмешательства, и избранное руководство М. Мохаммадом (1981–2003) в 1991 г. была сфор-
страны не прибегало к силовым средствам защи- мулирована Программа развития «Vision-2020»,
ты власти. За 55-летнюю историю страны не было послужившая импульсом возрождения страны и
попыток военных переворотов. Конструктивные формирования новой концепции национальной
отношения между гражданским и военным руко- безопасности. Строгая трудовая дисциплина, жест-
водством, а также консенсус по вопросу контроля кое внутреннее законодательство (Акт внутренней
военных гражданской властью – гарантия мира и безопасности, 1960), слабость оппозиции и отсут-
стабильности в стране [12]. ствие единого протестного голоса вместе с впечат-
Исторический фактор в формировании кон- ляющими достижениями развития обеспечили по-
цепций безопасности. Значительное влияние на литическую стабильность в государстве.
формироваие антикоммунистической политики Регионализм AСEAН и безопасность на базе
Малайзии оказал опыт борьбы с партизанским сотрудничества. Необходимыми предпосылками
движением. Внутреннее противостояние и сдер- создания системы коллективной безопасности яв-
живание международного коммунизма стало глав- ляются: общие угрозы; перспективы общего буду-
ной компонентой стратегии безопасности страны. щего; международное сотрудничество; достаточ-
Успех Маоистской революции в Китае в 1949 г. ный уровень экономической интеграции и общие
усилил опасения коммунистического доминиро- объединяющие ценности [15]. С 1961 г. Малайзия
вания в ЮВА. Ситуация усугублялась китайской выступала с инициативами о создании многосто-
этничностью малазийских коммунистов. Большая ронней организации по безопасности в ЮВА. Ре-
китайская община Малайзии (30% населения) счи- гиональные элиты того времени были обеспокоены
талась «пятой колонной» КПМ и КНР, главной це- коммунистической угрозой Лаосу, служившему
лью которых было национальное освобождение, буфером между Вьетнамом и Таиландом. Послед-
свержение империализма и феодальной аристокра- ний по «принципу домино» мог стать следующей

2012 №4 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке 21


Политология. История. Философия

«жертвой», после которой последовали бы другие измерениях – экономическом, гуманитарном и без-


страны региона. В 1961 г. была создана Ассоциа- опасности [12].
ция ЮВА, а в 1963 г. – Организация «МаФилИн- Региональный форум AСEAН (АРФ). После
до», просуществовавшие недолго. После падения в завершения в 1991 г. «холодной войны» ситуация
1966 г. режима А. Сукарно в Индонезии в результа- в ЮВА стабилизировалась, однако быстрый рост
те провала политики «конфронтации» интеграци- могущества Китая вызвал новые угрозы. AСEAН
онные процессы активизировались, поскольку пять расширилась до 10 стран, в том числе за счет ком-
стран субрегиона опасались коммунистической аг- мунистических стран (1995 г. – Вьетнам, 1997 г. –
рессии из Индокитая. Кроме того, соседи Индоне- Бирма и Лаос, 1999 г. – Камбоджа). Прежнее
зии стремились «встроить» ее в общую структуру идеологическое противостояние кануло в лету, Ас-
безопасности субрегиона, как после ВМВ Фран- социация стала более консолидированной, назрела
ция стремилась «встроить» Германию в общую необходимость создания многостороннего форума
структуру европейского сотрудничества. В августе по проблемам безопасности в АТР. Идея такого
1967  г. была подписана Бангкокская декларация о диалога была впервые предложена президентом
создании AСEAН. СССР М. Горбачевым, призвавшим в 1986 г. к созы-
Вывод войск США из Вьетнама и региона, ву Тихоокеанской конференции по безопасности и
а также решение Великобритании о выводе до сотрудничеству на принципах созданного в 1975 г.
31  марта 1971 г. военных подразделений с баз в Совещания по безопасности и сотрудничеству в
Малайзии и Сингапуре имели определяющее Европе (СБСЕ/ОБСЕ).
влияние на стратегии безопасности стран ЮВА. В 1994 г. в Бангкоке объявлено о создании АРФ
Образовавшийся «вакуум» безопасности при- по проблемам мира и безопасности, в первом засе-
вел к росту внешних и внутренних угроз для дании которого приняли участие 18 стран. Сегодня
некоммунистических стран ЮВА. В ответ было АРФ включает 27 стран: 10 – AСEAН, основные
инициировано Пятистороннее оборонительное государства АТР, а также представителей других
соглашение, не ставшее, однако, надежной гаран- регионов (ЕС, Индия, Монголия, Папуа – Новая
тией для субрегиона. Для заполнения «вакуума» Гвинея, Россия и США). Он стал наибольшим по
правительство А. Разака от прозападной внешней охвату многосторонним институтом, главная цель
политики перешло к политике неприсоединения которого – создание механизмов разрешения кон-
и нейтралитета. В 1970 г. Малайзия предложила фликтов и формирование в регионе «азиатско-тихо-
идею нейтралитета ЮВА, нашедшую развитие в океанского сообщества». Основные задачи – разви-
Куала-Лумпурской декларации AСEAН 1971 г., тие многостороннего сотрудничества, разработка
в реальной жизни не материализовавшуюся в пол- мер доверия и механизмов превентивной диплома-
ной мере. Причинами этому были: большая терри- тии. Институализация Форума довольно ограниче-
тория субрегиона; многообразие стран-участниц, на по сравнению с ОБСЕ, он не имеет секретариа-
идеологий, форм правления и внешней политики; та, его деятельность координируется на ежегодной
нейтралитет требовал гарантий великих держав, ротационной основе министрами иностранных дел
чего не удалось достичь. Вместе с тем в рамках членов AСEAН. В учредительных документах АРФ
АСEAН провозглашено создание ЗМСН, требо- определена особая роль AСEAН, а географические
вавшей от супердержав воздержаться от вмеша- рамки членства ограничены Восточной Азией и
тельства во внутренние дела субрегиона. Океанией. Среди главных достижений Форума,
Ключевым документом AСEAН по вопросам являющегося прообразом новой модели коллек-
региональной безопасности после победы комму- тивной безопасности в АТР, развитие мер доверия;
нистов во Вьетнаме, Камбодже и Лаосе стал под- обсуждение путей решения Корейской проблемы;
писанный в 1976 г. на первом саммите на о-ве Бали разработка Кодекса поведения в Южно-Китайском
Договор о дружбе и сотрудничестве в ЮВА, опре- море; противодействие терроризму. Хотя успехи
деливший стратегию Ассоциации по урегулиро- АРФ довольно скромны в сравнении с достижени-
ванию конфликтов. Последующие годы AСEAН ями подобных организаций в Евро-Атлантическом
получила признание как влиятельная региональ- регионе (ОБСЕ и НАТО), но его реальный успех
ная сила, активный участник международных от- следует рассматривать сквозь призму перспекти-
ношений, многосторонние обязательства которого вы. Главное – удалось собрать вместе очень разные
направлены на укрепление региональной безопас- страны, с разноплановыми интересами, из единого
ности. Свидетельством стратегической важности мегарегиона, не имевшего прежде подобного опы-
АСEAН стало подписание на втором саммите в та [12].
2003 г. «Балийского соглашения-2» о намерении Несмотря на разнообразие идеологий, форм
создать до 2020 г. «Сообщество АSЕАN» в трех правления, политических систем, экономических

22 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке №4 2012


Формирование стратегий национальной и региональной безопасности И. Е. Лоссовский

укладов и уровней развития стран ЮВА, ограничи- 5. Кортунов С. Диалектика национальной и международной
вающее возможности формирования общей иден- безопасности: некоторые методологические проблемы
// Полис. 2009. № 1. С. 7-28.
тичности и объединяющих ценностей, AСEAН 6. Локшин Г. Над Восточным морем тучи ходят хмуро // Азия
продолжает развитие в направлении региональной и Африка сегодня. 2010. № 8. С. 55-59.
организации по безопасности на базе сотрудниче- 7. Лоссовский И.Е. Новая антикризисная стратегия и эко-
ства. При этом не ставятся цели проведения кол- номическая модель Малайзии // Азиатско-Тихоокеанский
регион: экономика, политика, право. 2011. № 1. С. 28-33.
лективной обороны и общей внешней политики. 8. Лоссовский И.Е. Эволюция внешней политики Малайзии
Механизмы Aссоциации дают возможность укреп­ как отражение внутреннего исторического развития стра-
лять безопасность, расширять сотрудничество, ны // Гуманитарные исслед. в Вост. Сибири и на Дальнем
повышать доверие, углублять интеграционные Востоке. 2011. № 3. С. 53-60.
9. Лоссовський І. Події, що 500 років тому змінили історію
процессы [1], а также координировать более ши- Південно-Східної Азії // Зовнішні справи. 2011. № 7/8.
рокие межрегиональные процессы: АРФ (создан С. 42-46.
в 1994  г.), Asia-Europe Meeting (1996), ASEAN+3 10. Мосяков Д. ЮВА в поисках консолидации и внешнеполи-
(1997), Восточно-Азиатский форум сотрудниче- тического равновесия // Азия и Африка сегодня. 2008. № 8.
С. 33-36.
ства (2000), Контртеррористическая группа АTЕС 11. Тюрин В. «Чрезвычайка» в Малайе //Азия и Африка сегод-
(2002), Переговоры по нераспространению в ня. 2009. № 7. С. 59-63.
Азии (2003), Восточно-Азиатский саммит (2005), 12. Baginda A. Malaysia’s Defence & Security since 1957. Kuala
ASEAN+8 (2010). Lumpur.: Malaysian Strategic Res. Centre, 2009. 226 c.
13. Brooks K. Is Indonesia bound for the BRICs? // Foreign
Affairs. 2011. Nov./Dec. P. 109-118.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 14. Clutterbuck R. The long long war. Еmergency in Malaya
1. Арапова Е. Восточная Азия в поисках интеграции // Азия 1948–1960. Singapore: Cultured Lotus, 2003. 206 c.
и Африка сегодня. 2011. № 10. С. 33-38. 15. Cohen R., Mihalka М. Cooperative Security: New Horisons
2. Арешидзе Л. Международные отношения в Восточной for International Order. Garmisch-Partenkirchen: G. Marshall
Азии. Угрозы и надежды. М.: Междунар. отношения, 2007. European Centre for Security Studies, 2008.
295 c. 16. Stockholm International Peace Research Institute: SIPRI-2011.
3. Гусев М. В поисках формулы безопасности //Азия и Афри- URL: www.sipri.org/yearbook (дата обращения: 30.01.2012).
ка сегодня. 2004. № 6. С. 30-35.
4. Гусев М. «Джамаа Исламия» – собрат «Аль-Каиды» в
Юго-Восточной Азии // Азия и Африка сегодня. 2004. № 1.
С. 6-8.

2012 №4 гуманитарные исследования в восточной сибири и на дальнем востоке 23

Вам также может понравиться