Вы находитесь на странице: 1из 27

Куликовская Битва

Дежурный сотрудник охранны 2 отделения


3 отдела
Начать
мл. сержант Данцевич М.М.
Стороны Конфликта

Куликовская битва 8 сентября 1380 года.

Это сражение между объеденным русским войском, во главе Дмитрия Предпосылки


Донского и темника и беклярбека Золотой Орды Мамая.

Решающая победа русских войск в Куликовской битве


стала важным шагом на пути объединения Руси и Ход сражения
будущему свержению золотоордынского ига.

В России с 1995 года отмечается как День Воинской Славы


Итоги

Источники
Стороны Конфликты
Московское княжество
Великое Княжество Золотая Орда
Владимирское
Московское Княжество
Великое Княжество Владимирское

В условиях, когда не сохранилось ни точных указаний относительно мобилизационного потенциала северо-восточных русских
княжеств, ни войсковых реестров, ни тем более росписи русских «полков» в битве, любые рассуждения относительно численности
войска Дмитрия Ивановича и его союзников будут носить оценочный характер. Однако, обсуждение этой проблемы позволит
определить некоторые рамочные ограничения, внутри которых численность коалиционного войска может быть считаться более
или менее разумной, не фантастической и будет близка к реальной.

В отечественной историографии Куликовской битвы разброс оценок численности русского войска очень велик – от 100-150 тыс.
до 30-50 или даже менее 1 тыс. бойцов.

Так сколько было на самом деле?


Дореволюционная версия.

Дореволюционная историческая наука придерживалась первого значения. Так, Татищев приводит в своей
«Истории Российской» цифру в 400 тыс., Щербатов – 200 тыс, Карамзин полагал, что рать Дмитрия
Ивановича насчитывала «более 150 тысяч всадников и пеших. Столько же дает и Соловьев, который
сравнивает сражение с «побоищем Каталонским, где полководец римский спас Западную Европу от гуннов».

В «слишком 100 тысяч» определял численность рати Дмитрия Ивановича Иловайский. Этой же точки
зрения придерживались и русские военные историки, например, Гейсман и авторы коллективного труда по
русской военной истории «Русская военная сила»
Советская Версия
В советской историографии длительное время господствовала старая оценка численности русского
войска в 100-150 тыс. бойцов. Так полагали, к примеру, авторы коллективных «Очерков истории
СССР», ссылавшиеся при этом на летописные свидетельства, и Лев Черепнин. Этой же цифры много
позже придерживался в очерке «Военное искусство» в коллективном труде «Очерки русской культуры
XIII-XV веков» Борис Рыбаков.

Между тем ещё Евгений Разин в своей классической «Истории военного искусства» пришёл к выводу,
что «общая численность русской рати, вероятно, не превышала 50-60 тыс. человек». Эту оценку
пересмотрел в сторону дальнейшего уменьшения один из наиболее авторитетных специалистов по
истории русского военного дела эпохи Средневековья, Анатолий Кирпичников. Он полагал, что на
Куликовом поле собралось со стороны Дмитрия Ивановича самое большее 36 тыс. ратников,
поскольку армия большей численности (100 или более тыс.) представляла бы собой «неуправляемую
толпу людей, только мешающих друг другу».
Такой разброс оценок неудивителен, учитывая неудовлетворительное состояние
источников по истории кампании 1380 года. На первый взгляд, их сохранилось
достаточно много – это и летописные свидетельства, и литературные произведения.
Но их ценность отнюдь неравнозначна. Касаясь первой группы источников, летописей,
то здесь необходимо отметить, что первый, краткий, вариант летописного сказания о
сражении, размещённый первоначально на страницах Троицкой летописи, написанной в
Москве – «О великом побоище, иже на Дону», появляется в начале XV века, т.е очень
скоро после самого сражения. До нас этот рассказ дошёл в Рогожском летописце и в
Симеоновской летописи.

Примерно в это же время составлен был и рассказ, помещённый на страницах


Новгородской первой летописи младшего извода. Но, увы, все эти летописные
свидетельства не дают практически никакой конкретной информации о чисто
военных аспектах сражения. Пространная летописная повесть, содержащаяся, к
примеру, в Воскресенской летописи, была создана много позже и несёт на себе отпечаток
влияния сформировавшейся к тому времени литературной традиции освещения
Куликовской битвы и носит ярко выраженный публицистический характер.
Выступление русского войска на Куликовскую битву 
(старинная миниатюра)
Памятники Литературы
Более интересными, на первый взгляд, представляются литературные памятники – прежде всего «Задонщина» и знаменитое «Сказание о
Мамаевом побоище». Первый памятник был создан, как полагают многие исследователи, в конце 1380-х или в самом начале 1390-х, т.е.
непосредственно сразу после битвы. Однако, увы, в первоначальном виде до нас она не дошла и в силу особенностей жанра ни «Задонщина»,
ни тем более позднее «Сказание», созданное, видимо, в конце XV или в самом начале XVI века, не внушают доверия.

Обрисовывая в целом достаточно полно общую картину событий, они дают явно завышенные цифры о количестве бойцов с обеих сторон.
Так, «Задонщина» (по Синодальному списку) дает нам цифру в 300 тыс. «кованой рати», а «Сказание» (в Киприановской редакции) – и вовсе
400 тыс. «воинства конного и пешего».

И поскольку имеющиеся в нашем распоряжении источники не позволяют сделать каких-либо определённых выводов о численности русского
войска на Куликовом поле, остается прибегнуть к расчётам, исходя из косвенных свидетельств как современных источников, содержащих
более или менее точные сведения об особенностях военного дела того времени, так и данных археологии и палеогеографии.
Золотая Орда
Критическая ситуация, в которой оказался Мамай после битвы на
реке Воже и наступления Тохтамыша из-за Волги к устью Дона,
заставила Мамая использовать все возможности для сбора
максимальных сил. Есть известие, будто советники Мамая
говорили ему: «Орда твоя оскудела, сила твоя изнемогла; но у тебя
много богатства, пошли нанять генуэзцев, черкес, ясов и другие
народы». Также в числе наёмников названы мусульмане и буртасы.
По одной из версий, весь центр боевого порядка
золотоордынцев на Куликовом поле составляла наёмная генуэзская
пехота, а татарская конница стояла на флангах. По мнению
историка и военного реконструктора Климова Жукова, пехота
вообще не участвовала в этом сражении, тем более генуэзская.
По сообщению Московского летописного свода конца XV века, Мамай шёл: «съ всѣми князи Ординьскими и со всею
силою Татарьскою и Половецкою. наипаче же к симъ многи рати понаимовалъ: Бесермены
и Армены Ѳрязы и Черкасы и Буртасы, с нимъ же вкупѣ въ единои мысли и князь велики Литовъскыи Ягаило
Олгердовичь со всею силою Литовъскою и Лятьскою, с ними же въ единачествѣ и князь Олегъ Ивановичь Рязанъскыи»

В XIV веке встречаются численности золотоордынского войска в 3 тумена (битва при Синих Водах 1362 году, Мамай
наблюдал с холма за ходом Куликовской битвы с тремя тёмными князьями), 4 тумена (поход войск Узбека в Галицию в 1340
году), 5 туменов (разгром Твери в 1328 году, битва на Воже в 1378 году). Мамай господствовал лишь в западной половине
Орды, в битве на Воже и в Куликовской битве потерял почти всё своё войско, а в 1385 году для похода
на Тавриз Тохтамыш со всей территории Золотой Орды собрал армию в 90 тысяч человек. «Сказание о Мамаевом
побоище» называет число 800 тыс. человек.
Современные учёные дали свою оценку численности золотоордынского войска: Б. Ц. Урланис считал, что у Мамая было 60
тыс. человек. М. Н. Тихомиров, Л. В. Черепнин и В. И. Буганов полагали, что русским противостояло 100—150 тысяч
ордынцев.
Предпосылки к битве
Куликовская битва случилась 8 сентября 1380 года, но
этому предшествовал целый ряд важных событий.
Начиная с 1374 года отношения между Русью и Ордой
стали заметно осложняться. Если раньше вопросы
уплаты дани и главенство татар над всеми землями Руси
не вызывали обсуждения, то теперь стала складываться
ситуация, когда князья начли чувствовать собственную
силу, в которой видел возможность дать отпор грозному
врагу, который долгие годы разоряет их земли. Дмитрий
Донской именно в 1374 году фактически разрывает
отношения с Ордой, не признавая власти Мамая над
собой. Такой вольнодумие нельзя было оставлять без
внимания. Монголы и не оставили. Хан Мамай
В 24 мая 1377 умирает литовский король Ольгерд. Его место занял Ягайло, который первым делом решил
наладить отношения с мощной Ордой. В результате монголо-татары получили мощного союзника, а
Россия оказалась зажатой между врагами: с востока татарами, с запада литовцами. Это никоим
образом не поколебало решимость русских дать отпор врагу. Более того, было собрано войско, во главе
которого встал Дмитрий Боброк-Валынцев. Он совершил поход на земли на Волге и захватил несколько
городов,. Которые принадлежали Орде.
Следующие крупные события, которые создали предпосылки Куликовской битвы,  произошли в 1378 году.
Именно тогда по Руси прошел слух о том, что Орда направило крупной войско для того, чтобы покарать
непокорных русских. Предыдущие уроки показывали, что монголо-татары выжигают все на своем пути,
а значит, пускать их в плодородные земли нельзя. Великий князь Дмитрий собрал дружину и
отправился навстречу врагу. Их встреча произошла недалеко от реки Вожи. Маневр русских имел
фактор неожиданности. Никогда до этого дружина князя не опускалась так глубоко на юг страны для
битвы с врагом. Но бой был неминуем. Татары оказались к нему неготовые. Русское войско достаточно
легко одержало победу. Это еще больше вселило уверенность в том, что монголы обычные люди и с ними
можно бороться.

Князь Дмитрий Боброк-Валынцев


Подготовка к битве Мамая
События у реки Вожи стали последней каплей. Мамай желал мести. Ему не
давали покоя лавры Батыя и новый хан мечтал повторить его подвиг и
пройтись огнем по всей Руси. Последние события показывали, что русские
не так слабы, как раньше, а значит, монголам нужен союзник. Его нашли
достаточно быстро. В роли союзников Мамая выступили:
Король литовский - Ягайло.
Князь рязанский – Олег.
Исторические документы указывают на то, что князь рязанский занимал
противоречивую позицию, стараясь угадать победителя. Для этого он
заключил союз с Ордой, но при этом регулярно сообщал в другие княжества
информацию о передвижении монгольского войска. Сам Мамай собирал
сильное войско, в которое вошли полки со всех земель, которые были
подконтрольны Орде, в том числе и крымские татары.
Король Литовский- Ягайло
Подготовка Битва Руси
Назревавшие события требовали от Великого князя решительных действий. Именно в
этот момент надо было собрать сильное войско, которое сможет дать отпор врагу и
покажет всему миру, что Русь не покорена окончательно. Около 30 городов выразили
готовность предоставить свою дружину в объединенное войско. Многие тысячи воинов
вошли в отряд, командование над которым принял сам Дмитрий, а также другие князья:
Дмитрий Боброк-Волыниц
Владимир Серпуховский
Андрей Ольгердович
Дмитрий Ольгердович
Вместе с тем вся страна поднималась на борьбу. В дружину записывались буквально все, кто
мог держать в руках меч. Ненависть к врагу стала тем фактором, который объединил
разобщенные русские земли. Пусть только на время. Объединенное войско выдвинулось на
Дон, где было решено дать отпор Мамаю
Ход Битвы
Построения
Перед боем

Ход Сражения
Разведка Боем
Честь первого боевого столкновения с татарами
принадлежит «стороже» под командованием Семена
Мелика, которая 6 или 7 сентября в районе Гусиного брода
(примерно в 9 километрах от места впадения Непрядвы в
Дон) столкнулась с передовыми отрядами войска Мамая.
Семён Мелик принёс Дмитрию Ивановичу весть о
приближении ордынцев и посоветовал великому князю
«исполниться, да не предварять погании», то есть
поскорее построить полки к бою.
На берегу Дона за день до битвы, а после этого на
Куликовом поле армия была построена в боевой порядок. В
источниках есть некоторые разночтения по этому поводу,
но такой порядок «разряда» полков представляется
наиболее разумным: «урядить» полки следовало заранее, в
виду неприятеля делать это просто опасно, достаточно
вспомнить битву на реке Пьяне.
Построение Русской армии
В авангарде построения находится «сторожевой» полк. Им руководили Михаил Иванович
Окинфович, князь Семён Константинович Оболенский, князь Иван Тарусский и Андрей
Серкизович (Андрей Иванович Серкизов).
«Передовым» полком командовали теперь литовские князья Дмитрий Ольгердович и Андрей
Ольгердович, Микула Васильевич (Вельяминов) и князь Федор Романович Белозерский.
Командование большим полком принял Дмитрий Иванович Московский, а с ним боярин Михаил
Андреевич Бренко, Иван Родионович Квашня и князь Иван Васильевич Смоленский.
Полком левой руки командовали князь Василий Васильевич Ярославский, Лев Морозов и Федор
Михайлович Моложский. Полком правой руки — князь Андрей Фёдорович Ростовский, Федор
Грунка и князь Андрей Фёдорович Стародубовский.
По именам командиров засадного полка можно догадаться, насколько важное значение придавалось
его действиям на поле боя. Это были князь Владимир Андреевич Серпуховский, двоюродный брат
Дмитрия Ивановича Московского, его вернейший сподвижник, Дмитрий Михайлович Боброк
Волынский, князь Роман Михайлович Брянский, князь Василий Михайлович Кашинский, князь
Роман Семёнович Новосильский.
Войска Дмитрия Донского: (Красные)
1 — сторожевой полк,
2 — передовой полк,
3 — большой полк,
4 — ставка Дмитрия Донского,
5 — полк правой руки,
6 — полк левой руки,
7 — резерв,
8 — засадный полк,
9 — место переправы,
10 — лагерь.
Войска Мамая: (Синие)
1 — сторожевые отряды,
2 — наёмная пехота,
3 — полк левой руки,
4 — полк правой руки (2,3,4 — 1-й эшелон построения),
5 — большой полк,
6 — 2-й эшелон полка левой руки,
7 — 2-й эшелон полка правой руки,
8 — 2-й эшелон большого полка,
9 — ставка Мамая,
10 — резерв ставки,
11 — лагерь
Каждый из этих командиров, несомненно, руководил собственным отрядом-«стягом», выполнявшим боевую задачу в рамках общей задачи
полка. Если так, то всего в войске было 23 «стяга». У каждого полка, очевидно, было собственное знамя, а над большим полком реяло знамя
главнокомандующего. Великокняжеское знамя было красного цвета, с изображением Спаса Нерукотворного. Оно служило своеобразным
ориентиром для всей армии. Оно должно было стать символом победы — или пасть вместе с армией в случае поражения. Не случайно самая
страшная сеча шла вокруг великокняжеского знамени…
Общим построением руководил виднейший полководец того времени, великокняжеский воевода Дмитрий Михайлович Боброк Волынский.
Дмитрий Михайлович приехал на Русь с Волыни, некоторое время служил у нижегородского князя, затем, незадолго до похода на Рязань в 1371
году, перешёл на службу к Дмитрию Ивановичу Московскому, у которого был в великой милости. По некоторым сведениям, был внуком
литовского князя Гедимина, то есть принадлежал ко второму по знатности после Рюриковичей княжескому роду — Гедиминовичам. То есть
Ягайло был двоюродным братом Боброка Волынского. После Куликовской битвы Дмитрий Иванович выдал за Дмитрия Михайловича свою
сестру Анну, что вряд ли было бы возможно при менее знатном его происхождении.
Итак, полки были построены и готовы к бою, наступило время решающей битвы.
Начало Битвы
7 сентября 1380 года русская армия подошла к Дону. Позиция была довольно опасная, поскольку удерживание раки имело, как преимущества, так
и недостатки.  Преимущество – легче было воевать против монголо-татар, поскольку тем пришлось бы форсировать реку. Недостаток – в
любой момент к полю битвы могли подоспеть Ягайло и Олег Рязанский. В этом случае тыл русской армии был бы полностью открыт. Решение
было принято единственно правильное: русская армия переправилась через Дон и сожгла после себя все мосты. Этим удалось обезопасить тыл.
Князь Дмитрий прибегнул к хитрости. Основные силы русской армии выстроились в классической манере. Впереди стоял «большой полк»,
который должен был сдерживать главный натиск противника, по краям располагались полк правой и левой руки. Вместе с тем было решено
использовать Засадной полк, который был скрыт в лесной чаще. Этот полк возглавили лучшие князья Дмитрий Боброк и Владимир
Серпуховский
Дуэль Пересвета и Челубея
Куликовская битва началась ранним утром 8 сентября 1380 года, едва только над Куликовым
полем рассеялся туман. Согласно летописным источникам битва началась сражение
богатырей. Русский монах Пересвет сражался с ордынцем Челубеем.
По преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной
выучки. Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-
поединщиком, которого люди Мамая наняли специально для подобных поединков. Оба
противника были на конях, вооружение составляли копья. «И ударились крепко копьями, едва
земля не проломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались».
Существует также другая версия поединка, согласно которой копьё мастера конных поединков
Челубея было значительно длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог
даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет
пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой схиме
(монашеская накидка с изображением креста, надевается поверх монашеской одежды). Сделал
он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой
скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам, что и
произошло в бою. Челубей был убит и вывалился из седла. Пересвет же, получив смертельную
рану, продолжал оставаться в седле, доехал до строя русского войска и только там умер, или
верный конь вынес к своим умершего по дороге, но остававшегося в седле победителя.
Сразу после гибели поединщиков началась сама битва — конница Мамая атаковала передовой
полк русских войск.
Конец Битвы
 Дмитрий Донской сначала был в сторожевом полку, а затем встал в ряды большого полка, поменявшись одеждой и конём с московским
боярином Михаилом Андреевичем Бренком, который затем сражался и принял смерть под знаменем великого князя .

Владимир Серпуховской, командовавший засадным полком, предлагал нанести удар раньше, но воевода Боброк удерживал его, а
когда татары прорвались к реке и подставили засадному полку тыл, приказал вступить в бой. Удар конницы из засады с тыла
на основные силы золотоордынцев стал решающим. Татарская конница была загнана в реку и там перебита. Одновременно
перешли в наступление полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Началась паника. Татары были уверены, что сам Бог против
них.  Убежденный в том, что убили всех позади себя, они говорили, что это мертвые русские восстают для сражения. Татары
смешались и обратились в бегство.
Ход боя переломился. Мамай, наблюдавший издали за ходом сражения, бежал с малыми силами, как только засадный полк
русских вступил в бой. У татар отсутствовали резервы, чтобы попытаться повлиять на исход боя или хотя бы прикрыть
отступление, поэтому всё татарское войско побежало с поля битвы.
Итоги Сражения. После Битвы
Ещё шесть дней после битвы войско Дмитрия Московского стояло «на
костех». Небольшое поле было завалено телами убитых: «…телеса
христианстии и бесурманстии лежаху грудами… никто всех можаше
познавати, и токо погребаху вкупе». Среди трупов был найден и
Великий князь Дмитрий Иванович, живой, но без сознания. С трудом
удалось найти и опознать тела знатных и именитых воинов, простых
же бойцов погибло столько, что не то что опознать — точно
сосчитать их тела было нельзя. Их хоронили шесть дней в общих
могилах: «Повеле ямы копати великие на превысоцем месте». Вместе
хоронили недавних противников на поле боя — русских и ордынцев.
Бросить тела было нельзя — память о Чёрной смерти была ещё
слишком свежа. Скорее всего, братские могилы были устроены на месте
деревни Монастырщина, где, судя по всему, раньше стоял монастырь в
честь Рождества Пресвятой Богородицы, именно этот праздник был в
день битвы.
Оценки Потерь
Летописцы сильно преувеличивают число погибших золотоордынцев, доводя его до 800 тыс. (что соответствует оценке всего войска Мамая) и
даже до 1,5 млн человек. «Задонщина» говорит о бегстве Мамая сам-девять в Крым, то есть о гибели 8/9 всего войска в битве.
Достоверно известно о гибели в битве четырёх русских князей: Фёдора Романовича и Ивана Фёдоровича белозерских, Фёдора и Мстислава
Юрьевичей тарусских.
Золотоордынцам при виде удара засадного полка приписывается фраза «молодые с нами бились, а доблии (лучшие, старшие) сохранились». Сразу
после битвы была поставлена задача пересчитать, «сколько у нас воевод нет и сколько молодых [служилых] людей». Московский боярин Михаил
Александрович сделал печальный доклад о гибели более 500 бояр (40 московских, 40—50 серпуховских, 20 коломенских, 20 переяславских, 25
костромских, 35 владимирских, 50 суздальских, 50 нижегородских, 40 муромских, 30—34 ростовских, 20—23 дмитровских, 60—70 можайских, 30
—60 звенигородских, 15 углицких, 20 галицких, 13—30 новгородских, 30 литовских, 70 рязанских), «а молодым людям [младшим дружинникам] и
счёта нет; но только знаем, погибло у нас дружины всей 253 тысячи, а осталось у нас дружины 50 (40) тысяч». Также погибло 6 белозерских, двое
тарусских и моложский князь (из известных поимённо четырёх десятков князей-участников). Среди погибших упоминаются Семён Михайлович
и Дмитрий Монастырёв, о гибели которых известно также соответственно в битве на р. Пьяне в 1377 году и битве на р. Воже в 1378 году.
Е. А. Разин полагал, что в Куликовской битве со стороны русского войска погибло около 25—30 тысяч человек, что составляет половину от оценки
им общей численности войска. А. Н. Кирпичников сделал осторожное предположение, что в сражении могло погибнуть около 800 бояр и 5—8
тысяч человек. А.Булычёв на основе исследования аналогичных сражений в средневековой Европе сделал предположение, что русское войско могло
потерять около трети всех воинов.
Когда обозы, в которых повезли домой многочисленных раненых воинов, отстали от главного
войска, литовцы короля Ягайло добивали беззащитных раненых. Основные силы Ягайлы в день
битвы находились всего в 35—40 км западнее Куликова поля. Со временем похода Ягайлы
связывают потерю своего прежнего удела Дмитрием Ольгердовичем (удел был передан Ягайлом
его младшему брату Дмитрию-Корибуту).

Некоторые рязанцы в отсутствие своего князя, выдвинувшегося со своим войском на юг, также грабили
обозы, возвращающиеся в Москву с Куликова поля через Рязанскую землю. Однако, уже в 1381 году Олег
Рязанский признал себя «младшим братом» и заключил с Дмитрием антиордынский договор,
аналогичный московско-тверскому договору 1375 года, и обещал вернуть захваченных после Куликовской
битвы пленных.

С 9 по 16 сентября хоронили убитых. Тело инока Александра Пересвета вместе с телом монаха Андрея
Осляби погребено в храме Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове.
Народ радовался победе и прозвал Дмитрия Донским, а Владимира Донским или Храбрым.
Историческое значение
Историческое значение куликовской битвы переоценить невозможно. Впервые был сломлен миф о непобедимости армии Орды. Если раньше удавалось
различным армиям в незначительных сражениях добиваться успеха, то главные силы Орды еще никому не удавалось победить.
Важный момент для русских людей заключался в том, что Куликовская битва позволила им почувствовать веру в себя. Более ста лет монголы заставляли их
считать себя людьми второго сорта. Теперь с этим было покончено, и впервые начались разговоры о том, что власть Мамая и его иго можно сбросить. Эти
события нашли выражения буквально во всем. И именно с этим во многом связаны те культурные преобразования, затронувшие все аспекты жизни Руси.
Значение Куликовской битвы заключается так же и в том, что эта победа была воспринята всеми, как знак того, что Москва должна стать центром новой
страны. Ведь только после того, как Дмитрий Донской начал собирать земли вокруг Москвы, случилась крупная победа над монголами.
Для самой орды значение поражения на поле Куликовом было также крайне важным. Мамай потерял большую часть своего войска, а вскоре и вовсе был
разгромлен ханом Тахтомышем. Это позволило Орде вновь объединить силы и почувствовать собственную силу и значимость на тех просторах, которые
раньше и не думали ей сопротивляться.
Источники
1. «Задонщина»
2.  О днях воинской славы и памятных датах России : Федеральный закон от
13.03.1995 № 32-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 11. Ст. 943. — Ред.
от 01.12.2014.
3. Каргалов В. В. Свержение монголо-татарского ига. — М.: Просвещение, 1973. —
С. 64—65.
4. Клим Жуков. Клим Жуков про Куликовскую битву и Золотую орду
5. Разин Е. А. История военного искусства : в 3 т. Т. 2 : История военного искусства
VI—XVI вв. — СПб. : Полигон, 1999. — (Военно-историческая библиотека). —
656 с. — ISBN 5-89173-040-5.
6.   « Сказание о Мамаевом побоище».
7. Соловьёв С. М. История России с древнейших времён