Вы находитесь на странице: 1из 356

/

lU t;
гипеотизмъ,
ЕГО ТЕОРЕТИЧЕСКІЯ ОСНОВЫ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМѢНЕНІЕ,
въ

^ с г ^ ОБЩЕДОСТУПНОМЪ ЙЗЛОЖЕНІЙ,
/ W / . 134

Альберта Молля.

Й е р е в о д ъ съ третьяі^о й з д й н і я сочйненій:

,ˆà Hypnotismus von Albert Moll in Berlin",

Д-ра Д. Г. Ф р и д б е р г а .

I
С.-ІІЕТЕРБУРГЪ.
с к л л дъ и яд л Н Iя у к. л. Р и к к и Р А ,
Невскій пр., 14.
1898,
[«ШйоГЕКд,
ЛИ-ЛЕНИНА,

1
Предисдовіе.
При составленіи настоящей книги^ авторомъ руководило жела-
піе, въ общедоступномъ и связномъ очеркѣ, изложить современное
ученіе о гиднотизмѣ въ томъ видѣ, въ какомъ оно выработано пре^
имущественно Нансійскою школою и ея послѣдователями. И р міра
таинственнаго, туманнаго и мистическаго, въ которомъ онъ долгое
время утопалъ, гипнотизмъ выбился теперь на путь точнаго,
строго-научнаго изслѣдованія, доказавшаго, что въ немъ мы обрѣли
психи ческій факторъ, которому предстоитъ сыграть не малую роль
не только въ леченіи болѣзней, но и въ дѣлѣ разъясненія многихъ
темныхъ явленій нашей душевной жизни, въ ея многоразличныхъ
проявленіяхъ, какъ индивидуальныхъ, такъ и коллективныхъ. Въ
медицинѣ онъ все болѣе и болѣе отвоевываетъ себѣ мѣсто на-ряду
съ другими способами леченія, и даже противники его вынуждены
сознаться, что въ тѣхъ случаяхъ, гдѣ гипнотизмъ можетъ находить
себѣ примѣненіе, достигаемые имъ результаты, по меньшей мѣрѣ,
іакъ же удовлетворительны, какъ и при другихъ средствахъ, прак-
тику емыхъ современной медициной. Въ главѣ о медицинскомъ зна-
ченіи гипнотизма читатели найдутъ по истинѣ блестящее опровер-
женіе всѣхъ нападокъ, дѣлавшихся и до сихъ поръ дѣлаемыхъ
противъ гипнотизма, какъ терапевтическаго орудія, вмѣстѣ съ яр-
кимъ освѣщеніемъ значенія психическаго фактора вообще для ура-
зумѣнія физіологическихъ или соматическихъ процессовъ нашего
тѣла. Для врача, говоритъ нашъ авторъ, психологія такая же не-
обходимая основа дѣятельяости, какъ и физіологія. Психологія или,
правильнѣе говоря, психотерапія должна будетъ ложиться въ основу
раціональнаго леченія первныхъ болѣзней, и вокругъ нея должны
будутъ группироваться всѣ остальныя врачебныя средства, какъ во-
кругъ центра. Не менѣе благотворнымъ изученіе гипнотиама уже
теперь оказалось для экспериментальной психологіи. По словамъ
Бонн, для психолога гипнотизмъ значить то же, что живосѣченіе
для физіолога. Стремленіе доказать гипнотическими опытами мно-
гообразіе духовной личности человѣка составляютъ существенное
содержаніе современной французской психологіи. Во французской
и отчасти также и въ англійской психологіи уже имѣются попытки
подойти къ рѣшенію проблемы о человѣческой личности не только
изысканіями въ области патологіи, но и экспериментальнымъ пу-
темъ, при помощи гипноза. Наконецъ, гипнозх обѣщаетъ пріобрѣ-
сти значеніе важнаго вспомогате.зьнаго средства въ дѣлѣ воспита-
нія или, вѣрнѣе, исправленія дурныхъ привычекъ и наклонностей.
Возможность исправленія нѣкоторыхъ, такъ навыв. дѣтскихъ поро-
ковъ съ помощью гипноза засвидѣтельствована цѣлымъ рядомъ фак-
товъ. Кон€^чно, многія стороны гипнотизма все еще остаются не выяс-
ненными и многіе вопросы ждутъ еще своего разрѣшенін; но вѣдь
тоже самое приходится сказать чуть ли не о всѣхъ явленіяхъ пси-
хической жизни. „Никтоеще", говорить авторъ, „необъяслилънамъ,
какимъ образомъ совершается элементарнѣйшій психическій про-
цессъ. Развѣ мы знаемъ, почему оплодотворенное яйцо, не имѣю-
іцее души, развивается въ одушевленное существо? Мы и понятія
не имѣемъ о томъ, что происходить въ мозгу, когда воля, при по-
средствѣ нервовъ, заставляеть вздрагивать мышечное волокно. Во-
преки громадному прогрессу, проявленному точными науками, нуж-
но сознаться, что внутренняя связь между тѣломъ и душевными
процессами совершенно намъ неизвѣстна. Что же мудренаго, что та
же неизвѣстность господствуеть и вь отношеніи внутренней сущно-
сти гипноза?" Но это доказываетъ только, что гипнотизмъ, какъ и
всякій другой научный фактъ, нуждается въ болѣе точной, объек-
тивной провѣркѣ, а' не то, чтобы онъ не быль способенъ къ подоб-
ной провѣркѣ. Слишкомъ долго люди науки чуждались гипнотизма
изъ боязни, какъ выражается нашъ авторъ, попасть въ дурную ком-
панію. Но именно это отчужденіе представителей науки и отдало
гипнотизмъ въ руки шарлатановъ, сдѣлавшихъ изъ него не орудіе
прогресса, а средство къ достиженію цѣлей, ничего общаго сънау-
кой не имѣюіцихъ. Вырвать гипнотизмъ изг этихъ нечистыхъ рукъ,
сдѣлать его предметомъ научнаго изслѣдованія на благо людей,
вотъ задача, которую ставятъ себѣ всѣ тѣ, кто понимаетъ, какая
огромная сила на пользу человѣчеству кроется въ тѣхъ явленіяхъ,
которыя носятъ названіе гипнотизма.
Таково отношеніе автора къ излагаемому имъ предмету. Книга
его выдержала въ теченіе блѣтъЗ изданія и этимъуспѣхомъона обяза-
на столько же своему содержанію, сколько тому тону безпристрастія
и строго научной объективности, которымъ запечатлѣно все изложе-
ніе автора. Это безпристрастіе заставило его отдѣлиться отъ сонма
профессіональныхъ хулителей Мессмера, надъ памятью котораго'
- не перестаютъ издѣваться и понынѣ, забывая, что самъ онъ защи-
щаться не можетъ и что къ нему и къ его времени нельзя предъяв-
лять тѣхъ требованій, которыя внолнѣ законны въ наше время. Ру-
ководимый тѣмъ же духомъ безпристрастія, авторъ отдаетъ полную
справедливость такимъ людямъ, каковы Ганзенъ,Бёллертъ, Донато
и другіе, первые своими публичными представленіями заста-
вившіе обратить вниманіе на своеобразныя явленія гипнотизма,
которыя безъ нихъ оставались бы неизвѣстными и по сіе время.
Пусть эти люди руководствовались въ своихъ представленіяхъ эгои-
стическими побужденіями, но это нисколько не мѣшалоимъ самымъ
честнымъ образомъ отдавать себя въ руки людей науки для науч-
ныхъ изслѣдованШ.
, Сама книга распадается на 9 главъ. Послѣ краткаго
обзора исторіи гипнотизма съ самыхъ его вачатвовъ у древ-
нихъ народовъ, чрезъ месмеризмъ, животный магнетизмъ и т. д.
до настоящаго времени, авторъ нереходитъ въ слѣдующихъ 3 гла-
вахъ къ подробному изложенію самихъ явленій гипнотизма и тѣхъ
психическихъ и физіологическихъ измѣненій, которыя вызываются
состояніемъ гипноза и подъ вліяніемъ внушенія. Въ четвертой гла-
вѣ излагаются родственныя гипнозу состоянія, сонъ, сновидѣнія,
душевныя разстройства, неврозы и т. д., съ цѣлью выяснить ихъ
сходства и различія и т'Ьмъ облегчить изученіе гипноза. Въ пятой
главѣ авторъ старается дать посильное объясненіе гипнозу, другими
словами, старается построить его теорію, поскольку это возможно
на основаніи наличных! данныхъ физіологіи и психологіи. Слѣдую-
щія двѣ главы посвящены практическому примѣненію гипнотизма,
съ одной стороны, какъ средства для излеченія бодѣзней, а съ дру-
гой, какъ фактора въ вопросахъ судебно-медицинскаго характера.
Послѣдняя глава посвящена животному магнетизму, телепатіи, яс-
новидѣнію и т. д., какъ явленіамъ, часто приводимымъ въ связь съ
гипнотизмомъ, но въ дѣйствительности связаннымъ съ нимъ только
по своему историческому раввитію.
Въ заключеніе считаю долгомъ выразить свою искреннюю бла-
годарность моему глубокоуважаемому товарищу и другу Б. Н.
Синани, директору Колмовскихъ заведеній для душевно и нервно
больныхъ въ Новгородѣ, за многія его полезныя указанія при пе-
реводѣ настоящей книги и за доставленную мнѣ возможность быть
свидѣтелемъ нѣкоторыхъ его опытовъ по гипнотизму.
Д. ф.
J t KB

СОДЕРЖАНІЕ.
Стр.
Предисловие ; .' П
I. ИСТОРІЯ 1
Эмпиричѳсвій пѳріодъ (1). Первыя научныя системы (4). Метег
(5). Животный магнитивмъ' во Франціи (5) и Гѳрманіи (6). Упадокъ
животнаго магиитязма (10). Научное раввитів гипнотизма (11). Braid
(11). Элѳктробіологія (12). ЫёЬаиІі (12). Charcot (13). Движеніе 1880
(13). Нансійовая шкода (15). Forel (16). Гипнотивмъ въ медицинѣ и
психологіи (18).
Конгрессы (19). Періодическія изданія, посвященныя гипнотизму
(20). Веляетристика, искусство (21).
!І. ОБЩІЯ ЗАМѢЧАНІЯ 22
Примѣры гипноза (22). Терминологія (24). Производство гипноза
(25). Психическіе способы гипнотизаціи (25). Соматнческіе способы (20).
Оочѳтаніѳ мяогихъ способовъ (29). Пробуждѳніе (32).
Предрасположеніѳ къ гипнозу (34). Гипноскопъ (34). Тѣлесныя и
умственный способности (35). Національность (36). Предрасположеніе
поелѣ повторныхъ гипнозовъ (37). Условія, находящіяся внѣ испытуѳ-
маго (37).
Гипновъ безъ согласія испытуемаго (39). Вывываніе гипноза во
снѣ (40).
Процеитъ воопріимчивыхт. къ гипнозу (41). Степени гипноза (42).
Зачарованнооть (45).
III. ГМПНОТИЧЕСКІЯ ЯВЛЕНІЯ 46
Дѣлсніе на психичеекія и соматичоскія явленін (46). Опредѣленів по-
нятія о внушаамости (47),
1.' Физіологія 51
Произвольныя мышцы (51). Упіотеніе и вовбужденіо движеній
при помощи внушѳнія (52). Фасцинація (54). Внѵшеніс жестами и
музыкой (55). Внуйіенная каталепсія (56). Сведѳнія (58). Продолжен-
ныя движѳнія (58). Активные и пассивные гипнозы (60). Явленія въ
главу (60). Различные виды каталепсіи (62). Новые рефлексы въ гип-
нозѣ (62). Пер-іоды Cfutrcot (63). Соматическіо и психическіе рефлексы
(65). Критика опытовъ Heidenhain'a и Charcot (66). Опыты Oberstei-
«ег'а (68). Эхолалія (68). Френо-гипнотизмъ (69). Односторонній гип-
во8ъ (69). Объективные признаки (69). ІИзиѣиеніѳ обыквовѳнннхъ реф-
левсовъ (70).
Органы чувствъ (72). Обманы чувствъ (73), Отрицательныя гал-
люцинацін въ гипновѣ и беаъ гипноза (76). Гяперэотезія органовъ
чувствъ (78).
Общія чувства (81), Чувство болн (82). Душевное наотроеніе (83).
Нопроизвольныя мышцы (83). Пульоъ и дыханіе (63). Внз'шенныя
движенія кишокъ и желудка (84). Вліяніе внушенія на сердце, сосуды
и дыханіе (65).
Отдѣленіе (86).
Обмѣнъ веш;ѳствъ (88),
Внушенныя анатомическія измѣнѳнія (89). Опыты РогеГя (92).
2. Психологія 95
Память (95). Послѣ-гипнотическое воспоминание (96). Гипермневія
(98),'Хвойственное совнаніе (99), Внушеніе въ гиннозѣ (99). Обратно-
дѣйствующія галлюцинадіи (100). Афазія (101). Амнезія относительно
цѣлыхъ періодовъ жизни (102). Графологическія изсдѣдованія (103).
Посдѣ-гипнотнческіѳ обманы памяти (105). Послѣ-гипнотическія вну-
ШѲНІЯ (106). Опредѣленіѳ срока осуществленія послѣ-гипнотическихъ
внушеній (107). Состояніе гшшотика во время осуществленія послѣ-
гипнотическихъ внушеній (109). Точки опоры для оцѣнки послѣ-гипно-
тическихъ состояній (113). Вліяніе вк)'шенія на послѣ-гипнотическое
соотояніе (114). Состоянѵе между пробужденіемъ и осуществленіемъ
послѣ-гипнотическаго внушенія (115). Мотивировка выполненнаго дѣй-
ствія (115). Послѣ-гипнотическія внушенія съ сохраненіемъ памяти(119).
Дѣятельность ума въ гипнозѣ (120). Механическая ассоціація (120).
Логиче^оѳ мышленіе въ гипнозѣ (121). Быстрая смѣна внушенныхъ
идей (122). Раппортъ (123).
Совнаніе и воля въ гипноаѣ (124). Отсутствіѳ безсознательности
въ гипкоаѣ (124). Противодѣйствіе внушеніямъ (126). Устраненіе и уси-
леніе противодѣйствія внушеніямъ (128). Другія прояв.іенІя еоананія |
и воля (129). f
Переходныя формы гипноза (131). Выучка (136).
IV. РОДСТВЕННЫЯ СОСТОЯНІЯ 140
Сонъ (140). Сновидѣнія (141); ихъ происхожденіе (143) и число
(144). Логика во снѣ (144); движенія въ нѳмъ (145). Сомнамбулія ("146).
Подобія послѣ-гипнотическаго внушенія во снѣ (147). Различіе между
ономъ и гипнозомъ (149).
Душевныя разстройства (150). Неврозы (152). Внушеніе въ бодр-
ствующемъ состоаніи (156). Гипновъ у животныхъ (158). Факиры (160).
V. ТЕОРІЯ 162
Общія аамѣчанія (162). Самонаблюденіе (163). Склонность къ вѣ-
рованію (165). Вѣра въ авторитетъ (166). Наступление ожидаемыхъ
^дѣйствій (167). Раастройства движеній (168). Обманы чувствъ (170).
Раппортъ (173). Отрицательныя галлюцинаціи (174).
Память (176). Теорія двойственнаго я Мах Bessoir'a, (177).
Послѣ-гипнотическія вн)'Шонія (180). Дѣйствія безъ и противъ
воли (181). Послѣ-гипнотическія дѣйствія вопреки амнезіи (182). Сфе-
ры оовнанія (183). Автоматическое письмо (183). Собліоденіе н)ід,іожа-
іцаго срока (185). Дальнѣйиіія апалогіи послѣ-гипнотичоскяго внуше-
НІЯ (188). Послѣ-гипнотическіѳ обманы чувствъ (189).
Психологичеекія теоріи (191). Задерживающіе процессы въ гипно-
вѣ (191). Иамѣненіе вниманія въ гипновѣ (193). Время рѳакціи (195).
Гипнотичёскія явленіа въ нормальной жизни (196).
Физіологнческія теоріи (196). Теорія Heidenhain'a, (198). Кровооб-
ращѳніе въ моагу во время гипноза (201). Тѳорія Ссфріе (202). Теоріи
Wundf& (203). Теорія Preijer'a (204). Умозрѣніе въ физіологіи (204).
VI. ПРИТВОРСТВО 206
Общіа осяованія (206). Точки равногласія между школами Charcot
и Еансійцевъ (208).
Главные признаки для рѣшснія вопроса о притворствѣ (209). Гра-
ницы надежности отдѣльныхъ прязнаковъ (213). Психическія явленія
(214). Мнимые признаки притворства (215). Научная оцѣнка вопроса о
притворствѣ (218).
VII. МЕДИЦИНСКОЕ ПРИМѢНЕНІЕ ГИПНОТИЗМА 220
Эмпирическое леченіе внушеніемъ (220). Внушеніе, какъ ядро
гипноза (222).
Вовраженія противъ леченія гипнозомъ (223). Предметь спора и
противники (224). Воараженія JEtenld'a, (225). Опасности гипноза и пре-
дулрежденіе ихъ (226). Дальнѣйшія возраженія (233).
Показанія (237). Случаи, съ успѣхомъ пользованные гипнозомъ
(241). Органическія болѣзни (247). Противопоказаны (248).
Объясненіе успѣховъ (248). Правила леченія внушеніемъ (2Ы).
Совмѣстные гипнозы (252). Важность леченія внушеніемъ (254). Инди-
видуализація (255). Діагностическое примѣненіе гипноза (256). Общее
медицинское вначеніе внупіенія (258).
Примѣненіе гипноза въ хирургіи (259) и акушерствѣ (261).
Педагогическое примѣнѳніе гипноза (261). Значеніе гипноза для
психологіи (263).
VIII. СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЕ ЗНАЧЕНІЕ ГИПНОТИЗМА 265
Исгорія (265). Преступленія надъ гипнотизированными (265).
Преступленія, совершаемый гипнотизированными (269). Судебно-
медицинская оцѣнка послѣ-гипнотяческихъ внушеній (271),
Наказаніе зачинщика (274).
Гражданско-правовое значеяіе гипноза (274).
Вымоганіе покаааній въ гипноэѣ (278). Судебно-медицинское пря-
мѣвеніѳ гипноза (279). Амяезія относительно событій въ прежникъ
гипнозахъ (281). Образъ дѣйствія суда (283). Проекты законовъ (286).
IX. ЖИВОТНЫЙ МАГНИТИЗМЪ 289
Опредѣленіе' животнаго магнитизма (289). Дѣйствіе животнаго
магнитивма (291). Способы магнитизированія (292). Теоріи (293). Маг- ^
нитизеры (293).
Тѳлепатія (294).
Ясновидѣніе (295):
Переносъ чувствъ (297).
ДѣГютвш магнитовъ (298). Исторія (Й98). Трансферта (299). Аолй-
ризація (299). Вліяніо на дыханіе (300). Опыты ВаЪшк'т) (300).
Дѣйотвіе лекарствъ на раастояніѳ (301).
Критика опытовъ (302). Источники ошибокъ (303). Заключеніе (306).
Указатель предмѳтовъ 309
Указатель именъ . . . . 320
Нѣкоторыя литературныя указанія 343
; 0 С KQBc]

рткк

I. И е т О р і Я.
Въ историческомъ развнтіи современнаго гипнотизма изъ живот-
наго магнетизма необходимо различать два пункта: во-первыхъ, вѣру,
что есть люди, способные оказывать личное вліяніе на другихъ, при
непосредственномъ прикосновеніи или на разстояніи; во-вторыхъ,
тотъ фактъ, что извѣстными манипуляціями можно вызвать у
ловѣка особое психическое состояніе, называемое гипнозомъ.
Послѣдній фавтъ давнымъ давно былъ извѣстенъ восточнымъ на-
родамъ, пользовавшимся имъ для религіоэныхъ цѣлей. Прежнія
гаданія на благородных^ камняхъ Kiesewetter объясняетъ гипно-
зомъ, который вызывался фиксаціей этихъ камней. То же самое
нужно сказать о предсказаніяхъ будущаго посредствомъ присталь-
наго смотрѣнія на сосуды и кристаллы, издревле практиковавшихся
у египтянъ (liossi) и потомъ перенесенныХъ въ Европу, напр. Са~
gliostro. Главнымъ же образомъ эти гипнотическія явленія встрѣ-
чаются уже за многія тысячи лѣтъ тому назадъ у персидскихъ ма-
говъ, равно какъ до настоящаго времени у индійскихъ іогиновъ и*
факировъ, повергающихъ себя въ состояніе гипноза, неподвижно
вперяя взоръ въ какой нибудь предметъ. ІѴеуег полагаетъ, основы-
ваясь на работѣ Stein'что психическія состоянія, въ которыя
нриводилъ себя одинъ изъ основателей японской религіи, жившій
за долго до Христа, были ни что иное, какъ самогипнозъ, и что въ
Японію этотъ родъ благочестія былъ занесенъ изъ Индіи. Тотъ же
JVeyer, которому мы обязаны интересными изслѣдованіями по
исторіи предмета, полагаетъ, кромѣ того, что молитвенныя
ненія монтанистовъ, христіянской секты во 2-мъ столѣі
Р. X., точна также сопровождались состояніями самоги^
мнѣніе онъ основываетъ на толкованіяхъ Harnach's,,
обратился за разрѣшеніемъ этого вопроса. Монтанист^
вѣстны еще подъ названіемъ таскодругитовъ, такъ какъ
молитвы держали палецъ у носа и рта. Вгид8ск-шт2к то?^
Молль," Гиинотиамъ. ' •
2 ГИПНОЗЪ В Ъ ДРЕВНОСТИ, В Ъ СРЕДНІЕ ВѢКА, У ДИКАРЕЙ.

О пастоящихъ гипнотическихъ состоя ніяхъ, въ которыя повергали


себя при богослуженіи египетскіе гностики перваго столѣтія по-
слѣ Р. X. Молясь съ закрытыми глазами, они испытывали разные
обманы чувствъ, видѣли явленіе боговъ и т. д. Нѣчто подобное
происходило въ 11 столѣтіи и во многихъ греческих! монастыряхъ
(Fischer). Наибольшей извѣстностью пользуются въ этомъ отношеніи
гезихасты и омфало-психики на Аѳонской горѣ, которые гипноти-
зировали себя, уставивши взоръвъ собственный пупокъ. Независимо
отъ этихъ религіозныхъ обрядовъ, простой народъ тоже зналъ, что
можно впасть въ сонъ, пристально разсматривая какую нибудь
точку, напр., кончикъ своего носа.
Дикіе тоже, повидимому, знакомы съ гипнотическими состоя-
ніями, какъ видно изъ описаній многихъ путешественниковъ. B a s '
tian уже давно указывалъ на сходство многихъ явленій у дикихъ съ
гипнотизмомъ. Онъ увѣренъ, что обстоятельнымъ изученіемъ гип-
нотизма путешественники могли бы оказать громадныя услуги на-
родной психологіщ это дало бы возможность ближе изслѣдовать са-
мобытно возникающія иногда у первобытныхъ народовъ психическія
состоянія и привести ихъ въ болѣе тѣсную связь съ гипнотизмомъ.
Этнологъ 8М1 въ своей, съ большимъ трудолюбіемъ написанной,
книгѣ: „Внушеніе и гипнозъ въ психологіи народовъ" (Suggestion
und Hypnose in der Volkerpsychologie) тоже приводитъ массу дан-
ныхъ о гипнотическихъ состояніяхъ у многочисленныхъ народовъ въ
разныя времена. Онъ описываетъ гипнотичвскія состоянія у древ-
нихъ персовъ и евреевъ, говорить о явленіяхъ внушенія въ Исламѣ,
у африкансЕихъ народностей и съ большой подробностью оста-
навливается на различныхъ племенахъ центральной Америки и
Австраліи. Противъ высказываемаго нѣкоторыми мнѣнія, что у
первобытныхъ народовъ самогипнотическія состоянія ветрѣчаются
чаще, чѣмъ у культурныхъ, Stoll указываетъ на то, что подобное
дѣденіе вообш,е не вндерживаетъ критики, такъ какъ и у образован-
ныхъ народовъ все еш,е широко распространенны свойства ди-
карей. NktzscJie тоже говоритъ, что нѣкоторыя, похожія на сно-
видѣнія, состояния, наблюдающіяся у культурнаго человѣка во снѣ,
часто всхрѣчаются у дикихъ народовъ независимо. отъ сна. „Всѣ
мы похожи во снѣ на этихъ дикарей. Необычайная ясность всѣхъ
сновидѣній, предполагающая безусловную вѣру въ ихъ реальность,
напоминаетъ намъ состояніе прежняго человечества,, у котораго
галлюцинаціи бывали въ высшей степени часты».
Изъ новѣйшаго времени надо отмѣтить еще сообщенія Michaud,
по которому анамиты пользуются гипнозомъ для религіозныхъ цѣ-
лей. Гипнозъ достигается тѣмъ, что заставляютъ испытуемаго при-
животный магнктизмъ въ древности, въ срвдніе вѣка, у дикихъ. 3

стально смотрѣть на два горящихь факела, который колдунъ вты-


каетъ себѣ за ухо, вертя голову.
Поліимо этихъ особенныхъ, искусственно вызываемыхъ, душев-
иыхъ состояній, во всѣ времена господствовала вѣра, что нѣкоторые
люди одарены властью яліять на другихъ, при чемъ эта власть мо-
жетъ быть обращена ими какъ на добро, такъ и на зло. Напомина-
ніемъ о благотворной силѣ осталось возложеніе рукъ при благосло-
веніяхъ, и о томъ же говорятъ случаи излеченія бодѣзней, дости-
гавшіеся у древнихъ египтянъ и другихъ восточныхъ народовъ
прикосновеніемъ къ больнымъ. Многочисленные древніе памят •
ники являются живымъ свидѣтельствомъ сказаннаго. Если нѣ-
которые'изъ нихъ, быть можетъ, толкуются не всегда вѣрно.
то относительно другихъ никакихъ сомнѣній быть не можетъ,
Наконецъ, папирусъ Ebers's^, изображающій египетскую меди
цину до 1552 г. передъ Р. X. и цѣликомъ переведенный те-
перь Joachim'owb, заключаетъ въ себѣ указаніе на то, что возложе-
ніе руки на голову больного способствуетъ его излеченію, Позднѣе
МЫ' видимъ то же самое при излеченіяхъ, производившихся царемъ
Лирромъ и императоромъ Веспассіаномъ. Извѣстно также, что Фран-
цискъ I и всѣ другіе французскіе короли до Карла X (Perty) изле-
чивали больныхъ возложеніемъ рукъ. Мы видимъ, что эта индиви-
дуальная сила проявлялась обыкновенно посредствомъ прикоснове-
ній; но послѣднее, повидимому, не всегда составляло необходимость,
какъ о томъ свидѣтельствуетъ долгое время господствовавшая вѣра
въ колдуновъ, способныхъ напустить свои чары на другихъ людей.
Вѣра въ колдуновъ показываетъ, что дѣйствіе могло быть произве-
дено и на большихъ разстояніяхъ.
И эта вѣра въ особую власть нѣкоторыхъ лицъ существуетъ
какъ среди дикихъ, такъ и среди культурныхъ народовъ. Сюда
нужно отнести с^іучаи излеченія дутьемъ или хваташемъ -за руки
въ Гвіанѣ, о которыхъ Ваггёге разсказывалъ въ прошломъ столѣ-
тгік, равно какъ подобные же случаи въ Калифорніи, описанные
патеромъ Bryert'ожъ. Вообще многочисленные разсказы этого рода
разбросаны въ описаніяхъ многнхъ путешественниковъ, особенно же
въ сочиненіяхъБа8Йа«'аи6'і!ой'я.У магометанъ тоже водятся личности,
которымъ молва приписываетъ особый цѣлебный даръ. Кто видѣлъ
завывающихъ дервишей востока, тому навѣрное приводилось бы;ть
свидѣтелемъ того, что ихъ шейхъ совершаетъ иногда излеченіе
больныхъ, особенно дѣтей, посредствомъ дуновеній, прикосновеній,
главнымъ же образомъ, посредствомъ наступленія ногою.
До сихъ лоръ мы: видѣли предъ собою лишь отдѣльные факты,
не возведенные въ научную систему. Но уже въ концѣ среднихъ
4 PARACELSUS, HELMONT, MAXWELL, SANTANELLI.

вѣковъ появилась и система. Она возникла изъ ученія о вліяыіи


созвѣздій на человѣка, ученія, которое, какъ извѣстно, воплотилось
въ астрологіи. Слѣды его встрѣчаются еще и нынѣ, именно въ вѣ-
рованіи во вліяніе луны на человѣка. Извѣстно, что во время ущерба
луны, многіе ожидаютъ исчезновенія бородавокъ и т. п. Даже нѣ-
которые новѣйшіе психіатры находили нужнымъ прибѣгнуть къ
вліянію луны для объясненія періодическихъ умопомѣшательствъ.
Въ то время, о которомъ мы теперь говоримъ, т. е. въ концѣ
среднихъ вѣковъ, главнымъ проповѣдникомъ ученія о вліяніи
созвѣздій на человѣка, въ особенности, на его болѣзнн, выступилъ
Theophrastus Paracelsus (около 1530 г.). Мйіло по малу отсюда раз-
вилась вѣра, что не звѣзды только на человѣка, но и одинъ чело-
вѣкъ вліяетъ на другого, вѣра, которая, какъ мы сейчасъ видѣли,
всплывала по временамъ и раньше.
Van Helmont подробно пояснялъ, что человѣкъ обладаетъ си-
лой, при помощи которой онъ можетъ оказывать магнитическое
дѣйствіе на другихъ, особенно на больныхъ. Весьма вѣроятно, что
Helmont заимствовалъ основы своего ученія у Goclenius'a,.
Цозднѣе подобное же ученіе исповѣдывалъ шотландецъ Maxwell
(около 1600). Онъ приписывалъ экскрементамъ и мощаыъ чело-
вѣка способность вліять на другихъ людей. Ими можно пользоваться
для излеченія болѣзней (симпатическое леченіе). Можно также из-
бавиться отъ болѣзней, перенося ихъ на животныхъ или растенія.
Слѣды системы Maxwell's, еще и нынѣ сохранились среди дере-
венскаго люда, который при случаѣ лечитъ раны прикладываніемъ
изверженій. Maxwell признавалъ существованіе вездѣсущаго жиз-
неннаго духа (spiritus -vitalis), поддерживающаго взаимную связь
между всѣми тѣлами. Этотъ жизненный духъ означадъ, повидимому,
то же, что позднѣе Mesmer разумѣлъ подъ своей обще распростра-
ненной жидкостью.
Въ началѣ 18-го столѣтія подобныя же воззрѣнія высказывались
SantanelU въ Италіи. Всѣ матеріальныя тѣла испускаютъ изъ себя
атмосферу, обладающую магнитическимъ дѣйствіемъ. Въ то же время,
однако, SantanelU признавалъ громадную важность воображенія
(Аѵё-Lallemant).
Хотя этимъ уже положено было начало ученію о животномъ
магнетивмѣ, все же общее вниманіе оно привлекло на себя только
благодаря вѣнскому врачу Mesmer у (1734—1815). Въ своей дис-
сертаціи онъ занялся изученіемъ вліянія планетъ на человѣческое
тѣло. Въ первое время Mesmer часто прибѣгалъ при леченіи бо-
лѣзней ЕЪ магниту. Въ 1775 г. онъ обратился съ окружнымъ по-
сланіемъ, между прочимъ, во многія академіи. Онъ говорнтъ въ
MESMER. 5

немъ о существованіи животнаго магнетизма, при посредствѣ Е О Т О -


раЛ люди могутъ взаимно вліять другъ на друга. Онъ строго отдѣ.
ляетъ животный магнетизиъ отъ минеральнаго, котораго съ тѣхъ
поръ не примѣнялъ больше. Изъ всѣхъ академій на его поеланіе
откликнулась одна Берлинская, по почину ЗиШег'л, но въ отри-
цательномъ смыслѣ. Однако, почти около того же времени, Mesmer
былъ избранъ въ члени академіи тогдашнягоБаварскаго курфиршества.
Mesmer широко по.!гьзовался животнымъ магнетизмомъ для ле-
ченія болѣзней. Первоначально онъ лечилъ прикосновеніемъ, но
затѣмъ пришелъ къ убѣжденію, что магнетизмъ воспринимается
и разными предметами изъ дерева, стекла, желѣза и т. д., и сталъ
употреблять ихъ для передачи своего магнетизма. Такъ онъ дѣй-
ствовалъ въ особенности въ Парижѣ, куда переѣхалъ въ 1778 г.,
вслѣдствіе преслѣдованій, воздвигнутыхъ противъ него въ Вѣнѣ.
Въ ГГарижѣ онъ устроилъ свой пресловутый b a q u e t (чанъ), кото-
рый магнетизировался имъ и служилъ для пе])едачи магнетизма
другимъ. По описанііо Bailly, это былъ весьма сложный аппаратъ,
что то въ родѣ дубоваго ящика съ разными принадлежностями (же-
лѣзомъ и т. д.). Въ Парижѣ Mesmer пріобрѣлъ многихъ послѣдова-
телей—раньше всѣхъ его ученіе принялъ тамошній врачъ Les-
ion—но встрѣтилъ и многихъ противниковъ. Нѣсколько ученыхъ
коммиссій, избранныхъ для изслѣдованія вопроса, высказались въ
1784 противъ существованія животнаго магнетизма, въ особенно-
сти та изъ нихъ, докладчикомъ которой состоялъ Bailly. Впрочемъ,
одинъ изъ членовъ этой коммиссіи, Jussieu, представилъ отдѣльное
мнѣніе, не заключавшее въ себѣ безусловнаго отрицанія. Самого
факта, что силою воображенія могутъ быть вызваны небывалыя
вещи, никто не отвергалъ; отказывались только признать, чтобы
дѣло шло о физическомъ дѣятелѣ, сходномъ съ минеральнымъ маг-
нетизмомъ. Не смотря, однако, на гоненія, Mesmer создалъ школу.
Его ученики и послѣдователи обыкновенно называются месмерис-
тами, а учёніе о животномъ магнизмѣ—месмеризмомъ, жизненнымъ
магнетизмомъ, біо-или зоомагнетизмомъ.
я отказываюсь отъ нѳаавидной роли вторить хору профѳссіонильиыхъ хулите-
лей Же«»пег'а. Онъ теперь въ гробу и не можйтъ вашищаться противъ тѣхъ, кто поно-
сить его память, вабывая объ условіяіъ времени, среди которыхъ онъ жилъ. Противъ
обвиненія его въ ненасытимомъ корыстолюбіи достаточно укавать на то, что какъ
въ Вѣнѣ такъ потомъ въ Парііжѣ и Мервбургѣ о н ъ в с е г д а о к а в ы в а я ъ по-
м о щ ь б ѣ д н я к а ы ъ б е в в о в м е з д н о . Я вѣрю, что учѳнія его были ложны;
но думаю, что нападать надо на вти ученія. а не на его личность. Въ чемъ, однако,
ваключалось то великое преступленіе, въ которомъ обвипяютъ Ме»щег'л1 Онъ полагал»,
Что въ соотояніи излечивать болѣвни сначала при помощи магнита, пояднѣе въ силу
Присущей ему лично особой способности, которая «ожетъ быть передана устроенному
имъ baqnet. Таково было его твердое убѣжденіе, ввѣ котораго онъ никакой тайны не
^лалъ. Другіе полагали, что тутъ дѣйствуетъ только вообраясеніе больныхъ, или что
Mesmer прибѣгаетъ къ какому либо скрілваемому имъ тайному средству. И вотъ мало
6 MESMER, PUYSEGUR.

ПО ывлу возникла легенда, что 3fesmer владѣетъ какимъ то секретоыъ, при помощи
котораго онъ вліяетъ на другихь и которымъ онъ не шѳлаетъ дѣлиться съ-
кѣмъ. Въ дѣйствительности, однако, ни о какомъ умышленно скрываемомъ секретѣ
не могло быть рѣчя, такъ какъ Mesmer самъ вьрилъ въ присущую ему индиви-
дуальную силу, чего онъ ужъ вовсе нѳ скрывалъ. Если же подъ конецъ жііанионъ
поль8ов8лся своей мнимой личной силой для того, чтобы нарабатывать деньги, то чѣмъ
же лучше поступаютъ современные врачи и содержатели лечебныхъ ааведеиій, ко-
торые вѣдь не И8Ъ одного же человѣко.іюбія лечатъ других-ь, а видягь въ своей
профессіи средство къ снискиванію себѣ пропитанія. Mesmer псступалъ не хуже
тѣхъ, ETO и ныиѣ открываетъ какое-нибудь новое лекарственной вещестни и дѣ-
лаетъ И8ъ ііриготовленія его средство къ личному обогащенію. Надо же быть спра-
ведливымъ и пе П080|>ить Меатег'я за то, что онъ дѣлалъ то жѳ самое, что и дру-
гіе, которыхъ никто не винитъ за ихъ (ібразъ дѣйсівія даже въ тоыъ случаѣ, когда
иаобрѣтенное ими лекарство, оказывается вовсе ужъ не такимъ благодѣтельнымъ.
Впрочемъ, Такой осппнательный знатокь тогдашняго времени, какъ Colqithoun, счи-
таетъ болѣе чѣмъ сомнительнымъ, чтобы заработокъ Mesmer'a вь самомъ дѣлѣ
былъ такъ громаденъ, какъ (^томъ говорили і Sinnett). Что лишь очень немногіе
ииъ хулителей Mesmer'a, знакомы съ его ученіями, что рѣдко кго изь ннхъ внветъ
его жизнь,— это ясно прогяядываетъ въ цѣломъ рядѣ новѣйшихъ книгъ о гин-
НОТйВМѣ.
Одинъ изъ приверженцевъ Mesmer'a., Chastenet de Puysegur, че-
ловѣкъ, несомнѣнно, заслуживающій вѣры (JDec^awftre), открылъ въ
1784 особое состояніе, названное имъ искусственнымъ сомнамбулиз-
момъ.Кромѣ нѣкоторыхъ, ложно истолкованныхъ явленій (напр, пере-
дача мыслей, ясновидѣніе и т. д.), главную характеристическую черту
этого состоянія составляло глубокое усыпленіе, въ которомъ мысли и
поступки магнетизированнаго подчинялись волѣ магнетизера. Зналъ
ли Mesmer это состояніе или нѣтъ,—неизвѣстно; но вѣрнѣе, что
онъ зналъ. Приблизительно около того же времени магнетизмомъ
занимался ліонскій врачъ Petetin. Кромѣ каталепсіи, онъ опи-
сываетъ явленія переноса чувствъ (способность слышать чревомъ).
Французская революція и начавшіяся вскорѣ послѣ нея войны ото-
двинули занятія магнетизмомъ во Франціи на задній планъ,и въ та-
комъ положеніи дѣло оставалось вплоть до 1813.
Что касается Германіи, то животный магнетизмъ сталъ въ ней
извѣстенъ одновременно на двухъ отдаленныхъ пунктахъ: на верх-
немъ Рейнѣ и въ Бременѣ. Въ 1786 Lavater посѣтилъ Бременъ и
показывалъ тамъ пріемы магнетизаціи нѣсколькимъ врачамъ, въ
томъ числѣ Wienholt'y, который уже, съ своей стороны, познакомилъ
съ магнетизмомъ Olbers'a, Bicker'a и позднѣе Нетекеп'а (Sierke,
Wienholt). Долгое время Бременъ оставался главнымъ центромъ
новаго ученія и, при томъ нерасположеніи къ животному магне-
тизму, которое господствовало тогда въ остальной Германіи, на-
влекъ на себя не мало насмѣшекъ. Приблизительно около этого ж«
времени новое ученіе было занесено въ рейнскую область изъ
Страссбурга. Главными адептами его явились Восктапп въ Карлс-
руе и Gmelin въ Гейльброннѣ, къ которымъ потомъ присоединился
РегоЫ въ Дрезденѣ. Кой какія попытки дѣлались и въ другихъ мѣ-
животный МАГНЕТИЗМЪ ВЪ ГЕРМАНІИ. 7

стахъ Германіи. Такъ,въ 1789 Selle въ БерлинѢ предпринялъ рядъ


оіштовъ въ Шаритэ, причемъ, подтвердивъ нѣкоторыя явленія,
отвергнулъ все сверхестественное (ясновидѣніе). Въ Берлинѣ маг-
нетизмъ вскорѣ получилъ доступъ ко двору. Къ болѣзненному ложу
Фридриха Вильгельма I I , какъ разсказываетъ Vehse, отовсюду сте-
кались магнетизеры. Особенно одинъ лзъ нихъ, Mr. de Beaunnoir
изъ Парижа, котораго ввела графиня Лихтенау, совѣтовалъ королю
лечиться возложеніемъ магнетической руки, либо его, либо Puij-
segur'a, изъ Парижа, либо графа Брюля.
Не смотря на первоначальную непріязнь, магнетизмъ мало по
малу пріобрѣлъ почву въ Германіи. Особенно первыя 20 лѣтъ ны-
нѣшняго столѣтія были періодомъ процвѣтанія животнаго магне-
тизма, и ему было посвящено нѣсколько періодическихъ изданій.
Несовсѣмъ посчастливилось ему только въ одной Австріи,откуда онъ
былъ окончательно изгнанъ въ 1815. Зато въ остальной Германіи
многіе врачи начали заниматься этимъ вопросомъ,—въ первое время,
на вполнѣ научныхъ началахъ. О возникшихъ въ то время уче-
ніяхъ я говорить не буду, потому что они не имѣютъ близкаго отно-
шенія къ гипнотизму. Въ общемъ можно различать два направле-
нія, научно-критическое и мистическое^(^^г'е-Хййта>г^Л.Если вна-
чалѣ перевѣсъ принадлежалъ первому направленію, то позднѣе на
передній планъ выдвинулось второе и окончательно похоронило
магнетизмъ. Въ числѣ научныхъ изслѣдователей я упомяну, кромѣ
перечисленныхъ, имена Treviranusa,, Schelling\, Kiesera, Passa-
vant\, Kluge, затѣмъ Pfaff заниыавшагося опроверженіемъ ясно-
видѣнія, наконецъ, Stieglitzz, и IIufeland\. Послѣдній, выступившій
первоначально рѣшительнымъ противникомъ магнетизма, призналъ
потомъ нѣкоторые факты, но отвергъ все сверхъестественное, чѣмъ
навлекъ на себя вражду мистиковъ. Еще въ 1834 Hufeland одоб-
рительно высказался о животномъ магнетизмѣ и его цѣлебномъ
значеніи. Въ числѣ мистиковъ я упомяну имена Ziermann'a.,
Esclienniayer\, Justinus Kerner\, извѣстнаго поэта и издателя
„Ясновидящей изъ Прево'',но въ особенности Wolfart\ въ Берлинѣ.
Въ 1812 г. прусское правительство откомандировало Wolfart'9.
къ Mesmer-^ въ Фрауенфельдъ для лзученія вопроса на мѣстѣ. Онъ
вернулся оттуда убѣжденнымъпоклонникомъMesmerix,ввелъмагне-
тизмъ въ госпитальную практику и получилъ потомъ университет-
скую каѳедру. Проэктированная Берлинской академіей наукъ, по
почину прусскаго правительства, премія на тему о животномъ маг-
нетизмѣ была, повидимому, взята назадъ. Какъ бы то ни было, въ
то время магнетизмъ процвѣталъ въ Берлинѣ, и притомъ до такой
степени, что, по разсказу Wurm\, берлинскіе врачи воздвигли
8 животный МАГНЕТИЗМЪ В Ъ ГЕРМАНШ.

Messmer'j памятникъ надъ его гробницею въ Мерсбургѣ. До чего


дошло увлетеніе магнетизмомъ въ Берлинѣ, видно изъ того, что
даже кандидатамъ богословія читались лекціи о физіологіи, патоло-
гіи и леченіи болѣзней жизненнымъ магнетизмомъ. Мысль обучать
духовенство магнетизму принадлежала самому Mesmerj.
На этомъ, быть можетъ, и основано мнѣніе нѣкоторыхъ, напр.,
Nicolai и Biester'a. въ Берлинѣ, что въ животномъ магнетизмѣ, какъ
его училъ Mesmer. преслѣдовалась только та цѣль, чтобы возвра-
тить церкви и іезуитамъ ихъ прежнее могущество (Vehse). Зна-
менитый врачъ Koreff, котораго Varnhagen von Ense считаетъ однимъ
изъ даровитѣйшихъ людей и про котораго Сиѵіег выразился одна-
жды, что его слѣдовало бы пригласить въ Парижъ, если бы его тамъ
еще не было, тоже сильно интересовался магнетизмомъ и за время
своего пребыванія въ Берлинѣ часто примѣнялъ его съ лечебными
цѣлями.
Въ остальной Германіи животный магнетизмъ тоже занималъ
умы многихъ ученыхъ. Въ нѣкоторыхъ университетахъ о немъ чи-
тались даже публичныя лекціи: въ Берлинѣ Wolfart'ожь, въ Бре-
славлѣ Bartdsowh. Въ Магдебургѣ его изучали въ 1821 тамошній
физикъ Frit^e, а затѣмъ Varges, написавшійвъ 1853, книгу о жи-
вотномъ магнетизмѣ на основаніи матеріала, собраннаго имъ, на-
чиная съ 1821. Южная Германія тоже не осталась въ сторонѣ;
въ 1818 і&айег^ въ Мюнхенѣ примѣнялъ животный магнетизмъ въ
тамошней больницѣ. Какъ передаютъ многіе авторы, въ февралѣ
1817 королевскимъ указомъ право магнетизированія въ Пруссіи
предоставлено исключительно врачамъ. Но въ оффиціальномъ со-
браніи законовъ такой статьи не имѣется. Подобные же законы были
изданы и въ другихъ государствахъ. Магнетизмъ распространился
повсюду, особенно въ Россіи и Даніи. Въ послѣдней втранѣ на вра-
чей возложили даже обязанность время отъ времени доносить на-
чальству о результатахъ своихъ наблюденій надъ животнымъ магне-
тизмомъ (Brandis). Въ Голландіи изученію животнаго магнетизма
посвятили себя выдающіеся врачи: ВакЫг, Woltliers, HendriJcsch.
Меньшее сочувствіе магнетизмъ встрѣтилъ первоначально въ Швей-
царіи и Италіи.
Послѣ того, какъ Mesmer покинулъ Францію въ революціонное
время, чтобы послѣ долгихъ скитаній вернуться на свою родину у
Боденскаго озера, магнетизмъ вновь сталъ пріобрѣтать значеніе во
Франціи лишь въ началѣ нынѣшняго столѣтія. Новъ то время, какъ
въ ІѴ.рманіи изученію животнаго магнетизма предавались преиму-
щественно врачи, во Францій оно оставалось почти исключительно
въ рукахъ профановъ. Между серьезными изслѣдователями нужно
FAIUA. 9

упомянуть Bdeuzik. Ho всему ученію вскорѣ нанесеиъ былъ рѣти-


тельный ударъ аббатомъ Лягш, пріѣхавшимъ изъ Индіи въ Парижъ.
Рядомъ опытовъ^ произведенныхъ имъ въ 1814—15 и обнародо-
ванныхъ въ 1819, онъ доказалъ, что н и к а к о й п о с т о р о н н е й
с и л ы не т р е б у е т с я для п р о и з в о д с т в а м е с м е р и ч е с к и х ъ
я в л е н і й, что причина сна кроется въ томъ человѣкѣ, которому пред-
стоитъ заснуть, и что вся суть въ чисто субъективномъ явленіи. Таковъ
основной принципъ гипнотизма и внушенія, которыми уже Faria
пользовался для усыпленія. Въ числѣ другихъ французскихъ изслѣдо-
вателей слѣдуетъ назвать Bertrand\ и Noiset, которые, хотя все еще
оставаясь отчасти на почвѣ животнаго магнетизма, своими трудами
не мало содействовали подготовленію ученія овнушеніи. Въ 1820 г.,
по почину du Potet, начаты опыты въ парижскихъ госпиталяхъ. По
предложенію Foissaca, и совѣту Hussona, парижская медицинская
академія назначила к о м м и с с і ю для изслѣдованія вопроса о живот-
номъ магнетизмѣ. Коммиссія работала 6 лѣтъ и въ 1831 г. соста-
вила докладъ въ благопріятномъ смыслѣ. Но академія, очевидно, не
убѣдилась этимъ докладомъ. Дальнѣйшія попытки въ томъ же на-
правленіи, напр., Bernas a,, не измѣнили этого результата. Именно
то обстоятельство, что главное значеніе придавалось загадочной
сторонѣ вопроса, чрезвычайно облегчило борьбу принципіальнымъ
противникамъ месмеризма, во главѣ которыхъ стоялъ Dubois. Зна-
менитая премія Burdina. за изслѣдованіе о ясновидѣніи, не'была
получена ея соискателями Рідеаігоиъ, НиЫіег и Teste. Въ 1840
академія окончательно отклонила отъ себя дальнѣйшія пренія объ
этомъ вопросѣ. Тѣмъ не менѣе, животный магнетизмъ сохрани.!гъ во
Франціи многочисленныхъ послѣдователей, преимущественно въ
неврачебныхъ кругахъ. Между писателями нужно упомянуть въ
особенности AuUn& Gautier, сдѣлавшаго въ сороковыхъ годахъ
драгоцѣнные вклады въ исторію животнаго магнетизма и сомнамбу-
лизма.
Тѣмъ временемъ месмеризмъ нашелъ себѣ многихъ послѣдова-
телей въ Германіи. Въ общемъ, однако, начиная съ 1820, вѣра
въ него пошатнулась. Исчезъ интересъ и къ родственнымъ съ нимъ
явленіямъ. Это разочарованіе было вызвано, съ одной стороны,
могущественнымъ развитіемъ точныхъ знаній, а съ другой—ненауч-
ной и необузданной погоней за мистическими явленіями, которая
не могла не оттолкнуть отъ себя серьезныхъ изслѣдователей. Срав-
нительно всего дольше месмеризмъ процвѣталъ въ Бременѣ и Гам-
бургѣ, гдѣ еще въ тридцатыхъ и сороковыхъ годахъ за него высту-
пилъ Siemers, а также въ Бавлріи, гдѣ онъ нашелъ себѣ под-
держку со стороны Пеп8Іег\ и Ететозег^. Въ нѣкоторыхъ дру-
10 УПАДОКЪ ЖИВОТНАГО МАГНЕТИЗМА.

гихъ городахъ Германін тоже находились трезвые ученые, которые,,


не поддаваясь ни жаждѣ чудеснаго, ни нападкаиъ противниковъ
магнетизма, усиливались отстоять свою точку зрѣнія па чисто науч-
ныхъ основ'Ь,ніяхъ. Въ этомъ духѣ дѣйствовали Most, Fr. Fischer и
Hirschel. Остается только замѣтить, что многіе философы Schopen-
hauer, Cams, Pfnor, твердо вѣрили въ реальность магнетическихъ
явленій и даже строили на нихъ цѣлыя научныя системы.
Новую жизнь животный магнетизмъ обнаружилъ временно въ
половинѣ сороковыхъ годовъ нашего столѣтія. По почину Жвеи-
schtein'a, для изслѣдованія его была назначена комиссія вѣнскихъ вра-
чей, въ которой приняли участіе Guntner, Schuh и Bumreicher.
Результатъ этихъ изслѣдованій, обнародованный Gauge, оказался не
въ пользу магнетизма, противъ котораго незадолго нередъ тѣмъ
выступилъ и Czermdk.
Въ то время, какъ магнетизмъ терялъ одного приверженца за
другимъ среди людей пауки, вѣра въ его таинственную силу все
еще крѣпко держалась въ народной массѣ, и чѣмъ больше наука
сторонилась отъ него, тѣмъ съ большимъ безстыдствомъ выступало
шарлатанство, хотя далеко не въ такихъ позорныхъ размѣрахъ,^
какъ во Франціи {Perty). Злоупотребленіе дошло до того, что воз-
становило противъ себя даже католическую церковь. Но чѣмъ
больше росли обманъ и надувательство, тѣмъ меньше охоты чув-
ствовали люди науки вступаться въ это дѣло. За всѣмъ тѣиъ, какъ
въ Германіи, такъ и въ Австро-Венгріи, всегда находились отдѣдь-
ныя личности, пользовавшіяся животнымъ магнетизмомъ для лечеб-
ныхъ цѣлей; въ Пенгріи этимъ прославился въ особенности графъ
Szapary.
Въ Англіи, не смотря на всѣ усилія лондонскихъ врачей FJlUotson'a.
и Ashburner'a,, магнетизмъ не могъ пріобрѣсти твердой почвы подъ
ногами. Тѣмъ не менѣе, и здѣсь не было недостатка въ эксперимен-
таторахъ и писателяхъ, какъ о томъ подробно сообіцаетъ Sinnett.
Опыты производились, между прочимъ, Townsend'ожъ, а въ каче-
ствѣ писателя по животному магнетизму выступилъ Scoreshy. Въ
то же время Lee производилъ опыты надъ ясновидѣніемъ. Когда
въ 1841 году французскій магнетизеръ Lafontaine публично пока-
зывалъ магнетическіе опыты въ Манчестерѣ, за этотъ вопросъ
ухватился тамошній врачъ Braid. Съ большей послѣдователь-
ностью, чѣмъ Faria, онъ доказывалъ, что дѣло идетъ о чисто субъек-
тивныхъ явленіяхъ. Внимательнымъ фиксированіемъ какого-нибудь
предмета вызывается состояніе, похожее на сонъ и названное
Бraгd'ouъ „ г и п н о т и з м о м ъ " .
Впроцѳмъ, самое даававіе было нѳ совсѣмь ниво, такъ какъ Шѣіп de Сч-
BRAID. 11

villers еще раньше говорилъ о гипноокопѣ и гипнобатѣ въ пріімѣненіи къ магне-


тическим ь со стол 11 і 11 мъ {Мах JDessoir).

На предъидущнхъ страницахъ мы прослѣдили явленія животнага


магнетизма вплоть до первой половины нынѣшняго столѣтія. Въ
основу этого историчесваго очерка мною положено то предста-
вленіе, что, во-первыхъ, согласно народному вѣрованію, существо-
вали люди, одаренные способностью оказывать личное вліяніе на
другихъ, и что, во-вторыхъ, при помощи особыхъ манипуляцій,
можно вызвать у человѣка опредѣленныя психическія состоянія.
Перехожу теперь къ научному развитію гипнотизма. Въ немъ какъ
бы соединяются обѣ только что упомянутыя системы. Именно, гип-
нотизмъ покажетъ намъ, что посредствомъ особыхъ пріемовъ
можно произвести опредѣленное душевное состояніе, гипнозъ, но
что, при произведеніи этого состоянія постороннимъ человѣкомъ,
дѣло отнюдь не идетъ о какой-либо неизвѣстной, загадочной силѣ—
жпвотномъ магнетизмѣ — кавъ полагали прежде.
Первоначально Braid считалъ гипнотизмъ тождественнымъ съ
ліесмерическими состояніями. Вскорѣ, однако, онъ отказался отъ
такого мнѣнія, нризнавъ оба состоянія только сходными между
собою, и, по крайней мѣрѣ, на первыхъ порахъ о т в е л ъ м е с м е -
р и з м у с а м о с т о я т е л ь н у ю р о л ь на р я д у съ г и п н о т и з -
м о м ъ . Онъ былъ знакомъ съ каталептическими явленіями, съ нѣ-
которыми дѣйствіями внушенія, и пользовался гипнотизмомъ для те-
рапевтическихъ цѣлей, главнымъ образомъ, для уничтоженія болей
при хирургическихъ операціяхъ. Еще раньше съ той же цѣлью нѣ-
которые пользовались и месмеризмомъ. Въ числѣ врачей, примѣняв-
шихъ животный магпетизмъ или гипнотизмъ при хирургическихъ
операціяхъ, были: Loysel, Fanton, Toswd, Joly, Bibaud, Kiaro (no
Max Dessoir'y), Varges и Неггод. Послѣдній познакомился съ
яэленіями животнаго магнетизма у полковника Brusse-Bey'd. изъ-
Стокгольма, долгое время жившаго на востокѣ. Тѣмъ временемъ,
какъ уже упомянуто выше, въ различныхъ государствахъ и раз-
личныхъ городахъ происходили магнетическія представленія, напр.,
магнетизера Laurent'a,, съ его субъектомь, дѣвицей Прюденсъ, въ
Висбаденѣ въ 1850 году. За всѣмъ тѣмъ, гипнотизмъ не былъ
признанъ въ Англіи, хотя явленія его были подтверждены извѣст-
Нымъ физіологоиъ Carpenter'оііъ, а также Ьаусоск'ожъ, James
Simpson'ожъ, Mayo и другими.
Около того же времени животный магнетизмъ пустилъ корни въ
•А^мерикѣ, гдѣ главнымъ его центромъ долгое время служилъ Но-
вый Орлеанъ. Нѣсколько лѣтъ позднѣе Braul'a. въ Сѣверной Аме-
12 ЭЛЕКТР0Б10Л0Г1Я. ПОСЛЕДОВАТЕЛИ BRAID'A, LI^BEAULT.

рикѣ выступилъ Grimes^ пришедшій къ одинаковымъ съ нимъ резуль-


татамъ, но вполнѣ независимо отъ него. Его способъ тоже мало
отличался отъ способа Braid'a,, и вызываемыя имъ состоянія полу-
чили названіе э л е к т р о - б і о л о г и ч е с к и х ъ . Между приверженцами
его надо упомянуть Dods'a и Stone; далѣе, вниманія заслуживаетъ
Mitchell, который, по словамъ Felkin\, занимался гипнотизмомъ въ
Сѣверной Америкѣ ещевъ 1846 году. Въ 1850 въ Англію нрибылъ
изъ Америки Darling и знакомилъ тамошнюю публику съ явленіями
электробіологіи, которая ьскорѣ была признана тождественной съ
гипнотизмомъ. Въ 1853 г. въ Европу вернулся французскій врачъ
Durand de Gros, жившій въ Америкѣ, и старался познакомить съ
явленіями электробіологіи публику разпыхъ странъ, но встрѣтилъ
мало сочувствія, .
Лишь въ 1859 г. открытіе Braid'& стало извѣстнымъ въ Бордо
стараніями А г а т ^ . Поощряемый ^Ват'омъ и осмѣиваемый другими,
Агаш производилъ свои собственные гипнотическіе опыты; о резуль-
татахъихъонъ сообащлъ Вгосаъъ Царижѣ, который внесъ вопросъ
о гипнотизмѣ на обсужденіе въ академію наукъ. Вслѣдъ за этимъ
гипнотизмъ неоднократно примѣнялся съ цѣлью устраненія болей
при операціяхъ; попытки этого рода дѣлали преимуш,ественно
Velpeau,Follin, Guerineau. Другіе врачи, Demarqmy и Giroud-Teulon,
точно также, какъ Berend въ Берлинѣ, Pincus въ Глогау и Гей-
фельдеръ въ Петербургѣ, доказывали ничтожное значеніе гипно-
тизма для хирургіи, вслѣдствіе чего онъ въ то время не могъ найти
себѣ доступа въ медицину. Опыты Lasegue\ въ 1865 г., вызывав-
шаго каталептическія явленія смыканіемъ глазъ, не возбудили къ
себѣ особаго вниманія. Лишь случайно мы встрѣчаемъ въ нѣкото-
рыхъ англійскихъ научныхъ сочнненіяхъ краткія замѣтки о гипно-
тизмѣили месмеризмѣ, напр., въ Lectures Tliomas\ Watson\{\'^lb)
въ Practice of Medicine Tanner'& (1875) и въ Dictionary of Medicine,
въ которомъ статья о гипнотизмѣ написана BastiarHowb, настоя-
тельно указывавшимъ на необходимость новыхъ изслѣдованій
(FelMn).
Тѣмъ временемъ съ явленіями гипнотизма и животнаго магне-
тизма ознакомился lAebeault, переселившійся потомъ въ Нанси.
^Кивотный магнетизмъ онъ отвергалъ и явился истиннымъ осно-
вателемъ научнаго леченія внушеніемъ. Свои взгляды онъ изло-
жилъ въ 1866 г. въ книгѣ „Du Sommeil etc.",не потерявшей инте-
реса и нынѣ; она мало читалась, но навлекла на автора много
насм^шекъ.
Бевъ оомнѣнія, вяушѳнів часто примѣяялось еще до LiSbauU, и при томъ какъ
въ бодротвующемъ, такъ и въ гипнотичѳскомъ соотояніи. Многочисленный укаванія
объ втомъ встрѣчаютйя и въ яитературѣ меомеристовъ, свидѣтельствуя, что даже
BICHET. CHARCOT. ДВИЖЕІ11Е 1 8 8 0 Г. 13

приверженцы гивотнаго магнетішма, какг, аапр., JSnnemostr, Szapary, нѳрѣдко вн-


дѣли въ рѣчи носителя магиетивма. Точно также въ позднѣйшихъ сочиненіяхі.
Braid'n неоднократно подчеркивается громадное вліяніе словеснаго внушенія. За^
всѣмъ тѣмъ, заслуга ыетидической и совнательной оцѣііки роли ввушенія принад-
лежитъ LiebavU. Но что въ особенности ааслуживаетъ вниманія, это хоть фактъ,
что, какъ увидидгь ниже, йменпо благодаря Liibault, за ивученіе гипнотивма при-
нялся JiernUdm. по слѣдамъ котораго пошли уже многіе другіѳ изслѣдователи.
Liebault уже потому припадлѳжигъ первое мѣсто, что съ него началось новѣйшее
историческое раввитіе. Но, съ другой сторопы, песомиѣнно и то, что уже раньше
было иавѣстио многое, чтб онъ проводилъ питомъ въ своихъ сочпненіяхъ.

Независимо отъ Liebault, съ изслѣдованіемъ о гипнотизмѣ вы-


ступилъ въ 1875 Charles Bichet въ Парижѣ, назвавъ его „Som-
nambulisme provoque.". Въ 1878 начались демонстраціи Charcot,
въ которыхъ указывалось на тѣлесныя состоянія истеро-эпилепти-
ческихъ больныхъ во время гипноза; въ 1881 Paul Hicher обна-
родовалъ въ своей книгѣ о „Grande hysterie" многіе гипнотическіе
опыты въ смыслѣ Charcot. Между позднѣйшими учениками Charcot
должны быть отмѣчены: Binet, F4re, Gilles de la Tourette, Ba-
binski, Barth, Bourneville, Regnard.
Въ 1880, no поводу публнчныхъ представлеяій Hansen'^, во-
просъ о гипнотизмѣ привлекъ на себя вниманіе многихъ изслѣдо-
вателей, въ числѣ которыхъ были Weinhold, Opitz и ВйМтапп въ
Хемницѣ, Heidenhain и Berger въ Бреславлѣ, кромѣ того, Mobius,
Benedikt^ Eulenburg, Senator, AdamJciewics, Borner, Meyersohn,
Вйитіег. Изслѣдованія о гипнотизмѣ у животныхъ, обнародовднныя
въ 1872 Czermak'owb и послѣ него Ае^ег'омъ, скоро были забыты.
Движеніе 1880 тоже продержалось недолго, хотя Ргеуег неодно-
кратно указывалъ на значеніе брэдизма.
Мвогочисленнмя утвержденія прежннхъ ивслѣдователей въ области гипнотизма
быля опровергнуты въ новѣйшее время. Есть не мало авторовъ, ивъ результатовъ
изсаѣдованій которыхъ не удержался почти ни одинъ. Многіе причисляютъ сюда
даже самого Charcot. Я думаю, однако, что мы обязаны благодарностью всѣмъ, кто
до насъ трудился надъ изученіемъ гипнотивма, хотя бы всѣ ихъ результаты оказались
несостоятельными. Горавдо легче вести изслѣдованія дальше, когда почва уже подго-
товлена, чѣмъ положить первый краеугольный камень вданію, которое еще должно
быть воздвигнуто. Къ изслѣдователямъ, которые, по моему убѣжденію, васаужи-
ваютъ вѣчной благодарноста съ нашей стороны, хотя большая часть, если не всѣ
ихъ труды были подорваны позднѣйшимя работами, я причисляю Charcot и Hei-
denhain'». Другіе, ваннмавшіеся гипновомъ въ болѣе раннемъ періодѣ, снова верну»
лнсь къ нему въ наше время, подъ вліяніемъ новѣйшнхъ изслѣдованій. Достаточно
упомянуть имена JVeyer'a и ЕиХепЪигд'л, много сдѣлавшихъ въ послѣднее время
для изученія гипнотизма. Тѣмъ печадьнѣе, когда между старыми изслѣдоватедямя
попадаются такіе, которые не иогутъ скрыть своей непріявня къ новѣйшимъ рѳ-
вультатанъ, опровергающимъ ихъ прежнія вовврѣнія, и злобно нападаютъ на нихъ.
Образчикъ такого противника, къ счастью, очень рѣдкі», мы имѣемъ въ лицѣ Be-
nedikt'A.

Даже труды Charcot мало содѣйствовали дальнѣйшему разъяс-


ненію вопроса, такъ же мало, какъ и появившаяся въ 1880 книга
Prosper'». Bespine's. о сомнамбулизмѣ. Правда, въ нѣкоторыхъ боль-
ннцахъ нзслѣдованія продолжались, напр., Dumontpallier въ Па-
14 ПЕНгаВІМ. ПАНСІЙСИАЯ ШКОЛА.

рижѣ, Pitres'owh .въ Бордо, а также Ladame'om въ Женевѣ и


поздпѣе Вітіѵапдег'омъ въ Іенѣ; но веѣ они носили спорадиче-
скій характеръ.
Всеобщій интересъ гипнотизмъ пріобрѣлъ лишь послѣ того,
какъ за разработку его принялся медицинскій факультетъ въ
Нанси. Тамошній профессоръ Bernheim, по совѣту Dumonfa, изу-
чавшей гипнотизмъ у Liebeault, обнародовалъ въ 1886 книгу „І)е
la Suggestion etc". Въ ней онъ приводить примѣры цѣлебнаго дѣй-
ствія гипнотизма и указываетъ на п с и х и ч е с к у ю п р и р о д у
гипнотическихъ явленій. Сверхъ того, въ томъ же Нанси Beaunis
разработалъ физіологію гипнотизма, а Liegeois его судебно-меди-
цинскую сторону. Во Франціи началась тешфь борьба между шко-
лами Charcot и нансійцевъ, въ которой побѣда досталась послѣдней,
такъ что въ лицѣ Proust'a она нашла себѣ справедливую оцѣнку
даже въ парижской медицинской академіи.
Точно такъ же, какъ во Франціи, гипнотизмомъ начали зани-
маться и въ другихъ странахъ, главнымъ образомъ, на основѣ
ученій нансійской школы. Мы видѣли, правда, что нѣкоторый по-
воротъ въ пользу гипнотизма обнаружился еще раньше, подъ влія-
ніемъ работъ Charcot. Но такъ какъ, по причинѣ ]!,о-вожътіо одно-
сторонней точки зрѣнія этихъ работъ, полученные результаты ока-
зались не особенно удовлетворительными, то даже имя Charcot не
смогло доставить гипнотизму широкое распространеніе. Лишь
послѣ того, когда нансійская школа, въ силу глубокаго психоло-
гическаго проникновенія, создала прочную основу для гипнотизма,
изученіе его пустило корни и въ другихъ странахъ. Въ самой
Франціи значеніе нансійскихъ изслѣдователей все болѣе и болѣе
выростало. Гипнотизму посвятили свои труды А. Voisin, ВёгШоп,
Dejerine, Luys, Cullerre, Niset, Laloy, Begnault и многіе другіе
экспериментаторы; даже тѣ ученые, которые первоначально при-
давали преимущественное значеніе изслѣдованіямъ Charcot, и тѣ
большею частью присоединились потомъ къ нансійской школѣ.
Гипнотизмъ проложилъ себѣ доступъ и въ другія страны, осо-
бенно на сѣверѣ Европы. Въ Бельгіи начало было положено
однимъ изъ выдающихся психологовъ, DelЪoeufoмъ въ Люттихѣ.
Новой наукой, въ особенности ея судебно-медицинской стороной,
заинтересовались и юристы, между прочимъ, Bonjean и Mallar.
Въ числѣ врачей упомянемъ van Vdsen's, и Маё8'&. Въ Голландіи
многіе врачи, тп Rcnterghem, van Eeden, de Jong и др.,примѣняли
гипнозъ съ цѣлебными цѣлями. Цѣлый рядъ изслѣдователей жч
встрѣчаемъ въ Даніи, Швеціи и Норвегіи; сюда принадлежать:
Johanessen, Sell, FrdnTcd, Carlsen, Schleismr, Reiersen, Velander и
«
НАНС1ЙСКАЯ ШКОЛА. 15

въ особенности Wettcrstrand въ Стокгольмѣ, примѣпяющій гнпнозъ


въ широкомъ масштабѣ для леченія болѣзней. Въ Россіи гипно-
тизмъ разрабатывается Бехтерешмт,, Данилевскимъ, Данил.ю, Мо-
чутковскимъ, Рыбалкинымъ, Токарскимъ, Россолимо, Стембо, Си-
нанщ Ергольскимъ, Мейеромъ и др.; послѣдоватсли его имѣются
въ Греціи и Испаніи, гдѣ Pulido примѣнялъ внушеніе къ леченію
болѣзней еще задолго до Bernheim'sL. Между итальянскими изслѣдо-
вателями нужно упомянуть Lombroso, Belfiore, MorseUi, Tonoli.
затѣмъ Olinto del Torto, издателя журнала „Magnetismo e Ipno-
tisrao", Mlero и Ehrenfreund'a,.
Въ Англіи возникло частное общество, S o c i e t y f o r P s y -
c h i c a l R e s e a r c h ^ которое, рядомъ съ изслѣдованіемъ нѣкото-
рыхъ мистическихъ явленій, много сдѣлало для разработки гипно-
тизма; въ частности мы должны упомянуть здѣсь имена Gurney's.
и Myers'в.. Еще раньше на важность гипнотизма и его терапевти-
ческую роль много разъ указывалъ Hack Тике; но ему не удалось
возбудить ирочнаго интереса; такъ же безуспѣшными оставались
усилія Gamgee, представившаго въ 1878 отчетъ о гипнотиче-
скихъопытахъ,видѣнныхъ имъ въ клиникѣ Charcot, щвпо какъ Whi-
tehead's,, писавшаго въ 1885 объ опытахъ, произведенныхъ въ Ман-
честерѣ {Felkin). Кромѣ того,- какъ мы узнаемъ отъ Felkin's,, въ
Англіи время отъ времени появлялись и другія работы о г-ипно-
тизмѣ; такъ, въ 1887 о немъ писалъ Gasquet, въ 1888 Karl
Grossmann, затѣмъ Foy, но въ особенности Preyer, сдѣлавшій въ
1880 сообщеніе о гипнотизмѣ на съѣздѣ британской медицинской
ассоціаціи. Въ числѣ новѣйшихъ англійскихъ изслѣдователей нужно
упомянуть имена Lloyd\ Тискеу'я въ Лондонѣ, часто пользовавша-
гося гипнотизмомъ для врачебныхъ цѣлей, Felkin's, въ Шотландіи,
написавшаго маленькую, но прекрасную книжку о гипнотизмѣ,
затѣмъ Bramwdl'a, Kingsbury, Hart'a, и Vincent'a,. He смотря на
многочисленныхъ противниковъ, между которыми заслуживахотъ
упоминанія Norman Kerr и Burney, гипнотизмъ пріобрѣлъ въ Англіи
право гражданства. На съѣздѣ британской медицинской ассоціаціи
1890 въ Бирмингамѣ была избрана коммиссія врачей для изученія
гипнотизма въ психологическомъ, физіологическомъ и терапевти-
ческомъ отношеніяхъ. Коммиссія, въ составъ которой вошли Паск
Тике, LangJey, Needham, Broadbent, Kingsbury, Clouston, пред-
ставила свой докладъ въ іюлѣ 1892. Въ немъ не только признана
реальность гипноза и описаны его явленія, но гнпнозъ рекомен-
дуется также для терапевтическихъ надобностей, въ особенности
противъ безсонницы, болей и многочисленныхъ другихъ функціо-
16 НЛНС1ЙСКАЯ ШКОЛЛ. FOEEL.

нальныхъ заболѣваній. Самые блестящіе результаты получены при


леченіи запоя.
Большой ннтересъ гипнотизмъ возбуждаетъ и въ другихъ ча-
стяхъ свѣта, особенно въ Америкѣ. Правда, что здѣсь этимъ во-
просомъ давно уже занимался Beard; но, къ сожалѣнію, его изслѣ-
дованія не нріобрѣли той извѣстности, какой они заслуживали. Въ
1881 Beard сдѣлалъ въ Лондонѣ попытку заинтересовать въ пользу
гипнотизма и европейскихъ врачей, но достигъ прямо противопо-
ложнаго результата. Это видно изъ писемъ многихъ очевидцевъ,
Mortimer Granville'^, Donkm'a, Crichton Browne, напечатанныхъ въ
British Medical Journal, хотя первый изъ нихъ, Granville, самъ ука-
залъ на международномъ копгрессѣ врачей въ Лондонѣ 1881 на
возможность гипнотизировать душевныхъ больныхъ. Хотя усилія
Beard's, вначалѣ оказались безуспѣшными, но гипнозъ все же
нашелъ себѣ потомъ многихъ приверженцевъ въ Америкѣ. Въ числѣ
новѣйшихъ изслѣдователей нужно упомянуть имена Hamilton Os-
good'»,, Lee, Gerrish'a, НиЫ&, Vermeren'%, ЛхіеІГя, Booth'ь,. Гипнозъ
изучается также во многихъ университетахъ и колледжахъ Соединен-
ныхъ Штатовъ, напр., по словамъ Whiton Calkins'въ Wellesley
College. Въ сѣверной Америкѣ образовалось ученое общество „Ame-
rican Society for Psychical Research", соединившееся потомъ съ
одноименнымъ англійскимъ обществомъ. Во многихъ южно-амери-
канскихъ городахъ къ изученію гипнотическихъ явленій обрати-
лись серьезные изслѣдователя, напр., Octavio Маіга и David Ве-
navente въ Чили. На о—вѣ Кубѣ гипнотизмъ культивируется вра-
чами Ѵіііатопда и Dias'nwb.
Тѣмъ временемъ, гипнотизмъ утвердился въ Швейцаріи, благо-
даря трудамъ ForeVs., и отсюда уже распространилсія по Германіи.
Obersteiner въ Вѣнѣ, Frdnhel въ Дессау и МбЫт уже раньше пы-
тались безпристрастными работами и рефератами обратить вниманіе
нѣмецкихъ врачей на гипнотизмъ. Кой какія терапевтическія по-
пытки дѣлались уже и въ то время, именно СгепіфЫі'ожъ, Wiebe,
Fischer'ажъ, ВегШіап'оыъ. Но настояш,ая живая дѣятельность проя-
вилась нозднѣе, приблизительно лѣтъ чрезъ б, благодаря статьямъ
Ford'а, печатавшимся въ нѣмецкихъ пёріодическихъ изданіяхъ; ими
окончательно была доказана важность гипнотизма, вакъ лечебнаго
средства. До этого существенное значеніе внушенія не находило
себѣ надлежащей оцѣнки, чѣмъ, вѣроятно, и объясняется неудача
многихъ гипнотическихъ попытокъ. Съ легкой руки Forel'a за ле-
ченіе гипнотизмомъ принялись и другіе врачи, между прочимъ,
Sperling, Nonne, Michael, Hess; затѣмъ Schremk-Notdng, много разъ
самымъ рѣшительнымъ образомъ выетупавшій за терапевтическое
Г И П Й ^ Т И З М Ъ В Ъ МКДИЦИНѢ. 17

прймѣненіе гипноза, Ilosslin и Baierlacher, которому мы обязаны otkjuj-


тіемъ реакціи перерожденія. Въ числѣ врачей, пользовавшихся вну-
шеніемъ для леченія болѣзней или высказывавшихся за него должны
быть упомянуты Согѵаі, Schuster, Ilirt, Ad. Barth, Brugdmmn,
Ilecker, Ilirsch, Schoh, Gerster, Tatzel, Haczek, Steiner, Schiitze,
Lowenfdd, Jlerzberg. Въ Австро-Венгріи на томъ же поприш,ѣ под-
визаются JTra/j^-iT'w^', Freud, Frey, Schnitzler, F. Mailer, Domth, Mo-
sing. Правда, что другіе врачи, напр., Ziemssen, NotJmagel, Seelig-
muller, Koeberlin, Bichter, Schultze, Strumpell, горячо возстаютъ про-
тивъ терапевтическаго примѣненія гипнотизма.
Если въ первое время гипнозъ находился въ полномъ загонѣ, а
внушеніе игнорировалось, то въ скоромъ времени дѣло приняло иной
оборотъ. Одинъ только гипнозъ нризнанъопаснымъ, но въ то же время
выражено согласіе, что въ бодрствующемъ состояніи внушеніе съ
пользой можетъ быть примѣнено при болѣзняхъ. Другіе, хотя мало
Придавали значенія собственно внушенію, признали, однако, общую
важность психическаго леченія, которое нашло себѣ надлежащую
оцѣнку именно благодаря вопросу о внушеніи. Въ числѣ врачей,
писавшихъ объ этомъ предметѣ съ глубокимъ пониманіемъ дѣла, я
упомяну имена iiosw&ach'a, который уже раньше, по различнымъ
поводамъ, указывалъ на значеніе психическаго вліянія, но оста-
вался при этомъ довольно одинокимъ, а изъ новѣйшаго времени
F ilrstner'a,.
Другіе авторы разрабатывали частные вопросы, находящіеся въ
Связи съ гипнотизмомъ, не останавливаясь исключительно на его
терапевтическомъ значеніи. Сюда принадлежать работы ForeCa,
LUientMVa, Bieger\ и І)тс^ег'а,обслѣдовавшихъ судебно-медицин-
скую сторону дѣла. Krafft-ЕЫпд обнародовалъ весьма подробные
экспериментальные этюды о двухъ случаяхъ, а Мах Bessoir собралъ
Драгоцѣннуі^ библіографію новѣйшаго гипнотизма. Въ томъ же
йаправленіи работали Bleuler, ІШскеІ, Майск, Weiss, Sallis, Binder,
Obersteiner, Breher, Moravcsik, Heboid, Hitzig. Краткую, но при-
лежную работу о гипнотизмѣ напечаталъ Minde, собравшій множе-
ство мало извѣстныхъ до него фактовъ изъ старой и новой лите-
ратуры.
Кромѣ многочисленныхъ работъ, посвященныхъ исключительно
Гипнотизму, мы встрѣчаемъ трактаты о немъ и о внушеніи въ
Чѣломі рядѣ сочиненій, въ которыхъ разрабатываются темы, сопри-
®асающіяся съ гипнотизмомъ. Отмѣчу въ этомъ отношеніи мно-
^очисленныя сочиненія о нервныхъ болѣзняхъ и электротера-
Піи, въ особенности ІІігІ\ который долженъ быть нризнанъ сгд-
яимъ изъ самыхъ рѣшительныхъ поборниковъ леченія внуше-
Молль, гипнотивмъ. 2
І8 ГИПНОТИЗМЪ ВЪ МЕДИЦИНА и психологій.

ніемъ. Точно также и МбЫив въ своемъ маленькомъ, съ большимъ


талантомъ написанномъ компендіумѣ о нервныхъ болѣзняхъ посвя-
щаетъ гипнотизму краткую, но богатую содержаніемъ главу. Упо-
мяну также многотомное сочиненіе Gowers\, приводящаго, впро-
чемъ, только періоды CJiarcot, и книгу Oppenheima о нервныхъ
болѣзняхъ. Въ руководствѣ о неврастеніи Mailer 2і глава о психи-
ческомъ леченіи и въ особенности о леченіи внушеніемъ подробно
разработана Schremk-Notzing ожъ. Въ своей книгѣ о нервозизмѣ
или неврастеніи Borel тоже вкратцѣ упоминаетъ о леченіи внуше-
ніемъ, условно допуская его, и то же дѣлаетъ Lowenfeld въ издап-
номъ имъ сочипеніи объ истеріи и неврастеніи.
Вопросъ о гипнотизмѣ нашелъ себѣ мѣсто и въ сочиненіяхъ по
нсихіатрііі, напр., въ извѣстномъ трудѣ Krafft-Ebing\ давно уже
интересующагося гипнотизмомъ ради его психологическаго и тера-
певтическаго значенія. Kraepelin въ своей книгѣ о душевпыхъ
болѣзняхъ точно также весьма одобрительно высказывается на
счетъ ограниченнаго примѣнепія гипноза. Sommer въ своей діаг-
ностикѣ душевпыхъ болѣзней допускаетъ гипнозъ при безус пѣш-
ности другихъ способовъ леченія, тогда какъ Kirchhoff въ своей
психіатріи видитъ въ гиннозѣ не одно только психологическое
явленіе.
Кромѣ медицинскихъ книгъ, гипнозъ сдѣлался предметомъ изслѣ-
дованія и въ другихъ сочиненіяхъ. Укажу на книгу Courmelles'si, о
душевныхъ способностяхъ животныхъ, въ которой съ большой
подробностью изложены наблюдающіяся у нихъ гипнотическія со-
стоянія. Сюда же нужно отнести и различныя сочиненія по психо-
логіи, напр. James а также сочиненіе Wundt'?k о физіологической
нсихологіи.
Не смотря, однако, на громадное значеніе гипнотизма для ле-
ченія болѣзней, нужно признать за ошибку, когда за%іѣрило его
значенія нѣкоторые принимаютъ исключительно его терапевти-
ческую роль, упуская при этомъ изъ виду другія точки зрѣнія, въ
особенности важность гипнотизма для психологіи. И въ самомъ
дѣлѣ, высокое значеніе гипнотизма именно въ послѣднемъ напра-
вленіи выяснено многими изслѣдователями, въ особенности Kraff't-
ЕЫпд'ожъ, РогеГеаъ и Мах Веззоігожъ. Драгоцѣнные вклады въ
томъ же смыслѣ сдѣланы и нѣкоторыми учеными обществами, какъ
то: психологическимъ обществомъ въ Мюнхенѣ и обществомъ для
• экспериментальной психологіи въ Берлипѣ, которому мы обязаны
многими превосходными работами, вышедшими изъ подъ пера Мах
Dessoira, Bastiarta, Hellwald'a и Bentivegni. Правда, что нѣкоторые
психологи, папр. Wundt отрицаютъ за гипнотизмомъ какое либо
КОНГРЕССЫ. І9

Существенное значеніе для экспериментальной психологіи. Но


даже онъ не отвергаетъ, что, подобно сновидѣніямъ и душев-
нымъ болѣзнямъ, гипнозъ можетъ составлять предметъ наблюденія
для психолога; только значеніе его для психологіи не можетъ идти
ни въ какое сравненіе съ высокой важностью гипноза для леченія.
Теологи тоже не могли уклониться отъ изученія гипнотизма,
хотя нѣкоторые изъ нихъ видятъ въ немъ дьявольское навожденіе.
Въ числѣ авторовъ, писавшихъ о гипнотизмѣ съ богословской или,
по крайней мѣрѣ, съ церковной точки зрѣнія, укажемъ на Franco,
Meric'a, Finley'si.
Общее значеніе внушенія, какъ въ соціальной жизни, такъ для
искусства и науки, пытался выяснить въ „Psychologie der Sugges-
tion" Scbmidkuns при содѣйствіи д-ра Gerster&. Хотя въ книгѣ
проглядыва,ютъ мистическія тенденціи, я все же не могу присоеди-
ниться къ отрицательному отзыву, сдѣданному о ней другими. Я
нахожу въ ней много цѣнныхъ намековъ и интересныхъ историче-
скихъ замѣтокъ.
Въ заключеніе, укажу на краткіе, но довольно полные трактаты
о новѣйшихъ уснѣхахъ внупіенія и гипнотизма, появлявшіеся въ
дополнительныхъ томахъ къ реальной энциклопедіи ЕиІепЪигд'&.
Они принадлежатъ перу СогѵаТй и Schrenck-Noising'-а.

Чтобы установить соглашеніе по важнѣйшимъ вонросамъ въ


области гипнотизма, въ августѣ 1889 въ Парижѣ собрался кон-
грессъ, на которомъ явились представители почти всѣхъ культур-
ныхъ государствъ и достигнуто существенное уясненіе взглядовъ по
нѣкоторымъ важнымъ пунктамъ. Въ общемъ побѣду одержали воз-
зрѣнія нансійской школы. Вопросъ о гипнотизмѣ занималъ въ по-
слѣднее время и многіе другіе конгрессы. Па собраніи швейцар-
скйхъ врачей въ Ольтенѣ 1888 Forel говорилъ о леченіи внутеніемъ.
На Пироговскомъ съѣздѣ русскихъ врачей въ Петербургѣ 1889
гиинотизмъ былъ предметомъ интересныхъ пренШ въ неврологиче-
ской секціи, вызванныхъ сообщеніями Токарстго и Даншло. Инте-
ресныя сообщенія о гипнотизмѣ сдѣланы на обоихъ конгресахъ по
экспериментальной психологіи, особенно на конгресѣ 1892 въ Лон-
Донѣ, Опъ состоялъ изъ двухъ секцій, изъ которыхъ одна была посвя-

') Въ руоском-ь ивданіи реалъпоИ энциклопедии ЕикпЪигд'л Афанасіева очень


Подробная и дѣльпая статья о гипнотивмѣ помѣщсна і-роііъ И. Л, Ячуткееичемг.
^авда, статья эта написана въ духѣ, прямо враждебномъ направленііо, ваіцігіцао-
мому авторомъ настоящаго сочииенія. Д. Ф.
2*
20 ПЕРІОДИЧЕСКІЯ ИЗДАШІІ, ІІОСВНШЕІІІІЫЯ ГИПНОТИЗМУ.

щена преимущественно гипнотизму; севретаремъ ея былъ F. Myers]


а van Eeden сдѣлалъ длинный докладъ объ основахъ психотераніи.
Въ томъ же году гипнотизмъ обсуждался и на конгрессѣ по уголов-
ной антропологіи въ Брюселѣ. Въ 1894 на международномъ мсди-
цинскомъ Еонгресѣ въ Римѣ вопросъ о гипнозѣ былъ поднять ІІіг-
^'омъ. Противниками выступили SoUier и BenediU, тогда какъ въ
пользу гипнотическаго леченія высказались, кромѣ Hirt\, въ особен-
ности ШЫд и ВёгіИоп.
Вопросу о гипнотизмѣ- посвящены и многія періодическія изда-
нія. Французскій журналъ „Revue de THypnotisme" выходитъ уже
9 лѣтъ, а года 2 тому назадъ Grossmann началъ издавать въ Германіи
газету, посвященную тому же предмету. Вънейнапечатанърядъинте-
ресныхъ статей. Другое французское періодическое издапіе „ Annales
de Psycliiatrie" тоже занимается вопросами гипнотизма. Въ Италіи
выходитъ журналъ „Magnetismo е Ipnotismo", издаваемый OUnto del
Torto; онъ служить, вмѣстѣ съ тѣмъ, органомъ одного итальянскаго
ученаго общества, занимающагося вопросами животнаго магнетизма
и гипноза. Возраженія, которыя могутъ быть сдѣланы противъ
періодическихъ изданій, посвященныхъ исключительно гипнотизму,
были хотя и нѣсколько жостко, но и не совсѣмъ несправедливо
высказаны Зоттегожъ, по поводу основанія газеты для гипнотизма.
Онъ указалъвъ особенности на ту опасность, что при существованіи
подобной газеты можетъ порваться связь между гипнозомъ и осталь-
ной психопатологіей. Будемъ надѣяться, что опасенія Sommera,
не оправдаются.
Въ Германіи недавно появились два сборника мнѣній свѣдую-
щихъ людей о гипнотизмѣ. Въ одномъ изъ нихъ дѣло идетъ пре-
имущественно о правѣ эксплуатированія гипнотизма въ белетри-
стикѣ, а во второмъ о значеніи гипнотизма для терапіи. Первый
сборникъ изданъ Framos'омъ, который, въ поискахъ за звонкими
професорскими именами обратился, между прочимъ, къ НеІтЫЫ^у,
откровенно, впрочемъ, сознавшемуся, что этотъ вопросъ для него
чуждъ. Сборникъ содержитъ, однако, поучительныя разъяспенія
ForeVa, БиІепЬмгд\, Krafft-Ming'a,, Preyer\. Второй сборникъ
изданъ Grossmann^wb. Въ немъ, правда, не достаетъ нѣкоторыхъ
именъ, напр. Ргеуег'а., объясненія котораго навѣрное послужили бы
на пользу сборника; то за то многія мнѣнія, приводимыя въ немъ,
въ высшей степени цѣнны.
Тѣмъ временемъ, гипнотизмъ н а т е л ъ себѣ входъ въ аудиторіи
многихъ высшихъ учебныхъ заведеній. Въ Берлинѣ о немъ читалъ
публичныя лекціи извѣстный физіологъ Preyer, a въ Фрейбургѣ вы-
даюпіійся психологъ Mmsterlerg.
БКЛЛЕТРИСТИКА, ИСКУССТВО. 21

Лекціи о гипнотизмѣ читались и въ другихъ университетахъ;


иъ Цгоізихѣ, напр., такія лекціи читалъ Forel, оказавшій ими
большую услугу наукѣ. Въ Парижѣ чтснія о гипяотизмѣ были
устіроеяы ВегШоп'ожъ, издателемъ „Revue de I'llypnotisme",при со-
дѣйствіи Jennings'a,. На психологическое значеніе внушенія указалъ
въ своихъ публичныхъ лекціяхъ въ Копенгаген^ выдающійся псп-
хологъ Lehmann.
Какъ бы то ни было, въ настоящее время, гипнотизмъ играетъ
большую роль и это, пожалуй, видно, между прочимъ, изъ того, что
онъ не остался безъ вліянія на беллетристовъ. Подобно тому, какъ
прежде животный магнетизмъ доставлялъ матеріалъ для романовъ
Л. Dumas и Balzacy, такъ же точно въ наше время многіе писа-
тели черпаютъ свои темы въ области гипнотизма. Наиболѣе извѣстны
въ этомъ отношеніи Claretie, ВеМ, Meding, Epheyce, Maupassant.
Нѣкоторую роль гипнотизмъ играетъ и въ искусствѣ, какъ до-
казываетъ сочиненіе Charcot и Richer „Les D6moniaques dans I'Art".
Въ парижскомъ салонѣ недавно была выставлена относящаяся сюда
картина BrouiUet, подъ названіемъ „Une le§on clinique de la Salpe-
triere".
Въ заключеніе остается замѣтить, что животный магнетизмъ, изъ
котораго разви.ііся гипнотизмъ, все еще нйсчитываетъ нѣсколькихъ
приверженцевъ въ ученомъ мірѣ, напр. F. « М ^ т ' а и ШсЬеі, такъ
что мы можемъ въ настоящее время различать 3 школы съ много-
численными переходами {Мах Dessoir): 1) школу Charcot, имѣющую
теперь очень мало послѣдователей; къ числу ихъ принадле-
житъ, между прочимъ, Crocq въ Брюсселѣ, который, однако, нри-
знаетъ и взгляды нансійской школы, какъ это, впрочемъ, сдѣлалъ
Къ концу жизни и самъ CHiarcot (Bumontpalier); 2) нансійскую школу
и з ) школу месмеристовъ.
Foveau de Courmelles причисляетъ сюда же еще четвертую
школу Luys'a; но хотя послѣдній и проповѣдуетъ нѣкоторыя ученія,
оспариваемыя другими, но ихъ еще не достаточно для того,- чтобы
можно бы.іо говорить объ особой школѣ.
п. Общія замѣчанія.
Чтобы сразу ввести читателя въ самую суть гипнотическихъ яв-
леній, лучше всего будетъ начать съ опиеанія нѣсколышхъ опытовъ.
На подобныхъ примѣрахъ гипнотичесЕІя явленія выясняются ско-
рѣе, чѣмъ изъ всякихъ опредѣленій,
о п ы т ъ I. Вотъ молодой человѣкъ, 20 лѣтъ. Я усаживаю его въ кресло в даю
ему въ руку пуговку, которую онъ долженъ фиксировать главами (пристально смот-
рѣть на нее). Чревъ три минуты у него смыкаются вѣки, и онъ нвпраспо силится
открывать глава; вѣки остаются опущенными, а рука, которая держала пуговку,
свѣсилась на колѣно. На мой вопросъ, какъ онъ себя чувствуетъ, молодой чело-
вѣкъ отвѣчаетъ, что чувствуета утомленіѳ. Я увѣряго его, что ему никакъ не от-
крыть глааъ,—и исѣ его усилія открыть ихъ остаются напраспыми, За тѣмъ я ему
говорю: сваши руки крѣпко'пристали къ колѣнямъ и вамъ не поднять яхъ». Онъ,
однако, свободно поднимаетъ свои руки. Я продолжаю бесѣдовать съ нпмъ и убѣяс-
даюсь, что онъ въ полномъ совнаніи, что никакнхъ существенныхъ перемѣпъ въ
немъ не замѣтно. Я беру его руку въ свою и подымаю ее, но какъ только я выпу-
стилъ эту руку, молодой человѣкъ произвольно опускаетъ ее въ прежнее положеніе.
На лослѣдокъ я дую ему въ глава, они тотчасъ-же открываются, и молодой чело-
вѣкъ совершенно приходитъ въ сеОя. Онъ помнить все, что я съ нимъ говорилъ.
Слѣдовательно, единственное измѣненіе, которое съ нимъ про- .
изошло, состояло в і томъ, что онъ не могъ открыть глазъ и испыты-
валъ нѣкоторое чувство утомленія. ^
О п ы т ъ II. Передъ нами бЗ лѣтняя женщина. Усадявъ ее въ.кресло, я ста-
новлюсь передъ нею, подымаю свои руки и вожу ихъ ладовямя параллельно по-
верхности ея тѣла сверху внивъ, отъ макушки до ложечки. Руки я держу такъ,
чтобы не дотрогиваться ими до тѣла женщины, оставляя между нею и моей рукой
промежутокъ въ 2—4 стм. Какъ только руки дойдутъ до нижней половины тѣла,
я снова подымаю ихъ подъ широкий дугой вадъ головою женщины. Эти движенія
сверху внивъ вблизи тѣла, такъ навываемыя п а с с ы , повторяются въ течвнів 10
минутъ. По прошествіи втого времени, я вамѣчаю, что женщина сидитъ съ вакры-
тыми главами, глубоко и ровно дыша. На мое приказаніѳ поднять руки, она по-
дымаетъ вхъ лишь очень мало и вслѣдъ ватѣмъ онѣ сами грувно опускаются. На
вопросъ, какъ она себя чувствуетъ, получается отвѣтъ, что она очень утомлена. Я
вапрещаю ей открывать глаза^она старается открыть ихъ, но не можетъ. Я по-
дымаю ея правую руку—рука остается въ вовдухѣ, даже послѣ того, какъ я вы-
пустилъ ее ивъ своей. Я приказываю ей опустить руку,— она ее опускаетъ. Я снова
подымаю руку, в она снова остается въ вовдухѣ, Теперь я требую отъ нея, чтобы
она постаралась опустить руку, заявляя при томъ, что это ей не удастся—и вотъ всѣ
ея усилія остаются напрасными, рука по прежнему держится на вовдухѣ. То же повто-
ряется и съ другой рукой: но послѣ моего вапрещенія она не въ силахъ опустить
вту рук)'. Стоитъ мнѣ только валвить ей, что она вѣма, и она не можетъ выгово-
Ш'имиры. 23

рить своего имени: она только шевелить губами, не иядавая ни единаго звука. Я
заявляю ей, что она ыожеть теперь говорить—н она дѣйствительно заговорила. Я
Говорю ей: <вотъ вы слышите музыку!> Она качаетъ головой въ ваакъ того, что
никакой ыуаыки не слышптъ. Въ ваключеніе, я пробуждаю ее двйженіямя руки
снизу вверхъ; ати движенія тоже пропзводятоя параллельно тѣлу, но съ ладонями,
обріщенными наружу. Женщине открываетъ глаяа в свободно владѣетъ всѣмн сво-
ими движеніями.
Итакъ, ВЪ этомъ случаѣ не только глаза были закрыты во время
гипноза, но и многія движенія стали невозможны, коль скоро я
запрещалъ ихъ.
О п ы т ъ III. Передъ нами юноша 16 лѣтъ, котораго « уже неоднократно гип-
нотивировалъ. Я предлагаю ему пристально глядѣть мнѣ въ глаза. Чрезь ВѢЕЦТО-
ров время я беру его за руку я увожу за собою, Затѣмъ я отнимаю свою руку,
но наши глава попрежиему устремлены неподвижно другъ на друга. Теперь я по-
дымаю свою правую руку—молодой человѣкъ дѣлаетъ тоже. Я подымаю свою лѣ-
вую руку—онъ тоже подымаетъ лѣвую руку. Показываю ему жестомъ, чтобы онъ
сталъ на кодѣни,—онъ это иеполняетъ. Онъ пытается встать, но не можѳтъ, коль
скоро я смотрю ему въ глаза и дввженіемъ руки какъ бы приковываю его къ
полу. Наконецъ, я отвожу отъ него свой взоръ в всѣ чары разомъ исчезаютъ.
Мы видимъ здѣсь передъ собою молодого человѣка, котораго
движенія носятъ на себѣ характеръ подражательныхъ движеній, но
глаза открыты и ненодішжно вперены въ мои.
О п ы т ъ IV. У меня сидитъ господинъ X., 41 года. Онъ расположился въ
креслѣ. Я предлагаю ему, чтобы онъ постарался заснуть. «Думайте только о томъ,
что вамъ надо 8аснуть>. Чрезъ нѣсколько мгновеній я продолжаю; «ваши вѣкц
начняак.тъ уже смыкаться, главе стала томными, вѣки дрожать и морганіе ихъ
все болѣе и болѣе усиливается. Вы чувствуете, что вами овладѣваетъ усталость,
что ваши руки нѣмѣютъ, ноги ослабѣли, и по всему тѣлу ра8.іи8ается ощуп^еніе
тяжести и потребность во снѣ. Вотъ глаза ваши совсѣмъ слиплись, голова отяже-
лѣла, мысли у васъ путаются, вы не можете болѣе устоять, теперь вѣки вакры-
лпеь, cnn'fe!» Когда глаза сомкнулись, я спрашиваю господина, пѳ можетъ-ли онъ
ихъ открыть? Онъ пробуетъ открывать ихъ, по это ему не подъ силу. Я высоко
поднимаю его лѣвую руку,—она остается въ воздухѣ и не можетъ опуститыя, не
смотря ва всѣ усидія. Я спрашиваю, «спитъ-ліі онь?»«г-«Да!»—^Kpѣпкo-ли?• —
«Дa!»—.Слышители вы пѣніе канарейкіі?»-«Да!» —«Слышите ли вы концертъ?.—
«Еще-бы!» Я беру затѣмъ черный платокъ и, вкладываю его X. въ руку.—«Вы вѣдь
ясно чувствуете эту собаку!.—«Совершенно ясно!> «Можете теперь открыть глава
н будете ясно видѣть собаку; но вы все такя будете спаіь и не проснетесь до тѣхъ
поръ, пока я вамъ не скажу, чтобы вы проснулись>. X. открываетъ глаза, видитъ
воображаемую собаку и гладнтъ ее. Я беру у него платокъ изъ рукъ и кладу на
подг. X. встаетъ и поднимаетъ его. Оставаясь все время у меня въ коынатѣ, онъ
воображаетъ себя въ воологическомъ саду, если я это ему скажу. Опъ видитъ де-
ревья, воду, играющихъ дѣтей и т. д.
. Вотъ, стало быть, случай, въ которомъ человѣкъ впалъ въ гип-
потическій сонъ оттого, что я возбудилъ въ его умѣ образъ сна.
Этотъ способъ гипнотизаціи выработанъ въ Нанси и извѣстенъ подъ
ііменемъ Н а н с і й с к а г о с п о с о б а . Самъ господинъ X. совершенно
лишенъ воли. Я не только могу простымъ запрещеніеыъ отнять у
него возможность движеній, но держу въ своей власти и его чув-
ственныя воспріятія. Съ моихъ словъ онъ вѣритъ, что слышитъ пѣніе
канарейки, слышитъ музыку; онъ принимаетъ платокъ ва собаку и
мою комнату за зоологическій садъ.
Еще замѣчательнѣе слѣдующее явленіе: X. слышитъ все, что я
ему говорю, и я могу распоряжаться имъ, какъ мнѣ угодно. За то
24 ТЕРМИНОЛОГШ.

прнсутствующіе тутъ же господа А. и В., повидимому, совсѣмъдля


него не существуютъ. А. поднимаетъ его руку, рука безжизненно
опускается; на приказаніе А., чтобы рука оставалась въ воздухѣ, X.
ничѣмъ не откликается. Онъ слушается только моихъ приказаній,
находится въ о б щ е н і и (раппортѣ) только со мною. Чтобы разбу-
дить его, я говорю ему: »проснитесь!" Онъ тотчасъ же просыпается;
онъ помнитъ только, какъ заснулъ, но не то, чтб было во время сна.
На этомъ я пока прерву описаніе опытовъ. Въ дальнѣйшемъ
изложеніи мнѣ придется приводить еще и другіе опыты и, при слу-
чаѣ, касаться уже описанныхъ. Замѣчу только вкратцѣ, что во всѣхъ
этихъ опытахъ, при всемъ ихъ различіи, произвольныя движенія ока-
зались ограниченными, что въ одномъ изъ нихъ мнѣ удалось вы-
звать обманы чувствъ, наконецъ, что во всѣхъ опытахъ я былъ въ
состояніи бесѣдовать и объясняться съ гипнотизированными. При-
веденными примѣрамя я имѣлъ только въ виду, за недостаткомъ жи-
выхъ субъектовъ, до извѣстной степени уяснить читателю, чтб нужно
разумѣть подъ понятіемъ гипноза, какъ онъ вызывается и какъ его
можно прекратить. Описанные опыты типичны и могутъ быть повто-
рены каждымъ, кто умѣло возьмется за нихъ.

Прибавимъ еще краткую т е р м и н о л о г і ю , которая, однако,


отнюдь не можетъ считаться полной, ТВіКЪ Бв)БЪ нѣкоторыя' понятія
выяснятся только при дальнѣйшемъ ходѣ ^зложенія.
Г и п н о з о м ъ н^ываютъ то с о с т о я н і е , въ которое личность
приходитъ при описанныхъ выше состояніяхъ.
Подъ г и п н о т и з м о м ъ разумѣютъ не состояніе, какъ дѣлалъ
Braid, а н а у к у , занимающуюся относящимися сюда явленіями.
Г и п н о т и з и р о в а н н ы м ъ , или г и п н о т и к о м ъ называется
тотъ, кто находится въ состояніи гипноза.
Г н п н о т и с т о м ъ называется тотъ, кто гипнотизируетъ съ науч-
ной цѣлью; г и п н о т и з е р о м ъ тотъ, кто занимается гипнотизиро-
ваніемъ, какъ искусствомъ.
Различныя приказанія, отдаваемыя гипнотику при описанныхъ ч
опырахъ, все, что ему внушается словами или жестами, называется
внущеніемъ,—понятіе, о которомъ рѣчь будетъ еще ниже.
.гСдѣлать внушеніе, научить, называется в н у ш а т ь .
Если внушенное принято, то, съ точки зрѣнія гипнотивирован-
наго, говорятъ, что онъ н а х о д и т с я п о д ъ в н у ш е н і е м ъ .
ПСИХИЧЕСКІВ СПОСОБЫ ГИПНОТИЗАЦІИ. САМОУОЫПЛВНІВ. 25

Какъ видно изъ приведенныхъ выше примѣровъ, г и п н о з ъ


м о ж е т ъ б ы т ь в ы з в а н ъ р а з л и ч н ы м и с п о с о б а м и . Мы раздѣ-
лимъ ихъ па двѣ группы: на п с и х и ч е с к і е и с о м а т и ч е с к і е .
П с и х и ч е с к і е способы производятъ гипнозъ въ силу того, что
въ представленія испытуемаго лица вносится готовое содержаніе. Это
достигается либо тѣмъ, что с о с р е д о т о ч и в а ю т ъ е г о в н и м а н і е
на одномъ о п р е д ѣ л е н н о м ъ пупктѣ либотѣмъ, что воз-
буждаютъ въ немъ о б р а з ъ г и п н о з а . Послѣднее легче всего
производится при помощи словъ, какъ мы видѣли это на четвертомъ
прим Ьрѣ. Самый способъ принадлежитъ Liebault и заслуживаетъ пред-
почтепія передъ другими, такъ какъ при пемъ скорѣе всего можно
избѣгнуть непріятныхъ побочныхъ явленій. Само собою разумѣется,
что въ частномъ случаѣ можетъ понадобиться то или другое видо-
измѣненіе этого способа, потому что при психическихъ состояніяхъ
и н д и в и д у а л и з а ц і я вообще играетъ несравненно большую
роль, чѣмъ при обыкновенныхъ физіоіогическихъ изслѣдованіяхъ.
Но понятно, что можно вызвать образъ гипноза, а вмѣстѣ съ тѣмъ
и самый гипнозъ еще другими способами, независимо отъ словъ;
на этомъ основано вліяніе подражанія. Дѣлая человѣка очевиддемъ
гиппотическихъ состояній у другихъ, мы при случаѣ приводимъ его
въ гипнозъ не хуже, чѣмъ словами. Въ томъ же родѣ дѣйствуетъ и
воспоминаніе о прежнихъ гипнозахъ; этимъ объясняется возмож-
ность гианотизированія письмами или по телефону {Liegeois). Что
подобныя психическія вліянія играютъ главную роль въ производ-
ствѣ гипноза, это несомнѣнно. Столь же вѣрно и то, что во многихъ
случаяхъ ихъ однихъ достаточно, чтобы вызвать гипнозъ, особенно
если данное лицо уже раньше подвергалось гипнотизированію. Вегп-
Ь,егт, Ford, Julliot и многіе другіе считаютъ даже психическій
моментъ необходимымъ условіемъ для производства гипноза. Они
увѣрены, что и всѣ другіе, описываемые ниже, способы только тогда
^едутъ къ цѣли, когда ими можетъ быть возбуждено представленіе
о гипнозѣ. Такъ какъ гипнозъ можетъ быть, при случаѣ, только мимо-
Детнымъ (т. е. можетъ очень быстро улетучиться) и такъ какъ, далѣе,
Для признанія гипноза, достаточно одного видимаго признака, то необ-
ходимое для него представленіе вовсе не непремѣнно должно со-
стоять изъ очень сложпаго образа {Bentivegni). Достаточно, напр.,
иредставленія, что рука сдѣлалась неподвижной, чтобы вызвать
гипнозъ, въ которомъ единственнымъ или, по крайней мѣрѣ, пре-
обладающимъ признакомъ явится именно эта неподвижность.
Къ этой же категоріи относится и а в т о г и п н о з ъ или с а м о -
У с ы п л е н і е . Въ послѣднемъ случаѣ идея гипноза возбуждается не
ДРУгимъ лицомъ, а самимъ гипнотизируемымъ. Это можетъ произойти
^ сомАтичЕскгЕ СПОСОБЫ гипнотизацги.

отъ усилія воли. Какъ воля вообще въ состояпіи порождать опредѣ-


ленныя идеи, точно такъ же она можетъ довести ігдею гипноза до
той степени могущества, что, въ концѣ концовъ, ею рождается гип-
нозъ. Но это рѣдкій случай. Обыкновенно же самогипнозъ вызы-
вается какимъ-нибудь случайнымъ обстоятельствомъ, возбуждаю-
щимъ въ умѣ представленіе о гипнозѣ. Это бываетъ въ особенности
при частомъ повтореніи гипноза. Правда и то, что не всегда воз-
можно провести рѣзкую границу между самогипнозомъ и обык-
новеннымъ гиннозомх. Можетъ статься, что нѣкоторыя состоянія
сна, признаваемыя за патологическія, принадлежать именно къ
самоусыпленііо.
Уже Farin пользовался яля производства гипноза псиіичеекимъ пріемоыъ.
5 томивъ, по вояможпости, впиманіѳ испытуемаго лица, онъ внезапно восклицалъ:
«norniez!» Гаасните). Но РПОЛПѢ раяработапнымъ и усовершенствованнымъ этотъ
способъ явился у LiibaiiJt, а Bernheim едѣлалг его общимъ достояніемъ.
Перехожу къ с о м а т и ч е с к и м ъ способамъ, которые долгое
время одни и были въ ходу. Они состоять вътомъ,что, посредствомъ
опредѣленныхъ раздраженій, стараются воздѣйствовать то на глазъ,
у то на слухъ, то па осязаніе. Вкусъ и обоняніе (Binet, Fire) рѣдко
служили для этой цѣли, да и то большею частью съ отрицатель-
пкгиъ результатомъ.
Наибольшею извѣстпостью пользуется способъ Braicta. При пемъ
гипнозъ вызывается продолжительнымъ фиксированіемъ. какого-ни-
будь предмета. Будетъ-ли предметъ блестящій или нѣтъ {Gigot-
Suard, Durand de Oros)—это довольно безразлично. Первоначально
Braid находилъ нужнымі. держать предметъ въ такомъ близкомъ
разстояніи отъ глазъ, чтобы оси зрѣнія сходились подъ оетрымъ
угломъ; но поздпѣе онъ это оставилъ. Считается полезнымъ дер-
жать предметъ на такой высотѣ, чтобы вѣки были,по возможности,
напряжены и не закрывали глазъ. Вмѣсто неодушевленнаго пред-
мета, какъ въ моемъ первомъ опытѣ, экспериыентаторъ можетъ за-
ставить пристально смотрѣть на свдй па.ггецъ или, какъ это дѣлаютъ
магнетизеры по профсссіи, въ свои глаза (du Potet). Lmjs пред-
ложилъ быстро вращающееся зеркало, чтобы посильнѣе утомить
глазъ. Lemoine, Joire и др. указали на то, что этимъ способомъ
можпо гипнотизировать въ особенности нѣкоторыхъ истеричныхъ и
душевно-больныхъ, которые иначе не поддаются гипнозу. Точно
такъ же какъ на глаза, можно дѣйствовать и на слухъ. Съ этой
^ дѣлью всего чаще пользуются тиканьемъ карманныхъ часовъ (TFm*-
hold, IleidenJiain). Дикія племена употребляютъ, для производ-
ства подобныхъ же состояній, особые инструменты; такъ, напри-
ыѣръ, лапландцы пользуются для этого звуками волшебнаго бара-
бана, другіе монотоннимъ ритмомъ пѣсенъ. Вмѣсто этихъ однообраз-
МЕСМЕРИЧЕСКІВ ПАССЫ. 27

ныхъ, слабыхъ и требуіощихъ продолжительпаго времени раздра-


женійчувствъ, употребляются также внезапно и быстро дѣйствующія
раздраженія. Такъ, напримѣръ, въ Сальпетріерѣ, этой мастер-
ской Charcot, употребляется громкій звукъ тамтама или внезапное
освѣщеніе Друммондовымъ свѣтомъ. Но въ состояніи ли такія вне-
запныя и сильныя раздраженія чувствъ вызывать пастоящій гип-
позъ, независимо отъ всякаго психическаго элемента—это болѣе,
чѣмъ сомнительно. Возможно, что мы имѣемъ тутъ дѣло съ такими
состояніями, которыя не особенно далеко отстоять отъ параличей,
вслѣдствіе испуга. По крайней мѣрѣ, лицо у этого рода гипноти-
ковъ часто носитъ выраженіе испуга (IticJier). ЛІожно также дѣй-
ствовать на осязаніе, именно, легкимъ поглаживаніемъ кожи или
надавлпваніемъ ея. Еще Цельзъ говорилъ, что легкимъ поглажива-
ніемъ кожи можно усыпить человѣка. Некоторые (Вбгдег) пытались
вызывать гипнозъ тепловыми раздражепіями (нагрѣтыми металличе-
скими пластинками). Я напомню по этому поводу тотъ извѣстный
фактъ, что тепло легко вызываетъ и естественный сонъ, тогда какъ
холодъ, если опъ не слишкомъ силенъ, прогоняетъ его.
Особаго упоминапія заслуживаютъ м е с м е р и ч е с к і е или ма-
гнетическіё п а с с ы , которымъ Bkhet придаетъ большое значепіе.
Я показалъ ихъ во II примѣрѣ и пояспплъ, какъ они производятся.
По, упоминая о нихъ здѣсь, я долженъ оговориться, что вопросъ,
какъ дѣйствуготъ эти пассы, окончательно еще не рѣшепъ. За-
виситъ-ли ихъ дѣйствіе отъ теплового раздраженія, какъ полагаютъ
JTeidcnhain и Веггцег, отъ легкаго ли движенія воздуха или, нанротивъ,
отъ психическаго вліянія—все это остается невыясненнымъ. Всего
вѣроятнѣе, по моему мнѣнію, что дѣло идетъ о сложномъ дѣйствіи,
но съ преобладаніемъ психическаго момента. Допускать же особую
силу (магнетическую жидкость месмеристовъ) н-Ьтъ никакой на-
добности. Высказывалось и такое предположеніе, что тутъ замѣ-
ліано дѣйствіе электричества (Rostan, I. Wagner). Тарханоѳъ по-
казалъ, что отъ очень легкихъ раздраженій кожи въ ней возникаютъ
слабьте электрическіе токи и что такіе же токи появляются при
сильномъ сосредоточеніи воли (всегда имѣющемъ своимъ послѣд-
ствіемъ мышечныя сокращенія). Такъ какъ месмеристы требуютъ
отъ месмеризуемыхъ сильнаго напряжения воли по время пассовъ,
то можетъ быть, что при этомъ на поверхности тѣла происходить
развитіе электричества, которое и оказываетъ извѣстное вліяніе.
Но эта догадка раздѣляется немногими изслѣдователями и, во вся-
комъ случаѣ, ничего/достовѣрнаго тутъ нѣтъ.
. Надо яямѣтить, что манипулядііт. носяшія наавапіѳ" мѳсмерпчсскихъ пвссовъ.
самимъ Мевтег'окъ не примѣиялись. Правда, онъ силился вліять п прикосновсніемъ
28 РАЗДРАЖЕНГЯ МЫШЕЧНАГО ЧУИСТВЛ.

въ тѣлу, НО о тѣхъ своебравныіъ, однородныіъ и долго повторяѳмыхъ паосахъ,


какъ они опасаны выше, Mesmer в поннтія не ииѣлъ. •
Fitres увѣряетъ, что нѣкоторыц мѣста тѣла отличаются осо-
бенною воспріимчивостью къраздраженіямъ кожи. Эти zones hypno-
genes, какъ онъ ихъ называетъ, существуютъ то на одной, то на
обѣихъ сторонахъ. Раздраженіемъ ихъ удается вызвать гипнозъ
у нѣкоторыхъ людей, какъ въ томъ удостовѣряютъ и другіе изслѣ-
^ дователи. Къ такимъ мѣстамъ принадлежатъ: темя, корень носа,
локоть, большой палецъ руки и т. д. Въ новѣйшее время существо-
ваніе ноясовъ РИгез'й, было подтверждено Crocqou% въ Брюсселѣ.
Правда, что онъ нашелъ другія и отчасти индивидуально различныя
точки. Orocq увѣренъ, что ему удалось устранить въ своихъ оны-
тахъ всякое вліяніе внушенія.
По словамъ Chambard'A и Laborden, гііпнозъ можетъ быть вывванъ лѲгкіімъ
ѵ^почесываніеііъ кожи шеи. Нѣкоторые ивъ моиіъ субъектовъ тоже увѣряли меня,
что они только ТОГДА впадаютъ въ гипноаъ, когда я дотрогиваюгь до ихъ лба. Что
привосновевіѳ во дбу вызываетъ у многихъ особое чувство сонливости, на ѳто ука-
вмвадось уже не разъ {РтЫще, Spitta). Апгличанянъ Catlow польвоваяся легкиііъ
поглаживаніемъ лба для магнетиаированія (Bdiimler). Я тоже внаю личностей, кото
рыя, чтобы легче васнуть, ваставляюгь слегка чесать какую-нибудь часть тѣла,
напр., голову иди подошву. ЕиІепЫгд удоотовѣряетъ, что можно вызвать гипновъ
давленіемъ на шейные поавонки. Boyd увѣрядъ. что наблюдалъ однажды равввтіе
гипноза у иужчины, велѣдствіѳ катетериэаціи мочелспускате.іьнаго канала; но дѣло,
очевидно, шло о прос^оиъ чувствѣ сонлввостп, пярешедшемъ потомъ въ обыкновен-
ный сонъ. Въ своемъ вовраженіи на статью Boyd'a Неггод справедливо отвергалъ
существованіе гипноза и объяснилъ втотъ случай въ указаннокъ сейчасъ сыы дѣ.
Наконецъ, укажу на электричество черезъ вліяніе, которое, по
Weinhold^j, оказываетъ такое же дѣйствіе, какъ и месмерическіе
пассы. Но вмѣстѣ съ тѣмъ Weinhold не исключаетъ и нсихическаго
момента. Если Etdenburg, гальванизируя голову одному больному,
вызвалъ у него летаргическое состояніе, напоминавшее гипнозъ,
то собственно для гипноза ятотъ опытъ не доказателенъ, потому что
больной, о воторомъ идетъ рѣчь, раньше страдалъ приступами летар-
гіи. Что нѣкоторые люди, у которыхъ гипнозъ былъ вызванъ, пови-
димому, электризаціей головы, только потому впадали въ гипноти-
ческое состояніе, что вѣрили въ подобное дѣйствіе электричества,—
это несомнѣнно. ЛіН часто пользуется для послѣдней цѣли элек-
тричествомъ, ни мало не скрывая отъ себя, что не электричество,
а вѣра личности въ его дѣйствіе производитъ гипнозъ.
Въ заключеніе, упомяну о раздраженіяхъ м ы ш е ч н а г о чув-
с ТВ а, которымъ пользуются, напримѣръ, при укачиваніи малень-
кихъ дѣтей ВЪ люлькѣ. Но можно-ли этимъ путемъ вызвать на-
стоящій гипнозъ—я рѣшить не берусь. Прибавлю только, что у-
дикихъ народовъ состоянія, похожія на гипнозъ, достигаются по-
средствомъ неистовыхъ круговыхъ движеній и плясокъ. Правда и
то, что эти движенія сопровождаются музыкой и особымъ психи-
ческимъ возбужденіемъ. Наиболѣе извѣстны въ этомъ отношспіи
СОЧВТАНШ МНОГИХЪ СПОСОВОВЪ Г И П Н О Т 0 8 А Ц Ш . 29

а й с с а у а с ы въ Алжирѣ (Figuier, Bert, ВёІрЫпе). „Театромъ


ихъ продѣлокъ служить преимущественно тамошній городъ Кон-
стантина. Пляской и пѣніемъ они доводятъ себя до такого непод-
Даюіцагося онисанію изступленія, въ которомъ тѣло ихъ стано-
вится нечувствительнымъ или какъ бы закаленнымъ нротивъ внѣш-
нихъ, порою очень тяжкихъ поврежденій. Они втыкаютъ себѣ
пріостренное желѣзо, острые ножи въ голову, глаза, шею или
грудь, безъ малѣйшаго вреда {Ilellwald)'^. Нѣчто подобное разска-
зывается о буддійскихъ монастыряхъ въ Тибетѣ (Ilellwald, Gabriel
Suck). Д-ръ Sperling передавалъ мнѣ, что въ бытность свою въ Кон-
стантипополѣ онъ видѣлъ дервишей, которые, по выраженію своихъ
глазъ, общему обличью и способности долго сохранять своеобразныя
посадки тѣла, производили на него впечатлѣніе людей, впавшихъ
въ гипнозъ, подъ вліяніемъ монотоннаго пѣнія и однообразныхъ
круговыхъ движеній. Я тоже много разъ видѣлъ воющихъ и пля-
шущихъ дервишей на востокѣ (Каиро и Константинополь), но не
замѣчалъ у нихъ никакихъ признаковъ самогипноза.
Перечисляя соматическіе способы гипнотизированія, я до сихъ
поръ говорилъ только о раздраженіяхъ чувствъ. Но не должно
умолчать о томъ, что отсутствіе чувственНыхъ раздраженій тоже
Признается за гипнотизирующее средство. Jendrassik въ Буда-
пештѣ высказывается въ томъ смыслѣ, что фиксація дѣйствительна
Именно въ силу того, что она утомляетъ зрительный нервъ и тѣмъ
УНйчтожаетъ воспріимчивость къ раздраженіямъ. Сюда, быть мо-
Жетъ, относится и случай StrilmpeWa, въ которомъ отъ устраненія
^увственныхъ раздраженій больной сряду же засыпалъ. Случай Баі-
^^t, которому удавалось закрытіемъ глазъ и ушей вызывать сонъ со
Способностью къ внушеніямъ, принадлежитъ, вѣроятно, къ области
гипноза отъ внушенія, какъ это полагаетъ и Schrenck'Notzing.
Дѣленіе г и п н о т и з и р у ю щ и х ъ с р е д с т в ъ на нсихи-
^ескія и с о м а т и ч е с к і я имѣетъ только т е о р е т и ч е с к о е
з н а ч е н і е (Forel, Levillain), и при томъ по двумъ причипамъ. Во-
первыхъ, нельзя разсматривать тѣло и душу, какъ два фактора,
Пезависимыхъ одинъ отъ другого, Дѣйствующія на тѣло чувствен-
йыя раздраженія почти всегда оказываютъ извѣстное вліяніе на
Душу; съ другой стороны, ничто не можетъ дѣйствовать на душу,
предварительно не прошло чрезъ одинъ изъ органовъ чувствъ.
^о вторыхъ, на практикѣ примѣняется заразъ нѣсколько способовъ
гипнотизированія. Это становится яснымъ, если мы внимательно
^Удемъ наблюдать за испытуемой личностью. Скажите человѣку,
^тобы онъ твердо держалъ въ умѣ какую-нибу/ь идею, чтобы онъ
Сосредоточил! все свое вниманіе на мысли о снѣ, и вы увидите,
So dO^BTAHlB МНОГИХЪ СПОСОВОВЪ ГИПН0ТИЗАЦ1И.

что, ради исполненія вашего требованія, онъ вперитъ свой взоръ


в'ь какую-нибудь точку иди зажметъ глаза, чтобы, по возможности,
не дать мыслямъ разбѣжаться.
Bernheim, напр. польвуѳтся при случаѣ, кромѣ психическихъ срѳдствъ, еще
фикоаціей. Съ другой стороны, Jiraid, примѣнявшій преимущественно фиксацію,
впознѣ ujiusuaeTb при этомъ необходимость особой психической дѣятельности. От-
мѣчаіо это обстоятельство въ виду того, что еще нынѣ нѣкоторые увѣрены, что,
преддагая больному пристально смотрѣтъ іш какой нибудь преднетъ, они посту-
паютъ по способу Braid'a. На самомъ же дѣлѣ Braid с ч и т а л ъ и е о б і о д и -
мыыъ у с 4 0 в і е ы ъ о д н о в р е м е н н о е с о с р е д о т о ч е н і е в н и н а н і я па
о д н о м ъ п р е д м е т ѣ . Субъектъ долженъ былъ усиленно думать о предметѣ, ко-
торый фиксировалъ, и ие развлекать своихъ мыслей. При подобпыхъ условіяхъ,
Braid паходйлъ возложииѵъ гипнотизировать даже въ темнотѣ.
По описанная классификаділ не всегда можетъ быть проведена
даже съ теоретической точіш зрѣнія. Lasegue показалъ, что за-
крытіе гдазъ, иногда вмѣстѣ съ легкимъ нажатіемъ ихъ, нерѣдко
влечетъ за собою состояніе гипноза- Отчего наступаетъ гипнозъ
въ этомъ случаѣ, отъ устраненія ли чувственныхъ раздраженій или
отъ идеи сна, легко возбуждаемой закрытіемъ глазъ, — сказать
трудно.
Послѣ всего сказаннаго мы уже въ состояніи дать отвѣтъ и на
вопросъ, породившій столько споровъ: есть-ли возможность гипно-
тизировать человѣка, не имѣюіцаго никакого понятія о гиннозѣ, а
главное, можно ли повергнуть кого-либо въ гипнотическое состоя-
ніе одними чуйственными раздраженіями, если послѣдними не воз-
буждается образъ гипноза? Я н е з н а ю ни о д н о г о достовѣр-
н а г о с л у ч а я , в ъ к о т о р о м ъ г и п н о з ъ б ы л ъ бы в ы з в а н ъ
у в с т в е н н ы м ъ р а з д р а ж е н і е м ъ , е д и н с т в е н н о въ с и л у п р и -
I с у щ а г о ему ф и з і о л о г и ч е с к а г о д ѣ й с т в і я . Большинство лю-
дей, надъ которыми производятся подобные опыты, обыщовенно
знаетъ, что дѣло идетъ о гипнозѣ. Одни изъ нихъ подвергались
гипнотизированію уже раньше, к чувственное раздраженіе созна-
тельно или безсознательно пробуждаетъ въ нихъ образъ прежняго
гипноза; другіе видѣли или слышали о нодобныхъ экспериментахъ
надъ другими. Если даже съ ними не было ни того, ни другого,
то все же остается замѣчаніе Bernheim ѣ. и ForeVa, что чувствен-
ное раздраженіе влечетъ за собою усталость, а, слѣдовательно,
косвеннымъ образомъ, и идею гипноза.
Который изъ неречисленныхъ выше способовъ или какая ком-
бипація ихъ наиболѣе пригодны для нрактическихъ цѣлей,—этотъ
вопросі вовсе не такъ простъ, чтобы каждый могъ рѣшить его послѣ
какой-нибудь дюжины опытовъ. Если liichet находитъ возможнымъ
дюббго человѣка повергнуть въ гипнозъ своими месмерическими
пассами, если LiehauU гипнотизируетъ нансійскиыъ способомъ почти
всѣхъ своихъ больныхъ, точно такъ я;е, какъ Bernheim и Forel,
ійхичвскі» СРЕДОТВА.

если Braid усыпляетъ посредствомъ фиксаціи 10 человѣкъ изъ


14,—то это ііоказыва,етъ, что различные способы могутъ давать
приблизительно одинаковые результаты. Я держусь того миѣиія, что
въ каждомъ отдѣльномъ случаѣ нужно выбирать тотъ снособъ, ко-
т о р ы й с п о с о б е п ъ в ы з в а т ь у с у б ъ е к т а в о з м о ж н о яіивой
о б р а з ъ г и п н о з а и п о л н о е у б ѣ ж д е н і е въ его н а с т у п л е н і и .
что нѣкоторые люди оказываются недоступными одному
способу й досі-упными другому. Въ числѣ моихъ субъектовъ были
такіе, которые выказывали невоспріимчивость къ фиксаціи и пан-
сійскому способу, но приходили въ гипнозъ отъ месмерическихъ
пассовъ. Само собою разумѣется, что это нисколько не говоритъ
противъ психическаго вліянія, такъ какъ человѣкъ можетъ питать
вѣру, что на него дѣйствуетъ только это, а не другое средство.
Съ другой стороны, мнѣ извѣстны случаи, когда усиленная фик-
сація производила гипнозъ тамъ, гдѣ другими способами ничего
нельзя было добиться, быть можетъ, именно потому, что ею ско-
рѣе, чѣмъ словами, возбуждается внутреннее убѣжденіе въ наступ-
леніи гипноза. Наконецъ, у нѣкоторыхъ людей всего йучше идти
къ цѣли быстро и какъ бы застигая ихъ въ расплохъ (Sperling^ Fo-
f d , van Eden, van Beterghem).
Ghambard причисляетъ къ гипнотическимъ средствамъ еще
хлороформъ, эѳиръ и т. д. И нельзя отрицать, что въ порождаемомъ
этими веществами снѣ много разъ (Spring, Rifat, Jlerrero, 'Both)
наблюдались такія же явленія, какъ въ гипнозѣ. Однако, F. Myers
находитъ за лучшее отдѣлить отъ гипноза состоянія, вызываемыя
упомянутыми веществами. Въ послѣднее время относящіеся сюда
опыты были снова повторены нѣкоторыми, именно Wetterstrand'оуіъ,
Scliremk-Notzingowb и др. Они пришли къ заключенію, что, при
помощи химическихъ веществъ,,хлороформа, морфія,гашиша, можно
Вызвать гипнозъ у людей, у которыхъ другіе способы не ведутъ къ
Цѣли. Происходитъ ли здѣсь гипнозъ Еосвеннымъ образомъ,въ силу
того, что упомянутыми средствами въ умѣиспытуемагавозбуждается
лишь представленіе о снѣ,—это для практическаго примѣненія
,ихъ внолнѣ безразлично. Слѣдовало бы, однако, сдѣлать разграни-
чепіе между случаями, въ которыхъ химическія вещества вызываютъ
Сначала глубокій сонъ и уже изъ этого сна гипнозъ, какъ думаетъ
• Coste, и случаями, гдѣ гипнотическое состояніе появляется пер-
вично. Прибавлю,, что мнѣ самому удавалось много разъ вызвать
гипнотическія явленія съ послѣ-гипнотическими впушеніями при
помощи хлоралгидрата.
Замѣчу еще въ этомъ мѣстѣ, что Landmiey, Troiist, Ballet и ВепейіЫ припи-
сываю'гь гипнотизирующія свойства магниту. Но мои многоиислонііыо опыты въ
втомъ наііравленіи оказались бѳвуспѣшнымн. У нѣкоторыхъ авторовъ есть поло-
32 провуждвшв.

жительная страсть во что бы то ни стало изобрѣети какой нибудь новый споеобъ


гипнотизированія. Иногда выдумка заключаетъ въ себѣ дѣйствительно полезный
пріемъ, но большей частью дѣло идѳтъ о кажихъ нибудь ничего навначащяхъ видо-
иамѣненіяхъ обычныхъ способовъ,—видоизмѣненіяхъ, вдобавокъ, уже описанішхъ
въ старой литературѣ и потому даже и не новыхъ. Таковъ, напр., способъ гипно-
тизированія, изобрѣтенный МоиЫп'оыъ и состоящій въ томъ, что берутъ сидящее
въ креслѣ испытуемое лицо за пальцы и затѣмъ крѣпко упираются своими колѣ-
нями въ его колѣни и т. п.

П р о б у ж д е н і е отъ гипнотическаго сна (дегипнотизація) произ-


водится двоякимъ способомъ: непосредственнымъ вліяніемъ на
представленія или'чувственнымъ раздраженіемъ, подобно тому, какъ
пробужденіе отъ естественнаго сна происходить либо психическимъ
путемъ, напримѣръ,въ силу привычки или отъ рѣшимости проснуться
въ опредѣленный часъ, либо- отъ сильныхъ чувственннхъ раздраже-
аій, напримѣръ, отъ гроыкаго шума. Гипнозъ почти всегда можетъ
быть прекращенъ психическими воздѣйствіями, напримѣръ, требо-
ваніемъ проснуться или приказаніемъ открыть глаза при подачѣ
извѣстнаго сигнала. Другія средства пробужденія, напримѣръ, дутье
въ лицо, раздраженіе фарадическимъ токомъ, вспрыскиваніе водою
громкШ окрикъ И Т. д., едва ли могутъ когда-нибудь понадобиться
Увѣряюхъ, будто холодъ пробуждаетъ отъ гипноза; но л ничего по
добнаго не замѣчалъ. Подобно тому, какъ описанные выше месме
ризуюшііе пассы вызываютъ гипнозъ, такъ же точно демесмеризую
щіе пассы прекращают! его, какъ мы это видѣли во II опытѣ. Про
изводится-ли здѣсь пробужденіе холоднымъ токомъ воздуха, почти
всегда возникающимъ при пассахъ, или же, что мнѣ кажется болѣе
вѣроятнымъ, вѣрою субъекта, что онъ долженъ проснуться,—этого
я сказать не берусь. Pitres и другіе указываютъ на опредѣлепныя
мѣста тѣла, раздраженіе которыхъ ведетъ къ пробужденію; эти мѣ-
ста получили названіе z o n e s h y p n o - f r 6 n a t r i c e . Сюда въ осо-
^бенности причисляется область живота, соотвѣтствующая яичникамъ.
Наконецъ, въ числѣ средствъ, прекращаюш,ихъ гипнозъ, нужно
^ упомянуть еще насильственное раскрываніе глазъ. Другія предло-
женныя средства, будто бы производящія пробужденіе своимъ физи-
ческимъ воздѣйствіемъ, какъ, напрпмѣръ, поднесеніе къ лицу горя-
щаго угля, дѣйствуютъ только психически, такъ какъ гипнотизиро-
ванный понимаетъ ихъ именно въ смыслѣ приказа проснуться. Въ
рѣдкихъ случаяхъ эти искусственныя пробуждагощія средства не-
вполнѣ достигаютъ своейцѣли:у проснувшагося еще долго остается
чувство утомленія; но то-же самое бываетъ иногда и послѣ нату-
ральнаго сна. Наконецъ, послѣ глубокихъ и продолжителъныхъ гип-
нозовъ, остается иногда переходное состояніе, въ родѣ просонковъ,
въ которомъ кой-какія гипнотическія явленія продоляіаются по
прежнему.
ЛВТАРГИЧЕСКІЯ СОСТОЯНІЯ. 33

Если пробужденіе не производится искусственаыми средствами,


'fo, при легкихъ степеняхъ гипноза, какъ, напримѣръ, въ первыхь
Двухъ опытахъ, гипнотизированные сами просыпаются чрезъ нѣ-
которое время,—зачастую уже черезъ нѣсколько минутъ и даже се-
кундъ. Это бываетъ въ особенности въ томъ случаѣ, если имъ не
былъ отданъ приказъ оставаться въ гипнозѣ, Нѣкоторые просы-
паются въ тотъ саиыіі моментъ, когда экспериментаторъ покидаетъ
ихъ, потому что не считаютъ себя больше подъ его вліяніемъ. Дру-
гіе просыпаются даже изъ глубокаго гипноза отъ какого-нибудь
случайнаго громкаго шума или тревожнаго сновидѣнія. Такъ, одна
женш,ина, которую я гипнотизировалъ, человѣкъ уже не молодой,
проснулась отъ собственнаго крика: она видѣла себя въ гипнозѣ
маленькимъ ребенкомъ и разразилась плачемъ. Замѣчательны и не-
объяснимы тѣ случаи, когда пробужденіе происходитъ безъ всякаго
внѣшняго повода (mouvement psychique). То-же самое бываетъ иногда
и при натуральномъ снѣ, особенно въ началѣ его, и такіе случаи
О. liosenbach объясняетъ усиленіемъ рефлексовъ. Общимъ правиломъ
остается, однако, то, что глубокіе гипнозы держатся долгое время,
если не будутъ прекращены искусственнымъ образомъ. Въ такомъ
гипнозѣ человѣкъ можетъ пребывать цѣлыми часами.
Уже старые месмеристы (Du Potet, Lafontaine) описывали, въ
видѣ рѣдкаго явленія гипноза, особое летаргическое состояніе, изъ
котораго пробужденіе невозможно никакими искусственными сред-
ствами. Затѣмъ черезъ нѣкоторое время испытуемый просыпается
самъ собою, безъ всякихъ вредныхъ послѣдствій. Gmrmonprez опи-
сьіваетъ личность, пробывшую трое сутокъ въ глубокомъ гипнозѣ^
Изъ котораго никто не могъ пробудить ее. Судя по всему, такія не-
чаянности случаются чаш;е при употребленіи чувственныхъ раздра-
. ®еній, напримѣръ, фиксаціи или месмерическихъ пассовъ. Вдоба-
вокъ, насколько мнѣ извѣстно, это состояніе наблюдалось только
У истеричныхъ. Bernheim полагаетъ, что тутъ дѣло идетъ объ исте-
Рическомъ снѣ, и я тоже держусь того мнѣнія, что эталетаргія должна
быть отдѣлена отъ гипноза, въ виду отсутствія главныхъ признаковъ
послѣдняго. Потому только, что она вызывается тѣми же манипуля-
Діями, какъ гипнозъ, еще нельзя говорить о тождествѣ; для этого
Требуется одинаковость явленій, а не способа происхожденія. Если
У одного отъ пощечины происходитъ изліяніе крови подъ кожу, а
У другого разрывъ барабанной перепонки, то никто не станетъ
Отождествлять этихъ двухъ поврежденій только потому, что причина
У нихъ одна и та-же.

Модль, Гипнотивмъ.
34 ГИПНОСКОПЪ, ПРЕДРАСПОДОЖЕНІВ К Ъ ГИПНОЗУ,

К т о м о ж е т ъ с ч и т а т ь с я д о с т у п н ы м ъ г и п н о з у ? ОсЛо-
rowits изобрѣлъ особый инструментъ, г и п н о с к о п ъ , дающій, по
его словамъ, возможность опредѣлить предрасположеніе къ гипнозу,
безъ посредства гипнотическаго опыта. Это кольцеобразный желѣз-
ный магнитъ, который надѣвается на пальцы испытуемаго лица. У
людей, воспріимчивыхъ къ гипнозу, при этомъ будто бы появляется
особое ощущеніе въ кожѣ или мышечныя подергиванія, а у невос-
пріимчивыхъ нѣтъ. Но другіе изслѣдователи (Ofemfemer, Gessmann,
Grasser, Bottey) ничего подобнаго не замѣчали. Указаны еще и дру-
гіе признаки для опредѣленія воспріимчивости къ гипнозу, но, по
моему мнѣнію, всѣ они ненадежны.
Ни неврастенія, ни блѣдность лица, ни истерика, ни общая
слабость не порождаютъ особаго предрасположенія къ гипнозу. Что
до истерики, то, по моимъ наблюденіямъ, она далеко не пригодна
для гипнотическихъ онытовъ. Н а ш а о б ы ч н а я и с т е р и к а , с ъ е я
изменчивой картиной: головной болью, своеобразнымъ ощущеніемъ
піара, поднимающагося изъ-подъ ложечки въ глотку (globus), съ
потребностью интересничать, преувеличивать свои страданія—эта
истерика, насколько я могу судить по моему личному опыту, по-
р о ж д а е т ъ о ч е н ь с л а б о е п р е д р а с п о л о ж е н і е къ гип-
н о з у , Этому немало способствуетъ и духъ противорѣчія, обуре-
вающей подобныхъ личностей. Jolly тоже признаетъ, что гипнозу
доступны не одни истеричные. Ошибочное мнѣніе, будто истеричные
или нервные люди болѣе другихъ воспріимчивы къ гипнозу, соста-
вилось, вѣроятно, изъ того, что большинство врачей только надъ
ними и производили свои опыты. Вдобавокъ, у большинства людей
не трудно открыть нѣчто такое, что можетъ быть истолковано въ
смыслѣ истерики,—стоитъ только хорошенько поискать. Далѣе,
если каждаго, кто подвергаетъ себя гипнотическому опыту, объ-
явить нервпымъ человѣкомъ, какъ это дѣлаетъ Momnd, то гип-
нозъ, разумѣется, станетъ возможнымъ только для нервныхъ людей,—
но развѣ это серьезная рѣчь? Въ действительности же, если усло-
віемъ для гипноза считать болѣзненное состояніе организма, при-
дется придти къ заключенію, что почти каждый изъ насъ на чемъ-
нибудь да рехнулся и на чемъ-нибудь хромаетъ {Sperling. Впро-
чемъ, еще старые месмеристы утверждали, что только истерія соз-
даетъ наклонность къ магнетическому сну и что здоровыхъ магнети-
зировать невозможно (Brandis),—мнѣніе, раздѣлявшееся и Lichten-
вШ^'омъ.
П£отивъ мнѣнія, будто общая слабость есть предраснолагающій
моментъ къ гипнозу, я долженъ замѣтить, что гипнотизировалъ не
малое число людей, очень крѣнкаго тѣлосложенія. Извѣстно также,
ПРЕДРАСПОЛОЖЕНІЕ К7> ГИПНОЗУ. Зй

ЧТО Ilansen, практическая опытность котораго все же что-пибудь


да значитъ, выбиралъ для своихъ опытовъ преимущественно плот-
ныхъ людей. Съ другой стороны, замѣчательна чрезвычайная вос-
пріимчивость чахоточныхг (Bernheim).
Что касается умственныхъ способностей, то, по словамъ РогеѴя, |
в с я к і й душевно здоровый человѣкъ в о с п р і и м ч и в ъ къ
г и п н о з у . ЕиІепЬигд тоже полагаетъ, наравнѣ со многими другими/
авторами, что за болѣзненное явленіе скорѣе можеть.-считаться
неспособность впасть въ гипнозъ, чѣмъ невоспріимчивость къ гип-
нозу. По мнѣнію Lieheault, наслѣдственность играетъ большую роль
въ предрасположеніи къ гипнозу. Что дугаевно-больнне, въ особен-
ности идіоты, если не вовсе недоступны гипнозу, то, во всякомъ ^ д
случаѣ, очень туго поддаются ему, объ этомъ единогласно говорятъ,
всѣ наблюдате.!іи. Впрочемъ, Л. Voism'y удалось, при дЬлжномъіеір=—
пѣніи, гипнотизировать ІО^/о всѣхъ душевно-больныхъ. Что же до
вліянія умственнаго развитія, то о б р а з о в а н н ы е л ю д и л е г ч е
у с т у п а ю т ъ г и п н о з у , чѣмъ тупые и умственно неразвитые.
Прибавлю еще, что и изъ среды простого народа болѣе выдающіяся
по уму личности лучше гипнотизируются, чѣмъ другіе. Душевное
возбужденіе легко можетъ явиться препятствіемъ къ гипнозу. Въ
связи съ этимъ отчасти находится, вѣроятно, и тотъ, замѣченный
многими, между прочимъ, Wetterstrand'ошъ и Шпдіег ожъ, фактъ,
что нѣкоторые люди по временамъ выказываютъ невоспріимчивость...
къ гипнозу. Это временное исчезновеніе наклонности къ гипнозу я
наблюдалъ въ цѣломъ рядѣ случаевъ.
Окончательно ложной должна быть признана мысль, будто бы j .
воспріимчивость къ гипнозу есть признакъ с л а б о й в о л и. Правда,' /
что способность отказаться отъ своей воли облегчаетъ гипнозъ.
Этимъ объясняется, почему солдаты въ общемъ очень хорошалод-.
даются гипнозу. Очень много способствуетъ гипнозу и то, если чело-
вѣкъ въ состояніи направлять свои мысли въ опредѣленную сто-
рону. Іі такъ какъ последнее качество есть скорѣе признакъ сильной
воли, то воспріимчивость къ гипнозу тоже должна быть признана ско- "Ѵ
рѣе за выраженіе силы воли, чѣмъ слабости ея. Умѣніе сообщать
свопмъмыслямъопредѣленное,заранѣе предначертанное направленіе
есть отчасти прирожденный даръ, отчасти дѣло привычки или доброй
воли. Напротивъ того, кто никакъ не можетъ сосредоточивать своеѴ
впиманіе и вѣчно разсѣянъ, тотъ едва-ли поддастся гипнозу. Именно
между нервными людьми поразительно многіе принадлежатъ къэтой Ѵ
послѣдней категоріи, такъ какъ они не въ состояніи остановиться
на какой-нибудь идеѣ, и мысли постоянно находятся у нихъ въ раз-
бродѣ. Наклонность къ гипнозу не всегда присуща и тѣмъ, кто во-
Ъ*
36 ПРЕДРАСПОЛОЖВНШ ПОСЛѢ ПОВТОРНЫХЪ гипнозовъ,

обще легко поддается чужому вліянію. Есть, какъ извѣстно, люди,


которые готовы.-вѣрить„_всему, что имъ наговорятъ, на котб^рыхъ
каждый пустякъ производить впечатлѣніе, и вотъ у этихъ-то именно
людей гипнозъ часто встрѣчастъ очень упорное противодѣйствіе н
не можетъ быть вызванъ въ своихъ тгпггческихъ пролвленіяхъ.
Н а ц Г о н а л ь н о с т ь (ЕгѵаЫ) или внѣшнія условія народнаго
быта (Bruffia) ни мало не вліяютъ на способность къ гипнозу. Forel
въ Цюрихѣ, Benterghem въАжстещ&ш'Ъ, Wetterstrand въСтокгольмѣ
показали, что германцы такъ же хорошо поддаются гипнозу, какъ
и романскія племена. Впрочемъ, то же самое слѣдуетъ уже изъ
наблюденій Braid\ въ Англіи, который однажды загипнотизировалъ
въ Лондонѣ 16 человѣкъ изъ 18. Въ послѣднее время многіе ука-
зывали на особенную воспріимчивость русскихъ, которая, по Роі-
rault и Джевецкому, сильнѣе, чѣмъ у какой-либо другой народности,
Безспорно одно, что наклонность къ гипнозу не есть исключительное
свойство романскихъ расъ. Что внушенія и гипнозы хорошо удаются
и у сельскаго населенія, которое въ обш;емъ не слыветъ за нервное,
это показываютъ наблюденія Еіпдгег\. Онъ произвелъ многочислен-
ный изслѣдованія въ сельскихъ округахъ Швейцаріи, гдѣ о нервоз-
ности и слыхомъ не слыхать. Теггіеп описалъ свои терапевтическіе
успѣхи съ гипнотизмомъ среди другого сельскаго населенія, именно
въ Вандеѣ, гдѣ, правда, въ силу различныхъ обстоятельствъ (пьян-
ства, браковъ между лицами, состоящими въ кровномъ родствѣ,
суевѣрія), очень распространены истерика и неврастенія.
Относительно в о з р а с т а надо замѣтить, чтодѣти моложе 3 лѣтъ
вовсе недоступны гипнозу, а дѣти отъ 3 до 8 лѣтъ поддаются ему
съ трудомъ. Хотя дѣти вообще легко подчиняются чужому влія:йШ7
но мысли у нихъ еще слишкомъ бродятъ для того, чтобы у ребенка
могъ сложиться опредѣденный образъ гипноза. Преклонный воз-
растъ_отйЮдь^е иСЕЛючаетъ возможности гипноза. Однако, по на-
блюденіямъ нансійцевъ, съ которыми согласны и мои собственныя,
пожилые люди даще сохраняютъ послѣ гипноза воспоминаніе о слу-
чившемся^ѣм']^^0й0№е. П о л ъ не оказываетъ -существеннаго
вліянія; вовсе не вѣрно, 'что женщины способнѣе къ гипнозу, чѣмъ
мужчины.
Лѣкоторыѳ наблюдатели (Bremattd, Мааск) укааываютъ еще на рядъ другихъ
уоловій, благопріятствующихъ или мѣшающихъ гипнозу. Первый считаетъ потреб-
леніе спирта ва благопріятный, второй за неблагопріятный моментъ. Но всѣ подоб-
ные выводы, дѣлаѳмые на основаніи немногихъ наблюденій, слишкомъ скороопѣлы
и только еще болѣе вапутываюгь вопросъ. Сомнительной представляется мнѣ и вѣр-
нооть укаааній Шпдгег'а, вамѣчанія котораго вообще очень цѣнкы въ практичесЕомъ
отношеніи. Онъ увѣряетъ, что зимою воспріимчивость къ гипнояу слабѣе, чѣмъ
лѣтомъ, такъ какъ холодъ ооставляеть неблагопріятный момеятъ; такъ, лица, которыя
легко поддавались гипнозу въ лѣтнее время, становились невоспріимчивыми зимою.
Большое вначеніе для занимающаго насъ вопроса имѣетъ ча-
условш, НАХодащіяоя внѣ испытУкмАго. 37

стота, съ которой) опыты повторяются надъ однимъ и тѣмъ яіе ли-


цомъ. Если, согласно Ildhnle, при первомъ опытѣ изъ 10 человѣкъ
воспріим:чивы;іііъ оказывается всего 1, то съ каждымъ послѣдующимъ/І
сеансомъ число воспріимчивыхъ растетъсъ чрезвычайной быстротой.|
И въ этомъ нѣтъ ничего удивительнаго, если принять во вниманіе
взволнованность чувствъ, обнаруживаемую многими въ первое время.
Далѣе, такъ какъ для успѣха гипноза весьма важно, чтобы внима-
іііе иичѣмъ не развлекалось, то многимъ приходится сначала еще на-
учиться сосредоточивать свои мысли. Чтобы, при настойчивомъ пов~у
тореніи опытовъ, можно было повергнуть въ гипнозъ любого чело--^
вѣка, въ этомъ я сомнѣваюсь. Надъ многими лицами я производилъи^ч
по сорока и больше опытовъ и все-таки ничего не могъ добиться. /
Можетъ быть, впрочемъ, что если бы я не терялъ терпѣнія и про-
должалъ свои опыты, я и достигъ бы цѣли, какъ это и с л у ч а л о с ь
и п о й р а з ъ п о с л ѣ с о р о к а н е у д а ч н ы х ъ п о п ы т о в ъ . Тутъ,
очевидно, та же исторія, что и съ большимъ выигрышемъ, который,
по теоріи вѣроятности, разъ вѵ жизни можетъ быть выигранъ каж-
дымъ, кто проживетъ достаточно долго и не перестанетъ играть.
Въ нѣкоторыхъ случаяхъ, однако, бываетъ какъ разъ обратное,
т. е. чѣмъ чаще дѣлаются гипнотическіе опыты, тѣмъ мевѣе они
удаются. Какъ будетъ видно пзъ послѣдующаго, вина лежитъ въ
самовнушеніи, т. е. въ томъ, что у испытуемаго лица все болѣе
и болѣе укореняется убѣжденіе, что оно неспособно къ гипнозу, от-;
чего, если въ первое время у него и получались легкія гипнотичес-/
кія состоянія, то позднѣе они перестаютъ появляться. Случается ]
также, что лица, охотно соглашавшіяся на гипнотическіе опыты, L
начинаютъ потоыъ умышленно сопротивляться и потому не могутъ,/
быть загипнотизированы.
Кромѣ условій, лежащихъ въ самомъ испытуемомъ, есть и дру-
гія, находящіяся внѣ его. Такъ, при первыхъ опытахъ, всякій
сколько-нибудь рѣзкій шумъ можетъ помѣшать наступленію гип-
ноза. Онъ развлекаетъ вниманіе и не даетъ развиться необходимому
Для гипноза психическому состоянію. Позднѣе шумы уже менѣе
йѣшаютъГ^Дл^-успѣХа гипнотическаго опыта, необходимо, чтобы со
стороны окружающихъ не высказывалось ни малѣйшаго признака (/
'недовѣрія. Одно неумѣстное слово, одинъ. неумѣстный жестъ, мо- | '
®етъ испортить все дѣло, Такъ какъ въ настроеніи большого обще- '
ства часта преобладаетъ недовѣріе, такъ какъ даже цѣлая эпоха
Можетъ находиться подъ господствомъ скептицизма, то уа;е отсюда
объясняются тѣ гродіадпыя колебанія, которыя предрасположеніе
Къ гипнозу обнаруживаетъ въ разныя времена и въ разныхъ мѣ-
стахъ. Нисколько, поэтому, неудивительно, что иной разъ удается
38 гипнозъ визъ соглаСиі иСпытуМаі-й.

гипнотизировать 10 человѣкъ подрядъ, одного за другимъ, тогда


какъ при другомъ случаѣ 10 человѣкъ оказываются всѣ недоступ-
ными гипнозу.
Со стороны г и п н о т и з и р у ю щ а г о требуется нроникновеніе
въ душевныя качества человѣка и опытность. Послѣдняя болѣе не-
Ѵ'обходима, чѣмъзнаніе анатоміи и физіологіи. Опытънаучаетъ инди-
в и д у а л и з и р о в а т ь , т . е . пріурочивать свой образъ дѣйствія къ
особеннымъ качествамъ испытуемаго. Навыкъ и даръ наблюдатель-
ности подскажутъ, нужно-ли въ должный моментъ предпочесть
фиксацію или закрытіе глазъ. Опытный экспериментаторъ сразу
нойметъ^ слѣдуетъ ли ему въ данномъ случаѣ добиваться гип-
ноза посредствомъ словъ, или же, напротивъ, слова мргутъ повре-
дить дѣлу и что надо бить преимущественно на месмерическіе пассы
и т. д. Кто легко поддается гипнозу, того всякій загипнотизируетъ;
но кто мало податливъ, съ тѣмъ справится только умѣлый и опыт-
ный экснериментаторъ. Этому нисколько не нротиворѣчитъ тотъ
фактъ, что личность экспериментатора можетъ имѣть весьма суще-
ственное значеніе. Можетъ, напр., случиться, что онредѣленное
лицо А., хотя и приводится въ гипнозъ В., но не поддается С. Съ
другой стороны, лицо Д. можетъ поддаться С., но не В. Вліяніе,
оказываемое одной личностью на другую, зависитъ отъ индивидуаль-
ности обѣихъ. То же самое мы очень часто видимъ въ жизни, напр.,
во взаимномъ отношеніи между учителемъ и ученикомъ, въ отноше-
ніяхъ дружбы, половой любви и т. д. Во всѣхъ этихъ случаяхъ
вліяніе одного лица на другое всегда опредѣляется индивидуаль-
Спостью о б о и х ъ .
Что существуетъ, впрочемъ, индивидуальный даръ гипнотизиро-
анія и внушенія,—на который я лично ни мало не притязаю—это
несомнѣнно. Правда, не слѣдуетъ понимать этоті даръ въ смыслѣ
старыхъ месмеристовъ, приписывавшихъ нѣкоторымъ людямъ осо-
бую физическую силу; какъ и при нѣкоторыхъ другихъ талантахъ,
дѣло идетъ здѣсь объ особыхъ душевныхъ способностяхъ. Спокой-
CTBiej^ присутствіе. духа,^л:ерпѣшеуг=£се~ато.супі,ественно; было бы
нелѣпо думать, что каждый обладаетъ этими свойствами. Изо дня въ
день цѣлыми часами отдавать себя одной личности, ужь это одно
требуетъ такой выдержки, на которую способны немногіе. Тутъ
требуется гораздо большее терпѣніе, чѣмъ при прописываніи рецен-
товъ, которые въ такой-же промежутокъ времени можно насочи-
нить^цѣлыя дюжины.
вы^ыванів гипноі^А во Он4. 3d

Не маловажный водросъ заключается въ томъ, можно-ли'кого-


ішбудь гипнотизировать б е з ъ или п р о т и в ъ е г о ж е л а н і я ? В ' Ь
этомъ отношеніи все сводится къ тому, выполняетъ ли данное лицо
предъявленныя къ нему требованія или нѣтъ. Если оно ихъ выпол-
няетъ, если, напримѣръ, испытуемый въ должной мѣрѣ сосредото-
чиваетъ свое вниманіе, то уже при первомъ опытѣ у него можно
вызвать гипнозъ и помимо его желанія. Надо, впрочемъ, замѣтить,
что Ето не хочетъ быть загипнотизированнымъ, тому трудно при-
вести себя въ необходимое психическое состояніе; онъ, пожалуй,
будетъ фиксировать, но въ то же время развлекать свое вниманіе.
Я имѣю, однако, основаніе думать, что нѣкоторые люди, привык-
шіе къ повиновенію, могутъ быть загипнотизированы противъ своей
воли съ перваго'же раза, если только вселить въ нихъ вѣру въ
неизбѣжное наступленіе гипноза. Но такіе случаи рѣдки. Зато не
подлежитъ сомнѣнію, что послѣ многократныхъ онытовъ, многі^
нпадаютъ въ гипноз'г и помимо своей воли, даже умышленно
выполнивъ должныхъ условій. Ошпж HeidenhairCdi. тоже показы-
ваютъ, что человѣкъ можетъ быть загипнотизированъ вопреки са-
мому себѣ. Онъ приводилъ въ гипнотическое состояніе солдатъ, ко-
торымъ начальство строжайше запретило засыпать, и при томъ въ
присутствіи того же начальства. Для солдата подобный приказъ со
стороны начальника равносиленъ собственному желанію не под-
даться гипнозу. Послѣ-гипнотическое внушеніе, о которрмъ рѣчь бу-
детъ ниже, есть тоже одинъ изъ способовъ_ ,гипнотизиров^ь~людЩ
противъ-шсъ-волйТ^йаютъ и такіе особые случаи, когда воля че-
ловѣка-7і;ерЖится,' такъ сказать, на точкѣ безразличія, не склоняясь .
ни въ ту, ни въ другую сторону. У такого человѣка условія
гутъ иногда случайно сложиться въ пользу гипноза, безъ его вѣ- *
дома {Мах Bessoir). Положимъ, что нѣкто во время работы очень
пристально фиксируетъ какую-нибудь опредѣленную точку; этого
достаточно, чтобы произвести у него гипнозъ (особенно послѣ преж-
нихъ неумѣлыхъ попытокъ) безъ того, чтобы онъ объ этомъ думалъ.
Тутъ, стало быть, воля не участвуетъ ни за, ни противъ. Сообш,ае-
мый Freyerowb фактъ, что, при снятіи фотографій, снимающіеся
нпадаютъ иногда въ состояніе оцѣпенѣнія, тоже долженъ быть от-
несенъ къ непроизвольному гипнозу, вызванному пристальнымъ
смотрѣніемъ. Я уже упомянулъ выше, что въ Сальпетріерѣ нѣкото-
рые больные впадаютъ въ каталепсію отъ неожиданнаго громкаго
Шума. Интересенъ слѣдующій случай: дѣвушка, часто впадавшая въ
гипнозъ отъ внезапныхъ шумовъ, подкралась однажды къ чужому
коммоду, чтобы стянуть фотографическія карточки. Въэто время не-
чаянно ударили въ тамтамъ, отчего съ нею тутъ же сдѣлалась ката-
40 ГИПНОТИЭАДІЯ в о СНѢ.

лепсія, и она такъ и застыла съ протянутой рукой и выдала себя.


Парк Тике выражаетъ сожалѣніе, что не всякаго вора молшо пой-
мать такимъ удобнымъ способомъ.
Еще Bertrand разсказывалъ, іто нѣкоторыхъ людей можно не-
посредственно перевести изъ естественнаго сна въ магнетическій.
Въ новѣйшее время многіе пытались достигнуть того же по части
гипноза, т. е. превратить естественный сонъ въ гипнотическій.
Baillif, Gscheidlen, Berger,BernheiM, Forel производили подобные
опыты даже надъ такими людьми, которые еще ни разу не были гип-
нотизированы или раньше оказались недоступными гипнозу. Я тоже
сдѣлалъ нѣсколько относящихся сюда наблюденій, между прочрімъ,
у одного господина, котораго я много разъ гипнотизировалъ и за-
частую переводилъ изъ послѣобѣденнаго сна въ гипнозъ безъ того,
чтобы онъ просыпался. Въ другомъ случаѣ мнѣ удалось слабыми
внушеніями вызвать у одного господина, во время послѣобѣденнаго
сна, различныя движенія, напр. поднятіе рукъ. Для этого мнѣ при-
ходилось говорить шепотомъ, потому что иначе онъ просыпался. Но
могутъ ли подобные опыты удаваться у людей, которые, ничего не
слыхали о гипнозѣ,—это сомнительно. ScJirenck-Noising описываетъ
случай, въ которомъ гипнозъ былъ вызванъ изъ послѣ-эпилептиче-
ской спячки. Случаи удачнаго переведенія истерическихъ сновъ въ
гипнозъ описаны, между прочимъ, LowenfeMm%. Укажу по этому
поводу еще разъ па разобранный выше вопросъ о возможности вы-
звать гипнотическія состоянія химическими средствами, хлорофор-
момъ и т. д.
J Мы видимъ, во всякомъ случаѣ, что предварительное согласіе но
ерть нѣчто безусловно необходимое для гипноза и что, съ другой
лтороны, многіе люди, при всей своей готовности поддаться гипнозу,
Яне могутъ быть загипнотизированы (Prefer, Ford). Въ общемъ,
! однако, намѣренное противодѣйствіе служитъ помѣхой для гипноза,
хотя бы уже потому, что человѣкъ, который хочетъ, чтобы его
гипнотизировали, гораздо легче вынолняетъ необходимыя требова-
пія, чѣмъ тотъ, кто этого не желаетъ. Неудивительно, поэтому, что
больные, являющіеся къ врачу для леченія гипнозомъ, въ особенно-
1 сти, если они приходятъ съ полнымъ довѣріемъ къ нему, легче под-
даются гипнозу, чѣмъ другіе. Эти часто являются съ молчаливымъ
памѣреніемъ доказать, что „нашего брата не проведешь" или, какъ
выражается Nonne, „только ради штуки". Увѣрены-же многіе, что
воспріимчивость къ гипнозу есть признакъ слабости воли или ума!
ПРОЦКНТЪ ВООПРШМЧИВЫХЪ К Ъ ГИПНОЗУ дюдвй. 41

Принимая во щіиманіе многочисленность условій, вліяющихъ на


наступленіе гипноза, нечего удивляться, что процентъ снособныхъ
КЪ гипнозу людей различно опредѣляется авторами. Если Ewald въ
Берлинской больницѣ для неизлечимыхъ женщинъ могъ загипноти-
зировать всего двухъ, тогда какъ Liebault гипнотизируетъ больше
своихъ больныхъ, то эта громадная разница находить себѣ
объясненіе въ неодинаковости условій, особенно въ недостаточной
психической подготовкѣ со стороны больныхъ Ewald'a. Bottey
опредѣляетъ число воспріимчивыхъ людей въ ЗО^/о, Otto Bins-
wanger болѣе чѣмъ въ 50°/о, Borselli въ ТО^/о, а Belboeuf въ
80°Іо слишкомъ. Указанія послѣдняго цѣнны въ особенности по-
тому, что они составлены, очевидно, съ большой разборчивостью,
какъ это долженъ признать всякій, кто читалъ работы Belboeuf
Онъ тщательно исключаетъ притворщиковъ, выказывая въ этомъ
отношеніи еще большій скептицизмъ, чѣмъ нансійскіе изслѣдова-
тели. Bernheim оспариваетъ у госпитальныхъ врачей, не съумѣв-
шихъ загипнотизировать, по меньшей мѣрѣ, 80°/о своихъ больныхъ,
всякое право разсуждать о гипнотизмѣ. Forel нрисоединйется. къ
этому приговору.
Schrenck-Notzing предпринялъ тщательное международное изслѣ-
довапіе относительно способности къ гипнозу, обратившись для этого
КЪ многочисленнымъ изслѣдователямъ различныхъ странъ Англіи,
Швеціи, Гермаиіи, Франціи, Алжира, Канады и Швейцаріи. Изъ
8705 человѣкъ, вошедшихъ въ его статистику, безусловно невос-
пріимчивыми оказались всего 6"/о. Остальные 94°/о онъ раздѣляетъ
на 3 группы, согласно классификаціи Forel'a, о которой сейчасъ
будетъ рѣчь. Оказалось, что въ сонливость впали 29°/о, въ гипота-
ксію 4 9 7 О , В Ъ сомнамбулизмъ IS^/O-
Чѣмъ чаще повторяются гипнотическіе опыты, тѣмъ скорѣе на-
ступаетъ гипнозъ. Для перваго раза часто требуется болѣе продол-
жительное время, около 5 минутъ и больше, хотя иногда достаточно
и нѣсколькихъ секундъ. Если опытъ нѣсколько разъ удавался, то
въ нослѣдующіе разы онъ идетъ какъ бы по дисанному. Это оттого,
что вспоминаемый образъ прежнихъ гипнозовъ существеннымъ об-
разомъ содѣйствуетъ наступленію новаго. Сверхъ того, предшество-
вавшими гипнозами устранепъ самый злѣйшій врагъ ихъ, именно
вѣра человѣка, что онъ недоступенъ гипнозу или можетъ быть гип-
потизируемъ только опредѣденной личностью. Увѣренность, съ ко-
торою пользующіеся извѣстностью гипнотизеры такъ легко гипно-
тизируютъ другихъ, отчасти основана на томъ, что нослѣдніе, вѣ-
рятъ, что такая знаменитость непремѣнно усыпитъ ихъ, а другіе
Этого не смогутъ. Воснріимзшщсть къ гипнозу можетъ снова про-

БИБЛИОТЕКА]
им«н«
L • 1Ж ІІСыиМА
КІАССЙФИКАЦШ CiHAftCOl'.

пасть, если опыты долго не возобновлялись. Такъ, одинъ изъ моихъ


больныхъ, отличавшійся чрезвычайной воспріимчивостью, утратилъ
эту способность послѣ того, какъ онъ въ теченіе 6 мѣсяцевъ ни разу
не былг гнпнотизированъ. Тожесамоеянаблюдалъ и у другихъ. До-
статочно, впрочемъ, нѣсколько новыхъ опытовъ, чтобы вновь воз-
вратить человѣку способность къ гипнозу.

Изъ ііриведенныхъ выше примѣрлвъ видно, что отдѣльныя гип-


нотическія состоянія сильно различаются между собою, особенно
въ смыслѣ глубины гипноза. Было, поэтому, весьма естественно по-
дыскать какую-нибудь классификацію, которая помогала бы разо-
, браться въ нихъ.
Наибольшей извѣстностью пользуется классификація Charcot,
который различаетъ три гиннотическія состоянія: каталептическое,
летаргическое и сомнамбулическое. Объ нихъ рѣчь будетъ подробно
ниже, а пока замѣчу только, что эта классификація не имѣетъ об-
ш,аго значенія. Въобш,емъ классификація Charcot едва-липріобрѣла
себѣ новыхъ приверженцевъ за послѣдніе годы; между тѣми немногими
авторами, которые высказываются за нее, нужно упомянуть Crocq\,
но и онъ принимаетъ эту классификацію только для небольшого
числа случаевъ. Молчаніемъ я обойду и классификацію Pitres'a,.
Онъ отчасти придерживается Charcot, но принимаетъ столько раз-
личпыхъ видовъ гипнотическихъ состояній, что только запутываетъ
дѣло. Подраздѣленіе Gurney'si на двѣ стадіи (alert u deep stage)
вѣрпо только для немногихъ случаевъ. Точно также и три степени
Eichet, Fontan'a, и Segard's. недостаточно характеристичны для того,
чтобы можно было придавать иыъ практическое значеніе.
Не особенно пригодной представляется мнѣ и классификація
Delboeufa.. Онъ различаетъ двѣ ступени гипноза, съ аналгезіей' и
безъ нея. По такъ кавъ полная аналгезія составляетъ большую рѣд-
кость, а между различными оттѣнками ея трудно провести строгое
разграниченіе, то аналгезія кажется мнѣ недостаточно яркой ха-
рактеристической чертой. Большою извѣстностью пользуются также
классификаціи Lielault, ВегпЬеітв. и РогеГя. Такъ какъ въ основѣ
пхъ лежитъ одинъ и тотъ-же принципъ, и различіе между ними сво-
дится къ числу степеней—LiebauU принимаетъ 6, Bernheim 9, а
Forel 3—то я приведу только классификацію послѣдняго.
Степень I. Сонливость; гипнотизированный лишь съ большимъ
трудомъ противостоитъ внушеніямъ.
Степень II. Гипотаксія (charme); глаза крѣпко сомкнуты и не '
ЙЛАССИФЙКАЦІП FOREl/я. 43

Могутъ быть раскрыты, гипнотизированный принужденъ повино-


ваться различнымъ внушеніямъ.
Степень III. Сомнамбулизмъ; характеризуется амнезіей послѣ
пробужденія, т. е. гипнотизированный не помнитъ послѣ пробуж-
денія, что съ нимъ было во время гипноза,
Дѣленіе Ford'я, LiebauU'& и ВегпЬегтъ. зиждется, главнымъ
образомъ, на амнезіи и противопоставляетъ случаи гипнотическихъ
состояній съ амнезіей (степень III ForeVn) другимъ случаямъ безъ
амнезіи (степени I и II РогеГя).
Гипнотическія состоянія, при которыхъ существуегь амнезія, обозначаются
названными авторами именемъ сомнамбулизма. Замѣчу къ олову, что ужо WienhoM
называлъ сомнамбулизмомъ магнетичоскія спстоянія съ послѣдовательнымъ сомнам-
булизмомъ.
. Я нахожу болѣе правильнымъ опредѣлять степень гипноза но
по амнезіи, а по явленіямъ во время самого гипноза. Я покажу
ниже, что воспоминаніе послѣ гипноза находится въ зависимости
отъ многихъ другихъ условій, не имѣющихъ ничего общаго съ глу-
биною гипноза. Случайно бросившійся въ глаза внѣшній предметъ
можетъ возбудить цѣлую цѣпь воспоминаемыхъ образовъ. Мы уви-
димъ также, что воспоминаніе находится подъ существеннымъ влія-
ніемъ внушенія. Ddboeuf^ часто производившей свои опыты въ глу-
бокомъ гипнозѣ, увѣряетъ, что его субъекты отдавали себѣ послѣ
пробужденія ясный отчетъ о гипнотическихъ явленіяхъ. Вотъ по-
чему я нахожу болѣе правильнымъ судить о глубинѣ гипноза ис-
ключительно по явленіямъ во в р е м я самого гипноза.
Многочисленныя подраздѣленія Liebeault и Bernlieim'a, потому
представляются мнѣ мало пригодными, что въ основу нхъ не поло-
жено однороднаго начала. Такъ, одна степень характеризуется крѣп-
кимъ смыканіемъ глазъ, а другая, болѣе глубокая степень, разстрой-
ствомъ движеній рукъ. Но такъ какъ последнее можетъ существо-
вать и при отврытыхъ глазахъ, то въ немъ нельзя видѣть углубленія
того состоянія съ закрытыми глазами. Въ каждой болѣе глубокой
степени должны быть на лицо явленія всѣхъ предшествующихъ,
всѣхъ болѣе легкихъ состояній {Max Bessoir).
Чтобы обойти эти затрудненія Max Bessoir предложилъ другую
классификацію гипнотическихъ состояній, столько же простую, а
сколько и наглядную. Онъ раздѣляетъ эти состдянія на двѣ большія/
группы, различающіяся между собою развитіемъ функціональныхтіі
разстройствъ. Въ первой группѣ нзмѣненными представляются лишв
произвольныя движенія,'а во второй существуютъ, кромѣ того, е щ й /
отклоненія въ дѣятельности органовъ чувствъ. Слѣдовательно, вѵ
Первой группѣ ненормальными бываютъ тѣ функціи, которыя зави-
Сятъ отъ центробѣжныхъ путей нервной системы, тогда какъ во вто-
44 КЛАССИФИКАДШ MAX DBSSOIB'A.

рой группѣ страдаютъ функціи центростремительныхъ путей. Этотъ


принципъ дѣленія былъ извѣстенъ еще Кіиде. Лишь немногіе испы-
туемые принадлежать ко второй группѣ; если общее число вос-
пріимчивыхъ принять въ 7Ъ Іо, то около 5 5 ® / о будетъ принадле-
жать къ первой группѣ, а 20"/о ко второй. Кгоп считаетъ это
отношеніе еще слигакомъ высокимъ, такъ какъ, по его мнѣнію,
ко второй группѣ припадлежитъ еще меньше людей, чѣмъ при-
нято мною; онъ допускаетъ, однако, что, посредствомъ навыка и
при содѣйствіи другихъ моыентовъ, эти числа могутъ существенно
измѣниться.
Само собою разумѣется, что упомянутыя двѣ группы допускаютъ
еще дальнѣйшія подраздѣлепія и типы. Такъ, нѣкоторыя гипноти-
ческія состоянія, относящіяся къ первой группѣ, характеризуются
только смыканіемъ глазъ, причемъ гипнотикъ не можетъ произвольно
открывать ихъ, какъ это было въ моемъ первомъ случаѣ (см. стр. 22).
Это состояніе дногда принимается за особую степень гипноза; но на
самомъ дѣлѣ, послѣ всего сказаннаго, оно ничто иное, какъ особая
разновидность второй группы. За особую степень оно признается
часто потому, что во многихъ случаяхъ гипнозъ начинается закры-
тіемъ глазъ, за которымъ уже потомъ слѣдуютъ другія разстройства
движеній. Но это отчасти не болѣе, какъ случайность {Мах Dessoir):
мы просто привыкли вызывать гипнозъ воздѣйствіемъ на глаза и на-
чинать дѣло съ закрытія глазъ; отчасти эта привычка произошла
отъ отождествленія гипноза со сномъ. Есть гипнотики, которые впа-
даютъ въ гипнозъ при открытыхъ и неподвижно остановившихся гла-
захъ,какъэто бываетъ при описываемой ниже зачарованности (Fasci-
nation) (см. опытъШ).Мнѣ попадались многіялица, у которыхъ вооб-
ще нельзя было вызвать разстройства движепій глазъ, тогда какъ дру-
гія мышцы поддавались легко. На этомъ основаніи, я долженъ при-
знать ошибочнымъ ваявленіе MichaeVn, что существованіе гипноза
должно быть принято только въ томъ слу^аѣ, когда глаза совер-
шенно закрыты. Зато онъ правъ, что такія состоянія, въ которыхъ
послѣ долгой фиксаціи наступаетъ утомленіе или даже легкое
головокруженіе, не должны быть причислены къ гипнозу, если не
присоединятся явленія, типичныя для послѣдняго.
Что между упомянутыми двумя группами не существуетъ рѣз-
кой границы, это разумѣется само собою. Мы повсюду встрѣчаемъ
постепенные переходы между ними, такъ что одно состояніе очень
походить на другое. Точно также переходъ- отъ нормальной жизни
къ гипнозу совершается незамѣтными ступенями и вовсе не такъ
круто, какъ нѣкоторые полагаютъ. Даже простое закрытіе глазъ,
которое уже навѣрное не можетъ считаться глубокимъ гипнозомъ,
ЗАЧАРОВАНЙОСТЬ (PASCINATfOK, CAPTIVATION). '
fy f
представляетъ цѣлнй рядъ переходныхъ ступеней: с н а ч а л ^ і і ^ ^ е '
отяжелѣніе вѣкъ, затѣмъ потребность закрыть глаза, потомъ труд-
ность открывать ихъ и, наконецъ, полное смыканіе глазъ. Словомъ,
мы имѣемъ тугъ всевозможныя градацін, тавъ что вовсе не трудно
было бы установить сотни различныхъ степеней гипноза.
Далѣе, не всегда глубокій гипнозъ достигается сряду же; во
многихъ случаяхъ сначала появляются легкія состоянія, а затѣмъ
уже полное усыпленіе. Понятно, что, при такой преемственности пе-
реходовъ трудно указать моментъ, когда насталъ настоящій гип-
нозъ, Глубокій вздохъ въ началѣ гипноза напрасно считается нѣ-
которыми за важный діагностическій моментъ, тѣмъ болѣе, что онъ
очень легко передается отъ одного лица другому, путемъ подражанія
(Delboeuf). Столь же мало значенія имѣютъ и глотатбльныя движе-
нія, появляющіяся B'f. особенности при продолжительной фиксаціи.
Какъ уже заыѣчено выше, по смыслу самого слова, подъ гипно^
зомъ можно разумѣть только состолнія, похожія на сонъ. На са-
момъ дѣдѣ, однако, при тѣхъ состояніяхъ, которыя принадлежать
къ первой групнѣ, о сходствѣ со сномъ не можетъ быть рѣчи. По-
этому, въ послѣдпее время, было предложено совершенно отдѣлить
эти состоянія отъ гипноза, давъ имъ иное названіе. Такая попытка
сдѣлана, между прочимъ, Жаж'омъ Шгзск^ешъ, предложившимъ для
нихъ названіе зачарованности (Captivation). Нона это нужно заме-
тить слѣдуіощее: мы сплошь и рядомъ видимъ, что этимологическое
значеніе слова становится слишкомъ тѣснымъ для всего того, что
первоначально подразумевалось подъ нимъ, или что оно съ тече-
ніемъ времени пріобрѣтаетъ болѣе широкій смыслъ. Напомню слово
электричество, при которомъ едва ли кто думаетъ теперь объ
электронѣ, янтарѣ.
Нѣкоторые, въ томъ числѣ Bernheim, утверждаютъ, что ника-
кого гипноза не существуетъ, а есть только внушеніе. Это изрѣче-
ніе, при всей его отрывистости оракула, представляется мнѣ не со--
всѣмъ правильнымъ. Нельзя же, въ самомъ дѣлѣ, сравнивать съ
обыкновеннымъ внушеніемъ въ нормальной жизни такія состоянія,
какъ въ приведѳнномъ выше четвертомъ примѣрѣ. Pierre Jan4'
справедливо говоритъ, что изъ того, что между нормальнымъ со-
стояніемъ и гипнозомъ существуютъ многоразличные переходы, еще
Нельзя заключать, что гипнозъ не представляетъ ничего особеннаго.
Такое состояніе, въ которомъ послѣ пробужденія теряется всякое
воспоминаніе о случившемся, какъ это было въ нашемъ четвертомъ
случаѣ, никакъ не можетъ быть приравнено къ нормальному состоя-
нію.Этому нпсколько не противорѣчитъ тотъ фактъ,что и въ бодрствую-,
Щемъ состояніи тоже осуществляются иногда нѣкоторыя внушенія.
Ш. Гипношеекія явленія.
Перехожу теперь къ явленіямъ гипноза. Чтобы дать, по воз-
можности, наглядное представленіе объ этомъ предметѣ, я раз-
дѣлю его схематически на физіологію и психологію. Не нужно,
однако, думать, будто такое разграниченіе существуетъ въ дѣйстви-
тельности; объ этомъ не можетъ быть и рѣчи. Въ самомъ дѣлѣ, тѣ-
лесныя отнравленія, которыя я буду описывать вх физіологической
части, представляются уклонившимися отъ нормы единственно въ
силу измѣнившагося психическаго состоянія. Какъ человѣкъ, у ко-
тораго отъ испуга отнялись члены, лишается возможности движеній
вслѣдствіе душевнаго потрясенія, а не вслѣдствіе поврежденія мышцъ,
какъ человѣку въ религіозномъ экстазѣ впдѣпія являются не потому,
что глаза его иначе функціонируютъ, но потому, что самъ онъ нахо-.
дится въ ненормальпомъ душевномъ настроеніи, точно также и въ
гипнозѣ только потому мышцы, органы чувствъ и т. д. ненормально
проявляютъ свою дѣятельность, что изменилось душевное состоя-
ніе. Только, съ этой точки зрѣнія, и слѣдуетъ понимать проводимое
ниже раздѣленіе.
Происходятъ ли въ гипнозѣ, кромѣ первичныхъ психическихъ
п вторичныхъ соматических^ измѣненій, еш;е и первичныя сомати-
ческія отклоненія,—это сомнительно. Описывались, правда, и такія
измѣненія, и мы объ ннхъ скажемъ въ свое время; но относящіяся
сюда изслѣдованія грѣшатъ уже тѣмъ, что въ нихъ не выяснено съ
должной точностью, йдетъ-ли дѣло о послѣдствіяхъ примѣненныхъ
для производства гипноза способовъ или же о существенномъ явле-
ніи самого гипноза. Чтобы пояснить свою мысль, я предположу, что
нѣк^д, очень долго фиксируетъ пуговицу. Въ концѣ концовъ, у него
начнутъ слезиться глаза; но слезы одинаково выступятъ на глазахъ,
какъ въ томъ случаѣ, когда гипнозъ появляется, такъ и въ томъ,
когда онъ не наступаетъ. Слѣдовательно, появленіе слезъ вовсе пе
ДѢЙСТВГЕ ПРЕДСТАВЛКНІЙ. 47

есть существенный признакъ гипноза, а только послѣдствіе того спо-


соба, которымъ мы пользовались для того, чтобы вызвать гипнозъ.
Въ виду тѣсной связи, существующей между психическими и
соматическими явленіями, мнѣ придется, при описаніи послѣднихъ,
то и дѣло ссылаться на первыя, и обратно. Строгое разграниченіе
тутъ немыслимо. И чтобы не разразнивать внѣшнимъ образомъ ве-
щей, внутренно неразрывныхъ, я долженъ буду подчасъ отступать
отъ принятой мною схемы.
Въ гипнозѣ мы на каждомъ шагу встрѣчаемся съ особымъ свой-
ствомъ сознанія,извѣстнымъ теперь подъ названіемъ в н у ш и м о с т и
или, правильнѣе, усиленной воспріимчивости къ внушенію. Мнѣ
такъ часто придется употреблять это названіе, а также и другія,
тѣсно связанныя съ нимъ, что не мѣшаетъ предварительно уяснить
себѣ самое понятіе о внушеніи. Съ этой цѣлью я долженъ сдѣлать
небольшое отступленіе.
Каждое представленіе, возникающее въ умѣ человѣка, произво-
дить извѣстное дѣйствіе, выражающееся то какимъ либо внутрен-
нимъ, то какимъ либо внѣшнимъ процессомъ. Для примѣра на-
помню, что, въ силу закоповъ воспроизведенія представленій, одно
представленіе будитъ другое: представленіе объ о-вѣ Св. Елены
тотчасъ же возбуждаетъ мысль о Наполеонѣ I.
Это своеобразное вовбуждѳніе представленій одного другимъ было названо одной
великой шотландской психологической школой (ТА. Вготі и др.) вакономъ вну-
шенія, и Paul Janet полагаетъ, что именно послѣднее выраженіе и подало Braid'y
поводъ ввести сло:^ «внушать» для нодобныхъ же явленій, именно, для описывао-
маго ниже suggestion d'attitnde. Надо, однако, замѣтить, что слово внушать встрѣ-
чается ужо въ книгѣ Brandis'a «pgychische Heilraitteb (психическіе способы дече-
нія), и притомъ для обовначенія такихъ процессовъ, которые возбуждаются пред-
ставленіями въ магнетичесвомъ снѣ.

Далѣе, представленіе можетъ родить дѣйствіе возбужденіемъ


какого нибудь чувствованія: мысль объ умершихъ родственникахъ
вызываетъ чувство скорби, представленіе о радостномъ событіи—
чувство радости. Точно такимъ же образомъ вызываются и желанія:
представленіе о предметѣ, горячо желаемомъ, возбуждаетъ стрем-
леніе обладать этимъ предметомъ. Ыаконецъ, тѣмъ же путемъ рож-
даются и ощущенія. Примѣромъ можетъ служить зудъ, ощущаемый
многими лицами, когда при нихъ заговариваютъ о блохахъ: чувство
зуда возбуждается здѣсь прбдставленіемъ о блохѣ. Всѣ эти мысли,
чувства, ощущенія и побужденія, рождаемыя представленіемъ, об-
разуютъ внутренніе процессы, знакомые намъ изъ внутренняго
опыта. Далѣе, представленіе можетъ имѣть своимъ послѣдствіемъ
внѣшнее дѣйствіе, такъ какъ имъ вызываются опредѣленныя дви-
женія.
Вглядимся въ то явленіе, которое называется чтеніемъ мыслей и
48 ЧТЕНІЕ МЫСЛЕЙ. ПНУШЕНІЕ. '

КО ropoe въ нѣсколько измѣненной формѣ давно уже было въ ходу въ


Ашміи, какъ общественная игра, подъ именемъ willing-game, а у
насъ вошло въ моду, благодаря публичнымъ представленіямъ Сит-
berland\. А. предлагаютъ выйти изъ комнаты, а между остающи-
мися выбирается В., чтобы онъ задумалъ какой-нибудь предметъ, ко-
торый А. долженъ найти. А. возвращается, беретъ В. за руку и пред-
лагаетъ ему настойчиво думать о томъ мѣстѣ, гдѣ находится заду-
манная имъ вещь,—скажемъ, лампа. В. крѣпко думаетъ о лампѣ, и
мы видимъ, какъ А. вмѣстѣ съ В. направ-мются къ тому мѣсту, гдѣ
она находится и что, указывая на нее, А. говоритъ: „вотъ задуман-
ное". Какъ ни просто это явленіе, объясненное въпослѣднее время
Beard'om^, Gleyewh, Bichet, Obersteiner'ошъ, Ргеуег'ожь и извѣстное
еще 50 лѣтъ тому назадъ ОЬеѵгеиіРю^ но многимъ оно сначала по-
казалось чрезвычайно загадочнымъ. Повидимому, еще и нынѣ не
всѣ согласны съ общепринятымъ объяспеніемъ; такъ, Benoist при-
нимаетъ для нѣкоторыхъ случаевъ особую тонкость обонянія. Обыкс
новенное объясненіе чтенія мыслей состоитъ въ слѣдующемъ: В.
упорно думаетъ о мѣстѣ, гдѣ находится лампа, дѣлая при этомъ
своимъ тѣломъ, а въ особенности рукой мышечныя сокращенія, на-
поавленныя въ сторону лампы. А. чувствуетъ эти сокращенія и слѣ-
дуетъ за ними; онъ даетъ себя увлечь этимъ сокращеніямъ и такимъ
образомъ находитъ задуманный предметъ. В., разумѣется, произво-
дитъ эти движенія неумышленно, такъ что они непроизвольны, онъ
даже не замѣчаетъ ихъ, такъ что они, вдобавокъ, и безсознательны.
И за всѣмъ тѣмъ они были на столько сильны, что послужили пу-
теводной нитью для А. Этотъ примѣръ показываетъ намъ слѣдую-
щее: у В. въ головѣ было опредѣленное представленіе (именно о мѣ-
стѣ, гдѣ стоитъ лампа), и это представленіе породило движенія. Еъ
той же области принадлежитъ и шевеленіе губами, которое мы про-
изводимъ, когда крѣпко задумаемся надъ какимъ нибудь словомъ
(Strieker).
Въ предыдущемъ мы видѣли, что возбужденныя въ насъ пред-
ставленія влекли за собою какое-нибудь дѣйствіе, то внутреннее
(мыс;^ь, ощущеніе и т. д.), то внѣшнее, движеніе; во многихъ слу-
чаяхъ, а быть можетъ и всегда, это дѣйсхвіе бываетъ и внутреннее,
ѵи внѣшнее. Какой именно получится эффектъ, какое представленіе,
т а к о е чувство, какое движеніе будетъ вызвано первымъ предотавле-
ріемъ,—это вависитъ отъ личности человѣка, отъ его воспоминаній,
/его характера, привычекъ и отъ рода представленія.
Во многихъ случаяхъ лицо А. въ состояніи достигнуть опредѣ-
леннаго дѣйствія, которое прямо и м ѣ е т с я и м ъ в ъ в и д у , тѣмъ,
Vfro оно вызываетъ въ другомъ лидѣ В. опредѣленное представлепіе,
ЧТЕНІЕ МЫСЛЕЙ, В Н У Ш Е П І Е . 49

причедіъ это дѣйствіе часто достигается независимо отъ воли В. и


даже вопреки его волѣ. Возьмемъ фокусника. Онъ хочетг взять
правой рукой какой-нибудь предметъ, но такъ, чтобы никто изъ
присутствующихъ этого не замѣтилъ. Для этого онъ устрсмляетъ
свой взоръ на другой предметъ, напр., на свою лѣвую руку; зрители
невольно смотрятъ туда же. Взглядомъ на лѣвуіо руку фокусникъ
произвелъ то, что зрители направили свои взоры въ ту же сторону,
такъ какъ въ нихъ возникло представленіе, что лѣвой рукой
онъ что-то затѣваетъ, и это представленіе породило опредѣлен-
ный результатъ, тотъ именно, что зрители стали смотрѣть на лѣвую
руку. Самое представленіе можетъ даже не сознаваться ясно зри-
телемъ. Въ силу привычки, онъ безъ всякихъ дальнѣйшихъ размыш-
леній готовъ глядѣть въ ту сторону, куда смотритъ другой, т. е. въ
нашемъ случаѣ фокусникъ. Послѣдній умѣетъ подобными пріемами
вліять на зрителя. Онъ часто заставляетъ его направлять свой взоръ
въ ту сторону, въ которую ему желательно, чтобы на другомъ, не
наблюдаемомъ, мѣстѣ подмѣнить или скрыть какіе-нибудь предметы.
Мы видимъ, слѣдовательно, что въ данномъ случаѣ фокусникъ до-
стигъ дѣйствія, которое онъ заранѣе себѣ намѣтилъ. При этомъ онъ
остерегается говорить зрителю, чтобы тотъ смотрѣлъ въ нужную ему
сторону; поступи онъ такъ, зритель понялъ бы его намѣреніе и не
сталъ бы смотрѣть въ то мѢсто, какое желательно фокуснику: же-
лаемый результатъ не наступилъ бы.
Но бываютъ случаи, когда желаемое дѣйствіе достигается именно
|'тѣмъ, что въ человѣка вселяютъ твердую увѣренность въ его
[неизбѣжности. Правда, въ большинствѣ случаевъ, человѣкъ въ
' состояніи СИ.І0Ю воли воспрепятствовать наступленію подобныхъ
дѣйсиій, но не всегда. Слѣдующій примѣръ, приводимый Bonniot,
пояснитъГвъ чемъ дѣло. Скажите человѣку, находящемуся въ замѣ-
шательетвѣ: „да какъ же вы покраснѣли"! и онъ покраснѣетъ. Из-
вѣстно, что есть не мало людей, которые немедленно краснѣютъ,
когда у нихъ вызываютъ убѣжденіе, что они покраснѣли. Ц вотъ,
т а к о й п р о ц е с с ъ , при к о т о р о м ъ и з в ѣ с т н о е дѣйствіе до-
с т и г а е т с я тѣмъ, что у д а н н а г о л и ц а в ы з ы в а ю т ъ у б ѣ ж д е -
н і е в ъ е г о наступленіи,иназывается внушеніемъ.Съэтимъ
ввушеніемъ мы будемъ очень часто встрѣчатьсл при гипнозѣ, и мно-
жество такихъ внушеній уже приведено мною въ предыдущихъ опы-
тахъ. Па подобномъ же процессѣ основанъ нансійскій способъ гип-
нотизированія, состоящій въ томъ, что испытуемому стараются вну-
шить убѣжденіе въ наступленіи гипноза и тѣмъ вызвать самый
гипнозъ.
Но бываютъ случаи, когда представленіе о наступленіи извѣст-
Молль, Гипнотизмъ. 4
50 САМОВНУШЕНІЕ. ИНОВНУШЕНІК.

наго дѣйствія вызывается въ насъ не постороннимъ лицомъ, а нами


самими. При этомъ соотвѣтственное дѣйствіе часто наступаетъ, и
при томъ даже противъ собственной нашей воли. Это явленіе очень
часто наблюдается при патологическихъ условіяхъ; тавъ, напр., заика
очень хорошо можетъ говорить, если не будетъ думать о томъ, что
заикается; но какъ только онъ объ этомъ подумаетъ, какъ только
въ немъ всплыветъ убѣжденіе, что онъ не въ состояніи говорить, не
заикаясь, онъ немедленно начнетъ заикаться. Такъ какъ представ-
леніе о заиканіи вызывается самимъ заинтересованнымъ лицомъ, а
упомянутое выше представленіе о покраснѣніи лица было вызвано
посторонимъ человѣкомъ, то въ послѣднемъ случаѣ говорятъ объ
иновнушеніи (Bentivegm), а въ первомъ—о самовнушеніи.
/ Подобныя самовнушенія очень часты въ патологическихъ слу-
^ я х ъ . Сюда принадлежитъ б о я з н ь о т к р ы т ы х ъ м ѣ с т ъ , а г о р а -
^фобія, которая есть ничто иное, какъ самовнушеніе. Больной одер-
/ жимъ мыслью, что ему не перейти одному чсрезъ открытое мѣсто, и
/ никакими разумными доводами его нельзя разубѣдить. Онъ сознаетъ
вѣрность этихъ доводовъ, но не подчиняется имъ, потому что его само-
внушеніе слишкомъ могущественно. Вообще наше логическое мыш-
леніе большею частью безсильно противъ самовнушеній. Многіе
истерическіе параличи точно также принадлежать къ самовну-
шеніямъ; нѣкоторые больные потому не могутъ двигать ногами,
что въ нихъ укоренилось убѣжденіе, что для нихъ эти движе-
нія невозможны; но если удастся разувѣрить ихъ въ этомъ, то. они
немедленно встаютъ на ноги.
Самоішушенія могутъ быть иногда вызваны какимъ-нибудь внѣш-
пимь поводомъ. Нѣкоторые травматическіе параличи объяснялись
именно подобнымъ механизмомъ,хотя самый вопросъ все еще
остается открытымъ. Съ этой точки зрѣнія, сильный ударъ по рукѣ,
нарушая чувствительность, можетъ вызвать въ пострадавшемъ убѣж-
деніе, что рука потеряла способность къ движенію. Такъ какъ это
убѣжденіе было вызвано ударомъ, то данный случай занимаетъ сре-
дину между ино- и самовнушеніемъ. Случаи, въ которыхъ самовну-
шеніе возникло не непосредственно, а въ силу какого-либо другого
процесса, напр., удара, мы назовемъ н е п р я м ы м и внушеніями, въ
отличіе отъ п р я м о г о внушенія, вызываемаго непосредственно ка-
кимъ-либоопредѣленнымъ представленіемъ. Внушеніе не всегда тре-
буетъ непремѣнно обдумыванія; индивидуальность и привычка мо-
гутъ замѣнить обдумываніе и играютъ большую роль въ дѣлѣ вы-
учки (Dressur), о которой рѣчь будетъ ниже. Если какой-нибудь
внѣшній внакъ, напр., ударъ по рукѣ, нѣсколько разъ подрядъ вы-
зывалъ путемъ разсужденія самовнушеніе, что рука парализована.
ВНУШАЕМОСТЬ. 51

то потомъ это самовнушеніе можетъ механически повторяться при


каждомъ ударѣ, независимо отъ сужденія о дѣйствіи удара.
Для внушенія необходимо, прежде всего, опредѣленное психиче-
ское состояніе, образующее предрасположеніе кънему. Предраспо-
ложеніе къ внушенію называется в н у ш а е м о с т ь ю ; оно должно
предшествовать внушенію {Bentivegni)-, лицо, находяш.ееся въ подоб-
номъ состояніи, считается с п о с о б н ы м ъ к ъ в н у ш е н і ю , в н у -
шаемымъ..
Мы увидимъ ниже, что этимъ путемъ можно, при помощи вну-
шенія, достигнуть въ гипнозѣ цѣлаго ряда дѣйствій. Мы увидимъ
также, что внушеніемъ могутъ быть вызваны дѣйствія не только въ
самомъ гипнозѣ, но и на время послѣ гипноза. Послѣднее мыназы-
ваемъ п о с л ѣ г и п н о т и ч е с к и м ъ в н у ш е н і е м ъ . П р и н е м ъ м ы г о -
воримъ загипнотизированному, что съ нимъ то-то п то-то произой-
детъ послѣ пробужденія отъ гипноза. Можно различить еще одинъ
Бидъ гипноза, когда передъ гипнозомъ субъекту внушается нѣчто,
что должно произойти во время гипноза—предъ - г и п н о т и ч е с к о е
в н у ш е н і е {Мааск).

I. Ф и з і о л о г і я .

Перейдемъ теперь къ разсмотрѣнію отдѣльныхъ органовъ. Во


время гипноза измѣняются функціи произвольныхъ и непроизволь-
ныхъ мышцъ, органовъ чувствъ, общія чувства, отдѣлительнал дѣя-
тельность, обмѣнъ веществъ и, въ рѣдкихъ случаяхъ, творческая
Дѣятельность клѣтокъ.
Чаще всего измѣненія замѣчаюгся со стороны п р о и з в о л ь -
н ы х ъ м ы ш ц ъ , которыя въ высшей степени воспріимчивы къ вну-
піенію въ гипнозѣ.
Спросимъ, прежде всего, какъ складывается въ гипнозѣ дѣятель-
ность произвольныхъ мышцъ, при отсутствіи внѣшняго воздѣйствія?
Въ этомъ отношеніи проявляется большое разнообразіе, смотря по
способу гипнотизаціи и по индивидуа-ньности испытуемаго лица. Нѣ-
ьо^орые свободно располагаютъ въ гипнозѣ всѣми своими движе-
ніями, если этому не воспрепятствуетъ воля экспериментатора; дру-
гіе же, напротивъ, производятъ впечатлѣніе спящихъ людей; они
вовсе не шевелятся или производятъ лишь очень рѣдкія движенія,
отличающіяся, вдобавокъ, крайней медлительностью и неук.шже-
стью. Когда рѣчь будетъ о явленіяхъ внушенія, мы увидимъ, что
4*
52 ПРОИЗВОЛЬНАЯ МУСКУЛАТУРА.

эта неспособность къ движенію не можетъ быть побѣждена даже


волею гипнотиста. Едва ли нужно прибавить, что между указан-
ными крайностями, между полной свободой движеній и неспособно-
стью къ движеніямъ, существуютъ всевозможные переходы. Во вся-
комъ случаѣ, какова бы ни была дѣятельность мышцъ, она почти
всегда в:ь высшей степени доступна внушенію. Съ помощью внуше-
нія мы въ состояніи сдѣлать существующія движенія невозможными
и, наоборотъ, вызвать такія движенія, которыя раньше были невоз-
можны.
Во второмъ изъ избранныхъмною примѣровъ (стр. 22) я показалъ,
какъ легко сдѣлать неподвижной руку испытуемаго лица, вызывая въ
немъ представленіе, что рука неподвижна. Точно такимъ же образомъ
можно вывести изъ повиновенія мышцы ногъ, туловища, гортани и
т. д. „Вы не въ состояніи поднять руку, не въ состояніи высунуть
языкъ"; этихъ словъ достаточно для того, чтобы запрещенное дви-
ліеніе стало невозможнымъ. Вънѣкоторыхъ случаяхъ неподвижность
обусловливается тѣмъ, что испытуемый не можетъ произвольно со-
кратить ни одной мышцы, почему рука остается у него совершенна
разслабленной; тогда какъ въ другихъ случаяхъ каждое произволь-
ное движеніе встрѣчаетъ препятствіе со стороны сокращающихся
антагонистовъ (Bleuler). Подобнымъ же образомъ можно по приказу
сдѣлать неподвижной и ногу. Во второмъ примѣрѣ мы видѣли также,
что можно лишить человѣка даже дара слова. Но этого мало, въ на-
шей власти дозволить дѣятельность мышцъ только для одного опредѣ-
леннагодѣйствія. Скажите гипнотику: „Вы въсостояніи выговаривать
только ваше имя, для всего же остального вы нѣмы", и это такъ и
будетъ. Можно также лишить человѣка способности пользоваться ру-
кою для опредѣленныхъ дѣйствій. Можно, напр., лишить его способно-
сти писать въ то вр^мя, когда онъ въ состояніи справлять всѣ другія
работы. Онъ можетъ шить, играть на рояли и т. д.; но какъ только
онъ дѣлаетъ попытку писать, всѣ его усилія оказываются напрас-
ными. Движенія по большей части становятся возможными только
въ тотъ моментъ, когда экспериментаторъ дастъ на то свое разрѣ-
шеніе. Замѣчательно, что у однихъ субъектовъ легче вліять внуше-
ніемъ на однѣ, у другого на другія.мышцы. Такъ, у одного.можно, .
посредствомъ внушенія, вызвать нѣмоту, тогда какъ остальные
мышцы, несмотря ни на какія внушенія, остаются въ полномъ под-
чиненіи волѣ. У другого же неподвижными становятся руки, тогда,
какъ даръ слова сохраняется въ полной силѣ.
Какъ посредствомъ внушенія можно задержать движенія мышцъ,
такъ внушеніемъ же можно вызвать движенія, вопреки волѣ чело-
вѣка или независимо отъ его воли. Мы видѣли въ нашемъ третьемъ
\
УГНЕТБНІК И ВОЗВУЖДЕНІЕ ДВИЖЕНІЙ ПРИ ПОМОЩИ ВНУШННІЯ. 53

примѣрѣ, что, по моему приказанію, испытуемый становился на ко-


лѣни, слѣдовалъ за мной и т. д. Другому я говорю: „Ваша правая
рука поднимается и ложится на голову"; все дѣлается такъ, какъ
я сказалъ. Прошу помнить, что вовсе не все оавно, происходятъ ли
эти движенія н е з а в и с и м о отъ воли человѣка или в о п р е к и его
волѣ, потому что послѣдняго рода движенія указываютъ уже на уси-
ленную внушаемость. Я говорю испытуемому: „ваша дѣвая рука под-
нимается" и, словно притягиваемая за нитку, рука поднимается
безъ того, чтобы испытуемый дѣлалъ намѣренное движеніе, но и
<5езъ того, чтобы онъ пытался помѣшать этому двйженію. Плавность 1
и своего рода безмятежность, вотъ тѣ особенности, по которымъ дви- /
женія, происходящія безъ воли человѣка, часто могутъ быть отли-/
чены отъ движеній, совершающихся вопреки его волѣ. Послѣднія'
почти всегда характеризуются сильными подергиваніями и дрожа-
ніемъ, служащими выраженіемъ чрезвычайнаго напряженія, вызван-
наго усиліемъ не поддаваться волѣ гипнотизирующаго.
Точно такимъ же образомъ гипнотизируемый принуждается по
приказанш кашлять, смѣяться, говорить, скакать и т. д. '
Далѣе, съ помощью внушенія, можно создать картину паралича
отдѣльныхъ койечностёй. Эти ігастичные параличи представіяютъ
большое сходство съ психическими параличами, описанными въ
1869 г. Bussel Eeynolds ошъ подъ именемъ paralysis dependent on/
idea, a потоиъ ЕгЪ'ожъ подъ названіемъ параличей отъ вообра-У
женія. Ученики Charcot пытались установить объективные при-/
знаки для внушенныхъ параличей. Что объективныя картины мо-,
г у т ъ быть созданы случайнымъ сочетаніемъ признаковъ, это несо-
мнѣнно и подтверждается Krafft-Ebing'ожъ. Но отсюда еще далекс
до общаго правила. Пословамъ Lober'a., Grilles de la Tourdte'avL Ві-
•cher, клиническій характеръ этихъ параличей заключается въ абсо-
лютной потерѣ движеній и чувствительности, въ усиленіи сухожиль-
ныхъ рефлексовъ, въ клонической судорогѣ стопы, а иногда и руч-
ной кисти, въ полной потерѣ мышечнаго чувства, т. е. способності
сознавать установку членовъ и дѣятельность мышцъ, въ измѣнен-
ной электрической возбудимости, въсосудо-двигательныхъ разстрой-
ствахъ. Послѣднія выражаются объективно сильнымъ покраснѣ-
ніемъ кожи отъ малѣйшаго раздраженія. Описанные параличи мо-
гутъ быть вызваны какъ на время гипноза, такъ и на время послѣ
гипноза. Еромѣ этихъ параличей, при которыхъ'мышцы представ-
-яяются совершенно разслабленными, внушеніемъ могутъ быть вы-
званы и параличи со сведэніями, при которыхъ мышцы находятся -
8ъ состояніи HenpepHBHaTp.jcoKpan^eai»»~
У такихъ лишёніыхъ воли субъектовъ внушеніемъ можно выз-
54 ВНУШЕННЫЕ ПОСТУПКИ. ФАСЦИНАЦІЯ.

вать, не только простыл, а и весьма сложныя движенія и даже, если


мнѣ дозволено будетъ такі» выразиться, настоящіе поступки. Я говорю
испытуемому: „Вы три раза пройдетесь кругомъ комнаты" или „Вы
/возьмете этотъ предметъ со стола. Вы должны идти, Вы не можете не
'идти"—и онъ въ точности исполняетъ, что ему велѣно.
Само внушеніе производится различными способами. Главное
только въ томъ, чтобы и с п ы т у е м ы й я с н о п о н и м а л а , ч е г о
о т ъ н е г о т р е б у е т ъ э к с п е р и м е н т а т о р ъ . Каждый изъ орга-
новъ чувствъ можетъ служить входной дверью ддя внушенія. Чаще
всего, разумѣется, мы прибѣгаемъ къ обыкновенному способу пере-
дачи наіпихъ мыслей, къ рѣчи (словесное внушеніе), объясняя гип-
нотику на словахъ то, чего мы отъ него желаемъ. Но для большей
вѣрности весьма важно, чтобы экспериментаторъ не ограничился
только словами, а самъ выполнилъ бы то двиікеніе, котораго «онъ
требуетъ отъ испытуемаго. Магнетизеры по профессіи такъ и дѣ-
лаютъ, они обыкновенно стараются вызывать движенія путемъ
подражанія. Это первоначально и ввело Heidenliaina. въ ту ошибку,
будто всѣ подобныя движенія гипнотиковъ основаны на подражаніи.
Съ особенной яркостью подражаніе выступаетъ при томъ гигаа:^
тичёскомъ состояніи, подробно изученНомъ некоторыми авторами
(Bremaud, Ilorselli, Tanzi), которое извѣстноподъ названіемъ фас-
ц и н а ц і и лли к а п т а ц і и (зачарованности), какъ его назвалъ.
Descourtis. Подобный случай мы видѣли въ нашемъ третьемъ
примѣрѣ (стр. 23). Эту форму гипноза демонстрировалъ въ-
особенности магнетизеръ Donato, почему MorselU и др. назвали
ее д о н а т и з м о м ъ . Donato, какъ я этовидѣлъ у него въ Парижѣ^
употреблялъ особый пріемъ, направленный, главнымъ образомъ, къ
тому, чтобы вызвать сильное сведеніе всѣхъ мускуловъ тѣла и т ^ ъ ,
по возможности, ограничить произвольныя двнженія. Съ самаго на-
чала гипнотизеръ и испытуемый не сводятъ другъ съ друга своихъ
глазъ. Въ концѣ концовъ, испытуемый повторяетъ всѣ движенія
гипнотизера; если тотъ отступаетъ, онъ слѣдуетъ за нимъ, если
тотъ поддается впередъ, онъ дѣлаетъ шагъ назадъ. Точно та-
кимъ жѳ образомъ испытуемый воспроизводить и всякое другое
движеніе экспериментатора,г—преподлагая, однако, что о н ъ со-
з_н,а.е т ъ^ т дол ж.С-Н ъ д „э то м jr д в и ж е н і ю; въ
этомъ сознаніи вся суть дѣла. Въ нашемъ третьемъ примѣр"ѣ'мы ви-
дѣли, что фасцйнащя возникла первично. Но ее можно вызвать и
вторично изъ другихъ гипнотическихъ состояній, и это самый ча-
стый случай. Загипнотизировавъ испытуемое лицо какимъ-либа
йнымъ способомъ, экспериментаторъ можетъ заставить его открыть
глаза и, пристально смотря въ нихъ, вызвать тѣ-же явленія. Другую
ВНУШВНІЕ ЖЕСТАМИ И МУЗЫКОЙ. 55

разновидность фасцинаціи мы имѣемъ въ приковываніи взора испы-


туемаго къ какому нибудь другому предмету, напр., къ пальцу экспе-
риментатора; въ этомъ случаѣ зачарованный повторяетъ всѣ дви-
женія, производимыя пальцемъ.
Но подражаніе играетъ большую ^оль въ гиішрзѣд независимо
отъ фасцинаціи. Причина та, что видъ движенія возбуждаетъ въ
гипнотикѣ гораздо болѣе живой двигательный образъ, чѣмъ про-
стое повелѣніе,а отъ этой живости и зависитъвесьуспѣхъвнушенія.
Другіе жесты тоже въ состояніи облегчить словесное внушеніе.""
Чтобы заставить кого-нибудь стать на колѣни, очень полезно сопро-
вождать приказъ соотвѣтственнымъ энергическимъ движеніемъ руки,
какъ въ нашемъ третьемъ примѣрѣ. Сюда же относится и то явленіе,
которымъ такъ охотно пользуются магнетизеры, именно, притяги-
ваніе гипнотика.^ Движеніями руки экспериментаторъ указываетъ
испытуемому, что онъ долженъ приблизиться къ нему. Точно та-
кимъ же образомъ онъ можетъ оттолкнуть отъ себя испытуемаго,
производя соотвѣтственныя устраняющія движенія руками. И для
этого вовсе не нужно, чтобы: гипнотикъ видѣлъ движенія экспери-
ментатора; достаточно, чтобы онъ только сознавалъ ихъ, все равно,
по производимому ли шуму или по теченію воздуха. Такъ, гипно-
тикъ повинуется экспериментатору даже тогда, когда тотъ стоить
къ нему спиной. На внушеніи же основано притягиваніе и от-
талкиваніе отдѣльныхъ' членовъ, производимыя посредствомъ же-
стовъ, сознаваемыхъ гипнотикомъ, Экспериментаторъ можетъ, не
говоря ни слова, одними знаками руки, заставить испытуемаго поды-
мать и опускать руку. Достаточно хотя бы простого взгляда,
чтобы тотъ дѣлалъ все, что угодно. При этомъ не нужно даже гля-
дѣть испытуемому въ глаза, какъ при фасцийаціи. Эксперимента-
торъ окидываетъ взоромъ ногу, и она тогчасъ же дѣлается непо-
движной. Гипнотикъ ходитъ по комнатѣ, и вотъ достаточно экспе-
риментатору пристально остановить свой взоръ на какомъ-нибудь
мѣстѣ на полу, чтобы тотъ остановился, точно прикованный. Эти
явленія Вапоминаютъ намъ „дурной глазъ", чарующій взоръ, кото-
рымъ, какъ говорятъ, причинялись несчастія людямъ.
Боязнь дурного глава очень развита въ южной Европѣ и у евреевъ еѣверноі
Африки, гдѣ жители прибѣгаютъ къ равличшамъ символамъ, чтобы предохранить
себя отъ него (FiUwr). Равнымъ. образомъ, вѣра въ дурной глазъ очень распро-
странена у магометанъ и у христіанъ въ Палестинѣ (Preyer, Eimzler), какъ я въ
томъ имѣлъ случай лично убѣдитьоя во время моего тамошняго пребыванія.
Siegfried собралъ тексты изъ библіи и талмуда, тоже свндѣтельствующіѳ о вѣрѣ
въ дурной глазъ.
Замѣчу за одно, что внушеніе можетъ быть достигнуто не одними
словами, а и музыкой. Если заиграть какой-нибудь танецъ, то гип-
нотикъ начнетъ танцовать въ тактъ музыкѣ и перемѣнитъ этотъ
56 ВНУШЕННАЯ КАТАЛЕІІСІЯ.

тактъ, если перемѣнится и мотивъ. Вліяніе музыки на человѣка


извѣстно уже давно, но особенно ярко оно выступаетъ именно въ
гиннозѣ. Надо прибавить, что посредствомъ музыки можно возбуж-
дать во время гипноза различныя настроенія и чувства, смотря по
характеру музыки. Само собою разумѣется, что гипнотикъ долженъ
понимать музыку, потому что иначе она не будетъ дѣйствовать. Mes-
mer отлично понималъ это вліяніе и пользовался для своихъ цѣлей
новоизобрѣтеннымъ тогда инструментомъ, гармоникой съ колоколами.
Еще раньше Kircher указалъ на дѣйствіе подобнаго же инстру-
мента, стеклянной гармоники (Ennemoser).
Въкачествѣ входной двери длявнушенія,особаговннманіязаслу-
живаетъ мышечное чувство, доставляюш;ее намъ свѣдѣнія о по-
ложеніи нашихъ членовъ и при содѣйствіи котораго вызывается вну-
шенная каталепсіяПослѣдняя имѣетъ мѣсто и внѣ гипноза, напр.,
у нѣкоторыхъ тификовъ (Bernheim)] но всего чаш;е, однако, въ гип-
нозѣ. Вотъ примѣръ:я поднимаю у гипнотика руку, держу ее въ воз-
духѣ и затѣмъ выпускаю. Рука остается въ томъ положеніи, въ ка-
комъя ее оставилъ, хотя съ моей стороны не было сказано ни одного
слова. Отчего это происходитъ?Оттого, что и с п ы т у е м ы й вѣритъ,
что р у к а д о л ж н а о с т а в а т ь с я въ э т о м ъ по л о ж е ніи,послѣ то-
го какъсоотвѣтственноеішушеніе доведено до егосознанія при помо-
щи мышечнаго чувства. Другой опускаетъ руку, но я ее поднимаю
опять и говорю: „рука останется въ воздухѣ". Она дѣйствительно
остается, но единственно вслѣдствіе того, что испытуемый теперь
знаетъ, что долженъ оставить свою руку въ воздухѣ, тогда какъ про-
стое поднятіе оказалось для него недостаточно вразумительнымъ. Воз-
вратимся къ первому субъекту: я еще разъ поднимаю его руку и
говорю: „рука падаетъ". Она дѣйствительно опускается и, очеви-
дно, лишь отъ того, что испытуемый знаетъ, что долженъ ее опу-
стить. Подобнымъ же образомъ можно придавать самыя разнооб-
разныя положеніяногамъ, туловищу, головѣ и т. д. и закрѣпить ихъ
въэтихъ положеніяхъ. Во всѣхъ описанныхъ случаяхъ посредникомъ
внушенія является одно мышечное чувство. Стремленіе испытуе-
мыхъ удерживать каталептическія положенія до того велико, что
Heidenliain видѣлъ въ гипнотическомъ состояніи искусственно про-
изведенную каталепсію. В н у ш е н н а я к а т а л е п с і я не имѣетъ
н и ч е г о общаго съ ф и з и ч е с к и м и измѣненіями мышцъ.

J ») Ъъ виду равличнаго понимаяія слова катйдепоіи, замѣчу, что ради кратко-


сти, я буду разумѣть подъ нимъ то ооотояніѳ, въ которомъ произвольныя движѳ-
нія пропадаютъ и члены остаются въ томъ положеніи, которое дано имъ экспери-
ментаторомъ, безотносительно къ тому, сколько времени проходитъ, прежде чѣмъ
члены станутъ вновь подвижными или опустятся въ силу тяжести.
МЕСМЕРІШЕСКІЕ ІІАССЫ. 57

Для достиженія этой каталепсіи вся суть въ томъ, чтобы испы-


туемый усвоилъ себѣ представленіе о требуемомъ положеніи. Иногда
нужно дать представленію время укрѣпяться, чтобы получился же-
ланный результатъ. Нужно именно какимъ-нибудь способомъ уко-
ренить нредставленіе въ умѣ испытуемаго. Это достигается при по-
мощи словъ или знаковъ. У многихъ внушенная каталепсія можетъ
быть вызвана только при условіи, чтобы требуемое положеніе было
нѣкоторое время удержано искусственнымъ образомъ.
Здѣсь умѣстно будетъ сказать нѣсколько словъ о месмерическихъ і
пассахъ, поименованныхъ нами выше въ числѣ гипнотизирующихъ
средствъ(стр. 22). Дѣло въ томъ, чтомесмерическіе пассы могутъ быть
примѣняемы въ гиннозѣ также на отдѣльныхъ частяхъ тѣла, напр.,
вдоль руки, чтобы привести ихъ въ каталептическое состояніе. Мы
часто достйгаемъ ими такихъ каталептическихъ установокъ, кото-
рыхъ никакъ нельзя было добиться словеснымъ внушеніемъ. Насколь-
ко я лично знакомъ съ этими явленіями для объясненія ихъ нѣтъ
надобности прибѣгать къ особой силѣ. По моему миѣнію, дѣйствіе
пассовъ обусловливается тѣмъ, что съ ихъ помощью все вниманіе
испытуемаго на долгое время сосредоточивается именно на рукѣ. Бла-
годаря этому, идея успѣваетъ укрѣпиться въ умѣ. Пусть кто-нибудь
месмеризнруетъ вамъ руку или ногу, и вы убѣдитесь, что все ваше
вниманіе устремится на эту часть тѣла,ипритомъ въ гораздо боль-
шей степени, чѣмъ при сосредоточеніи вниманія какимъ-либо дру-
гимъ способомъ, Отъ этого и происходить, что сокращеніе мышцъ
часто наступаетъ лишь послѣ того, какъ, при помощи месмериче-
скихъ пассовъ, вниманіе долгое время было направлено на соотвѣт-
ственную часть тѣла. Точно такимъ-же образомъ, какъ пассы безъ
привосновенія, дѣйствуютъ и пассы съ привосновеніемъ. Вовсякомъ
случаѣ, и—этого не слѣдуетъ забывать—результатъ получается толь-
ко тогда, когда испытуемый имѣетъ понятіе о томъ, что должно по-
слѣдовать. Многіе увѣряютъ, будто сокращенія вызываются только
Центробѣжпыми пассами, тогда какъ центростремительные устраня-
ютъ ихъ; но, повидимому, все дѣло, тутъ въ неумышленномъ внуше-
ніи. Лично мнѣ, по крайней мѣрѣ, часто удавалось центростреми-
тельными пассами достигать такого-же дѣйствія, какъ п центробеж-
ными.

') Многочисленные опыты въ этомъ направлѳніи приведены въ моей моногра-


Фіи fDer Rupport in der Hypno8e>, Лейпцнгъ, 1892.
58 сввдЕНШ мышц'ь. ПРОДОЛЖЕННЫЙ ДВИЖВНІЯ.

Вотъ каЕимъ образомъ внушеніе вліяетъ на двигательную сферу.


Испытуемый принимаетъ опредѣленное положеніе вслѣдствіе тогоу
что идея о неліъ внушена ему экспериментаторомъ.
Но въ гипнотическомъ состояніи подобная внушенная идея про-
являетъ еще одно важное свойство: о н а ч а с т о п р і о б р ѣ т а е т ъ
н а к л о н н о с т ь у к о р е н и т ь с я и , вслѣдствіе этого, производить про-
должительное дѣйртвіе. Эта продолжительность дѣйствія можетъ про-
явиться различнымъобразомъ: во первыхъ,тѣм:ъ, что данное сокраще-
нгё сохраняется долгое время, т. е., наступаетъ с в е д е н і е мышцъ;
во вторыхъ, тѣмъ, что извѣстное движеніе долгое время не прекра-
щается; въ третьихъ, тѣмъ, что если мышцы разслаблены, то очень,
трудно или вовсе невозможно добиться сокращенія ихъ. Я полагаю,
что эти явленія слѣдовало бы, по крайней мѣрѣ, отчасти отдѣлить
отъ внушенія, которое хотя и возбуждаетъ извѣстную функцію, но
не можетъ объяснить ея продолжительности. Иногда невозможно да-
же устранить дѣйствіе внушенія новымъ внушеніемъ.
Этого рода случаи, въ которыхъ дѣйствіе первоыачальнаго внушенія съ трудомъ
можетъ быть задержано, напоминаютъ нѣкоторыя душевныя разстройства. въ осо-
бенности jiielancholia cum stnpore. Itancroft указадъ недавно на то, что какъ въ
упомянутой, такъ и при другихъ душевныхъ болѣзняхъ, разстройства движеній мо-
гутъ обусловливаться какимъ нибудь первичнымъ процессомъ. даже бредовой
идеей, и тѣмъ не менѣе продолжаться потомъ автоматически, не смотря на то,
что причина разстройства движеній отпаіа.
Vincent не допускаетъ наклонности внушенія закрѣпляться въ гипнозѣ; ему
всегда удавалось устранить внушеніе сряду же. Но вслѣдъ за тѣмъ онъ самъ ва-
являетъ, что натыкался иногда на противодѣйствіе. продолжавшееся нѣскольк»
секундъ. Только, по его мнѣнію, такое противодѣйствіе есть уже результатъ-
самовнушенія. Мнѣ кажется, что для существа дѣла безразлично, будемъ ли
мы приписывать наклонность къ закрѣпленію внушенія, наблюдающуюся у нѣко-
торыхъ гипнотиковъ, самовнушенію или нѣтъ; для насъ важно только то, что са-
мый фактъ, нѳсомнѣнно. существуетъ во многихъ случаяхъ. Описывая симптомато-
логію гипноза, мы должны стараться не о томъ, чтобы подводить всѣ явленія
подъ одинъ ярлыкъ, хотя бы это было внушеніе, а о томъ, чтобы описывать,
отдѣльныя явленія въ томъ видѣѵ въ какомъ они наблюдаются. Одно дѣло описы-
вать явленіе и другое—объяснять его.
Я говорю испытуемому, чтобы онъ посильнѣе выпрямилъ пра-
вую руку. Онъ это исполняетъ и не въ состояніи по собственно№
волѣ согнуть руку; другими словами, мышцы у него сведены. Въ-
большинствѣ случаевъ стоитъ только мнѣ отдать прика.эъ, и рука
усогнется; но иной разъ даже экспериментаторъ не въ состояніи
скоро устранить свсденіе руки, потому что прежняя идея все еще
держится въ умѣ. Чѣмъ снльнѣе стянуты мышцц, тѣмъ труднѣе бы-
ваетъ иногда устранить сведеніе.
Точно такимъ же образомъ можно иногда продлить и извѣстное
движеніе. Къ этой области относятся такъ назыв. а в т о м а т и ч е -
с к і я д в и ж е н і я (LiebauU, Bernheim) или п р о д о л ж е н н ы я д в и -
ж е н і я , какъ назвалъ ихъ ЗІах Dessoir. Если у гипнотизирован-
наго вертѣть руки одну вокругъ другой, то у него является влече-
АКТИВНЫЙ И ПАССИВНЫЙ ГИПНОЗЪ. 59-

ніе продолжать эти движенія и послѣ того, какъ экспериментаторъ


прекратилъ верченіе. Это, опять-таки, происходить оттого, что
испытуемый увѣрепъ, что ему приказано вертѣть руки. Иной
разъ онъ вертитъ руки вполнѣ пассивно, тогда какъ въ другихъ
случаяхъ, особенно, если отъ него потребовать этого, онъ силится*
оказать противодѣйствіе и остановить руки. Но его сопротивленіе
безполезно. Въ большинствѣ случаевъ достаточно .внушенія экспе-
риментатора остановить руки, чтобы движенія прекратились. Но
иногда идея до того жива, что даже экспериментатору невозможно
отмѣнить прежнее приказаніе новымъ. Я неоднократно замѣчалъ, что,
вопреки выраженной мною волѣ, движенія все еще длились нѣкото-
рое время. Подобнымъ же образомъ могутъ продолжаться любыя
движенія, если только они разъ начались. Я подымаю руку гипно-
тика и начинаю слегка сгибать ее въ локтѣ; стоитъ мнѣ теперь вы-
пустить эту руку, и онъ продолжить начатое движеніе. Если гипно-
тикъ, которому приказано ходить, не исполняетъ приказанія, то по-
пробуйте подвинуть его на нѣсколько шаговъ впередъ; предостав-
ленный самому себѣ, онъ продолжаетъ двигаться автоматически
(Heidenhain). Сюда же относится и непроизвольный смѣхъ, который
я часто наблюдалъ; онъ появляется либо по приказанію, либо по ка-
крму-нибудь ничтожному поводу, и не можетъ быть прекращенъ ни
волею экспериментатора, ни по желанію самого гипнотика. Бываютв
и патологическіе случаи неодолимаго смѣха, представляющіе вели-
чайшее сходство съ этими случаями гипноза. Feodorot, описавшій
нѣсколько такихъ наблюденій, сводитъ ихъ къ слабости воли, т. е.,
къ такому же душевному состоянію, какое мы видимъ въ гипнозѣ.
Этотъ гипнотическій смѣхъ напоминаетъ и ту смѣшливость, кото-
рая вызывается гашишемъ. Какой-нибудь пустой намекъ, самъ по
себѣ ничего не значащій, вызываетъ иногда необузданный взрывъ-
хохота {MolescJiott); Obersteiner, первый взявшійся въ Австріи за
научное изученіе гипнотизма, описалъ этотъ гипнотическій смѣхъ
по наблюденіямъ надъ самимъ собою. Въ видѣ же автоматическихъ-
движеній, можно вызвать и поперемѣнное сгибаніе или разгибаніе
руки или колѣна, киваніе или повертываніе головы.
Въ нѣкоторыхъ случаяхъ пассивность испытуемыхъ до того,
велика, что идея движенія вообще не можетъ укрѣпиться въ ихъ
умѣ. Въ этомъ случаѣ даже внушеніе не въ силахъ преодолѣть вялость
мышцъ. Если у такихъ субъектовъ поднять руку, то они снова опу-
скаютъ ее, вопреки всяческимъ внушеніямъ. На вопросы они не
отвѣчаютъ или развѣ только легкими движеніями губъ даютъ по-
нять, что слышали вопросъ. Смотря по отсутствію или преобладанію<
этой мышечной слабости, можно различать двѣ формы гипноза: а к-
60 СМЫКАНІЕ ГЛАЗЪ.

т и в н у ю И п а с с и в н у ю . Послѣдняя имѣетъ очень большое сход-


ство съ обыкновеннымъ сномъ, тогда какъ первая можетъ легко
«ходить на поверхностный взглядъ за бодрствующее состояніе.
Нѣкоторые (Braid) не считаютъ пассивный гипнозъ за особую
форму, но причйсляютъ его во сну, въ виду отсутствія того свой-
ства, именно,Еаталепсіи, которое признается ими характерическимъ
для гипноза. Мнѣ.кажется, что каталепсія вовсе не необходима для
признанія гипноза. Пассивный гипнозъ часто появляется въ этомъ
вйдѣ уже съ самаго начала; какъ только закрылись глаза, голова
склоняетсявпередъ или назадъ, потому что ослабѣваютъ поддержи-
вающія ее шейныя мышцы. Между активнымъ и пассивпымъ гипно-
зомъ существуютъ многочисленные переходы, и одно состояніе часто
можетъ быть переведено въ другое.

Особаго разсмотрѣнія заслуживаютъ разстройства движеній


г л а з ъ . Мы ужевидѣли раньше, что нѣкоторые гипнозы выражают-
ся только смыканіемъ вѣкъ; тогда какъ вомногихъдругихъ случаяхъ
послѣднее присоединяется къ другимъ явленіямъ. Оно точно также
находится подъ вліяніемъ внушенія и въ большинствѣ случаевъ до-
статочно приказанія экспериментатора, чтобы глаза открылись.
Смыканіе глазъ въ высшей степени способствуетъ наступленію дру-
гихъ гипнотическихъ явленій, но все же не есть необходимость. Нѣ-
которыя лица впадаютъ отъ фиксаціи въ глубочайшій гипнозъ, во-
все даже не закрывая глазъ {Gourney).
Нельзя умолчать о томъ, что уже Heidenhain'y было извѣстно, что смыканіѳ
глааъ можетъ составлять единственный прнвнакъ гипноза. Тѣмъ болѣе есть ооно-
ваніе удивляться, что эти легкія гипнотическія состоянія были потомъ совершенно
забыты. Когда нѣсколько лѣтъ тому назадъ я гипнотизировалъ по нансійскому
«пособу одну обитательницу берлинской больницы для неизлечимыхъ жонщинъ и
на первый равъ привелъ ее въ это состояніе гипноза, то проф. ЕгваШ, напрасно
•экспѳримѳнтировавшій надъ той же женщиной, приписалъ закрытіе глазъ при-
творству.
/ Хотя, какъ мы видѣли, закрытіе глазъ не необходимо для на-
/ступленія гипноза, все же, въ большинствѣ случаевъ. глаза закры-
( ваются и не могутъ быть открыты, безъ того, чтобы гипнозъ не про-
шелъ. Если даже гипнотикъ и не проснется, открывая глаза, онъ все-
таки будетъ чувствовать тяжесть въ вѣвахъ и потребность сомкнуть
ихъ. Многое, однако, здѣсь значитъ самый способъ гипнотизаціи; въ
особенности первичнаяфасцинація всегда наступаетъ при широко рас-
кры-гахъ глазахъ. Сами глаза иногда закрываются лишь слегка, безъ
судорожнаго сжатія вѣкъ. Тѣмъ пе менѣе, я замѣчалъ во многихъ
случаяхъ, что круговая мышца вѣкъ была судорожно сжата. Уже
Braid и Ileidenhain указывали на то, что даже въ глубокомъ гип-
РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ КАТАЛЕПСШ. 61

нозѣ, когда вѣки сомкнуты, глаза остаются невполнѣ закрытыми.


Между вѣками остается маленькая щель, не лишенная значенія въ
томъ отношеніи, что ею могутъ быть объяснены нѣкоторые случаи
ясновидѣнія, въ особенности чтеніе животомъ. Какъ бы то ни было,
закрытіе глазъ есть частое явленіе при гипнозѣ, особенно при ноль-
зованіи нансійскимъ способомъ. Читатель нрипомнитъ по этому по-
воду, что и при натуральномъ снѣ однимъ изъ первыхъ признаковъ
его являются отяжелѣніе вѣкъ и чувство утомленія кругомъ глазъ.
Въ то время, когда глаза сомкнуты, на вѣкахъ нерѣдко замѣ-
чается легкое вздрагиваніе; но этотъ признакъ не имѣетъ суще-
ственнаго діагностическаго значенія, потому что, съ одной стороны,
его можетъ и не быть, а съ другой, онъ часто наблюдается и внѣ
гипноза. Въ моментъ смыканія вѣкъ глаза нерѣдко закатываются,
иногда оставаясь въ этомъ положеніи, иногда же, немедленно послѣ
закрытія глазъ, возвращаясь въ свое нормальное положеніе. Въ пер-
вомъ случаѣ, приподымая осторожно вѣки, мы увидимъ передъ со-
бой одни только бѣлки. Описанное нѣкоторыми схожденіе зритель-
ныхъ осей въ гипнозѣ я наблюдалъ всего одині разъ при истеро-
эпиленсіи. Borel увѣряетъ, что, съ помощью внушенія, тоже мож-
но иногда достигнуть схожденія зрительныхъ осей. Увѣряютъ еще,
что когда гипнотикъ откроетъ глаза, у него замѣчается легкая сте-
пень пучеглазія; но этотъ признакъ наблюдался, повидимому, только
при способѣ фиксаціи.

Въ предыдущемъ мы видѣли, что во время гипноза произволь-


ныя движенія находятся подъ сильнѣйшимъ вліяніемъ ино-внушенія.
Другая особенность заключалась въ томъ, что то или другое вы-
званное движеніе, то или другое внушенное сведеніе мышцъ не,
всегда могли быть тотчасъ же устранены; наконедъ, мы видѣли, чт^
въ нѣкоторыхъ случаяхъ мышцы очень мало или вовсе не могутъ быть
приведены въ состояніе сокращенія. К а к о е н и б у д ь и з ъ э т и х ъ
J
р а з с т р о й с т в ъ мышечной дѣятельностн с у щ е с т в у е т ъ въ
к а ж д о м ъ г и п н о т и ч е с к о м ъ с о с т о я н і и . Если иной разъ раз-
стройство мышечной дѣятельности огранцчивается только невоз-
можностью открывать глаза, то, при другихъ гипнотическихъ состоя-
ніяхъ, оно охватываетъ и другія мышцы тѣла.
Различнымъ сочетаніемъ этихъ разстройствъ и распрбстране-
ніемъ ихъ на различныя мышцы создаются пестрыя картины гип-
ноза. Этимъ путемъ возникаютъразличные виды йаталепсіи. Bernheim
различаетъ нѣсколько формъ внушенной каталепсіи, сообразно лег-
кости, съ которою могутъ быть измѣнены каталептическія уста-
•62 Р А З Л И Ч Н Ы Е ВИДЫ K A T A J E n C l H .

новки. Иногда это удается очень легко,иногда труднѣе, какъ, напр.,


лри тоническомъ сведеніи. Нѣкоторую среднюю форму образуетъ
тавъ называемая восковая гибкость (flexibilitas cerea). Эти различ-
ные виды каталенсіи представляютъ собою результатъ выучки и
внушенія (Berger). Типической восковой гибкости мнѣ ни разу не
удалось подмѣтить, за исключеніемъ случаевъ особой выучки. Изъ
одного замѣчанія i^ow^e, относящагося къ восковой гибкости, можно,
повидимому, заключить, что онъ вынесъ иное впечатлѣніе. При-
бавлю, поэтому, что я разумѣю здѣсь т и п и ч е с к у ю восковую гиб-
кость, при которой должно явственно чувствоваться такое же про-
тиводѣйствіе, какъ при сгибанін членовь изъ воска, при чемъ это
ощущеніе противодѣйствія должно быть равномѣрнымъ, а не такъ,
что въ одно время оно сильнѣе, чѣмъ въ другое. Въ этомъ видѣ во-
сковая гибкость можетъ быть достигнута, согласно моему личному
опыту, только при помощи выучки.
Одну изъ наиболѣе извѣстныхъ картинъ гипноза мы имѣемъ въ
оцѣпенѣлости всего тѣла. Дѣло идетъ о тоническомъ сведеніи
почти всѣхъ произвольныхъ мышцъ, въ силу котораго голова, шея,
туловище и ноги деревенѣютъ, точно доска. При этомъ легко про-
делать извѣстный фокусъ, положить голову на одинъ стулъ, а пятки
на другой, безъ того, чтобы тѣло согнулось. Можно даже обреме-
нить туловище какой-нибудь тяжестью, напр., посадить на него дру-
гого человѣка. Что это общее измѣненіе не всегда достигается
одними словами, что для достиженія его охотно прибѣгаютъ къ мес-
мерическимъ пассамъ,—въ этомъ нѣтъ ничего удивительнаго послѣ
того, что намъ извѣстно о дѣйствіи пассовъ. Чтобы устранить оцѣ-
пенѣніе, достаточно приказанія экспериментатора или какого-ни-
будь съ его стороны сигнала.

Спрашивается теперь, происходятъ ли въ гипнозѣ еще какія-


либо другія уклоненія въ области произвольныхъ мышцъ? Многіе
допускаютъ и такія измѣненія, которыя не зависятъ отъ психиче-
скихъ причинъ, напр., усиленіе глотательныхъ движеній, о кото-
ромъ говорила упомянутая на стр. 15 англійская коммиссія. Су-
ществуетъ очень распространенное мнѣніе, что въ гипнозѣ измѣ-
няется р е ф л е к т о р н а я д ѣ я т е л ь н о с т ь , что при немъ на сцену
выступаяютъ рефлексы, чуждые нормальному состоянію. Въ чпслѣ
раздѣляющихъ этотъ взглядъ нужно упомянуть Charcot, Heidenbain'в,
и C^ersteinera.
Такъ какъ классификація Charcot построена именно на ивмѣненін рефлексовъ,
то я нахожу н)'жнымъ изложить адѣсь вкратцѣ главные признаки его трехъ фа-
.висовъ.
ПЕР10ДЫ CHARCOT, 63

Charcot различаетъ g r a n d h y p n o t i s m e H p e t i t l i y p n o t i e m c . Послѣд-


НЯГО онъ подробно не описываеть, а въ первомъ, имѣющемъ мѣсто при истѳро-эпи-
ЛѲПСІИ. онъ различаетъ три періода: 1) катале п т и ч е о к і й періодъ, Онъ развивается
подъ вліяніѳмъ внеаапнаго громкаго шума или иаъ летаргичоскаго оостоянія, волѣд-
ствіе открыванія главъ; при открытыхъ глазахъ можно съ необычайной легкостью
ввмѣнять положеніе отдѣльныхъ частой тѣла. Любое положенів, приданное членамъ,
удерживается ими довольно долго, но вмѣстѣ съ тѣмъ оно можетъ быть легко
измѣнено экспериментаторомъ, безъ малѣйшаго противодѣйствія. Слѣдовательно,
о в о с к о в о й г и б к о с т и тутъ нѣтъ и помину. Нѣтъ ни оухожильныхъ рефле-
ксовъ, ни усиленной мышечной возбудимости. Чувствительность къ боли пропа-
даетъ, но съ помош;ью зрѣнія, слуха и мышечнаго чувства можно все таки до
язвѣстной степени вліять на испытуемаго. 2) Л е т а р г и ч е с к і й періодъ. Онъ мо-
жетъ быть вызванъ первично, посредствомъ фиксаціи, или вторично изъ каталеп-.
тическаго періода, при помощи искусетвеннаго закрыванія глазъ. Субъектъ ни-
чего но сознаетъ и не доступенъ внѣшнимъ воздѣйствіямъ. Водь не чувствуется.
Члены вялы и опускаются въ силу тяжести; глаза закрыты, сухожильные реф-
лексы усилены. Замѣчается усиленная мышечная раздражительность, такъ навыв.
невромышечная перевозбудимость. Въ этомъ легко убѣдиться механическимъ рав-
драженіемъ мышцъ, нервовъ или сухожилій. Если, напр., прижать локтевой нервъ,
то получается сокращеніѳ всѣхъ запрааляемыхъ имъ мышцъ, отчего пальцы прн-
нимаютъ очень характеристическое положеніе. Если раздражать какую нибудь
мышцу, то она одна и сокращается. Мы имѣемъ тутъ тп же самое, что при нор-
ма.іьныхъ условілхъ происходить отъ мѣстной фарадизаціи по способу Duchenne'Sn
Между тѣмъ какъ на конечностяхъ это сокращеніе переходитъ въ сведоніе, т. е.
становится постояннымъ,—раздраженіе личного нерва вызываетъ только простое оо-
кращеніе лица, скоро проходящее. Произведенное сокращеніе можетъ быть устра-
нено раздраженіемъ антагонистовъ. Такъ. напр., сгибательное сведеніе ручной
кисти можетъ быть устранено механическимъ раздраженіемъ выпрямляющихъ
мышцъ, сведеніе одной грудино-ключично-сосковой мышцы равдраженіемъ другой.
Надо прибавить, что, по мнѣнію Charcot, дѣйствуя гадьваническимъ токомъ на дви-
гательныя области мозга сквозь черепъ, можно получить сокращенія соотвѣтсТвен-
ныхъ мышцъ. 3) С о м н а м б у л и ч е с к і й періодъ. У нѣкоторыхъ онъ развивается
первично отъ фиксаціи. у всѣхъ же можетъ быть вызванъ изъ летаргическаго или
каталептическаго періода, посредствомъ логкаго растііранія макушки. Глаза за-
крыты наполовину или вполнѣ. Отъ легкаго раздраженія кожи лежащія подъ нею
мышцы приходятъ въ состояніе окоченѣлаго сокращенія, но не сокращаются отъ
раздраженія самихъ мышцъ, нервовъ или сухожилій, какъ въ летаргическомъ со-
стояніи. Равнымъ образомъ сведеніе исчеваетъ и оть равдраженія антагонистовъ.
Обусловливаемая сокращеніемъ мышцъ установка членовъ но можетъ быть съ та-
кою же легкостью измѣнена въ сомнамбулизмѣ, какъ въ катадепсіи. Члены выка-
вываютъ нѣкоторое противодѣйствіе, какъ при восковой гибкости; Charcot на-
авалъ это каталептевиднымъ состояніемъ. Устраняется сведеніѳ тѣмъ же раздра-
женіемъ кожи, каким ь оно было вызвано. Въ сомнамбулическомъ періодѣ можно,
при помощи вн5'шенія, производить множество внѣшнихъ воздѣйствій, который
•будутъ иаложепы ниже въ общей связи.
Что касается періодовъ Charcot, то большинство видитъ въ нихъ
искусственный продуктъ, обусловленный, хотя и неумышленной, но
все же выучкой. Замѣчательно, что съ тѣхъ поръ, какъ нансійская
шкода указала на это обстоятельство и отмѣтила многочисленные
источники ошибокъ, которыхъ обязательно избѣгать, періоды (Mar-
cot стали наблюдаться все рѣже и рѣжо. Wetterstrand ни разу не
видѣлъ ихъ у своихъ 3589 иснытуемкхъ (Раиіу); другіе экспери-
ментаторы, случайно наблюдавшіе ихъ, увѣряютъ, что они по-
являются лишь послѣ многочисленныхъ попытокъ, да и то лишь у
яѣкоторыхъ лицъ (Стембо). Я самъ никогда не наблюдалъ періодовъ
€hcurcot ьъ моихъ опытахъ. Однако, даже тысяча отрицательныхъ
результатовъ не въсостояніиопровергнуть о д н о г о положительнаго
64 УКЛОНКНІЯ ОТЪ ПЕРЮДОВЪ СПАНСОТ.

заявленія Charcot. Я часто производилъ свои опыты надъ истеро-


эпилептическими больными и все же не видѣлъ этихъ періодовъ^
хотя Richer увѣряетъ, что всякій, кто экспериментируетъ надъ по-
добными лицамп, непремѣнно долженъ получить одинаковые резуль-
таты со школою Charcot. За всѣмъ тѣмъ я считаю возможнымъ, что
въ немногихъ случаяхъ истеро-эпилепсіи эти періоды существуютъ.
Я требую только, чтобы они были ограничены этими немногими
случаями, а не возводились въ общее правило.
Даже тѣ авторы, которые полностью признаютъ періоды Charcot, все-таки
вносятъ въ нихъ разный ограниченія. Самъ Charcot видитъ центръ тяжести всепѵ
дѣла въ измѣненіяхъ мышечной возбудимости въ различныхъ періодахъ. Dmnont-
pallier и Мадпгп утверждаютъ, однако, что усиленная норвно-мышечная возбуди-
мость отнюдь не ограничивается одной летаргіей, а имѣетъ мѣсто во всѣхъ періо-
дахъ. Они указали и на то, что существуютъ смѣшанныя ооотоянія (etats mixtes).
въ которыхъ обнаруживаются частью признаки одного періода, напримѣръ, летар-
гическаго, частью признаки другого періода, каталептическаго. Bicher приводить
случаи, въ которыхъ каталепоія характеризуется наклонностью къ сведеніямъ.
ТатЪигіпі и Sepilli наблюдали летаргію съ усиленной чувствительностью яичниковъ.
Juhs Janet произвелъ у Wit. одной изъ самыхъ знаменитыхъ кліентокъ Charcot.
особый четвертый періодъ, отличавшійся отъ остальныхъ трехъ какъ по своимі.
соматическимъ, такъ и психическимъ признакамъ. Bicher описываотъ такія формы
летаргіи, въ которыхъ испытуемые по приказанію выполняютъ движенія, а Gilles de In
Towrette особую Іёіііагйій lucide, при которой нѣтъ потери сознанія. Какъ бы то иіг
было, понятіе о періодахъ, подъ которое старались подвести самыя разнородный
вещи, утратило свою прежнюю опредѣлонность. Каждый искалъ этихъ періодовъ
и, обыкновенно не находя ихъ, счита.іъ долгомъ установлять новые признаки.
Способы, которыми вызываются эти различные періоды, имѣютъ весьма сом-
нительную цѣнность. Мадпін увѣряетъ, что опредѣленнымъ раздраженіемъ. напр.
давленіѳмъ на темя, можно вызвать любой періодъ, но который именно -это зави-
ситъ исключительно отъ продолжительности раадроженія. Кромѣ того, вмѣстѣ съ
Dumontpallier онъ выставилъ положеніе. что то же средство, которымъ вызывается
опрѳдѣленный періодъ, можетъ и устранить его (r.-igeni qui fait defait); если. напр..
каталепсія быі^а вызвана яркимъ свѣтомъ, то она исчезаетъ отъ новаго свѣта.
брошеннаго въ глаза. Впрочемъ, нѣчто въ атомъ родѣ утверждалъ еще Braid (Max
Bessoir).

Для насъ главное то, что и С7шгсо^ и его ученики допускаютъ та-
кія явленія со стороны мышцъ, которыя имѣютъ мѣсто независимо
отъ психическаго вліянія. Мы видѣли, напр., что отъ давленія па
нервы во время летаргическаго періода получаются сокращенія
мышцъ; въ состояніи сомнамбулизма раздраженіе кожи точно также
вызываетъ сведеніе мышцъ безъ малѣйшаго участія психики, т. е.,
безъ того, чтобы испытуемый зналъ, что и какія мышцы должны
быть приведены въ сокращеніе.
Совершенно то же самое утверждалъ раньше Heidenhain, только
онъ не получалъ сокращенія мышцъ при давленіи на нервы, а только
отъ раздраженія кожи. Heidenhain тоже полагалъ, что эти сокра-
щенія происходятъ безъ всякаго участія сознанія, что они простые
рефлексы, обусловливаемые раздраженіемъ кожи. По его словамъ,^
при дегкомъ раздраженіи, сокращаются только тѣ мышцы, которыя
лежать подъ кожею, а отъ болѣе сильнагб сокращаются и сосѣд- ^
СОМАТИЧВСКІВ И ПСИХИЧЕСКІВ РЕФЛЕКСЫ. 65

нія мышцы, тавъ что, соотвѣтственно сиіѣ раздраженія, сведете


охватываетъ все болѣе и болѣе широкіе круги. За рефлексъ же онъ
считалъ и столбнякъ, лоявляющійся въ гипнозѣ. HeidenJiain пы-
тался установить новые рефлексы. Раздраженіемъ опредѣленныхъ
полосъ кожи можно будто-бы вызвать опредѣленныя движенія; такъ,
напр., отъ прикосновенія къ затылку испытуемый издаетъ звуки,
какъ въ извѣстномъ опытѣ Goltz\ съ кваканіемъ лягушки. Born
тоже нашелъ новые рефлексы, ноявляющіеся при поглаживаніи
опредѣленныхъ отдѣловъ кожи.
На вопросъ, идетъ ли дѣло въ опытахъ НеійепЬаіпв, и Charcot
о настоящихъ рефлексахъ или нѣтъ, уже потому не легко отвѣтить,
что даже многіе физіологи не совсѣмъ ясно разграничиваютъ оба
рода рефлексовъ: с о м а т и ч е с к и х ъ и ' п с и х и ч е с к и х ъ .
Чтобы. пояснить свою мысль, я додженъ сказать нѣсколько словъ о рефлек-
торной дѣятельностй. Подъ рефлекторною дѣятельностью мышцъ равумѣютъ ту
дѣятельность ихъ, которая обусловливается возбужденіемъ чувствитѳльнаго норва,
бевъ участія воли. Если насѣкомое попадеть въ глазъ, то послѣдній закрывается.
Это закрытіе глааъ есть рефдексъ, потому что происходитъ помимо воли. Если, по'
какому-либо иному поводу, глазъ закрывается произвольно, то это нѳ рефлексъ, а
произвольное движеніе; слѣдовательно, одно и то же движеяів. моясетъ быть и
рефлекторныиъ, и произвольнымъ. Воаьмемъ такой прииѣръ: а дотрогиваюсь до
глаза А, глазъ закрывается рефлекторно, т. е. безъ участія воля. У другого лица
В я приближаюсь рукою къ глазу; но я еще не успѣлъ дотронуться до него, какъ
глазъ закрылся, и при томъ не только безъ, но и прямо противъ воли В. И въ
этомъ случаѣ закрытіе глаза было рефлекторнымъ: раздраженіе дѣйствуетъ на зри-
тельный нервъ. Однако, между закрытіемъ глава у А я закрытіемъ его у В суще-
ствуетъ громадная разница. Между тѣмъ какъ у А для вызова рефлекса нѳ тре-
буется никакой психической дѣятельности, у В дѣло происходитъ иначе. Онъ аа-
крываетъ глазъ, побуждаемый къ этому опасеніемъ, какъ бы не прикоснулись
къ его глазу. Если В подыесетъ къ глазу свой собственный палецъ, то глазъ не
закроется, потому что въ этомъ олучаѣ опасенія не сущѳствуетъ. Какъ бы то
ни было, въ вакрытіи глаза у В, несомнѣнно, участвуетъ психическая дѣятель- і
ность, а у А нѣтъ. Вотъ почему закрытіѳ глаза у В мы называемъ псикиче- 1
скимъ, а у А соматйческииъ рефлексомъ. Психическіе рефлексы въ высшей ста- |
пени часты: наклоненіе тѣла при свистѣ пули, смѣхъ при видѣ клоуна, рвота отъ '
непріятнаго запаха - в с е это психическіе рефлексы. Мышечная дѣятельность, пог '
являющаяся безъ участія воли, вызывается и тутъ равдраженіемъ уха, главъ или
органа обонянія, но уже посдѣ того, какъ равдражеиіѳ подверглось особой оцѣн-
кѣ въ сознаніи.

Раздѣленіе рефлексовъ на соматическіе и психическіе имѣетъ


свою цѣнность, и я нахожу полезнымъ удержать пока это дѣленіе,
хотя оно не болѣе какъ схема и хотя Lewes принимаетъ психиче-
скую дѣятельность при всѣхъ рефлексахъ. Gurney, Мах Dessoir и
Дйскеі справедливо указали на значеніе психическихъ рефлексовъ
для гипноза. HeidenJiain и Charcot отвергали участіе психики въ
производимыхъ ими сведеніяхъ; тогда какъ нансійцы считаютъ уча-'
стіе психическаго элемента несомнѣннымъ: гипнотизированный
знаетъ, что должно произойти, но воля его не въ силахъ воспроти-
виться сведенію. Этотъ процессъ называется внушеніемъ, которое,
слѣдовательно, есть ни что иное, какъ родъ психическаго рефлекса.
Молль, Гипнотизмъ. 5
G6 КРИТИКА опытовъ Heidenhain'k и Charcot.

Такимъ образомъ, поставленный выше вопросъ о рефлекторномъ


характерѣ сведеній Ileidenhaina и Charcot долженъ быть преобра-
зованъ въ другой вопросъ, имѣемъ ли мы въ этихъ сведеніяхъ,
какъ полагаютъ упомянутые авторы, соматическіе или, напротивъ,
психическіе рефлексы?
Нисколько не думая оспаривать вѣрность указаній Heiden-
haina и Charcot^ я долженъ, однако, замѣтить,^что они, во всякомъ
случаѣ, нуждаются въ провѣркѣ. Нынѣ, когда Bernheim, Forel,
Delboeuf и др. показали намъ, что всѣ эти явленія могутъ быть вы-
званы посредствомъ внушенія, т. е., въ силу того, что гипнотикъ
увѣренъ въ неизбѣжности ихъ наступленія, мы должны допустить,
что то же самое было и въ опытахъ Heidenhain'Sk и Charcot. Опыты
перваго мало убѣдительны. Такъ какъ въ то время вліяніе внуше-
нія еще не было извѣстно, то объ устраненіи его никто и не ду-
малъ, а изъ статей Heidenhaina видно, что о предполагаемыхъ
опытахъ говорилось въ присутствіи самихъ испытуемыхъ. Если
Ileidenhain увѣряетъ, что сведенія распространяются въ опредѣлен-
вомъ лорядкѣ, именно, въ строгомъ подчиненіи законамъ, установ-
леннымъ Pfeiffer'owb для соматическихъ рефлексовъ, то я позволю
себѣ усумниться въ этомъ. По моимъ наблюденіямъ, сведенія рас-
пространяются въ сообразности съ тѣмъ, какъ гипнотикъ пони-
маетъ нриказаніе или желаніе экспериментатора, а потому о подчи-
неніи какому-нибудь закону тутъ и рѣчи быть не можетъ.
Что касается утвержденій Charcot, то о нѣкоторыхъ частныхъ
пунктахъ, напр., о безсознательности въ летаргіи, мнѣ придется
говорить еще въ другомъ мѣстѣ. Пока замѣчу только, что большин-
ство относящихся сюда явленій очень хорошо можетъ быть объ-
яснено и внушеніемъ. Яснѣе всего это относительно сведеній въ
сомнамбулизмѣ. Нѣтъ ничего легче, какъ вызвать подобныя сведе-
нія внушеніемъ. Если же насъ увѣряютъ, что они нроисходятъ не-
зависимо отъ внушенія, то мы вправѣ требовать, чтобы отсутствіе
внушенія было намъ доказано. Но увѣренность въ томъ, что вну-
шеніе дѣйствительно было исключено, получится только тогда,
когда п е р в ы е опыты надъ соотвѣтственными лицами будутъпубли-
коваться съ большею точностью, чѣмъ до сихъ поръ. Б е з с о з н а -
тельное и ненамѣренное внушеніе я в л я е т с я главнѣй-
ш и м ъ и с т о ч н и к о м ъ о ш и б о к ъ п р и г и п н о т и ч е с к и х ъ из-
с л ѣ д о в а н і я х ъ . Я увѣренъ, что при сомнамбулизмѣ сведенія про-
исходятъ въ силу психической дѣятельности. На это указываетъ и
другое явленіе. Въ нашемъ четвертомъпримѣрѣ(стр. 24)мывидѣли,
чтовъглубокомъгипнозѣ на испытуемагоможетъвліять только одно
лицо, экспериментаторъ, или, говоря техническимъ языкомъ, только
КРИТИКА опытовіі Heidmhain'k и Charcot. 67

юнъ одинъ находится съ нимъ въ общеніи (раппортѣ). Только эвспе-


римептаторъ въ состояніи вызвать мышечное сокращеніе; раздраже-
/
нія, исходящія отъ другихъ лицъ, недѣйствительны. И вотъ подоб-
ный фактъ былъ бы немыслимъ, еслибы сокращенія происходили
•безъ участія сознанія. Ученики Charcot не думаютъ отрицать этого
лвленія; они подтверждаютъ, что въ сомнамбулизмѣ на мышечную
дѣятельность гипнотика могутъ вліять, путемъ раздраженія кожи,,
только нѣкоторыя лица, именно тѣ, которыя находятся съ нимъ въ[|
общеніи. Это уже прямо говоритъ въ пользу того, что сведенія про-
изводятся дѣятельностью сознанія; правда, что сами ученики Char-
cot воздерживаются отъ подобнаго вывода.
Труднѣе рѣшить вопросъ относительно сведеній въ летаргіи,
особенно такихъ, при которыхъ отъ давленія на опредѣлен-
ные нервы, напр., на локтевой нервъ, сокращается только опре-
дѣленная группа мышцъ или даже всего одна какая-нибудь мышца.
Однако, мы и тутъ вправѣ требовать, чтобы п е р в ы е опыты были
•описаны съ б о л ь ш е ю т о ч н о с т ь ю . Ибо при частомъ повтореніи
юднихъ и тѣхъ же опытовъ трудно избѣгнуть намековъ, изъ кото-
рыхъ испытуемый можетъ понять, чтб ему надлежитъ дѣлать. А что
подобными намеками могутъ быть вызваны довольно сложныя дви-
женія и вызваны именно внушеніемъ, это не подлежитъ ни малѣй-
шему сомнѣнію. При той быстротѣ пониманія, которая свойственна
гнпнотизированнымъ, ихъ очень нетрудно довести до этого. Я не
вижу ничего невѣроятнаго въ томъ, что тѣ немногія движенія, ко-
торыя Charcot обыкновенно вызывалъ на своихъ демонстраціяхъ,
производились именно внушеніемъ. Замѣчу за одно, что Jendrassik,
принимающій періоды Charcot, допускаетъ, однако, что сведенія въ',
летаргіи происходятъ исключительно путемъ внушенія. Правда, уче--
Нйкъ Charcot, Bicher, завѣряетъ насъ, что, какъ онъ ни видоизмѣ-
лялъ своихъ опытовъ, результатъ всегда получался одинъ и.тотъ же,
что о подражаніи не могло быть рѣчи и что раздраженіемъ мышцъ
или нервовъ получались такія сведенія, которыя лишь немногіе
врачи въ состояніи были производить умышленно. Но что дѣло во-
все не такъ просто, это видно изъ словъ Ѵідошоих, который допус-
. каетъ исключеніе для дельтовидной мышцы, равно какъ изъ указа-
нія Gilles de la Tourette\ что результаты получаются лишь послѣ
долгихъ предварительныхъ опытовъ. ,
Хотя мы справедливо отказались признать раздѣленіѳ натрипѳріода Charcot ш :
'Общую основу классификаціи, вое же остается раасмотрѣть вопросъ о сущѳствованіи
^^•••вкоовъ въ гипновѣ, въ томъ видѣ, какъ они описаны HeidenhaMоиъ в Charcot.
Мнѣнія ѳтихъ изслѣдователей вое еще находятъ себѣ ващитниковъ, хотя въ наше /
Л/ Время ряды ихъ все болѣе и болѣе рѣдѣютъ. Къ числу такихъ ващитниковъ при-•
вадлежитъ въ особенности Obersteiner, опыты котораго тѣмъ болѣе васлуживаютъ
. вниманія, что они производились имъ надъ самимъ собою въ то время, когда опъ
; • ' ' 5* '
68 опыты Obersteiner к. ЭХОЛАЛІЯ.

находился въ гипнозѣ. Онъ утверждаетъ, что въ гипнотическомъ состояніи нервь


и мышцы подвергаются вліянію, ничего общаго не имѣющему съ внушеніемъ. Онъ^
равскавываетъ слѣдующій опытъ надъ собою: «когда я находился въ легкомъ гип-
новѣ и мнѣ поглаживали кожу кисти близь локтевого края, то я ожидалъ, что у
меня согнется ыаленькій палецъ; но, вмѣсто этого, къ моему изумленію, палецъ.
принялъ отведенное положеніе. На самомъ дѣлѣ, подъ равдражаемымъ мѣстомъ кожи
лежитъ уже не flexor, а abductor digitl minimi, о которомъ я вовсе не думалъ въ-
моемъ полуснѣ». При всей точности этого указанія.я не могу усмотрѣть въ немъ
доказательства, что сведеніе наступило не вслѣдствіе внушенія. Если Oberateiner
былъ увѣренъ послѣ гипноза, что онъ не думалъ объ отводящей мышцѣ, то это
еще не значитъ, что такъ оно было въ дѣйствительности, потому что память могла
ему и нзмѣнить. Вѣрно то, что до гипноза Obersteiner хорошо зналъ, какая мышца
находится на соотвѣтственномъ мѣстѣ. Допустимъ. однако, что во время гипноза
онъ этого не сознавалъ, —все же внаніе положенія мышцы не представляло для
него ничего новаго. Я укажу уже здѣсь на подрубежное сознаніе, о которомъ подроб-
ная рѣчь будетъ ниже. Мы увидимъ тамъ, что на-нашъ образъ дѣйствія вліяютъ-
и такіе процессы, которые мы когда-то знали, но которые въ данный момеятъ
улетучились изъ нашего сознанія. Съ большой обстоятельностью это доказано не-
давно F. Myers'о^ъ въ его работѣ «The Subliminal Consciousness». Вотъ почему
опытъ Obersteiner'% самъ по себѣ, очень любопытный и цѣнный, не доказываетъ-
вѣрности его взгляда.
Интересные опыты надъ мышечными сведеніями произведены въ послѣднее время
Schaffer'owb. Ему удавалось вызвать сведенія раздраженіемъ различныхъ органовъ
чувствъ, 8иенно осязанія, слуха и въ особенности сѣтчатой оболочки. При односторон-
немъ раздраженіи, эти сведенія всегда появлялись на раздражаемой сторонѣ. Вліяніѳ
внушенія Schaffer считаетъ себя вправѣ совершенно исключить. При двусторон-
немъ раздраженіи, овѳденія получались на обѣихъ сторонахъ. Если на одной сто-
ронѣ чувствительность бьіла уничтожена, то чувствительныя раздраженія были не-
дѣйствптельны на этой сторонѣ. Съ другой стороны, Schaffer получалъ сведенія,
дѣйствуя внушеніомъ на какой-нибудь органъ чувствъ. Результатъ былъ такой же,
какъ если бы чувствительное раздраженіе имѣло мѣсто въ дѣйствительности. На
основаніи этихъ наблюденій, онъ принимаетъ. разумѣется, что рефлекторные пути
проходили чрезъ корку большого мозга. За всѣмъ тѣмъ, однако, онъ не допускаѳтъ.
чистаго внушсііія.

Сюда же принадлежать и явленія э х о л а л і я , описанныя IIeidenhain'nm> и Вег-


дет'йшъ. Словно фонографъ, говорить Вегдег, гипнотизированный повторяетъ все,
чтобы ему не подсказали. Онъ даже довольно отчетливо произнрситъ цѣлыя фразы,
сказалныя на невнакомомъ ему языкѣ. Но если упомянутые авторы увѣряютъ. что
такая способность повторять чужія слова вызывается только при посредствѣ
опредѣленныхъ отдѣловъ поверхности тѣла, то это ошибка, объясняющаяся недо-
статочнымъ знакомствомъ Бреславльскихъ изслѣдователей съ явленіями внушенія.
Гипнотизированный повторяотъ чужія слова только вътомъ случаѣ. когда онъвѣ-
ригь, что додженъ повторить ихъ. Что нѣкоторые доходятъ въ этомъ отноше-
ніи до извѣстной виртуозности, напр., способны, особенно послѣ необходимаго
упражненія, быстро и вѣрно повторять цѣлыя рѣчи на чуждомъ имъ языкѣ, это
несомнѣнно. Но будетъ ли экспериментаторъ обращаться со своими уловами къ
ихъ желудку или къ затылку—они то и составляютъ чувствительныя области—или къ
какой-либо другой части тѣла, это вполнѣ безразлично. Главное въ томъ, чтобы
гипнотизированный зналъ, что онъ долженъ повторять подсказываемыя ему слова.
Точно такимъ же образомъ слѣдуетъ объяснять и нѣкоторыѳ другіе рефлексы,
будто бы появляющіеся при дотрогиваніи къ головѣ, какъ, напр., появленіѳ афазіи. по-
дергиваній яли сведеній въ рукѣ или ногѣ отъ прикосновенія къ опредѣленнымъ
ыѣстамъ черепа. Факты этого рода описаны £"е/<?««йагѴомъ, позднѣе Silva, Binet и
JFeri. Послѣдніе увѣряютъ даже, что имъ удавалось приводить отдѣльныѳ члены въ
состояніе сомнамбулизма раздраженіемъ опредѣленныхъ ііѣстъ на черепѣ, именно,
тѣхъ, 5оторыя соотвѣтствуютъ двигательному центру даннаго члена. Но ихъ опыты
не блещутъ осмотрительностью. Кйкъ это давленіѳ на черепъ производить подоб-
ныя дѣйствія, остается необъяснимымъ и ничуть не становится болѣе вразуми-
тельнымъ оттого, что авторы ссылаются на френологію ОаІѴя. Chalmide предла-
гаетъ даже этимъ способомъ изучать физіологію мозга. Хороша же физіологія, которая
ФРЕНО-ГППНОТИЗМЪ. 0ДН0СТ0Р0НН1Й гипнозъ. 69

для раздраженія извѣстной области мозга находить достаточнымъ растирать въ гип- <
нозѣ ооотвѣтствѳнное мѣсто черепа! Уже Braid описалъ подобный явлѳнія подъ
именѳмь ф р е н о - г и п н о т и в м а . Онъ даже пріискивалъ для нихъ объясненіе, но
весьма туманнаго свойства. Одно изъ предположеній его состояло въ томъ, что
дѣло идетъ о рефлевторныхъ раздраженіяхъ. Надавливая на какое-нибудь мѣсто
черепа, мы производимъ раздраженіе нерва, который рефлекторнымъ путемъ воз-
«уждаетъ опредѣленную область мозга, вызывая въ насъ, скажемъ. хотя бы чув-
ство благотворительности; надавливая на другую часть черепа мы раздражаемъ
другой нервъ, который, опять-таки, рефлекторнымъ путемъ, при посредствѣ мозга,
вызілваетъ на лицѣ выраженіе благочестиваго умиленія и т. д. Надо думать, что
позднѣе Braid самъ отказался отъ своего френогипнотизма (Ргеуег).
Укажемъ за одно и на тотъ фактъ, что съ помощью внушенія
можно вызвать о д н о с т о р о н н і й г и п н о з ъ ( г е м и - г и п н о з ъ ) или
различно вліять на каждую половину тѣла. Уже Braid'j было из-
вѣстно, что если дуть на одинъ глазъ, то гипнотикъ пробуждается
только одной половиной тѣла, именно той, на которую дули. Позд-
нѣе тѣ же опыты повторили съ извѣстнымя видоизмѣненіями Des-
courtis, Charcot, Bumonpallier, Berillon, Lepine, Strolh, равно какъ,
по предложенію Kayser'a, Grutzner, Heidenhain и Вегдег^ изъ кото-
рыхъ послѣдній измѣнилъ погомъ свое мнѣніе. Есла упомяйутые
авторы видятъ въ одностороннемъ гипнозѣ ф и з і о л о г и ч е с Е о е с о - •
«тояніе, вызванное закрытіемъ одного глаза или треніемъ одной по-
ловины головы, то въ настоящее время такой взглядъ на вещи дол-
женъ быть признанъ несостоятельнымъ. Мы знаемъ теперь, что всѣ
8ТИ состояніямогутъ быть вызваны п с и х и ч е с к и м ъ воздѣйствіемъ,
а потому нужно еще сначала исключить внушеніе, и тогда уже тол-
ковать о доказательности опытовъ. Къ тому же, показанія разныхъ
авторовъ до того противорѣчивы, что только усиливаютъ сомнѣніел
Одни говорятъ, что отъ поглаживанія правой половины тѣлагипно-І
визируется лѣвая сторона, другіе, что правая и т. д. Законы, уста- \
новленные на этотъ счетъ Heidenliain'оыъ, не выдерживаютъ кри- \
тики. Все дѣло въ томъ, что испытуемый знаетъ, что должно слу- \
читься съ нимъ и какой результатъ ожидается отъ производимыхъ \
надъ нимъ манипуляцій.

Еакъ видно изъ сказаннаго, функціональныя измѣненія произ-1


вольныхъ мышцъ въ гипнозѣ приводятся мною въ зависимость отъ/
центральной нервной системы. Внушенная идея производитъ пара-/
-ДИЧИ и движенія членовъ. Спрашивается теперь, можетъ ли внушен
ніе произвести такія измѣненія въ дѣятельности мышцъ, который
"Чужды нормальной жизни; другими словами, можно ли вызвать им®
о б ъ е к т и в н ы я отклонения, недостижимыя для собственной волиі
человѣка. '
А priori я считаю это неособенно вѣроятнылъ. Въ самомъдѣлѣ,
трудно представить себѣ, чтобы идея, внушаемая человѣку посторон-
70 ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ КАТАЛЕПС1И.

нимъ лицомъ, обладала ббльшею силой), чѣмъ идея, которую опь


самъ себѣ создаетъ. Если, не смотря на то, иной разъ дѣйстви-
тельно получаются объективныя измѣненія, то это доказываетъ однО'
изъ двухъ: или что возбужденная ино-внушеніемъ идея можетъ
вліять на отправленія мышцъ не такъ, какъ идея, возникшая
усиліемъ воли, или что въ гипнозѣ къ внушенію присоединяется
еще нѣчто, чтб и вліяетъ на мышцы. Только въ томъ или другомъ-
смыслѣ и нужно понимать объективныя явленія. О соматическихъ
признакахъ внушенныхъ параличей я уже говорилъ выше; здѣсь же
прибавлю еще нѣсколько другихъ случаевъ, въ которыхъ внуше-
ніемъ усиливалась нормальная дѣятельность мышцъ. -
Каталептическія установки членовъ удерживаются иногда чрез-
вычайно долго, даже цѣлыми часами. Однажды эта каталенсія про-
должалась 17 часовъ подрядъ. Бегдег разсказываетъ, что молодая
дѣвушка, за которою все время слѣдили, не измѣняла своего по-
ло женія въ теченіе 7 ча совъ, Въ подобныхъ случаяхъ не бываетъ н
чувства утомленія и боли, обыкновенно остающихся послѣ силь-
наго напряженія мышцъ. Сюда относятся и нѣкоторые случаи
эхолаліи, которая иной разъ бываетъ выражена очень сильно. Braid
разсказываетъ про одну дѣвушку, что она распѣвала въ гипнозѣ
пѣсни, слышанныя ею на концертахъ знаменитой пѣвицы Дженни
Линдъ, хотя въ бодрствующемъ состояніи эта дівушка никакихъ-
музыкальныхъ способностей не выказывала. Онъ приписываетъ это
взощренію слуха и мышечнаго чувства въ гипнозѣ.
I Впрочемъ, мы на каждомъ шагу встрѣчаемъ въ гипнозѣ точки
/соприкосновенія съ нормальной жизнью. Мы видимъ, что въ гип-
I нозѣ рука дольше остается въ опредѣленномъ положеніи, чѣмъ
I нога, потому что вообще ногу гораздо труднѣе удержать на вѣсу,.
I чѣмъ руку, она скорѣе руки опускается въ силу тяжести.
Пробовали производить въ гипнозѣ и д и н а м о м е т р и ч е с к і я
изслѣдованія, т. е. измѣренія мышечной силы. Я самъ произвела
рядъ подобныхъ измѣреній и пришелъ почти къ такимъ же резуль-
татамъ, какъ и Beaunis. Главнѣйшимъ изъ нихъ я считаю то, что во
время гипноза мышечная сила по большей части оказывается меньше,,
чѣмъ до него. Я повторялъ эти изслѣдованія въ самыхъ разнородныхъ
гипнотическихъ состояніяхъ н лишь изрѣдка находилъ увеличеніе
мышечной силы. Но наблюдаются и колебанія, и я находилъ иногда,,
что въ одной рукѣ сила возрастала, а въ другой ослабѣвала. Даже
у одного и того же лица въ разныя времена получались разные ре-
зультаты. Но всѣ эти колебанія постоянно отличались скромными
размѣрами. Значеніе ихъ уже потому невелико, что вообще при ди-
намометрическихъ изслѣдованіяхъ ошибки всегда возможны.
ДИНАМОМЕТРИЧЕСКШ И ЭЛЕКТРИЧКСК1Я ИЗСЛВДОВАНІЯ. 71

Въ противоположность упомянутымъ сейчаоъ изслѣдованіямъ, Хм2/«ука8ываегь


на то, что, одновременно съ потерей чувствительности, въ гипновѣ иногда вовра-
стаетъ мышечная сила, я при томъ даже вдвое. Но заключать отсюда о вависимо-
сти увѳличенія мышечной силы отъ равстройства чувствительности,—это очень
смѣло. Въ высшей степени сомнительнымъ представляется мнѣ другой выводъ
Lvys'a,, основанный на томъ же наблюденіи, что истерическія судороги имѣютъ въ
своей основѣ именно истерическую анэстезію кожи, почему для устраненія этихъ
• судорогь будто-бы слѣдуетъ прежде всего вовстановить чувствительность.
Остается упомянуть еще о б ъ э л е к т р и ч е с к о й в о з б у д и -
м о с т и мышцъ и нервовъ, пока мало изслѣдованной. Moriz Rosen-
thal нашелъ въ гипнозѣ электрическую возбудимость усиленною.
Тегед тоже нашелъ въ одномъ случаѣ, изслѣдованномъ, впрочемъ,
безъ гальванометра, что электрическая возбудимость была измѣнеііа.
Лично я ничего особеннаго не замѣчалъ въ этомъ направленіи, точ-
но такъ же какъ Heidenhain, Berger и Віедег. Я нроизвелъ больше
сотни отдѣльныхъ изслѣдованій и не могъ уловить никакой суш,е-
ственной разницы между гиннозомъ и бодрствующимъ состояніемъ.
Мои изслѣдованія сдѣланы гальваническимъ и фарадическимъ то-
комъ. Я постоянно пользовался гальванометромъ Гиршманна и боль-
шинство ыоихъ опытовъ производились надъ локтевымъ нервомъ,
непосредственно надъ локтемъ. Что при нѣкоторыхъ внушенныхъ
параличахъ электрическая возбудимость понижается, на это я указалъ
уже выше. Очевидно, что электрическая возбудимость действи-
тельно испытываетъ иногда подъ психическимъ вліяніемъ извѣстныя
измѣненія, которыя было бы весьма желательно изучить поближе.
Дично я не думаю, чтобы дѣло шло тутъ о первичныхъ измѣненіяхъ
мышцъ и нервовъ. Замѣчу уже заодно, что, по словамъ Morsdli и
Menddsohn&, въ гипнозѣ мышцы быстрѣе сокращаются отъ раздра-
женій, чѣмъ въ бодрствующемъ состояніи.

Въ предыдущемъ мы перебрали цѣлый рядъ явленій, которыя я |


отношу вмѣстѣ съ нансійцами на счетъ внушенія, но въ которыхъ I
другіе, напр., Heidenhain и Charcot, видятъ' простые рефлексы, безъі
всякой психической подкладки. Я показалъ, что эхолалія, многія|
сведенія, а также вновь открытые рефлексы Heidenhain^ и Вогп''&,
представляютъ, вѣроятно, продукты внушенія. Новыхъ рефлексовъ,
которые не зависѣли бы отъ внушенія, повидимому, не существуетъ
Въ гипнозѣ; во всякомъ случаѣ, существованіе ихъ ничѣмъ не дока-
зано. Спрашивается теперь, каково состояніе обыкновенныхъ р е ф-
л е к с о в ъ въ гипнозѣ?
О сухожильныхъ рефлексахъ я уже имѣлъ случай упомянуть выше.
Мы видѣли, что они какъ будто усиливаются въ летаргическомъ неріодѣ
Charcot и при нѣкоторыхъ внушенныхъ параличахъ. Berger •sq-ss.q на-
блюдалъ усиленіе колѣннаго рефлекса. Но я имѣю основаніе думать,
72 СУХОЖИЛЬНЫЕ и ЗРАЧКОВЫЕ РЕФЛЕКСЫ.

ЧТО усиленіе рефлексовъ, наблюдавшееся мною много разъ, зависитъ


отъ способа внушенія. При внушенныхъ параличахъ, когда мышцы
были совершенно разслаблены, я тоже находилъ неоднократно уси-
леніе рефлексовъ; но при каталептическихъ установкахъ сухожиль-
ные рефлексы оказывались ослабленными. Это и понятно, тавъ
какъ то же самое мы видимъ и въ бодрствующей жизни. Ничего ха-
рактеристическаго для гипноза тутъ нѣтъ, потому что и безъ гип-
ноза сухожильные рефлексы выступаютъ яснѣе, когда мышцы раз-
слаблены, чѣмъ когда онѣ сокращены.
Что касается состоянія з р а ч к о в ъ , то уже Braid указалъ на
различіе въ этомъ отношеніи между гипнозомъ и обыкновеннымъ
сномъ. Въ послѣднемъ случаѣ, какъ извѣстно, зрачокъ съуженъ,
тогда какъ въ гипнозѣ Braid, а послѣ него и HeidenJiain, часто на-
ходили расширеніе зрачка. Я находилъ расширеніе только при при-
мѣненіи фиксаціи, тогда какъ въ остальныхъ случаяхъ зрачки часто
оставались съуженными. Съ другой стороны, я могу подтвердить,
что во время фиксаціи въ состояніи зрачковъ нерѣдко наблюдаются
колебанія(2?гаг(г),причемъ расширеніе и съуженіе быстро смѣняютъ
другъ друга. Говорятъ также о судорогѣ аккомодаціи {Heidenhain,
Cohn, Itumpf), Многіе {Luys, Bacchi) указываютъ на отклоненія
з р а ч к о в а г о р е ф л е к с а въ гипнозѣ: во время гипноза зрачокъ
будто-бы не съуживается отъ свѣта. Полнаго отсутствія рефлекса я
никогда не наблюдалъ, но зато неоднократно находилъ весьма сла-
бую реакцію, если гипнозъ вызывался при помощи продоляіитель-
ной фиксаціи. Были ли тутъ виноваты фиксація или гипнозъ, этого
я рѣшить не берусь, но думаю, что фиксація. Sgrosso наблюдалъ у
своихъ двухъ испытуемыхъ расширеніе зрачковъ въ началѣ гипноза
и ослабленную сократительность при дальнѣйшемъ ходѣ его.

До сихъ поръ рѣчь Шла почти исключительно объ измѣненіяхъ


произвольныхъ движеній. Они характеристичны для гипнозовъ пер-
вой степени (стр. 43), но присущи и гипнозамъ второй степени. По-
слѣдніе, однако, отличаются еще,кромѣ того, усиленной воспріимчи-
востью къ внушенію; въ особенности внушенію поддаются о р г а н ы
ч у в с т в ъ . Какъ эти органы функціонируютъ въ гипнозѣ безъ вну-
шенія, на этотъ счетъ указанія авторовъ весьма противорѣчивы.
Braid различалъ двѣ степени гипноза, въ соотвѣтствіи съ дѣя-
тельностью органовъ чувствъ: при одной изъ нихъ дѣятельность
чувствъ. бываетъ повышена, при другой ослаблена. Но въ моихъ
опытахъ я ничего подобнаго не замѣчалъ.
При легкихъ степеняхъ гипноза, органы чувствъ вообще не обна-
ЧУВСТВЕННЬШ ВОСПРІЯТІЯ ВЪ ГИПНОЗѢ. 73

руживаютъ пикакихъ суіцественныхъ измѣненій: испытуемый видитъ,,


слышитъ, обоняетъ и т. д., совершенно такъ же, какъ въ нормальномт^'
состояніи. Въ глубокомъ же гипнозѣ, прежде всего, по словам'^.
Lh'hauU, ослабѣваютъ зрѣніе и вкусъ, затѣмъ обоняніе и только
подъ конецъ уже слухъ и осязаніе; но если гиянозъ производителя
посредствомъ фиксаціи, то послѣднимъ страдаетъ зрѣніе. По моизіъ
наблюденіямъ, это не совсѣмъ такъ, и если сравнить указанія Liebmilt
съ тѣмъ, что говорятъ другіе авторы, то мы замѣтимъ межцу ними
множество противорѣчій. Я думаю, что источникъ этихъ противо-
рѣчій лежитъ Бъ томъ, что авторами недостаточно принимается во
вниманіе различное отношеніе гипнотиковъ ЕЪ разнымъ предметамъ
и лицамъ. Они слышатъ, напр., того, кто ихъ усыпляетъ, но не
слышатъ другихъ; его прикосновеніе они чувствуютъ, а прикосно-
веніе другихъ нѣтъ. По этой причинѣ, я, между прочимъ, и думаю,
что весь гипнозъ, отъ начала до конца, долженъ быть разсматри
ваемъ, какъ психическое состояніе.
При помощи внушенія, мы можемъ вызвать въ гипнозѣ много-
численные обманы чувствъ. При этомъ получается такая изумитель-
ная картина, что у того, кто видитъ ее въ первый разъ, закрады-
вается справедливое сомнѣніе въ реальности видимаго ииъ. Мы до
такой степени пріучаемся полагаться на воспріятія нашихъ орга-
новъ чувствъ, видѣть въ нихъ надежныхъ свидѣтелей во всемъ, что
передъ нами происходить, что невольно поражаемся при видѣ того,
что достаточно одного слова, чтобы перемѣстить гипнотика въ со-
вершенно новую обстановку.
Какъ иавѣстяо, обманы чувотвъ дѣлится на галлюцинаціи и иллюзіи; по-
слѣднія состоятъ въ ложномь толкованіи внѣшнаго предмета, а нервыя въ вос-
пріятія предмета на такомъ мѣстѣ. гдѣ ничего нѣтъ. Если книга принимается за
кошку, или ударъ по столу за пушечный выстрѣлъ, то говорятъ объ иллюзіи; на-
противъ того, если кошка воспринимается на пустомъ мѣстѣ, то ѳто будетъ гал-
люцинація. Галлюцинація существуетъ и въ томъ олучаѣ, когда внѣшній предмотъ
выаиваетъ воспріятіе путемъ ассоціаціи. Такъ, напр., стулъ, на которомъ мы часто
видимъ сидящимъ извѣстное лицо, можетъ иногда вызвать въ насъ воспріятіе этого
лица даже въ томъ случаѣ. когда на немъ никого нѣтъ; это будетъ галлюцинація.
Вызванная к о с в е н н ы м ъ о б р а з о м ъ какимъ-нибудь внѣшнимъ предмѳтомъ.
Въ гипнозѣ наблюдаются разнообразныя г а л л ю ц и н а ц і и и
и л л ю 3 і и. Мы видѣли въ четвертомъ примѣрѣ, что достаточно было
утверждать присутствіе собаки, чтобы гипнотикъ ее увидѣлъ. За і
Собаку онъ нринялъ платокъ; слѣдовательно, дѣло шло объ иллю- і
зіи. Она легче вызывается, чѣмъ галлюцинація, такъ какъ безъ t
внѣшняго предмета, какимъ въ данномъ случаѣ былъ платокъ, вну-
шеніе весьма часто не имѣетъ успѣха. Если экспериментаторъ не
Укажетъ подобпаго предмета, то гипнотикъ обыкновенно самъ оты-
скиваетъ его себѣ. Легче вызываются галлюцинаціи зрѣнія, когда
1'лаза закрыты; точно во снѣ испытуемый видитъ тогда лица и пред-
74 ОБМАНЫ ЧУВСТВЪ.

меты со. закрытыми глазами. Ему кажется, что глаза его открыты,
точно такъ же,какъ и мы въ нашихъ сновидѣніяхъ не сознаемъ сом-
кнутаго соетоянія глазъ. Стараясь вызвать обманъ зрѣнія при откры-
тыхъ глазахъ, необходимо дѣйствовать съ большой быстротой, дабы
испытуемый не успѣлъ проснуться въ тотъ моментъ, когда у него от-
кроются глаза. Я совѣтовалъ бы, дѣлая соотвѣтственное внушеніе^
тутъ же заставить фиксировать какой-нибудь предметъ (см. четвертый
примѣръ), дабы г.іаза не разбѣгались по сторонамъ, отчего испытуе-
мый можетъ проснуться. Точно такимъ жеобразомъ можно вызывать-
галлюцинаціи другихъ органовъ чувствъ. Я стучу по столу и воз-
буждаю представленіе, что палятѣ изъ пушекъ; я раздуваю мѣхи п
дѣлаю внушеніе, что это пыхтитъ локомотивъ. Я возбуждаю слухо-
вую галлюцинацію даже безъ всякаго внѣшняго раздраженія, напр.^
внушая субъекту, что онъ слышитъ фортепьянную музыку. Въэтомъ-
же родѣ мы вызываемъ обманы вкуса, обонянія и осязанія. Извѣстни
примѣры, когда гипнотизированные пили воду и даже чернила, при-
нимая ихъ за вино, ѣли лукъ, думая, что это яблоки, принимали за-
пахъ нашатырнаго спирта за одеколонь и т. д. При этомъ выраженіе-
лица до того поразительно схоже передаетъ испытываемое гипноти-
комъ удовольствіе или неудовольствіе, что лучшаго эфекта нельзя
ожидать и при настояш;емъ раздраженіи чувствъ. Достаточно сказать
испытуемому, что ему попалъ въ носъ нюхательный порошожъ, и онъ
начинаетъ чихать. Всѣ оттѣнки осязанія, какъ чувство давленія,^
такъ и чувство температуры и боли, поддаются внушенію. Вотъ лич-
ность, которой я внушаю, что она увязла ногами во льду. Тотчасъ-
же у нея является жеетокій ознобъ. Она дрожитъ, стучитъ зубами и
плотно закутывается въ свое платье. Можетъ даже появиться гуси-
ная кожа, если внушить человѣку, что онъ сиднтъ въ холодной ван-
нѣ (Krafft-Elring). Подобнымъ же образомъ можно вызвать зудъ и
т.д. „Завтра въ 3 часа дня у Васъ будетъ чесаться лобъ", говорю s
одному господину. Это послѣ-гипнотическое внушеніе осуществляет-
въ точности, зудъ до того силенъ, что господинъ не перестаетъ-
J чесать себѣ лобъ. Я вынесъ такое впечатлѣніе, что осязаніе и вкусъ
.іегче поддаются внушенію, чѣмъ другіе органы чувствъ. Горечь вО'
Арту внушить гораздо легче, чѣмъ у того же гипнотика вызвать об-
I манъ зрѣнія или слуха. Правда, что и сами гипнотики очень часто-
I понимаютъ обманъ; они ясно ощущаютъ горькій вкусъ, но въ то же
/ время говорятъ себѣ, что это только субъективное ощ,ущеніе и что^
« никакого горькаго вещества во рту у нихъ нѣтъ.
Оі5маны чувствъ могутъ быть внушены самыми различными спо-
собами. Можно увѣрить испытуемаго на словахъ, что онъ видитъ
птицу; но можно достигнуть того же, особенно послѣ нѣкоторой:
ОБМАНЫ ЧУВСТВЪ. 7&

выучки, и движеніями рукъ, напр. дѣлая видъ, что держишь въ ру-


кахъ птичку. Главное въ томъ, чтобы испытуемый пояималъ смыслъ
жестовъ.
Само собою разумѣется, что внушенія могутъ бытьсдѣланымно-
гимъ органамъ чувствъ заразъ. Я говорю испытуемому „вотъ роза"—
и онъ не только видитъ ее, но чувствуетъ и обоняетъ. Другому я
какъ бы подношу дюжину устрицъ,—и онъ глотаетъ ихъ, дажебезъ
особаго внушенія съ моей стороны. Тутъ внушеніе подѣйствовала
одновременно на глазъ, осязаніе и вкусъ. Замѣчательно, какъ по-
добныя внушенія часто дѣйствуютъ на мышечное чувство. Я даю
испытуемому стаканъ вина; онъ подноситъ этотъ мнимый стаканъ
ко рту, но тутъ же оставляетъ маленькій промежутокъ между ру-
кою и ртомъ, точно въ рукѣ у него подлинный стаканъ. Мнѣ нѣтъ
надобности спеціально внушать обманъ для каждаго чувства, испы-
туемый сдѣлаетъ это и безъ меня. Подобнымъ образомъ гнпнотикъ
дополняетъ большинство внушеній, при помощи процесса, принад-
лежащаго къ описаннымъ на стр. 50 непрямымъ знушеніямъ.
Иновнушеніе не остается особнякомъ, но, смотря по индивидуаль-
ности гипнотика и гиннотической выучкѣ, подаетъ поводъ къ цѣ-
лому ряду гипноткческихъ процессовъ. Я говорю одному гипнотику:
„вотъ вамъ склянка съ одеколономъ"! Хотя въ дѣйствительности
онъ ничего не получилъ, но ему кажется, что склянка у него въ рукѣ;
безъ малѣйшаго слова съ моей стороны, онъ видитъ эту склянку^
чувствуетъ ея запахъ. Словомъ, гипнотикъ совершенно самостоя-
тельно разработалъ единственное внушеніе, которое ему было сдѣлано.
Впрочемъ обманъ—предполагая, что онъ выполненъ въ совер-
шенствѣ,—ясно отражается на всей игрѣ лица и на всѣхъ другихъ
движеніяхъ. Ни одинъ гастрономъ, вкушая какую нибудь рѣдкую
новинку, не выразить на своемъ лицѣ такой свѣтлой радости, какъ
гипнотикъ, которому внушенъ вкусъ нравящагося ему блюда. Ужасъ,
выражающійся на лицѣ гипнотика, когда ему кажется, что на него
бросился тигръ, до такой степени натураленъ, что лишь немногіе
съумѣюхъ искусственно воспроизвести его. Одному гипнотику я
Внушаю, что онъ выпилъ нѣсколько стакановъ вина; онъ краснѣетъ
въ лицѣ и жалуется, что у него горитъ голова. Другому я даю ню-
хать кусокъ пробки, вмѣсто луковицы, и у него сейчасъ же начи-
ваютъ слезиться глаза отъ ѣдкаго запаха.
При помощи внушенія можно поставить гипнотика въ любое по-
ло женіе и судить по этому, какъ онъ въ дѣйствительности будетъ
Себя вести при подобныхъ обстоятельствахъ, т. е. узнать егохарак-
•геръ (MorselU). Однако, при всѣхъ подобныхъ заключеніяхъ, нужна
большая осторожность, такъ какъ у гипнотика почти всегда со-
IQ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ГАЛЛЮЦПНАЦШ.

храняется темное сознаніе объ ис^-инной обстановкѣ, хотя оиъ и


кажется, при поверхностномъ наблюденіи, вполнѣ погруженнымъ во
внушенное положеніе.
Нѣкоторые авторы, Dumontpallier, BeriUon, изучали дѣйствіе внушеній, обра-
щенныхъ только на одну половину тѣла. Можно, напр., заставить правымъ гла-
80мъ видѣть птицу, а лѣвымъ собаку и т д. Но, повидимому, это исключительно
ревультагь внушенія и выучки, а потому отсюда еще никакъ нельзя дѣлать за-
ключен! й о самостоятельной будто бы работѣ каждаго изъ полушарій. Таковъ же
и случай Мадпіп'л: личность съ истерическою слабостью зрѣаія на лѣвомъ главу ду-
маетъ въгипнозѣ, что видитъправымъглазомъ предметы, находящіеся передъ лѣвымъ
глазомъ, и соотвѣтственно съ этимъ переносить ихъ въ пространство (аллохирія).

Описаннымъ до сихъ поръ обманамъ чувствъ, которые можно


назвать п о л о ж и т е л ь н ы м и , должны быть противопоставлены
о т р и ц а т е л ь н ы е обманы. Уже старые месмеристы (Веіеиге, Вег-
trand, Charpignon) описали множество относящихся сюда наблюдет
ній. Между тѣмъ какъ при положительныхъ обманахъ чувствъ гип-
нотикъ видитъ предметъ, котораго нѣтъ въ наличности, при отри-
цательныхъ обманахъ онъ не видитъ предметовъ, которые есть,
Этотъ родъ внушеній тоже имѣетъ, подобно любому гипнотическому
явленію, свою аналогію въ нормальной жизни. Обратимся опять къ
фокусникамъ, которые ловко умѣютъ пользоваться законами пспхо-
логіи. Глядите фокуснику на руки, замѣчайте пристально за нимъ,
и вы увидите, какъ онъ прячетъ вещи, какъ онъ паглазахъпублики
передергиваетъ карты. Но онъ умѣетъ хитрыми разговорами отвле-
кать вниманіе зрителей, такъ что даже тѣ, кто слѣдитъ за его ру-
ками, не въ состояніи давать себѣ ясный отчетъ въ томъ, что передъ
ними происходитъ. Передернутая карта, напр., попадаетъ въ поле
зрѣнія зрителя, глаза его получаютъ извѣстное впечатлѣніе. но это
впечатлѣніе не доходитъ до сознанія. Съ подобными же явленіями
мы встрѣчаемся и въ обыденной жизни. Каждому изъ насъ случалось,
вѣроятно, отыскивать предметъ, который находится тутъ же передъ
глазами. Вотъ примѣръ, что человѣкъ не замѣчаетъ предмета, даже
въ то время, когда тотъ находится въ его полѣ зрѣнія и когда онъ
о немъ думаетъ. И если мы въ состояніи заставить гипнотика видѣть
то, чего нѣтъ, то послѣ сказаннаго ничего нѣтъ удивительнаго, что
путемъ внушенія можно помѣшать ему видѣть то, что есть.
Возьмемъ примѣръ. Вотъ X въ гипнозѣ. Кромѣ меня, тутъ при-
сутствуютъ еще два господина. Я говорю ему: „съ этой минуты Вы
будете видѣть только меня, остальныхъ двухъ Вы видѣть не будете,
хотя они никуда не уйдутъ", Такъ оно и дѣлается. X. отвѣчаетъна
каждый вопросъ, съ которымъ къ нему обращаются тѣ два госпо-
дина;- онъ чувствуетъ ихъ прикоеновеніе, но не видитъ ихъ. Тутъ
отрицательная галлюцинація существуетъ только въ области зрѣнія.
Но какъ положительные обманы чувствъ могутъ быть вызваны для
ВНУШЕННАЯ СЛѢПОТА, ГЛУХОТА. 77

одного или нѣскодькихъ чувствъ, гакъ то же самое бываетъ и съ


отрицательными галлюцинаціями. Я говорю X.: „теперь тѣ два гос-
подина ушли и мы остались съ Вами наединѣ. Начиная съ этого^
момента, онъ ихъ не видитъ, не слышитъ и вообще не замѣчаетъ
ихъ приеутствія. На мой вопросъ, кто въ комнатѣ, X. отвѣчаетъ:
nтолько Вы да я " . Подобнымъ же образомъ можно устранить любой
предметъ, даже отдѣльныя части предметовъ или людей. Можно за-
ставить иснытуемаго видѣть всѣхъ присутствующихъ безъ головы,
безъ рукъ и т. д. Можно, какъ въ сказкѣ о шапкѣ-невидимкѣ, сдѣ-
лать людей невидимыми, лишь только они надѣнутъ ту или другую
шляпу. Тутъ возможны самыя разнообразныя варіаціи. Forel ука-
залъ на то, что отрицательныя галлюцинаціи встрѣчаются и у ду-
шевно-больныхъ. Онъ замѣтилъ тоже, что гипнотикъ можетъ по
произволу дополнить и усовершенствовать отрицательныя галлюци-
націи. Такъ, усадивъ А на стулъ, я говорю гипнотику X: „Аушелъ;
на этомъ сту.іѣ никого нѣтъ". X осматриваетъ стулъ, находитъ
на томъ мѣстѣ, гдѣ сидитъ А, возвышеніе и высказываетъ увѣрен-
ность, что на стулѣ положено одѣяло. Мы видимъ, такимъ образомъ,
что внушенная отрицательная галлюцинація мало по малу превра-
тилась, путемъ самовнушенія, въ иллюзію; впрочемъ, это весьма
обычный процессъ. Строго говоря, можно каждую иллюзію разсма-
тривать, какъ сумму положительныхъ и отридательныхъ галлюци-
,націй, такъ какъ при каждой иллюзіи нѣчто существующее не вос-
принимается, а нѣчто не существующее воспринимается.
Можно сдѣлать невидимыми опредѣленныя цвѣта и съ помощью
внушенія произвести цвѣтовую слѣпоту. Но во всѣхъ этихъ слу-
чая хъ дѣло ндетъ лишь о недостаточномъ воспріятіи двѣтовъ, а не
объ измѣненіи раздраженія, производимаго цвѣтами на глазъ; дру-
гими словами, мы имѣемъ тутъ чисто психическое разстройство
(Schirmer). УтверЖденіе (7о7т'^^чтв 'точнѳ---такимъ же образом^
можно і ^ г д а уртрани'ыг'въ гшіішаѣ п а с т п я т у ю пвѣтовую слѣ»-—
поту, гДТ}^ведливо оспаривался K6nigsiiofer owb\ дѣло шло, вѣ-
роятйб7 объ истерТчёскомъ"разстройствѣ цветового в9.спрілтія7'1:Ь"
никаинь HL" о ык,ойъ 'разй^йствѣ^ которое зависитъ отъ перифери-
ческихъ измБненій.
Подобно тому, какъ мы производимъ отрицательныя галлюци-
націи, такъ же точно моишо совсѣмъ упразднить дѣятельность того
или другого органа чувствъ. „Вы" ничего теперь не слышите, Вы
глухи, или Вы ничего не видите, Вы слѣпы". Этихъ словъ доста-
точно, чтобы немедленно лишить гипнотика соотвѣтственныхъ чув-
ственныхъ воспріятШ. Тутъ не воспріятіе какого нибудь отдѣльнаго
Предмета отпадаетъ, а весь органъ утрачиваетъ свою воспріимчи-
78 ВНУШЕННАЯ СЛѢПОТА, ГЛУХОТА.

вость. Достаточно приказать гипнотику, чтобы онъ снова видѣлъ,


слышалъ, чувствовалъ, и дѣятельность органовъ возстанавливается.
Что этимъ путемъ можно вызвать сдѣпоту и глухоту,—это несо-
мнѣнно; но глухота или слѣнота будутъ чисто нсихическія, такъ
какъ соотвѣтственные органы чувствъ функціонируютъ, и только
впечатлѣнія не доходятъ до сознанія. Можно также устранить изъ
воспріятія одинъ глазъ, тогда какъ другой будетъ дѣйствовать; дру-
гими словами, можно вызвать односторонній амаврозъ (Вогеі). Даже
гемианопсія и та наблюдалась въ гипнозѣ ( W i l l y ) .
Сюда же относятся и анэстезіи осязанія. Даже слизистыя обо-
лочки можно сдѣлать нечувствительными, внушая испытуемому, что
чувствительность ихъ пропала. Онъ не ощущаетъ тогда амміачныхъ
паровъ или щекотанія въ зѣвѣ; можно, какъ угодно, прикасаться къ
слизистой оболочкѣ глаза и не вызвать соотвѣтственнаго рефлекса;
даже роговая оболочка можетъ стать нечувствительной, самопроиз-
вольно или по внушенію. Preyer приводить возмутительную выходку
американскаго врача Little я, который, занодозривъ одного гипно-
тика въ притворствѣ, проткнулъ ему булавкой роговую оболочку,
чтобы удостовѣрить ея нечувствительность. Впрочемъ, на основаніи
моего личнаго опыта, я долженъ признать послѣдняго рода явленія
рѣдкими. Разъ существуетъ анэстезія соединительной или роговой
оболочки, то вмѣстѣ съ тѣмъ отпадаетъ и рефлекторное смыканіе
вѣкъ. Но это выпаденіе рефлекса есть слѣдствіе анэстезіи, а не са-
мостоятельное явленіе (Gurney).
Послѣ всего сказаннаго едва ли нужно говорить, что внушеніемъ
можетъ быть уничтожено и м ы ш е ч н о е ч у в с т в о . Любопытно, что,
при полной анастезіи рукъ, много разъ наблюдалось отсутствіе мышеч-
наго чувства, хотя произвольный движенія оставались вполнѣ воз-
можными. Это тоже самое, что у табетиковъ. Съ открытыми глазами
лослѣдніевъ состояніи все дѣлать и правильно писать; но, когда глаза
у нихъ закрыты, это имъ плохо удается (William James и Сагт-
chan). '

Я уже показалъ выше, что, при помощи внушенія, можно подавить


отдѣльныя чувственныя воспріятія; съ другой стороны, въ гипнозѣ
наблюдаются значительныя г и п е р э с т е з і и органовъ чувствъ.Воз-
никаготъ-ли онѣ подъ вліяніемъ внушенія или какимъ либо другимъ
образомъ, этого въ точности сказать невозможно. Хотя въ общемъ
гинёрэстезіи органовъ чувствъ и неособенно часты, все-же я счи-
таю нелишнимъ привести нѣсколько примѣровъ, поистинѣ пора-
зительныхъ. Необходимо ввести въ кругъ изслѣдованія и рѣдкіе
ГИПКР9СТЕ31Я ОРГАНОв'ъ ЧУВСТВЪ. 79

случаи, потому что они даютъ ключъ къ естественному объясненію


нѣкоторыхъ загадочныхъ явленШ, въ особенности, переноса чувствъ
и ясновидѣнія.
Изощреніе чувства осязанія наблюдалось много разъ. Для
испытанія чувства пространства, пользуются обыкновенно ножками
циркуля. Стараются именно опредѣлить наименьшее разстоя-
ніе между ними, на которомъ каждая ножка все еще различается
отдѣльно. Оказалось, что въ гипнозѣ ножки различаются при мень-
шихъ разстояніяхъ, чѣмъ безъ гипноза (Бегдег). Я тоже произвелъ
цѣлый рядъ подобныхъ изслѣдованій и могу подтвердить указанія
Бегдег То же самое найдено мною и при патологическихъ усло-
віяхъ; у табетиковъ съ далеко распространенной анэстезіей
тонкость осязанія усиливалась подъ вліяніемъ внушенія, оставаясь
такою и нѣкоторое время послѣ гипноза. Вотъ числа, полученныя
мною у одного табетика: до гипноза обѣ ножки различались на пра-
вомъ предплечьи при 6,1 стм. разстоянія, а вовремя гипноза съ вну-
шеиіемъ при 4,9 и послѣ пробужденія даже при 4,1 -стм.
Въ другихъ случаяхъ изощреннымъ представляется чувство
давленія и температуры; гипнотикъ узнаетъ предметы на нѣкото-
ромъ разстояніи отъ кожи, и при томъ вслѣдствіе охлажденія и
нагрѣванія {Braid). Онъ можетъ, не спотыкаясь, ходить по вомнатѣ,
«ъ завязанными глазами или при завѣшанныхъ окнахъ, потому что
различаетъ предметы по сопротивленію воздуха и по разницѣ въ
температурѣ {Braid, PoirauU, Джевецкій). D'Abundo производилъ
внушеніемъ расширеніе зрительнаго поля.
Одинъ изъ самыхъ замѣчательныхъ случаевъ изощреннаго зрѣ-
вія описанъ Bergson'owb. Этимъ именно случаемъ и хотѣли было
воспользоваться, какъ доказательствомъ сверхчувственной передачи
мыслей; но Bergson свелъ всѣ мнимые результаты къ гиперэстезіи
глазъ. Гипнотикъ, о которомъ идетъ рѣчь, свободно разбиралъ
печатный шрифтъ 3 млм- вышины; но читалъ онъ его въ изобра-
женіи, получавшемся отъ шрифта на роговой оболочкѣ эксперимен-
татора. Согласно вычисленіямъ, въ этомъ зеркальномъ изображеніи
шрифтъ не могъ быть больше 0,1 милиметра. То же лицо было въ
состояніи различать и срисовывать безъ искусственнаго увеличенія
кдѣтЕи микроскопическаго препарата, не превышавшія 0,06 млм. въ
діаметрѣ. Изъ нѣкоторыхъ, правда, не совсѣмъбезукоризненныхъ опы-
товъ Sauvaire заключилъ, что гиперэстезія зрѣнія можетъ быть до
того сильна, что для гипнотика достаточно свѣта, пропускаемаго не-
прозрачными игральными картами, чтобы узнавать каждую изъ нихъ.
Такая же значительная гиперэстезія зрѣнія существовала и въ слу-
чаѣ Taguet, гдѣ зеркаломъ служилъ обыкновенный картонъ; йены-
80 МНИМАЯ ГИПЕРЭСТЕ31Я ОРГАНОВЪ ЧУВСТВЪ.

туемый ясно различалъ всѣ предметы, которые помѣщались передъ-


нимъ тавъ, что отражавшіеся отъ картона лучи падали ему прямо^
въ глаза. Вмѣстѣ съ тѣмъ у него существовала поразительная тон-
кость обонянія. Въ его присутствіи разрывали на ыельчайшіе ку-
сочки визитііыя карточки отъ разныхъ лицъ, и онъ узнавалъ, руковод-
ствуясь, очевидно, однимъ обоняніемъ,отъ какой карточки какой ку-
сочекъ взятъ. Онъ безошибочно возвращалъ по принадлежности
перчатки, ключи, монеты, различая ихъ только обоняніемъ. Гиперэ-
етезія обонянія упоминается и другими. Carpenter приводитъ случай,
въ которомъ гипнотикъ узнавалъ, кому изъ 60 присутствующих^
зрителей принадлежитъ данная перчатка. Подобный же случай раз-
сказываетъ и Sauvaire; гипнотикъ узнавалъ по запаху, кому изъ S
присутствующихъ, руки которыхъ онъ оинюхалъ, принадлежалъ
каждый изъ 8носовыхъ платковъ, не смотря на то, что его всячески
старались сбить съ толку. Braid и старые месмеристы сообщаютъ
массу подобныхъ явленій. Braid разсказываетъ про одного гипно-
тика, что онъ каждый разъ отгадывалъ, кому изъ множества посто-
роннихъ людей принадлежитъ та или другая перчатка; но даръ
отгадыванія пропадалъ, когда ему затыкали носъ. Какъ извѣстно,
подобнаго рода тонкость отдѣльныхъ чувствъ, въ особенности, обо-
нянія, свойственна многихъ животнымъ, напр., собакамъ, которыя
узнаютъ своего хозяина по запаху. Гипнотическіе опыты показы-
ваютъ, что, при извѣстныхъ условіяхъ, человѣкъ тоже можетъ прі-
обрѣсти подобную остроту обонянія.
Скажемъ заодно нѣсколько словъ и о мышечномъ чувствѣ.
При посредствѣ его мы узнаемъ, въ какомъ положеніи находятся въ
извѣстныймоментъ наши члены. Необычайныя штуки, продѣлываемыя
иногда въ глубокомъ гипнозѣ, большей частью находятъ себѣ объяс-
неніе въ усиленіи мышечнаго чувства. Мы видѣли, что къ нему же
Braid сводитъ и такъ называемую эхолалію.
Раяъ я уже ваговорилъ о гиперэстевіи органовъ чувствъ, то приведу одинъ
очень часто повторяемый опытъ, въ которомъ напрасно стараются видѣть доказа-
тельство необыкновенной тонкости чувствъ. Возьмите изъ цѣлой колоды картъ
одну, скаясемъ, тувъ червей, держите ее крапомъ передъ главами гипнотика и
внушите ему на этой оборотной сторонѣ чью-нибудь фотографію, хотя бы свою
собственную; теперь, перемѣшайто колоду и заставьте его найти карту съ фото-
графией. но такъ, чтобы онъ не видѣлъ лицевой стороны картъ. Во многихъ слу-
чаяхъ онъ ее найдетъ, хотя всѣ карты одинаковаго крапа.Тоже самое можно про-
дѣлать съ визитными карточками и со всякими другими лоскутками бумаги, отмѣ-
чая на нихъ какой-нибудь знакъ, котораго. гипнотикъ ие впдѣлъ бы. На непосвя-
щеннаго этотъ опытъ производить болѣс сильное впечатлѣніе, чѣмъ онъ того за-
служиваетъ. Въ самомъ дѣлѣ, большинство людей въ состояніи сдѣлать то же са-
мое и бевъ гипноза, и я не думаю, чтобы для этого была нужна особая острота
чувствъ. При вниматольномъ разоматрипанш ми на каждой бумажкѣ найдемъ яв-
ственныя различіа на оборотной сторонѣ, отличительные знаки, points de герёге
(Binet). Я самъ много разъ производилъ этотъ опытъ безъ гипноза, а потому не
думаю, чтобы онъ могъ имѣть какое-нибудь значеніо для вопроса о притворствѣ.
Я. разумѣется, не отрицаю, что гипнотикъ можетъ иной разъ найти бумажку, ко-
OButm ЧУВСТВА. 81

торой бодрствующій чѳловѣкъ не найдвтъ. Я хочу только сказать, что ятотъ опытъ,
такъ часто приводимый въ доказательство сущѳствованія гиперэстеаіи, б о л ь ш о й
ч а с т ь ю воаможенъ и бевъ гиперэстозіи. Я знаю первоклассиыхъ учсныхъ, кото-
рые приходили въ необычайное изумленіе отъ того, что гипнотикъ рааличаетъ со •
вершенно одинаковые, повидимому, листочки, и которые просто но сообразили, что
на листочкахъ могутъ быть различія, замѣтныя и безъ гипноза. Jung справедливо
выражаетъ свое удивленіе, что даже ученые люди становятся иногда въ тупикъ
передъ м н и м о удивительными явленіями. Самый опытъ долженъ быть истплко-
ванъ въ томъ смыслѣ, что отличительные внаки, удерживаемые гипнотикоиъ
при внушоніи фотографіи, служатъ ему потомъ для воабужденія того же
образа, который возникъ при внушеніи. Эти знаки тѣсно слились съ образомъ,
такъ что послѣдній всплываетъ въ умѣ немедленно, какъ только гипнотикъ уви-
дитъ отличительные знаки. Какъ показали Віжі и FerS, центральный образъ воз-
никастъ лишь въ силу того, что онъ воспроизводится въ памяти отличительными
знаками. Вотъ почему, при нѣкоторомъ отдаленіи листка отъ глаза, когда отличи-
тельные знаіш не могутъ быть видны, гипнотикъ не находить и даннаго образа.
Интересны слѣдующіе опыты В/'Ш и 1''ёгё. Они приготовляли фотографиче-
скіе снимки съ бѣлой бумажки, на которой гипнотику быль внушенъ портретъ
какого-нибудь знакомаго. Оказалось, что онъ yanaBajib портретъ и на этихъ сним-
кахъ, очевидно, вслѣдствіе того, что воспроизведенные на нихъ фотографиче-
скимъ путсмъ отличительные знаки вызывали въ его воображеніи тотъ же об-
разъ. Нѣчто подобное наблюдалъ и J&tdrassih если на бѣлой бумагѣ нарисо-
вать пальцемъ букву d и внушить гипнотику, что это настоящая буква, то онъ
видитъ мнимый рисунокъ к а к ъ б у к в у d. Если переверну», бумажку, то оніі ви-
дитъ букву р, а въ веркалѣ букву q. Объясняется ято тѣм4., что. въ его памяти
сохранились извѣстные пункты на бумагѣ, а потому, при равличныхъ положеніяхъ
бумаги, эти пункты тоже иамѣняютъ свое положеніе.

Подобно тому, каЕъ на органы чувствъ, внушеніе вліяетъ и на


о б щ і я ч у в с т в а , которыя безъ внушенія не и^мѣняются въ гин-
нозѣ. Чувство утомленія, испытываемое многими гиннотиками, часто
появляется уже при самыхъ легкихъ степеняхъ гипноза, но можетъ
существовать и въ глубокомъ гипнозѣ. Оно всегда должно быть от-
несено на счетъ внушенія. Вообще, при помощи внугаенія, можно
вліять на общія чувства въ очень значительной степени. И въ этомъ
нѣтъ ничего уднвительнаго, если принять во вниманіе, что именно
общія чувства находятся подъ сильнѣйіпимъ вліяпіемъ психичесвихъ
процессовъ. Все равно, какъ при смотрѣши съ башни внизъ на-
чинаетъ кружиться голова, все равно, какъ мысль о противной
пищѣ возбуждаетъ тошноту, такъ же точно эти же самыя и подобныя
имъ ощущенія могутъ быть вызваны внушеніемъ и устранены вну-
шеніемъ. Именно здѣсь внушеніе доетигаетъ самыхъ блестящихъ
результатовъ, такъ какъ люди всего больше жалуются па общія чув-
ства, къ числу которыхъ относится и боль. Что можетъ быть вызвано
психическимъ путемъ, то можетъ быть устранено внушеніемъ. Гип-
нотичкѣ, жалующейся на отсутствіе аппетита, я говорю: „отсут-
ствіе аппетита прошло, у Васъ есть аппетитъ!" У другого я вызываю
жажду. Паоборотъ, Behove вызвалъ внушеніемъ потерю аппетита,
и при томъ въ такой степени, что одинъ изъ испытуемыхъ 14 дней
подрядъ не принималъ никакой плотной пищи. Далѣе, у людей, на-
Молль, Гипнотпвиъ. 6
82 ОЩУЩЕНІВ БОЛИ.

ходящихся въ глубокомъ гипнозѣ', можно вызвать внушеніемъ извѣст-


ную степень жажды и голода, удовлетворяемыхъ внушенными на-
питками и пищей, какъ на это указалъ еще Fillasier. Жаль, что это
возможно только у немногихъ лицъ, да и у нихъ лишь въ ограни-
ченной степени, а не то нашимъ политикамъ не пришлось бы больше
ломать себѣ головы надъ разрѣшеніемъ соціальнаго вопроса и надъ
продовбльствіемъ бѣднаго люда. Даже чувство сладострастія и то
можетъ быть вызвано внушеніемъ. Leopold Casper разсказываетъ
слѣдующій случай, сообщенный Tessie. Послѣдній гипнотизировалъ
больного и внушилъ ему, что на правой рукѣ перстневой палецъ
означаетъ для него половое желаніе, а на лѣвой воздержаніе. Послѣ
пробужденія прикосновеніе къ правому пальцу вызывало у больного
половую похоть, а прикосновеніе къ лѣвому пальцу подавляло это
чувство. Однажды Tessie забылъ устранить это внушеніе, слѣдствіемъ
чего было то, что въ послѣдующіе 24 часа больной поперемѣнно пре-
давался то рукоблудію, то совокупленію, и у него непрерывно отхо-
дило сѣмя.
Въ какомъсостояніинаходится ч у в с т в о боли въ гипнозѣ безъ
внушенія и въ гипнозѣ съ внушеніемъ? Berger нѣсколько разъ на-
блюдалъ увеличенную чувствительность къ боли. Обыкновенно ліе въ
гипнозѣ cyп^ecтвyeтъ аналгезія, и притомъ въ такой степени, что
можно производить очень болѣзненныя хирургическія операціи. Мно-
гихъ людей можно колоть въ гипнозѣ булавками, не причиняя имъ
ни малѣйшей боли, между тѣмъ какъ прикосновеніе они чувствуютъ.
Однако, п о л н а я а н а л г е з і я составляетъбольшуюрѣдкость въгин-
нозѣ. Громадная разница, колоть ли человѣка булавкой, или же испы-
тывать его чувствительность фарадической кисточкой. Боль, причиняе-
мая послѣдней, особенно при большой силѣ тока, до того сильна, что
лишь немногіе выдерживаютъ ее въ гипнозѣ, хотя бы они были со-
вершенно нечувствительны къ булавочному уколу. Если аналгезія
не появляется сама собою, то ее иногда можно вызвать внушеніемъ.
Нѣкоторые увѣряютъ, что аналгезія всегда есть слѣдствіе внушенія,
примѣняемаго иногда экспериментаторомъ, помимо собственнаго
желанія. Во всякомъ случаѣ, ослабленіе чувства боли часто дости-
гается внушеніемъ, тогда какъ полной анелгезіи рѣдко можно добиться
даже при помощи внушенія. Многіе случаи безусловной потери чув-
ства боли, описанные напр., ТатЪигіпі и Seppilli, оказываются, при
болѣе внимательнОмъ изученіи ихъ, вовсе не такими, потому что отъ
сильныхъ токовъ все-таки чувствовалась боль. Замѣчу вскользь, что,
при помощи внушенія, можно вызвать любой родъ боли, какъ боль
отъ булавки, такъ и боль отъ ножа, отъ ожога и т. д. На лицѣ гип-
нотика испытываемое имъ страданіе выражается такъ ярко, что не-
ДУШЕВНОЕ НАСТРОВтВ. 83

предупрежденный человѣвъ едва ли отличить внушенную боль отъ


настоящей.
Замѣчу уже въ этомъ мѣстѣ, что душевное н а с т р о е н ! е , столь
тѣсно связанное съ общими чувствами, тоже поддается дѣйствію вну-
шенія. Возбудить въ человѣкѣ чувство печали или радости во время
гипноза или послѣ него,— иногда чистѣйшій пустякъ. Нѣкоторые
увѣряютъ, что гипнотики будто бы находятся всегда въ хмуромъ
настроеніи духа; на основаніи моихъ наблюденій, я отрицаю это.
Напротивъ того, большинство гипнотиковъ чувствуетъ себя какъ
нельзя лучше {Bichet). Тутъ всезависитъ отъ способа гипнотизаціи.
У нѣкоторыхъ гипнотиковъ мы держимъ въ своей власти не только
настроеніе, но также в л е ч е н і я и а ф ф е к т ы . Любовь и нена-
висть, страхъ, гнѣвъ и испугъ,—все это вызывается у нихъ съ не-
обычайной легкостью и придаетъ лицу, посадкѣ и жестамъ соот-
вѣтственное выраженіе.
Новѣйшія наблюденія въ области извращенія полового чувства
{Krafft-Шппд, Schrenck-Notzing, Wetter strand, Renterghem, Naret)
свидѣтельствуютъ о громадной власти внушенія надъ инстинктивной
жизнью человѣка, и не подлежитъ сомнѣнію, что съ помощью вну-
шенія удается иногда побороть, какъ общія болѣзненныя измѣненія
полового инстинкта, такъ и вполнѣ спеціальныя наклонности

Если не считать разстройствъ произвольныхъ движеній, то боль-


шинство описанныхъ до сихъ поръ явленій внушенія наблюдается
только во второй группѣ гипнотическихъ состояній. Теперь же я
перейду къ нѣкоторымъ другимъ тѣлеснымъ отправленіямъ, для влія-
нія на которыя требуется уже значительная глубина гипнотическаго
состоянія. Между ними я прежде всего опишу явлепія въ о б л а с т и
Мышцъ, не п о д ч и н е н н ы х ъ волѣ.
Разсмотримъ сначала к р о в о о б р а щ е н і е и д ы х а н і е . Суще-
ствуетъ цѣлый рядъ наблюденій, имѣвшихъ цѣлью опредѣлить со-
стояніе пульса и дыханія, при гипнозѣ безъ внушенія. Но указанія
наблюдателей до того противирѣчивы, что къ нимъ нужно относиться
сь большой осмотрительностью. Пѣкоторые думали найти въ измѣ-
венной дѣятельности сердца и дыханія объективные признаки гип-
ноза, но это несомнѣнное преувеличеніе.
Значительное ускореніе пульса и дыхаяія весьма часто наблюдалось при спо-
ообѣ JSraid'o., при фаоцинаціи (Bremaiid) и месмѳрическихъ пассахъ (Oehorowias).
Число дыханій, при нормальныхъ условіяхъ, равняющееся приблизительно 18 въ
') Вь высшей степени поучительный случай этого рода описанъ д-ромъ Б. Си-
"вки въ его статьѣ: «примѣненіе гипнотизма съ лечебно-воспитательной цѣлью у
''адьчика, страдавшаго рукоблудіемъ иа почвѣ наслѣдствѳннаго вырожденія»
І^рачъ, 1894, № 4J. ~ ^^
84 ПУЛьсг й дыхАйій.

минуту, дохидитъ до 50 и больше. Я произволъ множество ивглѣдованій въ этомъ


направленіи и долженъ согласиться съ мнѣнісмъ Bemheirn а, и I'reyer'a,, что измѣ
неніе есть слѣдствіе не гипноза, а фиксаціи. Я думаю, что оно вызывается
исключительно напряженіемъ. Напряженію же или психическому воабужденію
должны быть приписаны и тѣ неправильности, который обнаруживаются иногда
со стороны дыханія. Preyer указываетъ на то, что дыханіе часто измѣняется при
разсматриваніи микроскопическаго препарата; то же самое бываетъ часто, когда
человѣкъ сознаетъ, что за нимъ присматриваютъ; по этой причинѣ, врачи стара-
ются изслѣдовать дыханіе въ такое время, когда больной объ этомъ не думаетъ. Во
всякомъ случаѣ, я наблюдалъ значительное ускореніе пульса я дыханія послѣ про-
должительнаго фиксированія, безъ малѣйшаго слѣда гипноза. При наступленіи же
гипноза это ускореніе или неправильный ритмъ дыханія очень скоро могутъ быть
устранены внушеніемъ. Я внаю лишь очень немного случаевъ, въ которыхъ они
йе проходили, но нисколько не склоненъ видѣть въ этомъ признакъ гипноза, по-
тому что у подобныхъ личностей дыханіе и пульсъ ускоряются отъ самыхъ пу-
стыхъ поводовъ. Достаточно пустого разговора, чтобы вызвать у нихъ совершенно
такое же ускореніе; наконецъ, мнѣ иввѣстны примѣры, что пульсъ и дыханіе измѣ-
нялись отъ сидѣнія въ ноудобнпмъ положеніи. Къ этому надо прибавить епце, что
у многихъ лицъ пульсъ и дыканіе значительно ускоряются отъ сильныхъ сокраще-
ній мышцъ при каталептическихъ явленіяхъ (Braid), особенно при тоническомъ све-
деніи (Bnmpfj. Если же я такихъ лицъ спокойно укладывалъ въ постель, устранивъ оі-ъ
нихъ всякое физическое напряженіе и психическое возбужденіе, то ускореніе никогда
не получалось.
Нѣсколько разъ я наблюдалъ въ гипнозѣ глубокое и даже за-
медленное дыханіе, вмѣстѣ съ нѣкоторымъ уменьшеніемъ частоты
пульса. Это были именно случаи, всего болѣе напоминавшіе собою
обыкновенный сонъ, случаи, о которыхъ я уже много разъ говорилъ
и въ которыхъ не замѣчалось значительныхъ самонроизвольныхъ
движеній и даже внушеніемъ съ трудомъ вызывались движенія.
Beaunis находилъ иной разъ увеличенное напряженіе пульса, но не видитъ
въ этомъ ничего особеннаго; HorsUy не замѣчалъ никакого иамѣненія кривой
пульса. Къ ивслѣдованіямъ же Francke я вернусь ниже.
Относительно другихъ уклоненій въ д'Ьятельности непроизвольныхъ мышцъ, незави-
симо отъ внушенія, можно сказать очень немногое, М. liosenthal наблюдалъ рвоту, ко-
торую онъ приписываетъ раздраженію мозговой коры. Тошнота наблюдается иногда
у лицъ, которыя находятся въ возбужденномъ состояніи и робѣютъ ('j'riedemann ').
Спрашивается, можно ли внушеніемъ влілть на непроизвольную
мускулатуру? Сравнительно часто внушеніе дѣйствуетъ на двия?е-
н і я к и ш о к ъ. Я знаю множество примѣровъ, когдагиннотизирован-
нымъ съ успѣхомъ внушалось испражненіе на низъ. Я говорю одному:
„чрезъ полчаса (или послѣ пробужденія) у Васъ будетъ стулъ". И
мои слова сбываются. Другому я съ такимъ же успѣхомъ внушаю:
„завтра въ 8 часовъ утра, у Васъ будетъ стулъ". Третьему я го-
ворю: „утромъ отъ 8 до 9 у Васъ три раза будетъ стулъ". Иуснѣхъ
не заставляетъ себя ждать, хотя послѣ пробужденія никакого вос-
поминанія о сказанномъ не остается. Любопытно, что внушеніемъ'
можно парализовать даже дѣйствіе слабительныхъ, хотя и рѣдко.
Одинъ субъектъ получилъ порцію кастороваго масла, достаточную
для того, чтобы произвести обильное испражненіе; но въ гипнозѣ

') Личное оообщвніе.


ВЛШНШ ВНУШВНІЯ НА СЕРДЦЕ И ДЫХАНІК, 85

ему было внушено, что стулъ послѣдуетъ только чрезъ 48 часовъ.


Внушеніе не замедлило осуществиться, хотя обыкновенно та же нор-
ція слабительнаго. быстро производить у даннаго лица обильный
стулъ (Krafft-Ebing). Можно' также дать гипнотику нѣсколько ка-
пель воды, съ увѣреніемъ, что это сильнѣйшее слабительное, и его
непремѣнно прослабитъ. Точно такимъ же образомъ дѣйствуютъ и
внушенныя р в о т н ы я . Въ сущности говоря, въ этомъ нѣтъ ничего
удивительнаго, такъ какъ мы знаемъ, что всѣ подобныя отправленія
нашего тѣла, хотя и независимы отъ воли, но все же находятся подъ
вліяніемъ психики. Напротивъ того, Жиге/^разсказываетъ про одного
г-па X, которому въ гипнозѣ дали рвотное вино съ внушеніемъ, что
это хересъ. Пока X оставался въ гипнозѣ, у него не появилось ни
рвоты, ни душенія, ни какихъ либо другихъ послѣдетвій рвотнаго
камня. Душеніе началось лишь послѣ пробужденія X и было тот-
часъ же устранено новымъ гиннозомъ. Рвота при видѣ отвратитель-
иыхъ вещей, пресловутыя слабительныя пилюли изъ хлѣбнаго мякиша
свндѣтельствуютъ о возможности подобнаговнушенія и безъ гипноза.
У нѣкоторыхъ людей, какъ показываютъ опыты, можно вліять
впушеніемъ на с о с у д ы и с е р д ц е . Въ этомъ отношеніи заслужи-
ваютъ вниманія опыты Dumontpallier, которому удалось вызвать
внушеніемъ мѣстное повышеніе температуры до трехъ градусовъ.
Мѣстную красноту отъ внушенія наблюдали Forel, Beaunls и F.
Myers. И въ этомъ, опять-таки, нѣтъ ничего удивительнаго, такъ
какъ сосудо-двигательныя разстройства вообще склонны развиваться
отъ психическихъ вліяній. Я уже говорилъ выше (стр. 49) о крас-
потѣ лица, появляющейся у человѣка, когда онъ чувствуетъ себя въ
замѣшательствѣ; здѣсь же напомню только обратное явленіе, блѣд-
иость лица подъ вліяніемъ испуга. Ради курьеза прибавлю еще, что
у спиритическихъ медіуиовъ нерѣдко наблюдалась краснота кожи,
признанная за сверхъестественное явленіе. По такъ какъ эти ме-
діумы часто находятся въ состояпіи, близкомъ къ гипнозу или, по-
5калуй, даже тождественномъ съ нимъ, въ трапсѣ, то ничего сверхъ-
остественнаго тутъ нѣтъ.
Имѣются также наблюденія о вліяніи внушенія на д ѣ я т е л ь -
н о с т ь с е р д ц а . Мнѣ самому много разъ удавалось съ помощью
внушенія уменьшить частоту пульса при сердцебіеніяхъ. Но отсюда
еще далеко до заключенія, что внушеніемъ можно вліять неносред-
ственно на сердечные нервы; дѣйствіе происходить скорѣе косвен-
нымъ оі5разомъ. Помимо того, что дѣятельность сердца до извѣстной
степени находится въ зависимости отъ дыханія, она, сверхъ того,
находится въ зависимости и отъ представлепій, вызывающихъ из-
вестное настроеніе духа. Такія представленія способны ускорить
86 ВДІЯШВ ВНУШЕНШ НА СБРДЦЕ И ДЫХАНШ.

ИЛИ замедлить удары сердца. Возможно, поэтому, что внушеніе, за-


медляющее ускоренный пульсъ, достигаетъ этого косвенннмъ пу-
темъ, устраняя психическое возбуждеыіе, и наоборотъ. Мои
опыты надъ замедленіемъ и ускареніемъ дѣятельности сердца, по-
мощью внушенія, заставляютъ меня думать больше объ этомь пути,
чѣмъ о непосредственномъ вліяніи на сердечные нервы или ихъ
центры.. Во всякомъ случаѣ, очень трудно выдѣлить этотъ косвен-
ный путь. Но, какъ бы то ни было, Beaunis удавалось, не измѣняя
дыханія, получать у многихъ лицъ мгновенное измѣненіе частоты
пульса. Скорость пульса падала съ 98 на 92 удара и затѣмъ быстро
повышалась до 115 ударовъ. Онъ заключаетъ отсюда о непосред-
ственномъ дѣйствіи внушенія на задерживающій центръ сердца и
видитъ себя вынужденнымъ отвергнуть роль представленій, вліяю-
щихъ на настроеніе, потому что внушеніе всегда дѣйствуетъ мгно-
венно. Но правильность этого вывода не подтверждается его сооб-
щеніями.
Д ы х а н і е , занимающее нѣкоторымъ образомъ среднее положе-
ніе между произвольными и непроизвольными движеніями тоже
доступно вліянію внушенія. Изъ осторожности я лично никогда не
продолжалъ подобныхъ опытовъ дольше Ѵ2 минуты. Я дѣлалъ испы-
туемому внушеніе, что онъ не можетъ дышать, и дыханіе у него со-
вершенно прекращалось. Jendrassik сообщаетъ случай, въ которомъ
ему удавалось задерживать дыханіе на цѣлыхъ 3 минуты, говоря
испытуемому, что онъ не въсостояпіи дышать. Вь 1853 Bcesel сооб-
щилъ случай магнетическаго состоянія, въ которомъ испытуемый
•пролежалъ безъ малѣйшихъ признаковъ дыханія и съ широко рас-
крытымъ ртомъ цѣлыхъ 6 — 8 минуть, такъ что окружающіе были
увѣрены, что онъ умеръ. Но я доляіенъ прибавить, что поверхност-
ныя дыхательныя движенія очень легко остаются незамѣченными.

Объ о т д ѣ л и т е л ь н ы х ъ п р о ц е с с а х ъ во время гипноза


имѣются лишь скудныя физіологическія изслѣдованія.
Отдѣленіе пота часто наблюдается (G. BartJi, Demarqmy^ Gi-
raud-Teulon, Heidenhain, Preyer). Ho я сомнѣваюсь, чтобы оно за-
висѣло отъ гипноза, и думаю, напротивъ, что оно слѣдствіе напря-
женной фиксаціи или возбужденія. Нѣсколько больше намъ извѣстно
о вліяніи внушенія. Burot увѣряетъ, что внушеніемъ мояшо вы-
звать отдѣленіе слюны, Bottey вызывалъ впушепіемъ испа^лшу, а, по

') т. е., оно обыкновенно происходитъ непроизвольно, но можетъ быть до


взвѣстной степенд произвольно ускорено или замедлено.
ОТДѢДИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. 87

словам'ь Gh. Bichet, если въ гипнотика вселить увѣрениость, что


опъ совершаетъ половой актъ, то у него появляется эрекція и даже
отхожденіе сѣмени. О томъ, что, внушая гипнотику представленіе о
нюханіи лука, можно извлечь изъ его глазъ слезы, я упонянулъ уже
выше. Па отдѣленіе слезъ можно вліять еще и тѣмъ, что стараются
вызвать извѣстный аффектъ: одинъ госнодинъ, перенесенный въ
дѣтство, думаетъ, что только что провинился передъ своими
родителями и, заливаясь слезами, проситъ у нихъ прощенія.
Ввгдтапп увѣряетъ, что въ одномъ случаѣ усиленнаго отдѣленія
желудочнаго сока ему удалось гипнотическимъ внушеніемъ снова
привести это отдѣленіе въ нормальные нредѣлы; но его указаніл
недостаточно точны, а потому и неубѣдительны.
Отдѣленіе молока тоже поддается вліянію внушенія. Подобный
случай, указывающій, правда, лишь на непрямое дѣйствіе внушенія,
описалъ недавно Hassenstein. У одной кормилицы, потерявшей мо-
локо, послѣднее вновь стало отдѣляться въ изобиліи послѣ внуше-
нія. Правда, молоко изсякло у нея вслѣдствіе душбвнаго возбужде-
нія, именно, отъ страха за жизнь ребенка, и вотъ это возбужденіе и
было устранено внушеніемъ. Grossmann сообщаетъ случай, въ кото-
ромъ отдѣленіе молока появи.іось отъ прямого внушенія.
Heidenhain производилъ щекотаніемъ промежности выдѣлвніѳ мочи. Я нѳ ду-
маю, чтобы зто явленіе могло быть истолковано въ смыслѣ соматическаго реф-
лекса. По моему, испытуемый выпускалъ мочу потому, что былъ увѣренъ, что это
необходимо сдѣлать. Равнымъ обравомъ дѣло шло адѣсь не о воздѣйствін на отдѣ-
лительные органы, какъ нѣкоторые ошибочно принимаютъ. Испытуемый не выра-
батывалъ мочу по прикааанію или отъ ннѣшняго раздраженія, а только выдѣлялъ
ее. Сдѣдовательно, это было чисто двигательное внушеніс. Мнѣ самому часто уда-
вались подобные опыты. «Послѣ пробужденія Вы должны въ теченіе часа помо-
читься пять разъ». Испытуемый надивиться не можеть послѣ гипноза, отчего опъ
такъ часто мочится, но тѣмъ не менѣе исполняеі"ь внушеніе.

Можно ли посредствомъ внушенія вліять на о т д ѣ л е н і е мочи


въ почкахъ, эточ еще мало выяснено. Но Wefiersfrand видѣлъ подоб-
ные результаты при болѣзняхъ почекъ, изъ чего можно почти за-
ключить, что у нѣкоторыхъ людей внушеніе въ состояніи вліять и на
отдѣленіе мочи. Да и удивительнаго въ этомъ ничего не было бы, если
мы примемъ въ соображеніе, что нѣкоторыя болѣзни, сопровождаю-
щіяся усиленнымъ отдѣленіемъ мочи, сводятся къ нервнымъ причи-
намъ и что вообще страхъ или испугъ вліяютъ на мочеотдѣленіе.
О возможности увеличить отдѣленіе кишечнаго сока Kraffl-Ebing
заключаетъ изъ слѣдующаго опыта: опъ внушаетъ испытуемому обиль-
ный жидкій стулъ,и внушеніе осуществляется. Такъ какъ незадолго
передъ тѣмъ пузырь былъ опорожнепъ, а въ мочѣ найдено мало
мочекислыхъ солей, то Krafft-Elnng считаетъ выделившуюся жид-
кость за кишечное отдѣленіе.
88 ОВМѢНЪ БЕЩВСТВЪ.

Есть и нѣсколько изслѣдовапій объ обмѣнѣ в е щ е с т в ъ во


время гипноза; но было бы, разумѣется,прел;девременно выводить изъ
нихъ какія-либо закліоченія. Въ одномъ случаѣ гипноза, продолжав-
шагося всего 20минутъ, отчасти съ каталептической устаповкой ко-
нечностей, Brock нашелъ уменыпеніе общаго количества плотныхъ
составныхъ частей въ мочѣ, вмѣстѣ съ количествомъ фосфорной ки-
слоты, подобно тому,какъ StriiUng это описалъ при каталепсіи. Но
такъ какъ Brock не догадался изслѣдовать своего испытуемаго при
сходныхъ условіяхъ, т. е. спокойно сидящимъ безъ гипноза {Ггеуег),
ТО" его наблюденія ничего не доказываютъ. Изъ уменьпіенія количе-
ства фосфорной кислоты БгосЛзакліочаетъ объ ослабленной дѣятель-
ности мозга; но его изслѣдованія не даютъ ему права па подобный
выводъ. Гораздо осторожнѣе поступилъ Gurtler. Онъ тоже нашелъ
уклоненія въ количествѣ фосфорной кислоты и тоже не дѣлалъ про-
вѣрочныхъ нзслѣдованій безъ гипноза; но зато онъ воздержался отъ
окончательпыхъ виводовъ, понимая, что для этого слѣдовало-бы
сначала подвергнуть изслѣдованію кишечныя выдѣленія и дыханіс.
А. Voisin к Ibraut, пзслѣдовавшіе мочу гипнотиковъ, нрпходятъ къ
тому закліоченію, что въ гиппозѣ питаніе совершается лучше, чѣмъ
въ бодрствующемъ состояніи, и что гиппозъ, слѣдовательно, не есть
патологическое состояніе.
Сюда нужно прибавить еще изслѣдовапія о температурѣ тѣла.
Особенно поразительными представляются въ этомъ отношеніи опыты
Krafft-EUng'si\ ему удалось вызывать у одного испытуемаго любую
температуру тѣла. Но загадочнымъ кажется мнѣ при этомъ то об-
стоятельство, что термоиетръ въ точности показывалъ внушенную
температуру, напр. 36". Такъ какъ термометръ находится внѣ испы-
туемаго, то приходится признать у послѣдняго такую способность
точнаго регулированія температуры тѣла, которая весьма удивительна.
Интересны также опыты Mares'& и IIellich\, которымъ много разъ
удавалась понизить температуру тѣла у одного гипнотизированнаго
съ 37 на 34,5" въ 24 часа, причемъ эта перемѣна температуры проис-
ходила не вслѣдствіе прямого внушенія, а оттого, что внушеніемъ
было устранено чувство холода и теплоты. Напомню по этому по-
воду опыты Хе/шшш'а, который вызывалъ у себя самого и еще у
одного лица повышеніе температуры на ладони въ 0,06 и 0,02" Ц,
въ силу того, что они живо представляли себѣ усиленное чувство
жара на соотвѣтственномъ мѣстѣ.

Перехожу теперь къ явлсніямъ, который, навѣрное можно ска-


з а т ь , будутъ встрѣчены съ наибольшимъ недовѣріемъ, именно, къ
ВНУШЕННЫЙ АНАТОМИЧВСКІЯ ИЗМѢНЕНІЯ. 89

а н а т о м и ч е с к и м ъ и з м ѣ н е н і я м ъ въ гипнозѣ, происходяіцимъ
подъ вліяіііемъ впуіпенія. Но, при леей ихъ загадочности, мы въ сущ-
ности имѣемъвъ нихъ только количественныя отклопенія отъ тавихъ
лвленій, которыя наблюдаются сплошь и рядомъ. Физіономія людей
извѣстныхъ профессій, напр., типъ пастора, даетъ намъ нѣкоторый
намекъ на то, какъ психическіе процессы постепеппо отражаются
на органическомъ складѣ. Умственныя занятія и душевное настрое-
ніе, хотя и медленно, по неотразимо, пакладываютъ свою печать на
физіономію человѣка.
Самый обыкновенный опытъ, нроизводившійся въ гипнозѣ, со-
стоялъ въ томъ, что въ пспытуемаго вселяли уверенность, что къ
тѣлу его прнставлепъ нарывный пластырь, и этимъ старались вы-
звать образованіе настоящаго пузыря. Имѣющіяся въ этомъ па-
нравленіи наблюденія не совсѣмъ безупречны, а тѣ обстоятельные
протоколы, которые были обнародованы, справедливо возбуждаютъ
сомнѣніе въ умѣ скептика. По научно-образованный человѣкъ обя-
запъ относиться скептически пе только въ подобнымъ, по и ко вся-
кимъ указаніямъ. Поводомъ къ недовѣрію является въ этихъ слу-
чаяхъ недостаточный падзоръ за гипнотизированнымъ. Но если, по
этой причинѣ, обнародованные опыты мало убѣдительны, то они,
во всякомъ случаѣ, заслуживаютъ вниманія. Заранѣе же отрицать
эти вещи на томъ только основаніи, что мы сами ихъ не видѣли или
что опѣ очень рѣдки, нелѣпо. Мало ли есть рѣдкихъ вещей, въ
родѣ, напр., рожденія уродцевъ, рожденія дѣтей съ двумя голо-
вами или хотя бы людей, обладающихъ милліонными состояніями,
а между тѣмъ никто же не отрицаетъ ихъ существованія. Каждый
изъ насъ вѣритъ, что они есть, хотя бы самъ онъ ихъ никогда не
видѣлъ. Слѣдовательно, ни рѣдкость какого-нибудь явлепія, пи то
обстоятельство, что лично мы ничего подобнаго не видѣли, нисколько
не говорятъ противъ его дѣйствительности. На этомъ основаніи, даже
рѣдкія наблюденія другихъ людей пріобрѣтаютъ для насъ извѣстное
значеніе.
Изъ относящихся сюда опытовъ я прежде всего приведу случаи,
въкоторыхъ, при помощи внушенія, вызывались или, наоборотъ, оста-
навливались кровотеченія изъ матки. Forel произвелъ цѣлый рядъ
такихъ опытовъ и личными справками убѣдился въ томъ, что вну-
шеніе дѣйствительно имѣло успѣхъ. Другіе наблюдатели точно также
имѣли возможность подтвердить дѣйствіе внушенія на м е н с т р у а -
Цію {Sperling, А. Voisin, Gascard, Bryant). Странно звучитъ замѣ-
чаніе Liebault, что ему ни разу не удалось произвести внушеніемъ
вьткидышъ. Впрочемъ,вліяніе внушенія на регулы не такъ ужъ уди-
вительно, если вспомнить зависимость послѣднихъ отъ психическихъ
90 ВНУШЕННЫЕ ожоги и КрОВОТЕЧКНШ.

вліяній вообще. Фактъ извѣстный, что регулы часто становятся не-


правильными у женщинъ, которымъ предстоитъ хирургическая
операція.
Хотя я и зяговорилъ здѣсь о вліяніи внушенія на мѣсячныя, но,
строго говоря, эти опыты едва ли могутъ служить доказательетвомъ
непосредственнаго органическаго вліянія. Болѣе вѣроятно, что мы
имѣемъ тутъ дѣло съ сосудодвигательнымъ разстройствомъ, которое
уже послѣдовательно ведетъ къ органическимъ измѣненіямъ.
Jendrassik и Krafft-Ebing вызывали у одной испытуемой о ж о г и ,
при помощи внушенія. Если утромъ они прижимали къ кожѣ ка-
кой-нибудь предметъ, напр. коробку отъ спичекъ, ножницы, баночку
и т. п., внушивъ рольной, что причинили ей ожогъ, то послѣ обѣда
на кожѣ появлялся пузырь, одинаковой формы съ предметомъ. Слѣды
пузыря сохранялись еще долго послѣ опыта. Если у этой истеричной
больной, у которой правая сторона была лишена чувствительности,
надавливали предметъ на лѣвой сторонѣ, то ожогъ появлялся на
симметричномъ мѣстѣ правой стороны, и притомъ, какъ показывали
опыты съ буквами, приблизительно въ зеркальномъ изображеніи.
Jendrd.ssilc увѣряетъ, что въ его случаѣ объ обманѣ не могло
быть и рѣчи. Впрочемъ, по поводу одного изъ этихъ опытовъ, дер-
матологъ Ілрр заявилъ, что такія раны, какія производились вну-
шеніемъ, не могутъ быть вызваны искусственно, ни механическими,
ни химическими средствами. Въ Сальпетріерѣ тоже не разъ наблю-
дались ожоги подъ вліяніемъ внушенія, и тоже самое видѣлъ Рыбал-
кит. Въ томъ же родѣ были и опыты Воигги, Burot и Berjon'sb, кото-
рые у того же лица, какъ МаЫІІе, Bamadier и Jules Voisin, вызывали
внушеніемъ такія же кровотеченія,какія видѣлъуже раньше Puyse-
gur. У больной, по приказу, появлялись кровотеченія изъ носа и затѣмъ
въ заранѣе опредѣленный срокъ кровотеченія изъ кожи. Если къ
кожѣ слегка притрогивались тупымъ инструментомъ, чтобы нѣрото-
рымъ образомъ указать путь внушенію, то подъ вліяніемъ внушенія
на этихъ мѣстахъ выступала кровь, слѣды которой были видны еще
три мѣсяца спустя. Любопытно, что у этой больной, у которой на
правой сторонѣ существовали параличъ и анэстезія, внушеніемъ
нельзя было вызвать кровоизліяній на парализованной сторонѣ. На-
блюденія МаЫИея надъ той же личностью интересны въ особенно-
сти тѣмъ, что изъ нихъ видно, какъ сама больная вызывала у себя
кровотеченія въ гипнозѣ путемъ самовнушенія.
Къ сожалѣнію, изъ печатныхъ описаній этого случая доподлин-
но не видно, не появлялись ли у больной кровотеченія и при про-
стомъ прикосновеніи къ тѣлу {F. Myers). Надо, внрочемъ, замѣтить,
что кровь выступала йе тотчасъ же послѣ прикосновенія, какъ это
СТИГМАТИЗАЦШ. 9i

было бы въ томъ случаѣ, если бы прикосповеяіе дѣйствовало меха-


нически. Къ тому же Berjon прямо увѣряетъ, что были приняты
предосторожности, чтобы до появленія кровотеченій больная не до-
трогивалась до своей руки и не могла произвести у себя искусствен-
наго поврежденія. Artigalas и Itemond сообщили недавно случай съ
22-лѣтней женщиной, которая плакала кровавыми слезами. При
помощи внутенія удалось вызвать у нея также кровавый потъ на
рукѣ. Самый случай описанъ Laguerre'ожь и Bardier, но въ имѣю-
щемся въ моемъ распоряженіи краткомъ рефератѣ я, къ сожалѣнію,
не нахожу никакихъ свѣденій о микроскопическомъ и химическомѣ
изслѣдовапіи этого кроваваго пота.
По поводу этого случая читателю невольно припомнятся с т и г м а т н э и р о -
в а н н ы е католической церкви. У нихъ время отъ времени появлялись кровоив-
ліянія въ кожѣ, обыкновенно на тѣхъ мѣстахъ тѣла, которыя соотвѣтствовали гвов-
динымъ ранамъ Христа. Впервые кровавые знаки наблюдались у Фрапщмжа Лсиз-
стго, о которомъ недавно появилась подробная монографія, написанная Boumet. По-
слѣдній полагаетъ, что мнѣнів, будто бы дѣло шло не объ обманѣ или чудѣ, но о
послѣдствіи пламеннаго воображенія, отнюдь не ново; такое толкованіѳ этому явленію
дано еще въ 13 столѣтіл Jacobiis'ожъ de Voragine. Въ новѣйшее время (въ 1868 г.)
большой шумъ надѣлала иавѣстная Луиза Жато въBoi8d'Haine, близъ Monts'a. Ивъ
относящейся сюда литературы видно, что у этой Лато анатомическій процессъ былъ
пѣсколько сложнѣе (Virchow. Lefebvre). Сначала у нея выскакивали пузыри, ко-
торые лопались, и уже послѣ этого кровь выступала ивъ нпжнихъ ояоевъ кожи,
бозъ всякаго видимаго поврежденія. Былъ ли тутъ обманъ или нѣтъ—бельгійскій
врачъ Warlomont, лично оовидѣтедьотвовавшій Лато, отвергаетъ возможность об-
мана—въ это я не вхожу; мнѣ нужно было только отмѣтить указанную разницу.
Delboeuf и др. полагаютъ, что явленія происходили путемъ самовнушенія. Лато
сосродоточивала свое вниманіе на тѣхъ мѣстахъ тѣла, на которыхъ, какъ ей было
иввѣстно, находились кровавый раны Христа, и подъ вліяніемъ этого напряжен-
наго вниманія получилось то же анатомическое измѣненіе, которое обыкновенно
производится иновнушеніемъ. Virchow оставилъ отрытой альтернативу: либо об-
манъ, либо чудо. У извѣстной Катарины Эммерихъ кровотѳченія показывались въ
то время, когда она напряженно глядѣла на распятіе. Ничего не говоря о реаль-
ности этихъ вещей, такъ какъ строго научнаго изслѣдованія не было сдѣлано, да
и не могло быть сдѣлано, я замѣчу только, что воз.можность ѳстественнаго объ-
ясненія ихъ стала болѣе доступной въ настоящее время, когда нѣчто подобное
производится помощью внушснія при подходящихъ психическихъ состояніяхъ. Экс-
тазъ, въ ко і\<ромъ постоянно находилась Лато, представляетъ большое сходство съ
гипнозомъ, какъ и вообще экстазъ и гипнозъ имѣютъ много общихъ точекъ со-
прикосновения, а можетъ быть, представляютъ тождоственныя соотоянія (Mante- ,
gazza).
Впрочемъ, католическое духовенство, которое отчасти, какъ, напр., Sancha Пег-
vas, предала анаѳемѣ весь гипнотизмъ, возстаетъ нротивъ отождествлѳнія стигмати-
заціи съ внушенными кровоизліяніями. Мегіс отрицаетъ возможность найти между
ними какое бы то ни было сходство. Но онъ вабылъ, что самовнушеніе въ экстааѣ
можетъ имѣть такое же дѣйствіо, какъ внушеніе со стороны посторонняго чело-
вѣка. Мёгіс увѣрястъ, что стигматизированные вообще не находятся въ ненор-
мальномъ С0СТ0ЯНІИ, что они вполпѣ бодрствуютъ. Но что касается .Jamo, то она,
навѣрное, но находилась въ бодрствующсмъ состояніи, если не предположить, что
съ ея стороны все было одно притворство. Она говорила только съ извѣстными лич-
ностями, такъ что тутъ имѣлось даже общеніе (раппортъ), такое же, какъ въ гипнозѣ.
Къ категоріи органическихъ же поврежденій относятся и
опыты Delboeuf&, произведенные имъ въ сообществѣ съ Winiwar-
ter'ожъ и Ilenrijean'онъ. Онъ вызывалъ симметрическіе ожоги и, съ по-
мощью внушенія, сдѣладъ одну изъ ранъ безболѣзненной. При этомъ
92 ОБРАЗОВАНІЕ ПУЗЫРЕЙ ПОДЪ ВЛГЯНІЕМЪ ВНУШЕН1Я.

было замѣчепо, что безболѣзненііая рапа обнаруягивала гораздо боль-


шую наклонность къ заживленію, а главное, была свободна отъвос-
паленія въ окружности. Н'о эти опыты не совсѣмъ убѣдительны, такъ
какъ при пихъ были допущены кой-какія неправильности.
Перехожу теперь къ опытамъ, въ которыхъ гипнотику говори-
лось, что ему приставили н а р ы в н ы й п л а с т ы р ь , тогда какъ на
самомъ дѣлѣ это былъ просто приклеенный кусокъ бумаги. По сло-
вамъ Binet и Fere, попытка вызвать внушепіемъ образованіе пузы-
рей сдѣлана еще въ 1840 г. однимъ итальянскимъ врачемъ, Prejal-
тіпі] какъ разсказываетъ сіи Prel, уже въ 1819 г. CeUcurre de
I'Aubepine магнетизировалъ одну сомнамбулу и вызывалъ у нея от-
слойку кожи обыкновеннымъ кускомъ холста. Въ яовМшее время
эти опыты были повторены аптекаремъ РосасЬоп'ожъ въ Шармѣ.
Отчасти одинъ, отчасти вмѣстѣ съ нансійскими изслѣдователями, онъ
прикладыва.іъ бумажки къ кожѣ, съ внушеніемъ, что это шпанскія
мушки, и много разъ получалъ пузыри. Объ одномъ изъ такихъ опы-
товъ мы имѣемъ подробный протоколъ, обнародованный Beaunis. По
удаленіи бумажки чрезъ 21ч. послѣ гипнотическаго внушснія, кожица
представлялась утолщенной, омертвѣвшей, желтоватаго цвѣта, а за-
тѣмъ (отъ давленія платья?) на ней высыпали маленькіе пузыри. ІІан-
сійскіе изслѣдователи съ успѣхомъ произвели противоположный опытъ,
именно, уничтожили посредствомъ внушенія дѣйствіе настоящаго на-
рывнаго пластыря. Подобный опытъ, произведенный въ Нанси, обна-
родованъ Меітгег. Цюрихскій профессоръ Forel^ такъ много сдѣ-
лавшій для раснространенія гипнотизма въ Швейцаріи и Германіи,
положилъ не мало труда, чтобы при помощи внушенія вызвать орга-
пнческія измѣненія. При попыткѣ производить пузыри, онъ получалъ
маленькіе гнойнички. Ил^ъ сдѣлано также нѣсколько другихъ оны-
товъ, обнародованіе которыхъ онъ обязательно предоставилъ мнѣ.
Опыты производились надъ 23-лѣтней сидѣлкой, которая отнюдь
пебыла истеричной. Она происходить изъ простой деревенской семьи
и уже нѣсколько лѣтъ служитъ у Ford's, въ его заведеніи для ума-
лишенныхъ. Онъ считаетъ ее за дѣльнаго, хорошаго че.гговѣка, не-
способнаго на обманъ. Самые опыты состояли въ слѣдующемъ.
Къ груди повыше титекъ прикладывается справа и слѣва нама-
занная камедью бумага для этикетокъ, четырехугольной формы. Въ
12 ч. дня Ford дѣлаетъ внушеніе, что на лѣвой сторонѣ лежитъ на-
рывный пластырь; въ 6 ч. вечера подъ бумагой образовалось мокну-
щее мѣсто, кожа кругомъ опухла и покраснѣла, а па правой сторонѣ
тоже появилась воспалительная краснота, но очень слабая. Ford
немедленно устраняетъ впупіеніе. Па другой день па лѣвой сторонѣ
появился струпъ. Впрочемъ, въ промежутвѣ отъ 12 до 6 часовъ
• ЬШКОв^. ,

OnUfbl FOREL/я.

Forel па слѣдилъ за сидѣлкой, а только сдѣлалъ ей внушеніе, чтобі^


она не чесалась. Другія сіідѣліш засвидѣтельствовали, что она
не могла поднести руку къ груди и напрасно старалась чесаться.
Forel повторилъ опытъ въ другой разъ: утромъ въ l l V i ч. онъ прн-
ложилъ бумажку и назначилъ образоваиіе пузыря чрезъ 2^/2 часа.
Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ внушаетъ легкую боль, и сидѣлка дѣйствительно
жалуется на нее не очень. Въ 2 часа ІРоге^нашелъкругомъ бумажки
на лѣвой сторонѣ, на которой сдѣлапо внутеніе, значительную опу-
холь и красноту кожи. Бумаяска сътрудомъ отлѣпляется. Подънею
находится мокнущая поверхность, такой лге четырехугольной формы,
какъ сама бумажка. На правой же сторонѣ подъ бумажкой не за-
мѣтно ничего особеннаго. Forel тотчасъ же устраняетъ внушеніемі.
боль и все остальное. Тѣмъ не менѣе, мѣсто, на которомъ лежала
бумажка, еще цѣлыхъ 8 дней продолжало мокнуть и гноиться. Ві.
то время, какъ Forel сообщилъ мнѣ эти свѣденія, т. е. черезъ 7 но-
дѣль, на кожѣ все еще замѣчалась бурая окраска.
На сидѣлку опытъ произвелъ досадное и непріятное впечатлѣ-
ніе; строгаго присмотра во время опыта не существовало.
Чрезъ нѣсколько дней послѣ этого Forel провелъ у той же сидѣл-
ки 2 поверхностныхъ креста тупымъ ножомъ, даже не оцарапавъ ее до
крови (рис. I). Онъ выбралъ для этого сгибательныя стороны обоихг
предплечій. На опытѣ присутствовали многіе врачи. На правой сто-
ронѣ Forel внушилъ образованіе пу.зыря. Уже черезъ 5 минутъ, въ
продолженіе которыхъ онъ не спускалъ съ сидѣлки глазъ, такъ что
обманъ былъ невозможенъ, на правой сторонѣ показалась довольно
значительная розовато-красная опухоль кожи (фиг. П а). Вокругъ
креста с образовался крестообразный волдырь Ь. На лѣвой же сто-
ронѣ, кромѣ креста, ничего не замѣчалось. Волдырь на правой сто-

фиг. I (схематически).
фиг. II (схематически).

ропѣ папоминалъ крестообразный гнойпичекъ отъ оспопрививанія,


но это былъ иастоящій,нсмокнущій волдырь, какъ при крапивницѣ.
Затѣмъ Forel внушилъ опаденіе опухоли и волдыря, а также появ-
леніе капли крови чрезъ часъ. По протсствіи этого времени пока-
залась маленькая капелька крови, тогда какъ волдырь, краснота и
94 опыты FOBEL'H.

опухоль исчезли. Но такъ какъ въ теченіе этого часа Forel не на-


блюдалъ за сидѣлкой, то онъ не придаетъ никакой важности канлѣ
крови, которая могла появиться и отъ укола булавкой.
Позднѣе Forel намѣревался прослѣдить опытъ съ образованіемъ
пузырей отъ начала до конца. Но, лонявъ изъ разговоровъ и жестовъ,
что ейнедовѣряютъ, сидѣлка пришла въ сильное возбужденіе и очень
огорчилась. Этому обстоятельству Forel приписываетъ неудачу вну-
шенія. Въ позднѣйшихъ опытахъ пузыри тоже не появлялись, и все
дѣло ограничивалось только легкой краснотой кожи. J^oreZ справедливо
полагаетъ, что упомянутое выше психическое возбужденіе ослабило
воспріимчивость къвнушенію. И з ъ всѣхъ у п о м я н у т ы х ъ опы-
т о в ъ о н ъ н а х о д и л ъ у б ѣ д и т е л ь н ы м ъ т о л ь к о о п ы т ъ с ъ вол-
д ы р е мъ. Къ остальнымъ онъ относится съ большой сдержан-
ностью, такъ какъ строгаго контроля при нихъ не было.
Необходимо замѣтить,что легкой царапиной, произведенной но-
жомх. Ford только намѣтилъ путь для внушенія. Сама же цара-
пина не могла повести къ образованію волдыря, такъ какъ иначе
что-нибудь въ томъ же родѣ показалось бы и на другой сторонѣ.
Могутъ, пожалуй, сказать, что неумышленно поврежденіе было
нанесено на обѣихъ сторонахъ не съ одинаковой силой. Но дѣло въ
томъ—и для меня это убѣдительно—что сидѣлка была не такого
склада человѣкъ, чтобы отъ легкаго раздраженія у нея могли
появиться волдыри. Кромѣ какъ отъ комаровъ, она никогда такихъ
волдырей не видѣла у себя на тѣлѣ. Правда, что при ссадинахъ у
нея зам.ѣчается нѣкоторая наклонность къ краснотѣ, но не къ обра-
зованію волдырей. Вдобавокъ, сидѣлка часто получала царапины
отъ сумасшедших!-, но безъ всякихъ послѣдствій.
Остается еще прибавить, что у нѣкоторыхъ людей волдыри появляются бевъ
всякаго гипноза, единственно подъ вліяніемъ психическихъ возбужденій. Мнѣ рав-
свазивалъ одинъ, 8аслуживаюи;ій вѣры, наблюдатель, что онъ внаетъ человѣка, у
котораго передъ грозой каждый разъ огь страха высыпаютъ на тѣлѣ волдыри и
краснѣетъ кожа.
Само собою разумѣется, что всѣ подобные опыты, касаюш,іеся ана-
томическихъ измѣненій, производимыхъ внушеніемъ, требуютъ вели-
чайшей осторожности,—тѣмъ болѣе, что именно въ этихъ опытахъ нѣ-
которые спиритисты усматривали экспериментальное доказательство
того, что душа не только мыслитъ, но обладаетъ и организующей
способностью. Кромѣ того, какъ уже упомянуто выше, при этихъ
опытахъ не всегда принимались надлежащія предосторожности про-
тивъ обмана, отчего маогіе изъ нихъ лишены значенія. Ёъ сожалѣнію,
то же самое нужно сказать о случаѣ Heboid'который успѣшно ле-
чилъ внушеніемъ истеричку и при этомъ въ 10 дней добился устра-
пснія мѣстной эритемы и отпаденія бородавки.
ПАИять. 95

2. П с и х о д о г і я .

Въ предыдущемъ мы познакомились съ с о м а т и ч е с к и м и из-


мѣненіями во время гипноза. Мы видѣли, что подъ вліяніемъ вну-
шенія различныя дѣятельности тѣла испытываютъ извѣстныя укло-
ненія отъ нормы. Попутно же мнѣ пришлось затронуть и нѣкото-
рыя психическія явленія, находящіяся въ тѣснѣйшей связи съ
тѣлесными отправленіями. Теперь намъ предстоитъ изучить измѣне-
нія п с и х и ч е с к о й жизни въ гипнозѣ. Само собою разумѣется, что
я вовсе не намѣренъ останавливаться на каждой отдѣльной психи-
ческой дѣятельности, а отмѣчу только то, что ближайшимъ обра-
зомъ относится къ нашей задачѣ.
Ради ея практической важности, первое мѣсто въ нашемъ
изложеніи должно быть отведено п а м я т и , такъ какъ она является
главной основой остальныхъ психическихъ дѣятельностей. Безъ па-
мяти немыслима дѣятельность разума; память есть основное условіе
для самостоятельной дѣятельности сознанія и воли. Изслѣдованіями
о памяти во время гипноза и послѣ него мы обязаны въ особенности
Bichet, Delboeuf'j, Bichas, Beaunis и Mtres'j.
Память въ широкомъ сиыслѣ слагается И8ъ трехъ элементовъ: во-первыхъ, ивъ
способности удерживать представленія, во-вторыхъ, изъ способности воспроизво-
дить удержанный представленія, и въ-третьихъ, изъ способности узнавать представле-
пія и правильнымъ образомъ размѣщать ихъ въ пропіломъ. Чтобы пояснить дѣло,
возьмемъ какое-либо воспоминаемое событіе, хотя бы, напр., строгій выговоръ, сдѣ-
ланный учителемъ въ школѣ. Работа, памяти будетъ тутъ троякая; во-пер-
выхъ, она восприняла и удержала въ себѣ содержаніе выговора: во-вторыхъ, при
воспоминаніи, выговоръ воспроизводится въ умѣ, т. е. припоминается нами, и въ-
треті.ихъ, мы относимъ его къ опредѣленному прошлому, т. е. ставимъ во времен-
ное отношеніе къ другимъ собыгіямъ, хожденію въ школу и т. д. Что при случаѣ
эти отдѣльныя дѣятельности памяти, каждая сама по себѣ или нѣсколько ихъ
вмѣстѣ, могутъ представлять въ гипнозѣ нѣкоторыя отклоненія,—это будетъ видно
изъ послѣдующаго.
Что касается удержанія представленій во время гипноза, то иа-
личпыя изслѣдованія еще весьма скудны. Beaunis не находитъ въ
этомъ отношеніи никакой существенной разницы между гипнозомъ
и бодрствующей жизнью. Такіе же опыты производилъ и Жаж Dessoir.
Изъ его письма ко мнѣ видно, что въ глубокомъ гипнозѣ происхо-
дитъ о с л а б л е н і е памяти, если оно не будетъ предупреждено вну-
шеніемъ. Bessoir выговариваетъ рядъ буквъ, предлагая гипнотизи-
рованному запомнить ихъ; но при этомъ онъ тщательно избѣгаетъ
іаалѣйшаго намека на то, что тотъ долженъ насиловать свою па-
мять. При такомъ условіи, гипнотизированный запоминаетъ меньшее
число буквъ, нежели бодрствующій человѣкъ. У старыхъ месмери-
стовъ (Wienholt) встрѣчаются указанія, что въ магнетическомъ снѣ
память, напротивъ, обостряется. Во время этого сна стихи заучи-
Й(> ПОСДѢГИПНОТИЧЕСКОЕ ВОСПОМИЙАНІЕ,

ваются будто бы съ такой быстротой, которая не можетъ идти ни


въ какое сравненіе съ времепемъ, пужрымъ для этого въ нормаль-
номъ состояніи. Но можно почти навѣрное сказать, что едва ли дѣло
обходилось здѣсь безъ внушенія.
Спрашивается, прерываетъ-ли гипнозъ цѣпь в о с п о м и н а н і й
обыденной жизни или нѣтъ? Прежде полагали, что цѣпь воспоми-
наний прерывается въ гипнозѣ, такъ какъ послѣ пробужденія испы-
туемый всегда забываетъ случившееся съ нимъ въ гипнозѣ. Но это
мнѣніе оказалось несостбятельнымъ.
Въ легкихъ гипнотическихъ состояніяхъ, слѣдовательно, пре-
имущественно въ случахъ первой группы, никакихъ уклоненій въ
этомъ смыслѣ не замѣчается: въсостояніи гипноза испытуемый пом-
нитъ всѣ событія, извѣстныя ему въ нормальной жизни, и послѣ
пробужденія припоминаетъ все, что случилось во время гипноза.
Не то въ глубокихъ гипнотическихъ состояніяхъ, къ которымъ при-
падлежатъ большинство гипнозовъ второй и немногіе первой группы.
Бъ этихъ случаяхъ съ прекращеніемъ гипноза наступаетъ амнезія.
Испытуемый приходитъ въ изумленіе, когда узнаетъ, чт5 онъ про-
дѣлывалъ во время гипноза, что онъ бѣгалъ, галліоціонировалъ и
т. д. Правда, иногда сохраняется нѣкоторое, очень смутное воспоми-
ніе, какъ бы о видѣнномъ во снѣ. Я вызываю, напр., у гипнотика
галлюцинацію птицы, летающей по комнатѣ; онъ ловитъ ее, играетъ
съ нею, даетъ ей сахаръ, сажаетъ въ воображаемую клѣтку и т. д.
Послѣ пробужденія онъ какъ-то смутно припоминаетъ, что видѣлъ
птицу, но ничего больше; всего менѣе вѣрится ему, что онъ вста-
валъ съ мѣста. Впрочемъ, нѣкоторые сразу вспоминаютъ всѣ по-
дробности, если разсказать имъ, что съ ними было во время гипноза.
Въ а с с о ц і а ц і и и д е й мы имѣемъ хорошее средство немедленно
оживить воспоминанія. Достаточно послѣ нробужденія сдѣлать гип-
нотику какой-нибудь легкій намекъ, чтобы память его сразу прояс-
нилась (Ueidenhain). Иѣчто подобное, какъ извѣстпо, бываетъ и со
сповидѣніями; мы очень часто вспоминаемъ все видѣнное во снѣ,
когда случайно натолкнемся на какой-нибудь впѣшпій предметъ,
такъ или иначе соприкосновенный къ содержанію пашихъ сновидѣ-
ній (Delboeuf). Психическій процсссъ тутъ тотъ же самый, какъ
при возстановленіи въ памяти стихотворенія или какого-нибудь
мѣста изъ любимаго автора, когда намъ подскажутъ первыя слова.
Возьмемъ примѣръ изъ области гипноза. Я внушаю гипнотику, во
время усыпленія, что онъ въ концертѣ;онъ слушаетъ .разныя пьэсы,
между прочимъ, увертюру изъ оперы Марта. Въ копцертѣ онъ ужи-
наетъ, пьетъ пиво и разговариваетъ съ воображаемыми лицами. По-
слѣ пробужденія все забыто. По вотъ я какъ бы случайно вверты-
ПОСЛѢ-ГИПНОТИЧЕСКОВ ВОСПОМИНАНІВ. 97

ваю вопросъ, знакома ли ему опера Марта? Этого достаточно, что-


бы въ его памяти ожили почти всѣ явленія гипноза. Точно такимъ
же образомъ память возвращается иногда подъ вліяніемъ какого-
нибудь внѣшняго, чисто случайнаго повода. X. видитъ въ гигшозѣ
многихъ знакомыхъ, присутствіе которыхъ ему внушено мною. Онъ
долго возится съними, но послѣпробужденія ничего не помнить. Од-
нако, чрезъ нѣсколько дней, встрѣтивъ одного изъ нихъ, онъ живо
вспомнилъ всю исторію съ гипнозомъ. Delboeuf полагаетъ, что гип-
нотизированные всегда помнятъ всѣ гипнотическія явленія, если бу-
дутъ разбужены въ тотъ самый моментъ, когда ими исполняется ка-
кое-нибудь дѣяніе, и видитъ въ этомъ средство укрѣпить у нихъ
память. Но можно навѣрное сказать, что это бываетъ не со всѣми
(Gurney). Но зато часто случается, что самыя послѣднія или, на-
оборотъ, самыя первыя событія гипноза удерживаются въ памяти,
тогда какъ всѣ остальныя явленія забываются. Увѣряютъ (Bleuler,
Fierre Janet), что въ нѣкоторыхъ случаяхъ воспоминаніе возста-
новляется, благодаря сознательнымъ усиліямъ гипнотика, размыш-
ленію послѣ пробужденія. Нѣкоторые вспоминаютъ гипнотическія
явленія во время ночного сна, и вовсе не рѣдкость, что происходив-
шія въ гипнозѣ сцены повторяются еще разъ въ ночныхъ сновидѣ-
ніяхъ.
Въ нѣкоторыхъ случаяхъ, однако, и притомъ именно въ глубо-
комъ гипнозѣ, воспоминаніе не можетъ быть оживлено ни однимъ
изъ перечисленныхъ способовъ, хотя, по мнѣнію иныхъ, умѣло ве-
деннымъ ра;Зговоромъ в с е г д а можно возстановить воспоминаніепу-
темъ ассоціаціи идей. Тутъ на яву царитъ полная амнезія. Подоб-
ный субъектъ обыкновенно не знаетъ даже и того, сколько времени
онъпробылъвъгипнотическомъ состояніи.Но затовъсамомъгипнозѣ
онъ живо вспоминаетъ все, что пережилъ въ прежнихъ гипнозахъ.
Этимъ путемъ въ воспоминаніи могутъ всплыть событія изъ гипно-
зовъ, бывшихъ много, даже десятки лѣтъ назадъ, хотя въ бодр-
ствующемъ состояніи о нихъ существуетъ полное забвеніе. Wolfart
разсказываетъ про одну даму, что она вспомнила въ магнетическомъ
снѣ все, что было съ нею за 13 лѣтъ передъ тѣмъ вътакомъ же снѣ
и о чемъ она за все это время ни разу даже не подумала.
Но въ гипнозѣ вспоминаются иногда и событія изъ бодрствую-
щей жизни, память о которыхъ, казалось, изгладилась на всегда.
Эта обостренная способность воспоминанія называется г и п е р -
м н е з і е й . Такой случай приводитъ ВепМгЫ съ однимъанглійскимъ
офицеромъ въ Африкѣ. Приведенный въ гипнозъ Папвеп'ожъ, онъ,
неожиданно, заговорилъ на незнакомомъ языкѣ. Оказалось, что это
былъ валлійскій языкъ, которому онъ учился въ дѣтствѣ, но потомъ
Молль, Гиішотивмъ. 7
98 ОБОСТРЕННАЯ ПАМЯТЬ, ГИПЕРМИЕаіЯ.

забылъ. Breuer и Freud указываютъ на то, что многіе случаи исте-


ріи вызываются психическимъ моментомъ, котораго на яву больной
не можетъ вспомнить, но который въ гипнозѣ снова всплываетъ въ
памяти.
Въ литературѣ иавѣстны и многіе другіе случаи въ томъ же родѣ. напр., зна-
менитый случай со служанкой, которая неожиданно заговорила въ горячечномъ
бреду на еврейскомъ яаыкѣ. Языка этого она совсѣмъ не знала, но въ молодости
слышала, какъ на немъ говорилъ свящѳнникъ, у котораго находилась въ услуже-
ніи. Подобный же состоянія гипермневіи извѣстны и относительно ночныхъ сно-
видѣній. Въ своихъ классическихъ изслѣдованіяхъ о сновидѣніяхъ Машу перечи-
сляетъ цѣлый рядъ ийорій, которыя вспоминались ему во снѣ и которыхъ онъ на
яву никогда не вспоминадъ. На этой обостренной способности воспроизведенія ча-
сто зиждутся и неожиданные таланты, проявляемые гипнотиками и наблюдающіеся
иногда даже при самовнушеніяхъ; въ ней же мы имѣемъ и ключъ къ объяснѳнію
нѣкоторыхъ фактовъ, признававшихся за сверхъестественные. Напомню, напр., со-
вершенныя по своей формѣ проповѣди, произносимыя иногда благочестивыми, но
необразованными фанатиками въ состояніи душевнаго экстаза и въ которыхъ мно-
гіе склонны были видѣть какъ бы наитіе свыше, равно какъ и ораторскій даръ нѣ-
которыхъ спиритистическихъ медіумовъ во время транса. Подобнаго рода нзош;ренія
способностей наблюдались и при гипнотическихъ состояніяхъ у дикарей (Bastian).
Въ нѣкоторыхъ случаяхъ этому изощренію памяти, которому гипнотики обязаны сво-
ими неожиданными талантами, способствуютъ еще другіе моменты, напр., усиленная
раздражительность органовъ чувствъ и т. д. ХарактерИстическІй образчикъ подоб-
наго рода проповѣдника иредставлялъ кузнецъ КбЫ, въ одной деревнѣ близъ
Данцига. Отчетъ, напечатанный о немъ Вееяеі еиъ въ медицинской газетѣ за 1853 г.,
показываетъ, что дѣло велось бевъ должной критики. Beesel признаетъ способность
этого сомнамбула повторять въ магнетическомъ состояніи цѣлыя мѣста изъ библіи
слово въ слово; но при этомъ почему то находить возможнымъ положиться
на увѣренія самого сомнабула, что тотъ никогда раньше не читалъ библіи. Онъ
полагаетъ, что кузнецъ черпалъ свое знаніе не изъ памяти, а получилъ этотъ
даръ по какому то сверхъестественному вліянію.
Въ гипнозѣ иногда вспоминаются также событія, видѣнныя во время
ночного сна, тогда какъ въ бодрствующемъ состояніи они исчезаютъ
изъ памяти. Само собою разумѣется, что провѣрить правдивость
ночныхъ грезъ не легко; но иные выдаютъ свои сны словами, и эти
слова могутъ быть записаны. Я знаю господина, который громко
разговариваетъ во снѣ, разсказываегъ все, что видитъ. Въ гнпнозѣ
онъ вспоминалъ эти сны, а другой господинъ, который спалъ съ
нимъ въ одной комнатѣ, подтвердилъ мнѣ, что они переданы вѣрно.
Помимо случаевъ обостренной памяти, для глубокихъ гипноти-
ческихъ состояній характеристично еще то, что въ нихъ способ-
ность воспоминанія существуетъ относительно всего случившагося
въ прежнихъ гипнозахъ и на яву, тогда какъ въ бодрствующемъ со-
стояніи гипнотикъ вспоминаетъ только то, что происходило въ это
время. Это и есть такъ называемое „ д в о й с т в е н н о е с о з н а н і е "
(double conscience въ широкомъ смыслѣ). Оно, несомнѣнно, было из-
вѣстно уже старымъ месмеристамъ, напр. Кіиде, Delem'j, и наблю-
далось также Бгаі4'ошъ.
" Состояніе двойственнаго сознація наблюдается и при патологическихъ условіяхъ.
Особенную извѣстность пріобрѣлъ въ этомъ отношеніи случай Л т т ' а . Дѣло идетъ о
больной именемъ Фелида. жизнь которой уже 30 лѣтъ распадается на рядъ отдѣль-
ныхъ періодовъ а, Ь, с, d, е, f. Въ періодахъ а, с, е. (condition погшаіо) она вспо-
ДВОЙСТВЕННОЕ СОЗНАНІЕ. 99

нинаѳтъ только то, что проивходило въ нихъ же, тогда какъ въпѳpioдaxъb,d, f (con-
dition eeconde) она одинаково вопоминаетъ и то, что было въ пѳріодахъ b, d, f, и то,
что случилось въ а, е, е. Періоды а, о, е прѳдставляютъ нормальное, а періоды b, d, f—
патологичискоѳ воотояніе. Совершенно такой же случай, продолжавшійся 10 лѣтъ,
описалъ Osgood Maso»-, интересно въ особенности то, что больная была хорошо
внакома съ исторіей болѣзни Фелиды (Алат'а,), чтб, пожалуй, и послужило пово-
домъ къ тому, что она сама заболѣла. Множество цѣнныхъ замѣчаній о двойствен-
номъ сознаніи заключаются въ глубокомысленныхъ изысканіяхъ Мах Dessoir'a, о
двойственномъ я; онъ ноказываетъ, что слѣды подобной раздвоенности сознанія
встрѣчаются гораздо чащ,е, чѣмъ обыкновенно думаютъ, и ссылается на примѣры
изъ сновидѣній и патологіи. Подробно о двойственномъ сознаніи я буду говорить
въ теоретической части.
На способности воспоминанія въ позднѣйшихъ гипнозахъ осно-
вано слѣдующее явленіе, воторое я наблюдалъ много разъ. Если за-
ставить гицнотиЕа пережить цѣдый рядъ сценъ, то въ одномъ изъ
послѣдующихъ гипнозовъ достаточно самаго ничтожнаго повода,-
чтобы эти сцены снова развернулись передъ нимъ въ прежнемъ по-
рядкѣ. Одинъ господинъ охотился въ гипнозѣ на льва, убилъ его,
съѣлъ, затѣмъ, подъ вліяніемъ внушенія, преобразился въ генерала
и напослѣдокъ въ ребенка. Послѣ пробужденія все забыто. Но въ
одномъ изъ слѣдующихъ гипнозовъ онъ случайно услышалъ шумъ,
въ которомъ ему почуялось рыканіе льва. И вотъ вслѣдъ за этимъ
онъ снова продѣлалъ предъ нами всѣ прежнія сцены, со всѣми под-
робностями. Это явленіе можно отнести къ непрямымъ внушеніямъ,
такъ какъ самовнушеніе было вызвано здѣсь другимъ процессомъ.
Подобнымъ же процессомъ обусловливался и случай МаЫПёя, въ которомъ
упомянутая выше личность производила у себя, путемъ самовнушенія, такія же
кровотеченія, какія обыкновенно вызывались у нея внушеніемъ. Какъ обнаружи-
лось потомъ изъ вопросовъ и отвѣтовъ, она распалась на двѣ личности, изъ ко-
торыхъ одна дѣлала соотвѣтственное внушеніе другой.
Способность гипнотиковъ вспоминать все, пережитое въпрежнихъ гипнозахъ,
имѣетъ громадную важность. Отъ силы этихъ воспоминаній вависитъ выучка (дрес-
сировка), засиеятъ главнѣйшіе источники ошибокъ при новыхъ опытахъ, которые,
благодаря ей, легко затемняются прежними опытами. Я говорю гипнотизирован-
ному X. «теперь Вы поднимете лѣвую ногу». Онъ подымаетъ ее. Но, произнося
эти слова, я нечаянно взялъ его за правую руку. И вотъ, когда въ одномъ изъ
послѣдующихъ гипнозовъ, я снова взялъ его за правую руку, онъ поднялъ лѣвую
ногу. Очевидно, X. вспомнилъ прежній случай и считаетъ взятіе руки за повелѣ-
ніѳ подымать ногу. Надо думать, что этимъ путемъ и произошли тѣ мнимые реф-
лексы, которые нашли Вот и др. и о которыхъ я упомянулъ выше.
Все, сказанное до сихъ поръ, относится къ случаямъ, въ кото-
рыхъ внушеніе не участвуетъ. Но при помощи в н у ш е н і я въ дѣло
можетъ быть внесенъ цѣлый рядъ новыхъ варьяцій. Прежде всего
мы въ состояніи, посредствомъ внушенія, усилить гипермнезію,
хотя, на сколько мнѣ извѣстно, точныхъ изслѣдованій въ этомъ на-
правленіи пока не имѣется. Но зато мы имѣемъ рядъ точныхъ рз-
слѣдованій относительно возможности создать ложныя воспоминанія
(парамнезія) или стеретъ прежнія воспоминанія (амнезія); много-
численныя наблюденія этого рода собраны еще Bertrand'ожъ. Вспо-
минаемые образы могутъ представлять собою чувственныя воспрія-
тія изъ прежней жизни; они часто подчиняются вліянію внушеній,
100 ОБРАТНО ДЪЙСТВУЮЩІЯ ГАЛЛЮЦИНАЩИ.

таЕъ что, благодаря этому, въ умѣ гиіінотика можно возбудить со-


вершенно ложныя представленія о пережитыхъ имъ раньше собы-
тіяхъ. Такъ какъ эти внушенія имѣютъ обратную силу^ то они по-
лучили названіе о б р а т н о д ѣ й с т в у ю щ и х ъ в н у ш е н і й или,такъ
какъ дѣло идетъ о мнимыхъ чувственныхъ воспріятіяхъ, о б р а т н о
д ѣ й с т в у ю щ и х ъ г а л л ю ц и н а ц і й , и притомъ положительныхъ
или отрицательныхъ, въ зависимости отъ того, создается ли новый
вспоминаемый образъ или выпадаетъ старый.
я говорю одному загипнотизированному: спомните, что вчера Вы были въ
Потсдамѣ и мы катались съ Вами по Гавелю». Внушеніе принято, и волѣдъ за
нтимъ испытуемый начинаетъ разскавывать, чтб онъ видѣлъ и дѣлалъ вмѣстѣ со
мною въ Потсдамѣ. Это—обратно дѣйствующая положительная галлюцинація. Вотъ
и другой примѣръ: «Вы страшно бѣжали, вы однимъ духомъ проскакали съ
мили». При этомъ обманъ воспоминанія до того живой, что у испытуемаго появ-
ляется сердцебіеніе и одышка, какъ слѣдствіѳ мнимаго быстраго бѣга. Все это
примѣры положительныхъ обратно дѣйствуюпі,ихъ галлюцинацій, такъ какъ гип-
іютикъ вѣритъ, что съ нимъ нѣчто произошло, чего въ дѣйствительности не было.
Олѣдующій случай представляетъ примѣръ обратно дѣйствующихъ отрицательныхъ
галлюцинацій, такъ какъ тутъ .гипнотикъ не можетъ вспомнить того, что съ нимъ
дѣйствительно случилось. Я^ говорю ему: «Вы сегодня еще не обѣдали; Вы не зав-
тракали!» Онъ сряду же чувствуетъ голодъ, потому что у него за весь день во
рту ничего не было.

Наконецъ, къ амнезіямъ же можно причислить и многія раз-


стройства движеній, о которыхъ говорено выше. Когда я кого-ни-
будь завѣряю, что онъ не въ состояніи поднять руки, не въ состоя-
ніи говорить, то это иногда равносильно внушенію амнезіи, потому
что движеніе можетъ сдѣлаться невозможнымъ вслѣдствіе того, что
человѣкъ не въ силахъ воспроизвести въ памяти соотвѣтствеппый
двигательный образъ. То же самое имѣетъ мѣсто при тѣхъ парали-
чахъ, которые нѣкоторыми французскими авторами на-
званы paralysies systematiquHs, с и с т е м н ы м и п а р а л и ч а м и . Си-
стемнымъ параличемъ называется такой, который имѣетъ своимъ
послѣдствіемъ не полное уничтоженіе дѣятельности какой-нибудь
мышечной группы, а только разстройство этой дѣятельности въ
отношеніи къ опредѣленному дѣйствію. Такъ, напр., къ системнымъ
параличамъ принадлежитъ неспособность выговаривать букву а или
невозможность шить; полный же параличъ будетъ имѣтъ мѣсто въ
томъ случаѣ, когда человѣкъ вовсе не можетъ говорить или вовсе не
можетъ двигать рукой. Можно на долгое время вытравить образъ а
изъ памяти, такъ что испытуемый не въ состояніи будетъ ни выго-
ва^)ивать, ни написать эту букву. При помощи внушенія, мы въ со-
стояніи производить всѣ виды афазіи, описанные КивзтаиѴшъ,
АгпйЬ'шъ и др. Можно заставить человѣка забыть языкъ, которому
опъ^учился, напр., фрапцузскій (Forel, Frank), можно лишить его
дара письма (аграфія) или способности выражать свои мысли жес-
тами (амимія). Можно съ помощью внушенія уничтожить способ-
АФАЗШ. 101

ность рисовать, шить и т. д., словомъ, отнять у ?еловѣка любую дѣя-


тельность.
Существуетъ группа разстройствъ рѣчи, при которой не до-
стаетъ чувственнаго воспріятія словъ, тогда какъ понятіе выражае-
мое даннымъ словомъ, сохраняется; она названа чувственной или
амнестической афазіей. Это разстройство рѣчи легко можетъ быть
вызвано внушеніемъ. Но можно пойти еще дальше и не только ли'
шить человѣка внутренняго сознанія слова или буквы а, сдѣдова-
тельно, отнять у него возможность выговаривать или написать эту
букву, но вытравить у него самое понятіе, связываемое* имъ съ а.
Разница между обоими состояніями узнается изъ того, какъ ведетъ
себя испытуемый. Если понятіе сохранилось, то испытуемый впвлнѣ
сознаетъ невозможность говорить, онъ понимаетъ нелѣдость того,
что говорить или пишетъ, не владѣя буквою а, и даже старается
Иіібѣгать такихъ словъ, гдѣ эта буква встрѣчается (Мах Dessoir).
Если же у него отнято самое понятіе, то онъ нисколько не будетъ
удивленъ, что не можетъ выговаривать или написать а. Еще любо-
пытнѣе это при послѣ-гипнотическихъ внушеніяхъ. Мы можемъ вну-
шить подобную амнезію на время послѣ гипноза, замѣнивъ вмѣстѣ/
съ тѣмъ одну букву другою. Я говорю гипнотичкѣ, что послѣ про-
бужденія она будетъ говорить е вмѣсто а. Проснувшись, она на мой
вопросъ, прошелъ ли у нея сонъ, отвѣчаетъ: „де". На вопросъ, что
было съ нею,онаотвѣчаетъ „я спеле". Ей самой смѣшно и вмѣст'!
съ тѣмъ какъ бы досадно, что она не можетъ выговорить»; она ясн(
сознаетъ, что говорить нелѣпость. Человѣкъ же, которому недо|-
стаетъ самого понятія а, или у котораго понятіе а замѣнено поняг
тіемъ е, будетъ говорить е вмѣсто а, ни малоне смущаясь.
Выше я показалъ, что съ помощью внушенія можно заставить
гипнотика забыть отдѣльныя событія изъ его жизни (отрицательная
обратно - дѣйствующая галлюцинація). Подобнымъ же образомъ
можно вычеркнуть изъ его сознанія цѣлые жизненные періоды. Я
внушаю одному 43-лѣтнему господину: „Вы ничего не помните изъ
того, что было съ Вами съ 30-го года жизни до нынѣшняго дня,—
все это исчезло изъ Вашей памяти". И моего внушенія достаточно,
•чтобы въ его сознаніи образовался громадный пробѣлъ. Сколько я и
другіе не распрашивали его объ этомъ времени, онъ ничего не могъ
припомнить; онъ не знаетъ. какъ познакомился со мною, какъ по-
палъ ко мнѣ въ комнату. На всѣ подобные вопросы онъ только по-
жимаеть плечами и говорить: „не знаю".
Но можно пойти еще дальше и перенести испытуемаго въ какой
вибудь болѣе ранній періодъ жизни. При этомъ онъ не сознаетъ
102 ПОТЕРЯ ПАМЯТИ ОТНОСИТЕЛЬНО ЦѢЛЫХЪ ПЕРІОДОВТі жизни.

образовавшагося въ памяти пробѣла; онъ увѣренъ, что жнветъ бо-


лѣе ранней жизнью и связываетъ съ нею все, что видитъ,
Вотъ господинъ, участвовавшій въ сраженіи при С. Прива. Ему теперь 41 годъ,
но я дѣлаю его моложе на 19 лѣтъ и переношу на поле битвы. Онъ немедленно'
выпрямляется, принимаетъ на себя команду, отдаетъ приказъ етрѣлкамъ дать огонь.
На. мой вопросъ, внаетъ ли онъ д-ра Молля, онъ отвѣчаетъ: «нѣтъ, мой врачъ Р..
никакого д-ра Молля я не внаю». Все, случившееся послѣ того дня, исчезло иаъ-
его воспоминаній. Ревматизма, ивъ ва котораго онъ теперь лечился у меня, какъ.
не бывало, онъ считаетъ себя совершенно вдоровымъ. На мой вопросъ, кто я та-
кой, получается одинъ отвѣтъ: «не могу внать». Любопытно, что его ничѣмъ нельзя
было заставить уйти ивъ комнаты. На всѣ мои уговариванія отступить хоть на-
нѣсколько шаговъ, онъ отвѣчадъ одно: «бевъ прикааая не двинусь съ мѣста». Я за-
ставляю непріятеля наступать на него все ближе и ближе,—напрасно: онъ стоитъ
и не трогается. Но когда, указывая на себя, я говорю ему, что не можетъ же онъ
не знать кто я, тогда положеніе дѣла сразу ивмѣнявтся. Онъ увнаетъ меня, внаетъ,
сколько ему лѣтъ, но ничего не помнитъ ивъ того, что тольво-что было.
34-лѣтняя дама, которой я внушилъ, что ей всего 8 лѣтъ, требуетъ отъ-
меня своей куклы, говоритъ дѣтскимъ голосомъ, плачетъ, когда ей кажется, что
я наяѣренъ отнять у нея куклу, и слевливымъ голосомъ просится къ своей мамѣ.
Kurella напоминаетъ подобное же явленіе, наблюдающееся при патологиче-
скихъ условіяхъ, именно «фотографическое сходство> нѣкоторыхъ воввращ;ающ,ихся
приступовъ у впилептиковъ и у душевно-больныхъ, одержимыхъ періодическимъ
помѣшательствомъ.
Точно такимъ же образомъ можно, наконецъ, увѣрить человѣка, что онъ вовсе-
не родился. Даже подобное внушеніе принимается гипнотиками, и въ ихъ созна-
ніи воцаряется тогда полнѣйшая пустота.
В ъ п о с л ѣ д н е е в р е м я о б р а т и л и н а с е б я в н и м а н і е о п ы т ы Krafft-Ebing'&. Онъ п ы -
тался экспериментальнымъ путемъ раврѣшить вопросъ, оживаютъ ли во время
гипноза въ сознаніи человѣка такія событія, которыя давно уже изгладились изъ
памяти. Методъ, которымъ онъ пользовался для этого, нѣсколько отличался отъ-
Обыкновеннаго. Онъ передосилъ испытуемаго въ болѣе ранній періодъ жизни,,
напр. въ дѣтство, и старался узнать, вспоминаетъ ли онъ событія дѣтства, кото-
рыхъ обыкновенно не помнитъ. На основаніи своихъ опытовъ, Kraffl-Ebitig нахо-
дитъ возможнымъ рѣшить это'гъ вопросъ въ положительном* смыслѣ.
Одновременно съ устраненіемъ извѣстныхъ образовъ изъ сферы
восноминанія можно создать и новые образы. Это бываетъ, напр.,
при томъ явленіи, которое описано Charles Bichet подъ названіемъг
„objectivation des types". Испытуемый считаетъ себя за другую
л и ч н о с т ь , за иное существо. Онъ нѳ только утрачиваетъ многія
воспоминанія, связанныя съ его прежнимъ я, но и уцѣлѣвшія пред-
ставленія старается пріурочить къ новой личности. Эти явленія бы-
ли извѣстны уже Burand de Gros, который, повидимому, познако-
мился съ ними въ Америкѣ, гдѣ они наблюдались еще въ 40-хъ го-
дахъ.
Нѣкій X., которому я внушаю, что онъ д-ръ Молль, а я X., предлагаетъ мнѣ
садиться, чтобы онъ могъ меня усыпить. Онъ дѣйствятельно гипнотизи-
руетъ, т. е. продѣлываетъ всѣ нужныя манипуляціи въ томъ видѣ, какъ я ихъ
проивводилъ надъ нимъ, не вабывая даже сдѣлать ішѣ при »томъ и нѣкоторыя
пріятныя внушенія.
Веру другое лицо, у котораго всѣ эти явленія выступаютъ очень ярко. Всѣ
личности, входящія въ кругъ его абычныхъ представленій, могутъ быть демон-
стрированы на немъ съ драмматической живостью. Я говорю: сВы Наполеонъ I»,
и онъ тотчасъ же принимаетъ знаменитую позу Наполеона послѣ сраженія при
Ватерлоо, но говоритъ по-нѣмецки, потому что плохо владѣетъ францувскимъ явы-
комъ. Въ роли Фридриха Великаго онъ подоажаетъ его характеристической
походкѣ, опираясь на палку; желѣвныя дороги ему неизвѣстны. Подобнымъ же-
образом^ можно превратить гипнотиковъ въ жиѵетныгь: въ качествѣ собакъ они
ПЕРЕМѢНА ЛИЧНОСТИ, ЗОАНТРОПІЯ. 103

лаютъ, въ качествѣ лягушѳкъ квакаютъ. Можно даже превращать ихъ въ неоду-


шевленные предметы: въ печи, стулья, столы. Въ видѣ стула X. опускается на
корточки, держась на обѣихъ ногахъ; на вамѣчаніѳ, что у стула одна ножка сло-
мана, X. опускаетъ одно колѣно на полъ и держится только на одной ногѣ. Въ каче-
ствѣ ковра X. неподвижно ложится на полъ. Можно идти съ подобными внушеніями
еще дальше. іВы стеклянный», говорю я одному гипнотику, и онъ стоить, не ше-
велясь. Другому я говорю, что онъ иаъ мрамора, и онъ немедленно вамираетъ на
ліѣстѣ, изъ котораго не можетъ сдвинуться даже пассивно. Но какъ только я ему
внушаю, что онъ ивъ воска, онъ сколько угодно даетъ себя мять и принимаетъ
всевозможныя положенія.
liaret сообщаетъ, что въ Яновіи часто наблюдается душевное разстройство,
при которомъ больной считаетъ себя превращеннымъ въ лисицу; онъ говорить
тогда не своимъ голооомъ; народь вѣруетъ, что въ больного вселилась лисица и
навываетъ это состояніе кицуне-цуки. Превращеніе гипнотиковъ въ животныхъ,
несомнѣнно, имѣетъ нѣчто общее съ атимъ явленіемъ.
Достойно вниманія, что, даже въ видѣ мертваго предмета, испы-
туемые всегда повинуются экспериментатору. Впрочемъ, гипнотиви
не всегда остаются при этомъ вполнѣ послѣдовательными; они часто
сбиваются съ роли, хотя и это можно предупредить выучкой. Тавъ,
напримѣръ, другой господинъ, котораго я превращаю въ Фридриха
Великаго, спокойно ѣздитъ себѣ въ желѣзно-дорожномъ вагонѣ,
такъ какъ ему, очевидно, не приходило на умъ, что въ то время не
было желѣзныхъ дорогъ. Третій господинъ, котораго я перенесъ въ
1864 годъ, говоритъ о новой Германской имперіи, объ императорѣ
Вильгельмѣ I. Несмотря, однако, на такіе промахи, у большинства
картина выходитъ гораздо болѣе законченной, чѣмъ у многихъ ду-
шевно-больныхъ, мнящихъ себя королями или пророками. У тѣхъ
непослѣдовательностей гораздо больше. Гипнотизированные же очень
скоро отучаются отъ нихъ. Кромѣ того, изображая какую нибудь
опредѣленную личность, они гораздо основательнѣе забываютъ прош-
лыя событія, чѣмъ душевно-больные (Cullerre).
Эти превращенія личности у гипнотиковъ нерѣдко сравнивали съ игрою акте-
ровъ. Какъ говорила актрисса Dimesnil, актеръ только тогда можетъ сыграть
свою роль въ совершѳнствѣ, когда онъ весь проникся идеей, которую составилъ
себѣ объ изображаемой имъ личности. Правда, что другіе, напр., знаменитая Сіаі-
roti, держатся иного мнѣнія. Но какъ бы то ни было, лишь немногіѳ актеры спо-
собны съ такой художественной полнотой усвоить себѣ произвольно созданную
идею, напр, ту, что они Юлій-Цезарь, какъ гипнотики. Послѣдніѳ не развле-
каются многообразными чувственными воспріятіями, тогда какъ самый совершен-
ный актеръ зачастую не въ силахъ отдѣлаться отъ напирающихъ на него извнѣ
впечатлѣній. Какъ извѣстно, для того, чтобы сыграть свою роль возможно ближе
къ природѣ, нѣкоторые актеры вызываютъ въ умѣ силою своей фантазіи вообра-
жаемые предметы, переносящіе ихъ вь должную обстановку.
Превращенія гипнотиковъ въ животныхъ живо напоминаютъ н а м ъ з о а н т р о -
п і ю , эпидемически господствовавшую въ средніе вѣка и даже позднѣе. Она со-
стояла въ томъ, что нѣкоторые люди считали себя превращенными въ животныхъ,
всего чаще, въ волковъ. Они бросались на постороннихъ, рвали ихъ на куски,
съѣдали ихъ и вообще выказывали животную свирѣпость и животные инстинкты,
Въ то время это явленіе считалось дѣломъ нечистой силы. Подробности объ этомь
сообщилъ loJiann Wier. Подобный же явленія, какъ зоантропія, наблюдались ужо
въ древности, какъ видно изъ Геродота и Илинін.
Многими производились г р а ф о л о г и ч е с к і я изслѣдованія, съ
цѣлью выяснить, измѣнАется ли вмѣстѣ съ личностью и почеркъ че-
104 ГІ-АФОЛОГИЧЕСКІЯ ИЗСЛѢДОИАНІЯ. П0СЛ4-ГИ11Н0Т. ОБМАНЫ ПАМЯТИ.

ловѣка и находится ли это изиѣненіе въ какомъ ли опредѣленномъ


отношеніи къ внушенной личностк. И такія измѣнеиія дѣйствительно
были найдены (Lombroso, Ferrari, Ilericourt, Bichet, Varinard,
May eras). Однако, экспертъ-калиграфъ Hoctbs утверждаетъ, что xa-
рактеръ почерка никогда не становится до такой степени несход-
нымъ, чтобы нельзя было отнести его къ опредѣленной личности. Я
никогда не заыѣчалъ явныхъ иззіѣненій почерка при перемѣнѣ лич-
ности. Почеркъ измѣнялся только у нѣкоторыхъ гипнотиковъ, когда
я ихъ переносилъ.въ разные возрасты. Въ качествѣ дѣтей, они дѣ-
лали орфографическія ошибки и вообще писали нескладно; у стари-
ковъ почеркъ становился дрожащимъ. Интересны образчики по-
черка одной больной Krafft-Ebing'a., которая, подъ вліяніемъ вну-
шенія, постоянно мѣняла свой возрастъ; къ сожалѣнію, прежняго,
настоящаго почерка этой больной нельзя было достать. Тотъ же авторъ
производилъ графологическія изслѣдованія еще въ одномъ случаѣ.
На этотъ разъ онъ увѣренъ, что почеркъ гипнотизированной дамы,
перенесенной имъ въ болѣе ранній возрастъ, схотнъ съ прежнимъ
почеркомъ, который онъ досталъ. Указаніе КиеГя, будто въ гип-
нозѣ почеркъ всегда отличается отъ почерка въ бодрствующемъ
состояніи, такъ что легко узнать подписи, сдѣланныя въ гипнозѣ,
преувеличена, хотя нельзя отрицать, что во время гипноза почеркъ
иногда становится неровнымъ и порывистымъ.
I Всѣ внушенія, касающіяся памяти, могутъ быть сдѣланы и на
время послѣ гипноза. Далѣе, во всѣхъ случаяхъ воспоминаніе послѣ
пробужденія можетъ быть оживлено тѣмъ, что, прежде чѣмъ разбу-
дить гиннотика, ему говорятъ, что онъ все вспомнитъ, когда прос-
нется. Точно также въ нѣкоторыхъ состояніяхъ гипноза возможно
/произвести амнезію передъ пробужденіемъ, налагая запретъ на вос-
/ поминаніе. Кромѣ того, какъ уже сказано, мы въ состояніи уничто-
жить на послѣ-гипнотическое время способность воспроизведенія
нѣкоторыхъ буквъ. Подобнымъ же образомъ въ бодрствующую жизнь
могутъ быть перенесены обратно-дѣйствующія галлюцинаціи.
Одному господину X. я говорю въ гипнозѣ: «Вы вѣдь знаете, что мы недавно
роспили здѣоь съ Вами двѣ бутылки- вина и поужинали жаренымъ гусѳмъ>. На
его утвердительный отвѣтъ я ему говорю, что онъ вспомнитъ объ ЙТОМЪ И ПОСЛѢ
пробужденія. Проснувшись, онъ передаетъ вое, что продѣлалъ вмѣстѣ со мною,
увѣряетъ, что желудокъ у него страшно наполненъ, а голова сильно отяжелѣла
отъ вина. Ему кажется даже, что онъ какъ-будто немного опьянѣлъ. Слѣдовательно.
мы имѣемъ тутъ мнимое опьяненіе, произведенное внушеніемъ. Еще интереснѣе
оообщеніе HyUentt, что ему удалось устранить внушеніемъ настоящее опьяненіо.
Описанные обманы воспоминанія могутъ длиться недѣлями и
мѣсяцами. Но въ моихъ случаяхъ они нерѣдко исчезали вскорѣ
послѣ пробужденія. Одинъ господинъ, который, согласно моему
внупщнію, былъ увѣренъ послѣ пробужденія, что передъ гип-
ПОСДФ-ГИППОТИЧЕСТВ ОБМАНЫ ПАМЯТИ. 105

нозомъ видѣлъ у меня свою мать, совершенно забылъ объ


этомъ уже чрезъ нѣсколько минутъ. Впрочемъ, мы толковали съ
нимъ о разныхъ другихъ предметахъ, такъ что очень можетъ быть,
что отъ этого и произошла такая быстрая забывчивость. Bernheim
показалъ, что, даже безъ соотвѣтственнаго внушенія, гипнотики за-
бываютъ иногда послѣ пробужденія, не только что было во время
гипноза, но и то, что непосредственно предшествовало ему.
Объ обманахъ воспоминанія, пѳреносимыхъ въ бодрствующую жиянь,рѣчь бу-
детъ при изложеніи судебно-мѳдицинскихъ вопросовъ. Hemheim справедливо обра-
тилъ вниманіѳ на аналогію ихъ со многими явленіями нормальной жизни. Иной
такъ часто повторяѳтъ одну и ту жо ложь, что подъ конецъ уже самънѳ внаѳтъ,
говоритъ ли онъ правду или нѣтъ. Отъ многократнаго повторения соотвѣтствои-
ный образъ все болѣе и болѣе укореняется въ соананіи, и чѣиъ чаще онъ вос-
производится, тѣмъ живѣе становятся его краски. Равнымъ образомъ есть люди,
у которыхъ обманы восноминанія могутъ быть вызваны и въ бодрствующей
жизни, даже если они ни разу не были гипнотизированы. Нужно только съ нѣ-
которымъ апломбомъ увѣрить ихъ. что то-то и то-то съ ними было, и они не въ
состояніи отличить правду отъ вымысла. Весьма основательная работа по этому
вопросу, о патологической лжи, обнародована недавно Delbruck'онъ. Онъ доказы-
ваетъ на цѣломъ рядѣ случаевъ, что люди могутъ утратить способность отличать
дѣйствительныя событія отъ продуктовъ своего воображенія.

Я привелъ уже случаи, въ которыхъ, подъ вліяніемъ послѣ-гип-


нотическихъ внушеній, воспоминаніе измѣнилось въ бодрствующемъ
состояніи. Точно такимъ же образомъ внушеніемъ можно вліять на
память въ послѣдуюіцихъ гипнозахъ. Можно закрѣпить упомяну-
тыя амнезіи и парамнезіи и для будущихъ гипнозовъ. Съ другой
стороны, при помощи внушенія, мы въ состояніи помѣшать гипно-
тику въ послѣдующихъ гипнозахъ вспоминать то, что было въ пред-
шествовавшйхъ. Для этого достаточно сказать ему, что въ слѣдую-
щіе разы онъ о томъ то или о томъ то забудетъ.
Выше было замѣчено, что въдальнѣйшихъ гипнозахъ испытуемые
вспоминаютъ то, что имѣло мѣсто въ предъидущихъ. Но это поло-
женіе нуждается, кромѣ только что сказаннаго, еще въ другихъ
ограниченіяхъ, которыя я теперь же и сдѣлаю. Прежде всего мы
видимъ, что при прсвращеніяхъ личности обыкновенно существуетъ
амнезія. Такъ, наприм., одинъ изъ моихъ испытуемыхъ ничего не
помнитъ въ роли Наполеона йзъ того, что онъ дѣлалъ, какъ Фрид-
рихъ Великій. Укажу также на безсознательныя движенія, кото-
рыхъ гипнотикъ никакъ не можетъ воскресить въ своей памяти. Я
говорю одному изъ нихъ: „чрезъ 5 минутъ Вы три раза воскликнете:
ага!" Онъ это дѣлаетъ, но потомъ рѣшительно не помнитъ своего
восклицанія. Равнымъ образомъ, подъ вліяніемъ послѣ-гипнотиче-
скаго внушенія, испытуемый совершаетъ въ новомъ гипнозѣ дѣй-
ствія, о которыхъ онъ не помнитъ въ слѣдующій разъ.
Въ ааключеніе прибавлю еще, что Gurney принималъ двѣ стадіи гипноза, раа-
личающіяся между собою состояніемъ памяти. О такихъ стадіяхъ говорили еще
«тарыѳ магнетизеры. Но я не могъ убѣдитьсявъ томъ, чтобы эти стадіи дѣйстви-
106 ПОСЛѢ-ГИПНОТИЧЕСКІЯ ВНУШВНШ.

тельно существовали ужесъпервяго раза, и думаю, напротивъ, что они продуктъ


выучки. Gurney рааличаетъ двѣ стадіи а я b. Въ а гипнотикъ не анаѳтъ, что
было въ Ь, а въ Ь, что было въ а. Что у нѣкоторыхъ людей, независимо отъ
бодрствующаго состоянія, можно различать нѣсколько рѣзко обособленныхъ со-
стояній еознанія, противъ этого я не спорю, — на возможность этого указали
Krafft-ЕЫпд, Мах Dessoir, Pierre Janet'si др.; но я возстаю противъ обобщеній.

Я уже не разъ имѣлъ случай упомянуть о іі о с л ѣ-г и п н о т и ч е -


с к о м ъ в н у ш е н і и . Оно до такой степени важно для медицины и
психологіи, что ,я нахожу нужнымъ разсмотрѣть его съ должной
полнотой. Въ дѣйствительности такихъ послѣ-гипнотическихъ вну-
шеній нитсто изъ серьезныхъ наблюдателей больше не сомнѣвается.
Отдѣльныѳ случаи послѣ-гипнотическаго внушенія были извѣстны уже ота-
рымъ месмеристамъ. Mmillesaux приказалъ въ 1787 одной дамѣ въ сомнабуличе-
скомъ состояніи, чтобы на другой день она сдѣлала визитъ такой то; прикааанів
было въ точности исполнено (du Prel). Подобные же случаи упоминаютъ Шиде,
Schopenhatier, Noizet. Въ новѣйшее время послѣ-гипнотическія внушенія были пред-
метомъ изученія Liebeault'a, Hichet'a, ВепЛеіт'а, Delbeoufa., въ особенности же Gnr-
пеу'я и Forel'a.
Jendmssik вызывалъ внушеніемъ параличи, продолжавшіеся мно-
гіе дни въ бодрствующемъсостояніи. Krafft-Шгпд съ успѣхомъвну-
шаетъ одной изъ своихъ больныхъ, чтобы къ опредѣленному часу у
нея появилась опредѣленная температура. Даже краснота кожи вы-
зывалась посредствомъ послѣ-гипнотическихъ внушеній. Всѣ роды
внушенія, всѣ движенія и обманы чувствъ, производимые въ гип-
ноаѣ, могутъ быть вызваны и на время послѣ гипноза; можно, на-
примѣръ, вызвать зудъ, боль, испражненіе на низъ, голодъ, жажду
и т. д. Этимъ же способомъ можно вліятьинасновидѣнія. „Сегодня
ночью Вы увидите во снѣ, что находитесь въ Свинемюнде; Вы бу-
дете кататься на лодкѣ по Балтійскому морю съ шестью товари-
щами, лодка покачнется и Вы упадете въ воду, но въ втотъ моментъ
проснетесь". Весь сонъ оправдался, какъ по писанному. Подобнымъ
же образомъ можно избавить людей отъ тревожныхъ сновъ, и они
проводятъ ночь безъ сновидѣній; по крайней мѣрѣ, они не помнятъ^
чтобы имъ что-нибудь приснилось.
Можно также перенести внушеніе непосредственно изъ состоя-
нія гипноза въ бодрствующую жизнь. Такія внушенія называются
н е п р е р ы в н ы м и . Я внушаю свою фотографію на визитной кар-
точка и приказываю, чтобы испытуемый видѣлъ эту фотографію и
послѣ пробужденія. Проснувшись, онъ твердо увѣренъ, что у него
дѣйствительно моя фотографія. По увѣренію Londe, такой портретъ,
внушенный въ гипнозѣ, сохранялъ свою силу въ теченіе двухъ лѣтъ.
Подобнаго рода перенесенныя изъ гипноза внушенія сохраняются
иногда случайно, если передъ пробужденіемъ почему либо забыли
ихъ устранить. По моему внушенію, испытуемый воображаетъ въ.
ВНУШЕНІЯ НА СРОКЪ. 107

гипнозѣ, что пьетъ мятный ликеръ. Я его пробуждаю, но онъ цѣлый:


часъ все еще чувствуетъ во рту вкусъ мяты. Къ непрерывнымъ же
внушеніямъ принадлежитъ и слѣдующій, часто повторяемый опытъ.
Гипнотику говорятъ: „считайте до десяти и на трехъ Вы просне-
тесь". Онъ сосчитываетъ всѣ десять, такъ что отъ четырехъ до де-
сяти онъ считалъ уже въ бодрствующемъ состояніи.
Въ другихъ случаяхъ внушеніе осуществляется только послѣ
пробужденія. Я говорю гипнотику: „когда проснетесь, то не будете
въ состояніи двигать правой рукой". X. просыпается и не можетъ
двинуть правой рукой, хотя вполнѣ вдоровъ. То же самое можетъ
случиться чрезъ нѣсколько часовъ, чрезъ нѣсколько дней, недѣль и
мѣсяцевъ. Я говорю гипнотизированному: „когда явитесь ко мнѣ
чрезъ 8 дней, то, входя въ комнату, не въ состояніи будете вы-
молвить слова". Онъ является чрезъ недѣлю и входитъ ко мнѣ со-
вершенно бодрый, но на вопросъ, какъ его зовутъ, не можетъ
выговорить ни своего имени, ни ничего другого. Тутъ мы имѣемъ
примѣръ, когда внушеніе осуществляется лишь долгое время спустя.
Это и есть в н у ш е н і е на с р о к ъ , s u g g e s t i o n й ё с Ь ё а п с е , d e -
ferred suggestion.
Странно, что именно эти послѣ-гипнотическія внушенія встрѣ-
тили на первыхъ порахъ сильнѣйшее недовѣріе, а между тѣмъ,
по моему мнѣнію, въ нихъ нѣтъ ничего такого, что не имѣло бы
многочисленныхъ точекъ соприкосновепія съ нормальной жизнью.
Доказательства мы увидимъ въ теоретической части. Правда, что
послѣ-гипнотическія внушенія представляютъ и извѣстныя особен-
ности, но объ нихъ рѣчь, опять таки, будетъ ниже. Послѣ-гипноти-
ческія внушенія могутъ быть раздѣлены на двѣ группы, который,
однако, я принимаю только ради практическихъ соображеній, что-
бы облегчить изложеніе, а именно: на такія, при которыхъ послѣ
пробужденія не остается воспоминанія о внушеніи, и такія, при ко-
торыхъ воспоминаніе остается. Что при первой группѣ отсут-
ствіе воспоминанія только кажущееся, это подробно выяснится въ.
теоретической части. Такъ какъ эта группа послѣ-гипнотическихъ
внушеній важнѣе и интереснѣе другой, при которой воспоминаніе
существуетъ, то я разсмотрю ее на первомъ планѣ и съ большей
подробностью.
С р о к ъ осуществленія послѣ-гипнотическихъ внушеній можетъ-
быть опредѣленъ различными способами. Вотъ гипнотикъ, которому
я говорю: „чрезъ часъпослѣпробужденія Вы услышите, что играютъ
польку; Вамъ будетъ казаться, что находитесь на балу и Вы будете
танцевать". Другому я говорю, разбудивъ его въ 8 часовъ: „когда
регуляторъ пробьетъ 9, Вы возьмете графинъ съ водою со стола в
108 ОПРЕДВЛЕНШ СРОКА ОСУЩЕСТВЛЕНІЯ ПОСДѢ-ГІІПНОТИЧ. ВНУШЕН1Я.

пройдетесь съ нимъ три раза по комнатѣ". Способъ, которымъ я


опредѣлилъ срокъ, неодинаковъ въ обоихъ случаяхъ. Во второмъ
случаѣ внушеніе должно было осуществиться при конкретномъ
внѣшнемъ знакѣ, и оно дѣйствительно осуществилось; тогда какъ
въ первомъ былъ указанъ совершенно отвлеченный срокъ, именно
часъ времени.
Внушенія, срокъ осуществленія которыхъ связанъ съ какимъ
нибудь внѣшнимъ знакомъ, легче выполняются, нежели внушенія
безъ внѣшняго сигнала. Есть, однако, гипнотики, у которыхъ по-
слѣдняго рода внушенія осуществляются съ величайшей пунктуаль-
ностью, Минута въ минуту. Большинство же внушеній остается не-
выполненнымъ, если нѣтъ въ наличности какого либо конкретнаго
внѣшняго момента; другія, хотя и выполняются, но неаккуратно,
напр., вмѣсто часа, черезъ и т. д.
Укажу еще на одинъ частый источникъ ошибокъ при подобныхъ опытахъ,
именно, на поведеніе присутствующихъ. Они смотрятъ на часы и въ должный мо-
мента, сами того но сознавая, подаюта внакъ, что срокъ наступилъ. Я потому ука-
зываю на это обстоятельство, чтобы выяснить необходимость болѣе осторожной
провѣрки времени. Brandis, одинъ изъ старыхъ месмеристовъ, очень хорошо зналъ
пунктуальность магнетизированныхъ; но онъ ошибочно предполагалъ, что это
всегда такъ бываетъ.
Есть еще другой способъ установить моментъ осуществленія
послѣ-гипнотическаго внушенія, подробно изученный Оигпеуешъ и
Pierre'оуіъ Janet. Я говорю гипнотику X: „когда я послѣ вашего
пробужденія въ десятый разъ шаркну ногой, Вы громко расхохоче-
тесь". X. просыпается и не помнитъ о моемъ внушеніи. Я бесѣ-
дую съ нимъ и шаркаЕО ногой, но X. не обращаетъ наэтовниманія;
при десятомъ же разѣ онъ громко хохочетъ. Тотъ же опытъ я по-
вторилъ въ другой разъ. Шаркнувъ ногой четыре раза, я спраши-
ваю X, не слышалъ ли онъ, какъ я шаркалъ, но получаю отрица-
тельный отвѣтъ. Тѣмъ не менѣе, послѣ дальнѣйшихъ шести шарка-
ній, желаемый результатъ наступаетъ, хотя я все время спокойно
разговаривалъ съ X. Въ большинствѣ другихъ случаевъ результатъ
получается не столь точный; послѣ-гипнотическое внушеніе осу-
ществляется, но не по настоящему сигналу.
Многія долгосрочныя внушенія напоминаютъ, въ смыслѣ опре-
дѣленія времени, только что описанныя внушенія съ сосчитываніемъ
сигналовъ (Gurney). Послѣ-гипнотическія внушенія на долгій
срокъ могутъ дѣлаться двоякимъ образомъ. Одному испытуемому,
являющемуся ко мнѣ ежедневно, я говорю 3 мая: „6 іюня, когда
войдете въ мою комнату, вы увидите мое лицо совершенно чернымъ
и громко расхохочетесь". Внушеніе исполняется. Но въ этомъ слу-
чаѣ, какъ справедливо замѣчаетъ Lelhoeuf, все же указанъ опре-
дѣлепный срокъ, который можетъ руководить испытуемымъ при ис-
С0СТ0ЯН1Е ГИПНОТИКА в о ВРЕМЯ ВЫПОЛНЕНШ ПОСЛѢ-ГИПИОТ. В Н У Ш Е Н Ш . 1 0 9

полненіи внушенія, подобно біенію часовъ въ предыдущемъ случаѣ.


Слѣдовательно, и тутъ дѣло идетъ о чемъ то конкретномъ. Иное
дѣдо, если бы я сдѣлалъ внушеніе примѣрно въ слѣдующихъ выра-
женіяхъ: „чрезъ 35 дней, считая съ сегодняшняго числа, Вы, пр»
входѣ въ мою квартиру, увидите мое лицо совершенно черннмъ и
т. д.". По наблюденіямъ Qurneya, такія внушенія тоже осущест-
вляются, и я могу подтвердить это на основаніи моего ііичнаго-
опыта. СлѣдующШ примѣръ еще яснѣе характеризуетъ эту форму
внушенія; испытуемому X я однажды сдѣлалъ такого рода внушеніе:
„чрезъ 16 вторниковъ, считая сънынѣшняго, Вы явитесь ко мнѣ и.
обругаете всѣхъ присутствующихъ". Внушеніе вполнѣ осуществи-
лось, хотя, какъ мы видимъ, опредѣленнаго срока не было указано.

До сихъ поръ я і^оворилъ о томъ, какимъ способомъ опредѣ-


ляется сроЕЪ осуществленія послѣ-гипнотическихъ внушеній. Т е -
перь перехожу къ другому вопросу: ьъ какомъ с о с т о я н і и нахо-
дится испытуемый, когда онъ выполвяетъ послѣ-гипнотическое вну-
mQmoi'^u'montpalUer, Beaunis, Liegeois убѣдились, что послѣ-гип-
нотическія внушенія осуществляются отнюдь не въ бодрствующемъ
состояніи, хотя бы выполденіе ихъ происходило послѣ пробужденія
отъ гипноза, Этотъ вопросъ подалъ поводъ къ дальнѣйшимъ изслѣ-
дованіяіусъ; Forel и Gurney показали, что осуществленіе послѣ-гип-
нотическихъ внушеній можетъ послѣдовать въ весьма различныхъ
состояніяхъ. Нѣсколько примѣровъ пояснятъ, въ чемъ дѣло.
Вотъ 30 лѣтній мужчина X. въ гипновѣ. Я говорю ему: «послѣ пробуждеяія.
какъ только я положу свою правую ногу яа дѣвую, Вы переставите чернильницу
со стола на стулъ». Онъ просыпается по моему приказу и я бесѣдую съ нимъ.
Черевъ нѣкоторое время я кладу одну ногу на другую, X. неподвижно вперяетъ
свои взоры въ чернильницу и съ трудомъ отвѣчаеть на мои вопросы. Онъ подхо-
дитъ къ столу, берегь чернильницу и ставитъ ее на стулъ. Я тутъ же внушаю ему,
что онъ видитъ своего брата, что онъ въ настоящую минуту обѣдаетъ и т. д.,
и онъ дѣйствительно усваиваетъ себѣ всѣ эти внушенія. Мнѣ приходится еще разъ-
равбудить его, чтобы положить конецъ его внушаемости. Послѣ пробужденія X ни-
чего не помнитъ.
Слѣдовательно, въ этомъ случаѣ характеристична амнезія отно-
сительно всего, что происходило въ описываемомъ состояніи, и за-
тѣмъ существовавшая во время его восприимчивость къ внушенію. Я
не знаю, чѣмъ это состояніе отличается психологически отъ настоя-
щаго гипноза, и думаю, что для подобныхъ случаевъ вполнѣ вѣрно /'
объясненіе Delboeuf\, который говоритъ, что сдѣлать послѣ-гипно- /
тическое внушеніе значитъ приказать, чтобы въ извѣстный моментъ
испытуемый впалъ въ новый гипнозъ и въ этомъ состояніи осуще-
ствилъ требуемое внушеніе.
Совершенно иначе происходитъ дѣло въ другихъ случаяхъ. Вотъ вагипнотивиро-
1 1 0 ГИПНОЗЪ и ВОДРСТВОВАНІВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНШ ПОСЛѢ-1'ИПНОТ. ВНУІПЕНІЙ

ванный господинъ. Я говорю ему: «послѣ пробужденія, когда я начну тереть свои
руки одна о другую, Вы забудете свое имя. Но какъ только я разожму руки Вы
снова вспомните его>. Послѣ пробужденія все тавъ и происходить, какъ было
сказано. Мы бесѣдуемъ другь съ другомъ, но каждый разъ, когда я складываю свои
руки, онъ не можетъ сказать своего имени. При этомъ онъ совершенно бодрствуетъ;
я не могу сдѣлать ему новаго внушенія. Онъ знаетъ свое имя каждый разъ, какъ
я раажимаю руки, и отлично помнить, что только что забывалъ его. Я его отпускаю
домой; черезь нѣсколько дней мы опять свидѣлись и онъ въ состояніи назвать
«вое имя, все равно, сложены ли у меня руки или нѣтъ. Онъ очень хорошо пом-
нить, что въ тотъ день нѣсколько разъ не могъ сказать, какъ его зовутъ. Но онъ
увѣряетъ, что находился въ совершенно бодрствуюш;емъ состояніи.
Очевидно, что въ этомъ случаѣ ничто не даетъ права говорить
ю гипнозѣ, Съ психологической стороны, мы не находимъ здѣсь
ни одного изъ признаковъ гипноза: ни амнезіи, ни воспріимчивости
Еъ внушенію, ни чувства утомленія, ни, наконецъ, сознанія прос-
нувшагося, что онъ находился въ состояніи усыпленія, а потому
отчего другого не остается, какъ признать это состолніе,за и с к лю-
ч е н і е м ъ о д н о г о п у н к т а , завполнѣнормальное. Можно ли такое
•состояніе считать во об іценормальнымъ, это другой вопросъ, къ
которому мы вернемся во главѣ о судебной медицинѣ, для которой,
по Bentivegni, онъ представляетъ особенный интересъ.
Изъ приведенны.чъ примѣровъ видно уже, что состояніе, въ ко-
торомъ осуществляется послѣ-гипнотическое внушеніе, можетъ
•быть различнымъ. Середину между этими двумя крайностями,— слу-
чаями со всѣми психологическими признаками новаго гипноза и слу-
чаями безъ едипаго признака гипноза—занимаютъ многіе другіе,
•ЕЪ которымъ я теперь перейду.
Приведу еще третій примѣръ. Я гипнотизирую женщину въ присутствіи гос-
подь А. и В. Я говорю ей: спослѣ пробуждонія, когда съ Вами заговорить А.
Бы разсмѣетесь ему въ глаза, а когда съ Вами заговорить В., Вы покажете
.ему языкъ. Проснитесь!» Она просыпается. Съ нею заговариваетъ А., она хохо-
тіетъ. Я спрашиваю ее: <чеиу Вы смѣялись?» «Я вовсе не смѣялась», отвѣчаетъ
она. А. снова заговариваетъ съ нею, она опять смѣется. На мой вопросъ, почему
.она опять смѣялась, она снова увѣряетъ, что и не думала смѣяться. Съ ней заго-
•вариваетъ В., она высовываетъ ему языкъ. На мое замѣчаніе, что невѣжливо по-
казывать языкъ, она отрицаеть, что высовывала его. Я пробую сдѣлать ей вну-
ліоніе и говорю ей, что она слышитъ шарманку. Она никакой шарманки не слы-
шать и вообще не принимаегь новыхъ внушеяій. Она помнить все, происшедшее
между вами, и отлично знаетъ, о чемъ я съ нею говорилъ. Изъ воспоминанія
исчезъ только исполненный послѣ гипноза актъ, равно какъ и то, что находилось
съ нимъ въ непосредственной связи, именно, слова, сь которыми къ ней обраща-
лись А. и В. Всѣ же другія явленія, независимыя отъ послѣ-гипнотическаго вну-
шенія, напр., мои слова, ея собственные отвѣты на нихъ, она помнить отчетливо.
Относительно того короткаго промежутка времени, въ теченіе котораго ею быль
выполненъ гипнотическій актъ, она субъективно не чувствуетъ ни малѣйшаго про-
•бѣла вь своихь воспоминаніяхъ.
И такъ, въ данномъ случаѣ, кромѣ амнезіи въ отношеніикъ по-
слѣ-гипнотическому акту, не существуетъ никакой новой внушимо-
«сти. Амнезія простирается только на выполненное'посдѣ_гипноза^
дѣйствіе. Слѣдовательно, мы имѣемъ тутъ третью форму осущест-
вленія послѣ-гипнотическаго внушенія, и это форма далеко не-
рѣдкая.
VEILLE SOMNAMBULIQUE. 111

Бъ другихъ случаяхъ испытуемый, во время исполненія послѣ-


гипнотичеекаго внушенія, тоже бываетъ воспріимчивъ къ новымъ вну-
шеніямъ, но вслѣдъ за исполненіемъ окончательно приходить въ
себя. Онъ только не помнитъ того, что сдѣлалъ. Эти случаи трудно
отдѣлить отъ только что описанныхъ, а потому я не думаю обра-
зовать изъ нихъ особую группу. Дѣло въ томъ, что лица этого рода,
напоминаюп^іянашъ третій прииѣръ, на самомъ дѣлѣ всегда остаются
во время исполненія внушенія доступными новымъ внушеніямъ, но
только осуществленіе нослѣ-гипнотическаго внушенія совершается у
нихъ слипівомъ быстро для того, чтобы можно было сдѣлать новое вну-
піеніе. Выполненный послѣ гипноза актъ окончательно забывается,
тогда какъ до и послѣ исполненія его испытуемый находился въ со-
вершенно нормальномъ состояпіи. ІЛёдеш видѣлъ въ этомъ сосхоя-
ніи особый фазисъ гипноза, названный имъ condition prime. Позд-
нѣе онъ отказался от> этого названія, замѣнивъ его другимъ: condi-
tion seconde provoqu6e. Beaunis называетъ его veille soinnambnlique,
a Crurney—transe-waking. Я думаю, однако, что эти состоянія
должны быть признаны за настоящій гипнозъ (Delboeuf). Очевидно,
что въ этихъ <5лучаяхъ^-идея-до того могуш;естБенна," что создаетъ
тавое-же соетояніе ума, какъ въ тотъ моментъ, когда она была вко-
реневга. Съ исчезновеніемъ. идеи, проводить и созданное ею со-,
стояніе.
Приведу еще четвертый примѣръ. Я дѣлаю X. поолѣ-гианотическоѳ внушѳніѳ,
чтобы черезъ пять минуть послѣ пробужденія онъ взялъ стулъ и поставилъ его
на столъ. Внушеніѳ исполняется. Но въ то время, какъ X. ставитъ стулъ, я не-
ожиданно восклицаю, что его кусаетъ собака. Онъ вѣритъ этому и отталкиваетъ
воображаемую собаку. Вслѣдъ ватѣмъ онъ самопроизвольно просыпается. X. ясно
помнитъ, что переставилъ стулъ, вспоминоеть и собаку, но говоритъ, что все 9Т0
«ыло точно во снѣ.
Въ данномъ случаѣ, стало быть, состояніе во время осущест-
вленія послѣ-гипнотическаго внушенія характеризовалось восдріим-
ч:ивостью къ внушенію. и. посл.ѣдовательнымъ воспоминаніемъ.
Правда, X. думаетъ, что все это ему какъ бы приснилось. Онъ со-
знаетъ также, что спалъ во время исполненія внушенія и по окон-
чаніи его проснулся. Это сознаніе спанья чрезвычайно важно (Del-
boeuf). Сплошь и рядомъ случается, что мы видимъ нѣчто во снѣ и
затѣмъ, проснувшись, сряду же сознаемъ, что это былъ сонъ. Я ду-
маю, что описанное сейчасъ послѣ-гипнотическое состояніе должно
быть признано за гипнозъ. Характеристична именно воспріимчивость
къ внушенію. ~ """
^Й^такъуВъ ч й с і і послѣ-гипнотическихъ, состояній мы знаемъ те-
перь: 1) состояніе, въ которомъ во время исполненія внушенія на-
ступилъ новый гипнозъ, съ полной внушимостью, послѣдовательною
амнезіей и безъ самопроизвольнаго пробужденія; 2) состояніе, въ
112 РАЗЛИЧНЫЯ СОСТОЯНІЯ ПРИ ОСУЩЕСТВДВНІИ ПОСДѢ-ГИПНОТИЧ, ВНУШЕІІПІ.

I которомъ нѣтъ ни малѣйшаго признака новаго гипноза, несмотря на


I то, что внушеніе осуществляется; 3) состояніе, въ которомъ послѣ-
I гипнотическое внушеніе осуществляется съ полнымъ забвеніемъ со-
вершоннаго, со способностью къ новому внушенію или безъ нея, но
съ самопроизвольнымъ пробужденіемъ; 4) состояніе съ внушимостью
и слѣдующимъ за нею воспоминаніемъ. Такимъ образомъ, главными
признаками, опредѣляющими эти состоянія, являются воспріимчи-
вость къ^^новымъ внушеніямъ и послѣдовательная амнезія. Напро-
тивъ того, то обстоятельство, что испытуемый то самъ просыпается,
то долженъ быть разбуженъ, цмѣетъ, по моему мнѣнію, второсте-
пенное зпаченіе, такъ какъ самопроизвольное пробужденіе наблю-
дается и при обыкновенномъ гиппозѣ.
, Gurney указалъ на нѣкоторые практическіе пріемы для сужде-
нія опсихическомъсостояніи,при исполненіи послѣ-гипнотическихъ
внушеній. Мы видѣли, что воспріимчивость къ дальнѣйшимъ вну-
шеніямъ важна для опредѣленія наличности новаго гипноза, и вотъ
Gurney воспользовался этимъ и для рѣшенія занимающаго насъ во-
проса, при помощи послѣ-гипнотической воспріимчивости къ вну-
шенію. Передъ нами нѣкто X., которому внушено тасовать карты
послѣ гипноза. Въ то время, какъ онъ тасуетъ карты, ему приказы-
ваютъ, чтобы онъ прыгнулъ 3 раза, когда пробьютъ часы. X. пере-
тасовалъ карты и совершенно пришелъ въ себя. Ничто не показы-
ваетъ, чтобы онъ находился въ гипнозѣ; къ внушеніямъ онъ ни-
сколько невоспріимчивъ. О томъ, что тасовалъ карты, онъ не пом-
нитъ, и отрицаетъ это: Тѣмъ не менѣе, какъ только часы забили,
онъ 3 раза припрыгнулъ на мѣстѣ. Изъ этой послѣ-гипнотической
воспріимчивости къ внушенію мы вправѣ заключить, что то состоя-
ніе, въ которомъ X. находился, тассуя карты, не было нормальнымъ.
Было ли это гипнозъ иди особое психическое состояніе, какъ пола-
гаютъ Beaunis и Gurney ~ вопросъ особый. Я склоненъ думать, что
дѣло шло о настоящемъ гипнозѣ.
Для дальнѣйшей оцѣнки этихъ послѣ-гипнотическихъ состояній
Gurney беретъ на помощь и память. Мы видѣли выше, что въ по-
слѣдующемъ гипнозѣ испытуемые вспоминаютъ случившееся въ
предъидущемъ гипнозѣ. Слѣдовательно, если во время послѣ-гипно-
тнческаго состоянія всплыветъ воспоминаніе о событіяхъ прежнихъ
гипнозовъ, то этимъ вопросъ будетъ рѣшенъ въ пользу новаго гип-
ноза. И я дѣйствительно находилъ очень часто, что, при осуществ-
лешипослѣ-гипнотичесЕихъ внушеній, испытуемый отлично помнилъ,
что- было въ прежнихъ гипнозахъ. Это тоже говоритъ за новый
гипнозъ.
Въ заключеніе, прибавлю еще, что бываютъ случаи, въ которыхъ
точки ОПОРЫ д л я ОДѢНКИ ПОСЛВ-ГИПНОТИЧ. СОСТОЯНІЙ. 113

имѣются соматическіе признаки. Неподвижный взоръ, холодное вы-


раженіе лица часто вамѣчаются при исполненіи послѣ-гипнотиче-
скаго внушенія и тоже говорятъ въ пользу новаго гипноза.
Изъ всего сказаннаго до сихъ поръ вытекаетъ, что послѣ-гипно-
тическія внушенія могутъ быть выполнены при самыхъ разнообраз-
ныхъ состояніяхъ. Прибавлю еще, что это обнаруживается не только
при сравненіи различныхъ лицъ между собою, но и наблюденіями
надъ однимъ и тѣмъ же лицомъ при различныхъ внушеніяхъ. Вся
суть въ слѣдующемъ: 1) помнитъ ли впослѣдствіи испытуемый со-
вершенное имъ дѣйствіе и припоминаетъ ли онъ во время этого
дѣйствія событія прежнихъ гипнозовъ; 2) обнаруживаетъ ли онъ во
время исполненія воспріимчивость къ новымъ внушеніямъ, все
равно, къ такимъ ли, которыя должны быть осуществлены сряду же,
или къ новымъ послѣ-гипнотическимъ внушеніямъ? 3) каковъ на-
ружный обликъ испытуемаго и соотвѣтствуютъ ли гипнозу его
взглядъ, манеры и соматическіе признаки или нѣтъ?
Вопросъ еще болѣе усложняется, если взять слѣдующій опытъ
ForeVz. Онъ говорить одной изъ своихъ сидѣлокъ: „каждый разъ,
какѣ обратитесь къ моему помощнику со словами „г-нъ докторъ",
Вы, не замѣчая этого, будете чесать себѣ правой рукой правую по-
ловину лба". Сидѣлка дѣлаетъ такъ, какъ ей сказано, но во время
чесанія говорить вполнѣ разумно и сознательно, а то, что чешетъ
себѣ лобъ, этого она совсѣмъ не замѣчаетъ.
Мы видимъ, такимъ образомъ, что испытуемый ведетъ себя, какъ
нельзя болѣе, нормально и тѣмъ не менѣе, бесѣдуя съ другимъ,
исполняетъ послѣ-гипнотическое внушеніе и не помнитъ объэтомъ.
Спрашивается, если всего одно движеніе производится съ амнезіей,
то нужно ли такое состояніе признать за гипнозъ или за что либо
другое? Мнѣ кажется, что мы должны отнести это состояніе къ
нормальной жизни. Нѣтъ ни малѣйшаго основанія изъ амнезіи отно-
сительно одного только движенія, безъ всякой воспрінмчнвостн къ
внушенію, заключать о гипнозѣ. Амнезія, какъ показалъ Gurney,
сама по себѣ не можетъ служить доказательствомъ ненормальнаго
соетоянія, такъ какъ и въ нормальной жизни мы совершаемъ дѣй-
ствія и видимъ вещи, о которыхъ послѣ не помнимъ. Если, напри-
мѣръ, мы привыкли заводить наши часы по вечерамъ, то сплошь и
рядомъ дѣлаемъ это механически и потомъ даже не знаемъ, заводили
ли мы ихъ или нѣтъ.
Въ послѣдней главѣ я умышленно останавливался только на
Движеніяхъ и дѣйствіяхъ, совершаемыхъ послѣ гипноза. Теперь при-
бавлю, что точно такимъ же образомъ могутъ быть вызваны и раз-
нообразные обманы чувствъ, положительные и отрицательные, какъ
Молль. Гипнотизмъ. Р
114 ВДІЯНІЕ ВВУШЕНІЯ НА ПОСЛІ-ГИПНОТИЧВСКОВ состоянш.

угодно. Можно заставить испытуемаго переживать послѣ гипноза


цѣлыя сцены. Такъ, одного я отправляю на балъ, другого заставляю
ѣсть воображаемый обѣдъ и т. д. Состояніе испытуемаго во время
осуществленія послѣ-гипнотическаго обмана чувствъ тоже различно.
Но, по моимъ наблюденіямъ, можно принять почти за правило, что
при вызываніи послѣ-гипнотическихъ обмановъ чувствъ наступаетъ
новый гипнозъ съ воспріимчивостью къвнушеніямъ,за которымъ по
большей части слѣдуетъ амнезія.
Впрочемъ, при помощи внушенія, можно любымъ образомъ вліять
на эти состоянія (Ford). Можно,- напримѣръ, одновременно съ вну-
шеніемъ, сказать испытуемому: „чрезъ 5 минутъ послѣ нробужде-
нія Вы увидите собаку, но при этомъ останетесь въ полномъ со-
знаніи и не дадите себя въ обманъ". Этимъ нутемъ мы въ состояніи
оградить испытуемаго отъ новыхъ внушеній, такъ что хотя онъ и
исполняетъ данное внушеніе, но фактически остается въ бодрствую-
щемъ состояніи. У меня сидятъ господа X. и У. Послѣдняго я гип-
нотизирую и говорю ему: япослѣ вашего пробужденія X. будетъ си-
дѣть вотъ на этомъ стулѣ, Вы же будете бодрствовать и находиться
въ полномъ сознаніи". Послѣ пробужденія У. воображаетъ X. си-
дяш,имъ на указанномъ стулѣ, разговариваетъ съ нимъ и т. д. За-
тѣмъ я подвожу къ нему настоящаго X. и спрашиваю: „который
же настоящій X,? Одного вы видите тамъ на стулѣ, а другой стоитъ
тутъ предъ Вами". У ош,упьіваетъ стулъ и X.,чтобы убѣдиться,гдѣ
призракъ и гдѣ настояш;ій X., но, въ концѣ концовъ, заявляетъ:
„вотъ онъ сидитъ тутъ на стулѣ". Другимъ внушеніямъ У., однако,
недоступенъ.

На предъидущихъ страницахъ рѣчь шла о душевномъ состояніи


испытуемыхъ, при осуществленіи послѣ-гипнотическаго внушенія.
Что же до состоянія ихъ въ промежуточное время между пробужде-
ніемъ и исполненіемъ внушенія, то на немъ я не намѣренъ долго
задерживаться. Большинство испытуемыхъ вполнѣ бодрствуетъ въ
это промежуточное время и недоступно внушеніямъ; душевное со-
стояніе ихъ такое же, какъ при пробужденіи безъ послѣ-гипно-
тическаго внушенія. Бываютъ однако, случаи, когда испытуемый
пребываетъ въ состояніи неполнаго пробужденія до тѣхъ поръ,
пока на немъ тяготѣетъ послѣ-гипнотическое внушеніе, особенно
если послѣднее противно его характеру. Подобныя личности имѣютъ
утомленный и заспанный видъ, сами часто говорятъ, что еще не
совсѣмъ проснулись, чго ихъ все еще одолѣваетъ дремота. Сколько
разъ мнѣ приходилось устранять сначала внушеніе, чтобы добиться
чувство СВОБОДЫ воли, ЧУВСТВО ПРИНУЖДЕНІЯ. 115

полнаго пробужденія. Ни разу я не наблюдалъ подобнаго состоянія


при посдѣ-гипнотическихъ внушеніяхъ, сдѣланныхъ съ цѣлебной
цѣлыо, а видѣлъ его исключительно при экспериментахъ. Мнѣ ка-
жется, что тутъ повинно отчасти противодѣйствіе самого испытуе-
маго. Въ другихъ случаяхъ получалось не чувство утомленія, а
субъективное недомоганіе, исчезавшее вмѣстѣ съ осуществленіемъ
внушенія. Подобное недомоганіе наблюдается и тамъ, гдѣ внушеніе
не приводится въ исполненіе. Такъ, женщина, которой было сдѣлано
послѣ-гипнотическое внушеніе положить книгу на полъ, проснулась
съ чувствомъ сильнаго недомоганія; но что ей нужно положить
книгу на полъ, это ей ни разу даже въ голову не пришло. Позднѣе
же, когда я ей повторилъ то же приказаніе на яву и книга была ею
положена на полъ, она почувствовала себя успокоенной и здоровой.
Другая жалуется послѣ пробужденія на подергиваніе въ рукѣ; ей
сдѣлано внушеніе, чтобы послѣ пробужденія она подала мнѣ руку.
Она исполнила это лишь поелѣ того, вайъ приказаніе было повто-
рено на яву, тогда какъ раньше она чувствовала только, что рука у
нея подергивается.

Такъ какъ, при всѣхъ описанныхъ выше послѣ-гипнотическихъ


внушеніяхъ, испытуемые не помнятъ прнказанія, то въ высшей
степени любопытно прислушиваться, какъ они сами м о т и в и р у ю т ъ
его исполненіе. Понятно, что я буду имѣть въ виду лишь такіе слу-
чаи, въ которыхъ исполненное дѣйствіе не забывается, потому что
въ другихъ случаяхъ испытуемый забываетъ сдѣланное и, слѣдова-
тельно, никакого объясненія отъ него ожидать нельзя.
Возьмѳмъ примѣръ. Я говорю гипнотизированной жеящинѣ; «послѣ пробужде-
нія Вы возьмете книгу ео стола и положите ее на полку». Она просыпается и
исподняѳтъ мой приказъ. На мой вопросъ, что она сдѣлала, она отвѣчаетъ, что
переложила книгу со стола на полку. На дальнѣйшій же вонроеъ, зачѣмъ она это
«дѣлала, она отвѣчаетъ: «терпѣть не могу бѳзпорядка; книга должна лежать на
полкѣ и я ео туда положила».
Вотъ случай, въ которомъ испытуемый выполнилъ, по моему вну-
шенію, нѣкоторое дѣйствіе; самаго приказа онъ не помнитъ и ду-
маетъ, что совершилъ это дѣйствіе по доброй волѣ, изъ любви къ
порядку. Описанное явленіе наблюдается сплошь и рядомъ (і^гсАе^);
оно настолько обычное явленіе при осуществленіи послѣ-гипнотиче-
скихъ внушеній, что нѣкоторые обратили его даже въ правило; но
это уже слишкомъ {Forel).
Возвратимся къ той же женщинѣ. Я внушаю ей въ новонъ гипнозѣ, что-
<5ы послѣ пробужденія она ваяла книгу съ полки и положила ее подъ столъ; вну-
шеніе исполняется. Я спрашиваю еѳ, вачѣмъ она это сдѣлала? Она не знаетъ.
•Мнѣ просто пришла фантазія это сдѣлать». Я повторяю тотъ же опытъ нѣсколько
разъ. На новый вопросъ о мотивѣ ея поступка она отвѣчаетъ: «меня точно что-то
подмывало, а д о л ж н а была снять кшігу съ полки>.
8*
116 ИСКУССТВЕННАЯ МОТИВИРОВКА.

' Вотъ, стало быть, случай, когда испытуемая, думавшая сначала,


что дѣйствуетъ по доброй волѣ, мало по малу, путемъ самонаблюд&-
нія, пришла къ признанію внѣшняго принужденія. Она, пожалуй,
даже подозрѣваетъ внушеніе, но не увѣрена въ этомъ.
Воаьмемъ другой примѣръ. Вотъ господинъ въ гипновѣ. Я внушаю ему, чтобы
послѣ пробужденіяонъскйзалъ мнѣ грубость.Господинъ просыпается; чрѳзънѣсколько
сѳкундъ, въ теченіѳ которыхъ на лицѣ его ясно отражалась внутренняя борьба,
онъ крикнулъ мнѣ €баранъ>! На вопросъ, какъ это онъ позволяетъ себѣ ругаться,
онъ разоыпается въ иавиненіяхъ и ваявляетъ: •мнѣ не въ моготу стало, я дол-
ж е н ъ былъ оказать баранъ>.
Мы имѣемъ здѣсь странный посгупокъ, при которомъ испы-
туемый тотчасъ же сознаетъ, что дѣйствовалъ по принужденію,
тогда какъ упомянутая выше женщина, при гораздо болѣе про-
стыхъ дѣйствіяхъ, поняла существованіе принужденія только послѣ
многихъ опытовъ. Но во многихъ случаяхъ дѣло происходить
иначе.
Вотъ господинъ въ гипнозѣ. Я приказываю ему послѣ пробужденія взять гор-
шокъ съ цвѣтами съ подоконника, завернуть въ платокъ, поставить на диванъ и
ватѣмъ отвѣсить горшку три поклона. Все это онъ выполнилъ пунктуально. На
вопросъ, что побудило его такъ поступить, онъ отвѣчаетъ слѣдующее: «: Знаете,
нослѣ пробужденія я увидѣлъ тамъ горшокъ оъ цвѣтами, ну вотъ я себѣ сказалъ,
что теперь холодновато, что хорошо бы согрѣть эти цвѣты, такъ какъ иначе они
погибнуть. Ну я и завернулъ ихъ въ платокъ, затѣмъ я подумалъ себѣ. что диванъ
стоитъ такъ удобно возлѣ печки, такъ возьму-ка я горшокъ съ цвѣтами и поставлю
его на диванъ. Поклоны же я сдѣлалъ больше изъ уваженія къ самому себѣ за пре-
красную мысль, которая мнѣ пришла въ голову>. Онъ прибавилъ также, что вов-
се это не такъ глупо, какъ кажется, потому что у него на все были свои реаоны..

И такъ, вотъ господинъ, совершившій послѣ гипноза очень


смѣшной поступокъ; онъ не сознаетъ принужденія, а, напротивъ,
старается мотивировать свой образъ дѣйствія нелѣпыми доводами.
Большинство экспериментаторовъ знаетъ, что даже самыя нелѣпыя
дѣйствія, которыя принуждены совершить испытуемые, иногда
.объясняются ими мнимыми мотивами.
Мы видѣли, что на вопросъ о побудительной причинѣ поступка
получаются разные отвѣты: испытуемые либо сами подыскиваютъ
мотивъ для своего поступка, когда думаютъ, что дѣйствовали по
доброй волѣ, либо увѣряютъ, что чувствовали внутреннее насиліе,
толкавшее ихъ на поступокъ, либо, наконецъ, сами не знаютъ, что^
сказать, и отдѣлываются фразой: „мнѣ вздумалось такъ сдѣлать,
и я это сдѣлалъ". Впрочемъ, при помощи соотвѣтственныхъ вну-
шеній, можно по произволу вліять и на это душевное настроеніе.
Можно, напримѣръ, одновременно съ послѣ-гипнотическимъ вну-
шеніемъ, подать испытуемому мысль, чтобы, во время исполненія,
онъ вѣрилъ въ свободу своего рѣшенія (Forel), или, напротивъ,
чтобы признавалъ свой поступокъ за вынужденный.
Который изъ этихъ случаевъ наступить безъ подобнаго вну-
шенія, будетъ ли испытуемый сознавать вынужденность своего по-
ЧУВСТВО СВОБОДЫ воли. 117

ступка или постарается подыскать для него какой-нибудь благовид-


ный мотивъ,—это зависитъ отъ способности егокъ самонаблюденію,
отъ частоты произведенныхъ надъ нимъ опытовъ и отъ нелѣпости
самого поступка.
Стремленіѳ иопытувмыхъ найти мотивъ для своего мнимо овободнаго поступка
въ высшей степени поучительно, такъ какъ воля ихъ не была свободна, хотя они
я думаютъ, что дѣйствовали по собственному произволѳнію. Нѣкоторыѳ новѣйшіе
психологи воспольвовались втимъ ошибочнымъ сознаніеиъ свободы волн, чтобы
вообще доказать несвободу человѣческой воли. Они видѣли тутъ искусственно со-
вданкое состояніе, въ которомъ человѣку кажется, что онъ дѣйствуеть свободно,
тогда какъ на самомъ дѣлѣ воля его была направлена въ извѣстную сторону уже
заранѣе, безъ его вѣдома. Въ особенности на втомъ настаиваютъ Ribot н Forel. Иврѣ-
ченіе Спинозы, что «иллюзія свободной воли есть ничто иное, какъ незнаніе мо-
тивовъ нашихъ рѣшѳній», повидимому, находитъ себѣ подтвержденіе въ этихъ опы-
тахъ (Forel)-, ими доставлено экспериментальное доказательство тому, что сознаніе
возможности поступать иначе недостаточно для того, чтобы доказать свободу воли.
Весьма ясно это видно изъ слѣдующаго опыта, повторѳннаго мною въ разныхъ
видахъ надъ разными людьми: я внушаю X. въ гипнозѣ, чтобы нослѣ пробуждѳнія
онъ положилъ ширмы на полъ. X. пробуждается, и тогда я предлагаю ему сдѣлать
что-нибудь, вое равно, чтб, но нѳпремѣнно по доброй волѣ; вмѣстѣ съ тѣмъ я вру-
чаю ему сложенную бумажку, на которой написано то, что онъ сдѣлаетъ. X. кла-
детъ ширму на полъ и крайне удивляется, когда читаетъ мою записку. По его
словамъ, на зтотъ рааъ онъ былъ твердо увѣренъ, что одѣлаетъ какъ рааъ нѳ то,
что ему было внушено.
За всѣмъ тѣмъ, я думаю, что изъ этихъ гипнотическихъ опытовъ нельзя дѣ-
лать никакихъ обобщеній относительно свободы воли. Въ самомъ дѣлѣ, хотя гип-
нозъ и не патологическое состояніе, всо же онъ необычное состояніе, изъ кото-
раго нельзя выводить общихъ заключеній. Конечно, мало найдется людей, у кото-
рыхъ, при частомъ повторѳніи этихъ опытовъ. случайно не шевельнулось бы со-
мнѣніе въ свободѣ воли; но отсюда еще очень далеко до научнаго доказательства.
Не надо забывать также, что эти глубокіе гипнозы съ субъективнымъ обманомъ
сужденія наблюдаются отнюдь не у всѣхъ. Напротивъ того, они достижимы только
у небольшого числа гипяотизироваяныхъ. Затѣмъ мы вндѣли, что послѣ чаотаго
повторенія опытовъ испытуемые нроявляютъ извѣстную степень саионаблюдѳнія
и начинаютъ сознавать свою, несвободу, особенно если поступокъ идетъ въ раз-
рѣзъ съ ихъ характеромъ. Для окончательныхъ выводовъ необходимы болѣе мно-
гочисленный аналогіи изъ обыденной жизни. Напомню здѣсь еще разъ искусство
фокусниковъ. Извѣстный фокусъ немедленнаго отгадыванія любой карты, выта-
щенной изъ цѣлой колоды, основанъ именно на томъ, что зритель увѣренъ, будто
карта выбрана имъ свободно, тогда какъ фокусникъ связалъ его волю, направивъ
ее въ извѣстнук» сторону. Зачастую это достигается имъ тѣмъ, что онъ кладетъ
намѣченную карту такъ, чтобы до нея легче было добраться, чѣмъ до остальныхъ.
Нелишне прибавить, что я отнюдь не намѣрѳнъ сдѣлать изъ этого примѣра вы-
водъ объ общей не-свободѣ воли.
При помощи иослѣ-гипнотическаго внушенія, мы въ состояніи вызвать рядъ
такихъ дѣйствій, на которыя человѣкъ никогда но подастся при нормальныхъ
условіяхъ. Мы вправѣ, поэтому, признать подобный дѣйствія за настоящія насиль-
с т в е н н ы я дѣйствія. Я предлагаю одному господину назвать мнѣ такой посту-
покъ, котораго онъ ни за что не сдЬлаѳтъ. Никогда я не рѣшусь, отвѣ-
чаетъ онъ мнѣ швырнуть Бамъ въ голову вашу диванную подушку. Но послѣ сдѣ-
ланнаго въ гипнозѣ внушенія онъ все-таки бросаетъ въ меня подушкой, хотя и съ
видимой неохотой. Этотъ родъ насильственкыхъ поступковъ представлявтъ боль-
шое сходство съ импульсивными дѣйствіями, наблюдающимися въ патологическихъ
состояніяхъ. При воспріятіи сигнала, указывающего на осуществленіе послѣ-гиино-
тическаго внушенія, является такой же импульсъ, какъ у тѣхъ больныхъ, кото-
рые при видѣ ножа или воды чувствуютъ неотразимое влеченіе къ самоубійству
или убійству (Cullere). У послѣднихъ можно подчасъ наблюдать такую же борьбу
противъ внутренняго принужденія, какъ у гипнотиковъ. На сходство этихъ пато-
логическихъ навязчивыхъ представленій съ упомянутыми послѣ-гишіотичѳскими
внушеніями указалъ недавно въ особенности Вепііѵедпі. Подобно тому, какъ боль-
ные съ навязчивыми представленіями вполнѣ соанаютъ свое плачевное состоянів
118 ПОЛЬЗОВАНІВ ПОСДѢ-ГИПНОТИЧЕСКИМЙ ВНУШВНІЯМИ.

и все же побуждаются ими къ дѣйотвію {Mmdshff), такъ же точно и одержимый


послѣ-гипнотическимъ вяушеніемъ часто понимаѳіъ всю его нелѣпость, но не мо-
жетъ не дѣйствовать въ согласіи съ нимъ.
Послѣ-гипнотическими внушеніями пользуются также съ цѣлыо
облегчить или, наобороіъ, затруднить будущіе гипнозы. Этимъ спо-
собомъ можно помѣшать гипнотизированію легко поддающихся лю-
дей посторонними лицами, такъ что въ послѣ-гипнотическомъ вну-
шеніи мы имѣемъ средство для защиты воспріимчивыхъ людей и для
огражденія ихъ отъ неожиданнаго гипноза, какъ это замѣтилъ еще
Micard въ отнопіеніи къ сомнамбулизму. Неоднократно гипнотизи-
рованный мною X., котораго много разъ съ успѣхомъ гипнотизиро-
валъ и другой господинъ А., пересталъ поддаваться ему съ тѣхъ
поръ, какъ я ему внушилъ, чтобы онъ дозволялъ себя гипнотизи-
ровать только врачамъ, а не господину А. Я не думаю, однако,
чтобы этимъ всегда можно было добиться абсолютной неприкос-
новенности; но зато главная опасность, заключающаяся не въ по-
датливости на гипнозъ вообще, а въ податливости на гипнозъ про-
тивъ собственной воли, все же можетъ быть устранена этимъ спо-
собомъ. Съ другой стороны при помощи послѣ-гипнотическаго вну-
шенія, мы въ состояніи неожиданно повергнуть человѣка въ новый
гипнозъ. Я г )ворю гипнотизированному: „какъ только я произнесу
слово „сегодня", Вы тотчасъ же впадете въ новый гипнозъ". За-
тѣмъ я его пробуждаю и онъ все время остается совершенно бод-
рымъ. Но вотъ я произнесъ слово „сегодня", и онъ мгновенно
впалъ въ гипнотическое состояніе.
На какой срокъ могутъ быть даны послѣ-гипнотическія внуше-
нія, сказать трудно, такъ какъ это зависитъ отъ индивидуальности
человѣка и способа гипнотизаціи. Самый долгШ срокъ послѣ-гип-
нотическаго внупіенія, который я наблюдалъ, равнялся 4 мѣсяцамъ,
и за все это время испытуемый ничего не подозрѣвалъ. Наиболіе
продолжительный срокъ, когда либо описанный, принадлежитъ, на
сколько мнѣ извѣстно,ігфеог8 и lAebaultM равнялся ровно году.Упо-
мянутый выше случай съ фотографіей (стр. 122), въ которомъ карточка
была видна цѣлыхъ два года подрядъ, едва ли подходитъ сюда, по-
тому что въ промежуточное время внушеніе, какъ кажется, возоб-
новлялось. То же самое нужно, повидимому, сказать и о случаѣ dal
Рогго, который, при помощи послѣ-гипнотическаго внушенія, отучилъ
боявшуюся грозы особу отъ ея страха, причемъ внушеніе сохранило
силу и чрёзъ 26 лѣтъ (Belfiore).
Вообще внушенія на д о л г і е сроки не часты. Но вѣрно то, что,
при- умѣніи пользоваться асоціаціей идей, весьма часто можно до-
стигнуть послѣ-гипнотическихъ внушеній на многіедни. Я наблю-
далъ ихъ почти при всѣхъ гипнозаіъ второй группы.
ПОСДѢ-ГИПНОТИЧЕСКІЯ ВНУШВНІЯ СЪ СОХРАНВНІВМЪ ПАМЯТИ, 119

До сихъ поръ я говорилъ ТОЛЬЕО о тѣхъ послѣ-гипнотическихъ


внушеніяхъ, при которыхъ послѣ пробужденія изъ гипноза сущест-
вуетъ амнезія. Это наиболѣе благопріятные случаи для послѣ-гип-
нотическихъ внушеній. Но нужно прибавить, что амнезія вовсе не
необходима для нихъ, потому что послѣ-гипнотическое внушеніе
удается даже при легкихъ гипнозахъ, послѣ которыхъ воспомина-
ніе сохраняется. Эти послѣдніе случаи тоже представляютъ громад-
ный интересъ, такъ какъ въ нихъ принужденіе можно наблюдать во
всей его чистотѣ. Испытуемый знаетъ, что внушеніе сдѣлано въ гип-
нозѣ, и тѣмъ не менѣе не въ состояніи отрѣшиться отъ него.
Вотъ товаршцъ, врачъ. Онъ въ гипновѣ, во время котораго я внушаю ему
многоразличныя раястройства движеній, тогда вавъ обманы чувствъ нѳ удаются.
Я заявляю, что поолѣ пробуждѳнія, когда я приложу свою руку къ его лбу, онъ
каждый разъ лишится способности называть свое имя и, вмѣсто своего, будетъ
выговаривать мое имя. Внушеніе осуществляется какъ нельзя лучше. Проснув-
шись изъ гипноза, втотъ господинъ увѣряетъ каждый равъ, какъ я приложу свою
руку къ его лбу, что его зовутъ Молль; онъ знаетъ свое настоящее имя, но не
можетъ выговорить его. Онъ отлично помнить мое приказаліе, не думаетъ, чтобы
тутъ были замѣшаны какія-нибудь сверхъестественныя силы, и знаетъ, что дѣло
идетъ только о психическомъ вліяніи, но уклониться отъ него не можетъ.
Въ томъ же родѣ происходитъ дѣло при обманахъ чувствъ, ко-
торые точно также появляются послѣ гипноза, хотя испытуемый
помнитъ данное ему приказаніе. Правда, послѣдствія обмана чувствъ
часто остаются невидимыми, потому что, благодаря сохранившемуся
воспоминанію, они могутъ быть подавлены логическимъ мышленіемъ.
Впрочемъ, обманы чувствъ съ воспоминаніемъ внушенія потому бо-
лѣе рѣдки, что за обманомъ чувствъ большей частью слѣдуетъ ам-
незія, хотя, какъ мы видѣли, съ помощью внушенія, всегда возможно
оживить воспоминаніе. Во всякомъ случаѣ, при цѣлости воспоми-\ \
нанія, гипнотизированные гораздо сильнѣе чувствуютъ принужденіе,
налагаемое на нихъ внушеніемъ, чѣмъ въ противоположномъ слу- 5
чаѣ, гдѣ, какъ, мы видѣли, часто существуетъ увѣренность въ про- 4
извольности дѣйствія. Наконецъ, вслѣдствіе личнаго противодѣй- \
ствія и контроля сознанія, самое внушеніе осуществляется съ боль- )
шимъ трудомъ и часто не безъ упорной борьбы.

Теперь мы ознакомились съ памя'і;і>ю и съ непосредственно свя-


занными съ нею послѣ-гипнотическими внушеніями. Такъ какъ
воспоминаніе, какъ мы видѣли, играетъ въ гипнозѣ немаловажную
роль, то этимъ самымъ дано одно изъ главныхъ условій для про-
долженія д ѣ я т е л ь н о с т и у м а . Правда, что въ глубокомъ гипнозѣ
эта дѣятельность держится внушеніемъ въ тѣсныхъ предѣлахъ.
Тѣмъ не менѣе, даже въ глубокихъ гипнозахъ проглядываетъ из-
вестная закономѣрность въ теченіи представленій, опредѣляемая
120 ЛССОЩАЦІЯ ИДЕЙ.

законами ассоціацій. Если мы внѣ гипноза пробуждаемъ въ комъ


нибудь бывалый образъ, напримѣръ, ель, то въ связи съ нимъ въ
памяти всплываетъ рядъ другихъ образовъ: рождественскій празд-
ниЕЪ, Христоеъ-младенецъ, подарки и т. д. Нѣчто подобное проис-
ходитъ и въ гипнсзѣ. Внушенное представленіе не остается особ-
някомъ; напротивъ того, во многихъ случаяхъ оно само извлекаетъ
изъ памяти новыя представленія, почему либо находившіяся прежде
въ какой нибудь связи съ нею.
Я внушаю X.: „вотъ колода картъ". X. усваиваетъ это внуше-
ніе. Вспоминаемый образъ картъ тотчасъ же возбуждаетъ въ немъ
идею, что онъ играетъ въ вистъ, что сидитъ въ ресторанѣ съ
своими пріятелями У. и Z. Стало быть, одного внушенія картъ до-
статочно для того, чтобы путемъ ассоціаціи создать цѣлую сцену.
При помощи новаго внушенія, я могу разорвать эту цѣпь представ-
леній,произвести диссоціацію. Въ то время, какъ X. кажется, что у
него въ рукахъ карты, я говорю ему, что онъ находится на желѣз-
ной дорогѣ; атимъ я сразу порываю связь между картами и рестора-
номъ. Какъ бы тамъ, однако, ни было, у многихъ гипнотиковъ суще-
ствуетъ нѣкоторая связь идей, въ томъ смыслѣ, что къ внушенному
представленію немедленно прилѣпляются другія, стояш,ія въ какомъ
либо соотношеніи съ нею.
Въ этой м е х а н и ч е с к о й а с с о ц і а ц і и еще не видна дѣятель-
ность ума. Но она выступаетъ въ томъ случаѣ, когда мы разрываемъ
естествевныя ассоціаціи, и гипнотикъ усиливается завязать новыя
логическія связи. Въ приведенномъ выше примѣрѣ я говорилъ X.,
передавая ему карты, что онъ находится иа желѣзной дорогѣ.
Чтобы какъ нибудь связать эти двѣ идеи, X. заявляетъ, что онъ
только что купйлъ карты и намѣренъ подарить ихъ своему другу,
съ которымъ встрѣтится на желѣзной дорогѣ, ко дню его рожденія.
Еще яснѣе фактъ продолжающейся въ гипнозѣ дѣятельности
мышленія проглядываетъ въ томъ обстоятельствѣ, что многіе гипно-
тики только тогда соглашаются на извѣстные поступки, когда имъ
будетъ указана побудительная п р и ч и н а . Я ничѣмъ не могу заста-
вить X. вылить стаканъ воды въ моей комнатѣ. Но когда я ему го-
ворю, что въ комнатѣ горитъ, онъ немедленно опрокидываетъ ста-
канъ, чтобы потушить огонь.
Съ другой стороны, я долженъ прибавить, что даже обманы
чувствъ могутъ быть исправлены, при помощи логическаго мышленія.
Такъ одна изъ моихъ кліентокъ не вѣритъ, что видитъ волка въ
моей- комнатѣ или, вѣрнѣе, она говоритъ, что отчетливо видитъ
-образъ волка, что можетъ даже указать, гдѣ онъ находится, но за
всѣмъ тѣмъ знаетъ, что это обманъ, потому что не стану же я дер-
МЫШЛЕШВ въ гипаозФ. 121

жать волка у себя въ пріемной. Напомню кстати интересное замѣ-


чаніе Mac-Nish\,4T0, при помощи мышленія, можно отдѣлаться во
«нѣ отъ страшныхъ сновидѣній.
Укажу на слѣдующее явленіе, которое я наблюдалъ даже въ
глубокихъ гипнотическихъ состояніяхъ и свидѣтельствующее, что
умъ не остается бездѣятельнымъ въ гиннозѣ. Повинуясь внуше-
ніямъ, гипнотизированные говорятъ,что они очень хорошо сознаютъ,
что дѣло идетъ лишь о психическомъ вліяніи. Одинъ изъ нихъ, ко-
торому я внушалъ самые различные обманы чувствъ, говорилъ
мнѣ: „я отлично знаю, что никакими особенными магнетическими
силами Вы не обладаете, знаю, что если у меня теперь нѣтъ воли,
то меня лишило ея мое собственное воображеніе, что оно же по- I
яуждаетъ меня повиноваться вашимъ повелѣніямъ, но иначе посту-
пать я не могу".
Многіе тѣмъ же путемъ впадаютъ въ гипнозъ. Можетъ быть,
что нѣкоторые потому именно поддаются внушепію, что вѣрятъ въ
особую магнетическую силу экспериментатора; по большинство убѣж-
дено въ субъективности явленій и все-таки приходятъ въ гипнозъ.
Если X. легко можетъ быть гипнотизированъ А., но не В., то это вовсе
не зависитъ отъ того, будто X. вѣритъ въ особую силу В. Все дѣло
тутъ въ неопредѣлимомъ и необъяснимомъ психическомъ вліяніи,
которое Л. оказываетъ на X.,—вліяніи, которое разумъ нерѣдко при-
нимаетъ за плодъ воображенія, но которое тѣмъ не менѣе обла-
даетъ принудительной силой.
Это то жѳ самое, что мы ежедневно видимъ въ жизни, хотя бы, напримѣръ,
въ половой любви. Если нѣкто чувствуѳтъ влеченіе къ одной личности и отвра-
щеніѳ къ другой, то онъ часто не въ состояніи давать себѣ отчѳтъ, почему оно
такъ. Нерѣдко раэумъ прямо подскавываетъ ему всю яелѣпость его влеченія, но
тѣмъ не менѣе онъ не можетъ отдѣлаться отъ могущественнаго вліянія, которое
приковываетъ его къ той личности. О вкусахъ не спорятъ, говорить старая по-
говорка, и потому нельзя спорить о вкусѣ, что не рааумомъ онъ руководствуется.
Слова симпатія и антипатія, часто употребляемыя въ примѣненіи къ подобнымъ
лвленіямъ, нисколько, равумѣется, не разрѣшаютъ этой загадки. Многіа данныя о
роли личности въ гипнозѣ при внушеніяхъ и въ обыденной жизни изложены въ
моей монографіи «Der Rapport In der Hypnose» (Лейпцигъ, 1892).

Любопытно видѣть, какъ гипнотикъ логически перерабатываетъ


иногда внѣшнія впечатлѣнія, о существованіи которыхъ едва ли
кто думаетъ; этой способности обязано своимъ происхожденіемъ
иное мнимое ясновидѣніе. Нѣкоторые гипнотики находятъ себѣ
•еще поддержку въ обостренной чувствительности органовъ чувствъ,
благодаря которой они познаюхъ вещи, ускользающія отъ вниманія
въ бодрствующемъ состояніп.
В о з ь м е м ъ слѣдующій о п ы т ъ , в е с ь м а ч а с т о п р о и з в о д и м ы й с ъ цѣлью д о к а з а т ь
•существованіе животнаго магнетизма; я говорю о способности магнетязирован-
н ы х ъ о т г а д ы в а т ь , д о т р о н у л с я л и до н и х ъ м а г н е т и з е р ъ и л и к т о н и б у д ь д р у г о й .
ІВѢрность, с ъ к о т о р о й и н ы е о т г а д ы в а ю т ъ э т о с ъ з а в я з а н н ы м и г л а з а м и , и н о г д а п о -
122 Л1ЫШ.]ЕНІВ ВТЬ ГИПНОЗѢ.

разительна. Ochorowicz, вѣрящій въ животный магнетивмъ, хотя по другимъ при-


чинамъ, приводитъ множество очень интересныхъ примѣровъ. Магнетизированный;
удавливаетъ самыя мельчайшія подробности: разницу въ силѣ давленія, температуру
руки, посадку дотронувшагося, шумъ, производимый имъ своими манжетами,—все
это не ускользаетъ отъ его вниманія и изъ всего онъ дѣлаетъ логически правиль-
ное заключеніе. Уже у старыхъ изслѣдователей въ области месмеризма встрѣ-
чаются указанія на обостреніе умственныхъ способностей въ магнетичѳскомъ снѣ.
Такъ, LSmMrd считаетъ это обостреніѳ прямо за характеристичеокій признакъ маг-
нетическаго состоянія. Можетъ случиться, что самъ испытуемый не сознаетъ
тѣхъ мелочей, которыя привели его къ данному заключенію, какъ вто часто бы-
ваетъ и въ нормальной жизни. Видя человѣка въ первый разъ, мы часто, по пер-
вому же впечатлѣнію, составляемъ себѣ понятіе о его характерѣ, хотя не имѣемъ
о немъ никакихъ свѣденій. Мы часто отгадываемъ достоинство физіономіи, не
зная даже какъ; мы отгадываемъ, уменъ ли онъ или глупъ, очень скоро откры-
ваемъ въ немъ выраженіе радости или горя, не отдавая сѳбѣ отчета о подробно-
стяхъ. Въ атомъ же лежитъ и объясненіе передачи мыслей, о которой рѣчь бу-
детъ ниже; даже изъ ничего незначащаго жеста, изъ направленія глазъ, изъ не-
произвольнаго шевеленія губами гипнотизированный часто отгадываетъ желаніе и
мысли экспериментатора (Carpenter), особенно если онъ уже прошелъ въ этомъ
отношеніи нѣкоторую школу.
На логической перѳработкѣ подобныхъ маловажныхъ впечатлѣній часто зиж-
дется пророческій даръ сомнамбуловъ. Иногда для этого не требуется даже особая
острота ума, какъ показываетъ случай съ господиномъ, которому ясновидящая
заявила, что онъ недавно понѳсъ жестокую семейную утрату. Слова ея оказались
вѣрными, и господинъ пришелъ въ изумленіе, но одинъ пріятель указалъ ему на
трауръ, который онъ носилъ на шляпѣ и ьоторымъ ясновидящая съумѣла восполь-
зоваться (Fonvielle).
Всего яснѣе дѣятельность ума и ассоціація идей выступаютъ.
при п е р е м ѣ н ѣ внушенныхъ идей. Какая бы идея не владычество-
вала въ умѣ, къ ней всегда присоединяются другія. Но именно-
быстрота, съ которой гипнотикъ можетъ быть перемѣщаемъ изъ
одного положенія въ другое и съ которою онъ пріурочиваетъ къ-
внушенной идеѣ всѣ свои чувствованія и мышленіе, свидѣтель-
ствуютъ о томъ, что онъ все же только игрушка въ рукахъ экспе-
риментатора. Какъ сновидѣнія то и дѣло переносятъ насъ все въ
новыя и новыя положенія, то-же самое дѣлаетъ въ гипнозѣ вну-
шенная идея. Въ одинъ мигъ чувство радости смѣняется чувствомъ
страданія; одно настроеніе смѣняетъ другое съ быстротой, которую
можно встрѣтиТь развѣ у дѣтей и больныхъ. Гипнотикъ, только что
мнившій себя въ моей комнатѣ, въ слѣдуюш,ій мигъ уже увѣренъ,
что лежитъ въ постелѣ, а вслѣдъ затѣмъ, что плаваетъ въ водѣ; въ
настоящую минуту онъ увѣренъ, что ему 90 лѣтъ, а въ слѣдующую-
считаетъ себя десятилѣтнимъ ребенкомъ; тенерешній Наполеонъ
сейчасъ- будетъ плотникомъ, затѣмъ собакой и т. д. Эта смѣна
представленій происходитъ въ мгновеніе ока, а путемъ ассоціаціи
къ нимъ каждый разъ прилѣпляются соотвѣтственныя представ-
ленія. Въ бодрствующей жизни лишь немногіе способны сдѣлать
это, даже при наилучшемъ дарѣ лицедѣйства. Лишь изрѣдка эта.
быстрая смѣна идей встрѣчаетъ въ гипнозѣ нѣкоторнй отпоръ.
Тогда приходится повторить внушеніе, чтобы вырвать испытуемаго-
изъ прежняго круга идей. Быстрая смѣна преобладающихъ идей и
БЫСТРАЯ СМѢНА ИДЕЙ. РАППОРТЪ. 123-

всего настроенія въ гипнозѣ до того частое явленіе, что меня не-


мало удивило, когда я прочиталъ (у Maltens), что въ Вѣнѣ нашелся
юристъ Ferroni^ который нашелъ возможнымъ изъ быстрой смѣны
настроенія сдѣлать закліоченіе о притворствѣ.
Если представленіе, въ данный моментъ особенно живо господ-
ствующее въ сознаніи и притягивающее остальныя пред став ленія,.
признать за такое, которому гипнотикъ отдаетъ все свое вниманіе,.
то описанное выше явленіе гипноза надо будетъ разсматривать,
какъ быструю смѣну вниманія, обусловленную внушеніемъ экспери-
ментатора, а не волей гипнотика.
Въ глубокихъ гипнозахъ вниманіе первоначально обращается
только на одинъ пунктъ, на экспериментатора, такъ что все осталь-
ное не существуетъ для гипнотика. Если это явленіе выражено рѣзко,
то мы говоримъ объ о б щ е н і и (раппортъ).Этообщеніе составляетъ
важный фактъ гипнотизма. Мы видѣли въ четвертомъ примѣрѣ
(стр.23), что гипнотикъ отвѣчалъ только мнѣ и какъ бы игнориро-
валъ другихъ присутствующихъ. Въ глубокомъ гипнозѣ это весьма
частое явленіе, и мы называемъ его общеніемъ. Слѣдовательно, гип-
нотическое общеніе заключается въ томъ, что гипнотикъ пови-
нуется только повелѣніямъ гипнотиста. Этотъ фактъ очень хорошо
былъ извѣстенъ старымъ магнетизерамъ. Такъ какъ внушенія дѣ-
лаются преимущественно при посредствЬ мыгаечнаго чувства и
слуха, то общеніе обнаруживается всего яснѣе со стороны этихъ^
чувствъ. X. находится въ гипнозѣ. Я подымаю его руку, и она
остается въ положеніи внушенной каталепсіи; другое лицо А.
пробуетъ сдѣлать то же самое съ другой рукой, но это ему не
удается, потому что рука постоянно падаетъ въ разслабленномъ
видѣ. А. старается согнуть каталептическую руку, и рука не под-
дается, тогда какъ я сгибаю ее съ большой легкостью. Общеніе
легко переносится на другое лицо. Достаточно простого приказанія
экспериментатора, чтобы немедленно поставить другихъ, напр. А . ,
въ общеніе съ испытуемымъ. Съ чисто физической точки зрѣнія,
раздраженіе, которое А. производилъ раньше, осталось тѣмъ же,
какое опъ производитъ теперь, и каталепсія останется необъясни-
мой, если не признать участія въ ней психической дѣятельности»
То же самое имѣетъ мѣсто при словесномъ внушеніи. Если, подымая
руку испытуемаго, экспериментаторъ говоритъ „теперь она сгибается,
теперь она падаетъ, теперь она выпрямляется", то дѣйствіе насту-
паетъ немедленно. Приказанія же другихъ пропадаютъ безслѣдно,
если они не будутъ приведены въ общеніе съ испытуемымъ внуше-
ніемъ экспериментатора. Подобныя же явленія, какъ общеніе въ-
гипнозѣ, наблюдаются и при самобытномъ сомнамбулизмѣ (ІИасапо).
124 ОТСУТСТВІК ВВЗСОЗНАТКДЬНОСТИ въ гипноза.

По прежнимъ воззрѣніямъ, общеніе выражалось исключительно


въ томъ, что гипнотизированный или магнетизированный слышитъ
яли чувствуетъ только одно лицо. Въ моей работѣ о раппортѣ я до-
казалъ, что на самомъ дѣлѣ дѣло идетъ во многихъ случаяхъ лишь
•о кажущемся не-слышаніи другихъ лицъ и что можно различными
путями удостовѣриться, что гипнотикъ слышитъ и этихъ лицъ.
Центръ тяжести общенія лежитъ въ томъ, что внушенія посторон-
нихъ не исполняются. Это имѣетъ мѣсто уже въ легкихъ гипно-
захъ, тогда какъ въ глубокихъ гипнотическихъ состояніяхъ по-
является кажущееся неслышаніе и игнорированіе другихъ лицъ. Во-
обще, раппортъ представляетъ столько же различныхъ степеней,
какъ и само внушеніе.

Описанныя до сихъ поръ явленія доказали, по крайней мѣрѣ,


одно, что о б е з с о з н а т е л ь н о с т и в ъ гипнозѣ не можетъ быть
рѣчи.—Само собою разумѣехся, что я беру это понятіе въ томъ
смыслѣ, какъ оно принято въ психологіи. Мы видѣли, что въ гип-
нозѣ испытуемый вспоминаетъ событія прежнихъ гипнозовъ. Слѣ-
довательно, въ этихъ прежнихъ гипнозахъ извѣстныя впечатлѣнія
западали въ сознаніе. Одной амнезіи послѣ пробужденія еще мало
для признанія безсознательности (Forel), не говоря уже о томъ,
что, при помощи внушенія, возможно предупредить эту амнезію.
Временная амнѳвія вотрѣчаѳтся въ жизни сплошь и рядомъ, и ияъ-занея НИЕТО
не станѳтъ толковать о безсоанательности человѣческихъ поступковъ. Я не го-
ворю уже о цѣломъ рядѣ движеній, проивводимыхъ нами ежедневно бевъ малѣй-
шаго вниманія и тутъ же забываемыхъ. Я возьму совсѣмъ обратный случай,
когда мы дѣйствуеиъ съ полныиъ совнаніеиь, съ вящииъ вниианіеиъ. Я приведу
примѣръ изъ моего личнаго опыта и думаю, что другіе замѣчали за собою то же
самое. Я беру книгу, кладу ее на опредѣденное мѣсто съ тѣмъ, чтобы мнѣ можно
было тотчасъ же ее найти, когда она понадобится. Настаетъ моментъ, когда книга
мнѣ нужна, но я не могу припомнить, куда я ее положилъ. Сколько я ни ломаю го-
лову, все напрасно. Только когда я искусственно переношусь въ то время (всѣмъ
хорошо извѣстный способъ), мнѣ все вспоминается. Очевидно, что, не смотря на вре-
менную амнѳвію, никто нѳ скажетъ, что я положилъ тогда книгу въ беасовнатель-
номъ оостояніи; я просто находился въ то время въ иномъ состоянии сознанія. Нѣ-
что подобное происходить и въ гипнозѣ, событія котораго вспоминаются иными
только тогда, когда они снова очутятся въ томъ же состояніи сознанія, т. е. на-
ходятся въ новомъ гипнозѣ. Слѣдоватѳльно, въ этихъ случаяхъ гипноза не можетъ
быть и рѣчи о безсознательномъ состояніи, такъ какъ впечатлѣнія остаются въ
памяти.
Можно бы спросить, нѣтъ ли, однако, и такихъ состояній гипноза, въ кото-
рыхъ сознательность пропадаетъ? На сколько я понимаю дѣло, атотъ вопросъ мо-
жетъ возникнуть только относительно летаргическихъ формъ, какъ той, которая
«писывается подъ втимъ названіемъ Chwrcot, такъ и той, которую Bemheim на-

Психологически безсовнательность есть такое состояніе, въ которымъ прі-


остановлены всѣ душевные процессы; по уголовному же кодексу, нодъ безсовна-
тельностью слѣдуетъ разумѣть равстройство совнанія (Schwartzer, Casper, Liman).
рлзстройство сознлніп въ гипнозѣ. 125

ввалъ истерической и о которой рѣчь была выше (стр. 33). Что касается поолѣдней, то
ее безусловно нужно отдѣлить отъ гипяова, съ которымъ она не имѣѳтъ ничего обща-
го. При летаргіи же CAorcot, дѣло представляется въ олѣдующемт. видѣ; если не счи-
тать многочисленныхъ случаевъ, описываомыхъ вдѣсь подъ именемъ летаргіи и от-
носительно которыхъ даже ученики Charcot привнаютъ, что они сопряжены съ
движеніяии, исполняемыми по приказанію, то въ остаткѣ получатся лишь очень
неиногіе случаи. Но я сильно сомнѣваюсь въ томъ, чтобы въ нихъ существовала
та бевсовнательность, о которой толкуетъ Charcot. Случаи, которые мнѣ приве-
лось видѣть въ Парижѣ, убѣдили меня какъ рааъ въ противномъ. Быстрота, съ
которой эти летаргики впадали въ каталепсію, вакъ только Charcot прикасался къ
ихъ вѣкамъ, возбудила во мнѣ подоврѣніе, что ѳто якобы бевсовнательные субъ-
екты съ величайшею внимательностью сторожили иоиентъ, когда нмъ надо будетъ
придти въ каталептическое состояніе. Вотъ почему бевсовнательнооть кажется
мнѣ тутъ болѣе чѣмъ сомнительною. Этогь пунктъ васлуживаетъ вниманія осо-
бенно въ виду выскавываемаго учениками Charcot мнѣнія, что явленія въ области
мышцъ и нервовъ, яроисходящія въ летаргіи, не вависятъ отъ впушенія.

Равнымъ образомъ и упомянутыя выше (стр. 59) состоянія, при


которыхъ вопросы и приказанія остаются безъ отвѣта, отнюдь не
служатъ доказательствомъ безсознательностн. Во первыхъ, соотвѣт-
ственными мѣрами можно сдѣлать послѣ-гипнотическія внуіпенія,
которыя приводятся въ исполненіе и, слѣдовательно, доказываютъ,
что сознаніе существовало; во-вторыхъ, испытуемые немедленно
просыпаются, какъ только это имъ будетъ приказано (Bernheim),
что, опять таки, свидѣтельствуетъ о наличности сознанія.
Но если, такимъ образомъ, въ гипнозѣ нельзя говорить о безсо-
знательностн, за то часто приходится признавать разстройство
сознанія. Не можетъ же сознаніе быть нормальнымъ,есличеловѣкъ
видитъ предметы, которыхъ нѣтъ, или не видитъ предметовъ, кото-
рые есть. Если 40-лѣтній мужчина вѣритъ, что ему 10 лѣтъ, или
что онъ не онъ, а кто то другой, то само сознаніе его, разумѣется,
не въ порядкѣ. Подобнаго рода явленія мы постоянно наблюдаемъ
при второй группѣ гипнозовъ, а потому при нихъ нельзя не при-
знать значительнаго разстройства сознанія. Что, въ свою очередь,
и в о л я не можетъ оставаться нормальной, объ этомъ едва ли нужно
упомянуть, такъ какъ свободная воля немыслима безъ нормальнаго
сознанія. Иное дѣло первая группа гипнозовъ. Въ этнхъ состоя-
ніяхъ нужно видѣть ослабленіе внѣшней волевой дѣятельности
т. е. разстройство произвольныхъдвиженій;другихъжеразстройствъ.
сознанія тутъ не бываетъ. Испытуемый отчетливо сознаетъ, гдѣ-
онъ, знаетъ, что надъ нимъ продѣлывается, онъ производитъ по
нриказанію движенія, потому что не можетъ этому воспротивиться,
и по приказанію же его члены парализуются. Можно вызвать вну-

') Дѣятельиость воли распадается на 1) внутреннюю, выражающуюся возмож-


ностью произвольнаго пробужденія опредѣлеяныхъ прѳдставлѳній, вспоминаемыхъ-
образовъ и т. д., и 2) внѣшнюю, проявляющуюся во внѣшнихъ движѳніяхъ, подчи-.
ненныхъ водѣ {Wundt).
126 СОПРОТИВДЕНІЕ ВНУШВНІЮ. '

•шеніемъ полную каталепсію, и все же испытуемый будетъ сознавать,


что кругомъ его происходить. Нѣкоторые испытуемые Hach TuJce'a,
иапримѣръ, Лондонскій физіологъ North, представили намъ отчетъ о
связанности воли во время опытовъ, дѣлавшей ихъ неспособными
къ отпору, не смотря на сохранность сознанія.

Было бы, однако, заблуждепіемъ видѣть въ гиннотикѣ лишен-


ный воли автоматъ. Совсѣмъ напротивъ: собственная воля испы-
туемаго проявляется на разные лады, а это, разумѣется, предпола-
гаетъ наличность сознанія,такъкакъ безъ сознанія нѣтъ и воли, по
крайней мѣрѣ, въ томъ смыслѣ, какъ мы понимаемъ ее здѣсь. Въ
послѣдующемъ мы увидимъ, какимъ способомъ. сказывается воля
гипнотика.
Нерѣдко ослабленіеволи выражается въ з а м е д л е н і и движеній.
Испытуемый въ состояніи выполнить каждое отдѣльное движеніе, но
для этого ему нужно больше времени, чѣмъ нормальному человѣку.
Неопытный легко можетъ тутъ не узнать гипноза; ему кажется,
что экспериментаторъ ошибается, признавая это состояніе за не-
нормальное. Кромѣ того, мы видѣли (стр. 53), что у многихъ людей
можнодѣйствоватьвнушеніемътольконаопредѣленныя мышцы.
Наконецъ, въ другихъ случаяхъ приходится повторять внушеніе по
нѣскольку разъ, прежде чѣмъ оно увѣнчается успѣхомъ. Вы запре-
тили, напримѣръ, испытуемому подымать руку, а онъ все же поды-
ііаетъ ее; но повторите ваши внушенія еще и еще разъ и поднятіе
руки сдѣлается, наконецъ, невозможнымъ. Все это примѣры того,
какъ проявляется п р о т и в о д ѣ й с т в і е внушеніямъ.
Въ психологическомъ отношеніи, въ высшей степени интересны
тѣ проявленія воли, которыя имѣютъ своимъ источникомъ харак-
теръ испытуемаго. Чѣмъ больше извѣстное дѣйствіе противорѣчитъ
склонностямъ гипнотика, тѣмъ сильнѣе оказываемый имъ отпоръ
'{Ford, Delboeuf, de Jong). Большую роль играютъ привычка и вос-
/ питаніе; вообще, всего труднѣе внушить что либо такое, что идетъ
въ разрѣзъ съ давно усвоенными и укоренившимися привычками.
Такъ, вѣрующему католику можно внушить очень многое, но коль
скоро внущеніе противорѣчитъ его догматамъ, онъ отклоняетъ его.
Извѣстную роль играетъ и обстановка. Внушенія, ставящія гипно-
тика въ смѣшное положеніе, отклоняются имъ чаще, чѣмъ другія.
Такъ, одной дамѣ я легко внушаю разнообразнѣйшія движенія, но
никакъ не могу довести ее до того, чтобы она высунула языкъ
•одному изъ присутствующихъ. У другого гипнотика мнѣ это удается,
но не иначе, какъ послѣ многократныхъ внушеній.
сопротивлЕнш внушвшю. 127

Не безъ вліянія остается и. способъ, которымъ дѣлается вну-


шеніе. У нѣкоторыхъ приходится повторять внушеніе по нѣскольку
разъ, прежде чѣмъ оно подѣйствуетъ; другіе гипнотики видятъ въ
повтореніи внушенія доказательство своей собственной силы сопро-
тивленія. Точная индивидуализація необходима во всѣхъ случаяхъ.
Зачастую извѣстное дѣйствіе достигается легче, когда испытуемому
внушаютъ огдѣлбныя движенія, чѣмъ когда отънего сразу требуютъ
цѣльнаго поступка (Bleuler). Если мы, напр., желаемъ заставить
гипнотика, чтобы онъ взялъ со стола книгу, то въ крайнемъ случаѣ
надо по порядку внушить ему сначала взять книгу, затѣмъ пере-
ставлять ноги и т. д. (Bleuler).
Сопротивленіе можетъ проявляться еще и инымъ способомъ.
Biaunis наблюдадъ разйитіе истерическихъ приступовъ въ отвѣтъ
на нежелательныя приказанія. Я самъ былъ свидѣтелемъ, какъгип- •
нотики настаивали, чтобы ихъ разбудили, коль скоро внушеніе было \
ямъ почему нибудь непріятно.
Совершенно такое же противодѣйствіе встрѣчается иногда и при
послѣ-гипнотическихъ внушеніяхъ. Возможно, что въ подобныхъ
случаяхъ испытуемый отклоняетъ внушеніе еще въ гипновѣ. Многіе
исполняютъ послѣ гипноза только тѣ внушенія, которыя они обѣща-
дись исполнить {Pierre Janet). Scripture одисываетъ случай, наблю-
давшійся въ Brown University. Испытуемой дѣлается послѣ-гипноти-
ческое внушеніе, что, вмѣсто а, она будетъ постоянно говорить и,
напр. „мйть" вмѣсто „мать". Когда послѣ пробужденія ее стали
разспрашивать о родителяхъ, то чтобы не говоритъ „мать", она все
время употребляла выраженіе „супруга моего отца". Ш г е в щ ж ш -
зываетъ случай, что гипнотизированная дѣвушка не дала себя раз-
будить, когда ей было внушено, что послѣ пробужденія она лишится
дара слова. Она прямо заявила, что не проснется до тѣхъ поръ,
пока онъ не возьметъ назадъ свонхъ словъ. Даже принявъ внуше-
ніе, многіе обнаруживаютъ явное сопротивленіе, когда настаетъ
время осуществить его. Сопротивленіе сказывается либо въ медли-
тельности, съ которою выполняется внушеніе, либо въ полномъ от-
казѣ отъ него. Чѣмъ больше внушеніе находится въ противорѣчіи
съ характеромъ испытуемаго, тѣмъ скорѣе онъ уклоняется отъ
него. Чтобы побудить испытуемыхъ къ исполнеПію послѣ-гипноти-
ческихъ внушеній, полезно иногда прибѣгнуть къ какому-нибудь
внѣшнему раздраженію, которое постоянно оживляло бы въ пямяти
внушенную идею.
X. одѣлано послѣ-гипнотичвсков внушеніѳ обозвать одного ивъ прясутствую-
щихъ бараньей головой, когда вабьютъ часы. X. этого не исполняетъ; въ тотъ мо-
мѳнтъ, какъ часы начинаютъ бить, у него и всплываетъ внушенная идея, но онъ
отказывается привести ее въ исполненіе. Но когда, вмѣсто боя часовъ,я выбираю
128 УСТРАПЕНІЕ И УСИЛЕІПК ПРОТИВОДѢЙСГВІЯ.

такое равдраженіе, которое, по своей продолжительности, не даетъ идеѣ исчевнуть,


то мнѣ удается достигнуть цѣли. Такъ, напримѣръ, упомянутое внушеніѳ осу-
ществляется, когда я говорю X: послѣ пробужденія, какъ только я начну потирать,
себѣ руки, Вы окажете такому то господину баранья голова. Послѣ пробужденіа
X. я начинаю потирать себѣ руки; въ тотъ же моментъ ему вспоминается вну-
шенная идея, но онъ нѣкоторое время успѣшно борется противъ нея. Я продол-
жаю потирать руки, тру ихъ дольше минуты, тогда сопротивлеяіе постепенно ела-
бѣетъ и, подъ конецъ, внушеніе все же осуществляется.

Въ другихъ случаяхъ, встрѣчая противодѣйствіе, полезно под-


сказать больному какую нибудь л о ж н у ю п о с ы л к у (какъ я упо-
мянулъ объ этомъ на стр. 122), и тогда можно скорѣе добиться по-
виновенія. Заимствую примѣръ у Liegeois. Желательно было заста-
вить кого-то украсть часы; тотъ упирается. Но когда ему пояснили,
что рѣчь идетъ о его собственныхъ часахъ, которые нужно же ему
отобрать назадъ, онъ исполнилъ приказаніе. Можно также со-
слаться на то, что законъ отмѣненъ, что подобные поступки не
считаются больше наказуемыми и т. д.
Есть случаи, въ которыхъ послѣ-гипнотическое внушеніе
остается неисполненнымъ, но внутреннее понужденіе исполнить его
до того могущественно, что испытуемый еще долго не можетъ отдѣ-
латься отъ него {Ford). У многихъ это понужденіе проходитъ не
иначе, какъ если они либо исполнятъ внушеніе, либо само внушеніе
будетъ отмѣнено.
Все, сказанное до сихъ поръ, относится не къ однимъ только
движеніямъ и поступкамъ, но и къ обманамъ чувствъ и къ другимъ
внушеніямъ. Хотя въ глубокомъ гипнозѣ обманы чувствъ часто
встрѣчаютъ болѣе слабый'отпоръ, чѣмъ движенія и поступки, тѣмъ
не менѣе я неоднократно находилъ, что непріятные или неправдо-
подобные обманы чувствъ не принимаются, а противоположные имъ
имѣютъ успѣхъ.
Одной 41-лѣтяей женщинѣ я говорю въ гипновѣ: «Вамъ теперь 13 лѣтъ>.
«Неправда», отвѣчаетъ она, «мнѣ 41 годъ». Но тутъже она усваиваетъ себѣ вну-
шѳніе, что ей 12 или 14 лѣтъ, н никакъ не срглашается, что ей 13 лѣтъ. Надо
прибавить, что эта особа суевѣрна и вообще боится числа 13. Она прямо и объ-
ясняеть свое сопротивленіе тѣмъ, что 13 несчастное число, что она не желаетъ-
быть 13-лѣтней.
Можно неумышленно увеличить противодѣйствіе испытуемаго.
Fontan и Segard указываютъ на то, что тонъ, которымъ произно-
сится внушеніе, можетъ иногда положить конецъ гипнозу или, на-
противъ, продолжить его. Если сказать испытуемому: „постарай-
тесь открыть глаза, они крѣпко сомкнуты, Вамъ невозможно от-
крыть ихъ"—то результатъ можетъ получиться тотъ или другой,
смотря по интонаціи голоса. Если удареніе дѣлается на томъ,
чтобы, испытуемый постарался открыть глаза, то онъ легче одолѣетъ
противоположное внушеніе, чѣмъ когда подчеркивается невозмож-
ность открыванія глазъ. Именно подобнаго рода случаи предста-
{S
САМООЦѢНКА ГИПНОТИЗИРОВАННЫХЪ, 129

вляютъ постепенные переходы отъ самыхъ легкихъ степеней къ са-


мымъ глубокимъ. Вотъ господинъ, у котораго я подымаю руку; рука
остается въ воздухѣ до тѣхъ поръ, пока я ничего не говорю исны-
туемому. Но стоитъ мнѣ сказать ему, чтобы онъ постарался опустить
руку и что это ему не удастся,—онъ опускаетъ ее, хотя довольно
неловко* З^ЯСб отсюда видно, что испытуемый находился въ несовсѣмъ
пормальномъ состояніи. Дѣло тутъ вотъ въ чемъ: испытуемый вполнѣ
пассивно оставляетъ руку въ томъ положеніи, которое ей дано; онъ
не напрягаетъ своей воли ни за, ни противъ. Въ тотъ моментъ,
однако, когда я требую отъ него напряженія воли, онъ это испол-
няетъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ даетъ понять, что можетъ дѣйствовать
наперекоръ моему приказанію, хотя медленность движенія показы-
ваетъ, что внушеніе не прошло безслѣдно. То же самое бываетъ и
съ автоматическими движеніями, которыя то совершаются безъвся-
каго участія воли, пассивно, то не могутъ быть задержаны даже
величайшимъ усиліемъ воли (см. стр. 58).
У нѣкоторыхъ воспріимчивость къ внушенію мѣняется время
отъ времени.—X., наприм., говорить мнѣ сейчасъ, что его имя
Молль,и безпрекословно исполняетъ всѣ мои приказанія, но вслѣдъ
за этимъ онъ, безъ всякаго видимаго повода, является уже въ соб-
ственномъ лицѣ. Какъ и многіе другіе, онъ мнѣ объяспялъ потомъ,
что ясно сознавалъвъ себѣ двѣ воли, которыя боролись между собою,
при чемъ верхъ брала то одна, то другая.
Другое доказательство, что сознаніе до нѣкоторой степени со-
храняется въ гипнозѣ, мы имѣемъ въ томъ, что гипнотизированные
обыкновенно сознаютъ, что спятъ или, по крайней мѣрѣ, что нахо-
дятся въ ненормальномъ coc-ioanmiBichet^Iierre Janet). Тожесшое
бываетъ иногда и въ обыкновенномъ снѣ. Видя сновидѣніе, мы въ то
же время иногда чувствуемъ, что спимъ и что все происходящее
передъ нами не больше, какъ сонъ. Это сознаніе усыпленія присуш,е
почти всѣмъ гипнотикамъ второй группы, и замѣчательно, что на
вопросі, спятъ ли они или бодрствуютъ, почти всегда получается
вѣрный отвѣтъ. Если послѣ пробужденія они не совсѣмъ приходятъ
въ себя, то прямо и заявляютъ, что еще дремлютъ, что не совсѣмъ
еще очнулись. И въ этихъ случаяхъ можно удостовѣриться, что
воспріимчивость къ внушенію все еще сохранилась.
Замѣчу еще, что у многихъ гипнотиковъ существуетъ сознаніе,
что они могутъ поступить наперекоръ внушенію. Я говорю гипно-
тиЕу X.: »Вы не можете поднять руку" и получаю въ отвѣтъ: „не-
правда, вотъ могу же", и онъ дѣйствительно подымаетъ руку. Бы-
ваетъ и наоборотъ: испытуемый часто чувствуетъ моментъ, когда
его сопротивленію насталъ копецъ и онъ долженъ подчиниться вну-
Молль, Гицяотивм». 9
130 НЕОПРКДѢЛИННЫЯ ВНУШЕНІЯ. САМОиРОИЗВОЛЬНОСТЬ.

шенію. Упомянутый X. заявляетъ чрезъ нѣкоторое время, что онъ


готовъ: „вотъ теперь", говорить онъ мнѣ, „гипнозъ достаточно глу-
бокъ". Одной 30-лѣтней женщинѣ, много разъ гипнотизированной
мною, я говорю: „теперь Вы маленькій ребенокъ", и получаю въ
отвѣтъ: ярановато, подождите еще чуточку". Спрошенная чрезъ
нѣсколько минутъ, она отвѣчаетъ, что вотъ теперь какъ разъ.
Сознаніе и воля гипнотиковъ могутъ проявиться еще инымъ спосо-
бомъ,особенно при н е о п р е д ѣ л е н н ы х ъ в н у ш е н і я х ъ (suggestions
ind6terminee8, какъ ихъ называетъ Beaunis). Послѣднія заключаются
въ томъ, что, вмѣсто того, чтобы внушить испытуемому опредѣленное
какое нибудь дѣяніе, предоставляютъ въ извѣстныхъ предѣлахъ вы-
боръ ему самому. Вотъ господинъ, страдающій сильнымъ бронхіаль-
номъ катарромъ. Я говорю ему въ гипнозѣ, чтобы онъ сдѣлалъ что
нибудь полезное для его здоровья; онъ немедленно встаетъ, подхо-
дитъ къ своей коробкѣ съ катеху и вынимаетъ нѣсколько штукъ.
Другому я внушаю, сидя съ нимъ вечеромъ въ комнатѣ, чтобы послѣ
пробужденія онъ сотворилъ отмѣнную нелѣпость. Онъ просыпается
и тушитъ лампу.
Хотя въ предыдущихъ примѣрахъ едва ли можно было говорить
о полномъ отсутствіи воли въ гипнозѣ, но въ нихъ воля все же полу-
чала толчокъ извнѣ. .Спрашивается, не существуетъ ли въ гипнозѣ
нѣкоторая с а м о п р о и з в о л ь н о с т ь , самостоятельная дѣятельность
мысли и воли, безъ внѣшняго толчка. Относительно большинства
случаевъ первой группы гипнозовъ на этотъ вопросъ нужно отвѣ-
тить въ положительномъ смыслѣ. Но даже въ глубокихъ гипнозахъ
Baillif, Obersteiner и др. описали галлюцинаціи, появлявшіяся безъ
посторонняго внушенія. Вопросъ, однако, усложняется тѣмъ, что
не всегда мы въ состояніи исключить внѣшнія раздраженія. Вотъ
загипнотизированный мною господинъ: безъ малѣйшаго внушенія съ
моей стороны, онъ неожиданно вскакиваетъ, увѣряя, что видѣлъ и
слышалъ бѣшенную собаку. Оказалось, что поводомъ къ этому по-
служило скрипѣніе сапогъ одного изъ присутствующихъ, Я этого
скрипа не замѣчалъ; но каждый разъ, какъ онъ раздавался, гипно-
тикъ продѣлывалъ ту же штуку. Слѣдовательно, дѣло шло о слухо-
вомъ впечатлѣніи, ложно истолкованномъ субъектомъ и вызвавшемъ
у него опредѣленное теченіе мыслей. Нѣчто подобное мнѣ случалось
нерѣдко наблюдать у впечатлительныхъ и очень живыхъ людей.
Но въ глубокихъ гипнозахъ я наблюдалъ галлюцинаціи и по-
ступки, не только независимо отъ внушенія, но и при отсутствіи
всякихъ чувственныхъ раздраженій. Въ особенности такія событія,
которыя живо занимали испытуемаго во время бодрствованія, про-
являютъ свое дѣйствіе и во время гипноза. Одинъ, напримѣръ, раз-
насильственный дпижбнш б е з ъ обмана чѵвствъ. 131

сказывалъ мнѣ анекдоты, слышанные имъ за послѣдніе дни. Покуда


онъ всѣхъ йхъ не выгружалъ предо мною, съ нимъ ничего невоз-
можно было подѣлать; онъ чувствовалъ такую же потреб-
ность высказаться, какъ иной любитель анекдотовъ, который
только тогда чувствуетъ себя хорошо, когда ему удается выложить
весь свой запасъ. Я потому думаю, что въ атихъ и подобныхъ имъ
случаяхъ дѣло идетъ о самостоятельной дѣятельности, что не могъ
подмѣтить ничего похожаго на внѣшнее раздраженіе. Я не могу,
конечно, доказать съ математической точностью, что эти самопроиз-
вольныя дѣйствія были выполнены безъ всякаго внѣшняго толчка.
Такимъ толчкомъ могъ послужить какой нибудь незамѣченный мною
шумъ или хотя бы легкое треніе кожи о платье. Но я не думаю,
чтобы это было такъ; напротивъ того, лично я винесъ впечатлѣяіе,
что и въ глубокомъ гипнозѣ испытуемые обладаютъ самостоятель-
нымъ строемъ мысли. Прибавлю ^т^^чю Durand de .Gros разли-
чаетъ сомнамбуловъ съ самоопредѣленіемъ и сомнамбуловъ безъ
самоопредѣленія.

До сихъ поръ я нарочно оставлялъ въ сторонѣ такъ называемыя


п е р е х о д н ы я формы. Теперь же нахожу нужнымъ сказать нѣ-
сколько словъ и объ этихъ формахъ, такъ какъ нѣкоторыя пере-
ходныя состоянія, интересныя сами по себѣ, важны и для вопроса
о притворствѣ, тѣмъ болѣе, что они очень частыя состоянія. Вотъ
загипнотизированный мною господинъ, который, по моему приказа-
нію, выполняетъ всевозмоідныя движенія. Я говорю ему: „съѣшьте
этотъ бифгатексъ", и онъ дѣлаетъ всѣ нужныя движенія руками и
ртомъ. Я говорю ему: „оттолкните же собаку", и онъ немедленно
дѣлаетъ соотвѣтственное движеніе ногами. А между тѣмъ дѣло
идетъ здѣсь только о внушенныхъ движеніяхъ, потому что испытуе-
мый не сознаетъ ни бифштекса, ни собаки. Слѣдовательяо, этотъ
случай долженъ быть причисленъ къ первой группѣ гипнозовъ. Для
правильной оцѣнки подобныхъ явленій, у насъ два критерія, во
первыхъ, изучепіе самого опыта и, во вторыхъ, воспоминаніе испы-
туемаго. Что касается послѣдняго критерія, то послѣ пробужденія
испытуемый сказалъ мнѣ: очень хорошо зналъ, что никакой со-
баки и никакого бифштекса тутъ не было, я ихъ и не видѣлъ, но за
всѣмъ тѣмъ долженъ былъ исполнить требуемыя движенія, и не
могъ не исполнить ихъ, хотя понималъ, что играю очень глупую
роль". Вотъ, стало быть, случай угнетеиія волн при цѣлости оозна-
вія. Еще яснѣе это становится, если внимательно наблюдать за
испытуемымъ во время гипноза. Движенія не производятся имъ съ
9*
132 SUGGESTIONS к'ATTITUDE.

ТОЙ быстротой, какъ было бы при галлюцинаціяхъ; напротивъ того^


они носятъ на себѣ явную печать насильственности. Въ игрѣ лица
испытуемаго тоже нѣтъ ничего такого, что указывало бы на обманъ-
чувствъ. Выполняя безсмысленное движеніе, испытуемый тутъ же-
самъ смѣется надъ собою; онъ даже прямо проговаривается „тутъ-
вѣтъ никакого бифштекса" или сомнительно покачиваетъ головой.
Все это не оставляетъ ни малѣйшаго сомнѣнія въ томъ, что дѣло-
идетъ не объ обманѣ чувствъ.
•Въ другихъ случаяхъ испытуемый ведетъ себя до такой степени
пассивно, что безпрекословно исполняетъ все, что ему прикажетъ-
экспериментаторъ. На всякій внушаемый ему обманъ чувствъ онъ.
отвѣчаетъ неизмѣннымъ „да", свидѣтельствующимъ о его полной
пассивности; увѣреніе, что передъ нияъ стоитъ тигръ, не произво-
дитъ на него никакого впечатлѣнія; онъ не убѣгаетъ, не пугается,,
а только отвѣчаетъ, что видитъ тигра. Слѣдовательно, въ этомъ-
случаѣ внушается не обманъ чувствъ, а только утвердительный от-
вѣтъ, какъ показываетъ и воспоминаніе испытуемаго. Послѣ про-
бужденія онъ ваявляетъ, что только говорилъ „да", потому что это-
было для него удобнѣе, но что никакого тигра онъ не видѣ.іъ.
Но если тутъ дѣло довольно ясно, то въ другихъ случаяхъ возни-
каютъ затрудненія. Причина ихъ можетъ заключаться въ томъ, чта
сами движенія подаютъ поводъ къ обманамъ чувствъ. Это зависитъ
отъ извѣстнаго взаимодѣйствія между движеніями и предсгавленіями..
Что представленія способны вызывать опредѣденныя движенія, ѳто мы уже-
внвемъ. Здѣсь же нужно покавать, что, и обратно, опредѣленными движѳніями
могутъ быть вызваны опредѣленные душевные процессы (ІМідаИ Stewart, Gratio-
Ы). Вовьмемъ случай ивъ обыденной жиани: вы принимаете позу, соотвѣтствую-
щую гнѣву, в у васъ очень легко появляется аффекгь гнѣва, особенно если ввять
на помощь еще и рѣчь. Что люди могутъ словами довести себя до гнѣва, это
фактъ общевввѣстный. И такъ, вотъ случай, когда особое состояніе души возни-
каетъ въ силу движеній опредѣленныхъ муекуловъ тѣла. Нѣчто похожее мы ви-
димъ и въ гипнозѣ. На этомъ основаны внушенія при помощи мышечнаго чувства
(suggestions d'attltudes или euggestlons par attitude), производившіяся Braid'owb я
Charcot-, если у гяпнотика поднять руки такъ, какъ онѣ вовдѣваются при молитвѣ,
то лицо тоже принимаетъ молитвенное выраженіе. Charcot охотно покавывалъ слѣ-
дующій опыты если гипиотичкѣ поднести ко рту ея руку, какъ бы для воздуш-
наго поцѣлуя, то у нея появится улыбка на губахъ. Если, сложивъ руку въ ку-
лакъ, привести ее въ такое же положеніе, какъ во время гнѣва, то лицо прини-
маетъ гнѣвное выраженіе. Charcot и Bicker увѣряютъ, что возможны и обратныя.
явленія. Если, напримѣръ, фарадическимъ токомъ раздражить мышцы смѣха такъ,
чюбы на лицѣ появилась улыбка, то рука дѣлаегь движеніе, какъ при вовдушномъ
поцѣдуѣ. Если фарадическимъ токомъ раздражать тѣ мышцы лица, которыя при-
даютъ ему гнѣвное выраженіе, то, по увѣренію Charcot, рука тоже принимаетъ.
положеніе, какъ во время гнѣва. Я увѣренъ, что всѣ подобнаго рода внушенія
являются плодомъ выучки.

Можно пользоваться движеніями, какъ пособіемъ для вызы-


ваній обмаповъ чувствъ, именно, въ виду ихъ вліяніяна представле-
нія. Я даю гипнотизированному въ руки воображаемый стаканъ съ.
очень горькимъ ликеромъ. Онъ говоритъ, что никакого ликера тутъ.
В Ы З Ы В А Н І В ОВМАНОВЪ ЧУВОТВЪ ДВИЖВНІЯМИ. 133

«ѣтъ, что рука его пуста. Я не обращаю вниманія на это возраже-


ніе, заставляю его внушеніемъ поднести руку ко рту и выпить ли-
керъ. Медленно и неохотно, но испытуемый все же повинуется;
какъ только рука очутилась возлѣ рта, онъ дѣлаетъ движенія питья
и въ то же время на лнцѣ у него появляется выраженіе ненріятнаго
вкуса. Я спрашиваю, что съ нимъ, и получаю отвѣтъ, что онъ чув-
«твуетъ горечь во рту, что принялъ сейчасъ что то горькое. И такъ,
«ъ этомъ случаѣ сначала существовало полное сознаніе, что ника-
кого ликера нѣтъ, но, подъ вліяніемъ насильно навязаннаго движе-
.нія,внушешевсе таки осуществилось.Другого гипнотика я заставляю
дѣлать движенія пальцами, какъ бы при игрѣ на фортепіанѣ, вну-
шая ему въ то же время, что онъ играетъ. Онъ этому не вѣритъ,
но все же продолжаетъ перебирать пальцами. По мѣрѣ того, какъ
онъ это дѣлаетъ, въ немъ мало по малу возникаетъ представленіе о
фортепіанной игрѣ и, подконецъ, онъ бьетъ пальцами въ полной
увѣренности, что играетъ. Я много разъ испыталъ, что этимъ пу-
темъ, т. е., при помощи сонровождающихъ движенШ, обманы чувствъ
легче вызываются, чѣмъ простымъ словеснымъ внушеніемъ, и я ре-
комендовалъ бы это средство для углубленія гипноза въ подходящихъ
-случаяхъ. Моментъ наступленія обмана чувствъ часто вовсе не мо-
-жетъ быть опредѣленъ, такъ что трудно сказать, имѣемъ ли мы пе-
редъ собою уже настоящій обманъ чувствъ или все еще только на-
•сильственныя движенія.
Впрочемъ, какъ я уже замѣтилъ,наступивпіій уже обманъ чувствъ
можетъ быть исправленъ логическимъ мышленіемъ. Во многихъ слу-
чаяхъ обманъ чувствъ быстро исчезаетъ отъ этого, но въ другихъ
онъ можетъ оставаться долгое время, не смотря на поправку, вне-
сенную мышленіемъ. Если поправка полная, то обманъ чувствъ ос-
тается безъ послѣдствій, невліяетънапостунки.И за всѣмътѣмъ онъ
сохраняетъ всю свою силу. Я предлагаю одному господину, кото-
раго собираюсь гипнотизировать, назвать мнѣ такой предметъ, ко-
торый, по его мнѣнію, никакъ не могъ бы очутиться въ моей ком-
натѣ. Онъ отвѣчаетъ, что никто не увѣритъ его, что у меня въком-
натѣ находится сова. Я его гипнотизирую и дѣлаю послѣ-гипноти-
ческое внушеніе, что онъ увидитъ въ моей комнатѣ сову. Проснув-
шись, онъ увѣряетъ, что отчетливо видитъ сову, что она прико-
вана за ножку, и подробно описываетъ, какъ она выглядитъ. Хотя
онъ отлично знаетъ и говоритъ, что сова ему только мерещится,
тѣмъ не менѣе ея образъ такъ живо стоитъ передъ его глазами, что
онъ съ нѣкоторымъ колебаніемъ рѣшается положить палецъ на то
мѣсто, гдѣ ему видится сова.
Не всегда легко бываетъ въ точности опредѣлить психическое
134 НЕПОЛНЫЕ ОБМАНЫ ЧУВСТБ-Ь.

состоянніс гипнотика, особенно при внушеніи галлюцинацій. Если


во многихъ случаяхъ мышденіе и поступки находятся въ полной
зависимости отъ обмана чувствъ, то въ другихъ ята подчиненность-
менѣе замѣтна. Я. думаю даже, что у большинства гипнотиковъ со-
храняется темное сознаніе того, что дѣло идетъ о чемъ то вообра-
жаемомъ, а не о дѣйствительности. Я внушаю гипнотику, что онъ-
участвуетъ въ сраженіи и долженъ драться. Немедленно онъ всту-
паетъ въ воображаемый бой, наноситъ руками удары, но только на
воздухъ. Когда я кладу платокъ на столъ, указывая на него, какъ
на непріятеля, онъ начинаетъ бить по платку. Новымъ внупіеніемъ
я превраш,аю въ непріятеля одного изъ присутствующихъ: не пере-
ставая сражаться, гипнотикъ все же остерегается задѣть &то лицо»
Иной, навѣрное, подумаетъ, что все это одно притворство. Но я
убѣдился, что дѣло идетъ о вполнѣ реальныхъ, типическихъ гипно-
захъ, при которыхъ, не смотря на обманъ чувствъ, у гипнотика со-
хранилось смутное, какъ бы сонное сознаніе, вліявшее на его поступ-
ки. Это смутное сознаніе, помогавшее гипнотику оріентироваться
въ окружающемъ, не давало ему ударять по человѣку, но не мѣ-
шало бить по платку. Можно, пожалуй, усмотрѣть въ этомъ пове-
деніи гипнотика чистый автоматизмъ. Подобно тому, какъ, идя по-
улицѣ, мы автоматически сторонимся отъ проходяш,йхъ, чтобы не
толкнуть ихъ, хотя заняты совершенно другими предметами, напр.
чтеніемъ газеты, точно такъ же и гипнотикъ остерегается ударять па
человѣку, не смотря на то, что различаетъ его весьміа смутно.
То же самое бываетъ при отрицательныхъ галлю^цинаціяхъ. К а к ь
при положительномъ обманѣ чувствъ, сохраняется темное представ-
леніе, что дѣло идетъ лишь объ обманѣ чувствъ,точно такимъ же обра-
зомъ при отрицательной галлюцинаціи испытуемый все же чув-
ствуетъ устраненный внушеніемъ предметъ, хотя послѣдній и не
доходитъ до его сознанія. Bind и Регё выразили суть дѣла въ
слѣдующемъ изреченіи: „нужно узнавать предметъ, чтобы воспри-
нять его". Въ подтвержденіе своей мысли, они произвели рядъ
опнтовъ, съ успѣхомъ повторенныхъ и мною.
Если И8ъ десяти бѣлыхъ листовъ бумаги яыбрать одинъ я, отмѣтивъ-
на немъ какой нибудь внакъ, сдѣлать этогь листъ яредметонъ отрицательной ври-
тѳльной галлюцинащй, то гипнотикъ видить только 9 листовъ, хотя передъ нимъ-
всѣ 10. На лредложеніе возвратить эти девять листовъ онъ тщательно отбираетъ
всѣ 9 настоящихъ, не трогая дѳсятаго. Слѣдоватвльво, онъ въ состояніи отличить
этогь листъ отъ остальныхъ, хотя самъ того не созваетъ.
Еще иаящнѣе опыты Cory, отчасти повторенные мною въ тѣмъ же результа-
томъ. Я беру листъ бѣдой бумаги и провожу на немъ нѣсхолько неправильну!»
линію. Затѣмъ внушаю гипнотику X., что бумага чиста, что на ней ничего нѣтъ.
X. увѣряетъ, что ничего не видитъ. Нарисовавъ теперь на томъ же листѣ 15 пря-
мыхъ линШ, я спрашиваю X., что онъ видитъ на немъ? «15 ляній»,отвѣчаетъ онъ.
Я начинаю опытъ р.ъивнова, но такъ, что теперь провожу уже не неправильную,
а совершенно прямую линію, и дѣлаю ее невидимой посредствомъ внушенія. При-
ТОЛКОВАЯіе ОТРИЦАТКЛЬНЫХЪ ГАЛЛЮЦИНАЦІЙ. 185

бавивъ къ ней 20 такихъ же линій, я предлагаю X. сосчитать ихъ. Онъ наочиты-


ваетъ 21. Отсюда видно, что устраненная внушеніемъ линія только тогда бываегь
невидима для X., когда онъ можетъ отличить ее оть другихъ. Въ томъ-же родѣ
будетъ олѣдующій опытъ: беру спичку и отмѣчаю ее на одномъ концѣ черниль-
нымъ пятномъ. Затѣмъ дѣлаю внушеніе, что спичка не видна. Беру 29 другихъ
спичекъ и кладу всѣ 30 на стол"^ такъ, чтобы X могъ видѣть чернильное пятно.
На мой вопрооъ X. ваявляетъ, что на столѣ всего 29 спичекъ. Заставивъ X. от-
вернуться, я кладу отмѣченную спичку пятномъ внизъ, чтобы оно не было видно
X. Повернувшись лицомъ къ столу, X ваявляетъ, что на столѣ лежать 30 спичекъ.
Слѣдовательно, спичка не видна для X. только до тѣхъ поръ, пока онъ можетъ
узнать ее по мѣткѣ и отличить отъ другихъ спичекъ.

Изъ этихъ и подобных'ь имъ опытовъ можетъ быть установлено,


что предметъ отрицательной галлюцинаціи узнается гиннотикомъ и
оставляетъ въ его умѣ извѣстное впечатлѣніе, хотя и не восприни-
цается имъ. То же подтверждается и описываемымъ ниже автомати-
ческимъписьмомъ(J^erre Janet),^&шъ вътомъ я убѣдился изъ много-
численныхъ опытовъ, произведенныхъ мною вмѣстѣсъ дирѳкторомъ
SelUn'owh и д-ромъ М. Bessoir'owb. Силою этого впечатлѣнія опре-
дѣляется то, каковы будутъ послѣдствія отрицательной галлюцина-
ціи.Если впечатлѣніе очень слабо, то послѣдствія будутъ таковы, точно
предметъ вовсе не существуетъ. Если же, какъ это бываетъ сплошь
и рядомъ, у испытуемаго остается хотя бы смутное сознаніе при-
сутствія предмета, то послѣдній проявляетъ свое вліяніе на образъ
дѣйствія, вопреки противоположному внушенію. Я внушаю одной
особѣ, что столъ, находившійся между ею и дверью, исчезъ; она
идетъ прямо къ двери, но осторожно обходитъ то мѣсто, гдѣ нахо-
дится столъ. При помощи внушенія я дѣлаю невиднымъ электродъ,
вооруженный фарадическою кисточкою. Замкнувъ токъ, я прикла-
дываю кисточку къ испытуемому, и онъ чувствуетъ сильную боль.
На вопросъ, откуда эта боль, онъ отвѣчаетъ „не знаю, у Васъ върукѣ
ничего нѣтъ^.Тѣмъ неменѣе,онъ боится дотронуться до того мѣста,
гдѣ лежитъ кисточка, или же дотрогивается до него съ величайшею
осторожностью и съ явными признаками боязни. Другому я говорю,
что меня нѣтъ въ комнатѣ, и онъ, повидимому, не видитъ и не слы-
шитъ меня. Не смотря на это, онъ въ точности исполняетъ каждое
дѣлаемое мною внушепіе. Я приказываю ему, говоря отъ второго
или третьяго лица, чтобы онъ взялъ съ дивана подушку и бросилъ
ее на полъ. Приказъ исполняется, хотя и не безъ нѣкотораго ко-
лебанія. Третьему, для котораго я, опять-таки, не существую, я вну-
шаю обманы чувствъ, примѣрно, присутствіе собаки въ комнатѣ и
т, д. Мое внушеніе осуществляется, но, очевидно, только потому,
что испытуемый все же слышитъ мой голосъ, хотя и увѣренъ, что
меня нѣтъ въ комнатѣ. Еще одному я говорю „теперь Вы оглохли'!
Вначалѣ онъ не исполняетъ ни одного моего приказанія. Но
когда я ему нѣсколько разъ повторилъ: „Вы теперь опять слышите",
136 ВЫУЧКА,

онъ начинаетъ повиноваться. Изъ всѣхъ этихг примѣровъ, число


которыхъ я могъ бы еще увеличить, видно, что органы чувствъ
функціонируютъ, что испытуемый воспринимаетъ впечатлѣнія, но
что эти впечатлѣнія не яснодоходятъ до сознанія. Я, разумѣется, не
думаю утверждать, что такъ это бываетъ при всѣхъ положитель-
ныхъ или отрицательныхъ галлюцинаціяхъ; напротивъ того, въ
иныхъ случаяхъ обманъ получается полный. Это зависитъ отъ ин-
дивидуальности и способа внушенія. Я желалъ только охарактери-
зовать н е п о л н ы е и болѣе ч а с т ы е случаи, такъ какъ они иногда
принимаются за притворные и до сихъ поръ никѣмъ не были над-
лежащимъ образомъ оцѣнены.

Всѣ явленія гипноза, о которыхъ до сихъ поръ шла рѣчь, отли-


чались чрезвычайной перемѣнчивостью. Чтобы не затянуть изложе-
ніе, я нарочно выбиралъ только наиболѣе важныя явленія. Но я
долженъ посвятить отдѣльную главу вопросу о гипнотическомъвос-
питаніи или в ы у ч к ѣ (дрессировка). Р е к о м е н д у ю к а ж д о м у
присутствующему при г и п н о т и ч е с к и х ъ о п ы т а х ъ всегда
имѣть въ в и д у э т у в ы у ч к у . Для того, кто только в и д и т ъ
гнпнотическіе опыты, все дѣло неизбѣжно представится въ ложномъ
свѣтѣ, если онъ не обратитъ вниманія на выучку. При гипнотиче-
скихъ демонстраціяхъ присутствующимъ почти всегда предъяв-
ляются только такіе субъэкты, которые подверглись в ы у ч к ѣ в ъ
о п р е д ѣ л е н н о м ъ н а п р а в л е н і и , и такъ какъ направленія
бываютъ разныя, то и результаты тоже получаются разные,
Экспериментаторъ А. интересуется преимущественно явленіемъ а,
и при каждомъ новомъ опытѣ онъ все болѣе и болѣе усиливаетъ
это явленіе. Точно также экспериментаторъ В. съ особенною лю-
бовью занимается явленіемъ Ъ. Очевидно, что въ нервомъ случаѣ а
будетъ доведено до совершенства, тогда какъ Ъ. останется неразви-
тымъ, во второмъ случаѣ будетъ какъ разъ обратное. Такъ, Бре-
славльскіе изслѣдователи въ совершенствѣ изучили подражатель-
ныя движенія, тогда какъ другіе разрабатывали преимущественно
вліяніе движеній на чувствованія (suggestions d'attitude). Понятно,
что кто видитъ только окончательные результаты, а не самую раз-
работку вопроса, будетъ склоненъ вѣрить, что въ обоихъ с.!іучаяхъ
дѣ.ііо идетъ о разныхъ состояніяхъ, тогда какъ на самомъ дѣлѣ од-
на только выучка придала первоначально тождественны мъ состоя-
ніямъ..различный внѣшній обликъ. Экспериментаторъ демонстрируетъ
тѣ явленія, которыя усовершенствованы имъ путемъ выучки, потому
что выучкой часто достигаются наиболѣе поразительные результаты,
ВЫУЧКА. 137

з ъ особенности извѣстныя проворства. Посторонній не знаетъ, что


это только плодъ выучки, и легко дается въ обманъ. Тутъ та же
исторія, что съ дѣтьми, декламирующими передъ посторонними
только тѣ стихи, которые ими хорошо заучены. При помощи выучки
вкспериментаторы производятъ свои объективные признаки, подку-
пающіе тѣхъ,кто видитъ ихъвъпервыйразъ. Но каждый эксперимен-
таторъ производитъ иные объективные признаки, одинъ продолжи-
тельную каталепсію, другой—самую отчетливую эхолалію. На по-
сторонняго эти вещи производятъ впечатлѣніе, потому что онъ не
•знаетъгромаднаго труда,положеннаго на выучку.Вопросъ о выучкѣ—
вопросъ громадной важности. Именно, въ виду этой пестроты гип-
вотическихъ состояній, многіе предполагали тутъ притворство. Въ
с у щ н о с т и же р а з н о о б р а з і е я в л е н і й б о л ь ш е й ч а с т ь ю
е с т ь р е з у л ь т а т ъ р а з л и ч н о й в ы у ч к и , не считая,разумѣется,
индивидуальныхъ различій. Въ этомъ смыслѣ экспериментаторъ, не-
весомнѣнно, вліяетъ на развитіе гипноза (Delboeuf, Jendrassik). Второ-
степенныя явленія, напр. эхолалія, искусственно раздуваются и, въ
концѣ концовъ, несправедливо выдаются за су щественныя явленія гип-
ноза. Выучка яв.іяется для экспериментатора источникомъ величай-
іпихъ ошибокъ, потому что испытуемый склоненъ поддаваться намѣре-
віямъ экспериментатора и такимъ образомъ его же вводитъ въ заблуж-
*деяіе. Помимо желанія самого экспериментатора, тонъ его голоса мо-
жетъ побудить гнпнотика къ извѣстнымъ дѣйствіямъ, которыхъ тотъ
отъ него ожидаетъ". Присутствіе постороннихъ и видъ другихъ
гипнотизированныхъ тоже имѣютъ здѣсь существенное вліяніе
{Bertrand). Вліяніе подражательности сказывается иногда съ пора-
зительной силой. Я гипнотизирую X., лишаю его внушеніемъ способ-
ности рѣчи, но при этомъ неумышленно дотрогиваюсь правой ру-
кой до его лѣваго плеча. Y видѣлъ это въ гипнозѣ, и вотъ онъ пере-
стаетъ говорить каждый разъ, когда я притронусь правойрукой къ
•его лѣвому плечу. Онъ думаетъ, что это сигналъ къ потерѣ рѣчи.
Посредствомъ выучки гипнотикъ усваиваетъ способность отгады-
вать все, что находится въ намѣреніяхъ экспериментатора. По-
«лѣднему ничего не нужно и говорить; малѣйшаго движенія его
достаточно, чтобы гипнотикъ отгада-іъ его мысль. Не нужно думать,
что для выучки всегда нужно много времени; Delboeuf j удалось
въ нѣско.іько часовъ вызвать у одного изъ своихъ испытуемыхъ всѣ
тіеріоды Charcot. Я привелъ эти замѣчанія съ тѣмъ, чтобы предо-
стеречь читателей не п р и д а в а т ь с л и ш к о м ъ б о л ь ш о г о з н а -
ч е н і я д е м о н с т р а ц і я м ъ , въ особенности,когда п р е д м е т о м ъ
ихъ я в л я ю т с я я к о б ы о б ъ е к т и в н ы е п р и з н а к и , н е д о с т у п -
н ы е п р и т в о р с т в у . Надо всегда помнить въ этихъ случаяхъ, что
138 ВЫУЧКА.

иной Еажущійся недоступнымъ подражанію признакъ просто воспн-


танъ въ субъектѣ и, пожалуй, путемъ упражненія можетъ быть
произведенъ и безъ гипноза.
Говоря о выучкѣ, я до сихъ поръ имѣлъ въ виду только искус-
ственное воспитаніе извѣстныхъ признаковъ. Но подъ выучкой ра-
зумѣютъ и' тѣ видоизмѣненія гипноза, которыя обнаруживаются при
частомъ повтореніи его.
Мы уже видѣли выше, что гипнозъ часто наступаетъ лишь по-
слѣ многихъ сеансовъ, какъ это Husson описалъ въ 1831 относи-
тельно иагнетическаго сна. Въ другихъ случаяхъ глубокій гипнозъ
достигается не иначе, какъ послѣ извѣстной выучки въ цѣломъ рядѣ
сеансовъ. Въ одномъ случаѣ я только послѣ 80 опытовъ добился
глубокаго гипноза съ обманами чувствъ, тогда какъ раньше полу-
чались лишь болѣе легкія состоянія. Кромѣ того, благодаря выучкѣ,
гипнозъ не только выходитъ болѣе глубокимъ, но и скорѣе насту-
паетъ. Безспорно, однако, и то, что даже глубокіе гипнозы дости-
гаются иногда уже въ первомъ сеансѣ, такъ что Ford правъ, пре-
достерегая отъ преувеличеній. Такъ, напримѣръ, одинъ изъ моихъ
испытуемыхъ уже въ первомъ опытѣ погрузился чрезъ минуту въ
такой глубокій гипнозъ, что мнѣ сряду же удалось вызвать у него
отрицательныя послѣ-гипнотическія галлюцинаціи.
Но гипнотическое воспитаніе часто необходимо для того, чтобы^
по возможности, углубить гипнозъ. я рекомендовалъ бы при этомъ
нѣкоторую методичность дѣйствій, потому что иначе легко можно и
не достигнуть цѣли. Надо внушать вещи, которыя не выходятъ изъ
предѣловъ возможнаго, и затѣмъ уже постепенно переходить къ бо-
лѣе сложнымъ внушеніямъ. Этимъ путемъ мы достигнемъ гораздо
большаго, чѣмъ стараніемъ немедленно создавать невозможныя по-
ложенія, на которыя испытуемый даетъ отказъ. Если какое-нибудь
внушеніе нѣсколько разъ не удавалось, то у испитуемаго легко мо-
жетъ возникнуть самовнушеніе, что онъ невоспріимчивъ къ этому
или какимъ нибудь другимъ внушеніямъ (Forel). Отсюда часто про-
истекаетъ трудно поправимый вредъ для успѣха внушеній и въ по-
слѣдующихъ гипнозахъ. Эта постепенность необходима въ особен-
ности при п о с л ѣ - г и п н о т и ч е с к и х ъ внушенія.^ъ.Вотъгосподинъ,
гипнотизированный въ первый разъ. Я внушаю ему, что послѣ про-
бужденія онъ меня обругаетъ. Онъ этого не дѣлаетъ, но тутъ же съ-
готовностью исполняетъ другое послѣ-гипнотическое внушеше^
именно, завѣреніе въ полномъ своемъ благополучіи. Если первона-
чально у него существовала только легкая степень воспріимчивости
къ послѣ-гипнотическимъ внушеніямъ, то при дальнѣйшихъ опы-
ВЫУЧКА. 139

тахъ воспріимчивость росла и испытуемый исполнялъ многія другія


внушенія.

Этимъ я заканчиваю симптоматологію гипноза. Мы видѣли, что-


явленія гипноза въ высшей степени разнообразны, и я прибавлю къ
этому, что едва ли найдется два человѣка, у которыхъ они были бы
совершенно тождественны. Какъ нѣтъ двухъ людей, у которыхъ-
организмы, при всей ихъ закономѣрности, были совершенно схожи,
какъ нормальная душевная жизнь одного человѣка никогда не бы-
ваетъ точнымъ сколкомъ съ жизни другого, такъ же точно это бы-
ваетъ и при гипнозѣ. У одного ярче выступаетъ одно, у другого-
другое явленіе. Нѣтъ человѣка, у котораго существовали бы всѣ
явленія гипноза, точно также какъ нельзя найти такого больного, у
котораго имѣлись бы въ наличности всѣ признаки болѣзни,вычиты-
ваемая изъ теоритйческихъ описаній.
VI. Родетвенныя еоетоянія.
Чтобы облегчить себѣ изученіе какого нибудь мало иаслѣдован-
жаго состоянія, обыкновенно стараются сравнивать его съ другими
•состояніями, болѣе извѣстными. Поищемъ-же, поэтому, не найдутся
ли гдѣ нибудь точки сонрикосновенія съ гиннозомъ? Уже самое на-
-званіе показываетъ на нѣвоторое сходство между обыкновеннымъ
• сномъ (hypnos) и гиннозомъ. Некоторые изслѣдователи, LiebeauU,
Bernheim, Brullard и J^oreZ, даже прямо видѣли въ гипнозѣ обыкно-
венный сонъ: человѣкъ, погружающійся въ сонъ самопроизвольно,
•остается въ общеніи только съ собою, тогда какъ загипнотизирован-
I ный находится въ общеніи съ тѣмъ, кто его усыпилъ,— вотъ един-
ственная разница между сномъ и гиннозомъ.
Мнѣ кажется, однако, что такое отождествленіе не можетъ
<»ыть принято безъ оговорокъ. Необходимо, прежде всего, провести
разграниченіе между легкими и глубокими гипнозами. Мы знаемъ,
что въ легкихъ гипнозахъ существуетъ только задержка произволь-
ныхъ движеній и что воспоминаніе потомъ вполнѣ возстановляется.
і Во снѣ мы привыкли предполагать потемнѣніе сознанія, а между
; тѣмъ въ легкихъ гипнозахъ сознаніе то именно остается въ сохран-
' ности; испытуемый познаетъ все, что съ нимъ дѣлаютъ, да и послѣ
память ему. не измѣняетъ. Я не думаю, поэтому, чтобы легкіе
гипнозы можно было ставить въ близкое соотношеніе ко сну. Не
усматриваю также никакой пользы отъ сравненія легкихъ гипнозовъ
съ тѣми состояніями, которыя предшествуютъ ему, съ сонливостью
и усталостью. Мы видѣли, правда, что чувство усталости не чуждо
этимъ гипнотическимъ состояніямъ. Но, съ другой стороны, глав-
нымъ признакомъ ихъ являлось то, что произвольныя мышцы выхо-
дили^ изъ подчиненія волѣ, чего не замѣчается при сонливости. И
,въ послѣднемъ случаѣ тоже существуетъ неонредѣленное чувство
утомленія въ мышцахъ, вмѣстѣ съ тяжестью въ членахъ; но сопли-
гипнозъ и сонъ. 141^

вый человѣкъ въ силахъ выполнить всѣ движенія, которыя пред- ^


ставляются ему желательными, только, пожалуй, нѣсколько не-
уклюже. О той же чрезвычайной подавленности воли, которая имѣетъ
мѣсто въ гипнозѣ, тутъ нѣтъ и помину.
Далѣе, легкія гипнотическія состоянія отличаются отъ началь-
ныхъ періодовъ сна тѣмъ, что въ послѣднемъ происходятъ опредѣ-
ленныя разстройства сознанія. Теченіе представленій или вспоми-
наемыхъ образовъ отчасти уже выходитъ изъ подъ контроля воли,,
тогда какъ въ легкихъ гиннотическихъ состояніяхъ ослабѣваютъ
лишь произвольныя движенія. Въ начальномъ періодѣ сна чувствен-
ныя впечатлѣнія перестаютъ претворяться обычнымъ порядкомъ въ
сознательныя представденія; многое изъ того, что обыкновенно воз-
буждаетъ нашъ интересъ, привлекаетъ къ себѣ наше вниманіе,
остается теперь потеряннымъ для слуха и зрѣнія, и человѣкомъ-
начинаетъ овладѣвать мечтательность, надъ которою воля его без-
сильна. Ничего похожаго не замѣчается въ легкихъ гипнотическихъ
состояніяхъ.
Не лишне будегь указать по этому поводу на невѣрность обще распростра-
ненной терминологіи: о людяхъ, находящихся въ гипновѣ, очень часто выражаются,
что они опять, и многіе прямо таки отождествляютъ эти два поаятія. Я считаю-
подобный способъ выражения ва злоупотребленіе словами, потому что, какъ мною-
уже пояснено, при многихъ гипнотическихъ состояніяхъ нѣтъ ни единаго привнака
сна, а между тѣмъ ивъ неправильной терминологіи часто дѣлаются совершенно
ложныя заключенія, причиняющія большую путаницу.
Совсѣмъ иное мы видимъ въ глубокомъ гипнозѣ. Онъ характе-
ризуется многоразличными обманами чувствъ, стояш;ими очень близко'
къ нашимъ ночнымъ сновидѣніямъ. Чтобы провести между ними
сравненіе, разсмотримъ о б р а в о в а н і е сновидѣній во время обы-
кновеннаго сна. По способу происхожденія, различаютъ два рода
сшот^ѣшй (Spitta): 1 ) с н о в и д ѣ н і я в с л ѣ д с т в і е р а з д р а ж е н і я
н е р в о в ъ и 2) с н о в и д ѣ н і я , о б у с л о в л и в а е м ы я а с с о ц і а ц і е й
идей. Первыя, имѣющія самый широкій кругъ распространенія,^
возникаютъ въ силу того, что на тѣло дѣйствуетъ какое либо нерв-
ное раздраженіе, проводимое къ мозгу. Это нервное раздраженіе-
ощущается, конечно, оно порождаетъ даже воспріятіе, въ силу про-
буждаемаго имъ въ воспоминаніи образа. Но послѣдній не соотвѣт-
ствуетъ дѣйствительному нервному раздраженію, которое можетъ
быть правильно оцѣнено лишь при цѣлости вниманія. Какой именно-
всплыветъ при этомъ вспоминаемый образъ, какое возникнетъ сно-
видѣніе,—опредѣлить трудно, потому что оно зависитъ отъ мно-
гихъ моментовъ, ускользающихъ пока отъ нашего пониманія. Мно-
гочисленныя объясненія, представленныя въ этомъ отношеніи 5сЛег-
мег'омъ, не очень убѣдительны. Впрочемъ, вспоминаемый образъ,
возникающій подъ вліяніемънервнагораздраженія, находится иногдеи
142 ПРОИСХОЖДЕНІЕ СВОВИДѢВІЙ.

въ связи съ существующимъ уже сновидѣніемъ, „Если ораторъпро-


износитъ во снѣ рѣчь, то всяаій шумъ въ комнатѣ кажется ему вы-
раженіемъ одобренія со сторонывоображаемыхъслушателей" (Wal-
ter Scott).
Раздраженіемъ нервовъ можно, какъ извѣстно, вызвать и с к у с -
с т в е н н ы я с н о в и д ѣ н і я . Окатите спящаго человѣка водою, и
ему привидится во снѣ ливень (Leixner). Сюда относится рядъ оны-
товъ, произведенныхъ Maury надъ самимъ собою во время сна; когда
ему подносили къ носу одеколонъ, онъ видѣлъ себя во снѣ стоя-
щимъ въ лавкѣ Фарины въ Каирѣ. Подобная же наблюденія опи-
сали Вгеуег, PrSvost, Негѵеу, Parish, Tissi6 и многіе другіе.
Второй родъ сновидѣній обусловливается а с с о ц і а ц і е й и д е й ;
они возникаютъ въ силу первичнаго центральнаго акта. Вспоминае-
мый образъ пробуждается не вслѣдствіе периферическаго раздраже-
нія, а непосредственною дѣятельностью мозга.
Нѣкоторымъ образомъ какъ бы въ серединѣ между этими сно-
видѣніями стоятъ тѣ, которыя я назвалъ бы в н у ш е н н ы м и . Въ
этомъ случаѣ на спящаго человѣка дѣйствуетъ не нервное раздра-
женіе, истолковываемое имъ по произволу, а ему подсказываютъ,
что онъ д о л ж е я ъ видѣть во снѣ (Вей, Машу, Мах Simon). Одинъ
мой знакомый увѣряетъ свою спящую дочь, что она видитъ воронъ;
она дѣйствительно видитъ ихъ и послѣ пробужденія разсказываетъ
о своемъ снѣ. Въ другіе разы этотъ опытъ не удавался, Нѣкоторыя
фазы сна, какъ кажется, болѣё пригодны для подобныхъ сновидѣній,
чѣмъ другія. Delboeuf полагаетъ, что промежуточное состояніе между
сномъ и бдѣніемъ наиболѣе подходящее время для внушенпыхъ сно-
видѣній; онъ высказываетъ даже такое мнѣніе, что многія нервныя
и душевныя болѣзни получаютъ свое начало въ.естественномъ вну-
шеніи, сдѣланномъ въ упомянутое время и развившемся потомъ въ
видѣ послѣ-гипнотическаго внушенія. Съ сновидѣніями послѣдняго
рода, съ внушенными сновидѣніями, тождественны, по способу сво-
его развитія, внушенные въ гипнозѣ обманы чувствъ.
Но другія сновидѣнія тоже ничѣмъ существеннымъ не отли-
чаются, по своему развитію, отъ видѣній во время гипноза. Съ наи-
большей ясностью это видно, если для сравненій взять особый родъ
внушеній, напримѣръ, упомянутыя выше (стр. 130) галлюцинаціи,
вызываемыя нервнымъ раздраженіемъ и совершенно тождественныя
съ сновидѣніями отъ нервнаго раздраженія. Я загипнотизировалъ
одну особу; не говоря ни слова, я сильно дую возлѣ нея раздуваль-
ными мѣхами. Свистъ мѣховъ вызываетъ центральное возбужденіе,
и испытуемая думаетъ, что слышитъ свистъ локомотива. Съ этимі въ
умѣ ея связывается настоящій сонъ о желѣзнодорожномъ поѣздѣ, ко-
ПРОИСХОЖДЕНІИ СНОВИД«НІЙ. 143

торый она видитъ, находясь, какъ ей кажется, на платформѣ въ Ше-


небергѣ и т. д. Это то же самое, что при ночномъ сновидѣніи отъ
нервнаго раздраженія, Еогда стукъ упавшаго стула претворяется
спящимъ въ выстрѣлъ, и ему снится сраженіе. Мы видимъ, слѣдо-
вательно, что въ гипнозѣ нервныя раздраженія подвергаются такой
же невѣрной оцѣнкѣ, какъ и во снѣ, на что указываетъ и TissiS,
когда, напр.,маленькій шумъ принимается за выстрѣлъ, легкое при-
косновеніе руки за укушеніе собаки. Я молча барабаню по столу;
гипнотикъ слышитъ это и ему тотчасъ же снится барабанный бой,
передъ нимъ проходятъ солдаты, онъ видитъ себя на улицѣ и т. д.
Tissie замѣчаетъ, что зрительныя впечатлѣнія рѣдко подаютъ поводъ
къ сновидѣніямъ, потому что мы обыкновенно спимъ, во-первыхъ,
въ темнотѣ, во-вторыхъ, съ совершенно закрытыми глазами. Однако,
при помощи свѣта, можно вызвать сновидѣнія и въ натуральномъ
снѣ. Любопытно, во всякомъ случаѣ, что и изъ новѣйшихъ изслѣдо-
ваній оснѣ выяснилось вообще, что сновидѣнія отъ нервныхъ раздра-
женій чаще всего имѣютъ своимъ источнивомъ слуховыя впечатлѣ-
нія, подобно тому какъ въ гипнозѣ (Mary Whiton Calkins).
Одно ясно изъ приведенныхъ мною сравненій, невѣрность раз-
дѣляемаго многими мнѣнія, будто во снѣ превращается общеніе съ
внѣшнимъ міромъ. Напротивъ того, все большее и большее число
приверженцевъ пріобрѣтаетъ противоположный взглядъ, что громад-
ное большинство сновидѣній зависитъ отъ чувственныхъ раздраже-
ній (Wnndt, Weygandt). Эта разомкнутость для раздраженій, про-
водимыхъ къ мозгу внѣ контроля самосознанія и потому подвергаю-
щихся неправильному толкованію, свойственна въ одинаковой мѣрѣ
какъ обыкновенному сну, такъ и гипнозу. Кромѣ того, изъ послѣд-
нихъ разъясненій видно, что тѣ самыя средства, которыми мы дѣ-
лаемъ внушеніе во время гипноза, достаточны и для того, чтобы
вызвать видѣнія во снѣ. Если между ними и есть какая нибудь
разница, то развѣ количественная, такъ какъ въ гипнозѣ боль-
шинство обмановъ чувствъ внушается непосредственно, а во снѣ
большинство сновидѣній порождается какимъ либо перифериче-
скимъ раздраженіемъ, которое уже въ мозгу спящаго получаетъ
спеціальную разработку. Качественнаго же различія въ этомъ отно-
шеніи не существуетъ, хотя Sully потому именно и разграничиваетъ
сонъ отъ гипноза, что сновидѣнія будто бы возникаютъ въ первомъ
совсѣмъ иначе, чѣмъ галлюцинаціи во второмъ.
И такъ, происхожденіе сновидѣній во снѣ и въ гипнозѣ одина-
ково, да и содержаніе ихъ не различно. Я, разумѣется, не могу
вдаваться здѣсь во всѣ мелочи; но тотъ обычный фактъ, что во снѣ
мы сознаемъ себя въ иномъ положеніи, испытываемъ различ-
144 СОДВРЖАНІЕ и число СНОВИДІНІЙ.

наго рода обманы яувствъ, этотъ фактъ повторяется и въ гип-


нозѣ. Какъ гипнотикъ можетъ быть перенесенъ въ болѣе ранній пе-
ріодъ жизни, такъ то же самое происходитъ и во снѣ. Многіе, какъ.
извѣстно, очень часто видятъ себя во снѣ сдающими экзаменъ.
зрѣлости, хотя съ тѣхъ поръ протекли десятки лѣтъ. Даже полная
перемѣна личности и та имѣетъ мѣсто въ ночныхъ сновидѣніяхъ.
Одинъ офицёръ, большой поклонникъ Ганнибала, разсказывалъ мнѣ,
что, нереплотившись въ своего героя, онъ однажды далъ во снѣ во-
ображаемое сраженіе. Другой господинъ выказалъ себя еще менѣе
скромнымъ: для него Ганнибалъ былъ слишкомъ мелокъ, онъ разъ-
видѣлъ себя во снѣ Богомъ и владыкой вселенной.
Нельзя также говорить о разницѣ въ ч и с л ѣ сновидѣній между
гипнозомъ и сномъ, нельзя уже потому, что о числѣ ночныхъ сно-
видѣній ничего достовѣрнаго неизвѣстно. Если, по мнѣнію однихъ,
сновидѣнія возможны только въ теченіе опредѣленнаго короткаго
періода сна, то другіе, Kant, For el, Exner и Simonin, вовсе отри-
цаютъ сонъ безъ сновидѣній; по ихъ словамъ, мы видимъ сны по-
стоянно, но только о многихъ изъ нихъ тотчасъ же забываемъ.
Если, такимъ образомъ, сновидѣнія въ гипнозѣ и во снѣ имѣютъ
одинаковое происхожденіе и одинаковое содержаніе, то уже отсюда
съ вѣроятностью слѣдуетъ, что гипнотическія сновидѣнія не могутъ
быть болѣе вредными для здоровья, чѣмъ сновидѣнія въ обыкновен-
номъ снѣ.
За всѣмъ тѣмъ, существенную разницу между явленіями глубо-
каго гипноза и сна можно было бы усмотрѣть въслѣдующихъ обстоя-
тельствахъ: 1) въ кажущейся логической связи между собственными
мыслями гипнотика и внушенной ему идеей; 2) въ движеніяхъ
гипнотика, особливо въ его разговорѣ, который можетъ принять ха-
рактеръ настоящей бесѣды между нимъ и экспериментаторомъ.
Что касается перваго пункта, то мы видѣлн (стр. 120), что къ
опредѣленному представленію иногда логическимъ путемъ примы-
каетъ цѣлый рядъ другихъ представленій. И тѣмъ не менѣе отличіе
отъ сна только кажущееся. Правда, что покуда владычествуетъ-
внушенная въ гипнозѣ идея, до тѣхъ поръ къ ней часто присоеди-
няются и другія представленія. Но въ общемъ это присоединеніе
происходитъ чисто механически, въ силу заученныхъ ассоціацій. И,
во всякомъ случаѣ, вся связь можетъ быть въ любой моментъ ра-
зорвана внушеніемъ, точно такъ же какъ въ каждую минуту мо-
жетъ измѣниться и весь кругъ представленій. Уже это показываетъ,
• что самосознаніе не въ силахъ дѣдтельно связывать представленія.
Упомянутая логичность существуетъ лишь до тѣхъ поръ, пока
экспериментаторъ ее допускаетъ. Въ ночныхъ сновидѣніяхъ, ко-
АССОЦІАЦІЯ ИДЕЙ во сн® й вѣ ггіпйозѣ. , 145

торыя, по BadstocJc'j, должны быть вообще сведены къ перемеж-


камъ въ логическомъ мышленіи, мы не часто видимъ подобную ло-
гическую стройность, потому что при нихъ въ центрѣ рѣдко стано-
вится определенная идея, какъ при гипнотичесвомъ внушеніи. Въ
гипнозѣ вниманіе испытуемаго обращено на экспериментатора; идеи,
имъ внушаемня, принимаются, другія нѣтъ. Во снѣ же мозгу до-
ставляются разнообразнѣйшія ощущенія, и такъ какъ вниманіе спя-
щаго не сосредоточено на одномъ спеціальномъ пунктѣ, то тутъ го-
раздо менѣе легко получить перевѣсъ какой-нибудь одной опред'Ѵ
ленной идеѣ. Однако, что и въ ночныхъ сновидѣніяхъ можетъ про-
явиться извѣстная логическая связь, коль скоро возобладаетъ опре-
дѣленная идея,—это доказывается тѣми случаями, когда человѣкъ
совершаетъ во снѣ цѣлесообразную умственную работу. Ограни-
чусь лишь нѣсколькими примѣрами; извѣстно, что Voltaire сочинялъ\
во снѣ стихи, что математики иногда находили во снѣ рѣшеніе/
трудныхъ задачъ, что знаменитый физіологъ Burdach былъ обязан'^
нѣкоторыми своими научными идеями ночному сну. Наконецъ,\
Maury показалъ,что сонныя грезы, лишенныя, повидимому, всякой/
связи, все я;е представляютъ нѣкоторое родство между собою, щ
своимъ ассоціаціямъ.
. Еакъ о дальнѣйшемъ отличіи, я упомянулъ о движеніяхъ, про-
исходящихъ въ гипнозѣ и чуждыхъ сну. Но можно навѣрное ска-
зать, что о качественной разницѣ тутъ нѣтъ и рѣчн, потому что
движенія производятся и во снѣ (Hans Virchow). Отчасти мышеч-
ная дѣятельность происходить во снѣ, въ силу того, что человѣкъ
продолжаетъ автоматически движете, начатое имъ еще въ бодр-
ствующемъ состояніи. Это бываетъ, напримѣръ, у людей, которые
засыпаютъ на опредѣленномъ движеніи. Они продолжаютъ это дви-
ж е т е и во снѣ; такъ, кучера правятъ лошадьми, наѣздники держатъ
поводья, не сваливаясь. То же самое мы видимъ и у птицъ, кото-j
рыя засыпаютъ стоя. Во всѣхъ этихъ случаяхъ мышечная дѣятель-
ность представляетъ большое сходство съ описанными раньше (стр.
59) сведеніями и продолженными движсніями.
Независимо отъ этого, при помощи внѣшнихъ раздраженій, мо-
жно вызвать во снѣ движенія, по всѣмъ видимостямъ, происходящія
не вовсе безъ участія сознанія. Если какая нибудь часть тѣла
оголяется, то спящій натягиваетъ на нее одѣяло; пощекочите его,
и онъ начнетъ чесаться. Подобныя явленія все еще, пожалуй, мо-
гутъ быть отнесены къ соматическимъ рефлексамъ, безъ всякой пси-
хической дѣятельности, что, замѣчу къ слову, нимало не доказано;
но этого ужъ никакъ не.іъзя сказать въ примѣненіи въ движеніямъі
которыя исполняются во снѣ дѣтьми, по приказанію. Скажите по-'
Модль, Гиинотиамъ, 10
146 ДВИЯСЕВІЯ в о С В « и ВЪ ГИПН08Ф.

груженному ВЪ сонъ ребенку, чтобы онъ перевернулся, и онъ это


иснолнитъ, не просыпаясь. Вотъ автъ, который, какъ это дѣлаетъ
Ewald, смѣло можетъ быть поставленъ въ одинъ рядъ съ явленіями
гипноза, гдѣ точно такія же движенія, только въ еще большихъ раз-
мѣрахъ, выполняются по приказу экспериментатора. Стало быть,
мы имѣемъ тутъ примѣры, въ которыхъ внѣшними раздраженіями
были вызваны движенія во снѣ.
Еще чаще движенія происходятъ, подъ вліяніемъ сновидѣній.
Что въ особенности дѣти часто хохочутъ во снѣ, если имъ . при-
снится что нибудь весе.іое, это всякому извѣстію. Одна моя знако-
мая видѣла во снѣ лампу и затушила ее, производя дующія движе-
нія ртомъ. Ее тутъ же разбудили и она разсказала свой сонъ,
несомнѣнно, бывшій причиною упомянутыхъ движеііій ртомъ. Что
многіе, въ особенности дѣти, кричатъ при видѣ страшныхъ сновъ,
это тоже всѣмъ извѣстно.
Значительно ярче двняіенія, обусловливаемыя сновидѣніями,
выступаютъ у тѣхъ людей, которыхъ мы называемъ с о м н а м-
б у л а м и (лунатиками) и вся характеристика которыхъ соб-
ственно и сводится къ нодобнымъ движеніямъ. Сходство между
гипнозомъ и сонамбулизмомъ до того велико, что для обоихъ сос-
тояній употребляютъ одно и то же названіе сомнамбуліи {Bichet),
обозначая первое какъ искусственную, а второе какъ естественную
или самопроизвольную сомнамбулію, такъ какъ, по вѣрному замѣча-
нію Poincelot, искусственная сомнамбулія тоже натуральна. При
послѣдней формѣ наблюдаются всевозможныя движснія; въ ней раз-
личаютъ три степени: 1) ту, когда спящій только говоритъ, 2) ту,
при коюрой спящШ дѣлаетъ^разнагб рода движепія, но ^ а е ^ въ
постели, 3) ту, при которой опъ встаетъ, брОдитъ и выполняетъ са-
мыяхложныя дѣйствія. Первыя двѣ степени встрѣчаются, по моимъ
наблюденіямъ, у л ю д е й , безусловно здоровыхъ, хотя и съ нѣсколько
сангвиническимъ темпераментомъ. Что же до третьей степени, то
далеко еще не рѣшено, въ самомъ ли дѣлѣ она свойственна
только больнымъ. Я имѣю нѣкоторое основаніе думать, что въ осо-
бенности у дѣтей она иной разъ наблюдается и независимо отъ бо-
лѣзненной конституціи. Если непремѣнно ж е л а т ь найти послѣднюю,
то она найдется и у самаго здороваго человѣка. Что касается дви-
женій во снѣ, то, по моимъ наблюденіямъ, къ движеніямъ въ гип-

') ВтШедпі и Wmd справедливо называютъ это состояние не сомнамбулизмом!.,


а сомнабуліей; окончаніе и з м ъ , прибавленное къ иностраниымъ словамъ, означа-
отъ не состояніе, а дѣйствіе, занятіе, пауку и т. п. Въ послѣдующсмъ я буду при-
держиваться транскринціи упомянутыхъ авторовъ.
оомнлмвглійі 147

нозѣ наиболѣе склонны такіе люди, которые отличаются живостью


и въ обыкновенномъснѣ, т. е. разговаривают^ или мечутся въ пос-
тели. Какъ бы то ни было, мы видимъ теперь, что движенія во снѣ
возможны, и что, слѣдовательно, движенія гипнотиковъ, въ особен-
ности если они появляются какъ слѣдствіе внушенныхъ обмановъ
чувствъ, отнюдь не представляютъ фундаментальной противуполож-
ности сну.
Точно также и того обстоятельства, что гипнотикъ можетъ
вести бесѣду съ другимъ, недостаточно для проведенія раздѣли-
тельной черты между гипнозомъ и сномъ, хотя Wernich, ошибочно
усматриваетъ тутъ разницу. Сколько людей отвѣчаютъ во снѣ
на вопросы, повинуются приказаніямъ. На сколько я могу судить
по чужимъ и моимъ наблюденіямъ, особенно охотно они отвѣ-
чаютъ воснѣ, когда къ нимъ обращается лицо, занимающее вы-
дающееся положеніе въ ихъ сознанія. Такъ, дѣти разговариваютъ
съ матерью, соночлежники другъ съ другомъ. Всего легче бесѣда
завязывается въ томъ случаѣ, аогда бодрствующій умѣетъ подхва-
тить выраженный спящимъходъ идей и тѣмъ какъ-бы вкрасться въ
его сознаніе {Brandis). Одна моя знакомая А. видитъ во снѣ нѣко-
его X. Мужу своему, спящему съ нею въ одной комнатѣ, она отвѣ-
чаетъ только когда онъ говоритъ съ нею въ лицѣ X.; если же онъ
обращается къ ней отъ собственнаго лица, то она безмолвствуетъ.
Въ заключеніе, прибавлю, что есть люди, которыхъ трудно по-
будить въ гипнозѣ къ движеніямъ, не смотря на то, что у нихъ мо-
жно вызвать всевозможныя сновидѣнія.
Въ предыдущемъ, я надѣюсь, мнѣ удалось доказать, что нѣтъ
никакого основанія совершенно отдѣлить глубокій гипнозъ отъ сна.
Даже для поелѣ-гипнотическаго внушенія можно найти подобія во
Сйѣ {LiebeauU, Tissie, Exner). Вліяніе ночныхъ сновидѣній на ор-
ганизмъ труднѣе поддается наблюденію, чѣмъ вліяніе гипнотичес-
кихъ внушеній, такъ какъ большинство сновъ исчезаетъ изъ памяти.
Но бываютъ исключенія. Люди, которымъ снятся выстрѣлы и ко-
торые просыпаются отъ нихъ, все еще слышатъ послѣ пробужденія
гудѣніе въ ушахъ {Мах Simon). Другіе чувствуютъ послѣ пробуж-
денія боль, которая испытывалась ими во снѣ {Charpignon). Отмѣчу
вкратцѣ другія подобныя же явленія, которыя могутъ быть постав-
лены въ параллель съ непрерывнымъ послѣ-гипнотическимъ внуше-
ніемъ, именно, сновидѣнія, переходящія и въ бодрствующую жизнь.
Бываютъ, какъ извѣстно, сны, отличающіеся такою живостью, что
принимаются за дѣйствительность даже послѣ пробужденія и не
вѣрится, чтобы они были сонныя видѣнія (Brierre de Boismont).
Вообще мы знаемъ, что сны оказываютъ вліяніе даже на просвѣ-
J0*
148 ПОДОВІЯ ПОСЛѢ-ГИПНОТИЧИСКАГО ВЯУШЕНІЯ в о СНѢ.

щеннѣйшихъ людей. Многіе чувствуютъ себя днсмъ не въ духѣ,


если видѣли ночью тревожный сонъ. Въ своихъ изслѣдованіяхъ надъ
сновидѣніями Пееггѵадеп нашелъ, что отъ частвіхъ сновъ портится
настроеше духа. SL знаю больныхъ, у которыхъ болѣзнь ухудшается
днемъ, если она наканунѣ имъ снилась; такъ, одинъ заика начина-
етъ сильнѣе заикаться днемъ, если ему ночью приснилось заикапіе.
Повсюду мы видимъ аналогіи съ послѣ-гипнотическимъ внушеніемъ.
Извѣстно нѣсколько случаевъ, когда люди видѣли во снѣ, что при-
няли слабительное, которое послѣ пробужденія возымѣло свое
дѣйствіе.
Сюда же, быть можетъ, надо отнести и случаи Fere у дѣвутки,
которой нѣсколько ночей подрядъ снились преслѣдованія мущпнъ.
Она съ каждымъ днемъ теряла силы, и слабость ногъ возрасла, ііако-
нецъ, до такой степени, чтоунея развилась истерическая параплегія
обѣихъ нижнихъ конечностей. Другое явленіе въ томъ же родѣ,
описанное многими психіатрами, сводится къ тому, что нѣкоторыя
формы душевнаго разстройства полвляются впервые во спѣ. Grie-
singer говоритъ о бредахъ, которые выступаютъ сначала во снѣ, а
потомъуже переходятъ въ бодрствующую жизнь. Точно также, при
такъ назыв. импульсивномъ помѣшательствѣ, было замѣчено (JEsqui-
rol), что больные получали во снѣ повелѣнія совершить то, что они
потомъ привели въ исполненіе. Сюда же принадлежитъ случай, опи-
санный 1844. Sauvet и Могеаи(тъ Тура), въкотороыъ больному яв-
лялись во снѣ видѣнія, мало-по-малу отразившіяся и на бодрствую-
щей жизни и, въ видѣ прямого велѣнія, побудившія его покинуть
свойдомъ. Тогашшразсказываетъслучай,—не особенно, правда, убѣ-
дительный—что женщина совершила проступокъ, на который она
была увлечена видѣннымъ ею сномъ. Понятно, что подобные фак-
ты очень трз'дно поддаются наблюденію; но въ высшей степени вѣ-
роятно, что у совершенно здоровыхъ людей сны оставляютъ под-
часъ прочные слѣды. Еще Аристотель утверждалъ, что многіе на-
ши поступки имѣютъ своимъ источникомъ какой-нибудь ночной
сонъ.
Хотя, какъ мы видѣли, глубокій гипнозъ и обыкновенный сонъ
представляютъ нѣкоторое сходство между собою и очень близки въ
особенности по отношенію къ сновидѣніямъ, тѣмъ не менѣе отсюда
еще далеко до тождества между ними. Въ сновидѣніяхъ мы имѣемъ
лишь о д и н ъ изъ признаковъ сна и, слѣдовательно, сходства между
ними и внушенными галлюцинаціями еще недостаточно для того,
чтобы говорить о тождествѣ. Мнѣ кажется, что даже въ глубокихъ
гипнотическихъ состояніяхъ можно уловить явныя указанія на то,
то они не тождественны со сномъ; ибо для установленія безус лов-
РАЗЛИЧІЕ МКЖДУ СНОМЪ И гипнозомъ. 149

наго тождества необходимо принимать во впиманіе не одну только


психологическую картину, а и физіологическіе признаки. Мы знаемъ,
что пульсъ, дыханіе и другія тѣлесныя отправленія измѣняются во
снѣ, проявляя въ особенности большую плавность и медлительность.
Если же въ глубокихъ гипнотическихъ состояніяхъ ничего подоб-
наго не замѣчается, то это можетъ служить доказательствомъ того,
что,въ смыслѣ физіологическаго состоянія, между гипнозомъ и сномъ
не существуетъ тогкдества. Правда, Francke увѣряетъ, что пульсъ,
дыханіе и кожная испарина отличаются въ гипнозѣ большей пра-
вильностью; но для нашей цѣли его сообщенія уже потому мало до-
казательны, что онъ почти ничего не говоритъ о другихъявленіяхъ
въ видѣнныхъ имъ гипнозахъ. Во всякомъ случаѣ, Francke нашелъ
поразительное сходство между кривыми сна и гипноза. Лишь въ не-
многихъ случаяхъ гипноза янаблюдалътакоежезамедленіедыханіяи
пульса, какъ во снѣ, и думаю, поэтому, что тѣсостоянія,въкоторыхъ
замедленія не существовало, уже потому самому не могутъ быть отож-
дествляемы со сномъ. За дальнѣйшее разграниченіе сна отъ гипноза
говорятъ и нѣкоторыя патологическія состоянія. Подергиванія при
хореѣ и дрожательныя движенія при трясучемъ параличѣ (paralysis
agitans) прекращаются въ обыкновенномъ снѣ. Я гипнотизировалъ
больныхъ, одержимыхъ этими болѣзнями, но ни дрожаніе, ниподер-
гиванія не прекращались. Мнѣ кажется, что это тоже указываетъ
на разницу между сномъ и гипнозомъ. Во многихъ изъ такихъ слу-
чаевъ я не могъ добиться существеннаго ослабленія движеній, даже
при помощи внушенія,—что еще болѣе оправднваетъ отдѣленіе
гипноза отъ сна, по крайней мѣрѣ, въ примѣненіи къ подобнымъ
случаямъ.
Въ послѣднее время многими {Bernheim, JDelboeuf, Max Tlirsch)
высказывалось мнѣніе, что гипнотикъхотя и незасыпаетъ, но увѣренъ,
Что спитъ, и что иллюзія сна усиливаетъ воспріимчивость къ вну-
шенію. Нѣсколько иной взглядъ и, пожалуй, болѣе правильный, вы- \
разилъ Schrenck-Notzting. По его мнѣнію, гипнозы распадаются на
такіё, въ которыхъ нѣтъ сна, на такіе, въ которыхъ существуетъ
иллюзія сна, и на такіе, въ которыхъ имѣетъ мѣсто настоящій сонъ.
Указывали также на одинаковость средствъ, которыми могутъ
бытъвызваны,съ одной стороны, сонъ,асъ другой—гипнозъ, заклю-
чая отсюда о тождествѣ между тѣмъ и другимъ. Но попытаемся разоб-
раться. Однообразныя раздраженія, говорятънамъ,производятъ гип-
нозъ и ими же вызывается сонъ. По этой причинѣ, Purkinje видѣлъ
в'ь способѣ Braid\ снотворное средство. Но изъ тождества причинъ
никогда не слѣдуетъ заключать о тождествѣ состояній. Нужно еще
провѣрить тождество явленій. Я видѣлъ случаи, когда люди пепо-
150 ГИПНОЗЪ и ДУШВВНОВ РАЗСТРОЙСТВО.

движно вперяли свойвзоръвъ какой-нибудь предметъ, но при этомъ


не сосредоточивали на предметѣ своего впиманія. Развивавшееся у
нихъ состояніе билъ обыкновенный сонъ,изъкоторагоопи немедлен-
но просыпались,какъ только я заговаривалъ съ ними, хотя бы очень
тихо, чтобы сдѣлать имъ внушеніе. То же и съ вопросомъ, утом-
ляетъ ли только скучный ораторъ своихъ слушателей или оиъ гип-
нотизируетъ ихъ? Извѣстно, что отъ такихъ скучныхъ рѣчей на
многихъ нападаетъ сонливость, а многіе даже и засынаютъ. Я счи-
таю это состояніе за обыкновенный сонъ. Къ сожалѣнію, попытка
сдѣдать внушеніе такому заснувшему человѣку дѣло не легкое, а между
тѣмъ только подобной попыткой и можно было бы рѣшить' вопросъ
о тождествѣ этихъ состояній съ пшнозомъ. Замѣчу еще, что сонъ
происходитъ адѣсь безъ односторонняго сосредоточенія. Если слу-
шатель устремитъ свое вниманіена слова оратора, то онънезаснетъ.
Въ послѣднемъ случаѣ развивается состояніе односторонне напря-
женнаго вниманія, имѣющее большое сходство съ гипнозомъ. Если
оно будетъ сильно выражено, то могутъ получиться совершенно
такія же отрицательныя галлюцинаціи, напр. въ отношеніи къ шу-
мамъ, какъ въ гипнозѣ. Объ этомъ вліяніи хорошаго оратора упо-
минается во многихъ сочиненіяхъ о краснорѣчіи, между нрочимъ,
у Цицерона.
Столь же мало, какъ сонъ отъ скуки, къ гипнозу могутъ быть
причислены потеря или разстройство сознанія, появляюш,іяся иног-
да при дурнотѣ, напр., отъ сильныхъ вращательныхъ движеній. Съ
обычнымъ ему остроуміемъ Erdmann провелъ сравненіе между со-
стояніями, развивающимися отъ скуки и при головокруженіяхъ. Я
остаюсь при мнѣніи, что не въ томъ дѣло, какъ возникаютъ эти
состоянія, а въ томъ, на сколько одинаковы ихъ явленія.

Кромѣ сна, ГИПНОЗЪ охотно сравнивали съ д у ш е в н ы м и болѣз-


н ями. Віедег и Semal, а также Each Тике (еще въ 1865) высказы-
вались въ томъ смыслѣ, что ГИПНОЗЪ долженъ быть признанъ за ис-
кусственно вызванное скоропреходящее душевное разстройство. За-
мѣчу, прежде всего, что совершенно безразлично, какъ ни назы-
вать Г И П Н О З Ъ , и дѣло вовсе не въ названіи. Послѣднее ничего не из-
мѣнило бы даже и въ отношеніи къ терапевтическому примѣненію
гипноза; иначе пришлось бы отказаться и отъ морфія, потому что
онъ ядъ и что сонъ отъ морфія есть признакъ отравленія. Слова
тут'ъ ничего не значатъ. Я ничего не имѣлъ бы и нротивъ того, что-
бы смотрѣть на ГИПНОЗЪ, какъ на душевное разстройство, если то.іь-
»о мы согласимся считать таковыми и видѣнія естественн^іго сна.
ГИПНОЗЪ и ДУШИННОЕ РАЛСТРОЙСТВО. 151

и мы видимъ, въ самомъ дѣлѣ, что когда психіатрн ищутъ подобій


для душеішыхъ болѣзней, они прежде всего обращаются къ снови-
дѣпіямъ. Утверждалъ яіе нѣкто, что для того, чтобы перейти отъ
здраваго смысла къ сумасшествію, нужно только заснуть.
До чего весь этотъ вопросъ запутанъ, лучше всего явствуетъ изъ
того, что съ гипнозомъ сравнивали самыя различиѣйшія душевныя
разстройства. Такъ, по Bieger'y и Konrad'j, гипнозъ есть ни что иное,
какъ искусственное помѣшательство (Verrttcktheit). Memeri видитъ
въ немъ экспериментально вызванное слабоуміе. Імуз уподобляетъ
гипнозъ прогрессивному параличу, другіе сравниваютъ его съ me-
lancholia attonita. Уже изъ этихъ уподобленій видно, какъ разно
смотря тъ на дѣло упомянутые авторы, ибо то душевное разстрой-
ство, которое мы называемъ слабоуміемъ, такъ далеко отъ того, ко-
торое извѣстно подъ названіемъ помѣшательства, какъ горохъ отъ
розы; и тотъ, и другая, разумѣется, растенія, но они тіринадлежатъ
къ совсѣмъ различнымъ видамъ.
При сравненіи гипноза съ дуіпевнымъ разстройствомъ, обыкно-
венно упускаютъ изъ виду одно, что главный признакъ гипноза—
в о с п р і и м ч и в о с т ь к ъ в н у ш е н і ю , И совсѣмъ невѣрно, будто
способность къ внушенію есть существенное явленіе при душевпыхъ
болѣзняхъ. Иначе мы были бы въ состояніи излечивать душевныя
болѣзни внушеніемъ, а это почти невозможно. Способность къ вну-
шенііоесть свойство сна, и мы видѣли, что ею вызываются сновпдѣнія
отъ нервныхъ раздраженій. Воспріимчивостью къ внушенію можно
вызвать такія формы гипноза, которыя похожи на душевныя разстрой-
ства, напр., первичное помѣшательство или melancholia attonita,
слабоуміе и т. д. Съ другой стороны, мы можемъ тою же способ-
ностью создать картину паралича и.ти заиканія, чт5, однако, незна-
читъ, что гипнозъ есть состояніе паралича или заиканія. Мы мо-
жемъ вызвать въ гипнозѣ ощущоніе боли, но значитъ ли это, что
гипнозъ есть боль. Наконецъ, мнѣнесовсѣмъясно, какимъ образомъ
легкія формы гипноза, въ которыхъ удается вызвать только разстрой-
ства движеній, могли бы быть причислены къ душевному разстрой-
ству. Не называть же человѣка сумасшедшимъ за то, что онъ не
можетъ раскрыть глазъ. Даже тѣ немногія душевныя разстройства,
какъ, напр., запойный бредъ (МоИ, Pierre Janet) или кататонія
KaMbaum'&{Jensen),ripn которыхъ проявляется нѣкоторая воспріим-
чивость къ внушеніямъ, и тѣ не могутъ быть, безъдальнѣйшихъ око-
личностей, отождествляемы съ гипнозомъ. Гипнотизированному до-
статочно сказать „проснись"! и у него мгновенно все проходитъ;
но нѣтъ ни одной бо.лѣзни, которую можно было бы подобнымъ
образомъ направить и мгновенно прекратить, какъ гипнозъ. Осо-
гипнозг и НЕВРОЗЫ.

бенно поучительны сообщенія Kornfeld\ и Bikeles\, указываю-


щія на пріемлемость къ внушенію бредовыхъ идей при гордели-
вомъ помѣшательствѣ; при прогрессивномъ параличѣ сновидѣпіл
тоже играли роль самовнушеній въ отношеніи къ идеямъ величія.
Разумѣется, что авторы не считаютъ внушенія за причину душев-
ной болѣзни.
Никто, понятно, не станетъ признавать гипнозъ за душевное
разстройство только потому, что онъ можетъ выступить въ видѣ
бреда. J'Vewt^ очень мѣткозамѣчаетъ, что мясо ни мало не ухудшается
во вкуеѣ отъ того, что вегетаріанцы называютъ его въ своей ярости
падалью; почему же психическое вліяніе, какимъ является гипнозъ,
должно терять въ цѣнѣ или въ значеніи отъ того, что кому то взду-
малось назвать его душевнымъ разстройствомъ? Впрочемъ, до чего
произвольна всякая так^я терминологія, явствуетъ изъ замѣчапія
Griesinger&, причисляющаго лунатизмъ, при малой продолжитель-
ности, къ состояніямъ сна, а при долгой—къ душевнымъ разстрой-
ствамъ.
Сравненіе гипноза съ и с т е р і ей, обозначеніе его именемъ ис-
кусственной истеріи или искусственнаго невроза, не ново. На это
сходство указывали Demarquay и Giraud-Teulon, а въ новѣйшее
время Charcot описалъ свои три фазиса подъ именемъ „grande nevrose
Щ^тіщш^• Dumontpallier тоже видитъ въ гипнозѣ эксперименталь-
,пый неврозъ. Я замѣчу на это то же самое, что и въ отношеніи къ
душевнымъ болѣзнямъ. Картина невроза, именно истерика, вызвана
Ckarcof едва у дюжины людей. Вдобавокъ, сравнительно легко это
^ему удавалось въ случаяхъ его „grande hyst6rie", а извѣстно, что
япленія, существующія у человѣка въ бодрствующемъ состояніи,
легче другихъ могутъ быть воспроизведены въ гипнозѣ (Grasset).
Повторяю: у иныхъ людей можно вызвать внушеніемъ заиканіе, а
потому не сказать ли уже и такъ, что гипнозъ есть заиканіе.
Гипнозъ сравнивали иногда и съ другими состояніями. Упомяну
к а т а л е п с і ю , болѣзнь или болѣзненный симптомъ, при которомъ
члены принимаютъ любое положеніе, имъ сообщаемое; отмѣчу также
л е т а р г і ю , то своеобразное состояпіе сна, въ которомъ искус-
ственное пробужденіе затруднено или и вовсе невозможно и куда
принадлежитъ, довидимому, наблюдающаяся у западно-африкан-
скихъ негровъ болѣзнь « г и п н о з і я » . Что какъ при болѣзни летар-
гіи, такъ и въ летаргическомъ періодѣ Charcot, потеря сознанія бы-
ваетъ иногда лишь кажущеюся,—это видно изъ сообщенія Encaus-
se'a.,' которому удалось въ одномъ подобномъ случаѣ разбудить боль-
ного при помощи внушенія. Думали находить сходство между гип-
нозоыъ и б о л ѣ з н ь ю Thomsen'a., при которой, одновременно съ цѣ-
НАРКОЛЕПСІП. 153

лостью произвольныхъ дішженій, существуетъ сведете мыпщъ, а


также съ э п и л е п т и ч е с к и м и разстройетвами сознанія. Effetrs
назвалъ недавно гипнозъ проведеннымъ истеро-эпилептическимъ
приступомъ; доказательство, однако, онъ остался должнымъ. Упо-
мяну еще отравленія с п и р т о м ъ , х л о р о ф о р м о м ъ , э ѳ и р о м ъ ,
о п і е м ъ и въособенностн г а ш и ш е м ъ , которыяприводилисьвъ со-
отношеніе съ гиннозомъ, ради наблюдающихся при нихъ обмановъ
чувствъ. Въ особенности опьяненіе гашишемъ было недавно обстоя-
тельно описано Вёдіа. Нѣкоторыя явленія его напоминаютъ гип-
нозъ, воспріимчивость къ внушенію можетъ доходить до того, что
наступаетъ извращеніе личности. Вёдіа производилъ опыты надъ
самимъ собою, и ему однажды представилось, что онъ беременная
женщина, которой предстоитъ скорое разрѣшеніе. Напомню также
н а р к о л е п с і ю . Эта болѣзнь, заключающаяся въ періодическихъ
приступахъ сонливости, была описана ѲиШпеан, Bousseau, Ballet
и др, Къ области же нарколепсіи, вообще довольно растяжимой,
принадлежатъ, вѣроятно, и нѣкоторые случаи, представлявшіе не-
сомнѣнное сходство съ гипнозомъ и описанные Дроздовыми подъ
названіемъ m o r b u s h y p n o t i c u s . Какъ уже замѣчено выше (стр.
26), эти состояніи могли бы быть истолкованы въ смыслѣ самовну-
шенія. Подобный же случай самовнушенія обнародованъ ѴшоК, ко-
торому удалось сдѣлать больному самыя разнообразныя внушенія,
въ томъ числѣ даже послѣ-гипнотическія. Какъ и слѣдовало ожидать,
въ терминологіи господствуетъ здѣсь величайшій произволъ; можно
было бы съ одинаковымъ правомъ причислить описанныя состоянія,
къ самопроизвольной сомнамбуліи, которая,въвидѣисключенія, раз
вивается иногда не изъ обыкновеннаго сна, а прямо изъ бодрствую
щей жизни. Сюда же надо будетъ отнести и знаменитый случай
Motet, пріобрѣвшій большое судебно-медицинское значеніе. Дѣлр
шло о мужчинѣ, который совершалъ преступленія подъ вліяніем^
самовнушеній. Благодаря экснертизѣ Motet, онъ былъ признан^
невиновнымъ. Почти въ томъ же родѣ былъ случай Bufay. Но былЬ
бы противнт) логикѣ признавать гипнозъ за болѣзненное состояніе
изъ за того, что въ нѣкоторыхъ формахъ morbus hypnoticus кар^
тина его выступаетъ передъ нами въ видѣ болѣзни. Такое заключен
ніе было бы также нелѣпо, какъ если бы объявили зѣвоту за бо-
лѣзнь потому, что нѣкоторые люди страдаютъ судорожной зѣвотоі
(Оскогогѵгсз). Далѣе, въ Америкѣ описано нѣсколько примѣрові
разстройства сознанія (бредъ, частичная амнезія), развившихся по-'
слѣ несчастныхъ сяучаевъ. Болѣзнь назвали травматическимъ гип-
нотизмомъ (Мае Bondd, Wright), хотя о типическихъ явленіяхъ
гипноза не было и помину. Некоторое сходство съ гипнозомъ пред*
. 154 ПОДРАЖАТЕЛЬНЫЙ аВТОМАТИЗМЪ.

ставляетъ болѣзпь л а т а (Bastian, O'Brien, Forbes)-, собственно го-


воря, слово д а т а служить для обозначепія болъныхъ. Эта болѣзнь,
наблюдающаяся у малайцевъ, состоитъ въ томъ, что одержи-
мые ею повторяютъ всевозможныя производимая передъ ними дви-
женія, какъ при зачарованности (фасцинаціи). Подобная же бо-
лѣзнь описана въ штатѣ Мэнѣ въ Сѣверпой Америкѣ, подъ име-
немъ j u m p i n g (Beard) н въ Сибири, подъ именемъ м е р я ч е н і я
(Hammond). У Obersteiner'a, приведепы интересные разсказы Ка-
шина, какъ однажды цѣлый отрядъ сибирскихъ солдатъ вслухъ по-
вторялъ всѣ приказанія начальника, не думая исполнять ихъ, въ
томъ числѣ и ругательныя слова, которыя сорвались у него въ гпѣвѣ.
Недавно мнѣ привелось видѣть, нссомнѣнно. отнооящійся сюда случай въ од-
ной большой арабской больницѣ въ Каире. Дѣло шло о ЗО-лѣтной негритянкѣ,
находившейся тамъ на излеченіи. Кромѣ своего туземііаго нарѣчія, она, повиди-
мому, внала немного по французски. Главный болѣзнснный признакъ состоялъ у
нея въ томъ, что она цѣлый день равнодушно просиживала на одномъ мѣстѣ, по-
вторяя все, что ей говорили, какъ на ея родномъ нарѣчіи, такъ на французскомъ
и даже на другихъ языкахъ, о которыхъ она и понятія но имѣла. Я дѣлалъ опыты
съ нѣмецкимъ и другими языпами: она моханичоскя воспроизводила даже довольно
сложный предложенія, правда, на первый разъ не бевъ пропусковъ. но затѣмъ,
при новомъ повтореніи, явственно каждый слогъ. До нввѣстной степени она по-
вторяла и движенія: я высовываю языкъ, она дѣлаетъ то же самое; я показываю
зубы, она тоже, я хлопаю въ ладоши,—она повторяетъ это, хотя и но такъ скоро.
Правда, что каждый разъ приходилось до нѣкоторой степени направлять ея взоръ
на предпринимаемое дѣйствіе.

Повторяю еще разъ, что типическая особенность гипноза за-


ключается, главнымъ образомъ, въ усиленной способности къ вну-
шенію. Она-то создаетъ возможность вызывать разнообразнѣйшія
болѣзненныя картины, кажущіяся тождественными съ другими. Но
отсюда еще не слѣдуетъ, чтобы можно было отождествлять гипнозъ
''съ этими болѣзнями. Характеристикой гипноза должны быть при-
знаны, съ одной стороны, воспріимчивость къ внушенію, а съ дру-
гой—возможность быстраго подавленія этой воспріимчивости. Оба
яв.тенія въ своей совокупности встрѣчаются не при психозахъ и не
при неврозахъ, а единственно во снѣ, гдѣ сновидѣнія отънервныхъ
раз^раженій порождаются способностью къ внушенію и гдѣ, подъ
вліяніемъ внѣшнихъ раздраженій, пробужденіе ВОЗМОЛІНО ВЪ любой
моментъ. Если, однако, по приведеннымъ выше соображеніямъ,
отождествленіе гипноза со сномъ было бы неправильно, то все же
сходство между обоими состояніями не подлежитъ сомнѣнію,—-по
крайней мѣрѣ, въ отношеніи къ гипнозамъ второй группы.

Сравненіе гипнотическихъ состояній съ другими ненормальными


состояниями существенно затрудняется въ силу того обстоятельства,
что нѣкоторыя явленія гипноза свойственны и нормальной бодр-
внушЕніЕ ВТ» водрствѵющкмъ состеянлі. 155

ствующей жийни. Напримѣръ, явленіе, которое у А, не суще-


ствуетъ въ нормальномъ состояніи, но появляется у него въ гип-
йозѣ, можетъ у В, имѣть мѣстовъ нормальной бодрствующей жизни.
Воспріимчивость людей къ внушенію во время бодрствованія въ
высшей степени различна. Выше (стр. 49) я уже говорилъ о вну-
шеніяхъ на яву, нзъ которыхъ отнюдь нельзя заключать о гиннозѣ.
Но, кромѣ того, въ бодрствующемъ состояніи наблюдались такія
явленія внушенія, которыя принято считать за принадлежность
гипноза. Въ числѣ лицъ, которымъ мы обязаны наблюденіями въ
этой области, должны быть упомявуты американскіе э л е к -
т р о б і о л о г и , Herгод (1853), Heidenbain, Berger, Bichct, Levy,
Bernheim, Beaunis, Liegeois, Forel.
Эти явленія въ бодрствующей жизни наблюдались, какъ у людей,
уже подвергавшихся раньше гипнотизаціи, такъ у людей, еще ни
разу не бывгаихъ предметомъ подобнихъ опытовъ. У нихъ можно
вызвать сведенія членовъ, параличи, нѣмоту и всевозможныя раз-
стройства движен'я. Мало того, по увѣренію нѣкоторыхъ авторовъ,
можно вызвать даже галлюцинаціи безъ гипноза.
Мнѣ кажется, однако, что многія относящіяея сюда нзслѣдо-|
ванія, а главное, дѣлаемые изъ нихъ выводы, страдаютъ двумя по-<
грѣшностями. Говоря о внушеніи на яву (suggestion к ѵеШе), авторы
забываютъ, в о - п е р в ы х ъ , то, что для многихъ гипнотическихъ]'
внушеній вообще не требуется сна. При внушеніяхъ въ бодрствую-і
щемъ состояніи авторы часто смѣшиваютъ гипнозъ со сномъ. Hqf'
мы видѣли, что легкимъ степенямъ гипноза чужды существенныя\
явленія сна. Слѣдовательно, не во снѣ вовсе дѣло, когда извѣстное
состояніе съ контрактурами и т. д. признается или не признается
нами за гипнозъ. В т о р о е обстоятельство, упускаемое изъ виду упо-
мянутыми авторами, состоитъ въ томъ, что при своихъ внушеніяхъ
въ бодрствующемъ состояніи они потому отрицаютъ гипнозъ, что
обошлись безъ обычныхъ способовъ гипнотизаціи. На самомъ же
дѣлѣ, для наступленія гипноза, эти способы не составляютъ безу-
словной необходимости. Рѣшеніе вопроса о существованіи или от-
сутствіи гипноза отнюдь не можетъ быть поставлено въ зависи-
мость отъ примѣненныхъ средствъ. Напротивъ того, во всѣхъ по-
добныхъ случаяхь, оцѣнкѣ должны подлежать самое состояніе и его
явленія. Если ва п ^ и з н ^ ъ гипноза считать извѣетную степень, вос-
пріимчивости къ в н у ш е н ш ^ а м н ё з і ю И Т . п., то ничего другого не
останется, ка,к|^ричислнть «ъ1'1^^ я чуть было не ска-
залъ, всѣ тѣ состЬянТя, которыя описывались подъ ймёнемъ внуше-
нія безъ ги'птоза. Существенный т г р и з н а к ъ гипноза, какъ мы видѣли,
заключаётсіГвх^ томъ, что опредѣлепноо представленіе обнаружи-
156 И Н У Ш Е Ш Е ЫЪ КАЖУЩЕМСЯ БОДРСТВЕІПЮМТ. СОСТОЯНІИ.

ваетъ наклонность претворяться въ соотвѣтственное двияіеніе, въ


обманъ чувствъ и т. п. Мы видѣли,далѣе, что эксперементаторъ мо-
жетъ быстро измѣнить завладѣпшую гипнотикомъ идею, т. е., вну-
шить ему различнѣйшія вещи одну вслѣдъ за другою. И если то же
самое достигается, повидимому, и помимо гипноза, то все же само
состояние должно быть признано за гиннозъ, въ особенности, если
послѣ этого наступаетъ ампезія.
Въ дѣйствительности, однако, мы п тутъ не обходимся безъ гип-
котическаго средства, и при тоыъ съ слѣдующемъ смыслѣ. При по-
Ідобнаго рода внушеніяхъ, въ памяти испытуемаго обыкновенно воз-
/ буждается образъ прежняго гипноза, а идеи гипноза достаточно для
того, чтобы вызвать самый гипнозъ. Во многихъ случаяхъ доста-
точно, поэтому, сдѣлать внупіеніе, которое уже дѣлалось въ прсж-
нихъ гипнозахъ, чтобы получить новый гипнозъ (Marin).
I Что дѣло йдетъ тутъ о настоящемъ гипнозѣ, это видно изъ того,
/что съ тою же быстротою, какъ вообще въ гипнозѣ, могутъ быть
/достигнуты и другія внушенія, напр., параличи, сведенія и т. д., и
і что, при болѣе глубокихъ состояніяхъ, съ обманами чувствъ, ко
, всему этому присоединяется еще амнезія. Самое выраженіе лица
испытуемаго часто соотвѣтствуетъ тому, какое мы привыкли видѣть
въ гипнозѣ. Наконецъ, въ пользу дѣйствительнаго гипноза говоритъ
и то, что многіе испытуемые подчиняются только вліянію одного
лица, совершенно какъ при общеніи (раппортѣ) въ гипнозѢ.
I По всѣмъ перечисленнымъ соображеніямъ, я считаю себя вправѣ
(признавать многія подобнагорода состоянія за настоящій гипнозъ, а
' не за внушеніе безъ гипноза. Въ томъ же смыслѣ отчасти высказыва-
лись и нансійцы, напр. Liegeois и Beaunis. Но они не придали этому
обстоятельству того значенія, котораго оно заслуживаетъ. Они при-
знавали нѣкоторыя изъ упомянутыхъ состояній за среднюю форму
і между гипнозомъ и бодрствованіемъ, отождествляя ее съ описан-
(ными выше (стр. I l l ) состояніями ѵеШе somnambulique.
Изъ сказаннаго мною очень легко можетъ быть выведено то за-
ключеніе, будто всѣ внушенія, о которыхъ здѣсь идетъ рѣчь, дѣ-
лаются только въ гипнозѣ. И,въ самомъдѣлѣ, весьма трудно устано-
вить надежные критеріи, по которымъвозможно было бы разобраться
въ часхномъ случаѣ. Но моими разъясненіями мнѣ хотѣлось только
указать на то, что можетъ существовать и такой гипнозъ, для вызы-
ванія котораго не были примѣнены обычныя гипнотизирующія сред-
ства^ напр. нансійскій способъ. Впрочемъ, я неуклонно слѣдилъ за
тѣмъ, чтобы не допускать внушеній на яву и всего мепѣе обмановъ
чувствъ.
Во многихъ случаяхъ трудно рѣшить, есть ли данное состояніе
ПРИЗЙАЙИ ДЛП ОЦѢНЙИ ДАЯЙАГО C O C t O f l H t r t . ІЬІ

гипнозъ или нѣтъ, потому что у нѣкоторыхъ людей гипнотическія


явденія могутъ имѣть мѣсіо и безъ гипноза. Укажу на случай Саг-
penttr'd., привиденный у Finlay'a. Одинъ господинъ кладетъ свои
руки на столъ и пристально смотритъ на нихъ съ полъ минуты. И
вотъ, когда ему въ надлежащемъ тонѣ сдѣлали внушеніе, что ему не
снять рукъ, онъ дѣйствительно не могъ этого сдѣлать. Подобное я
наблюдалъ много разъ, особенно послѣ публичныхъ гипнотнческихъ
внушеній. Я видѣлъ случаи, когда люди не въ состояніи были дви-
нуть какимъ нибудь членомъ, спрятать высунутый языкъ или за-
крыть ротъ. Новыя внушенія удавались, однако, только въ томъ
случаѣ, когда на каждое изъ нихъ нѣкоторое время направлялось
вниманіе. Даже обманы чувствъ наблюдаются иной разъ безъ гип-
ноза, безъ сна, безъ умственнаго разстройства, если извѣстныя
обстоятельства вліяютъ на душу въ опредѣленномъ направленіи.
Чтобы привести нѣсколько примѣровъ, напомню столь частыя гал-
люцинаціи обонянія; запахъ часто преслѣдуетъ насъ, не смотря на
удаленіе пахучаго предмета. Не менѣе часты обманы зрѣнія;
кому не случалось, проходя въ сумерки чрезъ лѣсъ, принимать де-
ревья за людей. Извѣстно, что Goethe могъ усиліемъ воли вызывать
у себя галюцинаціи зрѣнія, Delboeuf описываетъ галюцинацію зрѣ-
нія (онъ однажды увидѣлъ среди бѣлаго дня лицо своей покойной
матери), которую опъ испыталъ на яву и подавилъ разсудочными до-
водами. Если, такимъ образомъ, даже обманы чувствъ могутъ по-
явиться независимо отъ гипнотичесваго состоянія, то легко ли по
одному какому либо отдѣльному признаку дѣлать заключеніе о су-
ществованіи гипноза?
Чтобы узнать, идетъ ли дѣло о внушеніи на яву или въ гипнозѣ,
надо руководствоваться слѣдующими данными: 1) какого рода су-
ществующія внушенія; принадлежатъ ли они къ хѣмъ, которыя
лишь рѣдко встрѣчаются въ нормальномъ состояніи? 2) Можно ли
послѣ одного удавшагося внушенія производить другія внушенія съ
такою же легкостью, какъ въ гиннозѣ, или же для каждаго изъ
нихъ требуется долгая подготовка? Быстрота удачи послѣдующихъ
внушеній говоритъ въ пользу гипноза. 3) Въ состояніи ли испы-
туемый, послѣ перваго удачнаго внушенія, уклониться усиліемъ
воли отъ дальнѣйшихъ внушеній или нѣтъ? Если онъ не можетъ, то
это говоритъ за гипнозъ. 4) Существуетъ ли общеніе, т. е. пови-
нуется ли испытуемый только одному лицу или на него могутъ вліять
и другіе? Общеніе есть признакъ гипноза. 5) Имѣются ли сомати-
ческіе признаки, указывающіе на гипнозъ? 6) Существуетъ ли послѣ
пробужденія амнезія или нѣтъ? Амнезія точно также говоритъ .ча
гипнозъ.
І58 Гигінозт. у животйыхѣ.

За всѣмъ тѣмь, въ виду многочисленныхъ переходовъ между


гипнозомъ и бодрствующей жизнью, рѣшевіе часто представляется
затруднительнымъ; между приведенными сейчась пунктами нѣтъ ни
одного, который самъ по себѣ разрѣшилъ бы вонросъ.
До чего слабо обозначена черта, раздѣляюіцая другъ отъ друга
гипнозъ и бодрствующую жизнь, ясно видно въ тѣхъ слу-
чаяхъ, когда мы стараемся побудить человѣка къ какому ни-
будь дѣйствію, впиваясь въ него глазами. .Учитель, подозрѣваю-
щій ученика во лжи, пристально смотритъ на него, чтобы узнать
правду, совершенно такъ же, какъ это бываетъ при фасцинаціи.
Этимъ пронизываніемъ глазами мы можемъ до извѣстной степени
подавить волю человѣка, точь въ точь какъ въ гипнозѣ. Но если, съ
одной стороны, отсюда видно сходство обоихъ состояній, то съ дру-
гой, подобные случаи доказываютъ всю трудность рѣшить, гдѣ начи-
нается гипнозъ и гдѣ кончается жизнь на яву.

Сходныя, а, быть можетъ, и тождественныя съ человѣческимъ


гипнозомъ состоянія наблюдаются у ж и в о т н ы х ъ и легко могутъ
быть вызваны у нихъ искусственяымъ нутемъ. Первый относящійся
сюда опытъ приписывается обыкновенно іезунту Kircher'^ и извѣ-
стенъ подъ названіемъ experiraentum mirabilo Kircheri. Kircher они-
салъсвой опытъ въ 1646 г. Но (по Ргеуег'у) тотъ же опытъ былъ
выполненъ еще раньше Schwenterowb. Сущность этого, еще и нынѣ
повторяемаго иногда, опыта заключается въ томъ, что придержи-
ваютъ курицу рукою на полу, пригнувъ ей голову, и затѣмъ въ обѣ
стороны отъ клюва проводятъ черту мѣломъ. Еурица покойно
остается лежать на полу, ие шевелясь. Уже Kircher полагалъ, что
тутъ главную роль играетъ воображеніе курицы; она думаетъ, что
связана, и потому лежнтъ неподвижно. Czermah повторилъ эти опыты
надъ разными животными и заявилъ въ 1872, что у многихъ изъ
нихъ можно вызвать такое же гипнотическое состояніе, какъ у ска-
занной курицы. Вслѣдъ за этимъ тѣмъ же вопросомъ занялся Ргеуег.
Онъ различаетъ у животныхъ два состоянія: катаплексію и гипнозъ.
Я думаю, что Ргеуег безусловно правъ. Многочисленныя новѣйшія
сообщенія о гипнозѣ у животныхъ правильнѣе будетъ отнести къ
параличамъ отъ испуга или подобнымъ имъ состояніямъ. Подробно-
сти можно найти у Lysmg'&. Regnard нашелъ, что, при динамитныхъ
взрывахъ въ водѣ, тѣ рыбы, которыя не находились въ непосред-
ственной близости отъ патроновъ, оставались неподвижными, точно
мертвыя, но что отъ легкаго прикосновенія къ нимъ движенія во-
зобновлялись. Laborde подтвердилъ эти указанія въ отношеніи къ
гипнозъ у животныхъ, І5Й

форелямъ, которыхъ можно ловить подобнымъ способом!. Кромѣ


поименованныхъ авторовъ, этимъ вопросомъ занимались ІІеиЬеІ,
Itichet, Данилевскій и Bieger.
Опыты производились преимущественно на лягушкахъ, ракахъ,
морскихъ свинкахъ и птицахъ. Я самъ произвелъ многочисленные
опыты надъ лягушками. Достоверно слѣдующее: многія изъ упомя-
нутыхъ животныхъ остаются неподвижно въ томъ положеніи, въ ко-
тором! ихъ продержали нѣкоіорое время. Въ объясненіи же этого
состоянія мнѣнія расходятся. Preyer считаетъ многія со-
стоянія за параличъ отъ испуга, за катанлексію, обусловленную
СИЛЬНЫМ! периферическимъ раздраженіемъ. Во вслкомъ случаѣ, они
живо напоминают! каталепсію Сальпетріера, которая тоже разви-
вается отъ сильнаго ьнѣшняго раздраженія. Внезапное дѣйствіе
друмондова свѣта производит! на пѣтуха такое же дѣйствіе, какъ
на истеричных! (Richer). Въ общемъ, однако, это внешнее раздра-
женіе имѣетъ у животныхъ характеръ осязательнаго впечатлѣнія
и производится схватываніемъ и удерживаніемъ животнаго. ІІеиЬеІ
считаетъ описываемыя состоянія за настоящій сонъ, наступающій
вслѣдствіе прекращенія внѣшнихъ раздраженій, и таково, повиди-
мому, и мнѣніе Wundt'di,. Bieger показалъ, что лягушка остается
неподвижна не только будучи положена на спину, но и въ отвѣс-
номъ положении, если тѣло еа чѣмъ нибудь подперто. Можно
механически выпрямить заднюю лапку у лежащей на спинѣ
лягушки, и она ее не отдернетъ. По BicJiet, отдері"Иваніе на-
ступаетъ немедленно, если перерѣзать у нея спинной мозгъ подъ
продолговатымъ мозгомъ. Любопытно, что если загипнотизиро-
ванную лягушку привести въ опредѣленное положеніе, то она
въ скоромъ времени измѣняетъ его; но чѣмъ чаще повторяется
ОПЫТ!, тѣмъ дольше лягушка пребывает! въ данномъ ей неесте-
ственном! ноложеніи. Мои лягушки цѣлыми часами лежали на
спннѣ и даже околѣвали въ этомъ положеніи, не переверты-
ваясь. Чѣмъ глубже гипнозъ, тѣмъ вялѣе животное реагируетъ на
внѣшнія раздраженія; подъ конецъ, оно не измѣняетъ своего по-
ложенія даже отъ довольно сильныхъ шумовъ и раздраженій кожи.
Даиилевскгй произвелъ рядъ изслѣдованій и заключил! изъ нихъ въ
особенности о правильныхъ измѣненіяхъ рефлекторной возбудимо-
сти; но Bieger этого не подтвердилъ. Громадный интерес! представ-
л я ю т ! новѣйшіе опыты Данилевскаго: послѣ удаленія мозговых! по-
лушарій, у лягушек! легко появляются каталептовидныя установки.
Кромѣ того, у животныхъ, у которых! послѣ поврежденія полу-
кружных! каналов! развились т а к ! назыв. манежныя движенія,
послѣднія исчезают! в ! гипнозѣ. Заслуживают! вниманія еще опыты
Іёб гйййозъ ^ ^{ивотнЫХѣ.

НагНпд'а, который послѣ многократныхъ гипнотическихъ опытовъ


получилъ .у курицъ гемиплегическія явленія,какъ видно изъ сообще-
нія MUne-Edwards'a. въ парижской академіи науЕъ.
О какомъ собственно состояніи идетъ дѣло при описанныхъ
опытахъ надъ животными,—этого вопроса я здѣсь рѣшать не стану.
Я могъ бы привести еще другія наблюденія у животныхъ, сдѣг
ланныя больше съ практическими цѣлями и тоже причисляемыя
къ гипнотическимъ явленіямъ. Сюда относится такъ называемая
баласировка лошадей, введенная ротмистромъ Balassa и оффиціально
принятая въ Австріи при ковкѣ лошадей въ арміи (Obersteiner),
Сущность этого способа заключается въ пристальномъ смотрѣніи въ
глаза лошади, подобно тому, какъ это дѣлается при завораживаніи
человѣка. Другіе (Glanson) тоже увѣряютъ, что упрямыя лошади
могу^ъ. быть иногда усмирены гипнотизаціей. Csinshi гипнотизиро-
валъ собакъ, кошекъ, обезьянъ, Bruno—кошекъ и голубей. Stoll
увѣренъ, что мы вообще дѣйствуемъ нерѣдко на нашихъ домашнихъ
животныхъ внушеніемъ. Во вліяніи всадника на лошадь или мула,-
особенно когда дѣло идетъ объ обузданіи нѣкоторыхъ норововъ, онъ
видитъ дѣйствіе внушенія, тѣмъ болѣе, что грубой силой тутъ почти
ничего не подѣлаешь, Съ этими норовами, представляющими собою,
продукты самовнушенія, можно бороться только своего рода проти-
вовнушеніями, умѣло приноровленными къ уразумѣнію животнаго.
Сюда же относятся и многочисленные опыты Wilson'д,, который въ
1839 г. гипнотизировалъ въ Лондонѣ большое число животныхъ,
слоновъ, волковъ, лошадей и т. д. Къ фасцинаціи прибѣгаютъ и
многіе укротители звѣрей, которые первымъ дѣдомъ впиваются гла-
зами въ глаза хищника. Оцѣпенѣніе, въ которое маленькія живот-:
ныя приходятъ отъ змѣинаго взора, многіе приписываютъ фасцинаг
ціи. Hart и Lysing думаютъ, правда, что животныя не гипнотизи-
руются, а, напротивъ, сами себя гипнотизируютъ, не сводя глазъ со
змѣи. lAebault и Ford считаютъ за самогипнозъ и зимнюю спячку
животныхъ, подобно тому, какъ самогипнозомъ же должны быть,
вѣроятно, признаны и тѣ своеобразныя состоянія сна, въ которые
на цѣлые недѣли и мѣсяцы впадаютъ индійскіе факиры (Fischer).
О послѣднихъ многіе очевидцы и писатели (Jacolliot, Ililde-
brant, IlellwaU) разсказываютъ и другія, еще болѣе загадочныя вещи,
которыя, если не считать ихъ за простые фокусы, остаются необъ-
яснимыми съ точки зрѣнія современныхъ нашихъ знаній. Hilden-
brandt разсказываетъ, напр., что видѣлъ въ одномъ индусскомъ
храмѣ факира, неподвижно сидѣвшаго на корточкахъ, съ высоко
приподнятой къ небу лѣвой рукой, которая давно уже была мертвая
и ссохлась до того, что можно было бы содрать съ нея кожу. У
ФАКИРЫ. 161

другого факира, державгааго большой палецъ руки пригкутымъ къ


ладони, ноготь глубоко вросъ въмясо. Далѣе,нѣкоторыя изътакпхх.
господъ обладаютъ даромъ вліять на ростъ растеній и могутъ уско-
рить его, какъ о томъ разсказывалъ еще Gorres. Сюда же. припад-
лежатъ и случаи, когда факнры оставались по недѣлямъ и мѣсяцамъ
погребенными въ землѣ и затѣмъ снова возвращались къ нормаль-
ной жизни. Киігп соіінѣвается въ вѣрностп этихъ указапій; состоя-
ніе, въ которомъ находятся при этомъ факнры, есть состояніе гип-
нотической каталепсііі. Само собою разумѣется, что тутъ нужна
величайшая сдержанность. Тѣмъ не менѣе, даже такой объективный
наблюдатель, какъ Ilellwald, паходптъ, что хотя во всемъ этомъ и
много шарлатанства, но что все же, быть можетъ, есть и кой чего
такого, что выяснится передъ нами при дальнѣйшихъ изслѣдова-
иіяхъ.
Наконецъ, многія другія наблюденія этнологовъ, и путешествеи-
никовъ до поразительности напоминаютъ состоянія самогипноза,
Нѣкоторыя подробности мы находимъ у 8МГя, почерпнувшаго въ
описаніяхъ путешествій Pallas'a и Gmelin'a. разсказы о самогипно-
тическихъ состояніяхъ у шамаиовъ, т. е. у духовныхъ нѣкоторыхъ
сибпрскихъ народцевъ. Армянскій врачъ, Ваганъ Лрируни, описы-
ваетъ болѣзнь, наблюдающуюся у цѣлаго армянскаго племени, эзи-
довъ. Если заболѣвшихъ поставить на какое-нибудь мѣсто и обве-
сти послѣднее кругомъ, напр., палкой, то они скорѣе умрутъ, чѣмъ
переступятъ чрезъ этотъ кругъ. Повидимому, дѣло идетъ тутъ о
суевѣріи; но можетъ быть, что это своего рода зачарованность (фас-
цинація).
Я не намѣренъ идти дальше этихъ краткихъ замѣчаній, осо-
бенно что касается опытовъ надъ животными; вдаваться въ подроб-
ности значило бы повести дѣло слишкомъ далеко. Интересующіеся
вопросомъ найдутъ богатый матеріалъ въ книгѣ Prej/er'a: „Die Ка-
taplexie und der thierische Hypnotismus".

Молль. Гиппоти:?мі.. И
V. Т в о р i я.
Въ предъидущемъ мы видѣли, что явленія гипноза въ высшей
степени разнообразны; теперь же посмотримъ, есть ли у насъ какое
нибудь объясненіе э.тимъ явленіямъ? Но, прежде чѣмъ отвѣтить на
этотъ вопросъ, необходимо согласиться яа счетъ того, что
должно понимать подъ словомъ „объяснить". Объяснить зна-
чить свести неизвѣстное къ извѣстному. И такъ какъ о
суш;ности нашихъ душевныхъ процессовъ мы ничего не знаемъ,
то нельзя ожидать, чтобы больше намъ было извѣстно душевное
состояніе во время гипноза. Поэтому, при объясненіи гипноза, мы
должны пока быть довольны хотя бы тѣмъ, если удастся уста-
новить параллель между явленіями гипноза и явленіями не-гипнотн-
ческой жизни, выяснить истинныя и мнимыя различія между
обоими родами жизни и затѣмъ, что всего важнѣе, найти причин-
дую связь между особыми явленіями гипноза и тѣми средствами, ко-
торыми они вызываются. Слѣдующій примѣръ пояснитъ сказанное.
Положимъ, что мы хотимъ найти объясненіе отрицательнымъ зри-
тельнымъ галлюцинаціямъ въ гипнозѣ. Для этого, прежде всего,
требуется подъискать параллельное явленіе въ не-гипнотической
жизни. Если найдется случай, когда внѣ гипноза предметъ не вос-
принимается, не смотря на то, что глазъ его видитъ,то надо будетъ
спросить себя, въ чемъ разница между этимъ явленіемъ и тѣмъ,
которое имѣетъмѣстовъгнпнозѣ. Мы найдемъ тогда, что въ гипнозѣ
не воспринимаются именно тѣ предметы, на воспріятіе которыхъ экс-
периментаторъ наложилъ свой запретъ, тогда какъ въ бодрствующей
жизни, безъ гипноза, всего вѣрнѣе воспринимаются такіе предметы,
в і несуществованіи которыхъ желаютъ увѣрить человѣка. Это
различіе очень для насъ важно. Мы легко убѣдимся, что оно
находитъ себѣ Ъбъясненіе въ своеобразномъ состояніи ^ознанія,
въ сонномъ сознаніи, такъ что, въ концѣ концовъ, у насъ оста-
САМОНАВДІОДЕНІЕ. 163

нется еще только одинъ вопросъ, какъ объяснить порожденіе сон-


наго сознанія средствами, вызывающими гипнозъ.
Мяѣ думается, что, въ означенномъ сейчасъ смыслѣ, нѣкоторыя
гипнотическія явленія доступны объясненію. Во всякоиъ случаѣ,
для явленій гипноза уже теперь найдено столько разнообразныхъ
аналогій, что нѣтъ надобности видѣть въ гипнозѣ нѣчто таин-
ственное. Нѣтъ надобности вѣрить въ абсолютную непостижимость
гипнотическихъ явленій, какъ это было еще нѣсколько лѣтъ тому
назадъ. Этимъ успѣхомъ мы обязаны тому, что вступили на путь,
проложенный Obersteimr'm'h, т. е. принялись за изученіе переход-
ныхъ состояній изъ нормальной жизни къ гипнозу. Намъ удалось
такимъ образомъ привести въ соотношеніе съ гипнозомъ многія яв-
ленія повседневной жизни и найти для него гораздо больше точекъ |
соприкосновенія съ нормальной жизнью, чѣмъ предполагалось перво- \
начально. Я думаю, что путемъаналогіи мы уже теперь въ состоянін
дать объясненіе нѣкоторымъ гипнотическимъ явленіямъ, въ особен-
ности, многимъ послѣ-гипнотическимъ внушеніямъ.
Правда, что многое остается еще сдѣлать, а главное, дать
болѣе широкое примѣненіе такому важному способу изслѣдованія,
какъ самонаблюденіе. Не отрицаю, что глубокое самонаблюденіе .
заключаетъ въ себѣ то .великое неудобство, что оно легко препят- \
ствуетъ наступленію гипноза; но, съ другой стороны, я убѣжденъ,
что многія гипнотическія явленія потому остаются еще темными,
что мы мало пользуемся самонаблюденіемъ. Кой-что уже сдѣлано
въ этомъ направленіи такими наблюдателями, какъ Wilkinson, Віеи-
ler, F<yrel, Obersteiner, North, Ileidenhain, Wundt и др., печатно
изложившими пережитое и испытанное ими во время гипноза или
при самопроизвольной сомнамбуліи; но желательно именно, чтобы
подобныя наблюденія почаще дѣлались и cooбu^aлиcь вообще обра-
зованными людьми. -
Любопытно, что, по увѣренііо Fuchs'a,, гипнотическіѳ опыты оъ успѣхомъ про-
изводились до сихъ порт, не яадъ серьезными людьми, а надъ какігми-то межѳум-
камя обоего пола. Это показываетъ только глубокое знакомство Fuehs'a съ лите-
ратурой. Въ число межеуиковъ попали такіе люди, какъ Obersteiner, Bleuler, Fo-
re!. ІѴтиЩ—но тогда кто-жѳ такое господинъ Fuchs въ Воннѣ?
Пытаясь, на основаніи наличнаго матеріала, придти къ объяс-
ненію гипноза, я долженъ безъ обиняковъ сознаться, что не въ со-
стояніи сдѣлать этого въ немногихъ словахъ, потому что симптома-
тологія его до чрезвычайности разнообразна. Вообще я считаю вѣ-
роятнымъ мнѣніе Braid's, и др., что подъ понятіе гипноза объеди-
нено множество различныхъ состояній, строгое разграниченіе ко-
торыхъ пока невозможно, но несомнѣнно станетъ возможнымъ впо-
слѣдствіи. При такомъ положеніи дѣла, я нахожу наиболѣе пра-
п*
164 склонность КЪ В®Р®.

вильнымъ отдѣльно разобрать и, по возможности, объяснить наи-


болѣе частыя и наиболѣе прочно установленныя явленія гипноза;
Отъ полноты и частностей я отказываюсь, чтобы не слишкомъ рас-
тянуть теоретическія разъясненія. Главнѣйшія явленія, которымъ
я попытаюсь въ послѣдующемъ дать посильное объяснепіе, суть: 1)
внушенія въ области произвольныхъ движеній72j' положительные и
отрицательные обманы чувствъ, 3) общеніе (рапйортЕ)7''^)~Я^Зенія
въ сферѣ памяти, 5) послѣ-гипнотическое внушеніе. Эти явленія я
разсмотрю порознь и постараюсь найти' для нихъ объясненіе вь
упомянутомъ выше смыслѣ. На первый взглядъ можетъ показаться
болѣе важнымъ искать объясненія не отдѣльнымъ явленіямъ, а раз-
витію гипноза изъ примѣняемыхъ средствъ; по споръ о томъ, ко-
торый способъ правильнѣе, первый или второй, есть споръ о сло-
вахъ, потому что гипнозъ почти никогда не возникаетъ сразу, а
развивается исподволь чрезъ преемственный рядъ явленій. Такъ,.
/напр., сначала закрываются глаза, потомъ отъ внушенія по-
является тяжесть въ лѣвой рукѣ, потомъ параличъ въ ней,
послѣ этого параличъ правой руки и, въ заключеніе, внушен-
ный обманъ чувствъ. Таково почти всегдашнее развитіе гипноза^
именно, путемъ присоединенія одного явленія къ другому. Отсюда
ясно, что объясненіе отдѣльныхъ явленій тождественно съ объяс-
неніемъ развитія гипноза; читатель убѣдится, что оба момента
совпадаютъ между собою и что съ особенной ясностью этотъ фактъ
простунаетъ въ объясненіи ненормальной дѣятельности мышцъ.

Мы существенно облегчимъ себѣ пониманіе различныхъ явленій


гипноза, если предварительно уяснимъ два явленія, которыя я готовъ
признать почти за законы психическаго состоянія человѣка,—за
.чаконы, правда, съ иск.іюченіями. Эти два явленія въ высшей
степени важны не для одного только гипнотизма, но и для всейпси-
хологіи, физіологіи и медицины. Законы, о которыхъ я говорю, гла-
^сятъ: 1) ч е л о в ѣ к у п р и с у щ а н а к л о н н о с т ь п о д д а в а т ь с я
вліянію другихъ при посредствѣ представленій. а
г л а в н о е , в ѣ р н т ь во м н о г о е б е з ъ с о з н а т е л ь н а г о логи-
ч е с к а г о м ы ш л е н і я ; 2) о ж и д а е м ы й ч е л о в ѣ к о м ъ п с и х о -
л о г и ч е с к і й или ф и з і о л о г и ч е с к і й э ф ф е к т ъ въ с в о е м ъ
о р г а н и з м ѣ имѣетъ н а к л о н н о с т ь о с у щ е с т в л я т ь с я .
Разберемъ сначала первое положеніе. Есть, правда, люди, ко-
I торые увѣрены, что они въ состояніи не поддаваться внѣшнимъ
t психическимъ воздѣйствіямъ; но это обманъ, такъ какъ наблюденіе.
учитъ, что каждый изъ насъ въ бо.!іьшей или меньшей степени под-
склонность КЪ ВѢР®. ВѢРА ВЪ АВТОРИТВТЪ. 165

чиняется вліянію представленій {Bentivegni, Bernheim). Вся жизнь


исполнена подобными вліяніями, и пока нежду людьми сохранится
умственная дѣятельность, до тѣхъ поръ будутъ дѣйствовать и эти
вліянія. Общественный инстинктъ, потребность въ обмѣнѣ мыслей/
указываютъ на наклонность вліять на другихъ и взаимно иснытыі
вать на себѣ ихъ вліяніе, при посредствѣ представленій. Желая
склонить на свою сторону политическаго противника, мы стараемся
Возбудить въ немъ опредѣленныя представленія, разсчитанныя на то,
чтобы повліять на него. Напрасно думаютъ, будто только люди съ
какимъ-либо умственнымъ недочетомъ доступны представленіямъ
этимъ путемъ. У каждаго изъ насъ есть слабое мѣсто, чрезъ кото-
рое могутъ проникнуть представленія. Фактъ извѣстный, что именно
величайшіе люди, самые выдающіеся "ученые часто находятся въ
рукахъ второстепенныхъ личностей, знающихъ ихъ слабое мѣсто,
откуда можетъ найти себѣ доступъ представленіе.
Точно также и наклонность вѣрить въ вещи, безъ всяваго обя-
зательнаго логическаго доказательства, свойственно всѣмъ людямъ;
я назову это свойство с к л о н н о с т ь ю к ъ вѣрѣ (GlaUbigkeit). Кто
отрицаетъ склонность къ вѣрѣ людей, доказываетъ этимъ только
Свое собственное недомысліе (Forel). Нѣтъ человѣка, который ,
вѣровалъ бы и считалъ бы доказаннымъ только то, что усвоено
имъ путемъ логическаго мышленія. Мы видимъ это всего лучше на
нашихъ чувственныхъ воспріятіяхъ; при нихъ почти никогда не
бываетъ сознательнаго логическаго заключенія, а между тѣмъ то,
что мы признаемъ за внѣшній объектъ, есть только происходящій
въ нашей душѣ актъ, никоимъ образомъ не покрывающійся неиз-
вѣстнымъ объектомъ,—„вещью въ себѣ", по выраженію Kant'a,.
Представленіе объ объектѣ, который мы носимъ въ себѣ, непра-
вильно смѣшиваехся большинствомъ людей съ самимъ объектомъ
{Spencer). Эта ошибка, повседневно совершаемая нами при чувствен-
ныхъ воспріятіяхъ, свидѣтельствуетъ, что о сознательномъ логиче-
скомъ мышленіипринихънѣтъ и рѣчи. Но особенно ясно выступить
передъ нами склонность къ вѣрѣ, если мы прослѣдимъ за отно-
шеніемъ человѣка къ авторитетнымъ изрѣченіямъ и часто повто-
ряемымъ утвержденіямъ. Первыя ведутъ къ вѣрѣ въ авторитетъ,
которая господствуетъ преимущественно въ дѣтскомъ возрастѣ, но
отъ которой не свободны и взрослые.
Такъ вакъ склонность къ вѣрѣ весьма явственно цроявляется въ свойствен-
ной дѣтокому возрасту вѣрѣ въ авторитеты, и такъ какъ та же потребность состав-
ляеть яркую особенность гипноза, то послѣдній нерѣдко сравнивали оъдѣтствомъ
(Copin, Miescher, CuUerre, Wernicke). Ho при втомъ съ ДѢТСЕИМЪ возрастомъ
иногда смѣшиваютъ возрастъ грудныхъ дѣтѳй, «то совсѣмъ невѣрно. Сравнѳніѳ
ішѣдо-бы смыслъ лишь въ томъ случаѣ, еслн-бы оно дѣлалооь съ дѣтскимъ воз-
166 НАСІУПДЕНІЕ ОЖІІДАЕМЫХЪ ДѢЙСТВІЙ.

растомъ, въ которомъ соананіе уже готово и можетъ усвоивать себѣ представле-


нія, а не съ возрастомъ грудныхъ дѣтей, въ которомъ сознаніе развито еще очень
мало.
Чтобы доказать свойственную дѣтскому возрасту вѣру въ авто-
ритетъ, возьмемъ слѣдующій примѣръ. Когда мнѣ говорили въшколѣ,
что Нордкапъ есть самая сѣверная точка Европы, то логическаго до-
казательства мнѣ, разумѣется, не представили. Тѣмъ не менѣе, я
этому вѣрилъ, потому что такъ было написано въ книгѣ, а главное,
такъ говорилъ учитель, авторитетъ котораго не подлежалъ для меня
сомнѣнію. Достовѣрно, однако, и то,что вѣра въ авторитетъ играетъ
могущественную роль не только у дѣтей, но и у взрослыхъ: у нихъ,
точно такъ же кавъ у дѣтей, на склонность къ вѣрѣ существенное
вліяніе оказываетъ еще нѣчто другое, именно, частое повтореніе
одного и того же утвержденія. Это всего яснѣе видно изъ слѣдую-
щаго явленія, имѣющаго для насъ особый интересъ. Еще нѣсколько
лѣтъ тому назадъ многіе вѣрили, что гипнозъ вообще не существуетъ
и что вѣра въ него основана на притворствѣ. Съ тѣхъ поръ произо-
шелъ полный переворотъ въ мнѣніяхъ, вызванный, какъ тѣмъ, что
въ пользу реальности гипнотическихъ явленій высказались нѣко-
торые авторитеты, такъ и многократнымъ утвержденіемъ многочи-
I сленныхъ изслѣдователей, что гипнозъ дѣйствительно существуетъ.
I Между прочимъ, перемѣнили свою вѣру въ гипнотизмъ и врачи, ко-
I торымъ, какъ прежде, такъ и теперь, обязательнаго логическаго до-
1 казательства не было представлено, и перемѣнили ее исключительно
подъ давленіемъ частаго повторенія, устно и въ книгахъ, однихъ и
тѣхъ же утвержденій и вслѣдствіе вѣры въ авторитетъ.
Полагаю, что сдѣланныя разъясненія, которыя каждый можетъ
дополнить многочисленными примѣрами изъ собственнаго опыта, до-
статочно доказываютъ, что склонность къ вѣрѣ присуща чело-
h вѣку. Перейду теперь къ разъясненію второго выставленнаго выше
/ положенія, что живо ожидаемый человѣкомъ въ своемъ организмѣ
/ процессъ имѣетъ стремленіе осуществиться. Мы видимъ это въ
Ь-т)быденной жизни на цѣломъ рядѣ явленій, представляющихся уди-
вительными и таинственными только тому, кто упускаетъ изъ виду
упомянутое стремленіе. Па существенную важность этого явленія
указывали уже раньше многіе англійскіе изслѣдователи, напр.
Carpenter и Hack Tube. Для поясненія приведу рядъ примѣровъ.
У людей., страдавшихъ безсоницей, неоднократно удавалось вы-
звать сонъ назначеніемъ какого либо безразличнаго средства, ко-
торое, пo_JвxЬ-J^нѣнiю, oблaдaeтъ снотворными свойствами. Сонъ
н а с т у п ^ і Г у нихъ вслѣдствіе того, что"(ши его ожидали. Но пусть
они узнйютъ, что безразличное средство не имѣетъ усыпляющихъ
свойствъ; они перестанутъ тогда ожидать сна, и сонъ не появится. Уже
НАСТУПЛЕНІЕ ОЖИДАЕМЫХЪ ДѢЙСТВІЙ. 167

отсюда явствуетъ—чтЬ, страннымъ образомъ, многими забывается—


что иное дѣло о ж и д а т ь извѣстнаго состоянія и иное ж е л а т ь его.
Сна многіе изъ насъ желаютъ, когда почему либо не могутъ заснуть;
но онъ все-таки не настунаетъ, потому что его не ожидаютъ.
Приведу другіе примѣры, являющіеся дальнѣйшимъ развитіемъ
упомянутаго выше явленія. Сюда можно отнести чувство усталости,
часто появляющееся въ то время, когда приближается время сна.
На этомъ примѣрѣ видна и сила привычки, такъ какъ человѣкъ,
пріучившій себя засыпать въ опредѣленный часъ, обыкновенно чув-
ствуетъ къ атому времени усталость (Forel). Упомянутое правило оди-
наково имѣетъ силу,какъ при отправленіяхъ двигательныхъ,такъ и при
отправленіяхъ другихъ органовъ. Возьмемъ случай истерическаго
паралича; фактъ извѣстный, что истерическіе параличи часто изле-
чиваются какъ разъ въ тотъ самый моМентъ, когда больной ожидаетъ
излеченія. Этимъ же способомъ объясняются многія явленія, кажу-
щіяся загадочными. Какъ извѣстно, истеричные больные нерѣдко
предсказываютъ напередъ, когда параличъ у нихъ пройдетъ. Для
насъ въ этомъ теперь не можетъ быть ничего удивительнаго, если
вспомнимъ приведенное выше правило,—мы понимаемъ,что дѣло тутъ
въ чемъ то другомъ, а не въ дарѣ пророчества. Излеченіе потому
именно и наступило, что истеричный ожидалъ егокъопредѣленному
времени—вотъ въ чемъ весь секретъ даннаго пророчества. То же
явленіе имѣетъ мѣсто и при появленіи рвоты у людей,
ожндающихъ ее къ опредѣленному времени, въ особенности
когда они увѣрены, что приняли рвотное; далѣе, въ безсиліи нѣко-
торыхъ людей при половыхъ сношеніяхъ, если оно ожидается ими,
наконецъ, при заиканіи, которое часто настунаетъ въ то время, /
когда заика всего больше этого опасается.
Само собою разумѣется, однако, что значеніе упомянутаго пра-
вила не безгранично. Человѣкъ съ тяжелымъ міэлитомъ можетъ
сколько ему угодно ожидать возстановленія подвижности парализо-
ванныхъ ногъ, и оно не настанетъ, потому что этому мѣшаютъ не-
преодолимыя препятствія, которыхъ не можетъ пересилить на-Ъ
клонность организма къ осуществленію ожидаемыхъ эффекто?^. \
Вообще эта наклонность часто наталкивается на препятствія, кото^ I
рыя мѣшаютъ, разумѣется, не самой наклонности, а ея проявленію. j
Что упомянутое правило при случаѣ имѣетъ силу и для орга-
новъ чувствъ,—объ этомъ свидѣтельствуютъ многочисленныя наблю-
дешя;^еяй'г;е9шприводитъ слѣдующій примѣръ, описанный Сагреп-
Ьег'ожъ. Однажды потребовалось, по постановленію суда, вырыть
трупъ; вскопали могилу и собирались вынуть гробъ; присутствовав-
шій при этомъ прокуроръ заявилъ, что онъ очень явственно чув-
168 РАЗВИТІЕ ДВИГАТВЛЬНЫХЪ РАЗСТРОЙСТВЪ въ гипноз®,

ствуетъ запахъ тлѣнія. Но когда вскрыли гробъ, въ немъ не нашли


ничего, онъ былъ пустъ. Слѣдовательно, въ данномъ случаѣ, из-
вѣстное ощущеніе было вызвано тѣмъ, что присутствовавшій ожи-
далъ найти тѣло, которое могло бы вызвать это ощущеніе. Yung
показалъ рядомъ онытовъ, что осязаніе, а въ особенности тепло-
вое чувство точно также подвержены обманамъ, что онредѣленныл
ощущенія появляются безъ внѣшняго раздраженія, если пхъ ожи-
даютъ. Я самъ часто повторялъ слѣдующій опытъ, произведенный
еще Braid'от,, Weinbold'awb и другими. Я завязываю нѣкоторымъ
лицамъ, въ томъ числѣ врачамъ, глаза и говорю имъ, что буду ихъ
месмеризировать. Мнѣ даже не нужно дѣлать никакихъ пассовъ,
чтобы вызвать въ нпхъ увѣренность, что они явственно ощущаютъ
движеніе воздуха; они даже указываютъ моментъ, когда я начинаю
свои пассы. И тутъ, стало быть, опредѣленное ощущеніе появлялось
отъ того, что испытуемый его ожидалъ. Точно также есть люди, кото-
рые при операціи чувствуютъ боль раньше, чѣмъ къ нимъ прикос-
нулись ножомъ, и потому чувствуютъ, что все вниманіе ихъ напря-
женно устремлено на начало операціи и появленіе боли.
Упомянутое правило сказывается и въ другихъ явленіяхъ. Сюда
принадлежитъ сдѣланное РогеГтъ и многими другими наблюденіе
надъ нѣкоторыми народными средствами, употребляемыми съ цѣлью
задержать мѣсячныя. Въ одномъ городѣ многія молодыя дамы завя-
зываютъ себѣ ленту вокругъ мизинца, чтобы задержать на нѣсколько
дней мѣсячныя, если своевременное появленіе ихъ можотъ помѣ-
шать имъ повеселиться на предстолщемъ балу. И это средство обык-
новенно оказывается дѣйствительнымъ.

Послѣ этихъ разъясненій перехожу къ отдѣльнымъ явленіямъ


гипноза, прежде всего, къ функціональнымъ разстройетвамъ дви-
женій, которыя, какъ было показано въ симптоматологіи, су-
ществуютъ при каждомъ гипнозѣ; они почти всегда образуютъ
первый признакъ гипноза, даже когда послѣдній сопровождается
еще и другими измѣненіями. Разстройства производьныхьдмженШ
легче всего могутъ быть поняты на основаніи того прави.іа, что ожи-
даемое функціональное разстройство непремѣнно осуществляется,
если ему не помѣшаютъ трудно одолимыя препятствія механиче-
скаго или иного рода. Но, чтобы убѣдиться въ этомъ, слѣдуетъ ис-
подволь вызвать такой гипнозъ, въ которомъ двигательныя разстрой-
ства выступали бы вполнѣ явственно.
Чтобы произвести двигательное разстройство у X, находящагося
въ нормальномъ состояніи, необходимо, согласно предыдущему, на-
РАЗВИТ1Б ДВІІГАТЕЛЬНЫХЪ РАЛСТРОЙСТВЪ ВЪ ГИПНОЗ®. 169

править его внішаніе въ должную сторону, дабы онъ напряженно


ожидалъ результата, т. е, необходимо выдвинуть увѣренность X въ
наступленіи дѣйствія на самый передній планъ или,какъ выражаются
Fechner и Wnndt, во внутреннюю зорную точку. Если удается при-
ковать все вниманіе X къ тому обстоятельству, что у него непре-
5іѣнно доджеді-прявиться параличъ руки, то пос.іѣдній очень «асха-,_.
появляется на саломъ дѣлѣ.
Понятно, что ожидаемый результатъ можетъ не наступить, ес.іи въ тотъ мо-
мѳнгъ, когда требуется полное напряженіе вниманія, испытуемый цредается кри-
тикѣ и размышленію. При такомъ наетроеніи. надлежащее сооредоточеніс вниманія
немыс.іимо. Чтобы вииманіе человѣка было ноглощено одяимъ представленіеліъ,
для этого нуяпіы многія условія; въ общемъ это тѣ же самыя условія, который
благопріятствуіотъ наступленію гииноза. Что. напр., обстановка, настроеніе испы-і
туемаго, манера экспериментатора пграютъ роль, это понятно; не менѣе понятно иі
благопріятное вліяніе подражанія. Все это такого рода вліяніа, которыя сущест-|
венно содѣйствуютъ тому, чтобы испытуемый ІКИВО ожндалъ у себя появлѳнія с о '
отвѣтственнаго результата. Кто былъ очевидцемъ того, какъ параличъ появляется
послѣ извѣстныхъ ыапипуляцій, тотъ скорѣе, разумѣется, будетъ склоненъ, прп по-
.добномъ-же воадѣйствіп, дать тотъ-жѳ результатъ, чѣмъ человѣкъ, который ничего
подобнаго не вид'Цъ.
Н^усхішь-ігепѳрь, что намъ удалось произвести такое дѣйствіе,
какъ параличъ руки. Какъ только получился этотъ результатъ, такъ
вмѣстѣ съ тѣмъ нарушается психическое равновѣсіе испытуемаго.
Человѣкъ, который не въ состояніи произвольно двинуть какой ни-
^удь членъ, перестаетъ чувствовать себя нормальнымъ, у него появ-
ляется то психическое состояніе, которое Тіегге Janet назвалъ
misere psycliique, своеобразное чувство волевой слабости. Это
чувство для насъ суіЦественно; нодъ его вліяніемъ, постепенно ос-
лабѣваетъ дальнѣйшее противодѣйствіе личности. Разъ какой ни-
будь членъ парализованъ, то параличъ другого члена наступаетъ
уже легче, такъ какъ личность начинаетъ сомнѣваться въ могуществѣ
•своей воли. Если движенія одного члена изъяты изъ подъ воли лич-
ности,~то этииъуже жног'ое достигнуто въ смыслѣ воспріимчивости
къ внушеніямъ, такъ какъ сознаніе слабости весьма существенно
облегчаетъ послѣдующія внушенія.
Я пытался объяснить постепенное