Вы находитесь на странице: 1из 10

ГЛАВНОЕ О

ДИССИДЕНТАХ
9 главных вопросов
Когда и как в СССР появились «несогласные»
и с чем они были не согласны?

Пока был Сталин, открыто


не соглашаться с действием властей
почти никто не решался — можно было
попасть в лагерь и за более мелкие
провинности. Хрущев на XX съезде
разоблачает культ личности
и освобождает политических
заключенных. Общество начинает
попытки наладить диалог с властью.
Вырастает поколение, которое верит в то,
что действия государ­ства можно
редактировать, и позволяет себе все
больше свобод.
Как «несогласные»
превратились
в диссидентское
движение?
Сначала они называли себя
«правозащитники» или
«Демократическое Дви­жение» (оба слова
с большой буквы), потом —
«инакомыслящие». Однажды
иностранные корреспонденты, которые за­
труднялись одним словом описать
явление, которое в целом нельзя было
охарактеризовать ни как правое, ни как
левое, ни как оппозиционное, употребили
тот же термин, каким в XVI–XVII веках
называли английских протестантов, —
dissidens (от лат. «несогласный»).
Чего добивались диссиденты?

■ Диссиденты не планировали захватить власть в СССР и даже не имели кон­крет­ной


программы по его реформированию. Все вместе они хотели, чтобы в стране
уважались базовые права человека: свободы передвижения, вероисповедания, слова,
собраний, а каждая группа в отдельности добивалась чего-то своего — еврейское
движение занималось репатриацией в Израиль, движение крымских татар выступало
за то, чтобы вернуться в Крым, откуда татары были де­пор­ти­рованы в 1944 году,
христианское движение хотело открыто исповедовать Христа и крестить детей;
диссиденты-заключенные го­лодали за то, чтобы соблюдались их права и выполнялись
тюремные правила. Главным образом диссиденты старались, чтобы как можно
больше людей в СССР и за рубежом узнало о нарушениях и о том, что власть врет,
когда говорит, что в стране соблюдаются права человека и все счастливы. Для этого
использовался и самиздат, в частности «Хроника текущих событий»
Почему диссидентам было так важно обращаться
к Западу?

■ Сначала правозащитники не собирались «выносить сор из избы» и писали о своих


открытиях советскому руководству, в крайнем случае — главам ком­партий стран
Восточной Европы. Но в январе 1968 года четверых активистов самиздата осудили
за то, что они опубликовали материалы по предыдущему громкому процессу —
суду над писателями Синявским и Даниэлем 1965 года. Тогда двое других
диссидентов написали «Обращение к мировой обществен­ности». В нем они
описали процессуальные нарушения и попросили пересмо­тра дела при
международных наблюдателях. Обращение было передано по ра­дио BBC
на английском и русском языках, за ним по­сле­довала кампания против
политических преследований, гораздо более мас­штабная, чем в 1965 году.
Информация, попадавшая на Запад, становилась инструментом экономического
давления, своего рода санкций.
Сколько всего диссидентов было в СССР?
Точное число неизвестно, и зависит оно от
того, кого, собственно, мы считаем
диссидентом. Если считать тех, кто каким-
либо образом привлек внимание КГБ
(например, дал почитать кому-то самиздат)
и был приглашен на так называемые «про­
филактические беседы» с сотрудниками
Госбезопасности, — это почти
полмиллиона человек за 1960–1980-е годы.
Если считать подписавшихся под разными
письмами (например, под обращениями с
просьбой разрешить эми­грировать или
открыть храм или под письмом в защиту
политзаключен­ных) — то это десятки
тысяч людей. Если сократить
диссидентское движение до ак­тивных
правозащитников, адвокатов или
составляющих обращения, то это сотни.
Опасно ли было
■ Если брать статистику арестов, то она не очень
высокая: в 1959 году КГБ ввел практику так
называемого «профилактирования» —

быть предупредительных бесед сотрудников органов


с «инакомыслящими» — и на сто профилакти­ро­ван­
ных приходится примерно один арестованный.
диссидентом? То есть несколько десятков человек в год в Москве.
В регионах — плюс еще несколько человек за все
1970–80-е го­ды. Полтора десятка человек умерли
в тюрьмах и лагерях от болезней, спрово-
цированных голодовками и избиениями
■ Но кроме лишения свободы к диссидентам
применялось множество других мер: могли выгнать
с работы, из института, установить слежку или про­
слуши­вание, отправить на принудительное лечение
в психиатрическую больницу. Людей, которые через
это прошли, уже были тысячи.
■ Известен ряд случаев, которые можно назвать
политиче­скими убийствами, но доказать это
невозможно.
Боялась ли власть диссидентов?
Поскольку у диссидентов не было задачи свергнуть власть,
то прямой угрозы они не представляли, но их действия
постоянно доставляли неприятности руководству страны
в целом и разным администрациям в частности.
Во-первых, неприятно было объясняться с западными
компартиями, неудобно было заку­пать высокотехнологичное
оборудование через подставные фирмы и быть жертвой
санкций.
Во-вторых, диссиденты подавали плохой пример и смущали
«правоверных» граждан, распространяя вредную
информацию. Кроме того, было непонятно, как бороться
с тем, что не имеет организованной структуры: кого сажать?
С другой стороны, КГБ был нужен внутренний враг, которого
удобно было связать с внешним — Америкой,
чтобы постоянно генерировать ощущение опасности.
Это позволяло влиять на политические решения и получать
дополнительное финансирование от КПСС.
Чего добились диссиденты?
■ Важнейший результат — помощь заключенным, прежде всего осужденным по политическим статьям,
и их семьям, а также уволенным по политическим причинам. На эту помощь инакомыслящие собирали
деньги с середины 1960-х; в 1974 году Андрей Сахаров отдал литературную премию Чино дель Дука
на помощь детям политзаключенных; Александр Солженицын создал Фонд помощи политзаключенным
и их семьям. Заключенные получали письма, посылки, им оказывалась разнообразная поддержка,
одной из задач которой было про­де­мон­стри­ровать, что на воле о них не забыли, и сделать так, чтобы они
не чув­ствовали себя отрезанными от происходящего в мире.  Благодаря диссиден­там, организовавшим
30 октября 1974 года в нескольких лагерях коллективную голодовку и День политзаключенного, теперь есть
День памяти жертв поли­ти­ческих репрессий, официально признанный государ­ством.

 Другой важный результат  Третье, это Конституция


их деятельности — РФ  , которая
документирование проис­ разрабатывалась при
ходившего в 1960–80-е годы: участии активных
это та часть истории, участников
о которой бы мы сейчас диссидентского
не имели объективного движения 
представления без
документов неофициального
происхождения. 
Что стало
с диссидентским
движением?

Движение стало растворяться с выпуском


из тюрем политзаключенных в 1987 году
(хотя последние выходили до 1992 года).
После 1987-го появляется возможность
издавать то, что раньше было самиздатом,
большими тиражами и безнаказанно,
появляется уличная активность —
выступления, митинги. Традиционные
инструменты устрашения перестают
работать.