Вы находитесь на странице: 1из 132

Эта работа – пересмотренное и исправленное издание книги «Vouloir sa vie: la Gestalt-thérapie aujourd'hui». Ее автор – директор Парижской Школы Гештальта Гонзаг Масколье, представитель «третьего поколения» прак- тикующих гештальт-терапевтов. Задача книги – показать, каким инструментарием располагает гештальт- подход в отличие от других направлений психотерапии и какие практические задачи позволяет решать. Для этого в первой части автор знакомит нас с историей рождения и развития гештальт-подхода и его основате- лями – Фрицем и Лаурой Перлз, Полом Гудменом и другими. Во второй части он рассматривает основные по- нятия, используемые в Гештальте, и их философские основания. Третья часть посвящена различным областям применения Гештальта и их развитию во Франции. Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся различными течениями психотера- пии. Иллюстрации и яркие клинические примеры, используемые автором для объяснения самых сложных по- нятий, делают ее легкой и увлекательной.

ГОНЗАГ МАСКОЛЬЕ

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ:

ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

Быть собой

Гонзаг Масколье

Оглавление

Предисловие научных редакторов к русскому изданию

6

Предисловие

8

Введение: Что такое Гештальт

12

Первая часть. История гештальт-терапии

15

Глава 1. Фриц Перлз и Лаура

17

Фриц – солдат

18

Терапевтический путь

18

Красивая студентка

19

Вена, затем Берлин

20

Йоханнесбург

21

«Эго, голод и агрессия»

22

Глава 2. Американские годы

24

Гудмен

24

«Группа семи»

25

Поиск крестного имени

26

«Гельштат-терапия»

26

Годы раскола

27

Успех

29

«Гештальт-терапия дословно»

30

«Внутри и вне помойного ведра»

31

Вечный путешественник

31

И в Европе

33

Вторая часть. Терапия здесь и сейчас

35

Глава 3. Новаторский подход

37

Предварительные замечания

37

Здоровье и психопатология

37

Оригинальная терапевтическая стратегия

39

Трехтактный вальс…

43

Глава 4. Фундаментальные понятия

45

Преамбула к теории

45

Цикл контакта

47

Основные формы сопротивления

50

Граница-контакт

53

Self

54

Три функции self

55

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Творческое приспособление и awareness

57

Здоровая агрессивность

59

Полярности

60

Гештальт несколькими штрихами

62

Глава 5. Экзистенциальные данности

64

Тревога

64

Сексуальность

65

Пять основных экзистенциальных категорий

67

Фонтан жизни

74

Глава 6. Гештальтистские интервенции

76

Монодрама

76

Постановка действия

77

Амплификация

79

Прямое обращение

81

Метафора

82

Работа со снами

83

Использование переноса

84

Третья часть. Современный Гештальт

87

Глава 7. Сферы приложения психотерапии

89

Психотерапия или личностное развитие?

89

Индивидуальная терапия

91

Групповая терапия

93

Необходимый эклектизм

95

Профессиональная этика гештальт-терапевта

96

Глава 8. Другие сферы приложения

97

Образование

97

Случай из практики образования

98

Работа консультанта

100

Коучинг

102

Моя позиция

103

Глава 9. Ситуация во Франции

105

Пионерские годы

105

Профессиональное образование

106

Супервизия

109

Профессия в развитии

110

Оживленная жизнь

111

Библиография

112

Приложение

116

Глоссарий

116

Полезные адреса

121

Профессиональная этика

124

Международная лексика

127

Гонзаг Масколье

Предисловие научных редакторов к русскому изданию

Гештальт-терапия: обретение себя

И ногда отношения между людьми складываются долго и мучительно или не складываются вообще. Гораздо реже случается так, что с первой встречи возникает ощущение давнего знакомства, симпатии

и удивительного ощущения существования в одном измерении. Помните, как говорили герои Р. Киплинга:

«Мы с тобой одной крови, ты и я! »? Тем более удивительно встретить «созвучного» человека в другой стране с сильно отличающимися культурой, языком, менталитетом. Таким человеком для нас оказался Гонзаг Масколье, дружба с которым продолжается уже несколько лет. Наши встречи на международных конференциях по гештальт-терапии, на собраниях FORGE, в стенах Парижской Школы Гештальта всегда были встречей в экзистенциальном понимании этого слова. Сходство идей, созвучие мыслей, теплота в общении – все это создает ощущение близости в контакте с Гонзагом и каждый раз заставляет удивляться его методической точности, чувстви- тельности, творческому подходу ко всему, что он делает в профессиональной жизни. Взяв на себя руководство Парижской Школой Гештальта, Гонзаг Масколье вслед за Сержем Гингером талантливо развивает идеи гештальт-подхода. Его насыщенная профессиональная жизнь изящно пере- плетается с семейной. И это удивительно. Мы знаем, что к психотерапевтам часто применима поговорка «Сапожник без сапог». Увлеченные своей профессией, наши коллеги нередко игнорируют личную жизнь. Гонзаг – исключение в этом ряду: жена, семейный гештальт-терапевт, и четверо детей – это часть его жиз- ни, которой он по праву может гордиться. Когда мы приезжаем в Парижскую Школу Гештальта и встречаемся там с нашим добрым другом

и учителем Сержем Гингером, который говорит с нами по-русски, и Гонзагом, который говорит с одной

из нас (Т.В.) по-французски, а с другой (Н.О.) – по-английски, то одновременно звучат три языка. И что удивительно – все понимают друг друга! Это хорошая иллюстрация того, что контакт в гештальтистском понимании – это гораздо больше, чем только обмен фразами. Когда у нас и Игоря Погодина возникла идея познакомить с работой Гонзага русскоязычных читате- лей, мы не сомневались в том, это его книга займет достойное место и будет интересна не только гештальт- терапевтам, но и всем, кто задумывается о качестве своей жизни, ищет себя, свой путь, свое место среди других людей.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

На страницах книги Гонзага Масколье доступным для понимания широкого круга читателей языком излагаются сложные теоретические конструкты, на которых базируется гештальт-терапия. Эта книга со- звучна уже хорошо известным трудам Сержа Гингера, а также недавно переведенной на русский язык книге Бриджит Мартель «Сексуальность, любовь и Гештальт». Уже на протяжении многих лет Гонзаг Ма- сколье и Бриджит Мартель работают как ко-терапевты и развивают идеи Гештальта на своих удивительно творческих семинарах, посвященных как базовому обучению гештальт-терапии, так и более прикладным проблемам: развитию сексуальности, работе с организациями, работе с зависимыми и др. Поэтому особую радость вызывает тот факт, что сегодня эти специалисты готовы делиться многолетним опытом работы на страницах своих книг. Мы, как практики, понимаем особое значение таких работ. «Суха теория, мой друг…» – и совсем другое дело, когда теория рассматривается через призму практического опыта. На сегодняшний день существует много различных трудов в области гештальт-терапии. Уникальность этой книги – в ее простоте и возмож- ности достаточно быстро сформировать представление о том, что такое Гештальт, а также познакомиться с терапевтическим стилем ее автора. Парижскую Школу Гештальта отличает акцент на экспериментирова- нии, которое позволяет найти самый короткий путь к творческому потенциалу человека. Многочисленные примеры из терапевтической практики Гонзага, представленные на страницах его книги, красочные и точ- ные метафоры, лаконичные и ясные описания еще раз подтверждают, что кратчайший путь между двумя точками – прямая. В его терапии нет хитроумных фокусов – все одновременно и просто, и поразительно тонко. Гонзаг – удивительно внимательный терапевт. Он замечает малейшие нюансы мимики, жестов, ин- тонации и, работая с тонкими феноменами контакта, демонстрирует нам удивительные терапевтические результаты. Именно поэтому книга читается легко и непринужденно. Перечитав в последний раз книгу перед тем, как отдать ее в печать, мы испытали смешанные чувства:

и радость «в конце пути», и удовлетворение от хорошо сделанной работы, и естественную грусть заверше- ния, и надежду на новые интересные встречи с Гонзагом… Мы искренне надеемся, что, дочитывая последнюю страницу, Вы почувствуете непреодолимое жела- ние посетить Париж, выпить чашечку кофе в гостиной Парижской Школы Гештальта, уютно провести время на творческих семинарах… А потом перейти дорогу, пройти через ворота и через несколько минут оказаться у места, где нашел свое последнее пристанище Жан Поль Сартр… Быть может, все это позволит Вам еще раз оценить свою жизнь и сделать хороший выбор в пользу творчества, радости и любви.

Наталья Олифирович, кандидат психологических наук, гештальт-терапевт, супервизор

Татьяна Велента, кандидат психологических наук, гештальт-терапевт, супервизор

Гонзаг Масколье

Предисловие

В 1951 году в Соединенных Штатах вышла в свет основополагающая работа – «Gestalt Therapy» 1 . Нель- зя сказать, что ее ждал ошеломляющий успех. Однако эта коллективная работа стала важным событи-

ем в истории психотерапии. В ней излагалось новое понимание психологии человека и ее патологических проявлений, а также был представлен оригинальный терапевтический подход. Фриц Перлз, ставший ее вдохновителем, не без иронии писал: «Безвестный мальчик из еврейской семьи среднего класса, затем по- средственный психоаналитик и наконец – создатель нового метода лечения, я стал выразителем жизнен- ной философии, которая могла бы сделать кое-что для человечества». На самом деле этот подход, вместе со многими другими «новыми терапиями», относится к течению «гуманистической психологии» – течению, которое представляет собой «третий путь», открытый после психоанализа и бихевиоризма. Что делает это течение оригинальным? В отличие от психоанализа, который ставит акцент на бессозна- тельном, и бихевиористов, берущих в расчет только наблюдаемое поведение, гуманистическая психология утверждает, что наибольшее значение имеет жизненный опыт. Речь идет о том, чтобы одновременно отда-

вать предпочтение субъективному подходу, основанному на опыте, и утверждать главенство экзистенции. В этом смысле оно соединяется с философским движением экзистенциализмом (Хайдеггер, Сартр…). Для него не существует заданной сущности человека, априорной модели личности. Каждый может стать соз- дателем своей жизни. Чувство полноты, самореализация, ощущаемая на всех уровнях бытия, есть лучший критерий душевного равновесия и здоровья. Гуманистическая психология не проводит границ между нормой и патологией и, соответственно, не предлагает диагностических критериев; у нее нет цели лечить то, что могло бы быть определено как психическая болезнь. Ее суть в том, чтобы позволить каждому жить более полно и свободно («Расти и любить то, что приходит», как говорил Перлз), раскрывать все свои возможности и быть в полном смысле автором своей жизни. Основной причиной кризиса современного человека является потеря способности к приобретению самостоятельного опыта, связанного с принятием ответственности, возможностью ориен- тироваться и контролировать свое существование. Гуманистическая психология нацелена на возвращение человеку этих способностей, делая акцент на представлениях о развитии, автономии и ответственности. Отказываясь воспринимать человека как ограниченное и детерминированное существо, она направлена

1 Слово «Гештальт» немецкого происхождения, die Gestalt означает «форма, вид, фигура». Гештальт-терапия делает акцент на рассмотрении человека как целого, а не разделяет его на различные аспекты (тело/разум, мысли/чувства или созна- тельное/бессознательное…), а также не отделяет его от среды и отношений с другими.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

на расширение его свободы и возможностей принимать решения, что позволяет каждому «выбирать себе жизнь», «быть собой». Для психотерапии, относящейся к экзистенциальному и гуманистическому направлению, имеют зна- чение следующие основания:

• Главенство чувств над объяснениями; понимание того, что происходит «здесь и сейчас», а не поиск причин; эмпатия вместо интерпретации.

• Поддержание в терапии активных изменений «клиента» в противовес формированию зависи- мости и пассивности «пациента».

• Формирование целостности индивида путем расширения его осознания себя, своего самоот- ношения, отношений с другими, что позволяет ему принимать непризнанные или отвергну- тые аспекты своей личности.

• Предпочтение техническим приемам – опыта отношений и аутентичности с акцентированием на качестве присутствия; внимание терапевта при этом направлено на все формы коммуника- ции (вербальную, телесную, эмоциональную…) со своим «клиентом».

• Работа с концентрацией на контакте и формах коммуникации «здесь и сейчас» в терапевтиче- ских отношениях, интенсивное присутствие в настоящем, открытость будущему и использо- вание ресурсов прошлого.

Способность совершать выбор из большого количества возможностей – принципиальная характери- стика гештальт-терапии. Почти шестьдесят лет прошло с тех пор, как вышла в свет книга «Gestalt Therapy», но этот подход продолжает жить. Он завоевал признание как один из значительных в поле «новых терапий». Прочно укоренившись в Америке и в большинстве европейских стран, он достиг сегодня стадии зрелости. Свиде- тельствами тому являются возрастающее число ассоциаций, образовательных школ и терапевтов, которые ссылаются на гештальт-подход, и тот факт, что он распространился на различные области практики: инди- видуальная и, конечно, групповая психотерапия, образование, сопровождение организаций, человеческие ресурсы, социальная работа, консультирование… Неоспоримый успех гештальт-терапии вызван многими факторами. Несомненно, центральную роль играет «интегративный» характер этого подхода. Надо признать, что Фриц Перлз долгое время колебался относительно его названия. Первоначально он хотел назвать его «интегративной психотерапией», но по- том его вдохновило название «гештальт-терапия», заимствованное у направления немецкой психологии (гештальт-психологии), которая оказала на него большое влияние в период обучения в Берлине. Почему говорят об интегративной психотерапии? Мы уже упоминали об этом. Гештальт-терапия делает акцент на рассмотрении личности как целого. Тем самым она противопоставляется другим подходам, которые разделяют индивида на сумму функций, инстанций или механизмов. Таким образом, человек не есть сумма клеток, жидкостей и органов; это орга- низм, который живет как целое, и это оркестр, в котором звучание различных инструментов объединяется в одно музыкальное произведение. Целостность проявляется в совокупности опыта, который человек ин-

Гонзаг Масколье

тегрировал в контакте со своим физическим и социальным окружением и на основании которого он стро- ит свою жизнь. Фундаментальную роль во взаимодействии с окружением играют отношения с другими. Гештальт подчеркивает неизменную целостность различных человеческих измерений: соматического, психического, связанного с отношениями, и социокультурного. В то же время целостность и баланс личности находятся под постоянной угрозой. Под давлением других людей и социальных норм мы подавляем или не принимаем некоторые аспекты своей личности, например сдерживаем некоторые эмоции, «забываем» об основных потребностях организма, маскируем чувства, которые могут осудить другие люди, оставляем невостребованными многие наши возможно- сти… Вот почему гештальт-терапия концентрирует усилия на «восполнении пробелов в личности, чтобы вернуть индивиду его целостность», как об этом пишет Перлз. Для него здоровый человек – это чело- век, который осознает свою целостность и умеет творчески приспособиться к окружающей реальности, вместо того чтобы уходить в мир фантазии. Чтобы использовать эту идею, он предложил следующий образ. Психотик говорит: «Я – Наполеон», невротик – «Я хотел бы быть Наполеоном» и здоровый че- ловек – «Я есть тот, кто я есть». Это осознание себя в качестве интегрированного целого Перлз назвал self. Это стадия аутентичности и творческой спонтанности, которой индивид достигает, когда переходит (вырастает) с уровня иллюзий, клише, социальных ролей и игр, посредством которых он манипулирует своим окружением. «Я называю невротиком, – пишет Перлз, – любого человека, который использует свои способности, чтобы манипулировать другими людьми, вместо того чтобы стать взрослым». Также была другая причина, по которой Перлз хотел назвать свой подход «интегративной терапией». Он думал, что в рамках предлагаемого им подхода будет возможна интеграция положений основных те- рапевтических направлений. Изначально он получил психоаналитическое образование и практиковал как психоаналитик и, даже если в дальнейшем его обвиняли в том, что он поставил под сомнение некоторые позиции ортодоксального психоанализа, всегда проявлял интерес и выражал свое восхищение «грандиоз- ными открытиями Фрейда». Он претендовал также на наследие Вильгельма Райха, пациентом которого был некоторое время. Райх делал акцент на психосоматической целостности человека, на формировании мышечного панциря как проявления действия защитных механизмов и на энергетическом измерении человеческого функциони- рования. Перлз руководствовался в равной мере «активной техникой» Шандора Ференци, взглядами Карла Густава Юнга о развитии или «самости», психодрамой Якоба Морено, понятием об игре Эрика Берна, основателя транзактного анализа. Одним из широкого спектра интересов гештальт-терапии, несомненно, является попытка синтеза, даже если она остается неполной. Она направлена на то, чтобы построить мост между психодинамическими подходами, центрированными на интрапсихических аспектах личности, и подходами, изучающими отно- шения, коммуникацию и способы межличностного контакта. Это очень краткое упоминание нескольких характеристик гештальт-терапии, которые характеризуют ее идентичность и могут объяснить ее успех и долговечность. Мы сегодня являемся «третьим поколени- ем» (те, кто практикует после создателей и теоретиков), согласно выражению Сержа Гингера – одного из тех, кто начинал развивать гештальт-терапию во Франции. Верный взглядам Перлза, он тем не менее

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

предостерегает современных гештальтистов от «догматической строгости». Гингер, кстати, любит цитиро- вать фразу Э. Хэрриот: «Все начинается с энтузиазма… и заканчивается в организации». Организация, или, по крайней мере, институционализация, неизбежна; она также является признаком

зрелости. Однако мы надеемся, что она не погасит ни энтузиазм, ни креативность. Это то, что сулит рабо- та Гонзага Масколье. Нынешний директор Парижской Школы Гештальта Гонзаг Масколье принадлежит к «третьему по- колению» практикующих гештальт-терапевтов. Он из тех, кто превосходно знает свои профессиональные корни и интегрирует различные положения, составляющие теоретическую базу гештальт-терапии. Он дарит нам особенно ясное, доступное и живое изложение этого подхода.

В его изложении найден точный баланс между историей, современным состоянием теории и практи-

кой. Эта книга описывает генезис гештальт-терапии через призму пути Фрица и Лауры Перлз, их нью- йоркской встречи с Полом Гудменом и Ральфом Хефферлином, калифорнийского периода в Эсалене.

В книге представлены основополагающие концепты Гештальта в умелом сочетании простоты и стро-

гости изложения. Автору удалось избежать жаргона или бесполезной техничности. Применение иллю- страций позволяет закрепить эти концепты в жизненном опыте. Наконец, Гонзаг Масколье показывает различные сферы использования Гештальта: от психотерапии до образования и сопровождения. Он также воссоздает картину современного состояния Гештальта во Франции. Можно справедливо отметить, что его работа является «интегративной». Не игнорируя различные те- чения, которые омывают Гештальт и вносят свой вклад в его динамику, он умеет смотреть с высоты и заме- чать самые значительные и признанные аспекты. Он также умеет избегать любых доктрин и стереотипов. Всем этим Гонзаг Масколье продолжает дело Перлза, суть которого отражена в словах, произнесенных им в конце жизни: «Нет конца интеграции (жизнь не закончится никогда), всегда есть возможность расти».

Эдмонд Марк

Гонзаг Масколье

Введение: ЧТО ТАКОЕ ГЕШТАЛЬТ

«Г ештальт» происходит от немецкого глагола gestalten, который означает «принимать форму, давать структуру». В Гештальте 1 особое внимание уделяется контакту: как мы входим в контакт с самим

собой, с другими, с нашим окружением? Гештальт-терапевт – это специалист в сфере отношений, описы- ваемых понятием «граница-контакт». Граница-контакт – зона, где происходит обмен информацией, же- ланиями, материальными потребностями. Эта граница все время подвижна. Она представляет собой наш способ бытия в мире, бытия в отношениях. Многие терапевтические подходы пробуют объяснить нашу психику через структурные элементы лич- ности (Id, Ego, Super-Ego в психоанализе), через эго-состояния в транзактном анализе (Родитель, Взрос- лый, Ребенок), через телесные блоки (биоэнергетика) и т.д. Гештальт-терапия заставляет нас перейти из «эры фотографии» в «эру кинематографии». То есть я хочу сказать, что она фокусируется на процессе, на постоянном приспособлении организма к его среде. Это приспособление непрерывно меняется. Невозможно зафиксировать контакт, как фотография может зафиксировать выражение, мимику. Гештальтист говорит о цикле контакта, о творческом приспособлении, о фигуре, которая появляется из фона так, как в кинофильме или театральной постановке. Быть собой – это постоянно пытаться изобретать новые способы бытия в меняющемся мире.

Гуманистические основания

Таким образом, Гештальт является одновременно и наукой со строгими инструментами анализа, и ис- кусством жить, поскольку он способствует более гармоничной и разнообразной жизни. Он является пре- жде всего психотерапией, то есть подходом, позволяющим в заданных рамках исследовать экзистенциаль- ные трудности человека. Его оригинальность не в используемых техниках, о которых мы будем говорить во второй части книги, а прежде всего в его цели: в расширении поля наших возможностей, в увеличении наших способностей адаптироваться к жизни, к различному окружению, в восстановлении нашей свободы выбора.

1 Произношение этого слова представляет трудность для французского языка: Guéch-talt. Отдавая дань немецкому происхождению данного термина, мы пишем его название с заглавной буквы: Гештальт, Гештальты.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Гештальт справедливо относят к течению гуманистической психотерапии. В Древней Греции словом therapeutris называли служительницу храма, призванную заботиться о статуях богов: под- держивать их в хорошем состоянии, украшать, почитать 1 . Мне нравится эта этимология: терапевт не является «врачом», который все знает и может вылечить невроз своего пациента. Это тот, кто отдает себя человеку, испытывающему трудности, чтобы помочь ему вновь найти или сохранить свою само- бытность. Корень «психо» происходит от древнегреческого psyche, что означает «вдохновение, жизненная энер- гия, эмоциональная зона», а также «бабочка» – символ бессмертной души 2 . Психотерапевт – это тот, кто помогает человеку поддержать или найти свое жизненное вдохновение. Определение гуманистический было дано терапевтическому течению, которое получило развитие в США в 1950-е годы. Оно стало «третьей силой» в психологии, наряду с психоанализом, который руко- водствуется идеей детерминизма (то, что со мной случилось в детстве, обусловливает мое существование), и бихевиоризмом (определенные стимулы провоцируют ожидаемую реакцию; нужно изменить поведение или окружение, чтобы получить желаемый ответ).

Центральная роль отношений

Гештальт – это терапия, которая рассматривает клиента 3 как изменяющегося актера, а отношения – как движущую силу этих изменений. То, что происходит между терапевтом и клиентом, отражает форму кон- такта, типичную для повседневной жизни последнего. Гештальт-терапия – гостеприимная страна, где встречаются человеческие бытия тех людей (профес- сионалов и клиентов), которые выбрали этот подход для того, чтобы совершить открытие себя, учитывая все составляющие целостности человека – телесную, эмоциональную, интеллектуальную, социальную и духовную. Ценой выбора этой теоретической позиции является сложность описания данного подхода, так как богатство живых отношений не может быть сведено к схемам или техникам. Гештальт-терапевт не прячется за метод или аналитическую схему. Его инструмент – он сам, такой, какой он есть, с его собственными предпочтениями, открытиями, чувствами, а также теневыми зонами, тревогами и др.

1 Ginger S. et A., La Gestalt, une therapie du contact, op. cit.

2 Что касается Психеи, то это принцесса исключительной красоты, в которую влюбился Купидон – бог любви…

3 Гештальт-терапевты предпочитают говорить «клиент», чтобы подчеркнуть активное участие последнего, тогда как другие про- фессионалы говорят «пациент», ссылаясь на медицинскую модель.

Гонзаг Масколье

Мои цели

Эта книга предназначена для широкой публики, интересующейся течениями психотерапии. Я выбрал клинические примеры, чтобы проиллюстрировать различные понятия, вместо того чтобы развивать их теоретические основания, – рискуя разочаровать некоторых профессионалов. Рассмотрение первоисточников Гештальта позволит нам познакомиться с его основателями. Во второй части книги рассматриваются основные понятия гештальт-терапии и их философские истоки. И наконец, третья часть книги посвящена различным областям применения Гештальта и их развитию во Франции.

Первая часть

ИСТОРИЯ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Глава 1: ФРИЦ ПЕРЛЗ И ЛАУРА

Ф редерик Перлз, уменьшительно Фриц, родился в Берлине 8 июля 1893 года в зажиточной семье. Он провел детство в еврейском гетто в пригороде Берлина и там получил классическое образо-

вание. Фриц пишет о себе как о непослушном, бунтующем ребенке 1 . Уже в юности ему было трудно приспособиться к социальной среде: он слишком свободно себя вел, чтобы быть своим в кругу ортодок- сальных евреев, и в то же время из-за еврейского происхождения его отвергала немецкая буржуазия. В 1898 году его семья переехала в дорогой квартал в центре Берлина, но проблемы взаимоотношений с соседями сохранились. Его отец, Натан, был виноторговцем. Профессия заставляла его много путешествовать. Фриц называл его обольстителем, человеком, который любил общество и искал возможность ассимилироваться в немец- кую культуру. Его взгляды в большей степени были близки франкмасонским. Его мать, Амелия, происходила из ортодоксальной еврейской семьи. Она не получила образования, но любила театр и оперу. Между родителями Фрица часто возникали конфликты. Сын оказывался свидетелем жестоких споров, во время которых Натан поднимал руку на Амелию, а та в свою очередь таскала мужа за длинную бороду. Фриц ненавидел отца и потворствовал своему бунтарскому духу. Тем не менее у него были очень хорошие отношения с Гретой – одной из двух сестер.

В десять лет Фриц на несколько дней убежал из дому, затем его выгнали из школы, он совершил не- сколько краж. Неожиданно он открыл для себя театр и получил свой первый гонорар за роль второго плана, работая с режиссером Максом Рейнхардтом. Его учитель придавал большое значение эмоциям, соответствию интонаций жестам и отмечал малейшее несходство и фальшь. Он руководил актерами в со- вершенно новой манере: «Будь собой», – повторял он. Фриц раскрыл себя в роли Мефистофеля 2 . Страсть к театру позволила Фрицу «вернуться на истинный путь», вновь почувствовать уважение к отцу и восстановить взаимопонимание с матерью. Кое-как окончив школу (свою учебу он называл по-

1 Shepard M., Le pére de la Gestalt, dans l’intimité de Fritz Perls, Montréal, Stanké, 1980.

2 Всю свою жизнь он будет говорить, что это перевоплощение в дьявола в «Фаусте» Гете «освещало те мрачные годы».

Гонзаг Масколье

средственной), он начал изучать медицину, а затем углубился в психиатрию, оставаясь страстным поклон- ником театра и оперы.

Эта страсть к режиссуре и выражению эмоций позже найдет отражение в его работе психотерапевта.

Фриц – солдат

Первая мировая война вынудила Фрица прервать учебу; в 1915 году он поступил волонтером в Крас- ный Крест и оказался в Бельгии санитаром подразделения, специализировавшегося на газовых атаках. Он часто выступал в роли переводчика, поскольку хорошо говорил по-французски. Фрица поражало смертельное безумие войны. Он не ощущал себя евреем, так как не придерживался соответствующих традиций, тем не менее его отправляли на самые опасные участки, говоря с презрением, что с его смертью после войны станет одним евреем меньше. Иногда Фриц спрашивал себя, кто были его настоящие враги: англичане, против которых он воевал, или немцы в собственной траншее. Он получил ранение снарядом, затем после газовой атаки перенес болезнь легких. В 1917 году ему присвоили звание офицера.

В этих драматических испытаниях проявились две противоположные черты характера Фрица. С одной стороны – глубокий гуманизм (к примеру, ему казался возмутительным запрет лечить ра- неных англичан). С другой стороны – удивительная для гуманиста, иногда шокирующая трезвость суждений, раскрывающая его способность на еще большую жестокость.

Терапевтический путь

После войны Фриц продолжил учебу и получил специальность нейропсихиатра. Он вращался в среде увлеченных искусством и вечно недовольных берлинцев. Заинтересовался психоанализом, известным в ту пору как новаторское, но очень противоречивое направление. В 1926 году начал терапию с Карен Хор- ни, ученицей Фрейда, впоследствии разошедшейся с ним во взглядах 1 .

Карен Хорни настаивала, что в терапии необходимо учитывать социокультурное окружение: пре- небрегая тщательным исследованием прошлого, она делала акцент на актуальных трудностях, серьезных расстройствах поведения. Позже она эмигрировала в США, где ее тезисы были подхваче- ны первыми американскими феминистскими движениями (например, тот, что некоторые неврозы,

1 Карен Хорни (1885–1934) противостояла Фрейду в вопросах сексуальности, оспаривая понятие «зависти к пенису» у женщин. Она при- давала особое значение базовой экзистенциальной тревоге (см. главу 5).

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

считавшиеся чисто женскими, связаны с ролью, которая отводилась женщинам в обществе). Карен Хорни навсегда осталась в контакте с Перлзом, поддерживала его исследования и помогла ему потом устроиться в Нью-Йорке.

В 1927 году Перлз покинул Берлин и переехал во Франкфурт-на-Майне, здесь под руководством про- фессора Курта Гольдштейна он занимался лечением солдат с ранениями головного мозга. В это время Гольдштейн работал над «Гештальт-психологией», он исследовал восприятие формы, его интересовало, как наш мозг создает образы. В этой отрасли психологии нет психотерапевтического приложения, но Перлз позднее позаимствовал понятие Гештальт, чтобы назвать им свой подход в терапии. Он продолжал психоаналитическую работу с Кларой Хаппель и вращался в среде философов, таких как Бубер 1 , Тиллих 2 . Его заинтересовал Баухауз 3 – художественное учебное заведение и направление в ди- зайне, основная идея которого – нести искусство в массы. Считалось, что практическая работа и свобод- ное экспериментирование студента более плодотворны для овладения предметом, чем получение знаний от преподавателя. Психоаналитический путь заставлял Фрица вновь и вновь пересматривать всевозможные идущие с ним по жизни «нужно»: нужно быть уважаемым, нужно зарабатывать деньги, нужно нравиться… По- немногу он избавлялся от всех этих нужностей, которые его подавляли, но в то же время, отказываясь от них, чувствовал тревогу и потерянность.

Мы находим здесь еще две темы, которые будут важны для него в разработке принципов гештальт- терапии: поиск аутентичности и ценность экспериментирования (реализуемые клиентами при под- держивающем сопровождении терапевта).

Именно в этот период он встречает свою будущую подругу жизни…

Красивая студентка

Лора Познер была намного моложе Фрица. Ее отец был богатым производителем бижутерии, а она – самой старшей из его троих детей. Лора получила настоящее классическое образование для девушки буржуазного происхождения того времени (рукоделие, музыка, поэзия). В то же время образование было достаточно современным, отец уговаривал ее продолжить учебу в высшем учебном заведении, чтобы раз-

1 Мартин Бубер (1878–1965), израильский философ, известный главным образом своими работами о диалоговых отношениях (Я–Ты).

2 Пауль Тиллих (1886–1965), немецкий теолог. Был уволен нацистами после прихода к власти Гитлера и переехал в США. Перлз вновь встретит его во время конференций в Эсалене.

3 Это течение было основано в 1919 году берлинским архитектором-модернистом Вальтером Гропиусом.

Гонзаг Масколье

вить ее любознательность и врожденный ум. Она отказалась от карьеры музыканта-исполнителя, чтобы изучать право, а затем решила посвятить себя психологии. Фриц был привлекателен для Лоры ввиду аспектов, которые были одинаково важны для нее. С одной стороны, она имела возможность удовлетворить свою потребность в безопасности – благодаря двенад- цатилетней разнице в возрасте и социальному статусу Фрица (врач и бывший фронтовик, имевший награды). С другой стороны, благодаря богемным устремлениям избранника Лора могла реализовать и свою потребность в приключениях. Дипломированный гештальт-психолог, она разрывалась между двумя пристрастиями: исследовательской работой и любовью к искусству (как превосходная пианистка, обожав- шая оперу). Отец и брат Лоры не одобряли ее выбор, их серьезно беспокоил этот мезальянс. Но ничего не поделать:

в свои двадцать лет Лора сошлась с Фрицем и покинула семью. Примирившись с этим, отец Лоры пишет:

«Если я осмелюсь сделать что-нибудь против моей дочери, я ее потеряю. Я не хочу этого» 1 . Она стала писать свое имя на английский манер – «Лаура» и, как Фриц, начала психоанализ с Кларой Хаппель. По ее признанию, в основном к анализу ее подтолкнуло желание лучше понимать язык партнера и его друзей: «Я хотела стать частью клуба!» 2 .

Вена, затем Берлин

В 1927 году Перлз всерьез решил сам стать психоаналитиком и уехал на год в Вену, чтобы пройти курс обучения у Хелен Дойч. Однако его разочаровала ее профессиональная холодность. Он вернулся в Берлин и устроился работать уже как психоаналитик 3 , продолжая личную терапию

с Эженом Харником по пять сеансов в неделю. Через четыре года совместной жизни Лаура стала настаи-

вать на женитьбе. Фриц обсудил эту ситуацию на сессии, но аналитик вынес вердикт: «Вам не разреша- ется принимать важные решения во время лечения. Если вы женитесь, я прерву анализ». Тогда Перлз, по его собственному признанию, «променял психоанализ на женитьбу» 4 , и в августе 1929 года состоялась их

с Лорой свадьба. Через два года родилась дочь Рената. Фриц продолжил терапию у Вильгельма Райха, который уделял большое внимание телесно- эмоциональному подходу. Благодаря этой работе он получил стимул и обрел веру в себя, он всегда будет говорить, что из его четырех сменяющих друг друга аналитиков Райх был для него самым важным. Все закончилось, когда к власти пришли нацисты. Райх, спасаясь от преследования за марксистские взгляды, был вынужден бежать в Норвегию. Помимо еврейского происхождения положение Фрица ослож- нялось тем, что он принадлежал к левым, а также был членом Антифашистской лиги. Он читал курсы в Рабочем университете. Этого было более чем достаточно, чтобы сделаться мишенью для нацистов. В апреле

1 Shepard M., Le pére de la Gestalt, dans l’intimité de Fritz Perls, Montréal, Stanké, 1980.

2 Perls L., Vivre à la frontièr, Montréal, Éditions du Reflet, 1993.

3 В 1928 году.

4 Perls F., Ma Gestalt-thérapie, une poubelle vue du dedans et du dehors, Paris, Tchou, 1976.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

1933 года он срочно перебрался в Голландию с сотней марок, спрятанных в зажигалке 1 . Лаура укрывалась с двухлетней дочерью у своих родителей на юге Германии. В мае 1933 года нацисты сожгли возле Берлин- ского университета работы Зигмунда Фрейда, Альберта Эйнштейна, Томаса Манна и Стефана Цвейга. Лаура соединилась с Фрицем спустя шесть месяцев. Им было запрещено работать, грозила нищета. В 1934 году они решили переехать в Южную Африку, при этом их заинтересовали исследования Яна Смутса, премьер-министра Южно-Африканского Союза и соучредителя Лиги Наций (1919) 2 , посвящен- ные «холизму» – целостному видению человека и общества.

Йоханнесбург

В течение трех недель, плывя на корабле

из Европы в Южную Африку, Фриц интен- сивно изучал английский язык. Супругов

Перлз привлекали возможность заработать и высокий уровень жизни в этой стране.

В 1935 году Фриц и Лаура создали Южно-

Африканский институт психоанализа, и очень быстро к ним пришел успех. Работая все время вместе, они построили роскошный оригинальный дом, и в семье появился вто- рой ребенок, Стефан. Они жили весьма зажи- точно. Фриц увлекся авиацией. У него был свой бассейн и каток. В 1936 году он при- плыл в Европу на корабле – хотя собирался прилететь на собственном самолете 3 , – что- бы представить сообщение об «оральных со- противлениях» на психоаналитическом кон- грессе в Мариенбаде. Фрица разочаровал, мягко говоря, сдержанный прием, оказанный Фрейдом: тот выпроводил его буквально че- рез несколько минут.

че- рез несколько минут. 1 Perls F., op. cit. 2 В 1945 году он

1 Perls F., op. cit.

2 В 1945 году он принял участие в создании Организации Объединенных Наций.

3 В книге «Внутри и вне помойного ведра» он уточнял, что мечтал стать «первым летающим психоаналитиком», но тот, кто предло- жил ему подходящий для этой цели подержанный самолет, в последний момент запросил бóльшую цену.

Гонзаг Масколье

Фриц чувствовал себя стесненно в рамках ортодоксального психоанализа. Географическая удален- ность, другая культура, с которой он познакомился в Южной Африке, помогли ему отойти от того, что он называл «ригидные аналитические табу».

«Эго, голод и агрессия»

В 1940 году он завершил свою первую книгу – «Эго, голод и агрессия». Подзаголовок ее первого изда-

ния – «Ревизия теории Фрейда и его метода» – показывает, как сильно он изменился 1 .

В этой работе Перлз оспаривает психоаналитическую теорию по четырем основным пунктам:

Место сексуальности в психике. Перлз критикует аналитиков за то, что они никогда не сни- мают «либидных очков» 2 . Он утверждает, что потребности индивидуального выживания (например, плач голодного ребенка, наша потребность в безопасности или в признании) не менее важны, чем потребность в выживании вида (репродукция) и в сексуальности.

• Перлз отмечает значимость «здоровой агрессивности». Чтобы питаться, мы должны сначала разрушить пищу, а затем ее усвоить. Пищевой инстинкт (питание, но также привязанность, познание и т.д.) необходим для нашего роста 3 .

• Он настаивает на необходимости принять во внимание фактор времени: мы не можем опи- сать объект вне временных рамок: например, сегодня яблоко спелое, а через неделю оно гни- лое. Критикуя Фрейда, который представляет наши подавленные воспоминания застывши- ми, законсервированными, как «сардины в банке», он утверждает, что кроме настоящего нет никакой другой реальности. Современные исследования неврологов показывают, сколь верна была его интуиция: мы постоянно реконструируем свои воспоминания, и в зависимости от модели реконструкции наши эмоции тоже меняются.

• И наконец, Перлз упрекает психоанализ за то, что в нем не уделяется достаточного внимания телесности. В конце работы он приводит в пример упражнения по релаксации и визуализа- ции, показывая, как можно разнообразить работу с сопротивлением: таким образом, он за- кладывает стратегическую основу будущих гештальтистских интервенций. Автор предлагает термин «терапия концентрации» в противовес «ассоциативной терапии».

1 Perls F., Ego, Hunger and Agression, Durban, Afrique du Sud, 1942; пер. на фр. Le Moi, la Faim et l'Agressivité, Paris, Tchou, 1978, 333 p.

2 Perls. F., A life chronology, размещена на сайте: http://www.gestalt.org

3 Мы рассмотрим эту тему в 6-й главе, которая посвящена гештальтистским интервенциям.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Он дал прочесть свою рукопись Марии Бонапарт, другу и последователю Фрейда, когда встретил ее в Кейп- тауне. Ее ответ шокировал: «Если вы не верите в теорию либидо, то должны отказаться от психоанализа…».

Перлз посчитал это заявление антинаучным 1 , так как из него следовало, что теория базировалась на догме,

и возразил: «Теория либидо – это акт веры?». С этого момента отношения между Перлзом и психоанализом

дали трещину. Он не отказался от практики, но его связь с Институтом психоанализа постепенно оборвалась.

Мне кажется, что знать больше о жизни основоположников гештальт-терапии необходимо, чтобы лучше понимать то новое, что они привнесли. Теорию или психологический подход не строят ex nihilo. Каждый исследователь опирается прежде всего на свой жизненный опыт и видение мира. Фрейд, который, по слухам, боялся прямо смотреть в глаза людям и которому становилось не по себе от контакта с пациентами, создал дистантную тех- нику психоаналитической терапии: терапевт сидит позади клиента, лежащего на кушетке. Перлз, прово- катор, искал контакта с людьми, предпочитая пря- мую конфронтацию холодной отстраненности. Фрейд, страстный археолог и коллекционер еги- петских статуэток, был сосредоточен на прошлом. Перлз, который в своей жизни все бросал десятки раз, чтобы начать с нуля, понимал, что сфокусиро- ванность на том, «что я решаю делать здесь и сей- час», может оказать человеку неоценимую помощь.

человеку неоценимую помощь. В 1942 году Фриц поступил на службу

В 1942 году Фриц поступил на службу в армию как

волонтер… на стороне англичан. Он служил в долж- ности медицинского офицера. Участие в двух мировых войнах в противоположных лагерях сформировало у Перлза циничное отношение к политическим идеалам 2 , к великим идеям, которые только искусственно объеди-

няют народ. Благодаря этому опыту у Перлза развились глубокий интерес к индивидуальным страданиям

и способность к сопереживанию. Это был угрюмый анархист с большим сердцем.

В конце войны Перлз, обеспокоенный ростом южно-африканского фашизма, принял решение уехать

в Соединенные Штаты. В 1946 году пятидесятитрехлетний Фриц поехал туда один, чтобы подготовить почву. Лаура и их дети присоединились к нему через год 3 .

1 Perls F., A life chronology, op. cit. 2 Личные заметки Стефана Перлза, полученные во время одной из конференций в Монреале в апреле 1993 года.

3 Ренате к тому времени исполнилось 15, а Стефану – 11 лет.

Гонзаг Масколье

Глава 2: АМЕРИКАНСКИЕ ГОДЫ

Б лагодаря помощи друзей-психоаналитиков, таких как Карен Хорни, Фриц вскоре открыл частную практику в Нью-Йорке. Его книга была переиздана в Лондоне (1947). Он видоизменил технику рабо-

ты: отказался от кушетки и начал вести свои первые группы. После пятнадцати месяцев разлуки к нему приехала Лаура с детьми 1 . Пол Гудмен, писатель и театрал, ввел его в протестующую против социума артистическую среду Нью- Йорка. Он посещал Мерса Каннингема 2 , основоположника современного танца, Джулиан и Джудит Бек, создателей «Живого театра», и у него вновь вспыхнула страсть к постановкам. Все эти артисты очень сво- бодно использовали сексуальность и социальную провокацию. Фриц страдал от несоответствия внешнего облика респектабельного терапевта своему образу жизни и внутреннему самоощущению. То, что было допустимо для джазовых музыкантов и актеров, в среде которых он вращался, неприемлемо для психотерапевта. Его провокации отдаляли от него традиционно ориентированных профессионалов. В связи с этим он очень ценил дружбу с Полом.

Гудмен

Кто этот человек, оставивший глубокий след в Гештальте? Типич- ный городской житель, он родился в 1911 году в Гринвич-Виллидж, в самом сердце Нью-Йорка. Отец ушел из семьи, когда Пол был еще совсем маленьким, и мать выживала, кое-как зарабатывая на хлеб. Воспитанием Пола занималась главным образом его сестра Элис, ко- торая была старше на десять лет. С легкостью окончив школу, он про- должал свое образование в Литературном университете. Его страстно увлекали философия, антропология, история искусства.

1 Осенью 1947 года.

2 Мерс Каннингeм – американский танцовщик, хореограф, с 1950-х годов один из лидеров авангардного искусства. Стал первопроходцем в сфере так называемого объективного танца, т.е. танца, культивирующего чистую пластику – движение ради движения. – Прим. науч. ред.

чистую пластику – движение ради движения. – Прим. науч. ред. 24

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Пол узнал Фрица благодаря его первой книге. Это был, вероятно, первый интеллектуал Нью-Йорка, который открыл Райха. В 1946 году он начал психотерапию с Александром Лоуэном, учеником Райха и будущим создателем биоэнергетики. И Гудмен, и Перлз имели солидный психоаналитический багаж, но чувствовали себя скованно во фрейдистской доктрине. Искусство в равной мере объединяло Фрица и театр, Лауру и музыку, Пола и литературу.

«Группа семи»

Рабочая группа – так называемая «группа семи» 1 – собиралась каждую неделю на квартире Перлза. Понемногу вырисовывались новые концепты, особенно благодаря Гудмену, который облекал в литера- турную форму интуитивные высказывания Фрица. Как позже отметила Лаура, «по сути, именно ему мы обязаны разработкой связной теории гештальт-терапии» 2 . Из других членов рабочей группы каждый также оставил свой след в Гештальте, в частности Пол Вейс, который был страстно увлечен дзэн. Он привнес в группу свои знания восточной философии. Предложив идею сфокусироваться на здесь и теперь, он делал акцент на целостности мыслей и тела в психотерапев- тической работе. «Он был одним из редких людей в моей жизни, которых я слушал», – писал Перлз о сво- ем друге 3 . Исидор Фром, благодаря большой философской эрудиции, хотя и не был писателем, заставлял группу отшлифовывать теоретическую концепцию. Элиот Шапиро руководил «прогрессивной» школой, основанной на активной педагогике, для детей с эмоциональными и поведенческими нарушениями 4 . Он помогал группе ставить эксперименты, касаю- щиеся научного поиска. На протяжении всего развития гештальт-терапии прослеживается это стремление

к learning by doing (обучение через действие). Отметим, что из семи человек, стоящих у колыбели Гештальта, пятеро были американцами, выросши-

ми в своей родной среде. Эта встреча европейской культуры Перлза (о чем говорит, например, его страсть

к философии, феноменологии) с американской культурой его партнеров (им свойственны прагматизм,

забота об эффективности, эмпиризм) и положила начало течению, которое соединило в себе все особен- ности каждой из тенденций.

1 Фриц и Лаура Перлз, Пол Гудмен, Пол Вейс, Элиот Шапиро, Исидор Фром, Сильвестр Эстман.

2 Perls L., Vivre à la frontièr, Montréal, Éditions du Reflet, 1993.

3 Perls F., Ma Gestalt-thérapie, une poubelle vue du dedans et du dehors, Paris, Tchou, 1976.

4 Педагогика, которая получит известность благодаря английскому эксперименту Александра Нилла и его книге «Саммерхилл – воспита- ние свободой».

Гонзаг Масколье

Поиск крестного имени

Шли оживленные дискуссии на тему названия для нового подхода к пониманию человека. Благодаря им мы можем лучше понять вклад каждого в фундамент этого здания. Фриц предложил вариант – тера- пия концентрацией, о чем писал в своей первой книге; он делал акцент на осознании тела и эмоций, кото- рое достигается за счет концентрации на «здесь и сейчас». Лауре больше нравилось название экзистенци- альная терапия, но остальным показалось, что этот термин слишком тесно связан с Сартром и будет пло- хо принят в США в эпоху маккартизма. Хефферлину импонировало название интегративная терапия. Тогда Фриц предложил вариант гештальт-терапия, заимствуя название из работ по гештальт- психологии, которые тщательно изучала Лаура, готовя докторскую диссертацию о визуальном восприятии. Лаура и Гудмен сначала отклонили эту идею, считая свою работу очень далекой от понятий гештальт- психологии и опасаясь, что термин будет звучать слишком непонятно. Но затем члены рабочей группы одобрили его единогласно. Отдельные теоретики гештальт-психологии, эмигрировавшие в США, выразили свое недовольство. В частности, Курт Левин заявил, что произошла узурпация термина. Гудмен, который вызвался ответить на полемику, несколькими годами позже иронизировал: «Вероятно, если бы мы не выбрали в 1951 году термин Гештальт, то, будучи связан только с восприятием форм, он бы и по сей день пылился на самых дальних полках темных университетских библиотек!» 1 .

«Гештальт-терапия»

Фриц привез из Южной Африки сотни страниц заметок, которые могли бы лечь в основу нового тера- певтического подхода. Он предложил пятьсот долларов Гудмену за помощь в оформлении и дополнении этих размышлений. Клинические наблюдения и теоретические предположения Фрица были блестящими, однако он не имел писательского таланта, а тем более не мог гладко излагать мысли на английском, кото- рый не был его родным языком. Пол – поэт, писатель; он работал «литературным негром» и значительно превзошел первоначально запланированный объем работ. Он переформулировал идеи Фрица и добавил несколько собственных. К ним присоединился третий автор, Хефферлин, профессор университета, который проводил исследова- ния со студентами и составлял об этом подробные отчеты. Коллективный труд Перлза, Гудмена и Хефферлина вышел в двух томах. В 1951 году был опубликован экспериментальный сборник, в котором преобладает вклад Хефферлина, так как в то время в Америке придавалось большое значение практической работе 2 . Это не был успешный коммерческий ход, посколь-

1 Stoher T., «Introduction aux essais psychologiques de Paul Goodman», in Revue Getestalt, n°3, automne 1992, p. 59–73. 2 Perls F., Hefferline R., Goodman P., Gestalt Therapy; Excitement and Growth in the Human Personality, New York, Julian Press, 1951.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

ку из потенциального круга читателей исключались профессионалы, для которых и предназначались эти труды. Сотрудничество при создании теоретического тома, опубликованного во вторую очередь, давалось Перл- зу и Гудмену нелегко. Если Фриц был ориентирован на методологию, эффективность, сопоставление идей, то Пол – философ, выросший на литературе, – видел нюансы, хотел выразить красоту понятия. Следуя предложению Фрица, которое было изложено в его первой работе, они, в противовес идеям Фрейда, разви- вают понятие «здоровая агрессивность», которая предшествует ассимиляции. Затем они соединили главы, не заботясь больше о ссылках на первоисточники, из которых черпали вдохновение для своих идей. Эта совместная работа перетекла в конечном счете в дружбу. Однако в итоге Пол остался близок боль- ше с Лаурой. Джо Визонг, нью-йоркский директор «Гештальт-газеты», говорил, что видел рукопись, написанную в равной мере Фрицем и Полом. Некоторые части книги были отредактированы, в частности, в тех местах, где немецкие обороты Фрица сильно утяжеляли блестящий английский Пола. Другие, подобно Тэйлору Стоеру, издателю Гудмена, считали, что вклад Фрица ограничился записями, сделанными в Южной Аф-

рике 1 . Но какое значение имеет буквальное авторство этих трудов, которые по большей части представля- ют собой синтез идей «группы семи»? Книга пережила трудный старт, и развитие нового подхода казалось слишком медленным. Фриц, неутоми- мый путешественник, бороздил просторы Соединенных Штатов. Он собирал маленькие группы и знакомил людей со своими идеями. Посещал других основателей новых терапевтических направлений, приобщался к дзэн. Каждый раз он интегрировал в свой подход то новое, что он там узнал, например значимость телесных посланий (мышечные зажимы, дыхание), использование театра в терапии (психодрама) и т.д. В 1952 году супруги Перлз создали Нью-Йоркский гештальт-институт 2 , но Лаура ясно дала понять, что не намерена там преподавать. Ей полностью хватало частной практики и роли матери семейства. Фриц окончательно перевернул страницу своей двадцатитрехлетней психоаналитической практики. На

его первом учебном семинаре присутствовало сорок студентов

После уговоров Лаура взяла на себя от-

ветственность за половину группы. Именно это послужило началом педагогической деятельности, кото- рой она занималась всю оставшуюся жизнь. Эти первые студенты были пациентами Перлза или друзьями Гудмена. Они же впоследствии возглави- ли различные американские гештальт-институты. В их числе были Исидор Фром и Ирвин Польстер.

Годы раскола

Со временем между Фрицем, который не чувствовал, что его достаточно ценят, и другими членами «группы семи», в том числе и Лаурой, возникли напряженные отношения. В 1956 году Фриц оставил

1 Robine J.M., «Entretien avec Taylor Stoher», in Revue Gestalt, n°3, automne 1992, p. 130–142.

2 Этот институт существует и сегодня.

Гонзаг Масколье

управление институтом и уехал один в Майами. Лаура осталась в Нью-Йорке. Между Фрицем, считав- шимся создателем гештальт-терапии, и Лаурой, которая вместе с Гудменом руководила институтом в Нью-Йорке, а затем и в Кливленде (близ Чикаго), на долгое время установилось профессиональное со- перничество. Первый обладал харизмой, позволявшей ему распространять это направление психотерапии и знакомить с ним; у вторых было стремление развивать теорию и обучать специалистов. «В действительности он никогда не покидал меня, – говорила Лаура, – его просто не было дома все дольше и дольше» 1 . В самом деле, каждый раз, когда Фриц был в Нью-Йорке, Лаура его принимала. О причине их отдаления Фриц писал следующее: «Мне было все более не по себе рядом с Лаурой, которая всегда меня ставила в подчиненное положение, и обо мне в тот период нельзя сказать ничего хорошего» 2 . В Майами шестидесятитрехлетний Фриц первое время чувствовал себя больным и подавленным. Кли- енты у него бывали редко. Он экспериментировал с ЛСД, модным в движениях контркультуры той эпохи. Затем страстная влюбленность в Марти Фромм вновь пробудила в нем энергию.

От гонимого еврея в Голландии до богатейшего буржуа в Южной Африке, от «маленького мальчи- ка», оскорбленного плохим приемом Фрейда, до обожаемого гуру, от неутомимого путешественника, всегда готового поставить под сомнение всю свою жизнь, до озлобленного старика, – в этот период Перлз остро почувствовал все свои крайности. Казалось, он начинал каждый день своей жизни с нуля. «Бродяга-пророк» 3 – так говорила о нем жена.

Что касается Гудмена, то он продолжал удовлетворять свои многочисленные интересы. Он преподавал в Университете Чикаго. В 1954 году получил докторскую степень и выступал с докладами по всей стране. Писатель и журналист, представлявший определенные политические позиции и выставлявший напоказ свой гомосексуализм, он понемногу отдалился от психотерапии и стал одним из духовных наставников бун- тующей против правительства молодежи. Он много писал о театре, писал и романы, и статьи по социологии. Из-за нетрадиционной сексуальной ориентации Пол потерял работу. Затем он начал издавать журнал «Ком- плекс». Его книгу «Абсурд взросления», которая увидела свет в 1960 году, оценил по достоинству журнал «Лайф». Не давая точных определений, Гудмен распространял понятия, развиваемые в гештальт-терапии. Как и Фриц, он не придерживался норм и условностей, критиковал государственную власть. Пол верил, что трансформация мира проходит через трансформацию индивидов: он считал психологию соци- альной и политической силой и придавал большое значение саморегуляции индивида или группы в своем социальном окружении. Пол восхвалял свободный анархизм 4 . Сьюзен Зонтаг писала о нем: «Он был на- шим Сартром, нашим Кокто» 5 .

1 Shepard M., Le Pére de la Gestalt, dans l'intimité de Fritz Perls, op. cit.

2 Perls F., Ma Gestalt-thérapie, une poubelle vue du dedans et du dehors, op. cit.

3 Perls L., Vivre а la frontière, op. cit.

4 Goodman P., Utopian Essays and Practical Proposais, Vintage Books, New York, 1962.

5 Sontag S. (1972), Sous le signe de Saturne, Paris, Le Seuil, 1985.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Успех

В 1959 году Перлз получил должность консультанта в психиатрической больнице Калифорнии и обу-

строился в Лос-Анджелесе, где возобновил частную практику. Его подход стал получать все большее при- знание как феноменологический опыт, который не был ни религиозным направлением, как у Бубера, ни вербальным опытом, как у Хайдеггера, ни «коммунистическим», как у Сартра 1 .

В 1962 году, в возрасте семидесяти лет, он на восемнадцать месяцев уехал в кругосветное путешествие.

В Израиле его увлекала главным образом живопись, в Японии он практиковал дзэн. Фриц решил на вре- мя обосноваться в Киото, он просто влюбился в этот японский город. Он также путешествовал по Европе, в частности посетил Рим, где Отто Дикс, один из великих художников, последователей Баухауза, пишет великолепный портрет «доктора Фрица Перлза» 2 . Но он решил вернуться домой, провел некоторое время в Нью-Йорке с Лаурой. Затем устроился в Эса- лене – международном центре проведения семинаров, расположенном между Лос-Анджелесом и Сан- Франциско. Сотни стажеров каждый год проходили там практику йоги, терапии, массажа. Эсален манил и американцев, и европейцев, которых увлекал поиск более подлинной и свободной жизни. Все это проис- ходило во время расцвета контркультуры, что дало резонанс с событиями в Европе в 1968 году. Перлз провел пять лет в Эсалене и здесь наконец получил долгожданную известность. Он организовал терапевтические и учебные мастерские, стал одним из лидеров данного центра. Фриц сравнивает Эсален с Баухаузом: «То, чем в Германии был Баухауз в области создания нового стиля в архитектуре и искусстве, тем стал Эсален для развития гуманистической психологии» 3 . В эту эпоху высоко ценился непосредствен- ный опыт, поиск своих собственных ценностей. Гештальт стал направлением, которое позволяло интегри- ровать клинические феномены с индивидуальными потребностями в том, чтобы действовать, чувствовать или экспериментировать. Темперамент Перлза, соблазнителя и провокатора, вызывал у окружающих не только восторги, но и по- рой враждебность. Он с недоумением обнаружил, что в него можно «влюбиться, ненавидеть его и все же быть рядом». Его здоровье постепенно восстановилось. Он стал ездить с лекциями по всей стране и еже- годно приезжал в Европу. Гештальт окончательно вышел из подполья. В 1968 году, когда фотография Перлза появилась на обложке журнала «Лайф», он стал широко известен и узнаваем – этот гуру с большой белой бородой и смеющими- ся глазами. Фриц, имевший невероятный дар за несколько минут выявлять экзистенциальные затрудне- ния собеседника, проводил демонстрационные семинары-мастерские, которые привлекали как неофитов, так и признанных специалистов в области межличностных отношений, включая европейцев.

1 Perls F., A life chronology, op. cit.

2 Этот портрет представлен в каталоге выставки художника: Otto Dix: Metropolis, Fondation Maeght, 06570 Saint-Paul-de-Vence, 1998, 270 p.

3 Личные неотредактированные заметки Перлза.

Гонзаг Масколье

Перлз развивал технику «горячего стула» (hot-seat): тот, кто хочет «работать», садится напротив него, показывая таким образом свою заинтересованность в сессии. В 1969 году каждый его семинар-мастерская привлекал от двухсот до трехсот человек. Некоторые из этих семинаров были сняты на видео, затем опубликованы и распространены 1 . В своем удивительно напыщенном стиле, который так импонировал американцам, он писал: «Ясность мыслей, юмор и терапевтические способности увеличиваются пропор- ционально моему счастью». Профессиональное соперничество между Фрицем и Лаурой усиливалось. Фриц предпочитал демон- страции и тренинги; его охотно называли «гуру здесь и сейчас» – выражение, которому он почти не про- тивился. Постепенно он отдалился от фундаментальных понятий, развиваемых в «Гештальт-терапии», и с удовольствием ассимилировал все идеи, которые мог почерпнуть у других психотерапевтов. Лаура же, напротив, предпочитала глубинную работу и оставалась верной специфике гештальт-подхода в психо- терапии.

«Гештальт-терапия дословно» 2

Эта книга, опубликованная в 1969 году, представляет собой сборник из четырех бесед, некоторых семинаров по работе со снами и одного интенсивного семинара. Они переписаны, иногда дословно, из фильмов или с магнитофонных записей. Такой способ знакомства с Перлзом производит глубокое впечатление, позволяя прикоснуться к его реальной работе. Но иногда стиль книги раздражает, так как чувствуется огромная пропасть между устной и письменной речью. Некоторые копии с магнитофонных записей и фильмов доступны до сих пор. Эта книга, название которой было переведено на французский язык как «Сны и существование в гештальт-терапии» 3 , способствует росту известности ее автора. В беседах Перлз комментирует экзистенциальные корни своего подхода и определяет тревогу как «брешь между сейчас и потом». Эта книга знаменита главным образом как иллюстрация работы Перлза со снами. Он считает сны не «королевской дорогой в бессознательное», а скорее разрозненными фрагмента- ми личности, пазлами, из которых можно собрать понятную для человека «картинку», Гештальт. Каждый элемент сна отражает различные аспекты личности автора, и с ним можно работать как с незавершенным Гештальтом. Перлз выступает против интерпретации, то есть символического прочтения сна терапевтом. Мы вернемся к теме работы со снами в 6-й главе книги и рассмотрим ее клинические аспекты.

1 Perls F., Gestalt Therapy Verbatim, La Fayette, Real People Press, 1969.

2 Perls F., Gestalt Therapy Verbatim, op. cit. В русcком переводе: Перлз Ф. Гештальт-семинары: Гештальт-терапия дословно. М.: Институт общегуманитарных исследований, 1998. – Прим. науч. ред.

3 Perls F., Rêves et existence en Gestalt-thérapie, Paris, Épi, 1972.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

«Внутри и вне помойного ведра»

1969 год оказался плодотворным для литературного творче- ства Перлза: в этом же году он опубликовал автобиографический очерк 1 . Мы знаем, что Фриц любил эту очень личную книгу. Изначально он писал ее как дневник, который не планировал публиковать: «Я на- чал писать о своей жизни, и это перетекло отчасти в поэзию» 2 . На основе анализа своей жизни Фриц пытался формулировать кон- цепты, противопоставляя себя тем, кто строят теорию и хотят, чтобы в нее вписалось их существование. Он говорит, что он живет, вместо того чтобы пытаться проживать то, о чем утверждает. Описывая проблемную ситуацию, Перлз использует диалог между:

Собакой сверху (Top-dog), то есть ведущей собакой в упряжке саней, тиранической и жесткой,

и Собакой снизу (Under-dog), бунтующей и свободолюбивой. Эти две метафоры были переведены на французский язык как «Большой Начальник» и «подчиненный» 3 . Публикация этой книги разделила читателей на два лагеря. Некоторых восхищает свободный стиль автора: «Удивительная работа и вместе с тем ясная, трогатель- ная и смешная. Никогда еще жизнь богемы не была передана более талантливо» 4 . Другие шокированы смесью жанров, так как в книге анекдоты перемежаются теоретическими размышлениями. Вместе с тем читатели, которые в этой работе впервые знакомились с гештальт-терапией, не находили в ней важной информации. Но, несмотря на всю критику, книга хорошо продавалась и способствовала известности Фрица и семинаров, которые он проводил.

которые он проводил. – Вечный путешественник Он хотел

Вечный путешественник

Он хотел основать коммуну,

где можно было бы «жить идеями Гештальта сутки напролет». В июне 1969 года в возрасте семидесяти шести лет он купил в Канаде на острове Ванкувер бывший мотель и с несколькими друзьями создал новый Гештальт-институт. Двадцать-тридцать участников посещали там терапевтические семинары или обучались. Все разделяли жизнь, которая собрала их в кибуце. Перлз называл этих людей «своей семьей»

Через пять лет, проведенных в Эсалене, Фриц снова решил уехать

1 Perls F., In and out the garbage pail, Moab, Real People Press, 1969; пер. на фр. яз. Ma Gestalt-thérapie, une poubelle vue du dedans et du dehors, op. cit.

2 Слова, произнесенные Перлзом на семинаре и приведенные в книге «Rêves et existence en Gestalt-thérapie».

3 Название первого понятия пишется с заглавных букв, второго – со строчной.

4 Цитата на четвертой странице обложки французского издания.

Гонзаг Масколье

и чувствовал там себя счастливым. Этот бунтарь не боролся больше за свои убеждения, поскольку был окружен людьми, которые разделяли его идеи. Он впервые в своей жизни говорил о себе миролюбиво.

жизни говорил о себе миролюбиво. Перлз выступал с докладами,

Перлз выступал с докладами, разъезжая по всей Америке, был также в Европе и Японии, и так продол- жалось до марта 1970 года. Он должен был выступать в Чикаго. Во время посадки в самолет у него под- нялась температура. Семьсот человек ждали его выступления в университете, но оно так и не состоялось. Фрица положили в больницу, где он умер через четыре дня в свои семьдесят семь лет. Последние минуты ярко характеризуют его личность: весь опутанный капельницами, он вдруг решил встать. Медсестра вос- кликнула: «Доктор Перлз, вы не должны вставать!». Фриц вспылил: «Я запрещаю вам указывать мне, что я должен делать!» – и в то же мгновение умер. Пол Гудмен произнес речь на похоронах. После смерти Фрица члены «группы семи», в особенности Лаура и Пол, а также их студенты продолжали развивать Гештальт, прежде всего – его теоретические основания, и этим способствовали его распространению. Расхождения между учениками Фрица (сторон- никами тенденциозной терапии, основанной на телесной и эмоциональной вовлеченности и развиваю- щейся главным образом на западном побережье Соединенных Штатов) и учениками Гештальт-института в Нью-Йорке (которые в большей мере ориентированы на теорию) продолжаются и по сей день. Исидор Фром, в частности, создал свою школу, основанную на углубленном изучении теоретических идей Гудме- на, и обучал некоторых европейских гештальтистов. «Все – в этой книге» – любил он повторять, цитируя «Гештальт-терапию». Столкновение разных ветвей гештальт-подхода и в настоящее время продолжается в Соединенных Штатах. Некоторые все еще говорят о «стиле западного побережья» 1 или «стиле восточного побережья»! Это выражение пересекло Атлантику, чтобы иногда служить немного устаревшим описанием способа ра- боты, позволяющего отличать одних от других.

Отцом-основателем Гештальта был человек, которого нельзя воспринимать как идеал. Его семейная жизнь не служила образцом для подражания, и, как известно, он подолгу находился вдали от своих

1 «Стиль западного побережья» (его еще презрительно называют «бум-бум-терапией») сегодня практически утратил свое влияние, по- тому что в его рамках не было построено адекватной системы подготовки гештальт-терапевтов. Нью-йоркский подход продолжает развиваться, а первый из гештальт-институтов существует и в наши дни. – Прим. науч. ред.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

детей. Его профессиональная жизнь – любопытная смесь гениальных предположений и громких провалов. Все это дает каждому гештальт-терапевту свободу и возможность не стремиться соответство- вать «положительному образу». И еще раз свидетельствует о том, что терапевт – это не тот, кто «все урегулировал в своей личной жизни», а тот, кто находится в постоянном поиске этого баланса. То, что я отмечаю у Перлза, – это его невероятная жизненная энергия, глубокая интуиция, приня- тие парадоксов своей собственной жизни, своего ненасытного любопытства То, что я отмечаю у Гудмена, – это тонкость теоретического анализа и его социальная включен- ность в деятельность, позволяющую людям обрести большую свободу в этом мире.

Все члены группы основателей гештальт-терапии уже умерли: Пол Гудмен – в 1972 году, Лаура умерла

в возрасте 85 лет в 1990 году, а Исидор Фром – в 1993 году.

И в Европе…

Развитие европейской гештальт-терапии началось в Германии, где в настоящее время насчитывается несколько тысяч специалистов, занятых в области психотерапии, образования, обучения, сопровождения организаций и т.д. С 1971 года во Франции несколько психотерапевтов (мало знакомых друг с другом) прошли обуче- ние в Соединенных Штатах. Они регулярно ведут группы личностного роста, базирующиеся на идеях гештальт-подхода, и осуществляют таким образом развитие гештальт-терапии во Франции. Два тома «Гештальт-терапии» переведены и опубликованы в Квебеке в 1977 и 1979 годах 1 . В 1979 году Квебекский центр Гештальта открыл отделение для франкоговорящих специалистов

в Европе. Это начало долгой истории, к которой мы вернемся в третьей части книги, то есть после того, как рассмотрим основные понятия гештальт-терапии.

1 Perls F., Hefferline R., Goodman P. (1951). Пер. на фр. яз. Gestalt-thérapie. Montréal, Stanké, 1977 et 1979.

Вторая часть

Терапия здесь и сейчас

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Глава 3: НОВАТОРСКИЙ ПОДХОД

Предварительные замечания

П режде чем излагать в деталях главные теоретические понятия, я хотел бы в этой главе раскрыть сущ- ность гештальт-подхода через призму одного из важных холистических принципов – целое отлича- ется от суммы частей. Я написал во введении, что Гештальт – это гостеприимная страна. Во-первых, она обязана своим по- явлением «группе семи», которая регулярно собиралась у Перлза и отличалась особой эклектичностью. Во-вторых, «Гештальт-терапия» – «библия» гештальт-подхода – была написана тремя очень разными людьми. И наконец, Гештальт был основан в Соединенных Штатах разноплановыми личностями – По- лом Гудменом, Фрицем и Лаурой Перлз. Насколько мне известно, Гештальт – единственный метод те- рапии, создание которого не ассоциируется с одной харизматической личностью, как, например, Фрейд для психоаналитиков, Берн для сторонников транзактного анализа, Райх для вегетотерапевтов и т.д. Каждый, следовательно, воспринимает гештальт-терапию согласно собственным ощущениям, своим сферам интереса. Любое терапевтическое течение основывается, на мой взгляд, на следующих главных принципах: кон- цепции хорошего психического здоровья (и также психопатологии), которая имеет под собой определен- ные философские основания и терапевтическую стратегию. Итак, сейчас мы рассмотрим понятие здоровья, далее опишем терапевтическую стратегию путем изучения фундаментальных понятий и их экзистенциальных корней и в конце остановимся на стиле интервенций.

Здоровье и психопатология

Определение хорошего здоровья в гештальт-терапии кажется мне очень близким к определению Все- мирной организации здравоохранения: «Здоровье – это не отсутствие болезни или недуга, а состояние полного физического, умственного и социального благополучия». Гудмен настаивает на идее, что хорошее здоровье основывается одновременно на трех составляющих:

физической, психологической и культурной.

Гонзаг Масколье

Гештальтистская концепция здоровья и болезни представляется мне в сущности феноменологиче- ской 1 , а именно: для гештальтиста важна не «объективная правда» ситуации, а то, какой субъективный отклик она вызывает. Именно осознание человеком события придает ему смысл. Феноменология – это одновременно и экспериментальный метод, и философское течение, развитое Гуссерлем 2 в 1907 году. Феноменология предлагает описывать, а не объяснять наблюдаемые факты. Речь идет о том, чтобы избегать «разговора о вещах» и пытаться вернуться к «самой вещи, на уровне ее пере- живания», исключая любую интерпретацию 3 . Как только я оставляю эту феноменологическую позицию, я даю оценку бытию. Когда ко мне приходит клиент, мое восприятие его проявлений «затуманено» направленностью моего мышления, то есть оно определяется, например, пониманием, воспоминаниями, любовью. Я «иду к» мое- му клиенту, так же как он «идет ко» мне. Концепт интенции 4 описывает обусловленность этого движения навстречу друг другу. Феноменология старается выявлять эту субъективность. Феноменологическая психология пытается в большей степени понимать, чем объяснять человека 5 .

Я приведу пример, далекий от терапии, чтобы читателям было понятней. Представим себе теле- визор. Специалист по электронике воспринимает его в терминах транзисторов, мощности, качества кинескопа. Художник его описывает посредством цвета и формы; торговец – через понятия цены и конкуренции. Как терапевт, я его рассматриваю в терминах отношений: для меня важно наблю- дать, прерывается ли семейный разговор, когда включили телевизор, как дети едят, когда смотрят любимую передачу, и т.д. Следовательно, даже телевизор – объект тысячи различных наблюдений, согласно интенциональности того, кто наблюдает.

Концепция психопатологии в гештальт-подходе также феноменологична. Она не может быть только «нозографической» 6 , то есть ориентированной на описание болезни или симптома. Концепция психопато- логии, кроме того, обусловлена отношениями, а также имеет временные и контекстуальные модальности. Сейчас я попробую это объяснить.

Модальность отношений. Страдания индивида никогда не принадлежат только ему. Они проявляются в определенном типе отношений с другими.

1 От древнегреч. phainein – «выявлять» или phainomena – «явление» и logos – «понятие, учение».

2 Эдмунд Гуссерль (1859–1938), немецкий философ, отец феноменологии.

3 Kunzmann P. et al., Atlas de la philosophie, Paris, Le Livre de Poche, 1993.

4 Интенция (лат. intentio – «стремление») – направленность сознания, мышления на какой-либо предмет; в основе такой направленно- сти лежит желание, замысел. – Прим. науч. ред.

5 Sillamy N., Dictionnaire usuel de psychologie, Paris, Bordas, 1983.

6 От древнегреч. nosos – «болезнь» и graphe – «описание».

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Франсуаза 1 , одна из моих самых первых клиенток, никогда не бывает «истеричной», если она одна. Она развивает это свойство в терапии в контакте со мной. Я мужчина, наша разница в возрасте такова, что я мог бы быть ее отцом. В ходе длительной терапии она стала гораздо более привлекательной и смогла развить свой творческий потенциал. Все это проявляется в наших отношениях и поэтому сказывается на том, как я ее оцениваю с точки зрения психопатологии 2 .

• Временн á я и контекстуальная модальности. Эти модальности характеризуют способ «бытия в мире», который меняется в различные моменты жизни индивида и в определенной среде. Так, Франсуаза возвращается домой с работы, где ее экстраверсия способствует ее коммерческой деятель- ности, и «восстанавливает силы», то есть успокаивает себя посредством своеобразной «обсессии» 3 , которая вы- ражается в филателии (она коллекционирует марки с изображением только голубых или красных животных!).

Таким образом, в Гештальте психопатология рассматривается как ригидное поведение, которое блоки- рует процесс роста и мешает адаптации к постоянно изменяющейся среде. Гештальт базируется на прин- ципе уникальности: каждый вырабатывает свой оригинальный способ приспособления к миру. Эта идея гештальт-подхода раздражает тех, кто ищет общих законов для описания человеческого поведения.

Оригинальная терапевтическая стратегия

Понятие «терапевтическая стратегия» является фундаментальным и новаторским в гештальт-терапии. Терапевтическая стратегия базируется на трех основаниях: диалог, герменевтика и концентрация на про- цессе. Эти три составляющие придают Гештальту оригинальность и востребованность.

Диалоговая модель

В книге, опубликованной в 1923 году, философ Мартин Бубер 4 противопоставляет два выражения, кото- рые он считает «основополагающими»: «Я–Ты» и «Я–Оно». Они описывают два типа бытия в мире, прежде всего – бытия в отношениях. Я рассматриваю здесь только аспекты, касающиеся помогающих отношений:

• Медицинская модель основана на отношениях Я–Оно. Врач (Я) наблюдает болезнь (Оно), которая проявляется через симптомы. Искусство врача состоит в том, чтобы провести хоро-

1 Имена всех клиентов изменены по причине конфиденциальности.

2 Я умышленно не использую слово «диагностика».

3 Обсессия (лат. obsessio – «осада», «охватывание») – навязчивое состояние (idée fixe), связанное с мыслями, чувствами, желаниями, бес- покоящими человека периодически или в течение длительного времени и не поддающимися сознательному контролю. – Прим. науч. ред.

4 Buber M. (1923). Пер. на фр. яз. Je et Tu, Paris, éditions Aubier, 1969.

Гонзаг Масколье

шее обследование. Если диагноз поставлен правильно, то выписать рецепт легко; тогда лекар- ство «отвечает» за борьбу с болезнью. Единственная ответственность больного состоит в том, чтобы проконсультироваться, а затем выполнять предписания врача. Традиционная медицина построена именно на этой научной модели. Лекарство и микроб являются здесь центральны- ми фигурами, играющими главные роли на этой сцене. • В Я–Ты-отношениях встречаются два различных бытия, психотерапевта и клиента. Они устанавливают контакт посредством диалога, и именно эти отношения являются целитель- ными. «Вначале отношения», – пишет Бубер. В данном случае симптом рассматривается как язык, как призыв к помощи, как проблема в отношениях, которая мешает человеку развить весь свой потенциал.

Идеи Пола Гудмена одновременно и близки, и радикально отличаются от идей Мартина Бубера. Оба разделяют антропологическое видение Человека, существующего в отношениях, которые он создает. Че- ловек вне контакта – никто и ничто. Однако Бубер развивает философский и духовный подход (Как раз- вивать качество отношений с другими и с Богом), в то время как Гудмен фокусируется на культурной и социальной перспективе (Давайте изменим общество, чтобы изменить Человека). Перлз также был воодушевлен этой центральной идеей, которую он применил к терапии. Кроме того, его жена Лаура была ученицей Бубера в Вене. Когда пишут о диалоговой терапии, ставят знак тире между Я и Ты. Модель Я–Ты – идеал, к которому мы стремимся. Действительно, наше общество пропитано моделью Я–Оно, и пациент функционирует в соответствии с этой моделью в начале терапии: «Скажите мне, что я должен сделать». Следовательно, мы как терапевты должны приспособиться, подождать какое-то время, но не слишком долго, пока не установится доверие (то, что мы называем терапевтическим альянсом) и сможет произойти диалог. Развитие диалоговых отношений требует времени и может периодически сме- няться прежней моделью Я–Оно. У Марии трудности в отношениях с ее единственной дочерью-подростком. Разговаривая со мной по те-

Она постоянно просит у меня совета и чрезмерно мне доверяет, по-

лефону, она назвала меня доктором

тому что я, как отец четверых детей, должен иметь опыт Ей понадобилось несколько месяцев, чтобы понять, что я не могу помочь ей своими комментариями, но могу увидеть ее страдания и научить «быть в отношениях», «не удушая» другого. Она принимает мои сло- ва, о чем свидетельствует ее речь – вместо «Вы изменяете меня в терапии» она говорит: «Я изменяю себя в терапии». Терапевтический альянс в гештальт-терапии основывается на двух типах отношений. С одной стороны, клиент воспринимает своего терапевта как оказывающего помощь и поддержку (эмоциональный альянс). С другой стороны, для эффективной терапии необходимо установление атмосферы сотрудничества, то есть со-участия и клиента, и терапевта в работе (рабочий альянс). Как утверждает Бубер, «однажды пере- жив встречу, человек не остается прежним».

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Герменевтическое основание

Когда меня спрашивают, почему я выбрал гештальт-подход из других терапевтических направлений, то я, стараясь обосновать свой ответ, всегда обращаюсь к герменевтике. Что означает это слово? В переводе с древнегреческого hermeneuein значит «разъяснять». Оно было использовано в «Энциклопедии» Дидро (1747) для описания искусства обнаруживать точный смысл

какого-либо текста 1 . Современная герменевтика базируется на идее, что изучение одного и того же текста может породить множество смыслов и интерпретаций: это – полисемия. Гештальт-подход герменевтичен по своей сути, так как он не претендует на поиск единственно правильного объяснения события. Мы возвращаемся к идеям Мартина Бубера: ответственность про- фессионала не в том, чтобы осмыслить истории, рассказанные клиентами. В «исследовании», которое разворачивается в процессе диалога, постепенно появляется фигура – то, над чем клиент работает в терапии. В начале сессии она скрыта от обоих партнеров 2 и понемногу проявляется в процессе терапии, как проступает изображение на черно-белых фото- графиях, которые, будучи подростком, я проявлял в ванночке с проявителем. Эрик в начале сессии говорит мне о темноте, буре, кон- фликте. В его глазах – отчаяние. Вопрос о том, что его дей- ствительно удерживает в жизни, возникающий в ходе нашей работы, позволяет проявиться паруснику, которому недоста-

паруснику, которому недоста- ет только капитана выходить

ет только капитана

выходить невредимым из самого центра бури – вот источник удовольствия… Таким образом, гештальт-терапевт отличается от других «зна- ющих» специалистов, интерпретации которых призваны помочь «пациенту» лучше понять свой путь. Эта идея часто удивляет новых клиентов, которые хотят, чтобы их

обследовали и дали готовый рецепт. Перлз любил повторять, что для него любая интерпретация – терапевтическая ошибка и что важно ждать, когда фигура проявится сама собой!

Спорить с волнами, приручать ветер,

Часто терапевты не говорят о своих достижениях. Я иногда ощущаю огромное удовольствие, ра- дость, когда в течение терапевтической сессии в тумане нащупывается новый путь. Мы продви- гаемся вслепую в темном лесу, замирая от страха, спотыкаемся о препятствия, которые кажутся непреодолимыми.

1 Rey A., Le Robert: dictionnaire historique de la langue française, Paris, Robert, 1998.

2 На старофранцузском слово «партнер» означает «тот, с кем танцуют»!

Гонзаг Масколье

Затем, по мере продвижения, мы начинаем ориентироваться в новой обстановке и обнаруживаем неожиданный выход. Лицо моего клиента светлеет, мое сердце ликует: заблокированный процесс оживает

Когда я комментирую процесс терапии, будущие специалисты всегда задают мне вопрос: «Но тогда тот же самый клиент с другим терапевтом смог бы найти иное решение своей проблемы?». Я отвечаю утвер- дительно: мне кажется, это очень правильно и отражает богатство полисемии.

Фокусировка на процессе

Для описания процесса терапии я использую метафору реки. Некоторые формы терапии сосредоточе- ны на вопросе «Почему?» и ищут причины возникновения травмы. Это «терапии истока». Их прототипом является психоанализ, который сосредоточен на поиске истоков (источников) проблем, но он – не един- ственный: метод «первичного крика» 1 и «ребефинг» 2 пытаются обнаружить травмы рождения, терапия Райха исследует связь между «мышечным панцирем» и подавленными страданиями. Другие направления – «терапии нижнего течения». Они оставляют в стороне причины возникновения на- ших проблем. Эти терапевтические направления стараются дать поведению большую свободу, «открыть реку» и «очистить берега», чтобы позволить нам свободнее распоряжаться нашими переживаниями и эмоциями. Такую стратегию использует поведенческая терапия. Продолжая эту метафору, Гештальт можно опреде- лить как «терапию течения». В гештальт-подходе важ- нее, как течет река (спокойно, стремительно и т.д.), чем почему. Мы, гештальт-терапевты, пытаемся ожи- вить то, что в нашей психике оказалось застывшим, как камень в реке, из-за характера воспитания или травматического опыта. Мне нравится динамичный язык гештальт-подхода: граница-контакт, незавер- шенный Гештальт, прерывания контакта. Эта сфоку- сированность на процессе (латинское слово processus, означающее «движение вперед», «продвижение») отражена в содержании следующей главы. В терминах процесса гештальт-терапия модифицирует временную ось: проблема, о которой говорит клиент, рассматривается в ситуации здесь и сейчас. Это фундаментальная идея, развитая Перлзом после

идея, развитая Перлзом после 1 «Первичная терапия», образно

1 «Первичная терапия», образно называемая методом «первичного крика», разработана Артуром Яновым в 1960–1970-х годах.

2 Ребефинг (от англ. rebirthing – «второе рождение») – психотерапевтическая методика, разработанная Л. Орром и С. Рэй в 1977 году. Ориентирована на самоисследование и духовную трансформацию путем использования специальных дыхательных упражнений.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

его отхода от психоанализа: невозможно вновь пережить прежнюю травму, так как она трансформирова- лась вследствие работы психических процессов (восприятие, память и др.) и изменения контекста. Акту- альна не точность фактов, а то, что я живу уже несколько лет с этой раной; эмоция проявляется в настоя- щем, даже если она коренится в прошлом. Перлз также настаивал на идее «сейчас и как» 1 , чтобы исследовать текущий процесс. Бесполезно вос- станавливать всю историю травмы. Важнее замечать, как конфликт «живет» сейчас, как проявляется в теле и эмоциях. Соединяя «здесь и сейчас» и феноменологию, клиент обнаруживает уникальность своего опыта, экзистенциальный смысл своего бытия.

Если я фокусируюсь, например, на проблемах своего детства, я не смогу говорить об этом в про- шлом времени. Я могу работать только над моей настоящей грустью («Папа, мне сегодня грустно, потому что ты покинул меня») или могу использовать психодраматизацию прошлого и пережить снова эту сцену сейчас («Папа, мне грустно, потому что ты покидаешь меня»). Я говорю о своей боли здесь и сейчас. Мы придаем большое значение актуальным эмоциям, чтобы найти наилучший выход из ситуации, которую мы не можем изменить.

Какое выразительное слово – «сейчас» (фр. maintenant)! Оно происходит от manu tenendo, то есть «в то время, как рука его держит». Что касается «здесь», то это одновременно наречие места и наречие времени (в течение сегодняшнего дня, например).

Трехтактный вальс…

Это упрощенная схема терапевтической сессии в гештальт-терапии, главным образом сконцентриро- ванная на диалоговых и феноменологических аспектах данного подхода. Несмотря на риск редукциониз- ма, я все же предлагаю вашему вниманию данную модель… Итак, Гештальт использует экспериментальную стратегию 2 . В «типичной» терапевтической сессии, индивидуальной или в группе, чаще всего мы можем выделить три «такта»:

• Клиент описывает какую-либо трудность или актуальную проблему; терапевт помогает ему «включиться» (экзистенциальное положение о свободе и ответственности) и сфокусиро- ваться на своих переживаниях здесь и сейчас (awareness). Терапевт благодаря своему присут- ствию (способности слушать и оставаться чувствительным) старается установить терапевти- ческий альянс, основанный на Я–Ты-отношениях.

1 По-английски «now and how». 2 Слово «expérience» (эксперимент, опыт) имеет индоевропейский корень «per»: проникать, пересекать. Он используется в словах «porche» (крытый вход), «pore» (кожа), «port» (порт). Эксперт – это тот, кто преодолел, «вышел из порта».

Гонзаг Масколье

• Затем терапевт предлагает клиенту эксперимент, направленный на развитие его креатив- ности, позволяющий по-новому увидеть трудности, с которыми они работают в терапии, вы- свободить подавленные эмоции. Этот эксперимент нацелен на то, чтобы предложить клиенту новый способ, непохожий на его «обычный контакт» со средой. Эксперимент базируется на методологии герменевтики, то есть невозможно предугадать, какая фигура возникнет в про- цессе разворачивающегося действия. Терапевт часто становится «акушером эмоций». Чувства клиента скрыты, они только гото- вятся выйти на свободу. Однако «рождение» не должно быть слишком быстрым: нужно дать клиенту время, чтобы избежать «травматизма». Поспешность – классическая ошибка начи- нающего специалиста.

• Третий этап – это ассимиляция, то есть формирование связей между тем, что было прожито в безопасных рамках терапевтической сессии, и реалиями внешнего мира, который остался прежним. Этот период ассимиляции продолжается также вне сессии, что обусловливает сук- цессивность 1 процесса изменений клиента, ведущего к его большей свободе. Терапевт отказы- вается следовать типичному запросу клиента (и его собственной потребности) «заботиться», навязывая ему свои решения.

Для правильного прохождения различных этапов терапевт обязан: пройти личную терапию, чтобы иметь свой опыт проживания этого процесса; получить хорошее образование, чтобы обладать необхо- димым объемом теоретических знаний; регулярно брать супервизию, позволяющую различать контекст собственной жизни и жизни клиента; наконец, соблюдать правила профессиональной этики, помогающие оставаться в терапевтических рамках.

1 Сукцессивность (от англ. successive – «последующий», «следующий за другим») – развернутая последовательность протекания какого- либо процесса.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Глава 4: ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПОНЯТИЯ

Преамбула к теории…

М ы в красивом большом зале, немного странном. Потолок небесно-голубого цвета украшен маленьки- ми белыми облачками. Мы на трехдневном семинаре по Гештальту. Три дня интенсивной работы, где

каждый в собственном ритме исследует свои страхи, блокировки, желания или фрустрации. Сейчас «работает» Катрин. Это значит, что она попросила для себя времени, в течение которого тера- певт и вся группа помогают ей прояснить затруднения, о которых она нам рассказывает. Катрин – приятная, миловидная женщина. Первое, что приходит в голову, – «довольно хорошенькая». Сейчас она плачет и сдержанно выражает свой гнев на родителей. Мы сидим в кругу, на больших по- душках напротив друг друга. Катрин: Мой отец был слишком жестким. Он считал, что действовал правильно, что воспитывал нас как следует, но он нас сломал, заблокировал. Я не пытаюсь правильно понять содержание ее фраз, я позволяю себе только проникаться этим без- граничным гневом и глубоким отчаянием, которые, кажется, ее парализуют. Я предпочитаю не касаться вопросов «Кто?» или «Почему?», которые заставили бы ее снова обратиться к своему разуму и утратить нить эмоций. Я просто возвращаю ей то, что наблюдаю. Я: Ты перестаешь дышать? Она смотрит на меня большими глазами смущенно и не дыша, а затем заливается беззвучными слезами. Я: Может ли здесь кто-то побыть в роли твоего отца? Катрин без малейших колебаний выбирает стажера, он моложе ее, с немного одеревенелым телом. Она пояснила потом, что в этот момент у него был твердый взгляд ее отца. Наши проекции (то есть образы, которые принадлежат нам, но которые мы приписываем другому) часто оказываются настолько сильными, что могут строиться вопреки, например, возрасту или полу. Про- екция связана с центральным переживанием клиента (фигурой) и игнорирует другие характеристики объекта проекции. Я: Можешь ли ты сказать ему об этом? Катрин: Почему ты делал это? Ты не имел права; я боялась, ты мог его убить!

Гонзаг Масколье

Я: Ты говоришь об этом тихим голосом; ты продолжаешь не дышать. Можешь ли ты снова сказать свое- му отцу, на что он не имел права? Я по-прежнему не знаю, кого ее отец якобы мог убить. Я фокусируюсь на ее голосе и дыхании, потому что замечаю, что работа Катрин блокирует мое собственное дыхание и вся группа как будто слита с ее дыханием.

как будто слита с ее дыханием. В Гештальте пристальное

В Гештальте пристальное внимание к нашим телесным и эмоциональным переживаниям мы описываем термином awareness (англ. to be aware – «быть в курсе, не терять бдительности»). В описываемом случае мое дыхание предупреждает меня о том, что сейчас проживается в контакте. После нескольких неловких попыток Катрин наконец выражает свой гнев, а затем свой страх. Ее легкие, ка- жется, внезапно открылись, процесс разблокировался; глубокий вдох возвратил ее к жизни. Ее глаза светятся. Те удивительные моменты сессии, когда вдруг возникают какая-то идея, образ или чувство, связанные с внезапным озарением, мы называем инсайтом (insight). Инсайт легче возникает в ходе эмоциональной проработки. Группа часто усиливает это явление.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Вся группа отдыхает. Удивительная фаза, длившаяся приблизительно двадцать минут, кажется, закан- чивается. Я все еще точно не знаю, над каким страхом работает Катрин, что именно вызывает у нее волне- ние. Я сопровождал ее, помогал усиливать ее жесты, работал с ее голосом. Во время этапа обратной связи (feed-back), когда те, кто хотят, выражают то, что они пережили во время сессии, Катрин дает нам ключ к пониманию своей работы. Вначале она думала о том, чтобы исследовать отношение к своему авторитар- ному отцу. Но мое простое наблюдение «ты больше не дышишь» заставило вновь появиться мучительно- му воспоминанию: ее отец держал голову младшего брата под краном в струе холодной воды, чтобы его успокоить. И она, старшая сестра, застывала рядом в мучительном страхе, что брат вот-вот захлебнется, с чувством вины, что не может отреагировать. Катрин – не новичок в терапии. Она хорошо знает о те- рапевтическом процессе и смогла сама обнаружить это вос- поминание, запрятанное глубоко в ее памяти. Каждый раз, когда она сталкивалась с отказом, запретом, с невозможно- стью завершить действие, у нее возникали приступы астмы. И осознание того, как она задерживает дыхание в этих си- туациях, освободило Катрин от тревоги. Будучи гештальт-терапевтом, я не работал с поведением или симптомом. Меня интересовало, как Катрин взаимодей- ствует с окружающей средой: во взаимоотношениях с отцом, как и с воздухом, она воздерживается от активных проявле- ний жизни. Этот пример не содержит магии или эмпиризма, а осно- вывается на понятиях, которые обладают двойным преиму- ществом: они одновременно простые и действенные. Мы проанализируем те из них, которые, как мне кажется, являются основными для гештальт-подхода и при- дают ему целостность: цикл контакта, основные сопротивления, граница-контакт, self и его функции, творческое приспособление, осознание, здоровая агрессивность и полярности.

агрессивность и полярности. Цикл контакта Этот цикл

Цикл контакта

Этот цикл описывает этапы, которые мы обычно проходим, когда вступаем во взаимодействие с чело- веком, потребностью, эмоцией. Речь идет о системе «контакт–уход», то есть о том, как потребность появляется в нашем сознании, развивается, находит удовлетворение, затем угасает, чтобы уступить место новой потребности. Это – иде- альный вариант развития. Например, когда я пишу этот текст, моя «доминирующая фигура» (потреб- ность) – интеллектуальное удовольствие, которое я ощущаю, оформляя свои идеи. Но если я почувствую боль в позвоночнике, который будет сигнализировать мне таким образом, что я неудобно сижу, физиче- ские ощущения начнут доминировать и потребность работать над текстом уйдет на второй план. Я встану,

Гонзаг Масколье

чтобы расслабиться, это запустит новый цикл потребности, который, я надеюсь, не будет в свою очередь прерван, например, телефонным звонком. Гудмен выделил четыре главные фазы контакта 1 :

• Преконтакт: в постоянном потоке моих ощущений, моих потребностей определенный стимул вдруг становится фигурой, которая привлекает мой интерес. Фигура появляется из фона, как актер театра, который выходит на авансцену. Это – возникновение новой потребности.

• Установление контакта (англ. contacting) – активная фаза, в течение которой я решаю удо- влетворить возникшую потребность; я мобилизую свою энергию, чтобы перейти к действию. В вышеприведенном примере я решаю встать и подвигаться, чтобы поберечь свою спину.

• Полный контакт: во время этой фазы я в гармонии со своей потребностью; образуется триединство моего восприятия, моего выбора, моих действий.

• Постконтакт – фаза выхода: мой запрос удовлетворен, я «перевариваю» свое действие и со- бираюсь снова стать доступным для новой фигуры или для завершения той, которую прервал на короткое время.

У здорового человека эти циклы возникают непрерывно, что является источником роста. Потребность генерирует напряжение; а когда она удовлетворяется, организм возвращается в состояние расслабления Этот необходимый для жизни адаптивный феномен известен под названием гомеостаз 2 . Нарушение функционирования данного механизма, например из-за излишка стимулов, приводит к возникновению стресса со всеми его психосоматическими характеристиками. Внимание терапевта направлено на развитие процесса удовлетворения потребностей и определение то- чек его блокировки, остановки, повторения. В реальной жизни многие фигуры контакта остаются неудо- влетворенными. Чаще всего человек способен ассимилировать «незавершенный Гештальт». Но иногда неудавшийся Гештальт, то есть цикл, который мы не смогли прожить до конца, остается открытой раной и блокирует нашу энергию, нарушая состояние гомеостаза. Мы, гештальт-терапевты, обращаем внимание на повторения прерываний в развитии цикла контакта. Перлз определяет страдающего неврозом как «человека, который хронически предается самопрерыванию» 3 . Он призывает нас постоянно оставаться в контакте с пережитым опытом. Состояние напряжения, спровоцированное незавершенностью циклов контакта, блокирует развитие человека и его способностей адаптироваться к среде. Навязчивое повторение какой-либо ситуации возникает из-за стрем- ления завершить заблокированный Гештальт, чтобы освободить энергию и возобновить процесс роста. Валери в индивидуальной терапии уже шесть месяцев. Меня поражает ее неспособность входить в пол- ный контакт с тем, что она делает, или с людьми, с которыми она общается. Она всегда в другом месте

1 Perls F., Hefferline R., Goodman P., Gestalt-thérapie, op. cit.

2 От древнегреч. homoios – «подобный» и stasis – «положение». Гомеостаз характеризует тенденцию организма непрерывно поддержи- вать состояние равновесия.

3 Perls F., Rêves et existence en Gestalt-thérapie, op. cit.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Она думает о Пьере, когда рядом с ней Поль, всегда сожалеет о том, чего не осуществила, все время бро- сает одно занятие и начинает другое. Это избегание, конечно, вновь возникает и в терапии: она меняет тему, как только я ее побуждаю углубиться; она всегда сдерживает свои эмоции, избегает контакта со мной как с терапевтом-мужчиной. Необходима «железная рука в бархатной перчатке», чтобы помочь ей научиться входить в контакт со своими потребностями и удерживаться в этом контакте. Учась во время терапевтической сессии не «убегать», продолжая до конца исследовать чувства, даже такие неприятные, как ее гнев на мать или от- вращение к людям, Валери развивает свою способность к полному контакту. Знак, который свидетельствует об очевидном прогрессе, – это ее способность завершать наши встречи без тревоги, не затягивая прощание. Удовлетворив в контакте свои потребности, она больше не нуждается в дополнительном времени. Пример Валери – иллюстрация гудменовской идеи полного контакта. Однако существуют различные модели циклов контакта, предложенные другими авторами. Некоторые из них, чересчур детализирован- ные, неудобны для практического использования. Удачным, на мой взгляд, является вариант цикла кон- такта, предложенный Сержем Гингером 1 , который использует понятия вступления в контакт и выхода из контакта. Вступление в контакт – это период, когда завязывается действие; в терапии это то место, где проясня- ется направление работы, где клиент и терапевт решают исследовать скорее этот вопрос, чем другой. Это место иногда определено точно («Тогда идем туда?»), а иногда – неявно. Точка выхода из контакта часто означает критический и трудный момент в терапии; речь может идти о конце терапевтической сессии или в целом об окончании терапии. Когда и как осуществляется этот про- цесс «выхода», прелюдия к периоду ассимиляции?

3. Контакт
3. Контакт

4. Выход

2. Вступление

1. Преконтакт

5. Ассимиляция

1 Ginger S., La Gestalt, l'art du contact, Bruxelles, Marabout, 2007, 9 e édit.

© S. Ginger, 1991

Гонзаг Масколье

Личная жизнь Матье полна неожиданностей. В возрасте сорока лет он вновь остается один: «У меня было столько прекрасных женщин, но ни одна из них не захотела остаться со мной», – говорит он обреченно. Посте- пенно, с каждым разрывом он все глубже погружался в одиночество и затаивал обиду на весь женский род. В чем проблема Матье? Он каждый раз не совпадает со своими партнершами в развитии цикла контак- та. Он:

• торопится на стадии преконтакта и отпугивает женщин во время вступления в контакт;

• выходит из контакта слишком рано, пускаясь в бегство, и накапливает агрессию.

Что касается фазы ассимиляции, то он ее систематически избегает, чтобы не ощущать страданий одиночества. Здесь имеет место своеобразная «булимия», которая отпугивает его подруг, и порочный круг замыкается. В данном примере речь идет о повторяющихся прерываниях цикла контакта. Между тем я хотел бы об- ратить внимание, что «пройти цикл до конца» – не самоцель. Иногда бывает разумно остановиться на фазе преконтакта, то есть не вовлекаться в действие, если среда к этому не готова, удовлетворение потребности может навредить другим или появляются новые приоритеты и т.д. Воспитание, например, заключается в том, чтобы научить ребенка останавливать неко- торые импульсы, а не удовлетворять немедленно все его желания. Блюма Зейгарник 1 в своем классическом эксперименте (1927) показала, что незаконченное действие, нерешенная задача оставляет в памяти более значительный след. Она просила детей выполнить прибли- зительно двадцать заданий по ручному труду в течение дня: некоторые из них разрешалось завершить, остальные – нет. Через неделю незавершенные работы дети вспоминали в два раза чаще завершенных. Этот «эффект Зейгарник» часто используется, например, в средствах массовой информации, когда «ре- кламная пауза» прерывает передачу в самый напряженный момент!

Основные формы сопротивления

Цикл контакта никогда не проходит по простой схеме. В нем часто возникают нарушения, срывы (то, что мы называем в Гештальте «сопротивлениями»). Рассмотрим основные формы сопротивления 2 , которые нарушают развитие цикла контакта:

• Конфлуэнция (слияние): эта форма сопротивления характеризуется исчезновением раз- личий между человеком и средой. Возникающие потребности не принадлежат человеку. Слияние блокирует цикл контакта, не позволяя в фазе преконтакта проявиться фигуре. Оно

1 Блюма Вульфовна Зейгарник – советский психолог, известная благодаря результатам исследований, выполненных под руководством Курта Левина в Берлинском университете. – Прим. науч. ред.

2 Необходимо отметить, что термин «сопротивление» иначе используется в психоанализе. В Гештальте он обозначает то, что про- является в рамках терапии как тормоз для развития.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

также нарушает фазу выхода из контакта, необходимую для ассимиляции и появления новой фигуры.

Конфлуэнция Интроекция Проекция Ретрофлексия Дефлексия Другие
Конфлуэнция
Интроекция
Проекция
Ретрофлексия
Дефлексия
Другие
(среда)
Граница-контакт
Я сам
(человек)

В диаде человек, имеющий тенденцию к конфлуэнции, высказывается в большинстве случаев во мно- жественном числе: «У нас есть затруднения с нашими детьми», «Мы хотим перекрасить кухню» и т.д. Он с трудом выдерживает «завершение цикла контакта», то есть период, необходимый для установления дис- танции, чтобы подготовиться к новому действию, как я это показал в предыдущем примере с Валери. Здесь необходимо отметить, что все эти сопротивления могут быть здоровой формой жизнедеятельно- сти. Патология появляется тогда, когда эти механизмы повторяются, блокируют плавное развитие циклов «контакт–уход» и ведут к дезадаптации человека. Так, мгновенная конфлуэнция – одно из удовольствий любовной жизни, например во время медового месяца, сексуального акта и т.д.

• Интроекция: для описания этого механизма лучше всего подходит «пищевая» метафора. Интроекцию можно охарактеризовать как «поглощение без пережевывания». Человек, склон- ный к интроекции, хранит в себе «проглоченные и непереваренные чужеродные элементы». В качестве этих элементов могут выступать идеи, принципы, правила, искажающие восприятие актуальных потребностей. Об интроекции свидетельствует область семантического поля, описанная категориями «нужно», «не должны», «есть только». Освобождение от бесполезных интроектов позволяет человеку перестать включаться в деятель- ность, не соответствующую его потребностям, и расходовать энергию, пытаясь соответствовать чужим посланиям.

Гонзаг Масколье

Жорж, преуспевающий директор предприятия, обычно каждый вечер последним покидает свой кабинет. На терапевтической сессии, посвященной тому, «как он перегружает себя работой», обнаруживается следующий интроект: его отец, также директор предприятия, передал своему сыну жизненный сценарий:

«капитан оставляет корабль последним». «Пережевывание» интроекта позволило Жоржу заменить си- стематическую привычку уходить последним на новый способ организации своего рабочего времени, кото- рый лучше соответствует его биологическому ритму и позволяет ему работать более эффективно. Теперь Жорж предпочитает первым приходить на работу. В данном примере речь идет не о том, чтобы обязательно разрушить интроект («директор работает много»), а о том, чтобы изменить его неэффективную формулировку («надо оставлять предприятие последним») так, чтобы она лучше соответствовала биологической сущности человека («я люблю вставать рано»). Иллюстрация теоретических положений клиническими случаями представляет риск, поскольку за описанием терапевтических «событий» в тени остается процесс, то есть медленная алхимия, которая изменяет глубинные структуры человеческой психики. В случае Жоржа, например, интерес представляет не то, как он планирует свой распорядок дня, поскольку в этом случае семинар по «управлению време- нем» мог бы дать ему те же результаты, а то, что он учится выявлять свои интроекты, чтобы в дальнейшем сохранять только те, которые ему подходят. Воспитание частично основывается на интроекции, однако по мере взросления здоровый человек пересматривает принципы, усвоенные в детстве. Он критикует идею, прежде чем ее принять, как гурман откусывает и пережевывает яблоко, прежде чем его проглотить. Следовательно, интроекция, необходимая в любой форме воспитания и обучения, неизбежно проходит пору подражания. Это пример здоровой фор- мы интроекции.

• Проекция: это форма сопротивления, обратная интроекции. Она заключается в том, чтобы приписывать собственные эмоции и ощущения окружающей среде. Так, я могу сократить эту главу, «чтобы не утомлять читателя», в то время как именно я утомлен. Про- екции нарушают мою адаптацию к среде, снижают мою креативность. Например, я думаю, что моя подру- га сегодня в плохом настроении, в то время как именно я настроен агрессивно по отношению к ней. Здоровая проекция необходима для того, чтобы понять другого, поставив себя на его место. Интуи- ция – это также форма проекции.

• Ретрофлексия состоит в том, чтобы делать самому себе то, что хотелось бы сделать другим.

Например, я кусаю свои губы, вместо того чтобы вербально проявлять агрессию по отношению к свое- му собеседнику. Когда эта форма прерывания цикла контакта слишком часто повторяется, она может стать причиной соматизации. Мы также прибегаем к ретрофлексии, когда делаем сами себе то, что хотели бы получить от окру- жения.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Я поглаживаю свое лицо рукой, разговаривая с человеком, от которого ожидаю нежности, или хвалю себя, в то время как мне хочется получить признание от собеседника.

Дефлексия – это особая форма ретрофлексии, которая заключается в том, чтобы перенапра- вить свою энергию, отклонив ее от первоначальной цели. Это способ избегания. Так, я предпочту разбить пепельницу, вместо того чтобы напрямую излить гнев, или «неумышленно» попасть в аварию на служебном автомобиле, вместо того чтобы выразить претензии начальнику. Действительно, иногда разумнее выплескивать раздражение на бумагу (дефлексия) или грызть ног- ти (ретрофлексия), чем высказывать недовольство в лицо начальнику. Это – здоровые формы сопро- тивления. Гештальт-терапевт, кем бы он ни был – психотерапевтом или кон- сультантом на предприятии, выполняет различные функции. Иногда он экономист, который наблюдает за пограничной зоной и реги- стрирует импорт и экспорт. Иногда – таможенник, который пыта- ется предотвратить ввоз запрещенных товаров (интроекция). Ино- гда – политик, фасилитирующий процесс открытия границ, если они слишком жесткие, или их закрытия, если они слишком проницаемые (конфлуэнция), и налаживающий отношения между соседними стра- нами (граница-контакт)…

Граница-контакт

Это понятие, как мне кажется, является одним из наиболее ин- тересных в гештальт-подходе. Граница-контакт – это место, где осу- ществляются процессы обмена и развивается awareness. Для описания данного понятия я использую метафору кожи:

я использую метафору кожи: • ткань, которая придает форму,

• ткань, которая придает форму, очерчивает границы нашего тела; осуществляет защиту от внеш- них воздействий: поражение кожи может вызвать кровотечение, развитие инфекции и т.д.;

• место, где происходит обмен веществ: дыхание, выделение токсинов с потом и т.д.;

• источник сенсорной информации: через прикосновения мы ощущаем тепло, холод, удоволь- ствие, отвращение и т.д.;

• барьер, существующий не только снаружи, но и внутри: соединительная ткань, покрывающая внутренние органы, распределяет кислород и питательные вещества внутри тела и т.д.

Другими словами, граница-контакт – это зона обмена, которая одновременно и отделяет орга- низм от среды, и соприкасается со средой. Таким образом, граница-контакт одновременно и разде-

Гонзаг Масколье

ляет, и соединяет. Я не могу дотронуться до чего-то, не входя сам в контакт с тем, до чего дотраги- ваюсь. Вместе с тем метафора кожи не идеальна для описания понятия «граница-контакт». В действительно- сти это виртуальное, изменчивое пространство, которое устанавливается между мной и другими, а также внутри меня самого (например, между моими легкими и воздухом, которым я дышу, между моими различ- ными эмоциями и т.д.). Мы не можем отделить организм от его среды. Я не могу приступить к работе с клиентом, не прини- мая в расчет его социального окружения, а также установившихся между нами отношений. Неразрывное единство организма и среды в гештальт-подходе называют полем. Это те отношения, в которые человек вовлекается сознательно или бессознательно. Именно поле «организм–среда» является фокусом работы в гештальт-терапии. Клодин в течение двух лет проходит у меня терапию. Однако уже несколько месяцев, как мне кажется, в нашей работе нет продвижения. Наше доверие расстроено, терапевтические отношения ухудшились, и мы безуспешно докапываемся до причин такого положения. Наконец, путь к разгадке мне открывает оговорка Клодин: рассказывая о своем упадке сил, она обраща- ется ко мне на «вы» и сама не замечает этого, хотя мы с ней давно перешли на «ты». Я указываю ей на это внезапное дистанцирование. И тогда она осознает, что ее недавний серьезный конфликт с начальником – директором, у которого она работает секретарем, влияет на наши терапевтические отношения. Я – ди- ректор Парижской Школы Гештальта. «Начальник» не может быть приветливым – разумеется, потому, что он «деспот». Следовательно, граница-контакт между Клодин и мной сужается и нарушается из-за недоверия, обусловленного моим иерархическим статусом. Нам понадобилось несколько сессий для проработки этих проекций, чтобы Клодин поняла, что отно- шения «клиент–терапевт» отличаются от отношений «секретарь–руководитель». Важно, чтобы поле «организм–среда» стало мобилизатором изменений, поддерживаемых терапевтическими отношениями. В примере с Клодин в поле присутствуют не только наши с ней терапевтические отношения, но и ее профессиональный конфликт, перенос (трансфер), контрперенос (контртрансфер) и т.д. В моей работе с Клодин я фокусировался на нашем контакте, то есть на том, что происходит между нами. Для меня как гештальт-терапевта было важно, что происходит со мной и с моими собственными потребностями. Моя работа была направлена также на то, чтобы взаимодействие на границе-контакт стало более богатым и разнообразным.

Self

Вопросы, которых мы только что коснулись, а именно: цикл контакта, формы сопротивления и граница- контакт, – это наиболее общие конструкты теории self 1 . Данная теория, имеющая центральное, основопо-

1 В переводе «Гештальт-терапии» сохранен термин «self». На французский его также переводят как soi («сам»). Иногда эти два термина путают (например, с термином «self» у Винникотта или «Самость» у Юнга).

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

лагающее значение в гештальт-подходе, вместе с тем оказывается весьма сложной для описания или пред- ставления ее в простых терминах. «Чтобы понять Гештальт, надо прочитать эту книгу, но чтобы понять эту книгу, надо узнать о Гештальте», – пишут Перлз и Гудмен во введении к «Гештальт-терапии». Практики по-разному определяют место self 1 в теории Гештальта. Сторонники идей Гудмена придают этой концепции фундаментальное значение, в то время как последователи Перлза используют ее в мень- шей степени, особенно в своей ежедневной практике. Что же такое этот знаменитый self? Это способ бытия в мире, функция поля «организм–среда», подвижный процесс. Следовательно, это неосязаемая сущность, которую невозможно заморозить, что- бы ее изучить. Как я уже упомянул во введении, Гештальт переводит нас из «эры фотографии» в «эру кинематографии» 2 . Self проявляется через характер обменов, происходящих на границе-контакт. Следовательно, о self как о процессе можно сказать:

он развернут, если в данной ситуации происходят интенсивные обмены;

он дезадаптивен, если обмены слишком скудные или стереотипные;

он нарушен, если цикл контакта регулярно срывается из-за многочисленных сопротивлений.

Следовательно, self находится в постоянном движении. Это способ бытия в данный момент. Он опре- деляет характер обменов, происходящих на границе-контакт между организмом и средой. Индивид суще- ствует в мире так же, как мир существует в нем. Заслуга развития теории self принадлежит Гудмену, который изложил ее во втором томе «Гештальт- терапии». Он определяет self как «систему контактов». Новшество состоит в том, чтобы изучать не пред- мет в его среде, а взаимодействие предмета и его среды. Функционирование self зависит от поля, которое изменяется соответственно контексту и времени. Поэтому self будет по-разному проявляться, например, в семье и в профессиональной среде. Посредством нашей работы на границе-контакт, нашего присутствия в процессе, наших взглядов на цикл контакта и его различные срывы мы помогаем клиентам обнаруживать более гибкий и адаптивный self.

Три функции self

Self в качестве способа организации контакта с миром дает нам понимание собственного стиля, то есть того, «как» осуществляются процессы обмена на границе-контакт. Функции self легче понять, сопостав- ляя их с циклом контакта:

1 Гудмен в «Гештальт-терапии» пишет с большой буквы – Self, но Перлз там же предлагает писать это слово с маленькой буквы, чтобы подчеркнуть, что оно характеризует только систему контакта. Я придерживаюсь именно этой, последней позиции.

2 Но в противоположность тому, что позволяет DVD, мы не можем повторно просмотреть «фильм». Любая остановка «кадра» уни- чтожает процесс.

Гонзаг Масколье

• Функция id (fonction-ça). Это абсолютно пассивная модальность self. Она отвечает за сво- бодно возникающие чувства, переживания, желания человека. При этом я не ощущаю себя ответственным за то, что проявляется («это со мной случается»). Речь может идти о телесных ощущениях (жажда, усталость), а также о бессознательных или сознательных потребностях, которые существуют у человека. Данная функция self наиболее выражена в начале цикла кон- такта и в целом недолговременна. Она может быть фрагментированной, неясно ощущаемой, когда у человека одновременно возникает множество потребностей.

• Функция personality (fonction-personnalité) более стабильна. Она формируется из личного опыта, истории человека и является основой того, кто он есть, или, более точно, того, что он думает о том, кто он есть. Именно функция self позволяет человеку внутренне расти за счет прожитого опыта. Следовательно, она постоянна в рамках любых отношений человека со средой, на всех этапах цикла контакта: именно функция личности определяет идентичность человека и посредством ассимиляции поддерживает его рост и развитие.

• Функция ego (fonction-moi) отвечает за выбор, определение того, чего человек хочет. Я при- нимаю свои решения в зависимости от моих ощущений (функция id) и от моего опыта (функ- ция personality). Следовательно, это исключительно активный способ функционирования self:

я осознанно делаю выбор, находясь в контакте с собой и со средой.

Эти три функции self отличаются от фрейдовских концепций Id, Ego и Super-Ego или юнговской кон- цепции Самости тем, что они не являются фиксированными структурами, психическими инстанциями, а представляют собой способ бытия в мире.

Характеристика self

Гудмен настаивает на том, что self развивается спонтанно и описывается через понятие «средний залог». В грамматике древнегреческого языка выделяют форму глаголов, которая не выражает ни ак- тивного действия субъекта, ни пассивного действия, совершаемого над субъектом, но предполагает взаимодействие того и другого. Пример среднего залога: «воины сражаются» – оба противника уча- ствуют в бою. Еще пример: «я укладываю ребенка» – активный залог, «я ложусь» – средний залог, так как я проявляю активность и пассивность одновременно (я укладываю себя, но мое тело лежит). Этот «средний залог» развивается главным образом во время полного контакта, то есть когда человек вовле- чен в действие.

Нарушения функций self

Именно нарушения функций self часто являются предметом терапии.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

• О нарушении функции id мы говорим, когда человек теряет контакт со своими ощущениями или потребностями. Доступ к ним прерывается при психозе и ухудшается при неврозе. Таким образом, функция self перестает сообщать организму о его чувствах и потребностях. Другие функции (personality и ego) в этом случае будут строиться на ошибочной информации, посту- пающей от id. Натали в детстве подвергалась инцесту. Она постепенно анестезировала все свои физические ощуще- ния. В ходе терапии Натали призналась, что наряду с сексуальным ей недоступны и все другие телесные желания или удовольствия: она не чувствует ни качества пищи, ни красоты пейзажа, поэзии или музыки. Ее функция personality, лишенная связи с функцией id, «обесточена», и терапия не продвигается. Ей пона- добилось несколько месяцев, чтобы вновь научиться принимать себя, по ее собственному выражению, как «желающую и желанную».

• Когда нарушена функция personality, у индивида формируется неверное восприятие себя. При таком типе нарушения функции self значительное место занимает интроекция. Человек «заражается» какой-то идеей или чувством и проецирует это на внешний мир. Проживаемый им опыт проходит через фильтр, искажающий его восприятие. Следовательно, нарушения функции personality изменяют представления человека о своем прошлом, искажают восприя- тие настоящего, а также блокируют его рост и развитие. Функция personality у Натали нарушена из-за двойной интроекции: «люди опасны» и «я должна дей- ствовать так же, как они». Она терпит поражение в поиске социального успеха, избегает любого эмоцио- нального контакта с мужчинами, отказывается думать о материнстве.

• Нарушение функции ego является следствием нарушений функций id и personality. Если ощущения индивида и его самовосприятие искажены, то у него нет никакого шанса совер- шить хороший выбор и удовлетворяющее его действие. Граница-контакт между организмом и средой нарушена. Соответственно, в терапии невозможно восстановить функцию self, пока не будут восстановлены функции id и personality. Порой это является источником фрустрации для клиента, который хотел бы поскорей «узнать, что делать в его ситуации»… Я вспоминаю восхищенный взгляд Натали на ее последнем сеансе терапии. Глядя на меня мокрыми от

слез глазами, она говорит: «У меня еще нет ни счастья, ни мужчины всей жизни, ни ребенка, но я чувствую

свою готовность к этому, так как являюсь Собой, и это мой первый шаг к миру

».

Творческое приспособление и awareness

Понятие творческого приспособления справедливо дополняет понятие self. Творческое приспособле- ние – это способ как можно лучше адаптироваться как к собственным потребностям, так и к среде, кото- рые постоянно изменяются.

Гонзаг Масколье

Ответственным за адаптацию человека к миру является self. Развитие творческого приспособления человека – основополагающая идея всей гештальт-терапии. Для того чтобы приспособиться, человеку не-

обходимо сначала почувствовать то, что в нем происходит. В гештальт-терапии это называется awareness, то есть осознание того, о чем говорят тело и эмоции.

В постоянном потоке ощущений, потребностей, желаний я допускаю в мое сознание те переживания,

которые кажутся мне в данный момент наиболее существенными. Так, заметив напряжение в мышцах, я вдруг осознаю, что устал и нуждаюсь в отдыхе. Но если мой энтузиазм в тот момент, когда пишу, оказыва- ется сильнее, то я могу проигнорировать это ощущение! Используя метафору автомобиля, можно описать awareness как совокупность индикаторов, из которых состоит приборная панель. Они постоянно информируют о состоянии двигателя, о метеоусловиях, о на- правлении, в котором надо следовать. К ним нужно обращаться, чтобы получить правильные ориентиры! Иногда показатели этих приборов игнорируются «водителем» (отсутствие awareness) или оказываются неверными (нарушение awareness). Творческое приспособление – это совокупность решений, которые принимает «водитель», ориентиру- ясь на показатели приборов и учитывая непредвиденные обстоятельства, будь то гололедица, мелкая до- рожная авария, усталость или необходимость успеть на важную встречу. Таким образом, творческое приспособление – это возможность в данной ситуации установить баланс 1 между своими потребностями и ресурсами среды. Гудмен подробно рассматривает эту тему 2 . Он различа- ет, с одной стороны, консервативное приспособление, которое связано с физиологией (то, что позволяет организму поддерживать свою жизнеспособность), а с другой – творческое приспособление, которое мы развиваем в перспективе роста и которое «никогда нельзя полностью удовлетворить». Следовательно, жизнедеятельность организма базируется на двух типах потребностей:

• потребность в сохранении стабильности, которую Гудмен называл самосохранением, необхо- димым для того, чтобы не раствориться в среде;

• потребность в изменениях, нарушении равновесия, получении нового опыта для эволюции и роста.

В течение всего времени своего творчества Гудмен останется верным следующей идее: «Рост возможен

только через ассимиляцию, и это единственный путь к чему-то новому» 3 . Развитие творческого приспособления, то есть способности находить новые формы своего существова- ния, – важный полюс гештальт-терапии. В этом процессе создание новых форм, новых фигур self играет ведущую роль. Вместе с тем, чтобы появилось что-то новое, необходимо быть способным разрушать ста- рые структуры, что оказывается возможным благодаря функции агрессивности.

1 Это принцип гомеостаза.

2 Главы 12 и 13 в «Gestalt Therapy», op. cit.

3 Главы 12 и 13 в «Gestalt Therapy», ibid.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Здоровая агрессивность

Понятие «здоровая агрессивность», одно из наиболее разработанных в Гештальте, было описано Перл- зом в его первой книге 1 . Он различает параноидную агрессивность, направленную на уничтожение врага, и биологическую агрессивность, необходимую для сохранения вида (ad gressere в переводе с латинского означает «идти, приближаться к чему-либо или кому-либо»). Значение здоровой агрессивности иногда понимается неверно. В обыденных представлениях данное понятие часто ассоциируется с ненавистью, разрушением, войной. В гештальт-терапии, напротив, оно обо- значает вовлеченную встречу, «полный контакт» между средой и самим собой. Перлз придает большое значение «инстинкту голода». Используя хорошо знакомую метафору яблока, он разъясняет: чтобы себя накормить, мы должны сначала с помощью наших резцов откусить кусочек яблока, а затем пережевать его коренными зубами. Эти две операции необходимы для хорошей ассимиля- ции, защищающей от интроекции. Перлз различает общую интроекцию (младенец, который пьет молоко), частичную интроекцию (кусание) и ассимиляцию (жевание). Для обеспечения роста нашего организма требуется разрушение (например, пищи на мелкие кусочки). Мы нуждаемся в агрессии, чтобы прогресси- ровать. Биологическая агрессивность – это жизненный импульс. В терапии часто необходимо осуществлять работу по «отрыгиванию» интроектов, которые мы «проглотили целиком» в ходе нашего воспитания. Мы нуждаемся в «повторном пережевывании» того, что нам кажется полезным, чтобы интегрировать это в нашу личность, и «отбрасывании» того, что нас больше не устраивает. Пьера в детстве воспитывали в большой строгости. Его отправили в пансион, который содержали монахи. Пьера подавляли обстановка, в которой он воспитывался, и религиозные ценности, которые он плохо понимал. Он рос в атмосфере запретов, навязанных вероучением, и постоянно переживал состояние фрустрации. На терапии Пьер демонстрировал робость, интровертированность и страдал от внезапных фобий. Он расходовал всю свою энергию на воспоминания о своих детских фрустрациях и обидах. Во время групповой работы одного из участников, который рассказывал о школьных неудачах, у Пьера пробудился внезапный гнев на «садистов», которые исковеркали его юность. В течение нескольких терапев- тических сессий он мог только выражать свою враждебность, иногда очень эмоционально. Однажды Пьер осмелился порвать большой лист бумаги, символизирующий одного из его воспитателей, на мелкие кусочки. Он оскорблял эти обрывки, которые продолжали «пачкать» палас и прилипать к его но- гам. И, наконец, он нашел свое решение. Пьер достал из стенного шкафа пылесос и, громко смеясь, избавился от обрывков бумаги. Вдруг он остановился и бережно отложил несколько кусочков, говоря: «На этой каторге у меня были хо- рошие друзья, и они научили меня солидарности».

1 Perls F., Le Moi, la Faim et l'Agressivité, op. cit.

Гонзаг Масколье

Позволив проявиться своей здоровой агрессивности, Пьер смог принять ответственность за себя, отделяя то, что ему подходит, от того, что он отвергает. Через некоторое время он признался, что хотя и считает важным процесс «отторжения воспитательной дрессировки», но тем не менее в терапии ценит возможность получать удовольствие от исследования и обуче- ния новому.

Полярности

Работа с полярностями мне кажется одной из наиболее «дей- ственных» в гештальт-терапии. Это понятие, вероятно, имеет корни в восточных философских учениях. Ими, как отмечено в первой части книги, Перлз сильно заинтересовался под влияни- ем Пола Вейса. Категория дao приводит нас к пониманию суще- ствования инь и ян – женского и мужского, тени и света. Мы не одномерны, ибо не обладаем только одной характе- ристикой, одной патологией, одним способом бытия в мире. Исследование «противоположного», теневой зоны, о которой мы не знаем или которую мы отвергаем, всегда приводит к от- крытиям.

всегда приводит к от- крытиям. Понятие «полярности» в
всегда приводит к от- крытиям. Понятие «полярности» в

Понятие «полярности» в Гештальте, подразумевающее, что каж- дая черта личности обладает своей противоположностью, является более гибким, чем у Юнга, который связывает его с архетипами. Например, принимая свою женскую полярность, мужчина полно- стью реализуется как мужчина, или, осознавая свою дьявольскую сторону, он находит своего архангела В безопасных лабораторных условиях, которые создаются в ка- бинете психотерапевта, клиент во время индивидуальной терапии или в группе может осмелиться исследовать чувства или отношения, которые для него нетипичны. Поль – приятный и сдержанный молодой человек. Он переживает трудности в отношениях с женой. Поль страдает, думая, что его супруга ему изменяет, однако не осмеливается спросить ее об этом. Поэтому он находится как бы «под наркозом», становится бесчув- ственным и его сексуальность «засыпает». На индивидуальной терапевтической сессии Поль осмелился сы- грать «шпиона». Усилив многократно свою ревность, он с наслаж-

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

дением исследовал корзину для мусора в моем кабинете, представляя, что он роется в карманах своей супруги. Иначе говоря, он осмелился реализовать действия, которые признал бы кощунственными в своей реальной жизни. После «эмоциональной разгрузки», получив огромное удовлетворение от своих гневных выкриков, Поль плавно возвратился к конкретному моменту своей жизни. Он решил, что попробует в разговоре с женой

упомянуть о своих сомнениях, о ревности и свободе, о которой они могли бы договориться. Исследовав свою запретную полярность, Поль с помощью «шпионажа» нашел баланс между потребностью в эмоциональной безопасности и любовью и уважением к жене. Джозеф Зинкер 1 считал, что жизнь человека, имеющего определенные нарушения, подчинена стерео- типам, он не может легко «плавать» между полярностями. Напротив, здоровый человек способен принять свои противоречивые чувства и сложные эмоции. Он развивает в себе творческую способность каждый раз находить баланс между противоположностями 2 . Например, он может сказать: «В принципе я очень мягкий человек, но мне нравится, когда, столкнувшись с несправедливостью, я становлюсь жестким – это помогает мне защититься».

Я хотел бы проиллюстрировать эту идею на примере моей работы с командой на предприятии.

Я был приглашен в качестве консультанта в одну компанию в отдел продажи автомобилей. После

утреннего шеринга, необходимого для установления доверия и взаимной открытости, я предложил со- бравшимся всем вместе назвать несколько характеристик их общего рабочего стиля.

Продавцы автомобилей назвали такие характеристики, как работящий (у них длинная рабочая смена), настойчивый (они никогда не упускают потенциального клиента), компетентный (очень хорошо знают свое дело).

Я выписал эти три определения по сторонам большого круга, начерченного на листе бумаги, и попро-

сил моих собеседников подобрать слова с противоположным значением. Итак, по их мнению, работящему будет соответствовать ленивый, настойчивому робкий и компетентному несведущий. Я сфокусировал- ся на слове ленивый и предложил им исследовать эту новую полярность в них самих. После некоторых раздумий и колебаний, что указывает на то, как сложно было обнаружить эту «теневую зону», они с моей помощью назвали преимущества, которые может дать лень. И стали говорить о физической и душевной усталости, семейных трудностях из-за плотного графика работы, о стрессе. Я предложил им исследовать возможность иногда быть «ленивым», и они нашли в этом ряд преимуществ:

«Я бы меньше уставал, меньше бы болела спина, я бы иногда возвращался домой пораньше…». После этого семинара команда с согласия директора ежедневно назначала «ленивого господина», и это произвело фурор! Продавцы по очереди, то есть приблизительно два раза в месяц, получали возможность не заниматься привычными рабочими делами. Такой «ленивый господин», оставаясь в офисе, использо- вал свое время, чтобы разложить документы и навести порядок на рабочем месте. Он также общался с посетителями и участвовал в их обслуживании: мог предложить им кофе и ответить без спешки на все

1 Zinker J., La Gestalt-thérapie, un processus créatif, Paris, InterÉditions, 2006 (ire édition: 1977).

2 Masquelier G., «Gestalt et pédagogie», in La Gestalt et ses différents champs d'application, Paris, Journées d'études SFG, 1985.

Гонзаг Масколье

Работящий Несведущий (Полный ноль) Робкий Компетентный Ленивый
Работящий
Несведущий
(Полный ноль)
Робкий
Компетентный
Ленивый

Настойчивый

вопросы. Таким образом, «ленивый господин» не слонялся без дела: просто этот сотрудник работал не так, как остальные.

В целом это повысило качество жизни каждого работника, улучшило функционирование команды

и подняло на новый уровень обслуживание клиентов. Именно принятие формы поведения, априори не- приемлемой для продавцов, позволило стимулировать их креативность. Таким образом, работа с полярностями направлена на то, чтобы уменьшить «теневые зоны», кото- рые нас пугают и которых мы не замечаем. У американцев есть выражение, которое я часто использую:

«What's good abоut it?» «Что хорошего в этой ситуации?» – то есть в этом чувстве, в этой полярности, которую мы отклоняем. Завершая комментарий, я хотел бы обратить внимание на важную, на мой взгляд, особенность: мир не является биполярным. Всегда есть множество оттенков для выражения одной идеи или ситуации. Так, во время семинара, о котором я только что рассказал, один участник к свойству «работящий» подобрал противоположное – «трезвомыслящий». Он имел в виду, что, получая столь невысокую зарплату, работать много было бы неразумно

В терапии пары, например, противоположностью «быть в браке» не обязательно должно быть «разве-

стись». Здесь можно найти множество возможностей для реконструкции супружеских отношений.

Гештальт несколькими штрихами…

Главные понятия гештальт-терапии легче постигаются в совокупности, в динамической 1 и историче- ской перспективе.

1 Я уже упоминал о том, что Гештальт заставляет нас при рассмотрении психики перейти от взгляда фотографа ко взгляду кинемато- графиста.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Перлз определил понятие «интроект», для ассимиляции которого необходимо его «пережевать». Затем Гудмен развил понятия «единство организма и среды» (поле) и «обмены на границе-контакт» (self). Когда на этой границе возникает напряжение (сопротивление) и мы осознаем это (awareness), мы ищем новое равновесие (гомеостаз) и достигаем его через творческое приспособление, которое позволяет нам расти. Наши полярности способствуют этому творческому приспособлению. Если сказать коротко, специфичность гештальт-терапии заключается, на мой взгляд, в том, чтобы спо- собствовать расширению поля нашего осознания. Еще более лаконично я сказал бы, что гештальт-терапия позволила перейти от традиционного интрапсихического подхода к парадигме поля, в котором человек не может быть отделен от окружающей его среды.

Гонзаг Масколье

Глава 5: ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЕ ДАННОСТИ

Любая терапия базируется на определенной философской концепции, то есть представлениях о чело- веке, его развитии, о добре и зле, понимании смысла жизни, духовности. Экзистенциализм, как мне кажется, является одним из наиболее плодотворных оснований Гештальта и заслуживает того, чтобы мы уделили ему внимание. Ноэль Салате, вдохновленный работами американ- ского психиатра Ирвина Ялома 1 , наилучшим образом обосновал использование понятий философского экзистенциального подхода в гештальт-терапии. Он определяет Гештальт как «терапевтическую антенну экзистенциализма» 2 .

Тревога

Гештальт-подход основывается на двух фундаментальных экзистенциальных понятиях: свободе и от- ветственности. Центральная идея категории свободы состоит в том, что существование человека не предопределено, он каждый день творит свою жизнь. Человек не является существом, целиком движимым своими бес- сознательными импульсами, или «Эдипом»; он каждый день находится в поиске условий своего равнове- сия. Терапия в этом случае помогает расширить «веер возможностей» человека для развития «творческого приспособления». Ее цель состоит в том, чтобы восстановить способность человека совершать выбор. Данное положение хорошо проиллюстрировано следующим выражением Сартра: «Важно не то, что из меня сделали, а то, что я сам сделал из того, что из меня сделали» 3 . Я полагаю, именно категория свободы лежит в основе выбора моего предназначения как терапевта. В самом деле, стал бы я заниматься этим, если бы не был убежден, что мой клиент обладает способностью

1 Yalom I., Existential Psychotherapy, New York, Basic Books, 1980.

2 Salathé N., Psychothérapie existentielle: une perspective gestaltiste, Paris, Amen, 1991.

3 Из интервью, данного журналу ARC в октябре 1966 года.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

меняться, освобождаться от своих неврозов? Зачем мне тратить свою энергию или время, если он навсегда останется в тисках прежних травм? Здесь я хочу еще раз подчеркнуть, что ничто никогда не является «до конца сыгранным». Наш путь ничем и никем не предначертан, не обусловлен и не несет на себе вечной печати нашего прошлого. Жизнь нам подарена, даже «навязана», но свою судьбу мы выстраиваем сами – ежедневно и ежечасно. Слишком оптимистично, не так ли? Однако я сам часто убеждаюсь в справедливости этого утверждения на личном и профессиональном опыте… Следствием этой свободы, «ценой, которую надо платить», является чувство ответственности. Приня- тие ответственности за свои действия и развитие способности делать выбор могут повысить тревожность 1 . Angustus в переводе с латинского означает «тесный, зажатый» (когда у меня ангина, я испытываю сдавлен- ность в горле). Таким образом, тревога имеет психические и физические проявления. С детства мы осо- знаем эти реалии человеческой природы, что помогает нам создавать нашу личность. Сегодня в психотерапии существует тенденция относить возникновение тревоги ко все более и более ранним этапам онтогенеза. Так, Фрейд относит ее к Эдиповой фазе, то есть к возрасту между тремя и пятью годами (тревога кастрации). Англо-саксонские психоаналитики 2 выявляют «тревогу восьми меся- цев» (тревога сепарации), когда ребенок отделяется от своей матери и боится ее потерять. Относящаяся к ним Мелани Кляйн предлагает гипотезу о более архаичной тревоге, связанной со страхом уничтожить или быть уничтоженным «хорошей и плохой грудью». Отто Ранк в своих работах по травме рождения 3 , затем Фредерик Лебойе в исследованиях о «родах без на- силия» описывают тревогу младенца, удаленного из материнского лона и «брошенного в трудный мир». Жювэ, специализирующийся на работе со снами, считает, что мать каждую ночь «показывает» своему внутриутробному плоду «большой альбом», содержащий то, что она прожила в течение дня, а также сообщает о своих желани- ях и тревоге. Таким образом передается наследие человечества 4 . Стало быть, тревога пропитывает нас in utero (в утробе). Наконец, режиссер Вуди Аллен показал нам тревогу сперматозоида: двести миллионов конкурентов устремляются одновременно к яйцеклетке, и есть только один счастливчик, который в нее проникнет Что касается Карен Хорни, она описывает тревогу как экзистенциальное состояние, то есть состояние, проникшее в самое сердце человечества. Здоровыми ответами на эту экзистенциальную базовую тревогу, обеспечивающими сохранение вида, являются сексуальность и агрессивность.

Сексуальность

Фрейд считал, что сексуальное влечение является центральным в развитии человека. Вместе с тем Перлз в своей первой книге критикует это теоретическое положение. Мы также рассматрива-

1 В переводе на французский «тревога» – angoise. – Прим. пер.

2 A. Freud, René Spitz, Donald Winnicott, Michaël Balint и др.

3 Rank O., Le Traumatisme de la naissance, Paris, Payot, 1968.

4 Продолжительность снов беременной женщины в среднем в два раза больше, чем не беременной.

Гонзаг Масколье

Гонзаг Масколье ем сексуальность как одну из составляющих

ем сексуальность как одну из составляющих человеческой психики – фунда- ментальную, но не единственную. Давайте будем различать «способность к деторождению», связанную с поло- вым актом, и более широкое понятие – «сексуальность». Сексуальность происходит от латинского secare, что означает «резать, отде- лять». В диалоге Платона «Пир» 1 рассказывается легенда о том, что раньше люди были «двуспинными существами», то есть одновременно мужчиной и женщиной или мужчиной и мужчиной 2 . Они были соединены друг с другом животами, име- ли четыре ноги, четыре руки и были совершенно счастливы. Эти существа, обла- дающие большой силой, питали великие замыслы, посягая даже на власть богов. И те в наказание разделили их. Так «двуспинные существа» потеряли каждый свою половину, и с тех пор они бродят по миру в поиске «другой части себя». Для яркости образа добавлю, что, согласно Платону, пупок – это шрам, кото- рый остался у людей после разделения на две половины. Таким образом, одной из составляющих сексуальности является переживание недостатка, неполноты. Индивид сам не может удовлетворить все свои потреб- ности. Он не может сам себя воспроизвести, а также никогда не сможет понять «другую половину». Человек может пытаться отрицать это переживание неполноты и замыкаться на самом себе, надеясь самостоятельно удовлетворить возникающие потребности. Однако в этом случае он неизбежно сталкивается с одиночеством. Он может на- чать чаще встречаться с другими людьми, надеясь, что однажды какой-то человек полностью заполнит его пустоту, его дефицит. Он может вступить в конфлуэнт- ные отношения. Но эти стратегии часто обречены на неудачу или вынуждают человека от многого отречься. Тем не менее в мире не существует «абсолютно родственной души», которая восполнила бы все недостающее, осуществила бы все желания, хотя Платон и утверждает противоположное, констатируя, что для каждого человека существует тот единственный, кто полностью ему подходит, как две половины сломанной палки 3 . Терапия нацелена на то, чтобы помочь клиенту научиться принимать одно- временно удовольствие от встречи с другим человеком и неудовлетворенность от неспособности другого удовлетворить все его потребности. Когда пара ожидает ребенка, будущей матери уделяется все внимание. Она получает советы, поздрав- ления, общественное уважение. Мой клинический и личный опыт (я – отец четверых детей) показывает,

1 Platon, Le Banquet, Paris, Flammarion.

2 Платон оправдывает таким образом мужской гомосексуализм, но забывает о существовании также его женской составляющей.

3 Чтобы это узнать, достаточно сравнить наши пупки и убедиться, что они комплементарные

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

что мужчины в это время часто переживают трудный период: они испытывают тревогу, ревность, сожале- ние о том, что не могут принять участие в удивительном приключении материнства

Ах, если бы мы могли на один день, месяц или год поменять пол мой полярностей.

Здесь мы вновь сталкиваемся с те-

Пять основных экзистенциальных категорий

Ноэль Салате говорил об «экзистенциальном давлении» как о реальности, которой мы не можем из- бежать и которая генерирует в нас тревогу, присущую человеческой судьбе. Например, смерть как не- избежная реальность может порождать страх, отрицание, депрессию и т.д. Сейчас Салате изменил свою формулировку и определяет эти реальности скорее как «экзистенциальные данности». «Экзистенциальный» происходит от латинского sistere – «ставить, быть помещенным» и ex – «нару- жу». Как говорит Хайдеггер, мы испытываем эти тревоги, поскольку мы были «заброшены в мир», отде- ленные от нашей матери. Что касается меня, то я воспринимаю экзистенциальные данности как источник энергии, который, безусловно, может продуцировать тревогу, но также может вызывать радость жизни, энтузиазм. Отчасти потому, что жизнь коротка и я хочу с пользой проживать каждый день. Carpe diem 1 – эту жизненную по- зицию в свое время выразил Гораций. Жизнь – это поиск равновесия: если я слишком «усерден», я зады- хаюсь, но лучше усталость, чем депрессия! Экзистенциалистами были описаны пять основных категорий – конечность бытия, одиночество, от- ветственность, несовершенство и поиск смысла. Касаясь каждой из этих тем, я хотел бы рассмотреть пси- хические проявления, которые они порождают, и то, какую помощь нам может оказать гештальт-терапия, чтобы мы нашли собственный ответ.

Конечность бытия

Ребенок очень рано сталкивается с конечностью бытия, то есть с реальностью смерти. Любое живое существо, как и наше действие или цель, конечно. Это осознание приходит, например, во время траура в семье, когда хоронят одного из ближайших родственников, оно может также быть связано с потерей любимого четвероногого друга или какой-то дорогой сердцу вещи, игрушки. Но есть и другие события, которые подводят нас вплотную к этой экзистенциальной данности: развод как смерть отношений в паре, безработица как прерывание профессиональной деятельности, конфликт как угроза разрыва дружеских отношений. Каковы наши личные стратегии по отношению к этой реальности? Как мне кажется, возможны действия в трех направлениях:

1 «Лови момент» (лат.).

Гонзаг Масколье

• «Смиренно принять» конечность жизни и с большой вероятностью натолкнуться на стену, о которую можно разбиться. Это – путь к депрессии: зачем начинать эмоциональные отноше- ния, если они должны однажды завершиться, зачем выкладываться на работе, если я рискую ее потерять, зачем жить, если все однажды закончится?

• Пытаться отрицать эту экзистенциальную данность, забывая о смерти, не принимая мысли о ней, считая ее незначительным событием. Сегодняшнее общество плохо готовит детей к встрече с этой человеческой данностью: смерть часто происходит в больнице, старики и кладбища «убираются с глаз долой». В противоположность этому отображение ситуаций на- силия или несчастных случаев в средствах массовой информации делает их обычными, повседневными. Удивительный факт: современные дети не видят связи между оружием, которое они используют для игры в войну, и изображением массовых убийств, которые по- казывают по телевизору.

• Воспринимать конечность существования как прекрасный призыв к жизни, подобно поэту

Пьеру де Ронсару: «И розы бытия спеши срывать весной

».

Многие наши действия – наши личные реакции на эту экзистенциальную данность. Рождение детей – это способ продолжить себя через потомство. Построить дом, посадить дерево или написать книгу – не является ли все это реакцией на конечность жизни? Весь мир знает о египетских фараонах благодаря их

Наши интенсивные вложения в научные исследования, в карьеру – также способ передать

свое имя последующим поколениям.

пирамидам

Много лет назад мы с супругой организовали Центр помощи наркоманам. Это была ферма за го- родом, где мы на длительное время принимали людей, находящихся в затруднительном положении. После нелегких пяти лет я подумал, что разумнее будет передать дело другим людям. Однако я смог принять окончательное решение только тогда, когда опубликовал книгу о нашем опыте 1 . Этой публикацией я сказал «до свидания», а не «прощай». Словно оставляя след, о котором мне еще будут часто напоминать, я сохранил таким образом связь с этим продуктивным периодом моей жизни.

В гештальт-терапии – некоторые называют ее терапией здесь и сейчас – мы ставим акцент на том, что мы решаем делать здесь и сейчас, зная свое прошлое и понимая, что впереди будущее, которое конечно. Понятие творческого приспособления, например, ясно показывает, что перед лицом этой неизбежной реальности, какой является конечность бытия, мы можем найти множество способов оставить свой след в жизни.

1 Masquelier G., Drogue ou liberté, un lieu pour choisir, Paris, Éditions Universitaires, 1983.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Одиночество

Экзистенциальные категории конечности бытия и одиночества идут чаще всего рука об руку. Мы остаемся в одиночестве перед лицом смерти. Когда приходит время, никто не может нас сопровождать на этом последнем пути. Мы можем ощущать три формы одиночества. В каждый период жизни и в зависимости от особенно- стей нашей личности одна из них может выходить на первый план.

• Нам знакомо межличностное одиночество, то есть чувство, что мы отрезаны от других, что рядом никого нет. Стараясь скрыть это одиночество, мы можем как можно чаще встречаться с другими людьми, что не всегда помогает заполнить пустоту. Эта форма одиночества также свя- зана с тревогой, что мы никогда и ни с кем не сможем быть абсолютно близкими. Современная беспокойная жизнь обостряет чувство одиночества; мы можем ощущать себя одинокими даже в толпе. Многие люди, приходящие на терапию, страдают именно от этой проблемы.

• Другое проявление рассматриваемой экзистенциальной данности – внутриличностное оди- ночество, то есть чувство, что я отрезан от самого себя. Я не только не могу быть в хороших отношениях с другими, но и осознаю, что даже не могу быть в «полном контакте» с самим собой. Я не знаю своих желаний, я не знаю даже, кто я такой, мое бессознательное управля- ет мной без моего ведома. Некоторые чувствуют полное бессилие, когда останавливаются и дают себе время послушать свое тело или свое сердце: в этот момент они встречаются с не- знакомцем внутри себя

• Наконец, третью форму одиночества можно назвать экзистенциальным одиночеством. В кон- це концов, мы одни в этом мире. Есть ли связь между миром и нами? Существует ли, как во- прошал Вольтер, у мира «Большой Часовщик» – Творец, или мы здесь оказались случайно, как занесенные ветром в дом песчинки с пляжа?

Слово «религия» происходит от латинского religare – «соединять». Религия – это связь между людьми, которые считают себя потомками одного Отца или носителями одной веры. Эти глобальные экзистенциальные вопросы звучат особенно остро в некоторые периоды жизни, часто после тяжелой утраты или пережитой травмы. Жоэль пришел на групповую терапию по совету психиатра, из-за тяжелой депрессии. Мы исследовали темы «отца, который не верил в него», «матери, которая предпочитала его маленькую сестру», «одно-

Терапевтические сессии следо-

классников, которые насмехались над ним». Жоэль довел меня до отчаяния вали одна за другой, однако я ничем не мог его зацепить.

Жоэль играл в игру, где

он – центр мира, «мега-супер-экстра-система», которая правит страной. На другой день он идентифици- ровался с экраном своего компьютера, холодным и плоским, но который может все написать, все показать, как только друг активизирует клавиатуру.

И вот однажды что-то промелькнуло, когда мы заговорили об информатике

Гонзаг Масколье

Друг? Какой друг? Наконец его сердце открылось. Жоэль живет в устрашающем одиночестве: он программист и с утра до вечера работает один у себя дома. Излишек межличностного и внутриличностного одиночества, очевид- но, скрыт за монитором, Жоэль его не осознает, и депрессия одерживает верх После этого осознания ему понадобилось больше года при поддержке и поощрении группы, чтобы застав- лять себя каждый день выключать компьютер в восемнадцать ноль-ноль и включаться в социальную жизнь и дружеские отношения. Гештальт-терапевт фокусируется в своей работе на границе-контакт. Он обращает особое внимание на признаки межличностного и внутриличностного одиночества, как в примере с Жоэлем. Страх экзи- стенциального одиночества часто скрыт более глубоко и проявляется только тогда, когда терапевтический альянс прочно установлен.

Ответственность

Эта тема была развита в работах Сартра и Камю. Быть ответственным – это значит признавать себя неоспоримым творцом события. Экзистенциальная категория ответственности – следствие или результат нашей свободы. Следовательно, это одновременно и жизненный шанс, и источник тревоги, поскольку в случае неудачи человеку не за кем спрятаться и нечем оправдаться. Перлз подчеркивает значимость этой экзистенциальной данности, что находит выражение в его первой книге (1947). При описании действия он настаивает на использовании первого лица единственного числа и предлагает говорить «я выронил чашку» вместо «чашка выскользнула из моих рук» 1 . Категория ответственности актуализируется, когда у нас появляется свобода выбора, мобилизуемая желанием. Процесс проходит в три этапа: у нас возникает желание или потребность, мы имеем свободу сказать «да» или «нет» и выбираем, осуществить это желание или нет. Также применяются различные стратегии, чтобы уклониться от ответственности:

• Мы можем подавить желание, чтобы не сталкиваться с трудностью принятия решения: как говорится, «сделать выбор – это значит отчасти умереть» 2 .

• Мы можем отказаться от свободы выбора и доверить его другим. В этот фокус попадает про- блема сектантства. Гораздо проще, если нам скажут, что делать, объяснят, что хорошо и что плохо. Это помогает избежать тревожных вопросов. Гештальт-терапия с ее акцентом на ответ- ственности противостоит любому сектантскому движению.

1 Perls F., Le Moi, la Faim et l'Agressivité, op. cit.

2 Эта идея прослеживается во многих языках: в русском – «решить» («разрешить») и «порешить», в английском «decide» и «cuicide» – одно- коренные слова. – Прим. науч. ред.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

• Наконец, мы можем не стремиться осуществить свои жела- ния, то есть не проявлять инициативы, чтобы не рисковать и тем самым избежать неудач; однако порой эта стратегия при- водит к депрессии

стратегия при- водит к депрессии Ответственность часто вызывает

Ответственность часто вызывает чувство вины. Например, чело- век может чувствовать себя виноватым за то, что его личная жизнь не сложилась, что он не воспитывает своих детей, как когда-то меч- тал, и т.д. Эта вина может быть обоснованной (человек несет ответствен- ность за определенный провал) или невротической (человек винит себя за то, в чем не виноват, или, наоборот, чувствует ответствен- ность за все беды и за весь род людской!). Мария постоянно злилась на своего мужа. Это и привело ее на терапию. Я пишу «привело», так как она даже не могла взять на себя ответственность за то, чтобы прийти: «Я здесь, потому что он невыносим». До тех пор пока действовала эта защита, терапия не могла дать никакого эффекта. Нам понадобилось несколько индивидуальных сессий, чтобы Ма- рия смогла признать: «Я здесь, потому что я ощущаю в этом по- требность; я беру на себя риск посредством этого шага – моего шага – попробовать изменить ситуацию для нас обоих». В терапии мы можем фокусироваться на чувстве вины или на способе уклонения от встречи с экзистенциальной данностью ответственности 1 , что позволяет нам опре- делить несколько гештальтистских стратегий вмешательства.

• Когда вина является доминирующей фигурой, терапевт ищет то, что необходимо сделать, чтобы «исправить» уже свершившееся. Мария чувствует себя ответственной за смерть ребенка в автомобильной аварии, так как именно она была ее виновницей. После того как она приняла на себя некоторые обязательства в Ассоциации по защите прав детей, что частично явилось для нее реакцией на эту трагедию, она смогла справиться с чувством вины.

• Терапевт может сосредоточиться на желании клиента и пытаться его повторно мобилизовать. Здесь часто необходима работа с телом, осуществляемая посредством вопросов: «Что я чув- ствую? О чем в данный момент мне говорит тело? Какое у меня дыхание?».

1 Подавление желания, отказ от свободы или избегание осуществления желаний.

Гонзаг Масколье

• Терапевт может делать акцент на мобилизации способности выбирать. При этом необходимо следить за тем, чтобы говорить «я» вместо «мы» или «они», что помогает клиенту опреде- литься, осознать свои потребности.

• Терапевт также может работать над мобилизацией активности. Он может исследовать вопрос, как перейти от «я не могу» к «я не хочу», чтобы к клиенту вернулось чувство ответственно- сти. Затем преднамеренно усиливать отрицание, чтобы спровоцировать появление «я хочу», и, наконец, помочь клиенту принять решение «я делаю». Я часто использовал эту стратегию с Марией. Что касается изменений в отношениях с супругом, то ее позиция была оборонительной: «Я не могу, так как он не хочет». Поиск возможности достучаться до ее собственных желаний был долгим. Мы в основном использовали технику рисования («Каким был бы твой идеальный дом?») или монодрамы («Давай сыграем Марию – роковую женщину, Марию – идеальную мать, Марию, которая имеет успех»), ища во всех этих проекциях те, которые были бы реализуемы. Часто она меня «использовала», чтобы уклониться от ответственности: «Гонзаг, а что ты думаешь об этом?». В эти моменты я акцентировал внимание на том, что происходило в нашем контакте. Часто это была неосознанная попытка взять на себя заботу о Марии, чтобы помочь ей стать более самостоятельной и восстановить ее способность выбирать.

Исследование терапевтических Я–Ты-отношений является превосходным способом пролить свет на

экзистенциальную данность ответственности. Но иногда тревога бывает слишком сильной

гештальт-терапевт, используя технику «челнока», сосредотачивается на отношениях Я–Оно. В эти момен- ты он становится более директивным. При первой же возможности терапевт возвращается к отношениям Я–Ты, где ответственность за происходящее разделяется между ним и клиентом.

В этом случае

Несовершенство

Эта экзистенциальная данность очень близка предыдущей – ответственности: каждый человек, так как он свободен, несет ответственность за свои действия. Он часто сталкивается с несовпадением между своими желаниями и их осуществлением, между своими представлениями о мироустройстве и реа- лиями повседневной жизни. Одним словом, он не всемогущ. Как в известной сентенции о наполовину полном или наполовину пустом стакане, то есть в зависимости от того, через какую призму (оптимизма или пессимизма) человек смотрит на жизнь, он может ощущать либо собственное величие, либо экзи- стенциальную данность несовершенства. Первое стимулирует его стремление учиться и что-то улуч- шать, например свое поведение или эмоциональные отношения, в то время как второе сводит на нет его активность. Существуют различные стратегии, которые позволяют избежать переживания собственного несовершенства:

• Кто-то склонен потворствовать своей мании величия, развивать чувство принадлежности к выс- шей расе, из-за чего может остаться в изоляции – его перестанут понимать другие люди.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

• Кто-то предпочитает бездействие, в страхе совершить ошибку или столкнуться с провалом, и витает в мечтах, где все возможно.

• Кто-то – и чаще происходит именно так – ищет козла отпущения, то есть виновника всех своих затруднений и ограничений. Поиск виновного позволяет оправдать собственное не- совершенство, то есть избежать тревоги. Таким образом, наличие козла отпущения помогает уклониться от чувства вины.

И снова история дает нам пример дефлексии тревоги. В Древней Греции в городах было принято в большой роскоши содержать мужчину, захваченного в плен на войне. Такой заключенный имел все пра- ва: говорить с кем угодно, насмехаться над кем угодно, ухаживать за женщинами, носить красивую одежду и есть лучшую еду. Но он не мог выйти из города. Когда возникала угроза войны, голода или эпидемии, этого заключенного, которого уничижительно называли pharmakos («осквернитель»), тащили за кре- постную стену и забрасывали камнями в надежде избежать опасности. Таким образом народу удавалось справиться со своими страхами и стать более сплоченным. Производным от pharmakos стало слово… «фар- мацевт» (тот, кто дает лекарство). Мария обвиняет своего супруга во всем, что есть плохого в их отношениях. Если козлом отпущения перестает быть муж, его место занимает начальник, так как он доводит ее до белого каления и застав- ляет допоздна задерживаться на работе. Терапия позволяет Марии, с одной стороны, взять на себя часть ответственности за отношения в паре, а с другой – примириться с несовершенством обоих партнеров, то есть принять несовершенство всех человеческих отношений.

В процессе гештальт-терапии мы пытаемся повысить собственную активность человека в решении

фундаментальных вопросов его бытия: «В чем ты действительно нуждаешься?», «Что ты предпринима- ешь для этого?». Терапевт должен помогать клиенту одновременно принимать свои ограничения, когда они кажутся адекватными, и избавляться от неадекватных или иррациональных.

Поиск смысла

В соответствии с нашим мировосприятием эта экзистенциальная данность может переживаться в двух

аспектах: либо как «поиск смысла», способствующий высвобождению энергии, либо как ощущение «абсурда» с погружением в нигилизм. Поиск смысла охватывает два различных, хотя и соседствующих, направления: «Каков смысл моей жизни?» и «Каков смысл Жизни в целом?». Каждый склоняется в большей или меньшей мере к одному или другому экзистенциальному вопросу. Кризис ценностей, характерный для нашего общества, и ослабление семейных уз затрудняют поиск смыс- ла. Многочисленные клиенты, приходящие на терапию, озабочены именно этой проблемой. Данная категория, мне кажется, является синтезом четырех предыдущих: конечность и одиночество, ответственность и несовер- шенство обязывают каждого задаться вопросом о смысле своей жизни и смысле Жизни в целом.

Гонзаг Масколье

Способы избежать этого вопроса многочисленны, хотя и не очень эффективны. Среди них можно вы- делить следующие:

• Бегство в экстрим.

• Следование обрядам, традициям, уход в секты. Этот способ предполагает соответствие правилам, долженствованиям, социальным нормам и другим формам конформизма. Фа- натизм позволяет делегировать высшей власти заботу о рефлексии: «Я должен только повиноваться!».

• Творчество во всех его формах (художественной, профессиональной, социальной, семейной) позволяет также придать своей жизни смысл.

Все формы терапии затрагивают поиск смысла. Перлз любил регулярно ставить под сомнение все дог- мы и правила. Гештальт-терапия, вероятно, в первую очередь актуализирует фундаментальный вопрос:

«Каков смысл моей жизни?». По мере того как этот вопрос начинает проясняться, появляется второй:

«Каков смысл Жизни в целом?». Каждый ищет свои ответы на эти вопросы: через философию, духов- ность, служение обществу, любовь и т.д.

Фонтан жизни

Осознание существования пяти неизбежных экзистенциальных данностей вызывает оцепенение и ужас. Зачем жить в таких условиях? Однако терапевтическая работа постоянно демонстрирует, что эти «ограничения» могут стимулировать наше творческое приспособление. Я бы хотел завершить эту главу метафорой Я представляю психику каждого человека как своеобразный фонтан: вода поступает из почвы в резер- вуар по пяти трубам; их имена – конечность бытия, одиночество, ответственность, несовершенство и по- иск смысла. Из резервуара вода выходит через несколько шлангов, которые соответствуют нашим чертам характера:

• «садистские» наклонности проявляются в том, чтобы пустить сильную направленную струю, которая обливает прохожих;

• у «истеричного» человека вода выплескивается с множеством переливающихся мыльных пу- зырей, чтобы каждый им восхищался;

• у человека с «параноидными» чертами вода затхлая или даже отравленная, поскольку в каж- дом прохожем ему видится опасность;

• «обсессивная» личность потребует установить счетчик и будет измерять расход воды в ли- трах и кубометрах в пересчете на собственную или иностранную валюту;

• «аутичный» человек в течение долгого времени не догадывается открыть кран, и шланг раз- дувается;

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

• у «депрессивного» человека вода в резервуаре иссякает или где-то в трубах происходит утечка.

Хочу только напомнить вам, дорогие читатели: не перекрывайте воду во всех шлангах одновременно, ведь вода – это Жизнь…

Конечность бытия Несовершенство Одиночество Поиск смысла
Конечность бытия
Несовершенство
Одиночество
Поиск смысла
Ответственность

Гонзаг Масколье

Глава 6: ГЕШТАЛЬТИСТСКИЕ ИНТЕРВЕНЦИИ

Г ештальт является терапевтическим течением, которое, вероятно, менее всего основывается на техниче- ских приемах, аналитических схемах, рабочем протоколе. Это звучит немного парадоксально, посколь- ку в средствах массовой информации часто можно встретить упоминание некоторых ярких техник, напри- мер тех, которые любил применять Перлз в его калифорнийский период жизни. Однако это так: никакое искусство не является совокупностью техник. Я хотел бы снова подчеркнуть, что Гештальт – это главным образом способ бытия, центрирован- ный на процессе, и любая сосредоточенность на техниках лишает его оригинальности. Учитывая это предостережение, давайте рассмотрим несколько экспериментальных техник, используемых в гештальт- терапии.

Монодрама

Суть монодрамы состоит в том, что клиенту предлагается выступить в роли одного или нескольких персонажей, имеющих отношение к проблеме, над которой он работает. Марк злится на свою супругу, потому что она тратит слишком много денег. Эта проблема уже звучала некоторое время назад, но все обострилось, когда Кароль осталась без работы. Она перестала пополнять семейный бюджет… зато у нее освободилось много времени, чтобы делать покупки Марк очень рационально изложил все аргументы в пользу экономии, почему необходимо «держать деньги при себе», исследовал чувства опасности, женоненавистничества, но не возникло никакой фигуры, которая придавала бы смысл его ощущениям. Тогда я ему предложил побыть на месте Кароль и попытаться испытать новые для него ощущения. Че- рез минуту он схватил пачку чистой бумаги и, представляя себе каждый лист купюрой в 50 евро, принялся рассеивать эти «деньги» по комнате с нарастающей радостью. Скоро они ковром покрыли весь пол. Марк блаженствовал, «купаясь в купюрах». Вдруг один лист бумаги сквозняком вынесло в открытое окно. Этот момент стал откровением для Марка. Он остановился, посмотрел на меня блестящими глазами и наконец осознал свою зависть к Кароль:

«По крайней мере, она свободна; а я завидую ее беззаботности и хотел бы испытывать меньше тревоги и опасений». Таким образом, настоящей фигурой для Марка были не деньги, а свобода.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Стимулируя наше воображение, мобилизуя тело и эмоции, монодрама часто позволяет исследовать скрытую суть нашей проблемы. Спонтанность и игра снимают защиты или, по крайней мере, позволяют их обойти. Речь идет о настоящем воплощении Слова. Цель состоит не в том, чтобы подражать, быть правдоподобным, а в том, чтобы побывать на месте другого человека, посмотреть на ту же реальность другими глазами. Эта работа особенно ин- тересна, когда существует конфликт: например, в паре или с детьми. Монодрама также использу- ется, чтобы сыграть самого себя, исследовать свою личность с разных сторон, выявить различные чувства и т.д. Мы обнаруживаем в этой технике страсть Перлза к театру и постановке. Мы говорим о монодраме, когда клиент «один на сцене». Когда, находясь в группе, он выбирает одного или нескольких партнеров, чтобы увидеть, как его «роль» играют другие участники, мы говорим о психодраме, согласно термину, ис- пользованному Морено 1 .

Постановка действия

Гештальт – это холистическая психотерапия (в переводе с древнегреческого holos означает «целый, полный, весь»), то есть она пытается работать с индивидом в целом, не отделяя его тело от мыслей, эмо- ций и т.д. Следовательно, некорректно говорить, что гештальт-терапевт делает «телесную работу», как будто при этом он забывает о мыслях или чувствах своего клиента. Выбор холистической позиции в ходе терапии предполагает, что клиент хорошо понимает разницу между «переходом к действию» и «постановкой действия» 2 .

• Переход к действию – это часто импульсивный и оборонительный акт 3 , который не позволяет произойти новому осознанию. Терапевтические рамки, которые определяют условия работы в Гештальте, предполагают запрет любого перехода к действию, в особенности жестокому или сексуальному.

• Постановка действия – это телесная и эмоциональная мобилизация, которая благоприят- ствует осознанию. Она позволяет исследовать подавленные или непризнаваемые чувства. Как я уже упоминал в 3-й главе, этот тип работы строится в три такта: обнаружение трудно- сти, постановка действия и время проработки. Последний этап необходим, чтобы клиент смог интегрировать то, что обнаружил во время постановки. Но он также может быть отсрочен- ным, если второй этап был эмоционально перегружен.

1 Якоб Леви Морено – основатель психодрамы, групповой психотерапии, основанной на театральной игре; автор «Psychothérapie de groupe et psychodrame», Paris, Retz, 1975.

2 По-английски постановка действия – enactement; переход к действию – acting out.

3 Ginger S. et A., La Gestalt, une thérapie du contact, op. cit.

Гонзаг Масколье

Рассмотрим типичный пример – «защита территории». Марк получил очень строгое воспитание, в процессе которого был вынужден подавлять свои потреб- ности в независимости и свободе, иначе не смог бы приспособиться к жизни в своей семье и в обществе. Я предложил ему совершить постановку этой потребности. Марк положил на палас несколько подушек, как бы обозначив свою территорию, а участники группы должны были делать попытки ее захватить. Марк старался найти жесты, с помощью которых он мог бы отбиваться, удовлетворяя свою потребность в са- моопределении, но при этом не нападая на другого и не допуская грубости. Он исследовал новое поведение и попытался найти правильное место для каждого. Тогда он столкнулся с понятием творческого приспо- собления: ему приходилось искать «золотую середину» между необходимостью соблюдать правила, позво- ляющие жить в обществе, и самостоятельностью, обеспечивающей его жизнеспособность.

его жизнеспособность. Чтобы постановка принесла

Чтобы постановка принесла пользу, необходимо, чтобы она создавалась в терапевтической ситуации здесь и сейчас. Это значит, что она не должна проигрываться «в прошлом». Кроме того, постановка дей- ствия не является обязательной и не должна навязываться клиенту в течение его терапии. Я настаиваю на этой позиции, так как у группы часто есть мнение, что чем ярче впечатления, тем эффективней работа. Терапевт должен напоминать: что хорошо для одного, не обязательно подходит другому. Тем не менее проблема заключается в том, что трудно отчетливо определить, в какой момент поведение может быть рассмотрено как переход к действию. Это зависит от используемой техники, установленных рамок, стиля терапевта, качества терапевтического альянса и др.

Когда Харник, берлинский психоаналитик Перлза, запретил ему жениться на Лауре (после четырех лет совместной жизни), угрожая прекратить анализ, он тем самым запретил ему действовать, и Фриц «перешел к действию».

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

Гештальт-терапевт не занял бы так явно эту позицию: опираясь на понятие ответственности, я думаю, он помог бы своему клиенту осознать, чего он сам хочет, и принять соответствующее ре- шение, не потакая настойчивым просьбам Лауры.

Амплификация

Амплификация – это интервенция, часто применяемая в практике гештальт-терапии. Мы ее использу- ем в двух формах:

Усиление жеста

Обычно это микрожест, которого чаще всего клиент не осознает. Гайтан, широко улыбаясь, рассказывает мне о своей жене. Вообще-то она часто его раздражает, но она такая хрупкая и ранимая, что «официально» он может ощущать к ней только нежность. Но я заметил: пока Гайтан говорит, его большой палец правой руки царапает левую ладонь. Я прошу его

стать этим пальцем и усилить царапания. Испытав некоторое удивление, Гайтан заставил себя го- ворить от имени своего большого пальца правой руки и об- наружил, по его словам, «чудовищное желание» напасть на супругу. Ему понадобилось несколько сессий, чтобы убедиться в том, что его семейная жизнь вызывает у него противоречи- вые чувства и что тело иногда говорит ему об этом. Я рассматриваю жесты Гайтана как оговорки тела. Я обращаю внимание на подергивание мышц, бегание глаз, дрожание, красноту, изменения интонаций голоса. Я также прислушиваюсь к моим собственным микрожестам. Они меня информируют о том, что происходит в Я–Ты- отношениях. Иногда я их усиливаю, чтобы показать кли- енту то, что во мне вызывает его работа.

что во мне вызывает его работа. Усиление эмоций 1 «Выведение на

Усиление эмоций 1

«Выведение на свет» эмоций – всегда важный момент в терапии. Некоторые наши эмоции могут быть связаны с травмирующими воспоминаниями, а некоторые нас научило сдерживать воспитание («мальчи-

1 Лат. motio означает «дрожь» («лихорадка») или «волнение»; movere – «приводить в движение».

Гонзаг Масколье

ки не плачут»). В этом случае терапевтическая работа строится с опорой на знания о роли здоровой агрес- сивности в борьбе против интроектов и развитии творческого приспособления. Телесная мобилизация, крик или сильная жестикуляция позволяют усилить эмоции, такие как гнев, и соединить их с актуализацией подавленного воспоминания. Не столь важно знать, почему возникла та или иная эмоция, то есть точно вспоминать то, что произошло. Полезнее почувствовать, «как она вы- ражается» сегодня – например, в виде каких телесных блокировок. В этом случае мы говорим об эффекте катарсиса 1 . Эмоциональная амплификация необходима только в том случае, если она связана с перспективой гештальт-терапевтического процесса. Этот вид амплификации позволяет клиенту обнаружить новый спо- соб построения своей жизни – то есть обнаружить новые фигуры контакта между ним и его средой.

• Базовые эмоции

К ним относятся: радость, удивление, страх, гнев, грусть, отвращение и презрение 2 . Существует множе- ство вариантов комбинаций этих разнообразных чувств. Иногда у нас нет слов, чтобы выразить эмоции. Это характерно для всех человеческих культур 3 , и мы об- ладаем врожденными универсальными способами их выражения в мимике и жестах, как нам известно из ра- бот Дарвина (1872) 4 . Телесная форма выражения эмоций является для меня очень ценной, когда я встречаю клиента из другой культуры или когда клиент во время работы в момент регресса переходит на свой родной язык. Не понимая слов, я могу продолжать его сопровождать благодаря невербальному языку. Эти эмоции могут быть связаны с довербальными воспоминаниями, то есть с воспоминаниями, спря- танными в глубине нашей памяти, еще до овладения языком: страх быть оставленным, непринятие пищи, тревога, связанная с трудным рождением, и т.д. Тогда телесная и эмоциональная амплификация дает нам доступ к этим травмам. Как показывает опыт, иногда эти всплывшие эмоциональные переживания важно обсудить несколькими неделями позже, что позволяет лучше осмыслить их в ходе терапии.

• Эмоциональная работа

Существует три основные формы эмоциональной работы:

• эпизоды эмоциональной разгрузки, в течение которых клиент выражает эмоции, иногда очень сильные; зачастую это гнев и страх;

• эпизоды эмоционального восстановления, когда клиент нуждается в том, чтобы «перевязать свои раны»; слова, слезы, теплота группы и терапевта помогают ему пройти эту фазу; чаще всего это печаль;

1 От древнегреч. katharsis – «очищение». Гиппократ считал, что хорошее здоровье предполагает «извержение обильных жидкостей».

2 Ekman P., Emotion in the Human Face, New York, Cambridge University Press, 1982.

3 Идея универсальности эмоций использована в сериале «Теория лжи» («Lie to me»). – Прим. науч. ред.

4 Darwin C., The expression of the émotions in man and animais, Chicago, University of Chicago Press, 1965.

Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра

экспериментальные эпизоды, в течение которых человек решается исследовать какое-нибудь необычное ощущение или эмоцию. Терапия в этом случае может быть своеобразной лабора- торией, в которой через «увеличительное стекло» можно посмотреть на те эмоции, действия, импульсы, которые являются неприемлемыми в обыденной жизни. Этому способствует безопасность, поддерживаемая терапевтом и этическими рамками. Здесь весь спектр эмоций прозвучит в разных регистрах, с разными оттенками, от вкрадчивого пианиссимо до бурного фортиссимо.

Прямое обращение

За этим выражением скрывается рычаг терапевтического действия, который вначале кажется незначи- тельным, но быстро проявляет свою действенность. Чтобы его действительно понять, нужно самому это прожить в терапии, ощутить глубокую разницу между «говорить о ком-то» и «говорить кому-то». Софи мне регулярно рассказывает о своей язве желудка. Из-за нее она и пришла ко мне на консультацию. Но терапия не продвигается. Она всегда держит свою болезнь наготове, как щит, который не дает всту- пить в контакт со мной или со своими потребностями. Она пользуется им, чтобы заставить себя жалеть, чтобы находить оправдания своей депрессии – одним словом, чтобы отстаивать свою безынициативность. Однажды я попросил ее принести предмет, который бы мог служить «олицетворением» ее язвы. На следующую встречу Софи пришла с отверткой. Благодаря этому предмету она «говорила со своей болезнью», «глядя ей в глаза», могла сказать о своем страдании, признаться ей как сообщнице: «Я тебя не- навижу, но иногда ты мне верно служишь Осознание заставило ее улыбнуться, и она решила перестать лечиться и пересмотреть свою жизнь, чтобы сделать ее более приемлемой для себя. Несколько месяцев спустя Софи оставила и свою профессию, и свою язву! Говоря с отверткой, она позво- лила появиться новой фигуре – своему отношению к болезни. Еще раз подчеркиваю: сам по себе симптом не важен. Мой взгляд терапевта фокусировался на том, «как она избегает полного контакта» в своей жизни, а также со мной на терапевтической сессии (состоя- ние поля). Восстановление способности совершать обмены на границе-контакт позволяет произойти из- менениям. Перлз рекомендует использовать прямое обращение, чтобы избежать двух типов «болтовни» 1 , которым он дал определение посредством неологизмов:

• эбаутизм (английское about означает «по поводу»), в котором «мы говор