Вы находитесь на странице: 1из 21

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Московский государственный технический университет


имени Н.Э. Баумана»
(МГТУ им. Н.Э. Баумана)

ФАКУЛЬТЕТ БМТ «Биомедицинская техника»


КАФЕДРА БМТ-2 «Медико-технические информационные технологии»
_________________________________________________________________
РАСЧЁТНО-ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ
ЗАПИСКА
к научно-исследовательской работе на тему:
_________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________
__________________________________________________________________

Студент ________________ А.М. Ольшин


(Подпись, дата) (И.О.Фамилия)

Руководитель квалификационной работы ________________ А.В. Кобелев


(Подпись, дата) (И.О.Фамилия)
Москва, 2021
СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................................................................................4

1 ДАТЧИК ФОТОПЛЕТИЗМОГРАФИИ (PPG) И ЕГО ПРИМЕНЕНИЕ................................................6

1.1 Механизм датчика PPG..............................................................................6

1.2 Применение датчика PPG..........................................................................9


2 ДАТЧИКИ PPG, СОВМЕСТИМЫЕ С КОЖЕЙ ЧЕЛОВЕКА................................................................10

2.1 Кремниевые фотодиоды...........................................................................10

2.2 Органические фотодиоды........................................................................12


3 ЗАКЛЮЧЕНИЕ................................................................................................................................................15

4 СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ..............................................................................................................................16
ВВЕДЕНИЕ
По мере старения населения потребность в носимых электронных
устройствах для мониторинга физиологических условий в последние годы
резко возросла [10, 18, 35, 41]. Непрерывное измерение физиологических
параметров в реальном времени с использованием различных методов играет
важную роль в диагностике состояния здоровья человека. Сейчас уже
существует множество носимых сенсорных систем, разработанных для
людей, которые подвержены риску сердечного приступа, судорог или
инсульта [2, 19, 26]. Носимые устройства также широко используются для
сбора информации о мышечной активности человека, качестве сна и других
физиологических параметрах в повседневной жизни [14, 29].

Существует несколько вариантов носимых устройств, встроенных в


одежду, аксессуары или в тело человека [12, 15, 24, 34, 45]. Классическим
примером является датчик фотоплетизмографии (PPG), в котором
используется инфракрасный свет для неинвазивного измерения на
поверхности кожи параметров пульсирующих кровотоков [32]. В настоящее
время PPG применяется в различных аспектах мониторинга сердечно-
сосудистой системы, включая определение сатурации артериального
кислорода (SpO2), частоты сердечных сокращений, артериального давления,
сердечного выброса, дыхания, старения артерий, определение
эндотелиальной функции, микрососудистого кровотока и вегетативной
функции [5, 11, 28, 36, 38, 39, 43, 48, 49]. Датчик PPG можно спроектировать,
соприкасающимися с поверхностью кожи [6, 27]. Носимые устройства,
соприкасающиеся с кожей, позволяют осуществлять непрерывный
мониторинг различных физиологических параметров максимально
комфортно. Более того, гибкие и растяжимые электронные устройства,
которые можно удобно размещать на поверхности кожи, обнаруживают
различные сигналы с чрезвычайно высокой чувствительностью [17, 20, 44].
Несмотря на недавние достижения в технологии носимых сенсоров для
клинического применения, нерешенными все еще остаются следующие
проблемы:

1) раздражение кожи из-за трения между кожей и устройством,


2) недостаточное сцепление (адгезия) со сложной поверхностью кожи
из-за жесткости устройств,
3) низкая эксплуатационная стойкость при повторяющихся
механических деформациях,
4) высокое энергопотребление при долговременных ношений
аппаратов.

Аппараты из полупроводниковых жестких материалов имеют твердую


и громоздкую архитектуру, поэтому решающим фактором является выбор
правильных материалов и стратегий для интеграции сенсоров PPG с кожей.
1 Датчик фотоплетизмографии (PPG) и его применение

1.1 Механизм датчика PPG


PPG - это оптически полученная плетизмограмма, которая показывает
изменения объема крови в микрососудистой системе. Обычно датчики PPG
состоят из двух основных компонентов: светоизлучающих диодов (LED) и
фотоприемников (PD). В архитектуре устройства используется красный и
ближний инфракрасный свет светодиодов, такой длинноволновый свет
хорошо подходит для измерения кровотока в глубоких тканях [1]. PD
определяют объемные изменения в крови по сердечному давлению,
поглощая свет от светодиодов, проходящий сквозь кожу. Система
неинвазивных и оптических измерений позволяет контролировать дыхание,
гиповолемию и другие состояния кровообращения [4].

Сигнал PPG может быть получен в режиме отражения или передачи


[30]. В режиме передачи детектируется свет, прошедший через среду (ткань,
кость и / или кровеносные сосуды), а в режиме отражения детектируется
обратно рассеянный или отраженный свет. В первом случае места
обнаружения сигнала ограничены из-за ограниченного просвечивания [31].
Таким образом, датчики PPG в режиме передачи размещаются на тонких
участках тела, например, на пальцах, мочках ушей и стопах новорожденных.
А в режиме отражения светодиоды и фотодиоды интегрированы в одну
плоскость (Рисунок 1а). и могут быть расположены в различных точках,
например, на лбу, предплечье, животе и нога.

PD могут обнаруживать изменения интенсивности света от


проходящего и / или отраженного света в ответ на объемные изменения в
венах и капиллярах. Как показано на Рисунок 1b, типичная форма волны PPG
состоит из компонентов постоянного (DC) и переменного (AC) тока.
Компонент постоянного тока обусловлен абсорбцией непульсирующей
артериальной крови и рассеянием её во всех тканях, тогда как компонент
переменного тока связан с изменением объема артериальной крови между
систолической и диастолической фазами сердечного цикла [3, 9]. Высота
сигнала переменного тока колеблется со временем из-за пульсации
артериальной крови при сердцебиении.

Рисунок 1 - (а) Изображение двухрежимного (пропускание и отражение)


датчика PPG. (b) Вариация ослабления света тканями. (c) Молярная
абсорбционная способность оксигенированного (синяя линия) и
деоксигенированного (красная линия) гемоглобина в артериальной крови в
зависимости от длины волны.

Пульсоксиметрия - это революционный метод оценки уровня


насыщения кислородом (SpO2) с помощью устройств PPG. Теоретически
насыщение артериальной крови кислородом может быть выражено как
количество оксигенированного гемоглобина по отношению к полному
количеству гемоглобина:

HbO 2
%Sp O2= × 100 %(1)
Hb O2 + Hb

, где Hb O2 и Hb - концентрации оксигенированного и дезоксигенированного


гемоглобина соответственно. Обычно в пульсовом оксиметре используются
световые волны двух разных длин. Один красный, а другой инфракрасный с
длинами волн 660 и 940 нм соответственно. Интенсивность поглощения
света существенно различается в зависимости от насыщенного кислородом
состояния гемоглобина. Железосодержащий гемоглобин в красных кровяных
тельцах может связывать и переносить кислород во время внутреннего
дыхания. Как показано на Рисунке 1с, спектры поглощения гемоглобина
варьировались в условиях оксигенирования / дезоксигенирования. Для
оксигемоглобина наблюдается значительно меньшее поглощение в красном
(660 нм) свете и немного большее поглощение в инфракрасном (940 нм) по
сравнению с дезоксигемоглобином [49]. Коэффициент модуляции красного /
инфракрасного излучения (R), двойное соотношение пульсирующих (AC) и
непульсирующих (DC) компонентов в красном и инфракрасном свете можно
использовать для калибровки уровня SpO2 следующим образом:

I max, AC (λred )
ln
I max, DC (λ red )
R= (2)
I max , AC ( λ IR )
ln
I max ,DC ( λ IR )

, где A - поглощение. Рассчитанные значения коэффициента модуляции R


соответствуют уровню SpO2. Рассматривая, например, условия с низким
содержанием кислорода, амплитуда компонента переменного тока в области
красного света уменьшается по сравнению с его поведением в области
инфракрасного света из-за относительно более высокого коэффициента
поглощения дезоксигемоглобина при 660 нм (Рисунок 1c), что приводит к
низкому значению R.
1.2 Применение датчика PPG
В клинической практике точное измерение клинически значимых
производных гемоглобина и уровней билирубина может предоставить
полезную диагностическую информацию. На Рисунок 2 показаны спектры
поглощения производных гемоглобина и билирубина, которые могут быть
дополнительно изучены с помощью совместимых с кожей сенсоров PPG.

Метгемоглобин (MetHb) вместе с карбоксигемоглобином (COHb) и


сульфгемоглобином (SHb) представляет собой дисгемоглобин, который не
связывает O2. Обычно в крови обнаруживаются лишь небольшие следы
MetHb и карбоксигемоглобина (COHb), в то время как сульфгемоглобин
(SHb) отсутствует [16, 46]. Однако уровни MetHb и COHb часто повышены у
тяжелых пациентов с клинической гипоксией [23], у курильщиков [37], при
воздействии определенных токсических агентов [42], и при отсутствии
генетической редуктазы [13].

Рисунок 2 -Поглощение билирубина и различных типов гемоглобина в


видимой области света.
2 Датчики PPG, совместимые с кожей человека

2.1 Кремниевые фотодиоды


Кремниевые фотодиоды - широко доступные, экономичные [8] и
нетоксичные [33] электронные устройства со светочувствительными
свойствами от УФ-диапазона (190 нм) до инфракрасной области спектра
(1100 нм) [40]. Они обладают маленькими размерами и высокими скоростями
отклика [7].

Профессор Чонхён Ким в 2016 году разработал эпидермальный


оксиметр без батареек с беспроводной связью ближнего поля (NFC) [21], как
показано на Рисунок 3a. Активное устройство состоит из кремниевого PIN-
фотоприемника с красными и инфракрасными светодиодами,
подключенными к усилительным схемам, катушки для передачи мощности и
данных с помощью магнитной индукции. Интегрированные устройства
расположены в нейтральной плоскости с физической и электрической
изоляцией. Систолический пик и дикротическая вырезка наблюдались с
разрешением частоты дискретизации 25 Гц. Чтобы подтвердить, можно ли
применять разработанный оксиметр в диагностических целях, была
проведена оценка заболеваний периферических сосудов путем размещения
устройств на двуглавой мышце (Рисунок 3b). Аналогичные вариации
оксигенированных состояний до и после венозной окклюзии были получены
с использованием коммерческого оксиметра и беспроводного
эпидермального устройства, как показано на Рисунок 3c.

Рисунок 3 - (а) Изображение устройства, которое включает в себя NFC,


усиление, стабильный генератор, два светодиода и фотодиод на гибкой
подложке (черное пространство). (б) Фотография устройства, используемого
на предплечье. На вставке показано изображение светодиода, получающего
Для более точного управления и точного сбора данных с помощью
миниатюрной конструкции устройства они улучшили индуктивность и
электронную систему, используя многослойную рамочную медную антенну
миллиметрового масштаба со стабильным микроконтроллером вместо схем
мультивибратора (Рисунок 4a) [22]. Интегрированные устройства, включая
чип NFC, были изготовлены в системе с диаметром примерно 10 мм,
толщиной примерно 0,9 мм и радиусом изгиба 3 мм. Общий вес и размер
области на 90% меньше, чем архитектура устройства, о которой сообщалось
ранее. Это устройство может передавать данные на расстояние до 10 см,
используя мощную антенну с большим передаточным числом. Благодаря
миниатюрному форм-фактору изготовленные устройства можно
устанавливать на ногте или мочке уха (Рисунок 4b). Стабильная экстракция с
минимальным искажением значений SpO2 наблюдалась во время движения,
что является важным преимуществом миниатюризации устройства по
сравнению с существующими коммерческими оксиметрическими
устройствами, как показано на Рисунок 4c. Длительная работа в течение 3
месяцев без риска раздражения, дискомфорта и снижения
производительности устройства оказалась эффективной, что позволило
применить его на практике в клинических условиях и на платформах
здравоохранения, совместимых с кожей человека.

Рисунок 4 -(а) Иллюстрация различных составляющих слоев пульсового


оксиметра с поддержкой NFC. (b) Сделайте снимок измерительной установки
для оценки уровня SpO2 на ногтях (вверху). Это возможно при
использовании устройства с компьютерной мышью, выполняющей функцию
беспроводного интерфейса. Сделайте снимок измерительной установки для
оценки уровня SpO2 от мочки уха (вниз). (c) Расчетное значение SpO2 в
состоянии покоя и при движении на устройстве.
2.2 Органические фотодиоды
Датчики PPG, использующие органические материалы, привлекли
большое внимание благодаря своим многочисленным преимуществам, таким
как высокая гибкость, простота обработки, низкая стоимость изготовления и
большой объем изготовления. В ключевой технологии используется
органический слой, реагирующий на зеленые длины волн вместо длин волн
ближнего инфракрасного диапазона (800–1000 нм). На Error: Reference source
not found показаны сигналы PPG, полученные с использованием полностью
органических оптоэлектронных датчиков, состоящих из жестких OLED и
гибких OPD. Хотя величина сигналов снижена по сравнению с обычными
неорганическими устройствами, этого было достаточно для разрешения
кривых PPG и расчета уровней оксигенации крови в артериальной крови с
ошибкой 1% для частоты сердечных сокращений и 2% для насыщения
кислородом. Предполагается, что гибкие носимые устройства, использующие
органические материалы, могут иметь потенциальное применение в качестве
медицинских устройств из-за их масштабируемости и гибкости на большой
площади. Для большей прилегаемости к коже жесткость устройств должна
быть дополнительно снижена за счет контроля общей толщины устройства и
разработки совместимых архитектур устройств.
Рисунок 5 - Нормализованный сигнал PPG, когда датчик PPG работает в
режимах передачи и отражения. Благодаря высокой чувствительности и
механической гибкости GQD PD патч исправно работает в течение
длительных периодов времени в режимах передачи и отражения.
Профессор Йокота с соавторами [47] разработали сверхгибкие
трехцветные (т.е. красный, зеленый и синий) полимерные светодиоды
(PLED) с интеграцией органических фотодетекторов (OPD) в применении
датчиков PPG (Рисунок 6). . Для совместимости с кожей устройства были
изготовлены на ультратонкой подложке, состоящей из парилена толщиной 1
мкм в качестве поддерживающего слоя и полиимида толщиной 500 нм в
качестве выравнивающего слоя на стеклянной подложке. После отделения от
стеклянной подложки общая толщина PLED и OPD составляет менее 3 мкм,
что тоньше эпидермального слоя кожи человека. Поэтому, устройство может
быть гибким с радиусом изгиба 100 мкм благодаря тонкому форм-фактору и
низкой жесткости, в то время как на работу устройства при механической
деформации это влияет незначительно, поскольку активный компонент
расположен в нейтральной плоскости. Как показано на Рисунок 6b, c, каждый
PLED демонстрирует замечательную цветопередачу с высоким EQE,
яркостью и стабильностью работы при повторяющейся механической
деформации. Устройства были намотаны на палец для измерения пульса и
уровней кислорода в крови в отражающем режиме, как показано на Рисунок
6с. При изменении насыщения кислородом с 99% до 90% было замечено, что
амплитуда светочувствительного сигнала от зеленого PLED уменьшилась
больше, чем от красного PLED (Рисунок 7), что указывает на хорошее
согласие с ранее сообщенными результатами с использованием органических
оксиметры на стекле и толстом пластике.
Рисунок 6 – (а) Изображение сверхгибкого органического устройства на
пальце. (b) Внешняя квантовая эффективность (EQE) органического
фотодетектора (OPD) (черная линия) в зависимости от длины волны света с
полимерным светоизлучающим диодом (PLED) (с) Принцип работы
пульсоксиметра в режиме отражения на пальце.

Рисунок 7 - Выходной сигнал OPD получен с использованием отношения


оксигемоглобина в крови. Зеленая и красная линии обозначают сигналы,
когда зеленый и красный светодиоды работают соответственно. Левая цифра
- это сигнал, когда SpO2 составляет 99%, а правая цифра - это сигнал, когда
SpO2 составляет 90%.
3 ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В этой статье были показаны различные типы датчиков PPG,
совместимых с кожей, были выделены различные типы полупроводниковых
материалов, архитектуры устройств, конструкции и стратегии для
интеграции датчиков с кожей. Было доказано, что на результат измерений
значительно влияет механическая прочность, плотность прилегания
детекторов к коже и алгоритмы постобработки сигнала. В дальнейших
исследованиях с помощью подходящего фотодетектора, измеряющего на
различных длинах волн, можно будет обнаружить специфическую
информацию о производных гемоглобина в теле человека, которые будут
говорить о воздействии определенных лекарств или токсинов окружающей
среды.

Датчики PPG, совместимые с кожей, позволили добиться значительных


успехов в биомедицинских и медицинских технологиях. Благодаря
инновационным идеям в носимых датчиках PPG, системы мониторинга
здоровья в будущем могут стать более комфортными и информативными для
пациентов и врачей.
4 Список литературы
1. Abay T. Y., Kyriacou P. A. Reflectance photoplethysmography as noninvasive
monitoring of tissue blood perfusion // IEEE Transactions on Biomedical
Engineering. 2015. № 9 (62). C. 2187–2195.

2. Adamson P. B. [и др.]. CHAMPION trial rationale and design: the long-term


safety and clinical efficacy of a wireless pulmonary artery pressure monitoring
system // Journal of cardiac failure. 2011. № 1 (17). C. 3–10.

3. Allen J. [и др.]. Photoplethysmography detection of lower limb peripheral


arterial occlusive disease: a comparison of pulse timing, amplitude and shape
characteristics // Physiological measurement. 2005. № 5 (26). C. 811.

4. Allen J. Photoplethysmography and its application in clinical physiological


measurement // Physiological measurement. 2007. № 3 (28). C. R1.

5. Allen J., Frame J. R., Murray A. Microvascular blood flow and skin temperature
changes in the fingers following a deep inspiratory gasp // Physiological
measurement. 2002. № 2 (23). C. 365.

6. Asada H. H. [и др.]. Theme Section-Mobile Monitoring with Wearable


Photoplethysmographic Biosensors // IEEE Engineering in Medicine and Biology.
2003. № 3 (22). C. 28–40.

7. Becker L. Influence of IR sensor technology on the military and civil defense


International Society for Optics and Photonics, 2006.C. 61270S.

8. Blakers A. [и др.]. High efficiency silicon solar cells // Energy Procedia. 2013.
(33). C. 1–10.

9. Buchs A. [и др.]. Right-left correlation of the sympathetically induced


fluctuations of photoplethysmographic signal in diabetic and non-diabetic
subjects // Medical and Biological Engineering and Computing. 2005. № 2 (43). C.
252–257.
10. Castaneda D. [и др.]. A review on wearable photoplethysmography sensors
and their potential future applications in health care // International journal of
biosensors & bioelectronics. 2018. № 4 (4). C. 195.

11. Cha J.-Y. [и др.]. Unconstrained respiration and heart rate monitoring system
based on a PPG pillow during sleep IEEE, 2008.C. 3224–3226.

12. Chan M. [и др.]. Smart wearable systems: Current status and future
challenges // Artificial intelligence in medicine. 2012. № 3 (56). C. 137–156.

13. Faivre B. [и др.]. Hemoglobin Autooxidation/Oxidation Mechanisms and


Methemoglobin Prevention or Reduction Processes in the Bloodstream Literature
review and outline of autooxidation reaction // Artificial Cells, Blood Substitutes,
and Biotechnology. 1998. № 1 (26). C. 17–26.

14. Gao W. [и др.]. Fully integrated wearable sensor arrays for multiplexed in situ
perspiration analysis // Nature. 2016. № 7587 (529). C. 509–514.

15. Ghamari M. [и др.]. A survey on wireless body area networks for ehealthcare
systems in residential environments // Sensors. 2016. № 6 (16). C. 831.

16. Gharahbaghian L., Massoudian B., DiMassa G. Methemoglobinemia and


sulfhemoglobinemia in two pediatric patients after ingestion of hydroxylamine
sulfate // Western Journal of Emergency Medicine. 2009. № 3 (10). C. 197.

17. Huang X. [и др.]. Stretchable, wireless sensors and functional substrates for
epidermal characterization of sweat // small. 2014. № 15 (10). C. 3083–3090.

18. Islam S. M. R. [и др.]. The internet of things for health care: a comprehensive
survey // IEEE access. 2015. (3). C. 678–708.

19. Jeong S. [и др.]. A personalized healthcare system for chronic disease care in
home-hospital cloud environments IEEE, 2013.C. 371–376.

20. Kim J. [и др.]. Epidermal electronics with advanced capabilities in near‐field


communication // small. 2015. № 8 (11). C. 906–912.
21. Kim J. [и др.]. Battery-free, stretchable optoelectronic systems for wireless
optical characterization of the skin // Science advances. 2016. № 8 (2). C.
e1600418.

22. Kim J. [и др.]. Miniaturized battery‐free wireless systems for wearable pulse
oximetry // Advanced functional materials. 2017. № 1 (27). C. 1604373.

23. Le Q.-T., Courter D. Clinical biomarkers for hypoxia targeting // Cancer and
Metastasis Reviews. 2008. № 3 (27). C. 351–362.

24. Liu Y. [и др.]. Flexible, stretchable sensors for wearable health monitoring:
sensing mechanisms, materials, fabrication strategies and features // Sensors. 2018.
№ 2 (18). C. 645.

25. Lochner C. M. [и др.]. All-organic optoelectronic sensor for pulse oximetry //


Nature communications. 2014. № 1 (5). C. 1–7.

26. Martins A. F. [и др.]. UPnP and IEEE 11073: Integrating personal health
devices in home networks IEEE, 2014.C. 1–6.

27. Matsumura K. [и др.]. iPhone 4s photoplethysmography: which light color


yields the most accurate heart rate and normalized pulse volume using the
iPhysioMeter application in the presence of motion artifact? // PloS one. 2014. № 3
(9). C. e91205.

28. McCombie D., Asada H., Reisner A. Identification of vascular dynamics and
estimation of the cardiac output waveform from wearable PPG sensors IEEE,
2006.C. 3490–3493.

29. Mukhopadhyay S. C. Wearable sensors for human activity monitoring: A


review // IEEE sensors journal. 2014. № 3 (15). C. 1321–1330.

30. Nijboer J. A., Dorlas J. C., Mahieu H. F. Photoelectric plethysmography-some


fundamental aspects of the reflection and transmission methods // Clinical Physics
and Physiological Measurement. 1981. № 3 (2). C. 205.
31. Ovadia-Blechman Z. [и др.]. The Feasibility of Flat, Portable and Wireless
Device for Non-Invasive Peripheral Oxygenation Measurement over the Entire
Body // Journal of Biomedical Science and Engineering. 2016. № 03 (9). C. 147.

32. Parak J., Korhonen I. Evaluation of wearable consumer heart rate monitors
based on photopletysmography IEEE, 2014.C. 3670–3673.

33. Park J. H. [и др.]. Study on laser pyrolysis to control silicon nanocrystal


formation for novel photovolataic applications IEEE, 2011.C. 3065–3067.

34. Park S., Jayaraman S. Enhancing the quality of life through wearable
technology // IEEE Engineering in medicine and biology magazine. 2003. № 3
(22). C. 41–48.

35. Rawassizadeh R., Price B. A., Petre M. Wearables: Has the age of
smartwatches finally arrived? // Communications of the ACM. 2014. № 1 (58). C.
45–47.

36. Rozi R. M. [и др.]. Second derivatives of photoplethysmography (PPG) for


estimating vascular aging of atherosclerotic patients IEEE, 2012.C. 256–259.

37. Scherer G. Carboxyhemoglobin and thiocyanate as biomarkers of exposure to


carbon monoxide and hydrogen cyanide in tobacco smoke // Experimental and
toxicologic pathology. 2006. № 2–3 (58). C. 101–124.

38. Servati A. [и др.]. Novel flexible wearable sensor materials and signal
processing for vital sign and human activity monitoring // Sensors. 2017. № 7 (17).
C. 1622.

39. Slapničar G., Luštrek M., Marinko M. Continuous blood pressure estimation
from PPG signal // Informatica. 2018. № 1 (42).

40. Stelzner T. [и др.]. Silicon nanowire-based solar cells // Nanotechnology.


2008. № 29 (19). C. 295203.

41. Wei J. How Wearables Intersect with the Cloud and the Internet of Things:
Considerations for the developers of wearables. // IEEE Consumer Electronics
Magazine. 2014. № 3 (3). C. 53–56.

42. Wright R. O., Lewander W. J., Woolf A. D. Methemoglobinemia: etiology,


pharmacology, and clinical management // Annals of emergency medicine. 1999.
№ 5 (34). C. 646–656.

43. Wu H.-T., Lee C.-H., Liu A.-B. Assessment of endothelial function using
arterial pressure signals // Journal of Signal Processing Systems. 2011. № 2 (64).
C. 223–232.

44. Xu S. [и др.]. Soft microfluidic assemblies of sensors, circuits, and radios for
the skin // Science. 2014. № 6179 (344). C. 70–74.

45. Yang G. [и др.]. Non-invasive flexible and stretchable wearable sensors with
nano-based enhancement for chronic disease care // IEEE reviews in biomedical
engineering. 2018. (12). C. 34–71.

46. Yarynovska I. H., Bilyi A. I. Absorption spectra of sulfhemoglobin derivates of


human blood International Society for Optics and Photonics, 2006.C. 60940G.

47. Yokota T. [и др.]. Ultraflexible organic photonic skin // Science advances.


2016. № 4 (2). C. e1501856.

48. Zakaria H., Mengko T. L. R. Endothelial dysfunction assessment by finger


photoplethysmogram IEEE, 2017.C. 1–4.

49. Zhang Q. [и др.]. A non-invasive measure of changes in blood flow in the


human anterior tibial muscle // European journal of applied physiology. 2001. № 5
(84). C. 448–452.

Вам также может понравиться