Вы находитесь на странице: 1из 18

Психологическая

травма
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАВМА
это переживание, потрясение, вред, нанесенный
нервной системе и внутреннему миру сильным
стрессом
Какие бывают травмы
 ШОКОВАЯ психическая травма:
резкое столкновение с ситуацией, опасной для жизни
или здоровья (непосредственно или как свидетель) :
медицинские травмы, тяжелые болезни, военные
действия, аварии, насилие, природные катастрофы,
потери, столкновения со смертью
 ТРАВМА РАЗВИТИЯ:
негативные воздействия в детстве, которые оставляют
след в нашем уме, душе и теле
пренебрежение, покинутость, депривация, жестокое
обращение
Симптомы травмы
нарушения сна и нарушения пищевого поведения (рваный сон, вскидывания во сне,
нарушения вкуса и аппетита)
навязчивые воспоминания, flash-back (резкое возвращение в травмирующие обстоятельства
в ответ на определенные стимулы: вид, запах, жест),
фобии,
провалы в воспоминаниях
нарушения времени (катастрофическая нехватка времени, время утекает, бежит, несется)
сильные и необъяснимые переживания, повышенная сентиментальность и слезливость,
немотивированная злость, мгновенно нарастающая тревога, чрезмерная жалость к кому-то
безумный интерес к чужим травмам,
потеря интереса
преобладание психологических защит: отрицание, избегание, вытеснение и диссоциация
трудности с построением доверительных отношений, враждебность окружающего мира;
чрезмерно сильная реакция на стрессовые ситуации и последующее избегание подобных
ситуаций.
телесные жалобы (боли в позвоночнике, обострение заболеваний….)
субъективно: чувство одиночества, беспомощности, безысходности.
Уход из травмирующей ситуации является нормальной
реакцией психики на травматическое переживание. В том
случае, когда избежать травмирующей ситуации невозможно,
какая-то часть "я" должна быть удалена, но для того, чтобы это
случилось, обычно интегрированное эго должно быть
разделено на фрагменты или диссоциировано. Диссоциация
является нормальной частью защит психики от
потенциального ущерба травматического воздействия, как это
было продемонстрировано Юнгом много лет назад в его
экспериментах с использованием теста словесных ассоциаций
(Jung, 1904)
Травматический комплекс вызывает диссоциацию психического. Сам комплекс оказывается вне
волевого контроля и по этой причине обладает качеством психической автономии. Собственно,
такая автономия заключается во власти комплекса проявлять себя независимо от воли индивида и
даже противоположно его сознательным тенденциям: утверждать себя тираническим образом
над сознательным разумом. Взрыв аффекта — это полное вторжение парциальной личности,
которая обрушивается на индивида подобно врагу или дикому животному. Мне довольно часто
приходилось наблюдать, как типичный травматический аффект иллюстрировался в сновидениях в
виде дикого и опасного животного — впечатляющее изображение автономной природы,
отщепленной от сознания.

Jung, 1928
Диссоциация в значительной степени связана с агрессией.
Диссоциация сопряжена, как представляется, с активной атакой
одной части психики на другую ее часть, словно нормальные
интегративные тенденции психики насильственным образом
прерываются Современный психоанализ признает, что
примитивные защиты присутствуют в том случае, когда
внутренний мир наводнен агрессией. Выражаясь точнее, мы
теперь знаем, что источник энергии для диссоциации
находится в этой агрессии.
. Несомненно, эта фигура принадлежит к более примитивному уровню развития эго и аналогична
"архетипической Тени" Юнга или "волшебному демону, обладающему непостижимыми силами"
(Jung, 1916:par. 153)*. Пожалуй, эта фигура, чьи жестокие убийственные действия приводят к
дезинтеграции психики, ближе всего к воплощенному в личности злому началу (incarnate evil in
personality) — к темной стороне Божества или Самости.

Эта дьявольская фигура достигает своих целей, не столько убивая, сколько инкапсулируя и
изолируя некую часть психики. Наш следующий случай иллюстрирует эту роль внутреннего
демона. Таким образом обеспечивается защита от повторного насилия над относительно
"невинной" частью личности, которая укрывается за прочными стенами. Теперь наш демон
предстает в обличье Трикстера и, преследуя свои цели, соблазняет эго, вовлекая индивида в
аддиктивные паттерны поведения и другие виды девиантной неконструктивной деятельности,
которые вызывают разнообразные "измененные состояния сознания". Персонифицируя
регрессивные тенденции психики, наш демон воистину всецело занят "поиском забвения". Он
становится внутренним голосом, совращающим эго к обжорству, злоупотреблению
психоактивными веществами, в том числе алкоголем, уводит прочь от борьбы во внешнем мире.
Д.Калшед сделал два важных вывода: травмированная психика продолжает травмировать саму
себя; травматический процесс не кончается с прекращением внешнего акта насилия, но
продолжается с неослабевающей интенсивностью во внутреннем мире жертвы насилия, чьи
фантазии часто наделены образами преследующих фигур. Люди перенесшие психическую травму
постоянно обнаруживают себя в жизненных ситуациях, в которых они подвергаются повторной
травматизации (Калшед Д., 2001, Франц М., 1998). В понимании Д.Калшеда (2001)
бессознательный материал агрессивно-деструктивных сил, фантазий, страхов, снов выступает, как
персонификация диссоциативных психологических реакций психики, «в тех случаях, когда ранняя
психическая травма сделала интеграцию психики невозможной».
Алгоритм работы с травмой
Определить наличие травмы и ее последствия
(изучаются также ресурсы)
ТЕЛО: работа с ощущениями, мышечным тонусом,
дыханием
Почему тело?
Разум блокирован, душа болит,
но тело хочет жить всегда, колоссальный ресурс для
жизни.
ЧУВСТВА: выразить подавленное, пережить (а не застрять)
УМ: сменить неэффективные установки и выводы на
эффективные
 ДУХ: укрепить веру, юмор, осознать смыслы
2. «Эмоциональная женская травма»

Автор: Линда Шиерз Леонард

Исследование американского юнгианского психотерапевта Линды Леонард посвящено


женщинам, которые в детстве пережили драматические отношения с отцом. Рассказывая истории
пациенток, описывая их ранящие отношения с авторитарным или соблазняющим, унижающим
или безразличным отцом, автор показывает, как формируется и проявляет себя эта травма.

«Приходя в мой кабинет, эти женщины выглядят вполне успешными, — пишет Линда Леонард, —
но за внешним успехом скрываются глубокое отчаяние, чувство покинутости и одиночества, страх
быть отвергнутой, неспособность устанавливать близкие отношения с мужчинами. Они словно
живут не своей жизнью, а лишь исполняют навязанные им роли». Как исцелиться от травмы,
полученной в детстве, и вновь обрести истинное «Я», рассказывает эта книга. (Класс, 2011)
3. «Психическая травма»

Автор: Михаил Решетников

Основные идеи аналитической теории травмы, история вопроса (от Эмиля Крепелина и Зигмунда
Фрейда до Дональда Калшеда и современных исследователей), методы диагностики, а также
симптомы посттравматических расстройств и методы их коррекции. Доктор психологических наук,
ректор Восточно-Европейского института психоанализа Михаил Решетников написал
фундаментальную работу и адресовал ее прежде всего будущим психологам. Но книга написана
языком, доступным широкой аудитории, она будет полезна и психологам-практикам.

«Никакая терапия не делает человека счастливым, — пишет Михаил Решетников. — Все, что мы
можем, — только устранить препятствия и помочь: вначале обрести душевное равновесие, а
затем почувствовать опору под ногами для следующего шага — к полноценной жизни. И даже это
малое мы можем только в том случае, если сумеем понять пациента». Его книга — попытка
приблизиться к такому пониманию. (Юрайт, 2018)
«Под тенью Сатурна. Мужские психические травмы и их исцеление»

Автор: Джеймс Холлис

Знаменитый юнгианский аналитик, директор Центра К.Г. Юнга в Хьюстоне размышляет о причинах
психологической уязвимости мужчин. Мальчики растут под гнетом образа Мужчины, который
должен отвечать определенным ролевым ожиданиям, конкурировать и враждовать с
соперниками. Страдая от своей несостоятельности, испытывая страх несоответствия
архетипическому образу, мужчины наносят травмы себе и другим.

Рассказывая о неизбежности и даже необходимости некоторых из этих травм, Холлис предлагает


семь шагов к самоисцелению — по крайней мере на индивидуальном уровне. Среди этих шагов
есть, например, такие: поиск учителей и наставников, готовность рассказывать тайны и
участвовать в «революции» — то есть, в процессе радикальных изменений. (Когито-Центр, 2005)
«Травма и человеческое существование»

Автор: Роберт Столороу

Классический фрейдовский психоанализ исходит из того, что основа нашей психики — влечения,
которые принадлежат индивидуальной психике. Роберт Столороу предлагает новый
психоаналитический подход. В его основе — аффекты, то есть субъективные эмоциональные
переживания. То, как каждый из нас переживает аффекты, зависит не только от нас самих, но и от
того, встречаем ли мы у других понимание и готовность откликнуться на наши чувства.

Этот подход, получивший название теории интерсубъективных систем, Роберт Столороу


использует, чтобы осмыслить собственную утрату. Первая жена умерла от рака, и его траур
растянулся на долгие годы. Но переносить горе стало проще в тот момент, когда новая жена
Джулия смогла встретить боль его утраты, не считая, что ее собственное присутствие в жизни
мужа умаляется этим переживанием. Философское и в то же время глубоко личное повествование
затрагивает болезненный вопрос бытия: ограниченность существования во времени нас самих и
наших любимых — и основывается на психоанализе и работах Мартина Хайдеггера.

«Когда мои травматизированные состояния не могли найти эмоционального приюта, я становился


бесчувственным, а мой мир безрадостным. Когда я вновь обрел такой приют, я ожил, и краски
моего мира вернулись». (Когито-Центр, 2016)
«Синдром предков»

Автор: Анн Анселин Шутценбергер

Незалеченные травмы передаются из поколения в поколение, исподволь, но мощно влияя на


жизнь ничего не подозревающих потомков. Психогенеалогия позволяет увидеть эти тайны
прошлого и перестать оплачивать долги предков. Но заниматься этим в одиночку трудно,
необходим взгляд психотерапевта, чтобы проследить за всеми хитросплетениями мыслительных
ассоциаций и оговорок, как в любой психотерапии.

Автор метода, французский психоаналитик Анн Анселин Шутценбергер показывает, как работает
один из основных «инструментов» метода — геносоциограмма. Она позволяет распутать сложный
клубок семейных историй, выявить связи между поколениями и прервать цепь бессознательных
повторений, чтобы человек мог осознать собственное предназначение и использовать свой шанс
в жизни. (Издательство института психотерапии, 2011)