Вы находитесь на странице: 1из 260

II

- I
i J ' и ' ^ ЗУ О J
Пр^, уТ. f o r e ! СУ^. ^орель^.
[йапнрьвл.,,^ 4 —
^ H ' i ^ o i e . ]

гипЕогазіъ и
ЛЕЧЕНІЕ ВНУШЕНІЕМЪ.

Съ 4 - г оп ѳ р ѳ р а б о т а н н а г о изданія

Перев. д-ра Г. М. Вубиса.

Съ лрибавлеЕІеыъ статьи:

Лсихотеропш олкогояизмо.
д-ра мед. А. Л. М е н д е л ь с о н а .

СОтд. от. изъ ж у р н а л а „Соврем. Мѳдидипа а Е и г і е и а " 1904 г.).

о
со

ев
аз
S
С.-ПЕТЕРВУРГЪ.
Изданіе журнала <Современная Медицина и Гигіена>.
Литейный пр., № 33.
1905
ОТКРЫТА ПОДПИСКА НА ЕЖЕМѢСЯЧНЫЙ ЖУРНАЛЪ

^ СОВРЕМЕННАЯ 1 и ГЙГІЕНІ 1905 г


II ЕЖЕНЕДѢЛЬНУЮ ГАЗЕТУ

VIII г. ВРАЧЕБНЫЙ ВЪСТНИКЪ і » » ^ '


(бывшій <ТЕРДПЕВТИЧЕСК1Й ЛрТЙИКЪ.),
\.
ИЗДАВАЕМЫЕ И РЕДАКТИРУЕМЫЕ ПРОФ. М. И . А ѳ а н а с ь е в ы п ъ .

Въ наступаіощемъ Д Е С Я Т О М Ъ г о д у своего существованія лсурналъ


„ С о в р е м е н н а я М е д и ц и н а и Г и г і е н а " будетъ издаваться по той лее
программѣ, к а к ъ и в ъ предъидущіе годы, т. е. подписчикамъ будутъ даны
новѣйшія, вполнѣ современно изложенныя, сочиііенія (руководства, учеб-
ники, монографіи, обзоры и новости медицины и пр.) по различнымъ
отраслямъ медицинскихъ наукъ и гигіены, столь необходимыя въ дѣятель-
ности врача-практика, санитара, и врача-эксперта. Намѣчены слѣдуіощія
переводныя, отчасти и оригинальпыя сочинепія:
1) Проф. М И . А ѳ а н а с ь ѳ в ъ — д - р ъ П Б . В а к с ъ . Тифы (брюш-
ной, сыпной, возвратный и паратнфъ), Съ рис. В ъ сжатомъ моногра-
фическомъ изложсніи.
2) Д - р ъ М . Я . Б р ѳ й т м а н ъ . Питаніе и вскармливаніе дѣтей с ь
современной точки зрѣнія.Сърис. В ъ сжатомъ монографическомъ изложевіи.
3) П р о ф . W . O s i e r (Балтимора). Практическое руководство по внут-
реннимъ и нервнымъ болѣзнямъ: С ъ крив, и р и с . Пер. с ъ 5-го англ.
изд. 1-й томъ.—Будучи написано однимъ изъ наиболѣо авторитетныхъ кліі-
ницистовъ Америки и Англіи, это руководство пользуетсч в ъ н а з в а н -
п ы х ъ странахъ наиболыііимъ раснространеніемъ. 5 - е изданіе значительно
дополнено и обработано согласно новѣйпіииъ научнымъ даннымъ.
4 ) Проф. S c h l e s i n g e r (Вѣна^. Показания к ъ хирургическому вмѣ-
игательству п р и внутреннихъ болѣзняхъ. I и П часть. Перев. с ъ нѣм.
б) П р о ф . S t e v e n s o n (Лондонъ). Раненія н а войнѣ. Съ 1 2 7 р и с .
П е р е в . с ъ 2-го англ. изданія. — В ь этомъ сочиненіи авторъ, профессоръ
военной хирургіи и главный хирургъ англійской арміи, нзлагаетъ ноле-
вую хирургію н а основаніи богатаго личнаго опыта и данныхъ англо-
бурской и иснано-американской войнъ.
6) Д - р ъ G - М й П е г (Берлин!.). К у р с ъ ортопедіи в ъ десяти лекціяхъ.
Для практнкующихъ врачей. Съ 2 5 рис.
7) Проф. Е . L a n g (Вѣна). Учебникъ половыхъ болѣзней, С ъ 8 5 р и с
8) D r . Н . A l b e r s - S c h o n b e r g (Берлинъ). Техвикапримѣненія рентге-
новскихъ лучей. Съ 1 5 рис.
Проф. y j . porel Cyj. §)ор^ль).
ЭБ
'•-^•'У , ГчТГ г в
J 1' I - ' '«

тштшжъ
, - и

ЛЕЧЕНІЕ ВНУПІЕНІЕМЪ.

Съ 4-го переработаннаго изданія


Перев. д-ра Г . М. Б у б и с а .

Съ прибавлѳніѳмъ статьи:

Психотсрапів: олкоголизмо.

д-ра мед. А. Л. М е н д е л ь с о н а .

С.-ПЕТЕРВУРГЪ.
Изданіе журнала <Современная Медицина и Гигіенаэ.
Литейный пр., № 3 3-
1904
Дозволено ц е и в у р о ю . С.-Пѳтѳрбургъ, 29 Д е к а б р я 1904 г о д а .

2011141664

« Ц е в т р а л ь н а а . Типо-Литографія М. Я. М в н к о в а . Спб., 3 Рождвств., д. 26


.!

С О Д Е Р Ж А Н І Е .

OTP.

Глава I . Сознаніѳ и г и п о т е з а идентичности ( М о н и з м ъ ) 1


„ I I . Отношѳнія нервной дѣятельности къ нервному в е щ е с т в у и к ъ
состояніямъ с о з и а н і я 21
„ I I I . Общія замѣчанія о гиннотизмѣ 28
, IV. Внушѳніе . • . 40
§ 1. Способность п о д в е р г а т ь с я гипнозу или в о с н р і и м ч и в о с т ь
к ъ внушеиію (суггестивность) 40
§ 2. Сонъ и г и п н о з ъ 47
§ 3. Степени гипноза 60
— § 4. Д р е с с и р о в к а 61
- § 5. Я в л е н і я гипноза. Л в л е н і я двигательной с ф е р ы . Я в л е н і я
чувствительной с ф е р ы . О т р и ц а т е л ь н а я галлюцинація
Р е ф л е к с ы . Ч у в с т в а , влечѳнія, аффекты. Пронессы
мышлеиія, п а м я т ь , сознапіѳ, воля ва
— § 6. Сопротивленіе г и п н о т и з и р у е м ы х ъ . Самовнушеніѳ . . 70
§ 7. Ііостгипнотическія явлепія 74
§ 8. Амнезія 78
§ 9. Внушеніе й, бсііёапсе 81
—§ 10. Внушенія н а яву 83^
§ 11. Состояніе души в о в р е м я нсполнснія постгипнотиче-
с в и х ъ внушеній, внушеній ^ ёсЬёапсѳ и н а яву . . , 84
§ 12. Продолжительность э ф ф е к т о в ъ внушенія 89
§ 13. H a l l u c i n a t i o n retroactive или внушенное ложное воспо
миианіѳ 91
Н . Симуляція и диссимуляція гипноза 96
§ 15. З н а ч е н і е внушенія 100
§ 16. Сущность в н у ш е н і я ( Г и п о т е т и ч е с к і я воззрѣнія Osear'a,
Vogt'a. о сущности и п с и х о л о г и ч е с к о м ь зиаченіи г и п -
нотизма 104
"^Ѵ. Внушѳніѳ и душонныя р а з с т р о й с т в а . — И с т е р і я 120
V I . У к а з а н і я для суггестивной или і і с и х о - т е р а п е в т и ч е с к о й в р а ч е б н о й
практики 132
Ѵ П . Гиннотизмъ и п с и х о т ѳ р а ш я 151
Ѵ Ш . Примѣры л е ч е п і я внушеніемъ. Случай с а м о п р о и з в о л ь н а г о сомнамбу-
лизма. И з л е ч е н і е з а п о р а и объяснеиіе е г о
II
I X . С і у ч а й истерической, отчасти р е т р о г р а д н о й амнвзіи, с ъ з а т я ж н ы м ъ
сомнамбулизмомъ, анализированш.ій и излеченный внушенісмъ 17^
• X . Внушеніе въ его отношеаіи къ медицинѣ и шарлатанству 187
X I . Уголовно-право вое значеніе внушенія 195
Гипнотизмъ и высшая школа • 217 ^
Х Ш . Внушеніе у Ж И В О Т Р Ы Х Ъ . З И М Н Я Я И Л Ѣ Т Н Я Я спячка 218
X I V . П р и б а в л е н і е . Загипнотизированный гипнотіізеръ 223
П с и х о т е р а п і я алкоголизма. Прибавленіо д-ра медицины А. Л. Мендель-
сона 229—261

•ні
I. Сознаніе и гипотеза идентичности (Монизмъ).
Для уразумѣнія гипнотизма должно уяснить себѣ, что такое «созна-
ніе». Явленія гипнотизма, происходящія в ъ нашей душѣ, предетавляютъ
собою постоянную смѣну то «сознательнаго», то видимо «безсозаатель-
наго2>. Но именно э т а смѣна и доказываетъ лучше всего, что терминъ
« б е з с о з в а т е л ь н о е » — н е точеаъ и не соотвѣтствуетъ дѣйетвительности.
Необходимо, слѣдовательно, — в о избѣжаніе праздныхъ споровъ и
опасности «увлечься теологіей по рецепту Геіевскаго Мефистофеля» —
условиться относительно того, что представляетъ собою неопредѣленное,
относящееся к ъ содержанію сознанія, попятіѳ «нсихическій». В ъ словѣ
«психическій» смѣшиваютъ безъ разбору два ионятія: 1 . Абстрактное
понятіе «интроспекціи» или субъективизма, т . е. наблюдения извнутри,
которыя каждый субъектъ производилъ и можетъ производить лишь в ъ
себѣ и относительно себя самого. Для этого понятія мы сохраняемъ тер-
минъ «сознапіе». 2 . «Дѣятельный элементъ» души, т. е. т о , что о б у -
словливаетъ содержаніе сознанія. Это ошибочно принято было з а с о з н а -
ніѳ в ъ обширномъ смыслѣ— отсюда и произошла т а путаница в ъ поня-
тіяхъ, которая сознаніе разсматриваетъ, к а к ъ свойство души. Молеку-
лярную волну дѣятельности нервныхъ элементовъ я назвалъ «нейроки-
момъ».
О сознаніи другихъ людей мы можемъ судить не иначе, к а к ъ п у -
темъ заключений п о аналогіи; столь-же мало мы вправѣ были-бы гово-
рить о сознаваніи забытыхъ явленій. Область нашего сознанія находится
въ постоянномъ движеніи. Явленія в ъ ней возникаютъ и исчезаютъ. Съ
помощью памяти, многія явленія, в ъ данный моментъ повидимому не
сознаваемыя, чрезъ посредство ассо.иацій, снова могутъ быть, съ большимъ
или меньшимъ трудомъ, вовлекаемы в ъ кругъ сознанія. Уже одинъ опытъ
самонаблюденія экспериментально доказываетъ намъ, что многія явленія,
представляющіяся находящимися внѣ нашего сознанія, все таки сознаются
или сознавались нами. Да, извѣстныя чувственныя ощущенія остаются
въ моментъ и х ъ возникновенія скрытыми отъ нашего обычнаго, верхняго
сознанія, в ъ область котораго они вводятся только впослѣдствіи. Цѣлые
ряды дѣятельныхъ состояній мозга (сны, сомнамбулизмъ или второе с о -
П р о ф . Forel. Гиинотизмъ. 1
30 Глава III.

знаніе) въ обыкновенныхъ случаяхъ повидимому исключены изъ области


верхняго сознанія, но затѣмъ путемъ внушенія или какимъ-нибудь инымъ
путемъ ассоціируются съ воспоминаемымъ содержаніемъ послѣдняго. Во
всѣхъ такихъ случаяхъ «видимо безсознагельное» оказывается все таки
сознательнымъ. Н а з в а н н ы я явленія привели ко многимъ мистическимъ
толкованіямъ. Одно очень простое предиоложеніе, однако, легко объяс-
няетъ ихъ. Предположимъ—и это вполнѣ соотвѣтствуегь наблюденіямъ,—
что области иввнутри наблюдаемыхъ дѣятельныхъ состояній мозга отгра-
ничиваются т а к ъ н а з . ассоціаціонныии или диссоціаціонными процессами,
т. е. что онѣ не могутъ быть всѣ сразу приводимы въ дѣятельную связь
другъ съ другомъ и что, слѣдовательно, все, что представляется н а м ъ
безсознательнымъ, въ дѣйствительности является объектомъ сознанія, т. е.
субъективнаго рефлекса, - то получится слѣдующее: наше обычное бодр-
ствующее с о з н а н і е — н е болѣе к а к ъ внутренній субъективный рефлѳксъ
тѣснѣе с в я з а н н ы х ъ другъ съ другомъ дѣятельныхъ состояній вниманія,
т. е. интенсивнѣе во время бодрствованія концентрируемыхъ максимумовъ
извѣстныхъ дѣятѳльныхъ состояній большого мозга. Имѣются еще другіе
виды сознааія, частью забытые, частью находящееся въ слабой или
косвенной связи съ содержаніемъ верхняго сознанія, которые въ проти-
воположность «верхнему» называютъ «нижнииъ> сознааіемъ, Послѣднему
соотвѣтствуютъ иныя, слабѣе концентрируемыя или иначе ассоціируемыя
дѣятельныя состояния большого мозга. Для подкорковыхъ (нисшихъ) моз-
говыхъ центровъ должно допустить дадьнѣйшіе, находящіеся въ еще бо-
лѣе отдаленной связи, виды нижняго сознанія и т. д.
Легко установить, что максимумъ нашей психической дѣятельности,
вниманіе, перескакиваетъ каждую минуту отъ одного воспріятія иди од-
ной мысли къ другой. Различные объекты вниманія, каковы зрительные
или слуховые образы, волевые импульсы, чувства или абстрактный идеи
в о з н и к а ю т ь — э т о внѣ сомпѣнія — въ различныхъ участкахъ мозга или
комплексахъ нейроновъ. Вниманіе можно такимъ образомъ уподобить
функціональной, блуждающей въ мозгу macula Intea, блуждающему мак-
симуму интенсивнѣйшей дѣятельности нейрокима. Но съ другой стороны
не подлйжитъ сомнѣвію, что и другія психическія явленія. находящіяся
внѣ сферы вннманія, также сознаются нами, хотя и слабѣе. Наконецъ,
«психикой», т. е. содержаніемъ сознанія, считается, к а к ъ извѣстно, и
все, нѣкогда сознававшееся нами, хотя уже болѣе или менѣе забытое.
Съ теоретической точки зрѣнія это кажется вполаѣ понятнымъ. Н а с а -
момъ-же дѣлѣ имѣется безчисленное множество явленШ, когорыя едва
только н а одно ыгновеніе вспыхиваютъ въ нашемъ созваніи, съ тѣмъ
чтобы затѣмъ совершенно исчезнуть изъ него. Здѣсь, а не въ ярко и
повторно сознаваемыхъ « п с и х о м а х ъ » — д а простится намъ этотъ терминъ,
которымъ мы краткости ради запросто обозначаемъ всякую психическую
Созааніе я гипотеза лдентичаосг і (Мониаиъ). g

единицу—ДОЛЖНО искать переходъ отъ сознательнаго к ъ видимо безсо-


знательному. Но и здѣсь слабость с о з н а н і я — т о л ь к о кажущаяся: в ъ с о -
держаніи сильно отклоненнаго вниманія внутренній рефлексъ тѣхъ явле-
ній даетъ лишь слабый отзвукъ. Но это отнюдь еще не аоказываетъ,
что подобный полусознаваемыя явленія и сами по собѣ т а к ъ слабо
сознаются нами. Вспыхнувшей искры вниманія достаточно, чтобы
впослѣдсгвіи сдѣлать и х ъ вполнѣ ясно сознаваемыми. Вслѣдствіе
отклоненія вниманія ослабляется лишь все больше и х ъ связь с ъ цѣпью
максимумовъ дѣятельнаго состоянія, обычно представляющихъ собою воспо-
минаемое содержаніе нашего вѳрхняго сознанія. Но чѣмъ слабѣе подоб-
н ы я полусознаваемыя явленія связаны съ послѣдеими, тѣмъ труднѣе ихъ
нотомъ чрезъ посредство памяти заново ассоціировать съ главной цѣпью.
Такъ обстоить дѣло со всѣми снами, всѣми побочными обстоятельствами н а -
шей жизни, всѣми автоматическими привычками, всѣми инстинктами. Но
р а з ъ между отчетливо сознаваемымъ и «безсознательнымъ» имѣется полу-
безсознательиая мозговая жизнь, которая т а к ъ слабо сознается нами
лишь вслѣдствіе отклоненія обычной цѣпи воспоминанШ, то это несо-
мнѣнно указываетъ н а т о , что еще одинъ шагъ впередъ можетъ совер-
шенно разорвать и э т у слабую связь, а мы все таки не вправѣ будемъ
считать а priori безсознательной такую, в ъ туманѣ отъ верхняго с о з н а -
нія ускользающую, дѣятельность мозга. Такія, т. е. т а к ъ назыв. без-
сознательныя мозговыя явденія мы краткости и простоты ради относимъ
к ъ области «нижняго сознанія».
Если это предположеніе вѣрно — а з а это говорятъ всѣ обстоятель-
с т в а — т о физіологамъ и лицамъ, занимающимся сравнительной психоло-
гіей, не для чего далѣе интересоваться сознаніемъ. Оно само по себѣ
вовсе не существуетъ и проявляется лишь благодаря дѣятельности мозга,
внутреннимъ рефлексомъ которой оно является. Исчезаетъ эта дѣятель-
ность, оно исчезаетъ виѣсгѣ с ъ нею сложна о н а — о н о также сложно;
проста о н а — о н о также просто; диссоціирована о н а — о н о также диссо-
ціировано. С о з н а н і е — л и ш ь абстрактное понятіе, отъ котораго с ъ отпа-
деніемъ «сознательной» дѣятельности мозга отпадаетъ всякая сущность.
Слѣдовательно, с ъ субъективной точки зрѣнія, всякая проявляющаяся в ъ
зеркалѣ сознанія мозговая дѣятельность возникаетъ в ъ неК, какъ сум-
марный синтезъ, который все болѣе усложняется по мѣрѣ нріобрѣтанія,
путемъ привычки и упражненія, высшихъ нрѳдставленій и абстракдій,
такъ что детали (наприм, при чтеніи), ранѣесознававшіяся, впослѣдствіи
иереходятъ в ъ область нижняго сознанія и цѣлое представляется пси-
хической единицей.
Психологія такимъ образомъ не можетъ удовольствоваться однимъ
») Н е существуетъ бездѣнтѳльнаго, бѳзсодержательнаго сознапія. Тогда
о с т а е т с я лншь одно а б с т р а к т н о е понятіѳ.

30 Глава III.

изученіемъ, путемъ интроспекціи, явленій нашего верхняго сознанія,


ибо она была бы тогда невозможна. Каждый имѣлъ-бы тогда только
психологію своего субъективизма, по примѣру древнихъ схоластиковъ-
спиритуалистовъ, и долженъ былъ бы подвергнуть даже сомнѣнію суще-
ствованіе внѣшняго міра и другихъ сочеловѣковъ. Аналогіи, естественно-
научная индукція, сравненіе опыта напіихъ пяти чувствъ доказываюгь,
однако, существованіе внѣшняго міра, другихъ сочеловѣковъ и ихъ нси-
хологіи, а также и существованіе сравнительной психологіи, психологіи
животныхъ. Наконецъ, такая субъективная психологія, взятая независимо
отъ нашей мозговой дѣятеіьности, есть вѣчто ненонятное, полное проти-
ворѣчій и прежде всего, повидииому, протпворѣчащее закону сохраненія
энергіи.
Изъ всѣхъ эгихъ довольно простыхъ соображеній вытеваетъ далѣе,
что психологія, игнорирующая дѣятельность мозга, — безсмыслица. Содержа-
ніе нашего верхняго сознанія постоянно опредѣляется и обусловливается
дѣятельностью мозга, свойственной степенямъ нижняго сознанія. Б е з ъ
этой дѣятельности оно вовсе не можетъ быть понято. Съ другой сто-
роны зааченіе и смыслъ сложной организаціи нашего мозга во всей
полнотѣ уясняются намъ лишь тогда, когды мы разсматриваемъ ее во
внутреннемъ освѣщеніи нашего сознанія и подобныя наблюденія обога-
щ а е к ъ сравнительными наблюденіями надъ содержаніемъ сознанія у дру-
гихъ людей, наблгоденіями, который, благодаря звуковой и письменной
рѣчи, могутъ производиться нами съ помощью весьма детальныхъ а н а -
логій. Душу гакимъ образомъ должно изучать одновременно и извнутри
и извнѣ. Внѣ насъ самихъ первое, правда, можетъ быть осуществляемо лишь
съ помощью аналогій, но этимъ единствеяныиъ средствомъ, которымъ
мы располагаемъ, мы должны пользоваться.
Кто-то сказалъ, что я з ы к ъ данъ человѣву не для выражения, но
для скрыванія своихъ мыслей. Кроаѣ того различные люди, даже и
вполнѣ совѣстливые, приписываютъ, к а к ъ извѣстно, однймъ и тѣмъ-же
словамъ весьма различное значеніе. Ученый, художникъ, крестьянннъ,
женщина, дитя, дикій цейлонскій ведда толкуютъ одни и тѣ-же слова
того-же я з ы к а совершенно различно. Но и тотъ-же самый субъектъ
толкуетъ ихъ различно, смотря по своему настроенію и по ихъ связи.
Изъ этого в ы і е к а е і ъ , что психологу и особенно психіатру — я говорю
здѣсь въ качествѣ такового—мимика, взгляды и поступки человѣіса з а -
частую лучше раскрываютъ внутренпій міръ его, чѣмъ то, что онъ го-
ворить. Поэтому жесты и дѣйствія животныхъ означаютъ собою
« я з ы к ъ » , психологической цѣнностью котораго отнюдь не слѣдуетъ
пренебрегать. Далѣе, анатомія, физіологія и патологія мозга, кавъ у
человѣка, такъ и у животныхъ, неопровержимо доказали намъ, что наши
душевныя особенности находятся въ зависимости отъ качества, коли-
оананіѳ в гипотеза идентичности (Монизмъ). • 5

чѳства И цѣлости живого мозга, съ которымъ онѣ составляюгь нѣчто


единое. Какъ не существуетъ живого мозга безъ души, такъ не суще-
ствуетъ и души безъ мозга и каждому нормальному или патологичес-
кому измѣненію душевной дѣятельности соотвѣтствуегь нормальное или
патологическое измѣиеніе дѣятельности найрокимовъ мозга, т. е. нерв-
ныхъ элементовъ. Все, что мы воспривимаемъ интроспективно в ъ своемъ
сознаніи, есть слѣдовательно дѣятельность мозга.
Такимъ образомъ в ъ основаніе вопроса о б ъ отпошеніи чистой п с и -
хологіи (интроспекціи) к ъ физіологіи мозга (изученіе дѣятельности мозга
извнѣ) мы полагаемъ теорію идентичности,—по крайней мѣрѣ до тѣхъ
поръ, пока она не будетъ противорѣчитьфактамъ.Терминомъ*идентичность или
монизмъ> мы выражаемъ слѣдовательно то, что всякое психологическое
явленіе образуетъ съ лежащею в ъ основѣ его молекулярного или нейро-
кимовою дѣятельностью мозговой коры одну и ту-же реальную вещь,
которая разсматривается только с ъ двухъ сторонъ. Дуалистично только
явленіе, вещь-же наобороіъ,—монистична. Еслибъ дѣло обстояло иначе,
то присоединеніе к ъ элементу соматическому или церебральному элемента
чисто психическаго могло-бы дать плюсъ энергіи, что противорѣчило-бы
закону сохраненія силъ. Нарушеніе этого закона, однако, нигдѣ еще
не было доказано и стало-бы в ъ рѣзкое противорѣчіе со всѣмъ о н ы -
томъ науки. В ъ явленіяхъ нашей мозговой жизни, какъ они ни чудесны,
е е сокрыто ничего такого, что противорѣчило-бы естественнымъ з а -
конамъ и побуждало бы прибегнуть к ъ какой-то мистической, сверхъ-
естественной «душѣ».
Исходя и з ъ этихъ соображеній, я говорю о монистическомъ т о ж -
деств!, а не о психо-физіологическомъ параллелизмѣ. Вещь нѳ можетъ
быть пара.иельна самой себѣ. Правда, психологи новѣйшей школы р а -
вумѣютъ подъ этимъ лишь предположительный параллелизмъ явленій, остав-
ляя вопросъ о монизмѣ или дуализмѣ непредрѣшеннымъ. Но такъ какъ
многіѳ центральные нервные процессы находятся внѣ сферы и физіоло-
гическаго и психологическаго наблюденія, то явленія, доступныя обоимъ
методамъ изслѣдованія, отнюдь не параллельны, но весьма неодинаково
отдѣлены другъ отъ друга промежуточными процессами. Параллелизмъ
такимъ образомъ только—теоретическое предположеніе. А разъ дуали-
стическая гипотеза, с ъ точки зрѣнія научной критики, оказывается н е -
состоятельной, то в ъ основу всѣхъ разсужденій вполнѣ дозволительно
положить гипотезу идентичности.
Ясно, вѣдь, до очевидности, что одно и то-же явленіе в ъ нервной
системѣ животнаго, скажемъ моей, будучи наблюдаемо мною самимъ,
но сначала с ъ помощью внѣшнихъ физіологическихъ методовъ, и затѣмъ
отражаясь само собою в ъ моем-ь сознаніи, должно мнѣ представляться
в ъ соввршедно другомъ видѣ, и напрасный былъ-бы трудъ физіологиче-
g Гдавъ I.

скШ феноменъ превращать въ психическій и наоборотъ. Психическій фено-


менъ не можетъ быть превращаемъ в ъ другой, хотя-бы даже в ъ отно-
шеніи воплощаемой обоими реальности, к а к ъ напр. звуковое, зритель-
ное и осязательное ощущеніе, которое одно и тоже-же колебаніе в ы -
зываетъ в ъ трехъ соотвѣтствующихъ органахъ чувствъ. Тѣмъ не менѣе
мы путемъ индукціи вправѣ заключить, что э т а — о д н а и та-же реаль-
ность, одно и то-же колебаніе, олицетворяюшееся в ъ трехъ качественно
столь различныхъ видахъ, иначе говоря, вызывающее у насъ три р а з -
личныя, непереводимыя другъ в ъ друга психическія впечатлѣнія. По-
слѣднія возникаютъ в ъ различныхъ частяхъ мозга и, к а к ъ таковыя,
реально отличаются одно отъ другого.
О цсихо-физіологичеекой идентичности мы говоримъ лишь с ъ одной
стороны в ъ отношеніи корковыхъ нейрокимовъ, непосредственно о б у -
словливаюшихъ извѣстныя явленія сознанія, и с ъ д р у г о й — в ъ отноше-
ніи самихъ этихъ явленій сознанія.
В ъ дѣйствительности предполагаемая дуалистическая душа можетъ
быть или с ъ энергіей или безъ таковой. Если ее предположить лишен-
ной энергіи, т. е. независимой отъ закона силъ, то тогда мы вступимъ
в ъ область чудесъ, в ъ которой можно по усмотрѣнію нарушать и устра-
нять естественный законъ. Если-жъ ее предположить содержащей энер-
гію, то это будетъ только игра словъ, ибо душа, подчиняющаяся зако-
ну энергіи, есть лишь часть мозговой дѣятельности, произвольно в ы р -
в а н н а я и з ъ связи съ цѣлымъ,—часть, которой «психическій характеръ»
присвойвается лишь затѣмъ, чтобы тотчасъ же снова отнять его о т ъ
нея. Энергія молсетъ подвергаться только качественнымъ, а не воличе-
ственнымъ превращеніямъ. Предполагаемая дуалистическая душа гакиіиъ
образомъ, если-бы о н а подчинялась закону силъ, должна была-бы перей-
ти цѣликомъ в ъ другую форму анергіи. Но тогда о н а не была бы болѣе
дуалистической, т. е. отличной о т ъ самихъ мозговыхъ процессовъ.
Изъ послѣдователей древняго метафизическаго монизм» Бруно и
Спинозы должно вспомнить великаго, къ сожалѣнію, слишкомъ скоро
забытаго, Карла Фридриха Бурдаха (Ѵош Bane und Leben des
Qehlrnes. H I T . , Leipzig 1 8 2 6 стр. 1 4 1 и т. д . ) , котораго я цитировалъ
въ 1 8 9 2 году ( S u g g e s t i o n s i e h r e und Wissenschaft в ъ Zeitschrift f u r
Hypnotismus). Покорнѣйше прошу прочесть это мѣсто. Какъ изслѣдователь
мозга, Бурдахъ доказалъ с ъ научною и философской ясностью единство
мозга и души. На его идеяхъ покоится учеяіе Мейнерта. Онъ не
имѣлъ только даниыхъ современной нормальной и патологической анато-
міи и гистологіи мозга, равно к а к ъ новѣйшихъ экспериментовъ н а ж и -
вогныхъ, которыя в ъ общихъ чертахъ вполпѣ поатверждаютъ его идеи.
Подъ монизмомъ м ы , в ъ противоцоложность дуализму, разумѣемъ
такимъ образомъ единство «мозга и души» въсмыслѣ психо-физіологиче-
Созвавіѳ и гипотеза внлевтичности (Мовизмъ).

ской идентичности. Если-бъ только достовѣрно можно было доказать,


что нѣчто «духовное», т. е. «нематеріальное» существуетъ безъ мате-
ріальнаго субстрата, то была-бы доказана наличность дуализмаг
Подъ матеріализмомъ мы, наоборотъ, разумѣемъ такое міровоззрѣніе,
которое разсматриваетъ матерію, к а к ъ міровую потенцію, такъ сказать,
к а к ъ божество, не отдавая себѣ отчета в ъ томъ, что матерію мы з н а -
емъ только в ъ ея проявленіяхъ, а о существѣ е я намъ ничего не извѣ-
стно, такъ что и о н а — н е болѣе, к а к ъ абстрактное нонятіе.
Изъ душъ каждый и з ъ насъ непосредственно знаегь только свою.
Другія человѣческія, а также животныя души мы и з у ч а е м ъ — с ъ вѣроят-
ностью, граничащей с ъ научной достовѣрностью—посредствомъ аналогіи,
съ помощью языка, мимики и т . д. В ъ виду рѣзкой тенденціи новѣй-
шаго времени идентифицировать монизмъ и матеріализмъ, что вызываетъ
большую смуту в ъ умахъ, мы должны нѣсколько остановиться н а этомъ
вопросѣ.
Вопросъ о монизмѣ и дуализмѣ—отнюдь яе религіозный и н е
преюдицируетъ никакой религіозной метафизики. Впрочемъ, смотря по
тому, к а к ъ его рѣшаютъ, о н ъ можетъ послужить базисомъ для таковой.
Но самъ по себѣ о н ъ относится к ъ другой области.
Религія ставитъ вопросъ о первопричинѣ и конечной цѣли міро-
зданія. Ея з а д а ч а - уяснить себѣ характеръ и цѣли міровой воли, т. е.
Б о г а , путемъ откровенія или интупціи, а также установить отношеніе
этой воли спеціально к ъ человѣку.
Всѣхъ этихъ метафизическихъ, т. е. недоступныхъ познавательной
способности человѣка, явленій вопросъ о монизмѣ или дуализмѣ совер-
шенно не касается.
Матеріальная или т. и . объективная сторона явленій и психическая
или субъективная сторона и х ъ , наоборотъ, представляют! факты, наблю-
даемые нами ежедневно и даже ежесекундно.
Дуализмъ говорить: имѣются явленія двоякаго рода: 1) тѣлеспыя
или матеріальныя, подчиняющіяся естественнымъ законамъ, и 2 ) психи-
ческія или душевныя, находящіяся, правда, в ъ извѣстномъ отношеніи
к ъ матеріи, но ведущія все таки самостоятельное, независимое отъ
послѣдней существованіе. Исходя и з ъ такой точки зрѣнія, дуализмъ и
говоритъ о вліяні№ тѣла н а душу и души н а тѣло, о нематеріальныхъ
душахъ и д у х а х ъ и о неодушевленной матеріи.
Монизмъ, наоборотъ, заявляетъ: строго говоря^ мы знаемъ только
одну душу, нашу собственную. Съ другими мы знакомимся лишь по
аналогіи. Душа и тѣло—отнюдь не двѣ различныя вещи. Это—только
двѣ стороны, два вида проявленія однѣхъ и тЬхъ-же познаваемыхъ нами
вещей. Fechner выразилъ ту-же мысль слѣдующимъ образомъ: это —
математическій кругъ, снаружи представляющійся выпуклымъ, и з в н у т р и —
30 Глава III.

вогнутымъ, И все таки одинъ и тотъ-же кругъ. Монизмъ не можетъ по-


этому признавать ни матеріалистической, ни спиритуалистической мета-
ф и з и к и , — и н а ч е о н ъ вступидъ-бы в ъ противорѣчіе с ъ самимъ собою, I
Для него понятія «матерія» и « д у ш а » , к а к ъ только и х ъ иротивопола-
г а ю т ь другъ другу,—-термины, лишенные содержанія, ложно истолковы-
ваемые. Э т о — а б с т р а к т н ы я фикціи, произвольно вырванныя человѣкомъ
изъ цѣпи явленій и сами по себѣ лишенныя всякой фактической под-
кладки. Все равно, «физіологическое» или «психологическоез>, к а ж -
дое явленіе имѣетъ для насъ и психологическую и физгологтескую
сторону. О столѣ, о рефлексѣ, объ отрицательномъ колебаніи тока и т. п.
я , вопреки всякой наукѣ, знаю лишь свои субъективный ощущенія и
свое, основанное н а сочетаніи и х ъ представленіе, приведшее меня к ъ
мысли о существовании внѣшняго міра. То-же самое должно сказать о
моемъ мышленіи, чувствованіи и хотѣніи, о боли, рѣшеніи, «любви>
и т. д. Но и в ъ томъ и въдругомъ случаѣ «психологическая с т о р о н а » —
непосредственное явленіе, «физіологическая-же» или «объективная»—•
наоборотъ, цѣпь явленій болѣе отдаленная, контролируемая и раскрывае-
мая лишь с ъ помощью другихъ чувствъ и заключеній. Однако, послѣ
того к а к ъ ближайшее изученіе мозга и психофизіологія доказали намъ,
что никакого непосредственнаго явленія сознанія безъ дѣятельности мозга
не имѣется и что мы даже во время акта чувствованія, мышленія и хо-
тѣнія очень хорошо ощущаемъ усилія и дѣятельность мозга, стало о ч е -
видно, что всякое чисто внутреннее психологическое явленіе имѣетъ и
свою физіологическую сторону, движеніе матеріальааго субстрата в ъ
мозгу. Словомъ, не существуетъ ничего «психичсскаго» безъ «физическаго»,
и еслибъ мы могли освѣгигь го, что находится ваѣ нашего « я » , мы по
всей вѣроятвосіи нашли-6ы, что не существуетъ и ничего «физическаго»
безъ <психическаго». Метафизическій монизмъ идегь, однако, еще д а -
лѣе: к а к ъ не существуетъ матеріи безъ энергіи и энергіи безъ матеріи,
т а к ъ в ъ мірѣ навѣрное не сущеетвуетъ ничего «неодушевленнаго»
Явленіе интроспекціи—только внутренней рефлексъ всякаго феномена,
внѣшняя сторона котораго представляется намъ в ъ видѣ движущейся
матеріи с ъ ея энергіями. Отдѣлить эту внутреннюю сторону о т ъ внѣш-
ней и паоборотъ иначе, к а к ъ пустыми словоизверженіями, до сихъ поръ
не удалось е щ е никому, да никогда и не удастся, но и созерцать ее,
эту внутреннюю сторону, можно единственно только в ъ себѣ с а -
момъ.
i j К а к ъ т о л ь к о с л о в о „ д у ш ^ " у п о т р е б л я е т с я по о т н о ш е н і ю к ъ нѳодушѳвдеп-
н ы м ъ іірвдмѳтамъ. т о т ч а с ъ - ж е поднимается буря в о з р а ж е и і й : „глупости, бредни
о к а к и х ъ - т о м і р о в ы х ъ д у ш а х ъ і " и т. п. Л ю д и , к а к ъ в и д н о , в с е е щ е пѳ могутъ
высвободиться и з ъ сѣтой а н т р о п о м о р ф и з м а и уепоить себѣ, что элѳмѳіт. внутрѳн-
Еяго ( п с и х и ч е с к а г о ) р е ф л е к с а с р а в н и т е л ь н о съ человѣческой душой должѳнъ быть
т а к ъ - ж е лримитивѳнъ, к а к ъ а т о м ъ в ъ сравненіи съ ж и в ы м ъ человѣческимъ
мозгомъ.
Со.іваніе и гипотеза идевтачностн (Монизиъ). 9

Чисто научный монизмъ (гипотеза идентичности) не допускаетъ, од-


нако, такихъ широкихъ обобщеній. Онъ довольствуется лишь допуще-
ніемъ тождества между всякимъ доступнымъ непосредственному психоло-
гическому наблюденію психическимъ явленіемъ и его т а к ъ н а з . физіоло-
гическимъ коррелатомъ в ъ мозгу, а гипотезу одушевленнаго міра, к а к ъ
она ни близка ему, предоставляетъ метафизической спекуляции.
Не трудно сообразить, что этотъ спорный вопросъ непосредственно
не имѣетъ никакого отношенія к ъ вышеприведенныиъ вопросамъ т^ели-
гіозной метафизики. Первопричина и конечная цѣль, свободняя эволю-
ція или фатализмъ, затрогиваются имъ столь-же мало, к а к ъ и вопросъ
о существѣ Бога. Личное отаошеніе божества к а к ъ к ъ намъ саиимъ,
т а к ъ и къ остальному окружающему насъ міру, правда, не особенно
легко привести в ъ связь съ монистическимъ воззрѣніемъ. Но и с ъ д р у -
гой точки зрѣнія очеловѣченіе идеи Божества едва-ли можетъ быть с о -
гласовано с ъ представленіемъ о всемогущей волѣ.
Впрочемъ, съ нѣкоторыии религіозными догматами монистическое в о з -
врѣніе вступаетъ в ъ такую-же коллизію, в ъ какую нѣкогда вступило
съ ними ученіе Коперника о солнечной системѣ. Эти догматы завла-
дѣли научными, доступными человѣческому познаванію, вопросами и вос-
пользовались ими для своихъ религіозныхъ системъ. А представители
послѣднихъ н е могутъ примириться с ъ тѣмъ, что нынѣ эти вопросы ос-
париваются у НИХ1 наукою. Вотъ здѣсь-то и «зарыта с о б а к а » !
К ъ границамъ-же научнаго знанія вопросъ: *монизмъ^шѵі ^дуализмъ*
болѣе всего приблизило непосредственное изслѣдованіе центральной нерв-
ной системы человѣка и животныхъ, а также ея нормальныхъ и пато-
логическихъ функцій.
Что прежнимъ туманнымъ воззрѣніямъ представлялось в ъ видѣ н е -
материальной души (приблизительно к а к ъ дикарямъ молнія, в ъ видѣ dei
ex m a c h i n a ) , нынѣ все съ большей очевидностью оказывается, о т ъ А
до Z , внутренней стороной нашей мозговой дѣятельности. Всѣ п о п ы т к и —
часть души, в ъ качествѣ ядра е я , изолировать отъ мозговой дѣятель-
ности, сдѣлать независимой отъ живого мозгового вещества, потерпѣли полное
фіаско: с ъ каждымъ днѳмъ совершенствующіяся и количественно увели-
чиваюшіяся наблюденія все очевидвѣе выясняютъ неразрывность всѣхъ
нормальныхъ и патологическихъ душевныхъ явленій с ъ цѣлостью и х ъ
органа.
Однако, главная трудность, казалось, заключается еще в ъ темной
области такъ н а з . безсознательной мозговой жизни. Fechner-We-
Аег'овскій законъ яко-бы противорѣчитъ ей. Обнаружены факты несов-
паденія между лвленіями сознанія и наблюдавшимися и измѣрявшимися
физіологическими результатами.
Это объясняется просто тѣмъ, что между этими измѣренными физіо-
30 Глава III.

логическими результатами и тѣми частями большого мозга, гдѣ сосредо-


точивается н а ш а сознательная (психическая) жизнь, находятся еще мо-
гущественные аппараты (мовговые центры), дѣятельность которыхъ не
сознается нами (находится внѣ области верхняго сознанія). Дѣятельность
эта можетъ парализовать и возбуждать, задерживать и направлять, тѣыъ
неизбѣжно искажать результаты психо-физіологическихъ измѣреній, основан-
ныхъ н а законѣ Fechner&. Прежде всего должно остерегаться слиш-
комъ категорическихъ выводовъ. Между прочимъ обнаруживается: 1 ) что
та интенсивнѣйшая дѣятельность большого мозга, которая несомнѣнно
соотвѣтствуетъ явленію вниманія, сопровождается и ваиболѣе яснымъ,
интенсивнѣйшимъ сознаніемъ; 2 ) что очевидно и интенсивность и 3 ) про-
должительность дѣятельности мозга свособствуетъ возникновению субъек-
тивно познаваемаго нами сознанія. Послѣднее вытекаегь уже с ъ боль-
шой вѣроятностью и з ъ результатовъ извѣстныхъ психометрическихъ и з -
слѣдованій, показавшихъ, насколько видимо безсознательныя реакціи
совершаются быстрѣе сознательныхъ. 4 ) Все необычное, все, к ъ чему
дѣятельность мозга еще неподготовлена, чего она еще не успѣла совсѣмъ или
достаточно прочно усвоить, в ы з ы в а е т ! съ ея стороны реакціи, сопровож-
дающаяся болѣс интенсивнымъ верхнимъ сознаніемъ. Можно сказать даже,
что ш о к ъ , треніе, антагонизмъ, пластическое превращеніе, вызываютъ или
усиливаютъ в ъ динамикѣ мозга явденія верхняго сознанія. Толчкообраз-
ная нервная дѣятельность сопровождается, повидимому, болѣе сильными
проявленіями верхняго созяанія. 5 ) В ъ зеркалѣ сознанія, т . е. субъек-
тивно, всякая дѣятельность мозга представляется единицей,—тЬмъ, что
философы называютъ состояніемъ сознанія, хотя болѣе глубокое изуче-
ніе психологіи и особенно исихофизіодогіи доказываетъ намъ, что п р е -
словутыя <единицы»-—необыкновенно сложны, т. е, состоятъ и з ъ
чрезвычайно сложныхъ составвыхъ частей и в о времени и в ъ простран-
ствѣ. Представимъ себѣ только т о , что мы разумѣемъ подъ нредставле-
ніемъ (напримѣръ, часовъ), все равно, вызвано-ли оно гаілюцинаціей
или созерцаніемъ дѣйствительныхъ часовъ. Примѣръ зрительпаго пред-
ставления—особенно доказателенъ, ибо, какъ это установлено прямыми
наблюдениями, слѣпорожденные, прозрѣвающіе в ъ позднѣйшемъ возрастѣ
послѣ операціи катаракты, вначалѣ вмѣсто зрительныхъ представленій
получаютъ лишь хаосъ цвѣтовыхъ ощущеній, и много времени прохо-
дитъ, пока они научаются видѣть ( т . е. воспринимать), но тѣмъ не ме-
н1;е они никогда не усвоиваютъ этой способности настолько, чтобы об-
ходиться безъ помощи другихъ органовъ чувствъ, главнымъ образомъ
осязанія и слуха. Даже и простѣйшее для насъ ощущеніе несомнѣнно
представляетъ сложный физіологическій комплексъ ( і ? о / / с ? ш 9 ) . Для рас-
крытая дѣйствительно примитивныхъ, простыхъ ощущеній, мы должны
были-бы спуститься до степени развитія новорожденнаго fнезависимо
Сгзнаиіе в гипотеза идентичности (Монизмъ). ^

отъ оперированныхъ по поводу врожденной катаракты), а этого мы сдѣ-


лать не в ъ состояніи.
Следовательно, наше человѣческоѳ верхнее сознаніе представляетъ
лишь суммарное, синтетическое, неиолное, субъективное освѣщеніе б о -
лѣе интенсивной дѣятельности большого мозга.
6 ) Далѣе, весьма важное явлѳніе сознанія связано с ъ оживленіемъ
прежнихъ дѣятельныхъ комплексовъ мозга, т . е. с ъ игрой восаоминае-
мыхъ образовъ или нррдставленій. Здѣсь рѣчь идетъ о фиксаціи мозго-
вой дѣятельноссти во времени, т. е. относительномъ освѣщеніи ея верх-
нимъ сознаніемъ. Особенно н а эту область бросаеіі. яркій свѣтъ гипно-
тизмъ. Весь процессъ запоминанія самъ по себѣ совершенно независимъ
отъ созаанія и обнаруживаетъ очень интересные з а к о н ы Законы
памяти м ы , правда, раскрываемъ большей частью с ъ помощью психоло-
гическаго анализа в ъ насъ самихъ. Тѣмъ не менѣе неправильно проти-
вопоставлять сознательную память органической или «безсознательпой>.
Имѣется только одна память, состоящая: а ) в ъ сохраненіи молекуляр-
н ы х ъ слѣдовъ всякой мозговой (вообще нервной) дѣятельности, b ) в ъ
способнвсти оживленія или точнѣе вторичнаго усиленія и х ъ и с ) иной
р а з ъ в о вторичномъ распознаваніи, т. е. отождествленіи вновь усилен-
ной дѣятельности с ъ первоначальной (локализація во времени).
Что ж е касается вопроса о субъективпомъ проявленіи или непро-
явленіи сознанія в ъ томъ или другомъ и з ъ этихъ процессовъ, то о н ъ
здѣсь собственно не при чемъ, к а к ъ бы мы субъективно не были
убѣждекы в ъ противоположномъ.
Съ помощью внушенія мы имѣемъ возможность не только ad libi-
tum выключать и включать в ъ дѣйствительные воспоминаемые образы
субъективное отраженіе сознанія, ( в н у ш е н н ы я амнезіи и т. д . ) , но мас-
кировать даже и вторичное распознаваніе, т. е. вызывать совершенно
новый душевный процессъ—ложное сознательное воспоминаніе о пере-
житомъ будто бы явленіи (фальсификація воспоминанія).
Для послѣдующаго сознанія индивидуума, напримѣръ, совершенно
безразлично, дѣлаю-ли я путемъ внушенія безболѣзненнымъ какое-
нибудь мучительное нервное раздраженіе (напр. извлеченіе з у б а ) въ
тотъ моментъ, когда оно возникаетъ, или-жѳ совершенно и окон-
чательно выключаю всякое воспоминаніе о цѣйствительно сознававшейся
имъ боли. И в ъ томъ и в ъ другомъ случаѣ данный индивидуумъ, к а к ъ
я это доказалъ экспериментально, сохранитъ одинаково прочное созна-
тельное представленіе о безболѣзненномъ извлеченіи зуба.
1) В ъ одноЛ иапѳчатаииой лѳкціи(,,Ваа G e d a c h t n i s s u n d s e i n e A b n o r m i t a t e n ' ,
Z u r i c h , Orell FUssli 1885) я разсліотртЬлъ э т о т ъ в о и р о с ъ большей ч а с т ь ю ио
Ribot, но при э т о м ъ о ш и б о ч н о о б о з н а ч а л ъ сознапіе, к а к ъ дѣятельность. Х о т я
бѳзъ дѣятельиости м о з г а не сущостпуѳтъ н и к а к о г о с о з н а и і я , тѣмъ не мепѣе
нельзя э т у дѣятѳльность о б о з ы а ч а т ь словомъ „ с о з и а н і е " .
30 Глава III.

Bibot (Память и ея аномаліи) аолагаетъ, что вторичное распозна-


вавіе, Еакъ актъ, дѣлающій память сознательною, присущъ лишь созна-
нію. Но послѣ того, что мы сказали выше, это мнѣніе упраздняется
само собою, ибо в ъ дѣятельности мозга нѣтъ ничего безсознательнаго.
Вторичное распознаваніе можно даже с ъ достовѣрностью установить у
насѣкомыхъ (пчелъ и муравьевъ).
Изъ вышеизложеннаго мы видимъ, какую выдающуюся роль амне-
зія играетъ в ъ явлбніяхъ, которыя мы называемъ сознательными или
безсознательными. То, что мы у себя называемъ безсознательнымъ, оче-
видно, утратило только, чрезъ посредство т . наз. функціональной амнезіи,
субъективную связь с ъ мозговой дѣятельностью нашего верхняго с о -
знанія.
Далѣе, в ъ тЬхъ случаяхъ, когда болѣе или менѣе интенсивная, еще
не старая мозговая дѣятельность предается, путемъ внушенія или само-
произвольно, забвенію со стороны сознанія, это означаеть,
что в ъ дѣйствіе вступило какое-то задерживающее приспособленіе,
препятствующее болѣе сильному вторичному оживленію этой дѣятель-
ности. Выключенге верхняю сознанія такими образомъ въ боль-
шинствѣ случаевъ озмчлетг задержку, мозгоѳые-же процессы,
усиливающіе раздраженіе, вызываютъ или-же усиливаютъ дѣя-
тельность верхняю сознанія.
Такимъ образомъ мы снова приходимъ к ъ нашему воззрѣнію, что
живое нервное вещество, нервная дѣятельность и сознаніе—только три
вида проявленія одной и той-же вещи по отношенію к ъ намъ самимъ,
изолированные нами только путемъ анализа, а не нѣчто отличное другъ
отъ друга сами по себѣ. Субъективизмъ, энергія и в е щ е с т в о — п о суще-
ству одно и то ж е и в ъ видѣ большого мозга и души человѣка по-
являются н а зеилѣ в ъ своей сложнѣйшей и совершеннѣйшей формѣ.
Все, что мы сказали до сихъ поръ, относится лишь к ъ нашему
обычному бодрственному сознанію, субъективное содержаніе котораго с ъ
монистической точки зрѣнія такимъ образомъ—ничто иное, к а к ъ синте-
тическое отраженіе комплекса функцій большого мозга, связанныхъ мея{ду
собою посредствомъ ассоціацій и с ъ помощью памяти в ъ любое время
болѣе или менЁе отчетливо сознаваемыхъ, т. е. поддающихся вторичному
у с и л е н і ю , — в ъ моменіт. и х ъ возникновенія, соотвѣтственно усиливающаго
субъективный рефлексъ.
Правда, во время с н а мы всѣ имѣемъ еще второе сознаніе, кото-
рое в ъ качественномъ отношеніи существенно отличается отъ бодрствен-
наго. Но именно изученіе содержанія этого сознанія даетъ прекрасное
доказательство в ъ защиту нашего воззрѣнія. (см. гл. I Y . 1 6 ) .
Въ частичномъ неполномъ видѣ оно раскрываетея нашему бодрствен-
ному сознанію благодаря восаоминаніяиъ о снахъ. К ь этому мы erne
Созиііпів и гипотеза идѳвгнчпостя (Монизмъ).

вернемся, но и здѣсь мы должны отмѣтить то обстоятельство, что дру-


гому субъективному характеру нашего сознапія во время сна несо-
мвѣнно долженъ соотвѣтствовать и другой объективный характеръ дѣя-
тельности спящаго мозга. Если бы различіе было абсолютное, то н а ш е
бодрственное сознаніе по всей вѣроятности не имѣло бы никакихъ свѣ-
дѣній о нашемъ сознаніи во время с н а . Цо н а самомъ дѣлѣ это не такъ.
Между этими состояніями имѣются постепенные переходы, и извѣстаыя
слабыя воспоминанія о дѣятельности во время сна, с ъ ассоціаціей субъек-
тивнаго отраженія и х ъ , переносятся в ъ сознаніе бодрствующаго мозга
и обратно.
Въ и;!вѣстныхъ своеобразныхъ случаяхъ сомнамбулизма наблюдали
два или даже нѣсколько рѣзко отграниченныхъ другь отъ друга созна-
ній (просимъ извинить насъ з а множественное число!) и воздвигли н а
этомъ фактѣ р а з н ы я теоріи. Эти сознанія могугь не только слѣдовать
другъ з а другомъ во времени (чередоваться другъ с ъ другомъ), но м о -
гутъ существовать одновременно в ъ томъ ж е самомъ мозгу (двойствен-
ное « я » и автоматическое письмо Мах Dessoir) Въ освѣщеніи мо-
низма и гипнотизма э т и удивительные факты становятся не столь н е -
понятны^ если только наше бодрственное сознаніе представить себѣ,
к а к ъ интроспевцію ассоціированной цѣпи дѣятельныхъ состояяій боль-
шого мозга (правда, важнѣйшихъ, главнѣйшихъ и наиболѣе концентри-
р о в а н н ы х ъ ) . Н о в ъ то ж е время в ъ томъ же самомъ мозгу могутъ су
ществовать и другія цѣни дѣятельныхъ состояній, которыя интроспек-
ціей равнымъ образомъ приводятся в ъ связь между собою, но благо-
даря задерживающимъ приспособленіямъ лишены возможности вступить
въ связь с ъ первою цѣпью. Тѣмъ не менѣе между обѣими цѣцямн мо-
гутъ и должны существовать безсознательныя на первый взглядъ связи,
т. е. такія, которыя прерваны только в ъ отношеніи воспоминанія о
субъективяомъ освѣщеніи, ибо одна цѣпь, к а к ъ доказано, можетъ вліять
на другую.
Однажды я ѣхалъ в ъ вкипажѣ погруженный в ъ свои мысли. Когда
экипажъ проѣхалъ мимо одного мѣста, гдѣ я обыкновенно выхожу и з ъ
электрическаго трамвая и поднимаюсь вверхъ по крутой пѣшеходаой
тропинкѣ, мнѣ почудилось, что я вышелъ и з ъ экипажа и намѣреваюсь
начать свое восхожденіе. Сознаніе, что я сижу в ъ экипвжѣ и ѣду, н а
многовеніе исчезло и з ъ цѣпи моего верхняго сознанія, замѣненное своего

Мах Bessoir, Diis D o p p e l - I c h (двойствѳнпоѳ я), у K a r l S i g i s m u n d ' a B e r -


l i n . W . Б ъ коацѣ отой в е с ь м а интересной и з а с л у ж и в а ю щ е й вниманія работы
Bessoir о с т о р о ж н о п с п р а в е д л и в о г о в о р и т ь : чедовѣческая личность с о с т о и т ь по
крайней мѣрѣ и з ъ д в у х ъ с х е м а т и ч е с к и раяграпичѳнныхъ с ф е р ъ . Нодрствѳявое
созиаиіѳ Bessoir назыпаѳтъ „вѳрхішмъ с о з н а н і е м ъ " , д р у г о е нашему бодрствую-
н;ему сознаііію меиѣе изпѣстное сознаніе (сознаиіе во в р е м я сна, в т о р о е с о з и а -
ніе и т. д.) 0Н1. н а з ы в а о т ъ „пижнимъ сознаніѳмъ".
30 Глава III.

рода галлюцинаціей, хотя абстрактный ходъмоихъ идей этимъ нисколько не


былъ нарушенъ, Затѣмъ я неожиданно замѣтилъ свою ошибку.
Иными словами, в ъ одномъ и томъ ж е мозгу могутъ одновременно
имѣть мѣсто или слѣдовать другъ з а другомъ р а з л и ч а и я дѣятельныя с о -
стоянія, вмѣющія общія элемснтарныя, коордивирующія и х ъ связи, и
всетаки эти состоянія, в ъ степеняхъ высшей интенсивности или концен-
траціи, единственно освѣщаемыхъ сознательнымъ воспомиианіемъ, субъек-
тивно могутъ представляться намъ совершенно или почти совершенно
отграниченными другъ отъ друга (Примѣръ: сонъ и бодрственное с о -
стояніе).
Но и помимо с н а можно обнаружить перерывы в ъ мозговой дѣя-
тельности нашего мыслящаго субъекта. При каждой сильной конценгра-
ціи мышленія (наприм. у ученыхъ, неправильно называемыхъ <разсѣян-
н ы м и » ) можно видѣть, к а к ъ цѣлый рядъ обычныхъ дѣятельныхъ со>
стоаній мозга продолжаѳтъ развиваться своимъ порядкомъ, а всякая связь
съ сосредоточившимся н а абстракціяхъ содержаніемъ главнаго сознанія
(т. е. с ъ главной дѣятельностью большого мозга) утрачивается. Я , н а -
примѣръ, имѣю привычку во время напряженной работы тихонько напѣ-
вать про себя разныя мелодіи. Недавно я началъ слѣдить з а собою и
записывать соотвѣтствующія мелодіи (большей частью уличные
мотивы). Такимъ образомъ я записалъ у ж е 2 4 различныя мелодіи,
отчасти давнишнія уличныя, усвоенныя еще в ъ дѣтствѣ, о которыхъ я
никогда сознательно не думаю, отчасти и позднѣе заучепныя. Такого
рода мозговую дѣятельность часто называли «безсознательнойз-. Dessoir-ш
приписываетъ ее своему нижнему сознанію. Но в ъ дѣйствительности
имѣется безчислеяное множество переходовъ, перерывовъ, вторичныхъ з а -
мыканий цѣпи и т. д, У нѣкоторыхъ людей эти цѣпи очевь быстро утра-
чиваюсь свои связи, у другихъ-же ( у людей с ъ т а к ъ называемой очень
хорошей памятью, а также «все подмѣчающихъ») онѣ имѣютъ очень
обширныя и стойкія связи. У посдѣдаихъ свойства мозговой концен-
траціи (вниманія) и фантазіи обыкновенно выражены слабѣе. Сознаніе
можетъ представляться намъ весьма яснымъ, менѣе яснымъ, туманнымъ.
Его поле можетъ быть во времени и пространствѣ то болѣе, то менѣе
ограниченнымъ. Важное соотношеніе несомнѣнно сушествуетъ также между
интенсивностью и продолжительностью мозговой дѣятельности (афазія
Grashey) с ъ одной и способностью сознательнаго воспроизведенія ея
чрезъ посредство памяти с ъ друггй стороны.
Другіе виды сознанія, помимо верхняго и в ъ крайнемъ случаѣ ниж-
няго в ъ большомъ мозгу, недоступны нашему непосредственношу субъек-
тивному освѣшенію, все равно, завѣдуюп>-ли ими другіе центры
нашей ж е собственной нервной системы или ж е другихъ людей и ж и -
вотныхъ. То, что мы знаемъ о другихъ людяхъ, основывается н а з а -
Соанаиіе и г и п о т е з а идентичности (Мови.іиъ). J 5

ключеніяхъ по аналогіи чрѳзъ посредство я з ы к а . Равнымъ образомъ и


свѣдѣнія, которыя мы имѣемъ о сознаніи во время с н а , второмъ или
третьемъ сознаніи (случаи M a c - N i s h ^ , A z a m ! ^ и др.), также въ боль-
шинствѣ случаевъ скудны. Если-бъ были правы телепаты, дѣло, конечно,
обстояло-бы иначе.
Тѣмъ не менѣе мы теоретически можемъ в должны даже по а н а -
л о г и допустить, что дѣятельность другихъ нервныхъ центровъ, мозжечка,
средняго мозга, межуточнаго мозга, спинного мозга, также имѣегь а н а -
логичное субъективное отраженіе. Только этотъ, скажемъ для примѣра,
спинно-мозговой субъектъ остается безъ всякой субъективной (созна-
тельной) связи с ъ сознаніемъ нашего « я » , т. е. с ъ верхнимъ созна-
ніемъ нашего большого мозга. Дѣятельность субцеребральныхъ цен-
тровъ становится доступной нашему сознанію лишь тоіда, когда,
волнообразно распространившись на большой мозгъ, она превращается
въ дѣятельность большого мозга. Послѣ разрыва напр. шейнаго спин-
ного мозга наше верхнее сознаніе остается вполнѣ сохраненнымъ, не
терпя ни малѣйшаго ущерба. Безчисленные соотвѣтствующіе факты фи-
зіологіи, анатоміи и патологіи мозга объясняются лишь про условіи т а -
кого допуп^енія.
Наиболѣе темная глава физіологіи центральной нервной системы—
функціи такъ называемыхъ основныхъ гавглій мозга, средняго мозга и
мозжечка. В ъ этомъ, однако, повинно не только мало доступное поло-
женіе этихъ органовъ, но также и тотъ фактъ, что наше субъектив-
ное <я», т. е. верхнее сознаніе нашего большого мозга, не находится
ни в ъ какой субъективной связи с ъ приписываемыиъ этииъ органамъ
сознаніемъ, хотя дѣятельность ихъ, к а к ъ это доказано объективно, н а -
ходится в ъ гармоническомъ соотвѣтствіи съ дѣятельностью большого мозга.
Коротко говоря, мы всѣ такіе темные процессы обозначаеиъ то какъ
безсознательную дѣятельность мозга, то какъ мозговые рефлексы, то
к а к ъ мозговые автоматизмы и т. п. Терминъ «безсознательный>,—
однако, ыеправиленъ, такъ к а к ъ имъ эти явленія какъ-бы противопо-
ставляются содержанію нашего верхняго сознанія, а между тѣмъ такого
противоположеиія навѣрное не существуетъ.
То обстоятельство, что животное безъ большого мозга реагируетъ
крикомъ н а раздраженіе тройничнаго нерва, указываетъ повидимому н а
то, что боль вызывается в ъ центрѣ задняго или средняго мозга и что,
слѣдовательно, этотъ центръ имѣетъ и свое ощущающее боль сознаніе.
Но в ъ сознаніи большого мозга животнаго э т а боль, т . е. субъективное
ощущеніе ея, возникаетъ лишь тогда, когда о н а и з ъ того центра прое-
цируется в ъ большой мозгъ, в такъ это несомнѣнно происходить у
насъ. Одинъ несчастный молодой человѣкъ, с ъ поперечнымъ разрывомъ
шейной части спинного мозга, удивленно смѣялся, видя, к а к ъ нога его
J (J Г і а в я 1.

отскакивала назадъ при прикосновении к ъ пяткѣ раскаленнаго желѣза.


Онъ абсолютно ничего не чувствовалъ. «Да», сказалъ я ему, <но в а -
шему спинному мозгу это больно, только вы ( в а ш ъ мозгь) этого не
сознаете>.
Дальнѣйшіа заключенія по аналогіи заставляютъ насъ различнымъ
нервнымъ центрамъ животныхъ приписывать различные соананія, адэк-
ватныя сложности и х ъ структуры и и х ъ величинѣ, а наиболѣе крупный
и сложный центръ всегда считать субстратомъ главнаго сознанія н а ш е г о ,
т. е. сознанія разумнѣйшей, руководящей дѣятельности нашей или дѣя-
тельности мозга. Судя по эксперимеатамъ Исидора Штейнера у рыбъ
эта главная дѣятельность имѣетъ поЕидимому мѣсто в ъ среднемъ мозгу.
(Isid. Steiner, Ueber d a s GrosshirD d e r Knochenfische, 1 8 8 6 , J a n u a r ,
Sitzungsber. der Berl. Акад. p h y s - m a t h . Classe). Тотъ же авторъ (ibidem,
1 7 января 1 8 9 0 г . ; Die Function des Сенtralnervensystems der wirbellosen
Thiere) опредѣляетъ мозгъ, к а к ъ «общій двигательный центръ, находя-
шійся в ъ связи с ъ дѣятельиостыо по крайней мѣрѣ одного изъ в ы с ш и х ъ
органовъ чувствъ». Это опредѣленіе, правда имѣетъ кое-что з а себя, но
оно слишкомъ абсолютно и ограничено. Мозгъ просто н а п р о с т о — н а и -
больніій и сложпѣйшій нервный центръ. Потому о н ъ проявляетъ и дѣя-
тельность и наиболѣе интенсивную и наиболѣе разумную, т. е. наиболѣе
тонко приспособленную к ъ внѣшнему міру и мозгамъ другихъ существъ.
Потому этой дѣятельности и принадлежитъ главная руководящая роль в о
взаимодѣйствіи двиіательныхъ пентровъ,
У муравьевъ, какъ это доказали мнѣ различные эксперименты и
сравнительныя біологическія и анатомическія изслѣдованія,—еще с ъ боль-
шей наглядностью, чѣмъ п р е ж д е — м о з г ъ додженъ находиться в ъ corpora
peduncnlata верхняго шейнаго ганглія (Fourmis de l a Suisse 1 8 7 4 ) .
Въ н а с т о я щ е е время я высказался е щ е опредѣленнѣе по этому вопросу
сравнительной психологіи и долженъ здѣсь сослаться н а соотвѣтствуюшую
мою работу (Die psychischen Fahigkeiten der Ameisen und einiger a n d e -
ren Insekten mit eiuem Anhaog йЪвг die EigeDtbiimlichkeiten des Geruch-
sinns bei jenen Thieren. Munchen 1 9 0 1 , Verlag von Ernst Reinhardt,
Maximiliansplatz 3 ) .
Понятіе сознанія, к а к ъ мы его опредѣляемъ, есть основное, кото-
раго нельзя разложить далѣе. Разложить можно только освѣщаемую
имъ дѣятельность мозга. Поэтому понятію сознанія должно, пола-
гаемъ, приписывать такой-же обшій характеръ, к а к ъ и понятію энергіи,
хотя благодаря субъективной его сущности непосредственное обнаруженіе
его внѣ субъекта оказывается возможнымъ лишь в ъ рѣдквхъ случаяхъ.
Поэтому к а к ъ ни легко, повидимому, опровергнуть силлогизмами э т о
наше воззрѣніе, оно неизбѣжно должно придти н а умъ индуктивно мысля-
щему изслѣдователю. Ибо к а к ъ можетъ не поддающійся анализу субъ-
Сояяаиіѳ и гипотеза идентичности (Моипамъ). j 'q

евтивизмъ, котораго абсолютно пельзя связывать ии съ однимъ явле-


ніемъ природы, нельзя вывести п з ъ него — онъ, вѣдь, именно созерцаетъ
природу!—возникать внезапно ( и з ъ ч е г о ! ? ) — с ъ первымъ нейрономъ?—
съ первой живой клѣткой?
Стоиіт. только нѣсволько углубиться »ъ эти соображенія, «тобг.і-
если не желаюгъ снова впасть в ъ circulus vitiosus, в ъ пустыя слово-
изверженія безплоднаго дуализма—убѣдпться в ъ невозможности отгра-
ничить субстратъ пбі-енціальнаго абстраі;тнаго понятія, разумѣемаго
въ нашемъ смыслѣ, какъ сознаніе, отъ субстрата понятія энергіи.
— П р и всякой попыткѣ такого разграничеаія впадаютъ либо в ъ закол-
дованный кругъ всяіѵихъ спиритизмовъ и спиритуализмовъ, приписыва-
ю т и х ъ «самостоятельному д у х ) » или «самостоят(ільнымъ духамъ» в с е -
возможныя свойства и личное господство надъ индивидуализированной
ими такимъ-же оОразомъ «матеріей» и т. д. (почему въ концѣ к о н -
цовъ не приписать имъ и господства надъ напшми руками и ногами!?)
— л и б о в ъ нлоскій, философски несостоятельный «махеріалпзмъ», который
«духъ» т. е. сознаніе, норовитъ конструировать или вывести и з ъ
столь-же по существу неизвѣстныхъ абстрактныхъ понятій атома и
«энергіи», что также является лишь праздной игрой словъ. Человѣкъ,
анализируя ^вленія вплоть до основаыхъ, на его взглядъ, абстракцій '.
энергіи, сознанія, качественнаго различія (времени и пространства),
уяспяетъ себѣ только отношенія этихъ абетракцій к ъ явлепіимъ, а не
самыя явленія. Ио з а этими отношеніями скрывается метафизический
мовизмъ, который раскрывается намъ лишь в ъ проявленіяхъ трансце-
дѳнтныхъ для насъ, истинныхъ'' вещей міра и долженъ заключать въ
себѣ всѣ выработанным нами основныя понятія, коЕовы сущность міро-
зданія, дѣйствительное, но недоступное изслѣдованію, стоящее совер-
шенно внѣ нашей познавательной способности понятіе божества, (само
собою разумѣется не в ъ смыслѣ «личности»!) Тотъ ф а к г ь , что мы не
можемъ проникнуть в ъ монистическую сущность вешей, нисколько, од-
нако, не препятствуетъ намъ заключать индуктивнымъ путемъ объ ея
существованіи, разъ только мы видимъ, что с ъ нею согласуются всѣ
явленія, доступныя нашему познаванію.
Впрочемъ, здѣсь я долженъ сослаться н а мой докладъ «мозгъ и
душа» (Gehirn und S e d e ) , сдѣланный н а вѣнскомъ съѣздѣ естествоис-
пытателей (книгоиздательство Ешіі Strauss в ъ Боннѣ, 6 изд. 1 8 9 9 ) .
Изъ нашего опредѣленія сознанія, какъ субъективной стороны к о н -
центрированной деятельности мозга, выіеваетъ, что ііослѣдпяя—разумна,
но пе в ъ смыслѣ ясновидящаго «безсознательнаго» н а ч а л а / / а г ^ ш а я и ' а ,
которое этотъ философъ яко-бы открылъ в ъ нашемъ инстинктѣ. П н -
стинктъ есть явленіе вторичное, автоматическое и, какъ выразились
Darwin, Delboeuf и друг., кристаллизированный, фиксированный и н -
П р о ф . Fortl. Гиішитіізмъ. 2
30 Глава III.

теллектъ. Прежде всего выступаегъ на сцену пластическій разумъ съ его кс


центраціонной способностью и трудной комбинаторной работой приспособле
нія и воспроизведенія. Вогъ это и есть т а адэкватная, все болѣе услож
няющаяся (разумная), пластическая реактивная способность нервной
системы присиособляться къ внѣшнеиу міру и нервнымъ функціямъ других
существъ. Инстинвгъ съ филогененической точки зрѣнія есть автоматическі'*
неподвижно к ъ опредѣлениому комплексу энергій приспособленный^ фиг
сированый, к а к ъ цѣлое болѣе не приспособляемый, кристаллизированні
разумъ; привычка есть тотъ механизмъ индивидуальной центральной нервной
системы, которымъ, съ помощью восномиваній или же повтореиія сход
в ы х ъ реакцій пластической мозговой дѣятельности, послѣдняя автоматизм
руетсяи организуется все съ большей потерею пластичности. Инстинкты суі.
(по всей вѣроятности путемъ отбора цѣлесообразныхъ, в ъ рядѣ поколѣн'
все болѣе совершенствующихся потенцій) болѣе развитые и постепенно
закономъ наслѣдственности закрѣпляемые автоматизмы. Если новоронс-
денный человѣкъ не имѣетъ еще почти никакихъ готовыхъ инстиактовъ,
но только наслѣдственные зачатки, неустранимые (ходить, говорить) или
устранимые, то это просто происходить оттого, что в ъ моментъ р о ж -
деиія мозгъ его находится н а очень ранней эмбріональной ступени р а з -
витая, отчасти не имѣетъ еще мозговыхъ влагалищъ для нервныхъ воло-
конъ. Тѣ наслѣдственные зачатки, которые впослѣдствіи становятся у
каждаго нормачьнаго индивидуума неустранимыми, должны быть по-
ставлены в ъ рядъ с ъ инстинктами. Совершенно такъ ж е , какъ разум-
ный, ссзнающій себя человѣкъ ииѣетъ еще свои привычки и инстинкты,
т а к ъ и насѣкомое, рядомъ съ удивительно прочно фиксированными и
сложными инстинктами, имѣетъ и свой маленькій, слабый пластическій
разумъ, нроявляющійся во всей своей убогости всякій разъ, когда ряду
иистинктивныхъ его дѣйствій экспериментально противопоставляютъ н е -
предвидѣнныя, в ъ природѣ вообще не встрѣчающіяся ирепятствія. Я ао
этому вопросу (1. с . ) произвелъ цѣлый рядъ экспериментовъ. Fabre
(soavenirs entomologiques), введенный в ъ заблужденіе большою пропастью
у насѣкомыхъ, между кажущейся интеллигентностью инстинкта и чрезвы-
чайной слабостью нластическаго разума, ошибочно отвергъ послѣдній, хотл
внимательнаго читателя великолѣпныя наблюденія того ж е автора могутъ
убѣдить лишь в ъ противоположномъ,- Въ своихъ послѣднихъ работахъ
Fabre, однако, дѣлаетъ уступку и цриписываетъ насѣкомымъ «discer-
nement». Наличность у нихъ памяти, воспріятія, ассоціацш воспомина-
ній и возникаіощихъ и з ъ нихъ простыхъ заключеній несомнѣнпо дока-
заны мною (1. е . ) , Wasmann'owb и Buttel Reepen'owb.
Всѣ логическія заключенія, которыя н а ш ъ мозгъ вырабатываетъ а
порогомъ нашего сознанія, суть то, что мы называеиъ интуицгей^ ин-
Сознавіѳ и гипотеза идѳвтвчвости ( М о в н з и ъ ) . jg

•отинвтивныиъ резонированіемъ и т. п. Эти заключенія — быстрѣе и


-'арочнѣе созяаваемыхъ нами, но могутъ быть также и ошибочны, о с о -
-.бенно если приходятъ в ъ сопривосновеніа с ъ какой нибудь terra incog-
nita. Такими заключеніями ила интуитивными ассоціаціями мы должны
•ісчитать, к а к ъ чисто центральные координированные акты мозговой
;дѣятельности (абсгракціи, настроеніа), такъ и таковые съ центростреми-
-ітельными (ощущенія и т. д . ) и съ центробѣжными (импульсы, стимулы)
• .геаденціями. Абстракціи з а норогомъ главнаго сознанія мы напр. в ы -
рабатываемъ гораздо чаще, чѣмъ мы это себѣ нредставляемъ. Итакъ,
'^собственно говоря, слѣдуетъ противополагать не безсознательную
- дѣятельность сознательной, но лишь, — и то только относи-
.'тельно, т. е. количественно,—активную пластическую дѣятель-
•тсть разума или способность приспособленія {въ Ьольшинствѣ слу-
. чйевъ входящую въ область верхняго сознанія) болѣе или мешье
фиксированному, автоматизированному п кристаллизированному
интеллекту, который называется инстинктомъ и большею частью
находится лишь въ сферѣ нижняго сознанія.
Психологически интересныиъ случаемъ проявленія сознанія является
сознательный и безсознательный обманъ. Представимъ себѣ случай к а -
кого-нибуць Ганса Мейера А . , который выдаетъ себя з а графа X., чтобъ
выманить деньги, и Ганса Мейера В, который счигаетъ себя графомъ X.
въ состояніи уаономѣшательства. Ч т о у А, сознательно, а у В . б е з -
сознательно? Просто-напросто разница между двумя рядами нредстав-
леній о дѣйствительной собственной личности и личности графа X .
Чѣмъ рѣзче э т а разница выражается, тѣмъ рѣзче она обыкновенно освѣ-
щается сознаніемъ и тѣмъ менѣе дѣйствитсльность смѣшивается съ ф а н -
тазіей.
Ясно, что попытка Ганса Мейера А. вызвать у другихъ людей
ошибочное отождествленіе обоихъ рядовъ представленій в ы з ы в а е т ъ в ъ
его собств^нномъ мозгу интенсивное ассоціированіе этихъ рядовъ, стре-
мящееся к ъ относительному отождествлению и х ъ . Если Гансъ Мейеръ А .
обладаетъ сильной пластической фантазіей, то о н а облегчитъ ему это
ч отождествленіе и ослабить динамизмъ указанной р а з н и ц ы — и н т е н с и в н ы е
образы и ощущенія усилятъ сходства и смягчать различія; само-
обманъ станетъ отъ этого совершеннѣе и безсознательнѣе, но з а то при
неосторожности можетъ и не удасться. Если ж е онъ, наобороть, обла-
-даеть строго критическимь, объективпымъ, анализирующимь умомъ, то
разница между обоими рядами представленій будетъ сознаваться имъ
рѣзко, вслѣдствіе чего отождествленіе обоихъ рядовъ очень затруднится
'И обманъ станетъ менѣе естественнымъ, совершеннымъ—болѣе созна-
- тельаымъ, но з а то лучще скрываемымъ при большой предусмотритель-
ности. Но и другія комбинаціи могутъ приводить к ъ подобному ж е p e -
s'
30 Глава III.

зультату. Фантазія и критика могутъ дѣйствовать одновременно, и п о -


слѣдняя можетъ исправлять обманы. Съ другой стороны недостатокъ
этическихъ представленій и побужденій можетъ поощрять привычку ко
лжи и постепенно ослабить указанный различія. Или ж е крайняя по-
верхностность сужденій и отсутствіе критики могутъ приводить к ъ п о -
добному же результату и безъ помощи особенно сильной фантазіи. У
нѣкоторыхъ людей границы между пережитымъ и воображаемымъ в ъ
мозгу вообще очень неясны и не отчетливы, причемъ этого нельзя о т -
носить исключительно к ъ недостатку или избытку какой-нибудь опредѣ-
ленной психической особенности. Тамъ, гдѣ э т а разница, повидимому,
отсутствуетъ или, по крайней мѣрѣ, не сознается, это можетъ обуслов-
ливаться также отсутствіемъ ассоціаціи между обоими рядами мозговыхъ
процессовъ, т. е. освѣщенія и х ъ сознаніемъ. Одинъ рядъ освѣщается
только верхнимъ, а д р у г о й — н и ж н и м ъ сознаніемъ. Это мы особенно
рельефно наблюдаемъ у спящихъ и у загипяотизированныхъ. Такимъ
образомъ ясно, что фантазирующій и патологическій обманшикъ н а х о -
дятся н а посредствующей ступени между критически сознаюшимъ себя
обманщивомъ и помѣшаннымъ (или спящимъ и совершенно загипноти-
зированнымъ), и что роль свою они играютъ гораздо лучше со.чнающаго
себя обманщика. Это французы называютъ «jouer au n a t u r e b (Tartarin).
Но хотя тенденція к ъ болѣе или менѣе совершенному отождествленію
воображаемаго съ пережитымъ часто и представляетъ собою лишь у н а -
слѣдованную наклонность ко лжи, обману или же только преувеличение,
съ другой стороны не слѣдуетъ забывать и того, что привычкой или
упражненіемъ э т а наклонность ( в ъ слабой степени имѣющаяся и у л у ч -
шихъ людей) можетъ быть усиливаема, путемъ ж е борьбы съ нею, н а -
оборотъ, ослабляема. Я прежде всего хотѣлъ указать н а т о , что суще-
ственная разница заключается в ъ степени антитезы, т . е. болѣе ш и
менѣе рѣзваго количественааго и качественнаго дифференцирования обо-
ихъ мозговыхъ процессовъ, а не в ъ томъ, имѣетъ-ли отождествленіе или
разграннченіе и х ъ болѣе сознательный или безсознательный характеръ.
Болѣе сильное или слабое освѣщеніе этой разницы сознаніемъ обуслов-
ливается лишь степенью интенсивности самой разницы, Впрочемъ, всѣмъ
интересующимся этимъ высоко-важнымъ и интервснымъ вопросомъ, реко-
мендую превосходную работу DelbrUck'b.: «Die pafhologische Liige und
die psychisch abnormen Schwindler» (патологическая ложь и психически
ненормальные обманщики), 1 8 9 1 .
Лпперцепція. Апперцепція или вниманіе представляетъ собою^
кйкъ мы видѣли, своего рода блуждающую вь нейронахъ большого
мозга тасиіат luteam, иначе говоря, максимумъ интенсивности
нашей мыслительной дѣятельности, которая старые^ дремлющге,
ассоигированные образы воспоминангй постоянно заново освѣжаетъ.
Отвошеіііѳ iiepo. дѣятѳл. к ъ вѳрвн, веществу и к ъ состояв, созваііія, 21

усиливаешь и переработываетъ въ новыя сочетанія или разря-


жаете въ рядъ центробѣжныхъ дѣйствій, и въ то же время,
чрезъ посредство органовг чувствъ, постоянно возбуждается внѣш-
нимъ міромъ, съ которымъ она работаетъ въ адэкватномъ взаимо-
отношеніи. Во время этого цроцесса, соотвѣтсгвующаго настоящему
мышленію, постоянно варіируютъ и интенсивность и экстенсивность вни-
манія и его поля.
Во снѣ и гипнозѣ дѣятельность вниманія измѣнена, очевидно з а -
труднена, з а м е д е н а , но отнюдь еще не ослаблена. Э т о — п р а в д а з а г а -
дочный, но несомиѣный фактъ, что сны и внушенія с ъ одной стороны
чрезвычайно диссоціированы, а съ другой —воспринимаются необыкновенно
тонко. В ъ гиппозѣ необыкновенно точныя в ъ извѣстномъ направленіи
аиперцепціи могутъ даже весьма быстро слѣдовать другъ з а другомъ.
Объ этомъ я не могу здѣсь распространяться нодробнѣе.
К а к ъ извѣстно, с ъ интенсивностью апперцепціи субъективно
представляется намъ усиливающимся и освѣщеніе ея сознаніемъ.
Но кто и з ъ этого заключить, что субъективизмъ, т. е. сознаніе, о щ у -
щеніе, вовсе или огчасти не присущи мозговымъ процессамъ, к о н -
центрированнымъ или не концентрированнымъ, находящимся виѣ
сферы апаерцепціи, совершить, к а к ь мы видѣли, ошибку. Въ
дѣйствительности-же, при очень интенсивной, концентрированной апиер-
цепціи остальныя категоріи мыслительной дѣятельности только кажутся
бо.іѣе или менѣе безсознательными. И х ъ связь съ главной апперцептивной
дѣятельностью, и чрезь это с ъ верхнимъ созііаніемъ, ослабляется,
оттого онѣ в ъ свѣтѣ послѣдняго представляются болѣе блѣдными и почти
даже совсѣмъ стушевываются. Диссоціація и амнезія обыкновенно идутъ
рука о б ъ руку. Ц (функціональная) амнезія означаетъ лишь полный или
частичный перерывъ в ъ освѣщеніи сознаніемъ различныхъ мозговыхъ
процессовъ.

и. Отношенія нервной дѣятельности нъ нервному веществу и нъ


состояніямъ оознанія.
Что нервная дѣятельность проявляется усиленнымъ обмѣномъ в е -
Ществъ и повышеніемь температуры, не нуждается в ъ доказательствахъ.
Послѣ интенсивнаго раздраженія в ъ нервныхъ клѣткахъ обнаруживаются
видимыя измѣненія. Но передаеть-ли сопровождающій нервную дѣятель-
ность химическій процессъ нервныя раздраженія (нейрокимы), к а к ъ т а -
ковой, или ;ке вызываетъ скорѣе физическія молекулярный движенія
в о л н ъ — е д в а ли можетъ быть выяснено. Можетъ быть, и в ъ таинствен •
н ы х ъ молекулярныхь процессахъ органической жизни физическій и х и -
22 Глава П .

мическій элементы не всегда уже такъ строго отдѣляюгся другъ о т ъ


друга.
Процессы, которые мы называемъ задержкой и , наоборотъ усиле-
ніемъ раздраженія и «проложеніемъ» путей {Bahnung по Ехпегу^,
вполяѣ правильно локализируются в ъ протоллазмѣ гангліозныхъ клѣтокъ
или же в ъ конечныхъ древовидныхъ развѣтвленіяхъ и колбочкахъ н е й -
роновъ или же н а границѣ соприкосновенія и тѣхъ и другихъ.
Важны на мой взглядъ, извѣстные анатомическіе факты. Явленія
памяти исключаютъ повидимому, возможность разрушевія мозговыхъ э л е -
ментовъ и замѣны и х ъ новыми элементами в ъ теченіи внѣутробной жизни.
Этотъ вопросъ побудииъ меня поручить д-ру ВсЫІІег'-^, бывшему ассистенту
в ъ Burghiilzli, а теперь директору в ъ '\ѴуІ'ѣ, изслѣдовать, увеличивается-
ли или не увеличавается послѣ рожденія число элементовъ ц е н -
тральной нервной системы. По его изс.іѣдованіямъ, в ъ глазодвига-
тельномъ нервѣ кошки они повидимому дѣйствительно увеличиваются
(Comptes rendus de I'Acad. des Sciences 3 0 Sept. 1 8 8 9 ) , но не числомъ,
a только калибромъ Поэтому весьма вѣроятно, что в ъ теченіи всей
внѣутробной жизни нервные элементы остаются одни и тѣ же. Вігде
показалъ, что у лягушки число гангліозныхъ клѣтокъ в ъ ядрахъ двига-
тельныхъ клѣтокъ соотвѣтствуетъ числу волоконъ. К а к ъ патологическія
мозговыя гнѣзда, такъ и Gudden'obcvXa мозговня операціи н а живот-
ныхъ доказываютъ, что разъ разрушенные мозговые элементы не с п о -
собны бодѣе возстановляться. Только осевые цилиндры периферическихъ
нервовъ могутъ заново разростаться поередствомъ почкованія [Вапѵіег)
въ случаѣ цѣлости соотвѣтствующей гангліозной клѣтки,
Въ 1 8 8 6 — 8 7 г. я и Jlis, независимо другъ отъ друга, сдѣлали попытку
обосновать н а солидныхъ фактахъ единство нервныхъ элементовъ (His:
Zur Geschlchte des measchlichen Rttckenmarkes und der Nervenwurzeln;
Forel: Hirnanatomische Betrachtungen und Ergebnisse, Arch. f. Psychiatric).
Ha основании эмбріональнаго разростанія волоконъ и з ъ клѣтокъ (IJis)
и зависимости волоконъ о т ъ кдѣтовъ и клѣтокъ отъ волоконъ, обна- ,
руживающейся и в ъ патологіи и в ъ экспериментальныхъ изслѣдова-
ніяхъ (Forel), мы отвергли образованіе анастомозовъ и высказались
за волокна, к а к ъ отростки, опредѣленвыхъ клѣтокъ. Наше в о з -
зрѣніе впослѣдствіи нашло нодтвержденіе в ъ гистологическихъ изслѣ-
дованіяхъ Ватоп у Cajal и К'бШкегь.. Waldeyer далъ нерв-
ному элементу (клѣткѣ с ъ относящимися к ъ ней развѣтвленными в о -
локнами) названіе «нейрона», и все ученіе названо теоріей нейроновъ.
Послѣдняя довольно хорошо согласуется съ результатами изслѣдованій
Schiller\.
') Калвбръ волокна у взрослой кошки въ 6—8 разъ больше, чѣмъ у новорож-
денной.
Отношеяіе н е р в . дѣят. ЕЪ иервп. в е щ е с т в у и в ъ состоян. еознанія. 23

Затѣмъ Nissl, съ ПОМОЩЬЮ окрашивающихъ метоцовъ, ближе и з у -


чилъ текстуру гангліозной клѣтки, а Apathy, с ъ помощью такихъ ж е
превосходныхъ методовъ, обнаружилъ фибриллы к а к ъ в ъ безшікотпыхъ
нервныхъ волокнахъ безпозвоночныхъ, такъ и в ъ самой гапгліозной
клѣткѣ. Послѣднимъ авторомъ несомнѣнно обнаружены анастомозы ф и -
бриллъ в ъ протоплазмѣ гангліозной клѣтки у пьявки. И вотъ п а осно-
ваніи вышеизложенныхъ д а н н ы х ъ Apathy находитъ возможнымъ отверг-
нуть ученіе о нейронахъ, выставляя теорію, что гангліозиыя клѣтки—
отнюдь не нервныя клѣтки и что черезъ нихъ проходятъ только ф и -
бриллы. Фибриллы-же являются продуктами другихъ клѣтокъ, который
онъ называетъ нервными и которыя разсѣяны повсюду, даже
и в ъ бѣломъ веществѣ. Apathy возвращается такимъ образомъ в ъ в о -
локнистой сѣти Gerlach'n. По его мнѣнію фибрилла—нервный элементъ
и анатомически повсюду в ъ сѣромъ веществѣ; о н а ж е способна и в о з -
становляться.
Что новообразованіе периферическихъ нервныхъ элементовъ и нерв-
ныхъ элементовъ у низшихъ животныхъ дѣйствительно имѣетъ мѣсто, н е
подлежитъ оспариванію, да никогда и не оспаривалось,—иначе отрѣзан-
ный хвостъ ящерицы лишенъ былъ-бы способности регенерироваться.
Тѣмъ не менѣе теорія Apathy не согласуется с ъ цѣлымъ рядомъ серьез-
нѣйшихъ фактовъ, а физіологическіе эксперименты Bethe, н а которые
ссылается Apathy, не заслуживаютъ вниманія в ъ виду ненадежности
Bethe, проявившейся в ъ другихъ областяхъ. Все таки результаты и
воззрѣнія Apathy весьма интересны и побуждаютъ къ болѣе глубокому
изученію вопроса. Видимыя противорѣчія могутъ зависѣть лишь отъ не-
совершенства нашихъ методовъ.
Съ другой стороны, Matthias Duval развилъ теорію нейроновъ до
крайнихъ предѣловъ, заставляя конечныя древовидныя развѣтвленія н е й -
рона двигаться на подобіѳ амебъ. Duval объясняетъ такимъ образомъ
и настуаленіе с н а (сокращеніе псевдопэдій и перерывъ контакта) и воз-
никновеніе задержекъ, а также передачъ раздражевія. Wiedersheim
наблюдалъ, будто-бы по его словамъ, нѣчто подобное у прозрачныхъ
животныхъ. Мнѣ, однако, все это дѣло представляется сомнительнымъ,
относящимся к ъ области гипотетическихъ спекуляцШ.
Для меня лично наиболѣе серьезный аргументъ в ъ защиту теоріи
нейроновъ все еще заключается не в ъ гистологическихъ данныхъ, а в ъ
фактахъ эмбріологіи нервной системы, а равно в ъ явленіяхъ вторичныгь
дегенерацій, всегда ограничивающихся лишь областью нейрона, все равно,
поражаемъ-ли мы клѣтку или относящееся к ъ ней волокно. Для чего
далѣе существовали-бы гангліозныя клѣтки, если онѣ—не нервныя? Для
цѣлей «питанія» опѣ расположены крайне неудобно. Почему фибрилламъ,
к а к ъ и другимъ тканевымъ элементамъ, не получать необходимаго для
24 Гдава П .

нихъ питательнаго матеріала отъ непосредственно окружающихъ и х ъ


кровеносныхъ и лимфатическихъ сосудовъ? Если-жъ, наоборотъ, гангліоз-
ная клѣтка играетъ в ъ центральной нервной дѣятельности главную роль
(какъ это по Hodge и т. д. вытекаетъ и з ъ истощені!і ея вслѣдствіе
такой дѣятельности), то весьма легко понять, почему окружающая ее
ткань (сѣрое вещество) столь богата сосудами, а волокна, имѣющія лишь
значеніе проводниковъ, столь скудно снабл;ены ими.
Теорія неііроновъ сводится такимъ образомъ к ъ слѣдующему: ц е н -
тральная нервная система состоитъ и з ъ извѣстнаго числа крупныхъ си-
стемъ волокнистыхъ клѣтокъ, в ъ воторыхъ каждое волокно, относительно
равноцѣнное другимъ окружающимъ волокнамъ, вступаетъ с ъ ними, чрезъ
боковыя развѣтвленія осевыхъ отростковъ, в ъ соприкосновеніе ( н е в ъ
соединеніе) и затѣмъ чрезъ посредство относительно изолированныхъ фиО-
риллярныхъ пучковъ нервныхъ отростковъ, которые мы называемъ моз-
говыми волокнами, соединяется съ болѣе отдаленными частями сѣраго
вещества, причемъ периферическая часть мозгового волокна, древовидно
развѣтвляясь, оканчивается на поверхности тамошнихъ нервныхъ клѣ-
токъ. Кромѣ того имѣются еще нервпыя клѣтки второй категоріи- клѣтки
Golgi, нервный отростокъ которыхъ развѣтвляется тотчасъ-же по бли-
зости (въ томъ-же сѣромъ вешествѣ, какъ и сама клѣтка), не образуя моз-
говыхъ водоконъ.
По теоріи нейроновъ дѣятельность нервной системы состоитъ въ слѣдую-
щемъ: извѣстныя раздраженія какой-нибудь группы и его элементовъ ие
редаются чрезъ гангліозную влѣтку по длиннымъ полипообразнымъ отро-
сткамъ, другимъ группамъ подобныхъ-же элементовъ, и притомъ путемъ
простого соприкосновенія нричемъ молекулярныя волны раздраженія,
нейрокима, переносятся какъ-бы по клавишамъ — д а позволено будетъ
вамъ такъ в ы р а з и т ь с я — о т ъ одной группы элементовъ к ъ другой. Мы
знаемъ, что в ъ центральной нервной системѣ имѣютъ мѣсто колоссаль-
ныя усиленія (динамогенія) и столь-же колоссальныя задержки раздра-
женій. Какіе элементы или части элементовъ задерживаюіъ или усили-
ваютъ раздражснія, мы еще точно не знаемъ. При извѣстныхъ усло-
віяхъ нѣіъ надобности, чтобъ это непремѣнно были различные элементы
или части элементовъ, но упомянутыя усилснія и задержки раздраже-
нія могутъ происходить или отъ того, что раздраженія суммируются,
или-же, наоборотъ, встрѣчаясь другъ с ъ другомъ, уничтожаются.
Теперь мы поймемъ, какимъ образомъ относительно равноцѣнныя
группы элементовъ различныхъ участковъ мозговой коры, съ и х ъ б е з -
численными полипообразными волокнами бѣлаго вещества, образуютъ
доминирующій надъ другими центрами коміілексъ группъ, концентриро-
Путемь вгори'шаго срощѳнія это сопрпкосповепіѳ можѳть при пзвѣстныхъ
условіяхъ переходить въ соѳдиненіе.
Отношеніе нерип. д ѣ я т е і ь н . к ъ в в р а в . в е щ е с т в у и к ъ состиян. созиаиія. 25

ванная дѣятельность котораго и представляегъ собственно наше верхнее


сознаніе. Б ъ эту мозговую кору раздракенія проецируются чрезъ по-
средство чисшихъ центровъ, а оттуда координированные двигательные
импульсы и рофлекторныя задержки передаются, чрезъ систему пирамвд-
н ы х ъ волокоаъ, рефлекторнымъ аппаратамъ продолговатаго, спинного
мозга и т. д. Всякій душевный процессъ, всякое взаимодѣйствіе между
ощущеніемъ и поступкомъ, сопряжены со сложнѣйшими сочетаніями уси-
леній, передачъ и задержекъ раздраженій к а к ъ внутри всей цен-
тральной нервной системы, такъ и между центромъ и периферіей,—и в ъ
центробѣжномъ (двигательные пути), и в ъ центростремительномъ напра-
вленіи.
При этомъ должно твердо помнить, что многія элементарныя сис-
темы коордпнированныхъ и высшихъ центровъ дѣйствуютъ всегда одно-
временно, передавая другъ другу волны своихъ раздраженій.
Далѣе никогда не слѣдуетъ забывать, что всѣ наши субъективныя
(т. е. сознательный) ощущенія (объективныхъ ощущеній не существуютъ;
это было Оы coutradictio in adjecto), слѣдовательно и всѣ сложныя а г -
грегаты ощущеній, которые мы называемъ восиріятіями, все равно, к а -
кимъ бы раздраженіемъ или комплексомъ раздраженій они не вызывались,
имѣютъ мѣсто в ъ большомъ мозгу. Всякое дѣятельное состояніе нервной
системы оставляетъ послѣ себя какой-нибудь слѣдъ или-же молекулярное
перемѣшеніе всего ея координированнаго комплекса, которое можно н а з -
вать памятнымъ ибразомъ, но которое скорѣе надо представить себѣ,
к а к ъ оставшііісл на молвкулярномъ аггрегатѣ слѣаъ динамическій, а не
анатомическій Безъ сомнѣнія, в ъ каждомъ нервпомъ элемеигѣ д в и -
гаются (или покоятся) очень многіе элементы т а к и і ъ «образовъ». Таків
слѣды имѣютъ, какъ извѣстно, т у особенность, что и х ъ и по истеченіи
продолжительнаго періода времени можно снова усилить ассоціирован-
нымъ раздраженіемъ, т. е. привести в ъ почти то-же самое первона-
чальное. хотя большею частью и болѣе слабое дѣятельноѳ состояніе,
субъективное освѣщеніе котораго (сознаніемъ) мы называемъ пр«дставлв-
ніемъ.
Но какъ доказываютъ галлюцииаціи, образы воспоминаній или даасе
цѣлые комплексы и х ъ , при извѣстныхъ условіяхъ, до такой степени
вновь оживляются подъ вліяніемъ чисто внутреннихъ мозговыхъ раздра-
женій, что субъективно представляются совершенно равносильными в о с -
пріятію т. е. переработанному въ сознаніи комплексу раздраженій, дѣй-
ствительно проецированныхъ с ъ периферіи в ъ центръ. Н а чемъ основы-
вается разница между воспріятіемъ и представленіемъ (напр. о собакѣ),
— на одвомъ лишь различіи в ъ интенсивности соотвѣтствующей дѣятель-
ности большого мозга или-же скорѣе па томъ, что при галлюцинаціи
приводится в ъ состояніе раздраженія и центростремительный нервный
26 Гливи II.

путь отъ какого-либо вторичнаго центра, к ъ соотвѣтсівующему участку


мозговой коры (напр. corp. genicul externum — лучистый зрительный путь
к ъ cuncus для передачи зрительныхъ ошушеній и т. д . ) , еще не в ы -
яснено. Послѣднее представляется несравненно болѣе вѣроятнымъ,
Несомненно во всякомъ случаѣ, что слѣной съ обоими погибшими
глазами и полной атрофіей обоихъ зрительныхъ нервовъ способенъ еще
и по истеченіи цѣлаго ряда лѣтъ галлюцинировать, но какъ доказалъ
ѵоп Monakow, клѣтки его corp. genicul externa должны были еще
сохраниться, такъ какъ онѣ и послѣ энуклеаціи глаза не подвергаются
гігрофіи.
Какъ бы то ни было, факты эти доказываютъ, что и галлюцинадіи,
т. е. обманчивыя воспріятія, н воспріятія, вызываемыя дѣйствительными
раздраженіями, представляютъ собою, какъ таковыя, явленія, соверша-
ющіяся в ъ большомъ мозгу. Извѣстно также, что цѣти в ъ началѣ черезъ
г)рганы чувствъ получаюгь лишь хаосъ ощущенШ и только позднѣе
изучаются воспринимать,—воспріятіе, слѣдовательно, покоится на коор-
динирующей переработка 'ощущеній в ъ большомъ мозгу.
Всѣ эти психологическія и анатомическія замѣчанія я считаю н е -
обходимыми,— по моимъ наблюденіямъ, только благодаря отсутствію п р а -
вильныхъ психологическихъ и анатомическихъ представлевій явленія
гипнотизма т а к ъ часто представляются чудесными, притомъ не только
профанамъ, но и врачамъ. Чудомъ, если вообще чудеса бываютъ,
является здѣсь,—разъ мы стали уже н а монистическую точку врѣнія,
не гипнотизмъ, а проблема генезиса души, т . е. генезиса мозга.
Если дѣятельное сосгояніе, вызванное в ъ мозгу другого субъекта
обращвніемъ к ъ нему и проявляющееся в ъ зеркалѣ его сознанія,
какъ комплексъ представлений, оаначаетъ собою комплексъ с и і ъ , то а
priori уже должно допустить, что вмѣстѣ с ъ нимъ вызываются и ассо-
ціированныя, не сознаваемый дѣятельпыя состоянія. Довольно безразлично,
освѣщается ли или не освѣщается внушенное представленіе верхнимъ
сознаніемъ.
Если только говорящему планомѣрнымъ, быстрымъ, концентрирован-
нымъ воздѣйствіемъ, с ъ помощью звуковъ, словъ, взглядовъ и т. п . ,
удается овладѣть ходомъ представленій другого субъекта, то посте-
пенно онъ пріобрѣтаетъ все большую способность ассоціировать и диссо-
ціировать. Мозговая дѣятельность другого субъекта становится, в ъ
отношеніи к ъ нему, все пластичнѣѳ, все податливѣе. Благодаря этому
говорящему удается вызывать задержки и пролагать новые пути, мо-
гущіе, смотря по степени внушонія, приводить к ъ галлюцинаціи, пере-
рыву цѣпи сознаваемыхъ представленій (и обусловливаемой этнмъ
амнезіи), задержкѣ болевыхъ ощущеній, возбужденію и вадержкѣ в о -
левыхъ импульсовъ, раздраженію и задержкѣ вазомоторовъ (вліяніѳ н а
Отношѳніѳ вврвя. дѣятѳльн. Е ъ в в р п в . вещйству и въ состояв, с о а в а н і я . 27

менструальное и другое кровотеченіе), и даже к ъ возбуждеаію секре-


торныхъ и трофическихъ функцій нервной системы (потѣніе, н а -
рываніе). — Все это объясняется своеобразнимъ характеромъ дѣя-
тельности послѣдней и в ъ особенности большого мозга. Благодаря
этому, в ъ общемъ, простому объясненію предразсудки, вѣра в ъ чудеса,
колдовство, волшебство, спиритизиъ утрачиваютъ значительную часть
своего обаяаія, уступая мѣсто естественному толкованію.
На одномъ примѣрѣ я позволю себѣ еще наглядно показать не-
достаточность нашей чистой цсихологіи. Какую путаницу создаетъ у п о -
требленіе словъ «видѣть» и «хотѣть». Голубь, лишенный мозга, « в и -
дигь» или нѣтъ? К а к ъ известно, имѣется много степеней «зрѣііія»:
1. Элементарное амебоподобное ^зрѣніе» элементовъ сѣтчатой о б о -
лочки, близко приближающееся къ фото-дерматическимъ ощущеніямъ
(свѣтовымъ ощущеніямъ кожи) нисшихъ животныхъ. Оптическаго эффекта
такое зрѣніе дать еще не можетъ, такъ какъ элементъ не можетъ е щ е
воспринимать никакого оптическаго образа.
'I. Зрѣніе передней пары четырехолмія и corporis geniculati extern!
(вторичные оптическіе центры), которымъ уже чрезъ зрительный нервъ
передается, путемъ суммированія и координированія, все изображеніѳ
сѣтчатой оболочки.—Это и есть зрѣніе голубя, лишеннаго мозга. Это
нисшее зрѣнів' нами, людьми, никогда не сознается. Оно у ж е имѣегь
оптическій характеръ, но аналогично зрѣнію насѣкомаго, не имѣющаго
большого мозга (напр. муравья-самца), и едва-ли способно ассоціиро-
вать образы оптическихъ воспоминаній (см. Forel, Die psychischen
Fahigkeiten der Ameisen. 1 9 0 1 у Frnst ВеіпЬагсІІвъ Мюнхенѣ).
3, Зрѣніе т. н а з . зрительной сферы мозговой коры (cuneus), к о -
торая вопреки физіояогу Golz^y всетаки существуетъ, такъ к а к ъ тамъ
оканчиваются системы волоконъ, идущихъ и з ъ подкорковыхъ центровъ
(Monakow). Э т о — н а ш е обычное человѣческое зрѣніе, находящееся в ъ
области верхняго и иижняго сознанія. Иаображеніе сѣтчатки э т а з р и -
тельная сфера получаетъ уже, если можно т а к ъ выразиться, и з ъ в т о -
рыхъ рукъ и в ъ сочетаніи съ несравненно болЬе сложными ассо-
ціаціями.
4 . Имѣется еще одно зрѣніе, еще болѣе духовное, именно о т р а -
женіе атихъ оптическихъ раздраженій зрительной сферы в ъ другихъ
ассоціированпыхъ съ нею корковыхъ областяхъ большого мозга. Иѣко-
торые люди обладаютъ даже цвѣтовымъ зрѣніемъ звуковъ (Nussbaumer,
Bleuler и Lehmann), т . е. оііредѣленные цвѣта ( в ъ большинства с л у -
чаевъ одни и тѣ же) всегда ассоціируются ими с ъ олредѣленными звуками
или гласными.
То же самое должно сказать и о цептробѣжной или волевой дѣя-
тельности, отъ сознаннаго желанія, путемъ рѣшенія и дѣйствія, до
Глава I I I .

импульса и рефлекторнаго движенія. Послѣанее—ничто иное, какъ к о -


нечный выводъ, вытекающій и з ъ чувствъ и ассоціированныхъ съ нимъ
эдементовъ интеллекта, хотя, варочеиъ, движеніе в ъ свою очередь о к а -
зываетъ поощряющее дѣйсгвіе на ощущенія и чувства. Изученіе р а з -
стройствъ рѣчи п о к а з ы в а е т ! довольно наглядно, что не имѣется ника-
кой границы между «соматически» и «психически> вызванными комп-
лексами двигательной иннерваціи и таковыми-же разстройствами и х ъ .
Если всѣ эти факты сопоставить со сказаннымъ в ъ началѣ, то
насъ уже не будутъ такъ удивлять видимыя противорѣчія и загадки
гипнотизма. Мы поймемъ, что загиішотизчрованный можетъ видѣть и
все таки не видѣть, вѣрить и все таки часто, и з ъ побужденій извѣстной
снисходительности симулировать. Его сознаніе можетъ вѣрить и напр.
при отрицательной галлюцинаціи не видѣть и не слышать, тогда к а к ъ
вся остальная мозговая дѣятельность, - нижнее сознаніе, какъ мы ее
уже обозначили в ы ш е , — в н ѣ этихъ слабо выключенныхъ, точно легкимъ
какимъ-то дуновеніемъ унесенныхъ образовъ сознанія, точно видагъ,
точно слышиіт. и старательно обходить препятствія. В ъ другихъ-же слу-
чаяхъ концентрированиое сильное внушеніе можетъ проникать гораздо
глубже в ъ область нижняго сознанія и , распространяясь даже до п е -
риферическихъ нервовъ, в ъ свою очередь оказывать н а нихъ сильное
обратное дѣМствіе, какъ напр. это наблюдается в ъ случая?ъ задержки и
вызыванія менструацій, вызыванія діарреи и кожныхъ пузырей.

Hi. Общія замѣчанія о гипнотизмѣ.


Ф а к т ы . Главный ф а к і ъ гипнотизма—изміненіе душевнаго сосгоя-
нія человѣка (т. е . состоянія мозга, разсматриваемаго съ физіологиче-
ской, иначе говоря, объективной точки зрѣнія), Въ отличіе отъ обыкно-
веннаго с н а , с ъ которымъ оно имѣетъ большое сходство, это состоанів
можно назвать гипнозомъ.
Второй рядъ фактовъ касается снособовъ вызыванія (или же устра-
ненія) этого состояния, но здѣсь именно неправильныя толкованія вызвали
наиболѣе ошибочный предетавленія. Н а первый взглядъ гипнозъ мо-
ліетъ быть вызываемъ троякимъ епособомъ: а ) психическимъ воздѣй-
ствіемъ одного человека на другого с ъ помощью внушаемыхъ послѣд-
нему представленій. Эготь способъ гипнотизированія назвали туше-
темъ (Нансійская школа), б ) Непосредственнымъ воздѣйствіемъ одуше-
вленныхъ или неодушевленныхъ предметовъ или какого нибудь мисти-
ческаго агента на нервную систему, причемъ большое значеніе припи-
сывается утомленію отъ продолжительнаго сосредоточиванія к а к о г о - н и -
будь органа чувствъ н а одномъ какомъ-нибудь пунктѣ; — а также специ-
Фическимъ воздѣйствіемъ магнитовъ, человѣчесігой руки, медикаментовъ,
Общія яанѣчанія о гипнотнзмѣ. ' 29

закдюченныхъ в ъ бутылкахъ и т. п. в ) Обратнымъ воздѣйствіемъ души


на самое себя (ауто-гипнотизмъ). Въ совершеиномъ согласіи с ъ Bern-
heim'om я , однако, утверждаю, что, в ъ сущности говоря, наукой уста-
новленъ лишь одипъ способъ вызыванія гипноза, а именно (будь то
путемъ внушенія со стороны другого лица, будь-то путемъ самовнуше-
нія autosnggestio) чрезъ посредство представленій. Возможность
безсознательнаго внушенія или самовнушенія не исключена съ научной
достовѣрностью ни при какомъ якобы или видимо другомъ способѣ г и п -
нотизированія^ а при ближайшемъ изслѣдованіи оказывается всегда даже
несомвѣнно существующей.
Третій рядъ фактовъ касается дѣйствій самого загиинотизированнаго
субъекта. Твердо установлено, что в ъ состояніи гипноза возможно черезъ
внушеніе обшириѣйшее воздѣйствіе почти н а всѣ функціи нервной с и -
стемы (исключая лишь нѣкоторые спинномозговые рефлексы и функціи
г а н г л і й ) — в к л ю ч а я и такія тѣлесныя отнравленіа, к а к ъ пищевареніе,
дефекацію, менструацію, пульсъ, покраснѣніе кожи и т. д., зависимость
которыхъ отъ большого мозга нами забыта или недостаточно оцѣнена.
Далѣе несомнѣнна большая или меньшая зависимость душевной дѣя-
тельности загипіютизироваинаго отъ внушенія гипнотизера, Наконецъ,
важнѣйшее значеніе имѣетъ тотъ твердо установленный фактъ. что воз-
дѣйствія, оказаниыя во время гипноза, могутъ и постгипнотичсски распро-
страняться на нормальное состояніе психики, во всѣхъ ел 07'дѣ.іахъ,
и притомъ даже н а продолжительное время, включая сюда и вліяніе
гипнотизера на загипнотизированнаго.
Наоборотъ созгнительны или, по крайней мѣрѣ. научно еще необо-
сиованы и не выяснены пресловутые сверхчувственные факты, каковы
т. н а з . ясновидѣніе или телепатія, т. н а з . непосредственная передача
мыслей. В ъ тѣхъ крайне рѣдкихъ случаяхъ сомнабулизма, в ъ кото-
рыхъ подобные эксперименты удавались, контроль строго научный,
исключающій всякую возможность безсознательнаго внушенія, в ъ боль-
шинствѣ случаевъ повидимому отсутствовалъ, а гамъ, гдѣ о н ъ имѣлъ
мѣсто, эксперименты обыкновенно оканчивались полнымъ фіаско. Во
всякомъ случаѣ точная, свободная отъ предразсудковъ наука требуетъ
дальнѣйшаго тщательнаго изслѣдованія этого вопроса, такъ к а к ъ рядъ
сообщеній серьезныхъ, заслуживающихъ довѣрія, авторовъ нодтвер-
ждаетъ достовѣрность нодобныхъ явленій, особенно ж е случаевъ удач-
н ы х ъ предчувствій.
') Т е р м и н ы „ a u t o s u g g e s t i o " и „постгиппотичѳскій" в ы з в а л и осуяданіѳ, к а к ъ ,
в а р в а р и з м ы , па ііолсівішу взятые и з ъ л а т а и с к а г о , па половину изъ гречѳскаго.
Съ точки зрѣція пурігста э т о т ъ упрѳкъ о с и о в я т е і е я ъ , тѣмъ не моііѣе я з ы к ъ
наіііъ д о і ж о п ъ быть б . і а г о д а р о н ъ и за то, я т о ' его нѳ о б о г а т и т е щ е т а к и м и
словами, к а к ъ a n t h y p o b o l i a или ipsisuggostio и ѳфгшгаотичѳскій,—благозвучіе и
оищеііоиіітііость рѣчіі т о ж е имііютъ свои п р а в а .
30 Глава III.

Теоріи и представленія. Представленія, которыя мы создаемъ себѣ


относительно гипнотизма, обусловливаются господствующими теоретиче-
скими воззрѣніями. Есл'і освободиться по возможности отъ балласта без-
смыслицы и предразсудковъ, которые люди нагромоздили п а интере-
сующія насъ явленія, то в ъ общемъ остаются три принципіально
различныя теоріи или попытки объясненія вышеприведенныхъ сумиар-
ныхъ фактовъ.
I. Какой то внѣшпій, невидимый агентъ (флюидъ, к а к ъ выражались
раньше и к а к ъ теперь еще его обозначаютъ профаны; неизвѣстная еще
сила природы, к а к ъ сказали б ы н а современномъ модномъ языкѣ) про-
никаетъ в ъ тѣло, спеціально в ъ нервную систему, окг»зываетъ н а орга-
низмъ извѣствое вліяніе и вноситъ въ него что-то ч у ж д о е — а также
представленія о неодушевленной природѣ и другихъ живыхъ суще-
ствахъ Или-же—мысли, душевные процессы какого-нибудь субъекта
вступаютъ съ такимъ агентомъ в ъ душу другого субъекта безъ посред-
ства звуковыхъ, письменныхъ или мимическпхъ знаковъ со стороны
перваго и органовъ чувствъ второго. Это и есть теорія Mesmer'&.
Mesmer назвалъ предполагаемый агентъ магнетизмомъ и въ частности
животнымъ манетизмомъ, какъ исходящій повидимому и з ъ самого
человѣческаго или животнаго организма (особенно организма магнети-
зера). Эту теорію, которая и понынѣ еще имѣетъ в ъ извѣстныхъ к р у -
гахъ восторженныхъ и даже фанатическихъ приверженцевъ, основы-
ваютъ теперь на фактахъ, привеаенныхъ выше иодъ 6 j и названныхъ
«сомнительными, яко-бы сверхъ-чувственными чвленіями>. Очевидно,
что если-бы э т а теорія была правильна, она серьезно умалила-бы резуль-
таты нашего научнаго анализа, такъ какъ при такихъ условіяхъ неуклонное
до сихъ поръ игнорированіе наукою неизвѣстнаго <нѣчто», этой неизвѣст-
ной силы, неизбѣжно должно было бы, чрезъ упущеніе такого важнаго ф а к -
тора внести ошибки ь ъ нолученныя до сихъ поръ данныя. Но такъ
какъ наука своими колоссальными практическими уснѣхами ежедневно
нредставляетъ все больше доказательствъ свсей истиииости, то мы
имѣемъ полное основание не довѣрять теоріи Mesmer ъ, и требовать
отъ нея песомнѣнныхъ, неоспоримыхъ доказательствъ. Прорезюмируемъ-
же вкратцѣ современное положеніе этого вопроса.
Прежде всего вышеприведенные «несомнѣнпые> факты, н а кото-
рые ссылался Mesmer и его школа, такъ основательно уже опроверг-
нуты / і г а г ^ ' о м ъ и Liebeault (см. ниже), чло излишне на этомъ еще

і) Нѳбѳзъиптѳрѳсно это воззрѣніе сравнить съ теоріей АѢгесЬѴь, Bethe (фн-


зіолога), усматривающаго въ томъ способѣ, какимъ иасѣкомыя паходятъ до-
рогу, исключнтельио „неизвѣстныя силы", вмѣсто того, чтобы, в о с а о л ь з о в а в -
шись блйжайшнмъ выводомъ по апалогіи, усмотрѣть, что иасѣкомыя, к а к ъ и
міл, проого іи>лі.;)уются своими оргапами чувствъ (Forel. Die psych. Filhigkeiten
dor Ameisen J. c.).
Общія замѣчанія о гапвотиаиѣ. 31

останавливаться. Флюидная теорія нывѣ преимущественно основывается н а


тѣхъ фактахъ, которые пропагандируются приверженцами спиритизма,
фактахъ, которые благодаря кругамъ, и х ъ создаюшимъ, такъ тѣсно
переплетены со слѣпымъ фанатизмомъ, душевными разстройствами (гал-
люцинаціями), ложно истолкованными внушеніями, обмороками и пред-
разсудками, что в ъ настоящее время трудно еще подвергнуть ее науч-
ной оцѣякѣ. Духи и четвертое измѣреніе спиритовъ суть представленія,
которыя должны соотвѣтствовать неизвѣстному агенту. Такъ называемая
«матеріализація духовъ», основывающаяся частью на галлюцинаціяхъ
чувствъ, частью на обманѣ, представляетъ собою кульминаціоиный
пунктъ нелѣныхъ дуалистическихъ воззрѣній. Чтобы доказать подлин-
ность безплотнаго духа, его стараются матеріализовать, снабдить
плотью!
Что касается «фотографій духовъ», то для этого всегда въ распоряже-
ніи простое средство. Я видѣлъ превосходную фотографію духа, сдѣланную
однимъ честнымъ фотографомъ, в ъ мозгу Еотораго, однако, не было н и -
чего «духовнаго!»
Но съ другой стороны, к а к ъ уже сказано, в ъ защиту J f e s m e r ' o B -
ской или родственной ей теоріи приводится цѣлый рядъ сверхъ-чув-
ственныхъ повидимому явленій, сообщаемыхъ людьми искренними, з а -
служивающими довѣрія. Я разумѣю здѣсь: такъ н а з . передачу мыслей,
неправильно обозначаемую suggestion mentale, ясновидѣніе, восприниманіе
зрѣніемъ или отгадываніе явленій в ъ какомъ-нибудь оідаленномъ мѣстѣ.
такъ н а з . предчувствія и предсказанія будущаго и т. п. Всѣ эти пресло-
вутыя явленія в ъ совокупности обозначаются именемъ «телепатіи».
Въ вышеприведенномъ смыслѣ замѣчательна книга Phantasms of
the living by Gurney, Myers and Podmore. 2 Vol. in Ь'^. Trlibner.
London 1 8 7 7 . Въ ней собрано не менѣе 6 0 0 наблюдепій и з ъ области
сбывшихся видѣній, сновъ, предчувствШ и т . п. О надежности источ-
никовъ эгихъ сообшевій наведены будто-бы точныя справки и в ъ
книгу включены лишь сообщенія зіслуживающихъ довѣрія лицъ. Рефе-
ратъ о названной книгѣ имѣется в ъ Revue de deux Moudes отъ 1 - г о
мая 1 8 8 8 . Впричемъ, и каждому и з ъ насъ в ъ кругу своихъ знако-
мыхъ приходится слышать о подобныхъ наблюденіяхъ. и притомъ отъ
лицъ, вполнѣ заслуживающихъ довѣрія. См. также ЫёЪеаиІі: Le s o m -
meil provoqnfe 1 8 8 9 , стр. 2 9 5 . Кромѣ того о телепатіи, к а к ъ извѣстно,
очень много разсказываетъ вамъ и всемірная исторія. И до нынѣ еще,
несмотря н а всю нашу цивилизацію, мы сталкиваемся даже у отъяв-
ленныхъ атеисювъ съ вѣрою в ъ такъ н а з . симпатическія вліявія и в ъ
осуществленіе нредчувствій.
Далѣе извѣстныіі интересъ представляютъ эксперименты Ch. Richet
(Revue pliilosophique. 1 8 8 4 ) , старающагося доказать возможность в о з -
2 Г і а в а III.

дѣйствія, в ъ извѣстномъ направленіи, мышлѳнія одного индивидуума н а


мышленіе другого, безъ внѣшиихъ^ чувственно воспринимаемыхъ явленій.
Но доказательства его, какъ намъ кажется, крайне несовершенны, а
примѣненіе теоріи вѣроятностей вовсе не убѣительно. Позднѣйшія изслѣ-
дованія V. Schrem-Notming'a,, Flournoy и друг, тоже не привели ни
к ъ какому-либо положительному результату.
Но во всѣхъ этихъ экспериментахъ, независимо уже отъ игры
случая и обмана, крайне трудно съ достовѣрностью исключить самообманъ
гиннотизируемаго, т. е. самого субъекта ( а также и гипнотизера), и
прежде в с е г о — в с я к о е безсознате^ьное внушенге и самовнушеніе, вслѣд-
ствіе чего всѣ подобныя сообщенія должны быть принимаемы съ вели-
чайшею осторожностью.
Послѣ третьяго изданія этой книги въ области телепатіи не появи-
лось ничего существеннаго. Во всякомъ случаѣ, послѣдняя не поду-
чила никакого новаго освѣщенія, тогда к а к ъ ученіе о внушеніи з а то
же время подтвердилось во всѣхъ своихъ частяхъ. Всѣ словоизверженія
сниритовъ и иоверхностныхъ мыслителей безсильны измѣнить что-либо
въ этомъ фактѣ.
П. Вышеприведенной теоріи діаметрально противоположно представ-
леніе о внугиеніи (suggestio), впервые формулированное Braid'om
(Neurhypnology 1 8 4 3 ) , но во всемъ его значеніи, теоретическомъ и
практическомъ, разработанное лишь ЫёЬеаиЫ в ъ Панси ( D u sommeil
et des 6tats analogues, 1 8 6 6 ) . Это представленіе можетъ быть форму-
лировано слѣдующимъ образомъ;
Вызываніе всѣхъ явленій гипноза путемг возбужденія еоот-
вѣтствующихъ представлены, особенно-жефантастическихъ. Легче и
надежнѣе всего желаемая цѣль достигается категорическимъ устнымъ з а -
явленіемъ гипнотизера о томъ, что вызываемое состояніе имѣетсп у ж е
въ самый моментъ заявленія или тотчасъ-же установится (словесное
внушеніе). Когда субъектъ самъ внушаегь самому себѣ, то мы виѣстѣ с ъ
Bernheim'owb говоримъ объ autosuggestio, самовнушеніи. Braid, однако,
самъ еще не уяснилъ себѣ всей важности внушенія, вслѣдствіе чего припи-
салъ неподобающее значеніе неарерывному раздраженію чувствъ ( ф и к -
саціи и т. п . ) . Онъ допускалъ существованіе «животнаго магнетизма>
Mesmer\, н а ряду съ гипнотизиомъ, вѣрилъ в ъ непосредственное
воздѣйствіе п а периферическую нервную систему и остался н а той
точкѣ зрѣнія, выразительницей которой является т. п а з . «соматическая
швола> {Charcot и т. д.) Внушеніемъ вызываютъ прежде всего час-
тичный или полный сонъ, и такъ к а к ъ это сонное состояніе мозга
значительно усиливаетъ воспріимчивость его к ъ вяушенію, то этимъ в ъ
данный момсцгь пріобрѣтаютъ желаемое могущество. По внушеніе о с у -
ществляегся не только с ъ помощью словеснаго обращенія, по и посред-
Общія вамѣчвніа о гипвотиамѣ. 33

ствомъ всего того, что можегь вызывать представленія и прежде всего


яркіе фантастическіѳ образы. Вполнѣ справедливо замѣчаетъ LiebeauH
(стр. 3 4 7 ) :
«'Наклонность к ъ этимъ состояніяиъ проаорціональва присущей
каждому способности и х ъ душевнаго восароизведенія. Человѣкъ, кото-
рый, сосредоточивъ свое вниманіѳ н а какой нибудь идеѣ, напр. т а к -
тильнаго ощущенія, воспринимаетъ его, какъ бы оно было дѣйствительно,
можно навѣрноѳ сказать, способенъ и заснуть глубокимъ сиозіъ, ( т . е.
можетъ быть глубоко загипнотизированъ).
Но этого еще мало, внушеніе можетъ быть бессознательно ( т . е.
находиться в ъ области нижняго сознанія), или ж е соотвѣтствующее
представленіе проявляется в ъ зеркалѣ верхняго сознанія столь слабо или
кратковременно, что исчезаетъ и з ъ него навсегда, такъ что и память
болѣе не в ъ состояпіи его воспроизвести, а все таки подобное внуше-
ніе оказываетъ могущественное дѣйствіе. Вообще благодаря полной а м -
незіи в ъ такихъ случаяхъ не удается доказать, что данное представіе-
ніе когда либо сознавалось. Но тѣмъ не менѣе оно несомнѣііно суще-
ствовало; ближайшее изслѣдованіе доказываетъ э т о , В о і ъ здѣсь-то и
находится ключъ к ъ уразумѣнію безчисленнаго множества самообмановъ
и пресловутыхъ Ж е в ш е г ' о в с к и х ъ эффектовъ. Одной впервые загипноти-
зированной крестьянской дѣвушкѣ, не имѣвшей никакого представленія
о физикѣ и призмахъ, поставили предъ глазами призму, предварительно
внушивъ ей видѣть в ъ воздухѣ не существующую свѣчу. Н а воііросъ,
чтб она видитъ, о н а отвѣчала «двѣ свѣчи». Это, какъ J5erwAe/"m дока-
залъ, и есть (безсознательное) внушеніе. Чрезъ призму дѣвушка дѣйстви-
тельно видѣла окружавшіе ее предметы в ъ двойномъ видѣ, подъ вліяні-
емъ чего безсознательно удвоила и внушенную ей свѣчу. Если тотъ-же
опытъ продѣлать в ъ совершенно темной комнатѣ с ъ индивидуумомъ,
также никогда не подвергавшимся гипнозу и в ъ такой-же мѣрѣ незна-
комымъ съ соотвѣтствующим» явлениями, то внушенный образъ чрезъ призму
никогда не удвоится (Bernheim). В ъ гиннозѣ дѣвушка наврядъ-ли с о з -
навала, что свѣчу о н а видить удвоенной потому, что и другіѳ предметы
представляются ей в ъ двойномъ видѣ. Это удвоеніе произошло инстинк-
тивно, автоматически, з а норогомъ верхняго сознанія; другіе предметы
ею, вѣдь, не фиксировались ( з а исключеніемъ фиктивной свѣчи), а тѣмъ
не менѣе воспринимались и опредѣля.іись в ъ двойномъ видѣ (по всей
вѣроятности в ъ области нижняго созианія). Но и для верхняю соз-
нанія всегда остается безсознательнымъ самый механизмъ внугие-
нія, т. е. тотъ способъ, какішъ услышанное и усвоенное слово гипно-
тизера (или-же воспріятіе послѣдняго) вызываешь дѣйст.вит.елъный
эффектъ.
Практическіе успѣхи, достигнутые теоріей Liebeautl в ъ области т е -
П р о ф . Ford. Гипнотизмъ. 3
34 Общія л а м і ч а я і я о гиппоти.шѣ.

рапіи, педагогики и еще многихъ другихъ областяхъ, дали столько


очевидныхъ доказательствъ в ъ пользу ея справедливости, что торжество ея
нынѣ доллсно считаться совершенно обезаеченнымъ. В ъ то время к а к ъ
другія теоріи съ и х ъ методами даютъ возможпость, с ъ ^ольшимъ или
меньшиаъ трудомъ, вызывать только часть явленій гипноза у нѣкото-
рыхъ истерическихъ или нервныхъ субъектовъ, и лишь в ъ видѣ искліо-
ченія у здоровыхъ, причемъ, постоянныя загадки и противорѣчія в ы н у -
ждаютъ прибегать к ъ удивительнѣйшимъ и запутаіінѣйшимъ объясне-
ніямъ, внушеміе с ъ легкостью удается почти у каждаго здороваго чело-
вѣка и разъясняетъ в с е — з а исключеніемъ вышеприведенныхъ сомнитель-
ныхъ ф а к т о в ъ — с ъ одной единообразной точки зрѣнія. Кромѣ того, тео
рія внушенія находится в ъ совершенномъ согласіи съ научной психо-
физіологіей, бросая яркій свѣтъ н а функціи нашего мозга.
Число здоровыхъ, загипнотизированныхъ только Liebeault и
ВегпЫгт'ожь в ъ Nancy, выражается многими тысячами. В ъ теченіп
1 8 8 7 — 1 8 9 0 д-ромъ Wettemtrand'ожь в ъ Стокгольмѣ подвергнуты
гипнозу 3 1 4 8 человѣкъ, и з ъ которыхъ только 9 7 оказались неподдаю-
щимися внупіепію. Д-рами van ВепигдЬет и van Eeden в ъ Амстер-
дамѣ в ъ 1 8 9 5 г. съ успѣхомъ загипнотизированы, путемъ внушенія, изъ
1 0 8 9 - т и ~ 1 0 3 1 человѣкъ. Д - р ъ Icelander в ъ Іопкбріп§'ѣ имѣлъ н а
1 0 0 0 загипнотизированныхъ только 2 0 , не поддававшихся внушенііо,
д-ръ von Schrenck н а 2 4 0 — т о л ь к о 2 9 , д-ръ Тискеу н а 2 2 0 — т о л ь к о
3 0 и г . д. (сгатистическія данныя д-ра ѵоп Schrenk-Nothing а. и з ъ
Мюнхена 1 8 9 3 ) . Я самъ з а послѣдніе годы получалъ болѣе или менѣе
благопріятный эффектъ приблизительно в ъ 9 6 % своихъ случаевъ. Каждый
лѣтній семестръ я велъ в ъ Цюрихѣ поликлиническій курсъ леченія в п у -
шеніемъ (еженедельно I V j часа). В ъ теченіи этого времени загипноти-
зировывалось мною с ъ терапевтическою цѣлью в ъ присутсгвіи студентовъ
приблизительно 5 0 — 7 0 паціеытовъ, и я могу сказать, что з а послѣд-
ніе годы едва-ли 1 — 3 случая совершенво неподдавались внушенію.
Д-ръ Віпдіег, озиакомившійся у меня съ методами внушенія в ъ 1 8 8 7 г . ,
нашелъ между 2 1 0 больными, подвергнутыми внушенію, только 1 2 не
поддавшихся иослѣднему (Віпдіег: Erfolge des therap. Hypnotismus in
der Landpraxis 1 8 9 1 ) . Среди всѣхъ такихъ загипнотизированиыхъ на-
ходится большое число типичпыхъ сомнамбулистовъ с ъ постгипнотическими
явленіями и т. д. ^ ) .

LiibeauU. ( T l i e r a p e u t i q u e suggestive 1891) по его с ю в а м ъ загяпвотизнро-


валъ болѣе 75(Ю челопѣкъ.
s) Н е всѣ в р а ч и , примѣнявшіе гипнозъ, р а з р а б о т а л и статистики свонхъ слу-
чаевъ. Тѣмъ не менѣе можно с к а з а т ь , что каждый, понявшііі и хоть нѣсколько
усвоившій нансійскій методъ {Liebeault — Bernheim—Beaunis—LUgeoia), вскорѣ
съумѣетъ вызывать болѣе или иенѣѳ сильный эффектъ у РО—Эб^^ всѣхъ загипно-
тизировываемыхъ имь лицъ (исключая душевно-больныхъ). Число врачей, примѣ-
Общія заиѣчанія о гипаотизнѣ.

На ряду с ъ ЭТИМИ цифрами к а к ъ странно выдѣляются тѣ немногіе


истерическіе субъекты изъ Заіреігіёге в ъ Парнжѣ, немногимъ болѣе дюжины,
которыхъ ( в с е однихъ и тѣхъ-же) и з ъ году в ъ годъ демонстрировали
всему міру в ъ подтвержденіе теоріи Charcot, путемъ безсознательнаго
внушенія, очевидно, довели до нолнѣйшаго автоматизма.
Резюмируя все вышесказанное, приходится допустить, что столь
расплывчатое предже понятіе гипнотизма имѣетъ тенденцію пе
реати въ поиятге внушенгя. Вотъ р ъ э т о м ъ — к л ю ч ъ к ъ пониманію н а -
вѣрное наибольшей части, если не всѣхъ, разсмотрѣнныхъ здѣсь явленій.
Ш. Подъ такъ называемыми соматическими теоріями гипноза можно
разумѣть тѣ, которыя занимають, такъ сказать, средину между обѣими выше-
приведенными. Авторы и х ъ , правда, не прибѣгали ни к ъ «флюиду>,
ни к ъ духамъ, но сдѣлали попытку, если не всѣ, то, по крайней мѣрѣ,
хоть часть явленій гипноза, свести к ъ язвѣстнымъ элементарнымъ с и -
ламъ, минуя посредничество психической дѣятельности. Особенно боль-
шое значеніе приписывалось воздѣйствію нериферическихъ раздражепій
(извнѣ) на нервныя окончания, благодаря чему снова выступила н а
сцену необходимость какого нибудь внѣшняго агента.
Прежде всего школа Charcot или Salpetri(5re в ъ Парижѣ, вѣрила
въ непосредственное гинногенное (безъ посредства нредставленій) в о з -
дѣйствіе н а нервную систеау металловъ и магнитовъ, в ъ трансфертъ
(переходъ паралича, каталепсіи, геміанэстезіи и т . д . , подъ вліяніемъ
магнита, с ъ одной стороны тѣла н а другую), в ъ непосредственное
раздраженіе локализированныхъ двигательныхъ центровъ мозговой коры
поглаживаніемъ головной кожи и т . п. Эта-же школа учила разными
периферическими раздраженіями механическаго свойства ( 1 . Фикса-
ціей взгляда, 2 1 нодниманіемъ вѣкъ, 3 ) поглаживаніемъ лба) в ы з ы -
вать типически различные стадін или виды гипноза: летаргію, каталеп-
сию и сомяамбулизмъ, со специфическими, своеобразными реакціями мышцъ
и чувствительности (напр. т. н а з . hyperexcitabilit6 neuromasculaire).
Важно отмѣтить еще, что по ученію школы Charcot^ загипнотизирован-
ные в ъ состояніи т. н а з . летаргіи Судто-бы совершенно утрачиваютъ
сознаніе и не поддаются внушеніямъ, вызываемым!, у нихъ представ-
леніями чрезъ посредство органовъ чувствъ. Эта школа учила далѣе,
что гипнозу поддаются почти одни только истерики, и причисляла
гипнозъ к ъ нейрозамъ.
Какую лутаницу в ъ понятіяхъ вызвала э т а теорія, наглядвѣе всѣхъ
доказалъ Bernheim въ Nancy. Всѣ факты, которые изъ году в ъ годъ демон-
стрировались в ъ Salpetrifere н а немногихъ спеціально к ъ тому нодготовлен-

няіощихъ вцушоиів И.1Н занимающихся научной р а з р а б о т к о й нансійскаго метода,


значительно увеличилось ііослѣ пѳрваго изданш этой книги, и я увѣрѳиъ, что
всѣ подтвердить вышесказанное.

3g Общія заиѣчанія о гипвотизиѣ.

н ы х ъ истеричныхъ субъектахъ, съ легкостью объясняются давнишними, о т -


части безсознательными, дошедшими до автоматизма в н у ш е н і я м и ; — т а к ъ
напр. пресловутые летаргики неоднократно слышатъ и психически оцѣнивають
все, что говорится и дѣлается в ъ и х ъ присутстіи. Бтг'б^'овское фикси-
рованіе блестящаго предмета, которому в ъ Парижѣ и Германіи припи-
сывали такое большое значеніе, само по себѣ не вызываетъ никакого
гипноза. Если кого-либо и удается усыпить по такому нецѣлесообразнсму
методу, то—не самой процедурой, которая сама по сѳбѣ большею
частью вызываетъ только нервное возбужденіе ( у истеричныхъ по в р е -
менамъ и истерическіе припадки), но—съ помощью представленія, что
эта процедура должна его усыпить. Самое большее, в ъ единич-
н ы х ъ случаяхъ здѣсь могутъ оказывать безсознательное усыпляющее
дѣйствіе утомленіе и связанное с ъ нимъ опусканіе вѣкъ, к а к ъ и вообще
у людей, очень склонныхъ к ъ внушенію, гипнозъ можегь быть в ы з ы -
ваемъ любыми средствами.
Прежде было в ъ обычаѣ будить загипнотизированныхъ дуновеніемъ^
въ лицо. Съ давняго времени я больше уже не примѣняю этого пріема,
по зато часто связываю его с ъ внушеніемъ предетавленія объ исчезно-
веніи головной боли и т. п. Поэтому, сколько-бъ я ни дулъ в ъ лицо
загипнотизированнымъ, никто отъ этого у меня не просыпается. Это
обстоятельство- тоже аргументъ противъ ученія «соматической» школы,,
о пресловутомъ дѣйствіи подобныхъ механических! раздраженій, ученія,
по которому пріемъ дуновенія считается специфическимъ раздраженіемъ,
вызывающимъ пробужденіѳ.
LiebeauU самъ (Etude sur le zoomagn6tisme Paris chez Masson 1 8 8 3 )
опубликовалъ 4 5 случаевъ, в ъ которыхъ о н ъ у маленькихъ дѣтей до-
стигалъ удивительно благопріятныхъ рез5'льтатовь однимъ только возле-
женіемъ н а больное мѣсто обѣихъ рукъ. В ъ 3 2 такихъ случаяхъ рѣчь
шла о дѣтяхъ моложе 3 - х ъ лѣтъ, у которыхъ LiebeauU счелъ в с з -
можнымъ исключить вліяніе внушенія. Тѣмъ не менѣе недавно LiebeauU
самъ (Th6rapentique suggestive, Paris, Doin 1 8 4 1 ) долженъ былъ п р и -
знать, что тогда онъ неправильно истолковалъ ваблюдавшійся имъ фактъ.
По совѣту Bernheim's, о н ъ возложеніе рукъ замѣнилъ «магнетизирован-
ной водой» и послѣднюю—не магнетизированной водой, оставляя, од-
нако, родителей и воспитателей дѣтей в ъ убѣжденіи, что вода «ма-
гнетизирована», и категорически обѣщая исцѣленіе. Подобнымъ спосо-
бомъ о п ъ получилъ тѣ-же благопріятные результаты, которые такимъ
образомъ объясняются тѣмъ, что лица, окружавшія дѣтей, подверглись
безсознательноиу внушенію со стороны LUbeauU, а дѣти—со стороны
н а з в а н н ы х ъ лицъ,
Наконецъ, слѣдуетъ еще упомянуть о пресловутомъ дѣйствіи лекар-
ственныхъ срелствъ а distance или чрезъ приложеніе к ъ затылку и т. д .
Общія з а и ѣ ч а в і я о гипвотнамѣ. g

«одержащаго и х ъ герметически закрытаго сосуда, {Luys и д р у г . ) . Тѣмъ


не менѣе в ъ комиссіи, подвергшей и х ъ изслѣдовавію, при устраненіи
всякаго безсознательпаго внушенія эти столь шумно обнародованные
результаты Luys's. потерпѣли печальное фіаско; они ясно показали^
что прежніе опыты производились безъ всякой критики и что глав-
н ы м ! образомъ ничего не было сдѣлано для исключенія возможности
внушенія,—возможности, которая все здѣсь объясняетъ.
По желанію моего друга проф. Seguin'& изъ Нью-Іорка я продѣлалъ
при его содѣйствіи, всѣ эксперименты Luys'a. с ъ закрытыми медицинскими
•склянками у 4 - х ъ своихъ лучшихъ сомнамбулистовъ. Проф. Seguin самъ
былъ свидѣтелемъ эксаериментовъ L u y s \ . Результатъ быдъ, к а к ъ я этого
съ увѣренностью и ожидалъ, абсолютно отрицательный. Интересно было
только слѣдующее: одну загипнотизированную женщину, съ привѣшенной
На шеѣ, бутылкой водки, которая до того утверждала, что ничего не
ощущаетъ, я спросилъ, не испытываетъ-ли она головной б о л и , — о н а под-
твердила это, затѣмъ я спросилъ её, не кружится-ли у нея голова, точно
отъ о п ь я н е н і я , — о н а быстро подтвердила и это и затѣмъ стала обна-
руживать симптомы опьяненія. И з ъ этого видно, что одииъ какой-нибудь
наводящій вопросъ способенъ вызывать суггестивное дѣйствіе. Не буду
еще останавливаться и н а томъ, что всѣ эффекты соотвѣтствующихъ
-іекарсівъ (также и рвота) тотчасъ-же вызывались мною путемъ в н у ш е -
нія даже при фальшивыхъ или порожвихъ склянкахъ Свъ контроль-
ныхъ опытахъ).
Резюмируя ПІ-ю группу яко-бы соматическихъ и раціональныхъ т е -
орій, мы видимъ, что о н а была наименѣе удачная изъ всѣхъ, вызвавшая
яаибольшую путаницу в ъ понятіяхъ, и что всѣ факты, н а которые о н а
-ссылалась, объясняются вліяніемъ внушенія. Главная ошибка этихъ те-
орий — въ томъ, что онѣ свои результаты основываютъ большею частью
fla наблюденіяхъ у истеричныхъ. Истеричные-же, прежде всего,—люди,
ваименѣе надежные, наиболѣе безсознательные, а потому наиболѣе утон-
"Ченные симулянты и комедіанты и в ъ то-тв время субъекты, часто очень
тонко чувствующіе, и притомъ в ъ большинствѣ случаевъ обладающіе з н а -
чительной пластической фантазіей, дѣлающей ихъ, правда, очень доступными
внушенію, но еще болѣа самовнушенію. Сверхъ того истеричные склонны
къ каталепсіи, летаргіи и судорогамъ. Случаи Charcot были не что иное,
какъ подготовленныя состоянія гипноза у истеричныхъ субъектовъ.
Особенно должно здѣсь, ссылаясь н а обѣ пврвыя главы, указать еще на
то, какую грубую ошибку допускала школа Charcot, противополагая
Другъ другу выраженія «соматическій» и «психическій» и съ эмфизою при-
<:воивая себѣ одной, з а сдѣланное будто-бы открытіе соматическихъ при-
знаковъ, ореолъ научности. Той contradictio in adjecto, которая ааклю-
чаегси в ъ пренебрежительномъ непризнаваніи дѣятельныхъ психическихъ
j^g Общія замѣчавія о гупнотизиѣ.

состояній (напр. представленій), при одновременномъ "сведеніи всего


психическаго к ъ дѣятельности мозга, эти «соматическіе» теоретики,
очевидяо, не замѣчаютъ; они постоянно забываютъ, что все «психи-
ческое >, т. е. всякое содержаніе сознааія, есть вмѣстѣ съ тѣмъ и
явленіе «соматическое».
К ъ соматической шкодѣ принадлежали также Dumontpallier, рев-
ностный представитель в ъ Иарижѣ B u r q ' o u m ^ металлотерапіи, и ф и -
зіологъ Preyer в ъ Берлинѣ, который в ъ своей книгѣ о гипнотизмѣ
( 1 8 9 0 ) по существу стоить еще н а точкѣ зрѣнія B r a i d s , разсматри-
вая внушеніе, согласно со школою Charcot, лишь, к а к ъ главу в ъ гипно-
тизмѣ, какъ что-то в ъ родѣ отдѣла послѣдняго, при самомъ поверхно-
стномъ упоминаніи о заслугахъ и изслѣдованіяхъ LUbeault и Вегп-
Jieim'a.. Послѣ того, к а к ъ Данилевскій блестяще уже доказалъ, что
гипнозъ животныхъ совершенно гомологиченъ гипнозу человѣка, и, к а к ъ
это намекнулъ уже LiebeauU, основывается н а внушеніи (конечно,
адэкватномъ психическимъ силамъ животнаго; Сошріе rendu du congrfes
international de psychologie physiologique, Paris, 1 8 9 0 p. 7 9 — 9 2 ) ,
Preyer все еще цѣпляется з а свою теорію катаплексіи, т. е. оцѣпенѣнія
отъ страха. Съ такимъ же упорствомъ Preyer придерживается своей т е -
оріи с н а , объясняющей возникновеніе послѣдняго скопленіемъ молочной
кислоты, полагая, что тѣ случаи, в ъ которыхъ гипнозъ вызывается
съ быстротою молніи (какъ это напр. почти всегда бываегъ у усыпляе-
мыхъ мною субъектовъ), представляютъ собою состоянія не гипноза, а к а -
таплексіи, ровно к а к ъ з а б ы в а я далѣе объяснить случаи спячки и долго-
дѣгней безсониицы. Совершенно, какъ Charcot, Preyer называегь даже
гипнозъ нейрозомъ. А в ъ другомъ мѣстѣ о н ъ опять признаетъ интим-
нѣйшее сродство гипноза к ъ но{Ліальному c a y . Мы, однако, н е дѣлаемъ
изъ этого вывода, что по Preyer'^ и нормальный сонъ долженъ с ч и -
таться нейрозомъ. Если-жѳ, в ъ гаключеніе, Preyer говоритъ, что о б ъ -
яснение гипноза в ъ настоящее время е щ е невозможно, и если всѣ сдѣ-
ланныя имъ попытки объясненія мевѣе всего ясны, то это, конечно,
удивлять насъ уже ив можегь.
Впрочемъ, со времени смерти Charcot его теорія гипнотизма совер-
шенно у ж е заглохла и въ настоящее время должна считаться совершенно
похороненной. Мы упомянули о ней лишь ради историческаго ея интереса.
И т а к ъ имѣется только одна теорія, согласующаяся съ научно-обо-
снованными фактами гипнотизма и удовлетворительно объясняющая ихъ;
э т о — г е о р і я внушенія, созданная нансійской школой. Всѣ остальныя
основаны н а недоразумѣнін.
Слѣдовательно, зцѣсь чамъ остается только ознакомиться с ъ ноня-
тіемъ внушенія и внушеннаго с н а ; это и есть понятіе, равнозначущев
гипнотизму.
Общія замѣчаііія о гипнотизі.ѣ. 39

ТерминологІЯ. Термины животный магнетизмъ и месмсризмъ


предоставимъ флюидной теоріи.
Подъ гипнотизмомъ {Braid) разумѣютъ то ученіе, которое обни-
маетъ совокупность явлеяій, связанныхъ с ъ сознательнымъ и безсозна-
тельпымъ внушеніемъ.—Терминъ «гипнозъ» точнѣѳ всего обозначаетъ
измѣненное душевное состояніе загипнотизированнаго, в ъ частности с о -
стояніе внушеннаго сна; Bernheim (Congrfes de physiologie psycliologique)
опредѣлаетъ гипнозъ, к а к ъ «особое психическое состояніе», которое
можно вызывать, состояніе, в ъ которомъ повышена способность подвер-
гаться «вліянію внушенія>. Гипчотизеромъ называютъ человѣка,
который вызываетъ у другого состояніе гипноза. Подъ внушеніемъ р а -
зу мѣютъ, по ученію нансійской школы, вшываніе чрезъ посредство
другого человѣка динамическаго измѣненія въ нервной системѣ (или
въ такихъ функціяхъ, которыя зависятъ отъ нервной системы) баннаго
субъекта, путемъ возбужденгл (соанательнаго или безсознаіельнаго)
представленія, что это измѣненіе совершается или уже соверши-
лось или еще совершится. Подъ устнымъ внушенгемъ или уѳіьщаніемъ
понимаютъ внушеніе чрезъ посредство звуковой рѣчи. Подъ доступностью
внушенію разумѣютъ индивидуальную воспріимчивость к ъ послѣднэиу.—
Многіе люди в ъ бодрствующемъ состоянии очень доступны внушенію
(суггестивное состояпіе н а я в у ) . У такихъ людей едва-ли понятіе г и -
пноза поддается точному опредѣленію, такъ к а к ъ и х ъ нормальное бодр-
ственное состояніе незамѣтно переходить в ъ сосгояніе гипноза. Впрочемъ,
нѣкоторую склонность к ъ внушенію н а я в у обнаруживаѳтъ и каждый
человѣкъ. Подъ самовнушеніемъ {Bernheim) разумѣютъ внушеніе, к о -
торое данный субъектъ сознательно или большей частью безсознательпо
самъ вызываетъ в ъ себѣ самомъ.
Понятіе <внушенія» и особенно «самовнушеніл», будучи подвергнуто
чрезмѣрному расширенію, легко можетъ раствориться в ъ понятіяхъ стимула,
интуиціи, вѣры, автоматизма и т . п. И в ъ дѣйствительности разграниченіе
моясетъ оказываться очень труднымъ. Понятіе внушенія нѣсколько лучше
поддается опредѣленію благодаря тому, что с ъ нимъ связывается пред-
ставленіе объ активно дѣйствующемъ, вызывающемъ внушеніе гипно-
тизерѣ (связь одного человѣка с ъ другимъ или « r a p p o r t » ) . Но когда
гипнотизеръ дѣйствуетъ безсознательно (когда н а другого напр. дѣй-
ствуетъ моя зѣвота), или-же насъ гипнотизируеть созерцаніе предметовъ
(предметное внушеніе Schmidkum's.), то понятіе внушенія переходить
уже в ъ понятіе самовнушенія. Иослѣднее проявляетъ у ж е опасную тен-
денцію к ъ расширенію, приводящую к ъ недоразумѣніямъ и забвенію
прежнихъ данныхъ и изслѣдованій.
Почти столь-же трудно отграничивать внушеніе отъ воздѣйствія, о к а -
зываеиаго другими людьми, идеями, чтеніемъ и т. д., ибо рѣзкой г р а -
Оощія замѣчавія о гвпвотизмѣ.

ницы здѣсь не существуетъ. Во всякомъ случаѣ, внушеніе цолжно бе-


зусловно ограничить областью интуитивнаго воздѣйствія, в ъ противопо-
ложность воздѣйствію доводами разума. Болѣе высокая пластичность
разума, возможно тонко приспособляющагося к ъ другимъ силамъ,
является скорѣе препятствіемъ для внушенія. При внушеніи мы
имѣемъ дѣло со слабо или совсѣмъ не сознаваемыми мозговыми авто-
матизмами, которые, будучи, к а к г и во снѣ, диссоціированы, разрознены
и, снова ставъ пластичными, болѣе или менѣо слѣпо повинуются пара-
зитствующему чужому приказу. Такимъ образомъ понятіѳ внушенія
вливается прежде всего в ъ понятіе интуиціи, при которой, какъ извѣстно,
главную роль играютъ чувства и образы фантазіи.
Какъ явленія и категоріи энергіи, внушеніе и гипнозъ столь-же
древни, к а к ъ и самъ человѣкъ, филогенетически даже древнѣе, такъ какъ
встрѣчаются и в ъ животномъ мірѣ. Новы лишь два присоединившіеся
фактора: 1 ) возникновеніе в ъ сознаніи человѣчества, и въ частности
научно-образованаго, представленія объ этихъ явленіяхъ, и х ъ условіяхъ,
причинахъ, значеніи., и притомъ не в ъ видѣ сомнительной мистики, какъ
это было уже раньше, а в ъ видѣ научно-обоснованной истины. 2 ) п о -
разительная легкость, с ъ которой гипнозъ можетъ быть по методу
Liebault вызываемъ почти у каждаго человѣка.
Оба упомянутые фактора, кстати, и нридаютъ гипнотизму его новое
терапевтическое и криминологическое значеніе.
IV. Внушеніе.
§ 1. Способность подвергаться гипнозу или воспріимчивость
кг внутенію. Bernheim в ъ cRevue de hypnotisnie» ( 1 мая 1 8 8 8 г . )
говоритъ: «Всякій больничный врачъ, не достигшій еще способности
загиппотизировывать 8 0 ° / ^ своихъ больныхъ, долженъ сказать себѣ,
что о н ъ не имѣетъ еще достаточнаго опыта в ъ этой области, и в о з -
держаться отъ поспѣшнаго сужденія объ этомъ вопросѣ». Это поло-
жение и я могу подтвердить; в ъ подномъ соотвѣтствіи с ъ нимъ
находятся и вышеприведенный статистическія данныя. Можно было бы
даже смѣло вмѣсто S O ^ o указать 90®/о. Надо только исключить ду-
шевно больныхъ.
Каждый человѣкъ самъ по себѣ болѣе или менѣе подверженъ в н у -
шенію и такимъ образомъ можегь быть загипнотизированъ. Нѣкоторые
люди, правда, хвастаются тѣмъ, что вѣрятъ только в ъ то, в ъ чемъ и х ъ
ясно и логически убѣждаетъ или во что, по крайней мѣрѣ, и х ъ застав-
ляетъ вѣрить разумъ. Эти люди тѣмъ доказываютъ только свою неспо-
собность даже к ъ элементарнѣйшей самокритикѣ, Безсознательно и
непроизвольно мы постоянно вѣримъ в ъ вещи совсѣмъ или отчасти н е -
существующія. Мы вѣримъ напр. безъ обиняксвъ в ъ дѣйствительность
Внушѳвіе.

пашихъ чуветвенныхъ впечатлѣній, а между тѣмъ послѣднія основыва-


ются, вѣдь, н а цѣлоаъ комплексѣ выводовъ, с ъ помощью которыхъ мы
переработываемъ свои ощущенія. Поэтому насъ почти постоянно обма-
нываютъ ложныя представленія (галлюцинаціи). Каждый человѣкъ испы-
тываетъ разочарованія, вѣритъ людямъ, принципамъ или учрежденіямъ,
которые затѣмъ не оправдываютъ его довѣрія и т. д. Все э т о — ф а к т ы ,
доказывающіе нашу склонность к ъ интуитивной вѣрѣ, безъ которой
наше мышленіе 6ыло-бы совершенно невозможно, ибо — еслибъ мы
вздумали ждать всякій разъ математическаго или хотя бы падлежащаго
индувтивнаго обоснованія каждаго мотива нашего мышленія и дѣйствія —
то мы уже и з ъ однихъ сомнѣній никогда не дошли-бы до самаго мышленія
или дѣйсгвія. Но мы не можемъ ни мыслить, ни дѣйствовать, не ч у в -
ствуя до извѣстной степени, что наше мышленіе и дѣйствіе правильны,
не вѣря в ъ это в ъ большей или меньшей степени. Динамизмы-же
(опредѣленные комплексы силъ), обусловливающіе вѣру и интуицію,
суть комплексы моаговыхъ процессовъ, происходящих!, большей частью
за порогомъ нашего верхпяго сознанія. Вотъ в ъ этомъ и заключается
ключъ к ъ уразумѣнію воспріимчивости к ъ внушенію.
Чѣмъ сильнѣе мы жаждемъ того, чего не имѣемъ, тѣмъ съ
большей интенсивностью нерѣдко возникаютъ у насъ противоположныя
представленія о недостижимости нашего желанія. Особенно ясно это
психологическое состояніе выступаетъ при вызываніи субъективныхъ
чувствованій, Р а з ъ только мы желаемъ насильственно вызвать и х ъ ,
они отъ насъ усігользаютъ. Кто насильственно и сознательно хочетъ
заснуть, тотъ не засыпаетъ; кто такимъ-же образомъ хочеп. совершить
coitus, тотъ становится в ъ данный моментъ ( н а короткое время) импо-
гентнымъ; кто насильственно хочетъ радоваться, тотъ напротивъ р а з -
строивается. И чѣмъ больше пасилія примѣняетъ н а ш а сознательная воля,
тѣмъ снльнѣе будетъ ея фіаско, тогда к а к ъ тѣ ж е желанныя чувство-
вания появляются сами собою, если только безъ всяихъ размышленШ
увѣровать в ъ нихъ, особенно-же с ъ помощью соотвѣтствующихъ фанта-
стическихъ представленій.
Кто желаетъ быть насильно загипнотизированнымъ и страстно стрѳ-
' м и і с я к ъ гипнозу, имѣя ясное представленіе о его сущности и н е -
терпѣливо разсчитывая на успѣшный реаультатъ внушенія, тотъ не
съу5іѣетъ отвлечь своего вниманія отъ психологическаго процесса и с ъ
трудомъ или совсѣмъ не поддастся гипнозу, по крайней мѣрѣ до тѣхъ поръ,
пойа о н ъ не станетъ психически пассивнымъ или ж е не отвлечется
отъ своихъ мыслей. И чѣмъ чаще и больше о н ъ будетъ стараться
стать пассивнымъ, тѣмъ менѣе о н ъ будетъ становиться таковымъ. Обык-
новенно, однако, требуются уже очень интенсивныя душевныя возбужде-
нія, страхъ, вообше всѣ аффекты, душевныя разстройства, рѣшительпое
Внуіііеаів.

намѣреніе противостоять гипнотизеру, для того, чтобъ гипііозъ сдѣлался


невозмпжнымъ. Не удается мнѣ первый гипнозъ, я тотчасъ же начинаю
искать скрытие аффекты, большей частью нахожу и х ъ , успокоиваю
больного, и затѣмъ дѣло идетъ, какъ по маслу. Каждый оушевно
здоровый человѣкъ самъ по себѣ можетъ быть въ большей или
меньшей степени загипнотизированъ,—воспрепятствовать гипнозу
могутъ только извѣстныя скоропр<іходящія состоянія психики,
т. е. дѣятельности большого мозга.
Прежде считалось аксіомой, что кто не желаетъ, тотъ и не можетъ
быть загипнотизированъ, по крайней мѣрѣ в ъ первый разъ. По моему
мнѣнію не слѣдуегт. придавать слишкомъ большого значенія этому поло-
женію, покоящемуся болѣе или менѣе н а психологически невѣрномъ
предположеніи о существованіи эссенціальной свободы чѳловѣческой
воли. Человѣкъ прежде всего долженъ обладать способностью нехотѣнія, для
того, чтобы дѣйствительно и «свободно» не хотѣть. Внушѳніе-же дѣй-
ствуетъ быстрѣе и надежнѣе всего, неожиданно поражая и захватывая
фантазію; к а к ъ мы только что ЕИДѢЛИ, долгая подготовка разстроиваетъ
его. Легко поддающійся внушенію субъектъ, никогда еще не подвер-
гавшійся гипнозу, можетъ в ъ нѣсколько секундъ сдѣлаться на нѣкото-
рое время относительно безвольной куклой в ъ рукахъ другого человѣка.
И по моимъ наблюденіямъ какъ разъ тѣ субъекты, которые смѣются
надъ гипаотизиомъ и хвастливо заявляютъ, что и х ъ «нельзя усыпить»,
цодъ вліяніемъ контраста часто усыпляются быстрѣе всего, если только
не проявляютъ непосредственваго сопротивления, а иной разъ — и
вопреки оказанному сонротивленію. Точно вызовъ, брошенный ими
гипнотизму, вызываетъ у нихъ противоположное, боязливое пред-
ставленіе о собственной неувѣренности, которое тѣмъ вѣрнѣе отдаетъ ихъ
во власть внушенія. Полную противоположность этому представляегь
неудающееся ос у ществленіе гипноза у тѣхъ людей, которые мечтаютъ о
нсмъ и боятся, что о н ъ у нихъ не удастся.
Простодушные-же, неразвитые субъекты обыкновенно очень легко
поддаются усыпленію чрезъ внушеніе, иной разъ и не замѣчая даже
того, что собственно съ ними продѣлывается. Они дѣлаютъ и вѣрятъ
въ т о , что имъ внушаютъ, и засыпаютъ чрезъ 1 или 2 минуты, не
успѣвъ опомниться, ь, часто и не смотря н а то, что з а минуту предъ
тѣмъ другіе загипнотизированные субъекты представлялись имъ симулян-
тами, а врачъ—жертвою обмана. Труднѣе всего, безъ сомнѣнія, под-
даются гипнозу душевно больные, т а к ъ какъ постоянное ненормальное
возбужденіе мозга вызываетъ у нихъ постоянное сосредоточеніе внима-
ВІЯ н а болѣзнениыхъ представленіяхъ, что заранѣе заграждаетъ внуше-
ніямъ почти всѣ доступы и лишаетъ и х ъ всякой власти.
Далѣе ваніевъ тотъ фактъ, что внушеніемъ можно воздѣйствовать и
Вауаіваіе.

на нормально спящаго человѣка и такимъ образомъ, не будя, перевести


его в ъ сосгояаіе гипноза. Е щ е легче, наоборогь, еостояніе гипноза п е -
ревести с ъ помощью внушенія в ъ обыкновенный сонъ.
Нанонецъ, нѣкоторые очень легко подверженные внушенію люди,
захваченные врасплохъ, могутъ обнаруживать всѣ явленія гипноза,
т. е. соверщенно подпадать вліянію ловваго гипнотизера, и в ъ состояніи
полнаго бодрствованія, безъ нредшествовавшаго засынанія. О «нехотѣ-
ніи» в ъ этихъ случаяхъ не можетъ быть и рѣчи. Нерѣдко это удается
даже у субъекта, никогда еще не подвергавшагося гипнозу.
Вызываемый внушеніемъ сонъ обычно представлясіъ главное сред-
ство для проявленія полнаго дѣйствія внушенія,
Этотъ сонъ дѣйствуетъ какъ лавина н а первый вызвавшій ее
толчокъ. Чѣмъ больше о н а растетъ, тѣмъ сильнѣе толчки, производимые
ею. Внушеніе вызываетъ сонъ или дремоту. Но едва послѣдняя н а -
ступила, воспріимчивость к ъ внушенію именно благодаря сну усили-
вается, поскольку только таковой не становится летаргическимъ.
Выше мы сказали, что каждый человѣкъ самъ по себѣ воспріим-
чивъ к ъ внушенію. Если ж е кого-нибудь не удается загипнотизировать,
то это, будьте увѣрены, обусловливается, главнымъ образомъ, сознатель-
нымъ или безсознатэльнымъ воздѣйствіемъ н а него самовнушенія о « н е -
воспріимчивости в ъ гипнозу». Вознивновеніе ж е этого самовнушенія
зависитъ, в ъ свою очередь, отъ индивидуальности субъекта и наблюдается
преимущественно у резонеровъ и скеатикозъ — такииъ образомъ должно
признать, что иаѣются разныя натуры, и сильно и слабо восиріии-
чивыя к ъ внущенію.
Проф. Bernheim сообшилъ мнѣ письменно слѣдующій случай и з ъ
его клиники, который о н ъ мнѣ дозволилъ здѣсь обнародовать.
«Нѣсколько дней тому назадъ въ мое отдѣленіе поступила крестьянка
съ болями желудка и живота, который я призналъ з а истерическія.
Загипнотизировать мнѣ ео не удалось. Впрочечъ, больная утверждаетъ,
что и д-ръ Liibeault^ когда она была еще ребенкоиъ, тщетно пытался
вызвать у нея гипнозъ. Послѣ двухъ напрасныхъ поаытокъ я , однако,
ей сказалъ: безразлично, заснете вы или н ѣ т ъ , — я буду магнетизировать
вамъ животъ, грудь и желудокъ, и такимъ способомъ устраню ваши
боли. Я закрываю ей глаза и в ъ теченіи 1 0 минутъ дѣлаю ей
это внушеніе. Боли исчезаютъ безъ сна, но послѣ ужина появляются
вновь. Н а слѣдующій день я повторяю ту-жѳ процедуру с ъ тѣмъ же
успѣхомъ. Боли появляются только в ъ легкой степени вечероаъ. Сегодня
я снова продѣлываю то ж е самое и вмѣстѣ с ъ исчезновеніеиъ боли
вызываю ілубокіа гипнотическій com с ъ амнезіей»!
Съ тѣхъ поръ я неоднократно прибѣгалъ к ъ подобнымъ цріемамъ
Внушѳнів.

съ аналогичнымъ успѣхомъ. Это — простѣйшее средство воздѣйствовать


на упорствующихъ.
Проф. Bernheim по поводу этого замѣчаетъ еще: «вся суть — во
внушеніи; надо только отыскать надлежащую пружину (і1 faut tronver 1ѳ
joint), чтобы привести в ъ дѣйсівіе, т. е. пробудить индивидуальную
воспріимчивость во внушеніюі^.
Уто положвніе я могу только подтвердить. Bernheim'y однажды не
удалось кого-то загипнотизировать, — выяснилось, что этотъ субъектъ
былъ загипнотизированг уже Beaunis, вяушившимъ ему, что онъ только
имъ можегь быть усыпленъ. Я самъ погрузилъ одну даму в ъ глубокій
сонъ съ почтя гипнотическимъ внушеніемъ, у которой проф. Bernheim у
удалось вызвать лишь сонливое состояніе, —только потому, что она сама
внушила себѣ, что только я одинъ способепъ воздѣйствовать н а нее и
вылечить ее.
Несомнѣішо наилучшій гипнотизеръ тотъ, кто лучше другихъ умѣетъ
убѣдить лицъ, у которыхъ онъ должеиъ вызвать гипнозъ, в ъ своей спо-
собности загипнотизировать и х ъ , а также внушить имъ большую или
меньшую вѣру въ это средство. К а к ъ для усыпляемаго, такъ и для гипно-
тизера, эта вѣра важный факторъ, ибо чтобы надлежаще убѣдить в ъ
чемъ-нибудь другихъ людей, должно в ъ большинствѣ случаевъ и самому
быть убѣжденнымъ въ этомъ или ж е обладать драматичеекимъ талантомъ.
Болѣе всего, однако, воодушевляетъ обѣ стороны, и активную, и п а с -
сивную,—фактическій успѣхъ, правда самого факта. Н а этомъ психоло-
гичесвомъ ироцессѣ и покоятся столь много обсуждавшіяся и столь неудачно
истолкованныя гипнотическія эпидеміи, массовыя внушенія, «зараженіе»
гтвоттшоаъ. Все, что наеъ «воодушевляетъ», пріобрѣтаетъ власть надъ
нашей мозговой дѣятельностью, легко преодолѣваетъ всѣ противополож-
ныя представления и подчиняетъ насъ себѣ возбужденіемъ соотвішщю-
щихъ пдастичесвихъ образовъ фантазіи. Такимъ образомъ воспріимчи-
вость людей к ъ гипнозу или впушенію усиливается съ и х ъ воодуше-
вденіемъ, съ и х ъ вѣрою, с ъ воодушевленіемъ и успѣхомъ гипнотизера,
а также падаетъ в ъ соотвѣтственной степени съ угяетеяностью, иедовѣ-
ріемъ и неудачами иослѣдняго. Кромѣ того тугъ дѣйствуютъ еще многіе
индивидуальные факторы,—прежде всего индивидуальная пластичность и
интенсивность представленій, истощеніе, способность к ъ усынленію и т. д.
Особыя заслуги в ъ разработкѣ леченія путемъ внушенія пріобрѣли
Wetterstrand и Oscar Voyt.
Wetterstrand, приписывающій, к а к ъ и Liibeault, большое значеніе
глубинѣ с н а , разработалъ и в ъ упорныхъ случаяхъ цримѣнялъ съ
большимъ успѣхомъ методъ длительнаго (продолжающагося цѣлый рядъ
дней) сна, Далѣе, о н ъ всѣхъ своихъ больныхъ гипнотизируетъ коллек-
тивно, в ъ полутемномъ салонѣ, тихо нашептывая имъ в ъ у х о свои
Внушѳяіе,

в н у ш е н і я , — т а к и м ъ способомъ устраняются взаимныя разстройства, и в ъ


то ж е время вся картина оказываетъ могущественное дѣйствіе на
всѣхъ нрисутствуюшихъ,
Oscar Yogt значительно углубилъ психологическій анализъ этого
явленія. Какъ Li^beault, Weitersrand и я, онъ, в ъ противополож-
ность Belboeufy^ придерживается того положенія, что глубина с н а у с и -
ливаетъ воспріимчивость к ъ внушепію, пока остается в г силѣ упомя-
нутый rapport. В ъ его случаяхъ этотъ rapport исчезъ подъ вліяніемъ
летаргіи только одинъ разъ, у одной слабой истеричной женщины; со
мной случилось это 4 раза у представителей обоихъ половъ.
Методъ ѴодІа в ъ общемъ — тотъ же, который я излагаю ниже.
Vogt избѣгаетъ только всяческаго возбулданія каталенсіи и автоматиче-
скихъ движеній, Онъ просто старается внушить составные элементы
сна ( с м . ниже). Первые гипнозы о н ъ дѣлаетъ очень короткіе, заставляя
паціентовъ передавать ему свои ощущенія.
Vogt отличаетъ гипотаксію с ъ амнезіей о т ъ сомнамбулизма, обозна-
чая такъ тѣ случаи, гдѣ гипнотизируемый сознаетъ еще, что ему гово-
рили, но во анаеть, чтб именно.
Изъ 1 1 9 случаевъ ( 6 8 женшинъ, 5 1 мужчина) Vogt получилъ:
въ 9 9 — с о м н а м б у л и з м ъ в ъ 1 2 — г и п о т а к с і ю с ъ амнезіей, в г 6 — г и п о -
таксію безъ амнезіи, в ъ 2—сонливость. Не поддающихся внушенію о н ъ
не видѣлъ ни в ъ одномъ случаѣ. В ъ числѣ его случаевъ были даже
нѣкоторые душевные больные. У всѣхъ людей с ъ здоровой нервной си-
стемой всегда удавалось вызывать сомнамбулизмъ. Но предоставимъ
слово самому Vogt'y:
^ІІа основаніи моею опыта я утверждаю, что сомнамбулизмъ можешь быть
вызываемг у каждаго здороваю человѣка\ препятствующіе этому въ данную минуту
моменты при терпѣніи всегда поддаются устранснгю^\
„Для дальнѣйшаго изслѣдовапія восііршмчипости къ впушспію у тѣхъ, к о -
торыхъ я усыпилъ уже въ пѳрвомъ сеапсѣ, я вызывалъ у нихъ анэстезію внушв-
ніемъ на яву. Въ началѣ я предварительно производилъ виушепія по снѣ, въ
надеждѣ, что потоиъ мнѣ удадутся и внушенія на яву. П р и этомъ я изъ 14 слу-
ч а е в ъ 13 р а з ъ получилъ анэстезію на яву; затѣмъ я оставилъ впушеиія во сн'В.
И з ъ 22 случаевъ я 17 р а з ъ получилъ анэстеаііо, 2 раза—только аналгезію, а 3
р а з а не п м Ь і ъ никакого успѣха".
„Позволю себѣ только при этомъ заиѣтить, что к о ж а , ставшая подъ влія-
ніемъ внушенія аиэстетической, столь же мало склонна к ъ кровотечепіямъ отъ
уколопъ, к а к ъ и анэстэтическая кожа истеріічиыхъ".
„Изт, 26 случаевъ мнѣ — иной р а з ъ лишь послѣ нѣсколькихъ попитокъ, а
часто и тотчасъ же—удавалось вызвать стулъ 21 р а з ъ " .
„7 нопытокъ немедленной пріостановки меиструацій всѣ сопровождались
уснѣхомъ, но въ 4 случаяхъ она длилась только несколько часовъ. И з ъ 4 ііо-
нытокъ вызывапія менструацій — 2 безусловно не имѣли никакого успѣха; въ
остальиыхъ же 2 случаяхъ меиструація наступила спустя два дня. Находилось
ли это въ связи съ гипнозомь, рѣшвть п о к а не б е р у с ь " .
^Свяаь мі>жду воспріимчивостью къ внушнію и успѣхомъ терапевтических^
внушеиій представляется—какъ ато категорически должно быть отмѣчено въ про-
тивовѣсъ господствующему миѣиію—весьма слабою. Фиксировате удающихся въ дан-
ный моментъ виушеній — совершенно другая пситическая особенность, отличная
отъ восп/пимчивости къ енушенію".
^g Ввушѳі:іе.

„ІІротивопостапимъ здѣсь прежде всего другь другу 2 к р а й я і е случая:


„Одинъ паціѳнтъ давно страдаѳтъ ипохондрической бредовой идеей, связан-
ной съ симптомами подового р а з д р а ж е н і я . Цос.тѣ цѣлаго ряда сеансовъ паціеитъ
все еще обнаруживаетъ яплошя гішотаксііі. Автоматнчѳскія д т і ж е п і я слабо вы-
ражены, амнѳзія вообще пе удается. Тѣмъ не менѣе я въ одниъ сѳаисъ осво-
бождаю его надолго отъ бредовой идеи''.
„Другой паціептъ поступаегъ съ симптомами травматической истеріи, сома-
тическія явленія которой уже исчезли. ІІаціентъ—одинъ изъ наиболѣе воспріим-
чивыхъ къ внушенію субъектовъ, которыхъ я когда-либо гипнотизировалъ. ІІослѣ
нерваго гипноза всѣ симптомы исчезли. Въ т о ж е время внушепіемъ на яву точ-
часъ жо вызынаются галлюцинаціи всѣхъ чувствъ. Въ теченін дальнѣйшихъ 14
дней здѣшияго пребыванія паціеигълни на что но жалуется. По профилактиче-
скимъ соображеиіямъ я въ тѳчепік. этого періода гнішотизировалъ его еще
4 р а з а и загбмъ отпустилъ домой. Ч р е з ъ 3 дня у него пояпился уже настоящій
рецидвпь Паціентъ былъ настолько воспріимчивъ къ внушеиію. что цемедленііо
поддавался всякому , воздѣйствію. Въ течоніи длившейся мѣсяцы болѣзни симп-
томы ея такъ тѣсно ассоціировалисі. съ оісружапшей домашней обстановкой, что
в о з в р а щ е н і е домой тотчасъ же вызвало у паціеігга я р к о е чувственное воспоми-
наніе о послѣдпей (это и есть психологическое оиредѣлепіе рецидива)».
„ Т а к и х ъ случаевъ множество. Я имѣю въ своемъ пользованш одну н е й р а -
стеничку и двухъ истеріічекъ, па которыхъ мнѣ достаточно взглянуть, чтобы
вылечить ихъ на нѣсколько дней,—однако, ни одинъ видъ внуінепія невызывалъ
у нихъ длительнаго эффекта".
„ И для психотерапіи остается въ силѣ с т а р а я пословица: „тише ѣдѳшь,
дальше будешь!"
„У ііѣкоторыхъ трудно поддававшихся внушѳнію субъектовъ мнѣ удалось
устранить з а п о р ъ и добиться ея;едневііаго стула въ определенный часъ; вну-
шеніе же немедлвнііаго стула оставалось у этихъ субъектовъ безуспѣшнымъ. Съ
другой стороны у одной легко поддающейся внушенио—не и с т е р и ч н о й - н а ц і в н т к и
я могу въ любое в р е м я вызывать немедленный стулъ, но урегулированіѳ его на
ближайшіе дни или ліе болѣе иродолжителыюе время мнѣ никогда не удавалось.
Съ этнмъ въ нолномъ согласіи находятся и результаты другихъ внушеиій у со-
отвѣтствуюіцііхъ ііаціептовъ".
„Осо'баго вннманія заслуживаютъ нѣкоторыя самовнушепія у истеричныхъ.
Н а нихъ впервые обратилъ внвианіе Віпдіег, Имѣется категорія тяжелыхъ
исгерій, при которыхъ тераневтическія впушенія ухудшаютъ лишь симптомы.
Два истеричныхъ субъекта этого рода, у которыхъ стулъ можетъ быть немед-
ленно вызываемъ внушеніемъ,—у одного во снѣ, у другого на яву—имѣли стулъ
ежедневно, по въ пеопредѣленное время. Для постановки извѣстнаго ряда опы-
товъ я сдѣлалъ попытку фиксировать ихъ стулъ на онредѣленноѳ время дня, но
въ обоихъ случаяхъ вы'звалъ этимъ упорный з а п о р ъ " .
„Это явленів объясняется тѣмъ, что отдѣльными элементами вііушаемаго
комплекса представленій сильно напряженные мозговые дияаиизмы приводятся
въ раздраженіе ранѣе, чѣмъ остальные составные элементы внушенія усііѣли
о к а з а т ь на внхъ свое зaдepжиnaюn^ѳe вліяиіе".
„Для иллюстраціи приведемъ (ілѣдуіощіе два рельефные случал".
„Одна истеричная женщина с т р а д а е т ъ 14 дней припадкам». Гипнотическое
лѳченіе только увеличило число ихъ, причемъ припадокъ к а ж ш й р а з ъ насту-
палъ во время или лослѣ сеанса. Позднѣе паціеитка сама представила мнѣ
объясиеніе этого явленія. Она дозволила дефлорировать себя въ ііаркозѣ, и три
дня спустя любовникъ ея отравился. П р и нолученіи извѣстія о его смерти по-
явился первый нриступъ судорогъ. Гипнотическое усынлеіііе, — замѣтила па-
ціентка, — всегда напоминало мпѣ тогдашиіп иаркозъ. Тогда снова все живо
представлялось мнѣ, — меня охватывалъ с т р а х ъ и затѣмъ я получала при-
ладокъ".
„ Д р у г а я истеричная паціентка сградаѳгь періодяческнми сумеречными со-
стояніями, которымъ нредшествуютъ рѣзко выраженныя колебаиія а ф ф е к т о в ъ .
В ъ одномъ такомъ стадіѣ я гипнотизирую папіеигку. Я внушаю ей не получать
больше ннкакихъ іірнсгуповъ, но, увы! у ноя уже обнаруживается таковой.
Самое слово „цристунъ" уже вызвало его. Тѣмъ не менѣе становятся ощути-
тельны и другіе составные элементы моего внушенія, ибо данный прнстуиъ иро-
текалъ гораздо легче всЬхъ предшествовавшнхъ.
„Подобное, вызываемое различными, ассодіаціями, частью благопріятноѳ
Внушеніе.

частью нѳблагопріятное воздѣйстпіе внушѳнія я въ еще болѣѳ рольефномъ видѣ


наблюдалъ у той же паціевтки въ течепіи предшествовавшаго припадка. Съ на-
ступлеиіемъ сумеречнаго состояиія я сдѣлалъ паціѳнткѣ впрыскиваніе гіосцина,
которое успокои.іо ее настолько, что мпѣ удалось ее загипнотизировать п быстро
устранить сумеречное состояніе. Вызванная, однако, гіосциііомъ сухость въ зѣвѣ
привела тѣмъ врѳмонпмъ чрезъ самовнушепіе къ иредставленію объ анэстозіи
ротовой полости со связаннымъ съ нею параличемъ языка, агеусіей ц двига-
тельной афазіей, Въ теченіи н-хъ дней всѣ симптомы были устранены путемъ
ваушенія; осталась только афонія, к о т о р а я 4 дня не поддавалось никакому виу-
шенію. Ііакоиоцъ, я попытался воздѣйствовать на пее, внушввъ амнѳзііо всего
разстройства рѣчи. П о пробужденіи у паціеитки появился'настояний редидивъ.
Она снова обнаружила явленія афазіи, производила - к а к ъ во время существо-
в а в і я всего симптомокомплекса—щелкаюіиія движенія, указывала пальцами на
горло и затѣмъ неожиданно громкимъ голосомъ потребовала: „воды"! Однимъ
залпомъ она выпила полъ-литра, и затѣмъ разстройство рѣчи исчезло въ нѣ-
сколько мгновепій. Т а к и м ъ образомъ мое внушеніе вызвало прежде всего легче
возбудимое воспоминаиіе о пережитомъ болѣзненномъ состояніи, даже съ сухо-
стью въ горлѣ, а затѣмъ пробудилось воспомпиапіе и о счастливыхъ дняхъ здо.
ровья. Послѣднее, к а к ъ комплексъ болѣе сильныхъ продставленіП, постепепно
взяло вѳрхъ: такимъ образомъ благопріятвое дѣйствіо гиплода восторжествовало
надъ неблагопріятнымъ''.
„Связь между воспріимчивостью къ внушенію и фиксироваиісмъ внушеиій,
равно, к а к ъ между этими явленіями и другими сторонами душевной жизни—вотъ
что доллсно быть цѣлью дальиѣйшихъ изслѣдованій".
§ 2 . Сонъ и гипнозъ. Сходство гипноза съ норма.іьнымъ сномъ
бросается в ъ глаза, и я долженъ подтвердить мнѣвія LiebeauH, что
только связь саящаго съ гианогизеромъ отличаетъ первый отъ послѣдияго.
Правда, зцѣсь не слѣдуетъ смѣшивать понятіе «сонъ» с ъ понятіемъ
«истощенія». Въ понягіи «усталость», к ъ сожалѣнію, содержатся еще
два различныл понятія, перепутываемыя другъ съ другомъ: субъектив-
ное чувство усталости и объективное истощеніе. Оба понятія отнюдь не
всегда совпадаюгь другъ с ъ другомъ. Кромѣ того сонливость и субъек-
тивное чувство усталости тоже отнюдь не тождественны, хотя часто
ассоціируются другъ с ъ другомъ. Позволимъ себѣ привести здѣсь нѣ-
сколько основныхъ ф а к т о в і .
Въ физіологіи обычно говорятъ, что сонъ вызывается усталостью.
Это, однако, невѣрно. Хотя истощеніе мозга обыкновенно действительно
вызываетъ субъективное чувство усталости и иослѣднее цѣлесообразно
ассоціируется съ сонливостью, тѣмъ не менѣе мы должны твердо помнить
слѣдующеѳ: 1 ) сильное истощеніе нерѣдко вызываетъ безсонницу; 2 )
наоборотъ, сонъ часто вызываетъ все большую сопливость; 3 ) чувство
усталости, сонливость и дѣйствителыіое истощѳніе часто возникаютъ со-
вершенно независимо другъ отъ друга; 4 ) сонливость обыкновенно п о -
является в ъ опрѳдѣленный, привычный (внушенный себѣ самому) часъ
и, если только ее преодолѣли, затѣмъ исчезаетъ, несмотря на усиливаю-
щееся истощеніе.
Съ точки зрѣнія крайне неудовлетворительныхъ химическихъ теорій
физіологовъ (молочпо-кислой теоріи Freyer'a, и т. д . ) эти факты с о -
вершенно необъяснимы. Я со своей стороны никогда не могъ конста-
тировать снотворнаго дѣйствія молочной кислоты и всѣ пресловутый
^g Сонъ и гнавозъ.

удостовѣренія этого дѣйствія считаю продуктомъ внушенія, ибо при с о -


дѣйствіи послѣдняго я с ъ минеральной водою получалъ еще несравненно
лучшіе эффекты.
Физіологи (KoMschuUer) измѣряли интенсивность сна сило» звука,
потребной для пробужденія. Насколько такой сиособъ мало обоснованъ,
доказываетъ тотъ фактъ, что привычный шумъ вскорѣ перестаетъ б у -
дить даже, когда о в ъ становится очень сильнымъ ^напр. будильникъ),
тогда к а к ъ непривычный, тихій шумъ тотчасъ-же насъ будить. Заботли-
вая мать просыпается o n , малѣйшаго шума своего ребенка, но в ъ то-же
время не слышитъ храпа своего супруга или другого привычнаго шума.
Тихія, скучныя, пднотоиныя явленія, не вызывающія смѣны пред-
ставленШ, дѣлаютъ насъ сонными; тоже должно сказать объ удобномъ
положеніи тѣла и темнотѣ. При этомъ наступаетъ рядъ ассоціированныхъ
явленій,—зѣвота, опускание головы, вытягиваніе членовъ—усиливаю-
щихъ еще это субъективное чувство сонливости и , к а к ъ извѣстно, з а -
разительно переходящихъ отъ одного человѣка к ъ другому.
Мы сказали, что привычка засыпать в ъ опредѣленное время е ж е -
дневно вызываетъ в ъ этотъ ж е часъ чрезвычайную сонливость. Кромѣ
того очень обычныя снотворныя средства—одно и тоже опредѣленное
мѣсто, голосъ извѣстнаго лица, еидѣніѳ в ъ креслѣ, в ъ которомъ мы
обычно засыпаемъ, слушаніе проповѣди, лежаніе в ъ опредѣленномъ по-
ложеніи, у И в а н а — к о н с к і й , а у Степана—пружинный матрацъ, и прежде
всего закрываніе вѣкъ и т . п. Почему? — До сихъ поръ все это п р и -
писывали привычкѣ, ассоціированному привыканію. Должно, однако,
признать, что эти факты совершенно равнозначущи безсознательпому
самовнушенію. — Мой двухлѣтній сынокъ усвоилъ себѣ привычку з а с ы -
пать с ъ платкомъ в ъ правой ручкѣ, прикладываемой к ъ личику. Когда мы
разъ отобрали отъ него платокъ, онъ долгое время не могъ заснуть. У
нѣкоторыхъ людей сонъ можѳтъ наступать только послѣ извѣстныхъ
дѣйствій (чтенія, завода часовъ и т . д . ) .
Наиболѣе сильная и з ъ всѣхъ этихъ ассоціацій—рефлексъ з а к р ы в а -
нія вѣка вслѣдствіе сокращенія m . orbicularis. Оно и есть наилучгаій
способъ внушенія сна
i) Schrendk-Noteing (Die Bedeiitung d e r n a r c o t i s c h e n M i l t e l f t i r den Hypnotis-
mus; Schril'ten d e r Uesellschaft I'Ur psychologische Forscliung 1691. Leipzig bei
Abel), ссылаясь на скоплеиіе цродуктовъ окисленія (продуктовъ усталости!), счи-
т а е т ъ , въ противоположность намъ, естестпенный сонъ отличнымъ отъ гипноза,
і ф и ч е м ъ , к а к ъ доводъ, приводитъ, между прочимъ, невозможность сонротив-
ллться сну послѣ напряженпой работы. Мы, однако, ни въ какомъ случаѣ не от-
в е р г а е м ъ вліяпія ііродуктовъ окисленія, образующихся во время нродолжитель-
наго бодрствованія мозга, и даже утверждаемъ, что диссоціированное, т. е. от-
носительно іісжойноѳ состояніе мозга во снѣ адэкватно приспособлено к ъ в о з н и к -
новепію нъ ио.мъ необходимыхъ химичѳскихъ спнтезопъ, т. е. къ возстанонлепію
м о з г а , что, слѣдователыю, истощеиіе послѣднлго является при нормальиыхъ
условіяхъ сильнѣйшей ассоціаціонпой причиной, внушающей сонъ, и, достагнувъ
Сонъ и гиппозъ. 49
Наблюдая спящихъ людей, мы вскорѣ замѣтимъ, что они двигаются,
реагируютъ н а чувствительныя раздраженія, снова покрываются, когда
обнажають, нерѣдко говорятъ, стонутъ, по приказанію пріостанав-
ливаютъ свой храпъ, иной разъ отвѣчаютъ даже н а вопросы, а п о д -
часъ встаютъ и совершаютъ цѣлый рядъ дѣйствій. Нѣкоторые люди
спятъ очень чутко и пробуждаются цри малѣйшемъ шумѣ. Такіе субъекты
обнаруживаютъ больше связи съ внѣшнимъ міромъ.
Субъективно мы ( т . е. цѣпь состояній нашего бодрствующаго со-
знания) о своемъ снѣ нолучаемъ представленіе только благодаря воспо-
минаніямъ о снахъ. Мы чувствуемъ, что наше сознаніе во с н ѣ — н е
то же самое, что н а я в у , но приблиа;ается к ъ нему тѣмъ больше,
чѣмъ легче самый сонъ. Спящее сознаніе, поскольку только наши воспоми-
нанія о снахъ освѣщаютъ его нашему бодрствующему сознанію, отличается
отъ послѣдняго слѣдуюшими особенностями:
1 . Оно не обнаруживаетъ никакой рѣзкой границы между внутрѳн-
нимъ прелставленіемъ и ваечатлѣніемъ. Всѣ представленія болѣе или ме
нѣе галлюцинируются, т, е. имѣютъ субъективный характеръ впечатлѣ-
вій и симулируютъ истинныя явленія.
2 . Эти возникающія во снѣ галлюцинаціи в ъ большипствѣ случаевъ
лишены яркости и точности тѣхъ впечатлѣній, которыя вызываются
внѣшними явленіями на я в у ; тѣмъ не менѣе онѣ могутъ сопровождаться

зпачитѳіьиой степени, м о ж е г ь дѣйствовать непреодолимо. Х о т ь мы и г о в о р н м ъ ,


что внушѳиія в ы з ы в а ю т с я л р е д с т а в л е а і я ш і , мы, о д н а к о , :шавмъ xofionro, что
п р е д с т а в л е н і я , в ъ свою о ч е р е д ь , яависятъ отъ ф и з и я о - х и м и к о - ф и з і о л о г и ч е с к и х ъ
(а т а к ж е и а т о л о г и ч е с к а х ъ ) состояній мозговыхъ улемеитовъ. Соотвѣтствуюіцео
изиѣііѳніѳ м о з г а у мѳлонхолика в ы з ы в а о т ъ , папинмѣръ, у пего ітутемъ а е с о д і а -
ціи идеи о своей грѣхоішостіі. В и ш е к р и в е д а и и ы с ф а к т ы д о к а з ы л а ю г ь , о д н а к о ,
с о в е р ш е н н о я с н о , что нормальный сонъ в о з н н к а е т ъ быстро и подъ вліяіііемъ
внушенія, и что, слѣдоватольно, не о т р и ц а я н ѣ к о т о р а г о соотвѣтствія между
пимъ и истоптеніемъ мозга, а т а к ж е обычной его а с с о ц і а д і и съ нослѣдиимъ, в ъ
то ж е в р е м я нонозможно отождествлять его, нормальный с о н ъ , съ отнмъ исто-
щѳціемъ. Суггестивное дѣііствіѳ - т а к о й ж е фнзичесвій п р о ц е с с ъ , к а к ъ и пзмѣне-
ніѳ мозга, в ы з в а н н о е п р о д у к т а м и пстощедія. М ы не о т р и ц а е м ъ , что обычно это
измѣнѳиіо п р и в о д и т ъ въ дннженіо м е х а н н з м ъ глубоиаго снп, по не п о д л е ж и т ъ
сомнѣнію, что и нормальный сонъ бозъ г и н н о т н з н р а и истоіцвнія можвтъ ііо.тп-
к а т ь с о в о р ш е и п о в ъ родѣ г н н н о з а , д о к а з ы в а я , что измѣнонное дѣятельное со-
стояніе м о з г а — о д н о , а истоіцепіе—нѣчто д р у г о е . Т а к ъ , внѣ сомнѣнія, что
сконленіе углекислоты въ к р о в и в ы з ы в а о т ъ усиленную д ы х а т е л ь н у ю дѣятелыіость
и что мы ислѣдствіо э т о г о не моікемъ з а д е р ж а т ь надолго своего дыхапія, но
ото eiiw не д о к а з ы в а е т ъ , что дыхательныя движѳнія з а в и с я т ъ т о л ь к о отъ одной
углекислоты, и е щ е менѣе, что скопленіѳ углекислоты въ к р о п и и дыхательныя
д в и ж е н і я - т о ж д е с т в е н н ы е п р о ц е с с ы . Мы з н а е м ъ , что дыхательные двнжѳнія вы-
з ы в а ю т с я мышцами и ихъ двигательными нервными ц е н т р а м и и что н а ш а воля
( н а ш ъ мозгъ) м о ж е т ъ д а ж е ихъ у с к о р м в а т ь и замедлять. У с к о р е н і е ж е д ы х а -
твльныхъ двилсеній вслѣдстіііѳ сконленія въ к р о в и угольной к и с л о т ы — п с с о ц і а ц і я
н е с р а в н е н н о болѣе н е п о с р е д с т в е н н а я , интенсивная н ннгимная, чѣмъ воапикно-
веніе с н а подъ вліяніѳмъ нстопі;епія м о з г а . Тѣмъ но менѣѳ никому не в з д у м а е т с я
произвольно вызываемыя (нзлиш іія) дыхательныя движенія отличать к а к ъ к а к у ю
то особую разиопидності, отъ тѣхъ д в н ж е н і й , к о т о р ы я в ы з ы в а ю т с я а с ф и к с і е й .
Н е болѣе отличны д р у г ъ отъ д р у г а внушенный (гнпнозъ) и естественный с о н ъ .
М о з г о в о й мехаігизмъ о'бонхъ в к д о в ъ сна—одинъ и т о т ъ ж е , хотя оиъ м о ж е т ъ
быть р а з л а ч н ы м ъ о б р а з о м ъ приі.одимъ въ движеніе (см. § 10).
П р о ф . Forel. Гиннотизмъ. 4
^g Сонъ и гнавозъ.

весьма интенсивными чувствованіями и оказывать сильное обратное дѣй-


ствіе н а центральную нервную систему. Сны могутъ вызывать отдѣлѳ-
ніе пота, судорожныя сокращенія мышцъ, интенсивный страхъ и т. д.
Эротическіе сны вызываютъ ноллюціи безъ мѳхавическаго тренія penis'a,
что эротичесаимъ впечатлѣніямъ н а я в у нодъ силу лишь в ъ рѣдкихъ
случаях!.
3 . Галлюцинаціи с н а , в ъ противоположность мышленію и воспрія-
тіямъ н а я в у , ассоціированы весьма недостаточно. Въ большинствѣ слу-
чаевъ и х ъ связываютъ одну с ъ другой лишь слабыя внѣшнія ассоціа-
ціи. Логики, свойственной бодрствующему состоянию,—организовавшейся
постепенно в ъ теченіи жизни, ставшей безсознательной и инстинктивной
благодаря автоматизировавшимся психическимъ динамизмамъ—мышленіе
во снѣ не имѣетъ; очевидно, во время с н а мозгъ находится в ъ состоя-
ніи относительной бездѣятельности или задержки. Поэтому во снѣ и
снится всякій вздоръ, который совершенно ошибочно ассоціируется во
времени и пространствѣ, воспринимается и к ъ тому еще становится пред-
метомъ вѣры. Зачастую в ъ легкомъ, рѣдко в ъ глубокомъ снѣ, происходить
въ большей или меньшей степени логическое иснравленіе сновъ. Иной разъ это
логическое исправленіе идетъ рука объ руку съ самой безсмыслицей сновъ,
точно одновременно существуетъ два сознанія: одно, содержащее дѣпь
сновъ, которое вѣруетъ в ъ нихъ, и другое—содержащее бодрствующія
логическія ассоціаціи, которое говорить: нѣтъ. все э т о — г л у п ы е сны; я
лежу, вѣдь, в ъ постели, в ъ полуснѣ.
Приведенныя три характеристическія особенности с н а представляюгь
одновременно и критеріи гипнотическаго сознанія: галлюцивированіе пред-
ставлений, интенсивные эффекты и х ъ чувствованій и рефлексовъ, диссо-
ціацію органическихъ логическихъ ассоціацій. По вмѣстѣ с ъ тѣмъ о н и —
яаилучшія условія, способствующая интенсивной воспріимчивости к ъ
внушенію.
Пробужденіе—явленіе противуположпое засыпанію — обнаруживаетъ
тѣ-же суггестивныя явленія, к а к ъ и послѣднее. Обычно мы пробуждаемся
благодаря установившейся ассоціаціи съ какимъ-вибудь опредѣленнымъ
часомъ. Легкій сонъ зачастую служитъ постепеннымъ переходомъ о і ъ
сна к ъ пробужденію и оставляетъ послѣ себя воспоминанія о снахъ.
Сны нерѣдко будятъ. Своеобразна способность многихъ людей пробуж-
даться в ъ опредѣленный, назначенный часъ, иначе говоря, точно измѣ-
рять время во снѣ, То-же самое явленіе мы наблюдаемъ и в ъ состоя-
л и гипноза.
Какъ и в ъ гипнозѣ, Liebeault в ъ нормальномъ свѣ отличаетъ легкій
сонъ, съ воспоминаніями о снахъ, отъ глубокаго, большею частью безъ
таковыхъ. Характеристическая особенность послѣдняго—полная амнезія
при пробужденін. Тѣмъ не менѣе именно у глубоко спящихъ людей мы
С'онъ в гиппозъ. ^^

наблюдаемъ явленія сомнамбулизма и сильной спячки, во время которой


саящій ходить, совершаетъ дѣйствія (часто даже весьма правильяыя и
сложныя), говорить и учиняегъ даже насилія—явленіѳ, которое в ъ у г о -
ловномъ правѣ считается уже поводомъ к ъ признанію невмѣняемости. Это
показываетъ, что амнезія послѣ глубокаго ена— не болѣе какъ амнезія,
но отнудь не доказываешь еще, что сознаніе в ъ глубокоиъ снѣ угасло,
а только то, что оно . было отрѣзано отъ бодрствующаго сознанія.
Правда, летаргическій сонъ внѣшнимъ образомъ проявляется не такъ,
какъ сомнамбулизмъ с ъ его съуженнымъ сознаніемъ, но и з ъ неподвиж-
ности двигательной сферы заключать о неподвижности мозговой к о р ы —
Непозволительно. В ъ «Философскихъ трудахъ (Philosophische Studien)»
Wundt'sk Friedrich Heerwagen обнародовалъ подъ руководствомъ Kra-
pelin'a. «Статистическія изслѣдованія о грезахъ и снѣ (Statistische Unter-
suchungen ttber Triiume und S c h l a f ) > , основывающіяся н а собственныхъ
показаніяхъ многихъ лицъ. Показания этихъ лицъ, что имъ много, мало
или вовсе не снится, Лееггѵадеп положилъ, какъ руководящее мѣрило,
въ основу своей статистики. Изученіе гипнотизма, а также многочислен-
ныя наблюденія надъ нормальнымъ сномъ доказывають, однако, что
такія субъективныя воспоминанія о снахъ или отсутствіе таковыхъ не
вмѣетъ никакой цѣнности, такъ к а к ъ многіе люди просто забываютъ всѣ
свои с н ы , и почти всѣ люди наибольшую часть ихъ (самовнушеніе амне-
зіи), а потому такой статистикѣ я не придаю никакого значенія и скорѣе
думаю, что всѣыъ спящимъ людямъ безпрерывно снятся сны. К а к ъ бы
меня напр. ночью неожиданно не разбудили, я всегда схватываю хотя
бы послѣдній обрывокъ какого нибудь с н а , который немедленно с о -
вершенно забываю, если не запишу его тотчасъ-же, или не воспроизведу
нѣскодько разъ в ъ бодрствующемъ состояніи. При этомъ в ъ памяти у
Меня остается только образъ освѣжеинаго в ъ бодрствующемъ состояніи
представленія, а не самое непосредственное воспоминаніе о снѣ, ибо по-
слѣднее почти всегда стушевывается чрезъ короткое время по пробужденіи.
Особенность с н а заключается еще в ъ томъ, что чувственныя раздра-
Женія, поражающія спящаго, никогда почти не вызываютъ в ъ его со-
8наніи нормальныхъ адэкватныхъ впечатлѣпій, но аллегоризируются, т . е.
Вступаютъ в ъ неадэкватныя ассоціаціи. Такимъ образомъ соотвѣтствующая
аллегорія становится обманчивымъ сномъ, иллюзіей грезъ. Этимъ загипно-
тизированный субъектъ отчасти отличается отъ произвольно заснувшаго.
Но лишь по стольку, по скольку в ъ сознаніе его поступаютъ адэкват-
ныя внушенія гипнотизера. И в ъ дѣйствительности, какъ только гипно-
тизеръ его покидаетъ, о н ъ начинаетъ аллегоризировать, к а к ъ и спящій
субъектъ, а с ъ другой стороны и самъ гипнотизеръ пользуется этой
^легоризирующей способностью спящаго, чтобы обмануть его (напр.
Заставить принять съѣдаемый картофель з а апельсинъ). Съ другой с т о -

^g Сонъ и гнавозъ.

роны нормально спящій человѣкъ галлюцинируетъ движенія, когорыхъ


онъ не произііодилъ, тогда какъ свои волевые импульсы онъ в ъ боль-
шинствѣ случаевъ не в ъ состояніи претворить в ъ движенія.
Дальнѣйшпя особенность сна—этичесііій и эстетическій дефѳктъ или
слабость, проявляющаяся и в ъ этихъ областяхъ духовной жизни. Спящій
человѣііъ очень часто нроявляетъ трусость, низменные иорывы; наилуч-
шей человѣкъ можетъ в ъ такомъ систояніи убить, украсть, измѣнить и
налгать, и притомъ оставаясь к ъ этому совершенно равнодушнымъ или,
но крайней мѣрѣ, испытывая скорѣе страхъ, чѣмъ раскаяніе. Это, безъ
сомнѣаія, зависитъ отъ диссоціаціи противоноложиыхъ представлений.
Чрезвычайно важно и интересно вліяніе, оказываемое сномъ н а бодр-
ствующее состояиіе и обратно. Что наши сны обусловливаются ваеча-
тлѣніями, чтеніемъ и т. п. явленіями, пережитыми въ бодрствующемъ состояніи,
всякому извѣстно. Менѣе ясно, какъ глубоко и сильно дѣятельность н а ш а
во снѣ вліяеть н а нашу бодрствующую жизнь, хотя объ этомъ сдѣлано
уже такъ много ііравдивыхъ сообщеній. Большею частью мы, благодаря
амнезіи, этого не сознаемъ. Постгипнотическія явленія представляются,
однако, экспериментальными гомологами соотвѣтствующихъ фактовъ нашей
произвольной жизни. Рѣзко выраженные сны ( а также глупые аффекты)
часто вліяютъ н а наши мысли и поступки в ъ большей степени, чѣмъ
прекрасиѣйшая логика. Особенно интересны подобныя наблюденія у лю-
дей, похваляющихся своею трезвостью, своимъ здравымъ разсудкомъ.
Камъ извѣстны только эффекты тѣхъ сновъ, о которыхъ мы имѣемъ
воспоминанія. По внушеніе доказываетъ намъ, что подобное-же дѣй-
ствіе могутъ оказывать и забытые сны.
Одному господину, смѣявшемуся надъ гипнотизмомъ, мой другъ; проф.
Otto Stoll, спокойно заявилъ, что в ъ слѣдующую ночь в ъ 1 2 часовъ
ему будетъ сниться то-то и то-то о чортѣ. Господинъ этоть немножко
струсилъ и рѣшилъ бодрствовать, дабы избѣгнуть предсказанной ему н е -
нріятности. По, увы! незадолго до 1 2 часовъ онъ засвулъ в ъ своемъ
креслѣ и ровно в ъ 1 2 часовъ проснулся, какъ разъ при томъ эпизодѣ
внушеннаго с н а , при которомъ ему приказано было проснуться; сонъ
наступилъ точка в ъ точку.
Для иллюстраціи вышесказаннаго приведемъ нѣсколько нримѣровъ
произвольныхъ, тотчасъ-же по пробужденіи записанныхъ сновъ:
1. Диссоцгацгя: одному субъекту снится, что «старшій сторожъ
X (Цюрихской больницы для душевно-больныхъ) читаетъ лекцію о вну-
шеніи у лошадей в ъ Норвегіи».
2 . Диссоціація и т. д.; болѣе длинная цѣпь сновъ: барышнѣ У.
снится: я была со своей матерью дома; дядя пришедъ к ъ намъ. ноку-
шалъ съ нами и сталъ жаловаться н а холодныя ноги, вслѣдствіе чего
я подложила подъ нихъ грѣлки (грѣлка оказалась здѣсь, не знаю,
Сонъ и гианозъ. 53

какимъ образомъ, но меня это не поразило). Затѣмъ пришли еще нѣ-


сколько лицъ (родственииковъ); былъ пріемъ гостей; столъ былъ н а -
крыть; дядя исчезъ. Я помогала занимать гостей, начала у ж е что-то
разсказывать, к а к ъ вдругъ мать меня оборвала и рѣзкимъ тономъ п р и -
казала замолчать, («тебѣ нечего вмѣшиваться в ъ разговоры»). Тяжко
огорченная и обиженная ( я вѣдь уже не ребепокъ), я замолчала, съ
твердымъ намѣреніемъ не произносить болѣе ни слова, предоставивъ
матери самой занимать своихъ гостей. Вдругъ гости исчезли; появи-
лись другія лица, и я разговариваю съ кузиной, но при этомъ часто
плачу, все еще недовольная приказомъ о молчаніи (продолженіе аффекта).
Мать моя разсказываетъ одну исторію ( о которой мнѣ недчвно писали).
Вдругъ неожиданно я вижу себя в ъ другой части города и и щ у б а -
рышню, жившую в ъ одномъ домѣ. Такъ к а к ъ я в ъ послѣдній разъ ее
не застала, я р ѣ ш и л а н а этотъ разъ осмотрѣть по порядку всѣ комнаты ея
квартиры. Это я и сдѣлала; прошла чрезъ разныя комнаты, съ находившимися
въ нихъ чужими людьми, которыя или лежали на кроватяхъ, или только
что встали или спрятались; наконецъ, я нашла ее! но это была д р у -
гая дама, госпожа С, которая какъ разъ в ъ этотъ моментъ разговаривала
съ однимъ мальчикомъ по французски и меня тотчасъ же вовлекла в ъ
разговоръ. При этомъ я тотчасъ же сдѣлала нѣсколько ошибокъ, что
меня порядочно огорчило. Затѣмъ госпожа С. вдругъ превратилась въ мою
подругу, с ъ которой я ушла, ибо о н а хоіѣла мнѣ показать какой-то
красивый видъ. Мы подошли к ъ мосту, перекинутому чрезъ широкую
рѣку. Н а одномъ берегу мы увидѣли много прикрытыхъ ручныхъ к о р -
зинъ, съ коромыслами наполовину в ъ водѣ, и я замѣтила моей подругб,
что въ этихъ корзинахъ вѣроятно держатъ рыбъ,на что она отвѣтила: да, тамъ
держать неподдающихся приручетю рыбъ ( э т а безсмыслица меня
нисколько не удивила). Было еще совсѣмъ свѣтло. Тогда мы повер-
нули в ъ другую сторону и иодошли к ъ одному большому дому, со
многими освѣщенными окнами par terre; неожиданно, не знаю какимъ
образомъ, вдругъ наступила ночь (тоть ж е мехапизмъ, съ помощью
котораго внушеніе дополняется самовнущеніемъ; созерцаніе свѣчей
вызвало путемъ ассоціаціи безсознательное представленіе о паступле-
ніи ночи). И з ъ камина дома сгалъ выходить красноватый дымъ, и
я замѣтила своей подругѣ, что тамъ вѣроятно горитъ. Мы взглянули
на окна и увидѣли многихъ мужчинъ (рабочихъ), готовившихся убѣ-
Жать и ожидавшихъ только сообщенія, угроясаеть ли дому пожаръ и
слѣдуетъ ли имъ покинуть его. Но вдругъ по одному мановенію все
погрузилось в ъ глубокую тьму; огонь внезапно погась, мы абсолютно не
замѣтили, какимъ образомъ, но мы знали, что о н ъ потушенъ, и это
Показалось намъ весьма естественнымъ. Я ничего больше не могла разли-
чать и попроси.іа подругу меня проводить. В ъ отвѣтъ н а это о н а з а -
54 Совъ о гнпаозъ.

жгла СПИЧКОЙ свѣчку, и мы очутились въ одной комнатѣ, в ъ которую


вошла одна незнакомая старая дама и задала намъ какой-то вопросъ,
послѣ чего я проснулась.
(Этотъ сонъ показываетъ довольно ясно, какую неструю смѣсь ассо-
ціированныхъ и диссоціированныхъ дживыхъ ощущеній, представленій о
дѣйствіяхъ, чувствъ, абстракцій и т. д. нредставляетъ собою сознаніе
большого мозга во снѣ; этимъ обусловливаются также и постоянныя
ложння представленія о времени и мѣстѣ).
3 . '25 окт. 1 8 9 1 г . мнѣ снилось слѣдующее: какой-то неизвѣст-
ный молодой человѣкъ вдругъ, безъ всякихъ основаній, назначенъ п р а -
вигельствомъ, безъ моего вѣдома. директоромъ лечебницы для душевно
больныхъ в ъ BurghOlzli, н о — н е профессоромъ психіатріи. ( В ъ дѣйстви-
тельности съ 1 8 7 9 г. я состою директоромъ этой лечебницы). Я вижу
8Т0Г0 молодого человѣка; о фактѣ этомъ узнаю в ъ заведеніи. Б е з -
смысленность и невозможность подобнаго факта, однако, абсолютно н е
доходятъ до моего «сознанія>, а значеніе его для меня доходить
лишь постепенно. Мысль, что я всетаки остаюсь здѣсь, что новый
директоръ больницы живетъ рядомъ со мною, отнюдь не представляется
мнѣ невозможной. Лишь постепенно я начинаю думать, что я можетъ
быть долженъ буду уйти, и э т а идея у ж е обсуждается мною! Вдругъ,
положеніе в ъ моихъ глазахъ сразу проясняется: гдѣ-то, вѣдь, сказано,
что директоръ долженъ быть в ъ то-же время и профессоромъ.—Но, р а з -
суждаю я , изданный имъ регламентъ правительство можетъ вѣдь каждую
минуту уничтожить позднѣйшимъ постановленіеиъ. ( В ъ дѣйствительности
же вопросъ этотъ урегулированъ в ъ ваконодательномъ порядкѣ и н е
можетъ быть измѣяенъ регламентомъ, что я в ъ бодрствующемъ состоя-
ніи знаю очень хорошо). Слѣдовательно, все напрасно! Но затѣмъ я
всетаки торжествую; вопросъ этотъ урегулированъ закономъ, это м н ѣ
вдругъ становится я с н о ! — Я приглашу адвоката и обжалую правитель-
ство з а нарушеніе закона!!!
Этотъ сонъ интересенъ характеромъ диссоціаціи. Сама по себѣ п р а -
вильная логика послѣдняго разсужденія вполнѣ напоминаетъ собою л о -
гику душевно-больныхъ, страдающихъ прогрессивнымъ параличемъ, кото-
рые в ъ одномъ какомъ-либо пунктѣ разсуждаютъ совершенно послѣдо-
вательно, но в ъ то-же время не замѣчаютъ самаго главнаго, а именно
абсурдности, немыслимости всего положенія. Эффектъ здѣсь интенсивенъ.
Е й н а одно мгновеніе я не допускалъ мысли, что это можетъ-быть
сонъ. Я в ъ дѣйствительности возмущался низостью и несправедли-
востью направленнаго противъ меня ДѢЙСТЕІЯ и думалъ о б ъ удовлетво-
реніи. Н а слѣдующій день должно было состояться (во снѣ) засѣдаиіе н а -
блюдательнаго комитета. Неожиданно мною овладѣваетъ мысль, что не я ,
а новый директоръ будетъ участвовать в ъ немъ, и я чувствую глубокое,
С о и ъ Н ГИПНОЗЪ. 55

заключающееся для меня въ этомъ фактѣ уничиженіѳ. Я вижу одного члена пра-
вительства, холодно и равнодушно проходящаго мимо меня, но ни на одну
минуту не задумываюсь надъ невозможностью отставки безъ заблаговре-
меннаго о томъ извѣщенія, надъ беземысленностью того, что этотъ
новый директоръ находится уже в ъ заведеніи, а я о б ъ этомъ не полу-
чилъ еще никакого увѣдомленія, надъ смѣшной идеей объ устраненіи
отъ одной должности и оставленіи в ъ другой. Совершенно наивно я
думаю даже о томъ, что отнынѣ, мнѣ к а к ъ ассистенту, придется подчиняться
распоряженіямъ этого вновь прибывшаго молодого человѣка и т. д. Лишь
постепенно становится мнѣ ясно, что мнѣ не остается ничего иного,
к а к ъ тотчасъ ж е убраться отсюда со всѣмъ своимъ скарбомъ, что п р а -
вительство, очевидно, желаетъ удалить меня, и что я , самое большее,
только внослѣдствіи съумѣю обжаловать его и получить свое удовлетво-
реніе. Тутъ я просыпаюсь, и тогда только мнѣ становится ясна вся
безсмысленность приснившагося с н а .
Здѣсь аналогія между диссоціированнымъ мышленіемъ во снѣ и т а -
ковымъ ж е у страдающихъ прогрессивпымъ нараличомъ действительно
бросается в ъ глаза.
4 . Старыя вотоминаніа: Нерѣдко намъ снятся очень сгарыя
воспоминанія. Мнѣ теперь еще являются во снѣ дѣдушка и б а б у ш к а ,
умершіе болѣе 2 5 лѣтъ тому назадъ. Голосъ и образъ ихъ, правда, нѣ-
сколько неясны, но всетаки довольно естественны.
5 . Дѣйствіе сновъ на бодрствующее состояніе. Мнѣ снится,
что я обручился с ъ барышней X. Но во время свадебнаго празднества
я неожиданно вспоминаю своихъ дѣтей, что внушаетъ мнѣ аредставлѳ-
ніе о прежнемъ бракѣ и приводитъ меня в ъ смущоніе. Я чувствую
себя виновнымъ в ъ двоеженствѣ. Сильный страхъ и возбужденіе. П р о -
буждение. На слѣдующій день угнетенное настроеніе, объясняющееся дѣй-
ствіемъ наивнаго с н а .
6 . Госпожѣ X. снится, что ея братъ умеръ. Она неутѣшна. Цѣлый
день чувствуегъ о н а себя угнетенной, испытываетъ все время смутное
чувство, будто произошло что-то грустное. К а к ъ только о н а прихо-
дить в ъ себя, она снова обращается к ъ своему сну, к а к ъ к ъ причинѣ
своего настроенія
7 . Жожныя воспоминанія: Госпожа Z. каждую ночь заводить будиль-
никь к ъ опредѣленному часу, чтобъ посадить своего ребенка н а г о р -

і) Барышнѣ SS. снится, что е я отецъ у м е р ъ и поХоропѳнъ. Скучная уже все


у т р о , она послѣ обѣда вспоминаотъ свой с о н ь . Б а р ы ш н я с т а н о в и т с я н е с п о к о й -
ной. Она и с п ы т ы в а е т ъ „ с г р а ш п у ю " тосііу но родннѣ, к о т о р о й р а н ь ш е н и к о г д а
нѳ испытывала. Послѣ впушѳиія амнѳзіи и в е с е л а г о н а с т р о в н і я п а д і е н т к а весело
с о о б щ и л а , что послѣ обѣда она подъ вліяніемъ сна, содѳржавіѳ к о т о р а г о , о д н а к о ,
забыла, была скучна и полна тоски. В т о р о е внушѳніе в ы з в а л о полную а м л е з і ю .
5t) Совъ и гипаозъ.

шокъ. И вотъ разъ во снѣ она услышала звонъ будильника, но при


этомъ ей приснилось: <ты посадила уже р е б е н к а » , — о н а повернулась
на другой бояъ и заснула далѣе. И а слѣдующеѳ утро ребенокъ о к а -
зывается мокрымъ. Госпожа Z. всііоминаетъ свое разсуждепіе во снѣ, а
также и то, что оно было ложно.
8 . Поступки, какъ слѣдстаія сновг: Одной женщинѣ снится, что
ея маленькій ребенокъ, только что научившійся бѣгать, сеЗчасъ упадетъ.
Она судорожно простираетъ к ъ нему обѣ свои руки и пробуждается,
судорожно держа в ъ рукахъ одѣяло ( в ъ другой разъ она подъ вліяніемъ
такого ж е с н а схватываетъ руку мужа).
9. Лллегоризированіе ощущенгй'. Движимое вѣтромъ, открытое окно
хлопаетъ в ъ разныя стороны. Спящему ж е рядомъ субъекту снится, что это
прачка усердно выколачиваетъ бѣлье. Другому субъекту, страдающему
зубною болью (вслѣдствіе зубнаго н а р ы в а ) , снится постоянно, что зубы
его выпадаютъ и з ъ альвеолъ и о н ъ и х ъ выплевываетъ.
Рѣзче всего во всякомъ случаѣ выражены диссоціаціи во снѣ. П о -
добно тому, к а к ъ обонятельныя и висцеральныя ощущенія слѣдуютъ
и вытѣсняютъ другъ друга в ъ нашемъ сознаніи (бодрствующемъ)
почти беаъ всякой ассоціаціи, такъ и во снѣ почти всѣ образы, а
также и зрительные, непосредственно или почти непосредственно и
бвзсмысленно смѣняютъ другъ друга. Моя сестра можеп. во снѣ превра-
щаться в ъ мужчину, столъ и т. п .
Т а к ъ называемый легкій соиъ {Liebeault), при которомъ дѣятель-
ность мозга приближается ЕЪ бодрствующему его состоянію и амне-
зіл проявляется только отчасти или совсѣмъ не проявляется, образуетъ
собою переходную ступень между сномъ и бодрствованіемъ. Время,
однако, такому сознанію представляется укороченнымъ. Многіе, чутко
сиящіе, утверждаютъ, что они не спятъ, а только дремлютъ. По про-
бужденіи они болѣе или менѣе еще знаютъ, что произошло по близости.
И в ъ то-же время о н и могутъ дремать и даже сильно дремать, И
здѣсь имѣются многія индивидуальныя различія. Одни могутъ по желанію
прерывать легкШ сонъ и тогчасъ же производить движенія, другіе—не
въ состояніи такъ владѣть собою. Легкій произвольный сонъ въ дѣйстви-
тельности болѣе иди менѣе соотвѣтствуетъ {Liebeault) той легкой степени
гипноза (гипотаксіи), при которой загипнотизированный хотя и подпа-
д а е т ! внущенію, но субъективно представляетъ себя не спавшимъ.
К а к ъ мы сказали выше, многіе люди обладаютъ способностью точно
иамѣрять время во снѣ и просыпаться в ъ любой часъ, к о -
торый они назначаютъ себѣ вечеромъ предъ отходомъ ко сну. У нѣ-
которыхъ такое рѣшеніе вызываетъ чуткій, беапокойный сонъ, д р у -
гіе ж е , наоборотъ, засыпаютъ послѣ этого такъ же крЬпко, какъ всегда,
и все-таки просыпаются аккуратно, в ъ назначенное время. Съ помощью
Сопъ П ГИПНОЗЪ. 57

внушенія мы можетъ вызывать тотъ же феноиенъ в ъ гЁхъ случаяхъ,


когда о н ъ отсутствуетъ, не только в ъ состояніи гипноза, но и в ъ с о -
стояніи нормальнаго с н а . Воспріимчивому к ъ внушенію человѣку а легко
могу внушить, что о н ъ проснется ночью в ъ такой-то часъ, и это с б ы -
вается аккуратно.
Но мнѣ с ъ помощью внушенія удалось фиксировать и тѣ ассоціа-
ціи, которыя будятъ нормально спящаго человѣка, а также и тѣ,
которыхъ о н ъ , наоборотъ, не долженъ слышать, такъ напр. продолжая
спокойно спать при большомъ шумѣ и в ъ то же время просыпаясь при
малѣйшемъ шорохѣ другого рода (См. выше произвольныя аналогичный
явлеііія безъ внушенія). Этимъ обстоятельствомъ я широко воспользовался
въ своей больничной нрактикѣ, къ выгодѣ служительскаго персонала, приста-
вленаго к ъ неспокойнымъ и опаснымъ больнымъ. Я загипнотизировалъ
напр. одного служителя и внушилъ ему не слышать и не просыпаться
даже о т ъ самаго большого шума. И в ъ дѣйствигельности я хлопаю р у -
ками надъ его головой, громко насвистываю ему в ъ у х о , — о н ъ не п р о -
сыпается. Тогда я внушаю ему тотчасъ ж е проснуться послѣ трехъ-
кратнаго легкаго щелканья ногтемъ (столь тихаго, чго ни одинъ изъ при-
сутствующихъ его не слышитъ). И в ъ дѣййтвительности о н ъ тотчасъ ж е
просыпается, сообщая, что слышалъ щелканье, но «совсѣмъ не слыхалъ
хлопанья или насвистыванія». Загѣмъ я внушаю ему ночью оставаться
абсолютно глухимъ к ъ самому сильному шуму и топанью бѣснующихся
больныхъ и продолжать спокойно спать далѣе, но, наоборотъ, тотчасъ
же просыпаться при какомъ-нибудь непривычномъ или опасномъ дѣй-
ствіи больного.
Этотъ методъ в ъ теченіи 1 0 лѣтъ послѣдовательно проводился мною
у Есѣкъ служителей неспокойныхъ отдѣленій, изъявлявшихъ н а то свое
желаніе ( а желали почти всѣ). и съ тѣхъ поръ нервныя истощенія, беэ-
сонница и т. п. недуги служительскаго персонала, можно сказать, исчезли,
и самый надзоръ з а больными сталъ болѣе бдительнымъ.
Тоже самое я продѣлалъ съ одной сидѣлкой, которую помѣстилъ р я -
домъ со склоппыми к ъ самоубіііству меланхоликами, испытавъ ее предва-
рительно н а счеіт. надежности ея суггестивной реакціи во снѣ: я в н у -
шилъ ей крѣпко спать, не слушая ни стоновъ, ни шумовъ, но просы-
паться тотчасъ же при малѣйшей попыткѣ больного подняться с ъ постели
или что-нибудь себѣ сцѣлать и затѣмъ обратно водворивъ его в ъ
кровать, тотчасъ ж е засыпать снова. 11 это внушеніе исполнялось с ъ
такою точностью, что многіѳ застигнутые такимъ образомъ больные
считали свою сидѣлку заколдованной. Сидѣлки, исполнявшія такія обя-
занности безпрерывно до 6 мѣсяцевъ подрядъ и притомъ сильно р а -
ботавшія по цѣлымъ днямъ, оставались вполнѣ свѣжими и бодрыми,
сохраняли хорошій видъ и не обнаруживали никакихъ признаковъ уста-
gg Совъ и гипвозъ.

лости. Правда, для втого требуются субъекты, очень воспріимчивыѳ к ъ


внушенію, но я видѣлъ много сидѣлокъ и служителей, годныхъ для такой
службы.
Мой орѳемникъ, проф. Bleuler и проф. МаЬагт, в ъ C e r j / ' L a u s a n n e ,
подтвердили этотъ опытъ.
Слѣдующій случай прекрасно иллюстрируетъ надежность подобнаго
надзора.
Госпожа М. S., страдавшая сильно выраженной формой маніи, в ы -
звавшей совершенное умственное разстройство, принята была 2 5 августа
1 8 9 2 г. в ъ ааведеніи Borgholzli. Ова имѣла 1 4 дѣтей, изъ нихъ 1 1 еще
живы; роды были всегда внезапные и никогда не длились дольше Ѵ4
часа. Манія стала хронической, и г. S. сдѣлалась столь жестокой и б у й -
ной, что н а ночь ее приходилось запирать въ особую камеру. При этомъ
умственная дѣятельность ея пришла въ та^ое разстройство, что о н а абсо-
лютно никого не узнавала. Въ январѣ І и Ш года мы замѣтили, что о н а
беременна. Эта беременность меня очень озаСочивала. Съ одной с т о р о н ы —
буйное поведеніе больной не допускало даже и мысли о возможности пустить
к ъ ней ночью сидѣлку, с ъ д р у г о й — я опасался неожиданныхъ ночныхъ
родовъ и гибели при такихъ условіяхъ ребенка. Моментъ наступленія
ожидаемыхъ родовъ, былъ, конечно, очень неопредѣленный. 1 3 марта я
придумалъ слѣдующую комбинацію: Я пояѣстилъ больную в ъ ком-
натѣ съ рѣшетчатымъ окномъ, одну в ъ кровати. Затѣмъ, выбравъ
изъ сидѣлокъ наилучшую сомнамбулистку, я также уложилъ ее в ъ к р о -
вать в ъ корридорѣ предъ дверью больной и сдѣлалъ ей слѣдующее в н у -
шеніе: в ы должны каждую ночь превосходно спать, очень крѣпко и х о -
рошо, не слыша обычнаго шума, исходящаго отъ г - ж и S . Но какъ
только ночью у нея начнутся роды, вы это замѣтите сквозь щелку двери
и тотчасъ ж е проснетесь. Ио какимъ признакамъ в ы это замѣтите, я не
знаю; можетъ быть, больная станетъ нѣсколько спокойнѣе (что с ъ нею
и такъ бываетъ по вренѳнамъ) или же будетъ нѣсколько стонать; коротко
говоря, я этого не знаю, но вы это замѣтите. Вы тотчасъ ж е встанете,
заглянете к ъ больной, поспѣшите к ъ старшей сидѣлкѣ и затѣмъ тотчасъ
же позовете врача. Это категорическое внушеніѳ я сдѣлалъ ей только
одинъ или два раза, и съ того времени сидѣлка стада спать в ъ корри-
дорѣ предъ дверью г - ж и S. Послѣдняя была по прежнему чрезвычайно
возбуждена, нечистоплотна и проявляла совершенное умственное р а з -
стройство, все разрушая и разрывая вокругъ себя.
Младшій врачъ, д ръ Мегсіег^ отнесся скептически к ъ моему расно-
ряженію; сидѣлка спала превосходно, никогда не просыпаясь. 6 - г о мая
въ 8 ч. веч. младшій врачъ, изслѣдовавъ больную, не нашелъ н и к а -
Еихъ призпаковъ начинающихся родовъ и сказалъ сидѣлкѣ, что такъ
можетъ еще продолжаться нѣкоторое время. В ъ 9 ч., самое позднее, всѣ
Сонъ в гианозъ.

ужѳ были в ъ постеляхъ и спали, з а исключѳніемъ постоянно буйство-


вавшей г - ж и S. Ночью, в ъ И час. сидѣлка неожиданно встала ( в ъ
предшествовавшее дни и недѣли о н а никогда не просыпалась и никогда
не бывала у старшей сидѣлви), вошла в ъ комнату больной, немного,
правда, увидѣла тамъ, но тотчасъ-же побѣжала къ старшей сидѣлкѣ и с к а -
зала ей «теперь уже навѣрное роды>, послѣ чего обѣ снова побѣ-
жали к ъ г-жѣ S. Старшая сидѣлка не хотѣла вѣрить в ъ начало родовъ,
такъ к а к ъ ничего особеннаго не заиѣтида и больная расхаживала.
Отошедшія воды были приняты з а изверженія съ мочею; іѣмъ не менѣе
тотчасъ же былъ приглашенъ врачъ, который прибылъ какъ разъ в ъ
тотъ моментъ, когда надо было принять головку ребенка. Когда я при-
шелъ, я занялся удаленіемъ послѣда, причемъ больная угощала меня
проклятіями, кулачными ударами и била ногами; 4 или 5 чедо-
вѣкъ должны были ее удерживать в ъ постели, Сидѣлка сообщила, что
она проснулась неожиданно, не з н а я почему; г - ж а S., можетъ быть,
была даже нѣсколько спокойвѣе обыкновеннаго и плакала, какъ э т о
ужъ часто с ъ нею бывало. По согласному утверждепію и старшей и
младшей сидѣлки, ругань, крики, плачъ и проклятія больной едва-ли
отличались чѣмъ либо отъ обычнаго производимаго ею шума, Тѣмъ не
менѣе какое-то необычное слуховое впечатлѣніе должно было разбудить
сомнамбулистку и напомнить ей о внушеніи. Г - ж а S. бѣсновалась, со
всѣми проявленіями совершеннаго умстввннаго разстройства, до лѣта
1 8 9 4 г . ; с ъ этого времени о н а постепенно стала успокаиваться, с о -
знаніе ея прояснилось, и о н а совершенно выздоровѣла. Д в а п р о -
текшіе такимъ образомъ года совершенно исчезли и з ъ ея памяти. О
зачатіи, беременности, родахъ и ребенкѣ о н а не имѣла н и малѣйшаго
представленія и вначалѣ всѣ нашп разсвазы о б ъ этомъ событіи п р и -
нимала з а обманъ, тѣмъ болѣе, что ребенокъ тѣмъ временемъ умеръ
уже отъ коклюша.
Эготъ во многихъ отношеніяхъ интересный случай доказываетъ, съ
какой точностью хорошіе сомнаибулисты, даже во снѣ и по истеченіи
долгаго времени, реагируютъ н а внушеніе. Надо также признать, что
на такой экспериментъ нельзя было рискнуть, не будучи увѣреннымъ
въ своемъ дѣлѣ. Только что приведенный фаитъ могутъ подтвердить
многіе свидѣтели. В ъ своей работѣ о значеніи гипноза для вочныхъ
дежурствъ служительскаго персонала (Zeitschrift f. Hypnotismus. 1 8 9 3
стр, 2 0 1 ) д - р ъ Walther Jnhelder собралъ соотвѣтствующія мои набдю-
денія, сдѣланныя в ъ заведеніи BurghOlzli.
Эти случаи, кажется мнѣ, яснѣе чего либо другого иллюстрируютъ
намъ (находящіяся внѣ сознанія) ассоціаціонныя связи и взаимодѣй-
ствіе состояній спящаго и бодрствующаго мозга.
Впрочемъ, я здѣсь позволяю себѣ сослаться н а нижеприводимыя
gо тепени гапвоза.

(§ 1 6 ) воззрѣнія О. Vogt\ и особенно его работу: «Произвольная


сомнамбулія в ъ гипнозѣ> (Spontane Somnambulie in dcr Hypnose,
Zeitschr. f. Hypnotismus. 1 8 9 7 ) . Въ противовѣсъ L6wenfel<pY Vogt
на рельефныхъ примѣрахъ показываетъ, к а к ъ произвольно возникшій
во снѣ сомнамбулизмъ можетъ быть переводимъ в ъ состояніе сполойнаго
гипноза, который затѣмъ можетъ оканчиваться нормальнымъ пробужде-
ніемъ или перехопить в ъ нормальный сонъ. Онъ доказываетъ нагляд-
нѣйшимъ образомъ^ что механизмъ нормальнаго сна и г и п н о з а — о д и в ъ
и тотъ ж е , что оба состоянія отличаются другъ отъ друга только к о -
личественно, но отнюдь пе качественно. Я всегда раздѣлялъ это мнѣніе
Liebault, но О. Уogt^oыъ оно точнѣйшимъ образомъ обосновано. Какъ
и гианозъ, нормальный сонъ есть состояніе повышенной воспріимчивости
к ъ внушенію.
Это приводитъ насъ к ъ обсужденію амнезіи, к а к ъ явленія сна и
гипноза, наиболѣе важнаго и для судебно-медицинской практики даже
наиболѣе цѣннаго. Обыкновенно тотъ, кто глубоко спитъ при нормаль-
н ы х ъ условіяхъ, спитъ столь-же глубоко и в ъ состояніи гипноза, и в ъ
большинствѣ случаевъ сильнѣе подверженъ вліянію гипнотизера. У т а -
кого субъекта можно по усмотрѣпію вызывать воспоминаніе и амнезію
о томъ или другомъ періодѣ его жизни или, по крайней мѣрѣ, с н а .
Bernheim вызываетъ глубокій сонъ болѣе, чѣмъ у половины паціентовъ
своего отдѣленія. Огромное распространеніе такой сильной воспріимчи-
востй к ъ гипнозу среди нормальны хъ людей явствуетъ уже и з ъ того
факта, что и з ъ 2 6 сидѣлекъ ваведенія Burgholzli мнѣ удалось вызвать
гипнозъ у 2 3 - х ъ , и притомъ у всѣхъ съ успѣхомъ. При этомъ у 1 - о й
я получилъ только сонливость, у 3 - х ъ — л е г к і й сонъ безъ амнезіи, у
1 9 — г л у б о к і й сонъ с ъ амнезіей, постгипнотическія явлепія и суггестив-
ное состояніе н а я в у . У 2 - х ъ и з ъ нихъ каталепсія и анэстезія впер-
вые были вызваны черезъ внушеніе в ъ бодрствующвмъ состояніи; обѣ
онѣ никогда еще ие подвергались гипнозу. Но д - р ъ О. Уоді превзо-
шелъ все, что было извѣстно до сихъ поръ (см. в ы ш е ) .
§ 3. Степени гипноза. Знаменитыя фазы Charcot—шцпя, к а -
талепсія и соипамбулизмъ—основываются на спеціально подготовленныхъ
гипнозахъ истерическихъ субъектовъ. Bernheim сдѣлалъ попытку уста-
новить 4 степени. На самомъ дѣлѣ, однако, иикакихъ границъ не
имѣется. По моему достаточно установить три степени воспріимчивости
къ внушенію, степени, обнаруживающія впрочемъ переходы другъ в ъ
друга: 1 . Сонливость. Субъектъ, слегка только загипнотизированный,
можетъ еще при извѣстной энергіи противостоять внушенію и раскрывать
глаза. 2 . Легкій com или гипотаксія. Загипнотизированный не мо-
жетъ уже открывать глазъ и долженъ вообще подчиняться ііѣкоторымъ
или даже всѣмъ внушеніямъ, з а исіиіючепіемъ амнезіи, которой оцъ не
Дрессировка. g j

подпадаетъ. 3 . Глубокій сонъ или сомнамбулизмъ. Характеризуется


аинезіей по пробужденіи и постгипнотическими явленіями. Терминъ «сом-
намбулизмъ» . помоемумнѣнію неудачені, такъ какъ подаетъ поводъ къ смѣше-
нію съ произвольнымъ сомнамбулизмомъ. Послѣдній же представляетъ нерѣдко
лишь легкое, но несомиѣнно патологическое состояніе, весьма часто пови-
димому находящееся въсвязи съ истеріей и не тождественное съ обыкновеннымъ
гипнотизмомъ.—Постгипнотическія явленія по моему опыту нерѣдко н а -
ступаютъ и послѣ легкаго с н а . Воспріимчивость к ъ внушенію при
извѣстныхъ условіяхъ можетъ быть очень слабой или даже почти н у -
левой (весьма рѣдкіе случаи) и при весьма глубокомъ снѣ. Съ другой-
же стороны внушеніемъ можно вызывать сонъ съ открытыми глазами,
эффекты внушенія н а я в у , равно какъ амнеаію или, наоОоротъ, воспо-
минаніе, такъ что и вышеупомяпутыя три степени представляются н е -
достаточно очерченными. ' Сонъ, амнезія и способность сонротивленія
имѣютъ при этомъ лишь значеніе пробныхъ камней для изслѣдованія
воспріимчивости к ъ внушепію. Важнѣе всего то, что в в у ш а ю і ъ перво-
начально.
Упражненіемъ или дрессировкой с ъ помощью внушенія можно далѣе
перевести сонливость в ъ гипотаксію, а послѣднюю, хоть и не всегда,
въ срмнамбулизмъ.
§ 4 . Дрессировка. Много говорили о дрессвровкѣ гинвотизи-
руемыхъ. Достовѣрно только то, что частыиъ гипнотизированіемъ можно
повысить у даянаго субъекта воспріимчивость к ъ внушенію, прежде
всего добиться, чтобъ о н ъ безъ словеснаго приказа воснроизводилъ то,
что его заставляли дѣлать в ъ первыхъ гипнозахъ, — повидимому инстин-
ктивно, причемъ, по спряведлнаому замѣчанію Bernheim\, сомнамбу-
листъ ( в ъ евоей съужѳнной мозговой дѣятельносги) концентрируетъ все
свое вниманіе н а отгадываніи намѣреній гипнотизера. — Но зачастую,
особенно в ъ Германіи этой дрессировкѣ придаютъ у ж ъ чрезъ чуръ
большое вначеніе, упуская и з ъ виду индивидуальную восприимчивость
к ъ внушенію, присущую большинству иормальныхъ людей. Гдѣ, н а -
примѣръ, дрессировка во вчерашнемъ случаѣ, когда я впервые загипно-
тизировалъ совершенно нормальную, толковую сидѣлку? Я смотрю н а нее
нѣсколько секундъ, в н у ш а я ей сонъ, затѣмъ заставляю фиксировать
глазами два пальца моей лѣвой руки ( п о способу Bernheim\)\ чрезъ
3 0 секундъ ея вѣки опускаются. Я внушаю ей амнезію, каталепсію
рукъ, заставляю и х ъ вращать и внушаю анэстезію. Все удается т о т -
часъ-же. Я колю ее глубоко иголкой; о н а ничего не чувствуетъ.
Я даю ей aqnam fontanam подъ видомъ горькой микстуры, и
она ей представляется н а вкусъ горькой; внушаю ей съ уснѣхомъ aune-
титъ и говорю ей, что по пробужденіи о н а по собственной иниціативѣ
вовьметъ стоящую подъ столомъ бумажную корзину и положить одной
g2 Дрессировка.

присутствующей особѣ на колѣни, а вечеромъ в ъ 6 час. сама снова


иридетъ ко мнѣ. Затѣмъ я ее бужу, заставляя считать до 4 - х ъ . О н а
ничего рѣшительно не знаетъ, но безпрестанно ноглядываетъ н а стоя-
щую подъ столомъ корзину, которую, конфузясь и краснѣя, кладетъ н а
колѣни указанной особѣ. В ъ тоже время она досадуетъ н а атотъ посту-
нокъ, который совершаетъ по непреодолимому влечевію, не понимая по-
ч е м у . — В ъ б часовъ о н а остается одна в ъ отдѣленіи и потому н е
можетъ уйти оттуда, но извнутри ее что-то толкаетъ ко мнѣ, и о н а н а -
чинаетъ сильно волноваться и опасаться, что н е съумѣетъ послѣдовать
этому внушенію. Кто можетъ говорить здѣсь о дрессировкѣ? Молодая
крестьянская дѣвушка недавно лишь поступила к ъ намъ сидѣлкой и з а -
гипнотизирована была только ва первый разъ.—И все таки она дѣй-
ствовала почти такъ, к а к ъ дѣйствуетъ часто уже подвергавшаяся гипнозу
сомнамбулистка, но гораздо непосредственнѣе, а потому и убѣ-
дительнѣе.
Наиболѣе важно т о , что характеръ гипнотической реакціи ч е -
ловѣка опредѣляется преимущественно характеромъ первыхъ внушеній,
которыя ему дѣлаютъ. Если ему внушаютъ сонъ, о н ъ будетъ спать.
Если у него желаютъ вызвать постипнотическія явленія, о н ъ нреиму-
ществаенно будетъ проявлять таковыя, с ъ легкостью реагировать гад-
люцинаціями н а я в у и т. д. Равнымъ образомъ, смотря по желанію
гипнотизера, н а первый планъ могутъ выступать анэстезія, амнезія
и т. д. Но разъ кто уже привыкъ реагировать извѣстнымъ обра-
зомъ, то впослѣдствіи всегда несравненно труднѣе внушить ему другіѳ
симптомы.
Вообще у всѣхъ, гипнотизируемыхъ в ъ теченіе продолжительнаг»
періода времени, особенно если с ъ ними постоянно пргдѣлываются одни
и тѣ-же эксперименты, естественно настуааютъ, к а к ъ и при всякой
нервной дѣятельности, явлевія привыканія. Самыя странныя внушенія
представляются вполнѣ естественными; все пріобрѣтаетъ характеръ ме-
ханическій, автоматическій, какъ привычные для аасъ пріемы, впечат-
лЬнія и т . д. Это—общій законъ психологіи, т . е. мозговой дѣя-
тельиости.
На основаніи многолѣтняго опыта я даже категорически утверждаю,
что при продолжительной, усиливающейся дрессировкѣ непосредственное
вліяніе гипнотизера в ъ концѣ концовъ ослабѣваетъ. Гипнотизируемый
ближе узнаетъ своего гипнотизера и его слабости; ореолъ, окружавшій
гипнотизера вначалБ, постепенно блѣднѣетъ; самопроизвольныя и п р о -
тиворѣчивыя внушенія усиливаются. Въ то время, к а к ъ часть мозговой
дѣятельности подъ вліяніемъ внушепія становится болѣе автоматичной,
механически выдрессированной, остальная часть ея постепенно коицен-
трируется для выработки все болѣе сознательной реакціи, втораго, находя-
Яодовія гипноза.
63

щагося внѣ внушенія с я » , такъ что, въ общемъ, вѣра во внушепіе и \


его воздѣйствіе скорѣе ослабѣваетъ. Воздѣйствіе это остается болѣе силь- \
нымъ, когда гипнотизируютъ рѣже и не в с е г д а — т а к ъ механически,
однотонно. Наиболѣе убѣдительны и доказательны потому эксперименты ,
на субъецтахъ, гипнотизируемыхъ впервые.
§ 5 . ЯвленІЯ гипноза. Внушеніемъ вг гипнозѣ мы, можно с к а -
. зать, пріобрѣтаемъ способность вызывать, видоизмѣнятъ, задерживать
{замедлять, модифицировать^ парализовать или возбуждать) всѣ
извѣстныя субъективный явленія человѣческой душй и значительную
часть объективнихъ функцгй нервной системы.—Единственное исклю-
ченіе составляютъ только чисто гангліозныя функціи и спинно-мозговые
рефлексы, равно к а к ъ эквивалентные рефлексы основанія мозга, которые,
повидимому, вовсе не или только очень рѣдко и несущественно подда-
ются внушенію. Е щ е больше! Н а извѣстныя соматическія ф у н к ц і и , —
менструацію, поллюціи, потоотдѣленіе, пищевареніе и даже образованіе
пузырьковъ в ъ эпидермисѣ—внушеніе можетъ оказывать такое вліяніе,
что зависимость и х ъ отъ динамизма большого мозга становится до н а -
глядности ясной. Этимъ, конечно, отнюдь не утверждается, что всѣ эти
эффекты достижимы у каждаго гипнотизируемаго субъекта. В ъ глубокомъ
снѣ можно, однако, при извѣстномъ терпѣніи добиться большей части
такихъ эффектовъ.
Послѣдніе вызываіотъ простымъ увѣреніемъ в ъ и х ъ существованіи,
лучше всего - прикасаясь к ъ той части тѣла, н а которую субъективно
переносится ощущеніе и х ъ , и описывая (громкимъ, убѣжденнымъ г о -
лосомъ) процессъ и х ъ возниковенія. Гипнотизируемяго сажаютъ в ъ
удобное кресло и , упорно всматриваясь в ъ него, увѣряютъ, что его
вѣки отяжелѣли подобно свинцу, что они закрываются и т. п . , однимъ
словомъ, внушаютъ ему явленія засыпанія. Впрочемъ, каждый сцеціа-
листъ имѣетъ свои пріеиы и методы, с ъ помощью которыхъ ему легче
всего удается вызывать гипнозъ. Въ общемъ, однако, совершенно б е з -
различно. пользуются-ли такимъ или инымъ методомъ. Примѣры:
Явленія двигательной сферы. Подымая руку гипнотизируемаго, я
внушаю ему, что о н а оцѣпенѣла и не можетъ быть приведена въ д в и -
женіе. Р у к а остается в ъ каталептическомъ оцѣпенѣніи (суггестивная к а -
талепсія); то-же самое должно сказать о любомъ мышечномъ положеніи
любой части тѣла. Я говорю: рука парализована и падаетъ, к а к ъ
свинцовая масса, Эффектъ слѣдуетъ тотчасъ-же, и гипнотизируемый не
иожетъ болѣе двигать е е . — Н а о б о р о т ъ , я внушаю, что обѣ руки авто-
матически вращаются одна вокругъ другой и что всякое усиліе гипно-
тизируемаго остановиться усиливаетъ это вращательное движеніе. Руки
начинаютъ вращаться все быстрѣе, и всякая попытка остановиться
оканчивается неудачей. Такимъ-же образомъ я внушаю гипнотизируемому
Явлеііія гипноза.

говорить И отвѣчать, а равно ходить, дѣйствовать, командовать, изви-


ваться в ъ судорогахъ, лепетать и т , д. Я внушаю, что о н ъ ііьянъ
и шатается, и о н ъ тотчасъ-же начинаетъ ходить, к а к ъ пьяный.
Явленія чувствительной сферы. Я говорю: «блоха сидитъ н а
вашей правой щекѣ, кусаетъ в а с ъ » . Тотчасъ-же н а лнцѣ гипиотизиру-
еиаго появляется гримаса, и о н ъ пачинаетъ расчесывать указанное
мѣсто. — «Вы ощущаете пріятную теплоту в ъ рукахъ и н о г а х ъ » . Онъ
тотчасъ-же нодтверждаетъ э т о . — « В ы имѣете предъ собою злую собаку;
она лаетъ н а васъ>. Гипнотизируемый испуганно отскакиваетъ назадъ,
отбиваясь о я ъ мнимой собаки, которую о н ъ тотчасъ-же и слышитъ и
видитъ. Я вдуваю ему в ъ руку воздухъ, увѣряя, что э т о — б л а г о у х а -
ющіе фіалковые духи. Онъ с ъ удовольствіемъ втягиваетъ в ъ себя несу-
щесівуюшій фіалковый з а п а х ъ . — И з ъ одного и того-же стакана воды
я заставляю гипнотизируемаго, съ паузами лишь в ъ нѣсколько секундъ,
пить то горкій хининъ, то соленую воду, то малиновый сиропъ и шо-
коладъ; для этого не требуется даже ни воды, ни стакана; достаточно
лишь утвержіенія, что стаканъ съ соотвѣтствующимъ напиткомъ нахо-
дится в ъ его рукѣ. Легко внушить болевое ощущеніе и особенно — устра-
нить ранѣе существовашее. Головныя боли можно, напр., в ъ большинствѣ
случаевъ с ъ легкостью, устранить в ъ нѣскодько секундъ, самое большее
минуть.
Легко также внушить анэстезію, аносмію, слѣноту, цвѣтовую слѣпоту,
двойное зрѣніе, глухоту, отсутствіе вкусовыхъ ощущеній. Я извлекалъ
въ гипнозѣ зубы, вскрывалъ абсцсесы, экстирпировалъ мозоли, дѣлалъ
глубокіе уколы, причемъ гипнотизируемые рѣшительно ничего не чувство-
вали. Достаточно было увѣрить и х ъ , что соотвѣтствующая часть тѣла
мертва, нечувствительна. В ъ гипнозѣ возможны также, хотя и рѣже,
гирургическія оаераціи и даже родоразрѣшенія,—гипнозъ въ такихъ слу-
ч а я х ъ с ъ выгодой и безъ всякой опасности замѣняетъ хлороформный
иаркозъ. Роды, протекавшіе в ъ гипнозѣ совершенно безболѣзненно,
описаны между ирочимъ, ѵоп Зскгепк^оті и Р е / й о е м / ' о м ъ . Если только
удается внушить надлежащую анастезію, то безболѣзненныя, не слишкомъ
продолжительныя хирургичесвія операціи в ъ гиинозѣ всегда возможны.
Но страхъ передъ операціей, особенно когда больной видитъ большія
пригоговленія, обыкновенно парализуетъ воснріимчивость к ъ внушенію.
Въ этомъ и заключается наибольшая трудность его практическаго п р и -
мѣненія'),
Подъ отрицательной галлюцинаціей Bernheim справедливо разу-

і) Одпому очѳпь воспріимчивому націенту О. Fbr/Z внушиіъ ua яву, что его


сильная аубная боль тотчасъ-же пройдетъ, что послѣ оОѣда онъ пойдетъ
къ зубному врачу и дастъ ему выдернуть соотвѣтствующій боковой зубъ: онъ
ничего цѳ будетъ чувствовать. Внушопіѳ оправдалось вііолпѣ.
Явлеаія гипноза. gg

мѣегь, удивительное обманчивое представленіе объ исчезновеніи объекта,


нагодящагося в ъ предіаахъ наблюдения. Одному гипиотнзированному
субъекту, спящему съ открытыми глазами, я внушаю, что я исчезаю, и
онъ меня видитъ, меня слышитъ, и не чувствуегь болѣе. ІІодъ вліяніѳмъ
внушенія о н ъ можетъ также меня слышать и чувствовать, не видя
меня и т. д.
Отрицательная галлюцнеація—весьма поучительное явленіа, бросающее
яркій свѣтъ к а к ъ н а сущность гипнотизма, такъ и н а сущность галлю-
цинаціи. Наилучшими работами по этому вопросу мы обязаны ВегпЫіт'^.
Прежде всего бросается в ъ глаза, к а к ъ часто при этомъ загипнотизи-
рованный представляется обманщикомъ,—то о н ъ все ходитъ вокругъ да
около исчезнувшаго будто-бы предмета, то избѣгаетъ его и т. д. При
извѣстной внимательности явленія двойного сознанія здѣсь рельефнѣе
всего раскрываются наблюдателю: верхнее сознаніе не видитт; нижнее
видитъ и ходитъ вокругъ да около. В ъ извѣстныхъ случаяхъ о б а
вида сознанія ассоціируются другъ съ другомъ (какъ в ъ вышеприведен-
номъ снѣ); такъ, в ъ одномъ случаѣ Delboeuf внушилъ одной дѣвушкѣ,
что о н ъ — к р а с и в ы й молодой человѣкъ. и дѣвушка эта потомъ заявляла,
что о н а , правда, видѣла одного молодого человѣка, но з а его спиною
все скрывалась старая сѣдая голова. Ошибка Delboeuf д, состоитъ в ъ
томъ, что о н ъ это наблюденіе обобщаетъ, чего, к ъ слову говоря,
должно весьма остерегаться при оцѣнкѣ гипнотическихъ явленій. Съ
другой стороны бываютъ случаи, когда, будь то вслѣдствіе болѣе сильной
воспріимчивости к ъ внушенію, особенно у истеричныхъ, будь то вслѣд-
ствіе соотвѣтствующей дрессировки ( о б а фактора большею частью совпа-
даютъ), исиравляющее нижнее сознаніе совершенно стушевывается, и
загипнотизированный вполнѣ поддается обману. Это происходитъ лишь

а) „ П р и извѣстномъ навыкѣ въ гипнотическихъ эксперпментахъ, можно твкжв


дѣятѳдьность ннжняго созцанія очень часто наблюдать и у душевно больпыхъ.
Одна истеричная дама принимаѳтъ меня аа своего б р а т а , ни з а что не согла-
шаясь отказаться отъ этого ііредставлеиія. И въ то-же время фиксированіе
моей личноіти вызываетъ въ ней р а з ъ такую цѣііь идей, к о т о р у ю я могъ вызвать
только въ качѳствѣ в р а ч а . Другая истеричная паціентка видитъ пъ споѳмъ в о з -
буждѳніи все одно н то-же лицо, которое она сильно ненавидитъ. Она всякій
р а з ъ б р о с а е т с я па это лицо, но каждый р а з ъ останавливается предъ н і м ъ ,
никогда не прибѣгаіі къ насилію, въ противоположность обычному сноему п о в е -
дѳнію по отиошонію къ другимъ лдцамъ". (О Vogt).
Это яіілекіе, в п р о ч е и ъ , ;шакомо каждому психіатру. У к а ж д а г о остраго
душевно больного адравомысліе и болѣзпенпое умоиомраченіе все болѣе чере-
дуются другъ съ другомъ; в ъ начилѣ происходитъ что-то въ родѣ ноедннка
между здоровой и болѣзнеиной мозговою дѣятелыіостью; но истечѳпін-же извѣ-
стнаго врѳмѳнп оба эти р я д а постѳпѳдао все лучше уживаются другъ съ другомъ
на счетъ логики, иричвмъ цѣпь болѣзнѳпныхъ' идей р а б о т а е т ъ преимущественно
въ прѳдѣлахъ вѳрхняго, а здо^овыхъ - въ нрѳдѣлахъ пижняго сознанія. Т І І К Ъ ,
больной, продставляюіцій себя оогомъ или королемъ, очень охотно иснолняѳтъ
обязанности дворника, а больной -продставдяюш,ій себя голодающимъ или умира-
ющимъ, ѣстъ съ воролелскимъ аппетитомъ.
П р о ф . Форем. Гипнотизм ь. 5
gg Явіѳнія гипноза.

въ томъ случаѣ, когда отрицательную галлюцинацію удается распростра-


нить н а всѣ чувства, напр. добиться того, чтобъ данный предметъ не
иогъ быть ни виденъ, ни осязаемъ, ни слышимъ (при ударѣ или паденіи),
ни обоняемъ. Впрочемъ, совершенному устраненію безсознательное воспри-
ниманіе поддается лишь съ очень большимъ трудомъ. З а то амнезію
очень легко сочетать съ названными явленіями, и большинство остается
потомъ и н а я в у въ твердомъ убѣжденіи, что они абсолютно ничего не
чувствовали, ничего не видѣли, ничего не слыхали.
Иаученіе отрицательной галлюцинаціи приводитъ вскорѣ к ъ выводу,
что не т о л ь к о , — к а к ъ при всякомъ в н у ш е н і и , — н е внушенное допол-
няется каждымъ загипнотизированнымъ н а свой манеръ (одинъ галлю-
цинируетъ стулъ позади сицѣвшаго на немъ субъекта, исчезнувшаго п у -
темъ внушенія, другой—туманъ и т. д . ) , но и вообше всякая отрица-
тельная зрительная галлюцинація дополняется положительной и, наобо-
ротъ, почти всякая положительная — отрицательной. Дѣйствительно
въ полѣ зрѣнія нельзя видѣть никакого пробѣла, не вставивъ в ъ
него чего-нибудь, хотя бы только черный ф о н ъ , — и , наоборотъ, нель-
з я получить никакой положительной галлюцинаціи безъ того, чтобы
часть этого поля не представлялась прикрытой ею или, по край-
ной мѣрѣ ( п р и прозрачныхъ галлюцинаціяхъ), болѣе туманной. То-же
самое имѣетъ мѣсто при многихъ галлюцинаціяхъ слуха и осязанія.
Галлюцинируя какой либо голосъ, мы зачастую не слышимъ дѣйстви-
тельааго шума. Превращая пѣніе дрозда в ъ насмѣшливоѳ стихотвореніе
(иллюзія), мы пѣнія дрозда, какъ такового, болѣе не воспринимаемъ.
Лежа в ъ постели и галлюцинируя, что подъ нами находится подушка
для булавокъ^ мы не чувствуемъ болѣе мягкой подстилки и т. д.
Эти факты привели меня к ъ изученію отрицательной галлюцинаціи
у душевно больныхъ, и я , к ъ удивленію своему, убѣдился, что этотъ
феноменъ в ъ дѣйствительности у нихъ встрѣчается часто. Я объ этомъ
дѣлалъ доклады, с ъ ііриведеніемъ соотвѣтствующихъ случаевъ, еще в ъ
1 8 8 9 году, сначала в ъ союзѣ швейцарскихъ психіатровъ, а затѣмъ в ъ
Gougrfcs de Thypnotisme в ъ Парижѣ (Compte rendu Berillon 1 8 9 0 , стр.
1 2 ' i . Парижъ, Oct. Doin). Раньше н а это не обращали почти никако-
го вниманія^ такъ какъ больные, если не разспрашивать ихъ спеціально,
большею частью ограничиваются лишь сообщеніемъ положительной сто-
роны феномена.
Едва ли нужно прибавлять еще, то галлюцинація—чисто мозговой
процессъ, который столько-же сообразуется с ъ правилами оптики и т. д . ,
сколько районы распространения внушенныхъ а н э с т е з і й — с ъ районами
распространенія периферическихъ чувствительныхъ нервовъ. Извѣстно,
что ампутированный субъектъ галлюцинируетъ удаленные операціей паль-
цы и что человѣкъ съ разрушенными зрительными нервами можетъ
Яііденія гипвоаа.
67
ииѣть зрительныя галлюцинаціи еще много лѣіТі по и х ъ разрушеніи.
Въ психіатрическомъ заведеніи в ъ BarghOlzli ( Ц ю р и х ъ ) , я паблюдалъ рѣз-
кій случай подобнаго рода,—субъекта, которому 3 0 лѣтъ тому назадъ
(мартъ 1 8 6 5 ) прострѣленъ былъ иядѣйцами в ъ Америкѣ одинъ глазъ.
Другой глазъ всворѣ погибъ вслѣдетвіе симпатическаго воспаленія. Этотъ
субъектъ, будучи уже 2 8 л ѣ т ъ . ( 1 8 б 7 ) абсолютно слѣпъ^ имѣлъ одна-
ко-жъ прекрасныя зрительныя галлюцинаціи. Послѣднюіо такую галлю-
цинацію о н ъ ямѣлъ в ъ концѣ 1 8 9 3 года. В ъ остальномъ это былъ д о -
вольно нормальный субъектъ, и о своихъ видѣвіяхъ о н ъ сообщалъ с а -
мыя точныя свѣдѣнія. Вскрытіе впослѣдствін обнаружило полную атро-
фію обоихъ зрительныхъ вервовъ.
Рефлексы. Я говорю: « в ы зѣваѳте». И загипнотизированный зѣ-
ваетъ. «У васъ чешется в ъ носу, и в ы должны три раза подъ рядъ
чихнуть». Загипнотизированный тотчасъ-же чихаетъ самымъ естествен-
аымъ образомъ. Р в о і а , всхлипыванія и т, п. могугъ быть вызываемы
такимъ-же образомъ. Мы имѣемъ, слѣдовательно, дѣло съ такъ н а з ы в а -
емыми психическими рефлексами, которые вызываются прѳдставлѳніямиг.
Вазомоторные^ секреторные и эксудативные эффекты-у^ішъ-
тельнѣйшія явленія впупіенія. Простымъ предсказаніемъ въ гиппозѣ мож-
но у женщинъ вызвать или прекратить менструацію, урегулировать ея
продолжительность и интенсивность, и притомъ у нѣкоторыхъ субъек-
товъ л добился аі:пуратііѣі1шей, минута в ъ минуту, точности к а к ъ в ъ
возцивяовеніи, такъ и в ъ окончаніи цроцесса. — Внушеиіѳмъ можно в ы -
зывать покраснѣніе и поблѣднѣніе кожи, а равно аокрасиѣніе опредѣ-
лзнныхъ частей тѣла, кровотечевіе и з ъ носу и даже кровоточащІЯ
s t i g m a t a , хотя, правда, очень рѣдко. Далѣе удастся отъ времени до
времени нѣсколько ускорять или замедлять пульсъ.
Внушеніемъ легко вызывается или задерживается и потоотдѣленіе.
Важиѣе вызываніе стула. Очень часто удается в ы з ы в а т ь — и что гораздо
цѣннѣе,—устранять діаррею или запоръ. Немногими внушеніями я ( с м .
ниже) совершенно излечивалъ упорные, годами длившіесй заноры. То ?ке
самое должно сказать о діарреяхъ, н з покоящихся н а воспаленіяхъ или
броженіяхъ. Такъ же обстоигь дѣло съ возбужденіемъ чрезъ внушеніе
аппетита, пищеваренія, а равно съ устраненіѳмъ идіосинкразій. Съ п о -
мощью внушеннаго продставленія можно несомпѣнно вызывать и регулировать
отдѣленіе желудочныхъ железъ. Для воздѣйствія н а менструацію, — пред-
ставленіемъ запросто вызываетъ параличъ или судороги сосудодвигатель-
ныхъ нервовъ. Эгимъ деионсгрируется также ad oculos, насколько м е н -
струація можетъ стать независимой отъ овуляціи. Тотъ ж е самый н р о -
цессъ имѣетъ мѣсто при вызываніи или задержкѣ внушеніемъ эрекціи,
оказывая соотвѣтствующее вліяніе и н а поллюціи.
У нѣкоторыхъ очень впспріимчивыхъ к ъ внушенію субъектовъ удается
5*
Явлевія гипноза.

однимъ ТОЛЬКО прикосновеніемъ к ъ кожѣ вызывать волдыри, похожіе н а


urticaria, и с ъ помощью карандаша, выгравировывать даже н а кожѣ, гра-
фическими волдырями, и х ъ имена (дермографизмъ). Это явленіе патоло-
гической рефлекторной возбудимости я считаю родственнымъ не только
крапивницѣ, но и истерической воспріимчивости къ внушенію. ѵ. Schrenck
и другіе авторы оспаривали это мнѣніе, разсматривая этотъ феноменъ
просто к а к ъ патологическое, подобное краііивницѣ явленіе. Но односто-
ронняя, патологически повышенная воспріимчивость к ъ внушенію, к а к ъ
и всякое патологическое усиленіе или ослабленіе нормальныхъ жизнен-
иыхъ процессовъ—явленіе тоже патологическое. Не слѣдуетъ выставлять
антитезъ тамъ, гдѣ и х ъ нѣтъ. von Schremk подвергаетъ сомнѣнію н а -
рывание кожи подъ вліяніемъ внушенія. Wetterstrand же, наоборотъ (Der
Hypnotismus. Wien und Leipzig. 1 8 9 1 стр. 3 1 ) , сфотографировалъ 2 п у -
яыря (точно отъ ожога), вызванные внушеніемъ в ъ состояніи сомнамбу-
лизма, о д и н ъ — п о срединѣ руки ( 8 окт. 1 8 9 0 г . ) , д р у г о й — н а сторопѣ
большаго пальца ( 1 5 октября). Оба пузыря возникли чрезъ 8 часовъ
по полученіи внушенія, причемъ объектъ все время находился подъ стро-
гимъ контролемъ. Это былъ 1 9 - т и лѣтиій эпилептикъ, у котораго припадки отъ
1 5 іюля 1 8 8 9 года до даты письма Wetterstrartd'& ( 1 4 дек, 1 8 9 0 г . )
отсутствовали. В ъ моемъ распоряженіи имѣется очень красивая ориги-
нальная фотографія, которую мнѣ прислалъ Wetterstrand. Впро-
чемъ, такіе случаи во всякомъ случаѣ рѣдки (подобный случай я
видѣлъ у д - р а Marcel Briand'b, в ъ Парижѣ, гдѣ у одной истеричной
женщины внушеніемъ были вызваны нарывные пузыри подъ газетной
бумагой), кровоточенія-же слизистыхъ оболочекъ вызываются внушеніемъ
очень легко.
Чувства, влеченія, аффекты. Аішетитъ, жажда, половыя вле-
ченія легко внушаются или задерживаются съ помощью увѣщаній. При-
касаясь к ъ желудку или же заставляя ѣсть внушенныя кушанья, можно
усиливать ввушеніе. Страхъ, радость, ненависть, гнѣвъ, ревность, л ю -
бовь к ъ кому-либо иль чему-либо легко вызываются внушеніемъ, по
крайней мѣрѣ на мгновеніе; равнымъ образомъ плачъ и слезы. Онанизмъ
равно к а к ъ enuresis nocturna, зачастую излечивали подобнымъ-же о б -
разомъ.
Процессы мышленія, память, сознаніе воля равнымъ образомъ
доступны вліянію внушенія. Я внушаю: «все, что я вамъ сказалъ во
снѣ, вы забудете и вспомните только то, что вы держите на колѣняхъ
кошку и гладите е е » . По пробужденіи загипнотизированный забываетъ
все, з а исключеніемъ эпизода съ кошкой. Одной барышнѣ, хорошо гово-
рившей по французски, Frank внушилъ: «больше вы не знаете н и
одного слова по французски, пока я вамъ опять этого не в н у ш у » . И бѣдная
Явдѳнія гипноаа. gg

барышня не могла пользоваться французскимъ языкомъ до устраненія


этого внушенія. Эту-же барышню можно было вообще простымъ в н у -
шеніемъ сразу сдѣлать нѣмой или-же лишить всѣхъ психическихъ с п о -
собностей. Подобные эксперименты съ того времени мнѣ удавались часто.
Одной сомнамбулисткѣ я внушилъ послѣ гианоза встрѣтиться с ъ давно
умершими родственниками, съ которыми она долго бесѣдовала. Другихъ
я подобно св. Петру заставлялъ ходить по морю или по рѣкѣ, другихъ
превращалъ в ъ голодныхъ волковъ или львовъ, и они с ъ лаемъ броса-
лись н а меня, чтобъ меня укусить. Одипъ р а з ъ , — д а будетъ это и з -
вѣстно проф. Delboeufy,—я былъ даже укушенъ до крови. Одного
мужчину я превратилъ в ъ дѣвушку, вспомнившую о своей менструаціи,
а дѣвушку наоборотъ — в ъ офицера. Съ внушеніемъ дѣтства у хоро-
шихъ сомнамбулистовъ соотвѣтственно измѣпялась и х ъ устная и пись-
менная рѣчь. Такого рода явленія зачастую оставляютъ глубокое в п е -
чатлѣніе, если заіѣмъ не внушить амнезіи всего нроисшедшаго.
Я могу внушить загипнотизированному любыя мысли, любыя
идеи, и прежде всего любое убѣжденіе, напр. что о н ъ не перено-
сить болѣе вина, что о н ъ долженъ поступить в ъ тотъ или другой
ферейнъ, что о н ъ можеіъ дѣлать то или другое, чего раньше не могъ.
У одной алкоголички, ставшей невѣрной своему обѣту воздержанія, я
внушеніемъ, не говоря ей пи слова н а я в у , вызвалъ глубокія угрызенія
совѣсги,' раскаяніе, послѣ чего она (по собственной иниціативѣ!) п р и -
несла повинную нредсѣдателю общества трезвости и возобновила свой
обѣтъ воздержанія. Успѣхъ былъ весьма рѣзкій и послѣдовалъ непосред-
ственно з а однократнымъ гиннозомъ, между тѣиъ какъ до этого ничего
нодобнаго не замѣчалось.
Особенно важно воздѣйствіе внушенія н а волевыя рѣшенія. У з а
гипнотизированнаго и х ъ нерѣдко можно направлять но своему усмотрѣнію.
Зачастую утверждали, что послѣдній отъ этого становится безвольныиъ.
Это—заблуждніе, отчасти вытекающее и з ъ ошибочнаго предаоложенія о
существованіи свободной человѣческой воли. Гипнозомъ слабая воля
скорѣе даже укрѣпляется.
Тѣмъ не менѣе всегда гораздо легче вліять н а опредѣленные лока-
лизированный явленія (влеченіе к ъ алкоголю, онредѣленное какое нибудь
огорченіе и т . п . ) , чѣмъ н а какія нибудь общія психическія особенности
и настроенія. Иослѣднія съ большимъ трудомъ поддаются внушенію, а
на глубоко упаслѣдованныя, конституціональныя характерный особен
аости или влечеиія, думается мнѣ, врядъ-ли и возможно воздѣйствовать
существенныиъ образоиъ; ни при какихъ условіяхъ это вліяніе не и о -
жетъ быть длительнымъ. Пріобрѣтенныя же привычки несомнѣнно могутъ
быть устраняемы. Съ помощью внушенія возможно такимъ образомъ
видоизмѣнять въ данный моментъ направленіе воли, вызывая одни рѣшенія и
70 Сспротивлвніе гипнотигіируѳмыхь.

уничтожая другія, но невозможно надолго измѣнить самую сущность


' воли, какъ общую характерную для даннаго индивидуума особенность.
§ 6. Сопротивленіе гипнотизируемыхъ. Самовнушеніе. ВсЪ
вышенриведенныя явленія и многія другія я , подобно Liebeault^ Bernheim'y
и д р . , вызывалъ у усыплявшихся мною субъектовъ.
Тѣмъ н е менѣе, какъ справедливо отмѣчаетъ Bernheim, не слѣдуеіъ
черезъ чуръ увлекаться этими подавляющими, н а первый взглядъ почти
фантастическими явленіями и упускать изъ виду другую сторону я в л е н і я , —
сопротивленіе, оказываемое чужому воздѣйствію мозговой, дѣятельностью
гипнотизируемаго субъекта. Слѣпое автоматическое подчиненіе послѣдняго
никогда не бываетъ полнымъ. Внушеніе всегда имѣетъ свои границы,
то болѣе, то менѣе гаирокія, и кромѣ того чрезвычайно нзмѣнчивыя у
одного и того-же индивидуума.
Гипнотизируемый субъектъ сопротивляется двоякимъ способомъ: созна-
тельно—съ помощью разумной логики, безсознательно—съ помощью
самовнушенія. — Я поднимаю руку гипнотизируемаго и внушаю ему, что
она оцѣпенѣла. Онъ съ судорожными усиліями старается опустить ее
что в ъ концѣ концовъ ему удается. Но то усиліе, которое о н ъ
на это употребилъ, тѣмъ вѣрнѣе отдаетъ его в ъ мои руки, т а к ъ к а к ъ
показываетъ ему мое могущество. И какого-нибудь маленькаго пріема
съ моей стороны достаточно для нреодолѣнія его сопротивлепія. Я г о -
ворю ему второй разъ: « я насильно, магнетически, подымаю вашу
р у к у » , и этого достаточно для задержапія падеяія; я держу мою руку
передъ его рукой и, не к ъ прикасаясь послѣдней, вынуждаю ее, силою его
воспрінмчивости к ъ внушенію, подняться выше головы.
Но сонротивленіе здѣсь все таки имѣло мѣсто. Если его не преодолѣ
ваютъ въ самомъ скоромъ времени, то у гипнотизируемаго остается вѣра в ъ
силу своего сопротивленія, и о н ъ иротивостоитъ цѣлому ряду внушеній.
Нѣкоторые могутъ даже, подъ вліяніемъ настойчивыхъ разсудочныхъ с о -
ображеній и волевыхъ усилій, снова утрачивать свою воспріимчивость
к ъ внушенію. Часто это происходитъ подъ вдіяніемъ другихъ людей,
еще чаще— вслѣдствіе утраты гипнотизируемымъ, по тѣмъ или другимъ
причинамъ, довѣрія, уваженія или симпатій к ъ гипнотизеру. Здѣсь играютъ
большую роль настроеніе и страхъ, могушіе временно, а иной разъ и
надолго, вподнѣ или отчасти уничтожить воспріимчивость к ъ в н у ш е н ш .
Обыкновенно гипнотизеръ сохраняетъ т о , чего о н ъ уже добился. Но
разъ по неловкости его цѣлый рядъ попытокъ не далъ никакихъ р е -
зультатовъ, то онъ наврядъ-ли добьется и х ъ и впослѣдствіи, такъ к а к ъ
у гипнотизируемаго все болѣе крѣппетъ самовнушеніе, что то или д р у -
гое явленіе у него недостижимо или же, что данный гипнотизеръ не в ъ
состояніи его вызвать. Напримѣръ, я внушаю одному гипнотизируемому,
прикасаясь к ъ его рукѣ, что я ее дѣлаю мертвой и безчувственной. Но
Сопротпвленіе гипнотвзиргеиыхъ. J

онъ еще чувствуетъ, не вѣритъ мнѣ, и когда я его спрашиваю: <чув-


ствовали ли вы что-нибудь?» подтверждаегь э т о . — В ъ такихъ еаучаяхъ
трудно вызвать иостепенно анэстезію. Причиною этому отчасти недоста-
точная глубина с н а , но отнюдь не всегда. Я добился полной анэстезіи
при простой гипотаксіи, нричемъ, напримѣръ, совершенно не прикасался
къ пальцамъ, анэстезію которыхъ я тщетно вызывалъ внушеніемъ, и в ъ
то ж е время внушилъ гипнотизируемому вѣру в ъ то, что я прикоснулся
къ нимъ и о н ъ этого не чувсгвовалъ. Затѣмъ н а послѣдующихъ сеан-
сахъ удалось постепенно вызвать частичную анэстезію очень легкими
прикосновеніями. Такъ же обстоитъ дѣло съ амнезіей. Р а з ъ но удалось
добиться ея послѣ двухъ-трехъ сеансовъ, то потомъ вызвать ее очень
трудно. Но иной разъ это в ъ концѣ концовъ удается с ъ помощью из-
вѣстныхъ пріемовъ; напримѣръ, гипнотизируемому даютъ глотокъ воды
съ указаніемъ, что это—снотворный напитокъ, который вызоветъ у
него амнезію или что-нибудь в ъ этомъ родѣ. Словомъ, к а к ъ это спра-
ведливо отмѣчаетъ Bernheim^ гипнотизируемый не есть совершенный
автомагь. Зачастую о н ъ обсуждаетъ внушенія, особенно вначалѣ, и нѣ-
которыя и з ъ нихъ отвергаетъ. Мнѣ думается, вся суть .и заключается в ъ
томъ, чтобы придать внушенію, прежде чѣмъ оно перейдетъ в ъ гознаніе
гипнотизируемаго, субъективный характеръ с н а , пережитаго впечатлѣнія
или дѣйствія. Если же оно предварительно сознается, какъ простое пред-
ставленіе, то удается с ъ гораздо большимъ трудомъ или вовсе не удается.
Большое значеніе имѣетъ подражаніе или же внечатдѣніе, оказываемое н а
гипнотизируемаго успѣхами гипнотизера в ъ случаѣ, который онъ ему
демонстрировалъ. Эксперименты, наилучше удававшіеся въ демонстрирован-
Бомъ случай, обыкновенно наилучше удаются и у бывшаго свидѣтеля его.
Въ самыхъ легкихъ степеняхъ гипнотическаго воздѣйствія, в ъ состоя-
ніи «сонливости» Liibeault и Bernheim'a, гипнотизируемый можетъ
еще, при нѣкоторомъ усиліи, оказывать сопротивленіе всякому внушенію
и становится воспріимчивѣе къ нему только при пассивномъ отношеніи
ко всему рроисходящему вокругъ него.
Вообще глубокое заблужденіе—думать, что загипнотизированной н а -
ходится в ъ полной зависимости отъ гипнотизера. Эта зависимость—
весьма относительная, ограниченная всевозможными условіями; она мо-
жетъ быть в ъ одно мгновеніе уничтожена недовѣріемъ, дурныиъ н а -
строеніемъ, недостаткомъ уваженія и т . д . Причудливые обманы, абсурды,
явленія, противорѣчащія характеру, склонностямъ, убѣжденіямъ загипно-
тизированнаго, могутъ быть подобно скамъ внушены только в ъ гиннозѣ
или ясе лип]ь н а короткое время послѣ гипноза; вновь пробудившейся
и концентрированной, resp. снова хорошо ассоціированной дѣятѳльностью
его бодрствующаго мозга они затѣмъ отвергаются. Слишкомъ злоупо-
требляя такими пріемами, мы рискуемъ утратить все свое вліяніе. В н у -
ij^ Соіірохивлѳвіе гаояотнзвруѳиылъ.

шеніе представляетъ собою нѣчто в ъ родѣ турнира между динамизмами


двухть мозговъ; одинъ мозгъ господствуетъ до извѣстнаго предѣла надъ
другимъ, но только при томъ условіи, если о н ъ обращается с ъ ниыъ
ловко и деликатно, искусно возбуждаетъ и эксплоатируетъ его склов-
ности, и прежде всего ничего не дѣлаетъ ему наперекоръ,
Довѣріе и вѣра гипнотизируемаго — главное условіо успѣха. Здѣсь
лучше всего видно, н а сколько н а ш а такъ называемая свободная воля
является рабой н а ш и х ъ настроеній, т. е. н а сколько наши волевыя
стремленія вызываются прежде всего чувствами. Съ помощью аффектовъ
симпатіи мы дѣйствуемъ н а волю в ъ положительномъ, с ъ помощью
аффектовъ аніипатіи — въ противопололшомъ, отрицательномъ смыслѣ.
Рѣшенія, направляемыя однимъ только разумомъ, проявляются боль-
шей частью лишь при наличности незначительнаго или при полномъ
отсутствіи аффекта.
Типическія самовнушенія суть продукты собственнаго мозга, во
множествѣ появляющіеся у всѣхъ здоровыхъ людей. Для примѣра,—одна
какая-нибудь здоровая особа страдаетъ безсонницей, но имѣетъ хорошШ
аппегитъ. Я гипнотизирую ее и съ успѣхомъ внушаю ей сонъ. Но з а
то у нея исчезъ апаетитъ. Потеря послѣдняго—результатъ самовнушенія.
Этого примѣра достаточно для опредѣленія цѣлаго ряда явленій. Напр.,
привычка, ложась каждый вечеръ в ъ кровать, засыпать только в ъ опре-
дѣленномъ, привычномъ положеніи,—также результатъ самовнушенія.
Одна образованная, очень интеллигентная дама, F r . X. видѣла, к а к ъ
я гипнотизирую, что ее очень заинтересовало. Сила ея фантазіи, а равно
пониманіе гипноза, иллюстрируются нижеслѣдующимъ фактомъ. Въ одну
изъ послѣдующихъ ночей о н а проснулась с ъ сильными зубными болями.
И воіъ она дѣлаетъ попытку устранить и х ъ с ъ помощью самовнушенія,
громко воспроизводя мой голосъ, однообразный тонъ и содержание моихъ
внушеній. Такимъ способомъ ей вполнѣ удалось прогнать зубную боль
и вновь заснуть. А н а слѣдующее утро, по пробужденіи, зубныхъ болей
к а к ъ не бывало.
Та же дама затѣмъ разсказала мнѣ, какъ. нѣкоторыя е я подруги
научились замедлять по произволу наступленіе менструаціи, угрожавшей
появиться нааанунѣ бала. Для этой цѣли онѣ запросто обвязывали
красной ниткой маленькій палецъ лѣвой руки. Это средство, правда, не
у всѣхъ дѣйствовало одинаково надежно, но у нѣкоторыхъ, менструиро-
вавшихъ очень аккуратно, вызывало очень надежный эффектъ и задер-
живало менструацію на 3 дня. Упомянутая дама безусловно заслужи-
ваетъ довЬрія, и этотъ случай—рѣзкій примѣръ безсознательнаго в н у -
шенія, что стало ясно ей самой послѣ того, какъ она была свидѣтель-
ницей моихъ опытовъ,
Механизмъ самовнушенія лучше всего, можетъ быть, иллюстрируется
Сопротивіеніе гипвотизируемыхъ. 73

тѣмъ фактомъ, ЧТО внушеніе гипнотизера никогда не бываетъ адэкват-


нымъ той реакціи, которую оно вызываетъ у гипцотнзируемаго. Н а ш ъ
я з ы к ъ , какъ извѣстно,—только символика понятій, и когда мы напр.
говоримъ что-либо въ собраніи многихъ людей, каждый слушатель усвои-
ваетъ сказанное <ио своему разумѣнію», т . е. вызываемые имъ в ъ
каждомъ мозгу представленія, душевныя реакціи, волевые импульсы и
т. д.J представляюіті собою результатъ с ъ одной стороны нашей рѣчи,
а с ъ другой—собственной мозговой дѣятельности (мозговой механики)
каждаго слушателя. При этомъ имѣются многочисленныя сходства, о б у -
словливаемыя единообразіемъ перваго фактора, но также и многочислен-
ныя уклоненія, зависящія отъ неравенства частей второго фактора
Одинъ смѣется, когда другой плачетъ, одинъ соглашается, когда другой
.энергично протестуегь. Между пониманіемъ и непониманіемъ имѣется
множество частичныхъ пониманий и толкованій, смотря по степени об-
разованія, темпераменту, склонностямъ, опыту и прежде всего вліяніямъ,
дѣйствовавшимъ н а каждаго слушателя. Эти различія реакцін 0T4aqTH
только освѣщаются верхнимъ сознаніеиъ, — м н о г і я ж е и даже большин-
ство —интуитивнаго характера, т е. обусловливаются мозговыми реак-
ціями, недоступными нашему верхнему сознанію. Уже и з ъ этого факта
явствуетъ, что эффектъ внушенія всегда содержитъ в ъ себѣ элементы,
во внушеыіи гипнотизера не заключающіеся, и в ъ то же время не с о -
держитъ элементовъ, имѣвшихся в ъ виду гипнотизеромъ. Другими сло-
вами, каждое внушеніе дополняется и видоизмѣняется самовнушеніемъ
гипнотизируемаго субъекта. Но с ъ другой стороны неизбѣжная непол-
нота каждаго внушенія сама по себѣ требуетъ доиолпяющаго самовну-
шения. Когда я внушаю представленіе о кошкѣ, одинъ видитъ сѣрую,
другой—бѣлую. третій—маленькую, четвертый—^большую кошку и т. д.
Когда я внушаю какому-нибудь социалисту представленіе о филистерѣ,
онъ надѣляетъ его всевозможными ужасными особенностями, который
загипнотизированный филистеръ, в ъ свою очередь, нрисвоиваетъ в н у -
шеиному ему соціалисту, и т. і'. И з ъ этого явствуетъ, насколько необ-
ходимо психологическое изученіе гипнотизируемаго индивидуума и н а -
сколько различны должны быть внушенія, дѣлаемыя напр. крестьянину,
образованной дамѣ или ученому, для полученія приблизительно одина-
воваго эффекта.
Можно имѣть различныя самовнушенія, особенно в ъ области идіо-
синкразій, и абсолюяно не быть в ъ состояніи сознательно имъ проти-
виться. Такъ обстоитъ. напримѣръ, дѣло съ отвращеніемъ к ъ извѣстнымъ
кушаньямъ, или ж е съ діареей послѣ употребленія какого-нибудь пище-
ваго вещества (молока, кофе и т. п . ) . И в ъ то же время внушеніе
') Я самъ въ молодости иного лѣтъ подрядъ всегда получалъ поісосъ аослѣ кофѳ
со сливками, но аииогдл послѣ чернаго кофе. ВпоплЬдствіи Д Ѣ Й С Т В І Й кофѳ пер-
74 ПостгаіінотпчѳсЕІя явдевія.

другого лица обыкновенно способно разрушать эти своеобразныя централь-


ныя ассоціаціи.
< Самовнушеніе представляете собою обычно безсозкательное
вызываніе въ нервной системѣ эффектовъ, тождественныхъ или
весьма сходныхъ съ эффектами внушеній другихъ лицъ, будь то чрезъ
посредство впечатлѣтй или предстаіленій, будь то чрезъ по-
средство чувствъ, не исходящих^ отъ намѣреннаго воздѣйствгя
другого индивидуума». Я не знаю лучшаго онредѣленія и долженъ з а -
мѣтить, что самостоятельнаго обособленія нонятіе самовнушенія заслужи-
ваетъ лишь в ъ качествѣ антитезы внушенія, а в ъ остальномъ
оно сливается с ь понятіемъ такъ н а з . психическихъ рефлексовъ, мозго-
выхъ автоматизмовъ, не сознаваемыхъ мозговыхъ динамизмовъ. Т о об-
стоятельство, что при этомъ часто проявляется дѣятельность перифери-
ческой нервной системы, ничего не измѣняетъ в ъ томъ основномъ
фактѣ, что проявленіе ея исходить отъ дѣятельности большого мозга
(представления и т. п . ) -
Тщательныя изслѣдованія Oscar'& изучавшаго у гипноти-
зировавшихся имъ субъектовъ и х ъ субъективные симптомы во время
гипноза, показали ему самымъ нагляднымъ образомъ, что субъективное
( = аутосуггестивное) усвоеніе, дополненіе и осуществленіе внушеній,
равно какъ присоединенныя к ъ внушеніямъ, но лишенныя всякой логи-
ческой с ъ ними связи самовнушенія—большей частью безсознательнаго
{слабѣе сознаваемаю) характера: т. е. лишены предстйвленія о
цѣлесообразности. Но этимъ, говорить онъ далѣе, они лишены также суще-
ственнѣйшаго момента внушенія, То-же самое должно сказать объ исте-
рическихъ самовнушеніяхъ.
Если внушеніе VogfSk—его не видѣть привело одного субъекта к ъ
самовнушенію слѣпоты, то разспросы, произведенные у него в ъ состоя-
ніи сомнамбулизма, обнаружили самымъ нагляднымъ образомъ, что п р е -
ставленіе о слѣпотѣ возникло лишь путемъ самонаблюденія, т. е.
проникновенія в ъ сознаніе безсознательнаго самовнушен}я.
§ 7. Постгипнотическія явленія. К ъ важнѣйшимъ явленіямъ
гипнотизма принадлежать посггипнотическіе эффекты внушенія. -Все, что

ной категоріи исчезло. Но за то въ 1879—81 гг., когда я по вѳчѳрамъ начадъ упо-


треблять черное кофе, пояосъ у меня сталъ появляться и иос.іѣ такого кофе. Я
прчписалъ пину ііосіѣдному, и съ тѣхъ поръ у меня послѣ чернаго кофе всегда
появляется поносъ, хотя я съ 1888 г. вподпѣ убѣждѳнъ в ъ томъ, что и этотъ по-
носъ только эффектъ самовнушеиія. Наибольшій курьезъ, однако, заключается
въ томъ, что въ 1889 г., во время 4-недѣльнаго пребыванія моего въ Тунисѣ,
тамошиій арабскій кофе, п р а в д а , приготовляемый лѣсколько иначе, не вы.чывалъ
у меня никакой послѣдуіощей д і а р р е и . И теперь еще (1902) поносъ выаываѳтъ
у меня только кофе, приготовляемый но европейскому способу. Противорѣчи-
вость этихъ аффектовъ - в а и л у ч ш е а доказательство ихъ суггестпвнаго происхо-
ждѳнід.
Поотгипнотическія явдѳаія. 7 5

AOCTHraetcfl нами в ъ гипнозѣ, очень часто можеіъ быть вызываемо и


на я в у , если в ъ гипнозѣ внушить загипнотизированному субъекту, что
оно случится послѣ его пробужденгя. Не всѣ гипнотизируемые субъ-
екты доступны постгипнотическому вііушенію; тѣмъ не менѣе при нѣкоторомъ
опытѣ и навыкѣ постгипнотическіе эффекты вызываются почти у всѣхъ
усыпленныхъ и даже во многихъ случаяхъ простой гипотаксіи безъ
амнезіи.
Лримѣры: я внушаю одному субъекту: «послѣ пробуждеиія в ы по-
ставите стулъ н а столъ и затѣмъ правой своей рукою похлопаете меня
по лѣвому плечу». Я говорю ему еще многое и наконецъ: «считайте
до 6 - т и и встаньте>. Онъ считаетъ и , дойдя к а к ъ разъ до 6 - т и , откры-
ваетъ глаза. Одно мгновѳніе о н ъ съ заспаннымъ видомъ смотритъ в п е -
редъ, обращаетъ свой взоръ п а стулъ и фиксируетъ его своимъ взгля-
домъ. Зачастую тутъ возникаетъ иоединокъ между разсудкомъ и могу-
щественнымъ стимуломъ внушенія. Смотря по степени неестественности
или естественности внушенія с ъ одной стороны и воспріимчивости к ъ
нему гипнотизируемаго съ другой стороны—побѣдителемъ выходить пер-
вый или второй факторъ. Но подобно нѣкоторымъ экспериментаторамъ я
неоднократно наблюдалъ, что при сильной воспріимчивости к ъ внушѳнію
попытка противостоять его импульсу можетъ имѣть дуряыя послѣдствія;
гипнотизируемый становится боязливымъ, возбужденнымъ, терзается
мыслью, что «онъ долженъ это все-таки сдѣлать». Д а , в ъ двухъ слу-
ч а я х ъ загипнотизированный мною субъекіъ готовъ былъ совершить
®/4-часовое путешествіе, одинъ р а з ъ для того, чтобы похлопать
меня по плечу, а д р у г о й — ч т о б ъ подать полотенце госпожѣ У . Эготъ
импульсъ можетъ длиться часы и дни. Другой рааъ о н ъ бываетъ слабъ,
можетъ проявляться лишь к а к ъ идея, в ъ родѣ воспоминанія о снѣ, не
побуждающаго, однако, к ъ дѣйствіямъ, т а к ъ что внушеніе не выполняется.
Загипнотизированный останавливается при взглядѣ н а предметъ или д а -
же вовсе не смотритъ н а него. Однако, энергичнымъ повтореніемъ вну-
шения можно и в ъ такихъ случаяхъ вызвать импульсъ, а в ъ концѣ к о н -
повъ и ѳффектъ в н у ш е н і я . — З а г и п н о т и з и р о в а н н ы й мною субъектъ ф и к -
сировалъ взглядоуъ стулъ, неожиданно о п ъ встаетъ, беретъ стулъ и
ставитъ его н а столъ. Я спрашиваю: «почему вы это дѣлаете?» —
отвѣтъ колеблется, смотря по образованію, темпераменту, характеру и
роду гипноза. Одинъ ( 1 ) говорить." « я думаю, в ы мнѣ во снѣ сказали,,
чтобъ я это сдѣла.іъ». Другой ( 2 ) полагаетъ: «мнѣ кое что в ъ этомъ
родѣ приснилось^. Третій ( 3 ) удивленно признается: «меня к ъ э^ому
что-то толкало, я это долженъ былъ сдѣлать, не з н а ю почему». Ч е т -
вертый ( 4 ) говорить: «мнѣ пришла в ъ голову т а к а я и д е я » . Пятый
( 5 ) приводить апостеріорный мотивь: стулъ стояль поперекь дороги,
стѣсняль его (или же по полученіи внушенія — взять полотенце и в ы -
qg Постгицнотичѳскія явленія.

тереть еебѣ имъ лицо, ссылается н а сильное потѣніе). Шестой-же ( 6 )


по окончаніи дѣйствія утратилг всякое о немъ воспоминаніе и считаетъ
себя только что проснувшимся. — Послѣдній субъектъ особенно часто
имѣетъ видъ сомнамбулиста; его взглядъ болѣе или менѣе неподвиженъ,
движенія имѣютъ что-то автоматическое, исчезающее по окончаніи дѣй-
ствія. Если только постановка эксперимента не грѣшитъ нротивъ здра-
ваго смглсла и производится впервые у субъекта, не ииѣюшаго понятія
о гианотйзмѣ и дѣйствительно не сохранившаго никакихъ восноминаній
о времени гипноза, то такой субъектъ, по моему убѣжденію и опыту,
обычно даже не чувствуетъ, что виновникъ и вдохновитель его дѣйствій —
гипнотизеръ. Мпогіе, однако, предполагаютъ это —либо потому, что со-
храняютъ, сквоьь дымку сновъ, восноминаніе о внушевіи в ъ гипнозѣ,
либо потому, что экспериментъ у нихъ уже былъ сдѣланъ, либо потому,
что они были свидѣтелями его у другихъ, слышали или читали о немъ,
либо потому, что все дѣло представляется имъ слишкомъ страннымъ, б е з -
смысленнымъ неестественнымъ для того, чтобъ признать себя его виновниками.
Далѣс, я внушаю одному загипнотизированному: «по пробуж-
деніи вы увидите меня одѣтымъ в ъ пурпурно - красную одежду
и с ъ двумя оленьими рогами н а головѣ. Кромѣ того исчезнетъ
моя, рядомъ сидящая здѣсь жена, а также э т а дверь, которая вполнѣ
будетъ закрыта обоями и деревянными фанерками, такъ что вы
вынуждены будете уйти чрезъ другую д в е р ь » . — Л говорю еще о
другихъ вещахъ, внушаю загипнотизированному три раза зѣвнуть и
затѣмъ проснуться. Онъ отврываетъ глаза, нѣсколько разъ протираетъ
ихъ, какъ бы желая удалить отъ себя туманъ, оглядываетъ меня, н а -
чинаетъ смѣяться и все снова третъ себѣ глаза. «Чего вы смѣетесь?» —
«Да в ы , вѣдь, красны какъ р а к ъ ! — и имѣете н а головѣ два оленьихъ
р о г а » — и т. д. « В а ш а жена ушла!» — «Гдѣ ж е о н а сидѣла?» — «На
этомъ студѣ>.—«Видите вы этотъ с т у л ъ ? » — « Д а » . — Я заставляю его
ощупывать стулъ; о н ъ это дѣлаетъ неохотно, ощупываетъ все вокругъ
моей жены, осязая, по его мнѣнію, то стулъ, то какую то невидимую
резистенцію (смотря по тому, в ъ какомъ видѣ внушеніе у него допол-
няется самовнушеніемъ), Затѣмъ онъ хочетъ уйти, но не можетъ, в и -
дитъ только обои и деревяниыя фанерки и утверждаетъ это, ощупывая
даже самую дверь, Если открыть дверь, галлюцинація можетъ исчез-
нуть или продолжаться, — въ послѣднемъ случаѣ о н ъ представляетъ себѣ
воздушное отверстіе заполненнымъ обоями и фанерками, а самой двери
не видитъ. Такія постгипнотическія галлюцинаціи могутъ, смотря по вну-
шенію и индивидууму, длиться отъ немногихъ сокундъ до нѣсколькихъ
часовъ, рѣдко нѣсколько дней подрядъ. Обыкновенно онѣ длятся только
нѣсколько минутъ. Я заставлялъ загипнотизированныхъ воспроизводить
рисунки, внушенные н а бѣлой бумагѣ. Иъ большинствѣ случаевъ они
Постгипвотвчеокія явдевія, цу

не удавались; загипнотизированные указывали на то, что не ясно в и -


дятъ контуры; тѣмъ не менѣе нѣкоторые рисунки были недурны. Одна
очень надежная, образованная, родственная мнѣ дама, довольно хорошо
воспроизвела контуры внушенной ей фотографіи. Но о н а вообще р и -
суетъ очень хорошо, а в ъ э т о м ъ — в с я суть, ибо не умѣющіе рисовать,
очевидно неправильно также галлюцинируютъ, т а к ъ к а к г не научились
вообще вполнѣ точно себѣ представлять и воспринимать. Bernheim
разсказываетъ объ одной дамѣ, затруднявшейся отнооительно внушен-
ной ей розы сказать, дѣйствительная-ли она или внушенная. Мною часто
продѣлывался слѣдующій ѳкспериментъ: Л внушилъ госпожѣ Z. въ гип-
нозѣ, что о н а по пробужденіи увидитъ н а своихъ колѣняхъ двѣ фіалки,
обѣ естественныя и красивыя, и что мнѣ она вручитъ болѣе красивую;
я положилъ ей на колѣни одну дѣйствительную фіалку. По нробужденіи
она увидѣла двѣ фіалки; одна, сказала о н а , свѣтлѣе и краси-
вѣе, и съ этими словами о н а вручила мнѣ кончикъ бѣлаго, носоваго
платка, сохраняя дѣйствительную фіалку р я себя. Я спросилъ ее, с ч и -
таетъ ли о н а обѣ фіалки сущесгвующими или ж е не находитъ ли здѣсь
одного и з ъ моихъ, извѣстныхъ ей по прежнему опыту, случайныхъ по-
дарковъ. Она оівѣтила, что болѣе свѣтлая фіалка — не дѣйствитель-
ная, т а к ъ какъ представляется на носовомъ платкѣ столь уплощенной.
Я повторилъ тотъ ж е опытъ, съ внушеніемъ трехъ фіалокъ, реальныхъ,
одинаково іемныхъ, отнюдь не п л о с к и х ъ , — с ъ осязаемыми стебельками и
листьями,—распространяющихъ благоуханіе, но вручилъ ей только одну
дѣйствительную фіалку. Н а этотъ разъ госпожа Z. впала въ совершен-
ное заблужденіе и никоимъ образомъ не могла сказать, одна ли фіалка
или двѣ или всѣ три реальны или внушены; всѣтри, — отвѣтила о н а , —
на эготъ разъ реальны; при этомъ в ъ одной рукѣ она держала в о з -
духъ, а в ъ другой—дѣйствительную фіалку. Такимъ образомъ, если вво-
дить в ъ заблужденіе всѣ чувства, то оно становится болѣе совершен-
нымъ. Другой загипнотизированной женщиыѣ я даю, напримѣръ, одинъ
настоящій ножъ и внугааю ей, что такихъ н о ж е й — т р и . Она совер-
шенно бодра и абсолютно не можетъ отличить другъ отъ друга пред-
полагаемые три ножа, ни при разрѣзѣ, ни при ощупываніи, пи при
постукиваніи ими по окну и т. д . Она вполнѣ серьезно разрѣзаетъ
воздухомъ протянутый предъ нею кусокъ бумаги и утверждаетъ, что
видитъ разрѣзъ (несуществующій), который будто-бы сдѣлала съ п о -
мощью внушеннаго ей ножа. Когда же я ее приглашаю разъединить
(предполагаемые) два куска бумаги, она испытываемое ею сопротивленіо
приписываетъ моему гипнотическому воздѣйствію! Когда же другія лица
потомъ ее высмѣяли по этому п о в о д у — о н а разсердилась, утверждая,
что ножей было три, и что два и з ъ нихъ я потомъ спряталъ; она-де
видѣла всѣ три ножа, осязала и х ъ , слыші^ла и не позволитъ ввести
7S Постгнностичѳскія йоленія.

себя в ъ заблуждѳніе. Когда ж е я той ate особѣ внушаю ислезновеніе


настояшаго ножа, б в а не осязаетъ его, если даже положить его ей н а
р у к у , не слышитъ его паденія, не чуветвуетъ никакихъ производимыхъ
имъ уколовъ и т. д.
Чувства, мысли, рѣшенія и т. д. столь же хорошо могутъ быть
внушаемы и н а время послѣ гиииоза и в ъ состоявііі самаго гипноза.
Успѣхи, достигнутые у вышеупомянутой алкоголистки и менструирова-
вшихъ женщинъ, были явленія ностгипнотическія. Мнѣ только два раза
удавалось вызвать или купировать менсгруацію во время гипноза.
§ 8 . Амнезія или отсутствіе памяти. Здѣсь мы должны самымъ категори-
чесЕимъ образомъ предостеречь отъ издавна практикующагося смѣше-
нія понятія амнеаіи с ъ понятіемъ безсознательности. Что мы объ и з -
вѣстноішь періодѣ нашей жизни или извѣстныхъ цережитыхъ нами явле-
ніяхъ ничего болѣе не знаемъ, отнюдь еще не доказываетъ, что мы
были тогда лишены сознанія, даже и в ъ томъ случаѣ, когда
амнезія непосредственно примыкаетъ к ъ этому періоду. И всетаки
въ большинствѣ случаевъ отсутствіе у даннаго индивидуума сознанія
можетъ быть доказано ничѣмъ инымъ, какъ только аинезіей! Этимъ
почти устанавливается невозможность точно установить отсутствіе созна-
нія. Можно только говорить о покоящемся н а хаотической диссоціаціи
затемнѣніи сознанія-. О времени такого глубокаго затемнѣнія, память
обычно утрачивается, хотя и не всегда. И, наоборотъ, внушеніемъ
можно вызывать у нѣкогорыхъ лицъ по произволу амнезію о вполнѣ
сознательно нережитыхъ явленіяхъ и періодахъ жизни. Утрата памяти
объ извѣстномъ періодѣ времени, такимъ образомъ, не устанавливаетъ еще
абсолютной невмѣняемости даннаго лица во время этого періода, хотя
это независимо отъ внушенія, и представляетъ правило.
Даже и в ъ случаяхъ глубокаго sopor'a, соша, когда напр. стра-
дающШ какимъ либо мозговымъ разстройствомъ не обнаруживаетъ ни-
какой реакціи даже при прикосновении к ъ роговицѣ, н а ш е закдюченіе
объ отсутствии сознанія—только косвенное, и мы в ъ концѣ концовъ
потомъ стараемся подівердить его установленіемъфакта амнезіи. Непосред-
ственно заглянуть въ сознаніе другого человѣка вообще невозможно
Р а з ъ у даннаго индивидуума удалось вызвать амнезію о времени
гипноза, то тѣмъ мы пріобрѣтаемъ надъ нимъ значительную власть, ибо
нолучаемъ возможность по произволу прерывать, задерживать иди снова
соединять ассоціаціи его верхняго сознанія и тѣмъ вызывать контрасты,
имѣющіе огромнѣйшее значеніе для успѣха дальнѣйшихъ внушеній.
Прежде всего можно добиться, чтобъ о и ъ забылъ все, что можетъ п о -
буждат:> к ъ размышленіямъ и разрушенію эффектовъ внушенія и , н а -
оборотъ, номнилъ все, что способствуетъ дѣйствію внушенія. Правда,
амнезія иной разъ утрачивается, и память снова самопроизвольно п о -
Постгионотичѳскія явлевія. '79

является. Но это —несовершенные случаи. Внушеніемъ можно амнезію


не только ограничить отцѣльными представлениями и впечатлѣніями, но
также расширить, распространить на прошедшее и будущее.
Амнезія играетъ такимъ образомъ в ъ гиннозѣ очень важную роль.
Я позволю себѣ иллюстрировать ея значеніе только н а одномъ н р и -
мѣрѣ. У одного служителя, страдавшаго зубной болью, я сдѣлалъ по-
пытку вызвать внушеніемъ анэстезію. Это удалось лишь отчасти, и з а -
тѣмъ всетаки приступлено было в ъ извлеченію зуба. Больной проснулся,
кричалъ, схватилъ врача з а руку и оборонялся. По удаленіи зуба
я спокойно внушаю ему далѣе, что о н ъ спить очень хорошо,
что о н ъ ничего ровно не чувствовалъ, что по пробужденіи о н ъ все з а -
будетъ, что о н ъ не испытывалъ никакой боли. Больной въ дѣйствитель-
ности заснулъ и по пробужденіи утратилъ всякую память о происшед-
шемъ. Онъ поэтому увѣрилъ себя, что ничего не чувствовалъ, былъ
очень радъ и благодарилъ з а безболѣзненное извлеченіе зуОа. Позднѣе
я нанравилъ к ъ нему для разспросовъ третьихъ лицъ, отъ которыхъ о и ъ
не имѣлъ никакихъ нричинъ скрывать истину. Всѣмъ о н ъ заявлялъ, что
онъ ровно ничего не чувствовалъ. И теперь, по прошествіи почти
1 3 - т и іѣтъ со времени оставления имъ нашего учрежденія и занятія
въ Цюрихѣ другой должности, о н ъ все еще утверждаетъ то-же самое.
Съ другой стороны я производилъ извлеченіе зубовъ у лицъ
вполнѣ бодрствуюшихъ, у которыхъ внушеніемъ предварительно в ы з ы -
валась анэстезія. Во время онераціи эти лица, вообще очень боявшіяся
боли, смѣялись, не испытывая ни малѣйшаго страданія. Въ первомъ слу-
чаѣ ны внушеніемъ задержали или нріостановили вступленіѳ в ъ созна-
ніе восаоминанія о боли, а во второмъ—самого периферическаго р а з -
драженія,
Въ срединѣ находится слѣдующій своеобразный случай. Одна очень
толковая сидѣлка испытывала сильный страхъ предъ извлеченіемъ боль-
ного зуба, хотя была довольно воспріимчива к ъ внушенію, Я все таки
загипнотизировалъ ее. По в ъ гиинозѣ она оборонялась отъ приближаю-
щихся зубныхъ щипцовъ. Тѣмъ не менѣе мнѣ удалось вызвать анасте-
зію зуба, хотя о н а оборонялась обѣими руками. Во время экстракціи
она проснулась с ъ легкимъ крикомъ. Но затѣмъ тотчасъ-же сама уди-
вленно заявила, что ничего нѳ чувствовала кромѣ лежавшаго во рту
свободнаго зуба; болей не было никакихъ, а также никакихъ слѣдовъ
чувствительности послѣ экстракціи; о н а испытывала только большой
с т р а х ъ — э т о она еще помнитъ. Здѣсь удалась анастезія, но н е — у с т р а -
веніе страха.
Достоинъ вниманія еще слѣдующШ экспериментъ, неоднократно и р о -
извоцивп/ійся надъ двумя различными особами. Одна и з ъ послѣцнихъ
отличается весьма строгимъ, с ъ этической точки зрѣнія, характеромъ и
gQ Постгипнотическія явденія.

исключительной любовью к ъ правдѣ, такъ что здѣсь съ абсолютной д о -


стовѣрностью исключается всякое преуведиченіе вслѣдствіе симпатіи. Я
внушаю вполнѣ бодрствующей особѣ анэстезію различныхъ частей тѣла.
Затѣмъ заставляю ее закрыть глаза, ограждаю, с ъ соблюленіемъ иадле-
ж а щ и х ъ предосторожностей, мое операціонное ноле отъ заглядыванія изъ
подъ вѣкъ и укалываю загипнотизированную в ъ 3 - х ъ (илп болѣе) опре-
дѣленныхъ мѣсгахъ. Она увѣряегь меня, что абсолютно ничего не ч у в -
ствуегь и не знаетъ, что я съ нею дѣлаю. Затѣмъ я усыпляю ее и
внушаю ей токъ, который возстановитъ ея чувства такъ, что о н а по
ііробуждепіи будетъ точно знать, что я съ нею сдѣлалъ. И дѣйствительно,
по пробужденіи я спрашиваю ее, что я сдѣлалъ. Сначала о н а только
съ трудомъ припоминаетъ все и не точно указываетъ мѣста произведен-
ныхъ мною уколовъ. Но послѣ тщательнаго повторенія опыта, с ъ измѣ-
иеніемъ числа и мѣста уколовъ, дѣло идегь очень х о р о ш о , — о н а у к а з ы -
ваетъ мѣста точно и знаетъ также, что я кололъ ее. Можно было бы
возразить, что здѣсь мы все еще имѣли дѣло с ъ нѣсколько болѣе дли-
тельнымъ, грубыиъ раздраженіемъ осязательныхъ нервовъ, которое затѣмъ
достигло вновь ассоціированной сознательной дѣятельности мозга. Для
устранения этого возраженія я повторилъ тотъ-же экспериментъ со с л у -
хомъ и сдѣлалъ вполнѣ бодрствующую сомнамбулистику совершенно глу-
хой к ъ опредѣленному шуму. А затѣнъ с ъ помощью внушенія с ъ успѣ-
хомъ вводилъ в ъ сознаніе депонированное в ъ мозгу «безсозпательное»
звуковое впечатлѣніе, и сомнаибулистки всегда мнѣ точно указывали,
что я с ъ ними продѣлывалъ Затѣмъ я спросилъ обѣихъ, к а к ъ онѣ себѣ
представляютъ это явленіе, и обѣ (совершенно независимо одна о т ъ
другой) заявили, что почти вынуждены были бы призвать меня колду-
ііомъ; онѣ абсолютно ничего не чувствовали, не слыхали, когда я и х ъ
кололъ или производилъ шумъ, а иотоиъ у нихъ вдругъ снова появля-
лось оічетлйвое воспоминаніе о б ъ испытанныхъ уколахъ и шумахъ. Это
имъ абсолютно не понятно. Съ отрицательными галлюцинаціями подоб-
ные-же столь-жс успѣшные опыты произведены были Bernheim'owh.
Изъ этого, кякъ мнѣ кажется, вытекаетъ, что наше обычное верхнее
сознаніе и интенсивность, а также характеръ дѣятельпости большего
мозга, не находятся въ опредѣленномъ соотношеніи другъ съ другомъ, и что
включеніе и выключоиіеверхняго сознанія завяситъ бодѣе отъ ассоціаціонныхъ
задержекъ и соединеній. Во всякомъ случаѣ этотъ экспериментъ дока-
зываетъ, что и послѣ полной анэстезіи, установленной бодрствующимъ
вѳрхяимъ сознаніемъ, воспоминаніе о боли, очевидно испытывавшейся только
въ области нижняго сознанія, можетъ быть перенесено в ъ цѣпь верх-
няго сознанія. О внушеніи ложнаго воспоминапія здѣсі. не можетъ
быть и рѣчи, потому что сомнаибулистки вполнѣ правильно указывали
Внушевів й ёоЬёапсе. gj^

характеръ и свойство виечатлѣній, хотя я во время внушенія тщательно


избѣгалъ соотвѣтствующихъ намековъ.
Д-ръ О. Vogt ироизводилъ подобные-же эксперименты со слухомъ,
зрѣніемъ и осязананіемъ. Даже чрезъ нѣсколько часовъ правильно у к а з ы -
вались еще простыя, неощущавшіяся прикосновенія. Люди всѣ з а я в -
ляли, что не испытывали никакого ощущенія, но теперь ясно припо-
минаютъ соотвѣтствующее раздраженіе. Н а вопросъ, какъ-же это в о з -
можно,—одни отвѣчали, что этого не понимаютъ, а другіе—что Vogt
имъ это должно быть внушилъ.
§ 9. Внушеніе d ёсНёапсе (Внушеніе н а извѣстный срокъ). Это
явленіе, столь превосходно описанное нансіііской школой, — не болѣе,
какъ разновидность, но практически весьма в а л ш а я , постгиннотическаго
внушенія.
Я внушаю одному загипнотизированному: завтра в ъ 1 2 часовъ,
собираясь завтракать, вы вдругъ вспомните, что должны мнѣ наскоро
написать, какъ вы себя чувствуете; вернетесь в ъ свою комнату
й наскоро мнѣ напишете нѣсколько словъ, затѣмъ ваши ноги озябнуть,
и вы надѣнете свои туфли. «По пробужденіи, до 1 2 ч. слѣдующаго дня,
загипнотизированный не имѣетъ обо всемъ этомъ ни малѣйшаго представленія;
но въ моментъ, когда онъ садится з а завтракъ, внушенная идея вспыхи-
ваетъ в ъ его сознаніи, и внушеніе точно выполняется имъ. Одной з а -
гипнотизированной жспщпнѣ я в ъ понедѣльникъ впушаю: < в ъ слѣдую-
щее воскресенье утромъ, ровно в ъ l ^ U часа, у васъ пеявигся м е н -
струація. Вы тотчасъ-же направитесь къ старшей сидѣлкѣ, сообщите ей объ
этомъ, а затѣмъ пойдете ко мнѣ и мнѣ сообщите. Но меня вы увидите в ъ
сюртукѣ небесно-голубого цвѣта, съ двумя длинными рогами н а г о -
ловѣ, и затѣмъ меня спросите, когда я р о д и л с я » . — В ъ слѣдующее в о с -
кресенье я сидѣлъ в ъ своей рабочей комнатѣ и совсѣмъ уже забылъ про
все это дѣло. Вдругъ в ъ 7 час. 2 5 мин. загипнотизированная стучится
въ мою дверь, входить в ъ комнату и разражается смѣхомъ. Я тотчасъ-
5ке вспомнилъ свое внушеніе, которое оправдалось слово въ слово, Мен-
струація наступила ровно в ъ 7 ' / 4 ч , о чемъ сообщено было старшей
сидѣлкѣ, и т. д. В ъ бодрствующемъ состояніи загипнотизированная не
имѣла обо всемъ этомъ ни малѣйшаго представленія, ни даже о времени
предстоящей менструаціи.
Огромная важность внушенія а ёсЬёапсе бросается въ глаза. Извѣст-
ныя мысли и рѣшенія загипнотизированнаго можпо напередъ пріурочить
къ опредѣденному сроку, когда гипнотизера уже нѣтъ н а мѣстѣ; к ъ
тому-же можно сдѣлать внушеніе свободнаго волевого рѣшенія. Далѣе,
Можно внушить загипнотизировапному не имѣть ни малѣйшаго предста-
вленія о гомъ, что импульеъ исходилъ отъ гипнотизера. Да, очень воспрі-
имчивымъ къ внушенію можно субъектамъ даже съ уснѣхомъ внушить полную
П р о ф . Forel. Гиішотпзмъ. 6
g'2, Внушепіе й ёсЬёпор.

амнезію происшедшаго гипноза. «Васъ никогда не гипнотизировали; если васъ


объэтомъ спросятъ, вы будете божиться, что въ своей жизни никогда никѣиъ
не усыплялись; я васъ никогда не у с ы і і л я л ъ » . — В ъ этомъ, можетъ быть,
кроется опасность гипноза с ъ судебно-медицинской точки зрѣнія. И з ъ
вышеупомянутыхъ 1 9 здоровыхъ сидѣлокъ, глубоко спавшихъ в ъ г и п -
нозѣ—не менѣе 1 3 - т и выполнили сдѣланныя имъ внушенія а ёсЬёапсе!
Рѣдкостью это явленіе такииъ образомъ считаться не можетъ. У одной
сидѣлки о н о , какъ упомянуто выше, удалось мнѣ уже н а первомъ г и п -
ногическомъ сеансѣ.
Весьма достопримѣчательны мнѣнія самихъ загипнотизированныхъ о
нричинѣ успѣшныхъ внушеній н а сровъ. Н а вопросъ, что и х ъ толкало
к ъ исполненію внушенія, они обыкновенно указываютъ н а идею, в ы -
ступавшую предъ ними в ъ указанный внушеніемъ срокъ, идею, которой
они должны были слѣдовать.
При втомъ они точно указываютъ время появленія такихъ идей,,
тогда какъ обычно мы вѣдь не слѣдимъ з а моментомъ возникновенія
каждой нашей мысли. Это явленіе должно разсйатривать, к а к ъ одно изъ^
дѣйствій внушенія. Такъ к а к ъ время было внушено, то они обращаютъ
на него вниманіе.
Далѣе, внушенная идея обыкновенно появляется вдругъ в ъ у к а з а н -
ный срокъ; в ъ нѣкоторыхъ-же случаяхъ загипнотизированный уже з а -
долго до этого момента, заранѣе к а к ъ бы предчувствуетъ, что « о н ъ
въ предстоящей срокъ долженъ то-то и то-то сдѣлать или п о д у м а т ь » . —
Въ нѣкоторыхъ случалхъ идея появляется не какъ самопроизвольно
субъективная, а какъ неожиданное восноминаніе, оставшееся послѣ гип-
ноза. Тогда загипнотизированный говоритъ напр, слѣдующее: «неожи-
данно в ъ 1'2 часовъ я вспомнидъ, что вы мнѣ вчера во снѣ сказали,
чтобы я сегодня в ъ 1 2 часовъ пришелъ к ъ в а м ъ » . Обычно внушенія,
проявляющаяся въ извѣстный срокъ, имѣютъ харакгеръ принужденія,
непреодолимаго импульса, продолжающагося до исполненія внушенія; н о
интенсивность этого импульса подвержена весьма большимъ колебаніямъ.
По этимъ особенностямъ опытные сомнамбулисты узнаютъ обыкновенно,
что имѣютъ дѣло с ъ внушеніями, а не съ собственными идеями или
волевыми рѣшеніями. Однако, в ъ большинствѣ случаевъ и х ъ нетрудно
обману!ь, если заранѣе путемъ виушенія устранить этотъ элеменіъ н е -
естественнаго принужденія, внушить имъ вмѣсто него самопроизвольно-
свободное волевое рѣшеніе и внушенную идею ловко и логически с в я -
зать с ъ дѣйствительно происшеашими явленіями. Такимъ способомъ удается
безъ особыхъ усилій такъ обмануть сомнамбулиста, что о н ъ остается в ъ
полномъ убѣжденіи, что дѣйствовалъ самопроизвольно, сдѣдуя своему сво-
бодному, независимому желанію.
Удивительнѣе всего при этомъ тотъ фактъ, что отъ гинноза до
В я у ш е в і я ва яву. gg

указаннаго срока содержаніе внушенія на я в у никогда почти


не сознается. Если-жъ такого субъекта в ъ теченіи этого періода з а -
гипнотизировать и затѣмъ в ъ гианозѣ спросить, что о н ъ долженъ
сдѣлать в ъ такой то день, то обыкновенно оказывается, что онъ знаетъ
это очень точно, Bernheim и з ъ этого з а к л ю ч а е т ъ — п о моему мнѣнію
неправильно—что загипнотизированный субъектъ все время объ этомъ
думаетъ, но только не сознаетъ этого. Не думаю, чтобъ можно было
такъ толковать это явленіе, ибо такое толкованіе идетъ в ъ разрѣзъ с ъ
вашими психологическими представленіями. Здѣсь мы имѣемъ дѣло с ъ
мышленіемъ, resp. знаніемъ в ъ области- нижняго сознанія, т. е. съ моз-
говымъ динамизмомъ, остающимся в ъ видѣ воспоминательнаго образа з а
порогомъ обычнаго сознанія, динамизмомъ, который снова воспроизво-
дится благодаря указанію времени, одновременно ассоціируемому съ нимъ
и опредѣленнимъ срокомъ. Только такимъ образомъ и можно объяснить
еебѣ тѣ внупіенія н а срокъ, которыя Liebeault, Bernheim и Ыёдеоіз
съ успѣхомъ осуществляли даже по истеченіи цѣлаго года. При внуше-
ніяхъ н а короткіе періоды, достаточно уже одного чувства времени,
безъ особаго указанія срока, для полученія эффекта в ъ надлежа-
щій моментъ. Важность этихъ указаній времени доказывается тѣмъ, что
менструацію, напримѣръ, гораздо легче вызвать внушеніемъ в ъ какой-
нибудь опредѣленный день мѣсяца (наприм. 1 - г о числа), чѣиъ чрезъ
каждыя четыре недѣли,
Явленія внушеніб н а срокъ впрочемъ тождественны с ъ явленіями
другихъ постгипнотическихъ внушеній.
§ 10. ВнушенІЯ на яву. У очень воспріимчивыхъ людей можно
съ успѣхомъ вызывать всѣ явленія гипноза или пѳсггипнотическаго в н у -
шенія н а я в у , не вызывая гипнотическаго сна, Поднимаютъ руку и го-
воратъ: вы н е можете больше двигать ее! И рука остается в ъ к а т а -
лептическомъ оцѣпенѣніи. Подобнымъ ж е образомъ можно внушить а н э -
стезію, галлюциааціи (также и отрицательныя), амнезію, мутацизиъ,
дожныя воспоминанія, словомъ все, что угодно, — с ъ такимъ ж е
успѣхомъ, какъ и в ъ гипнозѣ. И притомъ не только у истеричныхъ, но
часто и у совершенно здоровыхъ индивидуумовъ.
Воспріимчивость к ъ внушеніямъ н а я в у проявляется большей частью
у тѣхъ субъектовъ, которые уже одинъ или нѣсколько разъ подвер-
гались гипнотическому усыпленію. Тѣмъ не менѣе сильные эффекты
внушенія можно вызывать и у бодрствующихъ людей, никогда не под-
вергавшихся гипнозу. У одной моей знакомой, очень интеллигентной
дамы, со стойкимъ характеромъ, внушеніе одного магнетизера вызвало
каталептическое оцѣпенѣніе руки, тогда к а к ъ она была совершенно
бодра и никогда не испытывала гипнотическаго состоянія. Мнѣ подоб-
ное-же внушевіе тоже удалось у двухъ совершенно неистеричныхъ жен-

Состояніе души. gfj

щ и н ъ , - изъ 4 , у которыхъ я сдѣлалъ попытку воспроизвести это


явленіе. Суггестивные эффекты н а я в у , безъ малѣйшаго представленія
объ этомъ со стороны заинтересованнаго л и ц а , — г о р а з д о чаще и дости-
жимѣе, чѣмъ думаютъ. Д-ру Barth'Y в ъ Базелѣ неоднократно удава-
лось вызывать, для производства маленькихъ операцій в ъ глоткѣ и т. п . ,
полную анэстезію смазываніемъ солянымъ растворомъ, послѣ категоричес-
каго указанія, что э т о — р а с т в о р ъ кокаина и что слизистая оболочка у ж е —
совершенно нечувствительна. Подобное наблюденіе сдѣлали уже многіе
авторы. Вышеупомянутое воздѣйствіе н а менструацію съ помощью обвя-
занной вокругъ мизинца красной нитки также относится к ъ этому-же
разряду явленій.
Впрочемъ, внушеніемъ в ъ гипнотическомъ снѣ можно вызвать вос-
приимчивость к ъ внушеніямъ на я в у и в ъ тѣхъ случаяхъ, гдѣ таковой
раньше повидимому не было; внушаютъ ее самое. По моему твердому
убѣжденію, достаточно только нѣкотораго н а в ы к а и смѣлости, чтобы
вызвать такую воспріимчивость у весьма значительнаго процента пор-
мальныхъ людей, —мпѣ, напримѣръ, удавалось вызвать ее у всѣхъ в ы ш е -
упомянутыхъ 1 9 глубоко усыпленныхъ сидѣлокъ.
Изъ возраженій, постоянно снова приводимыхъ лицами не пони-
мающими всего этого вопроса — наиболѣе типичны слѣдующія:
«да, внушенге на яву—дѣло очень хорошее и безопасное, но это
нѣчто совсѣмъ друюе, не то, что іипнозъ\»—Изъ вышеизложеннаго
и еще болѣе и з ъ послѣдующаго читатели, надѣемся, поймутъ, что п о -
добныя утвержденія мыслимы липіь при полномъ непониманіи явленій
внушенія и совершенномъ отеутствіи практическаго опыта в ъ этой
области. Явденія впушенія н а я в у абсолютно одинаковы и тождественны
съ таковыми-же явлениями в ъ «гипнозѣ». Присоединяется или не при-
соединяется сюда сонъ — э т о несомнѣнно не увеличиваетъ и не умень-
шаетъ ни опасности, ни значенія всѣхъ этихъ психологическихъ явленій.
Всякій суггестивный эффектъ—результатъ диссоціирующаго воздѣйствія,
вызывающаго явленіе, гомологичное явленію с н а . Если-же н а я в у
многочисленныя внушенія быстро слѣдуютъ другъ з а другомъ, то уже
отъ этого одного бодрствующее состояніе становится, к а к ъ цѣлое, г и п -
нотическимъ, т. е. сноподобнымъ. Такимъ образомъ всякій суггестивный
эффектъ на я в у можно уподобить частичному ограниченному сну в ъ
бодрствующемъ ь ъ остальныхъ отношеніяхъ мозгу.
*

§ 11. Состояніе души во время исполненія постипнотическихъ


внушеній, внушеній d ёсИеапсе и на яву. Кто только часто н а б л ю -
даетъ всѣ эти явленія, тому становится ясно, что состояніе души з а -
гипнотизированнаго в ъ трехъ вышеупомянутыхъ случаяхъ должно быть
и дѣйствительно одно и то-же; душа бодрствуетъ и всетаки она-не т а .
Состояніе души. gfj

Как1я-жѳ в ъ ней происходятъ измѣненія? Этотъ вопросъ прежде всего


поставилъ себѣ Ыёдеоіз затѣмъ Beaunis и Delbeouf
Liegeois обозначаетъ это «состояніе», когда загипнотизированный
вподнѣ бодръ, вплоть до того пункта, который ему сзапрещенъ или
приказанъ» гипнотизеромъ,—терминомъ «.condition prime. Этотъ т е р -
минъ долженъ представлять собою понятіе, аналогичное <Conditioti seconde»,
которымъ Агат обозначалъ второе сознаніе въ своемъ случаѣ (случай двой-
наго сознанія на я в у ) . Но позднѣе Liegeois самъ пришелъ к ъ заклю-
ченію, что condition ргіше только разновидность condition seconde.
Beaunis обозначаетъ condition prime, к а к ъ <veille somnambuliquei>.
Delboeuf, наоборотъ, считаетъ доказаннымъ, что во всѣхъ этихъ слу-
чаяхъ загипнотизированный просто-запросто снова подвергается гипнозу
и что, слѣдовательно, мы здѣсь имѣемъ дѣло с ъ обыкновеннымъ сом-
намбулизмомъ, только с ъ открытыми глазами. Внушеніе вызываетъ да
безсознательно новый гипнозъ путемъ ассоціаціи. Впослѣдствіи о н ъ ,
варочемъ, измѣнилъ свое мнѣніе и пришелъ к ъ тому-же заключению,
к а к ъ и мы (Revue de I'hypnotisme 1 8 8 8 ) .
По моему разумѣнію ни одно и з ъ этихъ воззрѣній не можетъ
считаться правнльныиъ, такъ какъ всѣ о н и слишкомъ догматичны, слиш-
комъ систематичны. Прежнее воззрѣніе DeZ^of-w/'a безспорно подходит-ь ко
многимъ случаямъ. При постгипностическихъ внушеніяхт на срокъ и на яву
осуществленіе и х ъ можетъ вызывать путемъ самовнушенія состояніе
аастоящаго гипноза; взглядъ становится неподвижнымъ, и загипнотизи-
рованный потомъ не сохраняетъ объ этомъ ни малѣйшаго воспо-
минанія. Но, обобщая эти случаи, мы заблуждаемся въ той-же мѣрѣ, к а к ъ
и обобщая тѣ несомнѣнные случаи, когда внушеніе осуществляется в ъ
состоянии вполнѣ ясно выраженнаго бодрствованія. Съ помощью вторичнаго
внушенія можно изъ этихъ состояній въ свою очередь исключить все гипно-
тическое^ вплоть до предположениаго внушенія, такъ что они все болѣе
уподобляются состоянію полнаго бодрствованія. Здѣсь имѣются всевозмоясныя
ступени, отъ неподвижнаго до вполнѣ яснаго взгляда, о г ь лишеннаго
всякой критики автоматизма, для котораго самая грубая безсмыслица
становится, к а к ъ во снѣ, вполнѣ естественной и понятной, до паиболѣе
утонченной самокритики, до ожеточенной борьбы с ъ насиліемъ, с ъ и м -
пульсомъ внушенія. Да, вііушеніе можно ограничить столь естествен-
ными и незначительными деталями, повторно, отъ времени до времени,
вплетаемыми в ъ цѣпь мышленія, что не можетъ быть,рѣчи даже и о

' ) Jules IMgeois, de la suggestion h y p n o t i q n e d a n s ses r a p p o r t s avec le d r o i t


civil e t ІѲ d r o i t criminel. P a r i s . 1884. fAlphonse P i c a r d ) .
' ) Beaunia. R e c h e r c h e s e x p 6 r i m e n t a l e s sur les conditions do r a c t i v i t 6 сёгѳЬ-
ralo otc. Somnambulisrae provoqufi p. (і7.
Revue de I'hypnotisnie. l-6ro аппёе. 1887. p. 166.
Состояніе души. gfj

condition prime, в ъ смыслѣ Liegcots. По моимъ наблюденіямъ вышеопи-


санныя состоянія, независимо огъ инцивидуальяыхъ различій, прибли-
жаются к ъ типу настоящаго гипноза тѣмъ болѣе, чѣмъ больше, связнѣе
и в ъ то-же время причудливѣе комплексъ внушаемыхъ явленій, и, н а -
оборотъ, н а нормальное бодрствующее состояніе иоходятъ тѣмъ болѣе,
чѣмъ естественнѣе, вѣроятнѣе, ограничеанѣе и короче само внушеніе.
Примѣры лучше всего уяснятъ вышеизложенное.
Я поднимаю руку женщины, вполнѣ бодрствующей, и внушаю е й ,
что она не можетъ больше двигать ее. Она удивляется, дѣлаетъ тщет-
ныя попытки опустить руку, стѣсняется и т. д. Но я присоединяю
еще быстро слѣдуіощія другъ з а другомъ внушенія: «вотъ левъ идетъ,
вы его видите; о н ъ хочетъ насъ съѣсть—теперь о н ъ уходить. Стано-
вится темно. Луна свѣтитъ. Видите вы тамъ большую рѣку съ тыся-
чами рыбъ. Они совершенно неподвижны, не могутъ двигаться и т ,
д . » — В ъ нѣскоцько секундъ всѣ эти чувственныя впечатлѣнія, с ъ соот-
вѣтствуюшимъ ощущеніями, овладѣваютъ сознаніемъ женщины, и ея ду-
шевное состояніе все болѣе приближается к ъ обычному гипнозу; ей все
это представляется « к а к ъ - б ы во снѣ»; здѣсь можно с ъ Delboeufowb
сказать: «она снова загипнотизирована».
Съ другой стороны я той-же загипнотизированной сидѣлкѣ в н у ш а ю :
«Всякій разъ, когда г. ассистентъ будетъ проходить чрезъ отдѣленіе и
вы будете ему докладывать о возбужденномъ состояніи паціентки Луизы
е . , вы будете ошибочно называть ее Линой С. Вы всякій разъ будете
замѣчать свою ошибку, стараясь исправить ее, но не съумѣете, и всегда
будете Луизу называть Линой. Кромѣ того, обращаясь к ъ тому ж е
ассистенту со словами «господинъ докторъ», вы всякій разъ, не з а -
мѣчая этого, будете тереть своей правой рукою правую половину л б а » .
Внушеніе оправдывается. Среди обычнаго разговора сидѣлка неуклонно
дѣлаетъ одну и ту ж е ошибку, называя Л у и з у — Л и н о й , ей к а к ъ - б ы
внушена парафазія этого слова. Она это замѣчаетъ, пытается исправить
свою ошибку, но затѣиъ, к ъ своему удивленію, опять ошибается. И
почти всякій разъ, обращаясь к ъ ассистенту по имени, треть себя
точь в ъ точь т а к ь , какъ ей было внушено. Интересно видѣть, какъ эта,
ничего не подозрѣвающая сидѣлка ежедневно почти останавливается надъ
одной и той-же ошибкой в ъ произпесеніи имени С., извиняется и в ы -
ражаетъ по этому поводу свое удивленіе,—она-де не можетъ понять,
что съ ней, что о н а постоянно путаеть это имя,—ничего-де подобнаго
съ нею еще не случалось. Лобъ-же о н а , наоборотъ, треть совершенно
инстинктивно, не замѣчая этого. Теперь, чрезъ нѣсколько недѣль, о н а
начинаетъ помогать себѣ тѣмъ, что пропускаетъ имя и называетъ
только фамилію «госпожи С . > ! И для наступленія этого, столь
долго повторявшагося разстройства достаточно было одного только в н у -
Внутеніе души. ^^

внушенія. Олѣдовало бы предположить, что здѣсь «condition prime»


имѣется лишь во время произнесенія имени и тренія л б а , тогда к а к ъ
остальной разговоръ происходить в ъ состояніи нормальнаго бодрство-
ванія. Но во время тренія о н а говорить веши, не внушенныя ей, и
совершенно разумный, слѣдовательно «condition prime» существуетъ
здѣсь только для одной части психической дѣятельности.
Одному образованному молодому человѣку (студенту) я в ъ гипнозѣ
внушилъ по пробужденіи ударить меня лѣвой рукой по правому плечу.
Онъ сопротивлялся этому импульсу, т а к ъ к а к ъ былъ очень своенравенъ
и ни з а что не хотѣлъ допустить ограниченія свободы своей воли. Онъ
пошелъ домой. Я велѣлъ ему придти черезъ недѣлю, и . когда о н ъ опять
я в и л с я — о н ъ признался мнѣ, к а к ъ сильно мое внушеніе мучило его цѣлую не-
дѣлю, и притомъ до такой степени, что о н ъ уже нѣсколько разъ поры-
вался пойти ко мнѣ (несмотря н а разстояніе в ъ часа пути), чтобы
ударить меня по плечу Спрашивается, была-ли вся э т а недѣля, в ъ т е -
ченіи которой этотъ студентъ во всѣхъ остальныхъ отношеніяхъ к а к ъ
всегда работалъ, слушалъ лекціи, спалъ и т. д , — « c o n d i t i o n prime?»
На одну интеллигентную, весьма воспріимчивую сидѣлку, эти в н у ш е -
яія а бсЬёапсе дѣйствовали столь могущественно, что, по ея признанію,
абсолютно овладѣвали ею, и о н а вынуждена была-бы даже совершить
убійство, если бы я таковое ей в н у ш и л ъ , — т а к ъ ужасенъ этотъ импульсъ
к ъ осуществлеяію даже величайшей безсмыслицы. Ея неоднократныя,
весьма энергичныя попытки къ сопротивленію еще болѣе увеличивали силу
этого импульса. Однажды она в ъ присутствіи двухъ лицъ говорила со
мною о гипнотизмѣ и сказала; « н о , г - н ъ директоръ, э т о — в с е равно;
я , право, должна дѣлать все, что в ы мнѣ внушаете во снѣ, н о , хоть
я заранѣе ничего не знаю, я всегда всетаки замѣчаю, что это исходить
отъ васъ; э т о — к а к о й то своеобразный импульсъ, точно что-то ч у ж о е » , —
Тогда я ей внушилъ: «засните!» Она тотчасъ-же заснула. Затѣмъ я ей
с к а з а л ъ : «чрезъ Ѵ з минуты послѣ пробужденія вамъ самимъ, совершенно
независимо отъ меня, придетъ въ голову спросить меня слѣдующее: « а х ъ ,
г-нъ директоръ, я давно уже васъ хотѣла спросить, какимъ это обра-
зомъ при гипнотизированіи такъ быстро засыпаютъ. Съ обыкновеннымъ
сномъ э т о — н е такъ: засыпаютъ медленнѣе. Какимъ ж е образомъ это про-
исходить? это такъ удивительно.» — Но вы не будете имѣть никакого
представленія о томъ, что я это вамъ сказалъ во снѣ; эта идея—вполнѣ
в а ш а собственная; вы давно уже меня хотѣли спросить объ этомъ. Счи-
тайте-же теперь до шести и в с т а н ь т е . » — О н а считаетъ, пробуждается,
увѣряѳтъ меня, что очень хорошо спала Затѣмъ приблизительно чрезъ
'/а минуты повторяетъ внушенную ей фразу слово въ слово, обнаруживая

') Спала ка/кдый р а з ъ очѳпь глубоко, что и объективно замѣтно было.


§g Состояніе души.

сильнѣйшій интересъ интонаціей своего вопроса. Я спокойно выслушиваю


ее, даю ей подробный отвѣтъ и затѣмъ спрашиваю, какъ это ей п р и -
шло в ъ голову предложить мнѣ подобный вопросъ.— «Да^ о б ъ этоиъ я
давно уже хотѣла васъ спросить.» — «Не есть-ли э т о — в в у ш е н і е , кото-
рое я только что сдѣлалъ вамъ во снѣ?» — «Ни въ коемъ случаѣ; в ы не
проведете меня, это - моя собственная идея.» — «А всетаки вы заблуждае-
тесь; здѣсь на лицо два свидѣтеля, слышавшіе, что я это слово въ слово
внушилъ вамъ двѣ минуты тому назадъ!» Бѣдная женщина была очень
смущена и должна была признать, что не всякое внушеніе о н а распо-
знаеіТ), какъ таковое, н о — т о л ь к о тѣ курьезныя внушенія, которыя явно
уже не могутъ быть нроизведеніями собственнаго у м а .
Одного дѣльнаго, интеллигентнаго молодого кандидата правъ ( н е з а -
долго до выпускнаго экзамена), хорошо знавшаго теорію внушенія, я
ввергнулъ в ъ глубокій гипнозъ съ полной амнезіей, Я внушилъ ему по
нробужденіи обратиться к ъ присутствующему товарищу D и спросить его
объ имени и родинѣ, равно к а к ъ о томъ, занимался-ли онъ уже гипнотиз-
момъ. Такъ и случилось, но кандидатъ еще присовокупилъ: «мнѣ кажется,
что я васъ уже разъ видѣлъ; не зовугь-ли васъ X?» Получивъ неиод-
ходящій огвѣтъ относительно родины, кандидатъ замѣтилъ, что онъ должно
быть ошибается, и затбмъ ушелъ. Н а слѣдующій день, когда о н ъ снова
пришелъ, я спросилъ его, аочему о н ъ послѣ своего послѣдняго гипноза
такъ интерпеллировалъ своего товарища D . «Я полагалъ, что э т о — з н а -
комый, но оказалось, что иѣіъ.» Лредложили-ли вы этотъ вопросъ по
собственному побужденію, слѣдуя свободной своей волѣ? Кандидатъ удив-
ленно взглянулъ н а меня: «разумѣется.» Не было-ли здѣсь, быть мо-
жетъ, внушенія, исходившаго отъ меня? «Нѣтъ; я , по крайней мѣрѣ,
объ этомъ ничего не з н а ю . » Затѣмъ кандидатъ нѣсколько заволновался
и, высморкавшись, спросилъ меня: «вогь я теперь высморкался; это тоже
кожетъ быть — внушеніе?» (здѣсь внушенія не было). По его увѣ-
ренію о н ъ не имѣлъ ни малѣйшаго представленія о томъ, что вопросъ,
обращенный к і д - р у D , сдѣланъ былъ имъ не по естественному, само-
стоятельному побужденію, и былъ очень смущенъ и в ъ то- же время з а -
интригованъ моимъ объясненкмъ.
Я могъ бы привести еще много примѣровъ, такъ какъ этотъ вопросъ
особенно интересовалъ меня. Вышеприведенная постгипнотическая галлюци-
нація у дамы, не съумѣвшей отличить двухъ внушенныхъ фіаловъ отъ
одной дѣйствительной, тоже напр. относится к ъ этому-же разряду явле-
вій. Но и вышеприведенное показываетъ уже съ достаточной ясностью,
что внушеніе можно вплести в ъ нормальную дѣятельность нормальной
бодрствующей души такимъ образомъ, чтобы не получилось никакого
похожаго н а гипнозъ побочнаго явленія. В ъ подсбныхъ случаяхъ « з а -
гипнотизированный» впадае7Ъ в ъ совершенное заблужденіе и думаетъ.
Продолжительность эффвктовъ впушеиія.

ЧТО мыслитъ ИЛИ желаегь самопроизвольно, совершенно не подозрѣвая


паразитствующаго внушенія гипнотизера.
Изреченіе С и м м о з ы — « и л л ю з і я свободной воли —• ничто иное, к а к ъ
незнаніе мотивовъ нашихъ рѣшеній»—ничѣмъ не иллюстрируется такъ
наглядно, какъ именно этимъ гиппотическимъ экспериментомъ. Э т о —
настоящая demonstratio ad oculos, показывающая, что н а ш а субъективно
свободная в о л я ~ о б ъ е к т и в н о нѣчто условное. Единственное различіе з а -
ключается в ъ томъ, что у загипнотизированнаго о н а вызывается в н у -
шеніемъ другого человѣка, а у незагиннотизированныхъ,—на ряду с ъ
пластически приспособляющейся дѣятельпостысі^ разума,—чувствами, и н -
стинктами, привычками, самовнущеніями и т. д.
Интересной и частой промежуточной формой между настоящимъ гип-
нозомъ и бодрствующимъ состояніемъ является слѣдуюшее: загипнотизи-
рованный остается, правда, с ъ открытыми глазами, дѣйствуетъ, к а к ъ
нормальный человѣкъ, и ничего не забываетъ, но обнаруживаетъ з а -
мѣтно-неподвижный взглядъ, нризнаетъ естественными неестественныи,
безсмысленныя внушенія, т. е. не выражаетъ по и х ъ поводу никакого
удивленія и выполняетъ и х ъ , не разсуждая. Н а нозднѣйшіе разспросы
по этому поводу о н ъ зачастую отвѣчаетъ, что находился еще в ъ какомъ-
то полузабытьи или полуснѣ, не былъ вполнѣ на я в у и в ъ полномъ со-
ананіи; это, пожалуй, и была ѵеіііе somnambulique или condition p r i m e .
Мы имѣемъ предъ собою начинающееся съуженіе сознанія, начало мо-
ноидеистическаго гипноза с ъ rapport'омъ.
§ 12. Продолжительность эффектовъ внушенія. Можно ли д у -
шевное состояніе или какую-либо нервную функцію измѣнить виуше-
ніемъ надолго, хотя бы только в ъ какомъ-нибудь детальномъ пунктѣ?
Этотъ вопросъ авторы часто ставили, но едва-ди удовлетворительно
разрѣшали. Snggestions а бсііёапсе давали н а срокъ цѣлаго года; в н у -
шеніеиъ вызывали многодневный сонъ и прежде всего—цѣлый рядъ дли-
тельныхъ терапевтичег.кихъ эффектовъ и, все-таки, каждый занимавшійся
гипнозомъ долженъ признать, что с ъ теченіемъ времени дѣйствіе гипноза
само по себѣ ослабѣваегъ. Мнѣ же, в ъ противоположность прежнимъ авто-
рамъ, все рѣже приходится наблюдать случаи, когда послѣ продолжитель-
наго отсутствія гипнотизера загипнотизированный постепенно освобож-
дается отъ его вліянія. Наоборотъ, я зачастую констатирую, что впослѣд-
ствіи, послѣ продолжительнаго (полуили годичнаго) перерыва, гипнозъ
даетъ лучшій эффевтъ, чѣмъ въ томъ случаѣ, когда истощаешь себя б е з -
нрерывнымъ гиішотизированіемъ больного или здороваго субъекта
По моему, если присмотрѣться поближе, лучше всего освѣщаютъ этотъ
вопросъ терапевтическіе эффекты гипноза. Я полагаю, что длительный
эффект-ъ можетъ получиться только при двухъ условіяхъ: или 1 ) если
вызванное измѣненіе в ъ самомъ себѣ имѣетъ силу, превратившись в ъ
9Q продолжительность эффввтовъ виушѳніи.

самовнушеніе иди привычку, укрѣпиться в ъ борьбѣ з а существованіе


между отдѣльными динамизмами центральной нервной системы; или 2 ) если
эта отсутствующая в ъ ней сила доставляется ей вспомогательными сред-
ствами, которыя, впрочемъ, зачастую также получаются чрезъ внушеніе.
При этомъ всегда должно внушать, что эффектъ будетъ длительный; впро-
чемъ, судя по опыту, это одно, безъупомянутыхъ вспомогательныхъ средствъ,
рѣдко даетъ полный эффектъ.
Примѣры. К ъ 1 . У ребенка осталась дурная привычка мочиться
в ъ постели. Внушеніемъ его заставляютъ ночью вставать, садиться н а
горшокъ и в ъ концѣ концовъ даже задерживать мочу. Дурная привычка
замѣвяется хорошей, которая в ъ то ж е время, будучи нормальной, легко
укрѣпляется. Ребенокъ усвоилъ себѣ привычку спокойно спать на мокромъ;
теперь же о н ъ пріучается оставаться сухимъ. Уже одно представленіе во
снѣ о мокромъ разбудить такого ребенка. Здѣсь мы можемъ добиться окон-
чательнаго выздоровленія, если только аномаліи со стороны мочевого п у -
зыря, уретры или ж е онанистическія привычки не будутъ потомъ про-
тиводѣйствовать эффекту внугаенія. К ъ 2 . Нѣкто страдаетъ мигренью,
отсутствіемъ аппетита, безсонницей, усталостью, запорами, частыми пол-
люціями и вслѣдствіе этого дѣлается малокровнымъ, истощеннымъ. В н у -
шеніемъ удается вызвать у него сонъ, аппетитъ, правильный стулъ и
превращеніе ноллюцій. Благодаря этому вскорѣ исчезаетъ малокровіе;
больной полнѣетъ и нрибываетъ в ъ вѣсѣ; сонъ исцѣляетъ нервное исто-
щеяіе, а чрезъ это и мигрень (которую, впрочемъ, можно тотчасъ-же
устранить и внушеаіемъ). Такимъ образомъ равновѣсіе в ъ организмѣ
возстановлено, и исцѣленіе будетъ длительное, если только причина^
J тзѳавшая болѣзнь, въ свою очередь не возвращается или так те
не оказывается длительной.
Поэтому, я думаю также, что внушеиіѳмъ, особенно со всномога-
' тельными средствами, можно будотъ зачастую окончательно излечивать
пріобрѣтенные пороки и дурныя привычка, равно к а к ъ нѣкоторыя
пріобрѣтенныя страданія, но, наоборотъ, никогда не удастся надолго
измѣнить наслѣдственныя или конституціональныя свойства х а р а к т е р а , —
Въ такихъ случаяхъ внушеніе произведетъ скоропреходящее дѣйствіе, к а -
ковое столь часто проявляется имъ и при аесгруктивныхъ, глубоко вко-
ренившихся недугахъ.
Но в ъ конкретномъ случаѣ мы большей частью не знаемъ, сколько
въ данномъ порокѣ унаслѣдованнаго и сколько пріобрѣтеннаго, т . е.
индивидуально 'приспособленнаго. И нерѣдко достаточно устранить только
пріобрѣтенный факторъ і л я того, чтобы снова пріостановить, привести в ъ
прежнее дремлюшее состояніе наслѣдственныѳ зачатки. И здѣсь, слѣдова-
тельно, можетъ помочь намъ внушеніе. Устраняя, напримѣръ, внушеніемъ,
злектрогерапіей или гидротерапіей (вполнѣ основывающимися н а одномъ
Hallucination retroautive и л е ввушевное ложное воспоиинаніѳ. g J

И томъ ж е , именно н а дѣйотвіи внугаенія) истеро-эпилептическіе п р и -


падки какой-нибудь истеричной женщины мы фактически не дѣлаемъ
ничего иного: пріобрѣтенные припадки излечиваются, истерическая к о н -
ституція остается.
Всякій болѣе или менѣе длительный эффектъ внуіпенія, если о н ъ
проявляется в ъ дѣйствіяхъ н а я в у , представляетъ ео ipso явленіе пост-
гипнотическое. Тавимъ образомъ логически его слѣдовало бы отнести к ъ
condition prime Liegeois\ таковы, напр., внушенная менструація, в н у -
шенная веселость, исцѣленіе внушеніемъ заиканія, запоровъ и т. д. Если
ужъ очень налечь на логику, то каждаго окончательно излеченнаго
субъекта слѣдовало бы признать оставшимся пожизненно в ъ «conidtlon
p r i m e » . Этимъ я хочу только наглядно показать, что границъ между
измѣненнымъ состояніемъ души в ъ гипнозѣ и совершенно нормальною
ея дѣятельностью н а я в у не имѣется. Всѣ нюансы и градаціи могутъ
быть воспроизводимы экспериментальнымъ путемъ. Между самопроизволь-
нымъ сномъ и бодрственнымъ состояніемъ наблюдаются у нѣкоторыхъ
людей и безъ внушенія довольно рѣзко очерченные переходы. Но послѣд-
ніе представляютъ лишь случайный эффектъ самовнушенія и потому д а -
леко не такъ тонко нюансируются и далеко не т а к ъ систематически гра-
дуируются, какъ переходы, вызываемые вяушеніемъ.
§ 13. Hallucination retroactive или внушенное ложное воспо-
минаніе. Вегпкеітткъ «hallucination retroactive» разумѣетъ внушенное
воспоминаніе о явленіяхъ, никогда не переживавшихся. Такъ какъ мы здѣсь
имѣемъ дѣло не съ дѣйствительнымъ представленіемъ, а, слѣдовательно, и не
съ воспоминаніемъ о такихъ представленіяхъ (будь то о какой-нибудь идеѣ,
чувствѣ, постуіікѣ), то я этотъ терминъ не могу считать подходяшимъ. Вмѣстѣ
съ тѣмъ, это —не совсѣмъ т о , чго в ъ психосатологіи собственно н а з ы -
ваютъ ложнымъ восноминаніемъ, т а к ъ к а к ъ послѣднее всегда означаетъ
ошибочное нереаесеніе в ъ п р о ш е д ш е е , — в ъ видѣ дубликата воспомина-
н і я , — к а к о г о - л и б о дѣйствительнаго комплекса предсгавленій. Тѣмъ не ме-
нѣе психологически внушенное явленіе однозначуще съ понятіемъ л о ж -
наго воспоминанія в ъ томъ видѣ, в ъ какомъ оно опредѣляется \ігйре-
/ш'омъ ' ) .

*) А. Delbriick (Die pathologlsche Ltige u n d die psychisch a b n o r m e n Schwindler


1891 E n k o ) оііисыпаѳтъ случай ложнаго воспомипанія у одного помѣшаниаго
изъ нашего завѳдепія, котораго я сначала счііталъ простымъ галлюцинатомъ, ііодвер-
женяымъ, согласно прожпнмъошибочнымъ воззрѣпіямъ дѣйствительнымъ галлюци-
націямъ. Этотъ больной часто является неожиданно и устно иди письменно, съ
оольшимъ пегодованіомъ разсказывааѳть, к а к і я ужасныя в мци продѣлывалъ съ
нимъвъ такой то моментъ (вчера, сегодня утромъ, в ъ такой то часъ) д и р е к т о р ъ
или ассистентъ яаводенія, к а к ъ они его мучили, раздѣвали до н а г а и т. п. Суть,
однако, въ томъ, и это легко д о к а з а т ь , что въ то время, къ которому онъ
цріурочипаетъ свою галлюцииацію, онъ таковой вовсе не имѣлъ, но спокойно
Зіиіимался обычиымъ Д І І Л О М Ъ И при этомъ былъ въ црѳкрасиомъ расположеніи
духа. П о е г о с л о в а м ъ это объясняется тѣмъ, что его очевидно оглушили какимъ-то
92 Hallucination r e t r o a c t i v e или внушенное ложное восаомиванге.

ІІримѣръ: одной барышнѣ X. я в ъ тотъ моменгь, когда въ к о м -


нату вошелъ совершенно незнакомый ей молодой человѣкъ ( о н а была
н а я в у ) , неожиданно сказалъ: « в ы знаете этого господина; мѣсяцъ тому
назадъ о н ъ н а вокзалѣ похитилъ в а ш ъ кошелѳкъ и убѣжалъ с ъ нимъ.
Она окинула его своимъ взглядомъ, сначала нѣсколько удивденнымъ, но
затѣмъ тотчасъ же подтвердила сіе, живо вспомнила все, прибавила
даже, что в ъ кошелькѣ ел было 2 0 франковъ и, в ъ концѣ к о н -
цовъ, потребовала наказанія этого господина. Р а з ъ я кому-либо с ъ
успѣхомъ могу внушить амнезію о какомъ либо прошедшемъ ц е -
ріодѣ времени или нѣкоторыхъ мозговыхъ его динамизмахъ (напр. о б ъ
усвоенномъ язывѣ"), то наоборотъ, съ такимъ ж е успѣхомъ могу я в н у -
шить ему нѳсуществующій плюсъ непережитыхъ воспоминаній, по скольку
только я ввожу в ъ его мозгъ соотвѣтствующія представления. Если я
загипнотизированному скажу: « в ы можете говорить по санкритски», то
онъ не съумѣетъ говорить н а этомъ языкѣ (если никогда ему не учился)
но, если я ему скажу: вы то-то и то-то пережили, сдѣлали, сказали
задумали, и т. д., то онъ будетъ убѣжденъ в ъ томъ, что о н ъ в ъ дѣй
ствительности это сказалъ, сдѣлалъ, задумалъ, вполнѣ пріобшить это вну
шеніе к ъ воспоминаніямъ своей прошедшей жизни и дополнитъ его в ъ
тѣз^ъ частяхъ, гдѣ гипнотизеромъ оставлены пробѣлы (напр. в ъ уномя-
нутомъ случаѣ содержимое кошелька). Одинъ восьмилѣтній мальчикъ, к о -
тораго я демонстрировалъ юридическому обществу в ъ Цюрихѣ, подъ
вліяніемъ моего внушенія божился, что одинъ и з ъ стоящихъ нредъ
нимъ адвокатовъ 8 дней тому назадъ укралъ у него носовой платокъ.
На дальнѣйшіе разспросы по этому поводу о н ъ самъ присовокупилъ еще
точное указаніе мѣста и часа. Пять минутъ спустя я внушилъ ему,
что всего этого не было, и что о н ъ никогда этого не утверждалъ. И

с р е д с т п о м ъ , вслѣдствіѳ чеговоспоминаіііѳ объ э т и х ъ у ж а с а х ъ возникло у него лишь


ыѣоколько ч а с о в ъ спустя. Здѣсі> мы т а к и м ъ оі)ра.эомъ ішѣѳыъ дѣло съ чистѣй-
шей halliicinatioti r e t r o a c t i v e ЛегяйегѴн'а. съ той только р а з н и ц е й , что она с а м о -
п р о и з в о л ь н а , не пнушеиа и по.эинкла н а поч/гЬ душоннаго раястройства.
Другой помѣшанішй нзъ н а ш е г о запедвнія с а м ъ внушилъ сооѣ отрицатрльныя,
ложпыіі восноминанія, и.чъ к о т о р ы х ъ обра.чопалъ б р е д о в у ю идею о т а к ъ н а з ы -
в а е м ы х ъ „ т и о р ч е с к и х ъ и к т а х ъ " Онъ, нанрнмѣръ, г о п о р и т ъ мнѣ: „г-нъ дирѳкторъ,
э т о т ъ столъ (стояний уже много лѣтъ подрядъ па одііомъ и т о м ъ жѳ иѣстѣ пъ
аалѣ, с л у ж а щ е м ъ для разплеченіл болііНыхі.) появился лишь сегодня утромъ.
Р а н ь ш е его здѣсь не было; э т о — а к т ъ т в о р е н і я . Вы, п р а в д а , у т в е р ж д а е т е , что
это обманъ чувствъ съ моей с т о р о н ы , но вы вынуждены т а к ъ г о в о р и т ь подъ
в л і я н і е м ъ высшей силы. Л е г к о , однако, д о к а з а т ь , что э т о і ъ больной е щ е з а д о л г о до
этого зналъ э т о т ъ столъ и имъ в с е г д а пользовался, слѣдователыю здѣсь въ дѣй-
ствительности не было н и к а к о й отрицательной галлюцинаціи. Иослѣдняя здѣсь
з а к л ю ч а е т с я лишь в ъ в о с н о м и н а п і и н в о з н и к а е т ъ в ъ моментъ с о з е р ц а н і я о б ъ е к т а
( к а к ъ при н а с т о я т , е м ъ ложноыъ восномипаніи), который и з ъ п р о ш е д ш а г о вы-
ч е р к и в а е т с я вмѣсто того, чтобы е щ е р а з ъ быть въ ііемъ восиропзнедепиымъ.
П о д ъ вліяніемъ т а к и х ъ о т р и ц а т е л ь н ы х ъ л о ж н ы х ъ восномннаній (ретр(іаігтивныхъ
о т р и ц а т е л ь н ы х ъ галлюцииацій) больной всюду видить творчѳскіе акты нодоб-
наго рода.
Hallacination retroactive или виушенпое ложиоѳ воспомииаиін. Cjg

мальчикъ с ъ такой ж е увѣренностью, вопреки негодующимъ напомина-


ніяхъ юриста, отвергаетъ только чт,о сдѣланное иоказаніе.
Выясненіе этого высоко-важнаго факта мвогочисленными примѣрами —
великая заслуга ВегпЬеіт^ъ., который такія ретроактивныя внушенія
дѣлалъ даже коллективно, создавая тѣмъ рядъ ложныхъ свидѣтелей,
съ глубочаПшей убѣжденностыо дававшихъ свои показанія. Bernheim
указадъ на то, что поцобныя ложныя воспоминаніл особенно легко вну-
шаются н а я в у дѣтямъ, инстинктивно склоннымъ усвоивать в ъ большей
или меньшей мѣрѣ все, что имъ в ъ извѣстномъ тонѣ говорится взро-
слыми. И въ дѣйствительности во многихъ случаяхъ, когда на фантазію дѣй-
ствуютъ сильныя впечатлѣнія, внушепіе можегь имѣгь успѣхъ и безъ
предшествовавшаго гипнотичесчаго сна, особенно-же у дѣтей и людей сла-
б ы х ъ , а потому ясно, какъ велика опасность внушенія имъ какого н и -
€удь ложнаго показанія, особенно ложныхъ признаній, суггестивными
вопросами самого судебнаго слѣдователя.—Какъ указалъ Bernheim, по-
добные случаи в ъ уголовныхъ процессахъ дѣйствительно нерѣдко проис-
ходили. И з ъ исторіи знаменитыхъ процессовъ юристы навѣрное съумѣюгь
извлечь нѣсколько подобныхъ случаевъ.
А. DelbrUcK (1. с . ) приводитъ одинъ очень интересный разсказъ
поэта Gottfried'a. Keller & ( D e r grline Heiurich, н о в . и з д . , гл. 8 ,
стр. 1 0 7 и т. д.: Kinderverbrechen), представляющій собою ничто иное,
какъ описаніе одного великолѣпнаго случая вііушеннаго ложнаго воспо-
минанія, ретроактивной галлюцинаціи. Описаніе Keller ь. такъ правдиво и

«) Gottfried Keller, „Der grilne H e i n r c h " нов. изд. 1889 г. стр. 107 н т. д. Н о
я не тратилъ лишпихъ словь іі усилидъ все свое вниманіе, дабы ничто изъ про-
исходящаго иѳ ускользнуло отъ моихъ глазъ и ушей. Нагруженный всѣмн этими
впечатлѣиіями, я снова направился по улицѣ домой, и здгсь въ тиши комнаты
возбужденная фаптазія начала переработывать матеріалъ, создавая узоры г р а н -
діозныхі. грозъ. Оніі—эти грезы—переплетались у меня съ дѣйствит.'льностью,
т а к ъ что я едва снособенъ былъ отличить икъ отъ послѣдней.
Только такимъ способом!, я, между прочимъ, нахожу возможиымъ уяснить
себѣ, одну Бсторію, к о т о р а я приключилась со мною приблизительно на седь-
момъ году жизни н иначе осталась бы для меня совершенно непонятной. Однажды
я спдѣлъ за столомъ, занятый какой-то игрунікой, н бормоталъ про себя нѳ-
приличныя, весьма грубый слова, аначеніе которыхъ было мнѣ непонятно п ко-
торый я вѣроятно подхватилъ на улнцѣ. Одна женщнна, сидѣвшая въ это время
в ъ гостяхъ у моей матери, услышала эти слова и обратила на нихъ ея внима-
ніе. Съ серь'езнымъ видомъ обѣ женщины спросили меня, кто научилъ меня
этимъ словамъ, особенио-іке настойчиво спрашивала чужая ясѳнщина, что меня
удивило, п, подумавъ одну минуту, я назвалъ одного мальчика, к о т о р а г о обык-
новенно встрѣчалъ въ школѣ. Затѣмъ я тотчасъ же ирисоединилъ еіи,е
двухъ-трехъ друі'ихъ мальчпковъ, псе 12—13 лѣтпяго в о з р а с т а , съ которыми я
«два ли обмѣнялся хоть разъ словомъ. Ч р е з ъ нѣсколько дней учитель, къ моему
удпвлепію, задержалъ послѣ уроковъ меня и 4-хъ укдзаниыхъ мальчиковъ., кото-
рые мнѣ представ.іялисі. почти совсѣмъ взрослыми, т а к ъ к а к ъ они были значи-
тельно с т а р ш е и выше меня ростомъ. Явился также пасторъ, давившій уроки
Закона Бпа;ія и пообпі,ѳ стоявшій во главѣ школы, сѣлъ съ учителсмъ з а столъ
и велѣлъ мнѣ сѣсть рядомъ съ нимъ. :\Іальчикн же, н а о б о р о т ъ , должны были
выстроиться нредъ столомъ въ смиренномъ ожиданіи предстояпіаго. И
вотъ въ торжественномъ тонѣ имъ нредложенъ былъ вопросъ, говорили ли они
g^ H e l l u c i n a t i o n r e t r o a c t i v e или илушевное ложвое воспомлваніе.

воспроизводитъ всѣ детали психодогическаго феномена съ такою точностью,


что я вмѣстѣ съ Delhriick''owb должевъ допустить, что поэтъ самъ п е -
режилъ все имъ разсказанное. Это тѣмъ ъѣроятнѣе еще потому, что
Keller, к а к ъ извѣстно, в ъ «зеленомъ Генрихѣ» (fleinrich Lee) олице-
творилъ многія явленія собственной жизни. Heiiirich'y Lee было в ъ м о -
ментъ этого разсказа 7 лѣгь отъ роду. Прибавлю к ъ этому, что у ма-
ленькихъ дѣтей, особенно 2 — 4 лѣтняго возраста, всякій можетъ к о н -
статировать необыкновенную воспріимчивость к ъ внушенію и способность
сиѣшивать вымыселъ съ дѣйствительностыо.
Разсвазъ Keller ъ, и надлежащее толкованіе его имѣютъ тѣмъ боль-
шее научное значеніе, что во времени появленія «зеленаго Генриха
ученіе о ваушеніи было еще совершенно пеизвѣстно, и Keller запи-
салъ свое превосходное наблюденіе ваѣ воздѣйствія какихъ-либо т е о -
рій и изслѣдованій.
Въ психіатріи давно уже извѣстны случаи ложныхъ самообвиневій,
когда душевно-больные, приводя нодробнѣйшія детали, сами обвиняютъ
себя в ъ несовершенномъ преступленіи и отдаются в ъ распоряженіе суда.
Раваымъ образомъ извѣстны также случаи ложныхъ обвиненій ими
другихъ людей. Всѣ эти явленія до сихъ поръ разсматривались

иввѣстныя с л о в а в ъ м о е м ъ присутствіи. Оии отвѣтили полнымъ н е з н а н і е м ъ и были


очень удивлены. Затѣмъ п а с т о р ъ спросилъ меня: „гдѣ ты услыхалъ т а к і я
слова отъ э т и х ъ мальчиковъ?" Я т о т ч а с ъ снова п о п а л ъ ві. колею н, не к о л е б -
лясь, отвѣтилъ съ сухой к а т е г о р и ч н о с т ь ю : „въ рощѣ B r U d e r l e i n ! " Э т о — р о щ а , н а
р а з с т о я н і и одного ч а с а отъ г о р о д а , въ к о т о р о й я въ жизни своей н и к о г д а н&
былъ, но н р о к о т о р у ю слыхивалъ очень часто. „ Н о к а к ъ это случилось, к а к ъ
вы туда попали?" послѣдовалъ дальнѣйшій д о н р о с ъ . Я р а з с к а з а л ъ , к а к ъ в ъ
одинъ п р е к р а с н ы й день мальчики уговорили меня пойти съ ними гулять и в з я л и
съ собою въ лѣсъ, и при .этомъ о а и с а л ъ д а ж е , к а к ъ б о л ь ш і е мальчики заби-
р а ю т ъ съ с.обом м а л е н ь к и х ъ для участія въ ш а л о с т я х ъ . Обвиняемые были в н ѣ
себя и клялись со слѳзама н а г л а а а х ъ , что иные и з ъ н и х ъ были д а в н о , а иные
и в о в с е н и к о г д а не бывали в ъ отой рощѣ, по к р а й н е й »іѣрѣ со мною! П р и а т о м ъ
они смотрѣли на меня со с т р а к о м ъ и ненавистью, к а к ъ на ядовитую змѣю, и
хотѣли уже о б р у ш и т ь с я н а меня съ у п р е к а м и и в о п р о с а м и , но были п р и з в а н ы
к ъ порядку, ц миѣ п р е д л о ж е н о было у к а з а т ь д о р о г у , по к о т о р о й мы шли. П о -
слѣднял т о т ч а с ъ же ясно обозначнласі. предъ «іоими гла;шіііі, и возбужденный
оипо;шціей и о т р и ц а и і е м ъ с к а з к и , в ь к о т о р у ю я с а м ъ уже пЬрилъ, т а к ъ к а к ъ
и н а ч е не могъ объяснить себѣ дѣОствительиой сущности р а з ы г р ы в а в ш е й с я п р е д о
мною сцены, я у к а з а л ъ и д о р о ж к и и т р о п и н к и , вѳдуіція к ъ даігному мѣсту. Всѣ
отіі д о р о ж к и я зііалъ т о л ь к о по слухамъ и, х о т я я е д в а слѣдигь з а собою, рѣчь
моя лилась свободно, б е з ъ .эаминки. Я р а з с к а з а л ъ , к а к ъ мы но д о р о г ѣ
сбивали орѣхи, р а с к л а д ы в а л и огонь, ж а р и л и к р а д е н ы й к а р т о ф е л ь и ж е с т о к о но-
колотилп одного к р е с т ь я н с к а г о мальчика, к о т о р ы й хотѣлъ намъ помѣшать в ъ
э т о м ъ . П р и б ы в ъ в ъ лѣсъ, мои спутники з а б р а л и с ь н а высокія елн и, с ъ
высоты въ те-іячьемъ восторгѣ, стали обзывать н а с т о р а и учителя спеціальными
п р о з в и щ а м и . Эти нро.чвища я, р а з м ы ш л я я о впѣшности п а с т о р а и учителя,
давно уже с а м ъ выдумадъ, но пе п}!оизцосилъ и х ъ вслухъ. Въ НИСТОІІІЦѲМЪ
случаѣ я т о т ч а с ъ ж е в о с п о л ь з о в а л с я ими, и гиѣвъ учителей былъ столь-же в е -
ликъ, к а к ъ и изумленіе обвиненныхъ л а л ь ч и к о в ъ . С о с к о ч и в ъ с ъ д е р е в ь е в ъ , маль-
чики нарѣзали большіо прутья и велѣли мнѣ т а к ж е в з о б р а т ь с я на д е р е в о и н а
в е р х у в ы к л и к и в а т ь тѣ-аге насмѣіпливыя нро::иища, но я о т к а з а л с я отъ э т о г о ;
т о г д а они крѣіііѵО іірппязалп меня къ д е р е в у іі билн меня прутьями до тѣхъ п о р ъ ,
п о к а я не (;талъ в ы к л и к и в а т ь все, чего они желали, а таіисѳ и тѣ нѳііриличныя
Hallucination r e t r o a c t i v e или ішушеиное ложаое восоонинаніѳ.

просто, какъ бредовыя идеи, обусловливаемыя бредомъ грѣховности или


иреслѣдованія, истеріей, маніей и т. д . , что в ъ большинствѣ случаевъ
въ дѣйствительности имѣетъ мѣсто. Больные убѣждены в ъ ихъ существо-
ваніи; бредовыя идеи суть вообще насильственныя самовнушенія, о б у -
словливаемыя душевной болѣзиью. Но бываютъ случаи, когда эти само-
обвиненія обнаруживаютъ типичный, суггестивный характеръ и связаны
лишь с ъ весьма незначительнымъ отвлоненіеіиъ нормальной душевной
жизни. Я самъ наблюдалъ одного мужчину, который обвинялъ себя в ъ
убійствѣ, в ъ дѣйствительности совершенномъ другимъ лицомъ, и при
этомъ проявлялъ только очень слабо выраженное меланхолическое н а -
строеніе. Чрезъ нѣсколько дней о н ъ пришелъ в ъ себя и заявилъ, что
на него большое впечатлѣніе произвело соотвѣтствующее дѣйствительное
убійство; незадолго до того онъ навѣщалъ укрывательницу убійцы, и вотъ
вдругъ ему показалось, будто о н ъ совершилъ убійство; всѣ отдѣльныя
явленія, которыя его фантазія при этомъ создавала, нредставлялись ему
въ такомъ видѣ, точно о н ъ и х ъ самъ пережилъ; о н ъ былъ в ъ этомъ
убѣжденъ и не могъ поступить иначе, к а к ъ передать себя в ъ распоря-
ніе полиціи и во всемъ открыться. Теперь ему ясно, что все э т о
было только обманъ, точно какой-то сонъ. Съ вышеприведеннымъ с х о -

с л п в а . Тѣмъ временѳмъ они куда то исчезли з а моей спиной; в ъ т о т ъ ж е м о м е н т ъ


подошѳлъ одинъ крестьянинъ и, услыхавъ мои нѳприличныя рѣчи, в ы д р а л ъ меня
з а уши. „ П о с т о й т е вы, злые мальчики!" крикнулъ оііъ, „ в о т ъ этого я уже п о й -
м а ю ! " и далъ мнѣ нѣскоіько у д а р о в ъ . Затѣмъ онъ т о ж е ушелъ н о с т а в и л ъ меня
в ъ лѣсу, а между тѣмъ схНло уже с м е р к а т ь с я . Съ большимъ т р у д о м ъ я в ы р в а л с я
изъ моихъ узъ п побѣжалъ ч р е з ъ темный лѣсъ домой, но д о р о і оП заблудился, по-
ііалъ в ъ глубокій п р у д ъ , к о т о р ы й до конца лѣса ч а с т ь ю п р о п л а в а л ъ , частью исхо-
дилъ въ б р о д ъ и т а к ъ , п р е о д о л Ь в ъ нѣкоторыя опасности, в ы ш е л ъ на н а с т о я щ у ю
д о р о г у . Н о т у т ъ н а меня н а п а л ъ е щ е одинъ большой к о з с л ъ , я б ы с т р о в ы р в а л ъ
изъ з а б о р а к о л ъ , одо.іѣлъ его и о б р а т п л ъ в ъ бѣгство.
Н и к о г д а в ъ школѣ я н е о б н а р у ж и в а л ъ т а к о г о к р а с н о р ѣ ч і я , к а к ъ во в р е м я
э т о г о р а з с к а з а , я никому не п р и ш л о въ голову с п р а в и т ь с я у моей м а т е р и , в о з -
в р а т и л с я ли я однажды домой вымокшій и ночью? Н а о б о р о т ъ , с ъ м о и м ъ нри-
кдюченіемъ приводили въ связь удостовѣрениое непосѣщеніѳ тѣмъ или другимъ
м а л ь ч и к о м ъ школы к а к ъ р а з ъ в ъ у к а з а н н о е мною в р е м я . Повѣрили к а к ь моей
молодости, т а к ъ и моему р а з с к а з у ; цослѣдній уналъ с о в е р ш е н н о неожиданно с ь
я с н а г о н е б а м о е г о о б ы ч п а г о м о л ч а н і я . Обвиненные—беаъ в с я к о й вины сі. и х ъ
стороны—осуждены были, к а к ъ р а с п у щ е н н ы е , дурные м а л ь ч и к и ; своимъ у п о р -
нымъ ѳдиногласнымъ о т р н ц а н і е м ъ , справедлнпымъ н е г о д о в а н і е м ъ и о т ч а я н і е м ъ
ови е щ е ухудшили с в о е дѣло; они были подвергнуты с а м ы м ъ т я ж е л ы м ъ ш к о л ь -
нымъ н а к а з а н і я м ъ , п о с а ж е н ы на позорную с к а м ь ю и сііерхъ т о г о получили е щ е
нахлобучку отъ споихъ р о д и т е л е й .
Наовколько я т е п е р ь все ото п р и п о м и н а ю , причинеппан мною нѳііріятность была
для меня не только б е з р а з л и ч н а , по скорѣе я нспытывалъ е щ е пѣкоторое удо-
влетвореніѳ, при мысли, что с п р а в е д л и в о с т ь т а к ъ к р а с и в о и наглядно увѣнчала
мою п о э т и ч е с к у ю выдумку, что произошло и п е р е ж и т о было нѣчто и к с т р а о р д и -
н а р н о е и все ото б л а г о д а р я моему творческому таланту. Я совершенпо не по-
нималъ, почему н а к а з а н н ы е мальчики т а к ъ в о з м у щ е н ы и злы н а меня, т а к ъ к а к ъ
течепіо всей э т о й и с т о р і и р а з в и в а л о с ь с а м о собою, и я столь лее мало могъ
его измѣнпть, к а к ъ с т а р ы е боги ф а т у м ъ . (Лослѣлнее объяснепіо Keller'a оче-
пидно соотвѣтствуотъ больше послѣдующей рефлексіи в з р о с л а г о п о э т а , а не
ноносредственному ппочатлі.нію робопка).
Сииулядія и дисимуляпДя гипноза

денъ также случай Мопакоіѵ''ь, (самообвиненія н а почвѣ слабоумія и


меланходіи 1 8 8 5 ) , в ъ которомъ одна, никогда не р о ж а в ш а я , ж е н щ и н а о б -
виняла себя въ дѣтоубійствѣ, совершенномъ другимъ лицомъ. У пѣкото-
р ы х ъ истериковъ и фантастовъ мы наблюдаемъ подобиое-же состояиіе!
э т и люди постоянно обманываютъ и другихъ, и себя самихъ, но в ъ дѣй-
ствительности не в ъ состояніи ясно отличить пережитое о т ъ вымысла.
Они лгутъ и сочиняютъ полу- или совершенно безсознательно. Психо-
логію т а к и х ъ людей понимаютъ совершенно превратно, приписывая и х ъ
л ж и в ы м ъ показаніямъ значеніе сознательныхъ лжей. Э т о — и н с т и н к т и в -
н ы е лгуны; о н и н е могутъ не лгать, и, если даже и х ъ заклинать,
бить, презирать, употреблять, для отученія о т ъ л ж и , всевозможяѣй-
ш і я средства доброты и строгости, о н и всетаки по прежнему будутъ
автоматически сочинять глупѣйшія, безсмысленвыя небылицы. Я в ъ
молоаости самъ наблюдалъ такого яесчастнаго т о в а р и щ а , котораго тщетно
подвергалъ разнообразнѣйшимъ методамъ леченія. Способность подоб-
н ы х ъ самовнушеиій о н ъ унаслѣдовалъ о г ь своей матери, которой о н ъ
никогда не зналъ, которая покинула его чрезъ нѣсколько недѣль послѣ
р о д о в ъ . — З д ѣ с ь мы имѣемъ дѣло с ъ коііституціональпымъ дефектомъ мозга
rasp, душевной ж и з н и , имѣющимъ пѣчто общее с ъ постоянной болѣзнея-
ной воспріимчивостью к ъ самовнушенію. Главный симптомъ этихъ пато-
логическихъ лгуновъ можно обозначит^, к а к ъ pseudologia p h a n t i s t i c a
(см, DelbriiCK. 1. е . ) .
§ 1 4 . Симуляція и диссимуляція гипноза. И з ъ всего в ы ш е и з -
ложеннаго всякому внимательному читателю должно быть ясно: 1 ) что
мнѣніе невѣрующихъ «esprits forts>, считающихъ гипнозъ запросто
шарлатанствомъ, покоится на одностороннемъ предубѣжденіи, не удо-
стовѣренномъ самостоятельной проверкою фактовъ; 2 ) что с ъ д р у -
гой стороны, по п р и з я а и і ю всѣхъ лучшихъ ѳкспериментаторовъ,
гианотичвскіе опыты требуютъ точной критики и самокритики.
Прежде всего всякШ гипнотизируемый субъектъ — слабъ, податливъ и с т а -
рается отгадать намѣренія гипнотизера, дабы послѣдовать его внушеіпю,
но э т о — н е симуляція, а воспріимчивость к ъ послѣднему, т . е . пласти-
ческая приспособляемость путемъ диссоціаціи мозговой дѣятельности. При
этомъ должно тщательно наблюдать тѣ противорѣчія, которыя проявля-
ются между поведеніемъ загипнотизированнаго субъекта в ъ области
нижняго сознанія и его показаніями в ъ области верхняго, принять во
вниманіе амнезію и т . д . , считая его столь-же мало «сознательнымъэ
симулянтоыъ, к а к ъ и «безсознательнымъ автоматомъ. Далѣе нѣкоторые
люди сіімулируютъ симптомы гипноза полубезсоанательно, в ъ с и л у болѣз-
ненноіі страсти к ъ обману и лганью. Это—въ большинствѣ случаевъ
истеричные субъекты или в ы ш е о п и с а н н ы е лгуны. Но т а к ъ к а к ъ эти
люди, к а к ъ мы видѣли сами, вѣрятъ в ъ свои басни, то гипнозъ и х ъ
Оимуляція II дисиыуляціи гипиоза. 9"J

никогда нѳ бываетъ ни вполнѣ реальнымъ, ни ваолнѣ притворнымъ.


Они забавляютъ себя гипнозомъ, присоединяютъ свои самовнушеніл, з а
частую подчиняются только тѣмъ внушеніямъ, которыя соотвѣтствуютъ
ихъ капризамъ. Чѣмъ фантастичнѣе, театральнѣе внушеніе, тѣмъ лучше
оно обыкновенно удается у нихъ. Э т о — к р а й н е ненадежные паціеиты.
Извѣстныя медицинсвія школы—прежде всего школа S a l p e t r i 6 r e — к ъ с о -
жалѣнію, совершили большую ошибку, производя свои эксперименты надъ
такими индивидуумами.—Съ другой стороны нѣкоторые ограниченные
люди думаютъ, что отъ нихъ требуютъ только того, чтобы они показали
себя спящими, и симулируютъ «изъ любезности к ъ экспериментатору».
Bernheim обратилъ н а это вниманіе. Однако, путемъ самоконтроля,
точно посіавленными вопросами очень легко открыть псточникъ такихъ
ошибокъ. Въ противоположность этому нѣкоторые тщеславные субъекты
потомъ стыдятся того, что ихъ гипнотизировали, и утверждаютъ, что симули-
ровали, тогда какъ в ъ дѣйствительности они были хорошо загипно-
тизированы. Bernheim спеціально обратилъ вниманіе на эти случаи,
которые я тоже нѣсколько разъ паблюдалъ. Р а з ъ это раскрыто нами,
обыкновенно достаточно нѣсколькихъ правильно примѣненныхъ внушеній,
чтобы принудить и х ъ н а подлежащемъ мѣстЬ к ъ добровольному призна-
нію ложнаго ноказанія. Другіе-Hte, наоборотъ, находятся в ъ искреннемъ
убѣжденіи, что и х ъ не гипнотизировали, такъ к а к ъ не находятъ у себя
никакихъ признаковъ амнезіи, «Они-де вовсе и не хоіѣли» попы-
таться опустить свою руку. В ъ такихъ случаяхъ достаточно одного смѣ-
даго обращения к ъ нимъ: « н у , попробуйте это со всей своей силой, я
нозволяю вамъ это; прошу васъ о б ъ этомъ, — но вы этого не.
можете *.
Если обнаружить недовѣріе к ъ загипнотизированному субъекту, то
можно пезамѣтно ему внушить, что о н ъ симулировалъ, и такимъ обра-
зомъ получить отъ него ложное притворное признаніе (ложное восао-
минаніе), Я видѣлъ классическій случай такого рода, вызванный однимъ
недовѣрчивымъ врачемъ:
Одинъ загипнотизированный субъектъ приіпелъ ко мнѣ в ъ слеаахъ,
заявляя, что о н ъ совсѣмъ не спалъ, что все это — одинъ обманъ, что онъ
ощущалъ всѣ уколы иглою, а постгинвотическія явленія продѣлалъ
только для того, чтобы мнѣ угодить и т. д. Рядомъ съ пимъ, с ъ
серьезнымъ выраженіемъ лица, стоялъ врачъ, вырвавгаій у него это при-
знание (естественно съ помощью суггеетивныхъ вопросовъ и вполнѣ намѣ-
ренно). Я для виду согласился с ъ этимъ, прочелъ загипнотизирован-
ному внушительную лекцію, сказалъ ему, что о н ъ долженъ стыдиться
такой бсзхарактерности и заставилъ его поклясться, что отнынѣ онъ всегда
будетъ говорить мнѣ одну только правду, что о н ъ мнѣ и оОѣщалъ, глу-
боко взволнованный. Какъ э т а сцена не была трогательна я , однако.
Проф. Forel. Гипяотизмъ. 7
JQ2 Симуляція и дисимуляція гипноза.

зналъ очень хорошо, что о н ъ не симулировалъ, такъ какъ б ы л ъ в ъ г л у -


бокомъ гипнозѣ, в ъ состояніи полнаго сомнамбулизма. Выраженіе его
лица в ъ гипиозѣ и при пробужденіи было таково, что не могло быть
симулировано. Тотчасъ-же послѣ клятвы и примиренія с ъ нимъ, я снова
загипнотизировалъ его в ъ приеутствіи врача. Затѣмъ я внушилъ ему
анэстезію руки. Первые два укола иглой имъ еще ощущались, что о н ъ
а показалъ в ъ гипнозѣ; дальнѣйшихъ-же уколовъ о н ъ абсолютно уже
не чувствова.іъ, совершенно отрицая и х ъ , и всѣ остальныя внушенія
удались какъ раньше. По пробужденіи онъ ноказалъ, что ощущалъ только
два укола иглой, о всѣхъ-же остальныхъ не имѣлъ никакого нредста-
вленія, хотя многіе нозднѣйшіе уколы были глубже нервыхъ. Это успо-
коило загиинотизированиаго и послужило поученіемъ для врача.
Oscar Vogt присовокупляетъ еще слѣдующее {Ъогеі, hypnot.
3 изд.).
<Подобныя признанія въ иритворствѣ естественно могутъ покоиться
и н а самовнушеніяхъ. Въ такомъ случаѣ они предполагаютъ извѣстное
воздѣйствіе, сопровождающееся, самое большее, скоропреходящей амне-
зіей, Сообщимъ здѣсь 2 случая подобнаго рода».
«Паціентъ с ъ здоровой нервной системой н а 2 - о и ъ сеансѣ впадаетъ
въ сомнамбулическое состояніе. Нѣкоторые приказы о н ъ выполняетъ
точно в ъ постгипнотическомъ періодѣ. Передъ уходомъ отъ врача п а -
ціенгу внушается амнезія относительно выполненныхъ приказовъ. Паціентъ
оставляетъ врача в ъ состояніи полной амнезіи. Черезъ 3 дня паціентъ
возвращается и заявляетъ, что онъ не былъ загипнотизированъ. Онъ-де
все знаетъ. Приказы о н ъ выполнялъ лишь в ъ угоду врачу, амнезіи вовсе
не было; это обстоятельство вызвало представленіе, что о н ъ вообще не
былъ загипнотизированъ. Новый гипнозъ убѣдилъ паціента в ъ проти-
воположномъ».
«Врачъ, очень склонный к ъ самовнушепію, подвергается гипнозу.
Паціентъ впадаетт в г состояніе сомнамбулизма, Постгипиотическая галлю-
цинація и постгипнотическое выполненіе одного приказа удаются вполнѣ.
Паціентъ, страдающій безсонницей, долженъ вечеромъ принять глотокъ
воды и затѣмъ сейчасъ-же уснуть. По пробужденіи паціента одолѣваетъ
сомнѣніе, спалъ-ли онъ; при этомъ о н ъ находится в ъ состояніи полной
амнеаіи. Въ теченіи дня амнезія исчезаотъ. Вечеромъ о н ъ начинаетъ
сильно сомнѣваться в ъ томъ. былъ-ли о н ъ вообще загипнотизированъ.
Т а к ъ какъ это все-таки возможно, о н ъ береіті еще одинъ глотокъ воды,
но уже не засыпаетъ послѣ этого. Теперь о н ъ уже твердо убѣжденъ в ъ
томъ, что не былъ загипнотизированъ.
И з ъ вышеизложеннаго видно, что двѣ послѣднія категоріи обмановъ
не представляютъ никакихъ серьезныхъ затрудненій, тогда к а к ъ первая
(истерическіе субъекты и патологическіе лжецы), благодаря тѣснѣйшему
Сииуляція н аисвмуляція гипноза. gi^

переплетенію ея съ дѣйствитедьнымъ гиіінозомъ, часто абсолютно не


поддается выясвенію. Остается сказать еще нѣсколько словъ о ясно
сознаваемой симуляціи с ъ какой-нибудь опредѣленной цѣдью. Это тоже
можетъ случиться и сначала ввести в ъ заблужденіе, такъ какъ первый
гипнозъ требуетъ осторожности. Но симулянтъ, если о н і уже слишкомъ
хорошо вдумывается в ъ роль, рвскуетъ быть дѣйствительно пойманнымъ,
т. е. загиішотизировапнымъ. А в ъ противиоиъ случаѣ, если онъ не вду-
мывается, то не долго продержитъ в ъ заблужденіи опытнаго акепе-
риментатора. К ъ тому же такой обманъ имѣетъ лишь значеніе наивной
шутки, которую позволяютъ себѣ очень немногіе, но отнюдь не больные,
ищущіе исцѣленія.
Въ «Berliner Klinische Wochenschrift» № 4 6 отъ 1 7 Ноября 1 8 9 0 г.
проф. Fr. Fuchs ( в ъ Боннѣ) обнародовадъ иодъ заглавіемъ «Комедія
гипноза» весьма смѣшное, язвительно-сатирическое описаніе гиннотиче-
саихъ демонстрацій какого-то «заграничнаго а р т и с т а » , — в ъ уверенности,
что одного сомнамбулиста о н ъ разоблачилъ, к а к ъ симулянта. Если п р и -
нять во вниманіе сообщеніе Fuchs'a. о «важномъ открытіи дѣйствія ле-
карствъ в ъ закрытыхъ сосудахъ н а р а з с т о я ш и > , которымъ названный
<артистъ» осчасгливилъ человѣчество, а р а в н о невѣроятную, лишенную
всякой критики, постановку видѣнныхъ имъ у него экспериментовъ,
едва-ли мы ошибемся, предположивъ въ упомянутомъ артистѣ и п р о -
фессорѣ д - р а Luys'h (Парижъ). Если-жъ проф. д - р ъ Fuchs дѣйстви-
тельно ознакомился с ъ гипнотизмомъ только чрезъ посредство д - р а
Luys'a., то критику его я не могу не считать совершенно неудовлетвори-
тельной. Но иаъ того, что Luys и въ анатоміи мозга проявилъ почти
такое ж е отсутствіе критики, описавъ системы волоконъ, видѣнпыя имъ
только одннмъ, несомнѣнно несуществующія и т, д . , нельзя вѣдь заключать,
что и анатомія м о з г а — к а к о й то фаптастическій бредъ. Тѣмъ не менѣе
таковъ приблизительно выводъ проф. Fuchs'a относительно гипнотизма.
Жнтереснѣе попытка проф. Fucfis'a, касающаяся одного безунреч-
наго молодого человѣка, публично загипнотизированнаго г-номъ Krause
въ Боннѣ, попытка доказать, что молодой человѣкъ игралъ комедію.
Впослѣдствіи проф. Fuchs самъ для контроля загипнотизировалъ этого
молодого человѣка. И вотъ, нередъ гиннозоыъ о н ъ сдѣлалъ е м у — п р а в д а ,
не сознавая того, по все таки весьма настойчиво—цѣлый рядъ разнаго
рода внушеній, выполненіе которыхъ его навело н а мысль о симуля-
Ціи. Наар. о н ъ аастоятельно внушаегъ молодому человѣку, что о н ъ н о -
томъ, в ъ гипнозѣ, будетъ сдавливать его nervus radialis, послѣ чего
соотвѣтствующія мышцы станутъ сокращаться, а н а самомъ дѣлѣ д е -
монстрируетъ ему движенія, вызываемый иннерваціей срединнаго нерва.
Это внушеніе, сдѣлавное проф. Fuchs'owb н а яву, естественно а к к у -
ратно выполняется индивидууиомъ и в ъ гипнозѣ. Проф. Fuchs, однако,

I 00 Симулядія и ДИСИУуіЯЦІЯ ГИПИ03І1.

восклицаетъ: пойманъ! симуляція! и т. д., но затѣмъ выставляетъ н а


видъ молодому че.іовѣку его «сймуляцію> и, наконецъ, доводить его
до созианія (опять съ помощью суггестивныхъ вопросовъ!), что онъ в ъ
гипновѣ, «можетъ быть, безсознательно играетъ комедію». Дабы оставить
молодому человѣку открытымъ «путь к ъ почетному отступленію», слѣ-
довательно и з ъ видовъ чистой гуманности, проф. Fuchs не настаивалъ
на полномъ сознаніи. А что о н ъ таковое, по желанію, могъ-бы в н у -
шить ему ретроактивно, совершенно такг-же, какъ выше цитиро-
ванный врачг^ в ъ этомъ, конечно, сомнѣній быть не можетъ. Вопреки
упомянутому разоблаченію проф. Fuchs'a,, молодой человѣкъ несо-
мнѣнно не симулировалъ.
Въ заключеніе, проф. Fuchs приводить и з ъ своей практики одинъ
рельефный случай суггестивнаго излеченія блефароспазма электрическимъ
токомъ, въ каковомъ случаѣ исцѣленіе, по его объясненію (совершенно
тождественному с ъ нашимъ!), вызвано не электричествомъ, а соотвѣт-
ствуюшимъ прѳдставленіемъ.
Дѣйствительно интересно и въ то ж е время поучительно прослѣдить,
какъ все изложеніе проф. Fucha'a, отъ А до содержитъ, правда не
предусмотрѣнное авторомъ, но доходящее почти до мелочей подтверждепіе
ученія о внушеніи, а равно столь ж е строгое осужденіе ученій школы
Charcot (впрочемъ, больше всего ваблужденій Luys\).
§ Значеніе внушенія. Ссылаясь на вышесказанное, мы можемъ
высказаться кратко. Прежде всего значеніе ъщшшя--психологическое
и психо-физіологическое. Оно даетъ психологу в ъ руки естественно-
научный экспериментальный методъ, которымъ о в ъ до сихъ поръ не
располагалъ. И какой это удивительно тонкій и разнообразный реагентъ,
съ помощью котораго можно видоизмѣнять всѣ свойства души, вплоть до
тончайшихъ нюансовъ логики, этики и эстетики f c p . О. Уоді ниже, а
равно случай амнезіи и з ъ диссертаціи д - р а Naef'&).
При ближайшемъ разсмотрѣніи внушеніе представляется вмѣшатель-
ствомъ въ ассоціативную динамику нашей души. Оно диссоціи-
руетъ то, что было ассоціировано и ассоціируетъ то, что не было
ассоціировано. Н о главное ея воздѣйствіо — задерживающее, дис-
соціація ассоціированныхъ ( н е сознаваемыхъ) автоматизмовъ души
(мозга). У загипнотизированнаго диссоціированная динамика большого
мозга находится в ъ состояніи слабости, «гипотаксіи», в ъ противопо-
ложность хорошо концентрированной и ассоціированной динамикѣ г и п -
нотизера, которая чрезъ посредство органовъ чувствъ насильственно ей
навязываетса. Дѣятельность ея становится пластически податливой, неудер-
жимо подчиняющейся внушенію. Причина этого подчипенія заключается,
однако, не в ъ какомъ нибудь особенномъ могуществѣ гипнотизера, а
въ чувствѣ сознанія свооіі слабости, т. е. подчиненія волѣ гипноти-
Симулація и дпсіімуляпія гипноза. ^Q;]^

зера. Въ нормальномъ снѣ мы всѣ находимся в ъ состояніи гипотаксіи,


слабости, диссоціаціи, мы всѣ смѣшиваемъ наши мысли ( с н ы ) с ъ п е -
режитымъ. Потому-то сонъ такъ благопріятствуетъ внушенію. Во снѣ
даже болѣе сильный мозгъ подчиняется внушеніямъ болѣѳ слабаго, но
въ данный моментъ бодрствующаго и потому энергичиѣѳ ассоціирующаго.
Но разъ душа А (мозгъ) подверглась такому энергичному воздѣйствію
со стороны другой души В, то воспоминаніемъ о томъ, что душѣ В.
присуща способность воздѣйствія н а душу А, создается въ послѣдней
предрасиоложеніе к ъ дальнѣйшему воспріятію воздѣйствій души В. Но
въ дѣйствительвости могучіе эффекты внушенія вызываются дѣятель-
ностью души (мозга) А. Душою В о н а только точно и по произволу
направляется, т. е. возбуждается к ъ диссоціаціи, ассоціаціи, задержкѣ
или къ эпергичнѣйшему проявлеиію своей дѣятольности. Укрощеніе львовъ
и слоновъ основывается н а подобныхъ явленіяхъ.
В пускаетъ лишь в ъ оборотъ динамизмы, паходящіеся в ъ А, р а -
ботающіе в ъ направленіи, свойственномъ душѣ А и слѣдуюшіе внуше-
ніямъ В только потому, что неспособны болѣе к ъ сознательной копцен-
траціи всей своей дѣятельности по отношэнію к ъ В и не сознаютъ
своей собственной силы. Потому динамизмы А все болѣе нреодолѣваются
внушеніями В и слѣдуютъ и и ъ все с ъ большей автоматичностью, по
крайней мѣрѣ в ъ начаіѣ.
Совершенно однородный явленія преіставляетъ воздѣйствіе людей
Другъ н а друга в ъ политической и вообще соціальной жизни. Мы н а -
ходимъ и х ъ у «передовыхъ барановъ» в ъ мірѣ животныхъ, у дѣтей, у
извѣстныхъ пророковъ и вождей, у бѣлыхъ по отношенію к ъ чернымъ, у
Наполеона I и Бисмарьа по отяошенію къ Европѣ, у человѣка по
отношеаію к ъ домашнимъ животнымъ, у побѣдителя по отношѳнію къ
побѣжденныиъ, к а к ъ у людей, такъ и животныхъ. Да, подобныя ж е
аервныя явленія наблюдаются у насѣкомыхъ (муравьевъ ^), когда смѣлой
аттакой немногочисленнаго отряда малеяькихъ муравьевъ разсѣивается
безъ сопротивленія густая толпа болѣе крупныхъ и сильныхъ животныхъ,
трусливо броеающихъ своихъ столь тщательно охраняемыхъ личинокъ и
куколокъ. Это тоже—рѣзко выраженное дѣйствіе в н у ш е н і я . — Н е слѣдуетъ
только эти аналогіи, к а к ъ бы они не были соблазнительны, понимать в ъ
слишкомъ буквальномъ смыслѣ. Это именно не болѣе, какъ аналогіи.
Прежде всего не слѣдуетъ принимать з а внушеніѳ воздѣйствіе одного
человѣка на другого доводами разума. Впрочемъ, имѣются всевозможныя
переходныя ступени отъ яодобнаго воздѣйствія до совершенно несозна-
ваемаго, настоящаго внушенія.
Историческое и этнологическое значеніе внушенія гораздо важнѣе,
' ) Уогеі F o u r m i s de la Suisse 1877 стр. 314 u ; Die psychischen F a h l g k e i t e n
der Ameisen. MUnchen. K. R e i n h a r d t . 1901, стр. 37.
JQ2 Симуляція и дисимуляція гипноза.

чѣмъ думаютъ. Ссылаемся на прекрасную книгу проф. д-ра Otto StolVa


Suggestion nnd Hypnotism us in der VOikerpsychologie, Lepzig, K. F .
Kohler's Antiquarium. 1 8 9 4 . Вліяніе внушенія замѣчается у всѣхъ н а -
родовъ, н а всѣхъ ступеняхъ культуры, и играетъ особенно выдающуюся
роль в ъ религіи и мистикѣ. Stoll доказалъ это самымъ наглядныиъ
образомъ. Филогенетически мы можемъ прослѣдить это отъ народовъ,
стоящихъ на нисшихъ ступеняхъ развитія, вплоть до животнаго
царства
Удивительный историческій фактъ, в ъ которомъ галлюцинаціи, в о з -
никшія н а почвѣ самовнушенія, пріобрѣли міровое значеніе, представ-
ляетъ появленіе Орлеанской Дѣвы, Ж а н н ы гі'Аркъ. По этому интерес-
ному вопросу ссылаюсь на работу д-ра медицины г - ж и Jos. Ziircher
(изд. Oswald Mutze. Leipzig. 1 8 9 5 ) .
Въ іірактическомъ смыслѣ внушеніе, какъ мы видѣли выше, имѣетъ
важное значеніе для медицинской терапіи. Въ частности оно успѣшнѣе
всего дѣйствуетъ при всевозможныхъ незначительныхъ разстройствахъ,
головныхъ боляхъ, отсутствіи аппетита и т. д., а также для преодолѣнія
' всевозможныхъ привычекъ.—Привычки сами нерѣдко усвоиваются путемъ
самовнушенія.
А это приводиіъ яасъ к ъ вопросу о педагогическомъ значеніи в н у -
шенія, в ъ новѣИшее время неоднократно подвергающемуся обсужденію.
Кто не усвоилъ себѣ значеііія внушенія, тотъ придетъ в ъ ужасъ о т ъ
этой мысли, но кто усвоилъ, тотъ прежде всего используетъ его для
педагогическихъ цѣлей в ъ двухъ н а п р а в л е н і я х ъ . — В о первыхъ симпто-
матически, такъ сказать съ лечебной цѣлью, для ііреодолѣнія дурныхъ,
гибельныхъ привычекъ, извращенныхъ свойствъ характера. Здѣсь в н у -
шеніе должно примѣнягь, к а к ъ терапевтическій гипнозъ, и, к а к ъ послѣд-
ній, не ad infinitum, но ровно столько времени, сколько необходимо;
всѣми способами должно стремиться к ъ тому, чтобы съ помощью п р а -
вильно направляемыхъ самовнушений сдѣлать эффектъ длительнымъ, и з ъ
себя самого совершенствующимся.
Во-вторыхъ, разсматриваемое съ другой точки зрѣнія, внушеніе с т а -
новится интереснѣйшей проблемой будущей педагогики и психологіи.—
Всѣмъ извѣстно, что вѣкоторые учителя, родители и воспитатели обла-
даютъ способностью дѣлать со своими дѣтьми, что имъ угодно, тогда
к а к ъ другіе достигаюіт. лишь нротивоположныхъ эффектовъ, встрѣчая
только непослушаніе и строптивость. Это основывается единственно н а
томъ, что в ъ первомъ случаѣ дѣти находятся подъ вліяніемъ несозна-
ваемаго внушенія, а во в т о р о м ъ — н е находятся. Повторныя неудачныя
напоминанія, жадобы или брань по поводу недостаточнаго уваженія р о -
дительскаго авторитета, безсильное проявлевіе аффектовъ, особенно аффекта
гнѣва, коротко говоря, обнаруженіе своихъ слабостей суть, какъ извѣстно.
Свнуіяціа я дясиыуляція гипноза. 103

явленія, вызывающія у дѣтей непослушаніе, духъ противорѣчія и упрям-


ства по отношенію к ъ воспитателю.—Кто же, наоборотъ, умѣетъ доби-
ваться того, что послуіпаніе разсматривается, какъ явленіе, само собою
разумѣющееся, неизбѣжное, а его наставленія, к а к ъ предметы, не под-
лежащіе обсуждепію, тотъ прибѣгаетъ ни к ъ чему иному, к а к ъ к ъ
инстинктивному внушенію; ему также инстинктивно и подчиняются. Зло»
употребленіе этимъ метоаомъ, особенно ж е иримѣненіе его до извѣстнаго
старшаго возраста грозитъ, однако, опасностью культивированія вѣры
въ авторитетъ, несамостоятельности. В ъ надлежащій моментъ, в ъ н а д -
л е ж а т е м ъ мѣстѣ, необходимо привлечь к ъ содѣйствію и духъ разумнаго
обсужденія. Р а з ъ мы поймемъ^ что ключъ этихъ духовныхъ воздѣйствій
заключается в ъ правильномъ примѣненіи у дѣтей внушенія, то педагогика
съумѣетъ сознательно и систематически воспользоваться тѣмъ, что до
сихъ поръ она примѣняла безсознательно и безсистемно, и извлечетъ изъ
этого огромныя выгоды. В ъ школьной педагогикѣ надо прежде всего
любовью, воодушевленіемъ, возбужденіемъ интереса, внушать дѣтямъ любовь
къ школѣ, совершенно т а к ъ ж е , какъ гипнотизеръ привлекаетъ к ъ себѣ
своихъ больныхъ. В ъ этомъ отчасти и заключается тайна успѣха н о -
выхъ реформированныхъ школъ д - р а Lietz'& в ъ Ilseuburg-Haubinda,
д-ра Reddie в ъ Abbotsholme и г г . ZuberbUhler и Frei в ъ Glarisegg
(Швейцарія), тогда к а к ъ старая школьная система нерѣдко в н у ш а е г ь
школьникамъ отвращеніе къ школѣ и къ учителямъ.
Чтобы уяснить себѣ педагогическое значеніе ваушенія, должно всегда
помнить, что характеръ человѣка в ъ каждый моментъ его жизни есть
результатъ взаимодѣйствія двухъ силъ: наслѣдственности и приспо-
собляемости. Обычно дѣлаюіъ ту ошибку, что все приписываюгь только
той иди другой и з ъ этихъ двухъ силъ. Унаслѣдованные задатки, правда,
представляютъ собою болѣе глубокія, стойкія силы; но и они фиксиро-
ваны то болѣе, то менѣе глубоко и в г послѣднемъ случаѣ тѣмъ успѣшнѣе
поддаются послѣдовательнымъ воспитательнымъ ("приспособляющимъ) в о з -
дѣйствіямъ, которыя, повторяясь, становятся привычками или ж е вто-
ричными .автоматизмами. При этомъ с ъ успѣхомъ пойдеі-ь въ дѣло и
внушеніо.
Здѣсь-же мы должны отмѣтить важное соцгальное аначеніе внушенія.
Правда, в ъ общемъ намъ извѣстно, что в ъ дурномъ обществѣ хорошів
нравы портятся, что в ъ особенности молодые юноши и женщины легко
подвержены такой порчѣ; намъ извѣстно могущество прессы, моды, «обше-
ственнаго мнѣнія», насмѣшки, религіознаго и политическаге фанатизма,
дурныхъ романовъ и т . д . Тѣмъ не менѣе мы всетакп нреувеличиваемъ
способность свободной води «свободнаго человѣка» сопротивляться этимъ
массовымъ внушеніямъ. Болѣе близкое и глубокое изученіе этихъ условій
тотчасъ-же раскрываетъ намъ ужасающую слабость огромнаго большинства
JQ2 Симуляція и дисимуляція гипноза.

передъ силой такихъ внушеній. К а к ъ можетъ к а к а я нибудь бѣдная дѣвушка


сопротивляться тѣмъ хитроумнымъ, раффинированнымъ соблазнамъ, к о -
торые ей противопоставляютъ рыцари сводничества, пользующіеся всѣми
психологическими рычагами обмана, обольщенія, маіеріальной нужды,
алкоголя и насилія. Какое сопротивление можетъ мнимо - суверенная
толпа избирателей оказывать поверхностной болтовнѣ и систематическимъ
нерѣдко искаженіямъ тѣхъ большей частью неудавшихся нолуинтел-
лигентовъ, которые в ъ качествѣ журналистовъ приііисываютъ себѣ право
судить и поучать народъ, — а равно всевозможнымъ махинаціямъ по-
литическихъ партій? К а к ъ извѣстно, н а огромное стадо двуногихъ б а -
рановъ, сильнѣе всего дѣйствуютъ не доводы разума и даже не ясная
истина, а нѣсколько ходячихъ словъ; немногіе же болѣе разумные, само-
стоятельные, не желающіе слѣдовать з а обшимъ течсніемъ, встрѣ-
чаютъ лишь снисходительное пожиманіе плечъ. Когда же обратное вну-
шеніе здоровой человѣческой морали возьметъ верхъ надъ разлагающимися
внушзніями нашей безнравственной политики и литературы с ъ одной и
устарѣвшей религіозной мистики съ другой стороны? Впрочемъ, во всѣхъ
этихъ случаяхъ внушеніе дѣйствуетъ не в ъ своей чистой, настоящей
формѣ, а в ъ разнообразномъ сочетаяіи то съ болѣе, то съ менѣе с о з -
наваемыми ложно понятыми доводами-разума, и прежде в с е г о — в ъ с о -
четаніи с ъ чувствами и аффектами, такъ что эти разнообразные э л е -
менты в ъ большинствѣ случаевъ с ъ трудомъ отдѣляются другъ отъ друга.
§ 1 6 . Сущность внушенія. Все, что мы психологически знаемъ
о внушепіи, с ъ одной стороны происходить в ъ сферѣ сознанія, а с ъ
другой—проявляется в ъ наблюдаемыхъ двигательныхъ, сосудо-двигатель-
ныхъ, секреторныхъ и т. н, реакціяхъ. Но какъ обстоитъ дѣло с ъ
физіологической реакціей, т. е. что происходитъ физіологически в ъ тѣхъ
неподчиненныхъ сознаиію механизмахъ, которые внушеніе связываютъ с ъ
его дѣйствіемъ и о когорыхъ гипнозъ, только съ помощью спорадиче-
скихъ ассоціацій явленій верхняго сознапія с ъ содержаніемъ нижняго,
даетъ намъ поверхностныя и отрывочныя, всегда лишь субъективныя и,
слѣдовательно, психологическія представленія?
Пользуясь данными анатоміи мозга, Meynert, Wernicke, Murik,
Ziehen, Sachs и друг, сдѣлали попытку уяснить себѣ механику нейро-
кимовъ мозга, тЬхъ нейрокимовъ, синтетическая интроспекція которыхъ
предгтавляетъ сознаніе, Содержаніе послѣдняго всегда останется для насъ,
по приведеннымъ выше соображеніямъ, чѣмъ-то отрывочнымъ. Только
одна физіологія могла-бы, к а к ъ замкнутая цѣпь причинъ, привести насъ
къ ученію о механизмѣ души. Правда, ключа к ъ механикѣ жизни мы
вооГіще не имѣемъ. Но тѣмъ не мевѣе мы должны постараться хоть при-
близительно уяснить ее себѣ біологически съ помощью выводовъ по а н а -
логіи. По моему мнѣнію Oscar Vogt сдѣлалъ наиболѣе удачную по-
Гипотвтич. воз.ірѣнія о сущности в п с и х о и г и ч . значйніи гитіотизма. 105

пытку ДЛЯ уясненія динамики мозга. Въ нижеслѣдующемъ я и позволю себѣ


познакомить с ъ нею читателя в ъ краткомъ извлеченіи.

Гипотетическія воззрѣнія Oscar'a Vogt'a о сущности и


психологическомъ значеніи гипнотизма.
Подъ констелляціей в ъ этой превосходной работѣ разумѣется
весь мозговой механизмъ, еоотвѣтствующій какому нибудь психологиче-
скому процессу. Констелляція есть результатъ сознаваемыхъ и не созна-
ваемыхъ (находящихся в ъ области нижняго сознанія) явленій. Она о б у -
словливаетъ к а к ъ качество, такъ и интенсивность центральнаго раздраженія.
Въ своей ассимилирующей дѣятельностн она аначительно даже превос-
ходить вліяніе периферическихъ раздраженій н а характеръ центральнаго
раздраженія. Н а такихъ явленілхъ покоится видимость свободной воли.
Терминологически Vogt допускаетъ параллелизмъ, но понимаетъ его
въ смыслѣ монистическаго тождества, а не дуализма.
Вслѣдствіе обусловливаемаго вазомоторнымъ путемъ исвлюченія дѣя-
тельности мозга слишкомъ сильныя периферичесвія раздраженія в ы з ы -
ваютъ обморокъ—вмѣсто гиперэстетическихъ явленій сознапія. И въ коли-
чественномъ и в ъ качественномъ отношевіяхъ н а ш а психологическая
способность рааличенія основывается на пассивномъ сознаваніи физіологи-
ческихъ различій (этимъ, к ъ примбру, Vogt высказывается з а теорію
идентичности).
Гдѣ возникаютъ явленія сознанія, они сейчасъ ж е обнаруживаютъ
наклонность к ъ синтетическимъ процессамъ, такъ что человѣкъ у ж е с ъ
сіімаго дѣтства обнаруживаетъ только сложныя психическія явленія. Син-
хроническое раздраженіе отдѣльныхъ элеиенговъ созяаніл ведегъ к ъ и х ъ
ассоціаціи, которая фиксируется упражненіемъ. Для психологическаго
синтеза требуегсл первая степень фивсированія, Послѣдующее фиксиро-
ваніе обусловливаетъ вторичное распознаваніе, а еще дальнѣйшее—ассо-
ціативиую способность воспроизведенія. Имѣются и одновременныя и по-
слѣдовательныя ассоціаціи.
Подъ *ассимиляціеіі» Wundt разумѣетъ то состояніе, когда во
всей доступной воспоминанію психологической области чедовѣка не имѣется
болѣе никакихъ изолированныхъ ощущеній, а встрѣчаются лишь такія,
который ассоціируются одновременнымъ возбужденіемъ воспоминатель-
ныхъ образовъ. Потому возникающіе при каждомъ повтореніи новые
элементы всегда смѣшиваются съ однимъ и тѣмъ ж е яредставленіемъ,
которое, слѣдовательно, никогда но бываетъ вполнѣ идентичнымъ ( н а п р .
представленіе объ одной розѣ).

М Osear Voqi, Z u r K e n n t n i s s des W e s e n s u n d d e r p s y c h o l o g i s c h e u B e d e u t u n g


d e s H y p n o t i s m u s , Z e i t s c h r i f t fUr I l y p n o t i s m u s 1895—96. L e i p z i g bei A m b r o s i u s
Barth.
JQg Гипотѳтич. вовзрѣніа о сущности и психэлогвч. значевіи гиаиотивиа.

Принципъ псйхическаго синтеза, слѣдовательно, з а о ю ч а е т с я в ъ томъ,


что синтетически соединяются (смѣшиваются) не цѣлые комплексы эле-
ментовъ сознанія, но только отдѣльиые элементы. Чтобы быть репродуци-
рованной, ассоціація, слѣдовательно, должна быть настолько фиксирована,
чтобы ее, во всей ея совокупности, можно было возбудить, исходя и з ъ
отдѣльныхъ элементовъ.
У людей, подверженныхъ сильной диссоціаціи, яркіе образы фантазіи
въ качественномъ отношеніи ближе подхоаятъ к ъ ощущенію.
Интенсивность представленія зависитъ отъ интенсивности раздраженія
отдѣльныхъ элементовъ, ясность-же, наоборотъ {Lehmann)—отъ экстен-
сивности его, т. е. отъ количества одновременно возбужденныхъ э л е -
ментовъ. Это слѣдовательно— различныя понятія.
Далѣе, при одинаковыхъ усдовіяхъ питанія психическая ѳнергія
индивидуума представляетъ собою величину постоянную. Такъ, напр.,
нельзя одновременно ощущать интенсивную зубную боль и в ъ то-же
время съ лнтенсивнымъ вниианіемъ слѣдить з а какимъ вибудь зрѣли-
щемъ. Интенсивность одного явленія обусловливаетъ ослабленіе интен-
сивности другого.
Слѣдуя закону энергіи, ассоціаціи движутся всегда привычными
рядами, в ъ направленіи наименьшаго сопротивления. Тамъ, гдѣ этого
новидимому не бываеіт., причина находится внѣ нашего сознанія.
Явленіе вниманія Vogt объясняегъ слѣдующииъ обрааомъ: центръ,
обмѣнъ веществъ котораго усиливается, получастъ функціональныя р а з -
драженія отъ гЬхъ центровъ, обмѣнъ веществъ которыхъ ослабленъ.
Фактически периферическихъ чувственныхъ раздр.чженій въ мозгъ посту-
паетг гораздо больше, чѣмъ ихъ апперципируется (ощущается). Эти мно-
гочисленные, поступаюшіе в ъ большой мозгъ яейрокимы всѣ направляются
туда, гдѣ уже имѣется сильное раадраженіе, которое отъ этого еще болѣе
усиливается. Когда два центра раздражаются равпомѣрно, то соотвѣт-
ственно этому распредѣляются и поступающіе нейрокимы. Если центръ
А одинъ находится в ъ состояніи сильнаго раздраженія, и какой-нибудь
нейрокииъ извнѣ внезапно поступаетъ в ъ другой центръ В и интенсивно
раздражаетъ его, то всѣ нейрокимы отклоняются к ъ В и возбужденіѳ
центра А ослабѣваегь. Такимъ образовъ вниманіе отклоняется отъ А
къ В. Иллюзіи могутъ возникать подобныиъ-же образомъ. Напримѣръ,
мы ожидаемъ кого-либо. Но вотъ мы слышимъ шумъ и думаемъ, что
э т о — ш а г и ожидаемаго. Нетерпѣливое ожиданіе настолько усиливаетъ
восноминательный образъ знакомыхъ намъ шаговъ, что, будучи ассими-
лировано съ дѣйствительнымъ шумомъ, заглушаетъ послѣдній и выаываетъ
иллюзію.
Эти соображеиія приводятъ Vogfb, к ъ старому воззрѣнію 8chiff&\
но которому в ъ освовѣ нейродинамическихъ задержекъ лежать отклоненія.
Гішотетвч. впзарѣнія о сущвоств и психодогич. аначввіи гипвотивма.

раздраженій, коінпенсирующія происходящіе в ъ другихъ иѣстахъ притоки


такихъ раздраженій. Такимъ образоиъ не только иѣсто раздраженія, но
и его интенсивность можетъ обусловливать характеръ эффекта. Freusberg
чапр, нашелъ, что у собаки слабое раздраженіе penis'a в ы з ы в а е т ь
эрекцію, сильное-яге раздраженіе эригированнаго penis'a, наобороіъ,
ведетъ къ ослабленію послѣдняго. но в ъ то-же время вызываетъ р е ф -
лекторное движеиіе конечностей. Это происходить оттого, что часть ско-
пившейся значительной энергіи раздраженія, исходя отъ центра эрекціи,
иррадіируется и такимъ образомъ отчасти достигаетъ центра рефлектор-
н ы х ъ движеній конечностей. Но такъ к а к ъ послѣдній сильнѣе возбудимъ,
то весь нейрокимъ переходить туда, и penis разсдабляется. Рядъ подоб
ныхъ-жѳ фактовъ нодтверждаетъ воззрѣніе Vogt'b,, по которому усилевіе
интенсивности вниманія основывается н а проведеніи к ъ нему притока
вейрокииовъ.
Vogt далѣе приходить к ъ воззрѣнію Негіпд'&^ по котооому всѣ
психическія явленія, слѣдовательно и движенія, вызываются перифери-
ческими раздраженіями, а потому не существуегь никакихъ чисто центро-
генныхъ движеній. Пегіпд показываль, напр., какъ обезглавленная
лягушка становится совершенно неподвилиіой, лишь только разсѣкаютъ
всѣ задніе спинно-мозговые корешки. Но какое направленіе перифери-
ческіе нейрокимы избираютъ въ центральной нервной системѣ—естественно
зависитъ отъ существующей в ъ данный моментъ констелляціи.
Диссоціаціи суть констелляціи, отклоняющіяся отъ обычныхъ нормъ
бодрствующей жизни; здѣсь имѣются всѣ переходы отъ легкаго ослабленія
критической способности вплоть до состоянія с н а .
Ослабленіе возбудимости, которое мы называемъ з а д е р ж к о й — о б ы ч н о -
нутритивнаго характера.
Пониженіе обмѣна веществъ вызываетъ истощеніе, такъ что дчсси-
миляція пріобрѣтаетъ перевѣсъ надъ ассимиляціей. Анэмія моага, всегда
сопровождающая сонъ, обусловливаетъ подобныя-же явленія, но в ы з ы -
вается усталостью (диссоціаціей). Во время диссоціированнаго сна н е й -
рокимъ скопляется в ъ одномь какомъ-нибудь центрѣ, именно вслѣдствіе
упомянутой анэміи, что затрудняетъ пробужденіе ассоціированнаго про-
тивоположнаго представленія и усиливаетъ интенсивность сна.
Теорія сна. Уже в ъ гретьемь изданіи этой книги я указалъ н а
недостаточносгь теорій, объясняющихъ возниковеніе с н а скопленіемъ
продуктовъ усталости (молочная к и с л о т а — P r e f e r ) или-жѳ, подобно
KoJdscMtter'Y измѣряющихъ глубину сна интенсивностью необходимаго
для нробужденія раздраженія. Подобно прежнимъ знатокамъ сна {Maurif
и друг.) я доказалъ, что мозгъ ножеть бытъ истощенъ и в ъ то-я;е
время не спать, и съ другой стороны—спать, не будучи истощенъ;
равнымъ образомъ легкія раздраженія могутъ будить, а с и л ь н ы я — н е
^Qg Гиаогвтич. во,і,ірѣ[ііл о сущности и психологич. я а а ч е н і п гипнотпаия.

производить никакого эффекта; словомъ, сонъ, если и поощряется в ъ


сильной степени усталостью, несоинѣнно находится в г связи съ совер-
шенно иначе приспособленными, суггестивными механизмами. И вотъ
Oscar Vogt развиваетъ очень остроумное воззрѣніе, которое по существу
совпадаетъ с ъ вышеизложеннымъ, но удѣляетъ больше вниманія физіо-
логическимъ отношеніямъ.
Мы видѣли, что возбулсденіе центровъ усиливается отъ притока
раздраженій, если только другія болѣе сильныя раздраженія не отвле-
каютъ его в ъ другую сторону. Ииѣются спеціальные центры,—прежде
всего рефлекторный, завѣдующій солращешемъ musculi orbicularis o c u l i , —
возбужденіе которыхъ имѣетъ тенденцію вызывать наступающія при з а -
сыпаніи пейродинамическія явленія. Если кора большого мозга, вслѣдствіе
усталости, возбуждена в ъ меньшей степени, то нейрокимы притекаютъ
къ названнымъ центрамъ. Но и ассоціаціи, внушенія и т. д. могутъ
приводить послѣзніе в ъ состояніе раздраженія и тѣмъ вызывать сонъ.
Еще важнѣе, однако, сосудодвигательный рефлекторный центръ, раздра-
женіе котораго имѣетъ слѣдствіемъ усиливающуюся анэмію мозга, о б у -
словливающую вялость и т. д. и сонъ. Mosso съ несомнѣнностью до-
казалъ, что сонъ сопровождается анэміей мозга. Но сонъ можетъ быть
в ы з ы в а е т н е только истощеніемъ, но и ассоціированнымъ рефлекторнымъ
п у т е м ъ — э т о доказываютъ наблюденія, доказываетъ прежде всего самый
гипнотизмъ. Слѣдовательно, такой сосудодвигательный центръ есть непо-
средственный постулатъ, вытекающій изъ вышеизложеннаго. Что повышен •
н а я дѣятельность сопровождается гиперэміей, а пониженная—анэміей,
»то—всеобщій з а к о н ъ нашей жизни; но только с ъ помощью вышепри-
веденнаго предположения этотъ законъ можетъ быть приведенъ в ъ свяоь
съ явленіями с н а . Vogt приводитъ в ъ пользу этого цѣлый рядъ доказа-
тедьствъ. Такъ объясняется, что раздѣваніе, видъ спальни, созерцаніе
зѣвающаго, наступленіе привычнаго часа и тому подобныя ощущенія
или представленія вызываютъ представленіе о снѣ, и, оказывая тѣмъ
дѣйствіе н а рефлекторные центры с н а , заставляютъ глаза смыкаться и
вызываютъ анэмію мозга. Достаточно у ж е одного какого-нибудь воспо-
иинанія, одной какой нибудь ассоціаціи мысли съ предшествовавшимъ
сномъ, для немедленнаго полученія того-же эффекта, Этимъ вполнѣ объясня-
ется быстрое вызываніе сна внушеніемъ. Е щ е болѣе! Самый актъ
засыпанія и его причины могутъ быть и не сознаваемы засыпающимъ,
ибо «пристань» с н а , к ъ которой притекаютъ нейрокимы, есть не пред.
ставленіе о c a t , но подкорковый цѳнтръ с н а .
Функціональный покой, обусловливаемый сномъ, устраняетъ уста-
лость большого мозга, в ъ случаѣ если таковая имѣла мѣсто Отъ этого
возбудимость его снова усиливается, и к ъ нему снова больше притекаетъ
нейрокимовъ; анэмія уменьшается, и мы постепенно пробуждаемся, если
Гипотетич. иоззрѣаія о сущности и п с и х о ю г и ч . авачвніи гипиотилма. 109

ТОЛЬКО какое-нибудь раздраженіе не вызвало внезапнаго пробужденія


болѣе сильнымъ ііриюкомъ нейрокимовъ.
Во снѣ прежде всего понижается возбудимость коры большого мозга.
Въ началѣ сна (усталости), к а к ъ извѣстно, проявляется наклонность к ъ
двиіательнымъ актамъ (вслѣдствіе упрощенія рефлекторныхъ дугъ). Н а
высшей ступени этого упрошенія, передъ прекращеніемъ функцій, появ-
ляется такъ назыв. каталепсія, flexiblitas cerea, во время которой к о -
нечность продолжаетъ пребывать в ъ данномъ ей положеніи. В ъ состоя-
ніи бодрствованія всѣ констелдяціи цѣлесообразно заняты, расиредѣлены
и дѣятельны. Если произвольное вниманіе не удерживаетъ руки подня-
той, то нейрокимъ расходуется гдѣ-нибудь в ъ другомъ мѣстѣ, и р у к а
падаетъ внизъ. Во снѣ же, наоборотъ, корковая возбудимость пони-
жается до такой степени, что притекающіе нейрокимы не могутъ болѣе
иррадіировать н а ассоціаціонные пути и потому скопляются в ъ непо-
срественномъ мѣстѣ окончанія центростремительнаго пути. Тогда возбу-
жденіе мышечнаго чувства можетъ проявляться еще только двигатель-
ными, но зато усиленными актами. Н а основаніи различныхъ, болѣе или
менѣе вѣроятныхъ иредположеній Vogt считаетъ возможпымъ допустить,
что э т о — я в л е н і е кортикальное, вызывающее каталепсію (фиксацію пас-
сивныхъ положеній).
По времени этотъ каталептическій стадій находится в ъ промежуткѣ
между состояніями глубокаго с н а и бодрствованія, слѣдовательно, имѣетъ
мѣсто передъ пробужденіемъ и послѣ засыпанія. Онъ неоинократно м о -
жетъ быть обнаруживаемъ при нормальномъ снѣ, но индивидуально
длится весьма различно; степень неподвижности также колеблется. Lie-
beault ііоказалъ, какъ повторнымъ подниманіемъ руки этотъ стадій
вызываютъ в ъ нормальномъ саѣ.
Дальнѣйшій етадій — совершеннаго разслабленія, в ъ теченіи котораго
нейрокимы ослабѣваютъ и в ъ кортикальной области мышечнаго чувства
и удаляются в ъ субкортикальные центры.
Въ подтвержденіе своего воззрѣнія Vogt приводить эксперименты
Бубнова^ Heidenhain'a. и Janet, и з ъ которыхъ явствуетъ кортикаль-
ный характеръ каталепсіи и истерической анэстезіи.
Во спѣ ассоціаціи идей —- пассивнаго характера и пріобрѣтаютъ
субъективный отпечатокъ ощущенія ( V o g t употребляетъ всегда это слово
и для обозначенія впечатлѣнія). «Произвольное» мышленіе прекращается,
и связь между представленіями становится слабѣе, засынающій стано-
вится по отношенію къ нимъ все болѣе пассивнымъ. И з ъ этого возни-
каетъ нѣчто в ъ родѣ субъективной гонки идей, в ъ дѣйствительности,
однако, соотвѣтствующей задержкѣ мышленія {^Aschaffenburg, Kraepe-
lin) и замедленному теченію идей.
Vogt полемизируетъ со мною по поводу моего предположенія о
110 Гвпотѳтич. иоззрѣнія о сущности R псвхо4оіич. авачеиіи гіііміоіинма.

непрерывныхъ снахъ у спящаго человѣка; по его мнѣнію, тотъ фактъ,


что чѳловѣкъ, пробужденный отъ глубочайшаго сна, захватывается в ъ сре-
динѣ цѣіш сновъ, ничего не доказываетъ, ибо это совершается такъ
быстро, что начало цѣпи сновъ могло бы совпасть и с ъ наступленіемъ
пробужденія. Правда, мои наблюденія противорѣчатъ этому объяс-
ненію, пробужденіе было слишкомъ внезаано, чтобы н а дѣлѣ оста-
валось время для столь многихъ комбинацій сновъ, и моментъ иробу-
жденія, наоборогь, часто совнадаетъ съ концомъ цѣпи сновъ. Субъектив-
нымъ сообщеніемъ объ «отсутствіи сновъ» нельзя придавать значенія
вслѣдствіе обычной амнезіи. В ъ обшемъ должно признать, что вполнѣ
основательный доказательства, особенно в ъ настоящее время, едва-ли
возможны.
Во снѣ возникаютъ большей частью легко возбудимыя ассоціаціи,
Боторыя ранѣе насъ сильно интересовали (желѣзнодорожныя сцены, э к з а -
мены и г. п.; маѣ, напр. часто снится, что я снова—ассистентъ или
директоръ заведенія для умалишенныхъ). Это происходитъ отъ пони-
женной возбудимости коры. Но кромѣ того в ъ сознаніе спящаго, по
моему мнѣнію, часто всгупаютъ своеобразныя ассоціаціи и з ъ цѣпей, не
подлежашихъ сознанію.
Имѣюгся д в а вида сновъ:
а ) обычные, виолнѣ диссоціированные, диффузные с н ы .
6J ограниченные, съуженныѳ сны сомнамбулизма, соотвѣтствующіе
съуженному сознанію или моноидеизму. Здѣсь нейрокимъ скопляется в ъ
извѣстной области. Имѣетъ мѣсто, такъ сказать, частичное бодрствованіе
въ соетояв'ш общаго с н а . В ъ этой спеціальной области перцепція и
мышленіе усиливаются даже, какъ в ъ ясности, т а в ъ и в ъ интенсивно-
сти. Прослѣдивъ далѣе то же явленіе, мы встрѣгимся также и съ часгич-
нымъ сномъ в ъ состояніи общаго бодрствованія ( с м . выше).
Такимъ образомъ нонилгеніе во снѣ возбудимости коры неравно-
мѣрно. Этимъ объясняется, что незначительныя раздраженія будятг тамъ,
гдѣ значительныя не вызываютъ никакого эффекта, если только и х ъ
нейрокимъ поаадаетъ какъ разъ на ассоціацію съ менѣе пониженной в о з -
будимостью. И такимъ образомъ дѣло можетъ доходить до частичнаго пробуж-
дѳнія при продолжающемся общемъ снѣ. Такой случай мы имѣемъ въ гипно-
тическомъ іаррогІ'ѣ. Общая анэмія мозга затрудняетъ иррадіацію и в ы з ы -
ваетъ скопленіемъ нейрокимовъ ненормально сильное раздраженіе пробу-
ждвнныхъ въ д а а н ы х ъ мѣсгахъ влементовъ соананія. Сознаніе системати-
ческаго частичнаго пробужденія есть в ъ то ж е время сознаніе сомнам-
булическаго с н а .
Далѣе Vogt увазываетъ н а огромную разницу между снами а й в .
Въ нослѣднемъ случаѣ сны связаны съ выполненіемъ правильныхъ з а -
кономѣрныхъ дѣйствШ. В ъ первомъ ж е , наоборогь, сложнѣйшія дѣйствія
Гипотѳтич. ііозарѣвія о с у щ в о с т и и психологич. .іначеиіи гипнотиаиа. J | J

СНЯТСЯ, НО не выполняются. Это происхоцитъ отъ диффузной ассоціаціи,


не допускающей никакой правильной послѣдовательвости в ъ представле-
ніяхъ о движеніяхъ. Дѣйствіе выступаетъ предъ сознаніемъ внезапно,
но перескочивъ чрезъ условія его возніікновенія. Совсѣмъ иначе в ъ слу-
чаѣ в, гдѣ вся локализированная, функціонально-изолированная цѣиь
развертывается вполнѣ правильно отъ раздраженія до cortex и отъ c o r -
tex до мышцы.
Далѣе Vogt указываетъ н а т о , что у сомнамбулистовъ этическія
ассоціаціи часто ( н е всегда) остаются нормально связанными и о к а з ы -
ваютъ противодѣйствіе преступнымъ воздѣйствіямь, тогда к а к ъ в ъ о б ы -
кновенномъ спѣ ( а ) большей частью убиваютъ, крадутъ и т. п., п р о -
являя полный дефектъ этики.
Нерѣдво начатый рядъ дѣйствій послѣ засыпанія продолжается ( к у -
черъ засыпаетъ и продолжаетъ далѣе править лошадьми). Я самъ, бу-
дучи студентомъ, засыпалъ н а скучныхъ лекціяхъ и при этомъ продол-
жалъ писать, записывая даже отрывки сновъ.
Чувства. По Vogt'^ чувства не имѣютъ никакого вначенія для
вызыванія нормальнаго гипноза, н о , наоборогь, имѣюгь таковое для
вызыванія истерическаго гипноза и гипноза страха.
Чувства выступаютъ большей частью в ъ качествѣ явленій, сопро-
вождаюшихъ интеллектуальные элементы. Подъ настроеніемъ разумѣютъ
коллективное состояніе чувствъ в ъ данную единицу времени. Подъ на-
строенностью разумѣюгь наклонность или тенденцію души реагировать
на появленів того или другого ингеллектуальнаго элемента тѣмъ или
другимъ настроеніемъ.
Чувства нв могутъ быть локализируемы в ъ пространствѣ. Исходя
изъ этого. Vogt и Lipps полагаютъ, что они не могутъ быть выво-
димы и з ъ ощущеній. Этотъ аргументъ я , однако, считаю неоснователь-
нымъ, ибо имѣются и чисто интеллектуальныя абстракціи, которыя сами
по себѣ не поддаются локализаціи в ъ пространствѣ (напр. понятіе з а -
висимости или высоты тона) и все-таки могутъ быть выводимы и з ъ
ощущеній.
Чувства должны считаться явленіями элементарными. В ъ то время,
к а к ъ Hiiffding допускаетъ, между прочимъ. только два основныя свой-
ства чувсгвъ, желаніе и нежеланіѳ,— Wundt допускаетъ три пары
противоноложныхъ свойствъ: 1 . Желаніе—нежеланіе; 2 . Р а з д р а ж е н і е —
задержку; 3 . Напряженіе—разрѣшеніе.
Опыты УодЬ'л у одного превосходно приспособленнаго для этой
цѣли субъекта обнаружили прежде всего два рѣзко различающіеся ряда
противоположныхъ чувствъ, рельефно выступающіе и поддающіеся а н а -
лизу в ъ съуженномъ сознаніи гипноза:
1 . Пріятное—непріятное.
Гипотвтич. в о а а р ѣ т а о сущности и психологии, вначеніи гппнотваиа.

2. Укрѣпляющее, оживляющее или облегчающее — разслабляющее,


угнетающее или огорчающее.
Эти оба ряда Vogt называетъ: т^^ънй—гедонистическимъ^ а
второй стеническимъ. Оба они соотвѣтствуютъ первымъ и вторымъ
парамъ Wundt's.. Въ то время, какъ при давленіи и боли оба ряда
протекали приблизительно параллельно, при вкусѣ и обоняніи параллель-
ность э т а выражалась слабѣе, а при слуховыхъ раздраженіяхъ и вовсе
исчезала. В ъ послѣднемъ случаѣ они скорѣе были обратно пропорціо-
нальны,
Изъ весьма о б ш и р а ы х ъ опытовъ Vogt'& вытекаетъ, что слабѣйшія
степени интеллектуальныхъ элементовъ ( о щ у щ е н і й ) совершенно индиф-
ферентны (безъ намека н а чувство). При нѣсколько высшихъ степеняхъ
появляется оттѣнокъ удовольствія, которое затѣмъ усиливается, при еще
большей интенсивности удовольствіе снова уменьшается, и появляется
второй индиферентный пунктъ, з а которымъ затѣмъ при высшей интен-
сивности слѣдуетъ уже недовольство. Даяіе в ъ области болевыхъ о щ у -
щеній в ъ самомъ низу имѣется порогъ удовольствія, «пріягная боль»,
хотя по разъясненію Мах ѵоп Frey's, болевое ощущеніе качественно
отличается отъ ощущенія давлевія, что подтверждаетъ также и Vogt.
Тоже должно сказатъ и о стеническомъ рядѣ.
Если рѣчь идетъ не о непосредственномъ ощущеніи, а о воспроиз-
веденіи послѣдняго представленіемъ, то интеллектуальными элементами есте-
ственно пробуждаются чувства тѣ, которыя ранѣе были ассоциированы съ ними,
Дальнѣйшее существованіе эмоціональнаго элемента иослѣ исчезно-
венія ассоціированнаго интеллевтуальнаго вполнѣ доказано. Н о рѣчь
идетъ, конечно, только объ области сознанія, и внѣ таковой интеллек-
туальный элементъ можетъ еще продолжать свое существованіе. Удастся
этотъ интеллектуальный элементъ снова ввести в ъ область сознанія,
чувство тогда усиливается. Прекрасные эксперименты Vogfa. такимъ
образомъ доказываютъ:
1, Что чувство, по крайней мѣрѣ в ъ сознаніи, можетъ переживать
свой интеллектуальный субстратъ.
2 . Что чувства могутъ вступать в ъ сознаніе и безъ интеллектуаль-
наго субстрата.
Но и послѣднее можно сказать только о нсихическомъ рядѣ (интро-
спективной сторонѣ); скрывающійся з а нимъ физіологическій процессъ
всегда остается несознаваемымъ.
Всякое чувство сопровонідается отведеніемъ энергіи нервнаго раздра-
женія по транс— и субкортикальнымъ путямъ и возникаетъ нѣсколько
позже, чѣмъ его интеллектуальный субстратъ. Такимъ образомъ ч у в с т в а —
очевидно ничто иное, к а к ъ психическія явленія, параллельныя процес-
самъ отведенія вышеупомянутой энергіи. Н а языкѣ теоріи идентичности
Гипотетііч. воззрѣвія о сущности и психологич. аначеніи іипнотіі.ша. JJ

МОЖНО сказать, что чувства цредставляютъ собою интроспекцію этого


отведенія энергіи нервнаго раздраженія. Т а к ъ какъ подобные про-
цессы возникаютъ во всѣхъ отдѣлахъ мозга, то для чувствъ не суще-
ствуетъ никакой мозговой локализаціи.
Yogt и з ъ этого заключаетъ, что во всякомъ чувствѣ содержится
алементъ хотѣнія или же, что воля проявляется чувствами и несуще-
ственно отличается о т ъ чувства. Работа ѴодѴ&, к ъ сожалѣнію, осталась
еще неоконченной. Тѣмъ не менѣе, она у к а з ы в а е г ь путь, к а к ъ примѣнять
гиннотизмъ для нсихологическаго изслѣдованія, и бросаетъ свѣтъ н а
вопросъ о б ъ отнощевіи психологіи к ъ физіологіи мозга.
Подробнѣе о механикѣ внушенія Vogt в ъ третьемъ изданіи своей
книги говорить слѣдующее:
1. Всякое отведеніе нервной энергги, понижающее возбудимость
отдѣльнаю нейрона, какъ такового, мы обыкновенно называемъ за-
держкой». Мы говоримъ о задержкѣ чрезъ ассоціацію идей, обусловли-
вающей психическое равновѣсіе. Одинъ истерикъ жаловался н а двига-
тельную слабость. Его рукопожатіе, измѣревное динамометрически, было
I Мнѣ казалось, что этого было бы внолнѣ достаточно. Но з а -
тѣмъ высшая цифра, которой о н ъ достигъ, была 5 0 , а в ъ среднемъ
только 2 8 . Что ж е произошло? Путь между нредставленіемъ о руконо-
жатіи и нредставленіемъ о двигательной слабости сдѣлался, благодаря
исходящему отъ центра ея раздраженію, болѣе проводимымъ. Часть ней-
рокима, ноступающаго в ъ центръ представленія о движеніи, тотчасъ ж е
отведена была н а послѣдній путь. Мнѣ приходилось наблюдать и п р о -
тивоположныя явленія. Одинъ психопагь имѣлъ ипохондрическое пред-
ставленіе о своей чрезвычайной слабости. Это представленіе парализо-
вало путемъ отведенія его рукопожатіе такъ сильно, что о н ъ выжииалъ
только г—ЪЪ, ? = 6 5 , Внушеніемг н а язву я вызвалъ абсолютную
анэстезію соотвѣтствующей руки. Рукопожатіе стало, конечно, = 0 .
Затѣмъ я внушилъ ему чувство полной подвижности, и онъ, испытывая
тупое чувство в ъ суставахъ, выжималъ г = 1 1 5 , Z = 1 2 0 . Первымъ
внушѳніемъ я вызвалъ локализованную диссоціацію. Благодаря благо-
пріятний для меня констѳлляціи, эта диссоціація, т. е. исключеніе в о з -
можности отведенія, при второмъ внушеніи осталась для ипохондриче-
скаго представленія в ъ силѣ: путь между центромъ послѣдняго и центромъ
представленія о движеніи остался еще закрытымъ для отведенія, или же,
выражаясь иначе, ипохондрическое нредставленіе было еще забыто. Далѣе
подобнымъ отведевіемъ одной части нейрокима высшіе центры < з а -
держиваютъ» нисшіе. Тамъ гдѣ, благодаря функціональнымъ или орга-

») „Весьма цѣдесообразно распространяющееся нервное р а з д р а ж е н і е , по


скоіьЕу мы еще не проникли въ его сущность обозначать такимъ ничего нѳ
преюдицирующимъ терминомъ, какъ нвйрокимъ (i^orei. Gehirn und Seele).
Проф. Forel. Гпііітптпзчг, 8
114 Г и п о т е т в ч . воззрѣнія о с у щ н о с т и и п с и х о л о г и ч . аначевііі гипнотиаиа.

ническимъ измѣненіямъ отведеніе невозможно, тамъ двигательное разря-


женіе нейрокима, теперь проходящаго лишь чрезъ нисшій центръ, у с и -
ливается в ъ интенсивности и быстротѣ>.
Въ противоположность задержкѣ усиленіе раздраженія какого
либо центра притокомъ нейрокимовъ по различнымъ путямъ назы-
ваютъ повышеніемъ возбудимости или проложенгемъ путей
(Bahnung—Ехпег). Я внушаю кому нибудь, что его лобъ становится
горячимъ. Это внушеніе удается мнѣ легче, если я одновременно ноложу
на лобъ руку. Ибо этимъ я возбуждаю соотвѣтствующій центръ, завѣ-
дывающій ощущеніемъ прикосновеній. А этотъ центръ, благодаря много-
численнымъ прежнимъ одновременнымъ раздраженіямъ, связанъ хорошо
проводящимъ путемъ с ъ еоотвѣтствующииъ центромъ тепловыхъ ощуще-
ній. Этотъ путь избираетъ для себя и нейрокимъ, вызванный прикосно-
веніемъ ко лбу, и такимъ образомъ пролагаетъ себѣ путь,
Такъ возникаютъ всѣ тѣ задержки и усиленія раздраженій, къ кото-
рымъ сводятся всѣ нервныя явлѳнія, а также и всѣ явленія внушенія.
В ъ надлежащемъ примѣненіи такихъ задержекъ и усиленій и состоитъ
искусство гипнотизера, а в ъ послѣдующемъ воздѣйствіи подобныхъ влія-
ній н а дальнѣйшую ассоціацію идей - сущность дрессировки.
Разсмотримъ напр. механику каталепсій! Я подымаю у загипноти-
зированнаго руку, которая остается в ъ данномъ положеаіи. Пассивнымъ
движеніемъ я вызвалъ соотвѣтствующее ощущеніе движенія. Ассоціаціон-
ные пути, идущіѳ отъ центра соотвѣтствующаго представленія о движе-
ніи утратили, благодаря гипнотической диссоціаціи, свою проводимость.
Вслѣдствіе этого нейрокимъ, вызванный пассивнымъ движеніемъ руки,
переходить н а центробѣжный путь, идущій отъ центра соотвѣтствующаго
двигательнаго представленія, и вызываетъ мышечное сокрашеніе,
соотвѣтствующеѳ пассивному положенію руки. Загипнотизированный—
если только о н ъ остается в ъ состояніи гиаотаксіи—«чувствуетъ, к а к ъ
неожиданно его рука, поднятая вверхъ, оцѣпевѣваетъ. В ъ этомъ случаѣ
мы имѣемъ предъ собою «пассивную каталепсію» Bernheim'a. Отъ
активнаго движенія о н а отличается тѣмъ, что здѣсь нрѳдставденіе о дви-
женіи вызывается ассоціаціей идей, «силою води>, в ъ нашемъ ж е слу-
чаѣ—периферическимъ раздраженіемъ «Пассивная каталепсія> выступаетъ
всегда в ъ тѣхъ случаяхъ, гдѣ двигательное представленіе с ъ одной сто-
роны достаточно уже диссоціированно, но съ другой само еще в ъ д о -
статочной степени поддается возбужденію. Если-же сонъ н а столько уже
глубокъ, что двигательное представление не возбуждается болѣе перифе-
рическимъ раздраженіемъ, то пассивная каталѳпсія билѣе в е м о ж е т ъ б ы т ь
вызываема. Соотвѣтсгвующее ослабленіе возбудимости двигательнаго пред-
ставленія мы имѣемъ у истеричныхъ, утратившихъ в ъ той или другой
конечности, при сохранившейся кинэстезіи, чувствительность прикоснове-
Г и и о т е т и ч . воззрѣвія о сущности и психплогич. ііначеніи гиппотиаиа. 115

нія, Такія конечности можно н а я в у свѣлать парэтичесвиии, а в ъ гип-


нозѣ —каталептическими. При возбужденіи двигательныхъ прѳдставленій
мы имѣемъ именно дѣло с ъ многочисленными усиливающими и задер-
живающими возбудимость элементами: среди нихъ играетъ большую
роль разараженіе, идущее о т ъ центра тактильной чувствительности к ъ
мышечному чувству.
При недостаточной еще дисеоціаціи или пониженной возбудимости
двигательнаго представлевія требуются еще другія усиливвющія возбуди-
мость раздраженія, Здѣсь в ъ первой линіи выступаетъ словесное внуше-
ніе. Поднятая рука вяло опускается внизъ, но лишь только я заявляю:
«теперь рука неподвижна!», наступаетъ соотвѣтствующее мышечное
сокращеніе. Какъ с ъ пассивнымъ движеніемъ руки, такъ и со словѳ-
снымъ внушеніеиъ, можетъ далѣе сочетаться усиливающее возбудимость
воздѣйствіе той асг(щіацій идей, которую мы называемъ моноидеизмомъ.
Я гипнотизирую какого-нибудь субъекта; я подымаю руку вверхъ, и п о -
слѣдняя снова опускается внизъ. Я бужу субъекта и въ его присутствіи
гипнотизирую другого. Здѣсь каталепсія удаеіся ияѣ т о т с ъ - ж е . Во
вторичномъ гипнозѣ перваго субъекта каталепсія удается мнѣ и у п о -
слѣдняго. Мы имѣемъ такимъ образомъ предъ собою активный элементъ
«каталепсіи>, описанный ВегпЪеіт'омъ, Съ ощущеніемъ пассивнаго
движенія руки у субъекта сочеталось слѣдующее предоставленіе: фикси-
рованіе руки в ъ этомъ положеніи—желаніе гипнотизера; а я долженъ
дѣлать то, что о н ъ хочетъ. Созерцаніе каталепсіи, вызванное гипно-
тизеромъ у второго субъекта, создало в ъ мозгу перваго проводной путь
между представленіемъ о гипнотизерѣ и соотвѣтствующимъ двигательнымъ
представленіемъ. Когда-же гипнотизеръ теперь подымаетъ руку у перваго
субъекта, одновременно появляется яркое представление о гипнотизерѣ.
Изъ центра этого представленія раздраженія направляются к ъ центру
двигательнаго представленія. При этомъ ассоціація идей становится все
болѣе сложной, все болѣе уподобляющейся предшествовавшимъ произволь-
нымъ движеніямъ, такъ что нельзя обижаться н а субъекта, заявляющаго,
что все это о н ъ сдѣлалъ только в ъ угоду гипнотизеру.
Во всѣхъ сложныхъ внушеніяхъ, особенно внушеніяхъ н а я в у ,
усиливающее воздѣйствіе моноидеизма играетъ большую роль. Оно совр-
шенно снимаетъ съ rapport'a покровъ таинственнаго. Когда мать или врачъ
спятъ при сильнѣйшемъ шумѣ, но тотчасъ-же пробуждаются при крикѣ
ребенка или стукѣ сторожа, то в ъ этихъ явленіяхъ мы, к а к ъ и в ъ
гаррогГѣ, имѣемъ дѣло лишь с ъ возбудимостью, повышенной прежними
раздраженіями.
Выше мы представили <задержЕИ> лишенными всякой активности.
Они — симптомы, выравнивающіе возникшія в ъ другихъ мѣстахъ отведенія
нервной энергіи. Само собою разумѣется, что при атоиъ имѣются в ъ
8*
j^jQ Гиііотетич. ііог! ірѣнія о сущности II пспхологич. аііачеиіи гпиноти:(ма.

виду ЛИШЬ тѣ задержки (нейродинамическія Wundt'h), которыя являются


неносредственнымъ результатомъ нервныхъ процессовъ. Однако, рядомъ
съ ними встрѣчаются, неоднократно переплетаясь другъ съ другомъ, и
задержки (вазомоторный Wundi'a), обусловливаемыя повышеніемъ с о п -
ротивления в ъ проводныхъ путяхъ подъ вліяніемъ усталости или измѣне-
нія в ъ обмѣнѣ веществъ. Но, по скольку мы имѣемъ дѣло с ъ нейроди-
намическими, а не съ нутритивными за/іержкаии, мы должны уста-
новить также и возникшее въ другот мѣстѣ отведеніе, т. е.,
усиливающее дѣйствіе нашего внутенгя.
<Изслѣдуемъ теперь вызванную внушеніемъ н а я в у отрицательную
галлюцинацію. Я внушаю кому-нибудь, что по пробужденіи о н ъ меня
не увидигь. Результатъ получается весьма разнообразный. Н о всегда
можно констатировать извѣстный параллелизмъ между отведеніемъ и з а -
держкой. Чѣмъ сильнѣе задержка, тЬмъ больше и отведеніе>.
«Первое лицо видитъ меня какъ всегда, но не узнаетъ меня: н а -
ступила диссоціація между первичной и вторичной идентификаціей, м е ж -
ду центрами оптической памяти и сознанія. Эта диссоціація, давно под-
готовленная, вызванная прежними раздраженіями и с ъ тѣхъ поръ суще-
ствующая в ъ скрытомъ состояпіи, есть вновь воскресшій образъ памяти.
Подъ усиливающимъ дѣйствіемъ моего виушенія эта диссоціація высту-
пила на первый планъ. В ъ одинъ прекрасный день мой субъектъ —
для нримѣра погруженный в ъ размышленія объ одной проблемѣ,
прошелъ мимо, не узнавъ меня. Я тогда подошелъ к ъ нему, и и з ъ
разговора обнаружилось, что о н ъ меня не узналъ. Въ тотъ моментъ,
когда субъектъ меня встрѣтилъ, и з ъ центра обдумываемой проблемы
выступили раздраженія по всѣмъ отводяшимъ путямъ, а сдѣдовательно
и к ъ оптическому цеягру. (Мы вправѣ предполагать непосредственное
или посредственное соединеніе каждаго нервнаго центра со всѣми другими).
Изъ всѣхъ отводящихъ волоконъ онтическаго центра в ъ данный моментъ
естественно легче всего поддаются раздраженію ассоціаціонныя волокна,
идущія к ъ центру проблемы. Значительная часть нейрокима, вызваннаго
созерцаніемъ моей личности, отведена в ъ сторону, н а этотъ путь.
Вслѣдствіе этого центръ, в ъ которомъ выработывалось представлепіе о
моей личности, не былъ возбужденъ настолько, чтобы стать доступнымъ
субъекту. Но далѣе, благодаря разговору представление о неопознаніи
моей личности чрезъ ассоціаціи одновременности приведено в ъ связь
сначала с ъ центромъ представленія о моей личности и затѣмъ — съ цент-
ромъ проблемы. Далѣе, представление о неопознаніи чрезъ центръ п р о -
блемы приведено в ъ связь с ъ оптическимъ центромъ. Если теперь у
субъекта вызвать достаточно сильное яредставленіе о неопознаніи моей
личности, то усиливающее раздраженіе пойдетъ черезъ центръ проблемы
к ъ центру онтическаго представленія о моей личности. Прибывшій сюда
Г и п о т е т а ч . ііоззрѣнін о сущности и псвхологич, нначѳніи гиинотпзыа. 117

яейрокимъ, вызвавшій чрезъ посредство зрительнаго нерва образъ моей


личаости, отвоаится такимъ образомъ в ъ сторону, не попадая с ъ н а д -
лежащей интенсивностью н а обычный путь, для вызыванія тамъ созна-
тельныхъ параллельныхъ явленій. Вторичная идентификація отсутетвуегь.
Прежде всего мнѣ могли - бы возразить; субъектъ, когда о н ъ
шелъ, погруженный в ъ размышленія, не идентифицировалъ вторично
никакихъ зрительныхъ впечатлѣній. Почему-же теперь о н ъ не иденти-
фицируетъ только впечатлѣнія, о т і меня полученнаго? Причина заклю-
чается в ъ двоякомъ усиленіи раздраженія. В ъ иослѣдовавшемъ тогда
разговорѣ вызванъ былъ яркій зрительный образъ моей личности
Между центромъ проблемы и моимъ арительнымъ образомъ возникла,
такимъ образомъ, болѣе сильная ассоціація, чѣмъ съ остальными оптиче-
скими центрами. Далѣе. сегодня, внушивъ меня болѣе не в и -
дѣть, я вызвалъ у субъекта, какъ и раньше непосредственно черезъ
созерцаніе, оптическій элементъ представления о моей личности. Когда-
же раздраженіе чрезъ центръ проблемы достигло оптическаго центра, то
на первый планъ естественно выступили наилучше проводящія ассоціа-
ціонныя волокна. Но к ъ такимъ волокпамъ принадлежалъ прежде всего,
вслѣдствіе непосредственно предшествовавшихъ раздражепій, путь
къ центру моей личности. Этотъ путь, обычно весьма второсгепенпаго
заачепія, теперь сталъ главнымъ. Зрительный образъ моей личности в ъ
данный моментъ лишился своихъ обычныхъ ассоціацій: опъ именно
диссоціированъ былъ усиленіемъ раздраженій в ъ другихъ мѣстахъ. Что
при этомъ части нейрокима, между прочимъ, достигаютъ еше и другихъ
областей оптическаго центра, доказывается гораздо болѣе легкимъ отнынѣ
осуществленіемъ родственныхъ но смыслу внушеній. Мнѣ стоитъ только
спросить своего субъекта, узнаетъ-ли о н ъ еще данное лицо пли данный
нредметъ: этого теперь зачастую достаточно уже для присоединенія о п -
тическаго центра даннаго объекта к ъ системѣ отводятихъ путей. Что
этб легче удается по отношенію к ъ объектамъ, находящимся со мною
въ болѣе тѣсной связи, естественно снова объясняется усилениями р а з -
драженій, выпадавшими н а и х ъ долю при возбужденіи у субъекта,
зрительнаго представленія обо мнѣ, Мнѣ могли бы еще возразить
что подобной благоприятной подготовки в ъ большинствѣ экспериментовъ
не было. Конечно нѣѴъ. Но этого и не требуется. Каждый и з ъ насъ
неоднократно проходилъ мимо своихъ знакомыхъ, н е узнаваяи х ъ Пред-
ставленіе-же, которое "мой субъектъ во время эксперимента имѣетъ обо
маѣ, содержитъ в ъ себѣ, какъ существенный элементъ, представленіе о
знакомомъ ему человѣкѣ: путь такимъ образомъ все таки существуетъ;
намъ приходится только его усилить.
Подобно только что подробно разсмотрѣнной и всякая внушенная
диссоціація покоится на возстановленіи прежнихъ условій проводимости,
Гипотѳтич. поззрѣвія о сущности и психодогич. аначввіи гнпиотизмп.

прежнихъ констелляцій. В ъ частности поэтому форма диссоціаціи, а


виѣстѣ с ъ тѣмъ и усвоевія внушенія, обусловливается предшествовавшими
ппечатлѣніями индивидуума. Какой и з ъ подобныхъ случаевъ окажется
наименѣе латентнымъ, наилегче возбудимымъ, тотъ теперь вступить в ъ
сознаніе, и притомъ такъ живо, точно субъектъ в ъ данный монентъ его
нереживаетъ. Такъ, иному субъекту становится < совершенно туманно
предъ глазами», такъ к а к ъ у него легче всего возбуждается воспомина-
ніе о томъ, что о н ъ не видѣлъ знакомыхъ в ъ сумерки. Иной объявляетъ
себя слѣпымъ. Представленіе о б ъ отсутствіи зрѣнія у него сильнѣе всего
ассоціировано съ представленіемъ о слѣпотѣ. Это представленіе вызвано
было съ особой яркостью. В ъ качествѣ одного и з ъ его элементовъ, в ъ
оптическомъ центрѣ возникли условія проводимости, соотвѣтствовавшія
прежнему ощущенію чернаго цвѣта. Центръ для воспріятія послѣдняга
цвѣта поглотилъ такую часть поступающихъ нейрокимовъ, что послѣдніе
не могли больше вызывать никакихъ доходящихъ до сознанія раздра-
женій.
Въ доказательство правильности приведепнаго здѣсь принципа я
приведу е щ е два случая, касающіеся истеричныхъ больныхъ.
Одной больной я сдѣлалъ вышеприведенное внушеніе. Я исчезъ, но
окружающихъ она еще видѣла; она очень скоро пришла в ъ возбужден-
ное состояніе и в ъ страхѣ бѣгала, восклицая, что она снова заболѣетъ,
что о н а больше не в ъ состояиіи думать, что о н а все видитъ в ъ крас-
номъ свѣтѣ. Затѣмъ, послѣ того, к а к ъ л ее снова привелъ в ъ себя, ив
отнимая тотчасъ-же воспоминанія, паціентка объяснила: такимъ-де об-
разомъ началась ея болѣзнь, о н а ничего больше не видѣла, все
завертѣлось и запестрѣло предъ ея глазами, до сихъ поръ о н а о всемъ
этомъ забыла, а снова вспомнила только теперь.
Другая паціентка поступила в ъ клинику парализованной и нѣмой,
въ такомъ видѣ нашли ее н а улицѣ. Однажды, послѣ того, к а к ъ с и м -
птомы уже исчезли, я внушилъ ей н а я в у абсолютную анэстезію. Вну-
шеніе удается, и паціентка соотвѣтственно становится паралитичной. З а -
мѣтивъ измѣненіе в ъ выраженіи ея лица, я прекращаю внушеніѳ. Цо
слишкомъ поздно. Ааціентка блуждаетъ теперь оцѣпенѣвшая и нѣмая,
не узнавая окружающихъ. Л гипнотизирую ее и внушаю ей ясность
мысли и восаомиваній. Паціентка тогда заявляет^: ей-дѳ казалось, что
она лежала н а улицѣ. Такимъ образомъ вызвано было воспоминаніе о
о тогдашнемъ припадкѣ.
Но сведши задержки к ъ усиленіямъ другихъ раздраженій, мы й м ъ
объяснили механику субъевтивнаго дополненія всѣхъ внушеій со с т о -
роны загипнотизировавнаго, в ъ особенности-же постоянное колеблю-
щееся отношеніе между положительными и отрицательными галлюцина-
націями ( с р . стр. 6 6 ) .
Гипотвтяч. вовзрѣнія о сущности и осихологвч. з в а ч е я і и гипнотиаиа. 119

Р а з ъ гакимъ образомъ мы всѣ явленія внушенія сводимъ к ъ


одностороннимъ усиленіямъ раздраженій, то это должно имѣть силу
и для важнѣйшаго и з ъ внушеній, — д л я с н а . У новорожден-
наго сонъ вызывается извѣствыми, зависящими отъ химизма, дивамиз-
мами нисшихъ мозговыхъ центровъ, преимущественно вазомоторнаго х а -
рактера. Этому рефлекторному сну предшествуютъ опредѣленные, сильнѣе
съ ростомъ сознанія (параллельно развитію большого мозга) высту-
пающія ощущенія: усиливающаяся гЬлесная и умственная вялость и
особенно ощущеніе тяжести в ъ глазахт., вызываемое, главнымъ обра-
зомъ, постепеннымъ рефлекторнымъ сокращеаіемъ круговой мышцы глаза.
Всѣ эти ощущеяія постепенно, взаимными усилениями раздраженій, ассо-
ціируются в ъ одинъ комплексъ представленія о снѣ. Позднѣе, если к а -
кимъ-нибудь раздражѳніемъ вызывается одно и з ъ ощущоній, то з а нимъ
слѣдуютъ другія, такъ к а к ъ раздраженіе распространяется по хорошо
проводящимъ путямъ. Дальнѣйшія ассоціаціи одновременности приводятъ
затЁмъ к ъ проложенію соединительнаго пути между представленіемъ о
саѣ и вызывающими сонъ нисшими центрами. Этоть путь постепенно
становится столь хорошо проводящимъ, что в ъ концѣ-концовъ и одно
представленіе о снѣ вызываетъ сонъ. Суггестивнымъ возбужденіемъ пред-
ставленія о свѣ мы тогда вызываемъ общую, обусловливаемую измѣне-
ніемъ обмѣна веществъ диссоціацію. Такимъ образомъ мы однимъ какимъ
нибудь усиденіемъ раздраженій создаемъ благопріятную почву для дѣй-
ствія дальнѣйшихъ усиленій.
І а в и м ъ способомъ представленіе о снѣ получаетъ вполнѣ выраженный дви-
гательный характеръ. Но это—только частный случай общаго закона р а з -
витія мозговой механики. Такимъ ж е образомъ развиваются всѣ произ-
вольныя движенія изъ н е а р о и з в о л ь н ы х ъ , — о щ у щ е н і я рефлекторно вызывае-
ѵыхъ движеній становятся вызывающими цредставленіями, волевыми и м -
пульсами. Тѣмъ фактомъ, что этотъ процессъразвитія поднялся выше той ступе-
ни, которую можно было допустить на освованіи нашихъ анатомическихъ з н а -
ній, объясняются тѣ сомвѣній, которыя раньше высказывались по п о -
воду нѣкоторыхъ суггестивныхъ результатовъ. А эти результаты, напр.:
воздѣйствіе на кишечную перистальтику, сосудодвигательные аппараты и огдѣ-
леніе железъ, въ настоящее время выше всякихъ сомнѣній.Уже ихъ зависимость
отъ аффектовъ указывала н а соединеніе и х ъ центровъ съ большимъ моз-
гомъ. Ученіе о внушеніи доказало, что эти неопредѣленныя, еле созна-
ваемыя ощущенія у ж е . сдѣлались слабыми двигательными представленіями.
Здѣсь открывается намъ перспектива дальнѣйшаго развитія нашего мозга,
усиливающагося подчиненія рефлекторных! движеній интеллекту>.
Впрочемъ, д - р ъ О. Vogt обращаетъ вниманіе н а гипотетическій х а -
рактеръ своихъ теоретическихъ объясненій, что и иы здѣсь категори-
чески отмѣчаемъ.
І^аушвніѳ и душевныя равогройогна.—Нстерія.

Въ дополненіѳ теоріи о дѣйствіи внушенія упомянеиъ еще о рабо-


т а х ъ проф. Lippsdk ( Z u r Phychologie der Sag^^stion), д - р а DollkenSk
(Zur Physiologie der Hypnose), д - р а F. КбМег^л (Experimentelle S t a -
dien a n f dem Gebiet das hypnotischen Somnambniismus). Всѣ эти р а -
боты, весьма цѣнвмя и ивтѳресныя, приведены вмѣстѣ съ другими р а -
ботами О. Vogt\ в ъ Zeitcshrift fiir Hypnotismns. Вирочемъ, онѣ не
идутъ далѣе теоріи ТодѴд,.
V. Внушеніе и душевныя разстройства.—йстерія.
Изъ всѣхъ людей душевно-больные менѣе всего подвержены в н у -
шенію, а тяжелые больные большей частью и вовсе не подвержены ему.
Это единогласно подтверждаютъ всѣ опытные гипнотизеры. Объясняется
это просто тѣмъ, что в ъ мозгу душевно-больного болѣзненныя задержки
или состоянія раздраженія достигаютъ такой интенсивности, что стано-
вятся недоступны диссоціаціи, вызываемой внушеніемъ. И если даже
удается загипнотизировать душевно-больного, то внушенія с ъ лечебной
цѣлью в ъ большинствѣ случаевъ не дѣйствуютъ или же оказываютъ только
скоропреходящее дѣйствіе, и притомъ менѣе всего тѣ внушенія, которыя
направлены противъ бредовыхъ представленій. Одна помѣшанная, г - ж а X.
считала себя, напр., г-жей У . Я съумѣлъ ее загипнотизировать и мнѣ
удалось ей с ъ успѣхомъ внушить сонъ, аппетитъ, даже постгипнотиче-
скія галлюцанаціи. Д о когда я съ величайшей энергіей заявилъ ей в ъ
гипнозѣ, что ей-дѳ теперь совершенно точно извѣстно, что она — г - ж а X . ,
а не г - ж а У . , что послѣднее цредставленіе—безсмысленная бредовая
идея, надъ которой о н а можегь только смѣяться, о н а все время отрица-
тельно качала головой (т. е. до тѣхъ поръ, пока я ей это утверждалъ),
доказывая эгимъ, что о н а этого внушенія не усвоила.
При внушеніи мы онерируемъ с ъ большимъ мозгомъ, к а к ъ с ъ ин-
струментомъ. У душевно-больныхъ этотъ инструментъ разстроенъ в ъ
своихъ функціяхъ, поэтому о н ъ плохо дѣйствуетъ. Неудачи ири душев-
ныхъ болѣзняхъ — о д н о и з ъ лучшихъ подтвержденій в ъ пользу того, что
сила гипноза заключается в ъ мозгу загипнотизированнаго, а не гипно-
тизера.
Объ отношеніи гипнотизма къ душевнымъ разстройствамъ распростра-
нялось и распространяется е щ е столь много ошибочныхъ теорій, лишен-
в ы х ъ всякой фактической подкладки, основываемыхъ лишь н а поверх-
ностныхъ утвержденіяхъ, что далеко не лишне нѣсколько подробнѣе
распространиться о немъ. Считаемъ необходимымъ категорически
отмѣтить тотъ фактъ, что воспріимчивость к ъ внушенію — безусловно
нормальное свойство нормальнаго человѣческаго мозга.
К а к ъ мы видѣли выше, школа Charcot^ наоборотъ, разсматривала
гипнозъ, какъ форму истеріи. Но истерія—болѣзнь, и притомъ душев-
V. В а у ш е н і я и душеввыя р а а с т р о й с т а а . Истврія.

н а я , функціональное разстройство мозговой дѣятельності?, и с ъ ^hystera*,


т. е. с ъ маткою, не имѣетъ ничего общаго. Н а ряду со многими п р а -
вильными наблюденіями в ъ ученіе Charcot о б ъ истеріи вкрались также
и многія ошибки, находящіяся в ъ связи с ъ его «соматическими» пред-
ставленіями. По моему воззрѣнію, совпадающему съ т а к о в ы м і же Bernheim'a.,
эти «zones> и «points» hyst^rogfenes, я к о б ы патогвомоническая связь
истеріи с ъ состояніями раздраженія в ъ я и ч н и к а х ъ , типическія г е м і - а н э -
стезіи и 1. п. я в л е н і я — в с ѣ болѣе искусственнаіо происхожденія, т . е .
представляютъ собою симптомы, которые, к а к ъ и всѣ симптомы исте-
ричныхъ, фиксируются благодаря тому, что н а н и х ъ о б р а щ а ю т ъ в н и -
маніе. Истерія есть диссоціативная слабость мозга, обусловливающая б о -
дѣзненную восаріимчивость к ъ самовнушеаію и создающая значительную
тенденцию к ъ болѣе или менѣе скоропреходящикъ функціональнымъ р а з -
стройствамъ всякаго рода, о т ъ чисто мѣстной боли или судороги, чисто
мѣстной анэстезіи или паралича,—^до всеобщаго душевнаго разстройства.
Всѣ эти истерическія разстройства могутъ легко фиксироваться и длиться
годы. Правда, и тогда е щ е о н и могутъ быть излечиваемы. Но
имѣются также всевозможные переходы о т ъ мимолетныхъ истерическихъ
нервныхъ разстройствъ к ъ тяжкимъ, даясе нецоправииымъ д у ш е в н ы м ъ
разстройствамъ и другииъ тяжелымъ нейрозамъ.
Н а с т о я щ а я истерія — б о л ь ш е й частью конституціональное страданіе
и, к а к ъ таковое, т. е. к а к ъ ненормальная характеристическая особен-
ность мозга, неизлечима; нзлечиваіотъ лі.шь симптомы, но не коисти-
туціональпое предрасаоложѳніе. Правда, имѣются и пріобрѣтепныя иете-
ріи, могущія возникать вслѣдствіи злоупотребленій и истощзнія мозга,
истеріи, сливающіяся с ъ смутнымъ понятіемъ пейрасгеніи Раздраже-
ніа периферической нервной системы могутъ р а в н ы м ъ образомъ дѣй-
ствовать н а мозгъ и приводить к ъ подобнымъ ж е результатамъ. Мы
этого отнюдь н е отрицаемъ. Такіе случаи большей частью излечимы.
Впрочемъ, имѣются всевозможныя сочетанія слабо или рѣзко в ы р а ж е н -
наго предрасположенія и «нервной» ( т . е . церебральной!) конституціи с ъ
пріобрѣтенными поврежденіями.
Н а конгрессѣ физіологической нсихологіи в ъ Парижѣ 1 8 8 9 г . я
спросилъ ji-pa Bahinski&TO, ассистента проф. Charcot, к а к ъ это о н ъ
себѣ представляетъ, что мы всѣ, ученики LiebeauU и Bernheim'sL в ъ
области гипнотизма, обладаемъ способностью усыплять 8 0 — 9 0 " / ^ всѣхъ
к ъ намъ о б р а щ а ю щ и х с я , все равно, будь э т о — н ѣ м ц ы , ф р а н ц у з ы , ш в е д ы ,
русскіе, голландцы, и л и англичане; н е признаетъ л и о и ъ всѣ э т и
8 0 — 9 0 ° / Q з а истеричныхъ. Если д а , то понятіе истеріи в ъ Salpetrifere

' ) І І о д ъ с і о в о м ъ „нѳйрвстѳііія" разумѣютъ в с е в о з м о ж н о е и и е в о з м о ж н о е ,


н а ч и н а я отъ п р о г р е с с и в и а г о п а р а л и ч а , п а р а н о й и и меланхоліи и к о н ч а я и с т е р і е й ;
о с н о в н о е я д р о этого смутнаго ііонятія о б р а з у е т ъ , однако, и н о х о н д р і я .
Виушвніе в душевныя р а в с т р о й с т в а , - Истерія.

расширяется в ъ такой степени, что я долженъ противъ этого проте-


стовать. Н а это я подучилъ отвѣгь: «протестуютъ противъ неумѣрен-
ваго расширенія понятія истеріи в ъ Salpetrifcre, н о , «tares hysteriques>,
по крайней мѣрѣ, должны-же быть н а лицо для того, чтобы вызвать у
кого либо явленія г и п н о з а » . — Этотъ споръ, правда, приведенъ в ъ
печатныхъ отчетахъ о засѣданіяхъ конгресса, но здѣсь я его в ъ точ-
ности воспроизвелъ, ибо о н ъ ясно освѣщаетъ весь вопросъ.
Итакъ, по мнѣнію г. Babinskt а.го, 9 0 — 96®/о всѣхъ людей ( т а -
кой процентъ мы гипнотизируемъ) имѣютъ с tares hyst6rqnes»! Ho по-
ложеніе современнаго человѣчества, слава Богу, е щ е не такъ печально.
За дальнѣйшіе 1 2 лѣтъ д-ръ Babinski все еще не съумѣлъ отка-
заться отъ своего заблужденія, ибо в ъ 1 9 0 1 г. (Definiton de I'Hyst^rie.
Comptes rendus de la Society de Neurologie de Paris) о н ъ слѣдующймъ
образомъ опредѣляетъ понятіе истеріи:
«Психическое состояніе, дѣлающее субъекта способньшъ подвергаться
самовнушеиію. Истерія проявляется преимущественно разстройствами пер-
вичными и послѣдовательно—нѣсколькими вторичными. Первыя характе-
ризуются тѣм'ь, что воспроизводятся съ большой точностью у нѣкото-
рыхъ лицъ путемъ внушенія, а также устраняются исключительныиъ
воздѣйствіемъ увѣщанія. Вторичныя же разстройства характеризуются
своей непосредственной подчиненностью разстройствамъ первичнымъ».
Объ этой конфузной работѣ лучше было бы умолчать, еслибъ она
не была вѣрнымъ отраженіемъ той смуты, которая царить въ столь мно-
гихъ головахъ. Babinski выступаетъ противъ термина «внушеніе», к о -
торый будто б ы содержитъ в ъ себѣ что-то подозрительное. Затѣмъ о н ъ
хотѣдъ бы слово «истерія» замѣнить словомъ «troubles pithiatiqaes»
(разстройства, излечимыя путемъ убѣжденія)!—Bafeins/ci такимъ обра-
зомъ смѣшиваегъ излеченіе ситтоаовъ съ излеченіемъ конституціональ-
ной психопатіи, которая вѣдь и есть истерія, и продолжаеіъ смѣшивать
истерію с ъ внушеніемъ. З а 1 2 лѣтъ о н ъ еще не усвоилъ себѣ разницы
между нормальной восприимчивостью к ъ внушенію и патологическимъ
гипнозомъ истеричныхъ!
Безчисленныя явленія психопатологіи доказываютъ намъ, что ея п о -
нятія в ъ большинствѣ сдучаевъ основываются лишь на патологическихъ
усиленіяхъ, ослабленіяхъ или качественаыхъ измѣненіяхъ психологиче-
скихъ или психо-физіологическихъ понятій. Вполнѣ поэтому естественно
опредѣлять и истерію, к а к ъ патологически повышенную воспріимчи-
востькъвнушенгю-ідлиъ опредѣляетъ ее Moebius^ правильно отмѣтившій,
к а к ъ у истеричныхъ симптомы обыкновенно возникаютъ и з ъ представ-
леній, Я самъ большее значеніе придаю патологической способности
Кб самовнушенію, такъ к а к ъ большинство и наиболѣе тяжелые исте-
ричные подвержены болѣе еамовнушенію, а не внушенію.
V. Внушеніе и душеваыя раастройствчі.—Истеріа. 123

Вполвѣ правильно поэтому Ringier *) различаетъ двѣ относитель-


ный категоріи истеричныхъ, первую с ъ весьма высокой воспріимчи-
востью к ъ самовнушеніямъ и незначительной к ъ внушеніямъ другихъ
лицъ, в г о р у ю — с ъ высокой воспріимчивостью к ъ внушеніямъ другихъ
лицъ. К ъ этимъ категоріямъ, установленнымъ Ringier н а основаніи
суггестивной терапіи, мы еще вернемся, такъ к а к ъ онѣ отражаются и
въ другихъ областяхъ. Издавна существовали парадоксальные врачи,
утверждавшіе, что «всѣ женщины болѣе или менѣе истеричны». Уже
изъ этого обстоятельства, а равно отождествленія школою Charcot гип-
ноза с ъ частичной картиной истеріи явствуетъ, что отграниченіе истеріи
отъ нормальнаго состоянія издавна уже представлялось затруднительнымъ.
Но и по отношенію к ъ тяжелымъ психозамъ понятіе истеріи с ъ
трудомъ поддается отграниченію. Объ этомъ свидѣтельствуютъ смѣшан-
ныя понятія истеро-эпилепсіи, истерическаго помѣшательства, истериче-
скихъ манШ и т . д . — П р а в д а , Charcot, Breuer, Freud, Vogt и до
нихъ еще многіе отдѣльно описанные авторами случаи доказали намъ,
что тяжкія н а первый взглядъ явленія, вполнѣ соотвѣтствующія тяже-
лымъ нейрозамъ, эпилепсіямъ или тяжелымъ психозамъ, могутъ быть
вызываемы и снова устраняемы представденіями. Я самъ наблюдалъ
цѣлый рядъ подобныхъ рельефныхъ случаевъ. Да, подобныя разстройства
могутъ продолжаться годы, почти всю жизнь и, в ъ концѣ концовъ, точно
чудомъ какимъ излечиваться, к а к ъ это я наблюдалъ у Wetterstrand\
въ одномъ случаѣ тяжелой параплегіи.
Но мы все таки не должны увлекаться одной видимостью. Эти
случаи дѣйствительно относятся к ъ настоящей истеріи, все равно, к а -
саются ли они мужчинъ или женщинъ. Иначе обстоитъ дѣло съ настоя-
щими смѣшанными формами. Послѣднія относятся преимущественно к ъ
первой категоріи Ringier. Изучая тщательнѣе такихъ инднвидуумовъ,
мы находимъ у нихъ элементы тяжелыхъ конституціональныхъ психо-
патий или психозовъ, каковы этическіе дефекты, эрегическія состоянія,
раздражительная слабость, стоящіе н а границѣ психозовъ рудименты
или элементы бреда величія или преслѣдованія с ъ утраченнымъ н а п о -
ловину разсудкомъ, конституціональная страсть к ъ жалобамъ или мелан-
холія, ипохондрія и т. д . — Коротко говоря, мы и з ъ области истеріи
переходимъ в ъ область другихъ конституціональныхъ страданій или, не
замѣчая этого, уже находимся в ъ послѣдней. Несомнѣнно, явленіе п а -
тологической воспріимчивости Еъ самовнушенію в ъ — б о л ь ш е й степени п а -
тологическое, чѣмъ явленіе таковой же воспріимчивости ЕЪ в н у -
шенію. Но границъ не имѣется никакихъ. Не только иные психопаты
обнаруживаютъ рѣзко выраженныя истеричныя явлеаія, н о , если обра-

') Erfolge d e s E I r p n o t i s m u s in сіѳг L a n d p r a x i s , M d n c h e n 1891, L e h m a n n .


^2,4 Внушѳніѳ и душѳвныя р а з с т р о й с т в а , - Истѳрія.

тить вниманіе н а послѣднюю категорію Віпдгег, мы найдемъ, что э т и


индивидуумы, хоть вообще и представляютъ собою типичныхъ истериковъ и не
могутъ считаться нормальными, все таки отпосятся к ъ конституціональ-
нымъ психоптаамъ, хотя бы и в ъ относительно болѣе легкимг.
Эти случаи даютъ намъ цѣлый рядъ переходовъ отъ гяжслыхъ пси-
хопатій, чрезъ относительно чистую истерію, к ъ нормальнымъ со-
етояніямъ.
Но линій и плоскостей в ъ этой области не ииѣется. Многіе к о н -
ституціональные психозы обнаруживаютъ переходы вплоть до нормаль-
п ы х ъ состояній, не завлючающіе в ъ себѣ никакихъ признаковъ
истеріи.
Еще болѣе. Какъ извѣстно, имѣется еще пріобрѣтениая форма исгеріи
у здоровыхъ до того людей. Это, правда, о т р и ц а л и , — н о безъ осно-
ванія. Подобно тому, какъ основные симптомы параной, меланхоліи,
извращенпыхъ полозыхъ функцій (нослѣднія я наблюдалъ в ъ одномъ
типичномъ пріобрѣтенномъ случаѣ у одного высоко-нравствевнаго, обра-
зованнаго господина, иотораго излечилъ внушеніемъ) и т. д. встрѣ-
чаются и каі;ъ конституціональныя, и какъ характерныя страданія, и
к а к ъ пріобрѣтеиные, и к а к ъ острые или хроническіе психозы, точно такъ
же обетоитъ дѣло съ сииптоиаии исгеріи.
ІІослѣ тяжкихъ аффеіаовъ (психическііхъ трсавмъ), истощающихъ
организмъ страданій, а равно и безъ явной причины, возникаютъ иной
разъ случаи острой излечимой истеріи, хотя больной ранѣе не обнару-
живалъ и слѣдовъ подобныхъ явленій. Такіе случаи соотвѣіетвуютъ во
многихъ отношеніяхъ новомодному понятію нейрастеніи. Правда, совер-
шенно чистые случаи этого рода рѣдіш. Обычно же мы здѣсь имѣемъ
дѣло съ пріобрѣтенной натологически - истерической реакціей инди-
видуума, по крайней иѣрѣ, конституціоиально нредрасііоложен-
наго, на что обыкновенно указываетъ тщательный анамнезъ. Вііро-
чемъ, и со случаями настоящей «яейрастенін» (alias инохондріи, нси-
хопатій и т. п., если только э т о — п о случаи начинающагося прогрессив-
наго паралича) дѣло обетоитъ не лучше. И эти случаи рѣдко возни-
каютъ н а почвѣ «умствсннаго переутомленія», но обыкновенно — н а почвѣ
наслѣдствеянаго предрасііоложенія, в ъ свази съ псяхи-іескиин травмами
или истощеніемъ и г. п., такъ что «новое открытіе» Веагй'ь. по с у -
ществу сводится к ъ дереименованію давно извѣстныхъ картинъ б о -
лезни.
Выводы, которые мы нозволимъ себѣ сдѣлать и з ъ предыдущаго
уже слишкомъ длиннаго обзора, слѣдующіо:
1. й с т е р і я — н е очерченная вполнѣ картина болѣзни, но патологическій
комплексъ симптомовь яли синдромъ.
2. Этотъ комплексъ симптомовъ можетъ быть конституціональвымъ
V. Ввушеяіе и д у ш е в н ы я pascTpjgcTBS, Истерія. IXfr

ИЛИ пріобрѣтеннымъ; часто оба фактора комбинируются; впрочемъ, в ъ


большинствѣ случаевъ преобладаетъ первый.
3. Этогъ комплексъ симптомовъ характеризуется прежде всего склон-
ностью к ъ патологическимъ диссоціаціяяъ (воспріимчивосгью к ъ в н у -
шенію), съ значительнымъ преобладаніемъ в ъ тяжелыхъ, болѣе консти-
туціональныхъ случаяхъ воспріимчивости к ъ самовнушенію. Впрочемъ,
ОБЪ сочетается, разнообразнѣйшимъ образомъ с ъ другими явленіями
конституціональныхъ психопатій.
Склонность к ъ патологической диссоціаціи соотвѣтствуетъ тому с о -
стояніямъ мозга, въ которомъ представленія, волевые импульсы и аффекты
особенно легко диссоціируются, Вслѣдствіе этого в ъ съуженномъ с о -
знаніи образуются интенсивно дѣйствующія, самопроизвольныя сомна-
булистическія цѣпи, увлекающія с ъ собою личность, при случаѣ о б у -
словливающія в ъ ней двойное « я » и другія удивительнѣйшія явленія.
Отсюда возникаютъ также и драматическіе истерическіе обманы и чрез-
вычайная, точно во снѣ переживаемая неустойчивость больныхъ.
Патологическая воспріимчивость к ъ внушепію и самовнуіпенію про-
является в ъ вызываніи путемъ представлений разнообразнѣйшихъ функ-
ціональныхъ разстройствъ: психостремительныхъ, психобѣжныхъ и психо-
центральныхъ. Такія разстройства могутъ конечно, обусловливать в и -
димыя матеріальныя измѣненія клѣтокъ, которыя, однако, имѣютъ не
больше цѣнности, чѣмъ другія невидимыя. Несомнѣнно, вѣдь, что каждой
функціи а функцгональному разстройстѳу нервной системы соот-
вѣтствуютъ молекулярныя измѣненія живыхъ нервныхъ элементові
{Hodge и др.). Периферическія истерическія нервныя разстройства и
измѣненія должны разсматриваться, к а к ъ эффекты патологически-исте-
рическихъ внушенШ и самовнугаеній (анэстезіи, параличи, контрактуры,
съуженія поля зрѣнія и т. п . ) .
Съ помощью вышеприведен наго опредѣленія истерін само собоіа
достигается постепенное отграниченіе ея во всѣ смороны, а , слѣдова-
тельно, и отъ нормальной восиріимчивости к ъ внушенію. Разница между
истеріей и нормальной суггестивностью—такая-жѳ, к а к ъ между меланхо-
лией и нормальной грустью, или между нравсгвеннымъ помѣшатель-
ствомъ и нормальнымъ эгоизмомъ, между патологическимъ обманомъ
и адэкватнымъ нормаіьнымъ обманомъ, или между нормальной и и п о -
хондрической тоской.
Весьма сильная суггестивность сверхнормальна и нерѣдко сопро-
вождается истерическимъ предрасположеніемъ. Но истерія прежде
всего характеризуется патологической реакціей, изукрашеніемъ сдѣлан-
ныхъ внушеній ненамѣренными самовнушеніяии, возникновеніемъ в ъ
огромномъ количествѣ невнушенныхъ параличей, судорогъ, болей
и т. д.
Ь н у ш е а і в и душѳвныя р а з с т р о і і с т в а . — П о т е р т .

Прежде всего неисправленный гипнозъ истеричныхъ—совершенно не


тотъ, который бываетъ у нормальныхъ людей, чего д-ръ Babinski совершенно
не замѣчаетъ. Такой гипнозъ идетъ дальше намѣченной цѣли, прояв-
ляетъ тенденцію к ъ летаргіи или истерическому припадку, не подчи-
няется внушеніямъ или преувеличиваетъ и х ъ и долженъ быть съ особой
осторожностью и ловкостью направляемъ, т. е. приводимъ к ъ нормѣ.
Съ соціальной и исторической, а также терапевтической точекъ зрѣнія,
истерическая склонность к ъ диссоціаціямъ имѣетъ большое значеніе.
Она—преимущественно т а сила, которая в ы з ы в а е т ъ драматическія мета-
морфозы личности, будь то в ъ хорошую, будь то в ъ дурную сторону.
Спасающіеся, вожди массъ, пророки и т. п . — в е с ь м а часто истерическія
натуры, особенно если истерія сочетается с ъ даровитостью. Но отнюдь
не всѣ энтузіасты и фанатики обнаруживаютъ истерическія явленія.
Послѣднія слѣдуетъ искать прежде всего в ъ тѣхъ случаяхъ, гдѣ имѣютъ
мѣсто проявляющіяся в ъ видѣ контрастовъ, внушенныя метааорфозы
всей личности. Послѣднія могутъ, впрочемъ, быть и слѣдствіемъ насто-
я щ и х ъ психозовъ (напр. паранойи). Но тогда имѣется перерожденіе ^ я » ,
которое у истеричныхъ огсутсгвуетъ.
Meynert сказалъ: гипнозъ есть оксперииентально произведенное
слабоуміе>. Если-бы о н ъ сказалъ «помѣшательство», то это имѣло б ы
еще большій смыслъ. Это апріористическое, высказанное безъ знанія
дѣла воззрѣніе основывалось, очевидно, н а томъ, что у загипнотизиро-
в а н н ы х ъ можно вызывать многія я в і е н і я , наблюдающіяся также у душевно
больныхъ (галлюцинаціи, ложную вѣру, ложныя воспоминанія и т. п . ) , и при
поверхностномъ изученіи вопроса, не имѣя опыта с ъ внушеніемъ и в ъ то-же
время обладая таковымъ с ъ душевно-больными, легко увлечься этой а н а -
логіей. При этомъ, однако, упускаются и з ъ виду слѣдующіе пункты:
1 . Всѣ э т и пресловутые симптомы душевнаго разстройства встрѣча-
ются также и в ъ нормальномъ снѣ, хотя отчасти и менѣе развиты
(см. в ы ш е ) . Но сонъ не есть душевная болѣзнь,
2 . Симптомы, вызванные у загиияотизированныхъ, не обнаруживаютъ
никакой тенденціи самопроизвольно повторяться на я в у , предполагая,
что операторъ понимаегъ свое дѣло и не имѣетъ прямого намѣренія
внушеніемъ культивировать и фиксировать неудобные, симптомы. Мы
здѣсь имѣемъ дѣло с ъ серьезнымъ вопросомъ. Liebeault, Bernheim,
Wetterstrand, van Eeden, van Benterghem, de long, Vogt^ я
самъ и другіе ученики нансійской школы, мы заявляемъ категори-
чески, основываясь н а наблюденіяхъ у многихъ тысячъ загипнотизиро-
в а н н ы х ъ , что мы у лицъ, находившихся въ нашемъ пользованіи, не
видѣли подъ вліяніемъ гипноза, ни одного случал серьезнаго или длитель-
наго разстройства душевнаго или физическаго здоровья а, наоборотъ,
констатировали очень много случаевъ излеченія и улучшенія болѣзней.
V. Внушѳніе и душевныя раястройства. —Истврія. 1 2 7

Самовнушенія и припадки истеричныхъ, скоропреходящая легкая головная


боль и т. п . , равно к а к ъ самогипнозт, наступавшій нѣсколько разъ
при первыхъ опытахъ и недостаточной еще опытности,—вотъ единственно
наблюдавшіеся «разстройства». При наличности такого матеріала нельзя
отдѣлаться однѣми двусмысленными фразами. Одно и з ъ двухъ: или мы
всѣ—жалкіе лгуны, или-же пресловутыя, вызываемый гипнозомъ р а з -
стройства основываются (какъ мы это утверждаемъ) отчасти н а п р и -
мѣненіи плохихъ методовъ, отчасти на заключеніяхъ неловкихъ опера-
торовъ, отчасти н а нреступныхъ эксперимептахъ, н о , главнымъ обра-
зомъ, на лоншыхъ толкованіяхъ и нреувеличеніяхъ. В ъ 1 8 8 9 г . я
самъ в ъ Парижѣ наблюдалъ гипнозъ страха, вызывавшійся по методу
Salpetriere. Ассистентъ поіпелъ нриступомъ на одну истеричную. ІІослѣдняя
замѣтила его намѣреніе, стала кричать и спасаться но всѣмъ угламъ, с ъ
выраженіемъ отвращенія и сильнаго страха. Наконецъ, ее поймали и
не смотря н а отчаянное сопротивленіе задержали. Тогда ассистентъ н а -
давилъ со всей силою н а какой-то пунктъ ( н а плечѣ или ногѣ), счи-
тающійся <zone hypnogfene», и больная вдругъ впала в ъ каталепти-
ческое оцѣненѣніе. Мы заявляемъ, что подобнымъ способомъ, застращивая
больныхъ, вмѣсто того, чтобы успокоивать и х ъ , можно повредить имъ
даже и безъ нримѣненія такихъ грубыхъ пріемовъ.
Душевная болѣзнь характеризуется не психологическимъ проявленіемъ
какого-либо симптома или комплекса симптомовъ, а болѣзнью самого мозга,
причина которой, правда, ( з а исключеніемъ прогрессивнаго паралича и
другихъ т, и а з , органическихъ, равно к а к ъ интоксикаціонныхъ психозовъ)
темна, хотя все таки несомнѣнно скрывается з а психическимъ содержаніемъ
симптомовъ. Болѣзненное ' ) явленіе представляетъ не самый феноменъ
галлюцинаціи, а скрытое патологическое раздраженіе, вызывающее
постоянное повтореніе извѣстныхъ галлюцинаціи; равнымъ о б р а з о м ъ —
не быстрая болтовня с ъ стремительнымъ потокомъ бѣгущихъ идей,
ибо каждый и з ъ насъ можстъ в ъ моментъ адэкватнаго возбуждения
обнаруживать явленія екоропреходящаго бѣгства идей, а неизвѣстная
еще причина той патологической бури раздраженій, которая п р о -
является въ мозгу маніака и кромѣ того вызываетъ общее психо-
моторное возбужденіе, эйфорію и т . д.; наконецъ, — не самое с о -
держаще бредовыхъ идей, ибо и каждый нормальный человѣкъ можетъ
мыслить или мечтать о глупостяхъ, а неспособность логически и х ъ
исправлять и насильственность, с ъ которой онѣ постоянно вновь появля-

') Однако, отнюдь ѳщѳ не слѣдуетъ воздвигать нашего духа, всего комплекса
нашихъ прѳдставленій, на галлюцпнаторномъ фундаментѣ {Іагиі, Bessoir). Не
оспаривая остроумія и глубины подобныхъ поззрѣній, поаволю себѣ вамѣтить, что
въ процессѣ филогенетяческаго развитія воспоминатѳльныхъ о б р а з о в ъ первнчпал
способность ра;іличѳиія между такимъ образомі, и рѳальнымъ воспріятіемъ дѣйстви-
тельности есть біологическій постулатъ самосохраненія индивидуума н вида.
J28 Виушвпіе и душевные раасгройства. -Нстеі)ія.

ются; и то и другое, очевидно, основывается н а своеобразныхъ состо-


я в і я х ъ раздраженія и координаціонныхъ разстройствахъ мыелительнаго
процесса, который, можетъ быть, в ъ извѣстномъ смыслѣ локализируются,
но, во всякомъ случаѣ, комбинируются болѣе или менѣе закономѣрно,
при каждой т. н а з . болѣзненной формѣ.
Ученіе о внушеніи освѣщаегь такимъ образомъ психіатрію и даетъ
ей весьма важныя указанія, отчасти также и подтвержденіе воззрѣній,
наблюдательными психіатрами давно уже выработанныхъ. Особенно-же
оно интересно для ученія о галлюцинаціяхъ. Оно привело насъ к ъ
открытію отрицательныхъ галлюцинацій у душевно-больныхъ и дока-
зало намъ ясно, что галлюцинація становится болѣзненнымъ симп-
томомъ не сама по еебѣ, а благодаря вызывающимъ ее патологическимъ
причинамъ.
Впрочемъ, не подлежитъ сомнѣнію, что извѣстныя формы душевныхъ
разстройствъ, болѣе легкаго или менѣе общаго характера, подъ влія-
ніемъ внушеній иной разъ улучшаются и даже излечиваются, если
только больной обладаетъ очень воспріимчивымъ к ъ нимъ мозгомъ, а
о п е р а т о р ъ — з н а н і е м ъ дѣла. Wetterstrand излечилъ однимъ внушеніемъ
нѣсколько случаевъ эпилепсіи а также легкой меланхоліи и и п о -
хондріи. Я самт, проф. ѵоп Speyr в ъ Бернѣ и д р . также наблюдали
единичные, поразительно благоприятные случаи. Главная трудность з а -
ключаегся в ъ невникательяости больныхъ, и х ъ недоступности и интен-
сивности патологическихъ раздраженій и склонностей. Разница между
душевно-больпымъ и нормальнымъ загипнотизированнымъ субъектомъ бро-
сается в ъ глаза слишкомъ рѣзко, даже и в ъ тѣхъ случаяхъ, гдѣ родъ
симптома повидимому одинъ и тотъ-же. К а к ъ часто мнѣ приходилось
проводить параллель между восковой гибкостью кататоника и суггестив-
ной каталепсіей; в ъ одномъ случаѣ —стеклянный взглядъ, недоступность
внушеніямъ, в ъ другомъ—автоматическое подчиненіе. Это—нѣчто совсѣмъ
другое. В ъ одномъ случаѣ мы имѣемъ дѣло с ъ отекомъ мозга, в ъ д р у -
г о м ъ — с о скоропреходящей функціональной анэміей сна ( с м . в ы ш е ) .
Мы сказали: t y загиішотизированнаго м о з г ъ — н а ш ъ лечебный а п п а -
ратъ, которымъ мы манипулируемъ ( я сказалъ-бы даже н а ш а динамо-
машина). Если машина не в ъ порядкѣ, работа идетъ плохо или вовсе
не удается.
Эти слова требуютъ нѣкотораго поясненія. Прежде всего живая ма-
шина—^не есть машина в ъ настоящемъ смыслѣ этого слова. Живой
организмъ есть самостоятельно развивающаяся и поддерживающая себя,
автоматически работающая машина, которая сама доставляетъ себѣ
свои факторы движенія (моторы), в ъ видѣ пищи и воды, и кромѣ того
' ) Я все нѣсколько сомнѣваюсь, иѳ имѣемъ-ди ыы здѣоь о т ч а с т и прѳдъ.
вобою б о і ь ш о Я истеріи.
• V. Вііушеніѳ и душевный ра.чстроіістііа. —Исгѳрія 1 2 9

обладаетъ способностью приспособляться. Далѣе, живой организиъ продѣ-


лываетъ прогрессирующую жизненную эволюцію. Но если, принявъ во
вниманіе всѣ эти различія, внести в ъ разсужденія соотвѣтствующую поп-
равку, то приведенная аналогія окажется довольно подходящей.
Чѣмъ больше я гипнотизирую, тѣмъ яснѣе мнѣ становятся причины,
обусловливающія неудачи и у душевно-здоровыхъ людей. Прежде всего,
успѣхъ гипноза ограничиваютъ или даже совершенно исвлючаютъ
аффекты, каковы внутреннее возбужденіе, гнѣвъ, веселіе, страхъ,
недовѣріе, печаль, отчаяніе и т . п . , — и притомъ даже у часто у ж е
гипнотизировавшихся, легко поддающихся внушенію индивидуумовъ.
Лишь только я замѣчаю, что мое воздѣйствіе остается безъ эффекта,
что гипнотизируемый не подчиняется мнѣ болѣе какъ слѣдуетъ, я его
спрашиваю: «что васъ волнуетъ, скажите, что у васъ на сердцѣ»?
И этотъ вопросъ, обращенный в ъ дружескомъ, но кагегорическомъ тонѣ,
почти никогда не остается безъ положительнаго отвѣта. Больной замѣ-
чаетъ, что я тотчасъ-же узналъ причину неудачи и почти всегда под-
тверждаетъ ее. Этимъ я в ъ большинствѣ случаевъ успокоиваю его и д о -
стигаю своей цѣли.
Но не только а ф ф е к т ы — и другія дѣятельныя состоянія мозга, т р е -
бующія напряженной работы вниманія, то в ъ большей, то в ъ меньшей
степени разстроиваютъ гипнозъ: предубѣжденіе, пробужденіе интереса
к ъ чему-либо, резонированіе, инстинкты и т . д.
Всѣ эти дѣятельныя состоянія дѣйствуютъ, к а к ъ антагонисты в н у -
шенія. Но хуже всего для послѣдняго, когда извѣстный какой-нибудь
антагонистъ (аффектъ, представленіе, волевой импульсъ иди сочетаніе
этихъ состояний) регулярно противостоитъ внушенію, вопреки сознатель-
ной волѣ гипнотизируемаго. Это и есть мѣшающее гипнозу «самовнуше-
ніе», упорно продолжающее дѣйствовать, несмотря н а всѣ усилія гипно-
тизера и добрую волю гипнотизируемаго. Скорѣе можно восторжествовать
одновременно надъ нѣсколькими антагонистами ( н а основании принципа
divide et i m p e r a l ) , чѣмъ надъ однимъ подобнымъ.
Производя-же гипнотическіе опыты у душевпо-больныхъ, мы паблю-
даемъ различная явленія. При острыхъ психозахъ намъ н а встрѣчу
выступаютъ аффекты, интенсивность и продо.тительность которыхъ все
преодолѣваютъ. Я уже нѣсколько разъ пытался устранять гипнозомъ
простую тоску по родинѣ у здоровыхъ. И это у ж е удается с ъ т р у -
домъ, а нерѣдко и вовсе не удается. Даже и тутъ аффектъ и ассоці-
ированное съ нимъ предсгавленіе являются почти неопреодолимымъ
антагонистомъ. Гипнозъ можетъ удаваться и часто даже с ъ успѣхомъ
преодолѣвать другіе непріятные симптомы (боли и т. п . ) , но тоска по
родинѣ зачастую остается совершенно внѣ его вліянія. И какъ много
рѣзче это проявляется еще при психозахъ!
Проф. Ford. Гипиотп:)НЪ. 9
130 V. Впушеніѳ и лушепныя разстройстна. - И с т е р і я . •

Я раньше у ж е сказалъ: в ъ извѣстныхъ случаяхъ можно, конечно,


внушеніемъ ареодолѣть первый импульсъ, первое начало психоза. Но
р а з ъ меланхолія, манія, какое-нибудь умопомѣшательство уже проявились,
то успокоеніе с ъ его помощью достигается лишь рѣдко, и то только
скоропреходящее. Антагонистъ в ъ м о з г у — к а к о в а - б ы ни была его неиз-
вѣстная еще сущность—слишкомъ силенъ (см., впрочемъ, ниже мою
казуистику).
При другихъ формахъ психозовъ, именно с ъ преобладающими б р е -
довыми идеями, мы равнымъ образомъ находимъ сильныхъ антагони-
стовъ, предъ которыми внушеніе остается безсильнымъ. Еще болѣе!
У больного, страдающаго маніей преслѣдованія или величія, у ж е одна
попытка гипноза оказывается большей частью безсмысленной, при
случаѣ даже вредной. Эти больные относятся съ крайней подозритель-
ностью ко всему, что только должно вступить в ъ соприкосновение съ
ихъ личностью. Больной первой категоріи страдаегь буквально бредомъ
притѣсненій и относитъ к ъ себѣ даже самыя безобидныя вещи. Со вре-
мени открытія телефона, больные, страдающіе бредомъ преслѣдованія,
очень часто чувствуютъ себя преслѣдуемыми тайными телефонами ( в о з -
душными и т. п . ) . Съ тѣхъ поръ, какъ гипнотизмъ сталъ предметомъ
всеобщаги вниманія, у такихъ больныхъ очень часто проявляется тииич-
нѣйшій гипнотическій бредъ преслѣдованія. Они полагаютъ, что йхъ тай-
но гипнотизируюгь, что врачи преслѣдуютъ и х ъ съ помощью гипноза
и т. п. Телепатическія и спиритическія г е о р і а — н а с т о я щ е е золотое руно
для такихъ бредовыхъ идей. Теперь можно себѣ представить, к а к ъ б е з -
смысленно гипнотизировать такихъ больныхъ. Этимъ имъ даютъ лишь
иатеріалъ для бредовыхъ идей, тотчасъ ж е обращающихся противъ г и п -
нотизера. Я только вначалѣ сдѣлалъ одну или двѣ попытки подобнаго
рода ехрегітепй causa, но тотчасъ же убѣдился въ правильности своего
предположенія, что иначе быть не можетъ, и затѣмъ оставилъ этотъ
вопросъ в ъ покоѣ. Больной, страдающій бредомъ ведичія, смотритъ н а
гипнотизера с ъ высоты и экспериментомъ равнымъ образомъ приводится
лишь въ возбужденное состояніе.
При психозахъ органическихъ, основывающихся н а сморщиваніи
мозга, паціентъ в ъ Оольшинствѣ случаевъ не можетъ понять внушенія.
Кромѣ того деструктивный мозговой процессъ распространенъ .чдѣсь
настолько, что невозможно добиться и тѣхъ частичныхъ успѣховъ, кото-
рые зачастую получаются при агіоплектическихъ параличахъ. Мозговая
т к а н ь апоплектика, независимо отъ разрушеннаго фокуса, относительно
€ще здорова. Ткань старческаго мозга или мозга прогрессивнаго п а р а -
литика—вездѣ больна.
При врожденныхъ и конституціональныхъ психозахъ, асихопатіяхъ,
истеріи и т. д. эффекты внушенія, з а исключеніемъ лишь случаевъ глу-
V. Іінушеніе о д у ш в в н ы я р а а с г р о в с т в а . — И с т е р і л . jgj^

бокаго идіотизма, безусловно представляются уже лучшими. Правда,


дефектъ мозга и болѣзненное предрасположеніе сами по себѣ неустра-
нимы. Но правильной суггестивной педагогикой, пріученіемъ к ъ здо-
ровой, полезной дѣятельности, поощреніеаъ здоровыхъ свойствъ х а р а к -
тера и внушеніемъ отвращенія к ъ болѣ.шсннимъ, извращеннымъ склои-
ностямъ, можно сдѣлать много хорошаго. по крайней мѣрѣ, в ъ рядѣ
извѣстныхъ случаевъ. При этомъ, конечно, требуется, чтобы соотвѣт-
«твующій индивидуумъ былъ в ъ значительной степени воспріимчивъ к ъ
внушенію и обладалъ нѣкоторыми хорошими свойствами, что часто и
имѣетъ мѣсто. У такого индивидуума МО.ІГЬ еще не скованъ бредомъ и
не находится постоянно в ъ состояніи аффекта; динамическіа условія для
проявленія воспріимчивости к ъ внушенію здѣсь такимъ образомъ н а
лицо.
Такъ-же обстоитъ дѣло и съ интоксикаціонными психозами ( п о
окончаніи delirii): внушоніемъ отвращенія и полнаго воздержанія отъ
даннаго наркотическаго сродства здѣсь можно добиться исцѣленія н а всю
жизнь. Въ извѣстныхъ случаяхъ протекшихъ вгоричныхъ психозовъ
нельзя, правда, достигнуть настоящаго лечебааго эффекта, но з а то
можно добиться проявленія нѣкоторыхъ важныхъ импу.іьсовъ къ полез-
ной дѣятельности, напр. к ъ труду и т. д., а равно задержки извра-
щенныхъ склонностей. Но послѣдаіе случаи рѣдки и своиаъ ііроисхожденіемъ
обязаны ослабленію аффектовъ и бредовыхъ идей, при отноеительномъ со-
храненіи интеллигентности. Эти случаи такимъ образомъ ііоцтверждаютъ только
наше воззрѣніе. Вторичные душевно-больные большой частью слишкомъ сла-
боумны и слишкомъ растеряны, кромѣ того имѣютъ еще слишкомъ много
бредовыхъ идей, чтобы поддаваться вліянію виушенія.
Менѣе понятно прежде всего то, что нѣкоторые душевно-больные очень
хорошо поддаются гипнозу, благодаря чему у нихъ довольно легко воздѣйство-
вать на боли, аппетитъ, стулъ, менструацію, сонъ и т. п., тогда какъ душев-
ныя разстройства, болѣзненные бредовые образы и аффекты иродолжаютъ раз-
виваться безъ всякаго измѣненія и смягченіл. У пстеричныхъ, когда ихъ гии-
нотизируютъ безъ предвзятой идеи, безъ программы, наблюдают! иной
і т з ъ ( я видѣлъ это у четырехъ больныхъ) погружепіе в ъ глубокій летар-
гически сонъ. У двухъ больныхъ, одного истеро-эпилептическаго м у ж -
чины и одной истеричной дѣвушки, этотъ глубокій сонъ наступилъ
такъ молніеносно быстро, что мпѣ абсолютно не удалось остаться в ъ
психической связи с ъ ними; мнѣ никакъ невозможно было заставить
ихъ подчиниться моему внушенію. Только с ъ большиаъ трудомъ я
засіавлялъ и х ъ просыпаться, тогда какъ мнѣ легко было погру-
жать и х ъ в ъ сонъ; они обнаруживали явленія абсолютной анэсте-
зіи, мужчина былъ в ъ состояніи вялой разслабленности всѣхъ м и ш ц ъ ,
а дѣвушка — въ состояніи каталепсіи. У третьяго паціента, э п и -
9*
132 для суггестинноіі или іісихо-гер.іііент. в р а ч , практик».

лептика-мальчика, равяымъ образомъ наступилъ внезапный глубокій сонъ.


Тѣмъ не менѣе всегда удавалось рѣшительнымъ окрикомъ и толчками
вызывать у него нѣкоторые слабые эффекты внушенія. В ъ четвертомъ
случаѣ (психопатъ-меланхоликъ, позднѣе страдавшій круговой формой),
который, по загипнотизированіи другимъ товарищемъ, также впалъ в ъ
глубокій, летаргическій сонъ и утратилъ связь съ гиинотизеромъ, мнѣ
нѣсколькими упражненіями удалось возстановиіь эту связь и добиться
сомнамбулическаго подчиненія.
Далѣе, позволяю себѣ привести еще одинъ интересный случай, въ которомъ
я былъ консультированъ д-ромъ Bosch''шъ. Это была истеричная дѣвушка,
впавшая въ состолніе самопроизвольной каталепсіи. Въ экстатическомъ саѣ,
съ галліоцинаціями, конечности были холодны и ціанотичны, взгляіъ былъ не-
подвижно-стеклянный, к о ж а — анэстетичная. Попытка моя вызвать суггестив-
ный rapport не дала никакого результата. Тѣмъ не менѣе нѣкоторые признаки,
казалось мнѣ, указывали н а то, что э т о — н е совсѣмъ невозможно. Слѣдуя
моему совѣту, д - р ъ Bosch сдѣлалъ попытку воздѣйствовать н а дѣвушку, по
пробужденіи отъ многочасоваго сна, ежедневными внушеніями н а я в у ,
и это ему удалось: онъ добился, по крайней мѣрѣ в ъ значительной сте-
пени, суггестивнаго подчиненія сначала на я в у , а затѣмъ и в ъ само-
произвольномъ каталептическомъ снѣ. К ъ сожалѣнію, нотомъ вліяніе это
исчезло еще до достиженія полнаго излеченія.

VI. Указанія для суггестивной или психо-терапевтической


врачебной практики.
Чтобы научиться гипнотизировать и , главное, достигать этииъ т е -
рапевтическихъ эффектовъ, необходимо предварительно вооружиться боль-
шимъ терпѣніемъ, воодушевленіемъ, стойкостью, увѣренностью и изобрѣ-
тательностью в ъ различныхъ нріемахъ и выдумкахъ.
Далѣе, необходимо научиться точно психологически наблюдать и инди-
видуализировать. Пакопецъ, какъ и при всякой терапіи, предварительно
должно ставить правильный діагнозъ. Впрочемъ, и само внушеніе з а -
частую представляетъ столь превосходное діагностическое средство, чго
безусловно цѣлесообразпо какъ можно чаще пользоваться имъ в ъ
качествѣ таковаго. И з ъ успѣха или неуспѣха его примѣненія неодно-
кратно выясняется и самый діагнозъ сомнительнаго случая.
Изъ вышеизложеннаго вытекаетъ, что невсякій врачъ п р и г о д е н ъ для роли
гипнотизера. Правда, считавшійся прежде необходимымъ личный магнетическій
флюидъ —не болѣе какъ миѳъ, но не всякій обладаетъ вышеуказанными свой-
ствами и способностями. Наиболѣе сильный врагъ уснѣха, слѣдовательно, недо-
статокъ интереса, личной иниціативы; благодаря э т о м у п о ц ъ в л і я н і е м ъ
Ыае^ присущей большинству человѣческаго рода, собственная духовная дѣя-
VI. У в а з а и і я для сугг;>стиииой или психо-тѳрапеат. в р а ч , п р а к т и к и . 133

тельность, если ее не оживлять новыми толчками, медленно засыпает ъ


вслѣаствіе неизбѣжныхъ треній жизни. Гипнотизирующій автоматически,
HO данному шаблону, вскорѣ, какъ только пройдетъ дѣйствіе новиз-
ны, не будетъ имѣть успѣха, особенно если онъ не будетъ дѣлать ника-
кихъ умственныхъ усилій. Онъ самъ все больше будетъ засыпать и все
меньше вліять на своихъ паціентовъ
Другой врагъ—недовѣріе, боязливость, страхъ насмѣшки со стороны
другихъ людей, симуляціи загипнотизированнаго, сомнѣнія и оііасе-
нія всякаго рода. Но этотъ второй врагъ, сначала наибольшій, вскорѣ,
но пріобрѣтеніи нѣвотораго опыта, исчезаетъ, и тогда в ъ полной силѣ
проявляется первый врагъ, съ которымъ всегда приходится бороться. З а -
частую можно даже наблюдать, что, когда находишься в ъ состояніи
унынія или усталости, имѣешь меньше успѣха, ибо э т а слабость врача
безсознательно воспринимается мозговымъ динамизмомъ загипнотизиро-
ваннаго.
К ъ лицу, подлежащему гипнозу, надо, по совѣту 2?егиАег»г'а, по-
дойти ваолнѣ естественно и съ сознаніемъ цѣли, объаснивъ ему, что гипнозъ
не есть что-то неестественное, чудесное, но простое, присущее каждому
человѣку свойство нервной системы, что внушеніе и н а него вполнѣ
окажетъ свое дѣйствіе, т. е. что о н ъ заснетъ. Избѣгая многихъ словъ
и объяснений, надо посадить паціента в ъ удобное кресло. Лучше всего,
если это кресло не имѣетъ никакихъ ручекъ, или-же таковые съ мягкой
обивкой, и одной стороной прислонено вепосредственно к ъ вертикальной
стЬнѣ, дабы прислоненіемъ к ъ послѣдней по возможности содѣйствовать
не установившейся еще суггестивной каталвпсіи руки.
Насколько возможно, необходимо у ж е заранѣе заручиться или-же
постараться пріобрѣсть довѣріе и сиипатіи гипнотизируемаго.
По сообщеаію О. Vogt'& (см, выше, гл. I V ) , онъ своихъ паціентовъ
систематически пріучаетъ к ъ rapport'у очень короткими, повторными
гипнозами, послѣ которыхъ заставляетъ себѣ точно разсказывать испы-
танныя ощущенія. Такимъ способомъ о н ъ заглушаетъ в ъ корнѣ неудоб-
ныя самовнушенія и к ъ невиннымъ суггестивнымъ успѣхамъ присоеди-
няетъ свои дальнѣйшія внушенія. Онъ избѣгаетъ прежде всего такихъ
внугаеній, роализаціи которыхъ паціентъ не ощущаетъ тотчасъ-же, или
по крайней мѣрѣ в ъ скоромъ времени, и этимъ подобно намъ з а -
держиваетъ возникновеніе или усиленіе идеи «что у него это не удастся».
Вначалѣ о н ъ только указываетъ наступленіѳ того или другого явленія и
сильнѣе внушаетъ его лишь тогда, когда самъ замѣтитъ или
изъ показаній паціента узнаетъ о началѣ этого настунленія.
Повелительнаго тона о н ъ избѣгаетъ, дабы не разстроивать тѣхъ
субъѳктовъ, которые не желаютъ утратить своей «свободы воли».
Особенно-же образованнымъ людямъ внушеніе должно представляться
134 ^ казанія для суггестивной или психо-тврапевт. врач, практики.

явленіемъ, исходяшимъ вполнѣ естествѳннымъ путемъ отъ нихъ самихъ.


Этотъ методъ УодѴъ, я одобряю вполнѣ и примѣнялъ уже, хотя и менііе
систематично.
Далѣе, слѣдуетъ избѣгать гипноза в ъ тѣхъ случаяхъ, когда гипноти-
зируемый возбужденъ или взволнованъ, находится в ъ состояніи
страха или напряженнаго ожиданія. Послѣднве обстоятельство затруд-
няетъ иервый гипно.зъ у очень многихъ, особенно образованныхъ л ю -
дей, предсіавляющихъ себѣ и ожидающихъ удивительныхъ вещей. Нѣ-
которые опасаются, что и х ъ не съумѣютъ загипнотизировать, и такимъ
образомъ сами виушаютъ себѣ эту идею, которую часто очень трудно
искоренить. Зцѣсь должны придти н а помощь терпѣніе и разные пріемы.
Обыкновенно первый о п ч т ъ не удается. Тогда заявляютъ гипнотизи-
руемымъ, что они в ъ данный моментъ слишкомъ взволнованы, слишкомъ.
сильно заинтересованы гипнозомъ, но уже подпали его в д і я н і ю — с н а - д е
вовсе и не требуется для полученія эффекта, о н ъ потомъ явится самъ
собою. Говорягъ только о легкой дремотѣ и т . д. Одинъ разъ, исчер-
п а в ъ у одной дамы, безъ всякаго успѣха, всѣ свои пріемы, я предло-
жилъ ей придти н а слѣдующій день, далъ ей встать, надѣть перчатки и
накидку — а затѣмъ всталъ и сказалъ ей яко-бы совершенно невин-
нымъ тономъ: «сядьте еще н а одну минутку!», и нѣсколькими б ы -
стрыми, увѣрепными внушенілми о н а чрезъ несколько секундъ была у ж е
загипнотизирована.
Во многихъ подобныхъ случаяхъ очень благопріятно дѣйствуетъ гип-
нотизирование, в ъ присутствіи гипнотизируемаго, какой-нибудь другой
особы, но это намѣреніе нѳ должно быть ззмѣчаемо,— иначе эффектъ
пропадетъ.
В ъ общемъ я настоятельно рекомендую нижеописываемый методъ кол-
лективнаго гипнотизированія, предложенный LiibeauU-Wetterstrand'о^іъ.
По способу BernJieim'& паціента усаживаютъ въ кресло, з а с т а в л я ю і ъ
нѣсколько с е к у н д ъ , — с а м о е большее, одну минуту,—смотрѣть себѣ в ъ
глаза, объясняя ему при этомъ громкимъ и увѣреннымъ, но однообразнымъ
тономъ, что дѣла его идутъ превосходно, что глаза его уже слезятся,
вѣки отяжелѣли, и онъ чувствуетъ нріятную теплоту в ъ р у к а х ъ и ногахъ.
Затѣмъ его заставляютъ фиксировать д в а пальца (большой и у к а з а -
тельный) лѣвой руки (гипнотизера), которые незамѣтно опускаютъ,
заставляя вѣки слѣдовать з а ними. Какъ только вѣки начинаютъ о п у -
скаться самопроизвольно, дѣло у ж е в ъ шляпѣ. В ъ противномъ случаѣ
говорятъ; «закройте г л а з а ! » . Нѣкоторые врачи заставляютъ дольше фик-
сировать.
Затѣмъ можно дѣйствовать по Vogt'y или ж е поднять руку и
прислонить ее к ъ стѣнѣ, либо положить н а голову паціента, заявляя, что
она оцѣпенѣла. Лучше всего заявлять тотчасъ-же, что соотвѣтствующая рука
VI. Укаааиія для суггвсіивной или психо-терапѳнт. ирач. практики. 1 3 5

непреодолимо притягивается к ъ ГОДОВЁ, ТОЧНО какимъ-то магнитомъ- Если


это не иаетъ, то прибѣгаютъ к ъ какимъ-нибудь другимъ пріемамъ, при-
нимаютъ очеаь рѣшительный и энергичный тонъ, внугааютъ одновременно
исчезновеніе мыслей, подчиненіе нервовъ, чувство благосостоянія, покой,
дремоту. Е а к ъ только замѣчаютъ, что то или дрзгое внушеніе начинаетъ
дѣйствовать, тотчасъ-же даютъ ему дальнѣйшій ходъ и оттѣняютъ его,
при случаѣ заставляя паціента откликаться н а него кивкомъ головы.
Каждое подтвержденное внушеніе в ъ иачалѣ представляетъ значи-
тельный активъ, которымъ должно пользоваться для дальнѣйшихъ в н у -
шеній. «Смотрите! это дѣйствуетъ прекрасно. Вы засыпаете все лучше.
В а ш а рука становится все неподвижнѣе. Вы не в ъ состоянии больше
опускать ее внизъ (паціентъ дѣлаетъ соотвѣтствующую попытку съ нѣ-
которымъ успѣхомъ; но ему препятствуютъ в ъ этомъ и заявляюгь б ы -
стро): наоборотъ, когда вы хотите опустить, она подымается вверхъ,
къ головѣ, смотрите, я все больше приближаю ее к ъ головѣ» и т. д.
У субъектовъ, очень склонныхъ к ъ критикѣ и упрямыхъ, в ъ началѣ
лучше воздерживаться отъ внушенія каталепсіи руки. При нѣкоторомъ
навыкѣ очень быстро замѣчаютъ, когда можно рискнуть с ъ нею.
Обыкновенно я считаю ошибкой—долго фиксировать больного взгляаомъ.
Очень рѣдко у меня это длится больше одной минуты, и то только в ъ
началѣ перваго сеанса. Потомъ всегда оказывается достаточнымъ фиксировать
гипяотизируемаго в ъ теченіи одной—самое большее двухъ секундъ,
внушая ему при этомъ сонъ. Большею частью я тогда только приказываю;
спите!, дѣлая своею рукою движеніе к ъ глазамъ, и данный субъектъ
моментально засыпаетъ.
Grossman (Zeitschrift. Hypnotismus Y o l . 1 . 1 8 9 2 / 9 3 S. 4 1 0 ) у к а -
зываетъ нижеслѣдующій методъ:
«Прежде всего я внушаю каждому паціенту воспріимчивость к ъ в н у -
шенію (суггестивность). Со скептикоиъ я лучше всего справляюсь при
помощи слѣдующаго эксперимента: Я говорю ему, что я — ч е м у онъ едва-ли
повѣритъ—буду надавливать своимъ пальцемъ н а его conjunctiva bulbi,
не вызывая съ его стороны рефлекторнаго закрытія вѣкъ, т . е . реаги-
рованія миганіемъ. Экепериментъ удается почти всегда, такъ к а к ъ — я н а
это указывалъ уже в ъ одной прежней работѣ')—conjunctiva bulbi при
одновременвомъ фиксированіи почти у всѣхъ людей становится анэсте-
тичной подъ вліяніемъ соотвѣтствующаго внушенія. Съ другой стороны
удачное внушеніе зачастую до такой степени повышаетъ суггестивность,
что уже простого неносредственнаго приказа сна достаточно для немедленнаго
наступленія гипноза. Въ другомъ случаѣ я заставляю націента, сидящаго
въ креслѣ, не прислонясь к ъ спинкѣ, или еще лучше н а диванѣ, в ъ

' ) Die E r t o l g e d e r S u g g e s t i o n s t b e r a p i e bei I n f l u e n z a , B e r l i n , I I . B r i e g e r . 1892.


136 ^"я,заиія для суггестивной иди психо-тврапевт. в р а ч , практики.

полусидячемъ, полулежачемъ положеніи, фиксировать меня в ъ теченіи


нѣсколькихъ секундъ. Я внушаю ему, что чувство теплоты охватываегь
его члены, и прежде всего, что отяжелѣваютъ его руки, покоящіяся н а
его колѣняхъ. Съ этими словами я подымаю и х ъ , з а ручныя
кисти, немного вверхъ и легкимъ движеніемъ своихъ рукъ вдругъ з а -
ставляю и х ъ падать. Онѣ падаютъ, тяжелыя, невидимому, какъ свинецъ,
на колѣни, и паціентъ дѣйствительно, к а к ъ это мнѣ почти вездѣ под-
тверждали, испытываетъ чувство необыкновенной усталости в ъ рукахъ.
Затѣмъ, если не говорить еще о нѣсколько неподвижноиъ выражении
взгляда, длящемся только нѣсколько секундъ, н а сцену выступаетъ главный
пріемъ. Л прошу паціента закрыть глаза, или самъ быстро закрываю
ихъ, схватываю его ручныя кисти, при согнутыхъ подъ прямымъ угломъ
предплечіяхъ, и в н у ш а ю , что онъ такъ устанетъ, что не съумѣетъ больше
держаться прямо и безусловно упадетъ навзничь. При этомъ я мини-
мальными толчками постепенно отталкиваю его назадъ, пока голова
не прислонится к ъ снинкѣ кресла, и, если еще нужно, даю приказъ
спа».
К ъ болящей части (головѣ, животу и т. д . ) лучше всего прикасаются
правой рукой, заявляя при этомъ, что боли проходятъ; затѣмъ в ъ г и п -
нозѣ спрашиваютъ больного объ эффектѣ и по возможности не отстаютъ,
до полнаго проявленія таковаго ( в ъ данный моментъ). При этомъ зача-
стую приходится прибѣгать к ъ нѣсколькимъ разлячнымъ внушеніямъ, про-
являя въ этомъ извѣстную изобрѣтательность. У легко поддающихся в н у -
щенію субъектовъ все удается сразу, у другихъ-же это гребуегъ большихъ
усилій.
Прежде всего должно стараться довести больного к а к ъ можно быстрѣе
до анэстезін и амнезіи по пробужденіи. Правда, многія лечебныя в н у -
шенія удаются и безъ этихъ двухъ эффектовъ. Но, въ среднемъ, такимъ
способомъ лучше и быстрѣе достигаютъ цѣли. Амнезіей мы большей ч а -
стью препятствуѳмъ больному переносить нить своей сознательной логики
отъ гипноза к ъ бодрствующему состоянію и наоборотъ,
Далѣе серьезная обязанность гипнотизера—предупредить вредныя по-
слѣдствія самовнушенія. Прежде всего истеричныя, а также другія
нервныя особы, в ъ первомъ гипнозѣ охотно сами внушаютъ себѣ пред-
ставленіе о вредномъ дѣйствіи таковаго, особенно, если они узнали
объ этомъ изъ газетъ или отъ другихъ людей. Такимъ лицамъ послѣ гипноза
дѣлается дурно, или ж е они чувствуютъ себя точно оглуш:енными и и с -
пытываютъ чувство страха или головныя боли, и обнаруживаютъ даже
дрожаніе или подергиванія, могущія доходить до судорогъ. Надо только
остерегаться в ъ такихъ случаяхъ самому проявлять боязливость
или озабоченность, иначе этимъ только усиливаютъ или куль-
тивируютъ самовнушеніе. Наоборотъ, должно с ъ величайшей энергіей и
VI. Увазанія для суггестивной или психо-тврапѳнт. врач, практики. J 37

увѣренностью заявить, что все э т о — п у с т я к и , встрѣчающіеся по времеаамъ


лишь в ъ первомъ гипнозѣ, но тотчаеъ же будетъ устранено, и никогда
болѣе не повторится. И говоря это, немедленно возобновивъ г и п -
нозъ, устранить эти явленія до послѣднихъ остатгеовъ. Ничего не
слѣдуетъ оставлять отъ нихъ —всегда должно тверцо помнить, что в с е ,
что достигнуто внушеніемъ, можетъ быть и устранено внупіепіемъ, если
только своевременно прибѣгнуть к ъ нему и не дать ему укрЬпиться
путемъ самовпушенія и привычки. У такихъ лицъ, и вообще истеричныхъ,
гипнозъ должно нримѣнять лишь короткое время и немного разъ, дѣ-
д а я лишь тераневтическія внушенія.
Этой пропедурѣ я приписываю большое значеніе. Незнакомству с ъ
нею или непринятію ея во вниманіе обязаны, по моему глубокому уОѣжденію,
своимъ происхожденіемъ всѣ тѣ случайныя послѣдствія гипнотизма, о
которыхъ сообщается в ъ литературѣ. Я самъ наблюдалъ одинъ случай
дрожанія и болей въ рукѣ, который возникъ благодаря такому неловкому
гипнотизированію неопытнаго, моло.дого человѣка и длился нѣсколько
мѣсяцевъ, но затѣмъ снова устраненъ былъ внушеніемъ.
У истеричныхъ ловкимъ внушеніемъ н а я в у достигаютъ нерѣдко, по
моему опыту, еще лучшихъ реаультатовъ, чѣмъ форменнымъ (возвѣ-
щеннымъ) гипнозомъ. В ъ силѣ остается старое правило: привѣтливо, н о -
слѣдовательно, энергично. Должно пріобрѣсть расположеніе истеричныхъ и
въ то ж е время внушить имъ респектъ. Никогда не слѣдуетъ ихъосмѣ-
ивать, обнаруживать по отношенію к ъ нимъ недовѣріе, отвращеніе, пре-
зрѣніе. Иначе мы причинимъ имъ тяжкій вредъ. Н о с ъ другой стороны
столь ж е мало сдѣдуетъ и х ъ баловать, придавать большое значеніе и х ъ
припадкамъ, болямъ и т. д. Истеричнымъ увѣрепно обѣщаютъ, исцѣленіе но
при зтомъ требуютъ послушанія, и затѣмъ возбужденіемъ честолюбія и
т. д. незамѣтно направляютъ и х ъ в ъ русло трудовой жизни и здоровыхъ
гигіеническихъ привычевъ, постоянно дѣлая и м ъ терапевтически-гигіени-
ческія внушвнія, примѣняя во.9можно меньше лекарствъ, особенно н а р -
котическихъ. И з ъ всѣхъ этихъ фактовъ я прежде всего позволю
себѣ сдѣлаиг тотъ выводъ, что врачъ, не пабившій е щ е руки в ъ примѣ-
веніи внугаенія, и прежде всего врачъ молодой, мало- опытный, долженъ
воздерживаться отъ производства гипнотическихъ опытовъ у истерич-
ныхъ.
Что ввушеніемъ можно причинить вредъ, если желаютъ вредить,
разуѵѣется само собою, и это - только оборотная сторона его лечебнаго
дѣйствія. Головныя боли, разстройства менструаціи и т. д. можно т а к ъ -
ate хорошо внушить, к а к ъ и устранить внушеніемъ. Но если желаютъ
принести пользу, то загипнотизированному никогда не слѣдуетъ
говорить о возможности какого нибудь вреда, а , наоборогъ, всегда дол-
жно рѣшительно и безусловно утверждать, что внушеніе молсетъ дать
138 ^ в в а а н і я для суггестивной или психо-тѳраперт. нрач. правтиЕи.

только хорошіе результаты. Этимъ лучше всего предупреждаютъ вредныя


самовнушенія и сохраняютъ вокругъ своихъ паціентовъ здоровую сугге-
стивную атмосферу.
Такими-же противуположными внушеніями должно затруднять «впа-
деніе в ъ самогиинозъ», пресловутое «ослабленіе силы воли» и другія
явленія, опасность которыхъ все снова противопоставляется терапевтиче-
скому гипнотизму. Одйнъ только разъ, когда я erne былъ новичкомъ,
одна и з ъ загипнотизированныхъ мною особъ сама впала в ъ гипнотиче-
скій сонъ, но послѣ энергичной суггестивной лекціи, болѣе у нея
этого не повторялось. Стоитъ только з а такими явленіами признать п р а -
во н а существпваніе въ окружающей насъ средѣ, и они скоро начвутъ
повторяться, и не только у одного и того же лица (какъ напримѣръ у
загипнотизированной 'истеричной Kratft-Ebing\), но и у другихъ, к а к ъ
мы это видимъ у д - р а Friedrich'B. в ъ Мюнхенѣ, гиппотизирующаго, по
неправильному методу, с ъ предубѣжденіемъ. (Annalen des stadt. allge-
шеіп. Krankenh. in Miinchen 1 8 9 4 ) ' ) Неопасенъ, наоборотъ, самогип-
нозъ, внушенный съ помощью какого-нибудь амулета. Должно только
внушеніемъ ограничить его продолжительность до немногихъ минуть,
и вызываніе его допускать только съ помощью соотвѣтствующаго а м у -
лета и для опредѣленныхъ лечебныхъ цѣлей, до тѣхъ поръ, пот это
дозволяется врачвмъ.
Кромѣ того всегда должно внушать совершенное благополучіе, в е -
селое настроеніе, хорошій сонъ, хорошій аппетитъ и укрѣпленіе воли.
Е ъ тому еще всегда должно соблюдать правила Bernheim'a, и Liebeault:
1 . При всякомъ гипнозѣ требовать присутствія по крайней мѣрѣ о д -
ного свидѣтеля для защиты к а к ъ гипнотизера, т а к ъ и загипнотизиро-
ваннаго
2 . Всѣмъ очень воспріимчивымъ к ъ внушенію субъектамъ (сомнам-
булистамъ) внушать, что никто другой не в ъ состояніи и х ъ загипноти-
зировать.
3 . Никого не гипнотизировать противъ категорическаго его ж е -
ланія.
4г. Внушеніе примѣнять лишь для терапевтичсскихъ цѣлей, по сколь-
ку только не должны быть еще принимаемы во вниманіе юридическія,
научныя или диаактическія цѣли.
Я, какъ и p a u t e уже Bernheim, указывалъ (Unconscious Sugges-
tion, American J o u r n a l of Psyciiology, Vol. IV N r . 4 , 1 8 9 3 ) на мно-
' ) Статья д - р а I'rifdich'n, высказывающагося противъ тѳрапевтическаго при-
мѣнеиія гипнотизма, і і о к а з ы в а е т ъ ввликолѣпно, к а к ъ а в т о р ъ впадаѳтъ во всѣ тѣ
ошибки, к о т о р ы х ъ слѣдуетъ избѣгать, и к а к ъ плохо онъ в о о б щ е усвоилъ себѣ
в е с ь ототъ в о п р о с ъ .
П р и а б с о л ю т и о м ъ в з а и м н о м ъ довѣріи дозволительны при особыхъ усло-
в і я х ъ спеціальныя исключѳнія.
VI. Указааія д і я суггѳстиипой или психо-терапѳит. врач, прлктиви. 1Я9

гія вредныя внушенія, который вызываются выраженіемъ лицъ,


пріемами изслѣдованія и предсказаніями врачей. Я самъ помню, к а к ъ я
одной особѣ впушилъ язву желудка тѣмъ^ что выражалъ опасенія о по-
явленіи таковой, дѣлалъ серьезное лицо, усердно ощупывалъ желудовъ,
назначилъ постельный режимъ и молочную діэту. Соотвѣтствуюіцимъ во-
просомъ я внушилъ ей болѣзненную точку, и многомѣсячный постельный
режимъ, съ внушенной, но не существующей болѣзнью, былъ слѣдствіемъ
моего тогдашняго незнакомства с ъ явленіями внушенія. ІІозднѣе этотъ
субъектъ оказался превосходнымъ сомнамбулистомъ. Истерическій кашель,
припадки, болѣзнь желудка, страданіе матки, запоръ, нервныя страданія
всякаго рода, неоднократно внушаются такимъ образомъ паціентамъ
пессимистически настроенными врачами, или ж е больные сами внушаютъ
себѣ эти явленія. Это не подлежитъ сомнѣнію.
Что, напримѣръ, истерическіе припадки можно внушить, и притомъ
также безъ словъ, неловкими манипуляціями, иавѣстно было уже давно;
объ этомъ мы всѣ неоднократно писали, и д - р ъ Friedrich (1. с . )
вполнѣ нодтвердилъ это. Н о , если понимаютъ сущность внушенія, его
обыкновенно не вызываютъ, а устраняютъ.
Разъ к ъ намъ привели одну hystero-epileptica, которая уже 7 лѣтъ
ежедневно имѣла по нѣскольку тяжелыхъ припадковъ и совершенно
утратила способность к ъ работѣ» Во время перваго приступа в ъ
больницѣ я загипнотизировадъ ее и внушилъ немедленное, о к о н -
чательное прекращеніѳ припадковъ и излеченіе болѣзни. Припадки
больше не появлялись, и больная чрезъ нѣсколько недѣль оставила
больницу. В ъ теченіи i ' / a лѣть о н а оставалась совершенно здоровой,
Затѣмъ о н а снова стала жаловаться н а нѣкоторые истерическіе припадки
и консультировала врача. Послѣдній объявилъ ей во время леченія, что
припадки навѣрное появятся снова. И дѣйствительно послѣ этого припадки
опять появились. Тогда о н а настойчиво стала проситься вновь в ъ
н а ш у больницу, куда она и поступила в ъ 1 8 9 4 году. Я тотчасъ ж е
нѣсколькими гипнозами снова устранилъ припадки, и о н а выписа-
лась и з ъ больницы вновь излеченной, каковой уже и осталась. К о м -
ментаріи здѣсь излишни.
Д-ръ Weil и.эъ Берлина обнародовалъ в ъ «Zeitschrift fiir Hypuotis-
mns» (Vol. I, 1 8 9 2 — 9 3 , стр. 3 9 5 ) превосходную маленькую статью
о суггестивномъ дѣйствіи «прогноза». И дѣйствитедьноі Неблагопріятный
прогнозъ, который нѣкоторые врачи безпощадно ставятъ несчастнымъ
больнымъ, зачастую равнозначущъ вызыванію дальнѣйшей болѣзни;
нерѣдко такой п р о г н о з ъ — н а с т о я щ і й смертельный ударъ.
Внолнѣ справедливо Weil указываетъ н а то, что больной, говоря-
щій врачу: «господинъ докторъ, я хочу знать всю правду, я ко всему
подготовлепъ; скажите мнѣ, что со мною>—собственно обманыва«тъ
140 Ук^^-явяія для суггестивной пли псяхо-тѳрапѳрт. врач, ирактики.

себя самого и ожидаетъ отъ врача только успокоительной лжи, в ъ


обыкновенныхъ, по крайней мѣрѣ, случаяхъ. Вотъ тутъ-то врачъ долженъ
быть психологомъ, и обыкновенно его долгъ — скрыть свое убѣж-
деніе и даже прибѣгнуть ко лжи В ъ концѣ концовъ каждый врачъ
долженъ знать, к а к ъ далекъ о н ъ еще отъ непогрѣшимости, и уже н а
основаніи одного этого соображенія всегда можетъ подавать надежду
больному, не прибѣгая ко лжи. Исключенія допустимы лишь при
извѣсгныхъ условіяхъ и с ъ людьми твердзго характера, которыхъ психо-
логъ долженъ распознать.
Необходимо всегда точно изучать индивидуальную [суггестивность
своего гипнотика и сообразовываться съ нею, а не дѣйствовать по н е -
подвижнымъ шаблонамъ.
Если суггестивной анэстезіей желаютъ воспользоваться для хирурги-
ческихъ дѣлей, паціента должно подготовить к ъ этому нѣсколькими
предварительными гипнозами. Не ощущаетъ о н ъ болѣе уколовъ иглой в ъ
yoh manus или прикосновенія к ъ роговицѣ- онъ готовъ к ъ операціи.
Но должно остерегаться волновать его большими приготовленіями к ъ
послѣдней,—иначе мы рискуемъ ( я наблюдалъ это часто) совершенно
разстроить внушеніе. Больного надо предварительно загипнотизировать,
представить ему операцію, к а к ъ п у с т я к і , к а к ъ шутку, и сдѣлать ее по
возможности неожиданно, в н у ш а я далѣе во время операціи анэстезію,
мертвое состояніе соотвѣтствующей части тѣла.
Не удается у кого либо внушеніе—должно послѣ 4 — 5 сеансовъ
прекратить его. Зачастую оно тогда удастся впослѣдствіи или чрезъ
другого гипнотизера.
Не слѣдуетъ гипнотизировать механически ad Infinitum. Отъ этого
только теряютъ и ничего не выигрываютъ. Должно стараться быстро в ъ
нѣсколько сеансовъ захватить какъ можно большее поле дѣйствія. Затѣмъ
ежедневные вначалѣ сеансы постепенно примѣняюгь рѣже и наконецъ
пріостанавливаютъ, всегда выставляя достигнутый уже успѣхъ, к а к ъ окон-
чательный, длительный. Правда, бываютъ упорные случаи, и у лицъ с ъ
слабой суггестивностью, в ъ которыхъ при большей выдержкѣ и по
истеченіи продолжительнаго періода времени все-же получаются хорошіе
результаты. По все имѣетъ свои предѣлы. Если больной не видитъ н и -
какого эффекта, внушеніе зачасгую совершенно разстроивается, и мы
утрачиваемъ, а не усиливаемъ свое вліяніе н а больного. Гипнотизеръ и
гипнотикъ стоять безсильные другъ противъ друга. Надо стараться всегда

Ср. Марка Твана. Объ упадкѣ искусства лжи. И з б р а н н ы е о ч е р к и . R e c l a m ' s


^ U n i v e r s a l b i b l i o t h o k 2072. Наиболѣѳ достойный сожаяѣнія лжѳцъ—тоть, к о т о р ы й
пообр і ж а в т ъ сѳбѣ, что онъ аееіда г о в о р и т ь п р а в д у , ибо оцъ обмапываѳтъ и
с е б я самого и другихъ-
VI. Укьяанія для суггестивпой или пспхо-терапевт. врач, п р а к т и к и . J41

изобрѣтать ЧТО нибудь новое и ііримѣнять его до тѣхъ поръ, пока цѣль
ае будетъ достигнута, а затѣмъ постепенно пріостановить.
Внушеніе у гипнотизируемыхъ часто разстроивается отъ самовнушеній,
нашептываній другихъ людей, чтенія сочиненШ, критикующихъ гипнотизмъ
и т. д. А часто о т ъ того, что гипногиаеръ самъ утрачиваетъ мужество
и интересъ. Но при небольшой энергіи и нѣкоторыхъ усиліяхъ можно
большей частью снова вернуть потерянное. Зачастую дѣло идетъ лучше
послѣ продолжительнаго перерыва.
Для терапевтическихъ цѣлей гипнотизмъ можно примѣнять не только
особо, н о , по справедливому замѣчанію Bernheitn'a, и в ъ соединеніи съ
другими лечебными средствами. Многія и з ъ послѣднихъ могутъ п р и -
мѣняться, какъ средства, усиливающая или непосредственно вызывающія
внушеніе. И несомнѣнно большое число лекарствъ дѣйствовало и дѣй-
ствуетъ исключительно путемъ внушенія. Гомеопатія — наглядное, и элек-
тротерапія— почти столь же прекрасное тому доказательство.
Нѣкоторыя боли, не уступающія простому внушенію, исчезаютъ подъ
вліяніемъ aquae coloratae или шісае panis. Bernheim, Mobius и Wet-
terstrand блестяще доказали, что металлотерапія и въ значительной степени
электричество дѣйствуютъ только внушеніемъ.
Неоднократно я уже, подобно Bernheim'y, указывалъ па то, что
внушеніе не есть панацея, которая все излечиваетъ. Ожидая отъ него
всего, вскорѣ испытываютъ разочарованіе. Прежде всего, каждый
гипвотизирующій врачъ никогда не долженъ забывать, что первая
обязанность, которую возлагаютъ н а него академическая школа и
д и п л о м ъ , — н а у ч н а я основательность, т. е. тщательное изслѣдованіе и п о -
становка діагноза, и что такая основательность не исчерпывается н а -
учными фразами и вѣрой в ъ авторитеты. Съ помощью внушенія можно
добиться многаго, особенно если дѣйствуютъ настойчиво, разумно, съ
надлежащимъ запасомъ врачебныхъ знаній и если умѣютъ комбинировать
внушеніе съ другими средствами. Если наприм. заиканіе не под-
дается внушенію, соедините съ нимъ систематическое примѣненіе
упражненій (дыхательныхъ, упражненій съ гласными и согласными). Не
удается словесаымъ внушеніемъ избавить даму отъ морской б о -
лѣзни, — основательно раскачивайте ее во время гипноза, внушая ей
благополучіе. Тогда дѣло, вѣроятно, пойдетъ н а ладъ. Электрическій т о к ъ —
превосходное средство для внушенія, но святая вода Лурда, лвченіе
молитвами, методъ священника Кнейппа и гомеопатія нисколько ему не
уступ аютъ!
Здѣсь я позволю себѣ привести еще тѣ болѣзненныя состоянія, к о -
торыя, на мой взглядъ, лучше всего поддаются внушенію, хотя показанія
его далеко еще не провѣрены съ надлежащей точностью, и многое н а -
вѣрное епіе придется дополнить.
142 У к а в а н і я ддя суггестивной или психо-тѳрапввт, ьрач. аравгирси.

Самопроизвольный сомнамбулизмъ.
Боли всякаго рода, прежде всего головныя, невралгіи, ischias, зубныя
боли, не вызываемыя абсцессомъ.
Безсонвица.
Фупкціоиальные параличи и контрактуры,
Органическіе параличи и контрактуры ( к а к ъ палліативное средство).
Хлорозъ (очень хорошо).
Разстройства менструаціи (метроррагія и аменоррея).
Отсутствіе аппетита и всѣ нервныя разстройства пищеваренія.
Запоръ и діаррея (если послѣдняя не обусловливается катарромъ или
броженіями). Желудочная диспепсія (включая псевдо-расширенія е г о ) .
Психическая импотеяція; поллюціи; онанизмъ; извращенныя половыя
оіцущеііія и т, п.
Алкоголизмъ и морфинизмъ (однимъ внушеаіемъ полнаго воздержанія).
Rheumatismus muscularis et articularis chronicus. Ломота в ъ поясницѣ.
Такъ назыв. неврастеническіе симптомы.
Заиканіе, первныя разстройства зрѣнія, блефароспазмъ.
Раѵог nocturnus дѣтей.
Тошнота и морская болѣзнь, рвота беременныхъ.
Enuresis nocturna (часто съ большимъ трудомъ, вслѣдствіе глубокаго
нормальнаго с н а ) .
Chorea.
Первные припадки кашля (и при амфиземѣ).
Истерическія разстройства всякаго рода, включая истеро-эпи-
дептическіе припадки, анэстезію и проч.
Дурныя привычки всякаго рода.
По Wetter strand'у также эпилепсія, кровотеченія и т. д.
Внушекіе показуется при всѣхъ функціональныхъ нервныхъ р а з -
стройствахъ.
Въ литературѣ указываются еще многія другія страданія. См, труды
ЫеЪеаиЫ^ Bernheim'a, Wetterstrand^a, Шпдіег и др., прежде всего
Jahrgange d r r Zcitschrift fiir Hypnotismos, Leipzig bei АшЬг. Barth. Для
начала достаточно вышенриведеннаго перечня, а затѣмъ каждый врачъ
самъ долженъ выработать свои показанія. Заслуживаетъ упоминания еще
вызываніе анэстезш при производствѣ маленькихъ хирургическихъ о п е -
рацій, особенно в ъ области зѣва и ротовой полости, а также при родахъ.
Осенью 1 8 9 0 г. я посѣтилъ д - р а Wetterstrand'a ъъ ОіттѵожщЪ, ж
то, что я у него увидѣлъ, было такъ интересно и поучительно, что онъ
просіитъ меня, если я здѣсь кое-что скажу о б ъ этомъ. Пользуюсь слу-
чаемъ выразить ему сердечнѣйшую благодарность з а предупредительное
отношепіе. Методъ Liebeault в ъ значительной степени обязанъ ему не
только болѣе глубокой научной разработкой, основательной и строгой
VI. Ѵ в а з а п і я для суггестивной и л і і і с в х о - т е р а п е в т . іір.іч. п р а к т и к и . 143

критикой случаевъ, но и нѣкоторыми практическими усовершенство-


ваиіями. В ъ двухъ большихъ, сообщающихся дверью комнатахъ,
въ которыхъ ковры и т. д. сильно заглушаютъ звукъ, нахо-
дятся многочисленныя софы, кресла и chaises longues. Отъ 9
до 1 часу ежедневно прибываютъ больные, сначала тщательно и з -
слѣдуются и затѣмъ, если оказываются подходящими, направляются в ъ
названныя комнаты. Сначала гипнотизируются тѣ больные, которые под-
вергались уже гипнозу. Внушенія нашептываются имъ Wetterstrand''омъ
такъ тихо на ухо, что слышитъ и х ъ только тотъ, кому надлежитъ
слышать. Этимъ Wetterstrand достигаетъ могучаго эффекта внушенія,
вызываемаго созерцааіемъ многихъ столь быстро засыпающихъ людей и
избѣгаетъ нарушенія массоваго дѣйствія внушеній, т . е. каждаго в н у -
шенія, подходящаго только для одного больного, но в ъ Ианси напр.
слышимаго и другими. Если желательно сдѣлать одно и тоже внушеніе двумъ
или многимъ больнымъ, Wetterstrand соответственно возвышаетъ голосъ.
Вновь !;рибывшіН паціентъ съ удивленіемъ осматривается, видитъ, какъ
всѣ остальные паціенты по малѣйшему знаку засыпаютъ или вновь пробуж-
даются, видитъ благопріятные эффекты. Когда затѣмъ, послѣ продолжи-
тельнаго промежутка, къ нему подходитъ д - р ъ T F . , о н ъ уже такъ под-
готовленъ, что гипнозъ у него почти всегда удается. Этому методу
W. обязанъ своими превосходными результатами ( н а 3 , 1 4 8 слу-
чаевъ 97"/о съ удавшимся и только З ^ / о — с ъ неудавшимся гипнозомъ).
Wetterstrand охотно оставляѳгь своихъ паціентовъ долго спать и подобно
мнѣ находигъ, что выгоднѣе возможно болѣе глубокій гипиозъ съ амнезіей.
Я видѣлъ у него поразительные лечебные эффекты и пришелъ к ъ твер-
дому убѣжденію, что ими о н ъ обязанъ не только своимъ выдающимся
личнымъ качествамъ, своей настойчивости и терпѣнію, но в ъ значи-
тельной степени и своему превосходпому методу. Уже давно мнѣ стало
ясно, что при томъ спосоСѢ, который я примѣнялъ, способѣ случай-
наго гипнотизированія того или другого больного среди разныхъ д р у -
гихъ работъ, я терялъ значительную часть выгодъ внушепія ( я не
могъ иначе устроиться). Но только у W'itterstrand'a мнѣ стало до
наглядности ясно, какимъ способомъ большинство неудачъ лучше
Всего предупреждается. Надо часами, безраздѣльно и безъ номѣхъ, нахо-
диться в ъ дѣлѣ, вліять н а своихъ больныхъ косвенно чрезъ посредство
другихъ больныхъ, при этомъ все точно наблюдать и отмѣчать, не упускать
изъ виду ни одной выгоды, ни одного указанія, чтобы все сильнѣе дѣй-
ствовать н а больныхъ и такимъ образомъ по возможности достигать у
каждаго максимальпаго эффекта. Я видѣлъ у W. одного инохондрика-
меланхолика, вскорѣ загипнотизированпаго благодаря его настойчивости
и окружающей обстановкѣ, что является одной и з ъ труднѣйшихъ з а -
Дачъ.Нѣкоторыеизъ читателей книги Wetterstrand'а Hypuotismus und
144 Укаяанія для суггестивной или поихо-терапевт, в р а ч . практиБИ.

seine Anwendung in der praktischen Medicin, Wien 1 8 9 1 , Urban und Schwarzen-


berg) навѣрноѳ будутъ скептически качать головой, читая напр. описаніе
его пока единственныхъ лечебныхъ эффектовъ при морфинизмѣ. Еслибъ
я самъ не былъ свидѣтелемъ его пріемовъ, т о , пожалуй, и у меня
остались б ы еще большія сомнѣнія. Только относительно эпилевсіи у
меня остается еще подъ сомнѣніемъ то, что относится к ъ діагнозу.
Относительно эпилепсіи я все еще долженъ высказаться с ъ большой
сдержанностью. Я думаю, что только извѣстные случаи поддаются исцѣ-
ленію чрезъ внушеніе. В ъ одномъ случаѣ с ъ продолжительной a u r a мнѣ
удалось также купировать ауру и излечить эпилепсію. В ъ одномъ весьма
поучательномъ случаѣ ( E i n F a l l von epileptlscher Amnesie dorch
hypnotlsche Hyperamnesie beseitigt, Zeitschrift fiir Hypnotismus Bd. ѴШ,
Heft. 3 , 1 8 9 7 ) СагГу Grater'y, к а к ъ это точно установлено, у д а -
лось вновь вызвать гипнозомъ у одного эпилептика воспоминаніе о б ъ
амнестическомъ періодѣ. Излеченія самой эпилепсіи, однако, дости-
гнуто не было.
Совершенно правильно и Wetterstrand ( I . е . ) , и Bernheim отмѣ-
чаютъ, что палліативное дѣйсівіе внушенія, к а к ъ снотворнаго и боле-
утомляющаго при тяжелыхъ неизлечимыхъ страданіяхъ, туберкулезѣ,
ракѣ и т. п., оцѣнивается слишкомъ низко. Я присовокупилъ бы е щ е ,
что еще ниже огромное значеніе внушенія оцѣнивается в ъ ежедневной
медицинской практикѣ, в ъ качествѣ слабительнаго, в ъ качествѣ средства,
вызывающаго аппетитъ и сонъ, регулирующаго пищевареніе, отдѣленія,
менструацію. Въ этихъ случаяхъ внушеніе неоцѣнимо и совершенно без-
опасно, в ъ противоположность позорному злоупотребленію со стороны
столь многихъ врачей наркотическими и алаоголемъ. Даже при сильной
лихорадкѣ можно вызвать сонъ внушеніемъ.
Віпдіег (Erfolge des therapeutischen Hypnotismus in der Landpraxis,
Miinchen bei L e h m a n n , 1 8 9 1 ) раздѣлилъ пользованные имъ 2 1 0 слу-
чаевъ на слѣдующія г р у п п ы :
I. Динамическіе неврозы двигательнаго, сосудо-двигательнаго и с е -
креторяаго характера.
II. Динамическіе чувствительные неврозы; невралгіи.
Ш . Безсонница.
IV. ООщіе церебральный неврозы (resp. легкіе психозы).
Y. Ревматическія страданія.
VI. Интоксикаціи.
ѴП. Различные случаи.
Изъ нихъ:
1 ) Излечены с ъ дальнѣйшими извѣстіями о длительномъ эффектѣ 7 3 случ,
2) » безъ » » > » 15 »
VI. Увазаяія для суггестивной или психотѳрипѳнт. ирач. ііраЕтвки. 145

3 ) Значительное улучшеніе съ дальнѣйшими извѣстіями или безъ тагео-


выхъ 64 »
4 ) Незначительное » » » » » 19 »
5 ) Неудачный результатъ гипноза или отсутствіе улучшенія '25 »
6 ) Перерывъ лѳченія (большей частью тотчасъ же в ъ началѣ) 1 2 »
7 ) Гипнозъ в ъ хирургичѳскихъ случаяхъ 2 »

Всего , 2 1 0 случ.
Віпдіег справедливо жалуется н а непріятныя послѣдствія частаго
преждевременнаго перерыва леченія в ъ сельской практикѣ. Болыішнство
поправившихся при нѣкоторой выдержкѣ несомнѣнно достигли бы пол-
наго излеченія.
Я з ъ многихъ интересныхъ таблицъ здѣсь должно еще отмѣтить:
2 7 рецидивовъ у значительно поправившихся
9 » 3" легко >
слѣдовательно, всего 3 6 рецидивовъ, которые всѣ относились только к ъ
поправившимся
Далѣе:
Имечеіііе Излсченіѳ 1
съ послѣ- Значитель-
бедъпослѣ- Легкое ' Исудапные
Степени. дл ющими ное улуч-
илиѣсті- ДУЮ ііІІХЪ
шение.
ями. нзн1»і;тій. улучігіоіпо. ' случаи.

1
1

Сонливость 18,750/0 ; 6,250/0 43,750/0

Гипотаксія. . . . 24,450/0 j 8,б2»'о 31,890/0 ! 14,25Ѵо


1 12,070,0
Сомііабулпзмъ и іщбо-

Kift сонъ 48,050/0 6,1970 33,76Ѵ„ ' 6,497о


5,19°/о

Изъ 2 0 9 загипнотизированныхъ (относительно одного нѣтъ у к а -


заній) впали
въ сонливость 16
въ гипотаксію . 116
въ сомнамбулизмъ или глубокій сонъ . . . 7 7
Кромѣ того Ringier имѣлъ 1 2 случаевъ ( и з ъ 2 2 1 ) , совершенно
неподдававшихся внушеиію, в ъ которыхъ суггестивная терапія совершен-
но не могла быть примѣнена.
Б ъ ®/о-отношеніи результаты его выражаются слѣдующимн
цифрами:
Неподдающіеся внушенію ;j,43°/o
Проф. Forel. Гипнотизмъ. 10
146 ^ ' ' я з а н і я для гуггесгявной или п с и х о т е р а п е в т , врач, п р а к т и к и .

Сонливость 7,24°/о
Гипотаксія 52,49^/0
Сомнамбулизмъ и глубокій сонъ . . . 34,84%
Продолжительность леченія, resp. ЧРСЛО сеансовъ:
Въ 9 4 случаяхъ только 1 сеансъ.
» 43 > » 2 сеанса.
» 23 » » 3 »
» 12 » > 4 »
» 4 » » 5 сеансовъ.
5> 8 > » 6 >
» 1 случаѣ » 7 »
» 4 случаяхъ » 8 »
> 2 1 случаѣ болѣе 8 »
Среди послѣднихъ было по одному случаю съ 3 5 , 2 1 и 2 0 сеан-
сами, во всѣхъ же остальныхъ пришлось н а каждый случай мевѣе 2 0
сеансовъ.
Эта таблица блестяще опровергаетъ заявленія тѣхъ н а ш и х ъ про-
тивниковъ, которые суггестивную теранію сравниваютъ съ привыканіемъ
к ъ морфію.
Это - только отдѣльныя суммарныя извлеченія и з ъ нѣкоторыхъ т а б -
лицъ д-ра Шпугег, всесторонне и критически освѣтившаго ихъ съ строжай-
шей статистической добросовѣстностью: главной заботой его было не отсту-
пать ни на одну линію отъ объективнаго наблюденія и отнюдь не вы-
ставлять свои результаты въ слашкомъ благопріятномъ свѣтѣ. Эти ре-
зультаты подтверждаютъ таковые его предшественниковъ, а также наши
воззрѣнія.
Я самъ раньше в ъ Цюрихѣ читалъ студентамъ-медикамъ по суббо-
тамъ, отъ 21/2 — 4 ч. по полудни, поликлиническШ курсг но суггестив-
ной терапіи. Больные приходили и з ъ города. Я предварительно изслѣ-
довалъ и х ъ и затѣмъ, по примѣру Wetter strand'а., усаживалъ и х ъ
всѣхъ въ кресла предъ студентами. Я начиналъ с ъ тѣхъ. которые под-
вергались уже гипнозу, что избавляло меня отъ подготовки новыхъ
паціентовъ. Когда-жъ я подходилъ к ъ послѣднимъ, то они большей
частью бывали уже такъ подготовлены, что тотчасъ-же засыпали.
Тѣмъ, которые казались упорными, я подобно Bernheim'y заявлялъ,
что дѣйствіе на нихъ уже оказано, что с н а не требуется. При случаѣ
я затѣмъ примѣнялъ амулеты, металлы и т . п. с ъ внушенными токами
и такъ послѣ одного или двухъ сеансовъ почти всѣ больные обнаружи-
вали уже явленія гипноза (нѣкоторые, правда, только г и п о т а к с і и ) . —
Сводки случаевъ и результатовъ я , однако, з а недостаткомъ времени, не
сдѣлалъ; могу только сказать, что такимъ простымъ способомъ мною, не
смотря не неудобное присутствие студентовъ (многіе больные стѣсняются),
\'l. Уклзааія дтя суггестиішой или психотерапевт, и р а ч . іірпвтики. J47

на одинъ ТОЛЬКО сеансъ в ъ недѣлю ( в ъ трудныхъ случаяхъ подчасъ 2


сеанса), на громкое, необходимое для преподаванія, произиесѳніе виуше-
ній, и, наконецъ, на зачастую очень не подходящій характеръ случаевъ.
достигнуты были довольно хорошіе терапевтическіе результаты.
Съ 1 8 9 8 г. я в ъ Chigny, в ъ деревнѣ, только случайно пользовалъ
нѣкоторыхъ больныхъ внушепіемъ по методу Wetter strand'а (всего
1 2 1 ) . И з ъ нихъ только 2 оказались совершенно не подіающимися
внушенію ( 1 , 7 ° / q ) , 1 3 ( 1 0 , 7 7 о ) большую или меньшую
сонливость, 6 4 ( 5 2 , 9 ° / g j — в ъ состояніе гяпотаксіи и 4 2 ( 3 4 , 7 ° / ^ )
въ состояніе сомнамбулизма. Значительная часть были неподходящіе, с о -
мнительные случаи, другіе приходили только одинъ или два раза и з а -
тѣмъ не появлялись, такъ что статистика успѣховъ и неудачъ не можетъ
имѣть особенной цѣны. Числосоинамбулнстовъ, при лучшемъ матеріалѣ и боль-
шей выдержкѣ, сильно увеличилось-бы.
Въ. общемъ мы здѣсь имѣемъ дѣло со слѣдующими случаями ( h - и з -
леченный, и.-неизлеченныя, Ь.-улучшенІе).
I Вастоящіе психозы. 1 4 случаевъ, само собою разумѣется б е з ъ
существеннаго успѣха. При паранойѣ, однако, замѣчено было значи-
тельное улучшеніѳ субъективныхъ симптомовъ (больной настоятельно тре-
бовалъ гипноза). Одинъ идіптъ избавленъ былъ о т ъ своей мигрени. В ъ
ояномъ случаѣ тяжелой укоренившейся неріодической меланхоліи мнѣ
внушеніемъ удалось сначала задержать наступленіе припадка, а затѣмъ
наступившій все таки припадокъ—почти совсѣмъ купировать на нѣко-
торое время, Чрезъ нѣсколько недѣль онъ, (цнако, постепенно раз •
вился снова. Шпдіег'-^ уже раньше удалось излечить внушеніемъ, во время
интервалловъ, одинъ легкій, еще свѣжій, мною діагностически распознан-
ный случай періодической меланхоліи. Этимъ, правда, доказывается не-
многое, но все-таки эти наблюденія заслуживаютъ нѣкогораго вниінанія.
II. Различный птхопатіи (конституціональныя). сЦодъ излеченными»
здѣсь разумѣются тѣ патологическія явленііі, для устраненія которыхъ
больные меня консультировали. 1 5 случаевъ, и з ъ нихъ I — не поддавав-
шійся внушенію, и 1 — т о т ч а с ъ - ж е ушедшій о т ъ меня. И з ъ 1 3 осталь-
ныхъ были; h. 4 , b. о , и. 4 .
III. Ипохондрія. 5 случаевъ, и з ъ нихъ 4 неизлеченныхъ и 1 с ъ
существеннымъ и длительнымъ улучшеніемъ. Въ общемъ я считаю и п о -
хондриковъ неизлечимыми съ помощью внушеній и не прибѣгаю больше
къ этому методу.
IV. Истерія. 1 5 случаевъ. Одна больная тотчасъ-же ушла, И з ъ
1 4 остальныхъ были: h . 9 , b. 3 , u . 2 .
V . Астазія-абазія. 1 случай b.
A"!. Насильственныя представленія. 2 случая: 1 ушелъ, 1 п
(тоже вскорѣ ушелъ),
10*
J48 дія суггеотивной или психотерапевт, врач, н р я к т и к н .

АІЦ. Заиканіе. 2 случая: b. 1; немного Ь. 1 .


У Ш . Blepharospasmus. 1 случай Ь.
IX. Невралгія тройничнаго нерва. 1 случай немного Ь.
X. Эпилепсія. 2 случая а .
XI. Neuralgia zoster. 1 случай существенно Ь. (73-дѣтняя паціентка),
XII. Писчая судорога. 1 случай и.
XIII. Сердечные неврозы. 2 случая h .
XIV. Различные неврозы. 6 случаевъ: h . Ь. 2 , и. 3 .
XY. Безсонница. 1 0 случаевъ, изъ которыхъ 1 - не поддававшійся
внушенію и 2 больше не явились. Изъ 7 остальныхъ были: h . 4
Ь. 3 , U, 0 .
XVI. Enuresis nocturna. 4 случая: h. 2 , b. 2 , и. 0 .
XVII. Обильный, слишкомъ частыя menses. 2 случая: оба из-
лечены.
XVIII. Упорныя головныя боли. 7 случаевъ: 1і, 7, b. О, п. О
1 случай сопровождался сморщиваніемъ почекъ и альбуминуріей и все
таки в ъ немъ наступило длительное излеченіе. 2 случая возникли н а
почвѣ школьнаго переутомленія. Одинъ случай относился к ъ одному
молодому человѣву, который страдалъ такъ сильно, что чуть не оста-
вилъ своихъ занятій. Чрезъ 1 4 дней, однако, удалось его снова сдѣ-
лать работоспособнымъ, и чрезъ нѣсколько мѣсяцевъ о н ъ выдер-
жалъ иснытаніе зрѣлости безъ рецидива головныхъ болей.
XIX. Дѣйствительная неврастенія по Beard'у, т. е. цереб-
ральное исгощеніе пислѣ переутомленія. 3 случая: 2 h . 1 — л е г к о е u .
Послѣдній случай— нечистый, такъ какъ свя.^анъ съ сатиріазомъ и ари-
хонатіей. Зато сюда могутъ быть включены 2 случая, приведенные в ъ
ьруапѣ ХѴИІ-ой. У всѣхг больныхъ, впрочемъ, можно было констати-
ровать психопатическое предрасположеніе, хотя и не в ъ сильной степени.
Изъ 4 - х ъ чистыхъ случаевъ причиною исгощенія было: въ 3 - х ъ — п е р е у т о и -
леніе в ъ гимназіи, в ъ 1 - м ъ -• переутомленіе в ъ высшей школѣ и во
всѣхъ 4 - х ъ - переутомленіе передъ экзаменомъ. В о всѣхъ случаяхъ я
внугаилъ отказаться отъ зубренія и к ъ школьнымъ работамъ относиться,
какъ къ спорту ума, съ интересомъ к ъ дѣлу. Далѣе, я внушилъ
имъ не бояться экзамена, хорошо спать, съ аппетитомъ ѣсть, и дер-
жать себя на экзаменѣ смѣло, свободно и увѣренно. Это внушеніе имѣло
наилучшій успѣхъ, да и при нашей, к ъ сожалѣнію, в ъ гимназіяхъ все
еще примѣняемой, допотопной системѣ аанятій и экзаменовъ, было вполнѣ
умѣстно и цѣлесообразно.
XX. Импотенчія 2 случая: оба излеченные. Въ олномъ случаѣ
фигурировалъ одинъ женатый мужчина, субъектъ, ранѣе крайне воздержный,
но страдающій психопатіей, который з а всю свою жизнь имѣлъ поллюціи
только во снѣ, слѣдовательно не зналъ оргазма н а я в у . Отсюда гтро-
Y I . У к а з а н і я для суггѳстивней или психотерапевт, врач, прантивѣ. 1'4:9

tentia coeundi несмотря н а libido. Сначала удалось вызвать хорошія


эрекціи в ъ гипнозѣ. Затѣмъ операціей устранены были пѣкоторыя ослож-
ненія со стороны жены (hymen и vaginismus). Coitus въ гипнозѣ удался
не совсѣмъ, но подъ вліяніемъ внушеній постепенно сталъ улучшаться
и чрезъ нѣкоторое время сдѣлался нормальнымъ. Беремепность жены за-
свидѣльствовала достигнутый успѣхъ.
XXI. Запоръ. 6 сіучаевъ: h . 3 , b. 1 , и 2 ( в ъ одномъ и з ъ п о -
слѣдпихъ удалось добиться лишь легкой сонливости).
XXII. Ііріобрѣтенныя^) извращенгя половыхг ощущеній. \ сз^чъй
съ очень хорошимъ успѣхомъ. Удалось снова вызвать нормальную libido
съ соотвѣтствуіощими снами,
ХХШ. Ischias. 4 случая: 1 h . , 3 и. В ъ послѣднихъ леченіе было
прервано послѣ одного или двухъ сеансовъ.
ХХІТ. Разстройства пищеваренгя. 3 случая: 1 случай тотчасъ-же
исчезъ и з ъ виду. И з ъ 2 . x другихъ: 1і. 1, b. 1 .
XX Г . Chorea: b. 1 , п. 1 .
XXVI. Chlorosis. 1 случай излеченный.
ХХУИ. Ревматтескія боли. 2 случая излеченные.
ХХѴ11І. Arthritis deformans, 1 случай, конечно, неизлеченный,
но нѣсколько разъ загипнотизированный для удовлетворенія настойчи-
выхъ просьбъ больной.
XXIX Asthma, обморочные припадки. Area Celsi съ невропатіей.
3 случая неизлеченные. 1, доступный излеченію^ тотчасъ-же исчезъ и з ъ
виду, 1 неизлечимый тояіе. Въ одномъ случаѣ астйы, ранѣе пользован-
номъ однимъ товарищемъ, возникли подъ вліяніемъ продолжительнаго пути
веудобныя явленія, приведшая къ самовнушеніямъ и неудачѣ.
XXX. Педагогика. 1 случай. Десятилѣтній школьнивъ, который подъ
вліяніемъ педантическаго метода иреподаванія съ одной стороны и в н у -
шенія невоспитанныхъ товарищей съ другой, считалъ высшими подви-
гами мальчишесвія шалости и невнимательность. Замѣтный успѣхъ,
Дальпѣйшія указанія в ъ области практической суггестивной терапіи
читатели найдутъ в ъ «Zeitschrift fiir Hypnotismus» ( 1 8 9 2 — 1 9 0 1 ) , ре-
дактируемой д-ромъ О. Ѵоді'тъ. Заслуживаютъ упоминанія еще интерес-
я ы я каауистическія и критичсскія работы Brodmann's.^ Вгйдеітапп'
Lowenfeld'a., Rauschburg'&, J)elius&, Tuckey, Bonjour'&, Шпдіег,
Bramwell, Baur'&, Grater й, ЛІопіег, Inheldera., Hilger'a., van
8traaten'&, 8eif&, Cullere и др., н а подроОностяхъ которыхъ мы
здѣсь останавливаться не можемъ—всѣ эти работы помѣщены в ъ назван-
номъ журналѣ.

1) П р и в р о ж д е и н ы х ъ я по этичеокпмъ соображѳніямъ н и к о г д а не ііримѣняю


вяушпііія, т а к ъ какт. „іісцѣлеійѳ" м о ж е т ъ причинить только врѳдъ.
150 Укл^аиія для суггестивной идя психотѳраивііт. в р а ч . праЕТихи.

Ллкоюлизмъ и морфинизмъ. Lloyd Тискеу (The value of Hypnotism


in chronic alcoholism, London, Churchill, 1 8 9 2 ) и Hirt рекомендуютъ
внушеніе для леченія алкоголизма. Здѣсь считаемъ долгомъ предосіеречь
отъ большого недоразумѣнія Безусловно бсзсмысленно и губительно пред-
ложеніе Jlirt'a—внушеніемъ превращать пьяницу въ «умѣреннаго пота-
т о р а » . Этимъ погрѣшаютъ противъ перваго условія для достиженія дли-
тельнаго успѣха суггестивной терапіи.—оставляютъ в ъ дѣйствіи вред-
ную болѣзнетворную причину и по достиженіи эффекта. Правда, нѣтъ
правила безъ исключенія, и в ъ рѣдкихъ случаяхъ не слишкомъ закоренѣ-
лый пьяница, доіпедшій до злоуиотребленія алкоголемъ не вслѣдствіе
унаслѣдованнаго предрасноложенія, не подъ вліяніемъ какой либо пспхо-
натіи, а просто вслѣдствіе извѣстныхъ узтранимыхъ обстоятельствъ, по-
жалуй, можетъ такимъ образомъ сдѣлаться трезвымъ. Но в ъ огромнѣй-
гаемъ большинствѣ случаевъ подъ вліяніемъ противоположныхъ внушеній,
вызываемыхъ употребленіемъ алкоголя и соблазняющими нримѣрами д р у -
гихъ людей, ранѣе или позже наступаютъ рецидивы, какъ я это регу-
лярно наблюдаю у пьяницъ, начинающихъ умѣренно пить. Кромѣ того
пьяницы в ъ большинствѣ случаевъ индивидуально предрасположены к ъ
своему пороку и в ъ силу привычки утрачиваютъ способность сопротив-
ляться соблазпамъ алкоголя. Если внушеніе должно сыграть серьезную
роль в ъ терапіи алкоголизма, то должно внушать уже окончательное,
абсолютное отвращеніе ко всѣмъ спиртнымъ напиткамъ, совершенное по-
жизненное воздержаніе отъ употреб.іенія и х ъ и, по возможности, встуіі-
леніе в ъ какой нибудь союзъ трезвости. Это признаегъ со мною и Тискеу]
въ этомъ, несомнѣнно, заключается и тайна той «золотой терапіи» алкого-
ликов!, которая предложена Кеегу. Послѣдній в н у ш а е і ъ своимъ паціеіі-
тамъ не умѣренноѳ потребление, а абсолютное отвращеніе ко всѣмъ спирт-
нымъ напиткамъ.
Рекомендуя воздержаніе морфиноманамъ, дѣлаютъ. вѣдь (исключая
союзъ), то ж е самое. Но для морфія не имѣеіся никакихъ соблазняю-
щихъ примѣровъ со стороны другихъ людей, никакого принудительнаго обычая
пить, к а к ъ для алкоголя. Потому то по отношенію в ъ послѣднему такъ
важно суггитивное дѣйствіе развлеченій, предлагаемыхъ союзами трез-
вости.
Я самъ съ помощью внушенія сдѣладъ нѣкоторыхъ пьяницъ трез-
выми. По справедливому замѣчанію Вопт\ (Wiener medicinische Presse
4 7 , 1 9 0 1 ) внушеніе воздержнаго врача дѣііствуетъ гораздо лучше,
такъ какъ эффекту впушенія содѣйствуютті его иримѣръ и внутреннее
убѣжденіе.Я уже в ъ 1 8 8 8 г. (Miinchener Medicinische Wochenschrift), н а
основаніи статистическихъ изыскапій, указалъ на хорошіе результаты,
достигаемые внушепіемъ при алкоголизмѣ.
VII. Гиіиіотизмъ и [ісихотеряпія. 1 5 1

Til. Гипнотизмъ и психотерапія.


Съ тѣхъ поръ, какъ внушеніе завоевало извѣстное положеніе в ъ
медицинѣ, оцѣнка его обнаруживаетъ нѣкоторыя своеобразныя особен-
ности. И врачъ, и молодой студентъ медицины о внуіііеніи много слы-
шатъ и читаютъ; много объ этомъ спорятъ в ъ частныхъ бесѣдахъ, но
въ университетахъ, з а весьма рѣдкими исключеніями, ничего о немъ
не нренодаютъ. Тѣ лица, которыя разсуждаютъ объ этомъ вопросѣ, рѣдко
обладаютъ знаніемъ дѣла.
Этой новерхностиой болтовиѣ и обязана своимъ происхождеіііемъ такъ
к а к ъ бы оффиціальная, зачастую с ъ большой иретензіей па авторитет-
ность, высказываемая аксіома, которая гласитъ приблизительно слѣдующее.
Внушеніе н а я в у , психогерапія—это дѣйствительно нѣчто очень в а ж -
ное и разумное, что долженъ знать и собственно давно уже иіітуитнвно
знаетъ каждый хорошій врачъ, но гианотизмъ ато — нѣчто совсѣмъ иное,
подозрительное, ненаучное, фокусъ-иокусъ, ш а р л а т а н с т в о — в ъ лучгаемъ
случаѣ что-то сомнинительное—или же что то вредное и даже оііаспое.
Всякому, кто знакомъ съ внушеніемъ, подобная болтовніі пред-
ставляется невѣроятно комичной. Въ дѣйствительносги надо обладать
большой поверхностностью сужденія и сильной психологической міоніей,
чтобы и з ъ одного предмета выкроить двѣ науьи. Внушается ли при
прияѣненій психотерапіи немного большая или меньшая доза с н а , это
въ концѣ концовъ, для оцѣнки ея существа, значенія не имѣетъ. Кто
подвергся дѣйствію психотерапіи, тотъ находится подъ суггестивнымъ ея
вдіяніемъ, т. е. его мозговая динамика примѣняеіся, какъ псточникъ
энергіи, для диссоціативнаго воздѣйствія на всѣ тѣ разстройства, кото-
рыя в ъ большей или меньшей степени, косвенно или непосредственно,
зависятъ отъ дѣятельности мозга. Споръ, есть ли это гипнозъ пли пси-
х о т е р а п і я , — о в ч и н к а , не стоющая выдѣлки.
Претенціозное словоизверженіе нодобнаго рода опубликовано напр.
д-ромъ Dubois в ъ Correspondenzblatt f u r Schweizer Aerzte отъ 1 - г о
февр. 1 9 0 0 года. Это словоизверженіе удачно было опровергнуто
который показалъ, что гипнотизирующіе врачи учатъ и дѣлаюгь какъ
разъ то, чему Dubois такъ развязно берется и х ъ научить.
Мы отнюдь не оспариваемъ, что имѣются и шарлатаны, занимающіе-
ся гиннотизмомъ, и гипнотизеры, примѣняюшіе словесное внушеніе б е з -
смысленно, механически, безъ надлежащаго индивидуализированія. Но
съ подобными-же недостатками мы, вѣдь, встрѣчаеися во всѣхъ отрас-
ляхъ медицины, и э т о — д е ш е в а я , недостойпая клевета вмѣнять ихъ, по-
добно Dubois^ в ъ випу не единичной личности, а презсгавптелямъ всей
науки, ссылаясь еще при этомъ н а такія тонкости, какъ этіологія
слова «внушеніе», или-же на всеобщія заподозриванія.
Гипвотизмъ и асихотѳрапія.

Далѣе, я предостерегаю отъ злоупотребленія, по примѣру Dubois и


др. ' ) , такими общими психологическими и психо-патологическими т е р -
минами, к а к ъ воля, нервность, нейрастенія, психически и т. д.
Необходимо весьма тщательно анализировать и индивидуализировать,
чтобы раскрыть, какого рода основное страданіе скрывается подъ р а з -
нообразными нейро-пагологическими явленіями,—истерическая-ли диссо-
ціація, ипохондрическая- насильственное представленіе, эпилептическая
основа, психокъ или-ліе какое-нибудь органическое страданіе м о з г а , —
сколько въ этомъ страданіи пріобрѣтеннаго и унаслѣдованнаго, какую
роль здѣсь играетъ дѣйствнтельное истощеніе нервныхъ центровъ и т. д,
И смотря по тому приходится принимать соотвѣтствующія мѣры.
По примѣру Freud'a. должно всегда, особенно в ъ случаяхъ истери-
ческихъ разстройствъ, стараться открыть прежніе причинные, эмотивные
психическіе сны, но производить это слѣдуетъ с ъ величайшей осторож-
ностью, не нарушая такта и приличія; в ъ противномъ-же случаѣ, пред-
лагая оскорбительные вопросы, можно СЕорѣе повреіить, чѣмъ принести
пользу. Далѣе, и з ъ одного единичнаго явленія не сл'бдуетъ конструировать
никакого догмата, какъ это дѣлаетъ Freud.
Психотерапія есть суггестивная терапія, но, проявляющаяся, смотря
по случаю, вполнѣ различно. Для устраненія простой головной боли
обыкновенно достаточно простого словеснаго внушенія. Но, когда рѣчь
идетъ о какой-нибудь наклонности, приходится в ъ большинствѣ случаевъ
раскрывать всевозможныя связанныя съ нею привычки, унаслѣдованные
зачатки, душевныя ссстоянія и т. д., урегулированіе которыхъ и являет-
ся задачей психотерапіи.
Въ новѣйшихъ санаторіяхъ для аервныхъ больныхъ вошло в ъ моду
примѣвяіъ цѣлый рядъ лечсбныхъ методовъ,—массажъ, усиленное корм-
леніе, постельный режимъ, гидротерапію, электричество и т. п.,—дѣй-
ствіе которыхъ основано частью на уснленіи обмѣна веществъ, частью н а
внушеніи, частью н а вліяніи усиленнаго питанія. Методы эти въ боль-
шинствѣ случаевъ довольно дороги и обыкновенно съ удобств(шъ мо-
гутъ быть ламѣняемы велосипедомъ, пѣшими прогулками, восхожденіями
на горы, купапьями н а открытомъ воздухѣ и сномъ. Правда, во мно-
гихъ случаяхъ помогаютъ принудительное дѣйствіе методическаго повино-
венія и сознаніе необходимости получить что-нибудь з а свои деньги.
Но большой недостатовъ всѣхъ этихъ методовъ—тотъ, что часто,
по окончаніи ихъ, больные вновь возвращаются н а прежній путь, с ъ
его прежними вредиыми вліяніями.
1) Н а п р . следующая ф р а з а JJubois: „Нервность, подъ чѣмъ я разумѣю астѳ-
рію, iieilрастении," и всѣ родстлонныя соч(!тапиыя формы, есть нсихичоскій не-
дугъ, д)шотіо() сіістолпіе!" И т а к ъ , все свалено въ щ н у кучу, все р а в п о , бу-
дѳтъ-ли ото ценздочимая циохоцдріи или какой-либо легко излечимый случай, и все
ато—-„душевное состояніе!"—Превосходно!
V I I . Гяпногизмъ и п с и х о т е р а п і я . j gg

Психіатрія, в ъ свою очередь придаетъ все большее значеніе р а -


ботѣ, особенно-же занятіямъ сельскимъ хозяйствомъ, какъ главному
лечебному средству для хроническихъ душевно-больныхъ.
Въ 1 8 9 4 г. я самъ, в ъ союзѣ съ инжеііеромъ Grolimann'ожъ,
рекомендовалъ подобную же терапію труда для нервныхъ больныхъ, з а
которую энергично высказался и Р . J. Mohius. При этомъ самъ
Grolimann уже замѣтилъ, какъ часто сочетаніе суггестивной терапіи,
примѣнявшейся д-ромъ Шпдіег, с ъ его механическими работами п р и -
носило больнымъ пользу.
Навонецъ, в ъ случаѣ недостаточности обычнаго словеснаго вмѣша-
тельства или такихъ усиленныхъ психотерапевтическихъ вліяній, к а к ъ
музыка, умственныя и физическія работы и т. и., приходится пользо-
ваться е щ е другими методами^ лекарствами, массажемъ и т. п . , смотря
по характеру случая. Методъ Weir Mitchell'я (усиленное кормле-
ніе и режимъ) напр., прекрасно дѣйствующій у больныхъ с ъ дѣй-
ствительно истощеннымъ мозгомъ и организмомъ, можетъ причинять
большой вредъ, если его примѣнять безъ критики во всевозможныхъ
случаяхъ.
Въ Zeitschrift filr Hypnotismus ( B d . X) я сообщилъ нѣсколько свое-
образныхъ психо-терапевтическихъ случаевъ, с ъ объясненіемъ ихъ, кото-
рые я здѣсь позволяю себѣ воспроизвести.
Главная идея моихъ работъ была т а , что отъ патологической дѣ-
ятельностй мозгъ ограждаетъ и излечиваетъ не мышечная работа сама
по себѣ, а прежде всего центробѣжная конценграція вниманія на цѣле-
сообразныхъ мышечныхъ иннерваціяхъ разумной, удовлетворяющей духъ
дѣятельности. Безполезная мышечная работа, — гигіеническая гим-
настика, упражненія с ъ гирями или эргостатомъ и т. д . , — в о - п е р в ы х ъ
не удовлетворяетъ, а во вгорыхъ, что важнѣе, не препятствует! виима-
нію отклоняться в ъ сторону. Далѣе, подобная безполезная работа не
можетъ стать пожизнепнымъ занятіемъ.
Не всѣ невропаты, однако, пригодны для занятій садоводствомъ,
столярнымъ ремесломъ или сельскимъ хозяйствомъ, и обычными в н у ш е -
ніями хорошаго с н а , аппетита, нормальныхъ#функцій и т. д. патологія
мозговой жизни далеко еще не исчерпывается. Далѣе, мы знаемъ, что
геній и умопомѣшательстѳо—родственныя состоянія. Но, если извѣ-
стно, что нѣкоторые геніи погибли жертвами умопомѣшательства, то вра-
чамъ, можетъ быть, менѣе извѣстно, что иные геніи или, по крайней
мѣрѣ, таланты, скрываются поцъ извѣстными формами истеріи и другихъ
психопатШ, тоскуя о свободѣ, какъ птицы в ъ клѣткѣ,—а равно, что
обычная, шаблонная іерапія нервныхъ врачей связываетъ крылья вмѣсто
того, чтобы освобождать ихъ. Если гдѣ, то именно здѣсь умѣстны п р а -
вильный діагнозъ и индивидуализирующая теранія. Но всякій, кто счи-
J54 Гипнотизмъ и психотерапія.

таетъ себя геніемъ, есть геній. Среди 1 0 0 мозговъ, безнадежныхъ,


страдающихъ маніей величія и духовной слабостью, опытный психіатръ
додженъ открыть тѣ немногіе, которые « Д е только не безнадежные^
но, наоборогь, скрываютъ в ъ себѣ сокровища высокихъ дарованій, р а з -
внтіе которыхъ лишь задерживается и парализуется извѣстными разстрой-
ствами. По разъ среди многихъ ищущихъ помощи нервныхъ больныхъ
(читай: съ больнымъ мозгомъ или энцефалопатовъ) открытъ уже такой скры-
тый, лежащій въ оковахъ духъ, высокій долгь в р а ч а — п о к и н у т ь прото-
ренный путь шаблона и вернуть орлу его крылья. Гипнозъ и ручныи
работы могутъ оказывать здѣсь превосходныя услуги, какъ вспомога-
тельныя средства. Но суть не в ъ нихъ. Надо любовью и интимнымъ
проникновеніемъ во всѣ стороны душевной жизни больного завоевать его
полное довЬріе, затронуть всѣ струны его чувствъ, заставить себѣ р а з -
сказагь всю его жизнь, перечувствовать ее вмѣстѣ с ъ нимъ и самому
проникнуться настроеніями больного, естественно никогда не упуская и.П
виду и его половой жизни, столь сильно варіирующей у каждаго инди-
видуума и являющейся обоюдоострымъ мечемъ. Что врачъ самъ долженъ
быть здѣсь вполнѣ вооруженъ, достаточно только намекнуть, какъ это
ни важно. Само собою разумѣется, здѣсь должно дѣйствовать не по обыч-
ному терапевтическому шаблону, принимающему во вниманіе лишь и з -
верженіе сѣмени, resp. coitus и беременность, но должно тщательно
изслѣдовать всѣ высшія области духа, интеллекта и воли, находящіяся
въ большей или меньшей связи съ половой сферой. Покончивъ-же с ъ
этимъ, надо стараться указать больному его надлежащій, окончательный
жизненный путь и вывести его на этотъ путь рѣшительно, с ъ твердой
вѣрой в ъ успѣхъ,. И тогда мы, к ъ удивленно своему, не разъ увидимъ,
какъ всѣ нсихопатологическія разстройства исчезаютъ точно по волшеб-
ству, и несчастный, неспособный нервный больной превращается в ъ
энергипнаго, работоспособнаго, полезнаго дѣятеля, вызывающаго даже
своими работам» удивленіе своихъ согражданъ и остаюшагося другомъ
нользовавшаго его врача. И з ъ песчастнаго о н ъ становится счастливымъ,
«погибшій» дѣлается талантомъ или даже «геніемъ», б о л ь н о й , — здоро-
вымъ. ,
Теперь вкратцѣ приведемъ нѣсколько случаевъ. Нѣкоторые мои друзья
узнаютъ себя в ъ нихъ, по в ъ интересахъ человѣчества простятъ мнѣ
опубликованіе ихъ случаевъ.
1. Одна очень образовішііая б а р ы ш н я , дочь очень д а р о в и т а г о отца и очень
нервной м а т е р и , с ч и т а ; т с ь мѳиѣе способной, в ъ с р а в я е н і и со своимп с е с т р а м и
и б р а т ь я м и , но съилмала была очень нервной и с т а н о в и л а с ь все болѣе и с т е р и ч -
пой. Въ копцѣ к п п ц о в ъ о б н а р у ж и л и с ь очень тяяселыя явлонія п а р а л и ч а ; она по-
ступила въ п с и х і а т р и ч е с к у ю лечебницу. И;ілечѳи[іая с н а ч а л а обынноооннимъ
гиішоаомъ, она ч р о з ъ пѣсколько мѣсицоръ ішовь заболѣла, о б н а р у ж и т , почти
полнуш песиособность к ъ ходьбѣ; и затѣмъ с н о в а вылечилась б л а г о д а р я с и с т е м а -
VII. Гііішогтшъ II i i C H X O T t ' p a n i a . 155
т а ч е с к и м ъ с с л ь с к о - х о з я й с т в е и і ш м ъ р а б о т а ч ъ у крестьянті. Все т а к и она была
нѳсчасглипа тѣмъ, что не имѣла н и к а к о й жизиѳпиой цѣли. Н е б о з ь колебаиій я
д о з в о л и л ъ ей ііослѣдовать своему страстному влечонію и сдѣлаться больничной
сидѣлкой. Родители віі очень о п а с а л и с ь ночного бодрстііоваііія, но съ п о м о щ ь ю
соотвѣтствующихъ внупіѳній послѣднее нереносилось безъ в с я к и х ь страданій.
Съ в о с т о р г о м ъ о а а о т д а л а с ь своему новому служеиію, исполняла с в я з а п н и я с ь
ннмъ обязанности, каігі.-бы онѣ ни были, трудны, и станопиласі. все болѣо дѣи-
тельной во всѣхъ отноіненіяхъ. В ъ н а с т о я щ е е в р е м я о н а — о д и н ъ изъ дѣятоль-
иѣйшихъ членовъ одного г р а н д і о з и а г о ф и л а н т р о п и ч е с к а г о д а и с к а г о к о м и т е т а .
П. Одинъ в р а ч ъ и з д а в н а с т р а д а л ъ т я ж е л ы м и , якобы н е в р а с т е н и ч е с к и м и риз-
с т р о й с т в а м и и ті^етно с т а р а л с я вылечить себя ирибѣгая ко всевозмолшымъ срвд-
с т в а м ъ . Онъ н р и ш е л ъ к о мнѣ и ж а л о в а л с я н а свою болѣзнь, Я внушилъ ему му-
ж е с т в о , носовѣтопалъ не о б р а щ а т ь вниыанія н а всѣ эти р а з і т р о й с т в а и у к а з а л ъ
ему высшія жизненныя цѣли. Онъ унгелъ. І І о т о м ъ онъ писалъ мнѣ, что э т а един-
с т в е н н а я бесѣда его исцѣлила,
Ш Одинъ молодой человѣкъ, умѣренио обремененный наслѣдствеппості.ю,
и з ъ очень религіозной семьи, весьма способный, сталъ с т р а д а т ь нервными р а з -
с т р о й с т в а м и , близкими к ъ умономѣшательству. Онъ п о к у ш а л с я на самоубійство
и, по окончательномъ прекрані,оиіи с в о и х ъ занятііі, иостунилъ в ь лечебницу для
н е р в п ы х ъ больныхъ. П р о г л о з ъ бы.іъ поставленъ очень м р а ч н ы й . Больной абсо-
лютно не могъ больше р а б о т а т ь , с т р а д а л ъ головными болями, безсонницей, не-
с п о с о б н о с т ь ю с о с р е д о т о ч и в а т ь свое внпманіе н а какоЛ-нибудь улстпенной р а -
ботѣ. В с е , что онъ ч и т а л ъ , ускользало отъ него. М р а ч н ы й и охвачеиніой о т ч а я -
ніемъ, онъ, о д н а к о , не о б н а р у ж и в а л ъ н н к а к и х ъ симіітомовъ меланхолической
з а д е р ж к и и т. II. Больной внолнѣ ясно с о з и а в а л ъ свою нсихопатіш Н свою „по-
гибшую жизнь". К р о м ѣ того оп". с т р а д а л ъ о т ь в с е в о з м о ж н ы х ъ наснльственныхъ
представленій и дЬйствій, н о о щ р я п ш и х ъ его к ъ неразумнымъ в ы х о д к а м ъ . Ко мнѣ
его привели, к а к ъ отчаянный случай. В с к о р ѣ меня п о р а з и л а д а р о в и т о с т ь моло-
дого человѣка. Болѣе интимное з н а к о м с т в о съ больнымъ открыло мнѣ въ немъ
с о в е р ш е н н о неудовлетворенный духъ. ІЗосннтанііый в ъ с т р о г о о р т о д о к с а л ь н о м ъ
духѣ, онъ і т р а т н л ъ вѣру въ р е л и г і о з и ы е д о г м а т ы и уже б л а г о д а р я этому счи"
т а л ъ с е б я н о т е р я н н ы м ъ и п о г и б ш и м ъ . Кромѣ того ему было ненавистно то на-
сильстпешіое ф о р м а л ь н о е ученіе, въ к о т о р о м ъ ого воспитывали. Вся жизнь ка-
з а л а с ь ему беяцѣльной. С н а ч а л а я успокоилъ его относительно релнгін н объяс-
нилъ, что можно быть счастливымъ, достойныиъ ч ѳ м а і к о я ъ и б е з ъ положи
тельной религіи, далѣе я объяспилъ ему, что зубреніе свойственно т о л ь к о лю-
д я м ъ тупымъ и что п р о с т о е , с в я з а н н о е с ъ интересомъ к ъ дѣлу нопимапіе не-
с р а в н е н н о в ы ш е т а к о г о зубренія. Далѣе я посовѣтовалъ ему ничего н е з а у ч и в а т ь
паизусть, по все только изучать и читать лишь то, что его а п т е р е с у е т ъ , не з а -
ботясь о т о м ъ , удержнтся-ли ото въ памяти пли нѣтъ. Т а к и м ъ сііособоііъ я слова
пробуднлъ в ъ немъ довѣріе к ъ самому себѣ и нѣсколько болѣе ж и з н е р а д о с т н о е
н а с т р о е п і е . Больной п а ч а л ъ съ радостью и и н т е р е с о м ъ ч и т а т ь свои к н и г и , — в м і -
сто т о г о , чтобъ съ отвращеніѳмъ з а у ч и в а т ь ихъ паизусть. Какъ философъ и сво-
бодомыслящій, онъ с н о в а ожилъ. Онъ сдѣлался г о р я ч и м ъ т р е з в е н н и к о м ъ и сталі,
п о м о г а т ь мпѣ въ о р г а н п з а ц і и новыхъ союзовъ т р е з в о с т и . Мой паціептъ, к о т о -
р а г о я вначалѣ должон ь былъ о х р а н я т ь отъ самоубийства, с к о р о сдѣла.іса моимъ
д р у г о м ъ и сотрудниномъ. Одно за другимі. исчезли у него нервпыя р а з с т р о й с т в а
и въ з а к л ю ч е н і е , для о к о н ч а т е л ь н а г о исцѣленія, онъ, съ моего о д о б р е н і я , иред-
п р и н я л ъ большое путеіне(;твіѳ въ одну дикую, ж а р к у ю с т р а н у , о т і ; у д а вернулся
соверіноппо исцѣленный, съ полнымъ довѣріемъ къ самому себѣ. Затѣмъ онъ
150 І^ицнотивмг и п с и х о т е р а п і я .

с и о в а принялся з а свои з а а я т і я и ч р е з ъ нѣсколько лѣтъ в ы д е р ж а л ъ выпускной


ОКзамен'Ь summa cum laude, къ удивлепію всѣхъ своихъ тозарищей, которыхъ пора,
жала ею колоссальная работоспособиоеть: С'ь тѣхъ ііоръ опъ ведѳтъ сопоріпепно
правильный, нормальный о б р а з ъ жизни.
I V Одна и с т е р и ч н а я д а м а , весьма о д а р е н н а я , но оъ дѣтства с т р а д а ю щ а я
п с и х о н а т і с й , н р и н а д к а л и большой истеріи, весьма возбужденная различными
обстоятельствами, въ частности совмѣстнымъ с о ж и т е л ь с т в о м ъ съ одной близкой
родственницей, консультировала меня много лѣтъ тому н а з а д ъ въ Ц ю р и х ѣ . Н о
р а з н ы м ъ с о о б р а ж е н і я м ъ она не хотѣла выходить з а м у ж ъ , н е с м о т р я на м н о г о ,
чнслонныо п р е д с і а в л я в п і і е с я к ъ тому случми. Я п о д в е р г ъ ее гипнозу. Н а с т у н и л ъ глу-
ботЛ истерическШ сопъ я стали появляѵіьсясі/дороги. Я съ т р у д о м ъ р а з б у д и д ъ еѳ и
с к а з а л ъ ей с м ѣ л о , ч т о уснѣхъ—выше всѣхъ ожиданій, что она с к о р о выздоровѣетъ-
что гиннозъ только о к а з а л ъ н а н е е нѣсколько бЬли>есмл»иов дѣйствіе, чѣмъслѣдо-
в а л п . Съ этого в р е м е н и л дѣлалъ ей впушенія почти только н а я в у . Н о и с т е ч е н і и
относительно к о р о т к а г о п е р і о д а всѣ р а з с т р о і і с т в а почти исчезли, а такиЕв и суще-
ствовавтпіе р а н ь ш е з а п о р ы , равно какъ судороги. Н о я объяснидъ ей, что г л а в н о е
для нея—;iaffoma, что в ъ неіі она должна впдѣть с в о ю жизненную цѣль. О н а н е хо-
тѣла основать семьи, но давно уже и н т е р е с о в а л а с ь однимъ обще-полезнымъ дѣ-
ло.мъ. И в о т ъ все пошло к а к ъ по маслу! Вмѣсто к у п а н ь я , э л е к т р и ч е с т в а и м а с -
с а ж а я далъ ей р я д ъ кннгъ по интерѳсовавпіему е е в о п р о с у , р а в н о к а к ъ р е в с -
мопдапіи к ъ корифѳямъ еоотвѣтственныхъ и родствеипыхъ учрѳжденій. Она съ
воодушеіионіемъ н р и н я д а с ь а а р а б о т у , п р о я в и л а к ъ пей огромный и н т е р е с ъ ,
большое пониманіе и поразительную работоспособность. П р и этомъ со-
стояпіе ея ежедневно улучшалось и ч р е з ъ нѣсколько недѣль она уѣхала. В п о -
слѣдствіи она нъ к о р о т к о е в р е м я д о с т и г а л а м д о г а г о въ заинтѳресовавшвмъ е е
о б щ е п о л е з н о м ъ дѣлѣ.

V . Одинъ д а р о в и т ы й с у б ъ е к т ъ , съ п р и з н а к а м и и с т е р и ч е с к а г о импульсивнаго
состоянія, заболѣ.іъ вслѣдствіѳ волпеній, отъ разныѵъ нѳпріясиостсй. У него
одно з а д р у г и м ъ стали о б н а р у ж и в а т ь с я различныя, повидимому, очень т я ж е л ы я
д у ш е в я ы я р а з с т р о й с т п а , в ъ т о м ъ числѣ одинъ р а з ъ — в п о л н ѣ рельефный б р е д ъ
нреслѣдованія съ галлюцинацшми. В ъ общомъ онъ былъ д в а г о д а б о л е н ъ ,
преікдо чѣмъ о б р а т и л с я ко мпѣ. І І о д д е р ж н в а і и в ъ немъ .что с о с т о я н і е д у р н ы е
п р о г н о з ы , к о т о р ы е ставились ему в р а ч а м и . Однпъ р а з ъ , н а основішііі одного
л е г о ч н а г о к р о в о т е ч е і і і я , е г о объявили ч а х о т о ч н ы м ъ , другой р а з ъ - н е и з л е ч и м ы м ' ) ,
паралитпком'ь и пользовали р т у т ь ю , хотя онъ, очевидно, н и к о г д а но с г р а д а л і .
спфнлнсомъ. Л е г к і я такіке н и к о г д а пе были и н ф и л ь т р и р о в а н ы и о с т а в а л и с ь со-
в е р ш е н н о здоровыми. П р о г р с с с и в н а г о п а р а л и ч а не было и слѣда. С в о е о б р а з н ы
были а н а м м е с т и ч е с к і я дапныя о н е о ж п д а к н ы к ъ и з м і ш с н і я к ъ в ъ к а р т и н ѣ бодѣзни
л о д ъ пліяпіемъ измѣненій п р о г н о з а или т е р а н і и , угнетаюіцихъ или, н а о б о р о т ъ ,
у с п о к о и в а ю п і и х ъ а ф ф е к т о в ъ . Больной былъ осуждеиъ на б е : д ѣ я т е л ь н о с т ь , к р у .
шеніе всей своей к а р ь е р ы и т. д. П о к а к ъ только я, по т щ а т е л ь н о м ь изслѣдо-
ваніп, рѣгаительно з а я в и л ъ ему, что у itero нѣтъ н ч к а к и х ъ п р и з н а к о в ъ ни о р г а -
ничбскаго с т р а д а н і я м о з г а , ни к а к о г о либо н а с т о я щ а г о п с и х о з а , что все это
просто были и с т е р и ч е с к і я с а м о в н у ш е п і я , ему тотчаст. с т а л о г о р а з д о лучше. И нѣ-
сколькііхъ гипнозовъ было уже д о с т а т о ч н о для устранеиія всѣхъ н е п р і я т н ы х ъ
симптомовъ. Н о особено б л а г о н р і я т и о е дѣйствіе о к а з а л ъ на него совѣтъ—снова
вляться (одновременно съ воздѳржапіемъ отъ алкоголя) за прежнія занятія.
Ч р е з ъ к о р о т к е о время больной р а з с і а л с я со мною выздоровѣвшимъ.

Прежде я, по правиламъ, пазначалъ в ъ подобпыхъ случаяхъ


V I I . Гтіпотиіімъ II психотерапія. \Ь1

умственный покой, ничѳгонедѣланіе. физическую работу или Богъ знаетъ


еще что. Увы! тогдашніе мои больные о т ъ этого не поправля-
лись! Въ подобныхъ случаяхъ мозгь представляется не истощеннымъ п
не лишеннымъ способности к ъ работѣ, какъ это предполагали и можно
было думать, но только направленными въ дурную стопину. Его
естественные задатки хирѣютъ, задерней каются в ъ развиі іи, и предостав-
ленная ему дѣягельность его не удовлетворяетъ. Или же каждый его
шагъ парализуютъ сомнѣнія религіознаго либо сантиментальпаго харак-
тера, что открываетъ свободный путь патологической дѣятельности мозга.
Такое состояніе нужно именно распознать и измѣнить сиѣлой диверсіей.
Подобно центральной телефонной станціи, пришедшей в ъ разсгройство
во время грозы, нейрокимъ мозга долженъ снова попасть в ъ свою к о -
лею. Такіе больные, впрочсмъ, отнюдь не должны быть геніями или
какими нибудь особенными талантами. Это могутъ быть скромнѣйпііе
обыватели. Съ другой стороны остерегайтесь вѣрить каждому психо-
пату, выставляющему себя непризианнымъ геніемъ и желающимъ и з у -
чать высшую философію. Такихъ больныхъ приходится 5 0 на одного
изъ вышеупомянутыхъ, и для нихъ занятія сельскимъ хозяйствомъ п р и -
годны в ъ такой-же мЬрѣ, к а к ъ и для слабоумныхъ или дуіпевпо-боль-
ныхъ. Души, только угнетенныя, обыкновенно не болтаютъ о себѣ в ъ
бредѣ величія, resp. въ преувеличенной оцѣнкѣ своей личности. Нъ эти
души нулшо углубляться, ихъ искать U находить. Но тоіда рычагъ
можно приложить уже к ъ надлежащей точкѣ, и несіѣдуетъ болѣе довольство-
вовагься обыденными внушеніями, садоводствомъ, столярными работами,
не говоря уже о б ъ усиленномъ кормленіи, купаньяхъ, электрическомъ
леченіи и другихъ методахъ.
Правда, для этого требуются болѣе глубокое проникновеніе и п с и -
хологическая способность сужденія, и не слѣдуетъ, подобно нашей ми-
лой публикѣ, каждаго помѣшавшагося нытика или крикуна легкомы-
сленно объявлять непризнаннымъ геніемъ или, наоборотъ, каждаго г е -
н і я — д у ш е в н о больнымъ, сваливая все, что не копируетъ рабски моды
и общихъпредразсудковъ, въ одну кучу; все равно, будь то безсмыслица
или высшее откровеніе.
Наконецъ, должно понять, что между этими и обыкновенными слу-
чаями суггестивной терапіи имѣются всевозможные переходы. При в с я -
комъ суггестивномъ леченіи должно завоевать довѣріе и симпатіи боль-
ныхъ; пока имѣется надежда, должно дѣйствовать с ъ непреклонной
увѣренностью и непоколебимымъ оптимизмомъ, И в ъ вышеприведенныхъ
случаяхъ, какъ и при обыкновенномъ гипнозѣ, весь успѣхъ зависитъ
прежде всего отъ результатовъ первыхъ сеансовъ. «Врѣпость» должно
осадить основательно со всѣхъ сторонъ. Первая брешь, все равно,
пробига-ли о н а в ъ гипнозѣ или н а я в у , имѣетъ рѣшающее значеніе,
J V I I I . Првиѣры лвченія впушвніемь

ибо внушаетъ обѣимъ сторонамъ мужество и тотчасъ ж е усиливаетъ


дѣйсгвіе внушенія. Наоборотъ, если у больного, подъ вліяніемъ первона-
чальпыхъ неудачъ, беретъ перевѣсъ отрицательно-пессимистическое н а -
строеніе, поздиѣйшіе успѣхи становятся все проблематичнѣе. Тогда и при
относительно хорошемъ эффектѣ гипноза, и, что гораздо рѣже, даже
при достигнутомъ сомнамбулизмѣ, терапія окончится неудачей, которая
все разстроитъ, хотя для этого не илѣется никакихъ органическихъ
причинъ.

ѴШ. Примѣры леченія внушеніемъ. Случай самопроизвольнаго


сомнамбулизма. Излеченіе запора и объяоненіе его.
Мы переступили-бы з а предѣлы настоящей работы, еслв-бы взду-
мали приводить длинныя исторіи болѣзнеп. Такія исторіи неоднократно
уже опубликовывались. Лреж/е всего я обращаю вниманіе читателей н а
классическіе труды Bernheim's. и Wetterstranr^'A, равно к а к ъ н а
тщательную сводку Ringier, далѣе, Zeitschrift flir Hypnotismus (см. выше),
Я только вкратцѣ приведу нѣсколько случаевъ.
1 ) Одна безусловно приличная служанка заболѣла лѣтомъ 1 8 8 8 г.
обильными менструаціями, которыя вопреки всякимъ средствамъ осенью
усилились до того, что появлялись чрезъ каждые 1 4 дней и длились
по 8 дней. Дѣвушка, уже ранѣе малокровная, стала отъ этого чрезвы-
чайно анэмичпіій, б.іѣдной почти к а к ъ трупъ. Она потеряла аппетитъ и
сопъ, ночью только дремала, переживая тяжелые сны. Хозяинъ, у кото-
рагс она жила и котораго я зналъ, жаловался мнѣ н а это и думалъ
только о томъ, что ее слѣдуетъ отправить въ деревню нъ родителямъ,
и что болѣзнь э т а плохо кончится. Я нредложилъ ему прислать ко мнѣ
дѣвуіпку. Дѣло было вечеромъ; она пришла какъ разъ на четвертый
день менстр5'аціи, какъ всегда обильной. Я усадилъ ее въ кресло, з а -
ставилъ фиксировать меня, и едва только она увидѣла мои пальцы,
вѣки ея .чакрылись. Л внушилъ ей ваталепсію, анэстезію и т. п. с ъ
немедленнымъ успѣхомъ, что мнѣ дало мужество внушить ей немед-
ленное прекращеніе менструацій. И это внушоніе удалось чрезъ
нѣсколько минуть послѣ прккосновенія къ животу и заявленія, что
кровь и з ъ брюшной полости перейдетъ в ъ ноги и руки. В ъ заключеніе
я внушилъ еще хорошій сонъ и аппетитъ. Л приказалъ дома под-
вергнуть менструацію точному контролю со стороны хозяйки.
Менсгруація совершенно исчезла, и дѣвушка на слѣдующую почг- до-
вольно хорошо заснула. Я усыплялъ ее еще нѣсколько ра.зъ и следую-
щую менструацію назначилъ чрезъ 4 недѣли, не обильную, продолжи-
тельностью лишь в ъ 2 Ѵ 2 д н я . Чрезъ 3 или 4 дня я добился уже
хоропіаго с н а , а чрезъ недѣлю — порядочпаго аппетита, равно какъ п р а -
вильнаго сжедневнаго стула по утрамъ, по пробужденіи (раньше больная
Ѵ Ш . Прнмѣрм лвчѳнія внушваіемъ.

страдала упорнымъ запоромъ). Съ того времени дЬвушва стала замѣтно


поправляться Слѣдующая менструація наступила чрезъ 2 7 дней ( н а
1 день раньше) во внушенный часъ, была очень незначительна и дли-
лась только два д н я . Съ тѣхъ норъ дѣвушка регулярно менструировала
чрезъ каждыя 4 недѣли, менструація оставалась весьма умѣренной и
длилась m a x i m u m 3 дня (по внушепію). Чрезъ нѣсколько недѣль боль-
ная снова получила румянецъ и съ тѣхъ поръ до настояшаго дня
исполняетъ свои обязанности безъ всякихъ затрудненій, хотя остается
нѣсколько слабой и анэмичной. Съ тѣхъ норъ я больше ее не гипно-
тизировалъ, з а исключеніемъ одного только р а з а не задолго до сего,
такъ к а к ъ она опять нѣсколько ослабѣла и потеряла апнетитъ (апрѣль.
1 8 8 9 ) . В ъ 1 8 9 5 году состояніе ея было еще довольно хорошее. Съ
того времени я больше ея не видалъ.
'2. Одинъ старый 70-ти-лѣтній алкоголикъ, который десять лѣтъ
тому назадъ в ъ припадкѣ delirii 2 раза пытался перерѣзать себѣ горло,
отъ 1 8 7 9 до 1 8 8 7 года содержался в ъ психіатрической лечебницѣ
Burgholzli в ъ качествѣ неисправимаго пьяницы и бродяги. Больной
пользовался всякими случаями, чтобы втихомолку напиваться до пьяна.
Опьянѣвъ, о н ъ галлюцинировалъ и становился опаснымъ для себя и дру-
гихъ. Кромѣ того о н ъ сильно интриговалъ противъ моихъ попытокъ в ъ
распространенію воздержанія среди алкоголиковъ заведеиія, и хотя в ъ о о щ е м ъ
былъ добродушный человѣкъ, возбуждалъ другихъ противъ союза трез-
вости. Б ъ послѣдніе годы о н ъ много страдалъ отъ ревматизма поясницы,
который совсѣмъ согнулъ его въ дугу и ограничилъ его работоспособ-
ность. Ему нельзя было предоставить ни малѣйшей с в о б о д ы , — о н ъ тот-
часъ-же злоупотреблялъ ою и напивался.
Я давно уже махнулъ н а него рукою; однако, в ъ 1 8 8 7 г. сдѣдалъ
попытку его загипнотизировать. Онъ оказался очень воепріимчивымъ к ъ
внушенію, и в ъ нѣсколько сеансовъ его удалось сдѣлать поразительно
серьезнымъ человѣкомъ. Интриги ирекрагились точно по волшебству, и чрезъ
нѣкоторое время онъ' саиъ уже потребовал!, чтобы ему больше не да-
вали вина, которое я еще дтпускалъ ему в ъ небольшихъ количествахъ,
считая его субъектомъ безвозвратно погибшимъ.
Вскорѣ ііослѣ этого внушеніемъ совершенно устраненъ былъ ревма-
тизмъ ( н е появлявгдійся болѣе ни разу до начала Марта 1 8 8 9 ) . Дѣла
шли все лучше, и паціентъ вскорѣ сдѣлался однимъ изъ ревностнѣйшихъ
трезвенниковъ заведенія. Долгое время я колебался выпускать его и з ъ
больницы, но в ъ концѣ концовъ лѣтомъ 1 8 8 8 г. рѣшился и н а это.
При всякомъ выходѣ о н ъ получалъ немного карманныхъ ценегъ, но
никогда уже не злоупотреблялъ своей свободой. Старикъ остался абсо-
лютно вѣренъ своему обѣту, вступиль по внугаенію в ъ союзъ трезвости,
гдѣ с ъ тѣхъ поръ состоитъ самымъ ревностнымъ членомъ, и н а своихъ
j^gQ VIII. Примѣры леченія внушвніеиъ.

выходахъ в ъ городъ не уаотреблялъ ничего иного, какъ только воду


или кофе и т. п. При своей совершенной неспособности сопротив-
ляться алкоголю больной не могъ бы напиться ни одного разу, безъ
того, чтобы этого не замѣтили. Однажды о н ъ простудился и получилъ
сильный рецидивъ ревматизма. Въ 3 гипнотическіе сеанса ( в ъ теченіи
'24 часовъ) послѣдній былъ совершенно устраненъ, и о н ъ сталъ рабо-
тать, несмотря на свои^ 7 0 лѣтъ, еще усерднѣе, чѣмъ прежде. В ъ 1 8 9 0 г.
я гипнотизировалъ его только еще нѣсколько разъ для демонстратив-
ныхъ цѣлей. Въ противо-алкогольныхъ внушеніяхъ о н ъ болѣе не
нуждался.
Р. S. Январь 1 8 9 1 , Рѳвматизмъ и алкоголизмъ остаются до сихъ
поръ вполнѣ исцѣленнычи. З а то давно уже существующая старческая
катаракта обоихъ глазъ сдѣлала такіе успѣхи, что операція стала неиз-
бѣжной. Послѣдняя была сдѣлана в ъ J 8 9 0 г. проф. HaaVowh в ъ два
пріема: 1 . Иридектомія и массажъ хрусталика для ускоренія созрѣванія;
2. экстракція н а одномъ глазу. Оба раза больной передъ операціей
былъ загипнотизированъ и внушеніемъ вызвана анэстезія. Больной все
время не просыпался и во время прорѣзанія радужной оболочки курилъ
даже и з ъ внушенной ему трубки; самое большее, уголъ рта его нѣсколь-
ко только затягивался на оперированной сторонѣ. Больной затѣмъ
заявилъ, что совсѣмъ не чувствовалъ операціи и вообще только спалъ.
Во время послѣдовательнаго леченія в ъ госпиталѣ, гдѣ меня не было,
онъ испытывалъ нѣкоторыя боли; впрочемъ, и послѣднія стихли подъ
вліяніемъ внушенія.
P. S. 1 H 9 5 . Исцѣленіе продолжается. Рецидивъ ревматизма двагоад
тому назадъ былъ излеченъ в ъ два сеанса. Приготовленія къ одной
большой операціи ( р а к ъ прямой кишки) взволновали больного тавъ, что
гипнозъ оказался невозможнымъ, и потребовался хлороформъ. Исцѣленіе.
Потомъ рецидивъ. Вторая операція безъ видииыхъ приготовленій удается
вполнѣ въ гипнозѣ, безъ хлороформа; затѣмъ смерть.
3. Дѣвица L. очень толковая работница, страдаетъ уже около
і Ѵ а лѣтъ абсолютной безсонницей. Всѣ средства оказались тщетными, а
пацеінтка на столько благоразумна, что сопротивляется искушенію н а р -
котическихъ средств. Направлена была ко мнѣ в ъ поликлинику,
какъ объектъ для демонстраціи, однимъ товарищемъ въ Февралѣ
1 8 9 0 г.
Потребовалось нѣсколько гипнотичсскихъ сеансовъ для постепеннаго
достиженія глубокаго гипноза и осуществленія различныхъ внушеній.
Самопроизвольное засыпаніе послѣ глотка воды сначала удается лишь
въ моемъ присутствии. Затѣмъ я заставляю ее спать болѣе продолжи-
тельное время (одинъ часъ), и такимъ образомъ приблизительно чрезъ
У Ш . Првііѣры леченіа ввушевіеиъ. 161

3 недѣли мнѣ удается вполнѣ возстановить ея нормальный ночной сонъ


( о т ь 9 ч. веч. до 6 ч. утра). Больная отпускается выздоровѣвшей.
Въ началѣ Января 1 8 9 1 года о н а беаъ приглашенія является к о
мнѣ, в ъ прекрасномъ состояніи—благодарить и сообщить, к а к ъ о н а
счастлива, что совершенно освободилась отъ своей безсонницы и оста-
лась работоспособной. Впрочемъ, лѣтомъ 1 8 9 0 г. она перенесла очень
тяжелый тифъ, с ъ высокой лихорадкой и многими рецидивами, т а к ъ что
ее считали погибшей. Во время лихорадки о н а , правда, снова стала
страдать безсонницей, но в ъ періодѣ реконвалесценціи хорошій, н о р -
мальный сонъ вновь установился самъ собою. Этотъ случай я привожу
спеціально для тѣхъ критиковъ которые утверждаютъ, что, примѣняя
вмѣсто морфія гипнотизмъ, мы замѣняемъ лишь чорта Вельзевуломъ. Правда,
подобнымъ господамъ мы втолковываемъ, что эта аналогія хромаетъ н а обѣ
ноги, т а к ъ к а к ъ при суггестивномъ леченіи нѣтъ ни интоксикаціи, ни
нривыканія, а просто устанавливается только нормальный здоровый
сонъ. Но... і1 п ' у а ріге sourd, q u e celui, q u i ne vent p a s entendre.
Потому здѣсь полезны примѣры.
4 . Госпожа F . самопроизвольная сомнамбулистка, родившаяся в ъ
1 8 3 3 г . , у ж е с ъ 1 5 - г о года евоей жизни ясновидящая. В ъ Германіи
осуждена была судомъ, к а к ъ завѣдомая обманщица. Замужемъ, имѣла
много дѣтей. Одинъ р а з ъ роды е я протекли в ъ сомнамбулическомъ с о -
стояніи, в ъ теченіи котораго о н а ровно ничего не чувствовала, п р о -
снувшись лишь послѣ родовъ.
Она даетъ совѣты и имѣетъ много паціентовъ. Со времени своей
юности о н а каждый день засыпаетъ в ъ 9 и 3 часа, неожиданно и
самопроизвольно, большей частью съ крикомъ. Сонъ длится ^ / i — ^ U
часа, смотря по количеству паціентовъ. Во снѣ о н а говоритъ в ъ пате-
тичесБОмъ тонѣ. Э т о — н е о н а , которая говоритъ, но «духъ Эрнестъ»,
который пребываетъ в ъ ней и похороненъ в ъ Базедѣ. — На основаніи
вышеизложеннаго, о н а была обвинена в ъ обманѣ и направлена к о мнѣ
для изслѣдованія.
Внушеніемъ мнѣ удается подчинить ее, в ъ теченіи самопроизволь-
наго сомнамбулическаго с н а , непосредственно моей волѣ, resp. моему
суггестивному воздѣйствію. Не смотря н а сопротивленіе «духа Эрнеста»,
она вскорѣ должна подчиниться моимъ внушеніямъ и в ъ постгипноти-
ческомъ періодѣ. Она обнаруживаеп> признаки анэстезіи. Реальность
сомнамбулизма несомнѣнна; е я лицо совершенно искажено. Мнѣ удается
по своему усмотрѣнію вызывать у н е я гипнозъ и тѣмъ устранять п р о -
извольные припадки. Предварительно во время одного и з ъ послѣднихъ
сдѣланы были опыты. Е й представлены были больные съ точно взвѣст-
ными ііамъ страданілми, и о н а должна была поставить діагнозъ, а т а к -
же у к а з а т ь терапію. Ясновидящая обращается к ъ больнымъ патетически
Проф. Forel. Гипвотиамг. 11
V I I I . Прииѣры лечѳнія в и у ш е п і е м ъ .

на «ты> И ощупываетъ и х ъ рукой ( п р и закрытыхъ глазахъ). Е я діаг-


нозы всѣ невѣрны, такъ какъ мы избѣгаемъ всѣхъ словъ и знаковъ, к о -
торые могли бы навести ее п а слѣдъ. Затѣмъ приходитъ в ъ комнату
младшій врачъ, д - р ъ Мегсіег, притворяясь хромыиг, и даетъ себя
изслѣдовать, причемъ она распознаетъ несуществующіЯ «порокъ н о г ъ » . —
Такимъ образомъ устанавливается, что ея діагнозы основываются н а
суггестиБНомъ дѣйствіи, вызываемомъ у нея чувственно воспринимаемыми
явленіями со стороны больныхъ, и что о ясновидѣніи не можетъ быть
и рѣчи. Подобно большинству пормальныхъ людей, подобно многимъ.
зараженнымъ предразсудками, и даже нѣкоторымъ помѣшаннымъ, о н а
также умѣетъ извлекать и з ъ всего матеріальную выгоду. Тѣмъ не мевѣе
грубая ошибка со стороны апостоловъ симуляціи а tont р г і х — з а к л ю -
чать и з ъ этого, что она—притворщица. Извѣстно, что желаемыя в я у -
шенія легко пріобрѣтаютъ перевѣсъ надъ нежелаемыми. Она, правда,
говаривала, что желала бы освободиться отъ своего с а а . Но иужъ ея
и дѣти этимъ вовсе не были довольны, и о н а сама, очевидно, больше
жалѣла о потерянномъ заработкѣ, чѣмъ радовалась своему выздо-
ровленію. Я , правда, обѣщалъ исполнить ея желаніе — возвратить
ей сонъ, но послѣдній, какъ и слѣдовало ожидать, вскорѣ возстановился
свмъ собою послѣ выписки, такъ какъ меня больше тамъ не было, п
перевѣсъ опять взяли прежніе, болѣе сильные факторы и долголѣтнія
самовнупіенія.
Въ своемъ мнѣніи я высказался в ъ томъ смыслѣ, что сомнамбули-
ческий сонъ г - ж и П peaJeнъ и не притворенъ, благодаря чему о н а
была оправдана и не была обвинена в ъ шарлатанствѣ, хотя з а это
она, можетъ быть, и заслуживала бы наказанія. Этотъ случай, вмѣстѣ
съ моимъ мнѣніемъ, подробно воспроизведенъ в ъ отчетакъ Общества
экспериментальной психологіи.
Заслуживаетъ вниманія, что э т о — о с о б а истеричная, что, впрочемъ,
наблюдается у большинства рѣзко выраженныхъ произвольныхъ сомнам-
булистовъ. Соотвѣтственно этому и явленія ея сна представляютъ к о е -
что, напоминающее собою истерическій припадокъ; таковы судорожныя
явленія, крикъ, боязнь. Тяжелая анэстезія, полная амнезія, судорожное
искаженіе чертъ лица, растерянный, мутный взглядъ по нробужденіи,
выражены такъ рѣзко, что уже по нимъ однимъ слѣдуетъ исключить
всякую возможность симуляціи. Т а к ъ к а к ъ произвольный сомнамбулизмъ
наблюдается специалистами не часто и нредставіяетъ для насъ большой
интересъ, то я счелъ себя вправѣ привести атотъ случай. Въ послѣд-
немъ мнѣ представляется еще интересной иостепенно, благодаря частымъ
повтореніямъ в ъ течѳніи долгой жизни, автоматизировавшаяся, т а к ъ
сказать, организировавшаяся вторая личность (вторая со вторымъ с о з -
наніемъ) проявляющаяся в ъ сомнамбулическомъ снѣ. Тонъ, голосъ, ф и -
V I I I . Принѣры лечѳнія рпушеніемъ. 1 6 3

зіономія, все наивно-патетическое, надменное новеденіе этой второй


личности рѣзво отличается отъ нормальной г - ж и П . , скромной, спокой-
ной, разсудителыюй, добродушной, но хитрой и боязливой ж е н щ и н ы . —
Въ теченіи разныхъ припадковъ с н а , на консультаціяхъ, постоянно
снова повторяются тѣ же фразы и дѣйствія с ъ тою же ассоціированной
совокупностью психическихъ явленій.
5. В ъ 1 8 8 8 году одна сидѣлка нашей лечебницы долгов время
страдала обильными, частыми менструаціями, повторявшимися черезъ
каждыя 2 — ^ Ѵ г недЬли. Нѣсколькими гипнозами мнѣ удалось пріуро-
чить мевструаціи к ъ мѣсяцамъ и свести продолжительность и х ъ ровно
къ 3 даямъ. Частью experiment! causa, частью полагая, что представ-
леніе о какой-нибудь опредѣленной датѣ легче фиксировать в ъ мозгу,
чѣмъ таковое же о 4 - х ъ недѣльномъ циклѣ, я неоднократно и катего-
рически внушалъ ей, что менструаціи будутъ появляться каждый разъ
1 или 2 - г о числа каждаго мѣсяца, в ъ 7 ч. утра, все равно будетъ-ли
ішѣть мѣсяцъ 3 0 , 3 1 или 2 8 дней. И вотъ, э т а сидѣлка (одна и з ъ
дѣльнѣйшихъ и надежнѣйшихъ, завѣдывавшая у насъ работами всѣхъ
больныхъ по шитью и портняжному дѣлу) оставалась здѣсь до 1 8 9 4 г. и съ
1 8 8 8 г. (слѣдов. уже 6 лѣтъ) этотъ эффектъ продолжался безъ дальнѣйшихъ
внушеній, развѣ только менструація иной р а з ъ появится н а одинъ день
раньше (послѣдній день мѣсяца), но зато в ъ слѣдующій разъ н а одинъ
день позже. Продолжительность составляетъ ровно 3 д н я . Случай объек-
тивно былъ проконтролированъ главной сидѣлкой. В ъ J 8 9 4 году э т а
сидѣлка вышла замужъ и уѣхала и з ъ Цюриха. Но затѣмъ я видѣлъ ее
уже матерью, еще менструирующею. Этотъ случай представляется мнѣ
также особенно интереснымъ съ точки арѣнія теоріи менструаціи и ову-
ляціи, такъ какъ результатъ контролировался 6 лѣтъ, и и з ъ него в ы -
текаетъ, что овуляція либо также должна сообразовываться съ м е н -
струаціей и внушенгемъ^ либо надолго можетъ эманципироваться отъ
менструаціи. Въ дѣйствительности нельзя себѣ представить, чтобы о в у -
ляція случайно и произвольно сообразовывалась, в ъ теченіи продолжи-
тельнаго періода, с ъ искусственными сроками календарныхъ мѣсяцевъ
(даже високосныхъ годовъ).
Съ того времени я такимъ-же образомъ и с ъ такимъ же успѣхомъ
урегулировалъ менструаціи, н а 1 2 - о е и 1 - о е число каждаго мѣсяца,
продолжительностью в ъ три дня, у двухъ другихъ сидѣлокъ, очень исто-
щенныхъ метроррагіями (одна и з ъ нихъ страдала недостаточностью
двухстворчатой заслонки), Въ обоихъ случаяхъ успѣхъ былъ констати-
рованъ до выхода и х ъ и з ъ больницы.
6 . И з ъ моего гипнотическаго курса я позволю себѣ, между н р о -
чимъ, привести слѣдующій случай. Г-нъ Р . , образованный купецъ, по
его словамъ раньше страдалъ язвой желудка; осталось расширеніе п о -
1 1»
J 54 П р и и ѣ р ы лвчѳнія виушѳніѳмъ

слѣіняго. Несмотря в а волчій голодъ о я ъ ничего не можѳгь переносить.


Все остается в ъ желудкѣ; студъ сильно задержанъ, всегда н а нѣсколько
дней. Больной почти ничего болѣе не переносить. Всѣ средства о к а з а -
лись тщетными; больше о н ъ не можетъ выдержать. Расширеніѳ желудка
было констатировано разными врачами. Профессоръ К . в ъ X. объявилъ
больному, что ему можетъ помочь только операція (изсѣченіе желудка),
которая, однако, не безопасна. Для этого о н ъ долженъ обратиться к ъ
проф. К . Больной, однако, не рѣшился и обратился ко мнѣ съ просьбою
сдѣлать опытъ с ъ внушеніемъ. Я ничего не обѣщалъ, но сказалъ, что
опытъ не повредитъ и что діагнозы нѳ всегда непогрѣшимы. Хотя
достигнута была только гипотаксія, дѣйствіе, однако, было чрезвычайно
рѣзкое. Стулъ тотчасъ ж е урегулировался ( в ъ началѣ даже 4 раза в ъ
день). Всѣ жалобы н а желудокъ прекратились; всѣ кушанья хорошо
переносились. Послѣ 3 — 4 сеансовъ больной выздоровѣлъ и, сколько
мнѣ извѣстно, здоровъ и до сегодняшняго д н я . Желудочная операція
естественно оказалась совершенно излишней. И з ъ этого явствуегь, что
въ данномъ случаѣ мы m a x i m u m имѣли дѣло с ъ функціональнымъ р а с -
ширеніемъ желудка.
P. S. 1 9 0 2 . He очень давно я получилъ извѣстіе отъ все е щ е
здороваго больного.
7. Паціентъ Е . , 3 8 лѣтъ. Астма с ъ эмфиземой и бронхитомъ. Б о -
ленъ с ъ 1 8 7 5 года. В ъ 1 8 8 8 г. посгупилъ в ъ клинику Eichhorst'sk
съ orthopuofe, 4 4 дыхчтедьными движеніями в ъ минуту и т. д. Границы
легкихъ с п р а в а — 7 - о е ребро, с л ѣ в а — 7 - о е межреберное пространство.
Малая сердечная тупость огсугствуетъ; сердечный толчокъ не прощупы-
вается. Запоръ впродолженіи почти 5 дней. Въ госпиталѣ назначена
пнейматотерапія. Успѣхъ лишь скоропреходящій. Подъ конецъ ежеднев-
ные припадки. Несмотря н а всѣ внутреннія средства (хлоралъ-гидрата,
Іодистый калій и т. д . ) состояніе чрезвычайно ухудшилось.
1 5 - г о декабря 1 8 8 9 г, больной пришелъ ко мнѣ. Status praesens
какъ раньше. Запоры продолжительностью в ъ б — 1 0 дней. Выгля-
дитъ жалкимъ, вялымъ, истошеннымъ. Б е з ъ хлоралъ-гидрата не можетъ
спать.
1 5 , 1 6 и 1 9 - г о декабря больной былъ мною загипнотизированъ:
прежде всего о н ъ былъ отъученъ отъ хлорала, а затѣмъ достигнуты были
нормальный сонъ, аппетитъ и стулъ чрезъ каждые 2 дня. Послѣ того
дальпѣйшая гипнотизація была поручена одному студенту поликлиники.
1 5 февраля 1 8 9 0 г. больной былъ у ж е совершенно здоровъ и
таковымъ оставался и по истечении пяти мѣсяцевъ. Граница легкихъ
отошла к ъ 6-му межреберному пространству. Сердечный толчокъ хорошо
прощупывается; сердечная тупость сильнѣе выражена; стулъ ежедневный,
видъ цвѣтущій. Астматическихъ припадковъ болѣе нѣтъ.
Запоры и объясвевів шхъ ясцѣіѳаія ввушѳвіеиъ.

Въ концѣ Іюля 1 8 9 0 г. Е . заболѣлъ плевритоиъ съ лихорадкой,


во выздоровѣлъ безъ рецидива асімы. Суггестивное леченіе выдержало
и э т у пробу.
8 . Вкратцѣ приведемъ еще 2 случая галлюцинацій, отчасти съ бре-
домъ преслѣдованія, искусственно в ы з в а н н ы х ъ сииритами у одного г о -
сподина и у одной дамы. Особенно у господина случай принялъ х а р а к -
теръ паранойи. Господивъ этотъ вѣрилъ в ъ своихъ «духовъ», к а к ъ
Орлеанская Дѣва в ъ своихъ ангеловъ, и по и х ъ приказанію однажды
разбилъ даже лампы и посуду. Я загипнотизировалъ его в ъ присутствіи
ыногихъ больныхъ, вадъ которыми раньше эксаериментировалъ в ъ его
присутствіи. Подавленный впечатлѣніемъ, о н ъ тотчасъ ж е погрузился в ъ
сомнамбулическій сонъ, Такимъ образомъ я пріобрѣлъ власть надъ « д у -
х а м и » , которыхъ я изгналъ вмѣстѣ с ъ галлюцинаціями и псевдопара-
нойей. Подобнымъ ж е образомъ еще раньше излечена была упомянутая
дама. Подобные случаи весьма поучительны и показываютъ, что спири-
тизмъ можетъ подобно истеріи вызывать псевдопаранойю н а суггестив-
ной почвѣ.

З а п о р ы и объясненіе и х ъ исцЬленія внушеніемъ


Объектами терапевтическими внушенія я прежде всего считаю такія
фувкціональвыя разстройства нашего организма, которыя обыкновенно
протекаютъ безсознательно,—за исключеніемъ только эффекта, который
сознается н а м и , — н о которыя находятся подъ вліяніемъ центральной
нервной системы. Эти функціональныя разстройства и функціи вообще,
будь то «чувствительяыя», т. е . психостремительныя или психоцентраль-
ныя, будь то двигательныя, сосудодвигательныя или секреторныя, т. е .
всвхобѣжныя, состявляютъ, л о моему мнѣнію, благодарнѣйшее поприще
для суггестивной терапіи. Такія разстройства можно, пожалуй, причи-
слить к ъ неврозамъ; противъ этого не придется особенно много спо-
рить. Но для устраненія ложной идеи, будто они представляютъ собою
болѣзпь периферическихъ нервовъ, и х ъ , пожалуй, лучше было бы н а -
звать церебральными неврозами или днцефалозами.
Прииѣромъ такихъ разстройствъ можетъ служить привычный запоръ.
Правда, бываютъ случаи, когда запоръ вызывается мѣстными пораже-
ніями кишечника, но такіе случаи довольно рѣдки. Столь частый и
столь обыкновенный привычный з а п о р ъ — н е что иное, к а к ъ хрониче-
скШ «церебральный неврозъ». Съ тѣхъ поръ, к а к ъ стали извѣстны слу-
чаи излечеяія его внушеніемъ, такой эффектъ неоднократно подтвер-
ждался разными авторами. (См. также D r . Ih. Dunin: «Ubcr habitu-
elle Stuhlverstopfung». Berliner Klinik 1 8 9 1 Heft 3 4 ) . Разсмотримъ прежде
всего факты:

') И з ъ Zeitschrift fUr U y p n o t i s m u s 1893.


Запоры и объяснѳніѳ нхъ исцѣлѳнія пнугаввіеит.

Независимо отъ діаррѳй на почвѣ броженія, катарровъ, стриктуръ


кишечника, тифа и т, д. мы наблюдаемъ прежде всего, что у здороваго
человѣка и частота и составъ стула чрезвычайно варіируютъ. Онъ пред-
ставляется то болѣе кашицеобразнымъ, то болѣе плотнымъ и «нормаль-
нымъ», то болѣе твердымъ. Нормальнымъ можетъ считаться елседневный
сформированный стулъ.
Что касается прежде всего случаевъ нормальнаго, однократнаго,
сформированнаго стула, то н а ш а воля, какъ мы это наблюдаемъ, правда,
можетъ съ помощью брюшнаго пресса и сфинктеровъ ускорять или з а -
держивать его, но только в ъ извѣстныхъ границахъ, в ъ общемъ ж е
стулъ обыкновенно пріурочивается к ъ извѣстному времени д н я . Это
время колеблется, смотря по людямъ и в ъ различные періоды, у одного
и того же индивидуума. Н о , в ъ общемъ, разъ кто-нибудь привыкъ уже
совершать необходимыя отправленія в ъ извѣстное время дня, то потреб-
ность в ъ таковыхъ отправленіяхг обыкновенно всегда и устанавливается
въ это время. Часто имъ даже предшествуютъ ошутительныя перисталь-
тическія движенія кишечника, вздутіе его, и т. п . , которые присоеди-
няются къ позыву на стулъ какъ разъ въ упомянутое время. Но зачастую
наблюдаются и другія явленія. Если намѣренно или вынужденно задер-
живаютъ стулъ в ъ упомянутое привычное время, то обыкновенно (пред-
полагая, что скопившіяся фекальныя массы не слишкомъ значительны)
и позывъ на стулъ исчезаетъ чрезъ относительно короткое время. Н е -
рѣдко даже о н ъ задерживается до того же времени слѣдующаго д н я .
А тѣмъ временемъ фекальныя массы сгустились, стали тверже, и стулъ
появляется лишь съ большими усиліями со стороны брюшнаго пресса,
иной разъ съ болями. Словомъ, возникаетъ запоръ.
Эти факты важнѣе, чѣмъ думаютъ. Они доказываютъ, что нормаль-
ная дефекація находится нодъ вліяніемъ центральныхъ автоматизмовъ,
которые в ъ свою очередь аависятъ отъ извѣстныхъ, большей частью
безсознательныхъ представленій о времени. Они далѣе доказываютъ, что,
чѣмъ больше мы ждемъ, тѣмъ труднѣе становится работа для кишеч-
ника и брюшнаго пресса. Само собою разумѣется, и скопившіяся ф е -
кальныя массы дѣйствуютъ, к а к ъ раздраженіе, вызывающее позывъ на
стулъ «рефлекторнымъ путемъ». Н о предварительно достаточно указать
на то, что имѣются и другіе дѣйствующіе факторы.
Независимо отъ этой обычной нормы мы наблюдаемъ еще иныя
важныя явленія. При извѣстныхъ нсихозахъ, особенно меланхоліи, з а -
поръ—весьма обычный симптомъ; равнымъ обрапомъ—при истеріи, иііо-
хондріи и другихъ т. н а з . «нервныхъ страданіяхъ», которыхъ и з ъ
вѣжливости и по другимъ соображепіямъ обыкновенно не причисляютъ
к ъ психозамъ, но которыя и в ъ совокупности и в ъ отдѣльпости все-
таки представляютъ собою ничто иное, какъ функціональные чэнцефа-
З а п о р ы и о б ъ я о н е н і е ихъ исцѣіенія в в у ш ѳ и і е и ъ . 167

ЛОЗЫ». И здѣсь замѣтно задерживающее дѣйствіе мозговой иннерваціи.


Въ противоположиость этому извѣстные аффекты, особенно страхъ и
ожиданіе, дѣйствуютъ, какъ извѣстяо, такъ раздражающе н а перисталь-
тику, что дѣйствіе это вошло в ъ пословицу. Мы знаемъ также, что
позывъ на стулъ нерѣдко возникаетъ в ъ такое время, когда мы его
боимся ( в ъ извѣстныхъ неудобныхъ положеніяхъ, напр., когда еще не
было клозетовъ, во время путешествія по желѣзной дорогѣ), и затѣмъ
тотчасъ ж е прекращается по минованіи «опасности», когда отправленія
свои можно было бы совершить уже съ полнымъ комфортоиъ.
Извѣстныя кушанья имѣютъ репутацію средствъ, вызывающихъ з а -
поръ, а другія—средствъ, облегчающихъ или разжижающихъ стулъ. Кое-
что правды — надо это признать—дѣйствительно есть въ томъ фактѣ, что
овощи напр. в ъ общемъ вызываютъ болѣе жидкій стулъ. Но если дать себѣ
трудъ поближе изслідовать этотъ вопросъ, то, какъ извѣстно, приходится
сталкиваться с ъ