Вы находитесь на странице: 1из 10

1

ЛЕКЦИЯ V
ЗАКОНАМЕРНОСТИ НАРОДОНАСЕЛЕНИЯ В
РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ
При разложении родоплеменного строя рабовладение появляется почти
всюду вначале в форме семейного или патриархального рабства, однако и
такое рабство уже включало в себе зародыши всех противоречий
рабовладельческого общества.
На более поздних этапах развития рабовладение получило
распространение в Египте и Сирии, в Финикии и Древней царстве и Иране, в
Древней Индии и Древнем Китае, Греции и Риме. Однако время становления
рабовладельческих отношений было в разных областях различным, а рабство
далеко не везде играло одинаковую роль в экономике и в социально-
классовой структуре государств того времени. Наиболее значительна была
роль рабства в странах античного мира – в древнегреческих государствах и в
Древнем Риме, которые обычно и рассмотрев как классические примеры
рабовладельческой формации.
В некоторых древнегреческих полисах, например в Афинах, рабы
составляли значительную часть населения и представляли собой основную
производительную силу в сельскохозяйственном производстве, ремесле и
других отраслях.
Почти все основные проблемы народонаселения рабовладельческой
эпохи прямо или косвенно вызывались и определялись системой рабства.
Данное положение остается в силе для анализа закономерностей изменений
условий труда и жизни класс этой эпохи, какими бы специфическими
чертами развития общественной жизни ни отличались те или иные страны.
Останавливаясь вначале на особенностях рабовладельчества, отметим, что
само возникновение рабства как формы социальных и производственных
отношений, при которых рабовладелец имеет право полностью
распоряжаться не только трудом, но и самой жизнью эксплуатируемых
рабов, было обусловлено достижением такого уровня развития
2

производительных сил, который обеспечивал получение прибавочного


продукта.
Расходы на содержание раба в целом, как правило, были меньше, чем
давало использование его труда.
Раб считался «купленной вещью», «одушевленным орудием», «телом»
имеющим естественные движения, но не имеющим собственного разума.
Аристотель в «Политике» писал, что «раб является, в известной степени,
одушевленной частью собственности, как и вообще в мастерских всякий
мастеровой, как орудие, стоит впереди других инструментов». Иными
словами, хозяин для раба – это душа и разум его тела, а вся наука для раба
состоит, по Аристотелю, в подготовке к беспрекословному выполнению всех
служебных обязанностей. Положение раба в обществе, взгляд на него как на
«говорящее орудие» - все это определяло и характер обращения с ним
рабовладельцев. «Удары, при помощи которых воспитывали животных,
служили для воспитания и раба» - подчеркивал Валлон.
Колумелла в дошедшей до нас работе о сельском хозяйстве говорил о
стремлении рабовладельца обеспечить непрерывный труд раба путем
одобрения его ласковым обращением (в том случае рабом легче переносить
их непрерывный труд). Но тут же он замечал, что «у предусмотрительного
хозяина должно быть в обычае посещать рабов, заключенный в эргастуле,
дабы лично убедиться, хорошо ли они закованы, тщательно ли охраняется
самое место заключения и достаточно ли оно надежно, не заключил ли вилик
в оковы или не выпустил ли кого нибудь без ведома господина».
Длительный период в истории раннерабовладельческих государств
миграции был результатом войн, которые эти государства вели с
окружающими их народами с целью захвата рабов. Поскольку взятые в плен
уводились в рабство, такие переселения больших масс людей носили
односторонний характер – от рабовладельческой периферии к ее центрам.
О масштабах такого рода переселений можно судить хотя бы на
основании следующих данных. Еще на исходе IV или в самом начале III
3

тысячелетия до н.э. объединитель Египта Мина, разгромив Северное


Египетское государство, взял 120 тыс. пленных, превращенных в рабов.
Аменхетен II (1491-1465 гг. до н.э.) в результате похода в Палестину и
Сирию, угнал в рабство более 100 тыс. человек. Ассирийский царь Саргон II
разгромив Израиль, взял в плен 20 тыс. человек, проникнув в глубь
государства Урарту, заняв город Мусасир, взял пленным свыше 20 тыс.
человек. Синахериб, взяв в 702 г. до н.э. Вавилон увел в плен более 200 тыс.
человек, не считая тех пленных, которые достались на долю отдельных
ассирийских воинов.
Развитие товарно-денежных отношений в раннерабовладельческих
государствах способствовало организации факторий и колоний на
перекрестке важных торговых путей в других странах. Великая греческая
колонизация, как ее обычно называют, происходила в VIII-VI вв до н.э.
Правда, некоторые колонии были основаны и позже, но именно в это время
она носила массовый характер.
О ее причине написано много. Обычно люди, желающие ехать на
новые места, объединялись и выбрав руководителя то есть ойкиста,
отправлялись на кораблях основывать колонию. Приходилось испытывать
ряд трудностей: морские бури, подозрительное, а иногда и враждебное
отношение местных племен и др. Но зато колония, которую основывали,
была совершенно самостоятельным городом-государством.
Колонизация сначала шла по берегам Средиземного моря, на
Пиренейский полуостров, на северные берега Африки, а затем на северные
берега Эгейского моря, в Мраморное и Черное моря. На территории
Северного Причерноморья также было основано много греческих колоний:
Тира, Ольвия, Керкинитида, Херсонес, Пантикапей; на Кавказском
побережье: Фанагория, Кепы, Патрей, Горгиппия, Баты, Питиус,
Диоскуриада, Фасис.
Основание колоний способствовало эллинизации разных племен и
народов.
4

Фукидид о причинах эллинской колонизации писал «…В Аттике же


при скудности ее почвы очень долго не было гражданских междоусобиц, и в
этой стране всегда жило одно и то же население. И вот одно из важнейших
проявлений того, что в других областях Эллады из-за переселений число
жителей возрастало неодинаково по сравнению с Аттикой: самые
могущественные изгнанники из всей Эллады стекались в Афины, где они
чувствовали себя в безопасности. Получая права гражданства, эти
пришельцы настолько увеличили уже с древних времен население города,
что афиняне впоследствии высылали поселения даже в Ионию (западное
побережье Малой Азии) поскольку сама Аттика была недостаточно обширна,
чтобы вместить такое множество народа. Лишь постепенно, на протяжении
долгого времени установилось прочное спокойствие, так как насильственные
переселения прекратились и эллины стали высылать колонии в заморские
страны…».
Продолжая Фукидид пишет: «…Так афиняне заселили Ионию и
множество островов, Италию же и Сицилию - большей частью
пелопоннесцы, так же как и некоторые области в остальной Элладе. Все эти
поселения были основаны уже после Троянской битвы».
Целая сеть постоянных факторий и колоний была, например, основана
еще в середине III тысячелетия до н.э. выходцами из Шумера и Аккада в
различных районах Месопотамии. Одной из таких факторий на правом
берегу Тигра обязан своим возникновением город Ашура будущая столица
Ассирии. Выгодное положение Ашура на скрещении торговых путей вызвало
также оседание здесь поселенцев и из других мест, помимо Вавилонии.
Продолжая освоение торговых путей, Ашур в свою очередь основывает
целый ряд факторий и колоний в Каппадокии, в Южной и Центральной части
восточной Малой Азии.
Подобный характер имели колонии Египта и Финикии, которая была
расположена в центре торговых путей Передней Азии и вообще всего
древневосточного общества.
5

Сравнивая масштабы переселений в связи с угоном людей в рабство с


масштабами переселений при организации торговых факторий и колоний,
последние следовало бы характеризовать как микромиграции. Такие
миграции отличались и тем, что они носили сравнительно мирный характер.
Это были тоже односторонние миграции, только не от рабовладельческой
периферии к ее центрам, а наоборот, от центров на периферию.
До поры до времени войны которые вели раннерабовладельческие
государства с другими народами, имели своей целью только захват рабов и
грабеж. Присоединение территории и подчинение населения для
систематический эксплуатации на месте не являлись целью таких войн. В
любом случае после единовременного угона некоторого числа людей в
рабство и захвата добычи победители облагали побежденных данью, в
которую входили и рабы.
Включив завоеванную территорию в состав своего государства или
предоставив ее населению известную политическую самостоятельность,
победители присваивали, следовательно, часть прибавочного продукта,
которую местные эксплуататоры вынуждены были им уступить.
Нередко, однако, дань была настолько большой, что даже захватывала
часть необходимого продукта. Для предотвращения неизбежных в таких
случаях восстаний завоеватели насильственно переселяли в свою страну или
в другой район значительную часть населения.
Так, в 743 г. до н.э. ассирийский царь Тиглат-Паласар III захватив
государство Арпад (в Сирии), переселил с завоеванной территории 73 тыс.
человек.
Обычно принудительному переселению подвергались знатные лица,
торговцы, ремесленники, но также и другие слои населения, среди которых,
вероятно всего, могли возникнуть сепаратистские настроения. Не следует
смешивать такого рода переселения с угоном в рабство Ассирийцы,
например, выводили население в организованном порядке, переселенцам
6

разрешалось брать с собой часть домашнего скарба и тех членов семьи,


которые могли вынести тяготы перехода.
Переселенцы в Вавилонию не только сохранят личную свободу, но на
новом месте смогли свободно избрать себе род занятий, им даже разрешалось
обзаводиться рабами.
Вот почему нередко, добившись известного материального
благополучия, некоторая часть таких переселенцев не возвращалась на
родину, даже если представлялась такая возможность.
Чаще всего на новом месте в течение известного времени они
сливались с коренным населением. Однако известны случаи, когда
переселенцы длительное время сохраняли свои национальные черты и жили
сравнительно обособленно.
Вавилоняне обычно организовывали такого рода переселения, которые,
по нашему мнения, возможно назвать переселениями, вызванными военно-
политическими соображениями, в одностороннем порядке. Ассирийцы
обычно такого рода переселения организовывали в двустороннем порядке,
переселив население с какой-то территории в другой район, они заселяли
опустевшую территорию переселенцами из других областей.
Своеобразные черты имела односторонняя – от центра на периферию –
миграция финикийцев, представлявшая собой постоянную их эмиграцию за
пределы своих городов-государств, в основе которой лежали политические
соображения внутреннего порядка и которая представляла выселение из
страны относительно избыточного населения, образующегося при
распространении труда свободных людей, т.е. в условиях не развившего еще
до его высших форм рабовладельческого хозяйства.
С развитием рабовладельческого строя в городах стали скапливаться
массы свободного населения, лишенные средств, политически бесправные,
но вследствие своей численности и концентрации представлявшие собой
силу, с которой имущим приходилось считаться. Численность этой части
населения росла не только вследствие естественного прироста, но и в
7

результате разложения общинной собственности на землю и превращения ее


в частную собственность, в результате чего обедневшие общинники шли в
город. Выход был найден в колонизации.
Не без основания В.В.Струве писал: «Финикия- первое из известных
нам обществ, практиковавшее в широких размерах колонизацию, причины
которой крылись во внутреннем строе финикийских городов-государств.»
Так, первые финикийские колонии были основаны еще во II
тысячелетии до н.э. на острове Кипр, откуда финикийцы вывозили медь.
Затем были основаны колонии на Родосе, на Мальте, в Сицилии, в Сардинии,
на Балеарских островах, на южном берегу Франции, на побережье Испании и
т.д.
Карфаген постепенно превратился в большое и сильное государство,
которое развило широкую колонизаторскую деятельность. Колонизация,
которую осуществлял Карфаген, способствовала тому, что он превратился в
крупный центр посреднической торговли и нуждался в многочисленных
опорных пунктах в странах Средиземноморья.
Все же для Карфагена, как и для Финикии, главными причинами
колонизации были факторы внутреннего порядка.
«Хотя строй Карфагенского государства и отмечен олигархическим
характером, однако карфагеняне удачно спасаются от возмущения со
стороны народа тем, что…они постоянно высылают определенную часть
народа…-писал Аристотель – Этим карфагеняне вручают свой
государственный строй и придают ему стойкость.»
Развитие рабовладельческого способа производства до его высших
форм в Греции и Риме способствовало продолжавшими несколько столетий
миграциям самого различного характера. К числу таких миграций относится
прежде всего переселения взятых в плен и предназначенных для продажи в
рабство больших масс людей из окружавшей Грецию и Рим
первобытнообщинной периферии и менее развитых рабовладельческих
обществ, с которыми воевали эти государства.
8

По существу и по форме такие переселения не отличались от тех,


которые проводили раннерабовладельческие государства. Изменились только
их масштаб. Если египтяне, ассирийцы, вавилоняне угоняли в рабство
тысячи и десятки тысяч людей, то греки и в особенности римляне – десятки,
сотни тысяч и даже миллионы. Так, за все время военных операции в Галлии,
т.е. менее чем за 10 лет Цезарь пленил свыше 1 млн. человек.
О количестве рабов, непрерывно притекавших в Грецию и Рим, можно
судить хотя бы по оборотам невольничьего рынка на острове Делосе. После
167 г. до н.э. захватив остров, предоставил право беспошлинной торговли, на
Делосе иногда продавалось до 10 тыс. рабов в день. Надо учесть, что Делоса
шло снабжение рабами преимущественно восточного происхождения. Рабы
захваченные в других районах, продавались на других рынках.
Как и раннерабовладельческие государства, Рим также осуществлял и
притом в крупных масштабах массовые принудительные переселения
побежденных народов по военно-политическим соображениям.
Так, при Августе после истребления целого ряда мелких германских
племен остатки их в числе 40 тыс. человек были переселены из-за Рейна на
его левый берег, где можно было не опасаться их восстания против Рима.
Точно так же в правлении Нерона 100 тыс. задунайских жителей были
переселены в Мёзию (территория между нижним течением Дуная и
Балканскими горами).
Исследователи конца XVIII – начала XIX в. (прежде всего французские
ученые Бугенвиль, Сен-Круа, Рауль-Рошетт) пытались извлечь из опыта
греческой колонизации полезные уроки для французских колонизаторов.
Сен-Круа, например, советовал французам следовать, примеру греков,
которые, будучи культурным народом древности, умели укреплять связи с
колониями и на колонизации строить свою экономику. Говоря, что греческая
колонизация создавала барьер, охранявший цивилизацию греков от
окружающего их мира варваров, подчеркивая также ее благотворные влияние
на развитие человечества, Рауль-Рошетт подробно рассматривал
9

конституционные вопросы и религиозные связи метрополии с колониями и


утверждал, что правильная политика греческих государств в этом
направлении обеспечивала верность колоний метрополиям.
Главными причинами греческой колонизации Рауль-Рошетт считал
национальное честолюбие и религию. Другими, второстепенными, по его
мнению, причинами были: избыток населения при малом плодородии почвы,
эмиграция побежденных в политической борьбе, а также торговые интересы
и выгоды земледелия в колониях.
Некоторые историки трактуя греческую колонизацию как этап,
предшествовавший европейской колонизации и качественно с ней
однородным, подчеркивали ее мирный и прогрессивный характер. Так,
например, Курциус, выдвигая на первый план религиозный и
культуртрегерский характер колонизации писал, что она была для греков
священной миссией как служителей Аполлона.
Английский профессор Мир, например, прямо утверждал, что
греческая колонизация VIII-XI вв до н.э. была обусловлена тем, что рост
населения обгонял производство средств существования. Этих же взглядов
придерживался и русский ученый Петрушевский Д.И.
На формирование такого рода концепции, несомненно, повлияли
высказывания Адама Смита: «Все до одного государства древней Греции
обладали очень незначительной территорией - писал он, - и когда население
какого- либо из них возрастало выше того, что могла прокормить эти
территория, часть его отсылалось на поиски нового места жительства в
какой-нибудь отдаленной части света, поскольку наличие воинственных
соседей, окруживших их со всех сторон, делало для каждого из них трудным
делом, заметное расширение территории у себя дома.»
В 80-х годах IV в до н.э. началась колонизация римлян. Но в Риме, где
античный способ производства достиг своего наивысшего развития,
относительное перенаселение образовывалось быстрее и в более широких
масштабах, чем в Греции.
10

Итак, существенные черты закона народонаселения


рабовладельческого строя состоят в следующем:
-Насильственное привлечение к труду путем открытого физического
принуждения подавляющей массы населения – рабов, которые своим же
трудом производят средства своего угнетения;
-Тягчайшие условия рабского труда, полное пренебрежение их
естественными человеческими потребностями обусловливают высокую
заболеваемость и смертность среди рабов, резко сокращая работоспособный
период их жизни вызывают быструю смену поколений.
-Суженное естественное воспроизводство рабов, возрастающее в
период расцвета формации в больших размерах лишь за счет притока новых
рабов из числа военнопленных.
-Вследствие концентрации земельной собственности и хищнической
эксплуатации рабов вытеснение из производства части свободного
населения, представляющих собой слой избыточного населения.
-Соответствующий закону простого воспроизводства сравнительно
медленный рост населения за счет незначительного превышения
рождаемости над смертностью.
-Низкий уровень рождаемости при высокой смертности в результате
прямого (война и террор) и косвенного (чрезмерный труд) физического
истребления больших масс населения.
-Постоянные самого разнообразного характера, связанные с действием
закона простого воспроизводства миграции населения в порядке
вынужденной эмиграции в форме колонизации, являющейся в интересах
рабовладельцев средством уменьшения численности избыточного населения
и проникновения в периферию, а также для укрепления стратегических
позиций на окраинах рабовладельческих государств.
В свою очередь все это создавало предпосылки для перехода от
рабовладельческого к феодальному строю.

Вам также может понравиться