Вы находитесь на странице: 1из 7

ИСКУССТВО В 1941–1945 ГГ.

ГОДЫ ВОВ

С началом Великой Отечественной войны художники принимают самое активное


участие в борьбе с врагом. Часть из них ушли сражаться на фронт, другие – в
партизанские отряды и народное ополчение. Между боями они успевали выпускать
газеты, плакаты, карикатуры. В тылу художники были пропагандистами,
устраивали выставки, они превратили искусство в оружие против врага – не менее
опасное, чем настоящее. В течение войны было организовано много выставок,
среди них две всесоюзные («Великая Отечественная война» и «Героический фронт
и тыл») и 12 республиканских. В зажатом в кольцо блокады Ленинграде художники
выпускали журнал литографических эстампов «Боевой карандаш» и вместе со
всеми ленинградцами показали всему миру беспримерное мужество и силу духа.
Как и в годы революции, первое
место в графике военных лет
занимал плакат. Причем
явственно прослеживаются два
этапа в его развитии. В первые
два года войны плакат имел
драматическое, даже
трагическое звучание. Уже 22
июня появился плакат
Кукрыниксов «Беспощадно
разгромим и уничтожим
врага!». Он обрушивал
народную ненависть на
вторгшегося противника,
требовал возмездия, призывал к
защите Родины. Главной была
мысль об отпоре врагу, и она
была выражена суровым,
лаконичным изобразительным
языком, независимо от
творческих индивидуальностей. 
 Широко использовались отечественные традиции. Так, «Родина-мать
зовет!» И. Тоидзе (1941) с аллегорической женской фигурой на фоне штыков,
держащей в руках текст военной присяги, и по композиции, и по цвету
(красное, черное, белое) перекликается с мооровским «Ты записался
добровольцем?».
Призывом к мщению звучал плакат В.Г. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!»
(1942), в котором также использованы традиции революционных лет –
фотомонтаж, как это делал А. Родченко. Не было не только ни одного бойца, но,
кажется, ни одного человека вообще, кого бы не пронзила трагическая сила этого
образа женщины, в ужасе прижавшей к себе ребенка, на которого направлен штык
со свастикой. Плакат стал как бы клятвой каждого бойца.
 На втором этапе, после перелома в ходе войны, меняется и настроение, и образ
плаката. B.C. Иванов изображает солдата на фоне переправы через Днепр,
пьющего воду из каски: «Пьем воду родного Днепра. Будем пить из Прута, Немана
и Буга!» (1943). Оптимизмом, народным юмором проникнут плакат Л. Голованова
«Дойдем до Берлина!» (1944), образ героя которого близок Василию Теркину.
А.А. ДЕЙНЕКА. ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ 1942 Г.

Не только колорит, но и композиция построена на контрасте. На втором плане


смертельно раненому моряку противопоставлена фигура убитого немца. Третий план –
штыковой бой, где бойцы сошлись в последней смертельной схватке. Героическое
содержание Дейнека раскрывает через главное, игнорируя второстепенные детали.
Плакатно-литературным, но и напряженно-экспрессивным художественным языком
создается образ жестокой битвы.
 Знаменательно, что дух войны, пронизанность одной мыслью – о войне –
передается художниками иногда в характере простой жанровой картины.
Так, Б. Неменский изобразил женщину, сидящую над спящими бойцами, и
назвал свое произведение «Мать» (1945): она может быть и матерью,
охраняющей сон своих собственных сыновей-солдат, но это и
обобщенный образ всех матерей тех воинов, что сражаются с врагом.