Вы находитесь на странице: 1из 132

ДНЕВНИКИ СТАЙЛА

ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ
ПРАВИЛА ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА
ИГРЫ ПРАВИЛА ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ
ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА
ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ ПРАВИЛА ИГРЫ

Нил Страусс
ПРАВИЛА ИГРЫ ОПРЕДЕЛЯЮТ НАШУ
ЖИЗНЬ, НАШ УСПЕХ И НАШЕ СЧАСТЬЕ.

ПРАВИЛА ИГРЫ ОСНОВАНЫ НА ЭМОЦИЯХ, А


НЕ НА ЛОГИКЕ.

ПРАВИЛА ИГРЫ ОСТАЮТСЯ НЕИЗМЕННЫМИ


НА ПРОТЯЖЕНИИ ВСЕЙ ИСТОРИИ
ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, НЕЗАВИСИМО ОТ РАСЫ,
КУЛЬТУРЫ И НАЦИОНАЛЬНОСТИ.

ПРАВИЛА ИГРЫ НЕИЗМЕННЫ.

ЗНАНИЕ ПРАВИЛ ИГРЫ ПОМОЖЕТ ТЕБЕ


ЗАНЯТЬСЯ СЕКСОМ, ВЛЮБИТЬСЯ, ЖЕНИТЬСЯ,
УВЕКОВЕЧИТЬ СВОЕ ИМЯ.

ИЗ-ЗА НИХ ТЕБЯ ТАКЖЕ МОГУТ ПРЕДАТЬ,


УНИЗИТЬ, ОСКОРБИТЬ, ПРЕСЛЕДОВАТЬ,
УБИТЬ.

ОБРАЩАЙСЯ С НИМИ ОСТОРОЖНО:


СЛЕДУЮЩИЕ СТРАНИЦЫ – ЭТО НЕ ПРИЗЫВ
К ДЕЙСТВИЮ, ЭТО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.
ОГЛАВЛЕНИЕ:

ПРЕДИСЛОВИЕ 4

ПРАВИЛО 1:
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ 10

ПРАВИЛО 2:
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К ПРОВАЛУ 19

ПРАВИЛО 3:
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ 30

ПРАВИЛО 4:
ОТПРАВЛЯЯСЬ В ПУТЬ, ИЗУЧИ КАРТУ 48

ПРАВИЛО 5:
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ 53

ПРАВИЛО 6:
ОЖИДАЯ ЛУЧШЕГО, БУДЬ ГОТОВ К ХУДШЕМУ 67

ПРАВИЛО 7:
ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ – ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ 72

ПРАВИЛО 8:
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ 83

ПРАВИЛО 9:
ЛЮБОВЬ ЕСТЬ ВОЛНА, ДОВЕРИЕ ЕСТЬ ВОДА 96

ПРАВИЛО 10:
ЗОНА КОМФОРТА – ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ 100

ПРАВИЛО 11:
НИКТО НЕ МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ В ОДИНОЧКУ 123

ПОСЛЕСЛОВИЕ 126
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

ПРЕДИСЛОВИЕ

– Какие у тебя цели? – спросил он.


– Цели?
– Ну да. До тех пор, пока ты не определился, куда идешь, ты ни-
куда не доберешься.
– Думаю, главное для меня – это количество, качество и разноо-
бразие. Я хочу заниматься сексом в день знакомства, получать ми-
нет в туалетах клубов, каждую ночь спать с новой девушкой, а так-
же попадать в необычные сексуальные приключения с несколькими
девушками сразу.
Он молча сидел и слушал, поэтому я продолжил. Я ни разу не
задумывался над этим. До сих пор. Этот разговор произошел семь
лет назад, буквально после того как я нашел Розеттский камень со-
блазнения в виде пикап-сообщества.
– Я хочу развращать юных девственниц, пробуждать страсть в
скучающих домохозяйках, соблазнять знаменитостей, студенток,
девушек с обложки журналов и тантрических богинь. И затем, сре-
ди всех этих женщин я хочу выбрать одну, ту,  которую буду любить.
– Как ты узнаешь, что нашел ее? – наконец спросил он.
– Я думаю, что просто буду знать, потому что мне больше не за-
хочется быть с другими женщинами.
– Что ж, звучит отлично. И даже, похоже, имеет смысл.
Я ждал. Я чувствовал, что он найдет брешь в моей логике.
– Но что произойдет через пару лет, когда секс уже не будет при-
носить былого удовольствия? Что произойдет, когда вы заведете ре-

4
ПРЕДИСЛОВИЕ

бенка, и она станет все сильнее отдаляться от тебя, как физически,


так и эмоционально? Что произойдет, когда настанут сложные вре-
мена, и вы будете постоянно ссориться?
– Если это действительно случится, я бы предпочел спать с дру-
гими.
Я смотрел, как он подтянул под себя ноги и скрестил их на дива-
не в позе превосходства.
– Мне просто нужно себя контролировать. Думаю, я смог бы ду-
мать о других женщинах, как о сигаретах. Несмотря на то, что я их
хочу, я могу удержаться, так как знаю, что это вредно для здоровья
отношений.
Я сидел и ждал неизбежного вопроса. Он был музыкальным про-
дюсером, хотя я ни разу не видел, чтобы он работал. Вместо этого
мы встречались в его домике в Малибу и часами спорили о смысле
жизни, тогда как индийский мальчик приносил нам бутылки с водой
и тарелки с вегетарианской пищей.
– Итак, – наконец заговорил он, – ты бы смог следующие пять-
десят лет спать только с одной женщиной?
Он нашел  слабое место в моей романтической стратегии, да что
там, в стратегии большинства мужчин. Я люблю женский смех. Лю-
блю их губы, их бедра, их кожу, их прикосновения, то, как они вы-
глядят в порыве сексуального экстаза. Я люблю то, как они чувству-
ют, заботятся, переживают,  мыслят. Я жажду  создать тот всплеск
страсти, который объединяет нас со Вселенной. И, как ни к чему
другому, я наиболее трепетно отношусь к тому, когда вы лежите в
постели, после того как полностью отдались друг другу.
– Да, для меня это было бы непросто, – признался я. – В идеале,
хотелось бы всегда иметь возможность съесть свой кусок пирога.
– Думаю, это разумная потребность, – отметил он. – С учетом
того, что пироги делают как раз для того, чтобы их ели. Кто будет
заказывать пирог и при этом не притронется к нему?
– То есть ты хочешь сказать, что возможно иметь отношения и
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

при этом спать с другими женщинами?


– Я этого не говорил. Я всего лишь сказал, что всегда можно
съесть свой кусок пирога.
– Но как? Даже моногамные отношения – это вызов. Вот поче-
му насилие в семье составляет 25 процентов от всех преступлений,
доля разводов составляет 50 процентов, и большинство мужчин и
женщин изменяют друг другу. Возможно, тот пример взаимоотно-
шений, который навязало нам общество, не соответствует человече-
ской природе.
Он неодобрительно посмотрел на меня. Но я все равно продол-
жил:
– Даже если ты не изменяешь на протяжении этих пятидесяти
лет, ты все равно будешь заглядываться на проходящих мимо деву-
шек, листать журнал Максим или по ночам лазить по порно. И все
это будет заставлять твою жену чувствовать, что тебе мало одной
только ее.
– Это верно. У тебя не может быть здоровых отношений, если
твой партнер не чувствует себя комфортно.
– Именно. Так, принимая во внимание мужскую природу, как во-
обще можно заставить женщину чувствовать себя комфортно?
– Возможно, избавившись от желания съесть свой кусок пирога,
сказал он.
– Но это же неестественно. Ты же только что сказал, что пирог
существует для того, чтобы его съели.
  – В таком случае тебе нужно найти возможность съесть свой
кусок пирога, не задев при этом чувств той, кого ты любишь.
Иногда я его ненавидел. За то, что он был прав.
     
Следующие несколько дней я прокручивал в голове нашу беседу
в поисках ответов. Везде, где бы я ни был, я задавал разным муж-
чинам и женщинам один  и тот же вопрос: «Если бы вам не нужно
было беспокоиться о том, чтобы завести детей,  и о том, чтобы кто-

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

то позаботился о вас в старости, вы бы все еще хотели жениться?»


Большинство мужчин ответили «нет». Большинство женщин
ответили «да». И вот тогда я понял, что традиционные отношения
определяются не мужскими потребностями, а женскими.
После этого я начал задавать другой вопрос: 
«Давайте представим, что вы с кем-то познакомились, вы пол-
ностью подходите друг другу и хотите встречаться. Но этот чело-
век говорит вам, что через два года ему придется полностью исчез-
нуть из вашей жизни, и с этим ничего нельзя поделать. Вы бы стали
встречаться с этим человеком?»
Большинство женщин ответили «нет». Большинство мужчин –
«да». Некоторые даже заметили, что это бы был идеальный сцена-
рий.
Так куда же тогда девать эту сказку про «жили они долго и счаст-
ливо», на которой основано все наше общество? Очевидно, что это
абсолютно не соответствует природе мужчин, которые то наслаж-
даются любовными отношениями, то холостяцкой жизнью.  Плюс
в этой цепочке иногда оказываются дети, чье будущее стоит под
угрозой только потому, что эволюция закинула их в неподходящий
момент.  
Когда я снова встретился со своим приятелем, я поделился с ним
своими заключениями.
– Довольно грустный способ прожить свою жизнь, – отметил он.
– Ага, и проблема в том, что это именно так, как жил я. Правда,
без той части про детей. Я вовсе не хочу портить им будущее, по-
этому я жду, пока не разрешу эту дилемму отношений, найдя то, что
будет удовлетворять интересы обоих полов.
– Ты бы мог стать хорошим политиком, – заявил он без намека
на комплимент. – Ты из тех  парней, которые сами не могут убить
муху, пчелу или таракана, но им ничего не составит нанять специ-
алиста, который истребит всю их колонию.
– Что это, черт возьми, значит?
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

– Это значит, – он поставил бутылку на стол, – что со своей мо-


ралью ты обломался.
 
Мы живем в обществе, которое любит четкие суждения: добро
и зло, хорошо – плохо, успешно – неудачно. Но во Вселенной все
иначе. Вселенная не судит.  С начала времен она действует, основы-
ваясь только на двух принципах: созидательном и разрушительном.
Мы должны поддаться творческому толчку – ведь именно из-за него
мы здесь. Но мы живем в страхе разрушительной силы, которая од-
нажды приведет к нашему концу.
Я не хочу просто давать вам самоучитель со словами, что если
вы будете неукоснительно следовать ему, то через 30 дней ваша
жизнь станет идеальной. У Игры есть и обратная сторона – разру-
шительная. И чем успешнее вы станете, тем ближе будете к ней про-
двигаться. Особенно принимая во внимание то, что в сексуальном
инстинкте созидательная и деструктивная стороны выражены наи-
более ярко, чем в других.
На эту книгу меня вдохновили упомянутые выше беседы об аб-
солютном несоответствии мужских и женских эмоциональных и
сексуальных потребностей, а также нежелании их осознать и при-
нять. Но в них можно заметить и общие черты для обоих полов:
страх одиночества, а также драмы и комедии, в которые мы вечно
попадаем только потому, что, как сказал режиссер Райнер Вернер
Фасбиндер, «мы родились с потребностью друг в друге, не научив-
шись жить вместе».
Следующие одиннадцать историй абсолютно правдивы и все,
за исключением двух, произошли со мной в период,  когда я всту-
пил в пикап-сообщество под именем Стайл, о чем уже рассказано в
моей книге Игра.  Однако, в отличие от Игры, эти истории скорее
не о том, как получить женщину, а больше о природе страсти. Это
путешествие по жизни мужчины, занимающегося соблазнением, в
поисках ответа на вопрос, поставивший в тупик всех мировых пи-

8
ПРЕДИСЛОВИЕ

кап-гуру: «Что же происходит после оргазма?»


Писателям художественных произведений повезло больше. У
них хотя бы есть возможность спрятаться за недостатками своих
героев. А здесь единственный герой с недостатками – это я сам. В
процессе общения с тысячами людей с целью улучшения Игры и
самого себя, во мне столкнулись три силы:  инстинкты, воспитание
и общество. В результате, я ранил чувства людей, ошибался с выбо-
ром, шел на неоправданный риск, упускал возможности и совершал
непоправимые ошибки.
Но также у меня был умопомрачительный секс.
В этом и заложен конфликт.
Я пытался извлечь урок из любого опыта. И это было непросто.
Поскольку далеко не все впечатления я ставил на первое место.
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

ПРАВИЛО 1
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ
КОНТРОЛЮ

 Я сижу в кресле, и она ждет ответа.


Она дает мне уроки французского.
Она сидит слишком близко. Она слишком медленно говорит. Она
как бы случайно касается моего колена тыльной стороной ладони.
Она хочет меня.
Ей на вид не меньше шестидесяти.
И я чувствую, что меня затягивает в игру. 
Мне знакомы симптомы: я испытываю легкое головокружение,
комната вокруг меня тает, я полностью избавляюсь от посторонних
мыслей, взгляд расфокусирован, лобково-копчиковая мышца (PC
muscle) напрягается.
Бросаю на нее взгляд: парень, она ведь старая! Вовсе не опытная.
Просто старая. Выглядит, словно поношенная. Ломкие серо-черные
волосы небрежно собраны на затылке. Расширенные поры по всему
лицу. Тело напоминает мешок с галькой. Синяки под глазами. Вари-
козные вены. Старушечьи очки. Усы.
Надо убираться отсюда, пока не поздно.
– Мне нужно вернуться к книге… я тоже буду… ну, тогда пока…
следующее занятие… нет, пока не знаю, когда… много работы и

10
ПРАВИЛО 1

вообще… конечно… да, передай мои наилучшие пожелания Джо-


шу… спасибо… ты тоже.
Господи, пронесло.
Мы жили в Пасадене в одном доме на одном и том же этаже на
протяжении шести месяцев. Мы часто пересекались в холле, и она
всегда ходила со своим сыном Джошем, страдающим аутизмом. Мне
было ее жалко. Она была матерью-одиночкой и полностью похоро-
нила всю свою жизнь для того, чтобы позаботиться о своем сыне
и развивать его единственный дар – способность к музыке. Джош
знает название каждой песни Битлз, ее текст, аккорды, дату записи
и даже номер в каталоге, и ему не составляет труда цитировать их
незнакомцам. У него феноменальная память на лица и события. По
развитию он обогнал свою мать.
Каждый раз, когда я встречаю ее в холле или лифте, я как буд-
то слышу звоночек. Энергия затягивает меня, я загипнотизирован.
Мне сложно это описать иначе, но я точно знаю, что это – влечение.
Я хочу поцеловать ее. Это абсолютно не поддается логике. Един-
ственные женщины старше этой, с которыми я спал, могли бы с
легкостью соблазнить любого мальчишку: ноги от ушей, подтяну-
тые фигуры, ровный искусственный загар, волосы, как из рекламы
шампуня. Но я ни разу не спал с женщиной, похожей на эту. Однако,
иногда, перед сном, мои руки сами  лезли под одеяло, и я предавал-
ся мечтаниям о ней.
Я живу в Лос-Анджелесе. Ежедневно я встречаю самых привле-
кательных женщин в мире. Они повсюду: гуляют со своими парши-
выми собачками на руках, сидят во вторник днем в Старбакс, по-
скольку слишком красивы для повседневной работы, бегают вдоль
пляжа, словно готовясь к пробам в шоу «Новая супермодель Аме-
рики».
И что делаю я? Я мастурбирую на старушку, живущую со мной по
соседству.
В своих фантазиях я мог бы выбрать кого угодно. А теперь уже
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

и в жизни. Почему же я остановил выбор на ней?


Два дня спустя я вместе с Дарси, моей предыдущей подружкой
на одну ночь, спускаюсь на лифте в гараж. Девочка сексуальна, но с
подозрительной репутацией. По ее словам, она занимается органи-
зацией мальчишников в Вегасе. Хотел бы и я оказаться на одной из
этих вечеринок.
«Привет, Нил», – слышу я громкий гнусавый голос, как только
мы выходим из лифта.
Это Джош. Он уже встречался с Дарси пару недель назад. Ему
только исполнилось пятнадцать, у него появляются прыщи, и чув-
ства к девушкам, которых он не может понять. Джош любит раз-
говаривать со мной о мастурбации и о том, как он ненавидит мать.
«Привет, Дарси. Тебе двадцать шесть и ты родом из Ньютона,
Массачусетс. Я прав?  – он знает, что прав. Показушничает. – Ты
милая».
Нэнси слабо улыбается: «Извините его. Прекрати, Джош».
Я смотрю на Дарси. У нее искусственный загар, упругая грудь от
доктора из Беверли-Хиллз. Она ужасно худая благодаря эффектив-
ной диете. Она – фарфоровая кукла, символ молодости, сексуаль-
ности и смерти.
Перевожу взгляд на Нэнси. Она слишком бледная из-за ис-
кусственного освещения,   слишком осунувшаяся из-за возраста и
слишком толстая из-за недостаточных тренировок. Она пожертво-
вала собой, своей молодостью и сексуальностью. Аутистический
крест, который ей пришлось тащить в течение многих лет, полно-
стью сломил ее.
О чем я вообще думал?
– Эй, Нил, «The Long and Winding Road» – очень хорошая песня.
Тебе нравится эта песня?
– Отличная песня, – отвечаю я.
– Она была написана в тот же день, что и «Let it be», – сообщает
он. – Это единственная песня во всем альбоме, в которой на пиани-

12
ПРАВИЛО 1

но играет сам Пол Маккартни, а не Билли Престон. Как ты думаешь,


почему он поет: «Плачу о том дне?» Что это за день?
В этом несчастье Джоша. Он помнит все факты, но не способен
мыслить метафорично.
– Думаю, тот день, когда жизнь была лучше.
– Как ты думаешь, а он мог просто говорить о вчерашнем дне?
Он слишком простой. Он не понимает, что если бы слова имели
только то значение, которое есть в словаре, то они никогда бы не
служили средством выразительности. Не было бы ни Битлз, ни по-
эзии, ни литературы. В каждом слове есть что-то, что сказывается
на его эмоциональной окраске и на переводе. Это «что-то» – чув-
ства. Неспособность их осознать – это общая черта Джоша и Дарси.
«Джош, не задерживай Нила», – проворковала Нэнси, держа па-
лец на кнопке открытия
дверей. Затем повернулась ко мне: «Он слишком возбужден, по-
тому что вечером останется со своим учителем игры на пианино».
Двери закрылись, оставив меня размышлять над тем, что это
могло значить.
Она просто извинилась за его поведение?
Или пыталась намекнуть, что вечером она будет одна?
Я не могу сказать наверняка, имела ли Нэнси на меня подобные
планы. К тому же, после встречи с Дарси, она вряд ли ожидает, что
я могу увлечься ей.
В целом это забавно: я вижу в Джоше огромный потенциал и хо-
тел бы заинтересовать его другой качественной музыкой. Для него
было бы лучше иметь наставника ближе к нему по возрасту.
 
       Той же ночью я стоял перед дверью Нэнси с диском Zombies в
руках. Я продолжал убеждать себя в том, пришел сюда только для
того, чтобы оставить Джошу диск, который, как мне казалось, от-
кроет для него дверь в новый мир музыки. Но в глубине души я
знал, что я здесь делаю: я хотел посмотреть, что случится.
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

Я не стану утверждать, что  готов воспользоваться любой воз-


можностью, это прозвучало бы слишком вульгарно. Я просто хочу
удовлетворить свое любопытство. Кроме того, она интересна мне
как личность. Она очень образованная, и я хотел бы больше узнать
об ее прошлом: какой она была до Джоша, где она работала, как вы-
учила французский и все в таком духе.
Нэнси, кажется, совсем не удивлена, увидев меня. На ней черное
бесформенное платье, ноги втиснуты в панталоны с затяжками, а на
щеках  – неестественный румянец. Рукава платья доходят до локтя,
открывая морщинистые руки, похожие на сосиски по-польски.
Она делает шаг в сторону, держа дверь открытой. По правилам
хорошего тона я должен войти.
Я вхожу и снова ощущаю изменение энергетики вокруг себя.
– Это для Джоша, – протягиваю ей диск.
Нэнси берет диск, не коснувшись моих пальцев.
 – Хочешь чаю? – спрашивает она. – Я только что заварила.
Игра началась.
– Конечно.
Я сажусь в джутовое кресло, поверх которого накинуто бело-
желтое вязаное покрывало. Пахнет сандалом и золой. Грудная клет-
ка сжимается, мне тяжело дышать. Бросаю взгляд в сторону двери
– слишком далеко.
Я влип.
Мой член начинает выпирать через джинсы. Что происходит?
Смотрю на Нэнси. Даже моя бабушка выглядела лучше.
Она возвращается с чашкой чая. Я благодарю ее.
«Je vous en prie1», – отвечает она.
Обожаю, когда она говорит по-французски. У нее идеальный ак-
цент.
Мы беседуем о Джоше. Это вообще единственное, о чем мы раз-
говариваем. Он готовится к фортепьянному концерту.  Он способен
1 Пожалуйста (фр) (Здесь и далее прим. переводчика)

14
ПРАВИЛО 1

сыграть любую только что услышанную песню. Его учитель им вос-


хищается. Я не могу сконцентрироваться. Не могу сконцентриро-
ваться. Не могу сконцентрироваться.
Нэнси собирается показать мне какие-то фотографии из корич-
невого альбома. Она садится около меня, кладет его на подол и от-
крывает своими элегантными пальцами.  Обложка ложится мне на
колено.
– Вот здесь Джош со своим учителем перед Шёнбергской музы-
кальной школой.
Я ничего не вижу. Я ничего не слышу. Мне на все плевать. Мои
ноздри наполнены ее ароматом, сердце бешено колотится, комната
вокруг плывет. Нужно что-то с этим делать.
Я поднимаю руку и неловко убираю прядь волос с ее лба. На
ощупь они как щетка.
Она замолкает, приподнимает голову и поворачивается ко мне.
Запах сандала ударяет мне в ноздри. Я должен ее заполучить.
Я припадаю к ее губам. Это похоже на финальный аккорд сим-
фонии моего сердца.
У нее сухие губы, но язык очень нежный. Она засовывает его
мне в рот, он не двигается, и это приятно. Через него я ощущаю всю
ту спокойную, чувственную энергию, передающуюся в мое тело.
Я знаю, что это неправильно. Я четко осознаю, что переступаю
черту.
К счастью, она догадывается, что мне некомфортно.
– Переместимся в спальню? – интересуется Нэнси.
Я вовсе не шокирован. Вообще-то мне это кажется отличной
идеей.
Она идет в комнату, я двигаюсь следом, любуясь всеми ее выпу-
клостями без намека на сексуальность. Чары рушатся, у меня есть
еще время уйти. Я остаюсь. Я скован своей привычкой доводить все
до конца. Да и, возможно, у меня вовсе нет выбора.
Она присаживается на край кровати, похожей на больничную
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

койку. С усилием Нэнси приподнимает ноги, чтобы положить их на


матрас.
Я снимаю обувь и присоединяюсь к ней. Ни она, ни я не произ-
носим ни слова. Любое слово может все разрушить.
Ее руки обвиваются вокруг меня, наши языки сливаются. От ее
кожи исходит запах старости. Не хочу затягивать со всем этим.
Я начинаю стаскивать с нее платье, все еще находясь над ней.
Затем отодвигаюсь в сторону, позволяя ей закончить работу.
Ее кожа по цвету напоминает старую газету. Ее панталоны натя-
нуты до самого бюстгальтера, который так же огромен. Кроме того,
они абсолютно не сочетаются: панталоны – белые, а лифчик – про-
зрачный. Они скорее используются как необходимый элемент одеж-
ды, нежели для красоты.
Я не хочу больше тянуть.
Я расстегиваю ее бюстгальтер, крючок за крючком, затем обхва-
тываю ее сосок губами. Кажется, это верное решение.
Я могу отключить сознание и представить ее настолько желан-
ной, чтобы это соответствовало движениям моего языка вокруг ее
соска. Вдохновленный этим, я решаю закрыть глаза и полностью
погрузиться в свои ощущения.
Но затем я опускаюсь ниже, чтобы снять с нее колготки, и под
ними чувствую не кожу, а материал, похожий на пластик. Я начинаю
его ощупывать. Похоже на какой-то пластиковый пакет, пристегну-
тый к ней.
После этого я почти ничего не помню. В памяти всплывает воз-
никающий приступ тошноты. Я хорошо помню сам секс, поскольку
это часть моей природы. Помню, что он длился не более пяти ми-
нут. Помню необходимую беседу после секса, чтобы удостоверить-
ся, что ей хорошо. После этого я ухожу.
В следующие дни я почти не думал о Нэнси. По крайней мере,
определенно не так, как раньше. Пару раз я болтал с ней по теле-
фону, дабы ей не показалось, что я избегаю встреч в холле (что я и

16
ПРАВИЛО 1

делал). Возможно, это было потому, что я приписывал ей чувствен-


ность, которой она в действительности не обладала. А возможно,
это было из-за пластикового пакета.
Через месяц я съехал с этой квартиры. Нет, не из-за Нэнси. Про-
сто в Пасадене я чувствовал себя апатично и отчужденно. Мне хоте-
лось жить среди людей, которые вечно борются за что-то и старают-
ся чего-то достичь, потому что вокруг них всегда кипит действие.
Именно там есть хоть какая-то жизнь. Именно там ты можешь
встретить самых красивых рисковых женщин, если, конечно, они в
твоем вкусе.
Я позвонил Нэнси, чтобы попрощаться. Я пообещал оставаться
на связи и приехать на концерт Джоша.
 
Было бы логично, чтобы история закончилась на этом. Но нет.
По правде сказать, лучше бы она вообще не начиналась.  Тем не ме-
нее, семь месяцев спустя, приехав забрать свою почту, я увидел ее.
Нэнси выглядела худой. Похоже, она потеряла не меньше 30
фунтов2. Она стала брюнеткой, с чистыми волосами, собранными в
аккуратный узел, на губах была помада, глаза подведены. Она слов-
но сияла.
Она шла под руку с мужчиной. Он был примерно ее возраста,
маленький и лысый, но ничуть не противный.  Он был бодрым, за-
горелым и уверенным  в себе.
– Эй, отличной выглядишь, – улыбнулся я ей.
– Merci3, – Нэнси казалась счастливой.
– А где Джош?
– Мы с ним переехали на другой этаж, – сказала она тихим голо-
сом, который когда-то меня так очаровал. – Он сейчас живет в 502
квартире вместе с репетитором, которого я для него нашла.
Я снова ощутил энергию вокруг нее. Это не было влечение, ско-
2 13,6 кг
3 Спасибо (фр.)
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

рее – признательность. Я ощущал, что смог сделать для нее что-


то хорошее, позволив выйти наружу тому, о чем она уже позабыла.
Возможно, это и была та энергия. Все это время я чувствовал яркую
женщину, стремящуюся вырваться из заключения, в котором оказа-
лась после рождения сына.
Я даже придумал название – ангел секса. Вокруг было полно
женщин, отказавшихся от своей сексуальности. Я встречал их в аэ-
ропортах, и они боялись порвать с давно уже изменяющими мужа-
ми, считающими их своей собственностью. Я встречал их на пля-
же, где они уделяли слишком много времени своим неблагодарным
детям, совсем забыв о себе. Я встречал их в круглосуточной заку-
сочной, где они зализывали раны после давнего разрыва и бросали
полные ненависти взгляды  на молоденьких официанток, как будто
говоря: «Когда-нибудь я вам покажу».
 Когда-то всем им было восемнадцать, они были полны молодо-
стью и чувственностью, вокруг было полно возможностей, куча по-
клонников, каждый из которых методично высасывал из них энер-
гию. Я мог соблазнить их всех. Я мог медленно и нежно заниматься
сексом с каждой из них. Я мог снова вернуть им их молодость, про-
будить их сексуальность, их страсть так, чтобы они осознали, что
жизнь все так же лежит перед ними, а вовсе не осталась в прошлом,
где им было по восемнадцать.
Я мог это сделать.
Выйдя из дома, я прыгнул в свой недавно приобретенный по-
держанный внедорожник и поехал назад в Голливуд. Я только что
нашел изъян в своих мыслях: это вовсе не я соблазнил Нэнси, а она
меня. И я переехал. Я изменился. Я повзрослел.
Возможно, та благодарность, которую я ощущал, исходила от
меня самого.

18
ПРАВИЛО 2

ПРАВИЛО 2
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К
ПРОВАЛУ

Кевин будет здесь в любую минуту. Он предложил пойти в поле,


чтобы заняться съемом. А я все еще в трусах. Блин, да я не мылся и
не брился уже несколько дней. В зеркале на меня смотрит призрак
Ясера Арафата.
Мне не стоило бы куда-либо идти, так как я должен закончить
книгу за четырнадцать дней. Но если я продолжу смотреть в мони-
тор, мои глаза скоро вытекут из глазниц. Я писал, не переставая, три
недели подряд. Пришло время вернуться к живым существам. Все
мои навыки общения притупляются.
Нужно прийти в себя, причем как можно скорее. Мои советские
командирские сломанные часы «Восток», приносящие мне удачу,
видимо, телепортировались и каким-то образом оказались на кухне,
лежащими в арахисовом масле. Было бы неплохо тут прибраться.
Будет неловко, если кто-нибудь случайно сюда зайдет.
Стоит добавить это в список того, что нужно сделать, но сначала
нужно найти сам список. Думаю, он должен быть в кармане моих
клешеных джинсов Levi������������������������������������������
����������������������������������������������
’�����������������������������������������
s����������������������������������������
. А они должны быть где-то в груде одеж-
ды. В ней оказываются все шмотки, которые я уже носил, но они
еще не воняют, чтобы их стирать. Это сродни алтарю, с которого я
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К ПРОВАЛУ
ежедневно собираю то, что составляет мою индивидуальность.
Прошлой ночью меня посетила идея о написании книги, кото-
рую стоило бы добавить в мой список. О чем она будет? О том, как
прожить год без технологий.
Черт. Звонок. Это Кевин. Стоило мне забыть об его визите, и вот
он здесь. Соберись, Нил! Кевин нуждается в том, чтобы ты был его
жертвенным агнцем и открывал лучших красоток Южной Калифор-
нии.
Схватил клешеные джинсы ���������������������������������
Levi�����������������������������
’����������������������������
s���������������������������
. Понюхал. Букет из австра-
лийского ореха и аромата моей комнаты после секса. Сойдет.
– Эй, – криво усмехается Кевин, когда я открываю дверь. – Ты
так и пойдешь?
Всовываю ногу во вторую штанину. Осталось найти футболку.
Нужно что-то классное. Что-нибудь из моей кучи, поскольку если
она действительно классная, я должен был носить ее в прошлом
месяце. А если я носил ее в прошлом месяце, я ее определенно не
стирал.
Отдам что угодно за черную футболку! Когда сомневаешься, на-
девай черное. Это суть всей мужской моды. Хватаюсь за край се-
рого вязаного галстука, купленного в Лондоне, и вытягиваю его из
кучи. Галстук слишком распушился. Видимо, в прошлом месяце я
его случайно постирал.
Остался ремень. Придется порыться в куче, чтобы найти его. У
каждой вещи своя история. Вот эту желтую футболку я приобрел
год назад в Бостонском магазине, продающем одежду по доллару за
фунт.
– Мужик, клуб будет переполнен, если мы не поторопимся, –
сказал Кевин. Мало того, что он приходит с опозданием, так еще и
разговаривает со мной, как с копушей.
Просто использую мохнатый галстук в качестве ремня. Но те-
перь нужно что-то на шею. Какой-нибудь кулон? Слишком по-
дискотечному. Шнурок? Слишком тонкий. Красную ленточку с

20
ПРАВИЛО 2

рождественского подарка? В самый раз. Выглядит как шелковый


галстук.
– Готов?
– Готов.
– Так и пойдешь?
– Все будет отлично. Я могу положиться на свой шарм.
Кевин считается моим другом, хотя, по правде сказать, он лишь
знакомый. Если у меня откажет машина, он определенно не будет
тем, кому я позвоню за помощью. Нас объединяет только наше ув-
лечение женским полом.
«Помнишь девушку, о которой я тебе рассказывал тогда? – спра-
шивает он, пока я ковыряюсь в замке. Где-то под этими бутылками
из-под Колы и банками из-под Ред Булла находится водительское
сиденье. – Я привел ее домой, мы собирались залезть в джакузи,
но моя мама спустила всю воду нахрен». В банке еще остался дра-
гоценный, живительный Ред Булл. Мне нужен таурин. «Но мы все
равно залезли внутрь, и она сосала мне, пока я любовался звезда-
ми», – Кевин уселся на мой черновик.
В голове какой-то туман. Пора ее освежить. Ощутить реальность.
Хлопнуть в ладоши. Потрясти головой. Надо прочистить гортань.
– Проверка, проверка – работает.
– Что ты делаешь? – поинтересовался Кевин.
– Разогреваюсь.
Едем 2.3 мили до Джеймс Бич бара, протягиваю ключи дежурив-
шему у входа служащему, чтобы он отогнал машину, улыбаюсь, вхо-
жу внутрь, пытаюсь казаться нормальным. Вокруг куча девушек,
каждая по-своему уникальна. Они смеются, пьют и пьянеют еще
сильнее из-за внезапно распространяющегося запаха австралийско-
го ореха.
Две девушки лет по двадцать отходят от бара. Пора завязывать
беседу, иначе я так и проведу всю ночь, погрузившись в себя. Сзади
я чувствую руку Кевина, подталкивающую меня к ним. Мне сто-
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К ПРОВАЛУ
ит запатентовать его руку и продавать тем, кто боится подходить к
женщинам.
– Вы знакомы с Кевином? – начинаю я. – Он играет в единствен-
ной в мире еврейской христианской рок-группе.
– Чего? – переспрашивает одна из девушек. Высокая, как мо-
дель, с тонкими, свисающими прядями волосами, плоской грудью
и белым пиджаком с радужными пуговицами. Похожа на девушку,
стоящую за кассой в книжном магазине и торгующую ладаном.
– Он играет в группе, – повторил я.
– Я тоже, – отвечает она. Она дружелюбная и довольно милая.
Я не ожидал, что она поверит мне. Я думал, радужные пуговицы
являются символом терпимости.
У ее подруги высокая шляпа, узкая оправа, длинные черные во-
лосы и угловатые черты лица. Такие девушки обычно сидят в офисе
фитнес-центра.
Мне пора снова начинать ходить в тренажерный зал. И правиль-
но питаться. И чистить зубы зубной нитью перед сном. Я от всего
этого отказался.
– Это арахисовое масло у тебя на часах? – интересуется кассир-
ша, касаясь моей руки.
– Поаккуратнее с ними! Это советское командирское арахисовое
масло. Оно приносит удачу.
Пока мы с Кевином общаемся с кассиршей и спортсменкой, мы
незаметно делим их между собой. Зачем я вообще занимаюсь писа-
тельством? Это гораздо веселее.
«Тебе дается только одна жизнь, – слышу я собственный голос,
рассказывающий кассирше рутину. Она вовсе не моя. Авторство
принадлежит Джозефу Кэмпбеллу, исследователю мифологии. –
Маркс говорил, что в наших пороках мы должны винить общество,
Фрейд – родителей, астрологи – Вселенную». Туман вернулся. За-
бавно, как быстро он возвращается. Я абсолютно забываю о том,
что люди кажутся вежливыми до тех пор, пока не догадываются,

22
ПРАВИЛО 2

что ты хочешь от них что-то получить. А мы определенно хотим.


«Но единственное, в чем стоит искать причину, так это в тех ситуа-
циях, когда у тебя не хватает силы воли проявить себя, когда ты от-
казываешь себе в удовольствиях, когда ты упускаешь возможности,
которые перед тобой раскрываются».
В ее глазах блестят слезы. Спасибо тебе, Джозеф Кэмпбелл. Я
беру ее за руку, и она ее мягко сжимает. Совсем забыл постричь
ногти. Нужно добавить в список. Я держу в голове список того, что
нужно занести в список, лежащий в моем кармане.
«Это именно то, что я ждала услышать, – говорит она, делая гло-
ток пива, – потому что я на третьем месяце беременности и все вре-
мя задаю много вопросов.
Почему-то я этим не обеспокоен. Бросаю взгляд на спортсменку.
Кевин массажирует ей плечи и что-то шепчет ей на ухо. Мне удает-
ся разобрать фразу «анальный секс».
Кассирша сообщает мне, что живет с парнем и обожает его. Она
также говорит, что ее друг женат и у него двое детей, и она их очень
любит.
Ночь темна.
Однажды в баре меня познакомили с Принцем (Prince), и он
спросил, чем я занимаюсь. Я сказал, что пишу книги. Он поинтере-
совался, о чем я пишу, и я ответил, что они о темной стороне.
– Почему только о темной? – удивился он.
– Потому что это интереснее, – ответил я.
– Но светлая сторона тоже может быть интересной, – попытался
убедить меня он.
Мне бы хотелось, чтобы он был сейчас здесь. Он бы понял, что
был неправ. Любое потенциальное приключение в этом помещении
– это шаг по темному пути. Те, кто придерживаются светлой сто-
роны, уже давно спят. И во сне мечтают о темной стороне. Пото-
му что чем сильнее ты пытаешься ее обуздать, тем могущественнее
она становится, пока не вырвется наружу. Мне хорошо спится. Мне
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К ПРОВАЛУ
снятся ангелы, воздушные пироги и панды. Я не вижу темной сто-
роны до тех пор, пока не открываю глаза. И этой ночью в качестве
темной силы выступает беременная амазонка новой эры, живущая с
любящим ее парнем.
– Проводите нас до машины? – спрашивает спортсменка. – Мы
не любим гулять одни по ночам.
– Это будет стоить дороже, – пытается пошутить Кевин. Они не
смеются. – Только подождите, пока мы найдем наших друзей.
Конечно, друзей у нас тут нет. Это наш с Кевином тайный спо-
соб остаться наедине, чтобы разработать план действий. И это вели-
колепно, поскольку я обожаю планы.
– Ладно, – говорю я. – Давай скажем, что наши друзья уехали без
нас, и что нам надо, чтобы нас подбросили до дому.
– Мне нравится. А что с твоей машиной?
– Просто оставим ее на стоянке и заберем завтра.
Девушки без колебаний соглашаются подвезти нас домой. Про-
стой план может из ситуации возвращения домой в одиночестве
привести к ситуации возвращения в компании двух девушек.
Мы идем по улице рука об руку. Мы ведь защищаем их от пре-
ступников. А они спасают нас от водителей такси. Это выгодная
сделка.
– Забавно, что мы так разбились на пары, – заявляет кассирша.
Моя макушка достает ей до плеча. Но если ей плевать, то и мне пле-
вать.
У них �������������������������������������������������������
BMW����������������������������������������������������
с откидным верхом, что означает, что они легко мог-
ли бы воспользоваться стоянкой. Возможно, у них тоже был план.
Книжная девочка хочет исполнить мне что-нибудь из своего
творчества. С одной стороны, это меня беспокоит, но зато это по-
зволяет перейти ко второй стадии нашего плана.
– Звучит отлично, – говорю я. Господи, как это глупо. – Но здесь
слишком ветрено. Давай поднимемся ко мне, и там мы сможем сы-
грать в тишине».

24
ПРАВИЛО 2

Она соглашается.
Женщины вовсе не глупые. Она отлично понимает, на что она
только что согласилась. Мы паркуемся и идем под руку к моей две-
ри. В воздухе витает легкое недоверие. Оно темное и пахнет австра-
лийским орехом.
Я засовываю руку в карман за ключами.
Их там нет.
Я дважды проверяю карманы, делая вид, что все под контролем.
Обыскиваю себя с ног до головы. У меня появляется предчувствие,
что вечер накрывается.
Девушки с подозрением смотрят на меня. С каждой секундой
все сомнения, подавленные алкоголем и приятной беседой, вновь
всплывают наверх. Они понимают, что что-то случилось.
Так. Нельзя паниковать. Очевидно, что при мне должны быть
ключи, поскольку я поехал в клуб. В противном случае…
Черт. Я идиот. Мою машину перегнали на стоянку. Значит, клю-
чи до сих пор у служащего. Я в западне.
Не моргнув глазом, я тут же придумал план. Всегда должен быть
план.
– Я оставил ключи наверху, – говорю я девушкам. – Ничего
страшного. Я сейчас заберусь через балкон. Я так постоянно делаю.
Я ни разу этого не делал.
– На каком этаже ты живешь? – спрашивает спортсменка. От-
личный вопрос.
– На третьем. Просто подождите здесь. Я скоро вернусь.
Я подбегаю к стене и смотрю наверх. Это возможно. Это голово-
ломка, а у них всегда есть решение.
Нужно действовать быстро. Я их теряю.
Я верю, что могу это сделать. Нет проблем. Если я упаду, я разо-
бьюсь.
Девушки последовали за мной и с сомнением смотрят наверх.
– Кажется, я устала, – говорит кассирша. – Думаю, мне стоит
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К ПРОВАЛУ
пойти домой.
Полагаю, это правильно. В конце концов, она беременна. И мне
действительно не стоит заниматься с ней сексом.
– Это займет всего секунду, – говорю я. Просто подождите перед
дверью, а я залезу внутрь и открою вам. Не беспокойтесь об этом.
Пора спасать ситуацию.
Я забираюсь на лестницу первого этажа. Она не закреплена и
трясется под моими ногами. Я этого не предвидел. Нужно двигаться
быстрее.
Схватившись за край балкона на втором этаже, я подтягиваюсь.
Предплечья трясутся. Не стоило бросать ходить тренажерный зал.
Отталкиваюсь ногами. Слегка качает. Нужно дать себе передышку,
пока мои клешеные джинсы Levi’s болтается в воздухе.
Так, теперь нужно подтянуть оставшуюся часть тела. Спокойно.
Если я кого-то разбужу, они могут вызвать копов. Или пристрелить
меня.
Уже на втором этаже. Все под контролем. Осталось повторить то
же самое, и я буду на балконе, а потом и дома, занимаясь сексом с
той девочкой и ее эмбрионом.
Я тянусь и хватаюсь за перила своего балкона, затем припод-
нимаюсь и отталкиваюсь ногами от края. Я почти дома. Осталось
только подтянуться всем телом, чтобы мои джинсы не болтались в
воздухе.
Но есть маленькая проблема. Я не могу двигаться. Мой галстук-
ремень за что-то зацепился. Отсюда мне не видно, за что. Возмож-
но, какой-то гвоздь.
Нужно действовать силой. Я с трудом подтягиваюсь на перилах.
Предплечья ноют. Но теперь перила прогибаются в мою сторону. В
этом нет ничего хорошего.
В Лондоне делают действительно крепкие галстуки.
Думай, Нил. Думай. Ты же умнее гвоздя.
Через дорогу напротив располагается отель. Я мог бы подать

26
ПРАВИЛО 2

сигнал кому-нибудь. Но что они могут сделать? Разве что вызвать


пожарную бригаду и устроить сцену.
Нужно двигаться назад, слазить со здания.
Я спускаюсь на второй этаж, и галстук соскальзывает с ржавого
гвоздя, который мне и мешал.
Стоя на втором этаже, я снимаю галстук и засовываю его в кар-
ман. Джинсы наполовину спадают с меня. Вряд ли я смогу залезть
наверх со сползающими штанами. Придется их снять.
Я снимаю ботинки, затем свои клешеные джинсы ��������������
Levi����������
’���������
s��������
, подтя-
гиваюсь к краю перил и пытаюсь закинуть их на свой балкон. Они
соскальзывают и падают на асфальт.
Когда я бросаю взгляд вниз, чтобы убедиться, что джинсы вы-
жили, я вижу свет фар. Это машина с откидным верхом. Девушки
уезжают. Ночь обломалась. А я ведь знал, что нужно было остаться
дома и продолжать писать. Какого черта я позволил Кевину меня в
это втянуть?
– Все нормально, – орет Кевин, в то время, пока я пытаюсь на-
деть ботинки. – Замужняя возвращается.
Он слишком громко кричит. Он сейчас разбудит всех соседей.
– Думаю, мы сможем развлечься с ней вдвоем, – не унимает-
ся он.
– Ш-ш-ш, – затыкаю я его.
В квартире, на балконе которой я стою, загорается свет. А я там
в одних боксерах и ботинках.
Есть только одна возможность спасти ситуацию. Я бросаюсь к
перилам, забираюсь на них, а затем прыгаю на свой балкон. Все про-
исходит так быстро и в такой панике, что я слабо представляю, как
мне это удается. Похоже, я сейчас подтвердил теорию эволюции. И
раз уж я могу воспользоваться генами своих древних предков – обе-
зьян, но я легко смогу обходиться без технологий на протяжении
года для своей книги.
Что за безумная ночь. В моей комнате ужасный бардак. Везде
ОДНА ОШИБКА ВЕДЕТ К ПРОВАЛУ
валяются шмотки. Сердце бешено колотится. Нужно не забыть за-
брать свои ботинки с нижнего балкона.
И найти свои джинсы на улице.
И вернуться за своими ключами и машиной, находящимися в 2.3
милях от меня.
Нужно внести все это в список. Но сперва мне абсолютно необ-
ходимо проверить e-mail. Возможно, мне прислали что-то важное, с
чем нужно немедленно разобраться. Свечение монитора и жужжа-
ние жесткого диска постепенно успокаивают мои нервы. Вот чему я
принадлежу. Вот, где мои джунгли.
Кристен приезжает в город и хочет у меня остановиться. Магнус
хочет, чтобы я встретился с какими-то норвежскими рэперами. А
Стивен Линч хочет, чтобы я прислал ему наброски статьи, которую
я о нем написал.
Мне нужно закончить книгу за две недели. Я не могу тратить
свое время ни на что из этого. Поэтому я пишу Кристен, что рабо-
таю над книгой, но она остановиться у меня, если примет во внима-
ние то, что мне нужно писать. Я сообщаю Магнусу, что работаю над
книгой, но я мог бы встретиться с ними за ужином, поскольку мне
все равно нужно есть. И я пишу Стивену Линчу, что слишком занят,
чтобы отправлять ему наброски.
Постричь ногти. Надо внести в список, пока я не забыл.
Звонок. Кто бы это мог быть в такое время?
– Какого хрена ты там делаешь?
– Я сейчас.
Кевин сидит перед моей дверью. Он мною недоволен. Пожалуй,
я вовсе не тот друг, которому бы он позвонил, если бы его машина
поломалась.
– Сними ленту с шеи, – бросает он. – Ты выглядишь убого.
Мы ждем, и ждем, и ждем. Спортсменка возвращается, затем
заявляет, что слишком устала и хочет домой. И я не сильно этим
расстроен. В конце концов, она замужем. И нам действительно не

28
ПРАВИЛО 2

стоит заниматься с ней групповым сексом.


Иногда ошибки совершаются по независящим от нас обстоя-
тельствам. Мне все равно нужно закончить книгу за четырнадцать
дней. Если точнее, то уже за тринадцать.
А книга требует много работы, организации и планирования. К
счастью, этого у меня не отнять.
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ

ПРАВИЛО 3
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ

Может произойти то-то очень плохое.


Если я вдруг исчезну, пожалуйста, отправьтесь на поиски.
Просто запомните имя: Али Радж. Он фокусник, но может зани-
маться и темными делишками. Предположительно, он на дружеской
ноге с сыном премьер-министра. И принимая во внимание тот факт,
что я нарушаю некоторые запреты, я бы хотел, чтобы на всякий слу-
чай вы были в курсе того, что со мной приключилось.
Я действительно люблю Игру. Можно сказать, я одержим ею.
Она изменила мою жизнь там, где это казалось невозможным. В
старшей школе и колледже мои друзья, возвращаясь с зимних и
весенних каникул, вовсю рассказывали о своих сексуальных при-
ключениях. Я же мог похвастаться только ожогами и магнитами на
холодильник. Я абсолютно не умел расслабляться и получать удо-
вольствие. Меня слишком волновало то, что думали обо мне другие.
Но когда я узнал об Игре, все изменилось. Где бы я ни был, новые
приключения преследовали меня. Моя поездка в Хорватию закончи-
лась сексом с девятнадцатилетней малышкой, почти не говорящей
по-английски. Полет на Средний Запад ради статьи для Нью-Йорк
Таймс превратился в приключения с богатой домохозяйкой, а затем
ее племянницей. А во время моей первой ночи в Швеции я позна-
комился с девушкой, которая в качестве прелюдии танцевала мне

30
ПРАВИЛО 3

стриптиз под ABBA.


А сейчас я в Бангладеше, и здесь нет ни клубов, ни алкоголя, ни
знакомств. Но у меня есть, из чего выбирать.
Единственное, я не знаком с местными правилами. И пережи-
ваю, что меня могут здесь убить.
Я остановился в Дакка Шератон. Единственный, кто меня здесь
знает, это парень, с которым я путешествую – иллюзионист Франц
Харари. У него длинные светлые волосы, он обычно носит желтые
рубашки с мохнатыми нашивками на груди, и у него очень благо-
родные манеры. Представьте себе Янни, только занимающегося фо-
кусами.
Сейчас ему кажется, что я сумасшедший.
Я сижу в своей комнате и жду Трипти, моля Бога о том, чтобы
Али Радж со своим помощником не объявились здесь раньше.
 
Вот вкратце как все начиналось:
Харари приехал сюда по приглашению Али Раджа участвовать в
Первом Международном Фестивале Магии. Я здесь для работы над
книгой, о которой еще не сказал никому ни слова. Я решил путеше-
ствовать по миру в поисках людей, обладающих силами, которые
ученые не в состоянии объяснить. Я хочу найти настоящую магию,
доказательство существования чего-то неизведанного, во что мож-
но только верить. И тут я узнаю о существовании деревушки в пред-
местье Дакки, столицы Бангладеша, в которой живет племя во главе
со слепым старейшиной, умеющим творить чудеса.
Как деревушка, так и сам фестиваль осуждаются властями. В
Бангладеше большую роль играет ислам, и такие вещи, как магия и
чудеса считаются грехами, которые, по исламскому закону, караются
смертью. Приглашать фокусников и магов со всего мира – довольно
большая роскошь, так что только такой человек, как Али Радж, с его
деньгами и связями в правительстве, может себе это позволить.
Впервые мы его увидели, когда проходили таможню. Худоща-
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ
вый, с идеально черными волосами, украшенными перьями, в тем-
ном одеянии, он был похож на восковую статую матадора. Мне не
верилось, что он вообще может разговаривать. Сопровождаемый
пестрой свитой из фокусников, наемников, родственников и просто
хаотичным скоплением людей, называющих себя трейдерами, Али
Радж провел нас на пресс-конференцию, организованную в зале
ожидания аэропорта.
Вокруг Харари кишели репортеры: он только что заставил ис-
чезнуть бутылку Колы – символ Америки, прямо перед камерами.
Репортеры были в восторге, в отличие от Али Раджа. Он кивнул
одному из своих помощников, круглолицему бангладешцу с сумкой
«кенгуру», и тот закрыл конференцию.
Люди Раджа посадили нас с Харари в минивэн с другими фо-
кусниками. Пока мы ехали по многолюдным улицам Дакки, на каж-
дом светофоре нас окружали беззубые женщины с кровоточащими
деснами, мужчины с зачатками опухоли на лице и дети с изуродо-
ванными ступнями и рваными набедренными повязками, прося по-
даяния. И хотя беднота здесь выглядела просто ужасно, люди на
улице казались гораздо счастливее, чем большинство американцев
среднего класса. Думаю, если у тебя никогда ничего не было, тебе
и терять нечего. Остается только борьба за выживание. Дома же мы
привыкли относиться к постоянному прогрессу, как к должному.
Впервые я увидел Трипти в фойе отеля, когда на следующее
утро возвращался с завтрака в свой номер. Она выделялась не по-
тому, что была единственной женщиной в поле зрения, но потому,
что на ней было белоснежное сари с сочетающимся с ним блестя-
щим платком, обернутым вокруг шеи. У нее были длинные черные
волосы, полные губы, как у супермодели, и большая упругая грудь,
которая, казалось, приподнимает сари над телом.
Она стояла с Али Раджем, и я сообразил, что она может быть его
женой, поэтому не стоить пялиться на ее грудь.
Радж, как обычно, молчал.

32
ПРАВИЛО 3

– Харари? – прозвучал вопрос из ее идеальных губ.


– Он в своем номере, работает над исчезновением вертолета, –
ответил я. Радж перевел, и мы вместе зашли в лифт.
– Мне нравится, – заявила она, прикоснувшись к моему пирсин-
гу.
Пирсинг представлял собой серебряные шипы, которые я себе
купил, когда узнал о теории павлинизма. Она заключается в том,
что, как павлин расправляет свой яркий хвост для того, чтобы при-
влечь самку, мужчина также должен выделяться, чтобы привлечь
представительницу противоположного пола. Хотя изначально я от-
носился к этому крайне скептически, после того, как я попробовал
использовать данную теорию на практике, то, как бы глупо порой я
ни выглядел, результаты всегда имели место быть – даже в Бангла-
деше.
Она указала на мою бритую голову и поинтересовалась: «Я по-
трогаю»? Не дожидаясь моего ответа, Трипти мягко провела по
моей голове. Женщины Бангладеша редко касаются мужчин в об-
щественных местах. Это было то же самое, как если бы американка
в лифте схватила меня за промежность.
Я провел их до двери номера Харари и ушел, пока он сообщал
Али Раджу, что ему необходимо для иллюзии : вертолет, пилот, поле
и простыня размером с вертолет.
Весь следующий день Трипси сидела в фойе отеля вместе с
остальными членами команды Али Раджа и продавала билеты на
магическое представление. Каждый раз, когда я проходил мимо, она
бросала на меня томный взгляд, который можно было истолковать
как намек на близость.
Я решил ответить на этот намек.
– Почему бы тебе не передохнуть и не пообедать со мной? –
предложил я.
Она нежно взглянула на меня и беспомощно улыбнулась.
Перевод: Говори проще.
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ
– Ланч?
Пока я пытался объяснить что-то слишком сложное, для ее ло-
манного английского, к нам подошел невысокий коренастый черно-
волосый бангладешец, одетый в красную футболку, с двумя пласти-
ковыми тарелками какого-то рисового блюда, купленного на улице.
Я представился.
– Друг мой, меня зовут Рашид, – ответил он. – Я кузен Трипти.
– Ты тоже работаешь на Али Раджа?
Он утвердительно кивнул. Все работают на Али Раджа.
Я предложил всем вместе пообедать наверху. Раз уж я не могу
остаться наедине с Трипти, я хотя бы могу добиться доверия ее кузе-
на. Это ведь Бангладеш – я не особо надеялся продвинуться далеко.
Я привел их в комнату Харари, и мы уселись на диван. Кузен
Трипси любезно протянул мне одну из тарелок. Я попробовал ло-
жечку и ощутил, как по моим внутренностям разливается острый
смертельный яд.
– Тебе нравится, друг мой? – поинтересовался он. Забавно, когда
кто-то называет тебя своим другом, не являясь им по сути, это зву-
чит довольно злобно.
– Супер, – выдавил я.
Иногда, в порыве страсти, хочется заняться сексом без кондома.
В тот момент я чувствовал, что нашел аналогию с этим в кулинарии:
абсолютно все путеводители предупреждали о еде, купленной на
улицах Бангладеша.
Из-за сексуальной энергии, исходящей от Трипти, зверской
остроты рисового блюда и нелепости ситуации, на моем лбу высту-
пила испарина. Было глупо думать о романе с этой девушкой. Наши
культуры слишком разные, когда дело касается свиданий и секса.
Мы предпочитаем секс до брака, они – запланированные свадьбы.
Я решил снизить свои потери и пойти вздремнуть в своей комна-
те. Это все не стоит нескольких дней диареи.
Однако когда я встал, чтобы уйти, Трипти повернулась и что-то

34
ПРАВИЛО 3

прошептала на ухо своему кузену. Он кивнул, и она встала, чтобы


последовать за мной.
Пока я шел через коридор, она шла рядом. Так что я привел ее к
своему номеру, не зная, чего она хочет или ожидает.
Когда мы вошли, я оказался достаточно благоразумным, оставив
дверь открытой, чтобы Трипти чувствовала себя комфортно. Я хо-
тел показать, что уважаю моральные принципы ее общества.
Я сел на кровать, и она села рядом, слишком близко для беседы.
Диарея внезапно показалась стоящим риском.
Я смотрел много болливудских фильмов, и меня всегда удивило
то, что герой и героиня почти никогда не целуются. Вместо этого
они на протяжении всего фильма мучительно долго приближаются
к поцелую. Так что я погладил волосы Трипти. Она не отдернулась.
Я взглянул ей в глаза и приблизился к ней губами. Она пахла муска-
том, желанием и чем-то запретным.
Но внезапно она отдернулась. Трипти вскочила и направилась к
двери. Видимо, я был слишком настырным и неправильно истолко-
вал ее действия.
Однако, вместо того, чтобы уйти, Трипти закрыла дверь. «Ты
мне нравишься», – сказала она, вернувшись на кровать.
Очевидно, она больше любила голливудские фильмы, нежели
болливудские, которые, кстати, все равно индийские. Я повалил ее
на кровать.
Здесь ситуация стала еще более странной. Я осознавал, что она и
до этого была необычной, но сейчас она превысила все допустимые
пределы.
Трипти положила мою руку себе на грудь и заговорил на смеси
бенгальского с английским. Она хрипло шептала мне что-то прямо
в ухо, но я не мог ничего разобрать. Единственное, что я уловил,
были имена «Билл Клинтон» и «Моника Левински».
Это меня окончательно сбило с толку, поскольку я не мог понять,
то ли она пыталась предложить мне минет, используя единственные
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ
слова на английском, которые знала, в качестве синонимов, либо
просто делилась своим мнением об американской политике.
Надеясь на лучшее, я решил снять с нее сари. Никогда не делав
этого раньше, я не имел понятия, откуда надо начинать.
Она дрожала от удовольствия, но когда я провел по ее вырезу,
она внезапно оттолкнула мою руку. «Хорошая девочка, – сказала
она. – Это нормально. Ты мне нравишься».
Перевод: «Обычно я этим не занимаюсь, хотя я этим и занима-
юсь. Просто не хочу, чтобы ты думал, что я обычно этим занима-
юсь».
Трипти расстегнула мне рубашку и провела пальчиками по моей
груди. Вторая рука уже лежала на выпирающем из штанов члене.
Затем она начала чувственно шептать что-то, снова и снова. Снача-
ла мне показалось, что она говорит «чоло». Но раз через десять я
уже разобрал «чулатай».
Каждая клеточка моего тела дрожала от желания, в то время как
каждая клеточка мозга пыталась понять, как и почему это все во-
обще происходит.
Три «чулатая» спустя, Трипти высвободилась из объятий, рас-
правила сари и встала, как ни в чем не бывало. «Никто», – сказала
она, приложив палец к губам.
Перевод: то ли «Не смей никому говорить», то ли «Я больше ни-
кого не поцелую, поскольку мы с тобой вместе».
Потом она сказала два слова, сковавшие мое сердце ужасом.
«Али Радж», -Трипти изобразила рубящий удар вдоль шеи.
«Хорошая девочка», – повторила она.
Это врезалось мне в мозг. Но что-то внутри говорило мне про-
должать. Возможно, это было то же чувство, что и у ребенка, ког-
да кто-то носком ботинка рисует на траве воображаемую линию,
запрещая пересекать ее, «а иначе…», но он все равно осторожно
ставит ногу на запретную территорию. Это вовсе не акт неповино-
вения, это зов приключений. На своей стороне скучно; а на другой

36
ПРАВИЛО 3

стороне есть что-то неизведанное, то самое «а иначе…». Али Радж.

Той же ночью, пока я ждал начала фестиваля, я поставил себе


целью узнать, что же значит «чулатай». В конечном итоге поиск
сузился до двух вариантов перевода: либо «грозит смерть» либо,
«хочу есть». Надеюсь, второй вариант был ближе к истине.
Ночью улицы вокруг места, где должно быть магическое пред-
ставление, кишели полицейскими и репортерами. Театр находился
в непосредственной близости от университета, являющегося цен-
тром исламского радикализма, и к этому времени уже было извест-
но о нескольких угрозах взрыва. Каждый раз, когда кто-то проезжал
мимо на велосипеде с пакетом в корзине, я представлял заголовки
утренних газет: «Террористы заставили фокусников исчезнуть».
Тем не менее, я направился внутрь. Кто же захочет жить в мире без
магии?
Я нашел Трипти в фойе и отвел ее на последний ряд. Пока иллю-
зионист из Испании Хуан Майорал выступал с любовным моноло-
гом к манекену, рука Трипти лежала на моем бедре. Она сжала его,
и я почувствовал ее дыхание прямо у уха: «Бабу нравится?» Затем
она стала тереться о Бабу через штаны.
Я огляделся: вокруг сидели одни мужчины и всего несколько се-
мей. Все были спокойны, невозмутимы, сконцентрированы на зре-
лище; а в это время мусульманка постанывала мне в ухо. У каждого
мужчины есть свои тайный фантазии: это была реализация моих.
Но как случается с большинством фантазий, реальность их раз-
рушила. Один из помощников Али Раджа с пресс-конференции с
сумкой «кенгуру» неожиданно уселся рядом со мной. Трипти мгно-
венно убрала руку.
– Вы женаты? – спросил он. Он отлично понимал, что здесь про-
исходит.
– Нет, – ответил я.
– Ты собираешься на ней жениться?
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ
– Мы только что познакомились.
Я не знал, была ли это просто помеха подходу, или же часть пла-
на по выданью Трипти замуж за американца.
В перерыв между актами я решил найти укромное местечко,
чтобы уединиться с Трипти. В театре было полно лестничных ко-
лодцев и комнат за сценой. Но когда мы встали, «кенгурятник» тоже
вскочил и вклинился между нами.
«Друг мой», – услышал я знакомый голос, пока шел через фойе,
сопровождаемый все большим числом людей. Это был ее кузен.
Мой враг. Все здешние мужчины были моими врагами.
Он обнял меня за плечо. «Это американский писатель», – сказал
он трем стоявшим рядом мужчинам, которые были то ли родствен-
никами Али Раджа, то ли его помощниками, то ли и тем, и другим.
Они в мгновение ока окружили меня и начали знакомиться. Как бы
я ни пытался повернуть голову в сторону Трипти, они все время от-
влекали меня вопросами: «Это твой первый визит в Бангладеш?»,
«Как тебе здесь нравится?», «Хочешь пойти ко мне домой и попро-
бовать настоящую бангладешскую кухню?».
Наконец, мне все же удалось поймать взгляд Трипти, которая, ка-
залось, то ли не замечала защитного барьера вокруг себя, то ли ис-
кусно притворялась, дабы сохранить свою честь. Я указал ей вглубь
театра, но мужчины были везде: за нами, перед нами, рядом с нами,
между нами.
Когда мы, наконец, сели, они расположились вокруг нас. «Кен-
гурятник» показал Трипти, чтобы она пересела, и уселся на ее ме-
сто, раздвинув ноги так широко, что они касались моих колен. Это
выглядело очень недоброжелательно. Как будто вместо того, чтобы
драться, они наоборот становились все более дружелюбными.
– Так тебе нравится Трипти? Может хочешь познакомиться с ее
родителями?
И в эту секунду я ощутил острую боль в животе. Меня согнуло
пополам.

38
ПРАВИЛО 3

Острый рис все-таки сделал свое дело.


Той ночью я вернулся в номер с тотальным поражением. Я про-
вел час в туалете, оставив потребность потрахаться в Бангладеше.
Утром я выпил иммодиум, что иметь хоть какие-то силы для посе-
щения деревушки вместе с Харари.
В фойе я увидел Трипти уже на привычном месте, за столом с би-
летами. Она, казалось, источала свет, будучи одетой в черное сари.
«Али Радж сказал не покидать стол», – испуганно прошептала
она.
Я был удивлен стольким попытками этих людей помешать нам
быть вместе. Я чувствовал себя героем эпического романа: двое
влюбленных, разные культуры, родители, которые чинят им прегра-
ды, и, конечно же, злой волшебник.
Но препятствия только усиливали мое желание. Так что я, как
рыба, которую голод толкает к червяку, несущему погибель, решил-
ся на отчаянный шаг, воспользовавшись одним из самых избитых
способов среди всех, составляющих в совокупности ту многовеко-
вую традицию ухаживания за женщинами: я протянул ей карточку
от моего номера.
– Этой ночью. Никакой магии, – сказал я. – Приходи. Я буду
ждать.
– Но Али Радж, – запротестовала она. Я уже устал от этого име-
ни.
– Никакого Али Раджа, -прошептал я. – Ты. Я. Этой ночью. По-
следний шанс.
Это все звучало не как соблазнение, а как попытка что-то про-
дать.
После нескольких секунд размышлений, она медленно и серьез-
но ответила: «Окей, я приду».
Чтобы дать ей благовидный предлог для визита, я оставил свои
очки на столе. Все это выглядело романтично, хотя и в довольно от-
кровенной форме.
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ
Затем я покинул отель, чтобы присоединиться к Харари для за-
планированной поездки в деревушку чудес. Единственная пробле-
ма заключалась в том, что поездка была организована Али Раджем.
Все организовывалось Али Раджем. Так что фургон был полон моих
друзей. Единственный, кому, как мне казалось, я мог доверять, был
пожилой фокусник, одетый в полиэстеровый пиджак на два размера
больше. Его звали Икбал.
«Кенгурятник» сел рядом, обнял меня своей мясистой рукой и,
подмигнув, спросил с глупой улыбкой: «Тебе хорошо спалось, друг
мой?».
– Отлично, – промямлил я. Мне хотелось избавиться от него. Все
это дерьмо с дружбой напоминало китайские водные пытки.
– Что это? – «Кенгурятник» потрогал ширинку на моих джинсах.
– Чувак, какие проблемы? – я вскочил и присел рядом с Икба-
лом. Я еще мог понять вмешательство в соблазнение, но не вмеша-
тельство в мою интимную зону.
– Если бы я был в Америке, я бы разбил ему физиономию, – ска-
зал я Икбалу. Их игры меня уже порядком поддостали.
– Местные мужчины любят контролировать женщин, – спокойно
заявил он. – Здесь бывает больше кислотных атак, чем в какой-либо
другой стране.
– Кислотных атак?
– Ну да. Когда мужчина выплескивает кислоту на лицо женщи-
не, которая его отвергла. Сейчас ситуация улучшается, благодаря
строгим законам.
Бангладеш меня окончательно раздавил. Он отважил от местных
женщин. Не стоило рисковать, осознавая, что Трипти могут изуро-
довать, только для того, чтобы я заимел очередную местную девуш-
ку, которую вскоре больше никогда не увижу. В любом случае для
секса я был явно не в форме. Мой желудок чувствовал себя так, как
будто пытался переварить раковину морского ежа. По приезду мне
нужно было найти Трипти и отменить вечернюю вылазку.

40
ПРАВИЛО 3

Где-то через полтора часа езды по ухабистым дорогам, когда все


внутренности уже перевернулись вверх дном, мы, наконец, прие-
хали в деревню, состоящую из грубо покрашенных лачуг и непло-
дородных полей. У них не было ни спутникового телевидения, ни
подписки на InStyle, так что мы были единственным зрелищем. В
особенности это касалось Харари, который привез с собой съемоч-
ную группу, дабы запечатлеть себя, общающимся с местными.
Лица женщин были красиво раскрашены, они были обвешаны
драгоценностями с головы до пят. Пока мы шли, я заметил группу
молоденьких девочек, которые следовали за мной. Наконец, самые
смелые из них подошли ко мне и начали указывать на мой пирсинг,
браслеты, кольца и гладко выбритую голову.
Я попросил Икбала поговорить с девушками и разузнать, что
происходит. «Ты привлекаешь внимание всех местных женщин», –
сказал он, вернувшись. Затем указал на двух босоногих, обвешан-
ных драгоценностями красоток:
– Те девушки хотят выйти за тебя замуж.
– Чем им не угодил Харари? За ним ведь постоянно следуют
люди с камерами.
Икбал пообщался с девушками пару минут, затем вернулся и с
улыбкой сказал: «Ты им нравишься».
В этот момент я понял, что Игра универсальна. Павлинизм – те-
ория, заключающаяся в том, что нужно выделяться среди других,
воплощая в себе более увлекательный стиль жизни, нежели тот, к
которому привыкли люди. И эта теория работала в любой культуре.
Я вовсе не был обречен одеваться нелепо до конца своей холостяц-
кой жизни.
Когда мы встретились со старейшиной деревни, я понял, что еще
является всеобщим – принципы магии. Ее чудеса в действительно-
сти представляли собой обычную ловкость рук с использование ку-
риных косточек. Затем мы смотрели выступление заклинателя змеи,
у которой уже были удалены зубы, и выступление факира со старым
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ
трюком, когда он глотает веревку, а затем как будто достает ее из
желудка.
Так что то, что мы нашли, были не люди со способностями,
которые невозможно объяснить, а просто деревушка фокусников,
передававших свои трюки из поколения в поколение и обходящих
дома соседних деревень, показывая эти фокусы за деньги. Другими
словами, я нашел деревню, полную нищих Францев Харари.
Когда мы вернулись в отель, стол с билетами был уже пуст, а
Трипти ушла. У меня не было никакой возможности связаться с
Трипти и отменить запрещенное рандеву.
На часах 8.25 вечера, я сижу в своем номере в ожидании Трип-
ти и убиваю время тем, что испытываю свой желудок, изучая в Гу-
гле статьи о кислотных атаках. В Бангладеше случается около 340
подобных инцидентов год, в большинстве из них пострадавшими
оказываются женщины. Орудием служит серная кислота, которую
сначала выливают из аккумулятора, а затем выплескивают на лицо
женщины. Результат выглядит страшнее любого фильма ужасов. И
это еще счастливицы. Некоторых женщин заставляют пить кислоту.
Конечно, я мог сильно заблуждаться по поводу Али Раджа и его
парней. Возможно, они на моей стороне и пытаются защитить меня
от Трипти. Возможно, они хотят спасти меня от ловушки замуже-
ства, которую она подстроила.
А возможно, они вовсе не мешают соблазнению, а просто лапа-
ют меня. Если верить статье, около пяти процентов от всего населе-
ния Бангладеша являются гомосексуалистами.
Скорей бы уж она пришла. Интернет – опасная штука в руках
параноика, которому надо убить время.
После еще пяти запросов в Гугл, я, наконец, услышал шаги в
холле. Подходит ближе. Стук. Почему бы не воспользоваться клю-
чами, которые я дал?
Слышу ее голос. Но еще и мужской. Она пришла с кем-то. Пло-
хой знак.

42
ПРАВИЛО 3

– Секундочку!
Мне нужно немедленно отправить e-mail самому себе. Надеюсь,
кто-нибудь проверит мой аккаунт и узнает, что со мной что-то слу-
чилось. Возможно, на всякий случай стоит отправить копию Бер-
нарду.
Пожелайте мне удачи. Или не желайте. Возможно, я заслужил
то, что меня ждет.
...А ПОТОМ...
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ

44
ПРАВИЛО 3
ИГРА НЕ ИМЕЕТ ГРАНИЦ

46
ПРАВИЛО 3
ОТПРАВЛЯЯСЬ В ПУТЬ, ИЗУЧИ КАРТУ

ПРАВИЛО 4
ОТПРАВЛЯЯСЬ В ПУТЬ,
ИЗУЧИ КАРТУ

МЭГГИ
Мэгги, пахнущая теперь гарденией и хлоркой, вылезла из бассейна,
расположенного на заднем дворе. Вода собиралась в маленькие пу-
зырьки на ее шее, у основания мышц на ее животе, на исчезающем
детском жирке ее бедер. 
Она, словно мимолетная радость, быстро подбежала ко мне,
и я повел ее наверх, тяжело шагая по белому ворсистому ковру. Я
завидовал тому, как ей удавалось быть такой свободной и полной
жизнью, и боролся с водоворотом страхов, круживших в моем со-
знании, как стая волков вокруг оленя. 
Я бросил ее на кровать, и когда она упала на матрас, раздалось
хихиканье, наполнившее мою пустую светлую комнату женским го-
лосом. Она лежала в ожидании того, что, как она понимала, долж-
но было произойти. Если бы я только мог достаточно сильно к ней
прижаться, достаточно глубоко в нее войти, замедлить стук своего
сердца так, чтобы он совпадал с ее – тогда я бы тоже смог почув-
ствовать себя моложе, свободнее и счастливее.
Не знаю, чего именно она хотела от меня, от мужчины на 12 лет

48
ПРАВИЛО 4

старше ее, далеко не в лучшей форме, обеспокоенного очередным


дедлайном в бесконечной череде дедлайнов. Возможно, ей хоте-
лось одобрения, и ее не волновало, что из-за него в жизни совер-
шается столько ошибок. Возможно, ей хотелось зрелости, свободы
от той клетки, в которую родители сажают детей своими нравоу-
чениями о благонравии, чтобы рано или поздно сделать их таки-
ми же несчастными, как и они сами. А, возможно, она была на-
столько беспечной, что просто хотела отдаться без всего лишнего. 

ЛИНДА
Закусив нижнюю губу, Линда вытерла капельки пота, просту-
пившие на ее виске. Она осторожно обхватила меня ногами, упер-
шись в кровать, чтобы хоть как-то избежать полной капитуляции.
Она была высокая и гибкая, как балерина, но при этом с уже офор-
мившимися женскими округлостями, а также коричневыми волоса-
ми, спадавшими на ее плоскую грудь, скрывая наготу, которая все
еще казалась ей вульгарной. К ее губам прилила кровь от череды
поцелуев, а щеки рдели после часов страсти, которая предшествова-
ла тому, как она оказалась здесь. Каждая частица воздуха в спальне,
в комнате, в которой она выросла и которая теперь была очищена
от детских воспоминаний и от того, кем она была раньше, была на-
полнена энергией, силой, ее слегка нервозным возбуждением. Вот
что это было.
Она сказала: «Не торопись». Она сказала: «Будь со мной нежен».
Она сказала: « Может, только секундочку?» Она сказала все, что мо-
жет сказать девушка, решив в первый раз заняться сексом. 
Затем она вдруг начала колебаться, словно апельсин, висящий
на ветке в последний момент перед тем, как сорваться вниз, сломав
при этом черенок. Все эти годы она представляла сей акт в различ-
ных вариациях сценария и эмоциональных переживаниях, отвергая
ОТПРАВЛЯЯСЬ В ПУТЬ, ИЗУЧИ КАРТУ

при этом поклонников одного за другим. Они были как наемники,


одержимые желанием посадить преступника в тюрьму, нежели слу-
жить правосудию, и при этом ждущие вознаграждения. Все должно
было быть идеально, чтобы через десять, двадцать, тридцать лет
восстановить в сознании все эмоции и улыбнуться, понимая, что
сделала все правильно.
С ее уст слетело хихиканье – такое нервозное, по-детски про-
стое, женственное, неловкое. Она поднялась и решительно поверну-
лась, сев верхом на мои тощие бедра лицом к ногам.  Она останови-
ла взгляд на прямоугольном зеркале, расположенном над сосновым
комодом, хранившем ее секреты на протяжении всех лет, стадий и
изменений. Она пристально смотрела на себя, слегка повернув кор-
пус влево, изогнувшись при этом, как модель, затем сфокусировала
взгляд на своем лице, чтобы видеть, как оно будет выглядеть в мо-
мент полной капитуляции, который она так старательно контроли-
ровала. Все было не для меня – для нее. И через секунду, бремя этих
девятнадцати лет, когда она была дочерью, сестрой, ребенком – оно
исчезло.

Я
И вот я сижу между ними: справа от меня Мэгги в летнем пла-
тьице, слева – Линда в замшевой юбке. Обе держат меня за руки, и
каждая надеется, что именно ее я увезу сегодня к себе.
Их надежды отражаются на том, как они сжимают мои руки.
Рука Мэгги мягко лежит на моей, без лишнего беспокойства и на-
стойчивости. Она уверена, что у нас будет еще достаточно времени
для интимной близости. Но она ошибается. Она не осознает, что
всего в двух футах от нее, рука ее же младшей сестры сжимает мою
руку – сжимает крепко, ревниво,  в безмолвной конспирации. По
своей наивности, Мэгги позволила своей сестре сопровождать ее

50
ПРАВИЛО 4

на этом свидании. Так что в зале разворачивается куда более инте-


ресное действие, нежели на экране. Никчемный мужчина, ставший
между двух сестер. И, как у Исаака и Иакова, Аарона и Моисея, Бар-
та и Лизы, младшая должна победить. Так заведено.
И я, величайший соблазнитель, человек, который хвастался тем,
что спал с сестрами-моделями, который упивался в их объятиях,
как вампир, высасывающий молодость, вдруг оказался ничем иным,
как пешкой в их партии.
Возможно, между нами ничего бы не было, если бы Мэгги не за-
явила свои права на меня. Возможно, так же, как и я, Линда завидо-
вала свободе и непринужденности своей старшей сестры и хотела
отнять у нее хоть что-нибудь. Возможно, на подсознательном уров-
не, она уже решила лишиться девственности с худшим из кандида-
тов. И потом, с любовью в сердце, улыбкой на устах и невинностью
в глазах, она сможет еще раз заставить свою сестру почувствовать
себя паршивой овцой. Возможно, тот факт, что она столько остава-
лась девственницей, был вызван вовсе не ее моральными устоями,
а попыткой выставить свою сестру шлюхой.
Оружие молодых – вовсе не физическая сила, а эмоциональное
притяжение. И сейчас меня заманили в эту ловушку. Я вынужден
играть свою роль: Мэгги спала с 26 мужчинами, и я останусь про-
сто еще одним пунктом в этом списке. Но для Линды я представляю
всю ее половую жизнь, а, значит, я за нее отвечаю. Этот момент дол-
жен сохраниться в ее памяти, как под стеклянным колпаком. Если
он разобьется и один из осколков застрянет в ее сердце – боль оста-
нется навсегда. Она слишком умна: она выбрала правильного муж-
чину, обремененного совестью, которая предписывает, чтобы я не
губил ни ее, ни какую-либо другую женщину.
Так что у меня нет выбора. Кому-то сегодня будет больно, и
пусть этим кем-то будет счастливая шлюха, нежели меланхоличная
скромница.
Мэгги никогда мне этого не простит, так же как и Линде. Пока я
ОТПРАВЛЯЯСЬ В ПУТЬ, ИЗУЧИ КАРТУ

буду в постели с младшей сестрой, Мэгги будет утешать себя в ком-


пании своего бывшего парня. 
Спустя месяц, с любовью в сердце, улыбкой на устах и невин-
ностью в глазах, Линда сообщила мне – единственному мужчине,
которому она решила отдаться, что Мэгги переехала к своему быв-
шему. Спустя три месяца, он подсадил ее на «кристалл». Через год
Мэгги рассталась с ним из-за его жестокого обращения. Через два с
половиной года Мэгги окончательно перестала быть той беззабот-
ной малышкой, которая когда-то вылазила из бассейна. Она вышла
за него. Как пузырьки воздуха, навсегда застрявшие в цементе, ре-
шение, которое мы однажды принимаем, оставляет свой отпечаток
на всю оставшуюся жизнь.

52
ПРАВИЛО 5

ПРАВИЛО 5
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ
СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

Она сказала, что заедет за мной на своей старой машине. «Ты


услышишь ее раньше, чем увидишь». Это прозвучало обнадежива-
юще. И впервые я влюбился в машину. 
Она была 1972 года и выглядела потрепанной. Поверхность была
испещрена небольшими вмятинами, выбоинами и следами после
грунтовки; бамперы были ржавые и, казалось, прошли через мно-
гое; кожаный салон был изорван после лет беспечной эксплуатации. 
Но ее формы были идеальны. Они были пышные и соблазни-
тельные, без единого плоского места; ее передние крылья плавно
выступали по краям, выдываясь вперед так сильно, что с сидения не
было видно их конца. Пока мы выезжали из аэропорта Финикса, все
головы были повернуты к нам. Она выделялась среди прочих авто.
Она была великолепной, гордой, не боящейся своих дефектов, зная,
что ее формы все компенсируют.
«Это был последний год, когда они делали корветы такими, –
сказала она. – После этого они перешли на пластиковые бамперы».
Ее звали Лесли. И хотя я не встречал ее раньше, я собирался с
ней переспать. Один из моих учеников, Джастин, предложил мне
свою кузину в качестве подарка на день рождения. Это было боль-
ше чем просто чувство долга. Обычно я не принимаю столь скольз-
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

кие предложения, но он пообещал, что она будет не просто сексу-


альным партнером. Она станет просвещением.
– Половину своей жизни Лесли изучала тантрический секс, –
сказал он. – И она открыла у себя точку-G во внутренней части гор-
ла. 
– Звучит интересно, – сказал я, скорее имея в виду странно. – И
как именно это работает? Я что, должен засунуть палец ей в горло и
массажировать там?
– Нет, несколько иначе, – улыбнулся он. – Она что-то вроде экс-
перта по глубокому минету. Она может взять его целиком и, работая
мускулами горла, заставить тебя испытать то, чего ты никогда не
чувствовал раньше. Это хрень нового уровня.
На сей раз мне было интересно в прямом смысле этого слова.
Газетный обозреватель Фанни Ферн заявила как-то, что путь к
сердцу мужчины лежит через его желудок, в очередной раз под-
тверждая, что женщины, в сущности, очень мало о нас  знают. В
действительности, мы всегда сами может выбраться куда-нибудь,
чтобы поесть. Однако, если женщина действительно хочет произ-
вести впечатление, которое ты нескоро забудешь, то, даже если тебе
80, ты уже на смертном одре и вспоминаешь о парочке лучших мо-
ментов из своей жизни, все что ей нужно сделать, это лучший минет
в твоей жизни. Стоит ей хотя бы слегка намекнуть на то, что она
мастер в этом деле, ты будешь преследовать ее весь вечер. И если
это действительно подтвердится, ей определенно не придется пере-
живать по поводу того, «позвонит ли он?».
Забавно, сколько женщины тратят на то, чтобы понять нас, когда
все так просто. Думаю, единственное, что действительно сложно,
это признать то, какие мы простые.
И пока Джастин дразнил меня рассказами о своей сестре, я вспо-
минал обо всех людях, обещавших свести меня с кем-то для секса,
но никогда не выполнявших это. Помню телохранителя Мерлина
Менсона, рассказавшего мне, что в его номере две девушки устраи-

54
ПРАВИЛО 5

вают секс-шоу, но така как он женат, он не может спать с ними сам,


поэтому отправит их ко мне. В ожидании стука в дверь, я, свежий
после душа, несколько часов лежал в своем номере на кровати и бо-
ролся со сном, от которого у меня портится дыхание. Но приятного
окончания вечера я так и не дождался.
Кончил только я. В одиночестве. Снова.
Так что перед очередной поездкой в Финикс я для страховки по-
взонил Фаре – худенькой жизнерадостной иранской девушке с кари-
ми глазами. Я познакомился с ней, когда был в Финиксе в последний
раз, и помню, что она собиралась купить книжку по тантрическому
сексу. Так что я пришел к выводу, что что-нибудь тантрическое у
меня все равно будет.
– Сейчас я живу с отцом в Седоне, – Лесли болтала всю дорогу,
пока мы ехали до Джеймс отеля. – Иногда я живу у своего спонсора
в Скотсдейле, но последнее время он ведет себя как редкая скотина.
Мне хотелось спросить, что она имела в виду под словом
спонсор. Наставник из программы по реабилитации от нар-
козависимости? «Сладкий папочка4»? Какой-нибудь клиент?
    Но вопрос был не к месту, как и все другие, которые мне хотелось
задать. Я не был даже уверен, что у нас намечается секс. Проинфор-
мировал ли ее кто-нибудь, что это этой ночью она должна будет
сделать мне глубокий минет? Мне не приходило в голову, как бы это
уточнить.
Лесли не была тем типом девушек, с которыми я обыч-
но спал – да даже разговаривал. Ее лицо выглядело опытным,
если не сказать грубее. Ее кожа имела красноватый цвет, при-
чем не из-за солнца, а из-за необычного макияжа, который я ви-
дел разве что у нищенок в общественном транспорте. Зубы ее
были плотно прижаты друг к другу, что смотрелось бы впол-
не мило, если бы не ее широкое лицо, портящее любую улыбку. 
    Ее тело, однако, было выдающимся. Она была большой девочкой.
4 Пожилой толстосум, содержащий молоденькую любовницу
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

Не толстой, а именно плотной. Можно даже сказать объемистой. Ее


румяная грудь выдавалась из-под платья, делая невозможными по-
пытки не смотреть на нее. Ее бедра были мощными и мускулисты-
ми, и казались способными на различные действия. И вся ее поза
«кричала» о сексуальности и множественных оргазмах. А когда ее
спина изгибалась, то грудь Лесли ложилась на руль.
Для меня это было слишком необычно. Хотя и я говорил девуш-
кам, что вешу 150 фунтов, я с трудом набирал 126, сколько бы я не
ел и не тренировался. До недавнего момента я встречался только с
очень маленькими девушками с низкой самооценкой, потому что с
ними я мог хоть как-то справиться. Эта же девушка была настоящей
амазонкой, по-настоящему испорченной, возможно даже шлюхой.
Хуже уже быть точно не могло. 
Когда мы приехали в отель, Лесли вытащила из-под сидения ма-
ленькую вечернюю сумочку и взяла с собой в отель. Как только я
это увидел, я понял, что Джастин выполнил свое обещание. 
Но у меня оставалось еще одно сомнение.
– Так чем ты сейчас занимаешься? – спросил я как ни в чем не
бывало. 
– Я была какое-то время танцовщицей, – ответила она. – А сей-
час я в нахожусь в поисках новой работы.
Пока мы беседовали, я пытался вытянуть из нее как можно
больше деталей. Все что я смог узнать, это то, что она шесть лет
была стриптизершей, снялась в парочке фильмов для взрослых и
сейчас использовала бывших клиентов для жилья, подарков и пу-
тешествий. Полагаю, это делает ее проституткой, как, впрочем, лю-
бую женщину, которая встречается с парнем или выходит за него
замуж ради денег.

После ужина мы поднялись ко мне в номер. Пока что между


нами не было и намека на какую-либо интимность. Но, несмотря на
то, что Лесли делала это не ради денег, а для души, что-то меня все

56
ПРАВИЛО 5

же беспокоило. Некоторые парни относятся к сексу, как к исклю-


чительно физическому процессу, а не как к акту страсти.  Но мне
сносит крышу именно от ощущения глубокой связи, нежели от про-
стых движений плоти. Мне нужно ощущать, что женщине нравлюсь
именно я как личность, и неважно, сколько времени это займет: три
дня или три года. В противном случае, мы никогда не сможем пре-
даться страсти, ведущей к греховному наслаждению.
Я решил постараться установить с ней эту связь, перед тем, как
она начнет свой глубокий минет. 
– Если бы тебе нужно выбрать всего одну вещь, ради которой
стоит жить, что бы это было?, – спросил я, когда мы зашли ко мне
в номер. 
– М-м-м, – она лишь кивнула и начала снимать платье. Все
еще размышляя, Лесли расстегнула лифчик. Ее грудь была просто
огромной. В нее можно было бы вставить словарь, и он бы легко
держался.
Она опустилась передо мной на колени и стала расстегивать ре-
мень. 
В принципе, мы всегда сможем установить духовную связь и по-
позже, – решил я.
– Встань перед кроватью, – сказала она, когда я снял штаны.
Я подчинился, как будто следуя инструкциям медсестры. Она
забралась на кровать, повернулась и свесила голову вниз. Я дога-
дался, что это и есть ее специальный трюк.
Я встал напротив и поднес член к ее рту. Я чувствовал себя, как
будто участвовал в одном из дурацких конкурсов на карнавале. 
Она обхватила меня руками и протолкнула внутрь себя. Затем
она стала медленно вводить мой член себе в горло, словно ведя по
лабиринту, пока не дошла губами до основания.
По моему телу протекла волна эйфории.  Мне больше не нужен
был ответ на вопрос, который я задал Лесли, когда мы входили в
номер – теперь я знал ответ. 
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

Она начала медленно вводить и выводить мой член в свое горло,


сжимая губы каждый раз, когда они доходили до основания. Бросив
взгляд вниз, все, что я увидел, были ее вытянутая шея и подбородок,
что почему-то напомнило мне пингвина. Только благодаря этому
образу я смог удержаться от того, чтобы не кончить и продолжать.
– Завтра я хочу привести одну девушку, – сказала Лесли, жадно
затягиваясь сигаретой после всего. – У нее шикарное тело. Уже не
первый год я ее хочу. Возможно, ты сможешь помочь.
Мой дядя всегда говорил: «Когда поросенок становится свиньей,
его забивают». Я был намерен проигнорировать его совет и поста-
раться организовать секс вчетвером. 
– Было бы клево, – сказал я. – Я как раз думал о том, чтобы
пригласить одну знакомую иранскую девушку, которая мечтает об-
учаться тантрическому сексу. Я сообщил ей, что ты гуру в этом, так
что, думаю, ты могла бы показать ей пару вещей после ужина.
– Или во время ужина, – Лесли продемонстрировала свои ма-
ленькие зубки. Я с трудом мог представить более странной сооб-
щницы для преступления. Кажется, она даже начала мне нравить-
ся, что было неплохо с учетом того, что мы только что переспали.

Следующим вечером, сразу после того, как мы в очередной раз


«поиграли в пингвина», в дверь тихонько постучали. На пороге сто-
яла длинноногая девушка с идеально плоским животом, одетая в
узкие джинсы и топик, обтягивающий грудь. 
Ее лицо, однако, было испещрено морщинами, под глазами были
темные круги, а кудряшки, обрамлявшие его, придавали ореол дра-
мы. Это была Саманта.
Ее первыми словами было: «Мне нужен твой телефон».
Ну что ж, подруга Лесли – проблема Лесли.
Она взяла телефон Лесли, заперлась с ним в ванной и начала
орать кому-то на автоответчик о том, что посыльный уже должен
приехать с тремя черными пакетами. Она переезжала.

58
ПРАВИЛО 5

Я вышел из номера в лобби и из своего временного убежища по-


звонил Фаре, чтобы предупредить ее, что мои друзья могут вести
себя капельку необычно. Когда я вернулся, на Лесли было леопар-
довое платье с глубоким вырезом, а Саманта переоделась в пуши-
стую кофту, под которой ничего не было. 
Пока мы шли по лобби, все оглядывались на худощавого лысо-
го парня в окружении двух высоких красоток, одетых как шлюхи
80-х. Мне стало казаться, что Джастин решил разыграть меня, но
он был слишком беден, чтобы нанять проституток. Просто чтобы
успокоиться, пока мы ехали в такси, я заглянул в документы Лесли.
К счастью, их фамилии совпали.
– Я потеряла кредитку, – пролепетала Саманта. – Ребята, вы ведь
одолжите мне немного денег?
– Каждый платит за себя, детка – ответил я. Мне абсолютно не
хотелось, чтобы она ставила меня на роль «папочки». Если она хо-
тела уважения, его следовало заслужить.
Фара ждала нас в ресторане, одетая в черное вечернее платье без
бретелек. Она явно превосходила нашу компанию.
– Это Лесли, учитель тантры, о котором я тебе рассказывал, –
представил я.
Фара с улыбкой поприветствовала Лесли. Только легкая мор-
щинка выдала ее сомнение касательно того, как эта грудастая дама
в леопардовом платье могла быть духовным гуру.
Метр отвел нас к столику во внутренний дворик, где на стене
демонстрировался фильм. Фильм был что ни на есть подходящий –
Последнее Танго в Париже.
Чтобы растопить лед, я заказал бутылку вина и продемонстри-
ровал несколько трюков, изученных мною совсем недавно, включая
тот, в котором я заставляю бумажный комочек подняться и воспа-
рить над столом. 
– Если он может направлять свою энергию на объекты, только
представь, что он может сделать с твоим телом, – сказала Лесли
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

Фаре. Она была превосходным вингом. 


– Меня пугают такие штуки, – вставила Саманта. Каждая ее фра-
за была поводом для сочувствия. – Мне надо еще вина. Похоже, у
меня начинается мигрень.
Ужин, казалось, длился целую вечность. Саманта умудрялась
перевести любую тему на свои неврозы. Если мы обсуждали кино
на стене, она жаловалась, что у нее дома отказало кабельное, а ма-
стер все не приходит. Стоило нам заговорить о сексе, она ныла, что
парень, с которым она встречалась, не звонит ей уже неделю. Если
мы обменивались историями о том, как проводили вечера в Лон-
доне, она разражалась тирадой о том, что ее брат – турагент, но он
никогда не находит для нее интересные предложения.
Слушая ее, у меня разболелась голова.
– Не замечаешь связи? – я взорвался. – Мастер не приходит, па-
рень не звонит, а брат не рвется тебе помогать. Может, проблема не
в окружающих, а в тебе?
Ее лицо сморщилось, глаза опухли, и до конца вечера Саманта
не проронила ни слова. Я мог поклясться, что она занесла мой ком-
ментарий в список тех историй, которыми она давит на жалость.
Я только что обломал потенциальный секс вчетвером. И меня
это ни капли не расстраивало. Это не стоило всей головной боли.
После ужина я заявил Лесли и Саманте, что собираюсь на вече-
ринку с иранской принцессой. Их, похоже, это устраивало, и они
сказали, что собираются в ночной клуб.
Однако, даже после всех магических трюков, которые заставили
Фару поверить в то, что я обладаю шаманскими способностями,  и
моей компании, демонстрирующей мой развратный образ жизни,
Фара вела себя все так же недоступно. Когда она остановилась воз-
ле моего отеля, мы стали целоваться, но без особой страсти. Она
скорее принимала мои поцелуи, нежели отвечала на них.
Я удрученно брел в сторону лифта. Вместо секса вчетвером я
оказался наедине с собой. Мой дядя был прав. Когда поросята ста-

60
ПРАВИЛО 5

новятся свиньями, их забивают. 


Но, выходя из лифта, я увидел Лесли, Саманту и незнакомую
девушку, которые курили в холле и ждали, пока я их впущу. А мне
казалось, что они собираются отрываться в клубе всю ночь.
Подругу звали Ди. Это была маленькая девушка с заплетенными
косичками. Ее кожа была как у латиноамериканки, черты лица – как
у коренной американки, задница – как у афроамериканки.
В номере Ди достала из сумки бутылку, сделала маленький гло-
ток и передала Лесли. Та сделала глоток побольше и протянула мне.
– GHB5, – предупредила Саманта.
Я вернул бутылку Лесли, не сделав ни глотка. Надо сказать, я
должник Саманты.
Лесли засунула руку в свою сумку и вытащила оттуда зеленое
блестящее платье с глубоким вырезом от шеи до пупка.  Она про-
тянула его Саманте: «Тебе стоит это надеть».
Из нее получался отличный подстрекатель.
Когда Саманта вышла из ванной, она выглядела, как новогодняя
елка, разве только без звезды.
– Ди, тебе это подойдет, – с этими словами Лесли вытащила из
сумки белое сетчатое платье. 
Ди решила не идти в ванную. Она стянула с себя джинсы и об-
легающий топ, оголяя тело, достойное обложки глянцевого автомо-
бильного журнала и надела платье. 
– Ммм, отлично выглядишь, – промурлыкала Лесли. Она подо-
шла к Ди, положила руку ей на грудь, и они стали целоваться.
Я присутствовал на игре профессионала.
Спустя пару минут, Ди уже раскинулась на кровати, а голова
Лесли находилась у нее между ног. Я сел рядом с ними в своем ве-
чернем костюме, не будучи под GHB и думал: «Черт, это круто!»
Когда я присоединился к ним, взявшись за ближайшую грудь,
Лесли, оторвавшись, взглянула на меня со своим мокрым  подбо-
5 Секс-стимулятор
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

родком и с широкой ухмылкой. Она походила на обгладывающего


падаль койота.
– Тут слишком жарко, – вдруг сказала Саманта. – Мне нужно не-
много воздуха.
Под воздухом она понимала внимание.
– Присоединяйся, – промурлыкала Лесли, вставая с кровати и
желая подключить Саманту к действию.
– Я хочу сначала немного прибраться здесь. Продолжайте. Не
обращайте на меня внимания. 
В комнате не было и намека на беспорядок.
– Может, я присоединюсь чуть позже, – неловко добавила она.
– Похоже, это весело.
Лесли вернулась на кровать и стала стягивать с меня всю одеж-
ду. Затем вместе с  Ди опустилась передо мной.
– Вы не в курсе, тут есть гладильная доска? – подала голос Са-
манта.
Это выглядело еще более странно, чем просто мог бы быть секс
вчетвером.
Я снова решил проигнорировать совет дяди.
– Знаешь,  ты могла бы взять мою камеру и поснимать нас. 
Лесли и Ди не возражали. Они, похоже, вообще не возражали
ни против чего. Когда вспышки прекратились, и обе девушки ока-
зались в списке для воспоминаний на смертном одре, я сфокусиро-
вался на том, чтобы не кончить. Если женское сексуальное желание
выходит наружу, они становятся более прожорливыми в этом плане,
чем мужчины. Поэтому, если бы я все обломал, я бы остался не у
дел до конца игры. 
– Как тут посмотреть фотки? 
Я решил ее игнорировать. Пришел мой звездный час.
– Мне скучно, — пожаловалась Саманта. – Пойду в душ.
Лесли подскочила.
– Я с тобой.

62
ПРАВИЛО 5

Саманта явно делала это нарочно. Минут через 10 Лесли скон-


фуженно вышла из ванной и сказала: «Попробуй ты».
Я завернулся в полотенце, зашел и сел на край ванной. Саманта
голая сидела по пояс в воде, словно непослушный ребенок.
– Ты в порядке, – поинтересовался я.
– Да, в полном. Мне здесь нравится.
Я решил испытать удачу. Испытывать удачу – это моя сущность.
Я ведь наглый.
Я выскользнул из полотенца и присоединился к ней. Пока мы бе-
седовали, я массажировал ее руки и плечи. Она меня не остановила.
Я водил пальцами вокруг ее сосков, до тех пор, пока они не за-
твердели, а потом стал ласкать их языком. Она меня не остановила.
Я стал нежно гладить ее ногу, постепенно поднимаясь все выше,
а затем медленно ввел в нее палец. Она меня остановила.
– Нет, – Саманта оттолкнула мою руку. – Перебор.
Я слишком увлекся действом в спальне и совсем забыл завести
ее. Не страшно. Я решил, что лучше две синицы в кровати, чем жу-
равль в ванной. При встрече надо будет поделиться этим афоризмом
с дядей.
Когда я вернулся, то застал Ди, ласкающую Лесли. Я присоеди-
нился к ним и ввел палец во влагалище Ди до точки-G. Тут было
определенно лучше.
Лесли застонала и выгнулась. Ее тело содрогалось от оргазма,
и она умоляла продолжать. Мы с Ди поменялись местами, и Лесли
снова затряслась. Она просила еще и еще. В течение не менее 45 ми-
нут, она держала нас внизу, заставляя доводить ее до оргазма раз за
разом. Челюсь сводило, кисть болела, и я подумал о том, что сейчас
бы не отказался от салата Цезарь.  Лесли продолжала выгибаться,
заставляя нас работать еще усерднее ради каждого оргазма. Но хоть
это и было эгоистично, я не прекращал. Мне хотелось выразить ей
благодарность за то, что она организовала этот вечер. 
– Ух, душ был просто шикарным, – разрушительница веселья
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

вернулась. – Ребята, вы не будете против, если я вызову обслужива-


ние в номерах? Я проголодалась.
– Нет, – безапелляционно заявил я. В нашем действе не хватало
еще служащего отеля. 
– Нет, не против, или нет, не вызывай?
– Нет, сейчас не лучшее время.
Лесли умудрилась получить еще один оргазм в процессе всего
этого. 
– Я просто хочу чаю.
Мне плевать.
Я надел кондом, раскатал его до самого основания и вошел в Ди,
пока та ласкала Лесли.
– Ой, а вот и гладильная доска!
Похоже, она была под метамфетаминами.
– Не против, если я поглажу твою рубашку?
Я, конечно, тоже не подарок, но это все превращалось в кошмар.
Это как заниматься сексом, когда в комнате твоя мать.
К счастью, и Лесли, и Ди уже были удовлетворены и тихонько
засыпали. Хоть бы спасибо сказали.
– Можешь пойти спать, – сказал я Саманте. – Тут безопасно.
– Нет, спасибо,  – заявила она, усаживаясь на стул. – У меня бес-
сонница.
Определенно метамфетамины.
Поскольку мой мозг и сердце были разогнаны после такого ноч-
ного приключения, сна не было ни в одном глазу. Понимая это, Са-
манта начала рассказывать историю своей жизни: об отце, который
застрелился на глазах у всей семьи во время какой-то вечеринки; о
матери, которая бросила ее в доме тети; о своей первой любви, ко-
торый избивал ее на протяжении всех десяти лет совместной жизни.
Неудивительно, что Саманта постоянно просила о помощи и
внимании: все, кого она любила, либо бросали ее, либо жестоко с
ней обращались. И теперь, много лет спустя, она продолжала ис-

64
ПРАВИЛО 5

кать защиту, которой ей, будучи ребенком, так не доставало. Од-


нако, вместо этого, от каждого нового человека в своей жизни она
получала то же дерьмо, что и в детстве, во многом из-за своего по-
ведения «нуждающегося».
Я даже почувствовал жалость к ней. А потом – желание поспать.
Утром я проснулся от того, что Ди кусала меня за шею. В по-
стели больше никого не было. У меня возникло ощущение пустоты.
– А где все?
– Они в ванной, – прошептала Ди.
Она прильнула ко мне и стала гладить мое тело.
– У тебя есть еще кондом?
Я надел его. Она откатилась на свою сторону, повернувшись
спиной ко мне. Я вошел в нее. Стоило мне начать стонать, Ди про-
шептала, чтобы я вел себя потише, как будто боясь, что Лесли нас
услышит. Я не видел в этом большой проблемы. Возможно, она счи-
тала, что я встречаюсь с Лесли. Возможно, она нарушала одно из
негласных правил ménage à trois6. А, возможно, просто забыла при-
нести свой дилдо. 
Час спустя мы упаковали вещи, освободили номер и продефе-
лировали через переполненный лобби отеля. Саманта предложила
подвезти меня до отеля, и пока мы ждали парковщика с машиной,
она взяла меня за руку.
– У тебя очень мягкая кожа, – кокетливо прошептала она. Это
было настолько на нее непохоже, что я не нашел, что ответить.
Ее авто было не таким старинным и ухоженным, как у Лесли.
Просто потрепанный малибу 90-х. Корпус, покрытый выбоинами,
сорванные тормозные колодки, непритязательный интерьер, разби-
тые габаритники – все это намекало на тяжелую жизнь.
Когда Саманта въехала в терминал, она накрасила губы, а затем
достала из сумки конверт и покрыла его поцелуями. А потом протя-
нула мне. Я бросил последний взгляд на этих женщин. Я даже буду
6 Любовь втроем (фр.)
ТЫ ЭТО ТО, КАК ТЫ СЕБЯ ПОЗИЦИОНИРУЕШЬ

по ним скучать.
Похоже, мне все же удалось установить духовную связь с Лесли
и, как ни странно это признавать, с Самантой.
Пока я летел, возвращаясь в относительную рутину своей жиз-
ни, я открыл конверт. В нем оказался рваный листок бумаги, с обеих
сторон покрытый каракулями:

Пожалуйста, позвони или напиши мне на следующей неделе. Ты меня


очень сильно завел, я давно подобного не испытывала. Это было очень
расслабляющее, сексуальное чувство. Я никогда не испытывала ничего
подобного. Я бы хотела узнать, каково это – быть с тобой. Мне кажется,
ты чудесный мужчина. Я хочу сказать спасибо за то, что ты позволил
мне ощутить. И ты даже не представляешь, каково это. Еще я хотела
бы пососать твой член.

На следующий день я сидел дома и загружал на компьютер фото,


которые она сделала. Это были самые откровенные фото из всех,
что я видел: на некоторых можно было даже заглянуть внутрь Лес-
ли. Если бы они попали в интернет, это было бы катастрофой.
Я открыл специальную программу, чтобы навсегда удалить их с
моего компьютера. А затем я сидел и слушал шуршание жесткого
диска, «перемалывающего» нули и единицы, пока он полностью не
стер все свидетельства этой ночи. Они были из другого мира. А я
слишком хорошо вписывался в этот мир.

66
ПРАВИЛО 6

ПРАВИЛО 6
ОЖИДАЯ ЛУЧШЕГО, БУДЬ
ГОТОВ К ХУДШЕМУ

Дорогая Стейси,
Ты пишешь замечательные e-mail. Они наполнены глубиной, теплом и
лаской. Иногда я думаю о том, как было бы приятно тебя поцеловать. Я
представляю, как в поцелуе ты отдаешь себя всю без остатка, и он будет
таким же, как твои письма: глубоким и нежным. Я представляю тепло
твоих губ, удовольствие от первого интимного прикосновения. Сначала
ты немного волнуешься, но эмоции тебя расслабляют, все замирает, а
наши тела, время и целый мир растворяются в одном лишь поцелуе.
Доброй ночи, Стейси. Надеюсь, у тебя все хорошо.
– Нил

P.S. Я был счастлив узнать о том, что Джон и твоя сестра теперь
помолвлены. Передай мои поздравления и благодарность за приглашение.

Дорогой Нил,
От твоих описаний наших поцелуев я теряю дар речи. Конечно,
сначала я буду чувствовать легкое волнение, но затем, пока я буду в
твоих объятиях, любовь разольется по всему телу. Не хочу звучать
банально, но я представляю поцелуй именно так: любовь, словно солнце,
согреет все вокруг.
ОЖИДАЯ ЛУЧШЕГО, БУДЬ ГОТОВ К ХУДШЕМУ
Однако спешу тебя кое о чем предупредить: я новичок по части того,
что касается поцелуев и всего такого.
Вот вкратце моя история: в течение многих лет я боролась с
анорексией, и из-за проблем с весом мой сексуальный опыт оставался
на нуле. Только недавно я открыла для себя новые страницы и начала
понемногу сексуально развиваться. Так что в свои двадцать восемь я
только начинаю созревать.
Когда мы встретимся в следующий раз, я, возможно, буду весить
чуть больше, чем тогда в Чикаго. За несколько месяцев мне удалось
побороть болезнь. Конечно, не полностью, но в последние дни я съела уйму
шоколадного печенья.
Я вовсе не хочу тебя шокировать, но все так и есть на самом деле.
Я очень любвеобильный человек, во мне много любви, однако, мое умение
заниматься любовью можно оценить на минус 10 баллов. Но разве
изучение этого не будет забавным, особенно начав с самого красивого
поцелуя в истории?
Когда мы сможем встретиться, чтобы воплотить это желание? Я
могу прилететь в Лос-Анджелес, если, конечно, ты готов принять меня
после всего, что я рассказала тебе в этом письме.
Всего тебе самого лучшего и напиши мне поскорее.

С наилучшими пожеланиями,
Стейси

Дорогая Стейси,
Пишу тебе из Австралии. Я прилетел только вчера и хотел бы
поблагодарить тебя за то, что ты поделилась своей историей.
Мне не хочется заставлять тебя ждать, переживая, что же я обо всем
этом думаю. Хочу сказать, что ценю твою искренность и честность. Ты
делаешь успехи, поэтому мое мнение о тебе не может измениться. Так
что отложи в сторону свои беспокойства. Обещаю быть терпеливым
учителем и, если будешь хорошей девочкой, куплю тебе шоколадное
печенье.
Я все еще хочу пригласить тебя к себе, чтобы показать все места, о

68
ПРАВИЛО 6

которых я рассказывал. Как насчет 21-24 февраля?


Отправь мне свой адрес, и я пришлю тебе открытку с Голд-Кост, где
я сегодня катался на серфе. Я тоже очень соскучился. Забавно, правда?
Ведь мы провели друг с другом всего 19 минут.
- Нил

Дорогой Нил,
Пишу тебе без особого повода, просто хочется поболтать, тем
более что ты мне очень нравишься (а если быть совсем откровенной,
я влюбилась). Я рассматриваю сосульки, свисающие с крыши, и думаю о
тебе на Голд-Кост, окруженном золотом. Золото – это алхимия, которую
мы с тобой создали вместе.
Присылай мне письма: письма, полные радости, любви и всего, чем ты
можешь поделиться. Если тебе нужно излить душу, ты можешь сделать
это в письме. Если тебе нужно выпустить пар, делай это в письме. Если
тебе нужно выместить злобу, делай это в письме. Если тебе нужно что-
то еще – делай это в письме. Будь уверен, ты всегда сможешь получить
от меня поддержку и сочувствие. Просто потому, что ты для меня
очень много значишь.
Между прочим, с каждым днем я все больше и больше увлекаюсь тобой.
Ко времени моего визита 21 февраля, я к тебе настолько привяжусь, что
ты будешь просто шокирован. Надеюсь, ты не против.
С любовью,
Стейси

Дорогая Стейси,
Прости за задержку. Спасибо тебе за еще одно прелестное письмо. С
нетерпением жду твоего приезда и хочу заверить, что не питаю никаких
иллюзий насчет тебя, так же, как ты, надеюсь, не питаешь иллюзий
насчет меня.
Я крайне обеспокоен твоей привязанностью, но, думаю, смогу это
пережить. До встречи на следующей неделе. Я буду ждать тебя в зале
ОЖИДАЯ ЛУЧШЕГО, БУДЬ ГОТОВ К ХУДШЕМУ
получения багажа. Ты меня узнаешь: у меня в руках будет пакет с
шоколадным печеньем.
– Нил

Дорогой Нил,
Спасибо тебе за эту чудесную поездку в Лос-Анджелес. Поход в
музей Гетти был незабываемым, а обучение серфингу по-настоящему
захватывающим.
Хотя мне и жаль, что условия работали не на нас, я навсегда запомню
чувство первых поцелуев и свои первые шаги в сексуальной жизни.
Мне, конечно, жаль, что ты предпочел отстраниться от меня. Прости
меня за мой недостаток сексуального опыта, за мою назойливость и за
все остальное, что могло тебя отпугнуть. Из-за моего состояния мне
еще не так комфортно, как хотелось бы.
Мне кажется, ты удивительный человек, и для тебя навсегда
останется место в моем сердце. Еще раз спасибо за то, что ты показал
мне мир.
Мне немного грустно, но я все равно буду за тебя молиться.
С любовью,
Стейси

Дорогая Стейси,
Я был очень рад тебя увидеть. И я испытывают в точности то
же самое. У тебя самые прелестные письма из всех, что я получал, и я
навсегда их сохраню.
Наверное, дело в следующем. Я был очень взволнован встречей в
аэропорту, особенно после всех твоих писем, каждое из которых было
ярче предыдущего. И, надо признать, я тоже немного боялся. Но, когда
мы поехали ко мне, все нормализовалось. А когда я узнал, что ты до сих
пор девственница, я понял, что ты совершенно необычная девушка и это
для тебя необычный опыт.
Я не был уверен, что  смогу  оправдать твои ожидания или хотя бы

70
ПРАВИЛО 6

ответить на твои чувства взаимностью.  Поэтому я решил остаться


друзьями, и позволить тебе получить этот опыт с особенным человеком,
с которым тебе суждено быть. Я могу быть отличным любовником, но я
всегда оказывался ужасным объектом любви.
Не знаю, связано ли это с моими эмоциями, или же причиной стало
разность наших взглядов на этот мир. По воскресеньям ты ходишь в
церковь; я пишу книги о Мерлине Менсоне.
В твоем сердце столько любви, а в душе – столько тепла, и я счастлив,
что ты смогла поделиться частицей со мной.
Ты знакома с поэзией Рёкан? Первая часть – это Рёкан, вторая –
Тейшин. Это то, что я называю отличными стихами на ночь.

Письмо Рёкан:
Встретив тебя
Впервые в жизни,
Я никак не могу перестать
Думать о тебе.
Этот сладкий сон
В моем темном сердце.

Ответ Тейшин:
В мире сновидений
Мы мечтаем и говорим лишь о мечтах.
Но нам не дано понять
Что есть сон, а что есть явь.
И потому, нам остается лишь мечтать.

Сладких снов, Стейси


ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ- ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ

ПРАВИЛО 7
ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ
– ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ

– Я тогда гостил у приятеля. Внезапно началась гроза: тучи были


похожи на гигантских раздувающихся кобр, – когда он рассказывал,
его низкий голос как будто отражался от стен. – В бардачке у меня
лежала одна из этих маленьких 12-тидолларовых камер, и я начал
делать снимки. И когда я проявил пленку, оказалось, что я заснял
Бога, стоящего за этим штормом, чье дуновение превращалось в ве-
тер.
Он был одним из самых известных музыкантов своей эпохи.
Спустя несколько недель утомительных трудов, мне все же удалось
убедить его принять участие в двухчасовом интервью. И все шло
отлично, пока в комнату не вошла его внучка. Я больше был не в
состоянии сфокусироваться ни на одном его слове.
У нее были густые темные волосы, длинные ноги, высокий лоб и
огромная грудь, выделяющаяся под свитером. Ее очертания идеаль-
но подходили для картинки на крыло грузовика. Судя по ее гордели-
вой осанке и надменному выражению лица, она знала о том, какой
эффект производит на мужчин. Но хуже было другое: она скучала.
Она развалилась на диване и выдергивала перья из подушки. Для
нее я был обычным белым парнем, который выпытывал у ее деда

72
ПРАВИЛО 7

воспоминаний пятидесятилетней давности.


Мне нужно было что-то, чтобы это изменить.
– Я уверен, что существует высшее создание, способное пока-
заться нам тогда, когда само захочет. Но ему очень не нравится то,
как мы относимся друг к другу. Он вовсе не хотел, чтобы мы цапа-
лись, как кошки с собаками. Напротив, он хотел, чтобы мы любили
друг друга, пока смерть не разлучит нас, – закончил он.
– Раз вы так хорошо разбираете в человеческой психологии, по-
звольте мне задать вам вопрос, – начал я. Мне нужно было вовлечь
его внучку в беседу. – Вы тоже можете помочь, если хотите.
Она бросила ленивый взгляд на меня. Я продолжил:
– Это правда, что девушек куда больше привлекает власть и ста-
тус, нежели внешность?
Этим нелепым опенером я последнее время начинал беседу с
женщинами.
– Так почему же большинство девушек предпочло бы переспать
с Томми Ли, нежели с Джорджем Бушем? Разве Джордж Буш не
один из самых влиятельных людей в мире?
– Кто такой Томми Ли? – спросил он.
– Это известный барабанщик, который снял порно-видео с Па-
мелой Андерсен, – пояснила его внучка.
– Тогда все понятно, – заявил он. – Все потому, что рок-н-ролл
очень эмоционален. Ты его слушаешь, чтобы отдохнуть от всего
этого политического дерьма.
– Джордж Буш урод, – наконец высказала свое мнение внучка,
слишком красивая, чтобы ей было дело до сути вопроса. – Вот по-
этому никто и не хочет с ним спать.
Слабые ответы на слабый опенер, но он послужил своей цели.
Теперь беседа переключилась на нее.
– Она хочет переехать сюда и стать моделью, – объяснил он. -
Она вовсе не такая, как эти худышки. Кожа да кости меня не при-
влекают. Им тут не хватает таких девушек, как Алиша.
ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ- ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ
Он развернул пакетик с мятной конфетой и кинул ее в рот.
– Не в том месте пожар, – закашлялся он.
Это напомнило мне о том, что он пожилой человек, и мое время
на исходе. Алиша массировала ему плечи, пока он не успокоился,
затем напомнила ему: «Не забывай, ты обещал провести меня по
магазинам».
– Это ее первый раз в Нью-Йорке. Но, я чувствую, я пожалею,
что взял ее с собой.
Все подсказки уже прозвучали: модель, шопинг, впервые в горо-
де, нежелание деда ее сопровождать. Но, перед тем как собрать их
воедино, мне нужно было уточнить еще одну деталь: «Сколько же
тебе лет, что ты ни разу не была здесь?»
– Двадцать один.
До этого меня напрягало слово «внучка».
– Ей стоит сходить в Century 21, – отметил я, посеяв зерно для
нашего дальнейшего времяпрепровождения. – У них есть любые ди-
зайнерские вещи почти за бесценок. Она там будет часами ходить.
После интервью он решил вздремнуть. Я галантно предложил
освободить его от Алиши и сопроводить ее в Century 21.
Она скользила рядом со мной по улице, почти ничего не говоря и
абсолютно не улыбаясь. Это был ее первый раз в Нью-Йорке – горо-
де, наполненном шумом, грязью, культурой, хаосом, жизнью. А она
еле тащилась. Казалось, что она живет под стеклянным колпаком,
отделяющим ее от внешнего мира. И мне хотелось, во что бы то ни
стало, пробиться через стекло.
Когда-то я рассказал своей племяннице историю про Спящую
Красавицу.
– Как же принц может влюбиться в спящую девушку? – спроси-
ла она.
– Хороший вопрос. Она, конечно, красивая, но они ведь ни разу
не общались. Вдруг она окажется редкостной сучкой?
Наверное, поэтому родственники не любят, когда я сижу с их детьми.

74
ПРАВИЛО 7

В тот момент у меня не было ответа. Сейчас он появился: он любит


ее потому, что в его власти пробудить ее.
В Century 21 я пытался флиртовать с Алишей, подсовывая ей са-
мые дурацкие наряды и предлагая их померить. Но как ни старался,
я не мог пробиться сквозь стекло. Я все так же казался ей собирате-
лем старых воспоминаний из коллекции ее деда.
Через два часа Алиша вышла из магазина с фиолетовым сатино-
вым платьем, кружевной юбкой и рубашкой поло размера XL. Ру-
башка, как она сказала, предназначалась ее парню.
Все было бы намного проще, если бы рубашка была размера, с
которым мне можно было бы тягаться. Например, XS.

Тем вечером я встречался с Эмили – стилистом, с которой я пе-


риодически спал. Я познакомился с ней на одной вечеринке, где мы
общались всего несколько минут. После этого она нашла мой e-mail
и написала мне с предложением встретиться на чашку кофе.
– Ты подобен героину, – заявила она, когда я, наконец, приехал с
шопинга с Алишей. – Все мои друзья говорят, чтобы я держалась от
тебя подальше, потому что начинаю в тебя влюбляться.
Когда она толкнула меня на кровать и стала раздевать, я предста-
вил, что это была Алиша; я видел, как меня ласкают губы Алиши, я
хватал Алишу за волосы.
В ту ночь мы с Эмили занимались сексом три раза, и каждый раз
я закрывал глаза и представлял, что передо мной Алиша.
Это был наш самый бурный секс.
Следующим вечером после просмотра выступления отца Али-
ши, я направился за сцену, чтобы выразить ему свое уважение, а
также пригласить его дочку на вечеринку в Трибека Гранд Отель.
Апатично, как будто ее попросили передать сахар, она выразила со-
гласие: «Окей, подхвати меня возле отеля, как только я провожу де-
душку».
Поскольку это была моя последняя ночь в Нью-Йорке, и я не
ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ- ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ
был уверен, поедет ли Алиша со мной после выступления, то на
всякий случай пригласил еще одну девушку в Трибека Гранд Отель.
Ее звали Роксан. Она была ростом под 160 см и была одной из са-
мых сексуальных девушек из всех, что я знал.
Через 1,5 часа после шоу Алиша вышла из отеля в фиолетовом
платье, что мы купили. Окружающие: водитель, студенты через до-
рогу, какой-то парень на велосипеде – не могли оторвать от нее глаз.
– Мне нужно было поговорить со своим парнем, – извинилась
она за опоздание. – Мы не общались с ним около недели. Он такой
зануда.
И снова Спящая Красавица ждала, когда я ее разбужу. В какой-то
момент XL перестал для меня что-либо значить.
Роксан ждала нас в лобби отеля. На ней был топ с узкими бре-
тельками, который раскрывал ее кукольную спину.
Она крепко обняла меня, всматриваясь через тем-
ную тушь. Было что-то озорное в ее взгляде, ее улыб-
ке, как будто она была готова на все в любое время.
Мы познакомились на концерте во время моей последней поездки
в Нью-Йорк. Она подрабатывала в качестве модели и периодически
появлялась то на банках с печеньем, то на пособиях по секс-позам.
Ее парень играл на ударных в местной группе, на концерте которой
мы и познакомились. И она пригласила меня на афтерпати в кварти-
ру, которую снимала группа.
Мы с Роксан и ее парнем провели большую часть на диване, в то
время как хозяин квартиры сидел рядом на стуле. Пока мы с Роксан
общались, ее парень поднялся, пошел в другую комнату, привел от-
туда самую пьяную блондинку и положил ее с нами на диван.
Через несколько секунд они уже цело-
вались. Пару минут спустя он ее раздел.
Казалось, Роксан ничего этого не замечала, полностью занятая
флиртом со мной: частые прикосновения, недвусмысленные наме-
ки, безошибочные сексуальные сигналы.

76
ПРАВИЛО 7

Я нерешительно подхватил наживку. Пока мы целовались, я бро-


сал взгляды на ее парня, чтобы убедиться, что он не возражает. К
тому моменту он уже занимался петтингом с пьяной блондинкой.
Это, определенно, был знак свободных отношений.
И я стал целоваться с большим энтузиазмом. Роксан начала ла-
пать меня через штаны, в то время как ее парень начал трахать пья-
ную девушку. На его члене блеснул пирсинг, и он бряцал всякий раз,
когда тот его вводил. Наконец-то вокалист вышел из комнаты.
Пока парень Роксан развлекался, та периодически поглядывала
на него. Она казалась расстроенной, но не потому, что он занимался
сексом с кем-то еще, а, скорее, потому что он не считался при этом
с ней.
Роксан стянула с меня штаны и сделала жесткий минет. Затем
она достала из сумочки кондом и бросилась на меня явно с це-
лью перетрахать своего парня. Она энергично двигалась на мне,
засунув палец себе в задницу, и стонала так, что могла бы разбу-
дить весь дом. Похоже, таким образом они выясняли отношения.
Это был не самый удачный мой опыт, но никто не обещал, что опыт
всегда должен быть удачным. Иногда опыт – это просто опыт.
Несколько месяцев спустя они расстались и, поскольку, Роксан
была одна, я планировал переспать с ней при нормальных обсто-
ятельствах, если с Алишей ничего не получится. Любому свобод-
ному мужчине нужна сексуально раскрепощенная девушка, на ко-
торую он может всегда рассчитывать, чтобы не чувствовать себя
одиноким.
– Я принесла немного экстази, – сказала Роксан после того, как
мы заказали по напитку в Трибека Гранд. Она достала из сумочки
оранжевую баночку и положила в руку белую таблетку.
Я не любитель психоделиков, поскольку эффект длится слишком
долго. Слово «улететь» здесь очень подходит: как и в самолете, ты
не можешь выйти, пока не приземлился. Что еще важнее, я не был
уверен, что объятия с кем-нибудь на протяжении шести часов уве-
ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ- ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ
личат мои шансы с Алишей.
Сведя вместе свои подростковые пальчики, Роксан разломила
таблетку на две части. Одну часть в мгновение ока раскрошила в
руке. Не спрашивая мое мнение, она поднесла руку с этой «пылью»
к моему рту и всыпала содержимое внутрь.
Я попытался сохранить хладнокровие, но мои глаза расширились
от ужаса, как будто я увидел дьявола. Мне нужно было придумать,
как удержать сознание. Я не мог начать носиться по всему клубу.
Поэтому в течение следующих 5 минут я подносил бокал виски с
колой к губам, но, вместо того, чтобы делать глоток, я сплевывал
туда содержимое рта. Затем я вышел в туалет и вылил все в унитаз.
В течение следующего часа я был на грани, боясь, что таблетка все
равно попала мне в рот.
Потом я заметил, как на диване Роксан делает массаж Алише.
Она явно продвинулась со Спящей Красавицей несколько дальше,
чем я. И меня это устраивало по двум причинам:
Во-первых, это означало, что я избавился от экстази из своей
крови, поскольку Роксан была явно под кайфом, тогда как я чув-
ствовал себя нормально.
Во-вторых, похоже, в планах произошло изменение. Судя по все-
му, мне не придется выбирать между Роксан и Алишей.
– У моего друга Стивена, у которого я остановился, есть шикар-
ный лофт, – сказал я, когда массаж закончился. – У них там вечерин-
ки каждую ночь, так что мы можем посмотреть, что там происходит.
Мы взяли такси и поехали к Стивену. По дороге мы заскочили в
магазин на углу за бутылкой Cabernet, чипсами и сэндвичами с ин-
дейкой на черством хлебе.
В лофте вечеринка уже кончилась. Причем, спали не только Сти-
вен со своими соседями, но и двое парней, которые развалились на
диванах. К несчастью, своей комнаты у меня не было. Я спал на
матрасе возле диванов.
Мы с Роксан сели на матрас. Алиша уселась на столик для за-

78
ПРАВИЛО 7

втрака, развернула сэндвич с индейкой и с невозмутимым видом на-


чала его живать. Меня поражала ее способность держаться непри-
нужденно, несмотря на то, где бы она ни была и что бы ни видела.
Однако, мое время истекало. Должен был быть хоть какой-то спо-
соб в экстренном случае разбить стекло.
– Эй, – пошептал я Алише, стараясь не разбудить двух парней на
диване. – Хочу показать тебе одно клевое видео перед тем, как ты
уйдешь.
Лаптоп – мой лучший винг. Она подошла к матрасу и присела
на его край, обхватив руками колени. Я показал ей видео о птицах,
которые умеют делать «лунную дорожку» на ветках. Может я пе-
рехвалил видео, но оно послужило своей цели – вынудило Алишу
переместиться на матрас. Пришло время поцеловать Спящую Кра-
савицу. В противном случае, она вернется в отель и действительно
ляжет спать.
Я начал рассказывать девушкам о том, что совсем недавно ис-
пытал совершенно невероятные ощущения, когда мне абсолютно
синхронно делали массаж две девушки. Это называется дуальный
массаж, и я пользовался им несколько раз, чтобы перейти к сексу
втроем.
Сначала мы с Алишей сделали массаж Роксан. Затем
я снял рубашку, и они сделали массаж мне. А затем я ска-
зал Алише, чтобы она опустила платье и легла на живот.
Обычно, во время дуального массажа, в помещении меняется энер-
гетика, и в каждом из участников пробуждаются ощущения неми-
нуемого и всеобъемлющего тройного сексуального опыта. Но в
этот раз ничего не произошло. Алиша просто лежала и «позволя-
ла» нам делать массаж. Скользить руками по гладкой коже ее спины
доставляло столько же удовольствия, сколько разочаровывало. Это
было словно вдыхать аромат свежеиспеченного хлеба перед закры-
той пекарней. Я начал переживать, что она любезно выжидает воз-
можность, чтобы уйти, считая, что мы всего лишь парочка мерзких
ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ- ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ
свингеров, постоянно занимающихся подобным.
Потом Алиша поднялась с матраса и пошла в ванную. Непохоже,
что она была довольна. Непохоже, что она была расстроена. Непо-
хоже, что она вообще что-то чувствовала.
По крайней мере, я попытался. Я пробовал обмануть себя, пред-
ставляя, что мы с Роксан – Принц и Принцесса Обольщения; но мы,
скорее, были парочкой злодеев, от которых нужно было спасаться.
– Как ты считаешь, о чем сейчас думает Алиша? – спросил я
Роксан.
– Не имею понятия.
– Когда она выйдет из ванной, давай проверим степень ее воз-
буждения, и, если она не завелась, мы закажем ей такси.
Алиша вернулась из ванной и присела на свое место на краюшке
матраса, словно боясь, что ее выгонят. Я определенно слишком на
нее давил.
– Тебе стоит немного вздремнуть перед завтрашней поездкой,
так что я вызову тебе такси.
Она легла рядом со мной, обняла меня на прощание и сказала:
«Спасибо».
Как только она меня обняла, я почувствовал – вот оно. Энергети-
ка, наконец, изменилась.
Я метнулся к ее губам, боясь, что если замешкаюсь, хоть на се-
кунду, она будет за дверью. Алиша растаяла в моих объятиях. Я чув-
ствовал, как от моих прикосновений стеклянный купол трескается,
и осколки падают с ее кожи огромными кусками. С ее губ доносился
тихий шёпот, полный наслаждений.
Роксан легла на кровать позади меня. Я повернулся, притянул ее
к себе и начал целовать. Мы стали гладить и лизать грудь Алиши че-
рез платье. Она лениво подняла руки, показывая, что готова, чтобы
его сняли.
Алиша не была тем, кто дает, но зато она отлично принимала.
Она изогнула спину и поиграла бедрами, демонстрируя настолько

80
ПРАВИЛО 7

идеальное тело, что ее обладательница должна была быть идеаль-


ной любовницей.
Когда я стянул с Алиши штаны, она уже была мокрой. Я поднял-
ся за своей сумкой, достал кондом и вернулся на кровать. Я положил
обеих девушек на диван и, целуясь с Роксан, вошел в Алишу. К мо-
ему удивлению, девушки не стеснялись, несмотря на двух парней,
спящих (или притворяющихся, что спят) на диванах, перед которы-
ми разворачивалось действо.
Один мой приятель, когда занимается сексом с девушкой, гово-
рит себе, что заслуживает это. Я же не мог поверить, что это проис-
ходит со мной. Они что, слепые?
Знакомые свингеры рассказывали мне о своих групповухах и с
горящими глазами описывали любимую мужскую позу – «треуголь-
ник».
Пришло мое время испытать этот самый легендарный «треуголь-
ник». Я лег на спину и попросил Алишу сесть сверху. Параллельно
я сказал Роксан сесть мне на лицо, чтобы они могли целоваться.
Однако, я не испытал того взрыва сексуальных эмоций, о кото-
ром говорил мой приятель. Вместо этого, я задыхался и ничего не
видел. Роксан села мне на глаза.
Но я не жалуюсь.
После всего, первой заговорила Алиша.
– Никогда не испытывала ничего подобного, – тихо сказала она.
– Никогда не занималась сексом втроем или никогда не была с
другой девушкой? – я решил, что говорит она все-таки не о «треу-
гольнике».
– И то, и другое.
– И как ты себя чувствуешь?
– Это было… – Алиша замолчала. – Хорошо.
Она явно была скупа на слова.

Мы с Алишей поддерживали контакт после всего произошедше-


ВСЕ, ЧТО ЕСТЬ НА ПУТИ- ЭТО ЧАСТЬ ПУТИ
го. У нас были длительные беседы по телефону, в ходе которых ее
стены продолжали рушиться, вскрывая глуповатую личность и ис-
каженное чувство юмора.
– Ты понравился дедушке, – сказала она однажды ночью. Он хо-
чет, чтобы ты приехал к нам.
Неделей позже я летел к ним, чтобы продолжить интервью в об-
становке, в которую мало кто из журналистов попадает. Алиша за-
хватила меня в аэропорту, и мы поехали домой.
– Я устраиваю такое не для всех, – сказал он своим бархатистым
голосом, когда я приехал.
Весь день я наблюдал за его работой на студии. А ночью Алиша
проскользнула в мою кровать.
На следующий день в шесть утра ее дедушка ворвался в мою
комнату. Он бросил взгляд на съеживающихся под одеялом нас и
сказал Алише: «Нил, я догадывался об этом».
Затем он издал смешок и повернулся ко мне: «Пойдем, я кое-что
тебе покажу».
Я прошел за ним через весь дом и вышел на улицу. Мы стояли на
траве, и он указал на небо.
– Вон там, что ты видишь?
– Облака.
– Смотри внимательнее. Что ты видишь в облаках?
Они были похожи на клубки дыма, но он выглядел таким восхи-
щенным, что мне не хотелось его разочаровывать.
– Бога? – спросил я.
– Да, Бога, – сказал он, указывая на густую дымку на небе. – Ни-
когда не знаешь, что он приготовил для тебя. Его поступки непо-
стижимы.
– Да, – согласился я. – Так и есть.

82
ПРАВИЛО 8

ПРАВИЛО 8
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ
ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ

Я совершил ужасную ошибку.


Я напился и, похоже, на ком-то женился.
А теперь я переживаю, что никогда ее не увижу. А, может наобо-
рот, что могу ее встретить.
Даже не знаю, какой исход был бы хуже.
Я не имею понятия, сколько ей лет, где она живет, и как ее зовут.
Впрочем, мне известна ее фамилия.
Я вовсе не из тех, кто винит других в своих ошибках. Но если бы
мне нужно было указать пальцем на того, кто во всем этом виноват,
то этим человеком был бы Рагнар Картансон. О нем нужно знать
всего две вещи. Во-первых, он поет в местной исландской группе.
Во-вторых, он выпустился из Husmadraskolinn – школы для домохо-
зяек.
Здесь в Рейкьявике, столице Исландии, он выступает в роли мо-
его гида. Не скрою, это далеко не самый лучший вариант.
Ночь вопросов началась на Tveir Fiskar, что означает то ли Две
Рыбы, то ли Три Дождевика (смотря когда ты спросишь об этом Раг-
нара). Это одно из нескольких мест в Исландии, где подают биф-
штекс из кита и китовые суши. Также здесь подают акулу «с душ-
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ
ком», которую лучше всего есть небольшими кусочками и запивать
стопками Черной Смерти. Первое на вкус как пушок из пупка, вто-
рое – как Windex7.
– Надо выпить, – бросил Рагнар, протягивая мне третью по счету
стопку Черной Смерти.
– Это поможет смыть тоску.
Он пил уже несколько месяцев с тех пор, как его бросила под-
ружка, забрав с собой телевизор. Как он объяснил, лишившись те-
левизора, который помогал ему отвлечься, все, что он делал, это ду-
мал о ней.
– Надо было на ней жениться, – продолжил Рагнар, стукаясь го-
ловой об мою. – Тебе дается всего один шанс в жизни найти идеаль-
ную любовь.
После ужина, пока Рагнар пытался стянуть с себя красный сви-
тер, он вдруг предложил: «Пойдем, выпьем!»
– Разве не этим мы занимались весь вечер?
– Это не то. Я покажу тебе, что значит пить у нас в Исландии.
Как оказалось, пить «по-исландски» означало блевать под сто-
лом, мочиться в автобусе, драться с подростком и падать на пеше-
ходном переходить. Поскольку именно этим занимался Рагнар сле-
дующие три часа.
– Поднимайся, – пнул я его.
На дворе был октябрь, мы были на морозном севере, а Рагнар
был одет в свитер. – Ты здесь замерзнешь.
– Брось меня, – пробормотал он. – Ты нужен барам Рейкьявика.
Даже в этом пьяном ступоре он пытался меня рассмешить. Я по-
ставил его на ноги и довел до тротуара. И тогда я увидел ту, на кото-
рой через несколько часов женюсь.
Она гуляла с компанией из двадцати туристов, приехавших на
фестиваль Iceland Airwaves, ради статьи о котором я тоже сюда при-
летел. Среди них я узнал знакомого фотографа и остановился, что-
7 Чистящее средство

84
ПРАВИЛО 8

бы пообщаться с ним.
Он представил мне своих друзей. Но единственное имя, которое
я запомнил, было «Вероника».
Она была похожа на певиц новой волны, о которых я грезил в 80-
е. Маленькая, с черными волосами, ярко-голубыми тенями, смею-
щимися глазами и полными губами, слегка приоткрывающими ряд
ровных белых зубов. Как только я ее увидел, я был сражен наповал.
– С ним все будет нормально? – спросила Вероника, указывая на
Рагнара.
– Да, у него просто разбито сердце.
– Хотела бы я, чтобы у меня так разбивалось сердце.
– Да, он кажется чересчур радостным для того, кто недавно по-
терял любовь всей своей жизни.
– Никогда не встречала любовь всей жизни. Даже не представ-
ляю, как ее можно узнать.
– Тебе не нужно ее узнавать. Ты просто поймешь это.
Одна из вещей, которую я узнал, путешествуя с рок-группам,
помимо того, как играть в Fifa World Cup в движущемся автобусе,
как семь дней жить без душа и как спать в нескольких сантиметрах
от тех, кто не мылся семь дней – так это то, что скорость группы
напрямую зависит от скорости ее самого медленного участника. С
учетом того, что большинство друзей Вероники были пьяны, они
никуда идти не собирались. Поэтому я предложил ей смыться от-
сюда, поискать что-нибудь интересное, а затем вернуться обратно.
– А как быть с любовничком? – спросила она, указывая на Раг-
нара.
– Он идеально подходит на роль третьего лишнего. Такой нужен
на любом свидании.
Она бросила взгляд на друзей и улыбнулась, выражая согласие.
Без лишних слов мы отделились от группы, а Рагнар, шатаясь, по-
плелся за нами.
– Как сложно быть любимым, – запел он. – Детка, я тебя недо-
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ
стоин!
– Неудивительно, что она его бросила, – засмеялась Вероника.
Она мне нравилась. Однако, чтобы остаться с ней наедине, мне
нужно было избавиться от моего злополучного гида. Я знал, что он
поймет, или, вероятнее всего, забудет. Так что я поймал такси и за-
пихнул его внутрь.
Когда я закрывал дверь, он ухватился за край моей куртки.
– Не отрекайся от любви, – пробормотал он. – Иначе будешь та-
ким же несчастным, как и я.
– Мне его жаль, – сказала Вероника, когда такси умчалось прочь.
– Не стоит. Страдать – это у него в крови. Он из хорошей семьи,
поэтому он решил обособить себя, став обреченным во всем: худ-
шая выпивка, худший певец кантри, худший бойфренд, худшая до-
мохозяйка.
– Мне кажется, в этом есть что-то гордое, – сказала она.
В выходные центр Рейкьявика представляет собой зону боевых
действий, где бутылки разбиваются о стены, машины вылетают на
пешеходные переходы, и толпы пьяных подростков шатаются по
улицам. Однако, в воздухе не витает злоба, как после игры в регби в
Англии. Скорее, здесь просто царствует анархия.
Мы с Вероникой нашли убежище в закутке перед дверью ноч-
ного клуба. Она была родом из Чехии, а последние несколько лет
жила в Нью-Йорке. Это все, что я успел узнать, прежде чем парень в
расстегнутом пальто с каштановыми колючими волосами и гладким
румяным от холода лицом, шатаясь, встал между нами. На одном
плече у него висел рюкзак, а на губах играла пьяная улыбка.
– Окей-окей, – выпалил он, влезая в нашу беседу. – Так откуда
вы?
– Из Штатов, – резко бросил я.
– Пою тебе за ширь небес8, – он сказал это с такой уверенно-
8 Первая строчка из американской патриотической песни «Пре-
красная Америка»

86
ПРАВИЛО 8

стью, как будто произнес магические слова, после которых любой


американец тебя точно полюбит. – Хочу тебя спросить, ты ей друг
или «подруг»?
– Вообще-то, сегодня мы помолвились, – сказал я, надеясь, что
это лишит его всех претензий на Веронику.
– Что за благие вести! – сентиментально улыбнулся он. Боль-
шинство людей в Рейкьявике бегло владели разговорным англий-
ским, но он говорил так, будто учил язык по техническим справоч-
никам, поздравительным открыткам и парламентским документам.
– В какой временной промежуток вы встречались?
– В течение семи лет, – подыграла мне Вероника. – Только пред-
ставь, сколько времени ему потребовалось, чтобы сделать первый
шаг. Он так боится обязательств.
– Все потому, что она постоянно ворчит по поводу мусора, куре-
ния сигар и моего яркого прошлого.
– Я могу помочь, – сказал парень. – Я могу помочь. Моя фами-
лия Тор. И я соединю вас узами брака.
– Было бы здорово, – сказал я. Это казалось хорошим способом
установить контакт с Вероникой.
– Окей-окей. Мне нужно кольцо для церемонии, – сказал Тор. Он
свесил рюкзак под плечо и начал в нем рыться. – Вы уверены?
– Это будет воплощением моей заветной мечты, – вздохнула Ве-
роника.
– Окей, – Тор продолжил бормотать. – Тогда все окей. Он отрыл
в своем рюкзаке бутылку водки, отвинтил крышку и с остервене-
нием начал отдирать металлическое кольцо вокруг горлышка. Оно
оторвалось.
– Ждите, ждите. Он вытащил из сумки телефон и отцепил метал-
лическое кольцо, судя по всему, для ключей.
Он выглядел таким сконцентрированным, таким решительным,
таким возбужденным. Мы с интересом смотрели на разворачива-
ющееся шоу. Как будто высшие силы прислали нам его, чтобы он
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ
развлекал нас и позволил избежать неловкого момента, который на-
ступает, когда двое нравящихся друг другу людей в первый раз про-
водят время вместе.
Он что-то сказал на исландском двум проходившим мимо пар-
ням, и они встали по обе стороны от него. Затем он прочистил горло
и начал:
– Дорогие возлюбленные, мы собрались сегодня в Присутствии
Божьем, в присутствии всех собравшихся, чтобы соединить эту пару
священными узами брака, окей-окей. Уважаемые жених и невеста,
я предсказываю вам вечное счастье. Ваша любовь – словно раннее
сверкающее солнце. Она заставляет воссиять весь мир.
Сначала я думал, что он просто дурачится, чтобы поза-
бавить нас. Но постепенно начало складываться ощущение,
что он прикладывает максимум усилий, чтобы, вкупе со сво-
ей трезвостью и поэтичностью, сотворить значимый момент.
Спустя 5 минут его высокопарных речей, он, украдкой, всунул коль-
цо мне в руку и обратился ко мне: «Берешь ли ты эту женщину как
свою законную супругу, чтобы вместе жить в священном браке?
Обещаешь ли ты любить, уважать и беречь ее пока смерть не разлу-
чит вас? Обещаешь ли любить ее и только ее в здравии и здоровье?
Окей-окей?
– Окей.
– Берешь ли ты этого мужчину как своего законного супруга?
Обещаешь ли ты делать то же самое, что я ему только что сказал?
Окей-окей?
– Окей.
– Объявляю вас мужем и женой, – громко произнес он. – Мо-
жешь поцеловать свою невесту.
Пока мы с Вероникой целовались, я мысленно поблагодарил
Тора, который уже был занят, доставая что-то из рюкзака.
– Я настаиваю, чтобы мне позволили первым подарить свадеб-
ный подарок молодоженам, окей-окей, – сказал он. Затем он вру-

88
ПРАВИЛО 8

чил каждому из нас по дольке шоколада, завернутой в бело-голубую


фольгу, и произнес еще одну бессвязную романтическую речь, пол-
ную «окей».
Мы поблагодарили его за те эмоции, которые он внес в эту це-
ремонию. Гордый собой, он засиял, затем потянулся к рюкзаку и
достал оттуда ручку и блокнот.
– Пожалуйста, оставьте свои почтовые адреса, окей-окей, – ска-
зал он.
Мы исполнили его просьбу, думая, что он хочет завести друзей
по переписке.
– Убедитесь, что правильно написали свои полные имена.
Он свернул листок бумаги, положил его в карман, затем радост-
но кивнул и заявил: «Я вышлю свидетельства о браке вам по почте,
окей-окей».
На секунду я побелел, но потом решил, что он, должно быть,
имеет в виду поздравительные открытки. Его, похоже, окончатель-
но унесло со всем этим спектаклем.
«Что ты имеешь в виду», – на всякий случай спросил я.
– Ну я же священник, – он сказал это так, будто это было оче-
видно все время. – У нас есть свидетельства. Все окей, мы признаем
любые религии.
Мы с Вероникой уставились друг на друга с одной и той же мыс-
лью, проносящейся в голове: Что мы только что натворили?
Странно, но никто из нас не решился отказаться от сертифика-
тов. Он был горд, как ребенок, впервые сходивший во взрослый
унитаз, так что мы не хотели его разочаровывать. Если он действи-
тельно был священником, в чем он нас убеждал, было в любом слу-
чае слишком поздно.
В клубе мы купили нашему священнику пиво за его услуги, а
затем поднялись в зону отдыха и продолжили целоваться. Это было
мое самое романтичное первое свидание и, надеюсь, не последнее.
Смысла оставаться в клубе не было, поскольку нам едва ли хоте-
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ
лось общаться с кем-то еще.
Поэтому мы отправились на поиски новых приключений.
Когда мы свернули за угол, мы наткнулись на друзей Вероники, сто-
явших на том же месте, где мы их и оставили. Мы постояли с ними
пару минут, но беседа не клеилась. Они стояли там все это время и
ничего не делали, а мы через столькое успели пройти. Вполне воз-
можно, наши жизни кардинальным образом изменились. Поэтому
мы снова смылись.
Она мягко положила свою руку в мою, и мы пошли к отелю Борг,
словно влюбленная парочка во время медового месяца.
В номере мы сразу же упали на кровать. Было очевидно, к чему
все идет.
Настолько очевидно, что впервые за ночь Вероника стала нерв-
ничать.
– Я отлично провела время, – сказала она между поцелуями.
Мое сердце бешено колотилось. Я испытывал то же самое.
Она продолжила: «Вечер был слишком идеальным. Словно это
все было не по-настоящему».
Мы снова поцеловались.
Затем: «Мне надо идти».
А затем: «Это слишком».
И, наконец: «Я знала, что ты попытаешься это сделать».
Было понятно, что происходит. Предвестье секса распределило
между нами гендерные роли. Я был мужчиной, стремящимся к удо-
вольствию, а она – женщиной, пытающейся избежать боли. Точно
так же, как большинство мужчин боится подойти к женщине, боль-
шинство женщин боится переступить черту в сексуальных отноше-
ниях, когда пути назад уже нет.
И это не только из-за биологических последствий: беременно-
сти, рождения ребенка и ухода за ним, но и потому что многим жен-
щинам мужчины так или иначе причиняли боль.
И перед тем, как отдаться сильным эмоциям, которые они не-

90
ПРАВИЛО 8

способны контролировать, им нужно удостовериться, что мужчина


честен с ними, он уважает их и сможет ответить взаимностью на
то, что они дают (неважно, на одну ночь или на всю жизнь). Чего
многие женщины действительно хотят, так это броситься в огонь,
испытывая любовь, но при этом не сгореть и не пострадать. Од-
нако, ученые до сих пор не изобрели эмоционального кондома, и
роль мужчины заключается в том, чтобы успокаивать женщину до,
во время и после того, как она сделала правильный выбор. И не с
помощью логики, а с помощью чувств.
Я сказал Веронике: «Перед тем, как ты уйдешь, я хочу расска-
зать тебе одну историю».
Эта история произошла не со мной. Она – о мужчине и о жен-
щине, которые случайно встретились на улице. Оба они почувство-
вали, что идеально подходят друг другу. И благодаря чуду нашли
смелость заговорить.
Они гуляли и болтали несколько часов подряд, и все шло иде-
ально. Но это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. И чтобы
убедиться, что они действительно предназначены друг для друга,
они решили расстаться, не обменявшись контактами, и позволили
судьбе решить за них. Если они снова встретятся, значит они точно
подходят друг другу, это настоящая любовь, и они тотчас же поже-
нятся.
Шли дни, недели, месяцы, годы – но они так и не встретились.
Они стали встречаться с другими людьми, но это была не настоящая
любовь. Спустя много лет они, наконец, случайно пересеклись на
улице. Но прошло слишком много времени, и они не узнали друг
друга.
– Видишь, – сказал я Веронике, – влюбленным повезло, что судь-
ба позволила им однажды встретиться. И подвергать свои чувства
сомнению было так же глупо, как разорвать выигрышный билет и
ждать еще одного, чтобы удостовериться, что ты выиграл.
Я замолчал. Метафора сильно запала Веронике в душу. Всю ночь
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ
мы болтали ни о чем, но при этом ловили каждое слово друг друга;
развлекались, но не занимались сексом. Теперь я был благодарен не
только Тору за нашу свадьбу, но и Харуки Мураками за эту историю.
Утром, пока я лежал в полусознательном состоянии, Вероника
поцеловала меня на прощание. Рейкьявик – небольшой город, и мы
ходили на одни и те же концерты, так что договорились пересечься
следующим вечером. Весь день я думал о ней и о том, как мы не-
ожиданно стали так близки.
А ночью я пошел в Gaukar a Strong – один из старейших пабов
Исландии. Как и каждую ночь, крепкий алкоголь, галлюциногенная
музыка и чистый воздух сделали свое дело, и я отдался на волю
приключений, которые приготовил для меня этот город.
Все началось, когда я заказывал очередной бокал пива Egil. Жен-
ский голос справа от меня спросил: “Ты американец?”.
Я повернулся и увидел девушку с веснушачьим лицом, коротки-
ми пепельными волосами, одетую в тяжелые ботинки, рваные чул-
ки и черную рубашку, украшенную серебристой молнией.
Беседа быстро перетекла на тему сексуальных приключений, и
она начала рассказывать об оргии, в которой недавно участвовала.
Вскоре стало понятно, что целью ее было не столько поделиться,
сколько возбудить.
И это сработало.
Когда мы начали целоваться возле барной стойки, кто-то похло-
пал ее по плечу. Я бросил взгляд туда и увидел Веронику.
– Я ухожу, – холодно сказала она девушке. – Ты со мной?
– Да, – ответила та, забирая сумочку со стойки. Потом поверну-
лась ко мне. – Обычно она не такая грубая. Прости. Было приятно
познакомиться.
Все произошло так стремительно, что я не успел объясниться с
Вероникой. Я и подумать не мог, что она была в баре все это время,
точно так же, как она не знала, что я здесь – до тех пор, пока не уви-
дела меня целующимся с ее подругой. Думаю, я все равно не смог

92
ПРАВИЛО 8

бы найти, что сказать. С другой стороны, она была права, говоря,


что наша встреча была слишком хороша, чтобы быть правдой. Я
уже причинил ей боль.

А теперь я сижу в самолете из Рейкьявика в Лос-Анджелес и


прокручиваю в голове каждый момент. Я понятия не имею, как мне
ее найти – по крайней мере, если я действительно женат на ней. Все,
что напоминает мне о ней – это лежащий в кармане моей куртки ку-
сочек шоколада, завернутый в серебрянно-голубую фольгу.
Прошли дни, недели, месяцы, а я все так же ничего о ней не слы-
шал. И я не могу выбросить ее из головы. Моя метафора возымела
обратный эффект, и я смог убедить себя, что мы – живое воплоще-
ние истории Харуки Мураками.
Я пытался найти ее в MySpace, но там было слишком много Ве-
роник из Нью-Йорка без картинок в профиле. Я связался с фото-
графом, который нас познакомил, но он не знал, как ее найти. А
обещанное свидетельство о браке так и не пришло, скорее к моему
облегчению, чем к разочарованию.
Я храню кусочек шоколада на своем столе, как напоминание о
том, что поддался низменным инстинктам, о том, что именно я, а не
она, разорвал дарованный мне лотерейный билет.
А потом, ровно год и одну ночь спустя, во время своей поездки в
Нью-Йорк я увидел ее – мою на сто процентов идеальную девушку.
Она сидела в Barramundi на Lower East Side и пила со своими дру-
зьями.
Слова «Это моя жена» слетели с моих губ. Беседа прервалась, и
все головы повернулись ко мне.
– Муженёк, – воскликнула она с широкой улыбкой на лице.
Я присоединился к ним, и прошло несколько часов. В конце кон-
цов, остались только мы вдвоем. Снова.
После нашего с ней знакомства я встречался со многими девуш-
ками. А она рассказала, что у нее серьезные отношения. Они отлич-
ЭМОЦИИ МОГУТ БЫТЬ ДОСТАТОЧНОЙ ПРИЧИНОЙ
но подходят друг другу.
– Извини меня, – наконец сказал я. – Ну знаешь, за то, что тогда
целовался с твоей подругой. Это было глупо с моей стороны. Я до
сих пор сожалению об этом.
– Ты просто мужчина.
– Значит ли это, что мое поведение заслуживает прощения из-за
моего пола, или же ты разочаровалась, что я поступил, как типич-
ный парень?
– И то, и другое.
Я смотрел на ее губы, потягивающие водку с клюквенным со-
ком.
– Я должна сообщить тебе, что у меня был парень, когда мы с
тобой познакомились.
– Это тот же самый парень, что и сейчас?
– Да. Но это не любовь всей жизни.
– Так почему ты тогда до сих пор с ним?
– Полагаю, – она замолчала, задумалась и, наконец, решилась, –
потому что это удобно.
Спустя час мы были в квартире, в которой я ночевал. Я пока-
зал ей мертвую золотую рыбку, которую Джен, владелец квар-
тиры, держит в холодильнике, завернутую в пищевую плен-
ку. А потом, уставшие и подвыпившие, мы уснули на диване.
Утром у нас впервые был секс. Он был идеален. Потом мы разо-
шлись по комнатам и уснули.
Когда я проснулся, она ушла. Я стал бродить по квартире в поис-
ках записки. Ее не оказалось. И снова у меня не было ни малейшей
возможности с ней связаться. Похоже, она хотела именно этого.
Проблема на 100% идеальной люб-
ви в том, что всегда найдется что-то неудобное.
Месяц спустя, вернувшись в LA, я поддался соблазну. Я работал
всю ночь, и в доме не было никакой еды. Я развернул серебряно-
голубую обертку, которую Тор подарил нам в качестве свадебного

94
ПРАВИЛО 8

подарка. Маленькие бесцветные кусочки шоколада упали на пол.


От старости угощение стало хрупким, потеряло форму и из корич-
невого превратилось в блекло-серый. Смысла ее хранить больше не
было. Она только жуков привлекала.
ЛЮБОВЬ ЕСТЬ ВОЛНА, ДОВЕРИЕ ЕСТЬ ВОДА

ПРАВИЛО 9
ЛЮБОВЬ ЕСТЬ ВОЛНА,
ДОВЕРИЕ ЕСТЬ ВОДА

– Меня мутит.
– Ты вчера ничего подозрительного не ела? – спрашиваю я.
– Нет, то же, что и ты. А ты как себя чувствуешь?
– Нормально.
– Мда…
Тут до тебя начинает доходить, что лечением делу не поможешь.
Это настоящий кошмар для любого неженатого мужчины, да и для
большинства женатых.
– Может, ты отравилась? – выдавливать из себя слова все труд-
нее. Одно неверное слово может привести к серьезным последстви-
ям.
– Не знаю.
– Купить тебе Эметрол9? – пытаюсь вытянуть из нее хоть что-
нибудь.
– Спасибо, было бы чудесно. – Пауза. Ты выжидаешь. – А мо-
жешь еще захватить тест на беременность?
Хлопок по лицу всегда больнее, если ты его ожидаешь.
Я вешаю трубку, чищу зубы, плещу воду на лицо (моя быв-
шая девушка убедила меня, что использовать мыло дваж-
9 Противорвотный сироп

96
ПРАВИЛО 9

ды в день вредно для кожи) и беру ключи от машины.


Это худшая поездка для каждого мужчины.
В магазине я беру крекеры, имбирный эль и Эметроль. Затем я
долго изучаю полку с тестами на беременность. Судя по всему, E.P.T.
проще всего: достаточно помочиться на белую палочку, и она по-
кажет либо минус (символ свободы), либо плюс (символ официаль-
ного рабства). Беру упаковку с двумя палочками. Возможно, пона-
добится повторить.
Стою на кассе и понимаю, что причина моего сюда прихода более
чем очевидна. Чувствую себя гораздо менее комфортно, чем при
покупке кондомов. Хотя есть и более унизительные предметы по-
купки. Например, Preparation H10. Или Valtrex11. Или вазелин и пла-
стиковая трубка.
Думаю, продавцы видели это все.
Я несусь домой к Кэти. Она открывает мне в одной зеленой фут-
болке, с бледным лицом, растрепанными светлыми волосами и те-
лом, с испариной на коже. Выглядит она просто потрясно. Кроме
шуток.
Я распаковываю сумки. Она сразу же тянется к элю.
Я наблюдаю, что же она будет делать с тестом на беременность,
но она просто уносит его в ванную. Возможно, хочет подождать.
Слишком много всего.

Она не проронила обо всем этом ни слова. Так же, как и я. Уже
много раз она говорила, что ей нельзя делать аборт. Так что нет
смысла говорить об этом. Либо мы тотально облажались, либо нет.
Пока она прибирается в доме, я думаю о том, как будет лучше
следить за тестом. Пожалуй, самым оптимальным вариантом было
бы пойти в ванную вместе, как одно целое. Я буду стоять возле нее и
тактично отвернусь, когда она будет мочиться на палочку. Затем по-
10 Мазь от геморроя
11 Препарат для лечения герпеса
ЛЮБОВЬ ЕСТЬ ВОЛНА, ДОВЕРИЕ ЕСТЬ ВОДА

ложим тест на полочку и будем ждать. Мы можем даже прокрутить


все возможные варианты.
Думаю, я мог бы на ней жениться. Когда мы только начали встре-
чаться, я подумал, что она – та самая. Говорят, что ты это почувству-
ешь, и я действительно чувствовал что-то первое время. Помню, как
на нашем втором свидании мы целовались, и я подумал: «Я люблю
эту девушку», хотя знал, что нужно выждать целый месяц прежде
чем сказать ей это. Помню, как я любовался на нее спящую и думал
о том, что всегда буду ее любить, какой бы старой и морщинистой
они ни стала.
Но потом она стала ревнивой. Ей не нравилось, когда я разгова-
ривал с другими женщинами на вечеринках, даже представляя ее,
как свою девушку. Ей не нравилось, когда я отвечал на телефонные
звонки при ней, даже если это была середина недели, мы провели
вместе 72 часа, и звонили мне по работе. А когда мы лежим вместе,
и она смотрит мне в глаза, я могу на секунду задуматься о том, что
мне нужно вытащить одежду из сушилки, и мне приходится рас-
плачиваться за то, что я думаю не о ней. Мне не хочется жить всю
оставшуюся жизнь под полицейским надзором. Лучше бы тест ока-
зался отрицательным.
Она включает телевизор и вставляет DVD Секса в Большом Го-
роде, третий сезон. Она просмотрела все сезоны уже раз по десять и
постоянно ссылается на них. Она постоянно говорит, что будет лю-
бить меня вечно, но разве любовь может существовать без доверия?
Тревога воздействует на мой мочевой пузырь не хуже пива, и я
иду в туалет. Моя руки, я замечая, что палочка теста на беремен-
ность лежит на полочке. Она оставила ее лежать здесь. Как мило.
Я поднимаю ее и начинаю изучать. Никогда в жизни не держал
тест в руках. В окошке я замечаю маленький значок минус.
Первая мысль: она не беременна. Какое облегчение.
Вторая мысль: она воспользовалась тестом без меня?
Я выхожу из ванной, и нахожу ее там же, где и оставил – на полу

98
ПРАВИЛО 9

перед телевизором. Она смотрит серию, в которой Шарлотт и Трей


решили временно расстаться.
– Почему ты не сказала, что результат отрицательный?
Она смотрит на меня и пожимает плечами: «Не хотела тебя бес-
покоить».
Затем снова поворачивается к экрану. Я знаю, чем закончится
эта серия. Я знаю, чем они все заканчиваются. Они расстанутся. И
снова сойдутся. А затем опять расстанутся.
Некоторые вещи в этом мире неизбежны.
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ

ПРАВИЛО 10
ЗОНА КОМФОРТА – ЭТО
ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ
– Твои яйца доберутся до твоей глотки, и ты будешь орать от
боли, – говорит она.
– Нет, – отвечаю я. – Я смогу это сделать.
– Уверен, что не хочешь подождать пару дней?
– Все будет хорошо. Снимай штаны.
Джина стягивает штаны, и я укладываю ее на диван. Я хочу удо-
стовериться, что она максимально близка к оргазму, чтобы упро-
стить себе задачу.
– А теперь без шуточек, – предупреждаю я, входя в нее. – Если я
скажу «Стоп», ты должна остановиться.
Все совсем по-другому. Никогда еще во время секса я не ис-
пытывал такого ощущения чистоты, как в этот раз. Мое сознание
напряжено и находится в состоянии «Сейчас», вместо того чтобы
просто пополнять базу данных своих фантазий. Меня разрываешь
между фрикциями и дрожью, и когда наши тела начинают двигать-
ся все энергичнее, мое тело становится все легче и легче, а потом и
вовсе распадается.

100
ПРАВИЛО 10

Она кончает волна за волной. Сразу же после этого, Джина на-


чинает метаться из стороны в сторону, словно ощущения настолько
яркие, что ей нужно вырваться из тела пока оно не успокоилось.
– Я хочу пойти покататься на доске.
Это ее первые слова после того, как она вернулась в реальность.
Она не каталась уже больше двух лет после того как ее друг погиб в
воде. Она выглядит, словно только что увидела лик Божий.
Боюсь, это ее лучший секс из всех, что были со мной.
А все потому, что я начал Тридцатидневный Эксперимент.

ВТОРОЙ ДЕНЬ
Мне позвонила Линда и сказала, что она сейчас в городе. Мы не
общались с ней больше двух месяцев. Я явно отправляю во Вселен-
ную какой-то сигнал, гласящий: «Мне сейчас очень сложно зани-
маться сексом, поэтому пусть все желающие испытают меня».
Стоило ей только коснуться губами моих губ, у меня тут же за-
твердел. Это необычное ощущение: настойчивое, независимое и ни-
куда не ведущее. Она почувствовала это и сказала: «Я всегда могу
помочь». Как будто от нее что-то зависело.
Она сказала, что сегодня не хочет заниматься сексом, но это и
не нужно. От одних только поцелуев и прикосновений каждый нерв
моего тела напрягается и готов взорваться. С каждым днем все тя-
желее.
Я извиняюсь, иду в ванную, брызгаю холодной водой на лицо и
возвращаюсь к ней. Затем я рассказываю Линде о Тридцатидневном
Эксперименте.
Той же ночью я разговаривал по телефону с Кимберли. До этого
две недели назад мы переписывались на MySpace. Своей черной
челкой и большими невинными глазами она напомнила мне карти-
ну Марка Райдена. Она живет в Нью-Йорке, и мы трепались ночи
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
напролет.
С ней легко общаться и чем больше я ее узнаю, тем больше она
мне нравится. Дело даже не в том, что мы оба увлекаемся гаражным
роком 60-х и тайно любим кататься в тележках супермаркета, но и
в том, что она одна из самых приятных и искренних людей из всех,
что я встречал. Последнее время я просыпался с мыслями о ней и
периодически проверял телефон на случай, если упустил смс от нее.
Мне хотелось знать, испытывает ли она ко мне то же самое. Се-
годня ночью я узнал. После приветствия она вдруг написала: «Ког-
да я думаю о нас, я безумно возбуждаюсь. Надеюсь, ты не против,
что я тебе в этом призналась».
Я сказал, что совсем не против, и спустя 6 сообщений я уже знал
ее любимую позу и темп движений. Пока мы вели переписку с Ким-
берли, я получил сообщение от Линды: «Я хочу секса. К черту твои
тридцать дней. Давай прямо завтра».
Внезапно она заинтересовалась мной.
Затем сообщение от Кимберли: «Мои руки так и тянутся к бе-
драм. Я хочу отсасывать тебе, занимаясь этим. Разве я многого про-
шу?»
Затем сообщение от Линды: «Милый, я хочу трахаться. Всего
лишь час удовольствия».
Такого со мной никогда не случалось.
К моему паху приливает кровь. Чувствую, что скоро сломаюсь.

ТРЕТИЙ ДЕНЬ
Мои друзья считают, что я спятил.
– Зачем проходить через все это, – недоумевают они.
– А зачем люди взбираются на горы, ходят по горячим углям или
читают «Поминки по Финнегану12».
12 Роман Джеймса Джойса

102
ПРАВИЛО 10

Я делаю это для того, чтобы проверить: способен ли я на это?


Впервые эту идею в моей голове посеял Риверс Куомо, гитарист
Weezer�������������������������������������������������������������
. Он рассказал, что принял обет безбрачия, как часть буддист-
кой программы медитации. Это означало отказ не только от секса,
но и от мастурбации. По его словам, благодаря этому он впервые в
жизни ощутил такой прилив энергии, творческой силы и сконцен-
трированности на своей жизни.
Тогда я воспринял эту историю не как призыв к действию, а как
особенности его личности. Но спустя несколько недель Билли Кор-
ган из Smashing Pumpkins рассказал, что запрещаем своим парням
заниматься сексом или мастурбацией в день концерта, чтобы они
могли выплескивать свою энергию на сцене.
Затем, когда на прошлой неделе во время обеда я упомянул эту
тему, один режиссер сказал, что после того, как он отказался от ор-
газмов, он запустил самый блестящий проект за всю свою карьеру.
Как часто говорит один мой редактор, трех аргументов вполне
достаточно. Так что эти три человека, добившиеся в жизни куда
больше чем я, а также ощущение вины за свою затянувшуюся
юность, вдохновили меня на Тридцатидневный Эксперимент: ника-
кой эякуляции в течение месяца.
И сегодня была настоящая пытка. Весь день мне звонили жен-
щины, с которыми я спал либо хотел бы переспать. И хуже всего,
что Кимберли решила перейти от секса по смс к сексу по телефону.
– Что ты сейчас делаешь, – спросил я.
– Глажу себя через штаны.
Ее сладкий игривый голос заводит меня. У меня стоял уже по-
сле ее «Привет». Последние дни завестись для меня – не проблема.
Проблема заключается в том, что сопротивляться этому очень тяже-
ло.
Вместо того чтобы вести грязную беседу, она просто стонет в
трубку, лаская себя. Это заводит гораздо сильнее, чем обычный секс
по телефону, поскольку больше похоже на настоящий секс, а не на
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
разговоры о нем.
Я довожу себя до границы, затем останавливаюсь и делаю не-
сколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Затем начинаю за-
ново, в то время как она стонет все громче и дыхание ее учащается.
Как же я ее хочу! Словно из моего тела исходит поток сексуальной
энергии, направленный к ней в Нью-Йорк. Никогда еще я не испы-
тывал подобного во время секса по телефону, возможно, из-за того,
что был слишком занят своим оргазмом.
После нескольких циклов прерываемого удовольствия, я ощутил
что-то, чего никогда не испытывал раньше. Я почувствовал силь-
ное покалывание на внутренней части бедер и в животе. Я ощущал
одновременно жар и холод, словно мое тело покрыто кремом «Лед
и пламя», используемом для снятия боли.
-Ты кончил? – спросила Кемберли, когда успокоилась.
– Я не могу.
– В смысле?
После секундного колебания я все-таки решил рассказать ей про
Тридцатидневный Эксперимент. На том конце трубки было тихо.
Судя по всему, она решила, что я придурок.
– Я хочу, чтобы ты кончил. Я чувствую себя странно, словно
была недостаточно хороша.
– Ты была превосходна. Я никогда так не заводился по телефону.
Расстроенная, она повесила трубку. Я пошел против естествен-
ного хода вещей.
Женщины настолько привыкли к тому, что парень должен кон-
чить, что, когда этого не происходит, им кажется, что секс был не-
полноценным.
Я еще не встречался с Кэмберли вживую, но уже успел разру-
шить ее самооценку.
Два часа спустя мои бедра и живот походили на ледяные иголки,
запертые под горячей кожей.

104
ПРАВИЛО 10

ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ
Двенадцать умножить на двенадцать будет сто сорок четыре.
Восемнадцать умножить на восемнадцать будет триста двадцать
четыре.
Двадцать три умножить на двадцать три будет пятьсот двадцать
девять.
Я могу мгновенно умножить любое число до двадцати пяти на
само себя. Я словно человек-калькулятор. Это один из неожиданных
положительных последствий Тридцатидневного Эксперимента.
Заниматься сексом с Кристал непросто. Даже составляя в голо-
ве таблицу умножения, через какое-то время я теряю способность
удерживать подкатывающую волну удовольствия. Мне приходится
останавливать ее на грани оргазма, поскольку я нахожусь на ней же.
И она этим явно недовольна.
– Разве тебе не нравятся оргазмы? – спрашивает она.
– Мне нравится получать оргазм. Это как естественный героин.
Именно поэтому я хочу проверить, смогу ли удерживаться от него.
Теперь я понимаю, как чувствуют себя джанки13. Ты не можешь
не думать ни о чем, кроме «дозы». Каждая клетка твоего тела жаж-
дет ее. И чем дольше ты затягиваешь, тем сильнее становится же-
лание, пока в какой-то момент оно не поглощает все другие мысли.
Пожалуй, это еще одна причина, по которой я участвую в Экспе-
рименте. Я сталкивался с самыми отъявленными наркоманами из
мира рок-н-ролла, хотя сам никогда не был зависим ни от чего, даже
от кофе или сигарет. Я всегда себе говорил, что вызвано это тем, что
я не подвержен зависимости.
Однако, позже я понял, что все-таки одержим. Всю свою жизнь,
сколько я себя помню, мне нужен был как минимум один оргазм
каждый день, независимо от того, была у меня женщина или нет.
Что еще хуже, как и все зависимые, я испытывал чувство

13 Наркоманы, употребляющие героин внутривенно


ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
вины в связи со своей привычкой. Будучи тинейджером я счи-
тал, что мужчине дается всего несколько тысяч эякуляций, и я
боялся, что слишком быстро растрачиваю свои ресурсы. В кол-
ледже я считал, что растрачиваю свою жизненную силу каждый
раз, когда кончаю. С тех пор, каждый раз, когда я мастурбирую,
я чувствую себя не только грязным, но еще и менее привлека-
тельным с женщинами, с которыми общаюсь на протяжении дня.
Так что Тридцатидневный Эксперимент не был моим выбором. Он
мне необходим. Мне нужно было убедиться, что у меня достаточно
сил, чтобы избавиться от зависимости, а вместе с ней и от ощуще-
ния вины, которое преследовало меня с тех пор, как я достиг поло-
вой зрелости.
Конечно, без секса эксперимент был бы намного проще, но бла-
годаря тому, что я учился наслаждаться процессом, а не только ко-
нечным результатом, я становился более успешным в постели. По
крайней мере, так мне казалось.
– Отстой, – Кристал игриво толкнула меня в грудь и слезла с
меня. – Я так и не кончила.
– Возможно, ты слишком зависима от оргазма, – сказал я.
Кристал  учится на факультете психологии, и ростом она  шесть
футов. Она пыталась сделать меня своим бойфрендом, но ког-
да я сказал, что не испытываю к ней таких сильных чувств, она
перестала спать со мной ради своего душевного спокойствия.
Месяц спустя она передумала. «Я решила, что ты слишком хорош
для того, чтобы принадлежать только мне». Через неделю после
этого я пригласил ее к Сюзанне, и у нее впервые был секс втроем. С
тех пор ей постоянно хотелось попробовать что-нибудь новое.
– Расскажи мне больше об оргазме и о том, чего ты хочешь до-
биться, – попросила она, когда я пошел к холодильнику за бутылкой
воды.
Здесь я наткнулся на еще один плюс Тридцатидневного Экспе-
римента: после секса ты не поворачиваешься на другой бок и засы-

106
ПРАВИЛО 10

паешь. Секс скорее наполняет тебя энергией, нежели высасывает из


тебя все соки.
Я объяснил, в чем идея эксперимента. Она внимательно выслу-
шала, на секунду задумалась и спросила: «А женщины тоже могут
в нем участвовать?».

ПЯТЫЙ ДЕНЬ
Кимберли постепенно заменяет мне мастурбацию. Каждый день
я с нетерпением жду нашей вечерней беседы. Сегодня она даже при-
зналась, что испытывает ко мне, и я даже не испугался.
– Мне хочется лучше узнать тебя, – сказала она. – Мне нужна
картинка, или футболка, или зубная щетка – что-то, что принадле-
жит тебе. Мне действительно важно, что с тобой происходит, и что
ты испытываешь.
Я сообщил ей, что через 6 дней буду выступать на семинаре в
Нью-Йорке, и я специально взял больше дней, чтобы провести вре-
мя с ней. Мы представили нашу первую совместную ночь, букваль-
но до того момента, как она будет выкрикивать мое имя. Этот звук
для меня куда приятнее,  чем величайшая симфония или самая пев-
чая птица из тех, чьи голоса звучат, когда загружается Windows.
Но затем я снова ощутил дискомфорт. Я испытываю боль в па-
ховой области. И я практически не в состоянии ходить в туалет по-
большому, поскольку, когда я напрягаю мышцы, мою промежность
как будто протыкают сотни иголок. Когда я смотрю на кожу в этом
месте, ощущение, словно она вздулась. Я не часто смотрел на это
место раньше, так что, возможно, так было всегда.
Судя по всему, я делаю что-то не так. То, что считается полез-
ным, не должно вызывать такую боль. В одной из моих любимых
книг по саморазвитию – «Овладей своим скрытым Я» Сержа Каили
Кинга говорится, что для того, чтобы избавиться от привычки, не-
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
достаточно одной только силы духа. Когда ты перестаешь делать
что-то, в твоем подсознании образуется вакуум. И этот вакуум сле-
дует заполнить чем-то другим. Именно поэтому люди, просившие
курить, часто жуют жвачку.
Но чтобы избавить меня от боли, ни одна жвачка не поможет
(даже Freshen Up). Новое занятие должно быть связано с физиче-
ским ощущениями. (Идеально подошло что-нибудь, что смягчает
боль. Например, купать свои яйца в миске с холодной сметаной).
Я погружаюсь в сон, молясь о поллюции, которая бы облегчила
мою ношу. У меня ни разу ее не было, возможно, из-за страсти к
мастурбации. Однако, разбудил меня телефон.
– Я хочу делать это с тобой, – на том конце была Кристал.
– Прямо сейчас? – пожалуй, впервые в жизни я испугался воз-
можного секса.
– Нет, глупыш. Я хочу поучаствовать в Тридцатидневном Экспе-
рименте. Я рад, что обзавелся напарницей. Я поделился с ней мыс-
лями по поводу привычки на замену, и сошлись на максимально
конструктивной – зарядка.
Так что в течение следующих 25 дней как только я почувствую
возбуждение, я буду отжиматься. Так я овладею своим скрытым Я.

ШЕСТОЙ ДЕНЬ
Меня заводит всё и все. Впервые со времен колледжа мне в голо-
ву пришел термин «полиморфическая перверсия».
В течение 20 минут я листал адресную книгу в своем телефоне,
мечтая о женщинах, которых раньше никогда не находил привлека-
тельными. Мне хотелось скинуть им пошлые смски с предложени-
ем приехать в гости.
Приходится падать на пол и сделать 30 отжиманий. Кровь начи-
нает циркулировать по всему телу вместо того, чтобы концентриро-

108
ПРАВИЛО 10

ваться в одном месте.


Тем же вечером я смотрел Саус Парк по Comedy Central. И в
этот момент на экране появилась реклама передачи «Девочки зажи-
гают». Впервые за время эксперимента я увидел что-то отдаленно
напоминающее порно и из-за моего ослабленного состояния кадры
груди, закрытые цензурой, а также целующиеся студентки показа-
лись мне величайшим продуктом нашей культуры.
Я нажимаю на кнопку TiVo и пересматриваю рекламу, завидуя
ребятам, развлекающимся на Марди Гра. Стоит моей руке опустить-
ся вниз под ремень и у меня случается озарение: когда я трогаю
себя, но не кончаю, то не чувствую себя «грязным».
Все это время я испытывал чувство вины не из-за мастур-
бации, а из-за эякуляции. И в этом есть логика. Идея «свя-
щенного семени» вбита в нашу голову еще в детстве, начи-
ная от Библии, заканчивая Монти Пайтон14. Еще во втором
веке философ Клемент Александрийский осуждал мастурба-
цию, «поскольку способность к размножению дарована челове-
ку Богом, и он не должен тратить семя ровно как и вредить ему».
Так что я не сумасшедший: когда я трачу много спермы, я врежу
моим потомкам. А может наоборот помогаю им. Все относительно.
Тридцать отжиманий.
Саус Парк снова сменил рекламу, и я спасен. Дети едут в маши-
не с мамашей Картмана. А Картман называет ее шлюхой.
Я смотрю этот грубо нарисованный мульфильм и думаю, что
было бы круто переспать с мамашей Картмана.
Рука снова опускается в штаны. По-моему, я проигрываю: меня
уже заводит мама Картмана, или, по крайней мере, все те одинокие
домохозяйки, которых она представляет.
Тридцать отжиманий.
Я так стану качком.
Раздается звонок. Это Кимберли, и она пьяна. Говорит, что ску-
14 Комик группа из Великобритании
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
чает по мне. Я тоже скучаю по ней, хотя мы так ни разу не встрети-
лись. Мы занимаемся сексом по телефону, пока каждый нерв в моем
теле не готовится взорваться. Я представляю, как бы достал из нее
свой член и разбрызгал соки по ее телу, словно зубную пасту из тю-
бика, по которому ударили молотком.
Не самое удачное сравнение, но мое измученное тело оказывает
влияние на мозг.
Я отжимаюсь до тех пор, пока не падаю без сил.
Так больше продолжаться не может.
Похоже, недостаточно просто заменить одну привычку другой.
Вполне возможно, что я просто неправильно понял ту мудрость, ко-
торой со мной поделился Риверс Куомо. Возможно, чудо свершится
не из-за того, что я перестану брызгать белесой жидкостью, а из-
за того, что избавлюсь от самого желания. В конце концов, именно
этому учит большинство духовных дисциплин. Перефразирую Буд-
ду: «Желание ведет к страданию».
А я действительно страдаю, особенно если учесть, что прошло
всего шесть дней.
 

СЕДЬМОЙ ДЕНЬ
Позвонила Кристал и сказала, что начала свой эксперимент по
самоограничению. В отличие от меня она подошла к этому более
старательно. При помощи Гугла она нашла духовную сторону экс-
перимента, коей я пренебрег – главным образом из-за собственной
лени.
– Ты просто воздерживаешься, а это вредно для здоровья, – ска-
зала она.
– Знаю. Когда я сажусь, мне больно. Я начинаю бояться, что у
меня может развиться рак простаты или что-то типа того.
– Вот видишь! Тебе следует взять энергию жизни и вместо того,

110
ПРАВИЛО 10

чтобы держать ее в себе, позволить ей циркулировать по всему телу.


– И как это сделать?
– Для этого нужен партнер, – подсказала она.
Она скидывает мне ссылки на веб-сайты, посвященные Дао и
Тантре. Там пишут про таких секс-гуру как Мантэк Чиа, Стивен
Чанг и Элис Банкер Стокхэм. От Стокхэма я узнаю новую фразу:
«coitus reservatus» – секс без эякуляции. Мантэк Чиа также пишет
о том, что возможно заниматься сексом и не кончать при этом. А у
Стивена Чанга я вычитал об «упражнении оленя», основанном на
древних исследованиях потенции монахами Дао, в частности, того,
как олень качает своим хвостом, чтобы развивать мышцы ягодиц.
Этот ритуал должен позволить распространять свое семя из проста-
ты по всему телу. Мне следует немедленно выполнить его.
Я сажусь на унитаз с лэптопом на коленях и следую инструкци-
ям на экране. Сначала я тру руки друг о друга, чтобы согреть их. За-
тем обхватываю яйца одной рукой. Другую руку я кладу чуть ниже
пупка и начинаю делать ей вращательные движения. Затем я меняю
руки и повторяю. Если честно, мне нелегко представить оленя, про-
делывающего все это.
Второе упражнение заключается в том, чтобы сжать мышцы яго-
диц, представляя, как по моей прямой кишке движется воздух. За-
тем я расслабляюсь и повторяю все заново.
Это похоже на отжимания на заднице.
Боль никуда не исчезает, но теперь она смешивается со стыдом.
Лучше бы меня поймали за мастурбацией, чем за отжиманиями на
заднице.
Вечером перед сном я звоню Кимберли и, чтобы получить хоть
какое-то облегчение, пробую метод Мантэк Чиа, позволяющий ис-
пытывать оргазм без эякуляции.
Когда она достает дилдо из шкафчика и начинает описывать
свои движения в мельчайших деталях, я больше не могу терпеть.
Я давлю на свою промежность, напрягаю мышцу PC и даже делаю
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
отжимания на заднице. Все это помогает  сдержать поток, но сухого
оргазма я так и не испытываю.
– Боже, это было волшебно! – стонет Кимберли. – Ты кончил?
– Я все еще не могу.
Все, чего я добился – это сделал боль еще сильнее. Зачем я де-
лаю это с собой?
На том конце тишина. И это не самая приятная тишина.
– Знаешь что? – наконец, решаюсь я.  – Через четыре дня я буду
в Нью-Йорке, и я действительно кончу. Мне кажется, закончить этот
эксперимент сексом с тобой будет
лучше всего.
– А что насчет тридцати дней?
В жопу эти тридцать дней. Я готов прервать эксперимент ради,
возможно, настоящей любви. В сущности, подойдет любое оправ-
дание.
 

ВОСЬМОЙ ДЕНЬ
Я начал испытывать очередное странное упражнение от Кристал
– струйную медитацию. Оно заключалось в том, чтобы предста-
вить, как оргазмическая энергия проходит через мой позвоночник
и всасывается в голову. И пока я этим занимался, я вспомнил, когда
впервые попробовал мастурбацию.
Когда я был в летнем лагере, по какой-то до сих пор непонятной
мне причине двое клеевых парней решили показать всем, как они
дрочат.
Я лежал на верхней койке и смотрел, как Алан прокрался в ком-
нату вожатого и вернулся оттуда с красной банкой пены для бриться
Gillette. Словно будучи на сцене, он стоял посреди комнаты в синей
лагерной рубашке и грязных белых трусах, и, наконец, обратился к
остальным ребятам из корпуса.

112
ПРАВИЛО 10

– Выдавите немного на ладонь, а затем двигайте рукой вот так.


Он засунул руку в штаны и начал демонстрацию. Его приспешник Мэтт
тотчас же спрыгнул с койки, выдавил немного пены и присоединился.
Мы были слишком юными, чтобы знать, что мастурбация должна
быть приватным занятием, и демонстрация перед сверстниками на-
казывалась насмешками и гонениями. В моем неиспорченном созна-
нии это было просто еще одним групповым занятием, как стрельба
из лука или ориентирование.
Женоподобный Хэнк слез с койки и дал каждому немного пены.
Мы все должны были присоединиться.
Со стороны это выглядело ужасно. Иногда людям хочется
вновь обрести невинность, но такого понятия не существует. Су-
ществует лишь неведение, а в нем нет ничего хорошего: ты ока-
зываешься объектом насмешки, даже не догадываясь об этом.
В ту ночь я не кончил и даже не ощутил приятных ощуще-
ний. Не помню, кончил ли кто-нибудь еще, хотя, по сло-
вам Алана, именно в этом заключалась главная цель.
В этой «гонке» победил Хэнк: после того, как наш отдых в лагере
закончился, он прислал мне письмо, в котором радостно сообщал,
что когда он мастурбировал, из члена появилось несколько капель
спермы.
Год спустя лежа в кровати дома я начал дергать себя за член. Я
вспоминал историю, которую мне рассказал один мой приятель. Он
ходил с девушкой в кино, и она там ему мастурбировала. Я выпытал
из него каждую деталь: я еще ни разу не то что целовался с девуш-
ками, а даже не был с ними на расстоянии поцелуя.
Когда я себя трогал, я представлял, что это я был в кино, и де-
вушка мастурбировала мне. Внезапно давление стало нарастать, и
на мгновение я потерял связь с реальностью. Дыхание перехватило,
мое тело словно окоченело, и затем ЭТО случилось. Из члена вы-
текло несколько капель жидкости. Аккуратно, чтобы не запачкать-
ся, я потянулся к лампе у изголовья кровати и включил ее. Затем я
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
провел тщательное исследование. По тому, как Хэнк описал спер-
му, я полагал, что она будет прозрачной, как слеза. Вместо этого
она оказалась вязкой жидкостью с мутными белыми вкраплениями.
Сейчас я это пишу и впервые понимаю, почему мои сексуальные
фантазии всегда связана с общественными местами: клубами, теа-
трами, вечеринками, в которых никто не замечает, что происходит.
А все потому, что именно это я представлял во время своего первого
оргазма.
– Ты должен на это взглянуть, – сказал я своему девятилетнему
брату на следующий день. – За мной.
Он прошел за мной в ванную, я спустил шорты и повернулся
так, чтобы когда я кончу, сперма попала в унитаз, и я ничего не за-
пачкал. Затем я взялся за дело.
До этого я никогда не думал, что мое тело способно вырабаты-
вать что-то помимо пота и слез, и это что-то не является испражне-
нием. Я был горд собой. Наконец, я стал взрослым.

ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ
Я просыпаюсь рядом с Джиной. Она заехала ко мне после ночи
работы барменом, чтобы по-быстрому перепихнуться. Но на часах
было 03:00 и, помимо того, что я устал, у меня не было ни малейше-
го желания. Она приняла это на свой счет.
– Ты, вроде как, выше всего этого, да? – услышал я утром.
– Что ты имеешь в виду?
Конечно, я отлично понимал, что она имела в виду. Помимо моих
попыток ограничить свои желания, я начал все сильнее отдаляться. 
– Это из-за того, что у нас не было секса? Через 21 день все вер-
нется в норму.
– Дело не в этом. Я люблю тебя, но мне также нужно достаточно
любить себя, чтобы осознать, что ты меня не хочешь.

114
ПРАВИЛО 10

Над кроватью висит картина, которую она нарисовала для меня


в лучшие времена. Она снимает ее и кладет на колени. Я смотрю,
как ее руки дрожат, когда она пытается снять заднюю часть рамки.
Защелки слишком маленькие и неподатливые, чтобы она смогла от-
крыть их своими трясущимися руками.
Все-таки ей удается открыть их и снять заднюю часть рамки.
Вместо того, чтобы достать картину, она берется за подкладку, под-
цепляет ее край и надрывает его. За ней спрятана записка, которую
она, видимо, написала, когда подарила мне эту картину. Я понятия
не имел, что она была там.
Она бросает ее мне в грудь и уходит. Я поднимаю записку и читаю:
«Когда-нибудь, когда ты будешь готов, ты станешь отлич-
ным мужем для той единственной. Ты станешь превосход-
ным отцом для миленьких маленьких Нилов. Когда-нибудь
ты сделаешь мне больно. Но я всегда буду любить тебя».
Мое лицо покраснело, меня бросило в жар, и внезапно из глаз по-
текли слезы.
Я буду скучать по ней. И всегда буду преисполнен уважения:
этим гамбитом с рамкой для картины она показала, что является
мастером разрывать отношения.

ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ
Завтра я, наконец, увижу Кимберли. В то время как мои другие
отношения развалились, с ней все было нормально. У меня было
ощущение, словно мы когда-то уже встречались, спали, катали друг
друга на тележках из супермаркета. Иногда мне даже кажется, что
я люблю ее, но я знаю, что это всего лишь смесь влечения, одержи-
мости и любопытства. Уверен, она испытывает ко мне то же самое.
По крайней мере, я так думал до тех пор, пока она не позвонила,
чтобы сообщить мне, что ей пришлось согласиться на работу ас-
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
систентом продюсера в Майами, поэтому на не сможет приехать в
Нью-Йорк.
– У меня нет выбора, – стала оправдываться она. Я впервые слы-
шал, чтобы в ее голосе были враждебные нотки. – Мне очень нужны
деньги. Сейчас на счету в банке у меня всего 13 долларов.
Я был раздавлен. Я настолько свыкся с мыслью о том, что встре-
чусь с Кимберли в Нью-Йорке, что не мог представить себе поездку
туда без нее. Я попытался сказать ей об этом.
– Не надо, – перебила она. – Я ничем не могу помочь.
– Я вовсе не расстроился, – расстроено сказал я. – Про-
сто это действительно неожиданно. Но это не конец све-
та. Может быть, приеду к тебе в Майами после Нью-Йорка.
– Возможно, я исчезну на несколько дней, – сказала она, и ее злость
растаяла в слезах. – Мне просто нужно подумать о нас.
Чем больше мы говорили, тем более эмоциональной она стано-
вилась.
– То есть ты не едешь в Нью-Йорк, и при этом не хочешь встре-
чаться в Майами? – Я чувствовал, словно об мое сердце потушили
сигарету. – Я должен знать, увидимся ли мы когда-нибудь?
– Из-за тебя я плачу! – она стала на меня кричать. Я имел дело
с эмоциями: логика здесь была бесполезна, а злоба контрпродук-
тивна. И это привело к фрустрации, паранойе и страдании каждой
клеточки моего тела, которая желала завтра же закончить Тридца-
тидневный Эксперимент и начать романтические отношения.
– Если тебе нужно исчезнуть, – я начал давить, – тогда назови
мне точный день, когда мы, наконец, сможем увидеться, чтобы я
мог чего-то ждать. В противном случае, все это были лишь вообра-
жаемые отношения.
– Воображаемые отношения? – похоже, я опять сказал что-то не
то. – Я ужасно хотела с тобой увидеться, и ты знаешь об этом. Мне
хотелось стать твоей девушкой. – Она всхлипнула, а затем ударила
меня по больному. – Не надо меня винить. Ведь это ты даже по теле-

116
ПРАВИЛО 10

фону являешься импотентом.


Лежа на полу в спальне в чуть более приподнятом настроении
после того, как повесил трубку, я кое-что осознал: мои яйца сегодня
не болели. Похоже, я пережил стадию боли.

ОДИННАДЦАТЫЙ ДЕНЬ
На следующий день я поехал в аэропорт Лос-Анджелеса, чтобы
сесть на самолет в Нью-Йорк. В то же самое время Кимберли ехала
в аэропорт Джона Кеннеди, чтобы сесть на самолет в Майами. Ни
один из нас не сомкнул глаз той ночью. Все это время мы спорили,
демонстрируя свои не самые лучшие стороны. И сейчас мы пишем
друг другу самые омерзительные слова прощания «Счастливой тебе
жизни».
В самолете я полностью подавлен. Сонный и небритый я сижу,
обхватив голову руками и прокручиваю в сознании весь наш раз-
говор, сожалея обо всех гадостях, что наговорил и размышляя о
том, намеренно ли Кимберли разрушила наши отношения. Воз-
можно, она не хотела встречаться, потому что боялась разоча-
ровать меня или же разочароваться во мне. А может она никогда
всерьез и не думала о том, чтобы встречаться, потому что в Май-
ами ее ждал парень, или она просто развлекалась знакомствами
по телефону, или в MySpace у нее была ненастоящая анкета, а на
самом деле она выглядела, как защитник в американском футболе.
Но ни одна из этих догадок не снижала сердцебиение. Никогда бы
не подумал, что могу испытывать подобное к той, с кем никогда не
встречался.
Пустая постель в номере выглядит как приговор. Я провел мно-
жество ночей, представляя, как мы лежим здесь с Кимберли, впер-
вые видим друг друга голыми, воплощаем в жизнь все наши теле-
фонные фантазии, принимаем ванну со свечами, а потом забираемся
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
под одеяло и болтаем до тех пор, пока не уснем в руках друг друга.
Чувствую себя полным дураком из-за того, что доверял ей, что уму-
дрился влюбиться в нее, что провел столько часов, строя по теле-
фону будущее, которое никогда не наступит. И она об этом знала.
Интересно, насколько моя влюбленность к Кимберли была вызвана
Тридцатидневным Экспериментом, заместившим одну страсть дру-
гой.
Я решил пойти в ее любимый клуб Амалия, чтобы найти там
кого-то, похожую на нее. Вместо этого я познакомился с Люси – мо-
лоденькой толстенькой бразильянкой, которая шепелявила и носила
черное платье на несколько размеров меньше. Она не увлекалась
ни гаражным роком шестидесятых, ни тележками из супермаркета.
Она ходила за мной по всему клубу и прикасалась ко мне при каж-
дой возможности. Не слишком думая о последствиях, я заявил ей:
«Пожалуй, надо взять одну из этих девушек вместе с нами и пойти
ко мне домой».
Это прозвучало достаточно самонадеянно, и я ожидал получить
в ответ что-то вроде «А с чего ты решил, что я к тебе поеду?»
Вместо этого я получил: «Думаю, надо взять еще пятерых».
– Кто тебе больше нравится?
Она указала на высокую худую девушку с бледной кожей, тем-
но-рыжими волосами и большими зубами.
Спустя два часа в моей постели больше не одиноко. Люси взяла мой
ноутбук и включила на нем видео Шакиры. Затем она встала и начала
выписывать бедрами круги в воздухе. Высокая девушка Мэри, которая
оказалась актрисой второго плана, легла на живот и стала любоваться
танцем. Когда он закончился, она уже была на спине, и мы целовались.
Каждый раз, когда я целовал или кусал ее шею, Мэри бросало в
дрожь и ее тело покрывалось мурашками. Так продолжалось до тех
пор, пока она вдруг не заявила мне: «Я хочу увидеть твой член».
Надо сказать, меня несколько ошарашила подобная прямота. Ка-
залось, что она не столько завелась, сколько просто решила сыграть

118
ПРАВИЛО 10

роль.
– Раздевайся, – приказала она. – Хочу его увидеть.
Спустя пару секунд я уже был голый, в то время как на них обе-
их еще оставались платья. Без одежды и без особого желания я чув-
ствовал себя неловно. Скучаю по Кимберли.
– Я хочу, чтобы ты трахнул сиськи Люси.
Когда тебе есть чем заняться, это хоть как-то спасает. Люси лег-
ла к нам на кровать и стянула с себя футболку. Я стал перед ней на
колени, засунул член между ее грудей, сжал их и начал скользить
вверх и вниз. Это выглядит так же несексуально, как и звучит.
– Мне нравится, как ты трахаешь ее сиськи. Я хочу, чтобы ты на
них кончил.
После этих слов я потерял остатки возбуждения.
– Я должен сказать вам кое-что.
Они обе напряглись, ожидая худшего.
– Да нет, не то, что вы подумали.
После того, как я рассказал им про Тридцатидневный Экспери-
мент, мы снова начали дурачиться. Но все изменилось. Вскоре Мэри
собрала свои вещи и ушла, а Люси уснула, когда я был в ней.
В любом случае это был не самый худший секс втроем, да и мне
было плевать. Я нахожусь за гранью желания. Но не за гранью оди-
ночества.
Когда я потянулся к столику, чтобы проверить телефон, я заме-
тил смс от Кимберли. Сердце защемило. Я испытал целую гамму
чувств: возбуждение, тревогу, любопытство, страх, а после того, как
прочитал «Тебе можно позвонить?» – облегчение.
Осторожно, чтобы не разбудить Люси, которая лежала голая,
раскинув ноги, я натянул джинсы, футболку и на цыпочках вышел
в коридор. Рядом с лифтами был оконный выступ, я залез на него и
набрал Кимберли.
– Привет, – сказала она.
Обожаю ее голос. Словно звук гравитации, всасывающий меня в
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
ее мир. Не думал, что когда-нибудь еще ее услышу.
– Рад, что ты написала, – я подумал было сказать, что хотел бы,
чтобы она была здесь, но решил, что это ее расстроит. – Извини,
что я так остро среагировал. Просто мое сердце уже настроилось на
встречу с тобой.
– Как и мое. Я правда думала, что мы будем вместе, как… Ну
знаешь, как это обычно бывает. Но вчерашняя ночь все изменила. Я
увидела твою другую сторону.
– Да, понимаю. Думаю, наши отношения дошли до пика, кото-
рый вообще возможен по телефону, поэтому они пошли вниз.
Следующий час мы потратили на то, чтобы вернуть все на свои
места. Наконец, нам это удалось.
– Я хотела бы быть сейчас рядом с тобой, – прошептала она.
Несколько мгновений спустя в моих джинсах стало тесно.
– Я представляю, как ты трахаешь мое лицо. Берешь меня за
волосы и насаживаешь так глубоко, как это возможно. А потом тя-
нешься к моей заднице и засовываешь палец внутрь.
Не уверен, что это возможно, но это заставило снова ощутить
себя тринадцатилетним подростком, который ворует у отца жур-
налы Пентхаус. Я расстегиваю пуговицу на джинсах и засовываю
руку внутрь.
Я представляю себе ночь, как все должно было произойти. Она
здесь, в моем номере, бледное тело на мятых простынях, пухлые
губки, покрасневший подбородок от бесконечных поцелуев, бедра,
влажные от…
Я слышу шум лифта, смех людей. Но не останавливаюсь. Я чув-
ствую себя уязвимым. Давление растет, тело распадается на куски.
Влажные от… Этой ночью я должен был закончить Эксперимент,
должен был ударить молотком по тюбику с зубной пастой. Бедра,
влажные от…
Я вхожу в нее... И не могу остановиться... Должен остановить-
ся... Но не могу... Она кончает... Я кончаю...

120
ПРАВИЛО 10

Я смотрю, как сперма выходит из меня. Она не разлетается во


все стороны, как я ожидал (и даже надеялся). Она просто вытекла и
образовала большую лужицу, как в мой самый первый раз. Отличие
было только в том, что я не фантазировал об общественном месте,
а находился в нем.
Волна облегчения обволакивает каждый нерв моего тела, глаза
наполняются слезами радости, а в голове взрывается фейерверк.
– Ты кончил? – спрашивает она.
– Да, – я уже испытываю чувство вины, не столько из-за мастур-
бации, сколько из-за того, что не прошел даже половины Экспери-
мента.
– Не могу поверить, что мне понадобилось столько времени,
чтобы ты, наконец, это сделал.
Она замолчала, и я слышу, как она втягивает воздух. Она закури-
ла после секса.
– У меня из-за тебя развился комплекс. Мне казалось, что я недо-
статочно хороша. Что я не могу завести этого мужчину, в то время
как он мне дарит столько оргазмов.
Я понял, что нужно заканчивать. Что я и сделал. У нас были
практически полноценные отношения по телефону: мы познакоми-
лись, влюбились друг в друга, начали встречаться, занялись сексом,
поругались и расстались. И все это без единой встречи. А сегодня
был финальный секс.
Очевидно, что мы никогда не встретимся. Как и идея продер-
жаться тридцать дней без оргазма, отношения были всего лишь не-
сбыточной мечтой.
Перед сном я позвонил Кристал в Лос Анджелес. Она отлич-
но переживала Эксперимент: ни боли, ни волнения, ни влечения к
мультяшным персонажам. Но она ведь противоположного пола.
Я рассказал ей о том, что мне дал Эксперимент: я меньше уста-
вал в течение дня, привлекал больше женщин и определенно сэко-
номил на салфетках. А потом я рассказал ей об обратной стороне: я
ЗОНА КОМФОРТА- ЭТО ВРАЖЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ
облажался. Пока Кристал меня утешала, я подумал, что в сущности
изначально настроил себя на провал. Я словно сел на диету и каж-
дый день зависал в Баскин-Роббинс.
Буддисты правы. Мной руководит желание. Большую часть дня
я трачу на него. Когда я не трахаюсь, я нахожусь в поиске. Когда я
никого не ищу, я фантазирую. В своем сознании я занимался сексом
с десятками тысяч женщин. И теперь, когда Эксперимент закончил-
ся, я могу вернуться к ним. Вот он – парад невинности. Покачи-
вая бедрами, студентка блуждает по рядам супермаркета. На пере-
крестке стоит секретарша. Девушка из реалити-шоу сидит в ванной.
Зажигающие девочки. Мама Картмана. Кимберли. Если я не могу
заниматься сексом с ними в реальной жизни, я буду делать это в во-
ображении.
Я одержим.
Я мужчина.

122
ПРАВИЛО 11

ПРАВИЛО 11
НИКТО НЕ МОЖЕТ
ВЫИГРАТЬ В ОДИНОЧКУ

I.
Любовь – это бархатная клетка.
Именно об этом я думаю, пока Дана скачет на мне. У нее блестят
глаза, и губы вытянуты в легкой улыбке. Ей незачем говорить этого,
но она все-таки это делает.
– Я люблю тебя.
А затем я чувствую, как вокруг меня вырастают стенки клет-
ки. И сделаны они из бархата. Физически я могу из нее сбежать,
но не эмоционально. Так что на практике этот бархат оказывается
во много раз плотнее, чем железо. Через железные прутья хотя бы
можно просунуть голову.
Она смотрит на меня в ожидании ответа. Но я не могу ниче-
го ответить. Я делаю все возможное, чтобы не закрыть глаза. Мне
хочется спать. Хочется, чтобы она с меня слезла. Ее эмоции стали
моей ношей. Один неверный взгляд, слово или жест – и я попался.
Она лежит голая на мне, и ее глаза ищут что-то в моих. Даже не
найдя любви, она все равно будет надеяться. И я попался в эту бар-
хатную клетку.
НИКТО НЕ МОЖЕТ ВЫИГРАТЬ В ОДИНОЧКУ
II.
– Если мне позвонит еще одна из твоих гребаных шлюх и будет
бросать трубку, – выпаливает Джилл, – я убью ее.
– Ты о чем? – когда я подходил к ее двери, я и не догадывался, в
каком она расположении духа. – Кто что натворил на этот раз?
– Мне звонила одна из твоих шлюх, – заорала она. – Она сказала,
что ошиблась номером, а затем бросила трубку.
– А тебе не приходило в голову, что кто-то действительно про-
сто ошибся номером?
– О нет, она знала, – воскликнула Джил. – Она знала, что это я.
Вот сука.
Я вышел, сел в машину и поехал по Pacific coast highway. Джилл
так часто приходила в бешенство из-за «шлюх», с которыми я яко-
бы спал, что у нее практически шла пена изо рта. Мне нужно было
вернуть свою жизнь.
Я часто говорил девушкам, что раз уж отношения – это воронка,
то мне нужна та, которая пойдет со мной к ее широкой части. Одна-
ко, раньше я не осознавал своей ошибки: все воронки направлены
внутрь себя.

III.
Роджера можно унюхать за квартал. Он спит на бостонских ули-
цах и орет на фонарные столбы. Ребята из книжного магазина, ко-
торые ухаживают за ним, рассказали мне, что в 17 лет Роджера хо-
тели взять в высшую лигу по бейсболу. Но однажды кто-то решил
пошутить и вылил кислоту ему в пиво. С тех пор он очень сильно
изменился.
В конце шестидесятых Роки выпустил рок-н-ролльных хит. За-
тем его обвинили в организации притона, и чтобы не попасть в
тюрьму, он сослался на безумие. Он был отправлен в лечебницу, где

124
ПРАВИЛО 11

его сознание окончательно расплавилось после нескольких лет ле-


чения электрошоком и торазином. В 1981 он дал показания о том,
что его телом управлял марсианин. В возрасте 44 лет, будучи мен-
тально и физически уничтоженным, он был отдал под опеку своему
младшему брату.
Когда моей бабушке исполнилось 70, у нее был удар. После этого
ее сознание вернулось к 32-летнему возрасту. Она больше не узна-
вала ни меня, ни моего брата, и каждый день ждала, что ее мама
позвонил из больницы. В действительности ее мама умерла в боль-
нице 40 лет назад.
Всех нас с реальностью связывает лишь очень тон-
кая нить. И я больше всего боюсь, что она когда-нибудь не
выдержит, и я кончу как Роджер, Роки или моя бабушка.
Правда, в отличие от них, за мной никто не будет ухаживать.
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ

ПОСЛЕСЛОВИЕ

– Довольно циничная концовка, тебе так не кажется?


– Я бы не сказал, что она циничная. Скорее, грустная. Или страш-
ная.
– Думаешь, я стал бы жалеть тебя после того, как ты так обошел-
ся со всеми этими женщинами?
– Это самое последнее, что бы я ожидал, тем более от тебя.
Годы прошли, а сцена так и не изменилась. Казалось, что ни про-
дюсер, ни его слуга, ни собака ни капли не постарели. Он был чело-
веком привычки. И одной из его привычек было указывать на несо-
ответствия в моих мыслях.
– То есть вся идея заключается в том, что ты себя жалеешь?
– Скорее в том, что я запутался. Эти истории я написал после
того, как дважды потерпел неудачу в отношениях. Потом я общался
со многими мужчинами и женщинами, которые в браке чувствовали
себя несчастными или загнанными в тупик. Я всего лишь хочу при-
нимать правильные решения в жизни.
– Я понимаю, – он отложил книгу на край одеяла, словно мерз-
кую картинку, нарисованную школьником. – Так что случилось с
твоими последними отношениями?
– Мне кажется, женщины развили определенную схему поведе-
ния, которая заставила меня усомниться в целесообразности отно-
шений с ними до конца наших дней.
– Полагаю, ты никак не пытался повлиять на развитие этой схе-
мы поведения?

126
ПОСЛЕСЛОВИЕ

Я опять подвел разговор к его высокой морали.


– Конечно, пытался. Но в этом должны участвовать двое.
– И теперь ты решил навсегда остаться одиноким и несчастным?
– Я просто слишком много вложил в прошлые отношения.
– Что же именно ты делал?
– Я был честным. Был верным. Я порвал со всеми женщинами,
с которыми встречался раньше. Я не обманывал, не флиртовал за их
спиной.
– И так ты пытался построить успешные отношения? Путем пре-
кращения отношений с другими? Да это все равно, что сказать, что
ты просто залазил в воду, когда хотел научиться плавать. Это ведь
само собой разумеется.
За окном солнце постепенно скрывалось за океаном.
– Ты хоть раз задумывался над тем, что на самом деле ни разу не
пытался?
– Что ты имеешь в виду?
Слуга поставил перед ним чашу с вишней, а затем зажег арома-
тическую палочку с ладаном. Я чувствовал, что он загоняет меня в
ловушку.
– Ты очень много сил уделил изучению игры. Ты прочел все име-
ющиеся книги, ездил по миру, знакомился с тренерами и в течение
нескольких лет делал огромное количество подходов, чтобы отто-
чить свое мастерство.
– Кажется, я понимаю, на что ты намекаешь.
– И на что же?
– Что я должен учиться отношениям точно так же, как учился
игре.
Медленно и торжественно он сорвал вишню с черенка.
– В конечном счете, тебе придется сделать выбор. И он заклю-
чается в следующем: Хочешь ли ты найти женщину, с которой про-
ведешь всю свою жизнь и заведешь семью? Или же ты хочешь всю
жизнь отдаваться на волю своих импульсивных желаний и прожить
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ
жизнь, полную сексуальных приключений и отношений разной дли-
тельности до тех пор, пока сможешь?
– Довольно скудный выбор.
Он бросил вишню в рот и удовлетворенно уселся на софу. Когда-
то я думал, что его медленные жесты и демонстративное спокой-
ствие были искусственными и служили для создания образа одухот-
воренности. Но с недавних пор я стал завидовать его спокойствию
сознания.
– Ладно. Предположим, я решу остаться с кем-то до конца дней,
– продолжил я. – Ты имеешь в виду, что я тогда должен целенаправ-
ленно идти к отношениям и тратить на них всю энергию, что я ис-
пользовал на соблазнение женщин?
– Да.
– Да и?.. – он специально тянул.
– И вся сложность заключается в том, что нужно найти ту, кото-
рая будет не только любить тебя в ответ, но и готова работать над
этим проектом.
– Сказать куда проще, чем сделать. Как я узнаю, что нашел под-
ходящую девушку?
– С ней ты со временем будешь сближаться, а не отдаляться.
Многие люди совершают ошибку, пытаясь отстаивать свои принци-
пы в отношениях. Моя цель – это долгосрочное счастье. И я прини-
маю те решения, которые не разрушат эту цель. Даже если в обмен
приходится отдавать свободу.
– Мужик, это звучит пугающе, – мне не нравится, когда он по-
беждает. Мне не нравится, когда в ответе есть слово «работать». И
мне не нравится, что нужно принять решение, которое закроет две-
ри к другим возможностям.
– Или же захватывающе. Когда ты чему-то учишься, сначала
тебе очень сложно, перед тобой множество обстоятельств, но, в кон-
це концов, ты овладеешь этим умением. А затем ты ощутишь такой
прилив сил и уверенности, какой никогда не получишь от секса на

128
ПОСЛЕСЛОВИЕ

одну ночь или от групповух.


– Может это и так, но одну проблему мы еще не разрешили.
Он стал внимательно слушать. Он специализировался на разреше-
нии проблем.
– Что если после нескольких лет отношений я почувствую зов
природы и захочу с кем-нибудь переспать? Как мне контролировать
это, или хотя бы не обижаться на нее за то, что из-за нее я теряю
возможности?
– Так, – терпеливо сказал он. – Тебя волнует, как это повлияет на
тот проект, которому ты посвятил свою жизнь. Когда люди работа-
ют в банке, они, как правило, не воруют деньги. Хотя им и нужны
деньги, куда больше они ценят свое будущее.
В течение нескольких лет я брал интервью у мужчин, которые
находились в длительных отношениях. Многие из них поддались
зову природы и просто спали с другими за спиной своей девушки.
Но это ведет лишь к разрушению. Даже если она никогда не узнает,
то чувство вины, скрытность и ложь рано или поздно уничтожат су-
ществовавшую когда-то любовь. Честной альтернативой являются
открытые отношения. Однако, у пар со свободными отношениями я
не видел не только избавления от проблем, но и любви. Они просто
зависели друг от друга.
Конечно, есть и другие варианты.
– Я мог бы попробовать свинг или найти бисексуальную девуш-
ку.
– Пожалуй, если ее это устроит, то ты мог бы это попробовать.
– Он замолчал и потер подбородок. В его глазах мелькнула ис-
кра.
– Но сначала ты должен кое-что узнать.
– Что именно?
– Когда я перечитывал нашу с тобой беседу, я кое-что понял, – он
сделал глоток воды. Я понимал, что сделал он это не из-за жажды,
а из-за уверенности в том, что его следующие слова раскроют мою
ВЛЕЧЕНИЕ НЕ ПОДДАЕТСЯ КОНТРОЛЮ
глупость.
– Идея вовсе не в том, чтобы владеть пирогом и съесть его. По-
словица звучит иначе: Ты не можешь съесть пирог и сохранить его.
– Я не совсем понимаю.
– Это значит, что ты должен быть счастлив, что имел возмож-
ность испытать радость от пирога. Так что прекрати смотреть на
него и переживать по поводу того, что ты можешь его лишиться –
просто насладись им. В конце концов, пироги ведь существуют для
того, чтобы их есть.
Иногда я его ненавидел. За то, что он был прав.

130
Перевод:
Александр Мартынов
(Xandrick)

http://vkontakte.ru/id14531/ | http://xandrick.livejournal.com/ | http://deliri.ru/

Дизайн, верстка:
Дмитрий Якушев
(Сенсей)

http://vkontakte.ru/id2021163/ | http://hermot.livejournal.com/