Вы находитесь на странице: 1из 460

Лютик Бухлов

БАЗИС
Геополитика и Украина
С лирическим отступлением о евреях,
совковых женщинах и образовании

Киев
2021
УДК 912.43
ББК 65.049(4Укр)
Б 94

Лютик Бухлов
Базис. Геополитика и Украина. С лирическим отступлением о евреях,
совковых женщинах и образовании. – Киев : Издательский дом Дмитрия Бураго,
2021. – 460 с.

ISBN 978-966-489-611-2

Книга о геополитике, ее влиянии на историю и сегодняшнем месте Украины


на мировой геополитической карте.

В оформлении обложки использована графика Алексея Примакова

УДК 912.43
ББК 65.049(4Укр)

ISBN 978-966-489-611-2

© Лютик Бухлов
© Издательский дом Дмитрия Бураго, 2021
Содержание

1. Географические основы геополитики.................................................... 5


1.1. Что делает географию важной?.................................................... 11
1.2. О важности географических объектов........................................ 13
1.3. Скорость коммуникаций и масса с объемом как
технологическая цель геополитики.................................................... 33
2. Краткий исторический экскурс и Мэхэн, Маккиндер,
Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский.................................................. 41
3. Уникальные события в геополитике................................................. 114
3.1. Великий Шелковый путь............................................................ 114
3.2. Римская империя и Карфаген..................................................... 119
3.3. Смены парадигмы с сухопутной на морскую и наоборот....... 124
3.4. Великобритания........................................................................... 126
4. Великобритания, США и Европа....................................................... 145
5. Разделяющие факторы в геополитике............................................... 148
5.1. Гендерные различия.................................................................... 148
5.2. Лирическое отступление о советских женщинах..................... 151
5.3. Расизм........................................................................................... 174
5.4. Национализм................................................................................ 179
5.5. Проблемы климата и миграция.................................................. 185
5.6. Коммунизм, социализм и общественные формации................ 186
6. Геополитическое место Украины....................................................... 211
7. Россия, Германия, Китай и евразийская хорда................................ 255
8. США, Великобритания и Япония...................................................... 261
9. Евреи........................................................................................................ 270
10. Россия и Украина................................................................................. 307
11. Проблема образования в Украине.................................................... 350
11.1. Специальное и высшее образование в СССР......................... 373
11.2. Внешкольная система образования.......................................... 396
11.3. Наука в СССР............................................................................. 407
12. Надежда на будущее Украины........................................................... 425
13. Футуристический мир будущего....................................................... 444

3
Из-за накала политической ситуации в Украине задачей моего краткого
опуса является лишь стремление к развитию понимания геополитических про-
цессов, влияющих на современную Украину, и не более. Данная брошюра пере-
делана мною из глав книги, издание которой в данный момент считаю бессмыс-
ленным и вредным.
Прошу памятовать, что текст отображает только субъективный взгляд,
одно из многих мнений о геополитическом развитии мира и географическом
месте территорий Украины. Итак, начнем.

4
1. Географические основы геополитики

В свое время мой товарищ, профессиональный юрист-риелтор, научил меня


пониманию стоимости недвижимости. Я спросил у него, что главное в определе-
нии цены недвижимости, что влияет прежде всего на ее цену и как он так ловко
определяет ценность той или иной недвижимости в разных городах Украины.
Признаюсь, товарищ занимался рейдерством недвижимости на заказ в конце 90-х –
начале 2000-х и был очень популярен. И потому как мы дружили и я не лез в его
тему, он ответил:
– Я тебя научу, всё просто. Во-первых, что самое главное в недвижимости? –
спросил он.
Я посмотрел на него взглядом растерянного барана, так как был совсем молод:
– Что?
– Что? Что? Место! – громко заявил он.
И снова задал вопрос:
– Во-вторых, что далее является главным в недвижимости?
Я уже совсем было напрягся, начал что-то лепетать про архитектуру и что-то
в этом роде, и он прервал меня:
– Всё фигня. Главное место – как второй фактор значимости в стоимости не-
движимости! А теперь скажи, что основное в недвижимости дальше?
Я пожал плечами и интуитивно ответил:
– Место.
Весело подперев руками поясницу, улыбаясь, с немного важным видом он
учил меня:
– Запомни, дубина! Самое главное в недвижимости – место! Все остальные
факторы второстепенны! Ведь один и тот же идентичный дом в центре Лондона,
Киева и какого-нибудь Туруханска будут иметь разную стоимость! Потому как
место! Тот же самый дом в Лондонском центре и на окраине будут иметь раз-
ную стоимость. Потому как место! Те же самые дома вдали от коммуникаций,
например, от метро и ближе к ним будут иметь разную стоимость, потому как
место! Тот же самый дом, стоящий в низинной затапливаемой пойме реки или
дом рядом на холме, будут иметь разную стоимость! И так далее. Место – главный
определяющий фактор в стоимости недвижимости! Место начинается с гео-
графии и климата. И дальше по убывающим уровням влияния расположения.
Изначально всё крутится вокруг места. И только потом будут включаться осталь-
ные факторы.
После этого разговора на фоне моего тотального увлечения историей я заин-
тересовался геополитикой и влиянием ее на историю. Низкий поклон и огромное
спасибо товарищу за то, что дал базис понимания, геополитики, где также место
является первейшим фактором.

5
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Геополитика, по сути, глобальное отображение месторасположения недвижи-


мости и знания о том, как контроль над этим месторасположением порождает
сферы влияния государств. Своего рода наука для риелторов, только крупных,
которые делят недвижимость в мировых масштабах. Крупные политики, интере-
сующиеся не только честолюбием и наполнением своих карманов, – это глобаль-
ные риелторы.
Без понимания геополитики в современном мире невозможно стать
Наполеоном, Александром Македонским, Елизаветой Первой или Петром
Великим. Потому как география планеты неизменна в значительном виде. Да,
можно прорыть Панамский канал, но для этого опять же необходимы знания гео-
графии. Где? Как? Зачем? И какова плата? Нельзя достичь мирового успеха в
политике и организации государственных образований, не зная как минимум гео-
графию окружающих территорий, а в современном мире – основных, хотя бы
общих знаний и тенденций в геополитике.
Геополитика – базис, на котором строятся государственные образования. А да-
лее следуют второстепенные факторы влияния. И они уже значительно удалены
от главного базиса.
Изучая геополитику как предмет, прежде всего, важна география. Точность
возможного прогнозирования геополитических процессов, а значит и развития
государств и отдельных территорий, зависит от глубины изучения географиче-
ского фактора.
Проще говоря, бросив взгляд на мировую географическую карту, вы поймете,
что не хватит никаких усилий человечества для того, чтобы сдвинуть, например,
Евразию или Америку. Изменить географическое положение материков нельзя
человеческими усилиями. Географическое положение территорий – это безогово-
рочная данность, аксиома, которая изначально и первично влияет на всю жизнь
человечества. Географию планеты не изменить! Можно делать небольшие кор-
ректировки в виде прорытия каналов или туннелей, незначительно исправлять
береговые линии или склоны поверхностей, но основная часть суши планеты бу-
дет оставаться неизменной для человека еще долгое время.
Само расположение суши, морей и океанов играет огромную роль в разви-
тии человечества и его государственных образований. Например, государствен-
ные образования человечества не могли априори зародиться в Гренландии или
Антарктиде, а возникли именно в местах, предрасположенных географией пла-
неты. Это банальный пример. Но если вы начнете углублять знания в географии
и истории, то к вам придет понимание того, что значительная часть всего проис-
ходившего за время существования человечества была предопределена именно
географией планеты, расположением материков и континентов, океанов и морей,
заливов и проливов, гор и равнин, рек, долин, пойм, лугов и прочих географиче-
ских факторов по убыванию.

6
1. Географические основы геополитики

Восточноафриканская рифтовая долина, долина реки Нил, долины рек Тигр и


Евфрат, долина реки Инд, Хуанхэ и Янцзы – вся колыбель человечества была пре-
допределена географией планеты. Именно география планеты предрасположила
развитие человечества в том ракурсе, который мы наблюдаем с древнейших вре-
мен до сегодняшнего дня. Влияние географии на историю человечества не про-
сто огромное, а занимает самое значительное место в изучении всего связанного
с развитием человечества, начиная с биологии, различия рас до формирования
социальных, религиозных, политических и многих других факторов. Любой во-
прос, сопряженный с историей человека, всегда имеет базис в географии плане-
ты, и их всегда незримо связывает причинно-следственная цепочка. Это аксиома.
Когда вы смотрите на себя в зеркало, то в ответе, почему вы такой, почему мысли-
те именно так, а не иначе, огромную роль играет именно география планеты. Она
незримо влияет на всё. Это как жизнь на планете Земля не состоялась бы, если бы
она была Юпитером. Место изначально определяет всё.

7
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Карта зарождающихся первых государственных образований человека.


Обратите внимание на месторасположение. Евразия. Её величина. Субтропи­
ческий климат создает необходимые оптимальные и щадящие условия для раз-
вития. Долины рек несут плодородие. Есть выход к морю. Они разделены между
собой горными системами: Благодатный полумесяц от долины реки Инд отде-
лен крупнейшей горной системой современного Ирана Загрос, а на востоке доли-
на реки Инд отделена от Китая Тибетом. Долина реки Нил окружена пустыней.
Ясли цивилизации:
1. Плодородный, или Благодатный полумесяц в долинах рек Тигр и Евфрат и
долины реки Нил.
2. Долина реки Инд.
3. Долины рек Хуанхэ и Янцзы.

8
1. Географические основы геополитики

Для понимания географии планеты нужно учитывать множество факторов.


Соответственно, на каждый фактор внутри географии влияние человека усили-
вается с развитием технологий. Это своего рода матрешка. Следующий по зна-
чимости фактор климата определяется той же географией. Именно география и
климат прежде всего повлияли на появление земледелия в колыбелях человече-
ства, на место одомашнивания лошади и появления кочевнических образований
в степи Евразии. В Америке до Колумба домашних лошадей фактически массово
не знали. Именно география и климат толкнули к Великому переселению народов
в IV–VII веках нашей эры, что в огромной мере изменило развитие человечества
в дальнейшем.
Ярким примером того, как климат повлиял на историю человечества, являет-
ся одна из цепочек событий, вызванных началом Малого ледникового периода в
XIV ве­ке. Похолодание привело к миграции грызунов, которые переносили блох,
зараженных бубонной чумой. По Евразийской степи, протянувшейся от Монголии
до побережья Черного моря, по северной ветви Великого шелкового пути зара-
женные крысы достигли портов Черного моря в 1346 году, а оттуда на генуэзских
кораблях и далее постепенно распространились по всем значимым тогдашним
портовым городам Европы. Началась эпидемия, которая вошла в историю под
названием «Черной смерти». С 1346 года эпидемия пролетела по кругу от портовых
городов через всю Европу и вернулась в земли бывшей Киевской Руси в 1352 го­ду.
Она выкосила треть населения Европы и вызвала огромные изменения в тог-
дашнем социальном строении общества, повлияла на развитие целых народов.
Именно эта эпидемия с 1348 года создала первичные предпосылки для измене-
ния средневековых устоев тогдашней Англии. Вследствие огромного количества
умерших (в некоторых местах от чумы погибло до 90 % населения) экономика
нуждалась в новых работниках. Из-за этих событий средневековое крепостни-
чество стало значительно ослабляться экономическим фактором. Работникам
начали платить деньги, перекупая их у других феодалов. Не нужно забывать и
о географическом факторе острова, омываемого Гольфстримом. Всех не приве-
зешь. Заработная плата сельских рабочих росла, землевладельцы за откуп отпу­
скали своих работников либо изменяли традиционные формы аренды земли.
К XV веку, на протяжении 50 лет после начала эпидемии, институт крепостниче-
ства в Англии фактически окончательно прекратил свое существование. Де-факто
именно климатические изменения и фактор острова подтолкнули и предопреде-
лили дальнейшие социальное развитие Англии. Процесс перехода от средневеко-
вого крепостничества до английской буржуазной революции 1640–1660 годов и
далее по нарастающей.

9
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Карта распространения чумы в Европе и на Ближнем Востоке


в 1346–1353 гг.

10
1. Географические основы геополитики

Влияние географии и климата прослеживается во всех переломных событиях


социального развития человечества. В их изучение стоит углубиться и просле-
дить причинно-следственные связи. Как результат вы поймете, какое огромное и
часто непреодолимое значение имеют география и климат.

1.1. Что делает географию важной?


Всё в мире зиждется на противоречиях и их последующем взаимодействии,
единении и образовании новых противоречий, но уже на последующих уровнях.
Свет и тьма, движение и покой, тепло и холод, плюс и минус, добро и зло, твер-
дое и мягкое, знание и мракобесие и так далее. Это Гегель. С географической
стороны геополитики всё точно так же. Важность географии как местности, с
точки зрения геополитики, балансирует на противоречии между изоляционным
и коммуникативным факторами. География местности может как разделять, так
и объединять.
Изоляция и коммуникация. Река может быть как изолирующим фактором, так
и коммуникативным. Даже сегодня современной армии реку Днепр не так просто
форсировать, не говоря уже о древности. В то же время тот же Днепр является
своего рода дорогой для судов. Вспомним торговый путь «из варяг в греки».
Горы и горные системы служат кардинальным изолирующим фактором.
Например, Тибет отделяет Китай от индийского субконтинента. Горы являют-
ся более значимыми географическими образованиями, чем реки с точки зрения
геополитики, потому как они являются более «громоздкими» и более тяжело
преодолимыми препятствиями. Но вспомним о противоречии. До массового по-
явления технологий прорытия туннелей в XIX–XX веках горы были слабо пре-
одолимым препятствием. Прорытый туннель в горах имеет коммуникативную
ценность. И чем больше препятствий создают горы, тем выше коммуникативная
ценность туннеля. И это обычно претворяет его в стратегический объект.
Таким же образом (с точки зрения геополитики) оцениваются узкие места
суши между реками, озерами, морями, не говоря уже об океанах. Панамский ка-
нал между Атлантикой и Тихим океаном сократил расстояние мореплавания с
22,5 тыс. км до 9,5 тыс. км. Задумайтесь о его важности. Экономия 13 тысяч
километров! Переведите затраты топлива на ваш личный автомобиль. Подумайте
о сэкономленном времени. А корабли плавают намного медленнее и потребляют
топлива значительно куда больше, чем ваша машина. Пропускная способность
канала свыше 18 тысяч судов в год. Задумайтесь о значении!
Точно так же это касается всех географических препятствий и их преодоления.
Даже сельский мост играет свою маленькую роль в геополитике, потому как он
может пропустить армию или задержать ее. Любые географические препятствия
могут оцениваться с точки зрения их преодоления. Военные рассчитывают про-
пускную способность моста, так как излишние скопление войск создает пробку,
сразу приобретающую вид цели.

11
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Изоляция и коммуникация! Это столпы географии, в которых ее оценивает


геополитика. Со временем мир придет к полной оцифровке большинства геогра-
фических препятствий с учетом оценки их изоляционных и коммуникативных
качеств. Это стратегический вопрос геополитики, позволяющий оценивать воз-
можности циркуляции всех ресурсов на планете.
Ввиду того, что на планете существуют крайне мало преодолимые препят-
ствия, а иногда и невозможно преодолимые, в обозримом будущем карта планеты
будет усеяна важными для геополитики объектами. Из Шанхая в Мумбаи, огибая
всю Юго-Восточную Азию, вы проплывете только через Сингапур. То есть все
грузы, идущие морем из Китая в Европу и обратно (задумайтесь о грузопотоке!),
проходят мимо Сингапура, что делает это место стратегически важным с точки
зрения геополитики. Размещая там военный контингент, вы сможете контролиро-
вать весь грузопоток и, соответственно, его «обилечивать». «Обилечивать» как?
Существует множество способов, как завуалированных, так и открытых.
Вы не проплывете из Атлантики в Средиземное море, не минуя Гибралтар. Вы
не проплывете из Новороссийска в Одессу, не минуя Крым и Севастополь. Вы не
проплывете в Черное море из Средиземного, не минуя Дарданеллы и Босфор. Вы
не попадете из Тихого океана в Арктику без Берингова пролива. Вы не проплыве-
те в Балтийское море, не минуя берега Дании. И таких точек на карте достаточно
много, все они представляют собой четкие места влияния, места силы, контроли-
руя которые возможно влиять на коммуникации.
Также есть острова и полуострова, влияющие на коммуникации. Мальта в
Средиземном море. Гавайи в Тихом океане. Окинава в Восточно-Китайском
море. Фарерские острова между Ирландией и Великобританией, закрывающие
Атлантику. Фолклендская война (1982 г.) между Великобританией и Аргентиной –
это не просто война за острова, а за то, как эти острова оказывают влияние на
все побережье Аргентины. Война за то, кто контролирует южную Атлантику, а
заодно и трафик из Южной Атлантики в Тихий.
Все небольшие «концентрированные» геополитические места силы крайне
значимы с точки зрения геополитики, так как являются своего рода тумблерами
включения и выключения коммуникативных возможностей между целыми ре-
гионами мира. Изоляция и коммуникация. «Отключите» Сингапур и разместите
там военную группировку. Как это повлияет на товарооборот Китая и части Юго-
восточной Азии с Европой, Ближним Востоком, Африкой или Индией? Что ждет
после такого потрясения экономику Китая? Поэтому китайские элиты задумыва-
ются об этом и постоянно ищут возможности для того, чтобы сгладить опреде-
ленными геополитическими действиями влияние Сингапура. Но насколько это
возможно и затратно?
В XX веке геополитика как наука подошла к осознанному пониманию того,
что каждый географический объект оценивается с точки зрения его изоляцион-
ных и коммуникативных качеств. Это четко видно на геополитических точках
силы вроде Сингапура, Панамского или Суэцкого каналов.

12
1. Географические основы геополитики

Повторюсь, все географические объекты имеют то или иное геополитическое


значение. Они в той или иной степени влияют на изоляцию или коммуникацию
между регионами, сужают или расширяют товарные потоки, циркуляцию ресур-
сов, возможности передвижения флотов и армий.
Если с географическими точками силы, концентрацией всё вроде бы более
понятно, то влияние больших объектов иногда несведущими людьми осознает-
ся не до конца. А ведь они имеют еще большую геополитическую значимость.
Большие объекты – платформы геополитики.
Большее всегда притягивает меньшее. Это утрированный закон физики.
Соответственно, больший материк имеет более высокую оценку в сравнении с
меньшим с точки зрения геополитики. Понимание геополитических платформ я
объясню позже с наглядным примером, потому как сейчас они могут немного за-
путать и увести в сторону от интереса к процессу.
Евразия с Африкой имеет значительно бόльшую площадь, чем Америки.
Соответственно население, ресурсы, потенциальные возможности экономики
здесь более значительные. В то же время величина территории Евразии и Африки
как суперконтинента предрасполагает его прежде всего к сухопутному развитию
из-за его высокой самодостаточности. Основным и главнейшим фактором, пре-
пятствующим самодостаточному сухопутному развитию на этом суперконтинен-
те, всегда являлась политическая раздробленность между государствами и на-
родами. Даже сегодня грузы из Китая в Европу и обратно проследуют через
множество границ, таможен, трат, налогов и тарифов, различных ограничений,
а через некоторые страны ввиду политической ситуации такой проезд вообще
невозможен. То есть политическая раздробленность континента препятствует
свободной циркуляции товаров и ресурсов. И самое интересное здесь то, что по-
литическая раздробленность народов, их самоидентификация прежде всего опи-
раются на географические объекты.

1.2. О важности географических объектов


Давайте вкратце пройдемся по основным географическим объектам для по-
нимания их важности с точки зрения геополитики.
Океаны, суша и воздушное пространство.
Планета Земля одна у человечества и шарообразная. При ее полном заселении
человечество никуда не денется от того, чтобы урегулировать свои внутренние
взаимоотношения и превратиться в один единый социум на планете для дальней-
шего выживания. То есть, по сути, вся история человечества – путь создания од-
ного уравновешенного социума-государства на планете Земля. Это еще не скоро
удастся сделать из-за множества значительных противоречий между группами
населения и отсутствия явной смертельной угрозы для человечества, реально пу-
гающей всех (не факт, что ее нет, но она должным образом не воспринимается).

13
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Планета Земля одна, и новый тип единого государства на планете – дело доволь-
но призрачное. Поэтому мы рассматриваем геополитику в противостоянии меж-
ду социумами на Земле, а не «планетополитику» в звездных системах (шутка).
Банальный факт: Земля разделена на сушу, океаны и воздушное пространство.
Что это значит для геополитики? Данная наука рассматривает этот вопрос с точки
зрения изоляции и коммуникации. Какая часть из этих трех составных является
более важной с точки зрения изоляции и коммуникации? Ответ таков: все три
одинаково важны! Но в определенное время в истории. И тут главную роль на-
чинают играть технологии перемещения грузов! Еще до XX века передвижение
грузов в воздушном пространстве было невозможным из-за отсутствия техно-
логий. До появления каравелл как массовой технологии мореплавания в XV ве­
ке доставка грузов морем на дальние расстояния, например из Индии в Европу,
была очень ограничена. Именно каравеллы в XV веке прекратили значение кара-
ванов Великого шелкового пути. Грузы пошли не по суше, а по морю. Каравеллы
заменили караваны.
То есть с древности до XV века масштабный грузопоток между отдаленны-
ми частями мира проходил по суше. Отсюда и значимость Великого шелково-
го пути и контроля над ним. Из Китая в Римскую империю грузы доставлялись
по суше. Между отдаленными государствами основным путем была суша. Да,
существовали значимые водные пути по рекам вроде пути из «варяг в греки»,
или транспортировка грузов в Древнем Египте по Нилу, или в Месопотамии по
Тигру и Евфрату, но они считались локальными и проходили по рекам или по бо-
лее спокойным внутренним водам Средиземного, Черного или Красного морей.
Просторы открытого океана были изолирующим фактором. До XV века груз из
Китая доставляли караваном по Великому шелковому пути на Ближний восток.
Нельзя было отправить корабль с таким же или бόльшим грузом по морю. Пока
это было не изменено набором технологий для плавания по открытому океану
на каравеллах. С появлением каравелл и навигации коммуникация с суши ушла
в океан. Он перестал играть изолирующую роль между отдаленными частями
света. Началась эпоха географических открытий. Началась эпоха доминирования
морских путей, которая однозначно длилась до XX века и длится еще и сегодня.
Что это значит? Что с XV века вам не надо было провозить груз по опасному для
него пути следования через границы, где вас могли ограбить, обложить налогом и
так далее. Груз каравеллой, минуя значительное количество рисков и границ, мог
с большей скоростью доставляться из Китая в Европу. Да, были риски природы
океана: вспомните «Венецианского купца» Шекспира, но они были меньшими,
чем риски границ. А про доставку грузов из Америк и обратно до XV века и гово-
рить нечего. После XV века море стало доминировать над сушей, потому как ос-
новные товарные потоки, коммуникативность перешли туда. Кто контролировал
море, тот контролировал и товарные потоки, богател и развивался.
История дает четкий посыл: кто контролирует товарные пути, тот развивает-
ся. Кто теряет контроль над ними, тот хиреет и иногда просто уходит в небытие.

14
1. Географические основы геополитики

Такое произошло со многими империями и государствами. Главный проигрыш


Наполеона не на полях сражений, а в Континентальной блокаде. Он условно вы­
играл около 60 сражений (некоторые сражения считаются «проигранными» из-за
явного перевеса сил и ресурсов над наполеоновской армией), но проиграл сопер-
ничество с Великобританией на море, несмотря на Континентальную блокаду,
то есть не смог взять под контроль внешние товарные потоки в континентальной
Европе. Никакие расстрелы Наполеоном контрабандистов и конфискации грузов
в портах континентальной Европы не смогли победить коммуникативного факто-
ра моря и остальных производных. Трафальгарская площадь в центре Лондона –
это памятник победе Великобритании на морях и закрепление за ней звания
владычицы морей на последующие ближайшие двести лет. Задумайтесь о зна-
чении двухсот лет контроля над самыми значимыми торговыми путями и во-
енными коммуникациями мира со всеми исходящими отсюда выгодами! Есть
чему поставить памятник.
До XV века в мировой торговле доминировала торговля посредством пере-
мещения товаров по суше. Это была парадигма суши. Затем началась парадигма
моря. И это результат технологий.
Вы скажете: а как же воздушное пространство? Ведь с XX века, с появлени-
ем соответствующих технологий, значительную часть грузов и пассажиропото-
ка начали транспортировать по воздуху. Пассажиропоток в огромной степени
перешел к воздушному транспорту, но основная часть товарных грузов вокруг
континентов (до 80 %) транспортируется морем. Более всего современные тех-
нологии уменьшили парадигму моря в транспортировке углеводородов, нефти,
газа, а также прочих жидких веществ. Но всё равно не существует трубопровода
между зоной Персидского залива и Японией. Пока нет на суше равного и луч-
шего по пропускной способности и стоимости способа перемещения товарных
контейнеров (TEU) из Китая, Индии в Европу, чем по морю. Хотя XXI век из-за
развития технологий в значительной мере ослабил морскую парадигму домини-
рующих на планете уже более 500 лет морских держав. Воздушные коммуника-
ции, безусловно, станут когда-нибудь доминирующими, но при одном условии:
появлении технологии, которая уменьшит или в значительной мере ослабит фи-
зическое земное притяжение под конкретным объектом без значительного ис-
пользования сгорания топлива со всеми исходящими отсюда выгодами. То есть
способ подъема над землей будет зависеть не от создания тяги под взлетающим
объектом, а отсутствием или значительным уменьшением конкретно под ним
сил земного притяжения. Ну это футуризм, который и может перевернуть весь
мир (шутка).
С точки зрения геополитики в ее взгляде на сушу, море и воздушное простран-
ство как составляющие земной поверхности мы подходим к концепции государств
суши и моря, которая вырабатывалась тысячелетиями до XX века. Изоляция и
коммуникация. Вода облегчает транспортировку больших судов по водным пу-
тям в любом направлении, где позволяет ватерлиния судна. Суша требует дорог,

15
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

обходящих географические препятствия. Оставим воздушное пространство,


потому как оно требует еще значительного развития технологии. Перейдем к
суше и морю.
Огромные просторы материков – суша, которая всегда давала менее затратные
ресурсы. Физическая карта планеты ярко демонстрирует это. Государственные
образования, предрасположенные географией занимать территории суши и
упирающиеся в береговую линию, или естественные преграды в виде гор всег-
да отличались самодостаточностью. Государственные образования на больших
участках суши, но все же островах требовали подвоза ресурсов с большой зем-
ли. Классическими морскими державами являются Великобритания и Япония.
Классическими сухопутными государствами – Россия и Китай. Что, прежде все-
го, бросается в глаза при определении сухопутных держав и образований? Это
величина равнинной территории, которая ограничена береговой линией или зна-
чительными географическими препятствиями. Морские державы – государства,
для которых морские коммуникации являются жизненно определяющими, и без
них данные образования в значительной степени ослабнут в развитии экономи-
ки. Остановка ввоза ресурсов в морские державы в значительной мере, в разы
уменьшит их экономику. Поэтому они исторически уделяли внимание своей мор-
ской силе, своему военному и торговому флоту, морским коммуникациям. Море
с его коммуникационными факторами лежит в благосостоянии этих образований.
Море с появлением технологий мореплавания дает повышенные коммуникаци-
онные возможности. С точки зрения геополитики море до сих остается самым
весомым фактором коммуникаций между частями мира. Естественно, кто кон-
тролирует сегодня, кто использует для своих экономик этот коммуникационный
фактор, тот и находится в более выгодном положении, потому как получает свое
рода маржу от использования мировых морских коммуникаций, может «вклю-
чать» или «выключать» блокадами морские пути, что в значительной мере влия-
ет на экономику вплоть до ее роста и падения.
Фактически до появления ядерного оружия морские блокады были способны
перенести лишь ограниченное количество огромных сухопутных государств. Но
даже Китай в XIX веке морскими блокадами поставили на колени (Опиумные во-
йны 1840–1860 гг.). То есть морские державы, используя морские коммуникации,
имеют огромные возможности. И морские коммуникации дают им значительные
экономические привилегии над другими странами, которые исторически упусти-
ли этот важный аспект. Мир четко можно разделить на сухопутные и морские
державы по той простой причине, что так расположена мировая географическая
карта. Сама география планеты это создала. И вокруг этих территорий формиру-
ются полюса силы и притяжения.
Державы суши сильны своими территориями и ресурсами. А морские – свои-
ми морскими коммуникациями и торговлей. Как морские, так и сухопутные госу-
дарства имеют свои недостатки и достоинства, которые в определенные моменты

16
1. Географические основы геополитики

(например, под влиянием технологий) могут переворачиваться с ног на голову.


Помним об изоляции и коммуникации. Вся суть лежит именно в этом.
Современная Россия – это 17 миллионов квадратных километров суши, а
Великобритания – 243 тысячи квадратных километров. В России поместится
почти 70 Великобританий. А валовый внутренний продукт по номиналу на конец
2010-х у стран, соответственно, у России 1,7 трлн дол., а Великобритании 2,6 трлн
дол. Странно? Почему в России ВВП меньше на треть, когда в ней помещается
70 Великобританий? Некоторые русофобы сразу найдут ответ вроде того, что они
ленивые и тупые. Но такой ответ говорит о том, что человек сам не блещет умом
и является как минимум малообразованным или двуличным, пытающемся хитро
унизить. Ответ в геополитике, прежде всего, базируется на географии и истории.
Великобритания – это плодородный остров, находящийся под влиянием теплого
Гольфстрима. В России 65 % территории – многолетняя мерзлота.

17
18
Упрощенная карта вечной мерзлоты России. В зоне непрерывной мерзлоты многоэтажные дома строят на сваях,
забиваемых в землю на значительную глубину, без подвалов и со специальной системой вентиляции и охлаждения,
чтоб дома не растопили мерзлоту под собой и не рухнули
1. Географические основы геополитики

То есть там, где возможна более или менее сносная жизнь, где не копнешь
метр – и там мерзлый лед с землей, остается всего 24 Великобритании. Но и в
этих 24 Великобританиях климат намного более тяжелый для жизни с огром-
ными перепадами температур, малоплодородными почвами, и его с британ-
ским не сравнить. В Англии выпустил коровку или овечку, и она щиплет трав-
ку почти круглый год. А в Московской области или даже значительно южнее
полгода скотинка должна находится в закрытом помещении, чтобы не замерзла.
Также 146 миллионам россиян жизненно необходимо отапливать свои помещения,
притом иногда очень ресурсозатратно, а в Великобритании 66 миллионов более
всего утепляются пуховыми одеялами и далеко не всегда в помещениях имеется
отопление. Заметьте, какое влияние географии и климата. Но и дальше, если рас-
сматривать это влияние сквозь призму веков, то современная Россия выросла из
своих западных лесистых областей Восточно-Европейской равнины. Вспомним
Московию, а до нее Владимиро-Суздальские и Новгородские княжества. Ведь до
монгольского нашествия и 300 лет спустя вся зона огромной, самой протяженной
в мире великой, или тогда еще называли Дикой, степи была совершенно другим
миром кочевников. И эта степь скорее являлась смертельной угрозой, чем зоной
расселения. Оцените территорию, которая была с тех времен подчинена, асси-
милирована, заселена, и у вас с «ленивого» народа вырастет понимание того,
сколько необходимо было приложить усилий, упорства, трудолюбия, чтобы из
нескольких лесных княжеств западной Киевской Руси дорасти до размеров со-
временной России. А до Российской империи еще век назад? Поэтому, когда го-
ворят про лень в России, я всегда напоминаю о её эволюции от малых княжеств
в почти целомудренных лесах жесткого климата до огромной империи XIX века.
Что касается издевок о тупости или, как иногда можно увидеть у классиков,
«темности» населения, и здесь необходимо усматривать геополитическое влия-
ние географии. Во времена Киевской Руси, когда княжества были едиными под
властью киевского княжеского стола, то эти земли находились почти в равных
условиях со всеми остальными европейскими народами, хотя и были менее за-
селенными, и принимали первые удары от кочевников тогдашней Дикой степи.
Шел обмен технологиями, происходило перетекание культуры с более древних
центров развития человечества Рима и Константинополя, обмен династическими
браками и т. д. Во времена монголов Дикой степи всё это было остановлено, а
позже, вплоть до XVIII века, эти земли были лишены портов. XV век с появле-
нием в нем морской парадигмы повлиял на затухание торговли в степи, на ее
северную ветвь Великого шелкового пути, что привело к ослаблению государств
Чингисхана. Порты на Черном море уже принадлежали генуэзцам и венециан-
цам, позже туркам, а между портами Крыма и лесной зоной славян-земледельцев
раскинулась Дикая степь. Своих Морских портов на Балтике не существовало, до
Архангельска в Белом море было огромное расстояние, поэтому земли бывшей
Киевской Руси оказались в изоляции. А что такое порт с XV века? Это место об-
мена всем, чем только возможно. Начиная от товаров, заканчивая информацией,

19
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

технологиями, географическими знаниями и прочими знаниями, причем в лю-


бой сфере. Порты с XV века превратились в информационные хабы, и через них
шел полный обмен информацией между различными территориями. Поэтому
Великобритания с ее островным положением получила порты и обменивалась
информацией со всем миром, наращивала контроль над морскими коммуникаци-
ями, а Московия вплоть до Петра Великого, «прорубившего окно в Европу», в
XVIII веке была в изоляции. И жила, как и говорят классики, «темной». Заметьте,
после получения выхода к морю, к товарным потокам, к обмену информацией
там так «поперло», что фактически изолированные территории превратились в
Российскую империю от Варшавы до форта Ситка на Аляске. Оказывается, после
доступа к информации и товарообмену не такие уже народы и темные. Это влия-
ние географии и ее современной оценки в геополитике.
Порты и расстояния до них последние 500 лет играли роль изоляции и комму-
никации. О чем говорить, если еще в XVIII веке путь в ссылку (1741 г.), например,
вице-канцлера и кабинет-министра М. Г. Головкина в Среднеколымск (Ярмонг)
из Санкт-Петербурга занял два года? Поэтому, когда сегодня подсмеиваются над
среднеазиатскими народами, намекая на их «темность» и отсталость, у меня это
вызывает сожаление о смеющихся, потому как они не понимают, что эти народы
живут в значительной изоляции от портов в длительных коммуникациях. Дайте им
образование, усильте информационный обмен, покажите мир – и они вспомнят бы-
лое величие Тамерлана, контролировавшего торговые пути до появления морской
парадигмы в XV веке. А можно через них пустить торговый путь, как в Средние
века, и они уже лет через 50-100 начнут стебать вас «темностью». Геополитика.
Точно так же посмеиваются над исламским миром, а ведь до XV века Европа
больше училась у исламских ученых, а у себя устраивала «охоты на ведьм».
Вспомните Авиценну или каким образом сохранились труды древнегреческих
классиков? Спасибо исламскому миру. А почему он был тогда на подъеме?
Множество факторов, но главнейший – торговые пути проходили сушей через их
земли. Имеет ли сегодня исламский мир достаточный доступ к торговле и торго-
вым путям? Кто имеет этот доступ, например, саудиты, тот живет. Но контролиру-
ют ли они эти пути? Или в Персидском заливе стоит 5-й флот США? Геополитика
с учетом ее факторов географии, умноженная на чисто политическое «разделяй и
властвуй».
Порты и расстояния до них с глубин суши последние 500 лет играют доминиру-
ющую роль в образовательном и интеллектуальном развитии народов. Да, сегодня
интернет значительно разбавляет это влияние, но сама возможность путешество-
вать и самим увидеть разнообразие мира всё еще значима. Прочитать, увидеть,
услышать с гаджета не всегда значит прочувствовать вживую. Геополитика с ее
географией, с ее подходом изоляции и коммуникации будет актуальна до момента
создания на планете Земля единого стабильного государства, и даже после это-
го географические аспекты влияния территорий на развитие будут учитываться.
Если, конечно же, мы не уничтожим всё до этого момента (шутка).

20
1. Географические основы геополитики

Технологии значительно влияют на изоляцию и коммуникацию, а иногда и


переворачивают геополитическую доминанту между сухопутными и морскими
державами. Технологии доставки грузов могут изменить и перевесить влияние
географии, как это произошло в XV веке. Технологии влияют на всё, но в то же
время первичным всё равно остается фактор географии, потому как технологии
придумывают для того, чтобы ослабить этот фактор или усилить.
К любому государству в любой момент истории можно применить геополити-
ческую идентификацию и обозначить его как морской или сухопутной державой.
Чего больше в нем: морского или сухопутного? И это даст огромное понимание
относительно его развития в конкретный момент. И всегда в этой оценке государ-
ства будет приоритет в ту или в иную сторону.
В очередной раз повторюсь, потому как важно. Главнейшим аспектом понима-
ния таких оценок в истории есть то, что до XV века не существовало глобальных
морских, океанских коммуникаций. До XV века морские и речные коммуникации
были локальными. XV век – это появление каравелл, морских путей между от-
даленными частями света. Это новый уровень понимания держав суши и моря.
Раньше он тоже был, но он менее явным и менее масштабным. Например, Рим и
Карфаген, Китай и Япония. Был, но с XV века эта разница, этот уровень понима-
ния стал более ярким, четким и более значимым. Именно он влияет на последние
500 лет истории. Суша и море. Сухопутные державы и морские. И доминирова-
ние тех над другими или наоборот зависит от применения технологий, которые
позволяют сушей или морем быстрее, дешевле и с меньшими рисками доставлять
грузы между удаленными частями мира. XV век перевернул парадигму с домини-
рования суши на доминирование моря, и она длится по сей день.
И тут встает вопрос: между какими пунктами в существующей на сегодня
цивилизации планеты Земля проходит важнейший товаропоток? Где главнейшая
ось? И это тоже предопределено географическим размещением континентов на
географической карте. Физически, географически, климатически так сложилось,
что жизнь, государственные образования, вся цивилизационно доминирующая
история человечества исходила из континентов Африка и Евразия. Майя, ацтеки,
инки и прочие находились на отдаленной периферии. Америки начали цивилиза-
ционно, антропологически равноценно Европе «заселяться» с XV века. И лишь к
XX в., благодаря более или менее спокойной там политической обстановке, при-
обрели прогрессивный цивилизационный вес, который имеют сегодня. Вся жизнь
бурлила в Евразии. Поэтому основная и первейшая торговая ось была сформиро-
вана до XX века по линии Шанхай – Роттердам. Китай с его 1,4 млрд населения
и Европа с ее 750 млн населения. В подбрюшье к этой оси тяготеет еще Индия
с ее населением в 1,3 млрд. Сама по себе Евразия – это самая большая и самая
заселенная суша с населением 5,3 млрд человек. Оценки по состоянию на конец
2010 годов. То есть с точки зрения геополитики Евразия является самым главным
континентом планеты. Здесь самая большая территория и самое большое населе-
ние, которое сгруппировано в разных частях этой самой Евразии. И между этими

21
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

частями ведется торговля на десятки триллионов долларов. Ни юаней, ни евро,


ни рупий, а долларов. Но доллары и их принадлежность сейчас второстепенны.
Важна геополитика. Важно то, что Евразия – это материнский, самый большой,
самый населенный континент и самая большая суша, то есть континент един.
Вторая по значимости ось товарных потоков сформировалась в XX веке между
Европой и США, а позже между США и Китаем. Трансатлантические и трансти-
хоокеанские товарные потоки. Северная Америка в два раза меньше по террито-
рии, чем Евразия. А население там 0,58 млрд человек. И самое значимое то, что
этот новый центр мировой торговли удален от первичной Евразии Атлантическим
и Тихим океанами на значительные расстояния. Никто в 2018 году пока не бу-
дет оспаривать роль США как ведущей страны в мировой торговле. Достаточно
вспомнить значимость мировой торговой валюты – доллара. Но как получилось
так, что территория намного меньшей суши с меньшим населением заправляет
мировой торговлей и контролирует основные товарные потоки? Ответ прост: мор-
ская сила. Море дает коммуникативные возможности, в то время как большая суша
Евразия разделена на множество государств и границ. Доставка грузов с меньши-
ми рисками, платежами и временем прохождения. США унаследовали это после
ослабления во Второй мировой войне ведущей морской державы, владычицы мо-
рей – Британской империи. Но об этом позже. Для нас сейчас важно понимание
разницы величины географических объектов Евразии и Америки, в особенности
Северной Америки. Разницы потенциалов суши и населения и влияние изоляции
и коммуникации. А также коммуникативного влияния моря. Суша и море.
Море – более простой элемент для его преодоления с точки зрения технологий
для торговли и транспортировки войск. Здесь главную роль играет максимальное
географическое вхождение, врезание моря в сушу. Наличие там глубоководно-
го, для большой осадки судов, порта. Контролируйте глубоководный порт при
сегодняшней морской парадигме, и вы будете контролировать радиус 500 кило-
метров суши вокруг этого порта. Как с военной, так и с торговой точки зрения.
Часто само по себе наличие мощного военно-морского флота оказывает влияние
на порт одной лишь угрозой его захвата или контроля. Поэтому в портах третьих
стран или колоний более трепетно относились к судам стран, имеющих мощный
военно-морской флот. То есть они уже имели приоритет. Также стоит отметить,
что правила мировых морских грузоперевозок почти сохранялись и устоялись
за 500 лет и главную роль в выработке этих правил сыграла Великобритания.
Значительную роль в морских коммуникациях играют каналы, проливы, зали-
вы, бухты, а также естественные очертания континентов и островов. Именно они
определяют выгодность размещения портов как элементов коммуникации суши
и моря. Со второй половины XX века большое значение имеют морские границы
государств и их морские экономические зоны. Морские границы и морские эко-
номические зоны государств – это довольно новое ограничение морского фактора
коммуникаций. Они уменьшают коммуникативность моря. Вообще, границы –
всегда ограничения. А цель ограничения – это всегда распределение ресурсов с
выгодой для одних, с тратами для других.

22
1. Географические основы геополитики

Исходя из нынешних современных технологий и политической ситуации в


мире, море представляет собой более легкий коммуникативный путь, чем суша.
Главные проблемы суши – политическая раздробленность государств, их грани-
цы и географические преграды в виде гор, рек, болот, озер, пустынь, мерзлоты и
прочих. На преодоление географических преград также необходимо потратить
ресурсы.

Море дает возможность на сегодняшний день дешевле, проще, быстрее и мас-


сово загрузить товарные контейнера (TEU) в Шанхае и доставить их Роттердам.
Те же контейнера на суше столкнутся сегодня с большими проблемами и затрата-
ми. Наравне с контейнерами море усиливает быстроту военных коммуникаций.
Вы можете пригнать к любой береговой линии, граничащей с сушей, если позво-
ляет глубина, авианосец с должным обеспечением, и он возьмет 500-1000 кило-
метровый радиус суши под контроль. Если там, конечно, нет соответствующего
военного контингента для противостояния ему (см. таблицу «Список крупней-
ших контейнерных портов мира – 2019»).

23
Порты в списке ранжированы по величине грузооборота,
измеряемого в TEU (20-футовых контейнерах)
Место в Грузооборот  Грузооборот  Изменение 
Город Страна
рейтинге млн TEU млн TEU годовом 
1 Шанхай Китай 43,3 42 + 3,1 %
2 Сингапур Сингапур 37,19 36,6 + 1,6 %
3 Нинбо — Чжоушань Китай 27,53 26,35 + 4,5 %
4 Шэньчжэнь Китай 25,77 25,74 + 0,1 %
5 Гуанчжоу Китай 23,23 21,92 + 6 %
6 Пусан Южная Корея 21,99 21,66 + 1,5 %
7 Циндао Китай 21 19,31 + 8,8 %
8 Гонконг Китай 18,36 19,59 ‐ 6,3 %
9 Тяньцзинь Китай 17,26 15,97 + 8,1 %
10 Роттердам Нидерланды 14,81 14,51 + 2,1 %
11 Дубай ОАЭ 14,1 14,95 ‐ 5,6 %
12 Порт‐Кланг Малайзия 13,58 12,31 + 10,3 %
13 Антверпен Бельгия 11,86 11,1 + 6,8 %
14 Сямынь Китай 11,12 10,7 + 3,9 %
15 Гаосюн Тайвань 10,43 10,44 ‐ 0,2 %
16 Лос‐Анджелес США 9,33 9,46 ‐ 1,3 %
17 Гамбург Германия 9,27 8,73 + 6,2 %
18 Танджунгпелепас Малайзия 9,1 8,96 + 1,6 %
19 Далянь Китай 8,76 9,77 ‐ 10,3 %
20 Лаемчабанг Таиланд 8,1 8,07 + 0,5 %
21 Лонг‐Бич США 7,63 8,09 ‐ 5,7 %
22 Танджунгприок Индонезия 7,6 7,64 ‐ 0,5 %
23 Нью‐Йорк — Нью‐Джерси США 7,47 7,18 + 4,1 %
24 Коломбо Шри‐Ланка 7,23 7,04 + 2,6 %
25 Хошимин Вьетнам 7,22 6,58 + 9,6 %
26 Пирей Греция 5,65 4,9 + 15,1 %
27 Инкоу Китай 5,48 6,48 ‐ 15,5 %
28 Валенсия Испания 5,44 5,13 + 6,1 %
29 Манила Филиппины 5,31 5,08 + 4,5 %
30 Тайцан Китай 5,15 5,07 + 1,6 %
31 Хайфон Вьетнам 5,13 4,95 + 3,6 %
32 Альхесирас Испания 5,12 4,77 + 7,4 %
33 Нави‐Мумбаи Индия 5,1 5,05 + 1,0 %
34 Бремен — Бремерхафен Германия 4,85 5,45 ‐ 10,9 %
35 Танжер Марокко 4,8 3,47 + 38,3 %
36 Ляньюньган Китай 4,78 4,74 + 0,7 %
37 Мундра Индия 4,73 4,45 + 6,4 %
38 Саванна США 4,6 4,35 + 5,7 %
39 Токио Япония 4,51 4,57 ‐ 1,3 %
40 Жичжао Китай 4,5 4,04 + 11,4 %
41 Джидда  Саудовская Аравия 4,43 4,11 + 7,7 %
42 Колон Панама 4,38 4,32 + 1,3 %
43 Сантус Бразилия 4,16 4,12 + 1,0 %
44 Салала Оман 4,11 3,38 + 21,4 %
45 Сурабая Индонезия 3,9 3,86 + 0,9 %
46 Порт‐Саид Египет 3,81 3,1 + 22,9 %
47 Сиэтл‐Такома США 3,77 3,79 ‐ 0,6 %
48 Каймеп Вьетнам 3,74 3,56 + 4,9 %
49 Дунгуань Китай 3,68 3,5 + 5,1 %
50 Филикстоу Великобритания 3,58 3,93 ‐ 8,8 %
51 Фучжоу Китай 3,54 3,4 + 4,1 %
52 Ванкувер Канада 3,4 3,4 + 0,1 %

24
53 Барселона Испания 3,32 3,42 ‐ 2,9 %
54 Нанкин Китай 3,31 3,23 + 2,5 %
55 Стамбул Турция 3,1 3,19 ‐ 2,8 %
56 Яньтай Китай 3,1 3 + 3,4 %
57 Инчхон Южная Корея 3,09 3,1 ‐ 0,4 %
58 Читтагонг Бангладеш 3,09 2,9 + 6,3 %
59 Мансанильо Мексика 3,07 3,08 ‐ 0,3 %
60 Картахена Колумбия 2,99 2,75 + 8,9 %
61 Иокогама Япония 2,99 3,03 ‐ 1,5 %
62 Хьюстон США 2,98 2,7 + 10,6 %
63 Мельбурн Австралия 2,96 3,02 ‐ 1,7 %
64 Таншань Китай 2,94 2,96 ‐ 0,5 %
65 Виргиния США 2,93 2,85 + 2,9 %
66 Бальбоа Панама 2,89 2,66 + 8,9 %
67 Кобе Япония 2,87 2,94 ‐ 2,5 %
68 Нагоя Япония 2,84 2,87 ‐ 1,1 %
69 Гавр Франция 2,82 2,95 ‐ 4,5 %
70 Лондон Великобритания 2,79 2,73 + 2 %
71 Абу‐Даби ОАЭ 2,78 1,74 + 59,8 %
72 Дурбан ЮАР 2,77 2,95 ‐ 6,3 %
73 Марсашлокк Мальта 2,72 3,31 ‐ 18 %
74 Генуя Италия 2,62 2,61 + 0,5 %
75 Цюаньчжоу Китай 2,58 2,4 + 7,5 %
76 Сидней Австралия 2,57 2,64 ‐ 2,8 %
77 Чжухай Китай 2,55 2,31 + 10,6 %
78 Джоя‐Тауро Италия 2,52 2,33 + 8,4 %
79 Окленд США 2,5 2,54 ‐ 1,8 %
80 Осака Япония 2,45 2,41 + 1,8 %
81 Чарлстон США 2,43 2,31 + 5,2 %
82 Йосу‐Квантъян Южная Корея 2,38 2,4 ‐ 1,3 %
83 Кальяо Перу 2,31 2,34 ‐ 1,1 %
84 Санкт‐Петербург Россия 2,22 2,13 + 4,3 %
85 Карачи Пакистан 2,09 2,2 ‐ 4,6 %
86 Гданьск Польша 2,07 1,93 + 7,3 %
87 Кинг Абдалла Сити  Саудовская Аравия 2,02 2,3 ‐ 12,2 %
88 Хайкоу Китай 1,97 1,85 + 6,5 %
89 Саутгемптон Великобритания 1,92 1,95 ‐ 1,2 %
90 Цзиньчжоу Китай 1,88 1,62 + 15,9 %
91 Цзясин Китай 1,86 1,72 + 8,3 %
92 Мерсин Турция 1,85 1,72 + 7,7 %
93 Эд‐Даммам  Саудовская Аравия 1,82 1,54 + 18,2 %
94 Тайчжун Тайвань 1,79 1,74 + 2,9 %
95 Монреаль Канада 1,74 1,68 + 3,9 %
96 Измит Турция 1,71 1,59 + 7,4 %
97 Сан‐Антонио Чили 1,71 1,66 + 2,9 %
98 Гуаякиль Эквадор 1,68 2,06 ‐ 18,6 %
99 Кингстон Ямайка 1,64 1,83 ‐ 10,1 %
100 Тайбэй Тайвань 1,62 1,66 - 2,4 %

Очень приблизительно, задумайтесь о значении мировой морской торговли и прибылях только от контейнерных
Очень приблизительно, задумайтесь о значении мировой морской торговли и прибылях только от 
перевозок! Через указанную сотню портов проходит свыше 630 млн контейнеров в год. Очень приблизительная средняя
контейнерных перевозок! Через указанную сотню портов проходит свыше 630 млн. контейнеров в 
стоимость контейнера около 40 тыс. дол., а стоимость трансфера одного контейнера примерно в среднем 1000 дол.
год. Очень приблизительная средняя стоимость контейнера около 40 тыс. дол. а стоимость трансфера 
Соответственно, получаются следующие очень приблизительные цифры.
одного контейнера примерно в среднем 1000 дол. Соответсвенно получаются следующие очень 
Стоимость циркулирующих товаров в морских контейнерных перевозках приблизительно равна 25,2 трлн дол.
Стоимость самой перевозки около 630 млрд дол. Вот что делает морские державы великими – контроль за таким
рынком!

25
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Де-факто море сегодня играет главную коммуникационную торговую и воен-


ную роль на планете. Но это вопрос технологий. Не всегда так было, и не всегда
так будет.
Теперь перейдем к суше. Чем тверже поверхность, тем тяжелее ее преодолеть.
Это главное отличие моря от суши. Большой корабль по суше не проплывет. Но в
то же время, чем тверже поверхность, тем уверенней будет на ней опора. То есть
то, что можно построить на суше, очень тяжело построить на море. Не говоря уже
про океан. Исходя из современных технологий, транспорт на суше передвигается
по созданным коммуникациям во много раз быстрее, чем по морю. Суша при на-
личии соответствующей технологии имеет более высокие скоростные режимы
перемещения грузов. Проблема на сегодня в объемах. Обычный средний мор-
ской контейнеровоз может транспортировать в среднем 10-15 тысяч контейнеров
(TEU). В то же время обычный поезд из 60 вагонов возьмет всего лишь 120 двад-
цатифутовых контейнеров. Чувствуете разницу? Вопрос технологий. Но об этом
позже. Факт в том, что на сегодняшний день коммуникативная сила моря больше,
чем суши. Морем перевезти можно больше, безопасней и дешевле.

Если море, вода сглаживает, затопляя своей глубиной поверхность Земли, то


суша сохраняет неровности рельефа обнаженными. В глубинах океанов нахо-
дятся целые горные цепи. Для навигации на море важна близость выступающих
к поверхности воды объектов: отмелей, разностей приливов, отливов и глубин,
подходящих к суше. На суше существуют равнины, плоскогорья, горы, реки, озе-
ра, болота, пустыни. Каждый из этих элементов можно рассматривать с точки
зрения геополитики, а именно – изоляции и коммуникации.

26
1. Географические основы геополитики

Равнины и степи позволяют передвигаться с минимальными затратами на их


преодоление. В то же время равнины требуют больших затрат ресурсов и людей
на оборону. В горах взвод может стоить целой дивизии на равнине. Потому как
взвод будет использовать высоты местности с большей выгодой, чем на плоско-
сти равнины. Всё зависит от взгляда и нужд. Сельское хозяйство, сооружение
инженерных и коммуникационных сооружений значительно облегчено на равни-
нах, чем в горах. Продвижение танковых колон легче и безопаснее на равнине.
Постройка железной дороги дешевле на равнине. И так далее. Равнины – это
сухопутные моря суши со всеми исходящими отсюда факторами. Далее на равни-
ны действует их месторасположение и, соответственно, климат. Она может быть
пустыней, степью, лесом или арктической пустошью. Всё это также имеет гео-
политическое значение с точки зрения изоляции и коммуникации, а далее уже и
экономическое, военное и прочее. Например, самая протяженная степь Евразии
начинается с Алтая, охватывает Казахстан, Россию, Украину и упирается в
Карпаты. Здесь была одомашнена лошадь. Это родина кочевников, которые в раз-
ные периоды истории основывали свои государства и совершали набеги на зем-
ледельческие культуры. По сути, здесь до XVIII века был другой мир с совершен-
но иным укладом жизни. Своего рода цивилизация грабителей и воинов. Именно
для их сдерживания были воздвигнуты имперские Траяновы валы на Дунае. Или
Змиевы валы на Украине, отделявшие земледельческие культуры славянской,
лесной части Украины от Дикой степи, от Дикого поля. Именно эта равнинная
поверхность великой степи служила транспортным коридором для великого пе-
реселения народов в IV–VII веках. Именно здесь проходила северная часть ком-
муникаций Евразии как северный путь Великого шелкового пути. Именно здесь
прошло формирование протогосударственных образований сарматов, скифов,
гуннов, а позже монгольских и татарских империй Чингисхана, Золотой Орды,
Крымского ханства. Равнина с древности предрасполагала к единству, притом
любая. Равнины, ограниченные другими географическими препятствиями, вроде
гор и береговых линий – это основа формирующихся государств и народностей.

27
28
Евразийская степь раскинулась на тысячи километров. От Байкала до Карпат. Геополитическое влияние этого
объединяющего пространства кочевья выливалось в образование многих кочевых сообществ древности. Ярче всего
это влияние демонстрирует последнее государство на ней, существовавшее перед сменой сухопутной парадигмы на
морскую в XV веке, – империя монголов
Орда монголов с поглощенными ими приблизительными размерами государств на пике своего могущества. Основой

29
контроля была Дикая степь, в которой они кочевали, и прилегающие равнинные пространства
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Горы и береговые линии – это классические опоры государств, которые распо-


ложены на равнинах. Германия опирается с юга на Альпы, а с севера на Балтику
и Северное море. Франция на те же Альпы и на побережье Атлантического оке-
ана. Италия с севера на Альпы и побережье Средиземного моря. Израиль – на
Средиземное море и Голанские высоты. Польша на Карпаты и Балтику. Любое
государство имеет опору. Что такое опора? Это то географическое место, которое
служит более или менее защищенной границей и где необходимо держать мини-
мум войск для защиты. Альпы и Балтика позволяли Германии концентрировать
войска на западе и востоке в мировых войнах. Атлантическое побережье разре-
шало Наполеону концентрировать войска на других направлениях.
А географическое положение Великобритании как острова вообще превраща-
ло ее в крепость. Только лишь Римская империя и Вильгельм Завоеватель смогли
подчинить британский остров, да и то в минуты его политической слабости в древ-
ние времена. Десантные операции вроде высадки союзников в Крыму (1854 г.),
в Нормандии (1944 г.), в Ираке (2003 г.) – это сложнейшие и очень дорогостоящие
операции по преодолению моря и его береговой линии. Ни Гитлер с его операци-
ей «Морской лев», ни ранее Наполеон не решился на такие операции, потому как
они требовали значительных усилий, особенно с точки зрения военно-морского
флота. Поэтому протяженная береговая линия – опора, позволяющая размещать
войска на других направлениях. В то время как равнина, степь являются, наобо-
рот, более коммуницирующим фактором и слабой опорой, на которой необходи-
мо концентрировать больше войск, чем в горах или же на береговой линии.

30
1. Географические основы геополитики

Неосуществленная Гитлером десантная операция по высадке на Британские


острова в 1940 году – «Морской лев». Плацдарм планировалось захватить высад-
кой 25 дивизий, нарастив далее их количество до 40 и выйдя на линию Молдон –
Глостер. Задумайтесь о сложности и множественных рисках операции, ко-
торая предполагала захватить лишь небольшой плацдарм на острове. Всё это
демонстрирует влияние географии, ее оборонительные бонусы для островных
государств. Также обратите внимание на линию выхода и закрепления на пред-
полагаемо захваченном участке. Она также предопределена географией остро-
ва – врезающимися в остров береговыми линиями

31
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Реки с древности были своеобразными дорогами для транспортировки грузов,


как военных, так и торгово-гражданских. В то же время форсирование большой
реки для масс войск является и сегодня не самой простой задачей. Поэтому мос­
ты – это также своеобразные малые геополитические точки. Напоминаю, в гео-
политике всё рассматривается с точки зрения изоляции и коммуникации.
Важность географических объектов зависит от концентрации на этих объек-
тах изоляционных и коммуникационных факторов. Чем больше пропускной по-
ток и чем более он сконцентрирован в каком-то одном узком месте, тем бόльшая
значимость этого объекта с точки зрения геополитики. Но и границы государств,
их устремления, их возможные варианты развития рассматриваются тоже с гео-
политической точки зрения как наличия опор и коммуницирующих факторов.
Упрощенно каждое государство с геополитической точки зрения можно рас­
сматривать по набору факторов важности:
1. Государственное географическое положение.
2. Климат.
3. Величина территории.
4. Величина населения.
5. Географическое состояние границ.
6. Опоры границ и географические факторы территорий, береговая линия,
горы, плоскогорья, равнины, степи и леса, болота – всё, что влияет на
изоляцию и коммуникацию, как на границах, так и внутри страны.
7. Имеющаяся изведанная ресурсная база.
8. Экономические возможности и возможный потенциал переработки ре-
сурсов в градации от добычи до полной переработки и самодостаточности.
9. Торговые пути и контроль над ними.
10. Наличие важных геополитических точек.
Эти факторы дают основное понимание как процессов истории, так и при-
близительного будущего. Потому как они предрасполагают к тому или иному
развитию событий на рассматриваемых территориях. Монголия и Япония, на-
пример, имеют то историческое развитие, которое им предопределено данными
факторами. Изучая совокупность этих факторов, можно объяснить многое в раз-
витие этих стран. Почему исторический процесс в них шел именно этим путем.
Почему именно в конкретное время они достигали оптимального историческо-
го развития или угасали. Геополитическое рассмотрение стран в значительной
мере позволяет понимать их исторические процессы, выявлять слабости и на-
ходить приоритеты. Я, может, крайне субъективно оцениваю историю развития
любого государства, исходя из 50-процентного влияния на нее геополитических
факторов, 25 процентов я отдаю человеческому, политическому (идеологическо-
му) фактору и 25 технологическому. Да, это очень грубо, но, повторюсь, по мо-
ему мнению, влияние на историю распределяется именно таким образом и для
любой территории.

32
1. Географические основы геополитики

1.3. Скорость коммуникаций и масса с объемом


как технологическая цель геополитики
Если рассматривать все эти 10 факторов геополитического взгляда на историю
и на современность, то их пронизывает главная идея геополитики – изоляция и
коммуникация. Как говорилось выше, это две части противоположности, которые
могут служить описанием одного и того же объекта, характеризовать одно и то
же государство или их объединение. Притом одновременно. Например, горная
цепь может быть изолирующим фактором между территориями, а ущелье в ней
приобретает яркую коммуникационную оценку. Или схождение гор и морской
береговой линии. Например, Дербент, или «Железные врата», или «Врата гун-
нов» – есть еще много названий в зависимости от народов, связанных с ними на
протяжении многих веков. Находятся в месте, где Большой Кавказский Хребет
подходит к Каспийскому морю. Одна из важнейших геополитических точек древ-
ности, которая служила коммуникативным каналом между разными сторонами
Кавказских гор. Иногда изгиб береговой линии создает геополитическую точку
вроде въезда в Крым – Перекоп. Контролируя ее, вы из полуострова Крым пре-
вращаете его в остров. И все сухопутные пути в Крым ранее проходили сквозь
Перекоп. Ставь там «сторожку» – и «обилечивай» всех проезжающих (шутка).
Карпаты, как и Альпы, как и другие горные массивы, служат опорой сразу для
нескольких стран и народов, живущих по разные стороны горных массивов.
Пиренеи разделяют Францию и Испанию, Тибет – Индию и Китай, Анды – Чили
и Бразилию с Аргентиной и другие страны.
Идентичными горным массивам с геополитической точки зрения являют-
ся пустыни, протяженность которой разделяет народы и целые цивилизации.
Например, пустыня Гоби отделяет Китай с его ярко выраженным земледельче-
ским укладом жизни от монголов-кочевников.
С древности реки играли роль разделения местности, но этот фактор посте-
пенно ослаблялся технологиями. В то же время реки являлись дорогами древно-
сти, по которым проходили торговые пути. Они своего рода предвестники значи-
мости морских держав. Потому как большое речное судно перевозило груза соиз-
меримо с целым сухопутным караваном. Древние геополитические точки также
находились в местах, где реки разных бассейнов ближе всего подходили друг
другу. Например, между Днепром и Западной Двиной чуть западнее Смоленска.
Там перетягивали речные суда по суше между реками, между речным бассейном
Черного и Балтийского морей и, соответственно, селились контролировавшие их
люди. Поэтому в Гнездово (Гнездовские курганы) под Смоленском один из самых
больших в Европе комплексов могильных курганов, значительная часть которых
принадлежит викингам.

33
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Днепровские пороги притягивали к себе людей с самой древности тем, что


они служили преградой судоходству по реке по линии от Балтийского с Западной
Двины и Днепру к Черному морю. Аналог своего рода Гнездово. В то же вре-
мя остров Хортица на Днепре замыкал пороги и служил ключом с севера на юг
по Днепру, – здесь заканчивался обход судов Днепровских порогов. Поэтому
о. Хортица был старинной геополитической точкой, через которую проходили
торговые и военно-коммуникативные пути с севера на юг и с востока на запад.
Поэтому у о. Хортица такая богатая история, а те же казаки называются «запорож-
ские». И селились там не потому, что он красив и плодороден, а потому, что это
позволяло им контролировать два значимых перекрестных пути и при этом на-
ходиться в относительной безопасности острова. Микроаналог Великобритании.
Хотите в Дикой степи перейти Днепр – идите на Хортицу, хотите обойти пороги
– идите на Хортицу. Там в зависимости от выгоды вам помогут или помешают.
Хортица – место более концентрированного фактора изоляции и коммуникации в
округе радиусом в 250 километров. И этот диаметр в 500 километров с севера на
юг и с запада на восток контролировал о. Хортица в центре.

34
Днепровские пороги в Энциклопедии Брокгауза и Ефрона. Внизу их замы­
кает остров Хортица. Пороги на Днепре длились 75 км от нынешнего
г. Днепропетровска до г. Запорожье. Геополитический фактор влияния был по-
глощен захватами Г. Потемкиным Крыма и Причерноморья в XVIII веке. А тех-
нологически-географический фактор нивелировался постройкой Днепровской
ГЭС в 1932 году и затоплением их Днепровским водохранилищем. Это создало
условия для сквозного судоходства по всей протяженности реки Днепр

35
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Днепровские пороги – геополитическая точка старинного контроля до момента


поглощения и ослабления ее влияния факторами технологий и более значимыми
геополитическими акцентами. Важно это понимать. Именно технологиями раз-
вития организации коммуникаций и еще более весомой геополитикой. Почему?
Потому как геополитика в то время изменила значимость Хортицы. Значительно
ослабился северный путь по Днепру, так как вся земледельческая зона петровской
России получила основной порт в Санкт-Петербурге в начале XVIII века, подняв
ее значимость на принципиально новый уровень. Торговый путь с востока на за-
пад и остаток товарных потоков ушли на черноморское побережье, приобретённое
в результате русско-турецких войн 1768–1774 годов, завоевания Крыма в 1783 г.,
основания Херсона в 1778 г., Николаева в 1789 г. и Одессы в 1794 г. Запорожская
Сечь о. Хортица (1775 г.), окончательно теряя экономическое влияние, но сохра-
няя военное, находя новые выгоды в территориальных приобретениях России и в
спокойствии Дикой степи, трансформировалась в Черноморское казачье войско
(1787 г.), а позже в Кубанское казачье войско (1792 г.). Князь и великий гетман
Г. А. Потемкин логично развил успех Петра Великого в геополитическом влия-
нии основания порта в Санкт-Петербурге как морских ворот Московии-России и
стремлении к основанию таких же портов на Черном море. И помогли, предраспо-
ложили его к этому понимание важности географии места и наличие технологий.
Россия получила опору на Балтику и Черное море. Крым как значительно выда-
ющейся полуостров дал контроль над всей акваторией Черного моря, обезопасил
западную часть Великой степи и предрасположил развитие Российской империи
на ближайшие 100 лет. Технологии дали возможность армейских операций на бо-
лее дальних коммуникациях, чем ранее до этого при Петре Первом. Вот что дает
понимание геополитики в определенном моменте истории.
Реки с точки зрения геополитики, факторов изоляции и коммуникации могут
быть как преградой, так и дорогой. Использование рек как дорог и преград, их
устьев как коммуникативных геополитических точек между сушей и морем – та-
ких примеров в истории множество. В каждой стране есть подобные точки, и
они играют значительную роль для торговых путей и военных коммуникаций.
Блокирование и контроль над портом, который соединяет речные и морские ком-
муникации, может «отключить» целые регионы или значительно ослабить эконо-
мику. И так далее.
Каналы между реками связывают речные бассейны и морские акватории.
При СССР, например, зачахший ныне Днепровско-Бугский канал, соединяющий
бассейны Вислы и Днепра, Черного и Балтийского морей по линии Гданьск –
Херсон перевозил 7 млн тонн грузов (1991 г.). Значимость была утеряна из-за
политических разногласий между государствами и перехода на более независи-
мый, быстрый и часто более экономичный авто- и железнодорожный транспорт1.
1
Часто «экономика» диктуется схемами минимизации налогов. Фуру или бус «протащить» через
границу с минимумом платежей иногда проще, чем постоянно действующий канал логистики
судов, который могут быстро «закошмарить» проверяющие органы.

36
1. Географические основы геополитики

Среднегерманский, Гёта-канал, Кильский, Беломорский, путь св. Лаврентия в


США, Волго-Донской и многие другие каналы имели огромное геополитическое
значение в развитии своих регионов. На пике могущества морской парадигмы
коммуникаций в первой половине XX века их роль была грандиозной. Но сегодня
они стали предвестником смены морской парадигмы на сухопутную. Так же, как
когда-то транспортная коммуникация рек была предвестником смены сухопутной
на морскую. Но об этом позже.
Если обратиться к истории с точки зрения геополитики, с точки зрения изоля-
ции и коммуникации, то мы увидим, что на всё влияют технологии, придуманные
человеком. Хотя даже при этом фактор географии играет самую значительную
роль. Технологии пересадили идущего человека на лошадь и сделали его бы-
стрее. Одомашнивание, животноводство, скотоводство, селекция, стремена, сед-
ла, упряжь, повозки, колесницы, фуры, кареты – всё это технологии. В чем смысл?
Чтобы перевозить быстрее, больше, объемнее! Технологии развития транспорта.
Вспомним Остапа Бендера: «Железный конь идет на смену крестьянской лошад-
ке!» На суше гужевой транспорт заменили автомобильным, железнодорожным
и пр. Технологии стремятся к быстроте и мощи. Особенно последние сто лет.
И если вы устремите свой взгляд к истории, то однозначно признаете следующий
факт: вся история цивилизации пронизана стремлением человека транспортиро-
вать бόльшую массу и объем быстрее. От шагающего человека до сверхзвукового
болида и супертанкера. Скорость коммуникации между пунктами назначения яв-
ляется важным геополитическим элементом. На смену парусным судам пришли
более быстроходные суда с двигателями внутреннего сгорания и атомными ре-
акторами. Существенным элементом коммуникации во всех трех пространствах:
на суше, море и воздухе является скорость того, насколько возможно быстрее
перевезти груз большой массы и объема.
С XV века по первую половину XX века однозначное первенство в этом во-
просе занимали морские суда. Но так как поверхность моря вязкая, то скорость
судов, перевозящих значительные грузы, уперлась в обычные максимальные
30 узлов в час (55 км/ч). А в реальности и того меньше. Средняя скорость тор-
говых судов на море – от 15 до 20 узлов в час (28-37 км/ч). В вопрос скорости
морских коммуникаций уперлись еще в начале XX века. И до сих пор он карди-
нально не решен. Потому как скорость того же железнодорожного состава стала
в три раза больше. Банально, но скорость на суше основывается на более высокой
твердости поверхности. Суша тверже, чем вода. И всё. Вопрос скорости морских
коммуникаций сглаживается двумя факторами: 1) противоречиями государств с
их границами и их преодолением; 2) величиной объемов и массы перевозимых
грузов. Об этом уже упоминалось выше. Поэтому с точки зрения технологий мор-
ские коммуникации, учитывая фактор скорости, развивались в сторону увеличе-
ния объемов. В XX веке суда становились всё больше и больше и сегодня достиг-
ли своих максимальных размеров. Также уперевшись в способность воды, моря,
климата, глубин возле суши выдерживать огромные размеры.

37
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Сегодня, в XXI веке, морские коммуникации уперлись в свое возможное раз-


витие, при этом технологии постепенно, медленно, но необратимо в ближайшем
будущем отберут коммуникативное значение моря и передадут эту важность
суше. Яркий пример – трубопроводы. Если раньше наливные жидкости транс-
портировались больше танкерами, то сегодня все бόльшее и бόльшее значение
приобретают нефтепроводы, газопроводы и прочие трубопроводы. Значение ком-
муникативности моря падает.
Для понимания важности и серьезности оценки происходящего приведу
пример. Только по северной ветке нефтепровода «Дружба», построенного из
СССР в «дальнее зарубежье», экспортируется до 50 млн тонн нефтепродуктов
в год. Супертанкер (все танкеры, которые могут перевезти более 2 млн барре-
лей) перевозит около 350 тыс. тон нефти. Чтобы перевезти объем северной
ветки «Дружбы», таким супертанкером надо совершить около 142 ходок в год.
В 2009 г. в мире использовалось 74 супертанкера, из них 48 функционировали
как временные накопители при добыче нефти в море. А в 1991 г. в связи с войной
в Персидском заливе использовалось 65 супертанкеров. Любой супертанкер со-
вершает не более 12 ходок в год, что, в принципе, является их пределом, потому
как их скорость обычно около 25 км/ч и плавают они на дальние расстояния в
среднем около месяца. По факту северная ветка «Дружбы» обесценила работу 12
супертанкеров. И это не просто 20 человек команды в каждом, а целая разветвлен-
ная инфраструктура портов и коммуникаций, более мелких трубопроводов, насо-
сных станций, резервуаров, верфей, доков и на самом деле тысячи рабочих мест.
Это целое перераспределение ресурсного потока, не говоря уже о баснословных
деньгах и политике влияния и контроля. СССР постройкой нефтепроводов и газо-
проводов, а также других продуктоводов значительно ослабил товарные потоки,
контролируемые морскими державами. Сегодня можно понять обеспокоенность
США трубопроводами России в Европу, которые удешевляют поставки в районе
20 % стоимости и фактически существенно уменьшают контроль, прибыли, вли-
яние над регионом, а напрямую несут убытки морским державам. Задумайтесь!
Транспортировка углеводородов, химических веществ в жидком состоянии в тру-
бопроводах в значительной мере ослабила фактор морских коммуникаций в сто-
рону суши. И этот процесс, начавшийся постепенно во второй половине XX века,
необратим. Почему? Потому как это не просто человеческий фактор, политика, а
прежде всего экономика, выгода. Наполеон проиграл Континентальную блокаду
не оттого, что был слаб или глуп, а потому как на стороне Великобритании тогда
встали выгода, экономика. Последняя базировалась на тогдашней геополитиче-
ской ситуации, тогдашних технологиях. Ничто не может остановить человека в
его стремлении к реальной выгоде, как только он ее увидит. Это заложено в его
природе. Ни расстрелы и конфискации Наполеона, ни тотальная пропаганда, по-
тому как за ней со временем всегда приходит отрезвление. Выгода и экономика
ближе человеку, первичнее, как чувство голода, чем политика и философия «о
возможном», как честолюбие. Кстати, это одна из главных политических причин
падения СССР.

38
1. Географические основы геополитики

Уровень технологий, как ранее было сказано, влияет на сглаживание фактора


морских и сухопутных коммуникаций вплоть до переворота парадигмы с сухо-
путной на морскую и наоборот во время исторического процесса. Реки в древно-
сти были дорогами человечества, они подавляли фактор влияния коммуникаций
суши, сухопутной парадигмы и стали предвестниками рождения морской пара-
дигмы. С XV века морская парадигма достигла своего пика к началу XX века.
Но сегодня, как когда-то в XV веке, появление технологий морских перевозок –
каравелл, развитие транспортной инфраструктуры на суше и ее тупик на море
предвещают новый переворот парадигмы. С морской на сухопутную.
Первым звонком стало развитие железнодорожной и автомобильной инфра-
структуры. Ослабляет это развитие прежде всего политическое противостояние
между странами и технологии. Как говорилось выше, на стороне морской пара-
дигмы стоит принцип «разделяй и властвуй» государства суши и невозможность
технологически перевозить по суше большие массы и объемы, равные судам.
То есть в морской парадигме сегодня остается транспортировка сухих грузов,
контейнеров (TEU) и пр., а это миллиарды тонн. Но скорость транспортировки
грузов и ресурсов, скорость коммуникации уже во многом переходят на сушу.
Локальные грузоперевозки, инфраструктура на геополитических платформах и
даже между ними благодаря трубопроводам, железнодорожному и автомобиль-
ному транспорту, а также авиасообщения значительно ослабляют фактор мощи
морских коммуникаций. Именно они сначала уменьшили грузопотоки по неболь-
шим каналам между реками. Товары, которые возили по воде, перешли на сушу
из-за фактора скорости коммуникаций. А ведь еще до второй половины XX века
эти миллионные грузопотоки шли по каналам. Сегодня же каналы часто стано-
вятся уже объектом туристической отрасли и отрасли развлечений. Вспомните
Днепровско-Бугский канал. Товаропоток с 7 млн тонн при СССР сегодня упал в
десятки раз. И таких каналов сотни. Всё перекочевало на сушу. Из-за скорости
коммуникаций. За морем остались масса и объем. Но как только технология по-
зволит перевезти хотя бы 5 тысяч 20-футовых контейнеров одним «махом», как
только они проедут из Шанхая в Роттердам быстрее и дешевле, чем по морю,
морская парадигма уступит сухопутной. А это означает кардинальное перерас-
пределение ресурсов, средств, денежных потоков от морских держав к сухопут-
ным со всеми исходящими отсюда реалиями. Это триллионы. И данный процесс
необратим, потому как это естественная эволюция цивилизации, технологий и
стремления человека жить лучше, получать выгоду и развиваться.
Скорость коммуникации – это важный аспект понимания в геополитике и ее
взгляде с точки зрения изоляции и коммуникации. Человек всегда будет стре-
миться наращивать скорость коммуникации в перевозке объемных и тяжелых
грузов. В этом состоит уравновешивающие противоречие, где скорость коммуни-
кации противостоит объему и массе. Доводя это противоречия до баланса, мор-
ские или сухопутные цивилизации длительно пользуются его благами. 500 лет
с XV века баланс этого противоречия работал на морские державы. Технологии

39
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

более быстрых коммуникаций на суше сдвинули теперь этот баланс в сторону


сухопутных держав. Им осталось уравновесить его, увеличив технологически
возможную транспортировку массу и объема с новыми технологическими ско-
ростями коммуникаций. Например, сделать поезд более крупным и бόльшим.
Если такое случится, то баланс этого противоречия (скорости и объемной массы)
переведет флагман развития с морских на сухопутные державы. Парадигмы пере-
вернутся. Морские ослабнут, а сухопутные усилятся. Центром развития станут
уже не морские державы, а сухопутные, как было до XV века. Появятся новые
«шелковые пути». Конечно, в результате возможного технологического прорыва,
если удастся преодолеть земное притяжение под конкретным «грузовиком», весь
транспортный поток уйдет в воздушное пространство, потому как там скорости
еще бόльшие. И сложится совсем другая геополитическая картинка мира. Страны
будут бороться за доминирование в воздухе и космосе. Но пока такой сценарий
столкнется с тем же проблемным противоречием, которое необходимо уравнове-
сить: скорость коммуникаций и масса с объемом возможно перевозимых грузов
с точки зрения экономичности. Сегодня, как и 30 лет назад, самый большой и
тяжелый груз по воздуху может перевезти советская АН-225 «Мрия» – 200 тонн.
Это несопоставимо с железнодорожным составом, а тем более с морскими су-
дами. Да, мелкие и легкие грузы потихоньку будут перетекать в воздушное про-
странство. Но пока не будет кардинально новой технологии преодоления притя-
жения Земли, всё это будет выглядеть не более чем красивая обертка от конфетки.
Скорость коммуникаций и масса с объемом – это технологическая цель в геопо-
литике изоляции и коммуникации. Она сдвигает и переворачивает баланс между
большими сухопутными и меньшими, но более коммуникативными морскими
державами в нынешнем историческом отрезке времени.

40
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн,
Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Обычным людям далек смысл геополитики как науки. Они заняты вопросами
личного выживания или улучшений условий своей жизни. Для более глубокого
понимания вопроса необходимо длительное и системное ортодоксальное образо-
вание, чего они не могут себе позволить в силу экономических и житейских про-
блем. Лишь доля процента от всего населения усматривает то огромное влияние,
которое оказывает геополитика на абсолютно все стороны жизни конкретного че-
ловека. Даже многие политики и элиты воспринимают геополитику интуитивно,
когда упираются в непреодолимые вопросы географии, транспортных коммуни-
каций, смысла изоляции и коммуникации, технологической проблемы геополити-
ки в скорости коммуникаций с должной массой и объемом.
Было смешно наблюдать потуги украинских политиков в создании транспорт-
ного коридора между Украиной и Китаем в условиях 2015-2016 годов, когда с
помпой запускали поезд «Нового шелкового пути» в обход России. К сожале-
нию, это обычная безграмотность, о чем я тогда и писал. Безграмотность с точки
зрения геополитики, порождающая бессмысленность и убытки. Или построение
А. Яценюком стен с Россией или Д. Трампом с Мексикой. С точки зрения геопо-
литики такие проекты абсолютно бессмысленны. Когда смотришь на подобное,
хочется думать, что люди, затевающие их, просто хотели лично обогатиться и
отмыть деньги. Потому как в ином случае организаторы этих проектов как ми-
нимум малообразованные. Что говорить уже о простых людях, которые интуи-
тивно чувствуют закономерности, влияющие на жизнь их государств и их самих,
но не понимающие основ геополитики? Им приходится выдумывать и верить в
теории заговоров, тайное мировое правительство, «злобных алчных евреев» или
прочих народов в примитивных националистических и расистских противосто-
яниях. Они не понимают, как география и климат окружающего мира влияют на
их жизнь, жизнь целых государств, народов и рас, почему политики часто вы-
нуждены принимать определённые решения, предрасположенные географией
планеты. Они не понимают, почему решения элит, которые идут против геогра-
фии планеты, против закономерностей геополитики, не удаются, проваливаются,
загоняют их в самоуничтожение, и относят такое к «злым козням врагов», «злоб-
ным соседям» и природной «глупости народов и рас». Они не понимают, почему
чернокожие в Африке тысячелетиями развивались именно в таком историческом
ключе, а белые в Европе достигли другого уровня в цивилизации. Они не понима-
ют, почему разные народы достигли разных уровней развития своих государств.
Почему некоторые государства канули в Лету. Обычные люди не улавливают
геополитической логической причинно-следственной связи в исторических про-
цессах. Они крайне недооценивают влияние географии, климата и производных

41
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

геополитических факторов на историю и современность. У них всё просто и ка-


тегорично, часто как у булгаковского Шарикова: «взять и поделить», «белое и
черное», – примитивизмы, возведенные в гиперболы. Такие суждения загоняют
людей в еще большую темноту, а отрезвление бывает очень болезненным и ино-
гда невозможным. Они сутками могут рассуждать о политике и политиках, но ни
разу не упомянут основу, которая лежит в геополитических причинно-следствен-
ных связях исторического процесса. В то время как геополитике как науке уже
более 100 лет. И все их рассуждения являются примитивным чувственным вос-
приятием со значительными провалами в знании истории и полным отсутствием
геополитических причинно-следственных связей в историческом процессе. И это
касается не только обычных людей, но и многих дипломированных преподава-
телей, представителей политических элит. Прямо какое-то мракобесие, ведущее
к суицидальным устремлениям, самопроизводный горький катаклизм, который
заставляет лишь вследствие тяжелых ушибов и переломов временно учиться на
собственных ошибках.
Между тем есть множество трудов по геополитике, которые представляют
разные взгляды, разные школы, но в целом определяют основные тенденции,
базисные причинно-следственные связи влияния геополитики на исторический
процесс, на развитие государств и территорий. Они преподносят разные углу-
бленные и специфические точки зрения, но в целом, в основных идеях и доктри-
нах, они едины. Ни один человек, профессионально изучающий геополитику, не
сможет отрицать того факта, что география, географические физические объек-
ты, суша, моря, горы, реки и т. д. влияют на исторический процесс развития той
или иной территории мира. И не просто влияют, но предрасполагают к именно
определенному развитию, к определенным взаимосвязям, тенденциям в причи-
нах и следствиях.
Задача моего опуса – это не научный труд по геополитике, а формирование
шпаргалки, более или менее простой и понятной обычному человеку. Моя цель
обратить внимание на геополитические факторы, которые в целом влияют на
мировую политику и экономику, провести параллели и вывести причинно-след-
ственные связи этого мирового влияния на территорию моей родины – совре-
менной Украины. Моя цель заинтересовать геополитикой обычного человека.
Подвести его к тому, чтобы он учитывал в своих взглядах и суждениях огромное
влияние геополитических факторов в надежде на то, что это углубит его знания и
улучшит этим его жизнь. Даст возможность избежать опрометчивых решений и
суждений, отведет хоть немного в сторону от царящего популизма. Заставит за-
думаться о социальной жизни в более широком аспекте.
Прародителями геополитики можно назвать знаменитых политиков всех вре-
мен и народов. Вот как громко звучит фраза! (шутка). Рамзес Великий, Александр
Македонский, Цинь Шихуанди, Марк Порций Катон Старший, Гай Юлий
Цезарь, Август, Траян, Диоклетиан, Константин Великий, Аттила, Карл Великий,
Вильгельм Завоеватель, Владимир, Чингисхан, Тамерлан, Витовт, Ягайло, Генрих

42
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

VIII, Иван Грозный, Елизавета I, Вильгельм I Оранский, Кромвель, Людовик XIV,


Петр Великий, Наполеон, Уильям Питт, Бисмарк, Виктория, Сталин, Гитлер,
Франклин Делано Рузвельт, а также их советники и ученые, вроде Аристотеля
у Македонского, Збигнева Олесницкого у Ягайла или Феофана Прокоповича у
Петра, – все они стояли у истоков геополитики. Из новейшей истории примеры
приводить не буду, дабы избежать бессмысленных политических аллюзий.
Все указанные личности достигли успеха, потому как шли параллельно или
за геополитическими вызовами и учитывали в развитии своих государств гео-
графические основы политики. Не будем вдаваться в их политические (идеологи-
ческие) методики с точки зрения морали. Но Рамзес Великий строил доминиро-
вание Древнего Египта вокруг его основы Нила. Македонский очертил размеры
своего государства географическими объектами, береговыми линиями, горами,
реками. Цинь Шихуанди объединил земледельческие культуры бассейнов рек
Янцзы и Хуанхэ и заложил основы Китая.
Катон вообще единственный раз в истории объединил морскую и сухопут-
ную составляющую геополитики при уничтожении Карфагена и заложил почти
тысячелетнюю основу Римской империи в отдельно взятом регионе. Цезарь при-
соединил разрозненную Галлию в ее географических границах. Август геопо-
литически закрепил достижения как Катона, так и Цезаря, развивая их, а Траян
достиг максимального могущества. Диоклетиан принял новые геополитические
вызовы, устранил фикцию и ввел тетрархию в управлении на расширенных ком-
муникациях. Константин Великий юридически перезагрузил, узаконил суще-
ствовавшую де-факто новую идеологическую религиозную парадигму, сменив
язычество на христианство, чем стабилизировал развитие локального социума и
предрасположил его дальнейшее развитие на тысячелетие.
Аттила – это вспышка государства гуннов, предвестник Чингисхана, своего
рода демонстратор геополитической мощи степей и равнин Евразии в историче-
ском периоде великого переселения народов. Мощи того, что в будущем геополи-
тиками будет называться Хартлендом.
Карл Великий (747–814) создал образ объединенной Европы в новых гео-
политических условиях. Вильгельм Завоеватель, по сути, создал основу-госу-
дарство на острове Великобритания, из которого в дальнейшем вырастет мощ-
нейшая морская держава, превратившаяся в величайшую империю всех времен
и народов.
Князь Владимир Святославович (958–1015) – аналог Константина Великого,
сменившего религиозную парадигму. Также он идеологически закрепил фор-
мирование государства в геополитическом смысле на всем протяжении лесной
и земледельческой зоны равнинной, восточной Европы – от Западного Буга до
Волжской Булгарии, контролируя все ветки пути из «варяг в греки».
Чингисхан (1155–1227) стал основателем государства кочевого типа цивили-
зации на всей протяженности равнины, Дикой степи Евразии от Карпат до Китая
и всей сопредельной с ней территории, объединив кочевников. Тамерлан – это

43
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

более цивилизованный аналог Чингисхана, который окультурил кочевников и по-


казал смысл единения геополитической мощи степей с культурным и технологи-
ческим развитием цивилизации, с ее идеологической наполняющей.
Витовт (1350–1430) – аналог князя Владимира, только в Великом княжестве
Литовском воспользовался внутренними противоречиями Дикой степи, в Орде и
развил государственность на окраине степи.
Ягайло (1350–1434), двоюродный брат Витовта, основатель династии
Ягеллонов в Польше, политически переиграл Витовта в борьбе за центр вли-
яния государственного образования на окраине степи на фоне политической
разрозненности в Орде. Хотя здесь больше заслуг его советника Збигнева
Олесницкого, который де-факто заложил основы будущей Речи Посполитой.
Кстати, роль Збигнева Олесницкого в польской государственности незаслужен-
но слабо освещена и популяризирована в историографии Польши. Считаю, что
именно Збигневу Олесницкому поляки более всего должны быть благодарны как
единый народ в своей государственности. Именно он создал Ягайло, Ягеллонов,
вывел их в первенство над Гедиминовичами, а также Длугоша с его государствен-
но-образующим историческим наследием, определил геополитические направле-
ния опор Польши между Балтикой и Карпатами, союза и поглощения Великого
княжества Литовского как буфера перед геополитической мощью географиче-
ской составляющей восточной части Евразии, что в дальнейшем служило ос-
новой Речи Посполитой до того момента, пока эта мощь стала непреодолимой.
Опять же субъективное мнение, но Збигнев Олесницкий по своей значимости –
более значимая и крупная фигура для Польши, чем тот же Ян III Собеский или
Ю. Пилсудский. Ну да ладно.
Генрих VIII (1491–1547) в рамках государства-острова юридически узако-
нил английскую реформацию, отделив англиканскую церковь от католической,
наполнив геополитическую составляющую идеологической. При нем у элит
Англии начала формироваться национальная идея. Подчеркиваю, именно толь-
ко у элит, а не у всего остального населения. Не потому, что он был первым
прообразом националиста, пылко любящего свою землю, а оттого, что выгод-
но использовал в личных целях идеи обособления государства на острове от
остального католического мира. Своего рода католический коллаборационист.
Но эти идеи обособления острова-государства позже впитают необходимость
использовать море как инструмент не только защиты, но и коммуникации. Будет
показан обособленному государству на острове смысл изоляции и коммуника-
ции в будущей геополитике. Идеи перерастут в морскую силу при Елизавете I,
которая переняла опыт голландцев в морской торговле и включилась в борьбу
за морские коммуникации с Испанией. Море стало не просто защитой острова
Великобритания, но и его главным доходом от торговых коммуникаций. И имен-
но на основе этого позже будет создана величайшая в мире Британская империя,
возникшая с острова и правильно сделавшая акцент на своем выгодном геополи-
тическом морском положении.

44
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Иван Грозный (1530–1584), используя геополитический фактор открытых


пространств и равнин, Волжского торгового пути, подчинил и поглотил Казанское
ханство, ослабевшее также в силу геополитических причин: переворота сухопут-
ной парадигмы на морскую, ослабевания сил поддерживающих его кочевников
евразийской Дикой степи из-за потери северной ветви Шелкового пути, глубокой
изоляции от товарных потоков, политической раздробленности между ордами-
улусами. По сути, в конце своего существования Казанское ханство контроли-
ровало лишь небольшую часть товарного потока по части течения р. Волги, и то
оспариваемую Московией. Установив контроль над Казанью, Иван Грозный пре-
допределил дальнейшее поглощение малолюдных просторов Сибири и Дальнего
Востока вплоть до географических, геополитических ограничителей, идущих по
линии гор Алтая и степных пустошей Монголии, переходящих в пустыню Гоби.
Также он пытался «прорубить окно в Европу» в Ливонской войне, интуитив-
но понимая необходимость логического завершения торговых путей портом на
Балтике. Но те же, прежде всего, геополитические причины не дали возможности
этого осуществить. Какие? Растянутость сухопутных коммуникаций и технологи-
ческая неспособность их преодолевать в сравнении с более уже тогда быстрыми
морскими коммуникациями Швеции на Балтике. Снабжение армии тех времен по
грунтовым дорогам более длительное и растянутое, чем передвижение кораблей
по относительно спокойной Балтике. От Москвы до Нарвы 820 км, от Москвы до
Пскова – 730 км, а от Стокгольма до Нарвы – 640 км, от Стокгольма до Пскова –
740. Причем 430 км из них по этим направлениям проходят по более быстроход-
ному тогда морю до Ревеля (Таллин). Не говорим уже про кинематографическую
«Кемскую волость» Ивана Васильевича (шутка).
Вильгельм I Оранский (1533–1584) – это первый лидер буржуазной рево-
люции в Нидерландах (1566–1648). Очень значимое событие в истории, которое
либерализировало морскую торговлю, переведя ее из-под жесткого контроля
испанских королей в плоскость более экономическую. И в основе этого лежит
именно геополитических фактор месторасположения Нидерландов на побережье
континентальной Европы. Они первыми начали вести морскую торговлю, исхо-
дя, прежде всего, из экономических принципов. Именно у них этому научились
англичане, позже перетянув морскую силу на свой бо́льший и более выгодный
остров. Именно с Нидерландами англичане одолели Испанию, закрепив за собой
первичное право «владычицы морей». И всё это геополитика и развитие госу-
дарства по параллельной с ней стезе. Голландская Ост-Индская компания, как
и Британская Ост-Индская компания, стали первыми в мире мегакорпорациями
со своими армиями, флотом, колониями, вывозом ресурсов и начальным, почти
научным подходом к геополитике, размещая свои форпосты в самых выгодных
для морских коммуникаций географических местах. Нидерланды выросли из
Ганзейского союза на Балтике в центр, замыкая на себе европейские, балтийские
и океанские коммуникации новых открытых колоний. Яркий геополитический
пример развития исторического процесса в конкретный период.

45
46
Города-участники Ганзейского союза (Ганза) в 1400 году. К началу XV века Ганза объединяла 160 городов в тор-
говле по акватории Балтийского и Северного морей. Это первичный предвестник развития морской парадигмы.
Наблюдая за ее развитием, можно исторически отследить, как технологии мореплавания перешли от «мелких» и
замкнутых морей к мировой океанской торговле и как это сместило геополитические акценты от близлежащих
территорий замкнутых морей к открытым океанским просторам, как Балтийское море и его побережье передало
свою значимость Нидерландам и открытым просторам Атлантики
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Кромвель (1599–1658) положил конец морскому владычеству Голландии,


кстати, буквально еще недавно своему союзнику в сохранявшемся противостоя-
нии с Испанией. Это произошло по результатам первой англо-голландской войны
(1652–1654), окончившейся выгоднейшим для Англии Вестминстерским мирным
договором как новой «владычицы морей». С политической точки зрения Кромвель
стал Вильгельмом Оранским и возглавил английскую буржуазную революцию
(1640–1660), также либерализировав торговлю, повторив опыт Нидерландов.
Англия как большая морская геополитическая держава перетянула влияние мор-
ской силы изоляции и коммуникации с меньшей Голландии. И тут играют первей-
шую роль геополитические факторы географии. Остров Великобритания круп-
нее, чем Голландия. Там больше ресурсов и населения. Он имеет более значи-
тельные геополитические опоры на береговую линию, чем та же Голландия с ее
растянутой сухопутной континентальной границей, затапливаемой местностью.
Находится в более выгодном относительно Голландии географическом местора-
сположении. Англичанам, как голландцам, не надо проплывать через Ла-Манш
или вокруг Великобритании, чтобы выйти на океанский оперативный простор и
т. д. Это геополитика и ее пример работы в конкретном историческом моменте
развития технологий. А что такое технологии? Это эволюция, которую можно
лишь иногда приостановить, но она все равно найдет выход наружу, исходя из тех
же геополитических факторов.
Людовик XIV (1638–1715) завершил формирование Франции в ее географи-
ческих геополитических, то есть ограниченных географией, границах (Пиренеи,
Альпы, Атлантическая береговая линия), создав одно из первых культуролизиро-
ванных сухопутных государств в Европе.

47
Геополитические опоры Франции

48
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Его потуги в глобальном смысле изначально были обречены на провал,


хотя во многом сперва были успешны. Прежде всего, из-за того, что остров
Великобритания занимает более выгодное географическое положение, более за-
щищенное, более опорное, более коммуникативное относительно моря, чем кон-
тинентальная Франция, которой необходимо концертировать силы на открытых
участках сухопутных границ в противостоянии с соседями. Это первый яркий
пример в Новой истории создания культурного сухопутного государства. А также
первый пример в истории того, что потуги непредрасположенных к морской силе
территорий со временем сойдут на нет в соперничестве с морскими державами
в период доминирования морской парадигмы. Доказательство этого, доказатель-
ство непреодолимой силы коммуникаций моря над сушей при парадигме моря
мы увидим уже при Наполеоне. Да, Франция приобрела значительные колонии,
но потом был откат. Можно назвать это временным и успешным экономическим
и геополитическим периодом в истории этой страны, но ровно до того момента,
пока окончательно не усилилась Великобритания и вновь не доказала свое право
быть «владычицей морей».
Петр Великий (1672–1725) бросил все силы государства на то, чего не уда-
лось Ивану Грозному – заимел морской порт на Балтике. Этим он прорубил «окно
в Европу», через которое хлынули огромные ресурсы Евразии, на основе которых
произошли дальнейшие расширения уже не Московии, а Российской империи.

49
50
Карта России в 1725 году из «Исторического атласа России» Н. Павлищева, изданного в Варшаве в 1845 году с
некоторыми направлениями военных действий тех времен
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Все, кто был после Петра, хоть иногда и с ошибками, продвигались к уста-
новленным геополитикой географическим объектам-опорам Евразийской гео-
политической платформы: к Карпатам на Западе, Крыму и береговой линии
Черного моря, Кавказу и за него (из-за мощи сухопутной территории и слабости
исламского мира, лишенного глобальной морской торговли), до глубин Средней
Азии, упирающихся в хр. Копетдаг, горные системы Памира и вплоть до пусты-
ни Гоби и Дальнего Востока. Были потуги до Калифорнии, но и здесь же сыграл
географический фактор растянутости коммуникаций, недостаточная технологич-
ность во времени их преодоления. Например, Тихого океана под условиями и
давлением Крымской войны. А ведь что такое Северная Америка в эпоху постге-
ографических открытий? Это набор колоний Испании, Нидерландов, Франции,
Великобритании и России. Но об этом далее.
Наполеон (1769–1821) – это первый объединитель Европы в Новом време-
ни. На фоне почти аналогичных Нидерландской и Английской революций, но
более радикальной Французской революции в континентальной Европе вспых-
нула звезда Франции, территория, первичные ресурсы и население которой
больше, чем у двух названных государств. Кстати, последовательность развития
революций, либерализма, национализма, технологий, экономики также подвер-
жена геополитике и ее географическому, климатическому, меньшим по уровню
остальным принципам в понимании изоляции и коммуникации. Наполеон попы-
тался создать объединенное европейское государство от России до Атлантики.
И именно геополитика не дала ему этого сделать. Во-первых, это был период
доминирования морской парадигмы, а он проиграл и не мог по большому счету
его выиграть, если бы не какой-нибудь случай в Трафальгарском сражении.
И, как уже говорилось выше, центр Лондона помнит эту фиксацию Великобритании
как уже «империи владычицы морей». Во-вторых, ему не удалось перетянуть
Россию и Александра I на свою сторону, а Великобритания приложила макси-
мальное количество усилий к этой неудаче. Соответственно, при доминирова-
нии Великобритании на море и протяженной, невозможной к контролю границе
на суше с Российской империей Наполеону не удалось экономически удержать
Континентальную блокаду Европы. Не удалось создать сбалансированную, само-
достаточную экономику из-за более дешевых конечных и колониальных товаров
Великобритании и России. И это создало громадный ресурсный провал. Военное
поражение из-за растянутых коммуникаций в России, тогдашней технологиче-
ской невозможности их преодоления, отсутствие в сравнении с противником вос-
полняемости ресурсов завершило дело падения наполеоновской Франции. Ни
фактор человеческого гения, ни новый буржуазный взлет Франции, ни национа-
лизм (о нем позже), ни почти все выигранные 60 сухопутных сражений не переве-
сили геополитический фактор, предопределивший поражение. Кстати, кому ин-
тересна Наполеоновская Франция, Наполеон, Континентальная блокада, лучшие,
по моему мнению, фактические оценки и анализ даны в работах академика Е. Тарле.
Заслуживают внимания также работы великого князя Николая Михайловича,

51
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

имевшего доступ к архивам, об Александре I. Именно из Континентальной бло-


кады выросли дальнейшие идеи «санкций» современного нам мира в их изоля-
ционном и коммуникативном смысле. Наполеоновские войны распространили
национализм по Европе, которого раньше в принципе на этих территориях не
было. Наполеоновские войны показали главную проблему сухопутной парадиг-
мы и доминирование над ней морской – скорость коммуникаций, смысл влияния
изоляции и коммуникации, необходимость технологического преодоления этой
проблемы на суше. Также фактом стало то, что для преодоления морской силы в
тогдашних технологиях необходимо значительно бόльшее количество ресурсов.
С точки зрения России наполеоновские войны показали четкое доминирование
буржуазной, либеральной экономики над абсолютистской со всеми исходящими
проблемами и факторами. Потому как монарх России Александр Первый, пре-
возносимый еще 1814 году победителем Наполеона и освободителем от «узур-
патора» по всей Европе, кроме Франции, конечно, по результатам Венского
Конгресса 1815 года де-факто не получил ничего, по сравнению с остальными
«спасенными» и особенно Великобритании. «Прагматичность» победила «бла-
городство»! И уже в 1817 году в Великобритании вышла книга сэра Роберта
Томаса Вильсона «Очерк военной и политической власти в России: в 1817 году»2,
военного атташе Великобритании в штабе Кутузова. Книга становится полити-
ческим бестселлером в Великобритании и на столетие прогнозирует роль России
как главного соперника. Кроме того, издание определяет риски Великобритании
от России в Центральной Азии и угрозу Индии – колониального бриллианта в ко-
роне Британской империи. По разным оценкам, ВВП этой колонии, куда входи-
ли современные Пакистан, Индия и Бирма, составляло свыше 20 % от мирового
ВВП. И Британия посредством Ост-Индской компании проводила жесточайшую
выкачку ресурсов из этих территорий, несмотря на многие кровопролитные вос-
стания и войны.
Книга Роберта Вильсона, как «Фултонская речь» У. Черчилля 1946 года, де-
монстрирует яркую прагматичность Великобритании в достижении целей миро-
вого доминирования, несмотря на различные «дружбы» и «союзы».
Аксиома Британской внешней политики, наследником которой сегодня явля-
ются США, говорит о том, что уничтожать необходимо их главного и второго по-
сле них конкурента посредством рук третьего по мощи и остальных союзников.
При том если третий становится вторым и главным конкурентом, значит он авто-
матически превращается во врага. Но об этом позже. Прагматичность!
Об этом забыл Александр I в своих отношениях с Наполеоном и континенталь-
ной Францией. И если бы Российская империя не была бы так геополитически
изолирована в огромных сухопутных коммуникациях и была с соответствующей
более демократичной формой правления, ему бы напомнили о прагматичности.

2
Robert Thomas Wilson. Sketch of the Military and Political Power of Russia in the Year 1817. London,
1817.

52
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Но у него сыграла личная обида на Наполеона по поводу ответа на его гневное


письмо из-за расстрела принца крови Франции, по сути, равного Александру
I, герцога Энгиенского в Венсенском лесу. Ответ Наполеона прогремел на всю
Европу. В нем он намекнул Александру I, что его отец и его предшественник
Павел I скончался от «апоплексического удара табакеркой в висок» при поддерж-
ке заговора дипломатами Великобритании. Это выглядело очень некрасиво с точ-
ки зрения сына по отношению к отцу. Сына и абсолютного монарха, который не
привык к таким вольным речам. Он же не в парламенте Лондона. Это вызвало
личную жгучую ненависть Александра I к Наполеону, о чем последний потом
очень сожалел. Отсутствие прагматичности у Александра I затмило все геопо-
литические выгоды и толкнуло его в объятие субсидий и союза Великобритании.
Но даже этот сугубо человеческий фактор тонко пронизан влиянием геополитики
в том, что такое бы не могло случиться в либеральном обществе, где решения
принимаются более прагматично. Прагматизм более присущ буржуазному, чем
абсолютистскому. А на формы правления очень влияет фактор коммуникаций, их
протяженности и доступа к информации. Вспомним очередность революций при
морской парадигме до появления интернета – чем ближе к портам столица, тем
быстрее обмен информации и всё исходящее далее. Если бы состоялся полно-
ценный союз России и Наполеона, история пошла бы по другому пути. Но эта
же история не терпит сослагательных наклонений и всяких «бы», хотя можно
пофантазировать. Потому как эта же история созидается на базисе геополитики,
которая влияет даже на, казалось бы, очень личные отношения и взаимосвязи.
Уильям Питт Младший (1759–1806) – кардинально новый тип политика,
взросшего на английском парламентаризме. Это прообраз современных полити-
ков в странах либеральной демократии, а также последних ста лет ее развития.
Денди и, как сегодня принято говорить, «мажор». С абсолютно изолированной
чувственностью и подчиняющийся исключительно вопросам прагматизма в по-
литике, действующий в стезе геополитики. Человек, которому плюнь в лицо.
И если это будет необходимо с политической точки зрения, он ответит, что это
«божья роса». Исключительная прагматичность и отдаленность от личного чув-
ственного восприятия морали. Когда будет выгодно политически, он пожалеет,
посочувствует и поддержит. Когда возникнет новая политическая необходимость,
он уничтожит. Это совершенно не значит, что человек плохой, бесчувственный
и лишенный морали. Уильям Питт Младший очень переживал и умер в 46 лет
от алкоголизма. Его главная идея – исключительный политический прагматизм
на основе стержня выгод геополитики. Исключительная политическая прагма-
тичность дает возможность принять решение в конкретный момент времени и
подыграть, усилить геополитический аспект влияния. Когда надо, он «дружил»
с Наполеоном, расчищая его руками препятствия и приобретая возможности.
В нужное время начинал воевать. Что-то на подобие «Странной войны» 1940 года
Великобритании с Гитлером, больше похожей на заигрывание обиженных влю-
бленных в надежде на предрасполагающий во времени геополитический фактор,

53
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

когда Гитлер вынужден был развернуться и осуществить не операцию «Морской


Лев», а операцию «Барбаросса». У Уильяма Питта вы найдете много общего и с
Черчиллем, и с Рузвельтом и даже с Обамой или Байденом. Исключительная по-
литическая прагматичность и «ничего личного».
Именно посредством её он создал задел для победы над Наполеоном, опер-
шись именно на геополитический фактор. Пусть на континенте Наполеон сража-
ется с такими противниками, как он, ослабляя друг друга, Великобритания актив-
но включится позже, с новыми силами. А пока главная задача – доминирование
на море. Трафальгарское сражение – и доминирование сохранено. Союзникам
Великобритания поможет деньгами и допуском к трансферу по морским комму-
никациям с выгодами торговли. Это принесет бонус в виде экономических выгод
союзникам от контрабанды на Наполеоновский континент и ослабит контролиру-
емую им экономику. Как только наполеоновская экономика ослабнет и он потеря-
ет значительную часть ресурсов в войнах с «союзниками», тут и появятся свежие,
но уже подготовленные на дальних коммуникациях, вроде испанского театра во-
енных действий, войска Великобритании. Такова упрощенная идея Питта вкрат-
це, но суть ее в использовании морской силы, изоляции острова Великобритания,
отъема французских колоний, скрытых поставок контрабандных более дешевых
колониальных товаров в наполеоновскую Европу и чисто политического ожида-
ния недовольства местным населением захватов Наполеоном их земель – факторов
изоляции и коммуникации. Ведь недовольство немцев, разочарование поляков в
Наполеоне усложнило коммуникацию его войск в России. А восстание в Испании
и напряжение в других местах значительно снижало концентрацию на главных
направлениях. Наполеон тоже учитывал геополитический фактор. Нуждаясь в
ресурсах и понимая, что не сможет контролировать некоторые огромные коло-
нии на периферии, он совершил Луизианскую сделку (1803 г.), согласно которой
в результате получил 8,8 млн долларов и продал США, буквально 20 лет назад
приобрётших независимость (1783 г.), Луизиану с остальными вышележащими
французскими землями. А это почти треть нынешних США. Вследствие сдел-
ки он получил финансовый ресурс, потому как после Трафальгарского сражения
(1805 г.) не получил бы уже ничего, усилил Соединенные Штаты, которые еще
20 лет назад вели войну за независимость против Великобритании (1775–1783).

54
Луизианская покупка США у Наполеона в 1803 году. 2,1 млн км² были приобретены в конечном итоге за 23,2 млн

55
долларов. Под таким же фактором давления морской силы окажется чуть позже и русская Аляска
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Но фактор морской силы превозмог даже гений Наполеона. И этот фактор под-
черкнула и усилила прагматичность Уильяма Питта, который не просто был един-
ственным и неповторимым, а собрал вокруг себя политиков, фактически насле-
довавших его прагматичность в геополитике после смерти в 1806 году. Уильяма
Питта тяжело назвать победителем Наполеона, но в отличие от Александра I он
с максимальной выгодой ввиду своей прагматичности использовал геополити-
ческие факторы, которые и победили Наполеона. Поэтому в 1815 году главным
выгодополучателем на Венском конгрессе стала Великобритания, а не Россия.
Последняя, понеся самые значительные потери во всех аспектах в ходе наполео-
новских войн вплоть до разрушения Москвы, получила слово «бистро» в Париже
(шутка). И уже через два года стала главным геополитическим соперников значи-
тельно усилившейся Британской империи. Прагматичность и геополитика.
Задумайтесь! Была бы такая сменяемая во времени прагматичность среди
политиков вроде Уильяма Питта без парламентаризма и такой ранней буржуаз-
ной революции в Англии? Нет. А была возможна такая ранняя революция не в
Англии с ее обменом информацией, а, например, в Монголии в это же время? Нет.
Поэтому весь исторический процесс пронизывают геополитические факторы и
парадигмы! Начиная от цвета кожи до формирования эмансипации и прочих про-
цессов. Также, если интересуетесь геополитикой с точки зрения Великобритании,
а также продолжения геополитической стези Питта, необходимо обратить вни-
мание на внешнеполитическую деятельность Генри Палмерстона (1784–1865),
более позднего политика, на то, как он исключительно прагматично продвигал
доминирование Великобритании по миру.
Бисмарк (1815–1898) и понимание платформы
Бисмарк осуществил объединение Германии (1871 г.). Важность этого собы-
тия с точки зрения геополитики в том, что оно подтверждает ее многие факторы
уже в Новом времени, которое легче изучать по множеству фактических истори-
ческих свидетельств. И прежде всего это касается функционирования сухопут-
ных держав, как в эпоху доминирования морской силы, так и наоборот. Мало
того, данное объединение несет понимание геополитических процессов в общем.
Из физики мы знаем, что большее всегда притягивает меньшее. При взаимо-
действии разных по массе тел создаются силы, которые влияют на их движение
относительно друг друга. Например, Земля вращается вокруг Солнца, а не наобо-
рот. Физика формирует взаимодействия на атомарном уровне, а также влияет на
молекулярную химию. Та уже служит основой биохимии. Отсюда произрастает
биология, далее анатомия, человек, его поведенческие структуры, психология,
социум и политика. Всё это логично пронизано цепочкой причинно-следствен-
ных связей. Связь между физикой и социумом в причинно-следственных связях
сегодня почти не изучена наукой, но факт в том, что она есть. Восприятие этого
сегодня человеком скорее интуитивно. Изучение взаимосвязи между физикой и
биологией и человека, а далее человеческой социологией, поведенческими струк-
турами – темный лес. Связь между физикой, антропологией и политикой – пред-
мет будущих наук.

56
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Но суть в том, что большее притягивает меньшее, и этот факт работает не


только в физике. Большие государственные образования притягивают меньшие,
имеют сателлитов и меньших союзников. Больший капитал в одинаковых усло-
виях всегда заработает больше, чем меньший, и, соответственно, притягивает к
себе бόльшие финансы. Поэтому он и стремится к монополизации. Больший го-
род поглощает меньшие окружающие его села и городки. Весь мир устроен от
малого к большему в структуре взаимосвязей и тел. А в большем больше этих
микросвязей, чем в меньшем. Такая же ситуация и в геополитике.
То есть большие географические объекты посредством человека оказывают
влияние на меньшие. И этому есть тысячи примеров, просто человек на эти взаи-
мосвязи мало обращает внимания и эти знания пока не структурированы. Данное
влияние пронизывает не только экономику, но и заметно вплоть до духовного раз-
вития человека. Вроде того, как Тибет влияет на буддизм: там можно уединиться в
горах. И вокруг него формируется целое направление буддизма Гелугпа с Далай-
Ламой во главе. Также сирийские мистические направления в изоляции сирийской
пустыни повлияли на развитие философских направлений в самых разных хри-
стианских конфессиях. И чем больше углубляться в антропологию, тем больше
таких примеров можно видеть. Вы начнете связывать земледельческие культуры с
лесными черноземными зонами, кочевые со степями, поймете, почему горные на-
родности именно такие, а островитяне другие, почему чукчи живут в одной куль-
туре, а пигмеи или европейцы обладают совершенно другой культурой. География
в огромной степени влияет на антропологию, а далее следует формирование госу-
дарственных образований. Всё это взаимосвязано и подвержено влиянию, притом
большее всегда влияет на меньшее. Поэтому большие языковые группы погло-
щают меньшие, малые народы исчезают и вливаются в большие. И так далее. По
причине того, что всё начинается с физики и развивается, эти процессы почти не-
преодолимые, а то, что в малом упирается и ограничивается этим малым, просто
вливается в большее, как бы придавая ему новый оттенок.
Большее притягивает меньшее. Звезды притягивают планеты, Солнце – Землю,
Земля – Луну. Бо́льшие географические объекты также влияют на формирования
государственных образований. Мало того, ту же физику можно увидеть и в про-
цессах взаимодействий между государствами и социумами. Есть центробежные
силы, но есть и центростремительные силы. Баланс этих сил зависит от масс
большего и меньшего тел и скорости их взаимодействия. И это платформа, на
которой базируется геополитика с ее изоляцией и коммуникацией под влияни-
ем технологий. Не будем уходить глубоко в философские причинно-следствен-
ные связи основ платформы. И, чтоб было понятней, перейдем к ее физическому
аспекту как данности.
Геополитические платформы – это большие значимые географические объ-
екты, которые своей величиной предрасполагают к образованию больших госу-
дарств. На них накапливается антропологический опыт человека, он при концен-
трации предрасполагает к дальнейшему единению в одно государство.

57
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Углубляясь в историю, можно увидеть множество примеров образования и


распада государств на одних и тех же географических платформах. Долина Нила
стала платформой для многих образований Египта во времени. Здесь произошла
концентрация населения на узком плодородном месте вдоль реки, которая сфор-
мировала концентрированную культуру, превратившуюся в государство Древний
Египет. Греция с ее изрезанными береговыми линиями и гористой местностью
стала платформой для культурного преображения в Древнюю Грецию и города-
полисы, раскинувшиеся по всей Средиземноморской акватории. В таких процес-
сах играет роль место или география, климат, а далее население и его концентра-
ция, возможности этого места с точки зрения баланса ресурсов и населения, ком-
муникаций. Италия, населенная различными племенами, стала платформой для
их объединения в Римское государство. То есть племена объединяются в этносы,
а этносы в народы, исходя из возможностей платформы. Так как люди не живут
в море, то это понятие суши, и прежде всего касается сухопутных держав. Хотя
морские державы также основаны на платформах, но важность платформы как
суши более существенна для сухопутных государств. Соответственно, большие
платформы для больших государств, а малые для малых.
С малыми всё просто, а вот большие платформы для больших государств тре-
буют развитых внутренних коммуникаций. И, конечно же, не только географиче-
ских, но и антропологических. Потому как центробежные, так и центростреми-
тельные силы действуют не только между, но в середине этих платформ. И чем
больше платформа, тем сильнее эти силы.
Самый яркий пример – это образование и распад государств на самой боль-
шой такой платформе – территории Российской империи. Она многократно под
разными названиями то объединялась, то распадалась на основе Дикой степи и
лесной земледельческой зоны. И здесь, кроме географии и климата, играла глав-
ную роль концентрация населения и его антропологической общности. Китай как
меньшая платформа, окруженная береговой линией, Тибетом и пустыней Гоби в
относительно мягком климате, – это самая древняя большая платформа с древ-
ним и более или менее стабильным государством. То есть платформа – плоскость,
окруженная какими-либо ограничителями. Каждое более или менее большое го-
сударство имеет платформу. У США это западное побережье с Великими равни-
нами, окруженное береговой линией и Кордильерами. У Индии – плато Декан с
равнинами, упирающимися в Тибет и окруженное береговой линией Индийского
океана. У Бразилии – Бразильское плоскогорье с долиной реки Амазонка, окру-
женное береговой линией океана и Андами. У Франции – Северо-Французская
низменность с Центральным массивом, упирающимся в Альпы, на юге Пиренеи и
далее береговую линию Атлантического океана. И Французская платформа – это
крайняя западная часть гигантской Евразийской платформы, уходящей далеко на
восток с сужением по линии Альпы – Бельгия, где и происходили множественные
конфликты в истории, образовав там границу между Германией и Францией.

58
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Чем больше платформа, тем сильнее центробежные и центростремительные


силы в образованных на них государствах. Ранее упоминаемые опоры государств
обычно служат и их ограничителями, хотя не всегда. Кордильеры для США – это
одна из опор как для западного побережья, так и для восточного. А первичной
опорой в самом начале государственной истории США были Аппалачи. Самыми
важными с геополитической точки зрения для больших государств являются
платформы с концентрацией населения и набираемой для единения антрополо-
гической мощью. Из-за больших платформ большие государства Евразии, боль-
шего материка, априори являются сухопутными. Потому как основные усилия
они затрачивают прежде всего на преодоление центробежных сил, а далее, для
дальнейшей морской экспансии уже в прошедшем историческом процессе, им
уже этих сил не хватало. И только тут мы подходим к Бисмарку.
Именно звезда Бисмарка позволяет понять все вышесказанное. Потому как
ранее было слишком мало информации из-за ее размытости в глубинах истории.
Франция – это первое большое сухопутное государство и наглядное для Нового
времени, то есть после эпохи географических открытий, Ренессанса и появления
национализма и прочих политологических теорий. Конечно же, Россия тоже мо-
жет быть примером, но ее пример будет крайне размыт с точки зрения аргумен-
тации, потому как она слишком велика, по сравнению с Францией, нестабильна
из-за этой величины и слишком древняя с точки зрения смен государств на ее
территории. Размытая аргументация будет из-за того, что возникнет вопрос, ка-
кую именно «Россию» имеют в виду? Скифов, сарматов, готов, Киевскую Русь,
Орду, Московию, Российскую империю, СССР или современную Россию? И этот
же вопрос демонстрирует, сколько раз собиралась и распадалась эта территория
под влиянием геополитического фактора платформы, центробежных и центро-
стремительных сил. И, естественно, что время России как самой большой в мире
геополитической платформы еще не наступило. Потому как эта геополитическая
платформа еще не набрала необходимой концентрации населения с достаточной
антропологией. Но это обязательно случится. И этому подтверждение много-
кратный распад и новое образование государства на этой платформе, причем с
каждым разом государство на этой платформе становится все более и более ста-
бильным, формируя все более и более объединящую как антропологию, так и
политологию. Но вернемся к Франции и Германии.
Национализм и Наполеон продемонстрировали миру мощь подъема единого
народа, прогулявшись вихрем по Европе. До наполеоновских войн национализм
не был известен в континентальной Европе. Внешнеполитические, идеологиче-
ские мысли людей крутились вокруг религии и сюзерена-правителя. Этому есть
простое объяснение.
Низкий уровень образования у элит и почти полное его отсутствие у основной
массы простых людей. Банально: люди не умели читать, а географические карты
были доступны лишь тем из элит, кто интересовался войнами, захватами, а поз-
же и мореплаванием. С появлением книгопечатания (1445) уровень грамотности

59
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

постепенно начал увеличиваться. Очень постепенно, так как основной массе


крестьянства (а она была подавляющим большинством) было, грубо скажем, не
до этого. В той же самой Российской империи еще в 1917 году было до 80 %
людей, которые и читать не умели. Такое же состояние было и в других стра-
нах. Естественно, на это влиял геополитической фактор морской парадигмы –
скорость обмена информации в портах и затрудненность обмена на просторах
суши. Соответственно, географические карты, грамотность, обмен информацией
следовали тоже за портами и в столицах у элит. Неграмотным тяжело себя иден-
тифицировать на карте, потому как массы неграмотного крестьянства и простых
людей далеко не путешествовали, а были водимыми по войнам и походам своими
сюзеренами. Поэтому внешнеполитические взгляды, если так возможно сказать,
у 99 % населения сосредотачивались вокруг религии и сюзерена. Если упрощен-
но, то разделение шло по конфессиональному признаку: христиане, иудеи, «ба-
сурмане», «неверные» или по принципу принадлежности к сюзерену. Ты «чьих»
будешь? Геополитический фактор, появление книг, а позже массово и карт поро-
дили идентификацию конкретного человека на местности. Человек начал осозна-
вать, что на этой местности говорят так, едят то, верят в это, и самое главное: мог
провести грязным ногтем по карте и показать примерную границу. Что человек
больше всего любит? То, что он больше всего знает! Себя, детей, семью, свои ув-
лечения, местность, где вырос. Так появилось осознание своей родины, которую
можно увидеть на карте. И любовь к этой родине как к своей стала политическим
национализмом. Здесь всё мне дорого, здесь все, кого я люблю, здесь все похожи,
все мой народ, моя нация – и она превыше всего. Потому как там, за границей, на
карте уже другое. Национализм. Где он родился, исходя из выше прочитанного
о геополитике и доминировании морской парадигмы? Конечно же, в Англии с ее
самыми большими коммуникативными связями в тот момент. Изначально нацио-
нализм зародился в небольшой Англии во второй половине XVII – начала XVIII
веков в противостоянии католиков и протестантов с переходом их к националь-
ной идентификации. Английское большинство было протестантами (вспомним
Генриха VIII), а ирландское – католиками. Англия уже была морской державой,
и все прекрасно знали, где, кто находился на британских островах, как с карта-
ми, так и без карт. Потом национализм медленно перекочевал во Францию и уже
более или менее массово распространился к Французской революции с идеями
той же Английской революции. Появилась нация французов. На основе любви
к родной Франции Наполеон прошелся вихрем по всей Европе, распространяя
идеи Французской революции, одной из которых и самых понятной для масс был
национализм. Немцы под властью французов, итальянцы под властью францу-
зов, испанцы под властью французов, поляки под властью французов, русские
под властью французов, все народы, очутившиеся под властью французов, заду-
мались о себе, почитали, посмотрели карты. Так национализм распространился
по Европе и усваивался ей согласно геополитическим принципам – изоляции и
коммуникации. Так, в Украине, которая была частью Российской империи, да и
в самой империи, национализм массово был осознан лишь к концу XIX века –

60
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

влияют просторы. Понадобилось около 70 лет, чтобы идеи в тех условиях приш-
ли сюда. Наполеон пал, потому как это изначально было заложено геополитикой,
но национализм, который он «разнес» по Европе с остальными идеями, остался и
начал зреть. Немцы начали ощущать себя нацией. Но, глядя на карту, они видели
множество мелких государств. Наполеон принес с собой не только национализм,
но также идеи свободы, равенства и братства Французской революции, различные
«эмансипации», которые подымают население и заставляют его задавать непри-
ятные вопросы многовековой элите. Напомню читателю, что мы рассматриваем
геополитику и не более. Так вот, в Германии создались условия для объединения.
И взошла звезда Бисмарка. Через полстолетия после появления Наполеона.
Если вы посмотрите на карту Европы, то увидите, что Европа разделена ли-
нией гор: Альпами и Карпатами. Эта линия делит Европу на части, и вокруг этих
гор до береговой линии образованы государства. Горы и береговая линия явля-
ются их опорами. В северной части континентальной Европы проходит геопо-
литическая платформа, которая разделена на Польшу, Германию и замыкающую
выход к Атлантике Францию, упирающуюся в Пиренеи. В постримском мире в
средние века Карл Великий пытался объединить платформы по разные сторо-
ны гор в одно государство – Священную Римскую империю. Галлия, примерно
нынешняя Франция, до этого была частью Римской империи (о которой позже).
А население и его культурность в эпоху сухопутной парадигмы (до XV века) рас-
пространялось от Италии, Галлии, вокруг Альп, в Германию и далее в Польшу.
Карл Великий создал Священную Римскую империю, но фактически не дошел,
не закрепил ее границы по краям геополитической платформы на береговой ли-
нии Атлантики. Потом де-факто империя с переменным успехом распадалась, об-
разовывая многочисленные мелкие государства, возглавляемые потомками элиты
Карла. То есть здесь сыграл фактор величины платформы и недостаточного ее
населения и идентичности антропологии. Но постепенно Франция под влияни-
ем географии собралась в одно государство, закрепившись при Людовике XIV и
преобразовавшись при Наполеоне. Польша, расположенная на сужении между
Карпатами с Балтикой и остальной громадной равниной до Урала, развивала экс-
пансию на восток и пыталась «переварить» Великое княжество Литовское, хотя в
ней также происходили процессы борьбы центробежных и центростремительных
сил, которые ее и погубили к концу XVIII века. Германия стояла разрозненной,
но поглощала баронства, курфюршества и прочие феодальные образования более
крупными. То есть и здесь происходили процессы борьбы центробежных и цен-
тростремительных сил. Но такой геополитической силы, какой была для Польши
Российская империя, поглотившая ее в XVIII веке, против даже разрозненной
Германии не было. Речь Посполитая была для нее буфером. Германия варилась в
собственном соку, лишь пытаясь продвинутся вдоль береговой линии на Балтику
в своем «Дранг нах Остен», естественным движением по платформе в сторону
меньшей концентрации населения. Захвативший временно Германию Наполеон
разбудил ее национализмом. А Бисмарк объединил ее. Как?

61
62
Европа с основными германскими опорами на протяженной Евразийской геополитической платформе: Альпы –
главная сухопутная опора, а морская береговая линия – морская опора
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Бисмарк первый в истории больших сухопутных государств объединил гео-


политический фактор с усилением центростремительного процесса. Первый
с точки зрения Новой истории и фиксации исторических источников. Можно
сказать, что такие процессы были и в других странах вроде России или той же
Наполеоновской Франции. Но, как говорилось выше, они будут размыты с точки
зрения аргументации. Та же Франция досталась Наполеону уже почти целост-
ной и была объединена на основе исключительно предрасполагающего геопо-
литического фактора платформы и ведения боевых действий сюзеренами вроде
Людовика XIV. В бисмарковской Германии четко видно объединение геополити-
ческого фактора политической идеей, оборотной стороной которой стала центро-
стремительная сила. Бисмарк использовал национализм как центростремитель-
ную силу для объединения Германии на геополитической платформе. Мало того,
четко просматривается то, что там, где геополитический фактор противостоял
ему, это объединение не произошло. Австрия, тоже немецкая страна, не вошла в
союз. Почему? Потому что находится в горной местности, а сопротивление цен-
тробежных сил (в данном случае местных элит) в горах всегда усиливается. Там
воевать тяжелее и специфичнее. И контролировать завоеванное тяжелее. Ведь
горы – это опора.
Не забываем, что Бисмарк даже при относительной поддержке и понимании
населением своей идентичности, схожести антропологии столкнулся с центро-
бежными силами. Этими силами были не желающие кому-либо быть подчинен-
ными элиты мелких немецких государств, а также внешние силы. Железом и
кровью – вот был лозунг Бисмарка. Но на самом деле ему способствовала гео-
политика, потому как он начал отталкиваться от большего к меньшему на геопо-
литической платформе и закрепился на ее северных и южных границах. Бисмарк
уменьшил значение центробежных сил тем, что провел войны, которые лишили
центробежные силы поддержки. Центробежные силы прикрывались политически
либерализмом, «эмансипациями» и прочими идеями, которые в тот исторический
период для всей Германии были менее актуальны, чем национализм, к тому же
страна населена немцами с большой антропологической идентичностью. То есть
объединение произошло по этническому составу, разделенным границами владе-
ний сюзеренов. Германия этнически была одинаковой. Соответственно, национа-
лизм, идеи одного народа, одного государства стали объединяющим фактором.

63
64
Объединение Германии. Обратите внимание, что более протяженная береговая линия и равнина предрасположи-
ли более протяженный север Германии. Альпы стали южной опорой. Австрия со сформированной тогда уже и более
древней династией Габсбургов тоже опиралась на гористую местность и обусловила южные границы Германии.
Также присмотритесь к множеству германских государств
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

И тут мы должны обратить внимание на геополитические основы объедине-


ния Германии – большую платформу мы увидели. Это равнина, простирающая-
ся с востока на запад, отделенная Балтикой, Альпами и Карпатами, ее опорами.
Далее встают Австрия Габсбургов и Пруссия Гогенцоллернов. Обе, в принципе,
на первый взгляд, могли стать локомотивом объединения Германии. Обе имеют
существенные, достаточно равные опоры: одна на Альпы, вторая на Балтику.
И Австрийская империя выглядит даже больше и значительней Пруссии. Но ло-
комотивом стала именно Пруссия. Почему? Фактор геополитики. Люди, живу-
щие в гористой местности, более консервативны, чем на равнине. Это факт, кото-
рый можно видеть и сегодня. Потому как с другой стороны горы «кашу» готовят
чуть по-другому. Горы менее коммуникативны. И чем выше горы, тем этот фак-
тор сильнее. Самые консервативные этносы развиваются в горах. Тот же Тибет,
Кавказ до сих пор населяют множество различных малых народов, народно-
стей, этносов, различных тейпов и кланов. Горы – меньшая коммуникативность.
Равнина с выходом на море – бόльшая. И это влияет на все стороны их жизни.
Пруссия, сформировавшаяся из-за продвижения немцев «Дранг нах Остен», тоже
по геополитическому фактору – от более заселённых к менее заселенным землям
по платформе, от более высокой культуры к менее – была более прогрессивна в
плане «космополитизма» национализма. Странно звучит, да? Но это так. Хотя
можно сказать по-другому: национализм пруссаков, более коммуницирующих с
миром, был более ранним, чем у австрийцев. Особенно у правивших элит. И его
более раннее появление в Пруссии, чем в Австрии, стало «космополитическим»,
объединяющим фактором национализма как идеи нации для раздробленной, но
населенной немцами Германии. Почему так противоречиво сказал? Потому как
национализм и космополитизм – это оборотные медали тех же центробежной и
центростремительной силы. Их баланс служит для единения геополитических
платформ, а космополитизм является необходимым условием объединения всего
мира. Одна страна, один этнический народ, центростремительная сила – нацио-
нализм, и тут он «космополитичен», единящий фактор. Космополитичен по от-
ношению к небольшим разностям: диалектам языка, разностям в культуре, кухне,
разностям, которые достались тем же немцам от ранних субэтносов вроде ба-
варцев, саксонцев, франконцев, швабов и т. д. Но национализм является центро-
бежной силой, если страна хоть немного размыта этнически, не говоря уже об
антропологии (вроде России). Поэтому Германия сформировалась под действием
национализма, а США – под действием космополитизма и прочих идей. Для ак-
центирования на этом внимания я и назвал именно тогдашний немецкий нацио-
нализм «космополитичным», объединяющим.
Некоторые скажут: но как же, Австрийская империя в середине XIX века – это
всего лишь четверть населения немцев, какой национализм! Я отвечу: разбери-
тесь в процессе. Австрийская империя была воссоздана Габсбургами и элитами в
1804 году, но под давлением идей либерализма, свобод и «эмансипаций», катив-
шихся от коммуникативной Англии по Европе, сменила название с Габсбургской
на Австрийскую. Это завуалировало монарха, пытаясь консервативно сохра-

65
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

нить старое. Но Наполеон уже разнес идеи национализма и народы, населявшие


Австрийскую империю Габсбургов, стали мощнейшими центробежными силами.
Габсбурги и окружавшая их элита были немцами и проводили жесткую полити-
ку сдерживания прогрессивных тогдашних идей, которая вылилась в революцию
1848 года. Правящая элита была старого формата, устаревших на тот момент идей –
абсолютизма, монархии, но при этом она была немцами. Меттерних, главный
столп политики, был закостенелым консерватором, поклонником абсолютизма,
брезгливо относившимся к новым идеям, а сама элита и слабый император были
немцами. Хоть они и не являлись открытыми приверженцами национализма с его
«нация превыше всего», но они были немцами, которые правят по праву рожде-
ния, что считалось еще более консервативным. Хотя революция и носила отте-
нок демократизации социума, но именно венгры и национализм прочих народов
играли самую весомую роль, и они стали самыми активными участниками со-
противления габсбургской элите. Австрийская империя превратилась в Австро-
Венгерскую в 1868 году, включив венгров как нацию в название своей империи,
открыв им частичный доступ к правлению.
Габсбурги, как и немецкая элита империи, не успевали найти баланс между
национализмом и космополитизмом. Именно усматриваемый в них фактический
национализм как немцев, но старого политического монархического формата,
светскости порождал противоречие. Или же старые взгляды монархической ав-
стрийской элиты по линии сюзерен-чернь противоречили новым идеям либера-
лизма, свободы, равенства и национализма. При этом данная элита была немца-
ми и воспринималась уже носителями новых идей разных национальностей: как
немцами – угнетателями не только идей свобод, но и других народов. То есть в
глазах венгров, сербов, чехов, словак и прочих народов империи с точки зрения
появившегося среди них в XIX веке национализма габсбургская элита являлась
«немецкой националистической тиранией, которая угнетала все их свободы».
Конечно же, это было не так, потому как немцы и габсбургская элита с почти
тысячелетней историей правила исходя из предыдущего исторического процесса
до возникновения национализма. Просто это была элита старого формата, но в
новых реалиях это воспринималось народами как махровый национализм с по-
давлением свобод. Что-то вроде того, как в 1991 году независимая Украина рез-
ко «забыла», что Советский Союз украинцы возглавляли на протяжении свыше
30 лет, а в Компартии Украины на тот момент было 3,5 млн человек, живших в
Украине, и перенесла весь негатив СССР на Россию относительно национализма.
Обычные люди не разбираются в историческом процессе, а однозначно и быстро
находят «виноватых». Таким же образом виноватыми стали сербы в Югославии.
Поэтому с точки зрения новых взглядов XIX века габсбургская элита Австрийской
империи была махровыми немецкими националистами, которые чуть ли не тыся-
чу лет «угнетали другие народы», хотя это ложно. Этот псевдомахровый взгляд
национализма, а также реальное желание немецкой элиты править остальными
народами империи, ее нежелание и невозможность сгладить такой взгляд и при-
вели к тому, что почти за столетие империя Габсбургов превратилась просто в

66
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Австрию. И эту историю на протяжении столетия можно рассматривать в каче-


стве примера того, как национализм разрушает многонациональное государство
в его нежелании или невозможности найти необходимый баланс. Была ли воз-
можность сохранить империю Габсбургов именно в том столетии? Скорее всего,
нет. Прежде всего, из-за геополитического фактора местности. Венгрия имела
свою мини-платформу, свои опоры на Карпаты, остальные народы также населя-
ли гористые, малокоммуникативные местности со своими мини-платформами, а
немецкая габсбургская элита не имела технологий для преодоления центробеж-
ных сил, как технических, так и политологических. Элиты Австрийской империи
до 1848 года и после значительно отличались, но их развитие, градация были
слишком консервативными и не успевали за политическими взглядами масс, а
чего-либо кардинально нового они не предлагали.
Появившийся массово в континентальной Европе национализм в XIX веке для
Австрии стал центробежным фактором, а для Пруссии центростремительным, и
основание этому геополитическое положение. Точно так же, как в средние века
протестантизм в католицизме стал для стран с небольшими платформами центро-
стремительным фактором, а для больших – центробежным; для Англии, Швеции,
Голландии, Швейцарии – центростремительным фактором, а для Франции с ее
Варфоломеевской ночью, Германии (Священной Римской империи) с ее 30-летней
войной за доминирование католических Габсбургов против протестантского севе-
ра побережья Балтики – центробежным. И тут тоже вы увидите геополитические
факторы изоляции и коммуникации. Копнув глубже, можно заметить, почему более
«свободный» протестантизм появился именно там и как на это повлияла география.
Бисмарк проявил всё это. Он на основе нового национализма объединил
Германию. По сути, на основе новой идеи он объединил Германию на ее западной
части Евразийской геополитической платформы между Францией и Польшей с
опорами на Балтику и Альпы. При этом Бисмарк подавил центробежные силы
раздробленности однородных по этническому и антропологическому принципу
немецких земель, а также внешние силы, подогревавшие эту раздробленность,
провел Датскую войну (1864 г.) и уменьшил влияние Дании на близлежащие не-
мецкие земли, спровоцировал войны с Австрией и Францией, которые также вли-
яли на немецкие земли и которым была выгодна раздробленность Германии. То
есть убрал внешне влияние на разрозненные государства Германии. «Владычице
морей» – Британской империи было геополитически выгодно не вмешиваться в
процесс объединяемой Германии, так как своим появлением она уравновешивала
и ослабляла Францию и разношерстную Австрийскую империю на континенте.
Вспомним прагматизм, заложенный Питтом и Палмерстоном. Ослабив внешнее
влияние на центробежные силы и усилив центростремительное влияние нацио-
нализмом, Бисмарк в Версале, в побежденной Франции (тоже из-за геополитики)
основал в 1871 году Германскую империю. В основе ее расположились Пруссия
с династией Гогенцоллернов, немецкая часть геополитической платформы, опи-
рающаяся на Балтику и Альпы с противоположных сторон, и национализм, еди-
нящий немецкую нацию.

67
68
Карта Европы. 1899 год. США. Чикаго. J. Martin Miller
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Бисмарк показал важность платформы, географической основы государства.


В особенности для большого сухопутного государства. Он продемонстрировал
важность новой идеи (национализма), которая может быть центростремитель-
ной силой объединения. Платформа и центростремительная политическая идея –
основы для образования больших государств. Вот в чем ценность Бисмарка.
Платформа и центростремительная идея. Важно понимать, что платформа – бо-
лее важная основа из-за того, что она неизменна. И если нет центростремительной
идеи, то она находится в режиме ожидания. Но появление любой идеи, которая на-
чинает играть центростремительную роль, сразу же создает значительные предпо-
сылки для создания и объединения разрозненных образований на геополитической
платформе. При этом одна и та же идея в разных геополитических условиях может
быть как центростремительной, так центробежной. И это четко показали примеры
Бисмарка в Пруссии с объединением Германии и, наоборот, дальнейший распад
габсбургской Австро-Венгрии. Поэтому для однородного этнического государства,
имеющего свою платформу, национализм хорош и центростремителен, а для не-
однородного этнического государства – центробежен и губителен. И это касается
не только национализма, но и остальных политических и философских идей. Но в
конечном итоге мир должен прийти к универсальной идее, которая снимет значи-
тельные противоречия и объединит его. Но это уже вопрос массовости качествен-
ного образования, геополитики и времени.
Бисмарк – это понимание платформы и влияние политических идей на ее со-
бирание, объединение или распад, сегментацию в новом времени. И если с плат-
формой всё уже понятно, то на сегментации этой платформы можно остановить-
ся чуть глубже. Разделения государств, которые вроде лежат на одной платформе,
возможно добиваться политическим путем. Что это значит? Что можно прививать
идеи или распространять их среди населения, и эти идеи могут играть как объеди-
няющий, так и разделяющий фактор. География географией, платформа платфор-
мой – это неизменное стабильное понятие. Но сама по себе природа человека, да и
он сам подвержены восприятию окружающего мира сквозь призму своего опыта,
знаний, образования. И именно на этом играют политики в борьбе прежде всего
за свое доминирование как личности, чтобы возвысится над другими со всеми ис-
ходящими отсюда выгодами: авторитетом, деньгами, бόльшими по сравнению с
другими возможностями, ресурсами, памятью в веках. Такова природа человека,
сформированная под влиянием эволюции. Выживает наиболее сильно и лучше
приспособленный. И человек под влиянием в первую очередь биологических фак-
торов, генетики, гормонального фона и прочих пытается выделиться и возвыситься
над другими, добиваясь этим более уникального, более выгодного положения. Тут
начинается политика. Потому как ему приходится объединять вокруг себя других.
Вместе объединив усилия, можно достичь всегда большего, чем одному, – выстра-
ивается иерархическая лестница, которую объединяют идеи. Группы и идеи сопер-
ничают между собой, но они живут на земле с ее географией, рельефом, которые
образуют платформы. На небольшие платформы идею группы распространить лег-
че, и она там будет стабильней. Поэтому небольшие платформы более стабильны с

69
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

точки зрения государственного образования. Мы и сегодня видим мини-монархии,


княжества, так как идеи там устоялись веками и там всех это устраивает, хотя в ос-
нове лежат старые идеи, но величина этих стран позволяет оперативно вмешивать-
ся в проблемы и налаживать ощущение справедливости у групп их населяющих.
В бόльших странах возникают проблемы, и поэтому недостаточно уже личностной
монархии, а требуются более объединяющие идеи вроде национализма, который
объединяет этнос и закрепляет, сплачивает его на платформе. Для огромных плат-
форм с многочисленными этносами национализм уже пагубен, и требуются новые
доминирующие для этих платформ идеи для скрепления и объединения. Как пра-
вило, это космополитизм-интернационализм, идеи достижения социального равен-
ства и справедливости и проч. Разности идей сегментируют, разделяют большие
платформы. Соответственно, влияя на развитие той или иной идеи, можно усили-
вать или ослаблять, сталкивая группы носителей. Сталкивание групп населения –
это неприглядная основа политики, которую наиболее продемонстрировал еще
Древний Рим с его завуалированной максимой «разделяй и властвуй» по отноше-
нию к другим группам и союзам. Кстати, и на это тоже влиял геополитический
фактор. Но если на протяжении веков до эпохи революций большую роль играл
личностный и религиозный фактор, то позднее на первое место вышел социаль-
ный с требованиями более справедливого распределения ресурсов между людьми.
И здесь вступает в силу опять же фактор географии. Если для малых платформ как
скрепляющий фактор работают старые принципы, то для больших играют более
важную роль новые факторы, которые основываются на стремлении к более спра-
ведливому распределению ресурсов. И чем бόльшая платформа, тем более важны
для нее идеи справедливого распределения ресурсов, потому как большие платфор-
мы антропологически, этнически неоднородны и сегментированы по разным при-
знакам. А в основе идеи справедливого распределения ресурсов лежит всегда эко-
номика. Потому чем она больше, тем больше можно «справедливо» распределять
или «несправедливо». Соответственно, если для малых геополитических платформ
подходят идеи объединения по национальному, антропологическому принципам
или древним принципам личности, монархии, то для больших они являются раз-
деляющими факторами, приводящими к сегментации, разделению этих больших
географических платформ на более меньшие государства. При этом политически
можно усиливать или ослаблять фактор этой сегментации. Яркие примеры малых
платформ – это относительно небольшие государства на своих мини-геополити-
ческих платформах вроде Венгрии, Грузии, Греции, Италии. Те же США, Китай
или Россия не могут использовать принципы национализма, одной нации или древ-
них личностных доминант. США, Китай или Россия, страны больших платформ,
стремились и стремятся сформировать государства на таких же принципах, как и
малые, но, как показывает история, осуществление стабильного объединения на
основе одной только антропологии и «народности» требует очень длительного
времени. Китай, дольше всех существовавших государств в относительно одних и
тех же границах, до сих пор этнически очень неоднороден, а это почти две тысячи
лет истории. Поэтому этим странам необходимо акцентировать внимание на новых

70
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

идеях, более ориентированных на справедливое распределение ресурсов. И этому


уже есть примеры в истории. США с либеральной идеей или Китай за последние
тридцать лет показали прекрасное развитие. О сути этих идей я скажу чуть позже.
Сейчас важно понимание сегментации больших геополитических платформ и то,
что в основе этой сегментации лежат старые принципы доминирования личности
и относительно новый принцип XIX века – национализм с антропологическими
идентичностями. Это тоже дал понять Бисмарк с его объединением Германии.
Правление Виктории (1819–1901), как королевы Великобритании, а позже и
императрицы самой большой в мире существовавшей империи, пришлось на ко-
роткий исторический период доминирования старых личностных принципов, мо-
нархии, с новым окрасом национализма и экономического либерализма. Своего
рода баланс, дрейфующий постепенно от старых идей к новым, превращая старое
в культурное наследие. И здесь главную роль играет геополитика. Потому как на
основе политических принципов, монархии (личностей и элит), либерализма (сво-
боды экономики с относительно свободной личностью и более справедливым вну-
три государства распределением ресурсов) и национализма (доминирования бри-
танцев над другими народами) – и в этом балансе викторианская Великобритания
добилась, следуя геополитической предрасположенности, величайших успехов.
Основой этих успехов является доминирование в мире морской парадигмы с ее
изоляцией и коммуникацией, использование Великобританией геополитических
точек концентрации морской силы, доминирования над платформами более от-
сталых в технологическом плане народов. Великобритания использовала море как
коммуникацию для торговли и транспортировки войск. Великобритания исполь-
зовала море как изоляцию своим флотом других государств. Великобритания ис-
пользовала море как закрепление за собой геополитических концентрированных
точек влияния. Вроде Гонконга и Макао для вывоза ресурсов Китая, Сингапура как
точки контроля трафика моря по разные стороны бассейнов Индийского и Тихого
океанов, Бомбея и прочих в Индии для вывоза ресурсов, открытую Австралию ко-
лонизировала и как огромную колонию использовала в контроле над Восточной
частью Тихого океана. Кейптаун позволил контролировать трафик из Индийского
в Тихий океан, Гибралтар и контроль над Мальтой, Суэцким каналом, скрытый ди-
пломатический контроль над Дарданеллами подчинял акваторию и торговлю всего
бассейна Средиземного моря, древней колыбели Западного мира. Фолклендские
острова контролировали трафик между Тихим и Атлантическим океаном и служи-
ли форпостом Великобритании, «замыкающим» Атлантику. И это всё сила моря в
ее изоляции и коммуникации. По сути, в руках Британской империи оказались все
главные морские пути циркулирования ресурсов на планете, а также сами ресурсы
и рынки сбыта. Это приносило огромные деньги, знания, возможности, влияние.
Упрощенно небольшая морская Великобритания стала «кровопийцей» значитель-
ной части мира, стягивая к себе самые «вершки» ресурсов планеты. Хотя, конечно,
не всё так однозначно в плане «кровопийцы», ведь она и распространяла новые
знания и цивилизацию, но это было более вторично (шутка). Виктория и ее эпоха –
это пик Британской империи.

71
72
Территории, когда-либо принадлежавшие Британской империи. Красным подчеркнуты названия «Британских
заморских территорий» (14 территорий, находящихся под суверенитетом Великобритании), важные сохраненные
Великобританией точки геополитического влияния на морские коммуникации
Основные колониальные войны Великобритании XVIII–XIX веков

Старая Индия, Афганистан, Пакистан, Бирма Начало
1 Первая англо‐афганская война (Афганистан) 1838
2 Вторая англо‐афганская война (Афганистан) 1878
3 Третья англо‐афганская война (Афганистан) 1919
4 Первая англо‐бирманская война (Бирма, Юговосточная‐Азия) 1823
5 Вторая англо‐бирманская война  (Бирма, Юговосточная‐Азия) 1852
6 Третья англо‐бирманская война  (Бирма, Юговосточная‐Азия) 1885
7 Первая англо‐майсурская война (Индия) 1767
8 Вторая англо‐майсурская война (Индия) 1780
9 Третья англо‐майсурская война (Индия) 1790
10 Четвертая англо‐майсурская война (Индия) 1799
11 Первая англо‐маратхская война (Индия) 1775
12 Вторая англо‐маратхская война (Индия) 1803
13 Третья англо‐маратхская война (Индия) 1817
14 Англо‐непальская война (Непал) 1814
15 Англо‐персидская война (Иран, Афганистан) 1856
16 Первая англо‐сикхская война (Пакистан, Индия) 1845
17 Вторая англо‐сикхская война (Пакистан, Индия) 1848
18 Хунза‐Нагарская кампания в Индии 1891
Африка
19 Первая англо‐ашатинская война (Гана, Западная Африка) 1805
20 Вторая англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1811
21 Третья англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1814
22 Четвертая англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1824
23 Пятая англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1863
24 Шестая англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1873
25 Седьмая англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1896
26 Восьмая англо‐ашатинская война  (Гана, Западная Африка) 1900
27 Трансваальская война (Первая англо‐бурская война), ЮАР 1880
28 Англо‐бурская война, ЮАР 1899
29 Англо‐египетская война 1882
30 Англо‐занзибарская война (Африка) самая быстрая война в истории 1896
31 Англо‐зулусская война, (Африка) 1879
32 Кафрские войны (Каппская колония, Африка) 1779
33 Война Англо‐Аро (Африка) 1901
Новая Зеландия
34 Война за флагшток (с Маори) (Новая Зеландия) 1845
35 Кампания в долине Хатт (с Маори) (Новая Зеландия) 1846
36 Кампания Уонгануи (с Маори) (Новая Зеландия) 1847
37 Новозеландские земельные войны 1845
Другие
38 Первая опиумная война (Китай) 1840
39 Вторая опиумная война (Китай) 1856
40 Захват британцами Адена на 128 лет 1839
41 Черная война в Тасмании 1804

73
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Яркий пример того, как политика прошла в ногу с геополитическими прин-


ципами изоляции и коммуникации, использования платформ (Индия, Австралия,
Китай), сегментации и принципа «разделяй и властвуй», доминирования морской
парадигмы над сухопутной в тот исторический период. Почему я немного зло
шучу по поводу «кровопийцы»? Потому как, кроме того, что Британия действи-
тельно использовала ресурсы мира, пролила моря крови в своем колониальном
доминировании (см. таблицу «Основные колониальные войны Великобритании
XVIII–XIX вв.», с. 73), был и позитив: распространение знаний, технологий и
идей. Также интересно то, что пример Великобритании в ее использовании сво-
ей геополитической предрасположенности в морской парадигме ярко противо-
поставляется Японии, которая, наоборот, не использовала морскую силу и была
закрытой державой. Как только она «открылась» (Мэйдзи, 1869 г.) и начала идти
в стезе своей морской геополитической предрасположенности, ее так понесло
вверх, что пришлось миру останавливать экспансию державы во Второй миро-
вой войне, вплоть до атомных бомбардировок. До середины XIX века Япония
фактически не использовала морскую силу и варилась сама в себе, была закры-
той и, соответственно, отсталой страной. Но если кто-то вздумает посмеяться
над Японией и обвинить ее в вековой «глупости» в сравнении с британцами, то
это будет означать лишь то, что этот человек плохо знает географию. Потому как
и у японской «закрытости», оборотной стороны этой «глупости», есть прежде
всего геополитическая причина. Остров Великобритания значительно ближе к
континенту, чем Япония. У Великобритании пролив Ла-Манш с его всего 24 ки-
лометрами моря в самом узком месте и Северное море, которое является шель-
фовым с двумя третями глубин до 100 метров. Совершенно другие расстояния,
глубины и требования к технологиям их преодоления. Япония окружена глубо-
ким океаном, и лежит она значительно дальше от континента. Поэтому Японии
необходимы были новые технологии преодоления моря, а они появились позже.
Соответственно, британская навигация началась технологически раньше, чем
японская. И в основе лежит фактор технологий в историческом геополитиче-
ском процессе, а не какие-либо «глупости». Кстати, постепенный, именно такой
же процесс частично можно наблюдать и в историческом транспорте «морской
силы», как в древние времена, так и после XV века. Хотя там и позже уже основ-
ную роль сыграли географические факторы отдаленности и величины платформ
и прочие геополитические причины. Поэтому не забываем о роли технологий в
геополитике.
Иосиф Сталин (1878–1953) – очень политизированная личность в современ-
ной истории. Прежде всего, политизирована из-за того, что современный бур-
жуазный мир боится реставрации взглядов коммунизма. За последние тридцать
лет Сталина всячески заплевывают в средствах массовой информации. Каждое
СМИ чуть ли не раз в неделю выдает информацию о плохом кровожадном
Сталине и его коммунизме. Естественно, что всё это финансируется и есть мно-
жество людей, доходы которых зависят от этого страха. Потому как журналистам,

74
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

писателям и ученым необходимо тоже что-то «кушать». Всё это вызывает улыбку
и иногда даже оскомину. Страх современного мира перед коммунизмом. Улыбку
прежде всего потому, что реставрация коммунизма, каким он был при Сталине,
просто невозможна в условиях современного мира. И не потому, что работают
орды обличителей, а потому, что в мире вырос общий уровень образованности
масс. Именно сегодняшний уровень массового образования в мире делает рестав-
рацию коммунизма, особенно сталинского типа, просто невозможной. Почему?
Потому что сама по себе грамотность (массовая грамотность) позволяет читать и
понимать, что коммунизм в прошлом, сегодня и в ближайшем будущем – это уто-
пия. Утопия по простой причине: природной сущности человека. Естественная,
природная сущность человека в борьбе за выживание ставит его личные инте-
ресы выше, первичней, чем общественные. Сама жизнь Сталина и других лиде-
ров, пропагандирующих коммунизм, это доказывает. Потому как они жили чуть
лучше, чем остальной пролетариат, а остальные доводы этого «лучше» – лишь
пропагандистский пафос. И это интуитивно осознается массами, обладающими
грамотностью. Кстати, парадокс, но массовую грамотность населению на терри-
ториях, подвластных Сталину, дал именно он. Вспомним ликвидацию безграмот-
ности, массовое высшее образование и их рывок при Сталине и его последова-
телях. Но это же образование и дает, может, часто не осознанное, а чувственное
восприятие того, что коммунизм – это утопия. Коммунизм в лучших своих чертах
невозможен до того момента, пока человек не преодолеет стремление к накопле-
нию, а это стремление человек не преодолеет, пока накопление собственности бу-
дет залогом его борьбы за выживание. И никакие «философствования», никакая
пропаганда не смогут этого преодолеть, потому как всегда будут одни люди с ма-
териальной точки зрения в лучшем положении относительно других. Коммунизм
с его диктатурой пролетариата – утопия, ведь найдутся всегда более хитрые в
стремлении лучшего материального положения, которые будут мимикрировать
под коммунистов-пролетариев или противостоять коммунизму извне. Факт это-
му – сам сталинский режим. И никакие «чистки» этого не вычистят – это тоже
свершившийся и зафиксированный историей факт. Человеческая природа, сама
сущность человека в эволюции, в выживании наиприспособленнейшего, в нако-
плении ресурсов, и она непреодолима. Поэтому коммунизм – это утопия, и для
этого, пусть интуитивного, понимания необходимы лишь грамотность, умение
читать и получить начальное образование. Реставрация невозможна, так как ны-
нешние коммунисты будут маргинализированы, а даже с легким взглядом на про-
шлое, на историю эта маргинализация будет крайне устойчивой. С точки зрения
«светлых» взглядов на коммунизм, с точки зрения всемирного равенства в рас-
пределении ресурсов, а не доминирования одного социального класса над другим
коммунизм тоже утопия! Человеческий фактор желания накопления и выжива-
ния. Эволюция против коммунизма. Биология против коммунизма. Коммунизм
с точки зрения равенства распределения ресурсов возможен лишь тогда, когда
человечество разовьет технологию преобразования материи, то есть из любого

75
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

куска материи, земли или любых «какашек» посредством технологии человече-


ство массово сможет производить необходимый элемент или материал. Из угле-
рода делать золото, из золота – полимеры и т. д. То есть осуществится мечта
Средневековья – найдется «Философский камень», преобразующий материю.
И эта мечта станет доступной для всех, то есть массово. Только тогда наступит
почти коммунизм с его «светлой» стороной. Прекратится накопление ресурсов,
потому как в этом отпадет надобность и всё сразу превратится в необходимый
материальный ресурс. Верите? Пишу и улыбаюсь – насколько это далеко. Но
даже при проявлении таких технологий коммунизм останется частично утопией.
Потому как есть «природа человека», и он начнет стремится не к накоплению
соб­ственности, а к накоплению других, уже на основе новых технологий, воз-
никших ценностей. И на данных ценностях начнет эволюционировать дальше.
Но это уже предмет футурологии.
Наша задача – взглянуть на коммунизм и Сталина по-другому. С точки зре-
ния геополитики. И мы увидим не такого уже кровавого и кровожадного Сталина
(шутка). Даже в сравнении с другими политиками, притом с любыми, так как
встанет сталинское «лес рубят – щепки летят». Вспомните любого значимого по-
литика – за ним миллионы трупов, начиная от Рамзесов, Македонских, Генрихов,
Наполеонов, многих десятков, миллионов, а может, и сотен миллионов смертей
колониального доминирования Великобритании и прочих держав вплоть до се-
годняшних. Вся история политики – это войны, скрытый и открытый геноцид,
прочие тихие смерти миллиардов людей от политики, обратной стороны сущ-
ности стремления человека к доминированию и выживанию в группах. Поэтому
оставим вопрос морали, который не рассматривает геополитика.
Посмотрим на Сталина. В чем суть? Дело в том, что всю историю человеческой
цивилизации можно рассматривать с точки зрения противостояния личного и об-
щественного и нахождения между ними баланса. Это исключительно природный
фактор, который диктуется эволюцией биологии человека, его стремлением к вы-
живаемости. Только под давлением личных интересов, личной выживаемости,
личного развития, личной передачи знаний и ресурсов дальнейшим поколениям
человек вступал в общественные отношения, выстраивал иерархии, образовывал
социумы и государства. То есть общественное помогало и служило продвиже-
нию личного. Под страхом потери личного формировалось общественное. Это
общественное лишь следующий уровень развития личного. И это можно увидеть
в любом историческом процессе и развитии человека. Под влиянием личного че-
ловек объединялся в группы, чтобы больше добывать ресурсов, питаться, жить
лучше, делать свою жизнь безопаснее. При этом он всегда выстраивал иерархии
в этом общественном, исходя, прежде всего, из личных интересов, и пронизывал
эти иерархии той идеологией, которая создавала между его личными интереса-
ми и общественными актуальный на тот момент баланс. Поэтому в основе всех
государственных образований и лежит так называемый общественный договор.
То есть та идеология, которая создает баланс между личным и общественным.

76
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Как только общество стало состоять более чем из одной семьи, перед ним стал
вопрос о справедливости распределения ресурсов: почему один получает боль-
ше, чем другой? Для объяснения этого и находились идеологии, которые успо-
каивали тех, кто был недоволен этим распределением. Вокруг этого всегда шла
борьба: одни хотели бόльшего, а других устраивало или не устраивало меньшее –
всё зависело от аргументации. В древности это происходило по праву сильно-
го: сильный забирал или контролировал всё распределение ресурсов, находя
этому разные причины, объединяя их по праву сильного. Но с ростом населе-
ния этой личности противостояло всё больше других людей, которые тоже хоте-
ли бόльший «кусок пирога» или более справедливого распределения ресурсов.
Противостояние личностей выливалось и сейчас выливается в противопоставле-
ние идеологий, которые аргументируют «правильность» распределения ресурсов
в обществе. Из-за этого личного и общественного, из-за биологии развития, эво-
люции человека всю историю человечества возможно рассматривать как борьбу
за более справедливое распределение ресурсов в обществе. И уже только далее
вся эта борьба обрастает необходимой аргументацией, философией, «пафосом»,
идеологией и политологией. Но в основе (первично) лежат чувство голода, секс,
продолжение рода, накопление, чтобы уберечь в себя будущем и обеспечить свое
будущее и будущее своих детей (страх своего будущего). Именно для преодо-
ления этого страха человек и занимается накоплением ресурсов, при этом для
себя он накапливает чуть больше, чем для других. Потому как своя рубаха всегда
чуть-чуть ближе к телу, чем чужая (шутка). Вся история – это борьба за более
справедливое распределение ресурсов в обществе. И это доминирующий фактор.
Все самопожертвования и прочие «справедливости», «героические поступки» –
всего лишь одна из составляющей реакции на справедливое или несправедливое
распределение ресурсов в обществе.
По ходу взросления человечества в истории, наращивания населения на пла-
нете, антропологии, культуры значение самой личности в обществе при распре-
делении ресурсов уменьшалось, но при этом заменялось на аргументацию в иде-
ологии. То есть находились аргументы, почему именно та или иная личность и
группа, на которую он опирался, стояла «у кормушки», распределяла ресурсы, при
этом получая «чуть больше». И эта борьба из личностной постепенно переросла
в борьбу идеологий. Но всё пронизано одним: борьбой за более справедливое
распределение ресурсов. Глава клана в древности: всё мое – потому как я глава
семьи. Фараон: всё мое – потому как я бог, но вот еще чуть-чуть жрецам, армии.
Император – всё мое, потому как я принцепс, первый среди всех, но вот еще чуть-
чуть всем остальным в моей иерархии. Монарх Средневековья и в наши дни – всё
мое, потому как я помазанник Божий, но вот еще чуть-чуть всем в моей иерархии.
Сегодня президент или элита – всё мое, чуть меньшие для иерархии партии по-
сты и «кормушки» – потому как мы избранники народа. Немного примитивно
излагаю и не буду вдаваться в философию, политологию или идеологию, потому
как в этом лежит целый комплекс сложных факторов. Что движет и почему так –

77
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

предмет не одной книги по психологии и философии, религиоведению и про-


чих дисциплин. Поэтому единственное, что нас интересует в данном вопросе, –
это констатация факта: всю историю человечества пронизывает одно – борьба
за справедливое распределение ресурсов. Всё остальное для нас вторично, хотя
важно, потому как геополитика рассматривает мир с точки зрения циркуляции
ресурсов и влияний, которые эта циркуляция преподносит. Оттого я не вдаюсь
во многие аспекты политики и философии. Распределение ресурсов – вот наше
главное и то, что в истории происходит борьба за более или менее справедливое
это распределение. Всё остальное не предмет этой книжечки.
Помимо появившегося в XIX веке массового национализма, поставившего рас-
пределение ресурсов исходя из тезиса «нация превыше всего», появились также
и другие идеологии, которые предлагали разнообразные варианты. Национализм
исходит из того, что нации, доминирующей части населения по этническому при-
знаку, в государстве отводится основная часть ресурсов. То есть это эволюция
семьи, клана, народности, народа, государственной нации и закрепления за ними
права на распределение ресурсов, – опять же исходя из того, что на этом основа-
нии один получит чуть больше, а другой, не из этой нации, чуть меньше. Снова
неравенство, но по этническому признаку, которое превентивно противополага-
ется другим нациям в борьбе за ресурсы. Наравне с этой идеологией появились
либерализм, демократия, социализм, коммунизм, рассматривающие вопрос ис-
ключительно из экономической точки зрения. Окрашивая тот же национализм.
Правые, центр и левые. Но всё крутится вокруг распределения ресурсов и выяс-
нения, кто в этом более «справедлив». Оборотной стороной этого вопроса являет-
ся приход к власти более «справедливой» группы с дальнейшим распределением
ресурсов, так как она считает это распределение более справедливым и целесо-
образным. И это факт.
Обычные люди, которые не блещут образованием, чтением, пониманием мира
в его причинах и следствиях, воспринимают данную борьбу за более справед-
ливое распределение ресурсов как политическую, между разными идеологиями.
Но в то же время они интуитивно чувствуют, что идет борьба групп за власть
и за больший «кусок пирога», который достанется группе по факту прихода к
власти. Чем проще человек, тем более простые аргументы ему приходят в го-
лову как доказательства. Вспомним булгаковского Шарикова: «Взять всё и по-
делить!». Далее идут степени градации, как всё взять и поделить, только с точки
зрения политических идеологий. Они наслаиваются на геополитические, биоло-
гические, психологические, философские, религиозные, экономические и поли-
тологические факторы. И получается то, что мы видим сегодня. Но пронизывает
это всё борьба за справедливое распределение ресурсов. Всё остальное является
аргументирующими наслоениями – красивой оберткой, упаковкой этой борьбы.
Националисты ставят нацию как первичного получателя благ в распределении
ресурсов. Коммунисты с их диктатурой пролетариата – класс пролетариата,
мол, «трудящиеся» должны быть первыми. Либералы – равноценную другим

78
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

личность и эволюцию. Социалисты ратуют за то, чтобы личность разделяла ре-


сурсы с обществом и общество было первейшим. Всё это маринуется и смешива-
ется под разными религиозными, этническими, смешанными идеями. Но данное
является второстепенным после сути – справедливого распределения ресурсов и
борьбы за них. Так как всё это очень спорно, смысла об этом спорить нет, кроме
того, что названное пронизано фактом борьбы за справедливое распределение
ресурсов. Важно то, что именно всё это разнообразие идей, наряду с образовани-
ем, толкает общество к пониманию необходимости справедливого распределения
ресурсов и заставляет его задуматься и искать причины того, почему одним до-
стается больше, чем другим, и как данное уравновесить. Это оборотная сторона
медали политики, притом в разных ее идеях и направлениях решений.
Общество подошло к оспариванию сначала личности, потом групп элит и ие-
рархий личности, затем «избранников» народа и их иерархий, групп поддержки
с точки зрения распределения ресурсов. Пока это оспаривание достаточно инту-
итивно, но есть3.
Сначала общество оспорило право личности на личное распределение ре-
сурсов – стали пропадать монархи и целые династии, позже подошло к оспари-
ванию групп элит их сопровождения – уничтожили различные дворянства, ие-
рархию герцогов, князей, графов, баронов и прочих. Сталин развенчал несосто-
ятельность доминирования одним экономическим классом над другим. Гитлер
обнажил своим правлением несостоятельность и губительность доминирования
по этническому принципу – нации. То есть история показала, что справедливое

3
Во второй половине XIX века в Европе шел ожесточенный спор о справедливом распределении
ресурсов, о балансе между личным и общественным, о государственном устройстве, которое бы было
наиболее справедливым. Появились идеи, отрицающие необходимость принудительного государ-
ственного управления и власти человека над человеком, основывающиеся на человеческой свободе,
взаимопомощи и самоответсвенности – П. А Кропоткин, анархизм. Это «страшный сон» либерализма.
Анархизм (сегодня очень зашоренное в массах понятие, не имеющее ничего общего с действитель-
но анархизмом) выворачивал наизнанку идеи либерализма с его свободой личности и превозносил
гуманистическое (бывшее христианское) понятие самопожертвования и взаимопомощи в организа-
ционные силы государства. В анархизме взаимопомощь и общие интересы ставились выше личност-
ных, и на основе этого предлагалось организовывать общество без власти человека над человеком.
Поинтересуйтесь взглядами П. А. Кропоткина об анархизме и государстве. Сверхгуманистические
идеи даже для современности. Он своего рода не реализовавшийся политико-идеологический Иисус
Христос. Поразительный гуманист. Но его идеи были невозможны к реализации ни тогда, ни сегодня,
ни в ближайшем будущем, потому как практика истории показала: более первично дарвиновское «по-
беждает наиприспособленейший» и личное выигрывает спор с общественным и его взаимопомощью.
Только лишь под какой-либо глобальной значительной угрозой общественная взаимопомощь возвы-
шается над личным. Сегодня, после подавления «70-летнего коммунистического восстания СССР» в
мире (можно и так рассматривать историю), политические идеологии возвращаются уже на основе
полученного опыта к обсуждению вопроса о справедливом распределении ресурсов в обществе и
его организации, так и не разрешенного после Мировой войны (некоторые историки рассматривают
Вторую мировую войну как результат неразрешенности проблем Первой мировой войны, СССР и
коммунизм как параллельное глобальное восстание – целостное историческое событие. И в этом есть
определенный резон по набору объединяющих признаков.

79
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

распределение ресурсов не зависит от личности и групп в длительном периоде,


а иногда даже в коротком периоде времени. Тот же Сталин боролся против дво-
рянства и буржуазии, утопически выводя на первый план малограмотный класс
пролетариата, который, как только приобрел образование, ринулся опять по стезе
биологии и эволюции накоплять и, мимикрируя, доминировать. От личности к
группе, а потом к обществу. Именно по такому принципу эволюционирует стрем-
ление человека справедливо распределять ресурсы.
До Сталина и, конечно, Маркса и Ленина, как идеологов, был Бисмарк с его
объединением Германии по национальному, этническому принципу. Сталин сво-
им правлением первый в мире показал, что идеи более справедливого распреде-
ления ресурсов хотя и могут быть ложны и утопичны, являются стимулом рывка
государства. Особенно если государство начинает развивать эти идеи в геополи-
тической стезе. Малообразованным людям идеи «взять всё и поделить» и стать
самим как класс пролетариата над этим распределением ресурсов дали такой сти-
мул, что они чуть не перевернули весь мир. Лишь биология вернула всё на круги
своя посредством образования.
Правление Сталина констатировало:
1. Политическая идея справедливого распределения ресурсов становится объ-
единительной для множества этнических и прочих групп во всём их разно-
образии на огромной, самой большой в мире геополитической платформе.
2. Образование, грамотность являются важным фактором восприятия идеи в
ее перспективе.
3. Биологический фактор человека – первый и доминирующий фактор не
только в эволюции человека как вида и личности, но и первейший фактор
эволюции общества, государства.
Прокомментирую сказанное. Сталин остервенело боролся и ненавидел рус-
ское дворянство и буржуазию как класс. Почему? Не потому, что он «кровавый».
А потому, что дворянство как класс было опорной силой монархии. Потому, что
дворянству было дозволено в Российской империи больше, чем всем осталь-
ным. Соответственно, дворянство имело больше привилегий, возможностей,
чем остальные. Оно ассоциировалось у вождя и многих других с современными
коррупционерами, властной прослойкой, элитой, которая располагала изначаль-
но большими возможностями. Далее шла буржуазия, капиталисты, они многое
взяли у дворянства, были частично слиты с ним и перетягивали его возможности
на себя наличием капитала. Сталин почти полностью физически уничтожил всё
дворянство, которое хоть как-то не перешло на его сторону. Он уничтожил буржу-
азию, сменявшую исторически это дворянство, и забрал у них основу влияния –
экономическую составляющую. Политическая идея всеобщего равенства в рас-
пределении ресурсов прежде всего и доминирование «диктатуры пролетариата»
как правящего класса понравились большинству населения, разного по культур-
ным и этническим составляющим. Идея коммунизма как воспринимаемого ра-
венства объединила сразу несколько геополитических платформ в одну гигант-

80
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

скую геополитическую платформу континентальной Евразии. Геополитическую


платформу Китая, Россию (как центральную Евразийскую платформу), создав
единый блок государств. Идея равенства в распределении ресурсов является еди-
нящей даже в тот период времени, когда она была утопической. Объединение
проходит по геополитическому принципу, зависит от величины платформы, от
большего к малому, с организацией государственности на геополитические опо-
ры, с контролем узких геополитических мест силы. Объединение на основе гео-
политики и идеи. И эта идея – более справедливое распределение ресурсов. То
есть для объединения больших геополитических платформ главнее не этнические
и культурные факторы, а экономика и стремление к максимально справедливому
распределению ее плодов.
Важнейшим фактором человеческого восприятия является образование.
Именно грамотность позволила Сталину сгруппировать вокруг незатейливой
идеологии население в пусть примитивном, утопическом коммунизме – идеи ра-
венства распределения ресурсов. И именно дальнейшее образование обличило
несостоятельность этой же идеи коммунизма с его «диктатурой пролетариата»,
показало, что диктатура какой-либо группы возвращает общество обратно к не-
справедливому распределению ресурсов. В основе этого несправедливого рас-
пределения лежит первичный биологический фактор эволюции человека, нако-
пления ресурсов для дальнейшего благостного существования. Именно образо-
вание служит калькой того, куда идет общество – к развитию или к деградации.
Именно образование позволяет понимать человеку разницу между пропагандой и
констатацией фактов. Именно образование помогает человеку аргументировать
глубже и служит фильтром идей с точки зрения их возможности и утопичности.
Если хотят остановить развитие общества, останавливают образование. Если хо-
тят закрепить ложные идеи, их вводят в образование как пропаганду. Но если
образование развивается массово, оно само по себе развеивает эту пропаганду.
Образование, интеллигенция – это столпы государства с точки зрения аргумен-
тации его существования и мысли. Тот же Сталин делал всё возможное, чтобы
перетянуть на свою сторону интеллигенцию, создавал ей лучшие условия, чем
остальным гражданам: пайки, квартиры, дачи, персональные водители, финан-
сирование исследований, институты, сталинские премии, слава в обществе. Для
той интеллигенции, которая поддерживала или хотя бы открыто не сопротивля-
лась его идеологии. Поэтому мы видим рывок науки в сталинском Совке и мно-
гие фамилии ученых и интеллигенции вышли именно из сталинского периода.
Сталин, оценив единящие основы грамотности, пытался посредством образова-
ния превозмочь биологический фактор личности и накопления. И хотя это ему
не удалось, потому как утопично, он показал миру важность образования, вы-
толкнув науку в СССР на высочайший в мире конкурентный уровень. И это факт.
Государство без развития образования и наличия в нем интеллигенции утрачивает
не только свое значение на мировом уровне, но и скатывается к своему падению,
к скрытому или открытому доминированию над ним других государств. Если в

81
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

образовании больше пропаганды, чем самого образования, то оставшаяся часть


образования будет работать на обличение этой пропаганды, а значит, и падение
государственного строя. Хрущев ослабил «диктатуру» пролетариата, фактически
отошел от идеи коммунизма, и далее образование сделало свое дело – показа-
ло несостоятельность и утопичность коммунизма. Постсталинский Совок – это
история разложения, история победы образования (без жесткой диктатуры) над
пропагандой, над утопией.
Биология и всё исходящее из нее для человека является первичным в его
как личностных, так и общественных направлениях развития. Невозможно
победить биологию, как невозможно вырыть море или океан. И это показа-
ло существование коммунизма в СССР. Это факт. Никакие высшие идеи все-
общего равенства и братства не могут быть сильнее биологических факторов.
Личность удовлетворяет голод, секс как стимул к размножению, накопление
ресурсов как базу для развития и стабильности, и на это всё влияет страх по-
тери этого всего. Создается баланс между личностью и обществом. И это не-
преодолимо, во всяком случае, до появления кардинально новых техноло-
гий. Или же технологии лишь скрашивают фактор биологии и эволюции лич-
ности. Как канал между океанами сокращает путь между ними. Биология –
как география в геополитике. И никакие политические идеи не смогут превоз-
мочь биологию, а способны лишь идти в стезе эволюции биологии человека. Это
показал опыт Сталина, опыт СССР.
Сталин – это прежде всего опыт, урок, констатация очевидных уже фактов и
вопрос реставрации коммунизма, это прежде всего вопрос образованности обще-
ства. И от этой образованности зависит и «повторение» уроков.
Адольф Гитлер (1889–1945), как и Сталин, преподнес миру урок. Но Гитлер
преподнес миру урок более мракобесный, более глубокий по своему мерзостному
содержанию. И я категорически против сравнения их как равных. Если Сталин
преподнес миру урок как опыт борьбы за более справедливое распределение ре-
сурсов с точки зрения разных слоев общества, классов, то Гитлер возвел в ги-
перболу этническую составляющую. Сталин делил мир «по экономике» между
богатыми и бедными. Гитлер делил мир по нациям, градация которых в мире зна-
чительно более разнообразна. Если в коммунизме есть внешний объединяющий
фактор экономики (страны соцблока, вступившие на путь социализма, экономиче-
ски объединялись), то в национал-социализме всё разделено по принципу нации,
то есть вариантов для противостояния, повода для убийств, разрушений, войн в
разы больше (страны, попавшие под нацистскую пяту, оставались этнически раз-
ными, и одни нации доминировали над другими). Чистая математика. Поэтому
национал-социализм не просто борьба за более справедливое распределение
ресурсов, но еще и борьба по этническому принципу. В разы большая утопия.
Гитлеровская Германия четко показала миру, что национализм является разделя-
ющей мир идеологией по этническому принципу. И как только он укрепляется в
отдельно взятой стране, то становится раздражающим и стимулирующим фак-

82
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

тором войны между соседями, так как националисты в соседней стране также
пытаются привести свою нацию к доминированию. Национализм – это противо-
стояние между нациями, и он однозначно ведет к войне, а затем и к самоуничто-
жению. Позитив национализма заканчивается на его границах объединения на-
рода, нации, а далее идет на самоуничтожение в борьбе с другими нациями. И так
как противостоящих конкретной нации всегда других наций будет больше (чисто
математически), национализм свыше культурного – самоубийство. Этому яркий
пример Германия – при Бисмарке национализм объединил ее по антропологиче-
скому, культурному принципу, а объединенная Германия в дальнейшем развитии
уже политического национализма и экспансии за территории для нации в Первой
мировой войне, а потом более ярко и во Второй мировой уничтожила себя, по-
лучив отрезвление. Национализм как идея нации по результатам двух мировых
войн показал, что как политическая идея он самоубийственен. Национализм воз-
можен только как культура – для сохранения разнообразия в мировых культурах.
Во-первых, национализм как деление мира на нации и их соперничество меж-
ду собой является примитивной политической теорией. Потому как национали-
сты разных наций всегда будут противостоять друг другу, особенно в соседних
странах. Вокруг этой простой идеи – «нация превыше всего» – формируется груп-
па людей, не особо далеко задумывающихся о последствиях своего стремления
к доминированию по признаку своей нации. Националисты, как правило, люди
малообразованные и примитивные. Да, они любят свой народ, свою землю, но
на этом всё и заканчивается, далее – тупик. Националисты как ослепленная рев-
ностной любовью женщина. Всё потому, что националисты одной страны будут
соперничать и убивать националистов другой страны. И это будет происходить
по этническому принципу. Во-вторых, так как они, не понимая этого противо-
речия, фактически малообразованны и ограничены «нацией» (а нация – это вооб-
ражаемое сообщество, но об этом позже), их всегда будут использовать извне в
политике «разделяй и властвуй».
Понимание разделяющей и агрессивной силы национализма пришло к запад-
ным либеральным демократиям (и не только западным) перед началом Первой
мировой войны. Поэтому углубляясь в историю этого периода, можно увидеть,
как все хоть немного противоборствующие стороны начали скрыто или откры-
то поддерживать националистические движения своих соседей. Австро-Венгрия
поддерживала украинцев как центробежные силы в Российской империи. Россия
поддерживала малые народности той же Австро-Венгрии. И это происходило на
всех направлениях, где этнические группы были разъединены со своими главны-
ми национальными территориями. По всему миру. Пик этого понимания возмож-
но увидеть в период Гитлера. Для западных либеральных демократий жизнен-
но важным было падение СССР как воинствующей и выступающей за передел
мировой экономической иерархии идеологии коммунизма. И напор коммуниз-
ма СССР был торпедирован национализмом Германии, возведенным Гитлером
в гиперболу. По результатам Версальского договора Германия была обложена

83
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

гигантскими репарациями, а значит, и элиты Германии. Из-за этого Германия на-


ходилась в возможной стадии передела собственности по советскому образцу.
В Веймарской республике накалялись страсти между националистами и коммуни­
стами, которых поддерживали оппоненты. С одной стороны, немецкий и запад-
ный капитал, и с другой, советский «Коминтерн». Естественно, ресурсы были
на стороне Запада, так как Россия лежала в руинах после Гражданской войны.
Поэтому начал побеждать национализм, который и в дальнейшем был использо-
ван как торпеда для ослабления набиравшего мощь сталинского Совка. Начиная
с Мюнхенского сговора 1938 года вы четко увидите политику «умиротворения»
Гитлера, оборотной медалью которой было его взращивание. Потом стимуляцию
сближения противников – СССР и Германии, которой особо Запад не противо-
стоял адекватно по своим возможностям. Далее «Странная война» 1940 года, ког-
да Запад вроде бы воевал, а на самом деле не воевал, а копил силы, чтоб быть
над схваткой. Потом отход с континента для передачи возможных ресурсов для
Гитлера, соизмеримых для нападения на СССР. Остановка наступления фюрера
на Дюнкерк (проходила операция «Динамо» 26 мая – 4 июня 1940 г.) на несколь-
ко дней по «неизвестным современной истории» причинам и «не приближаться
к Дюнкерку более чем на 10 км», что дало возможность эвакуировать 340 тыс.
контингент войск западных союзников без катастрофы полного окружения и зна-
чительных потерь. Предшествовал этому «загадочный» полет Рудольфа Гесса в
Великобританию 10 мая 1941 года вроде как из желания примирения (кстати,
именно А. Хаусхофер, занимавшийся геополитикой, по основной версии полета,
разъясняя Гессу основы геополитики, сподвиг того к полету для попытки при-
мирения с Великобританией и ухода от войны на два фронта, хотя это не повли-
яло на более высоком уровне геополитики на прагматичность Великобритании).
Вспоминая Уильяма Питта, прагматичный подход со взвешиванием геополитиче-
ских сил, либеральные западные демократии вели национал-социалистическую
Германию Гитлера к войне с Советским Союзом с 1934 до 1941 года. Никто не
говорит, что Сталин был «ангелочком» и не хотел этой войны, но он просчитался
в моменте ее начала. У него были свои аргументы, цели и т. д. И вот два мощней-
ших военных монстра сошлись в схватке: один с целью распространения единя-
щей идеи коммунизма, лежавшей на огромной геополитической платформе, дру-
гой – доминирования своей «нации» над остальными, но на значительно мень-
шей части этой платформы. Геополитический исход ясен и понятен. Бо́льшая
часть Евразийской геополитической платформы победила меньшую часть. Но эта
победа была пиррова с точки зрения потенциала сталинского Совка. И если бы
Сталин напал первым, то советские танки уже в том же году катались по француз-
скому Бресту, если не по Лондону. А так, по результатам этой политики использо-
вания Гитлера, Сталину досталась лишь Восточная Европа, подорвав надежду на
дальнейшую мировую экспансию коммунизма при его жизни. С 1945 по 1953 год
Сталин вынужден был преодолевать потери Второй мировой войны и вновь нара-
щивать силы, но уже исходя из вновь появившихся технологий, факторов и проч.

84
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

А далее образование и ослабление Хрущевым диктатуры и пустили под откос


Советский Союз. Но нам интересны, прежде всего, не мораль, не победа идео-
логий, а то, что немецкий национализм, переросший в нацизм, был использо-
ван западными демократиями как торпеда. И таких примеров использования
национализма в противостоянии между государствами на платформах множе-
ство. Националистов всегда используют, сталкивая лбами с другими национа-
листами или другими носителями идеологий. Национализм стал универсальной
политической технологией центробежной силы в государствах, которым свой-
ствен признак разности этносов. Расизм, антисемитизм, нацизм – формы про-
явления национализма, в них этническая разность, и это центробежный фактор
для больших платформ, что ярче всего демонстрирует Гитлер. Национализм
не только центробежен для больших платформ, но самогубителен как полити-
ческая идеология. Это делает его особо привлекательным для использования
внешними силами в геополитическом противостоянии. Тот же национализм ис-
пользуется всеми державами и сегодня. Подогревая финансами национальные
устремления по этническому принципу, противоборствующие стороны создают
напряжение и центробежные силы в государствах, расшатывая их, ослабляя и
разваливая. Так, США использовали украинских националистов в борьбе про-
тив СССР. Операция «Аэродинамик» (1948 г., формально прекращена в 1990 г.),
поддержка бежавших националистов, создание различных фондов, институтов,
«образовательных» программ и прочего – яркий пример. Националист по отно-
шению к большему многонациональному государству – это прежде всего кол-
лаборационист. Куда делся А. П. Оглоблин, первый бургомистр Киева, ректор
университета им. Т. Шевченко, при котором происходили расстрелы в Бабьем
Яру? Сбежал на Запад и воспитал там Любомира Винера, Ореста Субтельного,
Семена Подгайного – будущих историков, по книгам и идеологии которых сейчас
воспитываются украинские националисты и «национальное» общество Украины.
Немцы использовали украинских националистов в борьбе с Совком, так же, как
Запад нацистов. Потом же сбежавших украинских националистов использовал и
Запад. Поинтересуйтесь биографиями украинских националистов. Е. Коновалец,
К. Штеппа, С. Бандера, Я. Стецько, Н. Лебедь и многие другие – все они исполь-
зовались как центробежная сила. Да, они любили свою родину Украину. И для
нас сейчас не главное оценивать какие-либо моральные факторы, осуждать или
превозносить. В данном геополитическом аспекте важно то, что они, как нацио-
налисты, были центробежной силой, использовались внешними силами на боль-
шой геополитической платформе Евразии. Националистов всегда и более всего
используют внешние силы для создания напряжения и центробежных тенденций
в государствах и странах. Притом что для обособленных частей геополитических
платформ с доминированием одного этнического состава национализм играет
роль единения, как при Бисмарке. Правильность взгляда на них – прежде всего
вопрос географии и геополитики. Польза или вред. Это демонстрирует Гитлер,
которого уничтожила крайняя форма национализма. Никто не скажет, что фюрер

85
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

не любил Германию и немцев, но его любовь была фанатична и привела к гигант-


скому краху, мракобесию и самоубийству.
Кроме «нация превыше всего» Гитлера, в период его Германии, ярко пока-
зательно работают географические и геополитические аспекты. Уже на уровне
школьных программ становится понятным, что падение Германии было предре-
шено чисто географическими аспектами. Война на два фронта. Повторение си-
туации, в которой оказалась Германия и в Первой мировой войне. Это важный
урок. Гитлер воевал на гигантской геополитической платформе, пытаясь распро-
странить по ней государство, ранее зажатое на этой платформе между другими
странами, на основе исключительно политической идеи «немцы превыше всего»,
которая не могла объединить народы, а лишь жестко предрасполагала к сопротив-
лению всех других народов. Соответственно, Германия не смогла сформировать
геополитические опоры, поглощая народы. Занимая вроде бы на карте почти всю
континентальную Европу, на пике продвижения положение самой Германии было
тем же, что и изначально между порабощенной Францией и Польшей – на запад-
ной части гигантской евразийской платформы. Из-за примитивизма политиче-
ской идеи Гитлер не мог объединить народы, а геополитически не был способен
удержать их военным путем, потому как ресурсов самой Германии не хватило,
особенно когда сопротивление начало нарастать. Германия как была с оголенны-
ми восточными и западными границами без опор, так и осталась. Борьба Гитлера
на море также была обречена на провал, потому как Германия – классическая
сухопутная держава без значительной береговой линии, усеянной глубоководны-
ми бухтами, портами и выходами на широкие коммуникации океана. Немецкому
флоту, чтобы вырваться на стратегический простор, необходимо пройти мимо
Великобритании, классической морской державы. И все усилия надводного
флота Германии ярко это демонстрируют. Германию «спасали» скрытые тогда
еще подводные коммуникации, но мощь (во всех ее аспектах) подводного флота
значительно и технологически уступала надводному. Поэтому подводный флот
Германии просто оттягивал предрешенное поражение в войне.
Вообще, занимательно, если, конечно, отрешиться от жертв, наблюдать за
Германией и Великобританией в период гитлеризма. Игра кошки с мышкой, ко-
торая уже никуда не денется. Сначала Великобритания развернула политически
Германию на восток, против всех геополитических установок и предрасположен-
ности Германии, против своей географической сущности сухопутной державы,
против своего места на геополитической платформе, против своей самой про-
тяженной сухопутной границы на востоке, против всех ресурсов как на востоке,
так и на западе. А позже наблюдала, как эти геополитические установки пере-
малывают противника. Любовь немцев к своей родине, гипертрофированная гор-
дыней, была противопоставлена геополитическому ее положению. Геополитика
победила. Германия перемалывала себя и большевизм на востоке, торпедировала
сталинскую политическую и геополитическую угрозу западному миру и почила
в прахе своей идеи национал-социализма.

86
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Прагматичность расчета, вспоминая Уильяма Питта и лорда Палмерстона.


Даже в самый рисковый для Великобритании август 1939 г. последняя сохрани-
ла хладнокровие и прагматичность, понимая, что пакт Молотова-Риббентропа
не союз между противоположными идеологиями, а сближение «боксеров» перед
схваткой. И это четко видно из дипломатических переговоров, буквально пред-
шествующих пакту Молотова-Риббентропа в Москве между Великобританией и
СССР. 14 августа 1939 г. на переговорах с военными миссиями Великобритании
и Франции советская сторона подняла вопрос о проходе Красной армии через
Польшу и Румынию, но вопрос о пропуске Красной армии через Польшу по ви-
ленскому и галицийскому коридорам, без чего, по мнению советской стороны,
не могла быть отражена «германская агрессия», оказался «мертвой точкой» –
переговоры застыли. И именно здесь становится понятной гениальная прагма-
тичность британской дипломатии – стороны, решения которой были наиболее
важными на этих переговорах. Сам вопрос о пропуске Красной армии «для от-
ражения германской агрессии» демонстрирует планы Сталина. Застывание пере-
говоров, мягкое несогласие, длительные безрезультатные консультации толкают
руководителя СССР в «союз» с Гитлером, но все уже понимают, что это не союз,
а сближение противников. Сближение не только противоестественных полити-
чески противников в жестких противоположных идеологиях, но и геополитиче-
ски, находящихся на одной платформе сухопутных государств. Мощь СССР с его
ресурсами и населением против мощи технологической Германии, но которая
меньше и с меньшим количеством ресурсов. То есть Германия еще значитель-
но слабее СССР, особенно с ресурсной стороны. Исходя из этого, необходимо
хотя бы немного улучшить равновесие «бойцов». Чем и как? Повлиять напрямую
на СССР Великобритания не могла, остановить напрямую экспансию Сталина
тоже. У Великобритании не было ресурсов и армии для войны на огромных со-
ветских коммуникациях. Но как передать ресурсы национал-социалистической
Германии, не мараясь в ее мракобесии? Правильно, проиграть их ей временно.
Великобритания вступила во Вторую мировую войну с оглядкой на принципы
благородства и защиты Польши. Но она не вела активную войну на суше против
Германии, потому как понимала, что ее надо усилить и даже тогда ее главным
соперником останется гигантский коммунистический СССР. Великобритания
и ее союзник Франция располагали в разы превосходящими Германию силами
на суше, но они начали вести «Странную войну», постепенно уступая без зна-
чительных потерь территории Германии, в отличие от Первой мировой, где за
каждый метр дрались чуть ли не месяцами. «Странной войной» 1939–1940 гг. и
передачей по результатам этой войны под контроль Германии нескольких стран
с ресурсами – всей западной оконечности гигантской евразийской геополитиче-
ской платформы (Франции, стран Бенилюкса) с опорой на Атлантический оке-
ан, Великобритания усилила Германию. Гитлер пытался всячески перетянуть
Великобританию на свою сторону, наблюдая ее пассивное сопротивление как
дипломатически, так и военным путем. Но это как политически, так и, прежде

87
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

всего, геополитически не было выигрышно Великобритании. Ей на протяжении


последних 500 лет всегда было выгодно, чтобы сухопутные державы с континен-
та ослабляли себя в конфликтах. И тогда было то же самое. А воздушная Битва за
Британию показала реальную технологическую мощь, которую Великобритания
скрывала и не применила на континенте в «Странной войне». Море и контроль
своего воздушного пространства дали стране силы позже вступить в реальную
войну на континенте и получить максимальные выгоды. И, заметьте, высад-
ка союзников в Нормандии постоянно смещалась и откладывалась во времени
для того, чтобы противники максимально ослабли на континенте. Разумность
политики Великобритании в стезе геополитики ярко демонстрирует потери во-
оруженных сил в войне: СССР – 10 млн, Германия – 5 млн, а Великобритания –
286 тыс. Понимаете разницу? Потери вооруженных сил Великобритании во
Второй мировой войне можно сравнивать с большой натяжкой лишь с плаваю-
щей погрешностью потерь континентальных армий. Вот что значит прагматич-
ность в геополитике, использование географии как основополагающего фактора.
Некоторые подумают: «Ай-ай-ай! Вот какие плохие и коварные эти британцы!».
Но всё это глупости! Потому как не Великобритания виновата в отсталости и
наивности людей и элит на континенте, поверивших в коммунизм и национал-
социализм. Да, положение острова и ведущей морской державы создает преро-
гативы для державы, делая ее передовым государством во время доминирования
морской парадигмы, но это лишь вопрос исключительно геополитики, а не мо-
рали. Моральная ответственность, прежде всего, лежит на массах континента,
которые из-за своей малообразованности не могут, не хотят и часто отвергают по-
нимание законов геополитики, факты географии и то, как они влияют на развитие
государств. Разве Великобритания виновата в том, что жители континентальной
Европы конфликтуют между собой, противопоставляя свою внутреннюю поли-
тику географии и истекающим из этого предрасположенностям. Представьте,
если бы Великобритания не вела политику «разделяй и властвуй» на континенте
и Европа, не говоря уже об Евразии, была единой? Она бы оказалась в положении
дальней провинции, какой была во времена Римской империи, со всеми исходя-
щими отсюда проблемами и слабостями. Поэтому жителям континента всегда
необходимо памятовать об уроках истории, о геополитике, о своем месте в мире,
учиться прагматизму и видению благ геополитики, а не отвергать или забывать
их. Важно помнить Гитлера, Сталина и прагматичность морских держав. Потому
как прагматичность в геополитике с ее изоляцией и коммуникацией, морем и су-
шей, пониманием платформ, геополитических опор, остальных факторов – это
базис развития государства и политики. Всё, что идет против (а это ярко демон-
стрирует гитлеровская Германия), – самоубийство.
Франклин Делано Рузвельт (1882–1945), по моему субъективному мнению, –
это основатель США как мировой сверхдержавы. Именно он создал все пред-
посылки для гегемонии США в мире, вплоть до нынешнего времени. В чем его
суть и сила? Конечно же, в использовании единящего курса в стезе геополитики,

88
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

прагматичности и уравновешивании политического баланса. При Рузвельте


США осознали себя как морская держава. Рузвельт обожал море, а Вторая ми-
ровая война еще раз показала силу морских коммуникаций и всех выгод от них
в морской парадигме. Рузвельт создал мощнейший мировой флот. Он перенял
у Великобритании ее морское влияние, экономически перевел власть над доми-
нионами и колониями из-под слабеющей Великобритании под руку США, со­
здав и увеличив ресурсную базу. При этом проводил политику, исключительно
не конфликтуя, а в стезе общих экономических интересов с Великобританией.
По результатам Второй мировой войны он создал предустановки триумвирата
морских держав США, Великобритании и Японии как основу будущего этих мор-
ских держав в мировом доминировании. Именно такой триумвират, а также под-
держиваемые ими геополитически важные для морских стран территории пред-
ставляют собой основу их благополучия. Великобритания является крепостью
над Северной частью Атлантики, Япония – над северной частью Тихого океана.
Это влияние контролирует Евразию как континент на морских коммуникациях.
Изоляция и коммуникация. Соответственно, правила, безопасность, контроль и
все причитающиеся выгоды от торговли не только между Старым и Новым све-
том, но и вокруг Евразии и Африки получают США, почти вросшие в их эконо-
мику бывшие британские доминионы и геополитические точки, Япония. Поэтому
эти страны, как технологически, так и экономически, до сих пор еще доминиру-
ют в мире. Политика прагматичности, следующая за основами геополитики.
Также именно Рузвельт уравновесил политический баланс США, который
был дестабилизирован после Великой депрессии 1929 года. Именно он оставил
сытыми и «волков» Уолл-стрит и улучшил положения «овец» в массах населе-
ния. Упрощенно: перевел фондовые пузыри сквозь «Новый курс» и дал возмож-
ность заработка обычным людям. Уолл-стрит уже не просто зарабатывал деньги,
надувая финансовые пузыри, а вынужденно «пропускал» данные деньги сквозь
программы строительства и развития, которые давали зарабатывать и обычным
людям. Это в значительной мере ослабило противостояние между богатыми и
бедными, скрасило расслоение общества, отодвинуло от США угрозу простоты
коммунизма «взять всё и поделить», а также отобрало у коммунизма значитель-
ную часть идеи справедливого распределения ресурсов. Появился средний класс.
И важность среднего класса, по моему мнению, прежде всего не в его эконо-
мической мощи, потому как там капитал для операций многократно меньший,
чем у мировых корпораций, а в пропагандистском примере. Работяга и обычный
человек иллюзорно воспринимают буржуазную пропаганду, когда она исходит
из уст магнатов или их средств массовой информации. А вот когда один из его
пятидесяти знакомых становится каким-никаким бизнесменом, более богатым,
чем этот работяга, то он своим примером, а не просто пропагандой стимулиру-
ет его к повиновению, к участию, к порядку уже сложившегося общества. И не
просто общества, а общества, которое открывает возможности для заработка,
общества «американской мечты», общества с чуть более открытым доступом к

89
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

социальным лифтам. Именно Рузвельт «Новым курсом» смягчил противостояние


между богатыми и бедными. Самое важное, что он следовал за эволюцией чело-
века, а не вопреки ей, как работает, например, «коммунизм». Не просто забрал у
богатых и отдал бедным, а в «Новом курсе» направил деньги таким образом, чтобы
на них могли зарабатывать обычные люди, а потом уже схемы магнатов. Рузвельт
усилил государственное регулирование финансового сектора, ввел контроль над
производством в сельском хозяйстве, сбалансировав его субсидиями, установил
минимальные цены и заработные платы, определил длительность рабочей недели и
оплаты труда и проч. С философской точки зрения он увеличил марксистскую пла-
новость в экономике и уменьшил либертарианскую свободу. Это принесло пони-
мание того, что свобода должна быть ответственной, а не просто свободой во всём.
Конечно же, сегодня с точки зрения США и прочих продвинутых либеральных
стран мира действия Рузвельта являются технологически эволюционно устарев-
шими. Но в них главное смысл, основная идея: геополитика и направленность
внутренней политики на сглаживание противоречий между богатыми и бедными,
на поступательное развитие более справедливого распределения ресурсов, по-
нимание этих процессов. Это позволяет избежать разрушительных конфликтов с
перераспределением собственности, уничтожения ресурсов во всех сферах жиз-
недеятельности человека.
Важно понимать, что все упомянутые и не упомянутые мной политики сле-
довали в своей государственной деятельности согласно предрасположенности к
геополитической составляющей в конкретный ее исторический период. Они шли
за выгодами, предоставляемыми геополитикой. И очень спорный вопрос: они
осуществляли геополитику или были сформированы геополитикой. Чингисхан
не стал бы Чингисханом, родись он на 300 лет позже, когда морская парадигма
сменила сухопутную. Генрих VIII не смог бы противостоять католикам, если бы
остров Великобритания был соединен с континентальной Европой. Елизавета I
не смогла бы заложить основы могущества Великобритании до появления мо-
реплавания по открытым просторам океана до появления каравелл. Потемкин с
Екатериной Второй не смогли бы покорить Крым и причерноморские территории,
как это не вышло у Петра Великого за полвека до этого из-за еще не выросшей
мощи потенциала морских ворот тогдашней России – Санкт-Петербурга. Цезарь
не стал бы Цезарем, если бы в свое время Катон не уничтожил бы Карфаген –
ему просто так же не хватило бы мощи и ресурсов для покорения Галлии, по-
тому как Риму пришлось бы распыляться в других местах Испании и Греции.
Все усилия Владимира Святославовича были бы умножены на ноль во времена
Чингисхана и Батыя (1240 г.), как возможный аргумент-аналог можно привести
битву на Ворскле 1399 г. между объединённым войском Великого княжества
Литовского с его русскими, польскими и немецкими союзниками против кочев-
ников Золотой Орды и беклярбека Тамерлана Едигея. Битва, которая значительно
ослабила Великое княжество Литовское, хотя и не привела к катастрофе как бит-
ва на Калке.

90
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Мало того, многие политики не состоялись как великие государственные де-


ятели, потому как в их определенный исторический момент к этому не предрас-
полагала геополитика. А другие потерпели крах, ведь пошли вразрез с геополи-
тикой. Яркий пример – поражение в Первой мировой войне германской империи
Вильгельма II Гогенцоллерна, а вместе с ней и падение Австро-Венгерской импе-
рии. Сухопутной, континентальной по определению Германии противопоказано
геополитикой воевать на два фронта: с морской стороны – с Великобританией, а с
востока с Россией. Даже обладая самой большой в мире технологической мощью,
она не справится с двумя такими мощными по территориям и коммуникациям
соперниками. Это не увидел или в это не поверил Вильгельм II с германскими
элитами и потерпел крах. Мало того, попытка реванша в данном вопросе Гитлера
во Второй мировой войне сразу же это доказала. Он проиграл не потому, что
немецкая армия была слаба, а оттого, что к этому изначально существовала гео-
политическая предрасположенность. Падение Гитлера было предрешено изна-
чально фактором географии – растянутыми коммуникациями на огромных про-
сторах востока, климатом и слабыми по сравнению с британской морской силой,
флотом, нахождением на одной платформе с Россией и, соответственно, большой
границей на равнине.
В такой же ситуации, как Гитлер, оказался Наполеон. Растянутые коммуни-
кации на востоке с соответствующим отсутствием технологий их преодоления,
даже на фоне того же Гитлера, и доминирование Великобритании на морях.
Проигрыш в Континентальной блокаде. Союз самой большой сухопутной дер-
жавы с морской против любого противника мобилизует сухопутные ресурсы в
морских коммуникациях, в разы перевешивая ресурсы любого другого третьего
противника. И так было всегда на протяжении пяти столетий морской парадиг-
мы с XV века. Такой же союз США и Китая против Японии предрек ее падение.
Даже просто тем, что огромный Китай отвлекал значительные ресурсы у Японии.
Также показательно, как морские державы используют сухопутные страны в про-
тивостоянии с другими сухопутными державами. Морская держава всегда будет
самым большим выгодополучателем в таком союзе, ведь она отделена от основ-
ного театра противостояния морем, а потери будут значительно разниться.
Геополитика не просто предопределяет победы и поражения в войнах, но и ча-
сто предрасполагает к их началу, определяя точки напряжения, которые кажутся
одним плацдармами, а другим уязвимыми местами слабости (вроде Закарпатской
области Украины, лежащей по ту сторону Карпат. Для Украины это плацдарм вли-
яния и коммуникативный центр по ту сторону Карпат, но в то же время точка на-
пряжения с соседями). Восточная Фракия (Европейская часть Турции), разделен-
ный Кипр, Судеты, Эльзас, о. Тайвань, Калининградская область, Трансильвания
в Румынии, Джамму и Кашмир в Индии, Северная Ирландия, Ракхайн в Мьянме
за хр. Аракан-Йома. И таких мест множество. Именно геополитика, географиче-
ское положение часто предопределяют судьбу регионов, когда метрополия не мо-
жет контролировать отдаленные части своих территорий. Так, Александр Второй

91
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

должен был уступить и продать Аляску американцам (1867 г.) из-за растянутости
сухопутных коммуникаций и слабости морских по результатам Крымской войны.
Так же, как и Наполеон продал Луизиану (1803 г.), которая тогда по величине
представляла чуть ли не треть США. Именно растянутость коммуникаций и не-
возможность контроля вынудили их к таким шагам, потому как могли и вовсе
потерять эти территории.
Геополитика, исходя из географического влияния планеты, в подавляющей
степени является базисом в политике государств, причем как во внутренней по-
литике, так и во внешней. Везде можно увидеть геополитику как основу, которая
определяет верность или ошибочность тех или иных решений политиков, заме-
тить предрасположенность или сопротивление этим же решениям. Просто по-
тому, что человек живет на географии планеты, а не наоборот (шутка). Поэтому
география, формирующая геополитику, есть основополагающим фактором поли-
тики, развития государств, цивилизаций и всего человечества. Кто следует логике
географии и геополитики, тот достигает успеха. Кто против, того постигают крах
и неудачи. Всё остальное – пафос и стоны сожаления с попыткой оправдаться.
Это поняли люди, которые обратили внимание на геополитику как науку. Они
провели своего рода черту и объединили многовековые наблюдения за историче-
ским процессом, выявили основные тенденции влияния геополитики в регионах
да и в общем на планете. В будущем наука придет к тому, что множественность
тех или иных политических процессов можно будет оцифровывать и они будут
давать значимый прогноз для тех или иных решений политиков. Мы также про-
ведем черту и вкратце посмотрим на геополитиков. Прежде всего, здесь надо па-
мятовать о том, что любая точка зрения субъективна, а также о том, что любой
рассматриваемый геополитик находился под влиянием своего государства и про-
дуцируемой им идеологии. Может, я тоже не прав? Главное – задуматься о воз-
можных выводах и их вариантах. Можно также сделать некоторые выводы для
себя о временном периоде становления геополитики и того времени, которое про-
шло для распространения этих знаний в массы. Я приведу лишь основные идеи
геополитиков, которые, с моей точки зрения, являются универсальными.
Альфред Мэхэн (1840–1914) сформировал и предрасположил к изучению
доктрину о существовании морских и сухопутных держав. Именно он ярче всего
обратил внимание на «морскую мощь». По моему мнению, не вся его аргумен-
тация полностью однозначна, но в целом его выводы (особенно то, что касается
морских держав, морской доктрины) очень значимы. Я привожу его тезисы, а в
скобках даю современный взгляд.
• Море не барьер, а дорога. Всякий, кто рассматривает море как сред-
ство изоляции, как очень широкий «крепостной ров» между собой и
соседом, в конце концов обнаруживает, что сосед уже поставил море
себе на службу. То есть изоляционист неизменно проигрывает, так
как добровольно отдаёт все выгоды тому, кто видит в море средство
обмена. (Изоляция и коммуникация).

92
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

• Владение морем решает дело. Начиная от  Пунических войн, по


Мэхэну, тот, кто владел морем, был способен не только одерживать
победы, но и пользоваться их плодами, и как высшая цель – создавать
жизнеспособные мировые империи. Согласно Мэхэну,  Ганнибал, 
Александр, Наполеон – примеры обратного. То есть, не понимая важ-
ности владения морем, они не удержали свои империи, несмотря на
военный талант. (У Мэхэна очень глубокая мысль, но исключительно
в Новом времени до XV века, века начала морской парадигмы. Он не
разделяет историю на временные периоды влияния геополитических
парадигм под давлением технологий, забывая о веках доминирова-
ния Великого шелкового пути и влиянии технологий на коммуника-
ции и прочее. Об этом скажем позже, когда речь будет идти о Римской
империи).
• Морская мощь – путь к владению морем. По Мэхэну, она состоит в
свободе пользования морем и воспрещении противнику пользования
им (изоляция и коммуникация). Обе задачи обеспечиваются сильным
флотом, в первую очередь военным, но также и торговым. (Сегодня
это основа доминирования морских держав, триумвирата США,
Великобритании и Японии).
• Основа морской мощи – на суше. Как поддерживающая флоты эконо-
мика, так и базы, колонии и стратегически важные территории – её не-
обходимые составляющие. При этом Мэхэн, в частности, постоянно
выступал за необходимость обретения морской мощи Соединёнными
Штатами (что позже значительно развил Рузвельт), в том числе со-
общения между двумя океанами через Панамский канал (тогда при
жизни Мэхэна ещё не был построен). (Тезис очень важный, и в нем
также лежит основа мощи США, особенно если взглянуть на разме-
щение военных баз США по миру).
• Оборона своих берегов начинается у берегов противника – решаю-
щий характер наступления и глобальный характер войны. (В морской
доктрине сохраняется и сегодня).
• Важность «большой битвы»: война решается генеральным сраже-
нием. (Устаревший со времен Мэхэна принцип, потому как историк
забывает о развитии и влиянии технологий, а также политических
технологий, пропаганды. В его время всё это только зарождалось).
• Второстепенный, нерешительный характер крейсерской войны про-
тив торговли. (Сегодня это сохраняется, даже при том, что техно-
логии отмели «крейсерскую войну» в воздушное пространство, но
смысл о доминировании торговых и грузовых коммуникаций являет-
ся архиважным).
Влияние основных геополитических принципов, выведенных Мэхэном, дока-
зано временем и является актуальным и сегодня, особенно для морских держав.

93
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Хэлфорд Джон Маккиндер (1861–1947) – это своего рода Мэхэн, только для
сухопутных держав. Если Мэхэн вывел основные тезисы существования и разви-
тия морских держав в морской парадигме, то Маккиндер указал на тезисы доми-
нирования сухопутных. Он дополнил основополагающие знания в геополитике
Мэхэна с точки зрения сухопутных держав. Из его работ мы выводим принципы
суши, того, что большее притягивает меньшее, а также влияние Евразии как са-
мой большой суши на планете и значение геополитических платформ.
• Концепция «Хартленда» – «оси истории», окруженной «внешним по-
лумесяцем» морских держав. Сердцем «Хартленда» является гигант-
ская равнина, древняя Дикая степь, раскинувшаяся от Монголии до
Карпат. Геополитическую значимость «Хартленду» придает огром-
ное количество природных ресурсов. И главное, по Маккиндеру, не-
возможность контроля над этой степью силами флотов морских дер-
жав. Эта невозможность являлась основополагающей при формиро-
вании «Хартленда». ( По моему мнению, он не до конца в Хартленде
учел значение географических опор в проведении очертания, акцен-
тируя внимание на нем исходя из недоступности контроля со сто-
роны моря. Мне кажется, что это было сделано им исключительно
из-за давления и «удобства» политики Великобритании. Почему?
Потому как Евразийская платформа простирается через Украину,
Польшу, Германию и Францию, опираясь на Карпаты и Альпы, до-
ходя до Пиренеев по южной границе и на береговую линию морей
бассейна Атлантики. И это очень весомый как экономический, так и
военный фактор коммуникации. Но, по всей видимости, Маккиндер
считал, что его можно скрасить морской мощью проникновения и
влияния, отдавая эти территории под сферу влияния морских держав,
создавая из них фронт-буфер. Это скорее политическая «хотелка»
элит Великобритании, чем констатация географического фактора.
«Взамен» он очертил Иран в сферу интересов Хартленда, хотя Иран,
если рассматривать географические опоры, лежит на другой геопо-
литической платформе. Своего рода хитрость британского геополи-
тика, направляющая «интерес» Хартленда на другую платформу. Его
же труды читают не только политики морских держав. Но на самом
деле Франция, Германия и Польша – классические сухопутные дер-
жавы и расположены в западной части Евразийской геополитической
платформы. Хотя в какой-то мере (из-за своего географического ме-
ста, относительной узости равнины и близости Балтики) и подверже-
ны влиянию морских держав.

94
«Хартленд» (Pivot area) по Маккиндеру (1904 г.). Сухопутная зона недоступна влиянию морской силы, военных

95
флотов
96
Карта водосборных бассейнов океанов во многом проясняет взгляд Маккиндера на геополитические платформы, в
частности на его «Хартленд». Памятуя, что Маккиндер – британский геополитик, приверженец и политический де-
ятель морской державы Великобритании, он исходил в определенном смысле из проникновенности морских торговых
и военных коммуникаций в глубь суши. Река позволяет зайти в глубь суши кораблю, что довольно относительно ото-
бражается на данной карте бассейнов рек. Но реки далеко не всегда главенствуют над другими геополитическими
опорами. Поэтому «Хартленд» Маккиндера не полностью отображает суть вопроса, хотя и в определенной мере
актуален в условиях начала XX века, особенно технологически
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

• Эта недоступность суши всегда будет противопоставлять «Хартленд»


как главную геополитическую платформу, как основу сухопутных
держав морским державам. Маккиндер называл «Хартленд» «вели-
кой природной крепостью людей суши».
• Маккиндер придавал большее для геополитического положения го-
сударства значение земной массе, суше, чем морскому могуществу.
(Этим он определил принцип: большее притягивает меньшее и в
геополитике).
• Геополитик предсказал, что «колумбова эпоха» доминирования мор-
ских держав подходит к концу, потому как геополитическая роль
«Хартленда» как «оси истории» будет возрастать по мере развития
трансконтинентальных железных дорог. (То есть, по сути, он подчер-
кнул влияние технологий на историю – трубопроводы, железнодо-
рожные и прочие сухопутные коммуникации).
• Маккиндер разделил видение истории Мэхэна на «доколумбову эпо-
ху» и после, то есть до XV века и после, или же до появления кара-
велл и после. На морскую и сухопутною парадигмы геополитики.
• Максима Маккиндера: «Кто контролирует Восточную Европу, тот
командует Хартлендом; кто контролирует Хартленд, тот командует
Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); кто контролирует
Мировой остров, тот командует миром». (Этим геополитик подчер-
кнул то, что именно Восточная Европа как западная часть гигантской
Евразийской геополитической платформы более всего коммунициру-
ет с морем, портами. В Украине с Черным морем, в Польше, Германии,
Франции – с Балтикой и Атлантикой. Он называл Восточную Европу
«регион-ворота» «Хартленда». Поэтому Восточная Европа являет-
ся коммуницирующим сухопутным транзитным мостом между всей
главной большой геополитической платформой и Западной Европой,
остальным миром. Ключом, соответственно, к гигантской платформе
и Восточной Европе на юге является Крым, а на западе Польша. Это
главнейшие геополитические доминанты в регионе. Поэтому Крым,
Украину и Польшу в дальнейшем геополитики морской парадигмы
рассматривают как зоны влияния).
Так как СССР почти полностью контролировал «Хартленд», то, исходя из гео-
политики и воззрений британской элиты (кстати, Маккиндер был членом Тайного
совета Великобритании), именно СССР был определен как однозначный победи-
тель Гитлера и необходимый союзник Великобритании во Второй мировой войне.
Поэтому Санкт-Петербург и Крым в современной геополитике – это как се-
верный и южный ключ к гигантской евразийской платформе, а Польша – раз-
делитель этой платформы на Западную части и основную. Польша находится на
самом широком равнинном месте этой платформы и опирается на Карпаты по
оси Балтика – Черное море.

97
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Важно отметить, что Маккиндер был гражданином «морской страны»


Великобритании. Истина о сухопутных и морских державах оказалась дороже,
но в его работах можно проследить попытку преодолеть им же предсказанное
будущее доминирование сухопутных держав в мире. По сути, он сам опасался
тех фактов, которые увидел и, как «спаситель» морских держав, стал главней-
шим основоположником Евроатлантизма – геополитической философии полити-
ческого, экономического и военного сближения государств Северной Америки
и Европы под общими ценностями демократии, свободы личности и верховен-
ства закона. Фактически это попытка превознести политику над геополитикой,
человека над географией – всего лишь попытка. Но попытка, вылившаяся в со­
здание и существование НАТО. Данную фактическую несостоятельность доми-
нирования политики над геополитикой продемонстрировал Brexit (2016–2019) в
Великобритании. География и геополитика первичны и более значимы, чем вся
человеческая цивилизация и тем более политика. Хотя последняя является мощ-
нейшим ингибитором влияния географических предрасположенностей. Но всё
возвращается на круги своя.
Мэхэн и Маккиндер – два столпа современной геополитики. Первый обо-
значил море и сушу и развил концепцию развития морских держав, второй ре-
ализовал концепцию развития сухопутных государств (может, этого и не хотел
(шутка)). Довольно всё просто, если знать и обращать внимание на географию,
сопоставлять границы и физическую карту мира. Именно посредством зоркости
этих двух геополитиков далее стали формироваться геополитические взаимосвя-
зи и выводы из истории и географии. Всё дальнейшее — это, по сути, небольшие
коррекции и акцентирование видимости других меньших факторов, а также вли-
яние чистой политики в попытках пропаганды различных государств отстоять
свое право на доминирование.
Хочу обратить внимание читателя на то, что в геополитике основа прежде
всего базируется на физической карте и истекающих из нее предрасположен-
ностей, а затем следует политика. Поэтому и первое слово «гео-», а потом поли-
тика. Чем ближе к современности, тем больше политики в геополитике, потому
как ее пытаются расположить под существующий политический запрос масс и
желания элит различных государств. Но помните: физическая география неиз-
менна. Во всяком случае, в ближайшем будущем (шутка). Значит, и она являет-
ся доминирующим фактором в геополитике. Чем ближе к современности, тем
больше будет использоваться политика для вуалирования, смягчения географии
как в самих непосредственно геополитических аспектах, так и в пропагандист-
ских. Всегда необходимо стараться увидеть изначально географическое, а по-
том политическое, так как географическое неизменно, а политическое может
корректироваться. Геополитика из-за постоянной необходимости оглядываться
на географию и ее значение более первична и сложна, чем политика. Своего
рода геополитика – это как шахматы, а политика как шашки (хотя такое сравне-
ние несколько сумбурное).

98
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Альберт Хаусхофер (1903–1945)


Описывать Хаусхофера я не буду, но вызову к нему интерес для изучения.
Ярче и глубже всего о Хаусхофере говорит его же стихотворение. Оно помогает
понять, какой психологический груз несут знания и невозможность их донести,
хотя геополитик и был знаком с первыми лицами германского рейха, и консуль-
тировал некоторых из них в вопросах геополитики. Его «Моабитские сонеты»
частично писались им на стенах тюрьмы Моабит в Берлине. Очень многоуровне-
вое и многосмысленное стихотворение:

Мне говорят: ты виноват, ты предал…


Нет, не предатель я народу своему.
Я виноват в другом: я знал…, но я ему
Не говорил о том, что раньше многих ведал.

Моя вина в ином: я видел – из кувшина


Зло вырвалось и воспарило ввысь.
Я должен был кричать: Народ, остерегись!
Но я молчал. Зло создало преступную машину.

Я виноват. Не в том вина моя,


Что я боролся с властью бешеного зверя.
Я слишком долго ждал, надеялся и верил,
Что это сделает другой – не я, не я…
Вот в чём пред Родиной вина моя.
Сегодня ясно вижу это я…
Перевод с немецкого Д. И. Гарбара
Скажу лишь, что Хаусхофер также использовал концепцию «Хартленда» в
своей стратегии «континентального блока», но в условиях жестких противоречий
между национал-социализмом и коммунизмом на гигантской евразийской гео-
политической платформе данная стратегия не могла сработать. По сути, морские
державы применили, исходя из прагматичности, принцип «разделяй и властвуй»
и получили самые большие выгоды от противостояния на маккиндеровском кон-
тиненте «мировой остров». И это, как я уже говорил, причины непонимания гео-
политики в массах и их невысокий уровень образования – принятие политиче-
ских идеологий, ведущих к самоубийству.
Николас Джон Спикмэн (1893–1943) во многом отталкивался от концепций
Мэхэна и Маккиндера. У него тоже «Хартленд», гигантская геополитическая
платформа Евразии, является «ключевым» регионом в мировой политике. Исходя
из того, что Спикмэн, как и Маккиндер, был гражданином «морской державы»,
а концепции Маккиндера предвещали смену морской парадигмы на сухопутную,
ему пришлось прежде всего задуматься над этим прогнозом. Как можно противо-
стоять или хотя бы отдалить эту перемену со всеми исходящими потерями для

99
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

морских держав? Спикмэн стал автором концепции «сдерживания», обернув в на-


учную обложку и акцентировав внимание на том, как Британская империя ранее,
обладая и находясь на пике морской парадигмы, влияла на Евразию. Самое цен-
ное, по моему мнению, в концепции «сдерживания» выведение им «Римленда» и
более глубокая проработка геополитических платформ с точки зрения опор. Опор
в первую очередь на береговые линии. Помним: Спикмэна, как гражданина и гео-
политика, размышлявшего о благах для своей морской державы, прежде всего
интересовали море и его влияние.

«Римленд» по Спикмэну (1940 г.)

100
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

• «Римленд» – геополитическая концепция, которая, по замыслу


Спикмэна, должна была уравновесить «Хартленд». Это дуга, окружа-
ющая Хартленд или Евразию с запада, юга и юго-востока. (По сути, в
этой дуге и исходящих из нее предрасположенностей, береговых линий,
соотношения союзников морских держав сегодня расположена самая
большая и дорогостоящая военная инфраструктура в мире. Военные
базы морского триумвирата США, Великобритании и Японии, а так-
же стран, втянутых в дугу политически, посредством политики «сдер-
живания». Это сотни миллиардов долларов. Задумайтесь! Ведь когда
вкладывают, обычно надеются и получают прибыль – какова маржа от
контроля Евразии. Само слово «Римленд» как название геополитиче-
ского противовеса очень глубокомысленно. Спикмэн обратил внима-
ние на почти тысячелетнее существование Римской империи прежде
всего с точки зрения геополитики. Он усмотрел причинно-следствен-
ные связи успеха длительности этого существования и попробовал ис-
пользовать их в парадигме морских держав. Так как Римская империя
уникальна (позже и отдельно более поясню в чем ее суть). Спикмэн
попробовал в своей концепции сдерживания объединить морскую и
сухопутную парадигму под политическим соусом политического един-
ства Евроатлантизма (НАТО). Скажу также, что объединение морской
и сухопутной парадигмы на планете обязательно произойдёт, но не се-
годня. И здесь первую очередь играет фактор не политический, а пре-
жде всего образовательный, во времени и массах. Концентрация на-
селения в Хартленде (и не просто концентрация, а образовательный
уровень этой концентрации) на сегодняшний день делает невозможной
такое объединение. До 2004–2007 гг. я был апологетом, поклонником
мировой гегемонии США, потому как она была космополитична, на-
правлена на объединение мира. Но разуверился в этом по результатам
внешней политики: США проели, прогуляли, пророскошествовали
все выгоды, а это многие десятки, если не сотни триллионов долла-
ров, вместо инвестирования их в мировое образование, прежде всего
в Евразии. Молодой (я про себя) – недооценил природную сущность
человека. Объединение мира с его огромными выгодами для челове-
чества фактически было превращено в ширму для обогащения лишь
граждан, более всего элит США, и далее не пошло. Так вот «Римленд»
потому, что Римская империя в определенный момент истории объ-
единила в себе морскую и сухопутную парадигмы и достигла этим
уникального влияния в истории. Спикмэн обращает внимание на эту
важную черту, но пытается «натянуть» ее на малые возможности ис-
ключительно морских держав, как бы пытаясь проглотить большие
сухопутные. Насколько это возможно, время еще не показало, но тен-
денции уже видны).

101
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

• Также Спикмэн углубил знания о важности платформ, особенно их


береговых линий как опор. Своей концепцией «сдерживания» он рас-
ширил понимание опор платформ. Если у Маккиндера платформы
определяются бассейнами водосбора океанов (проникновенность во-
енными кораблями через устья рек), то Спикмэн обращает внимание
на береговую линию как на опору, на ее изоляцию и коммуникацию.
Соответственно, отсюда рождается важность глубоких физических
перепадов карты – береговой линии, горных хребтов, пустынь, рек.
Всё это четче формирует понимание границ платформ, ограниченных
природными препятствиями, а также их центров, равнинных, степных
плоскостей, что позволяет более четко очерчивать геополитические
платформы по географическому принципу.
• Третий важный акцент Спикмэна – политическое «сдерживание» как
технология. И тут как бы главное не само политическое сдерживание
разности идеологий, а то, что оно базируется на разности морской и су-
хопутной парадигмы. Это обнуляет смысл единения парадигм и всего
смысла «Римленда» как уникальной Римской империи. Геополитически
военные базы и давление на коммунистический мир расположены по
морскому принципу, вокруг Евразии, вокруг «Хартленда». На данный
факт еще накладывается вторая значительная разность – разность в
идеологиях. И это идеологическая разность, борьба за попытку гло-
бального перераспределения собственности и ее сохранения. Не за-
бываем о времени, когда создавалась концепция «сдерживания» – во
времена политического противостояния коммунизма и либеральной
демократии, борьбы идей за более справедливое распределение ресур-
сов. Коммунизм канул в Лету частично из-за политики «сдерживания»,
но на смену ему пришел очень схожий капиталистический либерализм
континентального, чуть более авторитарного стиля. Идеологии в по-
литике и экономике почти одинаковые. Разница в «справедливом рас-
пределении ресурсов» значительно скрасилась, а технологии выросли
и вышли на новый уровень обмена информацией. Само политическое
«сдерживание» из-за размытости политических окрасов претерпевает
изменение, от Спикмэна к Бжезинскому, но сегодня оно всё менее акту-
ально, потому как технологии и доступ к информации существенно из-
меняются. «Римленд» ослабевает, а «Хартленд» усиливается. Вообще,
чтобы понимать, что концепция «сдерживания» и дальнейшего объе-
динения парадигм, взятие сухопутных держав под контроль морскими
слабо осуществима по якобы историческому принципу Римской импе-
рии, необходимо разобраться в самой Римской империи и сравнить ее с
«Римлендом» Спикмэна. И здесь проблема в том, что Мэхэн и Спикмэн
более склонялись к тому, что Римская империя – это морская держава,
но вопрос, по моему личному мнению, более емкий. Но об этом позже.

102
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Збигнев Казимеж Бжезинский (1928–2017) был фактически последователем


и еще более развил концепцию «сдерживания». Некоторые его даже считают гео-
политическим отцом развала СССР и падения коммунизма. Но мне кажется, что
Бжезинский скорее допустил геополитическую ошибку, ратуя за развал СССР
именно в 1980-е годы. Почему? Постараюсь пояснить.
Дело в том, что идеологически СССР как страна утопии коммунизма перестал
жить сразу после смерти Сталина в 1953 году. Помним, что коммунизм – это уто-
пическая идея справедливого распределения благ по принципу доминирования
в обществе класса, пролетариата. В основе коммунизма, его сталинского типа,
а значит и созданного фактически Сталиным СССР лежит «диктатура пролета-
риата». Диктатура! Именно диктатура, которая была фактором подавления при-
родной, биологической, эволюционной сущности человека и его стремления к
накоплению. Истинные коммунисты были уверены в том, что мораль во вновь
создаваемом ими «советском человеке» сможет преодолеть биологический фак-
тор личности, эволюции и стремления к накоплению, к обладанию капиталом.
Это само по себе, конечно, уже утопия, особенно для того времени. Тем более в
отдельно взятой стране такое вообще невозможно, потому как человек из-за забо-
ра смотрит на лучшую жизнь у «лучших» за ним. Вспомним, как граждане СССР
с завистью смотрели на то, как живут богатые на Западе, но в паритете сравнения
этого взгляда мало обращали внимания на нищету в капиталистическом мире и
на то, откуда они вышли. В СССР жена какого-то инженера с восхищением раз-
глядывала наряды Жаклин Кеннеди и думала, что она б тоже могла так одеваться
(шутка), поэтому мы потом (в 1990-х) и видели «малиновые пиджаки» и прочее.
И эта жена была дочкой матери, которая первая в своем поколении только на-
училась читать. Производство «советского человека» при Сталине шло от без-
грамотного работяги к человеку, получившему высшее образование. Для понима-
ния светлой морали справедливости необходимо образование. Поинтересуйтесь
ликвидацией 80-процентной безграмотности и рывком высшего образования в
массах в СССР. Противоречие в том, что, получив знания, человек становится
более личностным, более осознанным, более подвергающим всё сомнению, и
при этом взгляд его исходил из личностных, а значит, и биологических факто-
ров. Банально он становился умнее, хитрее и т. д. Естественно, начинала про-
являться утопия коммунизма. Кроме взращиваемых новых «советских людей», в
СССР также оставались и «недорастреленные» сомневающиеся. Для подавления
сомнения в правильности коммунизма и была однозначно необходима диктатура.
Разрушение старой имперской иерархии, новые социальные лифты, скачок обра-
зования, коллективизация с выгоном людей в города по принципам укрупнения
участков для товарного производства и «английского огораживания», дальней-
шая индустриализация освободившегося населения, огромный экономический
скачок – всё это дало иллюзию правильности коммунизма. Но по мере роста
высшего образования, критического мышления, самосознания человека это же
вызывало и сомнения. Данное происходило под жесткой диктатурой подавления

103
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

«сомнений» и «чистками». Сомнения и борьба с ними. Вспомните: последняя


значительная компания репрессий – «борьба с космополитизмом и преклонением
перед Западом», направленная прежде всего против думающих людей и застав-
ляющая думать, что научные советские цивилизационные ценности как минимум
не хуже мировых. Борьба за сознание. Описанное говорит о том, что без диктату-
ры коммунизм невозможен, во всяком случае, в тот временной период. Диктатура
пролетариата. И не просто диктатура пролетариата, а диктатура пролетариата во
всем мире, потому как есть взгляд за забор, и человек для себя смотрит на лучшее
и желает этого лучшего из-за той же биологии. При Сталине была диктатура
пролетариата. Соответственно, существовала на короткий период иллюзия пра-
вильности идеи коммунизма, справедливого распределения ресурсов в обществе.
И эта идея объединяла и распространялась по геополитической Евразийской плат-
форме. Сталин умер, к власти пришел Хрущев, который ослабил диктатуру, мало
того, подверг ее открытой критике «культом личности Сталина», то есть про-
вел ревизию коммунизма и его доктрины диктатуры пролетариата, в чем, кстати,
и обвиняли его коммунисты Китая и прочих стран блока. По сути, он умножил
диктатуру на ноль. И коммунизм как идея со всеми исходящими начал угасать.
Фактически после ревизии диктатуры СССР меркнул в связи с ростом образова-
ния, самосознания, понимания утопии коммунизма, что привело его в 1980-м к
полному разрыву заявляемой властной идеологии с реальностью. А когда власт-
ная идеология кардинально расходится с реальностью, с жизнью, такая власть
и государство обречены на падение и изменение. Этому есть множество приме-
ров в истории. Теоретически победу коммунизма можно допустить, если бы у
Сталина было три жизни и во второй из них он бы смог подчинить своей дикта-
туре весь мир, чтобы убрать взгляд за забор. Потому как построение коммунизма
в отдельно взятой стране в принципе невозможно. Да и вообще, коммунизм – это
утопия, особенно в XX веке. А сегодняшний страх реставрации коммунизма как
страх перед Робеспьером в Викторианскую эпоху. Но вернемся к Бжезинскому.
Уже через десять лет после смерти Сталина, не говоря уже про 1980-е, когда явно
просматривалось жесткое расхождение советской идеологии с реальной жизнью,
стимулировать падение СССР было ошибкой. Поддерживая М. С. Горбачева фи-
нансовыми вливаниями и уменьшением поддержки центробежных сил в обмен
на ядерное разоружение, США получили бы большие геополитические выгоды.
Огромное дробление геополитической платформы без ядерного оружия и как
оборотную сторону медали – более длительное ее собирание обратно. Им не хва-
тило лет пяти. Конечно, всё это спорно и очень субъективно. История не любит
сослагательных наклонений. Но всё же геополитика Бжезинского и ее правота (в
этом моменте) также очень спорны.
К Бжезинскому стоит относиться, прежде всего, памятуя о том, что его гео-
политические взгляды очень политизированы. То есть в них много политики,
чем непосредственно географии. Но в то же время ни в коем случае не стоит не-
дооценивать и умалять его очень ценные геополитические акценты, особенно в

104
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

той сфере, которая касается евразийской геополитической платформы и влияния


на нее из регионов. Также стоит памятовать о том, что Бжезинский выступает
в роли стороны морских держав, поэтому людям евразийской геополитической
платформы необходимо понимать свои недостатки и выгоды, а не ассоциировать
себя с живущими за океаном, в морских державах. Необходимо видение себя на
карте Бжезинского, как и другого геополитика, и понимание того, что уготовано
ему в жизни в конкретной местности, а не иллюзии далекого будущего. Надо
также учитывать: то, что работает в одной стране, не всегда может работать в дру-
гой. И это исходит из геополитических предрасположенностей в историческом
процессе. Потому как сегодня приходится очень часто слышать, что в современ-
ной Украине политики говорят чуть ли не о копировании некоторых вещей под
западную кальку, что часто является глупостью и просто невозможно. Обмен и
перенимание опыта – это отлично, но в первую очередь необходимо понимать
комплекс факторов местности и исторического развития, чтобы этот опыт был
плодотворен.
Бжезинского следует воспринимать как геополитика, который разъясняет
США, что необходимо предпринимать, чтобы продлить американское господство
в Евразии. Причем это господство выгодно прежде всего США и морским держа-
вам, а интересы населения Евразии отходят далеко на второй план.
• Бжезинский подтверждает максиму Маккиндера: кто контролирует
Евразию, тот контролирует весь мир. Для США жизненно важно,
чтобы их влияние не вытолкнули за пределы Евразии.
• Благосостояние США зависит от того, чтобы не сковывать свое
общество архаичными привилегиями и жесткими социальными ие-
рархическими требованиями во внутренней политике. Это желание
сохранения социальных лифтов, конечно же, идет вразрез с биологи-
ей человека, который хочет дать своему потомству комфортное буду-
щее. Вспомните о народном изречении про власть: «У них есть свои
дети». Выстраивание во внутренней политике архаичной иерархии
ведет к закостенелости государства и его слабости.
• Война и конфликты в Евразии как пример Первой мировой войны
всегда полезны для США, потому как это ослабляет Евразию и пре-
возносит морские державы.
• Бжезинский рассматривает два варианта состояния США. Первое –
как изолированного континентального острова, второе более выгод-
ное состояние – мирового гегемона, опирающегося на морскую силу.
• Для США государства, контролируемые ими в Евразии, являются
плацдармами в борьбе за влияние на гигантскую геополитическую
платформу Евразии, а значит, и гегемонию в мире. При этом значения
этих плацдармов исходят из геополитического принципа изоляции и

105
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

коммуникации – выгодности географического положения этих терри-


торий для контроля за коммуникациями.
• Для США и морских держав важно не допустить выхода и закре-
пления сухопутных государств Евразии на опоры береговых линий.
Бжезинский в этом моменте рассматривал три фронта морских дер-
жав: западный – в Европе, южный – в зоне Персидского залива и вос-
точный – в Юго-Восточной Азии. В соответствии с этим морские дер-
жавы окружения США формировали усилия: США и Великобритания
были центром группировки на западном направлении (Атлантика –
Европа), а США и Япония на восточном (Азия – Тихий океан). То есть
по направлениям США балансируют ресурсами и коммуникациями,
находясь в центре между двух мировых океанов (Атлантический и
Тихий). Три фронта Бжезинского дают понять главные направления
контроля за Евразией со стороны США. Западный: плацдармом на ос-
нове Великобритании США контролируют Европу с ее огромным тех-
нологическим потенциалом. Восточный: плацдармом в Японии США
оказывают влияние на Тайвань, Китай и остальную заселенную Юго-
Восточную Азию. Задача южного фронта – контролировать бассейн
нефтеносного Персидского залива, углеводородами которого насыща-
ют по морю экономику Японии и не только. А также, удерживая этот
фронт Бжезинского в Персидском заливе, США влияют на положение
дел во всем подбрюшье Евразии: в исламском мире, Израиле, Индии
и Пакистане, контролируют торговые пути на выходах из Индийского
океана в Красное море. Задумайтесь о стоимости этих торговых пу-
тей. Вспомните только, контейнеровоз Ever Given, который в резуль-
тате аварии в Суэцком канале меньше чем на неделю заблокировал
судоходство по нему (март 2021 г.). Простой судов обходился мировой
экономике в 400 млн дол. в час, по 9,6 млрд дол. в день4. А теперь за-
думайтесь глобально о значении южного фронта Бжезинского, кото-
рый контролирует не только зону Суэцкого канала, но и Красное море,
Баб-эль-Мандебский пролив, Аденский залив, зону углеводородно-
го Персидского залива, морские коммуникации из Ирака и Ирана,
Оманский залив и всю окружающую акваторию. Это зона торговых
путей с влиянием на мировую экономику в десятки миллиардов дол-
ларов в сутки! Есть на что оказывать влияние, а значит и получать при-
быль, и содержать там целый военный флот с должным обеспечением.
• Ослабление государств Бжезинский видел прежде всего не столько в
военной силе, сколько в идеологической, политической. Более силь-
ная внутриполитическая система государств зиждется на отсутствии
закостенелости в иерархии и в догматах идеологии – относительной
свободе, то есть дает возможность работать социальным лифтам, ко-
4
Об этом сообщали Forbes и BBC News 26 марта 2021 г.

106
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

торые продвигают людей в первую очередь исходя из их умственных


способностей.
• Формирование внешней политики более успешно на основании
экономики, а не на базисе политических идеологических догматов.
Экономика несет в себе первичный биологический фактор. СССР
проводил внешнюю политику, опираясь на идеологические догматы,
что делало его внешнюю политику закостенелой в сравнении с мор-
скими державами. Также на внешней политике догматов возможно
играть на идеологических противоречиях, претворяя политику «раз-
деляй и властвуй» более успешно, чем на экономических. Хотя сра-
зу за экономическими выгодами должны следовать идеологические
принципы.
• Важно сохранять этнокультурную идентичность народов, населяю-
щих государство, а основу единения видеть прежде всего в экономи-
ческом факторе.
• Смысл империй и глобальных мировых государств лежит в первую
очередь в их превосходящей организации, способности быстро мо-
билизовать огромные экономические и технологические ресурсы в
самодостаточной экономике. Всем империям и значимым государ-
ствам в истории это свойственно. Исходя из этого главный психо-
логический принцип ценности мощного государства, империи – это
гордость граждан: «я есть гражданин этого государства» по анало-
гии с Римской империей и проч. Концепция превосходящей культу-
ры государства. При этом важно не допускать, чтобы эта гордость,
высокомерие, особенно у элит, порождали культурный гедонизм, ко-
торый заставляет уходить в себя и вызывает апатию к дальнейшему
продвижению.
• Для современных империй или гегемонов важна политика коопта-
ции. То есть значимые для метрополии геополитические точки долж-
ны не просто находиться под военным влиянием, а и быть интегри-
рованы и зависимы с точки зрения экономики, идеологии и культу-
ры, но без национального, этнического давления. Элитам этих точек
следует быть причастными к получению образования в метрополии.
Они должны ощущать себя едиными с культурным превосходством
гегемона над всеми остальными. США сильны «культурным импе-
риализмом», который провоцирует желание ему подражать по все-
му миру. Иностранные, но находящиеся под контролем США госу-
дарства надо привлекать во внутреннюю политику США в рамках
кооптации, важности лоббизма их интересов в центре метрополии.
Процедуры этого лоббизма подконтрольных иностранных государств
должны уделять особое внимание совместному принятию решений,

107
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

вуалирующих доминирование США. Это своего рода политика «одо-


машнивания» диких мустангов и приведения их в стойло.
• Употребляя терминологию более жестоких времен древних империй,
три великие обязанности имперской геостратегии (США) заключа-
ются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их
зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчи-
ненных и обеспечении их защиты и недопущении объединения «вар-
варов». Многократно применявшуюся в истории политику «разделяй
и властвуй» нужно направлять на разделение стран в их различных
противоречиях, особенно национальных, а объединение под сенью
мирового гегемона должно происходить согласно запросу о безопас-
ности. Политика одновременно разделять и умиротворять. Разделяй и
властвуй на умиротворении.
• Главными геополитическими соперниками США в Евразии являют-
ся Китай, Россия и Иран. Украина рассматривается Бжезинским как
фронт противостояния с Россией, в котором если победит Россия, то
Польша станет форпостом по недопущению дальнейшего объедине-
ния западной части евразийской геополитической платформы. В на-
селении Украины, как достаточно европеизированном и цивилизо-
ванном, Бжезинский усматривает возможную реставрацию России
с дальнейшим развитием ее экономики. (Это очень важный момент,
потому как России всегда не хватало среднего квалифицированно-
го управленческого состава. Своего рода аналога «среднего класса»
США).
• Япония и Великобритания как островные государства, нуждающиеся
в гарантиях безопасности центральной, значительно мощной морской
державы США, являются природными сателлитами, формирующими
базовые платформы и плацдармы для влияния на всю Евразию.
• Франция и Германия. Величие и искупление. Так Бжезинский тон-
ко и достаточно точно подчеркивает стремления этих стран, кото-
рые должны использовать морские державы для их союзничества.
Франция стремится к реставрации своего мирового величия, памя-
туя о Наполеоне и Людовике XIV. Основное ее геополитическое вли-
яние направлено в средиземноморский регион и Северную Африку.
Германия как страна, натворившая значительных бед в Европе наци-
онал-социализмом Гитлера, в своей попытке распространения нацио-
нального доминирования стремится к «искуплению» и демонстрации
себя как державы, выступающей за объединение Европы исключи-
тельно на принципах либерализма и экономики, причем Германия яв-
ляется самой важной страной Европы, потому как является ее локомо-
тивом. (В то же время Бжезинский, исходя из интересов США, забы-
вает напомнить о том, что Германия находится в центре западноевро-

108
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

пейской части гигантской евразийской геополитической платформы


со всеми исходящими, прежде всего, экономическими факторами).
• Польша и Франция уравновешивают Германию, оставляя ей роль в
первую очередь экономического локомотива Западной Европы и как
противовесесы заставляют ее искать безопасности у США. В случае
победы США в Украине Польша может стремиться реставрировать
вместе с Прибалтийскими странами Речь Посполитую, которая будет
еще более значительным буфером и фронтом, разделяющим евразий-
скую платформу со всеми выгодами для США.
• Иран и Ирак – это главные геополитические страны Ближнего
Востока, за доминирование над которыми США необходимо вести
борьбу с зоны форпостов Персидского залива.
• Индия противопоставляется Китаю, а давление на нее можно ока-
зывать посредством исламского Пакистана. Также с востока Китай
уравновешивается влиянием Японии на море, Тайванем в политиче-
ском смысле и Южной Кореей для изоляции Японии с Китаем.
• Самым опасным для США и морских держав событием является
сближение России и Китая, Ирана и присоединение к этому союзу
Германии с фактическим объединением экономики главной геопо-
литической евразийской платформы. С остальным присоединением
меньших геополитических платформ Евразии. Это поставит США в
положение игрока на американской геополитической платформе обе-
их Америк, разделив мир географически, значительно ослабив США
как мирового гегемона. По сути, все остальные тезисы Бжезинского
о том, как политически этого избежать или отодвинуть.
• Национализм и религиозные различия – главный фактор использова-
ния для разделения и взращивания противоречий на евроазиатской
геополитической платформе для ее дальнейшего дробления и осла-
бевания с точки зрения экономики.
• Единственной альтернативой для России во избежание ее поглоще-
ния Китаем Бжезинский видит курс на Евроатлантическую интегра-
цию. (Но здесь скорее роль играют хитрость Бжезинского (читают
его таки все) и его желание страхом поглощения отвести Россию от
сближения с Китаем. Не забываем, что Бжезинский – это геополи-
тик, которого интересовала дальнейшая мировая гегемония США как
морской державы. И, естественно, он, как геополитик, знал, что такое
поглощение невозможно. Почему? Потому как Китай и Россию раз-
деляют почти две тысячи километров пустыни Гоби и прилегающих
районов, которые, между прочим, заселены монголами и другими
племенами, а не китайцами. И что именно против них Китай строил
Великую китайскую стену, отделялся на протяжении двух тысяч

109
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

лет, но это его не уберегло, потому что географические предраспо-


ложенности важнее и монголы длительно правили. По очертаниям
этой стены можно видеть непосредственно сам Китай, а далее самую
большую провинцию Китая – Внутреннюю Монголию, за которой
идет само по себе государство Монголия. Китай, заселенный мил-
лиардом, живет в совершенно других климатических условиях.
Монголия, как внутренняя, так и внешняя, – другой мир, не гово-
ря уже о полосе вечной мерзлоты севернее. От Средней Азии Китай
отделяют значительные пространства Синьцзян-Уйгурского авто-
номного округа, где живут мусульмане. И там тоже немного другой
мир, прежде всего географически. Кстати, именно США (а ранее и
Великобритания) поднимали вопрос о «свободах» местного населе-
ния как по религиозному, так и по этническому принципам, а СССР
со Сталиным помогал Китаю в том, чтобы эти регионы не отколо-
лись (Внутренняя Монголия и Уйгуры). Конечно же, Бжезинский об
этом знал, но в то же время, понимая, что его труды будут читать
и в Евразии, сеет мнимые страхи якобы о возможном поглощении
России Китаем. Каждый, кто возьмет физическую карту с границами
Китая и России, это увидит. Хитрая иллюзия Бжезинского – погло-
щение Китаем России и наоборот. Тот же Сталин, с его мощнейшей
армией и прочим, имея полностью дружелюбного и ближайшего со-
юзника в лице Китая и Мао о таком поглощении или кардинальном
сближении и думать не мог, потому как это геополитически невоз-
можно. Во всяком случае, в ближайших столетиях из-за огромного
количества разностей, прежде всего географических. Хотя на поли-
тической карте Россия и Китай имеют протяженную границу, но фи-
зическая карта дает понимание этой границы без страхов, которые
пытался посеять Бжезинский. И он, конечно же, об этом знал. В том
же стиле геополитик говорит и о дальнейших противовесах России,
описывая выгоду России с явно противоречивых ей советов вроде о
благости для нее вхождения в НАТО Украины, Прибалтики и прочих
уступок, которые на самом деле служат благу США).
• Евразийскими Балканами Бжезинский также тонкой смысловой па-
раллелью (как «Величие» и «Искупление» Франции и Германии)
подчеркивает роль южной части Евразийской платформы, примыка-
ющей к Ближнему Востоку. И тут он во многом прав. Потому как
в регионе преобладает политическая государственная раздроблен-
ность по этническому, религиозному и государственным признакам.

110
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

Евразийские Балканы Бжезинского

111
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Хотя если присмотреться к физической карте, то бόльшая территория ре-


гиона находится на южной части всей Евразийской геополитической плиты,
а также вокруг древних геополитических регионов, образовывавшихся в бас-
сейнах рек, водоемов, и по разные стороны других значимых геополитических
опор – хребтов гор, разделяющих регион. (Данный регион необходимо рассма-
тривать прежде всего геополитически, начиная с физической географии. Тогда
становится ясным его геополитическая суть, на которую наслоились различ-
ные этнические, религиозные и исторические факторы. Дело в том, что часть
этого региона часто была подвержена объединению и распаду под влиянием
геополитических факторов в истории. Но тогда геополитика в регионе велась
интуитивно и по принципам экспансии. Мало того, смена парадигм ярче всего
на планете перевернула значимость региона как транзитного сухопутного до
XV века – на морскую парадигму после. Регион до XV века был достаточно
богатым и коммуникативным, пока по нему проходил Великий шелковый путь.
После смены парадигмы регион угас, так как утратил значительный поток гру-
зов, который в морской парадигме пошел по морю и стал приходить в упадок.
Последним правителем, объединившим регион, был Тамерлан (1336–1405).
Далее, после смены парадигмы, регион распался по геополитическим призна-
кам – по разные стороны геополитических опор, разделителей хребтов и гор,
рек и водоемов и на него наслоились исторические религиозные, этнические
и политические факторы. Кстати, очень показательно то, как живет население
и работает экономика региона, особенно для южной части евразийской геопо-
литической платформы в условиях доминирования противоположной им пара-
дигмы (они ярко сухопутные державы) и политической раздробленности. Это,
кстати, и продвигает Бжезинский, пытаясь сохранить доминирование морских
держав. Морская парадигма для этого ярко выраженного сухопутного региона
– прежде всего отсутствие значимых торговых путей, которые сместились в
Средние века на море, низкая цивилизационная коммуникативность, а далее
исходящие отсюда уровень образования и науки, малограмотность населения,
архаичность взглядов, экономическая отсталость и жизнь элит за счет добычи
ресурсов, а не производства высоко ёмких товаров и услуг конечного потре-
бления. Фактически информационно здесь случился сдвиг лишь с появлением
интернета и новых технологий коммуникаций. А так «Белое солнце пустыни».
Бжезинский присоединяет к Средней Азии по смыслу беспокойности Балкан
и Кавказ. Но страны вокруг Кавказа также необходимо рассматривать в пер-
вую очередь с физической картой, исходя из основ геополитики, и тогда станет
всё ясно. Роль Афганистана в Среднеазиатском регионе – это прежде всего
плацдарм с его коммуникацией и изоляцией между Индийской и гигантской
Евразийской геополитической платформами. Но удержать Афганистан очень
тяжело из-за его места, ландшафта и пока еще отсутствующих технологий
контроля. А главное, такой контроль можно осуществить только гуманитар-
ным и образовательным методом, а не военным. Также, по моему субъек-

112
2. Краткий исторический экскурс. Мэхэн, Маккиндер, Хаусхофер, Спикмэн, Бжезинский

тивному мнению, Бжезинский непоследовательно и немного преувеличивает


роль Азербайджана как территории в регионе в условиях морской парадигмы.
Потому как Каспийское море размывает его исключительные коммуникатив-
ные возможности лишь временно, хотя здесь особую роль играет география
расположения природных ресурсов. Роль Грузии как страны Закавказья и выво-
дящей этот регион к морским коммуникациям в условиях морской парадигмы
более значима, хотя здесь также играет роль фактор размещения природных
ресурсов в регионе. Вообще, Евразийские Балканы Бжезинского представляют
собой регион как, с точки зрения геополитики, «сборную солянку» пограничья
различных геополитических платформ, их опор и территорий. Поэтому к из-
учению взаимно связывающих факторов его «Евразийских платформ» необ-
ходимо подходить дифференцированно, поменяв взгляд исходя из самих плат-
форм, географических факторов, коммуникативных и ресурсных, затем только
накладывать исторические, религиозные и политические. Тогда картинка этой
мозаики станет прозрачной. Поэтому я и говорю, что у Бжезинского слишком
много политики, которая вуалирует геополитические предрасположенности и
уводит от них в область политической демагогии, меняющейся под давлением
короткого времени, укрывая суть. Хотя роль части Ближнего Востока, Средней
Азии и Кавказа им очень тонко подмечена – нестабильные «Евразийские
Балканы» на пересечениях геополитических платформ).
Работы и взгляды Бжезинского очень политизированы и из-за этого наполне-
ны политическими «хотелками». Притом его пожелания исходят прежде всего
из того, что он долгое время был у руля внешней политики США. В работах гео-
политика четко прослеживается желание сохранить за США статус мирового ге-
гемона, а это уводит его оценки в сторону и часто заставляет автора вступать в
противоречия с самим собой и с основами геополитики. Кажется, что еще чуть-
чуть – и он перейдет от геополитики к политическому пропагандизму и попу-
лизму. Но в то же время в его работах есть ценный взгляд на некоторые аспекты
региональных противоречий, исходящих из геополитического фактора. Поэтому
труды заслуживают внимания и прочтения.
Работы современных геополитиков рассматривать не будем, потому как это
вызовет сугубо политический спор и хейт. Мало того, многие работы современ-
ников несут в себе больше политики, чем геополитики. Также там много уловок,
в расчете на прочтение которых авторы надеются подвигнуть политиков на оши-
бочные решения. Политикам, которые интересуются геополитикой, прежде всего
необходимо помнить о физической карте мира, карте ресурсов, карте распреде-
ления населения, карте транспортных коммуникаций, ведь геополитика – это на-
ука о месте и его влиянии под изменяющими значение этого места технологиями
коммуникаций.

113
3. Уникальные события в геополитике

Подводя итоги истории, вышеуказанные геополитики проявили в своих ра-


ботах четкие взаимосвязи между географией и многими историческими про-
цессами. Место во многом влияет на государства и население территорий. Связь
между местами государств и территорий – это коммуникации, которые можно
рассматривать с точки зрения возможностей изоляции и коммуникации. Эти воз-
можности влияют на жизнь территории, потому как можно ограничить или уве-
личить транспортные, ресурсные, торговые потоки, информацию, а значит науку
и образование, движение армий и флотов. Все государства можно рассмотреть
с точки зрения геополитики: их места, величины, платформы, опор, населения,
ресурсов и коммуникаций.
Я родился, живу в Украине, здесь жило большинство моих предков. Поэтому
в данном опусе информативная база подведена для понимания геополитического
положения именно Украины. Но для этого необходимо понимать все основные
аспекты геополитики, потому как они составляют базу и развивают глубину ана-
лиза этого вопроса. Чтобы рассматривать геополитическое положение современ-
ной Украины, нужно еще больше рассказать о геополитике.
Перейдем к уникальным событиям в геополитике. Почему уникальным?
Потому, что они очень яркие, показательные и часто даже футурологические или
пророческие.

3.1. Великий шелковый путь


Из истории мы знаем, что население планеты увеличивалось и концентриро-
валось прежде всего в тех местах, где были максимально удобные для человека
территории развития. Фактор географии и климата, наличие рек и плодородной
земли давали рост населения с точки зрения удобства и легкости его жизнедея-
тельности. Египет, Месопотамия, Инд, Китай, позже Средиземноморье с Грецией
и Римом, Индия, Китай. Там формировались сначала очаги цивилизации, кото-
рые развивались в большие государственные образования. Вокруг этих очагов
формировались региональные центры цивилизации: Европейский регион вокруг
Средиземного моря, Среднеазиатский, Индийский, Китайский. С переменным
успехом они существовали около тысячи лет и были ограничены географией, но
не полностью замкнуты. Между ними шла торговля и обмен всем уникальным,
чего не было у соседей. Эти отдельные региональные цивилизации связывал
Великий шелковый путь до момента, когда навигация на море технологически
стала выгодней на море в XV веке. Великий шелковый путь – это тысячелет-

114
3. Уникальные события в геополитике

няя дорога, трафик между цивилизациями Евразии. Важность в том, что он был
прежде всего сухопутный и прибыли от торговли оседали в государствах по его
пути, в Евразии. По сути, это был путь, связывающий Запад и Восток Евразии –
центрального и самого большого континента в мире. Он и сейчас такой. После
XV века прибыли вместе с коммуникациями перешли к морским державам.
Соответственно, чем меньше было морской парадигмы в стране, тем больше она
теряла. Пока не был достигнут пик гегемонии морских держав в XIX веке, то
есть все бонусы, как финансовые, так и торговые, транспортные, информацион-
ные, цивилизационные, перешли к морским державам. Сегодня эти бонусы более
всего получают США, при этом не находясь на континенте Евразия. По сути,
Евразия дает значительную долю экономики стране, которая не находится на са-
мом континенте, а использует морскую мощь для контроля и отжима ресурсов
с самого большого континента Евразии. Фактически США сегодня во многом
контролируют (посредством моря) значительную часть ресурсов разделенной на
противоречащие государства Евразии. Поэтому там лучше, чем здесь. И элиты об
этом знают. Мы же читаем геополитиков.
Попытки вернуть товаропоток на континент велись множество раз со времен
Средних веков. Но как показало время, это вопрос технологий. Как только 20-фу-
товый (даже в названии английская система мер, как и правила ведения морской
торговли) контейнер (TEU) массово, быстрее и дешевле из Шанхая достигнет
Роттердама, мировая морская парадигма перевернется на сухопутную. А значит,
Евразия вернет себе прибыли от трафика грузов. Трубопроводы, дороги, линии
электропередач и прочие коммуникационные структуры уже ослабили гегемо-
нию морских держав. Это сегодняшний факт. Но всё равно первенство, а соответ-
ственно, и прибыли от торговли вокруг Евразии во многом еще питают морские
державы.
Кстати, одним из самых амбициозных проектов Гитлера по преодоле-
нию просторов Евразии, направленным также на преодоление морской силы
Великобритании, было создание линии железной дороги с широкой колеей. Цель –
транспортировать в одном железнодорожном составе количество грузов, равное
среднему торговому судну. Это связало бы империю фюрера коммуникативно и
позволило бы ему перевозить по суше быстрее, чем морем, бόльшие грузы по
территории рейха. Нацисты, исходя из возможного единения континента под сво-
ей властью, понимали важность сухопутных транспортных артерий.

115
116
План Гитлера по расположению железной дороги с широкой колеей Breitspurbahn. Обратите внимание, что она
во многом повторяет сухопутную, с востока на запад, ветвь средневекового «Шелкового пути», связывая Германию
и Среднюю Азию
3. Уникальные события в геополитике

Так разрабатывалась новая железная дорога (проект по личному приказу


Гитлера «с») с трехметровой колеей, которая в условиях технологий 30-х го-
дов позволяла помещать двенадцать 40-футовых или двадцать четыре 20-фу-
товых контейнера (500 т.) в грузовой вагон и транспортировать его со ско-
ростью 200 км/ч. То есть поезд с 60 вагонами мог транспортировать сразу
720 шт. 40-футовых контейнеров или свыше 1400 шт. 20-футовых. Всего
30000 тонн разовым проездом поезда, что уравнивало поезд со средним и са-
мым распространенным кораблем по перевозке грузов. Разовое перемещение
такого количества контейнеров по суше с высокой скоростью (за неделю из
Шанхая в Амстердам) уже само по себе создает значительную угрозу гегемо-
нии контроля торговли на морских коммуникациях, если не ставит смысл ее
под вопрос со всеми исходящими. Представьте себе, как повлияет на миро-
вую экономику то обстоятельство, если значительная часть грузов вернется к
сухопутной транспортировке с большей скоростью без учета глубин, осадок,
муссонов и множества других рисков. И это исходя из технологических раз-
работок нацистов 1930-х годов.

Модели «будущих» пассажирских вагонов в сравнении с тогда существующи-


ми в музее Deutsche Bahn AG (Железные дороги ФРГ) в Нюрнберге

117
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Современные технологии в принципе также позволяют достичь таких целей


еще дешевле и эффективно, но главнейшей проблемой являются межгосудар-
ственные преграды пути следования. Автобанами Гитлер связал Германию, а про-
ектом с железнодорожной сверхширокой колеей хотел объединить всю Европу и
Евразию.

Сегодня, когда отношения России и Китая более строятся на экономическом


базисе и отошли от идеологического, такой проект мог бы связать Европу и
Китай, положив конец гегемонии морских держав. К этому, кстати, предраспо-
лагает сама гигантская евразийская платформа. Вместе с остальными современ-
ными технологиями трубопроводов, дорог и прочего реализация такого проекта
смогла бы восстановить экономическое равновесие в Евразии и вернуть ей при-
были, которая она теряет на море. Также это помогло бы объединить Евразию
экономически вместо вывода за океан средств, которые США, ранее имевшие
эти бонусы, тратили на себя, а не на реальное продвижение объединения мира в
условиях нарастания проблем цивилизации. Новый «Шелковый путь» в стезе со-
временной доктрины Китая «Один пояс – один путь».
В любом случае Евразия будет вынуждена реализовать такой проект геополи-
тически, потому как существует необходимость улучшения транспортных ком-
муникаций и к этому предрасполагает география.

118
3. Уникальные события в геополитике

3.2. Римская империя и Карфаген


Все геополитики обращают внимание на Римскую империю, которая просу-
ществовала дольше всего в истории и стала основой Европейской цивилизации.
Более всего они обращают внимание на причины столь длительного и успешного
(в историческом плане) существования. Конечно же, геополитики, которые видят
успех только с точки зрения морской парадигмы развития, называют ее морской
и доминирующей державой Средиземноморья, отсюда выводят стремления к ге-
гемонии морских держав. Но мне кажется, что вопрос, прежде всего, в уникаль-
ности случая – один из ярких и единичных примеров в истории, когда морская и
сухопутная парадигмы объединились в одном государстве-регионе. Это объеди-
нение создало новый мир, новую цивилизацию, влияние которой мы испытываем
и сегодня. Кстати, оно очень показательно и может быть транспортировано на
историю в будущем, конечно, прежде всего геополитически.
Рим вырос из города-государства на четко очерченной геополитической плат-
форме Апеннинского полуострова. Опорой этой платформы была береговая ли-
ния самого Апеннинского сапога-полуострова, а с севера его ограничивала и за-
щищала одновременно гряда высоких Альп. Этот полуостров находится в центре
внутреннего Средиземного моря с соответствующим субтропическим климатом,
а сама метрополия, столица Рим – в центре полуострова на реке Тибр, которая
впадает недалеко в это же Средиземное море. Место! Центр в центре с возмож-
ностью развития территорий на платформе до закрепления на ней и дальней-
шей экспансии. Так выглядит геополитическая предрасположенность развития.
Спокойное внутреннее море служит изоляцией для слабо организованных набе-
гов, но и коммуникацией для своих кораблей. Рим развился на своей небольшой
платформе в центре большего региона. Связав дорогами весь Апеннинский полу-
остров, город-государство Рим в центре этой платформы основал стабильное го-
сударство, прикрытое геополитическими опорами. Именно дороги увязали Рим-
город с Римом-Италией. Это было оценено элитами, которые получали прибыль
и возможность перебрасывать значительно быстрее армии по всему полуострову.
Дороги стали коммуникативной опорой Рима и позже. И сегодня многие восхи-
щаются сетью древнеримских дорог.
Сформировав государство в Италии, Рим жестко связал части этого полу-
острова-геополитической платформы. Важно то, что Рим при объединении
Апеннинской платформы был качественно сухопутным государством и исполь-
зовал для контроля своей платформы именно дороги. Сохранившиеся до наших
дней участки Аппиевой дороги и некоторых прочих возведены в ранг музейных
предметов истории в современной Италии, подчеркивая их значение и техноло-
гический прогресс для античности.
После этого Рим уперся в доминирование морской державы Карфагена.
Карфаген в это время занимался морской торговлей среди множества своих и не
своих городов-колоний, разбросанных по всему Средиземному морю.

119
120
Морская держава Карфаген и сухопутный Рим до начала Первой пунической войны (264–241 гг. до н. э.)
3. Уникальные события в геополитике

Также Карфаген не имел такой платформы, как Рим – достаточной для того
времени, удобоваримой и осваиваемой. Карфаген находился в Африке, и его гео-
графическое положение было ограничено плодородными территориями нынеш-
него Тунисского залива, а сам залив и море были всего лишь его опорой. То есть
геополитическая платформа Карфагена была значительно меньшей римской, а
основой его могущества были морские коммуникации и колонии, разбросанные
в выгодных местах по Средиземному морю. Римская апеннинская геополитиче-
ская платформа уперлась в ограничение Карфагена на море.
Пунические войны стали результатом противостояния сухопутного Рима и
морского Карфагена. При этом оба государства находились в центре Среди­земно­
морья. Но Рим имел бόльшую базу в виде апеннинской платформы, связанной
дорогами, чем Карфаген, который был более мощным на море. Что это означало?
Что у сухопутного Рима имелось больше ресурсов, как природных, так по чис-
ленности населения. При этом данные ресурсы были связаны на самодостаточ-
ной платформе дорогами. Рим полностью контролировал циркуляцию ресурсов
на своей большей платформе. А Карфагену приходилось коммуницировать со
своими городами-колониями через море со всеми исходящими. И всё это проис-
ходило в маленьком, относительно всего мира, цивилизационном регионе.
Для победы над морским Карфагеном Рим на базе своей платформы создал
мощный военный флот, который разрушил морские коммуникации Карфагена и
подчинил море Риму. А сухопутный поход Ганнибала через нынешнюю Испанию
и Францию в Северную Италию продемонстрировал значение величины растя-
нутых коммуникаций. Каким бы ни был гениальный Ганнибал, он не смог пре-
одолеть растянутости коммуникаций и достигнуть победы. Потому как большее
всегда значимее меньшего при остальных равных. Потери Ганнибала половины
армии в пути показывают значимость коммуникаций и геополитических опор
(Альп). Это значение по фактору влияния растянутости коммуникаций мож-
но сравнивать с походами Наполеона или Гитлера в Россию и многими прочи-
ми неудавшимися походами в истории (вроде причерноморских походов Петра
Великого и др.). Поражение Карфагена было предопределено геополитически.
В Пунических войнах Рим объединил морскую и сухопутную парадигму
впервые в истории как единственный пример этого единения до сегодняшне-
го дня. После Пунических войн изначально сухопутный Рим объединил в себе
сухопутную и морскую парадигму в отдельно взятом историческом регионе
мира. И находясь в центре этого исторического региона мира, находясь на са-
мой большой центральной населенной платформе этого региона, на основе пол-
ного контроля над коммуникациями создал цивилизационную империю, кото-
рая подчинила весь геополитически доступный регион. Римская платформа как
геополитический центр региона подчинила окружающие и менее заселенные
и развитые территории этого региона: бывший Карфаген, Грецию, Испанию,
Галлию (Францию), часть Великобритании до сужения береговых опор (Валы
Адриана и Антонина), нынешнюю Венгрию до Карпат, Причерноморье до Дуная,

121
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

упершись в Дикую степь, Боспорское царство (Крым), Малую Азию (Турцию),


Иудею (Израиль), Египет. В центре империи лежала апеннинская платформа и
морская мощь коммуникаций Средиземного моря. Это предрасположенность,
выросшая из геополитики, суши и моря, большего и меньшего, платформ, изо-
ляции и коммуникации и произрастающих из этого технологий.

Дороги Римской империи

122
3. Уникальные события в геополитике

Кстати, падение Римской империи тоже было предопределено геополити-


кой, географией в произрастании мира (общего роста мирового населения и
расселении в других регионах) от отдельного региона к большему и утратой
значения апеннинской платформы как центра.
Римская империя – это уникальный эпизод в истории, который объединил
морскую и сухопутную парадигмы геополитики в отдельно взятом истори-
ческом регионе. Главную роль здесь сыграл геополитический фактор места
и времени. Многие позже пытались повторить блестящее значение Рима, но
всегда безуспешно. Потому как к этому не было геополитической предраспо-
ложенности. Никому в мире больше не удавалось добиться такого же циви-
лизационного скачка Рима и объединить морскую и сухопутную парадигмы.
Политики прошлого, как и современные геополитики, пытаются обосно-
вать исходя из геополитических предрасположенностей будущее мира. Мэхэн
и прочие геополитики видят Рим морской державой, сухопутные политики
Евразии, вроде Наполеона, Гитлера или даже Ивана Грозного, стремились
подогнать Рим под кальку исключительно сухопутных держав. Да, история
повторяется, но повторяется на новом цивилизационном витке технологий и
знаний. Сегодня геополитики морских стран пытаются обосновать геополи-
тически доминирование гегемона США в мире как державы, которая может
объединить в себе морскую и сухопутную составляющую. Этим они обо-
сновывают стратегию США (по кальке с римской), с их точки зрения, мор-
ской империи, для «вырывания» и контроля регионов Евразии. Но по кальке
«Рима» он был сначала сухопутной державой в центре того мира на самой
большой и центральной геополитической платформе, а не в Испании или
Великобритании. А после стал морским, после Пунических войн. Но не про-
сто морским: сухопутные коммуникации имели в нем уравновешивающее
значение. Поэтому на роль Рима США не подходят, ведь они относительно
меньшие и не в центре мира, они больше морские, нежели сухопутные и т. д.
Но и думать о том, что, собравшись в единое пространство, Евразия станет
Римом для мира, мне кажется, тоже слишком наивно и просто. Для футуро-
логического интереса: как ни странно, будущий Рим во всем мире (красиво
звучит) предсказан еще древними с центром где-то в Израиле и на Синайском
полуострове. И основой для этого служат, конечно, не предсказания, а гео-
графическая карта мира, умноженная на образование масс и новые идеологи-
ческие ценности.

123
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

3.3. Смена парадигмы с сухопутной на морскую и наоборот


Многие обычные люди даже понятия не имеют о существовании парадигм в
геополитике, да и о самой геополитике слышали не больше слова. Хотя это один
из самых значимых факторов, которые влияют на их жизнь. Как уже говорилось
выше, на то, как выглядит человек биологически, во многом повлияла геогра-
фия. Чернокожие не могли сформироваться в Якутии, а индийцы в Скандинавии.
Китайцы и индийцы по разные стороны Тибета разные. Точно так же география
влияет на всё.
Важнейшим и основополагающим понятием цивилизации и общества являет-
ся коммуникация между людьми. Именно благодаря ей изначально человек может
передавать свои знания другому, а не умирать вместе с ними. С коммуникации
начинаются образование, технологии и дальнейшее цивилизационное развитие.
Геополитика дает понять, как на коммуникации между группами влияет геогра-
фия, к чему она предрасполагает. Но для развития этого понимания, для видения
причинно-следственных связей необходимы образование и знания. Невозможно
без образования, без знания хотя бы общей истории мира сопоставить ее с гео-
графией. Поэтому большинство населения, которое в сегодняшнем мире стано-
вится избирателями, является слепым и управляемым только из-за того, что они
крайне недостаточно понимают влияние географии на их жизнь и государство,
в котором они проживают. Причем геополитику невозможно изучать в школах,
потому как она слишком сложна и требует значительных и постепенных базовых
знаний. Дайте прочитать эту книжечку человеку с посредственным средним об-
разованием, и он начнет зевать и засыпать, потому как будет неспособен к по-
строению причинно-следственных связей в провалах своих знаний. Почему речь
об этом? Потому, что уровень образования дает возможность понимать геопо-
литику и то влияние, которое она скрыто оказывает на миллиарды людей. И эти
миллиарды голосуют, выбирают фактически вслепую. Поэтому такие выборы –
это во многом фикция лишь удовлетворения ими своей гордыни значимости,
биологического фактора доминирования в группе. Без достаточного образования
невозможно сделать качественный выбор, и будущее в демократии будет при-
вязано именно к образованию. Хотя и сейчас двухпалатные парламенты, систе-
мы выборов с «выборщиками» и различными прослойками лишь допущенных к
власти партий (например, в США, да и во всех продвинутых странах) – скрытая
форма изоляции малообразованных людей, склонных к популизму, изоляции от
принятия решений. Вообще, образование – фундаментальная основа государ-
ства, потому как оно дает возможность видеть свое место как в жизни, так и на
географической карте, со всеми исходящими. Это – лакмусовая бумага, глядя на
которую можно сказать, куда движется страна. К сожалению, про мою родную
Украину возможно сказать сегодня, что образование за последние тридцать лет,
после падения Совка, деградирует семимильными шагами, но это тема отдель-
ной книжки. Причем данный вопрос не столько затратной части, а прежде всего

124
3. Уникальные события в геополитике

организационной. Образование – фактически оборотная сторона медали воспри-


ятия геополитики и коммуникации между группами. Изоляция и коммуникация.
Только в информационном плане, в образовательном, а далее и в прочих. Какие
коммуникации более быстрые или медлительные? И как они увязываются с
транспортируемой массой?
Коммуникации – основа товарооборота и обмена всем, чем только возможно.
Это артерии, которые разносят грузы между группами. Данному управлению по-
священа целая совокупность организационных и технологических процессов под
названием «логистика». Она охватывает все сферы перемещения грузов и инфор-
мации. Из бизнеса и логистики мы знаем, что в стоимости любого сырья, конеч-
ного товара и в промежуточных процессах везде и всегда заложены затраты на
их транспортировку. Задумайтесь: в стоимости любого перемещенного предмета
всегда есть затраты на его перемещение. В глобальном масштабе в деньгах это
триллионы затрат. Одновременно человек всегда будет стремиться к моменталь-
ному перемещению больших объемов и масс. Таково природное эволюционное
стремление получить то, что он хочет, сразу, моментально. Поэтому скорость пе-
ремещения объема и массы всегда будет наращиваться в сторону моментальности
этого получения. Дальше включается физика сопротивления перемещению. Всё
это обуславливает развитие технологий перемещения и смены основных типов
перемещения. Суша, вода и воздух были основными средами перемещения. До
XV века суша доминировала в перемещении больших объемов, после каравелл в
XV веке главным трансфером стала вода и до сих пор является главной средой
перемещения грузов на дальние расстояния между отдаленными географически-
ми объектами. Потому как по воде перемещаются самые большие объемы и мас-
сы. Но развитие цивилизации, ее эволюция постоянно вырабатывают различные
технологии перемещения – трубопроводы, провода, беспроводная связь, интер-
нет и прочие. Всё это отбирает и уменьшает значимость воды как среды транс-
портировки. А значит уменьшает стоимость, прибыли тех, кто ранее зарабатывал
триллионы на старых типах перемещения, и заставляет их переориентироваться
на новые среды контроля за перемещением исходя из новых технологий. Поэтому
мы сегодня наблюдаем новых миллиардеров из интернета – они зарабатывают на
перемещении информации и создании платформ для ее хранения. Своего рода
электронная виртуальная «геополитика», но без географии. Но в то же время ос-
нова всего этого материальна и требует перемещения сырья, материалов, произ-
водственных мощностей. Сервер – материальный продукт. И чтобы его сделать,
необходимо добыть ресурсы и переработать их, разместить и проч. А чтобы пере-
местить, нужно по старинке воспользоваться тремя средами: сушей, морем или
воздухом. Пока другого не придумали. Море хотя во многом ослабло из-за новых
технологий, всё равно является доминирующей артерией. Остановите корабль с
рудой, и вы не получите процессоров, винчестеров, плат и корпусов. Остановите
танкер или нефтепровод, и сразу забудете о пластмассах. А вся транспортиров-
ка осуществляется пока в трех средах: суша, море и воздух. И это «пока» будет

125
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

длиться до того момента, пока не появится кардинально новая технология транс-


портировки. Технологии, эволюция меняют среды транспортировки, ослабляют
или увеличивают их значение. И так будет продолжаться еще очень долго. На
среду перемещения влияет география, поэтому геополитика будет оставаться еще
длительное время основополагающей в распределении ресурсов Земли. Суша,
море, воздух и география.
Если в XV веке море отобрало у суши значимость дальних коммуникаций, то
сегодня технологии отнимают у моря значимость контроля и прибылей, пере-
мещая их в другие сферы транспортировки. Суша увеличивает свою значимость.
Она является срединной между морем и воздухом и будет оставаться ею еще дол-
гое время, пока не появится существенная технология глобального преодоления
земного притяжения под большим конкретным объектом размером в супертанкер.
Поэтому экономики морских держав, которые имели больший профит от моря,
будут склонны к проседанию, а государства суши – к росту. И этот процесс мы
уже наблюдаем. Начинает происходить смена парадигм, которая в свою очередь
будет сглаживаться технологиями. Но это сглаживание будет происходить значи-
тельно дольше, чем сама смена. Сегодня можно точно сказать, что в ближайшее
столетие (возможно, и далее) возможно перетекание профита коммуникаций от
стран моря к странам суши. Далее здесь будет играть роль величина этой суши,
и чем большая, тем она лучшая: по принципу «большее притягивает меньшее».
То есть ближайшее будущее за Евразией. Во всяком случае, до появления кар-
динально новых технологий или смены уже цивилизационных парадигм, но это
опять-таки вопрос массовости образования и поднятия общего уровня интеллек-
та, идеологии цивилизации.

3.4. Великобритания
Для того чтобы больше раскрыть значение геополитических процессов и то,
как они влияют на абсолютно все стороны жизни человека, немного углубимся в
историю становления самой большой из существовавших империй человеческой
цивилизации – Британской империи. Этот пример очень показательный, потому
как демонстрирует важность влияния геополитики и использования мощи суще-
ствующей географической парадигмы коммуникаций.
Во времена Римской империи остров Великобритания был задворками, про-
винцией, притом далеко не самой значимой как по экономическим факторам, так
и по прочим. То есть с позиции величины Евразии это просто очередной кусок
суши на окраине. Со всеми исходящими отсюда факторами – слабой экономикой,
низкими информационными коммуникациями. Греция, Иудея, Испания, Египет,
Галлия или Дакия были более значимыми провинциями Римской империи, чем
Британия. Просто потому, что они находились ближе к метрополии и их большее
население пребывало в более комфортных условиях климата и прочих факторов.

126
3. Уникальные события в геополитике

Достаточно сказать, что Римская империя владела островом до геополитической


опоры сужения береговых линий на нем. «Свободная», не имперская, часть остро-
ва была отделена от империи валом (Вал Адриана и Вал Антонина) во избежание
набегов горных племен Каледонии и создания буфера из «пустошей» перед ними.
Для более качественного представления: население Римской империи в эпоху рас-
света по самым грубым оценкам составляло 100 млн человек. В Риме как столице
насчитывался 1 млн человек. А в Лондиниуме, центре провинции, – до 50 тыс.
человек. С разложением и падением Римской империи остров также пришел в упа-
док. То есть при доминировании в мире сухопутной парадигмы значение острова
было не бо́льшим, чем остальных провинций.
Рост Великобритании, а, соответственно, и значение постепенно начались с
момента развития технологий навигации и преодоления моря. Относительно не-
глубокое Северное море, которое в Ледниковый период частично было сушей, и
пролив Ла-Манш облегчали тогдашнюю навигацию, а поэтому и коммуникацию.
В Средние века рисковые жители (они были поставлены в эти условия более тя-
желым фактором проживания) Скандинавии (известные как викинги-норманны)
научились преодолевать это море. Их экспансия закончилась тем, что Вильгельм
Завоеватель закрепился на острове (вторая половина ХI века). Экспансию он
проводил с ближайшего побережья континентальной Франции (Нормандия).
Властвование им над этим ближайшим побережьем само по себе уменьшало риск
других нападений на остров. Захват Нормандией равнинной части Великобритании
сам по себе знаковый и показательный, потому что ярко демонстрирует соотноше-
ние и паритет сил с точки зрения географии в сухопутной парадигме (в сегод-
няшней морской парадигме захват Нормандией Великобритании это нонсенс).
Вильгельм Завоеватель подчинил себе равнинную часть о. Великобритания, раз-
местив замки как точки контроля местных коммуникаций. Взяв под контроль са-
мую коммуницирующую с островом часть моря, он размещением замками-опло-
тами в выгодных местах острова подчинил его себе. И основал на острове бу-
дущее государство. Всё это происходило в период, когда еще не было каравелл,
но уже викинги нарастили опыт преодоления неглубоких морских акваторий на
своих небольших драккарах и кноррах. Вообще, экспансия викингов по Европе
первой продемонстрировала мощь моря в Средние века. Даже небольшие суда,
уверенно преодолевающие неглубокие внешние морские акватории, показали но-
вые возможности морских коммуникаций – быстро доставлять уже значимый груз
на длительные расстояния вдоль береговой линии. Викинги, по сути, технологи-
чески перенесли как массовый опыт древнюю навигацию по Средиземному морю
на внешние моря Европы.
Образно можно сравнить навигацию по морю со становлением воздушных по-
летов, потому как она более сконцентрирована по времени. Корабли античности – с
самолетом братьев Райт и цепеллинами. Корабли викингов с деревянными самолета-
ми-этажерками Первой мировой войны, каравеллы и другие корабли XV века – с по-
явлением цельнометаллических самолетов, современные корабли периода XIX ве­-
ка по сегодняшний день – с появлением самолетов высокой грузоподъемности.

127
Нормандское завоевание Вильгельмом Завоевателем Англии с 1066 г.

128
3. Уникальные события в геополитике

Основанное Вильгельмом Завоевателем государство на острове развивалось


в ожидании новых технологий морского мореплавания, которые появились в
XV веке. Естественно, эти технологии первично возникли там, где находились
тогдашние геополитические и культурные центры цивилизации, государства-об-
ломки постримского мира и где эти центры коммуницировали с большими оке-
аническими акваториями, потому как там был значимый запрос на них. Если
итальянские купцы вели торговлю по внутренним Средиземному и Черному
морям, их устраивало состояние технологий мореплавания, то в государствах
Пиренейского полуострова, значительная часть береговой линии которого при-
ходится на Атлантический океан, был запрос на развитие технологий преодоле-
ния этого океана. Они первые и начали массово применять технологии навигации
и мореплавания по океану. Испания и Португалия с помощью данных техноло-
гий вырвались на передовые позиции в мире. Открылись континенты и острова.
Посредством мореплавания они захватили и подчинили огромное количество за-
морских территорий. Латинская Америка, Филиппины и прочие земли до сих пор
демонстрируют влияние этих событий. Началась эра морских держав – домини-
рование морской парадигмы.
Открывшиеся для тогдашнего мира территории озолотили свои страны-от-
крыватели. Относительно небольшая испанская метрополия наполнилась не-
сметными по тем временам богатствами от грабежей новых территорий и выгод
торговли. Но эти же богатства законсервировали развитие элит и общества метро-
полий. Сперва открытых земель хватало на всех. Основные богатства свозились
в метрополии Пиренейского полуострова, а меньшие куски добычи доставались
дальним странам от тогдашних морских коммуникаций. Испанию устраивала до-
быча, но она же и консервировала ее развитие, делала элиты гедонистическими,
спесивыми и уверенными в своей исключительности, в своем положении. Но
другие страны, которые из-за своей географии включились позже в эту гонку за
богатствами, ресурсами и прибылями торговлю, тоже желали получить свой куш.
Португальцы. Голландцы, до этого торговавшие по всему бассейну Балтики и
Северного моря. Англичане. Французы. Хватало всем, но только сначала, а далее
возникло соперничество. Португалия, как меньшая на Пиренеях, попала в зави-
симость от большей Испании.

129
130
Карта основных морских путешествий и захвата земель в Эпоху великих географических открытий, начавшуюся
в XV в.
Испанская империя – предшествующий исторический аналог Британской империи

131
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

В борьбу с Испанией включились вторые по морской мощи Нидерланды и


Англия. Эти две страны были более мобильными в своем внутриполитическом
развитии и менее закостеневшими от насыщения золотом. Элемент торговли в
них был более высок, чем в откровенно-захватнической тогда Испании. Или,
можно сказать, элемент насыщения богатствами в них был ниже, соответственно,
они стремились его удовлетворить.
С момента вступления в гонку за морское доминирование Англия всегда уни­
чтожала первейшего своего конкурента. Набрав же морскую мощь, всегда истре-
бляла второго в мире после себя. И так продолжалось до середины XX века, пока
она не передала этот вымпел США, своему прямому продолжателю. Со времен
утверждения морской парадигмы Англия исторически и геополитически шла и
превращалась в Британскую империю, а позже передала эту империю США с
точки зрения экономики.
Политика Британии по отношению к материковой Евразии всегда исходила из
тезиса: чем более раздробленные и меньшие страны на глобальном материке, тем
легче с ними взаимодействовать, их контролировать, вывозить сырье и продавать
товары, получая дополнительное благосостояние для себя. «Уничтожай второго
после себя».
Все европейские империи пали в результате противостояния и войн, лишь
Британская империя самостоятельно и постепенно переформатировалась в
Британское Содружество, или Содружество, в которое вошли почти все ее ко-
лонии, доминионы и протектораты. Фактически она уже в XX веке трансформи-
ровалась из классической империи в экономическую. Большинство остальных,
равных ей в XIX веке, империй этого сделать не смогли, пав под влиянием ее
политики по отношению к материковой Евразии.
Первой начала длительное падение Испанская империя (после гибели испанской
Непобедимой армады в 1588 г. в серии войн и заканчивая Испано-американской
войной 1898 г.). Англия успешно использовала центробежный фактор испанских
колоний и Нидерландов. Нидерландская революция (Восьмидесятилетняя война
1566–1648 гг.) во многом оказала влияние на Английскую корону, которая лави-
ровала в конфликте между Испанией и ее владением. Именно с «Золотого века
Нидерландов» 1588–1672 гг. Англия вынесла первые уроки либерализма и успеш-
ной экономики – Питера де ла Кура, предвестника Адама Смита5. Именно в пер-
вой «демократической» Голландии зародились основы современного капитализ-
ма – биржа (Антверпенская и Амстердамская фондовая биржа, 1602 г.) и первое
акционерное общество «Голландская Ост-Индийская компания» (1602 г.), обра-
зованное посредством нескольких похожих компаний (вроде «Ван Верре» 1594 г.)
по колонизации территорий акватории Индийского и Тихого океанов. Англичане
на государственном уровне скопировали суперуспешные начинания тогдашних
голландских торговцев и образовали свою Британскую Ост-Индийскую компа-

5
Pieter de la Court. Interest van Holland ofte Gronden van Hollands-Welvaren. Amsterdam, 1662.

132
3. Уникальные события в геополитике

нию (1600 г.). Даже учитывая мощное давление и войны Испании за возврат под
контроль Нидерландов, а также конкуренцию с англичанами, Голландская Ост-
Индийская компания просуществовала, опираясь на небольшую метрополию в
Европе, 196 лет (1602–1798 гг.). На пике могущества (1669 г.) она стала самой
богатой частной фирмой в истории (пропорционально тогдашнему населению и
капиталам планеты), располагала флотом свыше 150 коммерческих судов и 40
военных судов, 50 тыс. служащими и частной 10-тысячной армией. Конечно,
со временем Голландская Ост-Индийская компания уступила Британской Ост-
Индийской компании, которая опиралась на более мощную островную метропо-
лию в Европе, а также на более агрессивную колониальную политику. Сейчас
мало кто вспоминает, но британская колониальная политика в Индии унесла, по
разным оценкам, около 40 млн жизней. Только во время голода 1769–1780 гг. в
Бенгалии, спровоцированного новой британской налоговой политикой, погибло
7-10 млн человек6. И этот голод в Бенгалии повторялся в 70-х и 80-х годах XVIII
века, – он унес еще несколько миллионов жизней. На самом деле сложно посчи-
тать жертвы колониальных войн, которые велись против «туземцев» и на основе
которых возникло могущество Великобритании (см. таблицу колониальных войн
Великобритании, с. 73). За XVII век очень мало достоверных данных о колони-
альных войнах как войнах, ведь тогда граница между войной и военно-торговой
экспансией была слишком размыта. В таблице «Основные колониальные войны
Великобритании в XVII–XVIII вв.» перечислены только основные колониальные
конфликты, названные в классической истории войнами. Колониальные войны
Великобритании как самой большой существовавшей колониальной империи
дают общее представление о том, насколько важны были колониальные захва-
ты для Британии, как создавалась и чем руководствовалась империя в создании
«британского мира» или «англосаксонского мира».

6
Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии. М., 1979.

133
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

В. Верещагин. Подавление индийского восстания англичанами (1884 г). В ос-


нове сюжета – казнь членов секты намдхари способом казни «дьявольский ве-
тер» в 1872 году, использовавшейся при подавлении восстания сипаев в Индии
(1857–1858 гг.). Картину можно назвать пропагандистской в условиях «Большой
игры» между Российской и Британской империей. Да, тогда уже была пропа-
ганда. Но в то же время это совершенно не значит, что такого не было, о чем
есть множество разнообразных свидетельств, в том числе картин самих англи-
чан того периода. По легенде, она была выкуплена англичанами и уничтожена.
Кстати, сами англичане начали свои пропагандистские кампании, как и мно-
гое другое, намного раньше, чем Россия или страны Европы. Чего только сто-
ит длительная и методичная английская пропагандистская кампания против
А. Суворова, длившаяся около полувека в его времена

После ослабления Испании, в том числе руками голландцев, у Великобритании


в XVII веке возник новый главный геополитический соперник – Франция. Эта
страна также проводила активную колониальную политику. Но основным отли-
чием от Великобритании было геополитическое расположение Франции на кон-
тиненте. Она имела большую океаническую береговую линию, которая вдавалась
в морские коммуникации между Атлантикой и Балтикой. Но Франция не была
морской державой-островом и должна была значительное внимание уделять сухо-
путным границам, а соответственно, тратить большие средства на кровопролит-
ные войны с соседями на суше. Великобритания – остров, высадка и проведение

134
3. Уникальные события в геополитике

сухопутной операции на котором уже сама по себе огромная проблема, плюс ме-
сторасположением перекрывает связь между Атлантикой и Балтикой, контролируя
морскую коммуникацию вплоть до самого нынешнего Санкт-Петербурга. На фоне
ослабления Испании и Нидерландов к концу XVII века Франции всё же удалось
стать второй колониальной державой и главным конкурентом Великобритании.
Пришедший к власти Наполеон был самым опасным врагом Великобритании за
всю ее историю. Хотя в то же время благодаря Наполеону и его захвату Испании,
ослаблением ее влияния на свои колонии Великобритании удалось закрепить
первенство морской державы. Великобритания села на качели между Францией и
Испанией, уже поддерживая Испанию в восстании 1808–1814 гг. Но главным со-
перником уже стал Наполеон. Недаром одна из главнейших площадей Лондона –
Трафальгарская с памятником адмиралу Нельсону. Интересна и показательна в
этом свете борьба между Великобританией и Францией, из которой явствует то,
что само по себе геополитическое островное положение Великобритании прида-
ет ей значительный приоритет даже над всей покоренной Наполеоном Западной
Европой именно из-за связующей силы морских коммуникаций, предоставивших
доступ к колониальным ресурсам и торговле.
Особо интересна «континентальная блокада», устроенная Наполеоном Ве­
лико­британии. Гений Бонапарта не смог преодолеть геополитически значимого
в парадигме моря географически-коммуникационного фактора. При полной бло-
кировке Наполеоном портов и побережья континентальной Европы контрабанди-
сты доставляли сюда жесточайше запрещенные императором английские товары.
Экономика, предоставляемая морскими коммуникациями, была более интерес-
ным стимулом населения, чем всё остальное. Об этом глубочайшие исследования
академика Е. Тарле.
Контроль над морем и прагматичное (вспоминаем Уильяма Питта) использова-
ние на суше союзнической на время России и ее сил позволили Великобритании
устранить главного тогдашнего противника – Францию. Максимальные выгоды
от падения Франции на Венском конгрессе в 1815 г. получила Великобритания,
хотя основные «убытки» из-за разорения страны и человеческих жизней понесла
императорская Россия. Повторюсь, российский император Александр I хоть в во-
енном плане больше всех вложил в военном плане в победу Наполеона, но из-за
своей «благородной гордыни» и деспотической формы правления, по результа-
там дипломатического Венского конгресса, упустил почти все выгоды в пользу
британцев. А еще ранее Британия произвела максимум усилий, чтобы разорвать
союз Наполеона с Павлом Первым и заключить союз с Александром Первым.
Вспомним, как буквально сразу после фактической победы над Наполеоновской
Францией Британия переключилась на уничтожение нового главного конкурен-
та в мире – Россию. Уже в 1817 году в Великобритании выходит книга Роберта
Томаса Вильсона «Очерк военной и политической власти в России: в 1817 году»7,

7
Robert Thomas Wilson. Sketch of the Military and Political Power of Russia in the Year 1817. London,
1817.

135
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

военного атташе Великобритании в штабе Кутузова. Она становится политиче-


ским бестселлером в Великобритании и на столетие прогнозирует роль России
как главного соперника. Кроме того, работа определяет риски Великобритании от
России в Центральной Азии и угрозу Индии – колониального бриллианта в короне
Британской империи. На секундочку, по разным оценкам, ВВП этой колонии, куда
входили современные Пакистан, Индия и Бирма, тогда составляло свыше 20 %
от мирового ВВП. И Британия посредством Ост-Индийской компании проводила
жесточайшую выкачку ресурсов из этих территорий, несмотря на многие крово-
пролитные восстания и войны.
Так, примерно за два столетия Британия, воспользовавшись Нидерландами,
ослабила Испанию. В трех Англо-голландских войнах (Первая Англо-голландская
война (1652–1654), Вторая Англо-голландская война (1665-1667), Третья Англо-
голландская война (1672–1674)), а также, воспользовавшись союзнической
Францией, ослабила Нидерланды. По результату войн торговая элита Голландии
частично переместилась в Лондон. После Нидерландов следующей становится
Франция, которую уже далее помогла уничтожить Россия. С 1815 года только что
союзническая Россия становится главным конкурентом, и, как аксиомно принято
считать в британской политике, врагом номер один.
Началась известная в истории «Большая игра» (Great (Grand) game) – геополи-
тическое соперничество между Британской и Российской империями за господ-
ство Южной и Центральной Азии в XIX – начале XX в.
Британия формирует серию союзов и войн против России, что вылилось в
Крымскую войну 1853–1859 гг. В этой войне Британия создала против России ко-
алицию почти всех чуть более слабых соперников, начиная с третьего (Франция,
Турция, Австрия, Пруссия, Сардиния), и начала ослаблять усилия России в вой-
нах с Турцией и прочих конфликтах. Россия в ответ продвигалась в Центральной
Азии, создавая угрозу «бриллианту короны» Индии. Это вылилось для Британии
в три Англо-афганских войны.
Но у Великобритании в этой игре возникла проблема из-за огромных терри-
торий России. Если она явно доминировала на море и приморских территориях,
нанося очень мощные, но точечные удары по портам, то добить Россию у нее не
получалось. Самая мощная морская держава столкнулась с самой мощной тогда
сухопутной. Причем у сухопутной основная часть побережья была недоступной
для полной морской изоляции, окружения и влияния из-за климатических усло-
вий. Холодная Арктика прикрывала почти весь север и восток России. Огромная
территория геополитически предоставляет значительно влияющие факторы са-
модостаточности. Россия в результате этого противостояния потеряла Аляску, но
приобрела территории в Средней Азии. В 1867 г. Россия вынуждена была продать
Аляску за 7,2 млн дол., потому как могла ее потерять без всяких компенсаций
из-за отсутствия уверенных океанических коммуникаций. И это четко показа-
ла Крымская война 1856 г.: Россия была на суше, а не на море. В 1877–1878 гг.
очередная война из серии предыдущих русско-турецких войн, длившихся 350 лет,
в которой Британия с новыми союзниками Германией и Австро-Венгрией

136
3. Уникальные события в геополитике

дипломатически выступили в противовес России на Берлинском конгрессе


(1878 г.) показала, что опасения по поводу Аляски были явно небеспочвенны.
Фактическое противостояние Британии в «Большой игре» уже с новыми союзни-
ками и России длилось с 1815 г. по 1905 г. Явно жесткого проигрыша до падения
России в этом противостоянии нет, но в любом случае Британская империя зна-
чительно ослабила Российскую империю, что явно продемонстрировала Русско-
японская война 1904–1905 гг. На стороне Британии были море и его коммуници-
рующие факторы, а на стороне России – большая суша. И всё это происходило в
морской технологической парадигме.
За время противостояния между Британией и Россией в XIX веке новые в
распространении английского мирового доминирования «союзники» Британии –
Германия и Австро-Венгрия – усиливаются в мире и занимают место «второго
доминирующего», перетягивая эту роль у России. Германия Бисмарка тоже же-
лала получить кусок колониального пирога. Заигравшись на стороне Британии
против России, Германия и Австрия формируют Тройственный союз (1882 г.),
втягивая в него Италию. Британия, понимая, что теперь уже не Россия ее глав-
ный соперник, а Германия, начинает формировать Антанту (1904–1907 гг.), куда
втягивают и Россию, «рискующую» остаться один на один как против Британии,
так и Германии, да еще и с проигрышем в Русско-японской войне (1905 г.) и на-
растающими революционными настроениями.
Но всё произошло так же по аксиоме британской внешней политики: после
падения-ослабления главного соперника уже бывшие усилившиеся «союзники»
(Германия и Австро-Венгрия) становятся врагами. Начинается Первая мировая
война 1914–1918 гг., где Германия становится врагом Британии, а ослабленные
ею ранее Российская империя и Франция – союзниками.
Также не следует забывать о том, что геополитика как наука и опыт в то время
были на стадии становления. И если Британия смогла обуздать своего «импера-
тора», то остальные «братья» в России и Германии оказывали на свои элиты зна-
чительные личностные предрасположения. Конечно, это сегодня мы знаем, что
экономика, союзы стран в геополитике предрасположены с точки зрения выгоды
к государствам суши или моря. Поэтому союз тогдашней Германии и России был
им более выгоден со всех сторон их месторасположения. Но недальновидность
элит России и Германии была немного дальше от прагматичности британских
элит, а элиты суши были под более жестким, отсталым и личностным влиянием
своих императоров, чем британские. Поэтому Первая мировая и перемолола ди-
настии суши в противоестественной с точки зрения геополитики войне, передав
победу и все выгоды от нее прежде всего Великобритании. Та же Британия избра-
ла для себя геополитически верно союзника Францию как плацдарм для войны
в Европе против Германии, Россию как противовес на востоке Германии, США
как ресурсного и коммуникационного союзника. Победа в Первой мировой войне
Британии и получение от этой победы максимальных выгод были предопределе-
ны прагматичным геополитическим подходом, а не гордыней и «шапкозакида-
тельством» России или Германии.

137
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Три брата императора. На первом фото Николай II Романов и король


Великобритании Георг V. На втором фото Николай II Романов и император
Германии Вильгельм II, переодевшиеся в мундиры друг друга. Николай с Георгом
воевали с Вильгельмом, но Георг не спас Николая после революции 1917 года.
Победить может только один. Всё очень похоже на фарс, однако геополитика
диктует свои приоритеты. Не только уничтожает, а даже меняет названия
династий в истории. Теперь единившая их всех Саксен-Кобург-Готская династия
называется династией Виндзоров

Если далее рассматривать внешнюю политику Британии, исключая идеоло-


гические изменения в мире, то также четко прослеживается внешняя политика
Великобритании согласно аксиоме: уничтожай второго, подтягивай третьего.
И всё это происходит на основе анализа геополитических факторов. Прагматичность
и геополитика.
По результатам Первой мировой пала Российская империя, которую Вели­
ко­британия «по-союзнически» фактически бросила после революций 1917 го­
да, когда начала отпадать нужда в союзнике против очередного самого мощ-
ного тогда ее соперника – Германии. В то же время нельзя не отдать должное
Великобритании в том, что она все-таки пыталась помочь России и удержать ее
от революций в сражении за Дарданеллы 1915–1916 гг., участием английского
агента в убийстве Г. Распутина (О. Райнер) и некоторыми другими весомыми
действиями. Галлиполийское сражение, проигранное инициатором У. Черчиллем,
которое вывело его временно из политики. Кстати, здесь Черчилль показал себя
более дальновидным, чем позже Бжезинский, понимая последствия: выгоднее
протянуть отсталость империи или территорий, чем запустить их перезагрузку.
Переоценка важности контроля над Дарданеллами вновь показала британскую

138
3. Уникальные события в геополитике

прагматичность элит и вернула Черчилля в большую политику. Ведь если бы он


победил в Галлиполийском сражении, то Российская империя получила бы ре-
сурсы, спокойствие черноморского юга-подбрюшья, не произошли бы револю-
ции 1917 года. Россия законсервировала бы свое состояние и избежала бы пере-
загрузки в виде Советского Союза – последующего главного соперника в мире
на протяжении 70 лет, как в геополитическом, идеологическом, так и в эконо-
мическом плане. Но при этом необходимо помнить, что основным соперником
Великобритании в тогдашнем мире была Германская империя. А Первая мировая
война происходила, прежде всего, между Британской империей со сформирован-
ной вокруг нее Антантой, куда лишь входила Россия, и Германией с созданным
вокруг нее Четверным союзом. Не забываем и о той роли, которую недально-
видно, из скороспелых выгод сыграла Великобритания в уничтожении Царской
семьи, обрубив отказом ее приютить все правовые и политические исходящие в
вкладах Российской империи в мировой войне и толкнув ее окончательно в про-
рву гражданской ослабляющей войны. И, конечно же, Великобритания и США
получили наибольшие выгоды от Первой мировой войны, закрепив за собой на
столетия вперед и до сегодня доминирование в мире. В результате Первой ми-
ровой войны пали Российская, Австро-венгерская и Германская империя – ос-
новные и главные соперники Великобритании в XX веке. А Британская империя
позже переформатировалась в Содружество в максимально сближенном как куль-
турно, так и экономически союзе с бывшей своей колонией США.
В 1930-х сталинская Россия восстановилась и становится «новым вторым»
после Великобритании и США. Их тогда уже и сегодня стоит рассматривать во
внешней политике вместе, потому как де-факто политика стран почти однород-
на, а экономика сросшаяся. Лишь Великобритания, согласившись на место млад-
шей сестры после двух мировых войн, более агрессивна. Кто мог противостоять
нарастающей мощи СССР как в идеологическом, военном, экономическом, так
и в остальных планах в 1930-х годах XX века? Задумайтесь: почти все страны
Европы из-за лишений войны на грани коммунистических революций, кото-
рые вспыхивают и гасятся повсеместно8. А главным идеологическим противо-
8
Ноябрьская революция в Германии (1918 г.) была на грани перерастания в коммунистиче-
скую по аналогу России 1917 года, Эльзасская советская республика (1918 г.), Республика Банат
(1918 г.), Тарнобжегская республика (1918 г.), Венгерская советская республика (1919 г.), Словацкая
советская республика (1919 г.), Баварская советская республика (1919 г.), Бременская советская
республика (1919 г.). Гамбургское восстание Тельмана (1923). Европа пылала красным цве-
том коммунистических и левых выступлений повсеместно. Революционные настроения после
Первой мировой войны росли как на дрожжах. Что говорить? Даже Великобритания во избежание
появления у себя «коммунистической заразы» на упреждение (Лимерикский совет 1919 г.) в 1922 го­
ду была вынуждена признать независимость католической части Ирландии, погасив недовольство.
Нарастающие революционные настроения масс в Великобритании и центробежные силы в коло-
ниях, подогреваемые молодым советским правительством и Коминтерном, вылились в ультиматум
Керзона в 1923 году. Европа стояла на грани коммунизма и радикализировалась по линии левые –
правые, коммунисты – националисты. Естественно, чтобы не лишиться собственности и по-
ложения, как в России, властные элиты вынуждены были перейти к поддержке националистов.

139
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

весом коммунизма является национал-социализм, который ввиду сохранения


частной собственности, несмотря на тупую дикость «расовых теорий», запро-
сто «налазящих» малообразованной массе на голову, наиболее близок к чистому
капитализму. По результатам мировой войны Германия оказалась полностью в
репарационных долгах перед Британией. Все Круппы, Тиссены и прочие стали
«должны». Сомневаюсь, что немецкие дворяне-магнаты вроде Густава Круппа с
блестящим образованием, многие из которых были дипломатами, ни с того ни с
сего открыли глаза на «выгоды» идеологии национал-социализма. Сомневаюсь,
что тот же Крупп, который в 1920-х годах с пренебрежением относился к Гитлеру,
уже в 1933 году не понимал, куда может завести Германию идеология нацизма.
Но, по всей видимости, огромнейшие цифры списанных британцами долгов (по
Версальскому договору 1918 г. Германию обязали выплатить только финансовой
контрибуции 132 млрд золотых марок), страх коммунизма и желание продлить
жизнь концерна привели немецких магнатов-олигархов (как кому нравится) в
1933 г. в «Фонд Адольфа Гитлера». Многие будут отрицать, и вопрос очень спор-
ный, но именно Великобритания во многом взрастила нацизм в Германии. И она
ничего не сделала, хотя могла и имела все рычаги и ресурсы для того, чтобы
Гитлер не пришел к власти. Ведь Германия стояла в этот момент на коленях перед
Британией по всем показателям. Но для Британии было важно убрать, как обыч-
но, второго геополитического конкурента в мире – Советскую Россию, которая
к тому же, кроме обычного внешнеполитического врага Британии, была еще и
идеологическим. Сама Великобритания, как всегда, воевать не хотела, да и в тот
момент не во многом могла, поэтому она взрастила заново Германию. Но так как
нацизм уж слишком противен, мерзок для любого думающего человека, исходя
из его псевдорассовой самоубийственной теории, а коммунизм хоть как-то по-
нятен борьбой за собственность, Великобритания идеологически дистанцирова-
лась от нацистской Германии и предпочла в союзники заранее понятную утопию
классового уничтожения ГУЛАГа, чем откровенное человеческое мракобесное
мыловарение и свежевание по национальному признаку фашизма. К этому пред-
располагали, прежде всего, геополитический опыт Первой мировой и британская
прагматичность.
Англосаксонский мир применял всегда к евразийским территориям древне-
римскую максиму и позднее озвученную формулу «разделяй и властвуй». На
краю влияния России, где сильны центробежные тенденции и местные элиты хо-
тят большей самостоятельности, англосаксонский мир развивал и поддерживал
противоречащие центру стороны. Эта обычная тактика применяется всеми стра-
нами по отношению к оппонентам. Независимую от России Польшу с 1918 года

Перед провокационным поджогом Рейхстага в 1933 году у Гитлера в парламенте Германии было –
196, у социал-демократов – 121, а у коммунистов – 100 мест. Германия (Веймарская республика) в
1918–1933 гг. экономически и политически постоянно была близка к коллапсу выбора между наци-
онал-социалистами и коммунистами. Задумайтесь, Гитлер и его НСДАП изначально шел к власти
не просто националистом, а национал-социалистом, то есть левым националистом.

140
3. Уникальные события в геополитике

поддерживала Великобритания. Но в то же время, понимая, что Польша не сможет


быть значимым противовесом в регионе значительно усиливавшейся Советской
России, Великобритания начала поддерживать Германию и пришедших там к
власти ярых антикоммунистов – национал-социалистов Гитлера. И до 1938 года
(Мюнхенского соглашения) активно поддерживала усиление Германии, и даже
объявив ей войну в 1939 г., фактически не воевала с ней, а отдавала территории
без значительных столкновений. Сравните военное упорство Великобритании в
Первой мировой и в «Странной войне» 1939–1941 гг. В ответ Гитлер задержал
наступление на Дюнкерк, позволив эвакуировать англо-французские войска, воз-
можно, исполняя договоренности или надежды, которые станут, может быть,
известны после снятия грифов секретности в архивах Великобритании. Кстати,
срок грифов секретности постоянно продлевают, а часть документов уничтожа-
ют, о чем иногда пишет нынешняя либеральная британская пресса.
Вторая мировая война прошла по геополитической кальке Первой мировой,
поэтому особого смысла рассматривать ее нет. Стоит лишь акцентировать вни-
мание на:
• усиленном идеологическом противостоянии между коммунизмом и
либерализмом, который использовал национал-социализм Германии
как айсберг, останавливающий ледокол утопии коммунизма и
стремление обычных людей к более справедливому распределению
собственности.
• возвышение США, по сути «взросление» британского ребенка и пе-
редачи ему наследства Британской империи в экономическом и гео-
политическом плане.
Вторая мировая – это дальнейшее логическое продолжение Первой, в кото-
рой морские державы развивали и закрепляли свое влияние на евразийском кон-
тиненте. «Холодную войну» между СССР и США также стоит рассматривать с
точки зрения геополитики как войну за влияние на Евразию. По моему мнению, с
более долгим истечением времени и спокойным менее политизированным взгля-
дом на события, на Первую, Вторую и Холодную войны историки объединят в
единое по своему смыслу событие в истории – войну за военное доминирование
в Евразии. Первая мировая началась из-за недовольства ущемленным положени-
ем сухопутных держав по сравнению с морскими, но морские выгодно исполь-
зовали противоречия между сухопутными. Вторая мировая – попытка военного
реванша сухопутной Германии, однако этот реванш был использован как ледокол
дальнейшего раскола между сухопутными державами как геополитически, так
и идеологически для подавления утопии коммунизма. «Холодная война» – это
подавление коммунизма как мирового восстания прежде всего экономическими
и идеологическими методами. Все процессы 1914–1991 гг. как изначально, так
и в завершении пронизаны одной линией – доминирование в Евразии с получе-
нием конечных выгод морскими державами и закрепление их гегемонии в мире
на максимально длительной срок даже при условии упадка морской парадигмы.

141
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Исключительная прагматичность. Разделяй и властвуй, поддерживая оппози-


цию. Как при Романовых, так и сегодня, используя новые политологические
технологии.
После Второй мировой войны такая политика продолжалась еще более актив-
но технологически. США, как наследник Британской империи, динамично и еще
более агрессивно продолжали поддерживать любые противоречия и силы, проти-
востоящие СССР. Все националисты, бывшие для СССР коллаборационистами,
притом любых национальностей, населявших СССР, получили финансирование
и грантовые программы как в США, так и в странах, на которые Госдеп США
оказывал влияние и контроль. Украинские националисты-коллаборационисты
из СС «Галичина», националистических движений (активно воевавших между
собой, а на «чужыни» примеренных, вроде людей Боровца-Бандеры-Мельника),
различных примазывавшихся по личным мотивам к антисовку – почти со всех
США слепили «диаспору» вокруг канадско-американской границы. Сначала в
побежденной Германии, а потом, когда туда дотянулись руки КГБ (например,
убийство С. Бандеры), основной центр перенесли на американский материк.

В эмиграции, на кладбище «Кросвейк» в Роттердаме, на могиле Е. Коновальца


два ранее непримиримых вождя ОУН(б) С. Бандера и ОУН(м) А. Мельник. Рядом,
слева от Бандеры, Я. Стецько и С. Ленкавский, автор Декалога украинских наци-
оналистов (1929 г.). Довольно мистично звучит и название кладбища Crooswijk –
«пересекающийся район» с посылом на геополитический взгляд места современ-
ной Украины

142
3. Уникальные события в геополитике

После развала Совка, естественно, эта диаспора с уже сформированной в еди-


ное идеологией ненависти к прошлому, изгнавшему ее, и со стремлением к власти
хлынула в Украину, распространяя эту идеологию среди населения. В результате
чего получилась современная Украина, в которой историю кардинально «исправ-
ляют», вычеркивая целые пласты, и переписывают на новую, которая часто никак
не вписывается в ортодоксальную всемирную историю. Но политика нынешнего
морского гегемона, по сути, та же самая по отношению к этим территориям, что
и сто, и даже двести лет назад. Кто желает, может поинтересоваться противостоя-
нием Британии и России в «Большой игре» за Среднюю Азию, Иран, Афганистан,
дипломатическими играми вокруг постнаполеоновского Венского конгресса
1815 г., Стамбула и российско-турецких войн, Крымской войны в XIX веке – вез-
де британская политика и дипломатия. Британцы как в 1920-х поддерживали
Польшу Пилсудского с его идеей реставрации Речи Посполитой «Междуморьем»
как противовеса России и Германии, так и сегодня делают всё для сближения
Польши, Прибалтики и Белоруссии с целью создания из них конфедеративной
Речи Посполитой. Главное для морских держав не допустить сближения Германии
и России, поэтому против этого формируются прежде всего идеологические раз-
ности, которые должны превалировать над экономическими. Экономическая мар-
жа, соответственно, будет для них пользой, а крохи с этого стола передают в виде
грантов, кредитов и прочего, вследствие которых произрастает противостояние.
«Разделяй и властвуй» со всеми исходящими отсюда выгодами.
Может быть, покажется, что я слишком придирчиво и сгущаю краски вокруг
Великобритании и США, но это не так. Главное, что следует подчеркнуть, – ис-
ключительная и четкая их прагматичность, которая исходит из геополитики, из
их географического места. Это вынужденность прежде всего геополитическая.
В большой политике нет чувственности, а все речи и пламенные лозунги суть игры
с электоратом, толпой, призываемой к сплочению и поддержке определенных ли-
деров. Когда рисуют политиков кровожадными, смешно. Они лишь прагматичны,
и чем далее от реальности находятся их идеи, которые их же удерживают у власти,
тем более прагматичными или кровожадными (как кому нравится) им надо быть.
Если человеку не нравится коммунизм и он понимает его утопию в тот период вре-
мени, его нельзя перевоспитать и переубедить. Можно лишь только уничтожить,
потому как он реальный скрытый или явный враг для коммуниста. Тот же комму-
низм, провозглашая для своего продвижения диктатуру класса пролетариата, ра-
бочих и крестьян, ставит пусть узкую, но очень жизнеспособную и хитрую про-
слойку буржуазии и их обслуживающего «персонала» в ранг врагов. Нацизм идет
еще дальше, превознося одну свою национальность над другими, так делая всех
остальных врагами – явными или скрытыми, но врагами. Соответственно, праг-
матичность таких идеологий, дальше отходящих от реальности, будет казаться
более кровожадной, потому как у них изначально врагов больше. Либерализм ву-
алирует врагов естественным отбором, где побеждает наиприспособленнейший,
но в то же время не предоставляет решения проблемы бедных и пролетариата

143
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

и рассматривает его с точки зрения «сами виноваты в своем положении». А метод


развития либерализма – эволюционный, постепенный. Социализм богатых стран
основывается на сочувствии к бедным, подкрепленным страхом перед их восста-
нием-революцией: «лучше накормить, чем они придут и возьмут сами». Но такой
«социализм» присущ только высокоразвитым странам и с временным отдалени-
ем от эпохи СССР страхи забываются, а проблемы с этим перекосом на­растают.
Где грань между кровожадностью и прагматичностью? Ее нет. Потому как любая
из существующих в современности политическая парадигма и идеология явля-
ются далеко не совершенными. Да и сама идеологическая парадигма человече-
ства меняется примерно раз в тысячелетие во временной зависимости от общего
накопления массами населения интеллектуальных ценностных составляющих.
Как, например, христианство сменило и поглотило политеизм, а сейчас назревает
смена христианства. На этот процесс – становления, развития, распространения,
окостенения, поглощения и выделения основных идей, увядания – у христиан-
ства ушло 2000 лет. Поэтому правильней говорить о прагматичности. Ведь не-
известно, где погибло больше людей: в колониальных войнах, захватах и тихих
отжимах ресурсов, незаметных вымираниях бедных слоев населения или в ста-
линских лагерях, или нацистских душегубках. Где вымерло больше людей: в го-
лодоморе коллективизации и сгоне крестьян с земли (1932–1933 гг.), как в англий-
ском огораживании (с XV в.), или тихом вымирании славян постсовка? В одном
случае виновные четко известны, мало того, понятны их цели, мотивы и ответ-
ственность в истории, а во втором? Кто виноват в вымирании 20 млн славян пост-
совка после 1991 года? Да спросите в 2018–2019 гг. в Украине у первого встреч-
ного – он даже не знает, что это произошло. Подумает, уехали. Депопуляция –
это максимум, что скажет «интеллектуал», пребывая в самообмане. Везде кровь
и смерть – оборотная сторона прагматичности, умноженная на ее отдаленность
от реальности. А по прагматичности Великобритания за последние пятьсот лет
морской парадигмы занимает первое место, потому как идет наиболее близко к
человеческой сущности: побеждает наиприспособленнейший.
Стоит поучиться у Великобритании прагматичности во внешней политике.
В то же время совершенно не нужно делать из Великобритании и США, морских
держав демонов и выстраивать какие-либо теории заговоров и мистификации. Во
многом их положение и доминирование объясняется геополитическим положе-
нием. Морские державы до сегодня – это центры пересечения коммуникаций, по-
этому они во многом передовые. Информация и образование, наука и технологии
концентрируются и требуют финансов, которые появляются на марже прибыль-
ности от коммуникаций. Морские державы ценят этот фактор и окучивают его на
протяжении пятьсот лет, в то время когда сухопутные ударяются то в одну иде-
ологию, то в противоположную. И главное, забывают о своем геополитическом
положении и его выгодах.

144
4. Великобритания, США и Европа

В конце XX – начале XXI века, казалось, мир настолько глобализирован и


объединен под власть морского гегемона, что североатлантическое союзни-
чество является нерушимой аксиомой. Признаюсь, в 2016 г. я считал Brexit
Великобритании наигранной многоходовкой для демонстрации единения ЕС и
США. Сам выход Великобритании из ЕС в тот момент казался сюрреализмом по
аналогии провозглашения «суверенитета России» от СССР в 1990 году. Но гео-
графия оказалась важнее.
Дело в том, что с момента «ошибки Бжезинского» – распада Советского Союза,
с 1991 года либеральная демократия в мире перестала иметь врага, коим ранее
был СССР. Поэтому многие факторы, которые ранее объединяли мир политиче-
ски, стали отступать на второй план перед прежде всего экономическими, а эко-
номические всегда и в первую очередь диктуются географией. Можно также ска-
зать, что либеральная демократия как эволюционная идеология с 1991 по 2007 год
совершенно никак не закреплял-а и не развивала свои «завоевания», кроме как
пожирала экономические плоды. Хотя в результате победы в Холодной войне по-
лучила триллионные прибыли. И эти прибыли не были направлены на разви-
тие образования в других странах, – их успешно «прогуляли». Мексика как была
Мексикой сразу за забором США, так и осталась: низкий уровень образования,
наркокартели, убийства и насилие. Ничего не изменилось. О каком распростране-
нии «либеральной демократии и ценностей» в мире могут говорить США, когда
Мексика с ее проблемами вот – за забором? Потребительское отношение гегемона
к остальным странам, не говоря уже о «проигравших», ставит под сомнение смысл
его лидерства, ценностей и всего прочего. Ипотечный пузырь в США 2007 го­-
да привел к мировому финансовому кризису и дал понять элитам всего остально-
го мира, что гегемона интересует прежде всего он сам, как и тысячу лет до этого
других аналогичных «гегемонов». Поэтому с 1991 по 2007 г. возможно наблю-
дать в истории триумф победителей в Холодной войне9, а с 2007-го и по сегодня
в мире происходит постепенное сворачивание либеральной демократии, так как
страха перед какой-либо другой идеологией нет, противопоставления нет и его
очень тяжело придумать, хотя и пытаются. В связи с фактической идеологиче-
ской идентичностью и равноценностью идеологий государств в мире на первый
план выходит экономика, что значительно усиливает первичные геополитиче-
ские факторы. Значение фактора места, которое ранее ослаблялось политической
идеологией, значительно возрастает. Финансовый кризис 2008 года, начавшийся
с ипотечного пузыря в США в 2007 году, ярко показал второстепенность конти-
нентальных стран Западной Европы в мировой иерархии после гегемонии мор-
ских держав. Элиты Германии и Франции задумались о своем геополитическом
9
Сегодня часто историками период 1991–2007 гг. называется Периодом триумфализма США.

145
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

положении, а ценности либеральной демократии начали отходить на второй план,


за экономику. Соответственно, если союзные США континентальные элиты
Западной Европы оказались на втором плане спасаемых экономик, что можно
говорить о странах, проигравших Холодную войну? Мюнхенская речь В. Путина
2007 года лишь констатировала потребительское отношение гегемонии США к
остальным странам мира в условиях однополярности. В правлении Б. Обамы с
2009 по 2017 г. США пытались вернуть свой статус-кво, но какими методами?
Исключительно политическими: поиском противопоставления либеральной де-
мократии, поиском нового страха, опасности, врага, распространением контро-
лируемых «бархатных» революций. А в мировой экономике четко прослеживался
фактор иерархии близости к США как к морскому гегемону и его первичности
в получаемой и распределяемой им прибыли и ресурсов. Кто добровольно хочет
отдавать львиную долю своего, наблюдая за тем, как тот, которому ее отдаешь,
просто всё проедает, роскошествуя? Мало того, когда в политике и идеологии
декларируется одно, а ресурсы распределяются не в соответствии с заявляемой
идеологией, это вызывает не просто сомнения, а сопротивление. В СССР про-
возглашался доминантой пролетариат, а лучше жил партаппарат ЦК КПСС, что
и привело к развалу при ослаблении диктатуры. В США заявляют о либераль-
ных свободах и ценностях, а прибыли и ресурсы распределяются прежде все-
го в самих США и близких державах спутниках, морских оплотах, остальным
перепадают крохи со стола гегемона. 99 % населения не обратило внимание на
то, что британскому Brexit предшествовали сложнейшие и проваленные перего-
воры между ЕС и США о трансатлантическом торговом и инвестиционном пар-
тнерстве (ТТИП 2013–2016 гг.). Переговоры провалились, потому как стороны не
договорились об углублении экономических связей и снятии множества торго-
вых и инвестиционных преград. Тогдашняя треть мировой торговли и две трети
мирового ВВП остались в рамках выгод мирового гегемона, исходящего еще из
условий Холодной войны и распространения «демократии». Из континентальной
сухопутной черепахи Европы не удалось сделать морскую, ведь стоимость искус-
ственных жабр-имплантатов с остальными модификациями заказчик оплатить от-
казался (шутка). Обычному человеку тяжело понять, не вникая в специфику эко-
номической географии, стоимость этой разницы, но это сотни миллиардов долла-
ров. Разность таможенных пошлин, дотирования сельского хозяйства, разности
применения интеллектуального права и правил происхождения товаров, доступа
к рынкам сбыта, логистические коммуникации и много прочего – это миллиарды
долларов, которые кто-то должен был бы оплатить. Провал переговоров ТТИП
2013–2016 гг. между ЕС и США – яркий показатель разности между морскими и
сухопутными державами в распределении ресурсов. США как главнейшая мор-
ская держава стремилась сохранить плацдарм Западной Европы своего мирового
влияния на Евразию, предлагая прежде всего безопасность и фактически второе
место после себя. Но стоимость и, главное, адекватность распределения этой сто-
имости морским гегемоном ЕС поставил под сомнение. Особенно после взгляда

146
4. Великобритания, США и Европа

на экономический кризис 2008 года, в результате которого только общий объем


списаний банков за 2007 год и первое полугодие 2008 года составил 390 млрд
долларов, причем половина этой суммы пришлась на банки Европы, не говоря
уже о падении рынков, которые в Европе пострадали еще более, чем в США.
При этом США со своим ипотечным пузырем стали первопричиной кризиса. Еще
раз обратим внимание на то, что всё это не значит, что США и Великобритания
плохие или «враги», а значит лишь одно: они другие, но только лишь потому, что
их экономики и поведение исходят из того, что это морские державы. География,
прежде всего, диктует их поведение, строение их причинно-следственных связей.
И эта разность должна учитываться сухопутными государствами в формирова-
нии своих интересов. Поэтому после провала переговоров по ТТИП в 2016 г.
Великобритания как морская держава, экономика и безопасность которой более
зависит от США, чем от Европы, вынуждена была вернуться в четкий морской
вектор США и отделиться от ЕС. По сути, в 2016 г. перед Великобританией встал
вопрос, оставаться на задворках ЕС (континентальной Европы) или форпостом
морских держав мира. Поэтому сторонники Brexit ходили с лозунгом «вернуть
себе контроль». Британский Brexit лишь подтвердил статус Великобритании как
морской державы. Даже при ослабевании и подходу к перемене доминирования
мировой парадигмы с морской на сухопутную. Конечно, США и Великобритания
будут оказывать огромное влияние на ЕС исходя из общности политической идео-
логии либеральной демократии и исторических факторов, существующих систем
безопасности. Но с каждым годом все более проясняется тот факт, что континен-
тальная Европа геополитически является частью Евразии со всеми исходящими,
а содержание ее как плацдарма морских держав для влияния на Евразию слиш-
ком дорого и возможно лишь политически, играя на ее страхах безопасности.

147
5. Разделяющие факторы в геополитике

Учитывая вышесказанное, мы приходим к пониманию, что география в огром-


ной степени влияет на историю и, в принципе, на формирование очагов цивили-
зации, государств, их экономики, политики и дальнейшего развития. Всё взаи-
мосвязано. И всё базируется на геополитике. Исходя из этого факта, от того, ка-
кую политику проводят лидеры в конкретном месте, зависят благополучие, уро-
вень жизни, значение государств на карте мира. Если политики отталкиваются от
геополитических предрасположенностей, учитывают их, государства крепнут и
развиваются. Если политики идут вразрез с предрасположенностями географии,
первично не акцентируют внимание на этом, не используют данности географии,
государства приходят в упадок и умирают. Это факт, а игнорирование его, зашо-
ренность приводят к иллюзии, самообману, деградации и забвению. Построение
политических конструкций, отрицающих то, что солнце всходит на востоке, ни-
когда не позволит построить жизнеспособную структуру, потому как всё осталь-
ное станет зыбким и будет проваливаться на ложных фактах. География – это
основа геополитики, а геополитика – первичный фактор политики. Лишь на ба-
зисе геополитики формируется непосредственно сама политика как идеология
возможного успеха той или иной территории.
Не будем слишком вдаваться в политическую идеологию, философию, так как
это вызовет множество спорных моментов. Определить правдивость, четкость
тех или иных комбинаций идеологии как фактов может лишь история, и то спустя
значительное время. Есть масса философских взглядов, часто противоречивых,
часто очень схожих в целом, но различных в мелочах. Это вопросы философии и
политологии. Можем лишь акцентировать внимание на общих вопросах, которые
вызывают политическое противостояние в географии, а соответственно, в чело-
веческой цивилизации. На этих факторах всегда играют политики, потому как
они строят «свои» общности вокруг себя на разностях: группы формируются по
принципу общности в одном, противопоставляя себя другому. Задумаемся, что
сегодня прежде всего разделяет цивилизацию на различные человеческие общно-
сти. Прежде всего, это факторы биологии. Кстати, часть из них также диктуется
географией. Но в первую очередь разделение гендерное.

5.1. Гендерные различия


Первичным различием в обществе человека является различие по половому
признаку. Это биология. Женщина и мужчина. Это первичное различие, которое
исходит из глубин миллиарда лет биологии органики. Можно еще глубже копать
в физику и философию, упираясь в аксиомное противоречие. Но для этого сегод-
ня слишком мало знаний. Во всяком случае, у меня. Поэтому просто констатируем

148
5. Разделяющие факторы в геополитике

факт того, что человеческое общество первично разделено по признаку пола на


мужчину и женщину. Со всеми исходящими отсюда факторами, которые бурлят
множеством вариантов оценок прежде всего потому, что не существует одного
четкого эталона мужчины и женщины. Так как это не просто разделение на муж-
чину и женщину, но сами мужчины и женщины тоже разные. И эти разности
определяются огромным количеством факторов, вплоть до того, что не всегда
кажущийся мужчина – мужчина, равно как и женщина. С биологической точки
зрения полов на всё влияют генетический набор и гормональный фон, а также
еще некоторые малоизученные факторы. Задумайтесь: «кажущийся» мужчина в
вариациях как минимум – количество генов, возведенное в степень количе-
ства гормонов. Последние исследования (2018 г.) показали в геноме человека
20-25 тыс. активных генов, а количество известных гормонов около 250, что также
малоизученно. Возведите 25 тыс. в 250-ю степень – и вы получите вообража-
емое количество вариантов современного мужчины или женщины. Миллиарды
вариантов того, каким может быть человек. Исходя из этого формируются его
биологические поведенческие структуры, которые также подвержены психоло-
гическому влиянию множества географических, психологических, семейных и
сотен прочих факторов. Люди разные, но в основе лежат биология, психология и
прочее. С точки зрения научного метода эта тема лишь сегодня чуть-чуть приот-
крывает завесу тайны многообразия и в мизерной степени начинает пониматься
человечеством и как-то систематизироваться. До появления генетики, эндокри-
нологии и многих наук в XIX–XX вв. общество делилось на мужчин и женщин
только лишь согласно его чувственному восприятию, со всеми исходящими отсю-
да табуированиями, комплексами и ограничениями. И самое главное, что сегодня
нет универсального эталона мужчины и женщины. Всё это иллюзия с точки зре-
ния науки, которая противостоит исторической традиции. Наука лишь в далеком
будущем сформирует достаточные знания о том, кого можно назвать согласно
научному методу мужчиной или женщиной, а может, вообще поменяет подход
и объектом будет просто человек, склонный к тому или иному поведенческому
состоянию. Это научный факт. Поэтому, когда вы дружески похлопываете това-
рища по плечу и говорите ему: «Настоящий мужчина!», помните: с точки зрения
современной науки это неизученная иллюзия (шутка).
До XX века, да и сегодня ввиду низкой образованности и недостаточного на-
учного понимания гендерного различия это самое различие воспринимается с
точки зрения исторической традиции. Есть член – значит мужчина, есть влага-
лище – значит барышня. Всё остальное отметалось как пагубное извращение.
Конечно же, это далеко неправильно, наука подобное опровергает, но современ-
ное общество даже сегодня находится под подавляющим влиянием гендерных
стереотипов, выработанных исторической традицией. Задача моего опуса не по-
ломать стереотипы или уйти в спор о гендерных различиях, равенствах, свободах,
страхах и прочем, о чем сегодня ломаются копья политиков, а только констати-
ровать факт их наличия. Прежде всего, факт того, что в сегодняшнем обществе в

149
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

подавляющем количестве гендерные различия воспринимаются исходя из стере-


отипов сложившийся исторической традиции. И на этом строятся политические
конструкции и общности.
По моему мнению, в современном мире проблема гендерных различий, транс-
гендерности, LGBT и прочего – очень условная иллюзия. Вся эта «Проблема»
умножается на ноль и разбивается высоким уровнем образования и наличием
критического мышления у индивида. В действительности сама «проблема» явля-
ется исключительно политической фикцией. Просто есть люди, часто политики
или близкие к ней (назовем их «господа»), которые играют на этой проблеме в
различнейших ракурсах и приобретают на этом определенные выгоды и поли-
тический капитал. Игра более образованных с критическим мышлением с менее
образованными с комплексными стереотипами и страхами. Господа из правящих
элит беспокоятся об одном: кто будет в дальнейшем приносить им прибавочную
стоимость, и не более. Причем в экономиках, ориентированных на высокие тех-
нологии и услуги, там, где не нужны непосредственно рабочие руки, господа бу-
дут беспокоиться о расширении прав различных групп и меньшинств, потому
как, защищая их, они формируют вокруг себя активную политическую общность
под лозунгами «свободы и равенства». В экономиках, где задействовано больше
рабочих рук, чем «роботов», где всё еще необходим физический труд, господа бу-
дут «переживать» о традиционных ценностях классической семьи, ведь им будут
необходимы недалекие люди-роботы.
Очень грубо и примитивно можно сказать еще так: никто не может отрицать
того, что биологически, в физическом плане, мужчина сильнее, чем женщина, по-
этому в экономиках, в которых задействован больше мужской физический труд,
провластные политики будут отстаивать патриархат. В экономиках, где физиче-
ский труд отступает на второе место, политически власти будут склонять в свою
общность тех, кто поможет им контролировать освободившуюся физическую
рабочую силу, пропагандируя «свободу» полов и «равенство и защиту» исто-
рически сложившихся в понимании человека сексуальных «меньшинств». Всё
это происходит лишь потому, что в любом месте цивилизации, где складываются
группы и общности, появляется политика: люди, которые не без выгоды для себя
отстаивают «права» этих общностей.
Но образование и критическое мышление дают понять одно: политика во
многом не связана с реальностью вопроса. Женщина, как индивид с более чув-
ственным восприятием, дополняет логическое восприятие мужчины и наоборот.
Ввиду чисто биологических особенностей женщины: генетической накопитель-
но информационной, сохранной функции организма («митохондриальная Ева»,
«хранение» информации в яйцеклетке), материнства и проч. они более интуитив-
ны и чувственны. Мужчины, как поисковики информации, обеспечивающие ее
«поставление» в женщину для хранения в дальнейших поколениях, более логич-
ны и агрессивны, более нуждались в физической силе (в борьбе за самок и по-
иск новой информации). И на всё это накладываются генетика и эндокринология,

150
5. Разделяющие факторы в геополитике

размывая складывающиеся во времени исторические стереотипы мужчины и


женщины. В 1950-х годах с развитием эндокринологии пытались «исправлять»
геев и лесбиянок «щадящим» гормональным путем (например, как А. Тьюринга
в Великобритании), но интенсивная гормональная терапия со временем меняет
весь спектр гормонов и не всегда соотносится с генетическими предрасполо-
женностями организма, что часто приводит просто к его разрушению. Вопрос
недостаточно изучен наукой, а при отсутствии четкого биологического эталона
мужчины и женщины, знаний о полных взаимосвязях гормонов и генетических
предрасположенностях и с моральной стороны «насилия» в принципе является
преступлением.
Примечательно то, как в геополитике используются гендерные различия.
Гендерная политика в условиях доминирования морской парадигмы возведена в
ранг исключительного достоинства «передовых» морских держав. По сути, «ра-
венство» мужчины и женщины приватизировано морскими державами и пропа-
гандируется во многом исключительно как их заслуга. Но это ложь. Особенно
данное «равенство» распропагандировано в современной Украине, да и во всех
странах постсоветского пространства. Слушая современную, окружающую меня
молодежь, не перестаешь удивляться иллюзии и мощи пропаганды, которая во
многом всё перевернула с ног на голову. Приведем без редактуры отрывок из
моей книги о СССР, посвященный женщинам, а позже вернусь непосредствен-
но к геополитике, потому как невозможно выстраивать более или менее реали-
стичные геополитические выводы, базируясь на иллюзиях, созданных 30-летней
пропагандой. Мало того, становление реальной гендерной политики проходило
в XX веке в период Холодной войны и периода противостояния СССР и США.
Поэтому для того, чтобы понять использование гендерной пропаганды в полити-
ческих целях на базисе геополитики, надо обратиться именно к этому периоду.
Итак, женщины и Совок.

5.2. Лирическое отступление о советских женщинах


В сегодняшнем обществе распропагандировано мнение, что женщины в Совке
были угнетаемы, загнаны, лишены моды, чувств и всего проч. Всё это ложь, осо-
бенно когда с умным видом подчеркивают положение женщин крылатой фразой,
выдернутой из контекста телемоста «Ленинград – Бостон» в рамках расширения
связей между народами в 1986 г.: «В СССР секса нет!» Следующей фразой был
дальнейший стеб: «Секс у нас есть, у нас нет рекламы». Но вторую фразу про-
пагандисты не упоминают и вообще забыли, что разговор шел об использовании
сексуальности в повседневной рекламе.
Всё перевернули с ног на голову и представили Совок как страну полного хан-
жества и оков для «несчастных» женщин. Это ложь, особенно если вспомнить
ежегодное получение женщинами прав в странах мира. Только под влиянием

151
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

революций 1917 г. в Российской империи с образованием и существованием


Советского Союза у женщин массово в мире начало появляться избирательное
право, равное мужскому. Сегодня об этом совершенно забыли.
А до 1917 г. половина населения мира (женская) была крайне ущемлена в пра-
вах. Женщины, по гендерному признаку, почти во всем мире отличались бесправ-
ностью. Существование избирательного права не просто свобода голосования,
этот процесс подтягивает за собой и остальные свободы и равенства личности.
И только невежда может поверхностно относиться к свободе избирательного права.
Это яркий и первый индикатор ущемления личности, и, если данное ограничение
выставлено по половому, этническому или религиозному принципу, это первый
показатель дикости общества.
Так вот, женщины Великобритании, причем лишь замужние, получили изби-
рательное право в 1918 г., а в полном объеме только в 1928 г. Германия также в
1918 г., а в период с начала нацизма (с 1933 по 1948 г.) женщины в этих странах
были лишены такого права. Нидерланды дали избирательное право женщинам
в 1917 г. Вудро Вильсон убедил конгресс США в 1920 г., девятнадцатой поправ-
кой в Конституцию, запретить дискриминацию избирательного права по полово-
му признаку, что предоставило равные избирательные права женщинам в США.
Канада дала свободу голосования всем женщинам только в 1919 г. за исключени-
ем провинции Квебек (1940 г.). Швеция – в 1919 г. Франция только в 1944–1945 гг.
Италия – в 1946 г. Япония – в 1945 г., а Швейцария в 1971 г. Вот так Совок на-
пугал пролетарской революцией (или переворотом, кому как нравится) всю муж-
скую половину мира (шутка, но с огромной долей правды).
Отмечая 8 Марта – Международный женский день, многие забыли суть празд-
ника и как он появился. Недаром украинские националисты вроде памятистира-
теля В. Вятровича пытаются отменить и забыть этот день, потому как единствен-
ная их задача – переписать историю. Они хотят предать забвению то, что борь-
ба за права женщин в начале XX века велась прежде всего коммунистическими
движениями, и не только в царской России. 8 марта 1908 г. на демонстрацию в
Нью-Йорке за равноправие женщин вышло 15 тыс. женщин. В то время каждый
год женщины по всему миру бастовали и выступали за свои права. Точной единой
даты еще не было, но выступления обычно проходили в марте. Многие сегод-
ня забыли, что Февральская революция в России произошла 8 марта 1917 года
(по-новому, григорианскому календарю) или 23 февраля (по-старому, юлианско-
му). Женский «рабочий» феминизм, эмансипация и борьба за свои права сыграла
огромную роль в революции в России10.

10
Для интересующихся природой Российской революции есть прекрасные лекции петербургского
историка Л. Я. Лурье в интернете, хотя не во всем с ним можно согласиться, но они представ-
ляют качественное изложение истории близкого периода. Также сайт «Арзамас» («https://arzamas.
academy/), по моему мнению, является одним из самых лучших популяризаторских исторических
сайтов на просторах постсоветского пространства.

152
5. Разделяющие факторы в геополитике

В апреле 1917 г. женщины в России законодательно получили право голоса. До


этого частичное право голоса женщины имели лишь Новой Зеландии, Австралии,
Финляндии (которая тоже входила в Российскую империю), Норвегии, Дании и
Исландии. Грамотные люди помнят об этом. Современный буржуазный Запад в
страхе перед революционным потенциалом женщин оседлал конька для контро-
ля над ним: поэтому мы и видим там сегодня феминизм, борьбу за права сексу-
альных меньшинств. То есть сексуальная подоплека в накоплении недовольств
революционных настроений масс взята под контроль и «перехвачена». Сегодня
множество западных грантов выдается активистам борьбы за «свободу женщин
и эмансипацию, гендерное равенство», заодно подтягивая их и группируя вокруг
якобы «западных политических ценностей». Но до появления культуры хиппи
(1960–1970 гг.) западное общество было фактически пуританским и в нем среди
молодежи постоянно зрели революционные настроения. Молодые всегда жаждут
больше секса и соответственно свобод, чем пожилые, которые их назидают.
И именно культура хиппи сыграла существенную роль в окончании войны США
во Вьетнаме, а также сексуальная раскрепощенность конца 1980-х в СССР с рок-
культурой повлияла на окончание войны СССР в Афганистане. Сексуальная рас-
крепощенность, которая находится в стадии подавления, повышает революци-
онные настроения, нигилизм, отвергает устои и скоординированность общества,
разлагая его. А средства современной массовой информации могут раздуть и до-
вести революционные настроения до пожара. Если не дать людям «трахаться»
так, как они хотят, то они могут «трахнуть» запрещающего – это давно усво-
или на Западе как четкий элемент слова «зрелищ» в фразе Ювенала «Хлеба и
зрелищ», которым емко римлянин выразил желания черни. Поэтому на Западе
демонстрации за равенство прав по половым признакам начала XX века превра-
тились к окончанию столетия в цветастые парады геев, лесбиянок и сексуальных
меньшинств различных привязанностей. Сегодня на Западе выход сексуальной
энергии молодежи направлен не в революцию, а в ублажение людей с повышен-
ными гормонально-сексуальными потребностями, в парады и веселье, в погаша-
ющий друг друга фактор, а эти люди очень общественно активны. У коммунизма
начала века забрана сексуальная притягательность молодежи и женщин, поэтому
западное общество постоянно раскручивает тему феминизма и свободы, чтобы
она не вернулась в поле нарастания революционных настроений, к коммунистам
и прочим левым утопистам.
Отклонение от общепринятой сексуальной «нормы» еще до второй полови-
ны 1960-х гг. считалось уголовным преступлением в Великобритании (поправку
Лабушера отменили только в 1967 г.). А до этого в самой «продвинутой» стране
мира Великобритании (всего за 20 лет до падения СССР) гомосексуальность уго-
ловно наказывалась11 или принудительно лечилась гормональной терапией.

11
Было осуждено около 49 тыс. человек. См.: Thousands of gay men pardoned for past convictions
// BBC News (31 January 2017).

153
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

К тому же тогда гомосексуальность считалась специфической болезнью.


Вопрос в том, что «лечение» очень сложное и даже сегодняшние технологии на-
ходятся очень далеко от реальной возможности «излечения». Дело в том, что в
организме человека действует уникальный баланс из примерно 100-240 гормонов
(до конца на сегодняшний день все гормоны не изучены, а по некоторым «гормо-
нам» еще не ясно, являются ли они гормонами). И этот уникальный гормональный
баланс для каждого человека привязан еще и к уникальной сложности генетики
каждого отдельного человека. То есть гомосексуалист – это человек, генетически
унаследовавший отклонения гормонального баланса от нормы, и не просто от
нормы, а от нормы, которой де-факто никто не знает. Где начинается норма и что
такое генетически-гормональная норма большинства общества, никто не знает.
Это сложнейшая технология очень «возможного» далекого будущего. Так вот, в
первую половину XX века ученые-врачи думали, что повышением того или иного
гормона вроде тестостерона возможно повышать-понижать либидо и изменять
сексуальную ориентацию, вылечивая его от «пороков содомии». Но всё оказалось
намного сложнее, потому как при увеличении одного гормона изменяется весь
гормональный баланс. Кроме этого, всё еще опирается на генетику отдельно взя-
того человека. Поэтому такое лечение часто приводило не к «излечиванию», а ин-
валидности и смерти, причем довольно мучительной. Мало того, на уникальный
генетически-гормональный баланс также взаимно влияют психические факторы,
ведь даже стрессы подстегивают выработку определенных гормонов. Приведение
генетически-гормонального баланса к «норме» – это сложнейшая технология бу-
дущего, если она вообще возможна. Поэтому гомосексуальность лишь только в
принципе и очень отдаленно можно называть «болезнью», скорее, это состояние
организма и к нему надо относиться с уважением, как к чему-то подобному по на-
циональному или культурному признаку. В связи с гормонами часть сексуальных
меньшинств очень повышенно активна в общественной жизни и, соответственно,
влияет на политические процессы. Представьте, какие стрессы переносит транс-
вестит и на какие десятки операций на своем теле идет, чтобы добиться для себя
комфортного состояния. Поэтому сексуальные меньшинства крайне гиперактив-
ны в обществе и политическая сила, которая их привлекает более часто, пусть
иногда завуалировано, но приходит к власти. Поэтому понимающие это западные
политики сегодня стараются привлечь на свою сторону сексуальные меньшин-
ства. А если общество еще не готово к толерантному отношению к меньшин-
ствам, то грамотные современные политики лавируют на этой теме, обходя ее.
Если вы начнете интересоваться темой, то русские революции массово были под-
держаны сексуальными меньшинствами, и они принимали в них участие. И в но-
вом Уголовном кодексе 1922 г. и в издании 1926 г. статьи о мужеложестве не было.
Относительное «взаимопонимание» просуществовало до 1933 г., когда меньшин-
ства вновь были отброшены за ширму «пристойности» до самого развала Совка.
Великобритания оказалась на 20 лет более передовой страной в этом вопросе,
сняв тавро ксенофобии. Но на Западе был свой Алан Тьюринг, а в Совке свой

154
5. Разделяющие факторы в геополитике

Сергей Параджанов. В то же время в СССР, в отличие от Запада, сексуальные


меньшинства более преследовались, исходя из политических принципов классо-
вой борьбы, а не из самой сексуальной ориентации. Она скорее была придиркой.
Тот, кто был не политически активен и поддерживал власть, мог спокойно себя
чувствовать, не выпячивая свою сексуальную ориентацию. Лауреат Сталинской
премии Ю. Юрьев, народный артист СССР, был уже в то время известным гомо-
сексуалистом, хотя не особо это афишировал и проявлял лояльность к власти.
И таких было множество, особенно среди богемы. Лесбиянки при Сталине не
преследовались, потому как тема была глубоко табуирована и редко выносилась
на люди. Более всего они пострадали при Хрущеве, когда проходила «оттепель»,
ведь тема была «демократически» поднята и лесбиянок принудительно лечили в
психиатрических клиниках. В 1970-х тема опять канула в забвенье. С появлением
доступа «к немецкой порнухе», когда ее начали привозить из-за ослабленного
контроля в СССР работающие за границей, лесбиянки начали ассоциироваться
мужчинами с этакими сексуальными феями любви. Всем мужчинам СССР нра-
вились лесбиянки, как в порнографии – «красиво и чувственно», хотя на самом
деле эти мужчины их в реальности никогда не видели и на их восприятии исклю-
чительно висело порнографическое клише. Почти каждый мужчина последних
двух десятилетий Совка фантазировал на постельную тему «он и две лесбиянки»,
не понимая смысла лесбийских отношений между женщинами и того, что там, в
принципе, его место шестнадцатое.
Революции всегда сначала приносят максимум свободы, а потом происходит
откат к уже проверенным консервативным ценностям, взглядам и общественно-
му укладу. Степень этого отката зависит от множества условий и бывает разной.
Если кто-то вспомнит, то после большевистской революции (или переворота, как
кому нравится) в России женщины получили от большевиков не просто полную
свободу, а абсолютную. Не просто голосование, равные с мужчинами права, а
свободный институт брака, семьи, верности. Но это были лишь послереволюци-
онные порывы.
В царской России, как и сегодня, преобладало следующее мнение: «кто
за девушку платит, тот ее и гуляет». Пришедшие к власти коммунисты вроде
Александры Коллонтай (кстати, первая женщина-министр в истории) считали та-
кое отношение к женщине засильем буржуазного строя и провозглашали свободу
отношений. В Гражданскую войну доходило до абсурда, когда на улицах выве-
шивали провокативные листовки, провозглашающие «Декрет об отмене частного
владения женщинами», призванный «освободить женщин от власти буржуазии».
После прихода к власти коммунистов с подавлением рыночных отношений
и значительного уменьшения влияния денег на положение человека в обществе
отношения между женщиной и мужчиной тоже изменились. Борьба феминисток
за уравнивание женщин и мужчин привела к тому, что женщин, пребывавших
на содержании мужчин, стало меньше, а авторитет таких женщин сошел на нет.
Труд в СССР превозносился превыше всего, поэтому иждивенчество и содержа-

155
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

ние женщин депопуляризировались. Равные права заключались в равном труде,


в равных отношениях, в равных тарифах на оплату, отпусках и т. д. Обязанности
также становились равными с правами. Монетизация привлекательности и сексу-
альности была в массе общества сведена к минимуму. Сегодня женщина, потра-
тившая на вечерний макияж 100 евро, задумается, стоит ли ей идти на свидание
в кафе за 10. «Тюнинг и апгрейд» женского тела с полнодневным проведением
времени в салонах, модная одежда, «гламурный» образ жизни автоматически
подразумевают содержание и уход за счет мужчины, потому как даже дамы с на-
следственным капиталом и таким образом жизни рискуют его утратить, остав-
ляя без контроля. В СССР не стало капиталистов – и денежные рыночные отно-
шения свелись к минимуму. Соответственно, в сексуальных отношениях, да и в
отношениях между мужчиной и женщиной, влияние денег стало минимальным.
Секс за деньги был сведен к минимуму. Люди занимались сексом исключительно
бесплатно, в порядке взаимообмена, взаимоудовлетворения, но в подавляющем
большинстве случаев из симпатии и привязанности. Проституция, по сравне-
нию с сегодняшним днем или с царской Россией, была сведена к минимуму из-за
значительного уменьшения влияния денег и рыночных отношений (что в свою
очередь имело и печальные последствия в статистике повышения фактов изна-
силований, потому как выплеск мужского тестостерона был ограничен низким
уровнем проституции).
Если вы посмотрите советские фильмы, особенно сталинского периода, то об-
ратите внимание на женский феминистический задор, пропагандистское равен-
ство в отношениях между мужчиной и женщиной, равную соревновательность в
труде. Почти все картины пропагандируют равенство и общественное превыше
всего, а лучшие советские комедии подстебывают мужчин тем, что у женщин вы-
ходит лучше трудиться. И на фоне этих передовых отношений возникает любовь.
Такой феминистической пропагандой пронизаны почти все фильмы сталинской
эпохи: женщина – равная мужчине труженица и равноценный ему (если не боль-
ший) член «общества строителей коммунизма».
По женщинам моей семьи можно было изучать историю и наблюдать в ней
место, взгляды, трансформации, психологию женщины. Моя бабушка была 1920
года рождения – воспитанница сталинского периода, мама – 1949 года, постста-
линский Совок с хрущевским советским идеализмом, тетка – 1958 года, бреж-
невский застой, разложение «хиппи» и уход в индивидуализм. Так вот, незави-
симость бабушки, феминистические наклонности у нее зашкаливали. Гордая,
с высокомерным отношением к мужчинам, с заявляемой ею независимостью
(хотя это далеко не совсем так) от деда (мужа), что, конечно, повлекло за собой
крах семейной жизни и развод. Дед развелся с бабушкой в 73 года, уже после
падения CCCР. А последних лет 20 они жили в одной квартире, и дед не разво-
дился, потому как был коммунистом со всеми исходящими отсюда последстви-
ями. Разводы не одобрялись партией. Хотя фактически он устроил во многом
комфортную жизнь моей бабушке, она всё время демонстрировала привитый ей

156
5. Разделяющие факторы в геополитике

при Сталине феминистический образ Галины Пересветовой (артистка Марина


Ладынина) из пропагандистского кинофильма «Кубанские казаки» (1949 г.). Моя
бабушка была психологической копией этого персонажа, да и большинство ран-
них фильмов аналогично демонстрировали женщину, что, естественно, влияло
на 20-30-летних девушек того времени, особенно если они были первым дей-
ствительно грамотным поколением женщин. Представьте, ваша мама (моя праба-
бушка) не умела читать, жила без света, отопления, четверо детей (один ребенок
умер), тяжелый сельский ненормированный труд с ранней молодости. И тут вы
(моя бабушка), новое поколение, среднее 10-летнее, потом высшее образование,
совсем иные значительно более комфортные условия жизни, труда, при этом они
равны мужу. И всё пропагандируется на экранах в самых популярных фильмах.
Многое становится реальностью, строятся заводы, фабрики, инфраструктура,
жилье, общественный транспорт, жизнь ощутимо улучшается в сравнении с пре-
дыдущей, поэтому многие образы из пропаганды перетягивали люди на себя.
И моя бабушка тоже перетянула образ независимой, самостоятельной, задористой
женщины с элементами феминистского эгоизма по отношению к мужчинам и ко
всем остальным. А образ гламурной современной барышни или содержанки был
бы для нее шоком и унижением.
Сегодня, располагая деньгами, вы преспокойно возьмете молодую красавицу,
модель, кутюрье или актрису (или ее сами сделаете, профинансировав). И она
будет вас ублажать, пока вы будете ее содержать и не потеряете контроль над
деньгами. При Совке такое было значительно умалено и подавлено. Во-первых,
из идеологически-политических соображений коммунизма, который подчерки-
вал равенство и далее по ниспадающей до самых низов общества в продвигаемой
пропаганде.
Во-вторых, содержанство, жизнь за чужой счет, без труда, без результатов
пользы для общества считалась унизительной, была «пережитком капитализма»,
мещанством, результатом «кабалы денег».
Во многих сегодняшних описаниях Совка, особенно среди его ненавистников,
женщины показаны в тяжких работах и быту. Но опять же: с чем сравнивать?
С царской Россией? С рабочими кварталами Бирмингема, Нью-Йорка или какой-
нибудь британской колонией аналогичных годов? Обычно сравнивают с сегод-
няшней Европой, но только с благополучной. Ненавистники Совка рассказыва-
ют о тяжелой работе женщин, забывая о провозглашенном равенстве. Им надо
перестать говорить о равенстве и феминизме или замолчать о тяжелых работах.
Тем более что, как бы там ни было, но тяжелые работы в Совке также больше
лежали на мужских плечах. Даже сравнивая сегодняшний день и Совок, можно
говорить о том, что хотя политических свобод у женщин тогда было меньше,
но социальных, бытовых, равных мужчинам свобод было больше, чем сегодня.
Даже только потому, что в СССР не было многоженства (как сегодня де-факто в
исламской части Совка) и оно жесточайшими методами искоренялось (почти как
раскулачивание и коллективизация), коммунальные тарифы были более доступ-

157
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

ными относительно зарплаты (во множестве городов Украины центральное снаб-


жение горячей водой, организованное при СССР, отсутствует годами и утеряно в
принципе, отопительный сезон максимально уменьшен, и всё это выводится в ин-
дивидуальное пользование, привязанное к личным возможностям и деньгам. Моя
бабушка получала 117 руб. пенсии и до 10 рублей платила за все коммунальные
платежи 3-х комнатной квартиры – спроецируйте на сегодня в процентах, соот-
нося с нынешними пенсиями в Украине), социальные выплаты гарантировались
государством и выплачивались. А горячая вода и отопление в огромной степени
влияют на жизнь женщины и ее положение в обществе.
Тот же СССР дал миру и впервые массово, в равной степени применил «де-
кретный отпуск», доведя его со сталинского периода со 112 дней до 1,5 года в
1982 г12 и 3 лет с оплачиваемым отпуском до полутора лет в 1989 г.13. В 2017 году
в США декретный отпуск составлял 12 недель, а в Канаде 17-недельный введен
только с 2000 г. «Декретный» называется потому, что в 1917 г. был принят Декрет
«О пособии по беременности и родам» вместе с декретами о 8-часовом рабочем
дне, об уничтожении сословий и гражданский чинов, об отделении церкви от
государства и церкви от школы и проч., которые повлияли на жизнь и равнопра-
вие женщин в том числе. А в остальном мире отпуска по беременности и родам
стали массово применяться только после 1952 года, а именно после конференции
Международной организации труда, проходившей в Женеве. То есть фактически
для обычного населения мира, женской половины, этот «бонус» появился с но-
вым витком противостояния между Совком и капитализмом с целью повышения
контроля над революционными настроениями. Поэтому, сравнивая права жен-
щин всего мира с СССР, необходимо помнить, что о многом забывается, особен-
но победителями Совка, переписывающими популярную историю в пропаганде.
Именно революция в России и Совок дали женщинам мира огромную долю их
свободы и равенства мужчинам.
Основными ограничениями для женщин, как и для мужчин, при СССР были
политические права, связанные с голосованием лишь за одну политическую силу –
ВКП(б)-КПСС. Второстепенными ограничениями были запрет браков между
советскими гражданами и иностранцами до 1953 г., браки признавались и про-
водились по советским законам. Были периоды временного запрещения абортов
(при Сталине, рядом с периодом Второй мировой войны). Раздельное обучение

12
Разъяснение, утвержденное постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от
6 июля 1982 г. № 156/10-30 «О порядке предоставления женщинам частично оплачиваемого от-
пуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительного отпуска
без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет».
13
Постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. № 677 «О порядке
предоставления женщинам частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения
им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за
ребенком до достижения им возраста трех лет», а также Постановление Государственного комитета
СССР по труду и соцвопросам от 29.11.1989 № 375/24-11 «Об утверждении разъяснения к этому
постановлению».

158
5. Разделяющие факторы в геополитике

мальчиков и девочек в школах сталинского периода некоторые авторы также за-


писывают в унижение девочек, что очень спорно, а во многом и положительно
наоборот. Потому как даже сегодня многие самые престижные пансионы для де-
тей элиты являются раздельными. Также некоторые авторы считают унижением
женщин обязанность трудиться в СССР под угрозой уголовной ответственности
за тунеядство. Но какое это имеет отношение к равенству между мужчинами и
женщинами, не ясно, ведь мужчины имели такую же обязанность. Но в отличие
от мужчин женщины могли «работать» домохозяйками. Встречал однажды одну
активную лесбиянку-феминистку, которая обвиняла Совок в том, что он ограни-
чивал и не допускал женщин к службе в армии и силовых структурах в отличие
от многих других стран. Но это не правда, потому как женщины также служили
в армии на наемных должностях, не требующих тяжелого труда – телефонистки,
секретари, шифровальщицы, операционистки и проч. Прецеденты службы жен-
щин в Совке до генеральских чинов неизвестны, но первой в мире женщиной-
космонавтом была именно советская Валентина Терешкова. А министром куль-
туры СССР проработала подряд 14 лет (с 1960 по 1974 г.) Екатерина Фурцева.
В 1985 году в Верховный совет Украины было делегировано из 650 депутатов 234
женщины14, что составляло 36 %. В депутаты местных советов из 527 тыс. 799
депутатов было выбрано 259 тыс. 795 женщин, те есть 49 %. Конечно, во многом
это была закулисная квотная показуха, потому как законодательная деятельность
максимально проводилась в тренде центральной политики и как бы чуть больше
оптимизировала центральное союзное законодательство под национальный ко-
лорит, но всё же. Депутаты совмещали работу в Верховной Раде с другими вида-
ми деятельности и собирались на сессии два раза в год, на которых фактически
утверждали заранее подготовленные законопроекты, исходившие из ЦК КПУ. По
сути, это была больше почетная деятельность, чем законодательная. Но, учиты-
вая процентные показатели женщин во власти, да и во всех сферах экономики
Совка, даже если еще их сравнивать с другими развитыми странами, не говоря
о бывшем третьем мире, то права женщин в Совке окажутся на голову выше,
чем во всем остальном мире. В Верховной раде Украины 8-го созыва 2014 г.
было выбрано 47 женщин, или 11,1 % от общего состава, причем в Раде этого со-
зыва женщин было больше, чем в каком-либо предыдущем созыве за все 27 лет
независимости Украины. То есть совковые украинские 36 % и «незалежни» укра-
инские 11 % ярко и четко демонстрируют представительность женщин и гендер-
ное равенство в Совке и постсовке. Мало того, в современном мире этот соотно-
шение составляет 22 %, а в развитой Европе достигает 25 % 15. Стоит заметить:
как в Верховный Совет Украины, так и в Верховную раду женщины попадали не
только как активные общественные деятели, но и как любовницы элиты. Вопрос,
где и каких было женщин больше, предполагает более глубокое исследование.
14
Ежегодник Большой Советской энциклопедии 1986 г.
15
«Украинская правда» (12.11.2014): «В новой Раде наибольшее количество женщин за всю
историю».

159
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Таблоиды современной Украины часто обсуждают детей и полюбовниц элиты,


которые попадают в парламент и на высокие должности. В СССР, конечно, такое
было глубоко завуалировано и пресекалось КГБ и партийным контролем. При
Сталине родственники, жены и полюбовницы в первую очередь попадали под
репрессии по связям с объявленными «врагами народа». При этом совершенно
не было избирательности от высоты должности, наоборот: чем выше должность,
тем больше риски. Вспомните ту же П. Жемчужную или Аллилуевых. В более
позднее время эти гайки раскручивались, пока СССР не рухнул, а дети совковых
приспособленцев-коммунистов стали в момент самыми ярыми критиками и ли-
бералами, превращая коррупцией народное в частное. Поинтересуйтесь биогра-
фиями политиков последних 30 лет, их родителями и взаимосвязями.
Положение женщины в обществе при СССР значительно улучшилось. Об
этом говорит и то, что после медицинской реформы Семашко в разы снизилась
детская смертность. Даже в позднем разваливающимся Совке обычная женщи-
на имела больший доступ к медицине, чем сегодня. Колхозницам не надо было
ехать в город за элементарной медпомощью, а можно было обратится в сельскую
амбулаторию, которые сегодня уже в Украине повсеместно закрыты. Женские
консультации в Совке были повсеместно районированно распространены и бес-
платны. Сегодня многие женщины задумываются о посещении гинеколога из-за
стоимости: для многих эта услуга является малоподъемной. Бывшие совковые
бесплатные очереди к женским докторам в консультациях теперь зарегулированы
стоимостью посещения, а некоторые женщины вообще этого сегодня себе позво-
лить не могут. Многие современные улучшения в медицине нынче преподносят-
ся критиками как доказательство ущербности совковой медицины, но в большин-
стве случаев это ложь. И улучшения являются прежде всего банальным времен-
ным развитием технологий. Тот же аппарат УЗИ (первое отделение ультразвука
было создано на базе Акустического института АН СССР под руководством про-
фессора Л. Розенберга в 1954 году, и лишь с конца 80-х УЗД начала постепенно
массово внедряться в совковую медицину), который был при Совке, сегодня явно
лучше, но это фактор развития технологий. В СССР не диагностировались тот же
хламидиоз и уреоплазмоз, потому как тогда в мире их еще и не определяли как
заболевание в принципе. Язва желудка в СССР лечилась по-другому, чем сегод-
ня, однако это вопрос исключительно развития технологий, потому как в конце
1980-х только проходили эксперименты с бактерией Helicobacter pylori и лишь
в 2005 году Барри Маршал и Робин Уоррен удостоились мирового признания
Нобелевской премии за эту технологию. Медицинское обслуживание женщин
в Совке сравнимо лишь с десятком передовых стран Запада, а остальной мир
находился в глубокой несравнимой пропасти и недоступности. Китай, Индия,
Латинская Америка, исламский мир, Африка – все находились на не сравнимом
с СССР расстоянии. Сегодня же весь тот несравнимый третий мир подтянулся,
а постсовок даже не остался там же, а еще просел в доступности. При совковой
Украине даже мысли ни у кого не было лечиться в третьих странах, а теперь

160
5. Разделяющие факторы в геополитике

ездят. Третьи страны подтянулись, а мы просели. Знакомый уже в 2010-х ездил


в Пакистан делать операцию на почках. В совковые 1980-е советскому гражда-
нину в Пакистане или в подобной стране руки страшно было бы помыть, не то
что ехать туда лечиться или в какую-либо другую страну. И это касалось почти
всех стран мира, кроме первой десятки, на которые совковые граждане смотрели,
проецируя себя в роли миллионеров, мечтая там жить. Но теперь Совок сам стал
третьим миром. Украина в 2017 году попала на 135-е место из 148 оценивае-
мых по уровню здравоохранения в мировом рейтинге, составленном британской
аналитической организацией The Legatum Institute16. О каком улучшении положе-
ния женщин на постсовке можно говорить с таким падением уровня медицины?
Стало ли им жить лучше, если опустить временное развитие технологий и даже
если принимать их во внимание? Стали ли современные женщины более уверен-
ными в завтрашнем дне, чем совковые?
Советские и постсовковые женщины даже спустя треть столетия после паде-
ния СССР отличаются от тех же западных. Например, в Германии или Польше, где
сегодня гастарбайтерит много украинок, можно уловить эти различия. Совковые
и постсовковые женщины еще в 2010-х преподносят эффект впечатления над
комфортностью. Моду над удобством. Если по Варшаве идет женщина, которая
выделяется от остальных своей сексуальностью и желанием произвести впечат-
ление, – это в подавляющем случае украинка и выходец из постсовка. Каблучок
вместо кроссовок. Мини вместо длинного. Более яркий визаж-макияж. И прочие
маленькие, но заметные отличия. С годами это все больше и больше стирается,
особенно среди новой буржуазии. Наши постсовковые женщины повсеместно
знают об этом и даже порицают друг друга и самих себя, но это у них получается
природно, автоматически и даже как-то невинно. Хорошая знакомая из семьи с
высоким даже по европейским меркам доходом постоянно акцентирует на этом
внимание и критикует наших барышень за границей, сразу выделяя их из толпы.
Но в то же время, подавляя в себе желание выделиться, чтобы быть похожей на
продвинутых европейских женщин комфорта, она всё равно подспудно, с природ-
ным вкусом прилагает усилия, чтобы выглядеть привлекательней, чем окружаю-
щие. Дорогая брендовая, но не китчевая и без надписей одежда всегда выделяет
ее из толпы. Такое себе «скромное обаяние буржуазии». Думается, если бы у нее
не было соответствующего дохода, то она бы так же стремилась выделиться, как
все остальные постсовковые женщины, что, конечно же, выглядело бы более кит-
чево, потому как контрафактная одежда, на которую бы у нее максимум хватало
бы денег, как у других, сама по себе китч. По моему мнению, в этом желании вы-
делиться нет ничего зазорного, хотя многие женщины, особенно постсовковые,
спустя четверть века после Совка по этому поводу комплексуют (естественно, не
имею в виду маргиналов, откровенно низшие слои общества или «быдло», изви-
ните, как говорят в Польше).

16
11-е издание рейтинга см. на сайтах www.li.com и www.prosperity.com.

161
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Желание выделиться природное и естественное: так самки привлекают самцов


и внедряют между ними дух соревновательности для определения лучшего. И это
присуще всем женщинам мира. Но у нашей «второй половины», произошедшей
из СССР или имевшей здесь родителей, постсовков, желание выделиться выше,
чем у остальных, оно присуще также по историческим причинам. Дело в том,
что советские женщины развивались в очень непоступательной, порывистой эво-
люции. Если сказать грубо и упрощенно: из грязи в князи. Из малограмотных
крестьянок конца XIX – начала XX века постреволюционный рывок в феминизм
и равенство по правам с мужчинами, избирательное право, декретные отпуска,
возможность абортов, значительное увеличение рабочих мест для женщин из-за
допуска их к бывшим мужским профессиям вроде учителей и докторов и проч.
Десятилетие назад (до 1917 г.) она еще читать не умела, а теперь (1920-е гг.)
сравнивает себя в модных журналах с баронессой Ротшильд, феминисткой
Симоной де Бовуар или Айседорой Дункан. Вспомните Элочку Людоедку и дру-
гие женские персонажи И. Ильфа и Е. Петрова или фельетонов М. Булгакова.
Вчера она еще кидала навоз вилами в селе, а сегодня в городе пытается зарабо-
тать на фильдеперсовые чулки и хоть в чем-то быть похожей на какую-нибудь
Лилю Брик, Нэнси Кунард или Фриду Кало. Представьте, какой рывок сознания
и эволюции. При этом огромные желания и всё еще ограниченные возможности
материальной стороны в связи с разрухой после Гражданской войны и всего проч.
Потом тридцатые: только жизнь начала налаживаться, новая, еще более страш-
ная война. И снова путь из военных ватников, валенок и формы к гражданской
женской одежде. А кто-нибудь задумывался о переживаниях и душевных трав-
мах женщины в период войны, монотонной жизни, однотипной для миллионов
одежды-формы в ее порывах хоть как-то выделиться из однообразия и найти того,
с кем она бы смогла создать семью, детей и увидеть будущее? После Второй ми-
ровой войны многие женщины в Европе из-за значительного недостатка мужчин
боролись между собой и выходили замуж за калек – лишь бы продолжить род и
иметь детей. А представьте, что было здесь, в постсовке, где погибших и разру-
шений было в разы больше. Ведь ни одну территорию мира так часто не рвали
в XX веке с таким количеством погибших, как Российской империи. Конечно,
поэтому в генетической памяти постсоветских женщин автоматически отклады-
валось стремление выделиться среди остальных, даже если они одеты в военную
форму и у них в гардеробе три рубашки, двое трусов, самосшитый бюстгальтер
и одна помада для праздников. К тому же это уже не дореволюционная селянка-
крепостница, а женщина с высшим образованием, например, как моя бабушка.
Более позднее совковое однообразие, мода с опозданием на пару лет, дефицит
модного тоже не особо радовали модниц. Поэтому за советский период, охваты-
вающий 70 лет, у трех-пяти поколений женщин выработалось стойкое стремле-
ние выделиться, быть лучшей с минимальными ресурсами, более сексуальной
и привлекательной. Естественно, другим женщинам (на правах конкуренток)
это кажется выпендрежем, а мужчинам нравится. Соответственно, женщины из

162
5. Разделяющие факторы в геополитике

постсовка пользуются в других странах «спросом», потому как они более эффек-
тно выглядят на фоне чуть более расслабленных жизнью конкуренток.
Конечно, можно сравнивать советских барышень и высший женский свет цар-
ской России. Но сколько было в процентном отношении этого женского света
царской России? Доли процента? Просто посмотрите фото тех лет. Сравните по-
ложение обычной сельской женщины (сельского населения было около 80 %) до
революций и после. Например, фото этнографа западной части Российской им-
перии, Белоруссии, Полесья, Волыни Иссака Сербова и прочих. Рекомендую сай-
ты: https://kolekcijos.biblioteka.vu.lt/en, https://www.etoretro.ru/, https://pastvu.com/.
«Волинські новини» часто публикуют старые фото (https://www.volynnews.com/).
Обратите внимание на лапти, сапоги, одежду, быт и то, как это трансформирова-
лось позже, притом по обе части границ, а также и после Второй мировой войны.
В совковом обществе, особенно в начале его существования, считалось, что
раз женщину в правах сделали равной мужчине, то и обязанности у нее должны
быть равные. Раз женщин пустили в доктора, учителя, чиновники и в прочие ра-
нее исконно мужские профессии, то они могут быть и шахтерами, сталеварами
и разнорабочими. Учитывая, что начальный период Совка с коллективизацией
и индустриализацией связан со значительным исходом жителей сел в города,
там оказывалось много малограмотных селянок, которые трансформировались
в грамотных городских и приобретали шарм женщины. Естественно, чем выше
образование, знания, тем меньше у человека желания заниматься однообразным
физическим трудом, а к женщинам приходит еще и понимание того, что в физи-
ческом плане она не ровня мужчине в переносе рельсов и тачек с углем. Поэтому
если при Сталине бывшие селянки с задором исполняли тяжелые мужские рабо-
ты на фоне равенства с мужчинами, то позже, с пониманием и развитием, этот за-
дор спал и женщины массово становились всё более естественно женственными.
Те же, кто остались с сельским тягловым восприятием жизни, низы, продолжали
заниматься тяжелым физическим трудом (в основном разнорабочих). Поэтому на
фото времен Совка можно увидеть, как мужеподобные женщины трудятся разно-
рабочими на укладке каких-нибудь рельсов или асфальта. Но это не было прису-
ще массам женщин, а лишь являлось обыденным и сегодня явлением социальных
малограмотных низов общества.
После Второй мировой войны, когда жизнь постепенно начала входить в нор-
мальное русло, женщины стали привычными и обычными для восприятия совре-
менного человека. Пафос феминизма, трудового равенства и соревновательности
с мужчинами, революционного задора перевернуть мир сошел на нет. Женщины
де-факто стали слабым полом, как в восприятии и до российских революций сре-
ди образованной части населения. Но в то же время среди этих «новых» женщин,
относительно дореволюционных, была понижена тяга к содержанству, они были
менее зависимы от мужчин, самостоятельны. Советские женщины имели боль-
ше возможностей зарабатывать деньги наравне с мужчинами, чем сегодня. Их
охраняло трудовое законодательство, а за тунеядство могли и наказать. Жизнь с

163
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

помощью мужчины и со своего труда приветствовалась, а жизнь за счет мужчины


и на его содержании порицалась и считалась унижением достоинства. Женщина
могла быть или замужней домохозяйкой, занимающейся детьми, или работницей.
Такого, как сегодня, когда барышни, как домашние зверьки-любимцы, живут на
полном содержании для ублажения мужчины, не было. А если и встречалось, то
считалось редкостью, присущей околоисламскому миру, жестко подавлявшемся
в Совке. В европейской части СССР обычно женщина работала на менее тяжелой
работе, чем мужчина, и ее заработок позволял ей формировать если не половину,
то треть обычного семейного бюджета. И такое положение женщины было по­
давляюще массовым, а не микропроцентным.
Естественно, что женщины, которые имели возможность сами себя содержать
и зарабатывать на жизнь, были более самостоятельны, независимы и своенравны.
Поэтому развестись, по сравнению с дореволюционными кременами, было на-
много проще и реальней. В то же время в СССР, после 1930-х годов, целенаправ-
ленно пропагандировалась семья, и если сравнивать с современным обществом,
то развод был более сложным процессом. Разводы среди общественных деяте-
лей, партийных и руководящих работников, любых чуть более видных людей
были проблемой и осуждались распропагандированным семейными ценностями
советским обществом. Членов партии, да и остальных, за развод чихвостили на
закрытых собраниях. Мой дед, например, прожил с бабушкой двадцать лет без
развода, хотя реально они не жили как семья. Как коммунист и член партии, он
не хотел порицания, а также всех исходящих отсюда проблем. «Крепкая семья –
основа советского общества» – так гласила и продвигала в сознание совковая
пропаганда. Кроме этого, сам по себе развод вызывал множество юридических и
материально-бытовых проблем, связанных с недвижимостью, проживанием, раз-
меном, разделом имущества. А всё, что касалось слова имущество или частная
собственность в СССР, уже вызывало определенное порицание и воспринима-
лось как алчность и жадность низких проявлений человеческой натуры. Дед раз-
велся только падения СССР.
Но в то же время из-за независимости и самостоятельности женщин (если
не брать во внимание факторов войны) в СССР было много матерей- одиночек.
Множество знакомых, даже из моего старого советского двора в Луцке, могут
назвать себя детьми матерей-одиночек. У меня самого не было отца, и в нашем
дворе было немало таких семей. Прежде всего, главная причина коренилась в
том, что женщины могли жить, содержать и воспитывать своих детей отдель-
но и самостоятельно. Да, им было тяжело, но фактор самостоятельности и са-
модостаточности перевешивал это «тяжело». Обычно матери-одиночки жили в
однокомнатных, максимум в двухкомнатных квартирах или с родителями, напри-
мер, как моя мама. Еще весомым фактором, который позволял так жить мате-
рям-одиночкам, была стабильность. Длительная стабильность на годы вперед.
Обязательное трудоустройство (государство обязано было предоставить работу,
близкую специальности и образованию), годами стабильная зарплата, бесплатная
школа, садик, высшее образование, оплачиваемый отпуск и символическая плата

164
5. Разделяющие факторы в геополитике

за детский отдых летом, санаторий, бесплатная медицина – всё это позволяло


женщине жить независимо от мужчины и самостоятельно воспитывать ребенка
или двух. Сегодня это большая редкость, когда женщина без мужской помощи,
без каких-либо наследств и богатств самостоятельно может содержать себя и вос-
питывать ребенка. Нынче это намного сложнее, потому как везде и за всё надо
платить, а источники доходов и расходная часть могут непредсказуемо и карди-
нально меняться. Сегодняшняя мать-одиночка живет в намного более глубоком
стрессе, чем при СССР, и ее существование зависит во многом от того, есть ли у
нее тот, кто поможет, а обычно это мужчина или родители.
В любом случае, несмотря на историю, женщины оставались женщинами.
Желание быть привлекательной, сексуальной, семейной, с детьми, хозяйкой,
«хранительницей очага» всё равно преобладало над пропагандой обществен-
ной активистки, товарища и труженицы. Даже моя бабушка, впитавшая всю
сталинскую пропаганду общественно-социалистической направленности жизни
и во многом поддерживающая ее, когда касалось ее личного, одежды, питания,
удобств исподволь всё равно выдвигала личное, индивидуальное над обществен-
ным. Заложенное природой всегда сильнее, чем идеологическое. Поэтому, когда
идеология отходит от естественного слишком далеко, как, например с коммуниз-
мом, она превращается в утопию.
Из чисто женского я больше всего помню посещения с мамой парикмахера.
Химзавивки в СССР в 1970-х были в моде и осуществлялись в специальных аппа-
ратах-колпаках, которые стояли во всех парикмахерских. Большие парикмахерские
напоминали конвейерные цеха, где такие аппараты стояли рядами по 5-10 штук.
Даже когда химзавивки вышли из моды, аппараты стояли во всех парикмахерских.
Некоторые парикмахеры, обычно солидные с большой практикой пенсионеры,
стригли дома. И что меня поразило тогда, так это комната в квартире, оборудо-
ванная полностью как в парикмахерской. Парикмахером была подружка моей
бабушки, и она, будучи на пенсии, стригла дома. Мама и бабушка старались при-
чески делать у нее. Она была отличным мастером и продолжала работать, хотя
ее сын занимал должность начальника отдела кадров в управлении КГБ области.
Обычно это была не просто модельная стрижка, она скорее напоминала сегод-
няшний поход в салон с единственной оговоркой: отношения между мастером и
клиентом были дружескими, а не наемными. Кроме прически, кофе и журналов,
они еще о чем-то оживленно болтали, что наводило на меня скуку, если в это вре-
мя не показывали по телевизору ничего занимательного. Прическа делалась часа
два-три, и к завершению это меня приводило в бешенство, поэтому я старался
всячески избегать посещения парикмахерских с женщинами. Насколько я помню,
модельная стрижка стоила рублей пять. В обычной государственной парикма-
херской можно было сделать стрижку и за рубль пятьдесят, завивка на бигуди
с сушкой стоила 80 копеек, а маникюр 40 копеек. Но там всегда была очередь.
А хорошего мастера благодарили дополнительно какой-нибудь шоколадкой, кон-
фетами или «презентом».

165
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Другое дело было стричься с дедом. Он ходил раз в две недели в обычную
парикмахерскую через дорогу, к одному и тому же мастеру годами на «польку»
или «канадку» за 40 копеек. В конце обязательно очень обильно душили одеко-
лоном (для дезинфекции, как говорил мой дед), нажимая на большую пристав-
ную к флакону резиновую грушку, похожую на клизму. Нас стригли быстро и без
очереди (дед созванивался заранее), потому как обычно на мужскую стрижку к
профессионалу, а не к стажеру (парикмахерская «учкомбината») была очередь
человек пять. Стригла женщина низкого роста, которой во время стрижки при-
ходилось постоянно работать руками чуть ли не выше своей головы. Это меня
удивляло, и я не мог понять, как она могла отрабатывать целый день с поднятыми
руками, работающими ножницами и машинкой. В мужских парикмахерских, в
отличие от женского зала, головы не мыли, поэтому после парикмахерской обыч-
но шли домой мыть голову.
Сексуальная жизнь женщин в Совке была отнесена за занавес. Советские жен-
щины занимались не сексом, а «любовью». Секс был всегда, и никаких ограниче-
ний на него не предусматривалось. «В СССР секса нет» – это пропагандистская
ложь. Просто считалось, что говорить о сексе неприлично, и эта тема была глубо-
ко интимной. Материалы с оголенным телом, эротику, не говоря уже о порногра-
фии, в СССР можно было увидеть только из-под полы. Вообще, всё, что касалось
чистого секса, считалось низостью и животной похотливостью. Люди должны
были прежде всего любить, а секс уже шел как биологическое дополнение к
любви. В какой-то мере такой взгляд – это продукт революционной женской фе-
минизации общества, потому как чувства ближе женщинам, нежели мужчинам,
которые находятся в природном поиске секса и новых партнерш просто исходя
из биологического эффекта Кулиджа. Женщина накапливает, трансформирует и
хранит информацию в себе, а мужчина ее собирает в женщину и обменивает. Это
описано в «Одиссее» Гомера, когда мужчина объехал весь мир, но вернулся к не-
отодвигаемой кровати Пенелопы.
Порнография в СССР была запрещена, а за ее распространение полагался
срок. Хотя уже в 1980-х на порнографию из-под полы смотрели сквозь пальцы.
Первый раз я столкнулся с порнографией в школе. Солдаты, делавшие ремонт в
классе (отец одного из одноклассников был командиром военного строительного
батальона, «стройбат»), рассматривали черно-белые фотографии-копии с ино-
странных игральных карт. Там смутно, сквозь плотную дымку неоднократного
проявления, угадывалась похотливо раскинувшая ноги барышня. Я, заглядывая
в класс с интересом «о том, чего они там наремонтировали», увидел шедевр – и
это порвало мое воображение. Оголенное женское, да и мужское, тело в Совке
можно было увидеть лишь в искусствоведческих энциклопедиях на фотографиях
каких-нибудь древнегреческих статуй. Естественно, что я выкупил эту фотогра-
фию и договорился приобретать и другие по цене один рубль (это как в 2017 г.
примерно сто гривен или 4 доллара). Я уверенно считал, что это позволит мне
не только насладиться видом голого женского тела и чувственности, познать

166
5. Разделяющие факторы в геополитике

новые аспекты анатомии и психологии, но и позволит заработать каких-то денег


на перепродаже. Фотография, принесенная мной на следующий день на хор, под-
вела всё занятие примерно 30-40 хористов к грани срыва. Перед уроком я показал
ее дружественным мальчикам, и она произвела эффект разорвавшейся бомбы.
Впечатленные увиденным, с горящими глазами, мальчики передавали фотогра-
фию из рук в руки, приговаривая: «Ни фига себе, смотри, смотри!». Через минут
пять такого просмотра я с трудом отобрал фото, чуть его не порвав. Весть о такой
штучке разнеслась среди остальных хористов и дошла до девочек. Началось за-
нятие, и под распевку «ми-мэ-ма-мо-му» переросло в зыркающие пересмотры
и перешептывания на тему «дай поглядеть, где взял и есть ли там еще такое?»
Уже на первом перерыве по настойчивому требованию я вынужден был показать
фото старшим на год-два девочкам. Они не поверили своим глазам и смотрели
на меня как на пионера-героя войны Леню Голикова. Меня это очень насторо-
жило. Но потом я увлекся беседой с одним очень заинтересованным мальчиком,
который предложил мне обменять фото на модельку машинки, на что я отказал
и безрассудно выставил цену в 5 рублей. Мысленно я уже подсчитывал барыши.
Естественно, что у мальчика таких денег не имелось, а желание обладать «ро-
скошной» фотографией было, что вызывало в нем глубокие противоречия черной
зависти. Поэтому мальчик начал меня шантажировать тем, что он расскажет пре-
подавателю, что у меня планшете (вместо портфелей модно было носить кожа-
ные военные планшеты) голая женщина. Я вынужден был оперативно спрятать
фото под рубашку, засунув в штаны. Вторая половина занятия также проходила
под пристальными взглядами и перешептываниями, но уже к ним подключились
девочки. Обстановка накалялась, и я сидел как на углях, проклиная себя за глу-
пую затею и поглядывая на мальчика, который мне ехидно улыбался, угрожающе
подмигивал и кивал. Преподавательница начала замечать, что происходит какое-
то непонятное ей движение среди взбудораженного хора. Хор рассинхронизиро-
вался. Повышенное внимание детей было направлено в сторону второго сопрано,
где сидел я. Преподаватель обратила внимание на мальчика, ехидно корчивше-
го мне рожи, и спросила у него: «В чем дело?» Мальчик сначала пытался «от-
некнуться», но потом его страдальческая душа не выдержала и он, гордо подняв
голову и с переполнявшим его видом честности и справедливости, сказал:
«А у Морозова есть порнография!» Хормейстер подошла ко мне и сказала: «Давай
сюда!». Я ушел полностью в осадок, и, если бы в тот момент я хоть немного хо-
тел в туалет, у меня бы это рефлекторно быстро получилось. С каменным видом
я попытался выдавить из себя возмущение, что у меня ничего нет и ничего не
знаю. Благо хормейстер была женщина с умом: понимая, что какие-то выяснения
ни к чему полезному или хорошему не приведут, захлопала в ладоши и призвала
всех собраться и продолжить партию. После занятия она подозвала меня к себе и
сказала, что обыскивать неприлично и она не собирается этого делать, но в свою
очередь просит о том, что, если я и принес на занятия что-либо неприличное, что-
бы больше такого не повторялось. Потом переспросила, понял ли я всё или нет.

167
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Я радостно, как бычок от мух, замотал головой, что, мол, понял, понял и «ни-
когда». После чего учительница сказала: если такое повторится, она вынуждена
будет объясниться с родителями. У меня в голове пронеслась страшная, напол-
ненная глубоким позором, сцена объяснения с мамой или бабушкой, и я опять ее
заверил, повторяя: «Никогда!». С горящим от стыда лицом и огненными ушами
я пошел к выходу, тихонько прижимая фотографию под животом. Человеческая
природа лицемерна, изменчива и коварна. Пока дошел к выходу, я уже подбадри-
вал себя, что у меня всё равно ничего бы не нашли, потому как никто бы под ру-
башку не полез. На центральном входе в Дворец пионеров меня ждала девушка с
нашего хора. Она была на года два старше меня и предложила вместе идти домой,
при этом начала расспрашивать о фотографии. Мне сперло дыхание второй раз за
день. Домой автоматически мы шли каким-то новым обходным путем, чтобы до-
рога была длиннее. Я находился в эйфории от такого внимания, да еще и от такой
темы. Мое воображение просто бурлило, а фантасмагории переполняли меня. На
ее расспросы: «Где я взял такую фотографию?» – я как истинный «сказочник из
далекой Индонезии» придумал целую историю о старшей знакомой паре, которая
фотографируется голышом. Закончилось это тем, что я ей тоже предложил фото-
графироваться голой и познакомиться с этой парой, на что девушка, в принципе,
была согласна и восприняла идею с интересом. Но дальше разговоров дело не
пошло, потому как я был глуп и труслив. Уже на следующих занятиях мой пыл
сильно упал, ведь мальчик продолжал меня шантажировать и доставать ехидны-
ми подколами о том, что я спекулянт порнографии. Поэтому я был тише воды и
ниже травы и старался побольше занятий прогулять или пропустить под разными
предлогами. А со временем я перешел из хоровой в вокальную группу и всё утих-
ло, потому как в вокальной группе аккомпанировала на фортепиано «Украина»
одна из самых роскошных женщин Дворца пионеров и «округи». Многие мальчи-
ки были в нее влюблены и с горящей жадностью наблюдали за волнением ее тела
во время игры на фортепиано или скрипке. У нее на столе обычно стояли цветы,
а ухажеры почти всегда привозили и увозили ее в авто, открывая ей двери. Она
была красива и беззаботна.
Основной проблемой советских женщин был дефицит и однообразие. То есть
деньги водились, но их можно было потратить на легкодоступный ограниченный
перечень товаров и такой же небольшой дефицитный, но для которого требова-
лись связи или перекуп у спекулянтов в два-три раза дороже. Например, в мага-
зине «Промтовары» продавалось 20 видов духов (образно) по дешевой цене, из
них 5 были в дефиците и продавались «для своих». И эти 20 видов продавались
по всей 300-миллионной стране, в которой женщин было 150 млн. Ну что такое
20 видов на такое количество женщин? Как им выделиться и преподнести себя?
Поэтому заграничные духи, косметика, различные наборы являлись роскошным
подарком, их везли оттуда многочисленные военные и инженеры. Стоит отме-
тить, что знакомые тогда друг другу контрафакта почти не продавали, берегли
репутацию: если покупали «Шанель», парфюм был «Шанелью», а не нынешней

168
5. Разделяющие факторы в геополитике

подделкой в 90 % случаев с играми уровня концентрации. Духи были духами, а


туалетная вода туалетной водой. Могли, конечно, обманывать и разбавлять, но
это было скорее исключением, потому как дефициты распространялись «по зна-
комству», «среди своих», с мыслью о будущем взаимном обмене услугами, кро-
ме этого, такое случалось на грани легальности, поэтому обидчику любая «ано-
нимка» (анонимная жалоба) могла создать немалые проблемы в зависимости от
жесткости совкового времени. Но от дефицита больше всего страдали советские
женщины, которым каждый день приходилось думать о том, как выделиться в
условиях массовой одинаковости.
Купить, продать, договориться, найти взаимосвязи, войти в доверие, незамет-
но и вовремя померять, отблагодарить, достать красивую необычную, модную
вещь, а если ее недостает, компенсировать это развитием богатства внутреннего
мира – всё это требует мышления. Это не сегодня: раз, и пошла на шопинг лишь
с одним ограничением – деньги. В Совке, если женщина выглядела красиво и
эффектно, это автоматически означало в большинстве случаев что она была умна.
Для того чтобы быть красивой и эффектной, требовались ум, хитрость и боль-
шой словарный запас. Сегодня эффектная и красивая может открыть рот и для
связки слов автоматически использовать мат, что очень часто я слышу в киевских
ресторанах в непринужденных разговорах барышень. В советские времена у нас
в семье, в семьях соседей (напротив жила семья судьи, под нами – семья офице-
ра и его сына художника, над нами – еврейская семья преподавателей школы),
не говоря уже про пенсионеров, я ни разу не слышал мата. Даже на четвертом
этаже жила известная тогда семья трех блатных братьев (я их никогда вместе не
видел – они почти всё время сидели), но и от них я не помню употребления мата.
Удивительно, но эти братья были достаточно культурными и вежливыми людьми.
Хотя, может, мне это так тогда казалось. Мат был более характерен для хулигани-
стых подростков, которые при взрослых автоматически переставали его употре-
блять. Со своими старшими тетками я часто посещал различные кафе, особенно
во Львове, где они общалась с подружками – мата я не слышал ни разу. И вообще,
мат, если употреблялся вне своих подростковых тусовок, всегда крайне резал
слух и обращал на себя внимание.
Совковые женщины, кроме внешности, в связи с проблемой дефицита уделя-
ли большое внимание внутреннему развитию, умению поддержать беседу, чтобы
произвести впечатление не только внешним видом, но и богатым внутренним ми-
ром. Когда моя тетка встречалась со своим будущим мужем, будущим профессо-
ром, доктором исторических наук, она перечитала всю Советскую историческую
энциклопедию, различные издания «Слова о полку Игореве», активно покупала
историческую литературу с минимумом партийных вкраплений, особенно по ар-
хеологии и этнографии. Тетка жаждала быть ему интересной, соблазнить его не
только своим телом и видом, но и способностью поддерживать интересные ему
темы. А когда он защитил диссертацию и издал первую книгу, она крутила ее, до-
вольная, чуть ли не в предоргазменном состоянии, перед моим носом, повторяя:

169
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

«Смотри, какой он умный, написал и защитился, не то, что ты, бестолочь!». Моя
мама имела «блат» (взаимовыгодные знакомства она поддерживала продукцией
консервного завода, где работала) во всех ближайших книжных магазинах, где
минимум раз в неделю покупала какую-нибудь книжку или оформляла подписку
на издание. На день рождения мне всегда дарили книги. Окружающие меня жен-
щины, кроме книг, читали журнально-газетную периодику, которую выписывал
мой дед и которую приносили домой почтальоны, потому как она не помеща-
лась в почтовый ящик. При этом я свою семью не считал особо интеллигентной,
ведь семья евреев-учителей сверху над нами вообще жила как в библиотеке. При
Совке был культ книги, мода на них. Книги были во многих семьях, и женщины
читали или хотя бы делали вид, что читают. Как сегодня модно сидеть в кафе с
ноутбуками или смартфонами, так в Совке сидели с книгами и какими-нибудь
научными журналами, желая произвести впечатление интеллигентной барыш-
ни. Единственное, что сегодня барышни сидят на сайтах знакомств и в соцсетях,
«лайкая фотки», а тогда вынуждены были все-таки читать книги. Многие деви-
цы при Совке ходили знакомиться в библиотеки, потому как там можно было
встретить интеллигентного и перспективного мужа, а не «работягу» с завода.
Библиотеки были детские, юношеские, взрослые и специализированные. В дет-
стве и юности я очень часто посещал библиотеки (я был записан в пять библи-
отек в 500 метрах от дома в разное время) и наблюдал, как молодые барышни
в читальных залах знакомились. В силу моего домашнего воспитания бабушки,
мамы и тетки, где женщина превозносилась как высокоморальное существо, тре-
бующее честного, галантного, преданного отношения с боку любящего мужчины
(а о сексе речи вообще не было, только «любовь»), я и представить тогда не мог,
что это такая технология поиска мужа. Ведь научные работники в Совке намного
больше зарабатывали в лучших условиях труда, чем нетитулованные граждане,
и даже в квартире им дополнительно полагался кабинет-комната. Сегодня, вспо-
миная ненавязчивые улыбки девушек и вскользь невинные вопросы по интересу-
ющей мужчин литературе, особенно у старших, я понимаю «эти золотые сети».
Совковые женщины, кроме женственности и красоты, имели какой-то дополни-
тельный шарм ума. Может, поэтому они мне казались более развитыми, красивы-
ми и привлекательными, чем сегодняшние.
Безусловно, были и «бычки», как их называли в народе. Ведь в конечном итоге
всегда всё зависит от богатства внутреннего мира конкретного человека. Но со-
вковая культура подавляла или пыталась как-то спрятать неблаговидные прояв-
ления грубости у женщин, особенно среди своих и для своих. Мода на книги, на
интеллигентность, на театр, кино, концерты (всё стоило копейки), комсомольские
и партийные пропагандистские вливания, осмеяние в карикатурах (стенгазеты
были на каждом предприятии и учреждении) каких-либо проступков, хамства
и пьянства – всё это даже женщин низов как-то стимулировало и направляло в
определенные рамки. Даже «бычки» пытались в кругу знакомых выглядеть луч-
ше, чем позволяло им их мировоззрение. Грубость и «бычковатость» женщин
проявлялись более всего к незнакомым им людям, где массы давили на них, не

170
5. Разделяющие факторы в геополитике

давая ничего взамен. Продавцы вынуждены огрызаться очередям. Работницы


заводских столовых, вокзальных буфетов, которые пропускали сквозь себя сот-
ни, а иногда и тысячи лиц, требовавших от них чего-либо по государственной
цене и даже не благодаривших, огрублялись. Тяжелый физический труд, равный
мужскому, преподносимый постреволюционным феминизмом, также огрубляет
женщину. Невозможно женщине укладывать рельсы или кирпичи и одновремен-
но перечитывать Шекспира и оспаривать Мережковского, при этом поддерживая
маникюр-педикюр и демонстрируя мужчине все богатства опыта Камасутры. Это
феминистический обман, который прилепился к центральным идеям марксизма и
воплощался в сталинские времена. И если такое возможно было напарить мало-
грамотным крестьянкам в борьбе за элементарно-первичные условия жизни и пи-
тания, то более поздним, образованным и обеспеченным людям такое очень тя-
жело доказать. Поэтому позднесовковый феминизм больше ушел не в равенство
мужчины и женщины как в начале века, а в индивидуальность и исключитель-
ность женской натуры. Сама эта исключительная женская индивидуальность,
шарм, женственность, сексуальность, особая привлекательность, чувствитель-
ность как качества, мало присущие мужчинам, вышли на первый план феминиз-
ма и противопоставлялись мужским. Равенство в труде, в правах и обязанностях,
за что боролись женщины в начале века, отошли на второй план. Теперь физиче-
ская слабость женщины в сравнении с мужчиной в феминизме компенсируется
ее исключительно женственными чертами и делает ее равной, при этом отодвигая
равные обязанности с мужчинами на второй план. Сегодня феминистки доби-
ваются «более равного» равенства с «менее равными» обязанностями. Эта одна
из причин того, что многие латентные мужчины всё больше перекрашиваются в
женщин. Мой знакомый, иммигрировавший в Канаду, бросил там всё вместе с
женой (точнее, она его бросила) и вернулся обратно. Он своеобразно определил
иерархическое место мужчины в современном феминистическом мире Канады
так: сначала идут дети, потом женщины, геи, домашние животные, а замыкают
всё мужчины. И это там кажется справедливым, потому как мужчины изначально
физически сильнее всех остальных, но в то же время равны им по внутреннему
миру. А сильные должны помогать слабым и имеют намного больше шансов на-
вредить слабым, поэтому за ними нужен глаз да глаз. Вот отчего один неров-
ный взгляд может быть расценен там как проявление сексизма. Но такое поло-
жение вещей в будущем имеет палку о двух концах. И это предмет уже другого
исследования.
В человеческой истории не существовало идеального общества, в котором
был бы идеально представлен баланс между женщиной и мужчиной в политиче-
ском плане. Крен в ту или иную сторону наблюдался постоянно от конкретного
исторического момента, потому как отношения между мужчиной и женщиной
в основе своей содержат противоречие между логическим и чувственным вос-
приятием мира – между женским и мужским началами со всеми исходящими
факторами. В основе направленности на прогресс этих отношений будут всегда
взаимоуважение и взаимопонимание необходимости сглаживания противоречий и

171
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

их гармоничного взаимодополняющего единения в одном целом. Соответственно,


для направленности на прогресс необходимо повышать уровень образованности
общества, который в силу увеличения знаний человека даст возможность пони-
мать более сложные процессы отношений между мужчиной и женщиной.

Плакат «Памятка беременной колхозницы» (1936 г.). Авторы: Е. Г. Карманова


и Н. Е. Гранат.
Текст плаката был следующим:
1) При задержке месячных – явиться к акушерке в колхозный родильный дом
и затем аккуратно приходить по ее назначению.
2) Отпуск до и после родов использовать для отдыха. Допустима лишь легкая
домашняя работа с разрешения акушерки.
3) Тщательно следить за чистотой своего тела, белья и одежды. Мыться в
бане не реже 3 paз в месяц; в последние месяцы беременности избегать слишком
горячей бани. Тщательно следить за зубами: утром и на ночь чистить щеткой,
после каждой еды полоскать рот теплой водой.
4) Спать не менее 8 часов. Перед сном хорошо проветривать комнату.
5) Со второй половины беременности и особенно в конце беременности пища
должна быть главным образом растительной и молочной. Спиртные напитки и
курение – воспрещаются.
6) Одежда беременной должна быть свободной. Необходимо носить панта-
лоны. Круглые подвязки вредны. Носить боковые на поясе. Со второй половины
беременности носить бандаж.
7) При появлении родовых болей (схваток) немедленно ехать в родильный дом

172
5. Разделяющие факторы в геополитике

Но вернемся к геополитике. Как бы там ни было, борьба за права и равенство


между полами со второй половины XIX века перешла в политическую сферу.
А это значит, что ее возможно использовать как часть идеологического противо-
стояния между государствами, используя часто как ширму для прикрытия геопо-
литических устремлений тех или иных государств. И как только она проявилась
в политике, ее сразу начали использовать также геополитически. Идеи, перерас-
тающие в политику и способные формировать вокруг себя политические общ-
ности, всегда используются государствами для давления или поддержки своих
интересов извне.
Например, одна из самых знаменитых суфражисток Великобритании Эммелин
Панкхёрст, которая проводила свои политические акции в достаточно жестком
ключе под лозунгами вроде «Свобода или смерть», с началом Первой мировой
войны перешла на «патриотические» позиции поддержки Великобритании в вой­
не против Германии. Хотя, казалось бы, где женские свободы и где борьба за
передел мирового влияния? Но, с другой стороны, ее можно понять, потому как
чужой мужик-доминант еще хуже, чем свой. И в этом она права. И если в сво-
их пропагандистских поездках по США она пользовалась успехом, то, прибыв в
июне 1917 г. в Россию, благодаря поддержке премьер-министра Ллойд Джорджа
она нашла несколько смущенное понимание социалиста А. Керенского, считав-
шего ее уже бывшей социалисткой. Тем более то, за что она боролась до 1914 г.,
уже в России законодательно случилось. А. Керенский закончил свой разговор
с ней словами о том, что ей «нечему научить женщин России». Он понимал, что
она приехала лишь пропагандировать за продолжение войны с Германией в ус-
ловиях, когда сама Российская империя находилась почти в стадии коллапса.
Британская суфражистка, пропагандирующая продолжение войны России против
Германии, – это как слесарь-водопроводчик, поясняющий хозяину затопленной
квартиры, который только перекрыл течь, весь вред от прорванного водопровода
с точки зрения директора ЖЭКа. Между тем это ярко показывает лишь то, как
Великобритания прилагала все усилия в тот момент для сохранения союзниче-
ской России в войне против Германии. Геополитика, использующая любые идеи
для продвижения своих интересов. И так поступала не только Великобритания.
Тот же СССР еще ярче продвигал идеи равенства полов, только уже со сво-
ей коммунистической колокольни, – вспомните Клару Цеткин, похороненную в
Кремлевской стене, или Розу Люксембург. Вспомните Международный женский
день 8 Марта – это яркая политическая агитка, продвигающая геополитические
интересы СССР в мире уже на протяжении почти 100 лет.
В нынешнее время «борьба за свободы полов», гендерное равенство также яв-
ляются элементом давления между странами. Вспомните акции движения Pussy
Riot вроде: «Богородица, Путина прогони!» и проч. Pussy Riot, между прочим,
в 2012 г., по версии британского журнала Artreview, в TOP-100 наиболее влия-
тельных людей в современном искусстве среди выходцев из России занимали
57-е место. По версии журнала  Foreign Policy, 16-е место в рейтинге TOP-100

173
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

самых влиятельных мыслителей года, в котором другие известные представители


России Евгений Касперский и Алексей Навальный заняли 40-е и 45-е места со-
ответственно. В том же 2012 году вошли в список самых впечатляющих людей
года по версии американского новостного портала Business Insider, заняв в списке
15-е место из 20. Главным достижением активисток издание называет не само
выступление в храме Христа Спасителя в Москве, а хладнокровие, с которым они
встретили «чрезмерную реакцию со стороны путинского аппарата».
В моей Украине также проходили акции за равенство прав между мужчинами
и женщинами, за гендерное равенство, за равенство LGBT-культуры. Но заметь-
те, все эти виды борьбы обостряются лишь тогда, когда усиливается геополити-
ческое противостояние за территории. После 2014 года с увеличившейся под-
держкой морскими державами национализма в Украине, который крайне холодно
относится к этим вопросам, такие акции и накал страстей поутихли в сравнении
со временами Януковича. Тут всё зависит от того, кто и с какими целями финан-
сирует «свободы» и в какой момент. Геополитическое давление с задачей взбудо-
ражить проблемой население, вызвать жалость к «жертвам» и вывести население
на улицы для создания картинки насилия неудобного правительства.
Хотя активизация и использование в геополитической борьбе необходимости
«свобод пола» не значит, что такой проблемы не существует. Просто ее следует
воспринимать уровнево: сначала геополитически, потом политически, а затем
как проблему, которую действительно поднимают к решению. Притом политиче-
ские методы выноса этой проблемы в общество играют здесь минимальную роль.
Прежде всего, это проблема образования и критического мышления. И если бы
сильные мира действительно хотели бы ее решить, они бы занимались не финан-
сированием активистов и акций, а финансированием образования для того, что-
бы расширить в массах осознание проблемы, максимально уравновесить и сгла-
дить ее. Не удивлюсь, что со временем возникнет какая-нибудь новая «борьба»
активистов за свободу мужчин от засилья женщин где-нибудь в Канаде. Шутка.
И, конечно же, это будет проблема образования масс, а не политики в ее геополи-
тическом противостоянии.

5.3. Расизм
Второй часто используемой идеей в противостоянии между геополитическими
тяжеловесами является следующая уровневая, также биологическая разность –
расовые различия. Если кто-то думает, что это проблема в первую очередь
Америки, то это крупная ошибка. США ввиду своего более динамичного разви-
тия из-за своего геополитического положения ранее с ней столкнулись.
На социально-психологическом уровне расизм объясняется потребностью в
коллективной солидарности, которая в случае с расизмом является более все-
объемлющей, чем в случае с национализмом (В. Малахов). Фактически расизм –

174
5. Разделяющие факторы в геополитике

более глубокий уровень национализма с откровенной биологической составляю-


щей. В XX веке возникло множество идей, которые в большинстве своем исклю-
чительно мракобесны из-за того, что люди, «изобретавшие» их, забывали о гео-
графии и влиянии климата. Все эти идеи «нордических рас», преобладания белых
над черными или азиатами, расовой «гигиены» – величайшие глупости только
из-за того, что не учитывался фактор географии и физики планеты. Ведь если бы
«нордические» расы жили в других климатических условиях, они бы не обладали
«нордическими» признаками. Так как это всего лишь вопрос «везения» места. Но
ладно то, что расисты ставят своим расам в заслугу изначально географические
признаки и результаты развития, забывая о том, что привяжи расового арийца к
пустыне Сахаре на несколько тысяч лет – и он начнет биологически изменяться,
подстраивая организм под условия. Дело в том, что расисты полагают: поведение
и культура предопределены сущностными характеристиками рас и групп, навя-
зывая якобы существующий принцип неснимаемости различий, что является ба-
нальной ложью. Согласно этим представлениям человек ими воспринимается не
как индивидуальность, приспосабливающаяся к условиям эволюции, а как член
определенной группы, общности. И на этих общностях они формируют полити-
ческие группы, получая дивиденды. На этом ими возводятся ложные стереотипы
поведения и вешаются «ярлыки». Но всё это ложное лишь потому, что человече-
ский организм под влиянием окружающих факторов является способным снимать
различия, меняться и приспосабливаться. Мало того, «модернизируя» организм в
биологическом плане, смешивая расы, эволюция буквально в нескольких поколе-
ниях приводит к появлению талантливых организмов «от природы», которые под
влиянием культурологических факторов сияют звездами в человеческой цивили-
зации. Вспомните фундаментальное влияние А. Пушкина на русскую культуру
или А. Дюма на французскую.
Да, можно говорить о каких-то различиях между расами, но в культурологиче-
ском плане споры сведутся прежде всего к возможностям, доступу к качествен-
ному и массовому образованию и грамотности. Проблема «отсталости» негроид-
ной, австралоидной, монголоидной рас в сравнении с европеоидной состоит не в
биологии или каких-либо природных разностях, а прежде всего в месте развития
рас с точки зрения географии, геополитики. Дело в том, что та же негроидная
раса развивалась в биологической колыбели человечества – Африке, которая
изолирована климатически и крайне самодостаточна для относительно простой
жизни, не требующей преодоления для массовой доли населения климатических
изменений лето –зима, как в северной Европе. Там нет значительно населенных
мест с сезонными перепадами температуры и климата, как в бассейне Балтики,
например, или России. Надень набедренную повязку или шорты и живи. В север-
ной Европе народы европеоидной расы получали более жесткий эволюционный
пинок к развитию, поэтому это стимулировало их к поиску новых технологий и
знаний по преодолению тягостей жизни. Климат, изрезанность береговых линий,
морей, протяженность геополитических платформ и еще множество факторов

175
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

исключительно географии заставили европеоидную расу стать более коммуни-


кативной, хитрой, приспосабливаемой для выживания, а соответственно, для
доминирования в мире. Это факт. Но факт мига, момента истории. Вроде того,
что именно географические условия Египта, Месопотамии, долины реки Инд
или Китая послужили основой для произрастания цивилизации человечества, а
потом частично угасли. Хотя до этого Африка стала биологической колыбелью
человечества, произрастание цивилизации сместилось в другие места. Точно
так же позже из мест произрастания цивилизации история под влиянием гео-
графических и климатических факторов перенесла развитие цивилизации в
места, более стимулирующие ее развитие, вроде Европы, Ближней и Средней
Азии или Китая. А под влиянием возросшего фактора морских коммуникаций
с XV века вообще поменяла акценты, передав ветвь доминирования морским
державам и новому континенту. Всё это моменты истории, которая находится
под влиянием прежде всего географического фактора. Но с увеличением на-
селения мир сталкивается с необходимостью универсализации, глобализации в
экономическом плане, с требованиями сохранения культурных идентичностей
и ослаблением, стиранием расовых и национальных различий в связи с пере-
населением планеты. Земля одна и круглая. Работают законы Гегеля в дальней-
шем развитии диалектики: закон «единства и борьбы противоположностей»,
«переход количественных изменений в качественные» и «отрицания отрица-
ния». История рас, национальностей, их взлетов и падений также подчинена
им. Поэтому акцентировать внимание на различиях рас или национальностей
контрпродуктивно с точки зрения будущности планеты. Все эти различия, даже
если они были, останутся делом истории и культурологии. И из них необходимо
выносить, прежде всего, позитивный опыт, чтобы не наступать на одни и те же
грабли истории.
Так, например, сегодняшняя Америка, в особенности США и Канада, а так-
же Западная Европа столкнулись с появлением «черного» расизма как ответной
реакции на ранее существовавший «белый» расизм. Белое население США все
больше сталкивается с ответной реакцией на рабство, существовавшее законо-
дательно до его запрета там А. Линкольном в 1863 году, расовую сегрегацию,
просуществовавшую фактически до 1960-х годов, и расовую дискриминацию,
бытовавшую почти до конца XX века. Разности между «белым» и «черным»
расизмом еще долго будут потрясать Америку, и на них будут играть внешнепо-
литические, геополитические игроки. Так же, как и США играют на националь-
ных различиях стран и народов, населяющих другие части мира, подогревая
там национализм. Понимая это, политические элиты США и Великобритании
стимулируют положительную дискриминацию.

176
Плакат со схематическим изображением корабля «Брукс», который перево­
зил рабов из Африки в Ливерпуль, в 1788 году издало британское Общество содей-
ствия уничтожению работорговли. На «Бруксе» мужчины-рабы перевозились
в носовом отсеке трюма (справа), мальчики – в середине корабля (в центре), а
женщины – в его кормовой части (слева). По закону о работорговле, принятому
как раз в 1788 году, нормы перевозки были следующими: для мужчин – 6 футов
на 1 фут и 4 дюйма (183×40 см), для женщин – 5 футов и 10 дюймов на 1 фут
и 4 дюйма (178×40 см), для мальчиков – 5 футов на 1 фут и 2 дюйма (152×36 см)

177
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Положительная дискриминация, которая практикуется сейчас в США и


Великобритании как создание преимуществ для ранее угнетаемых групп населе-
ния по определенным признакам, расовым, половым с целью «выравнивания» их
положения, является тенденциозно утопической.
То есть вроде бы моментарно положительное явление, но очень похоже на уто-
пическое. Вроде коммунизма, когда рьяно боролись за равенство распределения
ресурсов и доминирование пролетариата и дискриминационно выводили этот про-
летариат в политические элиты общества. Сама по себе дискриминация как яв-
ление закрепления разности уже является противоречивой и пагубной, особенно
по каким-то биологическим признакам, потому как сеет раздор и обиды у части
дискриминируемого населения. В действительности как гендерные разности, так
расовые и национальные различия являются прежде всего проблемой недостаточ-
ности образования и ослабленности критического мышления.
Проблема расизма есть и в самой Евразии, в самих сухопутных государствах.
Часто она скрыта и завуалирована, но по мере ослабления и преодоления у морских
держав США и Великобритании вместе со стимуляцией национализма будет под-
ниматься в противовес и на пике геополитического соперничества с сухопутными
государствами. Но здесь дело в том, что стимуляция национализма также автома-
тически активизирует и расизм. Потому как смысл принципиально один и тот же
– нахождение биологических и культурных разностей и политическая игра на них.
Например, в Евразии, особенно в западной ее части, существует еврейская про-
блема. О евреях я напишу отдельную главу, но сейчас скажу, что она произраста-
ет прежде всего из сложившейся исторической религиозной разности и переросла
частично в антисемитизм-сионизм (как противоречие). Но, по сути, проблема об-
ладает признаками расизма, национализма и религиозной разности, нетерпимости,
делая в подсознании обычного населения евреев «другими». На государственном
уровне в подавляющем большинстве стран эта проблема решена или варится сре-
ди слабообразованных и малограмотных слоев населения. Но она есть, в особен-
ности в странах исламского мира и в странах, где подогревается национализм.
И чем сильнее этот процесс, тем ярче проявляются расистские тенденции и призывы.
Это сразу видно в националистических, особенно в радикально-националистиче-
ских, движениях. Потому как чем радикальнее националист, тем он всегда ближе
к расизму. И это факт. И если в светском культурологическом национализме есть
самоограничители, то в радикальном их становится всё меньше или они совсем
исчезают. По такому же принципу существует расизм между европеоидной и мон-
голоидной расой, расизм между арабским и европейским миром. Во многом он
скрыт и опущен образованием и грамотностью на бытовой уровень, но он суще-
ствует. Стόит лишь профинансировать и ослабить государственное ограничение, и
он полезет наружу. Вообще, на разностях формируются политические общности,
группы. Расизм, половые различия и прочие, обладающие биологическими отличи-
тельными признаками, являются прежде всего проблемой недостаточности обра-
зования и критического мышления, поэтому решение этих проблем в повышении
общего, массового уровня образования населения, и не более.

178
5. Разделяющие факторы в геополитике

5.4. Национализм
Не буду сильно углубляться в критику этнического национализма, который
как взгляд на социальную жизнь присущ малообразованной части населения.
Скажу лишь, что идеи этноса в государственной политике «нация превыше все-
го» ведут к постоянному превентивному конфликту с соседями. И это всегда бу-
дет использоваться внешними геополитическими игроками как разделяющий и
конфликтный фактор между государственными образованиями. Есть множество
примеров, когда для разогревания центробежных процессов в государствах ис-
пользуется тактика подпитки национализма, в особенности этнического и его
крайних видов. Те же операции спецслужб США «Аэродинамик», «Пролог» и др.
против СССР питали украинских и прочих националистов с 1949 по 1990 годы
и вызвали мощные центробежные процессы, когда Совок ослаб, прежде всего
во внутриполитическом плане. Поэтому этнических националистов, как правило,
всегда используют, и как минимум в темную, внешние игроки, разогревая кон-
фликт в государствах.
Для того чтобы понять национализм, необходимо на обычном личностном
уровне увидеть причины, которые его питают. Человек любит то, что лучше все-
го знает. Задумайтесь, что больше всего не иллюзорно или не похотливо любит
человек? Своих детей, семью, прежде всего. А почему? Потому как он их более
всего знает и понимает. Реальная любовь всегда базируется на знании. Есть еще
иллюзорная любовь желания, которая основывается на том, что человек себе на-
фантазировал на основе своих домыслов, но она является самообманом. Но в
большинстве случаев любовь опирается на то, что человек понимает и знает, на
его близких, на его увлечения, на его работу, если она соотносится с его жела-
ниями. Любовь без понимания, реального или даже иллюзорного, невозможна.
Человек любит живопись ту, которую понимает, архитектуру, которая укладыва-
ется в его багаж знаний и опыта. Наиболее всего люди любят себя самих, потому
как с самими с собой им наиболее всего удается приблизиться к максимальному
пониманию – «приятно поговорить с умным и хорошим человеком», с самим со-
бой, поразмышлять. После себя люди любят своих детей и близких, потому как
более всего их знают и наиболее всего их понимают. С каждым уровнем, отда-
ляющим человека от себя, понимание, а соответственно и любовь, в реальности
уменьшаются и заменяются его знаниями и представлениями о мире. Поэтому,
чем ниже у человека образование и уровень знаний, тем больше иллюзий у него
возникает по поводу процессов, происходящих вдали от него: человек измеряет
всё своими мерками, «хотелками» и в рамках накопленных в его голове реаль-
ных знаний, базирующихся на далеко не всегда четких причинно-следственных
связях. (Существует концепция «первородного греха», неоднократно описан-
ная в различных источниках с древности, в том числе и Библии. Она основы-
вается на том, что первородный грех – это врожденная способность человека
искривлять причинно-следственные связи себе в угоду. Мною эта концепция

179
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

описывается в предыдущей книге по философии и религиоведению «Идеология


разума». Для более простого понимания и восприятия я собрал примитивный и
кустарный видеоролик на моей странице в YouTube: https://www.youtube.com/
watch?v=H1eX_NGjowg).
Любой человек, длительно живший на определенной местности, особенно с
рождения, любит ту географическую местность, которую он познал. Кроме нее,
человек любит всё то, что связано с его пониманием, культурой, переживаниями
и многими прочими факторами на любимой им местности. Всё это в общем на-
зывается малая родина. В географическом плане человек более всего любит свою
малую родину. Хотя бывает и наоборот, если довелось на малой родине перене-
сти какую-либо душевную травму, в значительной степени повлиявшую на него.
Ведь ненависть – это оборотная сторона любви и такого же восприятия знания.
Например, большинство, кто в реальности СССР познали не по пропаганде и
жили в нем, ненавидя его, получили там какие-то личные травмы. А личные трав-
мы переносятся на ненависть к тому государственному устройству, который в
тот момент был. Хотя любовь к местности и культурной основе, познанной с
детства, остается сердце навсегда. Но таких ненавидящих людей, как правило,
меньшинство. Даже в нацистской Германии и после падения нацизма подавляю-
щее число немцев не перестало любить ее, в особенности малые родины. Потому
как любовь к малой родине занимает значительное место в памяти человека и
является им познанной.
Так вот, национализм начинается с любви к своей малой родине, и эту любовь
человек переносит постепенно на всё государство, воспринимая его как иден-
тичность, присущую малой родине, даже при том, что государство может быть
крайне неоднородным и разнообразным. Мало того, эта любовь часто распро-
страняется за границы стран, потому как человек считает малую родину самой
лучшей и хочет трансформировать свою родину на всех остальных. В принципе,
довольно позитивное чувство, как кажется на первый взгляд. Но все люди раз-
ные. И чем дальше от малой родины, от людей, ее населяющих, тем они более
разнятся или кажется, что разнятся.
Как уже говорилось выше, национализм появился в XIX веке, когда массы по-
лучили возможность соотнести свою любовь с малой родиной и географической
картой. Именно географические карты в мозгу обыкновенного обывателя позво-
лили соотнести размеры и границы своей уже большой родины, знание о которой
у него начиналось с малой. До XIX века, до массового появления карт, люди раз-
деляли себя по принципам возможной и доступной для них идентификации: пре-
жде всего, религиозной принадлежности и принадлежности к власти над ними.
Соответственно, войны велись по религиозному принципу и принципу властите-
ля: пойдем победим «басурман», или «неверных», или «римлян» и «варваров»,
или городов-властителей («черниговские» против «киевских»). Вспомните сред-
невековое «вассал моего вассала не мой вассал».

180
5. Разделяющие факторы в геополитике

До XIX века, когда обыватели не видели размер разросшихся империй, они


росли в зависимости прежде всего от геополитических, ресурсных факторов и от-
ношений между правителями и элитами. Империи разрослись до таких размеров,
что поглотили культурно-языковые общности малых родин сотен народностей.
Когда же эти народности получили в массах доступ к географическим картам,
они увидели себя в них под властью далеко находящихся метрополий. И начались
центробежные процессы, которые позже, как один из факторов, привели эти им-
перии к развалу.
Естественно, национализм впервые появился в самой передовой (как в самой
коммуницирующей) империи в мире, в Великобритании. Вообще, все передовые
процессы происходят там, где скапливаются взаимосвязи мира и коммуникации.
С XV века роль коммуникаций технологически закрепилась за морскими держа-
вами и постепенно перемещалась, нарастая в мощи, от Испании, потом (на ко-
роткий период) к Голландии, Франции и далее к Великобритании. Поэтому боль-
шинство технологий возникло в Великобритании как самой сконцентрированной
и коммуницирующей стране мира, пока коммуникации моря превалируют над
сухопутными. Огораживание (кстати, с теми же причинно-следственными свя-
зями позднего украинского Голодомора), концентрация в городах, обособление
религии с самостоятельным центром, секуляризация, появление первой буржу-
азии и ее противостояние в Славной революции (1688 г.) Морская держава со
значительным распространением карт (не путать с игральными (шутка)) среди
богатых слоев населения оказалась перед выбором, в кого верить: по старинке, во
властителя или соотнести распределение власти и победы в борьбе за нее между
идентифицированными на картах противостоящими народами: ирландцами, гол-
ландцами и англичанами. Одновременно с этим появились вопросы. Кто являет-
ся фундаментом государства: концентрирующий и скрепляющий властитель или
народ? Чего должно быть больше: общественного или личного? Государство для
человека или человек для государства? И где золотая середина? По сути, либе-
рализм и национализм зародились в Англии одновременно, а Кромвеля, Якова II
и Вильгельма Оранского можно, хотя и с натяжкой, считать практическими пра-
родителями этих двух зарождавшихся течений в предшествующей Славной рево-
люции и последующий период.
Ранее до Английской буржуазной революции (1640–1660-е гг.) только власть
имущие крупные феодалы, приближенные и интегрированные в вертикаль власти
короля, имели доступ к географическим картам со всеми исходящими факторами
знаний и действий. Обыватель обладал очень скромными и часто иллюзорными
представлениями о географии, народонаселении, культурах и рассматривал их с
точки зрения власти «своего» правителя или религии, потому как на территории
другого правителя (а там могли говорить как на родном ему языке и со схожей
культурой, так и в другом культурном поле) его интересовала выживаемость,
прежде всего, в царящих там законах правителя и его отношениях с соседями.
Средневековый человек мог отойти за 50 км от дома, где такие же, как он, люди,

181
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

но подчиняющиеся другому феодалу, могли быть к нему кардинально враждеб-


ны, поэтому мир его делился не по национальному или культурному признаку, а
по принадлежности земли к властителям-феодалам, не говоря уже про другие ре-
лигиозные территории, где он автоматически становился почти врагом. Так вот,
буржуазная английская революция значительно уменьшила различия земель по
феодальному принципу. Это дало толчок росту национальных чувств идентич-
ности, большему обмену информацией, более свободной торговле и накоплению
капитала. А капитал позволяет человеку быть независимым от взглядов других
людей и высказывать свою точку зрения. Соответственно, культурная и языковая
идентичность и любовь к малой родине с падением феодальных препятствий по-
родили национализм, а накопление богатства стимулировало к свободе личности –
либерализму.
Эти же процессы, сообразно с коммуникациями, позже начали происходить
во всем мире. Начиная с Французской революции (1792 г.) Русской революции
(1917 г.) и проч. Вопрос распространения знания и их накопления в обществе
лежит в скорости коммуникаций, а не в каких-либо человеческих факторах наций
и народностей. Та же территория графства или герцогства в Великобритании зна-
чительно меньше территории княжеств Киевской Руси. Если учитывать размеры
территорий и скорости обмена на них, скорость коммуницирования будет разная.
Поэтому в континентальной, сухопутной Франции процессы, похожие на англий-
ские, начались почти через столетие, еще позже в России. Процессы изменения
в обществе, как и любые другие процессы в абсолютно других областях, проис-
ходят согласно гегелевскому закону о накоплении количественных изменений,
которые в критический момент накопления переходят в качественные.
Накопление технологий и изменений в сфере обмена информацией с 1950-х гг.
до 1990-х вылилось в информационную революцию 2000-х. Поэтому фактор об-
мена знаниями значительно ускорился и перешел на качественно новый уровень.
В геополитической плоскости это означает, что обмен информацией между сухо-
путными и морскими государственными образованиями почти сравнялся, хотя
приоритет в торговых и военных коммуникациях пока остается за морем. Кроме
этого, информационная революция вывела на совершенно новый уровень про-
тивостояние в политической пропаганде влияния. Но вернемся к национализму.
Если в Англии как фактически первой стране, получившей национализм и ли-
берализм, эти новые тогда течения подтолкнули развитие и создание Британской
империи в XVIII–XIX веке, то в континентальной Европе данные процессы при-
обрели более кровавый оттенок. Дело в том, что Великобритания – это остров,
на котором государственность сформировалась, прежде всего, под влиянием гео-
графии. Англия до гор Шотландии сначала сформировала государственность и
более-менее национальную идентичность, потом взяла под контроль Шотландию
на севере и Ирландию на соседнем острове. По сути, там довольно однородное
в государственном образовании население, а существенным различием является
религия, разделяющая людей на протестантов и католиков. То есть у англичан

182
5. Разделяющие факторы в геополитике

в национальной экспансии значительно меньше в окружении на ограниченном


острове противостоящих народностей. Мало того, во многом они идентичны: по
языку, культуре, способу жизни и вообще во многом. Шотландцы и англичане
что-то вроде русских и украинцев. Но любая народность, проживающая на кон-
тиненте, имеет больше противников по национальному признаку, чем англичане.
Это влияние географии.
Появившийся в континентальной Европе национализм (также в паре с либера-
лизмом) после Французской революции был распространен по Европе в войнах
Наполеона (1799–1815 г.). Имератор опирался в своем подчинении Европы, пре-
жде всего, на французов, подчиняя другие государства, в которых уже зрело са-
мосознание людей как национально-культурной общности. Поэтому в большин-
стве стран Центральной и Восточной Европы национализм возник как реакция
на французскую оккупацию. Шовинизм, кстати, который идет обычно рядом и
параллельно с национализмом, но отличается от него фанатичной любовью к сво-
ему национальному государству, обосновывающей возможную дискриминацию
других народов, назван по имени фанатичного французского солдата наполеонов-
ской армии Николя Шовена. По результату наполеоновских войн половина муж-
ского населения Франции была уничтожена, а Франция окончательно потеряла
политическую возможность стать доминирующим государством в Европе и мире,
уступив и закрепив первенство за Британской империей.
Только исходя из первого опыта применения национализма в Европе (сначала
в Англии, а потом во Франции) можно сказать о том, что национализм может
быть полезен для государственной экспансии только в том случае, когда государ-
ство окружает минимум народов или экспансия распространяется на значитель-
но более слабые народности на нерастянутых коммуникациях. Как в колониях
Британской империи со стороны подавления колоний метрополией. Или как в
противоположном случае – в войне за независимость США (1775–1783 гг.). Для
объединенной Европы, не говоря уже о Евразии, которую населяет около сотни
крупных наций (они в свою очередь делятся на тысячи меньших народностей),
национализм является разделяющим фактором. И на этом играют внешние гео-
политические деятели.
В то же время необходимо разделять национализм на этнический (политиче-
ский) и гражданский (культурный). Этнический пагубен, потому как его прони-
зывает биологический фактор уникального этноса, нации. Он конфликтен изна-
чально и перманентно. Его очень близко можно увязывать с расизмом, только
на чуть более другом уровне, еще более размытом и выдуманном. Гражданский
национализм несет рациональное зерно, и это зерно – уникальность культуры.
Но переходя в политическое русло, он всё равно возвращается к формированию
общности, а поэтому может быть использован в политической борьбе, проти-
вопоставлениях, геополитическом давлении. Для больших геополитических
платформ с разнообразным этническим населением национализм всегда будет
разделяющим фактором. И это поле для внешних игроков. Поэтому большим

183
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

геополитическим платформам важно удерживать национализм в культурных,


рациональных гражданских рамках и ограждать его развитие исключительно
культурой.
Ученые, изучавшие национализм как явление (Мирослав Грох, Эрик Хобсбаум,
Бенедикт Андерсон), указывают на то, что единящий фактор одной нации – это
более воображаемый объект, навязываемый якобы существующими идентично-
стями в определенной местности. Недаром Б. Андерсон назвал свою главную
работу о национализме «Воображаемые сообщества». По Б. Андерсону, нация
является воображённой, «поскольку члены даже самой маленькой нации никогда
не будут знать большинства своих собратьев-по-нации, встречаться с ними или
даже слышать о них, в то время как в умах каждого из них живёт образ их общ-
ности». По сути, это указывает на то, что посели реально абсолютно разных
людей на определенной территории – и у них со временем возникнет чувство
горизонтальной общности, которая более воображаема, чем реальна. Период
становления этого образа и будет периодом становления нации, особенно при
массовости. А это значит, что правильно реализуемая пропаганда может раз-
вить воображаемую общность. Ярким примером такого была литовская нацио-
налистическая пропаганда и мифотворчество 1910–1940 гг., которые из Вильно
сотворили столицу Литвы Вильнюс17. В книге без излишнего пафоса рассказы­-
вается, как усилием литовских националистов и пропаганды можно одно обще-
ство переиначить в другое (2,1 % литовцев в 1897 г. и 64 % в 2011 г.). Своего рода
учебник по националистической пропаганде и трансформации обществ с четким
наглядным примером на истории Вильнюса в первой половине XX века. Сегодня
это можно видеть и в Украине, когда пропаганда заменяет историю. Конечно же,
чем больше трансформируемое пропагандой общество, тем сложнее ее навязать
и претворить в жизнь. Потому, как всегда, в больших массах трансформируемого
населения есть образованная прослойка, которая лучше других знает историю
и будет оказывать сопротивление навязываемым нарративам. Украина – это не
Вильнюс, поэтому трансформация, затеянная нынешними элитами страны, как
минимум растянется на значительное время, если за этот период идеология жест-
ко не разойдется с реальностью и наступит отторжение. Так же и США, которые
уже почти двести лет формируют нацию, но слишком велики. Процесс затянулся,
поэтому там более очевидны проблемы расизма, чем национализма. Емкость воз-
можного пропагандистского усвоения национализма еще не изучена, и сегодня
четко нельзя сказать, сколько лет пропаганды, на какое количество человек и при
каких факторах она является усвояемой и положительно трансформируемой из
одной национальной идеи в другую. Это вопрос для ученых будущего.
Сегодня можно сказать, что национализм, как и расизм или гендерные свобо-
ды, можно использовать в политической борьбе, а значит и в геополитическом
противостоянии. И это мы наблюдаем по всему миру, когда США подогревают

17
Литовский национализм и вопрос Вильнюса. Marburg: Herder institute, 2015.

184
5. Разделяющие факторы в геополитике

национализм в Китае или на постсоветском пространстве, а Россия или Китай


распаляет проблемы расизма в США или национализм в странах Содружества.
Разделяй и властвуй.
Также возможно сказать, что национализм и этническое противостояние, на
примере Украины, подогреваются не только внешними игроками, но и внутрен-
ними олигархами. Националистическая тема уводит население от мыслей о не-
справедливом распределении ресурсов, дефрагментирует борьбу населения с
олигархами и увеличивает политическую коррупцию. Сегодня в Украине, навер-
ное, нет олигарха или богатого человека, которые бы не финансировали разные с
точки зрения национализма лагеря. Разделяющий фактор национализма работает
не только на внешнем фланге, но и во внутреннеполитическом противостоянии
общества. В Германии 1930-х годов национализм перерос в национал-социализм
и нацизм как рычаг противопоставления коммунизму. Потом был крах Германии,
но это совершенно не значит, что национализм утратил свою привлекательность
в процессах политической борьбы и разделения населения на противостоящие
политические общности. На данном противостоянии богатые люди заработали
и зарабатывают сегодня дивиденды. Я еще позже вернусь к украинскому наци-
онализму в его исторической структуре как разделяющему фактору общества
Украины.

5.5. Проблемы климата и миграция


Одним из важнейших элементов геополитики является изменение климата.
Как когда-то малый ледниковый период (XIV–XIX вв.) повлиял на развитие все-
го мира, так и сегодняшние климатические изменения воздействуют на множе-
ство процессов миграции населения. Европа всё более становится подвержена
миграции из стран более теплого климата исламского мира. Климат исламского
мира становится жарче (по разным причинам), и это подстегивает миграцию на-
селения в северные земли. Процесс не остановить. Поэтому странам Евразии с
прибывающим населением, как правило, из исламского мира придется мириться
и пытаться адаптировать его к своим социальным условиям. И здесь опять же
первую роль будет играть образование. В то же время более молодой исламский
мир, переселяющийся в Европу, потребует и социальных изменений в сторону
ужесточения власти, в сторону авторитаризма. Европу ждет поиск нового балан-
са между либеральной демократией и авторитаризмом, между христианством и
исламом, между белыми, черными и исламским миром. В современной Украине
пока набирает силу исламское население, которое требует исторически более ав-
торитарного, сухопутного правления. Поэтому копирование европейских ценно-
стей, либеральных свобод под влиянием миграции и климата, приездом многих
исламских мигрантов повышает риски сохранения украинской и славянской иден-
тичности. Славянское население Украины вымирает значительными темпами,

185
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

и происходит его замена на, прежде всего, выходцев из исламского мира. Этот
процесс имеет, как любой другой, палку о двух концах, противоречие. Если его
вовремя не поставить под контроль, то цивилизационное, культурное значение
и окрас населения Украины значительно изменятся. Но постмайданные власти
всё больше борются с «русским миром», выделяя себя из «славянского», в то
время, когда у них на пороге уже живут выходцы из исламского. Это не значит,
что с ними необходимо «бороться» или их не пускать. Процесс не остановить.
Необходимо проводить политику адаптации, повышения уровня образования,
включать образовательные фильтры миграции и заниматься ограничениями для
создания отдельных анклавов, которые в будущем могут вылиться в политиче-
ские течения. В то же время вынужденный процесс миграции исламского населе-
ния подстегнет необходимость создания новой сбалансированной, примиряющей
ислам и христианство, идеологии, но об этом позже.
Кроме самой Украины, такие процессы переселения народов из южных, ста-
новящихся более засушливыми областей планеты будут происходить и уже про-
исходят по всему миру умеренного климата. И, конечно, как всегда, эти процес-
сы миграции превратятся в один из элементов противоречия, на котором будут
играть политики и геополитические противники. Политики, объединяя менее об-
разованные группы населения, станут добиваться ограничения и недопущения
миграции (вроде Трампа). Но процесс не остановить, его можно лишь «приче-
сать» и организовать таким образом, чтобы он нанес минимальный ущерб для
устоявшихся государств. А Украина еще молодое и неустоявшееся государство.
Странно то, что его полуколониальные власти под давлением морских держав
борются со своей собственной историей в то время, как процесс миграции с за-
сушливого юга набирает бесконтрольные обороты. Миграция будет нарастать,
и страны умеренного климата начнут конкурировать между собой за качество
прибывающего населения. И здесь нельзя запретить или ограничить, а можно
лишь проводить сбалансированную политику, причем на нее будут влиять фактор
уровня коррупции и, конечно же, геополитика и отношения с соседями. Потому
как Украина имеет значительные участки почти полупрозрачной границы. Россия
при усилении конфронтации с Украиной может наполнить ее миллионом ислам-
ских мигрантов, только первой это, как минимум, стратегически невыгодно. Но
всё зависит от развивающихся событий в нашей стране.

5.6. Коммунизм, социализм, капитализм


и общественные формации
Вся история человечества со времен зарождения общества пронизана проти-
востоянием в нем за право обладания и распределения ресурсов. Из биологиче-
ской природы человека, его желания жить лучше, стремления обеспечить себя и
свое потомство стабильным и благостным существованием произрастает страсть

186
5. Разделяющие факторы в геополитике

накопления и собирания вокруг себя всевозможных ресурсов для жизни. Как в


животном мире запасают себе на зиму пропитание, так и человек биологиче-
ски стремится к обеспечению своей будущей жизни. Это желание естественно
и базируется на эволюции жизни. С развитием и усложнением жизни человека
в обществе, борьбы за место под солнцем, за ресурсы страсть к накоплению и
обладанию также усиливается и развивается. Современный миллиардер – это та
же мышка, складывающая по зернышку запасы на зиму. В материальном плане
ими первично движет одно и то же желание – обеспечить и защитить себя и свое
потомство в будущем, отбиваясь от конкурентов.
Обратная сторона накопления – это конфликт. Потому как значительно нака-
пливая ресурсы для себя, субъект проявляет разность своего положения с други-
ми, вызывая у них желание достичь того же самого, и часто справедливое чувство
несправедливости и сотворенной часто в процессе накопления обделенности.
И если в животном мире накопление ограничивается пределами мышления, то в
человеческом – с возможностями людей, уникально развитыми способностями к
построению множества логических цепочек это стремление к накоплению часто
затмевает все. Ввиду того, что мышление человека может выстраивать множе-
ство параллельных логических цепочек, несколько вариантов развития событий,
а природная страсть к накоплению довлеет и более первична и естественна, каж-
дый обосновывает свое накопительное поведение ложными мыслительными ло-
гическими цепочками. Или же человек, основываясь на своих желаниях, может
выстраивать любые аргументирующие свое поведение логические причинно-
следственные цепочки себе в угоду (та же концепция «первородного греха»), при
этом не всегда определяет границу начала конфликта с окружающим обществом
при накоплении и продолжает это накопление уже явно в конфликте с обществом
по нарастающей. Современные миллиардеры обставляются охранными структу-
рами, личными разведками, системами безопасности, армиями и нападающими
конструкциями, превращаясь в рабов накопленных богатств. Это, прежде всего,
вопрос психологии, самообмана, а в будущем образования и самоконтроля (что-
то вроде шведского понятия достаточности lagom).
То, что человек психологически может обосновать свою страсть к накоплению
и любую подлость, связанную с этим, понимали с древних времен. Вспомните
слова Иисуса Христа: «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, неже-
ли богатому войти в Царствие Божие». На протяжении тысячелетий в кровавой
борьбе человек стремился обуздать или сгладить страсть к накоплению и про-
изводным от нее конфликтам. Эта борьба проходила под самыми разными «со-
усами»: религиозными, социальными, этническими и проч. Но всегда глубинно
стоял вопрос накопления и производными от него проблемами справедливости
распределения ресурсов. Ведь если даже наиболее приспособленый, хитрый и
умный накапливал, то не всегда его дети были такими же, а само накопление дру-
гих уже довлело над теми, кто не скопил. Потому как накопление дает обладаю-
щим большие возможности самим своим наличием, чем другим. Как и в физике:
большее притягивает меньшее.

187
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

По мере развития человеческого общества, с развитием буржуазных отноше-


ний, накопление в различных сферах переросло в унифицированную оценку в
деньгах как специфической форме товара. Земли, строения, рабы, средства про-
изводства и всё прочее стало возможно унифицированно оценивать в деньгах.
Произошло новое понимание накопления. Главным фактором стал капитал, само-
возрастающая стоимость, используемая для получения прибавочной стоимости
посредством производственной и экономической деятельности, основанной на
обмене.
В XIX веке, с появлением марксизма, прежде всего, как экономической тео-
рии, накопление и перераспределение ресурсов приобрели более четкое пони-
мание в массах общества. Тысячелетняя борьба за более справедливое распре-
деление ресурсов стала понятной, структурированной и явной в ее причинах и
следствиях. Из раннего ранга психологического, чувственного восприятия рабо-
тами К. Маркса и прочих экономистов борьба за справедливое распределение
ресурсов перешла в логически осмысленную стадию реальной, материальной
экономики. Фактически произошел глобальный сдвиг восприятия от ощущений
к опытам и фактам горизонтальной градации взглядов на справедливое распре-
деление ресурсов. Эта горизонтальная прямая взглядов сместила их от крайне
левых коммунистов, социалистов к экономическим либералам, капиталистам и
империалистам. Общество разделилось по этим довольно условным экономиче-
ским взглядам в вопросе: как справедливо распределять ресурсы, а также всем
вопросам, исходящим из этого.
Справедливость распределения ресурсов – важнейший вопрос, влияющий на
все аспекты жизни современного человека. И главное в этом вопросе – это то,
что такое «справедливое», где оно заканчивается и где начинается. Любой пере-
гиб, причем в любую сторону с точки зрения больше-меньше, ведет фактически
к пагубным последствиям для человека, вплоть до его уничтожения. По сути,
справедливое распределение ресурсов – причина огромного количества конфлик-
тов и войн в человеческом обществе. То, что одним кажется справедливым, дру-
гие, наоборот, считают несправедливым, и вокруг этого всегда возникает и тлеет
конфликт.
Обратите внимание на тот факт, что при самых элементарных семейных кон-
фликтах, доходящих до развода в судах, первичным становится вопрос справед-
ливости разделения ресурсов и благ. И даже дети, которых делят в таких судах,
для родителей на самом деле являются своего рода ресурсами будущего, на ко-
торое надеются разводящиеся и близкие в недавнем супруги. По сути, дети яв-
ляются предметом торга, то есть условными ресурсами будущего. Что говорить
о более высоких пластах общества, если в начальной «ячейке» общества в кон-
фликтных ситуациях основой лежит справедливость распределения, разделения
ресурсов: детей, имущества и проч. При этом такое обосновывается самыми вы-
сокими этическими пожеланиями заботы о детях, хотя на самом деле в основе
личный эгоизм в борьбе за ресурсы и свое благостное существование. На это

188
5. Разделяющие факторы в геополитике

обратил мое внимание мой товарищ судья: бедным семьям нечего делить, по-
этому они в большинстве своем разводятся тихо, а богатые годами «убиваются»
в судах за имущество и детей, потому как даже дети являются материальным
ресурсом будущего.
Почти все войны и конфликты, как внешние, так и внутренние, в человече-
ском обществе касаются и упираются в тему справедливости или несправедли-
вости распределения ресурсов. Восстания, революции, различные «освободи-
тельные» движения упираются в тему справедливости или несправедливости
распределения ресурсов. Углубитесь в причины любого конфликта, и вы всегда
в нем найдете материальную сторону, накопления, капитала и справедливости
или несправедливости распределения ресурсов, а все остальные причины будут
или второстепенны, или будут служить вуалью, маскирующей распределение
ресурсов. Сюда же относятся и гендерность, расизм, национализм и проч. – всё
это частично вуали, маскирующие и обосновывающие то, почему именно так
распределяются ресурсы в обществах и государствах. По сути, справедливость
или несправедливость распределения ресурсов являются первичными, а осталь-
ные якобы причины конфликтов являются более второстепенными, вуализирую-
щими, маскирующими главную суть. Всегда в основе любого конфликта лежит
фундамент – распределение ресурсов, а остальное лишь прикрытие этого или
находится на более простом уровне.
Любое восстание с древних времен – это недовольство справедливостью рас-
пределения ресурсов. Любая революция – недовольство справедливостью рас-
пределения ресурсов. Любые внутренние конфликты – это недовольство спра-
ведливостью распределения ресурсов. Любые межгосударственные войны – не-
довольство справедливостью распределения ресурсов между государствами. И в
геополитическом плане основой конфликта является также недовольство спра-
ведливостью распределения ресурсов. Все вопросы угнетения, ограничения сво-
боды личности, религии, веры, этнической или расовой составляющей, борьба за
права кого бы то ни было и проч. – это произрастающие причины из недовольства
справедливостью распределения ресурсов. Любое угнетение имеет под собой
базу – справедливость распределения ресурсов. Одни считают, что они неспра-
ведливо получают свою часть ресурсов, вторые не хотят с ними делиться и на-
оборот. Причем вопрос справедливости относительный и находится в плоскости,
прежде всего, психологического восприятия.
Рабы и крепостные были недовольны тем, что им за труды перепадала мелочь
на полуголодное существование, поэтому восставали. Но бόльшую часть време-
ни они находились в подчинении. А подчинение формировалось, прежде всего,
психологическим восприятием справедливости, над которым довлели страх, на-
силие, угрозы, безграмотность, малообразованность и еще множество факторов.
Но именно все эти факторы формировали психологическое восприятие справед-
ливости, держащее их в узде. Как только один из довлеющих факторов ослабевал,
возникало чувство психологической несправедливости своего положения, и они

189
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

восставали. Однако в первую очередь они были недовольны несправедливостью


распределения ресурсов – теми крохами, которые лишь позволяли им существо-
вать, и то не всегда. Откровенное рабство в той или иной форме существовало
тысячи лет вплоть до середины XIX века, но множество восстаний против него
занимает во времени относительно всего существования рабства довольно-таки
ограниченный период. Всё это потому, что рабы и угнетенные находились в со-
стоянии восприятия психологической справедливости распределения ресурсов,
конечно, под влиянием множества вышеупомянутых факторов. При этом дале-
ко не всегда это были факторы прямого угнетения и страха: они сопрягались с
внешней угрозой, страхами религиозного порядка, внутренними конфликтами,
навевая мысль: «уж лучше пусть так, чем еще хуже».
По мере развития цивилизации справедливость распределения ресурсов не
отошла на второй план, а явила новые ипостаси. Прямое угнетение сменилось
завуалированным экономическим, а миксы довлеющих факторов переросли в
новые формы, равно как и вуалирующие страхи. Теперь не соседний землевла-
делец-феодал страшен своим набегом, а соседнее «другое» этническое государ-
ство. Теперь страшна не инквизиция, а «распущенность гомосексуальных мень-
шинств» (шутка). Новое время – новые страхи. Но глубинным, завуалированным,
первичным недовольством является справедливость распределения ресурсов.
Понять это возможно лишь через призму образования. Потому как чем темнее
человек, тем легче его обмануть, подсовывая самые различные причины-страхи.
Только качественное образование служит крепкой основой критического мыш-
ления, которое ставит под сомнение любые вопросы и ищет на них ответы. Чем
больше образованных людей в обществе, тем глубже это общество видит дей-
ствительные причины и следствия, а не отвлекается на второстепенные. И соот-
ветственно, наоборот.
Справедливость распределения ресурсов – основа всех конфликтов в мире.
Грубо и примитивно говоря: «все конфликты из-за денег», а всё остальное лишь
более напускное, маскирующее. В XIX веке это было осознанно научно, и вы-
ведено в сферу экономики и исходящей из нее социальной политики. Хотя и
сегодня подавляющая часть человечества ввиду своей малообразованности ин-
туитивно воспринимает проблему справедливости распределения ресурсов, за-
шоривая в себе это понимание низкоуровневыми, второстепенными вопросами
вроде расизма, национализма и проч., связанными с борьбой «за свободу». Сама
по себе «борьба за свободы» – это всего лишь грань этической стороны борьбы
за справедливость распределения ресурсов. Потому как сама по себе свобода не
может существовать без материальной базы. Нет денег – нет свободы. Нет пропи-
тания – нет свободы, так как мертвому телу свобода не нужна. Без материальной
основы свобода невозможна, ведь человек будет сталкиваться с биологически-
ми потребностями: пропитание, жилье, комфорт существования. Именно мате-
риальная база является основой свободы, и чем она больше, тем значительнее
поле для свободного творчества человека. Другой вопрос, что не у всех хватает

190
5. Разделяющие факторы в геополитике

ума и фантазии для этого творчества, пользования свободой и материальными


благами. Поэтому вопрос свободы, обладания материальными благами – вопрос
личного баланса развития. Много – плохо, мало – тоже плохо. Потому как сво-
бода, которую дает материальная база, с другой стороны, подразумевает ответ-
ственность. «Чтоб не падать при ходьбе, бери ношу по себе». Русский вариант
шведского lagom – устоявшихся взглядов в современном шведском обществе о
материальном балансе и самодостаточности. Но это вопрос образования и еще
многих факторов.
В связи с тем, что материальная основа свободы – это экономика, а справед-
ливость распределения ресурсов также тесно связана с экономикой, то современ-
ные воззрения на развитие человеческого общества сопрягаются относительно
экономической, материальной составляющей. Чем дальше эти взгляды от центра
(а центром сегодня считается экономический либерализм, наиболее близкие эко-
номические воззрения к естественной эволюции), тем больше контроля или на-
силия они требуют для реализации.
Эпоха колониализма, проходившая в XVIII–XIX вв. в капитализме, и произво-
дные войны, многочисленные экономические кризисы XX века, которые привели
к тихой и незаметной смерти сотни миллионов людей, четко показали, что без
контроля общества в экономике невозможно упредить или избежать откровенно-
го насилия и смягчения экономических кризисов. Поэтому лично я, очень субъ-
ективно и упрощенно, с точки зрения взаимодействия экономики и политики,
разделяю материальную сторону существования общества на коммунизм, социа-
лизм и капитализм. Понимаю, что грань между коммунизмом и социализмом или
социализмом и капитализмом достаточно значительна и размыта, но для более
простого восприятия градации взглядов такое разделение максимально удобно и
понятно. Модный нынче экономический либерализм как самый естественный и
присущий природе человека, по сути, тот же капитализм. Просто он несет мень-
ший негативный оттенок, сложившийся в истории, и вуалирует понятие «дикий
капитализм», в котором выживает наиприспособленнейший и сильнейший, что
в современной этике является дикостью. Хотя экономический либерализм – это
вуаль дикого капитализма, скрашенная словом «свобода». Поэтому я отношу эко-
номический либерализм к затонированной форме капитализма и не считаю его,
как принято сегодня, центром и золотой серединой. А начальной точкой отсчета,
хотя и справа, по еврейскому направлению письма (шутка), нахожу капитализм.
Ленин полагал, что империализм – высшая форма капитализма, но это понятие
спорно и актуально больше для его времени, без учета геополитических факто-
ров и предрасположенностей.
Меркантилизм Хекшера, кейнсианство, монетаризм Фридмана и прочие от-
носительно новые экономические теории с приставкой «нео-» –точечные, спец-
ифические, подчеркивающие, уточняющие моментарно определенные ответ-
вления и изгибы экономического марксизма. Можно еще сказать, что иногда
эти теории частично пытаются завуалировать политический оттенок марксизма.

191
Лютик Бухлов. БАЗИС. Геополитика и Украина.

Постиндустриальная экономика с ее «человеческим капиталом», по моему субъ-


ективному мнению, – это всего лишь попытка превознести бывшую элитарность
в образовании в экономический тягловый ло