Вы находитесь на странице: 1из 5

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ПРАВА 217

ÏÎÍßÒÈÅ ÏÐÈÌÅÍÈÌÎÃÎ ÏÐÀÂÀ ÂÎ


ÂÍÅØÍÅÝÊÎÍÎÌÈ×ÅÑÊÈÕ ÄÎÃÎÂÎÐÍÛÕ ÎÒÍÎØÅÍÈßÕ
ГАРАГУЛЯ М.И.,
соискатель,
Южный федеральный университет,
e-mail: Kira-Volare@yandex.ru

Настоящая статья посвящена вопросу определения понятия «приме-


нимое право» в международных договорных отношениях. Автор уделя-
ет особое внимание вопросу включения в объем понятия «применимое
право» субправовых норм.

Часть 3
Ключевые слова: применимое право; внешнеэкономическая сделка;
международный договор; субправовой акт.

№ 2
This article is devoted to the definition of «applicable law» in international
contractual relations. The author pays particular attention to the inclusion

Том 8
in the scope of «applicable law» sub legal standards.

Keywords: applicable law, foreign trade, international treaty, the sub

—
legal act.

2010
Коды классификатора JEL: K33, K42.

Уровень развития современной экономики требует постоянного совершенство-

—
вания регулирования такой сферы экономической деятельности, как внешнеэко-
номические сделки. В настоящее время мировая практика показывает, что ни одно
ТЕRRА ECONOMICUS
государство, стремящееся к экономической стабильности и устойчивости, не может
существовать обособленно от иных государств. Частные субъекты экономических от-
ношений стремятся работать на международном рынке, поскольку это дает им множе-
ство преимуществ, таких как возможность использования ресурсов не только своего
государства. В процессе внешнеэкономической деятельности субъектами заключают-
ся международные договоры (внешнеэкономические сделки).
Внешнеэкономические сделки отличаются рядом особенностей, в частности пра-
вовым регулированием, поскольку их призвано урегулировать не только внутригосу-
дарственное право, но и международное частное право. При заключении международ-
ного договора стороны могут избрать право, которым будут регулироваться их отно-
шения по договору. В случае отсутствия выбора права сторонами при возникновении
спора из договора данный выбор будет осуществлен судом. Нормы о выборе права
сторонами существуют уже несколько десятков лет, но до сих пор мировая практика
не может четко урегулировать вопрос о том, что должно включается в объем понятия
«применимое право».
Многие авторы вкладывают различное содержание в понятие «применимое пра-
во». Данный термин используется как в национальных законодательствах, в том числе
в российском праве, так и в международных договорах, но его правовое определение

© М.И. Гарагуля, 2010


218 ГАРАГУЛЯ М.И.

отсутствует, что вызывает множество разногласий в литературе и правоприменитель-


ной практике относительно его существа.
Большинство авторов сводят применимое право к национальному праву, подле-
жащему применению к отношениям сторон. Данная точка зрения основывается на
мнении, что международное право само по себе не может признаваться самостоятель-
ным массивом норм, регулирующим договорные отношения без помощи национально-
го права. Также во многих странах международные договоры признаются частью на-
циональной системы прав и, как следствие, не могут быть признаны самостоятельной
системой, регулирующей отношения без привлечения норм национального права. Так
в России пункт 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации содержит положение,
согласно которому «… международные договоры Российской Федерации являются со-
ставной частью ее правовой системы.» Данное положение воспроизведено и в статье
7 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Однако еще в 1924 году А.Н. Макаров утверждал, что если безоговорочно при-
знавать международное право составной частью национального законодательства,
Часть 3

«то можно допустить, что каждый национальный суд, восполняя пробел своего на-
ционального законодательства, может обращаться непосредственно к нормам между-
народного права и в них черпать указания для разрешения отдельных коллизионных
казусов» [4, с. 56].
№ 2

Благодаря процессу унификации норм права в настоящее время создан обширный


массив международных материальных норм права, содержащихся в международных
Том 8

договорах. Данные нормы могут непосредственно регулировать отношения сторон по


договору без обращения к национальной правовой системе. Например, в Конвенции
УНИДРУА о международном финансовом лизинге (Оттава, 1988) установлено, что «во-
—

просы, относящиеся к предмету регулирования настоящей Конвенции, которые прямо


в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на
2010

которых она основана, а при отсутствии таких принципов — в соответствии с правом,


применимым в силу норм международного частного права». Согласно данному поло-
жению нет необходимости в обращении к нормам национального права в случае уре-
—

гулирования их в Конвенции. Также следует обратить внимание, что до применения


норм национального права вопрос должен быть решен исходя из общих принципов,
ТЕRRА ECONOMICUS

установленных вышеуказанной Конвенцией, и только после исчерпания всех возмож-


ностей Конвенции применяется национальное право. Во многих случаях отношения
сторон, а также споры, вытекающие из них, могут быть полностью урегулированы
международными нормами, без обращения к компетентному правопорядку. В данном
случае «применимое право» включает в себя не только нормы национального права,
но и международные соглашения, касающиеся регулирования как коллизионных, так
и материально-правовых вопросов.
Еще одним примером, подтверждающим указанную точку зрения, служит включе-
ние в различные конвенции так называемого «отрицательного выбора права». Напри-
мер, Венская конвенция о международной купле-продаже товаров 1980 г. в статье 6
устанавливает, что стороны могут предусмотреть отказ от регулирования отношений
сторон по договору указанной Конвенцией. В этом смысле статья 6 Конвенции кос-
венно подтверждает, что она может рассматриваться как альтернатива применению
национального права.
Данная позиция также была закреплена в статье 4 Единообразного закона о меж-
дународной купле-продаже товара Конвенции о Единообразном законе о заключении
договоров о международной купле-продаже товаров 1964 года, предусматривающая,
что «Настоящий Закон применяется также тогда, когда Стороны избрали его как закон
договора (law of the contract), не зависимо от того, имеют ли Стороны свои коммерче-
ские предприятия или свое постоянное пребывание на территории разных государств
ПОНЯТИЕ ПРИМЕНИМОГО ПРАВА ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ... 219

и являются ли государства участниками Конвенции от 1 июля 1964 года о Единоо-


бразном законе о заключении договоров о международной купле-продаже товаров,
в той мере, в какой обозначенный Закон не наносит ущерба оперативным положени-
ям, которые подлежали бы применению, если бы Стороны не избрали Единообразный
закон». Данная Конвенция четко устанавливала ее альтернативный характер по от-
ношению к национальным нормам законодательства. Конвенция была впоследствии
заменена Венской конвенцией о международной купле-продаже товаров, которая, по
нашему мнению, устанавливает аналогичное положение, но, к сожалению, не в столь
конкретной форме. Так, в статье 1 Венской конвенции о международной купле-продаже
товаров предусмотрено, что «Ни национальная принадлежность сторон, ни их граждан-
ский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не прини-
маются во внимание при определении применимости настоящей Конвенции».
Регулирование отношений сторон материальными нормами международного пра-
ва ведет к исключению коллизионного вопроса: нормы международного права регу-
лируют отношения сторон непосредственно без обращения к национальному праву.

Часть 3
С учетом данного обстоятельства более верно говорить о решении проблем выбора
применимого права вообще, но не только национального права, поскольку примени-
мыми к правоотношениям с иностранным элементом могут быть единственно нормы
международного права (международных договоров), и в этом случае вопрос о кон-

№ 2
фликте законов вообще не возникает [3, c. 223]
Еще одним аргументом в пользу включения в понятие «применимое право» норм

Том 8
международного права является, то, что ни одна правовая национальная система, как
уже отмечалось ранее, не способна урегулировать внешнеэкономические договорные
отношения в полном объеме. А правило, что внешнеэкономические договоры регули-

—
руются нормами международного права является настолько незыблемым в доктрине
международного частного права, что отрицать это было бы равноценно отрицанию

2010
существования самого международного права.
Конституция Российской Федерации в статье 15 устанавливает, что «общепри-
знанные принципы и нормы международного права и международные договоры Рос-

—
сийской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Конституция
придает нормам международного права статус внутринациональных правовых норм. ТЕRRА ECONOMICUS
Данное положение воспроизводится в статье 7 Гражданского кодекса Российской
Федерации. В результате ратификации международных договоров, путем принятия
соответствующих законов о ратификации, «международный договор действует как
национально-правовой акт» [5, c. 87]. Необходимо учитывать, что положения законо-
дательства о включении норм международного права в систему внутригосударствен-
ного права на практике взаимоотношения сторон вызывает некоторые проблемы.
В последние годы является распространенной точка зрения, согласно которой сторо-
ны, имея одну государственную принадлежность, могут предусмотреть в качестве ре-
гуляторов своих договорных отношений как нормы иностранного права, так и нормы
международного права. Особенно остро данная проблема становится при заключении
договоров с трансграничными организациями. Организации, имеющие материнскую
(центральную) компанию в Европе, впитавшие принципы превалирования законода-
тельства Европейского союза, согласно которому его нормы имеют преимущественную
силу по отношению к национальному законодательству даже во внутригосударствен-
ных отношениях, переносят этот принцип и на российскую действительность. Учреж-
денные европейскими организациями, российские юридические лица, основываясь на
указанных выше нормах российского права, считают необходимым определять при-
менимое право во внутригосударственных российских договорах и возможным непо-
средственное применение международных норм к отношениям сторон из таких до-
говоров. Данная проблема также особенно остро стоит при заключении договоров, не
220 ГАРАГУЛЯ М.И.

предусмотренных российским законодательством, но достаточно подробно урегули-


рованных в международном праве, например, договора факторинга.
В теории международного права высказывается множество положений о парал-
лельном существовании норм международного права и национального права и при-
менении международного права исключительно к отношениям, осложненным ино-
странным элементом, но российское законодательство нигде прямо не устанавливает
положение, согласно которому невозможно применение норм международного пра-
ва к национальным договорным отношениям. Вероятней всего, такое положение от-
сутствует в российском законодательстве по причине абсурдности идеи применения
иностранных норм и международных норм к внутригосударственным отношениям, но,
как показывает практика, эта идея абсурдна лишь до того момента, как на поле до-
говорных отношений приходят новые игроки, воспринимающие нормы российского
права буквально.
Категория «применимое право» используется в российском законодательстве в
узком смысле, подразумевая применимое национальное право. В частности раздел
Часть 3

VI части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о «праве, под-


лежащем применению к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностран-
ным элементом». Исходя из системного толкования норм четвертой части Гражданско-
го кодекса Российской Федерации в нем говорится о применимом праве как о нацио-
№ 2

нальном праве того или иного государства, подлежащем применению к отношениям


сторон по договору. Но в то же время необходимо учитывать, что российское законо-
Том 8

дательство не отличается единообразием по данному вопросу. Так статья 414 Кодекса


торгового мореплавания Российской Федерации в понятие «применимое право» вклю-
чает международные нормы, хотя во всех остальных статьях, говорится о применимом
—

права как о национальном праве.


В то же время, необходимо учитывать, что включение международных норм
2010

в понятие «применимое право» наряду с рядом преимуществ может вызвать и опреде-


ленные проблемы. Некоторые внешнеэкономические договорные отношения могут
регулироваться рядом международных договоров. При таких обстоятельствах меж-
—

дународной теории и практике предстоит выработать нормы, определяющие, какие


международные нормы подлежат применению к отношениям сторон по внешнеэконо-
ТЕRRА ECONOMICUS

мическому договору.
Понятие «применимое право» необходимо понимать расширенно, поскольку име-
ется возможность выбора не только применимого национального права, но и различ-
ных правовых систем — национальной и международной, а также возможность выбора
между различными источниками права в рамках одной правовой системы. Например,
если речь идет о международной системе права, осуществляется выбор между двумя
коррелирующими международными договорами. На практике, при разрешении вопро-
са о применимом праве идет выбор не правовой системы, а правовой нормы междуна-
родной либо национальной. Выбор той или иной правовой нормы влечет обращение
к правилам соответствующей правовой системы.
Проблема определения понятия «применимое права» не ограничивается во-
просом включения наряду с национальными нормами норм международных. Наряду
с нормами международного и национального права к регуляторам международных
отношений в соответствии с Конституцией Российской федерации частью 4 статьи 15
отнесены «общепризнанные принципы и нормы международного права». Данное по-
ложение подкреплено статьей 7 Гражданского кодекса Российской Федерации. По
мнению Л.Н. Галенской, «общие принципы международного права обладают высшей
юридической силой в международных отношениях, им свойственна императивность,
они выступают в качестве критерия законности, системообразующего фактора и мо-
гут быть основой по конкретным делам» [1].
ПОНЯТИЕ ПРИМЕНИМОГО ПРАВА ВО ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ... 221

Иногда вместо применимого к контракту права стороны выбирают субправовые


нормы — «общие принципы права», «обычаи и обыкновения международной тор-
говли». Данное положение широко распространено в европейских странах и осно-
вано на доктрине Lex mercatoria, а также положениях регламентов международных
коммерческих арбитражей, позволяющих сторонам изымать споры из-под действия
права и рассматривать их на основе «права справедливости». Последователи теории
Lex mercatoria утверждают, что к международным коммерческим сделкам должно при-
меняться не национальное право какого-либо государства, а совокупность общих для
международного торгового оборота регуляторов, таких как международные договоры,
международные торговые обычаи, обыкновения, типовые контракты, проформы и т.д.
[2, c. 396–405].
При таком подходе Lex mercatoria представляется в качестве самостоятельной си-
стемы, входящей в понятие «применимого права», наряду с внутригосударственной и
международной.
В то же время необходимо не забывать, что обычаи и обыкновения не являются

Часть 3
нормами права в буквальном смысле, поскольку не санкционированы ни международ-
ными актами, ни внутригосударственными, т.е. не санкционированы государством,
хоть и регулируют внешнеторговые отношения, но являются нормами, санкциониро-
ванными государством, являясь «негосударственными регуляторами», и не могут от-

№ 2
менять национальных норм. Но Lex mercatoria нельзя не включать в объем применимо-
го права, поскольку они играют не последнюю роль в регулировании внешнеторговых

Том 8
отношений.
Учитывая последние тенденции в развитии международных торговых отношений
сторон, необходимо отметить, что сторонами внешнеторговых отношений все чаше

—
применяются типовые договоры и обычаи, сложившиеся в определенных областях
торговых отношений, поскольку они обладают большей пластичностью. Lex mercato-

2010
ria быстрее, нежели международные и национальные нормы, реагируют на экономи-
ческие изменения, что позволяет им идти на несколько шагов быстрее национальной
системы и международной. Lex mercatoria являются более привлекательными регуля-

—
торами для сторон, нежели статические нормы.
Lex mercatoria условно может быть включено в понятие применимого права, но ТЕRRА ECONOMICUS
никак самостоятельная система, применяя независимо от международных и нацио-
нальных норм, а применяемая субсидиарно с ними.
Таким образом, применимое право — это совокупность норм международной, на-
циональной правовых систем, а также субсидиарно применяющиеся по отношению к
ним обычаи и обыкновения делового оборота, подлежащие применению к отношени-
ям сторон по внешнеэкономическим договорам.

ЛИТЕРАТУРА
1. Ануфьева Л.П., Бекяшев К.А., Дмитриева Г.К. Международное частное право: учебник /
Отв. ред. Г.К. Дмитриева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект,
2006.
2. Галенская Л.Н. Действие общих принципов международного права в сфере между-
народного частного права // Журнал международного частного права. 1996. № 1–2.
3. Зыкин И.С. Теория «Lex mercatoria» // Международное частное право. Современные
проблемы / Отв. ред. М.М. Богуславский.
4. Лунц Л.А. Соотношение международного договора и внутригосударственного закона в
гражданском и трудовом праве // Учен. зап. ВЕИИСЗ, 1968. Вып. 14.
5. Макаров А.Н. Основные начала международного частного права. М., 1924. С. 25. Цит.
по: МЧП. Современные проблемы / Отв. ред. М.М. Богуславский. М., 1994.

Вам также может понравиться