Вы находитесь на странице: 1из 91

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И ИССЛЕДОВАНИЙ РЕСПУБЛИКИ

МОЛДОВА
УНИВЕРСИТЕТ ПОЛИТИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЕРОПЕЙСКИХ
ЗНАНИЙ ИМЕНИ КОНСТАНТИНА СТЕРЕ
ФАКУЛЬТЕТ ПРАВА И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК
ДЕПАРТАМЕНТ ПУБЛИЧНОГО ПРАВА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА МАГИСТРА

ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Шеф департамента:_______________ доктор права, доцент


(подпись)
Научный руководитель:_______________ Альберт Анточь, доктор права, доцент
(подпись)
Автор:_______________Яламов Руслан
(подпись)

КИШИНЭУ-2022
MINISTERUL EDUCAȚIEI CULTURII ȘI CERCETĂRII
AL REPUBLICII MOLDOVA
UNIVERSITATEA DE STUDII POLITICE ȘI ECONOMICE EUROPENE
”CONSTANTIN STERE”
FACULTATEA DE DREPT RI ȘI ȘTIINȚE SOCIO-UMANE
CATEDRA DREPT PUBLIC

TEZĂ DE MASTER

PREZUMPȚIA NEVINOVĂȚIEI ÎN PROCESUL PENAL

Autor : Ialamov Ruslan, masterand anul II


Program de master: Drept public 90 cr.

Conducător științific: Albert Antoci,


Doctor, Conferențiar universitar

___________________________
(semnătura)
Admis pentru susținere :
Șef catedră____________________________
Conf.univ., dr. _________________________
”___”______________________2022

CHIŞINĂU-2022
Оглавление
ПЕРЕЧЕНЬ ПРИНЯТЫХ В РАБОТЕ СОКРАЩЕНИЙ.....................................................2
АННОТАЦИЯ..............................................................................................................................3
ADNOTARE..................................................................................................................................4
ВВЕДЕНИЕ...................................................................................................................................5
ГЛАВА I. ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ: ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И МЕСТО
В СИСТЕМЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ..................................9
1.1. Исторические аспекты возникновения и развития презумпции невиновности в
уголовном процессе................................................................................................................9
1.2. Понятие и значение презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве
...................................................................................................................................................14
1.3 Соотношение презумпции невиновности обвиняемого с правом на
справедливое судебное разбирательство и другими презумпциями, используемыми
в уголовном судопроизводстве...........................................................................................20
ГЛАВА II. СОДЕРЖАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ
НЕВИНОВНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ............................................................27
2.1. Презумпция невиновности и обязанность доказывания виновности.................27
2.2. Право хранить молчание и свобода от самоизобличения как часть презумпции
невиновности.........................................................................................................................33
2.3. Практика Европейского суда по правам человека и Международного
Уголовного суда по применению презумпции невиновности обвиняемого..............44
2.3.1. Практика Европейского суда по правам человека по применению презумпции
невиновности обвиняемого...............................................................................................44
2.3.2. Применимость презумпции невиновности к судебным процессам, кроме
уголовных судопроизводств в практике ЕСПЧ...............................................................46
2.3.3. Практика Международного Уголовного суда по применению презумпции
невиновности обвиняемого...............................................................................................50
2.3.4. Процессуальный аспект презумпции невиновности в практике
Международного Уголовного суда..................................................................................50
2.3.5. Непроцессуальный аспект презумпции невиновности в практике
Международного Уголовного суда..................................................................................52
ГЛАВА III. ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ В
УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РМ................................57
3.1. Место и роль презумпции невиновности обвиняемого в национальном
уголовно-процессуальном праве........................................................................................57
3.2. Презумпция невиновности в судебной практике и правовые последствия
нарушения положений презумпции невиновности........................................................64
ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ...........................................................................78
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК...................................................................................81
DЕСLАRАȚIА РRIVIND ОRIGINАLITАTЕА TЕZЕI DЕ MASTER...............................90

1
ПЕРЕЧЕНЬ ПРИНЯТЫХ В РАБОТЕ СОКРАЩЕНИЙ
абз. − абзац
ВСП РМ – Высшая судебная палата Республики Молдова
ЕКПЧ – Европейская конвенция о правах человека
ЕСПЧ – Европейский суд по правам человека
КС – Конституционный суд Республики Молдова
МУС – Международный уголовный суд
П. – пункт
РМ – Республика Молдова
ст. – статья
стр. – страница
УК – Уголовный кодекс
УПК – Уголовно-процессуальный кодекс
УПК РМ – Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова, принятый
Законом Республики Молдова №122–XV от 14.03.2003 с соответствующими изменениями
Ч. – часть

2
АННОТАЦИЯ
Яламов Руслан, «Презумпция невиновности в уголовном процессе», дипломная
работа, Цикл II – магистр права, мун. Кишинэу, 2022.
Структура работы: оглавление, список принятых сокращений, аннотация,
введение, 3 главы, объединяющие восемь параграфов, выводы и рекомендации,
библиография.
Представленная дипломная работа посвящена одному из наиболее дискуссионных
принципов, принятых как в национальном, так и в международном праве – презумпции
невиновности. Тем не менее, ограниченное правовое регулирование презумпции
невиновности, а также неопределенный характер отдельных положений действующего
УПК РМ в этой сфере, повлекли неоднозначное понимание, как учеными
процессуалистами, так и правоприменителями.
В ходе реализации дипломной работы были проанализированы национальные и
зарубежные источники, вследствие чего были сформированы основные характеристики
данного принципа, а также проанализирована его реализация в различных судах за
рубежом и в Республике Молдова. В то же время, принцип презумпции невиновности был
рассмотрен с точки зрения национального и международного законодательства. При
выполнении дипломной работы было проведено исследование данного принципа в
различных странах и в широких временных рамках, а полученные результаты были
объединены в работе. В то же время, было проведено тщательное исследование
национальных и международных судебных решений в сфере применения и защиты
презумпции невиновности.
В работе также были выявлены некоторые недостатки и пробелы в законодательстве
Республике Молдова в соотношении с международным законодательством. Одним из
основных аспектов работы является представление предложений для более полного
регулирования и защиты данного принципа, которые основаны не только на доктрине и
практике, но и на тщательном анализе национального и международного
законодательства.
Предложения de lege ferenda предоставляют законодателю возможность улучшить
качество закона и обеспечить эффективность данного принципа в Республике Молдова.
Прикладная важность обозначена в виде некоторых концепций и предложений в
отношении международного и национально-правового аспектов исследуемой проблемы.
Все это, включенное в широкий спектр дел из практики Республики Молдова, ЕСПЧ и
МУС имеет высокую практическую ценность.

3
ADNOTARE
Yalamov Ruslan, „Prezumția de nevinovăție în procesul penal”, teză, Ciclul II – Master în
drept, mun. Chișinău, 2022.
Structura lucrării: cuprins, lista abrevierilor acceptate, adnotare, introducere, 3 capitole,
care combină opt paragrafe, concluzii și recomandări, bibliografie.
Teza prezentată este dedicată unuia dintre cele mai discutabile principii acceptate atât în
dreptul național, cât și în cel internațional - prezumția de nevinovăție. Totuși, reglementarea
juridică limitată a prezumției de nevinovăție, precum și caracterul incert al anumitor prevederi
din actualul Cod de procedură penală al Republicii Moldova în acest domeniu, au condus la o
înțelegere ambiguă, atât de către academicieni proceduraliști, cât și din partea executoriilor legii.
Pe parcursul implementării tezei au fost analizate surse naționale și străine, în urma cărora
s-au format principalele caracteristici ale acestui principiu, și a fost analizată implementarea lui
în diverse instanțe din străinătate și din Republica Moldova. Totodată, principiul prezumției de
nevinovăție a fost considerat din punctul de vedere al legislației naționale și internaționale. La
realizarea tezei, acest principiu a fost studiat în diverse țări și pe un interval de timp larg, iar
rezultatele obținute au fost combinate în lucrare. Totodată, a fost efectuat un studiu amănunțit al
hotărârilor judecătorești naționale și internaționale în domeniul aplicării și protecției prezumției
de nevinovăție.
Lucrarea a scos în evidență și unele neajunsuri și lacune în legislația Republicii Moldova în
raport cu legislația internațională. Unul dintre principalele aspecte ale lucrării este prezentarea de
propuneri pentru o reglementare și protecție mai completă a acestui principiu, care se bazează nu
doar pe doctrină și practică, ci și pe o analiză amănunțită a legislației naționale și internaționale.
Propunerile de lege ferenda oferă legiuitorului posibilitatea de a îmbunătăți calitatea legii
și de a asigura eficacitatea acestui principiu în Republica Moldova. Importanţa aplicată este
indicată sub forma unor concepte şi propuneri privind aspectele juridice internaţionale şi
naţionale ale problemei studiate. Toate acestea, cuprinse într-o gamă largă de cauze din practica
Republicii Moldova, CtEDO și CPI, au o valoare practică ridicată.

4
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность и важность дипломной работы
В настоящее время презумпция невиновности вместе с другими институтами
уголовно-процессуального права переживает широкий процесс реинтеграции и
переселения, в связи с внесением изменений в Уголовный кодекс и Уголовно-
процессуальный кодекс. В глобальном масштабе презумпция охватывает аналитический
период развития конкретных явлений в обществе. Явления справедливости, прошедшие
через несколько периодов, показывают, что провозглашение презумпции невиновности
вызывает стремление к ее развитию и является гарантом регламентации, которую трудно
соблюдать. Многие авторы выдвигают разные идеи, концепции, мнения по этому
принципу, а судебная практика как на национальном, так и на международном уровне
показывает, насколько они уязвимы в области соблюдения принципа презумпции
невиновности. Со временем эта гарантия поднялась до уровня принципа и основного
права человека, обеспечивающего защиту в конфликтных ситуациях, и в то же время
имеющего императивный характер для органов государственной власти, для СМИ и даже
для населения уважать презумпцию и воздерживаться от выводов о виновности лица,
когда нет вступившего в законную силу судебного решения.
Тем не менее, ограниченное правовое регулирование презумпции невиновности, а
также неопределенный характер отдельных положений действующего УПК РМ в этой
сфере, повлекли неоднозначное понимание, как учеными процессуалистами, так и
правоприменителями. Пока права человека, в том числе права человека, в отношении
которого осуществляется правосудие, имеют приоритет над признанными основными
правами, презумпция невиновности способствует правовой защите человека, обеспечивая
гарантии в обществе и уголовном процессе.
Актуальность темы, проявилась более интенсивно с тех пор, как Республика
Молдова объявила себя правовым государством, государством с демократическими
ценностями и тенденцией к интеграции в Европейский Союз. В то же время, важность
темы обусловлена тем, что данный принцип в уголовном судопроизводстве обладает
правом отправления правосудия и является специфическим элементом в его связи с
другими уголовно-процессуальными нормами.
В связи с тем, что в последнее время Республика Молдова имеет все больше
решений в ЕСПЧ за нарушение презумпции невиновности, а также в литературе
предлагаются различные анализы этого явления, представляется необходимым провести
анализ проблем, существующих в этой сфере.

5
Таким образом, актуальность рассматриваемой темы наряду с другими
обстоятельствами определяется:
- социально-экономическими преобразованиями в нашем обществе, которые влекут
за собой кардинальные изменения действующего законодательства, в том числе уголовно-
процессуального;
- недостаточное рассмотрение соответствующей темы в доктрине и возможность
установить и развить соответствующую концепцию и национальную доктрину
относительно презумпции невиновности;
- повышение значимости системы презумпции невиновности с развитием научной
базы и достижений, которые были сделаны для увеличения возможностей эффективного
использования правовых презумпций в рамках деятельности по раскрытию и
расследованию преступлений;
- недостаточное законодательное урегулирование вопроса презумпции невиновности
в уголовном процессе и необходимость его совершенствования;
- возможность усовершенствования и закрепления уголовно-процессуальном
законодательстве соответствующих требований о презумпции невиновности;
- необходимость практического претворения в жизнь норм, регулирующих данный
институт.
С теоретической точки зрения дипломная работа представляет собой подход к
противоречивым мнениям и парадигмам, изложенным в специальной литературе в
Республике Молдова и за рубежом. В работе также были выявлены некоторые недостатки
и пробелы в уголовно-процессуальном праве и в судебной практике в Республике
Молдова и за рубежом. Одним из основных аспектов работы является представление
предложений для более полного процессуального регулирования презумпции
невиновности и ее основных критериев, которые основаны не только на судебной
доктрине и практике, но и на тщательном анализе национального и международного
законодательства. Предложения de lege ferenda предоставляют законодателю возможность
улучшить качество закона и обеспечить эффективность гарантий защиты основных прав и
свобод человека. Прикладная важность обозначена в виде некоторых концепций,
решений, предложений в отношении уголовно-процессуального аспекта исследуемой
проблемы. Все это, включенное в широкий спектр дел из судебной практики, может
рассматриваться адвокатами, сотрудниками уголовного преследования, прокурорами,
судьями и судьями по уголовному преследованию при осуществлении своих полномочий.
Результаты представленного исследования также могут быть использованы для
дальнейшего развития этой темы в уголовно-процессуальной доктрине.
6
Объектом исследования выступают уголовно-процессуальные отношения,
возникающие в связи с реализацией презумпции невиновности в уголовном процессе.
Предмет исследования составляют правовые нормы международного и
национального законодательства, регламентирующего презумпцию невиновности,
практика их применения, а также юридическая и иная специальная литература по теме
исследования.
Цель и задачи дипломной работы
Целью дипломной работы является комплексное изучение презумпции
невиновности в уголовном судопроизводстве Республики Молдова и формирование на ее
основании концептуальной модели данного института в национальном уголовном
процессе.
Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи:
 - доктринальное и нормативное обоснование понятия, классификации и свойства
презумпции невиновности;
- оценка процессуальных гарантий уважения прав человека и основных свобод через
призму презумпции невиновности;
- изучение судебной практики в области нарушения презумпции невиновности;
- переоценка нормативной базы Республики Молдова в отношении презумпции
невиновности и формулирование юридических предложений по его модификации de lege
ferenda.
Научная новизна полученных результатов
Новизна исследования относится к тем научным направлениям, исследования
которых заслуживают первостепенного внимания, учитывая нехватку работ и
исследований в отечественной доктрине посвященных рассмотрению презумпции
невиновности.
В работе приведены выводы относительно положения дел в доктринальной основе
презумпции невиновности и оцениваются возможности приведения законодательства
Республики Молдова в соответствие с международными стандартами и требованиями
судебной практики в данной области. Также, даны рекомендации относительно некоторых
изменений и дополнений законодательства Республики Молдова, которые направлены на
их оптимизацию и гарантирование прав лиц, участвующих в уголовном процессе.
Теоретическая значимость и практическая ценность работы
С теоретической точки зрения, дипломная работа представляет собой подход к
противоречивым мнениям и парадигмам, изложенным в специализированной литературе в
Республике Молдова и за рубежом.
7
В работе были выявлены некоторые недостатки и упущения в уголовно-
процессуальном праве и в судебной практике в Республике Молдова. Также были
представлены решения при применении презумпции невиновности и порядка ее
использования, которые основаны не только на судебной доктрине и практике, но и на
тщательном анализе соответствующего законодательства. Предложения de lege ferenda
предоставляют законодателю возможность улучшить качество закона и повысить
эффективность гарантий защиты основных прав и свобод человека. Прикладная важность
обозначена в виде некоторых концепций, решений, предложений в отношении уголовно-
процессуального аспекта исследуемой проблемы. Все это, включенное в широкий спектр
дел из практики Республики Молдова и ЕСПЧ имеет высокую практическую ценность.
Методологическое и теоретико-научное сопровождение исследования
Для более глубокого и детального изучения представленной темы предлагается ряд
конкретных методов исследования социально-гуманитарных проблем, таких как:
логический метод (анализ и синтез), исторический, системный, динамический анализ (в
ретроспективе и перспективе), а также сравнительно-правовой метод. Метод синтеза был
использован для обобщения аспектов анализа и для четкого определения личных
рекомендаций и предложений de lege ferenda. Сравнительный метод позволил изучить
правовые нормы уголовно-процессуального характера по сравнению с нормами,
предлагаемыми Европейским судом по правам человека.
Метод исследования документов обогатил теоретическое содержание работы, и в
процессе представления и выделения основных идей теоретическая поддержка статьи
была дополнена множеством примеров из судебной практики. В теоретико-
методологической системе проведенного анализа приоритетная роль отводится
фундаментальным международным и национальным актам.
Объем и структура дипломной работы
Дипломное исследование выполнено в объеме, соответствующем требованиям
методических рекомендаций по написанию дипломных работ. Структура определена в
соответствии с целями и задачами исследуемых вопросов. Дипломная работа состоит из
оглавления, списка аббревиатур, введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов,
заключения и библиографии.
Ключевые слова: презумпция невиновности, уголовный процесс, свобода от
самоизобличения, СМИ, обвинительный приговор, суд, судебное разбирательство, права
человека.

8
ГЛАВА I. ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ: ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И
МЕСТО В СИСТЕМЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ПРИНЦИПОВ

1.1. Исторические аспекты возникновения и развития презумпции


невиновности в уголовном процессе

Презумпция невиновности означает максиму, согласно которой каждый должен


считаться невиновным, пока его вина не будет доказана — quilibet praesumitur innocens,
nisi probetur nocens.
Следует отметить, что презумпция невиновности имеет несколько значений. Это не
только процессуальное право обвиняемого, но и процессуальный принцип уголовного
судопроизводства1, а также, права человека, которые защищаются конституционными и
международными гарантиями. Однако презумпция невиновности имеет более широкое
значение, являясь одновременно элементом права на справедливое судебное
разбирательство и предпосылкой верховенства права.
Выступая в роли фундаментальной гарантии справедливого судебного
разбирательства, презумпция невиновности, помимо правового измерения, имеет
логическое, этическое, политическое и историческое измерение, отражающиеся в
понятиях равенства, законности, справедливости и верховенства закона. Правильное
понимание презумпции невиновности в современном праве невозможно без комплексного
понимания происхождения и значения этого процессуального принципа во внеправовом
измерении.
Проанализировав историю происхождения данного принципа можно сделать вывод,
что первые его упоминания присутствуют в документах, принятых до нашей эры. В то же
время, данный принцип выступает в качестве общего принципа права, поскольку это
право, которое поддерживалось с течением времени и в настоящее время включено в
большинство национальных и международных уголовно-процессуальных систем.
Самый ранний известный пример презумпции невиновности содержится в Кодексе
Хаммурапи, принятом в 1750 г. до н.э.2 Хотя презумпция невиновности напрямую не
указана в нем, в первых трех законах можно обнаружить что установление уголовной

1
Ashworth A., Principles of Criminal Law, third edition, Oxford University Press, 1999, стр. 85.
2
Кодекс Хаммурапи в переводе Йельского проекта Авалон, доступен по ссылке
avalon.law.yale.edu/ancient/hamframe.asp по состоянию на март 2022 года.
9
ответственности требовало некоторых доказательств, свидетельствующих о том, что
обвиняемый виновен в предполагаемом преступлении.3
В то же время, древнегреческий государственный деятель Демосфен писал о
важности не называть людей преступниками до того, как они будут осуждены. В разные
периоды развития истории можно найти упоминания принципа в той или иной
формулировке. Например, в одном из самых известных правовых документов времен
Римской империи третьего века были закреплены правила в отношении доказательств,
которым должен следовать обвинитель, а средневековый европейский правовой принцип
определял преступника по осуждению, а не по обвинению. Римские правовые кодексы,
предписывали судьям разрешать освобождение под залог, уважительно относиться к
подсудимым и проводить судебные процессы как можно быстрее, чтобы можно было
должным образом разделить виновных и невиновных.
В то же время, зачаточные элементы презумпции невиновности восходят к XVII
веку в документах: петиции о правах 1628 г. и Акте Habeas Corpus 1679 г., согласно
которому на суды возлагался контроль за арестом и задержанием граждан. В соответствии
с Законом Habeas Corpus, по просьбе задержанного или любого другого лица суд обязан
выдать ордер на арест задержанного и может принять решение о его заключении в тюрьму
или об освобождении с или без залога.
Также в них содержался эффект защиты человека от произвольного задержания,
поэтому ученые утверждали, что этот принцип соблюдался.
Одним из первых юридических освящений презумпции невиновности может быть
обозначено в Декларации прав человека и гражданина Учредительным собранием
Франции 1789 г. как реакция на чрезмерное и оскорбительное применение меры
предварительного заключения, которая способствовала применению пыток; наконец, что
не менее важно, текст Декларации был призван предотвратить судебные ошибки, многие
из которых вызвали в то время большие споры и национальное возмущение. Идеи
презумпции невиновности встречаются в произведениях Ж.-Ж. Руссо, Монтескье,
Беккариа. В этот век провозглашается принцип свободы человека. Философские идеи
Беккариа породили в системе концепции искоренения несправедливости и применения ее
под санкциями. Выдающийся труд Беккариа «О преступлениях и наказаниях», изданный в
1764 г., идеи этого труда потрясли основы инквизиционного правосудия Европы его
времени. Французская революция сделала концепции Беккариа признанными
3
Кодекс Хаммурапи (п. 78) см. Свод законов 1-3 для примеров преступлений, необходимых
доказательств и последствий для обвинителя, если их обвинения не доказаны.

10
совершенными для порядка судебной власти, среди которых презумпция невиновности
была помещена в число совершенных механизмов деятельности.
В США к первым элементам презумпции невиновности относятся Декларация
независимости от 4 июля 1776 г., Конституция США от 17 сентября 1787 г., Свод свобод,
Билль о правах, принятый штатом Вирджиния и другие.
В то же время, на румынских территориях элементы презумпции невиновности
содержались в Конституции 1822 г., которая впервые провозгласила право на частную
собственность, а также закрепила равенство лиц перед законом независимо от чина,
социального положения и т. п., защиту задержанного путем пресечения всякой
жестокости, которая не была бы необходима для страховки личности подсудимого, право
лиц на обращение без определенных ограничения в судебном порядке.
Позже этот принцип нашел отражение в Конституции Румынии 1923 г. В период
1924-1938 гг. этот принцип полностью отрицался и не принимался в равной степени, как и
другие права граждан. Во время Второй мировой войны появилось формальное
существование некоторых прав, но были обнаружены серьезные нарушения
демократических принципов. Конституция Румынии от 21.11.1991 г. закрепляет
презумпцию невиновности в п. 8 ст. 23 под названием «Индивидуальная свобода» 4.
Считая ее проявлением свободы личности, она становится лишь гарантией от возможных
несправедливых репрессий в ходе судебного разбирательства путем проведения обысков,
задержаний или незаконных арестов.5
В советской юриспруденции вопрос о презумпции невиновности прошел сложный
путь определения, развития и законодательного закрепления. Некоторые ученые отрицали
существование презумпции невиновности как принципа советского уголовного
судопроизводства, например, М. Чельцов6 и Э. Мартанчик считал действие принципа
ограниченным, а исследователи М. Строгович 7, И. Перлов, Т. Добровольская, В. Савицкий
последовательно поддерживали существование принципа.
Следует отметить, что в 1924 - 1938 годах на территории МССР отрицался принцип
презумпции невиновности, а также другие основные права граждан. Во время Второй
мировой войны существовала формальная система прав и свобод, но только на
декларативном уровне. Конституции МССР 1941 и 1978 годов, хотя и претендовали на

4
Конституция Румынии от 21.11.1991, ст. 23, ч. 8
5
Tulbure A.Ș. Manual de drept procesual penal, București. Ed. Europa Nova, 1999, стр. 32
6
Чельцов М.А. Уголовный процесс. Москва,1948, стр. 183
7
Строгович М.Г. Конституционное основы правосудия в СССР. Москва 1981, стр. 325

11
власть народа, узаконили серьезные отступления от демократических принципов. Были
нарушены право на свободу и неприкосновенность личности, презумпция невиновности,
уважение частной жизни, свобода проживания.
В российской доктрине презумпция невиновности была впервые
засвидетельствована М. Строговичем в 1964 г. как основное правило уголовного
судопроизводства, так как в уголовно-процессуальной науке она не была сформулирована
как принцип, а считалась де-факто.8 В настоящее время презумпция невиновности
включена в ст. 14 УПК РФ.
Данный принцип также зарекомендовал себя в двадцатом веке, когда Организация
Объединенных Наций включила его в Декларацию прав человека в 1948 году в разделе
один одиннадцатой статьи. Принцип был закреплен в статье 11 Всеобщей декларации
прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., с
рекомендацией включить его в национальное законодательство штатов. В этой статье
говорится, что «Каждый обвиняемый в уголовном правонарушении имеет право
считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в соответствии с
законом в открытом судебном процессе, на котором ему были предоставлены все
гарантии, необходимые для его защиты»9. Это была реакция международного
сообщества, которое почтило память о военных преступлениях, преступлениях против
мира и преступлениях против человечности, совершенных при гитлеровском режиме,
организованных нацистскими лидерами и совершенных теми, кто сидел по
Нюрнбергскому обвинительному акту 1945-1946 годов10. Международный пакт о
гражданских и политических правах устанавливает в ст. 14 пункт 2, что любое лицо,
обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным, пока его вина не
установлена законом. На международном уровне презумпция невиновности также
регулируется ст. 66 Статута Международного уголовного суда в Риме.
Впервые принцип презумпции невиновности был закреплен в Конституции
Республики Молдова, принятой Парламентом Республики Молдова 29 июля 1994 года. В
соответствии с Конституцией создается система государственных органов,
уполномоченных содействовать защите прав человека, создается судебная система,
которая является гарантией продвижения принципа презумпции невиновности.

8
Mărgineanu Iurie. Principiile Justiției penale în Republica Moldova, monograf, 2006 стр. 62
9
ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, ПРИНЯТАЯ ООН 10 декабря 1948 года
Mîrza D. - Aspecte teoretice ale prezumției de nevinovăție în doctrina și legislația contemporană, в
10

Revista națională de drept, nr.5, 2006


12
Прежде всего, это закреплено в ст. 21 Конституции Республики Молдова, которая
гласит что «каждое лицо, обвиняемое в совершении уголовного преступления, считается
невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом в
открытом судебном процессе, на котором ему были предоставлены все гарантии,
необходимые для его защиты»11. А позднее это также предусмотрено в Уголовно-
процессуальном кодексе Республики Молдова, в ст. 8 «Лицо, обвиняемое в совершении
уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет
доказана в соответствии с законом в открытом судебном процессе, на котором ему
были предоставлены все гарантии, необходимые для его защиты, что будет установлено
вступившим в законную силу приговором»12. В то же время, Закон об организации
судебной власти в ст. 7 предусматривает: «Каждый обвиняемый в уголовном
правонарушении имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его вина не будет
доказана в соответствии с законом в открытом судебном процессе, на котором ему
были предоставлены все гарантии, необходимые для его защиты».13 Уголовно-
процессуальный кодекс и вышеупомянутый Закон дают более широкое, чем Конституция,
определение этого принципа. Международные правовые акты, участницей которых
является Республика Молдова, также содержат положения о презумпции невиновности:
ст. 11 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.); искусство. 6 § 2 Европейской
конвенции о защите прав человека (1950 г.); Статья 14.2 Международного пакта о
гражданских и политических правах (1966 г.).
В настоящее время законы всех государств содержат положения, из которых прямо
или косвенно вытекает это правило, в отличие от других принципов справедливости. Как
уже упоминалось, включение этой презумпции в законодательство подавляющего
большинства государств мира является важной победой над представлениями о том, что
существуют прирожденные преступники, имеющие патологическую
предрасположенность к совершению преступлений и в отношении которых они не могли
оперировать презумпцией невиновности.

Конституция Республики Молдова, опубликована: 12 августа 1994 г. в Официальном мониторе


11

№ 1 Дата вступления в силу: 27 августа 1994 г.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова №. 122 опубликовано: 07.06.2003 в


12

Официальном мониторе № 104-110 ст. № 447 Дата вступления в силу: 12.06.2003


13
Закон № 514 от 06.07.1995 г. о судоустройстве, опубликован: 19.10.1995 г.

13
1.2. Понятие и значение презумпции невиновности в уголовном
судопроизводстве

В доктрине можно найти различные точки зрения относительно функциональности


принципа презумпции невиновности. Некоторые авторы утверждают, что этот принцип
ничего не предполагает, а лишь делает логическое утверждение что лицо невиновно до
решения суда. Другие авторы рассматривают презумпцию невиновности как
юридическую фикцию, определяя, что законодательная власть стремится устранить
судебные злоупотребления и обеспечить защиту лица, права которого могут быть
ущемлены. В гипотезе, поддерживаемой профессором Мартанчиком, считается, что,
презумпция невиновности не может быть признана принципом, потому что, исходя из
бремени доказывания, обвинение будет иметь задачу отказаться от принципа. Презумпция
невиновности является абстрактной формулировкой и ограничивается технической
конструкцией. Он также отмечает, что нельзя говорить о полном отсутствии презумпции в
уголовном процессе. Эта презумпция работает до стадии обвинения, которая, действует
только на подозреваемого, вина которого не доказана определенными доказательствами.
В литературе можно обнаружить и другие противоречивые мнения, например, о том, что
презумпция невиновности является процессуальным статусом лица.
Презумпции подразделяются на: правовые и относительные. Правовые могут быть
относительными и абсолютными. Юридические презумпции, в отличие от относительных,
обладают качеством правовых норм, тогда как относительные презумпции преобладают
над этим признаком. Это отличие от относительных презумпций таково, что отвечает
критике заявителей презумпции невиновности. Презумпция невиновности относительна 14,
поскольку утверждает вину лица, подозреваемого в совершении противоправных
действий или бездействия, т. е. допускает доказывание обратного. Профессор И. Деляну
также проводит такую классификацию, как: презумпции - материально-правовые нормы и
презумпции - доказательные нормы. Также обсуждалось, почему презумпция
невиновности, имеющая характер основного права, также квалифицируется как принцип.
Это явление происходит потому, что значение презумпции невиновности, признанной в
двадцатом веке, возросло как принцип, который заслуживает того, чтобы быть
поставленным рядом с другими принципами всего процесса.
Презумпция невиновности является правом каждого человека, которое универсально
закреплено в национальных, международных и региональных системах уголовного
14
Mateuț GH.. Prezumția de nevinovăție în lumina Convenției europene și a reglementărilor procedural
interne, dreptul nr. 1/2000, стр. 62
14
правосудия.15 Это фундаментальное право, которым могут воспользоваться все
подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений, имеет глубокие корни в
структуре системы правосудия и верховенство закона.16 17
Следует отметить, что презумпция невиновности содержит два основных аспекта:
процессуальный и непроцессуальный.18 Процессуальный аспект — это та часть
презумпции невиновности, с которой знакомо большинство людей. В то же время, это
обязательная опровержимая презумпция права, которая требует от лица,
устанавливающего факты, признания обвиняемого невиновным, если не соблюдены
определенные критерии. Во-первых, бремя доказывания вины не должно лежать
обвиняемом19. Во-вторых, доказательство вины должно соответствовать стандарту
доказывания, включающего в себя соблюдение принципа in dubio pro reo.20
Уголовно-процессуальные системы демократических государств выбрали признание
принципа in dubio pro reo в качестве гарантии, усиливающей презумпцию невиновности. 21
Эту позицию поддерживает Высшая Судебная Палата Республики Молдова. Сомнение
может возникнуть из деятельности по-разному:
• Сомнение, построенное защитой на основе предоставленных доказательств, т.е.
часто создается впечатление, что есть сомнения в доказательствах обвинения.
• Когда доказательства защиты отсутствуют, сомнения могут быть вызваны
неблагоприятными обстоятельствами, т. е. несоответствием доказательств,
представленных обвинением.

15
Cherif Bassiouni M, ‘Human Rights in the Context of Criminal Justice: Identifying International
Procedural Protections and Equivalent Protections in National Constitutions’ Duke J. Comp. & Int. Law
(1993) 235-236; Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 14(2);
Европейская конвенция о правах человека, статья 6(2); Американская конвенция о правах
человека, статья 8(2); Статья 66 Статута МУС.
16
Stumer Andrew, The Presumption of Innocence, Hart, Oxford, 2010, стр. 3.
17
Quintard-Morénas François, ‘The Presumption of Innocence in the French and Anglo-American
Traditions’ 58(1) American J. Comp. Law, 2010, стр. 116.
Coleman Michelle, The Presumption of Innocence in International Human Rights and Criminal Law,
18

Routledge, London, 2021.


19
Campbell Liz, ‘Criminal Labels, the European Convention on Human Rights and the Presumption of
Innocence’ 76(4) Mod. Law Rev. 2013, стр. 683
Hock Lai Ho, ‘The Presumption of Innocence as a Human Right’ in Paul Roberts and Jill Hunter (eds.),
20

Criminal Evidence and Human Rights, Hart, Oxford, 2012, стр. 267-8.
21
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010

15
• Когда доказательства обвинения непротиворечивы, здесь сомнение возникает из-за
отсутствия доказательств, доказывающих вину.
Правило толкования сомнений в пользу подсудимого включает в себя несколько
процессуальных дилемм в отношении доказательств. Статья 8, п. (3) УПК не определяет,
на кого возложена задача устранения сомнений, это вытекает из характера бремени
доказывания. Однако было бы уместно включить положение, прямо предусматривающее,
что эта роль принадлежит стороне обвинения. Следует отметить, что презумпция
невиновности устанавливает статус обвиняемого как в уголовном судопроизводстве, так и
в иных общественных отношениях, где он выступает в качестве субъекта. Применение
принципа in dubio pro reo тесно связано с презумпцией невиновности, поскольку при
вынесении обвинительного приговора суд опирается не на вероятности, а на убеждение в
том, что собранные доказательства отражают истину.22
В то же время, второй частью презумпции невиновности выступает
непроцессуальный аспект, который выходит за рамки указания лицу, устанавливающему
факты, определить, как можно обращаться с обвиняемым. В данную часть входит
представление обвиняемого публично, содержание под стражей и публичные
выступления должностных лиц сферы правоохранения.23
В современной системе права необходимо строгое соблюдение процессуальных и
непроцессуальных аспектов презумпции невиновности для обеспечения защиты лиц в
рамках системы уголовного правосудия. В то же время, должны быть предусмотрены
различные инструменты и механизмы для правовой защиты от любых возможных
нарушений и обеспечения права на справедливое судебное разбирательство.
Презумпция невиновности может быть определена с нескольких точек зрения.
Наиболее точным представляется смешанное определение, которое лучше воспроизводит
не только юридическую природу, но и его сложную структуру гарантий.
Таким образом, предлагается определить презумпцию невиновности как принцип
права и основное право, которым должно пользоваться лицо, подозреваемое или
обвиняемое в совершении преступления, в силу которого это лицо должно
рассматриваться как невиновное лицо, пользующееся правом хранить молчание и не
инкриминировать себя, не имеющая доказательных обязательств в уголовном процессе,

22
Решение № 22 от 03.03.2008 Галацкого суда, уголовная секция
23
Human Rights Committee, ‘General Comment No. 32: Right of Equality Before Courts and Tribunals
and to Fair Trial’,23 Августа 2007, UN Doc No CCPR/C/GC/32, 2007.
16
подтверждающая его невиновность, и имеющая, кроме того, пользу любых остаточных и
непреодолимых сомнений, возникающих в результате доказывания.24
Согласно Уголовно-правовому словарю, презумпция считается логическим выводом,
который закон или судебный орган делает из существования неизвестного факта, который
не может быть прямо доказан или трудно доказуем, из известных состояний или
фактических обстоятельств.25
Этот принцип тесно связан с другими принципами уголовного процесса, а именно:
правом на молчание, правом на защиту, активной ролью судебной власти, установлением
истины и др.
Внедрение этого принципа в мировое право является образцом превосходства тех
фундаментальных представлений о криминалистике, которые считают, что врожденных
преступников не существует, а возникновение преступности обусловлено
биологическими, социальными, экономическими и другими факторами.
Презумпция невиновности предполагает:
- Проведение справедливого судебного разбирательства на любой стадии уголовного
судопроизводства;
- Трактовку любых сомнений в пользу подозреваемого;
Наряду с общими гарантиями пункт 2 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и
основных свобод также устанавливает собственные гарантии, такие как:
- Гарантия права на молчание;
- Обязательство государств воздерживаться от применения санкций без осуждения;
- Запрет на двойное судебное разбирательство в отношении одного и того же деяния
и одного и того же преступника, поскольку существует мнение, что этот запрет также
влияет на уголовное расследование.26
Кроме того, ЕСПЧ утверждает, что ст. 6, абз. Статья 2 Конвенции содержит три
важных требования:
1. Право не представлять лицо публично в качестве осужденного до вынесения
судебного решения;
2. Любое разумное сомнение должно быть в пользу обвиняемого;

24
Gentimir Alina, Evoluția reglementării principiului prezumției de nevinovăție în legislația procesual
penală română, Iași 2007, стр. 45
25
Boroi Alexandru, Gorunescu Mirela, Popescu Mihaela. Dicționar de drept penal, București 2004, стр.
198
26
Lancranjan Alexandru Carmen. Încălcarea prezumției de nevinovăție prin declarațiile oficiale ale
reprezentanților statului, București 2009, стр. 5

17
3. Право обвиняемого знать данные своего обвинения.
Цель презумпции невиновности состоит в том, чтобы не допустить такого же
обращения с неосужденными людьми как с осужденными. Проанализировав научную
литературу можно выделить такие цели, как:
 предотвратить искажение или предвзятость со стороны лица, устанавливающего
факты;
 не допустить, чтобы с неосужденными людьми обращались так же, как с теми, кто
был осужден за преступление;
 способствовать легитимности суда и/или системы уголовного правосудия;
 возложить стандарт и бремя доказывания на кого-то, кроме обвиняемого;
 поддерживать верховенство права.27
В то же время, именно цель защиты обвиняемых от обращения как с осужденными
выступает единственной всеобъемлющей целью,28 которая поддерживает презумпцию
невиновности как право человека и поддерживает систему уголовного правосудия и
верховенство закона.
В целом юрисдикции могут иметь разную степень соблюдения двух частей
презумпции невиновности, однако юрисдикция должна обеспечить все меры защиты в
обоих аспектах.
Следует отметить, что большинство национальных правовых систем,
предусматривают презумпцию невиновности в своих уголовных и процессуальных
кодексах.29 В то же время, данная презумпция выступает частью международного права,
имеющего три основных источника: договор, обычай и общие принципы, 30 определенных
в статье 38 Статута Международного Суда.31 Презумпция невиновности является частью
всех трех источников международного права.

27
Ashworth Andrew ‘Four Threats to the Presumption of Innocence’, African Law J., 2006, стр. 73-4.
Coleman Michelle, The Presumption of Innocence in International Human Rights and Criminal Law,
28

Routledge, London, 2021.


29
Cherif Bassiouni M, ‘Human Rights in the Context of Criminal Justice: Identifying International
Procedural Protections and Equivalent Protections in National Constitutions’ 3 Duke J Comp & Int’l L,
1993, стр. 235-236.
30
Cheng Bin, General Principles of Law, CUP 1993
31
Статут Международного суда ООН, ст. 38
18
В то же время, презумпция невиновности также является гарантированным правом
человека,32 вытекающим из общих ценностей свободы, справедливости и мира, которые
разделяют все нации.33
Следует отметить, что презумпция невиновности включена в большинство
международных и региональных документов по правам человека, в том числе и во
Всеобщую декларацию прав человека, ставшей основной современной Концепции прав
человека.34 Также, презумпция невиновности включена в Международный пакт о
гражданских и политических правах и региональные соглашения о правах человека.35
Анализируя международные источники права можно сделать вывод, что презумпция
невиновности считается одним из основных прав лиц, в отношении которых ведется
уголовное расследование, и содержится во всех международных и
интернационализированных уголовных судах и трибуналах.36
Рассматривая вопрос закрепления принципа презумпции невиновности нельзя не
отметить, что основной сферой ее применения выступает уголовное судопроизводство, в
связи с тем, что уголовное судопроизводство является местом определения юридической
вины или юридической невиновности.37
Реципиентами обязательства соблюдать презумпцию невиновности являются не
только органы государственной власти, но и другие лица, не входящие в систему, такие
как органы государственной власти или средства массовой информации. Лицо считается
невиновным в силу принципа презумпции невиновности на протяжении всего
расследования уголовного дела, вплоть до вынесения окончательного решения суда.
Относительный или абсолютный характер презумпции невиновности никак не зависит от
обстоятельств дела и не изменяется в зависимости от ее обладателя, т. е. презумпция
абсолютна и тогда, когда лица не достигли возраста уголовной ответственность или лица,
пользующиеся иммунитетом.

32
Hock Lai Ho, ‘The Presumption of Innocence as a Human Right’ в Criminal Evidence and Human
Rights, ed. Paul Roberts and Jill Hunter, Oxford: Hart Publishing, 2012, стр. 259
33
Всеобщая декларация прав человека, Преамбула
34
Всеобщая декларация прав человека ст. 11.
35
ЕКПЧ ст. 6(2)
36
Young Sok Kim, The Law of the International Criminal Court, William S Hein & Co 2007, стр. 215.
37
Trechsel Stefan, ‘The Right to be Presumed Innocent’ в S. Trechsel and S. Summers, Human Rights in
criminal proceedings, Oxford university press, 2006, 155.
19
Презумпция невиновности не ориентируется на личное мнение судьи, прокурора или
сотрудника уголовного преследования.38 Судья обязан соблюдать этот принцип,
демонстрируя тем самым свою беспристрастность и обеспечивая справедливое судебное
разбирательство. Он должен воздерживаться от интерпретирующих заявлений о
виновности подсудимого. Когда участники судебного процесса отступают от этого
принципа, будь то прокурор или адвокат в своих исках, судья не несет за это
ответственности, но он обязан в эти моменты вмешаться, чтобы не допустить нарушения
презумпций обвиняемого. Если в ходе судебных прений с уверенностью доказано наличие
доказательств вины подсудимого, то презумпция невиновности снимается и применяется
соответствующая санкция. Как отмечают некоторые авторы, эта норма относится только к
установлению фактических ситуаций, а не к толкованию процессуальных норм, поскольку
они закрепляют процессуальные нормы, подлежащие применению в том направлении,
которое было бы лучше для той или иной стороны.39

1.3 Соотношение презумпции невиновности обвиняемого с правом на


справедливое судебное разбирательство и другими презумпциями, используемыми в
уголовном судопроизводстве

Право на справедливое судебное разбирательство является определяющим


институтом для установления надлежащей организации и функционирования
правосудия40. Это стремление демократических народов с целью формирования
конкретных правил, обеспечивающих правовое обращение с субъектами, участвующими в
уголовном процессе. Людям, нуждающимся в таком лечении, должны быть предложены
какие-то гарантии от государственной власти, которая не осуществляет свои полномочия
на законных основаниях. Эти гарантии дают право на справедливое судебное
разбирательство. Правовое положение содержится в статье 6 ЕКПЧ. В Хартии основных
прав ЕС в главе VI, озаглавленной «Правосудие», ст. 47 обеспечивает право на
справедливое судебное разбирательство, а ст. 48 - презумпцию невиновности.
38
Гуценко К.Ф. – Уголовный процесс, Москва 1996, стр. 56

39
Dolea Igor. Drepturile persoanei în probatoriul penal, conceptul promovării elemental privat,
Chișinău 2009, стр. 131
40
Tulbure Adrian Ștefan, Tatu Angela Maria.Tratat de drept procesual penal, ediția II-a, România 2001,
стр. 15

20
Происшедшие в последнее время в нашем обществе преобразования, признание
верховенства прав и свобод человека на конституционном уровне существенно укрепили
идею демократизации и гуманизации уголовного процесса. Одной из основных задач
судебной реформы, проводимой в Республике Молдова, была и остается направленная на
защиту и безусловное соблюдение основных прав и свобод человека в уголовном
процессе, в том числе посредством его организации и проведения на принципах
состязательности, равенства и презумпции невиновности.
В уголовном процессе особое место отводится механизму реализации и защиты прав
и законных интересов человека и гражданина. Уголовное право, наделяя государственные
органы широким кругом полномочий для выполнения ими своих функций в уголовном
судопроизводстве, допускает более жесткое ограничение прав и свобод личности по
сравнению с другими отраслями права. В этом смысле ограничение прав и свобод лица,
вовлеченного в сферу уголовно-процессуальной деятельности, как при применении
уголовно-принудительных мер, так и при совершении действий уголовного
преследования влечет в большинстве случаев явный принудительный характер. 41 Здесь
имеется в виду лицо, в отношении которого применяются различные меры,
ограничивающие или полностью ликвидирующие некоторые его права и свободы, т. е.
лицо, имеющее статус подозреваемого, обвиняемого, подсудимого или осужденного.
Процессуальный статус подозреваемого, обвиняемого, защита их прав и свобод, а также
средства, применяемые для доказывания их вины, составляют одну из основных черт
гуманизма и формы уголовного судопроизводства. 42 В связи с этой гипотезой следует, что
право государственной власти на принуждение предполагает определенные пределы этого
принуждения и некоторые гарантии в отношении его применения.
Идея защиты прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном
судопроизводстве, нашла адекватное отражение в системе принципов, изложенных в
Уголовно-процессуальном кодексе Республики Молдова. Однако принципы уголовного
процесса определяют парадигму современного уголовного процесса, обладающего
существенной способностью в плане обеспечения и достижения его целей43.
Европейская конвенция по правам человека, ст. 6, пункт 2 закрепляет, что
презумпция невиновности соотносится с правом на справедливое судебное

Кузьмина О. В. Концептуальные основы реформирования уголовного судопроизводства в


41

Российской Федерации. Правоведение, №2/2004.


Михайловская И. Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цель уголовного процесса.
42

Государство и Право, №5/2005.


Мизулина Е. Б. Независимость суда еще не гарантия правосудия. Советское Государство и
43

Право, №4/1992.
21
разбирательство: «Любое лицо, обвиняемое в совершении уголовного преступления,
считается невиновным, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом»44.
Как видно, презумпция невиновности есть не что иное, как выражение понятия
справедливости в правовой системе, и в основном в уголовном судопроизводстве.45
Статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое и публичное судебное
разбирательство для установления справедливости в отношении любых обвинений,
выдвинутых против лица. Суд интерпретирует эту точку зрения как важную из-за
функциональности демократии. Право на справедливое судебное разбирательство имеет
характер jus cogens. Презумпция невиновности является фундаментальным правом и
составной частью права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом, когда
правоохранительные органы решают сделать публичные заявления об обвиняемом или о
деталях его дела, они обязаны сделать это в рамках закона, без выявления вины или с
предположениями, которые доказывали бы, что лицо в вопросе был виновен. Презумпция
невиновности присутствует не только в уголовных делах, но и в налоговых делах и делах
о проступках. Суд указал, что Договаривающееся Государство должно иметь право
возлагать на свои налоговые органы задачу судебного преследования и судебного
преследования за уклонение от уплаты налогов, даже если наказания, применимые в этой
области, могут быть очень суровыми.46
Суд демонстрирует своими теориями и судебной практикой, что установление вины
в делах о правонарушениях связано не с внесудебной стадией санкции, а с ее судебной
стадией, порождающей обязательство уважать право на справедливое судебное
разбирательство и гарантии, предусмотренные ст. 6 Конвенции. Жалобы на
правонарушения разрешаются с применением норм гражданского процесса, а не
уголовного. Дело Домбо Бехир против Нидерландов47 устанавливает принцип
юридического равенства сторон, который должен применяться как в гражданском, так и в
уголовном судопроизводстве.
В деле Зилиберберг против Молдовы48 Суд постановил, что для применения ст. 6
Конвенции достаточно, чтобы правонарушение носило «уголовный» характер в свете
Конвенции. Был доказан преступный характер правонарушения, а также мысль о том, что

44
ЕКПЧ, ст. 6, п. 2
45
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010, стр. 36

46
Pătulea Vasile, ”Proces echitabil” –, Editura I.R.D.O, București 2007 стр. 143
47
Постановление ЕСПЧ от 27 октября 1993 г., Домбо Бехир против Нидерландов
48
Постановление ЕСПЧ по Делу Зилиберберг против Молдовы от 1 февраля 2005 г.
22
заявитель был задержан полицией на несколько часов и одновременно допрошен
органами уголовного розыска, что является нарушением права на справедливое судебное
разбирательство.
В заключении Конституционного суда было обозначено, что назначение лица
преступником не означает ни доказывания его вины, ни борьбы с презумпцией
невиновности. В статье 375 Кодекса РМ о правонарушениях 49 закреплена презумпция
невиновности, которая выступает как объективный правовой акт, предусматривающий,
что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, при наличии доказательств,
подтверждающих его обвинение, он вправе доказывать свою невиновность.
недостоверность, следовательно, остальные обязательства ложатся на
правоохранительные органы.
В то же время, следует отметить, что соблюдение конституционного режима
Республики Молдова, в том числе конвенций и договоров, участницей которых она
является, налагает обязательство регулировать уголовно-процессуальную деятельность в
строгом соответствии с правом на справедливое судебное разбирательство и презумпцией
невиновности. В этом отношении преследование осуществляется не на основании
обвинения, а в результате сбора и применения в соответствии с законом доказательств,
доказывающих вину правоохранительными органами. С этой точки зрения вопросы,
связанные с бременем доказывания, порожденным презумпцией невиновности, имеют
важное значение, именно они дают ответы на основные вопросы в этой области.
Внутренняя причинно-следственная связь была объяснена Верховным судом США в
деле Белл против Вулфиша, в котором было указано что: «Презумпция невиновности —
это теория, устанавливающая суть доказательств в уголовном процессе; она может
также служить предупреждением присяжным судить о виновности или невиновности
обвиняемого только на основании доказательств, представленных в суде, а не на
основании подозрений, вытекающих из фактов его задержания, предъявления обвинения
или иных доказательств, не представленных в суде. Это «неточное и расплывчатое
описание» права подсудимого оставаться бездействующим до тех пор, пока обвинение
не выполнит свою задачу и не предоставит доказательства, которые повлекут за собой
обвинительный приговор… презумпция, которая допускается при отсутствии
доказательств обратного… есть презумпция невиновности в пользу обвиняемого, есть

Кодекс о правонарушениях Республики Молдова от 24.10.2008 г. Опубликован: 16.01.2009 г. в


49

Официальном мониторе, №: 15, Дата вступления в силу: 31.05.2009 г., ст. 375
23
несомненное, аксиоматическое и элементарное правило, и его осуществление лежит в
самой основе применения нашего уголовного права»50.
Таким образом, можно сделать вывод, что презумпция невиновности является
частью права на справедливое судебное разбирательство. Это следует из доктринального
аспекта и аспекта юриспруденции, отмечая мысль о том, что при одновременном
нарушении презумпции невиновности право на справедливое судебное разбирательство
также является нарушенным. В уголовном судопроизводстве тесно связаны различные
права и принципы, и не в последнюю очередь презумпция невиновности с правом на
справедливое судебное разбирательство.
Процессуальный принцип презумпции невиновности подчинен принципу
законности и лежит в основе принципов свободы личности, уважения человеческого
достоинства и права на защиту.51 Презумпция невиновности оказывает значительное
влияние на всю систему уголовного судопроизводства, однако ее действие наиболее остро
ощущается в отношении некоторых уголовно-процессуальных институтов: доказывания и
применения мер уголовно-процессуального принуждения к лицам, привлекаемым к
уголовной ответственности.
В Республике Молдова также закреплены и другие принципы уголовного
судопроизводства, которые так или иначе взаимосвязаны. К таковым относятся:
1) законность уголовной процедуры;
2) равенство перед законом и властями;
3) соблюдение прав, свобод и человеческого достоинства;
4) неприкосновенность личности;
5) неприкосновенность жилища;
6) неприкосновенность собственности;
7) тайна переписки;
8) неприкосновенность частной жизни;
9) язык уголовного судопроизводства и право пользования переводчиком;
10) обеспечение права на защиту;
11) гласность судебных заседаний;
12) свободный доступ к правосудию;

50
Дело Белл против Вулфиша, 441 US 520, Верховный суд Соединенных Штатов, 1979

Dolea I., Roman D., Sedlețchi Iu., Vizdoagă T. ș.a. Drept procesual penal. Ed. Cartier Juridic.
51

Chișinău, 2005.

24
13) осуществление уголовного судопроизводства в разумные сроки;
14) свобода от самоизобличения;
15) недопустимость повторного преследования или суда;
16) обеспечение прав лиц, пострадавших от преступлений, злоупотреблений
служебным положением и судебных ошибок;
17) принцип состязательности в уголовном процессе;
18) отправление правосудия – исключительная компетенция судебных
инстанций;
19) независимость судей и подчинение их только закону;
20) свободная оценка доказательств;
21) официальный характер уголовного процесса.
В то же время, следует отметить что в уголовном судопроизводстве выступают
действия и деятельность органов государства, наделенных полномочиями в этой сфере, а
также лиц-участников процесса и их правоотношения с части расследования уголовного
дела, которые закреплены в законодательстве и соответствующих актах, регулирующих
уголовный процесс.52
Также, можно отметить, что в уголовном судопроизводстве происходит
взаимодействие всех указанных в законодательстве принципов, что обеспечивает
нормальное функционирование всего уголовного процесса.
Например, соотношение принципа презумпции невиновности и законности
уголовной процедуры обусловлено не только законодательным закрепление презумпции,
но и тем, что обеспечение законности в уголовном процессе предполагает закрепление в
законе и других положений о презумпции невиновности.
В то же время, презумпция невиновности соотносится с принципом гласности
судебных заседаний, так как проведение следственных действий и дальнейшего судебного
процесса скрыто противоречит презумпции невиновности. Нарушение принципа
гласности может повлечь за собой коррупцию и злоупотребление властью должностными
лицами, что в свою очередь может нарушить презумпцию невиновности.
Следует отметить и соотношение презумпции невиновности с принципом языка
уголовного судопроизводства, так как при отсутствии возможности понимать
происходящее на всех стадиях уголовного процесса, обвиняемый не сможет реализовать

Манова Н. С. Уголовный процесс: учебник. М.: Издательско - торговая корпорация «Дашков и


52

К», 2010. стр. 105.

25
свои процессуальные права в полной мере, а, следовательно, не сможет представить
информацию в свою защиту.
В то же время, существует прямая связь и с принципом отправление правосудия –
исключительная компетенция судебных инстанций, так, как только суд наделен правом
определять вину или невиновность как таковую, а, следовательно, и обеспечивать
должное применение принципу презумпции невиновности. Это также обусловливает и
взаимосвязь с принципом независимости судей и подчинением их только закону, так как
судья не должен быть предрасположен соглашаться с заключением органа уголовного
преследования, данным не в пользу подсудимого, а также не может начинать судебное
разбирательство с предвзятого мнения, будто подсудимый совершил преступление,
составляющее предмет обвинения. Представление доказательств обвинения является
обязанностью прокурора.
Что же касается принципа свободной оценки доказательств, судья и лицо,
осуществляющее уголовное преследование, оценивают доказательства, сообразуясь со
своим внутренним убеждением, сложившимся в результате изучения всех имеющихся
доказательств. Ни одно доказательство не имеет заранее установленной убедительной
силы, что обеспечивает и реализацию принципа презумпции невиновности.
Следует также отметить взаимосвязь презумпции невиновности с принципом
состязательности в уголовном процессе, учитывая, что суд не является органом
уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты и не выражает
каких бы то ни было интересов, кроме интересов закона.
Таким образом, можно сделать вывод, что в уголовном судопроизводстве тесно
связаны различные права и принципы, а их закрепление и соблюдение на всех стадиях
уголовного процесса обеспечивает и соблюдение принципа презумпции невиновности.

26
ГЛАВА II. СОДЕРЖАНИЕ И РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ПРЕЗУМПЦИИ
НЕВИНОВНОСТИ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

2.1. Презумпция невиновности и обязанность доказывания виновности

Презумпция невиновности носит обязательный характер и является правом


человека, которое должно соблюдаться судом для защиты обвиняемых. Наиболее
очевидной демонстрацией императивного характера презумпции невиновности является
ее связь с бременем доказывания. Презумпция невиновности требует, чтобы обвинение в
совершении преступления против обвиняемого было доказано кем-то другим, а не
обвиняемым. Это отражает общий принцип права, согласно которому сторона, подавшая
иск в суд, несет бремя доказывания 53. Для общего права и международного права судов,
это бремя ложится на прокурора.54
Следует отметить, что возложение бремени доказывания виновности на обвинителя
выступает в роли одного и основных пунктов презумпции невиновности. В то же время,
обязанность отношения к обвиняемому как к невиновному распространяется на всех
участников уголовного судопроизводства и действует до вынесения судебной инстанцией
обвинительного приговора.
В Конституции Республики Молдова закреплен ряд важных процессуальных
гарантий, среди которых презумпция невиновности. Глава I Общие положения, пункт 2
статьи 16, гласит: «Все граждане Республики Молдова равны перед законом и властями
независимо от расы, национальности, этнического происхождения, языка, религии, пола,
взглядов, политической принадлежности, имущественного положения или социального
происхождения.»55 Одна из важнейших процессуальных гарантий по уголовным делам
закреплена в статье 21 – презумпция невиновности, – которая гласит, что любое лицо,
обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его
виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного
разбирательства, при котором ему обеспечиваются все необходимые гарантии для

53
William A Schabas, The European Convention on Human Rights: A Commentary, Oxford: Oxford
University Press, 2015, стр. 289-90;
54
Zappalà Salvatore, Human Rights in International Criminal Proceedings, Oxford: Oxford University
Press, 2003, стр 91.
Конституция Республики Молдова, опубликована: 12 августа 1994 г. в Официальном мониторе
55

№ 1 Дата вступления в силу: 27 августа 1994 г.

27
защиты.
Конституционное правило, установленное для определения презумпции
невиновности и согласно которому обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность,
в совокупности с предыдущим, в полной мере отвечает на вопрос о так называемом
бремени доказывания (onus probandi).
Данное правило возлагает на государственные органы обязанность доказывания
виновности обвиняемого и выражает требование к этим органам по принятию и
обеспечению всех возможных мер по поиску и юридическому закреплению
обстоятельств, которые свидетельствуют о невиновности лица.
Именно юридическая презумпция или процессуальный аспект презумпции
невиновности предотвращает возложение бремени доказывания на обвиняемого.
Благодаря презумпции невиновности подсудимому нечего доказывать с самого начала
дела. Если обвинитель не может соответствовать стандарту доказывания, обвиняемый
будет признан невиновным, даже если он не представил аргументов или доказательств в
свою защиту56.
В то же время, существует идея что презумпция невиновности снимает бремя
доказывания с обвиняемого, а некоторые ученые утверждают, что презумпция
невиновности — это просто переформулирование бремени доказывания. 57 Однако,
презумпция невиновности является презумпцией и как таковая является инструкцией для
лиц, устанавливающих факты. Одним из результатов презумпции является то, что
обвиняемый не может нести бремя доказывания, но презумпция невиновности — это
нечто большее, чем переформулирование того, на что ложится бремя. Требование
доказательства и то, кто должен предоставить это доказательство, не то же самое, что
презумпция невиновности. Как презумпция, это указание лицу, устанавливающему факты,
признать обвиняемого невиновным, если не соблюдается стандарт доказывания. Таким
образом, презумпция невиновности работает в сочетании как с бременем, так и со
стандартом доказывания. Это связано с обоими, но не является эквивалентом ни того, ни
другого.
Обычно акцент делается на инструментальной ценности презумпции, то есть на ее
роли в обеспечении «правильного результата» путем защиты от неправомерного
осуждения58, однако мало разъясняется, как она это делает. Одно из предположений
состоит в том, что это механизм, гарантирующий, что такие факторы, как отказ от

56
Laudan Larry, Truth, Error and Criminal Law: An Essay in Legal Epistemology, Cambridge University
Press 2006, стр. 89.
57
Lippke Richard L, Taming the Presumption of Innocence, Oxford University Press 2016
28
сотрудничества с полицией при расследовании, решение не давать показаний в суде или
тот факт, что обвиняемому грозит уголовное дело, не будут учтены и доказывание
виновности будет возложено на сторону обвинения.59 Верховные суды США и
Великобритании неоднократно приравнивали презумпцию невиновности и бремя
доказывания. Рассмотрение презумпции просто как еще одного способа формулирования
бремени доказывания привело к тому, что основное внимание было уделено тому,
нарушают ли презумпцию положения об «обратном бремени доказывания», которые
требуют от обвиняемого доказать свою защиту60.61
В целом правовые доктрины в отношении бремени доказывания различаются в
зависимости от страны, где в некоторых государствах бремя доказывания прямо
закреплено в законодательстве, а в других оно должно быть выведено из принципа
определения объективной истины.
В англо-саксонских правовых системах презумпция невиновности прежде всего
связана с бременем доказывания, лежащим на стороне обвинения, в том смысле, что
присяжные должны быть убеждены, не оставляя никаких разумных сомнений. 62 Таким
образом, юридическое бремя определяет сторону, на которую ложится бремя убеждения
присяжных, в то время как бремя доказывания обычно ложится на сторону, обязанную
поднять вопрос об оправдании подсудимого или доказать его невиновность prima facie,
бремя, которое в некоторых случаях может быть возложено на подсудимого, при этом
юридическая нагрузка всегда ложится только на обвинителя.
Принцип презумпции невиновности в Бельгии не признан внутренним правилом,
обычным или конституционным, но вытекает из ст. 6, пар. 3 ЕКПЧ. В то же время,
доктрина и юриспруденция считают, что этот принцип полностью действует во
внутреннем праве. Что касается бремени доказывания, то и в Бельгии действует принцип
свободного своевременного суждения судьи и толкования сомнений в пользу

58
Pickett J.G., ‘The Presumption of Innocence Imperilled: The New Federal Rules of Evidence and the
Use of other Sexual-Offense Evidence in Washington’ Washington Law Review, 1995, стр. 899.

59
Friedman R.D., ‘A Presumption of Innocence, Not of Even Odds’ Stanford Law Review, 1999–2000,
стр. 880.
60
Dennis I., ‘Reverse Onuses and the Presumption of Innocence: In Search of Principle’ Criminal Law
Review, 2005
Gray A., ‘Constitutionally Protecting the Presumption of Innocence’, University of Tasmania Law
61

Review, 2012
62
Zuckerman, A. The Principles of Criminal Evidence. Oxford, 1989

29
обвиняемого. По мнению бельгийского кассационного суда, с другой стороны,
презумпция невиновности подразумевает, что подсудимый не обязан даже доказывать
истинность приводимого им оправдания, если последнее не лишено какой-либо
достоверности.
Презумпция невиновности является конституционным принципом и в Испании, она
установлена ст. 24, пар. 2 Основополагающей Хартии 1978 года.63 С точки зрения бремени
доказывания презумпция, очевидно, считается iuris tantum и может быть преодолена
только путем получения доказательств инкриминирующего характера, в соответствии с
необходимыми процессуальными гарантиями. Как характер обвинительного акта
(формальный или смешанный) уголовного процесса в Испании также после реформы,
проведенной в 2002 году, так и необходимость распространения расследования на все
факты, обстоятельства и вину, и прежде всего принцип презумпции невиновности ясно
показывает, что бремя доказывания лежит на стороне обвинения.64
Во Франции обвинение должно представить как доказательства материального
характера правонарушения, так и доказательства вины подозреваемого.65 В первом смысле
доказательство касается деликта (acte répréhensible, как действия, так и бездействия) и его
сопутствующих элементов, таких как обстоятельства и личность автора деликта. Также в
этой системе существуют обвинительные нормы, отменяющие принцип презумпции
невиновности и бремени доказывания, лежащего на обвинении.
В Германии, например, презумпция невиновности имплицитно выводится из
принципов конституционного государства, которое согласно ст. 28 Конституции
«Республиканское, демократическое и социальное». Немецкая процедура в отношении
доказывания руководствуется принципом расследования, который позволяет судье
убедиться в определенных пределах рациональности, не будучи связанным полученными
заявлениями. Судья, с другой стороны, для осуждения подсудимого, считается, согласно
принципу свободной оценки доказательств, убежденным без всякого сомнения. В
немецком уголовном процессе нет «сторон», и, если, с одной стороны, обвинение
обвиняется в распространении своего расследования на элементы, благоприятные для
подсудимого, как это также происходит в других правовых системах, где судебное
разбирательство считается «сторонами»; с другой стороны, сам судья должен расширить
свое исследование на любой элемент доказательства, относящийся к его решению. Таким
образом, бремя доказывания ложится не только на обвинение, поскольку имплицитно
63
Stuckenberg, C.F. Untersuchungen zur Unschuldsvermutung. 1997 Berlin, New York.
64
Jaen Vallejo, M. Tendencias actuales de la Jurisprudencia Constitucional Penal. Madrid. 2002
65
Mathias, E. Procedure penale. Levallois-Perret, 2007,
30
признается принцип поиска судьей «осязаемой истины».66
В то же время, международное право в области прав человека также признает
принцип бремени доказывания неотъемлемым аспектом презумпции невиновности, хотя
это прямо не указано в основных международных документах по правам человека. 67 Это
возлагает на обвинение бремя доказывания обвинения, исключающего разумные
сомнения.68 Законодательство ЕС и стандарты Совета Европы гарантируют это
фундаментальное процессуальное право подозреваемым и обвиняемым в уголовном
процессе, требуя, чтобы бремя доказывания лежало на обвинении.
Основываясь на этих стандартах и ограничиваясь распределением бремени
доказывания при принятии судебных решений только о виновности, Директива (ЕС)
2016/343 прямо предусматривает это правило в статье 6, закрепляя что сомнения в
вопросе о виновности должны быть в пользу подсудимого. В то же время, согласно
пункту 22 преамбулы директивы перенос бремени доказывания с обвинения на защиту
нарушает презумпцию невиновности. Однако следует отметить, что любые
существующие юридические и фактические презумпции уголовной ответственности
должны быть разумно и пропорционально ограничены и только использоваться, когда
соблюдаются права на защиту, и другие положения европейского и международного
права69, что означает, что несостязательные системы в принципе не противоречат правилу,
согласно которому бремя доказывания лежит на обвинении.
ЕСПЧ подтвердил, что бремя доказывания лежит на обвинении и что любые
сомнения должны быть в пользу обвиняемого, 70 однако это не является абсолютным
требованием, поскольку определенные презумпции факта или права «в принципе не
запрещены Конвенцией, до тех пор, пока государства остаются в определенных

66
Juy-Burmann, R. Il processo penale in Germania. In M. Chiavario (Ed.), Procedure penali d’Europa.
Padova. 2001

67
UN HRC, General Comment No. 32 – Article 14: Right to equality before courts and tribunals and to a
fair trial (CCPR/C/ GC/32), 23 Августа 2007
68
Ibid.
69
Директива ЕС 2016/343, часть 22, 23
70
ЕСПЧ, Барбера, Мессеге и Джабардо против Испании, № 10590/83, A/146, 6 декабря 1988 г.,
раздел 77; см. также Совет Европы/ЕСПЧ, Руководство по статье 6 Европейской конвенции о
правах человека. Право на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть), 31 августа
2020 г., с. 60, абз. 317.
31
пределах, принимая во внимание важность того, что поставлено на карту, и сохраняя
право на защиту»71.
В уголовном процессе бремя возбуждения дела против подсудимого лежит на
обвинении, а презумпция невиновности будет нарушена, если бремя доказывания будет
переложено с обвинения на защиту. Такая ситуация сложилась в деле Тельфнер против
Австрии72, где ЕСПЧ установил нарушение права обвиняемого на презумпцию
невиновности. В этом случае пешеход был сбит автомобилем и получил телесные
повреждения, но не смог увидеть водителя, а только номерной знак машины. Автомобиль
принадлежал матери заявителя, и полиция в ходе расследования отметила, что несколько
членов семьи, в том числе заявитель и его сестра использовали данный автомобиль. Они
выделили заявителя в качестве подозреваемого, и в суде от заявителя требовалось
доказать, что в ту ночь он не вел машину. ЕСПЧ установил нарушение в этом деле,
поскольку, несмотря на то, что прокуратура не предъявила prima facie доказательств
против заявителя, бремя доказывания было переложено на заявителя.
В то же время, Европейский суд установил нарушение того же принципа в деле
Капо против Бельгии73 в судебном разбирательстве по вопросу о возмещении убытков
после прекращения уголовного производства. Там прокуратура решила прекратить дело за
отсутствием достаточных доказательств для судебного разбирательства, и заявитель
предъявил иск о компенсации за время, проведенное им в предварительном заключении. В
ходе этого разбирательства о компенсации суды просили его доказать свою невиновность
в отношении правонарушения, за которое он был задержан, что, по мнению ЕСПЧ,
несовместимо с презумпцией невиновности.
Этот аспект презумпции невиновности отражен в ходатайстве «нет дела для
ответа» в международных и интернационализированных трибуналах. Несмотря на
отсутствие правила, позволяющего ходатайствовать в рамках «нет дела для ответа»,
Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии заслушал ходатайства по
этому вопросу в делах Тадича и Челебичи.74 Оба дела были отклонены по существу, но
готовность Трибунала рассмотреть такие ходатайства показывает, что презумпция
невиновности означает положение о том, что стороне защиты нечего доказывать, и если

71
ЕСПЧ, Филлипс против Соединенного Королевства, № 41087/98, 5 июля 2001 г., раздел 40.

72
ЕСПЧ, Дело Тельфнер против Австрии № 33501/96, 20 марта 2001 г.
73
ЕСПЧ, Дело Капо против Бельгии № 42914/98, ECHR 2005-I
74
Прокурор против Муцича и др. (Постановление о ходатайствах о прекращении уголовного дела
при прекращении дела прокурора) IT-96-21-T, T Ch (18 марта 1998).
32
обвинение не выполняет возложенных на него обязанностей, суд должен прекратить
дело.75
В то же время, Международный уголовный суд также допускает ходатайства «нет
дела для ответа» без правила, разрешающего этот тип ходатайства в Статуте или
Правилах доказывания. Ходатайства «нет дела для ответа» были выдвинуты Судебной
камерой V(A) в ходе дела Руто и Санга в так называемом «Решении номер 5»76. Судебная
камера разрешила ходатайство такого типа, поскольку оно «соответствует уставным
рамкам» Суда, распространено во внутренних юрисдикциях и использовалось в
Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии 77. Ходатайство «нет дела
для ответа» Руто и Санга было удовлетворено, в результате чего обвинения против
обвиняемых были сняты. Создание такого ходатайства в Международном уголовном суде
и успешное ходатайство по делу Руто и Санга подчеркивает роль презумпции
невиновности в возложении на обвинение бремени доказывания.

2.2. Право хранить молчание и свобода от самоизобличения как часть


презумпции невиновности

Право хранить молчание и право не свидетельствовать против себя являются


«общепризнанными международными стандартами, лежащими в основе понятия
справедливого судебного разбирательства»78.79 Оба тесно связаны с защитой презумпции
невиновности и недопущением судебных ошибок. Эти права справедливо было
охарактеризовано как одна из самых сложных гарантий в уголовном судопроизводстве,

75
Zappalà Salvatore, Human Rights in International Criminal Proceedings, Oxford university press,
2003, стр. 91.

76
Прокурор против Руто и др. (Решение № 5 о проведении судебного разбирательства
(Принципы и порядок рассмотрения ходатайств об отсутствии ответа)) ICC-01/09-01/11, Т Ч В(А)
(3 июня 2014 г.) ICC-01/09-01/11, T Ch V(A), 3 июня 2014
77
Ibid.
78
ЕСПЧ, Хини и МакГиннесс против Ирландии, Приложение. №. 34720/97, Постановление от 21
декабря 2000 г., абз. 40.
79
ЕСПЧ, Сондерс против Соединенного Королевства, Приложение. №. 19187/91, Постановление
от 17 декабря 1996 г., абз. 68.
33
порождающая множество специфических вопросов и не имеющая согласия по своей
структуре.80
Кроме того, эти права представляют собой фундаментальную защиту личного
достоинства перед принудительной властью государства. Они направлены на защиту
подозреваемого или обвиняемого от неправомерных методов принуждения или
притеснения со стороны властей. Они являются ключевыми гарантиями против
вынужденных признаний, которые по своей природе ненадежны. Как таковые, эти права
поощряют независимые и тщательные расследования и помогают повысить качество
работы полиции и судебного преследования.
На практике эти права часто нарушаются. Например, практикующие врачи
сообщают, что полицейские внушали подозреваемым или обвиняемым, что, если они
воспользуются своим правом хранить молчание, суды сделают неблагоприятный вывод,
расценят это как отягчающее обстоятельство или с большей вероятностью придут к
заключению, что подозреваемый или обвиняемый подлежит предварительному
заключению.81 Риск принудительного отказа от этих прав особенно высок, когда
подозреваемые не имеют надлежащего доступа к информации о своих правах и к
адвокату, который мог бы поддержать их в их осуществлении.
Следует отметить, что право на молчание считается правом лица, которое
применяется в сфере социального общения в зависимости от других основных прав,
предусмотренных законом. Право на молчание — это право подозреваемого ничего не
говорить перед лицом допроса в полиции82, и оно оправдывается защитой от
самоизобличения. Это право известно, как «фактическое» право хранить молчание. Право
обвиняемого в уголовном процессе хранить молчание на досудебной стадии представляет
собой «особое проявление» привилегии против дачи показаний против самого себя, так
что лицо, разумно полагающее, что оно подозревается в преступлении имеет право
хранить молчание, когда любое уполномоченное лицо допрашивает или просит
предоставить информацию о совершении правонарушения, личности участников и их
ролях.
В то же время, Европейский суд по правам человека усматривает двоякую причину
права на молчание и не свидетельствование против самого себя: с одной стороны, речь

80
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010

Blackstock Jodie, Cape Ed, Hodgson Jacqueline, Ogorodova Anna, Spronken Taru, Inside Police
81

Custody An Empirical Account of Suspects’ Rights in Four Jurisdictions, Intersentia, 2014.


82
Palmer A, Principles of Evidence, Cavendish Publishing Australia, 1998, стр. 160.
34
идет о защите подозреваемого или обвиняемого от злоупотребления властью со стороны
судебных органов, которые в отсутствие этой гарантии , можно было бы считать правом
на получение доказательств против самого себя, а, с другой стороны, на карту было бы
поставлено справедливое разрешение самого дела, за счет недопущения возможных
судебных ошибок, которые возникли бы в результате принуждения подозреваемого или
обвиняемого к даче показаний против самого себя.83
В то же время, в ЕКПЧ не содержится четкой нормы о праве на молчание, но ее
можно вывести из содержания ст. 6 п. (2), закрепляющей презумпцию невиновности.
Национальное законодательство гарантирует защиту этого права как подозреваемому, так
и обвиняемому, подсудимому и свидетелю посредством Уголовно-процессуального
кодекса.
Согласно ст. 90, ч. (2) УПК РМ, лицо не может быть принуждено к даче показаний
вопреки его интересам или интересам его родственников. В статье 21 УПК
предусматривается: «Никто не может быть принужден к даче показаний против самого
себя...», также в этом смысле ст. 66, ч. 1 ст. (2), пункт 8: «обвиняемый, подсудимый вправе
делать заявления или отказываться от них...», следовательно, можно сделать вывод, что
речь идет о праве на молчание, а не о молчании как форма обсуждения. Статья 64 УПК
предусматривает комплекс прав подозреваемого, в том числе право знать свои права,
право не давать против себя показаний, а также право требовать от органа уголовного
преследования разъяснения каких-либо прав. В уголовном процессе обвиняемый не
обязан доказывать свою невиновность, и в этом отношении нельзя ссылаться на
осуществление права на молчание, поскольку это право является законным. Значение
молчания, несомненно, сложное, а именно связанное с рядом вопросов при реализации
права на молчание в системе доказывания.
Право не свидетельствовать против себя также не регламентировано Европейской
конвенцией по правам человека, но может быть обнаружено под названием «право на
молчание». Как указывает ЕКПЧ, «право хранить молчание и привилегия не
свидетельствовать против самого себя в первую очередь предназначены для защиты от
неправомерного принуждения со стороны властей и получения доказательств методами
принуждения или подавления вопреки воле обвиняемого» и «защитить свободу
подозреваемого выбирать, говорить или хранить молчание при допросе в полиции»84. В то
же время в ст. Статья 10 (1) Конвенции предусматривает свободу сообщения или

83
C. Bîrsan. Convenția europeană a drepturilor omului, comentariu pe articole, vol I, Drepturi si
libertăți, Ed. All. Beck, București, 2005, стр. 52

35
презумпцию ничего не сообщать, т. е. наличие права на молчание. Право лица не
свидетельствовать против себя или хранить молчание и не способствовать каким-либо
образом своим показаниям является элементарным требованием справедливого судебного
разбирательства. Это право предназначено для защиты ответчика от злоупотребления
принуждением со стороны властей. Сфера действия права не свидетельствовать против
себя ограничивается уголовными делами по смыслу Конвенции, поэтому оно может быть
применимо к уголовному преследованию в отношении всех видов правонарушений.
Показательно, что новое уголовно-процессуальное законодательство Республики
Молдова провозглашает этот принцип, который, остается предметом пристального
рассмотрения в правовой доктрине.85 В настоящее время существует множество мнений и
дискуссий по этому поводу, а именно, соотносится ли право на молчание и не
свидетельствовать против себя с презумпцией невиновности.
Чтобы определить, какие методы принуждения запрещены, ЕСПЧ подчеркнул
необходимость учитывать характер и степень принуждения, использованного для
получения доказательств. Он определил, как минимум три вида ситуаций, которые
вызывают опасения относительно неправомерного принуждения в нарушение статьи 6:
1. «Во-первых, когда подозреваемый обязан давать показания под угрозой
применения санкций, либо дает показания вследствие этого86, либо подвергается санкциям
за отказ от дачи показаний.87
2. Во-вторых, физическое или психологическое давление, часто в форме обращения,
нарушающего статью 3 Конвенции, применяется для получения реальных доказательств
или показаний.
3. В-третьих, власти используют уловки для получения информации, которую они не
смогли получить во время допроса88.
В деле Хини и МакГиннесс против Ирландии89 ЕСПЧ установил, что презумпция
невиновности была нарушена и что суды нарушили право на справедливое судебное
разбирательство. Пока двое обвиняемых были полны решимости дать против него
показания, а их отказ привел к их осуждению, система имеет серьезные нарушения. Также

ЕСПЧ, Аллан против Соединенного Королевства, Приложение. №. 48539/99, Постановление от 5


84

ноября 2002 г., абз. 50.

85
Dolea Igor, Drepturile persoanei în probatoriul penal, Chișinău 2009. Стр. 210
86
ЕСПЧ, Дело Сандерс или Бруско против Франции, № 1466/07, 14 октября 2010 г.
87
ЕСПЧ, Дело Вех против Австрии, № 38544/97, 8 апреля 2004 г.
88
ЕСПЧ, Дело Аллан против Соединенного Королевства, № 48539/99, ECHR 2002-IX
89
ЕСПЧ, Дело Хини и МакГиннесс против Ирландии, 21 декабря 2000 г., 34720/97
36
было сочтено, что внутреннее законодательство благоприятствует принуждению, что
противоречит праву на молчание и не свидетельствовать против самого себя.
Другим делом является Телфнер против Австрии90, в котором Суд установил, что
презумпция невиновности и право на молчание были нарушены властями,
установившими, что водитель транспортного средства, который не спал дома в ночь
дорожно-транспортного происшествия, был виновен в совершении данных деяний, а
мысль об отказе подсудимого от дачи показаний основывалась на его предположении о
виновности. Поэтому суд заявил, что внутренние органы действовали неправомерно,
инкриминируя подсудимому конкретное деяние лишь исходя из предположений.
Исходя из этих причин, выделяются несколько аспектов, а именно, Хини и
МакГиннесс, Тельфнер, представляют некоторые взгляды на ст. 6 и предлагает
дифференцированные выводы. Иногда ЕСПЧ свидетельствует о нарушениях презумпции
невиновности на том основании, что было нарушено его право хранить молчание или
право не свидетельствовать против себя, но иногда он выдвигает против них
контраргументы, должным образом обоснованные. Поэтому практика Европейского суда
не является единообразной в том, что эти права относятся к презумпции невиновности.
По мнению Суда, цель привилегий против самооизобличения состоит в том, чтобы
защитить обвиняемого от определенных некомпетентных действий или бездействия со
стороны властей, тем самым избегая судебных ошибок. В частности, право не
способствовать собственному изобличению предполагает, что по уголовному делу
сторона обвинения стремится обосновать свои доводы, не прибегая к доказательствам,
полученным путем принуждения или давления, вопреки воле обвиняемого.91
Из более расплывчатого мнения следует, что рассматриваемые права вытекают из
презумпции невиновности, являясь конкретными гарантиями их эффективной реализации.
Лицо, признанное невиновным, не может быть принуждено, манипулировано или каким-
либо иным образом противоправно принуждено к представлению доказательств своей
вины, а, напротив, имеет право бездейстовать, а бремя доказывания вины лежит на
обвинении.92
Верховный суд Соединенных Штатов также множество раз высказывал свое мнение
по этому поводу, утверждая, что в дополнение к тому факту, что в этих двух правах
содержится защита обвиняемого путем недопущения самооизобличения или принуждения

90
ЕСПЧ, Дело Тельфнер против Австрии, 20 марта 2000 г., 33501/96
91
Dolea Igor, Drepturile persoanei în probatoriul penal, Chișinău 2009. Стр. 214
92
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010, стр. 195

37
к даче показаний против него, рассматривается как право человека на самоопределение,
представление себя в качестве автономного существа со свободной волей, пользующегося
защитой частной собственности, т.е. правоохранительные органы не должны допускать
вмешательства в мысли и представления человека, а также презумпция невиновности
является фундаментальной причиной для этих прав.
Право хранить молчание и не свидетельствовать против самого себя являются
признанными международными стандартами, составляющими суть справедливого
судебного разбирательства и тесно связанными с презумпцией невиновности. Особой
мерой в этом отношении является использование доказательств, полученных с
нарушением этих прав, которое строго запрещается, за некоторыми исключениями. Право
хранить молчание и не давать против себя показаний имеет несколько составляющих, т.е.
в силу этого права подсудимый или, в зависимости от обстоятельств, обвиняемый должен
быть проинформирован органом уголовного преследования о возможности свободно
давать показания по данному вопросу. Когда он решит делать заявления, он в первую
очередь будет учитывать свои собственные интересы. Молчание следует рассматривать не
как доказательство вины, а как средство безопасности человека, чтобы не наступил
критический момент, когда его слова пойдут против него самого. Презумпция
невиновности предполагает для обвиняемого право давать показания в свою защиту и
право не давать показаний против себя, при этом презумпция невиновности считается
неотъемлемым субъективным правом лица.93 Требование делать заявления может быть
уподоблено средству принуждения лица.94
ЕСПЧ счел, что для расследования того, в какой степени установление
неблагоприятных заключений в отношении обвиняемого в его молчании нарушает
положения статьи 6, необходимо принять во внимание все обстоятельства дела,
рассмотрев ситуации, в которых могут быть вычеты. быть сделанным, придает им
определенное значение, оценивая доказательства и любые ограничения, присущие такой
ситуации.95
В деле Джон Мюррей против Соединенного Королевства96 Суд заявляет, что право
хранить молчание не является абсолютным правом. Это несовместимо с гарантией

93
Dolea Igor, Drepturile persoanei în probatoriul penal, Chișinău 2009. Стр. 223
94
Anton Eugen. Probe, Interzicerea mijloacelor de constrîngere, Revista de Drept Penal, București 2000,
nr.4, стр. 86-88
95
Bîrsan C. Convenția europeană a drepturilor omului, comentariu pe articole, vol I, Drepturi si libertăți,
Ed. All. Beck, București, 2005. Стр. 528
96
ЕСПЧ, Дело Джона Мюррея против Соединенного Королевства от 8 февраля 1996 г.
38
вынесения исключительного обвинительного приговора или молчанием, или отказом
обвиняемого от дачи показаний. Эта привилегия не должна быть препятствием для учета
молчания обвиняемого в тех случаях, когда это требует от него разъяснений. В деле
Кордон против Соединенного Королевства97 ЕСПЧ заявил, что присяжные заседатели
должны получить от судьи инструкции по доводам против обвиняемого, который будет
появляться молча. В противном случае использование такого способа получения выводов
будет нарушением ст. 6 Конвенции. Суд отмечает, что право на молчание и привилегия не
свидетельствовать против самого себя предназначены для защиты от незаконных
действий властей и от получения показаний принудительными методами вопреки воле
обвиняемого.
Это право является частью понятия справедливого судебного разбирательства и
презумпции невиновности с целью защиты человека путем выбора между ответами, когда
он этого не хочет. Суд также установил, что во время допросов заявитель, следуя совету
адвоката, постоянно предпочитал хранить молчание. В его камеру был помещен
задержанный, многолетний осведомитель полиции, с целью получения от него сведений о
его причастности к преступлению, в котором он подозревается. 98 Доказательства,
представленные в судебном заседании осведомителем, побудили обвиняемого сделать это
из-за его настойчивых вопросов, которые направлялись полицией и направляли
дискуссию на обстоятельства преступления. Эту сторону работы полиции можно увидеть
и в допросе, который они хотят провести по принуждению обвиняемого. Здесь же
отмечается, что подсудимый подвергался психологическому давлению, что изменило
«добровольный» характер показаний подсудимого осведомителю.
Доктрина гласит, что Европейский суд полностью согласен с Законом об уголовном
правосудии и общественном порядке английской системы, который ограничивает право
на молчание, оно не может быть абсолютным правом, а сообщение о праве должно быть
приравнено к положению ст. 6 Конвенции для предотвращения судебных ошибок.
Показано, что презумпция невиновности предполагает для обвиняемого право давать
показания в свою защиту и не давать показаний против себя, при этом презумпция
рассматривается как неотъемлемое субъективное право лица как средство принуждения. 99
Молчание подсудимого не может рассматриваться как доказательство обвинения. Его
следует принимать только при оценке убедительности доказательств обвинения, а не как

97
ЕСПЧ, Дело Кордон против Соединенного Королевства от 29 сентября 1999 г.
98
Dolea Igor, Drepturile persoanei în probatoriul penal, Chișinău 2009. Стр. 216
99
Ibidem, стр. 223

39
демонстрацию молчаливого признания вины строгого справедливого судебного
разбирательства.
Право на молчание и не свидетельствование против самого себя распространяется
не только на прямо или косвенно инкриминируемые заявления и доказательства, но и на
любые заявления и доказательства, полученные незаконным путем либо путем
принуждения, либо иным незаконным действием. Презумпция невиновности и право на
молчание не игнорируются, если в ходе судебного разбирательства дела используются
доказательства, полученные от обвиняемого против его воли, но появляющиеся
независимо от него, такие как: изъятие документов, обнаруженных при обыске или
запрещенные предметы, иметь их, обнаруженные в случае личного досмотра. Судебная
практика неоднократно показывала, что бывают ситуации, когда некоторые
доказательства могут быть в подтверждение вины подсудимого, но не убедительны.
Согласно ст. 154 ч. (2) и (5) УПК, орган уголовного преследования вправе на основании
постановления брать образцы у подозреваемого и обвиняемого. Здесь приходится
приводить довод о том, что подозреваемый не может возражать против предъявления
образцов, за одним исключением, когда может быть поставлена под угрозу его здоровье
или может быть нанесен вред его достоинству и чести. Было показано, что использование
образцов крови или других вещественных доказательств не подпадает под эгиду права на
молчание, т. е. никак не влияет на него.
Правило о том, что любой представитель государства должен воздерживаться от
публичного заявления о том, что лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело
или в отношении которого ведется уголовное преследование, виновно в совершении
предполагаемого преступления до совершения вины, устанавливается судом при
вступившем в законную силу обвинительным приговором. 100 Этот запрет
распространяется на судей, прокуроров, а также на любого представителя публичной
власти, пока они имеют статус представителя государства. Некоторые авторы подвергают
сомнению статус прокурора в этом вопросе, считая, что его публичные заявления могут
достигать презумпции невиновности, когда он выполняет квазисудебную функцию,
например, при возбуждении или прекращении уголовного дела. Заявления
государственных должностных лиц не нарушают презумпцию, когда они вынесены в суде,
по мотивированному решению.
Первым случаем, когда нарушение презумпции невиновности было подтверждено
публичными заявлениями должностных лиц, стало решение по делу Аллене де Рибемон

100
Radu Chiriță, Dreptul la un proces echitabil, Ed. Universul Juridic, pag. 293
40
против Франции.101 Делается вывод о том, что его целью является установление
обязательств не только перед судами, но и перед другими государственными органами.
Статья 6 абз. 2 не может быть использован для того, чтобы воспрепятствовать властям в
деятельности по предоставлению публичной информации о текущих уголовных
расследованиях, если эта информация предоставляется со всей осторожностью и
оговорками, необходимыми для того, чтобы не нарушать презумпцию невиновности.102
Тот факт, что обвиняемый молчит и отказывается говорить, не должен
принуждаться или санкционироваться для того, чтобы говорить, потому что это его
законное право, а применение неуместных определяющих способов высказывания ведет к
нарушению правовых норм. Как отмечает проф. И. Тановичану, «принуждение бесполезно
и абсурдно, потому что молчаливый подсудимый уверен, что делает это из хорошо
продуманной тактики или из бунта невиновного человека. Во-первых, подсудимый
стеснен, если он, конечно, договаривается, что пощекочет умным опровержением; во-
вторых, его невиновный будет кричать о своей невиновности или отчаянно признавать
себя виновным только для того, чтобы положить конец своим страданиям. Поэтому мы
считаем, что любое принуждение в этом направлении недопустимо, закон должен
предоставлять любому подсудимому право говорить или нет».103
В деле Бруско против Франции104 Суд постановил, что статья 6 п. 1 и 3 Конвенции
тем, что заявитель, подозреваемый в подстрекательстве к агрессии, был задержан и
допрошен в качестве свидетеля, после чего принес присягу. По мнению Суда, он был не
просто свидетелем, а объектом «обвинения», а также имел право не способствовать
собственному обвинению и хранить молчание. При этом у него двадцать часов не было
адвоката, и его нужно было уведомить о его праве хранить молчание.
Есть мнения и о том, что право на молчание и не свидетельствование против самого
себя санкционировано необходимостью организации деятельности органов уголовного
преследования. Сюжет в этом предложении заключается в том, что прокуроры по
уголовным делам, которые используют незаконные или оскорбительные методы
получения доказательств от подозреваемого или обвиняемого, иногда имеют серьезные
последствия, поэтому эти органы задерживают всю систему правосудия. В деле Уоттс

101
ЕСПЧ, Дело Аллене де Рибемон против Франции.

102
Clayton Richard, The Law of Human Rights, Ed. Oxford University Press, стр. 663
Tanoviceanu I., Tratat de drept penal și procedură penală, Ed.II-a, vol 4, Tipografia ”Curierul
103

Judiciar”, București, стр. 670


104
ЕСПЧ, Дело Бруско против Франции от 14 октября 2010 г.
41
против Индианы105 судья Франкфуртер высказал следующее мнение о том, как вести
борьбу с преступностью и защищать права подозреваемого: «Нам хорошо известны
проблемы, вызывающие у государств страх перед масштабами преступности. Но
история уголовного права убедительно доказывает, что жестокие методы
правоприменения по существу обречены на провал (в силу внутренних недостатков),
каковы бы ни были их последствия в конкретном случае. Закон торжествует, когда
импульсы, естественно спровоцированные шокирующим преступлением, уступают
место гарантиям, выработанным нашей цивилизацией с течением времени для
отправления уголовного правосудия, которое является одновременно рациональным и
эффективным». В деле Спано против Нью-Йорка106 судья Уоррен заявил: «применить
его; что, в конце концов, жизнь и свобода могут быть поставлены под угрозу как
незаконными методами, применяемыми для осуждения считающихся преступниками,
так и самими правонарушителями». Поэтому обоснование права на молчание и не
свидетельствование против самого себя находится в позиции защиты свободного выбора
обвиняемого, в предположении презумпции невиновности. Показано, что больше всего
риску нарушения этих прав и гарантий подвержены люди с ограниченными
возможностями здоровья.
Ограничения права хранить молчание и не свидетельствовать против самого себя
являются юридически разрешенными ограничениями этих прав. Учитывая, что это сфера
основного права - презумпции невиновности - никакое ограничение этих прав не
допускается автоматически, для его действительности должны быть выполнены
определенные условия, повторяемые в своей практике ЕСПЧ, а именно: обоснование
ограничения в демократическом обществе и соразмерность преследуемой цели без
соблюдения меры, приводящей к полному уничтожению соответствующего права.107
Право хранить молчание и не свидетельствовать против самого себя не является
абсолютным правом. В результате человек может отказаться от этих прав. Согласно
доктрине, отказ может быть двух типов: отказ, согласованный путем переговоров, и отказ,
не согласованный с договором. На практике, когда человек просто молчит, его нельзя
подвести к мысли об отказе от прав, потому что это явление должно быть выражено
только прямым заявлением.

105
Верховный суд США, Уоттс против Индианы, решение от 27 июня 1949 г.
106
Верховный суд США, Дело Спано против Нью-Йорка, 22 июня 1956 г.
107
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010, стр. 254

42
Безоговорочный отказ от права хранить молчание и не свидетельствовать против
самого себя – это такая форма отказа, которая проявляется только в волеизъявлении
обладателя этих прав, без вмешательства государственных органов в принятие этого
решения, например, обещаниями своим преимущество или другие вводящие в
заблуждение концепции. Изучая специализированную доктрину, можно обнаружить
вопросы о «пользе» обвинений, помогающих им отказаться от этих прав. Например, в
Египте прокурорам законом запрещено обещать обвиняемым какие-либо блага ради
получения удобных для них показаний.
В то же время, нельзя отрицать, что законодатель установил эти льготы и они с
одной стороны имеют положительный эффект, потому что, когда человек вступает в
переговорную процедуру, применяются некоторые льготы в отношении выдвинутого
против него обвинения. Но с другой стороны, часто возникают злоупотребления со
стороны властей, поэтому этот вопрос нельзя оставлять без внимания. По мнению ЕСПЧ,
очевидно, что нет нарушения права хранить молчание и не свидетельствовать против себя
при ведении переговоров, поскольку эти права не исключают благоприятствования
ситуации тех, кто намеревается отказаться от них, при условии, что они откажутся от
сотрудничества. Другими словами, согласие на сотрудничество может быть
вознаграждено, а отказ не может быть санкционирован.108
Безоговорочный отказ лица от собственной инициативы в целях возникновения
правовых последствий должен быть непреодолимым, проявляющимся волеизъявлением с
осознанием последствий этого шага. Если отказ исходит от дееспособного лица,
страдающего психическим заболеванием или употреблением наркотиков, алкоголь не
может рассматриваться. Наконец, что не менее важно, обсуждались случаи, когда
обвиняемый имеет низкий уровень интеллекта, плохое образование или ранний возраст.
Относительно людей с психическими отклонениями показано, что они более расстроены,
отвечая на наводящие вопросы, у них повышено желание угодить другим людям.
Переговорный отказ – форма отказа от права на молчание и не свидетельствование
против самого себя при вступлении обвиняемого в эту стадию для получения
юридической выгоды, которые осуществляются между обвиняемым и органом уголовного
преследования, с участием суда или третьих лиц не исключено. Эта форма характерна
только для систем общего права. Эта концепция не была перенята на европейском
континенте, но некоторые элементы переговоров встречаются в большинстве европейских
стран: Англии, Испании, Германии и др.
108
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010, стр. 326

43
Считается, что эти права вытекают из принципа презумпции невиновности и
являются эффективными гарантиями справедливого судебного разбирательства. Они
тесно связаны с этим принципом. Простое, недоказанное обвинение не имеет смысла
перед лицом презумпции невиновности, когда компетентные органы действуют в
соответствии с законом. Презумпция невиновности оправдывает молчание, а это означает,
что никто не обязан доказывать свою невиновность, особенно когда обвинения не
доказаны. Если бы эта процессуальная гарантия отсутствовала, то обвиняемый или
свидетель мог бы давать ложные показания против самого себя и было бы очевидно, что
именно они определяли бы судьбу уголовного дела, что приводило к невозможности
установления истины, а решение суда было бы необоснованным. По этой причине система
не считает уместным получение показаний с помощью пыток или других бесчеловечных,
или унижающих достоинство видов обращения или наказания. Это приводит к мысли, что
человек, нарушающий закон, может злоупотреблять своими гарантиями, но если их нет,
то это будет злоупотреблением со стороны властей, что гораздо серьезнее для общества.

2.3. Практика Европейского суда по правам человека и Международного


Уголовного суда по применению презумпции невиновности обвиняемого
2.3.1. Практика Европейского суда по правам человека по применению презумпции
невиновности обвиняемого
Презумпция невиновности, как она указана во втором абзаце статьи 6 Европейской
конвенции по правам человека, выступает в роли гарантии справедливого судебного
разбирательства, и в первую очередь справедливого уголовного судопроизводства. В
данной статье указывается, что: «Каждый обвиняемый в уголовном преступлении
считается невиновным, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом».
Несмотря на то, что при прочтении статьи можно сделать вывод что данное право
является абсолютным и не приемлет никаких исключений, Европейский суд по правам
человека отмечает, что презумпция невиновности не является абсолютным правом и ее
ограничения не только допустимы, но и могут быть необходимы в контексте судебного
разбирательства.
В то же время, несмотря на обязательство обвинения по доказыванию вины
обвиняемого, существуют категории правонарушений со строгой ответственностью,
которые действуют с презумпцией факта или закона. К таковым в некоторых системах
права относятся таможенные и дорожные правонарушения, дела по факту которых
неоднократно рассматривал Суд по правам человека.
44
Следует отметить, что ЕСПЧ указывал, что Конвенция не запрещает презумпции
факта или закона при условии, что они находятся в разумных пределах и соблюдаются
права на защиту. Понятие разумных пределов связано с характером правонарушения.
Дорожные правонарушения и таможенные правонарушения являются двумя основными
областями, в которых такие презумпции считаются разумными и основанными на здравом
смысле. Что касается прав на защиту, Суд рассматривает, применяются ли такие
презумпции автоматически, то есть есть ли у ответчиков какие-либо средства защиты
независимо от того, использовали они их или нет в процессе. Другими словами, Суд
рассматривает в конкретном деле, создает ли национальное законодательство презумпцию
факта или права, которую обвиняемый не может опровергнуть, или же, пусть и
ограниченная, ему или ей доступна какая-либо защита. В последнем случае нарушение
маловероятно при условии, что используемая презумпция является разумной в отношении
характера рассматриваемого правонарушения.
Например, в деле Фам Хоанг против Франции109 где заявитель был обвинен в
нарушении таможенных правил посредством хранения наркотиков, Суд не установил
нарушения права на презумпцию невиновности. В смысле нарушения французского
законодательства бремя доказывания того, что правонарушение не было совершено,
лежало на обвиняемом. В то же время, для вынесения обвинительного приговора было
достаточно наличия контрабанды или наркотиков. Заявитель был водителем автомобиля,
и наркотики были изъяты не в его машине, а когда другие обвиняемые, у которых были
наркотики, шли к машине заявителя. Судебные инстанции Франции признали заявителя
виновным в участии в совершении таможенного правонарушения. В данном случае Суд
по правам человека отметил, что право заявителя на презумпцию невиновности не было
нарушено, поскольку национальные суды не полагались автоматически на тот факт, что
заявитель является водителем, но взвесили все доказательства против заявителя. Кроме
того, Суд отметил, что презумпция во французском законодательстве не является
неопровержимой. В то же время, заявитель имел доступные средства защиты для
опровержения презумпции против него, такие как случай необходимости, форс-мажор или
абсолютная невозможность узнать содержимое посылки.
Следует подчеркнуть, что Судом было многократно отмечено, что презумпция
невиновности, закрепленная в пункте 2 статьи 6 Конвенции, выступает в качестве одного
из элементов справедливого судебного разбирательства и будет нарушена, если заявление
государственного должностного лица в отношении лица, обвиняемого в совершении

ЕСПЧ, Фам Хоанг против Франции 25 сентября 1992 г., Серия А, № 243
109

45
уголовного преступления, отражает мнение о том, что это лицо виновно до того, как это
будет установлено законом.
Такое положение вещей было отмечено в деле Попович против Молдовы110, в
котором заявитель утверждал, среди прочего, о нарушении презумпции невиновности по
следующим причинам: в марте 2003 г. секретарь Высшего совета безопасности
Республики Молдова г-н Валериу Гурбуля дал интервью в русскоязычную газету, в
котором заявил: «Люди главаря крупнейшей преступной организации — Мику —
предприняли самые энергичные попытки освободить его из-под стражи, и только личное
участие президента поставило точку к этим попыткам». В то же время, 7 октября 2003
г. Кишиневский апелляционный суд снял с заявителя все обвинения на основании
отсутствия доказательств, что позволило заявителю утверждать, что заявление г-на
Гурбуля о том, что он был главой преступной организации до вынесения приговора,
нарушило презумпцию невиновности в его отношении.
Во время разрешения данного дела, ЕСПЧ подчеркнул важность корректного выбора
слов госслужащими в своих заявлениях до суда и признания лица виновным в совершении
преступления. После тщательного изучения исходных показаний г-на Гурбуля Суд
пришел к выводу, что оба они явно предполагают, что г-н Гурбуля считает заявителя
виновным в том, что он является главой преступной организации. Такие высказывания со
стороны госслужащих не только побуждают общественность считать заявителя
виновным, но и наносят ущерб оценке фактов компетентным судебным органом.
Соответственно, имело место нарушение пункта 2 статьи 6 Конвенции.
Решение по делу Попов против Молдовы также требовало от молдавских властей
принятия всех мер для обеспечения того, чтобы задержанные и арестованные имели право
на уважение своего имиджа и презумпцию невиновности. Необходимость тем более
актуальна, учитывая практику органов прокуратуры, к которой общественное мнение
привыкло, и которая воспринимается как нормальное поведение.

2.3.2. Применимость презумпции невиновности к судебным процессам, кроме


уголовных судопроизводств в практике ЕСПЧ
Вопреки расхожему мнению, что презумпция невиновности применима только в
отношении уголовного судопроизводства, следует отметить, что существуют ситуации,
когда она может присутствовать и в других судебных процессах, отличных от уголовных.

110
Решение ЕСПЧ по делу Попович против Молдовы от 27.11.2007 г., окончательная версия от
2.06.2008 г., жалоба №. 289/04 и 41194/04

46
Такая ситуация может возникнуть в случае, когда производство касается или иным
образом связано с первоначальным уголовным производством, чем в случае этих других
разбирательств, Суд признал, что заявитель может пользоваться гарантиями презумпции
невиновности.
В то же время, в случае параллельного развития уголовного и другого производства
суды обязаны воздерживаться от любых заявлений, которые могут способствовать
созданию предвзятости на находящееся в производстве уголовное производство.
Например, в деле Караман против Германии111, ЕСПЧ установил нарушение когда
национальные суды, рассматривавшие дела заявителя в рамках отдельного
разбирательства, сослались на вину заявителя. Следует отметить, что заявления
оспариваемого суда не имели обязательной силы для другого суда, рассматривавшего
дело заявителя, однако Европейский суд пришел к выводу, что они могли оказать
предвзятое влияние на фактический уголовный процесс.
В деле Кемаль Джошкун против Турции 112, когда заявитель был уволен в связи с его
предполагаемой причастностью к серьезному правонарушению, ЕСПЧ установил, что в
ходе параллельного производства по делу об увольнении суды опирались на
доказательства, содержащиеся в материалах дела, и комментировали уголовную вину
заявителя, а не его дисциплинарной ответственности и установил нарушение презумпции
невиновности.
Схожая ситуация наблюдается и при последующих разбирательствах, когда
уголовное разбирательство заканчивается иным результатом, чем обвинительный
приговор. В таких случаях ЕСПЧ указывал, что презумпция невиновности может
продолжать применяться в отношении последующих разбирательств, связанных с
завершенным уголовным разбирательством. Наличие связи между такими
разбирательствами, определяется при оценке требуют ли последующие разбирательства
изучения результатов предыдущего уголовного разбирательства. В таком случае можно
рассматривать, обязывают ли они суд анализировать уголовное решение, привлекать или
пересматривать содержащиеся в нем доказательства или комментировать события, или
возможную вину заявителя. Так в деле Аллен против Соединенного Королевства113 было
признано, что существует связь между первоначальным уголовным разбирательством и
последующим разбирательством.

111
Постановление ЕСПЧ от 27.02.2014 Дело "Караман (Karaman) против Германии", № 17103/10
112
Постановление ЕСПЧ от 28 марта 2017 г. Дело "Кемаль Джошкун против Турции", № 45028/07
113
Постановление ЕСПЧ от 12 июля 2013 Аллен против Соединенного Королевства, № 25424/09

47
В то же время, Европейским судом по правам человека была связь в таких делах
была установлена в таких делах:
• Обязанность бывшего обвиняемого нести судебные издержки и расходы. В деле
Минелли против Швейцарии114 власти имели право переложить судебные издержки на
обвиняемого, если он ввел обвинение в заблуждение во время судебного разбирательства.
В этом случае срок давности уголовного разбирательства истек, но в постановлении о
прекращении производства суды постановили, что заявитель должен нести расходы.
Когда заявитель подал апелляцию, национальные суды отметили, что судебное
разбирательство, вероятно, закончилось бы вынесением обвинительного приговора, если
бы не истечение срока давности. ЕСПЧ была установлена взаимосвязь между
первоначальным разбирательством и последующим разбирательством по вопросу о
расходах, так как результаты уголовного разбирательства обсуждались и
комментировались в ходе разбирательства по вопросу о расходах. В то же время было
указано, что доводы национальных судов в этих судебных разбирательствах по издержкам
представляли собой нарушение установленного права заявителя на презумпцию
невиновности.
• Обязанность бывшего обвиняемого выплатить гражданскую компенсацию
потерпевшим. В деле Y против Норвегии115 ЕСПЧ повторил, что освобождение от
уголовной ответственности не должно ставиться под сомнение в последующем
разбирательстве о компенсации. В то же время было сделано уточнение, что этот принцип
не исключает установления гражданской ответственности по выплате компенсации,
вытекающей из тех же фактов, на основе менее строгого бремени доказывания. Однако,
если национальное решение о компенсации содержит заявление об уголовной
ответственности ответчика, это может вызвать вопрос, относящийся к сфере действия
пункта 2 статьи 6 Конвенции. В этом деле норвежские суды использовали формулировки,
противоречащие невиновности заявителя. Ссылаясь на первоначальное уголовное
разбирательство, национальные суды заявили, что вполне вероятно, что заявитель
совершил преступления против потерпевшего. Аргументация и формулировка, которую
применили национальные суды, противоречит принципу уважения установленной
невиновности лица. Кроме того, Европейский Суд установил, что гражданские суды

Постановление Европейского Суда по правам человека от 25 марта 1983 года Минелли против
114

Швейцарии (Minelli v. Switzerland) (жалоба N 8660/79)


Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Y против Норвегии № 56568/00
115

48
вышли за рамки гражданского суда и поставили под сомнение правильность
оправдательного приговора.
• Ходатайство бывшего обвиняемого о компенсации за содержание под стражей.
Несмотря на то, что Конвенция не предусматривает права на компенсацию за
предварительное заключение в случае снятия обвинения или оправдания, если при отказе
в компенсации суд выражает мнение о том, что бывший обвиняемый действительно
виновен, или просит бывшего обвиняемого доказать свою невиновность, нарушение будет
вероятным. Европейский Суд по правам человека, в своем решении по делу Капо против
Бельгии116 от 13 января 2005 года, указал, что в уголовных делах вопрос принятия
доказательств необходимо исследовать в свете пункта 2 ст.6 Конвенции о защите прав
человека и основоположных свобод, и требует оно, кроме прочего, чтобы тяжесть
доказывания лежала на стороне обвинения.
• Дисциплинарная ответственность бывшего обвиняемого в гражданском или
административном судопроизводстве после оправдания или прекращения уголовного
дела. Такую ситуацию ЕСПЧ рассматривал в делах Муллет против Франции117, Челик
(Бозкурт) против Турции118и других. В данных ситуациях нет противоречий Конвенции, в
том смысле что национальные органы власти, наделенные дисциплинарными
полномочиями, налагают санкции на государственного служащего за действия, в
совершении которых он обвиняется в уголовном процессе, если такой проступок был
должным образом установлен. Главное в таких ситуациях сохранение национальными
судами различий между дисциплинарной и уголовной ответственностью. С практической
точки зрения, дисциплинарные органы не должны комментировать уголовную
ответственность лица и должны проявлять осторожность, чтобы не делать неправомерных
выводов из уголовного судопроизводства.
2.3.3. Практика Международного Уголовного суда по применению презумпции
невиновности обвиняемого
При написании Римского статута Международного уголовного суда его составители
придавали огромное значение правам на защиту, а презумпция невиновности была важна,
и ее включение никогда не вызывало сомнений. Несмотря на отсутствие конкретики в

Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 января 2005 Капо против Бельгии,
116

№ 42914/98
Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 сентября 2007 г, Moullet против
117

Франции (реш.), № 27521/04.


Постановление Европейского Суда по правам человека от 12 апреля 2011 г, Челик (Бозкурт)
118

против Турции, № 34388/05.

49
документах, за последние двадцать лет сам Суд интерпретировал презумпцию
невиновности как более широкую, конкретную и соответствующую международным
стандартам.
Статья 66 Римского статута предусматривает право на презумпцию невиновности в
Международном уголовном суде119, закрепляя, что каждый человек считается невиновным
до тех пор, пока его вина не будет доказана, а бремя доказывания вины лежит на
прокуроре и стандарт доказывания обвинительного приговора не вызывает разумных
сомнений. В то же время защита этого права и то, на каких стадиях судебного
разбирательства оно применяется, а также санкции за его нарушение остались открыты
для широкого толкования МУС. Эта интерпретация позволила включить в презумпцию
невиновности как процессуальный, так и непроцессуальный аспект, что означает, что она
может применяться как в контексте судебного разбирательства, так и за его пределами.
Несмотря на такое развитие событий, Международный уголовный суд не обнаружил
нарушений, и, таким образом, не было определено, какое средство правовой защиты
могло бы подойти для любого потенциального нарушения.

2.3.4. Процессуальный аспект презумпции невиновности в практике


Международного Уголовного суда
Результатом переговорного процесса является статья 66, которая размещена в.
Статья 66 раздела «Судебный процесс» Римского статута предусматривает:
1. Каждый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в Суде
в соответствии с применимым законодательством.
2. Обязанность доказывания вины обвиняемого лежит на Прокуроре.
3. Для осуждения обвиняемого суд должен быть убежден в виновности обвиняемого
вне разумных сомнений.120
В данной статье четко указывается процессуальный аспект презумпции
невиновности в том виде, в каком она понимается в Международном уголовном суде, а
лицу, устанавливающему факты, предписывается признать обвиняемого невиновным до
тех пор, пока не будут соблюдены бремя и стандарт доказывания. В то же время бремя
доказывания возлагается на Прокурора и устанавливается стандарт доказывания.
Процессуальный аспект был достаточно строго истолкован МУС, а бремя доказывания
никогда не перекладывается с Прокурора, закрепляя что потерпевшие не могут

119
Римский статут статья 66
120
Ibid.

50
способствовать соблюдению стандарта доказывания, когда они участвуют в
разбирательстве121,122 а обвиняемый не обязан давать показания от своего имени и из его
молчания нельзя делать выводы123. Данная формулировка закрепляет, что бремя
доказывания никогда не перекладывается на обвиняемого в Международном уголовном
суде, и демонстрируют приверженность строгому толкованию процессуального аспекта
презумпции невиновности.
Одним из основных аспектов толкования презумпции невиновности в
Международном уголовном суде является создание ходатайств об отсутствии оснований
для ответа. Несмотря на то, что они не предусмотрены Римским статутом или Правилами
процедуры и доказывания, они были заимствованы из практики Международного
уголовного трибунала по бывшей Югославии во время дел Руто и Санга124. Сторона
защиты может подать ходатайство в конце обвинения, утверждая, что прокурор не
соответствует стандарту доказывания в отношении вменяемых ему преступлений. 125 126
В
случае удовлетворения такого ходатайства, как в делах Руто и Санга, обвинения
снимаются.
В то же время, в случае отклонения ходатайства судебное разбирательство
переходит к версии защиты. Создание ходатайства об отсутствии ответа свидетельствует о
приверженности МУС процессуальному аспекту презумпции невиновности. Наличие
данного вида ходатайства подкрепляет тот факт, что бремя доказывания лежит
исключительно на обвинителе, а стандарт доказывания должен соблюдаться. Кроме того,
потенциальные результаты ходатайства подтверждают идею о том, что Суд должен
признать обвиняемого невиновным, если бремя и стандарт доказывания не будут

МУС, Прокурор против Томаса Лубанги Дьило, ICC-01/04-01/06, Апелляционная палата,


121

Международный уголовный суд, Решение по апелляциям Прокурора и Решение Судебной камеры


защиты I об участии потерпевших от 18 января 2008 г., 11 января 2008 г., п. 97.
Coleman Michelle, ‘The Tension between the Presumption of Innocence and Victims’ Participation
122

Rights at the International Criminal Court’ Int. Crim. Law Rev. 2020
123
Статут МУС, статья 55(2)(b) и статья 67(1)(g).
Международный трибунал по бывшей Югославии в МТБЮ, Обвинитель против Муцича и др.,
124

IT-96-21-T, Судебная камера, Постановление о ходатайствах об отклонении обвинительного


заключения при закрытии дела Обвинителя, 18 марта 1998 г.
МУС, Прокурор против Руто и др., ICC-01/09-01/11, Судебная камера V(A), Решение № 5 о
125

проведении судебного разбирательства (принципы и процедура рассмотрения ходатайств об


отсутствии ответа), 3 июня 2014 г.
МУС, Прокурор против Руто и др., ICC-01/09-01/11, Судебная палата V(A), Публичная
126

отредактированная версия решения по ходатайствам защиты об оправдательных приговорах, 5


апреля 2016 г.

51
удовлетворены. Следует отметить, что данная ситуация является примером
расширительного толкования МУС буквальных формулировок Римского статута и Правил
процедуры и доказывания, посредством толкования процессуального аспекта презумпции
невиновности в соответствии с международными стандартами.
Несмотря на буквальную формулировку Статьи 66 в отношении процессуального
аспекта презумпции невиновности, МУС представил ее развитие, бремя доказывания
усиливается тем, что потерпевшие не могут способствовать этому бремени, и толкуется
право на молчание, которое не позволяет обвиняемому быть принужденным
самоизобличению. Кроме того, создание No Case to Answer Motions подчеркивает, как
бремя и стандарт доказывания должны быть соблюдены, прежде чем суд признает
обвиняемого виновным.

2.3.5. Непроцессуальный аспект презумпции невиновности в практике


Международного Уголовного суда
В то же время, непроцессуальный аспект презумпции невиновности позволяет ей
иметь определенный охват вне контекста судебного разбирательства. Несмотря на его
отсутствие в статье 66 и Правилах процедуры и доказывания, история разработки и тот
факт, что статья 66 отделена от статьи 67, в которой содержатся все права на защиту,
характерные для судебного разбирательства, указывают на то, что презумпция
невиновности может выходить за рамки самого суда. Следует отметить, что данный
аспект получил значительное развитие в Международном уголовном суде посредством
прецедентного права и был признан частью презумпции невиновности. 127 В то же время,
непроцессуальный аспект не является конкретной инструкцией, но при этом не позволяет
неосужденным лицам получать такое же обращение, как и осужденным. К данной
категории можно отнести отказ от наказания неосужденных за преступление и
недопущение того, чтобы другие считали, что лицо было осуждено, если оно не
совершало преступление.128
В качестве примера, когда презумпция невиновности выходит за рамки судебного
разбирательства можно отметить принцип in dubio pro reo. Международным уголовным
судом был установлен факт выхода данного принципа за рамки конкретного контекста

МУС, Прокурор против Каддафи, МУС-01/11-01/11, Апелляционная камера, Решение по


127

ходатайству об отводе Прокурора, 12 июня 2012 г., пп. 24-26.

Trechsel Stefan, ‘The Right to be Presumed Innocent’, in Stefan Trechsel and Sarah Summers (eds.),
128

Human Rights in Criminal Proceedings, Oxford University Press, Oxford, 2006.


52
судебного разбирательства и его применение на всех стадиях разбирательства в МУС 129.130
Следует отметить, что принцип in dubio pro reo составляет часть процессуального аспекта
презумпции невиновности и его применение на досудебной стадии не позволяет лицу,
устанавливающему факты, срезать путь к виновности или относиться к неосужденным
лицам так, как если бы они были осуждены за совершение преступления.
Данный непроцессуальный аспект презумпции был отмечен и в судебной практике
МУС, по делу Мбарушиманы131,132 где было запрещено делать публичные заявления о
виновности в отношении людей, которые не были осуждены за преступление. В данном
контексте Международным уголовным судом была использована практика ЕСПЧ,
принимая решение о том, что заявления государственных органов не должны
«побуждать общественность верить в то, что подозреваемый виновен и предвосхищает
оценку фактов компетентным судебным органом».133 Несмотря на то, что термин
«государственный орган» может иметь широкое толкование, публичное заявление,
которое нарушает презумпцию невиновности, должно быть прямо связано с обвинениями
против обвиняемого.134 В то же время, следует отметить, что запрет публичных заявлений
о виновности неосужденных является важным требованием непроцессуального аспекта
презумпции невиновности в МУС. Данный факт связан с тем, что инциденты, приводящие
к обвинениям в Суде, часто хорошо задокументированы в международном сообществе.
Несмотря на то, что может быть известно о происшествии, вызвавшем страдания группы
людей, важно не создавать впечатление, что то, что вызвало эти страдания, является

МУС, Прокурор против Бембы, ICC-01/05-01/08, Палата предварительного производства II,


129

Решение в соответствии со статьей 61(7)(a) и (b) Римского статута по обвинениям Прокурора


против Жана - Пьер Бемба Гомбо, 15 июня 2009 г., пар. 31
Jacobs Dov, ‘Standard of Proof and Burden of Proof’, in Göran Sluiter, Håkan Friman, Suzannah
130

Linton, Sergey Vasiliev, and Salvatore Zappalá (eds.), International Criminal Procedure: Principles and
Rules, Oxford University Press, Oxford, 2013, стр. 1137
МУС, Прокурор против Мбарушиманы, ICC-01/04-01/10-51, Палата предварительного
131

производства I, Решения по ходатайству защиты о вынесении постановления о сохранении


беспристрастности судебного разбирательства, 31 января 2011 г.;
МУС, Прокурор против Каддафи, ICC-01/11-01/11, Апелляционная палата, Решение по
132

ходатайству об отводе Прокурора, 12 июня 2012 г.


ЕСПЧ, X против Нидерландов, 27 DR 37, 1981 г.; МУС, Прокурор против Мбарушиманы, ICC-
133

01/04-01/10-51, Палата предварительного производства I, Решения по ходатайству защиты о


вынесении постановления о сохранении беспристрастности разбирательства, 31 января 2011 г., п.
161.

МУС, Прокурор против Мбарушиманы, ICC-01/04-01/10-51, Палата предварительного


134

производства I, Решения по ходатайству защиты о вынесении постановления о сохранении


беспристрастности судебного разбирательства, 31 января 2011 г.
53
преступлением, и/или лицо, ответственное за эти страдания уже установлено. В то же
время, разрешить публичные заявления о виновности в инцидентах в Международном
уголовном суде может создать впечатление, что вердикты уже вынесены и что судебный
процесс является фиктивным.
При рассмотрении Римского Статута, а также Правил и прецедентного права, можно
сделать вывод, что презумпция невиновности превратилась в гораздо более надежное
право защиты, чем это обсуждалось при составлении Римского статута. В то же время,
большая часть развития произошла во время принятия решений, не направленных
исключительно на презумпцию невиновности. Например, в делах Руто и Санга,
презумпция невиновности почти не упоминается и не обсуждается в решении, хотя
решение сильно влияет на развитие презумпции невиновности в МУС. В то же время, в
практике Международного уголовного суда существуют решения непосредственно
касающиеся презумпции невиновности и сосредоточенные на непроцессуальном вопросе
публичных заявлений о виновности. Несмотря на то, что на данный момент МУС не
установил нарушения презумпции невиновности, эти дела являются примерами
сомнительных решений.
Одним из таких примеров является дело Лубанги, где сотрудник отдела
взаимодополняемости и сотрудничества прокуратуры заявил во время интервью для
прессы, что «г-н Лубанга уезжает на очень долгое время».135 Палата предварительного
производства постановила, что это заявление не нарушает презумпцию невиновности,
однако заявила, что это заявление было предвзятым по отношению к обвиняемому и
«склонно (может) нанести ущерб общественному пониманию судебного процесса» и
«подорвать репутацию Суда». Диссонанс между потенциальными убеждениями
общественности и текущим характером судебного разбирательства может в конечном
итоге поставить под сомнение законность и справедливость самого Суда.
В пресс-релизе по делу Мбарушиманы Обвинитель заявил, что Каликст
Мбарушимана был лидером Демократических сил за освобождение Руанды и что члены
этой группы совершили более трехсот изнасилований, когда группа находилась под его
руководством136. Вместо того чтобы сделать четкое заявление о том, что Мбарушимана
виновен в предполагаемых преступлениях, прокурор намекнул, что все элементы

МУС, Прокурор против Лубанги, ICC-01/04-01/06, Судебная камера I, Решение по интервью для
135

прессы с г-жой Ле Фрапер дю Хеллен, 12 мая 2010 г.

МУС, Прокурор против Мбарушиманы, ICC-01/04-01/10-51, Палата предварительного


136

производства I, Решения по ходатайству защиты о вынесении постановления о сохранении


беспристрастности судебного разбирательства, 31 января 2011 г., пар. 12.
54
изнасилования как преступления против человечности были совершены обвиняемыми.
Таким образом было связано руководство Мбарушиманы с преступлениями против
человечности, совершенными лицами, якобы находящимися под его контролем.
Однако, Палата предварительного производства постановила, что в данном случае
не было нарушения презумпции невиновности, и предпочла придать заявлению возможно
безобидный смысл, рассмотрев более широкий контекст, в котором заявление было
сделано. При этом Палата заявила, что было бы «желательным», чтобы Прокурор
сформулировал свои заявления с точки зрения утверждений, а не фактов, поскольку дело
продолжается и обвинительный приговор не был вынесен137. Неиспользование таких
терминов, как «имеются разумные основания полагать» или «предположительно», в
заявлении создает впечатление, что определенные факты и, возможно, окончательное
решение уже были доказаны в Суде138.
Рассмотрев практику МУС в этой сфере, можно сделать вывод, что он боролся с
презумпцией невиновности и пытался определить ее пределы. Хотя ни одно из дел не
привело к признанию судом нарушения презумпции невиновности, в каждом случае
решение содержало выговор прокуратуре за ее поведение и давало указания о том, что
следует изменить в будущем. В то же время, в каждом случае МУС выражал
озабоченность по поводу того, как такого рода заявления могут повлиять на законность и
беспристрастность Суда в целом в глазах общественности и международного сообщества.
Это постоянное внимание к репутации Суда при оценке того, была ли нарушена
презумпция невиновности, интересно, потому что, хотя соблюдение презумпции
невиновности может быть показателем справедливости суда, это не является его основной
целью. Как правило, поскольку презумпция невиновности является правом человека,
ущерб репутации обвиняемого находится в центре внимания, когда речь заходит о том,
была ли нарушена презумпция невиновности в результате публичного заявления о вине.
Хотя на сегодняшний день Международный уголовный суд не установил нарушения
презумпции невиновности ни в одном из рассматриваемых им дел или ситуаций, это не
означает, что нарушение не может быть установлено в будущем. Ясно, что
Международный уголовный суд развивает презумпцию невиновности в сильное право,
которое может обеспечить защиту людей, которых подозревают или обвиняют.

137
Ibid.
138
Ibid.
55
56
ГЛАВА III. ПРАВОВАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ПРЕЗУМПЦИИ
НЕВИНОВНОСТИ В УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
РМ

3.1. Место и роль презумпции невиновности обвиняемого в национальном


уголовно-процессуальном праве

Вина лица должна быть доказана в порядке, предусмотренном УПК РМ, через
механизмы, предусмотренные кодексом, таким образом, принцип законности имеет
прямое действие. В этом отношении общие принципы и нормы международного права и
международных договоров, участницей которых является Республика Молдова,
составляют неотъемлемые элементы уголовно-процессуального права.
Республика Молдова стала полноправным членом Совета Европы 13 июля 1995 г.
Решением Парламента Республики Молдова от 24 июля 1997 г., ратифицированным
ЕСПЧ, заключенным в Риме 4 ноября 1950 г., и Дополнительные протоколы №. 1, 2, 3, 4,
5, 6, 7, 8 и 11, вступившие в силу для Республики Молдова 12 сентября 1997 г. С этим
важным изменением в истории молдавского государства, принятых для обеспечения
защиты свобод и прав, закрепленных в Конвенции, над всеми лицами, находящимися под
ее эгидой. Основной закон Республики Молдова – Конституция – предусматривает ст. 4
абз. (2) что: «ЕКПЧ является неотъемлемой частью внутренней системы и подлежит
непосредственному применению, как и любой другой закон Республики Молдова, с той
идеей, что ЕКПЧ имеет приоритет над другими внутренними законами, которые ему
противоречат».
Следует отметить, что в 1924 - 1938 годах на территории МССР отрицался принцип
презумпции невиновности, а также другие основные права граждан. Во время Второй
мировой войны существовала формальная система прав и свобод, но только на
декларативном уровне. Конституции МССР 1941 и 1978 годов, хотя и претендовали на
власть народа, узаконили серьезные отступления от демократических принципов. Были
нарушены право на свободу и неприкосновенность личности, презумпция невиновности,
уважение частной жизни, свобода проживания.
В Уголовно-процессуальном кодексе МССР 1961 года отсутствовал принцип
презумпции невиновности, который ввели только в ст. 4 1 редакции от 3 ноября 1994 г. В
УПК РМ от 1994 года было закреплено положение, согласно которому, любое лицо,
обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его

57
виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного
разбирательства, при котором ему обеспечиваются все необходимые гарантии для
защиты.139
В то же время, следует отметить, что обе редакции имели одинаковую
формулировку презумпции невиновности, однако редакция 2003 г. более полно
раскрывает смысл исследуемого принципа.
Происшедшие в последнее время в нашем обществе преобразования, признание
верховенства прав и свобод человека на конституционном уровне существенно укрепили
идею демократизации и гуманизации уголовного процесса. Одной из основных задач
судебной реформы, проводимой в Республике Молдова, была и остается направленная на
защиту и безусловное соблюдение основных прав и свобод человека в уголовном
процессе, в том числе посредством его организации и проведения на принципах
состязательности, равенства и презумпции невиновности.
Презумпция невиновности, предусмотренная ст. 21 Конституции Республики
Молдова, ст. 8 УПК РМ, ст. 6 § 2 Европейской конвенции является одним из аспектов
справедливого судебного разбирательства по уголовному делу. Как отмечается в
литературе140, «неотъемлемым компонентом свободы личности и гарантией личной
безопасности, презумпция невиновности является одной из сильнейших гарантий
человеческого достоинства и свободы».
Хотя ссылки на это понятие распространены не только в доктрине, но и в других
аспектах повседневной жизни, его определение представляет собой не очень простой
процесс, в основном из-за того, что нет единого мнения относительно его содержания или
целей.
Следует отметить, что включение презумпции невиновности в принципы УПК не
только необходимо для применения практическими работниками, но и обязывает
законодателя привести все положения УПК в соответствие с этим принципом. В этом
смысле можно отметить несколько положений кодекса, которые явно вытекают из
обязанности соблюдать принцип презумпции невиновности, одним из основных
положений является обязанность прокуроров собирать доказательства, обвиняющие или
оправдывающие лицо.

Уголовно-Процессуальный Кодекс МССР 1961 года. Закон Молдавской ССР принят Верховным
139

Советом МССР 24 марта 1961 года, Кишинев, 1996. Ст. 41.


140
Cârstea C. Prezumția de nevinovăție. Importanța și locul acestui principiu în perspectiva modernizării
legislației procesual penale. В: Revista Juridică, editată de Parchetul de pe lângă Curtea de Apel
Timişoara şi Asociaţia Română de Ştiinţe Penale, Filiala Timişoara. 1996, nr.7, стр.14-21. стр. 16

58
Анализируя положение статьи 8 УПК РМ, можно подчеркнуть, что принцип
презумпции невиновности состоит из 3-х признаков:
 лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор,
пока его вина не будет доказана в соответствии с законом в открытом судебном процессе,
на котором ему были предоставлены все гарантии, необходимые для его защиты, и не
будет установлено окончательным обвинительным приговором;
 никто не обязан доказывать свою невиновность;
 выводы о виновности лица в совершении преступления не могут основываться на
предположениях, в то же время все сомнения в доказывании обвинения, не устранимого
по условиям уголовно-процессуального кодекса, толкуются в пользу подозреваемого,
обвиняемого, подсудимого.
Каждый из вышеперечисленных признаков имеет повышенную степень значимости
для соблюдения прав лица в уголовном процессе, и исключение хотя бы одного из них
существенно умаляет эти права.
Указанные признаки составляют процессуальные гарантии подозреваемого,
обвиняемого, подсудимого, дающие ему возможность эффективно защищаться в
уголовном процессе, исключая его незаконное осуждение.
В то же время, Закон об организации судебной власти в ст. 7 предусматривает:
«Каждый обвиняемый в уголовном правонарушении имеет право считаться невиновным
до тех пор, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом в открытом
судебном процессе, на котором ему были предоставлены все гарантии, необходимые для
его защиты».141 Уголовно-процессуальный кодекс и вышеупомянутый Закон дают более
широкое, чем Конституция, определение этого принципа. Международные правовые акты,
участницей которых является Республика Молдова, также содержат положения о
презумпции невиновности: ст. 11 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.);
искусство. 6 § 2 Европейской конвенции о защите прав человека (1950 г.); Статья 14.2
Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.).
Выбирая смешанное определение, стремящееся наилучшим образом отразить не
только юридическую природу презумпции невиновности, но и ее сложную структуру
гарантий, можно выделить, что презумпция невиновности является конституционным
принципом, который должен быть выгоден лицу, подозреваемому или обвиняемому в
совершении преступления, в силу которого это лицо должно рассматриваться как
невиновное лицо, пользующееся правом хранить молчание и не свидетельствовать против
141
Закон № 514 от 06.07.1995 г. о судоустройстве, опубликован: 19.10.1995 г.

59
себя, не имеющее бремени доказывания в уголовном процессе, подтверждающего его
невиновность, и, кроме того, пользу от любых остаточных и непреодолимых сомнений,
возникающих в результате расследования.
Следует отметить, что в статье 375 Кодекса РМ о правонарушениях 142 закреплена
презумпция невиновности, которая выступает как объективный правовой акт,
предусматривающий, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, при
наличии доказательств, подтверждающих его обвинение, он вправе доказывать свою
невиновность. недостоверность, следовательно, остальные обязательства ложатся на
правоохранительные органы.
В то же время, соблюдение конституционного режима Республики Молдова, в том
числе конвенций и договоров, участницей которых она является, налагает обязательство
регулировать уголовно-процессуальную деятельность в строгом соответствии с правом на
справедливое судебное разбирательство и презумпцией невиновности.
На социальном уровне презумпция невиновности способствует реализации доверия,
которое должно существовать между членами социального организма, что является
основой нормального функционирования общества. Таким образом, презумпция
невиновности также может быть описана как социальная конструкция, предназначенная
для сведения к минимуму предубеждений членов социального организма, которые могут
быть порождены простым обвинением лица. В то же время с юридической точки зрения
презумпция невиновности является процессуальной гарантией и одновременно
фундаментальным правом человека.
В последнее время наблюдается явление трансформации контуров анализируемой
презумпции, которая вместе с другими институтами уголовно-процессуального права
проходит обширный процесс переосмысления и перестройки на иные основания как
внутри страны, так и за рубежом.
Уголовно-процессуальные системы демократических государств выбрали признание
принципа in dubio pro reo в качестве гарантии, усиливающей презумпцию
невиновности.143 Эту позицию поддерживает Высшая Судебная Палата Республики
Молдова. Сомнение может возникнуть из деятельности по-разному:
• Сомнение, построенное защитой на основе предоставленных доказательств, т.е.
часто создается впечатление, что есть сомнения в доказательствах обвинения.

Кодекс о правонарушениях Республики Молдова от 24.10.2008 г. Опубликован: 16.01.2009 г. в


142

Официальном мониторе, №: 15, Дата вступления в силу: 31.05.2009 г., ст. 375
143
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010, стр. 470

60
• Когда доказательства защиты отсутствуют, сомнения могут быть вызваны
неблагоприятными обстоятельствами, т. е. несоответствием доказательств,
представленных обвинением.
• Когда доказательства обвинения непротиворечивы, здесь сомнение возникает из-за
отсутствия доказательств, доказывающих вину.
Правило толкования сомнений в пользу подсудимого включает в себя несколько
процессуальных дилемм в отношении доказательств. Статья 8, п. (3) УПК не определяет,
на кого возложена задача устранения сомнений, это вытекает из характера бремени
доказывания. Однако было бы уместно включить положение, прямо предусматривающее,
что эта роль принадлежит стороне обвинения. Следует отметить, что презумпция
невиновности устанавливает статус обвиняемого как в уголовном судопроизводстве, так и
в иных общественных отношениях, где он выступает в качестве субъекта. Применение
принципа in dubio pro reo тесно связано с презумпцией невиновности, поскольку при
вынесении обвинительного приговора суд опирается не на вероятности, а на убеждение в
том, что собранные доказательства отражают истину.144
В то же время, следует отметить, что на национальном уровне первостепенную роль
в этом отношении играет Конституционный суд, который посредством некоторых
толкований и разъяснений приходит к заполнению внутреннего вакуума, в том числе
применимости презумпции невиновности. Например, Постановлением № 27 от 17 ноября
2015 г.145 в отношении предполагаемого нарушения презумпции невиновности Суд
отметил, что это не влияет на процедуру отказа от иммунитета члена, поскольку
относится к мерам или процессуальным действиям, подлежащим применению
компетентным органом, а не виновность или невиновность депутата. Суд отметил, что
согласие парламента не является преступным деянием. Решения, принимаемые в этом
отношении структурами парламента, политическими органами по определению, являются,
таким образом, решениями политического, а не судебного характера, поэтому нет
необходимости, чтобы они соответствовали тем же критериям мотивации, что и
процессуальные действия судебных органов.
Решение парламента по запросу, сделанному в этом отношении, просто оценивает,
сделан ли запрос добросовестно, в духе институциональной лояльности, и касается ли он
144
Решение № 22 от 03.03.2008 Галацкого суда, уголовная часть
Решение Конституционного суда Республики Молдова о проверке конституционности
145

Постановления Парламента №. № 172 от 15 октября 2015 г. об утверждении снятия депутатской


неприкосновенности с депутата Парламента Владимира Филата (уведомление № 39а/2015): 27 от
17.11.2015. В: Официальный монитор Республики Молдова, 2016, №. 69-77.

61
действий, которые могут оправдать нарушение статуса парламентария. Наоборот, это
нарушило бы исключительные полномочия судебной власти и принцип разделения
властей в государстве. С этой точки зрения Суд пришел к выводу, что в данном случае
запрос, направленный в парламент, содержит минимум, необходимый для
информирования членов, и не ведет к подмене парламентом конкретных атрибутов
судебной власти, так что нарушение презумпции невиновности не может быть
поддержанным.146
К заявлениям, представленным Судом, можно добавить, что Парламент обязан
проверить, не направлена ли просьба об отказе от депутатской неприкосновенности на
деле на политическое влияние на депутата, на принуждение его к определенным
действиям или бездействию, или даже на снятие его как политического оппонента.
В другом постановлении, имеющем значительное влияние на злоупотребления
судебных органов в сфере досудебного содержания под стражей, Суд постановил 147: «84.
Однако презумпция невиновности не означает, что в ходе уголовного судопроизводства в
отношении подследственного не могут быть применены никакие процессуальные меры.
Этот принцип требует, с одной стороны, чтобы арест человека не означал, что он
будет осужден по окончании суда, но что возможно любое решение, в том числе и
оправдательный. С другой стороны, при применении меры пресечения судья не будет
обсуждать вопрос о виновности лица, подозреваемого в совершении преступления, а
только при наличии достаточных доказательств или сведений, свидетельствующих о
подозрении в том, что это лицо совершило данное деяние.
85. Лицо, к которому применена мера пресечения, в соответствии с принципом
презумпции невиновности считается невиновным и должно обращаться с ним
беспристрастно и гуманно, в условиях, не причиняющих физических или нравственных
страданий и не унижающих достоинство лица.
86. В то же время Европейский суд постановил, что презумпция в пользу
освобождения. Таким образом, до вынесения обвинительного приговора лицо должно
считаться невиновным, и основная цель статьи 5 § 3 Конвенции состоит в том, чтобы

Решение Конституционного суда Республики Молдова о проверке конституционности


146

Постановления Парламента №. № 172 от 15 октября 2015 г. об утверждении снятия депутатской


неприкосновенности с депутата Парламента Владимира Филата (уведомление № 39а/2015): 27 от
17.11.2015. В: Официальный монитор Республики Молдова, 2016, №. 69-77.
Постановление Конституционного суда Республики Молдова об исключении
147

неконституционности пунктов 3, 5, 8 и 9 статьи 186 Уголовно-процессуального кодекса (срок


предварительного заключения): № 3 от 23 февраля 2016 г. В: Официальный монитор Республики
Молдова, 2016, №. 49-54.

62
потребовать его или ее временного освобождения после того, как отпадет
необходимость в дальнейшем задержании (McKay v. The United Kingdom [MC], № 543/03,
§ 41)».
В национальной системе также можно выявить тенденции, позволяющие признать
более широкую применимость исследуемого принципа. Например, Постановлением
Конституционного суда № 21 от 20 октября 2011 г.148:
"50.., эта гарантия применима всякий раз, когда деяние, приписываемое лицу, имеет
уголовный подтекст, независимо от квалификации, присвоенной внутренним
законодательством каждого государства [таким образом, она применима, например, к
процедуре, касающейся налогового мошенничества (Heintrich v. France, §64) или в
вопросах административных санкций (Lutz v. Austria, §57)]».
Однако такое толкование применимости презумпции невиновности должно носить
ограничительный характер. Например, Конституционный суд Республики Молдова в
Решении № 35 от 19.04.2018149, основанном на исключительном случае
неконституционности в отношении ст. 318³ абз. (2) ГПК, который предусматривает, что
самостоятельного заявления потерпевшего достаточно для того, чтобы суд вынес
охранный судебный приказ в случае непосредственной опасности совершения
физического насилия, подчеркнул, что для того, чтобы иметь возможность ссылаться на
презумпцию невиновности, должно быть предъявлено уголовное обвинение по смыслу
статьи 6 § 1 Европейской конвенции о правах человека или установлено, что лица,
относящиеся к категории «агрессоров», обвиняются в гражданском процессе в
«совершении преступления». Суд также отметил, что положения статьи 318 ³ п. (2) ГПК
устанавливает презумпцию правдивости утверждений предполагаемого потерпевшего,
когда устанавливает, что его заявления достаточно для выдачи охранного ордера, в случае
непосредственной опасности совершения физического насилия.
Конституционный Суд установил, что предполагаемый потерпевший обязан указать
в заявлении о применении мер защиты обстоятельства акта насилия, интенсивность,
продолжительность, понесенные последствия и другие обстоятельства, обосновывающие
применение мер защиты. Эти условия представляют собой разграничение
вышеупомянутой презумпции, поскольку суды принимают то или иное решение в
148
Решение Конституционного суда Республики Молдова относительно толкования статьи 46 пар.
(3) Конституции (Уведомление № 17b / 2011 г.): №. 21 от 20 октября 2011 г.
Решение Конституционного суда Республики Молдова о неприемлемости уведомления №.
149

40г/2018 об исключении неконституционности некоторых положений статьи 318 3 абз. (2) ГПК
(выдача охранного ордера на основании заявления потерпевшего): №. 35 от 19.04.2018

63
зависимости от состоятельности утверждений предполагаемой жертвы. С учетом
вышеизложенного Суд счел, что оспариваемые правовые нормы не представляются
нарушающими статью 21 Конституции.150

3.2. Презумпция невиновности в судебной практике и правовые последствия


нарушения положений презумпции невиновности

Республика Молдова стала полноправным членом Совета Европы 13 июля 1995 г.


Решением Парламента Республики Молдова от 24 июля 1997 г., были ратифицированы
ЕКПЧ от 4 ноября 1950 г., и Дополнительные протоколы №. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 и 11,
вступившие в силу для Республики Молдова 12 сентября 1997 г. Конституция Республики
Молдова предусматривает в ст. 4 абз. (2) что: «ЕКПЧ является неотъемлемой частью
внутренней системы и подлежит непосредственному применению, как и любой другой
закон Республики Молдова, с той идеей, что ЕКПЧ имеет приоритет над другими
внутренними законами, которые ему противоречат».
В соответствии со ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, молдавский
законодатель закрепил в тексте ст. 21 Конституции Республики Молдова принцип,
согласно которому «любое лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается
невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в соответствии с законом в
открытом судебном процессе, на котором ему были предоставлены все гарантии,
необходимые для его защиты», и через положения из ст. 8 УПК РМ, «вина лица может
быть установлена только вступившим в законную силу приговором».
По решению №. 21 от 20 октября 2011 года Конституционный Суд постановил, что:
"50. ... в свете прецедентного права Европейского суда, презумпции невиновности,
установленной статьей 6 § 2 Европейской конвенции, эта гарантия применима всякий
раз, когда деяние, приписываемое лицу, имеет уголовный оттенок, независимо от
квалификации, присвоенной внутренним законодательством каждого государства
[таким образом, это применимо, например, к процедуре, касающейся налогового
мошенничества (Heintrich против Франции, §64) или в вопросах административных
санкций (Lutz против Австрии, §57 )]; с другой стороны, он требует, чтобы любой

Решение Конституционного суда Республики Молдова о неприемлемости уведомления №.


150

40г/2018 об исключении неконституционности некоторых положений статьи 318 3 абз. (2) ГПК
(выдача охранного ордера на основании заявления потерпевшего): №. 35 от 19.04.2018

64
представитель государства воздерживался от публичного заявления о том, что лицо, в
отношении которого ведется уголовное преследование или преследование, виновно в
инкриминируемом преступлении, до того, как его вина будет установлена решением
суда. §49)».
ЕСПЧ является международным судом, компетентным рассматривать дела о
серьезных нарушениях прав и свобод человека, гарантированных ЕКПЧ. 151 Прецедентное
право Суда является реальной движущей силой соблюдения норм национальными судами
при разрешении дел.
В связи с этим были рассмотрены многие запросы против Республики Молдова.
Большое количество санкций, неоднократно применяемых Судом к Республике Молдова
за нарушения Европейской конвенции о правах человека, свидетельствует о внутреннем
игнорировании последствий постановлений ЕСПЧ или их пренебрежении. Независимо от
того, вызвано ли оно неосведомленностью или недоброжелательностью, такое отношение
чиновников к гражданину подрывает не только международный имидж Республики
Молдова, но и доверие налогоплательщиков к государственным институтам. Полагая, что
государство несправедливо к нему относится, гражданин часто обращается в Страсбург,
осуждая тем самым свое государство за ненадлежащую деятельность.
Разъяснительным Постановлением152 Пленума Высшей судебной палаты суды были
предупреждены о правильности применения Конвенции, а для этого необходимо изучить
судебную практику ЕСПЧ, которой отведена значительная роль, с чем давать
обязательные толкования. Суды обязаны руководствоваться в судебном порядке по
большинству дел ЕСПЧ. Однако положения его Дополнительных протоколов должны
толковаться и применяться только в соответствии с прецедентной практикой Суда.
Судебная практика Европейского суда самым непосредственным образом применяется в
нашей правовой системе. Власти Республики Молдова обязаны учитывать применимость
судебных решений, независимо от того, вынесены ли они по делам, касающимся
Республики Молдова153, или часто, по делам, касающимся других государств-участников
Конвенции.

151
Dolea I., Poalelungi M. s.a., Manualul Judecătorului pe cauze penale, Chișinău 2013 , стр. 127
Решение Пленума ВСП Республики Молдова от 19.06.2000 г., №. 17 - О применении в судебной
152

практике судами отдельных положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод,
Сборник объяснительных постановлений, 2002 г.

Статья 46 абз. (1) ЕКПЧ: «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются выполнять


153

окончательные решения Суда по спорам, сторонами которых они являются.

65
В доктрине Республики Молдова указывается, что юрисдикционными актами ЕСПЧ
являются акты, посредством которых ЕСПЧ выполняет свои функции, а также правильное
применение положений ЕСПЧ. В конечном счете, любое решение ЕСПЧ является
источником юрисдикции с точки зрения применения Конвенции.
Статистика показала, что помимо нарушений ст. 2 (право на жизнь), ст. 7 (нет
наказания без закона) и др., нарушает не только уголовные дела, но и гражданские, такие
как: ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство), ст. 14 (запрет
дискриминации) и т.д. В то же время более половины судебной практики ЕСПЧ
устанавливает, что наиболее частыми являются нарушения по ст. 5, ст. 6 и ст. 13.
Следует отметить, что ст. 6, т.е. право на справедливое судебное разбирательство, не
в последнюю очередь презумпция невиновности, установленная в пункте 2 той же статьи,
становится уязвимой в судебном разбирательстве на национальном уровне. Текст,
указанный в ст. 6, абз. (2) Конвенции и степень абстракции, по этой причине необходимо
было привлечь Европейский суд по правам человека, который своей судебной практикой
дополнил соответствующими разъяснениями рамки и объем презумпции невиновности в
уголовном судопроизводстве.
Сначала Суд ввел более общее правило о том, что положения Конвенции должны
соблюдаться и применяться без ущерба для прав и свобод личности, включая принцип
презумпции невиновности. Указывалось, что суды не должны опираться на первую
концепцию, что лицо, направляемое в суд, виновно, но, соблюдая презумпцию, обязаны
тщательно исследовать доказательства, обстоятельства и иные обстоятельства дела. Что
касается прокуратуры, то они обязаны информировать человека о том, что удерживается и
каковы причины его подозрения, чтобы он мог подготовиться к защите. Суд не вышел за
рамки своих полномочий, так как презумпция невиновности играет важную роль как в
уголовном, так и в налоговом судопроизводстве или в случае применения
административных взысканий. Презумпция невиновности является одним из основных
принципов уголовного процесса, как в стране, так и в большинстве стран мира. В то же
время оно также считается одним из основных прав человека, закрепленным во многих
национальных и международных актах. Его можно рассматривать в положительном свете,
поскольку он деморализует акты коррупции.
Проблемы, связанные с нарушением ст. 6 Конвенции, составляют 90% обращений,
поданных в Суд, где жалобы приходят с утверждениями о несправедливости судебного
разбирательства и, в частности, несоблюдении презумпции. Когда подозреваемый,
обвиняемый или подсудимый делает заявления лично, либо через своего защитника,
нельзя говорить о нарушении принципа презумпции невиновности. В то же время эти
66
заявления могут оказать негативное влияние на процесс, сотрудничая со СМИ, но вовсе не
в нарушение презумпции. Обращение противной стороны к средствам массовой
информации может привести к нарушению прав ответчика. Государственные органы
также не исключаются при использовании прессы. Нарушение презумпции в данном
случае является очень серьезным и может поставить дело под многочисленные вопросы и
сомнения, нанеся тем самым ущерб интересам правосудия. В деле Нотар против
Румынииимиим154 момент нарушения статьи 6, абз. 2 Конвенции, тем, что его личность
была оглашена и он был идентифицирован как совершивший преступление, без
установленного законом момента, в ходе телепередачи.
Например, Аудиовизуальный кодекс Республики Молдова 155 предусматривает
законом гарантии конфиденциальности источников информации, а также лиц, которые не
желают быть идентифицированными во время, представленное журналистами. Согласно
Кодексу этики журналистов: «Журналист соблюдает презумпцию невиновности и
считает любого человека невиновным до тех пор, пока ему не будет вынесен
окончательный и бесповоротный приговор».156
Обнародованные в СМИ сведения о деталях дела и установлении вины лица носят
исключительно информативный характер. Из-за этого общественности уже рассматривает
человека как преступника, но реальность совсем другая. В этом случае лицо, официально
заявившее в печати о своей виновности, которая подлежит установлению, может затем
потребовать от источников информации возмещения морального и материального ущерба,
заявив, что его честь и достоинство были задеты. Однако некорректное использование
основных терминов «подозреваемый», «обвиняемый» или «подсудимый», которое часто
сбивает журналистов с толку, прямо нарушает презумпцию виновности. Например, в
средствах массовой информации нередко можно встретить заголовок «Виновники
задержаны», в котором упоминается, что им грозит определенное наказание. В данном
случае по принципу презумпции невиновности лицо признается виновным при
вступлении в законную силу судебного решения, соответственно газетная статья
противоречит данной правовой норме. Журналисты должны по возможности
руководствоваться рекомендациями, чтобы избежать нарушений.
Учреждение СМИ часто проводит реальные судебные процессы, параллельные
уголовному, приглашаются потерпевшие, пострадавшие, так называемые «эксперты»,

154
Решение ЕСПЧ по делу Нотар против Румынии от 20 апреля 2004 г.
155
Аудиовизуальный кодекс Республики Молдова опубликован: 18.08.2006, ст. 14
156
Кодекс этики журналистов Республики Молдова (новая редакция) статья 4, пункт 4.9

67
заслушиваются свидетели, представляются записи, анализируются предыстории перед
рассматриваемым делом. Таким образом, становится очевидным, что такого рода
судебные процессы в средствах массовой информации крайне вредны, так как могут
породить как широкий поток мнений, наносящий вред обвиняемому, так и неоспоримое
давление на судебную власть, особенно на суды, уполномоченные выносить решения по
этому вопросу.157 Публичное заявление о том, что в отношении лица возбуждено
уголовное дело, сразу создает впечатление, что лицо уже виновно, если оно привлечено к
ответственности.
В деле Рупа против Румынии158, Суд отклонил защиту румынского государства на
том основании, что оно не может быть привлечено к ответственности за действия частной
телекомпании или газеты, поскольку государство не предоставило разъяснений
относительно внешнего вида информации, представленной прессой, в случае, если были
признаки того, что они исходили даже от государственных органов. Разглашение в печати
сведений, в которых лица доводятся до всеобщего сведения как виновные в совершении
преступных деяний, прямо означает нарушение презумпции невиновности. Здесь суд
установил нарушение ст. 6, абз. 1,2,3 Конвенции.
В доктрине также были обозначены два мнения, с «за» и «против» прессы в
уголовном процессе, но в любом случае на журналистов не может быть наложено никаких
ограничений, потому что это нарушило бы их профессиональные принципы. Поэтому
компетентные органы должны соблюдать баланс в таких ситуациях, потому что пресса
всегда и везде будет усиленно искать изображения или информацию, компрометирующие
интерес и рейтинг станции, через которую будет передаваться информация. Важно знать,
что свобода выражения мнений в прессе противоречит основным правам лиц,
находящихся под следствием, в частности, в отношении соблюдения презумпции
невиновности и права на неприкосновенность частной жизни. Соотношение между
презумпцией невиновности и свободой ценообразования истолковывается в прецедентном
праве Европейского суда по правам человека, который установил, что право граждан на
информацию может быть ограничено необходимостью предоставлять информацию с
осторожностью и осмотрительностью. необходимо для соблюдения презумпции. 159

157
Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010, стр.117-118
158
ЕСПЧ, Дело Рупа против Румынии от 16.12.2008, окончательное решение 16 марта 2009 г.

Lazur Irina, Stepanov Georgeta, Rusnac Ludmila, Ghid de bune practice jurnalistice, Mass –media și
159

prezumția de nevinovăție, Consiliul de Presă din RM, Chișinău 2012, стр. 9-10
68
Европейский суд постановил, что заявление о виновности лица, обвиняемого в
совершении преступления, сделанное в вопросительной или сомнительной форме, не
выходит за рамки применения ст. 6 абз. 2, потому что, если бы такое толкование было
принято, право презумпции, признанное в этом тексте, больше не имело бы силы.160
Окончательные решения Европейского суда по правам человека являются
обязательными для прокуроров по уголовным делам, прокуроров и судов. Решения
Уголовной коллегии Верховного суда, вынесенные по результатам рассмотрения жалобы
в интересах закона, являются обязательными для судов постольку, поскольку фактическая
и правовая ситуация по делу остается той, которая существовала при разрешении
обращение.161
Принцип презумпции невиновности направлен на защиту обвиняемого от
совершения преступного деяния от обвинительного приговора, не установленного
законом, и распространяется на весь уголовно-процессуальный процесс 162, в том числе на
использование доказательств. Судебная практика ЕСПЧ знает эволюцию
спровоцированных властями преступлений, устанавливающую нарушение ст. 6
Конвенции. В деле Луди против Швейцарии163 заявитель сообщил Суду, что, помимо
других нарушений, он также нарушил ст. 6, абз. 1 и 2 Конвенции, на том основании, что
совершенное им преступление было спровоцировано полицией, то есть государственными
органами. В деле «Худобин против России»164 Суд отметил, что для санкционирования
следственных действий необходима предсказуемая процедура, в то же время
подвергающая их проверке, чтобы обеспечить гарантию добросовестности властей. В деле
Бернар против Франции165 Суд установил, что презумпция невиновности могла быть
нарушена на этапе сбора доказательств.
Если решение судьи приводит к осуждению только на основании доказательств,
исследованных в уголовном производстве, без возможности оспорить их в суде, имеет
место вмешательство в процесс оправдания мнимо невиновного лица до установления его
вины в судебном порядке.166
160
Bîrsan C. Convenția europeană a drepturilor omului, comentariu pe articole, vol I, Drepturi si
libertăți, Ed. All. Beck, București, 2005, стр. 546
161
I Dolea I., Poalelungi M. s.a., Manualul Judecătorului pe cauze penale, Chișinău 2013 , стр. 56
162
ЕСПЧ, дело Нолькенбокхольф против Германии от 25.08.1987
163
ЕСПЧ, Дело Луди против Швейцарии от 15 июня 1992 г.
164
ЕСПЧ, Дело Худобин против России, 26 октября 2006 г.
165
ЕСПЧ, Дело Бернар против Франции от 23 апреля 1998 г.
166
Lancranjan Alexandru Carmen. Încălcarea prezumției de nevinovăție prin declarațiile oficiale ale
reprezentanților statului, București 2009, стр. 8
69
ЕКПЧ утверждал, что более подходящей формой возмещения ущерба в случае
нарушения права на справедливое судебное разбирательство является возвращение,
насколько это возможно, лиц, подозреваемых или обвиняемых в котором было бы
известно, что их права не были нарушены. То есть в общих чертах учитывается, насколько
соответствующее нарушение определило судьбу процесса, и если нарушений не было
допущено, то вероятность вынесения другого решения была очень высока. Если это
нарушение привело к ошибочному разрешению дела, то это послужило бы основанием
для пересмотра. И, если это нарушение не привело к неправильному разрешению дела, то
возможность смягчения наказания могла быть оценена, но без пересмотра дела, по
существу.
Экстернализируется роль судебной практики ЕСПЧ в выявлении правовой природы
правоотношений и выявлении дилемм, с которыми сталкиваются национальные суды в
соответствии с Конвенцией. Вклад Европейского суда является процессуальной основой
для обязательств правоохранительных органов по соблюдению прав и правовых рамок.
Суд заявляет, что положения Конвенции должны применяться конкретно и эффективно,
без иллюзионистских теорий. Установление презумпции невиновности следует понимать
правильно, так как оно не направлено на то, чтобы воспрепятствовать отправлению
правосудия, но дает некоторые гарантии обвиняемым, чтобы они выиграли от
справедливого судебного разбирательства.
Директива ЕС 2016/343167 констатирует, что на нынешнем этапе развития
национального права, а также судебной практики принятие законодательства на уровне
Союза о презумпции невиновности в отношении юридических лиц является
преждевременным. Вышеупомянутая директива направлена на неприменение ее к
юридическим лицам. Однако это не повлияет на применение презумпции невиновности к
юридическим лицам в интерпретации ЕКПЧ или ЕСПЧ. Презумпция невиновности
должна быть обеспечена в отношении юридических лиц в качестве существующей
законодательной гарантии.
В заключение можно сделать вывод, что презумпция невиновности имеет высокую
применимость в юриспруденции, поскольку часто нарушается. Поэтому этот принцип
предусмотрен ЕКПЧ, который в первую очередь требует от мировых судей и юристов его
изучения и применения, а не относится только к этому кругу субъектов. Эта гарантия,

Директива ЕС 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта 2016 г. об усилении


167

некоторых аспектов презумпции невиновности и права присутствовать на судебном


разбирательстве по уголовному делу, пункт 14

70
согласно судебной практике ЕСПЧ, является действенной. Соблюдение презумпции
невиновности устанавливает справедливость в верховенстве права, тем самым соблюдая
демократические ценности.
Решение по делу Попов против Молдовы также требовало от молдавских властей
принятия всех мер для обеспечения того, чтобы задержанные и арестованные имели право
на уважение своего имиджа и презумпцию невиновности. Необходимость тем более
актуальна, учитывая практику органов прокуратуры, к которой общественное мнение
привыкло за последние годы, и которая воспринимается как нормальное состояние.
В то же время, в судебной практике Республики Молдова при рассмотрении жалоб о
правонарушениях в судебных решениях выделяются два различных подхода. В некоторых
случаях суды придавали первостепенную силу протоколу о правонарушении, который,
исходя из презумпции законности, подлинности и достоверности, считался достаточным
для установления вины лица и наказания за него. В других случаях суды разъяснили, что,
хотя протокол о правонарушении пользуется презумпцией законности, сам по себе он не
может во всей своей полноте доказать наличие деяния, его исполнителя и вину, поскольку
этот протокол является лишь актом, посредством которого лицо обвиняется в совершении
преступления.
Например, в Решении суда сектора Чокана №. 5r-1181/2019 от 2 июля 2019 г.,
которым была отклонена апелляция, оставленная в силе Решением Коллегии по
уголовным делам Кишиневской апелляционной палаты №. 4r -2057/2019 от 15.10.2019 суд
постановил, что «протокол о правонарушении составлен с соблюдением всех норм
законодательства, так что сделанные констатирующим лицом записи в его содержании
относительно фактического положения имеют презумпция правдивости, простая
презумпция, которая может быть опровергнута любыми средствами доказывания»168. С
другой стороны, в Решении суда сектора Чокана №. 5-2117/2017 от 25 марта 2019 года,
оставлен в силе Решением Коллегии по уголовным делам Кишиневской апелляционной
палаты Постановлением № 4 r -2561/2020 от 30.11.2020 суд удовлетворил жалобу,
мотивируя это тем, что «…сторона обвинения представила исключительно протокол о
правонарушении, установив «ex propriis sensibus» факт правонарушения, т.е. «по своим
ощущениям». Таким образом, чтобы поддержать их, он должен был явиться в суд, а
также представить доказательства относительно выводов».169

Решение суда Кишинэу, сектора Чокана, от 2 июля 2019 г., дело №. 5r-1181/19, оставленный в
168

силе Решением Апелляционной палаты от 15 октября 2019 г., дело №. 4 r -2057/2019


Решение суда Кишинэу, сектора Чокана, от 25 марта 2019 г., дело №. 5-2117/2017, оставлено в
169

силе решением Апелляционной палаты от 30 ноября 2020 г., дело №. 4 r-2561/2020


71
Можно сделать обоснованный вывод, что в отношении порядка нарушения при
рассмотрении жалоб действуют две основные презумпции: презумпция правдивости
административного акта и презумпция невиновности лица, которому этот акт адресован.
Решение судов вытекает из важности, придаваемой одной из презумпций по отношению к
другой. Другими словами, либо сомнение в виновности правонарушителя ставится выше
правдивости протокола о правонарушении, либо административные акты в процессе о
правонарушении считаются доказывающими вину лица, на которое наложены санкции, до
тех пор, пока не будет доказано обратное.
Таким образом, при отсутствии четких положений о порядке рассмотрения
апелляций и применимых принципах национальные суды должны руководствоваться
принципами, характерными для рассмотрения дела о правонарушении, среди прочего,
принципом справедливости, закрепленным в ст. 7 Кодекса о правонарушениях, согласно
которой «лицо может быть привлечено к ответственности только за правонарушение, в
отношении которого доказана его вина, с соблюдением норм настоящего Кодекса» и
принцип презумпции невиновности, регламентированный ст. 375 Кодекса о
правонарушениях, согласно которой «лицо, обвиняемое в совершении правонарушения,
считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке,
предусмотренном настоящим Кодексом».170
Властность этих положений не вызывает сомнений, либо законность
ответственности предполагает соблюдение принципа презумпции невиновности, что по
существу предполагает, что бремя доказывания лежит на стороне обвинения и всякое
сомнение в пользу правонарушителя по принципу in dubio pro reo.
В принципе такой подход не противоречит ст. 6 § 2 Европейской конвенции о правах
человека, если при рассмотрении жалоб соблюдается право на защиту. В своей практике
ЕСПЧ не предоставил явного средства правовой защиты для согласования презумпции
достоверности записи о правонарушении и презумпции невиновности. Последние могут
сосуществовать с другими презумпциями, существующими в определенной правовой
системе, но не противоречащими гарантиям права на защиту.
В смысле применения презумпции невиновности в административных
правонарушениях в европейском прецедентном праве можно отметить дело Салабьяку
против Франции171, в котором Европейский суд по правам человека постановил, что
Кодекс о правонарушениях Республики Молдова №. 218 от 24.10.2008. В силе с 16.01.2009.
170

Опубликован в: Официальный монитор Республики Молдова, 2016, №. 441-451, ст. 879.

Решение Европейского суда по правам человека по делу Салабьяку против Франции от 7


171

октября 1988 г., окончательное решение от 30 июня 2004 г.


72
«Презумпция невиновности не является абсолютной, поскольку юридические или
фактические презумпции действуют в каждой правовой системе, и Конвенция не
запрещает их в принципе, пока государства соблюдают определенные разумные пределы
и не нарушают права на защиту.». А позже, в деле Вастберга Такси Актиеболаг и Вулик
против Швеции, Суд повторил предыдущий вывод, заявив, что «государства должны
соблюдать баланс […] используемые средства должны быть разумно соразмерны
преследуемой законной цели».172
В таких случаях, при отсутствии минимального набора доказательств, презумпция
правдивости сообщения о правонарушении ни в какой форме не может быть поставлена
выше презумпции невиновности в процессуальном плане.
В заключение, при рассмотрении конкретной апелляции судья обязан определить
предпосылки необходимого справедливого баланса между презумпцией правдивости
записи об установлении правонарушения и презумпцией невиновности правонарушителя,
обеспечив соблюдение им полные процессуальные гарантии привлечения к
ответственности путем вынесения решения, соответствующего как правовой базе
правонарушений, так и нормам европейской судебной практики в этой сфере.
О совершаемых в Республике Молдова нарушениях презумпции невиновности также
свидетельствуют запросы, направляемые в Коллегию адвокатов, Генеральному прокурору,
Министру юстиции, Председателю Высшего совета магистратуры, 173 который
предупреждает государственные учреждения о неоднократных случаях нарушения прав
человека, прав и законных интересов и/или клиентов, многие из которых носят системный
характер, также ссылаясь на нарушение презумпции невиновности, а именно:
 умышленная утечка информации из уголовных дел в прессу с целью
манипулирования общественным мнением и создания негативного имиджа человека;
 публичное оглашение сведений, в том числе персональных данных, об обвиняемых
лицах до установления их вины и признание их виновными в совершении преступления.
Тщательный анализ дел, рассмотренных в последние годы, особенно дел
политического характера, показывает, что национальные судебные органы, затрудняются
найти баланс между правом общества на информацию и основными правами человека.
Напротив, ясно, что они взяли на себя дискреционную свободу передачи любой

Решение Европейского суда по правам человека по делу Вастберга Такси Актиеболаг и Вулик
172

против Швеции от 23 июля 2002, окончательное решение от 21 мая 2003

Uniunea Avocaților din Republica Moldova. Uniunea Avocaților bate alarma: încălcarea drepturilor
173

capătă un caracter sistemic Доступен по ссылке: http://uam.md/index.php?


pag=news&id=875&rid=1107&l=ro
73
информации в связи с предполагаемым совершением гражданами преступных деяний, что
в свою очередь было подвергнуто цензуре Европейским судом.
Спорный вопрос о соотношении права на справедливое судебное разбирательство и
свободу выражения мнений, исследованный со ссылкой как на национальное
законодательство, так и на практику ЕСПЧ, приводит к выводу, что четкое установление
границ, в которых может находиться свобода выражения мнений, уголовной деятельности
по уголовным делам является безотлагательным императивом, а создание органов
уголовного преследования для отведения роли судей путем предположения о виновности
подозреваемого на пресс-конференциях или в интервью представителям СМИ требует
вмешательства законодателя.
Следует отметить, что в соответствии со статьей 4 (3) Директивы (ЕС) 2016/343
существует возможность того, что «власти могут публично раскрывать информацию об
уголовном судопроизводстве, когда это строго необходимо по причинам уголовного
расследования или в общественных интересах»174.
В то же время, представляется необходимым дополнение статьи 21 Конституции
Республики Молдова, устанавливающей презумпцию невиновности, введением пункта 2
следующего содержания: «Лицо, в отношении которого имеются достаточные
основания полагать, что оно совершило или покушалось на совершение правонарушения,
не может быть свободно заслушано в связи с такими действиями до тех пор, пока оно
не будет проинформировано о: а) праве делать заявления, отвечать на вопросы или
хранить молчание; б) праве не давать самообвиняющих показаний и не признавать себя
виновным».
Также, в рамках необходимости усовершенствования законодательства Республики
Молдова, представляется необходимым включить положение, прямо предусматривающее,
что роль устранения сомнений принадлежит стороне обвинения, так как Статья 8, п. (3)
УПК РМ не определяет, на кого возложена задача устранения сомнений и это вытекает из
характера бремени доказывания.

Директива (ЕС) 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта 2016 г. об усилении


174

некоторых аспектов презумпции невиновности и права присутствовать на судебном


разбирательстве по уголовному делу

74
В то же время, в соответствии с Директивой (ЕС) 2016/343 175, предлагается внести
изменения в статью 8 УПК Республики Молдова, добавив два новых абзаца следующего
содержания:
«(4) В ходе уголовного расследования запрещаются публичные сообщения,
публичные заявления, а также предоставление другой информации, прямо или косвенно,
от органов государственной власти или любого другого физического или юридического
лица о фактах и лицах, подлежащих этим процедурам. Нарушение этой обязанности
является преступлением и влечет за собой уголовную ответственность.
(5) В ходе уголовного процесса запрещается публичное представление лиц,
подозреваемых в совершении преступлений, с наручниками или иными средствами
иммобилизации или воздействующими иными средствами, которые могут создать в
общественном сознании их виновность в совершении преступлений». 176
Несмотря на то, что презумпция невиновности включена в статью, регулирующую
справедливое судебное разбирательство, определенное в ст. 6, абз. 2 ЕКПЧ,
представляется необходимым включение в Конвенцию отдельной статьи под названием
«Презумпция невиновности», которая будет закреплять как общее правило, так и цели
этого принципа, чтобы избежать ошибок, связанных с незнанием этой гарантии.
Презумпция невиновности может быть нарушена в любом случае нарушения
правовых норм, учитывая расширенное значение принципа в терминологическом
отношении, включающее не только случаи доказывания невиновности лиц, включенных в
уголовное судопроизводство, но и время, когда обвинительный приговор не может быть
вынесен из-за процессуальных препятствий. Было бы уместно включить судебные ошибки
в категорию нарушений презумпции невиновности, за которые потерпевшая сторона
имеет право на компенсацию.
Что же касается санкций за нарушение определенных правовых норм, можно
выделить несколько их видов в Уголовно-процессуальном законодательстве РМ. Из
большинства, на которые ссылается УПК РМ, за нарушение принципа презумпции
невиновности можно отнести в качестве санкции: признание недействительным, штраф и
исключение незаконных доказательств. Штраф носит характер санкции, а два других
скорее рассматриваются как средства правовой защиты в уголовном процессе. Нарушение

Директива (ЕС) 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта 2016 г. об усилении


175

некоторых аспектов презумпции невиновности и права присутствовать на судебном


разбирательстве по уголовному делу.
176
Bâcu Igor, Garanțiile constituționale ale realizării dreptului la un proces echitabil, Chișinău, 2020

75
принципа in dubio pro reo относится к вопросам, связанным с толкованием и оценкой
доказательств, при этом санкция о недействительности является случайной, когда
выясняется, что суд реализовал свои полномочия в этом вопросе, вынеся решение, в
основном необоснованное, но также и незаконное. это дело вызвано несоблюдением
требования стандарта убеждения, необходимого для вынесения обвинительного решения.
Исключение незаконных доказательств для презумпции невиновности является более
проблематичным с точки зрения права хранить молчание и не свидетельствовать против
самого себя. Когда обнаруживается их нарушение, исключение незаконных доказательств
выступает в качестве официального средства защиты и гарантии презумпции
невиновности. В то же время, штраф выступает способом воспитания участников
процесса при несоблюдении ими данного принципа.
Для более глубокого и детального изучения представленной был использован ряд
конкретных методов исследования социально-гуманитарных проблем, таких как:
логический метод (анализ и синтез), исторический, системный, динамический анализ (в
ретроспективе и перспективе), а также сравнительно-правовой метод.
Метод синтеза был использован для обобщения аспектов анализа и для четкого
определения личных рекомендаций и предложений de lege ferenda. Сравнительный метод
позволил изучить правовые нормы уголовно-процессуального характера по сравнению с
нормами, предлагаемыми Европейским судом по правам человека.
Метод исследования документов обогатил теоретическое содержание работы, и в
процессе представления и выделения основных идей теоретическая поддержка статьи
была дополнена множеством примеров из судебной практики. В теоретико-
методологической системе проведенного анализа приоритетная роль отводится
фундаментальным международным и национальным актам.
В заключение следует отметить, что более глубокий подход к гарантии презумпции
невиновности, оправдан не столько необходимостью борьбы со злоупотреблениями со
стороны судей, сколько соображениями, связанными с балансировкой соотношения
между государством и личностью и защиты фундаментальных ценностей, которые могут
быть нарушены вынесением неправомерного приговора.

76
ОБЩИЕ ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ
В настоящее время презумпция невиновности вместе с другими институтами
уголовно-процессуального права переживает широкий процесс реинтеграции и
переселения, в связи с внесением изменений в Уголовный кодекс и Уголовно-
процессуальный кодекс. В глобальном масштабе презумпция охватывает аналитический
период развития конкретных явлений в обществе. Явления справедливости, прошедшие
через несколько периодов, показывают, что провозглашение презумпции невиновности
вызывает стремление к ее развитию и является гарантом регламентации, которую трудно
соблюдать. Многие авторы выдвигают разные идеи, концепции, мнения по этому
принципу, а судебная практика как на национальном, так и на международном уровне
показывает, насколько они уязвимы в области соблюдения принципа презумпции
невиновности. Со временем эта гарантия поднялась до уровня принципа и основного
права человека, обеспечивающего защиту в конфликтных ситуациях, и в то же время
имеющего императивный характер для органов государственной власти, для СМИ и даже
для населения уважать презумпцию и воздерживаться от выводов о виновности лица,
когда нет вступившего в законную силу судебного решения.
Тем не менее, ограниченное правовое регулирование презумпции невиновности, а
также неопределенный характер отдельных положений действующего УПК РМ в этой
сфере, повлекли неоднозначное понимание, как учеными процессуалистами, так и
правоприменителями. Пока права человека, в том числе права человека, в отношении
которого осуществляется правосудие, имеют приоритет над признанными основными
правами, презумпция невиновности способствует правовой защите человека, обеспечивая
гарантии в обществе и уголовном процессе.
На территории Республики Молдова, а также ЕС по-прежнему много нарушений
презумпции невиновности. Защита прав физических и юридических лиц в части
презумпции невиновности должна обеспечиваться действующим законодательством и
судебной практикой. Этот принцип не должен оставаться на теоретическом уровне, а
также находить свое закрепление в практике. Реализация принципа презумпции
невиновности не должна быть ограничена многократным закреплением в национальных и
международных актах, но и должна быть отражена в практике судебных инстанций.
Презумпцию невиновности можно понимать не только как правило, но и как
институт, вырабатывающий гарантии в пользу подозреваемого или обвиняемого. К
функциям презумпции относится защита личности, т. е. защита от принуждения, что
указывает на широкий диапазон применимости этого принципа. Соблюдение презумпции

77
предписывает необходимость окончательного судебного решения в отношении
обвиняемого либо для его оправдания, либо для осуждения.
Проанализировав реализацию данного принципа на практике, можно сделать вывод,
что его нарушение происходит не только в Республике Молдова, но и во многих странах с
более развитой законодательной системой. В то же время, необходимо разработать
средства правовой защиты в силу обеспечения существования и обеспечения действия
принципа in dubio pro reo.
Говоря об уголовно-процессуальном праве, можно отметить институт жалобы
прокурора, осуществляющего надзор за уголовным расследованием, или, что не менее
важно, иерархически вышестоящего прокурора. Но нельзя упускать тот факт, что
прокурор не беспристрастен и независим, и из-за этого не исключена возможность не
получить справедливой защиты. Правило толкования сомнений в пользу подсудимого
включает в себя несколько процессуальных дилемм в отношении доказательств. Статья 8,
п. (3) УПК не определяет, на кого возложена задача устранения сомнений, это вытекает из
характера бремени доказывания. Однако было бы уместно включить положение, прямо
предусматривающее, что эта роль принадлежит стороне обвинения.
В то же время следует отметить, что именно суд может обеспечить презумпцию
невиновности, но не имеет в своем распоряжении всех инструментов защиты от всех
видов нарушений. Сохраняя свою беспристрастность, судья косвенно защищает
презумпцию невиновности, поскольку его юридическая деятельность в судебном процессе
строго связана с судебными органами. В то же время, презумпция невиновности
охраняется и может быть защищена порядком пересмотра вступивших в законную силу
судебных решений. Мерой по исправлению положения может также быть помещение
подозреваемого или обвиняемого в положение, в котором он находился бы, если бы
нарушение не было совершено, с целью сохранения права на справедливое судебное
разбирательство, строго связанного с презумпцией невиновности.
Не менее важным аспектом не только для принципа презумпции невиновности, но и
для всего процесса является право на доступ к защитнику, размещение гарантии высокого
уровня защиты презумпции невиновности не только на территории Республики Молдова,
но и во всех государствах-членах Европейского Союза.
Несмотря на то, что презумпция невиновности включена в статью, регулирующую
справедливое судебное разбирательство, определенное в ст. 6, абз. 2 ЕКПЧ,
представляется необходимым включение в Конвенцию отдельной статьи под названием
«Презумпция невиновности», которая будет закреплять как общее правило, так и цели
этого принципа, чтобы избежать ошибок, связанных с незнанием этой гарантии.
78
Презумпция невиновности может быть нарушена в любом случае нарушения
правовых норм, учитывая расширенное значение принципа в терминологическом
отношении, включающее не только случаи доказывания невиновности лиц, включенных в
уголовное судопроизводство, но и время, когда обвинительный приговор не может быть
вынесен из-за процессуальных препятствий. Было бы уместно включить судебные ошибки
в категорию нарушений презумпции невиновности, за которые потерпевшая сторона
имеет право на компенсацию.
В заключение можно сделать вывод, что презумпция невиновности имеет высокую
применимость в юриспруденции, поскольку часто нарушается. Поэтому этот принцип
предусмотрен ЕКПЧ, который в первую очередь требует от мировых судей и юристов его
изучения и применения, а не относится только к этому кругу субъектов. Эта гарантия,
согласно судебной практике ЕСПЧ, является действенной. Соблюдение презумпции
невиновности устанавливает справедливость в верховенстве права, тем самым соблюдая
демократические ценности.
Время показывает, что Республика Молдова с каждым днем стремится к демократии,
верховенству закона и справедливым ценностям правосудия. В зависимости от принципа
презумпции невиновности и не только, государству выгодно сбалансировать свою
функциональность в своей деятельности. Органы государственной власти должны
постоянно соблюдать выработанные законодательными органами требования во
избежание недоверия населения и совершения ошибок в уголовном судопроизводстве.

79
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
I. Нормативно-правовые акты
1. Статут Международного суда ООН от 26 июня 1945
2. Всеобщая декларация прав человека, принята Генеральной Ассамблеей
ООН 10.12.1948
3. Уголовно-Процессуальный Кодекс МССР 1961 года. Закон Молдавской
ССР принят Верховным Советом МССР 24 марта 1961 года
4. Международный пакт о гражданских и политических правах, Принят и
открыт для подписания, ратификации и присоединения
резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 2200 А (XXI) от 16.12.1966
5. Американская конвенция о правах человека, Принята Межамериканской
конференцией по правам человека 22 ноября 1969 г.
6. Constituția României din 21 noiembrie 1991, Publicat în MONITORUL
OFICIAL nr. 233 din 21 noiembrie 1991
7. Конституция Республики Молдова, опубликована: 12 августа 1994 г. в
Официальном мониторе № 1 Дата вступления в силу: 27 августа 1994 г.
8. Закон № 514 от 06.07.1995 г. о судоустройстве, опубликован: 19.10.1995 г.
9. Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод
(заключена в Риме 04.11.1950). Ратифицирована постановлением Парламента РМ №1298
от 21.07.1997.
10. Римский статут Международного уголовного суда от 7 июля 1998 года
11. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова №. 122
опубликовано: 07.06.2003 в Официальном мониторе № 104-110 ст. № 447 Дата вступления
в силу: 12.06.2003
12. Кодекс телевидения и радио Республики Молдова № 260 от 27.07.2006
13. Кодекс о правонарушениях Республики Молдова от 24.10.2008 г.
Опубликован: 16.01.2009 г. в Официальном мониторе, №: 15, Дата вступления в силу:
31.05.2009 г., ст. 375
14. Деонтологический кодекс журналиста Республики Молдова от 2019 года

II. Специальная правовая литература: отдельные издания, научные статьи,


диссертации, авторефераты диссертаций и другие публикации.
Издания с одним/двумя авторами:
1. Anton Eugen. Probe, Interzicerea mijloacelor de constrîngere, Revista de Drept
Penal, București 2000
80
2. Ashworth A., Principles of Criminal Law, third edition, Oxford University Press,
1999.
3. Ashworth Andrew ‘Four Threats to the Presumption of Innocence’, African Law
J., 2006
4. Bâcu Igor, Garanțiile constituționale ale realizării dreptului la un proces
echitabil, Chișinău, 2020
5. Bîrsan C. Convenția europeană a drepturilor omului, comentariu pe articole, vol
I, Drepturi si libertăți, Ed. All. Beck, București, 2005
6. Campbell Liz, ‘Criminal Labels, the European Convention on Human Rights and
the Presumption of Innocence’ 76(4) Mod. Law Rev. 2013
7. Cârstea C. Prezumția de nevinovăție. Importanța și locul acestui principiu în
perspectiva modernizării legislației procesual penale. В: Revista Juridică, editată de Parchetul
de pe lângă Curtea de Apel Timişoara şi Asociaţia Română de Ştiinţe Penale, Filiala Timişoara.
1996, nr.7, стр.14-21.
8. Cheng Bin, General Principles of Law, Cambridge University Press, 1993
9. Cherif Bassiouni M, ‘Human Rights in the Context of Criminal Justice:
Identifying International Procedural Protections and Equivalent Protections in National
Constitutions’ Duke J. Comp. & Int. Law (1993) 235-236
10. Chiriță Radu, Dreptul la un proces echitabil, Ed. Universul Juridic, 2008, 472
страниц
11. Clayton Richard, The Law of Human Rights, Ed. Oxford University Press, 2000
12. Coleman Michelle, ‘The Tension between the Presumption of Innocence and
Victims’ Participation Rights at the International Criminal Court’ Int. Crim. Law Rev. 2020
13. Coleman Michelle, The Presumption of Innocence in International Human Rights
and Criminal Law, Routledge, London, 2021
14. Dennis I., ‘Reverse Onuses and the Presumption of Innocence: In Search of
Principle’ Criminal Law Review, 2005
15. Dolea I., Poalelungi M. s.a., Manualul Judecătorului pe cauze penale, Chișinău
2013
16. Dolea Igor. Drepturile persoanei în probatoriul penal, conceptul promovării
elemental privat, Chișinău 2009
17. Friedman R.D., ‘A Presumption of Innocence, Not of Even Odds’ Stanford Law
Review, 1999–2000
18. Gentimir Alina, Evoluția reglementării principiului prezumției de nevinovăție în
legislația procesual penală română, Iași 2007
81
19. Gray A., ‘Constitutionally Protecting the Presumption of Innocence’, University
of Tasmania Law Review, 2012
20. Hock Lai Ho, ‘The Presumption of Innocence as a Human Right’ в Criminal
Evidence and Human Rights, ed. Paul Roberts and Jill Hunter, Oxford: Hart Publishing, 2012
21. Jacobs Dov, ‘Standard of Proof and Burden of Proof’, in Göran Sluiter, Håkan
Friman, Suzannah Linton, Sergey Vasiliev, and Salvatore Zappalá (eds.), International Criminal
Procedure: Principles and Rules, Oxford University Press, Oxford, 2013
22. Jaen Vallejo, M. Tendencias actuales de la Jurisprudencia Constitucional Penal.
Madrid. 2002
23. Juy-Burmann, R. Il processo penale in Germania. In M. Chiavario (Ed.),
Procedure penali d’Europa. Padova. 2001
24. Kim Young Sok, The Law of the International Criminal Court, William S Hein &
Co 2007
25. Lancranjan Alexandru Carmen. Încălcarea prezumției de nevinovăție prin
declarațiile oficiale ale reprezentanților statului, București 2009
26. Laudan Larry, Truth, Error and Criminal Law: An Essay in Legal Epistemology,
Cambridge University Press 2006
27. Lazur Irina, Stepanov Georgeta, Rusnac Ludmila, Ghid de bune practice
jurnalistice, Mass –media și prezumția de nevinovăție, Consiliul de Presă din RM, Chișinău
2012
28. Lippke Richard L, Taming the Presumption of Innocence, Oxford University
Press 2016
29. Mateuț GH. Prezumția de nevinovăție în lumina Convenției europene și a
reglementărilor procedural interne, dreptul nr. 1/2000
30. Mathias, E. Procedure penale. Levallois-Perret, 2007
31. Mărgineanu Iurie. Principiile Justiției penale în Republica Moldova, monograf,
2006
32. Mîrza D. - Aspecte teoretice ale prezumției de nevinovăție în doctrina și legislația
contemporană, в Revista națională de drept, nr.5, 2006
33. Palmer A, Principles of Evidence, Cavendish Publishing Australia, 1998.
34. Pătulea Vasile,” Proces echitabil” –, Editura I.R.D.O, București 2007
35. Pickett J.G., ‘The Presumption of Innocence Imperilled: The New Federal Rules
of Evidence and the Use of other Sexual-Offense Evidence in Washington’ Washington Law
Review
36. Pușcașu Voicu, Prezumția de nevinovăție, Universul Juridic, București 2010
82
37. Quintard-Morénas François, ‘The Presumption of Innocence in the French and
Anglo-American Traditions’ 58(1) American J. Comp. Law, 2010
38. Schabas William A, The European Convention on Human Rights: A
Commentary, Oxford: Oxford University Press, 2015
39. Stuckenberg, C.F. Untersuchungen zur Unschuldsvermutung. Berlin, New York.
1997
40. Stumer Andrew, The Presumption of Innocence, Hart, Oxford, 2010
41. Tanoviceanu I., Tratat de drept penal și procedură penală, Ed.II-a, vol 4,
Tipografia ”Curierul Judiciar”, București 1924
42. Trechsel Stefan, ‘The Right to be Presumed Innocent’, in Stefan Trechsel and
Sarah Summers (eds.), Human Rights in Criminal Proceedings, Oxford University Press,
Oxford, 2006
43. Tulbure A.Ș. Manual de drept procesual penal, București. Ed. Europa Nova,
1999
44. Tulbure Adrian Ștefan, Tatu Angela Maria. Tratat de drept procesual penal,
ediția II-a, România 2001
45. Zappalà Salvatore, Human Rights in International Criminal Proceedings, Oxford:
Oxford University Press, 2003
46. Zuckerman, A. The Principles of Criminal Evidence. Oxford, 1989
47. Гуценко К.Ф. – Уголовный процесс, Москва 1996
48. Кузьмина О. В. Концептуальные основы реформирования уголовного
судопроизводства в Российской Федерации. Правоведение, №2/2004.
49. Манова Н. С. Уголовный процесс: учебник. М.: Издательско - торговая
корпорация «Дашков и К», 2010
50. Мизулина Е. Б. Независимость суда еще не гарантия правосудия. Советское
Государство и право, №4/1992
51. Михайловская И. Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цель
уголовного процесса. Государство и право, №5/2005
52. Строгович М.Г. Конституционное основы правосудия в СССР. Москва
1981, стр. 325
53. Чельцов М.А. Уголовный процесс. Москва 1948

Издания с тремя и более авторами:

83
54. Blackstock Jodie, Cape Ed, Hodgson Jacqueline, Ogorodova Anna, Spronken
Taru, Inside Police Custody An Empirical Account of Suspects’ Rights in Four Jurisdictions,
Intersentia, 2014
55. Boroi Alexandru, Gorunescu Mirela, Popescu Mihaela. Dicționar de drept penal,
București 2004
56. Dolea I., Roman D., Sedlețchi Iu., Vizdoagă T. ș.a. Drept procesual penal. Ed.
Cartier Juridic. Chișinău, 2005

I. Сборники документов, судебная практика


1. Верховный суд Соединенных Штатов, Уоттс против Индианы, решение от
27 июня 1949 г.
2. Верховный суд Соединенных Штатов, Дело Спано против Нью-Йорка, 22
июня 1956 г.
3. Верховный суд Соединенных Штатов, Дело Белл против Вулфиша, 441 US
520, 1979
4. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело X против
Нидерландов, 27 DR 37, 1981
5. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Минелли
против Швейцарии, № 8660/79) от 25 марта 1983
6. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело
Нолькенбокхольф против Германии от 25 августа 1987
7. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Барбера,
Мессеге и Джабардо против Испании, № 10590/83, A/146, 6 декабря 1988
8. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Луди против
Швейцарии от 15 июня 1992
9. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Фам Хоанг
против Франции 25 сентября 1992
10. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Домбо Бехир
против Нидерландов от 27 октября 1993
11. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Аллене де
Рибемон против Франции №15175/89 от 10 февраля 1995
12. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Джона
Мюррея против Соединенного Королевства от 8 февраля 1996

84
13. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Сондерс
против Соединенного Королевства, Приложение. №. 19187/91, Постановление от 17
декабря 1996
14. Международный трибунал по бывшей Югославии в МТБЮ, Обвинитель
против Муцича и др., IT-96-21-T, Судебная камера, Постановление о ходатайствах об
отклонении обвинительного заключения при закрытии дела Обвинителя, 18 марта 1998
15. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Бернар
против Франции от 23 апреля 1998
16. Международный уголовный суд, Прокурор против Муцича и др.
(Постановление о ходатайствах о прекращении уголовного дела при прекращении дела
прокурора) IT-96-21-T, T Ch, 18 марта 1998
17. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Кордон
против Соединенного Королевства от 29 сентября 1999
18. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Хини и
МакГиннесс против Ирландии, Приложение. №. 34720/97, Постановление от 21 декабря
2000
19. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Тельфнер
против Австрии № 33501/96, 20 марта 2001
20. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Филлипс
против Соединенного Королевства, № 41087/98, 5 июля 2001
21. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Аллан против
Соединенного Королевства, Приложение. №. 48539/99, Постановление от 5 ноября 2002
22. Решение Пленума ВСП Республики Молдова от 19.06.2000 г., №. 17 - О
применении в судебной практике судами отдельных положений Конвенции о защите прав
человека и основных свобод, Сборник объяснительных постановлений, 2002
23. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Вастберга
Такси Актиеболаг и Вулик против Швеции от 23 июля 2002, окончательное решение от 21
мая 2003
24. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Y против
Норвегии № 56568/00 от 11 февраля 2003
25. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Вех против
Австрии, № 38544/97, 8 апреля 2004
26. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Нотар
против Румынии от 20 апреля 2004

85
27. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Салабьяку
против Франции от 7 октября 1988 г., окончательное решение от 30 июня 2004
28. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Капо против
Бельгии № 42914/98, 2005
29. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Зилиберберг
против Молдовы от 1 февраля 2005
30. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Капо против
Бельгии, № 42914/98 от 13 января 2005
31. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Худобин
против России, 26 октября 2006
32. Human Rights Committee, ‘General Comment No. 32: Right of Equality Before
Courts and Tribunals and to Fair Trial’,23 Августа 2007, UN Doc No CCPR/C/GC/32, 2007
33. UN HRC, General Comment No. 32 – Article 14: Right to equality before courts
and tribunals and to a fair trial (CCPR/C/ GC/32), 23 Августа 2007
34. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Муллет
против Франции, № 27521/04. от 13 сентября 2007
35. Международный уголовный суд, Прокурор против Томаса Лубанги Дьило,
ICC-01/04-01/06, Апелляционная палата, Международный уголовный суд, Решение по
апелляциям Прокурора и Решение Судебной камеры защиты I об участии потерпевших от
18 января 2008 г., 11 января 2008
36. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Попович
против Молдовы от 27.11.2007 г., окончательная версия от 2.06.2008 г., жалоба №. 289/04
и 41194/04
37. Решение № 22 от 03.03.2008 Галацкого суда, уголовная часть
38. Международный уголовный суд, Прокурор против Бембы, ICC-01/05-01/08,
Палата предварительного производства II, Решение в соответствии со статьей 61(7)(a) и
(b) Римского статута по обвинениям Прокурора против Жана - Пьер Бемба Гомбо, 15
июня 2009
39. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Рупа против
Румынии от 16.12.2008, окончательное решение 16 марта 2009
40. Международный уголовный суд, Прокурор против Лубанги, ICC-01/04-
01/06, Судебная камера I, Решение по интервью для прессы с г-жой Ле Фрапер дю Хеллен,
12 мая 2010
41. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Бруско
против Франции от 14 октября 2010
86
42. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Сандерс
против Франции, 2010
43. Международный уголовный суд, Прокурор против Мбарушиманы, ICC-
01/04-01/10-51, Палата предварительного производства I, Решения по ходатайству защиты
о вынесении постановления о сохранении беспристрастности судебного разбирательства,
31 января 2011
44. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Челик
(Бозкурт) против Турции, № 34388/05 от 12 апреля 2011
45. Решение Конституционного суда Республики Молдова относительно
толкования статьи 46 пар. (3) Конституции, №. 21 от 20 октября 2011
46. Международный уголовный суд, Прокурор против Каддафи, ICC-01/11-
01/11, Апелляционная палата, Решение по ходатайству об отводе Прокурора, 12 июня
2012
47. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Аллен против
Соединенного Королевства, № 25424/09 от 12 июля 2013
48. Международный уголовный суд, Прокурор против Руто и др., ICC-01/09-
01/11, Судебная камера V(A), Решение № 5 о проведении судебного разбирательства
(принципы и процедура рассмотрения ходатайств об отсутствии ответа), 3 июня 2014
49. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Караман
против Германии, № 17103/10 от 27.02.2014
50. Решение Конституционного суда Республики Молдова о проверке
конституционности Постановления Парламента №. № 172 от 15 октября 2015 г. об
утверждении снятия депутатской неприкосновенности с депутата Парламента Владимира
Филата, 27 от 17.11.2015. В: Официальный монитор Республики Молдова, 2016, №. 69-77.
51. Директива (ЕС) 2016/343 Европейского парламента и Совета от 9 марта
2016 г. об усилении некоторых аспектов презумпции невиновности и права
присутствовать на судебном разбирательстве по уголовному делу
52. Международный уголовный суд, Прокурор против Руто и др., ICC-01/09-
01/11, Судебная палата V(A), Публичная отредактированная версия решения по
ходатайствам защиты об оправдательных приговорах, 5 апреля 2016
53. Постановление Конституционного суда Республики Молдова об
исключении неконституционности пунктов 3, 5, 8 и 9 статьи 186 Уголовно-
процессуального кодекса (срок предварительного заключения): № 3 от 23 февраля 2016 г.
В: Официальный монитор Республики Молдова, 2016, №. 49-54.

87
54. Постановление Европейского Суда по правам человека, Дело Кемаль
Джошкун против Турции, № 45028/07, от 28 марта 2017
55. Решение Конституционного суда Республики Молдова №. 40г/2018 об
исключении неконституционности некоторых положений статьи 318 3 абз. (2) ГПК (выдача
охранного ордера на основании заявления потерпевшего): №. 35 от 19.04.2018
56. Решение суда Кишинэу, сектора Чокана, от 2 июля 2019 г., дело №. 5r-
1181/19, оставленный в силе Решением Апелляционной палаты от 15 октября 2019 г., дело
№. 4 r -2057/2019
57. Решение суда Кишинэу, сектора Чокана, от 25 марта 2019 г., дело №. 5-
2117/2017, оставлено в силе решением Апелляционной палаты от 30 ноября 2020 г., дело
№. 4 r-2561/2020
58. Совет Европы/ЕСПЧ, Руководство по статье 6 Европейской конвенции о
правах человека. Право на справедливое судебное разбирательство (уголовная часть), 31
августа 2020

II. Интернет источники

1. Uniunea Avocaților din Republica Moldova. Uniunea Avocaților bate alarma:


încălcarea drepturilor capătă un caracter sistemic Доступен по ссылке:
http://uam.md/index.php?pag=news&id=875&rid=1107&l=ro
2. Кодекс Хаммурапи в переводе Йельского проекта Авалон, доступен по
ссылке avalon.law.yale.edu/ancient/hamframe.asp по состоянию на март 2022 года.

88
DЕСLАRАȚIА РRIVIND ОRIGINАLITАTЕА TЕZЕI DЕ MASTER

Subsеmntаtul(а) ___________________________________________________________
аbsоlvеnt(ă) аl (а) Univеrsității dе Studii Роlitiсе și Есоnоmiсе Еurореnе „С. Stеrе”, Fасultаtеа
Drерt RI și Științе sосiо-umаnе, program___________________, рrоmоțiа 20___-20____,
dесlаr ре рrорriа răsрundеrе, сă tеzа dе master сu
titlul__________________________________________________________________________
_________________________________________________________________________
_____________________________________________________________________________
____
еlаbоrаtă sub îndrumаrеа dlui/dnеi
_______________________________________________, ре саrе urmеаză să о susțin în fаțа
соmisiеi, îmi араrținе și îmi аsum соnținutul асеstеiа în întrеgimе.

Dаtа ________________________ Sеmnătură master____________________

89

Вам также может понравиться