Вы находитесь на странице: 1из 19

«Пока есть такой язык, как

русский, поэзия неизбежна».


Мир Иосифа Бродского
Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли и дням грядущим
я дарю их как опыт борьбы с удушьем.
И.Бродский
Иосиф Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде Отец, Александр Иванович Бродский
(1903—1984), был военным фотокорреспондентом,в 1950 году в рамках «чистки» офицерского
корпуса от евреев демобилизован, после этого работал фотографом и журналистом в
нескольких ленинградских газетах. Мать, Мария Моисеевна Вольперт (1905—1983), работала
бухгалтером. Раннее детство Иосифа пришлось на годы войны, блокады, затем — послевоенной
бедности и тесноты, прошло без отца. В 1942 году после блокадной зимы Мария Моисеевна с
Иосифом уехала в эвакуацию в Череповец.

«Детство Бродского пришлось «То были самые нищие наши годы…»,


вспоминал Бродский. Их жизнь была
на ленинградскую блокаду…» «попыткой держать спину прямо в
ситуации полного бесчестия; не
пряча глаз». «Я благодарен отцу и
матери… за то, что им не удалось
воспитать свое дитя рабом. Они
старались как могли, хотя бы для
того, чтобы защитить меня от
социальной реальности, в реальности,
в которой я был рожден, - превратить
меня в послушного, лояльного члена
общества».

И.Бродский
Комната поэта
Иосиф Бродский с родителями

«Детство Бродского пришлось на ленинградскую блокаду, однако в отличие от некоторых стихотворцев он


никогда не спекулировал на эту тему слезливой сентиментальностью. Бродский пытался поступить в школу
подводников, но не был принят, возможно, из-за пятой графы(национальность). В 1955 году, не доучившись в
школе, он поступил работать на военный завод фрезеровщиком, предпочтя школьным навязываемым
дисциплинам самообразование. Задумав стать врачом, он начал работать в морге госпиталя печально
знаменитой тюрьмы "Кресты", и это совпало с его серьезными занятиями поэзией. Он начал изучать
польский язык и переводить польских поэтов».
Евгений Евтушенко «Антология русских поэтов»
В 1955 семья Бродских переехала в большую коммунальную квартиру в Доме Мурузи
на Литейном проспекте 24/27, и юный Иосиф постепенно отгородил шкафами в ней
свое личное пространство, эти знаменитые "полторы комнаты", ставшие его
кабинетом, спальней, местом приема гостей, значившие так много в становлении его
характера и развитии самостоятельности и свободы мышления...

«...Эти десять квадратных метров…»

О своей избе-читальне, огороженной шкафами в родительской


комнате, Бродский писал: «...эти десять квадратных метров
принадлежали мне, и то были лучшие десять метров, которые я
когда-либо знал. Если пространство обладает собственным разумом и
способно выказывать предпочтение, то возможно, что хотя бы один из
тех десяти метров тоже может вспоминать обо мне нежностью. Тем
более теперь, под чужими ногами».
И.Бродский. «Полторы комнаты».

По странной иронии, семья Бродских жила в одной из комнат


коммуналки, бывшей квартиры Д. Мережковского и З.Гиппиус
14 февраля 1960 года состоялось первое крупное публичное выступление
на «турнире поэтов» в ленинградском Дворце культуры им. Горького с
участием А. С. Кушнера, Г. Я. Горбовского, В. А. Сосноры. Чтение
стихотворения «Еврейское кладбище» вызвало скандал.

Первое публичное выступление Еврейское кладбище около Ленинграда.


Кривой забор из гнилой фанеры. За кривым
забором лежат рядом юристы, торговцы,
музыканты, революционеры. Для себя пели.
Для себя копили. Для других умирали. Но
сначала платили налоги, уважали пристава,
и в этом мире, безвыходно материальном,
толковали Талмуд, оставаясь идеалистами.
Может, видели больше. А, возможно, верили
слепо. Но учили детей, чтобы были
терпимы и стали упорны. И не сеяли хлеба.
Никогда не сеяли хлеба. Просто сами
ложились в холодную землю, как зерна. И
навек засыпали. А потом - их землей
засыпали, зажигали свечи, и в день
Поминовения голодные старики высокими
голосами, задыхаясь от голода, кричали об
успокоении. И они обретали его. В виде
распада материи. Ничего не помня. Ничего
не забывая. За кривым забором из гнилой
Еврейское кладбище в Ленинграде. фанеры, в четырех километрах от кольца
трамвая.
Размышления поэта категорически не И.Бродский
соответствовали тому официально-казенному
оптимизму, который насаждала литература
социалистического реализма. Вот почему
стихотворение Бродского вызвало скандал и
обернулось преследованиями для его автора.
«В Ленинграде появился гениальный поэт Иосиф Бродский. Слыхал о
таком?» – «Почти не слыхал и ничего не читал». – «Ему всего
двадцать лет. Пишет по-настоящему один год. Гениальный. Его
открыл Женька Рейн». Давид Шраер. «Иосиф Барбаросса»

Писать стихи начал в 16 лет

«Выступать рядом с ним было испытанием. Он


обладал силой гипнотического притяжения. Рыжая
взлохмаченная голова, пылающие румянцем
возбуждения скулы, заросшие рыжим мхом щеки,
картавый, каркающий, зловеще завывающий голос и
кадильница пасти, из которой, казалось, вырывается
адское пламя. И – дивные, завораживающие,
обнаженные, переполненные тысячами фонетических и
интеллектуальных аллюзий стихи. Всё человечество
теснилось в его стихах. Он становился голосом
болеющей человеческой совести. Проходил эволюцию
от иудаистских стихов к стихам русского
космополитического диссидентства»
Давид Шраер. «Иосиф Барбаросса»

Писать стихи, по его собственному свидетельству, начал в 16 лет. Его перу


принадлежали такие популярные стихи, как "Рождественский романс", "Стансы",
"Сонет", "Холмы". Официальная литература его отвергала, не давая возможности
опубликоваться. Он жил только случайными заказами на стихотворные переводы.
На рубеже 50—60-х годов в Ленинграде (так назывался тогда Санкт-Петербург)
вокруг Анны Ахматовой сложился кружок молодых поэтов. В него входили Евгений
Рейн, Анатолий Найман, Дмитрий Бобышев, Владимир Уфлянд. Евгений Рейн и
привел в него молодого Иосифа Бродского.
Анна Ахматова, дружбой с которой была озарена
«Волшебный хор» и Анна Ахматова начальная пора этой группы поэтов, называла их
общество «волшебным хором». «...Каким-то
невольным образом вокруг нее всегда возникало
некое поле, в которое не было доступа дряни. И
принадлежность к этому полю, к этому кругу на
многие годы вперед определила характер,
поведение, отношение к жизни многих - почти
всех - его обитателей... На всех нас, как некий
душевный загар, что ли, лежит отсвет этого
сердца, этого ума, этой нравственной силы и этой
необычайной щедрости, от нее исходивших».

И.Бродский

Известен автограф Ахматовой на книге ее


стихотворений 1961 года подаренной
Бродскому: «Иосифу Бродскому, чьи стихи
кажутся мне волшебными»
Анна Ахматова 28 декабря 1963 Москва

Фото А.И.Бродского 1960 - годы Анна Ахматова и Анатолий Найман


«Бог сохраняет все; особенно — слова прощенья и
любви…»

На столетие Анны Ахматовой


Страницу и огонь, зерно и жернова,
секиры острие и усеченный волос —
Бог сохраняет все; особенно — слова
прощенья и любви, как собственный свой
голос.
В них бьется рваный пульс, в них слышен
костный хруст,
и заступ в них стучит; ровны и глуховаты,
затем что жизнь — одна, они из смертных
уст
звучат отчетливей, чем из надмирной ваты.
Великая душа, поклон через моря
за то, что их нашла, — тебе и части
тленной,
что спит в родной земле, тебе благодаря
обретшей речи дар в глухонемой вселенной.
И.Бродский. 1989

Фотография А.А.Ахматовой,
И.Бродский читает « На столетие А.Ахматовой»
подаренная Бродскому поэтессой
В 1962 году Бродский встретил молодую художницу Марину (Марианну) Басманову. Первые стихи
с посвящением «М. Б.» — «Я обнял эти плечи и взглянул…», «Ни тоски, ни любви, ни печали…» ,
«Загадка ангелу» датируются тем же годом. Отношения с этой женщиной, и особенно её измена с
лучшим другом поэта, «двойная измена», как назвал её поэт, болью отозвалась в его сердце,
стала причиной страданий поэта на несколько десятилетий. Страдания были столь сильными, что
на некоторое время затмили трагические события в жизни Бродского

Марина Басманова – муза И.Бродского Ни тоски, ни любви, ни печали,


ни тревоги, ни боли в груди,

                     
будто целая жизнь за плечами
     М. Б. и всего полчаса впереди.
Я обнял эти плечи и взглянул
на то, что оказалось за спиною, Оглянись -- и увидишь наверно:
и увидал, что выдвинутый стул в переулке такси тарахтят,
сливался с освещенною стеною.
Был в лампочке повышенный накал, за церковной оградой деревья
невыгодный для мебели истертой, над ребенком больным шелестят,
и потому диван в углу сверкал
коричневою кожей, словно желтой. из какой-то неведомой дали
Стол пустовал. Поблескивал паркет.
Темнела печка. В раме запыленной засвистит молодой постовой,
застыл пейзаж. И лишь один буфет и бессмысленный грохот рояля
казался мне тогда одушевленным. поплывет над твоей головой.
Но мотылек по комнате кружил,
и он мой взгляд с недвижимости сдвинул.
И если призрак здесь когда-то жил, Не поймешь, но почувствуешь сразу:
то он покинул этот дом. Покинул. хорошо бы пяти куполам
и пустому теперь диабазу
завещать свою жизнь пополам.
М. Басманова - М.Б., адресат более 1000 лирических 1962
стихотворений Бродского, мать его сына Андрея..

Стройная, высокая, с мягким овалом лица, темно-каштановыми волосами до плеч и зелеными


глазами русалки, она буквально приворожила молодого поэта. Бродский восторгался ее
талантом художника, ее музыкальной одаренностью. Образ Марины ассоциировался в его
воображении с кранаховской Мадонной, одной из лучших картин Эрмитажа.
Статья – пасквиль «Окололитературный трутень»
В 1963 году обострились его отношения с
властью в Ленинграде. 29 ноября 1963 г.
в газете «Вечерний Ленинград» за
подписью А.Ионина, Я. Лернера,
М.Медведева был опубликован пасквиль
«Окололитературный трутень» на
Бродского, где о нем и его ближайшем
окружении было сказано, в частности,
следующее:
«Он подражал поэтам, проповедовавшим
пессимизм и неверие в человека, его
стихи представляют смесь из
декадентщины, модернизма и самой
обыкновенной тарабарщины. Жалко
выглядели убогие подражательные
попытки Бродского. Впрочем, что-либо
самостоятельное сотворить он не мог:
силенок не хватало. Не хватало знаний,
культуры. Да и какие могут быть знания у
недоучки, не окончившего даже среднюю
школу?»

Газета «Вечерний Ленинград»

«Несмотря на то что Бродский не писал прямых политических


стихов против советской власти, независимость формы и
содержания его стихов плюс независимость личного поведения
приводили в раздражение идеологических надзирателей»

Е.Евтушенко
Суд над поэтом
«В 1964-м в Ленинграде состоялся
ханжеский, невыносимо тупой суд над
Бродским как над "тунеядцем". Надо
отдать ему должное, он вел себя на суде
достойно, защищая право на Суд над И.Бродским. 1964г. Фото Н.Якимчук
независимость поэта. Его выслали в
Архангельскую область на Фрида Вигдорова «Судилище»
Стенограмма суда над Иосифом Бродским
5 лет. Однако благодаря мужественной
Судья. Чем вы занимаетесь?
журналистке Фриде Вигдоровой, сделавшей Бродский. Пишу стихи. Перевожу.
стенограмму этого позорного процесса, Судья. Почему вы не работали?
имя Бродского стало известно в широких Бродский. Я работал. Писал стихи. Переводил.
кругах советской интеллигенции и за Судья. Нас это не интересует. Какая ваша
рубежом, где опубликовали его книгу. В специальность?
защиту Бродского выступили многие Бродский. Поэт. Поэт-переводчик.
Судья. А кто это признал, что вы поэт? Кто
советские писатели…» причислил вас к поэтам?
Е.Евтушенко. Антология русской поэзии» Бродский. А кто причислил меня к роду
человеческому?
В 1965 благодаря заступничеству Ахматовой, Судья. Не умничайте. Вы учились этому?
Бродский. Чему?
Маршака, Шостаковича и других деятелей Судья. Чтоб быть поэтом. Не пытались кончить
искусства, а также под давлением мировой вуз,где готовят… где учат…
общественности срок ссылки был сокращен Бродский. Я не думал, что это дается
до фактически отбытого (1 год, 5 месяцев) и образованием.
Бродскому разрешили вернуться в Ленинград. Судья. А чем же?
Бродский. Я думаю, это… от Бога…»
Ссылку поэт отбывал в Коношском районе Архангельской области, в деревне
Норинской («В Норинской сначала я жил у добрейшей доярки, потом снял комнату в
избе старого крестьянина. То немногое, что я зарабатывал, уходило на оплату
жилья, а иногда я одалживал деньги хозяину, который заходил ко мне и просил три
рубля на водку» – И.Б.).
Я. Гордин вспоминает: «Деревня
Ссылка в Архангельскую область находится километрах в тридцати от
железной дороги, окружена
болотистыми северными лесами. Иосиф
делал там самую разную физическую
работу. Когда мы с писателем Игорем
Ефимовым приехали к нему в октябре
шестьдесят четвертого года, он был
приставлен к зернохранилищу –
лопатить зерно, чтоб не грелось.
Относились к нему в деревне хорошо,
совершенно не подозревая, что этот
вежливый и спокойный тунеядец
возьмет их деревню с собой в историю
мировой литературы».
Избу, в которую поселили Бродского,
срубил в прошлом веке прадед хозяйки.
В комнате (четыре на пять шагов), где
жил поэт, умещались только диван и
стол. Стены обшиты широкими досками,
Изба и ее хозяйка - Таисия Ивановна Пестерева. пол – из грубых еловых плах.
Здесь жил в ссылке один год и пять месяцев
в деревне Норинской Архангельской области
опальный поэт Иосиф Бродский.
Фото Иосифа Бродского, 1965 год.
«Вы знаете, я думаю, это даже
пошло мне на пользу…»

Годы спустя в интервью Майклу


Скаммелю на вопрос: «Как на Вашу
работу повлияли суд и заключение?»
Бродский ответил: «Вы знаете, я
думаю, это даже пошло мне на пользу,
потому что те два года, которые я
провел в деревне, – самое лучшее
время моей жизни. Я работал тогда
больше, чем когда бы то ни было.
Днем мне приходилось выполнять
физическую работу, но поскольку это
был труд в сельском хозяйстве, а не
работа на заводе,существовало много
периодов отдыха, когда делать нам
было нечего».

Бродский на полевых работах в ссылке


Фото М.Гордина. 1964 год
«Я входил вместо дикого зверя клетку…»

«Я входил вместо дикого зверя клетку,


выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной, И.Бродский. Фотоархив
из него раздаваться будет лишь благодарность»
1980

В 1980 году, к своему сорокалетию, И.Бродский написал стихотворение


«Я входил вместо дикого зверя в клетку...», которое можно считать итоговым,
программным, где он подтверждает стоическое, мужественное приятие жизни,
многие строки этого стихотворения стали крылатыми.
В 1972 поэт был вынужден покинуть родину. Бродский уезжает в США, где получает
признание и нормальные условия для литературной работы. Он преподает русскую
литературу в университетах и колледжах. Продолжает писать стихи на русском и
прозу на английском.

Вдали от родины

На Западе, в основном, в США,


вышло восемь стихотворных книг на
русском языке: "Стихотворения и
поэмы" (1965); "Остановка в
пустыне" (1970); "В Англии" (1977);
"Конец прекрасной эпохи" (1977);
"Часть речи" (1977); "Римские
элегии" (1982); "Новые стансы к
Августе" (1983); "Урания" (1987);
драма "Мрамор" (на русском языке,
1984). Его сборник эссе "Меньше,
чем единица" был в 1986 году
признан лучшей литературно-
критической
В1972 году начал работать в должности приглашённого
профессора на кафедре славистики Мичиганского
университета в г. Энн-Арбор
И. Бродский – лауреат Нобелевской премии
В 1987 г. И. Бродскому была присуждена
Нобелевская премия по литературе «за
многогранное творчество, отмеченное остротой
мысли и глубокой поэтичностью».

10 декабря 1987 года Бродскому была


вручена Нобелевскую премию по
литературе Нобелевский диплом Иосифа Бродского. 1987г

Произведения искусства, литературы в особенности и стихотворение в частности


обращаются к человеку тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников,
отношения. За это-то и недолюбливают искусство вообще, литературу в
особенности и поэзию в частности ревнители всеобщего блага, повелители масс,
глашатаи исторической необходимости. Ибо там, где прошло искусство где
прочитано стихотворение, они обнаруживают на месте ожидаемого согласия и
единодушия – равнодушие и разноголосие, на месте решимости к действию –
невнимание и брезгливость.
И.Бродский. Из Нобелевской лекции
В январе 1990 г. на лекции в Сорбонне Бродский увидел среди своих студентов
Марию Соззани. Юная красавица-итальянка русского происхождения, она словно
сошла с полотен великих мастеров Возрождения. Сошла, чтобы войти в его,
Иосифа Бродского, одинокую жизнь…

«И чудо свершилось» - любовь…

Что нужно для чуда? Кожух овчара,


щепотка сегодня, крупица вчера,
и к пригоршне завтра добавь на глазок
огрызок пространства и неба кусок.
И чудо свершится…
И.Бродский

И.Бродский и его жена Мария. Фото


М.Барышникова

Немыслимое счастье осуществилось - 1 сентября Иосиф Бродский и Мария


Соззани поженились. Через два года у них родилась дочь — ангельское
создание Анна Александра Мария, по-домашнему просто Нюха… Близкие
друзья Бродского утверждают, что пять лет с Марией были для него
счастливее, нежели предыдущие пятьдесят.
«Он создал свой стиль»

Так каков же он - мир Бродского?


Это мир необычайной гражданственности,
«болеющей человеческой совести», мир высокой
удивительной поэзии, завораживающих, обнаженных,
переполненных тысячами фонетических и
интеллектуальных аллюзий стихов» с узнаваемой
индивидуальностью, резкостью письма,
исповедальной открытостью, лирической
Американский кабинет И. Бродского пронзительностью, удивительным тончайшим
мастерством. Мир, в котором благодарят родителей
за отсутствие рабства в воспитании, где о любви
В 1990г. И. Бродскому вернули пишут как о чуде:
российское гражданство, но он
Что нужно для чуда? Кожух овчара,
отказался возвращаться на родину. щепотка сегодня, крупица вчера,
На вопрос: “Кто же в 1987 году и к пригоршне завтра добавь на глазок
получил Нобелевскую премию по огрызок пространства и неба кусок.
литературе?” - он неизменно И чудо свершится…
отвечал: «Русский поэт, А самое главное, по мнению Е.Евтушенко: «Ему
англоязычный эссеист и, конечно же, удалось редкое - он создал свой стиль»
американский гражданин».
«Я верю, что я вернусь; поэты всегда
возвращаются: во плоти или на бумаге…»

Существуют, как мы знаем, три


метода познания: аналитический,
интуитивный и метод, которым
пользовались библейские пророки –
посредством откровения. Отличие
поэзии от прочих форм литературы
в том, что она пользуется сразу
всеми тремя (тяготея
преимущественно ко второму и
третьему), ибо все три даны в
языке; и порой с помощью одного
слова, одной рифмы пишущему
стихотворение удается оказаться
там, где до него никто не бывал, – и
дальше, может быть, чем он сам бы
желал. Пишущий стихотворение
пишет его прежде всего потому, что
стихотворение – колоссальный
ускоритель сознания, мышления,
мироощущения
И.Бродский
Умер Иосиф Бродский от болезни сердца Из Нобелевской лекции
28 января 1996 года в Нью-Йорке. Похоронен в
Венеции на кладбище Сан-Микеле. Могила поэта